Трибут (fb2)


Настройки текста:



Стеллар. Трибут

Активация № ??

ОТ АВТОРА: Дорогой читатель, это вторая книга цикла "Стеллар". Если ты не читал первую, она находится здесь: https://author.today/reader/42665/332213

— Ну здравствуй… Ангел.

Кровавая пелена, застилающая глаза, понемногу отступала. Я уже четко различал стоящих передо мной людей. Две фигуры, мужчина и женщина. Та, что потоньше, закутанная в потрепанную синюю мантию, держала руку на холке здоровенного кибер-варга.

— Вижу, ты меня слышишь, — удовлетворенно заметил враг.

Я медленно шевельнул губами. Во рту скопился комок кровавой слюны. Все тело зверски болело, удары сердца гулко отдавались в висках. Падение с высоты не прошло безнаказанно. Похоже, мне здорово досталось. Насколько серьезно, пока было непонятно. Мико молчала, и это настораживало. Интерфейс тоже пропал, без него окружающий мир казался непривычно пустым и безликим.

Человек в синей накидке-куфье смотрел на меня не отрывая глаз. Взгляд был пристальным и злым, от него пробирала ледяная дрожь. Я вспомнил, что видел его – на воксе Бродяг, в группе, которая вела переговоры с крысиным королем. Значит, это…

— Он не похож на Ангела, Айс, — сказала женщина. Голос был низким, хриплым, с тревожащими рычащими нотками. — Это не он, либо анимафикация еще в начальной стадии. Но...

— Я просто пошутил, — отрывисто сказал мужчина. Ледяные пальцы вцепились в мой подбородок, поворачивая голову в разные стороны, — Это не может быть Ангел. Я точно знаю. Что с энцефалограммой, Ивил?

— Мой интерферометр не находит симбиотической активности. Магнитная аура и реакции стандартные. Мозг не изменен. Посторонних органов и азур-мутаций в организме не обнаружено.

— Странно! — словно про себя пробормотал враг, которого звали Айс. — Получается, либо он отключил когитора и интерфейс, но это чистое самоубийство, либо… он не Инк? Что скажешь?

— Я вообще не вижу следов геномодов, — низко, чуть раздраженно произнесла женщина. — Человек. Обычный человек. Или совершенно новое тело. Сам знаешь, до первой эволюции генные модификации малозаметны, нужен полный анализ ДНК.

— Одно из двух, да. Но не совсем обычный, киса.

Перед моим лицом блеснуло лезвие Фанга. Незнакомец спокойно держал клановый артефакт рукой, рассматривая гравировку на голубом металле. Затем он положил нож на стол рядом с криптором, карточкой и другими моими вещами.

— Синяя Сталь, знак Фенрира. Откуда здесь? — задумчиво спросил он.

— Айс, у него клановое клеймо «волков», их кинжал и криптор, — произнесла женщина.

— Я еще не ослеп, Ивил. Как видишь, я был прав. Он не Ангел, он вообще не из них. Волчонок Фенрира, генотип видно сразу. М-мм, ты чувствуешь, какой мощный Источник? Люди еще рождаются с такими?

— Метка Города на морде, Айс! Прихвостень из Семи Городов. Как их там…

— Трибут. Болванка для суррогата Инкарнатора, — кивнул мужчина. — Теперь понятно, как он смог оживить вингер. В Легионе обучают управлять бионическими кидо… Как он оказался здесь? Это, наверное, интересная история. Эй, расскажешь нам?

Последняя фраза адресовалась мне. При взгляде на человека, которого называли “Айс”, тренькнул сигнализатор опасности. Его глаза… не были человеческими. Они только казались ими. Я уже видел нечто подобное: Тьма таилась в глубине зрачков, та самая субстанция, что преследовала меня в А-Зоне, захватив тела двух убитых легионеров. Почудилось? Нет!

— Ты… кто? — вытолкнул я из себя хриплый, едва слышный шепот.

— Я? — по голосу стало ясно, что незнакомец усмехнулся. — У меня много имен, мальчик. Называй меня Айсберг.

Айсберг? Я вспомнил рассказы Тары, радиометку имплантатов и слова старого Заклинателя. «Оскал. Айсберг давно мертв» . Значит, скорее всего, передо мной стоит таинственный Одержимый, стоявший за нападением Конвоя на форт Энджело. Стало быть, он не мертв, как считают обитатели Энджело. Значит, это и есть враг, из-за которого погибла Тара Джессика Ли и множество других хороших, настоящих людей. Жаркая, удушающая волна гнева снова поднялась из глубины, затмевая все прочие чувства.

Я выдохнул ему в лицо сгусток крови, изо всех сил напрягая мышцы и пытаясь разорвать путы. Бесполезно, тело лишь пронзила острая боль, заставившая стиснуть зубы.

Оскал уклонился от плевка настолько молниеносно, что движение вышло смазанным. И в ответ тут же резко ударил меня: без замаха, но с такой силой, что показалось, будто мне вышибли внутренности. Мерзко хрустнули кости, тело скрутило пароксизмом невыносимой боли. Дергаясь, я выгнулся в оковах, судорожно пытаясь вдохнуть выбитый воздух.

— Эй, эй! Ты сейчас убьешь его! — зашипела стоявшая за спиной Оскала женщина.

— Какая разница? Он все равно уже мертв, — прищурился Техномант. — Слишком много натворил этот мальчишка.

Я неожиданно ощутил исходящую от него ярость: холодную, как лед, но от этого не менее пугающую. Но страха не было, лишь удовлетворение, что враг ошибся, пошел по ложному следу. Они не распознали во мне Инкарнатора, приняв за трибута с врожденным сильным Источником? Хорошо. Очень хорошо…

— Только связанных… можешь бить? — я сплюнул кровью, снова поднял голову, встретившись взглядами с Техномантом. — Развяжи мне руки… и поговорим...

— Как мужчины? Это может быть даже забавно, — задумчиво пробормотал первый встреченный мною Инкарнатор. Он вдруг хищно улыбнулся. — Ладно, заодно и проверим. Освободите его!

В помещении появились еще люди. Меня вытащили наружу, повели куда-то, жестко скрутив и заломав руки. Солнце ударило в глаза алыми лучами заката. Мы находились посреди стоянки Бродяг: множество машин, растянутых между ними палаток и тентов, и бородатых, смуглых и татуированных техно-кочевников. Мрачные, как побитые собаки, они сидели у костров, краем глаза я заметил раненых в окровавленных повязках, чадящую технику с оплавленными дырами в корпусе. Моя работа? Значит, последний полет Ангела наверняка смешал планы врага, они не сумели захватить форт – иначе допрос происходил бы где-нибудь возле статуи на центральной площади Энджело.

За нами сразу увязались любопытные. Меня тащили куда-то, пока мы не остановились возле большой бронемашины Бродяг, похожей на безумный сплав черепахи с шагающим танком. Наверху, над ржавыми пластинами брони, были укреплены несколько крестообразных перекладин – а на них распяты люди. Больше похожие на окровавленные багровые куски плоти, полностью лишенные кожи. И самое страшное, что они, судя по всему, были еще живы…

Жесткие пальцы вывернули мою голову.

— Видишь? — прошептал Оскал. — Так здесь убивают врагов! Сначала накачивают нюхом до полной бесчувственности, потом срезают кожу и прибивают к кресту. Через несколько часов человек начинает отходить от наркотика… Отпустите его!

Освобожденный, я поднялся на ноги. Обвел угрюмым взглядом начавшую собираться вокруг толпу Бродяг. Я чуть прихрамывал, при резких движениях боль простреливала в позвоночник и отдавала под ребрами. Но руки и ноги слушались, с каждой секундой контроль над телом возвращался. Значит, фатальных повреждений нет. Возможно, выручило первичное усиление скелета… Я размял затекшие запястья, исподлобья глядя на отошедшего Инкарнатора. К моим ногам внезапно упал синий нож.

— Ну, давай, бери свой клык, щенок Фенрира, — сказал Одержимый, разводя руки. — Я безоружен. Покажи, чему вас учат в Легионе. Победишь меня – выживешь. Проиграешь – окажешься там.

Он кивнул на кресты с нанизанными людьми, похожими на кровоточащие бутоны.

Поединок? Хочет устроить игрище на потеху толпы? Отказываться бессмысленно, нужно попробовать его убить. Шершавая рукоять клинка в ладони неожиданно придала энергии и сил. Со мной Синяя Сталь, она может уничтожить даже азур-существо, шансы есть, он не знает, на что я способен. На этом и попробуем сыграть. Имеется еще и «Див», на крайний случай…

То, что исход предрешен, стало ясно на двадцатой секунде схватки. Я ошибался – шансы были нулевыми. Никаких вариантов. Примерно столько же возможностей у щенка, выброшенного на арену против матерого боевого зверя. И дело даже не в том, что я находился не в самой лучшей форме. Не знаю, сколько генетических усилений и эволюций прошел Техномант, но он превосходил меня гораздо больше, чем я – обычного человека. Движения противника казались смазанными, их невозможно было различить. Я двигался и бил быстро, очень быстро, но эта скорость ничего не значила для Оскала.

Очередной выпад Фанга провалился в пустоту. Противник поймал и выкрутил мою кисть, послышался треск костей, дикая боль пронзила запястье. Пытаясь освободиться из захвата, я дважды ударил его, кулаком и локтем, оба раза попал, и каждый удар убил бы обычного человека, но тут показалось, что я дерусь с каменным истуканом. Никакой реакции, только неприятно заныли разбитые костяшки. Айсберг отшвырнул меня, небрежно и унизительно, заставив вспахать носом серую, пропахшую кровью пыль.

Мне просто не хватало резервов тела. Противостоять такому сопернику можно было, лишь пройдя эволюцию и преодолев границы человеческих возможностей. Или используя азур-способности, но у меня не работал чертов интерфейс!

«Див». Нужно выпускать азур-сущность, других шансов нет. Пока Одержимый просто играл со мной, как сытый кот с мышонком, но каждый удар мог стать последним. Я чиркнул ножом по ладони, оставляя на лезвии кровавую полосу. Старый Рико-Заклинатель не ошибся, определяя свойства артефакта. Печать Фенрира вспыхнула синими искорками, с клинка мгновенно спрыгнула пылающая точка, в полете обратившись огненным волком.

Призрачный пришелец застыл между мной и Оскалом, медленно озираясь. Бродяги пятились назад, явно испуганные появлением азур-существа, но Одержимый не дрогнул. Наоборот, он шагнул вперед, худощавый силуэт словно расплылся, окутываясь сиреневым свечением, из правой руки вырос, извиваясь, уже знакомый мне энергетический бич.

— Плохая попытка. Он меня знает, — в голосе врага вновь прозвучала насмешка.

Мой волк сжался, ощетинившись и на глазах уменьшаясь в размере. Такое я видел впервые: «Див» явно опасался пришельца, неподвижно смотревшего на него. Ворча и разбрасывая искры, он вдруг метнулся обратно к Фангу, обратившись огненной искрой исчезнувшей в синем лезвии. Испугался. Спрятался.

Я бешено озирался, отыскивая варианты, которые могут помочь в поединке. И не находил их. Правая кисть уже не действовала, я блокировал парализующую боль усилием воли, перехватил Клык левой рукой. Изображая отчаяние, бросился в атаку, встреченную жутким ударом в голову. Перед глазами вспыхнули радужные круги, я поплыл. На секунду будто отключился, пришел в себя уже лежа на спине.

— Ну, не так плохо для подделки под Инкарнатора, — послышался сверху насмешливый голос. — Вставай, или так и будешь валяться?

Встал, шатаясь от головокружения. Нож, где нож?! Перед глазами все расплывалось.

— Ладно, это надо заканчивать, — скучающе заметил противник. Звуки его голоса доносились будто бы из-под воды. Я осознал, что покачиваюсь, стены, оскаленные рожи орущих Бродяг, застывший Оскал – все кружилось в бешеном хороводе.

Одержимый приблизился и ударил настолько быстро, что я ослеп от вспыхнувшей в ноге жуткой боли. Свалился и завертелся, заорал, не в силах сдержать крик. Встать самостоятельно я уже не мог.

— Да, знаю, больно. Я сломал тебе колено, — сообщил Инкарнатор. — Ты меня разочаровал. С таким сильным Источником – и тупо махать ножом? М-да, скучно. Ладно, прощай, недозаклинатель. Передавай привет Фенриру от Айсберга!

Вокруг занесенного кулака появился ореол фиолетового свечения, и стало ясно, что сейчас он нанесет смертельный удар.

Глава 1

— Айс, стой!

Спутница Айсберга, та самая, в синем плаще с капюшоном, бесстрашно шагнула между нами и перехватила запястье Инкарнатора, удерживая удар. Справа и слева от нее маячили черные тени огромных кибер-варгов.

— Не лезь, Иви!!! — прошипел Оскал, резким движением стряхивая ее руку. — И убери своих шавок!

— Мы даже не допросили его! Если убьешь, никогда не узнаем, как здесь замешан Город! И это тело… оно может нам пригодиться!

Последние слова она произнесла вполголоса, вплотную приблизившись к Оскалу, они не предназначались для чужих ушей. Несколько секунд Одержимый молчал, словно охваченный сомнениями, но затем фиолетовое свечение вокруг кулака погасло, он опустил руку.

— Эмоции. Ты права, Ивил. — Негромко сказал он. — Завелся и едва не подарил мальчишке легкую смерть. Забирай его и выжимай до донышка.

Оскал снова повернулся, и от следующего удара мне показалось, что голова оторвалась от тела и отдельно запрыгала по земле. Сквозь накатывающее забытье донесся равнодушный, холодный голос Одержимого:

— Когда закончишь, сделаем «красный цветок» из этого… Ангела. Прямо перед воротами форта, на их глазах. Пусть посмотрят на своего героя.

Следующее осознание пришло чуть позже. Не знаю, сколько времени миновало, я долго плыл в полузабытьи, пронизанном кровавыми вспышками.

Мне было плохо. Распухший язык с трудом ворочался во рту, ощупывая осколки зубов. Мутило, дьявольски сильно раскалывалась голова, в колене пульсировал сгусток невыносимой боли. При малейшем вдохе под ребра будто засаживали раскаленные иглы. Прошло, наверное, несколько минут, пока я приходил в себя, пытаясь выбраться из тумана между обмороком и явью. Первое, что увидел, сфокусировав зрение – это ребристый потолок и слепящие круги белых ламп. Было тихо, только где-то внизу чуть слышно рокотал двигатель.

Я лежал, распятый и прихваченный металлическими скобами к странному приспособлению, похожему на операционный стол. Сверху нависла роботизированная лапа с гроздью загадочных медицинских агрегатов: авто-хирург или что-то в этом роде.

Первая же попытка пошевелиться стала мучением – боль отдалась в ноге, позвоночнике, голове. Боль ослепляющая, яркая, как вспышка. Не выдержав, я глухо застонал. Как из тумана, возвращались воспоминания: полет, удар, поединок с Оскалом… неожиданная отсрочка смерти.

С трудом огляделся. Большое прямоугольное помещение с металлическими стенами, которое изредка слегка потряхивало, как будто мы куда-то ехали по плохой дороге. Это походило на внутренность большого трейлера, одного из тех белых монстров, что я успел заметить при последнем воздушном вираже. Несколько таких, длинных, серебристо-белых фургонов стояли во второй линии Бродяг, разительно отличаясь от разномастной техники Конвоя. Жаль, что не успел разнести их, пока была возможность...

Внутри трейлер был превращен в подобие высокотехнологичной лаборатории: пульты и виртуальные экраны, столы с загадочным оборудованием и стеллажи с приборами, чье назначение было мне неизвестно. Все в идеальном порядке, блестящие инструменты педантично разложены по полочкам. Вдоль одной из стен виднелись белые гробы медицинских капсул, возле другой – длинные стеклянные столбы, похожие на полупрозрачные колбы. Внутри клубился густой, почти непроницаемый желто-зеленый состав, в котором как будто что-то шевелилось.

Мое внимание привлек Доспех Ангела, беспорядочной грудой лежащий в углу. Крылья вингера казались сломанными, серебряные пластины – покореженными и обугленными. Рядом, на одном из стеллажей, я увидел свои вещи в прозрачном контейнере – разодранный «Фокс», кинжал и криптор.

В дальней части у стены стояло несколько клеток. Некоторые пустые, в других я заметил спящих гармов. «Бинокулярное Зрение» сообщило подробности: почти все кибер-псы были в повязках, причем в местах «улучшений», где металл кибернетических усилений соединялся с живой плотью. Самая большая клетка стояла поодаль, на специальном постаменте, и была накрыта плотным тентом, под которым исчезали черные змеи кабелей, тянущихся по полу.

Стоп! Зрение работает, и это означает, что со способностями Генома все в порядке. Но что с интерфейсом? Стоило подумать об этом, как ставшие привычными иконки дополненной реальности медленно проявились перед внутренним взором. Включились, наконец-то…

Экран «Трансформации» тревожно мигал алыми точками травм. «Закрытый перелом коленной чашечки», «сотрясение мозга средней тяжести», «перелом лучезапястного сустава», «повреждение лицевых костей», «трещина третьего ребра», а также множество ушибов и ссадин. Не лучшая в моей недолгой жизни диагностика… пожалуй, без посторонней помощи я не смог бы даже подняться. Боль то утихала, то вновь вспыхивала, не отпуская изломанное тело.

Статус, трансформация, способности… Мико, где Мико? Я открыл ее раздел и увидел серую портретную иконку, перечеркнутую ярким алым крестом.

Когитор принудительно отключен.

Мико, просыпайся, прошептал я непослушными губами, мысленно вбивая пароль в строку активации. Давай, где же ты…

Нейросеть появилась с небольшой задержкой, держась одной рукой за горло и надсадно кашляя. Мордашка виртуальной девушки изображала вселенское страдание.

— Мико?

Мико: Кхе-кхе! Привет, Инкарнатор…

— Куда ты исчезла?

Мико: Грэй, по нам ударили «Бичом Пустоты», азур-способностью золотого ранга. Азур-поражающий фактор, такой удар может убить даже Инкарнатора. Доспех спас тебе жизнь, приняв на себя основной урон. Но нам все равно досталось, Источник временно отказал, ты потерял сознание. Враги приближались. Благодаря сведениям, полученным из Архива Стеллара, я идентифицировала их как Одержимых. Экстраполяция показывала, что нам грозит стопроцентная гибель, если они опознают в тебе Инкарнатора. Я приняла решение уйти в пассивный режим и временно отключить интерфейс – только в таком случае существовала вероятность выживания. Как я понимаю, мои расчеты оказались верны.

— Но почему… они не поняли?

Мико: Что ты Инкарнатор? Одержимые не поддерживаются системой Стеллара, у них отключен интерфейс. Твое тело сейчас соответствует человеческому, идентификация возможна лишь по косвенным признакам: способность к инкарнации, направленные геномоды, сверхспособности, энцефалограмма, свидетельствующая о наличии когитора. Либо детальный генный анализ с полной расшифровкой ДНК.

— Я же запустил Доспех Ангела… разве не только Инкарнаторы…

Мико: Нет. Теоретически, работать с бионикой вингера может любой А-человек, имеющий сформированный Источник. Степень синхронизации – другой вопрос. Но мы говорим не о том! Грэй, мало времени. Где мы? Вспоминай, для оценки ситуации мне нужна информация!

Она не знает, что произошло с момента отключения, сообразил я. И сосредоточился, тщательно вспоминая все последующие события. Оскал, драка, распятые на крестах люди, слова женщины в синем…

Мико: Достаточно. Нам повезло, вероятность выживания была угрожающе мала. Но других вариантов не имелось, этот был оптимальным. Тебя не убили только потому, что посчитали трибутом из Города.

Да. Именно поэтому я еще жив. Ну и информация, конечно, Одержимые желают знать, как наследник Фенрира оказался в Энджело, не связано ли это с интригами Города, каким образом я оживил древний вингер Ангела и так далее. А потом, когда я буду «выжат до донышка», как выразился Оскал, меня ждет долгая и мучительная смерть.

Обнаружено слабое азур-излучение!

Сбор 1 азур/минута. Общее количество: 7840/14300.

Мико: Грэй, внимание, угроза! Я...

Без предупреждения иконка когитора вновь свернулась и исчезла. Мико опять убежала в пассивный режим, отключившись и оставив меня в одиночестве.

С легким скрипом открылась дверь, и в помещение вошла гибкая фигура в синей мантии с капюшоном. Та самая женщина, убедившая Одержимого пока не убивать меня. Следом за ней порог пересек громадный кибер-варг, матерое гривастое чудовище. Как верный телохранитель, он шел по пятам, не сводя с Ивил преданного взгляда. Повинуясь жесту женщины, развалился у входа, лениво оскалившись в сторону заскуливших гармов в клетках. Клыки его были длиной с палец, самые маленькие зубы – с фалангу пальца взрослого мужчины.

Ивил сняла плащ, повесила его у входа, оставшись в облегающем защитном костюме. Повернулась вполоборота, поправляя комбинезон, и я содрогнулся.

Она уже не была человеком.

Треугольное вытянутое лицо, больше похожее на морду волчицы. Звериные желтые глаза. Жесткие плети черных волос, выглядывающие из них заостренные уши, пронзенные множеством золотых колец. Кожа Одержимой была темно-серой, по ней разбегалась знакомая голубая вязь азур-узоров. Как на осколке Черной Луны. Как на панцире Флектора.

И она фонила Азур.

Стало ясно, почему помощница Айсберга скрывает лицо и тело. Ивил была азур-измененной, причем жуткие метаморфозы зашли совсем далеко. Человеческое тело превратилось в совершенно чуждое существо.

В специальных прорезях комбинезона на коленях, локтях и плечах женщины я заметил странные черные наросты. Нет, не наросты. Зрение не обманывало: Ивил вживила себе несколько осколков Черной Луны, прямо в плоть. Именно от них исходил светящийся рисунок на коже. Она сама была живым генератором Азур и маленькой А-Зоной. Сколько же энергии поглотила Одержимая, сколько эволюций прошла и какие способности получила?

При всем этом я не мог не отметить, двигалась Ивил легко и грациозно. Несмотря на жутковатые изменения, ее тело сохранило женские очертания и все равно притягивало взгляд. Совершенно неожиданно мой интерфейс выделил Одержимую алой рамочкой и классифицировал:

Эвелин «Ивил» Мэйл (информация из Архива Стеллара, совпадение 91,7%)

А-Человек. Инкарнатор. Одержимая.

Инфицирована. Стадия заражения неизвестна.

Обнаружены неизвестные генетические, мио-электрические и азурические модификации организма.

Тип Источника – неизвестен.

Класс опасности: красный (смертельная угроза).

Я неожиданно понял, что система опознала врага благодаря базе Архива Стеллара, всю доступную информацию из которого в Монолите скачала любопытная Мико.

Гармы в клетках при ее появлении поднялись, жалобно поскуливая и просовывая перебинтованные морды между прутьев. Эвелин присела возле них, что-то негромко и ласково приговаривая. Я не верил своим глазам: влияние, которое Одержимая оказывала на клыкастых морфов, казалось невероятным: они поскуливали и повизгивали от счастья, ластясь к ней, как к любимой мамаше.

Покормив тварей, Ивил подошла к большой клетке, стоящей поодаль. И осторожно откинула угол укрывающей ее ткани.

Внутри, скорчившись, сидела девушка. Полностью обнаженная, закутанная лишь в длинные светлые волосы, обхватившая прижатые к груди колени крепкими загорелыми руками. На лице выделялись огромные сияющие зеленые глаза. Подняв верхнюю губу, как дикий зверь, она негромко зарычала, продемонстрировав идеальные белые зубы.

Ивил низко хрипло рассмеялась, приблизив лицо к решетке и глядя на заключенную.

— Ну что, милочка? — промурлыкала она, извлекая откуда-то тонкую металлическую палку. — Поделишься своим богатством?

Палка раздвинулась на манер телескопического стержня, из кончика выскочил острый щуп, похожий на толстую иглу с косым срезом. Ивил осторожно просунула его в клетку.

— Тихо, тихо, — проворковала она, сантиметр за сантиметром приближая острие к девушке, — Ч-шш, моя милая! Я киса, а ты лиса…

Негромкое рычание превратилось в угрожающее шипение, а затем взорвалось диким воплем раненого зверя. Палка полетела в сторону, выбитая из рук Одержимой, вместо девушки в клетке бесновался дикий зверь, больше всего похожий на огромную кошку. Или рысь. Или лису? Но только похожий, не бывает кошек-лис такого окраса, с такими когтями и клыками. Это был морф, измененное А-энергией земное животное класса «Бина», которого моя справочная система обозначила «ларсом, кошкоподобным азур-морфом желтого ранга опасности».

Да, я узнал девушку-кошку. В клетке находился тот самый оборотень, проданный крысами Бродягам. Значит, Одержимые забрали ее для своих экспериментов? Интересно, что именно они хотели сделать с этим существом? Что именно хочет получить от нее Ивил?

Превратившись в кошку, девушка-оборотень стала больше и теперь не помещалась в клетку. А решетка, видимо, находились под напряжением – когда она невольно касалась ее, били голубые искры разрядов. Оборотень выл и крутился внутри, пытаясь спрятаться, но ничего не выходило, какая-то часть тела обязательно касалась прутьев.

Фыркнув, Ивил отошла от беснующегося существа, встала возле клетки, уперев руки в бока. Они были чем-то неуловимо схожи с заключенной, обе имели звериные черты, и при этом сохранили толику женской привлекательности.

— Зря ты так, моя милая! — нравоучительно произнесла она. — Ну и чего ты добиваешься? Чего упрямишься? Сама подумай, лисичка: еще совсем немного, парочка трансформаций, и в кого ты превратишься? Сама не знаешь. Я же хочу тебе помочь. Я помогу тебе, а ты нам...

Ответом ей было яростное шипение. Девушка, опять приняв человеческий облик, свернулась посреди клетки, беззвучно корчась от боли. Загорелое тело было покрыто множеством багровых полос и пятен, как будто ее беспощадно отхлестали плеткой. Ивил подобрала свой инструмент и, неодобрительно покачивая головой, решила повторить попытку. Я не понимал, чего она добивается, но слабость оборотня оказалась обманчивой.

Уловить движения я не успел, настолько стремительными они были. Каким-то образом заключенная ухитрилась перехватить телескопическую палку, и в результате секундной борьбы инструмент Ивил развалился на куски. Несколько заостренных обломков оказались в руках оборотня, и она воспользовалась ситуацией сполна. Из размытых, неуловимых движений я понял лишь то, что девушка метнула их прямо сквозь прутья решетки в Одержимую.

Сила и скорость броска были страшными. Я осознал это, когда один из обломков врезался в стену трейлера надо мной, образовав нехилую вмятину в ребристом металле. Но Ивил они не повредили – срикошетили от вспыхнувшей полусферы щита. Нечто вроде силового поля защитило помощницу Айсберга от неожиданного нападения. Схожую технологию я использовал в Доспехе Ангела…

Она же Техномант. И умеет применять технические устройства (в том числе и азур-инженерию) на недоступном простым смертным уровне, сообразил я. Застигнуть врасплох и тем более убить ее таким примитивным способом вряд ли возможно…

Тем не менее Ивил пришла в ярость.

— Плохая лиса! Плохая! — низко, раздраженно рыкнула она. И активировала какое-то устройство, закрепленное на клетке. От прутьев опять полетели голубые искры, вырастая в маленькие ветвистые молнии, бьющие в «лису». Девушка завыла, закричала от боли, снова превращаясь в огромную кошку, ежесекундно меняя обличья. Через полминуты она уже не выла, а тонко визжала, корчилась, по лаборатории пополз тошнотворный запах горелой плоти.

Наказание длилось несколько минут. Ивил удовлетворилась результатом, лишь когда девушка неподвижно замерла, багрово-черная от полученных ожогов. Кричать она уже не могла, только сипло, надсадно хрипела. Я думал, что «лиса» не выдержала пытки, но мелкая дрожь тела говорила об обратном. Жизненный потенциал этого существа поражал – любой человек был бы давно мертв.

Недовольно передернув плечами, Одержимая прекратила истязание. Достала новую телескопическую палку с «жалом» и теперь уже безнаказанно ввела острие в тело скорчившегося существа. Оборотень болезненно дернулась, пока Ивил проводила странную процедуру. Потом на торце инструмента замигал зеленый огонек, и ученица Айсберга довольно прищурилась.

— Вот и все, милочка. А ты боялась. Думаешь, мне нравится тебя мучить, маленькая? Нет. Будь послушной, и все будет хорошо...

Повернувшись, она подошла ко мне, грациозно покачивая бедрами. От ее недоброго изучающего взгляда и акульей усмешки стало не по себе.

— Вижу, наш герой очнулся! — фыркнула она. — Ну что, мой милый? Приступим?

Глава 2

— Слышишь меня?

Я не ответил, внимательно изучая ее.

А-человек, Одержимая, класс «Инкарнатор». Вкладки подробного досье и биографии были недоступны для «рекрута». Кольнула неприятная мысль: глиф классификации означал только одно: все Инкарнаторы, в том числе и я, вовсе не люди с точки зрения системы Стеллара. А такие же азур-морфированные существа, как Твари из А-Зон. Эта догадка запускала нехорошую логическую цепочку, но обдумывать ее пока было некогда.

Инфицирована… что конкретно это означает? Та черная субстанция, Тьма, которую я видел? Мико говорила о ней, как о некоем ксено-вирусе, пришедшем с Черной Луны, неужели Одержимые подцепили там эту заразу? Но Ивил и Оскал казались совершенно самостоятельными и разумными, в отличие от людей, что Тьма оживила возле Черного Саркофага…

Эвелин подошла совсем близко, и мне стало не по себе от ее холодного равнодушного взгляда. Так смотрят на лабораторную мышь, перед тем как тщательно препарировать. Если она сотворила такое со своим собственным телом, что может сделать с чужими? В любом случае меня ждет жесткий допрос, изучение генного материала и потом – мучительная смерть. Мелькнула мысль, что гибель от руки Оскала была бы более легким вариантом, чем лаборатория Эвелин Мэйл.

— Спокойный мальчик, — промурлыкала Одержимая низким голосом, от которого по спине побежали мурашки. — Совсем не боишься, это хорошо. Ну что, поболтаем? Как тебя зовут?

Я молчал, лихорадочно перебирая варианты. Меня приняли за кланового трибута, обычного человека с сильным Источником, именно поэтому я до сих пор жив. Стоит врагам понять, что я Инкарнатор – и все изменится, против меня будут использовать силы и средства, рассчитанные на Инков… А это все, конец. В открытой схватке с Одержимыми шансов у меня нет. Значит, нужно терпеть, поддерживать их заблуждение, тянуть время и искать возможность вырваться из плена. И всеми силами убедить Ивил, что я не более чем простой трибут.

Разговаривать с Одержимой имело смысл в одном-единственном случае – заморочить ей голову и потянуть время. Но Ивил не походила на простушку, и было понятно, что долго водить ее за нос не получится. Как бы себя вел на моем месте обычный человек, потомок Фенрира из клана Волков? Наверняка гордо молчал. Хорошо, сначала поиграем в несгибаемого героя, это будет правдоподобно…

— Молчишь, — томно вздохнула Ивил. — Скучно, мы так много раз это проходили. Смотри, я расскажу тебе, что будет дальше. Это только кажется, что у тебя несгибаемая воля и стальные яйца. Сломать человека очень легко. Знаешь, сколько надо времени, чтобы ты заговорил? Пара минут, мой милый, и ты будешь умолять меня остановиться!

Я не сомневался в правдивости ее слов, наверняка у Эвелин имелся богатый опыт. Итак, что же еще можно сделать? Кажущийся очевидным вариант – ударить «Вспышкой», пока есть запас Азур. Если ра-энергия не убьет ее сразу, Одержимая наверняка будет тяжело ранена и ошеломлена. А мне нужно каким-то образом вырваться из оков и добить ее.

И вот здесь заключалась проблема. После драки с Оскалом я не мог даже самостоятельно встать. Значит, нужна еще одна инкарнация… но даже после нее вряд ли будет возможно освободиться своими силами. Руки и ноги, разведенные в стороны, удерживали металлические браслеты-захваты, бывшие частью операционного стола. Видимо, Ивил приходилось постоянно иметь дело с пациентами, которых нужно надежно фиксировать.

К тому же… «Вспышка» может повредить пленнице в клетке. Не то чтобы это особо беспокоило, но сейчас я рассматривал оборотня как потенциального союзника. Мы оба в плену, оба в беде, у нас один враг. К тому же на меня произвела впечатление феноменальная скорость движений девушки — наверняка, если получится выпустить «лису» из клетки, она смогла бы устроить массу неприятностей Одержимым.

— Красивый мальчик… Хорошее тело, жаль его портить, — Эвелин задумчиво провела рукой по моему торсу сверху вниз. Прикосновение могло показаться нежным, если бы заостренные темно-синие ногти не оставляли за собой пять кровоточащих полосок.

— Мне не доставляют удовольствия пытки, — продолжала Ивил. Внезапно криво усмехнулась и хихикнула. — Ну разве что чуть-чуть…

По клыкастой усмешке и странному блеску в глазах я вдруг понял, что она все же немного безумна. Невозможно сохранить здравый рассудок, находясь в нечеловеческом теле, изменяясь под действием А-энергии. Все это накладывает свой отпечаток, недаром Мико предупреждала о последствиях имплантации чуждых Геномов.

Одержимая что-то сделала, и стол под моим телом начал медленно подниматься. Достигнув угла градусов в семьдесят, он остановился: теперь я полулежал на наклонной поверхности. Перемещение вызвало дикую боль в сломанном колене и запястье. Не сдержавшись, я громко застонал.

— Вот и запела птичка, отлично, — прокомментировала Ивил. — Так как твое имя?

Я молчал. Она задумчиво копалась в небольшом металлическом кейсе, выбирая хирургические инструменты. Скальпели разных форм и размеров, костные рашпили, иглы, ножницы, щипцы…

— Вообще, лучше всего работают воздействия на пульпу зубов, глазные яблоки, пальцы, кожу век и пах, — доверительно сообщила Одержимая. — Последнее особенно любят Бродяги, они такие затейники! Ты что предпочитаешь, милый?

Она наконец выбрала. С улыбкой продемонстрировала мне изогнутые кусачки, зловеще сверкнувшие зазубренной кромкой.

— Если у тебя предпочтений нет, тогда начнем с пальчиков…

Я прикрыл глаза, пытаясь расслабиться, отстранится от происходящего. Это всего лишь тело, это всего лишь боль, реакция организма на повреждения. Я – не Свен Грейхольм, я – Грэй, Инкарнатор, бесплотная энергетическая сущность, которая может менять носителей как перчатки…

Но хладнокровие не помогло. Первые же действия Ивил, отозвавшиеся жуткой болью, выдернули из прострации, напоминая, что это моя рука, мои пальцы, заставили стонать и кричать, бессильно биться, пытаясь вырваться.

— Не жалко руку? Понимаю, это всего лишь левая…

Одержимая оказалась права. Я не выдержал и нескольких минут. Можно было мысленно играть в несгибаемого героя, но в реальности нестерпимая боль очень быстро превращает в визжащее загнанное животное, готовое на все, лишь бы прекратить пытку.

— Что-что, мой милый? Не слышу? — протянула мучительница. — Что ты говоришь?

Сука. Сейчас я ненавидел ее. Чистой, незамутненной ненавистью. Ее, Одержимых, Бродяг, вообще всех. С огромным удовольствием убил бы десятком разных способов. Но она была сильнее. Оставалось только мычать от боли и плеваться кровью.

— Свен… Свен… Грейхольм!

— Отлично, Свен Грейхольм. Славный мальчик. Первые слова самые важные, — довольно оскалилась Одержимая. — Ты из Города? Как оказался в Энджело?

— Рейд Легиона… я единственный, кто… выжил.

— Как интересно! — протянула Эвелин. — Расскажи подробнее об этом рейде. Куда вы направлялись? Кто командир? Какая Когорта? Сколько легионеров? Сколько в составе было Воинов и Заклинателей?

— Я… не помню!

— Надо вспомнить, мой милый. Надо, — пропела Эвелин, вновь поднимая пыточный инструмент.

Меня неожиданно посетила мысль, что мой прежний альтер-эго стер память, потому что предполагал подобную ситуацию. Даже под пытками нельзя выдать то, чего не знаешь. Он защищал какую-то важную информацию, ключ от которой имелся в Городе, в Башне Пустоты, в зеркале за журавлем. И я любой ценой должен сохранить эту тайну…

— Я действительно… не помню!

— Мой милый, у тебя еще целых четыре пальчика. Пожалуйста, постарайся вспомнить…

Боль бывает многих оттенков: медленно-тягучая и ярко-пронзительная, острая, как игла, и рваная, как зазубренное лезвие. Сегодня я сполна познал ее оттенки. Мысли путались, накрыла паника, я не видел выхода из этой ситуации. Пока Одержимая пыталась выбить из меня правду, лихорадочно открыл окно статуса, еще раз пробежался по способностям.

Инкарнатор

Проект «Стеллар»

Имя: Грэй

Звание: рекрут (поощрений – 2)

Азур: 7850/14300

Источник: тип энергии – Ра

Особые способности: «Частица Света» (1), «Усиление Светом» (1), «Вспышка Света» (3)

Модификации организма: Усиление Источника (5), костной ткани (1), мышечной системы (1), эндокринной системы (2), нервной системы (2)

Генетические модификации: «Бинокулярное Зрение» (Геном Птара)

Свободные Нейросферы: 1

Свободные Геномы: Геном Гидры, Геном Донного Краба, Геном Раттуса

Что может меня спасти?! Геном Гидры недоступен, из Генома Краба можно имплантировать только «Непроницаемость», сейчас абсолютно бесполезную, Геном Раттуса, полученный во время боя с крысами в подземельях Энджело, тоже не давал ничего нужного в данной ситуации.

Целостность тела нарушена. Текущее состояние носителя: 98,2%.

Внимание: при потере целостности ниже 30% инкарнация будет невозможна!

Ивил, похоже, немного утомилась. Она небрежно швырнула в сторону клеток с кибер-варгами кровавые ошметки, прежде бывшие моими пальцами. Скулящие твари тут же жадно набросились на подачку, Одержимая с улыбкой наблюдала за их возней.

— Малыши всегда хотят кушать, — пояснила она. — Такие голодные глаза, просто сердце разрывается…

Убью. Ненависть пульсировала под черепной коробкой. Кровь тягучими каплями падала на пол с изуродованной кисти. Огромный варг-телохранитель, подойдя к нам, жадно слизывал ее с пола, я слышал его кровожадное ворчание под ногами. Твари. Сволочи. Шивы.

Что еще может помочь?! «Усиление Светом» слишком слабое. Вложить Нейросферу в мышечный апгрейд и попробовать вырваться? И что тогда? Она все равно сильнее… Остается только «Вспышка»…

— Мне не нравится изменение твоего азур-фона, мальчик, — вдруг произнесла Эвелин. — Ха! Чему там вас учат в Тимусе? Развивают клановые Техники? Вызывать огонь и ветер? Останавливать сердце? Запомни, против настоящего Инкарнатора ваши фокусы ничего не стоят. Ладно, проверим, что там у тебя есть…

Она отложила окровавленные кусачки, на свет вновь появился толстый жезл из серебристого металла. Тот самый, которым Ивил мучила девушку-оборотня.

— Не дергайся, мой милый, а то будет больно! — предупредила Одержимая.

На конце жезла возник острый шип с косым срезом. Он болезненно погрузился в мякоть шеи, я зашипел от новой боли.

Запущен процесс извлечения Азур. Вы теряете 380 Азур… Вы теряете 450 Азур… Вы теряете…

Голубая шкала А-энергии в моем интерфейсе начала сокращаться стремительными рывками. Ведьма каким-то образом выкачивала ее из моих запасов с помощью этого устройства! Я свирепо дернул головой, пытаясь выдернуть острие, но черные когти Ивил с неженской силой вцепились в лицо, не позволяя двигаться.

— Не дергайся, я сказала! — прошипела Одержимая. Через полминуты она сама выдернула шип и удивленно фыркнула, глядя на синий ровный огонек, сменивший мигающий зеленый на торце устройства.

Вы потеряли 3456 Азур. Текущее количество 4394/14300

— Надо же, хороший запас Азур, — с легким удивлением произнесла она. — Полная батарейка! Какой мощный Источник у тебя, мой хороший!

Прибор в ее руках наконец-то подсветился информационной рамочкой.

Универсальный телескопический азур-экстрактор.

Азур-артефакт.

???

Торцевая часть экстрактора раскрылась, и Эвелин достала из нее хорошо знакомый мне азур-конденсатор. Сияющую голубым ореолом Азур-батарейку из измененного стекла и бериллиевой бронзы. Он содержал, если верить интерфейсу, ровно 5000 Азур. Точно такие же система Стеллара выдавала мне за выполнение директив, точно такие же, но пустые, занимали ячейку в моем фамильном крипторе. Значит, вот так их наполняют энергией, создавая универсальную валюту Инкарнаторов?

— Очень интересно! — пробормотала Ивил, отходя в сторону и небрежно положив светящуюся батарейку на один из стеллажей. — Мощный Источник, невероятно большой запас Азур для обычного человека. И готова поспорить, у тебя есть еще. Поделишься со мной?

И тут я предельно четко понял, что ждать нечего. Следующая экстракция до нуля сократит запас Азур, я не смогу воскреснуть или применить способность. А это точно конец. Ивил – профессионал и действительно «выдоит меня до донышка». Скорее всего, разматывая клубочек, она совсем скоро будет знать о потере памяти, моей настоящей сущности и тайнике в Городе. Не стоило тешить себя иллюзиями: Инкарнаторы не бессмертны, и наверняка у Одержимых есть способы удержать и убить даже такого, как я.

Новая пустая батарейка азур-конденсатора защелкнулась в ручке экстрактора, в торце замигал алый огонек.

— Прекрати дергаться, милый, — уговаривала меня Эвелин, приближая острое жало инструмента к моей шее. Я на секунду расслабился, глубоко вздыхая, а потом, когда Одержимая оказалась совсем близко, пошел ва-банк.

Глава 3

«Частица Ра»! Огонек света закружился возле моей изуродованной ладони. Ивил встрепенулась, но слишком поздно: он стремительно скользнул между нами – и развернулся взрывом «Вспышки»! Меня обдало волной жара, под сжатыми веками забушевал слепящий белый огонь. К счастью, солнечное пламя ра не наносило вреда создателю, оно ощущалось как мощный пронизывающий порыв обжигающего ветра.

Свист. Хлопки. Шипение и рев огня, звук падающих предметов. Одержимую, по ощущениям, мгновенно отбросило от меня, смело куда-то в сторону. Не дожидаясь, пока восстановится зрение, пока сердце еще не сделало следующий удар, я вызвал на помощь когитора:

Мико, просыпайся!

И почти одновременно активировал Нейросферу, выбирая усиление мышц (2). Описание гласило, что при апгрейде значительно повышается как мышечная сила, так и мышечная выносливость, я надеялся, что усиление позволит вырваться из оков. Дерьмовый план, но другого у меня не имелось!

Моя нейросеть, надо отдать ей должное, мгновенно включилась в ход событий. Было ясно, что раз я раскрылся, вступив в открытое противостояние с Одержимой, нужно идти до конца и использовать ВСЕ возможные ресурсы. Точно угадав мои мысли и оценив ситуацию, она тут же просчитала:

Мико: Грэй, мышечного усиления не хватит, чтобы вырваться. Нужно освободить хотя бы одну руку! Давай, РВИ!

Она показала, что я должен сделать, создав проекцию и проиграв сцену. Ивил, изуродовавшая мою кисть, тем самым немного помогла – теперь, приложив усилие, я мог протащить несчастный обрубок через проушину удерживающего браслета. Звери, попавшие в капкан, от безысходности отгрызают себе лапу. Я – Инкарнатор, тело – инструмент, дух сильнее животных реакций организма.

Мико: Давай, Грэй!!!

Собрав волю в кулак, я со всей возможной силой дернул руку, обдирая кожу до костей. Дикая боль пронзила все тело, но выбора не было – или я сделаю это, или погибну!

Яростный крик. Несколько секунд ослепляющей боли. И неожиданная легкость, когда окровавленная культя вырвалась на свободу.

Мико: Молодец, получилось! Готовься к инкарнации! Останавливаю сердце!

Активация №13…

Восстановление повреждений организма…

Инкарнация успешно завершена. Текущее количество Азур 2794/14300.

Я открыл новые глаза.

Лаборатория Эвелин Мэйл горела. Освещение полностью вырубилось, в полутьме плавали клубы черного дыма. Искрили оборванные провода и приборы, ЭМИ-эффект «Вспышки» вывел из строя электронные устройства. В радиусе нескольких метров все почернело, пламя жадно пожирало горючие материалы. Пылающие гармы с воем метались в клетках. Сама Ивил, похожая на обугленную мумию, нашлась в нескольких шагах от меня. Она не шевелилась. Почерневшая, треснутая кожа дымилась, по технологичному комбинезону пробегали синие искорки электрических разрядов.

Мико: Она не мертва! Быстрее, Грэй, нужно добить, пока она не отошла от шока!

Левая рука была свободна. Я с радостью пошевелил целыми пальцами, все прочие повреждения организма тоже исчезли. Новое, свежее тело, ничего не болит! Теперь нужно как-то освободиться полностью. Меня до сих пор удерживали три металлических браслета. Используя свободную руку, я попробовал отогнуть или сломать тот, что сковывал правую, но ничего не выходило: зажим был очень прочным.

Мико: ИСПОЛЬЗУЙ РЫЧАГ!

Выгнувшись до предела, свободной рукой я дотянулся до кейса Эвелин с набором инструментов и схватил нечто вроде длинного металлического долота. Просунув его между проушиной оков и столом, нажал со всей доступной мне силой – и металл, скрипя и прогибаясь, выскочил из крепления.

Мико: Теперь ноги!!! Быстрее, Грэй, она может ожить в любой момент!

Прогнувшись, как профессиональный гимнаст, я со скрежетом оторвал ножные зажимы, используя импровизированный рычаг. Свобода! Выскользнув из оков, схватил азур-батарейку, небрежно оставленную Ивил рядом с инструментами, и бросился к стеллажу, где лежали мои вещи. Обычное оружие не убьет Одержимую, а вот Синяя Сталь даст мне некоторые шансы!

Мико: СЛЕВА!

Из дымной пелены на меня беззвучно бросился телохранитель Ивил. Громадный кибер-варг, дымящийся как хвост кометы. Спасло то, что он был ослеплен и, скорее всего, оглушен, электромагнитный импульс наверняка повредил импланты и кибернетические усилители. Варг хромал, трясся и действовал медленно. Я увернулся от броска и сам прыгнул сверху, не давая животному опомниться. Перехватив рукоятку двумя руками, всадил косматой твари долото в затылок, с хрустом пробив толстый череп. Засело в кости так крепко, что выдернуть уже не смог. Но, даже получив такой удар, варг щелкал зубами и пытался достать, в бессильной злобе роняя хлопья пены. Ну, умирай, умирай, тварюга!

Вы получаете 730 ед. Азур! Текущее количество 3524/14300

Мико торопила, ее интонация была тревожной. Мгновения капали, Эвелин могла очнуться в любую секунду. Я метнулся к стеллажу, где лежали мои вещи. Очень неосмотрительно оставлять оружие пленника там же, где он содержится, господа Одержимые. Взвизгнула молния «Фокса». Фамильный криптор на палец, вырвать Клык из ножен и добить, добить Ивил!

Мико: Грэй, чтобы поразить тонкое тело Инкарнатора, бей сюда!

Она поставила на Одержимой алый маркер прямо посередине груди. Именно там располагался Источник, хранилище той самой тонкой сущности, что аниматурги называют «анима», а обычные люди – душой. Значит, только так можно окончательно убить Инкарнатора? Ударить в его Источник, пока бесплотный дух внутри?

Мико: Да, причем только оружием с азур-поражающим эффектом! Быстрее, БЕЙ!

Я прыгнул, занося кинжал. И был встречен мощным, нокаутирующим ударом. Эвелин Мэйл, рывком поднявшись на ноги, так хватила когтистой лапой, что я отлетел к противоположной стене и врезался в нее, опять едва не выронив оружие.

Поздно! Одержимая за секунду до моего броска пришла в себя и тоже использовала инкарнацию, на миг окутавшись голубой аурой А-энергии. Ни малейшего повреждения, все ожоги исчезли, только технологичный костюм искрил, пробитый ЭМИ-эффектом «Вспышки». Она не произнесла ни слова, но сине-черные пластины нового защитного доспеха, подобно чешуе, мгновенно укрыли ее тело. Они как будто вырастали прямо из кожи, создавая непроницаемую оболочку, играющую голубыми разводами знакомого азур-узора.

Мико: Азур-отражающая броня! Это азур-модификация, Грэй! Теперь «Вспышка» ей не повредит!

Ивил абсолютно натурально зарычала. Волчье лицо Одержимой скрыл шлем, похожий на маску анубиса, вспыхнули алые щели глаз. Из левого предплечья выдвинулись тройные лезвия загнутых металлических когтей, из правого – круглый ствол импульсника. Она как будто трансформировалась в боевую форму, превратившись в покрытое гибкой броней существо, лишь отдаленно напоминающее человека.

Алая точка целеуказателя пометила меня. В черной дыре дула вспыхнул голубой блик, предвещающий энергетический импульс. Точно такое же оружие, но калибром побольше, использовалось в Доспехе Ангела.

Мико: Внимание, точно следуй моим указаниям!

Затем Одержимая начала стрелять. Стало ясно, что Инкарнаторов совсем не зря снабдили встроенными помощниками: без Мико я бы погиб в первые десять секунд боя. Нейросеть подсветила внутренность лаборатории проекциями дополненной реальности таким образом, что я видел предполагаемые векторы выстрелов, оптимальные укрытия и пути отхода. Оставалось только довериться когитору и повторять движения трехмерной копии, скользящей между алыми нитями опасных траекторий. Это игра с секундами и миллисекундами, бешеная пляска на опережение, где потребовались все ресурсы моего усиленного организма.

К счастью, импульсник, даже слабый, не может жарить без передышки. Пауза в две-три секунды позволяла успевать маневрировать, вовремя уходя из сектора обстрела. Первые выстрелы Ивил не достигли цели, но долго продолжаться это не могло: она уже наверняка вызывает помощь. Требовалось как-то смешать ее планы, но как?!

Мико: Моя оценка: в открытой схватке нет шансов. Она в несколько раз сильнее. Провожу расчет вероятностей...

Я прыгнул за большую клетку с оборотнем, используя ее как укрытие. Голубые вспышки врезались в решетку, разрывая и плавя металл. Девушка еще была жива, хотя ей тоже хорошо досталось. Покрытая страшными сине-багровыми пятнами ожогов, она металась внутри, молниеносно уворачиваясь от пронзающих клетку энергетических импульсов.

Мико: Предлагаю использовать окружающую обстановку и сбежать, применив эффект неожиданности. Вот схема трейлера, вот кабина управления. Можно устроить аварию! Видишь тот воздуховод?

Я понял, на что намекает нейросеть. Маршрут светился алой полоской на виртуальном разрезе грузовика. Ничего сложного… Вот только бы секунду передышки! Я прыгал, перекатывался и извивался в сальто, как заправский эквилибрист, пытаясь избежать смерти.

— Айс был прав, стоило убить тебя сразу! — прорычала моя противница. — Думаешь, знаешь, что такое боль? Не-ет!!! Я постараюсь, чтобы ты сдох… медленно…

Она злобно расхохоталась, увидев новую частицу Света. Наверняка решила, что снова будет атака, но светлячок Ра, управляемый моей мыслью, пролетел мимо. Он скользнул в дырчатую решетку, миновал круглый тоннель воздуховода и вынырнул в кабине тягача. Я не знал, кто управляет транспортом Одержимых, но это было не столь важно: новая «Вспышка» убьет там всех и выведет из строя сложные электронные устройства. Автомобиль потеряет управление, и, возможно, ситуация немного изменится в мою пользу!

Активация! Ослепляющий свет прянул из воздуховода как луч прожектора, а кабина тягача, наверное, превратилась в шар белого огня!

Уши пронзил нарастающий визг тормозов. Трейлер, внутри которого мы находились, резко изменил направление движения, скорость, и даже немного наклонился, будто фургон заносило на повороте. Несколько секунд – и машину сотряс страшный удар. На ногах не удержались ни я, ни Эвелин. Мы врезались во что-то, перевернулись вокруг своей оси и с невероятным скрежетом проехали еще полсотни метров, словно длинный прицеп понесло юзом. Все содержимое лаборатории, превратившись в опаснейший град, сыпалось со стен, потолка и пола, несколько раз поменявшихся местами. Наконец машина остановилась, еще раз ударившись, да так, что ребристый металл стен пошел гармошкой.

Я с трудом приподнялся, стряхивая с себя обломки. Жив и даже почти не ранен, синяки и гематомы не в счет. Где Ивил?

Одержимую взгляд не находил. Зато большая клетка, сорвавшись с пьедестала, с размаху врезалась в стену трейлера, перевернулась и гулко рухнула прямо рядом со мной. Облепившие ее техно-устройства сорвало, тянущиеся к ним толстые жгуты проводов оборвались, двойная решетка была сильно повреждена энергетическими импульсами. Девушка-оборотень внезапно оказалась совсем близко. Несмотря на все полученные раны, она все еще жила, тянула руки сквозь решетку, уже не бьющую разрядами. Она умоляюще смотрела – не на меня, я внезапно понял, что до сих пор сжимаю в кулаке заряженную азур-батарейку, и именно к ее голубоватому сиянию прикованы огромные лиственно-зеленые глаза оборотня. Система Стеллара по-прежнему не опознавала ее:

Неизвестное А-существо

Тип: ???

Класс опасности: ???

Она просила Азур… и у меня самого оставалось мало энергии, но тут сработала интуиция. Наитие. Взгляд существа казался разумным и осмысленным, а мне срочно нужны союзники. Если она сумеет выбраться из поврежденной клетки… Не обращая внимания на протестующий возглас Мико, я бросил конденсатор внутрь.

Пленница поймала его на лету. Пару секунд она словно не верила глазам, но потом сияние батарейки погасло, и я понял, что незнакомка поглотила Азур. Пять тысяч А-энергии… для существа, опустошенного до дна экстрактором Одержимой, это, наверное, было подобно глотку живительной влаги, поданной умирающему от жажды.

Девушка медленно встала в полный рост, почти касаясь макушкой потолка и нисколько не стесняясь собственной наготы. Пустая азур-батарейка упала у ее ног. Она неотрывно смотрела на меня, и я не мог понять, что именно читалось в ее диковатом взгляде. Затем неожиданно сплюнула на ладонь, и провела ей по своему телу. За рукой оставалась чистая кожа, раны и ожоги исчезали, растворялись. Сумасшедшая регенерация! Несколько секунд – и она, полностью исцеленная, шагнула к решетке и вцепилась в нее обеими руками.

Мико: Грэй… это генная модификация. И она способна использовать азур-артефакты. Это разумное создание. Провожу анализ… Возможны следующие варианты, высокая вероятность: А-человек классов «Шива», «Лилит» или «Инкарнатор».

Металл протестующе заскрипел. Невероятная мощь! Поврежденные выстрелами импульсника прутья медленно раздвигались в стороны, поддаваясь усилиям неопознанного существа. Меня привел в себя крик яростный крик Мико:

Мико: Внимание, СВЕРХУ!

Эвелин, как громадный паук, вцепилась в потолок, прежде бывший полом. Она подкрадывалась поближе, чтобы ударить наверняка. Гибкий черный силуэт бросился вниз, блеснули отточенные кривые когти. Если бы не предупреждение, Одержимая запросто бы вспорола меня, как свинью на бойне. Тут я успел отразить удар, но как и в первый раз, был отброшен и едва не потерял оружие. Ивил направила в мою сторону импульсник и выстрелила практически в упор. На этот раз увернуться было нереально, обжигающая вспышка попала в цель. В последние секунды заметил, как Ивил бросилась к моему телу, хищно вытягивая когти, но не успела. Наперерез ей рванулась разъяренная фурия, на ходу трансформируясь в огромного гибкого зверя. Девушка-оборотень все-таки вырвалась из клетки! Она врезалась в Одержимую, они сплелись рычащим клубком, покатились по фургону, разнося все на своем пути. Мико не дала досмотреть, погасив сознание агонизирующего тела.

Активация №14…

Восстановление повреждений организма…

Инкарнация успешно завершена. Текущее количество Азур 1194/14300.

Я уже не понимал, что происходит. Крик, рев, шипение, хруст ломаемых приборов. Голубые вспышки импульсника, блеск стали, искры, высекаемые когтями из брони Эвелин. Оборотень терзала Одержимую, заботясь лишь о том, чтобы на каждый удар ответить своим собственным. Я мог различить только отдельные движения, настолько быстро двигались противники. Особенно огромный ларс, в которого превратилась пленница.

Пользуясь моментом, я вскочил на ноги, активировал криптор. Все содержимое на месте, Техноманты не успели взломать фамильный артефакт. Рука ощутила приятную тяжесть «Дробителя», с ласкающим слух щелчком встал на место магазин. Модификация азур-отражающей брони, говорите? А как ей понравится крупный калибр?

— Держи ее! ДЕРЖИ! — крикнул я оборотню, которая все-таки прижала Эвелин к полу и, судя по всему, пыталась отгрызть ей голову. В суматохе я боялся стрелять наугад, чтобы не попасть в неожиданную союзницу.

Мико: Не забываем двигаться вне сектора обстрела!

Ивил, наконец, опомнилась. Вся ее чешуйчатая броня была покрыта глубокими белесыми царапинами. Девушка-оборотень оказалась быстрее и сильнее, но она полагалась только на ресурсы собственного тела, а у Одержимой были в запасе технические примочки. Моя ЭМИ-атака, вероятно, вывела из строя большую часть ее сюрпризов, но и того, что оставалось, оказалось вполне достаточно.

Алые щели глаз на вытянутом забрале шлема вспыхнули. Из них прянули тонкие нити лазерных лучей, ударившие прямо в оскаленную морду ларса. Когти на левом предплечье втянулись, неуловимо трансформировались в другой механизм – жужжащую дисковую пилу. Она тут же вгрызлась в бок оборотня, и тот с воем и рычанием отскочил в сторону, бросив почти поверженную добычу.

Можно было стрелять. Мико хладнокровно отметила алым маркером точку на шлеме Одержимой и поправила мой прицел с помощью проекции дополненной реальности.

Девять гулких выстрелов слились в один. Попадания отшвырнули Эвелин Мэйл на несколько шагов. Она упала, перевернулась, попыталась встать, снова упала. Приподнялась на четвереньках, нелепо затрясла головой. Я стрелял в упор, не останавливаясь, пока не израсходовал весь магазин. Надеялся, что «Дробитель» разнесет ей череп, но все, чего удалось добиться – группа белесых вмятин на шлеме и небольшая контузия. Не останавливаясь ни на секунду, я влил еще одну частицу Ра в засветившийся клинок Фанг и со всей доступной силой ударил в уязвимость, образовавшуюся в броне.

И тут же почувствовал, что сил недостаточно. Я будто пытался пробить каменную глыбу. Одержимая наверняка многократно апгрейдила свой скелет, и в результате ее кости стали прочнее гранита. Я застонал от натуги, прилагая все возможные усилия и все острее ощущая свое бессилие. Прикончить ее, даже оглушенную, было совсем не просто!

Сверху вдруг навалилась тяжесть. Раненый кошкозверь, опять обратившись истекающей кровью девушкой, снова пришел на помощь. Небольшая ладошка уперлась в эфес ножа, от нее мгновенно пошел дым – ведь Клык обжигал чужаков, но она не останавливалась, а сил там явно было побольше моих. Лезвие Фанга входило медленно, как в твердую древесину. Ивил забилась, приходя в себя, страшно, пронзительно завизжала.

Бац! Яростно вырываясь, она коротко ударила лбом. Железная маска анубиса мгновенно разбила мне лицо, из глаз от столкновения посыпались искры. Следующий удар отбросил в сторону оборотня, Одержимая поднялась на ноги, прямо так, с торчащим из головы Клыком, ушедшим почти на треть длины лезвия. Умирать она даже не думала.

В дуле направленного на меня импульсника опять сверкнула голубая вспышка.

Но было поздно. Я мысленно сосредоточил частицу Ра в кончике ножа. Именно в этом заключалась задумка: пробить брешь в отражающей броне и взорвать «Вспышку» изнутри!

Эвелин Мэйл тряхнуло так, что показалось, будто невидимый марионеточник дернул ее за все ниточки одновременно. Выстрел ушел в «молоко». Она рухнула на спину и забила руками и ногами, как умирающий паук, а из глаз, рта и пробитой моим кинжалом бреши хлынули ослепительные лучи света. «Вспышка» просто выжигала ее изнутри.

Это длилось недолго. Скорлупа отражающей брони растворилась, через несколько секунд все, что осталось от Одержимой – это страшный, обгоревший до костей труп неведомого существа, имеющего мало общего с человеком. Какой-то биомеханический кошмар: синтетические мышцы, кибернетические части и искусственные внутренние органы в полном хаосе соседствовали с органикой. Стало понятно, почему она так неохотно умирала: более чем наполовину Эвелин Мэйл была киборгом.

Мико: Нельзя медлить! Быстрее забирай Азур!

Я осторожно выдернул Клык из рассыпающегося черепа, тут же получив град сообщений в интерфейс:

Справочник пополнен! Директива «Пополнение Справочника» обновлена, изучено внутреннее устройство 7/10 морфов.

Уничтожен опасный преступник! Директива «Судья» обновлена (1/10)

Вы получаете 43200 Азур!

Сформирована Нейросфера!

Сформирована Нейросфера!

Текущее количество 13594/16500 Азур

Вы получаете Геном Ледяного Анубиса

Вы получаете Фенотип Эвелин Мэйл

Вы получаете ???

Мико: Отлично! Просто великолепно! Теперь забери осколки Черной Луны… Нет! Стоп! Назад! НАЗАД!

Голос моего когитора изменился, почти сорвавшись на крик, что означало очень высокую степень опасности. Я непроизвольно попятился и только теперь заметил, что под телом Ивил расплывается небольшая лужица черной не отражающей света тягучей жидкости.

Я уже видел ее раньше – в Черном Саркофаге.

Тьма.

Глава 4

Тьма!

Черная лужица возле трупа Ивил была небольшой. Скорее пятнышко размером с блюдце. Интерфейсная рамочка вокруг нее попеременно мигала то черным, то багровым, я впервые наблюдал такой эффект.

???

Неопознанный ксено-вирус

Класс: «Нергал»

???

И, как и та субстанция, выплеснувшаяся из Черного Саркофага, жидкость осмысленно двигалась. Не очень быстро, со скоростью медленно идущего человека, она перекатывалась по полу, подобно текучей ртути. Я осторожно отходил назад, оборотень мягко отпрыгнула в сторону. Бывшей пленнице тоже явно не понравилось появление Тьмы, она зашипела как дикий зверь, в глотке заклокотало глухое яростное рычание.

— Мико, что это?

Голос когитора был взволнованным, она почти выкрикивала:

Мико: Неизвестная ксено-угроза! Данные в Архиве Стеллара засекречены! Рекомендации: ни в коем случае не трогать, не приближаться, не вступать во взаимодействие! Уничтожить любой ценой с помощью азур-поражающего фактора! Немедленно примени «Вспышку»!

«Вспышку»? Я и сам думал сделать «контрольный выстрел» своей коронной азур-способностью, останавливало только присутствие оборотня: во-первых, не хотел причинять вред неожиданной союзнице; во-вторых, если она воспримет это как агрессию, придется драться. И шансов, учитывая ее скорость и силу, у меня немного…

Девушка-кошка, приняв человеческий облик, вдруг оказалась совсем рядом. Вся в крови (Ивил изрядно покромсала ее в схватке), но раны и ожоги затягивались просто на глазах. Невероятная жизнестойкость. Возможно, нечто вроде регенеративной способности Генома Гидры, только еще более мощное.

Я смотрел на нее. Невысокая. Крепко сбитая. Скорее жилистая, чем мускулистая, широкие плечи, атлетичная фигура, не потерявшая, впрочем, женских очертаний. Абсолютно не смущаясь собственной наготы, она совершенно по-звериному скалилась, издавая странные горловые звуки, и кажется, хотела что-то мне сказать. Выходило очень плохо, слова казались нечленораздельными, словно пленница совершенно отвыкла произносить звуки человеческой речи. Похоже на глобиш, я разобрал несколько знакомых корней в потоке рычания и низких горловых ноток. «Кил», «лайт», «ра», «аз-зур»…

Убей. Свет. Ра. Или вернее, убей светом Ра! По жестикуляции «лисы», ожесточенно указывавшей на Тьму, я сообразил, что она тоже настаивает на применении «Вспышки».

Мико: Нельзя медлить! «Вспышку», Грэй!

Я создал новую частицу Ра и приготовился направить ее к двигающейся черной лужице. И не успел, несколькими секундами раньше она достигла щели в полу, где металлические пластины сходились друг с другом, и мгновенно просочилась куда-то под обшивку. Я ошибся, оценивая ее действия. Тьма не угрожала нам, она просто пыталась сбежать. И мы спокойно дали ей это сделать.

Мико звонко выругалась. Оборотень яростно, раздраженно рыкнула – точь-в-точь как зверь, упустивший добычу. В следующий момент она прыгнула к перегородке, где находился единственный выход из трейлера.

Я оглянулся. Вингер и серебряные Крылья Ангела где-то здесь, похоронены под кучей дымящегося хлама, в который превратилось содержимое лаборатории Эвелин Мэйл. Он поврежден, но наверняка Доспех можно починить и вновь использовать. Я позаимствовал его в музее Ангела, «Икар» – сакральная реликвия Энджело, и неплохо было бы вернуть его на место.

Мико: Нерационально! Потеря времени, и ты просто не сможешь унести Доспех. Нужно НЕМЕДЛЕННО бежать, пока не появился второй Одержимый!

Увы, но она была права. В микро-крипторе не унесешь громадный кидо, а снаружи уже наверняка поднялась тревога, к перевернутому, угодившему в аварию, трейлеру спешат Бродяги и, главное – где-то рядом второй Техномант! Если мне, с помощью эффекта неожиданности, удачи и содействия оборотня, получилось одолеть Ивил, то Оскал вряд ли был по зубам.

Надо уходить. Я задержался лишь у трупа Одержимой, вновь попытавшись забрать осколки Черной Луны, но тщетно. Они как будто составляли единое целое с ее скелетом. Чтобы вырвать их оттуда, требовалось время, которого сейчас не было.

Девушка-оборотень тем временем справилась с дверью и исчезла в небольшом тамбуре-шлюзе, отделявшем лабораторию от выхода. Там, оказывается, притаился второй варг из телохранителей Эвелин, и он беззвучно бросился на «лису», метя в горло. Я лишь мельком увидел схватку, но и этого было достаточно. Оборотень за несколько секунд просто разорвала здоровущего кибер-пса на части. Голыми руками, даже не превращаясь в ларса.

Кровь густо забрызгала стены и потолок. Я осторожно коснулся останков кончиками пальцев. Пусто, Азур нет. Странно, во всех гармах и варгах содержалось немного А-энергии, это ведь измененные твари. Или… она забрала?

«Лиса» тем временем торопливо закуталась в синюю мантию Эвелин. Полы волочились, капюшон свисал: слишком невысокая и крепкая по сравнению с худощавой Одержимой. Но лучше такая маскировка, чем никакой. Прежде чем рвануть искореженную дверь, девушка обернулась. Под капюшоном сверкнули нечеловеческие зеленые глаза.

— Ты! Со мной. Бежать!

Она уже говорила отчетливей, хотя дрожащая верхняя губа непроизвольно приподнималась в зверином оскале. Я кивнул, «лиса» щелкнула внешним замком и распахнула дверь. Из проема хлынул солнечный свет, гул голосов и рев моторов. Она ловко спрыгнула, и я последовал за ней.

Шум снаружи сразу заложил уши. Лязг гусениц, шуршание колес, скрежет плохо подогнанных запчастей и рев примитивных моторов сливались в оглушительную какофонию. Мы находились посреди Конвоя, справа и слева виднелись потоки разнокалиберных машин, гудящих, ревущих, сигналящих. Они с двух сторон обтекали место аварии. Наш трейлер лежал на боку, после переворотов оставив за собой широкую вспаханную полосу. По пути он сгреб и раздавил несколько транспортных средств поменьше, и закончил свой путь, опрокинув набок монструозный двухэтажный аппарат, похожий на жуткую помесь грейдера, автобуса и комбайна. Из обугленной кабины валил густой дым, вокруг останавливались авто поменьше, из них выходили люди, глазея на аварию. Некоторые уже пытались что-то сделать, заливая кабину чем-то вроде белых пенных струй.

Не люди. Бродяги. Технокочевников сразу можно было узнать по специфическому внешнему виду. Бороды и длинные волосы, заплетенные в косицы; загорелая, почти бронзовая кожа; обилие татуировок и невообразимого пирсинга на всех частях тела; снаряжение и оружие, собранное из совершенно разных комплектов. Тусклый металл примитивных аугментаций и пожелтевшая кость украшений, вроде ожерелий из зубов и шлемов, имитирующих черепа чудовищ. Настоящие дети апокалипсиса, с которых давно слетела вся шелуха цивилизации.

Возле выхода уже стояло несколько таких. Судя по виду и инструментам в руках, пытались открыть запертую изнутри металлическую дверь в трейлер.

Увидев синий плащ Эвелин, а потом меня, они шарахнулись в сторону. Стоявший впереди гортанно крикнул что-то оборотню, остальные неуверенно полезли за оружием.

Нейросеть мгновенно разметила Бродяг маркерами уязвимостей.

Мико: Они сейчас поднимут тревогу. Грэй, стреляй!

Поздно. Совершенно очевидно, что спутать нас с Одержимыми мог только слепой, и то издали.

Оборотень каким-то образом оказалась возле них. Момента удара я не видел, но из горла того, что стоял ближе всех, ударил фонтан крови. «Лиса» неуловимо метнулась к следующим, только мелькнул синий плащ. Она даже не превращалась в ларса – скорость и сила в человеческом обличьи позволяли ей легко расправляться с врагами. Я заметил, что она ловко выхватила у одного из противников здоровенный тесак и с его помощью буквально за несколько секунд нашинковала остальных в мелкий винегрет. Один удар – один труп. Я опустил «Дробитель», не успев сделать ни единого выстрела.

Мико: Ее скорость за пределами человеческих возможностей. Как минимум уровень второй эволюции. Нужно захватить транспорт и попробовать скрыться, не привлекая внимания. Ищу варианты…

Она мгновенно подсветила зеленым контуры укрытий и стрелочками – силуэты остановившихся возле трейлера машин. Идея когитора выглядела неглупо: несмотря на переполох с аварией, имелись все шансы затеряться в потоке машин, по-прежнему объезжавших перевернувшийся фургон. Я быстро огляделся, но так и не понял, где мы – широченная бурая колея, усеянная следами огромных траков и гусениц, вдалеке зеленые сопки, покрытые лесом, громыхающие потоки машин с обеих сторон.

Понятно, что мы находимся посреди Конвоя. Впервые я видел так близко знаменитые дома-машины Бродяг, в которых они рождаются, живут, странствуют и проводят большую часть своей жизни. Новые и разваливающиеся на ходу, размалеванные граффити и украшенные поднятыми бунчуками, они рычали тысячей разных голосов. Сотни автомобилей самых необычных типов: от самодельных одноместных багги и байков до увенчанных рогами неведомых чудовищ тяжелых гусеничных монстров, коптящих небо черными выхлопами древних двигателей. Автобусы, прицепы, трейлеры, дома на колесах… Некоторые старые фургоны тащили огромные невиданные звери, похожие на покрытых чешуей носорогов. Между машинами лавировали ховеры, байки и всадники, оседлавшие ездовых гармов.

Я внезапно осознал, что Бродяг здесь – очень много, тысячи, Конвой не уступает по численности небольшому городу, да, по сути, и является им, только мобильным. Впереди вообще виднелись исполинские силуэты, похожие на многоэтажные дома. Такие ползущие крепости, как матки, окружали десятки машин поменьше, но тоже огромных, будто слепленных по частям и надстроенных целыми поколениями технокочевников. Над всем этим громыхающим и изрыгающим дым табором реяли пузатые аэростаты и даже длинный винтовой дирижабль, вокруг которого в высоте кружили галочки то ли огромных птиц, то ли мотодельтапланов, подобных тем, что вчера атаковали Энджело.

Схватка оборотня с Бродягами не могла не вызвать переполох – слишком много глаз, слишком много людей уже было вокруг. Останавливались машины, к нам бежали Бродяги, послышались крики, гудки, первые редкие выстрелы. Еще чуть-чуть – и поднимется полноценная тревога. «Лиса» крадучись побежала вдоль опрокинувшегося фургона, пытаясь укрыться в его тени, я последовал за ней, стараясь не отстать.

Совсем недалеко, метрах в двухстах, остановился еще один серебристый трейлер, брат-близнец нашего. Если первый был лабораторией Ивил, то второй, по логике вещей, мог принадлежать Оскалу. Встречаться с ним сегодня не входило в мои планы.

Я не понимал, куда бежит оборотень, внезапно ставшая лидером нашего свежеиспеченного дуэта. Она, судя по всему, тоже двигалась наугад. Или нет? Бродяги появлялись со всех сторон, крича и стреляя в воздух, рядом тормозило все больше машин, уши разрывались от сигналов клаксонов, их воплей и звуков выстрелов.

Надежды остаться незамеченными оказались напрасны. Нас увидели. Длинная очередь, за ней – другая, пули выбивали искры из металлического кузова трейлера над нашими головами. «Лиса» прыгнула к ближайшему транспорту, похожему на открытый четырехместный пикап с рамкой для пулемета. Извернулась в тигрином прыжке, принимая облик кошкозверя, с рыком приземлилась внутри, закружилась, в невообразимой кутерьме убивая стреляющих по ней Бродяг. Дралась она, конечно, просто шикарно, у обычного человека не было никаких шансов противостоять смертоносному оборотню.

Мико: Анализ вероятностей… Грэй, лучший вариант смена тактики, нужно попробовать затеряться в толпе и скрыться, пока она отвлекает врагов!

Да, пока все внимание врагов было приковано к «лисе», шансы имелись. Если надеть шлем, я буду почти неотличим от Бродяг, экипированных по принципу «с миру по нитке». Все так, но меня останавливала необходимость бросить девушку-кошку на растерзание. Я не знал, кто она и какие цели преследует, но мы помогли друг другу, прикончив Ивил, и сейчас, здесь, среди врагов, она была моим единственным союзником.

Хаос, кутерьма возле машины. Она явно пыталась захватить транспорт, но Бродяг вокруг становилось все больше, они открыли плотный огонь. В воздухе мелькнула черная сеть, накрывая машину, разбегающихся людей и «лису». Она запуталась в ней, рыча и разрывая путы. Ловчая снасть задержала ее лишь на десяток мгновений, но этого промедления оказалась достаточно. Загрохотало что-то крупнокалиберное, палили сразу с нескольких подъехавших тачанок. Высокий вибрирующий рев раненого зверя перекрыл даже лязгающую какофонию Конвоя. Безжалостно расстреливаемый в упор, оборотень забился в сетке. Бродяги торжествующе улюлюкали.

Уходить, пытаться смешаться с толпой в суматохе или попробовать ее выручить? Решать нужно было быстро, и я выбрал второе.

Частица Ра, как привязанная, висела над моим правым плечом, вызванная еще в трейлере. Усилием мысли я послал ее вперед, в толпу, в центр кольца, окружившего оборотня.

«Вспышка»!

Свист, короткий рев взрыва, треск приборов, заискрившихся от удара электромагнитного импульса. Подействовало не хуже, чем на крыс в канализации: ближайших поджарило до черной корочки, многих обожгло и подпалило, а ослепило всех без исключения. Я видел обгоревшие лица и выжженные глаза, катающихся по земле людей, охваченных огнем. В радиусе видимости все были ошеломлены и дезориентированы, рядом мгновенно произошло несколько аварий. Оборотню тоже досталось, она все же выбралась из сетки, но на большее сил не хватило, снова приняла человеческий облик и едва дышала, вся покрытая кровавыми ранами и ожогами.

Я подхватил ее, закидывая на плечо, поразившись тяжести и жесткости тела. Ох, ты! Пришлось приложить значительное усилие, обычный человек вряд ли смог бы вообще поднять ее. На ощупь она состояла из твердых мышц и сухожилий, а весила не меньше сотни килограмм.

Мико: Вес абсолютно аномален: скорее всего, она проходила эволюционные преобразования, усиления скелета, сделавшее кости тяжелыми. Также может косвенно быть следствием ее морфизма… Грэй, сюда!

Она указала стрелочкой на один из аппаратов, стоявших неподалеку. Треугольный, похожий на широкий копейный наконечник, покрытый потертой зеленой краской, он покачивался над землей в десятке метров. Ховер! Не совсем такой, как «Оса», побольше и пошире, но несомненно принадлежащий к тому же семейству ховербайков.

Пользуясь замешательством, я бросился к нему, расталкивая ослепленных, шатающихся Бродяг. Коротким ударом выкинул с водительского места стонущего, трущего глаза лысого громилу. Бросил «лису» сзади, сам прыгнул за руль. К счастью, запуск не был заблокирован ДНК-ключом или чем-то подобным. Тара раньше показывала мне, как управлять ховером. Несколько суток в пустошах, проведенных в роли ее помощника, не прошли даром.

Это вытертая рогулька – руль. Наклон вперед – газ, назад – тормоз, вправо-влево – понятно… Зеленый ховер, развернувшись, разбросал ослепленных Бродяг и резко вклинился в ряды двигающейся техники Конвоя, едва не протаранив грузовик. Не обращая внимания на соседей, я резко ускорился и начал маневрировать, пытаясь затеряться среди множества машин.

Не вышло – почти сразу меня начали преследовать. Послышался треск очередей, аппарат задрожал от попаданий, из заднего крыла вырвались снопы искр. Я резко сменил курс, прячась за тушами двухэтажных автобусов и автопоездов, нагло подрезая их и постоянно маневрируя. Помогло: Бродяги не особо рисковали открывать огонь в плотном скоплении машин. Мне неожиданно пришло в голову, что в Конвое наверняка полно женщин и детей, они должны опасаться причинить им вред сплошной пальбой. В любом случае все это было мне на руку, все, кроме капризного аппарата, не очень желавшего прислушиваться к неумехе. Уже дважды я чиркнул крылом соседние машины, и лишь чудо помогало сохранить равновесие на резких поворотах.

Мико: Чудо?!

Чудо и мой когитор, вовремя размечавшая векторы и траектории маневров и подсказывающая, когда затормозить или ускориться. Без ее помощи мы, скорее всего, попали бы в аварию на первом же наглом вираже.

— Вправо! Быстрее!

В мое плечо впились острые когти. Оборотень очнулась и указывала направление. Правее по курсу зеленел густой лес на крутых опушках сопок. И всего несколько рядов машин отделяло нас от края потока!

За спиной опять началась стрельба. Ховербайк снова задрожал от попаданий. Пули с противным холодящим душу шипением рассекали воздух совсем близко. Кто-то хорошо взял нас на мушку. Я подсознательно чувствовал, что следующая очередь может прилететь мне в затылок, и вилял, уклонялся и маневрировал как только мог.

— Дай! Оружие!

Не колеблясь я сунул назад «Дробитель». Не мог оглянуться, полностью сосредоточившись на управлении капризным аппаратом, но за спиной начало твориться что-то страшное. Гулкие выстрелы сменились визгом тормозов, шумом сталкивающихся машин, криками и завыванием сирен. Новая знакомая явно умела пользоваться огнестрельным оружием. В глухом рычании девушки слышались нотки удовлетворения.

Наконец-то обочина! Свежую колею, проделанную монструозными траками двигающихся цитаделей Конвоя, отделял от края леса земляной бруствер высотой в полметра. Я дернул руль, на ходу поднимая ховербайк в воздух, как это делала Тара, облетая препятствия. Вышло не так плавно и виртуозно, как у нее, мы чиркнули брюхом по валу, но ушли под прикрытие зеленого полога растительности. Ховер пер, сметая подлесок, вокруг замелькали черные стволы деревьев, и я был вынужден сбросить скорость, чтобы не угробить нас обоих.

— Быстро! — тут же потребовала «лиса». — Сзади!

Она говорила все лучше и лучше. Да, сзади доносился шум, Бродяги явно опять сели нам на хвост. Но быстрее двигаться я не мог. Не имея нужного навыка, просто разбил бы непослушный аппарат о дерево. Был иной способ сбросить погоню с хвоста, который тщательно приберегался для подобного случая.

Кровь. Клык чувствительно резанул предплечье, и с Синей Стали спрыгнула огненная искра. Я поддал газу, оглядываясь назад и видя, как на полосе примятого подлеска остается призрачный волк. Одна надежда, что «Див» не бросится следом, избрав своей целью «лису» или меня, а обратит свое внимание на преследователей.

Оборотень зашипела. Я ощутил, как она опять выпускает когти. Но огненный призрак не кинулся следом, оставался на месте. Мы удалялись, а Бродяги приближались, уже слышался отчетливый лай гармов, шум техники и хруст ломаемых ветвей. Когда эти звуки прервались беспорядочной стрельбой, стало ясно, что задумка сработала. И если с погоней нет Оскала, скорее всего, мой «Див» вырежет их всех.

Ховербайк начал чихать и терять мощность буквально через несколько минут. Видимо, множество попаданий, изрешетивших кормовую часть, не прошли даром. Я остановил его на склоне сопки, скатился вниз, тяжело и прерывисто дыша. Короткая, но нервная поездочка далась не очень легко.

— Бежать! Быстро!

Рядом появилась «лиса», неотрывно смотрящая на меня зелеными фонариками звериных глаз. Она опять пришла в норму, раны и ожоги практически затянулись. Сейчас, здесь, в лесу, она может легко уйти от погони. В отличие от меня…

— Я! Садись. Быстро! — прорычала она, снова превращаясь в огромного гибкого зверя, одновременно напоминающего тигра, рысь и лисицу. Я и сам не понял, как оказался сидящим у нее на спине. Успел только отчаянно вцепиться в светлую гриву, чтобы не свалиться, когда оборотень длинными прыжками понеслась в глубину леса.

Глава 5

«Лиса» оказалась совсем не предназначена для перевозки пассажиров. Шерсть, под которой двигались упругие пласты мышц, была густой, жесткой и колючей, постоянно выскальзывала из рук. Игловидные выступы, тянувшиеся вдоль хребта, не давали нормально устроиться на спине. Каждый раз, когда оборотень делала длинный прыжок, я ожидал, что не удержусь верхом на гибком звере и сорвусь вниз, в мелькающую зелень подлеска.

Она двигалась очень быстро. Промчалась по лесу, сумасшедшим длинным прыжком пересекла большой каменистый овраг и ловко поскакала по камням бурного потока, несущего свои воды между серых валунов. Грамотно, я понял, что она пытается запутать следы, опасаясь дальнейшей погони. Звериный инстинкт или человеческая расчетливость?

Адреналин схватки и первых минут безумного бегства проходил. Мы сбежали, мы свободны, это великолепно, но стоит подумать, что произойдет дальше. Ведь Бродяги стопроцентно будут преследовать нас. У них есть гармы, способные выследить беглецов по запаху, наверняка есть хорошо технически оснащенные команды охотников. И есть Оскал…

— Мико, что они будут делать?

Мико: Предварительный прогноз… Первое: удаленный мониторинг территории с помощью беспилотных аппаратов, оснащенных системами поиска и слежения. Второе: преследование охотничьими партиями с обученными морфами-ищейками. Третье: использование спецсредств наземного контроля и поиска, находящихся на борту «Мстящего»… Четвертое: неизвестные возможности Техномантов.

Реакция нейросети совпадала с моими мыслями, тайными картами в колоде были «Мстящий» и Айсберг-Оскал. Одержимый не успел остановить наш побег. Возможно, на момент бегства он вообще отсутствовал в Конвое. Это давало определенные шансы уйти подальше, пока Техномант не приступил к поискам. Что припасено в его арсенале для таких случаев, оставалось только гадать.

— Как нам уйти?

Мико: Рекомендую продолжать движение с максимальной скоростью. Нам нужно оторваться как можно дальше, стараясь не оставлять следов.

— Где мы вообще находимся? Дай карту!

Данные, скачанные в Архиве Стеллара и вокс-сети Энджело запасливой нейросетью, наконец-то начали работать. Передо мной развернулось окно с масштабируемой картой. Угадывая мое интуитивное желание, Мико сделала ее трехмерной, зелено-коричневые складки местности, холмы, леса и горы приобрели объем. Так, посмотрим…

Оказывается, мы не очень сильно удалились от Энджело. Горный массив, где находился форт, был всего-то в двадцати милях. Сейчас Конвой, очевидно, двигался параллельно старой дороге, зачем-то перемещаясь к предгорьям. Интересно, почему Бродяги покинули лагерь возле осажденного поселения? А мы стремительно уходили на юг маршрутом, напоминающий ломаный зигзаг. Там, куда пролегал наш путь, виднелись многочисленные кружки заброшенных поселений, а еще дальше в зеленом массиве, перечеркнутом пунктиром древних трасс, начинались разбросанные ореолы А-Зон, постепенно пересекающиеся и сливающиеся на юге в одно огромное багровое пятно.

Я увеличил масштаб. Множество азур-зон, больших и малых, было нанесено на карту, но эта область казалась самой крупной, достигающей нескольких сотен миль в диаметре. Она была похожа на растущую опухоль. Сердцевина обозначена темно-багровым, почти черным, ближе к краям окраска светлела, становясь светло-розовой. Исходя из цветовой градации Стеллара, это означало, что опасность росла по мере приближения к центру, а в «сердце» А-Зоны выжить было вообще невозможно. Для примера, покинутая мной первая азур-область помечалась всего лишь ярко-красным овалом. Что же кроется в местах, чья степень опасности на несколько градаций выше «смертельной»?

— Мико, что это?

Мико: Древняя Азур-зона континентального масштаба, известная под кодовым названием «Багровый Разлом». Уровень угрозы – сверхъестественный. Судя по размерам и распространяемому влиянию, возникла в результате масштабного Прорыва из-за Грани. Отмечена тегами «враждебная среда», «реструктуризация реальности», «выдох даат», «бури перемен». Зафиксированы случаи применения абсолют-оружия… Но до нее почти триста миль, почему ты спрашиваешь?

До гигантской А-Зоны действительно было далеко. Сейчас. Но если мы продолжим двигаться на юг – или будем вынуждены бежать в том направлении под прессингом охотников, рано или поздно упремся в границу «Багрового Разлома», обойти ее невозможно.

Мико: Плохой вариант, невероятно опасное место. Нам там не выжить, Грэй. Я бы не рекомендовала даже приближаться. Не стоит забывать, что карты из Архива Стеллара много лет не обновлялись, границы А-Зон и временные ориентиры могли измениться.

Сквозь сплошную зелень крон, смыкающихся над руслом, мелькало солнце, восходящее в зенит. Бурный ручей превратился в стремительную горную речушку, «лиса» без колебаний прыгнула в ледяную воду, нас подхватило течение, быстро потащило между округлыми громадами валунов. Холодная вода, забираясь под разорванный комбинезон, заставила задрожать. Но плавал ларс на удивление неплохо. Изо всех сил вцепившись в мокрую гриву оборотня, я отвернулся – и тут же увидел в голубой вышине черные точки.

Далеко позади, едва заметные, без «Бинокулярного Зрения» разглядеть их было бы вообще нереально. Мико, как всегда, оказалась права – за нами, рассыпавшись в направлении возможного бегства, следовали аэро-дроны Бродяг. Быстро же они отреагировали – прошло не больше часа.

Я до рези в глазах всмотрелся, по максимуму используя свою способность. Большинство были очень похожи на аппарат, что засек нас с Тарой по дороге в Монолит. Но один серьезно отличался – большой серый треугольник, формой напоминающий миниатюрный флаинг. Гладкие изящные очертания, почти сливающийся с небом окрас, он скользил гораздо выше прочих, как орел, зорко высматривающий добычу. Если дроны Бродяг казались состряпанными на коленке из лома, найденного в руинах, то этот явно был плодом совершенных технологий Утопии. Интерфейс без раздумий выдал справочную информацию:

«Пилигрим»

Автономный разведывательный беспилотный летательный аппарат. Оригинал.

«Орион» – интегрированный комплекс наблюдения и разведки широкого профиля, включающий в себя системы обнаружения подвижных малоразмерных объектов в различных диапазонах.

«Квантовый Луч» – собственный канал связи, позволяющий мгновенно передавать данные и получать удаленные команды из ЦУ.

«Автономная Робототехника» – радиус автономного полета свыше пяти тысяч миль. Способен действовать во враждебных средах. Управляется собственным когитором класса «гамма».

«Альфа-Плюс» – входит в альфа-арсенал Звездного Флота и войск планетарной безопасности.

Ого! Эта штука – уже не примитивный квадрокоптер Конвоя, а полноценный военно-разведывательный аппарат, оригинал эпохи Утопии, неизвестно как попавший в руки Одержимых! Скорее всего, как и штурмовой бот, наследие техники Звездного Флота с борта «Мстящего».

Мико: Грэй, у нас проблемы. Подсистемы сканирования «Пилигрима» отслеживают движущиеся цели в радиусе ста миль. Боюсь, что нас уже засекли. Нужно немедленно принимать меры.

Тон нейросети был крайне озабоченным. Через несколько секунд она продолжила:

Мико: Необходимо избегать открытой местности, а также постараться замаскироваться от систем радарного и тепловизионного поиска. Это сложнее. Есть два варианта: уйти под землю, используя старые катакомбы, либо использовать Геном Краба.

Геном Краба? Я снова открыл данные о последнем подарке Флектора. Когитор имела в виду единственную доступную мне генную модификацию:

«Непроницаемость» – ваш организм приобретает свойство полной непроницаемости для различных видов излучений.

— Как это поможет, Мико?

Мико: Я уже говорила, что это крайне полезная модификация. Она экранирует излучение, причем как внешнее, так и внутреннее. Это похоже на технологию «гост», но для биологического организма. Ты станешь «слепым пятном» в большинстве поисковых диапазонов, включая инфракрасный и электромагнитный. Кроме того, другие Инкарнаторы не смогут ощутить твой Источник. Единственный минус – само наличие «Непроницаемости» косвенно указывает на азур-изменение организма.

Нас наверняка уже засекли, раздумывать было некогда. Вокруг кипела вода, речка превратилась в бурлящий водоворот, с течением которого с трудом справлялась даже моя носительница. Нас несло все быстрее, сверху промелькнули руины, разрушенный остов арочного моста. Я открыл экран «Трансформации»… Жалко, конечно, тратить второй из трех слотов ДНК-модификаций под такой странный Геном, но еще меньше хочется снова стать добычей Оскала!

Минус Нейросфера. Уже ставшая привычной дрожь усиления пробежала по телу, пронзив позвоночник невыносимой болью-наслаждением. Все, теперь я непроницаем для большинства видов излучений. Мощное пассивное усиление, к сожалению, полностью защитного толка. Причем экранирование вовсе не означает неуязвимость, и от вредных эффектов, например, радиации, как я понял, мой организм совершенно не застрахован.

Мимо мелькнули черные скалы, нас несло к большому порогу, с камней которого срывался вниз пятиметровый водопад. Река уже ревела, от слепящих брызг вокруг ничего не было видно. Оборотень даже не пыталась пробиться к берегу, она ловко лавировала между острыми клыками торчащих камней. Я изо всех сил вцепился в нее, пытаясь кольцом рук обхватить толстую шею, и пережил несколько секунд полета в потоке срывающейся вниз бурлящей воды. Жесткий удар о поверхность, погружение на глубину и снова спасительный глоток воздуха. Фыркая и отплевываясь, мы вынырнули, поплыли к берегу. Бешеное течение потока здесь успокаивалось, образуя широкую и мелкую заводь вдоль галечной косы. За ней чернели неровные зубы скал на отвесном утесе и зеленые своды леса. Через несколько минут оборотень устало выползла на гальку и бесцеремонно сбросила меня.

Избавившись от груза, она тут же встряхнулась, разбрызгивая воду. Защищаясь рукой от веера ледяных капель, в которых на мгновение заиграла радуга, я невольно залюбовался грацией необычного существа. Огромный сильный зверь, походящий одновременно на гибкую кошку, лисицу и рысь. От первой общая стать и повадки, от второй пушистый хвост и удлиненная мордочка, от третьей мощные толстые лапы и кисточки на заостренных ушах. Интерфейс системы Стеллара однозначно определял создание как ларса, азур-морфа класса «Бина». Тускло-желтая рамочка степени угрозы означала высокую опасность даже для группы бойцов. Но несмотря на то, что существо было морфом, то есть Тварью, оно казалось красивым и соразмерным, не нарушающим гармонию природы.

В следующий миг «лиса» уже выжимала мокрые волосы, перекинувшись в человеческое обличье. Смена тела казалась неуловимой, миллисекундной, раз – и все. С трудом отведя взгляд от гибкой девичьей фигуры, стоявшей вполоборота, я отвернулся и быстро пошел к скалам. Не стоило забывать о преследователях. Я – уже экранирован от поисковых систем, но она – совсем нет. Нужно найти место, где нас не засекут, лучше всего подойдет пещера или разрушенное здание… И попробовать установить контакт с неожиданной союзницей. Она явно разумна, а значит, мы можем быть полезны друг другу.

Моя задача проста – нужно выполнить поручение Нокса и добраться до места, где есть ретранслятор. Выйти на связь и передать сообщение в Город. Несмотря на то, что Конвой вроде бы отступил от убежища Ангелов, я был уверен, что Оскал не оставит поселение в покое. Наверняка он продолжает глушить связь и разрабатывает новые каверзы. Слишком многое поставлено на карту – ведь если в Городе узнают о возвращении легендарного Техноманта, в дело вступит Легион.

Но для того, чтобы уберечь Энджело, мне сначала нужно выжить. И в этом может пригодиться помощь «лисы». Здешний мир жесток и не прощает ошибок, а двое – это всегда больше, чем один.

Под обрывистым утесом нашлось укромное местечко, нечто вроде небольшой впадины. Укрытое сверху скальным козырьком, а с боков – густой растительностью, оно не просматривалось со стороны реки. Внутри неожиданно обнаружились следы давней человеческой деятельности: примитивный очаг, круг из закопченных камней, заботливо припасенная кучка сухого плавника для растопки. Кто-то бывал здесь и даже разводил огонь, причем в этом сезоне. Вероятно, рейдеры «Ангелов», все-таки это их территория...

Небольшая передышка. Я стащил комбинезон, надетый в лаборатории Ивил прямо на голое тело, встряхнул его, вытряхивая воду, критически осмотрел повреждения. Хотя «Фокс» сделан из непромокаемого материала и, по идее, герметичен, мой серьезно пострадал, здоровую дыру на груди прожег импульсник Ивил. Проверил криптор, кинжал, «Дробитель». Удивительно, но все было на месте, хотя пистолет нуждался в разборке, чистке и просушке. На голубом клинке Фанга по-прежнему мерцала гравировка волка, это означало, что «Див» вернулся, хотя я даже не заметил, когда это произошло.

Я разложил оружие на плоский камень и быстро переоделся, достав сухие вещи из экстрамерного хранилища в кольце. В запасе времени немного, но его хватит, чтобы немного передохнуть, попутно привести себя в порядок, разработать план дальнейших действий и попробовать переговорить с неожиданной спутницей. Еще жгло любопытство насчет ДНК-материалов, выпавших с трупа Одержимой, но я осознанно пока не изучал их. Есть другие, более неотложные дела.

Она бесшумно выглянула из-за листьев, осторожно опустилась на камень напротив, напряженная, как струна. Толком не просохшие светло-русые волосы, спадающие ниже коленей, укрыли ее спутанным плащом. Я наконец-то по-хорошему разглядел девушку. Лицо треугольное, с твердыми правильными чертами. Его можно было бы назвать миловидным, если бы не диковатые зеленые глаза. Огромные, миндалевидные, они светились удивительно чистым весенним цветом свежей листвы, завораживая и немного пугая своей чуждостью.

— Лиса, — нарушила молчание девушка, прикоснувшись к себе. Раскрытая ладонь указала на меня: — Ты?

— Грэй, — ответил я. Значит, «лиса», как я про себя обозвал оборотня, вовсе не прозвище, а странное имя? Или… позывной?

— Грэй! Гр-р-р-эй! — повторила она, словно пробуя мое имя на вкус. Удовлетворенно кивнула.

— Ты говоришь на глобише, — утвердительно сказал я.

— Да. Говорить… нет, говорю. Время. Нужно, — ответила она. — Я… Нужно время! Память… нет, вспомнить. Говори. Больше. Ты. Помощь. Помогай.

Мико: У нее не нарушены речевые функции и аппарат артикуляции: возможно, она просто очень долго не разговаривала с людьми.

— Стел-ларр? — спросила Лиса, коснувшись своего лба в том месте, где у меня была татуировка трехлучевой звезды. — Ты? Ле-гион?

Она знала о Стелларе и помнила его символ. Она спрашивала, принадлежу ли я к Легиону. Это было очень интересно.

— Я? Нет. Я из Города, если ты об этом. Но я не легионер. Просто трибут из клана Фенрира.

Лиса медленно качнула головой и чуть слышно зарычала.

— Нет! Инк. Ты. Видеть… нет, видела.

— А кто ты? — в упор спросил я.

Она замолчала, не отводя странного изучающего взгляда.

— Лиса. Из-гой. Зачем помог? Там? — она махнула в сторону, где предположительно остался Конвой. — Дал Азур. Мне?

— Я не хотел, чтобы ты погибла. И потом, ты ведь хотела вырваться на свободу?

— Погибла? — оборотень криво усмехнулась. — Я не погибать. Меня нельзя убить. Понимать? Нет, понимаешь?

Она разговаривала все лучше и лучше, прямо на глазах вспоминая язык, правильные окончания слов и построения фраз.

— Что значит «тебя нельзя убить»? — спросил я. — Ты мгновенно залечиваешь раны? Или воскресаешь после смерти, как я?

— Да. Нет. Ты – Стеллар, — она вновь постучала согнутым пальцем по лбу. — Я – нет. Изгой. Помог мне. Почему?

— А что, нужно было оставить тебя в клетке? — усмехнулся я. — Или позволить этим шивам тебя расстрелять?

Лиса устало вздохнула, издав негромкое раздраженное шипение:

— Ты – Инк. Стел-лар. Я. Изгой. Почему?

Я не понимал вопроса. Странно, но девушку больше всего интересовало, зачем я помог ей освободиться и потом вытащил из-под огня окруживших Бродяг. Причем она делала упор на то, что я принадлежу к Инкам Стеллара. Возможно, азур-морфы, такие, как она, часто становились целями заданий системы Стеллара?

— Ты понимаешь все, что я говорю? — спросил я. Лиса быстро облизнула губы розовым язычком и уверенно кивнула. Сейчас ни поведением, ни жестикуляцией она не отличалась от обычного человека.

— Я не Инкарнатор из Города. Я не принадлежу к Легиону. Я сам по себе. Тебе незачем меня опасаться.

Лиса фыркнула, зеленые глаза как будто насмешливо сверкнули.

— Тогда. Ты. Кто? Кто ты? За кого? Ты?

— Я Грэй. Я сам за себя. Мы можем помочь друг другу.

— Помочь? — протянула она, опять словно пробуя слово на вкус. — Помощь. Как? Зачем?

— У нас общий враг.

— Нет! Стеллар, — она опять зашипела. — Враг! Я – нет! Убивать!

Мико: Грэй, мне не нравится это… существо. У нее очень странная физиогномика и необычная моторика. Я не могу предсказать ее эмоциональную реакцию. Будь наготове, мы можем не успеть среагировать.

Я неожиданно осознал, что сижу полуголый, практически без оружия, в одном шаге от опаснейшего, и возможно, безумного существа, которое может за пару секунд оторвать мне голову. Видимо, инстинктивно потянулся к кинжалу, лежавшему на камне, потому что Лиса, неуловимо сорвавшись с места, цепко перехватила мое запястье. Я мгновенно ощутил, насколько она сильнее. Девушка без труда отогнула мою руку, как будто играя с пятилетним малышом.

— Слабый. Не успеешь! — хищно ухмыльнулась она. — Легко убить.

— Я не собираюсь тебя убивать, — раздельно, спокойно сказал я, глядя в жутковатые зеленые фонарики ее глаз.

— Меня? Нельзя убить! — снова повторила оборотень, как будто неуверенно. — Странный. Ты. Новое тело? Волк? Ангел? Не понимаю.

Она наконец отпустила мою руку. После жесткой хватки запястье ощутимо побаливало.

— Ты помог. Я помогла, — произнесла она. — Хорошо! Не убивать… пока. Говорить. Будем говорить.

Она вдруг шумно втянула воздух ноздрями, вскочила, закрутила головой, будто что-то почуяв.

— Чужой. Корабль! Сверху!

Наш разговор прервал неожиданный нарастающий гул. Послышался свист, порыв ветра дернул верхушки деревьев. Я вскочил, увидев черную точку на горизонте, увеличивающуюся с каждой секундой. «Лиса» заметалась, зашипела, как пойманный зверь, пытаясь вжаться в стену впадины.

Это был не аэродрон и не «Пилигрим», они по-прежнему болтались далеко-далеко на пределе видимости. Приближалось нечто вроде флаинг-машины, с огромной скоростью разрезавшее воздух. Я успел разглядеть «Бинокулярным Зрением» вытянутый хищный силуэт, черную сталь крыльев и символ: зеленый ломаный зигзаг в круге, похожий на трезубец горной вершины, а если повернуть – на злобный клыкастый оскал…

Айсберг, наконец, проснулся и выехал за нами собственной персоной. И наверняка данные сканирования местности с «Пилигрима» уже перед ним, а это означает, что у нас буквально несколько секунд…

Я действовал больше на инстинктах. Мое тело – экранировано, а вот оборотень – нет. Если ее сигнал засекут, найдут и ее, и меня, и это будет означать полный крах. Поэтому я прыгнул сверху, прижимая ее к гальке всем телом. Закрыть, заслонить от сканирующих систем! Девушка сначала яростно завозилась, но я прошипел ей в ухо:

— Лежи! Тихо!

Лиса, словно почуяв, что спорить и вырываться не время, замерла, скорчившись, очень горячая и чуть дрожащая.

Черная тень аппарата, шедшего на предельно малой высоте, на мгновение накрыла нас. Я вдруг ощутил пронизывающее касание чего-то странного, нечеловечески холодного, будто равнодушный ледяной взгляд пробежал сверху. На секунду прыгнула азур-шкала, прибавив несколько единиц, и стало ясно, что там, на черной железной птице, находится Оскал. Я замер, стараясь даже не дышать.

Глава 6

Он со свистом промчался прямо над нами. По мере удаления звук стал ослабевать.

— Нас ищут. Сканируют сверху, — прошептал я чуть слышно в спутанные мокрые волосы Лисы. — Понимаешь? Я непроницаем для них, не дергайся…

Она вздрогнула, замерла неподвижно. С ее-то силой сбросить меня и сбежать было делом пары секунд. Значит, все поняла.

Кровь гулко била в виски. Зачем я вообще ее спасаю? Может, стоит разделиться? Пусть отправляется своей дорогой, заодно отвлечет Оскала и его охотников. А я, экранированный «Непроницаемостью», попробую в одиночку пробраться к ближайшему поселению с ретранслятором…

Нет. У меня есть карта, но почти нет опыта выживания в окружающем мире. Нет транспорта. Нужно держаться вместе – так больше шансов выжить, уйти от преследования и выполнить задачу. Одержимый знает, кто я, и теперь не будет церемониться. А Лиса крутой боец, у нас общий враг, нужно пытаться склонить ее на свою сторону. Мне необходима команда…

Через пару минут далекий гул усилился снова, летающий корабль возвращался. Звук то приближался, то отдалялся, будто Оскал кружил над квадратом, где последний раз была замечена цель. Мы продолжали лежать неподвижно. Через несколько минут шум стих полностью.

Ушел. Не заметил. Пронесло.

— Нужно укрыться где-то, — почти беззвучно произнес я. — Ты знаешь здешние места?

Чуть приподнялся на локтях, и Лиса, извернувшись, перевернулась на спину. Ее лицо оказалось в каком-то сантиметре. Я только сейчас осознал всю пикантность ситуации. Сам полуголый, прижал к земле полностью обнаженную девушку – не совсем девушку, конечно, но в нынешнем виде она почти не отличалась от человека. Странно, но я не испытывал к ней отвращения. Тело оборотня, твердое и упруго-мускулистое, было обжигающе горячим, как раскаленная печка. Температура повышена из-за нечеловеческого обмена веществ?

— Да. Нет, — прошептала она чуть хрипловато. — Карта. Есть?

— Да.

— Старые. Развалины. Подземелья. Ищи.

Мико: До ближайшего подходящего укрытия одиннадцать миль. Это бывший производственный комплекс. Старый роботизированный завод. Из схемы коммуникаций следует, что там существовал подземный монорельс для вывоза продукции, связывающий производство с ближайшими полисами. Три ветки… десять промежуточных станций-терминалов. Вполне вероятно, что тоннели проходимы – или, по крайней мере, там можно спрятаться. Я проложу маршрут…

Далекий гул окончательно стих. Я выпустил девушку. Она медленно встала, поправила волосы. Взгляд зеленых глаз был странным, будто «лиса» откровенно оценивала меня. Свободной рукой она легонько коснулась моего плеча и недовольно фыркнула.

— Мужчина! Женщина, — теперь притронулась к себе и фыркнула снова. — Не надо!

Я усмехнулся. Не думал, что вызову смущение у этого создания. Видимо, в ней скрыто гораздо больше человеческого, чем кажется на первый взгляд.

— Одежда, — сказала Лиса, прикрывая одной рукой грудь, а свободной указывая на криптор — Есть?

У меня в кольце хранились два универсальных комплекта одежды, приобретенных в Энджело, и несколько пар чистого белья. Майку Лиса отвергла, а вот костюм взяла и через минуту появилась в застегнутом по горлышко обтягивающем оливковом комбинезоне, почти неотличимая от обычной человеческой девушки.

— Стой. Кровь, — она тихонько коснулась моего лица. Удар маски Ивил в схватке в фургоне разбил мне нос и рассек лоб, кровь запеклась, но сейчас раны вновь открылись от резких движений. Лиса приложила ладошку к своим губам и медленно провела по моему лицу. Влажная рука убирала саднящую боль, я ощутил, как кровотечение останавливается, а раны моментально затягиваются.

Мико: Инкарнатор, невероятно! Ее слюна и, возможно, кровь, обладают мощнейшим регенеративным воздействием! Теперь понятно, почему ее практически невозможно убить: повреждения тканей восстанавливаются быстрее, чем организм умирает! Это очень похоже на генетическую модификацию «золотого» уровня или даже выше…

Россыпь черных точек в небе никуда не исчезла, а вот «Пилигрим» пропал, вероятно, поднявшись на недосягаемую даже для «Бинокулярного Зрения» высоту. Нам не стоило задерживаться на одном месте, нужно было как можно быстрее скрыться от сканирующего ока «Ориона».

— Маршрут проложен. Я буду показывать дорогу, — обратился я к Лисе. — Одиннадцать миль. Можно… эмм, опять сесть тебе на спину?

— Нет. Азур. Мало, — процедила она. — Бежим так. Близко.

Мы добрались туда через час, Мико удачно вывела на старую дорогу, почти заросшую, но еще существующую. Бежать по ней было одним удовольствием. Лиса, конечно, опережала меня, быстрая и ловкая, как мангуста.

Старый завод оказался комплексом давным-давно разрушенных зданий. Руины напоминали смятую яичную скорлупу. Стены растрескались и рухнули, перекрытия провалились внутрь, от металлических ангаров уцелели только ржавые скелеты ферм. Жадные лапы растительности покрыли постройки зеленым ковром, сквозь растрескавшийся бетон прорастали деревья. Мы с Лисой осторожно крались под хрупкими разрушенными сводами, обходя огромные зловонные лужи. Мико толстой алой линией проложила маршрут к станции подземного монорельса, но на практике приходилось постоянно искать другие пути, дорогу преграждали рухнувшие здания или завалы древней техники, давно ставшей ржавыми кусками металлолома.

— Плохое. Место, — сообщила мне Лиса, втягивая воздух. У нее явно имелись отменные слух, нюх и зрение, девушка воспринимала многое из того, что ускользало от моего внимания.

— Что именно тебе не нравится здесь? — кроме мелкой живности и насекомых, я не замечал ничего страшного.

— Запах. Вид. Плохое место.

— Чуешь кого-то?

— Да. Нет. Сейчас нет. Близко. — Проворчала оборотень.

Вход на погрузочный терминал монорельса, как ни странно, хорошо сохранился. Подобно многим старым подземельям с забитым водоотводом, он превратился в небольшое озеро, откуда уходили темные устья полузатопленных тоннелей. Сыро и мрачно. Сюда еще проникали столбы света, пронизанные заходящим солнцем, но дальше начинался полный мрак. Впрочем, пройти, судя по всему, можно было – мелко, глубина максимум по колено. Лисе эта идея не слишком нравилась, она морщила нос, втягивала воздух и раздраженно шипела, трогая воду.

Прикинув время, я понял, что мы сегодня успеем преодолеть первый отрезок пути до промежуточного терминала, если тоннель не завален где-нибудь посередине. Там можно будет заночевать. Перед вечерним марш-броском следовало подкрепиться, восстановить силы и все же осмотреть трофеи, полученные с Ивил.

— Мико, что там у нас за Гены? Ты уже проанализировала их?

Мико: Да, Грэй. Очень интересная и ценная добыча на самом деле. Смотри…

Геном Ледяного Анубиса

Ранг: фиолетовый (смешанный, азурический)

Доступны следующие генетические модификации:

«Ледяная Кровь» – ваша кровь меняет состав, превращаясь в прозрачную плазму, способную поддерживать все функции организма в среде с отрицательными температурами. Ваше прикосновение может обжечь холодом, а дыхание заморозить. Вы не нуждаетесь в еде и не испытываете жажды, все ткани организма изменяются, приобретая множество новых свойств.

Требуется: Эволюция (2), перестройка скелета (5), улучшение эндокринной системы (5), перестройка тканей (3), улучшение Источника (10), Нейроматрица

«Криогенная Мумификация» – вы получаете возможность на неопределенный срок сохранить любое органическое тело, заменив его биологические жидкости крио-составом. Внимание: при применении способности к живому существу оно мгновенно погибнет.Активируется тактильным контактом с биологической жидкостью.

Требуется: Эволюция (1), улучшение Источника (7), улучшение неокортекса (5), улучшение костной ткани (5), Нейроядро

Активная способность. 5000 Азур.

«Обонятельный анализатор» – Исключительно острое обоняние. Ваша обонятельная система способна уловить и распознать самые тонкие запахи. По аромату выделяемых феромонов вы можете определить даже эмоциональную реакцию собеседника.

Требуется: улучшение обоняния (3), улучшение нервной системы (2), Нейросфера

Мико: Это уникальный Геном, совершенно очевидно, полученный из существа, преобразованного могущественной азурической сущностью. Как ты видишь, для мощных азур-модификаций требуется долгая подготовка, но эффект того стоит.

Да уж! «Криогенная Мумификация» – это не что иное, как мгновенное убийство одним прикосновением. А «Ледяная Кровь», очевидно, открывает целый спектр возможностей, связанный с оперированием низкими температурами. Но и требования зашкаливали: вторая Эволюция и множество неизвестных мне глобальных модификаций. Наиболее простеньким был «Обонятельный Анализатор» – прекрасная возможность получить острейший нюх еще до первой эволюции. Очень любопытный Геном. Даже интересно, какую награду за него даст система Стеллара…

Второй Геном оказался зашифрован.

???

Неизвестный генетический ксено-материал

Мико печально развела руками:

Мико: К сожалению, Грэй, с помощью встроенных анализаторов наша система не может определить свойства этого Гена. Это нерасшифрованный ксено-ДНК, вообще неизвестный системе Стеллара.

— Он инопланетный? С Черной Луны?

Мико: Вполне вероятно. Я бы рекомендовала отложить его. Необходимо исследование специалистом-ксеногенетиком.

Если такие ученые вообще сохранились… Я открыл третий генетический материал, выпавший с Ивил, со странным названием Фенотип Эвелин Мэйл.

Это оказался не Геном. Передо мной появилось нечто подобное окну «Трансформации», только в нем возникла худощавая фигура Одержимой. Фенотип оказался подробной картой ее эволюций, усилений и генетических модификаций. ДНК и Геномы были расшифрованы лишь частично, древо способностей оказалось испещрено знаками вопроса, но все же, все же… имея такой слепок, ничего не стоило прокачать Инка с абсолютно аналогичными способностями – или, изучив их, разработать контр-тактику. Дело за малым: собрать такой же набор Геномов и найти прорву концентрированной А-Энергии. Ивил, судя по Фенотипу, прошла уже две эволюции и имплантировала четырнадцать генных модификаций, не считая кибернетических и обычных усилений. Настоящий монстр, как же нам повезло одолеть ее…

Мико: Определенная доля удачи присутствовала. Но если судить по этой ДНК-карте, Эвелин Мэйл вообще не была боевиком. Специализированных боевых модификаций у нее практически нет. Она Техномант, ученый-исследователь, специалист в областях азурологии, ксеногенетик и ксенобиолог, мастер транспантологии искусственных органов и установки имплантатов. Я провела анализ боя… наша первая «Вспышка» вывела из строя часть ее кибер-усилений, например, «Пустотный Щит», сервоприводы костюма и мио-электрические протезы. Одержимая не вполне координировала движения, поэтому часто промахивалась. Иначе, боюсь, наши шансы стремились бы к нулю…

— Даже с помощью Лисы?

Мико: Невозможно прогнозировать практически неизвестный фактор. Это существо идет на контакт, попробуй узнать о ней побольше.

Лиса, пользуясь передышкой, аккуратно заплела свои длинные, спадающие ниже колен волосы в толстую косу и венцом уложила ее вокруг головы. Чувствовалось, что такая работа знакома и приятна ее пальцам. Ловко скручивая волосы, девушка издавала звук, похожий на негромкое мурлыканье.

Взглянув, я восхищенно покачал головой – метаморфоза была так разительна. Лиса улыбнулась, явно довольная произведенным впечатлением. Звериное начало уходило из выражения лица и жестикуляции, ее движения, мимика и речь все больше казались человеческими.

Достав из криптора банку с пастой, я открыл ее, внимательно наблюдая за реакцией девушки. Она тут же оживилась, заинтересованно потянув носом:

— Еда. Есть?

Я бросил ей еще одну банку и сухой рацион из своих запасов. Она мгновенно прикончила и то, и другое, облизнула пальцы, снова вопросительно уставилась:

— Еще еда? Есть?

Я достал еще, выложил на камень. В крипторе оставалось семь банок пасты и пять легионных рационов: перед выходом из Энджело мы рассчитывали на неделю пути. Один рацион, прессованная смесь шоколада, орехов и мяса, по запасу питательных веществ был предназначен на день для взрослого мужчины-солдата. Однако Лиса смолола три штуки подряд с феноменальной скоростью, и ее взгляд не становился менее голодным.

— Мало. Надо больше, — произнесла она. — Голодная. Долго. Слабая. Еще еда?

Мико: Ее ускоренный метаболизм, возможно, сжигает много энергии и требует усиленного питания. По моему предположению, ей необходимо не менее 30-50 килограмм калорийной пищи в сутки, как морфу-хищнику сходного размера.

— Больше нет, извини, — пожал я плечами. — Как ты попала к Одержимым?

Лиса печально вздохнула, совершенно по-человечески:

— Луна… Голодная. Охотилась. Крысы. Тварь. Азур-Тварь. Не знала. Хотела убить. Не смогла, слабая. Крысы. Убивали. Не смогли. Тварь поймала. Клетка. Слабая, голодная. Не могла сбежать. Крысы. Бродяги. Одержимые.

Объяснение было сумбурным, но вполне понятным. Оборотень охотилась на крыс, столкнулась с их Королем и проиграла эту схватку. Убить ее раттусы не сумели, хоть это выглядело невозможным – я представил, что ей пришлось пережить, терзаемой крысиной стаей. Как тут вообще сохранить здравый рассудок? В итоге она оказалась в плену у выводка Короля и была успешно продана Одержимым… в обмен на что, кстати? Оружие? Взрывчатку? Еду?

— Ты говоришь о вожаке крысаков? Той Твари, что вселилась в него? — спросил я. — Я видел тебя в клетке, в караване крыс.

— Да. Да. Видел? — встрепенулась Лиса. — Ты? Где?!

— По дороге, случайно. Думали тебя освободить, но крыс было слишком много. Что с тобой хотели сделать Одержимые?

— Изгой. Азур. Наука. Гены. Изучать. Забрать! — произнесла девушка. — Потом… Не знаю. Тьма? Одержимые. Плохие. Сломанные. Враги!

— То есть твой враг и Стеллар, и Одержимые? – переспросил я.

— Да. Да. Я изгой.

— Что такое изгой? Ты человек? Ты была человеком? — наконец сформулировал я.

— Не знаешь? — удивилась Лиса, — Стеллар? Голос?

— Я ничего не знаю. Потерял память. Свалился оттуда пару недель назад, — я ткнул пальцем в небо. — Ничего не помню. Это мое первое тело. Выбрался к людям, только там начал что-то понимать. И попал в плен к Одержимым…

Лиса озадаченно замолчала, настороженно изучая меня. Затем спросила:

— Но ты – Стеллар? Не помнишь?

— Я пользуюсь системой Стеллара, инициировал терминал в Монолите.

— Монолит? Войти? Можешь? — неожиданно живо заинтересовалась она.

— Да. Могу. Более того, мне нужно туда попасть: сдать задания в терминал, получить новое звание и предупредить об Одержимых Город.

— Монолит… — повторила Лиса задумчиво. — Стер память. Себе. Хорошо. Я помогу. Тебе. Ты. Поможешь мне.

— Кто ты?

Она замолчала, напряженно глядя на меня. Внутри оборотня будто происходила какая-то скрытая борьба. Зеленые огоньки глаз то вспыхивали, то вновь гасли, пальцы сжимались, впиваясь в коленки. Наконец она заговорила, медленно, отрывисто:

— Была как… ты. Сначала… Очень давно, плохо помню. Импакт. Умерла. Воскресла. Стала Инком. Система Стеллара. Как ты.

Я не смог сдержать дрожь волнения. Лиса – все-таки человек. Вернее, Инкарнатор, такой же, как и я! Нечто подобное подсознательно предполагал, увидев ее способности, силу, ловкость и явные следы генетических модификаций. Значит, она невероятно стара, если говорит, что первый раз воскресла после Импакта! Настоящий кладезь информации!

— Ты – Инкарнатор?

— Да. Инк. Была… — она слабо улыбнулась. — Мой Голос… Ричи… Умирала. Воскресала. Много раз. Много. Много. Очень много. Плохо помню. Твари. Люди, злые. Новые тела…. Много. Не хотела воевать. Скрывалась. Боялась. Нашла дом. Вечные. Стая. Клан. Мой.

Мико: Грэй, это название мне известно. В Архивах Стеллара есть упоминание о «Вечных» или «Вечной Стае». Это одно из объединений Инкарнаторов-ренегатов, созданных после Импакта.

— Ренегаты?Одержимые?

Мико: Судя по всему, нет. Уничтожены задолго до событий Осады и войн Одержимых.

— Уничтожены? Кем?

Мико: Легионом. Данные засекречены.

— Люди. Дом. Муж. Дети, — продолжала девушка умиротворенным, совершенно человеческим голосом, словно погрузившись в светлые воспоминания. — Долго. Давно. Очень. Не помню. Их лица… Стая. Все вместе. Семья. Клан. Потом… смерть. Пришли Инки. Легион. Битва. «Поцелуй Солнца». Огонь. Смерть.

Она негромко зарычала, изменившись в лице. Я начал понемногу понимать. Трагическая история женщины, не желавшей воевать и утратившей все, что было ей дорого в междоусобных распрях фракций Инкарнаторов. Она выжила, но потеряла дом и свою семью, а ее клан, судя по всему, был под корень вырезан Легионом. Лиса безжалостно продолжала, из коротких рубленых фраз стало понятно, что она много лет провела в плену Города:

— Смерть. Все умерли. Легион. Плен. Стеллар. Карцер. Печать Омега. Долго. Долго. Потом… Одержимые… Открыли Куб. Сломали Печать. Сбежала. Город. Битва. Убивала… Много.

Мико: О! Карцер — это, скорее всего, «Инкарцерум», секретная тюрьма, предназначенная для удержания Инкарнаторов. Местоположение неизвестно. Считается, что оттуда невозможно сбежать. Грэй, я бы поостереглась иметь дело с этим существом. В «Инкарцерум» попадают только злейшие преступники.

— Ты сражалась за Одержимых? — спросил я.

— Да. Нет. Битва! Память. Стая. Мои… Месть!

Она неожиданно замолчала. Я увидел, что ее горящие глаза подозрительно блестят, а грудь часто вздымается.

— Месть. Безумие. Потеряла систему. Потеряла Ричи. Потеряла все.

— Ричи? — переспросил я.

— Голос. Стеллар, — она прикоснулась ко лбу. — Как Клео, Ассоль, Сирена, Мико… У меня был Ричи.

Она говорила о когиторе и его потере! Это означало, что ее нейросеть была заблокирована из-за многочисленных взысканий, а звания аннулированы. Мико предупреждала меня о подобном варианте. Репутация Лисы ушла в отрицательную зону из-за множества поступков, которые система Стеллара посчитала «преступлениями», в результате когитор и интерфейс исчезли, инкарнация и управление развитием генетических модификаций стали недоступны. По идее, любая смерть в таком состоянии навсегда развоплощала Инка-отступника. Как же она выжила?

— Изгой. Сбежала. Далеко. Жила. Долго. Святые. Поймали. Изучали. Долго. Твари! Азур. Гены. Вот это…

Она вытянула руку, раскрыла ладонь. На моих глазах тонкая девичья кисть неуловимо превратилась в звериную лапу ларса, увенчанную черными крючковатыми когтями с палец длиной. Мгновение – и опять обычная рука. Лиса опустила руку и продолжила:

— Долго. Луна. Убила. Сбежала. Зверь. Изменение. Память… — она глухо зарычала. — Жила. Охотилась. Не говорила. Не помнила. Зверь. Понимаешь?

Я коротко кивнул. Тара успела немного просветить меня. Под общим наименованием «Святые» обычно подразумевали множество разнообразных фракций азур-сектантов. От «чистых» людей они отличались тем, что зачастую жили в зараженных А-энергией зонах и активно пытались использовать Азур, полагая ее даром свыше. Обитатели Энджело считали Святых опасными фанатиками, «шивами» и остерегались иметь с ними дело. Лиса, вероятно, попала в руки одного из таких культов и стала объектом исследования и генетических экспериментов, в результате которых превратилась в морфа-оборотня.

— Еще это. Смотри.

Взвизгнула молния комбинезона. Обернувшись, девушка спустила верх одежды, обнажив часть спины. Подняла тяжелую волну волос, и я увидел под лопаткой, там же, где у меня синел клановый волк Фенрира, малозаметное оранжевое тату. Оно было похоже на солнце с изломанными под прямым углом лучами. Внутри диска бежали выбитые буквы: А.L. I. С.E.

Алиса. Лиса.

В ту же секунду девушку выделила тревожная алая рамка дополненной реальности, интерфейс системы Стеллара взвыл пожарной сиреной, выдавая информацию, а побледневшая Мико тихо предупредила:

Мико: Грэй, я ее идентифицировала. Медленно, осторожно, не привлекая внимания, готовь «Вспышку»!

Интерлюдия: Одержимые

Трейлер-лаборатория полностью выгорел изнутри, превратившись в обугленный скелет. Айсберг угрюмо наблюдал, как Бродяги переносят немногое уцелевшее в грузовой криптор серебристого фургона-двойника. Одержимые потеряли ценную мобильную базу, напичканную высокотехнологичным оборудованием.

Как будто назло, разбитый вингер Ангела сохранился, устойчивый к высоким температурам. А почти все электронные устройства, запасы биокибернетических материалов, крио-капсулы с запасными телами и резервный запас Геномов и Азур – все, что Ивил с хомячьим упорством долгие десятилетия стаскивала в свою норку, погибло в огне. Крипторы и компьютеры расплавились, их содержимое было навсегда утрачено. Тяжелые, невосполнимые потери.

Техномант стиснул зубы, смиряя бушующую внутри ярость. Как было прекрасно известно Одержимому, невосполнимыми бывают лишь людские ресурсы, все прочее – тлен, мусор, мертвое железо…

Он подошел к длинному ряду мертвецов, откинул накрывающую их ткань и начал внимательно осматривать каждого, склоняясь над ним. Бродяги с почти суеверным ужасом следили за его действиями. Айсбергу было плевать. Гораздо важнее найти подходящее тело с Источником среди свежих трупов. Иначе придется использовать живых, а это нежелательно, опять поползут слухи, а лояльность Конвоя и так падает после последних событий.

Наконец, он нашел. Щуплая длинноногая девушка в распоротом кожаном комбинезоне, вся покрытая чешуйками засохшей крови. Выбритый наголо череп покрывала сложная татуировка, переходящая на лицо. Удар когтистой лапы вскрыл ей горло, почти отделив голову от тела. Айсберг усмехнулся, оценив замысловатый пирсинг мертвой девицы и необычную заостренность ее ушей. Шива, азур-измененная, в Конвое таких две трети. Наверняка среди Бродяг пользовалась популярностью. Не совсем то, что надо, но хотя бы имеется Источник и совпадает пол…

По короткой команде Техноманта двое подручных подхватили тело и пронесли внутрь фургона, положив прямо на пол. Айсберг жестом приказал им убираться и плотно затворил двери. То, что должно произойти, не стоит видеть любопытным.

Он встал над мертвым телом, достал из криптора длинный металлический цилиндр, блеснувший бериллиевой бронзой. С негромким щелчком диафрагма на одном конце предмета открылась. Из наклоненного «хранилища умбры» на труп медленно полилась тягучая черная струйка.

То, что осталось от Эвелин Мэйл. То, что забрал Айсберг в разгромленной лаборатории.

Не имело значения, жива или мертва жертва. Техно-органический инопланетный захватчик был способен перестраивать на молекулярном уровне любую материю, превращая ее в новый функционирующий организм. Даже укрощенная гением Сумрака, первого из Одержимых, Тьма была смертельно опасна. Но смерть – оружие обоюдоострое…

Тьма кляксой растеклась по обнаженной коже, жадно впитываясь внутрь. Айсберг много раз наблюдал первые метаморфозы инфицированных – неестественная бледность, выступающие на коже черные прожилки. Тьма, проникая внутрь, миллиардом микроскопических частиц внедрялась во все органы, за несколько минут полностью заражая тело.

Тело мертвой девушки дернулось, пальцы заскребли по полу. Она выгнулась, широко открыла рот, вдыхая воздух, распахнула глаза. Ни зрачка, ни радужки – сплошная черная пелена. Рана на шее еще виднелась, но со сверхъестественной скоростью зарастала, превращаясь в ветвистый синеватый шрам.

Девушка забилась, перевернулась на бок, дергая руками и ногами как раздавленный паук. Первое сопряжение всегда сопровождалось подобными судорогами. Настройка энергоинформационного обмена между инфицированным организмом и сущностью, которую азурологи Утопии назвали «анима», требовала некоторого времени. Айсберг прекрасно помнил, как неприятна эта процедура.

Воскрешенная поднялась на четвереньки, захрипела, хватаясь за горло. С трудом встала, цепляясь за край стола, ощупала себя, тело, лицо. Снова выругалась, глядя на худые смуглые руки, покрытые татуировками, и пальцы с шипами алых ногтей. Голос был незнакомым, но интонацию Айсберг узнал бы из тысячи.

— Привет, Иви. Как ты себя чувствуешь? — Техномант позволил себе слегка улыбнуться.

— Что… что за тело ты мне дал?! — невнятно произнесла она. — Проклятье! Шива? Источник «дао»? Дьявольщина, зачем он мне нужен?!

— Извини, киса, выбирать не приходилось! — издевательски развел руками Айс. — У меня тут не Монолит. Твои запасные анубисы сгорели вместе с лабораторией.

— Буллшит! — опять простонала Эвелин, хватаясь за голову. — Ублюдки! Сгорели? Что удалось спасти?

— Почти ничего. Я поздно появился. Рассказывай! Что произошло?!

— Он оказался Инком. Я поняла, но слишком поздно. Неожиданно ударил Ра… — Ивил скривилась, как от зубной боли. — Азурический урон! У меня временно вырубилась часть импов, структура энио была нарушена. Шок.

— Уверена, что Инк? — мрачно сказал Айс. — Может, просто сильный Заклинатель?

— Абсолютно. Он дважды воскрес на моих глазах с полной перезагрузкой носителя. Слушай, здесь есть зеркало?

Увиденное не улучшило настроение Эвелин Мэйл. Долговязая девушка с лицом, из-за татуировок похожим на страшноватую маску. Пикантность образу добавляли полностью выбритый череп и слегка заостренные длинные уши, украшенные пирсингом. Одержимая снова выругалась, протирая глаза и смывая с лица засохшую кровь. Айсберг отметил, что кожа и глаза носителя приняли естественный вид, его ученица полностью восстановила контроль над преобразованным телом.

— Почему ты сразу не связалась со мной?!

— Связь вырубилась из-за электромагнитного импульса. Это была «Вспышка», причем мощная!

— Надо было его сразу убивать, — проворчал Айс. — Что дальше?

— Пока я отходила от шока, он освободился. Сумел выпустить Алису. Они насели на меня вдвоем. Хотя я старалась держать девку пустой, она как-то восстановилась. Пока возилась с ней, этот тип сумел пробить мою защиту азур-артефактом и опять ударил «Вспышкой»… Изнутри. С-сука! Импы сдохли, тело сгорело, нейронные связи начали рваться. Я едва успела сбежать. Странно вообще, что не добили. У них была возможность…

— Возможно, просто кончилась Азур, — сказал Оскал. — Они ушли, перебив еще кучу Бродяг. Значит, Инк… Что-нибудь конкретное можешь про него сказать?

— Хитрый ублюдок! Долго притворялся. Корчил из себя обычного трибута… — Ивил зло сплюнула, ощупывая свое новое лицо. — Источник «Ра», первую эволюцию не прошел, генных модификаций не обнаружила. Выбила из него только имя… Свен Грэйхольм. Может, тоже ложь. Очень похож на диверсанта под прикрытием, в свежем теле.

— Да, похоже, — помолчав, согласился Техномант. — Но чей?

— Судя по метке на морде, Стеллар.

— Слишком примитивно даже для Города, — поморщился Айсберг. — Киса, могут быть варианты, сама знаешь.

— В любом случае если Легион узнает о нас, будет объявлена Синяя Тревога, — поежилась Эвелин. — Могут ударить «Абсолютом»…

— Не ударят. По моим данным, их арсеналы практически пусты, каждый «Абсолют» бесценен, — уверенно ответил Техномант. — Что будут делать наши архонты, когда Ши поднимут голову? При обнаружении очага Тьмы? Или, к примеру, если начнет расти новый Фрейм? Нет, Иви, сейчас не старые времена. Мы с тобой слишком мелкая цель для «Абсолютов». А вот рейд Легион может выслать, да. Так что беглецов нужно найти и ликвидировать, пока они не добрались до ретранслятора.

— Ты отследил, куда они сбежали? Ведешь их? — спросила Ивил.

— И да, и нет. Странная ситуация. Я пошел по горячим следам, засек их, но сигналы просто исчезли.

— Как исчезли? Пропали из всех диапазонов наблюдения?

— Да. Какое-то защитное азур-свойство, вроде «Хамелеона» или «Непроницаемости», или просто спрятались, ушли под землю. Предполагаю второе.

— Странно, — задумчиво произнесла Одержимая. — Они двигались вместе с Алисой?

— Сначала – да. По двойному сигналу и отследили. Потом – неизвестно. Сейчас прошло несколько часов, нам известен только приблизительный квадрат. Далеко уйти они не могли.

— Послал уже охотников искать следы?

— Нет. Посылать партии людей против Инков – бессмысленная трата ресурсов. Я отправил туда стаю крыс во главе с Королем.

— Морфы тоже мясо, но с ними Король, может сработать… — пробормотала Эвелин, — Если они ушли в старые коммуникации, крысы тем более найдут…. Он уже как-то раз ее изловил… Но, хоть у меня от этой Твари мурашки по коже, их там двое, Айс. Воин и Заклинатель. Почти боевая группа, тем более мы не так и не знаем, кто он такой.

— Да. Именно поэтому я хочу, чтобы ты тоже отправилась туда. Возьмешь своих варгов, команду Бродяг – они хотят отомстить, и присмотришь за работой крыс. Зачистишь, если понадобится.

— Я?! — изумилась Ивил. — Я бы с удовольствием оторвала ему яйца, конечно. Но это новое тело, Айс. У меня вообще нет шансов.

Техномант достал из черного куба экстрамерного хранилища несколько предметов. Выложил их на стол. Острые антрацитовые камни, покрытые узором синих светящихся прожилок. Осколки Черной Луны. Рядом с ними появились цилиндры азур-конденсаторов, окруженные сиянием концентрированной А-энергии.

— Твои артефакты уцелели. Забирай. Я поделюсь с тобой своим запасом Азур, — медленно сказал Одержимый. — Прокачаешь носителя до первой эволюции. Сейчас же. И вперед.

— Без геномодов этого недостаточно, — фыркнула Одержимая.

— Понимаю. Поэтому дам тебе кое-что еще.

— Что?! «Бич Пустоты»?! Ты серьезно?! — изумилась Эвелин, глядя на предмет, который ее учитель достал из черного куба криптора. Он походил на изящную, в локоть длиной, ребристую металлическую рукоятку, похожую на гарду без перекрестия. Там, где должен был начинаться клинок, горел зловещий фиолетовый блик. Разомкнутый круг, выгравированный на эфесе, символизировал холодную силу Пустоты, темную энергию межзвездного вакуума. Легендарное оружие, азур-артефакт, сделанный Айсбергом с помощью мастеров Ши в те далекие времена, когда Город только набирал силу, Инков было много, а об Одержимых никто и не слышал. Она была свидетельницей применения этой страшной плети, одинаково губительной для материи и тонких сущностей, и каждый раз ее удар оказывался неотразимым.

— Да. Бери. Мне больше некого послать, Иви, понимаешь?

— Понимаю. Сделаю, — медленно ответила Одержимая, с трепетом принимая азур-оружие. — А что там с Энджело?

— Они сидят без энергии. Выключили главное энергоядро и вручную заблокировали все входы-выходы. Сами загнали себя в мышеловку. Посмотрим, сколько они продержатся в осаде без репликаторов, света и вокс-сетей. Мы сейчас загоним технику Конвоя на господствующие высоты и начнем из гаубиц обстреливать их верхнюю диафрагму. Через несколько дней взломаем верхнюю защиту и повторим штурм.

— А «Мстящий»?

— Зак пока увел корвет на противофазу орбите Звезды. Он опасается, что сенсоры орбиталов могут обнаружить корабль. Не хочет подставляться под «Стрелы». Сможет вернуться только через сутки.

— Ты говорил с ним об Ангеле?

— Бесполезно. Только потерял время, — в голосе Айсберга появились раздраженные нотки. — Он же был среди тех, кого группа Ангела спасла из Колодца, помнишь? Но это уже неважно.

— Хорошо. Что еще?

— Есть вопросы по нашей лисичке. Она, кстати, была очень зла, если судить по состоянию тел. Давно такого не видел. Ты успела разобраться, что с ней сделали Святоши?

— Не совсем, только начала искать подходы. Очень сложный для изучения объект. Крайне агрессивна, полностью иммунизирована к транквилизаторам, а шкура зарастает моментально. Я провела несколько интересных экспериментов… вот дерьмо, все протоколы ведь сгорели вместе с моей аугментацией!

— Основные выводы по ней?

— Дермовые, мой милый, выводы. Ничего приятного, — вздохнула Эвелин. — Как ты знаешь, Инки-изгои не могут контролировать развитие своего носителя. Азур-мутации становятся спонтанными и непредсказуемыми, как у оркусов. Тут похожий случай, но не совсем: Алиса попала в руки «Черной Розы», где ее начали целенаправленно изменять. А опыта работы с А-существами они накопили побольше нашего. Судя по имплантированным генам, они хотели создать из Инка-изгоя нечто новое. Возможно, пытались вывести биологически бессмертное существо. Также у нее наблюдается ярко выраженная смена поведения, похожая на поведение морфов-элунатропов. Похоже на подселение паразитной сущности. Не знаю, что там съехавшие Святоши могли накрутить. От них всего можно ожидать. Ты же помнишь, кто стоял за «Розой»?

— «Лилит». Одна из Принцесс, — процедил Одержимый. — Ходили такие слухи, да.

— Сейчас мы уже не узнаем, «Черная Роза» давно разгромлена, — продолжила Эвелин. — Команда Кастора постаралась. Идиоты, сколько знаний потеряно…

— Возможно, стоило потратить на нее дозу Умбры, — задумчиво сказал Одержимый. — Зря мы тянули с инфицированием.

— Ни в коем случае, Айс! Я категорически против, — резко ответила Ивил. — Что она сможет натворить, вернув интерфейс и управление геномодами, мне не хочется даже представлять. Тогда ее остановит только полноценная боевая группа, не меньше. Наша сбежавшая лисичка в своем роде уникальный образец. Генетики Святых поработали на славу. Если наш дружочек вместе с ней, а-ха-ха! Не завидую. Его ожидает много интересных сюрпризов.

Глава 7

Багровая рамка, вспыхнувшая вокруг девушки-оборотня, сообщала следующее:

Алиса «Лиса» ван дер Хиден (информация из Архива Стеллара, совпадение 57,5%)

А-Человек. Инкарнатор. Изгой.

А-Морф. ???

Обнаружены неизвестные генетические и азурические модификации организма.

Тип Источника – «ки».

Класс опасности: красный (смертельная угроза).

ВНИМАНИЕ: РАЗЖАЛОВАНА. ОСОБО ОПАСНА. СТАТУС D.O.A.

Жирная алая аббревиатура, как несмываемая печать, наискось пересекала статус Лисы.

D.O.A.

DEAD OR ALIVE.

Живой или мертвой.

Мико: Грэй, по данным системы Стеллара, Алиса входит в список опаснейших преступников! Подробности биографии скрыты из-за низкого уровня доступа, но на ее счету наверняка сотни убийств. Мы обязаны ее задержать или ликвидировать. Формирую директиву…

Задание: «Живой или мертвой»

Внимание: боевой приказ!

Задача: Любыми средствами уничтожьте или плените Алису «Лису» ван дер Хиден, разжалованную за многочисленные преступления.

Опционально: Доставьте пленную Алису в терминал Стеллара и свяжитесь с вышестоящими Инкарнаторами.

Награда: неизвестно, неизвестно, внеочередное звание

Внимание: для получения награды посетите терминал Стеллара.

Я почувствовал нарастающее раздражение. Как немногим ранее, когитор активно навязывала линию поведения и сформировала приказ, абсолютно противоположный моим намерениям. Обстоятельства, при которых Лиса была разжалована, неизвестны. «Живой или мертвой»… Вполне возможно, что она просто стала жертвой трагической случайности. Или заложником войны разных фракций Инков… Нужно разбираться, прежде чем делать выводы. Мне нужны союзники, а не новые враги, директива абсолютно бессмысленна сейчас, когда по нашему следу идут Одержимые…

Мико: Я ощущаю твои эмоции, Грэй. Не дай ввести себя в заблуждение. Это опаснейшее существо. Здесь не может быть ошибки. Статус D.О.А. случайно не присваивают. У нее руки по локоть в крови. Не убьешь ты – она использует и прикончит тебя.

— Мы тоже можем ее использовать. Нам нужно добраться до ретранслятора!

Мико: Крайне рискованный вариант.Грэй, вынуждена предупредить – при провале задания ты получишь первое взыскание. Так устроена система. Я предлагаю атаковать немедленно, пока есть возможность!

Лиса неподвижно стояла спиной ко мне, спустив комбинезон почти до пояса и поддерживая рукой волосы. Великолепный момент для нападения: выхватить Фанг, одновременно вливая в лезвие «Вспышку», и ударить под левую лопатку, прямо в соблазнительный изгиб гладкой бронзовой спины…

— Смотри. Вечные. Метка. Понял?

Мико: Бей! Другого случая может не представиться!

Нет! Я не знал, кем был в прошлом, но сейчас отчетливо ощущал, как на чистом листе памяти прорезывается стертый рисунок. Нельзя. Такой поступок навсегда запятнает мои руки. Возможно, нейросеть абсолютно права и Алиса действительно чудовище, но каким бы высоким целям не служила система Стеллара – предательски убивать того, кто тебе доверился, просто отвратительно. Мико, считав мои эмоции, печально вздохнула и уткнула лицо в молитвенно сложенные ладони, словно набираясь терпения с нерадивым учеником.

— Понял. А это что?

За ухом, под тяжелым узлом косы, я заметил небольшой значок, напоминающий какое-то растение. Шипастый стебель, увенчанный стилизованным черным бутоном. Форма показалась знакомой. Роза?

— Черная. Роза. Святые! — она неожиданно пронзительно и яростно зашипела. И обернулась ко мне.

— Твой голос. Хочет. Убить, — в глазах играли дьявольские зеленые огоньки. — Задание. Изгой. Система Стеллара. Да?

Я предпочел промолчать, но она, кажется, все знала и так.

— Не надо. Не пробуй. Не получится! — оскалилась она. — Меня нельзя убить. Понимаешь?

— Нет, не понимаю. Ты регенерируешь любые раны? — спросил я. — Вообще любые?

— Да. Нет. Не Лиса. Зверь. Внутри, — сказала оборотень. — Много раз. Убить. Умереть. Не выходило. Нельзя убить. Нельзя умереть. Смотри.

Она неуловимым движением выхватила из набедренных ножен мой Фанг – я даже не успел моргнуть. Ладошка тут же задымилась: артефакт жег чужую руку, но Алиса не обращая внимания с размаху всадила его себе прямо в солнечное сплетение. В то самое место, что Мико помечала «уязвимостью» Источника. Именно сюда предполагалось бить азур-оружием, чтобы окончательно прикончить тонкую сущность Инкарнатора.

Я непроизвольно вздрогнул от неожиданности. Оборотень зашипела от боли, лицо исказила неприятная гримаса, сквозь пальцы по животу побежала струйка крови. Девушка медленно вытащила нож. Несколько секунд – и смертельная рана затянулась, рубиновые капли бесследно впитались в кожу. Ни малейшего следа. Фантастическая регенерация. И что самое главное, удар в Источник не причинил ей никакого видимого вреда. Выходит, Мико ошиблась.

Спустя мгновение Фанг вновь оказался на месте, Лиса застегнула комбинезон и раскрыла пустые ладони. Ожоги тоже исчезли, хотя в воздухе витал неприятный запах паленой плоти.

— Убить нельзя. Никак. Понял?

Мико: Это противоречит законам природы. Биологическое бессмертие невозможно. Есть много способов преодолеть порог регенерации. Но вот то, что ее Источник не реагирует на азур-поражающий фактор, крайне интересно...

— Да, — сказал я. — Тебя можно искромсать на куски, но ты все равно выживешь. Так?

— Да. Помощь. Поможешь мне?

— Как? Чем?

— Лиса. Человек. Раньше. Теперь зверь. Азур. Гены, — медленно проговорила она. — Луна. Зверь. Внутри. Убиваю. Не могу умереть. Плохо. Больно…

Мико: Видимо, она пытается объяснить, что из-за неконтролируемых азур-мутаций ее тело стало не совсем… человеческим. Чужеродные Гены изменяют облик и калечат психику. Алиса уже не человек. Скорее всего, она безумна.

— Чем я могу тебе помочь?

— Система Стеллара. Вернуть. Вернуть Ричи, — чуть слышно произнесла она, неотрывно глядя мне в глаза.

Я все понял. Она страдала, не в состоянии управлять своими генетическими модификациями. Из объяснений Мико стало ясно, что Инки-изгои под действием поглощаемой Азур спонтанно изменяются, трансформируясь случайным образом. Не в состоянии умереть, обреченная бесконечно регенерировать, Алиса могла только бессильно наблюдать, как все больше превращается в азур-чудовище. Для человека это мучительный процесс: осознавать, как становишься зверем.

— Ты хочешь вернуть систему управления организмом, интерфейс и когитора? — медленно, взвешивая каждое слово, спросил я. — Но ты же сама сказала, что Стеллар – враг?

— Да. Да. Стеллар… — она опять злобно зашипела. — Поймешь. Стеллар. Тьма. Плохо. Плохо. Тело. Нужно тело. Новое. Заново. Человек. Как ты. Понимаешь?

— Понимаю. А это возможно – вернуть тебе систему?

— Да, — кивнула она. — Задания Стеллара. Выполнять. Много. Вместе. Ты. Я. Боевая группа. Понимаешь?

Мико: Инкарнатор, она надеется обратить процесс психических изменений, заполучив новое тело-носитель. Чтобы инкарнировать заново, ей нужно вернуть базовый интерфейс, а для этого необходимо «отмыться», искупив свои взыскания поощрениями. Способ только один – выполнение системных заданий. Она предлагает тебе создать с ней боевую группу. Формально это возможно – иначе изгои не могли бы искупить свои грехи. Награды системы Стеллара, полученные в составе группы, делятся на всех участников; кроме того, ты сможешь выполнять более сложные задания.

— Что ты думаешь?

Мико: Мотивация мне понятна. Моя оценка – непредсказуемо высокий уровень риска. Тем не менее нам стоит согласиться, в случае отказа она, с высокой вероятностью, просто прикончит тебя.

Алиса не отводила взгляд. В нечеловечески ярких миндалевидных глазах читалось требовательное ожидание, затаенный страх и… надежда? Возможно, впервые за много лет она встретила кого-то, действительно способного ей помочь.

— Я готов тебе помочь. Но мне тоже нужна помощь. Надо добраться до ближайшего ретранслятора, — медленно произнес я. — Дать знать об Одержимых. Поможешь?

— Да. Связь. Помогу. Но сначала ты, — фыркнула она в ответ. — Боевая группа. Сделай. Первый.

Интерфейс создания боевой группы, оказывается, находился в моем статусе. Мигнула надпись:

Зарегистрировать новую боевую группу?

Введите название боевой группы…

Я на секунду задумался, а потом, слегка улыбнувшись, мысленной командой ввел в мигающую строку:

«Амнезия»

Боевая группа «Амнезия» создана. Командир: рекрут Грэй.

Я задержал взгляд, вновь вызывая алую рамочку дополненной реальности вокруг Алисы. Через несколько секунд возле нее появились иконки:

Биография. Требуется уровень доступа аларх.

Звания и награды. Требуется уровень доступа аларх.

Фенотип и способности. Требуется уровень доступа трибун.

Боевая группа. Нет

Пригласить Алису ван дер Хиден в состав вашей боевой группы?

ВНИМАНИЕ: Командир группы несет полную ответственность за всех подчиненных. Он получает взыскания за совершенные участниками группы проступки наравне с нарушителем.

Вот оно что! Делятся не только награды, но и взыскания. Получается, создание боевой группы Инкарнаторов – это достаточно рискованный шаг, и приглашать туда стоит исключительно проверенных товарищей. Я не мог сказать этого о Лисе, но интуиция властно толкала под локоть.

Алиса ван дер Хиден включена в состав вашей боевой группы.

Я впервые увидел, как она улыбается. Широко, прищурившись, словно довольная кошка. На скуластых щеках появились ямочки. Улыбка совершенно преображала Лису. Суровая маска на несколько мгновений слетела, обнажив черты юной, беззаботной девушки. Она осторожно, словно боясь повредить, пожала мою протянутую руку жесткой горячей ладонью.

— Лиса. Грэй. Воин. Заклинатель. Группа, — сказала она. — Хорошо. План. Есть?

— Да. Нужно добраться до ближайшего поселения с ретранслятором. И еще – нам надо посетить Монолит.

— Одержимые. Будут искать. Бежать. Быстрее. Дальше. Потом связь.

Она была права. Сначала необходимо запутать следы и оторваться от преследователей. Вряд ли Оскал оставит нас в покое. Лишь когда мы окажемся в безопасности, можно детально проложить маршрут к поселению, указанному Ноксом. Меня сильно волновал еще один вопрос. В своем рассказе девушка наряду с именами других когиторов упомянула «Мико»…

Бдящая нейросеть неожиданно встрепенулась:

Мико: Грэй, боюсь тебя разочаровать. Я, конечно, уникальная суб-личность, но не настолько… Когиторов серии «альфа-плюс» для «Инкарнации» выпустили сто сорок четыре тысячи. Как ты уже понял, все мы подстроены под определенный человеческий психотип. Но психотипов людей гораздо меньше, чем сто сорок четыре тысячи…

— То есть у других Инков могли быть точно такие же Мико?

Мико: Бинго! Думаю, «сестренок» как минимум несколько тысяч. Так что вероятность того, что Алиса знала тебя в прошлом, исчезающее мала.

— Ты меня действительно разочаровала, — не смог сдержаться я.

Мико: Если хочешь знать, помимо всего прочего, мы развиваемся вместе с Инкарнаторами, получая новую информацию и опыт. Так что даже все Мико очень разные, вот так!

Она показала мне язык и обиженно надулась.

Алиса неожиданно потянула носом воздух. Взглянула на потолок, где из щелей купола проникали лучи тускнеющего вечернего света. Медленно прижала палец к губам – и быстро метнулась по разрушенной лестнице вверх, исчезнув в одном из проломов.

Что-то почуяла. Я схватился за «Дробитель», но ничего не успел сделать. Сверху послышался шорох, шум борьбы, а затем почти мне на голову свалился труп.

Гигантская крыса. Вернее – раттус, неестественные пропорции длинного костлявого тела однозначно указывали на принадлежность к знакомому виду. Поросшее рыжей шерстью существо еще подергивалось в конвульсиях. Судя по вывернутой оскаленной морде, Лиса просто сломала ему шею. Я осторожно дотронулся до тела. Пусто. Весь Азур, видимо, достался новой напарнице.

Она спрыгнула сверху через минуту. С шестиметровой высоты. Ловко и почти бесшумно приземлилась на все четыре точки, подобно гибкому хищнику. Движения Алисы, ее кошачьи повадки завораживали своей отточенной скупой грацией. Причем девушка не меняла облик, все эти трюки она проделывала в человеческом теле. Неужели и я когда-нибудь смогу вытворять нечто подобное?

— Вокруг чисто. Один. Бегун. Разведчик.

Ее слова могли означать только одно – убитый морф принадлежит к авангарду стаи, союзной с Одержимыми. Значит, Оскал послал в погоню за нами не людей, а крыс? Вряд ли в этих местах обитает еще одно племя крысаков.

— Уходим. Быстрее. Стая близко, — отрывисто бросила Алиса, показывая на черный зев коридора.

Передвигаться по темному полузатопленному тоннелю оказалось совсем нелегко. Уровень воды поднимался, и если сначала мы, балансируя, бежали по полоске уцелевшего монорельса, то вскоре он тоже скрылся под черной поверхностью. Пришлось брести по бедро, а чуть позже – по пояс в стоячей воде. Призванный светлячок Ра выхватывал из темноты груды хлама, гофры толстых кабелей над потолком, похожие на заржавевших змей, едва угадываемые под слоем плесени трафаретные надписи на почерневших стенах. Карта Мико указывала, что до ближайшей станции грузового монорельса двадцать одна миля…

Мы – Инкарнаторы. Мы способны бежать без передышки очень долго, беспощадно эксплуатируя все возможности улучшенного организма. Для того и дарована сила, чтобы можно было в критической ситуации выжать все до последней капли. Но в течение следующих часов, подгоняемый безжалостной напарницей, я в полной мере осознал, насколько слаб. Сильнее обычного человека, но гораздо слабее Инкарнатора. Изнурительный марш-бросок с препятствиями, где приз – твоя собственная жизнь. Я старался изо всех сил, но физические возможности организма имеют предел. Без меня Алиса могла бы передвигаться гораздо быстрее, однако скорость группы – это скорость самого медленного из ее участников.

Промежуточный терминал, куда мы вышли через несколько часов, представлял собой озеро. Пути монорельса и грузовые платформы были полностью затоплены, последний отрезок пришлось преодолевать вплавь. Под тусклым светом «Частицы Ра», парившей над нами, стало видно, что своды растрескались, пронизанные множеством узловатых корней. Станция больше походила на огромную пещеру, залитую водой, чем на творение человеческих рук.

— Плохие! Близко! Быстрее! — вдруг встрепенулась моя спутница. — Туда! Держись!

Она кого-то почуяла. Бесцеремонно заставила вцепиться в себя, ускорилась так, что вода закипела вокруг. Мы выбрались на затопленную платформу, стоя по пояс в воде, полностью промокшие и дрожащие от холода. Алиса медленно поворачивалась, наблюдая за поверхностью воды.

— Кто там? Крысы? — спросил я.

— Нет. Плохие. Живут здесь. Там! — она показала в толщу неподвижной воды. — Идут, близко!

Я поднял частицу Ра повыше, увеличив световой круг. И увидел черные силуэты, поднимающиеся из глубины, а через несколько мгновений – пенные буруны, расходящиеся на поверхности. Твари, жившие в затопленных тоннелях, поднимались наверх, потревоженные нашим визитом.

Удерживая Фанг обратным хватом, я медленно отступал назад. Зазубренные гребни, показавшиеся из бурлящей воды, не предвещали ничего хорошего. Удачно, что мы успели выбраться на платформу, где воды всего по пояс, на глубине шансов было бы меньше… Первая черная тень стремительно вырвалась на поверхность, бросаясь на Алису. Я успел заметить вытянутую крокодилью пасть, когтистые лапы с перепонками и полупрозрачный зазубренный гребень, тянувшийся вдоль всего тела. Интерфейс тут же классифицировал существо:

Тритон

А-морф.

Класс «Логос».

Ранг опасности: синий (значительная угроза)

«Логос» – это апгрейженные А-энергией обычные земные существа, без особых паранормальных изменений. Они действительно походили на тритонов, вымахавших до размеров аллигатора. Безобидные земноводные ящерки стали настоящими монстрами, жаждущими свежей плоти. Один из них рванулся ко мне, я успел встретить его яростным ударом Клыка, но не удержался на ногах, рухнул в воду. Почувствовал, как зубы твари пытаются прокусить плечо, разрывая защитное покрытие «Фокса». Вслепую ударил еще несколько раз, но лезвие с трудом пробивало бугристую кожу чудовища. Вода сомкнулась над головой, я начал захлебываться, бешеный всплеск адреналина больше походил на волну паники. Противники крайне опасны и их много!

Мико: Задержи дыхание!Подсвечиваю уязвимости! Бей снизу, в живот!

Трехмерную схему морфа, возникшую в углу зрения, раскрасили алые области слабых мест. Самая большая: живот, нижняя поверхность тела, не защищенная наростами естественной брони. Яростный удар туда принес свои плоды: я выпрямился, сбрасывая с себя распоротого бьющегося монстра.

Вокруг творилось нечто. Я не успевал отследить движения Алисы в туче брызг и бурлящей воде, видел только мелькающий силуэт среди выпрыгивающих чудовищ. Но она явно справлялась получше меня, голыми руками убивая перепончатых морфов. Девушка, оставаясь в человеческом виде, разрывала им пасти и ломала хребты, при этом молниеносно уклоняясь от бросков. Ее сила и ловкость в очередной раз поразили: если она способна на такое без оружия, что будет, когда ее нормально экипировать? Я начинал понимать, что хорошо развитый Инкарнатор заменяет отряд подготовленных бойцов и способен выжить там, где люди погибнут в первые же минуты.

Схватка закончилась так же неожиданно, как и началась. На поверхности осталось с десяток неподвижных тел. Лиса замерла, оглядываясь. Волосы опять растрепались, она прерывисто дышала, полностью промокшая и покрытая пятнами чужой крови.

— Все. Больше нет. Близко, — хрипло произнесла она. — Азур. Бери.

Я прикоснулся к ближайшему трупу, белеющему распоротым брюхом. Всего сотня А-энергии, немного, но тут и не А-Зона.

— Давай по очереди, — предложил я. — Половина твоя.

— Нет. Нет. Нельзя, — раздраженно выкрикнула Лиса. — Зверь. Гены. Изменения. Ты. Слабый. Медленный. Плохо. Бери Азур. Быстрее!

Я не стал спорить. Плюс полторы тысячи А-энергии, теперь у меня имелось 13834/16500 на счетчике. Еще немного – и появится вторая Нейросфера, а это значит, что эволюция и имплантация Генома Гидры уже не за горами. И тогда посмотрим, кто из нас медленный и слабый.

Лиса, судя по всему, озабоченно выискивала выход. Это было не так-то просто: снаружи уже стемнело. Грузовой терминал казался полностью разрушенным, лестницы и коридоры оканчивались завалами, из стен и потолка торчали узловатые корни деревьев. Следуя за ней, я выбрался на сухое место, вскарабкался по развалинам, оказавшись во входном холле. Здесь было светлее, сквозь звездообразный пролом в потолке внутрь проникал голубоватый свет. Покрытый узором синих прожилок диск Черной Луны взошел прямо над нами, огромный, заслоняющий половину неба.

Облитая лунным сиянием, Алиса с трудом оторвала от него взгляд. Взглянула на меня, прорычала:

— Уходи. Быстро. Прячься. Луна. Зверь.

В следующую секунду она начала меняться.

Глава 8

Промокший, покрытый пятнами крови оливковый комбинезон, облегающий фигуру Лисы, с треском разорвался.

— Беги, бе…хрр! Арргх! — успела выдохнуть Алиса, прежде чем ее речь превратилась в нечленораздельный хрип. Девушка опять менялась, но не так, как раньше. Уже знакомый кошкозверь продолжал трансформацию, захлебываясь плачущим воем.

Из хребта с хрустом вырастали острые черные иглы, похожие на огромный гребень. Челюсти вытягивались подобно крокодильей пасти. На хвосте и лапах появлялись шипы, все тело покрывалось зазубренными костяными наростами. Льняной окрас сменялся блестящей ониксовой шкурой, отливающей синевой металла.

Она оскалилась, продемонстрировав двойной ряд кинжальных зубов. Поднялась, встряхнулась, издав низкий вибрирующий рык, и уставилась на меня. Узкие щели глаз горели синим пламенем, очень похожим на азур-свечение, источая звериную ярость и жажду убийства, ощущаемые даже на расстоянии.

Зловещая метаморфоза! Я попятился, нашаривая рукоять Фанга. Если в обличье ларса Алису еще можно было назвать красивой и грациозной, то эта Тварь явно вылезла прямиком из преисподней. Что случилось с девушкой, в кого она превратилась под лучами Черной Луны? И осознает ли вообще, что происходит?

Мико: БЕГИ!

Монстр прыгнул на меня. Молниеносно, я едва угадал момент броска и даже начал смещаться, но уклониться было нереально. Перед глазами мелькнули загнутые когти, вырванный Фанг полетел в сторону, зазвенев где-то в камнях. В груди разорвался шар ослепительной боли, вокруг все закрутилось, я ощутил, что лечу куда-то, падаю, и вдруг – лежу, пытаюсь вздохнуть, пытаюсь крикнуть – и не могу.

Вы мертвы. Целостность организма 81%.

Мико: Запускаю инкарнацию! Вставай, быстрее!

Активация №16

Восстановление повреждений организма…

Инкарнация успешно завершена. Текущее количество Азур 13334/16500

Она меня убила. Повезло лишь в том, что страшный удар оборотня сбросил тело вниз, к подножию разрушенной лестницы. И я успел ожить, прежде чем Алиса, ставшая монстром, спрыгнула следом.

Мико: «Вспышку», быстро!

Частица Ра полетела навстречу оскаленной черной морде, показавшейся из пролома. В последнее время Азур расходовалась быстрее, чем копились запасы. Хлопок, ослепляющий свет, яростное шипение огня! Жуткий вой обожженного оборотня пронзил барабанные перепонки. Я не питал иллюзий: «Вспышка» максимум ненадолго задержит монстра. Дважды в присутствии Алисы я применял эту азур-способность, и в обоих случаях она восстанавливалась удивительно легко.

Мико: Грэй, сюда! Быстрее!

Следуя маркерам нейросети, я метнулся в лабиринт темных полуразрушенных помещений. Судя по шороху камней и хриплому рычанию за спиной, Алиса через полминуты тоже спрыгнула вниз. Мы проходили этим путем, выбираясь на поверхность, здесь не было ничего, кроме заплесневелых стен и покрытых пушком серого мха завалов мусора.

Мико: Сюда! Быстрее!

Большое прямоугольное помещение, заполненное рядами проржавевших сидений. Зал ожидания или что-то вроде. Потолок частично обрушился. На ходу я бешено озирался, перепрыгивая препятствия. Маркеры нейросети четко указывали маршрут. Так, что это?

Черная зигзагообразная щель в одной из стен. Я мгновенно понял, на что намекает когитор – в нее мог протиснуться человек, но не пролез бы оборотень. Видимо, Мико срисовала план, когда мы первый раз проходили здесь.

Внутри оказался тупик. Свет частицы Ра мгновенно озарил маленькую комнату, ставшую треугольной из-за косо рухнувшего перекрытия. Много крупных кусков разбитого пластобетона. Напрягая все силы, я перегородил одним из таких пролом, превратив щель в узкую треугольную бойницу.

Вовремя, монстр появился спустя несколько секунд, он преследовал меня по пятам. Черная тень мелькнула в проломе, крючковатые когти заскрежетали по камню, оставляя глубокие белесые царапины. Оборотень издал кровожадное, преисполненное жажды убийства рычание. Если Алиса в этом обличье и сохраняла частицу разума, то внешне это никак не проявлялось.

От мощных ударов с потолка посыпался мусор. Зверь пробовал расширить щель, с жутким пронзительным скрежетом царапая камни. Черная лапа пролезла внутрь, пытаясь зацепить и вытащить добычу из норки.

Отступив к стене, я выхватил «Дробитель» и несколько раз не целясь выстрелил в щель. Конечно, попал, вызвав у твари всплеск злобного рева. Но даже крупный калибр – не вариант против бешеной регенерации. Когти исчезли, но зверь не уходил. Она зашипела-зарычала, необычно, низко и прерывисто, и мне показалось, что в этих странных звуках слышатся слова. Жутковатое ощущение, когда зверь пытается говорить человеческим языком.

— Ки-и-ил… Дэ…эд… Кииииил!

Убить. Мертв. Неужели оно действительно говорит со мной?! Мико!

Мико: Ты не ослышался! Существо пытается говорить, но артикуляционный аппарат не предназначен для членораздельной речи.

— Что делать, Мико?

Мико: Читать нотации не мой стиль, но я предупреждала… По моим расчетам, шансов победить в открытой схватке у нас практически нет. Не впускай ее! Мы можем утратить целостность и потеряем это тело.

Дерьмо Ангела! Что еще у меня есть? Было огромное желание опять ударить «Вспышкой», но рассудок предостерегал от слива Азур. Коготь Хель! Я вытащил из криптора тяжелый черный клинок, изготовленный старым Заклинателем. Некротический яд, некроязвы… как раз должно хорошо сработать! Когда черная тварь вновь сунула когти в дыру, пытаясь расширить проем, я наотмашь рубанул по лапе.

Шипение, пронзительный вопль. Когти исчезли, едва не вырвав клинок из пальцев. Я тут же послал частицу Ра в проем, готовясь ударить «Вспышкой», но не понадобилось: шипящий монстр, судя по звукам, выскочил из комнаты.

Испугался слепящего огня Ра! Вопль, в котором слышались ярость и боль, повторился через пару минут, но уже приглушенный, где-то наверху. И еще раз, еще дальше. Неужели… отпугнул?

Я замер, прислушиваясь, готовый к любым подвохам. Но чудовищный А-морф действительно ушел. Ни звука, ни шороха. Я на всякий случай привалил выход еще несколькими крупными обломками, сделав щель совсем неприметной. Не давала покоя мысль, что я сам загнал себя в западню и стану легкой добычей идущих по следу раттусов. Но выходить и становиться жертвой обезумевшего оборотня казалось еще опаснее.

Кого же я принял в свою боевую группу? Что произошло с Алисой? Мы только-только нашли общий язык, пришли к согласию и начали работать вместе… Неужели проснулся тот самый Зверь, о котором через слово толковала оборотень?

Мико: Инкарнатор, она полиморф-элунатроп с явными признаками азурического существа. Судя по немотивированной агрессии, не контролирует поведение в этой фазе трансформации. Класс морфа изменен на «Тиферет», но не исключен и другой вариант…

Немного отойдя от адреналина схватки и погони, я постарался поразмыслить. Итак, что мы имеем? Алиса вступила в команду, потому что хочет избавиться от своего бессмертного тела. Она много говорила о некоем звере внутри, и теперь я более-менее понимал причины. Получается, в какой-то момент она теряет контроль над собой и превращается в неуправляемое кровожадное чудовище. Трансформация, видимо, была спонтанной и каким-то образом зависела от фаз Черной Луны. Последствия хаотично имплантированных Геномов? Я содрогнулся от мысли, что в таком состоянии Лиса могла просто прикончить всех, с кем была близка. Возможно, это послужило причиной ее изгнания и жизни в глуши, вдали от людей. Но почему она не предупредила перед вступлением в боевую группу о своей проблеме? Опасалась, что я откажу, испугаюсь? Скорее всего…

И что теперь? Вызвав интерфейс группы, я убедился в том, что можно запустить увольнение Алисы из команды, но процесс займет 24 часа. Удалять ее или дать еще один шанс? Она убила меня, черт подери, и будь я обычным человеком, наше знакомство завершилось бы, скорее всего, в ее желудке.

Я осторожно ощупал себя, в неверном свете кружащего вокруг огонька отыскивая повреждения. Удар когтей оборотня в клочья разорвал защитный воротник «Фокса» и оставил длинные рваные разрезы на груди. Комбинезон вообще следовало менять – он пестрел дырками от многочисленных смертей, уже пропускал воду и с трудом застегивался. Сопряжение со шлемом не работало, да и сам шлем, поврежденный еще в Энджело, покрытый вмятинами и сеткой трещин, функционировал с перебоями. Я с досадой убрал его назад в хранилище.

Что еще осталось в крипторе? Не считая припасов и бытовых мелочей: импланты с радиометкой Оскала, инфокапсула Рико, пятьдесят три патрона к «Дробителю», экспресс-аптечка, термоодеяло и запаянный пакет с «нюхом». Пустые разнокалиберные сосуды азур-конденсаторов. Ничего особо полезного. Что же делать? Оставаться здесь опасно, а выходить наружу, пока Алиса близко – еще опаснее.

Мико: Я рекомендовала бы восстановить силы и уходить. Идеально – немного поспать, резервы организма еще пригодятся.

Я последовал совету нейросети. Привел себя в порядок, разобрал и почистил оружие, употребил банку пасты. Завернулся в термоодеяло и поудобнее устроился на жестких камнях в углу.

Перед сном открыл свой статус и пробежался по данным.

Инкарнатор

Проект «Стеллар»

Имя: Грэй

Звание: рекрут (поощрений – 2)

Боевая группа: «Амнезия»

Азур: 12134/16500

Источник: тип энергии – Ра

Особые способности: «Частица Света» (1), «Усиление Светом» (1), «Вспышка Света» (3)

Модификации организма: Усиление Источника (5), костной ткани (1), мышечной системы (2), эндокринной системы (2), нервной системы (2)

Генетические модификации: «Бинокулярное Зрение» (Геном Птара), «Непроницаемость» (Геном Донного Краба)

Свободные Нейросферы: 1

Свободные Геномы: Геном Гидры, Геном Раттуса

Активные Директивы:

«Пополнение Справочника» АКТИВНО (прогресс 7/10)

«Кладка Руха» АКТИВНО (остаток бонусного времени 101 ч 19 мин)

«Крысиный Король» АКТИВНО

«Гарнизон Монолита» АКТИВНО

«Живой или мертвой» АКТИВНО

Свободные Директивы:

«Чистка» ВЫПОЛНЕНО (прогресс 1355/1000)

«Сбор» АКТИВНО (прогресс 0/10)

«Ликвидация А-Зон» ВЫПОЛНЕНО (прогресс 1/1)

«Охота» АКТИВНО (прогресс 1/10)

«Судья» АКТИВНО (прогресс 1/10)

Имелась одна свободная Нейросфера. Стоит ли использовать, и как? Для имплантации «золотого» Генома Гидры нужно пять: два – для усиления гипофиза (2), три – для создания Нейроядра. Для первой эволюции вообще восемь… Медленно, очень медленно мы двигаемся к цели. Или стоит усилить тело, чтобы прибавить силы и выносливости – сейчас эти качества необходимы? В первую очередь нужно выжить, а потом уже думать о будущем…

Мико: Ситуативные решения не оптимальны.Рекомендую всегда иметь Нейросферу как оперативный резерв. Может найтись удачный Геном или возникнет экстремальная ситуация, требующая неожиданной модификации организма. Грэй, спи. Будет день – будет пища.

Она улыбнулась и принялась тихо напевать колыбельную. Ну просто милота. Улыбаясь неизвестно чему, я погрузился в сон.

Алиса появилась через несколько часов, когда снаружи уже начало светать. Нейросеть разбудила меня, заслышав шорох легких шагов, так что я был наготове.

— Грэй. Тут? — услышал я знакомый хрипловатый голос. В щели появилось лицо с огоньками зеленых глаз.

Она протиснулась внутрь, легко сокрушив мою баррикаду. Абсолютно не обращая внимания на смотрящее в лоб дуло «Дробителя» и порхающий вокруг огонек Ра. Бросила к моим ногам Фанг – Синяя Сталь жалобно зазвенела о камни. Угрюмое лицо оборотня пересекали багровые полосы засохшей крови, тело скрывал плащ распущенных, спутавшихся волос.

— Хочешь. Стреляй, — сказала она, не глядя в мою сторону. — Стреляй! Зверь. Не Лиса. Не я. Убила.

Она сделала шаг вперед и неожиданно упала на колени. Так, что ствол «Дробителя» практически уперся ей в лоб.

— Стреляй, — глухо сказала она, опустив голову. — Кровь. За. Смерть.

Оригинальный способ попросить прощения! Она что, предлагает выстрелить ей в голову, чтобы отомстить за мою ночную смерть? Но чем это поможет и что решит? Судя по всему, Алиса сейчас полностью контролировала себя и… испытывала нечто вроде жуткого раскаяния за сотворенное ночью?

Она ждала наказания не поднимая головы. Я с досадой выругался, убирая пистолет, присел на корточки напротив, заглядывая ей в лицо. Зеленые огоньки глаз выглядели потухшими.

— Рассказывай, — приказал я, сам вновь удивляясь мягкой силе, прозвучавшей в голове, — Все!

— Зверь, — произнесла Алиса жалобно, словно ребенок, оправдывающийся перед взрослым. — Внутри. Здесь.

Она коснулась своей головы.

— Что такое этот Зверь? Генная мутация? Ты теряешь контроль над телом? Но понимаешь, что происходит?

— Не знаю. Нет. Святые. Твари! — ее лицо вновь исказилось от ярости. — Да. Да.

— Причем тут Святые? — удивился я.

— Изучали. Мучили. Долго. Зверь, — выдохнула она. — После них. Раньше. Нет. Не было.

— То есть после того, как ты побывала у Святых, появился Зверь? — догадался я.

— Да. Да.

— Но что такое этот Зверь?

— Не знаю. Не Лиса. Не я. Внутри. Всегда. Говорит. Со мной. Не человек. Страшно. Плохо, — слова трудно давались Алисе, она словно выталкивала их из себя.

Мико: Возможно, в результате экспериментов в ее тело подселили постороннюю азур-сущность. Признаки азурического существа отчетливо видны в последней метаморфозе.

— Мико, это вообще как? Одно тело – две души? Такое возможно?

Мико: Теоретически. Все сведения по подобным экспериментам в Архиве засекречены.

— Этот Зверь разумен? Ты можешь говорить с ним? — продолжал я свой допрос.

— Да. Нет. Не знаю. Не как люди. Он говорит. Но не так. — Алиса сморщилась в попытках объяснить то, что сложно выразить ограниченным запасом слов. — Не так! Плохо. Больно!

— Это азур-сущность?

— Да. Нет. Не знаю… — она отчаянно зажмурилась, и я вдруг увидел, как по ее лицу текут слезы, оставляя на коже грязные дорожки. — Превращаюсь. Убиваю. Всех. Новое тело. Нужно. Грэй. Помоги. Пожалуйста…

Ситуация оказалась сложнее, чем изначально представлялась. Внутри Алисы, судя по всему, находилась некая сущность из-за Грани, с неизвестными целями подсаженная азур-фанатиками. И сама девушка, несмотря на свои силы и опыт, так и не смогла понять, с чем имеет дело. Но совершенно очевидно, она мучилась.

— Хорошо. Я понял. Постараюсь помочь. Успокойся. Хочешь есть? – спросил я у плачущей девушки, так и не поднявшейся с колен.

Алиса отчаянно замотала головой, на лице появилось выражение отвращения. Ночная охота, видимо, была насыщенной.

— Как часто ты превращаешься в Зверя?

— Азур. Ночь. Черная Луна, — ответила девушка.

— Каждую ночь?!

— Да. Нет. Азур, — она опять не могла нормально сформулировать. — Азур. Азур. Азур!

Я не понимал. Трансформацию запускает А-энергия? Зверь жаждет Азур? Что она хочет сказать этим?

— Азур. Луна. Зверь.

Мико: Ее трансформация, как я и подозревала, зависит от циклов Черной Луны. Как нам известно, она является А-излучателем планетарного масштаба, и сущности Грани активизируются при определенной фазе. Рисунок линий на поверхности Черной Луны часто меняется, это тоже может быть фактором воздействия.

— Не понимаю. Зверь овладевает твоим телом при каждом появлении Черной Луны? Каждую ночь?

— Да. Нет. Не знаю! День. Зверь спит. Ночь. Зверь спит. Луна. Свет. Азур. Зверь выходит. Раньше, один день, семь дней. Теперь один день, три дня. Иногда один день, один день.

— То есть, по-разному. Ты сама не знаешь?

— Да. Нет. Сложно. Голодный. Выходит. Сейчас сытый. Спит. Три дня.

Она беспомощно пожала плечами. Видимо, поведение Зверя зависело не только от рисунка Черной Луны, хотя это, очевидно, являлось непременным условием, но и от других непонятных факторов. Это осложняло ситуацию, но я был уверен, что решение имеется.

— Что вообще хочет этот Зверь? Что он делает, когда вырывается на свободу?

— Азур. Кровь. Убить. Всех, — медленно, раздельно произнесла Алиса.

— Как сделать, чтобы ты… чтобы Зверь не убил меня следующий раз? — спросил я.

— Запереть меня. Сковать. Сложно. Зверь сильный. Или уйти. Убежать. Спрятаться, — ответила она тихо. — Луна. Не выходить. Азур. Не брать.

Я задумался. Получалось, что почти каждую ночь нужно искать убежище, куда не проникает свет Черной Луны. Или прятаться самому, чтобы не стать жертвой чудовища. Или надежно обездвиживать Алису, что при ее физических данных крайне проблематично. Впрочем, и Крысиный Король, и Одержимые справились с этой задачей. В обоих случаях использовали клетку… М-да, интересная спутница.

Она вдруг встала, вытерла лицо пучком волос, вопросительно взглянула на меня.

— Грэй. Лиса. Мы. Команда? Поможешь?

— Да, — твердо сказал я. — Я помогу тебе избавиться от этого Зверя, чем бы он ни был, и снова стать настоящим Инком.

— Хорошо. Спасибо, — она с благодарностью коснулась моей руки, и этот жест значил больше, чем все слова на свете. — Уходим. Быстро. Стая. Близко. Зверь. Убил. Ночью. Бегунов. Крысы близко.

«Бинокулярное Зрение» сообщало мельчайшие подробности, и я обратил внимание, что на запястье девушки появилась синеватая отметина, похожая на недавно зарубцевавшийся шрам. Примерно на том же самом месте, куда я рубанул чудовища Когтем Хель. Значит, ее организм успешно нейтрализовал «Некрояд» и справился даже с незаживающей «Некроязвой». Но не до конца, след на руке означал только одно – аффиксы Когтя замедляют даже ее невероятную регенерацию. Это наводило на размышления – значит, Алису все-таки можно убить?

Глава 9

Несколько секунд я колебался, стоит ли говорить напарнице о своем оружии. Но не успел, она решительно потянула меня наверх:

— Крысы. Близко. Уходим.

— Они могут навести на нас Одержимых?

— Не знаю. Нет. Как? — пожала плечами Алиса.

Хорошие новости. Если она не ошибается, и между запущенной по нашему следу крысиной стаей и Оскалом нет координации, опасаться стоит только воздушных шпионов. Значит, нельзя выходить на открытую местность, иначе попадем под прицел мощных сенсоров «Пилигрима». Тогда появления Одержимого не избежать. Надо держаться под покровом леса, в идеале – отыскать новый подземный путь.

Сейчас выход только один. Как мы вчера убедились, тоннели монорельса оказались затоплены, передвигаться вплавь – не вариант. Волей-неволей пришлось выбираться на поверхность. «Непроницаемость» давала неплохие шансы. Меня засечь нереально, в отличии от одиночного сигнала оборотня. Но я с трудом представлял, как Техноманты будут отслеживать его среди сотен других живых существ, обитавших в здешних местах. Алиса, кажется, прекрасно понимала ситуацию. На долгие объяснения не было времени, девушка торопила меня, постоянно тревожно повторяя предупреждение о близости стаи.

Наверху занималось утро. Покинув подземелье, мы быстро выбрались из руин небольшого города, полностью поглощенного растительностью. О том, что здесь когда-то жили люди, напоминали лишь растрескавшиеся фундаменты и оплетенные зелеными лианами каркасы. Лиса, вновь взяв меня на загривок, неслась по заброшенным улицам, легко перемахивая ржавые остовы автомобилей. На окраине я впервые заметил преследователей: тощих, вытянутых рыжих крыс, двигающихся длинными скачками. Эти «бегуны», как их называла оборотень, сильно отличались от своих антропоморфных сородичей и были чем-то вроде быстрых гончих-разведчиков стаи. Они не ввязывались в схватку, но неутомимое, упорное преследование, судя по всему, не прекращалось ни днем ни ночью.

Город сменился диким лесом. Красивые места. Природа, не сдерживаемая человеком, разошлась на славу. Стройные хвойные рощи, непроходимые заросли тростника, прозрачные, как слеза, ручьи и озера.

Алиса казалась неутомимой. Она бежала весь день, почти не сбавляя темпа, то карабкаясь по скалам, то следуя течением быстрых речушек. Направление движения постоянно менялось, иногда казалось, что мы делаем круги, но я полностью доверял опыту оборотня, много лет обитавшей в подобной глуши. Наверняка ей приходилось бывать объектом охоты и преследования. Она кружила, путала следы, вплавь пересекала небольшие озера и взбиралась по отвесным кручам. Нам нужно было оторваться и сбить со следа ищеек крысиной стаи.

Рельеф местности менялся, мы уходили с равнины, сторонясь открытых мест, забирались все дальше в лесистые предгорья. На обрывистых склонах начали попадаться рощи настоящих древесных исполинов, равных которым я прежде никогда не видел. Огромные и крепкие, с раскидистой густой кроной, они возвышались подобно многоэтажным домам. Мико сообщила, что до Импакта деревья не достигали таких размеров и она подозревает воздействие азур-излучения. Возможно, в прошлом тут находилась А-Зона, позднее ликвидированная усилиями Инкарнаторов.

У подножия гигантов, обкусывая нижние ветки, паслись выводки огромных сине-оранжевых длинношеих существ. Кутах, так их называли в Энджело. Целое стадо: от многотонных матерых чудовищ до детенышей размером с жирафа. Они казались мирными травоядными, но Алиса сделала огромный крюк, обходя их.

Ближе к ночи, когда начало темнеть, а над горизонтом показался краешек Черной Луны, оборотень неожиданно запрыгнула на один из древесных исполинов. Она ловко передвигалась, подобно пантере, среди путаницы ветвей и листьев. Найдя удобную развилку поближе к верхушке кроны, высадила меня. И обернулась человеком, вытянулась на широкой ветке, обхватив ее руками и тяжело, прерывисто дыша. Непрерывный дневной марафон с дополнительным грузом на спине, видимо, даже Алисе дался нелегко.

«Груз» тоже устал. Все тело ломило, пальцы отваливались, стертое седалище напоминало о себе при каждом движении. Только на первый взгляд легко быть пассажиром такого зверя, а если разобраться – ничего приятного.

Немного передохнув, я огляделся. Широкая площадка, образованная раздвоением огромных ветвей. Здесь можно устроить ночной привал, было достаточно места, чтобы не свалиться во сне.

— Предлагаешь заночевать? — спросил я.

— Не знаю. Ночь. Луна, — хрипло ответила она, — Устала. Голодная. Охота.

— Зверь… опять появится сегодня?

— Нет. Не знаю… Охота. Вернусь, если нет, — повела она плечами, — Грэй. Не уходи. Внизу… опасно. Понял?

— Понял, — с усмешкой кивнул я, взглянув вниз. Земля виднелась в нескольких десятках метров, спуститься без посторонней помощи крайне сложно, так что предупреждение было излишне.

Отдышавшись, она снова перекинулась и бесшумной тенью скользнула вниз. Я остался один. Некоторое время сидел, прислушиваясь к звукам леса. Где-то вдалеке издавали трубные вопли огромные кутах, листва шелестела под порывами ветра, слышались резкие крики птиц. В кроне соседних деревьев сновали и верещали раздосадованные обезьяны: мелкие, черномордые, с золотисто-коричневым мехом. Наш визит распугал целую колонию местных обитателей.

Огромное дерево оказалось отличным наблюдательным пунктом, скрытым густым облаком листвы. Грех было не воспользоваться таким обстоятельством, пока окончательно не стемнело. Тем более имея «Бинокулярное Зрение». Сегодня мы так долго кружили, меняя направление движения, что Мико просила восстановить ориентацию на местности.

Я осторожно полез вверх. Все-таки недаром усиливал тело: сила, ловкость и координация позволяли без проблем взбираться по упругим веткам. Пожалуй, при необходимости и спуститься смогу… Ближе к вершине, когда ствол начал ощутимо покачиваться на ветру, постарался осмотреть доступную местность.

Результаты порадовали. Во-первых, черных точек воздушных шпионов замечено не было. Что же, это логично, мы преодолели больше ста миль, а радиус действия у кустарных аэро-дронов Бродяг наверняка ограничен. «Пилигрим» другое дело, это полностью автономный аппарат. Но и его в вышине я тоже не наблюдал, сколько ни ломал глаза. Неужели оторвались? Ушли?

Мико: Не рассчитывай. Скорее всего, «Пилигрим» просто находится за пределами видимости.

Во-вторых, на синих склонах, за зубчатой кромкой леса виднелись обломанные клыки очередных руин. Нужный ориентир. Нейросеть тут же восстановила наш маячок на карте и расчертила схему причудливым зигзагом проделанного маршрута. Что настораживало, мы очень сильно забрались на юг, приближаясь к границам той огромной А-Зоны, обозначенной на карте густо-багровым пятном. В той стороне, где она находилась, горизонт размывался далеким маревом, ежесекундно подмигивающим странными вспышками. Оттуда будто бы волной шел грозовой фронт, пронизанный тысячами молний.

— Мико, что это?

Мико: Неизвестно. Возможно, какой-то аномальный эффект. Нет данных.

В любом случае туда я не собирался. Существовала вероятность, что удалось оторваться от погони. Бегство наугад – это не очень хорошо, нам нужен четкий план и маршрут. Я с трудом представлял, где вообще мы оказались. К счастью, в запасе имелись аналитические мощности нейросети.

— Мико, ставлю задачи. Первая: добраться до ретранслятора и связаться с Городом, предупредив об Одержимых. Вторая: посетить Монолит, чтобы сдать выполненные задания и получить новые. Третья: помочь Алисе вернуть статус Инкарнатора. Разработай оптимальный план действий и маршрут.

Когитор закусила губу и наморщила лоб, изображая тяжелые раздумья.

Мико: Первый и второй пункт объединяем: действующий ретранслятор находится в Монолите.

— В Монолите? И ты все время молчала?

Мико: Эта информация раньше не имела значения. Для получения доступа к нему необходимо звание «аларх».

Она вывела перечень воинских званий системы Стеллара. Двенадцать чинов, от рекрута до гранд-легата. Странные латинские названия, видимо, копирующие офицерскую иерархию эпохи Утопии. Аларх был третьим в списке после рядового.

Мико: Да. Итак, для связи с Городом нам нужно вернуться в Монолит, выполнив необходимый минимум заданий. Чем больше – тем лучше, ведь Алиса тоже требуется получать поощрения.Оптимальный план таков:

1. Уйти от погони или уничтожить преследователей.

2. Двигаться к Монолиту, перед этим выполнив директивы «Пополнение Справочника» и «Кладка Руха».

Полученных поощрений будет достаточно для присвоения «аларха» и доступа к ретранслятору. Таким образом, мы выполним первую часть нашего плана и одновременно оценим, сколько поощрений необходимо Алисе для возвращения статуса Инкарнатора.

Задания, все упирается в задания… Я открыл свой статус, подробно просматривая список директив:

«Пополнение Справочника» (прогресс 7/10) – поощрение, неизвестно. Осталось найти, убить и изучить еще трех А-существ. Вполне реально. Расплодившиеся морфы в изобилии встречались и за пределами А-Зон.

«Кладка Руха» (остаток бонусного времени 83 ч 40 мин) – три поощрения, неизвестно, неизвестно. Очень интересное задание, но для его выполнения нужно вернуться в гнездо гигантской птицы и каким-то образом выкрасть ее яйцо. К тому же, как бонус, там лежит бесхозный флаинг, почти целый на вид. Если он исправен, это решит все наши проблемы с передвижением. Возможно, я даже смогу добраться до Города. Чем больше я обдумывал это задание, тем более заманчивым оно казалось. Рух, конечно, крайне опасен, но он же не может охранять свою кладку круглосуточно. Скрытно взобраться на гору, выбрать момент, когда он улетит на охоту, украсть яйцо, попробовать угнать флаинг. Все представлялось достаточно реальным, но на выполнение оставалось чуть больше трех суток.

«Крысиный Король» – поощрение, неизвестно. Боевой приказ по уничтожению азур-сущности, стоящей во главе преследующей нас крысиной стаи. Достаточно сложное мероприятие – ничего не известно о его способностях, сильных и слабых сторонах. Прежде чем планировать атаку, нужно расспросить Алису, уже вступавшую с ним в бой, проигравшую и захваченную в плен. Это обстоятельство настораживало: если она, значительно превосходившая меня в силе, не смогла выйти победителем, стоит ли вообще задумываться о его ликвидации? Возможно, Король сейчас просто нам не по зубам, нужна дополнительная прокачка, чтобы прикончить такую Тварь.

«Гарнизон Монолита» – дело отдаленной перспективы. Требуется звание «трибун» и целый взвод помощников, а я только в начале пути. Хотя мысль сделать Монолит своей базой и развиваться там, взяв под контроль окрестности, была крайне привлекательной.

«Живой или Мертвой» – без комментариев. Сдавать Алису я не собирался даже под угрозой взыскания.

Свободные директивы казались одновременно сложнее и проще.

«Чистка» (прогресс 1361/1000) – выполнено, простой счетчик уничтоженных А-существ. Достаточно сдать задание и получить поощрение. Тоже самое относится к «Ликвидации А-Зон»: задание зачлось, когда забрал азур-осколок с трупа Флектора. А вот дальше…

«Сбор» (прогресс 1/10) – поощрение, неизвестно. Нужно принести и сдать десять азур-артефактов в терминал Стеллара. Ими могли быть как останки измененных существ, вроде когтей, сердца и панциря Пожирателя, так и осколки инопланетных ксено-объектов. Совершенно очевидно, что задание требует экспедиции в А-Зону. Так же как и следующее, «Охота», рассчитанное на уничтожение опаснейших монстров классов «Оркус», «Тиферет», «Хель», «Ша-ир», «Войд»… О половине я никогда не слышал и совершенно не горел желанием быстрее познакомиться.

С «Судьей» (прогресс 1/10) же вообще все было совсем непонятно. В описании говорилось, что необходимо уничтожить или нейтрализовать десять преступников. Как я понял, система Стеллара делегировала Инкарнаторам возможность вершить правосудие. Вот только преступников она определяла исключительно по своему странному алгоритму. Ивил считалась преступником, и Алиса тоже, а вот Бродяги, напавшие на Энджело – нет. Этот момент требовал тщательных пояснений.

Мико: У нас пока нет права судить. Для этого нужно продвигаться в звании, Грэй… Мы можем только исполнять приговоры по ранее составленным спискам.

Все упиралось в звания. Что я имел сейчас? Два поощрения в активе и два выполненных приказа. Итого, уже есть четыре поощрения, трех достаточно для первого повышения – до «рядового». Следующий чин, необходимый для доступа к связи, «аларх», требовал уже пяти поощрений. Значит, нужно заработать еще четыре. Быстрый вариант, по сути, только один: доделать «Пополнение Справочника» и украсть «Кладку Руха». Мико, как всегда, абсолютно права.

Алиса вернулась через пару часов, когда окончательно стемнело и сквозь листву начали просачиваться струйки голубоватого света Черной Луны. Я насторожился, заслышав скрип когтей, вжался в ствол, приготовив оружие, но, к большому облегчению, увидел знакомого, уже почти родного кошко-зверя, ловко прыгающего по веткам. Когда Лиса забралась наверх, стало видно, что она что-то держит в пасти.

Это был овальный плод размером с детскую голову. Желтоватый, покрытый плотной шершавой кожицей, он выглядел очень странно. Что это?

— Еда. Тебе. Ешь, — хрипло произнесла Алиса, присаживаясь рядом уже в человеческом обличье. Глаза оборотня странно блестели, от нее пахло мускусом и свежей кровью. Видимо, охота оказалась удачной. Необычное проявление заботы – надо же, решила подумать о моем ужине?

Я осторожно разрезал плод лезвием Фанга. Мякоть внутри была почти оранжевой, истекающей густым соком. В нос ударил пьянящий терпкий аромат, абсолютно ни на что не похожий.

— Мико, что это?

Мико: Неизвестный, очевидно, съедобный плод.

Я осторожно попробовал. Необычный кисловатый вкус, отлично утоляющий жажду. Но главным сюрпризом оказался неожиданный эффект. Мой интерфейс выдал:

Получено 2 ед. Азур. Текущее количество 12136/16500

Мико: Грэй, это плод азур-растения! Он содержит немного А-энергии. Обычно они встречаются только в А-Зонах. Ты должен выяснить, где Алиса его нашла. Это легкий способ пополнить наш запас Азур!

— Азур? — спросил я изумленно.

— Да. Азур, — ответила оборотень, запрыгивая повыше и блаженно растягиваясь на толстой ветке. — Слабый. Ешь.

Я с жадностью поглощал сочную мякоть, чувствуя, как желудок наполняется приятной тяжестью. Почти восемьдесят единиц Азур, совсем неплохо. Запасти бы таких фруктов, и можно быстро получить необходимые усиления.

— Спасибо. Там, где ты нашла эту штуку… есть еще? — спросил я. — Отведешь туда?

— Нет. Твари. Много. Опасно, — отрицательно покачала головой Алиса. Мико разочарованно вздохнула. Ну что же, следовало ожидать конкуренции, многие морфы целенаправленно охотятся за Азур. Возможно, чтобы добыть плод, оборотню пришлось вступить в схватку.

— Ты сама будешь? — я протянул последний ломоть наверх, но девушка отказалась:

— Нет. Не надо. Мужчина. Женщина.

— Что ты имеешь в виду? — не понял я.

Она усмехнулась, глаза загадочно блеснули. Я вдруг сообразил, о чем она говорит. У фрукта явно был побочный эффект, он опьянял, ударял в голову, но не так, как обычный алкоголь. Лежащая в позе сытой отдыхающей пантеры Алиса вдруг показалась невероятно привлекательной, вызывая дикое сексуальное влечение. Я с трудом отвел взгляд от бронзового обнаженного тела, едва прикрытого волной спутанных волос.

Мико: Сильный афродизиак. Фиксирую мощный выброс гормонов. Спокойно, это ненадолго. Но я бы не рекомендовала употреблять сразу много таких плодов. Последствия могут быть… забавными.

Чтобы отвлечься, я начал плановый расспрос, стараясь вообще не смотреть в сторону девушки.

— Крысы отстали?

— Да. Нет. Не знаю, — в своей обычной манере ответила напарница, что означало попросту «я их больше не видела».

— Ты была в плену у Короля Крыс. Расскажи, кто он. Чем силен?

Алиса оскалилась и непроизвольно зашипела. Воспоминания о крысиной стае не вызывали у нее положительных эмоций.

— Тварь. Старая. Очень. Злобная. Умная. Стая – его глаза. Уши. Они – это он. Понимаешь?

Мико: Речь, видимо, идет о псионическом взаимодействии Короля и остальной стаи. Возможно, он способен контролировать других крыс на расстоянии. Значит, общее пси-поле, телепатическое управление… Грэй, продолжай!

— Что еще умеет? Как справился с тобой?

— Сильный. Крик. Останавливает. Оглушает. Хвост. Сковывает. Яд. Парализует. Еще посох. Азур. Энергия. Опасный. Хочешь убить?

— Да. Как его убить, знаешь?

— Сложно. Много крыс. Зовет. Помогают, — задумалась напарница. — Убить крыс. Сначала. Потом его. Азур-оружие. Или Заклинатель. Больше никак. Сложно. Много крыс…

Она говорила, что справиться с Королем тяжело, потому что его защищает вся стая. Нечто подобное я и предполагал. Кроме того, оглушающий крик, парализующие удары хвостом и посох, азур-артефакт, очевидно исполняющий роль энергетического оружия. Опасный противник. Коготь Хель или Синяя Сталь могли убить его, но я даже не предполагал, как приблизиться к нему на расстояние удара и не быть растерзанным в клочья. Нужно какое-то дистанционное оружие…

— Расскажи, — вдруг обратилась ко мне Лиса. — Ты. Источник Ра. Заклинатель?

— Да, Заклинатель, — ответил я, — Я развиваю Дух. А ты?

— Лиса – Воин! — странно криво усмехнулась оборотень. — Была… Скорость. Ловкость.

Я понял. Среди Воинов, то есть тех, кто усиливал Тело, тоже существовало множество вариантов развития. Моя напарница, видимо, предпочитала силовым усиления скоростные. Это оставило свой след даже после спонтанных модификаций: Алиса, когда хотела, двигалась молниеносно, а ее скорость реакции просто поражала. Я был уверен, что она способна, к примеру, выхватить из моего набедренного футляра кинжал, перерезать мне горло и убрать его обратно в ножны, стряхнув кровь, прежде чем я успею два раза моргнуть.

— Расскажи. Кто ты. Что помнишь? — спросила она. — Что говорит твой голос? Кем был раньше?

— Ничего. Вообще ничего, — признался я.

— Мужчина? Женщина?

Я сначала не понял, о чем она спрашивает. Никогда не думал об этом, на подсознательном уровне всегда осознавал себя мужчиной. Но ведь если разобраться, Инкарнатор может оживлять любое тело, и женское в том числе. И как выяснить, какого пола изначально был Инк, если он прошел через сотни носителей?

— Не знаю. Как определить?

— Есть способ. Когитор. Женщинам – система дает мужской голос. Мужчинам – женский. Клео. Сандра. Динь. Иначе – редко. Очень. У тебя – кто?

— Мой когитор – Мико, — осторожно произнес я.

— О, Мико! Мужчина, — уверенно заключила Лиса. Она вдруг мимолетно улыбнулась, как будто своим мыслям, и помахала мне ладошкой, — Мико. Хорошая. Умная. Привет, Мико!

Виртуальная Мико в ответ показала язык, хмыкнула и отвернулась, пробормотав что-то себе под нос.

— Друг. Был. Тоже Мико, — продолжила девушка. — Алекс. Хольгер. Вечный. Умер. Навсегда.

— Есть такая версия, что я Ангел, — произнес я. — Ты что-то знаешь о нем? Может, знала его?

— Ангел… — задумчиво проронила Алиса, — Ангел. Заклинатель. Герой... Нет. Не знала. Лиса просто женщина. Инк. Обычный. Боялась. Бежала. Пряталась. Не хотела драться.

— Расскажи мне об Одержимых. Что с ними произошло?

— Они… оттуда. С Луны. Вернулись. Сломанные. Зараженные. Тьма.

— Что такое Тьма, Алиса?

— Она… внутри. Сложно. Живое? Нет. Мертвое? Нет. Мыслит. Заражает. Управляет.

— Не понимаю. Объясни подробнее, пожалуйста. Одержимые – управляются Тьмой или собственной волей? — спросил я.

— Не знаю. Сломанные. Они говорят – сами. Стеллар говорит – Тьма. Не знаю.

Я немного помедлил, прежде чем задать вопрос, который давно мучил. Мико не желала отвечать, но теперь у меня имелся еще один источник информации, которому было плевать на доступы и звания.

— Хорошо. Я ведь ничего не помню, а ты многое знаешь о системе Стеллара. Что это, откуда она взялась? Кто создал Стеллар? Кто создал и запустил «Инкарнацию»?

Глава 10

— Создал Инков? Стеллар. Люди. Сложно... — неохотно ответила Алиса, потягиваясь на ветке. Тема, похоже, не вызывала у нее большого энтузиазма. Я уже немного научился понимать девушку: «сложно» означало нехватку словарного запаса, чтобы объяснить. Тем не менее с каждой новой беседой она разговаривала все лучше, словно восстанавливая давно утраченный навык.

— Стеллар создали люди? — настаивал я.

— Стеллар… — с явным отвращением произнесла Алиса. — Нет. Он. Оттуда. Тоже.

Она лениво показала рукой в темнеющее небо.

— Синяя Птица. Синяя Сталь. Послание. Предупреждение. Опасность. Оттуда.

— Он прилетел из космоса? — поразился я. — Как Черная Луна?

— Да. Наверное. Не знаю. Тайна. Легенда.

Сама того не зная, она повторила слова старого Заклинателя. Рико, рассматривая фамильный нож и криптор, сказал, что они сделаны из корпуса корабля Стеллара. Синяя Сталь, неизвестный изотоп измененного металла. Само упоминание корабля означало, что Стеллар – инопланетный объект? Синяя Птица? Интересно…

— Расскажи мне эту легенду. Пожалуйста, — попросил я.

Алиса зевнула. Похоже, тема ее раздражала, плюс оборотня непреодолимо клонило в сон после нескольких суток бодрствования и удачной охоты.

— Синяя Птица. Оттуда. Прилетела. Давно. Люди. Изучали. Долго. Технологии. Азур. Грань. Стеллар. Система. Инки…

— То есть Стеллар тоже появился из космоса, но задолго до Черной Луны? — настаивал я.

— Да. Послание. Предупреждение. Знания.

— Чье послание, Алиса?

Она молча равнодушно пожала плечами. Похоже, Стеллар для нее не представлял сакрального интереса. Возможно, для людей Утопии и Инков существование системы казалось обыденным и привычным. Некой константой мира, такой же, как луна, небо, ветер.

— Не знаю. Оттуда. Тайна. Грэй…спать. Отдых.

— Хорошо, последний вопрос. Что такое система Стеллара?

— Мико. Голос. Спроси, — снова глубоко зевнула Алиса.

— Она не отвечает. Уровень доступа…

— Ха! Стеллар! — пробормотала моя собеседница не без злорадства. — Звания. Доступ. Каждый знает мало. Правду. Никто.

— Ты не ответила. Что такое Стеллар?

— Сложно… Система. Чужая. Плохая. Тревоги. Приказы. Твари – плохие. Мы – плохие. Мои погибли. Много. Другие погибли. Много. Инки…мертвые. Нельзя. Плохо.

— Почему плохо? — продолжил я, но Алиса пробурчала, уже закрыв глаза:

— Завтра, Грэй. Спать…

Через секунду, кажется, она уже погрузилась в глубокий сон. Я прислонился спиной к стволу, устраиваясь удобнее, завернулся в одеяло и, немного послушав звуки ночного леса, тоже последовал ее примеру.

Поспать удалось менее шести часов. Еще не начало светлеть, когда Мико внезапно подняла тревогу. Едва различимая в полумраке Алиса спала, безмятежно свесив руки и ноги с толстой ветки. Я дернулся, чуть не свалившись вниз, проснувшись от сигнала нейросети. Кругом еще царила темнота, но в ней слышались посторонние звуки. Шорох, шуршание, повторяющийся скрип. Кто-то лез вверх по стволу исполинского дерева.

Мико: Тревога!Ратты!

Когитор не ошиблась. Они взбирались почти бесшумно, с подветренной стороны, невидимые во тьме, если бы не алые точки светящихся глаз. Совсем близко! И много! Вскочив, я резко толкнул оборотня, одновременно вызывая частицу Ра и выхватывая Фанг. В этот же миг гибкая рыжая тень, отделившись от ствола, прыгнула в мою сторону, растопырив когти. Я принял тяжелое смердящее тело на клинок, увернуться на узкой ветке было нереально. Сохранить равновесие и удержаться на ногах – тоже. Инерция столкновения сбросила вниз, к подножию древесного исполина, в обнимку с вцепившейся в меня тварью. Несколько секунд падения сквозь путаницу листьев и ветвей, болезненно царапающих лицо, резкий выплеск адреналина и мощный удар о землю, сопровождаемый хрустом костей. К счастью, чужих. Совершенно неожиданно я оказался жив и даже в сознании – крона дерева смягчила и задержала полет, да и раттус послужил подушкой для мягкого приземления.

Я выдернул Фанг из дергающейся, хрипящей твари. Плюс две сотни Азур.

Мико: Внимание! Справа, слева! Уход! «Вспышку»!!!

Внизу их оказалось уже полно. Серые тени бросались из темноты, но я при всем желании не мог последовать указаниям когитора. При попытке вскочить резкая боль пронзила правую ногу, я зашатался, рухнув на колено. Ратты тут же вцепились зубами и когтями, повалили, безжалостно разрывая на части. Единственное, что оставалось делать – активировать не раз спасавшую меня «Вспышку»!

Взблеск слепящего огня на мгновение озарил лес. В его свете я успел разглядеть десятки скрюченных серых теней, мелькающих среди деревьев. Оскаленные пасти, алые точки глаз и когтистые лапы – со всех сторон! Ближайшие, конечно, пострадали от «Вспышки». В радиусе нескольких метров горящие твари корчились в агонии, да и зрению остальных досталось, но из густых зарослей и с деревьев спрыгивали все новые враги, бесстрашно бросаясь в драку.

Рядом со мной, проломив крону дерева, рухнул рычащий и дерущийся клубок. Алиса, в облике оборотня, облепленная сразу несколькими крысами. Вскочив, она ударами лап раскидала нападавших, бросилась ко мне, вылезавшему из-под груды тел и пытавшемуся подняться. Прошло полминуты, а мне уже серьезно досталось: помимо травмированной ноги, я истекал кровью из многочисленных царапин и укусов. Как ни крути, но крысы-морфы были опасными противниками: сильными, злыми и жутко кровожадными.

Схватив зубами за шиворот, как котенка, Лиса легко забросила меня на загривок. И длинными прыжками ринулась в темноту, расшвыривая кидающиеся навстречу серые фигуры.

Безумная ночная погоня! Раттусы, казалось, были под каждым кустом, лес просто кишел ими. Как бешеные, они бросались наперерез, норовя повиснуть и задержать оборотня. Бесполезно, Алиса была слишком стремительно и сильна, и несколько минут мне казалось, что мы уйдем, прорвемся из кольца крысиной стаи.

Иллюзия растаяла, когда впереди внезапно ослепительно вспыхнули прожекторы. Лучи света пронзили ночной сумрак, безошибочно выхватив нас из темноты. Грохот выстрелов, треск очередей. Ночь расцвела вспышками огня.

Противники не жалели боеприпасов, и первый же залп накрыл нас. Тупой удар сбросил меня с загривка оборотня, а Алиса, зашипев, покатилась по земле, на глазах покрываясь кровоточащими ранами.

Активация №17…

Восстановление повреждений организма…

Текущее количество Азур 10864/16500…

— Мико, что это было?

Мико: Нас убили, чего же еще! Вставай!

Времени на размышления не оставалось. Вообще. Несмотря на невероятную регенерацию, моя напарница вполне ощущала боль, а сейчас ее просто расстреливали в упор. От горящих прожекторов, не прекращая огонь, к нам бросились фигуры людей и горбатые силуэты гармов. Бродяги!

Восстановившись, прежде чем встать на ноги, я послал в них «Вспышку». И тут же еще одну в сторону выныривающих из зарослей крыс. Тем, казалось, было вообще все равно, они как безумные лезли под пули союзников, лишь бы добраться до нашей плоти.

Два почти синхронных взрыва вызвали небольшое замешательство. Люди даже прекратили огонь, некоторые попадали, но в отсветах стало заметно, что большинство оснащены необычными черными масками-очками. Видимо, защитные светофильтры, потому что «Вспышка» лишь на полминуты ошеломила их, не причинив существенного вреда.

Тем не менее я успел добраться до Алисы и привести ее в чувство. Девушка была тяжело ранена и обожжена, но нашла в себе силы вырваться из сфокусированных лучей прожекторов. Они заметались по лесу, пытаясь вновь отыскать нас, пальба стала более беспорядочной и неприцельной.

Безумие! Стреляли, казалось, из-под каждого куста. Алиса бешено металась, пытаясь найти брешь в кольце врагов. Лес внезапно поредел, под лапами оборотня захрустели мелкие камешки. Кривая погони вывела нас к обрывистому утесу, загроможденному скалами и заросшему горными соснами. Другой дороги не было, и оборотень без колебаний прыгнула под прикрытие каменистых круч. Я понимал, на что она рассчитывает: во-первых, в узких местах между камнями удобнее сражаться с численно превосходящим противником, а во-вторых, можно спрыгнуть с утеса. Мы разобьемся насмерть, да, но мы сможем ожить там, внизу, чего нельзя сказать о преследователях.

Это казалось лучшим планом из возможных. Алиса, вся покрытая кровью, тяжелыми прыжками неслась по узкой дорожке между острых скальных вершин. Враги на некоторое время потеряли нас, прицельная стрельба из-за камней стала невозможна, и буквально через минуту мы вырвались на вершину.

Уже светало.

С первого же взгляда я понял две вещи. Первое: уйти, спрыгнув вниз, не получится, тропа заканчивалась обманкой, тупиком, площадкой на вершине, огороженной барьером отвесных скал. И второе: нас сюда целенаправленно загоняли, специально оставив прореху в кольце охотников. Кто-то неглупый просчитал вероятности, понял, что мы выберем этот путь для бегства – и сами придем в засаду.

Нас ждали. Лиса резко затормозила всеми четырьмя лапами, яростно шипя и сбрасывая меня со спины. Прокатившись по острым камням, я различил в тусклом утреннем свете тощий горбатый силуэт огромной снежно-белой крысы, окруженной свитой сородичей-телохранителей.

Король Крыс. Он ждал нас. И отступать не было смысла – сзади прижимали враги. Мы попали в окружение, и оставалось только драться. Драться насмерть, потому что иного выбора не имелось. Нехорошее предчувствие кольнуло изнутри – я вдруг понял, что сегодня, здесь, сейчас решится моя судьба. Я умру или продолжу свой путь – и жизненная ниточка тонка, как никогда.

Мы с Алисой не были сработавшейся командой. Но в этой ситуации поняли друг друга без слов. Нас двое, двое Инкарнаторов – созданных для очищения Земли от подобных монстров. Покажем, чего стоят Воин и Заклинатель!

Гвардия, окружавшая Короля, состояла из огромных антропоморфных крыс, выряженных в подобия доспехов, собранных из человеческого снаряжения и кусков ржавого металла. В когтистых лапах – палицы, утыканные шипами, и что-то вроде зазубренных металлических клинков. Выглядели эта пародии на людей нелепо и страшно. Сама Тварь, худая и костлявая, значительно превышала других крыс размерами. Седой и какой-то вывернутый, он возвышался над свитой хищной когтистой тенью. Кроваво-алые горящие глаза казались самым страшным, напоминая о демонической сущности, обитающей внутри. При нашем появлении крысы-гвардейцы зашевелились, с писком бросаясь навстречу, а сам Король начал поднимать костяной посох, увенчанный желтым кристаллом.

Счет шел на секунды. Нельзя было позволять ему применить паранормальные способности. Экономить Азур больше не имело смысла. Восемь с гаком тысяч, этого хватит, чтобы залить скальный утес солнечным огнем!

— Вспышка! — крикнул я что было силы, предупреждая напарницу. Она сообразила спрятаться за большой валун, когда в сторону бегущих крыс полетели одна за другой две частицы Ра.

Взрыв! Лучи света, пронизанного солнечным огнем, рванулись на свободу, превращая скальный тупик в один нестерпимо сияющий блик. Я намеренно активировал «Вспышки» с паузой в несколько секунд, чтобы накрыть площадь побольше – и, желательно, зацепить крысиного Короля.

Получилось! Сквозь радужные круги, плавающие в глазах, я разглядел, что свита большей частью разбросана, а сама Тварь распласталась по скалам, окруженная облаком дыма. Из-за камня с рычанием выпрыгнула оборотень, вступая в бой. Я защелкнул новый магазин и двинулся следом, одновременно готовя третью частицу Ра.

Под прикрытием «Вспышки» Алиса разделалась с ослепленными и дезориентированными морфами. Впервые я видел в работе настоящего Воина, и это было потрясающее зрелище. Она двигалась так быстро, что казалась смутным, размытым силуэтом. С рычанием ворвавшись в толпу раттусов, моментально разметала их, тут же обернулась человеком и, подхватив огромный зазубренный клинок чуть ли не с нее размером, размашистыми ударами разделалась с уцелевшими. Брызги крови, части тел, отрубленные конечности и фрагменты доспехов летели во все стороны. Она пробивалась к Королю, отброшенному к скалам чередой ослепляющих взрывов.

Я шел следом, высаживая из грохочущего «Дробителя» обойму в седой костлявый силуэт, распластанный по камням. Не промахивался, но не мог понять, производит ли это хоть какой-то эффект?

Король приподнялся, тряся головой. Его выцветшая седая шерсть тлела, но алые угли глаз горели злобным огнем. Он издал жуткий пронзительный писк, настолько чуждый и потусторонний, что его вряд ли смогло бы повторить живое существо. От моих попаданий на теле оставались маленькие кровоточащие ранки, на которые Тварь вообще не обращала внимания.

Алиса бесстрашно ринулась к нему, в полете разворачивая свой трофейный тесак. Она с легкостью пластала им здоровенных раттов, и мне показалось, что удар сейчас просто перерубит Тварь пополам.

Но нет. Зазубренный клинок разлетелся на куски, столкнувшись с тонким полупрозрачным жезлом. Внутри посоха Короля сверкнула голубоватая нить, желтый камень окутался светящимся ореолом А-энергии. Напарницу отбросило в сторону, с вражеского оружия сорвалась искра, с электрическим треском ударившая в Алису. Девушка рухнула на землю, крича от боли. Какой-то вид энергетического удара, ее тело дергалось и извивалось, пронзаемое голубыми разрядами.

Я ускорился, бросаясь вперед. Частица Ра была готова обернуться новой «Вспышкой», но они, как показала практика, особо не вредили ему, нужно взорвать ее совсем близко, а лучше – внутри, как в схватке с Ивил. Король повернулся, наконец-то обратив внимание на нового врага.

Визг-писк, почти беззвучный, но пронзительный, как ультразвук. Это был звуковой удар, настолько мощный, что оглушал, контузил, дезориентировал. Потерять сознание под таким напором – проще простого. Голова взорвалась нестерпимой болью, под веками плавали радужные круги, все вокруг взметнулось бешеным хороводом. Сопротивляться было невозможно, как идти против ураганного ветра. Я попытался сделать несколько шагов вперед, к туманному силуэту врага, но вместо этого рухнул в траву, сжимая руками виски.

Внезапно ощутил, что нечто, подобное огромной колючей змее, обвивает меня и поднимает в воздух. Хвост! Отвратительный розовый хвост, покрытый наростами костяных шипов. Он держал так крепко, что я не мог пошевелиться, а острые колючки, без труда прокалывая материал «Фокса», начали впиваться в грудь, руки и плечи. На экране персонажа, помимо «Оглушения» и «Легкой Контузии», появились зеленые точки «Токсического Шока», тут же расползающиеся по кровеносной системе. Тварь не только оглушала, душила, но и травила меня.

Надежно скрутив, подтащил поближе. Я едва не задохнулся в окружавшем Короля резком облаке зловония. Впервые разглядел так близко крокодилью морду, алые глаза без зрачков, будто подернутые бледной пленкой, и костяные наросты на черепе, действительно напоминающие корону. Янтарный камень в посохе засветился как третий глаз, длинный черный язык в оскаленной пасти облизнул кинжалы желтых клыков.

— Ну ты и урод, — прохрипел я, готовясь взорвать новую «Вспышку» – максимально близко к Твари. Но не успел – азур-искра, подобная той, что вырубила Алису, выскользнула из кристалла.

Дерьмо Ангела, как же больно! Я не видел, не слышал, не воспринимал окружающий мир, погруженный в океан боли. Мучения окончила милосердная темнота. Смерть.

Активация № 18

Текущее количество Азур 6014/16500…

Интерфейс дрожал и сбоил, как плохая картинка. Иконка с Мико свернулась и исчезла, голос когитора долетал как будто бы издалека.

Мико: Грэй… нейронные связи рвутся… интерфейс может отказать. Он убивает нас! Быстрее, ударь «Вспышкой»!

Я осознал себя в объятиях, оплетенный хвостом Короля Крыс. Он только что убил меня и явно намеревался сделать это снова. К счастью, его азур-артефакт перезаряжался не мгновенно, в запасе имелось несколько секунд. Я вновь вызвал «Частицу Света», но опять не успел активировать «Вспышку» – на этот раз Тварь убила меня ударом когтистой лапы, едва на свет появился огонек Ра.

Инкарнация…

Активация № 19…

Текущее количество Азур 5964/16500…

Так и будет. Он выдавит весь Азур, постоянно убивая, и не даст больше использовать «Вспышку». Нужно менять тактику! Но как это сделать?!

Очередная смерть. Король отвлекся, добивая подающую признаки жизни Алису. Снова ультразвуковой удар, оглушающий визг-писк, взрывающий уши и мозг. Голову ломило от боли, организм очень хотел вырубиться, уйти в спасительную темноту обморока.

Я продолжал бороться, незаметно вызвал частицу Ра, спрятав ее в собственном теле. И тут же взорвал «Вспышку». Кожа засветилась, засияла, я сам стал источником света и солнечного огня!

Тварь зашипела от боли. Тушка жертвы стала раскаленной, хвост сейчас нещадно припекало, и жесткая хватка сама собой немного ослабла. Пользуясь моментом, я освободил руку, выхватил Коготь Хель и вслепую рубанул по оплетающему хвосту, вложив в удар всю силу!

Получилось! Я ранил его! Отрубленный хвост отвратительной розовой змеей соскользнул вниз, освобождая меня. Выронив посох, Тварь завертелась вокруг своей оси, из обрубка брызгала темно-багровая, почти черная кровь. Он визжал так, что звуковая волна снесла с ног и пригвоздила к земле. Наконец выпрямился, опять схватил меня, ломая сопротивление, поднес к разинутой пасти, готовясь откусить голову.

Слишком близко.

Я ударил кинжалом в шею, прямо под нижнюю челюсть. Синяя Сталь, светясь от вложенной энергии Ра, вошла туго, будто плоть Короля состояла из твердого, жесткого материала.

«Вспышка»!

Сдохни!!! Огонь выплеснулся из глаз, ушей, пасти твари. Он сгорал изнутри, подобно Ивил, но при этом оставался на ногах и даже еще раз прикончил меня.

Какая смерть за сегодня, третья или четвертая?! Инкарнация, возрождение, перекат в сторону от пылающего чудища, каким-то чудом еще продолжающего жить. Как же тебя прикончить, дерьмо Ангела?!

Мико: Быстрее! Добивай! Азур-поражающий фактор!

Коготь Хель вошел точно в подсвеченную область – под ложечку горящей твари. Изогнутое лезвие пронзило Короля насквозь, и по нему прокатилась вспышка «Пульсации Силы», активируя азур-поражающий фактор. Один раз, другой, третий. Король издал беззвучный вопль такой силы, что вокруг пошли ощутимые звуковые волны. Полностью превратившись в обугленный, сгоревший скелет, на котором почти не осталось плоти, он медленно рухнул в траву. И тут же распался на несколько частей, ужасающе маленьких и незначительных для такого огромного существа.

Директива «Крысиный Король» выполнена!

Для получения награды посетите терминал Стеллара!

Вы получаете 74000 Азур.

Сформирована Нейросфера.

Сформирована Нейросфера.

Сформирована Нейросфера.

Сформирована Нейросфера.

Текущее количество Азур 5814/20900

Вы получаете «Геном Крысиного Короля»

Мико: Череп! Возьми его череп! И жезл!

Хомяку-когитору, как всегда, все время нужна добыча. Мико подсвечивала в траве черный шипастый череп Твари и посох, но я первым делом хотел помочь Алисе. Напарница без движения лежала у скал, в человеческом обличье. Внешних повреждений на теле не было, но азур-оружие Короля, видимо, действовало на тонкую сущность Инкарнаторов. Несмотря на бешеную регенерацию оборотня, я почему-то подсознательно опасался, что сейчас повторится история с Тарой.

Нет. Живая. Она слегка пошевелилась, открыла глаза. И тут же резко оттолкнула меня в сторону, пытаясь встать.

— Грэй, сзади…

Бой не закончился с победой над Королем Крыс. На арене появились новые участники. Из-за скал выходили Бродяги, нацеливая на нас оружие, а чуть впереди шла худощавая фигура в знакомом синем балахоне, сопровождаемая парой огромных кибер-варгов.

Одержимая.

Ивил.

Она совершенно не походила на прежнюю Эвелин Мэйл, но я мгновенно узнал грациозное покачивание бедер и знакомое положение руки, ласкающей загривок огромного зверя. Значит, я не добил ее. И Тьма, та черная лужица, позволила получить новое тело.

Она не разговаривала и не пыталась взять нас в плен. Ивил пришла мстить и убивать. Я увидел, что вокруг фигуры Одержимой разливается зловещее сиреневое свечение, превращаясь в исходящую из правой руки трепещущую плеть. Точно такой же энергетический бич в битве у Энджело стащил меня вниз, отключив и повредив вингер Ангела. В голосе когитора послышалась откровенная паника:

Мико: Это «Бич Пустоты»!!! Он убьет нас!!!

Мы с Алисой ничего не успевали. Эвелин коротко махнула рукой, и Бродяги начали стрелять. Фиолетовая плеть войд-энергии метнулась жалящей змеей, и я непроизвольно сжался в предчувствии боли.

Но ее не было. Сетка ветвящихся азур-молний бессильно расплескалась в десятке шагов, обрисовав контур окружившего нас с Алисой цилиндра защитного поля. От этой непроницаемой преграды, высекая искры, рикошетили пули Бродяг. Не ожидавшие такого подвоха технокочевники попятились, суеверно показывая вверх.

Корабль. Огромный настолько, что заслонил половину неба. Он вышел из невидимости очень низко и ужасающе беззвучно, прямо над нами. Подул злой ветер, пригибая траву и со свистом срывая листья. Огромная черная тень накрыла размахом исполинских крыльев.

Я опознал корабль мгновенно, безо всяких подсказок Мико.

«Мстящий», корвет Одержимых.

Глава 11

Через несколько секунд стало понятно, что на растерзание Ивил нас не отдадут. От «Мстящего» отделился конус зеленого света, накрывший меня и Алису. Пространство вокруг будто уплотнилось, став обволакивающим, как вата. Невидимая мягкая сила подхватила, отрывая от земли.

Мико: Без паники, это транспортный луч. Он безопасен.

Я ощутил, что медленно поднимаюсь вверх. В нависшем брюхе корвета раскрылась диафрагма шлюза, и нас неумолимо втягивало туда.

Внизу что-то кричала и грозила кулачком Эвелин Мэйл. Судя по жестам, Одержимая обращалась к неведомому капитану «Мстящего», внезапно укравшему ее добычу. Она так увлеклась, что не заметила, как осталась в одиночестве – струхнувшие Бродяги бежали вниз, прячась за скалы. По поведению Одержимой становилось понятно, что появление корвета было абсолютной неожиданностью. Странно, я всегда полагал, что Одержимые действуют организованно и совместно. Выходит, нет?

Черная, обугленная, изъеденная серебристыми язвами метеоритных попаданий броня звездного корабля приближалась. Дерьмо Ангела, какой же он огромный! Транспортный луч внес нас внутрь и аккуратно поставил на ребристый металлический пол. Диафрагма с шипением сомкнулась за спиной.

Десантный шлюз. Шестиугольный короткий тоннель, закупоренный изнутри и снаружи. В полупрозрачных нишах – скафандры, вдоль стен – поручни и удерживающие ремни. На металле виднелись несмываемые следы долгой эксплуатации, старые отметины, подпалины и шрамы. Наверное, именно отсюда стартовали летуны Бродяг при штурме Энджело.

— Корабль. Одержимые. Плохо, — прошипела Алиса. — Смерть!

Взвыла сирена. Под потолком шевельнулись, выдвигаясь из скрытых ниш, массивные цилиндры, мгновенно ощетинившиеся устрашающими пучками черных стволов.

Мико: Не двигайся! Это контрабордажные турели. Превратят нас в фарш за десять секунд.

— Спокойнее, не двигайтесь! — прозвучал вдруг мужской голос. Знакомый тембр, именно он выходил на связь с вингером Ангела, взволнованно повторяя «Энджел, это ты? Ответь, факинг шит!»

— Не двигайтесь! Оставайтесь на месте!

По нам пробежала сетка сканирующего света. Турели, сложившись, убрались в потолок. Вторая диафрагма разомкнулась. Оттуда синхронно вышла пятерка людей. Четверо – в одинаковых бронированных комбинезонах. На нагрудниках и шлемах – серебристое крыло в кольце звезд. Символ Звездного Флота. Они держали наготове оружие. За прозрачными забралами виднелись мраморно-белые человеческие лица.

Мико: Синтетики. Модель «Майлз», подготовленные солдаты с широким спектром дополнительных функций. Осторожнее, Грэй. Они не промахиваются. И не чувствуют боли.

Не люди. Синтетические андроиды. В принципе я бы догадался и без подсказки когитора. Слишком неподвижные лица, чересчур отточенные движения. Они держали наготове оружие, направив его в нашу сторону.

А вот пятая, стоявшая за ними… Женщина. Черный защитный комбинезон, напоминающий «Анаконду», короткие белые волосы, худощавая стройная фигура. Без шлема, лицо с правильными чертами можно было бы назвать красивым, но все впечатление портил ледяной пронзающий взгляд ярко-голубых глаз.

И она фонила Азур.

Инкарнатор. Одержимая. Вспыхнувшая красная рамочка показывала только знаки вопроса, не опознавая противника.

— Вашей жизни ничего не угрожает, — повторил знакомый голос. — Сложите оружие на пол, поднимите руки и не двигайтесь.

Алиса пронзительно зашипела в ответ. Кажется, сдаваться без боя она не собиралась.

— Стой, не на… — я не успел договорить, потому что напарница прыгнула вперед, превращаясь в оборотня. Абсолютно безрассудная атака, объяснить которую я мог только отчаянием. На что она рассчитывала? Прикрыться телами синтетиков и завладеть их оружием? Зачем?! Впрочем, она не знала, что знал я, и видела перед собой только новых врагов.

Ничего не вышло. Прыжок был стремителен, но андроидов прикрыло силовое поле. Алиса врезалась в мерцающую преграду, отлетела в сторону. Через миг навстречу оборотню хлестнули серые нити, опутавшие ее и приклеившие к полу. Я с изумлением заметил, что их с ловкостью мечет незнакомая Одержимая. Алиса яростно рвала липкие путы, но нитей становилось все больше и больше.

Синтетики действовали четко: двое синхронно опустились на колено, стоявшие вторым рядом вскинули необычной формы винтовки. Абсолютно беззвучная стрельба. Досталось и мне, и напарнице. Я ощутил болезненные уколы в плечо и бедро. От них мгновенно разбежалось онемение, и я вдруг понял, что валюсь с ног, не в силах сопротивляться. Применялся какой-то моментально обездвиживающий препарат.

Мико: Нейролептики! Очистить организм можно только экстренной инкарнацией!

Зачем?! В драке и сопротивлении не было никакого смысла. У хозяев корабля имелась тысяча возможностей покончить с нами. Если этого до сих пор не сделано, значит, я им зачем-то нужен. Жаль только, что Алиса продолжает сражаться и может пострадать…

Это были последние мысли, прежде чем сознание погасло.

***

Я очнулся через пару часов. Пришел в себя раньше, чем отпустило онемение, и некоторое время лежал, пытаясь понять, что происходит.

Светящийся потолок. Маленькая, но уютная каюта. Не карцер или камера, и это уже хорошо. Дизайн обстановки сразу напомнил внутренние помещения Монолита: спартанская строгость, гладкие обводы, ничего лишнего. Я лежал на спальном месте, вытянув руку, можно было дотронуться до противоположной стены, где находился откидной столик и встроенные шкафы. Несколько секунд тупо смотрел в огромный прямоугольный иллюминатор над кроватью, где виднелось звездное небо. Мы что, покинули Землю и вышли на орбиту?

Мико: Это виртуальная проекция. Мы находимся в атмосфере, недалеко от прежнего места. В режиме «гост» рейдер не может совершать космические перелеты.

— Мико, что произошло после того, как я вырубился?

Мико: Ничего интересного. Алиса продолжала сопротивляться – у нее иммунитет к транквилизаторам и нейролептикам. Судя по звукам, ее все-таки связали и куда-то утащили. Тебя обыскали, раздели, забрали все вещи и поместили сюда.

Тело наконец-то перестало быть деревянным. Приподнявшись, я быстро произвел проверку. Когитор, как всегда, была точна. Оружие, криптор, Фанг, даже изодранный «Фокс» – забрали все, оставив меня в одном нижнем белье.

В каюте было стерильно чисто и абсолютно пусто. Обнаружился лишь один предмет: в ногах койки лежал запаянный пакет. В нем нашелся эластичный темно-зеленый комбинезон, маркированный символами Звездного Флота, и гигиенические принадлежности – полотенце и тюбик с гелем.

Пользуясь случаем, я выдавил на ладонь шарик чудо-средства, заменяющего мыло, воду и зубную пасту, и быстро протер тело, насухо вытеревшись полотенцем. После чего натянул комбинезон, оказавшийся удивительно впору. Еще раз осмотрел каюту – дверь, как я и подозревал, оказалась заперта, сенсорная панель не реагировала на мои прикосновения.

Все-таки в заточении. Я задумался.

Итак, что мы имеем? Формально корабль принадлежит Одержимым. Считается, что именно на нем испорченные Тьмой Инки вернулись с Черной Луны. Во время штурма Энджело, когда появился вингер Ангела, с борта «Мстящего» упорно запрашивали связь, а не получив ответа, корвет отступил, не вступая в конфронтацию. Теперь он вытащил меня из-под носа у охотничьей команды Ивил. Очевидно, на борту находится кто-то, ранее хорошо знавший и симпатизирующий Ангелу. Настолько сильно, что не побоялся пойти вразрез с интересами своих соратников.

— Привет! Очнулся?

Опять тот самый знакомый голос. Молодой приятный баритон, немного странный акцент. Он звучал из пустоты, как будто собеседник находился совсем рядом.

— Ты… кто? — осторожно спросил я, озираясь.

— Не узнаешь? Зак! Зак Каррахейн. Помнишь?

Я молчал. Скажи «да» – и будет ложь, которую раскрыть очень просто, скажи «нет» – и, вполне возможно, перестанешь представлять интерес. Вместо этого я жестко спросил:

— Где моя напарница?

— Она очень агрессивна. Пришлось ее нейтрализовать, — в голосе невидимого собеседника прозвучала усмешка.

— Что вы с ней сделали?

— О, не переживай. С ней все в порядке. Мы использовали нелетальное оружие. Пока просто посадили в карантин. Она неуправляема и вообще не идет на контакт. Повредила двух синтетиков, пока Лидия ее пеленала. Как ты с ней вообще справляешься?

— Я хочу убедиться, что с ней все в порядке.

— Ты в своем репертуаре, — вздохнул голос. — Забота о своих людях прежде всего. Да, Энджел?

— А что, в этом есть что-то плохое? — поинтересовался я. Вот и опять прозвучало «Энджел», загадочный Зак явно принимал меня за легендарного Инкарнатора. Опасная игра, в которой все козыри были у противника. Ему не составит труда выяснить, что я вовсе не «Энджел».

Мико: Если только ты действительно не Ангел.Грэй, нам ничего не известно о своем прошлом. С равной долей вероятности ты можешь оказаться и Ангелом, и любым другим Инкарнатором, пропавшим без вести на Черной Луне. Я считаю, мы должны сыграть на этом.

— Вы здесь в полной безопасности, — произнес Зак. — Хотя Айс и Иви требуют ваши головы, я не собираюсь вас отдавать. Но нам нужно срочно поговорить.

— Прежде чем о чем-то разговаривать, я хочу убедиться, что с Алисой все в порядке, — продолжал я гнуть свою линию.

— Пожалуйста, это не сложно. Только не делай глупостей.

— Если ты даешь мне гарантии безопасности, не буду, — согласился я.

Овальная дверь беззвучно отъехала в сторону. Так просто?

— Иди по огонькам. Тебя проводят.

Справа в шестиугольном коридоре, оказывается, сторожил один из «Майлзов». Он молча повернулся, пропуская меня вперед. По полу побежала цепочка голубых огоньков, указывая дорогу.

Внутри «Мстящего» было пусто. Вообще никого. Шестиугольные коридоры с поручнями, рассчитанными, видимо, для передвижения в невесомости, повторяющийся трафарет Звездного Флота на стенах. У меня создалось впечатление, что у корабля отсутствует экипаж, хотя это, конечно, было не так – скорее всего, все просто находились на своих постах.

Огоньки привели ко входу, отмеченному древним знаком чаши и змеи. Похоже на медицинский блок Монолита: узнаваемые койки с гроздьями нависшей аппаратуры, овальные обводы регенерационных капсул и стерильная чистота. Тут были люди. И они не обращали на меня особого внимания.

— Херувим! Покажи нашему другу заключенную.

Ко мне обернулся человек в обычном темно-зеленом комбинезоне. Изрезанное морщинами лицо, на лбу – сложное технологическое устройство, напоминающее многофасеточный глаз. Он работал над вскрытым синтетиком, что-то исправляя в его внутренностях.

Инкарнатор. Одержимый.

Он не пытался нападать. Спокойно разглядывал меня, потом усмехнулся и протянул руку:

— Хирувим. Я тут вроде главного доктора. А ты, значит, и есть наш… гость?

— Похоже на то, — ответил я. — Где Алиса?

— В карантине. Иди за мной, покажу…

Алиса находилась в камере, огражденный двойной преградой: непроницаемым кубом защитного поля и частоколом алых, тревожно гудящих лучей, образующих решетку.

— Не прикасайся, — остановил меня Хирувим в одном шаге. — Это опасно.

Напарница, одетая в такой же форменный комбинезон, сидела, забившись в угол. Увидев меня, встала, медленно подошла к решетке, обозначив контур защитного поля. С яростью ударила в него. Губы Алисы шевелились, она пыталась что-то сказать, но слов я не слышал.

— Крайне интересный случай, — сказал Хирувим. — Кроме запущенных геномодов, что обычное дело для изгоя, в нее подсажена паразитная сущность. Сделано это, очевидно, насильственно и специально, чтобы использовать весь потенциал генетической трансформации, доступный Инкарнаторам. Сущность получает тело, поглощающее Азур и Геномы, способное к взрывному развитию. Через какое-то время оно полностью подчинит или вытеснит человеческий разум. Типичный случай «Лилит», осложненный бессмертием носителя…

— Ей можно помочь? — прервал я.

— Помочь? — взглянул на меня Заклинатель. — Вытащить духа без уничтожения тела нереально. Ее можно только убить. Но тогда погибнут оба. Сохранить же аниму в этом носителе, отдельно устранив паразита – нельзя. Единственный способ: ее анима покинет мертвое тело и реинкарнирует нового носителя. Но для изгоя это невозможно. Нужна система Стеллара или инъекция Умбры.

— Ивил изучала ее, но не говорила ничего подобного, — не сдержался я.

— Иви Техномант, а я Заклинатель и аниматург, — сказал Одержимый. — Она отличный специалист, на самом-то деле, но немного в другой сфере. Что касается азур-сущностей, лучше прислушаться ко мне.

— Ну что, убедился? — напомнил о себе невидимый Зак. — С ней в порядке и она в безопасности. Готов говорить? Жду тебя на мостике.

Опять следуя за голубыми огоньками по шестиугольным коридорам, я оказался на мостике, в центре управления кораблем. Это было большое помещение, с трех сторон окруженное экранами-иллюминаторами, демонстрирующими бескрайнюю белоснежную равнину, в разрывах которой виднелись зеленые лоскуты земной поверхности. «Мстящий», видимо, медленно парил над облачным слоем.

Я обвел взглядом столы с виртуальными экранами, ряды пустых кресел вдоль мигающих разноцветными огоньками консолей, вращающуюся копию земного шара в центре. Никого. На мостике было пусто. И где Зак? И кто, в конце концов, управляет «Мстящим»?

— Готов пообщаться? — прозвучал знакомый голос.

— А ты где? — не выдержал я. Общение с невидимкой немного напрягало. — Я думал, мы поговорим вживую!

Вместо ответа в двух шагах сформировалась голограмма. Объемная трехмерная проекция светловолосого мужчины в массивной техно-броне. Интересное совпадение, но Зак был немного схож с мной – такой же тип внешности и телосложения. Суровое бородатое лицо, шрам, пересекающий лоб, сложный бионический имплантат, стилизованный под наглазную повязку.

— Увы, вживую не выйдет, — усмехнулся он, повернувшись ко мне. — Видишь ли, у меня теперь нет тела.

— Как это?

— Долгая история. «Мстящий» попал в переделку. По нам ударили, когитор был уничтожен, наши тела тоже, все системы отказали… Мы падали, счет шел на минуты… Мне пришлось интегрироваться в центральное ядро, чтобы оживить системы управления и спасти корабль. Как ты понимаешь, альфа-когиторов для Звездного Флота больше не производят. Теперь я – «Мстящий»…

— Ты управляешь кораблем?

— Я его капитан, мозг и нервная сеть. Его крылья – мои руки. Он мое тело. Мое сознание внутри, в центральном ядре. Уже много лет. Покину его – и «Мстящий» умрет.

— Но как это возможно?

— Умбра дает возможность использовать как носитель не только органические тела, — ответил голос. — Да, я знаю, ты всегда осуждал такие вещи. Но иногда выбора не остается, Энджел. Ты же сам говорил – делай, как должно.

— Почему ты спас меня?

— Я… обещал. Должен был отдать долг, — немного помедлив, ответил Зак.

— Какой долг? Кому?

— Тебе. Не помнишь? Разлом Танатос. Твоя группа прикончила эффектора Шарда. Ты освободил нас и отдал последних клонов. Тогда Вульф обещал, что мы отдадим долг, а ты сказал, что в оплату за жизнь принимаешь только жизнь. И добавил, что мы поймем, когда придет время. Потом ты учил меня драться на лайтах, на «Ярости», помнишь? А Ариадна сказала…

Он осекся, замолчал, глядя на мое лицо.

— Не помнишь? Ну ладно. Давно это было. В общем, когда я увидел вингер над Энджело, вспомнил, как ты рассказывал, что спрятал источник питания от Крыльев в морфе. И понял, что время, о котором ты говорил, пришло…

Он говорил так искренне, что сквозь суровую внешность Зака вдруг проглянуло лицо юного, неопытного Инкарнатора, когда-то едва не сгинувшего на Черной Луне. Ангел, судя по рассказу, спас его и взял под свое крыло, а парень сильно привязался к легендарному Заклинателю. В момент моего полета, узнав Доспех, он уверовал в чудесное возвращение своего кумира. Это, конечно, было необычайным стечением обстоятельств, но тянуть с объяснениями не имело смысла. Я ничего не знал о прошлом Ангела, поймать меня на лжи – раз плюнуть.

— Не помню, Зак, — сказал я, твердо глядя ему в глаза. — Боюсь тебя разочаровать, но я не тот, за кого ты меня принимаешь.

Глава 12

— Значит, ты не Энджел? — прищурился Одержимый. — А кто тогда?

— Не знаю. Я ничего не помню о своем прошлом, — сказал я, не отводя взгляд.

— Но ты взял Крылья Ангела. Только он знал, где спрятан источник питания.

— Я нашел осколок случайно, в подземке форте Энджело, — произнес я. — Потом мне подсказали, что с его помощью можно активировать музейный вингер. Я не Энджел, Зак. Возможно, был им в прошлом, но сейчас мое имя – Грэй.

Слова прозвучали. Я замер, готовясь к самому худшему. Зак тоже застыл, по проекции прокатились судороги искажений. Он чуть склонил голову, на мгновение прикрыл глаза. Когда заговорил снова, тон стал более жестким:

— Не понимаю. Не верю, факинг шит! Моя интуиция меня не подводит. Рассказывай. Кто ты такой?

Несмотря на то, что Зак был Одержимым, он вызывал чувство симпатии и казался неплохим парнем. Я не забыл, что именно с «Мстящего» был сброшен штурмовой бот, убивший Тару, но сейчас эмоции уступили место трезвому расчету. Лгать и придумывать не имело смысла, он единственный, кто способен пролить свет на историю моего появления.

— Значит, ты упал с Черной Луны в «Черном Саркофаге»! — перебил меня Одержимый, выслушав начало рассказа. — Саркофаг… был один?

— Нет. Их было… пять, — вспомнил я обстоятельства первых минут «жизни». Пять черных ксено-гробов, один, поврежденный при падении, был моим, второй вскрыли легионеры, из него полезла Тьма. Три других… остались целыми. Что было внутри? Тоже Тьма? Или, может, заключенные души других Инков?! Почему раньше я не задумывался об этом?

— Пять. Боевая группа, — кивнул Зак. — Что с остальными саркофагами? Где они?

— В них не было тел. Хотя не уверен, видел содержимое только одного.

— Что там было внутри? — жадно переспросил капитан.

— Тьма.

— Ты уверен?!

— Да. Она убила, захватила и оживила тела двух легионеров. Они поднялись из мертвых и преследовали меня.

— Тьма… — задумчиво проронил Зак. Весь его вид говорил о крайнем интересе к моему рассказу. — Где это произошло, ты можешь сказать?

— В А-Зоне к юго-востоку от Энджело. Ты и сам должен догадаться, где именно: через сутки там взорвалась хрень с азур-поражающим фактором, которая меня едва не доконала.

— «Абсолют». Город ударил «Абсолютом» по А-Зоне, а мы-то гадали! — проговорил Зак. — Значит, система запустила Тревогу, и они зачищали район… Как ты уцелел?

— Просто повезло. Был в подземке, сверху завалило обломками. Выбрался через коммуникации. Умер там несколько раз…

— Это нормально, это нормально, — пробормотал Зак. — Значит, выбрался. Что потом?

— Пустоши. Форт Энджело. Штурм. И вот я здесь… — усмехнулся я.

— История слишком невероятная, чтобы быть враньем, — пробормотал капитан «Мстящего». — Что было в тех, других Саркофагах, вот в чем вопрос? Тьма или Умбра? Как вели себя… инфицированные носители?

— Преследовали меня. Пытались убить. Когда попали в засаду, инфицировали морфа-растение.

— Возможно, это была твоя боевая группа, — сурово произнес Зак. — Возможно, они просто пытались остановить тебя. Может, это были Самсон и Ариадна!

— Если так, они действовали крайне агрессивно.

— Сейчас мы уже не узнаем! — с досадой ударил кулаком в раскрытую ладонь Зак. — Астра фатида! «Абсолют» сжег там все! Саркофаги, Инков, Доспехи, запас Умбры! А ведь это было послание с Черной Луны. В саркофагах могли быть те, кто там остался! Гарнизон «Ронсеваля», выжившие из «Экстерменацио», Энджел, Аврора, Сумрак, да даже Тесей или Талия Винтер!

— Там осталось много Инкарнаторов?

— Никто не считал. Но все равно больше, чем нас сейчас, даже вместе с Городом, — скривился Зак. — Но сколько из них выжило, не знаю. Там сложно найти подходящего носителя…

— Почему ты не вывез их на «Мстящем»? Почему их не вывез Город?

— Когда пытался, едва не потерял «Мстящий», — усмехнулся Зак. — Древние системы Звезды не спят. А Город… это долгая история…

— Хорошо, — сказал я. Хотя рассказ о Черной Луне был жутко интересным, требовалось расставить все точки. — Что дальше? Отдашь меня Оскалу?

— С какой стати? Даже если ты не Ангел, ты один из нас, — нахмурился Зак. — Возможно, мы бок о бок сражались на Черной Луне. То, что ты не шпион Города, лично для меня очевидно. Знаешь, почему? Можешь не верить, но я отслеживал тебя…

— С «Пилигрима»?

— Да. Засек, молодец, — уважительно кивнул головой Зак. — Так вот, Инк из Города не полез бы спасать дикарей в вингере Ангела. Инк из Города бы не подружился с безумным изгоем, да еще из «красного списка». Инк из Города не стал бы рассказывать мне о Черных Саркофагах…

— Твои товарищи считают иначе, — не сдержался я. — Они со мной особенно не церемонились. Оскал искалечил, а Ивил медленно отрезала по кусочку.

— Мы на войне! Ты должен понять. С нами тоже никто не церемонится. Они применили методы оперативного допроса. Им нужна была быстрая информация. Айс и Ивил очень злы. Из-за тебя они потеряли много людей и ресурсов.

— Зачем вообще вы полезли на форт? Если он принадлежал твоему другу, зачем?

— Все меняется. Энджела давно нет, его списали со счетов. Мне тоже многое не нравится, — сквозь зубы процедил Зак. — Но не я принимаю решения. Все ожесточены. Мы уже проиграли одну войну. Город истребил всех, кто нас поддерживал, уничтожил все, что нам дорого. Да и нас самих… почти уничтожил. Ты знаешь, как поступили с кланом Иви? Знаешь, что легионеры делали с людьми на базе Айсберга?

— Какое отношение это имеет к форту Энджело? В чем виноваты они?

— Я не знаю деталей. Форт мог решить миром, откупиться, Айс им предлагал. Нам очень сильно нужны ресурсы. А у них есть Репликатор, запасы расходников, много оружия и человеческий потенциал. В прошлый раз мы оставляли нейтралов. Потом они предали и ударили нам в спину.

— И поэтому вы запустили крыс и сбросили на форт «Захватчик»!

— Стоп. Давай разделять. Мы – неправильное слово. У Айса и Ивил своя боевая группа и своя задача. Да, мы на одной стороне и помогаем друг другу по мере сил. Но я тоже не в восторге, что против ангелов пришлось использовать силу. «Чистых» людей осталось мало, и большинство подконтрольны Городу, нам приходится работать с теми, кто есть. Хоть и измененные, они тоже люди, чтобы там ни говорили.

— Мир разрушен. В пустошах кишат Твари, — медленно произнес я. — Людей и так мало, а вы в своих сварах добиваете уцелевших!

— Мир таков, каков он есть. Уже много лет, другого нам не досталось, — возразил капитан. И вдруг сдержанно усмехнулся, меняя неприятную тему. — Слушай, вот ты говоришь, что не Ангел. Однако ты заставил меня оправдываться, точь-в-точь как он. Уверен, что ты не он?

— Зак, закроем тему. Спасибо за откровенность, — сказал я. — Пока уверен только в одном – что вернулся с Черной Луны. Ангел ведь пропал без вести?

— Да. Последнее место, где их видели – Дозорная Башня. Группа Ангела ушла по следам Сумрака, который искал Умбру. Говорят, что они полезли на нижние уровни Колодца, а там ад…

— Теоретически я могу быть как Ангелом, так и кем-то другим.

— Да. Но я думаю, выяснить можно. Во-первых, ты разжаловал сам себя, полностью обнулил память и когитора. Это предполагает очень высокое звание в системе Стеллара. Я даже не знаю, насколько. Я был гранд-трибуном, но не имел такой функции. И никогда не слышал, что такое вообще возможно!

— Значит, Ангел не был Одержимым? — в упор спросил я.

— Нет. Мы выбрали Умбру, когда Стеллар… — он запнулся, не договорив. — В общем, после некоторых событий... Ангел исчез раньше. Как и многие, он был против идеи Сумрака использовать Умбру. Но… если бы Ангел вернулся в Город, когда произошел Совет, я уверен, он был бы среди нас!

— Что такое Умбра? Это Тьма?

— Не совсем. Тьма – это нечто вроде энергетического вируса, способного перестраивать любую материю. Она часть чего-то большего, тот, кто ей инфицирован – становится эффектором Шарда. Как Ши раньше. Ты знаешь, скольких мы потеряли, убивая таких Тварей?! Но был Сумрак. Он изучал Тьму. Охотился за ней. Сумрак сумел понять Тьму. Взломать ее, подчинить, перепрограммировать. Заставить служить не Шарду, а нам. Из Тьмы он создал Умбру. Он научил привязывать к Умбре аниму и использовать ее так, как Инки используют интерфейс Стеллара.

— То есть… Тьма, то есть Умбра, она заменяет вам Стеллар? — спросил я, медленно начиная понимать. Знание было тягучим и каким-то неприятным, Мико морщилась в физиологическом отвращении.

— Да, именно так. Управлять развитием, Источником и геномодами, — кивнул Зак. — Мы теряем когитора, доступ к системе Стеллара, но на этом все. С помощью Умбры можно активировать инкарнацию или переносить аниму в другие носители. Более того, возможностей даже больше…

Я наконец-то сообразил. Грубо говоря, Одержимые взломали систему Стеллара, найдя ему альтернативу. Потеряв звание и когитора, Инкарнатор становился изгоем и лишался доступа к интерфейсу, не утрачивая при этом самих возможностей генной модификации и использования Азур. Он просто не мог ими управлять, отчего возникали спонтанные мутации. Умбра восстанавливала функцию интерфейса, снова делая Инков почти полноценными. Но наверняка имелся и какой-то подвох…

— Но зачем вообще понадобилось отказываться от Стеллара? — задал я самый главный вопрос. — Ведь система, как я понимаю, предназначена для защиты человечества от Тварей. Что в ней плохого?

Зак усмехнулся. Одновременно насмешливо и горько.

— Я расскажу тебе, — сказал он. — Но это долгая история, особенно если ты ничего не помнишь. И есть одно условие.

— Какое?

— Ты должен отключить своего когитора.

Мико: Грэй, я протестую!Это неприкрытая попытка вербовки. Мы должны ознакомиться с содержанием системной Тревоги «Одержимые», прежде чем верить на слово одной стороне конфликта и принимать решения!

— Капитан, извините, что прерываю, — промурлыкал низкий волнующий женский голос. — Но у нас запрос на посадку.

Я обернулся. Сзади стояла она – уже виденная мною Одержимая в черном комбинезоне, с помощью паутины поймавшая Алису.

Высокая. Стройная. Беловолосая. Холодные, искусно подведенные голубые глаза оценивающе смерили меня с ног до головы. Сойдясь с ней взглядами, я ощутил, что по спине пробежали мурашки.

— Знаю. Они давно запрашивают стыковку, — произнес Зак. — Больше нельзя откладывать. Грэй, договорим позже.

Голограмма исчезла. На обзорном экране безмятежность белой облачной равнины нарушила черная точка, превратившаяся в крылатый копьевидный аппарат. Я узнал его силуэт – видел чуть ранее, когда вместе с Алисой прятался в лесу.

Флаинг Оскала. Значит, Айсберг и Эвелин прибыли за мной. И взгляды на мою дальнейшую судьбу у Одержимых явно отличаются. Но ждать, что проблема разрешится сама, не стоит.

— Зак, что с моими вещами? — громко спросил я в пустоту.

— Они у Лидии. — Через несколько секунд откликнулся мой новый знакомый, — Лидия, проводи нашего гостя. Ты помнишь, что надо сделать.

— Поняла, капитан, — кивнула блондинка. И галантным жестом показала мне на выход. Мы покинули мостик, но она повела меня другим путем, в обход центральных коридоров. Видимо, чтобы мы случайно не столкнулись с прибывшими Одержимыми.

— А ты действительно Энджел? — вдруг спросила она.

— Называй меня Грэй, — ответил я. — А ты – Лидия?

— Арахна, — красивые губы искривились в усмешке.

Мико: Опознана. Видимо, новый носитель, данные в Архиве различаются.

Лидия «Арахна» фон Край.

А-Человек. Инкарнатор. Одержимая.

Инфицирована. Стадия заражения неизвестна.

Обнаружены неизвестные генетические модификации организма.

Тип Источника – неизвестен.

Класс опасности: красный (смертельная угроза)

— Куда мы идем? — не выдержал я.

— Зак попросил устроить тебе небольшой инструктаж по «Мстящему», — ответила Одержимая. — Ты что-то имеешь против моей компании?

— Нет. Но хотелось бы скорее получить свои вещи.

— Вот и прекрасно, следуй за мной, — промурлыкала Арахна. Ростом она почти не уступала мне, и в облегающем комбинезоне смотрелась шикарно, особенно сзади. Я постарался сосредоточиться на окружающей обстановке, вместе с Мико составляя план внутренних отсеков корвета. Мы шли по шестиугольным коридорам, останавливаясь у гермодверей, Лидия на ходу рассказывала:

— Смотри, здесь тренировочный центр. Вирт-тренажеры в основном. Медицинский комплекс ты уже видел, да?

— Это кают-компания. Может, есть хочешь? У нас тут продвинутый пищевой репликатор, готовит на уровне лучших гранд-ресторанов Утопии. Ммм, пальчики оближешь. Правда, расходников дефицит, так что всего треть меню доступна.

Я бы не отказался перекусить, но еще больше хотел получить свои вещи. Поэтому на все предложения Арахны мотал головой. Но не забывал все внимательно фиксировать, раз мне предоставляли такую возможность. Я видел синтетиков, выполняющих какие-то работы, видел людей в одинаковых форменных комбинезонах Звездного Флота – немного, человек пять, но экипаж на борту явно имелся. Интересно, где они их набирают, вряд ли все здесь – Инкарнаторы…

— Здесь библиотека и кают-компания… Тут спуск на нижний ярус, к корме. Аккуратно. Там двигательный отсек, энергоядро, ретранслятор… Тут, обрати внимание, спасательные капсулы.

Она коснулась сенсорного замка гермозатвора, и я увидел длинное помещение с рядами остроносых торпед вдоль стен, торчащих из массивных цилиндров пусковых установок.

— Ну, дальше ничего интересного, в двигательный не полезем, — усмехнулась Одержимая. — Экскурсия закончена, возвращаемся. Провожу тебя до каюты.

Она пошла рядом, чуть касаясь плечом. Легкий, почти неуловимый аромат, похожий на смесь обжигающего мороза с пряностями и ноткой алкоголя, немного дурманил голову. Взгляды, жесты, случайные прикосновения – Лидия невольно или намеренно провоцировала мое мужское эго, и я не мог сказать, что это было неприятно.

— Зачем ты мне все это показываешь? — спросил я.

— В смысле? Зак попросил показать, что где, — невинно хлопнула ресницами Арахна. — Ты же теперь с нами?

— А что ты сама об этом думаешь? — я счел за лучшее проигнорировать вопрос.

— Зак – капитан. Я доверяю его чутью, — произнесла она. — И в тебе есть что-то странное, давно забытое. Не могу понять… Ладно, пришли.

Для двоих каюта сразу показалась тесной. Лидия пропустила внутрь, зашла следом. Дверь бесшумно закрылась, она оперлась спиной на створки, откровенно рассматривая меня и загадочно улыбаясь.

— Что насчет моих вещей?

— Какой ты нетерпеливый, — вздохнула Арахна. — Хочешь быстрее меня выгнать?

Она коснулась технологичного устройства на предплечье, вызывая черный куб криптора. На откидном столике появилась металлическая коробка, отливающая характерным блеском бериллиевой бронзы. Внутри оказались мои азур-артефакты: фамильное кольцо, Фанг и Коготь Хель. Я до последнего момента не верил, но Одержимые действительно отдали мне вещи, что подтверждало отсутствие злых намерений. И крайнюю доверчивость к незнакомцам, что никак не вязалось с обликом организации, ведущей войну на уничтожение. А если у меня в крипторе мини-заряд «Абсолюта»?

— Учти, что на корабле включено аль-поле, — словно прочитав мои мысли, сладко улыбнулась Арахна. — Это система безопасности. Проверять не советую. Держи.

Она протянула мне «Дробитель», на ходу ловко крутанув его вокруг кисти.

— У каждого парня должна быть большая пушка, да? Но эту я тебе советую поменять. Или довести до ума.

Следующим она извлекла череп Короля Крыс. Чудовищной формы, шипастый и обугленный, он занял весь столик, источая неприятный запах тления и пепла.

— Измененная так называемая черная кость, — прокомментировала Одержимая, брезгливо дернув аристократическим носом. — Хороший материал для азур-артефактов, третий тир по классификации Стеллара. Внутри – кристалл сущности. Достать?

— Достань, — согласился я.

Арахна протянула руку, коснувшись тонким пальчиком черепа. По сгибу ее кисти что-то пробежало, и я изумлением увидел микроскопического, размером с ноготь, серебряного паучка. Неживого. Миниатюрного робота, перебирающего металлическими конечностями – уж в этом «Бинокулярное Зрение» не могло меня обмануть.

Паучок аккуратно сбежал по руке на череп чудовища, исчез в провале глазницы. Спустя несколько секунд вынырнул наружу, закрепился на ладони, таща за собой тоненькую серую нить. Лидия подхватила ее и аккуратно извлекла зловещий зеленоватый камень размером с голубиное яйцо.

— Ого, средний кристалл, совсем неплохо, — сказала она, отдавая его мне. — Не трэш. Не хочешь подарить девушке?

— Самому пригодится, — проворчал я, убирая артефакты в свой криптор. — Это все? А где посох?

— А, жезл, — бледно улыбнулась Арахна. — Припоминаю что-то такое. Он в лаборатории. Неопознанный азур-артефакт, его нужно проверить. Ну и, между нами, я бы его не трогала.

— Почему?

— Его изготовила сильная Тварь. Нельзя без проверки его использовать, а лучше даже не трогать. Сюрпризы могут быть… неприятными. И вообще, между нами, я бы оставила жезл здесь. В благодарность за спасение. Могу кое-чем компенсировать, — она прикоснулась к молнии комбинезона, снова вызывающе улыбнувшись.

Медленно потянула застежку вниз и, запустив туда пальцы, стащила с шеи черный шнурок с блестящей прямоугольной пластинкой. Миниатюрное устройство, напоминающее свисток.

— Мастер-ключ. Открывает гермодвери. Зак просил тебе оставить. На всякий случай.

Арахна протянула мне его на ладони, небрежно прислонившись к стене.

Она смотрела так, что исходящий зов ощутил бы даже слепой. С огоньком темной страсти, ожиданием и толикой легкой насмешки. Поворот головы, длинная шея, изящный овал лица, чуть приоткрытые губы, даже треугольник белоснежной кожи в разрезе комбинезона – все вдруг показалось таким невероятно притягательным, что в жилах забурлила кровь.

— Бери. Ты что, боишься ко мне прикоснуться?

Мико: Мощный выброс феромонов! Грэй, она тебя.. ой.

Было похоже на пьянящий эффект того азур-фрукта, но стократ более сильный. Я понимал, что происходит, но все мысли отступили, кроме дикого, непреодолимого желания обладать этой женщиной. Я шагнул к ней – и увидел в холодных насмешливых глазах отблеск такого же желания.

Искры, с самого начала проскакивающие между нами, взорвались сверхновой. Слова были лишними, их заменили жадные, нетерпеливые поцелуи. Руки требовательно срывали одежду, мешающую прикоснуться друг к другу по-настоящему.

Взвизгнула молния. Арахна выскользнула из комбинезона, оказавшись полностью обнаженной. Ее упругое прохладное белое тело казалось идеальным, принадлежащим богине любви, а не человеку.

Секс получился бурным, как гладиаторский поединок. Лидия хотела доминировать, но я с первых секунд захватил инициативу и не отдавал ее, как юнец, наконец добравшийся до женщины через год воздержания. Всплеск страсти был таким ярким, что мы не сдерживались, жадно наслаждаясь друг другом. Койка, прогибаясь, протестующе скрипела под аккомпанемент нашего бурного дыхания и негромких женских вскриков.

Когда любовное безумие схлынуло, я спросил, откинувшись в сторону и тяжело дыша.

— Ты специально?

— Да, — усмехнулась Лидия, томно потягиваясь. — Феромоны. Геномод.

— Зачем?

— А почему нет? — алые ноготки медленно прогулялись по моему бедру. — Свежий носитель, симпатичный мальчик. Ты мне понравился. Как мне показалось, я тебе тоже…

Я промолчал. Совершенно понятно, что с помощью всплеска гормонов она откровенно соблазнила меня, но с какой целью? Сиюминутного развлечения с новым партнером или чего-то большего?

Лидия встала, изящно наклонилась за одеждой, напоследок подарив снежное великолепие своего обнаженного тела. Она и правда была очень красива, отличная фигура, но теперь я не видел ничего сверхъестественно притягательного.

— Хм, я бы даже повторила как-нибудь, — произнесла она, застегивая комбинезон. — Более... обстоятельно. Если, конечно, Айс и Иви не прикончат тебя.

На этой жизнеутверждающей ноте она повернула голову, победно улыбнулась, подмигнула и вышла.

А я кое-что понял.

Интерлюдия. Мстящий

Две фигуры в синих накидках, неотличимых от тех, что носят хали в святом полисе Ургента, торопливо взошли на пустой мостик «Мстящего». Идущий впереди сдвинул платок-куфию на шею. Его холодное неподвижное лицо казалось маской мертвеца. В запавших, окруженных тенями глазницах мелькали проблески Тьмы.

Вторая тоже отбросила капюшон, обнажив полностью татуированную голову безо всяких признаков волос. Блеснули золотые кольца в заостренных ушах, злые раскосые глаза внимательно обшарили мостик.

— Зак, хватит тянуть время! — зло выкрикнула она. — Выходи, забери тебя даат!

Чуть в стороне от них в воздухе соткалась голограмма. Цифровой призрак кивнул, пряча улыбку в светлую бороду:

— Иви, новый носитель? Не совсем твой типаж. Айс, а ты плохо выглядишь. Мало спишь?

— Зак, — медленно, тяжело произнес Айсберг, роняя слова, как холодные ледяные глыбы. — Где он?

— Вы зря прилетели, Айс. Я вам его не отдам.

— Зак, он прикончил меня! Сжег изнутри! Я потеряла тело, Фенотип, лабораторию и всех моих анубисов! Все Геномы! — выкрикнула Эвелин. — Годы и годы работы! Я вынуждена использовать вот это тело!

Она с видимым отвращением провела по лицу, покрытому ритуальными наколками Бродяг, и тихо, яростно продолжила: — Я. Хочу. Его. Голову.

— Иви, по-моему, смена носителя и утрата Фенотипа должна пойти тебе на пользу. Забыла о Кодексе? Ты перестала понимать людей. В облике анубиса ты была чересчур агрессивна и жестока. Скольких ты скормила своим варгам? Проветрись, побудь немного просто… человеком.

— Айс, да он издевается! — в бешенстве повернулась Эвелин к учителю. — Кто будет говорить мне о человечности? ТЫ, убийца Гора?! Да кто ты сам?! Кусок, клякса Умбры в ядре корабля!

— Тихо, киса, — второй Одержимой не менял тона, — Зак. Где он?

— Заткнитесь оба, астра фатида! Выслушайте сначала, что я выяснил. Он не шпион Города. Он прибыл с Черной Луны.

После рассказа капитана Одержимые немного умерили свой пыл. Эвелин задумчиво прикусила нижнюю губу, но глаза Айсберга оставались ледяными. Он подошел к одной из консолей, прижал палец к мертвому экрану, никак не отозвавшемуся на прикосновение.

— Зак, дай доступ к корабельной сети. Хочу посмотреть видео вашего разговора. Без купюр.

— Хорошо, — согласился капитан. Пульт вспыхнул, от пальца Одержимого разбежались зеленые круги. Несколько минут Айсберг молчал, напряженно просматривая видео, потом резко повернулся к голограмме Зака.

— Даже если так, это ничего не меняет, — отчеканил он прежним тоном, — Черный Саркофаг, потерял память… больше похоже на хитрую манипуляцию.

— Какую, Айс?

— Все что угодно. Ловушка Города, подделка Шарда, марионетка Стеллара. Я не хочу разбираться. Убьем его, и все.

— Он наш брат по оружию, факинг шит! — раздраженно рявкнул Зак.

— Он не наш брат. Они все давно мертвы или поглощены Шардом. Он Инкарнатор Стеллара, — отчеканил Одержимый. — Враг.

— Он стер себе память. Он ничего не знает. Он был полностью обнулен.

— Это он тебе так сказал. Обнуление – мифическая возможность гранд-легатов. Получить это звание почти невозможно. Ты же помнишь, что нужно делать для повышения в высшем звене Стеллара? За всю историю их было всего двое.

—Трое.

— Не подтверждено, — нахмурился Айсберг. — Но в любом случае они все мертвы, нам-то не знать?

— Теоретически выжившие на Черной Луне могли получить это звание. Энджел…

— Зак, прекрати. Как?! Невозможно, и ты знаешь это не хуже меня.

— Есть вероятность, что он может быть Энджелом, — упрямо сказал Зак.

— Нет такой вероятности, я устал тебе повторять, — проговорил Техномант. — Это невозможно. Ангел мертв! Давно мертв, прими это, Зак.

— Почему? Ты ведь выбрался из Колодца, — спросил Зак. — Почему Энджел не смог повторить?

— Ты не ходил в глубинные рейды. Выжить там невозможно. Я спасся чудом, потеряв носителя. Выбирался много дней, скитаясь по спиральным тоннелям. А моя группа и группа Антея в полном составе остались там.

— Даже если есть сотая доля процента, что он может оказаться Ангелом, я не дам вам его убить.

— Ты делаешь ошибку, большую ошибку, — предупредил Айсберг.

— Но это будет моя ошибка, Айс, не так ли? — усмехнулся цифровой призрак.

— Не только. Ты ставишь под угрозу весь наш план. Ты же понимаешь, что при первой возможности его когитор передаст информацию системе Стеллара. Это Синяя Тревога. Мы получим на голову рейд Легиона, и очень быстро. Тебе лично и «Мстящему» это не важно, спрячешься в «госте», а вот нам на земле придется разгребать большую кучу дерьма!

— Я это понимаю, — спокойно кивнул Зак, — как понимаю и то, факинг шит, что Синяя Тревога и удар Легиона лишь дело времени. Открытое нападение на Энджело было ошибкой, теперь ответ Стеллара неминуем.

— Они пока ничего не знают, — ухмыльнулся Айсберг. — А когда узнают, мы будем готовы к встрече. Помнишь вариант «Горячее Свидание»?

— Помню. Тогда почему ты переживаешь из-за Тревоги?

— Потому что Легион должен прийти, когда мы будем полностью готовы. А пока что мы, твоей милостью, теряем союзников!

— Ты о Крысином Короле? — искренне рассмеялся Зак. — Я тут ни при чем, Грэй сам его прикончил. Знаешь, с удовольствием понаблюдал, как они разделали эту Тварь.

— И мы лишились нескольких тысяч союзников. Дешевой, быстро плодящейся пехоты, которую вообще не жалко бросать в мясорубку.

— Эти твои союзники – ратты. С азур-тварью во главе. До такого мы раньше не опускались.

— И где они, благородные Одержимые? Все за Гранью. А крысы, хоть и неприятные союзники, помогают сберечь более ценный человеческий ресурс.

— Ресурс, ресурс! — сжал губы Зак. — Цель оправдывает средства? Знаешь, почему верю парню? У него свежий взгляд. Говорил с ним сегодня, перед вами. Мы сами как крысы, вцепившиеся друг другу в глотки на руинах. Жажда крови и старые дрязги, больше ничего.

— Мне надоело слушать эту наивную чушь, — нахмурился Айсберг. — Где он, Зак?

— Я же сказал, не отдам. Отправляйтесь назад, не теряйте времени.

— Не глупи, Зак! — прошипела Эвелин Мэйл. — Забыл, кто мы и зачем все это начали?

— Это вы забыли. По-моему, мы давно утратили взаимопонимание. Убирайтесь, здесь вы ничего не получите.

Одержимые переглянулись. Айсберг чуть заметно кивнул Эвелин.

— А по-моему, Зак, этому кораблю нужен другой капитан, — спокойно произнес Одержимый. Он снова прижал палец к консоли, и из него выскользнул зеленая искорка-червячок. Видеостолб пронзила вспышка, голограмма Зака исказилась, внезапно покрывшись сеткой помех.

— Что ты делаешь… как… аль-поле… — виртуальная проекция капитана «Мстящего» замерцала, распадаясь на части – и рассыпалась мельчайшей цифровой пылью от небрежного жеста Техноманта.

— Простой трюк, придурок, — пробормотал Айсберг. — Пора и тебе вспомнить, что такое боль!

«Мстящий» неожиданно качнуло, палубу повело креном, заревела тревожная сирена, над потолком замерцали багровые огни.

Айсберг выпрямился, вытянув стороны руки – и словно размножился. Из него потоком выходили полупрозрачные копии-проекции, деловито разбегавшиеся по палубе и занимавшие места операторов у консолей управления. Несколько секунд – и цифровой экипаж полностью оккупировал мостик «Мстящего». Множество призрачных пальцев деловито забегали по мерцающим сенсорным экранам, подключаясь к корабельным системам. Крен исчез, аварийное освещение и сирена прекратили работать.

— Все в порядке, мы в режиме ручного управления. Эвелин, где остальной экипаж?

— Секунду, — напряженно отозвалась Одержимая, стоящая у одной из консолей. — В медкоме, лаборатории, столовой и каютах.

— Отлично, киса. Заблокируй их там. Вряд ли у кого-то есть мастер-ключ. Где этот… Грэй?

— Нашла. В каюте.

— Отлично. Я отключаю аль-поле. Ты готова?

Эвелин злорадно усмехнулась, в руке блеснул эфес «Бича Пустоты».

— Тогда иди, быстрее! Я перехватил управление, выдавливаю его, но он борется. У нас от десяти минут до получаса, не больше.

— Мне хватит! — пообещала Одержимая, бросаясь в коридор.

Глава 13

Одевшись, я задержал взгляд на черном шнурке со «свистком», оставленном Лидией. Мастер-ключ, приказ Зака, экскурсия по «Мстящему», возвращение вещей, даже неожиданный секс с Одержимой – все это звенья одной цепи. Но вот какой? Возможно, аналитические способности Мико помогут разобраться?

Мико: Грэй, все очень просто. Вещи вернули, потому что никакой опасности мы не представляем, Зак контролирует все системы корабля. Лидия вовсе не воспылала к тебе страстью с первого взгляда, а спокойно и без лишних вопросов получила биологический материал. Следующий этап (после проверки твоей информации и изучения ДНК) – это вербовка в ряды Одержимых. Тебя заставят выключить меня и психологически обработают, внушив некую информацию, проверить подлинность которой ты все равно не сможешь. После чего есть несколько вариантов… дать полный список?

Да я и сам уже понимал. Либо полноценное вступление в ряды Одержимых, либо использование как агента, обычного или двойного, вот что меня ждет в ближайшей перспективе. Они не просто так ведут себя спокойно и дружелюбно, выказывая полное доверие, они имеют на меня виды, ведь Инков осталось очень мало и каждый новый рекрут просто бесценен. Это при благоприятном развитии событий. В любом другом случае меня спокойно ликвидируют.

Несмотря на душевный разговор с капитаном, мои цели не изменились. Я не рассказал ему о послании из прошлого, что ждет меня в Городе. У Одержимых своя война, у меня – своя. Зак может казаться и даже быть – неплохим парнем, но он один из многих и решения принимает далеко не он. То, что я видел своими глазами – крысоморфов, Бродяг, лабораторию Ивил, отнюдь не побуждало встать на сторону товарищей Зака. Скорее наоборот. Они потеряли все остатки человечности, забыли, что такое быть людьми в своих бесконечных раздорах, и никаких оправданий тут быть не может.

Я вспомнил умиротворенное лицо мертвой Тары. Вспомнил записи с воксов Бродяг. И ощутил железную, до хруста в зубах, решимость не вставать за другую сторону баррикад. Итак, цель – выбраться отсюда, спасти Алису и добраться до терминала Стеллара. Как там сказал Зак, процитировав Ангела? «Делай, что должно». Так и поступим.

Мико: Самостоятельно выбраться будет намного проще.

— Мико, это не обсуждается.

Нейросеть в ответ торжественно взяла под козырек, отдав древний воинский салют. Всем своим видом она изображала безоговорочное повиновение и готовность исполнять приказы.

Ладно. Пока где-то там Одержимыми решалась моя судьба, нужно было быстро решить, что делать с неожиданно свалившимся на меня богатством.

Пять Нейросфер! Пять, столько у меня еще никогда не было. Я прилег на койку, закрыл глаза и сосредоточился, постаравшись отрешиться от суеты. Нужно извлечь из ситуации максимальную пользу.

Итак, мне по-прежнему не хватает двух Нейросфер для эволюции, но уже возможно исполнить давнюю мечту – имплантировать «золотой» Геном Гидры. Это последняя доступная мне на первой стадии генная модификация. Но теперь у Гидры появился конкурент – Геном Крысиного Короля. Я открыл его свойства, попеременно мигающие лазурным и тревожно-алым.

Геном Крысиного Короля

Ранг: Фиолетовый (азурический, смешанный)

Доступны следующие генетические модификации:

«Система адаптации» – вырабатываемая устойчивость к прямому или косвенному воздействию угрожающих факторов биотического и биологического характера. Включает в себя полную резистентность к вредным излучениям, инфекциям, ядам, паразитам.

Требуется: Эволюция (1), эндокринная система (5), иммунная система (5), нервная система (5)

«Повелитель стаи» – вы создаете общее пси-поле стаи и способны воздействовать на существ, подчиняя их своей воле. Размеры пси-поля и количество контролируемых существ зависят от уровня воздействия Источника.

Требуется: неокортекс (2), Источник (5), таламус (2)

«Звуковая Волна» – вы наносите направленный акустический удар, оглушающий и травмирующий противника.

Требуется: речевой аппарат (3), Источник (3), легкие (5). Активная способность. 300 Азур.

Мико: Грэй, это джек-пот. Все модификации крайне полезные. Советую обратить внимание на «Повелитель стаи» – это псионическая способность, идеально подходящая Заклинателю. Она позволяет контролировать живых существ и усиливается с апгрейдом Источника.

— Исключительно крыс?

Мико: Не обязательно. Любых существ, чья ментальная сопротивляемость слабее. Они будут следовать за тобой и выполнять команды.

— Это действует на людей?

Мико: Эм-м… Не могу дать точный ответ. Не уверена, что это будет возможно сразу. С развитием Источника – вполне вероятный вариант.

Я смогу управлять живыми существами. Крайне любопытная генетическая модификация, отлично ложащаяся на выбранный мною путь развития. Очень заманчиво, и требования не зашкаливают…

Система Адаптации – тоже просто подарок. Иммунитет практически ко всем биологическим угрозам, включая сопротивляемость излучениям. Продвинутая защита организма, выживаемость повысится в разы. Сколько я умирал от неизвестных ядов? Но для требуемых апгрейдов не хватит Нейросфер.

Ну и акустический удар. Это нечто вроде визга, которым Король отбрасывал и оглушал нас с Алисой. Тоже мощная боевая штука, идеально дополнившая бы «Вспышку». Раскидал врагов – и сжег. Повторять до полного уничтожения противника.

Мико: Запас Азур не бесконечен, Грэй. Даже в ближайшем будущем двенадцать-пятнадцать применений «Вспышки» полностью опустошат наш запас, а этого нельзя допускать.

— Что ты думаешь?

Мико: Наиболее перспективно пси-поле. Оно идеально ложится на архетип Заклинателя и усиливается с развитием Источника. Мы получаем контроль дополнительно к боевым способностям энергии Ра. Это значительно расширит спектр наших возможностей.

Геном Короля или Геном Гидры? Вот в чем вопрос. После первой эволюции я смогу имплантировать еще три ДНК-модификации, но пока нужно выбрать только одну. Регенерация или Осмос против Повелителя стаи…

«Мстящий» внезапно вздрогнул. И начал крениться. Так резко, что «Дробитель» пополз по откидному столику. Заголосила сирена, вспыхнуло мигающее аварийное освещение.

Я вскочил на ноги. Что происходит?

Мико: Что-то случилось с кораблем! Нарушено управление.

Сунув пистолет в криптор, я прикоснулся мастер-ключом к черному кругу магнитного замка. Никакой реакции, а ведь он должен открывать все двери! Что я делаю не так?

Мико: Ты все делаешь правильно, но дверь принудительно заблокирована. Давай еще раз, я попробую взломать блокировку.

Попытка нейросети оказалась успешной. Через несколько секунд гермо-створка послушно отъехала в сторону.

Мико: Готово. Разметила маршрут до медкома.

По пути корабль дважды резко бросало из стороны в сторону, словно капитаны боролись за штурвал, вырывая его друг у друга. На мостике что-то происходило, и это явно было связано с прибытием на «Мстящий» враждебных Одержимых.

Медком. Створки со змеей и чашей тоже оказались заблокированы, но Мико вновь сумела открыть. Как только вошел, увидел уже знакомого Хирувима.

— Грэй? Что происходит?

— Не знаю, — коротко ответил я.

— Я не могу связаться с Заком! — он прижал палец к виску. — Корабельная сеть блокирована! Похоже на штучки Айсберга. Я иду на мостик, поможешь?

— Да. Но сначала освободи ее, — я ткнул пальцем в сторону помещения, где находилась Алиса.

— Мысль неглупая, нужна силовая поддержка, а от меня мало толка, я ученый, а не боец. Но ты уверен, что сможешь контролировать ее? — приподнял бровь Заклинатель.

— Уверен.

— Хорошо, открываю. Только сначала возьми это…

Он протянул мне прозрачный картридж для инъектора, наполненный густым голубым составом.

— Это может помочь, если будут эксцессы. Но только на время, — предупредил он.

Алиса выпрыгнула из клетки, как разжатая пружина. Полностью готовая к бою, и аниматург испуганно попятился, увидев выражение ее лица.

— Грэй. Что? Как? Уходим? — прорычала она.

— Да, — улыбнулся я, дотрагиваясь до ее напряженного плеча, — Спокойно. Не трогай его. Иди за мной…

— Я, пожалуй, покажу дорогу, — заторопился Хирувим, стараясь держаться подальше от Лисы, следящей за ним кровожадным взглядом.

Мы вышли в длинный шестиугольный коридор, ведущий к центру управления, и почти сразу наткнулись на нее.

Ивил.

На себя прежнюю она походила только развевающейся синей накидкой с капюшоном, но по походке, выражению лица и жестам я безошибочно определил, что перед нами именно Эвелин Мэйл. Спустя секунду мою догадку подтвердил аниматург.

— Иви, это ты? — осторожно произнес он. — Что происходит?

— В сторону, доктор! — не терпящим возражений тоном приказала Одержимая. В опущенной руке блеснуло странное оружие без гарды. В открытой части вспыхнул яркий фиолетовый блик, и я понял, что в руках Эвелин тот самый «Бич Пустоты».

Мы ничего не успевали сделать. Хирувим медленно отодвигался, подняв руки, дрожащая Алиса приготовилась к броску, но…

Очередной странный маневр «Мстящего» застал врасплох абсолютно всех. Корабль внезапно резко развернулся, встав вертикально. Стены и пол поменялись местами, коридор стал шахтой тоннеля, в которую все мы рухнули. Причем для Ивил ситуация вышла такой же неожиданной, по крайней мере, орала она громче всех.

Несколько секунд страха – и я вдруг ощутил, что повис на чем-то упругом. Повернув голову вверх, увидел серебристую шевелюру Лидии, торчащую наверху из-за ответвления коридора. От Одержимой исходило несколько серых нитей, напоминающих паутину, которой она поймала и удерживала нас.

Снизу донесся шлепок – тело Ивил встретилось с гермозатвором. «Мстящий» медленно-медленно менял угол наклона, выравниваясь, теперь тоннель напоминал очень крутую горку. Несколько сильных рывков подняли нас наверх. Арахна помогла выбраться и, не обращая внимания на рычащую Алису, первым делом обратилась ко мне.

— Эй, утихомирь свою подружку! Что случилось?

— А я знаю? — огрызнулся я. — Ивил напала на нас!

— Иви?! — Лидия с интересом заглянула в наклонный коридор. — Хирувим, ты что-нибудь понимаешь?

— Они отключили аль-поле и что-то сделали с Заком, — медленно произнес доктор. — Сдается мне, это попытка захвата корабля, Лидия!

— Никогда не доверяла этим ша-би! — выругалась Арахна. Ее облегающая броня замерцала и трансформировалась, заключив девушку в подобие подвижного латного доспеха. — Что будем делать?

Снизу донесся шум – как будто кто-то несся вверх по коридору. Лидия встряхнула руками. По ним побежали серебряные паучки, устремившись в жерло. Они в мгновение ока соткали плотную паутинную преграду на пути Ивил, неутомимо накладывая слой за слоем.

— Грэй, Хирувим, я ее задержу и спеленаю. Нужно… — повернулась Арахна, но в этот момент внизу блеснуло знакомое сиреневое свечение. «Бич Пустоты» по-прежнему находился в руках Ивил, и она пустила его в ход.

Меня спасла Алиса. Она отшвырнула и прижала к стенке, закрыв своим телом от фиолетовой плети, выплеснувшейся из тоннеля десятками отростков. Один обвил и утащил вниз Арахну, не успевшую даже вскрикнуть.

Мико: Бегите!!!

Других вариантов не было. Я не знал, погибла ли от удара моя недавняя знакомая, но четко понимал – промедление будет стоить жизни. Если уж Ивил пустила азур-оружие против своих, нас она прикончит вообще безо всякой жалости и колебаний.

Хирувим лежал рядом, упав лицом вниз. Он не шевелился, от тела поднимались кольца густого дыма. Мертв? В шоке? Выяснять было некогда.

А я… внезапно понял, что пока Одержимые разбираются, мне представляется прекрасная возможность сбежать. Зак не контролирует все системы корабля, а это значит, что мы можем попробовать покинуть «Мстящий»

— Мико, просчет. Как отсюда выбраться?

Мико: Первый вариант: разблокировать один из шлюзов. Второй вариант: использовать спасательные капсулы.

Путь к шлюзам отрезан Ивил и паутиной Арахны, значит, оставалась только одна дорога.

— Алиса, за мной! — я схватил напарницу за руку, и мы бросились по трясущемуся шестиугольному коридору. К счастью, переход на технический уровень был очень близко, и мы успели его достичь, прежде чем Одержимая догнала нас.

Мико: Быстрее!

Крайне странно и неудобно передвигаться по наклонным коридорам, где стены и пол меняются местами. «Мстящий» продолжал выдавать странные кульбиты, с завидной периодичностью бросая нас в разные стороны. Алиса, обернувшись зверем, закинула меня на спину – с помощью когтей ей удавалось быстро взбираться по наклонным поверхностям.

Гермодвери отсека со спасательными капсулами тоже пришлось разблокировать Мико. Они оказались под ногами, и мы практически провалились внутрь, врезавшись в одну из установок. Закругленные носы спасательных капсул молча смотрели в узкие дыры пусковых шахт.

Когитор тут же выдала подробную схему действий, необходимых для старта. Торпеда раскрылась как створки раковины, мы с Алисой поспешно втиснулись на упругий ложемент.

Активировать вторую капсулу просто не было времени. Еще несколько нажатий, и древний механизм закрылся, заключив нас в непроницаемый защитный кокон. Замигали алые цифры обратного отсчета, я ощутил движение – мы поднимались и разворачивались, готовясь к старту. Затем зашипела диафрагма открываемого шлюза, послышался хлопок, и резкое ускорение вжало тело в ложемент.

Глава 14

Мико: Старт нормальный!

Я облегченно вздохнул. Мы летели.

Капсула успешно отстрелилась из пусковой установки и теперь неслась в неизвестном направлении. С бешеным ускорением, которое вдавливало тело в упругий ложемент.

Осознав, что мы покинули «Мстящий», я испытал двойственное чувство – облегчение от того, что удалось спастись от бешеной парочки Оскал-Ивил, и одновременно сожаление, что не вышло помочь Заку. Но несколько прежних стычек убедили, что мы находимся в разных весовых категориях с Техномантами. Конечно, можно было рассчитывать на помощь экипажа рейдера, но я не мог даже предположить, каков расклад сил в лагере Одержимых.

Наверняка у Айсберга тоже есть союзники на борту, иначе он не начал бы эту бойню. Убил ли «Бич Пустоты» Арахну или черная броня защитила ее, подобно тому, как Доспех спас меня под Энджело? Что с Хирувимом и Заком? Вряд ли я теперь скоро узнаю, чем закончился этот инцидент. Хотя… судьба порой выделывает прихотливые пируэты.

Мико: Грэй, я подключилась к системе управления капсулой. Здесь есть возможность отключить автоматику и подрулировать самостоятельно. Вывожу на экран…

Внутренняя поверхность торпеды внезапно посветлела, став прозрачным обзорным экраном. Мы неслись куда-то вниз по пологой нисходящей траектории, оставляя за собой огнистый след. Зоркая Мико подсветила мерцающий полупрозрачный силуэт «Мстящего», хорошо различимый на фоне облаков. Корвет вроде бы разворачивался вслед, но наша спасательная капсула стремительно удалялась, разрывая дистанцию.

— Мико, какой радиус полета этой штуки? Можем приземлиться поближе к гнезду руха или Монолиту?

Мико: Нет, это… Мы под обстрелом! Маневр уклонения!

От корвета вслед за нами отделилась яркая точка, внезапно развернувшаяся широкой пылающей сетью, вспыхнувшей сзади. И прежде, чем мы успели испугаться, она упала на нас.

Мимо с жутким визгом пронеслись огненные колеса. Какую-то долю мгновения я верил, что повезло, зенитные системы «Мстящего» промахнулись, но увы, чуда не случилось.

Взрыв, скрежет, сотрясение!

Невероятной силы удар оторвал нам заднюю часть вместе с хвостовым оперением, потерявшая управление капсула закрутилась как юла, стремительно пробивая облачный слой.

Мгновение – и мы на краю смерти! Оболочка капсулы с треском лопнула, напор ворвавшегося ветра жадно потащил наружу. Спасла теснота – я вцепился в Алису, она в обшивку, да так, что металл и сверхпрочный пластик заскрежетали, прогибаясь. Кажется, мы орали, но за свирепым ревом падения ничего не было слышно.

Земля и небо ежесекундно менялись местами. Внизу стремительно мелькало нечто коричнево-зеленое, горы, леса, а потом вдруг вокруг все резко, внезапно потемнело. Мы вошли в плотную облачную массу, наполненную зловещим свечением. Все утонуло в багровой мгле, перемежаемой голубоватыми вспышками.

Я не успел толком испугаться – свободное падение длилось всего несколько секунд. После чего, с огромным ускорением, пронзив волны красного тумана, мы врезались в какое-то препятствие. И, кажется, пробили его насквозь.

Страшный хруст! Это последнее, что я услышал перед очередной смертью.

Мико: Грэй, инкарнация! Мы потеряли половину целостности!

Я и сам видел, что дело плохо, дух вылетел прочь, растерзанный жесткой посадкой носитель был выброшен из разбитой капсулы, целостность угрожающе мигала. Кругом простиралось царство багрового тумана, пронзаемое странными вспышками, будто где-то в глубине непрерывно били огромные молнии. Где мы оказались?!

Мико: Иди по маркеру!

Умная нейросеть ориентировалась гораздо лучше меня. Светящаяся нить протянулась в туман, и буквально через несколько метров я нашел свое тело. Вернее, то, во что оно превратилось. О господи, дерьмо Ангела…

Активация №21.

Восстановление повреждений организма

Текущее количество Азур 5314/20900

Я поднялся, быстро ощупал руки, ноги, все на месте. Заслуга выданного на «Мстящем» плотного комбинезона, что труп вообще сохранился одним куском. Инкарнация мгновенно восстановила разорванное тело. Этот процесс ведь не имеет отношения к сверхбыстрой регенерации, а скорее напоминает полное воссоздание организма из сохраненного слепка. Как это вообще работает?

Но задумываться было некогда. Ошеломляющий напор ветра сносил с ног, колючий песок, пыль и мелкие камешки летели в лицо. Видимость нулевая. Я различал только каменистый, бесплодный грунт под ногами, все остальное тонуло в бешено несущихся клубах красного тумана. Что это за место?

— Мико, где мы?

В голосе нейросети зазвучали тревожные нотки. Я уже научился различать оттенки тона ее эмоциональных сообщений и понял, что когитор взволнована не на шутку. Значит, опасность вполне реальна.

Мико: Все плохо! Мы упали в А-Зону. Что еще хуже – в район аномальной энергетической активности!

Только сейчас я заметил, что счетчик Азур ожил. Шкала наполнялась на глазах. Пятнадцать-двадцать единиц в минуту, сильный уровень А-излучения! Когитор вывела карту: и судя по ней, мы рухнули где-то в той самой исполинской А-зоне, в район странного шторма, который я наблюдал с вершины дерева сутки назад. Только этого и не хватало для полного счастья…

— Где Алиса?

Мико: Где-то здесь…

С трудом пробиваясь сквозь ветер, я медленно побрел вдоль глубокой борозды, отмечавшей тормозной путь нашего аппарата. Детали и куски обшивки густо усеивали дорогу, приведя к уцелевшей части капсулы. Смятая, деформированная торпеда наполовину зарылась в землю.

Оборотень оказалась зажата внутри, похожая на кусок окровавленного мяса. Она восстанавливалась на глазах, но повреждения были столь серьезны, что даже Алисе требовалось на это время. Напрягая все силы, я попытался помочь ей выбраться, руками отгибая смятый и покореженный металл.

— Грэ-эй! — простонала она, нанизанная на торчащие детали. — Буря! Азур! Бе-ги…

Мико: Буря Перемен – это до конца не изученные зоны аномальной активности, выброса дикой А-энергии. Также известны как «выдох даат». Обычно генерируются в местах масштабного Прорыва из-за Грани. Смертельно опасны…

Буря Перемен? Где-то я уже слышал это выражение. Нужно вспомнить… Кажется, Тара рассказывала, что в одной из таких погиб ее отец.

Как же я слаб, несмотря на все усиления! По ладоням уже текла кровь, но я не обращал внимания, пытаясь вытащить напарницу. Застонав, Алиса схватилась за протянутую руку, нечеловеческим усилием сдернула себя со штырей, пробивших ее насквозь. На несколько мгновений обмякла, вздрагивая. Потом с моей помощью медленно выползла наружу.

Живая. Хорошо…

— Буря! Азур! Укрытие! — оскалилась она, немного оглядевшись.

Бешеный ветер становился все сильнее, он поднимал в воздух куски обшивки и сыпал шрапнелью колючей пыли. Его злые порывы едва не сбивали с ног. Очередная вспышка произошла совсем рядом. Я успел разглядеть, как извивающаяся плеть ослепительно-синего разряда пронзила пространство. Счетчик Азур прыгнул, зафиксировав почти сотню поглощенной энергии. Беззвучная ударная волна отбросила нас от капсулы, расшвыряв в разные стороны.

Мико: Выброс Азур!

Через несколько секунд темноты я увидел себя сверху, лежащего лицом вниз, полностью покрытого слоем земли и пепла. Интерфейс сбоил, двоился и троился, как всегда после азур-поражающего удара. Молния А-энергии выбила душу из тела, очередная внезапная и нелепая смерть!

Мико: Грэй, прямого попадания мы не переживем!Нужно срочно искать укрытие!

Двадцать вторая инкарнация… 4999/20900 Азур… Я приподнялся, встряхиваясь, пытаясь отыскать в багровом тумане Алису.

Рядом взметнулся ревущий смерч, состоящий из частей обшивки, камней, пыли и деталей капсулы. К моему ужасу, он сложился в подобие гротескной фигуры – уцелевшая носовая часть торпеды стала торсом, кружащие обломки – руками, а пылевой столб – нижней половиной туловища. Рассыпая голубые искры А-энергии и оглушительно завывая, он двинулся в нашу сторону.

Мико: Выброс Азур! Изменение материи! Желтая Тревога! Бежим, Инкарнатор!

Голос когитора превратился в откровенно панический. Рядом возникла фигуры Алисы. Она схватила меня за руку, поднимая, и резко обернулась кошкозверем. Не успел я опомниться, как оказался закинут на спину оборотня. Сквозь шквал песка, перемешанного с пеплом, и мощные порывы ветра Лиса длинными скачками рвалась через бурю. Даже ей, многократно превосходившей меня в силе, приходилось нелегко. Мощь бушующей стихии казалась грандиозной, мы были по сравнению с ней просто ничего не значащими песчинками.

Синие разряды А-энергии, слава Ангелу, били в порядочном отдалении, беспрестанно озаряя вспышками непроглядный движущийся багровый туман. Мы перемещались наугад, огибая какие-то громадные кратеры. Совсем рядом, с грохотом, сотрясая землю, прошло нечто гигантское, размерами не уступающее огромному зданию. Ходячая гора?! Я видел только черный изломанный силуэт и ощущал, как дрожит земля от поступи великана. Скрежет и рев неизвестного существа на мгновение перекрыли напор ветра.

Из тумана выросли скелеты зданий. Разрушенные черные остовы многоэтажек, от которых сохранилось лишь несколько первых этажей. Пустые и мертвые, как череп в куче песка. Наконец-то, хоть какое-то укрытие от злого ветра и азур-молний!

Внутри – ни малейшего следа жизни. Почерневшие выветренные стены, целые этажи, занесенные песком. Алиса лезла вниз сквозь проломы в рухнувших перекрытиях, пока не нашла более-менее закрытое помещение, куда не проникал ветер.

— Буря. Азур! Много! Плохо! Меняет! Убивает! Оживляет! — сбивчиво объяснила она, обратившись человеком. — Помогай!

Вдвоем мы забаррикадировали обломками плит вход. Плохая защита, но лучше, чем ничего. Оборотень тяжело дышала и постоянно озиралась, будто из занесенных песком углов мог кто-то выскочить.

— Оскал не найдет нас? — спросил я.

— Нет. А-Зона. Буря. Смерть! — произнесла Алиса.

Мико: В районах энергетических возмущений меняются физические свойства вещей, техника мгновенно выходит из строя. Это состояние Желтой Тревоги. Скорее всего, корвет не сможет отследить нас. Приближение к такой А-Зоне крайне рискованно.

— Оскал? Одержимые? Корабль? Как? — спросила оборотень, ткнув пальцем вверх. Я понял, о чем она спрашивает, и вкратце пересказал, что приключилось на борту, не вдаваясь в детали. Алиса удовлетворенно кивнула:

— Ушли. Хорошо. Правильно. Одержимые – плохо! Сломанные. Тьма.

— Буря пройдет? — спросил я. — Скоро?

— Да. Нет. Не знаю. Ждать. Там смерть. Ждать. Готовиться!

— К чему, Алиса?

— Азур! Не знаю.

Я нахмурился. Очевидно, она и сама не знала, во что выльется буйство Азур, бушующей снаружи. Плюсом было то, что А-энергия быстро копилась, я уже набрал несколько сотен за сравнительно небольшой промежуток времени.

— Что это были за существа снаружи?

Мико: Дикая А-энергия непредсказуемо меняет свойства живого и мертвого. Это создания из измененной материи. Я не уверена, что они способны существовать вне таких Бурь.

— Что нам грозит?

Мико: Нет точных данных. Внутри Бурь Перемен не действуют физические законы, они оживляют мертвое и меняют живое. Трансформируют фундаментальные свойства материи! Кроме того, в Бурях часто встречаются азурические создания…

Ничего не понятно. Я внезапно почувствовал, как заныла голова, тонкая иголочка боли стрельнула в висках, увидел, как тревожно встрепенулась Алиса. Ветер снаружи завыл особенно яростно… или то был не ветер?

— Грэй! Оружие! Азур-оружие! Дай!

Я бросил ей Коготь Хель, сам выхватывая Фанг и перезаряжая «Дробитель». Девушка поймала на лету, довольно кивнула, хищно крутанув черным клинком восьмерку. И поманила меня, заставив встать в центре, спина спиной с ней. Будто готовилась к бою. Но с кем?

— Алиса, что?

— Идут! Ты! Заклинатель! — прошипела она, поворачиваясь и настороженно осматривая стены, — Убей! Азур! Твари!

Я прислушался, напрягая все органы чувств. Сквозь рев бури пробивалось нечто похожее на беспрестанный шепот. Стон-вопль, подобный вою ветра. Шорох. А потом я увидел их, скорее ощутил присутствие, чем разглядел.

Они просачивались сквозь стены, пол и потолок, появлялись отовсюду. Бледные, похожие на размытые бесформенные пятна света. Интерфейс четко классифицировал создание:

???

А-энергет

Класс: «Монада»

Ранг опасности: синий (значительная опасность)

Призраки! Больше всего Твари были похожи бесплотных кружащих привидений.

Мико: Грэй, они не имеют никакого отношения к призракам, это энергетические существа, чистые порождения Азур. С такими мы еще не сталкивались. Обычное оружие из физического мира против них бесполезно. Действенны только азур-артефакты и способности Заклинателей…

Лиса резко взмахнула Когтем. По черному клинку прокатилась зеленая вспышка, он рассек одно из пятен света. Призрак распался, исчез, но на остальных это не произвело никакого впечатления. Ледяные пальцы впивались в мозг, проникая сквозь черепную коробку. Я ощутил, как голова наливается невыносимой болью, мысли путаются и накрывает волна удушающего отчаяния. Психическая атака. Обычный человек, скорее всего, сломался бы под этим напором, сошел с ума и бросился в багровый туман, но мы все же были немного покрепче.

За спиной свистел Коготь Хель в руках напарницы. У артефакта ограниченный запас азур-активаций, насколько его хватит? Я ударил ближайшее прозрачное пятно Фангом, оно поспешно дернулось в сторону. Но войдов становилось все больше, кольцо смыкалось. Они лезли отовсюду: сверху, снизу, обжигая ледяными прикосновениями, не обращая внимания на беспорядочные взмахи ножа.

Я задыхался, теряя координацию и связь с телом. Накрывал беспросветный ужас такой мощи, что от него разрывалась голова. На мгновение увидел себя со стороны, будто призраки терзали мой бесплотный дух, вырывая его из тела-носителя. Алиса, облепленная этими существами, каталась по полу, потеряв Коготь и беззвучно крича.

Мико: Они применяют «Плач Души», азур-способность! Грэй, «Вспышку», немедленно! Грэй!

В голосе когитора звучала паника. Я еще сохранял подобие контроля, хотя разум распадался на части. Его хватило, чтобы превратить вызванную заранее частицу Ра в ослепительную «Вспышку».

Волна огня и света стала облегчением. «Вспышка» образовала выжженный круг. Ближайшие призраки с душераздирающим стоном распались, исчезли, остальные метнулись в сторону, как мотыльки, отогнанные взмахом ладони. Когти «Плача Души» сразу разжались, дышать стало легче. Я с трудом приходил в себя, поднялся с колен, подобрал выпавшее из рук оружие. Алиса, свернувшись в клубок, молча корчилась рядом, от нее поднимались кольца дыма. Огонь Ра не щадит ни чужих, ни своих.

— Больно? — я помог ей встать.

— Не смотри! — простонала Алиса, с трудом выпрямляясь. Выглядела она ужасно. — Бей!

Через несколько минут они появились снова, в еще большем количестве. И опять пришлось применить «Вспышку». Войды, видимо, вообще не имели инстинкта самосохранения, мы притягивали их, как мотыльков тянет к пламени. Самое плохое, что я не получал с них Азур, а мой запас уже подходил к концу.

Дерьмовый расклад. Три с небольшим тысячи Азур, это всего две активации «Вспышки». И что тогда? Смерть?

Интерлюдия. Оскал

На капитанском мостике «Мстящего» было многолюдно. Вход охраняла четверка «Майлзов» с оружием наготове, внутри суетилось множество копий Техноманта, занявших места экипажа корвета. Слабость и куцее восприятие нового тела-носителя откровенно бесили: Эвелин даже замешкалась на несколько секунд, определяя, кто из них настоящий Айсберг.

Нетривиальная задача – лишь немногие из Инкарнаторов были способны формировать из энергетической матрицы Источника двойников-эфемеров, неотличимых от подлинника, и Одержимая в очередной раз оценила силу своего учителя.

Чтобы перехватить управление звездным кораблем, заблокировать Зака и взять под контроль синтетиков, ему потребовалось не более часа. И одновременно он координировал больше десятка эфемеров, выполняющих сложные операции. Среди живущих Техномантов Айсберг был, наверное, самым могущественным.

— Потерялась? — один из Айсбергов обернулся. Он снял платок-куфию, на Ивил глянули запавшие глаза, в которых мелькали проблески Тьмы.

Лицо мертвеца, уже тронутого тлением. За могущество тоже нужно платить: она не помнила, когда Айс последний раз менял тело-носитель. Эволюции, Геномы и модификации не делали бессмертным: живая материя имеет свойство стареть и умирать.

— Ты сбил их? — жадно спросила Одержимая, подходя ближе.

— Да. Капсула упала примерно вот тут, — Оскал подошел к трехмерной проекции земного шара в центре рубки, и на ней загорелась большая область, расцвеченная густыми оттенками красного.

— Багровый Разлом. Да еще и попали в Выдох, — выдохнула Эвелин. — Значит, все…

— Да. Нам их не достать, но и выбраться оттуда почти невозможно, — подтвердил Айсберг. — Скорее всего, сдохнут.

— Если и выживут в Буре, попадут под Зов… — на губах Ивил возникла хищная улыбка.

— Я бы предпочел увидеть их головы! — резко ответил Одержимый. — Как ты вообще позволила им добраться до капсул?! Почему упустила?

— Помешали, буллшит! Арахна и Хирувим задержали меня. Кто-то из них дал ему мастер-ключ. Айс… мне пришлось использовать «Бич».

— Что произошло? — коротко спросил Айсберг.

— Арахну спасла броня. Она вырубилась, в азур-шоке. Но ничего критичного, думаю, даже носитель выживет… Я ее нейтрализовала… А вот Хирувим… — Ивил медленно провела ребром ладони по горлу. — Необратимо повреждена Умбра, отказал энио.

— Как это вышло?

— Случайность! Я метила в этого… — с досадой произнесла Эвелин.

— Иви… — медленно, тяжело вздохнул Айсберг. — Эта глупость может стоить нам очень дорого. Не нужно было никого убивать. Нас и так осталось мало...

— Айс, пойми, я не хотела…

Несколько секунд Техномант молчал. Эвелин хорошо знала, что он может дать волю эмоциям, но сейчас просчитывает сценарии, понимая, что сделанного уже не повернуть. Упреки, гнев, наказание ничего не изменят.

— Что с остальными? — наконец спросил Одержимый.

— Все по плану. Эфир и Кайра на задании, их нет на борту. Стрелок и Ведьма на нашей стороне. Гремлин… сложно сказать. Он мутный. Но не вмешивается.

— А Хирувим мертв. Значит, выбора нет, — произнес Оскал. Он поднял руку, шевельнул пальцами.

Большая проекция-голограмма в центре мостика, изображающая земной шар, погасла. Круглая площадка под ней пришла в движение, превратившись в глубокую шахту. Из нее медленно поднялась колонна, похожая на мутный кристалл, заключенный в оправу из золота и бериллиевой бронзы. Внутри в глубине таилась чернота, напоминающая размытую кляксу, тонкие прожилки которой пронизывали всю толщу кристалла. И оно медленно пульсировало, как антрацитовое сердце.

Айсберг снял перчатки. Прижал одну руку к мутной поверхности, во второй появился узкий металлический цилиндр. Узнав его, Эвелин вздрогнула, отступила на пару шагов назад и произнесла неуверенным голосом:

— Айс, ты что, хочешь…

— Тихо, Иви! — оборвал ее Одержимый. От его пальцев разбегались зеленые искорки, исчезающие в толще кристалла. От их прикосновения прожилки таяли, втягиваясь в черное «сердце», а оно само заколебалось, пульсируя и трансформируясь.

— За-ак, — ласково позвал Одержимый. — Слышишь меня?

Эвелин, затаив дыхание, заворожено наблюдала, как зеленые искры преследуют и охватывают темную субстанцию, заключенную в колонне. Через некоторое время она оказалась оттеснена к краю и полностью окружена. Черные капли выступили на поверхности, и медленно начали втягиваться в узкое жерло хранилища умбры, которое ее учитель держал в левой руке.

Когда вся Умбра исчезла в цилиндре, диафрагма со щелчком закрылась, Айсберг неуловимо убрал хранилище в криптор. Ивил выдохнула.

— Все. Теперь «Мстящий» полностью наш, — произнес Одержимый.

— Без когитора и Зака, полностью на ручном управлении… — неуверенно произнесла Эвелин, — Айс, ты уверен, что это хорошая идея?

— Иви! — мертвое лицо Техноманта повернулось к ученице. — Одну войну мы уже проиграли. Второе поражение сотрет саму память о нас. У нас нет права на жалость или милосердие. Ты же помнишь, куда и для чего мы ведем Конвой?

Глава 15

Плохой расклад. Умирать категорически не хотелось.

— Мико! Как от них отбиться?!

Мико: Это А-энергеты. Физическое воздействие бесполезно. Они реагируют только на азурический урон. Наши текущие ресурсы тоже на исходе. Просчитываю...

Вариант №1 – использовать «Дива», выпустив его из Клыка Фенрира. Временная задержка войдов, высока вероятность гибели «Дива».

Вариант №2 – использовать Нейросферы для усиления мозговых центров. С вероятностью 50-60% это позволит нейтрализовать эффект «Плача Души».

Вариант №3 – имплантировать Геном Крысиного Короля и использовать «Повелителя стаи» для отражения атаки. Высока вероятность псионического взаимодействия с непредсказуемым результатом.

Вариант №4 – Бегство. Самый рискованный, вероятна гибель от азур-выброса.

Первый вариант остановит призраков лишь на время. К тому же я не контролирую «Дива», он может наброситься на Алису, посчитав ее более вкусной целью. Если только отвлечь войдов с его помощью, а самим спасаться по четвертому сценарию. Но это крайний вариант… возвращаться в Бурю, где бьют азур-молнии и возникают странные чудовища, само по себе подобно смерти!

Второй вариант может спасти меня. Однако ничем не поможет Алисе. Войды набросятся на нее. Я не знал точно, способны ли энергеты повредить тонкому телу Инкарнатора, связанного с духом «Лилит», но догадывался, что ничего хорошего напарницу не ждет. Псионическая атака такой силы может запросто свести с ума, необратимо искалечить и так поврежденную личность. К тому же это шаг в сторону от запланированного развития! Нет, не годится!

Остается третий вариант. Геном Крысиного Короля. Модификация «Повелитель стаи». Геном Гидры придется отложить. Он никак не поможет сейчас – враги не наносят физического вреда, они терзают разум и душу, ту самую «аниму», в которой я оказываюсь после очередной смерти.

Войды медленно возвращались, просачиваясь сквозь стены. Алиса тяжело дыша водила Когтем по воздуху, ожидая, когда они окажутся поближе. Повернувшись ко мне, она с отчаянием выдохнула:

— Грэй! Заклинатель! Азур! Убей!

Она призывала использовать азур-способности, которых я, по сути, еще не имел. И Мико говорила, что именно Заклинатели могут эффективно сражаться с подобной нечистью. Ну что, нужно решаться, времени не оставалось! Возможно, с помощью Генома Крысиного Короля я смогу как-то подчинить этот призрачный сонм!

К тому же «Повелитель стаи» на пару шагов приближал к первой эволюции. Требовалось четыре предварительных усиления. Две Нейросферы – в неокортекс, кору мозга, отвечающую за осознанную мыслительную деятельность, и две – в таламус, ретрансляционную станцию сознания, контролирующую обработку и восприятие информации органами чувств. Более внимательно изучать описания не оставалось времени. Пережив мгновенный экстаз апгрейдов, я совместил лазурно-алый абрис Генома с последней ячейкой ДНК-цепочки. Ну? Ну!

Новая пассивная способность «Повелитель стаи» появилась в строке генетических модификаций. Как и «Бинокулярное Зрение», оно не требовало активации, пребывая со мной постоянно. Ну, и как это работает?

Мико: Расслабься. Сосредоточься. Попробуй войти в их сознание!

Как?! Я на мгновение прикрыл глаза. И вдруг понял как. Точно так же, когда впервые, открыв интерфейс, понял, что уже проводил манипуляции с системой Стеллара. Точно так же, занимаясь любовью с Тарой в Монолите, вдруг осознал, что делаю это не впервые. Возможно, мой прежний «я» тоже был Заклинателем, по крайней мере, процесс казался интуитивно знакомым.

Я как будто начал воспринимать мир в иной плоскости, дополнительно к зрению, осязанию и слуху прибавился новый фильтр. Вокруг плавали, роились чужие сознания, я ощущал их близость, как чувствуют ветер, запах, тепло пламени костра.

Я бросил взгляд на Алису, на миг коснувшись ее разума. Будто вдвинувшись внутрь, ощутил чужие эмоции, увидел себя ее глазами – высокого светловолосого парня, застывшего посреди комнаты с полузакрытыми глазами. Почувствовал горячую путаницу мыслей оборотня: отчаяние, жажду жизни, надежду, ярость, боль. Она обжигала и пламенела, ух, какая уйма страстей скрывается под суровой оболочкой! Настоящий костер, по сравнению с которым я казался медленно текучей водой. Эмпатия была стопроцентной и взаимной, потому что Лиса почуяла вторжение, наполнившись жутким смущением. Она моментально стала непроницаемой, выбросив меня из своей головы, словно испугавшись, что я увижу слишком много.

Войды же были совсем другими. Потянувшись к ним, я как будто погрузился в пустоту, наполненную мучительными стонами. Они вообще не были живыми – я не ощущал мыслей и эмоций. Холодная энергия, пронизанная безумием, куски разорванных душ. Энергеты следовали неудержимому желанию прикоснуться к живому, выпить его до дна и присоединить душу жертвы к своему призрачному сонму.

Они опять подползали все ближе. Что же делать? Подчинить и контролировать их с помощью «Повелителя стаи» было нереально – я просто не знал, как подступиться! Нет сознания, нет мыслей, нет разума! Все равно что пытаться подчинить своей воле дующий ветер… Видимо, придется использовать предпоследнюю «Вспышку»! В голове мелькнуло воспоминание, как она озарила стены разрушенного укрытия несколько минут назад.

Мико: Грэй, они остановились! Продолжай!

— Что?

Мико: Пробуй представить «Вспышку» и передать им эту эмоцию!

Я понял. Снова вообразил ослепительную искру «Вспышки», рождающейся из частицы Ра, ее пламя и свет, ее обжигающий жар. Я горел. Я стал взрывающейся сверхновой, солнечным огнем Ра, пылающими синим пламенем дюзами «Мстящего». И обводя призрачные пятна войдов слепым взглядом, я касался каждого этим образом. Возможно, усиление неокортекса сделало мышление более ярким и подвижным: представить и транслировать слепящий огонь выходило без особого напряжения.

Мико: Грэй, работает! Работает!

Она совсем по-детски восторгалась, хлопая в ладоши. Призрачные твари действительно не выдерживали, они отступали, вновь скрываясь в стенах. Войды не испытывали страха, образ огня просто держал их на расстоянии. Однако на смену отступившим приходили следующие...

Я опустился на пол, поджав под себя ноги, полностью закрыв глаза и сосредоточившись на новом восприятии. Так было проще, не приходилось оборачиваться и ловить взглядом новые цели, они прекрасно чувствовались даже с опущенными веками. Мое пси-поле оказалось невелико – по сути, я ощущал лишь тех, кто был рядом, в визуальной близости. Но этого должно хватить, чтобы отпугнуть призрачных тварей...

— Заклинатель, — уважительно произнесла Алиса, вставая надо мной с Когтем наготове.

Кажется, предстояла долгая ночь…

Следующие часы слились в единый промежуток. Снаружи бесновалась Буря Перемен, а вокруг нас кружился хоровод бесплотных тварей, которых держала на расстоянии лишь моя воля. Это оказалось достаточно сложно – транслировать с помощью «Повелителя стаи» один и тот же образ сотни раз. Нервное напряжение нарастало, я начал ошибаться, но в единичных случаях выручала Алиса, мгновенно убивавшая Когтем опасно приблизившихся призраков.

Я потерял счет времени, впав в подобие транса. Свет и огонь! Когда же кончится эта буря, и кончится ли вообще? Может, она бушует здесь вечно?

Все изменилось, когда ветер завыл чересчур пронзительно, словно объявляя новый раунд испытаний. Редкие вспышки азур-молний, отсвет которых проникал в помещение, замерцали особенно ярко, сливаясь в единое голубое свечение. Снаружи словно наступил день. Стены задрожали, призрачная свора войдов исчезла, рассеиваясь под напором наступающей стихии. Все, что было до этого, оказалось только началом. Нас захлестнула новая волна Выдоха, настоящее око Бури.

Мико: Желтая Тревога! Азур-выброс!

Это было страшно. Больше всего походило на мощнейшее землетрясение. Пол и стены зашевелились как живые. Алиса вцепилась в меня, я – в нее. Счетчик Азур зашкаливал, жадно поглощая сотни единиц дармовой силы. Всюду бегали голубые искры А-энергии, пронизывая насквозь стены и перекрытия.

Мико: Фиксирую реструктуризацию реальности! Спасайте ваши жизни!

Иконка когитора исчезла, схлопнулась, интерфейс сбоил, как при азур-поражающем ударе. Разрушенное здание, в котором мы оказались, менялось, трансформируясь, как карточный домик. Оно двигалось, оживало под азур-молниями, бьющими из красного тумана. Мы с Алисой тут были муравьями, песчинками, случайно попавшими в грозу. Не могли ничего, абсолютно ничего изменить.

Здание вставало.

Нужно было выбираться наружу, надежное укрытие превратилось в ловушку. Стены и балки двигались как шестеренки неведомого механизма.

Я умер дважды. Сначала голову снесла рухнувшая балка. Второй раз – раздавленный сдвигающимися плитами. Оба раза спасла Алиса, упорно вытаскивавшая меня из каменных тисков. Только благодаря ей я не потерял тело-носитель. Реакция, ловкость и бешеная регенерация оборотня помогали ей ориентироваться в безумном беге по меняющемуся каменному лабиринту.

Она выбралась и вытащила меня, найдя место в пустотелой грудине громоздкого конструкта-исполина, в который превратились руины приютившего нас дома. Покинуть его и броситься в багровые вихри Бури казалось еще большим самоубийством, потому что вокруг творилось безумие.

Жуть. Мы увидели, как другие здания вставали. Молнии Азур-выбросов оживляли мертвую материю, придавая ей подобие жизни, и каменные конструкции поднимались, невероятным образом превращаясь в пародию гигантских живых существ. Одни были похожи на антропоморфных великанов, другие напоминали огромных пауков или черепах. Выдирая сваи фундаментов из земли, они двигались, сотрясая своей поступью твердь.

Куда шло это воинство исполинов, оставляющее за собой руинный след? Вместе с Бурей, катившейся к границе А-Зоны, в наступление на земли живых? Я не знал. Но четко понял теперь, почему эта область помечена смертельно опасной на старых картах системы Стеллара.

Выжить здесь смертному нереально. И даже Инкарнатору – очень сложно.

Как букашки, мы притаились в каменной груди великана, с грохотом шагающего сквозь Бурю Перемен. Как на букашек, это… язык не поворачивался назвать существом, не обращало на нас никакого внимания, вряд ли вообще подозревая о невольных пассажирах. Я попробовал коснуться его пси-полем и тут же отдернулся, ощутив чудовищную грохочущую пустоту. Даже мимолетный взгляд едва не затянул в эту бездну, бурлящую формами, не имеющими названия и смысла в человеческих языках.

Мы замерли, вцепившись в острые выступы камней. Разговаривать было невозможно – все глушил грохочущий скрежет двигающихся монстров и шум ветра.

Это продлилось не меньше часа. То, что конец близок, стало ясно, когда азур-излучение начало слабеть. Мы были еще живы. Горизонт светлел, ветер стихал, красный туман становился все более разреженным. Наверху проклюнулись колючие точки звезд. Строй каменных монстров замедлял свой ход. Постепенно, один за другим, они останавливались и снова мертвели, рассыпаясь бесформенной грудой или застывая исполинскими гротескными изваяниями. Тот, что нес нас, пал одним из последних, развалившись на полушаге грохочущим водопадом.

Я ждал и готовился, однако третьей смерти избежать не удалось. Прыжки и экстремальная ловкость не помогли. Ревущая лавина камней увлекла нас за собой, разделила и похоронила изломанное тело под слоем обломков.

Двадцать пятая инкарнация. Мне уже надоело постоянно умирать, честно говоря. Восстановившись, я начал понемногу разбирать каменный капкан, в котором оказался. Почти одновременно с помощью «Повелителя стаи» ощутил неподалеку живую Алису. И не только ее…

Глава 16

Буря наверху закончилась. Сейчас фонило вполне умеренно и стабильно – четыре единицы в минуту. Дикие энергетические выбросы прекратились. За то время, что мы провели в «выдохе», я успел сформировать Нейросферу и заполнить две трети шкалы – сейчас имелось 18270/22000 Азур. Невероятно быстрый прогресс, но еще раз вернуться в Бурю я бы не рискнул.

«Включилась» иконка с Мико. Виртуальная помощница потирала рукой лоб, потряхивая растрепанной шевелюрой и закатывая глаза, как будто после сильного головокружения.

Мико: О-о! Мы живы, Инкарнатор! Вероятность погибнуть была очень высока…

Она вдруг нахмурилась:

Мико: Сканирую организм…

Мико: Фиксирую азурическое изменение организма! Грэй, посмотри на свою кожу!

Я поднес к лицу освобожденную из-под завала ладонь. Во тьме каменного капкана кожа казалась более плотной и как будто наэлектризованной. И она… чуть заметно светилась?

— Мико, что это?

Мико: Азур-устойчивость носителя повысилась. Ты побывал в Буре, мощное воздействие А-энергии не прошло даром. Появилось нечто вроде резистентности, теперь наш организм будет сложнее разрушить с помощью азур-поражающего фактора…

— Кожа светится, это пройдет?

Мико: Внешние проявления вскоре исчезнут. К счастью, удачная мутация, все могло быть гораздо хуже…

Алиса, судя по всему, обнаружила меня и пыталась раскопать. Нас разделяло каких-то полметра каменного мусора. Я чувствовал знакомый жар ее разума, слышал скрип разгребаемых обломков. Те, другие, мелькнувшие на краю восприятия, медленно приближались с разных сторон. Их сознание было неподвижно-холодным, как разрытая могила, наполненная стылой водой.

Резкое перемещение наверху, хруст и скрежет, грохот скатывающихся камней! Моя напарница, судя по звукам, вступила в бой с неведомыми врагами, а я ничем не мог помочь, погребенный под массой обломков!

Ауры сознаний стремительно перемещались, то выходя из зоны моего пси-поля, то возвращаясь вновь. Ощутив одно из чужих сознаний совсем близко, я бросил знакомый образ «Вспышки», так хорошо подействовавший на войдов.

Почти никакой реакции – чужак лишь немного притормозил, но не остановился. Когда попытался погрузиться внутрь нащупанного разума – отвращение пробрало до мозга костей. Будто заглянул в кишащего трупными паразитами разложившегося мертвеца. Это не люди, они вообще не живые!

Мико: Похоже на некротических существ! Попробуй использовать «Вспышку»!

Хорошая идея! Я не могу помочь, но мой свет – вполне! Частица Ра, пробравшись сквозь щели завала, вынырнула наружу, закрутившись в поисках жертвы. Ориентироваться приходилось вслепую, по небольшой зоне пси-поля, надеясь не зацепить Алису, защищавшую мою временную гробницу. К счастью, напарница, уже изучившая мою нехитрую тактику, мгновенно сориентировалась.

— Грэээй! — услышал я отдаленный крик, затем сознание Алисы промелькнуло совсем рядом, а следом за ней – два чужих, почти таких же стремительных, как оборотень. Поймав мгновение, когда они проносились около частицы Ра, я активировал «Вспышку», разделив их и девушку стеной солнечного взрыва.

Сработало! Не так хорошо, как я рассчитывал – твари остались живы, они просто отступили назад, но это позволило выиграть немного времени. Обломки надо мной зашевелились, расходясь в стороны, образовалась небольшая щель. Алиса все еще пыталась освободить меня. Помогая ей, я схватился за бугристые края камней, сверхусилием раздвигая их. С трудом, напрягая все силы, расшевелил каменную ловушку, а затем достал до протянутой пятерни, и Лиса с невероятной силой вытащила меня из-под завала, едва не выдернув руку из сустава.

Тусклый утренний свет ударил в лицо. Алиса, с головы до ног запорошенная каменной пылью, в порванном комбинезоне и с Когтем в руке, тут же потащила меня выше по склону огромной пирамиды из обломков, в которую превратился оживший дом. Внизу, среди холмов-осыпей, мелькали хищные черные силуэты.

Мико: «Хель»! Аккуратнее, Грэй, это очень быстрые Твари!

Панцирная Гончая

А-Некрос. Генетическое усиленное некро-существо, прошедшее ? эволюций

Класс: «Хель»

Ранг опасности: красный (смертельная)

Трое. Продвинутые некросы класса «Хель», подобные Пожирателю Плоти. Но – другие. Эти Твари действительно больше походили на гигантских гончих, длинных и гибких. Покрытые черными костяными наростами, с зазубренными когтями и устрашающими пастями, они медленно подкрадывались с трех сторон, подобно ящерицам прижимаясь к камням.

Алиса, отпустив меня, тут же метнула в ближайшую тварь каменный кусок размером с мужскую голову. Не промахнулась, он с хрустом отбросил гончую на несколько шагов, но кажется, особо не повредил – черная панцирная броня надежно защищала тело монстра.

Мико: Костяной экзоскелет состоит из измененной некро-материи. Ищу уязвимости… Нужно нанести повреждения внутренним органам. Как тогда, с Пожирателем!

Нейросеть мгновенно раскрасила подкрадывающиеся силуэты гончих элементами дополненной реальности, разметив уязвимые места. Я вспомнил, как чудом закинул термическую гранату в глотку Пожирателю, убив своего первого некроса. Нужно повторить трюк, «Вспышка» на расстоянии не повредит этим тварям.

— Сильные! Быстрые! — хрипло предупредила Алиса, следя за их передвижением. — Ты. Бей Азур! Не подходи!

Договорить она не успела. Первая гончая перемахнула через груду обломков, метнулась к нам, выставив черные когти. Заслонившая меня Алиса приняла удар, расщепив о морду твари здоровенный обломок. Столкновение было настолько сильным, что камень разлетелся мелкой шрапнелью, опрокинутая, дезориентированная гончая оказалась уязвима. Напарница молниеносно воспользовалась этим – вскочила на загривок оглушенной твари, ударила острым камнем, с хрустом проламывая пластины черной брони. Мелькнул Коготь, по рукоять вонзаясь в появившуюся брешь.

Две оставшиеся быстро приближались. Судя по скорости, никаких шансов в рукопашной мне не светило – даже Алиса, сильный Воин, не смогла одолеть их одновременно, что же говорить обо мне!

Вариантов не было. Я полоснул Клыком по ладони, размазывая кровь по лезвию ножа. Сколько еще вызовов осталось, прежде чем окончательно сотрется Печать Фенрира?

Огненный волк выскочил напротив уже бросившейся Твари, останавливая ее порыв и яростно вгрызаясь призрачными клыками в шипастый панцирь. Они сцепились, покатились вниз по склону рыже-черным клубком, рассыпающим искры. Но даже «Диву» требовалось время, чтобы прикончить чудовище.

Оставалась последняя, третья гончая. Она промелькнула совсем близко, огромные когти вспороли защитный слой комбинезона. Нейросеть построила схему уклонения, я даже успел увернуться, все же недаром повышал скорость и реакцию. Но в следующий миг все равно оказался сбитым с ног, тварь подгребла под себя, прижала к острым камням. Задыхаясь от невыносимого смрада, я ударил Фангом в алый ореол уязвимости, отмеченный Мико – малозаметную щель в черном панцире чудовища, прямо туда, где сходились пластины грудной брони. Синяя Сталь, усиленная вложенной частицей Света, со скрежетом вошла в измененную плоть, испуская вонючий дым – и я освободил «Вспышку», уже умирая в когтях рвущего меня чудовища.

Инкарнация № 26…

Восстановление повреждений организма…

Текущее количество Азур 15591/22000

— Грэээй!

Я с трудом выбрался из-под дымящегося, уже по-настоящему мертвого некроса. «Вспышка» не хуже термической гранаты выжгла его грудину, превратив верхнюю часть гончей в обугленный скелет. Алиса тоже справилась со своим противником, и «Див» не подкачал – распластанная туша второй твари неподвижно валялась на склоне. Вот только теперь огненный волк наметил новую цель, приближаясь к Алисе. Я понял, что через секунду «Див» прыгнет, и у меня не было в руках Фанга, которым я останавливал азурическое создание. Нож застрял в теле некроса, и времени искать его не оставалось.

Я послал навстречу «Диву» мысленный импульс, транслируя ему все свои эмоции – запрет, яростный приказ остановиться и не трогать напарницу.

Огненный волк замер. Встал, затряс головой, взглянул на меня. Ощущение чужого контроля было явно знакомо ему, как ненавистный колючий ошейник. «Див» грозно зарычал, пытаясь сбросить чары. Я чувствовал, как чужое злобное сознание хочет вырваться, выбросить меня из своего разума – и усилил напор, ломая преграды, преодолевая чужую волю, как хозяин заставляет упрямую рычащую собаку выполнять приказания.

Это был некий ментальный поединок, продлившийся не меньше минуты. Я полностью ощущал его разум, чуждый, злобный, заполненный странными образами. Разум нечеловечески яркий и мощный, скорее принадлежащий существу, ведомому инстинктами, а не мыслями. И все же он был более близок и понятен, чем пустота войдов или отвратительная мерзость некросов. Он страдал, рвался на волю и одновременно жаждал убивать. Я увидел призрачную цепь, связывающую нас, увидел и посчитал число звеньев-вызовов, увидел себя глазами этого существа – выставившего вперед руку, одновременно слабого и имеющего власть. Облегчение. Как только он осознал, что я беру верх, ему стало легче. Мало кто из прежних хозяев Клыка мог заставить его повиноваться, доказав свою силу. Он увидел во мне вожака, хозяина, и с каждой секундой нашего противоборства все больше и больше уступал, прогибаясь под моей волей.

«Подойди», — приказал я, мысленно натягивая цепь Фенрира. И призрачное чудовище медленно, неохотно двинулось ко мне, остановилось в шаге. Я протянул руку, ощущая его бешеный жар, и «Див» склонил голову, припал к земле, признавая мое лидерство.

«Возвращайся». Азурическое создание, подчинившись, обратилось искрой и прыгнуло, вливаясь в лезвие Фанга, лежавшего под трупом Хель. Все. Я подчинил его, теперь он будет послушен, как верный пес. По крайней мере, все те четыре раза, что мне осталось его вызвать…

Мико: Потрясающе. Поздравляю, Грэй, с первым членом нашей Стаи. Ты был великолепен!

— Заклинатель, — уверенно произнесла Алиса, подходя ко мне. Она предусмотрительно наблюдала со стороны наш молчаливый поединок и сделала все необходимые выводы. Во взгляде напарницы появилось уважение, моя репутация явно выросла.

Я внимательно осмотрел ее, но не увидел ничего подозрительного, хотя поглощенная во время Бури Азур могла вызвать новые спонтанные изменения. Наоборот, Алиса казалась более живой и энергичной, как заряженная батарейка.

У меня обновились директивы «Охота» и «Пополнение Справочника». Три чудовища «Хель» пошли в зачет, очень хорошо. К тому же в каждой гончей содержалось по пять-шесть тысяч Азур, что позволило сформировать еще одну Нейросферу и снова создать необходимый запас энергии. Удачная охота. Напарница опять категорически отказалась забирать свою часть Азур, опасаясь пробуждения Зверя.

Зато она с охотой и немалым опытом вскрывала черные панцири, безжалостно разбирая их на «запчасти». Особенно ценились, как я понял, когти и зубы. Хладнокровное потрошение казалось неприятной процедурой, но мне пришлось присоединиться. В каждой их трех гончих обнаружилось зеленоватое ядро, очень похожее на Сердце Пожирателя, инкрустированное в эфес Когтя. Вовремя – Алиса истратила больше половины зарядов «Пульсации», убивая войдов и гончих. Да и сама так называемая «черная кость» была ценным материалом. Но я смог взять немногое, микро-криптор был небезразмерен. Нашелся и некротический Геном Гончей, на первый взгляд, такой же бесполезный, как добытый с Пожирателя. Тем более все свободные слоты ДНК были уже заняты. Я оставил его подробный анализ до лучших времен – Алиса торопила, нужно было покинуть открытую всем любопытным глазам каменную пирамиду.

Где мы находились? Черта, у которой ожившие дома застыли грудами бесформенных сталагмитов, проходила по невысоким холмам, усеянным старыми руинами. Местность казалась полупустынной, наверняка из-за постоянно прокатывающихся здесь Бурь Перемен, но вдалеке, на горизонте, виднелась зеленая полоса живой растительности.

К ней-то мы и пошли.

Эта А-Зона была самой большой аномальной областью к югу от Энджело. Имевшуюся у Мико древнюю и неточную карту никто не обновлял много лет. Скупые отметки рассказывали о многочисленных Прорывах, Тревогах, применениях абсолют-оружия, частичной реструктуризации реальности и рассаднике азур-тварей. Когда-то, вероятно, команды Инкарнаторов на азиатских Монолитах сдерживали угрозу, регулярно уничтожая расползающихся чудовищ, но после начала Войны Одержимых все пришло в упадок.

Но выбраться отсюда было не так легко. От центра к окраинам постоянно прокатывались смертельно опасные Бури Перемен, и, просто пересекая зону кратчайшим путем, мы неизбежно оказывались на их пути. Так говорила Мико, и алые всполохи на горизонте подтверждали ее слова. Алиса тоже кое-что слышала о здешних местах. Сюда никто не забредал по своей воле, а из экспедиций возвращались лишь единицы, в большинстве своем – полностью утратившие разум.

— Плохое. Место. Все. Азур. Прорывы. Смерть, — скупо объяснила она, — Даат. Выдохи. Бури.

— Даат? — озадаченно переспросил я. В системе Стеллара такой глиф присваивался азур-морфам высшей категории, абсолютно экзистенциальным созданиям, самим своим существованием опровергавшим законы бытия. Они считались (судя по скупым пояснениям) невероятно опасными Тварями, но одновременно утверждалось, что самим «даат» в силу своей природы люди интересны не больше, чем насекомые. Их поведение, цели и смысл существования оставались загадкой. Ходили слухи, что сами Бури Перемен – не более чем некие Выдохи чудовищно мощного «даат», находящегося где-то в глубине А-Зоны.

Намеченный маршрут оказался прост – дойти до края А-зоны, минуя волны Бурь. Из-за этого путь напоминал кривую, немного изгибающуюся вглубь враждебной территории. Чуть больше ста миль на северо-запад через неизвестные области, окрашенные на картах бледно-алым ореолом смертельной опасности.

Вскоре стало понятно, что падальщики «Хель» встретились не случайно. Вся местность, куда мы попали, оказалась ареалом обитания некросов. Неизвестно, древние захоронения или места массовой гибели людей послужили причиной, но округа просто кишела мертвецами. А-энергия когда-то подняла из могил десятки тысяч усопших, и теперь древние почерневшие скелеты безмолвными часовыми охраняли поросшие вереском и полынью руины.

Большинство – обычные «Мортусы», самая низшая стадия А-некросов, не имеющие ни разума, ни цели, но в подземельях скрывались опасные эволюционировавшие твари, вроде гончих, пожирателей или изломов. К счастью, большинство выходило на охоту глубокой ночью, поэтому нам требовалось пересечь «мертвую» зону в течение светового дня.

Царство смерти. Когда-то здесь был город, состоящий из тысяч однотипных малоэтажных зданий, сейчас от них остались клыки руин, занесенные сухой землей и скрытые пологом колючего кустарника. Мрачность и запустение. Ожившие трупы в большинстве своем представляли высохшие, давно мумифицированные скелеты, утратившие почти все органы чувств. Можно было осторожно пройти в десятке шагов, не потревожив их.

Однако Алиса настаивала, чтобы я убивал и забирал Азур со всех встречных «Мортусов». Легкая добыча, главное – не подпускать близко. Напарница показала, как сбивать скелетов с ног и разбивать резким ударом череп, после чего «Мортусы» рассыпались грудой ветхих костей. По сто-двести Азур с каждого мертвеца, немного, но их тут было полно. Запас энергии набирался весьма бодро, к полудню я уже сформировал новую, третью свободную Нейросферу и наполовину заполнил шкалу накопления четвертой.

И все казалось не так страшно, пока мы не наткнулись на него.

Глава 17

Я шумно выдохнул. Алиса положила руку на плечо, останавливая меня.

За гребнем очередной возвышенности открылся вид на неглубокий кратер в распадке между скалистых сопок. В нем виднелся исполинский скелет, наполовину вросший в землю. Он будто полулежал, раскинув руки, оперевшись спиной на склон холма. Сначала показался останками антропоморфного гиганта, похожего на увеличенного в двадцать раз человека, но безжалостное «Бинокулярное Зрение» мгновенно исправило ошибку. Он никогда и не был живым. Расколотый клыкастый череп, зазубренные когти – каждый с человеческое тело длинной, шипастые костяные выступы на суставах… Чудовищный конструкт, костяное чудовище, слепленное будто в насмешку над людским родом.

А в груди у него, словно копье, пригвоздившее исполина к земле, виднелись останки сигарообразного летательного аппарата. Это был аэрокосмический флаинг, смятый и раскуроченный, вероятно, послуживший зарядом, окончательно прикончившим гиганта. И это произошло много лет назад…

Интерфейс мгновенно выделил и идентифицировал аппарат:

???

Боевой флаинг. Военный механизм Утопии. Реплика.

Тип: штурмовой перехватчик, модификация «Коготь Ястреба».

Повреждено. Восстановлению не подлежит.

То, что от летающей машины мало что осталось, было видно невооруженным взглядом. А жаль, судя по системной справке, это был один из лучших аэрокосмических аппаратов Утопии. Многоцелевой перехватчик, способный нести до шести человек, но при этом очень быстрый и маневренный, «Коготь» считался одним из лучших образцов боевой авиации эпохи Утопии. Роторная пушка, две пусковых установки гиперзвуковых ракет… возможно, на борту уцелело что-то полезное?

Не сговариваясь, мы с Лисой спустились к месту крушения. Под ногами хрустели кости, рассыпанные во множестве воронок поменьше. Скелет исполина как будто служил центром притяжения, вокруг него белели настоящие груды костяков, наполовину занесенные землей. Похоже, когда-то тут кипела нешуточная битва, в которой полегло целое войско мертвецов.

— Стеллар, — произнесла напарница, указывая рукой на уцелевшую часть флаинга.

На хвостовом стабилизаторе виднелась трехлучевая звезда Стеллара, а под ней, едва заметные под старой копотью – несколько виртуозно нарисованных снежинок.

Мико: Есть идентификация, Грэй. Снежинки – символ «Вьюги», боевой группы Герды.

Герда… Я напряг память – теперь, после усиления неокортекса, ответ пришел сам собой – это имя упоминала Тара, когда я спросил, встречала ли она живых Инкарнаторов. Команду Герды когда-то видел ее отец…

Мико: В Архиве есть информация. «Вьюга» была одной из последних боевых групп Инкарнаторов, действующих независимо от Города. Они упоминаются последний раз около пятидесяти лет назад. Вот, значит, где они пропали… Грэй, формирую директиву.

Сформировано задание: Судьба «Вьюги»

Задача: Отыскать следы Герды и выяснить, что произошло с боевой группой «Вьюга». Сообщить об этом в Архив Стеллара.

Награда: неизвестно, поощрение

Внимание: для получения награды посетите терминал Стеллара.

Что, опять? Мико с невинной улыбочкой пожала плечами – я так запрограммирована, Инкарнатор! С другой стороны, задание было достаточно простым – возможно, мы найдем ответ прямо сейчас...

Однако наши ожидания оказались тщетны. Внутри флаинга все полностью выгорело. Видимо, столкновение сопровождалось мощным взрывом, который и прикончил костяного гиганта. Экипаж тоже наверняка не выжил, но если они были Инкарнаторами…

Мико: Грэй, я просканировала местность и обнаружила сигнал аварийного маячка в трех милях отсюда.

— Что за сигнал, Мико?

Мико: Зашифрованное сообщение, настроенное на автоматическое воспроизведение. Используется стандартный крипто-код системы Стеллара, очень старый. Расшифровать?

И она еще спрашивала. Считав мои мысли, виртуальная помощница широко улыбнулась:

Мико: Готово. Это аудио. Воспроизвожу…

Голос, раздавшийся в ушах, был женским, отрывистым и каким-то холодным. Его периодически заглушал шум, похожий на нарастающий свист ветра, поэтому некоторые слова были неразборчивы:

Мэй-дэй! Мэй-дэй! Мэй-дэй! Всем, кто… Говорит Герда. Нужна помощь! Наши координаты… Внимание, посадка безопасна, мы уничтожили Аида. Тревога ликвидирована, некросы больше не... Буря, возможен Прорыв, а Кай потерял носителя. Пытаемся укрыться в… Наши координаты…

Дальше запись пошла по кругу. Сигнал бедствия, долетевший спустя десятки лет. Неужели есть вероятность, что они еще живы? Даже потеряв тела, Инкарнаторы способны выбраться, но о команде Герды ничего не слышно уже много лет…

Мико: Вероятность, что они выжили, очень низкая. Но мы должны выяснить их судьбу и сообщить в Архив. Координаты совпадают с источником сигнала, это вот здесь…

Нейросеть развернула карту. Источник действительно находился неподалеку, среди кружков и прямоугольников древних построек, помеченных как «подземные сооружения неизвестного производственного назначения».

Я коротко пересказал ситуацию Алисе. При упоминании пропавшей группы Инков у нее на мгновение вспыхнули глаза, напарница глубоко задумалась, затем ответила:

— Задание. Поощрение. Важно. Инки. Оружие. Броня. Нужно забрать. Нам. Решай сам. Опасно. Очень. А-Зона.

Я уже решил для себя. Координаты находились совсем недалеко, а поощрение системы плюс шанс найти что-то полезное перевешивали возможный риск. Хотя тому, что смогло погубить старую сработанную боевую команду Инков, мы с Лисой будем вообще на ползуба. Если только угроза еще существует... прошло много лет, все изменилось. Здесь прокатывались Бури Перемен, чудовища приходили и уходили, так что, вполне возможно, мы сумеем справиться или вообще обойдемся без боя…

К месту, откуда исходил сигнал, вела разрушенная, вывернутая наизнанку магистральная дорога, сопряженная с виадуком-монорельсом. Найти путь было легко – мы шли вдоль опрокинутых арочных конструкций, убивая редких мортусов по пути. Дело шло к четвертой Нейросфере, и требовалось задуматься о развитии носителя.

Я провел краткий безмолвный совет с Мико. Дело обстояло так – у нас не оставалось свободных ДНК-ячеек для имплантации новых Геномов. Чтобы открыть следующие три, была необходимая первая Эволюция. До нее – три усиления ЦНС, три усиления неокортекса и Нейроядро. Итого – девять, и это количество уже не казалось запредельным. Но после первой эволюции также резко возрастала цена воскрешения – пять тысяч Азур вместо пятисот, это сразу в десять раз поднимало цену смерти. А умирал я часто… Что же делать?

Когитор настоятельно советовала до первой эволюции пройти базовые усиления тела – тех, что не закрывались аффиксами Геномов, доведя их до максимального пятого ранга. Она рекомендовала выжать все из возможностей человеческого организма при дешевой инкарнации. После Эволюции расход Азур возрастет, накопленной энергии будет стабильно не хватать, тем более я выбрал путь Заклинателя, рассчитанный на постоянное использование активных азур-способностей. Не зная, как поступить, я обратился к Алисе. Она опытный Инкарнатор, должна знать, как правильно развивать носителя. И, увы, ее совет не отличался от рекомендаций Мико.

— Ты. Медленный. Слабый. Плохо! Часто умираешь! — безжалостно высказалась напарница. — Сначала скорость. Сила. Мозг. Потом эволюция.

Выслушав ее, я выбрал некий компромисс. Вложил три свободных Нейросферы в апгрейд центральной нервной системы, сразу доведя его до максимума. Выше человеку не подняться, это потолок возможностей, сколько ни прикладывай усилий.

Биологический пинг, скорость синаптического импульса в нервных волокнах, максимальное качество нервно-мышечного аппарата. Это развитие координации, реакции, рефлексов, скорости и точности действий. Восприятие окружающего мира изменилось сразу: воздух теперь казался вязким, мешающим резким движениям, мортусы – медленными ленивыми чучелами, увернуться от которых не составляло никакого труда. Каким же увальнем видела меня раньше Алиса, давно шагнувшая за этот предел?

Но теперь я мог поймать зубами брошенный в упор предмет, жонглировать десятком ножей, сесть за штурвал сверхскоростного флаинга или пять раз в секунду нажать на спусковой крючок «Дробителя». Заметив изменения, оборотень молча удовлетворенно кивнула, но больше всех осталась довольна Мико. Ведь теперь я мог успевать за траекториями уклонения, которые она старательно выдавала при каждой схватке, пытаясь сохранить нашу жизнь.

Вскоре мы пришли к цели. Миновали развалины огромных корпусов, каких-то исполинских труб и металлоконструкций. Дорога привела к тоннелю, исчезающему в обрывистом склоне холма. Когда-то он был закрыт огромной гермодверью, сейчас смятой, как гармошка. Если Инки из «Вьюги» хотели переждать здесь Бурю, их решение выглядело логичным – толща земли и камня должна была надежно защитить от мощи азур-выбросов.

В темный, дышащий холодом арочный коридор я бы вряд ли сунулся по своей воле. Но сигнал аварийного маячка шел оттуда, и мы с Алисой вошли под почерневшие своды. Частица Ра освещала путь, оружие было наготове.

Но оно не пригодилось. Внутри не оказалось тварей: ни мортусов, ни других азур-морфов. Нас ждало кое-что похуже. Я ощутил липкие, холодные разумы, наполненные безумной звенящей пустотой. Они почуяли и потянулись к нам.

Войды. Или подобные сущности, очень похожие на них. Липкие пальцы боли вновь впились в виски, неприятно заныло в груди сердце, норовя остановиться. Не ожидая продолжения, я ударил образом «Вспышки» в леденящие сознания, а когда они в испуге отшатнулись, превратил свое пси-поле в воображаемый огненный протуберанец. Проверенный в сердце Бури способ сработал и здесь, призрачные твари разлетались в разные стороны, не рискуя приближаться к ауре моего пси-поля.

Мы с Алисой обменялись взглядами, поняв друг друга без слов. Здесь завелись азур-сущности, а значит, не могло остаться живых. Однако зрение меня не подводило – я видел далеко в глубине коридора странное голубоватое свечение. Очень похожее на…

Да. Когда подошли ближе, стало ясно, что я не ошибся. Коридор перекрывал мерцающий голубоватый щит силового поля. Превратив частицу Ра в широкий световой луч, я увидел за ним мертвеца, почти вросшего в пол тоннеля. От него мало что сохранилось, кроме шлема-визора на расколотом черепе и сложного устройства на руке, от которого и исходила мерцающая нить, питающая энергетический щит.

Мертвый А-человек.

Степень сохранности тела – 43%

Источник – тип энергии Войд

Обнаружены неизвестные генетические и мио-электрические модификации.

???

— Инк, — коротко бросила Алиса, приближаясь к полупрозрачной преграде. Я мрачно кивнул. Кажется, мы нашли «Вьюгу».

Глава 18

Я осторожно дотронулся до препятствия кончиком Фанга. Силовой щит чуть загудел, мелькнула искра, руку кольнул электрический заряд. Работает. Компактное устройство с «бесконечной» изотопной батареей может поддерживать такой пустотный щит десятки и даже сотни лет. Что же делать, как проникнуть за преграду? Мико!

Способ, предложенный умной нейросетью, был удивительно банален – оставалось только гадать, почему я не додумался сам.

Мико: Пустотный щит пропускает свет… дальше сам, дорогой!

Частица Ра легко прошла сквозь мерцающее поле. Я вернул ее в руку и превратил в тонкий, как спица, световой луч, упершийся в наручное устройство, генерирующее щит. Когитор подсветила его внутренности, показав, куда именно направить пучок фотонов. После чего я активировал «Усиление Света», придавая лучу стихийные свойства. Делать это нужно было аккуратно, чтобы тепловая мощь Ра сконцентрировалась на самом кончике пучка.

К сожалению, мое «Усиление» было первого ранга, достаточно слабым. Одна из первых способностей, взятых в качестве Заклинателя… Пришлось долго ждать, пока тонкий луч нагреет устройство на руке мертвого Инка до необходимой температуры. Я направлял его строго по инструкции Мико: в стык уязвимых элементов. В темноте появился расползающийся алый блик, пополз едкий дымок, ноздри защекотал запах раскаленного металла. Не торопясь, я ждал результата – высокотехнологичное устройство, проработавшее столько лет, несомненно, было хорошо защищено от внешних температурных воздействий. Но вода камень точит – и вот, рассыпав сноп ослепительных искр, раскаленная перчатка наконец-то вышла из строя. Пустотный щит погас, высохшая рука мертвеца занялась веселым пламенем. Путь был свободен.

— Заклинатель, — сказала Алиса, поднимаясь с колен. Она терпеливо ждала, не произнося ни слова, пока я снимал защиту.

— Что?

— Ничего. Ты. Заклинатель, — слабо улыбнулась она. — Хорошо.

— Надо осмотреть тело. Может, что-то полезное есть, — кивнул я на высохший труп. По правде говоря, совершенно не хотелось возиться с мумифицированными телами, десятки лет пролежавшими в сухом климате, хоть я уже и закалился морально, глядя на все ужасы окружающего мира.

— Потом. Найдем остальных, — ответила напарница.

Второй Инкарнатор нашелся в трех десятках метров дальше по коридору. Громадный, в тяжелом кидо, напоминающем пластинчатый рыцарский доспех. Безголовый, он сжимал энергетическую винтовку, держа ее так, будто в последние мгновения стрелял себе в отсутствующую голову.

— Инк, — выдохнула Лиса. — Воин.

Это было ясно с первого взгляда. Мертвец прокачивал Тело, он казался вдвое крупнее обычного человека, а в громоздком кибер-доспехе вообще выглядел монстром. Мой интерфейс мгновенно выделил и зафиксировал его снаряжение:

Бионический Доспех класса «Геракл».

Энергетическая штурмовая винтовка.

Вот это находка. «Альфа»-экипировка! Броня и оружие Воина «Вьюги» выглядело почти неповрежденным, и я почувствовал, как губы сами собой изгибаются в улыбке. Недаром, недаром мы пришли сюда… Вот только как вытряхнуть его из этой скорлупы? Я склонился над мертвецом, изучая устройство Доспеха. Бионические кидо изготавливались индивидуально, хотя и по единому прототипу, поэтому даже два одинаковых «Геракла» могли существенно отличаться. Мико подсвечивала элементы, ища что-то похожее на источник питания в вингере Ангела. Я осторожно надавил, пытаясь снять сегменты брони. Наверное, вот этот черный круг…

Мико: Осторожно, Грэй! В сторону!!!

На этот раз я успел среагировать на предупреждение и откатился по предложенной траектории. Кидо мертвеца засветился, покрываясь ветвистыми змейками молний – и вспыхнул полусферой бледного огня, разлетаясь тысячью жалящих фрагментов. Снаряжение Воина «Вьюги» имело встроенный взрыватель, защиту от мародеров, подобно моим клановым азур-артефактам.

— Техномант! Нужен! — выругалась Алиса, шипя от боли – она снова прикрыла меня своим телом, —- Грэй! Не трогай! Лучше я.

На мгновение я закрыл глаза. Дерьмо Ангела! От Воина ничего не осталось, кроме множества дымящихся осколков. Глупость и поспешность стоила мне альфа-экипировки, а напарнице – новых болезненных ран.

Когитор, кажется, была немного удручена, что не увидела ловушки. Она печально утешила:

Мико: Мы бы все равно не смогли воспользоваться им, Грэй. Алиса права, чтобы взломать такую защиту, нужен умелый Техномант…

Последняя из «Вьюги», Инкарнатор по имени Герда, нашлась еще дальше, в центре перекрестка, образованного пересекающимся коридорами. Над телом вилась стайка войдов, сливаясь в медленном танце. Я отогнал их уже привычным образом «Вспышки», и осторожно приблизился. Под ногами что-то хрустнуло – вокруг было разбросано много пустых «ампул» азур-конденсаторов.

Я никогда не видел Герду, но сразу узнал, ибо перепутать было невозможно.

Узнал по истлевшему голубому плащу с эмблемой снежинки, накрывшему ее погребальным саваном, по разметавшимся белым волосам и высоким скулам – даже давным-давно мертвая, она сохранила признаки былой красоты. Практически невредимые тело и лицо неожиданно хорошо выглядели. Я вдруг понял, что все бойцы «Вьюги», за исключением обезглавленного, погибли странно – на телах не было ран. Да и Воин, судя по позе, застрелился сам. Что же тут произошло?

— Грэй! Смотри! — Алиса выдернула из стены засевшую там тусклую металлическую звезду, выполненную в форме снежинки – такой же, как на оперении флаинга. Заостренные грани неожиданно сверкнули знакомым голубым отливом – очень похожим на лезвие моего Клыка. Метательные звезды Герды были сделаны из Синей Стали.

???

Сюрикен. Метательное оружие. Азур-артефакт.

???

Система не опознавала аффиксы артефакта. Я сделал шаг к телу Герды, но Алиса жестом остановила меня. Она осторожно подняла из-под ног вытянутый металлический предмет, мельком осмотрела, протянула мне:

— Убери. В криптор.

— Что это? — спросил я, рассматривая длинный цилиндр из бериллиевой бронзы, покрытый иероглифическими знаками. Очевидно, он был потерян Гердой в бою и откатился в сторону.

— Убери. Потом, — повторила Алиса. — Отойди. Дальше. Опасно.

Она склонилась над телом Герды, осторожно разжала закостеневшие пальцы. Когда распрямилась, я увидел в руке напарницы осколок изящного тонкого клинка длиной примерно с локоть. Он был похож на прозрачный хрупкий кристалл в оболочке из серебряного льда. Выглядел произведением искусства, а не оружием. Азур-артефакт, подобный моему Когтю Хель, только гораздо более совершенный.

— Сломан, — констатировала девушка, рассматривая найденный клинок. — Плохо…

— Что их убило? Как думаешь? — спросил я.

— Они. Потеряли Заклинателя, — заговорила Алиса, взглянув на меня. — Потом. Буря. Прорыв. Азур-Твари. Много. Разных. Сражались. Азур кончился. Смерть.

Она коротко провела ребром ладони по шее.

Мико: Увы, эта версия, скорее всего, близка к правде. Группу Герды прикончили азурические сущности во время Бури. Возможно, был Прорыв.

Директива «Судьба Вьюги» обновлена. Сообщите в Архив Стеллара о гибели группы Герды.

Неужели? Я словно наяву увидел, как они бегут, ищут укрытие от надвигающейся волны Бури Перемен, подобно нам с Алисой. Отправляют на ходу сигнал бедствия, а потом находят это место, Техномант перекрывает силовым щитом коридор, но от призрачных гостей это не спасает. Противники наступают сплошной волной, от них не защищает толща камня над головой, оружие и броня. А единственный, кто мог эффективно остановить призрачных Тварей, потерял носителя при крушении флаинга. Инки бьются, используют свои способности и артефакты, но запас Азур постепенно иссякает, а количество врагов лишь увеличивается. Сколько они сражались, прежде чем войды – или другие азур-сущности, похуже, выдернули и разорвали их души из опустошенных тел? Часы? Сутки?

Мико: Понимаешь теперь, чем так важен Заклинатель?

— Грэй. Смотри, — неожиданно коснулась меня напарница. — Видишь?

— Что?

Она отдернула плащ Герды, тут же распавшийся лохмотьями. Тело лидера «Вьюги», как вторая кожа, облегала необычная плотная броня, похожая на тонкую серебристую чешую. Никогда не видел ничего подобного – она напоминала обычный комбинезон, но несомненно, была гораздо прочнее. Странный защитный костюм заканчивался на шее чем-то вроде широкого браслета. Сначала я принял его за изысканное украшение, но это было технологичное устройство, немного напоминающее криптор.

— Хайвер. Би-ар, — произнесла Лиса. Она осторожно коснулась прозрачного кристалла на ободе осколком кинжала, и мертвая Герда зашевелилась. К счастью, это произошло из-за мгновенной трансформации снаряжения – облегающая броня, повторяющая все контуры тела, исчезла, моментально втянувшись в браслет-ошейник. Что это?

Мико: Хайвер! Легкая бионическая азур-броня, интегрируемая в микро-криптор. Альфа-снаряжение, Грэй. Штучная работа, обычно настраивается на генный код носителя. Лучше не касаться, нужен специалист…

Труп Герды, освобожденный от оболочки брони, тем временем рассыпался на части, на глазах превращаясь в невесомый прах. Создалось ощущение, что она ждала этого момента, чтобы освободиться.

Памятуя о взрыве кидо при попытке снять его, я остановил Алису, уже протянувшую руку. Достал из криптора металлическую коробку, в которую Одержимые сложили мои вещи на «Мстящем». Бериллиевая бронза, этот металл часто использовался в азур-артефактах, возможно, потому что он каким-то загадочным образом блокировал действие А-энергии. Я не знал деталей, но наблюдал уже не раз, как предметы, использующие Азур, стараются держать в подобных хранилищах.

Понимающе кивнув – как-то так случилось, что мы уже начали понимать друг друга без слов, напарница подцепила браслет-хайвер осколком клинка и осторожно стряхнула его в коробку. Ничего не произошло. Я облегченно выдохнул. Значит, только генный замок, весьма распространенная мера защиты личного имущества.

Также на теле лидера «Вьюги» нашлась вокс-снежинка, магнитная перевязь для сюрикенов и осколки сломанного клинка. Алиса отыскала еще две метательных звезды из драгоценной Синей Стали. Остальное – мелочи, не стоившие внимания.

От Воина, к сожалению, не осталось ничего. С тела же Техноманта удалось снять поврежденный шлем-визор и черный браслет, опознанный как криптор. Все предметы – под генным замком, как и вещи Герды. Все остальное, оружие и артефакты, было сильно повреждено и не выдержало испытания временем.

В сухом остатке – ничего полезного, такого, чем можно воспользоваться здесь и сейчас. Кроме трех звезд из Синей Сталина на магнитной перевязи, которые хозяйственно прибрала к рукам Алиса. А зрелище мертвых Инков оставило тягостное ощущение в душе, напоминая о бренности нашего бытия. Они были сильной командой, но им не повезло, обстоятельства сложились неудачно – и вот они все мертвы, и даже души стали добычей призрачных тварей. Я понемногу начинал понимать, почему бессмертные и могучие Инкарнаторы остались лишь легендой. Не так уж много надо, чтобы навсегда отправить нас за Грань…

Мы покинули это подземелье. Приближался вечер, стоило найти место для ночлега. Ночью, при свете Черной Луны, выползали из своих нор падальщики и прочие Твари, ночь здесь была стократ опаснее дня. Следовало найти надежное укрытие, чтобы пережить ее.

Но все сложилось не так. Не знаю, что было тому виной, стечение обстоятельств, мое любопытство или все, очутившиеся здесь, были обречены, но вышло так, что мы попали под Зов.

Это случилось на закате, через пару часов после того, как мы ушли с места гибели «Вьюги», абсолютно неожиданно. Я четко, болезненно ощутил, как нас накрыло чужое пси-поле. Податливое, как желе, и в тоже время всеобъемлюще-древнее, невероятно мощное. Сложно объяснить словами, оно было как огромное облако, плывущее в вышине. Абсолютно ничего человеческого, возникла четкая ассоциация с ленивым взглядом с небес, осматривающим знакомый ландшафт.

И оно почувствовало меня. Мгновенно сфокусировалось, перемещая точку внимания – я ощутил просто невероятную мощь, попытался отдернуться – но уже не сумел. Забавная букашка заинтересовала великана.

Мико: Грэй, немедле…

Глава 19

Она прервалась на полуслове, застыв остановленным изображением. Затем исчезла, интерфейс выключился, я тоже замер, ощущая, что тело больше не повинуется. Рядом остановилась Алиса, я успел заметить безмолвный ужас в ее глазах, прежде чем они обессмыслились.

Мы услышали Зов.

Сложно описать его. Ласковый шепот? Напев? Возможно, каждый слышал что-то свое, наиболее близкое и сокровенное. Обладатель пси-поля был настолько силен, что все мыслительные процессы отключились, уступив место желанию идти к источнику Зова. Гипноз? Вряд ли, скорее инстинкт, потребность, необходимость. Это казалось единственно правильным решением, все другое отошло, как не имеющее никакого значения.

Мы с Алисой повернулись и пошли в указанном направлении. Как зомби, безмолвные марионетки, пойманные невидимой притягивающей нитью. Мы не разговаривали, не думали, не пытались бороться или размышлять. Смысл имел только Зов. Сопротивляться было невозможно.

Через какое-то время – полчаса или час, трудно сказать, сколько именно прошло, под ногами дрогнула земля. Взрывая почву, из-за гребня холма появился огромный уродливый морф, похожий на исполинскую змею. Длинный и толстый, как отожравшийся червяк, покрытый роговыми наростами, с приплюснутой головой пресмыкающегося. Самый обыкновенный «Тиферет». Он мог бы сожрать нас целиком и не поперхнуться.

Ни страха, ни удивления. Мы послушно остановились, когда монстр приблизился вплотную. Спокойное понимание, что нужно делать. Кое-кто был недоволен темпом нашего движения и решил прислать транспорт. Цепляясь за выступы панциря, мы с Алисой забрались на спину монстра, устроились там, схватившись за шипастый радужный гребень.

Забрав нас, «змея» заскользила по пустынной равнине. Вскоре в наступающих сумерках стали попадаться силуэты других существ, быстро двигающихся в ту же сторону. А-морфы среднего и крупного размера. Сосредоточенно, спокойно и целенаправленно они шли к цели. Я не особо обращал внимания на них, абсолютно поглощенный Зовом. Чудовищно мощное пси-поле подавило сознание, полностью вытеснив все мысли.

Мы ехали удивительно быстро, все больше углубляясь в смертельные области А-Зоны, помеченные багровым на карте Мико. Местность менялась, обычный земной ландшафт уступал место чуждому, почти сюрреалистичному пейзажу, где А-энергия правила бал, преображая материю, законы физики и сами принципы бытия, казавшиеся фундаментальными.

Я видел развалины города-мегаполиса, разделенного глубоким каньоном-трещиной, зеленые от растительности шпили небоскребов и полупрозрачных медузообразных существ, парящих над ними, подобно огромным аэростатам.

Я видел камень и металл, изогнутые под невозможными углами, гигантские левитирующие конструкции, чуждой волей сплетенные в подчиненный нечеловеческой гармонии узор. Видел реку, свободно струящуюся в воздухе, и пульсирующие гейзеры, извергающие свет.

Некоторые вещи было сложно осознать, та самая реструктуризация реальности, о которой говорила Мико. Как будто куски иного мира, лишь частично воспринимаемого человеческими органами чувств, проникли в наш мир и сплелись с осязаемой действительностью причудливой мозаикой.

Заросли огромных пурпурных растений, колыхавшихся в полном безветрии как исполинские водоросли, озера, будто состоящие из полупрозрачного стекла, и игловидные друзы кристаллов-наростов, алых, изумрудных и фиолетовых, окруженных светящейся аурой. Вокруг них вились в безмолвном танце сотни войдов, крохотных, как колибри, и огромных, как парусники. Все они, подобно разнообразным морфам, бредущим параллельным курсом, не обращали на нас никакого внимания.

Азур-излучение росло. Интерфейс не работал, но я чувствовал это. Мы приближались источнику Зова.

Когда-то здесь находилась большая арочная плотина, запиравшая бескрайнее озеро. Останки грандиозных стен и гидротехнических сооружений возносились на сотни метров над нашими головами. Сейчас водохранилище превратилось в пустыню, в барханы которой вросли диковинными ракушками ржавые остовы многоярусных кораблей. А каньон, служивший ранее горлышком бутылки для отвода излишков воды, стал огромным могильником.

Тысячи скелетов заполняли его, громоздясь друг на друга. От титанических чудовищ, между реберных дуг которых можно было проехать на танке, до совсем крохотных, вроде мышиных и птичьих, с хрустом рассыпавшихся острым крошевом под нашими ногами. Все кости были чистыми, голыми, полностью очищенными от плоти. Слой на слое, нижние костяки давно рассыпались, став мельчайшим желтоватым песком. Сколько тысяч живых существ нашли тут свою смерть?

Мы сошли со спины исполинской змеи, встали чуть поодаль. Кругом толпились разнообразные морфы, не обращая никакого внимания на нас и друг на друга. Ни удивления, ни страха, все мы были просто манекенами, полностью подчиненные чужому пси-полю. Я отстраненно, спокойно ждал, что будет дальше.

Количество морфов прибывало, пока долина костей не оказалась заполнена шевелящимся покровом азур-измененных существ. Как и мы, все они пришли сюда, повинуясь Зову.

Потом солнце полностью село, а взошедшая Черная Луна начала наливаться зловещим голубым сиянием, подбираясь к зениту.

И оно пришло.

Даат.

Я даже не знаю, с чем сравнить. Из черных провалов под разрушенным гидроузлом появилось нечто. Потоки почти прозрачного упругого желе, наполненного внутри сияющими звездочками? Призрачное или материальное? Струи этой субстанции, как огромные щупальца, медленно выползали из подземных тоннелей, захватывая и погружая в себя столпившихся на могильнике морфов. Чудовища скрывались в вязкой, обволакивающей массе – и начинали таять.

Мясо слезало с костей, растворяясь, оставляя чистые выбеленные кости. Оно питалось, поглощая плоть и высасывая Азур. И это не вызывало ни малейшего протеста или удивления, а казалось высшей целью нашего существования. Мы с Алисой, касаясь плечами, спокойно ждали своей очереди.

Подобно огромной амебе, существо растекалось по ущелью-могильнику, полностью заполняя его. Я подсознательно чувствовал, что оно невероятно велико и его большая часть скрывается в подземных кавернах под гидроузлом. То, что мы видим своим ограниченным зрением – лишь фрагмент, да и форма выбрана исключительно из удобства.

Волна сияющей протоплазмы накрыла огромную змею, а потом добралась и до нас. Я ощутил, как обволакивающая прохладная субстанция накатывает со всех сторон, забираясь под одежду и проникая во все естественные отверстия тела. Страха, боли и ощущения конца не было, пси-поле монстра полностью контролировало наше сознание.

На мгновение я ощутил полное слияние с чудовищным разумом, став его частью.

Оно мыслило иначе, если это вообще можно назвать мыслями. Понять и описать процессы, происходящие в его сознании, оказалось невозможно. Мы существовали в разных плоскостях мышления, в разных координатных системах. Как муравей может описать то, что недоступно муравьиному пониманию – например, дерево? Дом? Гору?

Время для него текло иначе, гораздо медленнее. Или же он менял его восприятие по собственному желанию, подкручивая «скорость воспроизведения». За миллисекунду он разобрал мое тело на атомы и молекулы, вытащил душу, просканировал все содержимое мозга, разложив воспоминания по полочкам. Интерфейс, система Стеллара, все надстройки, проведенные над моей анимой, не являлись для него секретом, он разбирал, изучал и складывал их, как забавный конструктор.

И внезапно что-то изменилось. Он погрузился в черные бездны, намертво заблокированные когитором – мои прошлые, забытые инкарнации, безжалостно проникая туда, куда мне вход был воспрещен. И там он нашел что-то, отличающее меня от его обычных жертв.

Эмоция узнавания? Разобранные молекулы и атомы вновь соединились, детали вернулись в исходное состояние. Мое тело, погруженное в вязкий протоплазменный кисель, опять обрело целостность.

Пещера, очертания которой теряются в темноте. Я осознал себя сидящим на плоском камне, у ног потрескивал уютный костерок, а напротив – увидел человека в плаще защитного цвета с капюшоном, тень от которого скрывала лицо.

И самое главное – Зова не было. Я больше не ощущал чужого пси-поля рядом, и мгновенно накатил ужас от хладнокровного осознания произошедшего. Даат, как огромная плотоядная амеба, просто сожрал нас на ужин. Безжалостная память четко, в деталях сохранила, как это происходило.

Но где я? Как сюда попал? И что с Алисой? Интерфейс упорно не откликался, я осторожно ощупал свое тело – вроде бы все на месте. С силой ущипнул запястье – больно!

Человек, сидящий напротив, подбросил немного топлива в костер и усмехнулся.

— Не щипай. Толку все равно не будет.

— Ты… кто? — спросил я, осторожно изучая его. Фигура незнакомца казалась близкой и одновременно далекой, она упорно расплывалась, стоило лишь начать приглядываться.

— Какая разница? Ты все равно не поймешь, — с оттенком досады ответил собеседник. — Важно, кто ты.

— Где я? Где Алиса?

— Это тоже не имеет значения. Гораздо важнее другой вопрос, — его голос почему-то казался знакомым.

— Какой?

— Зачем ты вернулся?

Я на секунду задумался, пытаясь понять, что происходит. Это сон? Игры агонизирующего разума? Проснуться не выходило. Кто этот незнакомец и чего от меня хочет? Или это и есть – от этой мысли опять накатил холодный ужас – персонификация Даат, той громадной лужи призрачной слизи, отчего-то решившей со мной побеседовать?

— Ты правильно догадался, — чуть заметно кивнул сидящий напротив. — Но это тоже не имеет значения. Так зачем ты вернулся?

— Я не знаю, — помедлив, ответил я чистую правду.

— Нет, знаешь, просто не помнишь, — вздохнул незнакомец. — Все забыл, все утратил, все потерял. Даже собственное имя.

— А ты знаешь, кто я?

— Догадываюсь, — из-под опущенного капюшона долетел смешок. — Однажды ты уже приходил ко мне.

— Тогда скажи мне…

— Серьезно? Так просто? — рассмеялся «капюшон». — Ты обнулил себя, заблокировал память и отправил по своим же следам. И теперь хочешь, чтобы я все испортил?

— Что испортил?

— Это не имеет значения. Зачем ты вернулся?

Он настойчиво требовал ответа. Это какая-то игра? Зачем я вернулся? У предшественника, обнулившего память, была какая-то цель, был план – недаром он оставил послания и указал место в Городе, где ждет тайник. А чего он хотел, зачем вернулся? Я не знал…

— Нет. Знаешь. Чего ты вообще хочешь?

Я нахмурился, пытаясь сосредоточиться. Чего я хочу? Зачем все делаю? Ради себя? Или нет? Перед внутренним взором мелькнуло умиротворенное смертью, возвышенное лицо Тары, безумная тоска в глазах Алисы, вставшей на колени и направившей себе в лоб ствол «Дробителя», затаенная надежда во взгляде голограммы Зака Каррахейна…

— Помочь людям, — выдохнул я.

— Забавно. Первый раз ты пытался, не вышло. Твои стяги растоптали, имя забыли, а ты нашел лазейку, чтобы вернуться, и опять пришел ко мне.

— Я не хотел…

— Это не имеет значения. Ты пришел, — он встал. — Я увидел, что захотел – и получил ответы. Пожалуй, сделаю для тебя то, что ты просишь. Это может быть… забавно.

— Я… ничего не просил.

— Просил. Просто не помнишь.

Я тоже встал. Мы с незнакомцем были одного роста. Протянув руку, я сорвал с него капюшон. Под ним оказалось очень знакомое лицо.

Мое лицо.

— Кто ты?

— А кто ты? — эхом ответил двойник. — Не знаешь, не помнишь, не понимаешь. Ну что, ты подтверждаешь цену?

— Какую еще цену? — не понял я.

— Прошлый раз, когда ты приходил сюда, мы заключили сделку. Ты обещал отдать мне кое-что, если добьешься своего.

— Я не понимаю…

— Твое понимание не имеет значения. Вспомнишь, когда придет время. Подтверждаешь цену?

Двойник с моим лицом терпеливо ждал ответа. Я ничего не понимал. Здесь была замешана история из неизвестного прошлого. Мой предшественник что, раньше побывал здесь и заключил с этим существом какую-то сделку? Но какую именно и о какой цене он говорит?

— А что, если я откажусь?

— Тогда все будет закончено. Я заберу ваши тела и выпью ваши души.

— То есть, альтернатива – смерть? — усмехнулся я.

— Смерть? Вы и так давно мертвы.

— Какую сделку мы заключили? Как именно ты поможешь, и какова будет цена? — наконец спросил я.

— Мы с тобой уже все обговорили. Других условий не будет. Решай. Время на исходе.

Он впервые взглянул мне в глаза, и в отражении моих собственных зрачков я вдруг на мгновение увидел правду: два тела, мое и Алисы, заключенные внутри полупрозрачной сияющей массы, опутанные какой-то светящейся паутиной, микроскопической настолько, что она пронизывала каждый атом. Даат действительно мог сделать все, что обещал, собрать и разобрать наши тела по кирпичику, и даже большее, то, чего мы и представить не могли своим скудным разумом. Внезапно, как будто пронзенный холодной стрелой, я осознал, кто он, что собой представляет, и едва не задохнулся от ужаса.

— Хорошо. Я согласен. Подтверждаю сделку, — вытолкнул я из себя.

Даат в моем обличье медленно кивнул. Кажется, он не сомневался в ответе.

— Ты тоже получишь то, о чем просишь, прямо сейчас, — сказал он. — Помни – ты подтвердил цену. Не пытайся меня уничтожить. Я приду, когда настанет время.

Дальнейшее я запомнил урывками во время секундных пробуждений сознания. Меня словно «выключили», собрали и разобрали, заново «включили», протестировав на годность, и, оставшись довольным результатом, понесли на склад готовых изделий. Запомнилось ощущение полета, ледяных порывов ветра и звездного неба. Полупрозрачные щупальца, став микронными нитями, прочными, как скала, несли куда-то сквозь ночь, с огромной скоростью разрезая воздух.

Я проснулся от ласкового теплого прикосновения. Открыл глаза – увидел солнечный луч, пробившийся между сплетения огромных зеленых листьев и щекочущий мне лицо. Рядом, наполовину скрытая яркой изумрудной травой лежала Алиса. Глаза девушки были закрыты, грудь мерно вздымалась – она глубоко спала.

Привстав, я осторожно ощупал свое тело. Голова, руки, ноги целы. Порванный комбинезон с «Мстящего», снаряжение, нож – даже криптор на безымянном пальце – все было на месте. Счетчик Азур показывал отчетливый, но слабый фон – менее единицы в минуту. Интерфейс работал, как будто ничего не произошло, и Зов, путешествие к Даат, разговор с двойником и загадочная сделка оказались лишь неприятным ночным кошмаром. Несколько мгновений я искренне желал поверить, что так оно и было.

Есть один способ проверить. Мико, просыпайся!

Выключенная нейросеть деликатно зевнула, прикрыв рот ладошкой, удивленно распахнула свои огромные глаза и неуверенно улыбнулась:

Мико: Доброе утро, Инкарнатор. Я что, спала?

Не теряя времени на объяснения, я сосредоточился, передавая ей яркий клубок воспоминаний о том, что случилось накануне. Когитор ойкнула, на мгновение прижала ладошки к лицу, будто осмысливая произошедшее. Когда заговорила, ее тон стал жестким и серьезным.

Мико: Грэй, это был не сон. Мы столкнулись с паранормальным существом класса «Даат», способным необъяснимым образом преобразовывать реальность. В прошлом мы заключили сделку, и он как-то изменил нас… Провожу сканирование организма. Фиксирую изменения системных функций! Инкарнатор, это невероятно!

Глава 20

Виртуальная помощница схватилась за голову, отчаянно взъерошивая шевелюру. Казалось, она в шоке и не знает, радоваться или паниковать.

— Мико, что произошло?

Мико: Грэй, я нашла три глобальных изменения. Проведена репликация ДНК-цепочки, Даат снял ограничение на количество имплантируемых Геномов, потенциал Источника повышен. И введена новая системная функция… впрочем, лучше посмотри сам.

Не веря своим ушам, я открыл интерфейс. Машинально отметил, что за время, проведенное в А-Зоне, сформировались две новые Нейросферы, а счетчик энергии показывал 14750/25300. Хорошее пополнение, но суть не в этом…

Спираль ДНК, состоящая из множества пустых сфер-геномов, как будто раздвоилась и уплотнилась. Нет, не обман зрения! Количество свободных ячеек, доступных без эволюционных преобразований, увеличилось. Ранее я мог до первой эволюции использовать три Генома, после нее – шесть, потом двенадцать, а предельное количество равнялось тридцати двум. Теперь «гнезд» стало вдвое больше – шесть, двенадцать и так далее… Даат удвоил число имплантируемых Геномов!

Мико: Это изменение важной системной функции. Количество Геномов носителя ограничивается естественным сопротивлением организма, больше просто не выдерживает человеческое тело! Считается, что это невозможно…

— Из-за этого можно потерять человеческий облик? — уточнил я, вспомнив важное предупреждение из прошлого.

Мико: Нет, Даат каким-то образом сделал носителя более устойчивым к химеризации. Невероятное, невозможное изменение.

Я пробежался по Геномам. Очень важное улучшение, серьезно расширяющее потенциал, но глобально оно меня не усилит – все мощные Геномы по-прежнему требуют первой-второй Эволюции. Зато теперь можно имплантировать «золотой» Геном Гидры и еще два более простых. Правда, для Гидры пока не хватало двух усилений «системы кровообращения» и Нейроядра, но все равно, замечательно…

Мико: Да, именно! И теперь, в свете новых возможностей, я бы настоятельно рекомендовала использовать модификацию с регенерацией, Грэй. Носитель стал уникальным, мы должны постараться сохранить это тело. Посмотри, что он сделал с нашим Источником!

Изменений в Источнике с первого взгляда я не заметил. Тот же уровень, те же самые способности, но Мико быстро прояснила ситуацию.

Мико: Смотри, Грэй. Почти все люди, за очень редким исключением, обладают «слабым» Источником. Такова особенность вашего вида. На практике это означает, что его можно развить до пятого уровня, что мы с тобой уже сделали. Надеюсь, ты понимаешь, что цифры – лишь условность, обозначающая потенциал, введенная для упрощения? Так вот, почти у всех – «слабый» Источник. После первой направленной Эволюции мы можем развить его до «среднего» – это десятый ранг, еще пять усилений, после второй – «сильный» – до пятнадцатого ранга. И так далее…

— Я понимаю, Мико, можно покороче.

Мико: Я уже почти закончила. Так вот, в рядовом носителе у нас сейчас потенциально «могущественный» Источник, соответствующий четвертой эволюции. Это просто невероятно. Мы имеем сейчас 5/20 усилений и можем продолжать развитие. Думаю, что после первой эволюции он поднимется еще на ступень…

— Но это означает, что…

Мико: Именно! Максимально возможный уровень – тридцатый ранг, шестая эволюция. Но мы сможем преодолеть эту планку, добиться большего, того, чего никто не добивался. С таким стартовым потенциалом ты можешь стать величайшим Заклинателем всех времен.

Вероятно, именно в этом и заключалось главное изменение. Даат наделил меня потенциалом невероятно мощного Заклинателя. С одной стороны, это казалось настоящим, превосходным преимуществом, а с другой – мне ведь теперь без вариантов придется сосредоточиться на развитии Источника.

Последнее изменение я увидел прямо в интерфейсе, в разделе «Способностей». Там появилась новая серая строчка. Новая системная функция.

«Дар Даат».

Ни описания, ничего. Я попробовал активировать ее, но система выдала предупреждение:

Внимание! Невозможно использовать при текущем уровне развития!

Требуется 64000 Азур!

Требуется усиление Источника(20)!

Ничего себе! Значит, этот «Дар» станет доступен еще очень нескоро. Минимум пятнадцать усилений Источника, а сколько раз нужно «апнуться», чтобы поднять емкость внутреннего накопителя Азур?

Мико: Тридцать пять раз, Инкарнатор. На данный момент мы сформировали в общей сложности всего двадцать четыре Нейросферы. Но прошло очень мало времени, так что все реально.

Я задумался – действительно, ведь я вернулся на Землю не так давно. Прошло всего ничего, и уже такой прогресс. А что будет через год, два, три?

Мико: Темп развития со временем замедлится, конечно. Но у нас все впереди!

Значит, удвоение ДНК-спирали, расширение Источника и таинственный Дар, который откроется еще нескоро. По сути – усиление потенциальных возможностей носителя. Но в чем же заключалась сделка, и что мой предшественник обещал слизняку в центре А-Зоны?

Мико: У меня нет ответа. Слишком много неизвестных факторов. Но круг поисков сужается, теперь мы знаем, что в прошлом ты посещал эту А-Зону и вернулся из нее. Если мы повысим звание, возможно, в Архиве появится доступ к спискам Инкарнаторов, и я смогу сделать выборку на основании известных фактов.

Я вздрогнул, вспомнив момент псионического слияния с Даат. Жуткое чувство. Тот самый миг, когда я понял – или он решил показать, что именно собой представляет. Конечно, только одну грань, но все же… Существо иного порядка, нежели человек. Совершенного иного. Существо, сотни лет поглощающее Азур и развивающее разум, шагнувшее за пределы настолько, что и форма, и время, и пространство не имеют никакого значения. Чуждое, нечеловеческое сознание, давно преодолевшее известные нам границы. Наверное, Заклинатель, идущий по пути Духа, смог бы добиться подобного, впитывая А-энергию в космическом масштабе, но в процессе он полностью утратил бы человечность, сам став Даат. Очень любопытно, чем же «я старый» мог заинтересовать его настолько, что был переквалифицирован из назойливого насекомого в разряд подопытных хомяков?

Много вопросов и никаких ответов. Мико улыбаясь пожимала плечами. Я поднялся на ноги, осматриваясь. Вокруг виднелось зеленое море листвы, через сплетения толстых, мясистых стеблей пробивались лучи солнечного света. Это даже не лес, странные растения больше походили на гигантские разросшиеся кустарники, куполом окружавшие нашу уютную полянку. В воздухе стоял запах травы, смешанный со сладковатым удушливым ароматом цветочной пыльцы. Где-то вдалеке слышался шорох, пощелкивания, мелодичные птичьи трели. Где мы?

— Грэй…

Алиса проснулась от шороха, тоже поднялась, настороженно оглядываясь и втягивая ноздрями воздух.

— Живые. Не сон, — хрипло сказала она. — Я видела. Даат. Смерть. Возвращение. Жизнь. Он говорил. Потом отпустил.

Шагнув ко мне, она неожиданно упала на колени, прижалась горячим лбом к моей руке. Подняла голову, глядя снизу вверх со странным, почти религиозным трепетом. Подобное я видел в глазах Тары, когда сказал перед Монолитом, что я – Инкарнатор.

— Тебя видела. Спас. Забрал. Спасибо.

— Алиса, прекрати. Встань, — я потянул ее вверх, смущенный неожиданным актом преклонения. Напарница, поднявшись, на мгновение прижалась ко мне, крепко, до хруста обняла – и тут же отпрянула, словно испугавшись собственных чувств. А я неожиданно понял, что теперь она – по-настоящему моя напарница, а не просто случайная попутчица, использующая меня ради возвращения системы. Даат что-то сделал с ней, что-то показал, и теперь она предана мне душой и телом.

— Даат говорил с тобой? — осторожно спросил я.

— Да. Нет. Не знаю. Показывал. Тебя. Меня. Людей.

— Ты знаешь, кто он?

— Да. Нет. Даат! Старый. Умный. Азур. Смерть.

— Он что-то сделал с твоим телом?

Лиса недоуменно взглянула, затем отрицательно покачала головой.

— Да. Нет. Не знаю.

— Зверь… он по-прежнему внутри? — продолжал осторожно допытываться я.

На лицо Алисы набежала легкая тень, она замерла, как будто сосредотачиваясь, потом тихо прошептала:

— Да. Здесь. Не спит. Плохо.

Она тревожно взглянула на небо, и я понял, что напарница опасается ночного появления Черной Луны. Жаль… брезжила надежда, что Даат мог удалить паразитную сущность из оборотня, но по каким-то причинам он оставил все как есть. Значит, со Зверем придется разбираться самостоятельно.

— Ты знаешь, где мы? — спросил я.

— Да. Запах. Экогород. Старый, — Алиса, чуть улыбнувшись, втянула ноздрями воздух. — Пойдем.

Пробравшись сквозь заросли, мы увидели развалины строений необычной формы, полностью утопающие в растительности. Их архитектура казалась странной – спиралеобразные, полусферические или острые, как игла, древние здания совершенно не походили на виденные прежде. Необычная растительность, напоминающая гигантские лианы или увеличенные в десятки раз вьюны, буйным зеленым царством заполняла все окружающее пространство, превратив заброшенный город в невероятные многоярусные джунгли.

Мико: Это экополис, Грэй. Я определила наши координаты.

Нейросеть вывела справку и несколько изображений. Согласно информационной базе, к концу эпохи Утопии стали появляться новые виды урбанизированных пространств – например, технополисы, бурлящие жизнью огромные человеческие муравейники, где вокруг деловых и производственных кварталов (а также разнообразных развлекательных центров) была сконцентрирована большая часть населения, преимущественно низших социальных групп. Их противоположностью стали экополисы – поселения, построенные вдалеке от цивилизации, в гармонии с природой, использующие независимые геотермальные источники питания, полностью обеспечивающие себя экологически чистой пищей. На картинках виднелись города, похожие на распустившиеся бутоны цветов, пронизанные зеленой растительностью стеклянные небоскребы, бесшумно скользящие по прозрачным тоннелям белые поезда, взмывающие с крыш частные флаинги, похожие на изящных птиц... Как я понял, экополисы были местом жительства более продвинутой, элитной части населения. Роскошные виллы с садами, бассейнами и удивительные эко-дома с огромными зелеными террасами мало походили на одинаковые, стандартизированные муравейники технополисов.

Взглянув на карту, я облегченно вздохнул. Хотя мы еще находились в А-Зоне, Даат перенес нас на самую границу – отсюда до безопасных мест было совсем недалеко. Кажется, считав мою память, он поместил нас в наиболее удобную точку для старта – по прямой до Монолита менее ста пятидесяти миль.

Я поделился этим открытием с Алисой, и она кивнула, не выдав своих эмоций. Мы наскоро перекусили остатками моих походных рационов, осмотрелись – и двинулись в путь.

Мико построила маршрут. Мы должны были пересечь окраину экополиса, стараясь не углубляться в жуткие многоярусные джунгли в центре, и выйти в обширные предместья, когда-то застроенные просторными одноэтажными виллами. Оттуда уже были видны знакомые сопки, за которыми кончалась территория А-Зоны и открывалась прямая дорога к Монолиту.

Здесь кипела жизнь. Я видел множество птиц, вездесущих изоподов, еще каких-то существ, напоминающих огромных ящериц. Алиса уверенно пробиралась по зеленым коридорам, ловко балансируя на ветвях – да и мне, после усиления ЦНС, держаться наравне стало гораздо проще. Оборотень, судя по поведению, хорошо ориентировалась в подобных джунглях.

— Эко. Похожие. Жила. Раньше. Много пищи. Мало людей, — скупо объяснила она по пути.

В этом биоме существовала своя пищевая цепочка, свои опаснейшие хищники и свои жертвы. С первым из них, огромной плотоядной росянкой, мы познакомились, когда лианы вокруг ожили, хватая и опутывая нас, а ближайшее здание зашевелилось, превращаясь в гнездо крупного растительного монстра. Чем-то он походил на ядовитого морфа из первой А-Зоны, поймавшего моих преследователей-зараженных, но, к счастью, оказался не столь токсичен. Тем не менее дело могло окончиться не лучшим образом – я яростно кромсал Фангом жесткие лозы, а Алиса пустила в ход осколок клинка, найденного у тела Герды.

У оружия, хоть и сломанного, обнаружились удивительные азур-свойства. От его ударов растительные плети мгновенно замерзали, покрываясь в месте попадания льдом и налетом инея. От сильного удара они трескались и ломались, рассыпаясь ледяным крошевом. Через десять минут ожесточенного боя обмороженный монстр, лишившийся большей части своих щупалец, обиженно втянулся внутрь руин, пытаясь закончить схватку. Однако парочка «Вспышек», запущенных мною прямо в лепестковую пасть, завершили дело, превратив Тварь в дымящую, расползающуюся на глазах кучу растительной плоти.

Четыре с половиной тысячи Азур и неожиданное обновление директивы «Охота» – морфа посчитали достойным трофеем. Пять из десяти, предыдущими были супер-краб Флектор, Крысиный Король и три Панцирных Гончих. Услышав об этом достижении, Алиса неожиданно встрепенулась и сообщила, что охота на подобных «росянок» – отличный способ закрыть директиву.

После чего наш маршрут немного изменился. Напарница с азартом искала гнезда растительных монстров, взяв все на себя сложности выслеживания и охоты, я больше подстраховывал. У меня создалось впечатление, что Алиса очень хочет быть полезной, «отработать» по полной программе. Ведь выполнение директив Стеллара и последующие повышения в первую очередь нужны именно ей.

Оборотень выбрала очень простую тактику. Найдя «росянку», она давала ей схватить себя и погрузить в огромную пасть, напоминающую зубастую кишку. Регенерация и сила напарницы позволяли без труда выдерживать такое испытание. После чего в ход шли Коготь Хель и ледяной клинок «Вьюги». Замороженный и отравленный монстр медленно разбивался изнутри, а из чрева появлялась целая и невредимая Лиса. Единственным минусом было то, что ее экипировка постепенно приходила в негодность, раз за разом соприкасаясь с едким пищеварительным соком и колючими объятиями растений. Комбинезон, выданный нам на «Мстящем», усиленный и очень прочный, совершенно не обеспечивал нужной защиты. Когда последняя, пятая Тварь была уничтожена, он представлял собой жалкое зрелище, да и сама Алиса выглядела не очень презентабельно.

— Грязная. Голодная. Устала, — пожаловалась она, снова тревожно вглядываясь в абрис Черной Луны на горизонте. Близился вечер, уже начинало темнеть.

Мы оставили за спиной живые джунгли экополиса, найдя укрытие в развалинах большой виллы. Когда-то тут было целое поместье с большим садом, парком и водоемами с искусственным водопадом. Следы былой роскоши чувствовались в застывших обломках позеленевших статуй, мраморной колоннаде и изысканной мозаике, покрывавшей чашу огромного заиленного бассейна.

Здесь нашлось несколько уцелевших комнат и крыша над головой. Развалины кишели громадными изоподами, но они уже казались знакомыми, почти родными. Значит, относительно безопасно, поблизости нет других хищников. Слегка напрягшись, я активировал свое пси-поле и усилием воли отогнал любопытных тварей. Обустроив небольшой лагерь, позволил телу немного побыть в блаженной расслабленности, мысленно перебирая варианты дальнейших действий.

Быстро проанализировал новый Геном, выпавший с растительных морфов, и тут же отбросил любые мысли о его возможной имплантации:

Геном Росянки

Требуется: Эволюция(2), усиление кожного покрова(5), усиление кровообращения(5), усиление эндокринной системы(5), перестройка тканей(5), Нейроматрица

«Фотосинтез» – используя кванты света как источник энергии, а углекислый газ как источник углерода, вы можете синтезировать органические вещества, поддерживающие вашу жизнедеятельность.

«Органические кислоты» – вы можете вырабатывать и выделять органическую кислоту с мощным разъедающим действием.

«Ловчие жгутики» – дополнительные подвижные образования на теле, служащие ловчими щупальцами. Могут вырастать до десяти-пятнадцати метров.

Геном Панцирной Гончей тоже не годился – он практически дублировал по свойствам когда-то выпавший мне Геном Пожирателя. Некрокожа, панцирь, когти: нет, спасибо… Из доступных до эволюции оставался только простенький Раттус. Но им не хотелось забивать ценные слоты, слабое подобие способностей Крысиного Короля…

Мико: Нам нужны азурические Геномы, завязанные на мощность Источника, синергично усиливающие наши способности. Все подряд брать – не стоит.

Я мысленно согласился с нейросетью. Из головы не выходила мысль, что усиление Источника одновременно увеличивает мощь ментальной силы «Повелителя Стаи»…

Снаружи слышался плеск воды. Что там делает Алиса? Я выглянул, найдя взглядом напарницу.

Блестящая от воды обнаженная девушка сидела на постаменте одной из статуй, зачерпывая ладонями воду из небольшого водопада. Сквозь мокрые спутанные волосы просвечивали лучи заката, окружая фигуру Алисы трепещущим ореолом. Она внезапно показалась прекрасной русалкой, притягательные изгибы женского тела невольно будоражили голову.

Мгновенно заметив мой взгляд, напарница обернулась, соскользнула в воду, повернувшись спиной. Я уже не раз замечал, что если раньше, при первом знакомстве, она вообще не придавала значения наготе, то теперь старается лишний раз не демонстрировать свое тело. Как будто я ее смущаю. Получалось, правда, с трудом – каждое превращение требовало раздеться либо потерять разорванную в клочья одежду.

Чтобы не стеснять девушку, я опять скрылся внутри руин, но через несколько секунд услышал тихие шаги. Алиса, закутавшись в волосы, чуть смущенно протянула мне сложенный комбинезон, Коготь Хель, перевязь со звездами и сломанный клинок Герды.

— Зверь. Голодный. Придет. Наверное, — сообщила она, вновь взглянув на темнеющее небо. — Уйду. Далеко. Спрячься.

— Нет, не уходи, — сказал я, поймав напряженный взгляд ее зеленых фонариков.

— Зверь, — жалобно протянула она.

— Я знаю, как с ним справиться.

Глава 21

Громадная сфера Черной Луны светилась прямо над головами, голубоватое сияние отражалось на поверхности воды. Алиса, по плечи стоявшая в бассейне, обхватила себя руками и что-то беззвучно шептала. Я знал, что ей было страшно. Мне тоже, и даже Мико не переставая твердила о высоком риске затеянного эксперимента.

Но я хотел попробовать. Если все время бежать от опасности, не встречая ее лицом к лицу, никогда не победишь. Мне удалось сломить волю «Дива», заключенного в Синей Стали, выходило отпугивать призрачных войдов, так почему не получится со Зверем? Азур-сущность уязвима для воли Заклинателя, а если ничего не выйдет – имелся наготове запасной вариант.

Мы ждали.

Я был ограничен радиусом своего пси-поля, поэтому смотрел сверху, с уцелевшей части второго этажа, где сохранилась просторная терраса. Античную колоннаду и стены оплетал разросшийся дикий виноград, прекрасно защищавший от любопытных взглядов. Получился уютный наблюдательный пункт. К тому же отсюда через узкий лаз можно уйти в лабиринт внутренних помещений виллы, где Зверю будет трудновато развернуться.

Превращение, как и в первый раз, было внезапным. Я успел заметить, как у Алисы мелко задрожали губы, а потом и все тело, настолько сильно, что по воде пошла рябь. Затем девушку изогнуло страшной судорогой, взрывая тело метаморфозой, обращая ее в сине-черную чудовищную Тварь.

Зверь пришел, властно развернулся, занимая ее сознание, как бабочка, освободившаяся из кокона. Я уже давно зондировал разум напарницы, ожидая этот момент. Поймав, нащупав получившую волю сущность, я властно вторгся внутрь. Если входить в голову Алисы, ломая ее сопротивление, было, мягко говоря, неэтично, ведь мы вступали в подобие пси-слияния, то сейчас меня не стесняли никакие ограничения.

И сразу же понял, что придется трудно. Я как будто шагнул в костер. Обжигающий и одновременно леденящий клубок нечеловеческих страстей, в которых угадывались жажда убийства, ненависть и дикий, раздирающий голод. Голод был главным, определяющим аспектом. Зверь питался не только плотью, он поглощал муки и боль, наслаждался ими, как гурман – изысканной пищей. Мне стало немного дурно от осознания того, что эта Тварь проделывала со своими жертвами. Как Алиса еще не сошла с ума?!

— Кто ты? Что ты? — я проникал все глубже, пытаясь схватить ускользающую чуждую сущность, вонзиться в нее, нащупывая уязвимые места – и сжать Зверя в тисках своей воли, как проделал это с «Дивом».

Подчинись! На висках стремительно набухали вены, я полностью выпал из реальности, изо всех сил пытаясь взять под контроль сознание монстра. Несколько мучительно растянутых минут мы отчаянно боролись, ломая друг друга, но самый мощный, первый натиск не принес результата.

Сущность была разумной, гораздо умнее «Дива» и, вероятно, любого из нас. Зверь мгновенно почувствовал меня и тут же начал яростно вырываться. Я переоценил свои возможности, заарканив бешеного тигра. Раз за разом транслируя боль, страх, свет, огонь, я все острее ощущал свою беспомощность. Ментальный поединок складывался не в мою пользу, противник был опытнее и сильнее.

Почувствовав мою неуверенность, Тварь как будто захохотала, подобно сумасшедшей гиене. Я потерял точку опоры, стремительно проваливаясь внутрь наполненного безумием нечеловеческого сознания. Голова разрывалась от кошмарных видений, поглощающих меня тысячей окровавленных пастей. Чувствуя, что стою на тонкой грани безумия, я резко разорвал пси-контакт с монстром. Неудача, Зверь мне не по зубам!

Резкая боль пронзила виски. Сколько времени мы боролись? Унимая головокружение, я подхватил с пола заранее подготовленные предметы. Сейчас он придет за мной!

Ветхая каменная ограда разлетелась, длинное тело приземлилось на то место, где я только что находился. Загнутые черные когти оставляли на плитах глубокие царапины, пасть раскрылась, продемонстрировав двойной ряд кинжальных клыков. Утробный рык и горящие злобой глаза Зверя говорили, что меня ждет отнюдь не легкая смерть.

Я был уже готов. Свежеприобретенные скорость и реакция сильно облегчали дело. Мико рисовала траектории, я выполнял – ничего особо сложного. Только нужно действовать быстро и неожиданно. Не защищаться, а атаковать!

Танцы под Черной Луной, на залитой сиянием разрушенной террасе. Я пробежал по остаткам перил, ловко балансируя, в длинном прыжке с перекатом ушел от стремительного рывка оборотня. Бросок! Обломок клинка «Вьюги» вонзился под переднюю лапу, сковывая подвижность Зверя. Конечно, он остановил его всего на несколько секунд, но больше мне и не требовалось. Снова вскочив на балюстраду, я сделал вид, что хочу уйти вниз – а сам самоубийственно прыгнул прямо на загривок обманутому финтом оборотню.

Практически повиснув на шее противника, я вонзил инъектор, полученный от Хирувима, под ухо разъяренному чудовищу. Рискованный план, но других вариантов не было. Если зелье аниматурга подействует не сразу, придется вытерпеть немного боли. Или много…

К счастью, реакция оказалась почти мгновенной. Обратная метаморфоза, и я вдруг понял, что прижимаю к полу горячее, как печка, обнаженное тело Алисы. Сработало!

— Все? — тяжело дыша, спросил я. — Не закрывайся…

Мысленно коснулся сознания девушки – да, действительно сработало. Зверь свернулся как улитка, втянувшаяся в раковину. Он спал, как будто после убойной дозы нейролептиков. Я ощутил знакомый жар открывшегося разума напарницы, ее эмоциональное состояние. Невероятное облегчение, смешанное со страхом, надеждой и стыдом.

Алиса тяжело, прерывисто дышала, чуть вздрагивая. Мы находились в состоянии пси-слияния, и я неожиданно понял, что она не хочет, чтобы я уходил. Обняв за плечи, я осторожно привлек девушку к себе, тихо поглаживая распущенные волосы.

Прижавшись ко мне, она уткнулась в плечо и заплакала как ребенок. Даже прожив сотни лет, в душе она оставалась слабой и ранимой и всегда хотела, чтобы нашелся кто-то, заслонивший ее плечом. Сила и жестокость были вынужденной маской. Люди тянутся к более сильным духом, к лидеру, за которым хочется идти, и такого человека Алиса неожиданно увидела во мне. Первого, кто за много лет не считал ее чудовищем и не испытывал отвращения, а наоборот, искренне хотел помочь.

Было и кое-что другое. Подсознательное взаимное притяжение мужского и женского начала. Непреодолимая химия организма. Я вдруг по-иному ощутил прикосновения ее рук, вцепившихся в мои, почувствовал дрожь, пробежавшую по телу девушки. Она была возбуждена, одновременно жаждала и страшилась моих объятий. Невозможно скрыть такое, находясь в пси-контакте. Я хотел ее, а она – меня, и это единение наполняло приятным чувственным ожиданием.

Дальнейшее случилось само собой. Без поцелуев, слов и долгой прелюдии. Естественно, как сон или ходьба. Ничем, абсолютно ничем Лиса не отличалась от всех остальных женщин, разве что откровенной жадной страстью, с которой получала свое. Обычный человек не выдержал бы ее жестких объятий, даже для моего усиленного организма такая любовь стала настоящим испытанием. Сплетение сведенных экстазом тел, яростная страсть и томительная дрожь наслаждения – вот что такое любовь Инкарнаторов!

Когда все закончилось, я отстраненно поглаживал спину девушки, покрытую бисеринками мелкого пота, она тяжело дышала, вцепившись в мои руки. На бронзовой коже медленно таяли белые отпечатки пальцев. Тело болело. Я чувствовал себя помятым и выжатым, так, будто только что провел изнурительный рукопашный поединок с превосходящим по силе соперником.

— Больно? — встрепенулась Алиса, когда я выпрямился, не сдержав стона. — Болит?

— Терпимо, — улыбнулся я. — Все нормально. Просто ты слишком сильная.

— Я… не хотела. Просто. Ты. Мужчина. Секс. Не было. Давно, — призналась она. — Не сдержалась. Прости. Сильная. Да. Слишком!

— Не хотел тебя обидеть.

— Не обидел. Я знаю, — чуть улыбнулась она. Неожиданно порывисто обвила мою шею рукой и прикоснулась горячими губами к плечу – туда, где расправлял крылья силуэт Ангела.

— Помогу. Будешь сильный. Как я.

Мне показалось, что она немного жалеет о случившемся. И одновременно благодарна. Я знал, что это ничего не изменит в наших отношениях, но поможет стать намного ближе. Мы не будем влюбленной парочкой, возможно, даже не станем постоянными любовниками. Алисе была необходима эта мимолетная близость, не только как физиологическая разрядка, но и как доказательство, что она еще человек, что она может оставаться желанной женщиной.

Тара не стала бы осуждать меня с небес. Скорее наоборот, не поняла бы, поступи я иначе. Она прекрасно знала, какие законы царят в этом мире. Мико использовала термин «сублимация сексуальности», ну а я просто ощущал на своей шкуре, как близость смерти на каждом шагу только обостряет земные желания, и в этом нет ничего низменного или постыдного.

Ночь прошла спокойно. Рано утром мы двинулись в путь и уже после полудня вышли за границу А-Зоны. Я понял это, когда счетчик А-излучения затих на нулевой отметке, хотя вокруг ничего не изменилось. Гибельный Багровый Разлом остался позади, мы благополучно выбрались. Чудом, конечно – лишь мое неожиданно выстрелившее прошлое спасло от смерти. Некросы, войды, Даат, Бури Перемен, буйство Азур – этот мир больше не был владениями людей.

Полная сил и энергии Алиса, обернувшись ларсом, несла нас по склонам лесистых сопок, по-прежнему избегая открытых мест. Возможность слежки с «Пилигрима» нельзя было исключать, хотя я все глаза сломал, осматривая небо. Вроде бы чисто… но кто его знает?

А ближе к вечеру на горизонте замаячил тонкий луч Монолита, пронзающий небо. Он непроизвольно притягивал взгляды, и на одной из коротких остановок состоялся любопытный разговор.

— Ты бывала раньше в Монолитах? — спросил я.

— Да. Была. В плену, — сказала она. — Прометей. Феникс. Первый Легион. Война. Стража. Контроль. Терминал Стеллара. Они забирали. Их. Сюда. У нас. У всех.

Я озадаченно почесал затылок. Интересные дела.

— То есть терминал здесь не изначально, его откуда-то принесли?

— Да. Приказы. Директивы. Нашли. Отняли. Забрали. Первый Легион.

Тара рассказывала, что Монолиты построил легендарный Прометей, объединивший Инкарнаторов после Импакта, основатель Города и Первого Легиона. Команды Инков с помощью транслокаторов могли перемещаться между ними, моментально преодолевая огромные расстояния. Вероятно, это позволяло быстро перебрасывать войска, концентрируя силы для отражения новых угроз. И контролировать территорию вокруг Монолитов… Но то, что терминалы Стеллара они забирали у других, «неправильных» Инков с помощью грубой силы, было для меня открытием.

— Откуда вообще взялись терминалы?

— Города. Старые. Центры Стеллара, — удивленно взглянула на меня напарница. — Много было. Инки искали. Забирали. Использовали.

Мико: Она имеет в виду, что почти во всех крупных городах были Институты Аниматургии, где обычно имелся терминал Стеллара. Вероятно, многие погибли при Импакте, а уцелевшие искали и забирали Инкарнаторы.

— То есть, Первый Легион забирал терминалы, чтобы установить их в Монолиты? — продолжил я расспросы.

— Да. У всех. Директивы. Многие не хотели. Отдавать, — вздохнула Алиса. — Война. Мои погибли. Другие тоже. Много.

— Сейчас Первый Легион контролирует терминалы?

— Сейчас? Не знаю. Нет. Первый Легион… Его нет. Разбит. Там, — губы Алисы тронула мстительная усмешка, она кивнула в сторону Черной Луны.

— А тот Легион, что сейчас в Городе?

— Не настоящий. Там мало Инков. Трибуты. Дети их детей. Слабые. Плохие! — произнесла напарница.

— А куда исчезли все старые, сильные Инкарнаторы Легиона? — задал я давно мучивший вопрос. Ведь, по идее, прожившие сотни лет Инки были невероятно сильны. Геномы, усиления, способность к инкарнации делали их практически бессмертными супергероями, почему они исчезли, превратившись в легенды?

— Войны. Твари. Ши. Черная Луна, — словно обдумывая, с паузой ответила девушка, — Город. Директивы, угрозы. Потом… Одержимые. Вернулись в Город. Была битва. Большая. Очень. Потом война. Долго. Погибли. Почти все.

— А ты?

— Я? Я… в плену. Город. Карцер. Куб. Печать Омега. Долго. Очень долго, — ответила Алиса. — Потом Одержимые. Сломали печать. Выпустили. Всех. Битва. Дралась. Убивала…

Она тяжело вздохнула и продолжила:

— Город. Страшно. Инки против Инков. Ударили Абсолютом. Смерть. Я ушла. Убежала. Успела. Искала своих. Долго. Не нашла. Никого. Много времени. Прошло. Потом… ты знаешь.

Как я и думал, могущество Инкарнаторов подкосили не бесконечная охота за Тварями или ликвидация Угроз – с этой задачей они, судя по постройке Монолитов и объединению вокруг Города, вполне успешно справлялись. А именно долгая междоусобная война против своих собратьев-Одержимых, вернувшихся с Черной Луны. Интересно, что же послужило причиной раскола? Зак так и не успел изложить мне суть, потребовав отключить когитора, а потом все завертелось… Алиса, к сожалению, тоже ничего не могла толком рассказать – как я понял, она попала в Инкарцерум, городскую тюрьму для Инков-ренегатов, задолго до экспедиции на Черную Луну. А вышла оттуда во время штурма, когда Одержимые разрушили большую часть города и освободили заключенных Инкарнаторов. Судя по всему, битва за Город была страшной, раз использовалось Абсолют-оружие, сжигающее тонкие тела. Вероятно, в ней и полегла большая часть Первого Легиона вместе с мятежниками…

Мы достигли окрестностей Монолита уже глубокой ночью. Долго наблюдали издали, но не заметили ничего подозрительного. Развалины укреплений, когда-то возведенных вокруг цитадели Инкарнаторов, были пусты, темны и холодны. Против моих ожиданий, абсолютно никого. Никакой засады, никакого лагеря Бродяг – хотя здравый смысл велел Одержимым взять под наблюдение все места нашего возможного появления. Или Оскал с Ивил были так уверены в нашей смерти в А-Зоне? Это не исключено, особенно если они были осведомлены о Даат, его Зове и смертельно опасных Бурях Перемен. В любом случае такая беспечность играла нам на руку.

— Ты сможешь зайти в Монолит? — спросил я Алису, когда мы поднимались к черному обелиску. Вопрос был не праздным – я не знал, как отреагируют защитные системы Монолита на появление Инка-изгоя. Была вероятность, что военный когитор захочет исполнить директиву «Живой или Мертвой» или вообще сформирует свою.

— DOA. Нет, — коротко отрезала она. — Ты. Зайдешь. Я подожду. Здесь. Снимешь DOA.

— Статус DOA можно снять?

— Да. Поощрения. Несколько. Потом поручительство. Твое. И я войду. Понял?

— Понял, — кивнул я. Видимо, статус разыскиваемого преступника действительно ограничивал доступ в Монолит. Несколько поощрений снимут это клеймо, и, подобно Таре, напарница с помощью моего поручительства тоже сможет войти в Монолит, даже оставаясь изгоем. Я не знал точно, как работает эта система, предстояло проверить на практике.

Я встал на круг входа-транслокатора. За спиной Алиса молча смотрела на черную стелу Монолита, уходящую в небо. Ее глаза были холодными.

Глава 22

— Добро пожаловать в аванпост «Азия-3», рекрут Грэй!

Внутри ничего не изменилось. Лаконичный холл, черные круги транслокаторов, серебряная звезда Стеллара. Полупрозрачный силуэт Кейт-7, военного когитора Монолита, вытянувшись во фрунт, отдал мне воинский салют.

Я опять обратил внимание, что по голографической фигуре в строгом мундире пробегало все больше вспышек-искажений, которые делали ее внешность почти неразличимой. Так задумано или какие-то помехи, явные неполадки в энергетической системе Монолита?

— Цель вашего визита, рекрут?

— Посещение терминала Стеллара, — коротко ответил я.

— Принято. Доступ разрешен. В вашем распоряжении также комната отдыха, медком и наблюдательный пункт.

— Кейт, можно один вопрос? — вдруг нарушил я тишину.

— Слушаю вас, рекрут.

— Кто был последним командором аванпоста?

— Отказ. Рекрут, ваше звание недостаточно для запроса архивных списков гарнизона.

Ну ладно. Ничего страшного. Памятуя об Алисе, ожидающей снаружи, я не собирался терять время и сразу отправился к терминалу. Сначала решим вопросы, не терпящие отлагательства, потом все остальное: отдых, разбор добычи…

Подключение…

Авторизация пройдена.

Система Стеллара приветствует вас, Инкарнатор Грэй!

Стилизованная трехлучевая звезда Стеллара медленно вращалась, окруженная кольцом интерфейсных значков. Я уверенно открыл ДИРЕКТИВЫ.

Мой список активных заданий позеленел, возле большинства мигал гриф «ВЫПОЛНЕНО». Ну что, начнем забирать свои награды?

Директива «Пополнение Справочника» полностью выполнена.

Ваша награда: поощрение, 10000 Азур.

На кружке транслокатора появилась знакомая «батарейка», но моя собственная система неожиданно выдала странное предупреждение:

Внимание! Ваша группа получила поощрение системы Стеллара.

Общее количество поощрений: 1

Вы являетесь командиром группы и можете распределить ее любому участнику.

Открыв интерфейс группы, я понял, что организация команды оказалась весьма решительным шагом. Поощрения системы теперь были не индивидуальными, они приходили на общий счет, а лидер мог распределять их между членами группы. Я-то думал, что они «двоятся» и повышения будет получать каждый участник, но хитрая система не позволяла себя обмануть. Я сильно подозревал, что и со взысканиями дело обстоит подобным образом – нарушает один, страдает вся группа. Но такая система оставляла много лазеек для всяческих манипуляций – например, можно быстро «прокачать» звание слабейшему или поднять репутацию преступнику. Достаточно одного лояльного Инка в составе, имеющего доступ к терминалу. Неожиданно я сообразил, что именно такой трюк, собственно, я сейчас и собираюсь проделать. Есть ли на этот случай «предохранитель» у системы?

Мико: Грэй, система Стеллара действительно устроена так, что выполнением заданий можно искупить свою вину. Директивы – в приоритете. Кстати, с высокой долей вероятности, Инкарнаторы древности сосредотачивали терминалы в Монолитах как раз для того, чтобы исключить ситуацию с бесконтрольным доступом.

Это не приходило мне в голову. Действительно, если Первый Легион в древности всеми возможными способами собирал терминалы, этому должна была быть какая-то веская причина. И она лежала на поверхности – они пытались создать структуру, при которой могли бы контролировать доступ к системе Стеллара. Вероятно, именно затем, чтобы лишить преступников, изгоев и прочие антисоциальные элементы возможности играть с системой. Наверняка в числе Инкарнаторов попадались совершенно разные люди, и плохих среди них было не меньше, чем хороших…

Моя виртуальная помощница отвлекла, хихикнув в кулачок.

Мико: Кстати, насчет Алисы и директивы на ее задержание. Я для порядка спрашиваю. Отказываемся?

Почувствовав мои мысли, она скорчила рожицу и отвернулась.

Директива «Живой или Мертвой» провалена!

Вы получаете взыскание! Одно из поощрений вашей группы аннулировано. Общее количество: 0

Ладно, поехали дальше. Я по одному выложил на транслокатор азур-артефакты, найденные в А-Зоне: сердца Панцирных Гончих и шипастые жгутики, добытые с Росянок. Как только их стало ровно десять, они замерцали и исчезли, отправившись в таинственное главное хранилище Стеллара.

Директива «Сбор» выполнена!

Директива «Ликвидация А-Зон» выполнена!

Директива «Охота» выполнена!

Директива «Чистка» выполнена!

За каждое выполненное задание дали поощрение и по батарейке на 10000 Азур. А за «Охоту» система расщедрилась и выдала аж 30000 А-энергии. Совсем неплохо.

Теперь более интересное…

Директива «Судьба Вьюги» выполнена!

Ваша награда: поощрение, 30000 Азур

И наконец, самое последнее, что я оставил на сладкое:

Директива «Крысиный Король» полностью выполнена!

Ваша награда: 3 поощрения, случайный предмет из Арсенала.

Выберите тип предмета: оружие, защитное снаряжение, азур-артефакт?

Ого, ничего себе! Система впервые предложила выбор. Значит, с центральным арсеналом все в порядке, функционал директив и вознаграждения работает исправно.

Мико: Рекомендую выбрать снаряжение. Все остальное может оказаться бесполезным.

Я был полностью согласен. «Фокс» был давно потерян, а несчастный комбинезон с «Мстящего» пришел в полную негодность за время путешествия. Надоело чувствовать себя оборванцем, да и защитить себя нормальной экипировкой никогда не будет лишним. Итак, снаряжение!

На центральном транслокаторе материализовалось два предмета. Комбинезон, комбинированный с жестким нагрудником, и сплошной черный шлем. Легионный комплект оказался интересного черно-бирюзового цвета и был достаточно тяжелым, хотя и не выглядел громоздким. Плотный нагрудник анатомической формы, утолщения на локтях, плечах и коленях. Странный материал, на ощупь – гладкий и твердый, блестящий, как стекло, но гибкий, как упругая ветка.

Мико: Отличная штука, Грэй! Реплика стандартного легионного комплекта армии Утопии. Материал – зеркальный суперкомпозит, хорошо отражает как энергетические, так и механические удары. Средний класс защиты, многофункциональность, модифицируемость, отличная живучесть. Ничего сверхъестественного, но нам пригодится.

Интерфейс обозвал его «Лорикой», полуброней, принадлежащей к бета-снаряжению легионера. Быстро переодевшись, я расправил плечи, привыкая к новым ощущениям. Вес, распределенный по телу, почти не чувствовался. Не вингер Ангела, конечно, но тоже совсем неплохо. Интегрированный мини-медком, климатизаторы, световая подзарядка, магнитные крепления для дополнительного снаряжения. Что интересно, в правом нарукавнике имелся встроенный микро-криптор, полностью заменяющий необходимость в рюкзаке. И верно, ничего сверхъестественного, но чувствуешь себя в такой оболочке намного комфортнее.

Итак, подытожим. Восемь свободных поощрений, Азур-батареек на общую сумму сто тысяч Азур и неплохой защитный комплект. Просто прекрасно, гораздо больше, чем я ожидал. Я сразу же открыл БАНК ГЕНОМОВ, чтобы сориентировать своего прекрасного аналитика:

Оценка свободных Геномов:

Геном Гидры – 100000

Геном Раттуса – 3000

Геном Ледяного Анубиса – 50000

Геном Панцирной Гончей – 20000

Геном Росянки – 20000

Фенотип Эвелин Мэйл – без оценки

??? (неизвестный генетический материал) – без оценки

Ну что же, я тут же избавился от Геномов Росянки, Гончей и Раттуса. Плюс 43000 в копилку. Отлично, просто отлично. Геном Ледяного Анубиса, наследство Ивил, пока решил не трогать – он обладал очень мощными и необычными аффиксами. Возможно, пригодится в дальнейшем. Я взял первую «батарейку», поглощая азур-энергию…

Мико: Грэй, два конденсатора по десять тысяч Азур я предлагаю оставить в запасе. Они нам сейчас не нужны, но могут пригодиться, когда у тебя кончится Азур.

Я был согласен. И так А-энергии достаточно, чтобы удовлетворить мои самые смелые мечты. Одну за другой я выпивал батарейки, наблюдая, как возле ДНК-спирали вспыхивают новые розовые шарики Нейросфер. К моим трем прибавилось еще четыре, итого семь! И 23100/30800 в шкале Азур, плюс 20000 (две батарейки по 10000) в запасе. Очень, очень хорошо. Не теряя времени, я сформировал Нейроядро, сделал два усиления системы кровообращения и имплантировал наконец-то Геном Гидры. Конечно же, по телу прокатилась странная дрожь, и хотя больше никаких внешних признаков не проявилось, я услышал спокойный голос Мико:

Мико: Поздравляю. Степень целостности носителя, необходимого для инкарнации, теперь не имеет для нас определяющего значения. Мы сможем восстановить носителя даже из небольшого фрагмента.

— То есть… я окончательно бессмертен?

Нейросеть звонко рассмеялась:

Мико: С чего ты взял? Не обольщайся. Процессы регенерации можно остановить, замедлить, тело можно уничтожить полностью, к тому же она не спасает от естественного старения тканей. В некоторых случаях регенерация вообще проклятье, ты можешь вечно мучиться и не умирать. Как Алиса, к примеру. К счастью, у тебя есть я.

Алиса. Она ждет снаружи. Нужно разобраться с поощрениями и посмотреть, насколько сильно вообще убит ее статус Инкарнатора. Но для начала – надо повысить свое звание, чтобы получить доступ к ретранслятору. И наконец-то выполнить задание Рико, сообщить о нападении Одержимых на Энджело в Город.

Я открыл интерфейс боевой группы.

Восемь свободных поощрений. И плюс два – моих собственных, заработанных до создания «Амнезии». Ну что, начнем? Я вложил первое поощрение себе и был награжден новой вспыхнувшей иконкой. Маленькая стилизованная звезда Стеллара, закружившись, впорхнула в мой статус и засверкала искоркой в правом верхнем углу шеврона со званием.

Внимание, вам присвоено звание – рядовой!

Ваш статус в системе обновлен. Разблокированы доступ и опции соответствующего уровня. Выдан стартовый набор рядового. Поздравляем с первой звездой, Инкарнатор!

На черном кругу появилась награда. Несколько предметов.

Пистолет. Черный, матовый, новехонький, словно только вышедший из Репликатора. Обычное кинетическое оружие, даже не слишком мощное. Мой «Дробитель» гораздо лучше. Рядом с ним — несколько круглых обойм с патронами.

Черный браслет криптора. Вместе с фамильным кольцом и хранилищем, встроенным в «Лорику», их у меня теперь три. Перебор, придется поделиться с Алисой.

Затем – блистер легионной экспресс-аптечки с полным фаршем картриджей. И наконец, небольшой футляр-органайзер, наполненный множеством необходимых для выживания мелочей, которых мне так не хватало в первые дни. Типа фляги, компаса, веревки, ножа и так далее. Видимо, создателями системы планировалось, что стартовый набор поможет выжить новому Инку в суровых условиях нового мира.

Я покачал головой. Сейчас для меня почти все это было неактуально. Но сам факт награды за звание впечатлял. И наводил на мысль, что изначально Инкарнаторы должны были появляться где-то близко к терминалам Стеллара, чтобы воспользоваться набором. Любопытно…

Одно за другим, я вложил еще три поощрения в свой статус.

Внимание, вам присвоено звание – аларх!

На этот раз тоже не обошлось без награды. Ей стал уже знакомый мне серебристый стержень азур-экстрактора, точно такое же устройство, как я видел у Ивил. Он позволял добывать накопленный живыми существами Азур, не умерщвляя их, и таким образом наполнять пустые азур-конденсаторы. Кажется, я начинал понимать, откуда наградные батарейки с А-энергией берутся в системе Стеллара. Это – внутренняя валюта, и наверняка сами же Инкарнаторы расплачиваются ими, чтобы получить другие, более мощные предметы, вроде оружия, брони или артефактов из Арсенала…

Мико: Грэй, это никакой не секрет. Кстати, теперь нам доступны новые системные функции, в том числе расширенный доступ к данным Архива и открытым био других Инкарнаторов. Я уже скачиваю информацию…

— Мико, мы можем посмотреть, сколько поощрений необходимо Алисе?

Мико: Теперь можем. Визуализирую для удобства.

Напротив иконки Алисы появилась цифра полученных ей взысканий.

Минус тридцать три.

Тридцать три поощрения необходимо заработать, чтобы вернуть напарнице когитора и интерфейс. Не больше и не меньше. Я испытал одновременно и облегчение, и ужас – стало совершенно понятно, что в ближайшей перспективе вернуть Алисе статус Инкарнатора не получится. Сколько же вылазок в А-Зону нужно сделать, сколько директив выполнить, чтобы ей помочь? Много, очень много, наверняка она и сама не подозревала насколько. Но зато – теперь ясен путь.

Я решительно вложил четыре свободных поощрения в ее статус. Минус двадцать девять. Статус DOA это, конечно, не сняло. Увы, в этот раз в Монолит ей не попасть. Жаль, что так.

Что теперь? Ретранслятор и связь с Городом? Мико говорила, что он будет доступен после получения звания «аларха». Я открыл криптор, убирая в него старое снаряжение.

Мико: Грэй, одну минуту. После повышения получила новую информацию из Архива, это может быть важно. Помнишь тот странный цилиндр, что мы нашли на месте гибели «Вьюги»?

Я вспомнил предмет, который Алиса сразу попросила в убрать в криптор. Достал его, повертел в руках. Холодный красноватый цилиндр из бериллиевой бронзы, весь испещренный непонятными знаками. Очень странными, похожими на беспорядочные, хаотические росчерки, тем не менее сливающиеся в неуловимый рисунок. Предмет напоминал вытянутый термос с закругленным концом. На торце виднелось нечто вроде замкнутой диафрагмы. Интересно, она открывается?

Мико: Ты не можешь понимать этих знаков, это идеографическая письменность Ши. Этот азур-артефакт называется анимариум, «хранилище душ». Это ксено-технологии Бина Ши.

Хранилище душ? То есть? — До меня наконец-то дошел смысл. Виртуальная помощница медленно кивнула, продолжая:

Мико: Да, ты правильно подумал. Инкарнаторы использовали их как ловушки и хранилища для пойманных нематериальных сущностей. Вроде азур-тварей или…

— Собственных душ, — мысленно закончил я.

Мико: Да. Их использовали как контейнеры для транспортировки анимы. Анимариум закрыт, мы нашли его на теле Герды. Поэтому с высокой степенью вероятности он может быть не пуст.

Глава 23

Картинка наконец-то сложилась. Косвенной причиной гибели команды Герды была потеря Заклинателя. Вероятно, при таране исполинского скелета он утратил тело, а душу лидер «Вьюги» забрала в анимариум? Либо сама Герда, сражаясь с азур-сущностями, поняла, что не выстоит, и спряталась в цилиндр? Также возможно, что ранее они поймали упомянутого в сообщении «Аида»…

В «хранилище душ» могло оказаться все что угодно. Я усилием воли очистил сознание от разъедающего любопытства и мысленно обратился к Мико. В первую очередь меня интересовала степень риска.

Мико: Мы не узнаем, если не попробуем открыть его, Грэй. Если внутри опасная сущность… Я связалась с Кейт, она готова в случае необходимости активировать защитные системы.

Мои ладони блуждали по гладкой поверхности цилиндра. Возле торца неожиданно обнаружился неприметный ободок, который охотно сдвинулся на несколько сантиметров. Щелчок, и диафрагма раскрылась.

Неуловимый вздох. Я скорее ощутил, чем услышал его. Нечто невидимое и неосязаемое выскользнуло наружу. Анимариум не был пуст, мое пси-поле тут же зафиксировало чужое присутствие. Я попробовал установить связь, потянувшись к бесплотному пришельцу, но тот ловко уклонился и исчез, выйдя за пределы восприятия. Ушел, убежал!

Через несколько секунд тишину нарушил бесстрастный голос Кейт:

— Все в порядке, аларх. Угрозы безопасности аванпоста нет. Прошу вас немедленно пройти в медком. Требуется помощь!

Помощь, как оказалось, требовалась не в самом медицинском центре, а в помещении, заполненном рядами крио-капсул с замороженными мертвецами. При прошлом визите Мико объяснила, что здесь Инкарнаторы оставляли запасные тела на случай гибели основного носителя. И сейчас, вероятно, как раз наступил такой случай.

Прямоугольная дверца одной из капсул была распахнута. Из нее валил пар, а на полу в луже быстро тающей дряни корчился голый человек. Живой. Вернее, воскресший. Но выглядел он ужасно. Куски полупрозрачной ледяной скорлупы расползались по телу зеленоватой парящей слизью, человека просто жутко выворачивало, он содрогался в рвотных позывах.

Сомнений больше не было: сущность в анимариуме оказалась душой Инкарнатора. И сейчас, на моих глазах, она оживила одно из запасных мертвых тел. Впрочем, ненадолго – судя по мучительным спазмам, которые только усиливались, он снова умирал.

— Мико, что с ним?

Мико: Поражение кожных покровов и тяжелое отравление продуктами разложения криогенной жидкости! Очевидно, разморозка прошла в нештатном режиме…

Заметив меня, человек протянул трясущуюся руку в беззвучной мольбе. Я неожиданно понял, чего он просит, и вложил в дрожащие пальцы азур-батарейку. Да, я не знал, кто он вообще такой, врагом окажется или другом, но внутреннее чутье приказывало поступить именно так.

Я не ошибся. Голубой ореол А-энергии вокруг конденсатора померк – пострадавший «выпил» батарейку.

Инкарнация. Со стороны это выглядело совсем не страшно. Рвотные позывы мгновенно прекратились, тело обмякло. Человека будто выключили на одно мгновение и тут же включили. Незнакомец открыл глаза, приподнялся на локтях, потряс головой, проверяя функции тела – и упруго встал на ноги.

Тело-носитель принадлежало мужчине, черноволосому и смуглому мускулистому крепышу с густой щетиной. Воскрешенный встряхнулся, глубоко вздохнул и потом, сфокусировав взгляд на мне, хрипло выговорил, будто привыкая к новым голосовым связкам:

— Святое дерьмо! Спасибо, друг.

Он протянул пустую батарейку. Десять тысяч Азур… мне бы кто преподнес такой подарок в первые минуты после возрождения. Но жалеть не стоило, А-энергия дело наживное, а установленные с самого начала добрые отношения бесценны. Тем более Инкарнатор быстро приходил в себя. Он открыл неприметный ящик рядом с капсулой и натянул тканевый черный комбинезон, маркированный на спине и рукаве звездой Стеллара.

— Это Монолит? Клонов что, никто не обслуживает? Крио-состав давно сдох! Кейт, черт подери! Отчет, локация, время, сводка?

Цифровой призрак когитора появилась рядом, четко отдала салют.

— Приветствую в аванпосте «Азия-3», гранд-трибун! Все системы в состоянии глубокой консервации, гарнизон отсутствует. Текущая оперативная сводка отправлена вашему когитору.

Мужчина на мгновение застыл на месте, переваривая информацию.

— Третий… Дьявольщина! Сорок восемь лет… боже мой! Ты кто такой? Инк? Мы знакомы? И где Герда?

— Меня зовут Грэй. Я нашел вот это в А-Зоне, на месте гибели группы Герды, — я показал ему пустой анимариум. — Ты из ее команды?

— Да. Из «Вьюги». Подожди. Ты сказал – гибели? Это… точно?

— Я нашел тела троих: Техноманта, Воина и… Герды, — чуть помедлив, ответил я. — Судя по всему, их прикончили призраки. Войды или кто-то вроде.

— Прикончили? Ты уверен? — мгновенно охрипшим голосом переспросил мужчина.

— По крайней мере с тех пор о них никто не слышал. Система Стеллара выдала директиву и закрыла задание.

— Святое дерьмо! — выдохнул Инкарнатор. Он обхватил голову руками и на секунду прикрыл глаза. Я даже не представлял, что может ощущать человек, столько времени проведший без тела внутри емкости из бериллиевой бронзы в обществе своего когитора. Как он вообще сохранил здравый рассудок и сохранил ли его?

— Ты был с ними? Что там произошло?

— Да. Рейд, Синяя Тревога… Аид поднимал тысячи некросов, они уже прорывались из А-Зоны, — тихо, с безразличной интонацией начал рассказывать Инкарнатор. — Нашли его, отстрелялись «Громами», но почти безрезультатно. При втором заходе аид накрыл нас «Мертвым Дыханием», флаинг потерял управление, мы падали, пришлось пойти на таран, другого варианта прикончить Тварь не было… При крушении мое тело полностью сгорело. Надвигалась Буря и Герда забрала аниму в «хранилище». Потом – ожидание, долго, долго, долго… я потерял счет времени. Знал, что все пошло не так… Но надеялся, что они выжили…

Мои догадки полностью подтвердились. Незнакомец оказался Заклинателем, о котором в аварийном сообщении упоминала Герда. Единственным выжившим Инкарнатором из «Вьюги».

— Извини, друг. Я просто не могу поверить, что все мертвы, а я полвека просидел в кувшине, как гребаный джинн! — выругался мужчина. — Я Кай, Заклинатель «Вьюги». Я был… мужем Герды.

— Мне жаль, что она погибла, — сказал я.

— Из-за меня, черт побери! Из-за меня! Я бы справился с призраками, будь с ними… Слушай, ты можешь показать мне, что нашел там? Может, ты все-таки ошибся?

— Показать? — переспросил я.

— Да, пусть когитор скинет запись.

Мико: Я получаю идентификационный запрос от когитора другого Инкарнатора. Принимать?

— Что это значит, Мико?

Мико: Мы идентифицируем друг друга. Доступная системе Стеллара информация будет отображаться в статусе. Имя, группа, звание, биография… Иными словами, раскрываем и подтверждаем свои личности. Кроме того, мы сможем быстро обмениваться данными.

— Это может как-то навредить нам?

Мико: Если только ты хочешь сохранить инкогнито. Но если он подключится к Архиву и скачает свежие базы, его когитор все равно нас опознает.

— Хорошо, принимай, — мысленно кивнул я.

Мико: Нужно твое подтверждение, я могу сбросить полную видеозапись с места гибели «Вьюги». Вид из твоих глаз, сам понимаешь.

— Мико, так ты все записываешь?

Мико: Конечно. Когда мы в сопряжении, я сохраняю в логах всю информацию.

— Зачем?

Мико: Я так запрограммирована, Грэй. Зато мы можем вернуться и в мельчайших деталях воспроизвести любую сцену, провести работу над ошибками, спланировать тактику…

Мне пришла в голову мысль, что Мико во время сопряжения с терминалом может сливать всю записанную информацию таинственной системе Стеллара. Все, абсолютно все, что происходит со мной, каждое слово и каждое движение протоколируется, записывается и сохраняется в логах. Тотальная слежка. Мысль была острой, неприятной, и виртуальная помощница внезапно обиделась. Она гордо отвернулась, в уголках глаз блеснули слезинки:

Мико: Я не шпионка в твоей голове, Грэй! Я – часть тебя! Да, я передаю часть информации системе, но только то, что необходимо для подтверждения выполнения директив!

— Ну так что, покажешь? — повторил Кай.

— Да.

После получения информации Кай несколько минут смотрел в пустоту. Затем очнулся и с силой ударил кулаком по столу:

— Мертвы. Все мертвы. Град, Курильщик и… Герда. Сука! Сука судьба!

— Я забрал с тел, что мог. Там был запароленный вокс и криптор.

— Да, я видел. Хорошо, — кивнул Кай. Он по-прежнему выглядел потрясенным, но быстро адаптировался. — Жаль, что все так! Святое дерьмо! Ладно, спасибо, что вытащил меня оттуда.

— Сочтемся, — кивнул я.

— Не могу понять, кто ты такой. Интерфейс выдает какую-то ерунду. Аларх, био почти пустое. Лицо кажется знакомым, но не пойму откуда. Мы встречались в прошлом? Откуда ты?

Он изучал меня, а я его. Интерфейс после коннекта наших когиторов выдал следующую информацию:

Эдвард «Кай» Паркс (совпадение 100%)

А-Человек. Инкарнатор.

Тип Источника – «кха».

Класс опасности: нет (союзник).

Биография. Данные скрыты.

Звания и награды. Гранд-трибун. Четырнадцать знаков отличия.

Фенотип и способности. Требуется уровень доступа трибун.

Боевая группа. «Вьюга»

— Возможно. Не знаю, — чуть усмехнулся я. — Видишь ли, я ничего не помню.

— В смысле? А когитор?

— Обнулен полностью.

— Никогда не слышал о таком, — сказал Кай. — Ладно, пойдем отсюда. Я зверски хочу есть. У этого тела лет сто ничего в желудке не было. Тут должен быть пищевой синтезатор.

Пищевой синтезатор в Монолите был, но расходные картриджи и необходимая органика для производства питания отсутствовали. Я поделился с новорожденным гранд-трибуном своими запасами, которые уже подходили к концу.

Передо мной был первый (не считая Алисы) настоящий Инкарнатор. Бесценный источник информации. Кай казался адекватным, хоть и слегка подавленным. Судя по биографии и званию, он был достаточно опытным бойцом, одним из последних выживших Инков. Я пока не стал расспрашивать его, дав время немного прийти в себя. Но разговор все равно вышел долгим и обстоятельным. Пришлось рассказать о себе и истории падения с Черной Луны. Я надеялся, что он поможет выяснить что-то новое, но Кай только покачал головой:

— Странная история. Знаешь, лет двести назад случалось, что появлялись новые Инки, их находили на островах, в местах, откуда нельзя выбраться самому… Ни инфы в Архиве, ни званий, прямо как у тебя. Святое дерьмо! Многие были изгоями. Но об обнуленных в системе Стеллара я никогда не слышал. Знаешь, это что-то новенькое. «Амнезия», ха! Кто та женщина, что я видел на записи?

— Моя напарница. Тоже Инк. Изгой. Я помогаю ей восстановить статус.

— Сочувствую, — протянул Кай. — Похвальное намерение, меня и самого когда-то вытащили из минусов. Но у нее, кажется, проблемы? Мутации зашли слишком далеко?

— Есть немного. Она морф-элунатроп. Оборотень.

— Вот как? Я когда-то разбирался в таких вещах. Ты нас познакомишь?

— Она не может войти в Монолит.

— Настолько все плохо? – поднял брови Инкарнатор, — Где она?

— Ждет снаружи.

— Так пойдем прогуляемся. Мне все равно нужно размяться.

Знакомство не задалось с самого начала. Как только мы вошли в развалины возле Монолита, где Алиса должна была меня ждать, из темноты метнулась гибкая тень. Я с трудом различил движения напарницы, сливающиеся одной мерцающей полосой. Когда увидел, Кай лежал, опрокинутый на живот, Лиса безжалостно заломила ему руку и прижала коленом между лопаток, распластав по земле.

— Инк. Легион?! — прошипела она, уперев осколок клинка Герды в шею.

— Алиса, отпусти его! — приказал я. — Он нам не враг. Это Кай, он из «Вьюги». Из того цилиндра, что мы нашли…

— Грэй! Выпустил. Зачем? — Алиса тяжело вздохнула, оскалившись и на миг закатив глаза. — Это. Инк. Стеллар!

— Затем, что он тоже человек. И он может нам помочь.

— Нет. Предаст. Легион. Стеллар. Директива. Схватят. Смерть!

— Алиса ван дер Хиден… — попытался усмехнуться схваченный Кай. — Красная Лиса. Грэй, это нечестно…

— Заткнись! — напарница грубо вжала его в землю. — Клон, слабый. Убить. Легко.

— Не вздумай! — предупредил я, — Алиса! Отпусти его!

Мой тон не подразумевал дискуссии. Я смотрел прямо в искаженное яростью лицо напарницы, отмечая бешеный взгляд, подрагивающую верхнюю губу и напряженную морщинку над переносицей. Я ощутил ее смятение и ненависть, успокаивающе коснулся горящего разума своим, ощущая, как ее воля слабеет и уступает, плавится, будто воск под пламенем. Успокаивающе и одновременно твердо, потому что приказы лидера должны быть выполнены.

— Если предашь. Найду. Убью! — со сдерживаемой яростью прорычала Лиса, убирая осколок клинка от шеи Кая. Она подняла его за шиворот, как котенка, и резко оттолкнула, так что новоявленный Инк не удержал равновесие и кувыркнулся по острым камням.

— Святое дерьмо, какой темперамент, — пробормотал он, поднимаясь и потирая ушибы. — Обожаю сильных женщин. И как ты ее приручил, Грэй? Сырым мясом прикормил? Судя по био, она же всех подряд убивает…

Алиса зарычала громче, показывая зубы. Зеленые фонарики глаз светились, я чувствовал, что от слов Кая напарница готова превратиться в яростную фурию, броситься и растерзать его. Сдерживаемая звериная агрессия вибрировала в воздухе, и только моя воля удерживала Алису от расправы.

— Убивала не она, а Зверь внутри. Подселенная сущность, — пояснил я спокойно. — Кай, прекрати свои шуточки. Видишь, Алисе они не по душе. И мне тоже.

— Как прекратить шуточки?! — ужаснулся Кай, но тут же примирительно выставил ладони, увидев, что Лиса сделала шаг вперед. — Ладно, успокойтесь, ребята. Все! Я вам не враг. И не хочу им становиться.

— Не враг? Докажи! — выплюнула Алиса.

— Ты первая. У тебя ее оружие, — процедил Инкарнатор. — «Лед», клинок Герды. Верни.

Алиса вызывающе причмокнула губами. Возвращать сломанный азур-клинок она, естественно, не собиралась. Я ощутил, что Кай тоже напрягся, и положил ему руку на плечо, пытаясь успокоить.

— Пошли назад. Алиса, я скоро вернусь.

— Грэй, ты сошел с ума, — произнес Кай, когда мы вернулись в Монолит. — Это не просто изгой, а Красная Лиса! Она же тварь, монстр, чудовище. Список DOA, боевая директива Стеллара. Сотни убитых и замученных, ты вообще ее био читал?

— У нее внутри посторонняя азур-сущность. Зверь. Большинство преступлений на его счету.

— Ты серьезно в это веришь, святое дерьмо?

— Заткнись, Кай, — произнес я, чувствуя, как нарастает глухое раздражение. — Плевать, что было раньше. Сейчас Алиса в моей команде, она мой друг, и я ее вытащу.

— Да ты сбрендил, Заклинатель, — криво усмехнулся собеседник. — Может, еще спишь с ней? А?

И тут я не выдержал. Развернувшись, с размаху врезал ему в челюсть, так что голова Кая дернулась, а тело повело в сторону. Удар был молниеносным, он бы мгновенно вырубил обычного среднего человека, но боец «Вьюги» всего лишь «поплыл» – видимо, успел пройти несколько физических усилений. Пришлось добавить локтем, пожестче, наглухо сшибая с ног.

— Что тебе непонятно в слове «заткнись»? — выдохнул я, стоя над распластанным противником.

— Больно, — скривился Кай. Он ощупывал подбородок, слизнул с пальца несколько капель выступившей крови и неожиданно весело оскалился. — Боль. Чувствую! Слушай, врежь еще, а? Посильнее!

— Перебьешься, дерьмо Ангела.

— Чего тебе вообще надо, Грэй?

— Чего надо? — я ощутил, как лицо сводит злая гримаса, — Алису хочу вытащить. Людям помочь. Ангелов спасти. С Оскалом разобраться. Потом узнать, кто я такой. И зачем сюда вернулся.

— С вами пойду, — неожиданно сказал Кай. Он поднял глаза, протянул руку и я помог ему встать на ноги. — Примешь в команду?

— Зачем? — поразился я.

— Зачем? — прозрачные льдинки глаз были твердыми. — Драки хочу. Ветра в лицо. Вкуса крови. Все забыть хочу. У меня же ничего не осталось. Иначе пойду своих искать, не выдержу. И останусь там, с ними.

— Я понял, как ты ее приручил, — продолжил Кай. — Горишь внутри и других поджигаешь. Цель есть. А мы все – старые угли. Прах. Зола. Сгорели давно, мертвые души. Понимаешь? Мортидо, танатос, анимус. Смерть души. Эх, сложно такое объяснить… надо почувствовать. Попробуй, ты же Заклинатель.

Я осторожно коснулся его разума – и понял. Не словами, осознанием-ощущением, тоскливым диссонансом, вибрирующим внутри Инкарнатора. Он был опустошен, как давно выгоревший костер, у него не было цели и смысла – одни горькие воспоминания. Долголетие Инков сыграло дурную шутку, сама человеческая природа не рассчитана на бессмертие, и они постепенно угасали, теряя интерес, энергию, само желание жить. Старики в юных телах, пронизанные только одним – тоскливым ожиданием конца. Возможно, это было проблемой всех Инков – одной из причин, почему они постепенно исчезли, исчерпав свой потенциал и охотно принимая смерть.

— Мы умерли все, Грэй. И внутри, и снаружи. Нет огня, нет желания, нет жизни. Все тлен и пустота. Те, кто горел сильнее всех, там остались, — он ткнул пальцем, и я скорее догадался, чем понял, что он говорит о Черной Луне. — Остальные шлак, пепел, зола. Хорошо, что ты вернулся. Может, опять зажжешь пламя.

— Ладно, хватит уныния, — Кай встряхнулся, отвел глаза. — Можешь вернуть мне криптор Герды? Хочу тебе кое-что показать.

Глава 24

Я протянул ему предметы Герды. Открыть запертые генокодом артефакты «Вьюги» все равно по силам только Техноманту или тому, кто был в команде. Как я и думал, для Кая это не составило никакого труда.

— Хорошо. Все на месте, — усмехнулся Кай, все еще массируя челюсть, — Ты не ответил. Берешь в команду? Грэй, мир изменился, все, кого я знал, мертвы. Мне действительно некуда идти.

Просьба была неожиданной. Старый, опытный Инк, пусть и в новом теле, был бы отличным дополнением «Амнезии». Трое – это уже грозная сила, с которой придется считаться. Но каковы его мотивы? К тому же мне показалось, будто Кай надломлен внутри. Непонятно, что он может выкинуть, плюс сразу не заладились отношения с Алисой…

— Если сомневаешься, прими временно, — Кай истолковал мое молчание по-своему, — Я просто хочу отблагодарить за спасение. Смотри…

Он извлек из криптора «Вьюги» странный предмет, уместившийся на ладони. Сначала он показался зазубренным кольцом, но приглядевшись, я понял, что это – миниатюрная корона. Страшноватая, выточенная из зеленовато-черной кости, игольными остриями зубцов она напоминала распахнутую акулью пасть.

— Корона Аида. Уменьшена, конечно, в реальности она десять футов диаметром, святое дерьмо! — сказал Кай. — Мы же закрыли Синюю Тревогу. А тебе нужны поощрения, чтобы отмыть свою радость. Это нормальный вступительный взнос, как считаешь?

Мико: Грэй, соглашайся! Второго такого шанса не будет!

Я сообразил. Погибшая «Вьюга» выполнила в А-Зоне несколько системных заданий, но так и не вернулась, чтобы сдать их в терминал. Кай был последним выжившим. Перейдя в «Амнезию», он мог закрыть выполненные директивы – и награды получала уже моя команда. Действительно, это шанс. Шанс для Алисы.

— Договорились, — кивнул я. — Но никаких разборок с Алисой, понятно?

— Молчу, командир! Я уже понял, что ты к ней неровно дышишь, — подмигнул Кай. — Не переживай, мы подружимся. Мир?

Он протянул руку, и наше рукопожатие было крепким.

Инкарнатор Кай включен в состав вашей боевой группы.

***

Внимание: подтверждение ликвидации Синей Тревоги «Восстание Мертвецов».

Ваша группа получает 10 поощрений и большой знак отличия «Синяя Звезда»!

Внимание: задание «Корона Аида» выполнено.

Ваша группа получает 5 поощрений и знак отличия «Белая Звезда»!

Внимание: задание «Ликвидация Некросов» (3) выполнено.

Ваша группа получает 3 поощрения.

Внимание: задание «Охота(5)» выполнено.

Ваша группа получает 1 поощрение.

И так далее.

Лицо Кая, сдающего директивы, было сосредоточенным и немного грустным. Перед ним росла шеренга светящихся азур-конденсаторов и груда предметов: я заметил какие-то картриджи, технологическое приспособления, энергетическую винтовку и прочее. Система, видимо, выдавала ему дополнительные плюшки из Арсенала в награду.

Когда он закончил, на командном счету повисли двадцать три поощрения и два знака отличия. Они выглядели как ордена, сияющие трехмерные звезды, серебряная и пронзительно-синяя.

— Все, Грэй. Используй по своему разумению, — сказал Кай устало, — Герда мечтала взять легата, а мне все равно ни к чему: выше по званию продвинуться можно, только получив три больших «Звезды». Азур, извини, себе заберу…

Он прикоснулся к груде наград и продолжил:

— У меня есть доступ к Арсеналу, пороюсь там, часть сдам, часть обменяю… Со снаряжением, как я посмотрю, у нас полный швах. Придумаю что-нибудь, уже есть мысли. Кстати, возвращаю!

Он бросил мне одну из мерцающих азур-батареек, я ловко поймал ее на лету и тут же убрал в криптор. Десять тысяч А-энергии, все ровно. Видимо, у моего нового друга был пунктик по поводу возврата долгов.

— Спасибо, — поблагодарил я, глядя на мерцающие в интерфейсе звезды. — Знаки отличия, зачем они?

— Как зачем…— непонимающе взглянул на меня Кай. — А, ты же аларх. И ничего не помнишь… Смотри…

Линейка знаний Стеллара имела три ступеньки: младшие «солдатские», как у меня, средние «офицерские» и высшие «командные». И если для первых повышений требовались только простые поощрения, то для офицерских, помимо них, еще и знаки отличия, те самые «Белые Звезды», которые выдавали только за выполнение особо сложных директив. Для повышения в высшем командном звене нужны были «Синие Звезды», получаемые только при ликвидации Тревог. Кай застрял в конце «офицерской» цепочки, для перехода к следующему званию ему требовалось три больших знака отличия. То есть, ликвидация трех Тревог, а если учитывать, что на всю группу выдается только одна «Звезда», становилось понятно, насколько это долгое и трудное занятие. Наверняка дележка трофеев, поощрений и знаков отличия после рейда погубила немало Инкарнаторов.

Кроме того, по словам Кая, знаки отличия требовались для приобретения в Арсенале особо ценной экипировки и редких Геномов. Как я и подозревал, вся эта система была завязана на непрерывное выполнение директив Стеллара. Хочешь развиваться, хочешь иметь более продвинутое оружие, броню, Гены – выполняй задания, повышай звания и получай знаки отличия. Было во всем этом нечто странное, я уже который раз поймал подсознательный диссонанс.

Одно за другим я зачислил все двадцать три поощрения Алисе. Осталось всего минус шесть, красная рамка, мигающая вокруг ее статуса, сменилась грязно-желтой, а штамп DOA вообще исчез.

— А ты решительно настроен, — заметил Кай. — Теперь твоя бестия может войти в Монолит, если захочет. Я уже приказал Кейт внести ее в список доверенных лиц. Под наше с тобой поручительство, конечно.

— Благодарю, Кай, — сказал я. — Я этого не забуду.

— А, брось. Я сам был изгоем, святое дерьмо! Вы спасли меня, я выручу вас. Кстати, как я понимаю, Красная – Воин? Значит, вам не хватает Техноманта? Ну что же, я готов.

— Ты же Заклинатель.

— Был. Сейчас Заклинатель – ты, зачем команде второй? Это свежий носитель, его можно развить как угодно. Тип Источника вполне подходит. Не идеал, но терпимо. Пока я полный ноль, но это ненадолго.

Он с улыбкой кивнул на десяток наградных азур-батареек. Да, пожалуй, за один день он вполне мог догнать меня в развитии. И это хорошо, нам был нужен Техномант, мозг команды, культивирующий Разум специалист, управляющий техникой, сетями и азур-технологиями. Вечная нехватка экипировки, да и планирование с тактикой оставляли желать лучшего.

— Зачем все эти сложности, Кай? Звания, поощрения, знаки отличия?

— Так устроена система Стеллара, — пожал плечами будущий Техномант, сортируя добычу.

— Не проще просто выдавать нам припасы и оружие, чтобы уничтожать Тварей? — задал я один из давно мучивших вопросов.

— Может, и проще. Но предки придумали такую систему. Она мудра, но несовершенна, как все, созданное людьми.

— Так Стеллар создали люди?

— Сам Стеллар – нет, а систему, настройки и интерфейс разработали аниматурги еще во времена Утопии, — недоуменно взглянув на меня, произнес Кай. — Слушай, ты действительно ничего не знаешь?

— Действительно. А что такое Стеллар?

— О, это вопрос философский, святое дерьмо! В чем смысл жизни, Грэй? — негромко рассмеялся Инкарнатор. — Думаю, ответить на него могут только побывавшие в Ядре, собственными глазами видевшие Стеллар. Но доступ туда открывается лишь гранд-легатам, а их за всю историю известно только трое. Мы, обычные Инкарнаторы, просто знаем, что Стеллар существует и пользуемся системой.

— Можешь рассказать мне об этом?

— Командир, вся информация есть в терминале. Раздел «О системе».

— Доступ к ней зависит от звания, — сказал я настойчиво. — Думаю, ты можешь рассказать больше, чем я могу там прочесть.

Расспросы мои преследовали определенную цель. Старые, прожившие много жизней Инки просто обязаны были досконально изучить нюансы системы Стеллара. С ней, судя по словам Зака и скупым намекам Алисы, было далеко не все так ладно, как представлялось.

— Грэй, давай я объясню тебе несколько простых вещей, — вздохнул Кай немного устало, — Понимаешь, какой смысл был бы во всех этих уровнях доступа, секретности и привязки к званиям, если каждый Инк, получивший чин, мог бы делиться информацией с остальными? Система тоже защищает свои данные.

— Как?

— У каждого из нас, — мой собеседник постучал по виску согнутым пальцем. — Вот здесь сидит когитор, как маленький рыболовный крючок, который невозможно вытащить. Святое дерьмо, как только я начну рассказывать тебе что-то секретное, тут же получу взыскание. Буду продолжать – заблокируются повышения. Мне-то, по большому счету, уже положить на это дело, но тебе, как командиру группы, тоже прилетит. Подумай, в нашей-то ситуации оно тебе надо?

— Мико, это правда?

Виртуальная девушка кивнула и с миной строгой учительницы произнесла:

Мико: Да, Грэй. За разглашение секретных сведений из Архива Стеллара лицу, не имеющему доступа, накладываются штрафные санкции. Предупреждаю, что ты тоже можешь схлопотать взыскание за попытку получить несанкционированный доступ.

Взыскания мне сейчас были вообще ни к чему. Шесть, всего шесть поощрений оставалось, чтобы вытащить Алису. Однако новая сторона правил заставила задуматься. Обойти запрет, передать информацию, при желании все равно можно, несмотря на невидимую шпионку в голове. Например, на время отключить ее. Хотя потом, чтобы скрыть секретные сведения, придется их забыть – а это делает бессмысленным расспросы. Но наверняка есть какой-то способ…

Мико печально вздохнула и разорвала ментальное сопряжение. Обиделась, встала в позу «делай что хочешь».

— Не расстраивайся, нет смысла, — добавил Кай, усмехнувшись. — Поверь, ничего такого важного о Стелларе я тебе все равно не расскажу. А лишние знания просто грузят мозги.

В терминале действительно появилась новая информация. Помимо обычного описания транслокационной системы, там излагалась краткая предыстория Стеллара. Как я понимал, для людей Утопии все это казалось привычными, всем известными фактами, поэтому изложение было сжатым и предельно лаконичным.

Итак, много столетий назад, в начале двадцать второго века, в Солнечной Системе появился инопланетный объект. Он вышел из измерения, которое много позже назовут А-пространством или Гранью. Из-за необычной крылатой формы люди назвали корабль-пришелец Синей Птицей.

В те годы Земля жила ожиданием первого контакта. Как стрела, летящая в цель, чужак достиг единственной обитаемой планеты и лег на околоземную орбиту. Но исследовательская экспедиция не нашла на борту Синей Птицы ничего живого. Они обнаружили только объект, который получил имя Стеллар – «Звездный».

Именно с момента появления Стеллара и начала свой отсчет эпоха Утопии.

Вокруг объекта с Синей Птицы был построен секретный исследовательский центр. Информация и технологии, извлеченные из него, произвели революцию, на много лет вперед подтолкнув земную науку. Экстрамерность, бесконечная энергия, генная инженерия, освоение космоса, и самое главное – открытие Грани и начало изучения Азур, составляющей энергетическую основу человека. По всей планете возникли центры аниматургии, сетью терминалов связанные с основным «сервером» – центральным терминалом Стеллара. Находился он на секретном объекте, который, как я понимал, возник там, где позднее вырос Город.

Ответа на основные вопросы о природе Стеллара, его происхождении и целях сведения из терминала не содержали. Единственное, была подтверждена инопланетная природа объекта, о чем, в принципе, я уже и так догадывался из рассказов Алисы.

Наш разговор прервала Кейт-7, доложившая о появлении моей спутницы. Девушка неподвижно стояла в черно-белом зале холла, медленно и немного диковато озираясь. Увидев меня, она облегченно вздохнула – замкнутая экстрамерность и символика Стеллара явно угнетали ее.

— DOA. Снял. Как? — требовательно спросила она.

— Кай помог. Отдал поощрения «Вьюги», — я кивнул на нашего нового товарища, благоразумно державшегося на расстоянии.

— Зачем? — коротко спросила Алиса, на этот раз обращаясь не ко мне.

— Помочь хотел, радость моя, — развел руками Техномант. — Просто помочь. Мы же теперь – команда.

Алиса коротко прерывисто вздохнула, будто смиряясь с неизбежным злом. Затем сделала неожиданную вещь: наклонившись, положила на пол сломанный клинок Герды и коротким движением ноги отправила его к Каю.

— Твое. Забирай! — фыркнула она.

— О, мерси, моя дорогая, — расшаркался Кай, поднимая рукоять с осколком клинка и внимательно его осматривая.

— Предашь. Убью, — коротко предупредила Алиса. И повернулась ко мне:

— Грэй. Покажешь?

Она ведь бывала здесь только в роли пленницы. Девушка со странным выражением осмотрела комнаты отдыха и душевые – единственные места, куда ей был разрешен доступ. Видно было, что она чувствует себя неуютно под незримым наблюдением Кейт-7 и порывается вернуться наружу, в привычную ночную свободу. Однако возможность провести ночь в надежном месте, вымыться, сменить одежду и немного передохнуть пересилила свободолюбие. Оставив ее приводить себя в порядок, я вернулся к Каю, по-прежнему мучавшему терминал.

— Все еще хуже, чем я думал. Все разрушено, все забыто, все мертвы… — пробормотал он. — Инков нет, Монолиты законсервированы, транслокация заблокирована… Грэй, мне бы посетить старую базу «Вьюги». Она в Хуань-Хоне, на юго-востоке. Какой у вас есть транспорт?

— Никакого нет.

— Как это? То есть вы пешком пересекли всю А-Зону и вернулись сюда? — удивился Кай.

— Что-то вроде того, — усмехнулся я. — Но я знаю, где взять флаинг. Не так далеко отсюда.

— Так, уже интереснее, — оживился Инк. — Выкладывай.

Выслушав мою историю о гнезде руха, он сказал:

— Хороший вариант. Бонусное время вы уже упустили, и директива ушла в общий доступ, но шансы есть. Четырехрукий скелет, говоришь… у меня есть подозрение, чей флаинг ты нашел. И если я не ошибаюсь – мы должны успеть туда первыми!

— Не забывай об Одержимых, — напомнил я. — Мне нужно выручить Энджело, объявить Синюю Тревогу.

— Синяя Тревога… — скептически протянул Кай. — Все это очень странно, Грэй. Понимаешь, ведь Айсберг считается мертвым. Я прекрасно помню, что была закрыта директива по его окончательному уничтожению. Лаборатории на Кратосе разрушил Легион, вместе с поселением местного клана.

— Как видишь, он жив.

— И этому может быть два объяснения, причем оба – дрянные, — пробормотал Инкарнатор. — И теперь Одержимые атаковали форт Ангела. Отчаянный шаг, Энджело очень хорошо защищен. Его ведь даже Легион в свое время не решился брать штурмом, из-за риска высоких потерь…

— Что ты предлагаешь?

— Я думаю, что сначала мы должны посетить гнездо руха, — задумчиво произнес Кай. — Флаинг нам просто необходим для мобильности, а яйцо – это мощный азур-излучатель, его с руками оторвут что Кошки, что клановые Заклинатели. Можно будет очень выгодно обменять.

— Кошки?

— Странствующие торгаши. Рисковые люди, нечто вроде бродячего клана, — ответил Кай. — По всему миру можно их встретить. Они такие… своеобразные. Увидишь кошачью морду – не перепутаешь.

— Азур-мутанты или обычные люди? — удивился я. — Торговцы?

— Разные. Среди них были и Инки. Говорят, у Кошек везде есть свои шпионы, — без улыбки сказал Кай. — Они торгуют, собирают информацию, слухи… Интересные люди.

— А ты уверен, что они не исчезли?

— Уверен. «Кошки» существуют несколько сотен лет. Это как тайный орден, Грэй.

За пару часов разговора с Инкарнатором я узнал больше, чем за всю недолгую жизнь. Стеллар, Одержимые, Кошки… Но требовалось решать насущные проблемы, и времени оставалось все меньше. Возможно, его вообще не было. Я не знал, что случилось за эти дни с фортом Энджело, не знал, чем закончилась заваруха на «Мстящем». Возможно, Оскал уже захватил и разрушил цитадель Ангела.

— Ты покажешь мне, как пользоваться ретранслятором?

— Да, пойдем. Но сначала дам тебе один совет, Грэй, — сказал будущий Техномант.

— Слушаю.

— Сделай это анонимно, с помощью когитора. Не представляйся, не отвечай на вопросы. Просто загрузи сообщение. Как только подтверждение поступит в систему Стеллара, будет объявлена Синяя Тревога. Я не знаю, как быстро отреагирует Легион. В любом случае не мгновенно, такая операция требует подготовки. Минимум сутки-двое у нас есть.

— Зачем?

— Пригодится. Зачем светить наши лица? У меня неважные отношения с Легионом, у Алисы вообще дерьмовая биография. А ты ведь планируешь посетить Город? Узнав, кто ты такой, легионеры обязательно попытаются наложить лапу на нового Инка. И они не привыкли получать отказ, Грэй. А ты, да и все мы, пока не в той весовой категории, чтобы говорить с ними на равных. Поэтому просто поверь моему опыту. Не светись.

Я кивнул. В словах Кай имелся определенный резон, я и сам не испытывал жгучего желания рассказать всему миру о своем таинственном появлении. Кто его знает, какие проблемы и подводные камни могут всплыть в дальнейшем.

Ретранслятор оказался похож на терминал, только с кольцами голографических проекторов в центре. Как только я прикоснулся к сенсорному пульту, вспыхнула дополненная реальность – проекция земного шара, усыпанная редкими светящимися точками. Самая крупная, состоящая из грозди нескольких слившихся сигналов, мерцала на северо-западе, на громадном острове, больше напоминающем небольшой материк.

Мико: Активирую ретранслятор. Анализирую... Есть семнадцать доступных для связи точек. Вызывать Город?

Глава 25

Вспыхнул прозрачный видеостолб, но Мико по моей команде отключила голографическую связь. Кай прав, совершенно ни к чему показывать свое лицо людям из Города.

Мико: Грэй, мы можем сделать так: я просто отправлю видео-пакет, который нам передал Рико. Активируй вокс или инфор.

Я достал из криптора тусклую графеновую пластинку. Хранилище данных с записанным сообщением, которое выдал Рико из Энджело, отправляя в рейд. Умные технологии Утопии позволяли подобным устройствам дистанционно передавать информацию между собой и сетями.

Мерцающий сигнал вызова позеленел, послышался тусклый монотонный голос:

— Прием. Говорит Город, главный терминал Иглы, оператор три-пять. Назовите себя и цель сеанса.

Мико: Готово, начинаю трансляцию!

Я знал, что сейчас увидит собеседник за тысячи миль. Уже не раз просматривал видео-сообщение, записанное старым Заклинателем. Интересно, жив ли он сейчас? Устоял ли вообще форт Энджело или легионеры прибудут на безжизненные руины? В любом случае я должен выполнить задание. Перед глазами всплыло сосредоточенное морщинистое лицо Рико, передающего сигнал бедствия:

— ВНИМАНИЕ: ВСЕМ, КТО УСЛЫШИТ. Я, Рико из клана Икара, Заклинатель форта Энджело. Нас атаковал Конвой Бродяг во главе с Одержимым по имени Оскал. Ретранслятор выведен из строя, мы окружены. Точное количество противников неизвестно. Будем держаться до последнего. Сообщите в Город офицерам Легиона или в ближайший терминал Стеллара. Вся подробная информация, координаты и видеоматериалы прилагаются.

Мико: Сигнал принят, есть подтверждение. Получилось, Грэй. Они запрашивают наше имя и координаты. Прервать связь?

Да, прервать. Я отключил ретранслятор и отправился к терминалу. Кай по-прежнему застыл над ним, колдуя над грудой снаряжения. Услышав мои шаги, он обернулся и кивнул.

Все получилось. В списке Тревог появилась новая директива.

Синяя Тревога.

Внимание: региональная угроза! Требуется военная операция.

Нейтральное поселение «Форт Энджело» атаковано командой Одержимых. Необходимо ликвидировать угрозу поселению и не допустить его захвата или уничтожения.

Опционально: уничтожить Одержимых.

Награды: поощрения, знак отличия, неизвестно

Синяя Тревога! По шкале Стеллара – угроза регионального масштаба. За ликвидацию Тревоги с Аидом «Вьюге» начислили 10 поощрений. Если мы сможем разобраться с Конвоем, Оскалом и Ивил, то сразу вытащим Алису из изгоев. Однако такое задание вряд ли по зубам одной группе Инкарнаторов, слишком многочисленны Бродяги, да и «Мстящий» с командой Одержимых на борту в любой момент может их поддержать.

— Что теперь? — спросил я.

— Легион обязательно придет, — сказал Кай. — Думаю, они уже собрали совет и вскоре начнут рекогносцировку. Конвой – противник достаточно серьезный, стоит ждать соответствующего ответа. Минимум когорта, возможно, даже две.

— Что ты думаешь? Как поступим?

— Сначала – гнездо руха. Нам необходим транспорт, — вздохнул Техномант. — Затем будем действовать по обстоятельствам. Слишком мало точных данных и много неучтенных факторов. Нужна разведка. Ты иди спать, не отвлекай. Я тут долго еще буду возиться со всем этим дерьмом…

Он с усмешкой кивнул на разнообразные технологические штучки, оружие и снаряжение.

— Последний вопрос. Как использовать знаки отличия?

— Звезды? Они нужны для повышения званий или обмена на экипировку в Арсенале. Первая «белая» тебе пригодится, когда будешь переходить в офицерское звено. «Синяя Звезда» – элитная. Легатские повышения или альфа-снаряжение. Пока прибереги ее.

Перед уходом я проверил терминал на предмет новых директив. Система позволила снова взять свободные задания, но теперь они изменились, получив вторую градацию сложности. Например, «Чистка (2)» требовала 5000 убитых морфов, «Охота (2) – 30 особей и так далее. Но в любом случае стоило их выполнить, ведь для Алисы оставалось набрать всего шесть поощрений. Три нам даст «Гнездо Руха» при удачном раскладе, а еще три – наберем постепенно.

Эту ночь мы провели в Монолите, в нормальных условиях. Походная жизнь стала привычной, на ее фоне обычные блага цивилизации – постель, горячая вода, безопасность – казались настоящим раем, достойной наградой за наши страдания. Я осознал, что Монолиты и строились с таким расчетом, чтобы у Инкарнаторов был дом, в который всегда можно вернуться. К сожалению, общая транслокационная сеть, когда-то связывавшая аванпосты, больше не работала, и стало невозможно узнать, что произошло с другими базами Инков.

Алиса с утра поразила меня. Кажется, она воспользовалась оказией и привела себя в полный порядок. В новом комбинезоне, причесанная и аккуратная, с заплетенными в толстую светлую косу волосами, она выглядела совершенно другим человеком – не лесной дикаркой-оборотнем, а вполне привлекательной, отнюдь не воинственной молодой женщиной. Особенно когда пробовала улыбаться. Впечатление портил только мрачноватый тяжелый взгляд светящихся зеленых глаз.

Кай всю ночь, видимо, возился с экипировкой в технологических мастерских местного Арсенала. Вечером я отдал ему все свои запасы «черной кости», череп Крысиного Короля и прочее, что могло пригодиться в работе – Техномант обещал что-нибудь придумать со снаряжением нашей группы.

Он сам кардинально преобразился. Будто подрос и раздался в плечах, фигура стала плотной, мускулистой. Шлем-визор, в котором я узнал экипировку Техноманта «Вьюги», и защитный костюм, покрытый черными костяными пластинами, делали облик Кая несколько зловещим. Он небрежно поигрывал прямоугольной дурой импульсного энергомета и принес целую связку громыхающего оружейного добра.

— Тут есть универсальный верстак и репликатор, плюс я вскрыл наши старые запасы, — подмигнул он. — Я подготовил снаряжение. Вау! Святое дерьмо! Красная, тебе говорили, что ты просто прелесть, когда умоешься?

— Не! Называй меня! Так! — в горле «прелести» заклокотало звериное рычание, а пальцы скрючились как когти. Кай немного изменился в лице и поспешно продолжил:

— Хорошо-хорошо, радость моя. Держи, это тебе. Может, улучшит настроение.

Он бросил нечто небольшое, сверкнувшее в воздухе, и я разглядел в руке Лисы тонкий незамкнутый обруч с прозрачным кристаллом. Тот самый доспех-криптор, что мы забрали с тела мертвой Герды.

— Би-ар, — со странным выражением произнесла девушка, крутя в пальцах браслет, — Нет. Не мне. Грэй.

— Да, хайвер, био-армор. Это альфа-снаряжение Герды, — не без гордости произнес Кай. — А Грэю она не подойдет, потому что, хм… хайвер изготовлен для Инка женского пола. А ты из нас единственная женщина, да еще и разгуливаешь о натюрель…

Сверкнув на него глазами, Алиса замкнула на шее ожерелье и прикоснулась пальцем к кристаллу. Напарница явно прежде имела дело с подобными вещами. Ее тело моментально покрыла облегающая серебристая броня, тонкая на вид, состоящая как будто из наслоенной друг на друга мельчайшей рыбьей чешуи.

— Даже из гаусса не пробьешь, — сказал Кай. — Блокирует кинетический, энергетический и частично азур-урон. Кроме того, хайвер произвольно меняет форму, подстраиваясь под параметры носителя. Попробуй.

Алиса вопросительно перевела взгляд на меня и, увидев короткий кивок, обернулась в морфа. Обычная одежда в этот момент разлеталась в клочья, поэтому напарница постоянно испытывала трудности с гардеробом. Сейчас хайвер неуловимо изменился вместе с ней, превратив кошко-лису в облитого серебристым панцирем красивого гибкого зверя.

— Ух ты, какая кошечка, — ухмыльнулся Кай. — Можно погладить или почесать за ушком?

Я усмехнулся. Наш новый товарищ за словом в карман не лез и вроде бы оказался нормальным человеком. Настолько адекватным, насколько им может быть четырехсотлетний Инкарнатор. Как и ожидалось, Алиса шутку не оценила.

— Ладно, ладно, все. У меня нет лишних рук! — примирительно поднял руки Техномант. — Теперь второй подарок. Я восстановил «Лед». Ты единственная из нас – Воин. Бери, теперь он твой.

Он вытащил из криптора и на раскрытых ладонях протянул Алисе оружие своей жены. Клинок Герды, длинный и вытянутый, походил на тонкий заостренный кусок прозрачного льда. Эфес вился серебряной паутиной, в оголовке ярко переливался радужный азур-артефакт.

— Твой. Герды, — фыркнула напарница, отворачиваясь. Хотя я заметил, как жадно блеснули ее глаза при виде красивого оружия.

— Бери. А мне лучше отдай Снежинки, — настаивал Кай. — Они всегда были моим любимым оружием.

Поколебавшись, Алиса протянула ему перевязь с метательными звездами. Техномант коротко кивнул, принимая, и Снежинки, как он назвал сюрикены из Синей Стали, вдруг вспорхнули в воздух, со свистом описали несколько кругов и, спикировав, одна за другой «приклеились» на правое предплечье Кая. Заметив мой удивленный взгляд, он пояснил:

— Телекинетика. Геном. Из Банка. Эй, радость! Это рапира. Умеешь обращаться?

Алиса молча закружилась, тонкий клинок зашипел, разрезая воздух. Быстрые скользящие шаги, взмахи и жалящие выпады слились в один призрачный шквал. В помещении стало ощутимо холоднее, нас обдало волной пронзительно-ледяного воздуха, на лицо упало несколько колючих снежинок.

— Скорость третьей эволюции? — тихо шепнул мне Кай. — Грэй, со «Льдом» она таких дел натворить может…

Остановившись, Алиса пристально взглянула на оружие. Потом перевела на Кая и коротко кивнула. Кажется, из ее взгляда почти исчезла вражда.

— Понравилось? Теперь ты, Грэй.

Он передал тяжелую с необычными плавными обводами энергетическую винтовку, выглядящую как оружие космического десантника. Я вспомнил, что подобными, но иной расцветки, были вооружены «Майлзы», боевые синтетики с «Мстящего».

— Почему именно энергетическое оружие? — не удержался я, с удовольствием изучая экзотическое вооружение. Реплика, причем совершенно новая, армейских образцов Утопии. Модификация «Лунное Копье». Шершавый серый пластик украшала маркировка Стеллара, эргономичные держатели легли в ладони как влитые.

— Против Тварей обычно эффективнее кинетики, — пожал плечами Кай. — Мы же в гнездо руха полезем? Вот еще тебе подарочек. Извини, материалов немного, да и по времени я ограничен, поэтому сделал что мог.

Бывший «Дробитель» глухо стукнулся о поверхность стола. Техномант модифицировал мою пушку. Кажется, он слегка лукавил насчет своих способностей. Пистолет кардинально изменился. Накладки из «черной кости» подчеркивали мощь, а в рукоятку было встроено азур-сердце Крысиного Короля. Оружие казалось массивно-зловещим. Когда я взял его в руку, по стволу прокатилось некротическое зеленоватое мерцание. Теперь это был не обычный крупнокалиберный «Пустынный Орел», а азур-модифицированный пистолет с мощными необычными перками:

«Крыса»

Азур-модифицированное кинетическое оружие.

«Токсичность» – пули, зараженные некротическим токсином Крысиного Короля, парализуют и отравляют жертву.

«Крысиный Визг» – при выстреле вы наносите оглушающий акустический удар, дополнительно травмирующий противника.

«Экспансивные Пули» – при попадании пуля разворачивается в теле жертвы, нанося обширные повреждения.

— «Крыса»? — поднял я бровь. — Серьезно?

— Ага. Извини, с фантазией у меня слабовато. Посмотри лучше, какая прелесть вышла. Токсичные патроны. Парализуют. Отравляют. Замедляют регенерацию, — сказал Кай, подтолкнув оружие. — Яд наносит разъедающий азур-урон, немного, но есть. Против Инков и чудовищ. Для обычного человека смертельна любая рана, токсин убьет за несколько секунд. Ну и «Визг», звуковой шок. Нет, здесь пробовать не стоит! Боезапас экспансивных пуль ограничен, так что трать с умом.

— Спасибо, Кай, — поблагодарил я, взвешивая в руке новое оружие. — Это все?

— Нет. Это нам всем, — Техномант бросил на стол потрепанные серые балахоны с капюшонами, напоминающие длинные плащи. Увидев мой недоумевающий взгляд, коротко пояснил: — «Хамелеоны», маскировочная наноткань.

Объем работы, проделанной за ночь новым членом «Амнезии», впечатлял. Я искренне поблагодарил его:

— Спасибо за снаряжение, Кай. О себе не забыл, надеюсь?

— О себе, святое дерьмо, я никогда не забываю, — воскликнул Техномант. — Носитель пока слабый, но я распотрошил все свои старые заначки. Смотрите!

Он выставил раскрытую ладонь в техно-перчатке, и перед нами вспыхнул голубоватый зонтик силового поля, прикрывший подобно огромному щиту. Непроницаемое забрало визора опустилось на лицо Техноманта, на нем зажглось единственное багровое око. Спустя секунду из него прянул шипящий алый луч. В завершение демонстрации Снежинки, звезды из Синей Стали, жужжащим роем окружили Инкарнатора, вращаясь вокруг него по непредсказуемым траекториям.

Алиса не очень приветливо зашипела, отскочив подальше. Кажется, на нее фокусы Техноманта произвели впечатление.

— «Пустотный Щит», «Взгляд Смерти» и «Телекинетика», — сосредоточенно произнес Кай, не обращая внимания. — Это все на короткой дистанции. На дальней могу сыграть на этой дудочке.

Он ласково погладил массивный станок импульсного энергомета, почти вдвое больший, чем выданная мне винтовка. Тяжелое вооружение, отнюдь не шутка. Кай экипировался всерьез, как будто на войну, и мне вдруг стало понятно, что грядущая вылазка в гнездо руха вовсе не будет легкой прогулкой.

Рано утром мы покинули Монолит. Наш с Тарой путь сюда занял несколько дней, но тогда мы сделали огромный крюк, посетив развалины технополиса. По прямой до мест, где находилось гнездо руха, было примерно пара дней пути. Мы двигались, опять же избегая открытых мест, стараясь держаться под прикрытием деревьев и скал. Плащи-невидимки из наноткани это, конечно, хорошо, но стопроцентную защиту от наблюдателей типа «Пилигрим» они не давали.

К счастью, небо было чистым, местность – пустынной. Кроме расплодившейся мелкой живности и древних развалин, ничего особо интересного. Алиса разведывала дорогу, удалившись далеко вперед, мы с Каем следовали за ней неутомимой волчьей рысью. Это стало испытанием ресурсов организма – Инкарнаторы, усилившие тело, могут так бежать день и ночь, почти не останавливаясь. Мы с Каем были еще слабы – после двенадцатичасового ускоренного марша пришлось сделать полноценный ночной привал. Половина пути была пройдена, впереди замаячили знакомые горы.

Перекусив, мы стали беседовать о развитии. Я давно хотел поговорить с опытным Инком, уже прошедшим дорогой Заклинателя и набившим шишки. Кай дал мне несколько ценных советов, в основном – касаемо нужных способностей и Геномов. Заклинатели, по сути, делились на два больших типа: первые развивали возможности поддержки – целительство, усиление и контроль, вторые культивировали чисто боевые способности. Только Заклинатели могли эффективно контактировать и сражаться с азурическими созданиями. И для пущей успешности требовался определенный набор Геномов. Кай упомянул «Азур-Зрение» и «Контроль Азур» как совершенно необходимые мне геномоды.

Кроме того, я озвучил свои подозрения насчет системы Стеллара. Шпионы-когиторы, секретность, звания, терминалы, сами способы поддержки Инков казались какими-то излишне сложными и кривыми. Я не мог четко сформулировать мысль, но все это очень походило на правила жестокой странной игры, цель которой оставалась загадкой.

— Ты сейчас повторяешь пропаганду Одержимых, — заметил Кай, усмехнувшись, — Их главной задачей вообще было уничтожение Стеллара.

— Возможно, Одержимые узнали что-то важное на Черной Луне? — предположил я.

— Те, кто вернулись, были одержимы Тьмой, — зевнул Кай. — Псевдоразумным азур-симбионтом, который полностью инфицировал аниму. Одержимые – орудие. Они считают, что сохранили разум и контролируют процесс заражения, но на самом деле это не так. Все изучено в деталях. Зараженные испорчены, их мысли и желания – это мысли и желания Тьмы, пусть они и называют их своими. Их уже невозможно очистить, только убить. Недаром они так озабочены идеей уничтожить Стеллар и инфицировать всех Инков. Тьма желает распространиться и ликвидировать единственную угрозу Черной Луне – систему Стеллара. Завершить начатое при Импакте, окончательно добить людей.

— Поэтому и началась война?

— Да, но не только. Месть. Знаешь, что они натворили, когда в Город вернулись «Мстящий» и «Сиятельный»? Тогда еще никто не понимал, насколько они одержимы Тьмой, разговаривали с ними, хотели переубедить, вылечить… Одержимые собрали Совет, призывали всех Инков в Город. Сейчас-то понятно, что их целью было собрать всех врагов в одном месте. Во время Совета произошла катастрофа. Битва. Чтобы уничтожить Ядро и главный терминал Стеллара, они ударили абсолют-оружием по Городу. Погибло больше миллиона людей и тысячи Инков… — Кай скрипнул зубами. — Весь цвет Первого Легиона, с обеих сторон. Прометей, Исида, Дар Ветер, Гильгамеш, Цирцея, Тринадцатый… можно очень долго перечислять.

— Но Стеллар они так и не уничтожили.

— Нет. Не знаю почему. Все Инки, и атаковавшие, и защищавшие Стеллар, погибли в эпицентре взрыва, так что рассказать некому. Город был сильно разрушен, все понесли тяжелейшие потери. С тех пор мы так и не встали с колен.

— Легион? — поднял я бровь.

— Одержимые ведь сначала брали верх. Их многие поддержали, Легион понес тяжелые потери, а Город был разрушен. Казалось, победа у них в кармане. Пепел был неудержим.

— Пепел?

— Да. Ликан, Каннибал, Ведьма, Айсберг – у Одержимых было много лидеров. Но главным был он, Пепел. Прежде – Феникс, один из легатов Первого Легиона, правая рука Прометея.

— Феникс! Огонь. Убийца! — выплюнула Алиса. Она встала, резко развернулась и бесшумно исчезла в темноте.

— Да, Феникс командовал почти всеми крупными операциями Легиона, — кивнул Кай. — В том числе и зачисткой «Вечных». Очень крутой Заклинатель, живая легенда Легиона. Кстати, как и ты, он использовал огонь Ра. Его «Поцелуи Солнца»… это нужно было видеть. Горело все, даже то, что не могло гореть.

Я вдруг вспомнил заброшенный город, где впервые встретил Тару, почерневшие здания, похожие на оплывшие куски воска. Теперь понятно, что сделало их такими. И кашлянул:

— Я видел…

— Надо же, Красная до сих пор переживает, — тихо произнес Кай, покосившись ей вслед. — По правде говоря, «Вечные» были теми еще типами: нео-язычники, тоталитарная секта с Учителем во главе, узурпировали власть на одном из островов Старой Европы. Фанатики не лучше Святых. Создали свой удел, столицей, по-моему, был старый альпийский экополис… Быстро развивались, в свое время их там было немало: несколько сотен Инков, много обычных людей… Феникс полностью уничтожил «Вечную Стаю», тех, кто выжил, привезли в Город и посадили в Куб, запечатав Омегой.

— А потом этот Феникс стал главой Одержимых?

— Да, из тех, кто вернулся с Луны, он был наиболее заметной фигурой.

— А что случилось с ним потом?

— А, это интересная история… — зевнул Кай, но нас внезапно прервала Алиса, вынырнувшая из зарослей. Бросившись ничком, она прижала нас к земле, одновременно натягивая плащ-хамелеон.

Голубое мерцание Черной Луны вдруг померкло, в вышине послышался знакомый гневный крик, который невозможно ни с чем перепутать. Нас накрыла огромная крылатая тень, от порывов ветра задрожали верхушки сосен.

Рух. Он бесшумно парил над лесом, из небольшой точки превратившись в огромное чудовище, распростершее крылья. Мы замерли, завернувшись в маскировочные плащи, стараясь не шевелиться и даже не дышать. Конечно, вероятность, что исполин нападет на такую мелочь, да еще и спрятавшуюся под прикрытие леса, была невелика, но в присутствии руха почему-то не хотелось испытывать судьбу.

— Крупный, святое дерьмо! — вполголоса кашлянул Кай, когда опасность миновала. — Хорошо отожрался вблизи А-Зон!

— У него зрение получше твоего. Из стратосферы заметит барсука в норе, — прищурился Техномант. — Вообще, дикие рухи – это одни из немногих полезных А-морфов. Санитары леса, вычищают гигантских монстров получше команды Инков. Их охотничий ареал – тысячи километров, и можно быть уверенным, что там не заведутся крупные чудовища.

— Ты сказал – «дикие». Значит, есть и домашние?

— Да, бывает, сильные клановые Заклинатели их приручают. Используют вместо флаингов, — усмехнулся Кай. — Но это тяжелое, очень опасное дело. Кстати, как ты планируешь действовать, командир?

— Пока особо не прикидывал, — признался я честно. — Выждать, когда он улетит, проникнуть в гнездо, выкрасть яйцо и попробовать оживить флаинг.

— Это может не сработать, — пробормотал Техномант. — Можем просто не успеть. У меня есть мысль получше…

Глава 26

Пройдя дикими сосновыми лесами, мы достигли подножия знакомой горы. Серо-желтые скалы возносились к облакам трехгранным острием, похожим на сужающийся клинок меча. Знакомые места – не так давно где-то здесь я умер, сброшенный рухом с утеса.

Кай внимательно расспросил меня и даже просмотрел видеозапись прошлого визита в гнездо. На вершине, облюбованной монстром, находились руины древней обсерватории. Странно, но на картах эпохи Утопии этот район выглядел совершенно иначе, подобного объекта мы не нашли. Однако она существовала, и туда должен был вести какой-то путь. Вряд ли сообщение с внешним миром было чисто воздушным.

Так и оказалось. Осторожно двигаясь вдоль отвесных обрывов, мы нашли следы старой, сильно заросшей дороги. Она привела нас к останкам древнего подъемника лифтового типа, ведущего наверх. Он, конечно, давным-давно вышел из строя, да и ржавые, частично сгнившие балки не внушали доверия. Но другого пути не имелось, взобраться на недоступную высоту можно было только здесь.

Идею напасть и убить монстра Кай отмел сразу. Рух, А-Морф «золотого» ранга, был практически неуязвим для нашего оружия. Настоящий владыка небес, с прочнейшим оперением и неизвестными азур-способностями, он был смертельно опасен даже для большого вооруженного отряда. Да, мы могли его обжечь или поцарапать, но тогда мстительная мега-птица только пришла бы в ярость. Токсины, отравленные пули тоже не имели смысла, морфы такого ранга плевать могли на подобные ухищрения. Полностью потерять носителя в схватке – как раз плюнуть, а мы как-то не рассчитывали возвращаться в Монолит за новыми телами.

Наш новый друг посоветовал иной способ. Рух – дневной охотник. Он парит в недосягаемой высоте, зорко выискивая подходящую дичь. Забираться ночью в его гнездо не имело никакого смысла, нужно было ловить момент, пока пернатый хищник вылетит за добычей. Кай предложил отвлечь его с помощью Алисы: она должна была найти, напугать и выгнать на открытое место стадо хутах – уже хорошо знакомых мне громадных сине-оранжевых динозавров. По словам Техноманта, они входили в пищевой рацион мега-птицы.

Лисе идея не понравилась: хутах, похожие на доисторических диплодоков, были очень крупными и опасными существами. Впадая в бешенство, они могли запросто затоптать такую мелочь, как мы. Прежде мы обходили их стороной. Однако Кай настаивал: он утверждал, что туша хутах тяжела даже для такого исполина, как рух. Велика вероятность, что птица, прикончив добычу, начнет расклевывать ее на месте. Это займет какое-то время, и мы успеем обыскать гнездо. К тому же, отяжелев от пищи, гигант будет медленным и ленивым.

Идея казалась здравой. Послав Алису искать подходящий выводок хутах, мы начали взбираться на скалу по стволу древнего подъемника. Настоящая авантюра, даже с альпинистским снаряжением, которое нашлось у Техноманта. Серьезнейшее испытание, но я выдержал его с честью. Обычный человек, не имеющий ловкости, вестибулярного аппарата и силы Инкарнатора, вряд ли смог бы одолеть подъем по ржавым, раскачивающимся металлоконструкциям. Мы старались двигаться максимально тихо, и когда сверху донесся знакомый громоподобный клекот, тут же закутались в «хамелеоны» и прижались к балкам, стараясь слиться с ними.

Рух! Я и забыл, насколько он велик! От ветра, поднятого взмахами крыльев, пыль и каменная крошка закружились в воздухе, заскрипело и закачалось державшее нас старое железо подъемника.

Пернатый монстр, к счастью, сразу взмыл в небо, не обращая внимания на то, что происходит на краю обрыва. С помощью «Бинокулярного Зрения» я отмечал, как он парит в вышине, превратившись в малозаметную черную точку. Когда ее скрыли склоны, и чудовищная птица никак не могла заметить нас, мы снова начали упорно карабкаться вверх.

Шаг за шагом, балка за балкой, не смотреть вниз! Дважды я едва не сорвался. Один раз переоценил свои силы, другой неосторожно наступил на подгнившее соединение. Оба раза выручила страховка, связывающая нас с Техномантом. Он лез вверх удивительно ловко, будто взбираться на тысячу-другую метров было для него привычным занятием.

К полудню мы едва преодолели половину пути. Это оказалось дольше, чем изначально планировалось. Алиса сообщила (Кай объединил системы связи наших костюмов в единую тактическую сеть с помощью какого-то хитрого усилителя сигналов), что нашла стойбище хутах и готова начинать охоту. Важно было выиграть как можно больше времени, поэтому мы с напарником с удвоенной энергией продолжили подъем.

Когда три четверти пути было пройдено, я дал команду начинать. Оборотень начала дразнить «диплодоков», пытаясь выманить их на открытую местность из-под прикрытия исполинских деревьев. Вскоре ей это удалось, и десяток огромных существ начали преследовать Алису, гневно трубя и сотрясая своей поступью землю.

Все это происходило за пределами нашей видимости, и ощутить весь азарт гонки можно было только по коротким, отрывистым отчетам напарницы. Мы же лезли наверх, пытаясь быстрее преодолеть остаток пути – парящий в небесах рух мог в любую минуту увидеть и атаковать лакомую цель.

Вообще, план был так себе, я прекрасно осознавал его изъяны. Летающему монстру ничего не мешало улететь за сотни километров и просто проигнорировать нашу приманку, он мог найти другую добычу в ближайших А-Зонах. Наконец, он мог схватить небольшого по весу хутах и принести поедать его в гнездо, как сделал это с Гидрой. Но все-таки шансы отвлечь руха имелись, и стоило ими воспользоваться.

Вскоре верхний край обрыва можно было разглядеть невооруженным глазом – мы подошли к финишу. Оставались считанные десятки метров. Как два упрямых муравья-скалолаза, мы вскарабкались на последнюю секцию подъемника и замерли, глядя вниз. Горные сосны и валуны на склонах казались крошечными, а пройденный нами путь – невероятным. Бросало в дрожь от мысли, что спускаться, возможно, придется тем же путем.

— Фонит, — поежился Кай, обнимая ржавую балку. Да, моя система тоже сообщила об А-излучении, пока небольшом, но стабильном. Это означало, что яйцо на месте.

Лезть дальше было рискованно – крылатый исполин мог разглядеть нас из поднебесья. Мы спрятались под самым козырьком утеса, готовясь к решительному броску. Алиса безрезультатно гоняла стаю хутах больше часа, и в ее отрывистых репликах уже звучало отчаяние пополам с раздражением. Солнце клонилось к закату, в запасе оставалось совсем немного времени. Неужели не выйдет?

— Грэй, если не клюнет, рискнем? — спросил Кай, озабоченный сходными мыслями.

Я молча кивнул, засекая время. Если исполинская птица так и не появится, все равно будем пробовать украсть яйцо и флаинг, уповая на улыбку фортуны. Казалось глупым сидеть и выжидать у самой цели, но Кай накануне рассказал, что рухи обладают настоящим супер-зрением, и никогда не оставляют гнездо с яйцом без присмотра. Из головы не выходил скелет мертвого Инка наверху – он ведь тоже, наверное, хотел проникнуть незамеченным. Но не вышло.

Когда две трети последнего часа, отмеренного мною для ожидания, миновало, послышался взволнованный выкрик Алисы:

— Есть! Идет!

Рух все же клюнул на жирную приманку. Он атаковал хутах, как всегда внезапно и молниеносно обрушившись с небес. Мы не могли оценить масштабы невероятной битвы азур-чудовищ, но наверняка она была впечатляющей. Алиса старалась держать нас в курсе немногословными замечаниями:

— Напал! Трое. Хутах. Взрослые! Дерутся. Убил. Бегут. Убил, схватил. Второго! Азур-ветер! Схватил, поднимается. Летит… К вам…

Я скрипнул зубами. Неужели рух превзошел наши ожидания и утащил тушу «диплодока»? Но через несколько секунд напряженного молчания Алиса сообщила:

— Нет. Садится. Не унес. Начинает… есть!

Сработало! Я кивнул Каю, и мы рванулись наверх. План действий обсудили заранее: мы должны утащить яйцо, а потом сразу же проверить флаинг. Если он выведен из строя и вывезти яйцо не получится, быстро уничтожить кладку. Каждая минута была на счету, никто не знал, насколько долго будет насыщаться добычей владелец гнезда.

Площадка, на которую выбрались, с трех сторон обрывалась вниз, а с четвертой виднелись знакомые куполообразные руины, увенчанные исполинским гнездом. Над ним мерцало неяркое голубое сияние.

Никого. Пусто. Мы быстро пересекли каменистую площадку, испещренную следами страшных трапез руха, вскарабкались в исполинское гнездо и увидели его.

Настоящее чудо. Вытянутое, в рост человека размером, покрытое множеством сверкающих кристаллов, как будто пыльцой драгоценных камней, яйцо казалось волшебным. И… красивым. Внутри, за голубоватой хрустальной скорлупой, виднелся темный размытый силуэт. Яйцо пульсировало голубым сиянием и невероятно мощными эманациями А-энергии.

— Святое дерьмо, — хрипло пробормотал Техномант, — Азурид, самый настоящий. Глазам своим не верю.

— Что?

— Измененная кристалл-материя. Говорят, может существовать даже в Грани. «Золотой» ресурс. Из него такого можно понаделать, Грэй!

Я молчал. Забирать яйцо с зародышем внутри почему-то казалось неправильным. Рух, конечно, чудовище, но относительно полезное, и отнимать у него птенца будет жестоко. Если Мико не ошибалась, исполин чуть ли десятки лет высиживал и охранял свое потомство, а сегодня его украдут два Инкарнатора. Это казалось подлым.

— Давай, Грэй! Берем его, вместе, — нарушил молчание Кай. — Что ты застыл, времени нет!

Я отбросил внезапную рефлексию. Директива Стеллара однозначна – принести в терминал или уничтожить яйцо. На чаше весов – три поощрения и судьба Алисы, именно за этим мы несколько часов карабкались по отвесным скалам, ежеминутно рискуя сорваться вниз. И теперь отступать? Из-за жалости к несчастному азур-чудовищу?

Яйцо было горячим на ощупь, даже сквозь плотные перчатки. И страшно тяжелым, как каменная глыба. Мне показалось, что силуэт внутри шевельнулся, а ритм пульсации изменился, но обращать внимание было некогда. Помогая друг другу, мы осторожно забрали яйцо из гнезда и подтащили его к краю обрыва.

Флаинг по-прежнему лежал в глубоком кармане каменной расщелины, на естественной террасе. Небольшой, обтекаемый, неприметного серо-зеленого цвета. Покрытый оспинами пулевых попаданий фюзеляж, сетка трещин на стеклах пилотской кабины – но в целом летательный аппарат казался невредимым.

— «Голубь»! — произнес Кай. — Целый! Идеально, святое дерьмо!

Мой интерфейс мгновением позже тоже опознал машину – малый рейдовый флаинг типа «Голубь», реплицированная техника Утопии. Из вооружения только круговая гаусс-турель, максимальная вместимость пять человек, но зато высокая скорость, маневренность и малозаметность. Скорее разведывательный, чем боевой аппарат, предназначен для скрытной доставки и высадки небольшой рейдовой группы.

— Знак седьмой когорты Первого Легиона, — Техномант показал на полустертую эмблему на хвостовом оперении: семь звезд, окружавшие восходящее солнце. — Седьмая – это спецоперации, Грэй. Интересно, интересно, флаинги были только у легатов.

Приоткрытый прямоугольный люк нашелся на другой стороне. На ней виднелся еще один затейливый рисунок, напоминающий геральдического льва в доспехах, вставшего на задние лапы.

— Все верно. Львиноморд. Один из легатов седьмой, — кивнул Кай. — Это его флаинг! Так я и подумал, когда ты сказал про четырехрукого!

— Ты знал его?

— Скорее видел пару раз, — поежился Техномант. — Страшноватый тип. Во время Войн Одержимых он служил Легиону. Очень сильный Воин. Был известен тем, что всегда действовал в одиночку. Говорили, будто он был одержим поисками «Авроры».

— Что за «Аврора»?

— Долго объяснять. Мифический проект, разрабатываемый на закате Утопии. Что-то связанное с азур-энергией и Стелларом, но я не уверен. Давай, сразу заносим яйцо ближе!

Внутри темной тесной кабины царило запустение. Пыль, густые тенета паутины, запах затхлости и тлена. Чертыхаясь, Кай очистил пилотские ложементы и луновидную консоль управления, склонился над ней, нажимая какие-то сенсоры. Вспыхнули и запищали несколько индикаторов, замигало аварийное освещение, басовито рявкнул, будто категорически отказывая, отрывистый тревожный сигнал.

— Флаинг живой! — обернулся ко мне Техномант — Но управление заблокировано генокодом. Стандартный заводской замок, ничего особо сложного.

— Сможешь взломать?

— Да, святое дерьмо, но мне нужно время и образец тканей. Там был скелет его носителя. Принеси что-нибудь: любую кость, кусок кожи, клок волос! — кивнул Кай. — И обыщи его. Возможно, найдется что-нибудь ценное.

Скелет древнего Инка составлял единое целое с гнездом, прижатый громадными камнями и стволами вывороченных деревьев. У него отсутствовали череп и нижняя часть туловища – по сути, сохранился лишь огромный четырехрукий торс. Казалось странным, что он вообще может принадлежать человеку: кости были чуть ли не в два раза толще обычных. Однако уцелевшие части бионического «Геракла» с символикой Легиона не обманывали – передо мной останки Инкарнатора, огромного Воина.

Быстрый обыск дал несколько предметов: хорошо сохранившийся наплечник размером с небольшой щит, широкий браслет-криптор и кулон, присохший к костяной груди мертвеца. Я с трудом оторвал его и узнал свисток, как две капли воды похожий на мастер-ключ, выданный мне Арахной на «Мстящем».

Точно такой же формы и размера, только на потертом металле виднелись три волнистых полосы, повторяющих друг друга. Абсолютно незнакомый символ.

Мико неожиданно подсветила одну из сохранившихся рук великана: он по-прежнему что-то сжимал в закостеневшем кулаке. Освободить предмет стало настоящей проблемой – даже мертвый, гигантский Инк упорно не желал делиться. Моей добычей стал покрытый слоем грязи тусклый кристалл в металлической оправе. Но стоило очистить одну из граней, как он заблестел необычным радужным отливом.

— Мико, что это?

Мико: Нет точной информации. Неопознанный азур-артефакт.

Да, она была права. Опять соединение технологий Утопии с мистической А-энергией. Радужная капля азур-артефакта, вплавленная в металл рядом с наноассемблерами.

Больше ничего ценного. Я осторожно вырезал Фангом клок высохшей, пергаментной кожи мертвеца и вернулся к Каю. Техномант ожесточенно мучил пульт, пытаясь оживить флаинг, и уже достиг определенных успехов: загорелось лимонно-желтое освещение, над консолью появились экраны дополненной реальности.

— Принес? Давай, — протянул он руку — Что-нибудь ценное на нем нашел?

— Криптор, ключ и вот это, — я показал Техноманту странный азур-артефакт.

— Ого, — произнес Кай, взглянув на предмет. — Ничего себе, «Слеза Ши». Дай-ка на секунду…

В его руках кристалл неожиданно раскрылся, превратившись в подобие серебряной диадемы или тиары – в любом случае эту штуку нужно было надевать на голову.

— Вот, значит, как он рассчитывал справиться с рухом… — задумчиво пробормотал Техномант. — Но что-то пошло не так…

— Что это такое?

— Ши называют их фра. Редкая штука. По сути, это азур-амплификатор, ментальный усилитель. Видишь это гнездо? В него вставляется азур-батарейка. Расход очень большой, не уверен точно, но примерно тысяча азур в минуту.

— Ментальный усилитель? Как он работает? — заинтересовался я.

— Временно поднимает ментальную мощь. На несколько порядков, — пожал плечами Кай. — Можно защищаться, можно нападать. Для тебя, как Заклинателя, очень полезная вещь.

— Против руха поможет? — спросил я.

— Львиноморду не помогло, как видишь, — без улыбки ответил напарник. — Ладно, не отвлекаемся!

Он отвернулся, вновь проводя свои манипуляции с пультом. Я же, захлопнув люк, уставился на горячий, пульсирующий кристалл яйца. И то, что я увидел, мне не понравилось.

Глава 27

Оно дрожало, и, кажется, даже немного покачивалось. Тон света, исходящий от яйца, неуловимо изменился. Неясная тень внутри резко пошевелилась. Совершенно ошарашенный, я увидел, как на полупрозрачной скорлупе появилась небольшая трещина. Она понемногу удлинялась, обрастая веточками, как ледяной узор мороза, выступающий с обратной стороны кристалла. Послышался тихий, но отчетливый хруст. В совершенно неподходящий момент птенец решил выбраться наружу!

— Грэй, что прои… Святое дерьмо! – обернулся Кай, — Он что, решил родиться прямо сейчас?! Грэй, ты Заклинатель. Немедленно успокой его!

Я коснулся дрожащей скорлупы, активируя “Повелитель Стаи”. Прикоснулся к существу, погруженному в теплое желто-розовое море.

Он долго дремал, погруженный в изменчивые сновидения. И наши манипуляции его неожиданно пробудили. Проснувшийся птенец, ощутив мой разум, тут же потянулся навстречу, словно ждал этого, и на мгновение мы ощутили друг друга.

Нечеловеческий разум. Холодный, но одновременно обжигающий. Он был чем-то похож на «Дива» из Фанга или даже Зверя, но абсолютно чист, свободен от страстей, в нем пока еще не имелось ненависти, голода и жажды крови. Была какая-то неожиданная радость от новых ощущений, любопытство и наивная доверчивость. Тот, кто спал в яйце, не знал врагов, страха, боли, сожаления или печали. Он тянулся ко мне, как младенец, из колыбели протягивающий палец взрослому.

Мико: Он пробудился!

В наушниках раздался голос Алисы. Она встревожено закричала, что рух бросил добычу и взмыл вверх. В то мгновение, когда наши сознания слились, я понял, что между родителем и птенцом существует какая-то ментальная связь. Мега-птица почувствовала, что с яйцом что-то происходит. И немедленно бросилась на выручку.

Меня пробила холодная дрожь. Рух умел летать очень, очень быстро. Он будет здесь через несколько минут!

— Грэй, если птенец вылезет, нам конец! — нервно сообщил Кай, глядя на сетку трещин, разбегающихся по кристаллу скорлупы.

Я сосредоточился, не отрывая ладони от пульсирующего яйца. Спи. Усни. Забудь. Но вернуть пробужденное существо в мир уютных, обволакивающих сновидений не выходило. Даже сейчас детеныш руха был невероятно силен, он играючи рвал мои грезы. Со всей очевидностью я осознал, что ничего не получается!

— Грэй!!! Рух возвращается! Угомони птенца!

— Не могу справиться, вырывается! — огрызнулся я. — Он… слишком сильный!

— Используй амплификатор!

Я подхватил забытый серебряный обруч, стащил шлем, закрепил его на лбу. Защелкнул в круглой ячейке азур-батарейку. Мико мгновенно подстроила интерфейс, я увидел вторую, дополнительную полоску энергии. Десять тысяч Азур. На сколько их хватит?

Мощное покалывание в висках. Активация.

Изменения проявились сразу. Пси-поле увеличилось в десятки раз, я как будто вышел за пределы флаинга, сверхчувствительным восприятием осязая все вокруг. Необычайная, будоражащая легкость, как у атлета, одной рукой приподнявшего доселе неподъемный груз. Счетчик Азур стремительно, пугающе быстро потек вниз – ментальное усиление пожирало энергию в невероятных масштабах.

Мико: Конденсатора на 10000 Азур хватит приблизительно на три минуты семнадцать секунд… Поторопись, Грэй!

Кай говорил про десять минут, но его расчеты оказались неверны. Всего три! Возможно, это было связано с изначальной мощностью Источника. Я снова прикоснулся ко рвущемуся наружу разуму птенца. Мягко, непринужденно попытался успокоить проснувшееся в яйце существо. Спокойно, но одновременно настойчиво, будто убаюкивая плачущего младенца. Не знаю, откуда у меня взялись эти ассоциации и навыки, наверное, как и с оружием, проснулась генетическая память, я интуитивно понимал, что нужно делать.

Несколько мгновений он сопротивлялся, но потом замер. Мир грез захватывал его сознание, пульсация яйца прекратилась, птенец свернулся внутри, медленно засыпая.

Я выдохнул. Получилось.

Но было уже поздно. Громоподобный крик руха прозвучал где-то совсем близко. Исполинская птица возвращалась в гнездо.

Пользуясь своим сверхвосприятием, я ощутил его, как солнце сквозь зажмуренные веки. Огромный гневный раскалено-пылающий разум. Возможно, даже под усилением амплификатора мой Источник был слишком слаб для борьбы с монстром «золотого» ранга.

Но за те мгновения я успел объять общую картину, осознать, что между рухом, птенцом и кем-то еще существует прочная ментальная связь. В чем-то она походила на «Стаю» Крысиного Короля, а в чем-то нет, факт заключался в том, что они чувствовали друг друга. И пробуждение птенца мгновенно ощутила родительская особь. Ее ярость была настолько велика, что даже попытка прикоснуться едва не лишила меня чувств.

— Святое дерьмо!!! — выругался Кай, когда над нами мелькнула исполинская тень. — Грэй?!

— Я его успокоил!

— Зафиксируй его как-нибудь. А сам прыгай сюда, на место дубль-драйвера! — он показал на второй пилотский ложемент. — Замкнешь управление на когитора, отдаю тебе огневые системы.

Крякнув от натуги, я уместил яйцо на пыльное сиденье прямо за Техномантом. Мико подсветила нужный сенсор, и его крест-накрест прижали полимерные ремни. Теперь никуда не денется. Еще не хватало, чтобы оно начало кататься по кабине флаинга, если нас начнет трясти в полете.

Найдя гнездо разоренным, рух разразился трубным воплем. Засвистел, завизжал ветер, наполненный каменной крошкой. Узкая расщелина, в которую посадил свою птичку мертвый Львиноморд, к счастью, была недосягаема для гиганта. Терраса, только выглядевшая естественной, оказалась специальной посадочной площадкой. Этакий скрытый карман, спрятанный под козырьком обрыва, подобно ласточкиному гнезду. Мертвый легат нашел идеальное место для приземления, мастерски вписав флаинг в узкую норку.

Сквозь остекление я увидел огромную тень прямо над нами. Рух наконец обнаружил маленьких воров и в неистовстве вцепился в края трещины, пытаясь ее расширить.

Это было страшно. Я не верил своим глазам, но огромное разъяренное чудовище в бешенстве крошило скалу, как хлебный мякиш. Его клюв и когти пылали азур-сиянием, от взмахов крыльев наверху закипел настоящий ураган. Все вокруг ходило ходуном, казалось, сама гора содрогается от яростных ударов руха.

По обшивке густым дождем застучал водопад осколков. По скале побежали трещины, камень рвался, дробился на куски, срываясь вниз огромными глыбами. Кай выругался, вскинул вверх руку – и флаинг полусферой накрыл зонтик силового щита. Вовремя – промедли он пару секунд, и нас бы завалило каменной лавиной.

— Мне нужно еще пару минут, отвлеки его!

Отвлечь исполинское чудовище? Как? Лихорадочный перебор вариантов – и все мимо, у меня просто не имелось средств, способных повредить такому исполину. Огненный волк, «Повелитель Стаи», «Вспышка»?

Я запустил в него три подряд «Вспышки», пытаясь взрывать их возле головы гиганта, чтобы ослепить или дезориентировать. Яркие зарницы одна за другой вспыхивали на вершине, как мигающие сигналы огромного прожектора.

Помогло лишь на полминуты, мега-птица с гневным клекотом взмыла вверх, но тут же вернулась, с удвоенной яростью дробя камни. Трещина значительно расширилась, еще немного – и рух сможет дотянуться до нас когтистой лапой или клювом, способным пробить флаинг насквозь.

Аппарат неожиданно шевельнулся, задрожал, приподнялся над поверхностью скалы. Где-то в районе хвостового пилона зарокотал двигатель. Из раскрывшихся подлокотников возле ложемента вылезли лепестки пилотских стиков, остекление заморгало индикаторами дополненной реальности. Техноманту, кажется, удалось разблокировать управление.

— Готов? — крикнул Кай, перекрикивая шум ветра, гул падающих камней и крики беснующейся твари. — Пристегивайся, сейчас будет весело! На тебе – огневая поддержка, не позволяй ему приблизиться, пока мы не разгонимся!

Упругие ремни обхватили тело, плотно вдавив в ложемент. Правая рука удобно легла в вырез стика, на стекле зажглась алая точка прицела. Я подвигал его, привыкая к управлению.

Мико: Гаусс-турель имеет сектор обстрела в 360% градусов. Боезапас на исходе, всего три магазина. Бронебойные иглы, калибр 10 мм. Шанс ранить цель – в районе 3%.

Флаинг, скрипнув обшивкой по камням, упругим рывком сорвался с каменного карниза. Издав негодующий вопль, рух тут же рванулся следом, но Кай действовал хитро – он скользнул по спирали вокруг вершины, вплотную прижимаясь к скалистым кручам, и габариты мега-птицы тут играли против нее. Мы были меньше, маневренней, и гонка с препятствиями в каменном лабиринте была только на руку.

Одно нажатие – одиночный выстрел, надавить сенсор – пойдет очередь. Я поймал в прицел вынырнувший крылатый силуэт и выпустил в него свистящий гаусс-дождь. Никакого эффекта, бронебойные иглы просто рикошетили от коричневого оперения руха, не хуже прочнейшего панциря защищавшего тело чудовища. Да что же за монстра создала мать-природа?!

Мико: Осталось два магазина. Повреждений противнику не зафиксировано.

Кай описывал быструю спираль вокруг зубца горной вершины. Экстремальный пилотаж. Стремясь сбросить руха с хвоста, он ставил «Голубь» на ребро, огибая выраставшие препятствия, и нырял в узкие расщелины, с огромной скоростью проносясь впритирку к скалам. Но крылатый монстр не отставал, он просто крушил все на своем пути, исступленно преследуя флаинг. Скалы рушились, срываясь вниз каменными лавинами, оглушающие вопли птицы болезненно отдавались в висках.

— Грэй, стреляй! Нам нужно его сбросить, чтобы оторваться!

Да что толку? Я не видел смысла тратить остатки боезапаса на бессмысленную пальбу. Должен, должен быть какой-то выход!

— Мико, у него вообще есть уязвимые места?

Мико: Кинетическое оружие неэффективно. Шансы пробить есть, если использовать энергетическое усиление. У нас есть «Усиление Светом». Третий ранг позволяет вливать частицы Ра в движущиеся заряды. Это ситуативный апгрейд, но иного выхода я не вижу.

Что такое «Усиление Светом»? Это придание стихийной силы Ра оружию и предметам. В самом начале пути я взял первый ранг этого умения, и оно несколько раз выручило меня, помогло Фангом пробить азур-броню Ивил и прикончить Крысиного Короля.

У меня как раз имелись две Нейросферы и полностью заполненная шкала Азур. Я не расходовал ее, потому что опасался внезапной смерти, нельзя было допускать этого без запаса Азур. Апгрейд «Усиления Светом» до последнего, третьего ранга не входил в ближайшие планы, но других вариантов, похоже, действительно не оставалось.

Двойное усиление Источника. Вспыхнули иконки новых способностей, но изучать их было некогда, я выбрал «Усиление Светом». Третий, финальный ранг: световой, тепловой, азурический урон. Возможность усиливать движущиеся заряды, отлично! Стоимость – 500 азур. Экономить не имело смысла, я тут же влил огонек Ра в барабан гаусс-турели, насыщая иглы солнечным огнем.

Мико: Не тяни, усиление может вывести из строя турель!

Я выпустил предпоследний магазин, целясь в голову гиганта. На этот раз сверкающая очередь заставила руха споткнуться в полете, отвернув с пути. Но радость была недолгой, спустя несколько секунд он вновь вернулся, с яростным клекотом продолжив погоню. Судя по всему, даже усиленные заряды его лишь слегка царапали.

Оставалась последняя попытка. Единственное, что приходило в голову – комбинировать «Усиление» со «Вспышкой». Но для этого требовалась филигранная работа, ведь и там и там, нужна частица Ра, а я мог оперировать только одной. И бить нужно наверняка.

— Кай, можешь подпустить его поближе?

— Ты с ума сошел?

— Да! Иначе мы не оторвемся!

Выругавшись себе под нос, Техномант крутанул очередной головокружительный кульбит. Небо и скалы закружились хороводом, и совсем рядом мелькнул огромный крылатый силуэт.

Я сосредоточился, прикрыл глаза и полностью отдался сверхчувствительному восприятию – с ним я осязал все вокруг резче и точнее, чем зрением. Сейчас, сейчас… сейчас!

Ладонь утопила стик. Траектория пылающих гаусс-игл на мгновение соединила мега-птицу и флаинг. По цепочке зарядов бежала частица Ра и, пробив плотное оперение, распустилась обжигающей «Вспышкой».

На этот раз, кажется, я пронял исполина. Ослепительная точка «Вспышки» взорвалась под перьевой броней. Не убил, конечно, но чувствительно ранил. Рух с воплем отвернул, с размаху врезался в скалы. Заворочался в камнях, хлопая крыльями, разнося все вокруг. Попытался подняться, взлететь, но тут же рухнул вниз, волоча подбитое крыло. Пользуясь моментом, Кай бросил наш аппарат вверх, прочь от вершины, набирая скорость и уходя в тяжелые, набрякшие вечерние облака. Вокруг все заполнили серые клочья, мы спрятались в облачном покрове, стремительно удаляясь прочь.

— Теперь уйдем, теперь оторвемся, святое дерьмо! — пробормотал Техномант. — Ну и иллюминацию ты устроил, командир! Я бы ослеп без светофильтров. Полная демаскировка, даже из космоса заметили, наверное!

— Ну, извини, по-другому не выходило. Мы ушли?

— Думаю, да. Надо забирать Алису и возвращаться в Монолит, — произнес Кай. — И держать ухо востро, он нас в покое не остави…

Удар!

Нас со страшной силой швырнуло, закрутило, понесло вниз диким штопором. В кабину проник свирепый рев ветра, разом запищало множество датчиков: разгерметизация, повреждение обшивки, выход из строя двигателя! Нечто огромное долбануло так мощно, что задняя часть флаинга превратилась в веер металлических лохмотьев!

Сетка голубых молний вспыхнула на консоли, все приборы мгновенно померкли, Кай застонал, выгибаясь в пилотском ложементе. Я успел заметить сверху, в облачных клочьях, еще одну крылатую тень, стремительно промелькнувшую мимо. Мико мгновенно выделила и опознала ее.

Рух! Откуда он взялся и как успел догнать нас?! Эти мысли пронеслись прежде, чем когитор проанализировала информацию и сделала единственно возможный вывод.

Рух был не один. Их было двое. Скорее всего, самец и самка, почему мы сразу не подумали об этом?! И второй экземпляр, подоспев на помощь, неожиданно напал из поднебесья, практически оторвав нашей птичке хвостовую часть.

Мы падали, рушились вниз.

Кай очнулся, невероятным усилием подхватил управление, восстановил тангаж, заставляя машину планировать. Двигатель и все системы были мертвы, мы стремительно теряли высоту.

— Мягкой посадки не будет! — крикнул Техномант. — Держись, Грэй!!

Мы пылающей стрелой пронзили вечернее небо, оставляя за собой пышный дымный хвост. Страшная болтанка, флаинг крутило и вертело как сумасшедший волчок. Мелькнули зубчатые клыки скал, уже близкое зеленое море горных сосен. Я сжался в предчувствии неминуемого удара, но вместо него верхняя часть кабины раскрылась и неумолимая сила выбросила нас из летательного аппарата.

Катапультирование!

Крутясь в воздухе как волчок, я успел заметить пылающий болид падающего флаинга, мгновенно исчезнувший за кромкой леса. Также видел взрыв, облако черного дыма и огромную крылатую тень, падающую на место крушения.

Резкий толчок подбросил вверх – раскрылся купол спасательного парашюта. Но высота была слишком низкой, чтобы погасить ускорение, меня с размаху втащило в зеленую колючую мешанину леса.

Падение, кутерьма жестких ударов. Очередной оказался настолько силен, что меня едва не расплющило о древесный ствол. На мгновение я вырубился, потеряв сознание, чтобы увидеть знакомое сообщение:

Активация № 27…

Ваш носитель мертв. Восстановить тело?

Глава 28

Инкарнация успешно завершена. Текущее количество Азур 23400/30800.

Опять инкарнация. Даже хваленый Геном Гидры не спас от смерти, невозможно мгновенно восстановить поврежденный мозг. Удар о ствол был настолько силен, что я потерял расстегнутый шлем, а жесткий нагрудник «Лорики» покрылся сеткой трещин. Как же надоело умирать…

Я висел, болтаясь на лямках спасательного парашюта. Он зацепился оранжевым куполом за разлапистые сосновые ветки, где-то внизу виднелась покрытая опавшей хвоей земля.

Разгневанный крик руха прозвучал совсем близко. Через несколько секунд, будто откликнувшись, в отдалении эхом ответил другой. Кто же вообще знал, что их двое? Одного я ранил, но второй легко может заметить в кроне деревьев вызывающе демаскирующий парашют!

Мико: Очень разумная мысль. Я рекомендую немедленно покинуть место падения!

Дотянувшись до Фанга, я перепилил стропы и рухнул вниз, болезненно ударившись о землю. К счастью, высота была небольшой. Несколько секунд лежал, глубоко дыша и приходя в себя. Дерьмо Ангела, мы совершенно точно потеряли флаинг и яйцо, задание провалено! Впрочем, у нейросети имелось другое мнение:

Мико: Рановато для паники! Покапровал задания не подтверждаю. В случае уничтожения яйца директива тоже будет выполнена, просто без бонуса. В случае возвращения руху птенца или его потери – провал.

Я огляделся. Наверху шумели высоченные сосны. Меня окружал колючий подлесок, над самым лицом нависали мягкие изумрудные иголки с локоть длиной. Мы проходили эти чистые леса, пробираясь к гнезду руха. С высоты они наверняка казались непроницаемым зеленым морем, вряд ли возможно под хвойным покровом разглядеть отдельного человека.

Вдалеке опять закричал рух. Вопль был яростным и одновременно исполненным невыразимым отчаянием. По верхушкам сосен прошла рябь от мощного порыва ветра. Я бросил тоскливый взгляд на оранжевый купол, болтающийся высоко на дереве – по идее, его нужно бы стащить оттуда, спрятать или уничтожить, но это займет слишком много времени. Надо быстрее убираться подальше. Если мега-птица потеряла птенца, она в ярости может превратить этот лес во вспаханную равнину.

У подножия дерева Мико подсветила потерянный шлем. Практически целый, если не считать треснутого забрала, с обратной стороны заляпанного чем-то густо-алым.

— Грэй, святое дерьмо?! Ты где? Почему не отвечаешь?

К счастью, неведомые репликаторы Стеллара штамповали качественные вещи. Мало того, что шлем оказался прочнее моей головы, так еще и связь работала. В наушниках раздался хриплый голос Кая и отрывистые, взволнованные реплики Алисы. Они, кажется, немного запаниковали от моего небольшого тайм-аута. Коротко ответив, я вывел тактическую карту подразделения, сопряженную со шлемом «Лорики», в отдельный сегмент своего интерфейса. Зеленая точка сигнала Техноманта светилась совсем недалеко – в каком-то полукилометре отсюда.

— Давай скорее, командир. Нужна помощь…

Вперед! Упругая хвойная подстилка пружинила под ногами. Через несколько минут отчаянного бега система неожиданно засекла слабый фон А-энергии. Он усиливался с каждым шагом, и наконец, я заметил среди деревьев фигуру Техноманта. В вечерних сумерках было хорошо видно, что он смотрит наверх, на источник неяркого голубоватого свечения, подвешенный где-то в кронах огромных сосен.

Яйцо нашлось! Я облегченно выдохнул. Совершенно целое, оно качалось на стропах, пойманное в ловушку ветвей. Недаром я пристегнул его к креслу, закрепив, как драгоценный груз. А Кай, значит, специально катапультировал весь пилотский блок флаинга. При падении оно не пострадало, да и вряд ли такие мелочи могли повредить прочнейшую оболочку. Тут нужно что-то посерьезней. Я опасался только одного – что разбуженный птенец опять решит вылезти раньше срока.

— Ты в порядке?

— Нормально. Поломался при падении, но это мелочи, — кивнул Кай. — Инкарнация даже мертвого на ноги поставит… Грэй, мы флаинг пролюбили, святое дерьмо!

— Зато яйцо целое, — ответил я. — Как будем спускать?

— Меня больше интересует, кто его потащит? — огрызнулся Кай. С предплечья Техноманта вспорхнули синие сюрикены и, взмыв вверх, в несколько приемов обрубили привязь, удерживающую яйцо. Оно с шумом рухнуло вниз и в полуметре над землей вдруг остановилось, зависло, будто пойманное невидимой рукой. Кай, как заправский волшебник, театральным жестом притянул его поближе – и яйцо подплыло к нам, качаясь в воздухе. Напарник тут же сноровисто укутал его своим маскировочным плащом, скрыв источник света.

— Телекинетика? Сможешь его так транспортировать? — уточнил я.

— Вообще нет, это активная способность. Но оно фонит сильнее, чем я трачу Азур, — усмехнулся Кай. — Так что да, смогу.

— Тогда быстро уходим, Кай.

Громоподобные крики родителей, потерявших яйцо, раздавались совсем недалеко. Не хотелось даже представлять, что случится, если они нас заметят.

Однако на сегодня мы исчерпали свою дозу невезения. Неожиданным союзником выступили вечерние сумерки и облака, скрывшие небо. Скоро уже в двух шагах ничего не было видно, лес затягивала ночная мгла.

Двигаясь исключительно в тени деревьев, по оврагам и распадкам, мы начали осторожно, но быстро, отходить на северо-запад. Там леса становились гуще и можно было укрыться в старых развалинах. Мы уже устраивали в тех местах ночной привал, и Мико легко проложила обратный маршрут. Укромное место и хороший ориентир, чтобы соединиться с Алисой, находящейся в ста милях восточнее.

Выходить на открытые места было смертельно опасно. Дважды или трижды огромная тень проплывала над лесом, мы замирали и припадали к земле, подолгу не двигаясь. Крики рухов слышались все дальше, и настал момент, когда я понял, что мы, кажется, ушли.

Пробираться ночью по лесу крайне сложно. Поэтому, найдя укромное местечко в овраге, похожее на старую берлогу, мы с Каем забились туда. Даже для Инкарнаторов эти сутки выдались изматывающими.

Сон был мгновенным. Я закрыл глаза – и сразу же проснулся, даже не осознав, что прошло несколько часов.

Уже рассвело. Алиса вернулась. Она сидела у небольшого кострища устало сгорбившись. Напротив я увидел Кая, и эти двое, кажется, вполне мирно разговаривали. Надо же! Заметив, что я проснулся, она подняла голову и улыбнулась.

— Добыли. Хорошо.

Яйцо спокойно лежало возле костра, тщательно замотанное в маскировочную ткань. Оно излучало почти сорок единиц Азур в минуту. Потерянная вчера энергия с лихвой восстановилась. Мико ночью сформировала новую Нейросферу, текущее количество Азур было 16200/33000.

Ого! Короткий подсчет дал понять, что за час я получаю больше двух тысяч, а за сутки – почти пятьдесят. Видимо, такие же вычисления провел и Техномант, потому что по бородатому лицу расплывалась блаженная улыбка.

— Хорошая штука, Грэй! Очень мощное А-поле! Я бы не отказался посидеть возле него несколько дней. Послушай, как вернемся в Монолит, может, пару дней отдохнем, не будем пока сдавать задание? Немного накопим Азур, хотя бы до первой эволюции?

— Ничего не имею против, — кивнул я. Действительно, используя яйцо как азур-излучатель, мы могли значительно усилиться в короткий срок. Мне требовалось пройти еще много усилений, чтобы стать полноценным Заклинателем. Открыв интерфейс, я взглянул на свои данные:

Имя: Грэй

Звание: аларх

Боевая группа: «Амнезия» (поощрений – 0, знаков отличия – 2)

Азур: 16200/33000

Источник: тип энергии – Ра

Особые способности: «Частица Света» (1), «Усиление Светом» (3), «Вспышка Света» (3)

Модификации организма: Усиление Источника (7), костной ткани (1), мышечной системы (2), эндокринной системы (2), нервной системы (5), неокортекса (2), таламуса (2), системы кровообращения (2)

Генетические модификации: «Бинокулярное Зрение» (Геном Птара), «Непроницаемость» (Геном Донного Краба), «Повелитель Стаи» (Геном Крысиного Короля), «Молекулярная Регенерация» (Геном Гидры)

Свободные Нейросферы: 1

Свободные Геномы: Геном Ледяного Анубиса, ??? (неизвестный генетический материал)

— Вернемся – покопаюсь в вещах Львиноморда, — мечтательно протянул Кай. — Чую, в его крипторе много всего интересного…

— Как думаешь, что с ним произошло?

— Если когиторы не выдали задания, значит, он не числится в пропавших без вести, — уверенно заключил Кай. — Либо подтвержденная смерть… либо он жив. Надо запрашивать Архив, но доступ к личным делам Инков легатского звена ограничен.

— Если бы он был жив, вернулся бы за флаингом и яйцом.

— Скорее всего, — согласился Техномант.

Все-таки, несмотря на разбитый флаинг, все складывалось не так плохо. До Монолита, в сущности, оставались всего сутки пути.

Интерлюдия. Одержимые

— Готово, учитель, — тихо шепнула Эвелин Мэйл. — Кажется, все…

Айсберг обвел взглядом видеостолбы с голограммами Одержимых, появившихся на мостике «Мстящего». На его зов откликнулись многие, даже из тех, кого он не ожидал увидеть. Ученые, Техноманты, Воины и Заклинатели: все те, кто волей или неволей сменил серебряную звезду Стеллара на черные одежды Одержимых. Многие из них считались давно погибшими, другие – долгое время скитались в глуши, потерянные и разбитые.

Тирея Мун, легендарная Заклинательница, глава «Ночных Странников», бывший легат Первого Легиона. Ныне – Одержимая, известная как Ведьма.

Эрлинг Винтер, один из учеников Феникса, получивший от Города клеймо кровожадного Каннибала.

Моргот, представляющий «Черное Братство», когда-то наводившее страх на все побережье американского архипелага.

Задумчивый Эфир и его спутница Кайра, последние выжившие из сгинувшего на Черной Луне «Ронсеваля».

Стрелок, Грендель, Арахна, Морриган, Братец Лис, Вампир…

И все же – мало. Очень мало. Из двух тысяч Инков, вернувшихся с Черной Луны, выжило всего несколько десятков. И Айсберг не мог сказать, что это были лучшие.

— Приветствую вас, — произнес Техномант, открывая первый за долгое время совет Одержимых. — Рад всех…

— Айс, давай без лишней болтовни и церемоний! — раздраженно прервала его Ведьма. — Не будем делать вид, что мы все очень рады друг другу! Половина тут тихо ненавидит… В чем дело? Зачем ты нас вызвал?

— У меня есть важные новости.

— Какие? — фыркнула она, язвительно усмехаясь. — По моим данным, ты со своими Конвоями крепко застрял под Энджело! Что, крепкий попался орешек, ха-ха?

Вместо ответа Одержимый включил трансляцию. На вспыхнувшей картинке отобразились защитная диафрагма, зияющая громадными обугленными дырами. Камера поползла вниз, демонстрируя дымящиеся руины, скелеты зданий, обглоданных огнем и покрытых пулевыми отметинами. Остановилась на закопченной статуе Ангела, выщербленной случайными попаданиями.

— Первый уровень Энджело полностью захвачен, — процедил он. — Но у моих Бродяг тяжелые потери. «Ангелы» дрались как безумные. Они ушли вниз, в многоуровневый подземный город. Перекрыли лифтовые шахты, обрушили межэтажные переходы, заминировали все на пути отхода. Выкурить их оттуда очень сложно, в этом лабиринте легко обороняться. Бродяги не хотят туда соваться. Будь у нас крысы, форт был бы уже зачищен.

— Но крыс у тебя больше нет, без Короля Стая разбежалась. А ведь тебя предупреждали, что не стоит полагаться на азур-тварей!

— Дослушай, Тирея! Не буду напоминать, что наш план частично сорвала самодеятельность Каррахейна. Если бы он не увел «Мстящий» при первом штурме, форт был бы уже взят.

— Ни слова больше о Заке, Айс! — тяжело предупредил Моргот. — Ни слова и ни звука! Иначе…

— Спокойнее. Умбра Каррахейна в моем анимариуме, — холодно ответил Оскал. — Я его временно отстранил, скажем так. И готов освободить, когда придет время.

— А что насчет Хирувима, Айс? — насмешливо спросила Арахна. Голограмма Одержимой ясно показывала, что она сидит в карцере, закрытая квадратом силового поля и решеткой лазерных лучей. — Его-то уже не освободишь…

— Это случайная смерть, жертва, которой не должно было быть, — тон Техноманта не изменился. — Я готов понести полную ответственность.

— Ладно, с этим разберемся позже! — угрожающе напомнила Тирея. — Так что там с Энджело?

— Да, мы уже стоим между отметками «тяжелых» и «неприемлемых» потерь в этой операции. Главари Конвоя у меня вот тут! — Одержимый сжал кулак. — Но Бродяги не солдаты. Они лояльны, когда есть добыча, когда наши цели совпадают. А тут…

— Короче, Айс. Лирика нам неинтересна! — нахмурилась Тирея. — Ты что, хочешь просить о помощи?

— Нет. Я принял решение больше не терять людей. Мы замуровали все выходы сверху, воздуховоды тоже. Посмотрим, сколько они просидят там, без энергии, с ограниченными запасами воды, еды и воздуха.

Он замолчал. Эвелин, стоявшая за его спиной, прекрасно знала, что битва за Энджело вышла неожиданно тяжелой и кровопролитной. Главным образом из-за того, что форт не удалось захватить с хода. Неизвестный Инк, активировав старый вингер Ангела, смешал все планы, дав защитникам веру и надежду. И «ангелы» дрались как безумные, без боя не отдавая ни клочка своей крепости. Казалось, все они – и мужчины, и женщины, готовы были умереть, но не сдаться. А еще лучше – умереть, забрав с собой побольше врагов. Каждый шаг давался кровью и смертью, и даже отчаянных, закаленных рейдеров Конвоя пугала подобная остервенелость.

— Хорошо, прекрасно. Я не одобряю твои варварские методы, но какое это отношение имеет ко всем нам? — прищурилась Ведьма.

— Самое прямое. В Город пришла информация о нашем рейде, объявлена Синяя Тревога.

— Ах, вот как? — Ведьма почти не удивилась. — Значит, стоит ждать мальчиков из Легиона? Кто у них там сейчас за главного?

Слово «Легион» прозвучало в ее устах пренебрежительно-насмешливым ругательством.

— Ганг Фурий! — пробасил Моргот. — Этот ублюдок, да!

— Ха! И что ты планируешь, Айс? — усмехнулась Ведьма. — Будешь рвать когти?

— Из-за этого вас и собрал, — веско ответил Айсберг. — Я знаю когда, где и сколько их придет. Предлагаю устроить теплую встречу.

— «Горячее Свидание»? — на тонких губах Тиреи Мун заиграла недобрая усмешка.

— «Горячее Свидание», — подтвердил Техномант.

— Пора дать Легиону хорошего пинка! — озвучил свое мнение молчавший Каннибал. — Я с Айсом.

— Тоже за! — коротко высказался Вампир.

— Интересная идея, — задумчиво проронила Ведьма. — А мы успеем подготовить все для приема дорогих гостей? Есть, чем их угостить?

— У меня всегда есть сюрпризы, Тирея, — ответил Айсберг. — Энджело ведь нужен был мне не просто так. В свое время ходили слухи, что у них сохранились элементы древнего ПКО. Мы их захватили. Шесть установок шахтного типа, три целых «Париса» класса «земля-космос».

— Я слышала об этом, — кивнула Ведьма. — Ха! Тогда да, моя группа тоже в деле. Когда будет заварушка?

— Вскоре. У меня есть еще одна новость. Смотрите.

Движением руки он создал виртуальный экран, на котором мелькнуло, сменяя друг друга, несколько кадров. Яркие повторяющиеся вспышки в вечернем небе, небольшой серо-зеленый флаинг, преследуемый гигантской птицей, черный столб дыма, поднимающийся в небо.

— Что это? Флаинг похож на легионный разведчик.

— Я ожидал, что Легион будет прощупывать местность, поэтому «Пилигрим» мониторил всю необычную активность. Узнаете этих пассажиров?

На экране появились фигуры, идущие по хвойному лесу, сидящие на камнях, тревожно вглядывающиеся в небо. Крупный план увеличил их лица. Одно, второе, третье.

— Да… Буллшит! Лиса, этот Грэй и … кто третий?! — прошипела Ивил. — Как они выбрались из А-Зоны? Где взяли флаинг и снаряжение?

— Понятия не имею, — отчеканил Айсберг. — Но теперь ясно, кто поднял Синюю Тревогу. У нас в тылу действует диверсионная группа врага!

— Так. Что ты предлагаешь? Уничтожить их?

— Конечно. Зачем нам противник в тылу? Судя по маршруту, они идут к Монолиту. Перехватим их там и уничтожим. Есть желающие это сделать?

— Думаю, это проблема, с которой твоя группа может справиться самостоятельно! — отрубила Тирея. — Я готова помочь, когда будут известны детали «Свидания». До связи!

— Аналогично! — фыркнул Каннибал. — Охота на одиночек не мой конек. А вот пощипать перышки Городу – совсем другое дело! До связи!

Их видеостолбы синхронно погасли. Один за другим все прочие Одержимые высказывались и тоже отключались. Почти все хотели свести счеты с Легионом и никто не желал присоединиться к охоте. Через несколько минут, кроме Оскала и Ивил, на мостике оставалась только одна голограмма.

Арахна. Лидия фон Край, до сих пор находящаяся под стражей в карцере «Мстящего».

— Ты хочешь доказать свою верность и принести головы этих Инков, Лидия? — саркастически усмехнулся Айсберг.

— Нет. Выслушай меня, Айс! — произнесла Арахна. — У меня есть информация об этом Инкарнаторе. О Грэе. Я хочу кое-что рассказать.

— Хорошо, говори.

— Когда Зак забрал его на «Мстящий», он поручил мне взять биоматериал для генетического анализа, — произнесла Одержимая. — Капитан подозревал инкарнацию Ангела и хотел провести немедленную проверку.

— Я даже догадываюсь, как ты взяла этот анализ, маленькая сучка, — не удержалась Эвил.

Арахна вызывающе усмехнулась, вздернув подбородок:

— Что, завидуешь, Иви?

— Какая проверка?! Я не понимаю, как генетический анализ может определить что-то, кроме наличия Геномов и Фенотипа? — озадаченно произнес Оскал.

— Потому что ты не биохимик. Генная экспрессия. Помнишь, что такое анимафикация организма?

— Под влиянием анимы изменяется внешность носителя, — кивнул Оскал. — Проявляются старые черты, пока тело не станет полной копией-близнецом «родного». Но такая генная экспрессия занимает годы, а то и десятки лет – и часто сбивается из-за эволюций или разницы геномодов.

— Да, все верно, — кивнула Арахна. — Но тут мы имеем свежий, чистенький носитель. Идеальный вариант! Я взяла биоматериал, вместе с Хирувимом мы создали в лаборатории «Виртуального Клона» и прогнали на нем генную экспрессию Грэя, ускорив процесс в десятки раз.

— Как ты сделала «Виртуального Клона»? — жадно спросила Ивил. — Где ты нашла материалы для его создания?

— Хирувим долгое время занимался этим исследованием. Мы использовали Умбру и брахма-частицы из хранилища «Мстящего», — неохотно ответила Арахна.

— Из запаса Сумрака?! Вскрыли контейнер «Авроры»?! Да ты что, с ума сошла?! Это же невоспроизводимая технология!

— Мне приказал Зак! — Арахна не опустила дерзких голубых глаз. — Он хотел проверить! Для него это было очень важно!

— Так, хорошо, — Айсберг взял себя в руки. — Очень элегантное решение, Лидия. «Виртуальный Клон», хм… И каковы были результаты эксперимента? Как я понимаю, на гомункуле ты проиграла вариации будущей внешности Грэя в заключительной стадии анимафикации?

— Да, мы хотели посмотреть на возможную внешность его старой инкарнации, — ответила Арахна. — Потом прогнала результат через слепок старой базы Стеллара на поиск совпадений. Результат не совсем точный, шестьдесят на сорок… Но он был.

— И кто же он в прошлом? — жадно спросила Эвелин.

— Я скажу только Айсу, — холодно произнесла Одержимая. — Эта информация слишком…

— Хорошо, говори, — без раздумий ответил Айсберг.

— Айс, эта сука что-то задумала, — скривилась Одержимая. — Она ведет какую-то свою игру!

— Иви, нам тут всем по четыреста лет, — неожиданно мягко произнес Оскал. — Естественно, Лидия ведет свою игру. Не волнуйся, пожалуйста.

— Сначала я озвучу гарантии личной безопасности, — сказала Арахна. — Во-первых, я предупреждаю, если ты захочешь убить меня – например, чтобы не допустить распространения информации, инфопакет с Заком, Хирувимом, Грэем и прочим дерьмом, автоматически уйдет всем нашим общим знакомым адресатам. Ты знаешь, о ком я. Во-вторых, я хочу немедленно покинуть «Мстящий» и вашу команду.

— Решила подстраховаться, — усмехнулся Айсберг, — Девочка, не смеши меня. Куда ты пойдешь и кому будешь нужна? Легион, Охотники или Твари сожрут тебя.

— Когда ты посмотришь, что мы накопали, вопросы исчезнут, — ответила Арахна. – Ладно, хватит болтовни. Смотри – и думай сам, как распорядиться этим знанием, Айсберг.

Несколько секунд они молчали. Эвелин знала, что сейчас ее учитель просматривает присланный файл инфопакета, с бешеной скоростью прокручивая его на одном из потоков своего разума.

— Этого. Не. Может. Быть. — коротко, раздельно произнес Айсберг. — (Нецензурно)!

Эвелин вздрогнула. Ее учитель употреблял бранные выражения только в исключительных случаях. Последний раз это произошло, когда они слышали шум винтокрылов Легиона, а клановое поселение на Кратосе скрыла грибовидная шапка термоядерного взрыва.

Арахна криво усмехнулась, взъерошив свою снежно-белую шевелюру. Все-таки она была очень хороша, изысканно-аристократичная немка, отточено-красивая до последнего ноготка, и Эвелин внезапно почувствовала жгучую ненависть к этой расчетливой суке, со всей очевидностью плетущей какую-то очередную интригу.

— Просто невозможно, — повторил Техномант предательски дрогнувшим голосом, — Я не верю.

— Теперь ты понял, почему я хочу сбежать, Айс? — сладко пропела Арахна. — Разбирайтесь с этим дерьмом сами, без меня, ладно? Я пойду?

— Иди, — неожиданно разрешил Айсберг. — Прощай, Лидия.

Эвелин оторопев наблюдала, как силовое поле исчезает, гермостворка карцера раскрывается, выпуская Одержимую из заключения. Чтобы ее учитель принял подобное решение, информация Арахны должна была быть крайне важной, перекраивающей всю известную картину событий.

— Иви. Нам нужно срочно брать этого… Инка. И брать живым, — медленно произнес Техномант.

— Кто он, Айс?

Вместо ответа учитель резко повернулся к ней. Эвелин вздрогнула от неожиданности, когда он взял ее холодными пальцами за подбородок и пристально посмотрел в глаза.

— Иви, ты хочешь жить? — тихо, прочувствованно спросил Оскал.

— Да, учитель, — она опустила глаза, не выдержав режущего мертвого взгляда.

— Тогда больше не спрашивай. Я… понимаю Лидию.

— Я поняла. Что ты предлагаешь делать?

— Я же сказал – нам надо немедленно брать его.

— А как же Легион?

— Успеем. Это важнее. Намного важнее.

— Брать живым или мертвым? — осклабилась Эвелин.

— С его напарниками можно поступить как угодно, они не важны. Но он нужен только живым! Пожалуй, я отправлюсь туда сам, вы опять можете налажать.

— А как же корабль? Управление «Мстящим»? — Ивил кивнула на двойников Айсберга, занявших места экипажа. — Твоя «Многопоточность» справится? Ты же будешь ослаблен в несколько раз.

— Все равно этого должно хватить, он не мог пока набрать полную силу, — пробормотал Айсберг. — Иви, у нас нет выбора. Или мы берем его, или…

— Или что?

Одержимый не ответил.

Глава 29

Когда на горизонте появился синий луч Монолита, я поймал себя на незнакомом теплом чувстве. Так путешественник глядит на родной город, встающий в тумане, а моряк до рези в глазах высматривает на горизонте знакомый порт. Черный обелиск Монолита, пустые залы, оживающие от наших голосов, полупрозрачный, рябящий помехами силуэт Кейт-семь…

Мы возвращались домой.

Наступал вечер, близилась ночь. Когда до Монолита оставалось рукой подать, Алиса неохотно сказала, косясь на полусферу Черной Луны, встающую над горизонтом:

— Не пойду. Туда. Здесь останусь. Сегодня.

— Зверь? — догадался я.

Напарница кивнула. Слегка коснувшись ее разума, я ощутил, что она борется, изо всех сил борется с пробуждающейся голодной сущностью внутри. Пока Зверя удавалось сдерживать, но когда Черная Луна взойдет полностью, он завладеет телом Алисы. Средство Хирувима кончилось, значит – остается два варианта. Отправить ее погулять или попробовать использовать амплификатор Львиноморда. Я склонялся ко второму варианту и как раз хотел поговорить с Лисой об этом, но...

В тот момент мы проходили старой дорогой, ведущей между древними заросшими развалинами, кольцо которых окружало аванпост Инкарнаторов. Когда темные силуэты заброшек расцвели огнями выстрелов, это стало для нас полной неожиданностью.

Много позднее я размышлял, смогли ли бы мы не попасть в ловушку, хитроумно расставленную Одержимыми? Сумели бы избежать внезапного нападения, изменив маршрут, более тщательно проверив местность? И каждый раз, просчитывая вероятности, понимал — нет, не смогли бы. Засада была организована чрезвычайно грамотно, за плечами устроивших ее стоял огромный опыт военных действий. Нас незаметно выслеживали и терпеливо ждали, даже малейшая деталь не выдавала подвоха.

Я умер мгновенно. Ослеп и оглох, оказавшись в эпицентре слепящего света. Сначала даже не понял, что произошло. Хотя «Лорика» и выдержала большинство пулевых попаданий, у противников работали снайперы. Они безошибочно стреляли в голову и уязвимые места.

Активация № 28...

Мы оказались ошеломлены внезапным нападением. Возродившись, я мгновенно опустил забрало шлема, но системы брони выключились, связь пропала, непрекращающийся грохот пальбы и взрывов оглушил и дезориентировал. Кто, где, откуда напали? Нам не давали даже секундной передышки, расстреливая со всех сторон.

Мико тревожно, торопливо докладывала о количестве огневых точек, выдавая негативный прогноз. Засада оказалась профессиональной, наши шансы оценивались, как крайне низкие.

Боль! Интерфейс тревожно мигал багровыми точками новых повреждений. Обстрел не прекращался ни на миг, разрывающий стальной град вонзался в наши упавшие тела, жестоко вколачивая в землю. Враги знали, что имеют дело с Инкарнаторами. Другого объяснения многослойному огню, полосовавшему со всех сторон, не было. Тех, кто способен возрождаться, нужно убивать не жалея.

Кай, опрокинутый выстрелами, среагировал неожиданно быстро. Он прикрыл нас зонтиком силового щита и даже ухитрился пальнуть в стреляющие руины из своей импульсной дуры. Я же успел только швырнуть «Вспышку» в ближайшую сторону, прежде чем умереть во второй раз. Интерфейс ежесекундно мигал багровыми кругами полученных ран, нас поливали свинцом и закидывали гранатами, не давая даже подняться. Техномант вертелся и крутился, пытаясь защититься, но ничего не выходило – безжалостные пули и взрывы снова сбивали с ног.

Меня на секунду захлестнула паника – выхода не было! Единственный вариант когитор видела в согласованном применении паранормальных способностей. Но как это сделать, если нам не давали даже поднять голову?!

Жесть! Под прикрытием стрелкового огня сверху начали падать черные сети. Проволочные, снабженные множеством острых крючков, они мгновенно опутали нас, сковывая движения. Пытаясь вырваться, я услышал рычание, увидел бегущих по склонам четвероногих зверей.

Гармы! Варги! Кибернетически модифицированные волко-собаки, целая стая! Их задачей, видимо, было связать нас рукопашной схваткой, прижать к земле, пока не подоспеют остальные ловцы. Они уже выбирались из руин, выборочно стреляя на ходу. Мико мгновенно и безошибочно опознала «спецназ» Бродяг, очень похожий на тех бойцов, что загнали нас в А-Зону.

Единственной, кто выдержал первый удар, была Алиса. Невероятная регенерация и серебряная броня «Вьюги» позволили ей без особых проблем пережить нападение и перейти в контратаку, как только стрелки прекратили сосредоточенный огонь.

Я уже не раз видел ее в бою, но лишь сегодня убедился, чего на самом деле стоит настоящий, подготовленный Воин с хорошим снаряжением. Это было красиво и смертоносно. В облике ларса она с невероятной скоростью промчалась сквозь гармов, раскидывая и разрывая их, как тигр собак. Королевским прыжком преодолела дистанцию и, неуловимо обернувшись, с ходу начала пластать «Льдом» затаившихся в руинах стрелков, мгновенно смешав вражеский фланг. Там моментально возникла суматоха, паника, огонь пытались перенести на нее, но бесполезно – практически неуязвимая в хайвере Герды, Лиса убивала противников одного за другим. Там, где она действовала, началась жуткая метель, ледяной ветер, наполненный колючими снежинками, хлестал во все стороны, обескураживая противников.

Это был наш шанс. Мы с Каем возродились почти одновременно, разрывая опутавшие сети. Он прожег их своим лазерным взглядом, я – влил в Фанг «Усиление Света» и рассек горящим клинком. Рычащие звери прыгали со всех сторон, норовя вцепиться в горло и повалить на землю.

Я успел дважды разрядить «Крысу» в ближайших. Экспансивные пули разили здоровенных гармов наповал, просто тормозя их на лету. Резким ударом кинжала снизу встретил очередного пса, вспарывая ему брюхо. Рядом Техномант отбивался своим монструозным импульсником. Синие звезды яростно свистели вокруг него, навылет пробивая туши разъяренных тварей.

И все же их было слишком много, они рычали и прыгали на плечи, вцеплялись в ноги, пытаясь растерзать. Наша броня спасала от укусов, но стоит упасть – и стая просто разорвет на части. Видя, что быстро приближаются новые враги, я активировал «Вспышку». Она очень хорошо работала вот в такой собачьей свалке, когда противники окружали и давили массой. Тем более и Алиса, и Кай были защищены светофильтрами шлемов.

Ослепительный огонь солнечного взрыва на мгновение ошеломил врагов. Ослепленные, обожженные, дымящиеся гармы, скуля от боли, расползались в стороны. Однако, у противника, несмотря на усилия Алисы, еще оставалось достаточно бойцов. И они тоже подготовились к встрече, у большинства я видел шлемы и массивные очки-светофильтры, защищающие глаза.

Но обычные люди и обычные морфы – не противники Инкам. Лиса уже вырезала половину фланговой засады, мы пришли в себя, разорвали сети и отбросили гармов. Весы схватки заколебались, противник начал нести потери. Я ощущал их неуверенность и страх перед неубиваемыми врагами, мгновенно встающими после смерти.

Нужно было дожать, совсем немного – и можно прорваться! Я без колебаний полоснул Фангом по ладони, вызывая на помощь огненного волка. «Див», выскочивший из клинка, мгновенно бросился наперерез врагам, выполняя мой приказ. Если он займет второй фланг засады, мы успеем добраться до них, и тогда посмотрим, кто кого!

Но вышло по-другому.

Сегодня нам противостояли не только люди. Я вдруг увидел, как «Див» остановился на полпути, замер, охваченный внезапным приступом ужаса, а затем огненной искрой метнулся обратно в лезвие Клыка. Последующее произошло так стремительно, что обычным зрением различить было бы невозможно. Только способности и реакция Инка позволили мне уловить смутную картину.

Среди руин, в белых кружевах хлещущей метели, появилась знакомая фигура в синем балахоне. Я увидел, узнал силуэт, и ледяная дрожь мгновенно пробила до кончиков пальцев.

К нам шел Оскал. Одержимый, когда-то носивший имя Айсберг.

Алиса не испугалась. Страшная, с головы до ног забрызганная кровью, она стремительно бросилась навстречу, норовя на скорости подрезать его рапирой. С кем-то другим, скорее всего, этот трюк бы прошел, но Оскал не уступал ей в быстроте реакции.

Он не блокировал и не уворачивался, он перехватил удар правой рукой, поймав клинок голой ладонью. Его запястье, кисть, локоть тут же покрылись коркой льда, замерзая, но Одержимый на мгновение удержал Лису и одновременно левой наотмашь ударил ее. Кулак Инкарнатора окружал светящийся ореол А-энергии.

Оборотень пролетела метров двадцать, звучно впечатавшись в руины. Пыль, осколки и каменная крошка разлетелись в разные стороны, будто в стену врезалось пушечное ядро, а не человеческое тело. Обычный боец после такого просто умер бы с многочисленными переломами. Но только не Алиса! Окутанная облаком пыли, она сползла вниз, но через несколько мгновений вновь упрямо поднялась, готовясь к продолжению боя.

К сожалению, нам не дали такого шанса.

Из руки Оскала выросла фиолетовая ветвящаяся плеть. Как молния, она мгновенно захлестнула оборотня, опутав ее искрящимися энергетическими разрядами, настолько мощными, что Алису на пару метров подняло в воздух, окружив коконом светящейся энергии.

Я услышал, как она кричит. Душераздирающе. Как падает, больше похожая на дымящийся кусок мяса, чем на живое существо. Против нас снова пустили в ход «Бич Пустоты», азур-оружие, уничтожившее вингер Ангела и убившее Арахну с Хирувимом на «Мстящем». Теперь его жертвой стала моя напарница.

Сюрикены Кая со свистом пронзили воздух… и остановились в каких-то дюймах от головы Одержимого. Муж Герды сгорбился, напрягаясь, на несколько секунд между ними повисло напряжение почти физической борьбы. Оскал отрицательно качнул головой и звезды брызнули обратно молниеносными синими бликами.

Удар ослепил меня, вдребезги разбив шлем и голову. Рядом коротко всхрапнул распластанный Техномант.

Возродившись, я увидел Оскала совсем близко, а следом – идущую за ним Эвелин. Шансов остановить их, хоть что-то сделать, мне не оставили. Успел выпустить огонек Ра, но жестокий удар мгновенно повалил на землю, прямо в лицо жахнули слитные выстрелы. Тело тут же прижали, бросившись сверху, сразу несколько человек. Рядом, задыхаясь, хрипел скованный Кай.

Мико: Грэй, нас пытаются захватить в плен! Единственный вариант – покинуть носитель и бежать!

Бросить всех и бежать? Нет! Я продолжал бороться…

Активация № 31...

Холодный блеск металла, болезненный укол в шею. Я различил склонившийся худощавый силуэт Ивил, ее злую усмешку, металлический блеск азур-экстрактора.

— Помнишь меня? Помнишь?! — тихо прошипела она, играя впившейся иглой так, чтобы причинить максимум боли.

Запущен процесс извлечения Азур…

Вы потеряли 14200 Азур. Текущее количество 0/34100.

С помощью экстрактора она откачала из моего носителя накопленную энергию! Одержимые очень хорошо знали, как лишить Инка силы. И я ничего не мог с этим поделать. К счастью, накануне, благодаря излучению яйца, я сформировал новую Нейросферу и потерял не очень много. Но с нулем Азур ничего нельзя сделать, даже провести инкарнацию...

— Иви, не увлекайся, — холодный, отстраненный голос Оскала. — Потом может выйти боком.

— Да кто он такой, что с ним так возишься? Можно подумать, Сигурд или сам Прометей! — злобно фыркнула Одержимая. Оскал вместо ответа медленно произнес:

— Надень на них это.

В руках врага появился широкий металлический ошейник, отливающий знакомым ало-золотистым бликом бериллиевой бронзы. Спустя секунду он защелкнулся на моей шее, обхватив ее обжигающе-ледяным кольцом.

Мико: Все. Поздно…

Виртуальная девушка всплеснула руками и прикрыла ладонями лицо.

— Мико, что это?

Мико: Я… не знаю. Азур-артефакт, блокирующий перемещение анимы. Мы не можем покинуть носитель, Грэй…

— Что это? Неужели «Страж»? Работа Левши?

— Да. У меня осталось несколько штук. Еще с Кратоса.

— Не жалко тратить на … этого?

— Нет. Что с девчонкой?

— Азур-шок! Но она жива, регенерация на грани физической неуязвимости. Я тебе говорила, сложный случай. Добьешь ее?

— Не стоит. Тоже под страж ее, будет дергаться – прикончу. Ты чувствуешь, как фонит? Откуда? У них что-то? Обыщите!

Яйцо! Тщательное укрытое тканью-хамелеоном, оно откатилось от места схватки, прикинувшись травянистым холмиком. Но Одержимые нашли его через пару минут, отбросили в сторону маскировочную ткань, обнажив сияющий драгоценный бок.

— Надо же! Добыли, — удивился Оскал, осмотрев его. Он мельком вгляделся в темное небо – уже почти наступила ночь, и опять накрыл нашу добычу “хамелеоном”.

— Экранируй его чем-нибудь, Иви, — приказал он. — Этих тащите вон туда. Девчонку тоже!

С нас содрали часть доспехов, крипторы, шлемы, оттащили к развалинам, не скупясь на пинки и удары. Усадили там, опустошенных и скованных. Со всех сторон в лицо смотрели черные точки дул, от которых несло кислой гарью. Кай тяжело дышал и отплевывался кровью. Рядом бросили Алису в обугленной, почерневшей броне. Сама девушка казалась внешне невредимой, но мертвенно-белой. Она не двигалась и как будто не дышала. На шее виднелся такой же ошейник-страж, тело охватывали гудящие светящиеся энергетические путы. Одержимые обоснованно опасались ее больше нас, вместе взятых.

— Заберем их на “Мстящий”? Или в Конвой? — спросила Эвелин Мэйл.

— Нет, киса, времени мало, мы сейчас в зоне досягаемости Звезды, не будем рисковать. Сделаем все здесь.

— Очнулись? Объясняю ситуацию, — сказал он нам вместо приветствия. — «Страж» блокирует ваши азур-способности, не дает аниме покинуть носитель и при необходимости причиняет боль… или убивает вас. Старый способ удержания Инков.

Он прикоснулся к ошейнику Кая, и мой напарник вдруг очнулся, взвыл, выгнулся от боли, мгновенно покрывшись крупными каплями пота.

— Вот так, — удовлетворенно сказал Одержимый. — Не советую дергаться лишний раз, у вас нет азур для инкарнации. Вы еще живы только потому, что у меня есть предложение. К тебе… Грэй.

Он пристально, недобро взглянул на меня. Лицо Оскала, как всегда, скрывал платок-куфия, в разрезе были видны только глаза. Жесткие, неприятные, наполненные проблесками Тьмы. Но в этот раз я увидел в них кое-что еще. Странный мучительный интерес. Что ему нужно?

— Времени у нас мало, не буду тянуть, — произнес он. — Иви, принеси контейнер.

Помощница Одержимого поставила на землю полукруглый ящик, отливающий алыми бликами бериллиевой бронзы. Оскал чуть повернул его, и мне стал виден символ, выгравированный на торце предмета. Три волнистых полоски друг над другом. Точно такие же, как на мастер-ключе Львиноморда.

— Контейнер Авроры, — произнес Оскал, не сводя с меня пристального взгляда. — Подруги и спутницы Сумрака. Один из немногих, что мы вывезли с Черной Луны.

От его прикосновения створки технологичного контейнера бесшумно раздвинулись. Одержимый достал изнутри предмет, напоминающий большую цилиндрическую ампулу. Он казался очень похожим на азур-батарейку, по крайней мере, основа точно была одна, но внутри вместо синего сияния А-энергии клубилась черная непроницаемая субстанция.

Тьма.

— Знаешь, что это? — Оскал не сводил с меня пристального взгляда.

— Тьма, — выдохнул я.

— Нет. Это Умбра. То, что принесло нам свободу от оков Стеллара.

— Да кому нужна такая свобода… — прохрипел Кай, дергаясь в путах. — Грэй, не слушай его, это инопланетная зараза…

— Ее изготовил тот, кто стал первым из нас, — продолжил Айсберг, не обращая внимания на его слова. — С помощью технологий проекта «Аврора» Сумрак сумел перепрограммировать ксеноцит, и Тьма теперь служит нам, а не Шарду. Благодаря Умбре мы стали свободны и независимы.

— Обман! Вы, идиоты, сами служите Тьме… — сплюнул Кай.

— К несчастью, запаса нейтральной Умбры у нас осталось очень мало, — в голосе Одержимого прозвучало сожаление. — Поэтому я могу подарить свободу только одному из вас. Приняв Умбру, ты взглянешь на многие вещи совершенно по-другому..

— Я не могу заставить тебя стать одним из нас, — продолжил Айсберг. — Можно инфицировать носителя, но управляющий контур любого Инкарнатора – анима. Ты должен самостоятельно отключить когитора и добровольно принять Умбру.

— Почему именно я? — спросил я. Вопрос был не праздным. Оскал говорил только со мной, он не обращал внимания на Алису и Кая. Хотя, казалось бы, если он хотел пополнить ряды Одержимых, старый и опытный Инк или развитая до третьей эволюции Лиса гораздо больше усилили бы их.

— Потому что я знаю, кто… кем ты был в прошлом, — прозвучал ответ. — И именно ты должен принять Умбру. Это не наказание, а честь.

— Тогда расскажи.

— Нет. Вернее, не сейчас, — покачал головой Оскал. — Очень простая сделка, Грэй. Ты отключаешь когитора и принимаешь Умбру. Я рассказываю, кто ты.

— А что с ними? — облизнув пересохшие губы, я кивнул в сторону Кая и Алисы.

— Хотя они убили много моих людей, я гарантирую их жизнь и безопасность. Потом – сам решишь их судьбу.

— А если я откажусь?

Оскал устало вздохнул.

— Как вариант, я вообще могу отпустить их. Прямо после твоей инициации. Через несколько минут. Пусть идут, куда хотят. Их жизнь – в обмен на твое согласие.

— Грэй, не слушай его! — крикнул Кай. — Он просто хочет любым способом инфицировать тебя Тьмой! А потом заберет все свои слова назад!

— Он прав, я использую любой способ, — процедил Одержимый. — Абсолютно все равно, что придется сделать. Если ты не согласишься, я убью их на твоих глазах. Окончательно. Сначала его. Потом ее. Это второй вариант развития событий.

— И ты думаешь, что после этого я соглашусь?

— Нет, конечно! — продолжил Оскал. — Охотно верю, что у тебя несгибаемая воля. Но есть способ насильственно отключить когитора.

Он поднял руку, и я увидел зажатый в кулаке металлический эфес «Бича Пустоты». Над ним зажегся зловещий огонек. Фиолетовая плеть войд-энергии мгновенно распустилась ветвистыми отростками, поползшими к нам.

— Азур-шок, — продолжил Инкарнатор. — Тебе должно быть знакомо. Отключается энио, энерго-информационный обмен организма, есть немного времени внедрить Умбру. Это плохой способ, есть большой риск необратимо повредить аниму. Скажем так, как повезет, пятьдесят на пятьдесят. Но я готов рискнуть, если все остальные варианты не подойдут. Итак: либо твои друзья мучительно умирают и ты, возможно, тоже. Либо они останутся живыми и на свободе, но ты примешь Умбру. Решай!

Глава 30

Я на мгновение прикрыл глаза. В словах Айсберга-Оскала сомнений не возникало: он действительно может сдержать обещание. Через заполненные Тьмой зрачки Одержимого на меня смотрела неумолимая смерть. Расклад очень простой и очень плохой: гибель товарищей или Умбра. А затем моя смерть или Умбра.

А раз так, то никакого выбора нет. Тоскливо и страшно, да. Но лучше я один, чем все…

— Мико?

Нейросеть, скрестив руки на груди, четко произнесла, как будто объясняя маленькому ребенку прописные истины:

Мико: Инкарнатор, его слова – банальная манипуляция. Он блефует. Вряд ли станет использовать «Бич», слишком высокий риск, а ты им нужен.

— Какой ты предлагаешь выход, Мико? Какие есть варианты?

Мико: Чтобы инфицировать тебя, им придется отключить аль-поле ошейника. Наш шанс – в этот момент каким-то образом отвлечь их и освободиться. Единственный вариант – яйцо. Пробуди птенца….

— У меня нет времени ждать, — произнес Оскал, — Что ты выбираешь? Согласишься по-хорошему или… сделаем по-плохому?

— Сначала я хочу знать правду об Одержимых и системе Стеллара, — произнес я.

— Отключи когитора, и я расскажу тебе.

— Сначала расскажи! Я должен знать, на чью сторону встаю…

— Идиот, для твоего же блага! — прошипела Эвелин. — У тебя предохранитель в голове, неужели непонятно?!

— Это просто мера предосторожности. По нашему опыту, возможны неприятные инциденты, — подтвердил ее учитель. — Хочешь знать правду – отключай!

То же самое говорил Зак. Похоже, выбора действительно не оставалось. Я посмотрел на овал яйца, укрытый «хамелеоном» и прикинувшийся травяным холмиком, взглянул на непроницаемую черноту Умбры в ампуле, зажатой в руке Оскала. И мысленно сказал:

— Прощай, Мико.

Виртуальная помощница грустно смотрела на меня глазами, полными слез. Она медленно покачала головой:

Мико: Грэй, не надо…

Я нашел опцию «отключить», и ее изображение, ставшее моим привычным спутником, исчезло. Портрет когитора посерел, став неактивным. Эвелин, каким-то образом ощутившая это, тут же произнесла:

— Симбиотическая активность на нуле! Похоже, действительно выключил…

— Отлично, — произнес Оскал. — Ты выбрал правильный вариант. У нас нет времени, но раз обещал… Стеллар… Что тебе вообще известно о нем? Знаешь, что это, откуда он взялся и для чего предназначен?

— Я знаю о Синей Птице.

— Синяя Птица… Корабль-послание умирающей цивилизации Ши. Предупреждение о глобальной войне, которую они вели, о глобальной угрозе всем разумным вселенной. Понимая, что проигрывают, они рассылали такие корабли-птицы с базой данных, чтобы остальные успели подготовиться к противостоянию с Шардом. Так рассказывает Архив Стеллара, да?

— Что такое Шард? — ответил я вопросом.

— Об этом позже. Это все – правда. Но не вся. Изучая Черную Луну, столкнувшись с эффекторами Шарда, мы поняли, что ксеноцит Тьмы и онтоприоны Стеллара имеют общую природу. Ши своими руками устроили ловушку, намеренно или случайно, уже не имеет значения. Наши предки, создавшие “Инкарнацию”, мы в прошлом, ты сейчас – заложники системы, мертвые воины, ваши души – инструменты, которые Стеллар использует для собственных целей. И они не имеют ничего общего с целями человечества.

— Я не понимаю.

— Чего ты не понимаешь?! Главная технология Ши – Азур, энергия А-Пространства. Это основа всей системы Стеллара. Как только наша цивилизация открыла двери в Грань, начала использовать Азур, как Ши тысячелетиями раньше, в А-Пространстве возникло возмущение, завихрение, маяк. Это сигнал. Именно на него пришла Черная Луна Шарда, уничтожившая Землю!

— Вот такой чушью они и забивают мозги, Грэй, — усмехнулся Кай. — Доказательств, конечно, никаких, ведь они, как трусы, сбежали с Черной Луны, оставив там умирать половину Первого Легиона. Зигфрида, Тесея, Ариадну, Ангела… Зато принесли Тьму.

Ивил коротко, хлестко ударила его по лицу, так, что Техномант врезался затылком в стену, а на щеке появились кровавые царапины:

— Заткнись! Ты-то здесь остался, герой?

Она с презрением плюнула ему в лицо.

— У нас были доказательства, раньше мы пытались разговаривать и убеждать, — сказал Айсберг. — В Городе, на Совете…

— И когда вас послали подальше, решили уничтожить Стеллар, не считаясь с жертвами! — хрипло каркнул мой товарищ.

— Очередная разошедшаяся ложь, — устало ответил Айсберг. — Мы не били по главному терминалу. «Абсолютом» ударил сам Стеллар, по башне Иглы, когда мы поделились содержимым исследований группы Сумрака. Показали симуляционные оболочки эффекторов, расшифрованные Авророй… Совет был на нашей стороне, но ваши когиторы предали Инков, узнавших правду, лишили их возможности сопротивляться и слили информацию в ядро Стеллара. Он перехватил управление и уничтожил всех, и наших и ваших, как потенциальную угрозу. В ре