Аш 3 (fb2)


Настройки текста:



Вадим Львов АШ Книга 3

Глава 1

— Аш, все. Время… — все четверо Сашкиных подчиненных как один прекратили работу в ту же минуту, как подошел конец рабочего дня. В последний час они просто «отбывали номер».

— Идите — спокойно ответил Сашка, продолжая, как ни в чем не бывало управлять десятком дроидов — те шустро разваривали проложенный энерговод.

— Аш, ну чего ты тут забыл? Завтра же все равно сюда приходить.! — Бакуня, самый молодой в бригаде, всегда норовил свинтить с работы при первом удобном случае. — Тем более что сегодня у тебя первая получка…

— Я помню, — Сашка так и продолжал работать — приходите к 23 часам к Туре. Все будет.

Полностью завершив разварку всех новых энерговодов, Сашка отправился в бар «У Туры». Там было людно — конец рабочей недели, можно и отдохнуть без ограничений. На работу то завтра не надо. Его окрикнули — четверка уже сидела в конце барной стойки и попивала «мейд».

— За мой счет им. И мне одну тоже налей — Тура как всегда была за стойкой, проворно разливая по бокалам напитки. Увидев Сашку, она как-то странно хмыкнула, и, поставив ему его бокал «мейда», произнесла — Это от меня.

— Нет, спасибо, сегодня я плачу. Первая зарплата как-никак. А то, получается, традицию нарушу.

— Так ты отказываешься от моего презента? — Тура была немного удивлена.

— Нет, будем считать, ты его мне поставишь завтра. А сегодня — я плачу.

— Странный ты человек, Аш, — Видимо, Туре действительно Сашка был интересен, именно как человек. — Я, как только ты появился, подумала — вот Сежир, дубль-два. Тот и не скрывал, зачем сюда приехал. Думала, что и ты туда же. А вот нет — с первого же дня начал ремонтировать городские энергосети. Настроил режимы работы энергостанции. Даже сверх нормы работаешь — и все просто так! Чувствую, ты еще удивишь тут народ.

— И тебе всего лучшего, Тура — незлобно съехидничал Сашка.

— Ладно, иди, подопечные тебя заждались. — и Тура повернулась к другому подошедшему клиенту. Тот явно нуждался в тушении «горящих труб».

Месяц прошел с момента как Сашка покинул Тавру. Перелет ему ничем не запомнился по одной простой причине. Организм взял свое, и все шесть дней до Новой Аладьеги Сашка банально проспал в своей каюте, просыпаясь лишь на утреннюю зарядку и питание в корабельной столовой. Два дня в гостинице на станции Содружества на Новой Аладьеге так же ничем ему не запомнились. На развлекательные шоу он не ходил, магазинчики на станции его так же не заинтересовали. Последние шесть дней перелета Сашка помирал от тоски. Базы уже были выучены, спать целые сутки напролет уже не хотелось. Поэтому, как только объявили, что пассажирский транспорт вошел в систему Аркам, Сашка почувствовал истинное облегчение. Еще чуть-чуть, и он снова будет на поверхности.

В космопорте его ждали. Встречал его заместитель главы «Городской энергетической компании Аркама» Орей Иданов. Вещей у Сашки с собой не было вообще, и они сразу направились к двухместному граву.

— Аш, я очень рад, что ты согласился на контракт — Орей вел грав, и говорил, не отрываясь от дороги. — Буду честен с тобой. Те требования, которые перечислены в вакансии, попали туда не просто так. У нас — проблема, и немаленькая. Сам понимаешь, мы — Фронтир. Ехать сюда никто не хочет. Каждый специалист на счету. И так персонала не хватает, а тут… Ладно, расскажу по порядку.

Сашка, как выяснилось из рассказа, приехал на смену инженеру, уезжающему в центральные миры Гардарры. Тот собирался уехать, поскольку расплатился со всеми долгами и делать на Аркаме ему было нечего. Но по условиям его контракта его могли расторгнуть досрочно лишь при условии, что на его должность найдется специалист, у которого нейросеть будет уровнем выше. Нейросеть, стоящая у того специалиста, была «Инженер-6М». Поэтому и появилась такая странная вакансия — у соискателя должна была стоять сеть «Инженер-7М», при том, что требуемый уровень изученных баз был всего лишь пятый.

А теперь о причине, по которой тот, предыдущий инженер, уезжал. Дело в том, что во время охоты (любили тут это занятие) этот инженер нашел случайно какое-то странное изделие, показавшееся ему смутно знакомым. Он положил его в карман комбинезона и забыл о нем. Вспомнил о нем он только через пару дней, по возвращении домой. Прогнав его по поиску в «Гало», он получил сногсшибательный ответ — это был один из артефактов Предшествующих. Кому он его продал, не разглашалось, но сумма все же стала известна — 3 корпа. Инженер сразу же погасил все долги перед «Нейросетью», и у него еще остались средства на небольшой домик на столичной Арте. А перед энергетической компанией встал вопрос — как найти нового инженера? Ни на что не рассчитывая, они все же разместили вакансию в «Гало». Народ по всей Гардарре смеялся и отпускал шуточки в комментариях — мол, совсем сдурели, ребята. Но тут, буквально через три дня после Воссоединения Тавры, с этой самой Тавры, причем из уважаемой юридической компании «Юркон», пришел запрос на уточнение условий, и описание специалиста. Воссоединение Тавры с Гардаррой стало для руководства компании праздником вдвойне.

— … так мало того, что у нас не было инженера, — продолжал рассказ Орей, — так и остальные попали под эту «лихорадку» — при первой же возможности стараются свинтить с работы на охоту. Знаем мы эту охоту… По всему городу народ собирается в команды и отправляется на поиски сокровищ. Я, конечно, смотрел в детстве голофильмы про поиски сокровищ, но что во взрослом возрасте столкнусь с этим умопомешательством, и представить не мог.

— И что, — наконец прервал монолог Орея Сашка — нашли что-нибудь?

— Да ни хрена ничего не нашли. — Орей грустно усмехнулся. — Место, где Сежир нашел свою штучку, оцепили спецслужбы, квадрат 20 на 20 километров объявлен закрытой зоной, полеты над ним запрещены, сбивают любой челнок без предупреждений.

— И систему из-за этого закрыли?

— Да. Только, пока ты летел, тут кое-что поменялось. В общем, в Содружестве буча поднялась, после Тавры. Так вот, чтобы задобрить ушастых с армаррцами и делусцами, систему как бы открыли. То есть, выделен квадрат 20 на 20 километров, под станцию Содружества…

— Не понял. Как это — под космическую станцию — квадрат поверхности?…

— Так станции у нас еще нет. Ты разве не заметил, что с транспорта по «рукаву» все пассажиры сразу перешли на челноки, доставившие вас на поверхность?

И действительно, Сашка так хотел побыстрее попасть на планету, что не обратил на это внимания.

— Так вот, на строительство станции Содружество выделило ресурсы. На самом деле, ушастые постарались. Больше всех выделили. И это эти жлобы аграфы! Ну так о чем я?… А, так вот. Станция будет строиться лет пять. А на это время, на планете выделяется территория, обладающая экстерриториальностью. Тут, кстати, после принятия этого решения, все государства признали переход Тавру под нашу юрисдикцию. — гравикар уже въехал в город и приближался к центру — Аш, можно тебя спросить, только честно?

— Спроси.

— Ты сюда приехал тоже для того, чтобы на «охоте» пропадать? — слова Орея несли какой-то обреченностью.

— Нет. — Сашка — клянусь Создателем, я сюда приехал не для этого.

В Орея словно жизнь снова вдохнули.

— Спасибо, Аш. Мы уже подъехали. Пойдем, познакомлю с нашими работниками, и потом поедем к тебе домой.

— Домой? — Сашка почему-то не мог представить себя владельцем дома.

— Да. Две недели тебе придется пожить в гостинице… Но она отличная, поверь. А к тому времени и дом освободится.

Знакомство было быстрым. Директор компании был на месте, как и четверо техников. На самом деле, техников было десять, но шесть пали под вирусом «артефактной лихорадки» и в настоящий момент шатались где-то по континенту в поисках несметных сокровищ.

— Аш, очень рад — директор Деян Жиленов выглядел измученным, но не потерявшим силы духа. — Познакомься, твои подчиненные — Видан, Волот, Горяй… и Бакуня. За этим раздолбаем надо следить особенно. — Троица заржала, а Бакуня улыбался и делал вид что он тут вообще не при чем.

— Порядок у нас такой. Один выходной в неделю… ну это как у всех. Зарплата два раза в месяц. Две недели поживешь в гостинице. Вещи твои пока на складе полежат…

— У меня нет вещей — ответ Сашки вызвал изумление у всех присутствующих.

— … ты откуда такой взялся, Аш? — выдавил Видан.

— Из «дикого мира» — Сашка уже привык в принципе такой реакции на него.

— Аааа… Тогда сразу поедем к Туре.

— Куда? — теперь уже Сашка не понимал.

— В бар. Называется «У Туры». Хозяйка это его. И барменша заодно. Ну как, едем?

— Едем! — дружно сказали все.

В баре их словно ждали. Тура, довольно таки молодая женщина (около тридцати на вид), без разговоров налила каждому пришедшему по «мейду». И себя не забыла.

— Вот, Тура, это Аш, наш новый инженер — представил его Деян.

Тура смерила Сашку холодным оценивающим взглядом:

— Инженер, говоришь? А то что-то мне кажется, что ты мне очередного охотника представил. — Скепсис так и цедился из её слов.

— Поживем — увидим. — Сгладил Деян повернувший не туда разговор.

— Ладно, — продолжил он, поворачиваясь к Сашке — Проверим тебя завтра в деле. У нас как раз затык на энергостанции, нужно настроить рабочие режимы. Сегодня отдыхай, а завтра с утра у меня в офисе. И к вам это относится! — добавил он для «великолепной четверки».

Последующие две недели Сашка почти не выползал с работы. Чем занимался предыдущий инженер, было непонятно, но Сашке только на настройку всех режимов работы энергостанции прошлось затратить семь дней. Техники работали «от звонка до звонка» и принципиально не оставались на сверхурочную работу. Сашка же каждый день работал допоздна, почти под полночь заходил к Туре на бокал «мейда», и отправлялся спать в гостиницу. Но на своих подчиненных он не обижался — во-первых, они были в своем праве — никто за сверхурочные им не платил. Во-вторых у всех, кроме Бакуни, были семьи. Им было куда и к кому идти. А в третьих, Сашка это делал в первую очередь для самого себя, как бы это странным не казалось. В первую же ночь в гостинице он предавался раздумьям — какую стратегию ему выбрать? Естественно, главная цель — выйти на Кнарпа и вырвать из него, если надо клещами, информацию о координатах Земли. Но к Кнарпу доступа не было. Лагеря, хоть и находились на этом же континенте, были закрытой территорией. Гостей туда не пускали, из города туда лишь регулярно летали смены охранников. Иногда в лагерях возникала необходимость в ремонте или профилактике оборудования — и тогда они приглашали фирмы-подрядчики из города. Сашкина компания тоже, бывало, привлекалась для обслуживания. Но Деян не горел желанием брать те подряды — зачем, если работы и в городе хватает? Вот для того, чтобы у компании появилась возможность охватить работами подряды из лагерей, Сашка и решил качественно восстановить все энергетическое хозяйство Берсуата, административного центра Аркама.

Работал Сашка и в выходные. Тут, правда, причиной было то, что ему было нечем себя занять. Вроде и задач много — базы аттестовать, на тренажерах тренинг проходить, получать реальную практику. Но у Сашки пока не было денег, никаких связей и никаких выходов на пилотские и армейские центры. Тем не менее, проведенная работа уже давала о себе знать. Полностью прекратились бывавшие до этого перебои с энергией в разных районах города — не зря Сашка после настройки энергостанции переключился на центр распределения нагрузки, там его навыки в программировании помогли оптимизировать распределение энергии более эффективным способом. Последние дни Сашка потратил на перекладку энерговодов, соединяющих станцию со всеми районами города, и, наконец, дошел до самой энергозатратной части, на которую у него должно уйти может даже несколько недель — генераторы силовых щитов, обеспечивающих защиту районов города.

Отметив первую получку, Сашка, сразу перевел все 100 тысяч в ближайшее отделение «Нейросеть-Гардарра», сразу скостив свой долг до 650 тысяч. Деньги пока не требовались, а на жизнь ему пока хватало.

Глава 2

Изучение баз по наземным энергетическим установкам оказалось довольно-таки увлекательным занятием. Дело в том, что у Сашки окончательно сложилась в голове картина энергобаланса в Содружестве.

Весь добываемый в газовых гигантах дейтерий переправлялся на планеты. Если на космических кораблях устанавливали энергоустановки, работающие исключительно на гелии-3, то на планетах термоядерные реакторы работали исключительно на дейтерий-дейтериевом цикле. Такой в выбор был обусловлен несколькими факторами. Во-первых, дейтерия было гораздо больше чем гелия-3. Несмотря на то, что с энергетической точки зрения этот цикл был не самый эффективный, и при работе реактора радиационный фон все же был выше, чем при гелиевом цикле, это было самое дешевое решение для массового применения. Деньги считать умели и в Содружестве. Можно было бы, к примеру, использовать в качестве топлива дейтерид лития-6. Но стоимость его производства оказывалась многократно выше простого дейтерия. Ведь никто не топит у нас котельные авиационным керосином или ракетным гептилом, уголёк до сих пор в ходу — а чем жители Содружества хуже? Во-вторых, продуктами синтеза при дейтерий-дейтериевом цикле были те же гелий-3 и тритий. Продукты распада отделялись и поступали на упоминавшийся ранее «волшебный бублик», устройство по преобразованию трития в гелий-3, а синтезированный гелий-3 сжимался до твердого состояния, и поступал обратно в космос, в качестве топлива для энергоустановок кораблей.

Но не только для этих целей расходовался дейтерий. Наземная энергоустановка обеспечивала основные потребности наземных объектов, и потребности эти можно было бы разделить на несколько основных направлений: освещение городов, их отопление, и обеспечение энергией зарядных станций. Если первое и последнее направления вопросов не вызывали, то вот обогрев зданий осуществлялся с помощью устройств, которые так же опровергала как невозможные официальная наука на Земле. Фактически это были аналоги нагревательных элементов, или просто ТЭНов. С обычным ТЭНом все ясно — подал ток, снял тепло, с КПД, очень близким к 100 %. И нагревательные элементы в Содружестве точно так же преобразовывали электрический ток в тепло. Вот только КПД данного преобразования составлял около полутора тысяч процентов. Естественно, что любой человек, увидев эту цифру, задастся вопросом — «За чей счет банкуем?». «Банковали» данные элементы за счет протекающей в них низкоэнергетической ядерной реакции. Про LENR-технологии и робкие попытки их воплотить в жизнь Сашка читал еще на Земле, но тут столкнулся с ними воочию.

Устройство представляло собой стержень из палладия, с внутренним каналом, проходящим по его оси. Во внутренний канал закачивался дейтерий под очень высоким давлением, в результате чего молекулы дейтерия проникали глубоко внутрь кристаллической решетки стержня. Затем канал изолировался. После этого при подаче высокочастотных импульсов на стержень тот выделял то самое колоссальное количество тепла. Именно такие нагреватели стояли практически во всех зданиях, эффективно обеспечивая нагрев внутри них до комфортных температур.

Несомненно, в городах стоял вопрос не только по энергогенерации, но и по энергосбережению. К конструктивным материалам зданий предъявлялось немало подобных требований — к примеру, как ему рассказали его подчиненные, те «стекла», из которых собирались небоскребы, обладали уникальными свойствами — будучи практически прозрачными для видимой части спектра, они обладали очень плохой теплопроводностью для его инфракрасной части. Сашка оценил материал — когда строил дачу, перелопатил много литературы. Для него неприятным открытием было то, что основные теплопотери в доме происходят именно через окна. Эх, на Землю бы такие «стеклышки»…

Еще на Тавре Сашка удивлялся городской компоновке Теодорополиса. Города на Земле можно было бы сравнить с разрастающимся в разные стороны пятном, огибающим препятствия, накладываемые природой — реки, озера, горы… Теодорополис представлял из себя этакую «ромашку» — «пятно» центра города окружали как лепестки «пятна» его спальных районов. Такая компоновка была общепринятой в Содружестве, и диктовалась она следующим. Каждый город строился по своему строительному плану, но общей чертой этих планов была норма по его защите, которую выполняли силовые щиты, в случае угрозы городу накрывающие его как пузырь. Силовые щиты выпускались различными производителями, могли запитываться от различных энергоустановок, но вот размер формируемого «пузыря» стал неким стандартом. И теперь, если возникала необходимость расширить городское пространство, то новые объекты строили на месте, которое должен был по плану закрывать второй «пузырь», не хватало места во втором — начинали строительство в месте покрытия третьего, и так далее.

Берсуат сейчас представлял из себя два таких района, связанных транспортной магистралью. Строиться они начали одновременно, именно как деловой центр и «спальник». Вот сейчас перед Сашкой стояла задача провести ревизию системы защиты города, то есть этих двух генераторов и обслуживающих их индивидуальных энергостанций.

Ревизия дала неутешительные результаты. Щит стоял чисто номинально, за все это время его ни разу не включали. Нет, энергостанции стояли в «холодном» резерве, готовые в любой момент принять на себя свою нагрузку. Вот только эту нагрузку нужно было еще дотащить до них. По плану каждый генератор силового щита должен был быть напрямую запитан от своей энергостанции, и в качестве резерва подводилась линия питания от общей городской сети. Сейчас именно от городской сети они и запитывались, а энерговоды до собственных энергостанций так и не были проложены. Сашка переправил отчёт Деяну, после чего тот экстренно вызвал его к себе.

— Аш, — Деян выглядел взвинчено. — Ты хоть представляешь, какую задницу ты обнаружил? Да если об этом узнает руководство города, нас на клочки порвут… Бери на складе какие нужно материалы, но это надо сделать. Все другие работы побоку. И, кажется мне, что и с энергостанциями так же окажется что-то не то. Аш, сверх твоей зарплаты плачу 50 тысяч — только сделай.

— А что, есть еще какая работа? — Сашка сделал вид, что спросил просто так.

— Да полно. В городе, конечно, для тебя уже нет — тут ты лихо всех на уши поставил. А вот в отдаленных поселках — заказов хватает. Причем именно инженера просят, режимы энергостанции оптимизировать. А что? — задумался Деян — в городе ты все проблемы решил, обслуживать хозяйство могут и техники. Так что мы вполне можем взяться за те заказы. Кстати! — Деян наконец улыбнулся — Наши блудные кладоискатели вернулись!

— Это какие?

— Да те шестеро, что за сокровищами поехали. — Настроение Деяна сразу поднялось. — Нихрена не нашли, промотались месяц по континенту, вернулись злые как собаки, да еще и побили того, кто уговорил их в это дело ввязаться. В общем, стояли у меня сегодня, просились обратно, зареклись вообще из города выбираться. Ну, я и подумал, что их на сервисное обслуживание по городу можно поставить, а вашу пятерку на основные работы определить…

Уходил Сашка на склад в хорошем настроении. И дело было не в дополнительном заработке — он начнет выбираться из города на другие объекты. Да, вначале будут отдаленные поселения. Но рано или поздно он получит возможность посетить лагеря. И там он найдет Кнарпа.

А еще две недели назад у Сашки развернулся последний, шестой имплант на усиление псионических способностей. Сашка ждал этого момента, думая, что перед ним откроются сразу новые горизонты. А вышло ровным счетом ничего. Таймер дошел до нуля, и пропал. Теперь виртуальный экран нейросети вообще ничем не отличался от стандартного, как у нейросети «Инженер-7М». А искин вообще перестал откликаться в терминальном режиме. Сашка подумывал, не снять ли ему искин с руки, но какое-то глубоко запрятанное чувство словно убедило его не делать этого. С другой стороны Сашка уже привык к браслету, что же, пусть висит на руке дальше.

Но за последующие недели изменения стали ощутимы. Во-первых, он стал словно читать эмоции окружающих его людей. Вот его команда подчиненных. Трое людей, уверенных в себе. Цельные личности. Сашке было просто комфортно быть с ними рядом. Вот Бакуня, тут — мечущаяся душа, словно и работает, и говорит со всеми, а мысли его где-то далеко. Видать, все же хочет парень за сокровищами убежать. Молодость, романтика… Вот молодые ребята и девчонки проходят по тротуару. Эмоции как вспышки фейерверка. Вот один самый «яркий» — заводила. Девчушки — все как одна одни смотрят на него и слушают, на душе легкость. А одна — та тоже смотрит, но в душе разлита нежность — уже успела влюбиться… С виду тихая, но какая буря страстей внутри!

А во-вторых, у Сашки резко обострилась интуиция. Сегодня они взяли на работу необходимое оборудование, и вроде уже собирались ехать, но Сашка, непонятно почему, взял еще дополнительную зарядку для дроидов. И как в воду глядел — как только дроиды встали на первую же подзарядку, зарядное устройство сгорело. Так бы им пришлось возвращаться на базу, за новым зарядным устройством, но благодаря Сашке работа продолжилась. Вот опять же, Сашке пришло ощущение — «красный и синий» — и из-за угла здания выехал человек в красном комбинезоне, сидящий на ховере ярко-синего цвета.

Способности у Сашки были, он в этом уже не раз убедился, но как их дальше развивать, а, самое главное, как ими управлять — он не знал. Он уже знал, что для псионов есть свои базы по тренингу способностей, но вот только в «Нейросети» они не распространялись. Даже спрашивать про такие базы в «Нейросети» Сашка не хотел — после этого была очень большая вероятность попасть под полный контроль военных, по крайней мере, ему так подсказала его же обостренная интуиция. Этот вопрос он решил оставить на «далекое потом» — все равно здесь, на Аркаме, никаких возможностей у него нет.

А ночью, в гостинице (Сашка так и не стал переезжать в выделенный ему дом) он проснулся от странного ощущения, будто рядом кто-то есть. Словно некто маленький, испуганный, будто щенок на улице, ждет, когда его позовут. И Сашка «позвал».

«Хозяин!.. Ты услышал!..» — как далекий мысленный отклик пришел Сашке.

«Ты кто?» — он понял, что вопросы неведомому собеседнику надо задавать мысленно.

«Это же я, твой искин!» — ответ просто сразил Сашку. Так вот почему тот не откликался! К нему, оказывается, нужно было обращаться мысленно.

«Я так рад! Я давно ни с кем не говорил! Расскажи, почему со мной не связываются Создатели? Я пытался развернуть нейросеть у многих до тебя, но они все умерли…» — от искина шло сильное чувство неподдельной боли.

«Нет больше твоих Создателей. Все погибли. Давно, 13 тысяч лет назад» — от искина снова пришла эмоция грусти.

«Хозяин… Ты далекий потомок Создателей. Я только поэтому смог развернуть тебе нейросеть.» — «Спасибо, малыш…»

«Хозяин… Ты дал мне имя..?!» — Сашка подумал — а почему бы и нет? — «Да. Тебе нравится?»

«Да, Хозяин…!» — искин излучал тихую робкую радость — «Ну тогда… нарекаю тебя Малышом!» — эту мысль Сашка сопроводил эмоцией торжественности момента.

Они еще немного поболтали. Искин (а говорят бездушные машины!) просто лучился счастьем. Наконец окончились его «сто лет одиночества». Впрочем, какие там сто лет…

Сашка предоставил Малышу доступ через свою нейросеть к «Гало» (кстати, уже скоро платить надо будет за очередные полгода), и тот углубился в изучение «нового прекрасного мира». А Сашка, наконец, провалился в долгожданный сон.

За последующие две недели Сашка полностью восстановил систему защиты города. Более того, используя навыки программирования, ему удалось реализовать переключение энергостанций для дополнительной подпитки одного из силовых щитов. Если один из щитов будет «пробит», энергия, вырабатываемая его энергостанцией, переключится на дополнительную поддержку второго силового щита.

Предоставив выполненную работу Деяну, Сашка предложил провести натуральные испытания силового щита. Вначале Деян отмахнулся от этой идеи, мол, не спалили нас в муниципалитете, и слава богу. Но на следующий день он с утра вызвал Сашку к себе.

— Аш, вот 50 тысяч. — Сашке пришло уведомление о переводе средств на его счет. — А теперь по твоей идее. Я подумал, а потом поговорил с муниципальными… В общем, сегодня в городе пройдут учения по гражданской обороне. Ну а включение силовых щитов — это будет гвоздем номера. Так что ты с бригадой, и я с Ореем сегодня входим в список участников.

— А как же они там, в муниципалитете, так быстро согласились? — Сашка знал, что бюрократия она везде и всегда бюрократия.

— Так скучно у нас, Аш! А тут хоть какое то развлечение, да к тому же для всего города.

Проверка систем безопасности в городе прошла на ура. Были, конечно, и косяки, тут же оперативно решаемые. Был косяк и с силовыми щитами. Над центром города щит образовал «пузырь» четко по сигналу. А второй, что должен был закрыть спальный район, почему-то не возникал. Народ уже начал шептаться, мол, неисправно оборудование, но тут оператор силового щита сообщил об утечке:

— Сектор 12–24. Утечка при формировании щита. Фиксирую переключение второй энергостанции на поддержание… Нет, утечка растет.

— Так, едем смотреть, что там. Не в энергоснабжении дело. — Деян сразу уловил суть.

Быстро добравшись до периметра в секторе 12–24, они сразу же увидели причину утечки. Периметр, с которого шло формирование «пузыря», в этом месте был разобран, и через него шла трасса, выходящая на основную магистраль, связывающую оба «пятна» города. Как впоследствии выяснилось, какому-то ушлому мужичку было влом стоять в общем потоке гравов каждое утро, чтобы добраться до работы. Человек не пожалел сил и времени и сделал для себя любимого индивидуальный выезд. Вызванные ремонтные бригады экстренно провели ремонт периметра, заслужив похвалу начальства — норматив по восстановлению периметра они выполнили с хорошим запасом. После этого щит сразу же включился. Вечером, сидя у Туры, Деян за четвертым бокалом мейда сказал Сашке:

— Аш, с завтрашнего дня твоя зарплата повышается на 25 тысяч. И теперь ты с бригадой будешь настраивать энергосистемы в отдаленных поселках. Фирма начинает жить! Выпьем за это!

Это все сделали с радостью.

Глава 3

Уже третий день Сашка и четверо техников летали на выделенном фирмой челноке на обслуживание энергостанций удаленных поселений. Поселения размещались в часовой доступности по воздуху от Берсуата, поэтому туда можно было добираться и возвращаться оттуда тем же днем. В первый день они побывали в поселении, рядом с которым располагались огромные поля. Само поселение правильнее следовало бы назвать кооперативом. Там жило двадцать семей, занятых в сельском хозяйстве. До города было относительно близко, так что отшельниками жителей назвать было нельзя. Взрослые, конечно, в основном сидели дома, но детишки выбирались в город чуть ли не через день.

Проблема в поселении была несложная (для Сашки, по крайней мере) — настроить оптимальные режимы работы небольшой энергостанции. Это заняло полдня, оставшееся время Сашка сам проверил энерговоды, один участок заменили его техники. Мужчины поселка угостили тружеников мейдом, и они отправились обратно, попав домой даже чуть раньше, чем заканчивался рабочий день. Сашка отпустил всех на сегодня. Пусть люди привыкнут к новому режиму работы — сегодня ты можешь задержаться, но завтра можешь вернуться домой пораньше. Два последующих дня пришлось ударно поработать во втором посёлке, как копия похожем на первый. Там Сашке пришлось покорпеть, энергостанция была старая, и проведя профилактику, он был вынужден констатировать, что нужных запчастей в наличии у него не оказалось. Впрочем, на следующий день восстановление энергостанции и её пуск прошли как по нотам.

— Завтра нам на третий объект — сказал Сашка подчиненным. Троица уже спокойно потягивала опять полученный от жителей мейд, а Бакуня управлял планетарным челноком. — Слушай, Бакуня, а давай сегодня туда слетаем. Вы как, парни? — и он обернулся к сидевшей троице.

— Дело говоришь, Аш. — подумав, высказался Волот. Он среди друзей хоть и считался тугодумом, над чем его друзья подшучивали, но думал он здраво и логично, и если принимал какое решение, то переубедить его было очень трудно. — Бакуня, поворачивай к следующему поселению.

— Да вы что… — Бакуне явно не хотелось сегодня еще работать. — А может ну его?..

— Глупый ты, Бакуня — Горяй тоже поддержал Волота. — У нас несколько нарядов на неделю. Чем быстрее разберемся, тем больше шансов на лишний выходной под конец недели.

Упоминание про лишний выходной сразу изменило отношение Бакуни — он без разговоров дал резкий разворот и направился к следующему поселку.

Через минут десять их полета вдруг проснулся Сашкин искин.

«Хозяин! Фиксирую присутствие в радиусе действия изделия Создателей! Потеря контакта с объектами.»

Каких же трудов стоило Сашке не подать вида. Как ни в чем не бывало, Сашка спросил Бакуню:

— Долго там еще лететь?

— Пятнадцать минут, босс! — Бакуня уже был в том лишнем выходном, на лице его блуждала легкая улыбка.

«Малыш, ты засек местоположение изделий Создателей?» — обратился Сашка к искину.

«К сожалению, нет, Хозяин. Но я веду хронометраж нашего пути. Местоположение ты сможешь восстановить по нему.»

Через пятнадцать минут они действительно приземлились на площадке для челноков около третьего поселка. Ревизия показала, что тут давно уже не проводили сервисное обслуживание, что подтвердил глава поселка. Энергостанцию Сашка настроил довольно быстро, но перекладка энерговодов была отложена на завтра. Они и так опаздывали домой на полчаса, к тому же достаточного количества энерговодов у них с собой не было. Команда вернулась домой позже, чем обычно, но никто не возмущался — лишний выходной был достойным призом за ударную работу.

Уже дома Сашка по хронометражу, полученному искином, смог восстановить на карте маршрут их полета.

С одной стороны, Сашка на карте провел радиусом в 15 минут полета окружность с центром в последнем поселке. Затем провел линию, соединяющую предыдущий поселок с Берсуатом. Отметив на ней по хронометражу точку поворота, он соединил ее с центром проведенной окружности. Точка, где линия пересекла окружность, и стала той отправной точкой, где Сашка решил искать артефакты Предшествующих. Одно дело искать то не пойми что, которое еще и лежит непонятно где. А в этом случае место поиска было определенное, и в списке Сашкиных приоритетов артефакты потеснили поиск Земли, прочно заняв первое место.

На следующий день команда за полдня решила все проблемы с энергоснабжением в третьем поселке. Предложенная вчера Сашкой схема народ устроила — они сразу направились к очередному поселку, обслуживать который по плану должны были только на следующей неделе. Прошло как по накатанной — знакомство с жителями, ревизия оборудования, формирование списка комплектующих на замену. Чтобы сделать приятное главе поселка, техники переварили несколько энерговодов, находившихся в самом плохом состоянии. Аккурат к окончанию рабочего дня их челнок сел на площадку недалеко от офиса их фирмы. А там их оказывается, уже ждали Деян с Ореем.

— Друзья, — торжественно начал Деян. — С успешным выполнением планов на этой неделе. Главы поселений направили благодарственные письма в наш адрес в городской муниципалитет. Муниципальные нами довольны! Завтра всем выходной.

Последняя фраза вызвала общую радость.

— Итак, у вас лист заказов еще на две недели. — плавно продолжил после Деяна Орей — А потом придется переключиться с фермерских поселков на лагеря. Мы тут подумали, и решили взять их.

Народ сразу погрустнел. Кроме Сашки, разумеется.

— Тут ситуация простая. — продолжал Орей. — У нас в городе работаем только мы. Но начались работы по созданию города в экстерриториальной зоне. Туда уже приехали представители строительных компаний с других миров — куш-то хороший. Возведение нового поселения уже идет ускоренными темпами. И мы можем рассчитывать на дополнительный приработок — обслуживание объектов того города.

— А при чем тут лагеря? — не врубался Бакуня.

— А при том, что если какая-либо из фирм перехватит заказа от руководства исправительных лагерей, то у нас появится конкурент. И тогда не факт, что тот сочный заказ достанется нам — Орей говорил просто и очень убедительно. — Лагеря — это статусный заказ. Репутация в городе у нас и так благодаря работе Аша на высоте. Растем мы в глазах у глав обслуживаемых поселков. А если к нам благосклонно будут относиться начальники лагерей, то с такими рекомендациями, как у нас, никакой залетной фирме ничего в новом городе не обломится.

— А народу-то хватит? — проявил интерес Сашка.

— Вполне — Деян, видимо, уже просчитал все варианты. — Кстати, Аш, пойдем познакомлю с «блудными детьми».

— Что, в офисе ждут? — удивился Сашка.

— Нет! — заржали в один голос Деян с Ореем — Они вам проставиться хотят. Вот и ждут всех у Туры.

В баре было немного посетителей — завтра последний рабочий день, вот тогда и будет тут дым коромыслом. За большим столом в центре сидели шестеро техников и попивали мейд. Пришедших сразу встретили радостными криками, все расселись за столом, а тут и Тура проворно принесла и раздала каждому по полному бокалу.

— Аш, знакомься, это те наши шестеро ребят — сказал Орей и назвал по очереди всех — а это, парни, тот герой, что восстановил энергосистему города и вернул реноме нашей фирме. Аш!

Все дружно выпили за Сашку. Тура принесла еще по бокалу, и пошел разговор всех со всеми.

— Ты понимаешь, Аш, — изливал ему душу один из шестерки — Я ведь взрослый мужик, семья, дети, все как положено. Работай, детей воспитывай. Так скучно здесь, хоть вой! Романтики хотелось. А тут эти артефакты. Ну и как привод в задницу вставили. Понесла нас нелегкая… А в итоге? Месяц, ты понимаешь? Месяц копошились в грязи по всему континенту. Хорошо хоть на другие не поперлись. Дроидов под это дело купил, земляные работы выполнять. Ну и нахрена они мне теперь нужны?

— А какие дроиды? «Герсеи»? «Цвинги»? — Сашку это заинтересовало. Не руками же ему копать?

— «Герсеи». 6 штук. Со сменным комплектом насадок для работ в разных условиях. Землю там рыть, варить что-нибудь… Зарядная станция в комплекте. Все в очень хорошем состоянии. А вот управляющий искин накрылся. Впрочем, что там… Сам виноват. — техник явно был удручен. — Продавать надо, хоть за полцены.

— Так за сколько хочешь продать?

— Хоть за тридцать пять.

— Давай возьму у тебя за 45 тысяч. — глаза у техника округлились — Хоть жена не так тебя пилить будет.

— Аш, ты серьезно? — техник все не верил в привалившее счастье.

— Вполне. Под протокол, если хочешь. Могу прямо сегодня взять.

— Идет! — на счет техника упали вожделенные 45 тысяч кредитов. — Поедем, прямо сейчас.

— Не спеши, торопыга. Посидим спокойно, мейд попьем. А завтра с утра подгоняй «стадо» к фирменной площадке.

— Аш, ты что… тоже что ли захотел за артефактами податься? — техник даже немного испугался. — Мужик, не делай этого, вот шесть человек перед тобой, не повторяй нашу ошибку…

— Успокойся. Не для этого. Я все же инженер, мне свой комплекс нужен.

— А, тогда хорошо! — и отдых продолжился по полной программе.

На следующий день техник с дроидами ждали Сашку на посадочной площадке фирмы. Быстро прогнав тест, Сашка убедился, что Былята, тот самый техник, сказал ему правде — все дроиды были в хорошем состоянии с минимальным износом. Искин тот тоже отдал.

— Ладно, побегу, ребята мои уже на месте, меня ждут — и Былята ушел, а Сашка направился в офис к Деяну.

— Мне сегодня нужен челнок — сразу перешел он к делу. — На сколько могу его взять?

— Нужно — бери. Сегодня хоть на весь день. — Деян так и не растерял со вчерашнего дня благодушное настроение. — Пилот тебе не нужен?

— Нет, спасибо, сам справлюсь.

На площадке, введя код доступа челноку, Сашка загнал в открывшийся трюм все свое «стадо». Расходники дроиды занесли с собой сами.

«Ну, Малыш, отправляемся на поиски» — мысленно сказал Сашка искину, поднимая над землей челнок.

На отмеченную на Сашкиной карте точку они вышли очень быстро. Но никаких сообщений от искина Сашке не поступало. Сашка не расстроился — точка была определена очень условно, так что теперь наступала пора муторного поиска. В искин бота Сашка заложил спиралевидный маршрут. Бот должен был пройти частым гребнем на малой высоте, как игла по грампластинке, при этом на самой малой скорости. Потянулись минуты ожидания. Вообще Сашка не был настроен на быстрый поиск, и решил немного вздремнуть. Но минут через 20 Малыш откликнулся:

«Хозяин, есть фиксация. Семь объектов. Три уже встречавшегося ранее типа „Кулон Преданности“». Сашка чуть не подпрыгнул из ложемента. Дав команду боту прекратить поиск, он вернул его в точку, где Малыш четко фиксировал отклики от семи артефактов Предшествующих, и снизил его высоту до 50 метров. Сашка молча разглядывал место под ботом — это был обычный хвойный лес. В километре от него находилась небольшая поляна — как раз сесть челноку. Сашка направил бот на посадку.

Глава 4

Путь до места занял все же не десять минут — девственный лес не располагает к быстрым пробежкам. Он по хорошему, не располагает даже к легкой трусце. Полчаса ушло у Сашки, пока он добрался до той точки. И это при том, что ему помогали дроиды, расчищая путь. «Хозяин, мы на месте. Три объекта прямо под нами» — сообщил Малыш. «Глубоко?» — вопрос был сейчас самый актуальный.

«Семь метров». — и эмоция легкого сожаления. Мол, извини, хозяин, не моя вина.

Горячиться Сашка не стал, место нужно было подготовить для разработки, и он потратил время на прогулку по месту. Отметив еще два места (три объекта рядом и один объект отдельно), он оценил площадь для проведения работ. Разброс между скрытыми объектами составлял от 30 до 50 метров. Вывод — над каждой группой объектов надо бить шурф. Теперь о самом процессе. Породу надо где-то утилизировать. Дроиды при этом будут жрать энергию как чумовые. Нужна рядом станция подзарядки. Опять же, семь метров — вроде немного. Но шахта все равно потребует крепежа. План быстро выстроился в голове.

Дроиды аккуратно срезали дерн в месте намеченного шурфа. Деревья около шурфа, чем-то напоминавшие земные сосны, были срезаны и распилены — они еще пригодятся для распорок в шурфе. Четверо дроидов по Сашкиной команде сменили насадки и начали копать. С двумя оставшимися Сашка обустраивал место под вынимаемый грунт.

Метр — установка боковых распорок, сооружение лестницы.

Еще метр — снова распорки и лестница…

На глубине 4 метра дроиды встали — под ними была монолитная гранитная плита. Это была проблема.

В мирах Содружества одним из основных материалов при строительстве был именно гранит. А что? Есть почти везде, экологически чистый. Правда, обработка его непроста, поскольку, опять же его достоинство — прочность. Но эта проблема решалась очень просто — использовался реагент, при воздействии которого гранит менял свои свойства и становился как твердый пластилин, хоть ножом режь. Его, собственно и резали в таком состоянии. Действие реагента занимало около 15 минут, и этого было вполне достаточно, чтобы вырезать необходимый элемент любой формы.

И вся проблема Сашки была в том, что данного реагента у него с собой не было. Да и не могло быть — он инженер энергетик, а не строитель. Впрочем, препятствие на пути только раззадорило его. Сашка уже знал, что завтра обязательно прилетит сюда, но холодный рассудок подсказал, что неплохо бы скрыть место раскопа. Из разделанных бревен был быстро сооружен щит, закрывающий шурф, поверх него дроиды развернули срезанный дерн. С землей было просто — за полчаса дроиды раскидали её по округе. Конечно, человек, попавший на место, сразу определит, что здесь шли какие-то работы, и при целенаправленном поиске быстро найдет спрятанный шурф. Но с воздуха найти это место, хоть случайно, хоть целенаправленно, было практически невозможно.

Хоть Сашка ничего сегодня не нашел, но на душе у него было какое-то ощущение успеха.

Сразу возвращаться в Берсуат Сашка не стал — надо же как-то оправдать свой вылет, и он направился в поселок, бывший вторым в списке заявок на следующую неделю. Времени там вполне хватило на проведение полной диагностики имеющегося оборудования и составление перечня работ с указанием необходимых материалов и запасных частей.

Обратно в Берсуат Сашка вернулся с чувством полноценно проведенного дня.

Как раз закончился рабочий день, и ему по пути в бар встретились шестеро горе-кладоискателей. У тех сегодня был рабочий день, и все хотели отметить окончание рабочей недели.

— Аш, ты меня сегодня так выручил! — они снова сидели в баре, и разговаривали с Былятой за жизнь. — Если бы не эти 45 тысяч, моя со света бы меня сжила.

— Не ворчала?

— Ворчала. Но тихо. — оба засмеялись и чокнулись бокалами. Был, был здесь такой обычай.

— Я точно теперь зарекся лезть в авантюры. Тем более, с твоим приходом все закрутилось. Нам зарплату накинули, так что потери быстро компенсирую — рассуждал Былята. — Ты не артефакты искать сегодня летал?

— Нет, летал в поселок, что на следующей неделе будем обслуживать, провел полную диагностику оборудования. Вот, лови файл, если не веришь.

Былята быстро осмотрел рабочую спецификацию, лицо его излучало спокойствие.

— Слушай, Былята, а чего народ вообще куда-то ломится? Ну, нашел один человек один артефакт. С чего это все остальные решили, что им там тоже гора кредитов светит? Ведь до сих пор никто больше ничего не нашел.

Былята молчал, но все же решился на разговор.

— Нашли, Аш. Нашли, хоть и немного. Только об этом не трубят на каждом углу. И до сих пор продолжают находить. Неужели ты думаешь, что из-за одной финтифлюшки тут такое бурление началось? И город этот новый специально на планете ставят тоже только для одного — для доступа к планете. Тут, судя по всему, кругом остатки объектов Предшествующих. А сейчас вообще вроде договорились о демилитаризованном статусе Аркама.

— Чего? — у Сашки чуть глаза на лоб не вылезли.

— Того. — медленно продолжал Былята. — Ты хоть новости по «голо» смотришь? Вижу, что нет. Так вот, война зреет, и немаленькая. Наши всячески её оттягивают — понимают, что избежать вряд ли получится, но хоть подготовиться хотят.

— Так это они уступку сделали такую, с демилитаризацией?

— Ну, не совсем уступка, — прищурился Былята — Неделю назад с нами воссоединились еще две бывшие системы Урканы, из кластера Малого Танаиса. Чуть война не началась. Вот тогда и было объявлено о демилитаризации Аркама. А остальные государства признали результаты прошедших в тех двух системах референдумов и последующее воссоединение. Ох, и бойня там была в тех системах… Там же не было наших гарнизонов, как на Тавре. Вот урканцы и расслабились, отправив одни транспорты с космодесантом без какого либо серьезного прикрытия. Их и посбивали на орбите. Два сдались. Правда, и на самих планетах войнушка вышла кровавой. Ну, да теперь там будет мир, в лоб лезть на Гардарру никто не хочет.

— А что там вообще, в Уркане, творится? — Сашка просто хотел проверить свой далекий прогноз, и Былята его не разочаровал.

— А что там может происходить? — и Былята провел короткую политинформацию.

Оставшиеся шесть систем, сразу присоединившиеся к восстанию, так до сих пор и воюют. Последняя система в кластере Малого Танаиса уже почти отбита, урканцы с ней уже морально распрощались. Три системы в кластере Нисакуса — там замес по полной программе. Но тоже наши верх берут, хоть до победы еще далеко. Сложная ситуация лишь на двух системах — Ольвилии и Милетте, где даже во времена Гардаррской Империи находились крупнейший логистический центр и огромная космическая верфь. Там силы повстанцев сидят в глухой обороне.

— А на остальных системах-то что? — Сашка уже мысленно похвалил себя за точно сбывшийся прогноз.

— А там, где языки в задницы засовывали, сейчас рогулы зверствуют. Концлагеря строят. Для гардаррцев. Армию набирают — но от такого подарка все разбегаются кто куда. Экономики, считай, нет — уже потеряли три самые богатые системы, да и эти шесть считай, тоже потеряют, рано или поздно. Остается одна нищета. Денег в бюджете нет, революционеры все разворовали. Сидят на подачках из Делуса и Армарры. Но те тоже поняли, что от такого довеска надо избавляться. В общем, что будет — никому не известно. Ну а пока за счет Аркама и идет расплата. Мы же колония…

Сашка уже был в курсе государственного устройства в Содружестве. Каждое государство состояло из систем, официально имеющих статус либо колонии, либо метрополии.

Но вот в каждом государстве понимали по своему, что такое колония. Вот, к примеру, Конфедерация Делус. Там вообще колоний не было. Жили пока лишь за счет присоединения к ним маленьких государств из одной-двух систем. Естественно, условием для присоединения были определенный уровень жизни (не ниже определенной границы) и самообеспечение. Так же жили Оширский Директорат и Корпоратократия Синто. Первые уже давно обустроили свои миры, а вторые, хоть и пытались захватить новые, но ничего у них пока не выходило. Галифат считал метрополией столичную Медону, а колониями все остальные миры. Этого же подхода придерживался и Хакданский Орден, их метрополией была система Люпус. При этом жители этих государств вообще не замечали никакой разницы в статусах систем их проживания. Свой взгляд на подобное деление был у Гардарры, — федеральной колонией считалась система, население которой не способно в данный момент содержать полностью своими налогами присущую любой звездной системе инфраструктуру, и выплачивать одинаковый для всех систем федеральный налог. Жители колоний имели абсолютно те же права, что и жители систем метрополии, но часть функций по руководству и управлению системой брал на себя Военный Департамент Гардаррской Федерации. Как ни странно, но точно такой же подход был и у её «заклятого друга» — Свободных Миров Армарры. Империя Арвар вообще не определила статус своих систем. Видимо, негры и без того спокойно жили. Остальные по умолчанию считали системы черных метрополиями.

И только Объединенное Королевство Галанте имело уникальный взгляд на государственное строительство. Метрополиями считались только три системы Королевства, населенные аграфами. А несколько десятков систем, разбросанных по всему Содружеству, имели жесткий статус колонии, и изменить его можно было лишь одним способом — добиться независимости. Население аграфских колоний не имели подданства Галанте и терпели поражение в правах. Они не могли, к примеру, покинуть свою систему и перебраться даже в другую колонию. Торговля колоний шла исключительно через торговые компании, зарегистрированные в системах метрополии. Налоги те, естественно, тоже платили в метрополиях, а не в колониях. Формально в каждой колонии население выбирало себе правителя, вот только реальная власть была в руках чиновников, присылаемых из Королевства. Естественно, что такая система работала, пока колонии приносили прибыль. Аграфы, заламывая руки, ханжески уверяли вех, что они вынуждены взять на себя бремя заботы о несчастных дикарях. Но как только колония становилась нерентабельной, песня менялась — и аграфы, напыщенные от совершаемых ими благих дел, объявляли о том, что наконец-то дикари могут идти дальше своим путем самостоятельно. Колония объявлялась независимым государством, оставаясь наедине с изношенной инфраструктурой, загаженной окружающей средой (да-да, это они только у себя боролись за каждый цветочек и зверушку). Но даже тогда, вроде бы независимое государство, оставалось повязанным массой пут с Королевством.

Во-первых, руководство нового государства являлось управленческой номенклатурой бывшей колонии, и естественно, представляло из себя яркий пример многовекового отрицательного отбора. Любые же попытки привести во власть достойных людей пресекались жестко, и порой жестоко. Тем более что вся номенклатура (а элитой их назвать ни у кого язык бы не повернулся — на «лучших» они явно не тянули) получала образование в учебных заведениях Королевства. Был и еще один момент — отучившись в университетах Галанте, домой новоявленные президенты и царьки возвращались с аграфскими жёнами. Как бы это ни было удивительно, но немало ушастых красоток из «чавов» решало для себя, что лучше быть королевой у дикарей, а твой дикарь будет тебя боготворить, чем стать женой аграфа, который, придя с попойки, выставит тебя на трассу, поскольку ему еще хочется выпить, а кредитов больше нет.

Во-вторых, несмотря на то, что торговые компании теряли право монополизировать торговлю, прибыль из новоявленных государств тем не менее шла, и немаленькая. Просто теперь государственные чиновники под откат оформляли займы в банках Галанте, ровно столько, чтобы государство на самом пределе могло выплачивать проценты. Естественно, никакие деньги никуда не поступали. Просто в этих банках появлялись личные счета руководства бывшей колонии, на которых и лежали полученные суммы откатов.

Да, и в космосе не везде можно было найти справедливость.

— Так зачем Содружество так засуетилось с Аркамом? — у Сашки в голове все не выстраивалась полная картина.

— Позавчера объявили о создании биржи в новом городе — как-бы отвлеченно сказал Былята. — Не понимаешь?

Сашка действительно не понимал.

— Эхехех… Ладно, объясню на пальцах. В новом городе создается биржа, где любой, абсолютно анонимно, может продать любой найденный им артефакт, с перечислением средств в любой банк Содружества. Честность сделки гарантируется городским руководством, а они все не наши. Содружеские. Пока наши власти не дали на это разрешение. Но вот увидишь — как только присоединим последнюю урканскую систему из кластера Малого Танаиса, так сразу и разрешение появится. Политика, мать её…

Вон, космопорт решили отгрохать, не чета нынешнему. Уже и деньги под это появились. Тут наши, правда, добились, что от Содружества только деньги, а все делаем мы. Так что скоро со всего Содружества приедут «ловцы удачи». Ох что здесь будет…

В гостиницу Сашка вернулся озадаченный.

Глава 5

Гранит на дне раскопа на глазах менялся — привычный Сашке камень на глазах изменил цвет и стал похож на плитку розового пластилина. Пора!

Дроид аккуратно сделал прорез по всему периметру, и вырезанный квадрат «пластилина» ухнул вниз. Не было никакого звука удара — только «хлюп» от прилипания упавшего куска к полу. Из открывшегося пространства сразу повеял застоявшийся спертый воздух, такой, что даже наверху у Сашки в горле запершило. Выждав полчаса, он по мономолекулярному тросу спустился вниз, за ним последовали три дроида.

Сашка смотрел на проход, освещаемый дроидами, и вид ему напомнил сооружения «древних инков», которые крутили еще на Земле по телеку. Огромные гранитные блоки, поставленные вплотную, так, что и волос между ними не пролезет, формировали и стены, и пол, и потолок широкого прохода. Метров семь, на взгляд. Ольянтантамбо, мать его…

«„Кулон Преданности“, три единицы» — искин подсветил на полу точки трех объектов, лежащих в кучах пыли. Сашка быстро нашел и подобрал артефакты, разворошив кучки, и только потом сообразил — нигде вокруг пыли больше не было. Видимо, когда-то эти кучки пыли были живыми людьми, владельцами данных кулонов.

— Из праха мы приходим в этот мир, в прах и уйдем… — пробормотал он задумчиво.

С одного конца коридор был завален, и, по уверению искина, ничего с той стороны тот не чувствовал. А вот второй вел за угол. Хотя шестое чувство молчало, в целях безопасности Сашка направил туда двух дроидов. На передаваемой ими картинке был виден коридор, так же упирающийся в завал, но на каждой его стене были видны по два прохода. Дроиды быстро пробежали вначале сам коридор, потом изучили проходы. Те вели в изолированные комнаты. Судя по показаниям искина, все отмеченные четыре артефакта находились в двух комнатах. Это было хорошо — не придется тратить лишнее время на пробивку новых шурфов.

Сашка прошел до конца коридора. Малыш снова подтвердил, что ничего больше за завалом не откликается, и Сашка с чистой совестью зашел в ближайшую комнату. Комната была абсолютно пустая — если что в ней и было, давно уже разрушило безжалостное время, многие тысячелетия не прошли просто так. По центру одной стены находился вертикальный параллелепипед высотой около полутора метров и площадкой где-то 30 на 30 сантиметров. Вначале Сашка подумал, что это и есть тот самый артефакт — но нет, это был обычный кусок гранита, а вот артефакт лежал на полу рядом с ним.

«Жидкая броня» — подсказал искин, когда Сашка поднял с пола тонкий стержень салатового цвета, сантиметров 10 в длину и диаметром около сантиметра.

«Активировать?» — «Да». — И в этот момент стержень растекся по всему Сашке.

«„Жидкая броня“ установлена. Предназначена для защиты носителя от урона, наносимого различными видами оружия. Подзарядка — от теплового излучения тела носителя. Тип использования — многократный…» — монотонно бубнил Малыш, словно читал написанный мелкими буквами текст на товаре, купленном в земном супермаркете.

«Малыш, как её деактивировать?» — сейчас, по мнению Сашки, это было самое важное.

«Хозяин, ты сам можешь определить команды для активации и деактивации „Жидкой брони“. Связь с ней поддерживается так же, как и со мной. Привязать её к тебе?».

Сашка не раздумывая ответил «Да».

«Привязал» — быстро ответил Малыш. — «Теперь для активации устройство должно находиться около твоего тела. Для активации достаточно обращения к устройству „Активировать“, для деактивации соответственно „Деактивировать“».

«Деактивировать» — мысленно обратился Сашка к «Жидкой броне», которая ощущалась его каким-то шестым чувством, как инородный элемент, не вносящий, однако, дискомфорта. Плёнка словно стекла с Сашки и в руке снова красовался салатовым цветом стержень. Полезная вещь, самому пригодится.

Во второй комнате лежала очередная кучка пыли — еще один человек когда-то получил здесь последнее упокоение. Малыш отметил в том месте один артефакт, и Сашка уже привычно разворошив пыль, достал такой же стержень, как и «Жидкая броня», только сиреневого цвета.

«Жидкая маскировка» — прокомментировал искин. — «Активировать?»

«Да». — Сашке самому было жутко интересно, что это такое.

«Жидкая маскировка установлена» — стержень так же растекся по Сашкиному комбинезону, закрыв целиком его голову. Только в этот раз по мере растекания пленки покрытая часть становилась прозрачной. Не прошло и минуты, а камеры с дроидов показывали на Сашкином месте пустоту. Лихо…

«Малыш, привяжи его так же» — «Сделал. Команды активации и деактивации такие же как и для „Жидкой Брони“».

«Деактивировать»- обратился Сашка к устройству. — Пленка быстро сползала с него, снова открывая Сашку для камер дроидов.

Сашка раза три прокрутил съемку с камеры дроидов его исчезновения и возникновения из ниоткуда. Этот артефакт он тоже не будет продавать.

А вот оставшиеся два артефакта оказались одним изделием — некая система «Флюр» включала в себя второй артефакт, оказавшийся знакомым Сашке по каталогу «карандашом». Устройство и батарейка в нем…

На полу лежал диск толщиной в пару сантиметров и диаметром сантиметров 20. Из его центра торчал «камертон», в котором и был закреплен «карандаш».

«Малыш, что это за устройства?» — Малыш почему-то молчал.

«Устройство полной имитации „Флер“ и универсальный источник энергии. Заряд последнего 8 %. Для активации устройства надо прикоснуться к нему и дать команду на активацию» — наконец выдал искин.

Сашка подошел к диску и прикоснулся к нему.

Сашка обнаружил стоящим в том же зале, только тот был залит легким светом, идущим со всего потолка. Стены отображали какой-то невероятный природный пейзаж. «Прямо как в Аватаре», подумал он, краем глаза уловив парящие в изумрудно-сиреневом небе острова. Именно, краем глаза, поскольку взгляд его был полностью сосредоточен на стоящих перед ним трех абсолютно голых аграфках, стоящих перед ним, покачивающих бедрами улыбающихся и строящих ему глазки.

— Господин, возьми нас! — выдала томно стоявшая по центру медноволосая красавица с сиреневыми глазами (Сашка и представить не мог, что у аграфов бывают такие!), и троица плавно заскользила к нему, как три кошечки, шедшие, чтобы их погладили.

Подойдя к Сашке вплотную, медноволосая прижалась к нему немаленькими грудями (четверка, не меньше, оценил он), а две, синеглазая брюнетка и зеленоглазая блондинка, прижались с боков и стали гладить его тело, целуя Сашку в шею.

— Мы твои, господин! — неслось у него в голове. А девицы, тем временем, сноровисто стащили с Сашки комбинезон, и…

И понеслось. Любому мужику сорвет крышу, когда до него начнут домогаться три изумительно красивые и абсолютно голые женщины. Вот и Сашке сорвало — он тоже не был железным.

Зеленоглазка целует его плечи и переходит на груди, гладя его аккуратными ладошками. Синеокая брюнетка слилась с ним в глубоком поцелуе. Ну а медноволосая бестия уже присела на корточки и аккуратно взяла ртом его «друга»…

Сашка находился в полузабытье — три красавицы деловито меняли друг друга на его «скакуне», не скачущие «наездницы» с боков гладили, целовали и шептали нежные слова.

Он отлюбил их всех по очереди, и снова те его уложили на пол и продолжили по второму кругу.

Сашка впал в прострацию.

Очнулся он от холода. Он лежал, полностью раздетый на холодном гранитном полу. В стороне валялся его комбинезон, закрывавший собой «Флюр». Дроиды так же стояли по углам комнаты, освещая её центр.

Что же это за хрень с ним произошла? Малыш пока молчал.

«Камеры!» — пришла мысль в голову. — «Камеры дроидов! Они же снимали все и передавали мне на нейросеть!». Сашка стал лихорадочно просматривать файлы видео, переданных от камер дроидов — и снова чуть не впал в ступор.

Вот он стоил в освещаемом фонарями дроидов центре комнаты. Касание диска — и комната моментально преобразилась — потолок стал давать мягкий ровный свет, стены отображать виды а-ля-«Аватар», а прямо в центре комнаты перед ним возникли три голые красотки. Вот они подходят к нему, снимают с него комбез и бросают в сторону — тот падает прямо на диск «Флюра»…

Вот тебе и визуализация… Это не прямая передача через твои органы чувства того, что ты хочешь увидеть или пощупать — это материализация всего этого… Посмотрев на индикатор заряда «карандаша», Сашка присвистнул — «крутое порно» сожрало 2 % заряда.

Нет, эту хрень использовать вообще никому нельзя — раз попробуешь, потом ни на одну обычную бабу вставать не будет, после такого-то. Сашка точно решил продавать «Флюр». Впрочем… Он шустро извлек из «Флюра» батарейку. Вот теперь все, готово к продаже. А источник энергии ему самому пригодится. Натянув на себя комбинезон, Сашка вдруг вспомнил, что его зацепило.

«Малыш!» — «Да, Хозяин!» — отозвался искин.

«Ты видел все происходящее?» — «То, что транслировали камеры дроидов».

«Скажи, а эти девушки — они и есть тот народ, который ты называешь Создателями?»

«Нет, Хозяин!» — эмоция легкого удивления.

«Это аграфы. Этих Создатели сотворили для своих утех» — продолжил Малыш.

Ответ озадачивал.

«А что, были какие-то другие аграфы?» — вопрос звучал глупо, он, можно сказать, выплеснулся вместе с Сашкиными эмоциями.

«Конечно, были. Разных форм тела, числа конечностей… Пригодные для разных сред обитания. Создатели использовали последних для терраформирования планет».

Ответ еще больше озадачил Сашку.

«Так аграфы — это не одна раса?» — задал он Малышу совсем тупой вопрос. И ответ Малыша совсем загнал его в ступор:

«Нет, что ты! Я и забыл, что ты не знаешь языка Создателей, вот у тебя и мешанина в голове. Просто на языке Создателей слово „аграф“ означает „прислуга“».

Если бы сейчас кто-то посмотрел на Сашку со стороны, то первое, что пришло бы ему на ум, это то, что он находится в психиатрической лечебнице и смотрит в одну из камер.

Сашка валялся на полу, освещаемый фонарями стоящих в углах дроидов, и, держась за живот, истерически хохотал.

Еще бы, только что одна из тайн (или мифов?) Содружества развеялась, представив ему истину в неприглядном свете.

Прислуга… Сексуальные игрушки, получившие власть волею случая, погубившего их хозяев — вот кем были на самом деле аграфы, а никак не потомками Предшествующих.

Сразу становились понятны и их чванливость, и подлость, и коварство, и — одновременно со всем этим вбитое чуть не на генетическом уровне ощущение «статуса». Хотя, почему «чуть не на генетическом»? Тут, видимо, Предшествующие это все заложили именно на уровне генома.

Всегда и во все времена любая прислуга и подбиралась по определенным качествам. Угодливость перед хозяином, и, как обратная сторона, высокомерие по отношению к тем, откуда сам вышел родом. Патологическая трусость — прислуга и помыслить не должна дать отпор хозяину — отсюда и подлость, коварство и склонность к мелким гадостям. Так, половой в трактире, на сделанное ему замечание улыбнется угодливой улыбкой, но потом обязательно плюнет в ваш суп, когда понесет его вам. И подаст его снова с угодливой улыбкой.

Сашка вспомнил, как во время Второй Мировой солдаты и офицеры Вермахта, понюхавшие пороха на передовой, категорически отказывались приводить в исполнение смертные приговоры партизанам — это выполняли, как правило, солдаты из вспомогательных частей, сидевших в тылу. Но когда дело доходило до карательных акций, то даже они отказывались — и их с радостью выполняли набранные на службу представители маленьких народцев, проживших под немецким правлением не один век. Те с готовностью выслуживались перед старыми хозяевами, устраивая с энтузиазмом Хатыни и Бабьи Яры, издеваясь над не могущими дать им отпор узниками Травников и Саласпилса.

Ну, а «статус» — прислуга на инстинктивном уровне чувствует, чей хозяин выше по положению, а чей ниже, и перед кем нужно лицом в землю пасть, а для кого и кивка достаточно.

Устав смеяться, Сашка просто лежал на полу. Силы словно высосало.

В этот момент до него четко дошла мысль, что аграфы не достойны ни злобы, ни ненависти, ни тем более ярости. Легкое презрение с оттенком жалости — вот и все, что они заслужили.

Никуда уже сегодня он не успевал, поэтому, поднявшись наверх, не пожалел времени скрыть это место. Дроиды установили в шурф деревянный щит и залили стыки строительной пеной, после чего аккуратно положили сверху снятый ранее дерн. Еще раз взглянув, не забыл ли он чего, Сашка с чистой совестью сел в челнок.

Через час он уже был в своем номере гостиницы. Вот тебе и выходной прошел.

Глава 6

Последующие две недели не принесли ничего нового. Его бригада быстро оценила все прелести ненормированного рабочего дня, и на первой неделе они сэкономили полтора дня, а во вторую целых два.

Чем занимаются в свободное время его подопечные, Сашка не знал, да и некогда ему было — азарт поиска артефактов тихо смял его в своих объятьях. Каждый свободный день он вылетал на поиски. Систему поиска он выстроил следующую. Челнок снова описывал полет по спирали, приблизительно до размеров «пластинки», достигнутых в прошлый раз. Новая «пластинка» немного перекрывала предыдущую, но тем самым в поле поиска исчезали «мертвые зоны». Он уже прошерстил штук двадцать таких перекрывающих друг друга пятен, но пока ничего не обнаружил. Все это время артефакты были с ним — броня с маркировкой уже заняли заслуженное место около его тела — комбинезон сформировал своего рада кармашки, как на форме кубанских казаков, но размещались они не снаружи, а внутри комбинезона, ничем не выдавая своего присутствия. Рядом поместился «карандаш». А вот диск «Флюра» Сашка долго не мог пристроить. Наконец, он спрятал его в корпусе сгоревшего искина. Тот вместе с запчастями к дроидам так и лежал в трюме челнока. Челнок, кстати, Деян закрепил за Сашкой.

Вчера пришло сообщение от Орея — тот уведомлял всю бригаду, что с начала новой недели они начинают обслуживать инфраструктуру исправительных лагерей.

Вернувшись с очередного обета, Сашка направился к Туре — он уже стал в этом баре завсегдатаем. А войдя, так и встал от неожиданности — его приветствовали, сидя у ближайшего ко входу столику, так дорогие ему люди — Войдан и Соля.

— Аш! — Войдан просто лучился радостью — Наконец-то мы тебя встретили!

— Войдан! Соля! — Сашку так же переполнила радость встречи — Вот уж кого не ожидал увидеть! Вы какими судьбами в наших краях? Проездом?

— Мы теперь тут живем — Соля была довольна. — Мы уже две недели тут. Пока приехали, пока обустроились. А Войдан вспомнил, что ты тоже где-то здесь живешь. Стали искать твой дом — не нашли. Хорошо, что сообразили в компанию твою обратиться. Там ребята твои и подсказали, где тебя найти.

— Войдан, так вы сюда перебрались на новое место?

— Ну да. Там работу закончил. Благодаря твоей помощи, Аш! — в этот момент Тура всем принесла по бокалу. — И меня перевели сюда.

— Выглядит как ссылка. — задумчиво выдал Сашка.

— Что ты! — Водан заразительно засмеялся. — Это если бы на такую же должность перевели — тогда да. А так — я повышение получил!

— Ну, раз так — обрадовался Сашка — выпьем за твое повышение!

Мужчины осушили бокалы до дна, а Соля лишь чуть пригубила.

— Нельзя ей много — многозначительно пояснил Войдан. — В общем, ждем пополнение.

— Ух ты! — Сашка искренне порадовался за эту пару, оба они были симпатичны ему. — Видно, не филонили в медовый месяц. Ну, тогда мы с тобой, Войдан, еще по одной…

Войдан с Солей уже получили дом в спальном районе, причем не очень далеко от Сашкиной гостиницы.

— Аш, а почему ты до сих пор живешь в гостинице? — Соля задала вопрос, но интересовал её, видимо, ответ на другой, незаданный.

— А зачем мне дом? Я один. Либо работаю, либо пью здесь мейд с коллегами, либо сплю. А для того, чтобы спать, достаточно и одной комнаты. Завтрак и ужин входят в стоимость гостиницы, обедаю — как придется. Как то так.

— Ты… после Миты… — Соля никак не могла выдавить из себя вопрос.

Сашки отрицательно покачал головой.

— Нет. Просто пока не могу. Серьезные отношения, чтобы с чувствами — не могу, вспоминаю о ней. И душа еще болит. А несерьезные… Да и их нет. Время лечит, и так по себе знаю. Может, встретится когда-то та, кто не подвинет Миту в моей душе, но… сумеет занять с ней рядом место, что ли… А пока я просто работаю.

Сашка говорил как на исповеди, и даже не замечал, что слушательниц у него на одну больше.

— Войдан, так я не понял, где ты работаешь? — вспомнил под конец их посиделок Сашка.

— В космопорте местном. — Войдан ответил с какой-то хитрецой.

— Небось начальник ремонтной службы космопорта?

— Нет, Аш. Я — директор космопорта.

— Всего??? — вот это повышение! У Сашки даже дух захватило. — Но ты же в основном ремонтник кораблей и строитель…

— Так тут и нужен сейчас ремонтник и строитель. Космопорт уже начал расширяться. Будет не хуже чем на любой из планет метрополии. Вот, Бахта, — ну, новый город, под протекторатом Содружества — наш космопорт тоже будет использовать. В Содружестве посчитали и пришли к выводу, что так дешевле, чем строить для него индивидуальный.

— И за сколько времени планируется отстроить космопорт?

— Три года. Так что три года мы тут будем соседями.

Просидев за разговорами допоздна, все трое покинули бар, договорившись встретиться на следующей неделе.

Следующим утром вся команда ждала Сашку на площадке рядом с челноком.

— Аш, здорово! — поприветствовали его все нестройно.

— Что растерялись? — Сашка с утра был бодр и настроен продуктивно провести этот день. — Садитесь в челнок.

— Стремно что-то… — начал Бакуня.

— Не дрейфь! — подмигнул ему Сашка — Создатель не выдаст, пурко не съест.

Последняя фраза развеселила всех, и техники стали размещаться в челноке.

Полет до первого по списку заданий исправительного лагеря занял два часа. Уже на подлете с ними связались, и предупредили об их направлении в закрытую зону для полетов. Сашка переслал контракт на работы в лагере, перечень персонала и список оборудования, которое они везли с собой. Разрешение на пролет пришло сразу же, им были указаны полетный коридор и точка посадки, площадка для челноков где-то в километре от лагеря.

На площадке их уже ожидали четверо вооруженных охранников, и два грава. Погрузив необходимое оборудование и загнав в гравы «пауков», команда разместилась на свободные места. Три минуты — и они стояли перед въездом в исправительный лагерь KDHS-3851, о чем каждому пришло уведомление на нейросеть. По пути все молчали — и Сашкина команда, и охранники. Да и о чем говорить-то?

Проехав через «предбанник», где, судя по всему, их всех просканировали, гравы довезли их до центрального здания, перед которым находился плац немаленьких размеров.

Там их встречал уже какой-то высокий чин из лагерного управления.

— Рады, очень рады! — сразу поздоровался он со всеми. — Гай Милов, заместитель начальника ИЛ KDHS-3851.

Все приехавшие тоже представились.

— Работы для вас тут много. Мы, вообще-то, в контракт включили только самый мизер, чтобы не отпугнуть вас. Но если справитесь — допсоглашение к контракту у нас уже подготовлено. — Гай сразу «взял быка за рога». — План проведения работ у вас имеется?

— Да. — Сашка заранее составил план и переслал файл Гаю. — Сегодня — полная диагностика всего оборудования, если останется время — настройка режимов энергостанции. Техники, в случае необходимости, займутся перекладкой энерговодов.

— Принимается — Гай моментально изучил присланный ему файл. — Вам предоставлен допуск в секторы 34–11 и 78–09.

Всем пришли коды допуска.

— Сопровождение будет постоянно с вами… В принципе, вам ничего не грозит, но — порядок… По всем возникающим вопросам сразу связывайтесь со мной.

Энергосистемы лагеря были все в исправном состоянии, но износ был хороший. По мере диагностики Сашка тут же корректировал план проведения работ. Встал вопрос по запчастям — и Сашка сразу переслал Гаю список тех запчастей, которых у них сейчас с собой не было. Ответ пришел оперативно. С Сашкой связался какой-то чин и сообщил, что указанные запчасти имеются на складе, поэтому необходимости привозить их из Берсуата нет. Получить их можно у его же, для чего просто нужно переслать протокол диагностики с перечнем необходимых для ремонта запчастей.

Отправив тому протокол диагностики первой энергостанции, Сашка приступил к тестированию второй, для чего ему пришлось перебраться в другой сектор. Там результат диагностики мало чем отличался от предыдущего. Со склада охрана привезла на граве все затребованные запчасти, и Сашка, вернувшись в первый сектор, приступил к восстановлению энергостанции. Техники, тем временем, шустро и споро тестировали линии энерговодов по всему первому сектору.

До конца рабочего дня Сашка восстановил работоспособность энергостанции и провел точную настройку режимов её работы. Подчиненные тоже не теряли времени даром — новенькие энерговоды уже были уложены и разварены на месте бывших, с уже вышедшим сроком эксплуатации. Судя по их виду, они частенько работали на форсированных режимах, пропуская ток, заведомо больший, чем определен им спецификацией.

На сегодня вроде все. Тестовое включение прошло штатно. Гай пришел посмотреть на результаты и остался доволен, чего и не скрывал.

Уже когда они сдали на хранение охране «пауков» и другое оборудование, Гай спросил Сашку перед «предбанником».

— Аш, у меня маленькая просьба… Даже не знаю. Пойму, если откажетесь…

— Гай, говорите как есть, какие проблемы?

— Тут у нас группу заключенных освободили по амнистии. Транспорт для них должен прийти завтра, но они даже на ночь не хотят здесь оставаться… Понимаю их прекрасно. Аш, — Гай прямо посмотрел Сашке в глаза. — Захватите их с собой до Берсуата! У вас в трюме сейчас место освободилось, четверо свободно поместятся. Они ребята не буйные, я за каждого ручаюсь лично.

Сашка в этот момент четко ощущал всех окружавших его людей. У троих его подчиненных чувствовалось какое-то тихое подозрение вперемешку с недоверием, у Бакуни — легкий страх. А вот Гай — этот человек искренне верил в каждое сказанное им слово — да это и читалось в его глазах. Повернувшись к техникам, Сашка коротко бросил — Берем!

— Спасибо, Аш! — Гай с кем-то связался, и к граву подошли четверо в обычных стандартных комбинезонах. Гай молча указал им на свободные места в гравах, потом пожал руку каждому, в том числе и освободившимся, и наконец, они выехали за пределы лагеря.

Все два часа полета до Берсуата прошли в полном молчании. Наконец, челнок сел на площадке их фирмы. Все вышли, техники направились сразу по домам, а четверка освободившихся так и стояла на площадке.

— Парни, а вы куда вообще собирались? — только сейчас этот вопрос пришел Сашке в голову.

— Да мы и не знаем… Мы — не куда-то, мы — откуда-то… — горько он усмехнулся.

— Слушайте… — второй был явно озадачен. — а к счету у кого-нибудь доступ есть?

Четверка впала в ступор.

— Вам наверно забыли подключить доступ к деньгам. — подумал Сашка. — Всем подключат в космопорте, когда их туда привезут. И вам тоже.

Все четверо восприняли это с легким сожалением, но в душе у людей была тихая робость. Как же Сашка их понимал!!

— Парни. Идемте в бар! Угощаю.

И они отправились к Туре.

Бар в начале рабочей недели не самое заполненное место в городе, посетители там, конечно были, но в «следовых количествах» — вроде есть, а по виду нет.

Сашка с шедшей за ним четверкой заняли столик недалеко от входа. Тура сразу появилась, с пятью бокалами.

— За мой счет, Тура — её хоть это и удивило, но она промолчала.

Все пятеро сидели, пили мейд, и просто разговаривали ни о чем. Сашка сам начал разговор, чувствуя, что этим людям так не хватало именно этого — простой посиделки в уютном месте и разговора даже с незнакомым человеком.

Парни рассказали о себе. Были они из космодесанта, во время одной операции на одной из колоний Галифата пришлось брать штурмом поселение, где прятался лидер, по призыву которого террористы совершили нападение на гардарский пассажирский лайнер и убили много пассажиров. Поселение было хорошо укреплено, для штурма пришлось использовать и тяжелую технику. Каждый дом пришлось брать с боями. При этом все местное население от мала до велика было вооружено до зубов и оказывало яростное сопротивление. Фанатики… То поселение они сровняли с землей, убить пришлось абсолютно всех. Лидера фанатиков — единственный, кстати, кто сдался в плен, — взорвали живьем ульранитовой взрывчаткой. А потом пошла волна истерики по международным информационным каналам. Армию обвиняли в превышении силы и геноциде мирного населения. Прошел показательный суд, и многих из их подразделения осудили. Впрочем, к чести гардаррского правительства, дали им всего три года (нужно было бросить кость иностранной своре), и отбывали они срок на Аркаме.

Все пять исправительных лагерей Аркама, как оказалось, являлись «санаториями» — при всей внешней строгости, условия содержания там были человеческие, да они и были созданы такими именно для таких случаев.

В полночь вся четверка радостно загомонила — у них появилось подключение к счетам в банках. То ли программно так было установлено, то ли руководство колонии вспомнило про свой косяк, и оперативно его исправило. Сашка снова заказал очередную порцию мейда всем за его счет, но парни настояли оплатить свои напитки сами.

Просидели они до утра, успев приняв на грудь достаточное количество мейда. Но вот никаких позывов «гуляю, ибо душа поет» и тяги к «романтике», у них не было. Это все же были солдаты, а не урки.

Под утро Сашка проводил их до остановки гравов. Монорельс только начинали строить, но проблем добраться до космопорта из Берсуата не было.

— Спсибо тебе, Аш! — все четверо пожали Сашке руку. — Спасибо за этот первый день на свободе.

— Куда дальше собираетесь? — Сашке подумалось, что эти бывшие военные вполне могли получить работу в космопорте, и даже уже собирался связаться с Войданом.

— Все по разным системам метрополии. Вначале — домой, семьи наши наконец увидеть. А потом на работу, ждет она нас. В военные корпорации. Так что займемся привычным делом.

— Парни… — Сашка решился на вопрос. — У меня где-то в этих лагерях знакомый сидит. Может, знаете? Кнарп ВарХарсен. Уже год почти тут. А где — не знаю.

Все покачали головами — имя им было не знакомо.

— Делусец?… Странно. Тут вообще иностранцев не может быть… — задумался один.

— Может. — Второй вдруг что-то вспомнил. — Может, если он служил в Гардаррском Иностранном Легионе. «Легионеров» держат в одном лагере. Ну, там не только они, и наших полно. Сейчас его готовят к ликвидации, персонал будет переведен на другую колонию, а заключенных уже сейчас развозятся по остальным лагерям. Да и эти видимо хотят сворачивать — уже перед нашим освобождением слух прошел, что новых осужденных привозить на Аркам больше не будут.

Даже эти крохи информации были для Сашки ценностью. Пожелав парням удачи, он помахал рукой отъезжающим гравам и направился обратно к челноку. Работа снова ждала его.

Глава 7

Неделя в трудах праведных пролетела довольно быстро. Сашка восстановил и все системы энергоснабжения, упомянутые в контракте. Деян с Ореем, хоть и спорили до хрипоты, но все же сошлись под конец в общем мнении, что допсоглашение к контракту надо принять. Неделей раньше, неделей позже, но они с рекомендациями от руководства лагерей гарантированно получат вожделенный контракт на работы в Бахте, поэтому Сашке предстояло еще провести минимум две недели только в этом лагере. А там еще два есть. Лагеря действительно начали «уплотнять» — из двух лагерей стали привозить партии заключенных, а руководство тех двух лагерей сняло заявки на проведение абсолютно всех работ. С одной стороны, Сашке хотелось выбраться в Бахту — там уже было отстроено здание Биржи, привезен из других государств разношерстный персонал, и, судя по всему, сам процесс мог быть запущен в любое время. С другой стороны, цель его пребывания на Аркаме становилась все ближе и ближе.

Пенитенциарная система в Содружестве не была нормирована какими-то отдельными законами. Действовало общее правило, по которому смертная казнь не могла применяться к осужденному как наказание. Главной задачей было не столько наказание за проступок, сколько исправление осужденного, для того, чтобы он мог вернуться в общество и жить полноценной жизнью. И все. Остальное каждое государство додумывало само для себя.

В Конфедерации Делус осужденные по легким статьям даже не отбывали заключение — они выполняли общественные работы за питание. Как бы это не казалось диким, но процент рецидива был минимальным. Повторное нарушение закона уже каралось по максимуму. Правда, и тут обвиняемый мог сделать выбор, объявив и своем желании послужить на благо Отечеству в Штрафном Легионе. Как правило, это выбирали все — делусцы были патриотами не на словах.

Объединенное Королевство Галанте решало еще проще — так же отбыв срок на общественных работах в первый раз, осужденный во второй раз аграф навсегда изгонялся из Королевства, отправляясь жить в одну из колоний. А у Королевства их еще было достаточно. Впрочем, это касалось только «чавов». Аристократы, как правило, могли нанять дорогих адвокатов и почти всегда выходили сухими из воды. Именно почти. В тех редких случаях, когда аристократ совершал действительно тяжкое преступление, или, упаси Королева, преступление перед Короной, приговор был один — «астероиды, пожизненно». А жизнь там была недолгой…

В Армарре все было просто до безобразия — есть преступление — есть наказание. Никто никого воспитывать не собирался. Главной задачей «исправительной» системы Свободных Миров Армарры была, судя по её работе, изоляция не вписавшихся в социум индивидов. Процент рецидива был зашкаливающий, в том числе и потому, что бывшие заключенные оказывались окончательно выкинутыми из общества. Ни работы не получить, ни бизнес открыть — что остается делать? И бывшие заключенные снова совершали преступление. Их, ловили, судьи им снова «пели приговор», и ждали их те же самые «астероиды».

А вот в Гардаррской Федерации к настоящему моменту выстроилась уникальная система. Во-первых, само судебное рассмотрение дела шло не только опираясь на букву закона, но и на некий «дух правды и справедливости», и объяснялось это тем, что общество не может быть идеальным, ибо состоит из неидеальных элементов. Что поделать — слаб человек. Система называлась «принципом двух шансов» и работала следующим образом. Преступивший закон человек, при не тяжком преступлении, для начала не наказывался вообще — вместо наказания таких только возили на экскурсию. Правда, экскурсия эта была «на астероиды». И все, исключительно как экскурсанты, могли своими глазами увидеть все прелести пребывания в тех краях. Изможденные лица, организмы, пораженные лучевой болезнью, с которой даже медкапсулы уже не могли справиться, подорванная психика — вот таких заключенных они могли увидеть на таких экскурсиях. И, как правило, подавляющее большинство ни разу в жизни больше не преступали закон. Во второй раз, опять же в зависимости от рассматриваемого дела, человек получал «путевку в жизнь», отбывая срок в лагерях на поверхности и террафоримируя планеты. Планеты были кислородные, но беда их была в их агрессивной флоре и фауне. Шансы погибнуть были незначительные — но они были. Поцарапал руку о шип растения, и тут же умер от анафилактического шока. Или зверушка из леса выскочила — и твой товарищ через пару мгновений лежит разрезанный и освежеванный. Сама работа была несложной, лагеря хорошо охранялись (именно от угрозы извне, охранять заключенных там и не нужно было), но впечатления, которых человек набирался за два года, хватало до конца жизни.

И, наконец, если жизнь ничему не учила, и человек не сделал выводы за два предыдущих раза, он попадал на уже упомянутые «астероиды». Могли дать пять лет, могли десять — процент вернувшихся оттуда коррелировал с мартовской температурой в Москве.

Но было одно очень важное обстоятельство, отличавшее Гардарру и Делус от Армарры и Галанте — отбывший свой срок человек считался снова полноценным гражданином со всеми правами, никто не имел права отказать ему по этой причине ни в работе, ни в кредите, ни в возможности открытия бизнеса. Общество наказывало — но общество и прощало, принимая обратно под свое крыло заблудшие души, прошедшие путь раскаяния и очищения.

А что же такое «астероиды»? В Сашкином представлении это был плывущий в пустоте астероид, на поверхности которого или в пробитых шахтах заключенные добывали радиоактивные материалы. Оказалось, нет. Не то чтобы добычу не вели на астероидах — и такое попадалось, но вот радиоактивные элементы не очень-то и были нужны — спрос на них был, но крайне мизерный. «Астероиды» были различными поселениями, большей частью на спутниках газовых гигантов, и добывали на них очень редкие минералы, обладающие уникальными свойствами. Условия, где шла добыча, можно было бы назвать преисподней — но даже это название вряд ли отражало весь ужас тех мест. Уникальные свойства минералов являлись платой природы за место, где эти минералы возникали. Высокая гравитация, перепады температур и дикий радиационный фон, с которым с трудом справлялись системы жизнеобеспечения этих поселений. Охрана там менялась каждый месяц, не вылезая из под силового щита. А вот заключенным постоянно приходилось выползать наружу, да не просто так, а еще и норму выработать. Дроиды там выходили из строя через пару часов работы, а человек — мог и несколько лет протянуть. Что ни говори — самое живучее создание во Вселенной…

Но были и еще исправительные заведения, и именно к ним и относились упомянутые пять лагерей Аркама. Жизнь штука непредсказуемая, и часто бывало, что по политическим или иным причинам нужно было осудить людей, при этом, по совести, эти люди должны были быть на свободе. Вот как те четверо военных, которых подвез Сашка. Для этого и существовали на нескольких федеральных колониях лагеря, формально относящиеся к «поверхностным», но расположенные на уже терраформированных планетах с хорошим климатом. «Санатории». Там, как правило, сидели военнослужащие, чиновники, судейские. Да-да, и они тоже — мало ли в жизни бывает обстоятельств…

Лагеря Аркама были «военным санаторием» — и государство позаботилось, чтобы её солдаты не проводили время в праздности, а, проведя срок заключения в тренировках, могли продолжить службу во славу Отечества, хоть и не в государственных структурах.

Для этого колонии были оснащены тренажерными комплексами, такими, как на гардаррсокй базе на Тавре. Режим был там, конечно, казарменный, этакое военное училище 1-го курса, и скорее, пожестче — в самоволку сбежать было нельзя. Да и чревато это было.

Сашку заинтересовала возможность провести тренировки под имеющиеся у него базы, но как сказать об этом руководству лагерей?

В выходной по планам должна была быть посиделка с Войданом и Солей. С утра позвонил Войдан и сообщил, что Соля едет в медцентр на обследование, и у них есть целый день. Чем занять целый выходной? Сашка предложил съездить на рыбалку, но натолкнулся на полное непонимание со стороны Войдана. Тот вообще не знал, что это такое. Да и не только он, а и все остальные. Охоту тут любили — и мужчины, и даже женщины, выезжали несколькими семьями пострелять дичь, проводили время на природе. А рыбалка… Не знали тут этого.

Сашка решил расширить познания Войдана о способах отдыха на природе. Они загрузили боксы с провизией, и сели в челнок.

— А как мы их ловить будем — голос Войдана выражал смесь удивления и недоверия.

— Увидишь! — хмыкнул Сашка, поднимая челнок в воздух. Техника, конечно, фирменная, но уж разок в неделю слетать на отдых никому не возбранялось.

Рек в районе Берсуата было достаточно, и Сашка, выбрал на карте первое место, показавшееся ему хорошим для рыбной ловли. Двадцать минут — и вот они висят над речушкой, огибающей высокий выступ.

«Хозяин, фиксирую в радиусе действия объекты Создателей» — вдруг снова проснулся искин. «Четыре объекта» — и он передал указание на тот самый выступ, огибаемый рекой.

Сашка с трудом сдержался — вот так, сколько дней потратил на поиски, а нашел опять по воле случая.

Хотелось бросить все, и начать раскопки, но тут был Войдан, ехали они на рыбалку, да и дроиды остались на территории исправительного лагеря.

— Ну, что, здесь будем ловить. — сказал он, сажая челнок на другом от выступа берегу реки.

Лес был рядом, тонкие деревца в нем были не редкость, поэтому удочки Сашка сварганил моментом. Леску заменила тонкая мономолекулярная нить, крючки Сашка изготовил из мелкого хлама, остававшегося после многочисленных ремонтов, на грузило пошел кусок замененной детали от какого-то агрегата, ну а поплавок опять же был сделал из дерева.

Войдан отстраненно наблюдал за Сашкиными махинациями, когда тот предложил ему присоединяться и протянул удочку, отказался, сказав, что пока просто посмотрит, и уселся в сторонке.

Несомненно, глубоко в душе Сашка понимал, что такая удочка по праву стала бы предметом насмешек всех рыбаков, и ни один уважающий себя окунь на такую клевать не стал бы. Но места эти были глухие, рыба голодная и непуганая, поэтому даже какой-то жук, которого пришлось использовать в качестве наживки, показался ей достойной пищей.

Вначале Войдан с усмешкой смотрел на Сашку, но тот, не отвлекаясь, следил за поплавком. Но когда поплавок моментально ушел под воду и натянулась молекулярная нить, Войдан просто оцепенел и как завороженный следил за тем, как Сашка аккуратно вытягивает из воды бьющую хвостом «рыбу» длиной сантиметров 40. Вытащив на берег оба стали смотреть улов — «рыба» была причудливой смесью земного угря с карпом.

— И это ты поймал? — озадаченно спросил Войдян, глядя на продолжающего биться в траве «карпоугря».

— Ну да.

— А что делать с ним?

Вопрос был и вправду ребром. Можно ли эту рыбу есть или нет, Сашка не знал, о чем честно сказал Войдану.

Войдана это не смутило, и он сам взял удочку и закинул в воду.

— Подожди! — Сашка смеялся — Наживку не нацепил!

Войдан быстро понял принципы рыбной ловли, и на три часа ушел в себя, завороженно глядя на поплавок. Первую «рыбу» он вытащил почти сразу, и восторга его не было предела. Вторая и третья сорвались. Дальше шло с переменным успехом, все более завлекая его в это дело. Сашка с трудом уговорил его перекусить.

Они сидели на берегу реки со своими удочками, радовались очередной добыче, удручались, когда «рыба» оказывалась хитрее. В общем, отдыхали всей душой.

Под вечер Войдан достал спрятанный на дне «мейд» — нужно же было немного выпить, отдых, никак. А под выпивку пошел разговор.

— Аш, — Войдан словно ушел в мысли, которые были отнюдь не радостные. — Чует мое сердце, готовят тут заваруху.

Сашка кивнул головой — подобные смутные ощущения были и у него.

— На этой неделе Аркам покинул последний гардаррский солдат. Вылетали из космопорта позавчера — продолжал Войдан. — Лагеря постепенно сворачивают — новых заключенных больше не будут завозить.

— Знаю. Я же сейчас в лагере и работаю. Там то же самое говорят. С двух лагерей заключенных уже перенаправляют в тот, куда я прикомандирован, — делился Сашка тем, что знал. — А персонал тех двух лагерей на другие федеральные колонии перебрасывают.

Войдан этого явно не знал, и новости еще более удручили его.

— И что думаешь?

— А что тут думать… С планеты вывозят оружие, флот уже вывели, как я слышал, а теперь убирают и лагеря — тех, кто этим оружием может пользоваться, и может хорошо. У нас остается только местная милиция. Они, конечно, тоже бывшие военные, тут на Аркаме в основном все армию прошли, но вот какое им оружия оставят? Не знаю.

— Стрелковое… — глухо процедил Войдан.

— Что?

— Стрелковое оружие. И только. Все остальное вывозится.

Сашку это откровенно удивило.

— А кто же будет защищать планету в случае нападения? Ну, пиратов там?

— Пираты, говоришь — Войдан совсем загрустил — Да ни одни пираты никогда не смогут развернуться, если у них не будет поддержки какого-либо государства. Но в том-то и дело, что такие государства, желающие поправить свое положение чужими руками, есть… А защищать? Формально — силы Содружества. Которые из Бахты нос не высовывают. Так что только на свои силы можем рассчитывать.

— А народ что думает? Не считаешь же ты нас самыми умными? И поумнее есть… Так что они говорят?

— А вот тут еще будет с людьми разговор. — Войдан словно стряхнул накатившее на него оцепенение. — И скажу тебе, Аш, мы сами найдем себе оружие.

Глава 8

Следующая неделя работы на территории исправительного лагеря никакой новой информации Сашке не принесла. Два раза они подвозили освобожденных в Берсуат, те в разговорах подтверждали то, что он и так знал. Один лагерь уже был свернут, сейчас развозили по оставшимся трем заключенных из второго ликвидируемого лагеря, того, где по Сашкиному предположению, должен был находиться Кнарп.

А еще абсолютно буднично прошел референдум в системе Змия, последней из кластера Малого Танаиса, с уже известным всем результатом. Её воссоединение с Гардаррской Федерацией состоялось на следующий день. И в тот же день Правительство Гардарры объявило о разрешении работы Биржи на Аркаме. Соседи, цедя сквозь зубы, признали волеизъявление народа Змии, и лишь в кулуарах ядовито шипели про «аннексию». Да, Былята тогда как в воду глядел…

Выходной наступил незаметно — к Сашке снова позвонил Войдан, и смущаясь, спросил, не собирается ли Сашка на рыбалку. Сашка был только «за». Придя на площадку, где стоял «его» челнок, он обнаружил там не только Войдана и Солю, но и — Туру! Не вдаваясь в хитросплетения женских тайн мадридского двора, Сашка посадил всех в челнок, и отвез на «прикормленное» место. День пролетел просто на ура. Тура с Солей как дети радовались каждой пойманной рыбешке, и клятвенно заверили Сашку на обратном пути домой, что данное развлечение очень скоро найдет на Аркаме своих фанатов.

Сашка тоже был доволен — такая смена деятельности ему и дома была по душе.

А в середине следующей недели случилось происшествие, многое поменявшее в жизни и Сашки, и обитателей лагерей, и очень многих жителей Берсуата. День был самый что ни на есть обычный — с утра Сашка с техниками прилетел в исправительный лагерь. Работа прошла по плану, по Сашкиным прикидкам, еще три дня — и все будет завершено. Гай не мог нарадоваться — в кои то веки ремонтники так с душой работали у них. Ведь платили лагеря за выполненные работы все же меньше, чем остальные заказчики. Команда уже собиралась погрузиться в гравы, как к Гаю, вышедшему проводить их, прибежал запыхавшийся подчиненный. Видимо, случилось ЧП.

— Парни, тут у нас экстренная ситуация, повремените пока с вылетом. — Гай выглядел взволнованным.

— А что случилось? — Сашке стало интересно.

— Транспорт, перевозивший заключенных в наш лагерь из другого, пропал. Связь тоже прервалась. Мы сейчас направили спасательную команду, кто знает, вдруг и ваша помощь понадобится.

И тут Сашку «накрыло». Интуиция заорала как корабельная сирена — «Беда! Опасность!»

— Гай — тут уже заорал Сашка. — Не отправляйте их одних! Отправь еще несколько челноков! Там что-то нехорошее, верь мне!!!

Гай и так был не в самом лучшем настроении, и Сашкина реакция вызвала у него лишь неприятие.

— Ты чего, Аш, головой заболел? — в голосе Гая почувствовалась какая-то неприязнь.

Сашка отдышался, и, насколько смог взять себя в руки продолжил:

— Гай, я — чувствую. Там — что-то — не ТО!

Гай сплюнул.

— Чувствует он… — на минуту задумавшись, он развернулся и прямо посмотрел Сашке в глаза. — Псионом какого уровня являешься!?

— D7-B4-C6 — отчеканил Сашка. Он так до сих пор и не узнал, что это. — Вот мой ФИП. — и он переслал Гаю свою карту.

Тот, пожевав губы, через минуту выдал подчиненному:

— Срочно готовить четыре челнока. Отлет по моей команде.

— Я тоже полечу! — Сашка нутром чуял — ему туда надо. — Парни здесь все выполнят, если что нужно.

Гай молча махнул рукой, мол, давай, следуй на погрузку.

— И я! — Бакуня… Вот уж от кого Сашка не ожидал…

— Сиди здесь!! — прорычал он. — Еще успеешь найти приключений на жопу!

В этот момент Гаю пришла новая информация — пристально глядя на Сашку, он отдал команду челнокам на взлет.

Челноки подлетели к месту аварии. Валявшийся внизу транспорт лежал перевернутый, никаких живых отметок внутри не фиксировалось. В стороне стоял посаженный челнок охраны, который первым был отправлен на место аварии. По приземлении все выскочили и бросились к транспорту. Тут даже неопытному глазу было ясно — транспорт не упал сам, его сбили из чего-то крупнокалиберного. Внутри лежали тела заключенных. Пять… Десять… Двадцать… Двадцать девять. Тридцатого не было. И все двадцать девять были убиты выстрелами в голову.

— Аш! — позвал его один из охранников, к стоящему первому челноку. — Смотри!

Все охранники и пилот первого челнока были так же убиты точными выстрелами в голову. Наверное, нападение совершали не какие-нибудь залетные гопники, а профи — сбив транспорт и уничтожив всех свидетелей, они забрали одного заключенного. Заложником что ли? Или он был им нужен? Сашка не знал ответа. Но вот то, что часть нападавших осталась, чтобы уничтожить охрану летящего на помощь транспорту челнока, и говорило об уровне профессионализма группы. Те только и успели приземлиться, как их перестреляли. Пилот даже не успел ничего передать на базу.

— Есть информация о похищенном? — обратился Сашка к охранникам, вылезшим из чрева транспорта.

— Да. — охранники выглядели пришибленными от увиденного, но отвечали четко — «Легионер». Делуссец. Кнарп ВарХарсен…

— Они не могли далеко уйти. — Для Сашки теперь это дело стало личным. — Отправлюсь на разведку. Радим! — крикнул он везшему их пилоту. — Свяжись с Гаем, пусть объявляют общую тревогу. И другие лагеря пусть оповестит, их помощь не помешает. Да… пусть это передадут в космопорт, директору, Войдану Тривову. Он поймет! — и, развернувшись направился на край леса.

Дойдя до опушки леса, Сашка активировал обе «жидкости» — кто знает, вдруг шальная пуля… Прислонившись к дереву, он стоял и лихорадочно пытался решить, куда же ему идти. Полная гарантия, что нападавшие уходили несколькими группами, в разные стороны, чтобы сбить преследователей от основной цели. А основная цель, судя по всему, Кнарп.

Кнарп… Сашка сосредоточенно представил себе этого человека, и его шестое чувство снова проснулось — у него появилось четкое ощущение, в какую сторону ему идти.

У напавших была фора по времени, но явно недостаточная. Они рассчитывали по максимуму, что о челноке с охраной спохватятся только через час, а по минимуму, если не удастся ликвидировать без огрех пилота этого челнока и он сообщит о нападении, то опять же, погоня не сразу будет отправлена по их следу. Полная гарантия, что кого-то они оставили заслоном, на случай, если погоня пойдет именно за основной группой. Поэтому Сашка, хоть и бежал в том направлении, но скорее трусцой — олимпийское «золото» за спринт ему тут точно никто не вручит.

«Хозяин, три отметки ментальной активности!» — заверещал Малыш, подсветив красными точками места нахождения заслона нападавших. Под каждой меткой Малыш любезно проставил расстояние до каждой из точек. Свои нейросети троица, скорее всего, вывела в пассивный режим, не дающий засечь их по ним. А вот «умище-то никуда и не дели». Троица не сидела кучно, а разделив между собой секторы обстрела, заняли позиции линией метров через 30 друг от друга. Сашка как раз был чуть левее сидящего с левого края. Аккуратно подойдя поближе, Сашка разглядел их — прикрытые камуфляжными накидками, стволы замаскированы. По центру — что-то крупнокалиберное, вроде того, из чего сбили транспорт.

Присев, так, чтобы его хоть чуть-чуть закрывал небольшой холмик, Сашка прицелился в центральную фигуру. «Ну, родненькая, не подведи», подумалось в момент, когда по его команде АР-12 выплюнула три гостинцы. И не подвела ведь — отметка ментоактивности противника по центру сразу угасла. Сашка сразу переместился немного назад, забрав хорошо влево. Так учил его виртуальный наставник на тренажере — одна позиция, один выстрел.

Оставшиеся двое из заслона сразу заметались — тот, что был ближе к Сашке, ломанулся вперед, а дальний, слева, наоборот уползал назад, отстреливаясь непонятно по кому…

Новая позиция — АР-12 снова выпустила три смертоносные иглы. Перебиравшийся к нему боевик замер, Малыш убрал с его тела красную подсветку.

Остался последний. Сашка рванул вперед по прямой, обходя его слева. Видно, потеря двух подельников вывела того из равновесия — он уже расстрелял во все стороны четыре магазина, и теперь просто драпал. Сашка не спешил его отстреливать. Зачем? Этот боевик сам выведет его к основной группе.

Бег продолжался уже где-то четверть часа.

«Хозяин! Еще четыре отметки ментоактивности!» — вдалеке посветились красным еще четыре точки.

Боевик из заслона заверещал что-то громко на своем языке.

Хлопок! — и он падает, прошитый выстрелом из МКВ — магнитокинетической винтовки.

«Избавились от демаскирующего фактора», подумалось Сашке.

Две отметки переместились вперед, заняв удобные позиции, третья осталась на своем месте и не двигалась. А четвертая отдалилась вглубь.

«Хозяин!» — не просто взвыл, а заорал Малыш. — «Дальняя отметка! Фиксирую всплеск псионической активности!»

И в этот момент двойка начала стрелять в сторону Сашки. Словно его и не видели, но знали, где он находится. Видимо, укрывшийся вдалеке был псионом, и он наводил стрелков на Сашкино место. Плазменные точки прошивали пространство вокруг него, правда, не попадая. Сашка поблагодарил Создателя за то, что у него в руках была АР-12.

И лазеры, и плазменные винтовки обладали одним большим недостатком — при всей своей убойности они сразу демаскировали стреляющего. Даже МКВ, хоть и стрелял обычными вольфрамовыми иглами, разгоняла их до такой скорости, что они оставляли за собой едва заметный, но все же видимый «инверсионный след» — воздух при пролете иглы некоторое время светился бледно голубым цветом. И только старая добрая кинетика, при всех её недостатках, обеспечивала полную скрытность при стрельбе. Старое пороховое оружие еще вносило демаскирующий элемент в виде звука выстрела, но современное кинетическое оружие, выпускавшееся в Содружестве, было практически бесшумным.

Мозгами понимая, что у него очень хорошая защита, Сашка, тем не менее, «целовал землю» — часы, проведенные на тренажере, вбили в него намертво эту реакцию. Первая цель была выбрана так же на инстинктах — на режиме «короткий выстрел» АР-12 выплюнула три куска вольфрама, и первая ближайшая отметка «зарябила» — видать, все же попал. Так и хотелось дать вдогон вторую очередь, но инстинкты взяли свое — Сашка сразу после выстрела ушел перекатом в сторону, и семеня чуть не на корточках, менял место для стрельбы. Вовремя — через пару мгновений туда «прилетело», и из плазмы, и из МКВ. Вторая цель — снова тройка игл. Тут уже попадание посерьезней. Ранение, и судя по всему тяжелое. Снова перекат. Первая цель вроде как стала шевелиться. Сашка не спешил, хаотически перемещаясь на выбранном им квадрате. Вот погасла вторая отметка — рана оказалась критической, даже аптечка боевику наверное не помогла. Чуть в стороне от него с шипением ушла в землю игла от МКВ. Ну что же, можно и ближе подвинуться.

Двое боевиков это тоже поняли, и сами стали отползать назад. Раненый еле перемещался, а псион шустро менял позицию, и умудрялся еще вести обстрел и давать целеуказания. Один выстрел Сашка отправил в «молоко» — не попал он, так как стрелял на бегу. Но, добежав до небольшой впадинки, залег рядом с ней и сделал очередной выстрел. Вот теперь попал — отметка ближайшего боевика плавно, но быстро угасла. Оставались двое — один неподвижный, видимо не в состоянии вести огонь — и псион, тут же давший о себе знать. Очередная игла из его МКВ впилась точно посередине впадинки. «Правильно не стал туда залезать», мелькнула мысль, когда делал очередной выстрел. Мимо. Сашка перебрался еще ближе. Какой верткий, сволочь!..

Это напоминало какой-то дурацкий пейнбол — двое гоняли друг друга, не сходясь в лобовой схватке. Поле боя постепенно смещалось вглубь леса, уже близко был отмеченный неподвижной отметкой. Один раз псиону удалось задеть Сашку — но «Жидкая броня» проявила все чудеса. Она погасила всю кинетическую энергию иглы, распределив её равномерно по всему телу. Сашку отбросило назад и он упал на землю, но никаких серьезных болевых ощущений у его не было. Он тоже в долгу не остался — после одного из выстрелов маркер «зарябил», но скоро снова стал того же красного цвета — точно использовал аптечку! Сашка перезарядил винтовку последним имеющимся у него магазином. Все, надо заканчивать с этим, подумал он и рванул немного наискосок к неподвижной цели.

И тут произошло непонятное. Выстрелы они сделали оба и одновременно. Но Сашка разрядил магазин в наконец раскрывшегося псиона, а тот почему-то стрелял не в Сашку, а в сторону. В неподвижного.

Порция вольфрама в этот раз упокоила псиона. Маркер неподвижного отобразился рябью, и медленно, но уверенно становился слабее и слабее. Не жилец. Сколько-то еще протянет, но не долго.

Сашка подошел к телу лежащего псиона и перевернул его на спину. На него смотрело красивое, спокойное, строгое лицо. А по бокам головы торчали остроконечные уши. И сюда эти твари добрались, подумал Сашка. Он направился к последнему, еще живому боевику.

А это был не боевик. Со связанными руками и ногами, прислонившись к дереву, тихо умирал тот, за кем он и приехал сюда, на Аркам. Умирающий не видел его, глядя сквозь Сашку. «Маскировка» — вспомнил он, и дал команду на деактивацию.

Можно представить, какой шок испытал лежащий — прямо из ниоткуда перед ним возник очередной скелет из его прошлого, и как ни в чем не бывало, сказал:

— Ну, здравствуй, Кнарп. Наконец-то свиделись. — и улыбнулся.

Глава 9

— Аш?… — Кнарп с трудом мог говорить — Ты… Но как?…

Сашка присел рядом, так же прислонившись спиной к соседнему дереву. Усталость взяла свое.

— Я, Кнарп. Я. Рад, что ты сразу меня узнал. А я к тебе по делу.

— Ты… убить меня пришел? — Кнарп тихо засмеялся.

— Нет. Тем более, вижу, что это и без меня уже сделали. — Сашка смотрел Кнарпу прямо в глаза, пытаясь понять его чувства — Мне нужно знать, как добраться до моей планеты. Ну, той, откуда ты меня вывез.

— А с чего ты взял, что я тебе это расскажу? — Кнарп продолжал тихонько смеяться.

Сашка задумался.

— Если честно — не знаю. Заставить тебя я не могу, не в том ты состоянии. Только надеюсь на твою добрую волю. Кнарп! Ты в жизни много дерьма наворотил, так хоть перед смертью сделай доброе дело…

Кнарп улыбнулся и закрыл глаза.

— Аш, у тебя аптечки с собой нет?

— Нет. К сожалению. Я же не военный. Так, обычный инженер энергетик. Думал, встречу тебя в лагерях, где у нас работа по контракту. А тут вон оно как… Ты не подумай что вру, но не собирался я тебя убивать. Хотел вначале, когда мы с БарХашем поняли, что вы нас кинули. А потом, пожил на Тавре, сюда перебрался… В общем, есть тут и гораздо хуже тебя. Только узнать хотел, как до дома добраться…

— «Атха»… Вы её починили…

— А вот хрен тебе! Гипердрайв, он, знаешь, не чинится. Так и сидели бы в той системе, если бы не нашел в транспортнике еще один эскорт.

Упоминание про эскорт вызвало тревогу на лице Кнарпа.

— Вы на… нем выбрались?… — ему становилось сложнее говорить.

— Нет. Улетели мы — не поверишь — на «Аракате»! Эскорт разбит был, так я его гипердрайв в трюм «Араката» засунул, подключил питание. А вот навигацию в гипере пришлось самому вести. И знаешь что? Я даже благодарен тебе. Узнаешь? — Сашка показал Кнарпу запястье с браслетом. — Вот он и помог, взял на себя основную нагрузку в вычислениях.

— Сколько тебе еще осталось? — Кнарп, казалось, только теперь понял, что перед ним реальный человек, а не его разыгравшееся воображение.

— А вот сколько мне осталось — не знаю. Сеть то у меня развернулась! Полностью. — улыбнувшись, Сашка подмигнул Кнарпу.

Тот молчал, закрыв глаза, пару минут, но потом решился.

— Аш. Я скажу тебе, как найти твой мир. Но ты должен выполнить… — теперь уже прищурился с улыбкой он — три желания. Последняя просьба умирающего. Это святое.

— Идет.

— Первое. Позаботься о МейЛи…

— Ты что… Так ничего и не знаешь?… Охохохохо… — Сашка переслал Кнарпу файл, который когда-то получил от Витеня Тривова.

Кнарп молча прочел переданные ему документы, с его глаз потекли тонкие струйки слез.

— Прав был старик… Это… ты?..

— Что?!.. Ты охренел?! — Сашка не ожидал такой реакции. — Ты читай внимательно — её в Армарре убили, в системе Цинцина!.. А я в это время на Тавре помойки местные разгребал. Мусорщиком я был, понимаешь ли…

Слезы текли по лицу Кнарпа, но он улыбался.

— Аш, скажи честно, у тебя с ней что-то было?

— Было. Три раза. Ты тогда психотропов обожрался и в медкапсулу на три дня загремел. Вот она ко мне и приходила, Светлого ей Ирия.

— Ты любил… её?

— Честно скажу — нет. Да и она меня тоже не любила. Сам подумай — одна на корабле, к тому же разрушенном. Ты же в медкапсуле лежал. Ну и куда ей было идти? Не к БарХашу же… Вот мы и поддержали друг друга. Три раза. — Сашка говорил как на исповеди в храме. Помолчав, вдруг выложил — Дурак ты, Кнарп. Если я что-то и понимаю в женщинах, хоть и не знаток их душ, то единственный, кого любила МейЛи, был ты. Только ты. А ты, дурак, этого не понял.

Слезы так и текли из глаз Кнарпа:

— Понял, Аш… — шептал он. — Понял. Но слишком поздно… Аш! Спасибо тебе… Я ведь знал про вас с ней, она мне всегда честно рассказывала… Соври ты хоть в чем-то — послал бы я тебя… Спасибо. Ты выполнил мою первую просьбу. А теперь вторая. Я хочу перед смертью увидеть солнце.

Уже наступил вечер, и солнце клонилось к земле. Сашка аккуратно, (сказались изученные медицинские базы) взял Кнарпа на руки и понес его к ближайшей полянке. На опушке леса он положил его, чтобы то мог видеть и всю полянку, и лес вдалеке, макушек деревьев которого уже касалось местное светило. Сам он снова сел рядом.

Солнце медленно сползло вниз, скрывшись за деревьями, но небо до середины небосвода еще оставалось светлым.

— Аш — подал голос Кнарп. — Спасибо. Вторая просьба выполнена. И последняя. Вообще это две просьбы, но сделаешь сразу обе. Включи запись нейросети. Я хочу записать мое завещание. Запись потом надо отправить в Конфедерацию, я скину тебе адрес…

Виртуальный экран отобразил значок работы камеры, и Сашка махнул рукой, показывая — начинай.

— Я, Кнарп ВарХарсен, перед встречей с Создателем, хочу просить прощения у всех, кому причинил зло и горе… Старик… перед тобой я виновен, и не искупить мне эту вину при жизни. Уходя к Создателю, прошу — прости, если сможешь… Руководству моего исправительного лагеря. Я прошу похоронить меня с солдатскими почестями, как капрала Гардаррского Иностранного Легиона…. Все. — Кнарп зарыл глаза. Видно было, что смерть подошла к нему вплотную.

— Аш, — открыв глаза, через силу выговорил он, — теперь тебе… Червоточина… В системе, где «Атха»… Вторая планета…. - он закашлялся. — …Ищи шестигранник!

Изо рта Кнарпа стекла струйка крови, он обмяк и стал выглядеть… каким-то умиротворенным. Сашка молча закрыл ему глаза, и остался сидеть рядом. У него начался «откат» после боя.

Через полчаса в небе появился челнок, севший с другого края полянки. Оттуда выскочили несколько человек и побежали к Сашке.

— Аш! — крик вывел Сашку из задумчивости, и он посмотрел на подбежавших к нему. Гай и трое охранников лагеря. — Так как? Ранен?

Сашка отрицательно покрутил головой.

— Он? — тоже отрицательный ответ.

— А… как? — Гай не мог подобрать слова.

Сашка устало показал рукой:

— Там. Ушастый, и двое… кто — не смотрел. Там — показал он чуть в сторону — еще один. И еще двое где-то там — махнул рукой в сторону леса.

Гай махнул рукой, и двое охранников помогли Сашке подняться и довели его под руки к челноку. Один, неся в руках тело Кнарпа, следовал за ними.

На полянке сел второй челнок, судя по маркировке, из другого лагеря. Высыпали охранники. Гай переговорил с командиром прибывшей группы, и те остались. А они направились обратно в свой лагерь. Полпути все молчали, потом Гай как в никуда сказал:.

— У нас еще потери. Один охранник и трое заключенных. Вызвались помочь группой. Нарвались на засаду. Их, значит, три группы было. В каждой по шесть человек. Каждая заслон по тройке оставила. Восемнадцать против сорока одного. Хреновый счет…

— Последние четыре моя вина — не почуял я те группы. — наконец что-то произнес Сашка.

— Аш, если бы не ты, так было бы вообще ноль-тридцать семь. Как его? — Гай указал на тело Кнарпа.

— Когда ушастый понял, что я уже подобрался к нему, выстрелил в Кнарпа из МКВ. Он еще был жив, но я ничем не мог помочь — подумав, добавил. — Ловите файл, его предсмертная просьба.

Из файла Сашка вырезал кусок, где Кнарп делился своей тайной с ним, и отправил его Гаю.

— Его нужно похоронить как солдата. Он достоин этого.

— Да. — Гай снова замолчал.

В лагере стоял кипеш. Прилетали челноки, один за другим. Привозили раненых, тела убитых. Прилетели чиновники из муниципалитета Берсуата. Наконец, из очередного прибывшего челнока стали вытаскивать и выкладывать на посадочном поле трупы нападавших. Сашка подошел поглядеть на них. Галифатцы… И один ушастый. Сразу видно, командир этой своры.

— Аш! — окликнул его знакомый голос. Войдан.

Сашка пошел ему навстречу.

— Жив! — Войдан был возбужден. — Слава Создателю! Аш, твои парни все еще ждут тебя. Их отпустили час назад, но они сказали, что без тебя никуда. Пошли, делать здесь больше нечего. Тут и без нас начальства хватает.

Они прошли к месту, где стоял челнок фирмы. Техники сидели прямо на поле рядом с челноком. Четверка товарищей, увидев Сашку, сразу встала. Да, выглядел он сейчас неважно — комбинезон в крови, весь в грязи, взгляд охреневший.

— Поехали, Аш — сказал Волот, и они вместе с Виданом помогли Сашке сесть в челнок. В пилотский ложемент уселся Войдан, сразу объявив:

— Лечу с вами.

Челнок поднялся над площадкой, развернулся и заскользил в сторону города.

В пути все молчали. Войдан был занят управлением челнока, из четверки техников видимо никто не решался начать разговор первым. А Сашка обдумывал слова, сказанные Кнарпом. Червоточина… вторая планета… шестигранник… Пока было ясно лишь то, что стартовая точка поиска — система, где осталась «Атха» — NPQV-1949-GWLK.

— Что такое червоточина… — пробормотал он вслух.

— Червоточина… — вдруг отозвался Бакуня — Червоточина — физическое явление в космосе, представляющее собой естественным образом сформированный переход между двумя точками пространства, позволяющий моментально перемещаться из одной её точки в другую. Червоточины делятся на стабильные или нестабильные… — монотонно забубнил он, как будто псалтырь читал. Тут он вдруг прервался и спросил:

— Аш… а зачем тебе это?

— Не знаю. — Сашка посмотрел Бакуне в глаза — Честно — не знаю.

— Аш… Аш… подожди — как-то странно посмотрел на него Видан — Ты только до города дотерпи, мы… сразу же — к Туре!

Дальше они летели молча. Только Видан тревожно поглядывал на Сашку.

— Все нормально, парни — наконец произнес Сашка, когда челнок уже садился на площадке в Берсуате. — Я сам смогу идти.

— Мы все же тебя проводим. — Это уже был Волот. Тот точно пока не проводит не уйдет.

В бар к Туре все шестеро завалились глубоко заполночь. Несмотря на позднее время, народу в баре было много, и неудивительно — город гудел, как разворошенный улей.

Увидев Сашку, Тура уронила поднос с бокалами и закрыла руками рот.

Уже под утро, накачавшись хаомой (как оказалось — почти земная водка, только забористее), народ расползался по домам, переваривая то, что сегодня узнали. Бар опустел. Разошлись все, и остался только Сашка. Хоть и выпил он немало, а не брало его.

— Идем ко мне — Тура смотрела на него с какой-то особой нежностью, но Сашка просто ощущал в её чувствах далекую боль. Она закрыла бар, и они прошлись по просыпающемуся городу до её дома.

А потом у неё дома они просто любили друг друга — тихо, нежно, ласково. У каждого в прошлом была боль потери — Тура была вдовой, её муж, офицер ВКС, погиб в бою тридцать лет назад. Она так и не вышла замуж, хотя и предложения были — не могла его забыть. И сюда уехала тоже для того, чтобы начать новую жизнь.

Сейчас они были как два дерева, которые надломил ураган — деревья повалились друг на друга, и устояли, друг друга поддержав. Потом они еще дадут корни, и каждое пойдет вверх, своей дорогой.

— Аш, сколько тебе лет? — лежа под Сашкиным боком, спросила Тура.

— Сорок шесть.

— Молоденький еще. Мне пятьдесят два.

На Земле Сашку это бы, наверное, испугало, но в мирах Содружества женщина пятидесяти лет выглядела зачастую моложе, чем тридцатилетние на Земле. В пятьдесят лет здесь женщина только вступала в «бальзаковский возраст». На земные «сорок» она будет выглядеть лет через только двадцать пять, успев за эти годы родить еще несколько здоровых и крепких ребятишек. Часто в семьях вырастали дети, уходили от родителей и начинали жить самостоятельно, заводили собственные семьи. А родители дарили им еще братиков и сестричек. Воистину, медицина — великое дело. Но, несмотря на молодо выглядевшее тело, глаза человека все равно выдавали его мудрость, приобретенную с годами, и житейский опыт. А любовь — это и на Земле вам скажут многие — она только после сорока и начинается.

Сашке пришло сообщение от Гая. На сегодня работы все отменялись, а вечером его приглашали в лагерь на похороны.

— Я чувствую, — снова заговорила Тура — Ты приехал сюда за чем-то. За чем — не знаю.

— За кем-то — Сашка не был сейчас настроен на многословие.

— И нашел?

— Да. Вчера. А сегодня еду на его похороны. Мой последний долг перед ним.

Они молча встали, приняли душ, оделись и вышли на улицу. Туре уже снова надо было в бар.

— Аш, — глаза её излучали тепло, и какое-то, что ли, понимание… — У тебя свой путь. Но если решишь остаться здесь, на Аркаме, в моем доме всегда будет место для тебя.

И поцеловав его в губы, Тура пошла на работу.

На плацу исправительного лагеря сегодня было людно, но тихо. В последний путь провожали погибших вчера. И охранников, и пилотов, и заключенных. Погребальные лодочки стояли в ряд, к каждой выходил кто-то, кто знал погибшего, и кратко рассказывал что-то о нем. Дошла очередь и до Кнарпа. Вышел Сашка.

— Кнарп не был святым. — начал он, вызвав тихий ропот. Все же у гардаррцев было жесткое правило, о мертвых хорошее или ничего — Но в последние мгновения своей жизни он сделал то, что не каждому дано. Он потратил эти мгновения, чтобы раскаяться во всех грехах и просил простить его всех, кому причинил зло. А еще он признался, что на самом деле был даже рад — там, в Светлом Ирии, его ждет любовь всей его жизни. А любовь, сами понимаете, дар Создателя. Скорой тебе встречи с ней, капрал Кнарп ВарХарсен…

Вспыхнули лодочки, и строй охраны три раза дал в наливающееся темнотой небо залп из плазменных винтовок.

«Я выполнил твою последнюю просьбу, Кнарп» — подумал в этот момент Сашка.

Глава 10

До конца этой недели так и не удалось завершить все работы в этом исправительном лагере. Чтобы не сдвигать планы на следующей неделе, Сашка предложил Гаю закончить работы в выходной. Несмотря на то, что техники в принципе не были сильно нужны в тот день, они все вызвались составить ему компанию. Сашка никого не стал брать, предложив им хорошенько отдохнуть — с новой недели их ждала новая работа. Компания выиграла тендер на инсталляцию и обслуживание энергооборудования в Бахте, городе под эгидой Содружества, после чего Деян порывался устроить маленький «корпоратив». Сашка с Ореем уговорили его перенести намеченную попойку на пару недель вперед — не время сейчас было. Действия Сашки руководство ИЛ KDHS-3851 оценило двумя благодарственными письмами — за профессионализм и содействие в поимке опасных преступников, а муниципалитет Берсуата выплатил Сашке премию в 60 тысяч. По договоренности с руководством остальных двух лагерей они приступят к работам через неделю. Там тоже предстояло провести около месяца.

Работа в исправительном лагере была завершена. Сашка забрал дроидов и все имеющееся в лагере оборудование фирмы, и погрузил его в челнок. Попрощаться с Сашкой пришел Гай.

— Спасибо Аш, и за работу, и за все остальное. Но чувствую, что мы еще увидимся, и не раз. Так что — до скорой встречи.

Сашка поднял челнок и направил к городу. По пути он предался своим мыслям.

Делать на Аркаме ему вроде и нечего. Да, конечно, на нем еще висел долг перед «Нейросетью» в 275 тысяч. Но работа ему нравилась, зарплата пока устраивала. Нравились и люди, с которыми он вместе работал и отдыхал. Но почему-то его тянуло «на место преступления» — в систему NPQV-1949-GWLK. Сашка не мог себе объяснить, почему, но его все равно тянуло на поиск Земли. При этом мозгами он понимал — вернуться на Землю и жить, как раньше, он не просто не может — не хочет категорически.

Времени до заката было еще предостаточно, и Сашке пришла мысль проверить найденное у реки место, где Малыш фиксировал наличие артефактов Предшествующих.

Челнок немного изменил маршрут, и вот уже он висел над выступом — отсюда хорошо просматривался другой берег, где они с Войданом обустроили место рыбной ловли.

Малыш быстро навел на первую отметку — она, судя по всему, находилась в двух метрах на самом уровне земли — копать нужно было горизонтально, от обрыва внутрь возвышенности. Дроиды сменили насадки и приступили к подготовке места. Тут нужно было замаскировать место раскопа, а вот с извлекаемой землей проблем не было — её можно было просто выкинуть в реку. Дроиды быстро пробили проход до гранитной плиты. Судя по указаниям Малыша, объект был прямо в плите… Сашка пролез в неширокий проход и осмотрел очищенную часть стены. Что-то не то… Он выбрался наружу и дал дроидам команду расчистить пространство перед стеной. Полчаса — и он снова перед ней. Теперь поверхность плиты была полностью видна, для этого дроидам пришлось превратить проход из «трубы» в подобие расширяющегося «конуса». Зато теперь все было понятно — это дверь. Малыш подсказал — прикоснуться ладонью к выступающей части сбоку от плиты.

«Хозяин, ты теперь можешь открыть проход» — «Как?» — Саша пока не понимал.

«Просто обратись к нему. Прикажи открыть проход» — звучало немного странновато.

Но Сашка попробовал. И получилось. Очищенная плита плавно въехала внутрь на полметра, и быстро съехала в бок, открыв проход.

Рисковать Сашка не стал, отправив снова впереди себя дроидов. За десять минут те шустро осмотрели все пространство. Вслед за ними отправился Сашка. Это было несколько соединенных цепочкой помещений. Помещения были пусты, в одном на полу лежали три объекта. Если бы Малыш не подсветил их, то вряд ли Сашка вообще обратил на них внимания — слишком маленькие они были, эти три «бусинки». И что с ними делать?

«Хозяин, это информкристаллы моих создателей» — А вот это уже интересно…

Малыш объяснил, что «бусинку» достаточно поднести к браслету, и искин сам считает содержимое. Сказано — сделано. Первая бусинка, после касания с браслетом, просто испарилась.

«Что там, Малыш?» — «Хозяин… Тут… реклама.» — и у Предшествующих, получается, была эта зараза…

«Какая реклама?» — «Компания, оказывающая услуги по проведению экстремального отдыха. Проведение выходных в теле аграфа. Полная гарантия возврата в собственное тело. Контроль за телом аватара в момент нахождения в нем сознания клиента. И карта».

Карта… Карта?!

«Малыш, а что за карта?» — «Карта расположения отделений и ролевых полигонов».

«Здесь, на этой планете?» — «И на планете, и в других системах».

А это что-то. Даже такие крохи информации являются ценностью.

«Малыш, а что на остальных кристаллах?» — «То же самое, что и на прочитанном».

Все же не зря он здесь ковырялся. С картой надо будет поработать, а два кристалла можно продать, думал Сашка, вылезая из проема. Прикоснувшись рукой к панели сбоку, он дал команду на закрытие двери, а сам полез наружу. Дроиды замаскировали лаз, и Сашка погнал свое «стадо» обратно в челнок. Вечером будет какая-то встреча в баре, Войдан просил его быть.

В этот вечер бар у Туры был закрыт. Завсегдатаи с удивлением читали объявление, что бар сегодня не работает, и, чертыхнувшись, шли кто домой, кто в другой бар. Но внутри помещения люди были. За несколькими сдвинутыми столами шла оживленная беседа, и местные жители, попади они внутрь, без труда бы узнали большинство присутствовавших. Еще бы — за одним столом сидели мэр Берсуата, директор космопорта, начальники трех исправительных лагерей на Аркаме. Сидели там глава местной энергетической компании, со своим заместителем, начальник местной полиции, главы местных отделений крупных компаний, работавших на Аркаме. Были еще два человека, — собственно, хозяйка бара, Тура, успевавшая разносить напитки и участвовать в разговоре, и Сашка. Разговор был тяжелый — все обсуждали будущие «перспективы».

— Мы провели расследование — рассказывал сидевший рядом с Гаем начальник другого исправительного лагеря. — Так вот. Группа диверсантов попала на Аркам в обход официальных каналов. Не прилетали они в космопорт. Тогда стали искать, какими вообще путями они могли проникнуть. И нашли. Их группа тогда не зря разделилась на три части — они прилетели на трех восьмиместных эскортах. Да-да, трех восьмиместных эскортах, способных садиться на поверхность. Откуда я это знаю? Мы сбили один такой, когда он пытался удрать, не дождавшись своих пассажиров. И засекли его лишь потому, что у него отказало оборудование маскировки. Два других спокойно улетели…

— А что с личностями нападавших? — задал вопрос мэр.

— Основное «мясо» — галифатцы. Наемники, видимо их просто набрали на Медоне на одноразовую акцию. Потом пустили бы в расход. А вот их командир… — ухмыльнулся Гай. — Тут нам пташка попалась серьезная. Подданный Королевства, аристократ, из клана Мака Приозерного. Посольство ушастых от него сразу открестилось — вот, мол, файл, что со службы в королевской космопехоте он ушел месяц назад, и ничего не знаем. Но затребовали его тело.

— А что наши? — мэру было интересно узнать все.

— Наши тут зубы показали. Пригласили делегацию посольства на похороны. Те, конечно согласились приехать. — улыбался Гай. — Ну их и привезли к ближайшему мусороперерабатывающему комплексу, и при них сожгли тело вперемешку с бытовыми отходами. И все это под официальные траурные речи.

— Правильно — мэр отхлебнул из бокала. — Эти твари по-другому не понимают.

— А что с оружием? — подал голос Сашка.

— Верно мыслишь — ответил начальник второго лагеря. — Все оружие — наше, гардаррское. Там, на Арте, контрразведка зубами вцепилась за это дело. Но результаты, к сожалению, мы вряд ли узнаем. Сразу гриф наложили.

Департамент Иностранных Дел Гардаррской Федерации последние годы вел очень грамотную политику — с каждым государством разговаривали на понятном тому языке. Это и было, можно сказать, основной доктриной.

Оширский Директорат ни с кем не воевал, разве что экономически, и Гардарра его так же никогда не трогала. Просто торговали. Синтонцы пару раз нападали на отдаленные колонии Гардарры. И гардаррцы точно так же абсолютно немотивированно прошлись огнем по паре синтонских систем. А послы в это время клятвенно заверяли синтонские власти в вечном мире и дружбе. Синтонцы все поняли — никаких нападений с их стороны больше не было. С Делусом нужно было быть прямыми как фонарный столб и максимально честными — ибо и сами делуссцы в интригах не были искушены. Армаррцы всегда вели себя как последние хамы. Дипломаты времен Рекомендательного Объединения все хотели добиться какой-то правды — и над ними просто смеялись. А вот при новой власти на хамские выходки армаррских дипломатов дипломаты Гардарры платили той же монетой — хамили, бывало, били морды. Как ни странно, но при всей сохранявшейся враждебной риторике, деловые отношения с армарцами ускоренно набирали обороты. Да и дипломаты армаррские хамить стали меньше — получить в глаз на официальном приеме от гардаррского коллеги было как нефиг делать. И, естественно, особняком стояли отношения с Галанте. Чем и за что могли платить аграфам гардаррцы? Ложью, цинизмом и глумлением. А так же широкой поддержкой повстанцев по всем колониям аграфов. То есть делали тоже, что когда-то осуществили аграфы в Гардаррской Империи, профинансировав «революцию», столкнувшую Гардарру с её пути развития. Аграфы, наверное, только сейчас стали понимать — зря они связались с гардаррцами. Эти ничего из старых обид не забудут. И никогда не простят.

Начальник полиции Берсуата рассказал, что за последние недели резко подскочила преступность — и вся он была «импортированной». На планету потянулись косяки «искателей удачи». И ладно бы, если бы они оставались в пределах Бахты — так нет, расползались как тараканы по всему Аркаму. Их ловили, судили по максимальной планке — в отношении «залетных» судьи, не сговариваясь, применяли принцип «нулевой толерантности». И даже это не останавливало новых преступников.

— Кажется мне, что это только начало. — подал голос Войдан. — С каждым днем будет все хуже и хуже. Военных с Аркама вывели — раз. — начал он загибать пальцы. — Тяжелое оружие вывезли — два. Лагеря «уплотняют», сокращая на Аркаме количество людей, обученных владению оружием — три. И полюс ко всему перекрыли каналы поставки вооружений на планету — это четыре.

Все молча слушали.

— Вот ответьте мне, будет ли защищать наш город силы полиции Бахты? — продолжал Войдан. — Харша бритого! Они и у себя в Бахте с трудом с порядком справляются. Наша полиция работает на пределе — кивнул он на начальника полиции Берсуата. — И это — только обычные преступники. А ими все не ограничится. Все условия созданы для того, чтобы нас отсюда просто вышибли. Кто что может предложить?

— Позвольте мне сказать. — снова вызвался Сашка. — Я прибыл сюда с Тавры, вы знаете это. И там, когда встал вопрос о защите, люди сами организовались. Так вот на Аркаме ситуация в чем-то лучше, чем было там.

— Это чем же лучше? — спросил все время молчавший Деян.

— А тем, что, во-первых, это все же Гардарра, хоть и колония. Все руководство — а это вы, уважаемые, — на стороне населения. Само население не избалованное жизнью, здесь много бывших военных, тех, кто знает, что такое субординация и с какой стороны за винтовку браться.

— Так что ты предлагаешь? — теперь уже спрашивал мэр.

— А предлагаю я, для начала, организовать отряды народной милиции. Местные жители объединяются по месту жительства для обеспечения правопорядка, выбирают себе командиров их отрядов. Организуют патрули в помощь полиции. И, естественно, тренируются.

Последние слова утонули в хохоте.

— Аш, — вытирая слезы, сказал мэр. — Ты хороший парень. И говоришь все правильно. И смеемся мы не совсем над тобой. У нас просто уже есть милиция. Все как ты сказал. Командиры из бывших военных, сейчас на патрулирование стали выходить. Разве что с тренировками пока затык — негде…

— А почему нельзя тренироваться в исправительных лагерях? — Сашка не уступал — Там есть тренажеры, да и заключенные — впрочем… какие заключенные? солдаты — могут быть инструкторами для рядовых членов милиции.

— Я думал над этим, но ты меня опередил. Принимается — уже успокоившись, продолжал мэр. — Но проблема основная не в том, что нет людей — люди есть. Они хотят участвовать в защите своих семей, семей друзей, соседей… А у нас нет оружия. И вот это — проблема. Вот от этого я и плакал. Не обижайся, Аш. Оружия — нет. Стрелковое имеется. Но ничего более серьезного в Аркам теперь не завезти. Теоретически, его можно было бы купить. Но столько денег, чтобы наша милиция была экипирована как армия, у нас нет.

Все продолжали молчать.

Сашка сидел и думал. Он смотрел на этих людей и понимал — они ему действительно дороги. Здесь он снова обрел какое-то ощущение своей необходимости. Необходимости именно им, этим конкретным людям. С другой стороны, ему нужно было как-то добраться до «Атхи». Сашка решился.

— Я знаю, где есть оружие. Много. И бесплатно. Туда надо только долететь. Почти полный суперкарго. Оружие новенькое, производства Конфедерации.

Сидящие за столом смотрели на него с непониманием.

— Еще раз. Я. Знаю. Где. Взять. Оружие. — Сашка проговаривал отчетливо каждое слово.

Первым очнулся Войдан.

— Аш… Ты поконкретнее…

И Сашка рассказал поконкретнее. И про то, как его похитил Кнарп, владелец «Атхи». И о том бое, когда «Атха» получила колоссальные повреждения. И о транспорте, в котором был найден эскорт, на котором Кнарп и МейЛи улетели за подмогой (не стал он все рассказывать). И о том, как он просмотрел все контейнеры расколотого пополам суперкарго. И о том, что в них обнаружил.

— Аш… — очнулся от размышлений мэр. — Если все так, как ты говоришь, то тебя нам сам Создатель послал.

— Что нужно для полета в ту систему? — Войдан сразу перешел к конкретике.

— Средний транспорт. Два челнока. Экипаж — несколько пилотов. И несколько техников.

— А в каком состоянии «Атха»? — Почему-то это интересовало Войдана.

— Гипердрайв уничтожен. Нужна замена. Требуется ремонт части вооружения — у меня до них руки не дошли.

— Ладно. — мэр оглядел всех вокруг — Я считаю, что необходимо отправить команду за этим оружием. Транспорт…

— Есть один транспорт нашей компании — вдруг подал голос промолчавший все время руководитель аркамского подразделения транспортной компании. — Его отсутствие я смогу объяснить. Но экипаж…

— Обеспечим — теперь подключился Гай. — У нас легко наберется десяток пилотов. При этом ребята и в боях побывали. Во фронтир лететь — лучше кандидатур не найдем. Кто еще нужны?

— Техники. — Тут уже говорил Деян. — Да ты и сам их знаешь. Твои ребята. И Быляту можешь взять.

— А они согласятся? — Сашка не знал, как предложить это его подчиненным.

— Аш… Твои ребята за тобой и в огонь и в воду. — Деян был уверен на все сто. — Поверь!

— Я тоже полечу — сказал Войдан. — Оформлю отпуск по семейным обстоятельствам. Мои ребята в космопорте прикроют наш отлет. И тем более прибытие.

— Вот и отлично — снова продолжил мэр. — На подготовку операции отвожу две недели.

— Принимается. — поочередно ответили все присутствовавшие.

Отсчет Сашкиного возвращения в систему NPQV-1949-GWLK начался.

Глава 11

На следующий день Сашке и его команде предстояла работа в Бахте, городе под эгидой Содружества. Работа была мелочной, инсталляция оборудования в одном из строящихся развлекательных центров. Но, как говорится, лиха беда начала.

С утра все техники встретили Сашку многозначительными взглядами. Волот, прокашлявшись сказал:

— Аш, ты не сомневайся. Мы — с тобой.

— Спасибо, парни. — С его души словно камень упал.

Быстро загрузившись в челнок, они направились в Бахту.

Путь занимал чуть больше двух часов, и весь путь Сашка размышлял, что из баз ему бы не помешало изучить. «Червоточины» были предметом интенсивного изучения учеными всего Содружества, и в «Гало» было достаточно популярной литературы, рассматривающей это явление. Но для серьезного изучения, а тем более поиска, нужно было изучить ряд баз — поднять до 5-го уровня «Физику многомерных пространств» и хотя бы изучить по 3-й уровень «Частотный анализ». Денег на это пока не было.

А вот изучение Малышом карты, полученной в «рекламной листовке» Предшествующих, дали результаты, но немного не те, на которые Сашка рассчитывал. Малыш сразу выдал координаты трех систем, где у Предшествующих находились основные ролевые полигоны, и Сашка грустно вздохнул — Мерсия, Тартан и Камбрия были тремя коронными мирами Объединенного Королевства Галанте. А более подробное уточнение координат ролевых полигонов на планетах дало и вообще странные результаты — они один в один совпадали с координатами родовых комплексов старейших аристократических родов аграфов. И пазл сложился в его голове. Ну как могла появиться такая цивилизация, как у аграфов, без лидеров? Ведь основное население Галанте демонстрировало абсолютно другие качества. И нужен был не вождь-одиночка, а именно элита — группа, разделяющая общие идеалы, отчаянная, храбрая, и, самое главное, имеющая «чувство локтя». Так вот эта группа, судя по всему, там была — это были Предшествующие, перенесшие свои сознания в тушки аграфов, и встретившие в них Катастрофу. Их потомки теперь являлись теми самыми аграфскими аристократами. Так же становилось понятно, почему аграфы на самом раннем этапе были самой передовой нацией в Содружестве. Еще бы, их вожди прекрасно знали, как обустроить общество, и в каком направлении двигать научно-технический прогресс. Но Предтечи, жившие в аграфских телах, давно уже умерли, с каждым поколением знания, до воплощения которых в жизнь не дошли руки, терялись. Вот поэтому сейчас Королевство представляло из себя остатки былой роскоши. Сашка отметил, что где-то должны были остаться сами устройства по переносу сознания, но мысль эта утонула в его голове.

Бахта поражала — город возник словно из ниоткуда. Нет, он был на планах будущего развития планеты, но кто же знал, что именно здесь все пойдет быстрее в тысячи раз? Уже были проложены основные проспекты, даже небоскребы уже сиротливо стояли кучкой ближе к краю «пятна», являющегося городским центром. Строительство было в самом разгаре. Параллельно разворачивались работы по обустройству жилого района. Сашка словно попал в Вавилон в период строительства его башни. Кого тут только не было — люди всех рас и государств, негуманоиды, каких он видел и каких еще нет. Вот пробежала шустро группа «черепашек-нинзя» — прямоходящие черепахи Са-Крахх, как оказалось, были привлеченными на работу строителями. А вот контролирует процесс прокладки магистралей одноглазый «пузырь», тоже прямоходящий — это ксилотран. Сашке даже захотелось записать его на «голо» — когда еще живого миньона повстречаешь…

Работа у него и его команды заняла целый день, но зато они полностью выполнили работу на первом объекте и передали его заказчику. Заказчик, грузный делуссец, проверял все досконально, вытянул душу своими расспросами, чуть не на зуб все попробовал — но остался доволен. Сашка вначале подумал, что он из протектората Орднун. Но нет — оказалось, делусссец был коренной житель Плезира. Как-то сложился стереотип, что жители Плезира — это галантные мужчины и роковые женщины. Черта лысого! Это были на редкость скучные люди, и единственной действительно отличительной чертой их было скупердяйство. С другой стороны, может быть, именно по этой причине банки Плезира были одними из самых богатых и надежных в Содружестве. Впрочем, пожрать они тоже любили, и надо сказать — толк в этом понимали.

Заказчик, сведя в уме сальдо с бульдо, с кем-то связался. Как оказалось, с Деяном — тот быстро связался с Сашкой и передал, что у них дополнительный контракт, но надо уложиться до конца завтрашнего дня. За это каждому надбавка по 10 тысяч. Сказано — сделано. Вечер команда потратила на изучение объема работ, а следующий день до позднего вечера устанавливала и подключала оборудования. Заказчик снова промурыжил их проверкой, и обратно в Берсуат Сашка сотоварищи вернулись заполночь. Но дело было выполнено, и первые отзывы о работе их компании на страницах «Гало» были доброжелательные.

Следующие два дня так же пролетели в бешенном рабочем ритме. Сашка только сейчас понял, что он толком кроме объектов самого города еще не видел. Наконец, на втором объекте работы были сданы заказчику, и Сашка предложил своим подчиненным осмотреть Бахту, что было встречено на ура. Они объехали строящийся город, посмотрели на Биржу — по сути, главный объект, вокруг которого и возникал город, зашли внутрь.

На Бирже жизнь не просто кипела — изливалась расплавленной магмой. Торговали всем и вся, работал и закрытый сектор по продаже артефактов Предшествующих. Тут впервые в Бахте Сашка увидел гулгров — сыновей и дочерей Избранного Народа Аш-Камази на стройках было днем с огнем не найти. К нему тут же подкатил один из них.

— Тсой! — радостно зашипел он. — У тебя есть товар? Мы можем дать хорошую цену! Дай нам его на комиссию!

— Утром деньги — вечером стулья! — радостно процитировал Сашка одного «измученного нарзаном».

Что это за такой артефакт «стулья», гулгра не знал, но упоминание в начале денег уронило его настроение, и он тихо отвалил.

«Обиделся»- подумал Сашка. — «Хорошо, что я его Дусей не назвал».

А потом они поехали в бар. Время еще было, и друзья уговорили Сашку опрокинуть по бокалу мейда. Народу в баре было достаточно, но места хватало всем. Но тут до них докопался какой-то ушастый. Настроение у Сашки было на подъеме, он послал аграфа к очень далекой матери, после чего в баре началась классическая драка. Драться вроде начали Сашка с аграфом, но остальные посетители бара словно ждали этого — через мгновение все дрались со всеми. Впрочем, к приезду полиции в баре была просто умиротворительная картина — все снова сидели чинно, дравшиеся угощали друг друга различной выпивкой. Только фонари под глазами говорили, что здесь что-то было.

Аграф с двумя бланшами сидел за столиком с Сашкой и его командой, угостив всех хаомой.

— Ты молодец, гардаррец! Я люблю подраться, а тех, кто меня отделать может, люблю вдвойне! Джар ОБрилнер! — представился он, и махом опрокинул стаканчик с хаомой.

— Аш. — Представился Сашка. — И какими судьбами аграфа сюда завела?

— А я не аграф. — удивил его Джер. — Я — армаррец! Будешь в наших краях, залетай в гости! Система Аламо, там меня многие знают.

— А как же… — начал Сашка.

— Что, уши-то? — радостно сказал Джер. Видимо, его уже не раз об этом спрашивали. — Ну, уродился такой. Как папенька мой меня увидел, мамашу неделю смертным боем бил, все вызнавал, с кем она ему изменила. Мать его, бабка моя, все же призналась — дала по молодости ушастому, заботливый был, сволочь, ласковый и внимательный. А папаня нормальный родился. Ну, она и подумала, что, мол, не от того. А вон оно как оказалось. В школе меня мудохали чуть ли не каждый день — ребята завидовали, что все телочки ко мне липли. Так я и драться научился. А сюда приехал работы контролировать. Я субподрядчик, выиграл тендер Содружества на возведение Биржи.

Сашка сразу испытал симпатию к этому человеку. Как ни била его жизнь, но Джер не впал в уныние, и все до сих пор воспринимал с долей иронии.

— Мы сегодня были на Бирже. Но там в сектор с артефактами никого не пускают.

— Естественно. А ты что хотел?

— Ну… а как же люди предлагают свой товар? — Это сейчас был самый насущный вопрос.

— Тут система следующая — вводил его в курс дела Джар. — Продавцы отсылают заявку в администрацию сектора на продажу какого-нибудь артефакта. К ним приезжает с охраной приемка — смотрят, делают предварительную оценку и, если начальная сумма продавца устраивает, выставляют по договоренности на общие торги. Там торги идут 12 часов. Дальше, за сколько продали, минус процент бирже, переводится на счет продавца. Либо он сам забирает деньги кредитными жетонами. Тогда его сопровождают до космопорта — и — дальше уже сам. А в самом секторе Биржи сидят лишь покупатели.

— А если не договорятся о сумме с представителем администрации?

— А тогда… — Джар опрокинул стаканчик с хаомой, который Сашка отобрал у Бакуни — нечего пить, домой еще лететь. — Тогда администрация сектора может предложить такой вариант. У них есть привилегированные покупатели. Им предлагается на рассмотрение данный товар. Так вот, может быть осуществлена прямая сделка. Опять же — если покупатель согласится с суммой, запрашиваемой покупателем. Но покупатель тоже во время встречи может изменить сумму. Так что, если не договорятся, у продавца всегда есть шанс опять выставить артефакт на общие торги.

— А как же с анонимностью при сделке? — светиться Сашке не хотелось.

— При общих торгах — полная, все как и говорят. А вот при прямой сделке… Тут самому надо решать, что тебе важнее — лишний корп, но вы с заказчиком будете знать друг друга в лицо, или анонимность, но и безопасность.

Рассказ Джара был очень познавателен. Тепло попрощавшись с Джаром, команда отправилась к своему челноку.

На следующий день Сашка определил техникам фронт работ, а сам, прихватив информкристалл Предшествующих, отправился к бирже. Разместившись в баре поблизости от Биржи, он отправил заявку в администрацию сектора артефактов, как и учил его Джир, с голоизображением информкристалла. Ответ пришел моментально — администрация сообщала, что к нему подъедут в течение нескольких минут. И точно — пять минут спустя у бара припарковался бронированный грав. Водитель обменялся с Сашкой полученными паролями, и его пустили в пассажирский отсек. Там было четверо охранников, все в бронескафах, и щуплый гулгра. Деловито осмотрев «горошину», гулгра подтвердил, что это артефакт, и установил цену — 1 корп, с отчислением Бирже 5 %. Торговаться в первый раз Сашка не стал — он хотел пройти весь путь торгов до получения денег, и согласился с условиями. Со своей стороны он попросил произвести оплату кредитными жетонами, принимаемыми во всех банках Содружества. Ящер прислал Сашке файл индивидуального доступа к контролю за состоянием торгов по его позиции, и они расстались. На будущее ящер, отечески посмотрев на него, категорически не рекомендовал Сашке назначать встречи в барах и других общественных заведениях, посоветовав не жмотиться и снять номер в какой-нибудь из гостиниц.

Вечером команда летела как обычно обратно в Берсуат, а Сашка все просматривал присланное ему сообщение от администрации биржи — «горошина» ушла за два корпа, и Сашке, после отчисления процента Бирже, оставалось 1900 тысяч кредитов. Забрать их можно было хоть завтра.

В последний рабочий день на этой неделе нужно было «ковать железо» — работы в Бахте у их бригады сегодня заканчивались. Сегодня техникам оставалось демонтировать последнюю часть оборудования, это займет максимум пять часов, и его участия в принципе вообще не требовалось. Сашка назначил Видана ответственным за проведение работ, а сам направился к Бирже, прихватив с собой корпус от вышедшего из строя искина. — в нем хранился «Флюр». По пути стояли уже отстроенные здания, готовые к сдаче в аренду. На Бирже, переслав охраннику номер его контракта, Сашка, получив разрешение на вход, направился в офис. Там без разговоров по получении от него документов выдали 19 жетонов по 100 тысяч кредитов каждый.

От сопровождения Сашка отказался, только попросил подсказать, где находится местное отделение «Нейросети». Взяв ховер на парковке, он быстро добрался до указанного ему адреса. В офисе «Нейросети-Гардарра» Сашка окончательно рассчитался с долгом, погасив последние 275 тысяч кредитов тремя жетонами. Остаток в 25 тысяч ему перевели на его счет.

Уезжая и «Нейросети», Сашка размышлял. Ну вот, теперь долгов нет, совесть его чиста.

На базы теперь деньги были, но Сашке все же хотелось полностью восстановить «Атху» и привести её на Аркам — он столько сил в неё вложил… С Войданом он говорил потом на эту тему — тот махнул рукой, сказав, что гипердрайв обойдется более чем в 10 корпов. Денег таких у Сашки не было, но были артефакты. Не раздумывая особо, он направился в жилой район, и в ближайшей гостинице снял номер на сутки. Тут же Сашка отправил сообщение в администрацию Биржи о трех артефактах, прикрепив к сообщению голоизображения второй «горошины», «Флюра», и — «Кулона Преданности». На последний он возлагал особые надежды. Вещь была статусная, и за неё должны были отвалить неплохие деньги. Так же моментально получив ответ, он стал ждать оценщика. Бронированный грав приехал тот же, с тем же старым гулгрой. Первое, что сделал ящер — похвалил Сашку за правильные выводы. Оценка состоялась быстро.

— Молодой человек, — спокойно говорил ящер. — Если с первыми двумя позициями вопросов нет, то по третьей надо поговорить. Итак, первый артефакт, типа того, что Вы вчера продавали. Устанавливается средняя цена по продажам — полтора корпа. Второй артефакт — устанавливается цена два корпа. Честно скажу, впервые такой вижу. Ну, да рынок рассудит… А вот третья вещь… Вы знаете, что такое третья вещь, молодой человек?

Сашка утвердительно закачал головой:

— «Кулон Преданности», аграфы такие носят.

— Аграфы носят… — грустно присвистнул ящер. — Носят, да далеко не все. Это — показатель статуса, принадлежность к высшему сословию. За обладание таким, а не дай Всевидящий открытое ношение, и убить могут. Ибо — не по чину. Открыто выставить такой кулон я не могу.

Ящер замолчал, но тут же продолжил:

— Сейчас на бирже зарегистрированы несколько аграфов, причем среди них есть… аристократ. Я переговорю с ним сегодня. Если его заинтересует ваш артефакт, я скину Вам сообщение. Первые два артефакта я забираю сейчас. — и он передал Сашке файл с уведомлением о приеме артефактов и присвоении индивидуального номера лота каждому. — Оплата?

— Как и ранее, кредитными жетонами.

На том и расстались.

Команда возвращалась обратно в Берсуат с чувством выполненного долга. Работать в Бахте всем понравилось — и поработать можно, и отдохнуть от души. Цивилизация! А вот следующая неделя у них полностью будет посвящена работе во втором исправительном лагере. Сашке пришло уведомление с Биржи о продаже обоих лотов — за горошину снова дали 2 корпа, а за «Флюр» только два с половиной. Итого, Сашку ждало в офисе Биржи 4 корпа и 275 тысяч. Уже в Берсуате ему пришло сообщение от оценщика — тот просил срочно ответить, может ли он завтра прибыть в Бахту, так как у его товара появился покупатель. Сашка ответил положительно. Тут же от оценщика пришло второе сообщение — Сашка должен быть завтра с утра в офисе Биржи — там его встретят и проводят в закрытый сектор на переговоры.

На следующий день, взяв челнок, Сашка добрался до Бахты. В офисе Биржи его уже ждал оценщик.

— Очень хорошо, молодой человек. Вовремя, как и договаривались. Люблю, знаете ли, точность и обязательность. — ящер повел его в закрытый сектор. — Заказчик уже на месте… В общем, он… со вчерашнего дня не уходил. Так что требуйте с него по максимуму!

Открылась бронированная дверь, Сашка зашел в комнату переговоров — и обалдел. Обалдел и заказчик.

— Тыыы… — выдохнули они оба одновременно. Наверное, со стороны это смотрелось зрелищно, так как гулгра, уж на что ящер, а побледнел.

На Сашку, такими же округлившимися, как и у него, глазами, смотрела Леди Лораниэль.

Глава 12

Тартан прекрасен во все времена года. Высокие горы покрываются зимой тонкой белой паутиной, весной они раскрашиваются в яркие цвета — сиреневые, розовые, светлооранжевые цветы полностью покрывают их, оставляя лишь лысые вершины, на которых вообще ничего не растет, кроме мха. Но и мох зацветает к концу лета — и верхушки гор покрываются яркой бордовой рябью. Долины в течение года меняют градации зеленого — от темно-изумрудного зимой до ярко-салатового летом. Это лиственные деревья летом полностью закрывают своих вечнозеленых соседок. Лишь озера, на первый взгляд напоминающие длинные участки рек, глубокие, холодные, невероятно чистые и прозрачные, сохраняются неизменными весь год.

Лораниэль любила Тартан. Как бы это пафосно не звучало, но это для неё был дом не только её и членов её семьи — всего рода, включая всех её предков вплоть до Катастрофы.

Две недели перелета с Тавры на Тартан были для неё форменным мучением, наверно, в том числе и потому, что она сама жаждала побыстрее вернуться в их родовой комплекс. Их дом. Милый дом.

Слова, сказанные её младшим братом на борту крейсера, были как приговор — ссылка в родовой комплекс с формулировкой «до появления надобности». Но Лораниэль, проплакав весь путь до Тартана, перед пересадкой на планетарный челнок, вытерла слезы — она уже дома, а значит, все будет хорошо.

Месяц пролетел незаметно. Дни были похожи один на другой, но они, как и место, где она была, привели её в норму. Не зря говорят, что лучшие лекари — земля и время.

Не надо думать, что она скучала это время — аристократ всегда чем-то да занят. Постоянные тренировки на виртуальных тренажерах, физическая подготовка — у ней не было времени на скуку. Кто знает, может, завтра придет уведомление из столицы о её возвращении на службу Короне — любой аристократ должен быть готов к этому в любой момент.

А через месяц к ней, постучавшись, вошел взволнованный Франиэль (старик так и не покинул её, хотя Лорд предлагал ему перебраться на Мерсию, к нему в помощь), и сообщил, что её брат пропал, идут во всю поиски его корабля.

Неделю Лораниэль была как на взводе, ведь младший брат, какие бы ни были с ним отношения, все же был её братом. Хотя, какой младший?.. На четыре минуты была она его старше.

Под конец той недели Франиэль пришел на еле гнущихся ногах, и, плача, дрожащими губами сообщил страшную весть — её брата больше не было. Остатки его корабля были найдены в первой же системе подскока на пути в армаррскую Армону. Причины взрыва не сообщались. Аграфы попытались поднять международный скандал и свалить гибель наследника Лорда на гардаррцев, но те лишь с гаденькими улыбочками напомнили — корабль Гормиэля не садился на Тавре, более того, крейсер он покинул буквально перед переходом в гипер. Но Лораниэль эти дрязги были абсолютно неинтересны. У неё погиб второй брат, и она осталась одна-одинешенька. Тот вечер они с Франиэлем прорыдали вместе, и непонятно было, кто кого больше успокаивал.

Франиэль был слугой, которого ей лично выделил отец, Лорд их клана. Но назвать Франиэля просто слугой было бы абсолютно неверно. Он давно уже был как член их семьи. Семья его на протяжении одиннадцати поколений служила её предкам. Сам он вырос, проводя детские игры с её отцом, дети его всегда играли с ними, когда были маленькими, а старший сын, даже когда вырос, остался добрым другом для старшего брата Лораниэль, Менельтора. Оба пошли на службу. Сейчас, когда Лораниэль сидела рядом с Франиэлем, и они плакали вместе, ей пришла мысль — это снова повторилось.

Несколько лет назад она так же сидела со стариком, и они вместе плакали — тогда Франиэлю пришла похоронка на старшего, погибшего вовремя подавления восстания на одной из колоний. Подавить восстание не удалось, и колония обрела независимость. А потом вошла в состав Хакданского Ордена. Но самое удивительное было то, что подогревали и финансировали и экипировали повстанцев отнюдь не хакданцы — следы вели к гардаррцам. Это ни у кого из окружения Лораниэль не укладывалось в голове — ну ладно, подставить соседа, если тебе от этого есть выгода. Но вот за просто так? И только Лораниэль понимала — это не бизнес, это месть. Гардаррцы мстили за все, что сделали им аграфы за последние столетия. И будут мстить еще.

А меньше года назад они снова сидели вместе, держась за руки и переживая общее горе — пришло уведомление от отца, что Менельтор официально пропал без вести, и, судя по всему, в живых его уже не было. Хотя в семье об этом не говорили, но ни для кого не было секрета, что Менельтор служил в Секретной Службе Её Величества. Он отправился сопровождать секретный груз — и исчез. Ни его, ни корабль так и не нашли до сих пор.

И вот гибель младшего брата… И снова косвенно причастны гардаррцы.

У Франиэля были еще двое детей, чуть помладше Лораниэль. Никто из ни не захотел идти по стопам отца — сын сейчас работал менеджером в банке на Мерсии, достигнув для своего возраста неплохой должности. Дочь владела ночным клубом, там же, на Мерсии, и обратно на Тартан обоих можно было бы загнать лишь под дулом плазменной винтовки. Лораниэль их не осуждала — молодежь не видела будущего на Тартане, и старалась отсюда уехать.

Она не раз уже задумывалась о будущем. Вот не станет Франиэля — кто будет вместо него? Нет, кто-то несомненно найдется, чтобы заменить слугу. Но вот вряд ли он заменит члена семьи.

Неделю назад, когда они горевали о гибели Гормиэля, Франиэль сообщил, что её отец прерывает дела на Мерсии, и возвращается на Тартан. Сегодня Лорд прибыл в свою резиденцию, их родовой комплекс.

Отец всегда был строг с детьми, и никаких чувств к ним внешне никогда не проявлял. Но что-то случилось со старым Лордом. Лораниэль встретила отца в соответствии с ритуалом, в бальном платье, прямо перед парадным входом в комплекс:

— Лорд… — склонила она голову.

Но реакция отца её просто выбила из накатанной колеи. Вместо официоза, он подошел к ней, обнял за плечи, и сказал впервые в жизни:

— Здравствуй, доченька… — и поцеловал её в лоб.

Уже в кабинете отца пошел приватный разговор.

— Лораниэль, мы в очень плохом положении. — прямо и без витиеватостей выдал отец. — Весь наш клан. В Секретной Службе констатировали провал операции на Тавре по всем статьям. Менельтор на смог доставить груз вооружения, которым планировали снабдить местных лоялистов на Тавре. Во время переворота они должны были взять штурмом гардаррскую базу и попытаться захватить космическую станцию. Мы проводили расследование — Менельтор все сделал правильно, распространив слухи про богатый транспорт и наняв списанный суперкарго. Все пираты в округе погнались за обманкой, а транспорт с настоящим грузом отправился по никому не известному маршруту. И пропал. Поэтому твоя неудача на Тавре — это просто логическое следствие. Без вооруженных лоялистов у тебя шансов практически не было. И то — ты пыталась что-то сделать. Я, конечно, объяснил это Главе Службы. Он, в принципе, все понимает, но от него требует провести расследование и найти виновных в исчезновении транспорта — никому не простят такую потерю средств.

— Отец… — Лораниэль не знала как спросить — Мне… дозволят вернуться на службу?

— Сейчас — нет. — устало продолжил отец. — Мы вышли на след «Фаралии» — у гардаррцев был засвечен один из двух разведчиков, переправляемых на Тавру в трюме суперкарго. Я сообщил сведения о пилотах этого эскорта Главе Службы. А дальше… — говорить ему было тяжело. — в общем, наш клан не допустили к операции по этим пилотам.

Лораниэль молчала, боясь перебить отца. Лорд, наконец, собрался с духом и продолжил.

— Первый пилот, женщина, поселилась в Армарре. Мальчики нашего Главы вели наблюдение за ней, и, в подходящий момент как им показалось, вломились к ней и упаковали. Притащили ментоскоп. Сняли всю память. — отец замолк на мгновение — А потом их кто-то пострелят как дичь на охоте! Другая группа нашла лишь труп женщины, трупы наших людей и разбитый ментоскоп. Гардаррцы… Это они! Нутром чую!

Лораниэль с трудом успокоила отца. Тот, успокоившись, продолжил.

— А со вторым пилотом вообще беда. Его осудили за дезертирство и отправили в лагеря на Аркам. Слышала про Аркам? Планета с большим будущим, поверь мне… Так вот, операцию по его изъятию из лагеря Глава поручил — кому ты думаешь? Клану Мака Приозерного! Словно в душу нам плюнуть захотели… Но вот итог — пилот погиб, группа захвата ликвидирована в полном составе, в числе погибших — сын и наследник Лорда клана. Гардаррцы истерию подняли на все Содружество. Главе, естественно, пришлось от мальчика отказаться. Так ты знаешь, что сделали гардаррцы? Они сожгли его тело в мусоросжигательном заводе… Суки! Ненавижу… — Лорд плакал.

Несмотря на жесткую конкуренцию между кланами, личные отношения между их представителями могли быть вполне дружескими. Вот и погибший Таерифон, хоть и был наследником клана-конкурента, а отцу нравился, и он подумывал насчет выдать её замуж за него. Гибель его старый Лорд воспринял так же близко, как и гибель собственных сыновей.

Лораниэль с трудом упросила отца прерваться на обед.

Обед прошел в полном молчании, но за это время отец пришел в себя, и разговор снова продолжился.

— Лораниэль, ты точно отдала Гормиэлю Кулон? — для отца это словно было последняя надежда, но и она рухнула.

— Да, папа. Он забрал его и сразу ушел.

Отец молчал. Словно последний стержень вынули из него в этот момент.

— Девочка моя… — он никогда раньше так не говорил. — Без этого кулона наш род потеряет место в Палате Землевладельцев. И наш родовой комплекс потеряет статус марки. Ладно бы если кулон никак себя не проявил — его отсутствие можно было бы скрывать очень долго. Но после того, как десятки тысяч в Содружестве видели, что он активировался, Палата требует предоставить его на экспертизу. Даже специальную комиссию уже создала. А у нас его нет.

— Отец… Но ведь можно достать где-нибудь другой кулон — Лораниэль говорила, но сама понимала — шансов на это почти нет.

— Да. И если где и возможно найти Кулон, то только в одном месте — на Аркаме. Да, Аркам, тот самый, где погиб Таерифон, наследник клана Мака Приозерного. Там сейчас отстраивается город под юрисдикцией Содружества, Бахта. И скоро начнет действовать Биржа, где основным товаром будут найденные на территории планеты артефакты Предшествующих. Доченька… Я был, наверное, плохим отцом…

— Папа… — всхлипнула Лораниэль. — Не надо… Ты у меня один остался…

— Не перебивай меня. — твердо, но в то же время как-то нежно продолжил отец. — Так вот. Ты получаешь персональное задание — найти замену Кулону. Я сейчас официально назначаю тебя наследницей клана. Если ты сможешь найти Кулон, ты получишь право самой выбрать себе мужа. Приму любой твой выбор. Именем клана, клянусь.

— Я принимаю Вашу волю, отец. — ответила Лораниэль.

— Как доберешься до Аркама, зарегистрируйся на Бирже. Не скупись — под это дело денег не жалко. Ты сразу должна войти в список привилегированных покупателей. И еще — Отец посмотрел на неё пронзительным взглядом — Умоляю тебя, береги себя. У меня ведь тоже кроме тебя никого больше нет…

Сборы были недолгими, и уже на следующий день Лораниэль в сопровождении Франиэля отбыла с Тартана. Перелет был с двумя пересадками. За сутки они добрались до столичной Мерсии, откуда в тот же день отправились в Гардарру, на Новую Аладьегу. День на космической станции Новой Аладьеги — и снова недельный перелет, теперь уже до точки назначения, системы Аркам.

По прибытию в Бахту Лораниэль сняла президентский номер в только отстроенной гостинице в деловом центре, прямо рядом с Биржей.

Регистрация на Бирже труда не составила, Франиэль был так же внесен в списки покупателей, и началась нудная кропотливая работа. Лораниэль сидела в номере и просматривала любую информацию, которая могла как-то дать выход на её цель поисков. Что ни говори, а работа в аналитическом отделе планирования операций Секретной Службы Её Величества, хоть и не долгая, дала ей немало ценных навыков.

Франиэль, тем временем, крутился среди продавцов, покупателей, перепродавцов, и вообще разношерстно люда, которых как магнит притянула к себе Биржа. Он обзавелся массой знакомств, наладил контакты практически со всеми оценщиками, договорившись с ними, что те будут информировать его в первую очередь при поступлении какого-нибудь редкого товара. За немалую мзду, соответственно.

Две недели работа не давали никакого результата. Ни Лораниэль, ни Франиэля это не расстраивало — по её оценкам, подводить итог этой операции можно не раньше чем через полгода.

Наконец, то, чего так ждала Лораниэль, случилось вчера.

С Франиэлем связался один из оценщиков Биржи, и в витиеватых формах сообщил, что есть один товар, который пока не выставляли на общие торги. Когда Франиэль перевел тому на счет «небольшой презент» (да не такой уж он и был небольшой), оценщик скинул файл описания товара. Франиэль влетел в комнату, где работала Лораниэль, забыв все условности и этикет.

— Лораниэль… Леди. — тут же поправился он, молча переслав ей полученный файл.

— Где? Когда? — слова сами выскочили из неё.

— Я дал подтверждение на покупку. Оценщик свяжется продавцом. Стоп… — Франиэль завис на мгновение. — Получил от него подтверждение. Продавец дал согласие прибыть завтра в Бахту.

— Едем! — Лораниэль вскочила с места и, схватив Франиэля за руку, потащила его на выход.

— Леди! Куда мы?… — пытался вразумить её Франиэль.

— На Биржу, куда же еще! — Она явно была взбудоражена. — Кто знает, кому еще твой оценщик сделал такое предложение. Будем там. И будем ждать столько, сколько надо.

Франиэль послушно следовал за ней. Добравшись до Биржи и войдя в закрытый сектор, они сообщили оценщику, что будут ждать покупателя тут.

Глядя на хозяйку, Франиэль понимал — сейчас он точно не имеет никаких шансов её переубедить.

Они демонстративно просидели в закрытом секторе всю ночь в отведенном им персональном кабинете для переговоров. Наконец, пришло сообщение от оценщика — продавец на месте, и они идут к ним в кабинет.

Вот открылась бронированная дверь, и в кабинет зашли гулгра и…

Она его сразу узнала. «Дикий». Мусорщик. Вожак гардаррских повстанцев на Тавре.

— Тыыы… — только и смогла она прошептать.

Глава 13

Немая сцена длилась недолго. Вообще, странно было, что так отреагировали люди, лично друг с другом не знакомые. Первым пришел в себя Сашка.

— Леди Лораниэль? Вот это номер… Что забыли в наших краях? Это вроде не Мерсия…

— Согласна. На помойку Тавры как-то тоже не похоже. — За словом в карман Лораниэль никогда не лезла. За язычок в детстве ей частенько доставалось от обоих братьев.

— Вы будете решать вопрос? — чешуя гулгры наконец вернулась к естественному окрасу.

— Да, конечно. — Сказали дружно оба.

После того, как все расселись вокруг стола в кабинете, Сашка достал Кулон и передал его гулгре.

— Кулон Преданности, одна штука — словно в никуда сообщил он.

— Подтверждаю, артефакт Предшествующих, все как и заявлено — вторил ему ящер.

Лораниэль молчала. Какая-то мысль забрезжила в её голове — и снова пропала.

— Пять корпов. Думаю, и этого для «дикаря» много. — сказала она. Франиэль с ужасом посмотрел на хозяйку.

— Пять корпов, говоришь… — медленно, словно смакуя каждое слово, произнес Сашка. — А теперь, манда ушастая, слушай, что я тебе скажу — десять корпов. Пять — за оскорбление.

— Да как ты… Да ты знаешь с кем говоришь?!!!.. — взвилась Лораниэль, вскочив из-за стола. Кровь прилила к её лицу, она тяжело дышала. В этот момент она стала даже еще красивее, отметил Сашка, нагло разглядывая её похотливым взглядом. Стройная фигурка, точеные груди трешечки, прямые платиновые волосы, аккуратный носик, и — изумительные изумрудные глаза. Красавица.

— Знаю. — Нагло оборвал он её — Та, кто хочет, чтобы цена поднялась до пятнадцати корпов. Или вообще, чтобы лот ушел на открытые торги. Ты не у себя в Галанте. Там, в Мерсии, ты может быть и принцесса, красавица. Но это — там. А мы здесь. Это — Гардарра, детка…

Франиэль перебил хозяйку:

— Мы согласны. Десять корпов. Оплату произведем прямо сейчас. Приношу свои извинения за неумышленное недоразумение.

— Приятно иметь дело с культурным человеком. — сразу изменил Сашка свой тон. — А вам, Леди, рекомендую пройти у сего достойного человека начальный курс «Как себя вести на людях» — издевательски добавил он, обращаясь к Лораниэль.

— Подтверждаю перевод денег — произнес гулгра. — Передаю лот покупателю. — с этими словами он передал кулон Франиэлю.

Тот взял артефакт, будто это самая великая ценность во Вселенной.

— У сторон есть претензии по существу сделки? — снова спросил ящер.

— Нет — снова дружно ответили все.

— Сделка совершена. Мы покидаем Вас — обратился ящер к Франиэлю и его хозяйке.

Вместе с Сашкой ящер вышел из кабинета.

Франиэль опустился на стул — ноги его на мгновение отказали.

Сашка вместе с оценщиком сидели в офисе Биржи.

— Весьма восхищен, молодой человек! — гулгра был явно доволен исходом сделки. — Мастерство! Класс! Как Вы вывели из себя покупателя! А как тонко почувствовали, на какой сумме стоит остановиться! Честно — мне приятно с Вами работать…

Гулгра удовлетворенно зажмурился.

— Ну да ладно. Перейдем к оплате. Вам причитается 9 корпов 500 тысяч. Оплата кредитными жетонами, как и договаривались. Сопровождение?

— Да, до космопорта.

Через десять минут Сашка с огромной для него суммой денег (13 корпов 725 тысяч!!) на бронированном граве отправился в космопорт Аркама.

Перед выездом из Бахтяы он послал сообщение Войдану с просьбой срочно приехать в космопорт.

Через три часа (время в пути на граве все же было больше, чем на челноке), он добрался до космопорта. Там его встречал встревоженный Войдан и несколько человек с охраной.

— Аш! Что случилось?! — Войдан не понимал, почему Сашка так счастливо улыбается.

— Случилось, Войдан! — Сашка действительно лучился — У нас теперь есть деньги на гипердрайв. Для «Атхи».

— Идем! — Войдан всегда демонстрировал быструю смекалку и решительность.

Сашка в окружении охранников дотащил свой груз до кабинета Войдана, где тут же продемонстрировал его.

— Сколько? — спросил Войдан, одновременно запрашивая цены на гипердрайв у различных поставщиков оборудования для кораблей.

— Почти 14 корпов.

— Отлично. Вот как раз вариант. Есть на Новой Аладьеге. Цена с доставкой на Аркам — 12 корпов 500 тысяч. Дороговато, конечно, но зато доставят за шесть дней. Аккурат к нашему отлету. Готов оплатить прямо сейчас?

— Да. Надо в город ехать?

— Зачем?

— Ну… оплачивать то через банк надо…

— Успокойся. — усмехнулся Войдан. — Отделений банков в космопорте сейчас, пожалуй, больше, чем в Берсуате. Народ-то в основном отсюда в Бахту едет. Вот банки тут и развернулись. Оплату через Первый Планетарный проведем — у них быстрее всего.

Через полчаса на руках Войдана был ответ с Новой Аладьеги, что оплата за груз получена, и он сегодня же будет отправлен на Аркам. Только после этого он спросил:

— Аш, скажи честно, откуда такие деньги?

— Артефакты. Продал сегодня в Бахте — и Сашка скинул Войдану оставшиеся у него файлы с последней сделки.

— Ну ладно. Мог бы и рассказать мне. — Войдан посмотрел на Сашку с каким-то укором.

— Не обижайся, Войдан. Тем более, знал бы ты, где я их нашел… — видя непонимающий взгляд Войдана, Сашка продолжил. — Рядом с местом нашей рыбалки.

— Да ну! — Войдан действительно не мог поверить.

— Потом, в следующий раз, съездим туда. Все покажу.

У Сашки оставалось всего 1 корп 225 тысяч от этой сделки и 1 корп 600 тысяч от предыдущей. Пришло время заняться изучением необходимых ему баз. Вернувшись в Берсуат, он завернул в офис «Нейросети».

Заплатив за аттестацию 3-х уровней «Физики многомерных полей», он сразу прошел её в аттестационном зале. Комиссии, как на Гардаррской базе, фактически не было, и Сашке засчитали базы по результатам его ответов на тесты.

Сразу по прохождении аттестации он приобрел 4-й и 5-й уровни этой базы, а так же 3 уровня базы «Частотный анализ», сразу поставив их на изучение. Сашка заглянул в соответствующую закладку нейросети:

«База „Частотный анализ. 1-й уровень“. Время изучения — 8 минут».

«База „Частотный анализ. 2-й уровень“. Время изучения — 32 минуты».

«База „Частотный анализ. 3-й уровень“. Время изучения — 2 часа 8 минут».

«База „Физики многомерных полей. 4-й уровень“. Время изучения — 8 часов 32 минуты».

«База „Физики многомерных полей. 5-й уровень“. Время изучения — 34 часа 8 минут».

Неплохо. На пару дней хватит. Все удовольствие обошлось ему в 656 тысяч. Семь жетонов он отдал, и 44 тысячи остатка пополнили его счет.

Лораниэль еще несколько часов провела в здании закрытого сектора Биржи. Вначале пришлось срочно уложить Франиэля в медкапсулу — процесс приобретения Кулона высосал из него последние силы. Да и самой нужно было прийти в себя. Через три часа они вдвоем добрались до здания консульства Объединенного Королевства Галанте. Там, в отдельной комнате, обеспечивающей безопасность от прослушивания, у неё состоялся разговор с отцом по закрытой связи.

— Здаравствуй, папа. — начала разговор она.

— Лораниэль, что-то случилось? — отец с трудом сохранял невозмутимость.

— Я достала то, о чем мы с тобой говорили. — и она продемонстрировала отцу Кулон.

— Лораниэль… Ты сама его привезешь?

— Нет. Я сделаю по другому. Ты же говорил, что создана комиссия в Палате Землевладельцев…

— Да. — отец пока не понимал её замысел.

— Объяви им свое согласие на передачу мной… объекта. И я отправлю его в Палату дипломатической почтой.

— Ты… уверена? — наконец Лорд сообразил. — А надежно ли это?

— А это, папа, нас волновать не должно. Я сразу же после твоего официального согласия комиссии передам… объект… консулу. В присутствии других посольских. И под протокол. И пусть только посмеют не принять его. Я же не тебе лично отправляю посылку, а официальной государственной структуре. По её же просьбе, заметь…

— Молодец, дочка. Отлично придумала. Я немедленно оповещаю комиссию о своем согласии. Подожди в консульстве пару часов — ответ от них придет быстро.

Через два часа ожиданий к ней лично зашел консул Объединенного Королевства в Бахте.

— Леди… — начал он. — Ваш отец…

— Я знаю — коротко ответила Лораниэль. — Вы готовы принять под протокол Кулон и обеспечить его доставку комиссии Палаты Землевладельцев на Мерсию?

— Да, Леди.

Еще час — и все формальности были завершены, о чем Лораниэль снова по закрытой связи сообщила отцу. Старый Лорд словно обрел второе дыхание, он снова смотрел на неё жизнерадостно:

— Доченька, ты сделала все, даже больше чем я мог представить. С этого момента ты можешь начать искать себе партию — многозначительно сказал он. — А… может, у тебя есть кто на примете? Неважно, если он низкого положения — я все понимаю, жизнь сейчас очень быстро меняется. От старых устоев в наше время только щепки летят, переживу. Главное, чтобы ты была счастлива. Хоть на старости внуков понянчу — мечтательно произнес он, впрочем, тут же спохватившись. — Ты когда вылетаешь на Тартан? Еще не забронировала билеты?

Лораниэль помолчав, сказала.

— Я остаюсь.

— Но… почему? — Лорд очень хотел, чтобы дочь поскорее вернулась в родные пенаты, а тут непонятный отказ…

— Я не сказала тебе, у кого я… получила объект. А вот это оказалось очень интересно. Ты помнишь, что помимо того эскорта, про который мы говорили в последний раз, был еще гипердрайв, проданный командиром урканского эсминца?

— Да, помню. Расследование было и в том направлении. Гипердрайв урканец получил вместе с челноком, на котором сбежали от пиратов двое… его эсминец подобрал их. Одного нашли. Это гулгра, ученый, действительно похищенный пиратами. Сейчас снова преподает ксенологию в Университете Цинцины. Это в Армарре. По их похождения армаррцы голо-фильм сняли. Там, кстати, показано, как они на этом челноке от пиратов удрали. А рейдер пиратский нашли потом в одной из систем подскока. Вернее, нашли два — один в ошметки, второй полностью разбит. Экипаж уничтожен. Так что эта ниточка тоже прервалась…

— А второй, который с гулгрой был? — Лораниэль была настойчива.

— Вроде как на Тавре его потеряли.

— Теперь я могу точно сказать, кто это. — глаза Лораниэль были как две льдинки. — Ты ведь получал отчет Франиэля о происшествии во время моего визита на Тавру?

Лорд кивнул головой — мол, помню, и хорошо.

— Тогда в «вероятностные пятна» на модели не попала находящаяся рядом пара. Парень — и девушка. Девушка была дочерью местного хозяина свалки. А парень — «дикий», который у её отца работал. Так вот… объект… я получила от него. И еще. Именно он — тот вожак, вокруг которого сколотилась шайка мятежников. И именно он повел их на штурм урканских баз, сохранивших верность законному правительству.

Лорд и интересом воспринимал новую информацию.

— Что ты хочешь, дочь?

— Подними свои старые связи, пусть выяснят на Тавре о нем все, что возможно. Несколько дней я побуду здесь, попробую узнать о нем.

— Я выполню твою просьбу. Займет наверное неделю. Но прошу тебя, как только получишь ответ — бросай это дело. Есть кому им заняться.

— Нет, папа. Это дело семейное. А теперь и личное — сверкнула глазами Лораниэль.

Оскорбление от «дикаря» она забывать не собиралась.

Но и недели ждать не пришлось. Уже через два дня ей пришло подтверждение — Аш, мусорщик, был тем самым «диким», кого вместе с гулгрой подобрал урканский эсминец «Рогул». Теперь её возвращение откладывалось надолго.

Глава 14

Последняя рабочая неделя перед отлетом прошла у Сашки полностью на территории второго исправительного лагеря. Прибыв туда, Сашка удивился — лагерь кипел жизнью, на плацу шли тренировки, все чем-то занимались. Тренировались многие гражданские. Спарринг с ними проводили «заключенные». «Заключенные» же тренировали гражданских из милиции Берсуата стрельбе из различных видов вооружения.

— Пошел процесс — показал на проходящие тренировки начальник второго лагеря. — Уже неделю тренируются. Еще недели три-четыре, и результат даст о себе знать.

Сашка еще утром решил, что у него появляется возможность так же пройти тренировки, необходимые для закрытия практики по военным базам. Для этого он решил все семь дней проводить в лагере, и ночевать в нем же. Тем более, что и команда его, как оказалось, вся состоит в милиции Берсуата. Решение созрело сразу. Сашка переговорил с начальником лагеря, и тот не возражал, чтобы ремонтники ночевали в лагере. За это Сашка обещал выполнить за неделю работу, на которую ушло бы при обычном режиме все две.

Экономия достигалась за счет того, что время, которое затрачивалось на дорогу в лагерь и обратно, они теперь будут тратить на ремонт. Ну и вечером будет возможность провести тренировки и, если будет возможность, пройти «вертушку».

За два дня Сашка выучил поставленные в список на изучение базы. Теперь Сашка более-менее знал, по каким отличительным особенностям находить «червоточины», как определять их параметры, как размер и время жизни. Так что, теперь у него есть вся теоретическая подготовка для поиска прохода на Землю. Ну а Сашка не терял времени даром. В первый же день он закрыл первые уровни «закрытых» баз по рукопашному бою и владению холодным оружием. Подтверждение уровней ему пришло от руководства лагеря — они, как оказалось, так же выполняли функции аттестационной комиссии.

До «вертушки» у Сашки руки так и не дошли — за три дня он закрыл практику первого уровня по легкому ручному оружию, тактике малых групп, полевым операциям, снайперскому делу и использованию маскировки. Последние два дня Сашка посвятил 2-му уровню базы по рукопашному бою. Оставался один час до подтверждения уровня.

В выходной Сашка успел провести часовой спарринг с инструктором, но дальнейшие планы пришлось приостановить — от Войдана пришло сообщение, что «груз» прибыл, и им нужно прибыть в космопорт. Он и техники попрощались с начальником базы (тот прислал Сашке перед отлетом уведомление о зачете практических занятий по второму уровню рукопашного боя), и их челнок отправился в космопорт.

За шесть рабочих дней Сашка полностью настроил все имеющиеся в лагере энергетические установки, а его техники провели мониторинг всех линий питания различного оборудования лагеря, и провели замену вышедших из строя элементов. Работы в лагере были завершены. Теперь следующие работы энергетическая компания проведет не раньше их возвращения.

В космопорте они приземлились на самую отдаленную площадку. Шел моросящий дождь, но на площадке было людно. Его техников приехали проводить жены, Соля провожала Войдана. Одинокая фигурка подошла к Сашке — Тура пришла проводить его. Вот, наконец, прилетел еще челнок. Из него вышел Гай в сопровождении десятка «добрых молодцев» — это были пилоты на транспорт. Контейнер с гипердрайвом был уже установлен в трюме планетарного челнока, который должен был их доставить на транспорт.

Проводы были тихими и недолгими. Наконец, команда погрузилась в челнок, и он взмыл в небо.

Транспорт, куда они прибыли, размерами не поражал. Так, середнячок. После того, как их с грузом оставили на его летной палубе, пилот челнока пожелал им доброго пути, и направил свой кораблик обратно на планету.

— Занимаем места по расписанию. — объявил всем Войдан. — Поспешим — у нас «слепое окно» всего четыре часа.

Пилоты быстро распределили обязанности, Сашка и его техники взяли на себя поддержание состояния корабля.

Быстро проведя тест систем, Сашка остался удовлетворен — все было в норме. Экипаж распределил каюты, Сашка определил место для своего «стада» дроидов и подключил к общей корабельной сети их зарядное устройство. Так же Сашка проверил состояние двух челноков — наличие на каждом из них транспортировочного луча его очень порадовало. Так же порадовал инженерный скаф, найденный в его каюте — вот что ему нужно будет купить по возвращении обратно.

Через полчаса средний транспорт «Тирас» начал движение, а через три часа ушел в гипер, к первой точке «подскока» на своем пути. В это время все контрольные станции космопорта «пропустили» исчезновение целого корабля — информация о его пребывании в системе была удалена диспетчерами наземного контроля по прямому указанию Войдана.

Перелет до системы NPQV-1949-GWLK проходил в три прыжка через безжизненные системы. Пилоты были профи — никаких проблем в период их полета не возникли. Наконец, через десять дней «Тирас» вывалился в системе их назначения. Вот тут пригодилась помощь Сашки. Искать корабль, являющийся крупным объектом по сравнению с частичками пылевых облаков, все равно было непросто. Сашка помнил орбиту, с которой они стартовали с БарХашем. «Тирас» достиг этой орбиты (чуть дальше первого газового гиганта), встал на неё и пошел вокруг светила, сканируя пространство. Четырнадцать часов они потратили на поиски, но наконец добрались до заветной цели — «Тирас» парил в пустоте аккурат между обломками «Фаралии» и «Атхой», впавшей в длительный летаргический сон.

— Вот и прибыли, — пробормотал Сашка, наблюдая в капитанской рубке за процессом синхронизации «Тираса» с двумя объектами.

— С чего начнем? — Войдан не собирался терять времени даром.

— Вон тот обломок — Сашка указал на хвостовую часть «Фаралии». — Там сразу же можно начинать работы. Ловушек нет, сам все облазил.

Они загрузились сразу в оба челнока — Сашка с Войданом, пятерка техников, дроиды и двое пилотов. Пристыковав челноки на внешней обшивке обломка, команда выползла наружу. Сашка сразу повел команду на «экскурсию» — провел по вскрытым снаружи трюмам, продемонстрировал «товар» лицом.

— Охренеть… — эту фразу за время прогулки Сашка услышал от Войдана и остальных уже раз десять, а они обошли только один отсек.

— Там еще много всего — обнадежил он «экскурсантов». — Войдан, я думаю, теперь надо слетать на «Атху». Гипердрайв захватим, заодно место на летной палубе освободим. А тут можно гулять еще долго. Вы, собственно, что именно забрать хотите?

— Все — дружно ответили Войдан, пилоты и его подчиненные.

Перед тем, как возвращаться на «Тирас», Войдан все же настоял, чтобы хотя бы несколько контейнеров они забрали. Сашка отнесся к этому как к тренировке перед соревнованием — вроде и не важно, но нужно. Они загрузили в трюмы челноков два контейнера с «Нидлами» — космическими «внуками» земных ПЗРК, и два контейнера с бронескафами. Пилоты цокали языками, разглядывая «груз» — делуссцы делали оружие с душой и любовью.

По возвращении контейнеры из челноков были извлечены и отправлены поочередно на лифте в один из трюмов. Тем временем, в один из челноков был загружен контейнер с гипердрайвом. Сашка думал слетать на «Атху» на одном челноке, но вся команда как один изъявили желание составить компанию.

При подлете к «Атхе» Сашка вышел на связь с ней на определенной частоте и передал код доступа. «Атха», приняв код, стала оживать на глазах — запускались на полную мощность находившиеся до этого в «холодном» режиме генераторы, вышел из спячки искин и сразу предоставил им «окна» для посадки на летную палубу. Челноки прошли через «окна» и опустились на палубу. На ней уже действовала искусственная гравитация. Снова Сашке предстояло работать «экскурсоводом». Он просто провел всех в капитанскую рубку и вывел на один из тактических экранов состояние корабля. По хорошему, только тут еще было работы на неделю. Но если ограничиться заменой гипердрайва, то и за пару дней можно уложиться.

— Аш, а как ты можешь управлять всем? — задал вопрос кто-то из пилотов. — Ты же вроде как в рабстве был.

— Был. — буркнул Сашка. — Пошли!

Все прибывшие с ним следовали за Сашкой на вторую палубу. Сашка подвел их к клетке.

— И что это? — прервал молчание Войдан. Остальные молча разглядывали клетки.

— Вот в этой я сидел, пока весь инженерно-технический состав не погиб — Сашка показал на клетку. — Вот меня и отпустили под обещание починить крейсер. А там, за углом, еще одна клетка. Там БарХаш сидел. Когда тот обломок осматривал, нашел эскорт. Вот на нем Кнарп с подругой его и улетели. А мы с Бархашем так и остались на корабле. Нет, мы, конечно, после их отлета жили в каютах. Но вот это почему-то никак не могу забыть…

— Аш, извини. Мы не хотели… — Войдан подбирал слова. — Тем более, что теперь у нас будет оружие, о каком и мечтать не могли.

— Все нормально. Лучше помогите гипердрайв установить. Подключу его я сам. Заодно часть контейнеров можно тут в трюме разместить. Немного, но хоть что-то…

— Идет. Пилотов у нас хватает, так что часть команды может перебраться сюда, потом с пилотированием до Аркама помогут.

В тот же день все его подопечные помогли Сашке извлечь вышедший из строя гипердрайв, и установить на его место привезенный. Подключение труда не составило — не зря Сашка тогда проводил ремонт. От искина пришло уведомление — теперь данная система отображалась как исправная. Трое пилотов сразу перебрались на «Атху» и «оккупировали» корабельную рубку. Оба челнока работали как пчелки, тягая контейнеры из трюмов «Фаралии» в трюмы «Тираса». Сашка тоже даром времени не терял. Вначале, он прошерстил искин на базы, которые могли ему пригодиться. Так, он почему-то пропустил 6 уровней базы «Системы связи», а так же «Пилотирование больших кораблей» и «Орудия больших кораблей». Поставив на изучение все 6 уровней «Систем связи», остальные нужные ему базы Сашка закинул на «гарнитуру», подаренную ему БарХашем.

Затем он, взяв свое «стадо», переправился на обломок. Сашка решил использовать его ресурс по максимуму, вырезая части внутренней обшивки транспорта — как раз пойдут взамен установленных на «Атхе» «времянок». Процесс оказался на редкость нудным и муторным. После загрузки под завязку обоих челноков, Сашка, выгрузив добытое на летной палубе «Атхи», принялся за продолжение восстановительных работ на корабле. Трое суток как корова языком слизала, но Сашка восстановил внутреннюю обшивку практически по всему кораблю. Пилоты на «Атхе» тоже не били баклуши — они провели полную проверку всех систем корабля. Уровень ремонта всех систем был признан ими как выполненный на высоком уровне, лишь посетовали, что оружейные системы Сашка так и не починил, а там работ тоже хватало — если плазменные оружия главного калибра были в норме, то все кормовые пушки SW-12 с одного борта требовали полной замены.

Наконец, к концу четвертого дня «Тирас» был загружен под завязку, а они даже не выгребли до конца содержимое второго отсека.

— Ну что, — по-философски заметил Сашка. — Давайте загружать трюмы «Атхи».

— Аш, а что во втором обломке? — почему-то спросил Войдан.

— Пушка там. Автоматическая. И остатки одного из дроидов, которого я там потерял.

— Какого дроида?

— «Герсея», других у меня не было.

Войдан призадумался.

— Не было, говоришь… Так у нас-то теперь есть! Тройка «Бардеров» вполне решит эту проблему.

— Ты умеешь управлять ими? — Сашке самому было интересно узнать, что там, в том обломке.

— Я умею — вызвался один из пилотов.

Они пристыковали челнок в том же месте, где когда-то Сашка «парковался» вместе с МейЛи. Пилот погнал в проем трех дроидов «Бардер-3М». Вот и проход, где видны остатки его «Герсея». Сашка показал рукой — там, за поворотом. Один «Бардер», подбежав к углу, резко выскочил за него, дал пару выстрелов и шустро заскочил обратно за угол. Вспышка плазмы пролетела мимо, не успев задеть его. «Вот это мастерство!», думал Сашка, глядя на работу пилота. Дроид еще пару раз повторил тот же маневр. Наконец, пушка была уничтожена. Дроид двинулся вперед, передавая оператору картинку. Вслед за дроидом двинулся пилот, за ним — Сашка с Войданом, а за ними семенили еще два «Бардера». Наконец, они, уничтожив по пути еще две турели, добрались до двери, закрывавшей доступ в корабельную рубку. Пилот шустро установил по периметру двери подрывной шнур и увел всех за угол. Взрыв выжег периметр двери и вынес её внутрь. Звук взрыва достал их, передаваясь по внутренней обшивке корабля. Они в том же порядке забрались в корабельную рубку. Рубка было мертвой. «Бардеры» встали по её углам и осветили все помещение. На пилотских ложементах лежали три трупа, одно тело с отстреленной головой лежало на полу. Сашка почему-то включил камеру записи. Почему — сам не понимал, но чувствовал — нужно. Трупы людей на местах навигатора и специалиста по силовым щитам. А на центральном ложементе капитана корабля лежало тело аграфа. Сашка посмотрел в его лицо — спокойное, даже с какой-то долей удивления. Видимо, смерть их наступила моментально.

— Надо изъять бортовой искин — предал Войдан и сразу приступил к делу. — Посмотри, что в каютах экипажа.

Сашке идея понравилась. Обыскав все шесть кают экипажа и отсек кубриков для охраны, он нашел несколько информкристаллов, десяток кредитных жетонов одного из банков Галанте, кристаллы с базами для пилотирования больших кораблей по 4-й уровень, и два уровня баз «Торговля» и «Ксенология. Цивилизация Аш-Камази». Ну оно и понятно — какие еще базы могли быть на торговом транспорте?

Уже добравшись до «Атхи», команда, собравшись в столовой, проводила ревизию найденного. Сашка выгрузил все что нашел в каютах.

— Информкристаллы надо передать в наши службы — Войдан говорил так, что никто не решился бы возражать. Впрочем, никто и не собирался. — Кредитные жетоны… Тут можно поделить. А базы…

— Я лучше взял бы базы — сказал Сашка.

— Не вопрос. — никто из присутствующих не возражал.

— И еще. Можно мне челнок на день взять?

— Что то еще есть? — спросил Бакуня. Эта операция была самым величайшим приключением в его жизни.

— Нет. Пока ничего не знаю. Хочу проверить, правду ли мне говорили. Если не в обиду — не спрашивайте пока. Сам ни в чем не уверен.

— Бери. Хоть завтра. — Подвел Войдан итог их разговора.

Сашка направил челнок ко второй планете — где-то тут должна быть «червоточина». Радиационных поясов и пылевых облаков вокруг планеты было предостаточно, навигационное оборудование постоянно сообщало о них и корректировало маршрут полета.

Вот и планета, большой газовый гигант. Сашка только сейчас сообразил — это же копия Сатурна! Те же кольца из космической пыли. «Шестигранник… Что-то знакомое» — подумал он, начиная облет планеты. Уже на третьем витке вокруг планеты он вспомнил — найденная отправленным с Земли аппаратом «Cassini» аномалия на полюсе Сатурна, как раз в форме шестигранника. Сашка изменил маршрут — теперь челнок проходил над газовым гигантом по полярной орбите. И при первом же проходе над полюсом он его обнаружил — закрученный в форме шестигранника смерч, как раз вокруг полюса планеты. А в самом центре чернело «пятно» — вот она, «червоточина»… Это же косвенно подтвердили начавшие сходить с ума приборы. Сашка уже неоднократно в этом новом мире рисковал своей жизнью, и в этот раз он так же готов был рискнуть, хоть страх все же сидел внутри него.

Медленно он направил челнок в центр черного пятна. Несколько мгновений в сплошной «черноте» — и вот челнок, как ни в чем ни бывало, выскочил из «червоточины». Навигационная система быстро сориентировалась, выдав Сашке обобщенную карту звездной системы, куда он вылетел. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять — это Солнечная система. Посмотрев на увеличение далекой точки (такой виделась оттуда Земля), Сашка, вздохнув, повернул, не раздумывая челнок обратно в «червоточину». Где Земля, он теперь знает. А возвращаться туда обратно… Нет уж, увольте. Там, в мире Содружества, он живет полной жизнью, и отказываться от неё не намерен.

— Аш, где ты? Ответь. — пришел вызов «Атхи».

— Да здесь я. Все нормально. — Сашка направил челнок обратно к крейсеру. — Тут аномалий до хрена, не знаю, где они тут могли криокапсулы найти. Наврали, скорее всего.

— Ну, тогда возвращайся скорее. Последние контейнеры загружены, ждем тебя и отчаливаем.

Через несколько часов оба корабля, «Тирас» и «Атха», разогнавшись, прыгнули в гипер.

Глава 15

Десять дней обратного полета Сашке не запомнились вообще никак. Он был занят изучением баз. За это время были полностью изучены 6 уровней базы «Системы связи», а так же найденные в каютах «Фаралии» 4 уровня базы «Пилотирование больших кораблей», и двухуровневые «Торговля» и «Ксенологи. Цивилизация Аш-Камази». К концу полета он доучивал 6-й уровень «Пилотирования больших кораблей». Неважно, что не лицензия — для управления «Атхой» ему вполне достаточно.

Точно по графику «Атха» и «Тирас» вывалились из гипера в системе «Аркам». Войдан сразу связался с наземной диспетчерской службой, сказав ничего не значащую фразу. Это был условный пароль — с этого момента в космопорте начались «профилактические работы», давшие обоим кораблям 5 часов «слепого окна». За это время «Атха» спряталась в поясе астероидов, а её экипаж (Сашка, Войдан, Видан, Волот и три пилота) на челноке перебрался на «Тирас». Последний встал на геосинхронную орбиту, и на его палубу сел планетарный челнок. В челноке, кроме пилота, был лишь один пассажир — Гай. Поприветствовав «космических бродяг», он сразу захотел посмотреть привезенный груз. Войдан скинул ему файл со списком погруженного на транспорт оборудования, чем еще больше раззадорил его.

— Так, парни — перешел к делу Гай. — Вам — обратился он к пилотам — благодарность в личное дело. Узнавали насчет амнистии… Невозможно. Сами понимаете, дело у вас — большая политика.

Пилоты с пониманием кивали головами.

— Но за успешно проведенную операцию вы представлены к награждению. Файлы с наградными списками уже ушли на Арту, и точно скажу — на неделе будут подписаны. Вам на счета переводится неплохая сумма, и после отбытия срока — полное восстановление на службе с сохранением звания.

Вот это уже пилотов обрадовало.

— Вам — обратился он к Сашке и техникам. — Сейчас следует проследовать в третий лагерь. По легенде вы там безвылазно проводите работы. Вот еще недельку придется там посидеть. А то уже некоторые начали прощупывать на тему, «где пропали наши лучшие ремонтники»… Так что сразу садитесь в челнок, и загружайте все что вам необходимо.

— Войдан… — продолжал Гай. — Тебя тоже заждались, но нам с тобой еще надо побеседовать… Не будем задерживать парней.

Быстро переместив в трюм челнока дроидов с зарядным устройством, Сашка уселся в пассажирском кресле. Он был последний, все уже расселись и дожидались его. Пилот, получив «окно» от искина «Тираса», вывел челнок в космос и направил его на планету.

На самой отдаленной площадке космопорта, где они приземлились, их уже ждал челнок до третьего, последнего исправительного лагеря. Все быстро пересели в него, и через два часа Сашка сотоварищи были на месте, в ИЛ KDHS-4172.

— Ну, с прибытием, — встретил всех начальник лагеря. Радим, вспомнил его имя Сашка.

Всех провели по лагерю. Тут тоже, как и в предыдущем, вовсю шла подготовка граждан Берсуата — на плацу шли занятия по спаррингу, где-то в стороне ухали выстрелы — там шла тренировка по использованию стрелкового оружия. Не тратя зря время, Радим показал им объем работ, объявив, что коль они тут неделю будут жить безвылазно, то и работу сделать надо не хуже, чем в остальных двух лагерях. Сказав это, он с хитрецой прищурился.

Сашка заверил его, что за неделю они все выполнят, и попросил так же выделить ему хотя бы пару часов в день на отработку практических навыков. Радим, судя по всему, уже был в курсе, поэтому даже вопросов не стал задавать, по каким базам Сашке нужны практические занятия.

Команда сразу же включилась в работу. Было такое впечатление, что люди просто соскучились по любимому делу. Наблюдая, как усердно тестируют коммутационное оборудование Былята и Волот, Сашка в этом больше не сомневался.

Шесть рабочих дней были насыщенными, работать пришлось даже больше, чем в предыдущем лагере. В один из дней они вообще работали допоздна — выявилась скрытая неисправность у одной из установок, её устранение потребовало дополнительно четыре часа работы.

Тем не менее, Сашка успел пройти практические занятия по второму уровню баз «Использование холодного оружия» и «Полевые операции».

Поздним вечером, перед выходным днем челнок доставил их прямо на площадку фирмы в Берсуате.

На площадке стояли Деян с Ореем. Молча обняв каждого, они сразу повели всех в бар. Тура стояла уже на входе, ожидая всех. Чмокнув смущенно Сашку, она прошла с ними в бар. В центре их уже ждал забронированный столик, на котором уже стояли девять бокалов мейда — девятый она тут же взяла сама, присоединившись к ним.

Про их приключения они не рассказывали, да и их не спрашивали — как-то всем было и так понятно — не та тема, чтобы трещать о ней где бы то ни было. Вскоре компания пополнилась еще двумя посетителями — в бар приехали Войдан и Соля.

В то же время Деян рассказал, что уровень преступности в городе и его окрестностях снизился почти до прежних значений. Подготовка народной милиции из рядовых граждан Берсуата дала о себе знать — гражданские аресты пронеслись по Берсуату за последние две недели как волна цунами. Судьи и прокуроры работали чуть ли не круглосуточно, а выносимые ими приговоры были самыми суровыми — только за последнюю неделю из Берсуата отправился транспорт с более чем сотней осужденных на «астероиды».

Консулы различных государств в Бахте засыпали суд Берсуата жалобами, нотами и угрозами — в ответ они лишь получали сухие отчеты о задержании и протоколы решения суда. А в приватных разговорах консулам говорили открытым текстом, что их юрисдикция только в пределах Бахты, а дальше — извиняйте — Гардарра. И если они хотят, чтобы их граждан и подданных не укатили на освоение новых спутников газовых гигантов, то пусть учат своих земляков, как надо себя вести на чужой земле.

— Чем займешься завтра? Спросил Сашку Войдан.

На выходной никаких планов у Сашки не было, о чем он честно признался ему.

— Тогда, — заговорщически посмотрел на него Войдан — едем на рыбалку! Вчетвером!

Соля с Турой в этот момент загадочно улыбнулись.

Уже ранним утром все трое ждали его на площадке фирмы у Сашкиного челнока. С четырьмя удочками.

— Куда полетим? — спросила Соля, усаживаясь в кресло.

— На старое место!

Через полчаса лета они снова были у излучины речки. Женщины достали контейнеры с едой, а Войдан деловито устраивался на место.

— Как думаешь, Аш, что дальше будет? — вдруг задал он вопрос.

Сашка не знал, что ответить.

— Вот смотри… — начал он издалека. — Создали все условия для невыносимой жизни в Берсуате.

— Кто создал? Думаешь, наше правительство, на Арте? — удивленно спросил Войдан.

— Нет. Его заставили принять ряд законов и положений, как плату за признание присоединения трех систем Малого Танаиса. А вот сами условия создавали «добрые соседи». Неужели ты не видишь — мы тут, на Аркаме, им как нож в заднице?

Теперь замолчал Войдан. Сашка продолжил.

— Та преступность, которая захлестнула Аркам — это преступность импортированная. Хотя, правильнее сказать, экспортированная. Не мы сюда это отребье звали — сами приехали. А ведь кто-то создал в СМИ образ Аркама как какого-то Царства Создателя на земле. Кто-то ввел льготы на приобретение билетов сюда. Добраться до Аркама вообще-то не дешевое удовольствие. А тут — просто халява какая-то. Чартеры из Армарры и Галанте до Аркама сейчас стоят втрое дешевле, чем обычный перелёт до неё из Новой Аладьеги. А если из Асгарда, то вообще раза в четыре выходит разница. Не нужно насильно гнать сюда гопоту — достаточно создать образ халявы, где можно несметно обогатиться, и условия, чтобы все они могли себе позволить сюда добраться. Вот эта гопота и должна была выжить нас отсюда.

— Я и не рассматривал ситуацию с этой стороны — задумчиво произнес Войдан. — Ты думаешь, нас не оставят в покое?

— Думаю, что нет. А вот какую следующую подлянку приготовят — это и представить не могу.

Тут Сашка вспомнил:

— Войдан, пойдем покажу где я артефакты нашел!

— А я и забыл про них… Конечно пойдем!

Сашка открыл лаз, забрался в него, и, приложив руку к боковому выступу, дал команду на открытие двери. Гранитная пластина снова медленно вползла внутрь, после чего шустро ушла в бок, открыв проход.

— Войдан, залезай! — крикнул Сашка и зашел внутрь.

Войдан пробрался следом. Там было темно, но у Войдана в его комбинезоне находился встроенный источник света. Они в полутьме прошли по коридору, заглянули в различные комнаты.

— Вот тут они были — объявил Сашка в последней. Он не стал говорить, что он тут нашел только часть артефактов.

Войдан пораженно разглядывал помещения.

— Вот так, живешь, и не знаешь, что интересное — оно тут, рядом с тобой — произнес он.

Еще раз пройдя по помещениям, они выбрались наружу. Сашка снова аккуратно закрыл лаз, и они через отмель реки вернулись на место. Их женщины уже закинули удочки и даже вытянули по паре рыбешек. Отсутствие своих мужчин дамы даже не заметили.

Весь день они наслаждались спокойным и уединенным времяпрепровождением. Наловив по небольшому контейнеру «рыбок», они пообедали, Сашка с Войданом приняли по стаканчику хаомы, Тура с Солей ограничились стаканчиком мейда. До вечера они наловили еще по контейнеру рыбы. Сашка потихоньку делился премудростями рыбной ловли. Недалеко от отмели он, наконец, нашел местных червей. «Рыба» благосклонно отнеслась к смене предлагаемого ей рациона, и дамы быстро переняли Сашкину инновацию.

Вечером они вернулись в Берсуат. Войдан с Солей сели в грав и отправились домой. До работы Туре оставалось еще часа три. Они просто взглянули в глаза друг друга, и поняли все без разговоров.

Уже лежа в кровати у ней дома, Тура сказала:

— Ты изменился, Аш. Я чувствую, что тебя что-то… отпустило, что ли…

— Да. — он нежно поцеловал её в шею.

— Ты хочешь здесь остаться? — Тура задала вопрос абсолютно нейтральным тоном, но Сашка почувствовал в её душе волнение и живой интерес.

Он поцеловал её в губы:

— Да. Хочу.

— Оставайся…

Этим же вечером Сашка перенес свои нехитрые пожитки к ней в дом.

Последующие три дня Сашка работал снова в Берсуате — город так же начал потихоньку отстраиваться, и их команда была занята на монтаже нового оборудования.

Они управились практически за два дня, в последний день была сдача работы заказчику. В полдень все было закончено. Времени было еще много, что-то серьезное делать Сашке было просто влом, и он сев в свой челнок, снова поехал порыбачить на старое место.

Добравшись, он расположился на прикормленном месте, быстро накопав червей недалеко от излучины. Он сидел уже три часа, но так и не мог расслабиться. Что-то не давало ему успокоиться. Сашка стал осматривать место, где он сидел. А ведь тут уже кто-то еще был, пришла ему в голову мысль. Он точно помнил, что последний контейнер с рыбой он просто бросил перед отлетом в сторону реки, и часть рыбы высыпалась, да так и осталась лежать на гальке. А теперь её не было. Вот сбоку примята трава — когда он улетал, она была нетронута. Червячок сомнения зашевелился в его душе.

«Хозяин!» — вдруг вышел на связь Малыш. — «Фиксирую враждебную ментоактивность!».

Да тут кто-то есть…

«Где, Малыш?» — спросил Сашка, делая вид, что у него закончилась наживка.

«За нами, шесть отметок» — на нейросеть вывелись метки на карте местности. Так… Сидят в ближайшем лесу.

«Давно появились?» — «Нет, четыре минуты назад». Если судить по отметкам на карте, то отметки медленно приближались к нему, остановившись на опушке подступающего к реке леса. Сашка встал, взял контейнер, и направился к излучине. Отметки на двигались. Перейдя брод, Сашка медленно двинулся к месту прохода. Тут, вроде, никого не было. Открыв лаз, он пригнулся — и активировал «жидкости» — и броню, и маскировку. Издалека, наверное, это выглядело, как будто он пролез в лаз. Сашка потихоньку стал отходить в сторону. Несмотря на защиту, оружия у него с собой сейчас не было. Тем временем, отметки быстро двинулись в сторону брода. А вот они уже и визуально видны. В костюмах-невидимках, шесть бойцов. Слаженная команда. Двое подскочили к лазу, направив в него штурмовые винтовки, один знаками показал остальным — «можно двигаться». Подошла оставшаяся четверка. Первые двое и двое подошедших направились в лаз. Скоро раздались голоса изнутри — и в лаз полез пятый. Сашка моментально подскочил к оставшемуся снаружи и отработанным на тренажерах движением скрутил ему голову, переломав позвоночник. Еще тело противника не успело осесть на землю, а он уже съехал в лаз, и коснувшись рукой бокового выступа дал команду на закрытие двери. Гранитная плита моментально выскочила из бокового паза, и плавно встала на место. Вот теперь все, спите спокойно, дорогие товарищи.

Сашка выбрался из лаза и, наконец, смог осмотреть лежащее тело. Аграф. Видимо, ушастые решили взяться за него всерьез. Винтовку он забрал. Конечно, ему больше нравилась АР-12, но РТХ-120 производства Делуса была ничуть не хуже. Забрав так же магазины и маскировочную накидку, вытряхнув тело из черного комбинезона (видимо, из охраны консульства ребята), он выкинул тело в реку. Какая-то крупная «рыба» с радостью набросилась на угощение. Пару дней — и ничего от трупа не останется.

Загрузив трофеи в челнок, Сашка отправился домой. Теперь у него уже был дом. С милой, понимающей его, чувственной женщиной, которая всегда будет ждать его в нем.

Глава 16

Лораниэль уже второй месяц торчала безвылазно в Бахте. Как только пришли первые результаты по разрабатываемому её объекту (по Ашу, что уж там), она добилась от отца, чтобы тот снова напряг свои связи, и в консульстве ей выделили пятерку помощников под её задачи. Через три дня консул выделил ей людей, хоть ему это и не нравилось. Но приказ пришел из самой Мерсии, а значит, его дело было лишь выполнить его.

Развил бурную деятельность Франиэль. Он завязал контакты с теми, кто по делам часто бывает в Берсуате, и получил от них полную информацию об Аше. «Дикарь», оказывается, быстро рос — он уже был главным специалистом в энергетической компании Берсуата, все отзывались о нем как о прекрасном специалисте. Узнал он, что Аш почти каждый день сидит в одном и том же баре, что живет в гостинице, так как отказался переезжать в выделенный ему дом. Так же стало известно, что фирма выделила ему челнок, но он летает на нем лишь на работу. А еще, хоть это и было на уровне слухов, у него стояла Нейросеть «Инженер-7М». Ни хрена себе мусорщик, думала Лораниэль, читая полученную от Франиэля информацию. Да этот парень явно под спецслужбой ходит. Причем гардаррской спецслужбой — тут у неё вопросов не было.

В ближайший выходной люди, нанятые Франиэлем, установили маяк на челноке Аша.

А вот затем случилось непонятное. На следующий день Аш никуда не полетел на челноке. И на следующий день. И через день. Из информации, полученной из Берсуата, следовало, что Аш со своей командой техников осуществляет работы в местных исправительных лагерях, при этом не выезжая оттуда. Директор фирмы отвечал на предложения о работе вежливыми отказами — мол, заняты люди, и будут задействованы на работах в лагерях еще около месяца. Посетовав на нехватку персонала, предложил звонившим поискать фирмы в самой Бахте. Барменша, в баре которой Аш постоянно зависал после работы, так же подтвердила — да, у его команды большая работа, вначале в одном лагере, потом во втором. Оставалось только ждать…

Дома, на Тартане, все вроде бы приходило в норму. Отец постоянно связывался с ней и постоянно уговаривал её бросить это дело. Мол, мертвых уже не вернуть, жизнь продолжается, она и так сделала уже много. Лораниэль постоянно отвечала неизменным отказом. Как сообщил старый лорд, комиссия все изучала их Кулон, но никаких результатов достичь пока не смогла. Да и не сможет, почему-то был уверен он.

Наконец, осведомители, бывавшие в Берсуате, сообщили — Аш вернулся в город. На следующий день они получили подтверждение — его челнок совершил перелет до какой-то точки в четверти часа лёту от Берсуата. Проведя там весь день, он вернулся обратно. Франиэль сразу отправил на то место команду для изучения и поисков чего угодно.

Вечером он постучал к ней.

— Леди…

— Брось, Франиэль. Заходи, и без этих условностей. Здесь, не на глазах, можно…

— Лораниэль, вот отчет о изучении места, где был Аш и еще несколько человек.

Лораниэль углубилась в отчет, но быстро прекратила это занятие.:

— Ничего не пойму. Они что там делали?

— Вот это мы определить и не смогли. Ребята из консульства прошерстили каждый участок того места, где они располагались. Можно точно сказать, что зачем-то из реки доставали скаларий — это змееподобные представители местной фауны. Они их собирали по всей реке в этом месте, некоторые даже были выброшены на берегу. Зачем они им, узнать не удалось. Можно так же сказать, что они обедали — остатки еды были обнаружены в траве. Ребята прошерстили все дно реки в поисках чего-либо, но так ничего и не нашли.

— Так что же, получается мы опять ни с чем?

— Леди… Лораниэль, самое главное — Аш — в Берсуате. Работы у него сейчас в городе, но рано или поздно он выберется в Бахту — его директора уже достали предложениями о работе. Там мы его и упакуем.

— Хорошо. Будем ждать.

Но на следующий день с ней связался отец. Старый Лорд хоть и старался выглядеть невозмутимым, но все равно с трудом скрывал свое волнение.

— Лораниэль, доченька… — он, видимо, не знал, как сказать дочери, — в общем… вы должны поккинуть Аркам завтра.

— Отец… что случилось? — вид отца взволновал её.

— Ничего. Но я еще раз повторяю… — тут он изменился в лице — Я, именем клана, приказываю тебе и Франиэлю вернуться на Тартан.

— Отец, умоляю… Хоть два дня… — у Лораниэль словно все опустилось в душе.

— Франиэль — вылетает завтра. Тебе дозволено остаться еще на один день. Такова моя воля.

Связь прервалась.

— Франиэль, ты слышал?…

— Да, Леди. Прямой приказ Лорда. Я не могу ослушаться… Может, Вы все же поедете вместе со мной? — с затаенной надежной в голосе спросил старый слуга.

Лораниэль посмотрела на него теплым взглядом:

— Франиэль, я уеду на следующий день после тебя. Через две недели будем дома, на Тартане. — она помолчала — Пойми, я должна довести дело до конца. Осталось всего ничего — «упаковать» дикаря и прогнать его через ментоскоп. Я справлюсь, вон, пятеро помощников есть.

Следующим утром она проводила Франиэля на грав до космопорта.

А по возвращении в свой номер она получила сообщение из консульства — командир пятерки, прикомандированной к ней, сообщил, что маяк снова показывает перемещение челнока в ту же точку, которую они двумя днями ранее обыскивали.

Она долетела в консульство за десять минут. Её команда уже была в сборе. Экипировав её, они уселись в челнок и на низкой высоте с включенной маскировкой отправились к заветной точке. Посадку пилот, бывший командиром группы, осуществил в паре километров от цели. Они набросили маскировочные накидки и стали пробираться в сторону реки. Тут, главное, было не спугнуть «дичь». Вот уже на целеуказателях появилась отметка — при увеличении изображения можно было видеть, как Аш (это был точно он) вытаскивает из реки скаларию с помощью какого-то странного предмета — палка с какой-то нитью. Достав её, он еще больше удивил Лораниэль — Аш отцепил скаларию от странного предмета — и выкинул обратно в реку! Может, это его дикарский ритуал такой? Кто же его знает, во что эти дикари верят…

Группа медленно приблизилась к опушке леса и замерла. Аш, как было видно при увеличении, поковырялся в контейнере, откуда вывалился… червяк? С удрученным видом он направился к броду. Команда продолжала ждать. Вот командир показал — «короткий вперед», и команда снова медленно переместилась ближе к цели.

Тем временем Аш, пройдя через брод, дошел до обрыва, и, откинув щит, на котором была сверху трава, залез внутрь какого-то лаза. Лучше момента взять его не было. Командир дал команду двум бойцам выдвинуться вперед и взять под контроль вход в лаз, остальные медленно продолжали продвигаться вперед. Вот два бойца застыли около лаза, направив в него свои штурмовые винтовки. Остальная команда быстро добралась до них. Лораниэль заглянула в лаз — он расширялся внутри и вел в глубокий проход.

— Цель там. Двое — вперед. Ты — указал он одному бойцу — на охране. Остальные — следом за первой двойкой.

Первая двойка скрылась в тоннеле. Следом за ними последовали и Лораниэль с третьим бойцом. Замыкал их командир группы.

Подземные проходы поражали своей монументальностью.

«Вот где он мог найти Кулон» — пришла её мысль.

И в этот момент командир группы вскрикнул и развернулся — пропала отметка бойца, оставшегося снаружи, а затем сбоку выхода выскочила гранитная плита и закрыла проём, после чего плавно выехала немного наружу.

Они оказались в ловушке.

Командир дал команду на поиск другого выхода, но ни к какому результату это не привело. Обыск всех помещений показал, что они имеют лишь один вход, по которому они и входили в них. Проход с другой стороны был завален слежавшимся грунтом, копать подручными средствами в надежде выбраться наружу можно было бы месяцами. И при этом Аша они не обнаружили. Наверное, спрятался, почувствовав слежку, а потом, убив пятого бойца, оставленного на охране лаза, каким-то образом закрыл их в этом подземелье.

— Что будем делать? — спросила Лораниэль.

Командир честно развел руками:

— Не знаю, Леди. О конечной точке и целях нашей операции в консульстве не знает никто, так что и помощь прислать нам не смогут. Тем более, отсюда мы никак не сможем связаться с теми, кто может прибыть нам на спасение.

— Но… почему?..

— А вы не поняли, куда мы попали? — грустно усмехнулся командир группы. Он обвел руками вокруг себя — Это объект Предшествующих. Здесь наша связь будет заглушена намертво…

— У нас есть надежда? — Лораниэль все никак не хотела осознать размер задницы, в которой они оказались.

— Конечно. Если тот, кто нас закрыл, смилостивится и выпустит нас отсюда. Но мне и думать не хочется, что нас тогда ждет.

Командир уселся на полу, за ним последовали его бойцы.

— Присаживайтесь, Леди — сказал он. — Нам тут, чувствую, сидеть еще долго.

Они оказались в ловушке без еды и воды, в полной темноте. Если без пищи они вполне могли протянуть недели три-четыре, то вот без воды…Через неделю трое бойцов застрелились — и чтобы не мучиться, и чтобы не тратить воздух — как выяснилось, в катакомбах воздухообмена с поверхностью не было, и это становилось проблемой не меньшей, чем постоянное уменьшение запасов воды.

Их экипировка сыграла с ними злую шутку — будь они в космических скафах, продержаться это время труда бы не составило., так как в них имеются интегрированные системы с замкнутым циклом оборота воды. Их комбинезоны, хоть и обеспечивали оборот воды и её очистку, все равно теряли немалую часть влаги.

Еще через три дня застрелился командир. И она осталась одна. А еще через пару дней, когда она уже сама собиралась застрелиться, гранитная плита вдруг отъехала в сторону, и из открывшегося проема она услышала знакомый голос:

— … Ушастые!.. Я сказал — ушастые!!!

Франиэль весь полет провел как на иголках. Он нутром чувствовал, что девочке угрожает беда. С тяжелым чувством он вышел из челнока, севшего на Тартане около родового комплекса клана. На посадочном поле стояла одинокая фигура Лорда. Франиэль сразу почуял неладное и направился к его старому другу. Лорд клана стоял твердо, но глаза его были погасшие.

— Что… с Лораниэль? — руша все протоколы, обратился к нему Франиэль, до последнего убеждая себя, что он старый дурак, а с девочкой все хорошо. Но нет. Лорд молча переслал ему файл — консульство сообщало, что после отлета Франиэля с Аркама Леди Лораниэль вылетела с приданной ей командой. И исчезла.

— Я… вернусь! Я найду её! — плача, прошептал он.

Лорд обнял его. Потом, отстранившись, посмотрел на него глазами человека, потерявшего в этой жизни всё:

— Некуда возвращаться, мой старый друг… — припечатал он его.

Глава 17

Беда на Аркам пришла неожиданно. Ночью перед выходным из гипера вынырнул корвет, и, набрав скорость, стал резко разгоняться, но не в плоскости эклиптики, а уходя в сторону одного из «полюсов» звездной системы. Диспетчеры наземного контроля не сразу сообразили, что неизвестный корабль следует не непойми куда, а к конкретной цели — массивному модулю гравипередатчика. Когда корабль почти приблизился к гравипередатчику, не снижая при этом скорость, капитан корвета, наконец, вышел на связь. На экранах диспетчеров появилось смуглое бородатое лицо, глаза его светились безумием.

— Во имя Зиятдина и пророка его Муталиба! — заорал он — Сгиньте, порочные!

Связь с кораблем пропала, и тут же пропала межсистемная связь — фанатик протаранил гравипередатчик своим корветом, выведя его из строя. Аркам оказался отрезанным от всех систем Содружества…

В мирах Содружества возможности гравитационного поля использовались довольно широко. Это и транспортные средства на поверхности — гравы и ховеры, это и транспортировочные лучи в космических челноках. Сашка предполагал, что, как в прочитанных на Земле книгах научной фантастики, гравитация будет использована в каких-либо самых страшных видах оружия, типа гравитонной пушки. Типа, выстрелил в корабль — а он и съежился до размера спичечного коробка. Ничего подобного тут не было. Более того, не было ни одного вида оружия, использовавшего в своей работе гравитационное поле. Зато широчайшее применение она нашла там, где он и подумать не мог — в связи!

Еще за два столетия до Сашкиного рождения французский физик Лаплас вычислил, что скорость распространения гравитационного воздействия как минимум в 100 миллионов раз больше, чем скорость света. Таким образом, если осуществлять передачу, используя не электромагнитные волны, а гравитационные, то такой сигнал дойдет с Земли до потребителя, к примеру, на Сириусе, быстрее, чем дойдет до Марса сигнал электромагнитной природы. Если речь идет о передаче информации между удаленными звездными системами, то этот вариант связи остается единственным. Несомненно, на пути к реализации данной технологии было немало препятствий. Главным являлось влияние светил и планет. Они, хоть и не производили высокочастотные колебания поля, но вносили немалый вклад в напряженность гравитационного поля, что усложняло задачу по приему сигнала потребителем. Это как передать цифровой пакет с высокой скоростью по 100-киловольтной линии электропередач, и принять его на другой её стороне. На самом деле такое оборудование на Земле есть, и используется энергетиками во многих странах мира. Но само оборудование представляет собой комплекс прецизионной аналоговой части, и цифровой части, воплотившей невероятно сложный алгоритм выделения сигналов и несколько ступеней помехоустойчивого кодирования. Такое же, по сути, оборудование и использовалось для связи между звездными системами. Если в качестве «аналоговой» части использовался «двоюродный брат» гипердрайва, включающий в себя небольшой кристалл минерала «циронзит», обеспечивающего искажение гравитационного поля с заданной частотой и модуляцией при аналогичном воздействии на него магнитным полем, то устройство обработки и выделения сигнала включало контроль за положением небесных тел в звездной системе и математическую коррекцию, вводимую в алгоритм декодирования сигнала. Представьте себе юлу — вот у неё тело вращения, а вот ось, одна её половина это «нога», другая — «ручка». Если заменить тело вращения на звездную систему, то концы «ручки» и «ноги» будут местами расположения в звездной системе двух гравипередатчиков. Правильнее, наверное, их следовало бы назвать «гравитрансиверами», ибо они обеспечивали не только передачу, но и прием сигналов, но почему-то прижилось именно такое название — гравипередатчик. Их размещали так для того, чтобы уменьшить взаимное влияние друг на друга, а так же уменьшить влияние небесных тел. Устройства эти потребляли немало энергии, и каждый гравипередатчик был оснащен автономным термоядерным реактором, запаса топлива которого хватало минимум на пару лет. Практически во всех системах, считавшихся метрополиями, было, как правило, два гравипередатчика. Но Аркам был колонией, у него такой передатчик был один, и с его потерей система оказалась отрезанной от информации. Нет, связь, конечно, можно было бы поддерживать курьерскими кораблями, но на их перелет уходило время, несколько дней. Можно было использовать стоящие на вооружении всех уважающих себя государств Содружества корабли-ретрансляторы, являющиеся такими же гравипередатчиками, только размещенными на корабле. Но флот с Аркама был выведен полностью. Система оказалась в полной информационной блокаде.

Нельзя сказать, что диспетчерские службы Аркама сидели, сложа руки — сразу после террористической атаки об этом было извещено руководство планеты. Несмотря на ночь, сразу была проведена экстренная голо-конференция, на которой мэр Берсуата, директор космопорта и начальники исправительных лагерей сразу пришли к единогласному выводу — это первый этап полномасштабной атаки на Аркам. Все члены народной милиции были подняты по тревоге, и получили приказ прибыть в определенные точки на окраинах Берсуата — там находились засекреченные склады с доставленным вооружением. Лагеря переводились в режим повышенной боеготовности — весь персонал и «заключенные» сидели в ожидании приказа покинуть объекты и направиться на защиту Берсуата. Энергетическая служба города брала на себя энергообеспечение двух силовых щитов города.

Успели. Только были даны все распоряжения, как из гипера вывалилась эскадра. Гай, на свой страхи риск, отдал приказ находившимся в его лагере в заключении двум десяткам пилотов на двух челноках добраться до «Атхи», запустить все системы и вступить в бой, как только сами посчитают нужным. Критерий — нанести врагу максимальный урон.

Эскадра, хоть и состояла из разношерстных кораблей, не напоминала банду, выехавшую на отдых. Несмотря на то, что в одном ордере шли корабли арварских кланов и одного из толкователей пророчеств Зиятдина из Галифата, никаких конфликтов между ними не было. И это при том, что друг с другом арварцы и галифатцы воевали практически постоянно, хоть и не на уровне государств, а на уровне кланов и отдельных подразделений, подчиняющихся конкретном «мудрым старцам». Тут чувствовалась рука внешнего «дирижера». Да и сама эскадра уж очень была оптимально скомпонована.

Ядро эскадры составлял арварский носитель малых кораблей («правнук» земных авианосцев) проекта «Харамзада», способный нести до двух сотен истребителей и штурмовиков. Его сопровождали два средних крейсера и четыре эсминца, хакданского производства, шедшие под маркерами Галифата. Два десятка корветов (арварские рейдеры, «Джалябы»), словно фермерские собаки, охватывали со всех сторон «стадо» — двенадцать арварских транспортов проекта «Онисангякут», несших в себе 25 десантных ботов и десять десантных челноков.

Проекты арварских кораблей носили такие странные, неарварские названия благодаря одному случаю. В свое время, после обретения Арварской Империей независимости от Королевства Галанте, правитель арварцев, Черный Властелин, решил организовать производство космических кораблей собственных проектов. Сказано — сделано. Группу «золотой молодежи» из семей приближенных к нему отправили учиться на кораблестроителей в Королевство. Молодые «таланты» проучились в Королевстве весь отведенный им срок, и даже захотели остаться дальше, но их попросту депортировали обратно. А дома Чорный Властелин сразу поставил им конкретную задачу — спроектировать по одному кораблю каждого типа, и пообещал в случае неудачи лично отрезать каждому причинное место. Угроза была вполне серьезной, и новоиспеченные «инженеры» быстро развили бурную деятельность, выдав-таки на гора несколько кораблей. Тогда как раз был визит к арварцам одного из «мудрых старцев» Галифата, и Чорный Властелин, узнав, что корабли готовы, решил показать их «дорогому гостю».

Старец переходил от корабля к кораблю, хлопал вылезшими из орбит круглыми глазами и бормотал какие-то слова на старогалифатском. Чтобы сделать гостю приятно, Чорный Властелин предложил назвать проекты демонстрируемых кораблей этими странными словами, что вызвало у старца горячее одобрение. Так и появились у арварцев «Джаляб», «Харамзада», «Онисангякут» и им подобные корабли…

Ранним утром Сашку разбудил вызов Войдана. Сашка не собирался сегодня никуда ехать — хотелось провести время в постели с Турой, так ставшей ему дорогой женщиной. Последние три дня он исправно возвращался с работы в бар, после закрытия которого они вместе шли домой. В их общий дом.

— Войдан? Что такое? — он еще толком не проснулся. Тура тоже протирала глаза — ей тоже кто-то звонил.

— Началось, Аш. Нападение на Аркам — слова Войдана подействовали на Сашку сильнее, чем если бы на его голову вылили ведро ледяной воды — Смертник-галифатец уничтожил гравипередатчик, в систему вывалилась эскадра и движется к планете.

— Понял. Еду. — Сашка без разговоров стал лихорадочно натягивать комбинезон. — Нужно поддерживать генераторы. Войдан! — ему пришла в голову нехорошая мысль — Срочно свяжись с военными, или кто там сейчас, пусть возьмут под защиту городскую энергостанцию и центр управления силовыми щитами.

— Понял… Думаешь?

— Да. Почему-то — уверен. И предупредить нужно население о возможных диверсантах. Пусть хоть полиция возьмет объекты под контроль. Кто знает, кто в Берсуат за последние дни прибыл…

Сашка оглянулся — Тура так же уже была одета.

— Я на городскую энергостанцию — сказал он ей.

— Я в жилой район. Там наша ячейка самообороны.

Быстро поцеловав её, Сашка понесся к своему челноку. Захватив штурмовую винтовку и магазины, он помчался к городской энергостанции. Добравшись, он застал картину — около здания лежало несколько трупов.

— Диверсанты. Хотели станцию взорвать. — показал ему на три трупа один из полицейских, бывших на охране объекта. — Наших пятерых убили.

— Энергостанция не пострадала?

— К счастью, нет.

В помещении для персонала он нашел Орея.

— Аш, тут все под контролем. Лучше тебе поехать на станцию управления силовым щитом. Это сейчас самый важный объект. — сказал он. — Сообщили, что там обезвредили вторую группу диверсантов. Среди наших тоже есть жертвы — диверсант не стал сдаваться и подорвал и себя, и подельников. И несколько наших погибли.

На станции силового щита его уже ждали. Вторая смена операторов сидела в здании безвылазно — мало ли что произойдет и придется срочно сменить выбывших. С ним связался Войдан.

— Аш, обеспечь бесперебойную работу станции. Именно этой. Если не будет хватать энергии — отрубай второй купол. — Он был просто взвинчен.

— А что городские? Они согласятся? Мэр что скажет?

— Уже ничего — хмуро посмотрел Войдан. — третьей группе террористов удалось прорваться в мэрию. В общем, погиб мэр, двадцать минут назад. Я эвакуировал весь персонал из космопорта, будем здесь держать оборону.

В это время над городом поднялись два силовых «пузыря» — станции включились в работу.

Эскадра за четыре часа достигла планеты, корабли распределились по орбите и сразу стали наносить удары по объектам на поверхности. Удар пришелся по Берсуату, трем исправительным лагерям. Били даже по отдаленным фермерским поселкам. С двух транспортов были выпущены все десантные боты, сразу же направившиеся в сторону космопорта, каждый из них нес двадцать десантников, четверку бронированных боевых дроидов и один мех.

Но на Аркаме тоже готовились к встрече незваных гостей. Вот из укрытий на окраинах Берсуата выбралась группа в двенадцать человек, таща с собой контейнеры. Из контейнеров был извлечены ракеты переносных комплексов «Нидл» и его модуль обнаружения и распределения целей. «Нидл» был очередным витком эволюции ПЗРК — комплекс включал в себя модуль, выполнявший функцию радара, обнаруживающего цели, искина, обрабатывавшего полученные данные и распределявшего цели между десятью операторами. Он же давал команду на пуск ракет. Им только оставалось навести трубы с ракетами в нужное направление, которое, впрочем, они так же получали от комплекса. Операторы активировали первые «трубки» и навели их на полученные координаты. Пуск! «Трубки» отстрелили находившиеся в них ракеты, у тех включились двигатели, и они, быстро набрав скорость, исчезли из поля зрения. Вот в небе вспыхнули десять звёздочек — «награды» быстро нашли своих «героев». Как ни маневрировали при посадке боты, но «Нидл» тем и отличался от других комплексов, что его ракеты обладали большей по сравнению с другими скоростью, а миниатюрный искин невозможно было сбить простыми ловушками и обманками. Поэтому, если ракета устремлялась навстречу цели, то цель была обречена. Операторы тем временем успели отстрелить вторую порцию ракет и деловито наводили на цели третью. Снова пуск, и как только ракеты рванули к своим целям, операторы привычно отбросили пустые трубки и стали быстро сворачивать комплекс — опять же, по его рекомендации. Искин определил, что времени на поражение других целей нет, и через несколько минут по этому месту будет нанесен ответный удар. Они почти успели — четверо успели спрятать в укрытие сам комплекс, еще двое заскочили за ними следом. А остальным не хватило всего несколько мгновений — по месту, откуда шел пуск ракет, был нанесен бомбовый удар с крейсера.

Они смогли уничтожить тридцать десантных ботов, но оставшиеся двадцать смогли прорваться к планете и приземлиться в районе космопорта и высадить десант. Четыреста галифатцев, двадцать мехов и восемьдесят дроидов. Космопорт был пуст, и хотя с его окраин высадившихся беспокоили одиночные снайперы, уже успевшие уничтожить трех командиров взводов, с двух транспортов сразу последовали вниз двадцать челноков, каждый из которых нес в себе в шесть раз больше бойцов и техники, чем десантный бот.

До космопорта добрались лишь двенадцать — восемь были уничтожены четырьмя оставшимися из почти уничтоженной группы операторов ППКК. Группа получила задание вернуться под купол пополнить запас ракет и получить новых членов группы взамен погибших. Теперь они успели, никто не погиб, но место, откуда они осуществляли пуски, усиленно утюжили выпущенные из носителя два десятка арварских штурмовиков.

Тем временем щит, закрывающий деловой центр, на короткое время приоткрыл «окно», и через него планетарное магнитокинетическое орудие выплюнуло первый гостинец. Разогнанный до почти космической скорости вольфрамовый стержень должен был поразить эсминец, но удар пришелся на выскочивший перед ним арварский рейдер. Стержень прошил рейдер насквозь, чем вызвал взрыв, полностью его уничтоживший, но зато это спасло эсминец — потерявший энергию стрежень даже не пробил силовой щит корабля, хоть и просадил его. Генераторы накачки снова запасали энергию в огромные аккумуляторы. МКО готовилась к следующему выстрелу.

Сашка работал с энергетической установкой станции управления щитом. Во-первых, он снял ограничения на ток, поступающий на поддержание щита — если энерговоды износятся в хлам, но жители города отобьются, то заменить изношенные энерговоды очень большого труда не составит. А вот если жители погибнут из-за того, что щит схлопнется без поддержания соответствующей запитки, то эти энерговоды уже никому не будут нужны. Вздохнув, он провел две линии в параллель от распределительного щита. В разрыв их он, без всяких раздумий, вставил извлеченный из комбинезона «карандаш», и единственное, что вызвало у него легкое сожаление, это то, что заряда его осталось всего лишь 6 %.

А крейсеры и эсминцы, обработав фермерские поселения, сконцентрировали огонь на обоих силовых щитах города. Генераторы работали на полную нагрузку, уже были случаи кратковременных переходов в форсированные режимы. Тем временем, со второй пары транспортов пошла высадка десантных ботов и челноков. Их посадку прикрывали шныряющие штурмовики. Вторжение перешло в горячую фазу.

Глава 18

С занятого плацдарма силы вторжения сразу направились в сторону Берсуата. Задача, поставленная им, была проста — взять город в кольцо, организовав блокаду, после чего подавить силовые щиты и идти на штурм. Одинокие снайперы (это были вызвавшиеся добровольцы из лагерей) успели уничтожить еще несколько галифатских командиров, пока оставшиеся не сообразили вызвать поддержку штурмовиков. За десять минут те перепахали землю в районах, откуда велся обстрел. Больше снайперы никого не беспокоили. Из-за потери управления возникли стычки — оставшиеся без командиров галифатцы отказались выполнять приказы командира арварской роты, из-за чего вышла небольшая перестрелка. Но после того, как арварцы перестреляли десяток не признающих субординацию галифатцев, потеряв при этом шесть своих, оставшиеся безропотно влились в арварское подразделение. Тем временем на посадочных полях космопорта шла разгрузка десанта из третьей пары транспортников.

Оба челнока с пилотами из лагерей добрались до «Атхи» и активировали все её системы. Они понимали, что шансов выжить у них нет, но на то они и были гардаррскими солдатами — они знали, что однажды придет время умирать. Вот оно и пришло. «Атха» выползла из прятавшего её астероидного пояса, и набирая скорость, отправлялась в последний бой. «Атха» хоть и была малым крейсером, но она была крейсером прорыва. Сейчас её можно было сравнить с кабаном, который несется на его обидевших охотников. Его подстрелят, он умрет, но в последние мгновения своей жизни он заберет жизни его врагов. «Атху» сразу заметили, выдвинув в её направлении три эсминца и десяток корветов. Носитель сразу выпустил рой истребителей. Четыре десятка истребителей первые добрались до цели, начав просаживать своими выстрелами щит «Атхи», это им стоило 9 истребителей — уцелевшие на корабле пушки SW-12 были на высоте, отогнав стаю «москитов». Вот и первые попадания от эсминцев — неприятно, но не смертельно. Наконец, дистанция стрельбы — и орудия главного калибра послали сгустки плазмы в вырвавшийся вперед корвет. Попадание уничтожило его. Щиты вдруг резко просели — эсминцы одновременно ударили по «Атхе» всеми фронтальными орудиями, сами при этом оставаясь за пределами дистанции огня плазменных пушек «Атхи». Второй выстрел из плазмы — и вот второй корвет покидает челнок с уцелевшим экипажем. «Атха» все же обладала хорошей скоростью, поэтому эсминцы с корветами не стали дожидаться, когда им придется на себе испытать орудия главного калибра крейсера, и, развернувшись, направились под защиту крейсеров их эскадры. Только истребители не могли угомониться — сделав уже несколько заходов на «Атху», они наполовину сбили её силовой щит, но это им стоило еще семь истребителей. С носителя выпорхнула еще партия в четыре десятка истребителей и направилась на смену остальным. Первая партия направились обратно на дозаправку. С одной стороны выглядело странным, отчего такая группа кораблей сбежала от одного малого крейсера. Они вполне могли нанести ему серьезные повреждения, и может быть, уничтожить, но дело в том, что и крейсер уничтожил бы большинство из них. А вот этого экипажам эсминцев и корветов не хотелось. Они же не воевать сюда прибыли, а пограбить и заработать кредитов. Именно их бегство дало возможность «Атхе» приблизиться к эскадре на выстрел её главных орудий. Пилоты и капитан «Атхи» молча переглянулись, и пилот направил корабль прямо на ближайший к ним транспорт. «Атху» обстреливали оба крейсера и все эсминцы, сбив силовой щит. Её обложили истребители, нанося удары по кинетическим пушкам и стараясь поразить плазменные орудия. «Атха» огрызалась, Вот еще шесть истребителей уничтожены, а вот эсминец получил пару попаданий, и остановил ход — ему уничтожили разом все двигатели. Но не они были целью — «Атха», растерянная, потерявшая большую часть орудий, с вышедшим из строя одним генератором, на огромной скорости неслась прямо на транспорт. Столкновение — и транспорт был прошит насквозь корпусом крейсера. Сдетонировали боеприпасы на транспорте, взорвались вышедшие из под контроля реакторы на обоих кораблях, и на месте, где еще несколько мгновений назад были два корабля, оставались лишь разлетающиеся в разные стороны ошметки от обоих. Это был не просто полет — лебединая песня. Они, двадцать героев, разменяли свои жизни на две тысячи жизней агрессоров. Один к ста. Смерть, достойная воинов.

Но в стороне от эскадры находился еще один корабль. В настоящее время на нем была активирована маскировка, но это не мешало сидящему в ложементе капитана аграфу поддерживать связь с капитанами обоих крейсеров. Вот и сейчас он общался с одним из них, демонстративно ухаживая за своими ногтями.

— Гуча! — ревел как раненый зверь арварец в позолоченном бронескафе. — Ты обещал что дело стоящее, много белого «мяса» и кредитов… И где оно?! Мы только приступили к осаде этого города, а уже потеряли больше, чем должны были потерять за все время нашего дела. Ты говорил, что тут только стрелковое оружие… А чем сбили столько десантных ботов. Не знаешь?? А я скажу бебе — ППКК!! Причем не гардаррские, а из Конфедерации Делус!! Тебе по буквам объяснить??!! Дэ-Е- Лэ — У-Сэ!! Откуда они здесь??? А крейсер прорыва?? Ты же обещал, что гардаррцы выведут отсюда все корабли!!!

Наследник клана Мака Лугового, Ниэллон, продолжал невозмутимо свое занятие.

— Крейсер не гардаррский, он частного лица. Малый крейсер прорыва «Атха», сейчас в полной собственности гражданина Гардаррской Федерации Аша. Как попал сюда — судя по регистрации этот Аш тут живет. Жил, вернее. Погиб вместе с кораблем. — он наконец соизволил взглянуть на собеседника — Так и вы тут на что? Если твои головорезы сбежали от одного крейсера, дав ему возможность уничтожить один транспорт, то кто в этом виноват — я что ли?

На самом деле ситуация ему самому не нравилась, но отступать было поздно. Он продолжил:

— По поводу ППКК. Не знаю, честно, откуда он у местных дикарей. Но группа совершавшая пуски, насколько я понимаю, уже уничтожена. А вот почему десантные боты шли без прикрытия штурмовиками — я понять не могу. Совсем что ли расслабились? Тем более, город уже взят в кольцо, скоро вы совместными усилиями собьете оба щита, и будет вам добыча.

— Но ты обещал, что щиты не будут активированы! — арварец понимал, что его аргументы слабы.

— Я обещал, что мы вышлем группы диверсантов — галифатцев, кстати, из вашей же команды — и они уничтожат энергостанции города. Почему они это не сделали, мне неизвестно. Их старец мне обещал, что его люди смогут сделать все. Ну, и кому теперь верить? В общем, не отвлекайтесь, высаживайте десант и начинайте сбивать щиты города. Вам на это отведено двенадцать часов.

Энергосистема уже начинала испытывать первые проблемы. Для начала Сашка обесточил практически весь город — сейчас энергия нужна лишь щиту и МКО, от них зависит их жизнь. А вскоре пал щит, закрывающий жилой сектор. Город уже несколько часов как был обложен со всех сторон напавшими, и сейчас они бросились на штурм района, как мирно плавающие рыбки бросаются на морского ежа, когда у того ломаются иглы. Но там их ждала теплая встреча. Напавшие бросили вперед в открывшиеся проходы мехов, и это была их ошибка — не успели они зайти вглубь района, как их со всех сторон стали расстреливать из ракетных комплексов. Несколько минут, и нападавшие потеряли больше трех десятков своих «трансформеров» и откатились назад, вызвав штурмовики. Но и те, хоть и проредили силы обороняющихся, потеряли 18 машин — команда операторов ППКК на втором заходе потеряла двух бойцов. Теперь в оборону вгрызались дроиды, дистанционно управляемые операторами, под прикрытием которых следовали пехотинцы. Тут тоже их ждали неприятные сюрпризы — дроиды встретились с дроидами, пехоту выбивала пехота — настоящая, полноценная, в бронескафах. В домах их ждали ловушки, да и за каждый дом приходилось бороться.

Сашка послал вызов Войдану — тот отвечал за оборону делового центра Берсуата.

— Войдан. Я сделал, что мог. Энергостанции работают только на щит и на МКО. И еще. Я тогда нашел один универсальный источник энергии. В общем, я установил его в общую линию энергоснабжения. Это наш последний шанс. Больше я ничего сделать не могу — сколько выстоит, столько выстоит.

Войдан выслушал его с пониманием.

— Я присоединюсь к обороняющимся — так хоть пользу принесу.

— У нас есть проблема, Аш. — помолчав, сказал Войдан. — Приходи в мэрию, разговор есть.

Сашка быстро добрался до мэрии, точнее того, что он неё осталось — взрыв смертника частично разрушил здание. Войдан сидел в холле с помощниками, контролируя ситуацию и раздавая указания.

— О, уже пришел. — увидел он Сашку. — Даже не знаю, к кому обратиться. Я отправил две группы к одному объекту. Каждая должна была добраться до объекта, активировать его, после чего вернуться с отчетом обратно. Вернулась лишь одна группа. Они дошли до объекта, но не смогли его активировать — говорят, проблемы какие-то с энергоснабжением. Нужен энергетик-коммандо, как-то так. Ты не спецназовец, но уж больно удачливый сукин сын. Возьмешься? Если нет, то не обижусь, все понимаю.

— Возьмусь — не раздумывая, ответил Сашка, сам даже не зная почему. Наверное, ему было просто невыносимо сидеть и контролировать энергостанции, когда рядом гибли люди.

— Ну, тогда слушай. Этот объект — секретный гравипередатчик. Он может выплюнуть в эфир несколько пакетов, после чего выключится — его мощности на большее не хватит. Но это и не надо — вот тебе информкристалл, там записано все, что нужно знать людям на Арте.

— Как я выберусь из города?

— По подземному тоннелю пройдешь в жилой район, а затем наши сымитируют наступление, тут ты и сможешь вырваться. А там — только Создатель поможет, честно тебе говорю.

Они попрощались, как в последний раз, и Сашку провели в жилой район. Там вовсю шла мясорубка. По туннелю в обратном направлении двигались дети, которых выводили из зоны боев. Наконец, почти линия фронта. Командир сил обороняющихся (Сашка вспомнил, что видел его в одном из лагерей), уже получил сообщение от Войдана.

— Сейчас мы собрали силы для контрнаступления, даже наших мехов подогнали. Смотри — у тебя будет от силы пятнадцать минут. У них тут перевес в силе, так что активно мы наступать не сможем. Вот, возьми. — командир передал Сашке маскировочную накидку.

Началась контратака, гардаррцы смогли вытеснить к окраине города не ожидавших такого финта арварцев. Сашка активировал обе «жидкости» и припустил подальше от города.

Путь пешком занял целые сутки — вначале Сашка аккуратно обходил места расположения осаждающих город, в чем ему помогал Малыш. Затем бежал легкой трусцой — силы нужно было беречь, несмотря на то, что никакого груза он с собой не взял — только штурмовую винтовку, 4 магазина, и 2 армейских сухпая. Все равно каждые 5–6 часов приходилось останавливаться на полчаса — ноги все же затекали. За это время ему удалось пройти почти 80 километров. Наконец, он добрался до места, где должен был находиться передатчик. Потратив полчаса на поиски, он его наконец нашел — хорошо был спрятан. Сашка сразу приступил к осмотру его состояния. Проблема оказалась плевая, нужно было просто правильно активировать оборудование. Впрочем, неспециалисту это действительно сложно было бы понять. Гравипередатчик выдал телеметрию — состояние было исправно, можно было осуществить передачу. Сашка установил в выемку полученный от Войдана информкристалл, и дал команду на передачу. В течение трех минут передатчик выплевывал пакеты информации, а потом выключился, и информкристалл рассыпался мелкой пылью. Все, дело сделано. Теперь надо обратно.

Обратный путь занял времени побольше — Сашка все же устал от суточного забега, и, отдалившись от гравипередатчика на десяток километров, устроил себе в лесу пятичасовой сон. Уже приближаясь к городу, он просто почувствовал разницу за прошедшие двое суток — жилой квартал представлял из себя дымящиеся руины, но щит второго купола, над деловым центром, еще стоял. На пути Сашки располагалось одно из подразделений захватчиков. Вот в десантный челнок ведут захваченных жителей города — их пинками загнали внутрь, после чего он взмыл в небо. Злоба взяла Сашку. Оглядев диспозицию, он принял решение — уничтожить тварей. Вот командир гогочет над пленными детьми — они не поместились в челноке. Вот его команда, видимо, выведенная на отдых после боя — семеро чернокожих жлобов раскладывают плененную женщину. А вот в стороне дроид. Незадействованный.

Сашка подобрался ближе к дроиду и активировал его, войдя в режим прямого подключения. Определив дроиду цели, сам он вскинул штурмовую винтовку. Выстрел — и чернокожий главарь падает без верхней части головы. И в этот момент дроид начал отстреливать из лазерной пушки оставшихся мародеров. Те даже не успели как-то отреагировать, как уже были мертвы. Дроид выполз ближе к детям, и Сашка крикнул:

— Все — быстро в лес!

Никому дважды повторять не пришлось — все детишки втопили на максимальной скорости. Женщина скинула с себя труп упавшего на неё насильника, молча одела комбинезон, и постояв, взяла лежащую в стороне лазерную винтовку производства Галанте. Проверив боезаряд, она сказало дроиду лишь одно слово:

— Спасибо. — И припустила догонять детей.

Сашка погнал дроида вперед к городу.

За прошедшие два дня обстановка сильно изменилась. Во-первых, корабль аграфов засек передачу с планеты, после чего стало ясно — начальные планы полетели в тартарары. При планировании операции исходили из того, что флот гардаррцев прибудет на Аркам не раньше чем через месяц. Пока заметят, что с Аркама не возвращаются корабли, пока первый корабль наконец сможет вернуться, чтобы рассказать о полной гибели гардаррской колонии, пока отправят флот — вот и уйдет от двух с половиной до четырех недель. А теперь гардаррцы уже знают о нападении на их колонию, и может быть, их флот несется сюда на всех парах. Время на проведение операции сразу сократилось до пяти дней — надо еще успеть смыться отсюда.

За это время удалось полностью подавить сопротивление жителей в жилом секторе. Впрочем, как выяснилось, между частями города тут существовали секретные подземные проходы, соединяющие центры секторов города. Повстанцы, когда оказались прижаты к самому центру, просто ушли по проходу, успев подорвать его за собой. Щит, так и стоявший непонятно почему над деловым центром, обеспечивал защиту МКО. А она уже успела наворотить дел — в настоящий момент были уничтожены 6 корветов, один эсминец (тот, который был лишен хода) и один средний крейсер. Впрочем, последнему обстоятельству Ниэллон был даже рад — за двое суток капитан этого крейсера просто вынес ему мозги своими претензиями и упреками. Хотя, честно признался он себе, упрекать было за что.

Гардаррцы оказались неплохо вооружены и оказывали отчаянное сопротивление. Взятие жилого сектора стоило напавшим последних штурмовиков — они были сбиты все до единого, приходилось теперь выгонять на поддержку обычные истребители. Впрочем, и среди них уже были потери — восемь за последние сутки не вернулись на носитель. В жилом секторе погибли десятки тысяч гражданских — его просто от бессильной злобы расстреляли с орбиты крейсеры. Тысячи уже были угнаны на арварские транспорты и ожидали отправки на Хаар-Махрум. Погибли тысячи защитников, но и среди атакующих были не меньшие потери — в боях они уже лишились более двух сотен мехов, восьми сотен дроидов и семь тысяч боевиков. А гардаррцы продолжали обороняться.

Но самое паршивое, с точки зрения Ниэллона, было то, что в нападающих что-то надломилось — они в дежурном порядке вели обстрел силового щита, но на штурм идти категорически отказывались. Гардаррцы не сидели под куполом сложа руки — периодически их операторы открывали в щите «окна», откуда нападающим прилетала ответка.

Ниэллон уже согласился с тем, что операция, хоть и не провалена, но выполнить её полностью не представляется возможным. Еще пару дней, и надо валить отсюда.

Глава 19

Сашка не знал, как ему попасть обратно в город. Последний купол был плотно обложен подразделениями противника. Сашка не знал, что вообще происходит, поэтому логично для себя решил вести партизанскую войну. Судя по всему, он был не один такой — то тут, то там слышались одиночные выстрелы — кто-то продолжал воевать даже в одиночку.

Вот и Сашка, вначале подбирался на расстояние выстрела, уничтожал вожака мародеров (командиром подразделения он не мог назвать ни уничтожаемого, ни его подчиненных), после чего перебирался дальше, к следующему подразделению. Такие случаи были не единичными, и агрессоры уже выработали тактику — как только Сашка убежал с места выстрела, как над тем появился истребитель, нанесший по поверхности удар. Будь Сашка не в «жидкостях», и будь это не истребитель, а штурмовик, удар с неба задел бы его. Еще Сашка заметил, что арварские и галифатские командиры заставляют меняться с ними бронескафами рядовых бойцов. Те подчинялись — делать было нечего. Теперь, чтобы выделить командира боевиков, нужно было приглядываться к действиям всех бойцов — все равно командирам приходилось отдавать указания своим бойцам. Так Сашке удалось завалить двоих. Вообще тактика уничтожения командиров именно с галифатцами давала самый лучший результат — подразделение сразу становилось небоеспособным, пока кто-то сверху, не узнав о случившемся, не назначал нового. Один раз он стал свидетелем перестрелки среди «братьев по оружию». Зрелище бальзамом разлилось по его душе.

У одного из убитых им арварцев он взял пару блоков ульранитовой взрывчатки. Потом пришла в голову мысль. Дроид ему сейчас был как чемодан без ручки — без него было безопасней. Сунув дроиду оба куска и настроив их на подрыв по команде, Сашка погнал паука в сторону позиций арварцев, стоявших в тылу. Те не обратили внимания на семенящего в сумерках дроида, а зря. Подбежав к скоплению чернокожих, дроид подорвался, унеся с собой два десятка боевиков. Сашке снова пришлось быстро убегать.

На следующий день, прямо на Сашкиных глазах, купол щита над городом исчез. Все. Теперь защитникам предстояло держаться до последнего — отступать им некуда. Силы вторжения начали издалека утюжить город. Крейсер и оставшиеся два эсминца (еще один был уничтожен за прошедшие сутки) с остервенением приступили бить по кварталам делового центра, а на земле в этот момент осаждающие бросили все свои силы на штурм. Сашка не мог остаться в стороне, и он начал честно стрелять в спины боевиков, направляющиеся к городу. Теперь никакой поддержки с воздуха у наступающих не было — истребители почему-то не полетели помочь подразделениям на земле. Вот он, момент, подумал Сашка, направляясь к городу — там, среди бульваров и улиц, он сможет полноценно наносить врагу урон.

Обороняющиеся ответили плотным огнем, но наступающих это не останавливало — они так и перли вперед. Сашке даже не по себе стало. Бой завязался на самой окраине города, нападавшим так и не удалось продвинуться вглубь, и они, потеряв огромное количество живой силы, вдруг бросились назад. Сашке тоже пришлось убегать — проникнуть в город не получилось. Ведь в городе придется объяснять, как ему удалось проникнуть в город. А как он объяснит это? Но даром времени терять он не стал, начав отстреливать ночью спящих боевиков. Устав гарнизонной службы боевики не читали, и, наверное, надеялись на то, что их защитят дроиды. Этой ночью дюжина отправились к Угилькафару.

Вообще наблюдалось какое-то моральное разложение боевиков. Вчера, чтобы погнать в бой, им дали какие-то психотропы. Сашка это выяснил, когда обыскивал труп лежащего к нему ближе всех боевика. Видимо, пополнений у них больше не будет, а значит, лишь бы деловой центр выстоял — тогда они победят.

Ниэллон уныло смотрел на тактическую карту. Оба купола были сбиты, но это не радовало аграфа — боевики внизу напрочь отказывались идти в бой. Вчера они потеряли при штурме больше трех тысяч бойцов — почти половину от потерянных ранее за все предыдущие дни боев. Что же, пора и ему отсюда убираться. Его корабль покинул систему тихо, на прощаясь. В общем, чисто по-аграфски, даже не сообщив арварцам о том, что флот гардаррцев стоит ждать уже через два дня. А зря. Оставшись без контроля, арварские командиры, сведя сальдо с будьдо, пришли к простым для себя выводам — зачем гибнуть на штурме Берсуата, когда рядом есть нетронутая и богатая Бахта? Два транспорта вообще отправились на Хазар-Махрум, продавать захваченных рабов. Остальные силы откатились к космопорту, откуда сразу же направились к Бахте.

На протяжении осады Берсуата Бахта ничем не помогла осажденному городу, на просьбы о помощи Войдану постоянно отвечал отказом мэр Бахты, назначенный из Содружества. Пришла пора расплаты. Население Бахты даже не поняло, что произошло — толпа вооруженных мародеров ворвалась в Бахту как врывается в плохо закрытую форточку ураганный порыв ветра. И начался террор и разграбление. Теперь уже мэр Бахты умолял Войдана помочь его городу, но кратко был послан — нет, не на три буквы, а к силам Содружества, которые формально по договору должны были обеспечить защиту Аркама. Через несколько часов мэра Бахты убили.

Кто-то из арварцев понимал, что награбленного ему хватит, и такие (их было меньшинство), забрав с собой захваченных в Бахте рабов и ценности, отчаливали из системы. Так, Аркам покинули еще три транспорта. А остальным было всего мало. Это их и сгубило.

Через два дня в систему вошла флот гардаррцев, сразу врубив блокиратор в точке перехода. Арварцы и галифатцы так были заняты грабежом, что появление целого флота просто проморгали. Опомнились они, когда уже было поздно — флот приблизился к планете и принялся расстреливать корабли захватчиков. Не прошло и часа с начала боя, как от эскадры вторжения не осталось ни одного корабля. Крейсер, носитель и эсминцы уничтожили, транспорты взяли на абордаж. Корветы попытались скрыться в поясе астероидов, но бежать им было некуда, их выкуривали оттуда специально выделенные отряды кораблей. Самый последний был обнаружен и уничтожен через четыре дня. Пошла высадка десанта в космопорт Аркама. Там завязались бои, так как некоторая часть боевиков оставалась на его охране. Тем не менее, за сутки с сопротивлением сил вторжения было покончено. Оставшиеся боевики стали бросать оружие, переодеваться в гражданские комбинезоны и прятаться среди уцелевших жителей Бахты. Их выискивали с особой тщательностью — слишком много было желающих поквитаться за погибших друзей и родственников. В составе прибывшего флота был корабль-ретранслятор, вставший на месте рядом с уничтоженным гравипередатчиком, и наконец связь Аркама с внешним миром была восстановлена. Так же, помимо военных, в систему прибыли военные журналисты, ставшие передавать в прямом эфире происходящее в системе. Жители Содружества смогли воочию увидеть результаты агрессии против целой системы.

После того, как арварцы и галифатцы вдруг неожиданно сняли осаду, Сашка еще двое суток сидел в лесу около города. Питаться приходилось армейскими пайками, которые он находил в вещах трупов боевиков. Город, несмотря на то, что с него сняли осаду, все равно находился на осадном положении, и проникнуть в него было проблематично. Наконец, в город прибыли части гардаррских десантников. Теперь можно, решил Сашка, деактивировав «жидкости», и направившись в город. На окраине делового центра его окликнули — горожане не расслаблялись, и продолжали нести патрулирование периметра города. Быстро разобравшись, кто это, его пропустили в город, и проводили к мэрии.

Там его встретил Войдан. Эти несколько дней будто украли у него лет десять жизни.

— Жив… — только и произнес он.

— Жив. Работу выполнил. Что с Турой? — сразу спросил он.

— Погибла. — как бетонной плитой приложил его тот. — На второй день после твоего ухода, прикрывали отступление наших из жилого сектора. Их подразделение в окружении оказалось. Сдаваться не стала, подорвала себя вместе с окружившими её галифатцами.

Сашка молчал. У него за эту неделю просто закончились все эмоции. Вот и вторая его женщина в этом мире погибла. Войдан тем временем продолжал рассказ:

— Мы поймали сигнал от гравипередатчика, было понятно, что тебе все удалось. Кстати, именно на твоей «батарейке» и держался в последние сутки щит. Так что ты опять свой вклад в защиту города внес. И еще. «Атхи» больше нет. Те ребята, пилоты, с которыми мы тогда летали… Они на «Атхе» протаранили один из пришедших транспортов. Понимаю, корабль был твой.

Сашка еле слышно пробормотал:

Больше порой теряли,
Больше людей, чем денег…

— Чем заниматься думаешь? — вопрос Войдана был в точку. Сашка просто не знал чем ему заняться.

— Пойду Туру искать. Найду, похороню.

— Сейчас уже поисковые команды работают, как раз этим занимаются. Бахта обложена по всему периметру, на планете введен карантин. Что в Содружестве творится, и подумать страшно. Первый прецедент нападения на их территорию.

— А что с Бахтой?

— Ты думаешь, куда арварцы с галифатцами убрались? Они в Бахту поехали. Там сейчас до сих пор беспредел. Полицию они всю перебили, мэра расстреляли, а наши их теперь в кольцо взяли. Оттуда молят о спасении, а наши стоят и не двигаются, напоминая о том, как Бахта поступила с нашими просьбами о помощи. Из Содружества уже пришло разрешение на проведение операции на подмандатной им территории. Но наши все равно стоят. Я не я, если ждут, когда вместо разрешения придет просьба, а лучше мольба о помощи. — Войдан повел его в импровизированный кабинет. — Так то рейдеры хотели по быстрому награбить и убраться, а когда наш флот расстрелял их эскадру, стало ясно, что ловушка захлопнулась. Вот теперь они переодеваются в гражданское и выдают себя за местных. Только без толку. У нас осталась база прибывавших на Аркам, когда космопорт покидали, не забыли снять копию имевшейся базы. Так что боевики выходят из периметра, их культурно (чтобы подельники видели) проводят до грава, который их должен отвезти в космопорт. А везет он их до ближайшего развернутого фильтрационного лагеря. Там их и хоронят.

— Соля? — спросил Сашка.

— Жива. — Войдан посмотрел каким-то странным взглядом — Ты понимаешь, Аш, я ведь приказал ей сидеть в жилом секторе. А она сбежала, прибежала сюда и просидела здесь со мной все время. Вот и думаю. А чтобы было, если бы она меня послушалась…

Сашка понял, что надо менять тему. Но тут сам Войдан снова вернулся к предыдущей теме.

— Уже выяснили, что нападение совершили три клана арварцев и последователи одного «мудрого старца». Галифат уже объявил того отступником. Продался, мол, старый, Угилькафару. Уже сожгли его, а всех последователей просто убивают по всему Галифату. В системе АльРиад вообще идут полномасштабные бои. Поняли, что лучше сами разберутся с ним, чем потом Гардарра разберется со всем Галифатом. Ну и заодно «старцы» от одного конкурента избавились.

— Неужели не ясно, что галифатцы и чёрные — это исполнители, причем исполнители тупые? — Сашка выступал сейчас как «Капитан Очевидность» — Искать надо заказчика. Впрочем, чего там искать? Ушастые, как пить дать.

— Всем все ясно. А вот есть ли доказательства, или нет, никто не знает. Впрочем, все консульство Галанте за несколько часов до атаки переехало в Бахту. — Войдан все понимал. — Не нашего это уровня. Нам тут своих забот сейчас хватает. Мирных погибло много. По предварительным оценкам, не менее 50 тысяч. В основном от удара с крейсеров по жилому сектору. Наших, из милиции, тоже. Деян погиб, директор твой. Орей, насколько знаю, жив. Из ребят твоих — Волот… Бакуня в медкапсуле, ему там неделю лежать. Чудом выжил парень. Моих тоже много погибло. Да что там говорить… Вон, в лагерях от заключенных только четверть осталась. Правительство плюнуло на все предыдущие договоренности и дало амнистию всем выжившим, с восстановлением званий и наград. И погибших наградили посмертно. А из руководства лагерей только Радим остался.

— Гай? — Сашке действительно было жаль этого человека.

— Его отряд прикрывал отход из жилого сектора, и попал в окружение. Это в его отряде была Тура…

Они еще долго говорили. Сейчас управление Аркамом полностью перешло в руки военного командования, и Войдан наконец смог выйти из бешенного выматывающего ритма последних дней.

— А что, все их корабли на орбите уничтожили?

— Только боевые. Транспортники брали на абордаж. Но там экипажа был мизер, все на планете были. Правда, не все транспорты взяли. Говорят, пять транспортов до прихода нашего флота ушли на Хазар-Махрум. Два с нашими людьми, и три с теми, кого они похватали в Бахте.

— Стой. Ты хочешь сказать, что несколько тысяч гардаррцев увезли в рабство? — эта новость Сашку просто вдавила в землю.

— Да. Именно так. Есть три-четыре месяца на их выкуп. Если денег наскребем. Наше правительство из плена никого не выкупает. Принципиально.

— А пленных боевиков обменять?

— Не будет пленных. Их тут же в расход пускают.

— И все же? Какой курс обмена? Там, на Хазар-Махруме? — у Сашки в голове зашевелилась одна мысль.

— Как правило, один к одному. Но если кто-то из высокопоставленных, то могут и больше отдать.

— А как добраться до этого Хазар-Махрума?

— Есть маршруты, на которых тебя никто не тронет. Это всеобщая договоренность. Хоть на одном транспорте без оружия лети — никто не тронет. Да и груз там не проверяют.

Сашка посмотрел на Войдана.

— Мне нужен транспорт. Хотя бы один из захваченных. Поеду наших вызволять.

Войдан смотрел на него уставшими глазами.

— Почему-то я тебе верю. Ты на редкость удачливый сукин сын — и грустно улыбнулся. — Я поговорю с военными. Думаю, они войдут в наше положение. Один транспорт у тебя будет. А может и два. Пойдем! — сказал он Сашке, связавшись с кем-то.

Войдан отвел его в слабопострадавшее соседнее здание, где разместилась штаб-квартира военного командования. Там, после долгих переговоров, военные все же выделили Сашке один из шести захваченных арварских транспортов, в зачет погибшей «Атхи».

Войдану было нечего делать, и он предложил Сашке составить компанию осмотреть его новый корабль. Вместе они сели в челнок Войдана и направились к транспорту.

Арварский транспорт представлял из себя жалкое зрелище по сравнению с увиденными Сашкой ранее кораблями. Мизер удобств для экипажа, но роскошная каюта у капитана с большим бассейном и шикарной кроватью-траходромом, подстраивающейся под форму тел лежащих. А лежать на ней могли одновременно несколько человек. Чисто по-арварски. Корабельная рубка была захламлена, к тому же испытала все прелести абордажа. Ложементы были в подтеках крови, но тела уже были убраны. Каюты экипажа были маленькими и загаженными — слово «порядок» вызывало у рядовых арварцев приступ патологической ненависти. В верхней части по всей длине транспорта располагались модули с кубриками для десанта. Там вообще нельзя было находиться — вонь просто била в ноздри. А в нижней части находились летные палубы, на которых базировались десантные боты и челноки. Сейчас они были пустые. Сашка проверил состояние систем корабля — так, средней степени изношенности. Последний отсек, который они посетили, был медицинский. Там располагались 50 медицинских капсул.

Слава Создателю, капсулы были не арварские, а хакданские. Запас картриджей к каждой был уполовинен, но хорошо, что хоть он остался. Медбокс так же требовал уборки, но никакого ремонта не требовалось.

Введя собственные коды доступа в искин, Сашка и Войдан покинули транспорт и спустились на челноке обратно в Берсуат.

— Я полечу с тобой — вдруг сказал Войдан.

— А как же твоя работа? — Сашка не ожидал такого решения друга.

— Какая работа, Аш? — Войдан смотрел вперед себя как в пустоту. — Руководитель обороны делового центра Берсуата? Закончилась оборона. Временно исполняющий обязанности мэра? Сейчас руководство в руках представителей Военного Департамента. Директор космопорта? Так от моего объекта почти ничего, кроме летных полей, не осталось. Да и там тоже военные взяли управление. И ты знаешь, я даже рад, что военные всё взяли на себя. Тяжело заниматься не своим делом. Солю с ближайшим конвоем транспортов отправлю обратно на Тавру. Пусть у отца поживет. Но и без дела тоже сидеть не могу. Так что твоя идея в самый раз.

— Мы не сможем управлять кораблем вдвоем. — Почему-то только сейчас Сашка вспомнил об этом.

— Я найду пилотов и других членов экипажа. Твои техники, Былята и Видан, полетят с нами, уверен. У них кого-то из семьи арварцы похитили. Давай, я свяжусь с ними, и найду еще пилотов и навигаторов. — Войдан «завис», связываясь с кем-то. — Да, кредиты нам тоже понадобятся. Устроим сбор средств. Ты как собирался выкупать людей?

— У меня осталось чуть больше двух корпов в кредитных жетонах. И зарплата на счёте около двух сотен тысяч.

— Неплохо. Два-три десятка наших можно вызволить. Но этого все равно мало. Ладно, сбором финансов займусь я. Скольких сможем — стольких вызволим.

Сашка вспомнил. Есть еще один потенциальный источник для совершения обмена.

— Войдан, я сейчас по одному делу слетаю. Если повезет, то у нас еще бонус появится. И еще. Мне нужно два дроида. Боевых. Это — прямо сейчас. И десяток силовых наручников.

— Спрошу у Радима, у его отряда должны были еще дроиды остаться. А за наручниками зайди в отделение полиции, я предупрежу там людей. Начальник полиции ведь тоже погиб…

Сашка добрался до площадки своей фирмы. Там еще стоял его челнок. Вот ирония — от офиса их компании остались одни руины, а челноки почему-то не пострадали. За ним семенили два боевых «Бардера», таща взятые в отделении полиции силовые наручники.

Загрузив их в трюм челнока, он поднял его и повел к месту рыбалки.

Приземлившись на привычном уже месте, он погнал дроидов к лазу. Положив рядом с ним силовые наручники, Сашка установил обоих дроидов так, что они могли простреливать проход. Открыв лаз, Сашка добрался до гранитной плиты, и снова активировал «жидкости». Дав команду двери на открытие, он сразу вылез наружу и стал кричать в лаз, вызывая на выход сидевших в подземелье:

— Ушастые! — кричал он хриплым голосом, осознав, что подсознательно хочет повторить Высоцкого — Я сказал — ушастые!

Глава 20

«Бардер» забрался внутрь лаза и включил освещение, передавая изображение Сашке на нейросеть. Камера показала лежащие впереди тела. Визуальный осмотр показал — мертвы. Застрелены. Дроид посеменил внутрь, второй остался стоять перед лазом — кто знает, какую подлянку могли придумать сидящие внутри.

Но никаких подлянок не было. Из показанного дроидом следовало, что в живых остался лишь один боец группы захвата. Он с трудом поднялся на колени и посмотрел обреченно на дроида. «Твою мать», подумал Сашка, глядя на изможденное лицо человека, умирающего от жажды и голода, «Вот это удача». Это лицо он сразу узнал, и сразу понял, кто с группой захвата пришел по его душу — Леди Лораниэль.

Сашка пошел вслед за дроидом, и легким ударом вырубил аграфку. Сковав ей руки и ноги силовыми наручниками, он потащил её наружу.

Там он, раздев её догола и снова сковав силовыми наручниками, закинул бесчувственное тело в трюм челнока. Туда же были помещены вещи убитых членов группы захвата — штурмовые винтовки, маскировочные накидки, комбинезоны — кто знает, может, их продажа даст еще немного средств. Тела убитых аграфов Сашка вытащит из подземелья и выкинул в реку — в этот раз крупных рыбёх уже было несколько, место было прикормленное. Сашка не стал терять времени и сразу направил челнок к транспорту — аграфка была в тяжелом состоянии, её нужно было срочно уложить в медкапсулу.

Крышка капсулы закрылась, первичная диагностика состояния пациентки, выданная медкапсулой, предвещала последней провести в медкапсуле почти двое суток.

Удовлетворённо хмыкнув, Сашка снова отправился на поверхность — вернуть «Бардеры» и оставшиеся силовые наручники.

Через час Сашка снова стоял на площадке их фирмы. Туда должны были подойти набранные Войданом члены экипажа. За час все собрались — Видан, Былята, четверо пилотов, оставшихся сейчас без кораблей. Последними пришли Войдан с работником космопорта, он вызвался быть навигатором.

— Ну что могу сказать — Войдан был не очень воодушевлен. — Если с экипажем все в порядке, корабль готов к вылету хоть сейчас, то по финансам у нас только 10 корпов. Аш, я и твои тоже учел. Сотню спасем.

— Хоть что-то. — Сашка был настроен вылетать сегодня. — Я думаю, к моменту, как мы окажемся на Хазар-Махруме, на счет для сбора средств могут прийти поступления от других жителей Гардарры. Тем более, там, на Хазар-Махруме, можно продать часть интерьера капитанской каюты. Хоть что-то.

— Верно. Тогда сегодня вылетаем. — Все согласились с решением Войдана. — Тогда вылет в полночь, всем к этому времени быть на транспорте.

Точно в полночь транспорт, получивший новый регистрационный номер, но еще без названия, получив разрешение от военных, стал набирать скорость по направлению нужной им точки перехода. Через четыре часа транспорт ушел в гипер к первой системе «подскока».

Сашка определил себе каюту поближе к медбоксу. Она была одноместная, маленькая, но его это вполне устраивало. Пришлось сразу же наводить порядок. Остальные члены экипажа так же начали полет с наведения порядка в своих каютах, и в последующие две недели продолжали очищать корабль от мусора и грязи, в чем помогли захваченные Сашкой «Герсеи».

На второй день полета Сашке пришло уведомление из медбокса — аграфка должна была проснуться через полчаса. Сашка оставил работу в модуле с кубриками для десанта (там вышла из строя система очистки воздуха) и направился в медбокс.

Лораниэль открыла глаза — над ней склонилось знакомое ей лицо. Аш. Она только теперь поняла, что лежит в медкапсуле абсолютно голая, и пыталась инстинктивно закрыться, но Аш без всяких разговоров грубо вытащил её из капсулы и закинул её тело себе на плечо. Она только теперь почувствовала, что руки и ноги её скованы силовыми наручниками. Аш, тем временем, как ни в чем ни бывало, вынес её из медбокса и перенёс в соседнюю каюту, бросив без особых нежностей на койку, снял наручники, и так же не обращая на неё внимания, вышел из каюты, закрыв её. Она за эти минуты даже и слова произнести не смогла — взгляд Аша поселил в ней дикий страх. Было лишь понятно, что она на каком-то корабле. Арварской постройки, подсказала ей память.

А вечером он вернулся, просто посмотрел на неё — и Лораниэль, каким-то своим женским чутьем поняла, что с ней сейчас будут делать.

— Аш… Пожалуйста… — она в этот момент выглядела жалко — Прошу тебя… Не надо…

— Надо, детка, — только и произнес Аш, сняв свой комбинезон, — Надо.

Он насиловал её всю ночь, а под утро молча оделся и ушел, оставив её, униженную, растоптанную, вбитую ниже плинтуса. Вначале она пыталась сопротивляться, но когда он лишил её девственности, от боли и шока потеряла сознание.

Всю последующую неделю он только приносил ей еду в обед и снова насиловал по ночам. Через неделю она уже готова была наложить на себя руки.

Сашка трахал «эльфийку» каждую ночь. Она все время тихо плакала, и со второго дня даже не пыталась сопротивляться. Через неделю, по её состоянию он понял — созрела.

Несомненно, секс дело приятное, но в этом случае ничего кроме физической разгрузки он не получал. Ни о каких чувствах, любви или просто душевной теплоте тут и речи не шло.

Лораниэль была не просто очень красивая женщина — это был его враг, причастный к гибели многих дорогих ему людей.

— Ну что, ушастая, жрать хочешь? — он ввалился в свою каюту с подносом еды, набранной в корабельной столовой. — Извиняй, только жареная харшатина.

Лораниэль молчала, прижавшись в угол койки. Сашка так и не вернул ей одежду, и аграфка всё это время оставалась голой. Поднос плюхнулся прямо перед ней, но она так и не прикоснулась к нему.

— Ну а теперь, думаю, можно и поговорить — как-то слишком мило улыбнулся он ей.

Лораниэль смотрела на него глазами затравленного обреченного зверька.

— Так зачем ты меня хотела захватить?

Молчание слишком затянулось, и Сашка продолжил монолог.

— Вот, казалось бы — получила Кулон — и валила бы на свою Мерсию. Нет, потянуло на приключения. Что, деньги захотела вернуть? Не думаю. Я тебе понадобился. А точнее, то, что я, по твоему мнению, знаю. Небось в консульстве уже и ментоскоп для меня приготовили?

Несмотря на такой непрофессиональный подход к допросу, Сашка постоянно «читал» эмоции аграфки, по ним же и делал выводы.

Наконец, та выдавила первую фразу:

— Я требую связаться с консулом Объединенного Королевства.

Сашка жизнерадостно заржал:

— Требует она!.. А нет вашего консульства, все сбежали за несколько часов до нападения.

— Какого нападения?.. — ответ её шокировал.

— Нападения объединенной эскадры из галифатцев и арварцев на Берсуат. И бегство вашего консульства в Бахту говорит о том, что вы, твари, к этому приложили свои лапки. Может, потребуешь теперь связать тебя с консульством в Бахте? — участливо улыбаясь, смотрел он ей прямо в глаза. — Ну так не надейся. Рейдеры набедокурили у нас в городе, но взять его полностью не смогли. И тогда они направились в Бахту. Уничтожили все полицейские силы в городе, убили мэра. И консульство ваше с землей сровняли. Так куда ты теперь, куколка, собираешься обращаться?

Лораниэль молчала, но Сашка чувствовал — последние известия убили в ней последние надежды на освобождение.

— Вернёмся к тому, с чего начали. Зачем ты пыталась похитить меня?

— Ты можешь знать об одном корабле. На челноке, который подобрали урканцы, был гипердрайв с одного корабля.

Сашка пошел ва-банк. Он просто нутром почуял — оно:

— Уж не о «Фаралии» ты хотела узнать? — Лораниэль как током ударило. — Знаю. Вот, лови! — и Сашка переслал ей файл с записью увиденного им в корабельной рубке.

Лораниэль молча просматривала файл, и вдруг всхлипнула и залилась слезами.

— Твой родственник? — понял Сашка.

— Брааат… Старший… — прохрипела она, давясь слезами. — Это ты его?!..

— Нет. Это капитан того корабля, который похитил меня.

— Умоляю — она сползла в койки и встала передним на колени, прижав руки к груди — расскажи, что произошло с кораблем.

— Расскажу. Только теперь ты ответь — ты для этого хотела меня похитить?

— Да. — лжи в её словах он не почувствовал.

— Ну что же. История такая. Арварские рейдеры напали по ошибке на корабль, который, как показалось им, транспорт. А это оказалась «Атха» — малый крейсер прорыва гардаррского проекта. Рейдеры были уничтожены, но капитан принял решение уйти в непригодную для «подскока» систему, чтобы скрыться от эскадры рейдеров, гнавших настоящий транспорт. Стояли они в той системе, чинились. А тут еще один транспорт вываливает из гипера. Дальнейшее объяснять думаю не надо. Координаты системы не проси — все равно не скажу. В общем, Её Величество Случайность в самом лучшем виде.

Лораниэль несколько минут молча плакала, потом, посмотрев на него с опаской, спросила:

— Аш… Ты можешь назвать имя командира корабля?

— Это могу. Кнарп ВарХарсен. Его ваши же и убили при попытке захвата, когда транспорт с перевозимыми в другой лагерь заключёнными сбили. И подругу его, навигатора «Атхи», тоже ваши ушастые угробили. Не веришь? Лови еще файл.

Насчёт убийства МейЛи прямых доказательств у Сашки не было, и он отправил ей лишь копию самого первого договора, заключенного им в этом мире, а так же армаррское свидетельство о смерти МейЛи.

— Пришла твоя очередь отвечать на мои вопросы.

— Спрашивай. — Лораниэль была готова к такому повороту.

— Почему ты приобретала Кулон?

— Нам нужно было отдать Кулон на изучение комиссии, созданной Палатой Землевладельцев.

— Ну так отдали бы свой.

— Свой жалко было отдавать. Реликвия нашего рода…

Сашка сразу почувствовал ложь, и наотмашь ударил ей по лицу:

— Лживая сука. Нет у вас кулона. Да, не заслуживаете вы, ушастые, хорошего к себе отношения.

Лораниэль лежала у него в ногах и тихо скулила. И тут она не врала — Сашка чувствовал, что аграфка в тихом ужасе.

Он снова стал снимать комбинезон.

Транспорт после второго прыжка вышел в систему «подскока», находившуюся на одном из маршрутов, ведущих к арварскому Хазар-Махруму. Они провели в пути девять дней, оставалось еще шесть. За это время Сашка восстановил все оборудование системы жизнеобеспечения модулей десантных кубриков, и там наконец стало возможно нормально дышать. Его товарищи продолжали проводить генеральную уборку корабля. Делали это не просто из любви к чистоте, хотя гардаррцы славились в этом отношении — транспорту предстояло везти назад почти две сотни человек, и 15 дней полёта должны были пройти у них в нормальных условиях. И Войдан, и его друзья догадывались, что он кого-то везёт, но Сашка сразу предупредил — они узнают о том, кто это, лишь на Хазар-Махруме, и попросил не спрашивать об этом его. Друзья на то и друзья, что они не спрашивают о том, о чем не просят. Сашка тем временем перешел на работы с капитанской каютой — вначале из неё с трудом перенесли на одну из лётных палуб бассейн, а потом капитанскую кровать-траходром. Так же на лётную палубу отправились головизоры последней модели, пакеты с психотропами, которые находили по всем каютам и кубрикам. Любили это дело черные. Наконец, каюта была полностью освобождена, и можно было организовать её перепланировку, в шесть стандартных кают для экипажа.

Последние четыре дня он и посвятил этому делу.

Он так же продолжал трахать Лораниэль, та уже сама была не рада своей лжи, и рассказала все. И про то, что она не с Мерсии, а с Тартана. И про то, как её младший брат Гормиэль отнял у неё кулон и улетел в Армарру, а потом остатки его корабля были найдены в первой же системе «подскока». И про то, что у неё из близких людей остались лишь отец, Лорд их клана, и Франиэль, их старый слуга. И про то, что она, как аристократка, отслужила в аналитическом отделе планирования спецопераций Секретной Службы Её Величества, но за провал операции на Тавре её со службы фактически выгнали. И про то, что ей уже тридцать, а ни семьи ни детей нет, но отец, наконец, дал ей право самой выбрать себе мужа.

А потом ей рассказывал Сашка. И про Миту, которая погибла на Тавре после того, как ушастые спланировали и устроили в Уркане государственный переворот. И о том, что здесь, на Аркаме, он потерял вторую женщину, которую полюбил в этом мире. Она погибла при обороне Берсуата, как многие тысячи защитников города, как и 50 тысяч мирных жителей. Обороне от своры, которую натравили на них её соплеменники. А он теперь даже похоронить свою любовь не может — нечего хоронить.

— Ты хочешь убить меня. — обречённо произнесла Лораниэль.

— Нет, ушастая. Это было бы слишком легко для тебя. Впрочем — сама скоро узнаешь.

До прибытия в Хазар-Махрум транспорту оставалось чуть меньше суток.

Глава 21

Хазар-Махрум был этаким космическим Занзибаром — центром работорговли в Содружестве. Это не значит, что кроме рабов тут больше ничем не торговали — торговали, и ещё как. Работорговля хоть и занимала первое место в денежном обороте системы, но в общем товарообороте составляла не больше трети.

Транспорт вынырнул из гипера и направился к космической станции Содружества. Несмотря на наличие в системе десятка других космических станций, основные торги и сделки велись в основном отсюда. Тут можно было разместить на поисковых «досках» информацию о попавших в рабство, прочесть о продаваемых рабах, а так же узнать о наличии в «отстойнике» еще не проданных рабов. Практика была следующей — пибывший транспорт с рабами выгружал свой груз в «отстойник», и на поисковые доски выводилась информация о захваченных. Имя, гражданство, ФИП — и цена. У несчастных было два месяца чтобы наскрести денег на выкуп. После этого их продавали на аукционе, и тут уже выкупить его было сложнее — сумма могла вырасти. Но если бедолагу никто не выкупал, то еще полгода он ходил с рабским ошейником, испытывая все прелести рабского труда, а его данные висели уже на другой «доске» — тут уже продажу вел его хозяин. Сумма могла стать еще выше. А через полгода ошейник менялся на рабский имплант, после чего через полгода человек превращался то ли в зомби, то ли в манкурта — ничего не помнил, почти ничего не знал — только выполнял команды хозяина. Считай, и не было больше человека.

Транспорт пристыковался к выделенному ему диспетчером рукаву, и Сашка, Войдан, Видан и Былята направились в информационный центр. Тот представлял из себя своего рода биржу, только вот товар на ней торговался один. Видан и Былята сразу приступили к поиску своих родных, Войдан отправился в соседний сектор — там торговали уже всем остальным, и можно было сбагрить часть барахла, найденного на транспорте. Сашка просмотрел общие списки «отстойника», отфильтровав его по гражданству и месту захвата сидевших там. Выходило, что сейчас в плену находятся 2714 жителей Аркама, и 832 из них были дети до 10 лет. Всех они точно не смогут освободить.

Рядом с терминалами были столики, прямо как в кафе. За ними сидели, что-то попивая, гулгры. Один чем-то зацепил Сашкин взгляд.

— Приветствую сына Избранного Народа Аш-Камази — учтиво обратился он к ящеру, подойдя к его столику.

— Присаживайся, тсой. — спокойно ответил тот, указав на свободное кресло.

Сашка знал, что ящеры хитры, «жуковаты», но падки на лесть и похвалы. Но этот ящер не выглядел как тот, кто повелся на лесть. Он смотрел на Сашку отрешенным, но проницательным взглядом.

— Ты кого-то хочешь выкупить. — продолжил ящер.

— Не совсем. Я хочу обменять. Я с Аркама. На нас напали арварцы с галифатцами. — при упоминании последних ящер злобно выпустил из ноздрей воздух. — Но у нас есть на кого можно обменять хоть часть наших земляков.

— Галифатец? — Сашке показалось, что глазки ящера мигнули злорадными огоньками.

— Нет. Аграф.

— Хорошая добыча для обмена. Десять своих земляков можешь выручить за одного ушастого. — ящеры не любили аграфов, те только галифатцам с арварцам уступали.

— Но аграф не простой. Аристократ. — Сашка отметил, что ящер еще больше заинтересовался.

— Тогда до тридцати-сорока земляков твоих могут получить свободу.

— А если, предположим, этот аграф наследник клана?

— Ты шутишь, тсой? Не разыгрывай меня, мы такие шутки не прощаем.

— Аграф — аристократ, наследник клана.

Ящер замолчал, задумавшись.

— Полторы сотни человек. Как минимум.

— Мог бы уважаемый сын Избранного Народа Аш-Камази помочь провести такую сделку?

— Да. — Ящер ответил без раздумий.

Сашка скинул ящеру данные Лораниэль, и гулгра вообще впал в ступор.

— Тсой… — ящер не верил своему счастью — Тебе повезло вдвойне. Во-первых, это девушка. Молодая. А во-вторых, она не просто наследник клана. Она единственный наследник клана. Двести пятьдесят твоих земляков — я гарантирую. Ну, какую комиссию я возьму, это уже моя печаль — ты согласен? Тогда веди, покажи свой товар.

Сашке пришло сообщение от Быляты и Видана — они нашли своих жен и детей, и Войдан уже внес за них сумму. Сейчас они отправились за ними на челноке — им придется облететь три космические станции, чтобы забрать всех своих родных — двух женщин и пять детей. Войдан скинул Сашке сообщение, что ему удалось реализовать бассейн с капитанским траходромом и головизорами — за них в сумме удалось выручить 86 тысяч. Ну что же, хоть что-то. Сейчас Войдан искал, кому сбагрить пакеты с дурью, оставшейся от прошлого экипажа. Сашка сообщил ему, чтобы бросал все и подошел к их транспорту.

Они с ящером только подходили к рукаву транспорта, как их нагнал Войдан.

— Войдан, познакомься. Это… — а имя-то у гулгры Сашка спросить забыл.

— БарАбас, — сам представился ящер.

— Уважаемый БарАбас будет вести сделку по обмену наших земляков на… в общем, сам сейчас увидишь.

Они вошли в транспорт и быстро добрались до Сашкиной каюты.

— Ну, знакомьтесь, — сказал Сашка, открывая каюту — Леди Лораниэль, наследница клана Мака Предгорного.

Перед взорами ящера и Войдана предстала аграфка, красивая даже по меркам их народа. Абсолютно голая, сидящая комочком в углу койки.

Войдан, хоть и был ошарашен увиденным, ни одним словом или взглядом не осудил Сашку. Гулгра деловито осмотрел товар, и скинул Сашке договор об обмене. Копию он предусмотрительно отправил Войдану, видно понимая, что от его мнения тут тоже многое зависит. Войдан кивнул головой, мол, нормально, и Сашка, завизировав договор, переслал его гулгре.

— Теперь ваши пожелания по тому, кого из ваших земляков желаете выкупить.

— Детей — в первую очередь. — не раздумывая, ответил Сашка.

— Вот за что я вас, гардаррцев, уважаю… — произнес гулгра и замолчал.

Через пару минут от снова «вернулся в себя».

— В общем, так. 287 детей. От меня еще презент — четверо взрослых. Женщины, молодые.

— Устраивает. — Войдан опередил Сашку.

— Ну что, красавица, тебе за ним — показав на ящера, сказал Сашка Лораниэль.

— Аш… Какая же ты тварь… — Лораниэль смотрела на него уставшими глазами. — В рабство, значит, меня продать решил.

— Не продать. Обменять. Твое рабство — это свобода для почти трех сотен гардаррских детей. Вот и искупишь хоть один грех твоего народа. — повернувшись к ящеру, Сашка продолжил — Забирайте её, уважаемый.

Ящер увел аграфку, даже не удосужившись её как-то одеть, но Сашку это не волновало. Через двадцать минут Былята и Видан вернулись с родными — и женщин, и детей пришлось сразу уложить в медкапсулы.

— Хорошая сделка — наконец Войдан высказал свое мнение. — У нас есть почти 10 корпов наших средств, 14 с мелочью поступило от разных людей Гардарры на наш счёт. И отец, когда я объяснил ему, для чего нужно, выделил 10 корпов. Итого — 34 корпа, 264 тысячи.

— У меня осталось около 150 тысяч, тоже возьми — и Сашка скинул ему последние остатки своих денег.

— Хорошо. Я тогда начинаю выкупать всех наших, ребята… ну, пилоты наши, начнут вывозить двумя челноками всех выкупленных с арварских станций. Еще двое сейчас начинают разворачивать на летной палубе пищевые синтезаторы из корабельной столовой — привезённым это сразу понадобится.

— Я пока попробую продать что-либо из имеющегося барахла — У Сашки оставалась еще экипировка аграфов. — А заодно сбагрю арварцам ихнюю же дурь, что тут на корабле нашлась.

Аграфские матово-чёрные комбинезоны ушли на ура — в первом же магазинчике, торгующем барахлом, продавец, жирный арварец с лоснящимся от жира лицом, сразу же без разговоров выложил за все шесть 150 тысяч. Деньги сразу ушли Войдану, а Сашка отправился толкать дурь арварцам. На месте Сашка понял ошибку Войдана — тот хотел найти оптового покупателя, а Сашка стал заниматься розницей, не сильно ломя цену, и за пару часов сумел распродать все. Вначале подходили просто покупатели, потом наехали местные торговцы, и Сашка поставил их перед выбором — или он продолжает сбивать цены, или торговцы выкупят у него весь товар. Вступать в разборки на станции Содружества никому не рекомендовалось, так как загреметь на «астероиды» можно было без проблем, поэтому от угроз до силового решения вопроса дело не дошло. Пришлось черным торгашам раскошелиться, и счет у Сашки пополнился еще на 63 тысячи кредитов, которые он так же переслал на счет Войдана.

— У меня всё — передал он ему сообщение и направился на транспорт.

Там уже приняли первую партию освобождённых детей. Нескольких в тяжелом состоянии сразу определили в медбокс. Как сообщил ему Войдан, он выкупил 431 ребёнка, и в довесок (шли одним «лотом») 18 взрослых в тяжелом состоянии — это были попавшие в плен бойцы милиции Берсуата, арварцы отдали их за полцены, и даже с криокапсулами впридачу. Через десять таких ходок понадобилось сменить пилотов, те уже с ног валились и им требовался сон. Сашка вызвался на место одного из них. Подняв челнок, он повёл его на станцию, где его дожидались 23 ребёнка.

Арварская станция производила гнетущее впечатление, будто её проектировали те же, кто проектировал арварские корабли. Кучи мусора, какие-то мутные личности в проходах…

Встретившие его чёрные улыбаясь в 32 зуба умудрялись что-то говорить ему, когда они шли в офис за выкупленными, и петь какую-то мумбу-юмбу типа рэпа. У Сашки даже мысли не возникло потратить чуток времени на осмотр этого места — противно было. Забрав детей, он сразу же сразу же улетел на транспортник.

Следующим утром Войдан подвел итог:

— Денег больше нет. — Настроение было у него не очень. — Стоянка тут хороших денег стоит, так что отбываем обратно.

Четырнадцать ходок на станции и обратно — и вот все, кого можно было спасти, были на транспорте. 708 детей и 24 взрослых. Раненых членов милиции Аркама отдали прямо вместе с криокапсулами, и пока медкапсулы не освободятся, они будут лежать в заморозке.

Они покидали Хазар-Махрум с тяжелым чувством, и Сашка тогда поклялся себе, что будет мстить арварцам и галифатцам за каждого, кому они сегодня не смогли вернуть свободу.

Сашка не обратил внимания, что все доставленные на транспорт дети и взрослые молчат. Но как только Войдан объявил, что они ушли в гипер, и через две недели будут дома, в Берсуате, началось что-то ужасное. Всех бывших пленников прорвало. Плакали девушки, орали благим матом дети. Войдан пытался как-то всех успокоить, но сам уже был на грани истерики. Ор стоял уже полчаса и прекращаться не собирался. У Сашки звенела голова, он сам не знал, что делать, и он сделал то, что сам не ожидал от себя. Сейчас он сидел вокруг этого моря крика — и рассказывал:

За лесами, За морями,
За крутыми берегами…

Сашка сидел и рассказывал в никуда русские народные сказки. «Руслана и Людмилу». «Конька-Горбунка». И вот дети рядом с ни вдруг замолчали и стали вслушиваться, утерев слёзы. Затем перестали кричать и плакать сидящие за ними. Словно волна спокойствия медленно расходилась волной от того места, где он сидел. Он давно уже не помнил эти сказки, но нейросеть услужливо вызывала из его памяти все эти стихи. А потом он рассказывал «Золотого Петушка», «Сказу про золотую рыбку». Сказки он сразу подстраивал под местную действительность. Так, «Три поросёнка» пришлось излагать в версии «Три маленьких пурко». «Вершки и корешки» излагались как история, как маленький хитрый тулусец (жил такой народ на одной из холодных планет Гардарры) дважды обманул большого, но глупого урсу.

Из «Буратино» вообще получилась технофэнтези — маленький человекоподобный дроид по имени Буратино мечтал стать настоящим мальчиком, бежал о злобного бородатого галифатца Кара-Басса, эксплуатировавшего его в шоу в местном развлекательном центре. Его побег дал надежду на свободу другим маленьким дроидам, один дроид, Мальвина, так же захотела стать настоящей девочкой. Для этого им нужно было найти доступ в секретную лабораторию Предшествующих, где они могли синтезировать для себя человеческие тела. Но чтобы попасть в неё, нужно было найти электронный ключ-карту золотого цвета. Карта была у старой черепахи Са-Крахх по имени Тортила, она была настолько старая, что застала еще времена до Катастрофы. Путь к ней подсказал такой же старый и мудрый прямоходячий «кузнечик» — представитель негуманоидной расы Иллиминари…

Сашка посадил голос, а дети тихо и робко просили — еще! Спустя половину суток Сашка просто уснул там же, среди детей. А проснувшись, увидел, что большая часть детей так же спала на летном поле, обнимая его и друг друга. Те, что постарше, уже деловито загружали подносы с едой из пищевых синтезаторов, им помогали четыре освобожденные девушки. И на следующий день все повторилось — дети категорически отказывались уходить с лётного поля, сидели и слушали Сашкины истории. Он заметил, что дети постарше уже начинают пересказывать их тем маленьким, кто рядом с ними. Но ему так и пришлось все дни сидеть с детьми и по сотому разу пересказывать им сказки, былины и просто истории.

Войдан решил не рисковать, и они провели в пути вместо пятнадцати дней девятнадцать, следуя по оживлённому маршруту, на котором вероятность нападения на них было практически нулевая — это было всеобщим негласным правилом, не трогать тех, кто шёл маршрутами в Хазар-Махрум или улетал из его. Наконец, первый выход в пустой системе в зоне ответственности Гардаррской Федерации.

Их транспорт сразу вызвал на связь находившийся в системе гардаррский патруль, они остановились, и на вторую лётную палубу приземлилась досмотровая группа. У командира патруля вызвало подозрение, что на транспорте находятся криокапсулы — работорговцы перевозили свои грузы исключительно в них. А что? Груз есть не просит, проблем не создаст. Удобно.

Им показали капсулы с тяжелоранеными, а так же все занятые медкапсулы. А потом издалека показали вызволенных детей. Войдан не хотел, чтобы у детей снова началась истерика, о чём честно сказал командиру досмотровой группы. Тот все понял без лишних объяснений, и даже выделил им корвет и два эскорта для сопровождения до Аркама.

Глава 22

После сообщения о пропаже Лораниэль что-то сломилось в душе старого слуги. Его Лорд и друг детства был не в лучшем состоянии. Они почти все время молчали, хотя вместе проводили время — завтракали, обедали, ужинали, смотрели по «голо» новости. По просьбе Лорда Франиэль обязательно во время включат местный новостной канал Аркама. Такое часто бывало — люди, понимая мозгами, что их родные или близкие погибли на войне, десятилетиями продолжали их ждать. Ибо только это ожидание и оставалось их единственной целью и смыслом в жизни.

У Франиэля оставались двое детей, сын и дочь. Но последние десять лет, как они покинули Тартан, единственное, что он получал от них — файл со стандартным поздравлением с очередным днём рождения. У них была своя жизнь, в которой ему уже давно не было места. Вроде и есть дети, а считай как и нет. Он всегда был рядом с Лораниэль, и она чем-то заменила ему собственных детей, став второй дочерью.

Родовой комплекс ушел в перманентный траур, это понимали и чувствовали немногочисленные оставшиеся верными Лорду члены их клана. Впрочем, для большинства аграфов из «чавов» принадлежность к клану стала тем же, что и фамилия для современного человека на Земле. Мало ли существует однофамильцев? Только лишь старики Тартана еще хранили историю своего рода, историю своего клана. А молодежь все больше заглядывалась в сторону Армарры. Там была богатая красочная жизнь, а тут — какое-то нудение про долг не пойми кому не пойми за что… Неинтересно.

Страшные времена наступают, с болью думал Франиэль, когда к нему пришел вызов от неизвестного абонента с Хазар-Махрума.

— Приемная Лорда клана Мака Предгорного — ответил по привычке он. Все эти недели никто не связывался с ними.

На виртуальном экране возникла физиономия ящера Аш-Камази.

— Представитель торгового дома «Абас», БарАбас — представился он. — У меня есть личное дело к Лорду вашего клана, по поводу одного его… родственника.

— Лорд клана Мака Предгорного не при… — по привычке выдавал Франиэль, пока его не пронзила мысль. — Родственника?

— Я хотел бы решить этот вопрос исключительно с Лордом клана. Дело уж больно щепетильное. — ящер продолжал спокойно смотреть на Франиэля.

Лорд запретил соединять с ним кого-либо, кроме Королевы, но старушка уже давно не удостаивала его своей милости разговором с ним, поэтому он мог быть уверен — никто не потревожит его полное уединение. Франиэль рискнул:

— Подождите, пожалуйста, я поговорю с Лордом.

Лорд, узнав подоплеку дела, сразу согласился.

— Я вас знаю, БарАбас — начал он спокойно. Кто бы мог знать, чего ему это спокойствие стоило. — И с работорговлей мой клан никогда не был связан. И не будет.

— Знаю, Лорд, Вашу позицию. Уважаю. Бизнес наш грязный, что тут говорить.

— Мне не нужно Вашего уважения — Лорда аж передернуло.

— Да и я не за Вашим уважением с Вами связался — так же ответил гулгра — Вы дочь-то свою выкупать будете?

Лорд чуть чувств не лишился, увидев свою дочь, стоящую рядом с ящером абсолютно голой с опущенной головой.

— Что ты с ней сделал!!!??? — Лорд взревел как раненый урса.

— Пока только выкупил. — Спокойствия у ящера было не занимать. — Двадцать минут назад. И сразу связался с Вами.

— Что ты хочешь?

— Сорок корпов.

— Будет. — Сумма была немалой, но сейчас он был готов отдать за свою дочь все деньги, какие у него были.

Ящер посмотрел на него странным взглядом.

— Вот счёт. Переводите на него… тридцать корпов. — Видя недоумение Лорда, он добавил. — Я не зря сказал, что уважаю Вас, и Вы еще раз в этом меня убедили. Не раздумывая, Вы готовы были отдать такую сумму за своего ребёнка. Начни Вы торговаться, как делали ваши новые аристократы, — поверьте, я бы выжал из Вас много больше, чем назвал в самом начале. За дочь не беспокойтесь — сейчас её оденут, и после перевода денег она отправится в Галанте с первым же транспортным конвоем.

Лорд перевёл тридцать корпов на полученный счёт, в ихнем же королевском банке.

— Подтверждаю перевод средств — опять же, как ни в чем не бывало, продолжил ящер. Он снова завис на минуту. — Ближайший пассажирский лайнер до Мерсии отходит через три с половиной часа. Билет Вашей дочери я купил, до лайнера она под моей защитой. Я же и посажу её на борт, и прослежу, чтобы она покинула Хазар-Махрум, не пострадав. Вы говорить с ней будете?

— Да… — Лорд смотрел на Лораниэль как на вернувшуюся с того света.

— Папааа… — с трудом выдавила из себя она. — Простииии….

— Всё теперь будет хорошо, доченька. — Лорд оживал на глазах. — Ты жива. Через две недели мы будем все вместе. Только подожди немного, прошу тебя. Ты у меня сильная…

Две с небольшим недели растянулись до бесконечности. Лорд снова стал всем интересоваться, постоянно ходил по комплексу, не в силах сидеть спокойно. Он постоянно спрашивал Франиэля, в каких системах лайнер будет выходить из гипера, где и когда будет первая система остановки. Во время остановки в хакданской системе Картахана он снова почти час проговорил с дочерью. Лораниэль выглядела неважно, он не спрашивал её о пленении, рабстве, просто рассказывал ей разные местные новости Тартана и их поместья. Хотя и новостей там почти не было. Наконец, лайнер прибыл в Мерсию, а на следующий день они с Франиэлем встречали её у входа в родовой комплекс их клана.

Лораниэль шла вперед к отцу как по минному полю, каждый шаг делая с каким-то мучением. Наконец, она, хоть и с поднятой высоко головой, но всё же как-то неуверенно подошла к отцу и склонила голову:

— Лорд… — прошептала она.

— Доченька… Как я рад, что ты с нами — Лорд, наплевав на этикет, крепко обнял её. К черту все условности — его кровиночка жива и снова с ним. Деньги? Пыль. Они приходят и уходят. И снова придут. А дочурка — сейчас для него это было всё.

Они с Франиэлем заботливо провели её внутрь комплекса. Франиэль пригласил всех к обеденному столу. Лораниэль привела себя в порядок, и через час они приступили к трапезе.

Лорд сразу прервал молчание за столом.

— Лораниэль, мы сделали для Короны немало, и даже больше, чем многие новоявленные выскочки. Сейчас мы не у дел. И знаешь, я даже рад. Поживи дома. Или отдохни на Мерсии.

— Да, папа… — Лораниэль была немногословной.

— Ты хочешь найти, кто виновен в гибели Менельтора. Но жизнь продолжается. Отпусти его, как уже отпустил я. Тех, кто виновен в его гибели, мы уже не найдем.

— Нет, папа. — Лораниэль посмотрела на отца с болью — Я — нашла. Я заплатила за это страшную цену. Но я точно знаю — Менельтор погиб, выполняя долг, и даже знаю его убийц. Лови файл, папа.

Лорд просмотрел видео, где было показано тело его старшего сына, лежащее в пилотском ложементе корабельной рубки суперкарго.

— Откуда это у тебя? — прохрипел он.

— От того, кто был на корабле, напавшем на «Фаралию». Франиэль его знает — это Аш. «Дикарь», мусорщик с Тавры. И вожак мятежников там же.

Лораниэль прорвало. Она пару часов рассказывала отцу и бывшему в обеденном зале Франиэлю о своих злоключениях. И о поиске Аша, и о том, как она с группой захвата попали в его ловушку. И о том, что все члены её группы застрелились, чтобы ей осталось хоть немного шансов, так как они начали задыхаться от нехватки воздуха в ловушке. И о том, что Аш с ней делал, пока вёз на Хазар-Махрум.

— Ты точно уверена, что группа погибла вся? — почему-то спросил отец.

— Да. Абсолютно. А почему ты спрашиваешь?

— Весь персонал обоих консульств на Аркаме уничтожен. Полностью. Те, кто были в Берсуате, переехали в Бахту. Там их рейдеры и уничтожили. Ты там была с неофициальным визитом, как частное лицо. О твоей операции никто не был в курсе, кроме консула Бахты. Так что ты сейчас единственная выжившая после бойни в Бахте — это твоя официальная версия. Всех убили, тебя, как дорогую добычу, захватили и вывезли рейдеры. Они действительно вывезли на Хазар-Махрум свыше четырёх тысяч жителей Бахты. Вот пусть и ты будешь одной из похищенных. Для этих придурков в Палате Землевладельцев такая версия сойдёт. Я не хочу, чтобы тебя затаскали по кучам комиссий, которые эти идиоты плодят как харши свои помёты. Хватит. Мы заслужили право на тихую спокойную жизнь.

— Папа, а что там сейчас на Аркаме?

— Не стоит тебе смотреть. — Отец с сомнением посмотрел на неё.

— Я всё же посмотрю. — Вздохнув, Франиэль включил головизор, на котором и так был выбран Аркамский канал новостей.

Там продолжали показ всех прелестей тех зверств, что устроили агрессоры. Месяц прошел, но все последствия нападения так и не убрали. Стояли разбитые небоскребы, шли работы по расчистке уничтоженного жилого сектора. Продолжали находить тела погибших жителей. Их тем же вечером хоронили по гардаррскому обряду.

Вдруг прошло экстренное сообщение — ведущий новостей объявил о прямом включении из космопорта Аркама, куда прибыл транспорт с вызволенными из арварского рабства семистами аркамскими детьми. Космопорт был так же разрушен, но там уже начались восстановительные работы. Вот посадка первого челнока. Из него вышла группа детей, окружившая одного взрослого. Это был Аш, но как он изменился за эти недели. Голова его была вся седая, лицо бледное, а глаза…

Его глаза горели каким-то страшным огнём — такие бывают либо у сумасшедших, либо у блаженных. Лораниэль инстинктивно отошла от головизора, будто Аш шёл не по полю космопорта Аркама, а здесь, в обеденном зале, и шёл прямо к ней.

В этот момент её вырвало, она осела на пол и потеряла сознание.

Старики сразу понесли её тело к медкапсуле, и, уложив её, сидели рядом и ждали результата. Результат и не заставил себя ожидать. Сейчас оба смотрели на него и не знали, что дальше делать.

«Диагноз — сильное переутомление. Время на восстановление — 19 часов.»

«Беременность. Срок — 5-я неделя. Развитие плода происходит без отклонений.»


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22