Кризис личности (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Психиатрическая лечебница Святого Мунго. Наши дни.

В дождливый майский вторник перед Психиатрической лечебницей Святого Мунго остановился дорогой чёрный седан. В машине сидел молодой человек в очках, с тёмными растрёпанными волосами и зелёными глазами. Он выглядел расстроенным.

На входе в больницу, парень никак не мог справиться с руками: они были то в волосах, то в карманах, нет, подождите, снова скользили по волосам. Он нервничал, потому что не хотел находиться здесь. Лучше было бы развернуться и никогда не возвращаться в это ужасное место. Он хотел забыть обо всём, что случилось.

Парень всё равно вошёл внутрь, ведь у него не было выбора. Может, это было нездоровое любопытство или же он просто хотел положить всему этому конец: надо взглянуть в глаза убийце Гермионы до того, как всё закончится.

Внутри помещение было белым, строгим и каким-то пустым. Парень услышал вдалеке крик, когда записывал имя в журнал: Гарри Джеймс Поттер. Секретарь не улыбался. Парень тоже.

Гарри сел на стул и стал ждать, покачивая ногой.

— Мистер Поттер, — позвал взрослый мужчина с длинной седой бородой. Он был одет в белый больничный халат, в нагрудном кармане лежала карточка – электронный пропуск. Надпись на бейдже гласила: Альбус Дамблдор, доктор философии.

Ужасно нервничая, Гарри подорвался с места.

— Да?

— Всё готово.

***

Неизвестное место. Три месяца назад.

Когда я проснулась, то оказалась не в своей кровати, в которой должна быть.

Я лежала на боку. Ужасная паника охватила с головой, когда стало ясно, что мои узкие джинсы, блузка и волосы чем-то пропитались. Чем-то холодным. Обувь исчезла. Руки крепко связаны за спиной. Изо всех сил старалась пошевелиться, но чувствовала только боль. Я попыталась взять под контроль панику и превратить во что-то существенное, полезное, то, что можно использовать.

Соберись. Расслабься, Гермиона. Расслабься. Дыши. Посмотри по сторонам. Изучи все детали.

В комнате темно и пока что тихо. Ничего не видно. Подо мной мокрый и холодный пол. Слышно шум дождя вдалеке.

Я смогла кое-как приподняться и сесть. Голова кружилась. Джинсы промокли из-за воды, которая тонким слоем покрывала пол. Я зашипела, когда кабельная стяжка резанула по коже. По крайней мере, что-то похожее на стяжку.

Я чувствовала последствия гамма-оксимасляной кислоты и алкоголя. Все признаки указывали на то, что прошлой ночьюкто-то подмешал мне чёртов препарат для изнасилования на свидании. Но я ничего не почувствовала, когда свела ноги вместе. Всё было нормально, насколько было возможно сказать в этой ситуации. И на том спасибо.

Кто бы это ни был, я определённо найду и убью его. Больше никогда не пойду на эту вечеринку. Это было глупо с моей стороны. Слишком глупо.

Я собрала мысли в кучу и попыталась встать, но это едва получилось. Холодно, мокро и страшно. Лучше думать о чём-нибудь хорошем: хотя бы ноги не связаны. Медленно и аккуратно я стала пробираться через воду, пока не врезалась в стену. Прислонившись к ней руками, продолжила двигаться вперёд, стараясь нащупать хоть что-нибудь.

Кажется, прошла вечность. Ничего не удавалось найти.

Пришлось снова попытаться, может быть, я пропустила что-нибудь.

И снова. Я упала на пол в углу и зарыдала. Отсюда нет выхода.

***

Дом Маркуса Флинта. Три месяца и семь часов назад.

— Эй, Гермиона! — послышался голос Гарри сквозь оглушающую музыку. Парень ухмылялся. Мы были здесь всего пятнадцать минут, а он уже напился. — Принеси немного льда из морозилки!

— Я не живу здесь, Гарри. И ты тоже, — сказала я, заметив, как вальяжно он развалился в кресле. — Ты, конечно же, забыл об этом.

— Но мне нужно немного льда, Миона,— заныл Гарри. — Я слишком пьян, чтобы сходить. Что, если я упаду и ударюсь головой?

— Может тогда ты, наконец, поумнеешь, Поттер? — за моей спиной послышался глубокий голос.

Я обернулась и чуть не столкнулась с чёртовым Томом Риддлом, человеком, который отравляет моё существование.

Мы вдвоём изучаем информатику в Кембридже уже три года. Тяжело каждый раз доказывать кучке мужиков, что женщина тоже может с этим справиться даже лучше, чем они. Когда я взламываю код или решаю какую-нибудь проблему, получаю только хлопок по спине и дурацкое «Отлично, мисс Грейнджер». Но, Боже мой, когда Том делает то же самое, все верещат так, будто он изобрёл лекарство от рака, СПИДа или ещё чего-нибудь. Он выглядит таким скромным, когда его хвалят. Но, клянусь, это совсем не так. Мне хватило одного взгляда, чтобы понять: иногда его черты лица менялись. Кажется, я видела красный огонёк в его глазах. Он точно бросил мне вызов.

Господи, я просто ненавижу его.

С тех пор я была одержима победой над ним в его маленькой игре. Может, думаю об этом слишком много, но ничего не могу с собой поделать. Я единственная, кто может разглядеть его истинное лицо. А может он специально позволяет мне сделать это.

Но иногда мне так не кажется. Почти всегда Том игнорирует меня. На занятиях он вежливый, никогда не проявляет высокомерия. Но это же игра на публику, определённо. Не могу дождаться, когда смогу доказать всем, что Том Риддл не тот, за кого себя выдаёт. Он слишком долго обманывал всех, не удивительно, что они не могут разглядеть его истинную сущность.

И даже сейчас, он просто смотрит на меня и самонадеянно улыбается, злобный мудак.

— На что уставилась, Грейнджер? Ты же слышала, что сказал мужчина. Будь хорошей девочкой и принеси немного льда, — нежно сказал Том, если это вообще возможно.

Я плеснула выпивку прямо ему в лицо ещё до того, как осознала, что натворила. Все были в шоке, как и я, конечно. Не знаю, почему сделала это. Я никогда даже не думала о таком.

Я с ужасом наблюдала, как Том медленно вытирал с лица алкоголь. Он выглядел просто убийственно, когда открыл глаза, — идеальное спокойствие. Или ужасное.

Он засмеялся, но никто не посмел ничего не сказать.

— О, ты очень об этом пожалеешь, — пообещал парень.

— Правда? Странно, мне так не кажется. Нет. Это ты пожалеешь, Том Марволо Риддл, — злобно сказала я, а на лице расплылась ухмылка. Не могу это контролировать. Он выявил мои худшие стороны.

Клянусь, увидела в его глазах что-то, что заставило меня нервничать, чувствовать себя действительно паршиво. Я только моргнула, будто проснувшись, и отпрянула от него, даже не замечая, насколько он был близко.

— Потерпи, Грейнджер. Очень скоро ты всё прочувствуешь на своей шкуре, — угрожающе прошипел парень и вышел из комнаты.

Тогда я впервые заметила маленькую подружку Тома, или кем она, чёрт возьми, была. Беллатрикс Блэк стояла рядом, вызывающе наматывая локон на палец. Она подмигнула мне и проследовала за Томом.

— Эй, что это было, Миона? — спросил Гарри, но я ему не ответила.

Том прав. Я почувствовала сожаление, когда он ушёл. Голова закружилась. Или может это из-за алкоголя.

Чёрт побери, что я натворила?

***

Неизвестное место. Три месяца назад.

Меня разбудил громкий звук.

Стало страшно, когда это снова повторилось. Хотелось позвать на помощь, но что, если это мой похититель? Лучше не испытывать судьбу. Я только хочу выжить и продолжать жить дальше.

Снова послышался грохот, затем что-то упало на пол.Я услышала, как неистово закричал мужчина:

— Если вы, чёрт возьми, не выпустите меня отсюда, клянусь Богом…

— Том? Том Риддл? — я сразу узнала этот голос.

Тишина. И такое необычное:

— Грейнджер? Грейнджер, это ты?

Интересно, что такого ужасного я сделала в прошлой жизни, что заслужила это? Впрочем, хорошо, что здесь есть ещё хоть кто-то.

— Да! Как ты здесь оказался? — нетерпеливо спросила я. Может быть, он нашёл выход отсюда? Или дверь наружу? Что это был за шум? Он пытался выбраться?

— Как я сюда… — сказал он, взглянув на меня, и добавил: — Что, твою мать, здесь происходит? Это сделал Поттер? Или же это ты хочешь мне отомстить за то, что произошло на вечеринке?

Я нахмурилась. Он и правдамне не нравится.Том красивый и умный, и он с радостью пользуется этими качествами для своей выгоды. Раздражает.

— Мой лучший друг никогда бы не похитил, связал и закрыл меня в тёмном подвале вместе с тобой. Понятия не имею, как сюда попала или кто сделал это.

— Да, возможно, ты права. Идиот Поттер никогда бы сам не додумался сделать такое, — сказал он.

— Эй! — крикнула я.

— А ты слишком… правильная, чтобы пойти на такое, — с отвращением сказал парень.

— Надо найти выход отсюда, — проигнорировала его слова.

— Правда? Здесь так мило и уютно. Я подумывал остаться тут подольше, — саркастично ответил Том.

Боже, как же хотелось его ударить.

— Ты закончил?

— Наверное, — холодно ответил парень, и снова послышались брызги воды. — Эта часть стены отличается. Возможно, удастся немного сдвинуть её.

— Я тоже пыталась найти выход, но не смогла.

— Ты была здесь всё время? Я ничего не слышал. Сколько ты уже здесь? — подозрительно спросил парень.

— Может, час. Сложно сказать. Я уснула, и у меня не было часов.

— У тебя есть мобильник?

— Нет, он в моей сумочке. Чёрт знает, где она сейчас.

— Отлично, — недовольно огрызнулся парень. — Просто чертовски прекрасно.

—Эй! Я не виновата. А где твой мобильный телефон?

— Он промок и не работает, — немного помедлил парень.

Я вздохнула:

— Отлично. Очевидно, что мы заперты здесь вместе. Бог знает, почему нас сюда притащили и зачем. Но нам надо найти выход отсюда.

Том ничего не сказал. Только его глаза сузились, как будто он сидел на лекции и внимательно слушал. Всё-таки он нехотя согласился.

— Отлично. Подойди сюда. Посмотри, правда ли эта часть стены отличается от остальных. Или я просто схожу с ума.

Я постаралась кое-как доползти до него, насколько это позволяли связанные руки. Я едва могу двигаться, как я должна почувствовать идиотскую разницу. Я постаралась пошутить, но вышло как-то не очень:

— Было бы намного проще, если бы мои руки не были связаны.

— Что? — удивлённо спросил он.

Холодные мокрые руки нащупали моё предплечье и нежно проскользили вдоль, прямо до стяжки, которой были связаны мои. Я почувствовала мурашки по коже и постаралась скрыть волнение. Я его ненавижу, ненавижу.

— Они тебя не связали? — спросила я.

— Нет, — выдохнул парень и отпустил мою руку. Я слышала, как он присел и затем снова подошёл ко мне. Да уж, в этой темноте невозможно нормально поговорить. Я почувствовала, как что-то обернулось вокруг стяжки.

— Потерпи, будет немного больно. Попытаюсь разорвать её шнурками.

— Л-ладно, — запнулась я. Ну почему, чёрт возьми, похититель забрал обувь у меня, а не у него. Холодно и отвратительно. Нечестно!

Том начал двигать шнурками по стяжке туда-сюда. Наконец послышался довольный выдох.

Я расплакалась. Как же хорошо быть снова свободной. Запястья ужасно болят, но сейчас я могу хотя бы двигаться.

— Спасибо.

— Не за что, — послышалось откуда-то снизу. Наверное, он завязывает шнурки. — Давай найдём выход. Чем быстрее мы выберемся отсюда, тем лучше.

— Правильно, — ответила я и прислонилась к стене. Не понимаю, почему не заметила этого раньше, но стена и правда отличалась от всех остальных. Более гладкая.

Вдруг послышалось что-то, похожее на жужжание. Я припала ухом к стене и прислушалась.

Загорелся свет. Я внезапно почувствовала пронзительный звук микрофона, за которым последовал стук по нему. Мы закрыли уши и съёжились.

— Добрый вечер, — послышался искажённый голос. — Или же сейчас утро? О, Боже. Сложно сказать, особенно когда вы заперты в комнате без окон, не правда ли?

Мы взглянули друг на друга. Том выглядел дерьмово, хотя я, наверное, не лучше.

— Вы вдвоём одержимы победой, так давайте сыграем в одну маленькую игру? — продолжил человек на другой стороне. — В этой комнате есть выход. Вы должны найти его, пока время не закончилось. О, или пока вас не затопило.

Запись прервалась. Послышалось бульканье воды, которое становилось всё ближе и громче, пока…

— Чёрт! — закричал Том, когда одна из крышек водонапорных труб отлетела в сторону. Вода рванула из трубы с огромной силой.

Я осмотрела стену, чтобы найти выход, но все стены были одинаковыми.

— Я ничего не вижу! Мы должны как-то выбраться отсюда! — закричала я.

Том взглянул на место, куда отлетела крышка от трубы. Там осталась большая вмятина.

— Здесь! Ты видишь это? Скорее всего, выход именно тут, надо просто… — он попытался сдвинуть стену, толкнув её против воды, которая быстро заполняла маленькую комнату. Он сдвинул её и открыл дверь лифта, находившегося за стеной, повернувшись ко мне. — Быстрее!

— Как ты узнал, что выход здесь? — вода достигла моих колен, но я просто не могла ничего сделать: он слишком подозрительный. Том быстро нашёл выход.

— Что это значит, Грейнджер? Твою мать, поднимайся быстрее, если не хочешь утонуть!

Не хотелось признавать, но он прав. Я не собираюсь умирать здесь, поэтому поднимаюсь вместе с ним. Комната быстро заполнилась водой. Том нажал на кнопку, мы пошатнулись и начали спускаться. Я взглянула на него. Свет осветил его лицо, когда мы поднялись выше. Том посмотрел на меня, а на его лицо упала тень. Тогда я увидела что-то ужасное: лицо парня преобразилось. У него не было волос, носа, только серая кожа, кроваво-красные глаза и жёлтые зубы.

Я закричала и отскочила от него, больно ударившись о лифт.

— Держись от меня подальше! — постаралась отодвинуться от него как можно дальше.

Двери лифта открылись. При свете Том снова был похож на себя, а не на монстра из моих ночных кошмаров.

— Что, чёрт возьми, с тобой не так? — он взглянул на меня, как на сумасшедшую.

— Ничего. Я просто увидела что-то. Не обращай внимания, — я поднялась и вышла из лифта вместе с ним.

Я ему не верю, поэтому буду следить за ним.

***

Психиатрическая лечебница Святого Мунго. Наши дни.

Гарри кивнул в знак согласия и последовал за мужчиной, проходя по многочисленным коридорам.

— Я должен вас предупредить, мистер Поттер, что не встречал таких случаев диссоциативного расстройства личности раньше. Эти люди не понимают, кто они и где. Будучи одной из личностей, они свято верят, что являются именно этим человеком и больше никем. В нашем случае есть две личности, но мы всё еще наблюдаем. Одна из них – обычный студент Кембриджа: дружелюбный, обаятельный, умный, абсолютно нормальный. А вот другая личность… — старик вздрогнул и остановился. Он фальшиво улыбнулся. — Я могу сказать, что этот человек плохо влияет на других пациентов, поэтому мы держим его в одиночной камере.

Гарри нахмурился, не зная, что сказать, но всё-таки решился:

— Плохо влияет?

— Да. Эта личность называет себя Лорд Волдеморт, — они снова продолжили идти, завернув за угол. — Лорд Волдеморт умеет убеждать. А это не очень хорошее качество, учитывая, сколько здесь психически нездоровых людей.

— Да, точно, — безучастно ответил Гарри, уставившись в пол.

— Ещё… были кое-какие инциденты.

***

Неизвестное место. Три месяца назад.

Мы стояли на платформе прямо над той комнатой, которая полностью заполнилась водой.

— Сюда, — сказал Том, и я последовала за ним.

Мне не нравится, что он хорошо здесь ориентируется. Может, я слишком много думаю, но что-то не так.

Он привёл меня в комнату, где были два компьютера и столько же больших мониторов на стене. Больше здесь ничего не было.

Я снова услышала голос из микрофона:

— Спешу поздравить вас с тем, что так быстро добрались сюда, Мисс Грейнджер и Мистер Риддл, хотя и не должны были. Я не учёл траекторию падению сломанной трубы, что дало вам дополнительное время. Тут я ошибся. Вам крупно повезло. Поздравляю!

Я рад, что однажды заскучал и придумал новое испытание. Но вы не так счастливы, поэтому я должен извиниться за это.

Перед вами два компьютера. Они абсолютно одинаковы, включая установленное аппаратное и программное обеспечение. Но… у них так же есть общая проблема: ошибка в коде. Вы должны найти и исправить её. Если не сможете – умрёте.

Это же не проблема для двух лучших студентов Кембриджа, правда? Если нет, то мне придётся пересмотреть, насколько ценное ваше образование.

Когда вы исправите ошибку, на экране каждого компьютера появится фотография того, кто хочет вас убить. Как волнующе!

Удачи!

Трансляция прекратилась. Мы с Томом посмотрели друг на друга, затем он бросился к компьютеру. Я резко вдохнула и подбежала к другому.

Я быстро просматривала коды на экране: чёрные, зелёные. Было слышно, как Том неистово стучал по клавиатуре, а может, это была я. Не знаю.

И, наконец, я нашла ошибку.

Я исправила её и нажала ввод. Том нажал на кнопку в ту же секунду.

Мы отошли от компьютеров и стали ждать, пока загрузится изображение.

— Нет, — в ужасе прошептала я, когда фотография появилась на мониторе.

На двух компьютерах моя фотография, которую я раньше никогда не видела.

***

Психиатрическая лечебница Святого Мунго. Наши дни.

— Инциденты? — со страхом в голосе переспросил Гарри. Он почувствовал, будто маленькие пауки поползли по шее.

Они остановились перед двойной дверью в конце коридора. Доктор Дамблдор провёл карточкой, и они вошли. В комнате средних размеров было три картотечных шкафа и большое двустороннее стекло.

— Неприятная ситуация,— сказал старик и закрыл входную дверь. — Из-за нехватки доказательств, было написано, что люди совершали суицид, но все следы указывают на…

— Лорда Волдеморта, — закончил Гарри.

— Ты уверен, что готов?— Дамблдор сглотнул. — Я даже представить не могу, насколько сложным для тебя будет…

— Я готов, — прервал его Гарри.

Губы Дамблдора сжались в тонкую линию. Доктор нащупал выключатель.

— Помните, мистер Поттер, этот человек не тот, кого вы знали раньше. Не верьте ни одному его слову, потому что это хорошо продуманная ложь. Лорд Волдеморт – манипулятор, который будет говорить только то, что вы хотите слышать.

— Включите уже этот чёртов свет, — скрипнув зубами, сказал Гарри.

Дамблдор нажал на выключатель.

Яркий свет осветил хрупкую фигуру девушки в смирительной рубашке, которая сидела на полу, скрестив ноги. У неё были длинные коричневые кудри, милое сердцевидное лицо и янтарные глаза, которые смотрели прямо на них.

— Гермиона, — прошептал Гарри, судорожно вздохнув.

— Мы можем видеть и слышать её, но она нас – нет, — уточнил Дамблдор, подойдя к Гарри. Он взглянул на девушку, которая нервно смотрела в их сторону.

— Когда в последний раз она… — Гарри подавился словами. — Когда она была собой?

— Последняя запись, на имя Гермионы Джин Грейнджер, была семь недель назад. Несколько раз мы думали, что это была она, но на самом деле это Лорд Волдеморт играл с нами. Она хитрая, коварная и злая. Я никогда не видел такого. У меня было пять помощников. С тех пор, как девушка здесь появилась, она добралась до каждого из них.

У Гарри пробежали мурашки по коже. Он видел её сидящей на полу, такой… И как он должен был это сделать? Как ему быть сильным сейчас?

— Я просто не понимаю. Как это случилось? Я знаю Гермиону всю жизнь, и она всегда была… нормальной. Значит, это была одна из её личностей, — безнадёжно сказал Гарри.

— У нас есть теория, что она создала вторую личность недавно, стараясь справиться с какими-то болезненными событиями. Но у неё уже была предрасположенность к болезни. Когда она была Гермионой Грейнджер, то часто рассказывала нам о своей жизни в школе. Но больше всего девушка говорила об одном человеке, — как ни в чём не бывало, сказал доктор.

— Кто? — спросил Гарри.

— Вы знаете Тома Марволо Риддла, мистер Поттер? — спросил Дамблдор, искоса взглянув на парня.

Глаза Гарри расширились.

— Да. Гермиона была немного одержима им. Ну, не в том смысле, они вместе учились информатике в Кембридже. Они всегда боролись за лучше оценки, и Гермиона постоянно жаловалась на него. Она всегда говорила, что сможет победить в его маленькой игре, если будет работать с утра до ночи. Он… — глаза Гарри встретились с глазами Гермионы, хоть она и не могла видеть их. Они были такого же цвета и такой же формы, как и раньше. — Пропал три месяца назад.

— Невероятно, как работает мозг человека, когда он хочет что-то забыть, — пробормотал доктор. — Не правда ли, мистер Поттер?

— Невероятно, — ответил Гарри. Что-то в этом старике раздражало парня, но может всё дело в этой ситуации? Ведь именно доктор сообщил ему плохую новость.

— Её одержимость мистером Риддлом поглотила всю жизнь. Девушка верила, что в сущности он — дьявол, монстр. Попав в больницу, она снова и снова продолжала повторять: я Лорд Волдеморт. — Мой последний помощник обнаружил кое-что интересное в её новом имени, пока ещё мог держаться… — замолчал доктор. Гарри подумал, что его раздражают эти драматические паузы, которые использовал старик для большего эффекта. — Он обнаружил, что «Я Лорд Волдеморт» - анаграмма имени «Том Марволо Риддл». К сожалению, она сделала из себя того, кем являлся Том Риддл в её воображении.

— Нет, — выдохнул Гарри, махнув головой в знак протеста.

— У меня нет доказательств, но её проблемы начались не тогда, когда исчез мистер Риддл? — спросил доктор.

— Мне нужно поговорить с ней. Сейчас же, — приказал Гарри.

— Отлично, но помните, что я сказал раньше. Она больше не ваша подруга. Мисс Грейнджер опасна для себя и окружающих, — предупредил старик, а затем нащупал другой выключатель и нажал на кнопку. Послышался шум.

— Привет, Гермиона, — Гарри старался говорить, не выдавая волнения в голосе.

Гермиона лениво взглянула на говорящего. Её глаза внезапно расширились, и девушка рванула к стеклу настолько быстро, насколько это было возможно со связанными руками.

— Гарри! Боже мой! Гарри! — всхлипнула девушка, а её голос казался немного искажённым из-за стекла.

Гарри чуть не отступил назад. Сложно видеть её такой, не зная, кто она сейчас. Вблизи он смог рассмотреть подругу. На лице девушки было много порезов, синяков, мешки под глазами. Гарри нажал на кнопку, чтобы Гермиона не могла их слышать, и спросил:

— Что, чёрт возьми, вы с ней сделали?

— Мы ничего не делали, мистер Поттер. Она носит смирительную рубашку потому, что сделала всё это сама, — мрачно ответил доктор.

Гарри пришлось смириться с ответом. Он снова нажал на кнопку и спросил:

— Как ты, Гермиона?

На лице девушки отчётливо отразилось замешательство.

— Как я… — замолчала девушка и неверяще покачала головой. — Ты здесь не для того, чтобы забрать меня домой, да?

— Я… — начал Гарри, но Гермиона прервала его.

— Ты позволил ему, — с презрением на лице она кивнула в сторону Дамблдора и добавила: — промыть себе мозги, да, Гарри?! Не верь ни единому его слову! Я не сумасшедшая! Я никого не убивала! У меня нет никакой другой личности!

Шокированный Гарри отступил назад, его сердце стучало, как сумасшедшее. Сейчас он начал по-настоящему сомневаться.У неё был такой же голос, как и у Гермионы Грейнджер, которую он знал и любил.

— Оставьте нас, — парень обратился к доктору.

— Это то, чего она хочет, Гарри. Извини, но я не могу этого позволить, — сказал Дамблдор.

— Вы не понимаете. Если бы я просто побыл с ней в этой комнате, я бы смог… — начал Гарри, но старик прервал его.

— Что бы вы смогли сделать? Спасти её? Гермионы Грейнджер больше нет, мистер Поттер. Ваша любовь не вернёт её назад.

***

Квартира Гермионы

Грейнджер. Три месяцаназад.

Я боюсь сама себя.

Я нашла эти заметки и надписи, написанные моей рукой, в тетрадях, но… не помню, что писала это.

Мне страшно оттого, что здесь написано и нарисовано.

Со мной что-то не так. Что-то происходит, и я не могу остановить это. Не знаю, кого просить о помощи.

Боже, они запрут меня в психушку. Я уверена. Закроют меня там и заберут ключ. Но я так долго старалась. Не позволю им забрать у меня этот шанс. Совсем скоро я выпускаюсь.

«Я знаю, что делать», — подумала я и схватила коробку стяжек из ящика.

Да, я знаю, что надо делать.

Это всё его вина. Я уверена.

***

Неизвестное место. Три месяца назад.

Как мило. Она думает, что может запереть меня таким образом, — подумала я и придвинула запястья ближе к стяжке, позволяя порезать кожу. Надеюсь, в следующий раз больно будет ей. Сука.

— Мой Лорд, — сверху послышался преданный голос. Я искоса посмотрела туда, куда падал тусклый свет. Беллатрикс Блэк стояла наверху, на другой стороне медного лифта.

— Что ты мне принесла, Белла? — улыбнулась я и позвала её.

Беллатрикс нахально ухмыльнулась и накрутила один из своих локонов на палец. Затем она нажала на кнопку. Послышался шум, и лифт спустился вниз. Ожидание опьяняло.

Решётка лифта сместилась в сторону. Белла вышла из лифта, направляясь прямо ко мне. Её губы прижались к моим губам, а ладони дотронулись до моей груди.

Моя слуга голодна, надо дать ей то, чего она хочет.

Я укусила и оттянула её нижнюю губу. Пользуясь тем, что я связана, она быстро взяла инициативу в свои руки. Мы прислонились к стене, когда она добралась до самого низа. Я почувствовала два тонких пальца внутри. Я застонала, прижавшись к её ладоням, но затем быстро прервала контакт. Девушка хмыкнула.

— Достаточно, Белла. У нас ещё есть работа, — сказала я, не обращая внимания на её расстроенное выражение лица.

Я подошла к лифту и посмотрела перед собой, жадно рассматривая его. Я присела, наклонилась и прошептала:

— Том Марволо Риддл. Какой приятный сюрприз. Белла?

— Да, мой Лорд.

— Когда он очнётся? — спросила я, не глядя на неё. Я рассматривала Тома. Он такой красивый. И теперь он мой.

— Через два часа. Максимум через три, — ответила девушка.

— Прекрасно, — сказала я, приподнимаясь. — Положи его в центр комнаты. Выключи свет, когда уйдёшь.

— Как пожелаете, мой Лорд. Мне остаться поблизости? — тоскливо спросила Белла. Она отвратительна, но полезна. Только по этой причине держу её на коротком поводке.

— В этом не нужды, Беллатрикс. Просто включай записи, когда придёт время. И убедись, что труба расположена именно так, как я сказала, — строго ответила я, и девушка вздрогнула.

— Мне нравится быть одной, когда играю со своими игрушками, Белла. Ты же знаешь, я не люблю делиться, — я снова посмотрела на Тома. На моём лице появилась ласковая улыбка, и я нежно перевернула его лицо ногой на другую сторону.

***

Психиатрическая лечебница Святого Мунго. Наши дни.

Стало тихо. Гарри буквально мог слышать, как его сердце разбивалось на кусочки.

— Я надеялся…

— О, ты же слышал бедного мальчика. Позволь ему зайти, Альбус, — почти прошипела Гермиона. Когда они обернулись и взглянули на неё, поведение девушки изменилось. Она выглядела жестокой. Готовой вырвать сердце прямо из груди, чтобы посмотреть, как оно будет кровоточить.

— Так ты не собираешься забрать меня отсюда, да, Гарри Поттер? Я зла на тебя. О, я очень зла, — сказала она так, будто ругала маленького ребёнка.

— Где Том Риддл? Что ты с ним сделала? — нетерпеливо спросил Гарри, игнорируя её нравоучения.

Она перестала говорить. Её улыбка медленно растянулась, и Гермиона начала смеяться. Как и улыбка, смех девушки постепенно усиливался. Сразу она хихикала, потом смеялась громче, громче и ещё громче, пока…

Всё резко прекратилось. Улыбка исчезла в мгновение ока. Она подошла и прислонилась лбом к стеклу, взглянула на Гарри из-под своих длинных ресниц и издевательски прошептала:

— Я сказала ему, что он заплатит за всё, что сделал со мной.

Гарри в ужасе посмотрел на человека, у которого было лицо его лучшей подруги.

Гермионы Грейнджер больше нет. Она мертва. Гермиона была убита этим… Лордом Волдемортом.

Из-за её горячего дыхания запотело стекло. Девушка выдохнула и оставила на нём невинный поцелуй.

— Ты следующий, Гарри Джеймс Поттер, — улыбнулся Лорд Волдеморт и облизнул губы.