Демон (СИ) (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



========== Глава первая ==========


Маринетт вбежала в пекарню и, даже не поздоровавшись с родителями, сразу направилась наверх. С каждой минутой ей становилось всё дурнее. Стоило только добраться до ванной, как её тут же вывернуло и тошнило до тех пор, пока не разболелось горло. Тело наполнилось тяжестью, и Маринетт опустилась на пол, пытаясь выровнять своё дыхание. Она пыталась, но так и не могла успокоиться, привести в порядок свои мысли.

Страшный кошмар, мучавший её всю жизнь, снова вырвался наружу, сводя юную Дюпен-Чен с ума. Неужели таблетки опять перестали действовать?

Девушка поднялась на ноги и взяла с полки пузырёк. Откупорив его, Маринетт высыпала таблетки в ладонь и немедленно закинула их в рот. Но она больше не была уверена в том, что они подействуют.

С самого детства Дюпен-Чен видела призраков. Были это добрые или злые духи, люди или животные, она видела их постоянно. Но мир очень быстро дал ей понять, что видеть подобное и, тем более, говорить об этом — крайне опасно. Люди либо сторонились ей, либо боялись. Незаметно, девочка стала настоящим изгоем. И всё же, куда больше ей было жаль своих несчастных родителей, которые страдали из-за её способностей. Чего только не предпринимало бедное семейство Дюпен-Чен: они водили дочь к священникам, экстрасенсам, врачам. Дошло даже до того, что школу она оканчивала в провинциальном городке с бабушкой, в то время как родители открыли пекарню в Париже. И закончилось всё тем, что Маринетт оказалась под пристальным наблюдением психиатров.

Её лечение длилось уже восемь лет. Восемь долгих мучительных лет психотерапии, тестов, таблеток и попыток убедить себя в том, что происходящее — лишь плод её буйного воображения. И только год назад врачу удалось подобрать препарат, от приёма которого Маринетт перестала видеть что-либо аномальное. Она поступила в Университет и впервые в своей жизни начала чувствовать себя нормальной. Девушка приехала в Париж, как туристка, надеясь, наконец-то остаться в столице с семьёй. И вот теперь такой удар!

«Привет! Моё имя Адриан Агрест, а как твоё?» — эти слова звучали в ушах девушки, не давая прийти в себя. Сердце бешено стучало в груди.

Маринетт понимала, что уже никакие таблетки не помогут ей забыть о том, что она увидела, когда повернулась к неизвестному ей красивому парню. Его шёлковые золотые волосы сияли ярче, чем солнце, он был прекрасен, как античный бог. Но девушку тут же сковало от ужаса, ведь за спиной красавца она разглядела огромные белоснежные крылья, а его глаза горели зелёным пламенем, словно сжигая душу Маринетт.

— Эй, с тобой всё в порядке? — спросила её одногруппница, стоящая рядом.

Но девушка уже ничего не слышала, она уже бежала по улице, не разбирая дороги.

Закрыв глаза руками, Маринетт заплакала. Если её безумие вернулось, она будет вынуждена бросить учёбу, которая даже толком и не началась. Нет! Она не могла больше этого терпеть.

— Милая! — раздался голос матери из комнаты. — Ты так быстро пробежала мимо, что я даже испугалась. Что-то не так, тебя кто-то обидел?

Девушка вышла из ванной и увидела лицо Сабин, которое выражало страдание и отчаяние.

— Всё хорошо, мама, — слабо улыбнулась Маринетт, — просто я плохо себя почувствовала, и мне пришлось вернуться домой. Наверно, съела что-то не то.

— Как жаль, ты так давно хотела посмотреть Париж, — ответила мать, но её лицо выдавало некое облегчение от того, что недуг дочери оказался вполне обычным.

— Ничего, ещё успею. Я же теперь буду жить здесь постоянно.

— Конечно, милая. Ты будешь кушать? На кухне ещё остался суп, я могу приготовить что-нибудь особенное, если твой желудок не в порядке.

— Спасибо, не стоит. Пожалуй, я лучше отдохну.

— Как хочешь, родная. Я передам отцу, что тебе нездоровится. Зови если что.

Когда мама ушла, Маринетт тяжело выдохнула. Да, ей не нравилось врать, но иного выхода не было.

Девушка приняла душ, переоделась в пижаму и поднялась по лестнице к своей кровати, чтобы быстрее забраться под одеяло. Прямо над кроватью находилась прозрачная дверца, ведущая на крышу. Через неё было отлично видно небо, которое уже постепенно темнело.

«Как же быстро пролетают дни, когда ты счастлива!» — подумала Маринетт, закрывая глаза.

И тут тело её внезапно дрогнуло. Сквозь темноту разума, опьянённого таблетками, девушка начала видеть картинки. И это можно было бы назвать просто сном, если бы не казалось таким реальным. Она вновь увидела лицо этого красивого светловолосого парня, эти глаза, горящие зелёным светом.

Они были вдвоём в кромешной темноте, полностью обнажённые. Руки Маринетт бродили по спине блондина, и девушка чувствовала, что кожа его горячая и мокрая. Его горячее дыхание запуталось в её волосах, а тело горело от безумного желания. Он проник в неё, и низ живота наполнился расплавленной магмой, заставляющей девушку дрожать и кричать. Разум отказывал. Она прикасалась к его лицу руками, губами, прижималась к юноше всем телом, пытаясь раствориться в нём и своих чувствах.

«Я люблю тебя!» — так и твердил разум девушки.

— Нет! — вскрикнула Маринетт, резко распахивая глаза.

Небо над ней становилось всё темнее. Тело не успокаивалось, всё ещё ощущая прикосновения пальцев и губ блондина. Это было настолько реально, что девушка не могла поверить, будто пригрезившееся ей не было реальностью. Она испытывала странное чувство, словно нечто подобное уже происходило с ней когда-то давно.

— Я люблю тебя… Адриан, — произнесла девушка, вспоминая слова из своего видения.

И тут стекло над её головой начало дрожать. Погода резко испортилась, начинался дождь. Даже нет, это была настоящая буря, ветер свистел так, что закладывало уши. Снизу послышались крики родителей, которые побежали закрывать в доме все окна и двери. И это вновь заставило девушку испытать странное ощущение, словно нечто такое уже происходило с ней.

На колени упало что-то мокрое, и только тогда Маринетт осознала, что из её глаз сплошным потоком текут слёзы. Грудь сжало от резкой удушающей боли, не позволяющей спокойно дышать. Она чуть не задохнулась. Пришлось широко раскрыть рот, хватать губами воздух.

А дождь на улице становился всё сильнее.


========== Глава вторая ==========


Стоя на крыше, Адриан медленно поднял глаза наверх, изучая огромные чёрные тучи, разродившиеся в этот момент дождём. Капли тяжело приземлялись на его белую кожу, но зелёные глаза даже ни разу не моргнули.

— Выходи, я ведь чувствую тебя, — произнёс он совершенно безразличным тоном, — давай уже, Плагг!

— Ух! — вздрогнул фамильяр, вылезая наружу. — Господин, зачем ты устроил дождь? Я же ведь могу заболеть!

— Ты ешь столько пахучего сыра, что ни один вирус к тебе не пристанет! И я не вызывал дождь, это сделала моя невеста!

— Ох, так ты всё-таки подошёл к ней! И как прошла первая встреча?

Адриан нахмурился.

— Ужасно, — ответил светловолосый демон, — почему она не помнит меня, Плагг? Разве Маринетт не должна была переродиться со всеми своими воспоминаниями? Разве мне не обещали, что наша любовь сможет преодолеть смерть? Я ждал сто лет, чтобы вновь встретить мою невесту и теперь она сбежала от меня! Что произошло?

Фамильяр сложил вместе свои крохотные лапки и возвёл огромные зелёные глаза к небу, издавая какие-то странные звуки, а через минуту перед ним появилась огромная книга, корешки которой были обработаны золотом. Плагг надвинул на нос очки и взглянул в книгу, перебирая страницы.

— Дай мне минутку, и я всё разузнаю, — деловито объявил он, — в этой книге должны храниться все сведения о переселении душ. Так, так, так, так. О! Я нашёл! Маринетт Дюпен-Чен! Да, она переродилась. На её щиколотке должна быть особая отметина, подтверждающее это!

— Это я знаю и без тебя! — вспыхнул Адриан. — Но она не узнаёт меня! Почему к ней не вернулась память?

Плагг снова зашуршал страницами, пока не наткнулся на новую страницу и не помрачнел.

— На самом деле, хозяин… почему ты думаешь, что она должна помнить тебя?

Лицо красавца дрогнуло.

— О чём ты говоришь? Разве мне не было обещано, что моя невеста вернётся, и на этот раз мы будем вместе? Как возможно это, если она не помнит меня?

— Да, высшие силы вернули Маринетт Дюпен-Чен к жизни, но лишь любовь вернёт тебе невесту. В прошлой жизни она испытывала огромное количество страданий и страха. Девушка просто сошла бы с ума, если бы родилась с этими воспоминаниями. Ведь она всего лишь человек. Разве ты хочешь навредить той, кого любишь?

— Но это просто абсурдно! — кричал светловолосый демон, и где-то там далеко сверкнула молния. — Эта женщина — моя! Она принадлежит мне с самого начала времён! Небесные силы отправили её на землю, чтобы быть со мной!

— Но любовь всегда требует доказательств, хозяин, — спокойно ответил фамильяр, — в прошлом, Маринетт Дюпен-Чен уже доказала свою любовь, отдав жизнь за неё. Теперь твоя очередь.

— И чего же хотят небеса? Я — демон и не могу так легко умереть.

— Значит, докажи избраннице свою любовь, заставь её вспомнить… или полюбить тебя снова в этой жизни.

Адриан вздохнул и подошёл к самому краю крыши. Он закрыл глаза и медленно вдохнул холодный воздух. В этот момент затих ветер и прекратился дождь.

— В любом случае, мы не можем идти против замысла небес, — продолжил Плагг, — и не знаем, как всё обернётся.

Светловолосый демон устремил свои изумрудные глаза вверх и поднял руки, разводя ладонями облака, позволяя луне светить спокойно. Его мягкие движения за несколько минут очистили небо и звёзды засияли ярче, чем когда-либо.

— Спокойной ночи, Маринетт! — улыбнулся Адриан.

Он изогнулся, вставая на четвереньки, сгибая тонкие длинные пальцы, которые мгновенно стали короче, а ногти преобразились в изогнутые острые когти. Тело покрылось чёрной шерстью, вырос хвост и уши.

Никто бы и не заметил, как чёрный кот спрятался на чердаке.

Комментарий к Глава вторая

Всем спасибо за ваши отзывы и любовь. Ради вас и стоит продолжать писать.


========== Глава третья ==========


— Ты вчера так внезапно ушла, что-то случилось? — спросила её подруга Аврора, когда Маринетт села рядом с ней.

— Наверно, меня укачало в автобусе, пока мы ехали, — солгала девушка, — мне как-то плохо стало.

— Это всё из-за твоих таблеток, которые ты принимаешь, — ответила сокурсница, — обратись к врачу и пусть пропишет тебе что-нибудь другое. Или начни правильно питаться. Это же всё лекарства для твоего желудка, правда?

Да. Таковой теперь представилась жизнь Маринетт, что ложь стала для неё абсолютно нормальным явлением. Но она больше не хотела переживать свой прежний ужас. Если для этого приходилось врать, то эта была незначительная жертва.

Оставалось всего пять минут до лекции, когда все студенты вдруг восторженно ахнули. Дюпен-Чен взглянула в сторону двери, и всё её тело сковало от шока. На пороге стоял тот самый блондин, которого она видела вчера. Сияя своей совершенной красотой, он с интересом оглядывал присутствующих. Его непокорные золотые локоны торчали в разные стороны, придавая красавцу немного небрежности, длинные красивые ноги были затянуты в узкие джинсы, а две верхние пуговицы на рубашке были расстёгнуты, давая окружающим возможность оценить то, насколько красивой была его кожа. И сердце девушки ёкнуло, когда он остановил на ней взгляд своих изумрудных глаз.

Хитрая полуулыбка не сходила с его губ всё то время, пока он приближался к месту, где сидела девушка. Невозможно было передать весь этот ворох чувств, который охватил Маринетт, когда блондин становился всё ближе к ней. Но, точно не обратив на смятение девушки внимания, красавчик прошёл мимо и сел прямо за ней.

— Доброе утро, дамы! — улыбнулся он. — Как ваш первый учебный день?

— Замечательно! — тут же ответила Аврора, её глаза выдавали, что она уже успела увлечься неизвестным красавчиком. — Тут всё такое вдохновляющее!

— Да, это здание очень любопытное. В своё время, здесь жил один аристократ, известный своим изысканным вкусом. Он лично контролировал строительство, поэтому тут очень много любопытных помещений. Большую часть из них он использовал для весьма сомнительных целей.

— Ты такой умный! Так много знаешь! — не унималась приятельница Маринетт. Она хлопала в ладоши и хлопала длинными ресницами, а потом протянула блондину руку. — Я — Аврора Бореаль! Приятно познакомиться!

— Очень, — улыбнулся юноша и мягко коснулся губами ладони девушки.

— А твоё имя? — вдруг вмешалась Маринетт.

Блондин перевёл на неё свои яркие зелёные глаза и в этот момент сердце девушки начало безумно биться, точно готовясь к взрыву.

— Зови меня Феликс, — хмыкнул красавец, — Феликс Агрест.

При упоминании этого имени, брюнетка вздрогнула. Она не могла оторваться от губ юноши. Почему-то всё это казалось ей удивительно знакомым. Словно это были воспоминания о потерянном прошлом, но, сколько бы она не силилась, в голову не приходило ни единой идеи о том, где бы и когда Маринетт могла бы пережить подобное.

— А у тебя красивые глаза, — вдруг прервал ход её мыслей светловолосый, придвигаясь ближе к брюнетке, — точно два глубоких океана, затягивающих меня в бездну. Так и с ума сойти недолго.

Слушая его слова, Маринетт теряла остатки разума. Был ли этот парень тем же, кто подошёл к ней вчера или это была только безумная игра её больного воображения? Ощущение его губ, его полуобнажённой кожи. Почему ей казалось, что она уже прикасалась к ним? Даже ни разу не притронувшись к новому знакомому, Маринетт уже заранее знала, что язык внутри его рта обжигающе горяч, что его объятья невероятно тёплые и от прикосновения этих пальцев можно легко потерять голову. Почему ей казалось, что она уже знала о нём всё? И почему вдруг светлое помещение лекционного зала вдруг показалось ей наполненным тьмой и тусклым светом восковых свечей? Будто нечто похожее уже происходило с ней очень-очень давно. Словно бы сто лет назад.


========== Глава четвёртая ==========


Лекции закончились, и Маринетт двигалась по коридору, надеясь как можно скорее оказаться дома.

Она так и не смогла сосредоточиться на учёбе, ведь навязчивый блондин садился позади неё на каждой лекции. Как бы Маринетт не пыталась отвлечься, она всё равно чувствовала спиной горячий взгляд его зелёных глаз. И ей не требовалось оглядываться, чтобы знать это.

«Успокойся, Маринетт, — убеждала она саму себя, — с чего ты взяла, что он вообще в тебе заинтересован? Вы ведь почти и не разговаривали. Успокойся, ты просто нервничаешь из-за учёбы, вот и чудится всякое!»

И тут, как нарочно, у самого её уха прозвучал голос, заставивший девушку вздрогнуть.

— А ведь ты так и не сказала мне своё имя!

Маринетт обернулась. Она могла и не сомневаться, что это был именно Феликс. Эта самодовольная улыбка так и не сходила с лица.

— Что тебе нужно? — с сомнением посмотрела на него девушка.

Наглец лишь ухмыльнулся, услышав её слова.

— Разве с тобой запрещено знакомиться?

— Аврора горит безумным желанием познакомиться с тобой поближе. Иди к ней, она точно не откажет.

И тут он резко ухватил Маринетт за руку. Он продолжал улыбаться, но глаза его совсем не выражали никакой радости.

— И всё же, — произнёс он ледяным тоном, — мне нравишься ты.

Маринетт сглотнула. Эти яркие зелёные глаза не двигались, точно пытались заглянуть ей прямо в душу. И от этого ощущения девушка чувствовала, что сердце её останавливается, а потом вдруг быстро взрывается, заставляя душу плакать кровавыми слезами. Но смотреть в его глаза было просто невероятно. Маринетт знала, что желает этого безумно и страстно. Интуиция подсказывала, что это причинит ей ужасную боль. Но душа её так неистово мечтала об этом.

— Почему ты постоянно убегаешь от меня? — спросил блондин. — Я настолько страшный?

Маринетт чувствовала себя так, словно её душа застыла, была отравлена парализующим ядом и не могла даже дышать. Полное безумие.

— Ты, — вздохнула она, — самое прекрасное существо на этом свете.

Лицо светловолосого красавца внезапно преобразилось, наполняясь одновременно надеждой и болью. Он ещё сильнее сжал руку Маринетт. Она и осознать это не успела, как блондин уже прижался к её губам. Забыв обо всём на свете, девушка лишилась остатков сознания, которое наполнялось нежностью. Её руки инстинктивно ухватились за плечи Феликса, ещё удерживая тело от возможности упасть.

«Всё равно, — проносилось в её голове, — мне слишком нужны его губы. Я так давно мечтала о них»


========== Глава пятая ==========


Руки блондина стиснули лицо девушки, крепко удерживая его. Их губы сливались воедино, но большего он себе не позволял. И всё же, крепкие мужские пальцы постепенно переставали вести себя сдержанно и вскоре начали медленно перемещаться всё ниже и ниже, Маринетт ощущала их то на свое талии, то на бёдрах. Инстинктивно, девушка несколько раз приоткрыла и вновь сдвинула свои губы. Это был её первый поцелуй, она полностью растворялась в ощущении опьяняюще сладких, таких горячих и невероятно притягательных губ Феликса. Но что-то внутри подсказывало ей, что этот поцелуй может быть куда глубже, горячее, безумнее. В разуме девушки уже рождались картины, что были так отчётливы. Она вновь представляла эти ловкие пальцы на своём обнажённом теле, как они прикасаются к ней, заставляя всё внутри кипеть и взрываться. И что их поцелуи могут быть бесконечно долгими, как сама жизнь. Это словно было её природное естество.

Этот наглый безумец был, в самом деле, несносен и он так глупо, так нежно, так наивно целовал её сейчас, но в этот момент Маринетт ловила себя на мысли, что уже не может без него жить. Ведь он был необходим ей, словно воздух.

Её губы ослабли, легонько отстраняясь, а потом изрекли первое, что возникло в возбуждённом мозгу:

— Я так мечтала о тебе.

В этот момент парень вновь резко ухватил Маринетт за плечи.

— Ты вспомнила? Вспомнила?

Девушка с ужасом смотрела на светловолосого красавца и не могла произнести ни слова. Его глаза горели безумным огнём. В этот момент он больше походил на демона и это до смерти пугало темноволосую студентку. Её колени подгибались, она судорожно ловила ртом воздух, почти теряя сознание. Феликс же обнял девушку ещё крепче, его горячее тело обжигало, сжигало Маринетт изнутри.

— Прошу тебя, — шептал ей в самое ухо блондин, — прошу, любовь моя. Вспомни меня, дорогая. Ведь я так хочу быть с тобой.

Мир перед глазами девушки поплыл, и тогда она потеряла сознание.

Когда же веки Маринетт открылись, девушка вновь увидела постепенно темнеющее небо. Она лежала в своей комнате, на кровати, одетая в пижаму. С каждым разом её сны становились всё более безумными. Она так и не переставала думать о том загадочном блондине, что встретился ей несколько дней назад. Но почему в её сне он назвался Феликсом? Ведь она точно знала его настоящее имя. По необъяснимой причине, по безумной причине собственной убеждённости. Само сердце подсказывало ей, что это судьба.

От сумбурных мыслей девушку отвлёк грохот, доносящийся сверху. Она тут же открыла дверцу и вылезла на крышу. Первое же, что увидели её глаза, был ужасный беспорядок, который развёл чёрный кот, радостно гоняющий по полу клубок ниток.

— Нуар! — крикнула девушка. — Ты опять утащил мои нитки! Как же мне теперь вязать папе свитер на Рождество?

Маринетт подняла кота с пола и усадила себе на колени.

— Ты такой негодник, Нуар! И почему тебя всё время тянет на крышу?

Она вновь возвела глаза к небу, оно было спокойным и торжественным, не было и намёка на плохую погоду.

— Адриан, — тихо произнесла она.

И в эту же секунду небо прорезала огромная сияющая молния. Начался дождь.


========== Глава шестая ==========


Маринетт заняла свободное место в лекционном зале и, вопреки обыкновению, Аврора прошла мимо неё с таким видом, словно они и вовсе не были знакомы. Это было странно, и девушка почувствовала, что это причинило ей боль. Должно быть, после того случая на площади, Аврора узнала, что у Маринетт имеются проблемы с психикой. Брюнетка заглянула в свою сумку и грустно взглянула на пузырёк с таблетками. Неужели даже теперь её ждёт одинокая жизнь? От этих мыслей неизбежно хотелось плакать.

— Привет! Тут свободно? Я могу сесть? — вдруг отвлёк её мягкий женский голос.

Маринетт подняла голову. Рядом с ней стояла стройная мулатка в очках с приветливой улыбкой и милой родинкой на лбу. Она была одета в клетчатую рубашку и синие джинсы, на правом плече висела сумка. Её волнистые каштановые волосы были осветлены на концах. Девушка поправила свои модные очки и повторила вопрос:

— Ну, так можно?

Неизвестно почему, но Маринетт тут же почувствовала, что может доверять этой незнакомке.

— Конечно, — улыбнулась брюнетка, пододвигаясь.

— Спасибо огромное, — ответила мулатка, присаживаясь, — будем знакомы, я — Алья Сезер!

— Маринетт Дюпен-Чен, — кивнула девушка, пожимая протянутую соседкой руку, — не видела тебя тут прежде.

— Да, я была немного занята и не могла прийти раньше. Дашь мне конспекты пропущенных лекций?

— Эм, конечно, — улыбнулась Маринетт.

— Замечательно! А ты очень добрая и милая, Маринетт Дюпен-Чен!

— Можно просто «Маринетт», — смутилась брюнетка.

— Хорошо. Значит, любишь моду?

— Да, хочу стать дизайнером. На самом деле, я ещё со школы этим увлекаюсь. Мне нравится шить и рисовать, создавать что-то новое.

— И всё?

Маринетт вопросительно взглянула на новую знакомую.

— Ну, в смысле, — улыбнулась Алья, — кроме моды ты ещё чем-нибудь увлекаешься?

— Чем, например?

— Лично я ещё очень увлекаюсь мистикой и магией, — бодро ответила мулатка, — ты веришь в привидений, Маринетт?

Брюнетка сглотнула — почему Алья спросила её об этом?

— Не то, чтобы я не верила, — неуверенно произнесла девушка.

— А я верю! — энергично произнесла собеседница. — Мне очень часто попадались люди, которые могли видеть призраков! И я верю в жизнь после смерти, и в потусторонний мир!

— Это очень необычно для современной девушки, — ответила Маринетт.

— Возможно. Но есть же в мире то, что не может объяснить даже наука! А ты никогда не сталкивалась с чем-то таким, что казалось тебе странным и потусторонним?

— Нет, — заикаясь, произнесла брюнетка, — я долгое время жила в маленьком городке. Там даже интересного ничего не происходит.

— Жаль, — кивнула мулатка, — я постоянно ищу подобные истории. У меня даже есть блог, посвящённый этой теме. И знаешь, я специально приехала в Париж. Говорят, недавно на площади Согласия видели настоящего демона!

— Серьёзно? — вздохнула Маринетт. — И что же он там делал?

— Поговаривают, — лицо мулатки вдруг стало очень серьёзным, — что много лет назад во Франции проживал Король Демонов, который проклял своих детей, и они должны были жить рядом с ним, пребывая в вечном аду своего отчаяния и одиночества. Но однажды родилась девушка, которой было написано на роду выйти замуж за Короля Демонов и стать той, кто сможет остановить проклятье.

— И что же случилось с этой девушкой? Она вышла замуж за Короля Демонов и остановила проклятье? — спросила Маринетт, которая была неожиданно увлечена этим странным рассказом.

— Нет, сердце девушки выбрало другого. Того, кто был рождён от тьмы своего отца и света своей матери. Того, чья душа была разбита на части Королём Демонов. Эта девушка была невестой демона, помеченная особой меткой на щиколотке, — Алья резко повернулась и посмотрела прямо в глаза соседке, — ей удалось освободить детей демона.

Неизвестно почему, Маринетт ощутила страх, который мгновенно сковал её по рукам и ногам.

— Но невеста демона умерла. И с тех пор, светловолосый демон ждёт, когда её душа переродится.


========== Глава седьмая ==========


Вода медленно лилась из крана. Маринетт внимательно следила за тем, как струя сливалась с гладкой водной поверхностью, наполнявшей ванну. Вода была горячей, от неё кожа девушки покраснела, но что-то внутри её тела не могло согреться. Брюнетка повернула кран и откинулась на край ванны, глядя в потолок.

Алья напугала её, но при этом рядом с ней Маринетт впервые за долгое время почувствовала себя легко и спокойно. Впервые она встретила человека, которому могла рассказать о том, что её мучило столько лет и не почувствовать себя при этом сумасшедшим. Словно бы её новая знакомая была существом из совсем другого мира.

«Эта девушка была невестой демона, помеченная особой меткой на щиколотке» — пронеслось в голове Маринетт.

Она вынула ногу из воды и коснулась родимого пятна на своей щиколотке. Оно было у неё с самого рождения и с каждым годом становилось всё больше. Маринетт придвинула ногу и начала рассматривать метку более пристально. Пятнышко напоминало божью коровку.

— Бред какой-то, — вздохнула она.

Девушка вышла из ванной, натянула себя чистую пижаму и спустила воду в ванной. На некоторое время она замерла около зеркала, рассматривая своё отражение.

Невеста демона. Девушка, что родилась для того, чтобы стать женой существа из потустороннего мира. Но что будет после того, как демон сделает её своей женой? В каком мире им тогда будет суждено существовать? Ведь человеческая жизнь не может длиться долго, а демоны бессмертны.

Маринетт закрыла глаза и представила прекрасное лицо светловолосого демона, его сияющие зелёные глаза и белоснежные крылья. Даже на вид они были невероятны.

«Бедный демон. Должно быть, он очень любит свою невесту, раз ждёт её так давно!»

Девушка схватила пузырёк с таблетками и закинула новую порцию в рот, мысли тут же приутихли, становилось легче дышать. Она выключила свет и вернулась в комнату. Захватив с собой книгу, Маринетт подошла к кровати, где её уже ожидал блаженно посапывающий Нуар. Девушка погладила кота, и тот принялся громко урчать. Она поцеловала его чёрную шерсть, и нежность к этому бродяге охватила её душу. Они удобно устроились в постели, и Маринетт раскрыла книгу, что вдруг нашла у себя дома. «Мифы и поверья». Неизвестно почему, но она вдруг привлекла её внимание. Это было очень старое издание, но ни обложка, ни позолота на буквах не потускнели со временем, лишь страницы, которые во многом были покрыты восхитительными старыми рисунками, немного одряхлели. Девушка с интересом листала книгу, изучая название каждой статьи и каждую иллюстрацию, пока не дошла страницы, на которой красными буквами было написано «Демоны». И тогда Маринетт принялась читать так жадно, словно хотела отпечатать в своей памяти каждое слово:

«У каждого демона имеется имя, данное ему небесами. Но ни один демон не расскажет о нём. Если же имя демона станет известно и его произнесёт невинная смертная девушка, то она призовёт бурю и грозу, что не остановится до тех пор, пока демон не придёт на её зов. Если же демон полюбит смертную девушку, то душа её будет навеки соединена с ним, ведь сердце демона может соединиться только с той, кто предназначен ему самими небесами. И если он будет готов разделить с ней своё бессмертие, тогда перевернётся бытие, и они смогут быть вместе. В ином случае любовь смертной и демона запрещена»

— Какая мрачная история, — произнесла Маринетт вслух, неожиданно для самой себя, — у меня от неё мурашки по коже. Получается, что даже если демон и найдёт свою невесту, что даже если они полюбят друг друга, то мир не позволит им быть вместе. Разве это не жестоко, Нуар? — её пальцы вновь мягко коснулись шерсти кота. — Интересно, а есть тут что-то бессмертии? Как демон может разделить его с любимой?

С ещё большим интересом она принялась листать книгу, всё ближе становясь к заветной цели. Но в том месте, где статья должна была быть, её не было. Девушка ещё раз перелистала книгу, а потом проверила всё постранично и поняла, что порядок был нарушен. Страница под названием «Бессмертие» отсутствовала! Тогда Маринетт перевернула книгу и встряхнула её, надеясь, что кто-то мог положить страницу среди других. Но тяжёлое издание тут же выпало из рук хрупкой девушки и с шумом рухнуло на простынь, открывшись в случайном порядке. И от того, что увидели глаза Маринетт, тело брюнетки начало трясти. Открывшаяся страница была изначально пустой, но кто-то полностью заполнил её красивым женским почерком. Ровные строчки содержали странное послание:

«Пишу это, поскольку мне некому доверить свою тайну. Сегодня мне придётся покинуть свой дом. Причина? Никто не поверит в это. Даже родители. Я соединилась с демоном, чьё имя Адриан. Я люблю его вот уже шесть лет и наши души связаны. Не могу точно сказать почему, но с самого детства мне говорили о том, что я невеста демона и всё, что было связано с этим, манило меня. И тот, кого я полюбила, оказался демоном. Единство наших душ так же естественно для меня, как дышать и жить. А жить без него для меня подобно пытке. Каждый раз, когда мы встречались, моё сердце болело так сильно, что я едва могла двигаться. И всё же, когда мы были вместе, я чувствовала себя так, словно меня соединили с какой-то давно потерянной частью моего существа. Нет большей радости на свете, как быть с ним.

Многие говорили мне о том, что невозможно выжить после ночи, проведённой в объятьях демона, но утром я очнулась в своей постели, моё тело было в порядке. Но как только я откинула покрывало, всё было в крови, её было так много, что я не могла поверить, что выжила после такого. Но вместе с этим ужасом мир подарил мне нечто необыкновенное. Мою дочь. Я назвала её Хлоя. «Цветущая». У неё такие же золотые волосы, как и у отца. Каждый раз, как я вижу её, моё сердце улыбается.

Сегодня я, Хлоя, мама и бабушка уезжаем. Скоро мама вернётся с моей дочерью и все будут убеждены, что она родила её. Никто не должен знать, что эта девочка — моё дитя. Даже сама Хлоя не должна знать об этом. Ведь это может причинить ей много боли. Моя девочка никогда не должна узнать о том, что она — дитя демона!»

В левом углу книги располагался выцветший штамп библиотеки какого-то неизвестного Маринетт города. Наверняка, его уже не существует даже. Но с другой стороны листа было то, что заставило девушку в страхе отбросить книгу в сторону и с ужасом спрятаться под одеялом. Из глаз полились слёзы. Она не могла поверить в то, что всё это происходит именно с ней! За что и почему? Зачем небеса наказывали её? Почему она не могла вести нормальную жизнь?

В правом углу книги располагалась подпись автора загадочной исповеди:

«Маринетт Дюпен-Чен. 1905 год»


========== Глава восьмая ==========


Девушка сделала глубокий вдох и вновь опустила пальцы на клавиатуру. Её сердце громко стучало в груди, не давая брюнетке собраться с мыслями.

«Маринетт Дюпен-Чен, 1905 год» — набрала она в строке поиска. Но ей не хватало достаточного опыта в использовании фильтров, поэтому девушка никак не могла точно сформулировать то, что пыталась найти.

— Тебе помочь? — раздался рядом чей-то голос.

Маринетт повернула голову и тут же встретилась глазами с темнокожим юношей с короткой стрижкой и в очках. На нём были тёмные брюки, клетчатая рубашка, бабочка и подтяжки. Типичный хипстер, как ни крути.

— Что ты ищешь? — спросил он, облокачиваясь на стол. — Я могу помочь.

— Это очень мило, — щёки девушки моментально покраснели, — но я…

— Да не беспокойся! — не обращая внимания на сопротивление девушки, молодой человек сел рядом и тотчас завладел клавиатурой. — Итак, что ты пытаешься узнать?

Брюнетка замешкалась, но почти сразу ответила:

— Я ищу женщину, которая жила в 1905 году. Её звали Маринетт Дюпен-Чен. И у неё была дочь. Хлоя.

Парень кивнул, его пальцы очень быстро начали что-то печатать. Страницы в браузере сменяли друг друга, Маринетт с трудом могла уследить за тем, что происходило на экране. Она даже и не знала, что такое возможно делать с компьютером, но внутри даже была благодарна проведению, что рядом оказался такой сведущий парень.

— Ну вот, — улыбнулся темнокожий компьютерный гений, — что-то нашлось. Пришлось, конечно, влезть на парочку закрытых сайтов, поэтому советую как можно быстрее распечатать то, что тут есть. Просто ты немного ошиблась. Эту женщину звали Маринетт Дюпен, по крайней мере, так почти везде указано. Возможно, она просто меняла фамилию. А тут ещё и фотографии имеются, можешь посмотреть. Что-то ещё нужно?

— Думаю, нет, — ответила девушка, с трудом сдерживая свою радость, — спасибо тебе огромное. Сама бы я точно не справилась.

— Был рад помочь, — улыбнулся парень, поднимаясь со стула.

— Эм, — замешкалась Маринетт, — как я могу тебя отблагодарить за это? И… как твоё имя?

— Зови меня просто Макс. О благодарности можешь не беспокоиться. Скажем так, тебе нечего мне предложить.

— Но всё равно спасибо, Макс, — улыбнулась ему в ответ девушка.

Она нажала на кнопку печати и вдруг на экране появилась предупреждающая надпись, в которой говорилось о том, что пользователь нарушает правила посещения сайта. Маринетт испуганно оглянулась на своего нового знакомого, но парень вдруг исчез. Пытаясь не поддаться панике, девушка закрыла все открытые сайты, после чего схватила все распечатанные материалы и поторопилась покинуть компьютерный зал.


========== Глава девятая ==========


Дрожащими руками, Маринетт перебирала распечатанные листы. Изначально, она хотела разложить их, согласно определённой системе, но из-за пережитых за последнее время переживаний и лекарств, голова была совсем тяжёлая. Она с трудом решалась просмотреть хоть что-то.

В её руке была зажата фотография, из-за плохого качества которой были почти неразличимы лица изображённых на ней женщин. Та, что была слева, выглядела уверенной и зрелой, её меха и перья на шляпе не оставляли никаких сомнений в своей подлинности. Маринетт инстинктивно определила, что она была намного старше своей спутницы, которая держалась сдержанно, а её наряд был простым, хоть и тоже не дешёвым. Девушка приблизила фото ближе к глазам, но смогла разглядеть только аккуратно убранные чёрные волосы и бледное лицо. От изображённой на фото молодой женщины веяло мрачностью, вся её одежда была чёрной, словно она носила траур.

«Мадам Дюпен и её внучка на приёме у госпожи С. 1909 год»

Следующая статья была совсем короткой и походила на какую-то старую газетную вырезку. В ней говорилось о мадемуазель Дюпен, которая недавно получила научную степень и начала читать лекции в Парижском Университете, став самой молодой женщиной-преподавателем. На тот момент ей было всего двадцать три года.

— Не слишком познавательно, — вздохнула девушка и взялась за новый лист.

Большое, и достаточно хорошего качества, фото изображало молодую красивую женщину с чудесными светлыми волосами и огромными глазами. Она нежно улыбалась и казалась счастливой.

— Хлоя Дюпен, — прочитала Маринетт, разглядывая изображение девушки, — так вот ты какая.

Она не могла оторваться от лица красавицы, которое ей смутно напоминало чьи-то черты. Пусть изображение и было чёрно-белым, но юная Дюпен-Чен была убеждена в том, что волосы этой девушки сияли, как золотые солнечные лучи, а глаза напоминали два океана. И что её улыбка была самым прекрасным, что она видела когда-либо на земле.

И тут она невольно вспомнила зеленоглазого демона, чьи волосы сияли точно так же. Того самого красавца, что назвался ей «Адрианом» в тот день на площади Согласия. Маринетт открыла рот, желая вновь произнести желанное имя. От этого безумного желания всё тело вновь начинало дрожать. Произносить его имя было жизненно важно для неё, словно она может умереть, если не произнесёт его. Маринетт не хотела верить в ту безумную историю, что прочла недавно в книге, однако что-то заставляло её сомневаться, и тогда она решительно сжала губы.

Руки задрожали, и сжатые страницы упали на стол. Нечто привлекло внимание девушки. Во рту пересохло, но она уже не могла остановиться. Маринетт отодвинула лишнее и тогда увидела изображение, которое заставило её онеметь.

Она знала, что это была та же самая женщина, которую она видела рядом с мадам Дюпен на одной из предыдущих распечаток. Ей лицо казалось молодым, а глаза были огромными и печальными, она не улыбалась и по-прежнему была одета в чёрное платье. Кроме обозначения года в правом нижнем углу, других подписей не было. Но это было не так уж важно, ведь Маринетт это не требовалось. Она и так могла узнать своё собственное лицо.


========== Глава десятая ==========


Адриан коснулся шелковистых спутанных прядей. Он не мог оторваться от вида прекрасного лица Маринетт, которое выглядело таким уставшим и измученным. Во сне она сдвинула брови и тяжело дышала.

— Тише, милая, тише, — мягко произнёс светловолосый демон, поглаживая лоб девушки.

Он мягко обнял её, и тогда брюнетка успокоилась, прижимаясь к груди Адриана. От этого ощущения ласковое тепло разлилось внутри души демона. И каждую ночь он готов был сжимать её в своих объятьях до самого конца времён.

Но тут кошачье чутьё кое-что уловило и блондину это не понравилось. Этот запах нельзя было спутать ни с каким другим. Аромат, неизменно напоминавший ему о тысячелетнем заточении в пространстве, где не было ни надежды, ни света. Запах смерти.

Не помня себя от злости, юноша приоткрыл дверцу над головой Маринетт и ловко выскользнул на крышу.

— Что ты здесь делаешь? — злобно прошипел он. — Я думал, мы договорились о том, что ты не дашь её имени оказаться в ваших проклятых списках!

— Я не единственный ангел смерти в этом городе, знаешь ли, — спокойно ответил Нино, поправляя ворот своего плаща, — лично меня, её душа не интересует, но это не значит, что смерть забудет про неё.

— Так для чего тогда пришёл? — вновь издал пугающее шипение Агрест, мельком наблюдая за дверцей, ведущей в комнату его невесты.

— Другой ангел смерти уже напал на её след. Я слышал об этом парне, он педантичен, честолюбив, точен и упрям. Тебе следует поторопиться.

— Что ты предлагаешь мне? В этот раз Маринетт прожила иную жизнь, не подготавливая себя к роли невесты демона.

Нино хмуро взглянул на шурина. В этот раз Адриан выглядел плохо: его кошачьи уши не скрылись полностью, на спине и руках виднелась чёрная шерсть, сзади торчал хвост, который нервно дёргался, со лба парня лились ручьи пота.

— Взгляни на себя, — тяжело вздохнул ангел смерти, — ты уже с трудом принимаешь человеческий облик. Помнишь ли ты сколько времени прошло с того момента, как ты нашёл Маринетт и начал обращаться в кота, чтобы быть рядом с ней? Целых два года. Вскоре ты не будешь способен полностью объединять все свои сущности. Через несколько недель ей исполнится восемнадцать, и она сможет вновь стать твоей.

— Она уже моя! — кричал светловолосый демон. — В прошлый раз мы соединились, когда ей было семнадцать, и на свет появилась наша дочь. Возраст не играет в этом деле никакой роли!

— Тогда почему же ты до сих пор не соединился с ней? Неужели ты не уверен, что это именно она?

— Это она! Никаких сомнений и быть не может! — крикнул демон, и глаза его горели от гнева.

— Тогда сделай это! Ради вас самих, вы должны соединиться. Маринетт обязана стать…

— Да знаю я всё это! — вновь закричал Адриан. — Но она не помнит меня, а без этих воспоминаний её сердце не сможет полюбить! Маринетт будет только бояться меня, не смея открыть своё сердце.

— Даже если она и не любит тебя, вы сможете соединиться. Разве это так важно? Прежняя Маринетт была другой. Если подумать, то нынешняя нам совсем не так уж близка.

— Говори за себя! — раздался вдруг рядом женский голос.

Нино резко повернул головой и был явно шокирован.

— Алья? — спросил он. — Как ты тут оказалась?

— Я соединила свою жизнь с ангелом смерти, — ухмыльнулась мулатка, приближаясь к супругу, — неужели ты думаешь, что можешь от меня скрыться? Тем более, говорить моему брату такие вещи. Ты ведь даже ни разу не разговаривал с Маринетт, и я могу тебя уверить, что она практически не изменилась. Свет внутри её души всё так же ярко сияет. Мы не можем допустить того, чтобы она пострадала.

— Но какие ещё у нас есть варианты? — рядом с женой, Нино реагировал куда эмоциональнее. — Если они не соединятся, то твой старший брат вновь потеряет себя, а Маринетт рано или поздно погибнет. В таком состоянии он просто не сможет её защитить.

Не в силах долго выдерживать трансформацию, Адриан освободил свои крылья и сел на пол. Алья приблизилась к брату и мягко обняла его.

— Не беспокойся, у меня есть план, — прошептала она, — ты сможешь мне довериться?


========== Глава одиннадцатая ==========


— В этом зале представлены модели, любезно предоставленные мадам Буржуа и её супругом. Эксклюзивно для студентов нашего учебного заведения все экспонаты находятся в открытом доступе. Вы можете к ним прикоснуться и даже примерить любой наряд, — объявила экскурсовод.

— Гляди, Маринетт! — крикнула Алья. Она держала в руках короткое чёрное платье. — Это настоящая Шанель. Помнишь «маленькое чёрное платье»? Ах, какое чудное было время!

Но брюнетка её почти и не слушала. Словно зачарованная, она кончиками пальцев касалась восхитительного платья, что висело рядом. Белоснежное, покрытое тончайшим кружевом, расшитое сверкающими серебряными нитями. Оно выглядело так, словно не могло быть создано человеческими руками. Словно материалом для него служили сами небесные покровы.

Алья уловила это состояние подруги и тихо ухмыльнулась. Вне всяких сомнений, нечто внутри страдающей души Маринетт узнало это платье, тело помнило ощущение превосходной ткани из гардероба самого Короля Демонов. Наряд его невесты. Один из тех, что она была обязана носить изо дня в день.

— Ты должна примерить его, — улыбнулась смуглокожая демоница.

Маринетт повернула к ней своё бледное лицо, её глаза словно смотрели куда-то сквозь говорящую с ней Алью. Словно находясь под гипнозом, она мягко кивнула. Не ожидая дальнейших действий подруги, мулатка схватила платье и утащила брюнетку в примерочную.

Натягивая чудесную ткань на тонкое тело подруги, Алья чуть не прокляла всё на свете, но оно того стоило. Едва последние петельки были застёгнуты, смуглокожая демоница чуть не расплакалась от восторга.

— Боже, — вздохнула она, — ты такая красивая! Ты вновь стала похожа на себя, — её горячие ладони ухватили руки Маринетт, — я так рада твоему возвращению.

«Она обязана вспомнить, — пронеслось в её голове, — просто обязана!»

Когда отодвинулся занавес, и темноволосая девушка предстала на всеобщее обозрение, многие из присутствующих в зале просто онемели от восторга. До этого момента никто и представить не мог, что Маринетт Дюпен-Чен может быть настолько восхитительной. Ведь она даже не просто сияла, в ней вдруг проявилось нечто волшебное.

— Позволь я поправлю твои волосы, — предложила Алья, мягко собирая локоны девушки.

Маринетт оглянулась на своё отражение — по её глазам было заметно, что она узнала в нём ту самую женщину с фотографии, которая была сделана больше ста лет назад. Её разум потихоньку привыкал к мысли о том, что Маринетт Дюпен из 1905 года является её абсолютным началом. И всё же, готова ли была она вспомнить?

Но когда дверь вновь раскрылась, все тут же переключили своё внимание на роскошного блондина, который прошёл внутрь. Снова верхние пуговицы его рубашки были расстёгнуты, а брюки облегали тело, точно вторая кожа. Он выглядел ярким, сияющим и соблазнительным. Его золотые волосы резко контрастировали с чёрной одеждой, и когда он приблизился к Маринетт, то вместе они смотрели словно инь и ян.

— Моя леди, — улыбнулся он, прижимаясь губами к её ладони, — рад снова видеть тебя. Прекрасно выглядишь.

Они стояли, пристально глядя в глаза друг другу, точно потерявшись там навсегда.

— Адриан, — тихо вздохнула Маринетт.

За окно резко сверкнула молния, на улице начался дождь и поднялся ветер, заставивший окно скрипеть.

Лицо светловолосого демона в один миг растеряло всю свою самоуверенность, он вздрогнул.

— Маринетт! — возбуждённо произнёс блондин.

И, обхватив руками лицо девушки, прижался к её губам. Она моментально обмякла в его объятьях. Зрачки синих глаз расширились, вновь разглядев за спиной юноши то, что не поддавалось человеческому пониманию. Несмотря на закрытое многолюдное помещение, светловолосый вновь распустил свои белоснежные крылья, что выглядели такими мягкими. И они источали небесный аромат.

Но тут юноша вдруг распахнул глаза. Освобождая губы возлюбленной, он сжал её со всей силы и перевернул в другую сторону.

Истошный крик пронзил слух.

И что-то сверкающее и острое глубоко вонзилось в спину светловолосого демона.

Комментарий к Глава одиннадцатая

Ну как вам глава, ребята? Жду отзывов))


========== Глава двенадцатая ==========


Маринетт с трудом приходила в себя, словно последние несколько минут она находилась в опьянении. И даже теперь, ей через силу удавалось понять, что происходит. Светлые волосы щекотали её подбородок. Красивый юноша опустил голову вниз, но не ни на секунду не ослаблял своих объятий. Маринетт чувствовала обжигающее тепло его тела, а её собственные руки крепко сомкнулись на спине неожиданного защитника. И по тонким девичьим пальцам стекала его кровь.

— Феликс! — крикнула она, узнав юношу. — Ты ранен?

Он поднял на неё свои великолепные зелёные глаза и ухмыльнулся:

— А я уже надеялся, что ты вспомнила. Неважно.

— Но у тебя кровь! — недоумевая, пробормотала девушка.

Красавец выпрямился и легонько поцеловал её подрагивающие губы.

— Не беспокойся, моя леди, такая мелочь не способна навредить мне.

Он потянулся рукой к спине и, даже не поморщившись от боли, вынул посторонний предмет из своей спины. Маринетт испуганно вскрикнула, закрывая рот руками. В своих руках блондин сжимал огромные портняжные ножницы, которые были почти полностью окрашены кровью.

Феликс обернулся, и тогда девушка разглядела причину, по которой лезвия оказались в спине юноши.

Аврора дрожала всем телом, из её глаз не переставая текли слёзы.

— Я не хотела ранить тебя, — дрожащим голосом произнесла напавшая, — это должна была быть она. А ты… почему именно она?

Лицо блондина не выражало ни одной эмоции. Он резко схватил руку девушки и сжал её. Пальцы хрустнули так, словно это были прогнившие деревяшки. Аврора завопила от неописуемой боли и все вокруг расступились.

— Ты, — прошипел парень, — ты хотела причинить вред моей невесте? Хотела убить её?

— Это всё потому что ты целовал её! — крикнула девушка. — Почему? Почему ты выбрал её, а не меня? Разве я не красивая? Мы бы так хорошо смотрелись вместе! Почему тебе понравилась это сельская замухрышка?

Даже не стараясь слушать её нелепые оправдания, он резко схватил её за горло и начал медленно сдавливать.

— Остановись! — крикнула Алья.

Она развела руки в стороны и что-то сверкнуло. Все вокруг застыли, точно превратились в безропотных кукол. Маринетт с ужасом смотрела на происходящее, с трудом доверяя своим глазам.

— Что ты собираешься сделать, старший брат? — обратилась к нему мулатка. — Если ты убьёшь её, то никак не сможешь решить свои проблемы. Она не вернётся к тебе, если ты сделаешь что-то ужасное.

— Но она хотела её убить! — закричал блондин.

— И ты знаешь настоящую причину этих событий.

Рука парня дрогнула, отпуская горло Авроры.

— Я сотру эти воспоминания из их памяти. Они подумают, что это сон, а эта несчастная подумает, что произошёл несчастный случай. Я буду приглядывать за ней впредь, — спокойно произнесла Алья.

Она подошла к Маринетт и погладила её волосы:

— Ты очень красивая сегодня. Надеюсь, произошедшее хоть немного позволит тебе вспомнить. Мы все ждём твоего возвращения.

Брюнетка молча смотрела на подругу. Она так и не могла понять что же происходит на самом деле.

Алья подошла к брату, он выглядел мрачным и усталым.

— Нам надо помочь тебе с этой раной. Сейчас ты не в том состоянии, чтобы регенерировать так же быстро, как раньше. Уходим!

И они оба мгновенно растаяли в воздухе.


========== Глава тринадцатая ==========


— Итак, Маринетт, — начала разговор доктор, поправляя свои изысканные очки, — как твои успехи в этом месяце? Тебя всё ещё мучают галлюцинации?

Хрупкая брюнетка побледнела, услышав эти слова. Она даже не знала с чего начать разговор. Заметив её скованность, доктор мягко улыбнулась.

— Не беспокойся, ты можешь рассказать мне всё. Не бойся, я никогда не осуждала, и не буду осуждать тебя.

Эти слова немного подбодрили девушку, она нашла в себе силы улыбнуться и мягко кивнула.

— В последнее время меня тревожит один парень, — неуверенно произнесла Маринетт.

— Парень? — с интересом спросила врач. — Тебе кто-то понравился?

— Я так не думаю. Но, похоже, что он влюблён в меня. Просто это как-то очень странно. Знаете, каждый раз, когда я его вижу, то мной овладевает какое-то безумное чувство. Если он целует меня, то я чувствую себя так, словно земля уходит у меня из-под ног и я словно парю. А ещё моё сердце. Моё сердце начинает ужасно болеть, когда он рядом. Мне так больно, словно кто-то сдавил мою грудь и не даёт дышать.

— Этот парень причиняет тебе боль?

— На самом деле, — девушка глубоко задумалась, но тут же продолжила свою мысль, — когда он рядом, мне страшно, но я чувствую себя абсолютно счастливой. Он заставляет меня чувствовать себя так, словно я ждала его всю жизнь. Словно когда он рядом, я становлюсь полноценной. Будто моя душа скучала по нему целую вечность.

— Но ты не можешь назвать эти чувства «любовью»?

— Нет.

— Почему?

— Если говорить по правде, то с его приходом в моей жизни начали твориться очень странные вещи. А вчера, — вспоминая произошедшие события, Маринетт прикусила губу, чтобы не расплакаться от напряжения своих нервов, — моя одногруппница пыталась меня убить. Но он сумел меня защитить, пожертвовав собой. Однако, когда сегодня я пришла в Университет, то никто об этом не помнил.

— Может быть, это был сон? Тебе ведь с детства было свойственно видеть крайне реалистичные сновидения.

— Не знаю, — Маринетт упёрлась безжизненным взглядом в окно, за которым светило яркое осеннее солнце, — но порой я ловлю себя на мысли, что мне настолько хочется быть с ним, что я даже согласна прожить оставшуюся жизнь во сне.

Врач грустно вздохнула:

— Жаль. Я думала, что таблетки хоть немного тебе помогают. Видимо, мне стоит выписать тебе более действенный препарат. И, думаю, нам потребуется больше часов психотерапии, чтобы выяснить природу твоих тревог и этих снов. А, помимо этого, Маринетт. Ты видела нечто такое, что заставляло бы тебя переживать?

В очередной раз поразившись загадочной проницательности своего доктора, девушка ответила:

— Есть кое-что, о чём я думаю постоянно, когда вижу того парня. На самом деле, я догадываюсь о том, что он не человек.

Женщина с интересом подняла бровь.

— И кто же он тогда, по-твоему?

— Демон.

Доктор ласково, но немного нервно улыбнулась.

— Вот как. Что же, и такое бывает. Думаю, на сегодня с тебя достаточно. Вот рецепт на новое лекарство. Постарайся лечь сегодня пораньше и избегай стрессовых ситуаций. Следующий сеанс назначу через неделю. Так что настоятельно рекомендую тебе не пропускать время приёма лекарств, чтобы я могла убедиться в из действии и, в крайнем случае, пересмотреть дальнейший курс твоего лечения.

Маринетт приняла бумагу с рецептом, вежливо попрощалась и исчезла за дверью.

Оставшись одна, врач сняла с себя очки и задумчиво взглянула в окно.

— Демон, говоришь? — усмехнулась она. — Видимо, он всерьёз вознамерился противостоять судьбе.

Комментарий к Глава тринадцатая

Итак, фф “Демон” набрал 100!!! Интересно, сможет ли он побить результат “Невесты”?


========== Глава четырнадцатая ==========


Маринетт получила своё новое лекарство и, спрятав его в сумке, вышла из клиники.

В парке Бют-Шамон, через который приходилось идти по дороге из больницы, было удивительно тихо. Фестиваль короткометражек «Силуэт» уже прошел, и это место вернулось к своей прежней жизни. Но для такого времени суток было очень странно, что мимо не прошёл ни один человек.

Сквозь колонны храма Сивиллы пробивались разноцветные лучи закатного солнца, на поверхность пруда ложились опавшие жёлтые, красные и коричневые листья. Деревья негромко шелестели, точно перешёптываясь друг с другом. Издалека слышалась музыка, но не было видно её источника. Куда сильнее в этот момент различался шум водопада и щебетание птиц.

Эта осень была на редкость тёплой и длилась, будто бы целую вечность.

Маринетт остановилась, чтобы поправить ворот своего пальто. И тут её пронзило внезапное ощущение тревоги. Это было очень похоже на то чувство, словно кто-то пристально на неё смотрел. Но когда девушка обернулась по сторонам, никого не было. На тропинке не было даже людей, а мысли о демонах, призраках и прочей чертовщине надо было отвергнуть сразу же.

«Приму это новое лекарство сразу же, как приеду домой и лягу спать!» — чётко обозначила свою позицию темноволосая девушка, утвердительно кивая головой, и направилась дальше.

Солнце уже почти опустилось за горизонт, когда Маринетт спустилась вниз на станции Buttes chaumont и принялась смиренно ждать поезда.

— Добрый вечер! — вдруг произнёс кто-то, стоящий рядом с ней.

Девушка подняла голову и с удивлением узнала в обладателе голоса того самого темнокожего паренька, который помог её с поисковым запросом пару недель назад. И она тут же вспомнила его имя.

— Добрый вечер, Макс! Как дела?

— Спасибо, хорошо. А у тебя?

— Тоже хорошо, спасибо.

— Что ты делаешь в этой части Парижа? Решила прогуляться по парку?

— Нет, совсем нет. Я была на приёме у моего врача. Здесь неподалёку хорошая клиника. А ты живёшь где-то поблизости?

— Нет, у меня тут назначена встреча, — странно улыбаясь, заявил Макс.

— Ясно, — кивнула Маринетт, — прости, но прибывает мой поезд и я хотела бы вернуть домой поскорее.

— Разумеется, — следующая улыбка нового приятеля Маринетт была ещё более странной, — мы ещё встретимся.

— Конечно, — не задумываясь, выпалила девушка, спеша попасть внутрь поезда, — хорошего вечера!

— И тебе, — очень низким голосом произнёс Макс.

Его очки блеснули, отражая стены за вагоном метро таким образом, словно никакого вагона там и не было. От этой картины Маринетт вдруг стало немного не по себе, в горле сразу пересохло, но она тут же резко отвергла эту бредовую мысль. Девушка мило улыбнулась, приветливо помахав парню и, дождавшись от него ответного жеста, спокойно принялась искать себе место, чтобы присесть.

Провожая уезжающий поезд, темнокожий парень внезапно перестал улыбаться, лицо его стало беспристрастным и лишённым жизни. Но что-то заставило его обернуться снова к выходу.

С громкими криками, по станции бежал мужчина. Достигнув перрона, он несколько раз выругался и посетовал на ушедший поезд.

— Похоже, это было важно для вас, — произнёс Макс.

— От этого поезда зависела моя жизнь! — задыхаясь, ответил мужчина.

С трудом преодолевая своё отчаяние, опоздавший развернулся, чтобы найти место, где можно было бы присесть и перевести дух. Но он успел сделать только один шаг, когда его нога наткнулась на забытую кем-то банку из-под газировки. Мужчина пошатнулся и тут же полностью потерял равновесие, срываясь вниз на рельсы.

Громкий звук ломающихся костей черепа эхом пронёсся по туннелю, куда уже должен был прибыть следующий поезд. Люди на станции кричали и требовали позвать на помощь. Но в следующую секунду по телу несчастного уже пронеслись колёса, превращающие его в кровавое месиво. Кровь брызнула, окрашивая поверхность поезда.

Две женщины потеряли сознание, несколько человек побежали прочь, а кто-то начал снимать происходящее на телефон.

Тяжело вздохнув, Макс вынул из кармана небольшую записную книжку в чёрном бархатном переплёте. Он открыл её на той странице, что была обозначена закладкой, и с хладнокровным выражением лица перепроверил данные. Убедившись в их верности, юноша отметил пункт красным карандашом и вновь спрятал всё в кармане.

Люди продолжали плакать и кричать, когда Макс направился к выходу из метро. Шум его ботинок постепенно слился с медленным цокотом тонких каблучков девушки в красном пальто. Когда она проходила мимо, мужчины не смели обделить её своим заинтересованным взглядом. Её чуть рыжеватые каштановые волосы сверкали, идеально прямая чёлка выдавала в ней склонность всегда выглядеть идеально. Её кожа привлекала своим загаром, и даже широкие солнцезащитные очки не могли скрыть того, что она очень красива.

— Ты была права, когда сказала, что это будет не так просто, — произнёс Макс, сравнявшись с ней.

— Тебе следовало слушать меня с самого начала, — засмеялась девушка, — но ты ведь мыслил себя самым умным.

— Признаю твою правоту. И всё же, я не намерен сдаваться. Эта душа должна быть моей.

— Я могу помочь тебе с этим. В конце концов, удалось же мне проникнуть в голову этой глупой Авроры и заставить её напасть на эту наивную глупышку. Но не забывай — я сразу же разорву нашу сделку, если ты посмеешь причинить вред моему брату.

— Даже при всей моей силе я не способен навредить наследнику Короля Демонов. Однако, — тут он неожиданно злобно улыбнулся, — поговаривают, что светловолосый демон в последнее время крайне ослаб. А заполучить душу демона и его невесты… хм, это бы намного сильнее повысило мой статус.

Девушка резко остановилась и оскалилась:

— Даже не смей! Я убью тебя!

Макс рассмеялся.

— Не бойся. Для начала, мне хватит и души Маринетт Дюпен-Чен.


========== Глава пятнадцатая ==========


Алья вошла в комнату и застала старшего брата безмолвно любующимся в окно на полную луну, которая в эту ночь была просто огромной.

— Я пришла обработать твою рану, — произнесла она, привлекая внимание светловолосого демона.

— Мне это не нужно, — холодно ответил он.

— Не надо быть таким гордым. Сейчас ты не в том положении, чтобы отказаться от помощи и заботы, — нахмурилась мулатка.

— Да ты просто страдаешь от постоянного желания о ком-то заботиться, — ухмыльнулся он, — поэтому и выучилась на медсестру в своё время.

— Что поделаешь, во время войны это было необходимо. Но я смогла хоть как-то помочь людям, — мрачно ответила Алья.

— Как же забавно, — засмеялся зеленоглазый демон, — ты спасала человеческие жизни, а твой муж их забирал!

— Ты сейчас специально пытаешься меня поддеть, я знаю, — спокойно подметила его сестра, — но я не поведусь на твои уловки. Нино — ангел смерти и такова его сущность, а я люблю его и это самое главное. Мы навеки вместе.

— Какая преданная жена.

— Даже не пытайся меня отвлечь! Снимай рубашку!

Адриан недовольно вздохнул и начал расстёгивать пуговицы, он делал всё нарочито медленно, чтобы как следует разозлить сестру, но Алья выражала абсолютное спокойствие, которое раздражало ещё больше. Стянув с себя рубашку, светловолосый демон нервно отбросил её в сторону. Мулатка покачала головой, будто имела дело с непослушным ребёнком, и села рядом с ним. Её тёплая ладонь коснулась его спины.

— Твоя рана уже затянулась и даже шрама почти не видно.

— Я же говорил, что беспокоиться не о чем.

— В тебя воткнули ножницы по самую рукоять, позволь напомнить! — нахмурилась демоница.

— Пф! — фыркнул Адриан.

— Боже, ну не веди себя, как маленький!

Но он больше ничего не отвечал, продолжая смотреть в окно. Алья уловила его взгляд и так же взглянула на сверкающее ночное светило.

— Остался месяц, — произнесла девушка, — в этом году день рождения Маринетт совпадает с полнолунием. Более удачного времени и придумать нельзя.

В ответ, демон лишь горько вздохнул.

— Я понимаю тебя, брат. Твои душа, сердце и тело разрываются от желания быть с ней, и ты хочешь, чтобы всё было правильно. Не хочешь причинять ей ещё больше боли. И всё же, время…

— Время! — выкрикнул светловолосый демон. — Время! Время! Я уже устал слушать ваши лекции о времени! Что для вас, наполовину смертных, время? Точные сроки? Тиканье часов? Но для меня этого времени не существует! Сколько лет я ждал в темноте, разбитый на части, и сколько ещё пришлось ждать перерождения? Время ничего не значит для меня. Единственное, что ещё убеждает мою душу в существовании смысла — это то, что эта женщина жива и невредима. И я готов быть с ней в любом возможном виде, даже если придётся просто разлететься на мелкие осколки, приходить к ней снегом и дождём, воздухом, которым она дышит, солнечными лучами, ласкающими её кожу. Мне всё равно, лишь бы быть с ней и видеть её счастливой.

Алья сглотнула. На самом деле, она полностью осознавала, что за всю свою достаточно долгую жизнь не испытывала и половины тех чувств, что сжигали её старшего брата.

Девушка вновь обратилась к открытому окну. Тёплый ветер мягко проскальзывал внутрь комнаты. Луна сияла, подмигивая своим одиноким глазом.


========== Глава шестнадцатая ==========


На самом деле, Маринетт была даже не столько удивлена, сколько даже шокирована, когда увидела так называемое «новое лекарство». Ведь когда она открыла маленькую коробочку, то внутри неё лежал… небольшой кулон в форме капельки. Конечно, после стольких лет бесконечного медикаментозного лечения, это было довольно экстравагантно. С недоумением глядя на кулон, Маринетт развернула записку, которая лежала в коробке.

«Это — очень сильный амулет, который изготовлен из редкого камня. Просто носи его, не снимая даже в ванной, и тогда он поможет твоему выздоровлению. Но не забывай пить свои прежние лекарства.

С любовью, доктор Тика Кигами»

— Доктор очень странная, — произнесла свои мысли вслух Маринетт, надевая подарок.

Однако после того, как её направили к этому специалисту, состояние девушки начало стремительно улучшаться. Ведь до последнего времени она не видела ничего необычного, нервы успокоились и прекратились странные сны о вещах, которых никогда не было в её жизни. Пенсне в тонкой оправе, лежащее на столе, слабо освещённом одинокой свечой, веер, которым обмахивалась неизвестная ей женщина, кокетливо болтая с каким-то итальянцем, тугой корсет, который было сложно затягивать самостоятельно, книги, большими стопками лежащие повсюду в небольшой комнате. Все эти сны, похожие на чью-то яркую, полную постоянных путешествий, жизнь. Все эти сны наконец-то прекратились.

Первые два дня показались девушке просто чудесными, наполненными простыми обыденными вещами. Всё, как у обычных нормальных людей. Но потом Маринетт начала подмечать отсутствие определённых деталей. В доме напротив исчезла старушка, что каждое утро старательно поливала цветы, стоящие на окне, на рю де Розье больше не было слышно старого шарманщика, чьи мелодии походили на хрустальный монотонный плач, дети из соседнего двора перестали играть в салки до самой ночи. Маринетт всегда удивлялась, почему никто не звал их домой, отпуская так поздно?

А ещё куда-то запропастился Нуар, и это крайне огорчало девушку. Этот хитрый бродяга успел стать для неё едва ли не лучшим другом. С другой стороны, он ведь был уличным котом, и Маринетт не имела никакого права привязывать его к себе. Она просто надеялась, что он хоть немного любит её.

Их первая встреча случилась два года назад, во время посещения пятнадцатилетней Маринетт Дюпен-Чен Парижа. В то время её учёба в школе заканчивалась и бабушка убедила Тома и Сабину, что девочке пора переехать в столицу. К моменту её приезда, комната была ещё не готова, но после стольких лет в маленькой комнатушке старого деревенского дома, она казалась Маринетт идеальной. А уж о выходе на крышу и говорить было нечего!

Едва выдалась такая возможность, как девочка тут же забралась наверх. Сердце её замерло от той неописуемой красоты, что открылась её глазам. Казалось, что мир наконец-то раскрывает ей свои дружелюбные объятья.

И тут нечто заставило её обернуться, словно на зов из самой глубины души. Их глаза сразу встретились, заставив девушку ахнуть. Он сидел прямо перед ней, издавая тихое урчание, его чёрная шерсть блестела, а хвост без конца двигался из стороны в сторону. Но едва его изумрудные глаза обратились к ней, как в груди Маринетт разлилось безграничное тепло.

— Какой ты хороший, — улыбнулась она, поглаживая чёрную шерсть, — я буду называть тебя Нуар, ты не против?

Кот не возражал.

И вот теперь он не появлялся уже почти неделю. Может быть, отправился в долгое скитание по крышам Парижа, а может, нашёл другую подружку. Но Маринетт даже и подумать не могла о том, чтобы он умер.

— Ты сама не своя в последние дни, — ткнула ей карандашом в плечо Алья.

— Ой, ты напугала меня! — вскрикнула Маринетт.

— А нечего спать с открытыми глазами! — хихикнула мулатка. — Что с тобой происходит? Ты вечно витаешь в облаках. Влюбилась что ли?

Брюнетка тут же покраснела.

— Конечно, нет! Да как ты могла такое подумать?

— Всё же, возраст у тебя подходящий! Можно и влюбиться.

— Нет, я сюда учиться пришла, а не романы заводить! Это моё последнее слово и точка!

— Какая упрямица, — вновь хихикнула Алья, — вы и, впрямь, созданы друг для друга.

Игнорируя её слова, Маринетт начала собирать свои вещи, готовясь выйти из аудитории, когда её вновь пронзило до ужаса знакомое чувство тревоги. Точно такое же, как тогда в парке. Она повернула голову и заметила лишь одну пару глаз, пристально следящую за ней. Нервно отворачиваясь от Феликса, девушка хмыкнула.

«И чего это он постоянно пялится на меня?» — мелькнуло в её голове.

Брюнетка прибавила шагу, чтобы поскорее скрыться из виду блондина.

Он не предпринимал никаких попыток сблизиться с ней, но его заинтересованный взгляд преследовал его повсюду. И от этого сердце девушки бесконечно распевало Марсельезу. Порой Маринетт казалось, что однажды у неё просто начнётся сердечный приступ.

— Добрый день! — внезапно остановил её знакомый голос.

Облачённый в то же тёмное пальто, что и при последней встрече, Макс улыбался ей всё той же загадочной улыбкой.

— Добрый день, — ответила ему Маринетт, — разве ты учишься в нашем корпусе?

— Нет, — хмыкнул темнокожий парень, приближаясь к ней, — но я хотел тебя увидеть.

От внезапного смущения, девушка зарделась, а Макс подошёл ещё ближе. Их лица были совсем близко.

— Не уделишь мне несколько минут?

Краем глаза, Маринетт заметила Феликса, стремительно приближающегося к ней.

— Конечно, — кивнула она.

— Благодарю, — улыбнулся темнокожий, касаясь ладони девушки.

Его рука была до странности холодной, но отказаться она уже не могла. И он вёл её всё дальше по коридору.


========== Глава семнадцатая ==========


Макс повернул ручку двери, и они внезапно оказались на крыше. Девушка нервно сглотнула.

— Боишься? — спросил темнокожий парень, с усмешкой глядя на неё.

— Нет. Просто не особо понимаю, как мы сюда попали. Так быстро бежали, что я не успела запомнить дорогу.

— Но разве здесь не красиво?

— Очень красиво, — кивнула девушка, — но почему ты привёл меня именно сюда?

— Потому что это судьба. Моя и твоя. Ведь мы связаны с тобой, Маринетт.

«Разве я говорила ему своё имя?» — подумала брюнетка, недоумевая.

— Не подумай, я не сумасшедший, — подметил Макс, — но мне, всё же, любопытно, — он приблизился к ней настолько, что синеглазая могла почувствовать его дыхание на своём лице, — чувствуешь ли ты меня, Маринетт Дюпен-Чен?

От такой внезапной близости, у девушки мгновенно пересохло в горле. Было в этом юноше нечто такое, что сильно пугало её.

— Ты не видишь ничего особенного во мне? — спросил он, пристально вглядываясь в огромные синие глаза.

Страх парализовал брюнетку с такой силой, что она не могла даже вздохнуть. Её рука крепко сжимала кулон на шее, а в голове проносились молитвы всем возможным святым.

Заметив её страх, темнокожий вдруг разразился таким хохотом, что у Маринетт пробежали ледяные мурашки по позвоночнику. Он смеялся так, что из его глаз брызнули слёзы, и пришлось снять очки. Но в этом смехе не было ни капли радости. Это был истеричный, безумный смех, наполненный одновременно злостью, разочарованием и гневом. И от этого кровь сама отливала от лица.

— И это легендарная невеста демона, что могла даже мёртвого вернуть к жизни?! — резко прекратив смеяться, он посмотрел на неё взглядом, полным холода, — и всё же, моя судьба — забрать твою душу, а твоя — умереть сегодня.

— Что? — только и успела произнести девушка.

Резкий ветер подул откуда-то с севера и ударил девушке прямо в лицо. Она замахала руками, пытаясь удержать равновесие, но уже через несколько секунд поняла, что летит вниз. Мир перевернулся с ног на голову, и ветер шумел в ушах. Сердце заколотилось так, что готово было выскочить из груди. Девушка с трудом, но понимала, что вот-вот столкнётся с землёй и её жизнь внезапно закончится. И тогда, единственное, что возникло в её голове, было одно имя.

— Адриан! — прошептала она.

Сладкий, одурманивающий аромат заполнил мозг, подобно патоке. Он заставил все мысли уйти из головы, полностью разрушая страх. Белые пальцы коснулись её плеч, и она полностью доверилась его объятиям, чувствуя их тепло. Приподняв веки, Маринетт увидела чудесные изумрудные глаза, неотрывно глядящие на неё. Протянув руки вверх, она обняла его спину и крепко сомкнула руки, прижавшись к груди светловолосого.

Крепко сжимая девушку в своих руках, он развернулся и, зацепив носком обуви стену, взбежал вверх по ней. Он был словно ветер и сердце Маринетт начало болезненно ныть, от осознания того, какой же этот парень красивый.

Его ноги одним прыжком унесли их обратно на крышу.

— Ты в порядке? — спросил он, глядя на неё.

Маринетт слушала, как громко стучит её сердце. Она никак не могла оторвать глаз от прекрасного лица, а её слух совсем отказывался ловить какие-либо звуки. Лишь одно желание теперь управляло ей. Девушка подалась вперёд, что заставило блондина вздрогнуть. Но остановить Маринетт было уже невозможно, прижавшись к телу парня так близко, как только можно, она прижалась к его губам. Они были сладкими и горячими, мягкими, нежными, опьяняющими. И этого было мало. Девушка схватила красавца за ворот рубашки и потянула на себя, от чего он вдруг раскрыл рот, что дало её повод проникнуть внутрь. Самообладание покинуло светловолосого, он крепко сжал брюнетку в своих объятьях и ответил на её позыв. Их языки переплелись, нежно лаская друг друга. Губы стали горячими и мокрыми. Это было волшебно. Ресницы девушки дрогнули, полностью закрывая глаза. Она сходила с ума и готова была полностью потерять его. Ведь это было слишком волшебно.


========== Глава восемнадцатая ==========


Его рот был обжигающе горячим, но это не останавливало девушку, а даже наоборот — призывали к большему. Скользя своим по его языку, Маринетт только ощущала страсть и безумное желание, которое полностью захватывало её. В голове брюнетки бесконечно мелькали картинки того, как эти руки срывают с неё одежду, разрывая её на мелкие клочки, как покрывает поцелуями всё тело девушки, заставляя дрожать и извиваться. И, наконец, как проникает внутрь неё, заставляя удовольствие сладким потоком разъесть её нутро.

Губы Маринетт уже совсем опухли, но они просто не могли остановиться, сжимая друг друга в объятьях всё крепче. Она чувствовала себя так, словно хочет полностью слиться с ним, сгореть, растаять и, наконец-то, полностью подчиниться его воле.

Слух пронзил громкий треск. Такой, будто ломается сама земля. Но уже через секунду девушка поняла, что этот звук издавал кулон на её груди, который в этот момент разламывался на кусочки.

И всё же, теперь было абсолютно всё равно. В объятьях Феликса Маринетт чувствовала себя абсолютно счастливой. Она вытянула пальцы и тут вдруг ощутила нечто мягкое, нежное, воздушное.

«Перья!» — сообразила девушка.

Брюнетка приоткрыла глаза и увидела их снова. Огромные белые крылья, что сияли ярче самого белого цвета.

И тут, Маринетт снова почувствовала это — взгляд, что наблюдает за ней. Тот же самый, что и на Бют-Шомон. Это заставляло её бояться. Очень сильно бояться. И, слегка отстраняясь, от губ светловолосого красавца, она прошептала:

— Спаси меня…

Феликс разорвал поцелуй и, крепко прижав девушку к себе, взглянул куда-то перед собой.

— Я не отдам её тебе, — произнёс он.

Маринетт повернула голову и тут же увидела Макса. Макса, у которого за спиной находились чёрные крылья. Мурашки пробежали по спине.

— Убирайся, ангел смерти! — прошипел блондин, почти впиваясь ногтями в плоть Маринетт.

Но темнокожий нисколько не боялся, он молча подошёл к обнимающейся паре и поднял что-то с пола. Это был осколок кулона Маринетт.

— В самом деле? — улыбнулся ангел смерти. — И кто же попытался защитить тебя таким милым способом. Амулет из крови хранителя судьбы! — он откинул в сторону никчёмный обломок и вновь взглянул прямо в глаза девушки. — Значит, теперь ты видишь их. Ошибки быть не может, ты и вправду его невеста.

— Я не дам тебе убить её, — шипяще произнёс Феликс.

— Я не собираюсь её убивать, — спокойно ответил ангел смерти, — но она внесена в мои списки и я обязан выполнить свою работу. Ведь будет не очень хорошо, если работа не будет выполнена.

— Я не дам тебе сделать это, — низкий голос блондина звучал пугающе.

— Ты не сможешь спасать её от смерти вечно. Ведь она всего лишь человек. Что же, сегодня ты опять сбежала от меня, Маринетт Дюпен-Чен, но я умею ждать. До встречи.

Разворачиваясь спиной к демону и его невесте, Макс щёлкнул пальцами и мгновенно растворился в воздухе. Девушка испуганно задрожала, глаза наполнились слезами, и она инстинктивно взглянула на обнимающего её юношу.

— Не бойся, — мягко произнёс он, — я всегда буду защищать тебя.


========== Глава девятнадцатая ==========


Пока они ехали в такси, светловолосый так крепко держал руку Маринетт, словно не собирался отпускать её никогда. Она не могла произнести ни слова, ведь даже не особо понимала, почему они ехали к ней домой. И как ей объяснить родителям, почему молодой красивый парень придёт к ней в комнату? Но его горячая ладонь заставляла её успокоиться, не думая ни о чём. И в сердце девушки вдруг родилась безумная мысль о том, что теперь он будет всегда рядом с ней, что они никогда не расстанутся. И что он спасёт её, если появится хоть какая-то опасность.

Маринетт понимала, что никогда не сможет стереть из своей памяти воспоминание о том, как он стиснул её руку на крыше, как открыл дверь, и они медленно продвигались по длинным коридорам учебного заведения. Никто не произнёс ни слова, но звуки, фразы и предложения не имели больше никакой силы. Идти с ним вот так казалось девушке абсолютно естественно. Словно они и были созданы таким образом, чтобы никогда не расставаться.

Очень странно, родители даже не обратили внимания, что Феликс прошёл за ней наверх. Хотя, она уже начала понимать, что это было совсем не его имя. Где-то глубоко в душе всё переворачивалось и сходило с ума. Неужели, её психика снова давала сбои? И что теперь делать? Ведь кулон был сломан. И каким образом это вышло? Почему он сломался именно тогда, когда она целовалась с этим странным светловолосым красавцем? И почему Макс говорил такие странные вещи?

— Не беспокойся, — тихо произнёс юноша, когда они поднялись к ней в комнату. И она вдруг почувствовала его руки, обнимающие её плечи.

Упасть в его объятья, было самым простым из вариантов. Руки парня начали плавно скользили всё ниже, оставляя на кожу незаметные ожоги. Грудь девушки сильно приподнималась, ей было тяжело дышать. Такое было с ней впервые, и она ощущала себя так, словно её медленно сжигают изнутри. За все семнадцать лет своей жизни она ни разу не испытывала таких сладких ощущений. Словно миллиарды раскалённых игл пробежали по всему её телу. И она безумно жаждала продолжения.

Что-то с грохотом приземлилось на пол. Парень и девушка резко обернулись.

— Нуар! — крикнула Маринетт. — Где ты был всё это время, негодник?

Сильные мужские руки ещё крепче сцепились на теле девушки. Это чуть не заставило её задохнуться, ведь он совсем не осознавал свои силы и едва не разломал ей все кости.

— Это твой кот? — крайне неприятным и пугающим голосом произнёс блондин.

— Не то чтобы мой, — задыхаясь, произнесла Маринетт.

— Неописуемо мерзкая тварь, — сдавленно проговорил юноша.

Его удушающие объятия ослабли. Когда Маринетт обернулась на него, чудесные изумрудные глаза закатились, лицо побледнело. Он впился себе в грудь ногтями, которые вдруг почернели и стали намного длиннее, и начал издавать странные хрипы, будто его сердце разрывала чудовищная боль. Встревоженная Маринетт тут же принялась отрывать руки от груди парня, испуганно предполагая, что тот был ранен, спасая её. Но он грубо отстранил её.

Самодовольно ухмыляясь, чёрный кот махнул длинным хвостом и в несколько прыжков достиг дверного проёма, чтобы исчезнуть из комнаты.


========== Глава двадцатая ==========


Маринетт открыла глаза и первое, что она увидела, было мирно спящее лицо Феликса. Сердце девушки издало резкий удар. Его красота не вызывала никаких сомнений и смотреть на это лицо было просто невероятно. Эти золотые пряди, мягкие, словно шёлк, длинные ресницы, подрагивающие во сне, точёный нос, сияющая кожа и нежные губы… вот на этих губах она и остановилась, с трудом пытаясь преодолеть безумное желание прикоснуться к их мягкости. Её плечи дрогнули от нестерпимого желания вновь почувствовать вкус этих губ. С каждой секундой она придвигалась всё ближе к лицу блондина. Его спокойное дыхание ласкало её щёки. Желанные губы становились такими близкими и тут резко придвинулись, мгновенно соединившись с губами девушки. Она хотела было возмутиться, оттолкнуть хитреца, но он уже проник глубоко ей в рот. Его язык скользнул к самому основанию его языка и медленно погладил тонкую полоску, разделяющую его посередине, вызывая у Маринетт внезапную дрожь по всему телу. Чтобы она не сопротивлялась, он крепко сжал запястья девушки и от этого внезапного порыва целующего её красавца, брюнетка почувствовала, как что-то чуть ниже живота начало гореть и плавиться, захватывая всё тело полностью.

Горячее тело блондина было так близко, что она не могла больше представить себя без него. Маринетт отказывалась даже думать о том, что когда-то его не было рядом, что его тело не было таким обжигающим, что в её жизни были бесконечно долгие годы, когда он не обнимал её. Девушка чувствовала себя так, словно этот загадочный блондин должен быть рядом с ней всегда. Целую вечность.

Она больше не сопротивлялась и, чувствуя этот порыв, Феликс отпустил запястья Маринетт. Он мягко прикусил её нижнюю губу и медленно начал разжимать зубы, заставляя девушку тихо стонать. Задыхаясь от страсти, она обхватила его бёдра ногами, а руками ухватилась за крепкие мужские плечи. Ловкие пальцы блондина проникли под поверхность пижамы и коснулись её груди.

Поцелуи не прекращались, их дыхание сливалось воедино, кожа таяла от страсти, сливаясь в единое целое. И их тела разделяла лишь тонкая поверхность материи, которую можно было легко разорвать.

Громкий звук телефонного рингтона эхом оттолкнулся от стен, заставляя целующихся мгновенно отстраниться друг от друга. Только в этот момент Маринетт наконец-то полностью осознала, что же происходит. Она подскочила на кровати и схватила телефон.

— Алло? — дрожащим голосом произнесла девушка, пытаясь успокоить своё сердце.

— Добрый день, Маринетт. Это доктор Кигами. Я хотела напомнить тебе, что у нас сегодня назначен сеанс.

— Ох, боже! Спасибо, я почти забыла об этом! — вскрикнула брюнетка, поглядывая на часы. — Я уже собираюсь. Скоро буду!

— У тебя всё нормально? Твой голос кажется встревоженным.

— Нет, с чего Вы взяли? — пробормотала Маринетт, поглядывая на блондина, разлёгшегося на её постели.

— Тогда буду тебя ждать.

— До встречи, — выдохнула девушка, убирая телефон от лица.

— Ты куда уходишь? — спросил Феликс. Его изумрудные глаза смотрели так серьёзно, что сердце Маринетт чуть не замерло.

— Мне нужно к доктору, — ответила она, — меня ждут.

Отгоняя от себя ощущение рук блондина на своей коже, Маринетт спрыгнула с кровати и направилась вниз по лестнице, чтобы переодеться. Но не успела она даже шкаф открыть, как красавец с кошачьей ловкостью спрыгнул сверху и мгновенно оказался рядом с ней.

— Я иду с тобой! — произнёс он тоном, который даже немного пугал.

— Прости, — пытаясь преодолеть своё возбуждение, ответила Маринетт, — но это частный сеанс и тебя туда не пустят.

— Не беспокойся, — хитро улыбнулся блондин, придвигаясь к уху девушки, — меня никто не увидит.

Он мягко коснулся губ Маринетт, подмигнул ей и щёлкнул пальцами.

Когда брюнетка пришла в себя, в комнате никого не было. На её груди висел кулон, который был цел и невредим. Прикасаясь к нему, девушка вдруг ощутила ужасную боль в груди, словно её сердце вырвали.

«Похоже, мне становится всё хуже!» — заключила она.


========== Глава двадцать первая ==========


— Ты уверена, что с тобой всё в порядке, Маринетт? — спросила доктор. — Ты сегодня очень молчалива.

Но девушка в этот день выглядела так, словно совсем не видела врача и не реагировала на её слова.

— Мой амулет совсем не помог тебе? — продолжила свою речь женщина, поправляя очки.

Маринетт инстинктивно ухватилась за кулон, и он показался ей неправдоподобно горячим. Она даже открыла рот, чтобы заговорить, но ей было стыдно признаться в тех смущающих фантазиях, которые преследовали её в последнее время.

— Скажи мне, — врача явно порадовало то, что девушка начала реагировать, — тот парень, о котором ты мне говорила. Когда он появляется, что ты чувствуешь?

Брюнетка сделала глубокий вдох.

— Что я чувствую? — повторила она. В её голове всплыли воспоминания о горячих прикосновениях блондина. — Я не могу это точно объяснить.

— Но чем, по-твоему, это может быть? Ты любишь его.

Маринетт подняла глаза на врача, и в них отразился страх.

— Вы думаете, — она сглотнула, — я могу любить? Мне кажется, что это невозможно. Как можно полюбить кого-то, когда ты даже не знаешь что такое любовь. Когда он прикасается ко мне, в моей голове словно что-то перещёлкивает и все разумные мысли исчезают из головы. Я могу только желать его прикосновений. И когда он рядом, — она закрыла глаза, вновь представляя прекрасное лицо, — я хочу, чтобы он никогда не покидал меня.

Доктор кивнула.

— Ясно, — произнесла она, — но подумай, Маринетт, чего ты хочешь от жизни? Готова ли ты пожертвовать всем, что у тебя есть ради этой безумной страсти? Ты можешь ответить на этот вопрос, не задумываясь?

— Нет, — девушка покачала головой.

— Ты ведь всегда хотела нормальной жизни, верно? Разве ты пришла ко мне не потому что эти странные видения пугали тебя?

— Да.

— Разве ты не хотела, чтобы они ушли.

— Хотела.

— И разве рядом с ним тебе не мучает страх того, что ты сходишь с ума?

Маринетт вновь испуганно посмотрела на доктора.

— Да.

— И что бы ты могла тогда сказать этому парню?

— Я хочу быть нормальной. Я не хочу больше страдать! Пусть он перестанет сводить меня с ума! — закричала брюнетка, стискивая виски руками.

Доктор Кигами смотрела на пациентку, её взгляд казался довольным. Маринетт заплакала, но женщина не спешила утешать подопечную.

— Ты можешь снять кулон, — произнесла она, — теперь в нём нет надобности. Я думаю, что ты достигла прогресса. Твой настрой говорит о том, что ты готова отвергнуть это прошлое, которое мучает тебя. Я выпишу тебе ещё один рецепт.

Ручка быстро прошлась по листу, оставляя тонкие следы.

— Принимай эти таблетки три раза в день и приходи на приём через два дня, — сказала врач, протягивая девушке листок.

Маринетт сжала тонкий кусочек бумаги в своих пальцах, бегло попрощалась и ушла из кабинета, оставив кулон на столе. Доктор Кигами подняла амулет и приблизилась к кушетке, но не успела она даже опустить его на сидение, как чёрные когти вцепились ей в горло.

— Ты, — прошипел светловолосый демон, — как ты смеешь говорить ей такие вещи?

В глазах женщины не было и тени страха.

— Разве я сказала что-то, что оскорбило тебя? — спросила она. — Маринетт сама произнесла все нужные слова.

Бледные пальцы сжимались всё сильнее.

— Я убью тебя! — произнёс он.

Женщина ухватил руку демона, и резко отодвинула её от себя.

— Ты не сможешь меня победить, сын Короля Демонов.

Она вытянула руку и комната озарилась ярким светом, но он не смог поглотить блондина, потому что в этот самый момент между ним и доктором появился Плагг. Легонько хлопнув лапками, он заставил свет рассеяться, и комната вернулась к прежнему состоянию. Женщина поморщилась и мигом обернулась в красного цвета существо небольшого размера, покрытое крупными чёрными пятнами.

— Давно не виделись, Тикки, — хихикнул Плагг.


========== Глава двадцать вторая ==========


— Я так и думал, — мрачно произнёс Адриан, — ты одна из хранителей. Видимо, хранитель Маринетт.

— Угадал, — улыбнулась Тикки, — и, как и в прошлый раз, ты только и делаешь, что мешаешь мне, демон! Сто лет назад родители Маринетт обратились ко мне, узнав, что их дочь отмечена знаком демона. Я дала им амулет, но ты своей мерзкой силой разрушил его. Так же, как и сейчас. Я прокляла тот день, когда ты попался на пути этой несчастной девушки!

— Могу сказать тоже самое и о тебе, — фыркнул светловолосый.

— Разве ты не понимаешь, что своими действиями только причиняешь ей боль?

Лицо демона передёрнулось:

— О чём ты говоришь? Как я вообще могу причинить ей боль, постоянно спасая её от гибели? Да её жизнь мне куда важнее собственной!

В ответ на его слова хранитель лишь тихо засмеялась:

— Легко бросаться такими словами, когда ты сам бессмертен! Ты не можешь всерьёз говорить о том, что тебе никогда не угрожало. Да, ты спасал её всё это время. Спасал, как и сто лет назад. Но, с другой стороны, ты никогда не задумывался о том, что сам можешь оказаться причиной грозящей ей опасности? Ведь до того времени, пока не появился ты, ей ничто не угрожало. Её жизнь нельзя было назвать счастливой, но ангелы смерти и демоны не гнались за ней! Ты не должен забывать о том, что она всего лишь человек и её жизнь хрупка. То, что не сможет оставить на тебе даже царапины, может убить её.

— Я смогу, — задыхаясь, произнёс светловолосый демон, — я смогу… её защитить. Я…

Но он не успел договорить, потому что в этот момент упал на пол. Ему было тяжело дышать, глаза широко раскрылись, капилляры в них начали лопаться, окрашивая белки в красный цвет. Плагг встревоженно бросился к Адриану, но тот уже пришёл в себя и резко оттолкнул фамильяра. Не обращая внимания на его возражения, светловолосый демон выпрямился во весь рост и гневно взглянул на Тикки.

— Эта женщина была назначена мне судьбой! Я ждал её появления с самого создания мира. Её душа позвала меня и я ответил на этот зов. Она соединилась со мной и произвела на свет нашу дочь. Сила этой любви сделала меня цельным и живым. Я не могу позволить кому-либо отнять её у меня! Эта женщина моя!

Он кричал так громко, что в комнате задрожали стёкла.

— И всё же, — вздохнула хранитель, — ты не должен забывать о том, что изначально эта женщина не принадлежала тебе. Она была невестой Короля Демона и знала об этом, всей своей душой прежняя Маринетт тянулась к тому миру и в те времена граница между ними не была столь очевидной. Лишь по воле случая она оказалась в твоих объятьях. Ты не должен забывать о том, что в этой жизни Маринетт — совсем другой человек. Она не та, кого ты знал.

Глаза Адриана вспыхнули:

— Но она — именно Маринетт. Ошибки быть не может. Когда она вспомнит своё прошлое…

— Она никогда не вспомнит своё прошлое, — грозно ответила Тикки, — а в этой жизни ты ей не нужен! Тебе лучше оставить Маринетт в покое и вернуться в тот мир, где тебе и место. Разрушать границу нельзя. Демон и человек не могут быть вместе.

— Это не тебе решать, — мрачно произнёс демон, покидая комнату.

Фамильяр тут же поспешил за хозяином.

— Я разочарована в тебе, Плагг, — произнесла маленький хранитель, — как мог один из самых сильных хранителей опуститься до прислуживания?

— У меня тоже могут быть свои секреты, — хитро улыбнулся фамильяр, исчезая за дверью.

Комментарий к Глава двадцать вторая

Дорогие мои читатели, мне было бы очень интересно, если бы вы написали мне о своих догадках относительно дальнейшего сюжета) есть у кого-нибудь вопросы, на которые я могу ответить в дальнейших главах?)


========== Глава двадцать третья ==========


Чудесная тёплая осень закончилась в считанные дни и вдруг выпал первый снег. Несколько дней в Париже царствовала ужасная метель и холод, который редко бывал в этой части Франции.

Маринетт с грустью взглянула в окно — ей было непривычно осознавать, что свой день рождения она встретит в окружении такого снега и мороза. Обычно в это время всё ещё лежали золотые листья, а зима начиналась потом. Поэтому девушка всегда чувствовала себя в это время так, словно её день рождения был переломным моментом в смене времён года.

— В этом году, придётся отмечать в доме, — вздохнула Маринетт, глядя в окно.

Последние дни для девушки оказались крайне загруженными: нужно было подготовить несколько работ, сделать проект, да и экзамены были не за горами. Долгими вечерами брюнетка сидела в библиотеке до самого закрытия, а потом по полночи сидела за столом в комнате без сна и перерывов.

Ухватив толстую папку с эскизами и проектами, Маринетт спустилась по лестнице вниз. В гардеробе она надела куртку и пошла к выходу. На первом этаже сидела молодая пара. И парень, и девушка, оба были рыжеволосыми. В груди брюнетки защемило от зависти. Хотела бы и она так же открыто выражать свои чувства, как эти влюблённые. Ведь, несмотря на то, что парень рисовал, другая его рука крепко сжимала кисть его подруги, а когда они обменивались случайными взглядами, в их глазах отражалась такая невероятная нежность друг к другу, какую девушка редко видела у кого-либо.

Похоже, они тоже учились в этом Университете. Должно быть, на факультете дизайна. Маринетт могла бы поклясться, что видит их не в первый раз. Но никак не могла вспомнить где и когда.

Девушка выскочила на улицу. Было тепло, падал снег. В его медленном движении было что-то печальное и такое грустно, что щемило сердце. Когда Маринетт выдохнула, из её рта вылетело большое облако пара. Но это было прекрасно. Зрелище, от которого нельзя было оторваться. И всё же, не было времени любоваться на красоту. Поправив ворот куртки, девушка поспешила к станции метро.

Она остановилась на пешеходном переходе и стала ждать сигнала светофора, когда услышала знакомый голос:

— Добрый день, Маринетт.

Мурашки пробежали по коже. Девушка обернулась и увидела Макса. Он выглядел так же, как и в прошлый раз: тёмные волосы были аккуратно уложены, взгляд ухмылялся и, несмотря на погоду, юноша был одет в чёрное пальто, а очки даже не запотевали.

— Давно не виделись, — хихикнул он.

— Ты, — выдохнула Маринетт, — зачем ты здесь?

— Думаю, — задумчиво кивнул Макс, — в этот раз мне нет нужды выдумывать какой-то повод. Это было бы глупо. Ты — девушка умная и уже должна была бы догадаться о том, кто я такой. К чему церемонии? Я — ангел смерти и мне нужна твоя душа. Всё очень просто.

Страх сковал девушку так сильно, что она не могла ни двигаться, ни дышать. Маринетт смотрела в глаза Макса и видела в них только тьму. Такую глубокую, что в неё можно было упасть и пропасть навсегда. Это были глаза самой смерти.

— Почему я? Почему так рано? — спросила брюнетка.

— Потому что твоё имя в моём списке, — со зловещей улыбкой на губах, ангел смерти продемонстрировал девушке свой увесистый блокнот, — и я уже давно хочу вычеркнуть твоё имя оттуда.

Зрачки девушки расширились от страха. Смерть ещё никогда не была настолько близка к ней. Но тут блокнот резко вспыхнул в руках Макса и в считанные секунды от него остался только пепел.

— Боже, — вздохнул ангел смерти. Он спокойно стряхнул остатки пепла с пальцев, снял очки и помассировал переносицу, прежде чем надеть их обратно, — какая же морока. Ты хоть иногда делаешь перерывы?

Ошеломлённая Маринетт обернулась, следуя за взглядом Макса, и тут же встретилась глазами с Феликсом, который стоял в двух шагах от неё. Без лишних слов, демон подошёл к девушке и крепко обнял её за плечи.

— Убирайся, ангел смерти! — прошипел блондин. — Я никому её не отдам!

Макс вздохнул и покачал головой.

— Но ты же не можешь вечно защищать её, — произнёс он, — такова судьба всех смертных — они умирают. Но, пожалуй, сегодня не мой день и пора удалиться. До встречи, Маринетт!

Брюнетка смотрела в след удаляющемуся ангелу смерти, и сердце её медленно восстанавливало свою работу.

— Маринетт, — окликнул её блондин, — ты в порядке?

Девушка обернулась, и манящие губы демона вновь начали приближаться к ней. Но она тут же преградила им путь своей ладонью. Зелёные глаза тут же удивлённо уставились на неё. В груди девушки защемило и от нестерпимой боли, слёзы сами полились из глаз.

— Что не так? — спросил демон, освобождая свои губы от маленькой руки хрупкой брюнетки.

— Хватит, — тихо произнесла девушка, — прошу тебя, прекрати. Я больше не могу так.

— Но я думал, что между нами…

— Ничего. Ничего между нами нет, — она нарочно пыталась избежать его взгляда, — а то, что было — всего лишь ошибка. И сейчас я хочу, чтобы ты ушёл. Не приходи больше. Исчезни из моей жизни! — от отчаяния, Маринетт закрыла глаза руками.

— Но тогда никто не сможет защитить тебя!

— И пусть! Я так больше не могу!

— Маринетт, — уже теряя надежду, тихо позвал её демон.

— Я хочу жить нормальной жизнью. А ты, — она подняла на него глаза, полные слёз, — когда я вижу тебя, то всё внутри меня переворачивается. Я сразу чувствую себя так, словно не могу жизнь без тебя, ни одного дня не могу жить без тебя. И всё сразу перестаёт быть нормальным. Я не могу так жить. Поэтому, — она отвернулась, и начала медленно удаляться, — не приходи ко мне больше. Я не хочу тебя видеть.

Как только загорелся зелёный свет, девушка быстро убежала, надеясь поскорее потерять из виду светловолосого демона. Он остался в одиночестве, полностью потерянный. Даже со стороны было заметно, что все его надежды в этот раз были полностью разрушены.

— Ты видела? — обратился Макс к своей спутнице. — Она его отвергла. У тебя, наконец-то появился шанс.

Красавица в красном закурила и покачала головой. Вновь взгляды всех мужчин были прикованы только к ней одной.

— Совсем нет. Ты просто даже и не подозреваешь, насколько сильны и влиятельны те, кому важен этот брак. И они не дадут этим двоим расстаться.


========== Глава двадцать четвёртая ==========


Маринетт грустно смотрела на лист бумаги, по которому водила карандашом. Она не ставила себе задачу нарисовать что-то конкретное, но сходство было очевидным. Наблюдающая за всем этим процессом Алья, хитро хмыкнула:

— В последнее время как-то не видно Феликса.

Услышав знакомое имя, брюнетка вздрогнула, и кончик карандаша разломался.

— Скучаешь по нему?

— Да ни по кому я не скучаю! — грубо ответила Маринетт. — С чего ты только это взяла?

Алья схватила листок с портретом раньше, чем её подруга успела бы его спрятать. Не давая ей возможности вернуть рисунок, мулатка с интересом разглядывала знакомые черты лица.

— Должно быть, он тебе очень нравится, если ты нарисовала его таким красивым, — улыбнулась она.

— Он просто красивый сам по себе, — вздохнула Маринетт, — тут нечего было ещё пририсовывать.

— И всё же, тут чувствуется твоя душа.

Брюнетка уже открыла рот, готовясь возразить, но в этот момент через громкоговоритель раздался голос декана:

— Мадемуазель Маринетт Дюпен-Чен, Вас вызывают в деканат! Просьба подойти немедленно!

Девушка вздохнула:

— Наверно, опять какие-то сложности по проекту.

— Разве этим занимается декан?

— Не знаю, за последний месяц уже три руководителя сменилось. Может, теперь и декан вести будет, — пожала плечами брюнетка.

Она схватила сумку, папки с проектами и поспешила выйти из аудитории.

Деканат располагался в самом центре здания на втором этаже. Место крайне удобное и попасть туда можно было с любой точки Университета. Хотя студенты бывали там крайне редко. За исключением церемонии вступления, Маринетт ни разу и не видела декана — месье Дамокля.

Секретарь открыла ей дверь, и девушка вошла в кабинет. Сам декан стоял рядом с письменным столом и оценивающе смотрел на вошедшую студентку. На его же положенном месте, сложив ногу на ногу, сидела женщина лет сорока. У неё была безупречная фигура, которую замечательно подчёркивал чёрно-белый брючный костюм с очень откровенным декольте. Глаза были скрыты за большими солнцезащитными очками. Идеальные, чуть выше плеч волосы были уже полностью седыми. Она курила сигарету, вставленную в длинный мундштук, и на его кончике оставались ярко-красные следы её губной помады.

Маринетт с интересом взглянула на женщину. Её лицо показалось ей знакомым.

— Мадемуазель Дюпен-Чен? — уточнил декан.

Девушка кивнула.

— Эта госпожа — мадам Одри Буржуа, супруга мэра и главный меценат нашего Университета. Я оставлю вас, чтобы вы могли поговорить.

Вежливо поклонившись седовласой женщине, месье Дамокль покинул кабинет.


========== Глава двадцать пятая ==========


Маринетт с интересом смотрела на светловолосую красавицу.

Одри Буржуа. В Париже не могло быть ни одного человека, кто бы не знал её имени. Представительница богатой семьи, супруга мэра, критик моды, владелица нескольких частных учебных заведений, меценат и светская львица. Без преувеличения можно было бы сказать, что в своих изящных пальцах, эта женщина держала весь Париж. И что только могло ей понадобиться от скромной дочери пекаря?

Тянулись долгие минуты ожидания и Маринетт даже не могла понять смотрит ли на неё мадам Буржуа. За её большими очками ничего не было видно. Казалось, она вообще не замечает брюнетку.

— Я могу быть Вам чем-то полезна? — спросила девушка, с трудом сдерживая своё беспокойство.

Впервые повернув голову в сторону Маринетт, седовласая женщина медленно выпустила изо рта ядовитое облако дыма и потушила сигарету в пепельнице, которую принесли специально для неё.

— Ты недавно искала информацию о моей семье, — голос у мадам Буржуа был не менее будоражащий, чем её внешность.

— О Вашей семье? — удивлённо пробормотала брюнетка. — Позвольте, но я не…

— Похоже, ты пыталась найти фотографии Маринетт, Джины или Хлои Дюпен, — грубо перебила её меценатка, — их не так много и все они хранились на закрытом сервере. И когда мне сообщили об этом инциденте, я ожидала увидеть компьютерного гения, а не ясноглазую девчонку и детскими хвостиками.

Маринетт рефлекторно ухватила себя за выбившуюся из причёски прядь.

— Зачем тебе потребовались эти фотографии? — со странной улыбкой на ярко-красных губах, произнесла сереброволосая. — Я бы ещё поняла, если бы ты искала какие-то семейные тайны или финансовые махинации, но ты лишь распечатала фотографии. Даже не биографические статьи.

Мурашки прошли у девушки по спине. Она даже и не предполагала, что мадам Буржуа может оказаться родственницей Маринетт Дюпен. Но, когда дочка пекаря вновь взглянула в лицо строгой женщины, то сразу же отметила необычайное сходство. Даже очки не скрывали того, что она была очень похожа на Хлою Дюпен. На ту самую дочь, о которой писала Маринетт Дюпен сто лет назад.

— Прошу прощения, я даже и не думала о том, что влезла в какие-то закрытые файлы, — она не знала стоило ли говорить правду, но всё же решилась, — мне помог один знакомый. Сама я даже и в Интернет пока захожу с трудом.

— Но, похоже, запоминаешь ты всё очень неплохо, раз взломала наш сервер без его помощи.

Маринетт ошеломлённо уставилась на мадам Буржуа:

— Я даже не притрагивалась к компьютеру! Макс сделал всё сам, я даже не поняла как!

Женщина ухмыльнулась. Она подняла со стола планшет, открыла некий файл и продемонстрировала девушке запись, сделанную несколько недель назад в библиотеке и от увиденного, у Маринетт пересохло в горле. Было совершенно очевидно, что она была так одна. И никакого даже намёка на присутствие Макса. Холодный пот побежал по спине и сердце начало стучать так быстро, что девушка теряла способность дышать и соображать. Теперь она была полностью уверена, что сходит с ума.

Одри Буржуа спокойно отложила в сторону планшет и вновь закурила, заполняя комнату сладковатым дымом. С каждой секундой Маринетт становилось всё труднее дышать.

— В некоторой степени, — выдохнула женщина, — это даже несколько грубо — так бесцеремонно влезать в личную жизнь столь могущественных людей. Я, знаешь ли, могу засудить тебя за это и оставить твоих родителей ни с чем. И они больше никогда не смогут открыть своё дело в Париже.

Из глаз брюнетки тут же полились потоки горьких слёз.

— Однако, — на губах женщины вдруг появилась нехорошая улыбка, — у меня есть для тебя другой вариант.

Звук её высоких каблуков защёлкал по паркету в кабинете декана.

— Так уж вышло, что ты очень сильно приглянулась одному моему родственнику и он страстно желает взять тебя в жёны. Не то, чтобы я была в восторге от этой мысли, но этот вариант — не самый ужасный. Ведь совсем скоро твой день рождения, тебе будет восемнадцать и ты сможешь выйти замуж.

Она резко остановилась, красиво затягиваясь сигаретой в мундштуке:

— Или же ты предпочитаешь потерять все свои надежды и стремления?

Женщина рассмеялась и этот смех вдруг заставил Маринетт дрожать. Она была убеждена, что где-то уже слышала его и что в прошлый раз… так смеялся мужчина.


========== Глава двадцать шестая ==========


— Прошу Вас, мадемуазель, — обратился к ней средних лет мужчина с тонкими ухоженными усами. Он приветливо улыбался и протянул девушке руку, чтобы помочь выбраться из машины.

Маринетт тяжело вздохнула. Она и представить не могла, что мадам Буржуа удастся так быстро обо всём договориться с её родителями. В самом деле, эта женщина правила Парижем! Не успела Маринетт пересечь порог собственного дома, как Том и Сабин уже объявили о том, что собрали все её вещи и теперь она будет жить в доме своего жениха. Жениха, которого девушка даже и в глаза ни разу не видела! Немыслимо!

Брюнетка протянула руку и вылезла из машины. Подоспевшие в это время слуги уже начали вынимать из багажника коробки и сумки с немногочисленными вещами девушки.

Маринетт оглядела особняк семьи Буржуа. Выполненный в стиле классицизма, он был идеально белым, со множеством ионических колонн, барельефами и даже неким подобием статуи богини Афины на входе. Размер его был так велик, что с трудом представлялось возможным определить где он заканчивается. Большое окно на пятом этаже изображало сцену из некоей античной трагедии. Но девушка с трудом могла предположить какой именно.

— Я провожу Вас в комнату, мадемуазель, — учтиво поклонился ей дворецкий.

Заворожённая девушка с трудом сдвинулась с места, сердце её отбивало барабанную дробь. Всё это казалось совершенно нереальным. Все события последних двух месяцев. Загадочный Феликс — юноша с изумрудными глазами, присутствие которого сводило её с ума, ангел смерти Макс, желающий отправить Маринетт в мир мёртвых, все странные сны и блёклые воспоминания, возникающие из ниоткуда. Даже то странное нападение Авроры, которое померещилось ей в студенческом музее. К чему было всё это? И как обернулось тем, что теперь Маринетт оказалась в роскошном особняке самой влиятельной женщины Франции?

— Первое время Вам будет не просто ориентироваться. Особняк довольно большой, — пояснял дворецкий, — если потребуется помощь, Вы можете позвонить мне из Вашей комнаты. Для этого достаточно всего лишь поднять трубку и назвать моё имя. Меня зовут Жак.

— Моё имя Маринетт, — мягко улыбнулась девушка.

— Конечно. Мне это известно мадемуазель, — кивнул мужчина, — я так же был поставлен в известность относительно всех Ваших привычек и предпочтений.

«Как ни крути, — подумала девушка, — это очень странно. Зачем этой семье так много знать обо мне?»

Жак повернул ключ в двери и пригласил брюнетку зайти внутрь. От восторга, она чуть не потеряла дар речи. Даже её большая комната в родительском доме не была настолько большой. По сути, это была целая квартира с отдельной ванной, гостиной, будуаром, спальней и даже небольшой кухней.

— Слуги принесут Ваши вещи, — продолжал разговор Жак, — мадам распорядилась, чтобы Ваш гардероб был полностью обновлён. Водитель будет готов утром сопроводить Вас в Университет и обратно. Если захотите поехать куда-то ещё, оповестите меня или водителя. Вам запрещено покидать особняк без сопровождения.

Маринетт удивлённо вскинула брови:

— Меня заключили под арест? Почему я не могу выйти за пределы особняка самостоятельно?

Жак выпрямился в полный рост и на секунду в его глазах мелькнуло едва заметное презрение:

— Смею напомнить Вам, мадемуазель Маринетт, что теперь Вы являетесь частью очень влиятельной семьи. Семейство Буржуа — не просто обычные люди, в их руках большая власть и множество тайн, которые так же имеют значимость для судьбы страны и целого мира. Юная особа, что связывает себя узами брака с одним из членов семьи впредь не может передвигаться без защиты.

— Тайны? — ещё сильнее удивилась девушка. — Что же это за тайны такие, которые заставляют людей сидеть под замком?

Взгляд дворецкого стал по-настоящему зловещим.

— О, мадемуазель, возможность знать эти тайны может грозить своему хранителю смертью.


========== Глава двадцать седьмая ==========


Маринетт подошла к зеркалу и поправила ровную поверхность своего белого платья. По какой-то необъяснимой причине все наряды в новом шкафу девушки были только этого цвета. Словно каждой деталью ей пытались лишний раз напомнить о её положении невесты. Это был не самый практичный цвет, Маринетт не была его искренней поклонницей, но иного выбора не было.

За исключением того времени, когда ей нужно было в Университет или библиотеку, дверь в комнате девушки оставалась закрытой. Каждый раз, когда она хотела выйти, приходилось поднимать трубку и звать дворецкого.

Её роскошная комната уже напоминала изящную тюрьму, из которой нельзя было выбраться. Всё, что она могла делать — смиренно ждать исполнения своей судьбы.

Но этот вечер должен был стать решающим. Маринетт сделала глубокий вдох и ещё раз поправила причёску. Наконец-то пришло время, когда она должна была увидеть своего будущего мужа.

Ожидание убивало девушку. Всю неделю она из окна наблюдала за тем, как к особняку подъезжают машины с продуктами, мебелью, украшениями и цветами. Мадам Буржуа сама занималась организацией торжества, контролируя каждую деталь. В её действиях был заметен огромный опыт и невероятное чувство стиля, которое вызывало у Маринетт чувство неимоверного восхищения. Она могла только предполагать какой грандиозный опыт у неё в этой сфере.

Первые лучи заката окрасили небо в яркие цвета, провозглашая торжественный приход в мир ночи.

Девушка приблизилась к окну и начала наблюдать за тем, как к особняку приближаются очень дорогие машины. Сердце брюнетки начало сходить с ума от осознания того, насколько богаты и знамениты могут быть те люди, что прибывают на торжество, посвящённое её помолвке с неизвестным из самой влиятельной семьи Франции.

Маринетт закрыла глаза и зажмурилась, пытаясь создать мысленный образ своего будущего мужа. Но вновь в её пылающий разум прорывался чудесный лик светловолосого красавца. Его нежные золотистые пряди, сверкающие изумрудные глаза, словно затягивающие полностью её душу. И улыбка, в которой скрывалась какая-то таинственная грусть, от которой щемило сердце.

Нет, она была убеждена, что ни чуточки не влюблена в него. Но он не шёл из головы. И от мыслей о том, что сейчас он не с ней, в груди становилось чудовищно больно. Это была будто бы какая-то магия, прожигающая её изнутри, не дающая спокойно дышать, заставляющая слёзы бурным потоком пробиваться сквозь веки. Сдержаться было сложно, но она пыталась.

— Мадемуазель, Маринетт, — мягко позвал её голос Жака, — Вас ожидают в комнате для гостей.

Девушка сделала глубокий вдох, спокойно открыла глаза и направилась вслед за дворецким.

Длинные извилистые коридоры были обманчивы. В них нельзя было разобраться без карты. И всё же, новоиспечённая невеста уже начала привыкать к такому порядку вещей. Теперь ей было суждено провести в этой золотой клетке всю свою жизнь. Если только судьба не сделает новый крутой поворот.

— Прошу, мадемуазель, — дворецкий открыл дверь, позволяя девушке войти.

«Вот и пришёл тот момент, — подумала девушка, — наконец-то я увижу его»

— Маринетт! — позвал её знакомый голос.

Брюнетка открыла рот от изумления. Перед ней стояли её родители.

— Боже, как же замечательно ты выглядишь! — едва ли не расплакалась, глядя на дочь, Сабин. — Настоящая невеста!

— Замечательно выглядишь, — улыбнулся Том.

— Ох, это было так неожиданно! — продолжила взволнованная мать. — Я и поверить не могла, что моя скромная девочка могла очаровать такого замечательного юношу!

Маринетт точно кто-то ударил кулаком в грудь. Она схватила родительницу за плечи и сильно стиснула их.

— Ты видела его? — произнесла девушка. — Какой он?

— Ах, — томно выдохнула Сабин, краснея, — просто восхитительный…

Том кашлянул в кулак. Он пытался держаться сдержанно, но по его улыбке было заметно, что жених произвёл на пекаря впечатление.

— Конечно, — высказался гордый отец, — я очень сомневался относительно такого раннего брака, но этот молодой человек сумел меня убедить.

Все эти слова заставили Маринетт встревожиться ещё больше. В ушах начало звенеть. Она с трудом осознавала всё то, что происходило. Почти не слышала поздравлений своих родителей, хоть и видела, как мама едва ли не разрыдалась.

Жак вновь появился в дверях, приглашая семейство Дюпен-Чен пройти в бальный зал.

Сердце бешено билось, яркий свет ослеплял. Голос Одри Буржуа, казалось, раздавался в каждом уголке особняка:

— Дамы и господа, я рада представить Вам девушку, которая вскоре станет частью нашей семьи. Приветствуйте, Маринетт Дюпен-Чен…

Зал был набит битком. Все они сверкали, точно осколки звездопада. Никогда ещё девушка не видела людей, подобных этим.

-…и её жениха, — продолжила Одри Буржуа.

Но Маринетт даже не слушала остаток фразы. Зрачки брюнетки расширились, грудь сковало. Она закрыла руками рот, чтобы никто не услышал её крика всепоглощающего ужаса.


========== Глава двадцать восьмая ==========


Маринетт почувствовала, как мурашки пробежали у неё по коже. Она несколько раз крепко зажмурилась, пытаясь отогнать наваждение, но каждый раз, когда девушка поднимал веки, перед ней была всё та же картина: огромный зал, заполненный людьми, Одри Буржуа, с притворной улыбкой на губах, и Феликс, идущий ей навстречу.

И, как бы она не хотела оттолкнуть его, сопротивляться было просто невозможно. Он был слишком красив, чтобы поверить в то, что происходящее — реальность.

С каждым шагом он становился всё ближе к ней, заставляя девушку опьянеть от его красоты, от его зелёных глаз и чудесной улыбки.

— Не бойся, — тихо произнёс блондин, но она услышала его так чётко, точно он шептал ей прямо в ухо, — я ведь обещал, что никогда не отпущу твоей руки.

Его изящные пальцы вытянулись навстречу ей. У Маринетт перехватило дыхание, сердце готово было остановиться в эту самую секунду, но что-то внутри подсказывало, что она может и обязана доверять этому странному юноше. И едва её пальцы скользнули в его ладонь, как Феликс сжал их, потянув на себя. Его лицо было к ней так близко, что можно было почувствовать восхитительный аромат его кожи, от которого кружилась голова. Юноша нагнулся и их губы вновь соединились, заставляя сердце девушки останавливаться на целую вечность, а потом вновь продолжать свою работу. Он запустил пальцы в её тёмные пряди и Маринетт совсем обмякла.

Как и прежде, девушка не могла сопротивляться его поцелуям.

И ведь она уже прогоняла его, умоляла больше никогда не появляться в её жизни. Но когда этот великолепный блондин прикасался к ней, в груди начиналась просто невыносимая боль. Маринетт чувствовала себя так, словно сгорает заживо, словно душа её плавится, стекая горячими каплями на землю. Так, будто она сейчас сделает самый последний свой вздох и умрёт. Но, тем не менее, это чувство заставляло её осознать, что она не может жить без него.

Зал рукоплескал. И когда парень отстранился от её лица, Маринетт услышала, как кровь вновь начала движение по замершим венам.

— Прости, — прошептал светловолосый, прижимаясь к вспотевшему лбу девушки, — я не хотел, чтобы всё было так. Если можешь, прости.

Он коснулся её щеки и вновь с силой прижался к её губам, но уже ненадолго, словно пытаясь поймать последние секунды отведённого им времени. Точно оно могло легко проскользнуть сквозь его пальцы и утечь быстрее, чем вода. Словно только эти обрывки мгновений и были даны ему на то, чтобы сделать это.

— Ох, какая милая пара, — притворно-приторным тоном произнесла Одри Буржуа, — разве это не прекрасно, когда молодые так любят друг друга. Но, прошу вас, гости с нетерпением ждут самого главного события.

Феликс опустил глаза вниз. Несмотря на все его слова, слишком счастливым от происходящего он не выглядел.

В этот момент к ним приблизился некий смуглокожий юноша с довольной крупным носом. Его волосы были аккуратно зачёсаны назад и сверкали на свету, он был одет в изящный смокинг и в руках держал бархатную подушечку, на которой красовалось тонкое кольцо, щедро украшенное россыпью ярко-красных рубинов. В самом деле, они были похожи на кровь. И всё происходящее начинало ещё больше пугать девушку. Она понимала к чему всё это ведёт, что сегодня её помолвка. Но почему-то во время столь радостного события улыбки не было ни на лице жениха, ни на лице невесты. И даже приглашённые гости больше походили на голодных шакалов, нежели людей.

Сделав глубокий вдох, Феликс поднял кольцо и нежно поднял руку девушки, надевая украшение на её безымянный палец.

Зал взревел.

— Ну вот, — грустно улыбнулся блондин, — теперь, ты моя невеста.


========== Глава двадцать девятая ==========


Маринетт с трудом удерживалась на ногах, пробираясь сквозь толпу. Её мутило, голова кружилась, становилось трудно дышать. Наваждение отказывалось покинуть мысли несчастной.

Всё началось в тот момент, когда кольцо оказалось на её пальце. Стоило только девушке обернуться, как она чуть не потеряла сознание от страха. Ведь в зале перед ней были уже не люди. У иных человеческая кожа резко сменилась чешуёй, у других, кусками слезла с черепа, обнажая гниющие мясо и кости, а некоторые выглядели бледнее луны и сквозь их тончайшую кожу просвечивали синеватые жилы. Их улыбки были отвратительны. Так улыбаться могла только смерть. Со всех сторон слышался шелест тонких крыльев, скрип огромных когтей, скрежет зубов, и они перебивали музыку.

Поднимаясь над полом, по залу летали полупрозрачные человекообразные существа. Таких слабых привидений девушке ещё не приходилось видеть. Что же случилось с ними?

— Не обращай внимания, — тихо произнёс Феликс, наклоняясь к уху девушки, — пока ты остаёшься моей невестой, никто не тронет тебя.

Его спокойный голос внушал доверие. Маринетт чувствовала это на уровне инстинктов, что пока блондин сжимает её руку, никто из этих существ не посмеет даже прикоснуться к ней. И всё же, покрытое рубинами кольцо на безымянном пальце, просто горело, обжигая кожу. От запаха, который распространяли гости в дорогих костюмах, девушку тошнило. Но присутствие Феликса заставляло её сдерживаться.

Но не прошло и десяти минут, как рядом с парой очутилась Одри Буржуа со своими колючими холодными глазами.

— Тебе пора поприветствовать гостей, — ледяным тоном произнесла она.

Блондин закатил глаза. Он сильнее стиснул пальцы Маринетт, давая той понять, что ему бы очень не хотелось сейчас покидать её. Но мадам Буржуа была непреклонна.

— Это твоя обязанность. Ты не можешь просто делать то, что хочешь, — сказала она.

Феликс обернулся к девушке и вновь прижался к её губам:

— Прости, — произнёс он, — мне пора.

— Поторопись, — даже не глядя на Маринетт, приказным тоном обратилась к нему Одри.

И когда они ушли, девушка осталась совсем одна посреди толпы зловонных существ, чья внешность приводила её в ужас. С каждой секундой ей становилось всё дурнее, она с трудом сдерживала желудочные спазмы.

Пытаясь быстрее выбраться из этого зала, брюнетка расталкивала толпу, но, казалось, помещение зала было просто бесконечным. С трудом ей удалось добраться до коридора и хоть немного выдохнуть. Ей требовалось хоть немного побыть одной, чтобы осознать происходящее. Господи, и в какой момент всё стало таким безумным? Ведь когда только она зашла в комнату, ничего такого даже не бросилось ей в глаза!

И тут ледяным потоком на Маринетт нахлынуло озарение. Кольцо! Она увидела всех этих людей видоизменившимися именно с того момента, как Феликс надел ей на палец это проклятое кольцо и назвал своей невестой. И сумасшествие Маринетт не могло бы стать главной причиной происходящего. Должны же были существовать хоть какие-то границы для такой бурной фантазии.

В отчаянии, с вырывающимися из глаз слезами, девушка ухватилась за украшение и попыталась стащить кольцо с пальца. Но оно было таким горячим, словно кто-то раскалил его, и каждое прикосновение отдавалось ужасной болью во всей руке, пробегая по нервным окончаниям к каждому участку тела. От боли слёзы прям-таки брызгали из глаз и Маринетт приходилось прикусывать до крови губу, чтобы не закричать. Нет, такая боль никак не могла оказаться сном.

Силы покидали её. Девушка надеялась хотя бы вспомнить дорогу до своей комнаты. Или же хоть встретить кого-нибудь, кто мог бы её проводить.

— Дорогой мой! — раздался неподалёку голос. — Сколько же мы не виделись? Должно быть, с той самой свадьбы Короля Демонов больше двух столетий назад.

— Именно так, мой друг! Какое же это было чудесное торжество! Надеюсь, в этот раз нас тоже не разочаруют.

Маринетт приблизилась к комнате, из которой доносились голоса и тихо заглянула туда. Внутри сидели несколько зеленокожих существ, внешне смахивающих на троллей из детских сказок. Облачённые в дорогие костюмы, они сидели в роскошных креслах и дымили сигарами.

— Да, «наследница» постаралась. Ей не откажешь в том, что касается умения устраивать вечеринки. А ты заметил, что она даже чем-то похожа на Габриэля?

— Это вполне ожидаемо, ведь в её жилах течёт и демоническая кровь.

— Однако, трон по праву должен отойти именно старшему сыну. Он достаточно красив.

— Как и ожидалось от сына Королевы Фей.

— И всё же, относительно его невесты. Неужели это та самая, о которой так много говорили?

— Я ни разу её не видел, поэтому не могу быть так уверен. Но ведь с нами Тео! Тео, подойди сюда.

Маринетт мельком заметила стройного юношу, чьи длинные каштановые волосы были собраны в хвост на затылке, а лицо украшала аккуратная борода. Его глаза горели алым цветом, а на голове просматривались небольшие рожки. Приблизившись к зеленокожим, он учтиво поклонился.

— Скажи, Тео, — обратился к нему один из них, — ты видел эту девушку? В самом ли деле она та самая, о которой мы столько слышали?

Словно заметив присутствие девушки, демон поднял глаза и задумчиво посмотрел в коридор, после чего снова обратился к собеседнику.

— Мне ещё не выдалась возможность лично пообщаться с мадемуазель. Однако, если судить по внешности, то эта девушка похожа на неё, как две капли воды.

— Было бы интересно взглянуть именно на ту, о ком судачили все вокруг. Ту, что могла давать жизнь даже давно умершим. Поговаривают, эта была невероятная женщина. Даже сам Габриэль был слаб перед ней. И более того…

-…она соединилась с демоном, породив дитя и при этом осталась жива.

— Но ведь нет никакой уверенности в том, что это именно она. А что, если она не сможет соединиться с демоном? Что же будет тогда?

Тролль задумчиво прижался губами к сигаре, а потом выпустил один за другим три колечка ароматного дыма.

— Если это не она, — произнёс он, — то с ней произойдёт то же самое, что и с другими жёнами Короля Демонов. Она умрёт, став вечной пленницей, заточённой между двух миров.

Услышав это, Маринетт наконец-то не смогла сдержать громкого удивлённого вздоха, который, без сомнения, услышали все. Осознав это, девушка, чей лоб уже был мокрым от пота, немедленно сорвалась с места и побежала по коридору, не разбирая дороги.

Эти лабиринты были ещё сложнее, чем извилистые проходы в её Университет. Хуже того, они были однообразны и запутаны. Открывая двери наугад, Маринетт в конец запуталась, даже не зная в какой точке здания находится, и смотреть в окна было бесполезно.

Ей хотелось поскорее найти родителей и убежать подальше от этого места. Туда, где их никто не смог бы отыскать.

Дверь за дверью послушно открывались ей, но не было даже и намёка на какой-либо выход наружу. До тех пор, пока последняя из них не вывела её на балкон и девушка с ужасом осознала, что находится на огромной высоте, с которой невозможно даже выпрыгнуть. И кровь вновь отхлынула от её лица.

— Бесполезно, — произнёс знакомый голос за её спиной, — ты не сможешь отсюда выбраться.

Маринетт обернулась и увидела сверкающего блондина, медленно приближающегося к ней. Его веки были прикрыты так, словно ему было стыдно взглянуть на свою невесту.

— Что происходит? Кто все эти существа? При чём тут Маринетт Дюпен, которая жила сто лет назад? Неужели я сошла с ума? — дрожащим голосом спросила брюнетка и тут же сорвалась на крик. — Кто ты такой?

Светловолосый поднял на неё свои изумрудные глаза и, больше, чем когда-либо, Маринетт осознала, что он не мог быть человеком. Его губы раскрылись, убивая девушку своим ответом:

— Я тот, кого принято называть «Проклятым Принцем», старший сын Короля Демонов и Королевы Фей. Моё имя Адриан и мы встречались в твоей прошлой жизни. Тогда тебя запомнили, как Маринетт Дюпен…

Он замолчал будто бы на целую вечность и сердце девушки громко бахнуло в груди.

— И сто лет назад ты была моей женой, — закончил свою странную речь демон.


========== Глава тридцатая ==========


— Адриан, — повторила его имя Маринетт.

И тут немедленно грянул гром, сотрясая стены особняка. Одна за другой, небо пронзили молнии. Тяжёлое чёрное небо разродилось таким дождём, что если бы юноша и девушка не стояли друг напротив друга, то не видели бы никого вокруг.

— Нет, — выдохнула брюнетка, стискивая руками виски, — ты — Феликс, мой однокурсник Феликс!

— Я назвался тебе таким именем, когда ты в первый раз встретила… мою оболочку. Я надеялся, что услышав это имя, ты сможешь вспомнить. Но ты не помнишь меня. Ты ничего не помнишь.

Брюнетка схватилась за горло, не в силах нормально дышать. Да как только можно было поверить в происходящее? За что ей все эти мучения? Разве она сделала в этом мире кому-то хоть что-то плохое, чтобы заслужить такое?

— Это просто безумие, — бормотала Маринетт, — я сплю или сошла с ума! Нет, такое не может происходить на самом деле! Это всё — моё воображение.

С тяжёлым вздохом, Адриан приблизился к девушке и мягко сжал её руки, заставляя ту взглянуть ему в глаза.

— Ты не сошла с ума и никогда не сходила, — сказал демон, — и всё это происходит на самом деле. Ты видишь то, что ты должна видеть, потому что ты — невеста демона. Это твоя судьба.

Сердце девушки снова громко стукнуло в груди, словно готовилось взорваться. Ей было холодно, очень холодно, но горячие ладони демона разливали по её венами невероятное тепло. Она смотрела в его прекрасные глаза и видела там яркие горящие звёзды, каких так не хватало этому чёрному небу в эту ночь. Всё внутри дрожало, призывая упасть в его объятья, потому что в них она чувствовала себя такой защищённой. Но что это было за чувство?

— Но почему ты уверен, что это я? — чуть спокойнее начала говорить девушка. — Я имею в виду, что да, я видела Маринетт Дюпен. Видела её фотографии. И мы очень похожи. Но нет никакой уверенности в том, что это именно я.

— Я не могу ошибаться! — воскликнул Адриан, обнимая лицо брюнетки. — Когда я нашёл тебя, то уже знал, что это именно так!

— Но почему я тогда не помню тебя? — тихо ответила она.

Демон опустил глаза вниз и сила, с которой он удерживал руки возлюбленной, становилась всё меньше.

— Я не знаю, — произнёс он, — но, я думаю, что это ещё может измениться. Всё не должно быть таким. Я не хочу, чтобы у нас всё было так, как у моего отца. Разве любовь не должна победить? — с новой силой, блондин прижал девушку к себе. — Разве ты не любишь меня, Маринетт?

От неожиданности, она открыла рот. Да, когда его глаза смотрели на неё так печально, то так и хотелось ответить на эти горячие чувства. Но она понимала, что не должна ему лгать.

Прохладные ладони упёрлись блондину в грудь, отталкивая его.

— Прости, но нет, — ответила Маринетт, — как бы ты этого не хотел, но я не люблю тебя.

Освободившись от его жарких объятий, девушка ощутила, как ледяной холод вновь разливается по всему её телу.

— Может быть, ты просто видишь во мне ту самую Маринетт и не можешь признать правды? — оборачиваясь на Адриана, произнесла брюнетка. — Она умерла, а я — совсем не она. Но ты упрямо пытаешься воскресить то, что должно храниться в земле.

Её волосы были полностью мокрыми, было ужасно холодно и внутри, и снаружи. Падающие капли скрывали слёзы, что катились из её глаз. Но иначе быть не могло. Ложь не могла бы сейчас спасти ни её, ни его.


========== Глава тридцать первая ==========


Маринетт откинула в сторону очередное белое платье. Теперь этот цвет вызывал у неё отвращение, бесконечно напоминая о её новом статусе невесты демона. И она не желала думать об этом.

Девушка взглянула на календарь и посчитала дни. Ей уже был известен тот день, когда свершится самое ужасное. В её собственный восемнадцатый день рождения, Маринетт будет обязана выйти замуж и, возможно, умереть. И до этого момента оставалось чуть больше двух недель. Что можно успеть за такое короткое время? По сути, ничего.

Она попыталась успокоиться, но нервы так и продолжали бушевать, будто кто-то раскалил их на сковородке. В отчаянии, девушка упала на кровать и принялась долго и безутешно плакать. Но тут её внимание привлекло некое шевеление в углу. Опыт последнего времени подсказывал, что это было нечто необычное. Собрав всю свою решимость в кулак, Маринетт вытерла слёзы и решительно обратилась к существам, сидящим в углу.

— Кто вы? Выходите, если уже пришли.

Существа в углу не спешили. Маринетт слышала их нечёткий шёпот. Но потом две полупрозрачные субстанции направились в сторону девушки. Она присмотрелась и разглядела в них двух дам около тридцати лет. Одна из них была блондинкой с короткой стрижкой, вторая — брюнеткой с длинными волосами.

— Маринетт! Это в самом деле ты? — крикнула светловолосая.

— Ты… знаешь меня? — спросила невеста демона.

— Это же я — Роуз! Неужели ты забыла? А ты сейчас выглядишь намного моложе, чем в прошлый раз. Сколько тебе лет?

— Семнадцать, — дрожащим голосом произнесла девушка.

— Ох! Да ты ещё такая молодая! Наверно, это здорово, снова стать молодой! Правда, Джулека?

Вторая скромно кивнула, и привидения приблизились вплотную к невесте демона.

— Принц так долго ждал твоего возвращения! — лепетала блондинка. — Ты бы знала, как он страдал без тебя! Но вот ты вернулась, и скоро вы поженитесь, и всё будет хорошо! После того, как замок Короля Демонов разрушился, мы с Джулекой и Тео решили остаться здесь, чтобы увидеть это событие. Всё это время мы были рядом с твоей дочерью! Хлоя выросла такой красивой!

— Правда? — неловко улыбнулась брюнетка. — Я рада.

— Ах! Я жду-не дождусь вашей свадьбы! — хлопала в ладоши Роуз. — В этот раз вы точно будете счастливы!

— Наверно, — вздохнула Маринетт.

— Что такое? — взволновалась привидение. — Почему ты вдруг сомневаешься?

— Просто я не уверена, что всё будет хорошо.

— От чего же? Разве ты не любишь своего жениха?

Губы девушки дрогнули, она подняла на собеседницу свои васильковые глаза и не смогла озвучить ответ.

— Но это же невозможно! — крикнула Роуз. — Вы так любили друг друга раньше! Ты ведь не могла разлюбить его. Или же… неужели… Маринетт, ты забыла его? И нас ты тоже не помнишь?

Не было смысла скрывать правду. Невеста демона решительно кивнула.

— Прости, но я, действительно, не знаю кто вы такие. И вообще, может быть, я не та Маринетт, которую вы знали.

— Да быть такого не может! Это ты! Это должна быть ты! Иначе ты не сможешь спасти своего демона!

— Спасти от чего?

— От проклятья, которое наложил на него отец! Ведь в прошлый раз твоя любовь смогла спасти душу демона и собрать его из мелких частей, на которые разорвал её Король Демонов! А без твоей любви, он вновь может распасться на кусочки!

— Но если я не полюблю его?

— Боже, нет! Это ужасно! — крикнула Роуз, закрывая ладонями слёзы.

Подруга бережно обняла её за плечи, пытаясь успокоить.

— Ты должна полюбить демона, — вздохнула темноволосая, — ведь если ты станешь его женой без любви, то погибнешь. И тогда ты станешь одной из нас — привидением, обречённым вечно скитаться по миру.


========== Глава тридцать вторая ==========


— И долго ты собираешься лежать здесь в темноте? — поинтересовалась Одри, закрывая за собой дверь.

Адриан открыл глаза и спокойно перевёл их на вошедшую женщину.

— А, это ты, — тихо произнёс он.

— Ты ожидал кого-то другого? Ну конечно. Прости, что в очередной раз не оправдываю твоих надежд. Но я одна их немногих, кого ты ещё волнуешь.

Светловолосый демон сел на кровати и взглянул на Одри.

— Если бы ты переживала за меня, то не заставила бы жениться на ней, — произнёс он холодным тоном.

Уже давно привыкнув к скачкам его настроения, сереброволосая дама спокойно налила в свой бокал вина из оставленной на столе бутылки и опустилась в кресло.

— Не стоит относиться к этому, как к какой-то трагедии, — вздохнула она, — и не веди себя, как ребёнок. Ты — наследник Короля Демонов и на тебя возложена определённая ответственность. И тебе необходимо жениться, чтобы продолжить существовать.

Адриан внимательно изучал лицо женщины, после чего изрёк:

— Всё же, я никогда не пойму, почему в тебе там мало от матери.

— Да, я знаю, что это твоё главное разочарование, что я ни капли не так очаровательна и добра, как моя мать. Но что уже поделаешь.

— Просто ты с каждым разом всё больше напоминаешь моего отца.

— Кто-то же должен был унаследовать его характер. И, знаешь, мне это нравится. Король Демонов слишком долго держал своих детей в заточении, поэтому вы и стали такими нерешительными, помешанными на всей этой глупости про любовь. Но суровые времена требуют суровых мер. Поэтому мне пришлось вступить в игру.

— Да, в тебе куда больше демонической гордости, чем во всех нас.

— Почему же нет? — улыбнулась Одри. — В моих венах течёт благородная кровь Короля Демонов. А ты, кто является его полноправной частью, совсем позабыл о демонической гордости, гоняясь за смертной женщиной. По сути, всё, что тебе нужно — соединиться с ней и тогда сила её жизни продлит твои годы. И, если получится, то она родит тебе нового ребёнка. Ведь и мои годы не вечны.

Адриан мягко коснулся идеально уложенных волос.

— Они совсем седые. Точно, как у моего отца. И твоё сердце такое же холодное. Любила ли ты хоть когда-нибудь?

Женщина сурово взглянула на демона.

— Какое это имеет отношение к делу? Ты просто должен отдать мне должное в том, что столько лет я поддерживаю статус нашей семьи. Именно благодаря мне ветвь нашего демонического семейства пользуется уважением и сохраняет прежнюю силу. Вот к чему я стремлюсь. А ты не должен забывать о том, кем являешься. Женись на ней и докажи всем, что ты достоин своего статуса нового Короля.

— Я никогда и не хотел стать Королём, — грубо ответил Адриан, — это прерогатива моего отца.

— Но Габриэль исчез. И ты обязан занять его место, чтобы сохранить равновесие в этом мире.

— Тебя не было тогда. И ты не можешь говорить с полной уверенностью. Я же уверен, что отец продолжает влиять на этот мир. И стать его заменой — совсем не моя судьба.

— Ты так ребячлив! — едва сдерживая свой гнев, выпалила женщина. — Какие глупости только роются в твоей безумной голове?

Адриан молча поднялся с кровати и взглянул в окно. На улице снова шёл снег.

— Какой толк будет мне от силы и власти, если я не могу быть с ней? Быть может, однажды ты меня поймёшь.

Он схватил со стула куртку и направился к двери.

— Куда ты? — холодно спросила Одри.

— Подальше от всего это! — крикнул демон, исчезая в дверном проёме.


========== Глава тридцать третья ==========


До сдачи проекта оставалось всего пара дней и поэтому каждую свободную минутку юная Дюпен-Чен была вынуждена проводить в библиотеке или мастерской. Конечно, это порой выматывало её до такой степени, что возвращаясь вечером в особняк, она просто падала на кровать и лежала без сознания до самого утра. И, каждый раз, когда с первыми лучами солнца она открывала глаза, то всё тело болело так, словно его кто-то сломал. Маринетт не могла даже плакать, просто издавала какие-то непонятные хрипы. Её уже не мучили кошмары, сны были абсолютно пустыми, как сама чернота. И всё же, сердце каждый раз разрывалось на куски, словно она умирает.

Поэтому долгие часы, проведённые за созданием проекта, казались девушке самыми прекрасными мгновениями дня. Только тогда она переставала думать об Адриане.

За окном медленно падали сверкающие белые снежинки. В их неспешном танце наблюдалось нечто вечное и прекрасное. Они двигались в воздухе, делая лёгкие повороты и касались уснувшей земли. Это была сама жизнь и сама смерть, воплощённая в столь простых формах.

Девушка на минуту остановилась около окна, глядя на это немое торжество и тут внезапно погас свет. Лишь лёгкое освещение улицы окрашивало мир в разные цвета. Маринетт подошла к выключателю и несколько раз нажала на него, но свет упорно не желал включаться.

«Похоже, на сегодня всё» — подумала она.

С трудом ориентируясь в темноте, брюнетка начала собирать свои вещи, думая о том, как непросто будет выбраться из этого места.

И тут она почувствовала чьё-то присутствие, как взгляд в её душу, от которого становилось не по себе.

— Кто тут? — тихим голосом произнесла она.

Ответа не последовало, но девушка была убеждена, что это уже не игра её воображения. В помещении, однозначно, кто-то был. И что-то подсказывало ей, что этот кто-то не был расположен к ней. От взгляда, который она ощущала всей кожей, становилось страшно и Маринетт никак не могла успокоить своё громкое сердцебиение. Дрожащие пальцы ещё несколько раз коснулись выключателя и, когда он вновь отказался зажечь свет, девушка просто ударила по нему со всей силы. И яркая вспышка ослепила её.

Кто-то вскрикнул, стоя всего в паре шагов от неё. Звонкий женский голос зазвенел в ушах Маринетт. Она несколько раз моргнула, привыкая к яркому свечению и, когда глаза вновь смогли видеть, изумлению девушки не было предела. Перед ней стояла просто невероятная красавица в ярко-красном платье, идеально подчёркивающем роскошную фигуру. Её длинные каштановые волосы были скреплены спереди резинками в две симметричные пряди и также перехвачены на кончике сзади. Когда же незнакомка распахнула свои красиво подведённые глаза, оказалось, что даже сама радужка их такого же ярко-красного цвета, как вся её одежда и губная помада.

— Кто вы? — ахнула Маринетт.

В ответ незнакомка лишь хитро оскалилась и тотчас ухватила девушку за горло.

— В самом деле, ты не узнаёшь меня? Что же, на твоём месте я бы тоже хотела забыть всё то, что было. Вот только даже целый век не стёр из моей памяти твоё мерзкое слащавое личико!

Она с силой вжала Маринетт в стену, на пол упали крошки от штукатурки, и та почувствовала резкую боль в затылке. Перед глазами всё поплыло, прежде чем брюнетка потеряла сознание.

Женщина в красном ослабила свою хватку, позволяя телу девушки безвольно упасть на пол. С тяжёлым вздохом, шатенка размяла уставшую кисть и огляделась вокруг. Она знала, что всё должно выглядеть, как можно более естественно. Никто не должен был догадаться о её участии в происходящем.

Приглядев в середине кабинета вместительное ведро, набитое тканью и бумагой, незнакомка собрала вокруг ещё несколько листов бумаги и то, что могло ещё показаться ей подходящим, а потом вынула зажигалку и кинула её внутрь. Огонь мгновенно начал пожирать находившиеся в ведре предметы. Дождавшись, когда пламя станет сильнее, шатенка опрокинула ведро, позволяя огню перейти на старый деревянный пол. Она самолюбиво улыбнулась собственной затее и мгновенно исчезла среди начинающегося пожара.


========== Глава тридцать четвёртая ==========


Тикки вошла в кабинет и сразу же заметила его присутствие. Она не смогла сдержать надменной улыбки, стоило только взглянуть в лицо того, кто с напряжённым видом расселся на её софе.

— И что же теперь? — произнесла она, присаживаясь в кресло напротив. — Всё-таки пришёл убить меня, как и обещал?

— Не мели чушь, — фыркнул светловолосый демон, обнажая тонкие кошачьи клыки, — и без тебя тошно!

Он грохнулся на софу и закрыл лицо руками.

— Кто-нибудь знает, что ты здесь? — вдруг спросила хранитель.

— Только Плагг.

— Да, это было бы естественно. И что же тебя привело?

Адриан убрал руки с лица и молча уставил изумрудные глаза в потолок, словно пытался вычитать там нужные слова. Но вскоре, с тяжёлым вздохом, он вновь перевёл своё внимание на Тикки.

— Как думаешь, Маринетт совсем не способна любить или же только меня?

Хранитель задумалась, поправляя свои изящные очки в тонкой оправе.

— Я не думаю, что её сердце — такая уж неприступная крепость, — ответила она, — но с чего бы тебе делать подобные выводы?

— Потому что я даже и не знаю, что уже сделать, чтобы она полюбила меня! Сколько раз я должен спасти её, признаться и сколько раз поцеловать, чтобы она перестала отталкивать меня?

С лёгким смешком, Тикки удобнее устроилась в кресле и взглянула на своего незваного гостя. Она прекрасно понимала, что имеет дело с тем, кто был совершенным новичком в любви.

— Скажи мне, ведь в прошлый раз Маринетт первой влюбилась в тебя?

Он задумался.

— Наверно, но я не могу сказать точно. Она никогда не отвергала меня, когда я целовал её. То же самое и сейчас.

— Но тебе ведь хорошо известно, что Маринетт — человек. Ей легко поддаться влиянию такого чистокровного демона, как ты. И, на самом деле, ваше влечение друг другу — не более, чем внутренняя слабость смертной женщины перед твоей силой. Даже при всём желании она не смогла бы сопротивляться этому до конца. Такова твоя натура, такая же, как и у твоего отца. Тысячелетиями он продлевал свою жизнь за счёт поглощения энергии своих смертных жён. Но это были лишь временные меры, позволяющие ему оставаться в черте мира людей. В противном случае, он бы вернулся в своё родное пространство куда раньше. Но в нём упрямо теплилась надежда на то, что Королева Фей вернётся к нему именно в человеческом обличии.

— Я знаю всё это. И всё-таки, — пробормотал светловолосый демон.

— Да. Твоя натура иная. Просто пересечь границу между мирами ты не сможешь. В случае, если ты не соединишься со своей невестой, твоя сущность вновь распадётся на куски, а твоя семья потеряет всю власть и силу, которой была наделена. Но, чего хочешь ты сам?

Адриан задумался, но ответ не заставил себя долго ждать:

— Я хочу быть с ней…

— Но с кем ты хочешь быть? С Маринетт из прошлого или же с Маринетт из настоящего? Как б ты ни хотел это признавать, но они являются разными женщинами.

— Почему вы все так упорно желаете убедить меня в том, что я ошибся? Разве ли есть какая-то разница в том, какую жизнь и какой характер получила в этот раз Маринетт? Мне не было это важно сто лет назад и неважно теперь. Важна лишь сама она, а всё остальное — лишь мелочи.

— Быть может, для тебя это и мелочи, но не для неё. Смертные женщины видят этот мир по-другому. И не всё равно кто они, какая им дана жизнь и какой характер. Их время совсем не такое, как твоё. Смертные считают часы и чувствуют, как они проходят мимо. Скажи, ты хоть раз пытался узнать Маринетт? Пытался ли ты взглянуть на неё, как на личность?

Демон взглянул на неё глазами, полными непонимания и юношеской наивности. За всё время своего существования он впервые слышал о подобном. И теперь взгляд напоминал выражение лица ребёнка, увидевшего мир в первый раз. Его губы дрогнули, чтобы произнести ответ, но в этот момент, за окном мелькнула молния. Порывом резкого ветра открылось окно, впуская внутрь морозный воздух. Сердце демона тревожно забилось, заставляя его подскочить на месте. И он знал, что это может означать.

— Думаю, тебе пора, — у лёгкой улыбкой на губах, произнесла Тикки.

Демон молча кивнул и растворился в воздухе.

Хранитель поднялась на ноги и спокойно закрыла окно.

— Теперь всё только в твоих руках, — тихо произнесла она.


========== Глава тридцать пятая ==========


Огонь распространялся по кабинету, с первобытным голодом набрасываясь на всё то, что попадалось ему на пути. Лишённая чувств Маринетт лежала около выхода и губы её, словно хватаясь за жизнь, открывались и закрывались. Постепенно, эти движения начинали порождать звуки, а вскоре и они обрели форму слов.

— Адриан, — слабым голосом шептала брюнетка.

И в эту же минуту все окна распахнулись, позволяя снегу и дождю проникнуть внутрь. Лёгкий звук его крыльев проник в комнату, а следом уже и босые ступни демона опустились на пол. Каждый шаг светловолосого красавца заставлял пламя утихнуть и в считанные секунды даже дым пугливо вылез наружу, съедаемый холодным воздухом и снегом.

Полуобнажённый демон приблизился к девушке и мягко провёл рукой по её волосам. Она вздрогнула и громко выдохнула, издавая тонкий свист из глубины своего повреждённого тела.

Нежно коснувшись похолодевшей щеки, Адриан медленно наклонился к лицу Маринетт и прижался к её губам на несколько мгновений, которые он желал бы продлить на целую вечность. Это сразу заставило щёки девушки налиться краской, а крови в её венах вновь продолжить своё движение. Её грудь приподнялась, позволяя воздуху глубоко проникать в лёгкие. Веки дрогнули и она приоткрыла свои глаза:

— Ты, — вздохнула Маринетт.

Демон прижал пальцы к её дрожащим губам.

— Тебе не стоит говорить. Ты только начала приходить в себя.

На губах девушки появился лёгкий намёк на улыбку, в глазах читалась неописуемая нежность. Он сжал её руку и тонкие пальчики казались такими холодными, будто были сделаны изо льда.

— Знаешь, — выдохнула девушка, — мне казалось, что я умерла и стало вдруг так темно и пусто.

— Не бойся, — ответил демон, покрывая поцелуями её пальчики, — я никогда не позволю тебе умереть.

— Почему ты делаешь это для меня? Потому что я — твоя невеста? — спросила Маринетт.

— Я делаю это, потому что люблю тебя! — выпалил демон так громко, что его голос эхом оттолкнулся от стен.

Брюнетка замерла, в её горле пересохло. Но с каждой секундой, что глубокие зелёные глаза смотрели на неё, девушку просто затягивало в них, точно в огромную воронку. И от этого в голове становилось совсем пусто. Но в её сердце оставалось живым самое главное желание.

— Поцелуй меня, — тихо произнесла девушка. Голос её становился всё тише и слабее.

Пальцы светловолосого демона нырнули в её густые чёрные пряди, а горячие губы вновь прижались к прохладной коже.

И в этот миг вся жизнь пролетела перед глазами темноволосой невесты демона, сердце забилось так часто, что, казалось, оно желает заранее отстучать все положенные ему часы и разорваться на миллион осколков. В памяти внезапно возникали самые давние, самые забытые мгновения её жизни. Кровь громко пульсировала в венах и уже начинала бурлить в висках. Слёзы полились из глаз. И тогда девушка почувствовала себя так, словно начинает гореть изнутри.

От охватившего её страха, Маринетт резко отстранила от себя парня и начала судорожно хватать ртом воздух. Глаза её начинали наливаться кровью.

— Тише, — произнёс Адриан, прижимая девушку к своей груди, — я рядом. Я смогу защитить тебя.

Он поднял её на руки и спокойно покинул комнату, ласково поглаживая девушку по волосам.

— Я уже говорил тебе это, — донёсся из коридора голос, — ты не сможешь спасать её вечно.

Светловолосый демон с презрением посмотрел на Макса, который всё это время стоял по другую сторону двери.

— Так давай же проверим, у кого первого закончится терпение, — оскалился Адриан.


========== Глава тридцать шестая ==========


Маринетт открыла глаза и тут же увидела перед собой мирно спящее лицо Адриана.

«Какой же он красивый» — промелькнуло в её голове.

Рука светловолосого демона крепко обнимала девушку за талию, а брови нахмурились. Он походил на хищника, жадно вцепившегося в свою добычу и, одновременно, как ребёнок, не способный расстаться с любимой игрушкой. Но, в любом случае, лицо его выглядело чудесным. От такой красоты щемило сердце.

Его объятья были очень крепки, казалось, из них просто невозможно выбраться, но в этот момент Маринетт поймала себя на мысли, что совсем не против такого исхода ситуации. В том, как он прижимал её к себе, было нечто совсем новое, интригующее. Точно этим жестом он доказывал всему миру, что она принадлежит ему и никто в целом мире не сможет причинить ей вред.

Девушка приподняла руку и нежно коснулась золотистых прядей, упавших на ангелоподобное лицо демона. Ей даже не верилось, что она может видеть его так близко. Он выглядел словно детская мечта, которая наконец-то сбылась.

— Доброе утро, — произнесли нежные губы демона, растягиваясь в мягкой улыбке.

— Доброе утро, — тихо ответила Маринетт, — как ты себя чувствуешь?

— Мммм, великолепно, — выдохнул светловолосый демон, крепче сжимая в своих объятьях тело девушки, — разве со мной может что-то случиться? Это ты у нас всё время требуешь защиты и пристального внимания.

Невеста демона фыркнула:

— А ты ещё не устал спасать меня?

— Если после этого я смогу просыпаться с тобой по утрам, то буду не против делать это целую вечность.

Его веки дрогнули, сверкающие золотистые ресницы взлетели, вновь приоткрывая восхитительные зелёные глаза. И от такой непосредственной близости, сердце девушки так сильно разболелось, что она не смогла сдержать слёз.

— Снова плачешь, — сказал Адриан, снимая с длинных ресниц девушки слезинку и рассматривая её на свету, — интересно, я всегда буду заставлять тебя плакать?

— А ты? — спросила Маринетт. — Ты когда-нибудь плакал?

Демон с удивлением взглянул на девушку.

— С чего бы мне плакать?

Девушка густо покраснела, осознав, насколько неуместен её вопрос.

— Ах, прости, просто я хотела, — замялась она.

Но демон уже был заинтересован. Обхватив ладонями лицо Маринетт, он заставил её пристально смотреть ему в глаза.

— Скажи, — его голос непривычно дрогнул, — ты… ты хотела бы больше знать обо мне?

Темноволосая открыла рот и чуть не задохнулась от неожиданности.

— Я… я должна стать твоей женой, — пролепетала она, — могу я хоть что-то узнать о своём будущем муже.

Адриан так долго всматривался в её глаза, что складывалось впечатление, будто он пытается заглянуть ей прямо в душу. Но после он вдруг спрыгнул с кровати и протянул ей руку:

— Пойдём со мной! — улыбнулся демон.

Девушка отпрянула:

— Куда?

— Куда-нибудь! Туда, где будем только ты и я.

— Но мне надо на учёбу, — промямлила Маринетт, — скоро сдавать проект.

Светловолосый красавец вновь запрыгнул на кровать и уселся прямо перед девушкой.

— А давай сегодня забудем обо всём этом. Я уверен, мы придумаем что-нибудь с твоим проектом. Только сегодня, я обещаю. Но посвяти этот день мне. Знаешь, я почему-то понял, что тоже хочу знать больше о тебе. Я хочу узнать тебя… как личность.

Девушка недоумевая хлопала ресницами, но сердце её радостно трепыхалось в груди.

— Ну что, — спросил светловолосый демон, протягивая ей руку, — ты убежишь сегодня со мной?

Тёплое и сладкое чувство радости волной разливалось в груди Маринетт. Она покраснела, мягко кивнула, касаясь пальцев своего жениха.


========== Глава тридцать седьмая ==========


Они прошли через дверь, и Маринетт почувствовала опьяняюще-сладкий запах цветов. Лёгкий летний ветер и темнеющие силуэты домов на фоне розово-фиолетового заката возвестили о скором приходе вечера. Где-то неподалёку играла музыка.

— Где мы? — спросила девушка, недоумевая от происходящего.

— В Париже, — с хитрой улыбкой ответил светловолосый демон.

— Ты шутишь? Это не может быть Париж! В Париже уже несколько дней идёт снег. Он не мог бы растаять так быстро!

Блондин лишь тихо рассмеялся.

— Нет. Это всё ещё Париж. Только немного в другом месте и в другое время.

— Ты перенёс нас во времени? — синие глаза широко раскрылись от удивления.

— Ну да, — юноша явно был в восторге от своей затеи.

Он взял девушку за руку и вместе они продолжили путь по сумеречной улочке где-то на окраине столицы любви.

— Ты и такое можешь? — спросила Маринетт, глядя на будущего мужа.

— Я многое могу, — ответил он.

— И что же ещё? Можешь исполнять желания?

— Могу, если это в пределах моих возможностей.

— Что? Прям любое желание?!

— Ну, не любое, конечно. Я же не джин, в конце концов! Я просто могу поспособствовать некоторым событиям, которые могут привести к исполнению чьё-то желания. Могу повлиять на события, произошедшие в прошлом, переместившись во времени и пространстве. Могу влиять на погоду и, — Адриан хитро улыбнулся невесте, — влиять на человеческие чувства.

Девушка слегка покраснела, взирая на то, как красива его улыбка.

— Наверно, ты мог бы многое сделать, — произнесла она, — даже изменить ход истории.

— Нет, — светловолосый демон резко остановился и повернулся к Маринетт, — увы, я не всесилен. Есть то, что мне неподвластно. Это как договор, сохранение равновесия в мире. Как игра в шахматы. Я могу изменить положение фигур на доске, но не ход самой игры. Я не могу изменить судьбу человека, как бы он того не хотел.

Они вновь продолжили идти и пальцы Адриана сильнее сжали ладонь девушки.

— Время от времени я предпринимаю попытки, но есть законы, которые невозможно нарушить. Иногда я просто вынужден отойти в сторону. Демоны, эльфы, привидения… порой, это только механизмы для осуществления грандиозного плана. Но… это неважно. А что по поводу тебя — чем бы ты хотела заниматься?

— А! Я? — зарделась брюнетка. — Мне всегда нравилось создавать что-то красивое, что нравилось бы людям. Знаешь, в детстве у меня совсем не было друзей, и я часто проводила вечера, разглядывая картинки в журналах мод, которые любила моя бабушка. Когда она была молодой, то работала манекенщицей. Знала многих модельеров. Наверно, поэтому мне и захотелось стать дизайнером одежды.

— А что же твои родители? Как они относятся к твоему желанию?

— Не знаю, мы редко общаемся. Они всегда были заняты пекарней, своим бизнесом. Я думаю, они стыдились меня из-за того…

— …из-за того, что ты видела нечто, что они не понимали? — совершенно спокойно продолжил демон. — Но это было неправильно, не так ли? Родители должны любить своих детей несмотря ни на что. Ведь они — их часть, их продолжение.

С приоткрытым ртом, Маринетт взглянула на Адриана.

— Ты тоже такое испытывал? — спросила она.

Но демон вдруг остановился, будто уловив что-то в воздухе.

— Идём! — позвал он, утягивая девушку за собой.

Пробираясь сквозь переулки, невеста демона и её жених вскоре добрались до одного из местных открытых кафе. Играла чудесная мелодия, в которой было нечто детское и, одновременно, по-взрослому печальное.

— Маринетт! — обратился к девушке блондин. — Потанцуй со мной!

Сердце девушки восторженно ёкнуло, но она понимала, что не может этого сделать.

— Я не умею танцевать, — пробормотала брюнетка.

— Не думай об этом. Рядом со мной, ты сможешь всё!

И его улыбка заставила Маринетт согласиться. Мягко потянув её вперёд, Адриан ступил на площадку, наполненную людьми. Развернувшись, он взглянул в глаза своей невесты.

— Просто следуй за мной, — прошептал он.

Брюнетка почувствовала, что вновь околдована им — этим прекрасным демоном. Его пальцы коснулись её плеча и он медленно обошёл вокруг неё. Оказавшись позади невесты, блондин мягко скользнул к ней в волосы, слегка растрепав их. А когда их глаза снова встретились, юноша нежно положил её ладонь к себе на плечо, опустил свою правую руку на талию девушки, а левой мягко сжал её пальцы. Подчиняясь его движениям, Маринетт так же раскачивалась из стороны в сторону. Нежный голос исполнителя песни уносил её разум.

Это было естественно. Сплетая свои пальцы, они оттолкнулись друг от друга, чтобы вновь приблизиться и, подняв руку вверх, светловолосый демон, один раз заставив её сделать поворот. Снова поймав её, Адриан прижал девушку ещё ближе к себе, и она расслабилась, чувствуя себя естественно в этом положении. Легко вальсируя, они перемещались по кругу, не замечая никого вокруг, а потом закружились, словно в безумном вихре.

Голос певца стал ещё грустнее. Парень и девушка теперь стояли на месте, легонько покачиваясь из стороны в сторону. И тогда Маринетт заметила, что Адриан с полуприкрытыми веками повторяет слова песни:

— Tú no sabes que se siente cuando alguien que tú quieres no te quiere. (Ты не знаешь, что чувствуется, когда тот, кого ты любишь, тебя не любит)


Полностью подчинившись, светловолосый демон в точно передавал её настроение:

— Quien diría que a mis años por tu culpa yo me siento un pobre diablo (Кто бы мог сказать, что я в свои годы по твоей вине чувствую себя чертовски несчастным)

Его лицо казалось таким печальным, выражающим абсолютную непрекращающуюся боль. И что-то внутри сердца девушки просто сошло с ума. Она не удержалась перед своим желанием прикоснуться к нему. И холодные пальцы легли на щёки демона.

Изумрудные глаза распахнулись, заставляя сердце Маринетт сходить с ума. Поддаваясь ей, блондин переместил ладони на бёдра девушки. Она не возражала. Теперь весь мир отражался для них в глазах друг друга. И с каждым движением, их тела становились всё ближе и ближе. Даже их дыхание сливалось воедино. И Маринетт начинала думать только о манящих губах демона.

Его руки скользнули вверх, нежно поглаживая сквозь тонкую поверхность платья спину девушки. Дыхание Адриана послышалось рядом с ухом девушки, и от этого ощущения кровь её наполнялась страстью. Ловкие пальцы демона медленно переместились ниже, и Маринетт ощутила их на обнажённой поверхности своих бёдер, которые скрывались под короткой юбкой. Она обхватила его крепче, прижимаясь ещё сильнее. И мурашки прошли по её позвоночнику.

Они продолжали двигаться, мягко раскачиваясь в такт музыке. Щёки танцующих соприкоснулись. И они почти не заметили того, как их лица оказались так близко друг к другу.

Сладкий голос певца продолжал ласкать слух, но парень и девушка были полностью поглощены друг другом. Их желание было обоюдным. И они вновь соединили свои губы.

Это был самый страстный и безумный поцелуй, какой Маринетт могла только представить. От ощущения губ и языка Адриана её сердце останавливалось и снова запускалось каждую секунду. Они целовались и прижимались друг к другу так жадно, словно их тела тосковали по этому ощущению сотни лет. И она начала тихо стонать от удовольствия, переполнявшего её грудь.

Но тут Адриан резко оттолкнул её. В его глазах читался неподдельный страх. Даже не извинившись, он вдруг развернулся и пошёл прочь.

Комментарий к Глава тридцать седьмая

Те, кто читает фф и в моём сообществе, могут услышать песню из этой главы там. Для остальных раскрываю, что это Julio Iglesias - Pobre diablo.


========== Глава тридцать восьмая ==========


— Постой! — кричала Маринетт. — Ну постой-же? Что случилось? Я чем-то обидела тебя?

Но демон совершенно не реагировал на её голос, погружённый в свои мысли, он быстрым шагом удалялся прочь. И всё же, у неё не оставалось другого выбора, кроме как бежать за ним.

— Прости меня, если я виновата! — продолжала свои попытки девушка.

И вновь ответом служило только затяжное молчание. Она видела перед собой широкую спину блондина и теперь он казался таким далёким. Подул резкий холодный ветер. Кожа Маринетт покрылась мурашками и ей вдруг показалось, что этот холод исходит на самом деле откуда-то изнутри её самой. Чувство, словно всё её тело покрывается льдом, заставило девушку резко остановиться. Она перестала что-либо понимать, осознавать, ощущать.

— Осторожно! — коснулся края её слуха чей-то крик.

И в следующий момент онемевшая девушка уже видела рядом с собой автомобиль, стремительно несущийся прямо на неё.

— Маринетт! — закричал Адриан, отталкивая невесту в сторону.

Брюнетка отлетела так далеко, что чуть не врезалась в стену стоящего рядом дома. Но чувствительность и осознание происходящего моментально вернулись к ней. И то, что она увидела, заставило её содрогаться всем телом.

Светловолосый демон лежал посреди дороги, его глаза были закрыты, а из носа сочилась кровь. Он принял весь удар от машины на себя.

— Нет, — дрожащими губами произнесла Маринетт.

Позабыв обо всём на свете, девушка кинулась к жениху. Его тело было неестественно холодным, на все её попытки привести парня в чувство, он не реагировал. И от осознания того, что светловолосый демон может быть мёртв, брюнетка испытывала дичайшую боль. Нет, он не мог умереть прямо здесь и сейчас! Так не должно было произойти!

— Нет! Нет! Нет! — повторяла Маринетт в бреду, прикасаясь к холодным щекам жениха. — Прошу тебя, не умирай!

Слёзы потоком стекали по её щекам, остановить их было просто невозможно.

И тут девушка ощутила чьё-то безмолвное присутствие. Мурашки пробежали по спине. Это было до странности знакомое чувство, от которого даже сердце начинало останавливаться. Маринетт обернулась и тут же заметила худощавого молодого человека со смуглой кожей. Он смотрел прямо на них сквозь толстые стёкла своих очков. Руки были скрещены, но незнакомец не казался напряжённым. От него веяло смертью. А за его спиной виднелись чёрные крылья.

Поймав на себе испуганный взгляд девушки, смуглокожий парень сдвинулся с места и направился к ней.

Время словно остановилось, став тягучим и тяжёлым. Было сложно дышать. Всё происходящее походило на движение в загустевшей массе. Проходящие мимо люди оставляли долгий, полупрозрачный след своих движений. И всё, что замечала Маринетт — был незнакомец, приближающийся к ней. Его шаги остановились всего в нескольких сантиметрах от девушки.

— Вот мы снова и встретились, Маринетт, — тихо произнёс он.

Синие глаза брюнетки зачарованно смотрели на смуглокожего юношу. Его вьющиеся тёмные волосы даже не чувствовали движения ветра. И было непохоже, что он вообще дышит.

— Кто ты? — спросила девушка.


========== Глава тридцать девятая ==========


Незнакомец приветливо улыбнулся.

— Думаю, нет нужды рассказывать тебе о том, кем я являюсь. Ты уже и сама в состоянии отличить ангела смерти от людей. И, пожалуй, я погорячился, намекнув на наше с тобой знакомство. Ты ведь не помнишь меня. Не буду темнить, я — Нино, ангел смерти, что унёс твою душу сто лет назад. И да, я точно знаю, что это ты. Ошибки быть не может. Ангел смерти всегда точно знает ту душу, что была когда-то внесена в его список. Если же тебе интересно, то именно я помог твоему демону обнаружить тебя и в этой жизни.

— Моему демону, — вздохнула Маринетт.

Девушка перевела взгляд на обмякшее тело Адриана, голова которого теперь покоилась на её коленях. Он так и не приходил в чувство.

— Ты пришёл забрать его? — слабым от страха голосом произнесла брюнетка.

— Ни в коем случае! — завопил вдруг кто-то очень странным мяукающим голосом.

И в тот же момент не пойми откуда вылетело странное существо, внешне похожее на какого-то странного кота. Увидев его, Маринетт ахнула от неожиданности и огляделась по сторонам, но никто вокруг не обращал совершенно никакого внимания на происходящее.

— Не бойся, — хихикнуло странное существо, — люди нас не видят. Мы сейчас находимся в пространстве вне времени и, в целом, вне всего происходящего.

Хитро улыбаясь он подлетел к Маринетт поцеловал её руку.

— Позвольте представиться, мадемуазель, моё имя — Плагг. Я — хранитель судьбы. И Вам не стоит паниковать. Такое слабое повреждение не способно навредить такому сильному демону.

— И всё же, — вмешался Нино, наклоняясь над бесчувственным демоном, — нам стоит побыстрее перенести его обратно. Ты ведь не хуже меня знаешь, что сейчас его сущность крайне слаба. Неизвестно какими последствиями обернётся для него очередная попытка вырвать свою возлюбленную из лап смерти.

Маринетт слушала жестокие слова, которые произносил ангел смерти и с трудом верила своим ушам. Почему Нино говорил так, словно она либо должна знать обо всём происходящем, либо словно её совсем там не было?

— Да, да, ты совершенно прав! — промяукал Плагг. — Всё-таки, как сложно спорить с ангелом смерти.

— Тогда вперёд!

Ангел смерти хлопнул в ладоши и тут же его крылья раскрылись. Но теперь они оказались до того огромными, что полностью закрыли небо. В глазах Маринетт потемнело и в какой-то момент она подумала, что теряет сознание. Но уже в следующую минуту девушка осознала, что находится в какой-то большой комнате, где горит камин, полы устелены толстым ковром, а на стенах висят огромные картины.

Подняв глаза, брюнетка увидела прямо перед собой портрет юноши, сидящего в старинном кресле. Золотые волосы, загадочное выражение лица и глубокие зелёные глаза. Со всех сторон полотно было покрыто глубокими царапинами, напоминающими следы от больших острых когтей. Но дело было совсем в другом. Увидев этот портрет, Маринетт вдруг ощутила что-то такое, чего никогда не испытывала прежде. Боль в её сердце становилась непереносимой. И всё же… она была убеждена, что влюбилась в этого юношу с первого взгляда.


========== Глава сороковая ==========


Дверь резко распахнулась и в комнату вошла Одри. Несмотря на абсолютное спокойствие на её лице, было заметно, что она встревожена. Стоило ей лишь увидеть Маринетт и Адриана, как женщина сразу переменилась в лице. Темноволосая девушка сидела на полу и глаза её казались совершенно пустыми, словно из них вынули саму жизнь, а на её коленях лежал бесчувственный демон, которого брюнетка сжимала так сильно, что костяшки пальцев побелели.

— Что ты делаешь, неразумная девчонка?! — крикнула мадам Буржуа, подбегая ближе к Маринетт и пытаясь оторвать её руки от блондина. — Отпусти его! Отпусти немедленно!

Но невеста демона не реагировала ни на крики, ни на прикосновения. Она словно находилась в трансе. И где-то в далёких участках её головы рождалось безумное эхо, перекатывающееся по длинным коридорам сознания девушки. Кровь билась в висках громко, очень громко. И сердце готово было разорваться на куски. Маринетт издала долгий протяжный стон и…

…пришла в себя. Безумные крики Одри Буржуа звенели в ушах:

— Что ты делаешь? Отпусти его! Ему нужна помощь!

Синие глаза моментально наполнились слезами, стоило только увидеть побледневшее лицо светловолосого демона. Он был таким холодным. Господи, он был таким холодным!

— Нет! Нет! — повторяла девушка. — Этого не может быть!

Руки скрепились на теле демона ещё туже.

— Нет! — закричала она. — Нет!

— Успокойся! — крикнула на неё в ответ Одри. — Если будешь истерить, то мы не сможем его спасти!

— Нет! Ты не можешь умереть! — продолжала свои крики Маринетт.

— Приди уже в себя, наконец! — раздражение Одри становилось всё больше с каждой секундой.

Маринетт замерла от ужаса. Сердце её громко бахнуло.

— Адриан! — произнесла она.

И с улицы раздались громкие звуки грома. Сверкнула такая яркая молния, что одним махом осветила всю комнату ярче, чем это могло бы быть днём.

— Адриан! — повторился призыв Маринетт.

И новая вспышка.

— Адриан! — в этот раз голос сорвался на крик.

И в комнате с шумом распахнулись все окна, давая снегу, дождю и ветру проникнуть внутрь.

— Адриан! Адриан! Адриан!

Дрожали стены, с них начали падать картины, светильники. Со стеллажей и каминной полки падали предметы.

— Адриан!

— Что ты делаешь, глупая? — кричала мадам Буржуа. — Хочешь разрушить всё вокруг!

Девушка прижала блондина к себе, её слёзы скатывались по его коже.

— Адриан! — тихо произнесли губы девушки. — Вернись ко мне!

Его веки дрогнули, а затем и вовсе полностью раскрылись, раскрывая чудесные зелёные глаза. Увидев их, девушка улыбнулась. Счастье переполняло её сердце. И он тоже улыбнулся ей.

— Боже, я уже подумала, — прошептала брюнетка.

— Не бойся, — демон мягко погладил её лицо, — я же обещал, что всегда буду с тобой.

Она зарыдала. Но светловолосый лишь притянул лицо девушки к себе и вновь коснулся её губ.


========== Глава сорок первая ==========


Одри с шумом распахнула дверь и влетела в комнату. Её дорогое белое платье было безнадёжно испорчено дождём и снегом, растрёпанные волосы свисали сосульками, а макияж был размазан по лицу. Не в силах сдержать свои накипевшие эмоции, она тут же вскрыла бутылку, стоящую на столе и сделала большой жадный глоток. То, что вечно безупречная мадам Буржуа предстала в таком виде, заставило всех присутствующих подскочить со своих мест.

— Боже, что случилось? — ахнула Алья. — Старший брат в порядке.

— Эта девчонка просто невыносима! — ответила Одри, с трудом подкуривая сигарету. — И да, можешь не беспокоиться, твой брат в порядке.

— Ух! Мы все так перепугались, услышав о произошедшем, — вступила в разговор Аликс.

Натаниэль молча кивнул словам жены. Как и всегда они крепко держались за руки, сидя на большом антикварном диване.

— Нино успел вовремя, — выдохнула Алья, — не зря я попросила его следить за ними. Но… дорогая, что произошло с тобой?

Мадам Буржуа опустилась в кресло, сложила ногу на ногу и выдохнула длинную струйку дыма.

— Эта девчонка, — процедила она сквозь зубы, — она совсем с ума сошла! Её крики чуть не разрушили этот дом! Как она вообще додумалась звать его по имени! Чёрт! Она так ревела, что у меня разболелась голова!

— Она плакала?! — переспросил Натаниэль. — Она переживала за него, а это значит, что он уже ей небезразличен!

— Значит, ещё есть шанс! — радостно похлопала в ладоши Аликс.

— Ей же лучше, если так и будет, — огрызнулась мадам Буржуа.

— Похоже, — ухмыльнулась Алья, — ты до сих пор не желаешь верить в то, что она и есть та самая Маринетт, какую мы знали сто лет назад.

Взгляд мадам Буржуа был по-настоящему испепеляющим.

— Ха! Словно это имеет какое-то значение! Самое главное для меня — чтобы состоялась эта проклятущая свадьба! А после этого они могут делать всё, что захотят. Если, конечно, она переживёт эту ночь.

И все с молчаливым укором взглянули на женщину, но она сделала вид, что даже не заметила этого.

— Пожалуй, мне стоит привести себя в порядок и дать пару распоряжений, — спокойно произнесла Одри, поднимаясь с кресла, — думаю, стоит полностью ограничить передвижения мадемуазель Дюпен-Чен, пока ещё чего-нибудь не произошло. А вы, надеюсь, всё так же активно заняты подготовкой в свадьбе.


========== Глава сорок вторая ==========


Маринетт открыла глаза и вновь увидела перед собой только ровный белый потолок. Никаких изяществ, никаких излишеств. Как ощущение навечно застоявшегося времени.

С момента происшествия прошло три дня. Неумолимо приближался день свадьбы. А мадам Буржуа запретила девушке покидать особняк. Да и по нему она могла передвигаться только в сопровождении. Но это мало волновало брюнетку. Куда больше она думала о светловолосом демоне. Ведь все эти дни он ни разу не навестил её. Быть может, ему было плохо и ей лишь показалось, что с Адрианом всё в порядке? Он мог выжить, но это не значило, что совсем не пострадал. Ведь его сбила машина! И она была виновата в этом. Она была виновата в том, что сейчас светловолосому демону было плохо. И ведь до этого… сколько раз он спасал её? Даже тот момент, когда он вместо неё получил удар ножницами! И теперь Маринетт была больше, чем уверена, что это происходило на самом деле.

Когда же она успела так быстро привыкнуть ко всему тому, что открылось её глазам после помолвки с Адрианом? Даже к мысли, что она и есть перерождение той самой Маринетт Дюпен, которая жила сто лет назад. Почему-то с каждым днём эта мысль становилась всё более и более приемлемой для возбуждённого разума брюнетки.

Тяжёлое ощущение вины и тревоги не давали есть, кусок не лез в горло, а внутри разрасталась неописуемая тяжесть. И она невероятно жаждала увидеть Адриана. Но он не являлся на её зов, сколько бы она не умоляла.

Маринетт лежала на кровати, вспоминая горячие губы Адриана, прикоснувшиеся к ней прежде, чем ей велели вновь удалиться в свою комнату, и все те слова, что произнёс ангел смерти Нино. Каждое из них звучало, как обвинение в её адрес. Но почему? Что она сделала такого, чтобы вызвать к себе такое отношение? Почему кругом было так много загадок?

И тогда девушка вспоминала о том средстве, что ещё было ей доступно.

— Роуз! Роуз! — позвала невеста демона. — Роуз, ты здесь?

В углу комнаты послышалось некое шевеление. И вот уже через мгновение полупрозрачный силуэт девушки явился перед Маринетт. Её огромные глаза широко раскрылись от удивления.

— Эх! Маринетт! Что-то произошло? — выпалила блондинка.

— Прошу тебя, — стараясь говорить, как можно спокойнее, обратилась к ней брюнетка, — Роуз, успокойся и присядь. Я хотела бы поговорить с тобой.

Держать себя в руках было трудно, пальцы предательски дрожали и не слушались. Маринетт пришлось скрепить их в замок, чтобы не разнервничаться ещё больше.

— Прошу тебя, — обратилась к ней, девушка-привидение, — скажи мне, что тебя беспокоит. Ты всегда была добра ко мне и поэтому я очень хочу помочь тебе. Я вижу, что ты страдаешь. Это очень тревожит меня. Не бойся, я сделаю всё, что в моих силах.

Маринетт молча кивнула.

— Послушай, Роуз, — начала она, — я хочу, чтобы ты рассказала мне всё, что знаешь. Всё, что тебе известно о моей прошлой жизни. Я хочу знать о том, что было между мной и демоном в прошлом. И почему ему так необходимо жениться на мне.

Блондинка испуганно посмотрела на невесту демона. По всему было заметно, что она знала больше, чем рассчитывала рассказать Маринетт. Но брюнетка была уже настроена услышать даже самую страшную правду.

— Говори, Роуз! — твёрдо произнесла девушка. — Я больше не боюсь правды. Я устала от того, что знаю лишь часть. Мне нужно знать всё, иначе я просто сойду с ума.

Блондинка громко ахнула, потом покраснела, но вскоре снова взглянула на вопрошающую.

— Хорошо, я расскажу. Но это будет долгая история.


========== Глава сорок третья ==========


Адриан сидел в огромном старинном кресле, в сравнении с которым он сам казался каким-то маленьким и ничтожным, и мёртвым взглядом смотрел в камин. По какой-то непонятной причине его с каждым годом всё больше манило это зрелище. Танцующие языки пламени зачаровывали демона, заставляя все лишние мысли исчезнуть из головы. Но чудовищная боль, разливающаяся в его груди была просто бесчеловечна. Стоило только допустить мысль о Маринетт и он с трудом мог сдержать переполнявшие его эмоции, что лились через край. Даже мадам Буржуа боялась подходить к нему в этом состоянии.

На некоторое мгновение он перевёл взгляд на портрет, висящий на стене и оскалился, демонстрируя кошачьи клыки. Зрачки его глаз так же всё больше напоминали звериные, руки начали покрываться шерстью. Безумие постепенно наступало, оборачивая юношу в иное существо.

У него было недостаточно сил, чтобы выразить как сильно он ненавидел всё происходящее. Этот особняк, свои права и обязательства, свой долг перед другими, этот портрет, от которого он даже при всём желании не мог избавиться. И свою вынужденную разлуку с Маринетт, с единственной женщиной, которая рождала в его сердце такие чувства. Но это было лишь для того, чтобы спасти её.

Тикки была права, обдумав всё, Адриан пришёл к выводу, что хранитель говорила правду. Он был причиной того, что Маринетт находилась в опасности, что на неё объявила охоту смерть. Рядом с ним она лишь страдала, думая, что безумна, осознавая, что он пытается всеми силами привязать её к миру, который был ей чужд. И в самом деле, она была достойна того, чтобы вести нормальную жизнь, быть счастливой, быть… любимой. К чему ей мерзкий демон, который всего лишь не может жить без неё?

От нахлынувших мыслей разрывалась голова. Но внезапный стук в дверь прервал агонию демона.

— Эй, ты там? — спросил нежный голос Маринетт.

Услышав этот чудесный звук, демон чуть не упал на пол.

— Прости, но я знаю, что ты там, — продолжила девушка, — мне сказали привидения. Они помогли мне улизнуть.

Адриан поднялся с кресла и мягкими шагами приблизился к закрытой двери.

— Я знаю, что мадам Буржуа будет недовольная, но я была просто обязана прийти. Надеюсь, ты хотя бы выслушаешь меня. Думаю, мы обязаны это сделать после всего того, что было.

Светловолосый демон прижал пальцы к ровной поверхности двери и почувствовал тепло. Он знал, что в этот самый момент рука Маринетт находилась в том же самом месте с другой стороны.

— Я расспросила обо всём привидений. Они рассказали мне всё, что знали. О том, что было сто лет назад. Прости, наверно, ты не хотел, чтобы я знала об этом, пытался защитить меня от правды. Я тебя не виню. Я бы тоже постаралась защитить того, кто дорог мне.

Девушка тяжело вздохнула и опустилась вниз, прижимаясь спиной к двери. Демон сделал тоже самое. Его ладони прижались к деревянной поверхности, ощущая тёплую ауру возлюбленной.

— Да, сначала мне было страшно, — продолжила Маринетт, — любому человеку будет страшно. И всё же, я должна тебе признаться, что сейчас я так спокойна, что меня это почти пугает. Страх за себя сменился для меня абсолютно другим чувством. И теперь я боюсь за тебя. Ты так много делал, чтобы защитить меня. Я должна быть благодарна. И всё же… — её дыхание выдавало взволнованность, — ты любишь меня?

Сердце демона разрывалось на части, разрываясь безумной болью. Он хотел ей ответить. До безумия хотел ответить ей. Но всё, на что ему хватило сил — безумно долбить кулаком по двери так, что она заходила ходуном и щепки полетели в разные стороны.

Адриан выдохся, боль душила, но начинала успокаиваться. Силы постепенно наполняли тело, взгляд успокаивался и чёрная шерсть на теле начинала исчезать. Словно что-то изменилось в самом мире.

— Маринетт! — крикнул Адриан, распахивая дверь, которая тут же отвалилась вместе с петлями.

Девушки не было ни рядом с дверью, ни поблизости. Но взглянув на пол, светловолосый демон заметил полупрозрачную сверкающую пыльцу. Он коснулся её пальцами и она мгновенно растворилась в воздухе.

— Лила! — прошипел юноша.


========== Глава сорок четвёртая ==========


С грохотом распахнув двери в центральный зал, светловолосый демон вышел на самую его середину и громко крикнул:

— Вы все… сюда… немедленно!

Чёрные силуэты теней на стене вздрогнули, словно перешёптываясь.

— Живо! — вновь крикнул демон. — Я не собираюсь вас ждать!

Тени задышали, обретая плоть и кровь. Постепенно их очертания становились всё более чёткими, пока окончательно не отделились от стены.

— Что случилось, старший брат? — спросила Алья. — Ты редко вызываешь нас.

Взгляд демонического принца был пугающе колючим.

— Маринетт пропала, — строгим голосом заявил он.

— Что?! — воскликнули все.

— Неужели ты снова её чем-то обидел? — высказался Натаниэль.

— Нет, — прошипел Адриан, — с чего вы вообще могли так подумать? У нас только всё начало… а, неважно! Маринетт пропала и я знаю кому мы этим обязаны.

Юноша разжал ладонь, демонстрируя всем свою находку.

— Я нашёл это на том месте, где до этого была Маринетт, — продолжил демон, — других вариантов нет.

— Неужели это она? — ахнул Натаниэль.

— Но мы ведь не видели Лилу уже много лет! — вторила супругу Аликс.

— Да, я сам прогнал её после всего того, что она натворила, — подтвердил Адриан.

— И неужели ты даже не допускал мысль о том, чтобы простить её. Всё же, она близка нам всем? — наивно пробормотал рыжеволосый.

Адриан кинул на брата уничтожающий взгляд.

— Какие же вы всё-таки вышли наивные глупцы! Насколько можешь заметить, свой урок она и без этого не усвоила, — буркнул светловолосый демон, — есть ещё какие-нибудь сногсшибательные предложения или того факта, что она повторяет свою прежнюю ошибку будет более, чем достаточно?

Никто не посмел и слова возразить ему в ответ. Тогда демон настороженно перевёл взгляд на младшую сестру.

— А что скажешь ты, Алья? Сколько твоя сестра-близнец будет доставлять мне проблемы?

Мулатка подняла глаза на старшего брата:

— Смею напомнить, что она и твоя сестра также. И я не обязана нести ответственность за её проступки. Думаю, тебе стоило бы для начала выяснить у неё причины того, почему она так поступает. И я не думаю, что она хочет навредить Маринетт.

— Да она просто сумасшедшая! Никто и предположить не может на что извернётся её извращённый ум в этот раз! А причины, мне прекрасно известны все её причины, — буркнул демон, — Лила уже давно высказала свою позицию и это просто безумие. Вбила себе в голову, что я никак не могу быть её братом и всячески пытается доказать свою абсурдную теорию. Она видит во мне даже не мужчину, а какую-то вещь, свою собственность. Долгие века я терпел этот бред, но когда Лила посмела навредить Маринетт, моё терпение лопнуло. И сейчас я на грани того, чтобы просто разорвать её на куски!

— И всё же, — вздохнула Алья, — уверен ли ты, что мы на самом деле имеем родственные связи? Ведь мы не так уж и похожи. Доля истины в её словах есть.

Уловив интонацию мулатки, Адриан немедленно подскочил к сестре и начал трясти её за плечи:

— Ты! Ты в курсе где она? Я должен был догадаться, что ей хватило мозгов втянуть тебя в это! Кто-то же должен был пропустить её в дом! А теперь отвечай где они сейчас?


========== Глава сорок пятая ==========


Макс сложил руки на груди и напряжённо смотрел на Маринетт, которая полулёжа располагалась в большом антикварном кресле. Она была похожа на безвольную куклу: руки свободно свисали с подлокотников, босые ноги раскинулись в разные стороны, взгляд был полностью пустым. Вздохнув, ангел смерти посмотрел на свою сообщницу. Она спокойно стряхивала со своего кроваво-красного костюма остатки золотистой пыльцы.

— Она хоть осознаёт, что происходит вокруг? — холодным тоном спросил темнокожий юноша.

— Совершенно ничего, — ухмыльнулась Лила.

— И какую иллюзию ты создала для неё, мастер обмана и лжи? — ухмыльнулся ангел смерти.

— Мне не пришлось даже прилагать особых усилий, — ответила красавица, — она и так уже давно загнала себя в мир собственных иллюзий, создав в своём разуме настолько сложные лабиринты, что выбраться оттуда будет ох как не просто. Это будет очень легкой задачей для тебя. Достаточно только подождать и её сердце остановится само по себе.

Она засмеялась так громко, что этот звук моментально разнёсся по коридорам.

— Если бы я знала, что всё будет так просто, то не пришлось бы возиться так долго. А я ведь даже снизошла до того, что пыталась сжечь эту дурочку тогда!

— Так это была ты! — громкий мужской голос заставил стены задрожать.

Тьма рассеялась и в комнате мгновенно появился Адриан. Его глаза горели огнём ненависти.

— Ты?! — вздохнула Лила. — Но как?

— Неужели ты настолько уверена в себе и не уверена во мне, что даже и мысли не допустила о том, что я без труда смогу распознать твою ложь? — строго произнёс светловолосый демон. — Не слишком ли ты обольщаешься?

Шатенка смотрела на старшего брата, не в силах и слова сказать.

— Так значит это твоих рук дело? Даже несмотря на все мои предупреждения, ты посмела вновь причинить вред той, кто так важен для меня.

— Как ты можешь? — выкрикнула Лила. — Она всего лишь смертная! Такова её природа — однажды она умрёт и ты ничего не сможешь с этим поделать. Её имя уже давно записано в перечень смертей. Одно уже это заставляет тебя страдать. И будет проще, если ты позволишь ангелу смерти забрать её сейчас. Однажды боль от её утраты пройдёт и ты сможешь вновь обрести счастье. Обрести его рядом со мной.

— Что за вздор ты несёшь опять? — брезгливо поморщился Адриан.

— Но я люблю тебя! Почему ты отказываешься это признать? Я люблю тебя всю свою жизнь и никогда бы не посмела даже мысленно отвергнуть твою любовь! Я не такая, как эта жалкая смертная! Рядом с ней ты отверг всю свою демоническую гордость.

— Прекрати. Твои слова отвратительны!

— Я люблю тебя!

— Я — твой брат!

— Ты не можешь быть моим братом! Ведь мы даже не похожи! Разве ты не допускаешь саму мысль о том, что твой отец мог тебе врать? Он просто заводил себе питомцев, игрушек, которые должны были всегда находиться при нём, сели он захочет развлечь своё жестокое сердце.

— Глупая, — холодный голос Адриана заставлял всех поёжиться, — как ты можешь что-то говорить о смертной, когда и в твоих жилах течёт не самая лучшая кровь. Не забывай о том, что я был рождён за тысячелетия до твоего появления на свет. И ты такая же, как твоя мать: глупая женщина, которая так легко поддалась чарам нашего отца. Но глупость карается смертью. Я был там всё время. Я видел каждую из жён моего отца, видел каждую, кто поддавалась его улыбке и погибала. Таков был он сам — сжигая этих женщин дотла, он продлевал своё существование. И твоя мать была не исключением. Мы связаны узами, что ещё ужаснее, чем кровные. Мы — мерзкие создания, порождения моего отца, его любви и ненависти, часть его естества. И каждого из своих братьев и сестёр я когда-либо держал на руках, после того, как их матери становились жалкими головешками. И каждого из вас мне приходилось выпрашивать у него, дабы вы могли хотя бы жить и дышать. И после этого ты смеешь в чём-то сомневаться.

Поражённая услышанным, Лила стояла без движения.

— Но я никогда не позволю тебе быть с ней! — закричала она.

Её острые когти остановились с нескольких сантиметрах от шеи Маринетт, из которой с каждой минутой всё быстрее выходила жизнь. Она оглянулась и увидела Алью и Натаниэля, крепко сжимавших её.

— Игра окончена, сестра, — мрачно произнесла мулатка.

— Это ты ему рассказала, — прошипела демоница.

— А что ты предлагаешь мне? Чтобы ты уничтожила Маринетт, а я была бы обязана жить с этим чувством всю оставшуюся вечность?

После долгих усилий шатенка вырвалась из объятий родственников и отскочила далеко в сторону.

— Вы — глупцы! — взревела она. — Жалкие неудачники, что только и умеют прятаться. До сих пор надеетесь жить в своём светлом и чистом мире, которого нет. Мир людей совсем другой и нужно жить по его законам. Но вы вновь предпочли спрятаться. Скажите, сколько лет вы скрываетесь от реальности?

— Замолчи, — крикнул Адриан, — я устал тебя слушать.

Он опустился на колени рядом с Маринетт и мягко коснулся её холодной щеки. Он позвал её, но она не ответила.

— Что ты сделала с ней? — прошипел светловолосый демон.

— Ты её уже не спасёшь! — мерзко улыбнулась Лила. — Даже тебе такое не под силу!

Юноша издал крик, от которого его дикая безутешная боль пронзила всех, кто был вокруг, заставляя упасть на колени. Его рука обхватила тонкое горло шатенки.

— Готовься к смерти, — произнёс он.


========== Глава сорок шестая ==========


Маринетт открыла глаза. Над ней возвышалось огромное синее небо, точно безупречное полотно, без единого пятна. Поверхность дрогнула. Девушка двинула головой вперёд, и нечто сзади заставило её показаться на поверхности. Она лежала в воде, что была слишком густой, но при этом всё же оставалась водой.

Не было ни холодно, ни горячо, только мокро.

Девушка не чувствовала ни своего тела, ни души, но слышала, как тихо, словно беззвучный крик, стучит её сердце.

Пальцы проникли сквозь границу водной глади и нащупали нечто, что она смогла сжать. По ощущениям она поняла, что это цветок водяной лилии.

Только вот ещё несколько мгновений назад её голова была неестественно тяжёлой. Её сводили с ума мысли о прошлом, все воспоминания, которые причиняли невероятную боль, все те чувства, что заставляли сердце кровоточить, а голову пылать. Никогда ещё все страдания, пережитые ей за жизнь, не становились такими сильными. В один момент она превратилась в один огромный сгусток кровоточащей боли, но потом всё это резко рассеялось. Маринетт смотрела в небо, и впервые в жизни оно казалось ей таким прекрасным. Точно никогда до этого она его не видела. Если подумать, как давно она оставалась наедине со своим телом? Со своей душой? Казалось, что никогда прежде девушка так чётко не ощущала саму себя, это безграничное единство. И она, наконец, догадалась — это и есть смерть. Полный покой вокруг. Никаких тревог, никаких радостей, никаких сожалений. Просто субстанция, похожая на воду, обнимающая тебя со всех сторон.

И тут девушка вдруг испытала такое ощущение, словно кто-то прикасается к её щекам.

— Что это было? — спросила она словно бы чужими губами.

И некая сила, что была больше жизни и смерти заставила тело Маринетт резко подняться из того состояния, в котором она находилась. И тут она поняла, что находится в огромнейшем пространстве, полностью заполненным серо-белым туманом. В пространстве, из которого не было выхода. Её ноги плавно скользили, не ощущая под собой основы. Тут одновременно было всё: здания, деревья, прекрасные пейзажи и картины невероятного ужаса. И тут же это было одно бесконечное ничто.

Девушка плыла по воздуху куда-то вперёд, а её разум всё ещё отказывался отзываться на происходящее.

— Конец ли это?

Чей это был голос.

Ветер подхватил безвольное тело девушки, двигая его всё дальше и дальше. И резкий порыв внезапно заставил её глаза полностью раскрыться, сердце заколотиться, а лёгкие вдохнуть так много воздуха, что из глаз брызнули слёзы. Точно жизнь полностью заполняла её тело. Ветер продолжал нести её в неизвестном направлении, пока брезгливо не выбросил в неизвестное направление.

Маринетт поднялась с земли, ощущая странную боль. Она подняла взгляд выше и тут же заметила перед собой женщину в строгом чёрном наряде. Её лицо выглядело молодым, но взгляд выдавал зрелость. У неё были очень печальные глаза, похожие на два океана. И девушка моментально узнала эту даму в тёмных одеждах.

— Ты… Маринетт Дюпен! — произнесла она.


========== Глава сорок седьмая ==========


— Ты… Маринетт Дюпен! — произнесла она.

— Верно, — улыбнулась женщина в тёмных одеждах.

— Ты умерла, — продолжила девушка.

— И это тоже верно.

— Но Адриан, — вздохнула Маринетт, — он уверен, что я — это ты.

Женщина проигнорировала её слова. Она смотрела куда-то в сторону, не обращая внимания на ту, что стояла прямо напротив неё. А потом на красивом взрослом лице появилась мягкая добрая улыбка.

— О, — произнесла Дюпен, — а вот и он.

Рассеивая белёсый туман, к ним мчался большой чёрный кот. Как только он оказался рядом, старшая Маринетт взяла его на руки и прижала к себе.

— Нуар, ты такой забияка! Он замечательный, верно? — спросила она. — Признаюсь, я скучала. Долгие годы он был моим лучшим другом.

— Но ведь он…

— Да, теперь ты знаешь правду. Нуар — никто иной, как одна из частей сущности Адриана. И разве ты не испытываешь к ней нежности?

— Но ты… Адриан столько искал тебя.

— На самом деле, он не искал меня. Он искал любовь. И он нашёл её, — взгляд Дюпен вновь вернулся к девушке, — в тебе.

— Лишь потому, что он думает, что я и ты — один человек.

— Это не так. Разве Нуар не появился в твоей жизни намного раньше? Именно тогда, узнав тебя, проводя с тобой так много времени, сколько это было возможно, Адриан влюбился в тебя. Ты для него дороже жизни. Именно поэтому он не хочет тебя терять. Прошлое — только ширма для былых чувств. Оно уходит, чтобы дать возможность появиться чему-то новому.

Маринетт грустно вздохнула.

— Что заставляет тебя отвергнуть эту мысль? — спросила Дюпен.

— Но ведь он — демон, а я — человек. Мы не можем быть вместе.

— Это не так называется.

— А как же?

— Судьба.

Её руки выпустили кота, и тот подбежал к девушке, начиная ластиться и урчать.

— Это твоя судьба, Маринетт Дюпен-Чен. Сейчас твоё сердце только начало открываться и ты думаешь, что ничего не понимаешь. Но скоро это изменится, твой разум прояснится. И тогда ты должна будешь сделать самое главное, — она так посмотрела на Маринетт, что у той пробежали мурашки по спине, — не позволяй тьме захватить его душу. Не дай ему превратиться в отца. Иначе он так и будет ненавидеть самого себя. А теперь, я думаю, тебе пора возвращаться.

Девушка открыла рот, чтобы ещё что-нибудь сказать, но не успела. Рука женщины вытянулась вперёд, толкая Маринетт, и девушка ощутила сильнейший удар в грудь. Она опрокинулась на спину, и загустевшая вода полностью затянула её.

— Что ты сделала с ней?

— Ты её уже не спасёшь! Даже тебе такое не под силу!

Оглушающий крик.

— Готовься к смерти.

Маринетт открыла глаза и тут же сорвалась с места.

— Нет! — крикнула она.


========== Глава сорок восьмая ==========


Руки Маринетт обхватили ноги демона. Пальцы крепко вцепились в ткань его одежды.

— Прошу тебя, остановись! — молила она.

Глаза демона обернулись на девушку.

— Маринетт, — тихо произнёс он.

— Это невозможно, — прохрипела Лила, — ты… должна быть мертва! Твой мозг уже умер! Ты не могла вернуться!

— Заткнись! — прошипел Адриан. — Смерть смотрит тебе прямо в глаза, а ты всё продолжаешь ухудшать своё положение. Да я разорву тебя на части!

— Не надо! — закричала Маринетт. — Не делай этого!

Она подняла на него свои огромные синие глаза.

— Ты же любишь меня? Прошу, не делай этого. Не надо никого убивать ради меня. Иначе ты будешь совсем, как твой отец!

Пальцы демона разжались, Лила сделала судорожный вздох и упала на пол, пытаясь прокашляться. Демон резко опустился вниз, прижав к себе Маринетт со всех сил. Его глаза были плотно закрыты. По щекам брюнетки потекли слёзы. Она была счастлива, осознавая, что смогла остановить его. Дрожащими руками, девушка обняла лицо парня и посмотрела на него. Изумрудные глаза были полны слёз.

— Почему ты плачешь? — спросила она.

— Потому что плачешь ты, — ответил он, улыбаясь.

Её губы дрогнули, освобождая прекрасную улыбку счастья. Она коснулась губами его лба, щёк, носа. Он крепко сжимал её ладонь. Их лбы прижались друг к другу.

— Шах и мат, Лила, — произнесла Алья, глядя на обнимающихся, — они уже едины. Ты не сможешь разорвать эту связь, даже если очень захочешь.

— Молчи уже, — процедила сквозь зубы демоница в красных одеждах.

— Маринетт, — позвал светловолосый.

Она открыла глаза и моментально попалась в ловушку его сладких губ.

— Вы слышите? — вдруг пролепетал Натаниэль. — Что это за звук?

И в самом деле, со всех сторон раздавалось нечто, похожее на сладкоголосое пение, зачаровывающее и даже пугающее. Страх мурашками проходил по всему телу. Он медленно подступал со всех сторон, окружая присутствующих.

— Смотрите! — Макс указал на что-то пальцем и все ахнули.

Разрывая темноту, из пола и стен прорастали чудесные сверкающие цветы и деревья. И они продолжали распространяться дальше, охватывая всё, превращая в великолепный сад. Наконец, дрожащие бутоны начали раскрываться, а из них вылетели маленькие крылатые существа.

— Это феи! — вскрикнула Алья. — Неужели, это всё потому что старший брат…

— Да, похоже он так сильно влюблён в эту девушку, что призвал маленьких подручных, — хмыкнул Макс, — но не думаю, что это самая лучшая компания для меня. До новых встреч, господа.


========== Глава сорок девятая ==========


Высушив волосы после ванной, Маринетт зашла в комнату и мельком взглянула на своё свадебное платье, аккуратно надетое на манекен. Китайский шёлк, ручная вышивка, изящные кружева — в отсутствии вкуса мадам Буржуа было невозможно упрекнуть. Девушка сняла с манекена тонкую ткань фаты и помяла её в руках. Мягкая, тонкая, словно паутина. Мурашки проходили по коже, стоило только коснуться её.

Босыми ногами Маринетт проскользила по паркету к зеркалу. Стоя перед ним, она накрыла голову фатой и взглянула на своё отражение. Лица почти не было видно. В этом проглядывалось нечто мистическое, пробирающее до глубины души, даже пугающее.

«Словно существо из другого мира!» — отметила про себя брюнетка.

Вспоминая последние события, девушка с трудом могла унять дрожь в пальцах. Оставался лишь один день. Уже завтра в это время она перестанет быть невестой демона и станет его женой. И что произойдёт дальше — это казалось покрытым густым, словно молоко, туманом. Она могла умереть, а могла и выжить. Но это уже было не так важно. Совсем недавно ей представилась возможность познать мир смерти. И теперь она не казалось Маринетт настолько уж пугающей. Стоило только закрыть глаза и тёплая тьма вновь заключала её в свои объятья.

Конечно, умирать не хотелось. Никто не хотел бы. И всё же, мысль о том, что своими действиями она сможет помочь Адриану вызывала чувство непонятной радости. Ведь без этого он снова будет вынужден жить в ужасающей клетке, в ловушке своей распавшейся сущности. Без лучика света, без возможности вырваться. И без любви. Но она могла всё изменить. В её силах было осветить своим теплом его сердце и душу.

Внезапный шорох за спиной заставил девушку обернуться. Она громко ахнула, узнав в стоящем за ней парне Адриана. Руки машинально сорвали с головы фату и брюнетка тут же попыталась спрятать её у себя за спиной. Эти действия заставили демона усмехнуться.

— Не стоило, — мягко произнёс он, — тебе очень идёт.

От его слов и скрытой в них нежности, лицо Маринетт мгновенно вспыхнуло. Светловолосый вновь мило улыбнулся. Он покачал головой и золотые кудри игриво растрепались. А потом Адриан протянул ей руку.

— Пойдёшь со мной? — спросил он.

Она даже не спрашивала зачем и куда. Сердце девушки билось рядом с ним так быстро и восторженно, что всё остальное просто не имело больше значения. Только с ним она готова была идти куда угодно в этом и во всех других мирах.

Маринетт коснулась его ладони и демон легонько сжал её пальцы, увлекая невесту за собой. Они двинулись куда-то в темноту, где растворились стены и преграды. Ноги ступали словно по воздуху, не чувствуя опоры. И всё же, Маринетт была спокойна. Потому что он был рядом с ней. А это было самое главное. Его пальцы и всё тело обдавали теплом. Казалось, девушка может услышать биение сердца в груди белокурого демона.

Тьма рассеялась, обнажая над головой купол из миллиардов созвездий над головой. Девушка восторженно вздохнула. Даже в отдалении от больших городов, где она провела очень много времени, она никогда не видела такой чудесной картины. Казалось, она может просто вытянуть руку вверх и прикоснуться к небесному покрову. И каждая звезда виднелась так чётко, словно была рождена лишь секунду назад.

Но стоило только опустить взгляд ниже, как девушку сразу же заметила руины вокруг себя. Огромные каменные глыбы, спящие мёртвым сном среди погибших растений. В каждом из них чувствовалась многовековая мудрость, накопленные воспоминания, скрывающие в себе радости и печали прошлого.

Пальцы Адриана разжались, выпуская руку девушки.

— Я подумал, что ты должна побывать здесь ещё хотя бы раз, — задумчиво произнёс светловолосый демон.

Он не поворачивался к ней, заставляя девушку немым взглядом упираться в его спину.

— В этом месте мой отец сочетался браком со всеми теми несчастными женщинами, что были обречены на смерть, — продолжил свою мысль Адриан.

Юноша обернулся к Маринетт и посмотрел ей прямо в глаза:

— И тебя должна была постигнуть та же участь.

В два шага преодолев расстояние между ними, он быстро запустил пальцы в волосы девушки и увлёк её страстным поцелуем. Но в этот раз девушка сразу же почувствовала, что что-то не так. Его поцелуи впервые казались ей такими отчаянными, жадными. Он едва давал ей возможность дышать, полностью лишая дыхания. Когда его губы отстранились от неё, то Маринетт едва могла дышать, ощущая убийственный жар во всём теле.

Крепко сжимая её за талию, юноша так же ловил губами воздух. Девушка чувствовала его тяжёлое рядом со своим ухом. Но вскоре чувственные объятья демона разомкнулись, освобождая тело девушки.

— Я люблю тебя, Маринетт, — прошептал Адриан, — и не могу позволить, чтобы ты погибла в этот раз так же. Именно поэтому я решил отпустить тебя сегодня навсегда.

Он снял кольцо на её пальце и одним движением разломал его на мелкие кусочки.

— Теперь, — вздохнул демон, глядя ей прямо в глаза, — ты больше не моя невеста и можешь делать всё, что хочешь.

Блондин развернулся и она вновь увидела его удаляющуюся спину.

— Я провожу тебя, — грустно произнёс он.

Но Маринетт не могла даже сдвинуться с места. Боль в её теле становилась просто невыносимой, кровь превращалась в расплавленную магму сжигая всё на своём пути. В голове всё полыхало и взрывалось, заставляя девушку невообразимо мучиться. И то, что вставало перед глазами, вызывало дрожь во всём теле.

Ведь она уже была здесь! Стояла на этом самом месте и билась в агонии, без конца произнося имя того, кто был предназначен ей самой судьбой. О ком мечтала с детских лет. Кого она любила всю свою жизнь.

Глаза широко распахнулись. Она вспомнила. Она всё вспомнила!

Босые ступни оторвались от земли и девушка понеслась вперёд, не разбирая кругом ничего, кроме удаляющейся спины демона. Он уходил. Уходил, словно сама жизнь, утекающая с каждым мгновением. Казался таким далёким. И всё же…

Пальцы Маринетт крепко ухватились за ткань его рубашки, не давая даже возможности вырваться. Мокрым лбом с налипшими на нём чёрными волосами, на прижалась к его спине.

— И я люблю тебя, мой Адриан! — произнесла девушка. — Так же сильно, как и сто лет назад. Но сейчас даже ещё больше…

Комментарий к Глава сорок девятая

А вот теперь буду ждать много комментариев) Чем больше их будет, тем быстрее выйдет следующая глава)


========== Глава пятидесятая ==========


За окном сияли молнии, своими вспышками освещая всю комнату. Возможно, таково было желание самой Матери Природы. А может быть, это были последствия сладких вздохов Маринетт, что без конца повторяла имя своего возлюбленного.

Спустя столько времени их общего одиночества, они вновь были едины в объятьях друг друга.

Покровы одежды были сброшены на пол, поскольку теперь эти двое не нуждались ни в каких границах между ними. Тесные прикосновения кожи друг к другу лишь в очередной раз напоминали, что никакая сила на свете не способна разлучить их друг с другом. Каждое слово, произнесённое в эту ночь было признанием, каждый поцелуй и прикосновение к обнажённой коже — поклонение своему возлюбленному.

— Я не могу поверить в то, что это происходит на самом деле, — произнёс Адриан, покрывая поцелуями лицо обожаемой брюнетки, — ты здесь. Со мной. В моих объятьях. Спустя так много времени.

— И теперь буду с тобой вечно, мой дорогой демон! — улыбнулась девушка.

Её руки обнимали его обнажённые плечи. Он мягко убрал их, поднеся к своим губам, покрыл поцелуями каждый палец и ладони, словно обожал каждую чёрточку на ней.

— Я уже и не надеялся, что ты сможешь вспомнить, — произнёс юноша, по-кошачьи прижавшись к этим маленьким ладоням, — что ты вновь полюбишь меня.

Она прижала его голову к своей мягкой груди и погладила золотистые кудри:

— Я всегда любила тебя и воспоминания не играли в этом никакой роли. Только страх мешал мне вновь подарить тебе своё сердце. Но это свет, мой дорогой, это свет. И он всегда рассеивает тьму, чтобы все существа под этим солнцем могли улыбаться, любить, дышать. Мой свет — это ты, моя глупая безнадёжная любовь, а ты мой.

Невольно слёзы вновь просочились сквозь веки. Девушка издала глубокий вздох, полный боли:

— Наверно, так и должно было быть, чтобы я пережила состояние, близкое к твоему. Словно бы прошло не несколько лет, а множество веков до нашей встречи. Совсем одна, в полной темноте, я точно так же распадалась на куски, не ощущая самой себя. Но вот теперь все части соединились воедино и мир не сошёл с ума. Наоборот, он приобрёл целостность, наполнил меня жизнью.

Она отпустила голову демона и заглянула в его прекрасные зелёные глаза.

— Ведь смысл всего в этом мире — это ты!

Ответом на её слова был лишь долгий поцелуй, в котором можно было только раствориться. Их тела упали на простыни, снова сплетая воедино. Кожа к коже, душа к душе. Преодолевая расстояние размером с вечность, демон и его невеста вновь соединяли свои тела в вечном танце их любви.

Ноги Маринетт крепко обхватили узкие бёдра юноши, что обнимал её. Мягко, аккуратно, стараясь не повредить, Адриан плавно проникал в упругую чувствительную плоть девушки, доставляя той невероятное наслаждение от их близости, делая её своей. Она всё крепче вцеплялась в его спину, оставляя на его коже следы своих прикосновений. Это молодое тело было непривычно к подобному с собой обращению и пыталось сопротивляться вторжению, но мягкие прикосновения демона, его нежные поцелуи и сладкий шёпот заставляли каждую клеточку довериться тому, кто так нуждался в этом. Сердце бешено билось, а разум заполнялся сладким предвкушением счастья.

Глаза демона были прикрыты, руки дрожали, пот скатывался вниз со лба. Маринетт любовалась лицом возлюбленного и внизу её живота разливалось тепло. Сладкие толчки не прекращали сотрясать всё её существо. Мышцы напряглись, чтобы с последним рывком окончательно расслабиться. И с последним движением Адриан опустился вниз, прижав девушку к себе так близко, точно они могли сейчас срастись воедино. Их ноги, руки, пальцы — всё сплелось воедино. И со следующим поцелуем счастье полностью затопило разум Маринетт.

Комментарий к Глава пятидесятая

Всем спасибо за комментарии! Люблю вас, мои маньяки.


========== Глава пятьдесят первая ==========


Купаясь в рассветных лучах, облачённая лишь в ярко-красный длинный шёлковый халат, Маринетт скользила босыми ступнями по сонным коридорам особняка. Любимый демон был погружён в сладкие грёзы после бессонной ночи, но его невеста не смогла сомкнуть глаз.

Попадая под широкую струю света, девушка развела руки в стороны и начала кружиться. Никогда ещё она не чувствовала себя настолько живой и цельной. Ради этого ощущения стоило все эти годы ждать. И теперь она понимала, чего именно ждала. В ней больше не было ни страха, ни грусти, ни капли безумия. В этот день невеста демона была на грани обрести всё то, о чём можно было только мечтать.

Брюнетка продвинулась дальше и, доверившись инстинкту, приоткрыла тяжёлую дверь из чёрного дерева. Внутри было мрачно, светильники были погашены, но камин всё ещё горел. И это напомнило ей о молчаливом Короле Демонов — Габриэле, что крайне редко пребывал в приподнятом настроении. И кресло, что стояло рядом, оно явно принадлежало именно ему. Тонкие пальцы коснулись гладкой поверхности, точно девушка вслепую пыталась вспомнить ощущения, что она испытывала ранее, находясь с этим предметом. Маринетт закрыла глаза и улыбнулась. В её памяти не всплывало ни одного плохого момента. И даже редкие часы её общения с Королём Демонов теперь казались такими тёплыми и дорогими сердцу. Весь тот мир, всё, что было с ним связано — это был лишь её долгий путь в объятия обожаемого светловолосого демона. Долгий путь к абсолютному счастью.

— Что ты тут делаешь? — раздался за спиной знакомый голос. — Тебе запрещено покидать свою комнату без сопровождения!

Маринетт обернулась и, разглядев в дверном приёме тонкий силуэт мадам Буржуа, лишь мягко улыбнулась.

— Я догадывалась, что ты можешь появиться в любую минуту. Похоже, это твоё любимое место. Ты и в детстве обожала тепло и уют. Мама часто писала, что ты засыпала перед камином, глядя на горящие дрова. Жаль, я не застала это время. Но что значит время для таких, как мы? — она подняла глаза прямо на обомлевшую женщину. — Верно, Хлоя?

От неожиданности, мадам Буржуа потеряла равновесие и тут же рухнула на колени.

— Мама? — тихо спросила она, глядя в лицо темноволосой невесты демона. — Это правда ты?

— Да, моя милая, — в тоне её голоса звучала всё та же нежность, что и сто лет назад, когда они виделись в последний раз, — а ты ведь так сомневалась в этом.

— Ты, — голубые глаза наполнились слезами, — ты не узнала меня. Ты ничего не помнила и была совсем другой. Я думала…

С мягкой улыбкой на губах, Маринетт подошла к дочери и обняла её.

— Твои волосы, милая, — произнесла она, запуская руки в серебряные пряди, — они стали совсем, как у твоего предка. Такие же, как у Габриэля. Ты помнишь его?

— Конечно, — всхлипнула Хлоя, — я всё помню. Ведь я тоже не совсем человек. Во мне течёт кровь демона.

— И я рада, что это так, — тихо ответила брюнетка, — благодаря этому, мы смогли снова встретиться. Хлоя, моё дорогое дитя. Ничто теперь не способно разлучить меня с вами.

Прижимаясь к её груди, словно маленькая девочка, изящная мадам Буржуа блаженно прикрывала глаза.

— Спасибо, что позаботилась о своём отце в моё отсутствие, — произнесла Маринетт, — я счастлива, что вы все в порядке. Нет большей радости для моего сердца сейчас, чем смотреть на свою дочь. Такую красивую, такую взрослую, такую изящную и сильную. Я так горжусь тобой.

— Мама, — позвала Хлоя, — я так много думала… я думала, что ты не любишь меня.

— Я всегда любила тебя. Да, судьба повелела так, что нам приходилось надолго расставаться. Но это в прошлом. Теперь весь мир просто обязан воздать нам за наши страдания.


========== Глава пятьдесят вторая ==========


Маринетт легонько коснулась двери и та тут же приветливо распахнулась. Теперь ей не требовались ни ключи, ни сопровождающие. Глубоко внутри она ощущала, что теперь это место принадлежит также ей, как и всем прочим обитателям. Как частичка одного общего, невеста демона заняла своё положенное место.

Внутри особняк был ещё больше даже чем когда-то величественный замок Короля Демонов. Несмотря на то, что мрачный властелин давно покинул свои владения, место его пребывания давно обратилось в руины, но в новой обители его семьи всё так же чувствовалось присутствие сильнейшего из демонов. Здесь были такие же витражи в средневековом стиле, просторные балконы, широкие залы, резная мебель. Вкус Габриэля однозначно перешёл по наследству его внучке. Многие предметы из мебели были совсем новыми, но и в том, как они были выполнены, проглядывалось влияние ярких детских воспоминаний Хлои о Короле Демонов. Она также любила позолоту и тепло натуральной древесины, толстые ковры, которыми можно было закрыть полы полностью. И всё те же портреты, которые хранились в старом замке.

Несколько раз Маринетт возвращалась в комнату, где висел портрет прекрасного светловолосого юноши. Когда-то её история начиналась именно с него. История её любви, жизни и смерти. Когда-то лишь он один был её проводником к тому, с кем она так уверенно мечтала провести всю свою жизнь. Его глаза сияли для неё в два раза ярче любых звёзд.

Но теперь изображение было глубоко разрезано острыми когтями. И она знала кому они могли принадлежать. Глядя в глаза портрета, брюнетка больше не испытывала того безумного ощущения, что и раньше, а это говорило только о том, что сущность Адриана вновь собралась воедино, сплотившись внутри одного тела. Теперь он стал един. Точно так же, как и его невеста.

Когда часы вновь огласили затихший особняк своим монотонным звоном, Маринетт вдруг осознала, что провела за осмотром своего нового дома почти весь день. За окном мелькали лучи заката. Словно бы время ускорялось в два раза сильнее, чем обычно.

И она поспешила вернуться в свою комнату.

— Роуз! Джулека! — крикнула девушка, едва успев пересечь порог. — Выходите! Я ведь чувствую, что вы здесь?

Быстрой вспышкой из тёмного угла, привидения мгновенно вылетели из своего убежища.

— Маринетт! — крикнула Роуз, заключая брюнетку в крепкие объятья. — Неужели это правда? Ты вспомнила нас? На самом деле вспомнила?

— Да, девочки! Да! Я вспомнила вас, я вспомнила всех! Всё, абсолютно всё! Спасибо, спасибо девочки, что так верили в меня! — по щекам катились горячие слёзы радости. — Я так благодарна вам!

— Но как же иначе, Маринетт? — мягко улыбнулась Джулека. — Ты всегда была так добра к нам. Мы просто не сможем уйти, если не увидим вашу свадьбу.

— Да, — не в силах остановить слёзы, улыбалась невеста демона, — это верно. Ведь сегодня же моя свадьба.

Девушка постаралась успокоиться, вытерла слёзы и поправила взъерошившиеся волосы. Снова обретя спокойствие, она подошла к манекену, на котором по-прежнему висело её свадебное платье. Тихо вздохнув, она вновь коснулась божественной ткани.

— Вы поможете мне одеться? — спросила Маринетт, глядя в сторону привидений.

И их улыбки были лучше любого другого ответа.


========== Глава пятьдесят третья ==========


Наступила ночь и засияли звёзды. Даже при безветренной погоде, в этом неизвестном никому космическом пространстве, они дрожали так, словно готовы были сорваться с места и со свистом полететь вниз.

В повисшей тишине, демон неотрывно глядел на арку, что ещё недавно была для него связана лишь с ужасом и тяжесть прошлых времён. Но теперь это место стало для него священным. Именно здесь сошлись начало и конец его бесконечной любви к смертной женщине, что стала для него всем миром. И в эту ночь они должны были сочетаться узами вечной любви друг к другу.

Его сердце замирало каждую секунду, а в голове бесконечно проносились пугающие картины того, что не должно было произойти. Так всегда бывает, когда долгожданное счастье становится невероятно близким. Пульс бился так громко, что Адриану казалось, будто каждый из присутствующих может расслышать его волнение. Впервые за всё своё многовековое существование он почувствовал что-такое время. Каждая секунда тянулась для него подобно холодной и беспощадной вечности. Ожидание заставляло испытывать неимоверную боль, сводящую с ума.

Гости уже собрались. Они ждали. Их шёпот достигал ушей светловолосого демона и не всегда то, о чём они говорили, было приятно для слуха. Но у него ещё оставалась только вера. Бесконечная вера в любовь.

Лёгкий шелест ткани оповестил всех о приближении прекрасной женщины в чудесном наряде. Стоящие в толпе дамы восторженно ахнули. И сердце демона вновь забилось, издавая звуки, подобные самым чудесным песням на свете.

Она приближалась. Медленно. Мучительно. Адриан вслушивался в каждый её шаг, в каждое движение. Закрывал глаза, представляя нежную улыбку возлюбленной, слушая нежный голос.

— Поздравляю, Маринетт! — послышался за спиной голос Альи.

— Ты просто великолепна! — ахнула Аликс.

— Мы так скучали по тебе, — скромно добавил Натаниэль.

— Я тоже скучала по вам, мои дорогие, — отвечала девушка.

С каждым мгновением она становилась всё ближе. Что-то в голове Адриана громко взрывалось, разрушая всю его твёрдость. Он чувствовал себя совсем неопытным юношей, который робел от одного взгляда девушки.

Её тепло было совсем близко. Маринетт мягко коснулась плеча демона и её нежные пальчики скользнули вниз, сплетаясь с его собственными пальцами. Всё ещё сходя с ума от беспокойства, он посмотрел на неё, уже и не надеясь увидеть то самое лицо. Но это была именно она. Маринетт Дюпен-Чен. Женщина, которая сумела покорить сердце демона и наполнить его бесконечным светом, потоком льющимся изнутри. И она улыбалась ему своей чудесной улыбкой, в которой больше не было ни тени страха, боли и печали. Только счастье, которое заставляло девушку светиться изнутри. И, глядя на неё, Адриан сам невольно ощутил себя таким же тёплым и сверкающим.

Они повернулись друг к другу лицом, взявшись за руки. И в этот момент что-то внутри арки ярко вспыхнуло, разорвавшись на миллиарды ярких красок. Охватившее всех вокруг свечение внезапно вознесло их над землёй, заставив ощутить всё на свете с такой силой, будто это было в самый первый раз. Будто бы они впервые видели этими глазами, впервые слышали этими ушами, чувствовали этой кожей. Словно бы весь мир переродился в единственное мгновение. И когда всё изменилось, Маринетт лишь восторженно прошептала:

— Вау… это оно и есть? — спросила она, глядя на Адриана с видом наивного ребёнка.

— Да, — улыбнулся светловолосый демон, — это перерождение. Цикл, который обязан происходить для того, чтобы мир продолжил своё гармоничное существование. Соединение мужского и женского начала, света и тьмы, на слиянии которых он и был рождён. Вот в этом и заключается главное таинство данной церемонии.

— Невероятно, — зачарованно произнесла Маринетт, — и ты был готов пожертвовать всем этим ради меня?

— Ты для меня ценнее всего мира, моя леди, — улыбнулся он в ответ.

Не сдерживая своих чувств, девушка приблизилась к своему прекрасному демону и их губы снова встретились. И нежное тепло разлилось внутри их тел. Гости уже хотели начать аплодировать, но в этот момент со всех сторон раздалось сладкоголосое пение, заставившее всех замереть. Разноцветное свечение медленно подкрадывалось к влюблённой паре. Омертвевшая земля вновь оживала, давая корням и росткам возможность пробиться на поверхностям восхитительным растениям, источающим невероятный опьяняющий запах. Они полностью покрывали разноцветным покровом застывшие навеки руины старого замка и каменную арку, украшая её сверкающими цветами, каких ещё не было видано на свете.

— Феи, — вздохнула Маринетт, лишь на мгновение освобождая губы любимого.

— Конечно, ведь я не только сын Короля Демонов, но и Принц Фей.

Они рассмеялись, не разжимая объятий.

— Будьте счастливы! — крикнул кто-то в толпе.

И все подхватили этот крик, приветствуя пару, что снова научила этот мир жить.

— С днём рождения, Маринетт! — прошептал Адриан.


========== Глава пятьдесят четвёртая ==========


Глядя в текст своего конспекта, Маринетт глубоко задумалась и по привычке постучала кончиком карандаша по нижней губе. Сможет ли она вообще всё это выучить к следующей неделе?

И тут она почувствовала, как кто-то запускает пальцы ей в волосы. Это отвлекало, но не так уж сильно раздражало. Просто любимый ею демон вновь нуждался во внимании. Состроив обиженную рожицу, брюнетка обернулась к супругу.

— Боже! — вздохнула она. — Ну разве так сложно вести себя, как нормальный человек? Я же ведь пытаюсь учиться.

Адриан взглянул на возлюбленную с хитрой улыбкой.

— А мне уже и нельзя даже прикоснуться к тебе?

— Ты прикасаешься ко мне постоянно с тех пор, как мы поженились.

— Но когда мы в Университете, ты почти не позволяешь мне этого, — пробурчал юноша.

— Потому что мне нужно учиться. В отличие от тебя.

— Ах, зачем тебе это нужно? Ты ведь теперь моя жена. Всё чин по чину. Мы даже зарегистрировали этот брак, как требуют того законы вашего мира. Тебе теперь восемнадцать и всё законно. Ты официально стала частью самой влиятельной семьи Франции. Зачем тебе вообще учёба и работа? Я же могу обеспечить тебя всем, чего бы ты только не пожелала.

Маринетт рассмеялась. В подобные моменты наивное отношение мужа-демона к человеческой жизни её очень забавляло.

— Я знаю всё это, дорогой, — хихикнула она, — но у людей бывают и другие потребности, кроме того, чтобы просто жить без постоянной потребности с трудом зарабатывать себе на хлеб.

— Мррррр, — протянул Адриан, мягко обнимая брюнетку за талию, — я обожаю, когда ты называешь меня «дорогой»! Из твоих уст это звучит просто восхитительно!

— Я знаю это, — улыбнулась она, заглядывая в глубокие зелёные глаза любимого, — милый.

— Иногда я по-настоящему задаюсь вопросом: кто из нас на самом деле демон — я или ты? — сладко прошептал светловолосый, мягко прикасаясь к губам возлюбленной.

— Так и знала, что стоит только Маринетт всё вспомнить и вы моментально начнёте ворковать, словно голубки каждый божий день, — засмеялась Алья, которая подошла к влюблённым в этот момент в сопровождении Нино, Аликс и Натаниэля.

— Но это же, на самом деле, здорово! — ахнула Аликс. — Ведь до этого Маринетт совсем нас не замечала!

— Это не совсем так, — улыбнулась брюнетка, — просто я не помнила ни тебя, ни Натаниэля. Хотя, учитывая то, что ты раньше пыталась меня убить…

Аликс смутилась и попыталась скрыть своё лицо.

— В те времена я была злобным призраком, жаждущим мщения, так что не обессудь, — выпалила она.

— Не беспокойся, — хихикнула Маринетт, — это же было целых сто лет назад! Что уже думать о таком!

— Хитрая ты, всё-таки, — беззлобно ухмыльнулась рыжеволосая девушка.

— А какой же мне ещё быть, чтобы покорить сердце демона?

Присутствующие рассмеялись.

— Знаете, вся эта учёба вызывает у меня просто дикий аппетит, — зевнула Алья, — думаю, самое время наведаться в местный буфет.

— Хорошая идея, — поддержала Аликс.

— Маринетт, ты как? С нами? — кивнула мулатка.

— Да, только забегу в мастерскую на пять минут.

— Постой, я с тобой! — попытался остановить её Адриан.

— Не надо. Я же не настолько беззащитна! — хихикнула Маринетт. — Тем более, что я уже скоро вернусь!

— Ловлю на слове!

Девушка ласково поцеловала супруга и нырнула в мастерскую. Там было неожиданно темно и холодно. Но она отчётливо ощутила чьё-то присутствие.

— Могу поздравить Вас с замужеством, мадам Агрест, — произнёс знакомый мужской голос, — и каково это — быть женой демона?

— Прекрасно, — вздохнула Маринетт с улыбкой на губах, — любовь — восхитительное чувство.

— Не сомневаюсь. И всё же, скажи мне, — отделившись от окружающей тьмы, ангел смерти вновь возник перед брюнеткой, — достаточно ли ты счастлива теперь, чтобы завершить свою жизнь сегодня?


========== Глава пятьдесят пятая ==========


В комнате было довольно мрачно, но девушка легко разглядела того, кто стоял неподалёку. Его поза была напряжённой, он скрестил руки на груди. Свет из коридора отражался бликами в его очках, от каждого движения, длинный кожаный плащ шелестел. И большие чёрные крылья за спиной были раскрыты. Но это нисколько не задевало брюнетку.

Маринетт взглянула на темнокожего парня и улыбнулась:

— Да, я очень счастлива. Разве могло быть иначе? Я вспомнила своё прошлое, встретила свою дочь, друзей и возлюбленного. И наконец-то стала его супругой в этом и том мирах. Теперь ничто на свете не сможет разлучить наши сердца.

Макс напряжённо смотрел ей прямо в глаза, но девушка даже не вздрогнула ни разу. В этот раз всё было совсем не так.

— В самом деле, — ухмыльнулся ангел смерти, — до меня доходили слухи, что волшебным образом ты смогла вернуть свою память. И всё же, я не ожидал такой перемены.

— А чего же ты ожидал? — улыбка супруги демона была абсолютно спокойной. — Да, я вспомнила своё прошлое. Нет, я не превратилась в прежнюю Маринетт, но и не осталась такой, какой ты видел меня. Но обе части меня соединились воедино. И если ты надеешься вновь увидеть в моих глазах страх, то можешь навсегда позабыть об этом.

На минуту, всего на минуту, Макс даже начал верить словам дерзкой смертной. Но ему очень хорошо была знакома человеческая натура. А Маринетт Дюпен-Чен, насколько бы особенной она не была, оставалась всего лишь человеческой женщиной. Такой же, как и все остальные смертные вокруг. Все они рождались в этом мире через боль и кровь, их тела развивались, изменялись, старели и постепенно распадались. Все они были обязаны однажды исчезнуть. И все они боялись смерти.

Резко сорвавшись с места, ангел смерти в один момент приблизился к девушке. В темноте что-то сверкнуло и через мгновение стало очевидно, что юноша сжимает в руке лезвие, плотно приставив его к горлу Маринетт.

— А что ты скажешь теперь? — спросил он.

Радуясь своей задумке, Макс ухмыльнулся и вновь взглянул в большие синие глаза брюнетки. Но тут даже ему стало не по себе.

Он сотни раз видел мёртвых. Сотни раз он заглядывал им в глаза, наблюдая, как жизнь покидает их тела, как-то, что было живым только что, моментально сделало взгляд абсолютно пустым. И всё же, глаза ни одного мертвеца не были даже отдалённо похожи на глаза Маринетт Дюпен-Чен. В их глубокой, точно океан, синеве было нечто совершенно неестественное. Жизнь бурлила в них, не усмиряясь ни на секунду, но в то же время, они затягивали, призывая погрузиться в эту глубину, затеряться там навеки среди вечного спокойствия смерти. Лицо девушки даже не дрогнуло. Она была совершенно спокойна. И от этого ощущения Макс испытывал непонятное ему омерзение.

— И что теперь? — спросила Маринетт. — Я ведь знаю, что ты не можешь убить меня. Ты — ангел смерти, который существует для того, чтобы забирать смертную душу и провожать её в вечность. Убийство — не ваш метод. Если бы это было в твоих силах, то ты бы уже сделал это.

Пальцы Макса дрогнули, роняя лезвие, он попытался отстраниться, но в этот момент рука девушки поднялась вверх и крепко сжала его запястье.

— Что ты делаешь? — закричал ангел смерти. — Разве ты не знаешь, что когда смертные прикасаются к ангелу смерти, они…

Но он так и не смог закончить свою речь, потому что в этот момент его сковало неведомое до этого дня чувство пронзительной боли. Тело трясло, и Макс внезапно почувствовал, как по его давно замершим венам хлынул бурный поток крови, наполняя всё жизнью. Оглушительно громко забилось сердце, лёгкие втянули в себя воздух и ангел издал свой первый вздох. Его кожа начала ощущать, нервные окончания безостановочно передавали сигналы в головной мозг.

И, в первый раз по-настоящему глядя на мир живыми глазами, Макс повернулся к улыбающейся брюнетке. Мурашки прошли по его спине.


========== Глава пятьдесят шестая ==========


Странно было даже предположить такое. Всё время своего бесконечного существования Макс видел и случаи самых ужаснейших смертей, бывал в таких местах, откуда редкий человек мог бы выбраться живым. Но такого он не мог представить даже в самых ужасающих снах.

На его глазах молодая красивая девушка начала бледнеть, словно смерть. Её тело покрылось синеватыми прожилками, кожа начала ссыхаться и трескаться. Дыхание прервалось. Но она продолжала жить и хлопать своими длинными тёмными ресницами.

Время остановилось, прекратились звуки, побледнели цвета. И всё, что слышал ангел смерти — биение его собственного сердца. Тревожное, быстрое, безумное. Точно сейчас оно взорвётся подобно взрывному устройству. И смерть унесёт его самого.

И тут вдруг он услышал другой звук — это был стук сердца Маринетт. Тихий и дрожащий. Точно маленькая птичка. Веки опустились, но когда тёмные ресницы вновь поднялись вверх, девушка сделала глубокий вдох и с шумом выдохнула. В этот момент нечто прокатилось у неё под кожей, вновь наполняя её жизнью и цветом. Пальцы девушки ещё крепче стиснули запястье парня, едва не разломав его при этом, а потом резко разжались. Она упала на пол.

Кожа на лбу девушки треснула и сквозь неё тут же начали прорастать длинные чёрные перья, спутываясь с длинными прядями волос. Они плотно опоясывали голову, создавая на ней корону, которую невозможно было бы снять.

Кожа на пальцах девушки потемнела и в мгновение ока ногти превратились в острые птичьи когти.

По лбу не переставая текли струи пота, перемешанной с кровью.

Тело изгибалось от постоянных судорог. До тех пор, пока девушка окончательно не потеряла способность двигаться и обмякла.

В этот момент тьма поглотила всё вокруг. Начиная с мелких точек в самых укромных углах, он постепенно заглатывал даже яркие участки, уничтожая всё на своём пути. Всё, что могло сгнить, мгновенно покрылось следами глубоко разложения. Запахло плесенью, ржавчиной и падалью. Стены, пол и потолок начали обваливаться. А где-то далеко раздавался громкий плач, чью природу невозможно было понять. Плакала ли это мать или же её ребёнок?

Но всё это было лишь иллюзией. Стоило только моргнуть, и перед Максом вновь сидела всё та же Маринетт Дюпен-Чен. Широко распахнув небесно-синие глаза, она смотрела в потолок, сидя на коленях. Судорожно хватая губами воздух, девушка держалась за голову, из которой по-прежнему торчала корона из чёрных перьев, а за спиной виднелись такие же крылья.

И вновь безумный крик боли пронзил голову парня. Он схватился за виски, с трудом удерживаясь на ногах.

Замерцал свет, не давая возможности что-либо разглядеть. А когда всё успокоилось, Маринетт без чувств лежала на полу. Испуганный Макс подбежал к ней и принялся трясти за плечи.

— Маринетт! — кричал он. — Очнись, Маринетт!

Но она не реагировала. Будто была совсем мёртвой.

— Отпусти её! — закричал кто-то.

Одним прыжком, ангела смерти сбили с ног, он отлетел в сторону и на его руке отразились кровоточащие следы от огромных когтей.

Крепко вцепившись в тело возлюбленной, светловолосый демон обнажил свои клыки.

— Что ты с ней сделал? — прошипел он.

Не задавая лишних вопросов, в мастерскую ворвались все остальные. Алья тут же бросилась к подруге и пощупала её пульс.

— Она жива, — заключила мулатка, — но без сознания.

Макс рефлекторно сжимал повреждённую руку, но совсем не ощущал боли. Он был слишком шокирован и лишь беззвучно шевелил губами.

— Что произошло? — спросил Нино, обращаясь к коллеге.

Увидев собрата, Макс тут же ухватился за край его одежды и начал что-то говорить, но звука по-прежнему не было.

— Эй, — не на шутку встревожился Нино, — что с тобой?

— Я, — наконец-то произнёс темнокожий, — я видел… видел… это…

— Что? — страх Макса был настолько ощутим, что даже второй ангел смерти почувствовал это.

— Маринетт, — произнёс Макс, облизывая засохшие губы, — она ангел смерти! Ангел смерти высшего порядка!


========== Глава пятьдесят седьмая ==========


Маринетт спокойно дремала на постели, куда её положил Адриан. По заверению Альи, её здоровье было вне опасности. Но это нисколько не уменьшало беспокойства светловолосого демона.

Нервно покусывая ноготь на большом пальце правой руки, старший сын Короля Демонов прохаживался по комнате и изредка поглядывал на полыхающий в камине огонь.

— Ангел смерти Высшего порядка, — задумчиво произнёс он, — даже я думал, что всё это всего лишь легенды.

— Признаюсь, даже я с трудом могу поверить в эту историю, — вздохнул Нино, — но даже если я ни разу не встречал подобного, это не значит, что такого не может быть.

— Ангел смерти Высшего порядка, — испуганно пролепетал Макс, всё ещё не в силах унять дрожь в своём новообретённом теле, — subsidium vitae — носитель жизни. Ангелы смерти рождаются мёртвыми. Слепыми и глухими существами, что просто витают в воздухе, собирая осколки чужих жизней и создавая самих себя. Со временем они обретают зрение, слух, а потом и плоть. С каждой новой жизнью, собранной под чёрными крыльями, ангел смерти всё больше пересекает границу и становится похожим на смертного. Поговаривают, что если забрать тысячу душ, то можно обрести чувства. Похоже, — он с интересом взглянул на Нино, — с тобой произошло именно это. Ведь ты же полюбил демона и даже связал себя с ней нерушимыми узами.

Словно испугавшись какой-то неведомой угрозы, исходящей от Макса, смуглокожий ангел смерти крепче прижал к себе Алью, но его коллега лишь равнодушно отвёл от них взгляд.

— А она? — задумчиво произнёс светловолосый демон, поглядывая на жену. — Сама Маринетт знает об этом?

Макс издал почти пугающий хриплый выдох:

— Самое пугающее, что «Высший порядок» — это даже не сущность, как-то случается с демонами и прочими тварями. Это сила. Могущественная сила со своими законами, правилами, порядками и откуда она берёт своё начало — неизвестно. Но Ангелы Высшего порядка способны на многое. Их возможности куда неизведаннее и непонятнее. Жизнь и смерть для таких не имеет никакой разницы. Я не могу сказать ничего конкретного тебе, демон. Высший порядок образуется лишь в результате долгого преображения ангела смерти, когда он становится способным обрести человеческое тело. Возможно, — взгляд темнокожего упал на спящее тело Маринетт, — именно поэтому твоя жена и смогла обойти закон, переродившись спустя сто лет и обрела все свои воспоминания. Но сейчас я знаю немногим больше. Сомневаюсь, что она сама знает какая сила была дана ей. Есть то, что выходит далеко за пределы человеческого сознания.

Адриан подошёл к возлюбленной и опустился на кровать рядом с ней. Не произнося более ни единого слова, он поднял её руку и коснулся губами холодных пальчиков.

— Мне безразлично, — произнёс он, — пусть она даже будет самой смертью, пришедшей за мной. Я буду любить эту женщину вечно. Мы слишком долго были порознь, чтобы когда-либо расстаться.

Он лёг на кровать и обнял Маринетт так крепко, словно пытался стать её неотъемлемой частью.


========== Глава пятьдесят восьмая ==========


Адриан не переставал восхищаться собственной женой. Тело Маринетт было для него словно произведение искусства, словно поэзия. Он обожал каждый его изгиб, мягкость кожи, то, как от каждого его прикосновения девушка вздрагивала и тихо стонала. Рядом с ней, светловолосый демон чувствовал себя невероятно счастливым. Он не переставал желать свою жену каждый миг, что они были вместе.

На правом бедре девушки была маленькая, едва заметная родинка. Крошечная точка нежно-розового цвета, которая так и манила к себе, стоило только взглянуть. Лёжа на животе возлюбленной, Адриан бесконечно любовался этой маленькой деталью на обожаемом теле и испытывал невероятную нежность, не сравнимую ни с чем на свете. Подавшись немного вперёд, он накрыл родинку своими горячими губами и вновь начал спускаться ниже.

— Сколько ещё ты собираешься это делать? — хихикнула Маринетт. — Ты собираешься меня всю покрыть поцелуями?

Адриан оторвался от своего занятия и взглянул на порозовевшее от страсти и смущения лицо жены. Её васильковые глаза сверкали, точно драгоценные камни.

— Если потребуется, именно так и сделаю, — улыбнулся он, — я хочу запомнить каждую деталь в тебе.

Кончики его пальцев медленно скользили по нагревшейся девичьей коже, слепо изучая и запоминая каждую мелкую деталь на гладкой поверхности.

— К чему тебе это? — спросила Маринетт. — Ведь я теперь твоя на всю оставшуюся жизнь. Ты и так делаешь это каждую ночь, не давая мне выспаться.

Адриан приподнялся и достиг губ девушки.

— Я столько ждал тебя, — произнёс он, — даже каждая ночь до конца времён не способна утолить мой голод.

Его настойчивые поцелуи медленно перемещались с лица на шею, а потом и на плечи Маринетт.

— Прошу тебя, — молила девушка, — перестань. Мы делали это так долго, что у меня все ноги уже мокрые.

— Но разве ты не хочешь этого так же сильно, как и я? — ухмыльнулся демон.

— Постой, пожалуйста, — остановила его очередной поцелуй брюнетка.

Он нехотя подчинился, глядя на то, как Маринетт встаёт с постели.

— Взгляни! — указала она на окно. — Уже рассвет!

Девушка встала, демонстрируя супругу своё чудесное тело. В самом деле, её ноги были настолько мокрыми, что полупрозрачные струи стекали по внутренней поверхности бёдер до самых колен.

Маринетт накинула на плечи лёгкий шёлковый халат и туго завязала пояс на талии.

— Идём со мной, — улыбнулась она, протягиваю руку к мужу.

Адриан улыбнулся. Он схватил висящие на спинке стула брюки и мягко сжал тонкую ладонь любимой. Маринетт засмеялась и увлекла его за собой. Вместе они толкнули дверь, и она с шумом распахнулась. Рядом с женой, светловолосый демон всегда чувствовал, что может смеяться бесконечно, лишь бы слышать её нежный смех рядом.

Это был просто огромный балкон на самом верхнем этаже особняка. За горизонтом просыпалось разбуженное солнце. Ему предстояло ещё очень долго греть этот мир своими лучами. И сейчас оно разрисовывало небо яркими красками.

Тонкие пальцы ловко выскользнули из ладони демона, и девушка выпорхнула из его объятий. Она бежала, и халат развивался за её спиной так, словно бы Маринетт собралась улететь.

— Взгляни! — улыбнулась брюнетка. — Разве это место ничего тебе не напоминает? Когда-то мы с тобой стояли на одной из стен замка твоего отца. Я упала со стены, а ты спас меня. А потом поцеловал, помнишь?

Адриан мягко растянул губы, приближаясь к супруге.

— Если быть точным, то это Аликс столкнула тебя с этой стены. Но почему это ты вспомнила об этом сейчас?

Их лица были так близко.

— Тебя смущает наше прошлое? — спросила девушка. — Это странно. Разве ли не ты с самого начала хотел, чтобы я всё вспомнила?

Демон погладил щёку жены и мягко поцеловал её трепетные губы.

— Теперь это уже неважно. Прошлое, настоящее. Ты чудесная, восхитительная. Я буду любить тебя в любом случае, Маринетт. Ты — единственная для меня. И это всё, что мне нужно от жизни.

Девушка улыбнулась.

И тут, лицо её резко побледнело, дыхание прервалось, глаза закатились. Адриан даже не успел назвать имя любимой, когда она уже потеряла сознание.


========== Глава пятьдесят девятая ==========


Это уже начинало его сильно беспокоить. С каждым разом обмороки Маринетт становились всё дольше и теперь навязчивая мысль о том, что однажды она может и вовсе не проснуться, не покидала мыслей светловолосого демона.

Врачи не допускали его в палату, что ещё сильнее подогревало гнев блондина. Оказавшись один, он со всех сил пнул подвернувшееся мусорное ведро и ударил по стене. Штукатурка тут же посыпалась на пол.

Его допрашивали едва ли не час. Врачи записывали каждое его слово и лишь молча кивали, не давая никакого ответа и это раздражало ещё больше. Сгорая от ненависти, парень прижался лбом к холодной поверхности стены и попытался успокоиться, но это было невозможно.

Нет, судьба не могла быть так жестока! Только-только он обрёл женщину, которую так сильно любил, крепко сжимал её в объятьях, не давая покинуть его. И теперь она вновь уходила, утекая, словно вода сквозь пальцы.

— Брат! — позвала Алья, с шумом вторгаясь в больничный коридор. Следом за ней бежали и все остальные.

Адриан повернул голову в сторону пришедших. На его лбу появилась яркая красная отметина.

— Боже! — вздохнула мулатка, потирая пораненную кожу. — Что ты с собой творишь? Ты прям как ребёнок.

— Оставь, — он оттолкнул её руку и повернулся к ней спиной.

— Что говорят врачи? — спросил Нино.

— Эти придурки в белых халатах только и умеют, что сочувственно качать головой, — огрызнулся демон, — что с них толку? Берут миллион каких-то непонятных анализов и перетаскивают её с места на место. Бред!

За окном одна за другой сверкнули несколько молний и здание дрогнуло так, словно готово было развалиться на куски в эту же секунду.

— Хватит! — отделившись от остальных, Хлоя подошла к отцу и положила ладони на его плечи. — Твой гнев сейчас ничего не решит. Да и мама бы этого не одобрила.

Царящий на улице безумный ветер внезапно успокоился, из-за туч тут же появилось яркое радостное солнце.

— Имей терпение, — выдохнула дочь демона, — я уверена, что с ней всё будет в порядке. В конце концов, она уже преодолела смерть, чтобы вернуться к нам.

Адриан смотрел на улыбку своей взрослой дочери и нечто внутри него медленно сжималось к комок. Хлоя и прежде проявляла черты, роднящие её с матерью, но в этот раз сходство становилось просто нереальным. Похоже, что наконец-то родительские чувства захватили сердце демона. Он притянул дочь к себе и прижал к груди. Слушая стук его сердца, женщина по-детски льнула к нему, скрывая нечаянные слёзы на своих глазах.

— Прошу прощения! — окликнул их кто-то. — Месье Агрест?

Отец и дочь с надеждой взглянули на человека в белой одежде. Прикусив губу, врач приближался к семейству доверенной ему пациентки.

— Скажите, пожалуйста, давно у мадам Агрест происходят такие обмороки? Как часто они происходят?

Адриан пожал плечами:

— Ну, такое было несколько раз. Ещё до свадьбы. Или же, — блондин с сомнением взглянул на доктора, — это вредит моей жене?

От такого взгляда мужчина тут же покрылся потом. Его губы тряслись от страха.

— Отвечай! — Адриан обнажил свои клыки и глаза полыхнули зелёным огнём.

Врач ахнул, побледнел и со стоном опустился на пол.

— Что с ней? — спросил демон и этот голос отозвался эхом в мозгу человека.

— У вашей жены, — пролепетал он, — опухоль мозга. Она неоперабельна. Медицина бессильна, — последние слова давались ему ещё сложнее, — она умрёт в течение нескольких дней.

— О нет! — вскрикнули присутствующие в зале представительницы слабого пола.

Адриан поднял голову вверх и издал такой крик, что всем моментально заложило уши, а стены содрогнулись. Оконные стёкла вылетели из оправ в ту же секунду. Лицо юноши покрывалось густой чёрной шерстью и крик переходил в рёв. С потолка посыпалась штукатурка, поднимая белёсое облако.

Когда же всё рассеялось, светловолосый демон уже исчез.


========== Глава шестидесятая ==========


Тикки сняла очки и аккуратно убрала их в футляр. Собрав все хрупкие предметы, хранитель судьбы сложила их в ящик стола и закрыла его на ключ. Окна она так же предварительно плотно захлопнула.

Её лицо выражало полнейшее спокойствие.

Дверь с шумом распахнулась и на пороге появился светловолосый демон. Кончики перьев на его огромных крыльях были влажными и капельки воды сияли на них подобно маленьким бриллиантам. Он встряхнул волосами и поднял на Тикки свои сверкающие глаза, но женщина даже бровью не повела.

— Ты знала, — громко произнёс Адриан, не сдвигаясь с места, — ты ведь с самого начала знала о том, что происходит с Маринетт.

Тикки тихо вздохнула:

— Присядь для начала.

— Да к чертям я слал твои желания! — крикнул демон.

От его разросшегося гнева оконные стёкла громко вздрогнули, заморгал свет, заставляя лопаться одну за другой лампочки. Тикки лишь вздохнула и покачала головой. Она поднялась с кресла и начала приближаться к светловолосому гостю.

— А если я и знала о её опухоли, то каким бы образом это изменило ситуацию? — спросила она.

— Маринетт знала об этом? — мрачно произнёс демон.

— А как ты думаешь? — губы Тикки растянулись в улыбке. Она склонила голову набок. — Это ведь длилось ни один год. Её обмороки, недомогания, галлюцинации. Знаешь ли, для людей такие вещи довольно опасны. Думаешь, почему ей приходилось принимать так много таблеток?

Её взгляд стал особо тяжёлым. Руки она скрестила на груди. И в один миг остановилось и дребезжание стёкол, и сильный ветер за окном, всё словно бы застыло, замедлило своё движение.

— Демон, — тяжело произнесла хранитель судьбы, — ты знаешь, что в мире есть материи, на которые ты не можешь влиять. Как любое существо твоего вида, — когда хрупкая женщина делала шаг, под её ногами вздрагивала земля, — ты существуешь для поддержания определённого порядка вещей.

Чем ближе она становилась к демону, тем сильнее становились подземные толчки. В конце концов, когда Тикки и Адриан оказались лицом к лицу, юноша не удержался на ногах и упал прямо на спину.

— Сила, что дана тебе, — продолжала говорить хранитель судьбы, — создана для того, чтобы ты мог выполнять свои обязанности перед миром, давшим тебе жизнь, — она ухмыльнулась, — он и так был чрезмерно добр к тебе, подарив любовь. Но пришло его время забрать своё. Маринетт изначально была занесена в список ангела смерти — это неизбежно для каждого из людей. Скоро она умрёт, больше ты не сможешь этому помешать. Тебе не остаётся ничего больше, как смириться.

Адриан оскалил зубы:

— Идите к чёрту! Ты и все эти законы, которым ты так поклоняешься! Мне наплевать на них, на тебя, да и на само мироздание мне плевать! — он одним прыжком поднялся на ноги. — Эта женщина — моя! Никто не смеет забирать её у меня. И если она умирает, то я найду любой способ помешать этому!

С невероятной скоростью он отшвырнул Тикки в другую сторону комнаты и прижал к стене. Его дыхание обдавало её жаром.

— Если понадобится, я вырву сердце у самого Бога и заставлю его биться в её груди!

Он отстранился, ухмыляясь и в этот раз вышел из кабинета самым обыкновенным шагом.

Тикки прикрыла рот рукой и хихикнула. Молча поднимая с пола всё то, что упало, она закрыла дверь и вновь вернулась в своё кресло.

— Ты прав, — улыбнулась она, — этот демон не похож на других. С ним весьма занимательно иметь дело. Что же, теперь твоя очередь.

Внезапно объявившийся на соседнем кресле Плагг весело хихикнул своим мяукающим голосом и отправил в рот очередной кусочек сыра.

— Прошу, — поморщилась Тикки, — убери только подальше от меня эту гадость!


========== Глава шестьдесят первая ==========


— Как много ты знаешь об этих существах? — спросил Адриан. — Ангелах смерти высшего порядка?

Сидящий в кресле Макс, ёжился от холода, всё сильнее кутаясь в тёплое одеяло. Обретение им человеческих чувств было внезапным, и от этого темнокожий парень очень тяжело переносил зимний холод.

— Не так много, как тебе хотелось бы, — вздохнул он, делая новый глоток из кружки с горячим напитком, — во многом, сила высшего порядка — лишь ступень.

— Ступень к чему? — блондин строго посмотрел на собеседника.

— Ранее я думал, что таков их путь к возрождению, — вздохнул Макс, — обретению своего тела и человеческой жизни.

— И почему же твоё мнение изменилось?

Тон демона заставлял ангела смерти чувствовать себя неуютно, но иного выбора у него не было. Он отставил в сторону кружку и ещё сильнее закутался в одеяло.

— Похоже, что сила Высшего порядка слишком велика для человеческого тела. Оно просто не может с этим справиться и поэтому уничтожает само себя, медленно отравляя человеческий организм. И даже если после этого наступит новое перерождение… то это будет уже нечто иное. В любом случае, неизвестно ещё ни одного происшествия, связанного с Высшим порядком.

Адриан со всей силы ударил по стене, едва не пробив её насквозь.

— Я должен узнать больше, — произнёс он, — ведь всё не может быть так просто. Не может быть так, что нет никакого выхода! Где я могу найти больше информации?

— О, это очень даже возможно! — промурлыкал знакомый голос.

Светловолосый демон повернул голову и тут же поймал хитрый взгляд котоподобного хранителя судьбы. Как ни в чём ни бывало, Плагг лакомился любимым сыром и что-то мурлыкал себе под нос.

— О чём ты? — спросил блондин.

— Просто найди книгу, — не отрываясь от своего любимого занятия, продолжил Плагг.

— Ты можешь говорить понятнее, — раздражённо дёрнулся демон, — о какой книге ты говоришь? Где мне её найти и зачем?

Зеленоглазый хранитель громко чавкал:

— Ням-ням… она выглядит, как самая обычная человеческая книга… ням-ням… «Мифы и поверья». Когда-то в ней были описаны все знания о существах вроде тебя и всего того, что их касается. Там ты можешь найти всё, что тебе надо.

— И где же мне найди её?

— Нууу, — протянул Плагг, — никто точно не знает где она. Но если искать, то ты обязательно найдёшь.

Адриан нахмурил брови и безмолвно подошёл к двери.

— Куда это ты? — хихикнул хранитель.

— К Маринетт, — раздражённо буркнул Адриан, — у меня слишком мало времени, чтобы слушать твои бредни.

— Неужели ты решил сдаться? — поинтересовался Макс.

— Я не могу сдаться, — ответил демон, — но сейчас я хочу ещё немного побыть с Маринетт.

Он громко хлопнул дверью и в следующий миг уже прошёл в белоснежную палату супруги.


========== Глава шестьдесят вторая ==========


Брюнетка повернула голову в сторону вошедшего и на её бледном лице появилась мягкая улыбка. Она закрыла книгу, что до этого держала в руках и слегка приподнялась.

— Ты пришёл, — произнесла она нежным голосом.

Её улыбка заставляла сердце демона биться ещё чаще.

— Как я мог бы оставить тебя тут одну? — спросил он, мягко целуя жену в губы.

— Не беспокойся, — Маринетт кивком указала на стопки рядом с кроватью, — книги составляют мне компанию.

Адриан подошёл к одной из стопок и взял ту книгу, что лежала сверху. Он прочёл название и положил её на место.

— И ты хочешь всё это прочитать? — спросил демон.

— Хотя бы попробовать, — хмыкнула брюнетка, — просто будет жаль, что я не притронулась к ним ни разу. Знаешь, я ведь раньше очень-очень много читала.

— Да, — Адриан улыбнулся, присаживаясь рядом с возлюбленной, — помниться, ты даже где-то преподавала сто лет назад. Наверно, упорно грызла гранит науки.

— Ну, мне не так было интересно с людьми, — хихикнула Маринетт, — я ведь ещё с детства чувствовала, что стану невестой демона. А обычные люди такого особо не понимают. В отличие от книг, которые никогда не спорят с тобой. Они рассказывают истории, делятся ими с тобой. И это здорово.

Демон смотрел на бледное личико жены и в очередной раз не переставал поражаться тому, как же она красива. И как сильно он любил каждую её часть. Эту улыбку, эти разговоры, все черты её характера.

— Кстати, — прервала ход его мыслей девушка, — у меня есть кое-что для тебя.

Маринетт вынула из стоящей рядом стопки большую книгу с пожелтевшими страницами и истёртым корешком.

— Я бы хотела, чтобы ты отдал это Хлое после моей смерти. Там есть кое-что о ней. Пусть вспоминает меня, читая.

Адриан положил книгу рядом, даже не взглянув на неё.

— Маринетт, — его пальцы скользнули ладоней жены, — ты ведь знала о своей болезни. Почему не рассказала мне?

— Не видела смысла, — девушка смущённо опустила глаза вниз, — когда ты появился в моей жизни, я и не думала о том, чтобы заводить какие-либо отношения. У меня были свои цели и я намеревалась достичь того, чего хочу до того момента, как станет хуже. Ну, а потом, — она откинула голову на подушку и васильковые глаза с любовью взглянули на блондина, — я не хотела думать о смерти. Только о том, что каждая отведённая мне на свете секунда пройдёт в любви к тебе и нашей дочери. И теперь, мне совсем не о чём жалеть.

Светловолосый демон смотрел в любимые глаза и видел в них целый мир.

— Иногда я понимаю, что ты — настоящий ангел, — произнёс он, прижимая Маринетт к своей груди.

Лёгкий стук в дверь отвлёк их. Это была медсестра, пришедшая провести процедуры.

— Ладно, до встречи, — Адриан поцеловал жену в лоб и двинулся в сторону двери.

— Постой! — окликнула его Маринетт. — Ты забыл книгу!

Демон улыбнулся, хватая с кровати забытый предмет.

Они послали друг другу воздушные поцелуи и дверь закрылась.

Адриан прижался затылком к стене, пытаясь привести в порядок свои мысли. Ему было невыносимо смотреть на Маринетт в таком состоянии, а спокойствие, с которым она воспринимала происходящее, заставляло его сердце болезненно сжиматься. И он с трудом заставлял себя сдерживаться. Ему нельзя было показать свою слабость в тот момент, когда умирающая Маринетт так улыбалась и говорила о своей любви.

Взгляд демона упал на книгу в его руках, и он не смог поверить своим глазам. Истёртые со временем буквы складывались в слова:

«Мифы и поверья»


========== Глава шестьдесят третья ==========


Страницы книги были настолько ветхими, что краешки то и дело осыпались прямо в руках, как бы Адриан не был осторожен.

На самом деле, эта странная книга заставляла светловолосого демона испытывать самый настоящий ужас. Вещи, описанные в ней, порой содержали такие подробности, что он чувствовал себя заживо вскрытым и изученным, просто удерживая увесистый том в руках.

— Боже, — тихо вздохнул демон, — кто же автор этого ужаса? Откуда он столько знает?

И всё же, он прочёл эту книгу уже три раза, почти выучив наизусть каждую строку, но ничего из написанного там даже примерно не соответствовало тому, что пытался найти Адриан. И в моменты, когда отчаяние вновь накрывало его с головой, он вновь смотрел на полыхающий в камине вечный огонь. Как и жизнь демона, он не знал своего конца, вынужденный гореть и гореть до тех пор, пока не исчезнет сам мир. Это был священный огонь, дарующий тепло всему живому на земле, поддерживающий вечный процесс. Поддерживающий саму жизнь.

Адриан протянул руку и опустил её прямо в огонь. Пламя тут же послушно перекинулось на плоть, но нисколько не обжигало. Зелёные глаза спокойно взирали на происходящее. И всё же, следующим жестом блондин с легкостью скинул пламя со своих пальцев.

Он откинулся назад и взглянул на ровную поверхность потолка.

Впервые в жизни Адриан чувствовал себя беспомощнее маленького ребёнка. Он был словно котёнок, гоняющийся за солнечным зайчиком. Носился из стороны в сторону, в надежде поймать то, что было полностью недосягаемо. И главная проблема состояла в том, что его неуловимым солнечным зайчиком была жизнь Маринетт.

Но что ещё хуже, светловолосый демон ловил себя на мысли, что ему не хватает отца. И всё же, он отгонял эту бредовую мысль от себя всеми силами. В конце концов, теперь Адриан был достаточно взрослым, чтобы действовать самостоятельно и искать свои решения проблем. Хотя бы ради Хлои, что держалась молодцом, но последнее время пряталась ото всех в своей комнате, чтобы никто не видел её заплаканного лица.

С тяжёлым вздохом Адриан распахнул книгу и в очередной раз вернулся к статье о демонах:

«У каждого демона имеется имя, данное ему небесами. Но ни один демон не расскажет о нём. Если же имя демона станет известно и его произнесёт невинная смертная девушка, то она призовёт бурю и грозу, что не остановится до тех пор, пока демон не придёт на её зов. Если же демон полюбит смертную девушку, то душа её будет навеки соединена с ним, ведь сердце демона может соединиться только с той, кто предназначен ему самими небесами. И если он будет готов разделить с ней своё бессмертие, тогда перевернётся бытие, и они смогут быть вместе. В ином случае любовь смертной и демона запрещена»

Осознание поразило разум демона.

— Запрещена, — прошептал Адриан, — может ли быть, что это и есть истинная причина?

Он знал, что теперь эта мысль не даст ему покоя. И всё же, как он мог изменить такой ход вещей?

«…разделить с ней своё бессмертие…» — вновь пронеслись перед глазами строчки из книги.

«Но как?!» — подумал демон.

Его руки тряслись, но он начал беспощадно перелистывать страницы в поисках статьи, которая могла бы подсказать ему ответ. Ведь Адриан не видел в ней ничего подобного! Он листал и листал, но не находил.

И тут светловолосый демон заметил кое-что, на что раньше не обращал внимания — тонкие обрывки страницы. Адриан перебрал в уме варианты и сразу же подметил, что именно на этом месте могла бы находиться статья под названием «Бессмертие». Перекинув страницы, он убедился в своих догадках — в оглавлении числилась такая глава. Но её не было на положенном месте.

Мурашки прошли по позвоночнику блондина. Неужели он, в самом деле, не мог ничего сделать? Неужели его любовь должна была умереть лишь из-за того, что кто-то опрометчиво выдернул страницу из старой книги?!

Адриан провёл пальцами по остаткам бумаги. Что он мог сделать? Может, стоило поискать автора книги? Был ли он жив?

Но когда демон взглянул на свои руки, то на губах его тут же появилась улыбка, полная надежды. На подушечках пальцев остался едва заметный сияющий след. Золотая пыль, которую могла оставить только одна на свете женщина.

— Лила, — прошипел Адриан.

Очевидно, что ловкие руки демоницы прикасались к книге, вырвав необходимую статью. Но в этот раз она рисковала ещё больше, чем прежде. Демон поклялся, что на теперь уж он заставит младшую сестру отдать ему необходимое. И, если ему не удастся добиться желаемого, то он просто выбьет это из неё.


========== Глава шестьдесят четвёртая ==========


Издав испуганный крик, Лила с грохотом отлетела к стене. На её лице и теле постепенно проявлялись синяки, из разбитой губы текла кровь, костюм был обожжён зелёным пламенем светловолосого демона.

Атакуя младшую сестру, Адриан даже ни разу не изменился в лице. Он был настроен серьёзно. И чем сильнее Лила отрицала свою вину, тем яростнее становились удары старшего брата.

— Говори, — приказал он, — и не упусти ни одну деталь. Я внимательно слушаю.

Лила прикрыла рукой ушибленную щёку и с обидой посмотрела на брата. Да, она знала правду. Задолго до того, как Адриан обнаружил свою переродившуюся невесту, эта мстительная красавица обзавелась связями среди ангелов смерти. Она планировала сразу же покончить с ненавистной соперницей, однако, обнаружив семью Маринетт, нашла ещё кое-что.

В отличие от остальных членов своей семьи, которые предпочитали жить в затворничестве после исчезновения их могущественного отца, Лила очень много времени провела в пути. Привлекая других своей красотой и шармом, в каждом месте она пополняла свои знания о том, что окружало её.

Обнаружив среди вещей семьи Дюпен-Чен легендарную книгу «Мифы и поверья», темноволосая красавица не могла поверить в такую удачу. Но то, что она нашла там, заставило её просто ужаснуться. И в припадке дикого страха, Лила беспощадно вырвала пугающую страницу из книги, забыв о своей первоначальной цели. И вот теперь о содеянном узнал старший брат.

— Зачем ты вырвала страницу? — спросил блондин, глядя на сестру холодными глазами.

Лила тяжело вздохнула.

— Отвечай! — крикнул демон, и тело девушки пронзило мощным ударом тока.

Она изогнулась, а голос сорвался на крик. Но и тогда губы демоницы были плотно закрыты.

— Я догадываюсь, что там было написано о том, как можно разделить бессмертие со смертной женщиной. И ты вырвала страницу, чтобы я не смог узнать этот способ! Но сейчас мне он очень нужен, так что тебе лучше ответить куда ты спрятала эту статью?

Темноволосая ухмыльнулась:

— Я слышала, что твоя ненаглядная Маринетт умирает, — произнесла она, — и какого это? Правда, судьба омерзительно жестока.

Адриан махнул рукой и зарядил сестре по лицу.

— Я задал чёткий вопрос и хочу знать чёткий ответ! — произнёс он, хватая Лилу за волосы. — Где страница?

Ненависть переполняла девушку.

— Хочешь знать, что я с ней сделала? — процедила она сквозь зубы. — Сожгла! Я сожгла этот дурацкий листок бумаги! И теперь ты никогда не узнаешь то, что было там написано! Я ни за что не расскажу тебе правду!

Лицо Адриана перекосило от гнева, в руке снова появился шар из зелёного пламени. Он был взбешён и в этот раз уже был готов убить её.

Но шар остановился прямо перед лицом Лилы. И погас.

Светловолосый демон тяжело вздохнул, отпустил сестру и вышел из комнаты. Ангел смерти Макс, закутанный в несколько слоёв одежды, уже ожидал его на пороге.

— Она не скажет тебе правды, как не пытайся, — произнёс темнокожий.

— Я знаю, — вздохнул Адриан, — она только и делает что лжёт. И даже под угрозой смерти не перестанет этого делать.

Он закрыл руками лицо и медленно сполз по стене вниз.

— Что ты собираешься делать? — спросил Макс.

— У меня остаётся только один вариант, — тихо ответил блондин, — завтра, ты заберёшь душу Маринетт в назначенное время. А Нино внесёт меня в свой список…

Демон поднялся на ноги и медленно поволочился ко входу.

— Если я не смогу жить рядом с Маринетт, то я предпочту умереть вместе с ней.


========== Глава шестьдесят пятая ==========


Маринетт в очередной раз потеряла сознание и теперь уже не приходила в себя. Остатка её сил хватило только на то, чтобы Алья и Аликс помогли ей надеть свадебное платье.

Адриан взглянул на себя в зеркало и поправил волосы, чтобы они выглядели более ухоженными. Его костюм был ослепительно-белым. Ещё раз оценив свой внешний вид, демон положил в карман носовой платок и уверенно кивнул. Он был готов.

С полной уверенностью в своём решении, прекрасный демон вошёл в комнату жены и сел на её кровать. Даже с измученным видом и личиком, покрытым пятнами, Маринетт казалась ему самой красивой женщиной на свете. Нагнувшись к ней, Адриан поцеловал жену в щёку, и это заставило девушку открыть глаза.

— Уже? — спросила она.

Светловолосый лишь кивнул в ответ.

Их губы вновь соединились в долгом нежном поцелуе, после которого Маринетт с трудом сделала глубокий вдох и прижалась ко лбу мужа. Её ладони легли на его щёки.

— Я люблю тебя, Адриан, — прошептала она.

Он же не стал тратить своё время на слова и мягко поцеловал бледный лоб возлюбленной.

За окном начиналась буря, сверкали молнии. Светловолосый демон поднял супругу на руки и вместе они направились к двери. Адриан был совершенно спокоен. Прижавшаяся к его груди Маринетт толкнула дверь и следующий свой шаг они уже сделали в направлении всё того же безвоздушного пространства, что был наполнен сиянием волшебного сада фей среди развалин прежнего замка Короля Демонов. Волшебные голоса чудесных созданий дарили чувство абсолютного спокойствия. Да, лучшего места для того, чтобы осуществить задуманное и придумать было нельзя.

И вот они вновь стояли около священной арки в окружении самых близких. Их лица выражали скорбь, но во взгляде проглядывалось смирение перед страшнейшей из судеб. Хлоя выглядела бледной, но ей хватало разумности, чтобы не заплакать.

Супруги подошли к дочери и обняли её, остальные же так и не смогли найти в себе силы, чтобы даже приблизиться. Всё ближе становилось время, когда влюблённые обязаны были покинуть тех, кто был им дорог.

Адриан опустился вниз, выставив вперёд левое колено, и усадил на него Маринетт.

— Вы готовы? — спросил Нино, стараясь не выдавать своего отчаяния.

Они словно бы и не замечали того, что им говорили. Глядя друг другу в глаза, демон и его вечная любовь улыбались.

Смуглокожий ангел смерти нырнул в потайной карман своего пиджака и вынул оттуда небольшую склянку, приблизившись к влюблённой паре, Нино протянул её шурину. Лишь мельком оглянувшись на него, Адриан принят подарок. Он откупорил крышку и, набравшись решимости, полностью опустошил бутылку, чтобы затем, откинув в сторону никчёмное стекло, придвинулся к Маринетт. И она с готовностью приняла его отравленный поцелуй. Холодная жидкость пролилась в её рот, неся с собой смерть.

Губы влюблённых разомкнулись. Ангелы смерти напряглись. Это была всего лишь попытка, теория, ведь прежде никто не пытался убить демона подобным образом. Но теперь ангел смерть знал его имя и даже вписал в свой список.

Долго ждать не пришлось. Уже через несколько мгновений тело светловолосого демона одолели судороги, изо рта пошла пена.

— Брат! — крикнул кто-то вдали.

Прорезав черноту, Лила присоединилась к остальным. Но стоило только ей взглянуть на брата, чьи глаза уже переставали видеть, как демоница не сумела сдержать слёз.

— Нет! — прошептала она. — Что ты наделал?

Тела влюблённых слабели. Адриану ещё хватало сил сжимать Маринетт в своих объятьях, но они уже чувствовали, что осталось совсем немного.

— Остановите его! — кричала Лила. — Вы не должны были позволять ему сделать такое!

— Он сам решил умереть, — произнесла хриплым голосом Алья, — мы не могли с ним спорить. Если бы ты рассказала ему то, о чём он просит, то мы бы не потеряли брата.

Лила рухнула на колени, глядя на едва живых влюблённых.

— Я пыталась остановить его, но то, о чём он просил меня — намного хуже смерти. Для столь гордого и благородного демона такое просто ужасно. Разделить своё бессмертие с той, которая этого не достойна.

— И что же было там? Что он должен был сделать такого, чтобы это считалось намного хуже смерти? — спросила Хлоя, её голос дрожал.

Лила подняла глаза на племянницу. Её губы дрогнули.

— Чтобы, — она сглотнула, — разделить бессмертие с кем-то, демон должен…

Но Адриан уже не слышал слов младшей сестры, его глаза переставали видеть что-либо кроме прекрасного личика Маринетт — его невесты, его жены, женщины, которая была его самым большим счастьем на свете.

Комментарий к Глава шестьдесят пятая

Последняя глава будет завтра)


========== Глава шестьдесят шестая ==========


«Голос Лилы дрожал:

— Демон должен, — повторила она, — стать человеком»

Маринетт отложила прочитанные страницы в сторону, откинулась на спинку своего любимого кресла-качалки и перевела взгляд в сторону окна. На улице стояла чудесная погода, весна постепенно переходила в лето и солнечные лучи ласково проникали внутрь небольшой квартирки, что располагалась под самой крышей. И пускай кому-то это место могло показаться бедным, но молодая брюнетка любила свой скромный дом всем сердцем.

— Ну и как тебе? — спросил Адриан, возвращаясь в комнату из ванной.

— Ты вновь оставляешь концовку открытой, — ответила девушка.

— Мне же надо как-то поддерживать интерес читателей, коли уж я печатаюсь только раз в неделю, — ответил блондин.

Маринетт кинула изучающий взгляд на своего возлюбленного. Из одежды на нём были только спортивные штаны, а по оголённому торсу стекали прохладные струи воды. После душа золотистые локоны всё ещё оставались влажными и закручивались в мелкие кудряшки. В такие моменты Адриан представал перед ней самим совершенством.

Юноша высушил полотенцем волосы, обтёр плечи и вернул его на крючок. Приблизившись к Маринетт, он поднял со стола очки и нацепил их на переносицу. Адриан взял в руки рукопись и потеснил возлюбленную, присаживаясь в то же кресло. Она с готовностью забралась к нему на колени и блондин ласково обнял её за плечи.

Маринетт любила эту позицию, любила смотреть на то с каким сосредоточенным взглядом Адриан читал свои рукописи. И в такие момент она с трудом могла поверить в то, какого прекрасного возлюбленного послала ей жизнь. Он был самим совершенством, а в его объятьях девушка всегда чувствовала себя самой счастливой на свете. Пусть они и не были богаты, но Адриану удалось найти свою нишу, публикуя серию мистических рассказов в еженедельном журнале, а сама Маринетт уже два года работала небольшом магазинчике одежды неподалёку от центра города. Они любили друг у друга и этого им вполне хватало.

— В целом, — улыбнулся Адриан, — вышло довольно неплохо. Тебе нравится?

— Мне не может не нравиться, -ответила девушка, — ты ведь знаешь, дорогой, я — твоя самая большая фанатка.

— И моя главная муза, — подметил красавчик.

Их губы вновь слились в нежном поцелуе.

— И всё же, — отметила Маринетт, — почему ты раз за разом ставишь под угрозу жизнь главных героев. Однажды это просто наскучит твоим читателям и тебе придётся закончить эту линию навсегда.

— Тогда я придумаю что-то другое, — не задумываясь ответил блондин, — ты же знаешь, что эту историю я начал писать после того, как меня преследовали те странные сны.

— Наверно, — вздохнула девушка, — так твоё сознание реагировало на смерть твоих родителей. Но у тебя была тётя Натали, которая смогла превратить одиноко подростка в чудесного мужчину, моего чудесного мужчину.

— А тебя воспитал дядя Фу — дальний родственник матери, — улыбнулся Адриан, — похоже, следовало бы и его вписать в мой рассказ.

-О нет! — засмеялась Маринетт. — А то ты бы и его сделал каким-нибудь жутким существом!

Она спрыгнула на пол и направилась в ванную.

— Ты и так уже вписал туда почти всех наших знакомых! — донёсся оттуда звонкий девичий смех.

Пока Маринетт приводила себя в порядок, Адриан ещё раз проверил подготовленный отрывок и, убедившись, что более ему нечего дополнять, отправил в редакцию журнала. На этом его работа была пока окончена.

Когда брюнетка вернулась, пара позавтракала и обсудила планы на вечер. Адриану поступило предложение издать две последних работы «Невеста» и «Демон» отдельными книгами и он даже получил аванс. Влюблённые решили отметить это походом в любимый ресторан.

Покончив с едой и делами, девушка поцеловала любимого и поторопила на работу.

В ожидании вечера, Адриан решил прогуляться, а заодно навестить своих друзей. Его приятель Нино вместе со своей девушкой Альей были журналистами-фрилансерами и их часто можно было застать где-нибудь на улицах Парижа в поисках очередной сенсации.

— Йоу, чувак! — поприветствовал смуглокожий парень Адриана, разглядев того в толпе. — Как поживает наш хитовый писатель?

— Ну, об успехе ещё рано говорить, — улыбнулся блондин.

— И всё же, начало уже положено! — ответил Нино. — Празднуете сегодня?

— Да, — кивнул Адриан, — решили немного развлечься.

— Так надо было и нас тогда позвать! И Аликс с Натаниэлем! — не унимался смуглокожий. — Мы же все –одна банда, дружбан!

— Не неси чушь, — подкравшаяся к нему со спины, Алья легонько треснула Нино по голове блокнотом, — я так думаю, что этот вечер — особенный для этих двоих. Верно, Адриан?

Блондин подрумянился и смущённо кивнул.

— Ну же, — с нетерпением произнесла Алья, — ты купил его? Покажи! Покажи!

Парень хмыкнул. Он запустил руку во внутренний карман и вытащил оттуда золотое кольцо с мелкой россыпью кроваво-красных камней на нём.

— Боже, — вздохнула Алья, — оно просто чудесно!

— Прям как в твоей истории, — дополнил Нино.

— Ты делал его на заказ? — спросила мулатка.

Адриан кивнул.

— Думаете, — застенчиво пролепетал он, — она согласится?

— Чувак! — засмеялся Нино. — Вы вместе уже столько лет! Да как она вообще может тебе отказать?!

— Тем более, что это кольцо просто великолепно. Я бы и сама от такого не отказалась.

Лицо смуглокожего дёрнулось:

— То есть, за меня бы ты с менее пафосным кольцом не вышла? — крикнул он.

— Совсем дурак? — нахмурилась Алья. — Несёшь какой-то бред.

— Ну прости, что я у тебя тут не принц! — возмутился её бойфренд.

Адриан тихо улыбнулся их милой перебранке. Понимая, что ему уже лучше удалиться, он попрощался, но они уже вряд ли слышали его.

Светловолосый писатель двигался по улице, сопровождаемый звуком аккордеона и голосом уличного певца, затянувшего «Жизнь в розовом цвете». Он вновь вынул из кармана коробочку и взглянул на кольцо, которое должно было в дальнейшем соединить его жизнь с Маринетт Дюпен-Чен. Слова друзей придали ему уверенности и весенний ветер уносил юношу вдаль к своей мечте всегда быть с той, кого он любил всем сердцем.

— А он выглядит вполне счастливым, — хмыкнула Тикки, глядя на удаляющийся силуэт того, кто раньше был светловолосым демоном.

Плагг широко зевнул и вытянул руки вверх, потягиваясь.

— Эх, трудная же это работёнка — превращать демонов и ангелов смерти в людей.

— Но это одна из твоих обязанностей, знаешь ли, — фыркнула Тикки, — мне тоже не доставляло большого удовольствия водить их за нос, заставляя страдать. И всё же, это то, что обязаны делать хранители судьбы. Теперь эти двое — обычные счастливые люди, которым уготовано много счастливых лет провести бок о бок. Разве ты не рад за них?

— Я этого не говорил, — хранитель судьбы хихикнул и взглянул на спутницу, — что же, работа закончена и теперь можно немного расслабиться. Как насчёт приятно провести время в моём обществе?

Тикки ухмыльнулась.

— С тобой-то?

Плагг обиженно прищурился:

— Почему же сразу так грубо, сахарный кубик?

Девушка взмахнула волосами и сделала шаг вперёд.

— Так и быть, — произнесла она, — я позволю тебе угостить меня фруктовым коктейлем, а потом посмотрим на твоё поведение.

Плагг широко улыбнулся и поспешил вслед за Тикки.