Волшебная пуля (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


— Не стесняйтесь подходить, если у вас возникнут вопросы, — обратился к аудитории Дерек, но его уже никто не слушал: студенты торопливо собирали вещи.

Он вздохнул и убрал свои заметки в сумку. Туда же отправился и его любимый роман в мягкой обложке.

Ему не особо нравилось читать вводный курс по литературе в общественном колледже, но кто-то же должен был выполнять эту работу. Хотелось бы Дереку знать, как заинтересовать студентов своим предметом и вовлечь их в обсуждение, но, пока Дерек читал лекцию, их глаза были уставшими, а взгляды оставались пустыми. Единственным положительным моментом было то, что в этом году он сам составил программу курса.

Дерек знал, что, хоть работа была не самая лучшая, на самом деле ему очень повезло. И все же он скучал по тем временам, когда занимал временную должность в Амхерстском колледже. Но после того как его семья погибла в пожаре, он потерял все: на него навалилось столько проблем, что ему пришлось уйти с работы. Единственным, что хоть как-то скрашивало его жизнь, был роман.

От мрачных мыслей Дерека отвлек внезапно прозвучавший над ухом голос:

— Эм… Привет.

Дерек поднял взгляд и увидел перед собой широкоплечего молодого человека с темными волосами и карими глазами, который, казалось, был всего на пару лет младше него. Незнакомец широко улыбался и сжимал длинными пальцами лямку своего рюкзака.

— Вы будете читать здесь лекцию? — нахмурился Дерек. — Сейчас, я только соберу свои вещи — и освобожу стол.

Незнакомец почему-то покраснел и отвел взгляд, закусив нижнюю губу. Затем он снова повернулся к Дереку.

— Нет… Вообще-то, я один из ваших студентов. Меня зовут Стайлз.

— Что?

— Я записался на этот курс. «Введение в современную литературу»?

— О, — тупо ответил Дерек. Он не ожидал, что кто-то и вправду подойдет к нему с вопросом по прочитанной лекции: обычно их посещали скучающие студенты, которые плевать хотели на Шекспира и стремились лишь наработать академические часы.

— Да, — кивнул Стайлз. Он провел ладонью по волосам, а затем сунул руки в карманы. — Наверное, я немного староват для первокурсника.

Он рассмеялся, и Дерек пожал плечами.

— В этом колледже есть студенты и постарше.

— Точно. Эм… — Стайлз замялся на пару секунд, а затем спросил: — Мы и правда будем изучать «Волшебную пулю»?

— Да.

— Уверен, это неплохая книга, — вздохнул Стайлз, — но можно я буду изучать что-нибудь другое?

— Нет, — твердо ответил Дерек, хотя ему стало любопытно: все-таки просьба была необычной.

— Но я вроде как проходил этот роман раньше! — недовольно воскликнул Стайлз.

— Вроде как? — переспросил Дерек, и щеки Стайлза вспыхнули.

Дерек приподнял бровь.

— Ну ладно, я соврал, — признался Стайлз. — Просто я правда не хочу проходить эту книгу. Но я готов изучать что-нибудь другое. Буквально все что угодно!

— Стайлз?

— Да? — с надеждой в голосе отозвался тот.

— Я не могу изменить программу курса ради тебя одного.

Стайлз раздосадованно застонал.

— Но я же не узнаю ничего нового! Я читал эту книгу несколько раз. Я пришел сюда получать знания!

Дерек смерил его задумчивым взглядом. Все-таки нечасто студенты подходили с подобными просьбами.

— Читал ты ее или нет, значения не имеет. Мы используем этот роман как инструмент, и на его примере научимся вдумчиво читать и писать собственные тексты, — сказал он. — И кстати, каждый раз, как я перечитываю этот роман, я открываю для себя что-то новое.

Стайлз фыркнул.

— И я собираюсь узнать еще больше из обсуждений на семинарах, — продолжил Дерек. — Полезно бывает взглянуть на один и тот же предмет с нескольких точек зрения. Уверен, ты тоже узнаешь что-нибудь новое.

— Вы не можете посвятить целый семестр только одной книге! — воскликнул Стайлз со странным отчаянием во взгляде. — Роман не настолько хорош!

Дерек сжал зубы. Ему ужасно не нравилось, что кто-то поставил под сомнение составленную им программу еще до того, как непосредственно началась учеба. Он был абсолютно уверен в том, что его курс хорош: он тщательно продумывал его несколько месяцев. Это было его единственным занятием.

— Мы будем читать и другие книги, — произнес он, стараясь, чтобы голос звучал спокойно.

— Но вы будете сравнивать их все с «Волшебной пулей»! — возразил Стайлз. Затем он сделал глубокий вдох. — Слушайте, простите меня, я не хочу быть тем, кто не умеет принимать отказы. Но… я не могу изучать эту книгу.

Дерек вздохнул. Если бы это был какой-нибудь другой студент, он бы просто ответил: «Не повезло тебе», — и преспокойно отправился бы обедать. Но глаза Стайлза светились такой страстью и уверенностью, что он бы все равно не сдался без боя.

— Ладно, — сказал Дерек. Он написал что-то на клочке бумаги и протянул его Стайлзу. — К завтрашнему дню напиши эссе на эту тему. Если ты получишь «отлично», я позволю тебе учиться по прошлогодней, куда более скучной программе.

Стайлз моргнул.

— Но…

— Мне пора идти, — отрезал Дерек, глядя на часы, и направился к выходу, оставляя Стайлза стоять возле преподавательского стола. Он надеялся, что тот не напишет ни слова.

***

Следующим утром раздался стук в дверь кабинета Дерека, а затем в комнату вошел Стайлз. Он ухмыльнулся и помахал в воздухе написанной работой, после чего положил ее на стол.

Дерек вздохнул.

— Я же говорил, что не хочу проходить этот роман, — сказал Стайлз. — Никакое эссе меня не остановит.

Дерек воздержался от комментариев, взял работу и погрузился в чтение, краем сознания отмечая присутствие нависшего над ним Стайлза.

Когда Дерек закончил, пришлось нехотя признать, что Стайлз произвел на него впечатление. Он был весьма неплохим писателем и понимал роман «Волшебная пуля», только вот…

— Ты не до конца ответил на поставленный вопрос, — вздохнул Дерек.

— Что? — хрипло спросил Стайлз.

— Ты хорошо понимаешь основные мысли романа и умеешь доходчиво выражать свою точку зрения, но ты не объяснил, как именно пришел к таким выводам. Ты должен был убедить меня в своей правоте, ссылаясь на слова автора.

Стайлз пробормотал что-то себе под нос.

— Скорее всего, я бы поставил тебе «хорошо», — закончил Дерек. — У тебя довольно пафосный стиль.

Стайлз смерил его выразительным взглядом. Он вырвал эссе из рук Дерека и быстро пробежал его глазами, будто выискивая ошибки. Под его дрожащими пальцами бумага немного помялась.

— Я все еще думаю, что ты можешь кое-чему научиться на этом курсе, а роман откроется для тебя с новой стороны, — заметил Дерек, стараясь подавить ухмылку. — Ну так что, я увижу тебя на занятиях?

Стайлз пожал плечами и вышел, чуть ссутулившись. По пути к двери он швырнул эссе в мусорную корзину.

***

Дерек глазами выискивал Стайлза в аудитории, но не видел его целую неделю. Возможно, он все еще был среди сотен студентов, посещавших лекцию, и по какой-то причине Дереку хотелось обучить и убедить именно этого случайного студента, что «Волшебная пуля» — роман, который стоит такого пристального внимания и глубокого анализа.

Когда посреди одной из лекций кто-то вдруг громко прочистил горло, Дерек чуть не подпрыгнул от неожиданности. Он поднял взгляд и прямо по центру аудитории увидел Стайлза, тянущего руку. Дерек невольно улыбнулся.

— Да?

— Серьезно? — спросил Стайлз. — Вам не кажется, что вы вычитали в романе то, чего там нет?

— Почему ты так думаешь? — Дерек постарался, чтобы голос звучал нейтрально. Он оглядел аудиторию и заметил, что некоторые студенты вышли из ступора.

Стайлз запнулся. По всей видимости, он только в тот момент понял, что находится в помещении с кучей людей, и покраснел.

— Ну… — проговорил он уже не так уверенно, как раньше. — Это всего лишь история о мальчишке, попавшем в неприятности и резко повзрослевшем из-за этого. Она интересная. В сюжете есть пара любопытных ходов. Но эта книга не держит за цель чему-то нас научить.

Дерек сглотнул.

— Ты не считаешь, что рассказ о ребенке, потерявшем наивность и невинность, — достойная тема для изучения?

— Может быть, — сказал Стайлз. — Но какое отношение к этой теме имеет роман? Подразумевается, что ты покупаешь книгу, читаешь, получаешь удовольствие, радуешься, что ты не на месте глупого главного героя, — и забываешь о ней. Не думаю, что, когда автор писал эту историю, он рассчитывал, что целая куча студентов будет рассуждать на тему «потери невинности».

Дерек одернул себя, чтобы не радоваться слишком сильно. Ему всегда, всегда попадался такой студент.

— Просто мне кажется, что он не вкладывал в роман все то, что мы здесь обсуждаем.

— Из псевдонима не ясно, какого С. М. Дилан пола, — заметил Дерек. — Автор никогда не давал интервью. Мы не можем знать, что он или она хотели сказать своей книгой. Все, что мы можем, — делать выводы из написанных им или ею слов.

— Да, но…

Дерек выразительно приподнял брови, и Стайлз сдулся.

— Ничего, — пробормотал он и огляделся. Дерек убедился, что больше никто не собирается высказать свою точку зрения, и продолжил читать лекцию.

Но он не мог подавить в себе желания время от времени поглядывать на Стайлза.

***

— Эм, привет.

Сидящий за своим рабочим столом Дерек поднял взгляд, увидел застывшего в дверном проеме Стайлза, выпрямился и опустил книгу, которую читал.

— Хочешь войти? — спросил он.

Стайлз кивнул. Он медленно приблизился к столу и опустился на стоящий перед ним стул. Стайлз вел себя необычайно тихо, гораздо скромнее, чем в прошлый раз. Он задумчиво посмотрел на Дерека, будто изучая его лицо, и тот почувствовал, как кровь приливает к щекам: его будто оценивали.

— Я могу тебе чем-то помочь?

— Вообще-то, да, — Стайлз почесал нос. — Я насчет эссе, которое мы должны сдать на следующей неделе.

— Да?

— Понимаете, мне двадцать семь, но я никогда раньше не ходил в колледж и не знаю, как это устроено. Я работаю неполный день, а учусь в свободное время, — сказал Стайлз.

Дерек терпеливо ждал, когда тот перейдет к сути.

Стайлз судорожно выдохнул.

— Меня отправляют в командировку за пределы штата. Я не хочу пропускать семинары и просрочить сдачу эссе. Есть ли способ сдать работу по интернету? И могу ли я как-то отработать семинары?

Дерек мягко ему улыбнулся. Стайлз искренне волновался за учебу, а если и была причина, по которой Дерек согласился на эту дурацкую работу, так это чтобы помогать жаждущим знаний студентам.

— Уверен, мы сможем что-нибудь придумать, — ответил он.

— Правда? — с надеждой в голосе спросил Стайлз.

— Я здесь для того, чтобы тебе помочь, — кивнул Дерек. — Не у всех студентов одинаковая ситуация.

— Спасибо, — Стайлз улыбнулся ему в ответ.

— Не я буду оценивать твое эссе, но я скажу твоему куратору, что ты отправишь его по электронной почте, — сказал Дерек, и Стайлз кивнул. — А вот семинары… Вообще, их цель — помочь тебе подготовиться к написанию эссе.

— Эм, — Стайлз облизал губы. — Я не смогу посещать семинары на следующей неделе. Я могу… назначить с вами встречу вместо этого? Чтобы поговорить о книге?

Дерек взглянул на Стайлза и заметил, как у него блестят глаза. На занятиях они всегда только спорили друг с другом, а однажды Стайлз даже в открытую высмеял его точку зрения. Но Дереку было очевидно, что Стайлз учится, ведь с каждым разом он все более четко выстраивал свои аргументы и апеллировал к фрагментам из книги. Именно благодаря его прогрессу Дерек все меньше и меньше опасался за собственноручно составленную программу.

— Ладно, — сказал он, и Стайлз просиял. — Ты свободен завтра в час дня?

Тот кивнул.

— В таком случае подойди ко мне в кабинет, и мы пройдемся по последней теме.

— Спасибо! — поблагодарил Стайлз, вставая со стула.

Когда он шел к двери, то оглянулся через плечо, и в груди Дерека расцвело какое-то легкое, радостное чувство.

***

Стайлз вошел в кабинет и с широкой улыбкой уселся на стул напротив Дерека. Он был одет в потертые джинсы и свой обычный растянутый свитер, и Дерек отметил, что, несмотря на возраст и работу, тот все равно очень похож на студента.

Дерек пролистал материалы, которые куратор Стайлза отправил ему по его же просьбе, но сильно сомневался, что ему удастся придерживаться темы.

— Как дела? — спросил Стайлз.

Дерек потер глаза.

— У меня очень много работы, — признался он, но дело было не только в этом. Он пытался привести жизнь в порядок: получить страховые выплаты, отремонтировать дом семьи и заняться прочими хозяйственными делами, которые откладывал месяцами.

— Вы у многих потоков читаете?

— Только у двух, — покачал головой Дерек. — Но в следующем семестре я буду читать новый вводный курс для первокурсников. Ты можешь посещать его, если хочешь.

— Посмотрим, как пойдет, — расплылся в улыбке Стайлз.

Дерек зыркнул на него и снова опустил взгляд в свои заметки.

Сначала все шло хорошо, и они даже сошлись во мнении относительно нескольких лежащих на поверхности вопросов. Но как только они дошли до обсуждения главной идеи, которую С. М. Дилан хотел донести до своих читателей, и до раскрытых в книге тем горя и утраты, Стайлз занервничал.

— В чем проблема? — спросил Дерек, вскинув бровь.

— Мне кажется, вы додумываете за автора, — скривил губы Стайлз. — Уверен, все, что вы говорите, действительно можно проследить в тексте… но это попросту инструменты, с помощью которых автор улучшает качество истории. Она казалась бы неинтересной, если бы все персонажи были счастливы. Некоторые события книги происходят только потому, что ему захотелось написать именно так.

— Ему?

— С. М. Дилану.

— Мы не знаем, что он мужчина, — заметил Дерек.

— Точно, — ответил Стайлз, покраснев.

Дерек умолк. Каждый раз, когда Стайлз вроде бы начинал понимать, что любой авторский ход — это выбор, он тут же почему-то срывался с крючка.

— Мне кажется, — медленно произнес Дерек, — что книга по большей части принадлежит читателям. Каждый человек чувствует по-разному, поэтому неправильных толкований не бывает.

Стайлз выразительно на него посмотрел.

— Звучит так, будто любой может додумать кучу всякой хрени.

Дерек сдержал улыбку и вынужденно отвел глаза, когда Стайлз наклонился вперед и вперил в него горящий взгляд.

— Чувствую, я должен признаться в том, что и сам пишу. Так я зарабатываю на жизнь. В процессе написания книги я не вкладываю в свой текст и половины того смысла, что вы нашли в «Волшебной пуле».

— Ты уже писатель? — удивленно переспросил Дерек. — Так почему ты решил вдруг начать изучать литературу?

— О… Эм… — замялся Стайлз, смущаясь.

— Ты не обязан мне отвечать, — быстро сказал Дерек и решил больше не задавать вопросов. Его интерес к этому конкретному студенту и так немного вышел за рамки.

— Короче, — продолжил Стайлз, переведя дух. — Я пишу то, что мне хочется. Я пишу ради удовольствия или когда придумаю хороший сюжет. Или когда хочу отвлечься. Но я пишу не для того, чтобы однажды кто-то начал изучать мои книги и выискивать в них значение, способное наполнить его жизнь смыслом.

Дерек замялся в поиске нужных слов.

— А почему ты читаешь? — осторожно спросил он.

— Что?

— Почему ты читаешь книги? По тем же самым причинам?

— Да, — сказал Стайлз. — Я читаю ради удовольствия.

— Тебе нравятся книги, заставляющие задуматься?

— Да? — неуверенно ответил Стайлз, чувствуя вопрос с подвохом.

— В таком случае если я скажу, что ты пишешь книги, которые заставляют людей задуматься, я не ошибусь?

— Да…

— Но ты расстроен, потому что не можешь сам выбирать, что именно читатель подумает после прочтения книги?

Стайлз на удивление прямо посмотрел Дереку в глаза, и тот не отвел взгляд, стараясь сохранять спокойствие. Он еще никогда не получал такое удовольствия от обычного обсуждения учебных материалов, и ему не хотелось прекращать разговор.

— Это всего-навсего история о ребенке со слишком богатым воображением, — наконец сказал Стайлз.

— Вынужден не согласиться.

— Я знаю. Просто… Я не… не понимаю. Неважно, — вздохнул Стайлз, отворачиваясь.

Дерек нахмурился.

— Мне нужно идти, — сказал Стайлз и на несколько долгих секунд снова встретился с Дереком глазами. — Спасибо за уделенное время.

Дерек кивнул и заставил себя не провожать его взглядом.

***

Дерек прекрасно знал, что Стайлз будет в отъезде, но все равно продолжал по привычке во время лекций выискивать того в аудитории. И ужасно на себя злился, ведь ему следовало меньше думать об этом конкретном студенте и его упрямстве. Уделять кому-то одному столько времени было попросту непрофессионально с его стороны.

Дерек постарался наладить контакт и с другими студентами. Получилось не так хорошо, как ему бы хотелось, но все же в глазах некоторых учеников наконец вспыхнул интерес. Было гораздо проще, когда Стайлз на занятиях сам начинал спорить, так что Дерек постарался забыть о его отсутствии и вовлечь других в обсуждение.

Неделю спустя Стайлз пришел на лекцию пораньше. Глядя на приближающегося к нему улыбающегося Стайлза с рюкзаком, перекинутым через плечо, Дерек нервно сглотнул.

— Привет! — поздоровался Стайлз.

Дерек кивнул ему в знак приветствия и вежливо поинтересовался:

— Как съездил?

— И хорошо, и плохо, — пожал плечами Стайлз. — Издатель хочет, чтобы я написал еще одну книгу, но у меня нет идей.

— Не думаю, что смогу тебе с этим помочь, — сказал Дерек.

— Конечно, это ведь не эссе, правда?

Дерек покачал головой, глядя, как другие студенты начали заполнять аудиторию. Он снова посмотрел на Стайлза, а тот задорно ему улыбнулся и отправился на свое место. Дерек сделал глубокий вдох и еще раз напомнил себе, что Стайлз его студент. Из-за его возраста об этом было легко забыть.

На этой лекции Стайлз снова его перебил, но на сей раз он, кажется, получал от дискуссии больше удовольствия, чем раньше. А вот Дерек вдруг ощутил всплеск раздражения, ведь сегодня они обсуждали тему утраты, а с ней он был знаком не понаслышке.

После окончания занятия Стайлз снова подошел к нему. Дерек даже не поднял взгляд, прекрасно понимая, что ведет себя несправедливо, ведь тот не сделал ничего плохого. Виной всему была злость Дерека на себя за неуместные мысли о едва знакомом человеке.

— Это же практически детектив! — продолжил прерванный спор Стайлз. — Естественно, в нем есть смерть!

Дерек смерил его безразличным взглядом. Казалось, Стайлз вообще не слушал, что он говорил.

— Роман начинается с того, что ребенок заглядывает в полицейские файлы своего отца и предпринимает попытку раскрыть запутанную серию убийств. Он пытается разобраться в этих смертях так же, как в смерти собственной матери, умершей от рака.

— Думаю… — замялся Стайлз, явно чувствуя себя неуютно.

— Также можно сказать, что мальчик потерял своего отца, ведь тот алкоголик — в каком-то смысле это тоже можно назвать утратой.

Стайлз закусил губу и мазнул взглядом по лицу Дерека.

— Об этом в книге едва упоминается, — тихо заметил он.

Дерек пожал плечами. Он больше ничего не добавил, но чувствовал, что Стайлз все еще стоит у стола и не уходит.

— Я знаю… знаю, что все это там есть, — сказал Стайлз. — И я этого не отрицаю. Но все равно считаю, что не это главное. Главное — вычислить убийцу вместе с главным героем. Это ведь всего лишь детектив.

Дерек ничего не ответил.

— И я не… Не думаю, что из дурацкой книги люди должны узнавать об утрате и о том, как с ней справиться.

Дерек резко повернулся и пригвоздил Стайлза к месту взглядом. Его переполнял гнев — на книгу, на свою жизнь, на причину, по которой вместо Амхерсткого колледжа он вынужден был преподавать здесь. Он злился, что, когда его семья погибла, ему пришлось отказаться от всего.

— Что наделяет автора правом давать такого рода советы? — спросил Стайлз.

— Я абсолютно уверен, автор отлично знает, что такое скорбь, — жестко произнес он.

И явно застиг Стайлза врасплох. Тот открыл рот, намереваясь возразить, но впервые за все время Дереку было плевать, что он собирается сказать. Вместо этого ему вдруг отчаянно захотелось, чтобы Стайлз узнал, через что Дереку пришлось пройти и почему эта книга настолько для него важна.

Так что он не дал ему сказать и спросил:

— У тебя сейчас есть занятия?

— Нет, — ответил Стайлз.

— Хорошо, — кивнул Дерек и направился к выходу, надеясь, что Стайлз последует за ним. Он понимал, что злится и ведет себя странно, но Стайлз все равно не отставал ни на шаг, и Дерек осознавал, что теряет остатки спокойствия.

Они добрались до одной из университетских кофеен, и Дерек заказал им обоим латте. Он чувствовал любопытный взгляд ерзающего на месте Стайлза и не знал, как начать разговор. Это ведь он притащил Стайлза сюда. Он должен знать, что сказать.

— Не думаю, что ты можешь диктовать людям, что они могут вынести из книги, а что — нет, — резко начал Дерек.

Брови Стайлза взметнулись вверх.

— То есть ты это собирался сказать?

Дерек сердито на него зыркнул.

— Я говорю не как профессор, который хочет чему-то тебя научить. Ты продолжаешь повторять, что я не должен искать в этой книге утешение. Что я не могу думать о затронутых в книге вопросах и что книга не может ничего для меня значить.

Стайлз снова приобрел такой вид, будто готов был поспорить.

— Стайлз, — добавил Дерек уже тише, но настойчивее. — Эта книга прекрасно подходит для изучения, потому что она гораздо сложнее, чем кажется после первого прочтения. В ней множество уровней, и я не единственный, кто думает, что это блестящая работа пера невероятно талантливого автора.

Стайлз уставился на него и сжал в руке чашку.

— Но… Эта книга помогла мне. Понимаю, что я не похож на главного героя, но я тоже потерял близких. Я впал в депрессию и лишился работы, лишился вообще всего. Знаю, что «Волшебная пуля» — детектив, но именно она помогла мне пережить трудности, она заставила меня рассмеяться впервые за долгое время и посмотреть на случившееся со мной под другим углом.

Дерек отвел взгляд. Он знал, что и так сказал слишком много. Стайлзу наверняка все это было неинтересно, он не должен был всего этого знать. Дерек покачал головой и поднял глаза, намереваясь извиниться, но запнулся, увидев Стайлза.

— Стайлз?

Тот сидел неподвижно и смотрел перед собой широко распахнутыми глазами. Он ничего не говорил и, казалось, даже не замечал Дерека. Почувствовав ужасную неловкость, тот мгновенно пожалел обо всем сказанном.

Ему не следовало включать эту чертову книгу в программу, и он не должен был приглашать Стайлза на кофе.

— Мне нужно… Нужно идти, — поспешно проговорил он, но Стайлз даже не шелохнулся. Он продолжал просто сидеть, а Дерек, покраснев, сбежал.

***

На следующее утро он проснулся с ужасной головной болью и неприятной ломотой во всем теле. Он прекрасно понимал, что поставил Стайлза в неловкое положение и слишком разоткровенничался насчет места «Волшебной пули» в своей жизни. Дереку захотелось спрятаться от всего мира, совсем как раньше, и он невольно подумал о своей семье.

Но все же он заставил себя вылезти из постели и понадеялся, что Стайлз не попытается найти его в рабочее время. Даст бог, Дерек навсегда спугнул Стайлза, и их злополучный поход в кофейню останется единственным разом, когда они увиделись вне занятий.

— Дерек.

Услышав голос Стайлза, Дерек на мгновение закрыл глаза и попытался взять себя в руки. Он смотрел, как тот заходит в кабинет, и видеть его было немного… больно.

Стайлз нервно сглотнул и провел рукой по чистым и мягким на вид волосам.

— Привет.

Они посмотрели друг на друга, и Дерек вздрогнул, когда Стайлз сделал еще один шаг ему навстречу.

— Прости меня, — начал было Дерек, потому что тот, казалось, не собирался ничего говорить.

— Нет! — торопливо прервал его Стайлз, протягивая руку вперед и касаясь пальцами ладони Дерека. Тот замер, и Стайлз, покраснев, быстро отпрянул.

— В смысле, — пробормотал он, — тебе не за что извиняться. Спасибо, что поделился со мной всем этим. Я решил рассказать тебе, что эта книга значит… для меня.

Дерек ничего не ответил, и Стайлз сделал глубокий вдох.

— Знаю, у меня есть свое мнение по поводу каждого сюжетного поворота, но я читал эту книгу очень много раз. Наверное, я сравниваю себя с главным героем? Мой отец служил в правоохранительных органах, и я в детстве часто катался на пассажирском сидении полицейской машины. Папа иногда включал сирену, и тогда мне казалось, что я способен на все, понимаешь? — сказал Стайлз, и в тот момент он выглядел необычайно красивым, печальным. — Но когда я учился в старших классах, отца подстрелили. Если бы он умер, я бы потерял обоих родителей. Мне пришлось уйти из школы, чтобы обеспечить нас обоих, и мы по уши влезли в долги из-за медицинских счетов. Думаю, тогда я перестал считать, что коп — это классная профессия. И эта книга мне вроде как обо всем этом напоминает.

Дерек посмотрел на Стайлза и внезапно почувствовал, как на него наваливается усталость. Он был совершенно сбит с толку. После всех этих откровений он все равно совершенно не понимал, что Стайлз думает о книге. Дереку хотелось подойти к нему и обнять, что на самом деле было совершенно исключено. Вместо этого ему следовало попрощаться.

— Стайлз, — произнес Дерек.

— Да? — тихо ответил тот. Его пальцы немного подрагивали.

— Думаю, во время семинаров ты должен дать и другим студентам высказать свою точку зрения.

— О, — надтреснуто выдавил Стайлз. В его глазах мелькнула боль. — Да, эм… конечно.

Он едва заметно пожал плечами и медленно подошел к двери.

Прямо на пороге он замер.

— Спасибо. За все.

***

Семестр подошел к концу. Уже начался следующий, но Дерек не видел Стайлза с тех самых пор. Он даже не знал, испытывал ли Стайлз те же не поддающиеся объяснению чувства, что и он. Но что бы с ними двумя ни происходило, это следовало пресечь в зародыше.

И все же Дерек считал, что мог объясниться лучше и не использовать такие резкие слова. Он бы многое мог сделать по-другому, но теперь уже ничего нельзя было изменить, так что Дерек пытался выгнать из головы все эти мысли.

Он погрузился в работу, читая лекции новому потоку первокурсников, и подружился с коллегой по имени Эрика, с которой стал часто ходить на обед. Он слышал о том, что скоро в прокат должен был выйти фильм «Волшебная пуля», но не испытывал особой радости по этому поводу. Также он узнал, что С. М. Дилан написал еще один роман и в скором времени собирался издать его. Но вместо того, чтобы обрадоваться и ждать новой книги с нетерпением, Дерек испугался, что новый роман не будет значить для него столько же, сколько значил первый.

— Привет, Дерек.

Дерек поднял взгляд и увидел Эрику, заглянувшую в приоткрытую дверь его кабинета. Она начала работать в колледже совсем недавно и почти сразу назначила Дерека на роль своего друга.

— Да?

— Я собираюсь встретиться со школьными друзьями сегодня, — заявила она. — Мы сходим поужинать, и мне нужно, чтобы ты пошел со мной.

— Зачем? — поморщился Дерек.

— Потому что я уже сто лет их не видела и мне нужно произвести хорошее впечатление, — сказала Эрика, на что Дерек только приподнял бровь. — Ну ладно. Мне просто нужна моральная поддержка. Я не всегда была такой уверенной в себе красоткой, знаешь ли.

— Верится с трудом.

Эрика одарила его широкой улыбкой.

— Увидимся сегодня в семь, — сказала она и назвала адрес ресторана, где намечалась встреча. А затем испарилась, прежде чем Дерек успел отказаться.

Он опоздал на пятнадцать минут, но, войдя в ресторан, тут же увидел Эрику за одним из столиков. Дерек неуверенно подошел и прочистил горло.

— Дерек! Ты здесь! — воскликнула Эрика, вставая. — Ребята, познакомьтесь, это Дерек. Дерек, это мои старые друзья из школы: Айзек, Бойд, Элиссон, Скотт и Стайлз.

Как только Дерек встретился взглядом со Стайлзом, его сердце пропустило удар. Стайлз тут же посмотрел в сторону и чуть покраснел. Но затем снова повернулся к Дереку, на сей раз с мягкой улыбкой на чуть подрагивающих губах.

Это стоило ему огромных усилий, но Дерек все же заставил себя улыбнуться в ответ.

Единственным свободным местом оказалось место напротив Стайлза, и Дерек, сняв пальто, осторожно опустился на стул. Он не знал, куда смотреть и что сказать, но Стайлз заговорил первым.

— Привет, — сказал он чуть дрожащим голосом. — Как дела?

— Хорошо, — ответил Дерек, находя в себе силы посмотреть Стайлзу в лицо. — Как твои экзамены?

— Отлично, — беззаботно ответил тот, разглядывая Дерека своими невозможными карими глазами. Дерек не мог понять, пытается ли Стайлз проявить вежливость или ему что-то от него нужно. Он все еще помнил тот их поход в кофейню, после которого Стайлз пришел к нему в кабинет и коснулся его руки.

— Вы что, знакомы? — спросила Эрика, смерив их подозрительным взглядом.

Дерек кивнул и кашлянул в кулак. Ему нечего было скрывать.

— В прошлом семестре Стайлз посещал мои лекции.

Парень с темными волосами — Скотт — вдруг ухмыльнулся с явным интересом в глазах.

— Так это и есть чувак с «Волшебной пулей»? Твой профессор?

Стайлз резко взглянул на Скотта и ткнул его локтем под ребра, а затем повернулся к Дереку и попытался улыбнуться.

— Он знает только то, что я изучал эту книгу на твоем курсе, — заверил Стайлз, чтобы попытаться снизить уровень неловкости. Дерек растянул губы в улыбке и вместо ответа уткнулся в меню.

Весь вечер он старался уделять равную долю внимания всем друзьям Эрики, но его лицо горело, а смотреть на Стайлза, когда тот что-то рассказывал, было проще всего. Он с удовольствием слушал все его истории и отчаянно хотел узнать о нем как можно больше. Дерек никак не мог наглядеться: в тусклом свете ресторана глаза Стайлза казались янтарными, а когда он смеялся, длинные ресницы отбрасывали тени на бледные щеки.

Эрика заметила, как Дерек смотрит на Стайлза, и пошло ему подмигнула.

— Итак, — сказал Стайлз, как только они вышли из ресторана. Все остальные уже распрощались, оставив их с Дереком одних.

Дерек не знал, что дальше будет. Он готов был извиниться, потому что чувствовал, что должен, но Стайлз не выглядел разозленным или подавленным. Скорее, взволнованным.

— Хочешь пройтись или типа того? — спросил Стайлз, засовывая руки в карманы.

— Конечно, — ответил Дерек и почувствовал, как быстро забилось сердце, когда Стайлз просиял в ответ. Бок о бок они двинулись вниз по улице, время от времени сталкиваясь плечами. Дерек не знал, куда именно они направляются. Они молчали и просто прислушивались к звукам ночного города и шуму проезжающих мимо машин.

Они остановились только тогда, когда увидели постер «Волшебной пули».

Стайлз с шаловливой улыбкой повернулся к Дереку.

— Ты уже смотрел фильм? — спросил он.

Дерек покачал головой.

— А я смотрел, — сказал Стайлз. — Нормально вышло. Хочешь, сходим?

Дерек удивленно на него воззрился, и Стайлз осекся.

— Прямо сейчас? — спросил Дерек, глядя на часы, показывавшие половину десятого.

— Да, — немного напряженно ответил Стайлз.

— Ладно, — согласился Дерек и мягко улыбнулся в ответ на широкую улыбку, которой его одарил Стайлз. Он не ожидал, что тот схватит его за руку и потащит в сторону ближайшего кинотеатра, но не имел ничего против. Ему нравилось, как Стайлз переплел их пальцы.

Он невольно почувствовал укол вины. Семестр уже закончился, и Стайлз больше не был его студентом, но Дерек знал, что должен как-то объясниться, дать Стайлзу понять, что тот не сделал ничего плохого.

— Вот, — сказал Стайлз, протягивая ему билет и покупая два шоколадных мороженых, чтобы полакомиться во время просмотра фильма. — Не могу поверить, неужели ты все еще не смотрел этот фильм? Он же вышел в прокат две недели назад!

Дерек пожал плечами.

— Он бы напомнил мне о том… как мы с тобой расстались.

Стайлз облизал губы и тихо сказал:

— Эй. Мы можем поговорить об этом позже. После фильма.

Дерек кивнул и прошел за Стайлзом в зал. Несмотря на позднее время, зрителей было много. Увидев их, Стайлз на мгновение замер, а затем тряхнул головой, пробормотал что-то себе под нос и нашел их места во втором ряду.

— Мне правда хочется знать, что ты думаешь, — признался он, c воодушевлением глядя на Дерека и принимаясь за свое мороженое. Он тут же испачкал нос шоколадом, и Дерек очень постарался не таращиться на него.

— Ты же знаешь, что я, скорее всего, буду сравнивать фильм с книгой.

— Да, абстрагироваться тяжело, — согласился Стайлз. — Но С. М. Дилан, по всей видимости, помогал со сценарием. В фильме присутствует та же магия, что и в книге.

— Написать хороший текст — это не магия, — заметил Дерек, а Стайлз лишь улыбнулся и устроился поудобней.

Как только начали проигрывать трейлеры, в зале стало слишком шумно, и Стайлзу пришлось наклоняться к Дереку и шептать прямо в его ухо, чтобы поддерживать разговор. Дереку было приятно, что Стайлз прижимается так близко, но как только тот заканчивал говорить, он снова отодвигался, сохраняя приличную дистанцию. Дерек не знал, как это трактовать.

Он смотрел фильм и чувствовал, как Стайлз наблюдает за его реакцией. Картинка была потрясающей, актеры играли бесподобно, а сюжет почти буквально повторял события книги. Сценаристы внесли некоторые изменения, и Дереку они понравились, но близость Стайлза слишком его волновала, так что сосредоточиться на просмотре было сложно.

— Ну, — покусывая губу, сказал Стайлз, когда фильм закончился. — Что думаешь?

— Книга лучше, — осторожно проговорил Дерек, — но мне понравилось. Фильм хорошо снят.

У Стайлза отчего-то был такой вид, будто у него гора свалилась с плеч. Пока титры проигрывались на экране, Дерек со Стайлзом молча смотрели друг на друга, прекрасно понимая, что им нужно поговорить. Они оба предчувствовали, что скажут нечто важное, значимое.

— Идем, — тихо и спокойно произнес Стайлз, и Дерек последовал за ним на улицу. Они побрели по тротуару, чувствуя, как воздух вокруг заряжается электричеством. Пешеходов было мало, и казалось, будто ночь принадлежит только им двоим.

— Почему ты пошел в колледж только сейчас? — слова вырвались у Дерека прежде, чем он сумел их остановить.

— О, — замялся Стайлз и снова сунул руки в карманы. — Я рассказывал тебе о моем отце. Я не мог уехать в колледж, потому что нужно было приглядывать за ним. Но в свободное время я очень много читал и писал, и каким-то непостижимым образом мне удалось опубликовать свою первую книгу. И она… эм… стала довольно успешной. Я все еще живу с отцом, ему нужна моя помощь, но теперь наши финансы достаточно стабильны, так что я смог поступить в колледж.

Пока Стайлз говорил, они шли все медленней, а затем и вовсе остановились. Дерек повернулся и взглянул Стайлзу в лицо.

— Я больше не знал, о чем писать, но надеялся, что, если начну изучать другую литературу, смогу придумать что-то новое. Раньше я… писал о своей жизни, о том, что хорошо знал. Но книга окончена, и у меня больше не осталось историй, — Стайлз пожал плечами. — Я понятия не имею, как мне это удалось. Я вообще не представлял, что делаю.

Дерек облизал губы.

— Многие авторы никогда не изучали литературу, Стайлз.

Тот поднял на него взгляд.

— Помню, я сказал, что не смогу научиться ничему новому на твоих занятиях, но это оказалось неправдой. Я столько всего узнал и теперь хочу написать книгу, которая будет что-то значить. Хочу донести до читателя какую-то важную мысль. Хочу написать что-то такое, чем смогу гордиться и что ты захотел бы прочитать.

Дерек задержал дыхание, а Стайлз решительно посмотрел на него.

— Я не буду пытаться сделать свою новую книгу претенциозной или достойной изучения, мне на это плевать. Но я хочу, чтобы ты ее прочел — и она тебе понравилась.

— Я не читал даже первого твоего романа, — заметил Дерек, и щеки Стайлза покраснели, — но я уверен, мне понравится все, что ты написал.

Стайлз нервно улыбнулся.

— Стайлз, прости меня, — вдруг сказал Дерек, потому что сердце бешено колотилось в груди и нужно было сказать все либо сейчас, либо никогда. Он провел рукой по волосам. — Мне показалось, мы… Я совершил непозволительный поступок и слишком сблизился с тобой, когда ты был моим студентом.

Он набрал воздуха в грудь.

— Прости, что я так повел себя. Если ты… если ты согласишься, я бы хотел пригласить тебя на ужин, чтобы узнать поближе.

Стайлз посмотрел на него с грустью во взгляде, и Дерек отпрянул, ожидая отказа.

— Честное слово, я не думал, что ты когда-нибудь скажешь это, — признался Стайлз. — Ты понятия не имеешь, насколько сильно я хотел услышать эти слова.

— Но?

— Но я все еще твой студент, Дерек, — криво усмехнулся Стайлз. — Я записался на твой курс и в этом семестре. Просто сидел в самом последнем ряду.

Дерек отвел взгляд. Он стиснул зубы от злости на самого себя, ведь его слова ничего не исправили. Наоборот, от его маленького признания стало только хуже.

— Стайлз, — вздохнул он, покачав головой.

— Знаю, — сказал тот и, шагнув к Дереку, снова взял его за руку. Прикосновение было нежным и теплым. Тот не отнял руку, и Стайлз принялся пальцем вычерчивать круги вокруг его костяшек. — Послушай, я думал, ты никогда больше не будешь со мной разговаривать, поэтому и решил, что все равно могу записаться на курс. Я хотел у тебя учиться. Ты… ты заставляешь меня думать. Ты отличный преподаватель, Дерек.

— Спасибо, — расстроенно выдавил Дерек.

— Я бы бросил курс, но уже целый месяц прошел, и это отобразят в моей академической характеристике.

— Понимаю, — произнес Дерек и медленно отпустил руку Стайлза.

Тот вдруг распереживался.

— Подожди! — воскликнул он. — Не уходи.

— Что ты хочешь, чтобы я сказал? — раздраженно фыркнул Дерек. — Я не должен с тобой встречаться.

— Я могу подождать, — торопливо сказал Стайлз. — Я хочу тебя дождаться. Ты мне нравишься, Дерек, и есть куча вещей, которых ты обо мне не знаешь. Но я хочу, чтобы ты знал все. Так что я подожду окончания семестра, когда ты больше не будешь моим преподавателем.

Дерек был потрясен до глубины души, но вместе с тем испытал прилив надежды. Никто и никогда не готов был ждать несколько месяцев, просто чтобы быть с ним. Кажется, он ни разу в жизни не хотел кого-то больше, чем Стайлза, но как раз его он не мог получить.

— Тебе не следовало этого говорить, — вздохнул он.

— Знаю, — Стайлз судорожно сглотнул.

— И я не думаю, что это решит проблему.

— Но что еще мы можем сделать? — спросил Стайлз и замолчал, чтобы перевести дух. — Я уже признался тебе в чувствах и не собираюсь брать свои слова назад. Так что у нас есть два варианта: быть вместе, но дождаться окончания семестра, или не быть вместе и никогда не узнать, получилось бы из этого что-то или нет.

Дерек задумчиво посмотрел на него. Он знал, что предложение Стайлза все равно выходило за рамки профессиональной этики, и совершенно не ожидал такого от своего студента. По-хорошему, Дереку следовало бы сказать Стайлзу, что они не могут быть вместе и им следует жить дальше, сделав вид, что этого никогда не было. И все же ему отчаянно хотелось побыть эгоистичным, сделать что-нибудь для себя. Ему хотелось прижать Стайлза к себе, никогда не отпускать и каждое утро просыпаться вместе в одной постели.

— Пожалуйста, — дрожащим голосом взмолился Стайлз.

— Да.

Стайлз шокированно на него посмотрел.

— Ты… говоришь да?

Дерек кивнул, и ответная улыбка Стайлза стоила того, чтобы нарушить тысячу правил.

— Мы и правда не должны этого делать, — вздохнул Дерек, проводя рукой по волосам.

Стайлз пожал плечами, но ничего не ответил. Он раскачивался на пятках, будто хотел сделать шаг к Дереку и заключить его в объятия или хотя бы прикоснуться, но понимал, что не может.

Они распрощались, одарив друг друга напоследок застенчивыми улыбками, и нарочно не обменялись номерами телефонов. Все-таки они пока не были вместе, а лишь дали друг другу обещание. Дерек понимал, что вообще должен выбросить Стайлза из головы, но не хотел, чтобы его жизнь сводилась к нелюбимой работе и пустой квартире.

А Стайлз мог дать ему больше.

***

Уже давно Дерек не чувствовал себя таким живым. Он снова и снова прокручивал в голове их разговор, а когда посмотрел в зеркало, то понял, что улыбается. Его это даже немного испугало.

В груди поселилось неуютное чувство, ведь он ни на секунду не забывал, что Стайлз оставался его студентом. Дерек явно повел себя непрофессионально. И все же впервые за долгое время у него появилась надежда, ради которой он готов был пойти на риск.

Когда он вспомнил, что не может позвонить или написать Стайлзу, ему стало чуть легче, но в то же время невозможность общаться и создавать новые воспоминания удручала. Дерек мало кого знал в этом городе, так что в итоге он начал думать о Стайлзе так много, что в какой-то момент все произошедшее стало походить на сон. Но как только занятия снова начались, Стайлз помахал ему из заднего ряда аудитории и многозначительно улыбнулся.

— Привет, — поздоровался он, подойдя после лекции с такой же улыбкой на лице.

Дерек оторвался от своих записей, взглянул на него — и уголки его губ дрогнули.

— У тебя опять возражения насчет программы курса?

— Нет, — ответил Стайлз, глядя ему прямо в глаза.

— Как у тебя дела? — тихо спросил Дерек, незаметно оглядываясь, чтобы убедиться, что их никто не подслушивает.

— Я последнее время очень занят, — пожал плечами Стайлз. Его глаза выглядели уставшими. — Всю следующую неделю меня не будет в городе. Нужно встретиться с редактором.

— Ясно, — ответил Дерек, гадая, почему он до сих пор не читал первый роман Стайлза и почему тот не сказал ему название книги. Из-за того, что Стайлз всегда немного нервничал, когда речь заходила о его писательской карьере, Дерек не пытался найти его в интернете. Может, Стайлз стеснялся, не считал свою книгу хорошей или не думал, что она понравится Дереку. Или он попросту ждал более подходящего момента.

— Но я наверстаю пропущенные лекции, — уверенно заявил Стайлз. — Я уже поговорил со своим куратором, он вышлет мне все необходимые материалы.

Дерек порадовался, что Стайлз обратился за помощью напрямую к своему куратору, а не к нему.

— Ты уже закончил книгу? — спросил он.

Стайлз неопределенно хмыкнул.

— И да, и нет. Я уже переписал ее несколько раз. Редактор начинает нервничать, но книга становится лучше после каждого пересмотра, так что…

— Жду с нетерпением, когда смогу ее прочесть, — сказал Дерек, и его сердце пропустило удар, когда Стайлз благодарно улыбнулся.

Они задержались у преподавательского стола, разговаривая о курсе и всяких мелочах, а затем им пришлось попрощаться.

Дереку хотелось большего.

***

Он медленно продирался через дебри договора страхования, которого избегал так долго, как только мог. Но теперь все эти скучные формулировки помогали отвлечься от того факта, что Дерек несколько недель не видел Стайлза. Он очень по нему скучал, гораздо больше, чем должен был, и постоянно выискивал среди толпы студентов, чувствуя укол разочарования каждый раз, как в дверь его кабинета стучал кто-то другой.

— О, — вздохнул Дерек. — Это ты.

— Ничего себе, — Эрика вздернула бровь. — Я тоже очень рада тебя видеть.

— Прости, — Дерек устало потер лицо ладонями. Ему совершенно не нравилось, как Эрика его разглядывала, а когда она вошла внутрь, заперев дверь с легким щелчком, Дерек внутренне подобрался, готовясь к худшему.

Эрика села напротив и смерила его проницательным взглядом.

— Ты ведь знаешь, что я не слепая, — сказала она. Дерек шумно сглотнул. — Я знаю, что между тобой и Стайлзом что-то происходит. В этом семестре он опять посещает твой курс. Но я же вижу, ты надеешься, что он войдет в эту дверь в любую минуту.

Дерек сделал пару глубоких вдохов, словно готовясь к прыжку, но во взгляде Эрики не было осуждения. Она просто молча сидела и ждала, когда он заговорит.

— Мы не состоим в отношениях, — сказал Дерек. Ну, хоть это было правдой.

— Но ты хочешь этого, — уточнила она.

— Да.

Эрика, казалось, даже ничуть не удивилась, но захотела узнать подробности: почему они со Стайлзом вели себя так неловко в ресторане и почему Дереку очень хотелось увидеть его сейчас. Дерек замешкался. Он не знал, что именно стоит говорить Эрике, но она была одной из немногочисленных его друзей, а из-за невозможности с кем-нибудь поделиться он чувствовал, что сходит с ума.

Поэтому он все рассказал. Приятно было снять камень с души и впервые за долгое время поделиться с кем-то своими переживаниями.

Когда он закончил свой рассказ, Эрика улыбнулась.

— Все хорошо, Дерек, — заверила она. — Тебе не за что себя терзать. Хорошо, что вы решили подождать, но ты не должен отказывать себе в счастье.

— Но…

— Дерек, ты знаешь, что, когда я только переехала сюда, о тебе очень много сплетничали? Ты красив, но твоя жизнь настолько ужасна, что о ней можно написать один из тех романов, которые вы изучаете на курсах литературы. Все профессора знают о судьбе твоей семьи и о твоем одиночестве. Я очень рада, что у тебя наконец кто-то появился, — добавила Эрика.

Дерек покачал головой. Ему неприятно было узнать, что люди его обсуждают.

— Даже если моя жизнь дерьмо, я все равно должен соблюдать правила.

— Да, — кивнула Эрика. — Но он все-таки не подросток, и ты знаешь его дольше двух недель.

— Думаю, ты права.

Эрика улыбнулась.

— Сегодня мы с профессорами идем выпить после занятий. Давай с нами.

— Ты сама сказала, что они обо мне сплетничают, — нахмурился Дерек.

— Если ты с ними подружишься, то у них появится шанс узнать тебя лучше и им не придется формировать свое мнение на основании того, что они смогли найти в интернете, — заверила его она.

Дерек вздохнул, нехотя признавая, что Эрика права. С того самого момента, как он переехал в Бикон-Хиллз и начал работать в колледже, он держался особняком. Эрика стала его подругой только по той простой причине, что совершенно не умела принимать отказы. Дерек неуверенно ей улыбнулся и пожал плечами.

— Ладно, — вздохнул он, — я схожу с вами выпить.

— Постараюсь, чтобы тебе было весело, — улыбнулась Эрика, и хоть Стайлза и не было рядом, Дерек почувствовал, что не одинок.

***

— Дерек?

День был долгим и выматывающим, но когда Дерек поднял взгляд и увидел перед собой Стайлза, то тут же почувствовал себя лучше.

— Привет, — улыбнулся он.

Стайлз одарил его улыбкой в ответ. Сегодня он выглядел по-особенному: темно-серый пиджак и белая рубашка с расстегнутыми верхними пуговицами преобразили его облик. Но волосы были встрепаны, как обычно, и Дерек подумал, что Стайлз выглядит просто потрясающе. На секунду он даже лишился дара речи.

— Я приехал сюда прямо из аэропорта, — признался Стайлз, заходя в кабинет и закрывая за собой дверь. Он уселся на стул напротив Дерека. — Чувствую себя разодетым в пух и прах.

Дерек с улыбкой кивнул.

— Ты надолго приехал?

— Всего на пару дней, — вздохнул Стайлз, взъерошивая волосы.

— До конца этой недели нужно сдать работу, — заметил Дерек.

— Я знаю, — раздраженно воскликнул Стайлз. — Знаю.

— Стайлз, — сказал Дерек, опуская взгляд и глядя на свои руки. — Ты не ходил на лекции.

— Многие студенты их пропускают, — огрызнулся Стайлз, но тут же осекся. Он наклонился вперед и спрятал лицо в ладонях. — Прости.

Дерек промолчал.

— Я… просто… в последнее время я так занят, — признался Стайлз. — Мне назначают кучу встреч, и, хоть книга уже окончена, нужно еще много чего сделать. Я не могу все время быть в городе, а когда приезжаю, то в первую очередь должен убедиться, что с отцом все в порядке. Я не представляю, как везде успеть.

Он сделал глубокий вдох.

— Могу ли я…

Дерек выразительно на него посмотрел и почувствовал, как в груди что-то неприятно сжимается. Он знал, что это рано или поздно произойдет и что ему придется принять нелегкое решение… в качестве преподавателя.

— Стайлз, — горько произнес он. — Ты должен сдать работу в срок.

— Я знаю, но…

— Я не могу делать тебе поблажек! — резко сказал Дерек. — И мне неприятно, что ты меня об этом просишь.

Стайлз резко поднял голову, глядя на Дерека широко распахнутыми, испуганными глазами.

— Нет! — воскликнул он. — Я не прошу сдвинуть срок. Я все понимаю. Будет тяжело, но я успею. Просто не уверен, что хорошо подготовился.

Он вдруг словно обмяк и тихо добавил:

— Я бы никогда не попросил тебя о чем-то подобном. Я знаю, что это бы поставило тебя в неудобное положение.

— Прости, — сказал Дерек. — Но тогда чего же ты хочешь?

Стайлз посмотрел на него взглядом побитого щеночка.

— Помощи? Я не знаю, как подготовиться самому.

— Тебе нужно поговорить с куратором, а не со мной, — заметил Дерек. Он не был уверен, что сможет натаскать Стайлза и при этом остаться объективным. Он ведь прекрасно знал, как раскрыть тему эссе и какие именно материалы следовало для этого прочесть.

— Куратор отправил меня к тебе, — тихо сказал Стайлз. — Я очень много пропустил.

— Стайлз, — вздохнул Дерек. — Я, конечно, не ставлю оценки, а потому никак не влияю на твою успеваемость, но ведь мы обсуждали, что не можем встречаться как раз по той причине, что это будет нечестно по отношению к другим студентам. Разве будет справедливо, если я помогу тебе?

— Мы ведь даже не вместе! — Стайлз зыркнул на Дерека. — Почему ты не можешь дать мне такой же совет, какой бы дал любому другому студенту на моем месте?

Дерек опустил взгляд и постарался не думать, что отталкивает Стайлза.

— Я не уверен, что это будет честно.

— Я думаю, это полная херня, — процедил Стайлз сквозь сжатые зубы. — Я же не прошу тебя дать мне ответы, мне всего лишь нужна помощь при подготовке.

Дерек закрыл лицо руками.

— Ну в смысле, — тихо добавил Стайлз, — именно для таких случаев у тебя и есть график приема, разве нет?

— Да, — вздохнул Дерек. — Так и есть.

— Прости, — сказал Стайлз. — Я думал, что смогу потянуть и учебу, и работу, и хозяйственные дела. Но, кажется, я провалился.

Он шумно выдохнул, и комната погрузилась в тишину. Дерек был ужасно напряжен, он ненавидел ссориться. Сложившаяся ситуация ему совершенно не нравилась, и он пытался придумать какое-нибудь адекватное решение проблемы, но от переполнявших его эмоций у него кружилась голова.

— Я могу уйти, — сказал Стайлз, сглатывая ком в горле.

— Нет, — хрипло возразил Дерек. — Мне просто нужно подумать.

Стайлз поерзал на месте, пока Дерек обдумывал, как ему построить занятие. Он пытался вспомнить, что именно им нужно пройти и что Стайлз должен знать.

— Ты хоть прочитал присланные материалы? — спросил он.

— Да, — ответил Стайлз.

— Прекрасно, — кивнул Дерек и потянулся за листком бумаги. — Ладно. Что ты прошел? Есть тема, которую ты знаешь хорошо?

Стайлз помедлил.

— Я знаю начало курса.

— Все равно нужно повторить, — сказал Дерек. — Но я вкратце расскажу тебе, что мы проходили на каждом занятии, и укажу, где нужно посмотреть.

Стайлз наклонился вперед и наблюдал, как Дерек пишет что-то на листке. Он тезисно пересказал темы курса и дал Стайлзу тот же список источников, что и остальным студентам на лекциях, а затем посоветовал обдумать уже прочитанное и выделить общие места. Стайлз слушал его и задавал правильные вопросы, а когда они перешли к обсуждению прочитанного, Дерек позволил Стайлзу самому вести разговор.

Через какое-то время Дерек взглянул на часы.

— Мне пора идти, — сказал он.

Стайлз сел прямо и устало потер глаза.

— Хорошо. Спасибо за помощь.

Дерек неуверенно улыбнулся.

— Я и правда не хотел поставить тебя в неловкое положение, — заверил его Стайлз. — Просто я…

— Все нормально, — мотнул головой Дерек. — Это не твоя вина, Стайлз. И прости, если я отреагировал слишком бурно.

Стайлз пожал плечами и вдруг внимательно на него посмотрел. Он сделал глубокий вдох, словно ему было тяжело сохранять спокойствие.

— Ты, эм… Ты хочешь прочесть мою книгу? — спросил он.

Дерек уставился на него в удивлении.

— Конечно!

— Ладно, — Стайлз нервно поковырял пол носком ботинка. — Я… Обычно я не показываю людям свои тексты. Если не считать редактора, только отец и лучший друг знают мой псевдоним, так что я… не должен показывать тебе книгу. Это конфиденциальная информация.

— Я не хочу, чтобы у тебя были проблемы, — заверил его Дерек.

— Да все нормально, — покачал головой Стайлз. — Просто я немного нервничаю.

— Не знал, что ты используешь псевдоним, — удивился Дерек.

Стайлз смерил его подозрительным взглядом.

— Ты что, не пытался найти мою книгу в интернете?

— Мне показалось, что ты этого не хочешь.

— Ну, ты бы все равно ничего не нашел, — сказал Стайлз. — Но спасибо. Я принесу тебе копию книги.

Дерек кивнул, и Стайлз поднялся со стула. Он выглядел крайне уставшим и напряженным, но все равно невероятно привлекательным.

Стайлз собрал их с Дереком записи и улыбнулся напоследок. А затем вышел из кабинета без лишних слов.

Когда следующим утром Дерек пришел в свой кабинет, на столе его уже ждал сверток. Дерек на мгновение замер, а затем взял его и положил в сумку. Он совершенно не знал, чего ожидать: Стайлз очень редко говорил о своем творчестве.

Он заставил себя подождать до дома и только тогда распаковал книгу. К своему удивлению, он обнаружил копию рукописи без названия и имени автора на заглавной странице, а лишь с припиской: «Дай знать, что ты думаешь. С.» Кроме того, Стайлз указал свой номер телефона, чем вызвал в Дереке целую бурю противоречивых эмоций. Он провел пальцами по выведенным на бумаге цифрам и уселся в кресло. Сделав глубокий вдох, Дерек принялся за чтение.

Первую пару минут он ужасно боялся, что ему не понравится, но затем все мысли вылетели из головы, и он погрузился в вымышленный мир. Дерек искренне сопереживал персонажам и не мог отделаться от ощущения, что ему чем-то знаком стиль написания. Наверное, это было связано с тем, что он знал Стайлза и ход его мыслей.

К тому моменту, как Дерек перевернул последнюю страницу и прочел заключительные слова книги, на часах было далеко за полночь. Роман Стайлза оказался замечательным — его слог был простым, стиль изложения — прямым и открытым, а сюжет — интересным. Дерек даже иногда смеялся, а некоторые сюжетные повороты вызывали искреннее любопытство и желание читать дальше.

Дерек улегся на кровать, чувствуя странное удовлетворение, и набрал номер Стайлза, не заботясь о времени. Он слушал гудки, глядя в потолок и прижимая роман к груди.

— Алло?

— Стайлз.

— Дерек?

— Да, это я, — ответил Дерек и услышал, как на другом конце линии у Стайлза сбилось дыхание. — Я прочел твою книгу.

— И как? Тебе понравилось?

— Она прекрасна, — хрипло ответил Дерек. — Мне очень понравилось.

— Спасибо, — тихо ответил Стайлз, и в тот момент Дерек вдруг понял, что влюбился. Ему захотелось рассказать Стайлзу, насколько тот талантлив и что Дерек прочувствовал каждое написанное им слово. Рассказать, как ему нравилось проводить с ним время, общаться и даже спорить.

Дерек закрыл глаза. Он понятия не имел, что теперь делать. Как он доживет до окончания семестра?

Они принялись обсуждать роман, и Стайлз был удивлен, как много деталей запомнил Дерек. Они проговорили целый час, но несмотря на позднее время, темы для разговора все равно находились без труда.

— Мне нужно поспать, — наконец сказал Стайлз, зевая. — Завтра сдавать работу.

Дерек прочистил горло.

— Я уже и забыл, — признался он.

— Я бы все равно не ложился, чтобы вовремя закончить эссе, — заверил его Стайлз. — Теперь я чувствую себя уверенней.

— Рад это слышать, — сказал Дерек. — Удачи тебе.

— Спасибо, — ответил Стайлз, и по голосу было слышно, что он улыбается.

Дерек положил трубку и выключил свет. Он хотел, чтобы семестр скорее подошел к концу, ведь ему никогда и ни с кем не хотелось быть так сильно, как со Стайлзом. Конечно, теперь у Дерека был его номер телефона, но он не собирался его использовать. Он решил подождать и потом быть вместе без всяких ограничений.

***

В день, когда на сайте опубликовали оценки за экзамены, Дерек чувствовал себя полным надежды. Они ждали этого момента очень долго, и наконец этот день настал. Стайлз уже успел отправить ему смску со своим адресом.

Стайлз: «Увидимся сегодня? В восемь часов?»

Дерек: «Не могу дождаться».

На сей раз он совершенно не ожидал обнаружить на своем столе очередной сверток из крафтовой бумаги. К нему не прилагалась записка, так что Дерек сел и осторожно развернул посылку, не представляя, что его ждет внутри. Это оказалась толстая книга в твердом цветастом переплете, и сердце Дерека пропустило удар, как только он прочел имя автора на корешке.

Он долго смотрел на книгу и гадал, как она могла очутиться на его столе, если продажи должны были начаться только на следующей неделе.

Он боялся ее открывать. Все-таки долгое время «Волшебная пуля» была его самым любимым романом, и именно благодаря ей он справился с черной полосой в своей жизни, но Дерек понятия не имел, чего ждать от новой книги любимого автора.

Он с опаской открыл первую страницу, наслаждаясь запахом новенькой бумаги и чернил. Прямо по центру пустой страницы мелким шрифтом было напечатано:

«Посвящается Дереку. Ты изменил мое мировоззрение больше, чем можешь представить. С.»

Уже в тот момент Дереку показалось, что он знает истинное значение этого посвящения. Его сердце затрепетало в груди, пока он переворачивал страницы. Он начал читать, и каждое слово было ему знакомо.

Это была книга Стайлза. Это были его слова, представшие перед Дереком в совершенно новом, неожиданном свете.

От такого открытия голова пошла кругом, и Дерек рассмеялся. Он вспоминал каждый их спор о «Волшебной пуле» и чувствовал себя идиотом. Он обсуждал со Стайлзом его собственную книгу и спорил о значении тех или иных отрывков!

В кабинет с испуганным выражением лица заглянула Эрика.

— Дерек… ты что, плачешь? — спросила она.

Дерек поднял голову и вытер глаза.

— Блядь, — прохрипел он. — Я и понятия не имел, что могу влюбиться еще больше.

Эрика воззрилась на него с любопытством.

— Что он сделал?

— Ничего, ничего, — отмахнулся Дерек, поглаживая книгу по обложке. Он все еще был поражен до глубины души и не верил в реальность происходящего. Но все слова Стайлза вдруг заиграли новым значением, а кусочки пазла встали на место.

Дерек поднялся из-за стола и сказал, что ему нужно срочно уехать. К счастью, Эрика знала про них со Стайлзом, так что ей не пришлось ничего объяснять.

Он сел в машину и направился по адресу, который ему прислал Стайлз. Голова все еще кружилась, а лицо пылало, словно в лихорадке. Дом Стайлза оказался маленьким, но аккуратным, с красивым ухоженным садом. Дерек перевел дух, а затем уверенно постучал в дверь.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем дверь отворилась и на пороге показался Стайлз в застиранной футболке и с растрепанными волосами. Завидев Дерека, он удивленно распахнул глаза. На какое-то время оба лишились дара речи.

— Ты рано, — сказал Стайлз, покусывая губу.

— Я не мог больше ждать, — улыбнулся Дерек.

Стайлз судорожно втянул воздух и покраснел. Дерек, должно быть, казался ему сумасшедшим. Он стоял на пороге и не мог отвести от Стайлза глаз, чувствуя, что знает его, знает как никто другой.

— Слушай, понятия не имею, что делать. Можешь сказать хоть что-нибудь?.. — вздохнул Стайлз, но прежде, чем он успел договорить, Дерек шагнул вперед, взял его лицо в ладони и поцеловал.

Стайлз тихо что-то пискнул, но быстро вцепился пальцами в лацканы пиджака Дерека и ответил на поцелуй. Дерек удовлетворенно вздохнул и ненадолго разорвал поцелуй, чтобы заключить Стайлза в объятия и позволить тому обнять себя в ответ. А затем они снова поцеловались, жадно и горячо, так, что земля чуть не ушла из-под ног.

— Дерек, — надтреснуто прошептал Стайлз и прижался лбом к его лбу. — Ты на меня не сердишься?

Дерек отстранился и нахмурился.

— Почему это я должен сердиться?

Стайлз опустил взгляд и принялся теребить в руках ткань пиджака, а Дерек залюбовался его раскрасневшимися от поцелуев губами.

— Ну, потому что я только сейчас признался тебе, что написал «Волшебную пулю».

— Не могу сказать, что ожидал такого поворота событий, — с тихим смешком сказал Дерек. — Но ты ведь знаешь, что я бы в любом случае приехал.

Он опустил взгляд.

— Я уже много месяцев хочу с тобой встречаться.

— Правда? — спросил Стайлз, улыбаясь, и его невозможно длинные ресницы затрепетали. Дерек кивнул.

Стайлз снова поцеловал его, на сей раз нежно и осторожно, и, взяв за руку, провел вглубь дома. Они уселись на диван, прижимаясь друг к другу как можно теснее, и Стайлз погладил Дерека по волосам, а тот снова его поцеловал, не в силах удержаться.

— Наверное, ты подумал, что я ненормальный, когда мы с тобой пошли на кофе и я тупо уставился на тебя, — сказал Стайлз, когда они наконец смогли оторваться друг от друга. — Я могу никогда больше не вспоминать тот случай, если тебя это расстраивает, но на самом деле именно тогда я впервые по-настоящему понял, что ты пытаешься мне сказать. Я впервые понял, что моя книга значит для людей. Наверное, я неосознанно вложил в нее гораздо больше себя, чем рассчитывал.

Дерек погладил Стайлза по колену.

— А я думал, что испугал тебя.

Стайлз покачал головой.

— Нет, — возразил он. — Напротив. Я думаю, ты потрясающий. Я всегда так думал.

Дерек почувствовал, как краснеет от смущения, но Стайлз лишь тепло и счастливо рассмеялся.

Дерек и не представлял, что ему будет так хорошо в объятиях Стайлза. Он не мог дождаться большего — когда сможет любить его в открытую, держать в руках и просто быть рядом.

Стайлз кончиками пальцев погладил Дерека по щеке и посмотрел на него с такой нежностью, что не оставалось сомнений: он чувствует то же самое.