Последнее задание (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Драко хотелось выпить. Не просто глотнуть пивка, а основательно напиться. Так, чтобы зеленые пикси закружились перед глазами как мошкара. Чтобы в хмельной голове не осталось ни одной ясной мысли. Чтобы забыть очередного клиента, как дурной сон, и не думать о том, каким будет завтрашний день, а, упав под стол, как последний забулдыга, отключиться до следующего утра. Может быть, тогда хозяин разочаруется или засомневается в нем, брезгливо откажет ему от места и забудет о нем навсегда?

– Бармен, два двойных виски!


Большой паб до отказа забит народом, у стойки сущее столпотворение. Справа какие-то дамочки орут в микрофоны пьяными голосами популярные песенки - караоке нынче в моде. Слева не менее пьяные парни стучат бильярдными шарами о бортики столов, обтянутых зеленым сукном, делают ставки, заключают пари и громогласно комментируют удары. В целом все звуки сливаются в однородный шум, в котором так приятно нагружаться алкоголем, ни о чем не думая.


Молодой человек с выпивкой в руках протискивается к дальним столикам заведения, там меньше света, зато не так тесно.

Можно, конечно, пойти в приличный ресторан, а не в ближайшую к дому забегаловку, эльф Дигги найдет хозяина в любой точке города. Но ведь разницы нет, где надираться до бесчувствия. Здесь даже удобнее. Если свалишься под стол, то никто не обратит на это внимания, даже на появившегося ниоткуда ушастого домовика не отреагируют, подумают, что привиделось спьяну.


Не блещущая интеллектом публика может, конечно, втихаря обшмонать карманы или попытаться снять часы, но это хрен у кого выйдет. Все ценные вещи зачарованы, особенно подаренный родителями на совершеннолетие золотой хронометр. Его никто, кроме самого Драко, не в состоянии снять с руки.

***

Ежевечерний ритуал однообразен: сначала молодой человек выпивает залпом первую порцию виски, затем, не спеша, вторую. Потом мерзость, скопившаяся на душе, начинает отступать куда-то вглубь, и становится легко и весело. Появляется кураж, в таком состоянии можно потанцевать или сыграть партию в бильярд, выпить еще виски или пару коктейлей. Дальше бывает по-разному, но чаще всего кто-нибудь из мужчин обязательно предложит угощение в виде все тех же крепких напитков. Драко, как правило, соглашается. К этому времени в голове уже настолько плотный туман, что не имеет значения, с кем пить, куда идти и кому дрочить.


В конце концов преданный Дигги найдет безвольное тело хозяина и утащит домой, в уютную меблированную квартиру, умоет, переоденет, уложит в чистую постель, а наутро подаст завтрак. Будет, конечно, ворчать, что, мол, не дело почтенному господину, как последнему нищему, валяться лицом в тарелке в занюханном кабаке, но достаточно будет чуть приподнять бровь, и эльф заткнется. Это существо просто млеет от удовольствия, когда хозяин ведет себя как настоящий Малфой: строго и надменно.


У домового эльфа, кроме хозяина Драко, больше никого не осталось, а у молодого Малфоя от всего имущества остался лишь старина Дигги.

***

Когда новый состав Министерства Магии, возглавляемый бывшим аврором Шеклболтом, окончательно утвердился во власти, тут же полетели головы врагов. Люциус Малфой получил внушительный срок в Азкабане вместе с конфискацией движимого и недвижимого имущества, Нарциссе тоже грозил арест, но один давний и преданный поклонник помог ей скрыться от аврората в Америке. Покидая Англию, женщина рыдала, потому что забрать с собой сына у нее не было возможности, но она свято верила, что это все временно, что вскоре все как-то образуется.


Сам Драко из привычной обстановки за границу не рвался, тем более что Визенгамот после непродолжительного процесса вынес вердикт: невиновен. Мудрым и справедливым решением суда его не лишили прав и не запретили использовать волшебную палочку, просто не разрешили приближаться к некоторым местам ближе чем на милю. Этими местами стали магические поселения, отдельные кварталы крупных городов, в которых была сосредоточена торговля волшебными товарами и оказывали колдовские услуги, а также Хогвартс. Ну, и в само Министерство Магии, конечно же, попасть было непросто. Требовалось сначала отправить письмо с почтовой совой в нужный отдел, затем дождаться оповещения, в какой день и час назначено явиться, и, лишь получив пропуск с печатями, можно было пересекать незримую черту, отделяющую мир магов от мира простецов.


Но в Министерстве молодому человеку делать было нечего, и слава Мерлину, потому что почтовой совы у него тоже не было.

В один прекрасный зимний день 1998 года наследник семейства Малфоев получил предписание о том, что ему необходимо освободить имение от своего присутствия в течение двадцати четырех часов. Драко до последней минуты не верил, что кто-то может прийти в дом и изгнать его, но на следующий день ровно в полдень представители Министерства и аврората стояли у порога и долбили в дверь тяжелым бронзовым молоточком в виде драконьей головы. Чтобы не встречаться с ними, парень в чем был аппарировал прямо из гостиной. Так он очутился на набережной Темзы, имея в кармане лишь волшебную палочку и горсть сиклей.

***

За свои восемнадцать с половиной лет он крайне редко покидал границы волшебного мира и вот теперь очутился посреди огромного и незнакомого города, не зная, что делать и куда идти.

Он до темноты бродил по улицам, потом, изрядно проголодавшись, вошел в первую попавшуюся харчевню, там, присмотревшись к обстановке, обманул чарами официанта, подсунув вместо маггловских денег сикли, и таким образом получил горячий ужин. Тот же номер прошел и в гостинице. Ночевать довелось в шикарных, по маггловским меркам, апартаментах. А наутро в его дверь постучал управляющий отелем и, извиняясь, очень вежливо попросил расплатиться английскими фунтами, а не «иностранной» валютой. Пришлось аппарировать на Трафальгарскую площадь и, затерявшись в толпе зевак, снова до вечера бродить по улицам.


Схема работала ровно четыре дня, потом сикли закончились. За это время Драко немного освоился в маггловском мире, научился делать покупки в супермаркетах, пользоваться общественным транспортом и уличными туалетами. Понял, что в некоторых районах города никого не удивишь даже мантией волшебника, а вот в кое-какие кварталы лучше не соваться - лишь потому, что имеешь белую кожу и светлые волосы.

Прокололся он на пивной пробке. За ночлег платить было нечем, и тогда он подумал: какая разница, что выдавать за английские монеты - сикли или металлические крышечки от бутылок? Тут Драко и повязали. Прямо в холле недорогой гостиницы, у стойки портье.


Повязали в буквальном смысле. Руки вдруг скрутила веревка, а незнакомый голос за спиной произнес тихо, но внятно:

– Не рыпайся, мальчик. Не в твоих интересах шум поднимать. Ты уйдешь от полиции, но не от авроров, они скоро будут здесь. Ты уже несколько дней дуришь магглов, и тебя вычислили. Предлагаю два варианта: либо идешь со мной, либо ждешь патруль аврората.

– А ты кто? – спросил Драко, разглядывая в зеркале позади замершего в оцепенении портье темную фигуру в надвинутом на глаза капюшоне.

– Да или нет? – спросил незнакомец. В этот момент молодой человек увидел в отражении, как входная дверь отворилась и вошел волшебник. То, что мужчина был посланником магического мира, парень понял сразу - по особой энергетической вибрации, исходившей от него, по цепкому взгляду аврора, ну и метла в руке была совсем не похожа на инструмент дворника.

– Да, – ответил Драко и тут же оказался в совершенно незнакомом месте.

Было тихо. Со все еще связанными руками он сидел посреди просторного помещения на крепком стуле, в глаза бил яркий свет, а в дальней затемненной части комнаты угадывался силуэт человека, развалившегося в кресле.


Что прикажете делать, если глаза слепит светом, а руки скручены за спиной? Соглашаться на все, что предложат.

Ему предложили работу, и, хоть наниматель так и остался для него «человеком в тени», Драко теперь имел неплохой доход и смог арендовать вполне приличную квартиру.

Эльф Дигги разыскал хозяина через несколько дней после того, как у Драко появилось новое жилье. От него Драко узнал, что в Малфой-Мэноре теперь живет героическая семейка Уизли.


Клан домовых эльфов встретил новых незнатных хозяев без особой радости, а когда молодая хозяйка Гермиона объявила всех домовиков свободными, те окончательно растерялись. Оставшись без работы и присмотра, эльфы стали разбредаться кто куда, а старики, прожившие в доме всю свою жизнь, и вовсе начали помирать. Дигги в иной мир не собирался и, приложив неимоверные усилия, нашел своего прежнего хозяина. Драко обрадовался домовику так, как будто встретил лучшего друга, хотя в прежние времена даже не затруднял себя запоминанием имен безропотных слуг. Теперь только ушастый домовичок напоминал молодому Малфою о прежней жизни.

***

Нынешняя жизнь была не то чтобы трудна, просто не особо радостна. Работа была, что и говорить, клевая! Утром не надо было рано вставать и, толкаясь в общественном транспорте, спешить на службу, протирать штаны в душной конторе, выслушивая понукания занудного начальника, с тоской дожидаться перерыва на ланч, конца рабочего дня, выходных.

Драко практически жил в свое удовольствие. Он спал сколько хотел, обедал в модных ресторанах, одевался в дорогих магазинах, имел регулярный секс, при желании мог воспользоваться любыми услугами и позволить себе все развлечения, которые предлагал Лондон. Многие ровесники Драко из простых маггловских семей мечтают хоть один денек так пожить, а ему за это еще и деньги платили.


Вот только чаще всего никакого другого желания, кроме как напиться в стельку, у него не возникало, потому что не было самого главного - свободы.

Куда бы он ни пошел, чем бы ни занимался, он был под наблюдением. «Человек в тени» знал о каждом его шаге, о каждом слове, иногда парню казалось, что и о каждой мысли. Лично они не встречались, просто, открыв глаза после сна, первым, что видел молодой человек, был зеленый конверт. В таких конвертах «хозяин» присылал задания. Суть заданий была одна и та же: выведать тайные сведения, которые знал тот или иной человек, а вот люди каждый раз были разные. В основном старые, изредка молодые, чаще мужчины, женщины реже. Общее у них было одно: они не были волшебниками. Время от времени попадались так называемые экстрасенсы – магглы с особыми способностями, но что они могли противопоставить потомственному магу, с отличием окончившему Хогвартс?


Хозяин присылал фото или колдографию нужной персоны, в прилагаемом письме указывал имя, кое-какие данные личного характера, а также – как и где субъект проведет нынешний день и какие конкретно сведения интересуют заказчика. Далее Драко действовал самостоятельно. Он изучал личность человека по снимкам, считывая с них информацию, как с газетной страницы. Узнавал возраст, привычки, черты характера и тайные желания. Определял, насколько трудно будет заставить его расслабиться, отпустить самоконтроль и дать скопировать с сознания нужные заказчику секреты. Это было даже интересно – сопоставив свои данные и сообщенные хозяином, выстроить план знакомства. Изменить внешность в соответствии с ситуацией, организовав какую-нибудь случайность, оказаться с объектом наблюдения тет-а-тет и, расслабив его, вызнать все, что требуется. Дабы не попасть в поле зрения доблестных стражей магического правопорядка, следящих за соблюдением закона волшебного мира, запрещающего любые колдовские воздействия на магглов, расслаблять клиентов приходилось сексом.


Люди, поглощенные предоргазменными ощущениями, не контролировали свое сознание, и оставалось только легкой магией снимать интересующую информацию. Будь то номера банковских счетов и коды доступа к ним, логины и пароли серверов военных организаций или списки победителей забегов на Королевском Дерби. Драко до некоторых пор даже не представлял, что такие малопредсказуемые вещи, как итоги спортивных игр или конных состязаний, могут не только прогнозироваться, но и планироваться. За то ему и платили немалые деньги.


Если задание было выполнено плохо, то следовало наказание: лишение гонорара и несколько весьма ощутимых ударов палкой по спине, плечам или ногам. Экзекуция всегда заставала врасплох, от ударов было трудно защищаться, хозяин был невидим, из чего молодой человек сделал вывод, что тот боится быть узнанным при близком контакте, а это значит, что они когда-то встречались. Хозяин не применял магические наказания и сложное волшебство, стало быть, либо свято чтил Статут о секретности, либо по какой-то причине не хотел привлекать внимания авроров. И еще одно: хозяин берег своего работника, бил так, чтобы не осталось синяков на видном месте и чтобы бедолага не попал в больницу. Значит, других подчиненных у него было либо очень мало, либо не было вовсе.

***

Сегодня Драко особенно сильно хотелось надраться. Ему и раньше приходилось слышать, что после встречи с ним отчаявшиеся клиенты расставались с жизнью, но сегодня вдруг показалось, что Смерть стала его напарницей.

Вчерашней клиенткой была дама лет пятидесяти – председатель совета директоров крупнейшего в стране банка. А сегодня все газеты наперебой кричали о ее самоубийстве и о банкротстве этого самого банка, грозящем экономическим кризисом всему Соединенному Королевству.


Драко, когда еще только собирался на встречу с ней, знал, что эта некрасивая, но, в общем-то, милая женщина была чертовски одинока. А прочитав статью в газете, живо вспомнил, как она на коленях умоляла его остаться с ней хотя бы на время, обещала потратить на него все свое состояние. Молодому человеку не нужны были деньги, вот если бы она предложила дружбу, простые человеческие отношения, какие бывают в семье, тогда бы он не ушел, хлопнув дверью. А постоянно спать с теткой, которая старше его мамы, да еще наблюдать экзальтированные проявления чувств – нет уж, увольте. Дама после его ухода из номера отеля приняла ударную дозу снотворного в сочетании с алкоголем и уснула навсегда.


Сегодняшней клиент, пожилой джентльмен, владелец очень ценной коллекции орденов, умер прямо в постели. Драко едва успел узнать, каким образом охраняются сокровища, как сердце старика остановилось, не выдержав оргазма.

А придя вечером в знакомый паб, Драко узнал, что симпатичного парнишку, который клеился к нему весь вчерашний вечер и у которого был такой нежный рот, нашли утром на заднем дворе в мусорном баке с проломленным черепом.


Драко в убийстве никто не подозревал, но высокий лысый чернокожий следователь, опрашивающий завсегдатаев заведения, был въедлив и подозрителен, как аврор, а после разговора настоятельно попросил никуда не уезжать из города.

«Надо валить, – подумал Драко. – Куда угодно, хоть в ту же Америку, но, главное, подальше отсюда, чтобы больше не встречаться с полицейскими. Три смерти подряд и плюс служитель закона, до чертиков похожий на министра магии – это уже не просто совпадение. Это звонок, причем очень тревожный!»

Драко в этот вечер нагрузился так основательно, что отключился в сортире прямо возле заблеванного унитаза.

***

Мысли о побеге от хозяина давно бродили у парня в голове, но, во-первых, куда бежать? Драко никто нигде не ждал: покинув Малфой-Мэнор, он потерял связь с матерью и понятия не имел, где она находится теперь. Во-вторых, очевидно, что накопленные деньги закончатся быстро и придется как-то зарабатывать, а работать по-маггловски Малфой не умел. И, самое главное, надо было освободиться от хозяйского надзора, а каким способом осуществлялся этот надзор, молодой человек до конца не понимал.


«Если это чары, то почему аврорат до сих пор не заинтересовался этим обстоятельством и не предъявил мне претензии? – гадал Драко. – Впрочем, какие претензии, я законов не нарушаю. Тогда, возможно, на мне какой-то маячок, но что же это может быть?»

Малфой применил к себе все известные заклинания, чтоб определить, по какому признаку «человек в тени» всегда находит его в любой точке огромного города, но ничего не обнаружил. Однажды Драко совершенно спонтанно сел в первый попавшийся поезд, уехал на другой конец страны и вышел на неизвестной ему маленькой станции. Но первое, что он увидел утром, проснувшись в деревенской гостинице, был зеленый конверт рядом с подушкой. Пришлось возвратиться в Лондон и снова приступить к работе.


Хозяину выходка Малфоя не понравилась настолько, что он вызвал его на личную встречу, и, чтобы как-то оправдать попытку побега, Драко был вынужден закатить небольшую истерику, изображая нервный срыв от разлуки с родителями и депрессию от одиночества.

В тот раз обошлось малой кровью. Хозяин лишил его заработанных накануне денег, а после, обругав, запер на всю ночь в темном сыром подвале.


После чего молодой маг сделал вывод, что в одиночку с побегом ему не справиться, нужен помощник. И не простой человек, а обязательно волшебник. Но где его взять?

Необходимо было все обдумать и составить план, причем на трезвую голову, а для этого ему нужна была передышка. Драко, хоть и трусил отчаянно, но таки добился новой личной встречи с хозяином и, устроив грандиозное шоу с обмороком, слезами и угрозой самоубийства, все же выпросил трехнедельный отпуск. За каждый отработанный год – неделя отдыха, не густо… Но босс оставался боссом и, прежде чем отпустить своего безотказного сотрудника на морское побережье, потребовал выполнить еще одно задание.

***

Последним, как Малфой очень надеялся, клиентом должен был стать молодой парень. Инструкции о сведениях, которые предстояло добыть Драко, были достаточно общими и расплывчатыми. Хозяина интересовали любые подробности об этом субъекте, желательно воспоминания с лицами людей, тесно общающихся с ним.


В зеленом конверте была простая любительская фотография, но такая неудачная, что из-за плохой резкости и контрастного освещения Драко никак не мог разглядеть черты лица этого человека. Он даже толком не мог понять, какого цвета его волосы и глаза. Складывалось впечатление, что парень имеет совершенно заурядную внешность: европеец среднего роста, с русыми волосами и невыразительными чертами лица, не урод и не красавец, так, что-то невзрачное и незапоминающееся. Фантом тоже был расплывчатый и мутный.


«Амеба какая-то, что он может знать, – подумал Драко, преодолевая жестокое похмелье после вчерашней попойки. – Ни страстей, ни привязанностей, ни грехов… Если натурал, то как-то невнятно… Гей? Яркого влечения не видно… Такие в спецслужбах обычно работают: пройдешь мимо и не заметишь. Но для спецслужбы слишком молодой, двадцать один всего, как и мне. Тролль горбатый, как я его зацепить смогу, если даже запомнить не в состоянии? Зачем же я так набрался вчера?»


Голова нещадно болела, под волосами прощупывалась изрядная шишка.

– Надо валить из этой гребаной страны, пока совсем не спился или пока самому череп не проломили, – пробормотал парень, рассматривая в зеркале помятую физиономию с синяком на скуле, ссадиной над бровью и припухшей губой.

Он с трудом вспомнил, что в пабе ночью случилась драка, но кто кого и почему бил – этого вспомнить уже не мог.

Усилием воли молодой Малфой заставил себя принять душ и побриться, а несколькими минутами позже эльф Дигги с выражением вселенской скорби на морщинистой мордочке взирал на то, как обожаемый хозяин давится омлетом и тостами с джемом, исключительно ради того, чтобы днем, во время работы, не думать о еде.


Кроме того, необходимо было составить план встречи и зацепки «клиента», а также продумать до мелочей собственный имидж. Горячий чай немного взбодрил и помог мыслить более или менее ясно.


Записка, прилагаемая к фотографии, сообщала, что «клиент» сегодня днем в течение четырех часов будет находиться в крупном торговом центре. За это время предстояло осуществить с ним контакт. Поскольку Драко проснулся после полудня, то сложный план выдумывать было некогда, да и гудящая голова плохо соображала. Молодой человек решил не умничать, а воспользоваться простым, но многократно проверенным и хорошо зарекомендовавшим себя сценарием.


Должно было произойти примерно следующее: Драко сталкивается с объектом в толпе так, чтобы тот налетел на него и выбил что-нибудь из рук, например пакет с мелкими покупками: ручками, скрепками, апельсинами, коробочками с презервативами. Обычно в таких случаях следуют извинения, затем преследователь и его жертва собирают с пола выроненные предметы, после чего расходятся в разные стороны. Примерно через полчаса или час ситуация повторяется: опять столкновение, и они снова расходятся. Решающая встреча происходит через два-три часа. Тогда Драко произносит свою коронную фразу: «Ты что, следишь за мной?» В этом месте сценария возможна импровизация: либо вежливый разговор, либо перепалка, потому что «сцепка» с «клиентом» уже произошла, объект на крючке. Драко к этому моменту читает его как открытую книгу, чувствует настроение, легко угадывает желания, может манипулировать им, как кукловод марионеткой. Итог всегда один: уединение, секс, снятие информации, расставание. Далее – отправка сосуда с мыслесубстанцией хозяину. А после – скука, тоска, одиночество, опустошенность, алкоголь, тяжелый сон, утреннее похмелье.


- Бля… Как все надоело…– пробормотал молодой человек, стоя перед зеркалом и примеряя разнообразную одежду. – Расколю этого типа – и в отпуск, надо обязательно придумать что-то такое, чтобы хозяин сам был рад от меня избавиться. Последнее задание. И больше никто меня не заставит трахать кого попало…

***

Сегодня Драко Малфой – «простой соседский паренек»: в широких штанах с многочисленными карманами, в худи с модным принтом, в трикотажной шапочке, натянутой на глаза, и со скейтом в руках. Скейт хорош тем, что на нем можно быстро преодолеть большое расстояние, например пересечь просторное фойе или площадь перед входом в здание. С помощью этого нехитрого приспособления можно устроить затор в дверях и задержать человека в нужном месте. А еще можно нового знакомого обучить катанию на доске или самому попросить о мастер-классе, если вдруг тот окажется крутым специалистом в этом деле. Кроме того, на шее у Драко висят наушники, а музыка в плеере будет обязательно та, которую любит клиент. Вот и еще одна тема для беседы. Да мало ли о чем еще могут поболтать ровесники, «случайно» познакомившиеся в людном месте?

***

Все пошло не совсем так, как рассчитывал Малфой. Он с трудом определил нужного человека в толпе торгового центра и постоянно терял его из виду. Вокруг как на зло то и дело крутились другие молодые люди в похожих джинсовых куртках и таких же красных бейсболках с эмблемой Манчестер Юнайтед. Столкнулись они и вправду совершенно случайно: Драко едва не сшиб невысокого парня своей доской в сутолоке у эскалатора, и тот выронил из рук пакет с чипсами. Драко чуть было не кинулся подбирать хрустящие кружочки, но вовремя спохватился и, извинившись, быстро ретировался.


Во второй раз молодой человек заметил нужную ему красную кепку в кафешке, но пока обходил стеклянную выгородку, объект снова куда-то делся. Драко покрутился возле прилавка с фастфудом, поглазел на вращающуюся зеркальную этажерку с пирожными и вдруг заметил парня уже сидящим на кожаном диванчике, его кепка лежала на краю стола. Пришлось взять баночку колы, пакетик жареной картошки и попытаться «нечаянно» обратить на себя внимание, запнувшись около столика, уронив кепку на пол или нарочито неловким движением закатив скейт под его стол. Но парень вдруг посмотрел своему преследователю в глаза, мило улыбнулся и легким взмахом руки, как давнему приятелю, указал на соседнее место: «Садись!» Это было так неожиданно, что Драко, вместо того чтобы согласиться, в ответ покачал головой: «Нет, спасибо, я спешу», и смылся из кафешки.


Свою неудачу он объяснил ударом по голове во вчерашней драке и тяжелым похмельем – ничем иным сбой сценария оправдать было нельзя. Оставалась третья попытка, и ее нельзя было провалить. Малфой осторожно следил за парнем в красной бейсболке из-за лотков, колонн и рекламных щитов. Тот неторопливо бродил по разным отделам торгового центра, что-то примерял в бутиках, подолгу разглядывал товары в витринах, но ничего не покупал.

Наконец, покинув очередной магазинчик, он направился в сторону небольшого фонтана в центре холла. Тогда Драко, натянув шапочку пониже, почти до самых глаз, бросил доску себе под ноги и, сильно оттолкнувшись, помчался ему наперерез но, столкнувшись с парнем, обнаружил, что это совсем другой человек. Драко сердито топнул по краю доски, поймал прыгнувший прямо в руку скейт и огляделся по сторонам.

Вдруг из-за спины раздалось насмешливое «Эй, ты что, меня преследуешь?».


Незадачливый скейтбордист, резко обернувшись, чуть не сказал вслух: «Бля… Это моя фраза!» – но сдержался и буркнул:

– Прошу прощения? Вам показалось.

По логике надо было развернуться и уйти, но тогда прощай задание, делать четвертую попытку было совсем уж глупо. Признавать, что ситуация вышла из-под контроля, Драко не хотелось, до сих пор у него практически не было сбоев в работе. В запасе был еще один вариант: сыграть намек на флирт. Но для этого нужен кураж, а настроение было поганое.


Малфой и субъект в красной кепке стояли и молча смотрели друг на друга. Пауза затянулась до неприличия.

«Странно, – думал Драко, разглядывая незнакомца и пытаясь выразить своей улыбкой симпатию, – кого-то он мне напоминает, не могу понять кого. Ощущение, что я его когда-то видел или знал».

А еще он никак не мог рассмотреть глаза парня, скрытые тенью от длинного козырька. Субъект тоже растянул губы в улыбке и, игриво приподняв бровь, мотнул головой в сторону лифта:

– Пошли?

«Кажется, я ему понравился, – подумал Драко, отправляясь следом. – Может, еще не все потеряно? Иначе долго мне еще быть в рабстве – задание почти провалено».

***

Парень в кепке привел его на парковку и выкатил из-за микроавтобуса маленький скутер.

– Садись, можешь держаться за меня, – предложил он Драко, и тот устроился на заднем сиденье, сложившись пополам, как перочинный ножик, одной рукой обняв владельца скутера, а другой прижимая к бедру доску.

«Чертова двухколесная игрушка, на кого она рассчитана? На карликов? – досадовал Малфой, неловко растопырив длинные ноги и вынужденно прижимаясь промежностью к водителю. – Проклятый скейт, как же он мешает, а деть его некуда. Сегодня всё против меня…»


Скутер, тихо тарахтя, катил по шумным улицам и пустынным переулкам, по мосту через Темзу и мимо знаменитого на весь мир памятника, окруженного туристами. Парень в кепке, уверенно сжимая руль, на приличной скорости лихо маневрировал среди такси и высоких красных автобусов. Драко от некоторых маневров становилось страшно, и он, дыша в шею водителю, вдруг вспомнил о том, как однажды ему уже пришлось доверить свою жизнь ровеснику, прижиматься к чужой спине, задыхаясь от копоти, гари и обжигающего воздуха, совершенно не ведая того, что будет дальше.


Скутер остановился на тихой улочке за пустырем у дома, стоящего в ряду одинаковых, таких же невысоких коттеджей, и Драко, повинуясь кокетливому кивку незнакомца, послушно отправился вслед за ним. «Я наверняка ему понравился, вон как глазами стреляет, точно меня хочет».

***

Происходило нечто странное: парень молча кивал и многозначительно ухмылялся, а Драко, изображая смущение, также не говоря ни слова, все понимал и подчинялся ему. Он как будто плыл по реке, отдавшись ее течению, не в силах что-то изменить, впрочем, и не пытаясь сопротивляться. При этом ситуация воспринималась без особых эмоций, все происходило как во сне, совершенно не вызывая любопытства: чем дело кончится? Понятно чем, если стоишь обнаженный в душе, по твоему телу скользят подрагивающие от нетерпения руки, а ягодицами ощущаешь нарастающее возбуждение нового приятеля.


На мгновение подумалось: «Почему я до сих пор не смог прочувствовать клиента?», но тут же мысли о задании, хозяине, отпуске и побеге были смыты потоком воды.

Сконцентрироваться и подключиться к сознанию нового знакомого никак не удавалось, да не очень-то и хотелось. Его сильные ласковые руки быстро убедили Драко, что о работе сегодня придется забыть. И молодой человек, окончательно расслабившись, с облегчением выкинул все из головы. Только вдруг отчего-то представился Поттер, уже второй раз за день.


У Драко был маленький секрет, о котором не знала ни одна душа. Однажды он подглядывал за голым гиффиндорцем. Дело было в душевой между квиддичными раздевалками, все получилось ненамеренно и продолжалось не более минуты, но тот случай засел в мозгу занозой. Потому что тогда, на пятом курсе, Драко позволил себе не просто разглядывать своего заклятого врага, а разглядывать с интересом, удовольствием, да еще и фантазировать при этом. Но самое гнусное было в том, что это пустяковое событие не хотело исчезать из памяти, оно возвращалось, иногда в самый неподходящий момент. Фантазии о голом разгоряченном Поттере становились все разнузданнее, хотя реальный Поттер был невыносимее день ото дня, и это несоответствие между мечтами и явью бесило порой чрезвычайно.

***

«Клиент готов! Быстро я его сделал. Чуть-чуть погладил, и он поплыл… Подожди, милый, еще минута, и ты мне все выложишь и про себя, и про своего хозяина».

Гарри гладил и целовал длинные стройные ноги, закинутые ему на плечи, осторожно двигал вверх-вниз нежную, собранную тонкими бархатистыми складочками кожу на пенисе, поглаживая большим пальцем тугую ярко-розовую головку. Парень под ним тяжело дышал, раскинув руки выгибался и, приоткрыв влажный рот, едва сдерживался от финального выплеска.

Гарри и сам с трудом балансировал на грани реальности и блаженства. «Клиент» оказался потрясающим партнером, отчего у молодого аврора случился приступ острой влюбленности, совершенно недопустимый в работе.


«До чего же на Малфоя похож… – думал Поттер. – Высокий, стройный. Кожа белая, гладкая, как у девушки. Поворот головы, движение плеч – чувствуется порода… А возле фонтана как на меня посмотрел? Так скривился, будто ему отработку у Хагрида назначили. Но Драко не может так безвольно растечься, он сильный маг, расчетливый, злой, хладнокровный – не может такого быть, чтобы этот красавчик Малфоем оказался… Возможно, тоже слизеринец, может даже из нашего выпуска, думаю, еще полчаса, и чары начнут спадать, тогда все узнаю. И тролль с ним, со Слизерином и всей его змеиной кодлой, если там такие классные ребята попадаются. Я не я буду, если его еще раз не отымею…»

Чувствуя, что скоро он не сможет себя сдерживать, Гарри навалился на партнера, нежно провел пальцами по его лицу, отчего парень раскрыл глаза, и невербальное «Легилименс» выхватило из чужого сознания странную картинку. Отчетливо, как в кино, Гарри увидел себя.


Вот он в душевой кабинке, с длинных черных ресниц падают крупные капли воды, полуоткрытые губы что-то шепчут. Струйки воды сбегают с плеч по груди, Гарри одной рукой сильно трет свои соски, другая рука опущена вниз, а там, внизу, возле его паха видна светловолосая голова. Сильные руки другого парня сжимают его ягодицы, а губы сомкнуты на члене. Гарри что-то говорит этому парню, тот смотрит снизу вверх…

Их взгляды встретились.

Взрыв оргазма накрыл мощной волной обоих одновременно. Прижавшись друг к другу насколько хватило сил, молодые люди на два голоса вскрикнули: один хрипло зарычал, другой тоненько ахнул, и через несколько мучительно-сладких мгновений, обессиленные, они откатились друг от друга на разные края широкой постели.

Гарри, наполненный пьянящим восторгом, готов был прижаться к любовнику, покрывая его лицо и губы поцелуями, но сил хватило лишь на легкое рукопожатие. Партнер благодарно шевельнул пальцами в ответ.


Приятная истома быстро сменилась приливом энергии, и тут пришло понимание увиденных мысленных образов. Гарри приподнялся и посмотрел на незнакомца. Тот крепко спал, спокойно и беззвучно дыша. Над его верхней губой и на груди поблескивали бисеринки пота, брови чуть хмурились, а веки трепетали. Началась обратная трансформация маскирующих чар. В том, что это не было оборотное зелье, Гарри был уверен. Где беглому магу взять оборотку?

Волосы случайного любовника уже начали медленно светлеть и удлиняться. Кожа на кистях рук и шее тоже заметно посветлела, но лицо пока еще оставалось загорелым, как будто человек много времени проводил на свежем воздухе. Из-под чужой личины все отчетливее проступали до боли знакомые черты: прямой нос, заостренный подбородок, капризные губы.


– Малфой – скейтбордист, твою мать, это ж надо такое придумать… – качнул головой Гарри. Ему необходимо было поразмыслить, и он отправился в душ.

***

Драко втянул запах свежесваренного кофе и с удовольствием потянулся. Вот сейчас он услышит писклявый голосок: «Доброе утро, хозяин Драко. Ваш завтрак готов, Дигги приготовил всё как вы любите!»

Предвкушая удовольствие от еды, молодой человек улыбнулся и открыл глаза. Улыбка на его лице тут же превратилась в гримасу растерянности и недоумения.

– Ну что, Малфой, выспался? Наконец-то. Давай поедим. Я после этого дела всегда голодный, как гиппогриф после долгого перелета, – Гарри хохотнул, а его бывший сокурсник встал с постели и начал понуро натягивать одежду. От хорошего настроения, с которым он проснулся, не осталось и следа.


Это был полный провал. Перспективы удручали настолько, что пропал не только аппетит, но и желание жить.

Но больше всего мучил вопрос: как? Как могло произойти, что он не распознал волшебника? Да не просто волшебника, а Поттера? Того самого Поттера, которого в Хогвартсе он чуял буквально за милю!

Драко вспомнил, как екало его сердце каждый раз, когда гриффиндорец входил в Большой зал. Иногда он нарочно отворачивался или смотрел себе под ноги, но, даже не глядя на соседний стол, кожей чувствовал, что Поттер рядом.

Досада и отчаянье Малфоя были видны невооруженным взглядом.

– Да не грызи ты себя! Ты просто немного потерял квалификацию. – Гарри хотел успокоить любовника, но его слова произвели обратный эффект: Драко покраснел, а на скулах заиграли желваки. – Это все из-за отсутствия магической практики. Ты же несколько лет среди магглов живешь. Немного потренируешься, и все навыки вернутся!

Гриффиндорский оптимизм раздражал неимоверно, но слизеринская сдержанность возобладала.

«Да что ты обо мне знаешь, святой Поттер? Это не просто провал задания, это конец всей жизни, той, к которой я даже начал привыкать, а другой у меня давно нет! У меня теперь вообще ничего нет! Я немного потерял квалификацию? Да я полный сквиб! И все из-за тебя, из-за твоих авроров, из-за твоих героических друзей! Ты вечно разрушаешь мою жизнь! Пропади ты пропадом!»


Драко мог многое высказать Поттеру прямо в лицо, но в последние годы привычка прятать мысли и чувства от посторонних крепко вросла в сознание, и он промолчал. Только обратил в сторону недавнего партнера полный злобы взгляд, щелчком пальцев притянул к себе свои вещи - скейт, шапочку и широкий джемпер с капюшоном. Уменьшив их до размеров спичечного коробка, рассовал по карманам штанов и молнией метнулся к выходу, но дверь оказалась заперта.

– Алохомора! – заорал рассерженный Драко.

Заклинание не подействовало

– Остынь, – спокойно произнес заклятый друг. – Будешь так искрить – аврорат засечет. А как только шагнешь за порог, тебе придется перед хозяином отчет держать. Что ты ему скажешь? Пока ты здесь – ты на задании, пока спокоен – ты невидим. То-то же. Садись. А лучше выпей, – Гарри хмыкнул.

– Кажется, в последнее время тебе это здорово помогало.


Драко наконец вспомнил о том, что он – Малфой, взял себя в руки, расправил плечи и, нацепив на лицо выражение надменной холодности, подошел к столу без скатерти, заставленному пакетиками с китайской едой, банками с пивом и бумажными стаканчиками с горячим кофе из автомата. Тут он понял, что зверски проголодался.


Величественно усевшись на предложенный стул, он с нескрываемой брезгливостью взял в руки пластиковые нож и вилку и, открыв коробочку, из которой шел аппетитный запах, воззрился на странную еду. Весь его вид говорил: «О Мерлин! Куда я попал? Как можно есть это? Тут даже нет крахмальных салфеток! Не говоря уже о приличной посуде. А об обществе и вовсе стоит промолчать».

Визгливый звонок в дверь заставил Малфоя подпрыгнуть от неожиданности, на Гарри теперь смотрел не самоуверенный сноб, а затравленный перепуганный зверек.

– Это пиццу привезли, я сейчас… - Гарри направился к двери принять заказ, а про себя добавил: «Не бойся, дурачок, я тебя не брошу и никому не отдам».

***

Еда была съедена в полной тишине, наступил черед кофе, а к кофе у хозяина квартиры нашлась бутылочка бренди. Гарри смешивал напитки на глазок, но получилось вполне сносно, бренди имел отчетливый кофейный аромат, и через некоторое время разговор завязался сам собой.

– Ну что, Малфой? Плохи наши дела. – Поттер решил, что пора обсудить ситуацию. – Мы с тобой теперь отщепенцы, провалившие задания. Я ничего не знаю про твоего хозяина, ты про моих начальников ничего не узнал. Один – один.

– Может, ты и отщепенец, но ко мне это не относится. То, что я пью с тобой эту бурду из бумажных стаканчиков, не дает тебе права равнять меня с собой.

– Драко, – глядя в глаза сотрапезнику, проникновенно произнес Гарри, – ты не просто отщепенец, ты еще вор и проститутка. Выпей, успокойся, и давай подумаем, что нам дальше делать.

– Я – проститутка? А сам-то ты кто? Подумаешь, аврор! Въехал на метле в забор…

– Да, аврор, и всё о тебе знаю… Рассказать? Тебя держит на поводке один тип, а ты на него работаешь, трахаешь за деньги клиентов и воруешь у них воспоминания. Сам прячешься под маскировочными чарами и пьешь, как ненормальный. Я на тебя уже давно вышел, который день наблюдаю, только не был до конца уверен, что ты – это ты. Знал только, что ты беглый и раньше был связан с Упивающимися. А вчерашнюю драку в пабе я специально устроил, да еще подсыпал тебе в коктейль порошка, притупляющего магические способности, это чтоб сегодня легче было с тобой работать.

– Так вот почему у меня сегодня такое состояние! Мало того, что меня избили, изуродовали лицо, так еще ты меня чуть не отравил! Я всегда знал, Поттер, что ты ненормальный… Открой дверь, я не желаю находиться с психом под одной крышей!

– Не ори. Сам подумай, как иначе я смог бы добыть нужные сведения? Мне позарез нужны данные на твоего хозяина, иначе я не смогу вернуться в аврорат.

– Ты привел меня сюда только потому, что собирался использовать? – Драко почувствовал себя оскорбленным. – Кто ты после этого? Подлец.

– А ты со мной пошел потому, что влюбился с первого взгляда?

– Это ты в меня влюбился, я по твоим глазам это видел, когда ты в постели сопел и потел.

– Но тебе понравилось, как я сопел, раз ты так кончил, а после вырубился!

– Я вырубился потому, что сегодня не в форме. И все потому, что ты меня чуть не отравил. Да если бы я был в нормальном состоянии, я бы ни за что не уснул, и вообще, я с тобой никогда бы не пошел, и тебе ни за что не удалось бы затащить меня в постель. А тебе этого давно хотелось, я знаю, ты в меня с детства влюблен, еще в школе все время за мной бегал.

– Это кто за кем еще бегал! Ведь это ты в душе за мной подглядывал, да еще и навыдумывал всякой ерунды!

– Ерунда – это то, что у тебя между ног!

– Еще одно слово, и эта ерунда будет между ног у тебя, тогда посмотрим, кто за кем бегал.

******

– Два – два, – подвел итог Гарри спустя полчаса после того, как спор перешел в фазу практических действий.

Парни лежали обнявшись, поглаживая друг друга, и впервые в жизни спокойно разговаривали.

– Гарри, объясни, за что меня выгнали? Ты же знаешь, я никого не убивал, и метку я получил под давлением обстоятельств. Ведь Визенгамот тогда вынес вердикт о моей невиновности. У меня даже палочку не отняли! Почему же я вынужден жить среди магглов?

– Тебя не выгоняли, ты сам сбежал. У волшебников нет такого закона, чтобы человека собственного жилья лишать, и тебя не имели права выселять, но ты, вместо того чтобы бороться за справедливость, предпочел заниматься проституцией.

– Не смей так говорить! Я был вынужден! Ты ничего обо мне не знаешь!

– Успокойся. Ты тоже обо мне ничего не знаешь. А я такая же проститутка, как и ты, только идейная. До недавнего времени я думал, что борюсь с врагами, добывая секретные сведения с помощью секса. Наставники мне доходчиво объяснили: какая разница, каким способом узнавать тайны? Главное ведь, чтобы была польза сообществу! Мне платили обычную стажерскую зарплату, никаких наград и премий, да я и не просил ничего, я же боролся с врагами. Вот только вскоре стали у меня возникать кое-какие сомнения. Сведения-то все больше были не о тайных заговорах против Министерства и вредных артефактах, а о деньгах, драгоценностях и счетах в банке Гринготтс. Мне бы, дураку, промолчать, а я стал вопросы задавать. Меня в аврорате пару раз предупредили, чтобы не совался с расспросами, ну, я тогда к министру по старой дружбе пошел… Закончилось все самым последним предупреждением.

– Вечно тебе больше всех надо! Убьют тебя когда-нибудь – будешь знать.

– А ты, возможно, прав. Я сейчас понял: нас с тобой не просто так столкнули. Сдается мне, что расчет был на стычку, дуэль или хотя бы на драку. Меня в той стычке прикончат, а тебя объявят убийцей героя и в Азкабан упрячут до конца жизни, и будет эта жизнь очень короткой.

– Что же ты за человек такой: как только оказываешься рядом, так мне угрожает смерть.

– Смерть сейчас угрожает мне, а ты просто под руку подвернулся.

– Ну почему я?

– Всем известно, что ты меня всю жизнь ненавидел, кто же знал о твоих эротических фантазиях? Я, пока не побывал в твоей спальне, даже не догадывался о твоих пристрастиях.

Драко недовольно поморщился.

– Что ты делал в моей спальне? И как ты туда попал?

– Это долгая история.

– А я не тороплюсь.

– Тогда слушай.

Гарри выпил воды и, взбив кулаком подушку, устроился поудобнее:

– Рон с Гермионой поженились сразу после победы, а Джинни была моей невестой, я тогда тоже чуть не женился. Такая эйфория была, просто помутнение рассудка! Волдеморта нет, кругом все цветет, впереди новая жизнь, интересная работа! Газеты каждый день мои портреты печатают, расхваливают наперебой, куда ни пойдешь – люди всюду узнают, руки пожимают, девчонки гроздьями на шею вешаются. И не только девчонки…

Все лето прошло как в бреду: сплошные гулянки, пикники, увеселительные поездки да балы. Джинни стала обижаться, что я ей изменяю, а я был как обжора, дорвавшийся до еды. Хотелось попробовать всё и всех, испытать то, чего раньше не мог себе позволить. Осенью немного в чувство пришел, учеба в аврорской школе началась, но меня и там поклонники одолевали. Все наперебой твердили, что я потрясающий любовник, а я и сам чувствовал, что я в постели – бог! Потому что, когда завожусь, у меня такая сила открывается, что любого человека насквозь вижу. Могу уловить малейшие перепады настроения, почувствовать самое сокровенное желание и дать человеку именно то, чего он или она ждет от секса. А если еще и магию подключить, то могу любую тайну выведать так, что человек даже не почувствует.


И вот узнал об этой моей силе один препод, инструктор по работе с подозреваемыми, и взял меня в оборот. Убедил, что этот дар должен приносить пользу волшебному сообществу. Раз я способен узнавать тайны, значит, надо эту возможность использовать, но не абы как, а строго по заданию руководства и только на тех магах, на которых мне укажут, чтобы силы не тратить попусту…

Гарри горько улыбнулся.

– Вот так я и начал работать проституткой. Это, конечно, называлось по-другому – секретной работой с особой спецификой. Поначалу даже интересно было, но быстро надоело. Отымеешь клиента, а потом сидишь и подробный отчет пишешь, что да как, в какой позе, сколько раз, что человек под тобой чувствует, что вслух говорит, что в мыслях держит. Ладно, когда это были действительно враги, но в основном это были обычные нормальные волшебники, часто несчастные и одинокие, а я про них посторонним людям расписываю во всех подробностях… Не по-человечески это, неправильно. Как представлю, что эти отчеты кто-то читает, смакует детали, так стыдно делается! Ведь это же интимный процесс, для зрителей не предназначенный.


Чтобы не думать об этом, стал я собственные воспоминания вынимать и прятать в тайное место. Узнал мой инструктор об этом и потребовал, чтоб я все мыслесубстанции сдал в аврорат на хранение, но я отказался. А залезть в мою голову не так-то просто. В руководстве аврората заволновались, занервничали, что у меня компромат завелся, да только я тогда об этом не знал. Просто жил, учился, со своей девушкой встречался. А зимой того же года Артуру и Молли вдруг предложили переехать жить в Малфой-Мэнор – вроде как в награду за верность Министерству. Им сказали, что ты и Нарцисса сбежали из страны, а замок брошен. Молли и слышать не хотела о том, чтобы родной дом оставить, но Кингсли лично приехал в министерской карете, два часа ее убеждал, и в конце концов сошлись на том, что Уизли в имении поживут временно, а в Норе за это время сделают капитальный ремонт за счет казны. Артур поступил так, как решила жена, они всегда заодно.

Я тогда жил с Уизли на правах жениха и поэтому переехал в ваш дом вместе со всеми. Там оказалось пусто, холодно и неуютно. Это ж сколько сил и средств необходимо, чтоб обогреть такую громадину?

Драко самодовольно ухмыльнулся:

– Чтобы жить в замке, надо там родиться.


– Наверное, – согласился Гарри. – В общем, там никому из Уизли не понравилось, мне тоже. Мы все расположились в левом крыле, там было несколько комнат рядом с кухней, в них было теплее.

– Возле кухни жила прислуга, неудивительно, что Уизли там поселились.

Гарри легонько дернул Малфоя за ухо.

– Остальные помещения было решено запереть и ничего в них не трогать. Я обошел весь замок, лично проверил каждую комнату – нет ли там чего запрещенного, не прячется ли кто, и опечатал все двери собственной печатью. Так, случайно, я забрел и в твои апартаменты. Извини, не удержался, осмотрел бюро и ванную комнату.

– Ну и как? Было интересно копаться в чужом белье?

– В белье я не копался, а вот книги и кое какие бумаги посмотрел. И знаешь, что меня удивило? То, что ты коллекционируешь вырезки из газет и журналов. Догадываешься, о чем я?

У Драко после этих слов заалели щеки и даже шея.

– Не твое дело, чем я занимался дома, – буркнул он и попытался отвернуться, но крепкие объятия любовника не давали свободы для маневра.

– Скорее, в ванной… – улыбнулся Гарри. – Это не совсем подходящее место для хранения бумаг, не находишь? Некоторые из моих колдографий порядком замусолены и покрыты странными пятнами. Но ты не думай, я не в обиде. Мне даже приятно, что кто-то собирал все статьи, слухи и сплетни, посвященные мне. И не переживай, никто, кроме меня, этого не видел и ничего не трогал. Твоя комната опечатана дважды. Теперь туда можешь попасть только ты или я.

– Неужели это возможно? – тихо спросил Драко.

– Конечно.

Гарри отцепил от своего браслета-фенечки, состоящего из простых невзрачных камешков, сероватых ракушек и ярких бусин, небольшую тусклую металлическую подвеску.

– Вот, забери. Это железка от тех доспехов, что около твоей двери стояли, больше ничего под рукой не оказалось. Приложишь к замку и попадешь внутрь. Я ее таскал при себе, потому что надеялся, что когда-нибудь встречусь с тобой. Мне все время казалось, что ты где-то рядом, я поверить не мог в то, что тебя нет в Англии.

– Я о другом… Неужели это возможно, что я приду домой, открою свою дверь и меня никто не прогонит?

– Не знаю… Уизли из Малфой-Мэнора выехали, имущество твое в порядке, даже павлины живы, Молли их к своим курам подселила, но замок опутан охранными чарами, так что тебя сразу засекут. Пожалуй, рано тебе возвращаться. В аврорате считают, что ты неспроста сбежал, что у тебя есть связи с кем-то из бывших Упивающихся. Есть сведения, что готовится заговор, так вот кое-кто считает, что ты в курсе событий. Так что тебя вполне могут арестовать.

– Да я ничего не знаю! Я даже своего хозяина ни разу не видел!

– Зато я видел. Это Долиш. Тот еще тип. Скользкий, как флобберчервь, и нашим и вашим… Но я его сперва вычислил, а потом выследил.

– Как? – удивился Малфой.

– Пока ты меня в торговом центре пас, я за тобой следил. А он все это время за тобой по пятам ходил.

– За мной по пятам? Зачем?

– Долго рассказывать…

– Похоже, я остаюсь у тебя ночевать, – произнес Драко, устраиваясь на твердом аврорском плече.


– Ладно, слушай. В аврорате есть сведения, что готовится новый заговор с целью сместить министра и поработить магглов. Якобы есть боевая группа, кто ей руководит – неизвестно, но уже несколько лет эта группа ведет постоянный сбор средств на организацию подрывной деятельности. Долиш у нас – главный специалист по выявлению преступных группировок. На каждом совещании он докладывает, что вот-вот захватит банду, которая занимается ограблением банков, похищением ценных коллекций, шантажом и вымогательством. А самый отъявленный вор из этой банды до того хитер, изворотлив и осторожен, что его ну никак нельзя схватить за руку. Поэтому Долиш ловит этого ворюгу, дабы не спугнуть, один, без поддержки аврората. Под это дело для него арендован домик в пригороде, а несколько недель назад меня отправили к нему с секретным пакетом. Я, когда там оказался, подумал, что адресом ошибся: домик что твой Малфой-Мэнор. Во дворе машина лаком и хромом сверкает, все комнаты дорогущим барахлом забиты, а позади дома парк, теннисный корт, конюшня и поле для выездки. Все имение оградой обнесено, и охрана на воротах стоит обученная. Охрана, правда, больше для красоты, маггловская, от обычных людей тот домик защищает. Хотя от кого там защищать? На пять миль вокруг только три семьи проживают, и тоже за высокими оградами. Я подумал, что это мираж, трансфигурация и наведенные чары, но оказалось, что все реально.


В аврорате у меня приятель есть, с его помощью я выяснил, что по финансовым отчетам Долиш снимает маленький коттедж и живет на одну зарплату. Никаких конюшен и мерседесов у него нет и быть не может. К тому же он у нас – пострадавший от «Империуса» борец с темными силами. И тогда мне показалось, что «Империус» был такой же липой, как и скромный коттедж. Я наведался в тот особнячок раза два под мантией-невидимкой, Долиш все это время мирно благоденствовал, ел, спал, с дамочками общался, а по его отчетам выходило, что он в тоже самое время бандитов выслеживал без устали. И тут мой начальник просит у меня мантию-невидимку, якобы для выполнения особого задания. Я дал, вот только теперь назад забрать не могу. Сначала она была «очень-очень нужна», а потом, по словам начальника, меня испортила слава, я зазнался и стал слишком недоверчив. Сегодня я понял, кто моей мантией пользуется. Долиш за тобой под ней ходит.

– Значит, это никакой не маячок… Получается, он может и в мою квартиру входить и даже слышать, что я говорю… Он знает, что я хочу от него сбежать. Это – конец. А вдруг он сейчас здесь и смотрит на нас?

– Нет, мы здесь одни. Видишь этот браслет? – Гарри покрутил перед носом Малфоя своей рукой с фенечкой на запястье. – Что это, по-твоему?

– Похоже на амулет от сглаза. Такими пользуются бабки-ведуньи в глухих деревнях.

– Точно, это амулет от дурного глаза. Очень старый. Такой старый, что со временем его свойства ослабели. От сглаза уже не защищает, но на взгляд хорошо реагирует. Если кто-то начинает на тебя пристально посматривать, то камешки нагреваются. И чем дольше и чаще глядит на тебя один и тот же человек, тем камешки горячее становятся. Очень легко определить, следит за тобой кто-нибудь или нет. Сегодня в торговом центре я чуть ожог не заработал. Но сейчас камни холодные.

Присмотревшись к браслету, Гарри с тревогой в голосе добавил:

– А вот то, что бусины стали светиться – это мне не нравится.


На улице, тем временем, уже стемнело. Небо, затянутое облаками, скрывало луну и звезды. В окно падал свет от уличных фонарей, и на полу лежала полосатая тень от жалюзи.

Гарри встал и, осторожно раздвинув тонкие рейки оконной завесы, осмотрел улицу и двор. За деревьями на другой стороне дороги мелькнула чья-то тень.

– Вставай, одевайся, – скомандовал Гарри таким тоном, что Малфою даже не пришло в голову спорить.

Не включая свет, молодые люди быстро натягивали штаны, майки, куртки, кроссовки.

– Гарри, что случилось? Кто там?

– Кто не знаю, но будет лучше, если мы уйдем отсюда.

– Почему?

– Долго рассказывать.

– А ты в двух словах.

– Если в двух, то так: в аврорате не все просто. Есть несколько группировок, которые враждуют между собой, там проблемы из-за денег, должностей и прочего дерьма. Долиш и мой начальник с одной стороны, друзья Шеклболта с другой стороны, есть и другие, но эти две команды самые сильные.

– А ты с кем?

– А я сам по себе.

– Как всегда.

– Никому из тех, кто сейчас рыскает вокруг дома, я живой не нужен, слишком много знаю, да и ты тоже. Поэтому мы сейчас тихо вылезаем из окна туалета на задний двор. Там спрятан мой мотоцикл, садимся – и газу! Надеюсь, нас не догонят.

– И куда мы поедем?

– Не знаю. Главное – оторваться, а там разберемся. До утра можно где-нибудь в лесу перекантоваться, а как рассветет – сориентируемся на месте.

– Тогда надо одеяло с собой взять.

– Ага, и кровать с водяным матрасом. Может, еще рояль прихватишь, чтоб не скучать? Тихо, я открываю окно.

Практически бесшумно они выскользнули на крошечный задний дворик. Он был завален хозяйственным скарбом и перегорожен веревками с хлопающими на ветру простынями. Парни осторожно крались между цветастыми полотнищами, когда в воздухе раздался хлопок, что-то засвистело, и в ближайшей к лицу Малфоя тряпке образовалась приличная дыра с дымящимися краями.

– Ложись! – крикнул Гарри и увлек Драко за собой на грязную землю.

Падая, Драко успел запустить сбивающим заклятием в сторону нападавших.

Но тут с противоположной стороны полыхнуло ярким светом, и около них с грохотом посыпались ведра и корзины, нагроможденные на кучу ящиков с картошкой и пустых бидонов.

Парни, путаясь в тряпках, подползли к завалу из корзин и ящиков, и, прячась за ним, стали посылать в темноту «Степефай», один за другим.

– Суки! Они не дадут нам добраться до мотоцикла! – выкрикнул Гарри – таиться уже не было смысла.

В подтверждение его слов куча досок и пустых ящиков в дальнем конце двора взлетела на воздух, а спрятанный под ними большой мощный мотоцикл вспыхнул от «Инсендио», как факел. Доски и ящики попадали в образовавшийся костер, и от него занялась деревянная ограда палисадника.

– Сейчас бензобак рванет! – крикнул Поттер.

– Тогда аппарируем! Только куда?

– Можно в лес. Держись за меня, давай на раз-два!


В тот момент, когда Гарри уже отчетливо представил себе поляну в знакомом лесу, он почувствовал, как его тело налилось свинцовой тяжестью и стало совершенно неподъемным. Драко, вцепившийся в его руку, вдруг дернулся, как от удара током, и вскрикнул от боли, а небо над ними покрылось светящимися голубыми прожилками, как будто пошло трещинками.

– Кранты! Антиаппарационный барьер поставили и ловчую сеть вдобавок. Один я бы смог просочиться, но с тобой… Боюсь, что от тебя останется обрубок без рук, без ног.

– Что будем делать? – спросил Драко.

– Стрелять!

Бах! Бабах!

Огненные шары взрывались над их головами, когда кто-то пропищал:

– Хозяин Драко в опасности!

Около сражающихся парней неожиданно материализовался ушастый эльф.

– Дигги, какого тролля ты здесь делаешь?

– Дигги ищет хозяина! Дома хозяина Драко ждут гости, а хозяин не давал Дигги никаких распоряжений! – Эльф таращил огромные глаза, сжавшись в комочек от страха, и, прижав уши, все же пытался почтительно кланяться.

Над головами троицы что-то свистело и грохотало, но куча из ящиков, ведер и бидонов пока еще служила укрытием, хотя у обоих бойцов было уже как минимум по три шишки и по десятку ссадин от падающих предметов.

– К черту гостей! Я никого не жду!

– Малфой, у тебя есть эльф? Какого хрена ты молчал?

– Поттер, ты меня об этом не спрашивал!

– Эльф, как там тебя?

– Дигги, сэр.

– Слушай, Дигги, ты можешь отнести нас куда-нибудь в тихое надежное место?


Бум! Бубух!

– Куда прикажете! Дигги отнесет вас и господина Драко в любое место на земле. Только скажите куда.

– Малфой, куда отправимся?

– Может, в Америку?

– Давай! Эльф, тащи нас в Америку! Экспеллиармус!

С крыши дома в кусты шиповника свалился кто-то из нападавших.

Бабах! Еще одно пустое ведро загрохотало вниз с кучи ящиков.

– Сэр, Дигги не знает, что такое Америка. Но если вы представите себе это место, то я с радостью… Ой! Ай-ай-ай!

Из разбитого вдребезги ящика на голову перепуганного эльфа посыпались крупные клубни.

– Как я могу себе представить то, чего ни разу не видел! Малфой, ты знаешь, как выглядит Америка?

– Нет, я там никогда не был. Но у меня есть пачка сигарет, а там отпечатан адрес фирмы-производителя. Как думаешь, сработает?

– Не уверен, но что-то мне не хочется оказаться ночью посреди океана, может в… Тролль горбатый! Куда же нам отправиться? Думай, Малфой, быстрее думай, пока нас не прикончили!

Бах! Бах! Бах! Еще один ящик разлетелся над головой, а с крыши полетела вниз черепица, и в отблесках пожара было видно, как кто-то вылезал из чердачного окна.

– Я думаю! Но на квартире нас поджидают, в Малфой-Мэнор нельзя, а больше я нигде не был.

– Эльф, ты знаешь старого Кричера? Малфой! Справа! Докси тебе в печенку, получи, гад! – Гарри послал очередной грохочущий заряд в тех, кто пытался напасть сверху.

Ему некогда было сосредоточиться и передать мыслеобраз эльфу, он крутился на месте, как на горячей сковороде, отстреливаясь во все стороны. Драко старался от него не отставать, вспоминая боевые заклятия, какие только знал.

– Да, господин, Дигги знает старого эльфа по имени Кричер, это мой пятиюродный дядюшка по отцовской линии, а если считать от тети Кэйси, то тогда Кричер придется троюродным…

– К черту твоих родичей, эльф, тащи нас к Кричеру, где бы он ни находился!

Грохот выстрелов поглотил легкий хлопок перемещения, а возглас «Акцио, мантия!» потонул в грохоте взорвавшегося бензобака.

От прицельного «Бомбардо» гора из ящиков с картошкой и ведер взлетела на воздух и осыпалась разящим дождем на уже опустевший пятачок дворика.

***

– Ой! Поттер, ты где? Апчхи!

– Ай! Эльф, где мы, тролль тебя задери! Чхи-чхи!

– Хозяин Гарри? У нас гости? – тихо проскрипел чей-то голос.

В непроглядной темноте вспыхнул маленький огонек, и огарок свечи поплыл ввысь. В слабом подрагивающем свете уродливая мордочка старого Кричера показалась страшнее, чем была на самом деле. Парни барахтались в каких-то старых и пыльных тряпках, стукаясь лбами о доски и балки и непрерывно чихая.

– Кричер, это ты? Что это за место?

– Это, хозяин Гарри, ваша кладовка. Здесь хранится все то добро, что Кричеру удалось спрятать от служителей музея. Вот только портрет госпожи Вальбурги не удалось принести сюда.

– Слава Мерлину. А что за музей?

– Вас давно не было дома, и без вас здесь устроили музей Победителей. Сейчас внизу идет вечерняя экскурсия, а когда все уйдут и служители запрут двери, то дом опутают охранные чары. Тогда можно будет только на чердаке находиться. Там живут совы и чар нет.

***

– Ну, что? – спросил Гарри, когда они с Драко успокоились, покурили и даже перекусили. – Теперь у меня, так же как и у тебя, кроме домового эльфа, ничего нет. Три – три.

Драко лишь хмыкнул и снова закурил.

– Кричер, а где сундук Вальбурги, который стоял в подвале?

– Он там и стоит, господин. Служители не смогли его открыть и вынести.

– А когда можно пробраться в подвал?

– Вам будет удобнее тогда, когда идут экскурсии и охранные чары отключены, в это время вы можете ходить по всему дому. Но зачем вам идти куда-то, Кричер принесет вам все, что пожелаете.

– Даже то, что находится в сундуке?

– Вы о тех склянках и флаконах, что завернуты в любимые бархатные портьеры госпожи Вальбурги? Конечно, хозяин Гарри. Кричер сохранил все, что вам принадлежит.


Молодой аврор после этих слов оживился, и его глаза заблестели азартом:

– Жить на чердаке лучше, чем в лесу – это раз. С голоду мы не умрем, от холода тоже – это два. У нас есть совы для связи и целый сундук компромата – это три! – загибал он пальцы. – И главное, у нас есть друзья! Надо только их найти, собрать и рассказать о том, что творится в Министерстве и аврорате.

– Кого ты имеешь в виду?

– Я начну с Артура Уизли, а еще есть Билл, Чарли, Джордж и, конечно, Рон с Гермионой. Я точно знаю, что они не продались за министерские подарки. А ты своих слизеринцев подтянешь, им сейчас худо живется. Всем нужен закон и порядок, без взяток и доносов, нужны честные и справедливые авроры.

– И что будет дальше?

– Мы заставим Шеклболта подать в отставку, Визенгамот назначит нового министра, и мы все вместе наведем порядок в Министерстве! А еще мы обязательно вернем твой дом!

Драко пристально посмотрел на товарища по несчастью и тихо спросил:

– Гарри, ты понимаешь, что весь магический мир узнает о том, каким образом ты добывал эти сведения? Будут суды, тебя заставят открыть свою память. Газеты разнесут новости по всей стране, да еще и основательно наврут. Кончится тем, что порядок ты наведешь, но все друзья от тебя отвернутся.

– Ты тоже от меня отвернешься? – так же пристально глядя в глаза Драко, прошептал аврор.

– Поттер, ты видел то, что тебе не предназначалось, – усмехнулся Малфой, – мою коллекцию газетных вырезок. Я теперь с тебя глаз не спущу ни на минуту, чтобы ты ненароком не проболтался кому-нибудь. Так что с этого дня ты – мой.