Подарок богов (fb2)


Настройки текста:



shellina ПОДАРОК БОГОВ

Глава 1

Монотонная дорога действовала как самое мощное снотворное. Да еще и этот мелкий осенний дождь. Из магнитолы доносился голос Джеймса Хетфилда, но громкость была настолько низкой, что вместо того, чтобы бодрить, он действовал усыпляюще.

Дин помотал головой и покосился на сопящего на соседнем сиденье Сэма.

Это дело, ради которого они ехали в этот богом забытый городишко, было так себе, скорее всего, какой-то призрак. Банальщина с гибелью подростков, которых никак нельзя было отучить лазать в заброшенный дом, стоящий в трех милях от городка в пригородной лесополосе.

После ангельско-демонских войн, Апокалипсиса, левиафанов, Ада, Чистилища и тому подобного простая охота на призрака была как глоток свежей воды. Винчестеры ухватились за это дело, как бультерьеры за брошенную палку. Правда, ехать пришлось в Аризону, но это братьев не смущало. Куда угодно, только бы там точно не оказалось Кастиэля, Кроули и всех остальных персонажей этой Божественной комедии, в которую превратилась их жизнь.

Дин не увидел, откуда появился этот мальчишка. Он просто внезапно возник возле капота. Визг тормозов и глухой удар разбудили Сэма.

— Что случилось?

— Я не знаю, похоже, я кого-то сбил, — Дин открыл дверцу и говорил, уже выскакивая из машины.

Мальчишка лежал на дороге и не подавал признаков жизни.

— Жив? — Сэм опустился на колени перед жертвой рядом с братом.

— Вроде жив, — Дин нащупал пульс на тощей шее. — Что это на нем за балахон? За этой тряпкой вообще не понять, какие у парня повреждения и можно ли нам его трогать, — бурчал старший Винчестер.

— Смотри, — Сэм осторожно вытащил из руки мальчика палочку. — Может, здесь какой-нибудь слёт проходит, или что-то в этом роде.

— Ты о чем? — Дин плюнул на условности, достал нож и принялся разрезать балахон, стараясь действовать как можно более аккуратно, чтобы не задеть тела ребенка.

— Дин, ну ты что, не видишь? Мантия, палочка… Пацан явно фанатеет от Гарри Поттера.

— Худой какой, — Дин отшвырнул в сторону обрывки мантии и теперь аккуратно ощупывал худенькое тело на предмет возможных повреждений. — Его не кормят, что ли? Так, позвоночник явно не поврежден, — констатировал Дин, — перевернем?

— Подожди, нужно голову проверить, — Сэм осторожно пропальпировал череп. — Большая шишка на затылке, но вроде ничего страшного. А он явно недокормлен, да и витаминов мало, смотри какие тонкие волосы, а ведь у брюнетов они обычно более грубые, что ли. Давай перевернем.

Они осторожно перевернули мальчика на спину. Бледная кожа подростка наталкивала на мысль о выраженной анемии. Черты лица были тонкие, нос немного крупноват по отношению к остальным чертам.

— Дин, у него нос сломан, — Сэм аккуратно провел кончиком указательного пальца по массивному кровоподтеку на скуле мальчика и явно распухшему носу.

— Это не я, я не мог машиной сломать ему нос, — Дин нахмурился. — Ах ты ж, зараза, — рубашка была настолько старой, что порвалась от неосторожного движения Дина. — Знаешь, Сэм, у меня появились вопросы к родителям или опекунам этого любителя Гарри Поттера. И лучше бы им на эти вопросы ответить.

Сэм тем временем закончил осмотр.

— Ничего не понимаю, почему он все еще без сознания? Вроде сильных повреждений нет. Если только эта шишка на затылке.

Словно услышав его, мальчик распахнул глаза. Черные, обрамленные густыми прямо девичьими ресницами, эти глаза испуганно смотрели на братьев. Правая рука судорожно сжалась, словно на каком-то предмете, но этого предмета в руке не было, и мальчишку охватила настоящая паника. Он забился в руках Дина, пытаясь вырваться. При этом он молчал, боролся, не издавая ни звука.

— Да успокойся, — Дин сильнее сжал худенькое тело, — мы тебе не причиним вреда. Лучше скажи, у тебя ничего не болит? В глазах не двоится? Сколько пальцев видишь? — он показал два пальца мальчику, который прекратил попытки вырваться и лишь настороженно наблюдал за Дином из-под длинной челки, упавшей ему на глаза.

— Голова болит, — наконец, сообщил он глухим надтреснутым голосом.

— Сколько пальцев тебе Дин показывает? — мальчик покосился в сторону Сэма и решил ответить:

— Два. Что случилось?

— Ты попал под машину. Под нашу машину, извини, пацан, но я тебя не заметил, — ответил Дин.

— Это невозможно, — мальчик покачал головой и охнул: голова словно раскололась пополам.

— Но так получилось. Ладно, тебя нужно отвезти в больницу. Держись за мою шею, я тебя отнесу в машину.

— Да вы с ума сошли, в какую машину? Какую больницу? Откуда вы вообще появились в Х… — внезапно он замер и огляделся по сторонам. — Это асфальт?

— Ну конечно асфальт, — Сэм собрал в комок то, что осталось от мантии. Эту тряпку можно было только выбросить. — Машины часто по асфальту ездят.

— Где моя палочка? — внезапно спросил мальчик напряженным голосом. — И что вы сделали с моей мантией?

— Извини, но мантию пришлось того, срезать, — Дин пожал плечами.

— Что вы сделали? — в голосе мальчишки явно была паника. — Она у меня единственная была! Как я теперь в школу вернусь? — глаза защипало от предательских слез. Но мальчик стиснул зубы, чтобы эти глупые магглы не увидели, что он уже готов разреветься.

— Да ладно тебе, еще скажи, что в Хогвартсе учишься, — добродушно усмехнулся Сэм.

— Откуда вы знаете про Хогвартс? — Дин никогда не думал, что глаза реального ребенка могут так расширяться, прямо как у героев аниме.

— Я тебя умоляю, про Хогвартс все знают, — закатил глаза Сэм. — Даже Дин знает про Хогвартс. Книги он, конечно, не читал, но кино честно посмотрел.

— Какое кино? Какие книги? Где я? — паренек попытался вскочить, но Дин твердой рукой его удержал.

— В настоящее время в середине штата Аризона, — Сэм нахмурился. Что-то в этом мальчике было не так, что-то неправильно. Или он заигрался, или их опять во что-то втравили. — А где ты должен находиться?

— На севере Шотландии, — прошептал мальчик. Дин удивленно посмотрел на брата.

— Мы где-то там кости Кроули откапывали, — пояснил Сэм.

— Ничего себе, очешуеть просто, — присвистнул Дин.

Сэм тем временем рассматривал палочку мальчишки. Черная, гладкая, с резной рукояткой, она была явно дорогая.

— Экспеллиармус, — палочка вырвалась из рук Сэма с силой, которая едва не вывихнула ему запястье. Мальчишка ловко ее поймал. По его виду было заметно, что с палочкой в руках он чувствует себя более уверенно.

— Тише, — Сэм поднял руки ладонями вперед и покачал головой на молчаливый призыв брата объяснить ему, что происходит. — Послушай, мы правда не причиним тебе вреда. Мы хотим помочь, — Сэм снова присел рядом с Дином, который продолжал удерживать мальчика. — Давай сделаем так, Дин отнесет тебя в машину, ну что мы на дороге расселись? А потом подумаем, что делать дальше. Хорошо?

Мальчик неохотно кивнул и одной рукой дотронулся до шеи Дина.

— Крепче обхвати, не бойся, — посоветовал старший Винчестер. Он легко поднялся на ноги вместе со своей ношей. — Ты вообще хоть что-нибудь ешь? Легкий, как котенок, — недовольно проговорил Дин, пока нес его и устраивал на заднем сиденье «Импалы».

Сэм занял свое место и развернулся ко все еще настороженно смотрящему на них мальчику. «Этого просто не может быть, или может? Лично я уже могу поверить во что угодно. Но Гарри Поттер?» — Сэм лихорадочно думал, глядя на избитого доходягу-пассажира.

— А теперь давай разбираться. Мы уже выяснили, что ты с севера Шотландии. Но не будем пренебрегать ничем. Насколько я знаю, временные рамки немного сдвинуты, поэтому какой сейчас, по-твоему, год?

— Тысяча девятьсот семьдесят второй, — осторожно ответил мальчик. Он тоже уже понял, что что-то не так, совсем не так. Обладая острым умом и высоким интеллектом, он понимал, что полностью зависит от этих странных магглов, хотя бы в качестве источника информации. Было так страшно, как не было ещё ни разу. Куда он попал? Как? И есть ли возможность вернуться в Хогвартс?

— Ну, ни хрена себе временной прыжок, — Дин завел машину и потихоньку поехал. Мальчик вздрогнул и стиснул в руке палочку.

— Ты когда-нибудь ездил на машинах? — продолжал спрашивать Сэм. Мальчик только покачал головой. — Ладно, а как тебя зовут? — Сэм был неплохо знаком с этой историей. Но тот временной промежуток, о котором говорил мальчик, в книгах не был отражен, поэтому это мог быть кто угодно.

— Северус, Северус Снейп.

— Очешуеть, — Сэм уставился на ребенка, затем повернулся к брату. — Это просто… просто… очешуеть.

— Все так плохо? — поинтересовался Дин.

— Я даже не знаю, — Сэм снова повернулся и принялся с любопытством рассматривать самого неоднозначного героя книги. — Тебе сколько лет, Северус?

— Двенадцать, в январе будет тринадцать.

— Объяснишь? — спросил Дин у брата. В отличие от Сэма он сразу поверил в происходящее. После Ада и Чистилища поверишь во что угодно. Гарри Поттер так Гарри Поттер, подумаешь. Единственное, что его сейчас волновало — это мальчик. И почему тот выглядит как узник концлагеря.

— Потом. Что делать-то будем? В полицию заявлять нельзя. Самое малое, что его ждет — психушка. И вообще нужно выяснить, как он здесь оказался? Да домой каким-то образом вернуть.

— А еще не мешает все-таки в больницу отвезти, мне не нравится, как он выглядит, — буркнул Дин. — А насчет «вернуть» и все такое, Каса попросим, или Кроули, если это по его части.

— А как сейчас с Северусом быть? У нас есть семейная страховка?

— Не помню, посмотри, — Сэм кивнул и вытащил из бардачка коробку с липовыми жетонами, кредитками и страховками.

— Вам не кажется, что ваша очередь представиться? — послышался с заднего сиденья недовольный голос.

— Я — Дин, это — Сэм, — Дин кивнул на брата. — Мы братья. Фамилия у нас Винчестер.

— А год? Сэм что-то говорил про временные рамки, — Сэм сначала даже удивился уму этого ребёнка, но потом вспомнил, кто перед ним, и успокоился. Потом до него дошло, что Северус ждал ответа.

— Эм, Северус, ты только не волнуйся, ладно? — Сэм бросил поиски подходящих документов и обернулся к мальчику: — Сейчас две тысячи четырнадцатый год. И мы действительно находимся в центре Аризоны. Что произошло? Как ты здесь очутился?

— И кто тебе сломал нос? — Дин посмотрел в зеркало заднего вида на ошарашенного мальчика, который уже не мог скрывать паники. Он часто-часто моргал, а по щеке покатилась слезинка.

— Я не знаю. Поттер что-то швырнул в меня, но это было безобидно, скорее всего, я упал, ударился головой, — бессвязно начал бормотать Северус. — Я не помню. Наверное, я побежал, а Поттер и Блэк швырнули в меня что-то вместе. Может быть, сочетание разных чар дало такой эффект? Да и я опрокинул на себя зелье, а мантия у меня одна… Но зелье обычное восстанавливающее было, я для Больничного крыла сварил.

— Стоп! — рявкнул Дин. — Давай подытожим. На тебя напали двое парней, когда ты нес зелье для Больничного крыла? Я правильно понял?

— Дин, их, скорее всего, четверо было, — прервал брата Сэм. Дин так стиснул челюсти, что зубы заскрипели, а Северус удивленно посмотрел на здоровенного парня, который так много про него знал. — Сочетание непонятных чар, да плюс зелье, да еще наша с тобой «удача» — и вот Северус здесь.

— А куда вообще смотрят преподаватели в этой странной школе? И почему родители не пытаются решить эту проблему, если уж пацан сам не в состоянии, — он еще раз посмотрел в зеркало на пассажира. — А сам он точно не может. Ты посмотри на него! Моль на складе китайской синтетики! Кожа и кости, и цвет лица как у Бенни после недельного поста.

— Нашел, — перебил брата Сэм и вытащил пластиковую карточку. — Майкл Роджерс и его сын Джон Роджерс. Ну что, кто из нас будет Майклом?

— Я, — вдруг без всякого жребия заявил Дин. Сэм удивленно на него посмотрел.

— Ну, хорошо. Только давай сперва приоденем пацана, а то на него и так без слез не взглянешь, да еще одет в какое-то тряпье.

— Угу, — Дин все чаще посматривал в зеркало. Мальчик, измученный всем произошедшим в этот день, так и не дождавшись полных ответов на свои вопросы, похоже, задремал.

— Дин, — Сэм выразительно посмотрел на брата.

— Сэм, это неправильно, понимаешь, неправильно! Ты посмотри на него. Какие двенадцать, я ему девять с трудом дал бы. И, несмотря на это, его избивают, сколько ты говорил? Четверо на одного?

— Дин, так часто бывает в любой школе. Всегда найдется такой вот мальчик для битья. Ты что, школу Трумана не помнишь?

— Ну, хорошо, а куда смотрят учителя? Если я не ошибаюсь, эта школа — интернат?

— Там не все так просто, Дин.

— Сэм, куда уж проще. И еще один момент. Он сказал, что приготовил зелье для Больничного крыла. Объясни мне, может, я чего-то не понимаю: нахрена двенадцатилетке что-то там готовить для какого-то Больничного крыла, где ему не могут даже гемоглобин измерить?!

— Дин, не ори, разбудишь, — Сэм снова обернулся. Спал мальчик тревожно, постоянно вздрагивал во сне, хмурился.

— Ты знаешь, кто он?

— Я могу судить только по книге, — осторожно произнес Сэм.

— Получается, учитывая, что парень сейчас здесь, эти книги что-то типа Откровений, что ли? Как у Чака?

— Понятия не имею, — честно ответил Сэм. — Если и так, то как-то слишком уж сумбурно все. Временами логика в загул уходит.

— А может не логика, а писательница? Эту книгу вроде баба какая-то написала, если я не ошибаюсь. Вспомни Чака, он же только после того, как прилично так хлопнет виски, ваять свои нетленки начинает. А чем та писательница хуже? Может, там не бутылка, а все три? Вот логика и уходит… в загул.

— Хм, возможно.

— Так что это за парень?

— Знаешь, Дин, рассказывать долго, но вот что я могу сказать, такой судьбы злейшему врагу не пожелаешь. Мы по сравнению с Северусом просто везунчики с отличными исходными данными и светлым будущим.

Дин так стиснул зубы, что скулы заболели. От накатившей злости он настолько сильно вдавил педаль газа, что машина буквально полетела. Он сам не понимал, почему его так разозлило явно плачевное положение этого маленького мага. Просто он вспомнил как, несмотря на страх, мальчик пытался молча с ним бороться. Его передернуло: если бы Сэм в возрасте этого пацана однажды заикнулся, что на него нападают четверо на одного… Прибил бы паршивцев!

Появившийся указатель сообщил Винчестерам, что они въезжают в город Прескотт.

— Мы сюда ехали? — Сэм снова посмотрел на мальчика. Дин кивнул. — А знаешь, если ему нос ломать больше не будут, да если его подкормить, то очень даже симпатичный паренек получится.

Дин тем временем свернул к мотелю, мимо которого чуть не проехал, или, точнее, чуть не пролетел. Нужно было успокоиться и заняться их маленьким спутником.

В снятый номер Сэм занес вещи, а Дин — проснувшегося и снова смотрящего с недоверием и страхом мальчика.

В номере Дин сгрузил свою лёгкую ношу на кровать.

— Так, пацан, нам нужно в магазин сгонять. Ты размер своей одежды знаешь?

— А вам зачем? — подозрительно спросил Северус.

— Мой сын не будет носить вот это, — Дин с трудом сдерживал рвущиеся наружу ругательства.

— Твой сын? — Северус снова уставился на Дина своими невозможными глазищами. — Вы психи?

— Знаешь, возможно. А ладно, потом объясним, — махнул рукой Дин. — Так как насчет размера? Если нужно колдануть, валяй. Нас ты точно этим не шокируешь.

Северус на секунду задумался, затем что-то пробормотал и изобразил петлю палочкой. Дин пристально наблюдал, как появилась этакая призрачная сантиметровая лента, которая быстро обмерила Северуса, а когда она исчезла, на пол упал лист бумаги, пачка которой лежала на столике рядом с телефоном.

Северус протянул бумагу Дину. На ней были написаны все замеры. После этого Северус тяжело вздохнул и принялся что-то прикидывать и подсчитывать на пальцах.

— Тебе что-то купить? — Дин оторвал напряженный взгляд от бумаги.

— Если можно, — Северус быстро набросал небольшой список. — Тут только травы, и еще кое-что. Я знаю, что многие ингредиенты в маггловских магазинах не купишь, но травы вроде должны где-то продаваться.

— Зачем тебе?

— Голова болит. Попробую сварить обезболивающее, если получится, экспериментировать ведь придется.

— Не проще аспирин выпить?

— Проще, но я не знаю, как он на меня подействует.

— Ладно, купим, что сможем.

— Северус, ты пока телевизор посмотри, мы постараемся вернуться быстро, — Сэм ободряюще улыбнулся, и Винчестеры вышли из номера.

Глава 2

— Что ты там говорил про жуткую судьбу этого заморыша? — Дин припарковался возле магазина одежды, но выходить из машины не торопился.

— Это жесть, Дин, — Сэм закрыл глаза. — Если мне отец в девять лет пушку дал, чтобы от ночных кошмаров избавить, то там… Его, похоже, все имели, кто как мог и как хотел. А он еще в соплячестве чего-то там с клятвами переборщил, да так, что дернуться не мог: шаг вправо, шаг влево — побег с последующей мерой пресечения в виде смертной казни. Не понимаю, как, судя по той же книге, он вообще относительно вменяемым оставался. И это если не брать во внимание тот факт, что парнишка — гений, даже баба в загуле, что книгу писала, это признает.

— Знаешь, Сэм, а может, нам его вообще лучше не возвращать? Даже у нас ему будет лучше, если все то, что ты говоришь, правда, — Дин криво усмехнулся и вышел из машины, оставив брата сидеть с отвисшей челюстью.

— Дин, но так нельзя, пойми, нельзя, — Сэм догнал брата и схватил его за рукав куртки, останавливая. — Северус ключевая фигура в той истории.

— Ну и что? Что без него может произойти? Апокалипсис? Ха-ха, я оценил, Сэм.

— Нет, Дин, так нельзя. К тому же мы не знаем точно, что произошло и почему герой сказки оказался здесь.

— Да понял я, — Дин вырвал рукав из крепкой хватки брата. — Но вот что я тебе скажу, Сэм. Я не буду искать способы вернуть его, пока не приведу парня в норму. Чтобы он хотя бы на свой возраст выглядел и был способен отсуперментить этих козлов, которые ему нос сломали. Нашли, уроды, грушу для битья. Его же соплей перешибить можно, — Дин рванул дверь магазина на себя и, войдя, сразу же направился к продавщице.

— Добрый вечер, чем могу вам помочь? — заученно улыбнулась девушка двум симпатичным мужчинам.

— Жена бывшая сына подкинула, стерва, и со своим козлом на Гавайи укатила. Так спешила, что даже одежду пацану не собрала, — улыбка Дина напоминала оскал. — Вот его размеры, — и он протянул бумажку продавщице. — Нам все нужно, начиная с трусов. Несколько комплектов.

— О, — продавщица внимательно изучила бумажку. — Судя по размерам, вашему мальчику девять-десять лет?

Дин повернулся к Сэму и так на него посмотрел, что младший Винчестер невольно попятился.

— Да, точно, девять, — Дин снова обратился к продавщице. — Подберите что-нибудь на свой вкус, мне копаться неохота. Да, парень у меня в мамашу пошел, он брюнет с очень темными глазами.

Девушка кивнула и отправилась к полкам набирать вещи.

— Девять, Сэм, я же говорил — девять, — зашипел Дин.

— Да понял я, — Сэм немного помолчал. — Знаешь, ты прав. Давай паренька подлечим, чему-нибудь научим. Думаю, никому от этого хуже не будет. Во всяком случае, у него появится шанс не откинуть копыта в тридцать восемь.

Услышав про продолжительность жизни своего маленького протеже, Дин снова заскрипел зубами.

— Почему так мало? Он что, чем-то вроде охоты занимался?

— Нет, Дин, ты вообще кроме порнухи что-нибудь читаешь? — Дин неопределенно пожал плечами, а Сэм закусил губу, — он учитель. Но я же говорю, его все использовали кому не лень. Поэтому умрет он не от инфаркта, его убьют.

— Хрен им, — Дин улыбнулся продавщице. — Вспомним, как и чему нас учил отец. У него стрелять на звук на рефлекторный уровень выйдет.

— Не думаю, что в данном случае методы отца дадут хороший результат, скорее, отрицательный, — покачал головой Сэм. — Посмотрим. Нужно его на охоту с собой взять. Он же маг, не просто обыватель. Что-то про разных тварей должен знать. Думаю, этот дохлый призрак вполне подойдет для начала.

— Вот здесь семь комплектов сменной одежды, — подошедшая продавщица принялась выкладывать вещи на стол. — Еще я включила две ветровки и куртку. Перчатки, шапка, все-таки осень. Ваша жена надолго уехала?

— Понятия не имею, — у Дина лицо свело от улыбок. — Эта… собачья дочь передо мной не отчитывается. Я вообще подумываю пацана у нее по суду отобрать.

— О, ну, удачи, — продавщица улыбнулась и провела картой по терминалу. — Да, обувь все-таки лучше с ребенком покупать, особенности ног у всех разные, нужно мерить.

— Так, что еще? — Дин бросил внушительные пакеты в машину. — Не забыть бы про обувь. Сэм, ты ведь не забудешь? — Сэм кивнул.

— Нужно предметы гигиены. И Дин, несмотря на то, что он выглядит, как будто еще в ясли ходит, у него, скорее всего, переходный возраст начинается. Нужно всякие там пенки, шампуни…

— Эм? — Дин недоуменно посмотрел на брата.

— Прыщи, Дин! Это там он мог что-нибудь себе намешать, а здесь вряд ли получится.

— О, да, ты прав. Тогда, наверное, лучше в аптеку? Заодно и про травы спросим.

В аптеке они узнали, что если у мальчика существует проблема с кожей и волосами, то в этом возрасте волосы лучше состричь. Сэм кивнул, прикидывая, как будет уговаривать юного колдуна расстаться с волосами. Вроде у них какие-то суеверия существуют на этот счет.

Прочитав список, написанный Северусом, аптекарь удивленно посмотрел на братьев.

— Это для нашей бабушки, — пояснил Сэм.

— Да, старушка увлекается разными настойками, ну, вы понимаете. Что? — тихо прошептал он, когда Сэм ткнул его локтем в бок.

— Настои, кретин. Не настойки, ты только что нашу мифическую бабку алкоголичкой назвал, — сквозь зубы прошептал Сэм.

— Да как-то похрену.

Сев в машину, Сэм внимательно посмотрел на Дина.

— А теперь объясни мне, с какого перепоя у тебя такой бешеный отцовский инстинкт проснулся?

— Не знаю, Сэм. Просто достало все. Хочется сделать хоть раз в жизни обычное хорошее дело. Без оглядки на спасение мира или охоту. Просто сделать лучше жизнь хоть кому-нибудь, почему бы не этому пацану, если с самим собой ничего не получается. Этого мальчишку нам бог послал, точно тебе говорю. Хоть он и на Майорке пьет текилу, но, видимо, решил, что нам необходима его помощь, пусть и такая оригинальная, чтобы окончательно не рехнуться. Так же, как и этому пацану. Только, учитывая этот факт, подозреваю, что «просто» не будет, иначе нам кого-нибудь попроще бы подкинули, — он опустил голову на руль. Затем резко поднял ее и завел машину. — Куда теперь? За продуктами?

— Не стоит. Нужно сперва к врачу. Анализы все сделать. Может, ему какая-то диета специальная будет необходима. А потом уже за продуктами. Да и делом не мешает заняться. Не зря же мы сюда приперлись.

Все закупленные вещи Винчестеры заносили в номер вдвоем. Северус сидел на кровати в той же позе, в которой они его оставили. Телевизор он так и не включил. То ли не знал как, то ли не захотел.

— Разбирай, — Дин бросил пакеты на кровать. Сэм присоединил к ним кое-что, остальное поставил на стол.

— Это что, все мне? — в голосе мальчика звучало такое удивление, что Дин выругался и ушел в ванную, громко хлопнув дверью.

Северус вздрогнул и посмотрел на Сэма. Сэм был гораздо выше брата, более массивным, но и более мягким, что ли, с ним Северусу было проще разговаривать.

— Ну конечно, тебе. Нам все это будет немного маловато. Да и вышли мы уже из того возраста, когда нужно вот этим умываться, — он кивнул на пакет стоящий на столе.

— Вы купили травы?

— Да, но, может, попробуешь выпить аспирин?

— Давай так, я попробую зелье приготовить. Если не получится, то тогда выпью этот ваш аспирин, — Северус скорчил такую забавную гримасу, что Сэм хихикнул.

— Хорошо. Как долго это займет по времени? Мы все же хотим тебя доктору показать.

— Не слишком долго. А зачем меня кому-то показывать? — Северус зажег спиртовку, которую включил в список своих «хотелок», поставил на нее алюминиевую чашку, которую перед этим долго мыл под краном, и налил в нее воду. Пока вода закипала, он перебирал пакетики с травами.

— Чтобы убедиться, что у тебя все нормально. Все-таки ты под машину попал. Да и кровь проверить не помешает. Анализы сделать.

— Зачем? — Северус удивленно посмотрел на Сэма. Затем принялся добавлять в воду травы в одной только ему известной последовательности, помешивая при этом палочкой от китайского набора.

Палочки лежали в нераспакованной упаковке на прикроватной тумбочке, скорее всего, остались от предыдущих жильцов. Может, уборщица забыла забрать, может, не захотела. Северус открыл их, вытащил одну, осмотрел и кивнул, признав годной. Вторую он снова тщательно упаковал и снова не воспользовался магией.

— Ты слишком бледный, да и вообще… В общем, мы тебя сбили — мы за тебя и отвечаем, понятно? Так что будь хорошим мальчиком, не спорь, а то Дин расстроится. А когда Дин расстраивается, весело становится абсолютно всем, — Северус неопределенно хмыкнул. — Можно задать тебе вопрос? — мальчик кивнул, не отрываясь от кипящего зелья, и, похоже, считал про себя помешивания. — Почему ты чашку мыл, ну, просто мыл, а не очистил как-то по-другому? Да и палочки эти.

Северус сосредоточенно продолжал считать, Сэм ему не мешал, ожидая ответа. Наконец, Северус отложил палочку, бросил щепотку очередной травы в чашку и уменьшил огонь спиртовки.

— Потому что нельзя, чтобы на посуде остался магический след. Это же зелье, а не компот. От него вообще во время приготовления лучше все, что связано с магией, держать подальше.

— Кроме зельевара, — снова хихикнул Сэм.

— Что? — Северус нахмурился, затем его худенькое личико разгладилось, и он улыбнулся. — Точно, кроме зельевара. Можно, я эту фразочку украду?

— Конечно можно, тебе еще долго готовить? — Северус покачал головой и снова принялся помешивать свое варево, считая про себя. Сэм подошел к двери в ванную и несколько раз стукнул в нее кулаком. — Ты там утонул?

Дин вышел из ванной практически сразу: мокрый, взъерошенный, голый по пояс и с полотенцем на шее.

— А почему ты еще не переоделся и вещи не разобрал? — спросил он у Северуса, энергично вытирая волосы.

— Потому что кто-то занял ванную, — ответил за мальчика Сэм. — Или ты думаешь, что только тебе охота в душ? Северус вообще на земле валялся, а ты предлагаешь ему новые шмотки на грязное тело напялить? Да такого папашу под суд надо отдать, — Сэм внезапно замер и снова осмотрел Северуса. — Дин, если мы его поведем к врачу, не придумав, почему он выглядит, как жертва Холокоста, нас точно под суд отдадут.

— А что тут придумывать? — Дин пожал плечами. — Я уже в магазине придумал: стерва бывшая, ее муж-козлина и отсуженный у этих уродов ребенок.

— А я? — Сэм явно ждал продолжение.

— А ты тот, кто есть на самом деле — любящий дядюшка-адвокат, который просто в шоке до сих пор, как они с его племянником обращались. Жаль, что козла не засудить, он уже сел, за кражу в особо крупных размерах.

— Ну у тебя и фантазия, — Северус поднес палочку к чашке и прошептал заклинание. По комнате словно проскользнул холодок.

— Ты же говорил, что колдовать нельзя, — не преминул заметить Сэм.

— Я говорил, что пока готовится — нельзя. А оно уже готово, я просто остудил.

— Получилось?

— Не знаю. По внешним характеристикам вроде получилось, немного цвет другой, но здесь уж ничего не поделаешь. А почему вы так спокойно к магии относитесь?

— Да нас уже ничем не удивишь, — пожал плечами Дин. — У нас и колдуны знакомые есть, но они не так… — он показал на палочку, — нет, совсем не так. Кстати, как это варево действует?

— Это зелье, Дин, — Северус, наконец-то, осознал, что эти здоровые парни не хотят причинить ему вред, и слегка расслабился. — Варево — это то, что у Поттера на выходе получается. А это обезболивающее зелье. Оно не специализированное, но что я могу лучшее в этих условиях сделать?

— А почему ты вообще можешь его сделать в свои двенадцать лет?

— Дин, гений, я же тебе говорил, — тихо напомнил Сэм.

— Ах да. Тогда у меня появилось еще больше вопросов к его родителям и учителям.

Северус осторожно перелил зелье в высокий стакан. Затем снова тщательно вымыл чашку.

Голова болела и не хотела как следует работать. Сильно хотелось есть, и Сэм был прав, в душ сходить не помешало бы. Северус отпил немного из стакана и прислушался к ощущениям. Да! У него все получилось. Он чувствовал, как отпускает пульсирующая боль в затылке и висках, а в мозгах просветляется.

Выпив еще глоток, Северус поставил стакан на стол, подошел к кровати и робко протянул руку к пакетам. У него еще ни разу в жизни не было столько обновок сразу. А с тех пор, как родители… К глазам подступили слезы, и Северус сглотнул, чтобы не разреветься.

— Северус, — Сэм сел рядом и стал помогать раскладывать вещи. — Я тут подумал, что-то у меня не сходится, понимаешь? Какие бы родители не были невнимательные, они все равно должны проявлять хоть какую-то заботу о своем ребенке. Что произошло?

Северус вскинул на него свои глазищи, и Сэм увидел, что они блестят от слез.

— Откуда ты все знаешь?

— А, не обращай внимания, — Дин натянул футболку и присел на корточки возле мальчика. — Сэм у нас экстрасенс. Был. Когда-то, но что-то осталось. Чутье, например. Так что с родителями?

— Они погибли прошлой зимой, — тихо проговорил Северус. — Попали под большую машину. Было темно, и водитель их не увидел.

— Северус, тьфу, можно я сокращу твое имя? — мальчик кивнул. И Дин продолжил: — Сев, а кто твои опекуны?

— Принцы, дед и бабка со стороны матери. Со стороны отца никого нет. Но я им не нужен, я же полукровка. Хорошо хоть денег дают, на еду, да на учебу. Все равно не хватает, — Северус обхватил себя за плечи.

— Да что за гребанный писец! — Дин вскочил на ноги и пнул подвернувшийся ему стул. Северус снова вздрогнул и с испугом посмотрел на старшего Винчестера.

— Дин, спокойно. Спокойно, — Сэм встал между Дином и кроватью, на которой сидел Северус. Он прекрасно понимал, что мальчику сейчас грозит беда только через труп его неадекватного брата, да и его собственный труп, если разобраться, но Северус мог испугаться. Он же не был знаком с бешеным темпераментом Дина. — Сев, ты отобрал себе, что сейчас наденешь? — мальчик кивнул. — Иди в душ и переоденься. Тряпье, что на тебе, можешь сразу выкинуть, — предупредил он Северуса, который сгреб в охапку вещи и быстро вскочил на ноги. — Да, стой. — Сэм схватил пакет с гигиеническими принадлежностями и сунул его мальчику в руки. — Думаю, с этим сам разберешься.

Северус схватил пакет и скрылся в ванной.

— Ты что, свихнулся? Ты почему себя так ведешь? — набросился на брата Сэм, едва услышал, что включилась вода.

— Ты мне об этом не говорил, — ткнул Дин брата пальцем в грудь.

— Я этого не знал! В книгах он уже взрослым описывается. Да еще намеки, что эти скоты на него вчетвером нападают постоянно. Ты успокоился? — Сэм обеспокоенно посмотрел на задумавшегося брата. — Дин, что ты задумал?

— Пока только мысли, Сэми. А что будет, если я найду способ не просто его вернуть, а пойду с ним, ну чтобы хотя бы убедиться, что с пацаном все хорошо?

— Дин, ты совсем спятил?! — Сэм схватил брата за плечи и тряхнул. Тот упрямо сжал зубы. — Так, давай решать проблемы по мере их поступления, — он потер лоб. — В крайнем случае, я пойду с тобой. А то ты таких дел там наворотишь, всем демонам тошно станет. Действительно, кто такой для тебя этот Темный лорд недоделанный после Чистилища, правда?

Шум воды стих. Дин, потирая лоб, подошел к столу. Начинавшаяся головная боль не давала как следует успокоиться. Взгляд упал на стакан с зельем. Взяв его, Дин понюхал содержимое. Пахло нормально, даже вкусно. Пожав плечами, Дин сделал длинный глоток.

Эффект от принятого зелья наступил как-то сразу. Не было ничего похожего на действие привычных средств. Вот голова болела, и уже не болит. Дин неверяще посмотрел на мутную жидкость.

— Очешуеть, — прошептал он.

В это время дверь в ванную открылась, и вышел явно смущающийся Северус. От горячей воды кожа слегка порозовела, но стала более заметна травма носа. Дин только покачал головой. На мальчике была надета черная футболка и джинсы. Все было вроде впору, но все равно оставалось ощущение, что одежда на нем болтается.

Решив для разнообразия помолчать, Дин бросил ему куртку.

— Запомни, тебя зовут Джон Роджерс. Я твой отец Майкл. Я тебя отсудил у твоей наркоманки-мамаши, и теперь ты живешь со мной и со своим дядей Сэмом.

Северус слабо улыбнулся.

— Хорошо, Майкл, — сказал он. — Только я не знаю, куда палочку спрятать.

— Да никуда не прячь. Здесь из-за этих книг и фильмов, ну, которые про Хогвартс, — Северус нахмурился, но ничего не спросил, — такие палки в сувенирных лавках можно купить. Никто же не знает, что она настоящая, — Сэм потянулся. — Да, Северус, нам тут посоветовали… В общем, как ты смотришь на то, чтобы немного волосы укоротить?

Северус долго на него смотрел, затем пожал плечами.

— Да мне все равно.

— Ну тогда пошли. Чем быстрее все сделаем, тем быстрее пожрем. А то у меня уже живот урчит.

— Дин, — Сэм посмотрел на брата укоризненно.

— Что Дин? Дин жрать хочет, — с этими словами он вышел из комнаты и направился к машине.

Северус переглянулся с Сэмом и захихикал. Сэм расценил это как добрый знак и, закрыв дверь номера, присоединился к своей семье, которая как-то неожиданно для всех стала немного больше.

Глава 3

— Сэм, ты записал Сева на прием?

— Угу, здесь маленький городишко, меньше пятидесяти тысяч населения. Так что доктор Харингтон практически скучает, — Сэм решил не терять времени даром и изучал информацию по их делу, зарывшись в интернет на своем телефоне. — Что-то я не пойму. Бред какой-то, — он взъерошил волосы. — Нет ни одной постоянной и устойчивой легенды про этот чертов дом.

— Тульпа? — Дин повернулся к брату.

— Похоже, но, Дин, как она может питаться, тут народу-то раз-два и обчелся? Да и сведения о смертях преувеличены. Реальных смертей было две и цитирую: «На лице застыло выражение сильнейшего ужаса, как будто здоровый, спортивный, молодой парень умер от страха. Никаких повреждений выявлено не было». Остальные очевидцы рассказывают только о том, что им было страшно и мерещилось всякое.

— А какая последняя легенда?

— О чем вы говорите? — Северус немного освоился и сел так, чтобы оказаться между братьями.

— Погоди, — отмахнулся Дин, пытаясь зацепить ускользающую мысль. — Так что в последней легенде?

— Старуха с ножом. Ни имени, ни времени смерти, ни причины смерти, ничего. Нет даже того, что она вообще этим ножом делала.

— Очешуеть можно, — Дин одной рукой взлохматил волосы.

— Вы сейчас о чем говорите? — повторил вопрос Северус.

Винчестеры переглянулись.

— Видишь ли, Северус, это относится к тому, почему мы нормально воспринимаем тебя и твою магию. Мы охотники. Мы охотимся на нечисть, — Сэм развернулся к мальчику.

— На какую конкретно нечисть? — Северус нахмурился, вспоминая бестиарий, который сумел выпросить у Малфоя на пару дней. Он тогда даже выписки делал, чтобы не забыть.

— На разную. Призраки, оборотни, вампиры, чупакабры, да много всякой хрени по земле ползает.

— А зачем на призраков охотиться? — Северус потер лоб. — С ними же всегда можно договориться, ну или в Совет настучать, если начнут безобразничать.

Дин резко надавил на тормоз. Северус не удержался и обязательно клюкнулся бы своим многострадальным носом, если бы Сэм не подхватил его.

— Дин!

— Погоди, дай переварить эту буквально очешуительную новость. Совет призраков?

— Ну да, мне про него Кровавый барон рассказывал, а почему Дин постоянно про чешую говорит?

— Потому что у Дина весьма ограниченный словарный запас, — поддел брата Сэм.

— Не слушай его, это неправда, у меня весьма разносторонние знания, — Дин снова тронулся.

— Ну ладно, вы охотитесь сейчас на сбрендившего призрака, на Совет у вас выхода нет, и как вы его успокоите?

— Не успокоим, а упокоим. Методов на самом деле немного: нужно сжечь останки. Но для этого нужно точно знать, чьи именно останки сжигать.

— Интересная теория, — Северус задумался. — А что, именно с этим призраком возникла проблема?

— Да, понимаешь, — братья увлеченно включили Северуса в обсуждение, как только поняли, что мальчик что-то соображает во всем этом. Они сами были примерно этого же возраста, когда отец начал брать их на охоту. — Здесь нет единой легенды. Непонятно, кем был этот призрак при жизни, и есть ли на самом деле этот призрак.

— А что вы делаете, когда заходите в такой вот тупик?

— Смотрим на месте. Вот думаем, спать тебя уложим и смотаемся посмотрим, — Сэм закрыл все вкладки браузера. Дин начал искать место для парковки. Они подъехали к клинике. Единственной в городишке.

— А у меня право выбора есть? — Дин обернулся и внимательно посмотрел на своего свежеприобретенного сына.

— И чего же ты хочешь?

— С вами пойти, — Северус положил подбородок на спинку кресла Сэма. — Я ведь здесь… мне страшно, ясно. А к вам я уже начинаю привыкать. Да и на неправильного призрака, который то ли есть, то ли его нет, посмотреть охота. Я не буду мешать, честно.

— Посмотрим, все будет зависеть от того, что доктор скажет. Вылезай, — Сэм выскочил из машины и, отодвинув сиденье, помог «племяннику» выйти.

Тут его взгляд упал на ботинки Северуса.

— Дин, а обувь все-таки нужна будет, — Дин взглянул на потрепанные ботинки, которые были Северусу еще и, похоже, маловаты, потому что он переминался с ноги на ногу и слегка поджимал пальцы.

— Ты ходить в них можешь? — спросил Дин у Северуса.

— Ну, да, еще пока могу, — осторожно произнес мальчик.

— Ты просто не представляешь, Сэм, как мне охота сейчас настучать кому-нибудь в бубен.

— Ну, почему же, представляю. Меня тоже в последние несколько часов посещают такие же странные желания. Так, время.

— Может проще тебя дотащить? — задумчиво произнес Дин, но встретился взглядом с братом, который отрицательно покачал головой. Подумав, старший Винчестер согласился с Сэмом. — Хотя, нет. Пошли, а обувь приличную мы тебе на обратной дороге купим. Тем более, если ты с нами собрался.

— А как это связано? — Северус позволил Дину крепко взять себя за руку. Опираясь на сильную руку своего так называемого отца, мальчик понял, что так действительно идти легче.

— Да напрямую. Если там что-то, чего мы пока не знаем и с чем не сможем сразу справиться, то нужно будет очень быстро бежать, а в этих… в общем, в этом ты не сможешь быстро убежать. Я вообще сомневаюсь, что ты можешь быстро бегать. Так что завтра с Сэмом на пробежку. Он каждое утро бегает, вот и ты с ним.

— Зачем?

— Ты будешь с папой спорить, сынок? — Дин ухмыльнулся, видя, как Северус надулся. Именно надулся, а не испуганно вздрогнул. Отпустив руку Северуса, чтобы последние метры тот прошел сам, Дин подошел к брату.

— А он быстро освоился, да?

— Скорее всего, какой-то вид эмпатии. В книгах сказано, что он на очень высоком уровне магией разума владел. Но просто так ведь ничего не бывает. Так что задатки, наверное, с детства были. Он чувствует, что мы искренне хотим ему помочь. Похоже, это очень новое для него чувство, — прошептал Сэм.

Дин кивнул и зашел вслед за Северусом.

— Мистер Роджерс? — к нему обратилась миловидная медсестра. — Проходите, доктор Харингтон вас ждет.

Возле входа в кабинет Дину пришлось снова взять Северуса за руку и буквально втащить внутрь, потому что Северус опять испугался и довольно успешно сопротивлялся усилиям «отца».

Сэм подошел к медсестре. Он просто физически чувствовал проблемы.

— Я дядя Джона, я могу присутствовать? А то пока Майкл будет успокаивать ребёнка, то может пропустить какие-нибудь рекомендации доктора.

— Хорошо, мистер Роджерс, думаю, что ваше присутствие будет уместно. Только снимите куртку, пожалуйста, — и она указала на вешалку, где уже висели куртки Дина и Северуса.

Сэм поспешил раздеться и быстро вошел в кабинет.

Проблема пришла оттуда, откуда ее вообще никто не ожидал.

В кабинете врача шла война с переменным успехом. Северус наотрез отказался раздеваться, чтобы доктор Харингтон, оказавшийся миловидной женщиной, смогла его полностью осмотреть.

Кровь ей все же удалось нацедить, и сейчас пробирки были помещены в аппараты. Дин выглядел так, словно только что дрался с Диком. А Северус, упрямо сжав губы, похоже, решил проверить границы терпения своего «папаши».

— Джон, в чем дело? — Сэм присел перед сидящим на высокой кушетке «племянником».

— Я не буду раздеваться!

— Почему?

— Не буду и все! — черные глаза наполнились слезами.

— Объясни внятно, почему? Доктор Харингтон не сделает тебе ничего плохого. Она просто послушает твои легкие и сердце, и, возможно, немного пощупает живот, что в этом криминального?

— Я не хочу, чтобы меня трогали, — прошептал Северус.

— Понятно, — Сэм встал. — Доктор Харингтон, у моего племянника психологическая травма, следствие домашнего насилия. Возможно ли провести осмотр, не дотрагиваясь до него, во всяком случае, руками?

— Да, это многое объясняет. Мы можем сделать МРТ, чтобы исключить травму мозга, отец Джона сказал, что его ударили по голове? — Дин кивнул. — Можно сделать УЗИ, чтобы посмотреть внутренние органы. Аускультацию я и через футболку сделаю, он настолько худенький, что все прекрасно прослушается. Но вот что делать с его носом?

— А что с носом?

— Он сломан.

— Да, мы в курсе, — ответил Дин.

— Мистер Роджерс, чтобы посмотреть, насколько все плохо, нужно провести эндоскопию и, скорее всего, произвести репозицию костей. Я уже вижу, что если кости срастутся неправильно, то разовьется как минимум ринокифоз, возможно, риносколиоз. Спинка носа и так несколько крупновата по сравнению с остальными чертами лица, но это некритично. Если Джон наберет положенный для его возраста вес и догонит сверстников в росте, то обзаведется всего лишь классическим «римским» носом. Но, вы представляете, что будет, если запустить процесс? Сейчас, пока перелом свежий, его легко исправить. Тампонада и гипсовая повязка максимум на неделю. Мистер Роджерс, я пойду подготовлю все для дальнейших исследований, а вы попытайтесь убедить сына, что если сейчас ему и наплевать на свою внешность, то очень скоро он сильно пожалеет, что упустил момент. И еще, ринопластика не всегда дает нужный результат при застарелых неправильно сросшихся переломах.

Доктор вышла в соседнее помещение, а Дин встал перед Северусом, сложив на груди руки.

— Что это за детский сад? Ты понимаешь, что нам нужно знать, что происходит с твоим здоровьем?

— Я не хочу, чтобы она меня трогала, — Северус поднял лицо вверх, чтобы остановить слезы.

— Хорошо, ты согласен, чтобы тебя посмотрели аппаратами? — Северус неуверенно кивнул. Сэм выдохнул. Осталось решить проблему с носом.

— Если потерпишь и разрешишь поправить нос, то, независимо от того, что доктор скажет, пойдешь сегодня с нами на охоту, — внезапно сказал Дин.

— Что значит, «потерпишь»? — подозрительно спросил Северус.

— То и значит. Это больно будет, знаешь ли. Конечно, тебе вколют тонну анестетика, но мы же не знаем, как он на колдунов действует. Так что, скорее всего, придется потерпеть. Вот если вытерпишь, то докажешь, что ты не трус, что ты уже практически тринадцатилетний мужчина, а не ребенок девятилетний, за которого тебя все принимают.

Сэм с любопытством смотрел на Северуса. Этот мальчик был умнее их с Дином вместе взятых, интересно, поведется на «слабо», или нет?

Северус прекрасно повелся, еще как. Сэм только хмыкнул. Все-таки мальчишка есть мальчишка, будь он хоть трижды гениальным ребенком.

— Точно, ты не обманываешь? — серьезно спросил он Дина.

— Да чтоб мне для моей детки классного масла нигде не найти, — торжественно поклялся Дин.

Все это время Северус внимательно смотрел на него, от этого пристального взгляда Дину стало немного не по себе.

«Точно эмпат», — поздравил себя Сэм с правильным «диагнозом».

— Ну, что решили? — вошла доктор. — Или все-таки нужно подождать, пока психолог поработает? Ждать, конечно, не рекомендуется, но, учитывая обстоятельства.

— Мы пришли к соглашению, правда, Джон?

— Да, Майкл, — Северус подал руку Дину, чтобы тот помог ему слезть с кушетки.

— Он называет вас Майкл? Не отец?

— Когда как, — уклончиво ответил Дин.

— Да, так бывает, когда родители в разводе. Ну что, Джон, живот разрешишь мне посмотреть? Я буду вот этой штучкой водить и вот в этот телевизор смотреть. Можно даже немного повернуть, чтобы тебе было видно.

Северус напряженно кивнул и лег на очередную кушетку, задрав футболку. Датчик легко скользил по животу, а доктор комментировала:

— Печень, желчный пузырь без особенностей. Поджелудочная, хм, легкие изменения, но при соблюдении полноценной диеты — это пройдет. Селезенка — без особенностей. Почки соответствуют возрасту. Ну вот и все, молодой человек. Давай, я сотру гель, — Северус слегка напрягся. — Ладно, вот, возьми салфетку и убери все сам.

Когда Северус вытер кожу насухо, вошла медсестра.

— Пойдемте, я вас провожу на МРТ, — Дин кивнул и вышел, ведя за руку Северуса, который совершенно не горел желанием куда-то идти, но хотя бы не сопротивлялся.

Сэм пошел следом, потому что предвидел очередные проблемы. Переодеть себя в одноразовую одежду Северус позволил, но когда узнал, что его поместят в узкую трубу, то попятился. Наткнувшись спиной на Дина, мальчик обернулся. В черных глазах застыла паника. Дин вздохнул и присел перед ним на корточки.

— Послушай, это не больно, правда. Ты просто немного полежишь там и все. Ты же помнишь, что самое страшное для тебя впереди? — Северус неуверенно кивнул. — Давай, вперед, — он слегка подтолкнул его. Северус лег на стол, постоянно оглядываясь на Дина. По его лицу было видно, насколько он зажат.

Когда стол въехал в тубус, Дина попросили выметаться из комнаты.

— Сэм, неужели всегда так сложно? — он вытер лоб. Сэм только сейчас заметил, что брат вспотел.

— Наверное, обычно еще хуже. Ты отец всего пару часов, а представляешь, как приходится настоящим родителям? — Сэм задумался. — Подожди, а как же Бэн?

— Сэм, Бэн обычный среднестатистический парень. С ним никаких проблем практически никогда не было, во всяком случае таких, от которых я впадал в ступор. Но… — Дин замолчал. — Но как себя вести с маленьким магом, который ни разу за свою короткую жизнь не слышал доброго слова, который умнее, чем ты, раз в десять, который за полчаса умудрился намешать хренотень, от которой моя мигрень испарилась без следа, и это при том, что он сам сокрушался, что это все, на что он способен. Ах да, этот ребенок еще и видит меня насквозь, такое ощущение, что мысли может читать. Куда там каким-то ангелам?

— Это будет потруднее, чем любая охота, — кивнул Сэм. — Нам нужно сначала заслужить доверие этого ребенка, который, похоже, не верит никому. А затем это доверие умудриться не потерять.

— Если он такой сложный, как он умудрился попасть в ту хреномуть, о которой ты вскользь мне поведал? — Дин говорил, не отрывая взгляда от двери.

— Ты же сам видел, что он вполне ведется на «слабо», — пожал плечами Сэм. — Его взнуздали, когда он совсем ребенком был. Видишь, как оказалось, он сирота, причем, никому не нужный сирота. На этом могли и сыграть. — Сэм задумчиво посмотрел на брата и добавил очень неуверенно, словно сам сомневался в своих словах: — Дин, есть выход, мы можем начать искать, как отправить его обратно, прямо сейчас, не затягивая.

— Нет, — Дин набычился.

— Дин, ты понимаешь, что это двусторонний процесс? Ты же видишь, как с ним сложно. Нам приходится выкладываться по-полной, чтобы элементарные действия совершать, вроде того, чтобы убедить футболку задрать. Я уже начал за него переживать, а что будет через месяц? Через пару месяцев, когда он наберет достаточную форму, чтобы не быть битым? Мы сможем его просто отпустить?

— Сэм, давай не будем забегать настолько вперед, ладно? — дверь открылась, и из нее вышел Северус, уже одетый в свою одежду.

— Ну как — не смертельно? — спросил Сэм, шагнув навстречу мальчику, и улыбнулся, словно уверенность брата передалась ему, и он окончательно отбросил все сомнения.

— Немного странно, словно с меня кожуру снимают. Будто я луковица, но не смертельно, ты прав, — поделился впечатлениями Северус.

— Мистер Роджерс, — врач, проводивший исследование, обратился к Дину, — можно с вами поговорить?

— Да, конечно, — Дин внутренне напрягся. Когда врачи начинали говорить нечто подобное, это значило, что все плохо.

— Мы пойдем, начнем совершать подвиг во имя охоты, а то и так столько времени потеряли, — теперь уже Сэм крепко держал Северуса за руку.

— Я догоню, — рассеянно кивнул Дин и поспешил за доктором. — Что случилось, все плохо?

— Я бы так не сказал, мистер Роджерс, просто немного странно, — он подошел к негатоскопу и ткнул ручкой в какую-то загогулину. — Вот, посмотрите, это эпифиз, или так называемое шишковидное тело. Оно отвечает за выработку серотонина, мелатонина и еще ряда других гормонов. Его иногда называют «третьим глазом», из-за того, что он позволяет видеть в нестандартных условиях, регулирует наш сон, отвечает за эмоциональное состояние, да много чего ещё делает. У кого-то его работа развита сильнее, у кого-то слабее… Эта железа самая не изученная. До сих пор точно не известны все её функции.

— Доктор, что с Джоном?

— У него очень сильно развита кровеносная система данного образования, гораздо сильнее, чем это бывает у среднестатистического человека. Вообще-то эпифиз очень хорошо кровоснабжается, но кровеносные сосуды от эпифиза Джона идут во все структуры головного мозга, во все понимаете? И возвращаются в него же. Этакая замкнутая система. Я вначале даже подумал, что это опухоль, но когда разобрался… Такое ощущение, что у Джона эпифиз образовал свой собственный круг кровообращения. Но вы ведь понимаете, что это невозможно?

— Да, действительно, невозможно, — Дин потер лоб. — А в остальном все нормально?

— Да, в остальном все прекрасно.

— Хорошо, я хочу попросить вас, доктор, отдать мне все снимки и все записи, — Дин улыбнулся. — Насколько я знаю, я имею на это полное право?

— Да, конечно, — доктор засуетился.

— Все записи, доктор, абсолютно все, — Дин улыбался, но в глазах застыла угроза.

Собрав абсолютно все материалы и заставив доктора показать ему, что есть на жестком диске, Дин вышел из кабинета, молясь про себя, чтобы ушлый врач не догадался наделать копий заранее, до этого разговора.

Как оказалось, пока он разбирался с врачом, Северусу поправили нос.

Выглядел мальчик недовольно, но смешно. Из ноздрей торчали плотные тампоны, а гипсовая повязка довершала образ.

— Я не могу из-за этих штуковин почти ни одно заклятье правильно произнести, — прошипел он, высказывая претензии «отцу», немного гундося при этом. — А вообще было совсем не больно.

— Ничего, потерпишь, это ненадолго, да, Сэм? — Сэм кивнул. — А теперь за обувью и едой. Сэм, ты получил все рекомендации? — Дин пытался выбросить из головы то, что сказал ему врач.

«Вот тебе и третий глаз. Скорее всего, это связано с тем, что он маг. Главное теперь быстро сделать ноги из этого городишки. Ночью на охоту, получится — хорошо, нет — ну и хрен с ним. Утром валим. Отсидимся в бункере. Там и Севом займемся», — мысли метались в голове у Дина все то время, пока они шли к машине.

Глава 4

Обувь купили быстро. У Северуса оказалась узкая ступня со стандартным подъемом, так что ему подходило все, если длина соответствовала.

В еде он оказался неприхотлив. Пока Дин ел свои любимые гамбургеры, Сэм, сверяясь с рекомендациями врача, составлял меню их маленького подопечного.

Насчет низкого гемоглобина братья оказались правы. Также были некритичные изменения в электролитном обмене, остальные показатели оказались или в норме, или изменения в них были совсем уж незначительные.

На свои поварские способности Сэм не надеялся, поэтому просто зашел в кафе, которое оказалось на редкость приличным, и купил готовую еду, которая более-менее соответствовала потребностям мальчика.

Потерей аппетита Северус не страдал, поэтому смел и салат, и суп из морепродуктов, и запеченное мясо с картофелем. Он даже начал грызть яблоко, но на половине фрукта уронил голову на стол и уснул.

Дин аккуратно перенес мальчика на постель, которую быстро разобрал Сэм, уложил его и снял кроссовки. Сэм положил рядом с Северусом его палочку, лишаясь которой, мальчик начинал испытывать самую настоящую панику, и подоткнул одеяло.

— Мы как самые настоящие папаши, — хмыкнул Сэм, убирая со лба мальчика длинную челку. — Надо его постричь завтра.

— Завтра с утра нужно валить отсюда, — Дин стоял у стола и с удивлением рассматривал пустые тарелки. — Как в него все влезло?

— Почему нам нужно валить? — Сэм, не раздеваясь, лег на вторую кровать, которую им предстояло делить с Дином. Кровать была довольно узкой, а они совсем не походили на худющего Северуса. — Что тебе сказал тот врач?

— Да там, понимаешь, какая-то странная хреновина у Сева в мозге. Очень странная, настолько странная, что доктор аж вспотел. Я, конечно, все изъял, но… Это ведь, скорее всего, связано с его колдунством.

— Ты зря паникуешь, — Сэм зевнул. — Скорее всего, доктор спишет все на казуистический случай. В медицине такое встречается. Так что не переживай. То, что записи все забрал — молодец. Но даже если что-то осталось — ну и хрен с ним. Все равно никому даже не прибредится, что Джон Роджерс — это Северус Снейп лично.

— Да я не за докторов переживаю, вдруг Кроули что-то пронюхает? Может, он на магов тоже какие-то виды имеет?

— Знаешь, вот с кем-кем, а с Кроули ты сможешь разобраться. И вообще, что ты паникуешь?

— Не знаю, — буркнул Дин и сел на кровать. — Подвинься. У меня почему-то паранойя начинается, когда дело нашего подкидыша касается.

— А ты не бери в голову. Представь себе, что это обычный ребенок…

— Обычный ребенок, Сэм, не умеет магичить. Обычный ребенок не живет один в скотских условиях. Обычного ребенка не напугаешь простыми прикосновениями. Почему он боится, когда его трогают? Кто и что с ним сделал? Обычный ребенок никогда не стал бы спокойно относиться к тому, что два здоровых мужика его куда-то притащили чуть ли не насильно. И заметь, Сэм, какой парадокс: он ненавидит, когда к нему кто-то прикасается, но вполне нормально относится к тому, что я его на руках ношу, а ты за руки хватаешь. А все почему? Потому что он, мать его, мысли читает, или чем-то похожим занимается — это тоже обычный ребенок делать не может!

— Дин, не рефлексируй. Представь себе, что Сев — Обычный ребенок. Со своими странностями, не без этого. Он еще всего лишь маленький мальчик. Испуганный маленький мальчик, которого занесло черт знает куда и он же знает когда. Он почему-то выбрал в этой ситуации тебя своим защитником. Смирись, если ты окончательно решил примерить на себя роль его отца. И, Дин, ты с самого начала знал, что будет сложно.

— Да я и не отказываюсь, просто впервые в жизни чувствую себя настолько неуверенным. Это слегка напрягает. Что рекомендовала докторша, помимо еды?

— Через неделю можно гипс снять, тампоны уже завтра вытащить. Но примерно пару недель нельзя физической нагрузкой увлекаться.

— Да какая нагрузка? Его же откормить сначала нужно, — махнул рукой Дин. — Пусть пока просто с тобой побегает. Даже если ты прав насчет врача, нужно все равно в бункере засесть. Там все, что нужно, есть, для того чтобы паренька постепенно в форму приводить.

— Ну, тут не поспоришь. Дин, да тебе отцовство на пользу идет, вон даже разумные мысли стали появляться, — фыркнул Сэм.

— Да пошел ты, козел, — Дин заложил руки за голову. — Сколько времени?

— Девять доходит.

— Часа через три двинемся на место. Сева разбудим заранее, чтобы очухался немного.

— Ты все-таки решил взять его с собой?

— Я же обещал, Сэм. А Севу нельзя давать обещаний, если не будешь их выполнять. Вообще-то, никому нельзя, но если другим допускается нарушить данное слово, то нашему мальчику нет, он же у нас совершенно Обычный ребенок. И ты, Сэм, это прекрасно знаешь.

— Да знаю я, не заводись, — Сэм повернулся на бок и посмотрел на спящего ребенка. — Он такой маленький, такой хрупкий и одновременно такой крепкий, очень сильный. Интересно, что было бы, если бы он попал к нам гораздо раньше?

— Хана была бы и демонам, и ангелам, и симпатяге Дику — я просто уверен в этом, — Дин лежал с закрытыми глазами. — Давай немного подремлем, а то я что-то устал сегодня.

Сэм проснулся ровно в одиннадцать, словно сработал встроенный в мозг будильник. На автопилоте пройдя в ванную, он справил свои потребности и наскоро принял душ, чтобы окончательно проснуться.

Одетый только в джинсы, чтобы прохлада, царящая в комнате, не дала снова заснуть, Сэм отправился будить брата и их приемного ребенка. Одного на двоих.

— Дин, подъем! — гаркнул он в ухо брату, и пока тот, подпрыгнув, бестолково пытался вытащить пистолет, по привычке засунутый под подушку, Сэм подошел к кровати Северуса.

— Эй, вставай, — он долго решался, но потом протянул руку и потрепал мальчика по плечу. Черные глаза распахнулись сразу же, как только он до него дотронулся, и с испугом уставились на младшего Винчестера. Но узнав Сэма, Северус вздохнул, снова закрыл глаза и повернулся на бок. — Сев, вставай, — Сэм потряс его более решительно, видя, что ребенок нормально переносит его прикосновения. Северус только что-то пробурчал в ответ и попытался натянуть одеяло на голову. — Ну, хорошо. Значит, с нами на охоту ты не идешь, — Сэм начал подниматься, но Северус повернулся и схватил его за руку.

— Конечно, иду, — он пытался проморгаться, но глаза предательски закрывались. — Сейчас я проснусь, я уже проснулся.

— Умоешься холодной водой и сразу же проснешься. Тебя унести в ванну? — Сэм подхватил его под колени и под хрупкую спину и легко поднял.

— Ой, поставь, — Северус затрепыхался. Но не пытаясь панически вырваться, доводя себя до полуобморочного состояния, как это было на дороге, а просто осознавая, что взрослому вроде бы мальчику не принято ездить на руках. И Сэм, и сам Северус это прекрасно понимали, поэтому Сэм немного его подержал и лишь спустя пару минут, посмеиваясь, опустил мальчика на пол.

— Почему ты боишься, когда до тебя дотрагиваются другие люди? — Дин уже оделся и теперь застегивал на запястьях напульсники, чтобы создать дополнительную защиту. — Тебя кто-то обидел? Кто-то взрослый? Тебя же… Дьявол… Тебя не лапал какой-нибудь извращенец?

— Нет, — Северус покачал головой. — Просто, сколько себя помню, все меня всегда больно хватают, часто синяки остаются, особенно на руках. А мне нельзя на руках. Когда синяки на руках, больно палочкой работать, взмахи же разные бывают, да и зелья с больными руками нормально не приготовишь. Только вы не больно меня трогаете, я это еще там на дороге заметил, и еще мама, — он закусил губу. — А какой извращенец мог меня лапать? — он нахмурился, пытаясь определить, к кому из взрослых это может относиться.

Дин поднял голову вверх и сосчитал до десяти.

— Ну, если тип, подходящий под описание извращенца, появится в твоей жизни, можешь смело сказать этому дяде «пока», потому что ты его больше не увидишь.

Северус удивленно посмотрел на Дина и унесся в ванну. Не прошло и пяти минут, когда он выскочил оттуда.

— Я готов.

— Погоди, не спеши, — Дин осмотрел мальчика. — Давай сюда руки.

Северус снова удивленно посмотрел на него, но протянул обе руки, практически не колеблясь. Дин вытащил два широких кожаных напульсника и принялся бережно наматывать на хрупкие запястья.

— Зачем это? — Северус не без удовольствия рассматривал украшения на руках.

— На всякий случай, — уклончиво сообщил Дин. — Ничего огнестрельного мы тебе не дадим, тебя просто на Северный полюс зашвырнет отдачей. Так что приготовь свою палку и держись сзади нас. Ты понял? Не вздумай лезть вперед. Мы должны быть уверены, что ты находишься в относительной безопасности, и не отвлекаться на тебя. Магичить только в исключительных случаях и только если будешь абсолютно уверен, что это поможет. Постарайся в нас не попасть, хорошо? — Северус серьезно кивнул. — Сев, это серьезно. Когда ты работаешь в команде, ты отвечаешь не только за себя, но и за жизнь остальных членов команды. И я не исключаю случай, что со мной или с Сэмом, или с нами обоими может что-то случиться. Ты замыкающий, и ты маг. Если ты видишь, что-то, что оттра… завалило нас, тебе знакомо и ты можешь с этим справиться, то ты хватаешь палку и магичишь. Но если ты даже не слышал об этой хрени, то ты разворачиваешься и бежишь со всей возможной скоростью. Сев, ты бросаешь нас и бежишь, — Дин сказал это очень жестко, глядя в глаза мальчика. Северус неуверенно кивнул. Дин продолжил. — Прибегаешь сюда и запираешь дверь. Потом берешь телефон и набираешь вот этот номер, — Дин быстро встал и написал номер на листе бумаги. — Тебе ответит девушка по имени Чарли. Расскажешь ей, что произошло, и назовешь себя. Она о тебе позаботится, можешь быть уверен, — Сэм, услышав это, хмыкнул, а Дин продолжал: — Если ты намеренно ослушаешься моих указаний и поставишь нас в опасное положение, особенно если ты поставишь себя в опасное положение… Не обижайся, Сев, но наказывать я тоже умею.

— Я уже говорил тебе, что не буду мешать, — серьезно проговорил Северус. — Только, Сэм, можно вытащить из носа эти штуковины? — он указал на тампоны. — Мне трудно с ними дышать. Ртом надоело, да и сохнет постоянно, и хочется пить. А еще я не смогу с ними правильно заклинания произносить.

— Но доктор сказала… — с сомнением произнес Сэм.

— Ну, пожалуйста, — Северус состроил такую жалостливую мордашку, что Сэм беспомощно посмотрел на брата и присел перед мальчиком.

— Скоро ты начнешь из нас веревки вить, — проворчал он, аккуратно освобождая поврежденный нос от тампонов. И тут же прикусил себе язык, увидев, как начали затухать искорки в черных глазах. Обругав себя последними словами, Сэм встал. — Слушай, Сев, давай договоримся. Ты не будешь воспринимать каждое наше слово буквально. Мы же психи, мы и вспылить можем. И сквернословим часто, особенно Дин. Дин и наорать может, не без этого. Но все это вовсе не будет значить, что мы тебя ненавидим и мечтаем от тебя избавиться. Ты же чувствуешь, что это просто слова и просто ругань, — Сэм пристально посмотрел на него, и Северус снова кивнул.

— Ну, вы же не обязаны со мной возиться.

— Вообще-то обязаны. Мы эту обязанность сами на себя взвалили, и только нам решать, когда выполнены все поставленные нами же условия.

— Я просто хочу помочь, а с этими штуками я ни на что не способен.

— И я это понял, Сев, иначе хрена с два ты бы с этим украшением расстался, хоть изнылся бы весь. Так, повернись ко мне спиной, — приказал Сэм. Мальчик с готовностью послушался. Сэм взял расческу и резинку, которой сам порой забирал свои довольно длинные волосы. Забрав волосы Северуса в хвост, больше похожий на крысиный, настолько тонкими были волосы, Сэм легким шлепком отправил его к Дину, который продолжил экипировать мальчика, прикручивая к уже надетым напульсникам полоски кожи с длинными металлическими шипами.

— Любые призраки боятся прикосновения железом.

— Правда? — Северус уже прикидывал, как можно использовать полученную информацию, чтобы покошмарить хогвартских привидений, когда он вернется. А вернуться, скорее всего, придется. Северус почему-то был в этом уверен, хотя и начинал робко задумываться о том, что, может, ему позволят остаться с этими странными, но такими надежными парнями.

— Да. А еще соль. Призраки не выносят соль.

— Готовы? — Сэм застегнул куртку. И протянул курточку Северусу.

К странному дому они подъехали, когда часы показывали уже час ночи.

— Ты помнишь? Сзади нас, — напомнил Северусу Дин и вышел из машины. Покопавшись в багажнике, братья вооружились обрезами, надели патронташи, заполненные патронами с солью, взяли фонарики и медленно подошли к двери покосившейся хибары.

Они осторожно вошли в дом, который состоял из одной комнатки и маленькой кухоньки.

Ничего похожего на призрака не наблюдалось. Аппарат ЭМП молчал. Не было зон похолодания. Ничего.

— Что это, пустышка? Но откуда тогда брались трупы? — тихо спросил Дин.

Внезапно от одной из стен послышался шорох.

Сэм пальцем указал на шкаф, Дин кивнул.

— На счет три. Один-два-три, — Дин рванул дверцу шкафа на себя.

Сначала ничего не происходило, но затем Винчестеры увидели, как небольшое плотное черное облачко выметнулось и принялось расти. Братья почувствовали, что не могут пошевелиться, и от этого в них начала подниматься паника. Замерев перед Сэмом, облачко быстро начало менять форму, пока к нему не шагнул…

— Ну, здравствуй, Сэм, обнимемся? — Сэм отшатнулся от Люцифера, с ужасом чувствуя, как бешено стучит сердце и замирает дыхание. Голова закружилась, и Сэм упал на колени.

— Что за? Что это за хрень? — Люцифер резко развернулся к Дину и словно поплыл, меняя форму. Несколько секунд, и перед Дином, потирая руки, стоял Дик Роман собственной неотразимой персоной.

Дин сам не понял, как очутился на полу.

— Какого дьявола, что это? — он чувствовал, как начинает задыхаться.

— Люмос Максима. Ридикулус! — звонкий голосок звучал где-то на периферии сознания. Дин хотел вскочить и закричать: «Беги!» — и в этот же момент почувствовал, что дышать стало гораздо легче, но сознание все-таки потерял.

— Ну же, очнитесь, — Сэм почувствовал, как кто-то несильно хлопает его по щекам. — Сэм, ну очнись же. Это же был всего лишь боггарт, всего лишь боггарт.

Сэм открыл глаза. Рядом с ним на полу сидел Северус, который уже был готов разреветься.

— Что случилось? Что это было? Никогда еще подобной дряни не встречал, — Сэм с трудом сел. — Сев, с тобой все в порядке, ты не пострадал?

Северус замотал головой и, не вставая с грязного пола, перебрался к Дину.

— Энервейт, ну же, очнись, — он начал проделывать все то же, что минуту назад делал с Сэмом.

Дин сел, ошалело потряс головой.

— Святой ежик, что это было? — он потер шею. — Сев, ты как? С тобой все в порядке?

— Да-да, со мной все в порядке, а вы меня до смерти перепугали! Скоты! — и Северус не выдержал, уткнулся лицом в свои острые коленки и заревел.

Дин оказался ближе к мальчику. Он схватил в охапку слабо сопротивляющееся тело и прижал к себе. Прижав голову Северуса к плечу, он гладил его по спине. Дин ничего не говорил, он понимал, что мальчику нужно выплакаться, чтобы успокоиться, и любые слова были лишними. Когда рыдания затихли и Северус сам отстранился от Дина, всхлипывая и вытирая заплаканное лицо, Сэм подошел к ним и сел рядом с братом на пол.

— Что произошло?

— Это был боггарт, — в очередной раз всхлипнув, сообщил Северус. — Но он как-то странно на вас подействовал. Я думал, что вы умираете.

— Что за боггарт? — Сэм помнил какой-то смешной момент из книги, связанный с боггартами, но подробности не вспоминались. — Никогда я не слышал, чтобы эта пакость у нас водилась.

— Это такое привидение? Или нет, я не знаю точного определения, я его не учил. Я только заклятье знаю, я его на всякий случай выучил, да общие характеристики, — Северус задумался. — Он принимает вид вашего самого страшного кошмара, воплощенного ужаса. Вы даже можете не знать, что боитесь именно этого. Такой страх — он выходит из подсознания.

— Ну, я свой страх знаю, — потер шею Сэм. — Я действительно чуть кони не двинул, когда увидел старину Люци.

— Люци? — переспросил Северус.

— А что?

— Мой староста Люциус Малфой, его друзья тоже иногда зовут Люци.

— Правда? Ну, так можешь ему сказать при встрече, что видел того, в честь кого его назвали.

— Это что, был сам Люцифер? Ты встречался с Люцифером?

— Я не просто с ним встречался, Сев, — Сэм снова потер шею. — Я не люблю об этом вспоминать.

— А кто у тебя был? — Сев повернулся к Дину.

— Дик, мать его, Роман. Но эту гнусь лучше не встречать на своём пути вообще никому, — Дин сплюнул на грязный пол. — Этого боггарта, ты его завалил?

— Ну да, ты же сам сказал, если я знаю, как справиться, то должен это сделать. Я знал, — Северус встал с пола. — Если его можно убить как-то по-маггловски, то вот этого я не знаю. Вам поискать придется способы. А то вдруг снова нарветесь. Он… — мальчик нахмурился. — Он очень странно на вас подействовал. Он не должен был так подействовать, и так быстро. Это неправильно.

— А мы вообще с Сэмом неправильные парни. Поехали отсюда. Да, Сев, если бы не ты… — Дин слегка пошатываясь вышел из дома.

В машине Северус почувствовал, что у него снова заболела голова. Сказывалась бессонная ночь, слишком сильные чары — он, когда увидел, что его магглы валяются бледные на полу, вложил столько силы в заклятье, что чуть не вырубился. Да и последующая за этим истерика давала о себе знать.

Войдя в номер, он первым делом поспешил к столу, на котором стоял стакан с его зельем. Зелья было совсем мало. Нет, ему хватило бы, но необходимо было выяснить один момент.

— И кто такой умный додумался вылакать мое зелье?

— Я додумался, — Дин рухнул на кровать.

— И как оно тебе? — ехидно спросил Северус. Он спросил так ехидно, что у Сэма впервые появилась мысль о том, а точно ли Мародеры совсем уж просто так выбрали их мальчика в качестве груши для битья.

— Нормально, я бы и сейчас не отказался, — признался Дин. — Боль убирает на раз.

Наступившая тишина заставила его приподняться на локтях и посмотреть на Северуса.

— Но это невозможно, — прошептал мальчик.

— Что невозможно?

— Дин, зелья на магглов не действуют, — сказав это, Сев сел на стул, удивленно разглядывая своего названного папашу, словно видел его впервые.

Глава 5

— Почему? Почему зелья на магглов не действуют? — Сэм буквально встрепенулся от этой новости.

— Ну, я попробую объяснить, но я еще сам не разобрался во всех нюансах, — Северус задумался. — Помнишь твою шутку про то, что единственное, что содержит магию и может прикасаться к готовящемуся зелью, — это зельевар? — Сэм кивнул. — Я не нашел точного определения, что такое магия, мнения очень сильно расходятся, — Северус снова задумался. — Лично я считаю, что магия — это какой-то химический процесс, который происходит у определенной группы людей под влиянием определенных обстоятельств. Ну, то есть предрасположенность есть у всех, но не у всех она реализуется. Это объясняет, откуда магглорожденные маги появляются, хотя, возможно, тут действительно наследственность. Тогда непонятна природа сквибов, — Северус пожал плечами. — На моем факультете другие теории пропагандируют. Я не совсем согласен, но они иногда звучат убедительно, и я начинаю сомневаться, — Северус обхватил себя руками, словно замерз. Винчестеры не перебивали и внимательно слушали мальчика. — Неважно. В любом случае, в зелье, в любом зелье присутствует след магии зельевара, которую тот применяет неосознанно. И именно это делает зелье эффективным. Все эти помешивания, этапы введения ингредиентов — это всего лишь попытка улучшить эффективность при меньших затратах, особенно магической составляющей, и уменьшение побочных эффектов. Ну и рецептура важна, конечно, для конечного конкретного результата. Так вот, чтобы зелье подействовало, необходимо, чтобы у того, кто его принимает, было что-то, к чему может приложиться эта самая магическая составляющая. Без нее любое зелье — это всего лишь малоаппетитное варево. Даже на сквибов, у которых, по идее, какие-то остатки этой точки приложения должны быть, зелья действуют гораздо слабее, короче по времени, или не действуют вообще. Мой отец, мой настоящий отец, — Северус покосился на Дина, — был магглом. На него зелья не действовали.

— А все истории про приворотные зелья?

— Если это действительно амортенция — то чушь. Маггл даже оттенков ее запаха не услышит. А когда говорят, что, мол, опоили… Я бы проверил. Веритасерум, например — это сыворотка правды.

— Так ведь на магглов же не действует? — улыбнулся Сэм, а Дин в это время сосредоточенно рылся в сумке.

— Зачем ее магглу давать? А ведьма, которая якобы опоила, на что? Сказать, что во всем виновато зелье, проще всего, лишь бы не признавать собственных ошибок, — добавил мальчик тихо. — Но вы же похожи на стопроцентных магглов. Так каким образом зелье могло подействовать на Дина?

— Не знаю, Сев. Кстати, у тебя нос не болит? Дай посмотреть, — Сэм осторожно заглянул под гипсовую повязку, которую при всем желании невозможно было слишком плотно наложить на лицо. Небольшая опухоль сохранялась, но после репозиции нос Северуса выглядел куда аккуратнее, чем до операции.

— Нашел, — Дин вытащил диск, который отобрал у врача. На этом диске специальный конструктор конструировал объемную модель исследуемого органа, ориентируясь на срезы, которые делал аппарат. Быстро вставив диск в ноутбук Сэма, Дин вывел модель мозга Северуса со всеми кровеносными сосудами на экран.

— Что это? — мальчик округлившимися от удивления и восхищения глазами смотрел на медленно вращающийся человеческий мозг.

— Это то, что находится в твоей голове, Сев. Сэм, подойди сюда, — Дин нашел подходящий ракурс и поставил изображение на паузу. Кое-как они уместились перед экраном втроем, при этом Дину пришлось посадить Северуса к себе на колени. — Вот, насколько я понял, вот в этой хреновине основное отличие Сева от всех остальных людей, — Дин ткнул пальцем в экран. — Даже не в ней, а в сосудах, которые ее окружают. Сэм, ты можешь мозг с сосудами простого смертного найти и наложить на эту картинку, а затем убрать мозги и оставить только сосуды?

— Я попробую, но я не Чарли, Дин, — Сэм застучал по клавишам. Оказывается, программа это предусматривала. Так было проще отслеживать тонкие, невидимые на первый взгляд патологии.

Когда две картинки, представляющие собой переплетение красных и синих нитей, совместились, то все сразу же увидели различия.

— А вот и ответ на твой вопрос, Сев, — Дин задумчиво покрутил модели в разные стороны. — Вот сосредоточение твоей магии.

— Что это за штука? — Сэм внимательно рассматривал небольшое образование, внешне напоминающее сосновую шишку, которая на модели Северуса была настолько густо переплетена сосудами, что казалась заключенной в них, как в кокон.

— Доктор сказал, что это эпифиз, — пояснил Дин. — И что эта фигня так до конца и не изучена.

— Эпифиз — это, прежде всего, железа, — Сэм быстро ввел запрос, и теперь все трое читали все, что было известно об этой странной шишке. А известно было действительно маловато. — Знаешь, Дин, я тут подумал… — Сэм запнулся. — Помнишь тот удивительный параллельный мир, или отражение, или другую реальность, я не знаю, как это называется, куда нас однажды забросил Бальтазар?

— О да, это хрен забудешь. Там мы сами себя в кино играли.

— А вдруг, ты только представь на секунду, таких параллельных реальностей на самом деле много? И в одной из них Хогвартс — это вполне реальный объект, а не сказка, а нас вообще не существует?

— Ты это к чему? — Дин нахмурился.

— Я это к тому, что планы опять меняются. Утром, когда проснемся, просмотрим периодику, может, дело какое-нибудь найдется, чтобы просто так не мотаться. Нам с тобой нужно будет пройти подобное обследование, но желательно в разных частях страны, чтобы внимания не привлекать, если вдруг что. Сев, ты как, согласен попутешествовать?

— Угу, — Северус встрепенулся. Последние десять минут он клевал носом. Отчаянно хотелось спать.

— Так, ну-ка, давай раздевайся и ложись, — Дин стянул мальчика с колен и подтолкнул к кровати.

Северус без возражений снял обувь, джинсы и носки и нырнул под одеяло. Братья проследили за ним и затем снова повернулись к экрану компьютера.

— Дин, у меня появились какие-то странные подозрения, но я хочу убедиться, — Сэм мрачно смотрел на экран, где медленно поворачивались две модели сосудов головного мозга человека.

— В чем ты хочешь убедиться?

— Дин, а что если Азазель сделал со мной не то, на что мы всегда думали? Что, если здесь дело вовсе не в крови демона? И что, если с тобой тоже произошло нечто подобное? Шутка ли, столько умирать, потом воскресать, побывать в Аду, совершить незабываемый тур по Чистилищу. Что-то с тобой явно могло произойти. Ты пойми, с нами такая непонятная херня творится, что это просто ни в какие рамки не помещается. А если все это происходит потому, что мы под влиянием желтоглазого, других демонов, ангелов, Люцифера и Дика, мать его, Романа просто уже не вписываемся в собственную реальность? Не подходим для нее по определенным параметрам? А Хогвартса здесь нет, это всего лишь сказка, Дин.

— Ты сейчас такие странные вещи говоришь, Сэм, что у меня крыша едет. Давай уже спать. Утром, как проснемся, подыщем дело и свалим уже отсюда. Сева по дороге немного поднатаскаем. Я помню про нагрузки, — перебил он готового возразить Сэма. — Когда пройдем обследование и сравним, тогда и будем делать выводы, и если у нас возникнут сомнения, призовем ангельско-демонский консилиум и прижмем кое-кому задницу.

Кое-как уместившись на узкой кровати, Винчестеры мгновенно уснули.

Проснулся Сэм из-за того, что упал на пол. Дин все-таки ухитрился вытолкать его из кровати и теперь развалился на отвоеванном пространстве.

— Козел, — бросил он в сторону брата и повернулся в сторону кровати Северуса, натолкнувшись на внимательный взгляд черных глаз. — Ты почему не спишь?

— Не хочу, я выспался, — Северус потянулся.

— Ну тогда давай вставать. Мне все равно спать негде, а раз ты выспался, то можно немного размяться. Как твой нос?

— Непривычно. Эта повязка давит, — прислушался к своим ощущениям Северус.

— Ничего, это ненадолго. Дышать нормально можешь?

— Вроде, — Северус сделал пару пробных вдохов и выдохов.

Сэм удовлетворенно кивнул и легко поднялся на ноги. Нырнув в свою сумку, он вытащил тренировочный костюм и принялся переодеваться.

— Вставай, в туалет сходи, если нужно. И одевайся. Вроде бы спортивный костюм мы тебе купили.

Северус встал и подошел к Сэму, внимательно разглядывая его мускулистую спину и руки.

— А у меня так же будет, если я буду все правильно выполнять? — он протянул руку и робко дотронулся до напрягшегося бицепса. Сэм слегка вздрогнул от неожиданности.

— Нет, скорее всего, так у тебя не будет, — он подавил смешок, видя разочарование, промелькнувшее на мордашке мальчика. — Сев, — он присел на корточки, чтобы оказаться одного с ним роста. — Посмотри на меня. У тебя другая конституция, понимаешь? Ты тонкий, гибкий, и у тебя кости гораздо тоньше моих. И к тому же твои голодовки не могут пройти бесследно. Лично я считаю, что ты можешь обрести фигуру гораздо интересней наших с Дином. У тебя будут более развиты сухожилия и связки, а мышцы станут меньше в объеме, но более рельефные. Так что даже не пытайся стать таким же, у тебя это просто не получится, да и не нужно тебе это.

Северус задумчиво перевел взгляд с руки Сэма на свою почти прозрачную конечность и вздохнул.

— Давай, одевайся, пойдем немного побегаем, потом я тебе несколько несложных упражнений покажу. Начинать нужно с малого, но с чего-то начинать все же нужно, — Сэм улыбнулся.

— А Дин?

— А Дин ленивая скотина, которой только наш бешеный ритм жизни не дает разжиреть. Но он гораздо лучше меня умеет с холодным оружием обращаться. Так что ты с ним еще позанимаешься. Как бы то ни было, ты сейчас один из Винчестеров: хоть и, возможно, временно, а это, Сев, обязывает.

Северус быстро переоделся и натянул протянутую Сэмом ветровку.

— Да, Сев, я хотел у тебя спросить. Тебе в школу не нужно ходить? Мы иногда надолго застреваем в некоторых местах.

— В школу? Зачем? Чему меня там будут учить?

— Общеобразовательным предметам, Сев. Математика, физика, химия и другие предметы. Все это может пригодиться. Магия — это же еще не все.

Северус серьезно задумался.

— Я подумаю, Сэм, — наконец произнес он. — Возможно, ты прав.

Для тренировки Сэм выбрал небольшой парк, располагающийся в полумиле от их мотеля.

Хотя Сэм четко дозировал нагрузку, Северус «сдох» гораздо быстрее, чем младший Винчестер мог предположить. Последние десять минут мальчик вообще держался исключительно на упрямстве.

Покачав головой, Сэм решил, что на первый раз достаточно. На обратном пути, который прошли пешком, они завернули в кафе и набрали еды на завтрак. И снова Северусу полагалась четко сбалансированная пища. Сэм ограничился салатом, а Дину набрал различных булок с начинкой и пирог с вишневым вареньем.

Когда они зашли в номер, Дин уже не спал. Он сидел на кровати и старательно пялился на разобранную пустую кровать Северуса.

— Где вы были? — это был первый вопрос, который он задал Сэму, когда они вошли.

— И тебе доброе утро, — Сэм проигнорировал дурацкий вопрос брата и кинул пакет на стол. — Твои холестериновые гамбургеры и пирог. Будь так любезен, оторви задницу от койки и свари нам кофе. А Севу погрей молока. Сев, беги в душ первым.

Северус кивнул и умчался мыться, а Сэм сел за стол и принялся просматривать новости.

— Ты почему меня не разбудил? — Дин потянулся и пару раз присел.

— Зачем? Ты же никогда не бегаешь, — Сэм оторвался от просмотра новостей.

— А, может быть, сейчас буду.

— Не волнуйся, папочка, с нами ничего не случится, — фыркнул Сэм. — Вот смотри, городок Кэри в Северной Каролине. Два обескровленных трупа нашли в студенческом городке колледжа Миллер-Мотт. Промежуток между жертвами две недели. Последняя еще в морге.

— Вампир?

— Дин, — Сэм укоризненно посмотрел на брата.

— Ну да, у меня башка не варит. Нужно тело осмотреть для начала. Едем?

— Эм, а Северус? Не думаю, что это отличная идея — таскать его по моргам.

— Подожди-ка, — Дин придвинул к себе ноутбук и быстро стал вводить запросы. — Вот, при этом колледже как раз открылись курсы для возможных студентов. Ориентированные на приезжие семьи, которые пока не определились со школой. Чтобы дети не отстали. Северус хотел помогать, вот пусть и помогает. Разузнать все изнутри ему будет проще. Кто такого цыпленка в чем-то заподозрит? Поспрашивает аккуратненько, заодно и подучится. А то, я тут подумал, у него образование какое-то одностороннее. Еще хуже, чем мое.

— Да, ты прав, — Сэм вывел на экран параметры и список документов, необходимых для поступления на эти курсы. — И курсы при колледже — это не средняя школа. Там прессингов на новичков не устраивают. Все равно никто друг друга не знает. Да и Северусу будет полезно пообщаться со сверстниками, которые ему голову «убедительной» мурой забивать не будут.

— Ну, а мы в это время поработаем по-старинке, — Дин потер руки. Все-таки парни соскучились по обычной охоте. — Заодно я пройду обследование. Тебя на потом оставим, у тебя больше шансов твою безумную теорию подтвердить.

— А мы есть сегодня будем? — раздался голос Северуса, который вышел из ванной. После непривычных нагрузок и полной переживаний ночи он страшно захотел есть.

— Конечно, как только Дин соизволит накрыть на стол и молоко подогреть, — Сэм направился в душ под непрекращающийся бубнеж недовольного брата.

Когда они сели за стол, Северус сразу же набросился на еду. А Дин начал его просвещать:

— Сев, у нас появилось дело. Мы пока не знаем, что там за тварь веселится, но происходит все это на территории местного колледжа. Как ты сам понимаешь, нам с Сэмом о неформальной обстановке и думать нечего, но вот тебя мы запишем на курсы при этом колледже. Будешь нашими глазами и ушами внутри. Согласен? — Сев отложил вилку и быстро закивал. — Но учиться придется по-взрослому, чтобы тебя в первый же день не отчислили. Да, и еще, — Дин проглотил здоровенный кусок гамбургера. — Нам придется тебе кучу документов сделать. Так что давай определимся с именем, ну и остальным.

— Мне придется снова врать?

— Сев, тебе постоянно придется здесь врать, — вздохнул Сэм. — Тебя это смущает?

— Если честно, то не особо. Скажем так, я могу к этому привыкнуть, — Северус задумался, затем осторожно произнес: — Я могу помочь, ну, с документами. Я могу сделать копии с новыми данными, если только вы мне покажете оригиналы и скажете, что именно исправить. Магглы точно не отличат, что это подделка.

— И где ты такому научился? В Хогвартсе? — прищурившись, посмотрел на него Дин.

— Ну, — Северус слегка покраснел, — что-то выписывать из библиотечных книг и тех, что я могу выпросить у ребят со своего факультета (а у многих из них просто шикарные частные библиотеки), — голос Северуса звучал спокойно, никаких признаков зависти Винчестеры не услышали: есть и есть — простая констатация факта, — я не хотел, это занимает много времени, и многое можно упустить. Поэтому я научился делать копии. А иногда, если я с чем-то не согласен с автором, то я делал пометки сразу же в готовящейся копии, чтобы не черкать лишний раз. Все-таки чернила могут поплыть, и все такое. Это заклинание я сам придумал. Пришлось, конечно, повозиться, но зато никто не знает, что так можно. В общем, мне удалось добиться, что мои копии не только магглы не отличат от оригинала, но и маги, которых здесь у вас мало. Может, только гоблины, но гоблинам я не показывал.

Братья переглянулись.

— Очешуеть, — произнес Дин и помчался к машине за наглядным пособием.

Посоветовавшись, сошлись во мнении, что Северусу и Дину лучше оставаться Роджерсами. Северус уже привык, да и загружать ребенка именами — лишний раз запутать. Но возникла другая проблема. На некоторых документах необходима была фотография Северуса. Пришлось идти фотографироваться. Но перед этим Сэм затащил Северуса в парикмахерскую, где его в три щелчка ножниц постригли. Северус хотел было забрать свои волосы, но Сэм не позволил, просто утащив его, шепотом объясняя, что эти волосы вместе с огромной кучей других чужих волос очень скоро попадут на помойку или их сожгут, и вообще, здесь это не принято, и им не стоит привлекать к себе лишнее внимание.

Когда с документами было покончено, Дин принялся собирать вещи и таскать их в машину, отстранив Северуса от его первых сборов, а Северус, закусив губу, обратился к Сэму:

— Сэм, а мы можем мне книгу купить? Ехать долго, я бы почитал.

— Конечно, я могу тебе электронную книгу купить, загрузим в нее целую библиотеку и читай себе на здоровье. Прямо сейчас и заедем в магазин, — Северус продолжал мяться. — Что?

— А эти книги про Хогвартс, про которые ты говорил, их тоже можно засунуть в эту электронную библиотеку?

Сэм замер. Он давно готовился к этому разговору, но все равно оказался не готов.

— Сев, понимаешь, эти книги, они очень неоднозначны, — начал он, судорожно соображая, как объяснить Севу, почему их не следует читать.

— Там про меня, да? — тихо спросил мальчик, серьезно глядя на Сэма.

— Да, Сев, там про тебя, — не стал отрицать очевидное Сэм. — Ты в этих книгах уже взрослый и… Это не то чтение, которое я бы тебе порекомендовал.

— Все так плохо?

— Скажем так, ничего хорошего. Но. Северус, посмотри на меня, — Северус поднял глаза на своего «дядюшку». В них плескалась тревога. — В этих книгах не было нас с Дином. Это стечение обстоятельств, или насмешка богов, или ангелы опять что-то намудрили, неважно… Там нет нас, а значит, наше влияние на развитие этой истории не было предусмотрено. Я даже думаю, что сюжет от этого мог измениться, — Северус напряженно молчал. — Ты слышал наш разговор с Дином про другие реальности? — Северус кивнул. — Я думаю, что это правда. Потому что мы уже однажды в другой реальности побывали. Давай сделаем так, я тебе их залью в читалку. Это цикл, он называется «Гарри Поттер». А ты уже сам решай, надо тебе это читать или нет.

— Поттер? — на личике Северуса отразилось брезгливое недоумение. — Я подумаю, может, ты и прав, и мне лучше это не читать. А почему ты вообще мне не запретил? Ты же не хочешь, чтобы я знал, я это вижу и чувствую.

— Это невозможно запретить, Сев. Это целая субкультура. А ты будешь на задании в обществе подростков. В общем, чтобы ты не удивлялся: у тебя есть гигантское количество почитателей, но есть и те, кому твой герой неприятен. Если услышишь что-то про профессора Снейпа — постарайся не обращать внимания, ладно? Обещай, что не будешь обращать на это внимания, Сев. Придурков во всех реальностях хватает, так что услышать ты можешь всякое. Особенно от девчонок, — последнюю фразу Сэм прошептал себе под нос.

— Ну хорошо, я не буду читать и не буду обращать внимания, тем более, что ты уверен, что сюжет изменился из-за вас, — наконец произнес Северус, а Сэм незаметно перевел дух. — Профессор Снейп? Это что, шутка такая? — услышал он удивленное бормотание Северуса, который в это время выходил из комнаты.

Глава 6

Сэм как раз надевал пиджак и поправлял галстук, когда в дверь ворвался растрепанный Северус.

— Что случилось? — Сэм встревоженно посмотрел на мальчика.

— Когда ты говорил про субкультуру Хогвартса, ты не упоминал, что там все настолько плохо! — Северус плюхнулся на диван.

— Да что случилось? И почему ты здесь? Ты же должен быть на занятиях. Сев, что произошло?

— Произошло то, что я не могу выполнить свое обещание не обращать внимания на разные разговоры, — выпалил Северус. — А ты вообще в курсе, что это одна из немногих тем, которая занимает девчонок? И они совершенно не стесняются спрашивать о таком у нас, у парней!

— И что же у тебя спросили? — Дин вышел из ванной, приглаживая волосы. — И почему вообще незнакомая девчонка что-то у тебя спрашивает?

Они прибыли в Кэри два дня назад. Пока Дин устраивал Северуса на курсы, Сэм успел сходить в морг, где убедился, что характер ран совпадает с укусом вампира.

— Все-таки вампир, — вздохнул Дин.

— Да, только какой-то на редкость оборзевший. Дин, ты сможешь работать?

— Почему ты спрашиваешь?

— Ну, учитывая Бенни…

— Бенни один такой. Да та еще девчонка-вампирша, не помню, как ее звали. А кровососа, который совсем стыд потерял, я прекрасно ниже ростом сделаю, на целую голову. Только как нам найти этого гаденыша? А если здесь гнездо?

— Начнем с опроса, а там посмотрим, может, Сев что-нибудь принесет.

Мотелей, которые предоставляли комнаты больше, чем с двумя кроватями, было немного, и они были довольно дорогими, поэтому пришлось раскошелиться. Благо сам мотель, или пансионат, как гласила вывеска, располагался практически напротив колледжа.

Дин, подумав, ушел на вечер в бар и принес выигрыш в карты, который решили потратить на курсы Сева и на оплату небольшой квартирки в этом пансионате. Самому Северусу братья предусмотрительно не сказали, на какие усилия им приходится идти, чтобы достать деньги.

Сегодня был первый день занятий. Дин отвел Северуса в класс, который закрепили за этой группой. Класс был один, а вот преподаватели будут меняться. В расписании Северуса стояло три полные пары. Так как группа состояла сплошь из двенадцатилеток, руководство колледжа приняло решение обойтись без компьютеров. Чтобы дети вообще писать не разучились.

И вот Северус примчался домой, не отсидев и одной пары.

— Нас сразу рассадили, и сделали так, чтобы мальчик сидел с девочкой. Мне как-то все равно. Было. Пока Лайза — это так мою соседку зовут — не поинтересовалась у меня шепотом, знаю ли про профессора Снейпа и Люциуса Малфоя. А что я должен был сказать? Ну, я кивнул. А она спросила, а что я думаю про эту пару. Я сперва даже не понял, что она имеет в виду, а когда понял… Если ты именно это имел в виду, когда не советовал читать мне эту гадость, то я теперь понимаю, почему! Это неправда! Чтобы я когда-нибудь… с парнем?! Ладно, я могу допустить, что с возрастом меня перемкнет и потянет на парней. Потому что пока меня ни к кому не тянет, но с Люциусом?! Ни за что! Что ты смеешься? — взвился Северус, когда Дин расхохотался в голос. — Это попадает под определение «извращенец»? Если это правда, то я даже не стану возражать, чтобы ты меня оградил от этого и сделал так, чтобы я Люциуса больше никогда не видел.

— Я же просил не слушать, что говорят о профессоре Снейпе, особенно девочки, — Сэм покачал головой. — Не обращай внимания. Ты еще и не такое услышишь, будь уверен.

— Сев, про нас тоже книги написаны. Они не такие популярные, как про Хогвартс, но тоже имеют свой круг читателей, — Дин прекратил смеяться и сел рядом с Северусом на диван. — И эти читатели иногда хотят видеть любимых героев не так, как это описано в книгах. Понимаешь? Это называется фанфик. Например, нас с Сэмом частенько в этих самых фанфиках называют парой.

— Что? Фу, — Северус сморщился. — Но вы же братья!

— А это никого не волнует. Так что смирись и лучше не слушай, — Сэм открыл дверь.

— Ага, а лучше скажи, что терпеть не можешь Поттера и фанатеешь от магистра Йоды, — Дин поднялся и протянул ему руку, помогая встать.

— А кто это?

— Как-нибудь посмотрим, — пообещал Дин.

— Ну, про то, что я терпеть не могу Поттера — это даже не ложь будет, — вздохнул Северус, понимая, что надо идти обратно.

— Как ты вообще сбежал?

— Сказал, что живот болит и что очень надо. Но если я скажу, что не люблю эту книгу, как я объясню наличие палочки?

— Никак. Это никого не должно касаться. Подарили, оказалась прикольной, вот ты ее и таскаешь.

— Да, Сев, — внезапно Сэм остановился. — Я тут вспомнил один интересный момент, про то, что колдовать вне школы запрещено.

— Сэм, — Северус закатил глаза. — Даже если здесь существует контроль, то в этом отрезке времени мне пятьдесят четыре года. Чарам контроля плевать, сколько тебе на самом деле, они тупые. Они просто ведут обратный отсчет, вот и все. Да и нет здесь этих чар.

— Сев, а как ты живешь дома летом, если нельзя колдовать? — Дин снова сжал зубы.

— Я привык, — Северус пожал плечами. — На самом деле все не так уж и страшно.

— Конечно, все еще хуже! — Дин хлопнул дверью.

— Сэм, зачем ты про контроль вспомнил при Дине? Он… Ты же знаешь, что он очень странно на такие вещи реагирует, — покачал головой Северус.

— Да сглупил что-то, — Сэму нужно было еще кое-что узнать, и раз об этом зашла речь: — А ты знаешь Лили?

— Эванс? Знаю, конечно, — Северус посмотрел на Сэма. — А что?

— И как ты к ней относишься?

— Ну, она вроде мой друг.

— Вроде?

— Сэм, зачем ты спрашиваешь? — Северус продолжал внимательно смотреть на Сэма.

— Мне нужно знать, — немного упрямо заявил младший Винчестер.

— Ей нравятся другие вещи, не такие, как мне. К тому же мы на разных факультетах учимся, поэтому редко видимся, на самом деле.

— Хорошо, это пока все. Беги на занятия и не обращай внимая на болтовню соседки.

— Ладно, не буду. А к книгам этим я сейчас не прикоснусь. Вдруг там правда такое написано? Пусть я лучше буду оставаться в счастливом неведении.

Если не считать болтовню Лайзы, которая просто выбила его из колеи, на курсах Северусу скорее нравилось, чем нет. Колледж был с техническим уклоном, поэтому в занятиях превалировали точные и естественные науки.

Северус попросил, чтобы его обязательно записали на химию, физику, а остальное он отдал на откуп своим приемным родителям. В итоге Сэм слегка перестарался, и расписание Северуса привело самого мальчика в легкое недоумение, а Дина — в ужас.

— Да ты с ума сошел! — набросился он на брата. — Ему же вздохнуть лишний раз некогда будет!

Сэм виновато развел руками и спросил Сева, что тот хочет выкинуть из обучения. Северус подумал и сказал, что попробует справиться. Если не сможет, то тогда что-нибудь уберет.

Химия и физика, которые стояли в самый первый день занятий, заставили его заскрипеть зубами. Он плохо понимал, о чем говорит преподаватель, потому что не знал основ.

Быстро сориентировавшись, Северус направился в библиотеку и выпросил учебники, начиная с самых первых по этим предметам.

— Зачем тебе? — посмеиваясь, спросил кругленький библиотекарь, когда вынес довольно приличную стопку и принялся заполнять карточку Северуса.

— Мы с отцом и дядей часто переезжаем, нужно повторить, иначе я здесь просто не смогу учиться, — уклончиво ответил Сев.

— Понятно, приятно видеть такую тягу к знаниям.

На большом перерыве Северус утащил все книги в свой временный дом. И вернулся в колледж. На всемирную историю, стоящую последней парой, осталось всего четыре ученика, хотя группа состояла из шестнадцати учащихся.

— Привет, я Крис, — невысокий, но крепкий паренек подошел к Северусу.

— Джон, — Сев осторожно пожал протянутую руку.

— С этими девчонками сидеть — это муть, — Крис закатил глаза. — У них одни разговоры про Бибера, Патиссона и Гарри Поттера. А в Гарри Поттере про самого Поттера, Малфоев и Снейпа, — Сев прикусил губу, чтобы ничего не ляпнуть. — А что это у тебя на носу?

— Гипс, у меня перелом. Скоро снимут, — уклончиво объяснил Северус. Хорошо еще, что Крис не стал развивать тему Снейпа, иначе Северус не знал, как отреагирует.

— Ух, ты. А как получил?

— Подрался, — Северусу никогда не приходилось так тесно общаться со сверстниками. Слизеринцы его презирали за то, что он нищий полукровка, остальные факультеты не любили за то, что он слизеринец. Круг его общения был очень сильно ограничен, и поэтому сейчас Северус банально растерялся, не зная, как себя вести. — Это в другой школе было, — пояснил он.

— Тебя тоже забирать раньше не могут, поэтому ты здесь будешь торчать весь день и посещать почти все предметы? — Крису было одиноко. Его родители развелись, он с матерью переехал сюда совсем недавно. Друзей у него пока не было, а на последний урок из мальчишек остался только Джон.

— Нет, просто у меня ненормальный дядя, который решил, что мне заняться нечем, кроме уроков и тренировок, — внезапно Северусу стало легче говорить. Он чувствовал, что Крису неуютно, что он тоскует и ему плохо. А также, что к нему этот парень ничего, кроме легкого интереса, не имеет.

— Да, тренировками тебе не помешало бы заняться, — Крис оглядел субтильную фигурку нового приятеля. — Куда твой дядя раньше смотрел?

— В судебное дело, которое право опеки оспаривало, — вздохнул Сев. Оказалось, врать было совсем несложно. Тем более Дин всем и каждому рассказывал душещипательную историю про мать-наркоманку, ее приятеля уголовника, и как они с Сэмом боролись за его сына Джона. — Отец недавно право опеки отсудил. А дядя — адвокат.

— Мои тоже развелись, но я с мамой остался, — вздохнул Крис, почувствовав в Джоне друга по несчастью.

В это время Северус неловко повернулся, и свитер немного задрался, из-за чего его палочка показалась из-под ремня джинсов, где он ее носил. Оставлять палочку дома Северус наотрез отказался, а его «папаши», как Винчестеры сами себя называли, не настаивали. Они прекрасно знали, как сильно Северус нервничает, когда палочки нет под рукой.

— Ух ты, — глаза Криса сверкнули. — Что это?

Северус осторожно вытащил палочку и показал издалека Крису.

— Ее мне подарила подруга дяди — Чарли. Она любит этого… Поттера. Но я ее тебе в руки не дам, извини. Она слишком… эм… дорогая, а дядя с меня шкуру спустит, если с ней что-нибудь случится. Все-таки подруга подарила.

— Да ладно, я так посмотрю. Круто. А как у кого она? — Северусу вдруг стало смешно. Его глаза засияли, а сам он широко улыбался, когда говорил.

— Она? Она как у Северуса Снейпа. Точная копия. Один в один.

Тут прозвучал звонок и в класс вошел учитель.

— Как вас мало, но я привык, — худощавый мужчина, немного бледный, с растрепанными темными волосами, обвел тяжелым взглядом класс. Задержав взгляд на худеньком, явно анемичном мальчике, он вздохнул. — Волшебные палочки убрать, а вот ручки в руки взять. Меня зовут мистер Беркли. Сегодня, как и последующие шесть занятий, мы поговорим о Французской Революции под предводительством Робеспьера.

Рассказывал мистер Беркли хорошо. Очень красочно и подробно. Северус невольно увлекся. Он даже не заметил, как кончился урок. Записав домашнее задание, Сев вместе с Крисом вышли из здания колледжа. Две девочки из их класса шли за ними, шептались и хихикали.

У ворот девочек уже ждали родители на машинах. Кроме них, у ворот никого не было. Крис остановился, ему в любом случае нужно было дождаться маму. Северус подумал и решил составить ему компанию.

— Знаешь, тут ведь недавно убийство произошло, — тихо сказал Крис и поежился. Осенью темнеть начинало рано. И хотя пока было светло, но ждать вот так у пустынной дороги было жутковато.

— Правда? И что говорит А… полиция? — вовремя исправился Северус.

— Пока ничего, никаких зацепок.

— А откуда ты знаешь?

— Мама у окружного прокурора секретарем работает, — ответил Крис.

— Да что ты говоришь? — Северус заинтересованно посмотрел на своего нового лучшего друга.

— Ага. Мама даже сначала не хотела меня сюда отдавать. Это ведь уже второе убийство. Представляешь, жертвы все были без крови. Вообще. Жуть.

— Точно, жуть. А интересные у тебя разговоры с мамой.

— Нет, она со мной об этом не разговаривает, что ты. Она по телефону говорила, но я же не глухой.

— Джон! Ты почему не идешь домой? — Дин подошел, излучая такие флюиды недовольства, что Крис попятился.

— Майкл, ну что ты, — закатил глаза Сев.

— Когда я говорю, что ты должен быть дома сразу после уроков, я именно это имею в виду, — Дин скрестил руки на груди. Он все еще был в костюме, и это выглядело довольно внушительно.

— У отца развивается паранойя, когда речь идет о моей безопасности, — пояснил Сев Крису.

— Я все еще нахожусь здесь, — Дин действительно переполошился, когда, придя домой, они не обнаружили Северуса, хотя, судя по времени, уроки уже должны были закончиться.

— Крис, познакомься, это мой отец Майкл, — Северус прекрасно ощущал настроение Дина. Он вообще словно настроился на эмоциональную волну Винчестеров. Их искренняя тревога за него грела. Он сейчас каждое утро просыпался с мыслью, что не хочет, чтобы это заканчивалось. — Мы ждем маму Криса, она немного задерживается. Она работает секретарем окружного прокурора, поэтому сильно занята.

Дин замер. Тревога за Северуса яростно боролась с возможностью разжиться информацией. В конце концов, с небольшим перевесом победил охотник.

— Ну, хорошо, — неохотно произнес Дин. — Но, Джон, если ты завтра забудешь дома телефон, не обижайся.

Телефон Северус действительно постоянно забывал. Он не был магглом, да и время, из которого он попал сюда, не славилось всеобщей мобилизацией. А так как он не был так зависим от этого аппарата, как остальные дети, то постоянно забывал его.

— Да ладно, я учебники приносил и выложил случайно, — пробурчал Северус.

— Вот я тоже случайно что-нибудь сделаю, — пообещал Дин. Оба знали, что он Сева и пальцем не тронет, но пригрозить Дин был обязан.

— Смешной ты, Джон. Палочку не забыл, а телефон забыл, — фыркнул Крис. Присутствие рядом с ними взрослого сильного мужчины, который еще и являлся отцом Джона, успокаивало мальчика.

В это время к крыльцу подъехал старенький Доджик. Из него выскочила довольно молодая, симпатичная женщина и подбежала к Крису.

— Прости, прости, дорогой, — виновато пробормотала она. — Спасибо, что составили Крису компанию, сейчас здесь небезопасно, и я волнуюсь.

— Ничего страшного, это было нетрудно, — Дин улыбнулся во все свои тридцать два зуба. — Майкл Роджерс. Мой сын Джон учится с вашим Крисом.

— Аманда Паркер, — Аманда слегка покраснела. Северус еще раз оценивающе посмотрел на Дина. Да его приемный отец красавец, ничего не скажешь.

— Вот вы где, — к ним быстрым шагом подходил высоченный и не менее красивый, чем брат, Сэм. — Вы бы хоть позвонили, что ли. Ладно, этот поросенок телефон снова забыл, но ты, Майкл, — Северус всегда удивлялся, как братья не путаются в том калейдоскопе фальшивых имен, которые у них были.

Аманда совсем растерялась. Ладно бы один Дин свалился как снег на голову бедной разведенной матери-одиночке. Но вместе с Сэмом…

— Мэм, Сэм Роджерс, дядя Джона, — представился Сэм. — Ты помнишь, что нам нужно снимать твой гипс? — обратился он к Северусу. Мальчик кивнул. — Нам нужно идти, мэм, — Сэм кивнул растерявшейся женщине.

— До свиданья, миссис Паркер, пока, Крис, до завтра, — Северус практически бежал за Сэмом, который забрал его сумку и шел впереди.

Дин остался налаживать знакомство с секретарем окружного прокурора.

— Что узнали? — Северус сидел на стуле и терпеливо ждал, когда Сэм, действуя очень осторожно, разрежет его повязку. Он уже знал, что его ушлые приемные родители больше всего любили представляться агентами ФБР, что бы это ни значило.

— Ничего. Вообще ничего, представляешь? Это точно вампир, но никаких следов, ни одной зацепочки. И это странно. Вампиры обычно не слишком маскируются.

— Если только он не живет здесь или не работает, — рассудительно предположил Северус. — Может, он вообще не хотел их убивать, но они его чем-то разозлили, и он сорвался.

— Мы с Дином пришли к тому же выводу. Нужно начать преподавательский состав шерстить. Все говорит за то, что здесь действует одиночка.

Сэм убрал гипс и тщательно осмотрел нос Северуса.

— Ну вот, совсем другое дело, — удовлетворенно произнес он.

За эти дни Северус потерял свою прозрачность на усиленной белками и витаминами диете, и хотя все еще выглядел слишком бледным и худеньким, но уже не вызывал ужас одним своим видом.

В комнату вплыл Дин.

— О, Аманда, женщина-мечта, и так сильно переживает за наших мальчиков, — промурлыкал Дин. — Она даже согласилась предоставить кое-какую информацию по преподавателям из офиса прокурора симпатичному агенту Роджерсу, который по совместительству является отцом приятеля ее сына.

— Что с ним? — Северус недоуменно смотрел на этого нового Дина.

— Не обращай внимания, — фыркнул Сэм. — Твой папаша — тот еще кобель.

Сейчас он подумал, что, возможно, Дин тогда был прав: Северуса им послали в помощь. Дин, погрузившись в заботу и переживания за очень сложным ребенком, начал оживать и становиться похожим на того Дина, который никогда не знал ни ангелов, ни демонов, ни Дика, мать его, Романа.

Глава 7

— Ничего, — Дин отшвырнул очередную папку. — Это какой-то бред, а не дело. Скажи мне, Сэм, когда мы занимались одним делом по одному вшивому вампиру целых три недели? Может, он уже свалил? Сделал дело, пообедал плотненько и свалил в гнездо?

— Нет, он еще здесь, я чувствую, — Сэм отложил последнее дело и протер глаза.

Они действительно застряли. Еще ни разу в жизни ни одна охота так не затягивалась. Даже когда они искали желтоглазого, время от времени всплывали хоть какие-то намеки, знамения и тому подобные вещи. Здесь же был тупик. Ни одного убийства на протяжении последних пятнадцати лет на территории колледжа не наблюдалось. И вдруг сразу два в короткий промежуток времени.

Сэм сел за компьютер и расширил зону поиска. Если вампир местный, вряд ли он питается слишком далеко от дома, но и не слишком близко.

— Дохлый номер, — резюмировал он через час активной работы, закидывая руки за голову. — Или у него хороший запас еды, или питается животными, причем мелкими, чтобы внимания не привлекать. Дин, а ты почему еще не прошел обследование?

— Сегодня пройду. Прямо сейчас выдвигаюсь. Если задержусь, встретишь Сева?

— Конечно, — Сэм снова вернулся к поискам.

— Что-то у меня какое-то предчувствие нехорошее. Сэм, встреть его не у ворот, а у дверей, или даже в холле.

— Ладно, Дин, — Сэм внимательно посмотрел на брата. Тот сидел как на иголках. Предчувствиями охотники никогда не пренебрегали, а в последнее время оба Винчестера заметили, что эта их способность резко усилилась.

Дин вскоре вышел. Он уехал в клинику для прохождения обследования мозга, которое постоянно откладывал под различными предлогами.

Дин одновременно и хотел, чтобы теория Сэма подтвердилась, и боялся, что у Сэма слишком богатое воображение.

Если теория подтвердится, то Северус не вернется домой один, потому что ловить братьям на родине нечего, а множить неприятности уже не хотелось. Они потеряли всех, кто был им дорог. Они остались совсем одни. Те немногие, кто ещё остался, вроде Чарли, прекрасно жили без них и так же прекрасно будут жить дальше. В последнее время Дин очень остро чувствовал одиночество, оно сводило его с ума. А потом у них появился Сев.

Если эта бредовая теория не подтвердится… Кроме Сэма и теперь Северуса у Дина не было никого. Даже если теория Сэма — это бред уставшего от всего этого мозга, ну и пусть, он все равно пойдет за своим мальчиком, и кто-то точно получит в бубен.

Поэтому Дин отбросил все сомнения и записался на обследование. Тянуть дальше было уже нельзя.

Тревога Дина передалась Сэму. Он поглядывал на часы все чаще, а когда стрелки подошли ко времени окончания занятий Северуса, Сэм быстро вышел из дома и направился к колледжу. Уже дойдя до массивного здания, он понял, что не вооружен. Это случилось с ним впервые, но возвращаться домой было поздно, Сэм очень чётко это чувствовал.

В холле было пустынно. Сердце неприятно сжалось в груди. Сэм быстро подошел к охраннику, с которым столкнулся уже в дверях.

— Почему никого нет?

— Да сегодня у директора день рождения, все преподаватели укатили на праздник, студенты разбежались кто куда. Только Беркли с какими-то малолетками остался. Ладно, мистер, мне пора территорию обходить, — и охранник вышел из холла на крыльцо.

В это время мимо Сэма пробежали две девчушки, которые учились вместе с Севом.

— Где Джон? Девочки, где Джон? — тревога уже просто завывала, не давая нормально думать.

— А его мистер Беркли задержал, — повернувшись к Сэму, ответила одна из девочек.

Сэм бросился бежать. Длинный коридор, лестница на второй этаж, опять длиннющий коридор. «Быстрее, Сэм, быстрее!»

В конце коридора, оттуда, где располагался кабинет, в котором занимался Сев, раздался приглушенный вскрик.

Сэм прибавил скорость, хотя, казалось бы, и так уже шел на рекорд. Как-то запоздало мелькнуло в голове, что он безоружен. Вот кто ему мешал взять с собой мачете? Но кто мог предположить такое? Тем более Беркли они проверили одним из первых. Они всех учителей Северуса проверили первыми.

Подбежав к кабинету, Сэм рванул дверь на себя.

За это время, проведенное с Винчестерами, Северус заметно окреп. Он уже не «умирал», бегая с Сэмом по утрам. И сам начал замечать, что мордашка немного округлилась, а джинсы уже не нужно было затягивать ремнем, буквально обматывая его вокруг талии. Футболки перестали болтаться, как на вешалке, а вполне даже начали обтягивать грудь и руки, которые уже не напоминали тоненькие веточки.

Бледность уходила, уступая место легкому загару. Все-таки большую часть времени, отведенного для тренировок, они с Сэмом проводили на улице. Так что физически Северус становился крепче, и от этого — увереннее в себе. Даже Крис это как-то отметил.

А вот с учебой не задалось. Он не знал основ. Не знал элементарного в тех предметах, которые изучал. Не быть первым в классе — это было совершенно новым опытом для Северуса. Опытом неприятным и больно бьющим по самолюбию.

Их преподаватели были все-таки профессорами колледжа, а не школьными учителями, поэтому и давали больше, чем в школе, и объясняли более путано, но и спрашивали, как со взрослых. Чтобы понять уровень подготовки класса, в первую же неделю были проведены контрольные тесты практически по всем предметам. А Северус в это время только-только начал разбираться в основных понятиях. Нет, худшим учеником он все же не оказался, но получив за каждый тест оценку не выше D, психанул и устроил приемным отцу и дяде образцово-показательную истерику со швырянием учебников и называнием самого себя ни на что не способным идиотом. Истерику усугубил Дин, который отличником никогда не был и который умудрился заявить, рассматривая листы с оценками:

— Ну, не так уж и плохо для первого раза.

Сэм назвал его полным кретином, не понимающим, что все это значит для мальчишки, обладающего очень высоким уровнем интеллекта и прекрасно осознающего этот уровень. После чего ушел успокаивать их ребенка.

Дело, над которым они работали, застопорилось еще и потому, что Сэм принимал в нем участие, только когда Сев был на занятиях. Выяснив опытным путем, что все науки на уровне, необходимом Северусу, Сэм еще пока помнит, а если не помнит, то вот они, учебники, да и интернет всегда под рукой, Сэм превратился в домашнего учителя.

Успокоилась жертва маггловского образования, не привыкшая чего-то не понимать на уроках, только тогда, когда стабильными оценками за тесты, проводимые практически ежедневно для закрепления пройденного материала, стали исключительно А и S, а по химии Северус к концу третьей недели даже умудрился два раза принести О.

А ведь неугомонный мальчишка еще и постоянно экспериментировал с магией. Хогвартса с его библиотекой под рукой не было, а заклинаний он знал до обидного мало. Приходилось крутиться, применяя на практике все то, что он знал о сложносоставных заклятьях. Свою знаменитую Сектумсемпру Северус пока не изобрел, все-таки объем знаний не позволял ему замахиваться на что-то столь сложное, но подвижки были.

То же самое с зельями. Аптечка Винчестеров заметно пополнилась. Северус смог из подручных и доступных ему ингредиентов, к которым присоединил некоторые, утащенные с уроков химии, после многих проб и ошибок создать вполне приличное восстанавливающее и заживляющее зелья, ну и универсальное обезболивающее.

Опытным путем Северус вместе с Винчестерами выяснили, что зелья действуют на обоих братьев и совершенно не действуют на Криса и его мать Аманду, у которых однажды болела голова и зуб и которым в виде тонизирующего чая Северус умудрился подсунуть свое обезболивающее зелье.

Так что вопрос об обследовании Дина встал ребром.

В этот день Северус чувствовал легкое беспокойство. Оно усугублялось тем, что Криса в этот день не было на занятиях. Из СМС, присланной другом, Северус узнал, что тот заболел ангиной, переев накануне мороженого.

К концу дня беспокойство усилилось, а к началу «всемирной истории» достигло максимума. Северус осторожно вытащил палочку из-за ремня и положил на стол, чтобы можно было быстро схватить.

Мистер Беркли, увидев это, только хмыкнул, а девчонки захихикали, но Северусу было все равно.

Из пространной лекции Дина Северус знал, как выглядят вампиры этой реальности. Про то, как они выглядят в реальности самого Северуса, юный маг и сам был не в курсе. То ли их всех истребили, то ли еще что, но вампиры серьезной угрозой не считались.

Когда прозвенел звонок, Северус быстро побросал записи в сумку, схватил палочку и уже хотел было сбежать, как мистер Беркли поднял глаза от своих ведомостей и произнес:

— Мистер Роджерс, вы не могли бы задержаться?

Выставлять себя на посмешище перед девчонками не хотелось, тем более Северус все еще не был уверен до конца, что опасность представляет именно Беркли, поэтому он кивнул и остался стоять, крепко сжимая в руке палочку.

Когда девчонки убежали и из коридора перестали доноситься их голоса, мистер Беркли сделал шаг к Северусу. Мальчик попятился.

— Я все это время за тобой наблюдаю, — проговорил вампир, а то, что это именно вампир, стало ясно, когда он открыл рот, полный дополнительных зубов. — Знаешь, ты такой тонкий, такой изящный, такой красивый. Твой папаша и амбал-дядька пытаются испортить это совершенство, пытаются сделать тебя таким же, как они: грубым животным.

«Мерлин, он не только вампир, он еще и сумасшедший вампир, — Северус испугался, чувствуя, что страх очень быстро трансформируется в полноценный ужас. — Дин, Сэм! На помощь!» — заорал он мысленно, а вслух произнес:

— Да вы просто больной. Что вам тот парень с девушкой сделали, которых вы осушили?

— О, значит, я прав, твой отец и его здоровенный братец — охотники, и хотят тебя превратить в себе подобного, — Беркли сделал еще один шаг, а Северус снова попятился. — Ты думаешь, что меня можно остановить вот этим? — он усмехнулся, указывая на палочку. — Твои сумасшедшие родственники не сказали, как именно можно упокоить вампира?

— Ну, почему же, сказали. Мой отец с превеликим удовольствием укоротит тебя на башку, — Северус уже откровенно паниковал.

— Ты спрашивал, что сделали те двое? Я думал, что они войдут в мое гнездо, которое я хочу создать. Но они оказались слишком грубыми, пригодными лишь в пищу. А вот ты… Да, ты… пока тебя еще не испортили эти выродки. Интересно, как будет выть твой папаша, когда узнает, что ему нужно будет обезглавить собственного сына? — Беркли поднес собственную руку ко рту и прокусил вену на запястье. — Ну же, иди ко мне, цыпленочек мой.

— Да пошел ты, козел, — Северус не стал больше ждать. — Петрификус Тоталус, Инкарцеро!

Связанный вампир упал, и именно его крик слышал Сэм. Северус метнулся к двери, но вампир был очень стар и очень силен. Он был опытен и осторожен. Охотники уже трижды лишали его семьи, и он больше не хотел рисковать. Странные способности его будущего сына привели его в восторг. Ему понадобилось совсем немного времени, чтобы скинуть магические узы, правда, лишь частично, что только усилило его восторг.

Когда Северус проскочил мимо него, Беркли сумел освободить руку и схватил Северуса за ногу, сразу же дернув мальчика на себя. Северус упал, но прежде отбросил палочку, чтобы при падении не сломать.

Он закричал, вырываясь из сильной хватки. Вампир подтаскивал легкое, но отчаянно сопротивляющееся тело к себе все ближе и ближе.

Паника захлестнула Северуса с головой. Что мог сделать двенадцатилетний мальчишка с опытным старым вампиром?

И тут дверь распахнулась, и в кабинет ворвался Сэм Винчестер. Северус был готов потерять сознание от нахлынувшего облегчения.

Сэм ударил ногой по руке вампира, которой тот удерживал их мальчика. Пара секунд ушла на то, чтобы отшвырнуть Северуса подальше от клыкастого извращенца и бросить ему палочку.

Вампир позволил ему все это сделать из-за эффекта неожиданности и все ещё не до конца сброшенных чар. А вот дальше Сэму ничего другого не оставалось, как вступить в рукопашную. У него не было с собой даже ножа. Паника, которую он испытал, заставила Сэма выскочить из дома в чем есть.

Северус пытался прицелиться, чтобы хоть как-то помочь Сэму, но и Винчестер, и вампир двигались очень быстро, слишком быстро.

Через несколько минут Сэм понял, что уже не может удерживать вампира. Если бы у него было с собой хоть какое-нибудь оружие, эта нелепая схватка уже закончилась бы. Дверь открылась бесшумно. Сэм улыбнулся, заметив того, кто стоял на пороге, и метнулся к Северусу, вогнав в легкий ступор вампира. Той секунды, во время которой Сэм успел схватить Северуса и крепко прижать его лицом к груди (не нужно мальчику это видеть, пока не нужно), а вампир замер, хватило Дину, чтобы сделать хороший замах. Свистнул мачете, и голова вампира покатилась по полу класса.

Дин отшвырнул нож и подскочил к брату. Оторвав от него ребенка, он развернул Северуса к себе. Сев отметил, что Дин очень бледен. На обезглавленное тело мальчик старался не смотреть. Его названного отца трясло, когда он осматривал его. Затем Дин прижал его к себе и заорал:

— На тебя попала его кровь? Ну, отвечай же, попала?

— Дин, если ты его отпустишь, то Сев точно сможет тебе ответить, — Сэм поднялся и охнул. Похоже, этот выродок сломал ему пару ребер.

Дин слегка отстранил от себя Северуса, но не отпустил, а, держа за плечи, пристально посмотрел ему в глаза, словно что-то ища.

— У него прокушено запястье. Этот… этот… он хотел тебя обратить.

— Я это понял, — вяло ответил Северус. — Он вообще сумасшедший. Псих, каких мало. Все время говорил, какой я красивый, какой изящный, и что вы портите такую тонкую красоту, — Северус с трудом удерживал слезы. «Прав был Поттер, когда меня Нюнчик назвал, я сейчас снова зареву».

— Вот козлина, извращенец поганый, — Дин вскочил на ноги и несколько раз сильно пнул мертвое тело. — Его кровь на тебя попала?

— Нет, — Северус покачал головой. — Вы вовремя пришли. Вы меня спасли. Сначала Сэм, а потом ты, — он шмыгнул носом.

— Если бы не мы, тебя вообще бы здесь не оказалось, — Сэм присел на парту и охнул. Северус быстро загнал слезы обратно и направил палочку на Сэма, пробормотав заживляющее заклятье. — Спасибо, — Сэм улыбнулся. — Скажи мне, только честно. Что в тебе такого, а? Почему ты во всех возможных реальностях притягиваешь к себе разных извращенцев, которые хотят тем или иным образом тебя использовать? Просто какой-то магнит для уродов.

— Ты о чем? — Северус сглотнул комок, который застрял в горле.

— Да так, ни о чем. Дин, я думаю, может, пока не брать Сева на охоту?

— Меня тоже такие мысли посещают, — кивнул Дин.

— Да вы что, с ума сошли? — Северус даже плакать передумал. На обезглавленное тело он все еще старался не смотреть. — Нет уж. Вы же не виноваты, что так получилось. Кто же знал, что этот… этот… захочет меня… А почему он именно меня хотел обратить?

— Ох, Северус, — Сэм покачал головой. — Лучше тебе этого не знать. Поверь мне. Нужно прибраться.

— Да, нужно, — Дин стянул куртку. — Сколько осталось до конца курсов?

— Неделя, — ответил Северус. — Потом нам дадут сертификаты. И мы можем в школы разбредаться, а потом у нас будет преимущество при выборе колледжа. Дин, что ты собираешься делать?

— Нужно здесь все убрать. Беркли просто исчезнет, и все. Пусть ищут. А ты доучишься и получишь сертификат, чтобы никаких подозрений не было. Как-нибудь без его предмета обойдешься? Мы-то и так могли бы свалить, не привыкать, но у нас теперь ты есть.

— Так, отойдите в стороны, — Северус достал палочку. С трансфигурацией у него были… нет, не проблемы, проблемы у него были с физикой, но определенные затруднения Северус все-таки испытывал. Поэтому ему нужно было сосредоточиться.

Длинная петля палочкой с переходом на прямой угол, такая сложная, что выворачивается запястье, и длинная формула заклятья.

Когда Северус открыл глаза, обезглавленного тела, как и оскаленной головы на полу, не было. Вместо них присутствовали графин и стакан.

— Эванеско, — выплюнул Сев, и посуда и кровь с пола, мебели и стен — исчезли. Остались только следы борьбы в виде перевернутой парты и окровавленный мачете, лежащий на полу.

— Очешуеть, — Дин протер глаза. Подняв мачете, он осмотрел его и поискал взглядом, чем же можно почистить. Затем показал нож Северусу: — А это можешь?

— Эванеско, — мачете засиял, словно его не просто почистили, но и отполировали.

Сэм в это время поднял мебель, которую уронил во время своей борьбы с вампиром.

— Ты почему безоружным сюда сунулся? — набросился на него Дин. В этот момент Северус был готов поддержать своего названного отца, нахмурившись, глядя на Сэма. — А если бы я не успел?

— Да не знаю, просто понял, что нужно бежать, и сорвался, даже куртку не надел. Ты прошел обследование?

— Да.

— И каков результат?

— Вам лучше это увидеть. Мне пришлось долго врать про возможную опухоль, а потом выгрести все записи, запугав доктора судом до полусмерти. Сэм, очень может быть, что ты прав, — говоря это, Дин несчастным не выглядел.

Немного позже они разглядывали модель сосудистой системы мозга Дина, которая очень напоминала модель Северуса, правда, была не столь сильно развита, да и сама шишковидная железа не настолько опутана сосудами, как у юного мага, но все это явно отличалось от кровеносной системы мозга обычного человека.

Глава 8

Сэм покрутил модель в разные стороны. Он уже два дня пытался собрать кусочки пазла воедино. Данных не хватало. И прежде всего не хватало данных именно из мира Северуса. Маги никогда не задумывались о том, почему, собственно, они маги. Считали, что магия — это просто есть, и все. Сам Северус так не считал, поэтому и вывел в свое время теорию о том, почему зелья на магглов не действуют. Но ему опять-таки не хватало знаний.

Гибель вампира Сев пережил нормально. Вообще-то саму гибель он не переживал, правда, в первую ночь пришел со своим одеялом спать к Дину, потому что ему постоянно казалось, что его схватили и куда-то тащат.

Сэм не преминул поддеть брата, которого обнаружил утром спящим на боку, на самом краешке кровати, а не раскинувшимся посредине как обычно. На что был послан подальше. Дин не выспался из-за того, что всю ночь боялся пошевелиться и разбудить мальчика, поэтому пребывал в этот день в отвратительном настроении. На следующую ночь Сев спал уже один, потому что кошмар отступил.

— Эпифиз — это, прежде всего, железа. А раз так, то она вырабатывает гормоны. Скорее всего, способность к магии каким-то образом зависит от какого-то неизвестного вещества, которое вырабатывает эта «шишка». И вот тут-то и пригождаются все эти сосуды. Видишь, — Сэм повернул модель, чтобы Дину было лучше видно, — у Северуса сосуды идут ко всем структурам мозга, но система замкнутая, то есть она если и выпускает это вещество из мозга в тело, то в очень незначительном количестве. Плюс — усиленное питание и ускорение ответа на раздражитель. А у тебя есть какая-то незаконченность, незавершенность, что ли. Словно обрывы — то тут, то там. Да и сам эпифиз выглядит немного не так. Смотри, у Сева сильно выражен вот этот участок, он представлен в виде небольшого утолщения, — Сэм приблизил изображение и увеличил его. — Словно островок. У простого человека его вообще нет, а у тебя он словно начал образовываться, но застрял на начальном этапе. Сев, а как вы узнаете, что ребенок — маг? — Сэм обернулся к уткнувшемуся в учебник и что-то строчившему в тетрадь Северусу.

— А? — он поднял голову, потом задумался. — По первому выбросу. Считается, что чем раньше выброс произошел, тем сильнее маг. Но я считаю, что это бред. Вообще, нужно просто дождаться, пока магия уравновесится. Ну и учиться, а не фигней страдать, как, например, Поттер.

— Нам нужно следить за своей речью, — задумчиво посмотрел на Северуса Сэм. — Значит, что получается? Первый выброс — это, скорее всего, первый гормональный выброс именно того вещества, или гормона, или хрен его знает чего, который насыщает и готовит нейроны для дальнейшей работы. И, скорее всего, именно это утолщение отвечает за выработку данного вещества. Параллельно с этим начинает усовершенствоваться сосудистая сеть, формировать свой круг кровообращения, который мало соприкасается с основными, чтобы не сильно напрягать остальные структуры. Не удивлюсь, если здесь повсюду идет классическая тройка: артерия-вена-нерв, только нервы на данной модели не видны. Вот пока все это формируется, это маги и называют стабилизацией магии.

— А в нашем случае? — Дин еще раз покрутил модель.

— А в нашем случае, Дин, эту хренову железу запустили насильно: у меня намеренно, у тебя под влиянием обстоятельств, но, скорее всего, какая-то предрасположенность к ее образованию была. Не зря же желтоглазый на матерей своих будущих «деток» такое пристальное внимание обращал. Но наша реальность — это не реальность Северуса. Здесь подобные вещи просто не предусмотрены, и железа в отношении именно этих гормонов «спит». Вот поэтому все это провисло, и развивается как попало.

— То есть ты хочешь сказать, что если мы попадем в реальность Северуса, то станем магами?

— Дин, ты чем слушаешь? — Сэм раздраженно передернул плечами. — Мы не станем магами, мы уже маги! Нас такими сделали! Сделали, не учитывая кучи прилагающихся ограничений, например таких, что именно здесь нет условий для развития данного органа. Уж не знаю, с чем это связано, может, витаминов каких-нибудь не хватает. Меня желтоглазый козел пытался магом сделать, чтоб ему в Чистилище на Дика, мать его, Романа нарваться. Тебя всеми этими увлекательными путешествиями в АД-Чистилище-дом-милый дом ненамеренно активировали, или как эта хрень называется. Вот только как дело довести до конца, никто так и не понял, и нас просто оставили вот такими неполноценными. Ты теперь понимаешь, что все мои способности — это не от крови демона? Она, скорее всего, была катализатором или чем-то, что заменяет этот гормон, или что там выделяет эта хрень у магов, — Сэм закрыл глаза. — А ты, думаешь, просто крутой парень, который вот так одной левой может завалить вампира? Не смеши меня, Дин. Даже среди охотников находится очень мало тех, кто способен на это. А ритуалы, банальные заклинания, больше похожие на шаманство? Да, это даже сравнить нельзя с тем, что делает Сев, но они у нас работают, Дин. А кроме нас они работали только у Бобби. Даже отец не мог всего этого делать, понимаешь? Но мы не можем быть полноценными магами здесь, потому что здесь так нельзя, здесь так не принято. Как в той забавной реальности, где у меня живет альпака, не принято ничего сверхъестественного, даже ангелы в лужу сели. Но и полноценными людьми мы тоже уже никогда не будем. Вон нас как от этого боггарта корежило. И чем дальше, тем становится все хуже. И самое хреновое то, что не только мы попадаем под раздачу, но и окружающая нас действительность. Что на очереди, Дин? Солнце потухнет? Будем это предотвращать?

— Я думаю, что ты прав, — Дин задумчиво покрутил модель. — А не с этим ли связано то, что именно мы с тобой должны были вместить в себя архангелов без особого ущерба для тел? И так ли уж случайно состоялась моя активация? Хотя это уже неважно. Почему именно мозг?

— Это-то как раз очень просто. Мозг — это как один большой аккумулятор. Он забирает информацию, анализирует и отдает команду на реализацию или адекватный ответ. Хм… Вот, допустим, решит Сев помагичить, начнет палочкой выводить фигуру и произносить заклинание. Похоже, что само заклинание — это как команда в компьютерной программе для выполнения определенного действия. Команда распознается, и идет строго дозированный отпуск электромагнитного импульса, преобразованного в то, что в итоге должно получиться, а затем выбрасывается туда, куда нужно магу. А палочка задает вектор и распределяет этот импульс в строго заданной последовательности, поэтому пассы так отличаются друг от друга, а также служит своеобразным проводником, ведь большинство заклятий вырывается именно из палочки в виде электромагнитных импульсов. Полагаю, что все это можно делать без палочки, но с ней легче. И контролирует весь этот процесс эта самая фиговина на железе. Она же дает команду излишкам вернуться на место и гасит остаточное электромагнитное излучение, чтобы резонансом мозги самому магу не выжгло. Сев был практически прав, думая, что это какой-то химико-физический процесс. Я, конечно, сам многого не понимаю, но весьма приблизительно это работает как-то так.

— Самое паскудное во всей этой ситуации то, что от нас практически ничего не зависело и не зависит. Но ты знаешь, так даже лучше, я все равно хотел Каса просить меня с Северусом отправить, — Дин последнюю фразу прошептал, чтобы не услышал Сев. Нельзя давать ребенку ложную надежду, когда сам не уверен в результате. — Я пойму, если ты останешься.

— Да? И что я буду делать здесь один? Учиться пойду? С этой хренотенью в мозге? Буду новый конец света ждать в одиночку? Нет уж. Судя по книгам, там не самый плохой мир, может, хоть там нам удастся устроиться, может, хоть он нас примет. Да и сама возможность почувствовать себя магом? Как тебе, а, Дин? — они впервые вернулись к этому разговору, который начал Дин в первый день появления у них Сева, а именно — переход, скорее всего, односторонний, в другую реальность.

— Мы слишком много с Чарли общались, но, знаешь, я только «за», — братья переглянулись и засмеялись.

— Над чем гогочете? — Северус вынырнул из вычислений и посмотрел на Винчестеров слегка расфокусированным взглядом.

— А как же Сев здесь колдует? Если здесь все это не предусмотрено?

— А почему он не должен колдовать? У него все давно сформировано и работает как часы. Причем, сдается мне, что по наличию всех этих сосудов, нервов, ответвлений все-таки можно судить о силе мага. У Сева задействовано все, абсолютно все. То есть при большом желании его мозг может сгенерировать и выпустить энергию как при взрыве атомной бомбы. Вот если бы он попал сюда малышом до своего первого выброса, вот тогда да, никакая палочка ему бы не помогла. У нас же она не работает, — Северус действительно, когда увидел модель мозга Дина, всучил ему свою палочку и непреклонным тоном заставил что-нибудь сделать. Ничего не вышло. Палочка даже ни одной искорки не выдала.

— Вы над чем так весело смеетесь? — Северус встал с дивана, где он, собственно, и лежал, делая уроки. Нет, сначала он всегда садился за стол. Сидел с очень прямой спиной, старательно выводил буквы. Но однажды Дин ему показал, как, на его взгляд, удобнее.

Сэм потом ругался, как грузчик в порту, но сделать ничего не мог, потому что было действительно «удобнее». В конце концов, младший Винчестер махнул рукой на это безобразие. Решил, что как «удобнее», пусть так и делает.

Внезапно Дин представил себе их окрепшего ребенка, который, развалившись на диване в чопорной гостиной своего факультета, делает домашнее задание, и недоуменно смотрит на тело, которое хочет ему в этом помешать. Картинка оказалась настолько яркой, что Дин не удержался и хихикнул.

— Сев, а что вообще такое эти выбросы? — задал интересующий его вопрос Сэм. Так как с возможным будущим братья вроде определились, нужно узнать про это как можно больше.

— Вы над этим смеялись? — Северус посмотрел в абсолютно честные глаза братьев, которые с интересом смотрели на него.

— Ну, выбросы, это спровоцированный какими-то внешними причинами всплеск магии. Например, у меня первый выброс был в два года, как говорила мама. Я тогда сумел восстановить игрушку — она фарфоровая была — которую случайно уронил и разбил. Там без заклинаний все происходит, просто выполняется действие, которое тебе на данный момент больше всего нужно. Это что угодно может быть. Лили, например, говорила, что у нее первый выброс был в три года, когда она заставила листья в парке танцевать. Ей этого на тот момент больше всего хотелось.

— Сев, а ты не скучаешь по Лили? — осторожно спросил Сэм.

— Не знаю, сначала да, скучал. Но сейчас — не знаю. Я буду рад ее видеть, конечно, но, думаю, буду больше скучать по Крису, когда мы отсюда уедем.

В это время зазвонил телефон Северуса.

— О, это Крис, — и мальчик умчался в комнатушку, которую братья гордо назвали детской, чтобы поболтать с приятелем.

— Да, весело, — протянул Дин. — Если я все правильно понял, то прежде, чем все это, — он кивнул на экран компьютера, — заработает, у нас должны пройти первые выбросы, которые мощные, не зависят от тебя и тупо выполняют твое желание. Очешуеть. И в какой землянке мы будем свои выбросы переживать? Потому что желания у нас могут быть ну очень оригинальными. И танец листвы здесь точно не на первом месте.

— Да, чье-нибудь смертоубийство или голые женщины на улице точно не будут положительно влиять на акклиматизацию. Но рано об этом думать. Нужно еще меня просветить, чтобы наверняка знать.

— А может, ну его? Проверишься здесь, да и все дела?

— Нет, Дин. Все равно еще рано думать об отправке куда бы то ни было. Может, все, о чем я тут говорил, — это бред. А тянуть за собой хвосты, в то время как у нас есть за кого переживать? Нет уж.

— Пап, можно я с Крисом и его мамой в кино схожу? — голос Северуса ворвался в комнату и уронил Дина со стула на пол прямо под стол.

Пока старший Винчестер хлопал глазами, пытаясь осознать услышанное, Сэм, видя, что Дин отвечать не в состоянии, ответил за него:

— Папа сейчас недоступен, Сев, какой фильм?

— Какие-то «Стражи Галактики», — Северус вышел из комнаты и заглянул под стол, где на полу сидел Дин. — С тобой все в порядке? — спросил он шепотом, прижимая трубку к плечу. Дин кивнул и показал большой палец. — Ну что, можно? — Дин снова кивнул.

Сэм вздохнул, взял Северуса за свободную от телефона руку и отвел от стола.

— Можно, — он вытащил бумажник и достал деньги. — Вот двадцать долларов — на билет, попкорн и что там еще возьмете должно хватить.

— Ага, да, вы когда за мной заедете? Через полчаса? Хорошо, — Северус нажал отбой и забрал у Сэма деньги. — Дин, что с тобой?

— Ничего, все нормально, голова немного закружилась. Ничего страшного.

— А, ну ладно тогда, — и Северус умчался в комнату переодеваться.

— Тебе не кажется, что наш ребенок становится самым обычным? — Сэм задумчиво смотрел на дверь в комнату мальчика.

— Это хорошо или плохо? — Дин встал с пола и упал на стул.

— По-моему, это отлично.

— Я тоже так думаю.

В течение этого получаса Северус извертелся, ожидая друга.

— А как там будет?

— Увидишь, — посмеиваясь, сказал Дин. — Должно быть круто.

— А про что этот фильм? Ну скажите хоть, о чем он?

— О космосе, зеленой девице и говорливом еноте. И, Сев, это сказка. В этом фильме нет ни слова правды.

— Ну, когда ты сказал про говорливого енота в космосе, я так и подумал.

В это время в дверь постучали. Сэм пошел открывать.

— Аманда, добрый вечер.

— Джон, ты готов? — Аманда кивнула Сэму. Если она и огорчилась, что Дин не показался ей на глаза, то вида не подала.

Когда Сэм закрыл дверь, он обернулся к непривычно задумчивому брату.

— Сэм, может, ну его это обследование, а? И так понятно, что у тебя все так же, как у меня, или круче, более организованно.

Сэм задумался. Может быть, и правда? К тому же его не отпускала мысль о том, что с их исчезновением как дестабилизирующих факторов и здесь все наладится. Но нужно было окончательно все уточнить.

— Дин, нужно все как следует обдумать.

— Я уже все обдумал, Сэм, — Дин задумчиво поворачивал изображения на экране.

— А как же скрижали? Кевин, расшифровка, мы про него уже просто забыли.

— Сэм, Кевин с матерью и Гартом. Если Гарту хватит ума привлечь к его охране еще охотников, то будет совсем хорошо. К тому же Кевин нас, ну, не ненавидит, конечно, но совершенно точно не нуждается в нас. Испытания? Ну пройдем мы их, кто-нибудь из нас опять сдохнет, я просто в этом уверен, и что? Что дальше, Сэм? Нас опять оживят? Опять мы будем что-то делать, куда-то бежать, что-то спасать в глобальных масштабах? Как ты там говорил? Солнце потухнет? И так до бесконечности. Точно белка. Кроули знал, когда меня так назвал. Я устал, Сэм. Ты даже не представляешь, насколько сильно я устал.

— Я не представляю, Дин, — Сэм сел рядом с братом. — Я знаю.

Сколько они так сидели рядом и одновременно за тысячи миль друг от друга? Самое странное, что мыслей никаких не было. Дин принял решение. Он принял его за себя, только за себя, но Сэм прекрасно осознавал, что это и его решение тоже. Что может быть плохого от того, что они попадут в сказку? Пусть и не очень радужную, но и не настолько беспросветную, как их жизнь здесь. Наконец Дин заговорил:

— И вот, когда мы бездумно ждали чего-то, чтобы снова начать этот забег в колесе, когда сходили с ума в прямом смысле этого слова, появляется ребенок. Очень сложный ребенок. Самый сложный из всех, виданных мною. И этот ребенок за свою такую короткую жизнь натерпелся так, как мы с тобой даже не представляем. Его нужно вернуть, это не обсуждается. Но что его ждет там? Жизнь, от которой лучше повеситься, и смерть в тридцать восемь? А ведь этому ребенку совершенно не нужно, чтобы мы спасали мир. Ему плевать на ангелов и демонов. Живут, ну и хрен с ними. И ему одному, одному из всех, Сэм, нужно от нас только одно: чтобы мы вообще были. Чтобы мы его кормили, одевали, чему-то учили. И он совершенно ничего от нас не требует. Он не требовал от нас измениться или изменить свою жизнь, как сделала бы лучшая из женщин, если мы когда-нибудь остепенились бы. Он просто попытался подстроиться под нас, и ему это удалось без особого труда. Неужели сделать его жизнь более-менее нормальной — это хуже, чем раз за разом спасать мир? Ответь мне, Сэм.

— Нет, не хуже, просто ты много не знаешь, Дин. Там тоже не все так просто. И вполне может так получиться, что, чтобы обеспечить этому ребенку нормальную жизнь, нам все-таки придется спасать уже тот мир.

— В качестве бонуса? Ну, нам не привыкать, — братья переглянулись и расхохотались. — К тому же ты прав, что-то с нами явно не так, и с каждым разом становится все хуже. И если уж лечиться, то радикально.

— Тогда нужно как-то достучаться до Каса. Он в последнее время часто недоступен, — Сэм подошел и решительно закрыл крышку ноутбука. — И подготовиться к встрече с Кроули. Ловушку хотя бы начертить. Святой воды наделать. Потому что я очень сомневаюсь, что это так просто даже для ангела — переместить нас всех туда. Да еще собрать кое-что. Многое нужно учесть.

— Единственное, о чем жалею, детку нельзя будет с нами взять, — Дин слез со стула и опустился на колени. — Кастиэль, молюсь тебе и взываю, приди к нам. Помоги нам. Дело касается не нас, не напрямую, а мальчика, которого кто-то забросил сюда через пространство и время из совершенно другой реальности, — постояв немного склонив голову, Дин отчетливо произнес: — Кас, не будь последней скотиной, нам действительно нужна твоя помощь, приди, когда освободишься.

— Нет? — спросил Сэм, выходя из крохотной кухоньки, держа перед собой банку с водой, в которой плавало распятье.

— Пока нет, но он придет, я уверен, — Дин поднялся с пола. — Так, нужно ловушку расчертить. Сколько времени прошло? Когда Сев вернется?

Сэм бросил взгляд на часы.

— Знаешь, а ведь скоро. Мы с тобой два часа прорефлексировали.

— Тогда поторопимся. Не хочу, чтобы Сев с этим демонюгой встречался. Но раз уж решились, то нужно все делать быстро, чтобы не передумать.

Как только он произнес последнее слово, за дверью послышался звук мотора и голос Северуса, который прощался с Крисом и его матерью, а посреди комнаты появился мужчина, на которого братья уставились с едва сдерживаемой яростью.

Дверь начала открываться, а мужчина, раскинув руки, произнес:

— Здорова, мальчуки.

Глава 9

Когда Кроули с препаскуднейшей улыбочкой повернулся к двери, в которую входил худенький темноволосый мальчик, Сэм успел схватить банку со святой водой и окатить демона, а Дин заорал:

— Сев, это демон, беги!

Кроули выругался и, продолжая дымиться, уже без улыбочки потянулся к пацану, за которого так переживал Дин.

Пацан не побежал. Он выхватил палочку и, наставив ее на Кроули, начал четко выговаривать:

— Адеско Ф…

— Стоп! — в отличие от придурков Винчестеров Кроули прекрасно знал, что им всем грозит, если пацан закончит. На лбу мальчика выступили капли пота, но демон почему-то был уверен: ему хватит сил, мужества, желания и любви, чтобы выпустить эту дрянь, которую совсем не просто так назвали Адским пламенем. И он знал, что даже, если он сумеет улизнуть, то пламя этого жуткого, противоестественного заклятья, созданного каким-то особо жутким извращенцем, последует за ним в самые глухие уголки Ада. Оно не остановится, пока не поглотит такого вкусного демона полностью, без остатка, даже если выпустивший его маг будет уже мертв, особенно если он будет мертв и контролировать эту гадость уже не сможет. — Стой! Хороший мальчик, — он криво улыбнулся и поднял руки ладонями вперед. — Ты не думай, дядя Кроули хороший, он с твоими… А кто они, кстати, тебе? Так вот, мы с мальчуками самые большие друганы. Лось, подтверди. Успокой ребенка.

Оба Винчестера глупо хлопали глазами. Они впервые видели, чтобы Кроули действительно чего-то испугался.

— Дин, Сэм, это кто? — мальчик не отводил тяжелого взгляда с Кроули и не опускал палочку, на кончике которой все еще переливалось не выпущенное на свободу пламя.

— А, это Кроули, — наконец, отмер Дин. — Демон.

— Король Ада, белка, когда ты уже это запомнишь! А кто это юное дарование? — он слащаво улыбнулся, также настороженно глядя на Северуса.

— Это мой приемный сын, и если ты, гнида…

— Язык придержи, а то славный мальчуган решит, что ты злишься на своего лучшего другана Кроули.

— Чем ты его хотел приложить, Сев? — тихо спросил Сэм.

— Адское пламя, его создавали специально от демонов. Говорят, что оно может преследовать демона даже в Аду.

— Говорят, — передразнил Северуса Кроули. — Не говорят, а может. Потянул бы? — внезапно спросил он у мальчика, видя, что ребенок немного успокоился и ему пока ничего не грозит.

— На тебя бы хватило, — спокойно ответил Сев.

— А не слишком ли ты мал? Удержать бы смог?

— Даже если бы и не смог, все когда-нибудь умирают, зато ты оставил бы в покое моих приемных отца и дядю навсегда, — такие слова из уст такого маленького ребенка звучали настолько дико, что Кроули истерично расхохотался.

— Вы где, паразиты, умудрились полностью инициированного мага нарыть? Да еще и усыновить его успели?

— Места надо знать, — огрызнулся Дин, которого слова Сева о том, что, возможно, он погиб бы, пытаясь избавить их от демона, вывели на новый уровень бешенства.

— Кроули, — Сэм, видя, что Дин практически перестал себя контролировать, решил взять переговоры на себя. — Если ты обещаешь, что будешь нашим лучшим друганом и по возможности честно ответишь на все наши вопросы, то мы сейчас уведем Сева в другую комнату, Дин его уведет, и мы поговорим.

— С какого перепугу, лось, я буду отвечать на ваши вопросы, — но тут его взгляд упал на поднявшего палочку мальчика, — хотя с другой стороны, мы же друганы. Чего для друганов не сделаешь. Конечно, Дин, уведи сынулю, ему нервничать нельзя, в таком возрасте это плохо на мозгах сказывается.

— Мне надо подстраховаться, Кроули? Или все же по-хорошему?

— Я же сказал, что отвечу на все ваши дурацкие вопросы, — огрызнулся Кроули, взмахом руки создавая себе кресло, весьма напоминающее трон. — Пацан запомнил меня, он знает, кто я, он знает мое имя и, если я не ошибаюсь, успел все мои параметры срисовать. Способный ребенок, талантливый.

— Дин, мы тебя подождем, — Сэм напряженно прислонился к стене, скрестив руки на груди.

Дин схватил Северуса за руку и утащил в соседнюю комнату, где просто швырнул на кровать.

— Это что было? — зашипел он, нависая над ребенком. — Я правильно понял, ты готов был умереть ради нас?

Северус неуверенно кивнул.

— А ты хоть на одно мгновение подумал, каково после этого будет мне?! А Сэму?! Что мы будем с этим делать? В петлю полезем? Сев, если ты еще хоть раз подобное отмочишь, я клянусь тебе всем, что мне осталось дорого, я тебя так выпорю, что ты неделю сидеть не сможешь!

— Ты чего, Дин, — Северус еще ни разу не видел своего названого отца в таком состоянии. Даже когда он думал, что вампир мог его обратить, все равно был поадекватнее. — Все же обошлось.

— А если бы не обошлось? Хорошо еще, что Кроули так за свою шкуру переживает. Сев, ты меня понял? — Дину захотелось встряхнуть мальчишку так, чтобы у него зубы клацнули. — Не делай так больше, пожалуйста, — он внезапно сел на кровать и сгорбился. — Я больше не переживу, если кто-то умрет из-за меня. Больше не переживу.

— Дин, — вот тут Северус за него испугался. — Дин, прости меня, — он встал на колени на кровати и обхватил Дина за шею, прижавшись к нему. — Я не буду так больше делать, правда. И я удержал бы огонь. Я знаю.

Дин крепко обнял его и прижал к себе.

— Откуда ты вообще такие вещи знаешь?

— Мне было интересно, тем более против демонов оно одно помогает, они словно изнутри сгорают. И оно не слишком энергоемкое, — Северус стал успешно применять физические термины, когда говорил о своей магии. — Его, правда, удержать сложно, я его ни разу не вызывал раньше, я же не псих, но сейчас я бы справился, я уверен в этом.

— Почему ты так уверен? Кроули вон не уверен.

— Он многого не знает обо мне и о вас, поэтому он может быть уверен в чем угодно, — серьезно сказал Северус. — Я хочу послушать, что он вам скажет. Я не буду мешать.

— А если я скажу — нет?

— Тогда я буду подслушивать, — пожал плечами Северус.

Дин хмыкнул и осторожно разжал руки.

— Я тебе больно не сделал? — Сев замотал головой. — Постой, ты сказал, что демоны сгорают как будто изнутри? А это можно сделать без палочки и не произнося заклинаний?

— Можно, но это будет невероятно сложно. Оно ведь на эмоциональный фон настроено. Да и собственно пламени, скорее всего, не получится. Но демона убить можно, я читал про такие случаи. Это… В общем, магглорожденные, которые нигде не учились… они не знали, что маги, и иногда шли в священники. Так вот, сжигание демонов, эм… возложением рук — это оно и есть. Только такого мага потом самого откачивать нужно, слишком затратно получается. А что?

— Ничего, — Дин прислонился головой к плечу ребенка и пробормотал: — Прости меня, Сэмми, я идиот, но я же не знал, — вслух он сказал. — Пошли.

Когда, наконец, Дин с Северусом вышли из комнаты, Кроули уже успел заскучать.

— Сев хочет послушать, — Дин сел на диван, а Северус примостился у него под боком, не выпуская палочки из рук. Кроули скривился, но ничего не сказал.

— Что со мной сделал Азазель на самом деле? — задал первый вопрос Сэм.

— Ой, лось, неужели до тебя наконец-то дошло? Поздравляю, не прошло и десяти лет. Может, ты не лось, а жираф? Люди — самое совершенное создание Творца. По образу и подобию. Даже пернатые, скрипя зубами, это признают. В таком совершенном создании кровь демона, накапанная в рот, даже такого сильного демона, как Азазель, может изменить разве что цвет кала. Азазель попытался тебя инициировать, — Кроули кивнул на Северуса. — Ничего не получилось, но он старался.

— Меня невозможно было инициировать, придурок. И вообще, если человека нельзя изменить, то как же тогда вампиры? — прошипел Сэм.

— Невозможно, — кивнул Кроули. — Я и не спорю. Но задатки у вас у обоих были. У кого больше, у кого меньше. Если бы вы в той реальности родились, из которой такого славного мальчука умудрились притащить, то коллектив этого, как его, Хогвартса дружно подал бы в отставку, потому что, когда туда со стопроцентной гарантией поступил бы лось, там уже училась бы наша белка с гарантией в восемьдесят процентов.

— Хогвартс находится в Шотландии, — зачем-то решил уточнить Сэм.

— Ну в местной школе, подобной, хотя здесь новодел. А насчет вампиров, знаешь, лось, зря я тебя в умные записал, ты хоть раз слышал про, ну, допустим, демона-вампира? Вампиры все вышли из людей, все абсолютно. Как и маги. Только вот здесь человека магом нельзя сделать, а вот у славного мальчугана дома — вампиром. Ограничения, они такие ограничения, — махнул рукой Кроули.

— Насчет Сева, как он сюда попал?

— А я знаю? — Кроули действительно удивился. — Если бы я знал, думаешь, к вам на огонек бы заскочил?

— Как ты вообще нас нашел? — подал голос, слегка успокоившийся Дин.

— Настроил передатчик на СОС нашему ангелочку. Так и засек, слишком уж ты эмоционально молился, — неохотно проговорил Кроули.

— Сколько всего реальностей?

— Я их что, считал? — Кроули фыркнул. — Есть и совсем оригинальные. Вы должны понять одно: реальностей, или отражений, дофигища, а вот Небеса, АД и Чистилище — одни на всех. Но существуют места, где тем же демонам немного неуютно, и они туда без очень особой нужды не лезут, — и он снова кивнул на Северуса. — К тому же залезть в инициированного мага невозможно ни с его согласия, ни без согласия. Обидно, но одержимых магов не бывает. Да и заклятья они мерзкие напридумывали, козлины тупые.

— А почему так? Почему у нас, например, нет магов в этом смысле слова?

— Да потому, лосяра, что у Творца есть чувство юмора. Он много таких неиспользуемых гаджетов в человека навставлял. Где-то работают, где-то нет. Где-то маги, где-то вампиры, где-то оборотни, где-то всего этого добра навалом, а где-то только люди и даже ангелы своим ангельским колдунством пользоваться не могут. Забавно ведь.

— Ага, обхохочешься, — нахмурился Дин. — А что вы, скоты, с нами сделали? Пытались гаджет запустить, да напряжение не то оказалось?

— Ну, примерно так, да… А че ты такой вздрюченный? Ну, подумаешь, маг недоделанный.

— Я тебя сейчас сам убью, — ласково проговорил Дин, вставая.

— Сынуля, успокой своего неадекватного родителя, — крикнул Кроули Северусу. — А вы вообще уверены, что он не твой настоящий бэбик? Че-то вы похоже себя ведете.

— А ты зачем к нам вообще приперся? — Дин стоял, прикрывая собой Северуса, который пытался высунуться из-за Дина, чтобы все видеть, но у него не очень получалось.

— Да хотел поболтать по-дружески про скрижали там всякие, про сопливых пророков, но не буду, не буду, убедили, — Кроули широко улыбнулся.

— Ты звал меня, Дин?

Дин резко развернулся, недобро глядя на ангела в плаще.

— Да, Кас, звал. Но ты, надо сказать, не торопился.

— Ты же знаешь…

— О, я теперь мно-о-ого знаю. Вы знали, что с Сэмом сотворил желтоглазый? Вы знали, что его убийство демонов — это неполноценное Адское пламя настоящих магов? Каков маг — такое и пламя, знали?

— Дин…

— Кас, я задал очень простой вопрос, вы знали об этом?

— Да.

— И вы заставили меня, да и его тоже, поверить, что это не так! Ну и скоты же вы.

— Дин, пойми…

— А я все понимаю, я теперь много чего понимаю. Я даже понимаю, что Апокалипсис начал именно я! И остальное уже было неважно, правда? Меня тогда пытались инициировать? Что, думали, получится, или для чего-то другого готовили?

— Бельчонок, да ты прям гигант мысли. А раньше не доперло, что если бы Сэм не заглянул на вечеринку Лилит, то все равно все было бы так же?! Думаешь, дамочка столько усилий приложила, чтобы в конце постоять, подождать Сэма, а он раз — и не пришел. И что? Она развернулась, всплакнула и, вздохнув, потопала смотреть «Богатые тоже чего-то хотят»? Да пойми ты, чудило, вы просто прекрасно подходили: Сэм для старины Люци, ты — для Михаила. Но вы не критичная величина. Были. Пока эта неудавшаяся инициация не сработала. А в самолёт вас после пришествия Люцифера не Он закинул, и не смотри так на меня, я все изменения в вас отслеживал, зачем, думаешь, я двум дегенератам представился, да ещё и кольт отдал? Ха-ха, это у одного из вас от потрясения такой вот минивыброс случился, или у обоих сразу. Не полноценная инициация, конечно, но, внезапно, от каких-то двух дебилов-недоучек стало так много зависеть, тьфу! — Кроули сплюнул.

— Замысел Отца постигнуть невозможно, — кротко произнес Кас.

— Заткнись! — рявкнули на него все трое: и Сэм, которого просто трясло от ярости, и Дин, пребывающий в подобных же чувствах, и Кроули, которому от собственных откровений снесло крышу, и он просто кайфовал, закладывая всех по-полной.

— А о чем вы вообще говорите, я не понимаю, — в наступившей тишине голосок Северуса прозвучал особенно звонко.

Кастиэль долго смотрел на юного мага.

— Дин, мальчика нужно вернуть, ему не место здесь, — он сделал шаг к съежившемуся Северусу, но на пути у ангела встал Дин.

— Не так быстро, Кас. Если тронешь мальчика, я клянусь, что сделаю все, чтобы наша неполная инициация так аукнулась и Небесам, и Аду, что во всех реальностях тошно станет.

— Чего ты хочешь, Дин?

— Ты сказал, что Севу здесь не место, а нам? Нам с Сэмом здесь место?

Кастиэль долго смотрел на человека, которого называл своим другом, затем ответил:

— Нет, вы же сами поняли, что нет.

— Кто направил сюда Сева? — сквозь зубы спросил Сэм.

— Я не знаю, — покачал головой Кас. — Возможно, это был Отец.

— Это непринципиально, Сэм, — отмахнулся Дин. — Мы подошли к самому главному: что вы сделаете для того, чтобы отправить нас вместе с Севом туда, где, как мы выяснили, усилиями криворуких демонов и ангелов, нам сейчас самое место?

— Что? Дин, вы действительно хотите…

— Да, Кас, мы действительно хотим.

— Но…

— Пошепчемся, только между нами, девочками, — Кроули подскочил к Кастиэлю и оттащил его в сторонку.

Северус дотронулся до руки Дина. Тот повернулся и посмотрел на мальчика, ободряюще улыбнувшись.

— Вы правда хотите уйти со мной? — прошептал потрясенный ребенок.

— Да, Сев, — ответил Сэм, который немного успокоился. — Если не получится, то ты останешься здесь, с нами. Они нам слишком много задолжали, чтобы торговаться, — он буквально выплюнул последние слова.

Кроули, держа Кастиэля за рукав плаща, принялся яростно шептать.

— Что для этого нужно? Какие ресурсы? Что?

— А почему ты так хочешь, чтобы…

— Слушай, Кас. Эти мальчуки уже поперек глотки у всех стоят. И если есть хоть одна тысячная шанса, чтобы этот кошмар в джинсах перестал быть моей проблемой и стал чьей-то еще, я готов на очень-очень многое. Кас, ты же себя их другом называешь, ты же понимаешь, что этим ты их просто спасешь, ну, включай мозги. Там они полностью инициируются и прекратят вносить сумятицу в реальность. Ты же их знаешь: пара пыточных, два-три убивающих заклятья, а больше им и не нужно, они мир по старинке с помощью ножей и винтовок завоюют. Тем более там ни ангелов, ни демонов нет.

— В твоих словах, как ни прискорбно, есть рациональное зерно. Я могу их отправить хоть сейчас, — кивнул Кас.

— Что? Нет-нет-нет, — Кроули перехватил рукав ангела и снова оттащил в свой угол. — Чтобы они через годик вернулись? Полностью инициированные, загоревшие и с магнитиками? Ты за что всех нас так не любишь?

— Что ты предлагаешь?

— Я предлагаю тебе свою помощь и практически неограниченные ресурсы, чтобы не просто их туда зашвырнуть, а сделать так, чтобы они не захотели возвращаться. Ты прикинь, что нужно, чтобы их хибарку туда со всем содержимым отправить, ну надо же мальчукам где-то жить. Не делай такие глаза, да, я знаю про их домишко. Машину — это само собой, это святое. А я еще и деньжат немного на первое время подкину, чтобы они освоились, разобрались, все по-человечески. В комфорте и с вправленными на место мозгами после завершения инициации они быстро разберутся, что к чему. Вот пусть геноцид их нечисти и устраивают. А маги пускай сами с ними разбираются. Пусть эти козлы на своей шкуре почувствуют, как с братишками сложновато договориться. Может, больше не будут гнусных заклятий придумывать. Да еще и мальчишка этот, как по заказу. Ну же, Кас. Что нужно? Я все достану, ты только скажи.

— И оставишь охоту на скрижали и пророка.

— Заметано, все равно они без мальчуков ничего не стоят, — махнул рукой Кроули.

— Зачем тебе это, Кроули?

— Кас, я — Король Ада. А этой невинной шуткой и даже благим делом, а это благое дело, ведь парни действительно скоро с «резьбы» сорвутся, я убиваю целых двух жирнющих зайцев: избавляю нашу реальность от мальчуков (реально помогая им при этом — учти) и подкладываю основательную такую свинью тем, кто эту пакость — Адское пламя — создал, вот это просто для души.

— У тебя нет души.

— Это неважно, ангел мой, это неважно. Ну что, по рукам? Сколько времени это потребует, и что от меня нужно?

— По рукам, — немного поколебавшись, ответил Кастиэль и принялся диктовать включившему диктофон демону, что необходимо достать для проведения сложнейшего ритуала. Когда он закончил, Кроули покивал и двинулся в центр комнаты из угла, где они до сих пор стояли.

— Мои лучшие друганы! Мы с ангелочком полностью согласные. И мы даже немного вас проспонсируем. Ровно через месяц вы должны будете находиться в своей избушке. Дин, не нервничай, я про нее знаю, но попасть сам не смогу, защита ого-го. Там гараж есть? — спросил он деловито. Сэм кивнул. — Значит так. Ровно через месяц, то есть пятого ноября, вы должны быть дома и с машиной в гараже. Времени у вас немного есть, можете попрощаться с кем-нибудь, кто будет скучать по вам, хотя вряд ли кого найдете. Поохотьтесь напоследок, ну и всё такое. Учитывая сложность идеи, перебрасывать будем в место недалеко от Хогвартса, чтоб не париться. Там остаточный магический фон большой, как раз потянет на выходе. Время не линейно, поэтому вы попадете в пятое ноября тысяча девятьсот семьдесят второго года. Пацан, можешь по прибытии мчаться в родную школу, она будет недалеко от твоей новой хибарки. Встряхните этот замшелый мир, мальчуки! Я на вас рассчитываю. Также, вот, цените доброту милахи Кроули, мальчуган, который произвел на меня неизгладимое впечатление, может заглянуть в свой сейф, я туда немного деньжат подкину, чтоб вы, кретины, с голода не сдохли в первое время. Кредитки там не в ходу. Они золотишко предпочитают. Работать, бельчонок, придется. Как звать-то тебя? — обратился демон к Северусу. — Прежнее имя назови, не Винчестер.

— Снейп. Северус Снейп.

— Ну ничего себе, — Кроули присвистнул. — Круто. Ну всё, пока-пока, мальчуки. Прощаюсь, надеюсь, навечно. Да, ваш сопливый пророк вместе с цацкой к ангелам переходит. Мне на него теперь начхать, уж поверьте, все равно больше кретинов вроде вас нет, чтобы задницей рисковать во имя странной абстрактной цели со стопроцентным смертельным исходом. А у меня праздник и полугодовой загул намечается. Не скучайте по папочке Кроули, а я обещаю, что не буду по вам скучать. Чмоки.

Глава 10

— Это что сейчас было? — почему-то шепотом спросил Дин, не обращаясь ни к кому конкретно, после того, как они остались в комнате одни, без компании ангельско-демонского союза.

— Я так понял, что они так рады от нас избавиться, что готовы поднапрячься, найти все необходимое, собрать силы и через месяц бортануть нас со свистом прямо с бункером, куда-то чуть ли не к дверям Хогвартса, чтобы мы не дай бог не захотели вернуться назад, — так же шепотом ответил Сэм.

— Вот этот момент я как раз понял, я не понял только, мне обижаться или нет? — нормальным голосом сообщил Дин. — И что будем делать?

— Ты имеешь в виду, а не отправиться ли нам на охоту?

— Нет, я имею в виду, а не устроить ли нам супершопинг. Конечно, Кроули чего-то там провякал про то, что местных денег нам подбросит, но, во-первых, он их явно не на порог положит, а когда мы выберемся в люди — это вопрос. Нам элементарно нужно будет что-то есть. Во-вторых, Сэм, семидесятые годы… Мы же можем подмодернизировать наше жилище? Магглы — не увидят, насколько я понял, а маги один хрен ничего не поймут.

— А электричество? Сев, у вас там в школе есть электричество?

— Нет, — коротко ответил мальчик, разглядывая ладони.

— Ой, Сэм, это же бункер! Я вообще не пойму, откуда там электричество и вода. Там же ни одного кабеля нет, а трубы только внутри. Так что мы будем упакованы по-полной.

— Тогда нужно побольше носителей больших объемов и залить как можно больше информации. Нужной, ненужной — неважно, потом разберемся. Интернета-то в семидесятые точно нет.

— Сэм, я даже не знаю, за что начать хвататься, — Дин взлохматил волосы. — А Кроули все-таки козел, праздник закатить нам на проводы. Всем Адом полгода гулять собрались.

— Так, нужно подождать, когда Сев получит свой сертификат, не зря же он учился, вдруг пригодится.

— А то, что в нем этот год будет стоять?

— Не думаю, что для магов это будет составлять какую-то проблему, — неуверенно произнес Сэм. — Ой, совсем забыл, мантия! Мы же старую мантию на тряпки распустили.

— И что делать? Где нам добыть новую мантию? — братья переглянулись и произнесли одновременно:

— Чарли!

— Так, ну я тогда звонить, а ты подумай, какие хотя бы продукты закупить. В бункере шикарные холодильники, так что можно не мелочиться, — объявил Дин и повернулся к все еще разглядывающему свои ладони Северусу. — Сев, ты мне нужен, сейчас я позвоню Чарли, она примчится, а ты должен будешь ей описать, какие именно мантии вы носите — цвет, фасон, материал и прочее, — Северус молчал. Дин невольно нахмурился и присел перед ним на корточки. — Сев, ты почему молчишь? Что случилось?

— Ничего, — спокойно сказал мальчик.

— Сев, — Дин попытался взять его за руку, но Северус вырвал свою узкую ладошку из ладони названного отца. — Да что происходит?! — взорвался Дин. — Ты можешь мне по-человечески ответить? В чем мы сейчас перед тобой провинились, что ты нас в полный игнор включил?

— А вам не приходило в голову, что я не хочу туда возвращаться?! — Северус вскочил на ноги, чувствуя, как глаза защипало от предательских слез. — Я там никто, пустое место. Полукровка, который еще и в Слизерин умудрился попасть! Как будто я сам себя распределял! Мои собственные дед и бабка меня ненавидят и мечтают, чтобы я вообще не рождался! Слизеринцы во главе с Люциусом смотрят, как на своего домовика, который почему-то без приказа рот открыл. Поттер с Блэком вообще непонятно почему привязались, — слезы все-таки брызнули, как Северус ни старался их сдерживать. — У меня никогда не было друзей, никогда. Мама меня любила, но она не пускала меня в обычную школу. Я, когда с Эванс встретился, только-только читать научился, мне Лили свои учебники школьные таскала! Почти все, что я умею, я выучил сам! Со мной вообще только Эванс в Хогвартсе разговаривает, да еще Мальсибер, но он просто ленивая свинья, которая учиться не хочет: «Северус, ты же дашь мне списать зелья?» Конечно, дам, куда я денусь, если хочу, чтобы меня хотя бы в спальне не трогали! А здесь у меня есть вы. И Крис ко мне хорошо относится, и его мама, и ему от меня ничего не нужно, просто поболтать, посмеяться…

Северус попытался выбежать из комнаты, но был перехвачен старшим Винчестером и прижат к крепкой груди.

— Ш-ш-ш, Сев, ты что не понял? Мы едем с тобой. У нас есть замечательный дом, в который мы поедем и подготовим к путешествию. У деда с бабкой мы тебя отберем, если надо будет — отсудим. Не получится… Ну, у нас с Сэмом полно аргументов в багажнике. Дом Кроули с Касом обещали совсем рядом с Хогвартсом поставить. Я лично с директором поговорю, скорее всего, он сможет сделать исключение, и ты будешь жить дома, а в школу только на занятия ходить.

К ним подошел Сэм и обнял обоих, продолжая речь Дина:

— А Люциус… Хм, его тезка хоть мой ужас и кошмар, но мы ему однажды очень здорово в бубен настучали, он до сих пор в некой клетке загорает, так что за Люциуса не волнуйся. Мы поговорим с твоим старостой.

— Вот с Поттером, извини, ничего сделать не сможем. Вы ровесники, так что разбираться тебе придется самому, но у нас еще есть время. Мясо у тебя немного наросло, можно и к более серьезным вещам приступать. Ну же, успокаивайся. Я же твой отец, я никому не позволю тебя обидеть, никому.

Северус судорожно всхлипнул. Он не верил, что у Винчестеров получится хотя бы отнять опеку у Принцев, этих чистокровных снобов. Но он так хотел в это верить. К тому же он всегда знал, что возвращаться придется. Собрав в кулак всю свою волю, мальчик решил еще раз довериться Винчестерам. Ведь не зря же сам король Ада потирал руки и намекал, что магический мир содрогнется, если братья этого очень сильно захотят. Главное, чтобы они захотели бороться за него, а это будет ой как непросто. Прислушавшись к своим ощущениям и эмоциям Винчестеров, Северус слабо улыбнулся.

— Я попробую, — наконец сказал он. — Вы мне покажете, как Поттеру нос сломать? Чтобы так же как у меня было?

— О, Сев, мы тебе много чего покажем. Проблемой будет не прибить кого-нибудь ненароком, — Дин протянул руку и вытер слезы с лица мальчика. — Знаешь, ты уже не на девятилетку похож. Сейчас тебе можно все одиннадцать смело дать. Одежда еще не мала? — Сев покачал головой. — Тогда давай прекращать страдать, и будем определяться с мантией.

Дин набрал номер Чарли и сразу же включил громкую связь.

— Дин? Что-то случилось? — раздался встревоженный голос девушки.

— А почему что-то должно было случиться?

— Только не говори, что звонишь просто так.

— Эм. Нет, ты права. Чарли, нам нужна твоя помощь.

— Кого взломать? Я сейчас к компьютеру сяду, ага, диктуй.

— Чарли, это помощь другого рода, как бы тебе сказать-то, — Дин замялся.

В трубке воцарилось молчание, затем Чарли осторожно произнесла:

— Дин, ты же помнишь, что я предпочитаю девушек? Но ты не волнуйся, я тебя познакомлю с отличными девчонками.

Сэм не выдержал и громко засмеялся.

— Кто там ржет? Сэм, это ты?

— Это я, рыжая, — Сэм даже ручку бросил; список, лежащий перед ним, был уже довольно внушительным. — Дину нужна помощь несколько другого плана. Нам нужна мужская мантия для ребенка второго курса Хогвартса. Факультет Слизерин. И, Чарли, желательно не одна.

На этот раз молчание было еще более продолжительное. Затем Чарли еще осторожнее спросила:

— Сэм, ты сошел с ума?

— А в чем проблема? Ты не можешь достать мантии?

— Я могу достать мантии, я просто перевариваю новость, что они нужны вам для ребенка.

— Чарли! — рявкнул Дин. — Хватай мантии и бегом сюда, — он скороговоркой продиктовал адрес. — Я надеюсь, ты не слишком далеко от нас?

— Нет, не слишком. Я буду через… десять часов, — и Чарли отключилась.

— Дин, я тут подумал, мы будем раскрывать Чарли инкогнито Сева?

Дин задумался. Он долго думал, потом сел на диван.

— Вот ведь задачка. С одной стороны, не раскрыть — предать ее доверие. Мне бы этого не хотелось. С другой стороны…

— Вот именно. Ты представляешь, что начнется?

— Будем действовать по обстоятельствам, — наконец принял решение Дин. — А сейчас спать. Ты все уроки сделал? — догадался спросить он у Сева.

Северус переглянулся с Сэмом и захихикал.

— Хочешь проверить? Я только за. Давай вместе проверим, правильно ли я высчитал длину волны красного спектра.

— Э-э-э… Я тебе полностью доверяю в этом вопросе, — кивнул Дин, чем вызвал новый взрыв смеха.

Ночью ему приснился кошмар. Ему снилось, что он снова слышит мощный взрыв и видит огромный столб пламени. Он, именно он, вложил ей в руки взрыватель… И он смотрит на этот столб из окна этого дома, а сзади раздается еще не ломкий, звонкий мальчишеский голос: «Адеско Файр». Вот только Кроули не отступил, и из черной палочки вырывается яркое, жаркое, словно живое пламя и поглощает их обоих — и демона, и юного мага, который все-таки не смог справиться со слишком сложным для своего возраста заклятьем. И тогда он закричал.

— Дин, Дин, проснись, проснись, что с тобой? — на разгоряченный лоб легла тонкая прохладная ладонь.

Дин распахнул глаза, в которых словно затухало пламя приснившегося пожара.

— Что? — он пытался скинуть остатки сна. Северус хотел убрать руку со лба, но Дин удержал его. Рука была такой прохладной. Эта прохлада успокаивала и убирала огонь.

— Ты так кричал, а Сэм ушел. Чарли позвонила и попросила ее встретить. Что тебе снилось? Кто такой Джо?

— Джоана, ее звали Джоана или Джо, — Дин снова закрыл глаза. — Расскажи мне об Адском пламени.

Северус вздохнул, отнял руку и сел рядом с Дином на кровать.

— Что ты хочешь о нем узнать?

— Почему ты был уверен, что справишься с ним, а Кроули нет?

— Адское пламя вызвать легко. Нужен определенный эмоциональный настрой, а само заклинание простое.

— Адеско Файр, — прошептал Дин.

— Откуда ты знаешь? Я же его не закончил, — Северус встал и вышел из комнаты. Дин едва не потянулся за мальчиком, прося его остаться. Но Сев быстро вернулся. — Пей, — он протянул Дину стакан. В нем оказалось зелье, которое Сев называл Восстанавливающим. — Откуда ты знаешь окончание заклинания?

— Мне приснилось… мне приснилось, что ты его произнес и не справился. Что я подвел тебя, как подвел ее. Она умерла, чтобы дать мне шанс, а я его бездарно просрал.

— Я бы справился, Дин, — вздохнул Сев. — Адское пламя живет эмоциями, понимаешь? Сильными эмоциями. Вызвать его может любой дегенерат, а удержать только тот, кому не безразлично. Мне не безразлично. Кроули не мог этого знать. Что бы о демонах ни говорили, но мысли они читать не умеют. Мысли вообще никто читать не умеет — это невозможно.

— Я сам слышал, как демоны…

— Дин, демоны хорошо считывают эмоции и часто играют в «горячо-холодно». Начинают перебирать, особенно если что-то о тебе знают или слышали, а потом развивают ту тему, которая тебе наиболее неприятна.

— Демоны лгут.

— Нет, Дин. Демоны редко лгут, зачем им это? — Северус вздохнул. — Скоро мы попадем в мой мир. Там уже давно не встречали демонов.

— Из-за Адского пламени?

— Это одна из причин, но довольно веская. Адское пламя способно убить душу, в том числе и мага, который с ним не справился. В таком случае лучше сгореть. А демон — это же чистая энергия души, перерожденная в Аду. Поэтому Адское пламя будет преследовать демона везде, пока не поглотит. Кроули знает это, поэтому он меня остановил. Ведь у демона, погибшего в Адском пламени, больше нет ничего. Нет будущего. Он просто перестает существовать в любом виде, — Северус замолчал, потом вздохнул и поднялся на ноги. — Ты сможешь заснуть?

— Нет, уже нет. Тем более скоро Сэм с Чарли приедут.

— Ну тогда вставай, в душ сходи. А мне нужно на занятия собираться. Кстати, мне тут сказали, что в школе всего этого не изучают. Просто здесь профессора понятия не имеют, что изучают в школе, и дают то, что считают нужным. Так что я считаю, что мне повезло.

Чарли кинула на пол здоровенный баул.

— Вот, здесь все, что заказали. А теперь колитесь, зачем вам все это, — она сложила руки на груди и посмотрела на Винчестеров.

Сэм с Дином переглянулись и поняли: «колоться» придется. Дин уже открыл рот, чтобы начать, как дверь открылась, и в комнату вошел Северус.

— Миссис Аминз заболела, а мистер Беркли… ну вы в курсе. Так что я на сегодня свободен, — Северус кинул сумку на диван и тут заметил рыжеволосую девушку, которая с любопытством смотрела на него.

— Сев, это Чарли, — обреченно махнул рукой Дин. — Чарли, это Северус. Северус Снейп.

Чарли неуверенно улыбнулась и обратилась шепотом почему-то к Севу:

— У Винчестеров крыша окончательно съехала?

— Ну, это смотря с какой стороны посмотреть. Я не эксперт по «съехавшим крышам», — Северус чувствовал себя неловко под изучающим взглядом девушки.

— А почему Дин тебя Снейпом назвал?

— Наверное, потому, что это мое имя, — пожал плечами Северус.

— А-а-а… Я поняла, это розыгрыш, да? Я сейчас должна засмеяться?

— А тебе бы этого хотелось? — Сев улыбнулся. Он понял, что ни от его бестолковых родичей, ни от этой девушки ничего пока не добиться, и подошел к баулу. — Это мантии? — Чарли кивнула.

Северус вытащил несколько однотипных черных мантий и кивнул. Набросил на себя. Они оказались практически впору, широковаты только и немного длиннее положенного, но это Северус за проблему не считал.

Эмблема Слизерина была немного ярче официально принятой, но это было не критично. Он вытащил палочку и дотронулся до эмблемы.

— Меус номен, — внизу эмблемы начала проступать стандартная гравировка, которая поползла по краю эмблемы — Северус Снейп, второй курс, факультет Слизерин. Последнюю фразу Северус считал наиглупейшей. Как будто не видно, что это Слизерин.

Сзади раздался грохот. Северус вскочил, а к рухнувшей в обморок Чарли уже бежали, чертыхаясь, Винчестеры.

Через три дня Северус официально закончил курсы и получил сертификат.

В этот же день они уехали. Северус едва успел попрощаться с Крисом.

Всю дорогу до бункера Чарли просидела с ним рядом, не отрывая взгляда. За эти дни она не сказала Северусу и двух слов, просто пожирала глазами. Такое пристальное внимание нервировало мальчика. Когда они пересекли границу штата Канзас, Сев не выдержал:

— Ну, что?

— А ты симпатичный, миленький такой. Я думала, ты другой.

— Чарли, я не знаю, что ты думала, я этих дурацких книжек не читал, но, пожалуйста, не смотри на меня так, словно сейчас набросишься. Я тебя бояться начинаю.

— А я предупреждал, — тихонько произнес Сэм.

— Это невероятно. Северус, — Чарли словно просмаковала его имя. — А ты уже придумал Сектумсемпру?

— Что я придумал? — переспросил Северус после длительного молчания. — Сектумсемпру? Сектумсемпра — это получается: разрез, плоть, меч. Нет-нет, мечи? Ни фига себе заклинаньице, очешуеть. Это я придумал?

— Винчестеры, вашу мать, вы какого Мордора творите, гады? — взвыла Чарли.

— Какое «очешуеть» может быть у Северуса Снейпа?

— Чарли, ему двенадцать, и прекращай истерить. Ты нам поможешь?

— Парни, вы обещаете, что сделаете все, чтобы… — она не закончила, но братья ее прекрасно поняли: «Чтобы он выжил».

— Ты что, в этом сомневаешься? — серьезно спросил Дин. Чарли покачала головой.

Бункер привел Северуса в какой-то нереальный щенячий восторг. Он носился по нему, пытаясь все посмотреть, потрогать. За день он облазал каждый закоулок, выбрал себе комнату и застолбил одну из лабораторий. Дин только пожал плечами и проворчал:

— Можно подумать, другие кто-то займет.

Когда Северус уснул совершенно счастливым сном человека, нашедшего остров сокровищ, Чарли подоткнула ему одеяло.

— Он совсем еще ребенок. Такой маленький.

— Он и есть ребенок, — вздохнул Дин, убирая с его лба отросшую челку. Новые волосы были более густыми и жесткими, но слишком уж быстро отрастали.

— Я помогу вам собраться, — Чарли решительно встала и направилась «договариваться» с компьютерами.

Дальнейшие дни слились в какой-то бесконечный поток покупок, распределения купленного, расстановки, заморозки, прикручивания, прибивания и матов, которые уже даже у Северуса периодически вылетали.

Все это чередовалось с тренировками и усиленным питанием, в котором Чарли с каким-то ненормальным азартом приняла участие. В конце концов одежда все-таки стала мала. Северус немного вытянулся и был довольно худым, но уже, по крайней мере, выглядел на свой возраст, что не могло его самого не радовать.

Четвертого ноября вечером Чарли обняла всех по очереди, прощаясь. Дин отвез ее на вокзал в ближайший городок.

Начиная с полуночи, Винчестеры и Северус пребывали в напряженном ожидании. Никому из них даже в голову не пришло разойтись по своим комнатам и завалиться спать.

Северуса все же сморило, когда часы показывали три пополуночи.

Он уснул на маленьком диванчике, положив голову на колени задремавшего Дина. Сэм, сидевший рядом в кресле, тоже клевал носом.

Ровно в шесть часов утра раздался жуткий визг. Находящихся в комнате людей тряхнуло, книга, лежащая на столе, упала на пол. Появилось ощущение свободного падения. Северус вцепился в Дина, который придерживал его за спину.

Все закончилось внезапно. Вот только что все тряслось, и вдруг тишина.

— Нужно проверить, — наконец решился озвучить общее мнение Сэм и направился к входной двери.

А жители небольшого городка, затерявшегося в Канзасе, стали в это утро обладателями новой достопримечательности — огромного правильной формы кратера, уходящего в землю почти на высоту пятиэтажного дома.

Глава 11

Старосте Слизерина в эту ночь не спалось. В голову лезли мысли, копошились, пытались выстроиться в какую-то стройную цепочку, но никак не выстраивались.

Почти два месяца назад пропал этот странный полукровка Снейп. Куда он делся, никто так и не смог выяснить. Целый месяц все преподаватели во главе с директором обшаривали замок и Запретный лес. Профессор Флитвик вместе с директором Дамблдором даже ныряли в озеро. Ни полукровки, ни хотя бы его тела так и не нашли.

Дошло до того, что Дамблдор заставил Принцев притащить фамильный гобелен, чтобы убедиться, что Снейп еще жив. Только как это можно было определить, если вместо имени на этом месте была выжжена дырка?

Прошел еще один месяц, и практически всем стало понятно, что мальчишка уже не вернется. Только директор Дамблдор продолжал поиски, но надежда найти мальчишку таяла с каждым днем. И вроде бы что за дело ему, Люциусу Малфою, до какого-то полукровки, а ведь нет, ночами спать не может, прикидывает, где его можно еще поискать.

Когда на золотых часах, подаренных в прошлом году на совершеннолетие, стрелки встали на половине шестого, староста понял, что уже не уснет, а если уснет, то проспит все, что только можно проспать. Полежав еще пять минут, Люциус встал и решил прогуляться.

Широкая хорошо утоптанная тропа вела его к Запретному лесу. Он прошел мимо хижины лесничего, привычно скривившись, и вошел в лес.

Вот поляна, где обычно проходят занятия по уходу за магическими существами. Люциус, не останавливаясь, прошел дальше.

Где-то здесь заканчивалась граница антиаппарационных чар. А на эту полянку часто прибегали старшекурсники, чтобы тайком аппарирровать домой или на свиданье. Здесь же они устраивали дуэли, тренировались с не совсем законными заклятьями.

Прислонившись к какому-то дереву, Люциус поднял голову и посмотрел на пасмурное осеннее небо. Люмос, все это время горевший на кончике палочки, вдруг затрепетал и исчез. Сразу стало темно. Земля заметно содрогнулась. Люциус ухватился за ближайшее дерево, чтобы не упасть.

Небо словно раскололось на две части. Нет, не так. Люциус не мог дать правильного определения тому, что видит.

Словно небо насквозь пронзило огромное зеркало, которое, поворачиваясь, расширяло брешь, но все время отражало клочки облаков, поэтому саму брешь мог видеть только староста Слизерина, которому почему-то именно сегодня приспичило пройтись прогуляться по утреннему лесу.

А потом поляна исчезла, потому что практически все ее пространство занял… замок? Или это был не замок, но что тогда? Огромное строение на пару секунд зависло над травой, а потом вошло в землю, словно нож в расплавленное масло. Над поверхностью земли осталось менее трети от общей высоты этого… непонятно чего.

Стены, массивная дверь, лестница на несколько ступеней вниз и нечто вроде парапета над дверью — все было сделано из листов необычайно толстого металла.

Широкая тропинка, по которой пришел Люциус, упиралась в одну из стен строения. По едва заметным щелям можно было предположить, что здесь тоже расположена дверь, но более широкая, чем та, к которой вела лестница.

Наступила тишина. Странное строение так органично вписалось в окружающую обстановку, словно всегда здесь находилось, или эту поляну специально приготовили для него.

Внезапно Люциусу стало страшно. Он отступил за дерево и уже собрался бежать, чтобы обо всем сообщить директору, как услышал легкий скрип, и дверь, к которой вела лестница, открылась.

Пока проходило укоренение строения, полностью рассвело, и Люциусу было прекрасно видно все, что творится на лестнице.

На площадку перед входом вышел молодой мужчина, одетый как маггл: в эти их странные синие плотные штаны и клетчатую рубашку. Люциус спрятался за дерево и старался дышать через раз, чтобы не привлекать к себе внимания. Мужчина огляделся и быстро взбежал на парапет, чтобы оглядеть окрестности сверху.

— Святой ежик, — произнес, наконец, мужчина, вглядываясь в сторону Хогвартса; со своего места мужчина, скорее всего, видел башни замка. — Если Кроули сказал, что выкинет нас рядом с Хогвартсом, то он именно это имел в виду. Куда уж ближе-то? Дин, Сев, кажется, мы на месте. Если, конечно, вон те башни принадлежат именно Хогвартсу, а не какому-нибудь Камелоту, — крикнул мужчина и снова повернулся к Хогвартсу, облокотясь на перила. Внезапно он нагнулся, свесившись вниз, словно его привлек какой-то шум. — Дин?

— Сэм, у нас проблема, — на площадку забрался второй мужчина. Он был немного ниже ростом первого, и вместо рубашки на нем была надета серая майка, которая не скрывала мускулистое тело. И да, синие грубые штаны, куда уж без них.

— Что опять за проблема?

— Да все та же. Сев категорически не хочет идти на занятия. Просто категорически. Сэм, он, когда к вампиру в пасть шел, не был в таком раздрае. Самое страшное, что даже не скандалит, просто обхватил себя руками за плечи и тихонько подвывает.

— Чем теперь он мотивирует свой отказ?

— Говорит, что его долго не было, а его староста и за меньшее наказывал его раньше. Он случайно проговорился, Сэм, потом попытался замять, но я понял вот что: этот его староста, который тезка старины Люци, похоже, руки распускал. По крайней мере, один раз он малышу пощечину точно зарядил. Сэм, этот восемнадцатилетний козел поднял руку на ребенка, который весил в то время не больше среднеупитанной кошки. Сэм, я знаю, кто у меня первым в бубен получит.

— Прохладно, — заметил первый здоровяк после довольно продолжительного молчания.

— Так начало ноября, что ты хочешь? — Дин поежился и повел мускулистыми плечами.

Люциусу стало не по себе. Они сказали «Люци», кроме него, никто больше не подходил под это определение. Он всего один раз за всю свою карьеру старосты ударил ученика. Это был Снейп, но полукровка его тогда просто вывел из себя. Не отвечал на вопросы и только смотрел своими глазищами. Но он же извинился, даже бестиарий на следующий день притащил, который робко попросил у него мальчишка.

— Пошли нашу жертву магических репрессий в норму приводить. И, Дин, придется кому-то из нас с ним идти, если уж сам Сев настроил себя, что не пойдет в школу. Не тащить же его насильно, в конце концов.

— Камень-ножницы-бумага?

— На счет три… Раз, два, три. — Дин показал сжатый кулак, а второй — Сэм, открытую ладонь. — Всегда, Дин, всегда камень.

— А почему ты-то?

— Потому что, как ни крути, нам еще нужны преподаватели, — Сэм открыл дверь. — А живым от тебя вряд ли кто уйдет, даже если ты заметишь сомнения в оправданиях. Я одного не понимаю. Сев абсолютно неконфликтный ребенок, но, когда дело начинает касаться Хогвартса, просто в истерику впадает.

— Вот и мне интересно, что с ним здесь такого сделали, что вампир-извращенец и сильный демон на него особого впечатления не произвели, а обычная школа… Хотя в обычных школах иногда бывает просто Ад, дети иной раз ведут себя хуже нечисти.

— А вот в этом виноваты взрослые, которые за ними наблюдают. И именно с такими взрослыми нам и нужно будет решить все непонятные вопросы.

— А знаешь, здесь красиво, — Дин потянулся и, вдохнув свежий воздух полной грудью, вошел обратно в здание.

Высоченный Сэм последовал за ним.

Люциус дождался, когда захлопнется дверь, и рванул к замку со всей возможной скоростью. Если он не ошибся, то полукровка только что нашелся. Причем нашелся в очень странной компании. Эти мужчины явно были магами, магглы просто не увидели бы Хогвартса. Но вели они себя странно даже для магглов. Хотя все эти странности именно сейчас Люциуса волновали мало. Его больше волновало то, что этот, как его, Дин пригрозил ему физической расправой. При этом выяснять, что произошло, он был вряд ли намерен, ему хватало наличия самого инцидента. Вспомнив невозмутимое лицо, с которым Дин говорил, Люциус прибавил скорость. Создавалось впечатление, что Сэм не шутил, говоря про возможные убийства, если вдруг им что-то не понравится. Словно для них это было так, в порядке вещей — разминка перед завтраком, чтобы кровь не застаивалась.

Буквально влетев в замок, Люциус столкнулся со спешащим к выходу директором Дамблдором. Ухватившись за дверной косяк и с трудом переводя дыхание, Люциус показал в сторону Запретного леса. Теперь он видел, что от входа четко просматривалась металлическая крыша появившегося из ниоткуда здания.

— Там… там…

— Я вижу, Люциус. А что видели вы? — директор внимательно посмотрел на старосту Слизерина.

— Замок, нет, не замок, я даже не знаю, как это назвать. Он словно возник из воздуха, который словно исказился, и отразился и… Мерлин, у меня не хватает слов, чтобы все это описать. Он сначала завис над землей, а потом как будто ушел в землю.

— Я плохо понимаю, что произошло, но так исказить пространство никакому даже очень сильному магу не под силу. Это строение сюда явно перенесли некие могущественные сущности. Осталось выяснить, зачем им это понадобилось и чем нам все это грозит. Вы что-то еще узнали, Люциус?

— Это строение обитаемо. Я видел двух мужчин. Они одеты как магглы, но совершенно очевидно, что они видят Хогвартс и прекрасно знают о нем. Также я понял из их разговора, что с ними находится некий ученик нашей школы. Они говорили, Сев…

— Мерлин, какое счастье, мальчик нашелся, — директор прикрыл на мгновение глаза. Он действительно сильно переживал, когда узнал, что один из учеников пропал. До этого момента он мало что знал о Снейпе, не сразу даже смог вспомнить, как выглядел этот ребенок. Но вот Малфой говорит, что он вроде бы нашелся.

— А вот я бы не был на вашем месте настроен так оптимистично, господин директор, — немного сварливо произнес Люциус. — Как я понял из разговора этих двух мужчин, они решительно настроены выяснить, почему со Снейпом обращались незаслуженно, на их взгляд, плохо, а также примерно наказать всех причастных.

— Как это? — невольно удивился директор. Он впервые слышал о том, что кто-то плохо обращался с этим мальчиком. Это была обязанность деканов — следить за своими учениками. И, если возникали какие-то сомнения, то докладывать директору. Гораций ничего ему никогда не докладывал.

— С возможным смертельным исходом, если ответы им не понравятся, — злорадно добавил Люциус.

— Так, интересно, а почему директор этой школы выясняет такие подробности последним? — Дамблдор сурово посмотрел на старосту Слизерина.

Люциус даже слегка поежился под пристальным взглядом голубых глаз, а потом ответил:

— Я сообщал обо всех инцидентах профессору Слагхорну. Если профессор не поставил вас в известность, значит, не посчитал нужным.

— Люциус, поправь меня, если я ошибаюсь, инцидентов было много?

— Ну, Снейп не очень общительный, замкнутый, возможно, что и больше, чем я знаю.

— Люциус, — в голосе директора появились очень несвойственные ему стальные нотки, — Северус Снейп маленький ребенок. Ему всего двенадцать лет. Каким образом староста его факультета не смог вызвать на откровенность зависимого от него ребенка?

— Но он ничего не говорил, — попытался оправдаться Люциус, понимая, что делает только хуже. — Он в свои двенадцать знает больше заклятий, чем многие пятикурсники, а некоторые из них очень сложные. Плюс зелья. Зелья у него вообще словно сами собой варятся…

— Люциус, я вас сейчас об академических успехах Северуса спрашивал? — директор пребывал в ярости. Внезапно обнаружить, что ты не владеешь ситуацией и практически ничего не знаешь о положении учеников собственной школы, было… неприятно. — О его успехах на занятиях я прекрасно знаю! Я все это изучил, когда мы безрезультатно искали этого ребенка. И вдруг, совершенно внезапно, я узнаю такие интригующие, я не побоюсь этого слова, подробности. Мало мне его опекунов, которые мальчика с фамильного гобелена выжгли, так еще и выясняется, что Северуса здесь травили? И директор об этом ни сном, ни духом. А вам не пришла в вашу светлую голову мысль, что Северус очень сильный маг, который в перспективе может сравняться с самыми могущественными волшебниками в истории? Вы же сами мне только что сообщили удивительные подробности об успеваемости второкурсника.

— Ну… — Люциус пытался понять, как он оказался виноватым в исчезновении Снейпа. Под яростным взглядом директора соображалось плохо, поэтому он мог только закатывать глаза.

— В вашу, я надеюсь, умную, очень чистокровную голову не могла прийти маленькая такая мыслишка, что как бы ни был терпелив этот ребенок, но у всякого терпения наступает логический конец? Что его нахождение под крышей моей школы стало настолько невыносимым, что у мальчика произошел спонтанный очень мощный выброс, в котором было только одно желание — найти защитников? Защитников, которые не посмотрят на длину вашей родословной и спросят очень строго со старосты, которого, как выяснилось, совершенно не волнует судьба ребенка его факультета, а почему так вообще произошло? И я очень сомневаюсь, Люциус, что ваше жалкое блеяние насчет того, что Северус, оказывается, молчал и ничего вам не говорил, возымеет должный эффект на людей, которым помогают сущности, способные вот на это! — тут Альбус Дамблдор не выдержал и сорвался на крик, указывая на крышу здания, которое стало сейчас самым ближайшим соседом Хогвартса. Так как номинально граница антиаппарационных чар являлась и границей территории самой школы, все, что находилось за ней, не попадало под сферу влияния директора этой самой школы, то есть находилось на нейтральной территории Запретного леса.

Люциус смог только икнуть, вспомнив совершенно серьезно высказанное желание Дина что-то с ним сделать.

Дамблдор еще раз посмотрел на крышу здания. Знакомство откладывалось до выяснения всех обстоятельств.

— Через пять минут в моем кабинете должны находиться вы, Люциус, ваш декан и деканы тех факультетов, чьи ученики могли быть причастны, — к чему причастны, директор не уточнил, но этого и не требовалось. — И мне все равно, что Северус необщительный и с вами не разговаривал. Да, медведьму захватите с собой.

— В этом нет необходимости, — Люциус сжался. — Снейп не ходил в больничное крыло. Он сам себе зелья варил.

— Хоть к одному человеку у меня не возникли претензии, — директор развернулся и направился к своему кабинету, оставив Малфоя гадать, как он умудрится всех собрать за пять минут.

Собирать всех не пришлось. Все деканы оказались перед входом уже через две минуты. Всех волновал только один вопрос: что вот это там такое?

Люциус сообщил, что всех желает видеть директор, и быстро направился к лестнице с гаргульей.

Директор стоял у окна, заложив руки за спину и глядя в сторону новых соседей.

Как только дверь за всеми вошедшими закрылась, он повернулся и пристально посмотрел на деканов.

— Гораций, я хочу вас обрадовать, по всей видимости, Северус Снейп нашелся. Или вас это известие не радует, а может быть, вам все равно? — профессор Слагхорн побледнел. Альбус Дамблдор очень редко злился и выказывал свое неудовольствие, но когда он это делал, становилось не по себе. — Я был совершенно уверен, что в мое отсутствие во время заседаний Визенгамота, консультаций в Министерстве, научной деятельности — школа остается в надежных руках. Что все налажено, и отлажено, и работает как часы. И что у нас нет недостатка в совах и пергаментах, которых можно отправить ко мне с сообщением, если случается какое-то форс-мажорное обстоятельство. Неужели я так сильно ошибался?

— О чем вы говорите, Альбус?

— Почему мне никто никогда не докладывал, что один из учеников школы постоянно подвергается сильному прессингу со стороны остальных учащихся?

— Но, Альбус, дети, особенно мальчишки, всегда дерутся, — попыталась оправдаться декан Гриффиндора.

— Минерва, мальчишки могут подраться раз, они могут подраться два раза, если они дерутся в третий раз, деканы их факультетов назначают серьезные отработки всем участникам, не выясняя причин. Если, несмотря на принятые меры, драки повторяются, деканы докладывают об этом директору и приводят виновников к нему, а уж директор постарается выяснить, кто прав, а кто виноват. Почему в данном случае протокол был нарушен?

— Альбус…

— Минерва, обо всех значительных отработках и их возможных причинах я сразу же узнаю. Чары Хогвартса позволяют это сделать. Надеюсь, вы в курсе, что сова в Большом зале — это не просто украшение? Сделано это на случай последнего пункта протокола, чтобы нарушители на голову директора совсем уж неожиданно не свалились. Почему-то я не помню никаких предупреждений. Или что-то случилось с моей памятью, или чары саботировали возложенную на них функцию, или… — он пристально посмотрел на Минерву.

— Северус всегда молчал, он никого не обвинял, он просто молчал, — начал оправдываться Слагхорн.

— Гораций, а вам не приходило в голову, что такое поведение для столь юного создания — это не совсем нормально? Что если ребенок постоянно молчит, то он, возможно, сильно напуган? Как он вел себя в повседневной жизни?

— Альбус, Северус всегда очень старательно выполнял все задания, он необычайно умный и талантливый ребенок, но, насколько мне известно, он ни с кем, кроме Лили Эванс, девочка учится на втором же курсе на факультете Минервы, не общался, — добавил масла в огонь декан Равенкло.

— И никого из вас это не смутило? — деканы старались не смотреть на директора. На их памяти порка на «ковре» была устроена впервые.

Директор снова повернулся к окну.

— Альбус…

— Мне противно слушать ваши попытки оправдаться, Минерва. Я столько сил трачу на то, чтобы хоть как-то уравновесить это классовое неравенство среди магов, тогда как в моей собственной школе… Скажите, а такое попустительство не связано с тем, что мальчик — полукровка? И что среди «правильной» половины нет никого похожего на Салазара Слизерина? — Люциус вздрогнул. Почему-то ему показалось, что директор задал этот вопрос не просто так. — Так, я хочу к завтрашнему утру получить письменные объяснительные на тему: «почему я это допустил и почему мне хватило ума не поставить в известность моего директора». А сейчас мы пойдем все вместе поздороваться с Северусом и познакомимся с его сопровождающим.

Директор отошел от окна, и все увидели, как от Запретного леса в сторону замка идет высокий крепкий мужчина, одетый в маггловский деловой костюм-тройку, и буквально тащит за руку упирающегося одетого в школьную мантию мальчика, который ему что-то явно пытается доказать, жестикулируя свободной от захвата рукой. Сумку мальчика мужчина нес сам. Приглядевшись, находящиеся в кабинете деканы и староста Слизерина с большим трудом узнали в худощавом, но хорошо развитом подростке, который упирался довольно уверенно — мужчине приходилось прибегать к определенным усилиям, чтобы его тащить — пропавшего два месяца назад Северуса Снейпа.

Глава 12

— Северус, в чем опять дело? — Сэм подошел к уже одетому в мантию мальчику, который сидел на маленьком диванчике недалеко от выхода.

— Я не хочу в Хогвартс, — прошептал Северус.

— Сев, ты понимаешь, что вот именно твое магическое образование от нас с Дином вообще никак не зависит? Нам бы инициацию, или как там, первый выброс пережить и ничего при этом не разрушить, и не вызвать Апокалипсис, как вариант.

— Апокалипсис?

— Как вариант, тем более опыт у нас уже есть, — хмыкнул Сэм. — Ты же умный парень, очень умный, ты же понимаешь, что должен учиться.

— А может, мы в маггловский мир уйдем? Тоже как вариант? — несмело предложил Северус.

— Сев, ты же понимаешь, что это невозможно? Для нас с Дином, во всяком случае. Пребывание в магической части должно навести порядок в наших мозгах. Пока этого не произойдет, о чем-то другом даже думать страшновато.

— А если домашнее образование?

— И кто из нас будет тебя учить?

— Я, — Дин упал в стоящее неподалеку кресло. — Я его буду учить.

— Чему? — Сэм скептически посмотрел на брата. — Как склеить девчонку за пять минут и через десять минут с ней расстаться?

— Ну, почему же через десять? — пожал плечами Дин. — Я все-таки не очень понимаю: маггловский мир, магический — в чем прикол?

— Дин, прикол в том, что этот мир четко структурирован: магическая часть и маггловская. Они редко соприкасаются. В маггловской части у нас сейчас семидесятые, а в магической — хрен его знает, позднее средневековье с элементами хай-тека.

— Нет, не понимаю, — Дин потянулся — сказывалась бессонная ночь. — Сев, ты должен пойти. Хотя бы для того, чтобы тебя воскресили, или что тут делают с без вести пропавшими. Тебя два месяца не было. Да преподаватели с ума должны сходить! Это же ЧП! Ребенок пропал из закрытой школы. А вдруг тебя кто-нибудь заманьячил? Да здесь, скорее всего, до сих пор не протолкнуться от федералов.

— Ха, могу поспорить, что никто меня не ищет. Проверили, что жив (есть такие способы), и успокоились, — Северус принялся рассматривать свои ладони. Узкие, с тонкими пальцами и аккуратно подстриженными ногтями, они уже не были слабыми и безвольными. С подушечками мозолей от различных турников — Хранители в свое время неплохой спортзал организовали — эти руки самому Северусу уже нравились.

— Что ты там такого потрясающего увидел? — Сэм сел рядом с ним, сразу же заняв всю оставшуюся площадь диванчика. Северусу даже немного подвинуться пришлось. — Посмотри на меня и прямо ответь, чего ты боишься?

— Я боюсь, что снова начну бояться, — Северус поднял глаза на Сэма.

— Ты же вроде нормально относился к Хогвартсу, — Сэм потер лоб.

— Мне просто не с чем было сравнивать, а теперь есть.

— Сев, давай договоримся, я сейчас переоденусь и пойду с тобой. Если будет нужно, я и на уроках поприсутствую. Ты же храбрый парень. Ты нас не испугался, не испугался боггарта, вампира, козлину Кроули сам испугал, что с тобой может произойти в знакомом месте?

— На самом деле, много чего, — Северус немного успокоился и вел себя практически адекватно.

— Но только не в моем присутствии, — Сэм поднялся.

— Но там маги, а ты еще ничего не умеешь, они могут и проклясть чем-нибудь.

— Во-первых, в качестве магической поддержки у меня есть ты, а во-вторых, Сев, не обижайся, но пока какой-нибудь маг будет произносить заклинание, я его раз пять смогу убить различными способами. Но, так как я все-таки не Дин, то могу и не убивать, а всего лишь остановить.

— Ага, слегка покалечить, но Сэм прав, во всяком случае, живы все останутся. Сев, ты же видел, как Сэм с вампиром дрался. А я видел, что ты даже за их движениями уследить не мог. Думаешь, кто-то колдануть успеет? На моей памяти только однажды парочка выясняющих отношения друг с другом колдунов нас по стенке чуть не размазала, но это были именно колдуны — не маги, без всех этих наворотов в мозгах. Сэм, пока его размазывали, сумел их пропсихотерапевтить. Так что они помирились и даже спасли нас от одной пакости, — Винчестеры содрогнулись, вспомнив эту пакость. — В общем, будет действительно лучше, если сегодня знакомиться пойдет Сэм, а не я. Я могу и не сдержаться.

— А почему я так драться не умею, как вы?

— Сев, — Дин закатил глаза. — Мы с трудом умудрились за столь короткий срок сделать так, чтобы ты на свой биологический возраст выглядел и чтобы тебя ветром не сносило. Скоро будем увеличивать нагрузку.

— Дин, а знаешь, в чем мы прокололись? — внезапно спросил Сэм. — Мы себе мантии не приобрели. Здесь все в мантиях ходят, не только школьники.

— А тебе не все равно? — Дин посмотрел на брата. — По-моему, так будет даже лучше, если мы к ним при галстуках будем заваливаться.

— Да, в чем-то ты прав. Ладно, я переодеваться, а то мы тут до вечера проспорим.

— Сев, если ты сегодня переборешь свой страх, то вечером пойдем в тир, — принял решение Дин. До этого времени они настоящее оружие мальчику не давали.

У Северуса глаза загорелись, когда он услышал про тир.

— Я постараюсь, правда, — потом на мгновение задумался. — Дин, а чем можно остановить оборотня?

— А зачем его останавливать? Берем серебро в любом виде. Лучше, конечно, пуля, но можно и нож в сердце. И не надо никого останавливать, сам остановится, — Дин зевнул.

— Угу, а у нас есть серебряные ножи?

— У нас есть гораздо лучше, у нас есть великолепная сталь, покрытая серебром в достаточном количестве, чтобы завалить оборотня.

— Можно мне что-нибудь подобное с собой взять?

— Зачем? — Дин нахмурился. Он не читал книг, фильмы посмотрел одним глазом, засыпая на середине каждой серии, но что-то про оборотней вроде где-то было.

— Не бойся, убивать я никого не буду, но, Дин, я буду чувствовать себя увереннее.

— Забавно, у нас ты чувствовал себя увереннее с палочкой. Здесь нож хочешь…

— Это потому что здесь у всех есть палочки, а вот ножи под большим вопросом.

Дин выглянул в коридор, ведущий в большую гостиную, а дальше — к спальням. Не увидев Сэма, он быстро метнулся к своей куртке, которая висела на вешалке, и достал из внутреннего кармана здоровенный нож в кожаных ножнах.

— Хорошо, что на тебе этот балахон, — пробормотал он, бесцеремонно распахивая мантию и быстро прикрепляя ножны к поясному ремню, на котором были предусмотрены всякие петли. — Только тихо, Сэму не говори, а то воплей будет, любая баньши обзавидуется.

Северус не выдержал и хихикнул. Иногда его приемный отец вел себя как мальчишка.

— Готов? — Дин резко запахнул мантию Сева и принялся стряхивать несуществующие пылинки с плеч. Сэм поправил галстук. — Как думаешь, нужно плащ надевать, или так сойдет? Все-таки ноябрь начался, — братья посмотрели друг на друга и скривились. — Нет, плащ не надо, только без плаща. Будем надеяться, что не замерзну. Пошли.

До выхода из Запретного леса Северус дошел довольно бодро, но потом у него снова включилась паника. Сэм был начеку: забрав сумку, он крепко взял Северуса за руку и потащил к замку. Северус пытался тормозить движение, и ему неплохо это удавалось.

— Сэм, ну послушай, ну зачем, а? Может, все-таки домашнее обучение? Я буду книги в библиотеке брать, готовиться, а потом экзамены сдавать. Ну хороший же вариант.

— А книги кто тебе таскать будет, я? Или Дин? Не борзей слишком уж сильно. К тому же нельзя изолироваться от общества сверстников, категорически нельзя. Поверь человеку, менявшему школы с периодичностью раз в три-четыре месяца, — Сэм не смотрел на Сева. Он прекрасно представлял себе панику, застывшую в черных глазах. Чтобы не передумать и не пойти у мальчика на поводу, Сэм буквально заставил себя не смотреть на него.

Вообще Хогвартс стал камнем преткновения еще в то время, когда они лихорадочно собирались к перемещению. Каждый раз, когда Чарли пыталась что-то узнать о школе, Северус замыкался в себе и предпочитал отмалчиваться.

Во всем остальном Сев был идеальным ребенком. Он выполнял все просьбы и поручения Винчестеров. Практически никогда не спорил и не доставлял никаких проблем, так как привык сам о себе заботиться. Его порой даже слегка напрягала гиперопека, которой иногда грешил Дин. Но стоило кому-то заикнуться о Хогвартсе…

— Сев, иди нормально, или я сейчас тебя через плечо перекину и понесу, — Сэм остановился. До входа оставалось пройти еще метров пятьдесят. — Да, вот об этом аспекте приведения тебя в форму мы как-то не подумали, с тобой становится трудно справляться.

Сэм стоял к замку спиной, но то, как внезапно изменилось выражение лица Северуса — из просительного и даже немного капризного на холодное, абсолютно бесстрастное, словно из мальчика ушла жизнь, — он заметил сразу.

Резко развернувшись, Сэм увидел группу людей, спешащую к ним. Пятеро взрослых и один совсем молодой парень. Первым шел пожилой, скорее даже старый, человек в странной сиреневой мантии, с длинной седой бородой.

— Доброе утро, мое имя Альбус Дамблдор, я директор школы Хогвартс. Честно говоря, я хотел еще раньше утром нанести визит нашим соседям, появившимся так эффектно, но некоторые обстоятельства вынудили меня повременить. Северус? — он обратился к мальчику. Тот напряженно кивнул. — Я очень рад, что с тобой все в порядке. Мы долго тебя искали… Ты не поделишься со стариком, где ты пропадал?

Северус медленно покачал головой. Сэм решительно обнял его за плечи и прижал к себе, давая опору и ощущение, что он не один. Северус с таким облегчением привалился к дяде, что это отразилось на его лице. Он уже называл их отцом и дядей даже в мыслях, как будто его усыновление — это свершившийся факт. Альбус, видя реакцию мальчика, мог только выругаться про себя. Но одно он понял абсолютно точно, Северус ничего им не скажет, а если будут настаивать, то сделают только хуже.

— Сэм Винчестер, — Сэм протянул директору руку, которую тот без раздумий пожал. Сначала Сэм не хотел вести себя нагло, настраиваясь на долгий ничего не значащий треп, чтобы произвести приятное впечатление. Но не слишком адекватная реакция их мальчика заставила его быстро пересмотреть модель поведения. — Мы здесь оказались, можно сказать, случайно. Хотя нет, не случайно, конечно, просто никто не думал, что наш дом выбросит настолько близко к Хогвартсу. Поэтому, если мы доставили вам некоторые неудобства, то просим прощения. Забросило нас сюда из Канзаса — он находится в Америке, если кто не в курсе. Но все это лирика. Сейчас необходимо решить более важные вопросы. Северус случайно попал к нам с братом после небольшого несчастного случая. Мы о нем позаботились, и все два месяца он прожил с нами. Мы хорошо узнали друг друга, и… Мистер Дамблдор, не хочу ходить вокруг да около, поэтому определю нашу позицию сразу: мы с братом знаем, что Северус сирота, поэтому будем отстаивать право опеки. Если с этим возникнут какие-то осложнения, то мы будем использовать любые доступные нам методы убеждения, включая и суды, конечно, — когда он произнес «любые методы убеждения», у магов по позвоночникам пробежал холодок, настолько угроза была неприкрытой. И хотя Сэм отличался более мягким характером, чем Дин, маги все же были гораздо более восприимчивы к обозначению угроз, чем обычные люди, они отличались гораздо большей чувствительностью на интуитивном уровне.

— Я думаю, мистер Винчестер, что с этим могут возникнуть определенные проблемы, — Дамблдор вспомнил выжженное на фамильном гобелене пятно и несколько неприятных минут в обществе мистера Принца, когда дело едва не дошло до проклятий. Они тогда много чего друг другу наговорили. — Я как действующий председатель Визенгамота посодействую в принятии решения в вашу пользу, но многого от меня не ждите. Решения я принимаю не самостоятельно. Вы хотите именно опеку?

— Если возможно, усыновление. В качестве приемного отца будет выступать мой брат. Можно задать вам вопрос, мистер Дамблдор? — директор сдержано кивнул. — А почему вы так сразу согласились отдать этого ребенка под опеку совершенно незнакомым людям?

— Я учитываю обстоятельства этих двух месяцев, когда проходили поиски Северуса. К тому же Северус явно дает всем нам понять свои предпочтения. Вот только быстрого результата не обещаю. Принцы славятся своим упрямством. Хотя… Скажем так, я вижу, что с Северусом хорошо обращались, что он явно видит в вас защиту и опору. Вы в любом случае будете гораздо лучшим опекуном, чем его нынешний. Любой будет гораздо лучше нынешнего, — последнюю фразу Альбус пробормотал настолько тихо, что ее никто не расслышал.

— Хорошо, с этим вопросом предварительно разобрались, а с Принцами мы сначала поговорим, это же возможно? — Альбус кивнул. — Я могу пройти в школу? Посмотреть, где учится Северус, как он учится, поговорить с его деканом, со старостой его факультета. Это возможно?

— Эм, да, почему бы и нет? — просьба была необычной, как и этот молодой человек. Альбуса распирало от желания завалить его миллионом вопросов, но Сэм Винчестер не был настроен на доверительный диалог, это было заметно по его почти агрессивному поведению. Нет, ничего плохого про его манеры сказать было нельзя, молодой человек был предельно вежлив, но это постоянное чувство исходящей от него угрозы… — Прошу, думаю, нам нужно отпустить Северуса на завтрак. Чтобы он встретился с приятелями…

— Нет, — а вот это было уже совсем невежливо. — Северус пойдет со мной. Где мы можем поговорить с деканом Северуса и его старостой? Возможно, после этой беседы Северус и пройдет на завтрак. И да, я еще очень хотел бы посмотреть, что это за завтрак. Потому что у меня есть подозрения, что детей кормят чем-то абсолютно несъедобным.

— Простите, мистер Винчестер, — Альбус остановился. — Я могу задать вам встречный вопрос? — Сэм кивнул. — Как вы здесь оказались? Кто перенес сюда ваш дом? Или это секрет?

— Нет, — Сэм поморщился. Говорить не хотелось, но, учитывая слова Кроули про праздник всего Ада, Сэм подозревал, что их перемещение тайной скоро быть перестанет. — При большом желании это может узнать, ну, не каждый, конечно, но сведущий маг — точно. Нас перебросили сюда совместные усилия Небес и Ада. Кто и что делал, я не в курсе, поэтому подробности сказать не могу. Так, где мы можем поговорить? — Альбус на секунду впал в прострацию. Если демонов здесь не боялись, да и не рисковали они залезать на территорию магов, то ангелы все же вызывали трепет. Вот только представить себе ангела и демона, работающих вместе, чтобы подкинуть этих Винчестеров до Хогвартса, ни у одного из присутствующих магов не получилось. И возникал вопрос: а откуда их сюда занесло, если понадобились такие силы? Точно ли из Канзаса, что в Америке? Или дело просто в их странном жилище? Но также Альбус понимал, что не задаст этих вопросов, во всяком случае, не сейчас, чтобы не накалять и так непростую ситуацию.

— Думаю, в кабинете главы Слизерина вам будет удобно. Позвольте вам представить Горация Слагхорна — декана Слизерина и Люциуса Малфоя — старосту этого факультета.

Сэм посмотрел на вышедших вперед грузного мужчину с отвисшими усами и белокурого юношу с таким видом, что Гораций едва сознание не потерял. Словно этот молодой еще мужчина, который какие-то дела с Адом крутил, уже точно решил, каким именно образом его убьет, и сейчас лениво размышлял на тему, куда будет прятать тело.

Люциус же старательно прятал подступающую панику за надменностью, гадая, зачем этому Сэму вообще понадобилось с ним разговаривать.

К кабинету главы Слизерина подошли молча. Деканы остальных факультетов улизнули еще в холле, а вот директор последовал за ними. Пока они шли по замку, Сэм практически не обращал внимания на творившиеся вокруг чудеса, целиком сосредоточившись на предстоящем разговоре.

Перед самым кабинетом директор спросил у Сэма:

— Вы не будете возражать, если я поприсутствую? — Сэм заверил его, что совсем даже не возражает, прекрасно понимая при этом, что директор не хочет оставлять его без своего присмотра, что было вполне нормально.

В кабинете все расселись на стулья вокруг стола. Северус максимально близко придвинулся к Сэму.

Гораций приготовился отвечать на вопросы, которые все не поступали. Молчание затягивалось. Наконец, Сэм, выждав еще немного, заявил:

— Я жду, мистер Слагхорн, а вы непонятно почему тратите мое и свое время.

— Чего вы ждете?

— Когда вы мне поведаете, как получилось, что мы нашли Северуса в просто жутком виде.

— В жутком? — Слагхорн попытался вспомнить, как выглядел Снейп до своего исчезновения. Маленький, худенький, но под мантией ничего сильно не разглядишь. Глазищи огромные на худеньком личике. Гораций перевел взгляд на Северуса: невысокий, худощавый, но не тощий, лицо немного округлилось, но глаза почему-то стали еще выразительнее. Что-то все-таки поменялось, и тут Гораций понял — нос. Нос мальчика стал более аккуратным: все еще длинноватый, но прямой, с легкой, едва заметной горбинкой. Он посмотрел на Сэма и выдавил из себя: — Я вас не понимаю.

— Мистер Слагхорн, мне понадобилось пятнадцать секунд при близком контакте, чтобы понять, что с ребенком что-то не так. И десять минут, чтобы точно установить — что же именно не так. Вы были его деканом год. И за целый год вы так и не поняли, что мальчик отстает в физическом развитии, что у него жутчайшая анемия, как у вампира на голодном пайке, про витамины я вообще молчу, что его периодически избивают и несколько раз ломали нос. Он что, так здорово все это от вас скрывал? — тяжелый взгляд пригвоздил декана Слизерина к креслу.

— Гораций, все так и было? — нахмурившись, спросил директор.

Северус же укоризненно посмотрел на дядю и сжал его ладонь.

Слагхорн молчал. Он понятия не имел ни о чем подобном.

— Вопрос переадресуется вам, — Сэм посмотрел на Люциуса. — Вы ведь еще и в гостиной могли наблюдать за доверенным вам ребенком.

Люциус молча разглядывал свою палочку. Замечал ли он все это? Скорее всего, замечал, но ему не было никакого дела до этого полукровки. Точнее, не так, ему было все равно, что его бьют и он явно больше похож на какое-то эфемерное создание, чем на человека. Более того, его по ряду причин это устраивало.

— Понятно. А знаете, почему я обращался именно к вам двоим? Да потому что только у вас двоих были очень неплохие шансы все про Северуса понять. Потому что только вы двое обязаны были контактировать с ним ежедневно. Не другие преподаватели, не директор, а именно вы и именно потому, что Северуса открытым ребенком назвать сложно, и я прекрасно знаю, что он ничего никому не рассказал бы. Но видеть его ежедневно в непосредственной близости от себя — и ничего не понять? Он что, до того, как в гостиную возвращался, все следы побоев убирал, например, в туалете? — Сэм нахмурился. — Резюмируя все это, я запрещаю Северусу оставаться в этом замке на время, не предусмотренное учебой. Отныне Северус будет приходить на занятия, возможно, обедать, хотя я не уверен, что это пойдет ему на пользу. После чего будет возвращаться домой. Благо здесь недалеко, — у Северуса заблестели глаза и исчезли все намеки на неуверенность. — Мне нужно оформить какие-нибудь документы? Где мне подписать? Или все это нужно будет оформить после официального усыновления? — Сэм посмотрел на директора, но тот отрицательно покачал головой. — Да, и еще. Если Северусу назначат отработки, вы должны будете прислать нам письменное уведомление, в котором будет значиться, где проходит отработка, за что и время ее проведения. Надеюсь, это все решаемо? Не думаю, что кому-то из вас захочется бесконечно судиться по каждому такому вопросу, в конце концов — это школа, а не тюрьма, — Сэм вопросительно посмотрел на директора. Альбус, после недолгого колебания, кивнул. В сложившейся ситуации подобное решение, вероятно, было действительно неплохим выходом.

В это время прозвучал гонг.

— Северус, у тебя какой сейчас урок стоит в расписании? — директор наклонился к мальчику, но тот вздрогнул и отклонился. Альбус внимательно на него посмотрел и слегка нахмурился.

— Зельеварение.

— Беги в класс и покажи своему… хм… опекуну, где и что находится, если он захочет посмотреть. Мистер Винчестер, я назначу встречу Принцам в моем кабинете на завтра на полдень, вам это будет удобно? — Сэм кивнул. — Пароль «пастила».

С этими словами Альбус поднялся и направился к двери:

— Гораций, Люциус, я жду от вас завтра утром объяснительные. Мистер Винчестер, вы не будете возражать, если я сегодня навещу вас, часиков в шесть?

— Нет, не буду, — Сэм оставался сидеть на стуле. Ссориться с директором было неохота, к тому же вроде он на их стороне. По книгам личность директора была очень неоднозначная, но устойчивого мнения у Сэма не было. Так что намечающийся ужин был как нельзя кстати. Сэм прикинул, что пока это будет абсолютно безопасно, из-за легкого шока, вызванного их эффектным появлением ангельско-демонскими силами.

Директор вышел. Декан Слизерина выразительно смотрел на него.

— Я, пожалуй, сегодня не буду присутствовать на уроке. Ты не против? — Учитывая намечающийся ужин, нужно было все-таки немного подготовиться, так, на всякий случай. Северус немного сжался, но потом кивнул. — До свиданья, мистер Слагхорн.

— До свиданья, — пробормотал Слагхорн. Ощущение опасности, зависшей в воздухе угрозы никак не хотело его оставлять. — Мистер Винчестер, а почему вы так одеты? — он сделал весьма неопределенный жест рукой.

— Чтоб никто не догадался, — Сэм вышел из кабинета, оставив Горация хлопать глазами, обдумывая ответ.

Сэм вышел из кабинета вместе с Северусом и Люциусом. Северусу нужно было идти в класс зельеварения, Сэму — в противоположную сторону.

Северус чувствовал себя гораздо увереннее после разноса, учиненного Сэмом, поэтому почти не сожалел, что дядя уходит. Но тут Люциус совершил, наверное, самую большую ошибку в своей жизни: он попытался схватить его за плечо. Северус сам не думал, что так отреагирует. В том мире он научился нормально относиться к прикосновениям. Но как только рука старосты дотронулась его плеча, словно время повернулось вспять, и он опять стоял перед орущим на него старостой, который мог больно схватить его за руку и затащить в ближайший класс, чтобы отругать без свидетелей. Северуса всегда в эти моменты не покидало ощущение, что он в чем-то перед Люциусом виноват, в чем-то серьезном, о чем Малфой почему-то не упоминает вслух, но постоянно думает об этом. То, что сейчас Люциусу это сделать было бы довольно проблематично, Северус благополучно забыл. Не удержавшись, он негромко вскрикнул.

Услышав вскрик, Сэм стремительно развернулся. Люциус, поняв, что именно сейчас будет осуществляться угроза, которую он услышал утром, в панике выхватил палочку и направил ее на высокого, мощного парня, произнося скороговоркой первое пришедшее на ум заклятье.

Вот тут Северус понял, о чем говорили ему утром братья. Сэм был гораздо быстрее Люциуса. Он был гораздо быстрее любого мага, которые не привыкли вступать с вампирами и оборотнями врукопашную, у которых была магия, тогда как у Винчестеров только то, что они смогли развить в себе сами, всю свою сознательную жизнь стараясь остаться в живых.

Люциус даже не понял, как оказался прижатым к стене, причем за шею. Заклинание он произнести полностью не успел. Палочка валялась на полу, довольно далеко, а второй рукой Сэм жестко закрыл ему рот, не давая произнести ни слова и частично перекрывая доступ кислорода. Сейчас все усилия старосты сводились к одному: протолкнуть к горящим легким очередную порцию воздуха.

— Если ты еще хоть раз дотронешься до него без его на это согласия или, не дай тебе бог, ударишь… — Сэм перевел дыхание и слегка ослабил хватку, видя, что староста Слизерина уже начал закатывать глаза. — Мы с братом пригласим тебя на Охоту, и будь уверен, тебе это очень не понравится.

Сэма просто трясло от ярости. Этот напыщенный павлин чуть не похерил всю их работу. Столько усилий было вложено в то, чтобы Сев чувствовал себя в безопасности и не сжимался, если вдруг до него кто-то нечаянно дотронется, кроме самих Винчестеров. Он повернулся и нашел глазами Северуса. Мальчик стоял и смотрел на него, робко улыбаясь, а из глаз исчезала та паника, которая охватила его минуту назад.

— Тебя встретить после занятий? — спросил он, все еще удерживая Люциуса на весу, так, что тот едва касался кончиками носков пола.

Северус сначала неуверенно мотнул головой, а затем закивал.

— В четыре часа. В три уроки заканчиваются, а потом я забегу в библиотеку. В четыре подойдешь? — Сэм кивнул.

Его сейчас просто трясло от ярости. «Что со мной, почему я не могу успокоиться?» Напряжение нарастало с каждой секундой. Сэм внезапно понял, что если сейчас же не исчезнет отсюда, то Люциусу Малфою конец. Он просто свернет ему шею. Эта иррациональная ярость была настолько непривычным чувством, настолько ярким, что Сэм испугался. Резко разжав руки, Сэм позволил Люциусу стечь на пол, делая глубокие вдохи. Голова закружилась, в глазах потемнело, и мир внезапно изменился. Сэм почувствовал, словно его пропускают через мясорубку. Вот он только что стоял в подземельях Хогвартса, прикладывая все силы, чтобы не прикончить Люциуса Малфоя, и в следующий момент он уже валится под ноги опешившему Дину, который вскочил из кресла, где уснул, ожидая возвращения брата из Хогвартса.

Северус задумчиво смотрел на то место, где только что стоял младший Винчестер, не обращая внимания на выпучившего глаза старосту, и прошептал:

— Надо бы Сэму палочку достать, да учебники за первый курс не мешало бы принести домой.

Глава 13

— Сэм, — Дин подскочил к брату. — Что случилось? На тебя напали? Что с Севом? Да не молчи!

— Дин, если ты мне дашь вставить хоть слово, я отвечу, — Сэм сел прямо на пол и потряс головой. В ушах звенело, а перед глазами все плыло. Наконец пол перестал качаться, и Сэм посмотрел на брата. — У меня, похоже, выброс был, — сказал он немного удивленно. — Люциус, ну, староста Сева, попытался руку ему на плечо положить, то ли сжать, то ли подтолкнуть, хрен его знает, я не разбирался, а Сев… Он снова приступ паники испытал, и меня немного перемкнуло. Я Люциусу слегка поугрожал, немного, Дин, так, для порядка. Он же в меня чем-то зарядить хотел, палочку поднял…

— Ну все, ему не жить!

— Дин, успокойся. Парень и так перепугался чуть ли не до обморока. Хотя я ничего такого не делал, ну да бог с ним. Меня перемкнуло и не отпускало, и тогда в голове словно вихрем пронеслось, что если вот прямо сейчас я не исчезну, то Люциусу конец. А потом моргнуть не успел, как здесь оказался.

Дин сел в кресло, не сводя взгляда с брата.

— Получается, что мы действительно маги? Я же не верил, не был уверен до конца. Сэм — я маг! Круто! А когда у меня чего-то выбросится?

— Я не знаю, Дин, возможно, скоро, у нас ведь все уже готово, нужно только активировать, то есть у меня все активировалось. Но, как я понимаю, нужны сильные эмоции, взрыв адреналина. Теперь я понимаю, что говорил Сев, когда объяснял, что от мага это не зависит. Это действительно от тебя не зависит.

Сэм поднялся с пола и поплелся в свою комнату. Ему захотелось принять душ и переодеться.

Как они и ожидали, все блага цивилизации в виде воды, канализации и электричества сохранились. Откуда это все взялось и что же в свое время намудрили Хранители, было неизвестно, но Винчестеров мало волновала теория. Как однажды выразился Дин:

— Севу приспичит, разберется. А как разберется, запатентуем и бизнес замутим, будем в домах магов электричество проводить — за большие деньги, разумеется. А то скоро интернет появится, а они все, бедняги, в позднем средневековье застряли, хоть и с элементами хай-тека.

Когда Сэм, приведя себя в порядок, вернулся к брату, чтобы намекнуть на то, что пора бы уже позавтракать, если не пообедать, он обнаружил его опять в холле. Теперь он стоял на самом верху лестницы, которая вела в помещения бункера, размещаясь по обе стороны высоких стен. Услышав шаги брата, Дин повернулся и довольно беспомощно посмотрел на него.

— Сэм, когда ты ушел, раздался стук в дверь, я открыл, и залетела вот эта фиговина, — и Дин указал на спокойно сидящую на перилах сову. — Это что, Сэм?

— Это почтальон, — Сэм потер лоб, вспоминая, что он читал про сов в книгах, посвященных этому миру. — Посмотри аккуратно, у нее на лапе должно быть письмо.

Дин осторожно протянул руку. Ему показалось, что птица вздохнула с облегчением, что этот кретин, наконец-то, решил избавить её от ее ноши, и сама протянула лапу, к которой действительно был привязан пергамент.

Когда он очень медленно отвязал послание, сова ухнула, наверняка что-то нецензурное, и вылетела в приоткрытую дверь.

На пергаменте было написано красивым чуть заостренным почерком со множеством завитушек:

Мистер Винчестер, с Северусом произошел небольшой инцидент, поэтому, если вас не затруднит, приходите в кабинет директора, как только выделите время. Пароль тот же.

С уважением, Альбус Дамблдор.

Прочитав эту записку, братья переглянулись и сорвались с места наперегонки, успев только накинуть куртки. К слову, после промаха Сэма с вампиром куртки братьев были укомплектованы вещами первой необходимости, на всякий случай. Пара ножей, небольшой револьвер, заряженный патронами с серебряными и стальными пулями через один, и флакон с солью теперь были разложены по карманам и вытаскивались, только если куртка чистилась, или перекладывались в другую куртку, если она менялась.

Бегали Винчестеры быстро. Забежав на второй этаж Хогвартса, они нос к носу столкнулись со спешащим в кабинет директора Люциусом Малфоем. Увидев Сэма, тот попятился.

— Где кабинет директора? — на ходу спросил у него Дин. Староста Слизерина просто ткнул в безобразную гаргулью пальцем, ничего не ответив.

Сэм мазанул по нему равнодушным взглядом и произнес:

— Пастила.

Гаргулья отпрыгнула в сторону, открыв путь на лестницу. Дин заскочил на нее первым, затем Сэм, немного подумав, сзади Сэма встал Люциус, стараясь держаться от Винчестера как можно дальше.

Как только они оказались на лестнице, она начала двигаться.

— Эскалатор на датчиках веса и движения? — определил Дин и пожал плечами: — Неоригинально.

Стукнув в дверь для порядка, Дин быстро зашел в кабинет, не дожидаясь ответа.

— Что случилось? — спросил он довольно резко и только потом обратил внимание, что перед массивным столом стоят четверо мальчишек. С гордостью отметив про себя, что Северус не слишком отличается параметрами от остальных, Дин присмотрелся повнимательнее.

У Северуса была свежая царапина на лбу и на щеке, а воротник рубашки, которую было видно из ворота мантии, висел на одной нитке.

Зато трое других отличались гораздо большими повреждениями в виде подбитых глаз, которые быстро наполнялись синевой, разбитых носов, из которых капала кровь, а у высокого черноволосого паренька была рассечена бровь и глаза слезились и выглядели воспаленными.

Северус задумчиво рассматривал свою руку, точнее, костяшки, которые были явно повреждены, но особо расстроенным или подавленным не выглядел.

— Сев, ты что, подрался? — Сэм выдохнул это с облегчением. Они мчались сюда, не переодевшись, в своих вечных джинсах, воображая себе черт знает что, а ребенок всего лишь подрался.

* * *

Люциус отскреб себя от пола и с трудом поднялся. Провел рукой по шее; больно, скорее всего, остались синяки.

— Да кто он такой? — голос звучал хрипло.

Малфой повернулся к полукровке и принялся разглядывать, словно впервые увидел. Окрепший, с короткими волосами, он потерял большую часть своей эфемерности, но это только подчеркнуло его странную неправильную, совершенно неклассическую притягательность. Люциусу всегда хотелось сделать так, чтобы в этих черных глазах появились хоть какие-то эмоции: боль, страх, ненависть, хоть что-то… Но Снейп всегда сносил все закидоны своего старосты молча. И ни на лице, ни в глазах не отражалось ничего, кроме безразличия и какой-то усталой покорности. Было ли Люциусу на него плевать? Да, было, но только в то время, когда он его не видел. Люциуса поражал его ум, его талант. Он видел, как совсем еще мальчишка пытается раскладывать заклинания на составные части, чтобы изобрести что-то принципиально новое. Это было поразительно, нереально. Он знал, что расскажет об этом забитом полукровке Темному Лорду. Знал, что, скорее всего, ему поручат приблизить мальчишку к себе, изобразить дружбу. Какая может быть дружба у ребенка и уже молодого мужчины, у чистокровного мага и какого-то нищего полукровки? И Люциус злился на Снейпа заранее, часто выплескивая на ни в чем неповинного ребенка свое плохое настроение.

— Сэм Винчестер, ты же слышал, Люциус, Сэм представился, — Люциус посмотрел в черные, ставшие почему-то еще выразительнее, глаза. В них застыла спокойная уверенность, которая была щедро разбавлена издевательской насмешкой. Хотел эмоций, Люциус? На, получи и распишись. — Ты, самое главное, ничего не перепутай, ладно? Я ведь молчать больше не буду. Мой приемный отец слегка ненормальный, он меня вполне может наказать, если я буду молчать. Зачем мне заставлять его нервничать? Да, и еще, Люци, — полукровка издевательски выделил его сокращенное имя, которым Люциуса называли только близкие друзья, но шея все еще слишком болела, чтобы попытаться совершить глупость, поэтому Люциус промолчал. — Я однажды видел их боггарты — отца и Сэма. Кто такой Дик, мать его, Роман я тебе не скажу — не знаю, а они молчат, говорят только, что эта гнусь пострашнее всех будет. А вот боггарт Сэма принимает облик твоего тезки — Люцифера. Я не знаю, что они с Сэмом не поделили, Сэм не хочет об этом вспоминать, а я ему в душу не лезу, но старина Люци очень на него зол за это, правда, сделать ничего не может, потому что его где-то крепко заперли, вот и бесится. Зачем я тебе это рассказал? Да просто поделиться решил, ты же мой ста-рос-та.

После показательного устрашения младшим Винчестером Люциуса Северус окончательно пришел в себя и понял — все изменилось. Уже ничего не будет как прежде. У него появился кто-то, кем вполне можно припугнуть даже это заносчивое высокородное отребье, которое заполнило факультет Слизерин, чем он сразу же и воспользовался. Эффектное исчезновение Сэма Северус оставил на фантазию Люциуса: пусть погадает, что это за маг такой, который может из Хогвартса аппарировать.

Очередной гонг возвестил о начале первого урока, и Северус быстрым шагом прошел к классу зельеварения.

Его появление осталось незамеченным. Все ученики дружно обсуждали появившееся в Запретном лесу строение, которое Северус уже привык называть своим домом.

Северус юркнул на свое место. Достал учебные принадлежности. По привычке проверил котел, наскоро протер его чистой тряпицей, которая лежала на парте специально для этого, хотя Северус сомневался, что кроме него хоть кто-то в курсе этого нюанса.

В класс вплыл задумчивый профессор Слагхорн. Бросив на Северуса быстрый взгляд, он прошел к своей кафедре.

— Сегодня мы будем готовить Восстанавливающее зелье. Откройте ваши учебники на шестьдесят второй странице, внимательно прочитайте рецепт и приступайте.

Северус вздохнул и открыл книгу. Он знал этот рецепт и до недавнего времени считал его приемлемым. Но ему пришлось здорово изменить рецептуру, добиваясь похожих результатов из более доступных ему на тот момент ингредиентов. В итоге поистине адского труда, занявшего у юного зельевара почти три недели (и это учитывая то, что изначальный рецепт и все, что касалось характеристик зелья, ему были известны), зелье получилось даже немного лучше, и заметно дешевле.

Северус посмотрел в учебник. Возвращаться к старому рецепту не хотелось. Раньше он никогда этого не сделал бы, но маггловский колледж как-то очень быстро приучил его к тому, что многие профессора любят разумную инициативу, поэтому, еще немного поколебавшись, Северус поднял руку.

— Да, мистер Снейп? Вам что-то непонятно? — спросил профессор Слагхорн и тут же понял, что сморозил глупость. Когда это Снейпу было что-то непонятно на его уроках?

Как по команде головы абсолютно всех учеников повернулись в его сторону. Северус повел плечами: оказывается, он уже отвык находиться в центре внимания, оставаясь всего лишь твердым середнячком в классе. Нет, если бы у него было побольше времени, то в итоге он, скорее всего, все-таки вышел бы в отличники, но этого времени у него не было.

Стараясь не обращать внимания на обращенные в его сторону лица, Северус задал свой вопрос:

— Профессор Слагхорн, у меня было время и возможность немного переделать рецепт. Я уже варил классическое зелье, вы его видели и оценили. Можно, я сварю на этот раз по своему рецепту?

Слагхорн смотрел на него не меньше минуты. Затем кивнул.

— Хорошо, мистер Снейп, но вы должны будете приложить ваш рецепт к образцу получившегося зелья.

— Да, конечно, сэр.

Все так же под пристальным наблюдением стольких глаз Северус прошел к шкафу для ингредиентов и набрал в захваченный лоток все необходимое. Проходя мимо парты Поттера и Блэка, он увидел, что прямо возле котла лежит волшебная палочка Поттера. Северус покачал головой: «Ну что за придурок», — и прошел к своему месту.

Он успел и сварить все, что было нужно, и написать рецепт в учебнике на полях, как он часто делал, и тщательно записать его на пергамент для профессора, с тоской вспомнив про ручки и карандаши, и наполнить флакон образцом, когда до конца урока оставалось совсем немного времени.

Северус успел убрать свой стол и помыть котел, когда профессор Слагхорн махнул ему рукой, приглашая подойти к себе. Он уже проверил качество зелья и высоко его оценил. Вдвоем они склонились над рецептом, негромко его обсуждая. Профессор Слагхорн довольно кивнул.

— Отлично, Северус, тридцать баллов Слизерину.

Может быть, Северус действительно был виноват в том, что произошло, когда отвлек внимание профессора от класса на себя. С другой стороны, профессор сам пригласил его к своему столу. Так что, скорее всего, был виноват именно Поттер, который злобно зыркнул на Северуса, когда профессор озвучил баллы, которые Нюнчик заработал, не успев войти в класс… Волшебная палочка оказалось в зелье лишь на мгновение, перепутанная с лопаточкой для помешивания. Джеймс сразу понял свою ошибку и вытащил ее, но было поздно. Профессор успел накрыть стол Поттера непроницаемой сферой, потому что взрыв был достаточно силен, чтобы повредить ученикам.

— Минус двадцать баллов с Гриффиндора и отработка на неделю с мистером Филчем, мистер Поттер. Вы чем думали, когда это делали? — профессор Слагхорн даже привстал со своего кресла.

— Да почему? — взвился Поттер.

— Да потому, Поттер, — внезапно вклинился в разговор всегда предпочитавший отмалчиваться Снейп, — ты нарушил элементарную технику безопасности. Ты что, не знал, что готовящееся зелье не должно соприкасаться ни с чем, несущим в себе магию? — он замер на секунду, потом широко улыбнулся, словно вспомнив что-то забавное, и добавил: — Кроме зельевара.

Фраза сразу разлетелась по гостиным, став крылатой. Запомнилась она тем, кто присутствовал при ее рождении, не только тем, что сказал ее этот заморыш Снейп (который все-таки нашелся, причем нашелся уже далеко не заморышем, и который всегда до этого дня молчал, отпуская колкости только в те моменты, когда уже нечего было терять, например, при нападении на него того же Поттера), но и тем, что Снейп в это время широко улыбался.

Когда урок закончился, к Северусу подлетела Лили.

— Ох, как хорошо, что ты нашелся, Сев, — защебетала девочка. — Я так волновалась, ты где был?

— У своих новых опекунов, — уклончиво ответил Северус. — Тот дом, который в лесу появился — это наш дом, я там живу с отцом и дядей.

— Сев, это потрясающе, — Лили внезапно оглядела его. — Ты как-то по-другому выглядишь, — вынесла она вердикт.

— Новая мантия и стрижка, ах да, еще маггловская операция на носу, — Северус внезапно остановился. — Поттер, ты долго еще будешь за мной тащиться?

— Что-то ты разговорился, Нюнчик.

— Я же не виноват, что ты кретин, — пожал плечами Северус и продолжил идти. Как-то незаметно их обогнали все.

В пустынном коридоре остались только Лили с Северусом, Джеймс, Сириус и Ремус, который плелся позади всех.

— Эй, Нюнчик, ты куда-то торопишься? — Блэк протянул руку, чтобы ухватить Северуса за рукав мантии.

Сев отпрыгнул в сторону.

— Никогда, слышишь, никогда не смей ко мне притрагиваться.

— А то что? Папочке расскажешь?

— Знаешь, мой отец часто говорит: «Лучше иногда молчать и казаться идиотом, чем открыть рот — и доказать это».

— Ты меня сейчас идиотом назвал?

— Нет, это ты себя сам только что идиотом назвал, Блэк, — поправил Северус Сириуса. — А скажите, вы все в меня влюблены, или кто-то один? А остальные в качестве моральной поддержки выступают? Прямо шагу не даете ступить. Что мне в следующий раз, цветы и конфеты ждать, с открыткой на день Святого Валентина? Вы не разочаруетесь, если я скажу, что вы не в моем вкусе?

Он едва не пропустил удар. Сириус, как обычно, целил в лицо.

«Ну уж нет, больше я операций и гипсов не хочу». Северус резко отпрыгнул и пнул Сириуса ногой в пах. Винчестеры не учили его честной драке, они учили его драться эффективно. А в этом случае запрещенных приемов не существует. Особенно, когда ты один против троих.

Сириус согнулся, но сам Северус отпрыгнул от него довольно неудачно и оказался рядом с Люпином. Ремус был быстрее своих друзей, и гораздо сильнее. Он был быстрее и сильнее Северуса, но… Северус попытался отклониться, а Ремус успел схватить его за воротник рубашки. Недолго думая, Северус откинул голову назад резким движением и впечатал свой затылок в лицо Ремуса, со злорадством услышав, как у того что-то хрустнуло.

Ремус охнул и начал падать, но при этом не выпустил из рук воротник. От сильного рывка Северус чуть не задохнулся. Чтобы избежать удушения, ему пришлось падать вместе с Ремусом. Что спасло его от кулаков Джеймса, который не смог погасить замах и пробежал несколько шагов вперед. Ремус упал неудачно, подвернув ногу. Северус не стал ждать, пока тот очухается, а добавил локтем в солнечное сплетение. Ремус дернулся, и Северус услышал треск — это воротник практически полностью был оторван. От резкого толчка голова Северуса мотнулась, и он проехал лицом по каменной стене, заполучив несколько царапин. А вот Люпин больше не представлял опасности, но к нему подбегали немного очухавшийся Блэк и Поттер.

Северус прекрасно осознавал свои силы. Он знал, что все еще гораздо слабее любого из мальчишек, с которыми сейчас дрался. Даже то, что он уже сделал, можно было расценить как большую удачу. Поэтому ему нужен был подручный материал.

Доставать нож — это был не вариант, и Северус это прекрасно понимал. Внезапно он вспомнил, что гиперопекающий его Дин засунул в карман его мантии флакон с солью. Это был рефлекс, который просто въелся у охотника в кровь. Вскочить на ноги, выхватить флакон и открыть его было делом нескольких секунд. Первым до Северуса добежал Блэк. «Что-то тебе сегодня не везет», — с каким-то злорадством подумал Северус, выбрасывая руку вперед. Соль разлетелась веером, и часть ее попала именно туда, куда надо было Северусу — в глаза Блэка. Как же Сириус заорал. Схватившись руками за лицо, он практически не сопротивлялся, когда Северус слегка толкнул его к стене. Сириус ударился об нее, рассекая бровь. Во все стороны брызнула кровь. На Блэка можно было внимание пока не обращать, он тоже был выведен из строя.

Остался Поттер.

И вот тут Северус оторвался по-полной, вымещая на давнем враге всю свою боль, весь свой страх, всю свою беспомощность перед ними. Серия ударов, которые вбил в него Сэм, сказав, что для его роста они подходят оптимально, мол, сам был маленьким в детстве, поэтому знает, что говорит. Удар в солнечное сплетение, затем несколько раз под челюсть с разных сторон, удар под колени — Джеймс падает на колени, но еще держится, и прямой удар в нос.

Вся драка заняла какие-то минуты. К месту происшествия спешила Минерва МакГонагалл, которую успела позвать убежавшая Лили. Адреналин схлынул так же внезапно, как и выплеснулся. Северус почувствовал, что у него болят колени, на которые он упал, когда падал на пол за Ремусом. Болит голова, все-таки он очень прилично приложился о стену, болят сбитые костяшки пальцев на руках…

Самое смешное состояло в том, что никто из них даже не догадался вытащить палочку.

— Что здесь происходит? — Минерва почувствовала накатывающую мигрень. Только сегодня их высек директор, и опять то же самое и тем же составом.

— А на что это похоже, профессор? — Северус провел рукой по лбу, стирая кровь.

На полу начали шевелиться гриффиндорцы.

— Немедленно все к директору!

* * *

Дин шагнул к Северусу и, обхватив его ладонями за подбородок, приподнял голову, чтобы как следует рассмотреть повреждения.

— Со стеной столкнулся? — Северус осторожно кивнул.

— У меня рубашка порвалась, — пробормотал Северус, закрывая глаза. Они здесь, и он в полной безопасности.

— Ну и хрен с ней, — махнул рукой Дин.

— Мистер Винчестер, я так полагаю, вы являетесь фактически приемным отцом Северуса? — Дамблдор тяжело вздохнул и, сняв очки, бросил их на стол.

— Да, господин директор, — кивнул Дин. — Дин Винчестер, — догадался представиться он.

— Мы тут пытаемся выяснить, что произошло, но молодые люди решили стойко терпеть боль, и вместо того, чтобы прояснить ситуацию и пойти уже в Больничное крыло, играют в молчанку. Возможно, ваше присутствие как-то повлияет хотя бы на вашего сына?

— Мы ничего не нарушили, сэр, — Северус прижался спиной к груди отца и прямо посмотрел на директора. — В уставе школы запрещены магические дуэли, про маггловские драки там не сказано ни слова.

— Но, Северус, это предполагается.

— С чего бы, сэр? Если что-то не прописано в документах, являющихся уставными для данного заведения, то предполагать можно до бесконечности. Предположения юридической ценности не несут, — этого Северус нахватался у Аманды Паркер. Он частенько гостил у Криса после устранения вампира, Дин позволял ему это, и часто слышал, как Аманда разговаривает по телефону.

Винчестеры с удивлением посмотрели на Северуса, Люциус вполголоса выругался, но не вмешивался, а директор смог только вздохнуть.

— Я освобождаю вас на сегодняшний день от дальнейших занятий, приводите себя в порядок. И, мистер Снейп, в следующий раз, если что-то подобное повторится, вы не сможете апеллировать этим пунктом устава школы, потому что прямо сейчас в него будут внесены дополнения. Так что в следующий раз подумайте, прежде чем что-то подобное затевать. Однако, учитывая то, что рассказала Лили Эванс, а также то, что я сам вижу, я вынужден лишить факультет Гриффиндор пятидесяти баллов за нарушение главного постулата этого факультета, а именно — проявление благородства в любой ситуации. Можете идти, — гриффиндорцы убрались достаточно быстро. — Мистер Винчестер, — Дамблдор надел очки, пристально оглядел Северуса и повернулся к Сэму. — Боюсь, мой визит следует отложить до следующего раза. Вам необходимо будет заняться Северусом и явно будет не до любопытного старика. Но Принцы уже уведомлены, поэтому завтра в полдень я жду вас всех здесь. Я хочу предупредить, мистер Принц очень тяжелый человек, и он очень консервативен. Будет непросто.

— О, мне есть, что сказать дедушке Сева, — Дин широко улыбнулся, но от этого почему-то стало страшно. — Ему тоже никто не обещал, что будет легко. До свиданья, господин директор.

— До свиданья, — попрощался Альбус. Когда Винчестеры уже подошли к дверям, он все же решил задать очень интересующий его вопрос: — Северус, а зачем ты таскаешь с собой соль?

— Призраков отгонять, — просто ответил мальчик и, не оборачиваясь, шагнул на лестницу.

Уже находясь на лестнице, Дин услышал удивленное бормотание:

— Отгонять призраков? Зачем кому-то понадобилось отгонять призраков?

Глава 14

Мистер Принц пришел в кабинет директора Хогвартса за полчаса до назначенной встречи.

— Значит, полукровка нашелся? — холодный голос с нотками брезгливости заставил Альбуса Дамблдора выпрямиться в кресле и посмотреть на посетителя поверх очков.

— Этот полукровка — ваш внук, и у него, если я не ошибаюсь, есть имя.

— Зачем вы меня сюда пригласили, Дамблдор?

— А вы не хотите увидеть внука? Не хотите убедиться, что с ним все хорошо? Можете не отвечать, я прекрасно знаю, что вы мне ответите. На вашей встрече настаивают люди, у которых, волею судьбы, Северус нашел приют.

— И зачем они хотят встретиться? Чтобы получить вознаграждение?

— Чтобы обсудить условия опеки над Северусом, — не стал скрывать очевидное директор.

— Вот как? А что, вы сами уже не хотите принять опеку над ним? — когда мистер Принц был здесь в прошлый раз, Альбус Дамблдор был настолько выведен из себя, что пообещал Принца лишить его опеки над внуком, если мальчик найдется, посредством Визенгамота, и принять опеку на себя.

— В этом шаге отпала необходимость, — Альбус встал и подошел к окну.

Совсем скоро сюда придут Винчестеры и прибежит Северус. Как они будут договариваться с нетерпимым и не слушающим никого, кроме себя, Принцем?

Сэм показался Альбусу более рассудительным, способным вести диалог.

Дин… На что будет способен Дин, если Принц начнет при нем оскорблять Северуса, Альбус старался не думать.

Эти молодые мужчины такие уверенные в себе, красивые, но… Вот это «но» не давало покоя Альбусу. Они явно маги, иначе вообще не смогли бы сюда попасть, но палочек ни у одного, ни у другого Альбус не заметил. А посмотрев в глаза ворвавшемуся в кабинет Дину, когда тот думал, что с Северусом что-то случилось, Альбус увидел в его глазах… Он не мог охарактеризовать то, что он увидел: эта невероятная смесь из беспокойства, ярости, жажды убийства, густо перемешанных с тьмой и каким-то кошмарным опытом, заставила одного из сильнейших магов современности снять очки, чтобы не видеть всего этого. Но эта гремучая смесь исчезла, как только ее носитель убедился, что с мальчиком все в порядке. Что же пережили эти молодые люди? Через что им пришлось пройти?

«Все-таки выброс. У Северуса на фоне сильнейшего потрясения, или когда чаша его терпения настолько переполнилась, что могла опрокинуться и принести мальчику еще больше горя, случился сильнейший неконтролируемый выброс. Он не только нашел защитников, он сумел попасть к ним в тот жизненный промежуток, когда он сам стал для них спасением. Когда они вцепились в него, как в некий островок стабильности, который не позволил полностью скатиться во тьму или в безумие, позволил прервать этот цикл, где было столько потерь, столько смертей, что это способен чувствовать любой маг, даже если у него нет способности к ментальной магии. У меня есть, но когда я находился рядом с Дином, я впервые об этом пожалел. Меня чуть не унесло этим потоком. С Сэмом не так. Сэм менее эмоциональный, более сдержанный, от него не так фонит болью. Северус их лечит, прежде всего Дина. Нужно позаниматься с мальчиком, скорее всего, его способности к ментальной магии превышают мои. Когда Дин понял, что Северус всего лишь подрался и при этом одержал победу, тот комок просто несовместимых эмоций распался. Мальчик умеет настраиваться на своего приемного отца. Он способен передавать ему свое спокойствие, свою веру в него, веру в свою защищенность, когда тот находится рядом. Прикосновения усиливают этот контакт. Северус плохо переносит, если к нему прикасается кто-то, кроме братьев Винчестеров, и еще Лили Эванс. Это единственное, что смог мне сказать о мальчике его собственный декан. Но Гораций не понимает, что Северус просто пока не умеет экранироваться. И не понимает, почему ему плохо, когда его касаются люди, относящиеся к нему недоброжелательно. Он не может дифференцировать, скорее всего, думая, что это происходит на физическом уровне. Да, нужно позаниматься с мальчиком и начать это делать как можно скорее».

— Долго мы будем еще ждать? — прервал размышления Альбуса Принц.

— Вы пришли слишком рано, Август, господа Винчестеры не обязаны подстраиваться под ваш комфорт и ваши желания, — Альбус ответил, не поворачиваясь к Принцу, глядя в сторону странного дома Винчестеров.

«Интересно, они наденут мантии или специально будут провоцировать Принца, явившись в той одежде, в которой принеслись вчера в ответ на мою записку?»

На тропинке, ведущей из леса, появились два человека. Винчестеры все-таки выбрали третий вариант. Они были одеты в маггловские костюмы-тройки с галстуками. Хотя, Альбус посмотрел на Принца, этому чистокровному снобу будет плевать на этот факт. Он увидит лишь маггловскую одежду. В этом случае лучше бы они остались в джинсах и кожаных куртках.

Когда братья были уже недалеко от входа в замок, к ним подбежал ученик, в котором Альбус теперь без труда узнал Северуса. Старший Винчестер потрепал его по голове, взлохматив волосы, чем вызвал взрыв негодования у мальчика, который попытался расчесаться рукой, но лишь усугубил беспорядок на голове.

Альбус улыбнулся, глядя на такую идиллическую картину. Он уже хотел отойти от окна, когда вдруг увидел, что Северус достал свою палочку и протянул ее Сэму. Сэм что-то спросил у Северуса и попытался вернуть палочку хозяину, но Северус замотал головой и начал что-то объяснять, хватая дядю за руку. Альбус кивнул — его теория подтверждалась: Северус старался как можно чаще прибегать к тактильному контакту, когда дело касалось его новой семьи. Решив, что выяснит непонятные моменты про палочку позднее, Альбус отвернулся от окна и сел в свое кресло.

Сэм все еще вертел в руках палочку Сева.

— Сев, ну зачем мне она? Что я буду с ней делать?

— Просто пусть Принц увидит, что она у тебя есть. Хотя бы у тебя. Ну пожалуйста, Сэм. Тебе что, трудно ее подержать? — заныл хитрый ребенок, давно понявший, что при желании может вить из них веревки. К счастью, Северус крайне редко прибегал к этому приему.

— Ну, хорошо, — Сэм аккуратно сунул палочку во внутренний карман пиджака. — Сев, а почему ты бросил палочку, когда боролся с вампиром, но не волновался, когда героически дрался вчера с превосходящими силами противника?

— Сэм, когда вы Беркли учетвертили, — Сэм закатил глаза. Вредные привычки Дина Северус подхватывал на лету, буквально впитывал как губка, — палочка была у меня в руках, шанс сломать ее в таком положении очень большой, а когда мы дрались, палочка оставалась в рукаве мантии. Кстати, Чарли забыла про этот карман, мне пришлось его самому приделывать. Она там как в футляре, поэтому в этом положении ее сломать сложнее, но тоже можно, чего уж там.

Они говорили на ходу. Ученики уже не слишком таращились на странных соседей, которые теперь жили рядом со школой. Но вот когда они видели с ними Северуса, то от шепота создавался непрерывный гул, который действовал Севу на нервы. Но агрессивных действий со стороны других учеников больше не следовало, и Северус с каждой минутой чувствовал себя все более уверенным. Настолько, что начинал понемногу отвечать на вопросы и не шарахался в сторону, когда к нему обращались, пытаясь даже участвовать в разговоре. Поттер и Блэк до сих пор были в Больничном крыле — Северус все-таки сломал нос Джеймсу, а глаза Сириуса были все еще воспалены, потому что он умудрился втереть соль в роговицу, когда отчаянно тер глаза после того, как соль в них попала, поэтому неприятности пока не предвиделись.

Ремусу досталось меньше всех, но он очень старательно игнорировал Северуса, что в принципе вполне устраивало последнего.

Вчера, когда ссадины на лице Северуса были обработаны, а все положенные зелья выпиты, Северус очень подробно рассказал, как кого бил, под одобрительные комментарии Дина, который все-таки усмотрел парочку ошибок и прямо на ходу объяснил их Севу.

После этого Северус долго мялся, а потом все-таки подошел к Сэму и сел на стул рядом с ним. Сэм в это время читал какую-то книгу, сидя за столом читальной залы. Надо сказать, в тот месяц, когда все они готовились к переброске, бункер сильно изменился внутри. Он стал гораздо более уютным, не таким обезличенным.

Появилось много мягкой мебели, ковры, какие-то диванчики, пуфы в самых неожиданных местах. Спальни так же стали более похожи на спальни, а не на казарму с отдельными закутками для сна.

Из всех помещений Северусу было категорически запрещено пытаться зайти в хранилище артефактов и в тюрьму.

Северус, конечно, повздыхал, но спорить с Винчестерами и примкнувшей к ним Чарли не стал, решив, что это несправедливое решение временное, и скоро он запустит руки в святая святых Хранителей, нужно лишь немного подождать.

В итоге благодаря всеобщим усилиям бункер превратился в настоящий дом. Даже Сэм это признал, когда притащил в свою спальню кучу книг и прибил к стенам полки.

Сэм сразу же оторвался от чтения и вопросительно посмотрел на Сева. Тот еще раз вздохнул и спросил:

— Сэм, это же был выброс, да? Ну, когда ты Люциуса прессовал?

— Да, похоже на то, а что?

— Сэм, тебе нужно палочку купить, а еще начинать учиться колдовать.

— Сев, я пока ни в чем не уверен…

— Держи, — Северус настойчиво протянул ему свою палочку.

Сэм осторожно взял артефакт.

— И что я должен делать?

— Попробуй какое-нибудь легкое заклинание. Например, Люмос, — посоветовал Северус.

— Как это делать? Какой пасс палочкой?

— Никакой. Просто держи ее вертикально и произноси: Люмос.

— Люмос, — послушно произнес Сэм. Вначале ничего не происходило, а затем на кончике палочки затрепетал маленький огонек.

— Очешуеть, — раздалось от дверей. Как оказалось, Дин следил за всеми действиями брата и приемного сына с каким-то жадным любопытством.

— Вот видишь, Сэм, тебе обязательно нужна палочка.

— Нужно дождаться выброса у Дина, чтобы приобрести палочки сразу обоим.

— Это не лишено смысла, — задумчиво произнес Северус. — Вот только где мы их возьмем? Олливандер в Лондоне, а мы здесь.

— Сев, пока у Дина не было выброса, об этом рано думать. К тому же скоро зима, Рождественские каникулы… У нас есть машина, а Англия не так уж велика, чтобы не успеть скататься в Лондон и обратно. Кроули вроде деньжат обещал подкинуть, на палочки, наверное, хватит.

— Сэм, может, ты с моей палочкой пока поучишься? — неуверенно спросил Северус. — Ну, хоть что-нибудь элементарное.

— Сев, я бы с удовольствием выучил что-нибудь не элементарное, что-нибудь вроде этой… аппарации. Ты можешь меня научить?

— Ты же знаешь, что нет. Я еще сам не умею, — насупился Северус. — Это сложно учить без инструктора. И вообще для взрослых, которые не умеют, существуют курсы при Министерстве. Но тебе все равно нужна будет палочка.

— А ты с этой, как там, про что Чарли спрашивала, разобрался? — Дин сел на соседний стул.

— Сектумсемпра, — кивнул Северус. — Почти. Нужно только антизаклятье составить, и можно попробовать.

— А зачем антизаклятье?

— Чтобы кровь остановить, — Северус задумчиво провел пальцем по столу. — Это на самом деле такая гадость. Не понимаю, как я мог до этого додуматься? Я разобрался, в общем, эта дрянь наносит раны, как от удара мечом, или мечами, их несколько в формулу заложено, и… в общем, как будто меч оставляет мельчайшие частицы металла в ране и не дает ей смыкаться. Без специального контрзаклятья кровь не остановишь.

— Но само заклятье ты сможешь произвести?

— Само заклятье могу.

— Вот его мы сейчас и пойдем учить. В спортзале как раз есть подходящий манекен. Палочки у меня все равно нет, а когда появится, ты уже контрзаклятье разработаешь.

Северус что-то прикинул в голове и кивнул.

— Да, пошли, — когда они все встали из-за стола, он добавил: — Если вдруг маг будет от тебя достаточно далеко, ты не успеешь его остановить, а некоторые проклятья не видны, у тебя должна быть возможность защититься. А то, что контрзаклятье ещё не создано — это проблема нападающего, — Сэм переглянулся с Дином, который хихикнул. Они как-то странно влияли на в общем-то тихого и неконфликтного мальчика.

Северус попробовал воспроизвести заклинание на манекене. В области грудной клетки появились три разреза.

— Ну, вот, примерно так, хотя я не был уверен в количестве «мечей», — кивнул Северус и протянул палочку Сэму. — Давай, сперва движение, ты видел, как я делаю?

Работать не со своей палочкой, да еще и в области, совершенно неизвестной ему, было сложно. Сэм долго не мог сконцентрироваться, чтобы понять принцип действия. Потом долго не мог воспроизвести движение. Ему понадобилось почти пять часов, чтобы выучить это заклинание. Но когда на манекене появилось еще три разреза, Сэм понял, что оно того стоило.

— Вот это вот я тоже буду учить первым, — кивнул Дин, рассматривая глубокие разрезы.

— Репаро, — разрезы исчезли, а Северус убрал палочку.

— Тебе уроки делать не надо?

— Нет, по зельям я уже давно не делаю уроков, меня профессор Слагхорн от них освобождает, а других уроков не было, я как-то не успел их посетить.

— Завтра состоится встреча с твоим дедом. Ты будешь присутствовать? — спросил Дин.

— А я могу это пропустить? — Сев снова принялся разглядывать свои руки. Он всегда так делал, когда нервничал.

Братья переглянулись.

— Думаю, да, — наконец, ответил Сэм. — От твоего присутствия все равно ничего зависеть не будет, а выслушивать ругань и оскорбления… Лучше на занятия иди. А сейчас вперёд на кухню. Кормить нас некому, будем учиться готовить сами.

За полчаса до встречи они надели свои костюмы. Хотя Дин предлагал остаться в чем есть, мол, много чести выряжаться для какого-то козла. Сэм сумел переубедить брата, доказав, что одеться прилично следует хотя бы для директора, выступающего посредником между ними и Принцами.

На улице было холодно.

— Все-таки нужно уже плащи надевать или пальто приобрести. И мантии, кстати, тоже, — вздохнул Сэм, поежившись.

— Да, что-то прохладно, — Дина слегка передернуло от холода.

Когда они уже подходили к замку, к ним навстречу выскочил Северус. Дин не удержался и взъерошил ему волосы.

— Эй, я же не смогу их уложить, — возмутился Сев, пытаясь пригладить взъерошенную макушку. — Я так на Поттера похож становлюсь.

— На Поттера ты совсем не похож, я его разглядел вчера, — хмыкнул Сэм.

— Как ты узнал, кто из них Поттер?

— По очкам, — Сэм хохотнул.

— Сэм, возьми палочку с собой, — внезапно серьезно сказал Северус. — Ты обязательно должен быть с палочкой, — и он практически всунул свою палочку в руку Сэма.

Эту-то сцену и увидел Альбус Дамблдор.

Они прошли через холл и поднялись на второй этаж. Шепот вокруг них то затихал, то, наоборот, усиливался.

— Вам надо пореже здесь бывать, — немного сварливо произнес Северус.

— Почему? — они уже немного опаздывали, поэтому шли быстро, опять не обращая внимания на окружающие их чудеса.

— Да потому что девчонки сегодня спрашивали у меня про вас, — ехидно ответил Северус. — Старшекурсницы, которые уже совершеннолетние. Причем со всех факультетов. А ведь они даже имени моего не знали до недавнего времени.

— Да? — Дин поправил галстук и стрельнул глазами по сторонам.

— Дин, я тебя как моего отца хочу предупредить, — Северус ехидно усмехнулся. — Тут все девушки — ведьмы. А вы маги, и вполне чувствительны к различным зельям. А амортенцию как раз на старших курсах изучают. Ты правда хочешь встречаться с ведьмой, а, пап?

— Сев, вот зачем ты мне такие гадости говоришь? — Дин перестал разглядывать хихикающих девушек.

— Чтобы однажды не узнать, что у меня скоропостижно появилась мамочка.

— Исчезни, поросенок, — вспылил Дин.

— Сев, — тихо позвал Сэм, — а как ты без палочки? Тебе ведь на занятия нужно.

— На истории магии палочка не нужна, а потом, я думаю, вы освободитесь.

Прозвучал гонг.

— Идите, уже время, — Северус подтолкнул Дина к гаргулье. Он был кровно заинтересован в том, чтобы эти переговоры состоялись.

— Пастила, — Дин, как и накануне, первым взошел на лестницу.

Они вошли в кабинет ровно в полдень.

— Здравствуйте, — директор рукой указал на свободные кресла возле стола. — Проходите, присаживайтесь.

— Судя по одежде, эти клоуны — грязнокровки. Неудивительно, что они возятся с полукровкой. Только вот опеку вы не получите, это не в правилах Принцев — уступать свои обязательства, даже такие неприятные, — мистер Принц стоял, скрестив на груди руки.

— Август, вы хотите сказать, что не выносите своего внука, но опеку вы не отдадите, потому что вас за это могут осудить другие Благороднейшие и Древнейшие семейства? — Альбус сразу попытался расставить все по своим местам.

Принц бросил на директора неприязненный взгляд и промолчал.

Дин улыбнулся. Он улыбался все то время, пока шел к Принцу через весь кабинет. Он улыбался, когда подошел практически вплотную.

Удар у старшего Винчестера был поставлен хорошо, очень хорошо. Голова деда Северуса, которого назвать дедом не повернулся бы язык ни у кого, мотнулась, из разбитого носа плеснула кровь, и он неуклюже упал в кресло.

Пришел он в себя быстро. Теряя голову от ярости, Принц потянулся за палочкой, но тут почувствовал, что чья-то чужая палочка упирается ему в шею.

— Не советую этого делать, — проговорил высоченный парень и надавил чуть сильнее. — Руки на стол, чтобы я их видел. Еще раз потянешься за палочкой, останешься без рук. Вопросы? — Принц покосился на абсолютно серьезного парня, который, похоже, садиться не собирался, и очень осторожно положил руки на стол. К такому мистер Принц был явно не готов.

Дин же, очень вежливо поздоровавшись с опешившим директором, слегка поддернул штанины и расположился в своем кресле.

— Я готов. Приступим, господа?

Глава 15

— Сэм, вы не хотите присесть? — Альбус решил отбросить формальности. За одно выражение лица мистера Принца в тот момент, когда Дин его ударил, а Сэм не позволил ответить, он был готов простить соседям Хогвартса очень многое.

— Нет, мне и здесь неплохо, мистер Дамблдор, — Сэм стоял возле Принца, высоченный, мощный, и не отводил от деда Северуса палочки.

— А где Северус? Мы его будем дожидаться?

— Нет, Северус поспешил на занятия. Он уже и так много пропустил. Северус все равно еще несовершеннолетний, поэтому от его голоса ничего не зависит.

— Я бы хотел услышать, почему вы настаиваете на том, чтобы сохранять опеку над Северусом, — Дин слегка наклонил голову набок и посмотрел на мужчину, которого предпочел бы где-нибудь тихонько закопать, но с которым был вынужден вести практически цивилизованные переговоры, чтобы все было сделано по закону, чтобы не к чему было придраться.

— Это непринципиально, — буркнул Принц.

— Чудненько, значит, вы согласны передать права опеки?

— Я же сказал, что нет!

— О, я так и подумал, что вы уже полностью на все согласны. Нужно только обговорить условия.

— Дамблдор, что происходит? — Принц попытался вскочить, но Сэм не позволил ему этого сделать, усилив давление на палочку.

— Директор, у вас возникли какие-то претензии? — Дин перевел взгляд с Принца на Альбуса. Директор покачал головой.

— Нет-нет, продолжайте, все это весьма познавательно. Да, господа Винчестеры, можете называть меня по имени — Альбус, — Дамблдор скрестил руки на груди и откинулся в кресле. По нему было видно, что он наслаждается невиданным ранее зрелищем. Он боялся, что у братьев не получится уговорить сноба, который слушает только себя? А как быть с тем, что сами братья тоже слушают только самих себя, изредка друг друга и, скорее всего, Северуса?

— Продолжим, — Дин снова повернулся к мистеру Принцу. — Сколько вы выделяли денег на содержание вашего внука?

— Да какая вам разница?

— О, разница есть, и она весьма существенна. Например, мне не очень интересно, почему Сев ходил в обносках. Одежда была еще впору, так что можно было сэкономить. Я даже не в претензии к вам за то, что Сев явно недоедал. Возможно, он все полученные деньги тратил на конфеты, правда? Контроля ведь за ребенком не было. И вот мы плавно подошли к основной проблеме: какого гребаного хрена мальчик жил на каникулах один в доме, стоящем в каких-то трущобах?! Его там могли изнасиловать, убить или еще как-то заманьячить, и никому не было до всего этого никакого дела! У вас настолько маленький дом? Вы с супругой — я надеюсь, она здорова? — обитаете в столь стесненных условиях, что у вас не поместился бы ребенок, которого легко было потерять на полянке с цветами?

— Северус ни в чем не нуждался.

— Охотно верю, только лапшу с ушей сниму. Вы будете отвечать на мои вопросы?

— И зачем вам знать на них ответы?

— Как это зачем? Вы не хотите передавать права опеки, значит, вы хорошо заботитесь о ребенке, он вас не напрягает, у него есть своя комната в вашем доме…

— Да мне плевать на этого полукровку! Позор всего моего Рода. Он никогда не станет наследником Принцев! Лучше бы с ним действительно что-то случилось в этой их нищенской хибаре!

Вот это Принц сказал явно зря. Дин, который до этого вполне неплохо себя контролировал, вскочил с кресла. Сэм не успел его остановить. Второй удар заставил голову мистера Принца откинуться назад.

— Дин! Сядь, — Дин покачал головой и наклонился к Принцу, положив руки на подлокотники кресла с обоих сторон.

— Запомни, чувырло, если ты еще хоть раз пожелаешь что-то подобное ребенку, не только Северусу, а вообще любому ребенку, я начну любить ролевые игры, и мы с тобой поиграем в колдуна и Великого Инквизитора.

— Дин, сядь, — спокойный голос брата проник в мозг, и Дина слегка отпустило. Он снова сел в кресло.

— В который раз убеждаюсь: нечисть понять можно, людей — нет. Какие документы необходимы для отказа от опеки им и принятия нами?

— Эпискей, сантино, — директор спрятал палочку и отвернулся от мистера Принца, остановив тому кровотечение и залечив раны. — Стандартный отказ, подписанный главой семьи Принц. Как ни крути, Северус последний представитель этого семейства мужского пола, хоть и со стороны матери. Как только отказ будет подписан, Род будет считаться пресекшимся. Это ведь основная причина, да, Август?

— А с моей стороны? — напряженно спросил Дин.

— Бумаги на усыновление. С момента подписания Северус окончательно теряет связь с Принцами, и его имя исчезает с фамильного гобелена. И не нужно было портить древний артефакт, Август. Видите, как все может быть просто.

— Дамблдор, я этого просто так не оставлю! Меня на ваших глазах избивают, унижают, а вы ничего не делаете, чтобы хоть как-то остановить этот… этот…

— А вы дайте ему сдачи, — посоветовал Альбус.

— Что? — Принц весьма глупо захлопал глазами.

— Меня не далее как вчера весьма искусно осадило одно юное дарование, ни в одном уставе, обозначающем внутренний распорядок, ни в одном заведении нашего мира нет запрета на маггловскую драку. На дуэли с применением магии и всех видов проклятий — есть, а на физическое воздействие с помощью кулаков, холодного и огнестрельного оружия магглов — нет. Так что вы можете хоть полностью завалить Министерство жалобами, но мы все под Веритасерумом подтвердим, что со стороны Дина Винчестера не было применено ни одного запрещенного действия. А то, что вы не в состоянии справиться с ситуацией и ответить — это, Август, ваши личные проблемы.

— Вы сейчас же подпишете все необходимые бумаги, — с мрачным удовлетворением проговорил Дин.

— Это невозможно сделать сейчас, — выплюнул Принц. — Документы такого рода оформляются только гоблинами или в их присутствии.

Дин внезапно понял, что теряет контроль над ситуацией. Если эта скотина сейчас уйдет, то добьется своего и заберет у них мальчика. И они ничего, абсолютно ничего не смогут сделать, чтобы ему помешать.

Дин почувствовал, что начинает задыхаться. Он сжал кулаки, чтобы сдержаться и не убить эту надменную скотину. Отчаянье сдавило грудь, голова закружилась. В ней стучала только одна мысль: «Где, вашу мать, мне здесь и сейчас найти гоблина со всеми полагающимися регалиями и бумагами?»

Голову сдавило словно тисками, Дин почувствовал, как из носа потекла кровь. Как сквозь вату до него донесся обеспокоенный голос Альбуса:

— Дин, что с вами? Эпискей!

Пружина в голове все сжималась, сжималась и, наконец, разжалась с едва слышным в ушах звоном. Дин на несколько секунд отключился от происходящего в комнате. Когда он пришел в себя, то услышал чей-то противный голос, верещащий на одной ноте:

— Господа волшебники, а вам не кажется, что вы вконец охренели?! Какого, спрашивается, вашего Мерлина вы творите?!

Дин покосился в сторону кричавшего и тут же распахнул глаза. Перед столом визжал, брызгая слюной, коротышка с явно нечеловеческим лицом. Сэм смотрел на коротышку, слегка приоткрыв рот, даже забыв, что должен удерживать этого Принца. Сам Принц уставился на коротышку так, что казалось, будто его глаза еще немного и вылезут из орбит.

— Уважаемый гоблин, простите, но я не знаю вашего имени. Понимаете, у нас возникли некоторые затруднения, которые возможно решить только с помощью многоуважаемых гоблинов. Скорее всего, можно было отложить этот вопрос до посещения Гринготтса, но мой молодой друг слишком эмоционален и не захотел ждать. И вот вы здесь.

Гоблин внимательно осмотрел Дина.

— Какого рода проблема?

— Отказ от опекунства и передача прав на ребенка усыновителю, — Альбус кивнул на Дина.

— Хорошо, — внезапно сказал гоблин. — Я все сделаю прямо сейчас. В качестве оплаты подойдет тот кулон, что молодой господин носит на шее.

Дин удивленно вытащил амулет, который так давно, еще в детстве, подарил ему Сэм. Маленькая голова какой-то неведомой тварюшки — то ли человека с рогами, то ли быка с человеческими чертами — висела на простом черном кожаном шнурке. Сняв амулет, он показал гоблину:

— Этот?

— Да-да, именно, — гоблин засверкал глазами. — Если вы согласны, мы сразу же приступим.

Дин непонимающе посмотрел на Сэма. Сэм пожал плечами.

— Мне его Бобби подарил, а что это такое, я не знаю. Кас что-то говорил, помнишь, он его у тебя на время брал, но амулет так и не заработал.

Как всегда, когда они вспоминали о Бобби, тоска сжимала сердце: «Чтоб тебе Дик, мать твою, Роман, всю оставшуюся вечность икалось».

— Я согласен, — Дин протянул амулет гоблину, который едва не выдернул у него из рук черный шнурок.

— Что? Вы же не можете…

— О, объясните мне, чего я не могу? — Дин даже не посмотрел на Принца, он наблюдал, как гоблин берет чистые свитки пергамента и, вытащив из внутреннего кармана сюртука перо, ставит его вертикально.

— Имя опекаемого?

— Северус Тобиас Снейп, — быстро сказал Сэм, пока Дин что-нибудь не переврал.

— Имя опекуна на сегодняшний момент Август Октавиус Принц, все верно? — гоблин, не дожидаясь ответа, внимательно смотрел за пером, которое словно летело по пергаменту. Перо невысоко взмыло и опустилось на второй пергамент. — Имя усыновителя?

— Дин Винчестер.

— Имя усыновляемого будете изменять?

— Э-э-э… как это?

— Вместо Снейп — Винчестер, — терпеливо объяснил гоблин.

— Думаю, — Дин снова посмотрел на Сэма, тот пожал плечами, мол, это твое дело. — Думаю, оставить двойное: Снейп-Винчестер, так Севу будет удобнее.

— После подписания документа имя усыновленного изменится во всех бумагах, где оно упомянуто, в автоматическом режиме, — пробубнил гоблин. Встряхнув первый пергамент, он вытащил еще одно перо и протянул его Принцу. — Ваша подпись здесь и здесь. Один экземпляр остается вам, второй передается в надлежащий отдел в Министерство.

Принц с совершенно каменным лицом под пристальным наблюдением Сэма взял перо и быстро поставил свои подписи.

Гоблин забрал перо и протянул его Дину.

— Ваша подпись здесь и здесь, — он ткнул, где нужно было расписаться. Дин неуверенно повертел в руке перо и принялся выводить свою заковыристую подпись.

— Ай, оно царапается, — он перестал писать и осмотрел перо.

— Конечно, кровавое перо всегда доставляет легкий дискомфорт. Где оно возьмет вашу кровь для подписи, если слегка не «поцарапается»? — удивленно объяснил гоблин. — Вы никогда не встречались с данным артефактом?

— Как-то не приходилось, — Дин быстро поставил подписи, стараясь не обращать внимания на боль в руке.

Принц презрительно посмотрел на него и фыркнул.

— Все, ваш экземпляр. Второй будет передан в Министерство в надлежащий отдел.

— Это все? — Дин удивился.

— Конечно, а вам хотелось бы чего-то потруднее?

— Нет-нет, меня все вполне устроило, — быстро заверил гоблина Дин.

— Тогда прощ…

— Минуточку, — Сэм остановил гоблина, который уже хотел разломить какую-то щепку. — Извините, но, может, вы нам поможете? Наш, хм, лучший друган обмолвился, что на имя Северуса открыт сейф. Можно узнать об этом поподробнее?

— Сейчас, все выясню, — гоблин был на редкость любезен. Наверное, амулет стоил для гоблинов очень-очень много.

— Да, действительно такой сейф есть, — сказал, наконец, гоблин, выйдя из «астрала». — Номер шестьсот шестьдесят шесть, на этом настоял ваш, хм… друган. Ключ вы сможете получить у любого клерка в банке Гринготтс. Сумма не слишком впечатляющая, но и не совсем маленькая. Подробнее узнаете на месте. А сейчас позвольте откланяться.

Гоблин исчез, активировав свой портключ. Дин чувствовал, что его тошнит. Очень хотелось есть. Перед глазами как воочию стоял огромный торт.

— Ну вот и все, Август, не стану вас более задерживать, — Альбус кивнул мистеру Принцу на дверь. Тот встал, схватил свой экземпляр пергамента, смяв его при этом, и быстро пошел к двери.

— Вы мне за это заплатите! — выпалил он уже на выходе.

— Ага, заплатим, в очередь только встань, — огрызнулся Дин. — У нас таких кредиторов уже полчистилища набралось.

Когда дверь за Принцем закрылась, Альбус задумчиво посмотрел на старшего Винчестера, затем быстро открыл стол и, вытащив плитку шоколада, протянул ее Дину.

— Такие сильные магические изыскания часто приводят к упадку сил. Тем более без палочки и невербально. Спрашивать, что вы применили, я не буду, у всех должны оставаться свои маленькие секреты. Ешьте, не то потеряете сознание в коридоре, — Дин открыл шоколад и вцепился в него зубами. — Мне очень жаль, что так получилось с Северусом. Я не знал, и мне вовремя не доложили. Я всего лишь директор этой школы, вы же понимаете — это в основном совмещенная работа администратора и старшего завхоза. С детьми я пересекаюсь редко и, конечно, не всех знаю по имени и в лицо. Нет, старшекурсников я знаю, сложно за столько лет не узнать, но как они проводят свой досуг, мне по понятным причинам не известно. С малышами сложнее. Северуса я не знал. С другой стороны, если бы я узнал все это заранее, то Северус не встретил бы вас. Так что это всего лишь закономерная цепь событий. Хотя ваши методы, особенно ведения переговоров, отличаются некой… оригинальностью. Я очень сильно сомневаюсь, что наши чистокровные маги привыкли к такому отношению и будут его долго терпеть. А это значит, что вы подвергаете опасности не только себя, но и Северуса.

— Мы постараемся не плодить врагов, — Сэм решил все-таки сесть.

— А вот это, молодые люди, от вас уже не зависит. К счастью, ваш дом оказался фактически на территории Хогвартса, поэтому вы можете себя считать в относительной безопасности, если не считать опасности самого Запретного леса.

— Зачем вы все это нам говорите?

— Я не буду спрашивать вас, откуда вы появились, я не буду спрашивать вас, где вы учились, как я уже говорил, у всех существуют свои маленькие тайны. Я спрошу вас только об одном, где ваши палочки? Я видел, как Северус отдал вам, Сэм, свою, разумно опасаясь отпускать вас на встречу совсем без оружия.

Дин, услышав, что они абсолютно безоружные, подавился шоколадкой и закашлялся.

Сэм с философским видом пару раз хлопнул его по спине.

— У нас нет палочек, Альбус. Просто так получилось. Если бы вы знали, где мы умудрились побывать, то не задавали бы этого вопроса.

Альбус встал и подошел к окну, сложив руки за спиной. «А это, похоже, его любимая поза», — мелькнуло в голове у обоих Винчестеров.

— В последнее время ситуация накаляется. Если владельцы мэноров и просто чистокровные маги и раньше были невыносимы, то сейчас становится все хуже. Самое главное, я ничего не могу сделать. Даже в суде. Я председатель Визенгамота, но я не принимаю решений единолично. Мое терпение практически лопнуло, когда прямо из зала суда выпустили Эйвери, которого обвиняли в изнасиловании магглорожденной ведьмы. При этом вина его была доказана. Но его оправдали, а бедную девочку фактически обвинили, что она его спровоцировала. Его сын, Ник, сейчас ходит по школе, задрав нос. Возможно, вы и есть та самая соломинка, которая сломает хребет верблюду. А может быть, и нет. Я не знаю, я не силен в прорицаниях, — Альбус замолчал. — Вы нажили себе довольно могущественного врага. Я не могу вам помочь. Не могу вас защитить. Если только вы совсем перестанете из своего замечательного дома выходить, — Дин в кресле подпрыгнул, когда это услышал. — Я помогу вам с палочками. И я буду снабжать вас всей информацией, которая будет мне доступна в отношении вас. Больше я ничем не могу помочь, извините.

— Да больше и не надо, — братья растерянно переглянулись. — У нас обычно расклад бывал гораздо хуже, — осторожно добавил Сэм. Он старался не вспугнуть удачу. Даже наличие палочек — это уже очень много.

— Я хотел бы попросить у вас, Дин, разрешение позаниматься с Северусом индивидуально: у него просто неограниченные возможности к магии разума. Я могу дать Непреложный обет, что все, что я могу увидеть в его разуме, останется только между нами, — Дин кивнул.

— Можно вас в таком случае попросить еще о некоторых вещах, которым вы можете обучить Сева, учитывая опасность, которой он подвергается? — дождавшись утвердительного кивка директора, Сэм зачастил. — Аппарация, создание порт-ключей, дезиллюминация и патронус, — по мере того как он говорил, глаза у Альбуса расширялись. — Он ведь не слишком юн для всего этого?

— Эм, а вы сами не хотите попробовать…

— Нет, мы ведь знаем, что все это необходимо учить с опытным наставником, а какие из нас учителя? — быстро выкрутился Дин.

— Ну, хорошо, — подумав, ответил директор. — Как только у меня появятся палочки, я пришлю вам сову, или передам с Северусом. Вы примете у меня обет, и начнем обучение.

На этой мажорной ноте Винчестеры убрались из кабинета и отправились домой. Уже на лестнице Дин почувствовал, как кружится у него голова. Возле гаргульи их ждал Северус.

— Ну как? — он нетерпеливо посмотрел на братьев.

— Ты сейчас мой, без всяких оговорок, — промямлил Дин. — Да, везде твое имя изменилось на Снейп-Винчестер, так что не пугайся, если тебя так обзовут.

— Что с тобой? — Северус увидел, что его отца шатает и что он буквально висит на плече у Сэма.

— Выброс, — с трудом удерживая Дина, проговорил Сэм. — Палочку забери из кармана.

Северус быстро вытащил свою палочку.

— Надо его уложить и зелье восстанавливающее дать, — засуетился ребенок. — Это что за выброс такой, что он на ногах не стоит?

— Тебе на занятия не надо?

— У меня на сегодня все. Я уже и в библиотеку сбегать успел.

— Тогда домой.

— Сейчас, подождите, я быстро, — Северус втолкнул Винчестеров в какую-то нишу и умчался.

— Сэм, у меня что, глюканутые глюки наступили? — внезапно спросил Дин.

— С чего ты взял?

— А почему мне кажется, что девица на картине мне подмигивает?

— Потому что тебе это не кажется, — ответил Сэм. — Здесь картины как живые, с ними вроде и поговорить можно.

— Очешуеть.

Северус прибежал действительно быстро, держа в руках флакон.

— Выпей, это восстанавливающее.

Когда у Дина появилось немного сил, Винчестеры быстро ушли домой, пока Дин никуда не завалился.

А вечером Северус вместе с Сэмом переживали почти полноценную истерику Дина, лежащего на диване с полотенцем на голове, который несколько часов подряд убивался.

— Почему? Почему мое первое волшебство это не перемещение, не какие-нибудь магические навороты на детку и даже не прекрасная обнаженная женщина. Нет, мой первый выброс — это самый настоящий гоблин! Поздравь меня, Сэм, я полный извращенец!

Глава 16

Альбус Дамблдор сдержал слово, и через две недели у Винчестеров появились волшебные палочки. Альбус не просто сунул им какие придется, а предложил несколько палочек на выбор.

Дину подошла из ясеня, двенадцать дюймов, гибкая и хлесткая, сердцевина из сердечной жилы дракона.

— Ненавижу драконов, мерзкие, подлые существа, — Дин рассматривал палочку, не решаясь взять ее в руки после того, как она выпустила положенный сноп искр, приветствуя нового хозяина.

— Почему? — Северус положил рядом с его палочкой свою. У мальчика она была немного длиннее. — У меня тоже сердечная жила дракона. Двенадцать с половиной дюймов. Черное дерево. Твоя гибче, тебе будут лучше преобразования даваться.

— По-моему, тебе все одинаково хорошо дается, — Дин провел кончиками пальцев по всей длине своей палочки. — Сев, ты понимаешь, что тебе придется учиться за троих? Мы не можем сказать, что попали сюда не просто из Америки, но вообще из другого мира. Даже Альбусу, который, вроде, нормально нас принял.

— Не волнуйся, я понимаю, — серьезно кивнул Северус. — А насчет того, что кто-то узнает… У меня уже получается ставить и удерживать окклюменационный щит. Профессор Дамблдор еще мое детство не успел просмотреть, а я уже умею его ставить.

— Как тебе все это так быстро удается? — вздохнул Дин.

— Нужно просто принцип понять, — Северуса не взяли с собой на подбор палочек. Он и так совсем недавно пришел с дополнительных занятий с директором.

Вначале Северус отнесся к идее дополнительных занятий с недоверием, но когда Дин сообщил, что ему будет дан Непреложный обет, Северус задумался. В итоге обет директор давал Дину, а скреплял его Северус, которого в экстренном порядке обучили основам ритуалистики. Палочек решили не ждать, что-то у Альбуса сразу не получилось, но с началом занятий не тянуть, потому что Северусу нужно было как можно скорее научиться экранироваться. Ему очень скоро должно было исполниться тринадцать лет, весьма критичный возраст в гормональном плане, чтобы продолжать испытывать судьбу.

Винчестеры сразу же после начала занятий заметили, что освоение магии разума идет Северусу явно на пользу. Он перестал дергаться, если кто-то до него дотрагивался, и вполне спокойно стал переносить толпу.

А вот с Лили дела не шли. Если раньше она была единственным человеком, с которым Северус чувствовал себя комфортно, то сейчас, когда он еще находился в том возрасте, когда девчонки в мужские компании практически не допускались, а оценить ее с мужской точки зрения мальчик пока не мог, Северус очень отчетливо понял — она не Крис.

Нет, он не пытался ее оттолкнуть, все-таки он был ей очень благодарен за то, что она своим присутствием облегчала его не слишком веселую жизнь, но старался свести общение к минимуму. Лили это замечала и злилась, а когда она злилась, то психовала и устраивала скандалы.

Северус тогда просто разворачивался и уходил. Лили на следующий день сама подходила мириться, и все начиналось заново.

Странное положение Северуса, когда он вроде бы слизеринец, но живет дома, в гостиную практически не заходит и редко ест за факультетским столом, выделяло его среди всех остальных учеников. Сев ненавидел повышенное внимание к своей персоне, но ничего поделать с этим не мог.

Очень скоро новизна от странного соседства прошла. Все-таки Хогвартс и стоящий неподалеку Хогсмид населяли маги, а маги были привычны к любым странным событиям, что им какой-то дом, который внезапно появился на полянке?

И вообще, ходили слухи, что это сделали ангелы совместно с джиннами, да-да, чтобы помочь Северусу и чтобы он не расставался с приемным отцом. Он такой симпатичный, правда? Кто, Северус? Ну, Северус тоже миленький, но еще маленький, а вот его отец и дядя… А говорят, что это его настоящий отец, его мать бросила, когда Сев был совсем крохой, а отец все это время его искал. И нашел. А дом сюда никакие не ангелы и не джинны притащили, а сам Дин. Они вместе с Сэмом откопали какой-то древний ритуал, который сам Мерлин придумал, и переместили дом, чтобы Дин больше с сыном не расставался. Да нет, дело было так…

Северус не знал, как на все это реагировать. Знали бы студенты и преподаватели Хогвартса вместе с жителями Хогсмида, что их вместе с домом король Ада и ангелы сюда зашвырнули, чтобы просто больше никогда не видеть.

Поттер и Блэк к нему не лезли. Нет, привычка его задеть побольнее никуда у них не делась, но вот вступать в драку они уже не хотели. Ведь понятно же, что отец и дядя, которые Северуса уже чему-то научили, на достигнутом вряд ли остановятся, а лежать в Больничном крыле и сращивать кости носа почему-то не хотелось. Поттер еще и умудрился под действием костероста сместить обломки. Пришлось ломать заново и снова пить костерост. Северус внимательно выслушал ругань медведьмы, а затем предложил:

— А почему вы обломки ничем не фиксируете?

— Как не фиксируем? — мадам Помфри удивленно смотрела на мальчика, который притащил ей заказанное Перечное зелье.

— Как магглы. Когда мне нос лечили, мне гипс клали, чтобы накрепко зафиксировать.

— Интересная идея, — кивнула медведьма и приступила к расчетам.

А у Северуса, кроме возросшей в разы нагрузки (благодаря все тому же дяде, его занятия у директора были гораздо сложнее, чем те, что он посещал в школе), была ещё одна задача — в скором темпе сделать Винчестеров полноценными магами. И эту задачу лёгкой назвать было трудно. Пока не было палочек, обучение сводилось к воспроизведению жестов и правильному произношению заклятий. Хуже всего было то, что, отличающиеся разным темпераментом братья требовали разного подхода в обучении. Сэм хотел все понять и хорошо знать теорию, Дин в дополнительной информации не нуждался, ему важен был результат. Но заклинаний за эти две недели братья выучили много, почти все, что знал Северус, а Северус знал для своего возраста гораздо больше заклинаний, чем многие пятикурсники. Северус от этого на стены лез, да и к тому же все его нагрузки не отменяли его собственные занятия с Винчестерами, которые Дин называл «А вдруг палочки не будет? А напротив вампир или оборотень?».

— Может, пока Сэма нет, ты что-нибудь попробуешь? — Северус забрал свою палочку и вопросительно посмотрел на отца. — И кстати, где Сэм?

— Остался у директора. Какую-то сплетню обсуждают. Меня директор недолюбливает, предпочитает с Сэмом любовь крутить.

— Дин, профессор Дамблдор не недолюбливает тебя, просто он очень хороший менталист. Ты его подавляешь своими… ну, не эмоциями, а тем, что у тебя внутри творится. Это на самом деле страшно, Дин. Как ты вообще выжил с таким грузом?

— Ты тоже это чувствуешь?

— В меньшей степени. Сначала сильно, а потом, примерно через неделю, эта боль стала исчезать. Так что сейчас я ее почти не ощущаю. А профессор говорит, что она все еще есть. Она есть, Дин?

— Я не знаю, Сев, я вообще плохо представляю, о чем ты говоришь. Я знаю просто, что здесь мне хочется жить. Что я хочу жить! Я — маг, в конце концов! Акцио куртка, — куртка послушно прилетела прямо в руки Дина. — Вау!

— Да, а что вы с Толстым монахом сделали? — прищурился ребенок, не оценив восторг отца, у которого получилось Акцио с первого раза.

— Эм, ну, понимаешь, это был рефлекс, — Дин замялся.

— Рефлекс?

— Сев, когда мы ушли с этого обряда, ритуала или как он там называется, Сэм решил рассмотреть некоторые картины. Мы же по школе часто болтаемся: то одно, то другое, но все на бегу, нет времени даже достопримечательности рассмотреть. Так вот, пока Сэм рассматривал портрет какого-то мужика и о чем-то вполголоса с ним разговаривал, думаю, это был какой-то жуткий ученый, Сэм в этом плане на тебя похож, он тоже был зубрилой.

— Что? — Северус подпрыгнул. — Почему зубрила? Я ничего не зубрю!

— Это просто к слову, Сев, не обижайся. Ладно, это Сэм зубрила, а ты мегамозг. Так вот, Сэм что-то у ученого колдуна выясняет, даже блокнот достал и записывать начал, а я дальше пошел. Тут мне очаровательная Рослин помахала рукой. О, Сев, какая это была девушка, мечта. Умная, красивая, даже жаль, что это всего лишь картина. Кстати, а ты знал, что раньше в Хогвартсе были предусмотрены помещения для женатых пар?

— Как это? — Северус недоверчиво смотрел на отца.

— А вот так. Эта школа так стара, что помнит времена, когда в четырнадцать девушка уже считалась старой девой. Так что тринадцатилетние молодожены никого в то время не удивляли. Но так как маги все-таки предпочитали, чтобы дети находились в те сложные времена под защитой школы, то парочки иногда тут же и женили. А вот поговорить с будущими супругами про то, что происходит в спальнях… Хм, а с тобой не рановато на такие темы говорить?

— После того, как в вашем мире меня скрестили с Люциусом и Мерлин знает с кем еще, моя психика не пострадает, если ты мне все же расскажешь, — Северус сел ближе к Дину и подпер подбородок рукой. — Во всяком случае, мои практически одногодки были разного пола.

— А когда у тебя день рожденья?

— Ты бы еще догадался сейчас спросить, как меня зовут, — фыркнул Северус. — В документах на усыновление это должно быть отражено. А, понятно, ты не читал. Дин, ты вообще хоть что-то читаешь?

— Иногда. Не отвлекай меня. Когда у тебя день рожденья?

— Девятого января.

— Это уже скоро.

— Не отвлекайся, что там с Рослин, эм… я хотел сказать, что там с монахом?

— Так вот, Рослин была высококлассной куртизанкой, и у нее был договор с Хогвартсом. Она просвещала такие молодые пары насчет постельного этикета. В общем, что, куда, зачем, и как сделать так, чтобы и девушке не больно, и тебе приятно. Эх, вот бы она меня просветила, — Дин закатил глаза.

— А где конкретно этот портрет висит? — Северус придвинулся еще ближе и смотрел на Дина, невинно хлопая ресницами.

— На втором этаже, недалеко от той гаргульи, которая директора охраняет. Прямо напротив ниши, куда ты меня втолкнул, пока за зельем бегал, — мечтательно произнес Дин. — Стой, а тебе зачем?

— Ну как же, а получить консультации по постельному этикету? — Северус со смехом увернулся от подушки, которую запустил в него Дин. — С монахом-то что произошло?

— Это толстое привидение вылетело прямо из стены. Представляешь, я разговариваю с Рослин, а на меня прет призрак. Наверное, он хотел что-то сказать, и я помню, ты меня предупреждал про местных привидений, но у меня рефлекс. Видишь призрака — бей железом, ну или солью сыпь. И у Сэма рефлекс! И я помню, что его ты тоже предупреждал. В общем, там какой-то меч на стене висел, ржавый. Но железо — оно и есть железо, а Сэм солью круг очертил, на автомате. Кто ж знал, что, когда я призрак мечом развею, он прямо в круг попадет, а Сэм его в этот момент закончит?

— А вытащить вы его сами не могли?

— Да как-то даже не сообразили, — в голосе Дина звучало искреннее раскаянье.

— Нет, ты мне лучше скажи, что мне врать, когда меня в следующий раз начнут пытать про то, а что моим ненормальным родичам сделало самое безобидное привидение Хогвартса, что они его в ловушку загнали и бросили там? — Северус закатил глаза. — Я из-за вас просто звездой становлюсь. То меня к стене девушки прижимают и буквально пытают насчет вас. А когда к директору примчались старосты, причем все шестеро, то просто за шкирку вытащили из кабинета, несмотря на то, что профессор Дамблдор меня еще не отпустил. И знаешь, что все от меня хотели? Чтобы я расколдовал Толстого монаха и выпустил несчастного призрака на свободу.

— А ты? Кстати, как ты отнесся к тому, что «за шкирку»?

— Нормально отнесся. Они не были настроены агрессивно, просто растеряны. Я же чувствую, ты забыл? Сейчас уже хуже, только, если сам захочу, я уже умею частично экранироваться. Только вот я очень долго понять не мог, что же всем от меня нужно. Представляешь, вокруг вашего круга столпилось, наверное, полшколы, все шепчутся и смотрят на меня так, словно это я какое-то жуткое проклятье наложил. А я стою и глазами хлопаю. Потому что нет никакого проклятья. И тут Пивз подлетает…

— Кто такой Пивз?

— Полтергейст. Противный гад. Но вот он ко мне подлетает и такой давай шептать: «Слышь, Снейп, ты своему папаше скажи, что я тебя в жизни не тронул, ладно? Скажешь?» Вот тут я и понял, кто такое жуткое заклятье на бедного монаха наложил. Подошел, и пальцем черточку провел, еле заметную. Монаху хватило, чтобы выскользнуть. Кстати, вы бы зашли в то крыло еще раз. Круг убрали бы.

— Да, святой ежик, подмести никто не может что ли?

— В том-то и дело, что не может. Там даже профессор Дамблдор стоял полчаса, все никак не мог понять, что же держало несчастного монаха в круге. Я слышал, что он шептал что-то про то, что нужно обязательно выяснить, где вы учились.

— Очешуеть, — потрясенно проговорил Дин.

Зашедший в комнату Сэм застал брата в непривычном для него задумчивом виде.

— Кто-нибудь мне объяснит, зачем меня заставили собрать всю соль из коридора чуть дальше входа в кабинет директора и забрать ее с собой? — Дин переглянулся с Северусом и просто сложился пополам от гомерического хохота.

Северус быстро пересказал Сэму историю несчастного монаха. Сэм сел на стул с открытым ртом.

— Ничего не понимаю, — наконец сумел выговорить младший Винчестер. — Это была просто соль, обычная соль.

— Сэм, может, мы и умеем избавляться от демонов, но никто никогда не знал, что можно загнать в ловушку призраков, причем обычной солью. Может, просто не задавались целью, я не знаю. Поэтому никому, даже профессору Дамблдору, не могло прийти в голову, что здесь нет какого-нибудь мощного, да еще и неопределяемого заклятья.

— Очешуеть, — пробормотал Сэм.

— Сэм, какая у тебя палочка? — Северус заставил Сэма встрепенуться и вернуться в окружающую действительность.

— Тринадцать дюймов, ясень и волос единорога, — Сэм аккуратно положил палочку на стол.

— Нет, это несправедливо, почему твоя длиннее? — Дин с любопытством склонился над палочкой.

— Потому что, — Сэм поднял палочку. — Нужно попробовать заклинания, которые выучили.

— Да, я тебя ждал, — кивнул Дин. — Что хотел директор?

— Дин, ты не поверишь, — Сэм посмотрел на брата с таким удивлением, что Дин начал оглядывать себя на предмет непорядка в одежде. — Знаешь, что придумал Принц?

— Что?

— Этот козел придумал… Дин, прочувствуй это… Он придумал договориться с оборотнем. Чтобы тот навестил нас в полнолуние.

— Оборотень? — Дин нахмурился. — Простой, обычный, настоящий оборотень, не перевертыш, а просто оборотень, да еще и в полнолуние?

— Да, Дин. Есть такой крендель, зовут Фенрир Грейбек, еще его называют Сивый. Вот он сюда и заявится.

— Не, ну сюда нельзя, Сэм, никак нельзя. Это же кровь оттирать. Сэм, так не бывает. Обычный оборотень? Мы в сказку попали?

— Практически, Дин. И это не просто оборотень. Это оборотень полностью уверенный в своей крутизне и неуязвимости. Ты представляешь, здесь на них никто не охотится. Вот они и оборзели в крайней степени. О, а еще здесь есть такая фигня как права оборотней, представляешь?

— Что вы про оборотней говорите? — напряженно спросил Северус.

— Это правда, что здесь оборотни, как у нас сексменьшинства, которых все всегда угнетают, но на которых на самом деле всем давно плевать?

— Ну, некоторые думают, что оборотни не виноваты, что такие. Профессор Дамблдор, например. Хотя, если взять того же Сивого… Я читал в «Вестнике зельевара», что Белби вроде изобрел антиликантропное зелье, которое помогает сохранить оборотню человеческий разум. Не знаю, по-моему, у Сивого нет разума, что там сохранять-то? Но он очень опасен.

Винчестеры переглянулись и засмеялись.

— Сев, оборотень. Это обычный охамевший оборотень, — Дин потянулся. — Сказка. Когда у нас полнолуние?

— Через два дня, двадцать первого — первый день.

— Чудненько. А не поохотиться ли нам, Сэм?

— Я тоже так думаю. Сев, пойдем, потренируемся в заклятьях.

— Дин, между прочим, давно обещал меня в тир пустить, а учитывая наличие невдалеке Сивого…

— Сэм, Сев прав, — Дин положил палочку на стол. Он все еще не воспринимал ее как оружие. — Пошли. Будем учить тебя стрелять, а потом ты будешь учить меня Сектумсемпре, договорились?

— Конечно, — Северус замялся. — Я вам еще кое-что хочу показать.

— Давай, показывай, — Дин сел на краешек стола и скрестил руки на груди.

— У меня сегодня, наконец-то, получилось, — Северус прикрыл глаза. — Экспекто патронум.

Из палочки вырвалась юркая серебристая белка и закружилась по комнате.

— Круто, — Сэм протянул руки, словно хотел дотронуться до этого серебристого чуда. — Хотя я тебя немного другим представлял, — он улыбнулся и посмотрел на Дина, который как завороженный смотрел на защитника, не отвлекаясь даже на подколку брата.

Глава 17

Винчестеры долго думали, брать с собой Северуса на охоту или оставить дома.

В конце концов решили оставить. Черт его знает, этого оборотня. Вполне может быть, любящий дедуля заплатил или еще как-то отблагодарил Сивого, чтобы тот добрался до Сева. То, что с самим оборотнем они справятся, братья даже не сомневались, но тот мог напоследок укусить Сева, а настоящего лекарства от этой заразы, увы, не было. Поэтому Северуса было решено оставить дома, чем последний был крайне недоволен. Весь вечер перед началом охоты Северус бурчал что-то неразборчивое и все же умудрился настоять на выдаче ему револьвера с заряженными серебром пулями — на всякий случай.

За два часа до полуночи Винчестеры вышли из дома. Они справедливо решили, что искать оборотня по всему лесу неблагодарное дело, потому что он нацелен или на кого-то из них, или на Северуса, поэтому ломанется прямо к бункеру. Оборотни же последние мозги теряют при обращении.

Слишком близко к ребенку подпускать зверя не хотелось, поэтому братья разошлись в разные стороны, чтобы не пропустить появление предмета их охоты.

Северусу не спалось. Луна на небе была яркая, а ночь — звездная и холодная. Северус решил выйти и постоять перед дверью. Недолго, и чтобы всегда была возможность быстро заскочить и захлопнуть за собой массивную железную дверь.

Даже в зимней мантии, — а Чарли снабдила его всевозможными вариантами, включая парадные и «на вырост», — становилось холодно. Северус дыхнул открытым ртом и полюбовался паром, который в свете, идущем из приоткрытой двери, казался серебристым. Он уже собрался заходить домой, как его внимание привлекли женские голоса, раздавшиеся неподалеку.

— Блэк, куда ты собралась?

— Не твое дело, Дэвис!

— Это стало моим делом, когда ты вышла из замка после отбоя!

— Так беги, пожалуйся кому-нибудь. В свете последних событий это стало модно.

— Андромеда, да послушай же, — девушки выбежали на тропинку, которую уже протоптали студенты мимо бункера, которая уходила дальше в лес. Северус без труда узнал в невысокой, очень стройной кареглазой блондинке Пандору Дэвис — старосту Равенкло, а в шатенке, которая была повыше Пандоры, но ненамного, — Андромеду Блэк со своего факультета. Обе учились на седьмом курсе. — Я всегда неплохо к тебе относилась, даже невзирая на то, что ты Блэк. И я вижу, что между тобой и Тедди Тонксом разгорается симпатия и что ты ее не отвергаешь. Ну, послушай, ну куда ты идешь? В лесу и в простую ночь опасно, а уж в полнолуние… — Пандора схватила девушку за рукав мантии, пытаясь ее остановить.

— Да отцепись ты, — Андромеда попыталась выдернуть руку. — Пандора, ну пойми, мне очень нужно. Именно в это полнолуние нужно найти волос единорога, который зацепился за осину. Это важно. Для меня важно.

— Зачем тебе такие трудности?

— Для зелья.

— Да какое зелье нуждается в таком подробном соблюдении инструкций? — Северус был вполне согласен с Пандорой, и даже кивнул, когда это услышал.

— Фамильный рецепт, — Андромеда вздохнула. — Я не смогу просто противостоять своей семье, мне не хватит мужества, но и оставаться с ними я тоже уже не могу. Как оказалось, я вполне могу завидовать, например, Сириусу, который совершил хоть и глупый, но отчаянный поступок. Мне нравится Тедди. Я не могу сказать, что влюблена в него, но он мне нравится. Ты вообще представляешь, какой вой поднимется, если узнают, что я с ним встречаюсь? Но это ладно, это можно стерпеть, но, повторюсь, ты не знаешь мою семейку, они вполне способны что-нибудь мне подмешать в утренний чай, чтобы я безропотно выскочила замуж за того, на кого мне укажут пальчиком. Я хочу подстраховаться, понимаешь?

— Андромеда, но тащиться в лес все равно не выход, — Пандора в отчаянии цеплялась за рукав мантии Блэк. — Мерлин, ну Снейпа попроси, он хоть и сопливый еще, но вполне сможет тебе что-нибудь намешать, чтобы подстраховать от других зелий.

— Он не будет мне помогать! Он ясно дал понять, что в гробу видел Слизерин, а одному из семьи Блэк этот маленький паршивец может дать разве что в глаз. Это же уму непостижимо, чему его учат его отец и этот здоровый дядя.

— Откуда ты это знаешь? Ты же не спрашивала.

— Его дядя угрожал Люциусу. Абраксас рвал и метал, он даже попытался поговорить с этим Сэмом, и знаешь что?

— Откуда?

— Я видела. Это было в тот день, когда они зачем-то Толстого монаха загнали в ловушку и заперли его там. Абраксас набросился на Сэма с обвинениями, а тот только равнодушно плечами пожал и сказал: «Вам я повторю то же, что сказал вашему сыну. Если он еще раз поднимет руку на моего племянника, я ему не завидую. А на вашем месте я бы не скандалил со мной, а с сыночком провел воспитательную беседу на тему „Нельзя в незнакомых людей пытаться кидать заклятья, даже не зная, на что эти люди способны“. Если у вас все, отойдите, вы мешаете мне пройти. Если нет… А вы любите Охоту?» — это было таким тоном сказано, что даже мне стало не по себе. Абраксас только головой покачал, а Сэм продолжил: «А ведь я могу и настоять на ней». И он просто отодвинул Абраксаса и пошел по своим делам. Ему было абсолютно наплевать на то, кто такой Абраксас и на что он способен. Когда он говорил, у него такой голос был…

— Но ты же не его дядю и не отца будешь просить, а самого Северуса.

— Нет, — Андромеде удалось выдернуть руку, и она быстро пошла по тропинке.

Тут только до Северуса дошло, что где-то там в темноте бродит Сивый, а девушки собираются идти прямо оборотню в пасть.

— Эй, подождите, — крикнул он, выходя на свет, чтобы они его заметили.

Девушки вздрогнули и обернулись.

— Снейп? — слабым голосом спросила Андромеда.

— Да, Блэк. Только Снейп-Винчестер, если быть точным. Я случайно вас услышал, действительно случайно. Вы громко кричите. Я бы очень не советовал вам туда ходить, — он махнул рукой в сторону леса. — Сегодня там Грейбек бегает, я это точно знаю.

Андромеда, закусив губу посмотрела в чащу. С Грейбеком встречаться не хотелось.

— Что же делать? — прошептала она.

— Слушай, Блэк… Мерлин, вы не могли бы поближе подойти, а то я что-то нервничаю, — Северус почувствовал, как по спине пробегает холодок, а волосы на затылке становятся дыбом. — Давайте вообще в дом зайдем, отец с дядей на охоте, если они вас так нервируют. Ты напишешь рецепт того, что варить собралась, а я посмотрю, смогу ли что-нибудь сделать, ладно?

Ощущение опасности усилилось, теперь его почувствовали и девушки. Нервно оглядываясь, они застыли на месте.

— Идите сюда, скорее, — поторопил Северус. И тут он совершил очень большую ошибку: он шагнул девушкам навстречу, оставив приоткрытую дверь без присмотра.

Был ли это порыв ветра или что-то еще, но дверь с легким скрипом захлопнулась у Северуса за спиной. Мальчик в панике оглянулся. Пространство вокруг освещалось только тусклыми Люмосами перепуганных девушек. Северус попятился и прижался спиной к двери. И тут совсем близко раздался вой оборотня.

Пандора отпустила рукав мантии Андромеды, и девушки, крепко зажав в руках палочки, принялись осматриваться.

— Северус, иди сюда, живо! — смертельная опасность отбросила всю шелуху, которая наросла на них со времен их детства, когда их учили поступать как правильно, как принято, как нужно. Обе были из чистокровных семей с древней историей, только Дэвисы не были столь же непримиримы, как Блэки. Но сейчас в опасности были не только они, в опасности находился младшекурсник, совсем еще ребенок, и ни одна из них не смогла бы вот так запросто его бросить перед оборотнем.

Северус быстро принял правила игры. Втроем действительно защищаться куда лучше.

Пистолет, естественно, остался дома. Если бы он взял его, дверь бы точно не захлопнулась, Северус был просто в этом уверен.

Подумав, он спрятал палочку и вытащил нож. При встрече с оборотнем палочкой он мало что сможет сделать, а вот нож с серебряным покрытием…

Девушки покосились на него, но ничего не сказали про его выбор оружия. Может быть, старшекурсницы вообще думали, что он ничем им помочь не сможет.

Оборотень выскочил неожиданно. Сумевшие сосредоточиться девушки послали в него обездвиживающее заклятье, следуя принципам, которым их учили. Сивый мало обратил внимания на попавшие в него лучи. Они его только слегка затормозили, но этого хватило Северусу, чтобы замахнуться и полоснуть оборотня по передней лапе. Брызнула кровь, а рана словно задымилась. Как же он взвыл.

Совершенно переставшая себя контролировать от боли тварь просто расшвыряла их. Две стройные девушки и один мальчишка полетели в разные стороны, а оборотень, капая на землю слюной, развернулся, выбирая себе первую жертву.

Сэм еще раз огляделся по сторонам. Оборотень не спешил на встречу с охотниками. Они с Дином уже несколько часов бродили вокруг их бункера, и никаких признаков зверя. Сэм уже начал замерзать. Возможно, тварь решила, что переться к ним в первый же день полнолуния невежливо? Во всяком случае, пора было возвращаться. Если оборотень все же будет намерен к ним заглянуть, то постучится.

Он уже повернул в сторону дома, как в той стороне раздался дикий вой и женский визг.

Сэм рванулся к дому, на ходу взводя револьвер.

Дин пришел к тем же выводам, что и брат, и примерно в то же время. Он уже шел к дому, когда шум, погнавший Сэма в том же направлении, заставил его перейти на бег, подействовав не хуже кнута на лошадь. К полянке, на которой стоял бункер, они подбежали одновременно.

Первое, что бросилось им в глаза — Северус, который кувырком катился по холодной земле. Девушек Винчестеры сначала даже не заметили.

Тварь перестала кружиться и застыла. Дин с Сэмом одновременно подняли руки с револьверами, но тварь кинулась не к Северусу, а в ту сторону, где стоял Дин. И тут только братья заметили, что Северус не один. Когда они бежали сюда, то как-то не обратили внимания на то, что крик был именно женским.

Пандора с распахнутыми от ужаса глазами смотрела на несущуюся прямо на нее тварь. Внезапно какая-то сила подняла ее в воздух, вздернув за руку, и через мгновение она оказалась прижата к крепкой мужской груди, затянутой в куртку из толстой кожи.

Выше она взгляд не поднимала, замерев от страха.

Андромеда, видя, как оборотень бросился к Пандоре, попыталась прийти к ней на помощь и даже вскочила на ноги, но тут же почувствовала, что ее крепко прижимают к мощному мужскому телу, теплая ладонь мягко легла на лицо, закрывая рот, а низкий мужской голос ворвался прямо в мозг, когда мужчина наклонился к ее уху и прошептал: «Не мешай».

У Дина было секунд восемь, чтобы схватить девчонку и выстрелить.

На самом деле это было много. Прижав к себе хрупкое тело, он поднял руку, тщательно прицелился и выстрелил.

Визг оборотня ворвался в мозг, когда удар попавшей в грудь пули отшвырнул его в сторону. Не отпуская девушку, которая закрыла уши обеими руками, не обращая внимания на то, что в одной руке она все еще зажимала палочку и эта палочка сильно мешала Дину, он подошел к скулящему, но еще не мертвому волку и снова выстрелил, на этот раз прямо в сердце.

Сразу после этого Сэм отпустил Андромеду и бросился к Северусу. Девушка покачнулась, лишившись опоры, и с каким-то изумлением смотрела на своего спасителя, в котором узнала Сэма Винчестера еще до того, как разглядела его в свете луны.

— С тобой все в порядке? — Сэм быстро проинспектировал мальчика на предмет повреждений. — Он не укусил тебя?

— Нет, просто отшвырнул, — Северус с трудом поднялся на ноги. — Голова болит.

— Как ты вообще оказался на улице, зная, что здесь этот урод шатается?! — Дин не смог оторвать от себя вцепившуюся в его куртку Пандору, которая находилась в легкой прострации, и подошел к сыну, придерживая девушку за талию.

— Я услышал девчонок и позвал их домой. Но дверь захлопнулась, а ключ есть только у Сэма.

Дин раздраженно сунул револьвер в кобуру.

— Ладно, с этим потом разберемся. Сэм, открывай уже дверь. Думаю, девчонок нужно все-таки у нас пока оставить. Немного в чувство привести, а то они сейчас в обморок свалятся. А еще лучше, Сэм, отдай ключ Севу и займись второй, что-то мне ее поведение не нравится.

Сэм передал Северусу коробочку с ключом и едва успел подхватить Андромеду, обняв ее за талию, потому что та начала оседать на землю. Откат от встречи с настоящим оборотнем пришел внезапно и сравнялся по действию с ударом по голове.

Андромеду затрясло так, что Сэм выругался сквозь зубы и прижал девушку к себе еще крепче.

Северус быстро справился с замком и первым вбежал в бункер. Проблемой стала транспортировка девушек вниз. Если по ровной земле они еще шли, то вот по лестнице… Винчестеры переглянулись и с лицами мучеников подхватили девушек на руки и спустились со своей довольно легкой и, что уж говорить, приятной ношей на руках.

— Зашибись, — сказал их ребенок, глядя, как братья осторожно спускаются по лестнице. — Их можно поздравить? — добавил он деловито.

— Сев, — Дин аккуратно положил Пандору на диван, даже не посмотрев, кого он спас и на руках таскал, и закатил глаза. — Займись ими, ладно? Зелья налей, чаю, что там еще нужно, а мы телом займемся.

— Вам помочь? — Северус тщательно очистил нож от крови оборотня и снова сунул в ножны.

— Нет, девчонками занимайся. У нас есть одна идея, нужно ее обдумать, — Сэм сгрузил Андромеду на другой диван и перевел взгляд на ее лицо, сразу же наткнувшись на напряженный взгляд карих глаз. — О как, вы в порядке? — девушка кивнула, а потом замотала головой. — Ничего, сейчас Северус вам что-нибудь для успокоения нервов даст.

Он поднялся, а Андромеда сделала жест, словно хотела удержать, но, закусив губу, вовремя остановилась.

Сэм с Дином вышли на улицу.

— Ну что, просто закопаем, или сюрприз дедуле устроим?

— Сюрприз, — мрачно ответил Дин. — Это же надо додуматься, собственного внука! Ладно мы ему в кашу плюнули, но пацана-то за что? Козел. Он же целенаправленно за Севом шел. Если бы его эти девчонки не отвлекли…

— Где сов возьмем?

— В Хогвартсе, Северус сказал, что Альбус разрешил нам ими пользоваться, если нужно.

Братья переглянулись и мрачно усмехнулись. Подарочек они готовили тот еще. Приняв решение, они подошли к мертвому оборотню, уже принявшему человеческий облик.

Винчестеров не было около двух часов. За это время практически рассвело. Андромеда задумчиво пила чай, время от времени бросая взгляды на Северуса. Зелья у мальчика были очень хорошие, а сейчас, когда ингредиенты были более доступны, аптечка Винчестеров постоянно пополнялась.

— Северус… — к мальчику обратилась Пандора, сидевшая с ногами в кресле, и осеклась. Спрашивать у ребенка, почему его отец не женат, это прямо объявить, что он произвел на нее просто убийственное впечатление. — А почему твой отец использовал маггловское оружие? — выкрутилась она.

— Потому что так быстрее и проще, — пожал плечами Сев. Он был не слепой и прекрасно видел, что девушки то и дело бросают взгляды на дверь — ждут возвращения хозяев дома. — Рецепт мне напиши, я посмотрю, — он придвинул Андромеде пергамент и перо.

Андромеда кивнула и принялась записывать. Она еще не закончила, когда дверь скрипнула и на лестнице появились Винчестеры.

Пандора резко встала и шагнула навстречу Дину, не сводя взгляда с его лица. А Дин впервые смог как следует ее рассмотреть. Девушка ожидала чего угодно, но только не того, что Дин Винчестер отшатнется от нее, как от прокаженной, широко распахнув глаза и шепча:

— Господи, боже мой, это невозможно, невозможно! Джо!

А еще через три часа три совы принесли в поместье Принцев небольшую посылку. Проверив ее на чары и ничего не обнаружив, мистер Принц вскрыл коробку, чтобы тут же отскочить от стола, с ужасом глядя в открытые глаза Грейбека. Мертвые глаза, смотрящие с головы, которая была красиво упакована в подарочную коробку. К посылке прилагалась записка:

Подумай над тем, что ты делаешь.

Подписи не было. Да она была и не нужна. Мистер Принц прекрасно знал, кто ее ему отправил.

Глава 18

Дину снова снился этот сон. Снова был всполох пламени после мощного взрыва, снова и снова он вкладывал в тонкие окровавленные пальцы взрыватель. Их первый поцелуй, он же последний. И он уходит, уходит, оставляя ее, позволяя ей умереть.

— Дин, проснись, — узкая ладонь Северуса легла на лоб, прогоняя остатки сна. Он поморгал, глядя на мальчика, одетого в школьную мантию. — У тебя кошмар.

— Да, Сев, я знаю, — он увидел за спиной сына белокурую головку и вздрогнул.

— Мистер Винчестер, я хотела вас поблагодарить за наше спасение, — Дин присмотрелся внимательнее. Нет, это не Джо. Джо была немного старше, глаза были чуть темнее, а выражение лица чуть упрямее. И Джо никогда не назвала бы его «мистер Винчестер».

— Пап, это Пандора Дэвис. Ты вчера так быстро сбежал, что она тебе не смогла представиться и поблагодарить, — Северус смотрел на него с тревогой.

Дин провел рукой по коротким волосам и встал. Да он просто сбежал, когда увидел ее, упал в кресло в гостиной, как они сейчас называли читальный зал, и уснул, чтобы погрузиться в этот кошмар.

— Извините, Пандора, я вчера устал, перенервничал, — голос звучал глухо. — С вами все в порядке? — он не узнавал самого себя. Он никогда не говорил так с девушками.

— Да, все хорошо, еще раз спасибо вам.

— Да, спасибо, — он повернулся и улыбнулся хорошенькой шатенке, которая стояла чуть поодаль. — Извините, мистер Винчестер, но нам нужно идти, скоро начнется первый урок.

— Да, Сэм накормил нас завтраком, так что нам действительно пора бежать, — кивнул Северус. — С тобой точно все в порядке?

— Да, Сев, — Северус снова положил руку ему на лоб, проверяя, нет ли жара. — Просто это было… неважно, — он махнул рукой.

— Я скоро приду, — принял решение Северус. — С истории магии уйду, профессор Биннс меня отпустит, меня после вашей развлекухи все призраки боятся, а кроме него сегодня чары и зельеварение. С зелий тоже можно уйти. Тем более что работу я сдал еще на прошлом занятии. Так что я скоро приду.

Когда Дин банально сбежал, даже не познакомившись со спасенными девушками, Северус вытащил Сэма из огромного холла, дальше которого мальчик девушек не пустил, несмотря на недоуменный взгляд Сэма, который не ожидал, что они наткнутся на всю эту компанию прямо на входе.

— Что с ним?

— Потрясение, — Сэм нахмурился. — Я тоже в первые секунды в ступор впал, думал, призрак увидел. Какое поразительное сходство.

— Что тогда произошло, Сэм? — Северус, чтобы как-то оправдать их отсутствие перед девушками, принялся заваривать чай и доставать печенюшки, раскладывая по тарелкам и расставляя на подносе. — Это большая тайна? Если нет, расскажи, хоть кратко, пожалуйста. Мне нужно знать, понимаешь? Я знаю только, что Джо погибла в огне. У Дина однажды был кошмар, который разбудил меня.

— Нет, Сев, она не погибла в огне. Скорее всего, не в огне. Просто Дин… Ладно, я тебе расскажу, чтобы ты понял, — Сэм не хотел вспоминать тот день. Он вообще не хотел вспоминать ничего из их прошлой жизни. Но эта гребаная жизнь никак не хотела их полностью отпустить. — Мы хотели… Это была очередная стычка со стариной Люци. На нас напали адские гончие. Джо была смертельно ранена. Она умирала, понимаешь? Как-то ей помочь было невозможно, не в той ситуации. И тогда она предложила план: мы делаем мощную взрывчатку и открываем дверь, чтобы в то помещение, где мы спрятались, ворвались эти исчадия ада, а она взрывает себя вместе с ними, тем самым давая нам фору.

— Она взорвалась?

— Я не знаю, Сев, — Сэм печально покачал головой. — Судя по ее состоянию, она уже должна была быть мертва, когда гончие ворвались к ней. С ней осталась ее мать Элен. Подозреваю, что именно она активировала бомбу.

— Но ведь вы не виноваты, Сэм, — Северус быстро плеснул и себе чаю. Это было как-то слишком. Все-таки здесь было гораздо более спокойно, чем там, откуда пришли Винчестеры, сейчас Северус это отчетливо понимал.

— Я знаю, Сев, — Сэм провел руками по лицу. — Теперь я точно это знаю. Но Дин… Я думаю, что он ее все-таки любил, хоть и никогда в этом не признавался. Джо-то точно была к нему неравнодушна. Он винит себя в ее смерти, и никто, даже сама Джо, не может его переубедить.

— Сама Джо? — непонимающе переспросил Северус.

— Ее призрак. Это очень странная история, и я не думаю, что Дин захочет ее вспоминать. Самое странное, что Дин практически не винит себя в смерти Элен, он считает, что та сделала свой выбор. Плохой, жуткий, но свой. Он никак не может понять, что и Джо сделала свой выбор самостоятельно. Никак не может ее отпустить.

— Пошли к девчонкам, — наконец, отмер Северус. — Ты возьмешь поднос? Я его не донесу.

— Конечно. Вы спать не хотите?

— Не-а, я столько в них и в себя разных зелий влил, чтобы очухаться, что спать еще сутки не будем, точно. А сейчас еще и Дэвис успокаивать. Даже не представляю, что она себе навоображает.

— Да, а почему вы сидите под дверью? — спросил Сэм, поднимая поднос.

— Я не потащу чужих людей в свой дом, — насупился Северус. — Тем более что одна из них Блэк, которая учится в Слизерине. Что-то не нравится? Так их никто не держит. Замок недалеко, они уже совершеннолетние, и оборотень уже не страшен.

— Сев, — Сэм удивленно посмотрел на мальчика. С такой стороны он его еще не знал. — Это как-то не совсем правильно…

— Нормально. Они не жалуются. Тем более Блэк знает мое отношение.

Сэм только покачал головой, но спорить не стал. В каких-то вещах Северус был просто не прошибаем. Если уж упрется, то его ничем сдвинуть с этого места невозможно. И сейчас он пытается защитить их странное семейство от любопытных глаз. Возможно, если эта реинкарнация Джо была здесь одна, то Сев пустил бы ее в гостиную. Возможно, и то не факт. Но наличие в кресле в холле симпатичной шатенки убивало все зачатки невеликого гостеприимства, которыми был наделен Северус.

Девушки сидели рядом на диванчике. Андромеда гладила Пандору по волосам, пытаясь успокоить старосту Равенкло.

— Он меня обвиняет в том, что Северус остался на улице, когда Грейбек напал, — всхлипывая, проговорила Пандора.

— Я так не думаю, Дэвис, — Андромеда беспомощно посмотрела на вошедших Снейпа и Сэма. И сразу же опустила глаза.

Она все же была Блэк, а Блэки всегда уважают силу. Еще в тот момент, когда этот высокий мужчина прошел мимо Абраксаса, как мимо тумбочки, только обогнул, чтобы не удариться, она ощутила непонятный ей самой трепет. Когда же он прижал ее к себе, сильно, крепко, чтобы она не вырывалась и не издала ни звука, способного отвлечь оборотня и помешать Дину, Андромеда испытала… Она сама плохо понимала, что она испытала. Несмотря на бешеный темперамент Блэков, Менди была все еще молоденькой неискушенной девушкой, чтобы до конца разобраться в той буре различных эмоций, которые просто захлестывали ее при виде Сэма Винчестера. И она прекрасно отдавала себе отчет, что Сэму все ее эмоции безразличны. Именно потому, что она была молоденькой неопытной девушкой.

Сэм дураком никогда не был. Он прекрасно видел, что симпатичная шатенка старалась на него не смотреть, а когда думала, что он не видит, бросала такие взгляды, что Сэму становилось жарко. И он совершенно не представлял себе, что ему делать с этой девичей легкой влюбленностью, которая, как он думал, возникла в ответ на спасение от оборотня.

— Блэк, ты закончила? — Северус протянул руку, чтобы забрать пергамент.

Андромеда отдала ему пергамент с рецептом. И взяла чашку с чаем, чтобы чем-то занять руки.

— Девушки, мы не были представлены друг другу, — Сэм решил немного разрядить обстановку. — Сэм Винчестер, моего не слишком адекватного брата зовут Дин, — он вопросительно посмотрел на своих вынужденных гостей.

— Андромеда Блэк, — Андромеда, видя, что от Пандоры толку мало, решила говорить за них обеих. — Пандора Дэвис, — она кивнула на блондинку, которая уже перестала всхлипывать и не сводила с Сэма напряженного взгляда.

— Мистер Винчестер, я понимаю, мы здесь оказались случайно, вы нас не звали, и именно из-за нас Северус оказался в опасности вне стен дома. Но это же ужасное стечение обстоятельств, мы же не виноваты, что…

— Стоп, успокойтесь, Пандора, вас никто ни в чем не обвиняет, — Сэм поднял руки.

— Но ваш брат…

— Мой брат просто излишне эмоционален. Вы похожи на нашу давнюю знакомую. Но ее здесь точно не могло бы оказаться, поэтому Дин слегка переволновался. Плюс его волнение за Сева, вот и результат. Не беспокойтесь, он придет в себя и прояснит ситуацию.

Дальше шел ничего не значащий треп, прерываемый длительными паузами. Все с нетерпением ждали рассвет. Девушки — чтобы уйти и уже в школе, в привычной обстановке, разобраться с тем, что творится у них внутри. Сэм — чтобы они уже, наконец, убрались и можно было сходить в душ и завалиться спать.

Северус на возникшее напряжение внимания не обращал, ему было абсолютно все равно, что думают девушки. Сейчас, когда он умел экранироваться от чувств и эмоций окружающих, жить стало гораздо легче и приятнее. Он тщательно изучал рецепт, с трудом продираясь через слишком заковыристые условия.

— Блэк, я знал, что вы психи, но даже представить не мог, чтобы настолько, — Сев посмотрел на Андромеду. — Вы зачем столько наворотили? Вот, например, три унции зверобоя, собранного в ночь летнего солнцестояния. А ничего, что в день летнего солнцестояния зверобой не цветет в полной мере? Вы не любите легких путей? Зверобой не магическое растение, вообще никак. Его без разницы, когда собирать, лишь бы растение достигло своей максимальной зрелости и не начало перерастать. Я попробую разобрать, что вы тут наворотили. Очень может быть, что на самом деле зелье не сложнее Перечного. О, время. Пора идти, если на завтрак хотите успеть.

— Ну, завтраком-то я сумею вас накормить, — Сэм поднялся. Сильно хотелось потянуться, чтобы размять немного затекшие мышцы, но под пристальным взглядом карих глаз делать это резко расхотелось. — Яичница с беконом подойдет?

— А у вас нет эльфов? — шепотом спросила Андромеда, когда Сэм вышел.

— Блэк, а ты не видишь, что нет? Я полночи перед вами ношусь, а ты только сейчас это заметила? — Северус комплексами Сэма не страдал, поэтому встал, потянулся и сделал несколько энергичных движений руками, чтобы прогнать сонливость, которая все-таки накатывала на него.

Они быстро поели и уже хотели уходить, когда из соседнего помещения раздался слабый стон. Северус переглянулся с Сэмом и метнулся к Дину, которому явно снился кошмар. Почему он не дошел до спальни, это был уже второй вопрос.

По дороге в замок Пандора долго молчала, потом все-таки решилась спросить:

— Северус, а кого я напомнила твоему отцу?

— Ох, Дэвис, лучше бы ты на кого-то другого была похожа, — Северус вздохнул. — Не спрашивай, ладно. Тебе от этого легче точно не станет.

— Почему? — Пандора все еще переживала реакцию Дина. И хотя он вроде бы простился с ними вполне нормально, но осадок остался.

— Ну что ты ко мне привязалась? — вспылил Северус.

— А ты ответь хоть один раз по-человечески, Снейп, и все от тебя разом отстанут, — Андромеде тоже было любопытно.

— Снейп-Винчестер, — поправил девушку Северус. Затем повернулся к Пандоре. — Она погибла, ясно? Погибла, чтобы дать им возможность уйти от смертельной опасности, своей гибелью задержав тварей, которые их преследовали. Теперь тебе легче, Дэвис? — он отвернулся от шокированной девушки, которая смотрела на него широко распахнутыми глазами.

До замка они дошли в молчании. В холле стоял Филч.

— Так-так, теперь что, не только Снейпу, но и всем ученикам позволено не ночевать в своих спальнях?

— Они утром к нам пришли, во время завтрака, — оборвал смотрителя все еще взвинченный Северус. — Блэк нуждалась в консультации по одному зелью, Дэвис ее сопровождала, — и он быстро прошел мимо остолбеневшего Филча.

Девушки переглянулись и, коротко кивнув, разошлись по своим гостиным.

А в бункере бушевала буря. Когда Северус с девушками ушли, Сэм повернулся и, не глядя на брата, пошел на кухню. Хотелось кофе. Дин прошел за ним.

— Сэм, — в ответ было молчание. Сэм поставил турку на огонь и пристально смотрел в нее, будто его взгляд мог ускорить варку кофе. — Сэм!

— Не ори, я тебя слышу, — спокойно ответил Сэм.

— Ты будешь обращать на меня внимание?

— А зачем, Дин? Зачем тебе мое внимание? Ты же у нас самостоятельный парень, тебя чужое мнение не волнует. А на эту тему я уже устал говорить. Сколько можно?

Кофе покрылся пенкой. Сэм снял его с огня и налил в чашку. Подул, остужая. Дин, не выдержав игнорирования, схватил Сэма за руку, кофе выплеснулся на рубашку, к счастью, уже не обжигая.

— Козёл, — бросил Сэм, сжимая губы так, что они побелели, поставил чашку на стол, схватил полотенце и принялся яростно оттирать пятно. Затем, поняв всю бесперспективность этого занятия, он снова поднял чашку и прошел в холл.

— Сэм, да что происходит? — Дин остановился перед братом, скрестив на груди руки.

Сэм аккуратно поставил чашку на столик и развернулся к Дину, повторив его позу, яростно прожигая брата взглядом. Они так стояли и смотрели друг на друга довольно долго. Кофе успел безнадежно остыть. Сэм не выдержал первым:

— Ты что творишь, мать твою? — набросился он на Дина.

— Да я просто в шоке был, когда ее рассмотрел! — Дин прекрасно понимал, что Сэм сейчас говорит не о пролитом кофе.

— И что, не мог взять себя в руки? Извиниться, сослаться на усталость и свалить на вполне законных основаниях?

— Да, не смог, и что? — Дин чувствовал себя придурком. Конечно, он не должен был так реагировать. Мало ли, кто на кого похож, а сейчас он оскорбил и, скорее всего, напугал незнакомую девчонку, которая и так была напугана оборотнем.

— Ты понимаешь, кретин, что из-за твоего неадекватного поведения я вынужден был рассказать Севу подробности гибели Джо?

— Что? — Дин растерялся. — Я думал, ты насчет девчонки…

— Да плевать я хотел на эту пигалицу. Ничего страшного с ней не случится. Может, так даже лучше, всякие романтические мысли из своей хорошенькой головки выбросит. Меня Сев беспокоит! Ты же знаешь, идиот, что он чувствует нас с тобой, как антенна, настроенная на спутник.

— А что ты вообще на меня орешь? Я переволновался, ясно? Я перепсиховал, а тут еще и девчонка.

— А я, значит, не переживал? И мне, значит, Джо была совершенно безразлична? Ну ты и козёл! Ты когда уже закроешь эту тему? Прекращай себя жалеть! Ты можешь скорбеть по ней, ты можешь вспоминать, но, твою мать, прекращай уже себя винить!

— Я не могу, Сэм. Ты же знаешь, что я не могу.

— Нет, не знаю. Думаешь, я себя не винил? Думаешь, я себя не обвинял в гибели Джессики? Она действительно погибла по моей вине. Потому что, если бы меня не было в ее жизни, ничего бы не произошло. Но, Дин, Джо была охотницей, она знала, на что идет, и это был ее выбор. Или ты позволишь именно сейчас призракам прошлого отнять у тебя настоящее и будущее? Здесь наконец-то нет всей этой хреномути с концом света. Все разборки исключительно местного масштаба. Здесь даже призраки вполне безобидны и дружелюбны, а с портретами можно крутить лямуры. Или тебе опасностей не хватает?

— Да пошел ты, козёл! — Дин вышел из своего странного состояния и почувствовал ярость. — Я в порядке, ясно! Это была реакция на усталость и стресс. И не надо в меня тыкать тем дерьмом, в котором мы искупались в свое время с головой. Я извинюсь перед Севом, да и перед этой девчонкой, пока она действительно невесть что обо мне не подумала! Вот прямо сейчас пойду и извинюсь.

— Прямо сейчас ты пойдешь в душ, а потом мы дождемся Сева и отправимся в деревню, в Хогсмид. Проверим дорогу насчет проходимости для машины и узнаем, как можно отсюда попасть в Лондон без оплаты.

— Зачем? Зачем нам именно сейчас в Лондон?

— Да затем, что нам в банк нужно, кретин! У нас жрать скоро нечего будет! Или пойдем живность в лесу отстреливать? — Сэм уже просто кипел от бешенства. Как же Дин его иногда бесил.

Дин пребывал в абсолютно таких же чувствах. Еще несколько секунд, и братья набросились бы друг на друга с кулаками.

Стук в дверь прозвучал очень вовремя. Дин, все еще находящийся на взводе, взбежал по лестнице и рывком открыл дверь.

Абраксас Малфой после весьма неприятного разговора с Сэмом имел еще более неприятный разговор с Темным Лордом, итогом которого был приказ узнать, кто эти странные соседи Хогвартса и что собой представляют. Сына, по причине молодости, разрешено было не привлекать.

Абраксас понятия не имел, с чего ему начинать это безусловное важное поручение. Добиться чего-то в самом Хогвартсе было нереально, настолько противоречивые слухи по нему ходили. Последней сплетней, на которую он наткнулся, когда прибыл в школу якобы по поручению совета попечителей, была следующая: Северус вообще не Снейп и к Принцам никакого отношения не имеет. Он сын Дина и женщины, которая погибла при загадочных обстоятельствах и на которую очень похожа староста Равенкло, настолько похожа, что Дин не смог сдержать слез и быстро ушел, когда Дэвис заявилась к нему в дом… Вот зачем она пришла — на этом мнения расходились, скорее всего, к Северусу, чтобы он ей помог зелье приготовить. Какое-какое, а то ты не знаешь, тс-с… Так вот Дин как увидел ее, так сразу сбежал в слезах, чтобы не наделать глупостей и не предложить прямо здесь на месте занять место покойной жены. И Северуса, оказывается, усыновили, а отец его нашел и перенес сюда свое жилище уже самостоятельно, разработав сложнейший ритуал, чтобы отобрать сына у Принцев и уже не расставаться.

Кто их подслушал, сам Северус так и не узнал, но каким образом из его рубленных фраз и вздохов Дэвис можно было сочинить все это, до мальчика просто не доходило. Андромеды в их доме, оказывается, вообще не было. Северус схватился за голову, когда услышал этот вариант развития событий, и принялся молиться всем известным богам, чтобы эта дичь не дошла до Винчестеров.

А вот Малфой не знал, во что верить. С Дином он как раз таки ни разу не встречался. Гораций отшатнулся, когда Абраксас спросил у него про Винчестеров, и сбежал, сославшись на кучу совершенно неотложных дел, и даже Люциус мямлил что-то невразумительное. Малфою ничего не оставалось, только пойти и попытаться как-то наладить отношения самостоятельно.

Он постучал в дверь. Она распахнулась очень быстро. На пороге стоял растрепанный и пребывающий совершенно не в прекрасном настроении мужчина. Осмотрев Малфоя с ног до головы, Дин прошипел:

— Мы ничего не покупаем, — и захлопнул дверь прямо у Абраксаса перед носом.

Малфой застыл, хлопая глазами и не понимая, что сейчас произошло. Помотав головой, он снова постучал, вытащив палочку, на всякий случай.

Дин, который развернулся и уже хотел продолжить разговор с Сэмом, услышав стук в дверь, коротко зарычал и рванул ее на себя.

— Ну что вам нужно, мистер?!

Глава 19

— Кто там? — послышался злой голос Сэма из дома.

— Понятия не имею, — ответил Дин, яростно сверля на секунду онемевшего Малфоя взглядом.

— Посылай его к чертям собачьим, мы еще не договорили.

— О да, мы точно еще не договорили. До свидания, еще раз, — и Дин просто развернулся к Абраксасу спиной и отошел от двери. Вниз он не спускался; со своего места Малфой мог разглядеть, что для того, чтобы попасть в основные помещения, необходимо либо спуститься вниз, либо подняться наверх по длинным лестницам.

Дверь Дин не закрыл — либо намеревался еще вернуться к посетителю, либо просто забыл, что более вероятно.

Все инстинкты вопили и умоляли Абраксаса уйти. Но, с другой стороны, в него вцепилось любопытство, заявляя, что именно в момент ссоры люди обычно выбалтывают необходимую и тщательно охраняемую информацию.

— Ты спустишься оттуда? — буквально прорычал Сэм.

— Чтобы ты опять завел свою шарманку, что я тебя подавляю, не даю тебе жить, постоянно принимаю за тебя решения, да, Сэмми? Может, ты уже жалеешь, что связался со мной и с Севом?

— Ах ты, скотина, да как ты можешь вообще сюда Сева приплетать?

— Что, неужели на этот раз тебя только я раздражаю? Так давай, уходи, ты же это любишь, — никто из братьев уже не помнил, с чего началась ссора. Они просто перешли на личности, припоминая друг другу все свои прошлые обиды. Сэм не ответил, он просто выхватил недавно приобретенную палочку.

— Саплента, — Дин не ожидал от Сэма, что тот примется колдовать. Он заметил луч заклятья в самый последний момент и не успел увернуться. Заклятье попало в цель, и Дин растянулся на площадке перед входом.

— Ах, ты так, значит, — палочка оказалась в руках у старшего Винчестера в тот самый миг, когда он вскакивал на ноги. Абраксаса неприятно удивило, с какой легкостью и быстротой двигались эти мужчины. — Редукто!

А вот Сэм ожидал ответ. Как бы зол он на брата ни был, Сэм все же решил, что действуя магией, они не смогут сильно навредить друг другу. Если бы братья сошлись в рукопашной, то травмы могли быть гораздо более серьезными. Из по-настоящему травмоопасных заклятий они знали только сектумсемпру. И то, Северус уже подобрал к ней контрзаклятье, так что она считалась Винчестерами условно опасной. От заклятья Сэм увернулся.

— Эспеллиармус, — Дин крепко сжал палочку и отклонился в сторону. А вот Абраксас палочку держал некрепко, поэтому даже не понял, каким образом остался совершенно безоружным.

— Хрен тебе, — Дин совершенно забыл про мужика, стоящего в проеме раскрытой двери, и отшвырнул ударившую его в затылок палочку, которую после удара рефлекторно поймал свободной рукой. — Конфундус.

Абраксас понял, что скоро в ход пойдет тяжелая артиллерия, и принялся пятиться назад. В этот момент он уже не думал про палочку. Попросит Люциуса, а тот попросит Северуса, чтобы мальчик вернул палочку, если нужно, то за вознаграждение.

Но далеко уйти Малфою не удалось. Привычка братьев все в бою делать быстро перешла и на магию. Они швыряли друг в друга заклятья с очень большой для среднестатистического волшебника скоростью. Часто заклятья отражались от Протего и попадали в предметы мебели и в стены. Северус для своего возраста действительно знал приличное число заклинаний, и не все из них были совсем уж безопасны. А братья Винчестеры всегда отличались удивительной трудоспособностью в деле изучения новых убойных приемов. В какой-то момент магическая драка, как ее назвал впоследствии Дин, вышла из-под контроля.

— Сектумсемпра! — Винчестеры выкрикнули заклинание одновременно. И одновременно очень синхронно увернулись от лучей.

Но… Но столик, стоящий за спиной у Сэма, и Абраксас Малфой, стоящий за спиной у Дина и успевший уже практически допятиться до тропинки, увернуться не смогли.

Братья замерли и мгновенно пришли в себя, услышав громкий вскрик на улице.

— О черт, мы что, кого-то зацепили? — Сэм мельком взглянул на искромсанный заклятьем стол и побежал к двери, прыгая через две ступени.

Дин уже был на улице. Недалеко от входа на земле сидел все тот же блондинистый мужчина, которого Дин видел сегодня дважды. Он же вроде послал его, или нет? Взгляд упал на полностью распахнутую дверь. Понятно, мужик терпеливо ждал, когда они проорутся и обратят на него внимание. Дождался на свою голову. Одежда на груди мужчины была располосована тремя глубокими разрезами, из которых хлестала кровь. Он пытался закрыть раны руками, но не получалось — площадь поражения была слишком велика. В холоде подступающей зимы от горячей крови шел пар.

Дин беспомощно обернулся на Сэма. Брат упал перед мужчиной на колени и принялся водить палочкой, шепча зубодробительное контрозаклятье, которое Дин пока даже не пытался учить, боясь сломать язык и вывихнуть запястье. Северус чуть не плача признался, что сделать его как-то попроще не получается, все-таки сектумсемпру он, похоже, создавал на совесть, чтоб без вариантов. После долгих экспериментов он сказал, что кровь остановить можно сильным кровеостанавливающим заклятьем, но те частички меча все равно останутся в ране и будут продолжать беспокоить всю оставшуюся жизнь. После того, как отец его успокоил, Сев очень серьезно спросил Сэма о том, кто же его так мог достать, согласно непрочитанной книге, чтобы он начал изобретать подобное? Сэм дипломатично ответил, что они уже большой угрозы для Сева не представляют, поэтому он может не заморачиваться.

Самое поганое заключалось в том, что для того, чтобы остановить кровь и извлечь все невидимые частицы, необходимо было произносить заклятье в едином ритме все то время, пока рана не зарубцуется. В зависимости от силы выпущенного заклятья это могло быть от трех раз до бесконечности. Сэму, который был подопытным кроликом, хватило четырех раз, да и бил Дин легонько. Северус тогда наотрез отказался участвовать в эксперименте. Ему становилось плохо от мысли, что кто-то из братьев мог пострадать. На что получил вполне разумный ответ: а как проверить, действует или нет? После чего ребенку напомнили, если он забыл, что они психи, и порезали Сэма.

И вот теперь Сэм водил палочкой, бормоча заклятье, а Дин с возрастающей паникой смотрел, как все больше крови выливается из разрезов и как все бледнее становится их невольная жертва.

Наконец кровотечение стало становиться все меньше и меньше, а раны принялись рубцеваться.

— Нужно в дом его занести, — Дин аккуратно просунул руки под плечи мужчины, который находился без сознания вот уже пару минут, а Сэм, спрятав палочку, ухватил его за ноги.

Северус, отсидев чары, отпросился у профессора Биннса и теперь шел в подземелье, чтобы получить разрешение уйти от профессора Слагхорна.

Возле кабинета зельеварения Северус столкнулся со старостой.

— Ты вообще собираешься появляться в гостиной? — Люциус смотрел на мальчишку, отмечая, что тот ведет себя гораздо увереннее, чем даже три недели назад.

— Зачем? — Северус остановился, неприязненно глядя на Люциуса.

— Собрания всякие, и все такое… Ты не забыл, что все еще учишься на факультете Слизерин?

— Нет, не забыл, и я исправно наполняю копилку факультета баллами. В квиддич я не играю, что еще от меня факультету нужно?

— Снейп, ты можешь хоть раз меня выслушать и не пытаться оспорить каждое мое слово?

— Снейп-Винчестер, — поправил Северус. — Я тебя слушал целый год. Целый год я тебе в рот заглядывал, думал, что вот-вот, еще немного, и староста, наконец, обратит на меня внимание и хотя бы поговорит со старостой Гриффиндора, чтобы тот повлиял на своих. И я выполнял все, что ты меня заставлял делать. Я слова поперек не сказал. И я даже не представляю, чем бы все это закончилось, если бы не моя теперешняя семья. Тебе не кажется, что слушать тебя сейчас — это моветон? Ты мне дашь пройти?

— Северус, а что же, тебя даже книги из моей библиотеки больше не интересуют?

— Ну почему же, интересуют, но у меня абсолютно нет на них времени. Мой день занят на каждую минуту. Нет, я не жалуюсь, меня это устраивает. Да дай, наконец, мне пройти!

— Мальчики, что происходит? — к ним подошел профессор Слагхорн.

— Добрый день, профессор. Я пришел попросить вас отпустить меня сегодня с урока. Задание я сдал, мне ничего доваривать не нужно.

— А какова причина, не поведаешь, Северус?

— Мой отец неважно себя чувствует, я хотел бы побыть с ним.

— Хм, ну, хорошо…

И тут к ним подбежал запыхавшийся Макнейр с третьего курса.

— Люциус, Северус, там… — он махнул рукой куда-то за спину. — У нас Уход сейчас был, — переведя дыхание, произнес Уолден. — Единорог отошел от поляны, мы пошли за ним… Там твой отец, Сев, твоего, Люциус, убивает.

— Что? — Северус побледнел и сорвался с места, переходя на бег.

Люциус практически сразу отстал от мальчика, который привык наматывать километры с утра пораньше вместе с Сэмом. Сейчас пробежки заменяла беговая дорожка. Обследовать лес как следует хотя бы на пару километров вглубь у Винчестеров пока не получалось, не хватало времени.

— Это его отцу плохо, ага, агрессивность повысилась. Конечно, Северус, посиди дома, пока папа в норму не придет, — хватаясь за сердце, пробормотал Гораций.

К дому Северус подбежал в тот момент, когда Сэм с Дином подняли Абраксаса для транспортировки в дом.

— На диван у правой лестницы положим, — пробормотал Сэм. Все-таки Малфой был довольно тяжелым.

— А может, все-таки в спальню какую-нибудь? Их же еще много незанятых стоит, — Дин с сомнением посмотрел на брата.

— Северус не любит, когда незваные гости дальше холла проходят. А ребенок и так этой ночью натерпелся. Что ж ты такой тяжелый-то? — Сэм поудобнее перехватил ноги Абраксаса.

— Вы что с ним сделали? — Северус подскочил к братьям неожиданно. Настолько неожиданно, что их руки разжались, и Абраксас упал на землю.

— Шальная сектумсемпра, — пояснил Дин. — Она мне вообще-то предназначалась, но я увернулся, а этот сзади подошел в это время.

— А почему в тебя летела сектумсемпра? — Северус нахмурился и поднял палочку. — Мобиликорпус, — тело Малфоя поднялось над землей и поплыло в дом, направляемое палочкой в руках сосредоточенного Северуса.

— Да мы немного повздорили с твоим дядей, так, слегка, — Дин переглянулся с Сэмом, тот покрутил пальцем у виска. Дин развел руками и показал замах мечом. Точно, стол был раскурочен, да и еще некоторые следы их магической драки все еще оставались в холле. — А ты почему не на уроках?

— Меня отпустили, — Северус осторожно спускался по лестнице, удерживая тело строго горизонтально.

— А кто это вообще? — догадался спросить Дин.

— Это отец старосты Сева, — ответил Сэм. — Пришел, наверное, снова поговорить.

— Да уж, поговорили.

Северус опустил тело на диван. Как и предсказывал Сэм, дальше холла Малфой не пройдет.

— Абраксас Малфой, — сказал Северус и огляделся. Долго осматривал царящий вокруг погром. — Слегка повздорили, говорите? — он подошел к подножию лестницы и поднял валяющуюся палочку. — Это чья?

— Похоже, что его, — Сэм кивнул на Малфоя. Почему-то сейчас они вместе с Дином чувствовали себя нашкодившими мальчишками, которых отчитывал охреневший от их развлечений родитель. Северус молча подошел к нему и отдал палочку Абраксаса.

Затем мальчик поднялся по лестнице, чтобы закрыть, наконец, дверь, когда к ней добежал с трудом переводивший дыхание Люциус.

— Что с моим отцом? Где он? — Северус посторонился, давая Люциусу пройти. Он прекрасно понимал, что если бы в такой ситуации оказался Дин или Сэм, то никакая сила не смогла бы выкинуть его из этого дома. — Отец, что с тобой? — Люциус оказался через мгновение возле лежащего отца, который в этот момент застонал и открыл глаза.

Северус быстро сходил в свою лабораторию и притащил зелья.

— Кроветворное, обезболивающее, восстанавливающее. Специфических у меня нет. И ингредиентов нет, да и готовить я их пока не умею. Мистер Малфой, я все понимаю, вы чистокровный маг из Древнего рода… А мозги у чистокровных вообще есть? Или уже атрофировались за ненадобностью?

— Сев! — Сэм попытался одернуть племянника, но тот лишь отмахнулся.

— Я в последнее время очень часто замечаю печальную тенденцию, — продолжил Северус, у которого напряжение последних суток требовало выхода. — Вы чем думали, когда стояли рядом с выясняющими отношения друг с другом магами? Неужели даже потеря палочки на вас не произвела впечатления? Вы хоть понимаете, как вам повезло, что они схватились именно за палочки, а не за что-нибудь другое?

Северус резко развернулся и пошел в свою спальню.

— Сев, — Дин подорвался и поспешил за ним. — Сев, подожди.

Он догнал его уже в коридоре, в который выходили двери спален. Схватив за руку, прижал к себе. Северус пару раз дернулся, затем уткнулся ему в грудь и тихо заплакал.

— Вы, уроды, вы что творите? — между всхлипываниями сумел произнести мальчик. — Вы сколько еще будете меня пугать?

— Вот такие мы козлы, — прямо сказал Дин, гладя сына по голове. — Сев, ты уже привыкнуть должен. Ну же, ничего страшного ведь не произошло.

— Ага, не произошло. А если бы вы Непростительные знали? Мы бы сейчас судорожно труп прятали, а Люциуса под Империусом держали?

— Нет, мы не такие идиоты. Просто мы переволновались за тебя. Сэм прав, ты просто какой-то магнит для уродов. Вот как простая охота на оборотня едва не закончилась трагедией? Что этих пигалиц в лес понесло именно в это время? Мы с Сэмом иногда деремся, бывает. Даже в лучших семьях иногда нужно выпустить пар. Но мы никогда не стали бы швырять друг в друга что-то, что могло причинить реальный вред, поверь. Просто мы всегда обходились рукопашной. Сейчас наличие палочки позволяло и пар выпустить, и без сильных синяков остаться. А с этим Абраксасом, вот дали же родители ребенку имечко, случайно вышло. Хотели бы убить, живым бы не ушел. Успокаивайся, приводи себя в порядок и приходи, будем у этой жертвы случайности, которые никогда не бывают случайными, на самом деле, выяснять, за каким грибом она сюда пожаловала. И еще, что ты там говорил про какие-то Непростительные? Нам с Сэмом нужно расширять свой кругозор, у нас вот, палки есть, — Дин продемонстрировал палочку сыну и пошел назад, потрепав его перед этим по голове.

Абраксас принял все принесенные Северусом зелья и теперь терпеливо ждал, когда они подействуют. Сэм в это время крутил в руках его палочку, от которой Малфой не отводил взгляда.

— Чем в меня попали? — наконец, произнес он, потирая грудь, где были видны три узких белых шрама.

— Увы, как говорит профессор Дамблдор: «У всех должны быть свои маленькие секреты», — Сэм рассматривал отца и сына, отмечая просто феноменальное сходство.

— Почему-то мне кажется, что оно Темное, — нейтральным тоном произнес Абраксас.

— При таком стрессе показаться может все, что угодно, — пожал плечами Сэм. — С чего вы взяли, что оно Темное?

— Характер ран…

— Я могу взять нож с иззубренным лезвием и нанести вам раны с похожими характеристиками, только вот контрзаклятья от этих ран нет, — усмехнулся Сэм. — Это тоже, по-вашему, что-то из тьмы?

— Э-э-э…

— Уж поверьте, я сталкивался с по-настоящему темным колдовством, и одно дело, когда человек выплевывает бритвенные лезвия, которые разрезают все его внутренности, застревают в нёбе, выкашливаются из легких, и совершенно другое, если тебя прикладывают чем-то напоминающим удар мечом. Вы прочувствовали разницу, мистер Малфой? — и Абраксас, и Люциус побледнели. Ни о чем похожем они даже не слышали.

В это время вернулся Дин.

— О чем беседуете?

— О высоком, — проговорил Сэм. — О темной магии.

— О, это как у той девчонки, ну, помнишь, у которой в кексиках начали биться цыплячьи сердечки, а она попробовала, и начала одновременно блевать кровью и задыхаться? — Дин сел в кресло. — Брр, темная магия — это такая гадость. — Малфои побледнели еще больше, а по лицу Люциуса было видно, что его тошнит. — Так, заканчиваем о высоком и даже не выясняем ответа на вопрос моего сына, он был риторическим. Вы зачем пришли? И так настойчиво хотели поговорить с нами, что пренебрегли собственной безопасностью?

— Я просто хотел поговорить. Вы очень любопытные люди, а ваше появление здесь обрастает сплетнями, которые очень быстро трансформируются в легенды. В Хогвартсе учится мой сын, который сумел вызвать ваше недовольство, это естественно, что мне как минимум любопытно.

— И что же вы хотите узнать, кроме того, что мы крайне отрицательно относимся к темной магии, к по-настоящему темной магии, о проявлении которой мы вам только что поведали, опираясь на собственный опыт? — Сэм снова принялся крутить в руках палочку Абраксаса.

— Кто вы, откуда, как здесь оказались…

— Спросите у сына, он присутствовал в составе торжественной делегации по встрече внезапно появившихся соседей. Все эти вопросы были озвучены, и на каждый из них я ответил, — прервал Абраксаса Сэм.

Абраксас нахмурился и повернулся к сыну. Люциус пробормотал что-то неразборчивое и принялся рассматривать пол.

— Вы как себя чувствуете? — спросил Дин.

— Неплохо, — Малфой прислушался к себе.

— В таком случае, не смеем вас здесь больше задерживать, — Дин поднялся. — Нам сегодня еще в банк нужно успеть.

Абраксас встал. Голова немного кружилась, но стоял он на ногах достаточно крепко. Да и Люциус был рядом, готовый поддержать отца, если вдруг что.

— Мистер Винчестер, вы не могли бы вернуть мне палочку? — Абраксасу было трудно просить, но Сэм, похоже, не собирался возвращать артефакт владельцу.

— Ну, почему же не могли, могли бы, — Сэм задумчиво посмотрел на палочку, затем перевел взгляд на Абраксаса. — За вознаграждение, — Дин удивленно стрельнул глазами в брата, но ничего не сказал. — Согласитесь, вы ее потеряли по собственной глупости, а глупость должна быть наказана. Нам не нужны деньги. Но если вы сейчас пообещаете, что ваш сын не позднее завтрашнего вечера принесет сюда пять книг, пять хороших книг, по боевой магии (то, что мы считаем темной, вы уже поняли, все остальное мы относим к боевой), я прямо сейчас верну вам вашу палочку.

— Зачем вам эти книги? — Абраксас не мог удержать вздох облегчения. За палочку они могли просить куда больше. — Судя по всему, вы в них не нуждаетесь.

— Всегда интересно сравнить, — уклончиво произнес Сэм.

— Я клянусь, своим именем и магией, что не позднее завтрашнего вечера вы получите запрашиваемое, — внезапно возле его головы вспыхнул серебристый свет и практически сразу пропал.

— Отлично, держите, — и он протянул палочку, как протянул бы нож — рукоятью вперед.

— От вас можно аппарировать?

— Рискните, мы же получим уникальный опыт того, что именно защита сделает с нарушителем. Мы сами не знаем, что сюда намешали, — Дин улыбнулся. Он уже разбирался в большинстве понятий и заклинаний этого мира.

Малфои все поняли правильно и отправились на выход через дверь.

Как только они убрались, появился Северус. По его виду было заметно, что он большую часть разговора слышал, находясь где-то в гостиной.

— Так, надевай теплую мантию, у нас сегодня по плану напроситься к кому-нибудь в камин и посетить твой сейф, — Сэм встал и принялся натягивать теплую куртку.

Глава 20

Тропа от бункера до дороги, ведущей в Хогсмид, была достаточно широкой, ровной и вполне утоптанной. Так что Импала вполне могла по ней проехать.

Дин метнулся обратно к бункеру и завел машину. Несмотря на повышенный магический фон, машина прекрасно завелась. Единственное, что огорчило Дина, магнитола ни в какую не хотела включаться.

— Это потому, что электромагнитные импульсы, в которые преобразуется так называемый магический сигнал, слишком слабы для того, чтобы заблокировать электрику, а наша машина, к счастью, настолько древняя, что электроника в ней только на магнитолу и предусмотрена, — объяснил Сэм, когда Дин подобрал их на дороге.

— Ничего, детка, вот выедем от магов, ты и запоешь.

— А зачем нам нужно именно сейчас в банк? — спросил Северус.

— Ты же помогаешь готовить, ничего не замечал? — ответил вопросом на вопрос Сэм.

— У нас еда заканчивается, — Сев кивнул. — Я могу есть в Хогвартсе.

— Не говори глупостей, — отмахнулся Сэм.

— Там нормально готовят, правда, — заступился за школу Северус.

— Если там так нормально готовят, то почему ты был такой тощий? И не говори, что за два месяца каникул так похудел.

— Мне просто часто не хотелось есть, — признался Северус. — Точнее, хотелось, но чего-нибудь сладкого.

— Конечно тебе хотелось сладкого, столько учить. Мозг же на глюкозе работает. Поэтому шоколадки в некоторых случаях помогают, а директор постоянно леденцы жрет. Он же не в пример нам по энергоемкости заклятья применяет. И тоже худой, кстати.

— И что из этого следует?

— А следует из этого то, что вы запас глюкозы за время занятий истощаете, а когда есть приходите, то на мясо и овощи внимания не обращаете, а пытаетесь плюшками наесться да тортиками. Эльфам постоянно нетронутые блюда возвращали, и они потихоньку перестали их готовить вообще. Вот только все, что вы съедаете, забирает себе мозг, остальное даже в жир не успевает уходить, это у тех, кто действительно мозги напрягает, чтобы магичить. Следить за вами, как мы выяснили, некому, так что кушать будешь дома. И на обед прибежишь — разомнешься.

— Да я и не спорю, — Северус откинулся на спинку сиденья.

Доехали до деревни быстро. Дин остановил Импалу у первого попавшегося здания, вылез из машины и осмотрелся.

— Улочки узкие, лучше детку здесь оставить, — резюмировал он. Оглянувшись, Дин отметил, что остановился у паба с названием «Кабанья голова».

— А давай сюда зайдем, — кивнул на паб Сэм. — Если я не ошибаюсь, владелец — брат директора, может, и разрешит переместиться.

— Забавно, один и директор школы, и председатель суда, и бог знает чего еще, а второй содержит кабак.

— Знаешь, Дин, братья могут быть разными. Вот взять нас с тобой, с той лишь разницей, что Альбус старший из братьев, а я в нашей паре младший, — фыркнул Сэм.

— Не начинай, Сэм.

— Не буду, ты прав. Ну что, зайдем?

В баре было мрачно и сумрачно. В углу сидели какие-то темные личности. Северус неосознанно прижался к Дину и, нащупав его руку, сжал ее в своей.

— А не рановато ли? — Сэм кивнул на личностей, подходя к стойке, за которой седобородый старик вытирал стаканы вручную сомнительной чистоты полотенцем.

— Мне все равно, — пожал плечами старик. — Это вы прямо на границе с Хогвартсом расположились?

— Мы, — не стали скрывать очевидного братья.

— Судя по тому, что вы приехали сюда на этой маггловской штуковине, да еще и мальчишку с собой притащили, выпить вы не хотите.

— Да, точно, не хотим. Нам бы камином воспользоваться, — улыбнулся Сэм.

— А с чего ты взял, сынок, что я всем подряд разрешаю по моему камину шастать?

— Да я и не надеялся сразу получить положительный ответ, — снова улыбнулся Сэм. — Просто мы с вас начали, — он встал со стула и уже собрался идти к поджидающим его неподалеку Дину и Севу, который не мог сам сесть за стойку, потому что мальчик заметно нервничал и буквально вжимался в отца. Не успел он сделать ни шага, как к нему быстро подошел Северус, а Дин развернулся к личностям в углу.

— Что с тобой? — прошептал Дин, наклоняясь к Северусу, который уже давно так не реагировал на окружающих.

— Не знаю, мне не по себе, — нервно хмыкнул Северус.

— Ты же вроде научился экранироваться?

— Вот и представь, что за гадости они про нас думают, что даже экран полностью не закрывает.

— Так, иди-ка к Сэму, — Дин подтолкнул Северуса к брату и медленно подошел к углу, откуда на него смотрел светловолосый голубоглазый мужчина, слишком хорошо, на взгляд Дина, одетый для подобного места. — Какие-то проблемы? — спросил Дин, в упор разглядывая мужчину.

— Проблемы? С чего ты взял? — мужчина откинулся на спинку стула и нагло улыбнулся. — Вот думаю, два таких здоровых лба и такой юный, такой свеженький мальчик. Вы его как делите? Или совсем не делите? — он и сидящий рядом тип гнусно захохотали.

— М-да, а проблемы-то серьезные, на всю голову, — покачал головой Дин. — Вы на чужих сыновей не заглядывайтесь, чтобы свои извращенные фантазии удовлетворить. Эй, бармен, дай даме чупа-чупс, а то ей скучно, — Дин уже хотел повернуться, чтобы уйти. То, что эти двое зачем-то его провоцировали, было настолько ясно, что даже скучно.

— Ты куда собрался, скотина? — мужик «завелся» куда сильнее Дина, он даже привстал со стула.

— Ну что ты, какая же я скотина? — Дин все же повернулся и сделал шаг от стола, не прекращая говорить: — Я очень весёлый чувак, я прекрасен и удивителен, но сейчас я не в настроении…

— Петр…

Дин резко развернулся и, перехватив руку с палочкой, припечатал ее к столу, одновременно другой рукой он выхватил нож и всадил мужику прямо в ладонь. Лезвие на пару сантиметров вошло в почерневшее от времени и пролитого спиртного дерево.

Мужик завыл.

— Никогда не надейся, мужик, что получишь именно то, о чём мечтал. Обломаешься, как и все, — Дин нагнулся к стонущему мужчине и поднял его голову за волосы. — Еще раз подумаешь гадость про моего сына — убью, — он резко выдернул нож и тщательно вытер его о мантию мужика, затем повернулся ко второму, вжавшемуся в стул. — Ущерб, надеюсь, оплатите?

Дин подошел к стойке и повернулся к Сэму, который смотрел на него с задумчивым видом.

— Пошли отсюда? — Сэм встал и протянул руку Северусу. — Кстати, зачем они тебя провоцировали?

— Понятия не имею, — пожал плечами Дин.

— Стойте, — бармен вышел из-за стойки. — Подождите здесь, — и он направился к пострадавшей личности. — Ну что, Эйвери, не ожидал? Не скули, ты же маг, уж кровь остановить — не проблема. И за палочку хвататься не рекомендую, парнишки не простые, ты же уже это понял. Одного если даже и успеешь приложить, второй из тебя и твоего приятеля бифштекс сделает. Да и пацан просто стоять не станет, уж на хиленький экспеллиармус его хватит. Не знаю, чего вы хотели добиться, может, просто проверить реакцию… Проверили? А теперь уматывайте отсюда.

Эйвери скороговоркой остановил кровь и закрыл рану. Выходя, он бросил настолько злобный взгляд на Дина, что тот даже удивился.

— Что это вообще было? — спросил Дин у бармена, когда тот подошел к ним.

— Не знаю, — бармен задумчиво посмотрел на стол, где только что сидели темные личности. — Возможно, просто выслуживается, никто же не знал, что вы сюда сегодня заявитесь. Вам куда надо попасть?

— В банк, — ответил Сэм, которого в это время дергал за рукав Северус. — Что?

— А меня почему так не учите? — серьезно спросил мальчик.

— Ты еще не готов, — ответил за Сэма Дин.

— В Гринготтс нельзя попасть через камин, — Бармен подошел к камину и заглянул в чашку с порохом. — Кончился. Сейчас принесу, подождите.

— А вы готовы про Непростительные узнавать? — Северус надулся. После ухода Эйвери ему стало легче дышать, и мальчик расслабился.

— Не наглей, — хмыкнул Дин. — Эйвери, где-то я уже слышал это имя.

В это время вернулся бармен.

— Меня, кстати, Аберфорт зовут. Мне можете не представляться, в Хогсмиде все знают, кто из вас кто, и уже кучу разных глупостей напридумывали. Что поделаешь, деревня, — он бросил горсть пороха в огонь. — Магазин Малкин, — огонь стал ярко зеленым, и Аберфорт сунул голову прямо в него. — Здравствуй, Марта. Сейчас от меня к тебе мальчики переместятся, хорошие мальчики, нервные только. Один вот только что Эйвери покалечил. Да, того самого, кто племяшку твою обидел. Руку правую ему слегка подправил. Этот скот еще долго палочку нормально держать не сможет, пока все заживет как надо. Я такие раны знаю, пакостные они, на самом деле. Впустишь? Ага. Нет, им в Гринготтс нужно. Мантии? А знаешь, похоже, нужны. Если, конечно, они просто не эпатируют всех вокруг своим видом. Сейчас, — Аберфорт вынырнул из камина. — Сейчас переместитесь в магазин, где мантиями торгуют. Пользоваться камином умеете? Или только прямо в доме любите перемещаться?

— Эм, лучше инструкцию зачитайте, — ответил Сэм.

— Берешь порох, кидаешь в огонь и называешь адрес, в вашем случае — магазин Малкин. Когда цвет изменится, можешь шагать. Да, каждый лучше пусть отдельно идет. А насчет Эйвери не переживайте. Если он к вам прицепился, то какой-то зуб все равно имеет, так что этот инцидент практически ничего не значит. Хотя вру. Чистокровки, да еще и входящие в двадцать восемь семей, только на магию полагаются. А ты его вот так приземлил, простым ножом, как куренка. Так что именно этот чистокровный сейчас много раз подумает, прежде чем снова лезть. Ну, кто первый?

— Я, — Сэм встал. — За мной Сев, а последним Дин.

Перемещение прошло без каких-либо осложнений. Обладающие прекрасным чувством равновесия, Винчестеры очень красиво вышли из камина, а не выпали из него, как большинство магов. Северуса подхватил Сэм, который ждал его появления.

Когда все Винчестеры были в сборе, они повернулись к маленькой женщине с испуганным выражением, застывшем на лице.

— Здравствуйте, надеюсь, мы вас не слишком затруднили? — спросил Сэм, улыбнувшись.

— Нет-нет, что вы, — всплеснула руками женщина. — Вам действительно нужны мантии. Давайте я вам их приготовлю, пока вы будете ходить по делам, а будете возвращаться, заберете.

— Ну, — братья переглянулись. — Мы пока не вполне платежеспособны, вот из банка вернемся, тогда и поговорим.

— О, нет, вы меня не поняли. Это все за счет заведения. Считайте это платой за Эйвери, — было очень странно слышать такие жесткие слова от этой милой слегка запуганной женщины.

— М-да, — Дин посмотрел на мадам Малкин более внимательно. — Может, мне его вообще прирезать, если это вам удовольствие доставит? — Марта медленно покачала головой и грустно улыбнулась. — Ну, как хотите, а то я ведь могу.

Сэм ухватил брата за рукав куртки и вытащил из магазина, пока тот не договорился до чего-нибудь.

Гринготтс было видно из любой точки Косого переулка. Когда они проходили мимо входа в Лютный, Дина с трудом удалось оттащить и вернуть на путь истинный. Винчестеры надолго застряли возле витрины с метлами.

— Нет, нет-нет-нет, вот на этом я летать не буду, — категорично заявил Дин и пошел дальше.

До банка они добрались приблизительно через час.

От вида гоблинов Дин скривился. Они подошли к первой попавшейся конторке.

— Нам нужен ключ от сейфа шестьсот шестьдесят шесть, — Сэм, проговаривая это, поморщился, — и желательно бы этот сейф посетить.

— Сейф открыт на имя Северуса Снейпа, — гоблин высунулся из конторки и оглядел Северуса с ног до головы. — Вот ваш ключ, — он протянул ключ мальчику. — Пройдемте, я вас проведу.

Золота в сейфе было. Определить, сколько его было, не представлялось возможным.

— Сколько здесь? — спросил Дин.

— Сто тысяч галеонов. Это довольно внушительная сумма, но я бы не сказал, что вам хватит до конца жизни.

— Да, это точно, — братья задумались. Они совершенно не представляли, чем будут заниматься и как зарабатывать в этом новом для них мире. — А можно немного поменять у вас на фунты?

— У нас все можно, — кивнул гоблин.

Дин принялся набирать галеоны в специально захваченный дома кожаный кошель, который нашелся на складе у Хранителей.

Сэм в это время бродил по сейфу, а Северус сидел рядом с Дином и просто перебирал монеты. Он никогда еще не видел подобного богатства.

На полу, возле противоположной от входа стены, он нашел сложенную вчетверо бумажку. Подняв ее, Сэм прочитал:

Здорова, Лось. Я уверен, что это читаешь именно ты. Проверил бы, может, бельчонок вообще читать не умеет? Чего пишу, ах да, тут пернатый друг настоял, чтобы я напомнил, если вы, дебилы, забыли, что ваш чудненький ножик, который может убивать демонов, действует как это блядское Адское пламя. То есть может убить, ну, скажем, кусок души. Записулька лежит здесь с того же времени, что и золотишко, так что не думай, что мы в тоске по вам.

С любовью, папочка Кроули.

Сэм подошел к Дину и сунул ему записку. Тот молча прочитал и спросил:

— И что это значит?

— Я тебе потом расскажу, — Сэм глазами указал на Северуса. — Кстати, имя Эйвери мне тоже знакомо, но из другого источника.

Поменяв сотню галеонов на фунты, Винчестеры отправились назад к магазину мантий.

У аптеки их тормознул Северус и заставил зайти, купить ингредиенты. Список получился настолько внушительным, что аптекарь даже растерялся. Посмотрев на мальчика, он перевел взгляд на Дина, который навалился грудью на прилавок и рассматривал готовую продукцию.

Вышли они из аптеки обвешанные пакетами. Уменьшать или как-то воздействовать на покупки Северус категорически запретил, напомнив первое правило зельевара.

Мантии мадам Малкин им все-таки всучила. И даже заставила, перед тем как упаковать, примерить, чтобы сразу убрать все огрехи и подогнать по фигуре.

— А продукты? — спросил Дин.

— Дин, мы живем практически в деревне. Там все и купим, причем гораздо дешевле, — Сэм швырнул горсть пороха в огонь и первым вошел в камин.

— Ну как успехи? — Аберфорт стоял за стойкой и протирал стакан.

— Нормально, — Сэм поставил пакеты на пол и приготовился ловить Северуса. — Только не знаем пока, чем на жизнь будем зарабатывать, когда деньги кончатся.

— У Альбуса спросите, у него вечно учителей не хватает, — пожал плечами Аберфорт.

— Думаю, что с такой просьбой следует немного подождать, — пробормотал Сэм. — А где можно приобрести продукты?

— Да где угодно, почти весь Хогсмид в вашем распоряжении.

— Спасибо, Аберфорт, — братья по очереди пожали старику руку.

— Без проблем. Заскакивайте, обращайтесь, если что.

Пока закупили продукты, пока загрузились, пока доехали до дома — наступил вечер.

Съев наспех приготовленный ужин, Северус умчался в свою лабораторию, распаковывать свои богатства, а Сэм рассказал Дину все, что знал про Волдеморта.

— Кроули, значит, уверен, что мы с ним столкнемся, — задумчиво проговорил Дин.

— Мы уже начали с ним сталкиваться. Я теперь вспомнил, и Эйвери, и Малфои — его слуги. Одного мы покалечили намеренно, второго случайно, что дальше?

— Мы должны себя обезопасить, — принял решение Дин. — На повестке дня учиться перемещаться, тем более Северус этим у директора как раз и занимается. А дальше нужно игрушки этого, как там его, найти. Сам я к нему пока никаких претензий не имею. Не будет высовываться, дольше проживет, — жестко закончил старший Винчестер. — Пошли, Севу поможем.

Глава 21

— И вообще, Сириус, ты ведешь себя, как кретин. Мало того, что попал в Гриффиндор, но это ладно, не сам же ты себя распределил, так еще и позоришь наше имя своими дикими выходками.

— Что, родителям кто-то написал?

— Не кто-то, а твой декан! Мама до сих пор зелья пьет, а отец обещает сделать с тобой что-то страшное.

— За драку? И почему они мне сами ничего не написали? — Сириус сорвался на крик.

— Не просто за драку. Вы напали втроем на полукровку и умудрились проиграть! Вот за что отец на тебя зол. Мало того, что делаете глупости, так еще и ума нет, чтобы грамотно это скрыть. Блэк, называется. Позорище! — первокурсник Регулус пролетел мимо стоящего за деревом Северуса, который встал за него, как только услышал повышенные голоса братьев Блэк.

Северус не собирался подслушивать, тем более Блэки стояли у него уже поперек глотки. Он сумел разобраться с рецептом Андромеды. Как и ожидалось, само зелье было не сложнее Перечного, главным компонентом в котором являлась кровь того, кто его будет пить.

Это значило, что нужно либо задержаться в школе в классе зельеварения и приготовить обещанное, либо приглашать Блэк к себе, как только они смогут достать единственный редкий компонент — волос единорога.

Еще и Люциус должен был притащиться, книги отдавать.

Северус до сих пор не понимал, почему: одни предложили, а второй, не подумав, магической клятвой зафиксировал. Нет чтобы отдать посылку Северусу, он прекрасно сумел бы ее домой отнести. Так нет, согласно этой клятве Люциус должен был сам, лично притащить книги в бункер.

Сегодняшний день вообще не задался с самого утра. Началось все с того, что, когда Северус с Сэмом шли на беговые дорожки, в холл вплыл Дин, одетый в спортивный костюм.

— Не понял, — Сэм даже протер глаза.

— Я решил немного прогуляться. Лес нужно все-таки обследовать, да и пробегусь заодно.

Зрелище «Дин на пробежке» было настолько сильным и для Сэма, да и для Северуса, который не помнил, чтобы его отец делал что-то подобное, что они долго, раскрыв рот, смотрели ему вслед.

С Хагридом Винчестеры уже были знакомы, поэтому Дин, уточнивший несколько дней назад у лесничего безопасную тропу, решил по ней пробежаться.

Тропинка казалась действительно безопасной, на первый взгляд. Дин пробежал по ней пару километров и решительно повернул назад, тут же столкнувшись нос к носу с переходившим тропу кентавром.

Сказать, кто охренел больше, было трудно. Они простояли с минуту все это время, целясь друг в друга: Дин из пистолета, кентавр из лука. Кентавру надоело молча стоять первому.

— Ты что здесь делаешь, человек?

— Ого, оно еще и разговаривает, — Дин от потрясения едва не спустил курок.

— Отвечай, что ты делаешь на нашей территории?

— А с чего бы эта территория стала вашей? Вы ее купили, отвоевали или захватили, провернув финансовую аферу? И, конечно же, у этих всеобъемлющих «вас» есть все полагающиеся документы на право собственности? Запретный лес — нейтральная территория, поэтому кто где хочет, тот там и бегает.

— Ты псих? — кентавр опустил лук.

— Я — псих? Возможно, потому что говорящий полумужик-полуконь — это как-то нездорово… даже для меня.

— Ничего не понимаю. Маги все в курсе, что здесь исторически закрепленная территория кентавров.

— А, значит, кентавр, угу. По-моему, надо тебя пристрелить, просто, чтобы развеять все сомнения по поводу твоей реальности.

— Я тебя первым пристрелю, — кентавр резко натянул тетиву, снова подняв лук.

И тут из кустов послышался шорох и громкий треск. Нервы и у Дина, и у кентавра были настолько напряжены, что они, услышав этот треск, все-таки выстрелили. Звук выстрела не произвел на обитателей леса сильного впечатления, они привыкли к экспериментам магов, которые могли быть еще громче. Но…

Наверное, это можно было назвать магией, или стечением обстоятельств, или удачей — кому как больше нравится, но мягкая серебряная пуля на середине своего полета повстречалась с толстой стрелой, выпущенной из большого боевого лука. Нет, пуля не перерубила стрелу, она намертво застряла в древке, при попадании сместив траекторию полета стрелы и сильно снизив ее скорость.

Только когда такой вот конгломерат впился бродившему в кустах самцу единорога, находящемуся в самом расцвете сил, практически под хвост, не стоило слишком сильно удивляться, что огромный красивейший зверь немного взбесился.

Дин с кентавром не успели удивиться, как на тропу вылетел разъяренный единорог. Дин, получивший копытом в глаз, отлетел в кусты и на некоторое время выпал из реальности. Кентавру досталось больше.

Когда Дин выполз из кустов, единорог уже немного успокоился, но торчащая из крупа стрела все же доставляла ему неудобство и боль. Поэтому он злобно фыркал на остальных участников конфликта, но почему-то не убегал. Поднять руку на дивное животное никому не пришло в голову. Осторожно обходя единорога, Дин подошел к кентавру и протянул руку, помогая подняться.

— Ох, как будто по мне великан прошелся, — простонал кентавр, держась рукой за ребра.

— Дин Винчестер, — Дин охнул и дотронулся кончиками пальцев до распухшей щеки и стремительно опухающего глаза.

— Магориан, — простонал кентавр.

— Пошли ко мне. Мой сын нам поможет, если захочет, конечно. Да нет, должен захотеть, — Дин, пошатываясь, сделал шаг к единорогу. — Ты же умный конь, правда? Мы не хотели тебя ранить, это случайность, — единорог заржал и отскочил назад. Дин поднял руки ладонями вперед. — Ладно, я понял, я не буду тебя трогать, пошли за нами. Северус тебе обязательно поможет.

Держась друг за друга, Дин с Магорианом поковыляли к бункеру. Пару раз Дин оборачивался и видел, что единорог следует за ними на некотором расстоянии.

В бункер Магориан заходить наотрез отказался. Единорог остановился на краю поляны и поглядывал на человека с недоверием.

Дин открыл дверь и, с трудом переставляя ноги, вошел в дом, — все-таки он очень даже не слабо приложился спиной, когда падал, да и сотрясение, скорее всего, единорог ему обеспечил.

Северус в это время как раз шел на кухню, чтобы позавтракать. Увидев отца, он замер, затем побледнел.

— Что с тобой? — слабым голосом спросил мальчик.

— На единорога нарвался, — Дин упал на диван. — Сев, там снаружи кентавр, его зовут Магориан, и единорог. Им помочь нужно. Мы случайно рогатого ранили, и он нам отомстил.

— А ты?

— А я по остаточному принципу.

Северус постоял, держась за стол.

— Ты не удивляйся, если я однажды сам попытаюсь тебя прибить, — наконец произнес он и отправился осматривать кентавра и единорога, прихватив с собой корзинку, наполненную разными зельями.

С кентавром было просто. Быстро определив, что нужно, Северус вытащил костерост для ребер, обезболивающее и восстанавливающее — все в тройном объеме, примерно прикинув, насколько кентавр тяжелее человека. Потом с помощью Сэма, который даже ругаться с братом не стал и вышел на улицу, чтобы помочь Северусу, они наложили тугую повязку на грудную клетку Магориана, чтобы совместить кости.

— Это на то время, пока костерост действует, — сказал Северус. — Вот, здесь еще обезболивающее и восстанавливающее. А больше вам и не надо.

— Спасибо, маленький маг, — немного удивленно сказал кентавр, внимательно разглядывая Северуса. Мальчик только махнул рукой и начал подходить к единорогу.

— Тише-тише, я знаю, что тебе девочки больше нравятся, но где я тебе здесь девочку найду? Я хочу помочь, ну же, помоги и ты мне, покажи, где у тебя болит? — повинуясь какому-то седьмому чувству, Северус поднял экран. Его сразу окружила боль, недоверие, робкая надежда. Мальчик даже остановился и сморгнул. Он уже отвык от таких эмоций. Только дома, когда он оставался с отцом и дядей, Северус мог позволить себе не экранироваться от окружающих. — Вот так, ты же чувствуешь, что я ощущаю твою боль, ну же, давай, где болит?

Единорог тихо заржал и повернулся к Северусу тем местом, из которого торчала стрела.

— Вот придурки, — от души приласкал мальчик и Дина, и Магориана. — Я ее сейчас попробую удалить, но будет больно, потерпи, — Северус одной рукой гладил животное, а другой направил на стрелу палочку. — Эванеско, — стрела исчезла, но единорог все равно дернулся. — Так, а теперь давай все это обработаем. Эскуро, — очистив рану чарами, Северус, подумав, осторожно нанес обеззараживающую мазь, а потом и заживляющую. — Вот так, а сейчас ты должен выпить вот это, — он поднес к морде единорога наспех трансфигурированную чашку, перелив в нее обезболивающее зелье. Единорог тяжело вздохнул, но втянул в рот зелье. — Да ты молодец, какой ты красивый, теперь можешь бежать.

Северус замер на секунду и опустил экран, затем легонько похлопал единорога по крупу и пошел заниматься своим отцом.

Кентавр все это время стоял на поляне и задумчиво наблюдал за маленьким магом. Северус, перед тем как зайти в дом, улыбнулся и махнул ему рукой.

— Дин, вот как ты умудряешься вляпываться в подобные ситуации? — бубнил Северус, пока аккуратно втирал в поврежденное лицо заживляющую мазь.

— О, малыш, у твоего отца к этому просто талант. Он проблему может на пустом месте найти, а не найдет, так создаст, — Сэм сидел в соседнем кресле. — Он еще не все зелья выхлебал?

— Ну, надо бы пополнить, — немного помявшись, ответил Северус. — Тем более у нас сейчас есть все необходимое, можно и более трудные попытаться разобрать. Мерлин, вот, выпьешь это и это, — он сунул Дину флаконы. — Я побежал, еще минута, и я начну опаздывать.

Разумеется, так начавшийся день просто не мог закончиться хорошо.

А Блэк не собирался никуда уходить. Он сел прямо на холодную землю и закрыл лицо руками.

Ждать больше Северус не хотел, поэтому вышел из-за дерева и направился прямо к Сириусу.

— Эй, Блэк, ты бы встал, а то застудишь себе что-нибудь нужное.

— Снейп, что ты тут делаешь? — Сириус не поднимал головы, узнал по голосу.

— Да знаешь, живу я здесь неподалеку, — ответил Северус.

Тут он почувствовал, как кто-то подошел к нему сзади. Северус оглянулся и тяжело вздохнул. Вылеченный им единорог таскался за ним весь день. Проводил в школу, встретил, когда Северус бежал домой на обед, проводил после обеда до школы…

— Ну что ты за мной ходишь? — он потрепал животное по шее. — Иди уже, тебя же семья ждет или, как его, табун.

— Может, его семье наплевать на него, — Сириус с удивлением смотрел на единорога, ластящегося к Снейпу.

— Возможно, но такой красавец вполне может найти себе новую. Хотя, нужно точно убедиться, что с прежней семьей все кончено, — Северус слегка толкнул коня в шею. — Иди уже.

Единорог тряхнул гривой, заржал и поскакал по тропинке.

— Ты весь в его волосах, — внезапно сказал Сириус.

— Ну, здорово. Где еще можно взять бесплатно волосы единорога? На мантии Северуса Снейпа-Винчестера. Только не пропустите, — Северус бросил сумку на землю и принялся аккуратно снимать волосинки, складывая их в развернутый носовой платок.

— А что он за тобой так ходит? Или ты все-таки девчонка? — поддел Сириус, затем вздохнул, встал и подошел к Северусу, помогая снимать драгоценные волосинки.

— А что, нравлюсь? — как ни странно, но Северус спокойно воспринял помощь Блэка.

— Да иди ты.

— Что, совсем не нравлюсь? — он приложил руки к груди. — Блэк, ты меня просто убиваешь своим безразличием.

— Ну ты и ехидна, — незлобно парировал Сириус. Встреча с таким светлым существом, как единорог, не могла не повлиять на мальчика, хотя бы на один вечер.

— А вот так меня еще никто не называл, — Северус оглядел мантию. — Все?

— Вроде все, — кивнул Блэк. — Так что он за тобой ходит?

— Да мой отец… — Северус махнул рукой. — Он о чем-то поспорил с кентавром, в итоге они случайно ткнули этого жеребца стрелой. Там ранка небольшая была, но болезненная. Я ее залечил, а он теперь за мной присматривает. Держи, — Северус четко отделил половину волос и протянул их Сириусу. Блэк уставился на него так, словно у Сева выросло две головы. — Ну же, держи, — Северус нахмурился и вложил в руку Сириуса драгоценные волосы. Тот рефлекторно сжал руку, чтобы не уронить.

— Почему? — наконец глухо спросил он.

— Почему что? Почему отдал? Так ты же собирал, Блэк, а это довольно сложно, — пожал плечами Северус. — Я случайно услышал окончание твоего разговора с братом… Знаешь, Блэк, когда ребенок безразличен — не пьют успокоительные зелья литрами. Уж поверь мне, я-то прекрасно знаю, что это такое, когда ты никому не нужен. Это, конечно, не мое дело, но попробуй с ними хотя бы поговорить. Просто поговорить, не переходя на личности и не хлопая дверьми. Знаешь, мне тут на днях сказали, что даже в самых лучших семьях скандалы неизбежны, потому что иногда нужно выпустить пар. Ладно, бывай, мои волноваться начинают, когда я опаздываю без предупреждения.

Северус пошел дальше по тропинке к своему дому. Сириус смотрел ему вслед и отмечал, что даже походка у Снейпа изменилась: он больше не сутулился, не съеживался при ходьбе, он шел, словно ноги пружинили, легко отрываясь от земли, высоко задрав голову. Даже когда Северус уже скрылся за поворотом, Сириус продолжал смотреть в ту сторону, судорожно сжимая в руках драгоценные волосы единорога.

Дин рассматривал в зеркале фингал.

— Красота, я и так неотразим, а с этим так вообще.

— Скажи спасибо, что Сев тебе самые впечатляющие последствия убрал, — хмыкнул Сэм, пролистывая на своем ноутбуке текст книг про этот мир. — Вот, к тысяча девятьсот восемьдесят первому году у Волдеморта было пять игрушек: дневник, кольцо, медальон, чаша и диадема.

— Я вообще плохо понимаю, что это.

— Я сам плохо понимаю, что это, но это содержит часть души, и поэтому их владельца нельзя убить.

— Сэм, — Дин снова принялся рассматривать себя в зеркале. — Мы с тобой прекрасно, просто отлично знаем, как выглядит человеческая душа. Как ты представляешь, что ее можно вот прямо на куски? Это взрыв будет, Сэм.

— Дин, я не знаю. Возможно, душа здесь представлена в метафизическом смысле. Возможно, эта хрень вообще не связана с душой. Просто какая-то привязка, которая не позволяет хозяину эту самую душу отправить туда, где ее ждут с нетерпением.

— Ладно, хорошо, как их искать?

— Нужно начать с диадемы. Этот хрен однажды был здесь, но я очень сомневаюсь, что именно он спрятал диадему в школе. Очень сомневаюсь. Ее явно принес кто-то другой. Возможно, даже наш блондинистый друг, который скоро принесет обещанные книги.

— Ну так давай спросим.

— И Люциус вот так взял и рассказал.

— О, Сэм, если это он, он не только расскажет, но и покажет. Парень далеко не герой.

— Дин, я никого не буду пытать при Северусе, — Сэм закрыл вкладку.

— Да, ты прав, я тоже ничего не буду делать при ребенке. И что будем делать?

— Да просто сами посмотрим, и все дела. А у Люциуса спросим про Выручай-комнату, это не тайна и не секрет, так что про комнату расскажет как миленький.

— А как мы объясним, зачем опять в школу приперлись?

— Ты хотел перед девчонкой извиниться? Вот тебе и повод. Цветы купишь, и пойдем. А если спросят, то скажем, что заблудились. В этом замке еще и лестницы есть, которые постоянно направления меняют. Найдем диадему и попробуем разобраться, что это за хрень, а заодно проверим, чувствует ли здешний Темный Лорд доморощенный, если с игрушками случается несчастье. Если не чувствует, то просто великолепно — найдем все, и пусть попробует пасть разинуть.

— Да, план нормальный. Вот только я не пойду ни перед кем извиняться, пока у меня вот это хотя бы наполовину не сойдет.

— Да мы и никуда не торопимся. Время есть, деньги тоже пока есть, прорвемся.

В это время в дверь постучали. Сэм пошел открывать. Открыв дверь, он никого не увидел.

— Что за…

— Сюда посмотри, человек, — Сэм задрал голову и увидел утрешнего кентавра. Он стоял перед невысокой лестницей, ведущей к двери. Спуститься по ней кентавру было бы проблематично. Но рост позволял перегнуться и постучать в дверь, не спускаясь. — Вот, передай это своему жеребенку. Он же зельями занимается, вот пусть разберет. Это достать для людей сложно. Он будет рад, — и кентавр протянул большую корзину, наполненную всевозможными травами, ягодами, какой-то слизью в банках, чем-то еще более мерзким…

— Хм, спасибо, конечно, но, может, ты дождешься Сева и сам ему отдашь?

— В этом нет необходимости, — Магориан развернулся, чтобы уйти, но Сэм его окликнул.

— Подожди. Скажи, пожалуйста, в этом лесу есть что-нибудь реально опасное?

— На западе поселились гигантские пауки-акромантулы. Севернее иногда заходят мантикоры, да и оборотни могут забежать в полнолуние. Вроде больше ничего слишком опасного нет. Да, скажи своему брату, что он может бегать по той тропе, когда захочет.

Глава 22

Синяк стараниями Северуса исчез через три дня. На «дело» Винчестеры решили пойти вечером того же дня. После того как закроется библиотека, но до отбоя, после которого закроются двери школы.

Северусу сказали, что пойдут пройдутся, посмотрят, что там за гигантские пауки, которые действительно представляли серьезную проблему.

Северус только рассеянно кивнул. Примерно в это время должна была прийти Андромеда — он решил, что дома все-таки лучше, и отсутствие такого отвлекающего фактора как Сэм его вполне устраивало.

Корзина, подаренная кентавром, привела Северуса в какой-то просто нереальный восторг. Он прямо в холле зарылся в нее, а потом, положив туда же волосы единорога, ушел, нежно прижимая к груди.

— Я вот тут подумал, — Дин задумчиво посмотрел ему вслед. — А ведь мальчику скоро тринадцать.

— Это ты о чем? — Сэм убрал последние последствия их «веселья» и положил палочку на стол. Северус наотрез отказался что-то восстанавливать в холле. И братьям пришлось разучивать бытовые заклинания, от которых раньше они просто отмахивались, потому что браться за молоток после того, как видишь, как Северус что-то чинит буквально за секунды, было особенно неохота.

— Надо бы его действительно с Рослин познакомить. Ну так, на всякий случай.

Винчестеры долго выбирали, в чем пойти в школу, и остановили свой выбор на простых черных мантиях, весьма похожих на школьные. В таком виде, да при тусклом освещении, — а в замке по вечерам свет приглушался, — они вполне могли сойти за старшекурсников, если сильно не приглядываться. Все-таки для своего возраста братья выглядели вполне даже ничего.

Где находится вход в Выручай-комнату, Люциус после недолгих уговоров, сопровождаемых многочисленными паузами и отводами глаз, выболтал во всех подробностях. Если бы Винчестеры только знали, какой новой волне сплетен они только что дали начало, то постарались бы выяснить это из какого-нибудь другого источника. Но Сэм и Дин пребывали в счастливом неведении касательно тех слухов про них, которые наводнили школу.

Северус, пребывающий от многих из этих слухов в шоке, старался уже просто не обращать на них внимания.

Винчестеры проскользнули в школу, опередив буквально на пять минут Андромеду, которая вышла из замка и направилась к ним домой.

Северус был прав, когда говорил, что вечером по коридорам практически никто не шатается. Так что братья без особых усилий добрались до восьмого этажа и нашли примечательную картину, напротив которой, по словам Люциуса, открывала дверь Выручай-комната.

Открывать дверь было поручено Сэму. Дин все это время стоял рядом, напряженно глядя на ходящего взад-вперед брата, который что-то сосредоточенно обдумывал.

Дверь открылась, когда Сэм закончил свои метания и встал рядом с братом.

Винчестеры осторожно вошли в огромное помещение, больше похожее на кафедральный собор, в котором высились горы разнообразного хлама.

Дин присвистнул и убрал пистолет, который он выхватил автоматически, перед тем как войти в незнакомое место.

— И как здесь найти эту самую диадему?

— Она не должна быть далеко. Где-то должен быть шкаф, на нем — бюст неизвестного, а на нем — диадема.

— Шутники, ага, — Дин принялся обходить завалы. — О, смотри какая забавная штуковина, — Дин пошевелил завал на полу и вытащил небольшую камею, выполненную в виде подвески. Серебро выполняло изящную оправу, в которую была вставлена сама камея: четыре разных камня, отполированные и так искусно соединенные друг с другом, что не было даже заметно границы. На каждом камне была высечена объемная фигурка животного, которые располагались друг над другом: малахит — свернувшаяся кольцами змея, на янтаре вздыбил шерсть и оскалился приготовившийся напасть барсук, ярко-красный сердолик с лежащим и надменно глядящем на своих соседей львом, и над всеми ними в синем турмалине кружил ворон.

— Дин, не лапай здесь ничего! — Сэм обернулся, прожигая брата яростным взглядом. — Мы не на простой помойке сейчас бомжей обираем, здесь все может быть заколдованно с неизвестными последствиями!

— Нет, ты только посмотри, — Дин уже как-то на автомате зажег Люмос и поднес палочку поближе к камее. — Эти животные на гербе школы есть, но они здесь другие, и камни тоже другие. Да оторвись ты, Сэм, посмотри!

Сэм неохотно подошел к брату.

— Да, действительно, — он долго рассматривал камею, затем протянул руку. — Можно? — Дин кивнул и отдал украшение брату. — Это очень старая работа, Дин. Такие многоцветные геммы начали делать в третьем веке до нашей эры, но использование серебра указывает на более поздний срок. Смотри, видишь, линии размыты, значит, в то время, когда ее делали, не было точных резцов, и использовали абразивы. Да и выбор камней странный. И да, ты прав, животные здесь представлены совсем в другом виде, нежели на гербе школы. Совсем в другом виде. Взять хотя бы льва, смотри, он словно говорит: «Я царь, а вы все должны мне подчиняться», — причем у него даже мысли нет, что кто-то его ослушается.

— Интересно, что бы это значило? Вот где бы взять информацию об этой штуковине, — Дин крутил в руках палочку.

— Не знаю, — пожал плечами Сэм. — Меня больше интересует, почему такая древняя вещь оказалась так близко от входа.

— А вот это совсем не секрет, — Дин забрал камею и ткнул пальцем в оправу: — Здесь жемчуг был, видишь? А вот эти царапины похожи на следы зубов. Ее крысы откуда-то притащили, Сэм.

— Да, похоже на то, — Сэм снова взял изящную вещичку в руки. — Но раз постарались крысы, то пакостей можно не ожидать, если что и было, давно на них разрядилось. Так, а это что? — Сэм подцепил пальцем тонкий, явно не вписывающийся в общую картину рычажок. Что-то щелкнуло, и камея распалась на две идентичные копии. — Красота. Их, оказывается, две.

— А я знаю, что это, — внезапно сказал Дин. — Так должен был выглядеть герб Хогвартса. Я не знаю, что произошло и почему поменялись камни, вид животных и явно характеристики факультетов, но этих штуковин две — по количеству женщин, которые когда-то здесь хозяйничали. Думаю, что и у мужиков что-то подобное было, только не в таком виде, какие-нибудь перстни, или еще что. Ладно, одну тебе, одну мне, и давай уже диадему искать.

— Пока нас не поймали, — хихикнул Сэм.

Диадема нашлась быстро. Оказалось, что братья далеко зашли. Шкаф с диадемой стоял гораздо ближе к выходу.

Осторожно сняв нужную им вещь, используя тряпицу, которую специально захватили с собой, чтобы не касаться голыми руками, Сэм тщательно замотал диадему и сунул во внутренний карман мантии. Дин осмотрел его, признал, что ничего нигде не торчит, и братья вышли из комнаты.

— Надо сюда Сева привести, вместе покопаемся, может, что-то интересное нароем, — пробормотал Сэм.

— Ага, да я думаю, пора нашего мальчика в хранилище запустить, — добавил Дин. — Кстати, а что мы ему на день рождения подарим?

— Да вот это и подарим. Хранилище.

— А на Рождество? Или ты намерен продолжать его не праздновать?

— Не намерен. Насчет Рождества надо подумать.

— А давай наоборот, Хранилище на Рождество? Там же каникулы начнутся, будет чем заняться. А насчет дня рождения подумаем.

За обсуждением подарков для Северуса они прошли до второго этажа без приключений.

— Мистер Винчестер? Ой, и мистер Винчестер, — девичий голосок заставил братьев резко развернуться.

— Что-то мы теряем форму, Сэмми, — прошептал Дин, крайне недовольный тем, что Пандора смогла так близко подойти к ним со спины.

— Мисс Дэвис, какая приятная… неожиданность, — Сэм улыбнулся, включая все свое обаяние.

— А я тут просто… — девушка покраснела и потупилась. — Я сегодня патрулирую школу. А что вы здесь делаете?

— А мы как раз вас искали, — Сэм пытался лихорадочно сочинить что-нибудь другое, но от неожиданности встречи у него ничего не получалось.

— Да? А зачем вы меня искали?

— Эм, Пандора? Правильно? — Пандора подняла глаза на Дина и кивнула. — Я, в общем, вел себя как… как… как последний осел. Вообще-то я довольно интересный парень, на самом деле, — Сэм чувствительно ткнул брата локтем под ребра. — Да, так вот, мы пришли сюда, чтобы извиниться.

— Извиниться? За что? — Пандора очень быстро потеряла нить разговора и, если быть честной, не пыталась ее найти.

— За что? — Дин беспомощно посмотрел на Сэма, тот еле заметно пожал плечами. В их легенде встреча с самой Пандорой предусмотрена не была. — Ну, за то, что вы плохо о себе подумали, из-за меня, — Дин с трудом родил эту фразу. Нужно было что-то делать и как можно быстрее ретироваться, чтобы не закапываться в этой яме по самые уши. — Вот, это мое извинение в материальном, так сказать, плане, — он вытащил из кармана мантии свою половину камеи и сунул замершей Пандоре в руку. — Всего хорошего, Пандора. Легкого дежурства и не совсем борзых нарушителей.

И Винчестеры быстро ушли, оставив старосту Равенкло смотреть на то место, где они только что стояли. У Пандоры было ощущение, что кто-то из братьев наслал на нее невербальный Петрификус, потому что она не могла пошевелиться, еще долго пребывая в подобной прострации.

В этом положении ее и застала Андромеда, которая только что вернулась из бункера с полным флаконом зелья и жутко разочарованная.

— Эй, Дэвис, тебя прокляли? — она снова совсем немного разминулась с Винчестерами, которые спустились на первый этаж по другой лестнице.

— Что? Блэк? Ты уже вернулась?

— Да, у тебя такой вид был, словно ты окаменела.

— Я сейчас пребываю в жесточайшем шоке, — простонала Пандора. — Скажи мне, вот что меня понесло в ту ночь за тобой, а?

— Любопытство и желание уберечь ближнего своего.

— Нет, это была глупость, помноженная на безголовость и возведенная в квадрат.

— Да что случилось-то? — Андромеде захотелось ее встряхнуть.

— Давай с тебя начнем, ладно? Как успехи?

— Снейп все сделал. Правда, по дому провел в лабораторию с таким видом, словно я его ограбить собираюсь, это как минимум. Дэвис, какой у них все-таки интересный дом, — Андромеда закатила глаза. — А у Снейпа такая редкость, оказывается, имеется. Одних волос единорога целый пук. А вот его отца и дяди дома не было, — она скорчила жалобную гримаску. — И в школу они тоже редко заходят.

— А как же Тедди?

— Тедди хороший парень, он спокойный, понимающий, но я как вспомню, как меня Сэм к себе прижимал, а потом на руках нес, словно я совсем ничего не вешу… Ой, можно подумать, ты сама о Дине не думаешь, — фыркнула слизеринка, заставив Пандору вспыхнуть. — Проблема в том, что мы для них соплячки, практически одноклассницы сынули Дина.

— Интересно, а сколько им лет?

— О, а вот это я знаю, я Северуса прижала, он и сказал. Дину — тридцать пять, а Сэму — тридцать один.

— Да, понятно, почему мы для них соплячки, — Пандора разжала кулак и принялась рассматривать камею. — Мерлин, какая прелесть!

— Что это у тебя? — Андромеда наклонилась и принялась рассматривать подвеску. — Да, оригинально. По-моему, тут все как-то перепутано, что ли. Откуда это у тебя?

— А это ответ на твой вопрос, почему ты хозяев дома не застала. Они были здесь в школе.

— Зачем? — Андромеда удивленно посмотрела на Пандору.

— А я не знаю, — Пандора внезапно разозлилась. Она вдруг поняла, что все, что плели ей Винчестеры — это только предлог, чтобы скрыть реальную цель их пребывания в школе. — Они сказали мне, что искали меня, чтобы Дин мог извиниться за свое странное поведение. Но вот как-то очень странно они меня искали. Если бы я сегодня не дежурила, то они вряд ли меня нашли. Потом Дин наплел что-то маловразумительное, сунул мне эту камею и они испарились быстрее, чем я смогла хоть что-то ответить.

— Похоже, первое впечатление от твоей похожести на погибшую подругу прошло, — Андромеда задумалась. — Что же они здесь делали?

— Вы про кого? — к ним подходил Люциус, составляющий пару Пандоре в сегодняшнем дежурстве.

— Про Винчестеров.

— О, а я знаю, — Люциус расплылся в улыбке. — Они у меня на днях спрашивали про Выручай-комнату. Так значит, сегодня они ею воспользовались? Интересно знать, с кем? Вы случайно не догадываетесь, кто их пассии? Ты же вроде, Андромеда, чуть ли не принята в их доме.

— Нет, — протянула Пандора, так сжимая камею, что на ладони остался отпечаток. — Не знаем, и даже не догадываемся. Но я узнаю, будьте уверены. Я никому не позволю использовать меня вместо ширмы.

— Знаешь, Пандора, я, пожалуй, тебе помогу, — Андромеда стиснула зубы: «Вот значит как, значит, мы соплячки, которым надо сопли подтереть и отправить домой манную кашу кушать, а самим в это время… Здесь нет девушек старше нас с Дорой, что очень существенно сужает круг».

Винчестеры, к своему счастью, не знали всех сплетен, что гуляют по Хогвартсу о них, и они даже представить себе не могли, что две ведьмы, истолковав часть этих сплетен так, как им виделось, решили в запале объявить им небольшой междуусобчик, причем одна из них носит фамилию Блэк. Спустя некоторое время эти ведьмы поняли свою глупость и оставили эту идею, но ведь могли, могли при желании сделать жизнь братьев не слишком комфортной. Вот только от новой волны слухов братьев это не избавило, и весь Хогвартс, кроме его директора, еще долго гадал, с кем же Винчестеры встречались в Выручай-комнате.

Дойдя до леса, Дин остановился.

— Пошли все-таки посмотрим на паучков. Что-то мне такие соседи не слишком нравятся.

Сэм только утвердительно кивнул головой. Кентавр говорил про пауков с опаской, а Дин, который успел с ним закорешиться, поведал, что кентавры боятся этих тварей, которые слишком расплодились и продолжают плодиться, подвергая угрозе всех, кто находится в Запретном лесу.

Первого паука Дин заметил приблизительно в километре от их дома. Это неприятно поразило братьев. Выяснять, что это такое, ни один из них не стал. Две пули вошли в тело твари с разных сторон, когда паук решил их атаковать.

— Как думаешь, в нем есть что-нибудь ценное? — спросил Дин, поднимая одно из жвал гигантского паука, и скривился от отвращения.

— Понятия не имею. Нужно у Сева спросить. Тебе не кажется, что эти паучки слишком нагло приближаются к нашему жилищу?

— Нет, Сэм, мне не кажется, я в этом уверен, — Дин ухватил паука за жвало поудобнее и потащил. — Когда уже снег выпадет, зима же почти.

— Скоро должен, — Сэм схватил за другое жвало и помог тащить. — Надо численность этой мерзости немного подрегулировать.

— Ничего не имею против. А то и правда скоро совсем расслабимся и форму начнем терять. Я пока что опаснее этой пакости здесь ничего не встречал, просто рай на земле.

— Здесь опаснее всего люди, как, впрочем, и везде, — Сэм остановился и бросил жвало на землю. Дин последовал его примеру.

Северус ждал их в дверях, словно был уверен, что они вот-вот подойдут.

— Это он, этот самый паук? — спросил мальчик, нерешительно подходя к мертвой туше.

— Ты же не боишься пауков? — запоздало поинтересовался Дин. Северус покачал головой.

— Это же… — он осмотрел тушу. — Подождите, я сейчас.

Северус бросился в дом и вскоре вернулся, неся в руках книгу.

— Это акромантул, — наконец сказал Северус. — Они действительно представляют очень большую опасность, если их колония становится слишком большой. Жрут вообще все, что содержит в себе мясо.

— Дин, это твои дальние родственники, — заметил Сэм.

— Кретин, — отмахнулся Дин.

— О, вот. Яд акромантулов, используется в… так-так, — Северус снова бросился в дом. Вернулся он уже без книги, в перчатках из драконьей кожи и с пустым флаконом в руках. — Нужно собрать яд. Это, оказывается… А что вы решили с охотой на них? Они ведь действительно опасны.

— Положительно решили. Пока ты аппарацию осваиваешь, мы их хорошо успеем проредить.

— Яд, вот смотрите, откуда его можно собрать. У мертвого паука он даже лучше отходит, — и Северус сделал небольшой разрез своим ножом (на который Сэм, вопреки прогнозам Дина, не обратил особого внимания) в том месте, где располагались железы, и аккуратно сцедил яд. Затем он проделал то же самое с другой стороны. Закрыв флакон, довольно объемный, он продемонстрировал его братьям. — Смотрите, я сейчас держу в руках порядка ста — ста пятидесяти галеонов. Акромантулы редкие, их почти везде истребили. Кто же знал, что они здесь так расплодятся, что даже единороги их начали бояться? Чем вам не заработок на первое время? — и Северус улыбнулся, глядя на заинтересованные взгляды, которыми его отец с дядей стали осматривать такого классного, такого, на самом деле, миленького паучка.

Глава 23

Снег выпал первого декабря. Его сразу за одну ночь насыпало столько, что пришлось расчищать тропинку для Северуса до школы вместо утренней пробежки.

Запретный лес стал непроходим. Неизвестно, кто обрадовался этому событию больше: акромантулы, которых за последние три дня изрядно проредили вошедшие в раж охотники, или Хагрид, который уже на второй день охоты пришел в бункер просить за зверушек.

Дин плеснул Хагриду виски, Сэм его выслушал и посоветовал поговорить с главой акромантулов, чтобы тот повлиял на своих деток. Не будут далеко высовываться — останутся живы. Пока живы, потому что лезть в логово братья до поры не стремились. Им хватало праздношатающихся пауков. Пауки были тварями ловкими, сильными и любили сбиваться в небольшие стаи. Так что охота совсем скоро перестала быть пресной, и Винчестеры получили свой законный адреналин, которого им, как оказалось, все же не хватало.

Даже полученная рана — один из пауков подобрался слишком близко к Сэму и сумел распороть ему предплечье — не остановила энтузиазм братьев.

Поняв, что влиять на братьев бесполезно и что они скоро такими темпами доберутся до самого Арагога, Хагрид «настучал» Дамблдору.

У директора в это время была другая проблема: детей в это Рождество оставалось в школе просто рекордно много, а все дело в том, что кто-то из учителей проговорился, что директор хочет пригласить своих ближайших соседей на рождественский ужин и празднование в замок.

Детей было много, а денег не было вообще. Дамблдор всегда устраивал посиделки оставшимся в школе ребятам и учителям за свой счет. До него подобной традиции в Хогвартсе не было. Сейчас же Альбус понимал, что «не потянет».

Поэтому, выслушав Хагрида, директор заверил, что поговорит с распоясавшимися братьями, но ничего конкретного не обещал.

На следующий день была суббота, утро которой директор решил посвятить этой проблеме. В бункере директор еще не был. С любопытством оглядываясь, он прошел в гостиную, где до него побывала только Андромеда Блэк, и то бегом.

— У вас очень необычный дом, — резюмировал директор, с удовольствием принимая из рук Сэма чашку с чаем и разглядывая выставленные перед ним сладости. — Но я пришел не любоваться этим замечательным домом. Ко мне приходил Хагрид и просил разобраться, с чем связана ваша агрессия в отношении акромантулов.

— С тем, что они опасны, — просто ответил Дин. — Как мне рассказал Магориан… Вы знаете этого кентавра? — Альбус кивнул. — Так вот, как мне рассказал Магориан, эти пауки так расплодились, что скоро вытеснят всех других обитателей леса с их территорий. Дошло до того, что табун кентавров недосчитался двух жеребят и самки, попавших в паутину, которых сожрали эти твари. Сами же кентавры слишком тяжеловесны и недостаточно быстры, чтобы как следует противостоять акромантулам. Вы в курсе, как быстро бегают эти паучки и какие они юркие, несмотря на свои размеры?

— Кроме того, у Северуса прямо-таки идиллическая любовь с вожаком табуна единорогов. Они даже умудряются общаться какими-то образами. Единороги тоже стали терять жеребят из-за пауков, — добавил Сэм.

— Северус может общаться с единорогами?

— Нет, только с одним единорогом, — поправил Сэм. — Я не знаю как, да и сам Сев не может объяснить. Говорит, что, возможно, это связано с тем, что он снял все блоки с разума, когда лечил единорога, и разделил с ним его боль.

— Как интересно, — задумчиво проговорил Альбус. — А где сейчас Северус?

— В своей лаборатории, пытается в очередной раз сварить что-то под названием Феликс Фелициус.

— У вас здесь есть лаборатория?

— Есть, — кивнул Сэм.

— И Северус работает там в одиночестве?

— Мы ему все равно ничем помочь не можем, абсолютные нули в зельях, — признался Дин.

В этот момент в гостиную вбежал Северус.

— Ничего не получается, я не понимаю, где делаю ошибку, — он упал в кресло и только сейчас обратил внимание на гостя. — Здравствуйте, профессор.

— Здравствуй, Северус. Ты тренируешься воссоздавать место аппарации по картинке и по координатам прямо в разуме?

— Конечно, — Северус потянулся за конфетой. — А что, сегодня не охотитесь?

— Вот насчет охоты я и пришел поговорить с твоим отцом и дядей…

— Сэм, а ты же сам хотел с профессором поговорить, ну, помнишь? — Сэм хлопнул себя по лбу, подошел к одному шкафу и достал с полки флакон, заполненный мутной вязкой жидкостью.

— Альбус, вы знаете, что это? — директор внимательно присмотрелся и покачал головой. — Это яд акромантула. Сев говорил, что вычитал про его уникальные свойства и громадную стоимость.

— Да, это действительно огромные деньги. Этот яд необходим для создания многих противоядий, да и не только для них, но необыкновенно редок. Постойте… — тут до Альбуса начало доходить, что Винчестеры своей охотой преследуют не столь уж благородные цели, точнее, не только их.

— У нас уже почти пятьдесят таких флаконов, это тех, которые мы не отдали Северусу. Кентавры утверждают, что в колонии пауков насчитывается несколько сотен этих тварей. Но у нас нет в Великобритании никого, кого мы могли бы спросить насчет сбыта, да и в Америке мы в основном другими делами занимались. Все вполне легально, мы узнавали. Нужен только заинтересованный посредник, который будет высчитывать сразу налоги и свой процент, а остальное передавать нам.

— И сколько вы готовы отдавать посреднику?

— Тридцать процентов, мы не жадные, тем более, если он избавит нас от всей этой волокиты, — улыбнулся Дин.

— Вы знаете, эти пауки действительно совсем распоясались, а как расплодились-то, — всплеснул руками Альбус. — Предлагаю компромисс, вы останавливаетесь, когда численность пауков не будет превышать пятидесяти особей, и, разумеется, не трогаете Арагога. Взамен я предлагаю в посредники школу и себя, как ее представителя. Мы оформим положенный контракт в Гринготтсе, допустим, второго декабря. Также я подготовлю все бумаги, чтобы вас утвердили как свободных охотников, с предоставлением всех регалий и включением в общий реестр.

— Вы хотите представить в качестве посредника школу, не себя лично?

— Да, именно школу. И проценты будут переводиться именно на счет школы, мы вместе откроем сейф. Это будет прецедент, конечно, но это позволит заключить подобные контракты и с другими охотниками. Конечно, с такими опасными тварями не все хотят заниматься, но и остальных вполне хватает, чтобы школа наконец-то получила хоть какую-то независимость.

— А что вмещает в себя понятие «охотник»? — серьезно спросил Дин.

— На самом деле, все что угодно. Это и охотники за утерянными артефактами, и охотники за редкими животными, ну и охотники за редкими ингредиентами, не без этого. К тому же охотниками становятся единицы — слишком опасно, а маги Великобритании не любят рисковать. Так что их услугами желают воспользоваться очень многие. Хорошие охотники могут даже выбирать себе дело по вкусу, выбор есть всегда. У вас будут магически заверенные жетоны, которые вы сможете предъявлять представителям правопорядка магического мира. Да, и еще, охотники имеют право ловить и доставлять преступников, за которых назначена награда. Об этом Аврорат всегда уведомляет всех охотников, входящих в реестр.

— Мне это нравится, мне это действительно нравится, — Дин широко улыбнулся.

— Да, — Сэм потрясенно сел в кресло. — Стоило столько скитаться, чтобы получить работу, которая твоя работа, или очень похожа, но еще и высокооплачиваемая и невероятно престижная.

— Как я понял, быть охотниками для вас не ново, — Альбус поднялся из кресла.

— Нет, Альбус, не ново.

— Я так и знал. Проводите меня до выхода, у меня появилось очень много дел.

Когда братья с директором подошли к дверям, Сэм, который долго переглядывался с братом, наконец, решился спросить:

— А как вы решаете проблему с оборотнями?

— В основном родственники запирают их на время полнолуния. Сейчас, говорят, новое зелье изобрели, а что?

— Но ведь главная проблема в потребностях оборотней в сердцах млекопитающих…

— Нет, с чего вы взяли? Они просто раз в месяц меняют свою сущность. А зверь хочет убивать, хочет охотиться. В этом их опасность, да еще и опасность заражения. Укус, к сожалению, неизлечим. А почему вы спрашиваете?

— Помните, вы нас предупреждали насчет Грейбека? — решительно сказал Дин.

— Да, конечно. Полагаю, вы просто провели полнолуние за надежными стенами этого замечательного дома. Я понимаю, проблему это не решает, но…

— Мы решили эту проблему, — решительно прервал директора Сэм.

— Как решили?

— Радикально, — жестко ответил Дин. — Мы не собираемся рисковать жизнью и здоровьем Северуса. Но спасибо, что просветили нас насчет оборотней. Значит, они не настолько опасны, чтобы представлять реальную угрозу.

— Сивый был опасен. Я не знаю, как мне реагировать на вашу новость. Преступления в вашем поступке нет. И то, что Грейбек перестал быть угрозой, меня радует… Я должен кое о чем подумать, чтобы принять важное решение. Северус, у меня к тебе просьба. Ты можешь разобраться в антиликантропном зелье? Рецепт и все необходимое я тебе предоставлю, — обратился Альбус к стоящему внизу мальчику.

Северус очень внимательно посмотрел на директора.

— Люпин, да?

— Ты очень проницателен для своих лет.

— Я попробую. Ничего не обещаю, но попробую. Но я не знаю характеристик. Это новое зелье, оно еще не изучено. К тому же я не уверен, что сумею его приготовить, если оно слишком сложное. Феликс у меня, например, не получается.

— Это невероятно сложное зелье. Оно редко получается и у опытных зельеваров.

— Так ведь и антиликантропное может сравниться с ним по сложности. Но я попробую.

— Если у тебя получится, то поговорим о дальнейших действиях.

— А почему вы не попросите профессора Слагхорна? Он-то точно сможет его приготовить.

— Потому что Гораций не будет этого делать, — Альбус открыл дверь. — Я все подготовлю, а второго декабря мы подпишем все необходимые бумаги. Да, Северус, а как ты относишься к тому, что твои отец и дядя рискуют жизнью, охотясь на акромантулов?

— Нормально отношусь. Акромантулы, конечно, представляют опасность, но для отца и дяди эта опасность не критична. К тому же они очень редко подпускают пауков к себе близко. И магией не пользуются. А пуля летит быстрее любого заклятья, и быстрее, чем двигается акромантул. Так что я волнуюсь, не без этого, но в панику не впадаю.

Остаток дня Винчестеры провели на охоте, заполнив еще десять флаконов ядом.

А на следующий день выпал снег.

— Сев, а про кого вы с директором разговаривали? — спросил Дин, оторвавшись от бестиария, который Люциус на этот раз отдал без всяких возражений и отговорок. Стоило только Северусу заикнуться, что это для его отца.

— Про Люпина, — ответил вместо Северуса Сэм. — Мальчик, который учится с Поттером. Помнишь, когда они подрались? В очках был Поттер, высокий брюнет — Блэк, а третий, невзрачный такой — как раз Люпин.

— Так он оборотень? И все вокруг знали и молчали?

— Я не уверен был насчет местных оборотней. Просто мне всегда казалось, что этот Люпин какой-то слишком уж невзрачный. И про сердца не упоминалось нигде.

— Ты поэтому спросил? — догадался Дин.

— Угу, — кивнул Сэм. — Нужно было убедиться. Все-таки оборотень он и есть оборотень, даже если еще щенок. Так, я тут выбрал несколько боевых заклятий, нужно разобрать и попробовать.

— Надеюсь, вы не на себе собираетесь пробовать?

— Нет, не на себе, — Сэм задумчиво посмотрел на Северуса. — Вот ведь, ждали снега, и на тебе. Только перспективная охота, да и выгодная, как оказалось, обозначилась, и все пошло в сугроб, — Дин утвердительно кивнул, не отрываясь от книги. — Что-то от Принца давно вестей нет, да и Эйвери молчит. Сев, Ник Эйвери не выступает?

— Нет, он вообще меня по широкой дуге обходит. Впрочем, как и многие другие слизеринцы. Думаешь, это с отцом Ника связано?

— Не думаю, а знаю, — Сэм с Дином все никак не могли выбрать время, чтобы начать изучать диадему. Знаний катастрофически не хватало, да и Северуса не хотелось привлекать к этому делу. Но все шло к тому, что им предстоял важный разговор, который Сэм все откладывал по разным причинам. — Не хочешь насчет Непростительных с нами поделиться?

— А вы не хотите со мной поделиться, с кем вы приятно проводите время в Выручай-комнате? — Северус отбросил перо и, скрестив на груди руки, посмотрел на Винчестеров.

— Что? — Дин от удивления даже захлопнул книгу.

— Вы были однажды вечером в Выручай-комнате, и сейчас всю школу, включая преподавателей, интересует только один вопрос — с кем?

— Сев, — осторожно начал оправдываться Дин.

— Нет, ты мне скажи, вы что, совсем мне не доверяете? — Северус пристально посмотрел Дину в глаза, затем поднял перо и вернулся к прерванному домашнему заданию.

— Сев, это другое, — Сэм вздохнул. Все-таки разговора было не избежать. — Мы просто не хотели тебе говорить, чтобы не расстраивать. Мы были в Выручай-комнате, но не с кем-то, а зачем-то. Мы искали там вот эту вещь, — Сэм вытащил завернутую в тряпицу диадему и осторожно положил ее на стол. — Также мы нашли там вот это, — рядом с диадемой легла камея.

— Что это? — Северус подошел к столу, за которым сидел дядя, и сел на соседний стул.

— Вот это называется крестраж, и я понятия не имею, что это за штуковина. Но вещь темная и очень опасна, а также не дающая этому Волдеморту сдохнуть. Ты ведь знаешь про этого господина?

— Знаю, — Северус напряженно смотрел на диадему. — Я не знаю, что такое крестраж. Почему вас заинтересовал Темный лорд?

— Да нам он вообще до звезды, — Дин заложил руки за голову. — Этот тип сам решил, что мы ему почему-то интересны. А в таких делах необходимо иметь на руках козыри, например, точно знать, что данный господин четко отбросит копыта, если случится несчастный случай со смертельным исходом. Он и так, судя по всему, не подарочек, а с этими штуковинами… Мне понравилось, что Альбус говорил про охотников. Зачем мне вечные проблемы в виде никак не упокоивающегося Темного лорда? А тебе эти проблемы нужны? Ведь ты очень ему нужен. Думаешь, почему Люциус вокруг тебя хороводы водит? Только вот хрен ему. Я тебя никакому Темному лорду не отдам. Только через мой труп. А чтобы его получить, им придется очень сильно постараться, — зло улыбнулся Дин.

— Эйвери хотел проверить, на что вы способны? — тихо спросил Сев.

— Не думаю, — покачал головой Сэм. — Аберфорд прав, это скорее всего, была личная инициатива. Мне вот интересно, почему зимой вся активная жизнь этих господ, которые называют себя Пожиратели смерти, замирает?

— Они замерзают? — предположил Дин.

— Очень может быть.

— А вот этот крестраж — он единственный? — вдруг спросил Северус.

— Нет, Сев, их пять.

— Я должен понять, где ошибаюсь, я должен приготовить Феликс, — Северус закусил губу. — Почему-то мне кажется, что это очень важно. Тем более, он готовится полгода. Да, насчет Непростительных. Пожиратели очень активно ими пользуются, вы должны их знать.

— Ты их знаешь? — спросил Сэм.

— Да, — неохотно ответил Северус и обхватил себя руками за плечи. — Чем убийственнее гадость, тем она легче.

— Северус, — Сэм обхватил лицо мальчика ладонями и поднял, заставляя посмотреть на себя. — Запомни, даже если ты тренировался на крысах, это не Темная магия. Поверь, мы знаем, что такое Темная магия, и никакого отношения к Аваде или Пыточному она не имеет. А знаешь, почему? Потому что адепты Темной магии могут многое, очень многое, гораздо больше, чем простые маги, такие как ты и мы с Дином, но они изначально принадлежат нашему другану Кроули. Это плата, понимаешь? А у этого козлины очень своеобразное чувство юмора, что не может не отражаться на самом колдовстве и колдунах. Он сам, кстати, при жизни колдуном был.

— Есть «Наитемнейшие искусства», — Северус посмотрел на Сэма и улыбнулся. — Я однажды туда заглянул, меня чуть не вырвало.

— Вот это оно и есть, скорее всего. И вот если ты к этой пакости прикоснешься, мы с твоим отцом сделаем так, что ты неделю будешь стоя учиться. А в Непростительных я не вижу ничего особенного, если честно. Просто когда-то кто-то так решил, когда, кстати?

— В восемнадцатом веке.

— Вот. В восемнадцатом веке они, может, и проходили как истинное зло, но сейчас другие приоритеты. У магглов вон атомная бомба есть. Если шандарахнут, весело станет и им, и нам, и единорогам. Так что особо не заморачивайся. Что пробовал?

— Империус.

— Получилось? — Северус кивнул.

— У меня же склонность к магии разума, у меня сильный Империус получился.

— Когда? — Дин сел рядом с Северусом и обнял одной рукой, прижав к себе.

— Это когда я один жил, неважно, я не хочу вспоминать, вы же многое не хотите вспоминать, — Дин только крепче прижал его к себе, но настаивать не стал. — А на меня Империус вообще не должен действовать. Так профессор Дамблдор сказал. Правда, мы не пробовали, естественно.

— Попробуем. Надо учиться. Ему же можно противостоять?

— Да, можно. Нужно тренироваться, да еще те могут, у кого врожденная устойчивость.

— Жаль, до пауков не добраться, — посетовал Дин на несправедливость судьбы. — Вот на ком можно было бы все изучить, — он кивнул на стопку книг, присланных Малфоем.

— Будем на манекенах учиться, — решил Сэм. — Да с крестражем разобраться нужно, а весной пауков погоняем и Непростительные разучим заодно. И все-таки, почему зимой Пожиратели или неактивны, или малоактивны? — Сэм задумчиво посмотрел на книгу. — Может, Лорд в это время на курорт уматывает. Где он любит загорать, в Албании, кажется. А остальным без патрона вообще все до фени?

— А это что? — Северус взял в руки камею. — Какая она красивая.

— А вот что это, тебе и предстоит выяснить.

Глава 24

— Их внесли в реестр охотников, и они заключили договор с Хогвартсом, — руководитель отдела Министерства сел за стол, находящийся в самом углу в «Кабаньей голове», где в последнее время он встречался с представителями чистокровных семейств.

— Вот как, — Абраксас Малфой разглядывал с брезгливостью стакан, в который была налита непонятная жижа с тошнотворным запахом.

— Я бы хотел перенести место встречи, — внезапно произнес руководитель отдела и поежился. — У Винчестера, который Дин… У него глаза палача. Наверное, такими были инквизиторы. Ни злости, ни торжества — ничего, пустота… Он, когда Эйвери свой этот здоровенный нож в руку всадил, словно яблочко разрезал. Пообещал убить таким тоном, словно обещал сову послать с приглашением на чай, словно это для него ничего не значит.

— Хорошо, я подумаю, где состоится следующая встреча. Предупрежу заранее.

Руководитель отдела Министерства нервно оглянулся и выскочил из паба.

Абраксас остался сидеть за столом. Он размышлял о Винчестерах. То, что они его едва на лоскуты не порезали, при этом совершенно случайно, до сих пор заставляло его вздрагивать и потирать грудь, когда речь заходила об этих странных братьях.

То, что рассказал ему Люциус, не поддавалось разумному осмыслению. Чтобы и ангелы, и демоны объединились вместе, чтобы кому-то помочь… Абраксас был разумным человеком, и он знал, что такого не бывает. Если только… Вот об этом Малфой не хотел думать вообще, потому что в его мире логики и разумности такие разные существа, могущественные существа (а то, что маги уже давно научились бороться с демонами, не делало их менее могущественными), объединялись только для того, чтобы покончить с общим врагом. Ну, или отправить его куда-нибудь, например, на границу Хогвартса.

Абраксас потряс головой. Какие нелепые мысли иногда лезут в голову. Бред все это, конечно, бред. Они всего лишь люди, обычные люди, обычные маги, охотники, мать их… Абраксас залпом выпил содержимое стакана. Жидкость обожгла пищевод и провалилась в желудок. Сразу стало тепло и хорошо.

— Повтори, — он указал хозяину паба на стакан. К столу подлетела бутылка, и из нее в стакан полилась мутная жидкость. Когда бутылка уже собиралась унестись к стойке, Абраксас остановил ее и кивнул хозяину. — Оставь.

Аберфорт пожал плечами. Хочет блистательный Абраксас надираться в дешевом кабаке дешевым пойлом, кто он такой, чтобы помешать?

Когда Малфой вернулся к Темному лорду в разрезанной одежде со все еще виднеющимися шрамами на груди, то прямо сказал, что Винчестеры на разговоры не настроены, чуть что сразу какие-то извращенные заклятья кидают. Кровь, правда, потом остановили, но скорее всего потому, что не хотели в Азкабан за его убийство отправляться.

Абраксас кривил душой. Захотели бы убить — убили бы. Для этих братцев прирезать кого-то, как высморкаться. Прикопали бы труп, и никто никогда не нашел бы ни Абраксаса Малфоя, ни его останков.

Второй стакан пошел легче.

Схватив бутылку, Абраксас наполнил стакан больше, чем наполовину.

У них есть одно-единственное уязвимое место, это их сопляк. Но уязвимым это место кажется только на первый взгляд, на второй взгляд перед глазами встает Эйвери, примчавшийся к нему с окровавленной рукой. Этот недоумок решил поугрожать Дину и его сыну. Доугрожался. Винчестер терпеть оскорбления и разговоры разговаривать не стал, а просто пришпилил руку этого придурка к столу.

Нехорошо пришпилил, со знанием дела. Перерезал почти все сухожилия. Заживать теперь будет долго и только при участии зелий, безумно дорогих, которые на короткое время позволят сухожилиям ладони приобрести кровеносные сосуды. Чтобы было, что сращивать. Не сшивать же, как магглы. А у них нет сопляка, который в неполные тринадцать такие зелья ему принес, вроде простенькие, но настолько эффективные, что Абраксас хотел уже договориться с ним, чтобы то же обезболивающее купить. Но мальчишка сбежал, а его неадекватный родитель побежал за ним — успокаивать.

Нет у них такого зельевара и не будет, потому что сопляк Люциуса в такие дали посылает, что даже неудобно становится. Абраксас залил в себя очередную порцию сомнительного пойла.

А Лорду, кстати, про Эйвери ничего не сказали. Тот еще и добавил бы за ненужную инициативу. Эйвери только задергался, когда узнал, что ненормальные братцы ребенку ножичек подарили. Примерно такой же, которым его папаша… И самое главное, похоже, они его усиленно учат этим ножичком пользоваться. Нику посоветовали держаться от сопляка подальше, на всякий случай.

А с Люциусом нужно поговорить. Какого хрена он этого полукровку сразу в мэнор не притащил, когда его родители померли? Уж Абраксас бы позаботился о сиротке, и с Принцем по-человечески договорились бы, а не как Винчестеры.

Да, Абраксас позаботился бы о сопляке, он уже видел однажды подобный потенциал и нашел бы ему и развитие, и применение. Мальчишке хорошо бы было, он бы точно ни в чем не нуждался. Но Люциус по своей молодости прошляпил все, что только можно, и сопляк обзавелся семьей.

Абраксас покачал бутылкой. Пойла было на донышке. Он не стал выливать его в стакан, а вылил прямо в рот. Затем сделал знак хозяину повторить.

То, что Грейбека убили — ну это они молодцы, что уж сказать. Этот оборотень достал уже всех. Но прислать его голову Принцу? Абраксас задумался. А ведь красивый жест. Пошлый до крайней степени, но красивый. Принц верещал, как девица перед первой брачной ночью. А сделать ничего нельзя, не подкопаешься. И доказать, что они прислали, нельзя. И даже доказать, что убили, нельзя. Тела так и не нашли. Да даже если доказать, что убили, то что? Оборотня завалили же, не самого Принца. Их еще и наградить могут за это, избавили мир от темной твари. Красиво.

Абраксас на стакан уже не глядел, пил прямо из горла.

Когда они проворонили момент? Когда нужно было понять, что необходимо оставить Винчестеров и сопляка в покое, тем более что они сами не стремились портить отношения. Теперь уже поздно. Они вон друг в друга разве что Непростительные не швыряли, а ведь горой друг за друга стоят. Что им посторонние маги? Да тьфу, разотрут и дальше пойдут, даже не оглянутся. Интересно, а какой у них статус крови? С этими американцами вообще ничего не разберешь. А ты точно хочешь знать ответ, а, Абраксас? Бутылка была пуста уже наполовину.

Охотники. Интересно, на кого они охотятся?

— На кого охотятся Винчестеры? — он обвел мутным взглядом полупустое, несмотря на стремительно наступающий вечер, заведение.

— В данный момент ни на кого, а до первого снега на акромантулов. И правильно, их уже столько расплодилось, люди в лес боялись заходить. Сейчас стало относительно безопасно. Люди вон, подарок собирают, продуктов побольше под чарами сохранности, у них же пацан растет, еды много надо, — протирая стакан, ответил Аберфорт.

Вот, Абраксас, учись, они с вами поразвлекались и пошли заниматься очень мужским делом — охотиться на гигантских пауков. Тоже верно, на вас охотиться не интересно, вы даже ответить как следует не сможете. Темный Лорд смог бы, но пока не будет.

Абраксас присосался к бутылке.

Темный лорд, наверняка, смог бы, но он не дурак, он не полезет, пока все как следует не разузнает, он же не Эйвери.

Пустая бутылка покатилась по полу. Абраксас с трудом встал, швырнул на стол пару галеонов и, сильно шатаясь, вышел на заснеженную улицу. Постояв, он повернулся в направлении Хогвартса и побрел по занесенной снегом тропе.

— Нет, вы мне расскажете. Я Малфой, а не какой-то поганый оборотень. Это его можно чик и все, а я… О-о-о…

* * *

— Сэм, ты умеешь доить кобыл? — Сев влетел в холл, занеся с собой морозный воздух.

— Чего я должен уметь? — Сэм опешил.

— Доить кобыл, — Сев стянул с шеи шарф. В бункере было тепло, даже жарко. Причем температура регулировалась самостоятельно. — Единороги благодарны и все такое. Вы хорошо пауков проредили. И отпугнули остальных. В общем, одна кобыла разрешит ее подоить и забрать молоко. Ты хоть представляешь, что такое молоко единорога?

— Очень слабо, при этом это молоко нужно еще как-то добыть.

— О чем говорите? — к ним вышел Дин с кулинарной лопаткой наперевес.

— А ты умеешь кобыл доить?

— Ну, в общем, если это не труднее, чем доить корову… — на Дина уставились две пары удивленно раскрытых глаз. — Что? Я же на исправительной ферме срок отбывал за кражу. Вот и научился.

— А что украл? — деловито поинтересовался Сев.

— Еду для Сэма, — признался Дин. — Деньги, которые отец оставил, я спустил, а Сэм мог остаться голодным, вот так. Кого доить нужно?

— Кобылу единорога, идем, — Сев снова намотал на шею шарф и вышел на улицу.

Изящная белогривая кобылка терпеливо вынесла процесс добычи молока. Она только закатывала глаза и совсем по-человечески вздыхала. Поблагодарив животное, Сев забрал у Дина небольшое ведро, которое было трансфигурировано специально для этой цели.

— Эй, ты хоть попробовать-то дай, что я сумел добыть вот этими вот ручками, — возмутился Дин.

— Нет, — Сев переливал драгоценную жидкость по флаконам. — Я его сейчас законсервирую. Вы его выпьете вместе с Феликсом, когда время придет.

— Что, получилось?

— Ага, — Сев кивнул на котелок под крышкой, стоящий посредине стола. — Сейчас он настаиваться должен полгода.

— А что это вообще такое?

— Жидкая удача, — Северус четко отмерил несколько капель консерванта во флаконы с молоком и плотно закрыл крышки.

— Эм, я как-то настороженно отношусь ко всяким там удачам, — Дин вспомнил «кроличью лапку» и передернулся.

— Я не очень понимаю, что ты имеешь в виду, но «удача» — это не очень точное понятие. Просто… ты как бы знаешь, что нужно делать, чтобы достичь поставленной цели, даже если эти поступки на первый взгляд кажутся нелогичными. Зелье помогает выбрать среди множества вариантов тот единственный, который абсолютно точно доведет тебя до победного конца. Только у него есть ограничения: срок действия двенадцать часов и его нельзя пить часто. Только в крайних случаях, когда от принятия тобой каких-либо решений будет зависеть очень и очень многое.

— А что с молоком единорога?

— Оно увеличивает силы, сильно увеличивает потенциал к магии разума, но самое главное, во время битвы оно способно дать видение того, как нужно вести бой. В сочетании с Феликс Фелициус, думаю, будет очень хороший эффект. Ну, вам по флакону пойдет, а остальное я себе припрячу, это настолько редкая редкость, что просто дух захватывает. И дает шанс разобраться в некоторых старинных рецептах.

— Понятно, зубр… так, это Сэм, я помню, а ты мегамозг, — Дин поднялся со стула и осмотрел лабораторию. В углу стояло ведро, обычная швабра и аккуратно повешенная на ведро тряпка. — О, как у тебя здесь все серьезно. Почти никакой магии. Ты ужинать-то будешь?

— Конечно, — Северус аккуратно поставил флаконы в шкаф и повернулся к отцу. — Что у вас с патентами, или как это называется правильно?

— Нас внесли в реестр, выделили какую-то магическую хрень, по которой будут налоги пилить, кстати, довольно божеские, надо сказать. Альбус как представитель посредника, то есть школы, уже толкнул весь наш запас яда, причем ограничился исключительно своими знакомыми, и получил пошлые намеки на то, что хотелось бы еще. Как оказалось, акромантулы весьма редкие зверушки и очень опасные. Ну, с опасностью я не спорю, кстати, чтобы Сэма достать, нужно действительно быть опасным. Да, тут попытался узнать насчет гражданства, ну, чтобы совсем все легально, оказывается, все уже прошло автоматически. То есть, дом стоит на территории маг-Британии, сын усыновлен, налоговая фигня оформлена. Все, больше Министерству ничего не нужно. Нам даже маггловские документы приготовили — водительские права, причем совершенно настоящие. Уточнили только, будем ли мы работать на территории магглов. Да, и у нас сейчас есть загранпаспорта, это если мы будем работать на территории магглов в других странах. Магическая метка с автоматически проставленной визой. Это просто очешуеть, Сев, — Дин улыбнулся. — Это просто очешуеть! Да, мы уточнили, если ты будешь работать с нами, то все данные о тебе уже заложены в мои бумаги, как твоего отца. Сейф решили пока твой использовать. Когда вырастешь и потребуешь от нас убраться со своей территории, мы честно заработанную половину изымем, и свой или свои откроем, а пока решили, что одного нам хватит.

Они дошли до кухни. Почему-то принимать пищу Винчестеры предпочитали именно здесь. Сэм стоял у плиты и наливал себе кофе.

— Мне тоже плесни, — попросил Дин.

Сэм поставил перед братом чашку и вытащил из духовки запеченное мясо с картофелем.

— Ты разобрался с камеей? — спросил он Северуса.

— Нет. Одно могу сказать — это украшение, парное и не несущее в себе ни крупицы магии, вся эта красота была сделана вручную. Я даже представить не могу, сколько лет ее делали, — Сев покачал головой и буквально набросился на еду. В последнее время у мальчика начался бурный рост, он заметно вытянулся и стал выглядеть, как почти все подростки его возраста, несколько нескладным. Бурный рост предполагал повышенный аппетит.

Северус теперь не только дома все сметал, он еще и в школе умудрялся перекусывать, но все равно оставался худощавым.

Длинная челка упала на лоб, Сев раздраженно отбросил ее рукой.

— Надоели, с короткими лучше было. Они, во всяком случае, никуда не лезли.

— Девчонок попроси, обрежут, — посоветовал Дин. — Кого помоднее найди, которая точно все как надо сделает. К лету все равно отрастут. Что с игрушкой? — Дин к исследованию не подпускался. На него была возложена миссия уничтожить темную вещь, когда брат с сыном с ней закончат.

— Дин, прояви терпение, — раздраженно бросил Сэм. — Я и так себя сапером чувствую. Ты думаешь, это легко? Мы книжками обложились, что не пройти. Пока только слои защиты смогли выделить. Это просто додуматься нужно, столько наворотить. Талантливая гадина, — Сэм нахмурился. — Знаешь, я его по степени сложности в качестве исполнения приравниваю к Еве. Только вот у него нет кнопки, на которую нужно нажать, чтобы просто завалить. Так что нам до крайности нужно разобраться в этой гадости, найти остальные, а потом будет попроще. Все-таки смертный маг, пусть и такой талантливый, это будет всего лишь смертный маг. Вдвоем как-нибудь справимся, мы тоже не пальцем деланные.

— Да, Сев, как занятия с директором?

— Вот знал бы, что профессор псих побольше вас, ни за что бы не соглашался. Он, видимо, по преподаванию соскучился. Окклюменция, легилименция, щиты, экраны, ментальный щуп — это только для мозгов. Сейчас аппарация из заказанных тобой, Сэм, я уже могу сходу представить себе место будущего перемещения, а также определить координаты в пространстве. Через неделю попробуем переместиться. Сначала вместе с профессором, чтобы я прочувствовал, как это происходит, потом попробую сам. Но профессору Дамблдору этого показалось недостаточно. Мало, мол, сейчас идет отработка уже полученных навыков, а это правда мало времени занимает. Просто у меня все должно до рефлекторного уровня закрепиться, чтобы дальше пойти. Так профессор начал меня по трансфигурации натаскивать, как будто мне профессора МакГонагалл мало. Да еще и про зелье два раза на дню спрашивает. Ну вот что я мог сделать за неполную неделю?

— Альбус уверен, что ты гений.

— Даже гению нужно время, — набычился Сев. — Профессор Слагхорн, значит, не хочет, а Северус добрый, он постарается, он же гений.

— Тебе скоро мантии короткие будут, — оглядев сына, пришел к выводу Дин.

— Чарли мне целый чемодан притащила, — Северус буквально вылизал тарелку и теперь пил чай.

Когда посуда была отправлена в мойку, Винчестеры, посмеиваясь, направились по своим делам: Сэм в соседнюю с Северусовой лабораторией, продолжать раскурочивать диадему, Сев — делать домашнее задание, которое никто не отменял, так как профессорам было наплевать на его загруженность, а Дин — к своему любимому бестиарию, который у него буквально настольной книгой стал. В нем Дин искал редких опасных зверушек, желательно живущих неподалеку и обладающих ценными органами. Нужно было подготовиться к тому времени, когда пауки закончатся.

Стук в дверь совы Дин уже прекрасно отличал от стука в дверь кого-то более крупного.

Неохотно оторвавшись от чтения, Дин пошел открывать дверь почтальону.

Теперь он прекрасно знал, что делать, да еще они прибили небольшую полочку для совиных лакомств, по настоянию Северуса.

— Сэм, — заорал Дин, прочитав послание и скармливая сове печеньку.

— Ну что ты орешь? — Сэм зашел в холл практически сразу. — Я бы все равно не услышал, если бы в лаборатории был. Все, на сегодня хватит, уже все равно ничего не понимаю. Что там? — он кивнул на письмо.

— Какая-то фирма по производству корма для каких-то низзлов, нижайше спрашивает, что господа охотники делают с тушами добытых ими акромантулов, обалдеть, ну и слог. Если туши еще у нас, то не могли бы мы продать их за хорошую цену, чтобы порадовать зверьков, которые обожают консервы из подобной мерзости.

Туши Винчестеры пока складировали в одном месте. Земля промерзла, поэтому, чтобы закопать их, нужно было приложить массу усилий, а так они пока не пропадут. Вариант со сжиганием они отмели сразу, представив на мгновение образующуюся при этом вонь. Когда они видели этот выглядевший очень мерзко склад туш, то заметили, что нескольких не хватает, но были четко заметны характерные следы.

— Они еще и каннибалы, — Сэм тогда поморщился и передернулся от отвращения.

— Альбусу надо написать и с этим письмом отправить, — предложил Сэм. — Раз вызвался, вот пусть и считает, что там осталось, торгуется и так далее.

— Вот что значит безотходное производство, — ухмыльнулся Дин. И приказал сове: — Жди здесь. Мы просто созданы, Сэмми, чтобы приносить радость. Как рады были друганы Альбуса? Они даже не торговались и чуть не передрались за флаконы. А теперь представь, как будут рады эти низзлы, кем бы они ни являлись. Да мы просто Санта Клаусы этого мира! А еще эти прекрасные низзлы избавляют нас от таких хлопот, связанных с похоронами паучков…

Написав письмо, Дин взлетел к сове, рядом с которой стоял Сэм, поглаживая птицу по голове.

— Нам нужно сову купить, что ли, — забрав у брата письмо и приложив к нему полученный пергамент, он аккуратно привязал все это к протянутой совой лапе. — Альбусу Дамблдору отнеси.

Сэм открыл дверь, чтобы выпустить сову. Птица выпорхнула, а прямо на руки Сэма рухнуло практически мертвое тело, от которого так несло какой-то сивухой, что младший Винчестер закашлялся.

— Что это? — Дин помог брату поддержать тело.

— Похоже, что это недобитый нами Абраксас Малфой.

— А почему от него несет, как от самогонного аппарата?

— Ты у меня спрашиваешь? — Сэм поудобнее перехватил тяжелое тело. — За ноги хватай. Какой же он тяжелый, гад. И что его сюда в таком состоянии приволокло? Острых ощущений в жизни не хватает?

Вдвоем они отволокли Малфоя на диван и бросили на него.

— Давай сапоги хоть снимем, а то эта свинья нам тут все угваздает.

Когда сапоги упали на пол, а ноги Абраксаса буквально пинками зашвырнули на диван, чтобы он принял нормальное лежачее положение, Малфой приоткрыл мутные глаза.

— А, о-о-о… вот вы мне и все расскажете!

— Что мы тебе должны рассказать, чучело? — усмехнулся Дин.

— Все… а не то, я вас… — голова Абраксаса упала на подушку, и он негромко захрапел.

— Иначе он нас отравит своим перегаром, — задумчиво проговорил Сэм. — Надо тазик принести. Его же завтра с утра будет выворачивать наизнанку.

— Чем здесь воняет? — Сев зашел в холл и сморщил нос.

— Папашей твоего белобрысого старосты. Завтра утром передай Люциусу, что у нас ни фига не ночлежка, пусть своего родителя убирает отсюда. Сам он вряд ли будет транспортабелен, судя по миазмам.

Глава 25

— Люциус, — староста Слизерина встрепенулся и повернулся к Северусу. Тот сел рядом и даже взял со стола булочку с корицей, и придвинул к себе чашку с горячим шоколадом. Это было впервые, когда мальчишка обратился к нему первым.

— Что? — Люциус отложил вилку и внимательно начал рассматривать Сева. — Что-то случилось?

— Не надейся, со мной все в порядке, — Северус отпил глоточек и, наконец, посмотрел на старосту. — Ты не будешь так любезен прийти к нам домой и уволочь уже своего папашу? Как сказал мой отец — у нас не ночлежка.

— Что? — Люциус в этот момент напоминал сову.

— Твой родитель вчера приперся на ночь глядя пьяный в дым, завалился на диван, провонял нам весь холл, и это хорошо, что сова с письмом прилетела и отец дверь открыл, а то бы твой вообще замерз насмерть, на улице декабрь, между прочим. А сегодня утром он блюет и ему ужасно плохо, потому что антипохмельного у меня нет, а простое восстанавливающее в таких делах мало помогает, — Северус откусил от булочки, подумал и сунул остаток в карман, допил шоколад и поднялся из-за стола. — Ты вот можешь мне ответить, вы у нас что, поселиться решили?

Северус ушел, не дожидаясь ответа, а Люциус, как только вышел из ступора, заскочил в гостиную за зимней мантией и шапкой и побежал бегом к дому Винчестеров.

В холле бункера на диване картинно страдал Абраксас Малфой. Он страдал настолько демонстративно, что Сэм фыркнул и даже принес ему чашку крепкого кофе и влажное полотенце, которое Абраксас тотчас намотал на голову.

— Скажите, а где вы умудрились добыть такую фантастическую мерзость, которой вчера благоухали? — Дин сидел рядом с диваном на стуле, оседлав его и положив голову на руки, сложенные на спинке стула.

— О-о-о, — в ответ Малфой снова склонился к тазику.

— Эванеско, — с невозмутимым лицом Сэм удалил содержимое тазика.

— Ладно, другой вопрос, вы зачем сюда приперлись? — вежливо продолжал спрашивать явно веселящийся Дин. — Все требовали, чтобы мы что-то рассказали.

Абраксас мучительно пытался выдумать причину своего визита, не открывая истинных причин, за которые ему вполне могли набить лицо. Из-за похмелья придумывалось плохо.

— Я… я услышал, что вы внесли себя в местный реестр. А мне очень нужен охотник или охотники, — наконец выдал Абраксас, старательно думая, за каким чертом ему понадобились охотники. Внезапно его осенило. Ему ведь действительно нужен охотник, но все существующие в реестре до Винчестеров отказались, вот он сразу и не сообразил.

— И зачем же вам нужны охотники? — спросил Дин.

— Мантикора, — Абраксас снова склонился над тазиком.

— Эванеско, — Сэм действовал уже на автомате. — Какая мантикора, что вы несете?

— Возле Малфой-мэнора есть лес. Вот там эта тварь и обосновалась, — откинувшись на подушку, выдал Абраксас. — Мне сказали, что вы сейчас не заняты, вот я и подумал…

— А выпили для храбрости, что ли? — недоверчиво посмотрел на него Сэм.

— Ну, я же не знал, в каком застану вас настроении, — выкрутился Абраксас. — Так что скажете? Контракт на частные услуги, если попросите в качестве вознаграждения что-то не в денежном эквиваленте, то, естественно, никаких налогов. Если откажетесь, я пойму. Собственно, все и отказались. Мантикора — это не та тварь, с которой хочется связываться.

— Пошепчемся, — в духе Кроули сказал Сэм и кивнул Дину на гостиную.

— Вы тут не умирайте без нас, нам, возможно, еще контракт с вами заключать, — Дин встал со стула и пошел за братом.

— Что ты вычитал о мантикорах? — прошептал Сэм, уволакивая Дина не просто в гостиную, а в коридор за ней.

— Ничего хорошего. К магии неуязвима. Жало ядовитое, сильная, быстрая. Единственное уязвимое место — сердце, но добраться до него можно только через брюхо или нижнюю часть груди, они не защищены от физического воздействия, но к ним подступиться вообще нереально, Сэм. Нам оно надо?

— Да, Дин, надо. Я думаю, что одна из игрушек находится в библиотеке Малфоя. Подозреваю, что этот хрен неубиваемый просто спрятал ее между книг, не сказав даже хозяевам. Да и кто обратит внимание на пустую тетрадь, затесавшуюся между книг? А когда решил проверить, то притопал Люци, и тот со всем пафосом торжественно передал дневник ему на хранение. Это вписывается в его модель поведения, понимаешь? Нам нужно остаться в библиотеке Малфоев одним на несколько часов, с условием, что вынесем из нее, ну, скажем, десять книг на выбор. Вот что выберем, то и вынесем. Найдем — будет отлично, не найдем, хоть редкими книгами по магии разживемся.

— Мантикора, значит. Надо подумать, — Дин побарабанил пальцами по столу. — Если сможем отсечь хвост, то до брюха можно будет попробовать добраться. Веревка прочная нужна.

— Веревку сделаем. Сев с себя пучками единорожьи волосы снимает, я где-то видел, что если их с чем-то переплести, то веревка будет сверхпрочной.

— Ладно, давай попробуем, — наконец, сказал Дин. — Только одно условие, и его нужно отразить в контракте: видим, что не справляемся — уходим.

— Для этого нужно аппарировать уметь. Чтобы резко уйти.

— Так и пойдем не сразу. Сначала все как следует проверим, подготовим, сроки же не горят. К Рождеству, поди, и перемещаться научимся, Альбус говорил, что взрослым этот вид магии легче дается, чем детям.

— Потому что взрослым легче сосредоточиться на чем-то одном.

— Значит, решено. Вменяемый контракт и тщательная подготовка, — Дин кивнул собственным рассуждениям. — Нет, ты только представь, мы сейчас готовимся к охоте на смертельно опасную тварь и обдумываем контракт! Ты мог когда-нибудь представить, что мечты сбываются?

Когда они вернулись в холл, Абраксас лежал, прижав ко лбу полотенце.

— Почему у вас нет антипохмельного зелья?

— Потому что Сев решил, что если оно нам понадобится, то так нам и надо, — Дин снова оседлал стул. — Мы тут посовещались, мы согласны попробовать, только попробовать, и это должно быть отражено в контракте. Если получится, то мы предоставляем вам в качестве доказательства тушу, которую потом забираем себе. Теперь по оплате, — Дин еще раз переглянулся с Сэмом. — Если у нас все получается, и вы, освидетельствовав тушу, это подтверждаете, то вы оставляете нас в своей библиотеке сроком на три часа. Чтобы никого в этот момент там не было, и никто чтобы нам не мешал. Мы осматриваемся и выбираем десять книг из вашей коллекции. Десять любых книг, мистер Малфой. Это может быть и папирус Эберса и сборник анекдотов, записанных вашим дядюшкой за столом в день свадьбы его кузины. Вы принимаете наши условия?

— Да, это будет приемлемо, особенно при удачной охоте, — подумав и быстро просчитав, что в его библиотеке нет ничего такого, за что можно волноваться, сказал Абраксас. Все по-настоящему ценное Малфой хранил в своем сейфе в Гринготтсе.

— Да, контракт будет проверен и перепроверен. Сэм все-таки у нас юрист, да и Альбус Дамблдор в бумагах такого рода разбирается, — Малфой кивнул и с любопытством посмотрел на Сэма. — Очень хорошо, тогда…

Дина прервал стук в дверь.

Сэм пошел открывать, а Дин развернулся к выходу вместе со стулом. За дверью стоял запыхавшийся Люциус.

— Северус сказал… мой отец…

— Вы бы сына немного погоняли, что ли, — поморщившись сказал Дин. — Что он у вас такой дохлый?

— Проходи и забирай своего родителя. Я очень надеюсь, что это не войдет у тебя в привычку, — Сэм отступил назад, пропуская Люциуса в дом.

Когда Малфои убрались, Сэм посмотрел на брата.

— Давай я сейчас поищу все, что можно про мантикору, а ты сходишь к своим приятелям кентаврам. Они с ними встречались, может, что и подскажут.

Дальнейшие дни были наполнены суетой, розыском всей доступной информации, подготовкой, в которой нужно было учитывать все возможные нюансы, разучиванием аппарации…

Изучение всех остальных заклинаний было оставлено на потом.

У Северуса, когда он узнал, на кого хотят пойти охотиться братья, случилась истерика с выбросом. Выброс был не слишком сильным, не сравнить с тем, что перенес его к братьям, но довольно полезным, потому что сумел полностью протестировать защитную систему бункера. После того как мерцание всевозможных ламп прекратилось, один из столов в гостиной «заработал». Крышка этого стола стала напоминать пульт звездолета. Позже в этот же день, когда мальчик успокоился и вышел из своей комнаты, в которой до этого заперся, все трое склонились над этим пультом.

— Вот это против демонов, — определил Дин один из символов и прикоснулся к нему пальцем.

— Идентификация, — раздался механический женский голос.

— Ай, зараза, — Дин сунул проколотый палец в рот. Капля его крови попала на пульт и словно испарилась с него.

— Идентификация завершена. Винчестер, код доступа А, по остаточному принципу. Винчестеры последние из ныне живущих Хранителей. Доступ полный, открыт пожизненно.

— Так, Сэм, быстро дай этой штуковине себя уколоть, — приказал Дин.

Вся процедура повторилась. Братья перевели взгляд на Северуса.

— Но я не ваш, по крови, я имею в виду, — пробормотал мальчик.

— Попробуй, максимум, что может случиться, это тебе откажут в допуске, — мягко сказал Сэм.

— Хорошо, — Северус осторожно коснулся пальцем стола.

— Идентификация. Винчестер, согласно договору об усыновлении. Код допуска зеро, идентифицированный активировал систему по остаточному принципу, допуск неограничен, открыт пожизненно.

— Ух ты, — просиял Северус. — Так получается, что у меня больше прав, чем у вас. И значит, Хранилище…

— Размечтался, — протянул Дин. — С защитой пока разберись, неограниченный ты наш.

Защита была объемная и многоуровневая. Некоторые пункты протокола даже не были включены до этого времени. После гибели Хранителей и до того, как Сев разархивировал систему, защита была выставлена в режиме ожидания. Но сейчас, после того как Северус во всем разобрался, Винчестеры действительно могли только пожалеть придурков, которые попытались бы сюда или отсюда аппарировать. Причем зона запрета включила все пространство поляны, на которой стоял дом. Запрет не распространялся только на хозяев, и то присутствовали некоторые ограничения.

Контракт, составленный Малфоем, был действительно вменяем и не имел двойного толкования.

Альбус только посмотрел на братьев поверх очков, но промолчал, пока не изучил контракт.

— Если охота будет удачной, Хогвартс претендует на всю тушу, — наконец, сказал директор. — Каждый фрагмент будет оценен отдельно. После продажи вам будет предоставлен полный отчет.

— Хорошо, только немного яда, если все получится, мы сцедим, и, может, ещё чего отрежем. Северус с нами до сих пор не разговаривает, нужно будет задобрить.

— Его можно понять, — Альбус покачал головой. — Надеюсь, вы знаете, что делаете.

С Северусом удалось договориться только после того, как оба Винчестера смогли аппарировать. Произошло это через две недели после начала занятий. Срок довольно внушительный, так как тем же школьникам хватало трехмесячных курсов раз в неделю, а Винчестеры учились целыми днями напролет одному и тому же.

Охотникам лицензия на аппарацию не требовалась, она была внесена в их жетоны как само собой разумеющееся.

Утром двадцать третьего декабря, как только на улице стало можно что-то разглядеть, Дин зашел в комнату Северуса. Сев не спал, напряженно глядя на дверь.

— Мы не будем рисковать, Сев, — рядом с нахмурившимся мальчиком сел Дин. Выходить решили в это время суток, потому что мантикора ночной хищник и утром уже должна быть сытой и готовиться ко сну. — Даже если получится так, что мы попадемся и не сумеем выбраться вместе, один из нас уйдет. Раньше мы бы никогда так не сделали, но раньше у нас не было никого, кто нуждался бы в том, чтобы мы были живы.

Северус ничего не сказал, просто прижался к отцу на мгновение и резко отпустил.

— Вы сейчас пойдете? — Дин утвердительно кивнул. К двери комнаты подошел Сэм. — Идите, только подождите меня в холле.

Северус соскочил с кровати. В какой-то промежуток своей жизни с Винчестерами мальчик привык спать в одних пижамных брюках, куртка ему мешала.

Добежав до лаборатории, Северус открыл шкаф и вытащил два флакона с молоком единорога. Затем побежал к холлу. Винчестеры послушно ждали его, полностью подготовленные к перемещению. Зловредная система защиты даже для хозяев оставила только холл, из других помещений перемещаться было нельзя. Хозяева могли прыгать куда угодно из холла, и еще на улице, по всей полянке.

— Пейте, — он протянул флаконы братьям.

— А как же… — начал Сэм.

— Пейте, — сердито прервал его мальчик. — Заодно и протестируете. Ощущения должны быть не совсем обычными.

Сэм с Дином переглянулись и, отсалютовав друг другу, выпили белую, отливающую серебром жидкость.

Сначала ничего не происходило, затем действительно появились очень странные ощущения.

— Нужно идти прямо сейчас, — прислушавшись к ощущениям, сказал Дин. Сэм кивнул, соглашаясь, и братья аппарировали.

Северус остался их ждать в холле, забравшись на диван и укутавшись пледом. Потекли долгие часы ожидания.

В этом лесу они уже были. Проверяли координаты, прописанные в договоре, и осматривались. Невдалеке виднелось величественное строение — Малфой-мэнор.

— А почему его видно? — кивнул в сторону мэнора Дин.

— Дин, а то ты не понял, общаясь с Абраксасом, что он никогда не будет прятать подобную красоту. А как же восхищенные взгляды простых смертных?

Его прервал раздавшийся неподалеку рев, визг и шипение.

Переглянувшись, братья сбросили легкие рюкзаки на землю и вытащили оттуда по мотку особо прочной веревки и мачете. Больше ничего, кроме револьверов и посеребренных ножей и палочек, у них с собой не было, да и незачем было таскать лишний груз.

Мантикора решила закусить выводком какой-то странной, но симпатичной кошки, с большими ушами и хвостом, напоминающим львиный. Сама кошка отчаянно защищала потомство, бросаясь на мантикору, стараясь допрыгнуть до глаз. Силы были явно неравны, огромное животное мощным движением головы скинуло кошку, и хвост, украшенный жалом, вонзился в незащищенный живот маленькой по сравнению с самой мантикорой жертвы.

Молоко единорога вело братьев, подсказывая, что именно вот этот момент самый подходящий для того, чтобы напасть.

Дин обошел взбешенную мантикору, которая все-таки получила чувствительные и довольно болезненные царапины от кошки, и встал сбоку, Сэм двинулся прямо на зверя.

У них, скорее всего, все получилось бы в лучшем виде, но под ногой Дина хрустнула ветка.

Мгновенно развернувшись на посторонний звук, зверь прыгнул. Сэм успел набросить веревку на хвост, и Дин избежал удара жалом. Но мантикора, резко разворачиваясь к очередной опасности, сбила его с ног корпусом. Дин упал на землю, а мантикора успела слегка задеть его лапой по голове, он не успел откатиться так, чтобы полностью избежать удара. Хлынула кровь. Скальпированные раны всегда сильно кровоточат. Достать палочку и остановить кровь было делом нескольких секунд, тем более мантикора от него отвлеклась на Сэма, но этого времени хватило пребывающему в бешенстве зверю, опьяненному запахом свежей крови, чтобы прыгнуть и подмять под себя младшего Винчестера.

Физически более сильный, чем брат, Сэм мог бы устоять на ногах, но принятое молоко не дало ему это сделать. Он упал и был практически придавлен тушей приземлившегося на него зверя. Все, что Сэм мог сделать из этого положения — это схватить жало двумя руками и не дать мантикоре пришпилить себя к земле, вплеснув при этом галлон невероятно сильного яда, который был уже виден, собравшись на кончике жала.

Дин вскочил на ноги — сейчас у него была идеальная позиция для атаки. Свистнул мачете, и в руках у Сэма остался обрубок хвоста с наполненным ядом жалом. Зверь яростно взревел и на секунду приподнялся, открыв лежащему под ним Сэму доступ к своей незащищенной груди и животу. Кроме обрубка хвоста с жалом, под рукой у Сэма ничего не было. Но и такого шанса раненая мантикора им бы больше не предоставила.

Собрав все свои силы, увеличенные молоком единорога, Сэм всадил мантикоре в сердце ее собственное жало, до краев заполненное сильнейшим ядом.

Она умерла практически мгновенно. Один удар сердца — и яд разнесся по организму, парализуя мышцы и блокируя сосудистый и дыхательный центры в мозге.

— Дин, сними с меня эту тушу, думаешь, она весит пару кило? — пропыхтел Сэм, барахтаясь и пытаясь сбросить с себя мертвого зверя.

Вдвоем с братом они смогли приподнять тело, из-под которого выполз, извиваясь, как змея, Сэм.

Подняв руку и поднеся ее к глазам, он с удивлением резюмировал:

— Двадцать минут. Мы здесь находимся двадцать минут, — после этого он сел на землю, зачерпнул рукой снег и протер им лицо.

Мышцы болели, грудь простреливала при каждом вздохе: похоже, что тварь сломала ему несколько ребер. Лицо Дина, все в потеках крови, было похоже на какую-то гротескную маску. Упав рядом с братом, Дин так же попытался кое-как умыться снегом.

— Знаешь, больше я на этих тварей охотиться не буду, только если безвыходная ситуация сложится, — сказал он, кидая горсть снега в рот.

— Да, я с тобой полностью согласен. Как мы эту тушу понесем к Малфою?

— Вот еще, много чести, — Дин поднялся на ноги. — Жди здесь, сейчас я его милость разбужу и притащу сюда, а потом мы в его библиотеке покопаемся, и отсюда прямо с этой тушей домой.

Когда Дин ушел, Сэм достал палочку и немного привел себя в порядок. Грудь болеть стала меньше, но боль полностью не ушла.

— Точно перелом, — констатировал Сэм, поднимаясь на ноги. — Тогда с вампиром трещина была, а сейчас все равно костерост пить придется.

Он сходил к месту, где они оставили рюкзаки. Забрав их, вернулся к туше. Затем подошел к гнезду кошки, которая лежала мертвая недалеко от туши мантикоры. Ему показалось, что в разоренном гнезде что-то шевелится. Только-только рассвело, а здесь, в лесу, царил полумрак. Мелкие предметы было видно плохо. Сэм подошел к гнезду и заглянул внутрь. Шесть маленьких тел лежали неподвижно, но одно пыталось шевелиться и попискивать, ища мать, как источник тепла и пищи.

Сэм протянул руку и вытащил белый меховой комочек с непропорционально большими ушами. Котенок был еще слепой, но уже весь покрыт приятным на ощупь пухом.

Сзади раздался хлопок аппарации, Сэм, не раздумывая, сунул попискивающий комочек за пазуху и обернулся.

Абраксас Малфой ходил вокруг туши мантикоры и с трудом сдерживался, чтобы не хвататься за сердце. Особенно сильно его впечатлил способ убийства.

— Все верно? — спросил Дин.

— Да-да, — кивнул Малфой. — Я открыл вам временный допуск на однократную аппарацию прямо в библиотеку. Из нее вы можете также аппарировать в течение трех оговоренных часов. Чары настроены так, что вы можете взять с собой не более десяти книг из стоящих на полках.

Дневник Сэм нашел почти сразу. Выпитое молоко единорога подсказало, где искать темную вещь.

Набросав в рюкзаки еще девять книг, в основном по различным существам и артефактам, братья поспешили домой.

Северус вскочил с дивана, напряженно глядя на открывающуюся дверь. Когда он увидел, что Винчестеры входят оба, живые, немного потрепанные, но не смертельно, он не смог сдержать вздох облегчения. Северус рванулся к ним, не обращая внимания на то, что до сих пор был босиком.

— Сев, обуйся, простынешь, — Дин заметил степень раздетости сына первым.

— Подожди, — остановил улыбающегося Сева Сэм, когда он осторожно обнял их и хотел бежать одеваться. — Мне костерост нужен, и нам обоим обезболивающее. — Северус кивнул, он прекрасно понял, какие зелья нужно будет тащить. — Да, там на улице туша мантикоры валяется. Ты нарежь с нее, что тебе нужно, остальное Альбус заберет. Только все это позже, даже зелья, вот, держи, — Сэм вытащил из-за пазухи пищащий белый комочек пуха. — Я не знаю, кто это, мамка вроде небольшая была. Его накормить надо, скорее всего, из соски или из пипетки. Молоко вроде было.

Северус, не скрывая восторга, взял попискивающую кроху и осторожно прижал к голой груди.

Глава 26

Рождество Винчестеры после долгих раздумий решили встретить в Хогвартсе.

Почему-то они купились на речи Альбуса, что обычно праздник проходит буквально в семейном кругу, не больше десяти-пятнадцати человек — дети, которые не поехали домой по разным причинам, и оставшиеся преподаватели.

Этот разговор состоялся почти три недели назад, и когда братья отдавали мантикору директору, то подтвердили свое участие.

Когда же они вошли в Большой зал в девять вечера, то чуть не повернули обратно. На них с любопытством смотрели все четыре факультета с четвертого по седьмой курсы, оставшиеся в полном составе. Малышне на братьев в большей степени было наплевать, они хотели встретить Рождество с семьями, но вот старшекурсники — это было совершенно другое дело.

Надо ли говорить, что все трое, собираясь на «практически семейные посиделки», и оделись практически по-домашнему: джинсы и рубашки под теплыми куртками.

— Проходите, — все столы были сдвинуты в одну кучу, студенты сидели вперемешку с преподавателями, а откуда-то из центра им махал рукой директор, подзывая к себе. — Я вам здесь места застолбил.

Все присутствующие, включая смущенных братьев, прыснули.

— Как-то я не думал, что буду вот так встречать Рождество, — прошептал Сэм, напряженно улыбаясь.

— Да ладно, расслабься. Сейчас поедим, выпьем чего-нибудь безалкогольного, и уйдем домой. Смотри, какие елки, — Дин с нескрываемым удовольствием разглядывал огромные ели, которые украшали Большой зал.

Они прошли к своим местам под таким пристальным вниманием, что почувствовали себя на мгновение кинозвездами, идущими по красной дорожке.

Дойдя до «застолбленных» директором мест, они пожали ему руку и, наконец-то, сели, сразу затерявшись среди остальных участников посиделок.

— На этот раз просто рекордное количество учеников осталось в школе на каникулах, — Альбус наклонился к Винчестерам.

— Да уж, это просто бросается в глаза, — Сэм схватил бокал и сделал глоток. Потом слегка отодвинул его с удивлением, понюхал. — Как интересно.

— Право же, Сэм, сегодня можно и расслабиться, — улыбнулся директор, и тут только Сэм заметил яркий румянец на его щеках и неестественный блеск ярких голубых глаз.

— Насчет безалкогольных напитков, это мы погорячились, — Сэм кивнул на бокал. — Пунш, причем градусов в нем прилично так.

— Ну вот, расслабься, Сэмми, — Дин сделал глоток из своего бокала. — Хм, классная вещь.

Дальше праздничный ужин протекал за неспешными разговорами, взрывами смеха, хлопаньями волшебных хлопушек. В середине вечера даже Сэм расслабился и получал от праздника настоящее удовольствие.

Когда стрелки на часах подбирались к полуночи, Дин наклонился к Северусу, который довольно непринужденно болтал о чем-то с пятикурсником с Равенкло.

— Сев, у меня проблема, мне бы в туалет пробраться.

— Здесь недалеко на втором этаже есть туалет, пошли, провожу, — Северус встал из-за стола и быстро пошел к выходу. Дин поспешил за ним.

На них уже никто не обращал внимания, все веселились или почти дремали, подперев головы руками и с удовольствием глядя, как профессор Флитвик пытается показывать маггловские фокусы с картами без магии.

В коридорах замка было пустынно и царил полумрак. Было холодно, особенно после теплого Большого зала.

Туалет располагался недалеко от лестницы.

— Дин, он, эм, женский, но им никто не пользуется из-за призрака, — Северус виновато потупился. — Просто он ближайший, а призраки тебя боятся, так что Миртл исчезнет. Но если тебя это смущает…

— Да вообще как-то параллельно. Когда мочевой пузырь полный — смущение уходит далеко, — Дин открыл дверь и сунул голову в проем. — Эй, девчонки, здесь есть кто? Ну, вот, никого нет. Ты меня подождешь или обратно пойдешь? Скоро домой пойдем.

— Подожду, — кивнул Северус.

И Дин исчез в туалете.

Стоять под дверьми туалета было некомфортно, и Северус отошел к ближайшей нише, напротив двери, и попытался сесть, не заглянув внутрь.

— Ай, — Северус подпрыгнул и обернулся. — Сев, это ты?

— Лили? А почему ты здесь одна сидишь? И почему ты домой не поехала?

— Мама с папой решили поехать с Пэт в Диснейленд в Париж, а меня не взяли. Они посчитали, что раз я волшебница, то Диснейленд меня не впечатлит, и что в этом случае мне лучше провести праздник в волшебном замке, — она сидела в нише, забравшись туда с ногами и обхватив колени руками. Уткнувшись в колени, она всхлипнула.

— Лил, но ведь им не могло это просто так прийти в голову, — Северус сел на краешек и неловко погладил подругу по рыжим волосам. — Значит, что-то навело их на эту мысль.

— Я, ну я… — Лили подняла свои зеленые, от слез ставшие еще более блестящими, глаза. — Я ужасный человек, да?

— Нет, просто… Просто не надо с ними ругаться, — Северус вздохнул. — Они — твоя семья. И Петунья, кстати, тоже. Вот, например, сейчас, ты же чувствуешь себя плохо, тебе без них плохо, а им без тебя, я уверен. Нельзя терять эту связь, ведь именно сестра — самый близкий тебе человек. Самый близкий, гораздо ближе, чем даже мама и папа, ведь и в ней, и в тебе есть частичка обоих родителей. Не отталкивай Пэт, не нужно…

Лили села так, чтобы оказаться рядом с Северусом, и положила голову ему на плечо.

— А ты со своим приемным отцом? Ведь у вас же нет этой общей частички.

— Есть, но она у нас не в крови, она у нас вот здесь, — Северус коснулся своего виска. — Иногда мне кажется, что ее даже слишком много. Настолько много, что я чувствую каждую его эмоцию, ощущаю всю его боль. Когда я почувствовал это впервые, мне стало страшно. А теперь я просто не представляю, что будет, если этой частички не станет. Что тогда? Не станет и меня? С Сэмом не так, мне с ним легче, но и частичка эта меньше. Я такую полную связь ощущал еще раз всего лишь однажды, когда лечил единорога.

— Я знаю про единорога. Сириус пришел с целым пучком волос единорога, а когда Джеймс спросил его, где он взял их, то Сириус рассказал, что помог тебе мантию почистить, а ты отдал половину волос ему. Поттер рассмеялся и сказал какую-то гадость, а Сириус на него наорал. Я в первый раз видела, что они поругались. Потом, правда, быстро помирились, но с этих пор все разговоры про тебя у них словно под табу.

— Вот как, интересно.

Они замолчали. И тут прямо над ними появилось свечение. Лили подняла голову.

— Ой, омела.

Северус проследил за ее взглядом.

— Ты знаешь, что они зачарованы? — Северус почувствовал, что у него вспотели ладони. Лили кивнула. — Нам нужно… ну, чтобы она отстала…

Лили не стала слушать его лепет, а положила руки на плечи и просто прижалась губами к его губам.

Шорох, раздавшийся неподалеку, прозвучал набатом. Они отпрянули друг от друга и Северус обернулся.

— О, отец, — Сев неловко встал на ноги, чувствуя, что даже кончики ушей пылают.

— Ничего-ничего, я сам дорогу найду, — Дин продолжал пятиться, изо всех сил стараясь не рассмеяться и даже не слишком сильно улыбаться.

— Не говори глупости, — Северус повернулся к Лили. — Пошли, сколько можно тут сидеть. — Лили кивнула и подошла к Севу. — Это мой отец — Дин, а это — Лили Эванс, моя подруга.

— Да, я заметил, что подруга, — пробормотал Дин. — Очень приятно, мисс.

Лили потупилась и, нащупав рукой руку Северуса, сжала ее.

Когда они дошли до дверей Большого зала, Дин пропустил детей вперед и вошел следом. Лили посмотрела на Северуса и пробормотала неуверенно:

— Я к своим пойду.

— Ладно, — Северус отпустил ее руку и направился на свое место.

— Сев, ты все-таки найди портрет Рослин, на всякий случай, — буквально промурлыкал Дин. — Она все гораздо лучше меня тебе объяснит.

— Дин, — Северус всплеснул руками и сел на свое место, схватив бокал. У детей, в отличие от взрослых, пунш был как раз безалкогольный.

— Что случилось? — Сэм наклонился к брату.

— Наш мальчик взрослеет, — Дин пребывал в состоянии легкого опьянения, и мир перед ним расцветал всеми его многочисленными красками. — У него девушка, похоже, появилась, — продолжал он делиться впечатлениями с братом.

— Дин, мы попали под омелу, — яростным шепотом пытался что-то доказать Северус. — Они зачарованы таким образом, что пока не поцелуешься, она от тебя не отстанет.

— О, так ты целовался с девчонкой? — Сэм подпер рукой голову и посмотрел на Северуса с полуулыбкой.

— Да идите вы, — махнул рукой Северус, чувствуя, что снова краснеет.

— Не обращай внимания, мой папаша так же себя вел, когда увидел, что я, когда из поезда выходил, чемодан Молли Пруэтт помог вытащить, — прошептал Северусу на ухо Кингсли. — По-моему, отцы все такие, думаю, что и мы будем вести себя, как кретины, когда наши сыновья попадутся нам с девочкой, даже если это будет случайно и ты даже с ней не знаком, и вы просто шли в одном направлении.

— Боюсь даже представить, — фыркнул Северус.

— А ты с кем, ну, под омелой? — не удержавшись, спросил Кинсгли.

— О-о-о, — Северус мученически застонал и обхватил себя за голову руками.

Разошлись все далеко за полночь. В честь праздника никто из учителей не настаивал на скором завершении посиделок.

Радушно попрощавшись с раскрасневшимся и довольно глупо хихикающим Альбусом, Винчестеры отправились домой.

— Вот видишь, Сэм, все просто чудненько вышло, — Дин шел, насвистывая что-то весьма смутно напоминающее рождественские гимны.

Они недалеко отошли от школы, когда Дин заметил на лавочке, стоящей недалеко от входа, тонкую женскую фигурку. Из-под капюшона мантии выбивались белокурые волосы.

— Идите, я догоню, — Дин решительно направился к девушке. — Здравствуйте, Пандора, я не видел вас на празднике.

— Я там не была, — коротко ответила девушка, не поздоровавшись и даже не взглянув на Дина.

— Что-то случилось? — остатки легкого хмеля быстро улетучивались, позволяя Дину сосредоточиться.

— Да, вы. С нами, со мной и с Менди, случились вы, — Пандора повернулась к присевшему на скамейку Дину. — Я сначала так злилась, когда поняла, что вы вовсе не искали меня в тот вечер, просто наскоро сочинили историю, которая выглядела бы более менее правдоподобной.

— Эм, понимаете, Пандора…

— Не нужно передо мной оправдываться, мистер Винчестер, — Дин сначала дернулся, чтобы сказать, что она может называть его просто по имени, но потом передумал. Не стоит этого делать. — Я все понимаю, правда. Мы с Менди сначала злились, навоображали себе Мерлин знает что… Наверное, мы восприняли все случившееся слишком эмоционально. Северус нас осадил, посоветовав Менди за обедом (он иногда обедает с нами, вы знаете?) оставить наши глупые мысли при себе.

— И вы послушались? — улыбнулся Дин.

— Вообще-то, да. Северус уже на первом курсе знал больше всего, чем наш тогдашний учитель ЗОТИ, а зелья… Не знаю, что это: талант, чутье, фантастическая работоспособность… Менди говорила, что ему только полеты не давались. А ведь ему никто, никто, понимаете, никогда не помогал. Да он и не просил. Так что, когда вот такой обновленный Северус просит чего-то не делать, начинаешь прислушиваться к хорошему, в общем-то, совету. Если, конечно, не хочешь однажды в утренний сок заполучить что-нибудь не ядовитое, но малоприятное.

— Я не думаю, что Северус… — пробормотал Дин.

— О, будьте уверены — способен, — Пандора искренне фыркнула, увидев изумление на лице Дина. — Он слизеринец, причем один из самых классических. Что бы его соседи по гостиной ни думали. Если бы не вы, он бы им годика через два-три все равно показал бы, что такое истинный слизеринец. Правда, его будущее было бы под сомнением, — она покачала головой. — Хорошо, что вы нашли общий язык. Я с Равенкло и как никто понимаю, что такой талант нельзя отдавать на потеху всяким там…

Она замолчала. Дин уже собрался уходить, видя, что девушка действительно в порядке, просто иногда каждому охота побыть одному.

— Скоро входные двери закроют, они сегодня до половины второго открыты, — Дин встал. — Вам нужно успеть попасть в школу.

— Успею, — махнула рукой Пандора. — Мистер Винчестер, а вы правда охотник?

— И я, и Сэм, — кивнул Дин.

— Охотники теперь редкость, маги не любят рисковать, — Пандора встала. — Я верну вам камею, или передам Северусу.

— Не стоит, оставьте себе, — махнул рукой Дин.

— Она очень древняя и очень дорогая, но в ней совсем нет магии, ее словно сделали магглы, это так удивительно, да еще и герб Хогвартса как-то неправильно представлен. Вы извините меня, но я показала ее профессору Флитвику, и сейчас они вместе с профессором Дамблдором пытаются разгадать ее загадку. Единственное, что они определили, что камея одна из пары.

— Да, вторая часть у нас, — подтвердил Дин. — Но я ничего о ней не знаю, она мне случайно досталась.

— Я так и поняла, — Пандора лукаво улыбнулась. — До свидания, мистер Винчестер.

— До свидания, Пандора, — улыбка Дина показалась девушке чуть грустной. — Хотя, подождите. Вы знаете, что за зверь такой: похожий на кошку, чуть крупнее по размерам средней мявкалки, с огромными глазищами, большими ушами и хвостом, похожим на львиный, да они еще очень пушистые?

— Это низзлы, — Пандора удивленно посмотрела на Дина. — Но они практически не встречаются в дикой природе. Чистокровные низзлы очень агрессивные и признают только одного хозяина. Вот его низзл будет защищать до последнего. Так что маги предпочитают полуниззлов, скрещенных с обычными кошками, они хоть немного более управляемые. А что?

— Нет-нет, ничего, — улыбнулся Дин и пошел по тропе к дому, махнув Пандоре на прощанье рукой. — Точнее, ничего хорошего, но и не критично. Значит, когда этот комок шерсти подрастет, он будет нам с Сэмом в ботинки гадить, если мы на Сева прикрикнем, а то, что прикрикивать придется — это только вопрос времени и стремительно приближающегося пубертата.

— Поговорили? — Сэм ждал его в холле, сидя в кресле.

— Поговорили, — кивнул Дин, — а где Сев?

— Малявку свою кормит, а потом спать завалится, поздно уже.

— Сэм, давай про низзлов почитаем, чтобы знать, к чему быть готовым. Да, нужно еще ключ от Хранилища в носок запихнуть.

— У нас каминов нет, — усмехнулся Сэм. — Просто рядом с подушкой положим. А что ты про низзлов говорил?

— Да вот, думаю, нужно Альбусу сказать, чтобы плату за некоторую часть пауков, которые на кошачий корм идут, этими вкусняшками брать, а то как-то странно получится: мы им сырье — а консервы в магазинах брать будем?

Глава 27

Почти все каникулы Северус просидел в хранилище, куда частенько забредал Дин, умирающий со скуки. Маленький низзл, успешно открывший глазки, почти все время проводил с Северусом. На время каникул директор также освободил мальчика от дополнительных занятий.

Сэм все пытался разобраться с крестражами.

— Я понял только одно, это точно не душа, ни целая, ни расколотая, — Сэм наконец признал свое поражение. Это произошло сразу после нового года. — В общем, я не знаю, как эта штуковина работает, но зато разобрался в защите. Чтобы раздолбать эту хрень без последствий для своего здоровья, желательно снять первые два слоя. Остальные не так важны. Ну что, будем ломать?

— Конечно, будем. Ты разобрался с защитой? — Дин прислонил нож, способный убивать демонов, к обложке дневника. Сэм кивнул.

Дин размахнулся и ударил. Эффект был весьма похожим на тот, что происходил с демонами в то время, когда их резали этим клинком. Дневник словно наполнился светом изнутри, но светом не тем, что дает солнце, а кровавым светом тлеющих углей. Зрелище, завораживающее в своей опасной красоте.

Как только дневник стал представлять собой простую обгоревшую тетрадь, Дин посмотрел на диадему.

— И как ее бить? — он походил вокруг стола, осматривая изящную вещь. Даже попытался положить ее на бок. Наконец это дело ему наскучило, и он, перевернув нож в руке, ударил не острием, а всей режущей кромкой.

На диадеме спецэффекты выглядели ярче, красивее, опаснее.

— Что дальше? — спросил Дин, с трудом заставляя себя не смотреть на почерневшее серебро.

— А вот что дальше, не знаю. Кольцо в какой-то хибаре, а вот остальное… Можно предположить, что медальон или рядом с кольцом, или он таскает его на шее. А вот где чаша…

— А где она была в книге?

— В банке, в сейфе Лестрейнджей, — Сэм аккуратно скинул диадему и дневник в специально подготовленную для этого коробку, на которой написал: «Уничтоженные крестражи». — Это нужно в хранилище отнести.

— Значит, некто Лестрейндж, некая хижина и сам главбосс, — Дин почесал висок. — Знаешь, эта задачка переплюнула уже все наши бывшие по сложности. Не по опасности, а именно по сложности. И это при том, что ты хотя бы половину знаешь, согласно книжкам этой… которая как Чак, только виски побольше.

— А я тебе скажу, почему это происходит. Потому что там мы боролись с могущественными сущностями. А здесь приходится противостоять людям. И, Дин, хуже, коварнее, хитрее хищника, чем человек, еще никто не придумал. По идее, Богу надо было не левиафанов где-то запирать, а нас.

— Так что делать-то будем?

— Пока ничего. Что мы можем на данном этапе? Подождем, вдруг что-то подвернется, какой-нибудь шанс, вроде того, что с дневником подвернулся. Время еще есть. Если судить по тем же книгам, молодая поросль, которая действительно опасна, еще не подросла, кстати, туда и наш мальчик должен был войти, а из тех, кто сейчас есть, реальную опасность представляют: сам главный, некто Долохов, и, да, те самые Лестрейнджи, скорее всего, пока один — старший. Так что четыре-пять лет у нас есть. Если сам главный не захочет с нами разобраться, тогда мы попрыгаем. Но он не станет, потому что, во-первых, не дурак и напролом не попрет, а во-вторых, мы расположились прямо под носом у Альбуса, а у этого главного — комплекс бывшего отличника, который до самой смерти боится бывших учителей.

— Как все запутано, — Дин сел в кресло. — Хочу на охоту. Там все просто: вот тварь, ее нужно заманьячить, и никаких вправо-влево, никаких полутонов, в большинстве случаев. Исключения, конечно, всегда есть, но они только подтверждают правила.

Сэм не ответил, он подхватил коробку и пошел в хранилище. Там он нашел Северуса, сидящего на полу и читающего чью-то рабочую тетрадь.

— А ты не должен сейчас антиликантропное зелье варить? — спросил Сэм, подходя к пустому стеллажу и устанавливая на одну из полок коробку.

— Оно настаивается. До следующего этапа два дня, — Северус оторвал взгляд от тетради. — Вообще оно какое-то мерзкое, слишком трудоемкое. Не сложное, что характерно, а именно трудоемкое. Если оно получится и покажет нормальный результат, мне будет проще научить Люпина самому его готовить, чем каждый месяц варить. У него, в отличие от Поттера, мозги хотя бы есть. И вообще, нашли штатного зельевара. Пусть тогда платят! — Северус аккуратно положил тетрадь на полку. — Эти Хранители очень педантичные были, все на своих местах и хорошо каталогизировано. Я поднял все записи об оборотнях. Это правда, что в вашем бывшем мире были такие твари, как перевертыши? — Дин кивнул и нахмурился. Да, были, и одной из этих тварей чем-то именно его облик когда-то полюбился. — Жесть. Хорошо, что у нас такое не водится. У нас своего добра хватает. Мантикоры, например. Кстати, это нужно будет записать и воспоминания приложить, копию, естественно. У профессора Дамблдора в кабинете думосбор стоит. Вы вообще в курсе, что вторые за всю историю магмира, кто сумел эту гадость убить? И первый в итоге умер от полученных ран. Хорошо еще, что мантикоры очень редкие создания и очень редко размножаются, фактически несколько штук на целое поколение.

— Ты поэтому такую истерику закатил? — Сэм потрепал Северуса по волосам.

— Нет, я просто очень люблю поскандалить, а очередная охота — чем не повод? Так вот, об оборотнях. Перевертышами рождаются. Никаких укусов и прочей гадости. Оборотней, которые зависят от луны, называют истинными. Хранители смогли подобрать лекарство.

— Что? Это же здорово!

— Да, здорово, но оно действует только до первого полнолуния. Там вообще жуткая последовательность приема пяти разных зелий, только я не знаю, получатся они у меня или нет, все-таки я маг, а Хранители нет. Последнее дается в тот момент, когда начинается впервые перестраиваться костяк во время первого превращения. Вообще это лечение — жуть жутчайшая, но помогает. А вот для тех, кто хоть раз обратился — лечения не существует. Там что-то на клеточном уровне меняется. В общем, как пишет этот Хранитель, это уже не люди. Так что для Люпина только антиликантропное зелье, как выход.

Тут откуда-то из колен Северуса высунулась забавная белая мордочка.

— Что, Снежок, надоело тебе здесь? Пошли, пройдемся, — Северус встал и подхватил на руки свою зверушку.

— Сев, мы тут с Сэмом помозговали, все равно заняться пока нечем, даже еды навалом, — жители Хогсмида все-таки притащили им продукты домашнего производства под чарами сохранности, много притащили. Сэм только крякнул, когда все это увидел, но отказаться не успел, потому что Аберфорт сунул ему под нос внушительный кулак и попросил не обижать людей, которые все это готовили от чистого сердца. — В общем, на бункере такая охрана стоит, сам Хогвартс нервно отдыхает. Давай Непростительные учить. Начнем с самого мерзкого, с Империуса.

— Вы уверены? — тихо спросил Северус.

— Конечно, — пожал плечами Сэм. — К тому же есть у меня подозрение, что на меня эта дрянь не действует, а Дину нужно тренироваться.

— А может, мне с Дином еще позаниматься, чтобы он окклюминационный щит смог ставить?

— Зачем? — Дин хмыкнул. — Пусть попробует кто-нибудь покопаться в моих мозгах. Вот думаю, что больше всего произведет на него впечатление: мои развлечения в Аду или в Чистилище? — он невесело ухмыльнулся. — Можно еще, как вариант, день в образе смерти посмотреть. Они у вас ужастики любят? — Северус медленно покачал головой. — А ведь до встречи с тобой вся наша жизнь, начиная с моих пяти лет — один сплошной ужастик. Так что пусть смотрят, мне не жалко, только, чур, потом не жаловаться и к маме не проситься. А вот от внушения лучше подстраховаться, я к ним очень чувствителен, — Дин содрогнулся, когда вспомнил, как отдавал детку, а потом наводил прицел снайперки на брата.

— Ладно. Где будем экспериментировать?

— В гостиной. Там уютно и от двери недалеко. Вдруг кого черти принесут. Нужно уже звонок какой-нибудь придумать, — Сэм первым вышел из хранилища и направился в гостиную.

Как и предполагал Сэм, он Империус даже не почувствовал.

— Вот это блок, — восхищенно посмотрел на дядю Северус. — Ну-ка, давай еще кое-что проверим, я, правда, еще не очень умею, но все же, — он сосредоточился, затем поймал взгляд Сэма. — Легилименс.

Сэм ощутил неприятные ощущения в голове, словно мурашки поползли, он рефлекторно почесал макушку. Северус тем временем опустил палочку.

— Вот почему у тебя такая эмоциональная чувствительность низкая. У тебя вообще сплошные блоки. На всем абсолютно. А перед каждым блоком еще парочка сплошных стен. Я даже думать не хочу, от чего такого жуткого ты так сильно пытался закрыться, что, даже еще не иницировавшись, добился такого результата. Это должны были быть не просто пытки, а пытки на таком пределе, что заставляли вибрировать от боли каждую клеточку, затрагивать саму душу. Это ужасно, Сэм. Кто с тобой это сделал?

— Люцифер, это был Люцифер, — Сэм через силу улыбнулся. — Неважно уже, Сев, это было давно.

Дин как-то странно посмотрел на брата. Они никогда не обсуждали того, что делал с ним Люцифер. Он помнил только, что даже сам Смерть был в шоке от того, что архангел сотворил с Сэмом.

— Я думаю, что на тебя сейчас не только Империус не действует, но и Круциатус. Это пыточное, оно ведь не на физическом уровне работает, — Северус обхватил себя за плечи. Ему внезапно стало холодно.

— Ну, пыточные оставим на потом. Давай нашего сверхчувствительного Дина тестировать.

Ситуация с Дином была диаметрально противоположная. У него, наоборот, каждый нерв был словно оголен. Только чуть прикоснись, и зазвенит.

На Империус Дин отозвался весьма охотно, у него не было вообще никакой сопротивляемости.

Когда Северус опустил палочку, задумались все трое.

— С этим нужно что-то делать, — произнес Сэм.

— Да уж, — Дин упал в кресле. — Теперь я знаю разницу, Сэмми. Тебе выполаскивали мозги. Выполаскивали так, что это отражалось на всем организме, и ты, чтобы хоть как-то защититься, строил все эти блоки. Я даже думаю сейчас, что та стена на воспоминаниях была поставлена зря. Она вступила в конфликт с твоими собственными стенами, и поэтому у тебя крыша и поехала. Мы просто, как обычно, тебя недооценили, думали, что ты не настолько сильный.

— Не суть, мы не знаем точно, — отмахнулся Сэм. — Но я тебя понял. На тебя, наоборот, пытались воздействовать исключительно на… ну, на как бы физическом уровне, а мозг у тебя должен был работать четко, анализируя все, что с тобой делают. Так что твой разум открыт для всего, вообще для всего, он-то так перестраховывается, но нам сейчас от этого как-то не легче. Сев, а какое-нибудь зелье существует, которое может на время заблокировать от действий на разум?

Северус покачал головой.

— Нет, таких нет. Нужно тренироваться. Дин, ты должен, прежде всего, почувствовать, что на твой разум вообще пытаются воздействовать, — Северус задумался. — Можно попробовать зелье концентрации приготовить. Оно поможет сосредоточиться на конкретной задаче, в нашем случае на том, чтобы ты смог распознать действие заклятья на разум. Если ты поймешь разницу, то это будет уже полдела.

— А как вы ощущаете это воздействие? — спросил Дин.

— Я не думаю, что тебе это пригодится, у каждого это, скорее всего, по-разному. Я, например, чувствую, будто ко мне муравьи прямо в череп залазят, неприятно, жуть, все чесаться начинает, — ответил Сэм.

— Ну, у меня в чем-то похоже, как будто мурашки от холода ползать начинают, и не только по голове, но и по позвоночнику, — Северус поежился.

— Значит, есть от чего оттолкнуться, — Дин закрыл глаза. — Вари зелье, и попробуем.

— Вот вы жалуетесь, что вам заняться нечем, может, уже начнете пробовать сами что-нибудь варить? — спросил Северус.

— О, ты про оплату так вежливо намекаешь? — Дин улыбнулся.

— Нет, это я намекаю на то, что вдруг меня не будет рядом? Случиться-то может всякое. Что вы будете делать?

Братья переглянулись и в голос заявили:

— Купим, — Северус только рукой махнул.

В дверь постучали.

— У нас не дом, а проходной двор, — пробурчал очень гостеприимный ребенок.

Сэм пошел открывать. На пороге стояли двое мальчишек. В одном Сэм узнал Блэка, в другом — Поттера.

— А Северуса можно увидеть? — Сириусу пришлось задрать голову, чтобы посмотреть в лицо высоченному дяде Снейпа.

— Хм, добрый день, — Сэм посторонился, пропуская мальчиков внутрь. — А вы не должны быть на каникулах?

— Мы сегодня вернулись. Сегодня вернулись все, кто по какой-то причине не может провести каникулы дома полностью, — ответил Блэк, глядя за спину Сэма.

— И почему же ты не можешь? — Сэм внимательно смотрел на Сириуса. Северус не рассказал про встречу в лесу после феерической пробежки Дина. А отношения с этими двумя у Сева не были слишком дружескими.

— У нас дома идет война. Мать с теткой Друэллой против Андромеды. Даже Регулус сегодня со мной приехал, — вздохнул Сириус.

— А я ему компанию составил, — Джеймс выглядел чем-то недовольным. Скорее всего, прийти сюда была не его идея.

— Сев! — крикнул Сэм и кивнул мальчикам на многострадальный диван возле лестницы, на котором кто только уже не сидел и не лежал.

— Что? — Северус вышел из гостиной, прижимая к себе своего зверька. Увидев, кто пришел, он резко остановился и удивленно заморгал. — А вы здесь что забыли?

— Так, вы тут садитесь, располагайтесь, разговаривайте, я пойду чай, что ли, заварю, — Сэм быстро ушел, оставляя Северуса наедине с посетителями.

Мародеры стояли напротив Северуса и молчали, затем Сириус вздохнул и, вытащив из кармана горсть галеонов, высыпал на столик.

— Что это? — от удивления Северус выпустил своего котенка, и тот чуть не свалился, но вывернулся и вцепился коготками в футболку, по которой сам спустился на пол. — Ай, — Северус потер грудь. — Какой ты когтистый.

— Я волосы единорога продал, не все, конечно, что-то себе оставил, а с остальными в лавку к Олливандеру зашел, это твоя половина, — ответил Сириус. Вроде бы он свое дело сделал, и нужно было уходить, но уходить не хотелось. Жилище Снейпа было очень интересным и необычным, да и сам Снейп, который, оказывается, дома ходит в джинсах и футболках, был необычным.

— Сев, а это, случайно, не думосбор? — в холл, пыхтя от натуги, вошел Дин, который не видел посетителей. В руках он с трудом тащил каменную чашу, всю исписанную разными рунами.

— Да, — Северус даже растерялся. — А где…

— На складе… Другой вопрос, как он там оказался. Похоже, твой прадед тащил все, что плохо лежало и не было накрепко приколочено к полу, — Дин водрузил чашу на стол и только сейчас увидел, что они не одни.

— Осторожно, — Северус подскочил к столу, — подними, я деньги вытащу.

— Какие деньги? — Дин кивнул мальчишкам в знак приветствия и снова приподнял тяжелую вещь.

Северус и бросившийся ему помогать Сириус быстро убрали галеоны из-под думосбора.

— За волосы единорога. Сириус, оказывается, продал часть от того, что я ему отдал.

— Вот как, — Дин внимательно посмотрел на Сириуса. От этого изучающего взгляда стало не по себе. — Как эта штука работает?

— Его надо активировать, перевести в рабочее состояние, а потом поместить воспоминание, и можно смотреть. Но как это сделать, я не знаю, — не стал скрывать Северус.

— Я знаю, — неохотно проговорил Джеймс. — У нас есть думосбор. Там все просто.

— Так, раздевайтесь, снимайте мантии и располагайтесь, — Дин задумался. — Ты, как тебя, Поттер, все показываешь, заводишь, активируешь. Копии с воспоминаний умеешь снимать? — Джеймс напряженно кивнул. — Чудненько. Сев давно хотел посмотреть нашу последнюю охоту. Вот вместе и посмотрите в качестве оплаты. Ладно, разбирайтесь, а я к Сэму, он на кухне? — Северус кивнул, задумчиво глядя на отца.

— С… Северус, а кто твой отец? Про какую охоту он говорил? — почему-то шепотом спросил Поттер, разматывая шарф и снимая теплую мантию.

— Они с дядей охотники, ты что, не знал? — Северус задумчиво смотрел на думосбор. Дин что, захотел как-то примирить его и Мародеров? Джеймс и Сириус отрицательно покачали головами. Об охотниках они только слышали. Их было мало, они были востребованы и брали за заказы, если соглашались их брать, просто колоссальные деньги. — А в последний раз они охотились на мантикору.

— На кого? — Сириус нащупал за спиной кресло и сел в него. — На мантикору? Джеймс, ну что там возишься? Настраивай уже давай.

Глава 28

Северус посмотрел зелье на просвет.

— Вроде готово, во всяком случае, внешние характеристики совпадают. А вот как оно действует, понятия не имею. Даже по составу сложно понять, что и для чего предназначено, про муторность производства вообще молчу. Нужно или получить это случайно, или быть гением, вторым Фламелем, как минимум.

— И что дальше? — спросил Дин, который от скуки учил заклятья все подряд, не делая различия между боевыми и бытовыми. Он даже начал потихоньку пытаться трансфигурировать что-то во что-то. Новая наука давалась ему легко, кроме одного — Дин никак не мог вызвать патронус. Остальное время, когда он не практиковался с палочкой, Дин ходил по бункеру и мешал всем остальным.

— Не знаю, нужно на Люпине опробовать, но как это сделать? Его же запирают где-то на полнолуние. А мне нужно быть рядом, чтобы изменения фиксировать. Отдам зелье профессору Дамблдору, пусть сам решает.

— Можно нашу темницу предложить, — нехотя сказал Дин. — Там есть, где оборотню похулиганить и где наблюдающему посидеть, чтобы все видеть и в зубы оборотню не попасться.

— Что, совсем плохо, да? Может, тебе в маггловскую часть съездить, развеяться? — Северус с сочувствием посмотрел на отца.

— Я подумаю, — Дин вышел из лаборатории и направился к выходу.

Тринадцатилетие Северуса отпраздновали в узком кругу, куда непонятно каким образом затесались Блэк с Поттером и Лили. Кроме них поздравлять именинника пришел профессор Дамблдор и Люциус, по настоянию отца. Никого из прибывших Северус не приглашал, но выгонять было неудобно, а потом, когда первая неловкость прошла, вся такая разношерстная компания очень даже неплохо посидела за праздничным столом, который был накрыт в холле. Как объяснил Северус, все остальные помещения в доме не были столь же просторными. Альбус удивленно бросил взгляд на гостиную, но промолчал.

Подарки заставили Северуса весь остаток вечера, когда гости разошлись, хохотать до икоты. Похоже, идея поздравить его пришла всем в голову совершенно случайно и в самый последний момент, а подарка-то и нет, и где-то брать уже поздно.

Люциус и профессор Дамблдор смогли выйти из положения вполне достойно, благо в их распоряжении были шикарные частные библиотеки, но вот то, что они, похоже, книги вытащили с полок не глядя… От Альбуса Северус получил «Сказки барда Бидля» в шикарнейшем переплете. А от Люциуса «Способы оформления и наклеивания мушек. Толкование мест выбора». Оформлена книга была просто фантастически: твердый переплет из какой-то ценной породы дерева, тонкая телячья кожа на обложке, застежки из серебра, несколько изумрудов по окладу. Открыв это произведение искусства и по достоинству оценив великолепные гравюры, а также прочитав целую главу, Северус сполз на пол, задыхаясь от смеха.

Подарок от Лили был чуть лучше, она, по крайней мере, думала, что дарит. «Уход за низзлами» был для Северуса вполне актуален, если бы не кое-как заблокированная магическая метка, говорящая о том, что книга библиотечная.

Мародеры порадовали целым пакетом сладостей. Собирали, похоже, выгребая все, что осталось, включая и то, что осталось у соседей. Во всяком случае, открытый пакетик с леденцами именно на это и намекал.

— Я очень рад, что тебе весело, — сказал Сэм, садясь рядом с ним на пол и поднимая книжку про мушки. Книга как специально осталась открытой. — «Если мужчина наклеивает классическую черную мушку в угол правого глаза, это означает, что он совершенно открыт для предложений провести ночь со стороны обоих полов», — прочитал Сэм вслух. — Что?! Кто тебе подсунул эту гадость?!

«Ух ты, а Сэм-то вполне может быть очень даже эмоциональным», — подумал Северус. На вопли Сэма в гостиную влетел Дин.

— Ты. Это. Видел? — Сэм сунул брату книгу, открытую на той же открытой странице.

— Это что? — Дин нахмурился и прочитал. Потом очень аккуратно закрыл книгу и даже застегнул застежки. — Сев, кто тебе ее подарил? — спросил он, ласково улыбаясь. — Это был твой блондинистый староста? И давно он пристает к тебе с пошлыми намеками?

— Э-э-э, вы чего? — Северус даже смеяться перестал. — Никто ко мне не пристает ни с какими намеками. Просто он так торопился торт сожрать, а, если вы не заметили, он его почти уполовинил, что схватил первую попавшуюся книжку. Переплет впечатляет, даже драгоценные камни есть, то есть на подарок сойдет.

— Да? — Сэм недоверчиво посмотрел на Северуса. — Ну, тогда ладно, пусть живет.

Дин пару минут успокаивался, затем сел перед Северусом на корточки.

— Мы долго думали, что тебе подарить, в общем, держи, — он протянул Северусу потрепанную книжку в кожаном переплете. — Это дневник нашего отца. Мы тоже иногда кое-что туда записывали. Я понимаю, что большинства представленных существ здесь нет, но там не только про них, там есть личные записи. В общем, мы думаем, что так ты поймешь нас еще лучше, хотя, казалось бы — куда лучше.

Северус аккуратно взял дневник и обнял отца, а затем и дядю.

— Спасибо, для меня это много значит, — он открыл застежку и посмотрел первую страницу, там лежала старая, уже выцветшая фотография: мужчина, женщина и два мальчика — один лет четырех-пяти, второй совсем кроха. — Какая красивая, — Северус обвел кончиками пальцев женщину. — Во всяком случае, здесь не будет про то, как правильно наклеивать мушку, если ты вроде бы и не прочь развлечься, но, к сожалению, имеешь постоянного партнера. — Северус вскочил с пола и ловко увернулся от брошенных в него с двух сторон подушек.

— Вот поросенок, — Дин рассмеялся и упал на диван рядом с Сэмом. Северус показал им язык и умчался в свою комнату, прихватив свои подарки. — Мы все правильно делаем, Сэм?

— Да, думаю, да. Во всяком случае, мы явно не делаем хуже, — они замолчали. — Знаешь, я уже практически не вспоминаю наш мир. Словно его никогда не было, и все, что с нами случилось — плохой сон.

— Аналогично. Подозреваю, это только доказывает твою теорию, что нам там просто было не место. Сам мир пытался от нас избавиться, но мы живучими тварюшками оказались.

А сейчас Дину было скучно.

— Когда снег растает? — в очередной раз простонал он, стоя возле открытой двери и глядя на сугробы.

— Так что ты решил по поводу небольшого путешествия? — к Дину подошел Северус.

— Не хочу. Сам не понимаю почему, но не хочу. Так как, предложим нашу тюрьму для эксперимента?

— Ладно, все равно мне желательно видеть, это все-таки мое зелье, — вздохнул Северус. — Я пошел, отнесу зелье, да у нас новая тема с профессором Дамблдором. Будем учиться делать портключи и продолжать ментальный щуп.

— Портключи — это хорошо, — проговорил Дин. — А где Сэм?

— Сэм валяется на кровати в своей спальне и смотрит какой-то фильм. Похоже, не ты один скучаешь.

— Сев, а кто в классификации существ приравнял мантикору к акромантулам? Сравнить этих пауков-переростков с той тварью, которая нас по поляне валяла… — Дин скривился. — Похоже, эти твои друзья заклятые впечатлились моими воспоминаниями, даже на день рождения без приглашения пришли.

— Про классификацию не знаю, а Поттер с Блэком выбрали кумира. И это… Сэм, — Северус хихикнул, увидев выражение лица отца. — Вот так. Скоро они сделают его колдографию и придут за автографом. А вообще, у нас странные отношения, они вроде бы хотят, ну, не подружиться, а хотя бы поближе общаться, а с другой стороны их словно что-то останавливает. Все, я ушел.

Дин постоял еще какое-то время в дверях, потом понял, что замерзает, и вошел в дом.

Даже с зельем концентрации Дин не мог почувствовать, что в его разум лезут посторонние. Возможно, ему просто не хватало мотивации, возможно, его разум быстро дифференцировал сигнал и понимал, что это делают свои, и что их бояться не следует… Гадать можно было до бесконечности, а итог оставался один — Дин не мог противостоять Империусу.

— Тебе остается только одно — не попадаться, — в конце концов, даже Сэм сдался.

Другие Непростительные Винчестеры пока не пробовали. Им хватало того учебного материала, который они откопали в книгах, вынесенных из малфоевской библиотеки.

Но что-то постоянно разучивать было совершенно невыносимо. Дин упал на диван и открыл первую попавшуюся под руки книгу.

«Амулет, способный оттянуть на себя часть заклятий, опутывающих разум, способен подать сигнал носящему его магу, что на его разум пытаются влиять…»

Дин перевернул книгу и прочитал название «Артефакты. Как их изготавливали древние мастера». Он снова перевернул книгу и начал пролистывать страницы, пока не нашел просто пошаговую инструкцию: что, как и в какой последовательности нужно делать, точнее, как все это делал мастер. Пробежавшись по списку необходимого, Дин кивнул. Нужны были волосы единорога, этого добра у Винчестеров хватало, кровь того, кто будет медальон носить, с этим тоже проблем нет, а вот волоса фестрала в доме не было. Просить у Хагрида — дохлый номер, он им все еще пауков простить не может, а ведь как только растает снег… Нужно было идти и искать этих крылатых лошадей самостоятельно. Да еще нужно что-то, что послужит основой для медальона. Лучше всего какая-нибудь подвеска, причём абсолютно маггловская. А сделать так, чтобы цепочка не порвалась в самый неподходящий момент, при наличии в доме пучков с волосами единорога проблемы не составляло.

— Сэм, у Сева ключ есть? — Дин ворвался в комнату к брату.

— Ему не нужен ключ, дом его и так впускает. Идентификация голоса и все, — сонно проговорил Сэм.

— Тогда собирайся, мы едем в ближайший маггловский городок.

— Зачем? — около его лица упала книга. Сэм пробежал глазами по странице и подскочил. — А чего мы ждем? Нам же нужно подвеску купить, чтобы она была серебряная, с опалом и без каких-либо магических свойств, я правильно запомнил?

— Да. А еще нам нужно найти фестралов. Но этим можно чуть попозже заняться.

«Детка» с трудом пробралась по узкой тропе к дороге, ведущей к Хогсмиду.

Оттуда по узкой, но хорошо хоть расчищенной дороге, братья выбрались на шоссе, вывернув на него из какого-то плохо различимого съезда.

— Так, и как нам запомнить, где сворачивать на Хогсмид? — спросил Сэм, выходя из машины и останавливаясь перед этим даже не съездом, а намеком на съезд. — Кто, интересно, дорогу до трассы прочищает?

— А может, автоматически? Требование элементарной техники безопасности. Чтобы все возможные пути отхода предусмотреть, — Дин тоже вышел. — Нужно как-то это место обозначить. Что бы придумать?

— Предлагаю бросить запаску. Ничего больше в голову не приходит, — Сэм открыл багажник и с трудом отыскал запасное колесо среди горы всевозможного оружия.

Колесо прекрасно выделялось на белом снегу и одновременно не слишком привлекало внимание. Это же была дорога, а на дороге мало ли что могло случиться. Наконец-то заиграла магнитола. Дин врубил звук почти на максимальную громкость, на первых песнях даже Сэм не возражал, но затем звук все же убрали.

— Алнвик тридцать миль, — прочитал Сэм на указателе. — Ну и название. У них самих язык не ломается?

— А почему так мало машин? — Дин насторожено смотрел на заснеженную дорогу.

— Потому что семидесятые, машины не у каждой семьи были, тем более в этом захолустье. Давай быстрее, я хочу до темноты наше колесо хотя бы найти.

Алнвик был небольшим городком, расположенным вокруг огромного замка.

— На Хогвартс похож, — резюмировал Дин, оглядывая огромную древнюю громадину.

— Вы приехали посетить замок? — к вышедшим из машины Винчестерам подошел представительный мужчина. — Он открыт для посетителей. Однако скоро экскурсии закончатся. Вы знаете, что этот замок жилой…

— Простите, но нас не интересует замок, — перебил мужчину Сэм. — Нас интересует ювелирный магазин.

— Да, вот же он, — мужчина махнул рукой куда-то за спину Сэма. — Вам нужно кольцо? Вы женитесь? — он улыбнулся. Сэм просто махнул рукой.

— Да, женюсь и мне нужно кольцо, причем срочно, вы понимаете?

Братья быстро вошли в магазин, чтобы избавиться от назойливого доброхота.

— Американцы, — поморщился мужчина. — Вечно куда-то спешат. И что наши девчонки в них находят?

Пока выбрали кулон, чтобы он все-таки не слишком женским выглядел, пока расплатились, возникла проблема со сдачей, гоблины фунты в крупных купюрах выдали, пока взяли таки кольца, буквально навязанные продавцом и вошедшим следом за ними мужчиной…

Выйдя из магазина, Дин на ходу захлопнул коробочку с кольцом, которую просто схватил с прилавка, не рассмотрев, сунул ее в карман и юркнул в машину.

— Что это было, Сэмми? — спросил он, кивая на магазин.

— Это были шотландцы, Дин, всего лишь шотландцы.

За всей этой нервотрепкой братья не обратили внимания на мелькнувшее рядом с машиной знакомое лицо.

Кингсли Шеклболт прекрасно чувствовал себя в маггловском мире. А еще лучше в этом мире чувствовал себя его приятель Эрик Вэнс, чистокровный, у которого в этом городке жила тетушка-сквиб, с которой семья поддерживала неплохие отношения, и который был уже совершеннолетним, чтобы иногда аппарировать к старушке на чай, прихватив с собой друга. Вот только семья организовала защиту дома любимой тётушки, включая антиаппарационный барьер, а сама хозяйка не могла настроить допуск по понятным причинам.

Это была карма, или судьба, или как-то еще, но они свернули в глухой проулок, чтобы вернуться в школу, в тот самый момент, когда из магазина вывалились Винчестеры, а Дин закрывал коробочку с кольцом и прятал ее в кармане куртки. А вслед им неслись пожелания счастливой семейной жизни от довольного продавца.

Когда Северус вышел от директора, вымотанный до предела, потому что ментальный щуп — это было очень сложно, он услышал перешептывания в коридоре, но, как обычно, не обратил на эти перешептывания никакого внимания. Однако игнорировать их стало проблематично, когда его за руку ухватил Мальсибер и, оттащив к стене, задал в лоб вопрос:

— Это правда, что твой отец женится? А на ком? Ты ее знаешь? Она из Хогвартса? Какая-то выпускница, да? Это он с ней встречался в Выручай-комнате? А почему, если жениться хотел? Или ее родители против? Подожди, но против могут быть только Блэки, если среди всех девушек подходящего возраста смотреть, кто ещё учится. Андромеда вроде с Тонксом в Хогсмид в субботу ходила. Остается… — Мальсибер, который не дал Северусу вставить ни слова, который задавал ему вопросы и сам на них отвечал, почему-то пришел к выводу, что Дин хочет жениться на… Нарциссе Блэк. Больше никто, согласно этим выводам, не подходил.

— Ой, мамочка, — Северус приложил ладони к горящим щекам. — Как, как они пришли к такому выводу? Что же сейчас начнется-то, а? А ведь они даже не знакомы. — Северус нервно хихикнул и побежал домой так быстро, как только мог.

Он не видел, как в этом же направлении понесся в незастегнутой мантии Люциус, а из совятни вылетело по крайней мере две совы.

Дин загнал машину в гараж и потянулся.

— Сэм, я схожу до кентавров, может, они покажут, где фестрала найти.

— Ага, давай, а я Сева дома подожду, нужно что-нибудь приготовить. Он в последнее время ест, как плодожорка. Да как следует изучу метод изготовления медальона.

Дин кивнул и пошел по знакомой тропе быстрым шагом. Сэм же направился прямиком на кухню.

Северус прибежал домой, обогнав и Люциуса, и побежавшую вслед за ним Нарциссу. Он успел заскочить в бункер в тот самый момент, как на границе антиаппарационного круга появилась Друэлла Блэк с мужем Сигнусом.

— Защита, протокол номер четыре, — прокричал Северус с порога, сбежал вниз по лестнице и не раздеваясь упал в кресло.

— Идентификация приказа завершена. Включен протокол номер четыре.

На мгновение мигнул свет. Затем здание слегка дрогнуло, и в быстро надвигающейся темноте было видно, как по стенам, по двери замерцали, пробегая, сильнейшие электрические заряды.

— Северус, что случилось? — Сэм вбежал в холл.

— Защиту активировал, пока мы выясняем подробности и решаем, что делать дальше.

— Что произошло?

— Произошло то, что каким-то совершенно невероятным образом имя Дина связали с именем Нарциссы Блэк, причем в таком контексте, будто он ей практически сделал предложение.

— Я не понимаю, — Сэм потряс головой.

— Вот и я не понимаю. А где Дин?

— Так ведь он пошел… Сев, Дин сейчас там, снаружи.

Глава 29

Спустя полчаса после того, как Северус заперся в бункере, Дин возвращался домой. Кентавры показали ему, где обитают фестралы, и даже помогли выманить, снабдив куском свежего мяса. В конце концов, Дин впервые у них о чем-то попросил.

Сами фестралы Дину не понравились, но и особенного отвращения не вызвали. Молодая кобылка подпустила его к себе и разрешила погладить. Шерсть была очень нежной, бархатистой. Дин несколько раз с силой провел рукой по крупу. На ладони осталось несколько волосков.

Решив, что этого вполне достаточно, Дин в прекрасном настроении, слегка подорванном ушлыми шотландцами, направился домой.

Северус беспомощно смотрел на Сэма.

— Что же делать? Нам нужно отсюда выйти, чтобы Дину помочь, а как?

— А ты зачем защиту активировал?

— Думал, просто отсидимся, они даже к дверям не подойдут, замерзнут и разойдутся, а уж завтра мы разберемся, откуда все эти сплетни берутся. Когда все слегка поостынут.

— Так, погоди, ты сказал сплетни? Их много? — Сэм на секунду растерялся.

— Сэм, — Северус закатил глаза. — Вы даже не представляете. Но пока все было относительно безопасно, я на многие внимания не обращал, а вот эта последняя… Блэки все зимние каникулы ругались с Андромедой, не знаю, пригодилось ей то зелье или нет, но она отстояла свое право встречаться с тем, с кем хочет, а не с тем, с кем прикажет ее мать. Пусть даже семья после от нее отречется. Сириус говорит, что дома творится нечто малоуправляемое, это же Блэки. А теперь представь, что ты родитель, и после этой истории с Андромедой к тебе прилетает сова, где говорится, что младшая дочь собралась замуж непонятно за кого, даже не поставив семью в известность.

— Полагаешь, семейство стоит под нашей дверью и жаждет крови Дина, который вообще-то сам не знает, что женится, да и невесту ни разу в жизни не видел?

— Я не полагаю, я знаю, я их мельком видел, пока дверь открывалась. Я только одного не пойму, как кто-то додумывается до такой дичи? — Северус схватился за голову.

— Просто это интернат, кругом одни и те же лица в течение года, а тут мы, такие новые и таинственные, — Сэм взлохматил волосы. — М-да. А выходить придется, а то Дин кого-нибудь убьет, не разобравшись, потом жалеть будет.

— Надо, — Северус встал. — Отмена протокола защиты, возвращение в рабочий режим.

— Идентификация. Протокол защиты отменен, возврат к рабочему режиму.

— Откуда ты все это знаешь?

— Инструкцию прочитал, — Северус не смог удержаться от ехидства.

Сэм подошел к двери первым и решительно открыл.

Одновременно с этим на поляну к дому вышел Дин.

Блэки были заняты: они орали на Люциуса, друг на друга, снова на Люциуса. Никто даже не заметил сразу, что открылась входная дверь, а на поляне их стало немного больше.

Дин удивленно обошел скандалящих людей и практически дошел до двери, когда его заметили.

— Вот, это он, — возвестил Люциус, указывая на Дина.

Высокая блондинка подбежала к Дину.

— Как это вообще произошло? Объясните им, что все это чушь с первого до последнего слова!

— Объясняю, все чушь, вот прямо как она говорит, — насторожено произнес Дин. — А вы, собственно, кто?

— То есть ты хочешь сказать, что не женишься на моей дочери? — темноволосый мужчина вышел вперед, едва сдерживая себя от ярости.

— Чего? Вы в своем уме? Я вообще ни на ком не горю желанием жениться, ни на вашей дочери, ни на чьей-то еще. Что вообще происходит?

— Ого, так он, значит, даже жениться не хочет? — Друэлла уже плохо сознавала, о чем они вообще говорят. Она понимала только то, что уже вторая дочь собирается их всех опозорить.

— Да не хочу я ни на ком жениться, вы вообще о чем говорите?! — Дин почувствовал приближающуюся панику. Он не боялся смерти, каких-либо опасностей, но сейчас от перспективы оказаться женатым неизвестно на ком он почувствовал самый настоящий ужас.

— То есть и кольцо вы сегодня не покупали, и предложение делать никому не собирались, — Люциус сейчас знал только одно: его хотят лишить девушки, которую он уже давно считал своей, и к которой, честно говоря, никаких нежных чувств не испытывал — до этого момента. Ревность, страх потерять Нарциссу сделали свое дело, и Люциус впервые понял, что не так уж он и равнодушен к своей невесте.

— Ну да, мы покупали кольца… Стоп! Откуда вы знаете, что мы покупали кольца? И откуда вам пришло в голову, что в связи с этим я хочу жениться на… на… я на тебе хочу жениться? — спросил он у бледной, сжавшей кулачки Нарциссы. Та кивнула, а Дин, не понимая, что делает, осмотрел девушку с ног до головы. — Ну, хотя…

Люциус Малфой, чистокровный маг, чья фамилия входила в двадцать восемь наичистейших родов, который без магии не завязывал даже ботинок, подскочил к Дину и ударил его кулаком под челюсть. Удар был так себе, драться Люциус не умел, но он слегка встряхнул Дина, заставляя соображать чуть получше.

— Да ты охренел, парень, — ответный хук уложил Люциуса в снег.

К упавшему Люциусу бросилась Нарцисса, Сигнус вытащил палочку, Дин выхватил пистолет…

— Редукто, — Сигнуса и Дина отбросило друг от друга. Между ними встал Сэм, подняв руки. — Произошло дикое досадное недоразумение. Давайте поговорим спокойно, все выясним и разойдемся весьма довольными друг другом.

— Я не… — Сигнус попытался продолжить, но Сэм сделал шаг вперед и ловко вырвал палочку из рук Блэка. Затем отдал ее Северусу.

— Невербальный экспеллиармус, — нервно хихикнул мальчик и подошел к задумавшейся Друэлле и протянул руку. — Вашу палочку, миледи.

— Зачем?

— Затем, что я не пущу в свой дом вооруженных людей, а разговаривать на улице всем вам будет неудобно, зима вообще-то.

Миссис Блэк посмотрела на серьезного мальчика и внезапно усмехнулась.

— Да, ты точно не Принц, у этой размазни яиц никогда не было, — и она протянула свою палочку Северусу под изумленными и недоверчивыми взглядами собственных мужа и дочери.

— Палочку, — Северус протянул руку Нарциссе, забрав артефакт, кивнул на Люциуса: — И его тоже.

Оставалось самое сложное. Северус опустился на колени рядом с сидящим на снегу отцом.

— Отдай палочку, — Дин без разговоров сунул сыну артефакт. Северус вздохнул. — Пистолет, ножи, в общем, все, что у тебя сейчас в пределах трехсекундной доступности. Пожалуйста, пап, не усугубляй.

Дин долго смотрел в глаза Севу, затем протянул руку и коснулся лба мальчика. Они уже давно заметили, что при тактильном контакте чувствуют друг друга на каком-то мистическом уровне. Убрав руку и слабо улыбнувшись, Дин принялся разоружаться. Когда он поднял штанину и отстегнул небольшой метательный нож от щиколотки, Сигнус Блэк почувствовал себя плохо.

— Ну, а теперь давайте зайдем в дом и попытаемся разобраться в этом недоразумении.

Дамы пили чай, весьма изящно поднимая чашечки и поднося ко рту. Ни мать, ни дочь даже не задумывались над своими действиями, это происходило на уровне рефлексов. Северус ради такого случая добыл сервиз из тончайшего фарфора.

— Вот значит как, — Сигнус сидел в кресле, задумавшись, после того, как Сэм все объяснил. Конечно, он не сказал всей правды, но объяснил, что кольца и другие украшения были приобретены ими не для подарков девушкам, а для работы. Сейчас скучно, почему бы не попробовать себя в артефакторике. — Действительно, чтобы артефакт создавать, он должен быть «чистым» изначально.

Дин за все это время не произнес ни слова, потому что Сэм шепотом пообещал наложить на него Силенцио. Поэтому Дин молчал, передав право вести переговоры Сэму.

— Значит, это всего лишь домыслы скучающих студентов, и вы не хотите жениться на Нарциссе? — решила поставить все точки над «и» Друэлла.

— Ну конечно, — Дин даже позволил себе улыбнуться. — Да я даже до сегодняшнего дня ни разу не видел вашу дочь. С чего бы мне взбрело в голову на ней жениться?

— Люциус, — Друэлла так посмотрела на будущего зятя, что тот вспотел. — Если ты не пресечешь все эти слухи, если еще раз хоть одна сплетня пойдет гулять по коридорам Хогвартса… Не обижайся, дорогой. Ты же видишь, что невинные домыслы переходят все известные границы. Что дальше? Следующая сплетня объявит мистера Винчестера новым Темным Лордом, который явился сюда с братом и нашедшимся сыном, чтобы начать завоевывать мир с Хогвартса? Ты меня понял, Люциус. Регулус и Сириус проследят.

Друэлла Блэк поставила чашку на стол и обратилась к Северусу:

— Верни мне мою палочку, мальчик. Я рада, что это недоразумение прояснилось. Мы не будем вас больше задерживать.

Когда она встала, подскочили все, даже Дин, который понятия не имел о подобном жесте.

Северус все-таки перестраховался и вернул палочки у двери, когда их незваные гости выходили по одному. Великолепный бланш Люциуса Северус из вредности отказался лечить.

— Это не смертельно. До больничного крыла потерпит, а у меня здесь не аптека, — это было сказано весьма категоричным тоном.

Друэлла выходила последней. Она задержалась на мгновение, потом повернулась к Винчестерам:

— Думаю, что вы сможете нас навестить, пасха — чудесное время. Я пришлю приглашение.

И она вышла, оставив братьев стоять с приоткрытыми ртами.

— Это что сейчас было? — шепотом спросил Дин.

— Нас, похоже, пригласили захаживать в местное высшее общество, — так же шепотом ответил Сэм.

— Ни за что, не-не-не, я боюсь эту женщину, честно, — Дин сбежал по лестнице вниз и принялся разбирать свой арсенал, который Северус свалил на стол.

Сэм покачал головой и запер дверь.

Подходя к антиаппарационной границе, Друэлла задумчиво посмотрела на дочь.

— Менди проговорилась в пылу нашей ссоры, что Сэм произвел на нее впечатление. Это правда?

— Мама, вы же видели Сэма, да и Дина, они способны произвести впечатление на кого угодно.

— Проследи, чтобы Менди не артачилась и прибыла на пасхальные каникулы домой. Передай ей, что, возможно, у нас будут особые гости. Если они, конечно, примут наше приглашение.

— Дорогая, что ты задумала? Мы не знаем о них ничего, ни о статусе крови…

— Сигнус, я ничего не задумала. Как-то воздействовать на них бесполезно, да и их сынок держит руку на пульсе, а Принц идиот, можешь так и передать ему. В кои-то веки их захудалый род мог получить главу-мужчину. Я знаю такой тип людей, как Северус. Это с ними он добрый и пушистый котенок. Заботливый сын, искренне, действительно искренне переживающий за свою семью, за которую жизнь отдаст, не задумываясь. Но с другими, особенно, если этот змееныш почувствует врагов, он церемониться не будет, и спать по ночам будет прекрасно, что бы ни сотворил. Так что ничего я делать не собираюсь, но могу предоставить Андромеде шанс. Не будет дурой — не упустит, все-таки братья мужчины, настоящие мужчины, а настоящие мужчины не могут долго обходиться без женщины. И только от женщины зависит, останется она в их доме и в их жизни или пару раз согреет постель. А чистота крови… С этими американцами вообще ничего не разберешь. Они могут оказаться и грязнокровками, а могут вполне быть наследниками Основателей, причем всех четверых. Гадать бесполезно, они сами этого не знают. К тому же, если уж выбирать зятя между этим Винчестером и каким-то зачуханным грязнокровкой, о котором никто никогда не слышал, то я лично выберу Винчестера. Этот вариант хоть не такой позорный, каким он может оказаться!

Кивнув в знак того, что беседа закончена, Друэлла аппарировала.

Сигнус поежился.

— Нет, я все понимаю, но иметь в зятьях кого-то из этих двоих? Мерлин, надеюсь, у Менди не хватит мозгов воспользоваться этим шансом. Или у них хватит жалости, чтобы проигнорировать приглашение.

Дин лежал в кресле и хохотал.

— Нет, это надо же, без меня меня женили. Эта дама права. Сев, если Люци не сможет заткнуть рот сплетникам, о каждой новой версии докладывай мне. Будем пресекать в зародыше, а то черт его знает, до чего подростковая фантазия сможет в следующий раз докатиться. Ты решил с оборотнем?

— Да, профессор Дамблдор одобрил план, и завтра вечером Люпина приведут к нам.

Северус посмотрел на руки, пальцы слегка дрожали. Он сильно перенервничал сегодня. Нужно успокаивающее выпить. Если с зельем все получится, то он сможет добыть последний ингредиент для того, чтобы закончить подарок для отца.

Вот уже месяц Северус делал перстень, который превращал в артефакт. Сам перстень он купил в Хогсмиде, в который имел возможность бегать не только в определенные дни. Северус задумывал перстень как щит, который разворачивался при опасности и мог сдерживать слабые и средние заклятья. Таким образом, Дину не нужно было бы сосредотачиваться на уклонении и на применении Протего. Не хватало только одного — крови оборотня после трансформации. Так что Северус надеялся, что все сварил правильно.

На следующий день жмущегося и явно перепуганного Люпина привел профессор Дамблдор. Дин провел их к темнице. Оценив ее размеры, толщину стен, состоящих из металла, комнату для надзирающих, полностью защищенную со всех сторон, Дамблдор присвистнул.

— Да, на мелочи вы не скупитесь.

— Это не мы, нам дом от деда достался, — честно ответил Дин.

— Оригинальный человек был ваш дед.

— Да уж, это точно.

— Ремус, ты в порядке? — мальчик напряженно кивнул. — Я оставляю тебя в надежных руках.

Дин пошел провожать директора к выходу, а к Люпину подошел Северус, держащий в руках флакон.

— Пей, — Люпин послушно выпил. — У меня к тебе просьба. Если получится, дашь мне пару капель крови?

Люпин кивнул и глубоко вздохнул. Внезапно по его лицу прошла судорога.

— Начинается, тебе лучше уйти.

Северус вышел из комнаты, запер за собой дверь и вошел в предназначенную для него комнату.

Через минуту к нему присоединились Винчестеры.

Трансформация была жуткой и явно болезненной. Когда обессиленный и явно дезориентированный молодой волк упал на пол, Северус выдохнул.

— Это ужасно, через что ему приходится каждый раз проходить.

— Да, с этим не поспоришь, наверное, поэтому у них характер портится.

Тем временем волк поднялся на лапах и медленно обошел комнату по кругу. Остановился рядом с окном, за которым сидели наблюдатели, и неуверенно махнул хвостом.

— Вроде сработало, — Северус быстро что-то писал в рабочую тетрадь. — Надо к нему войти, для завершения эксперимента.

— А зелье нужно пить все дни полнолуния?

— Нет, достаточно одного раза. Только это зелье очень капризное и не терпит длительного хранения. Поэтому наварить сразу побольше не получится.

— Кто пойдет? — Дин потянулся.

— Я, конечно, — Северус встал и пресек все возражения. — Вас Люпин боится до икоты, а когда Поттер с Блэком, закатывая глаза, начинают про мантикору, и как ты Сэм, на… — он изобразил втыкание жала в грудь зверя. — В общем, понятно. А меня Люпин не боится и даже не недолюбливает, так что чувство опасности зверю не должно передаться. Но вы меня лучше подстрахуйте, на всякий случай.

Когда Северус осторожно вошел в комнату, держась недалеко от двери, волк посеменил к нему. Агрессии он не показывал, просто лег у ног Северуса и спрятал морду в лапах.

— Ты все понимаешь? — волк поднял голову и кивнул. — А знаешь, ты куда симпатичнее в виде волка, — Северус осторожно сел рядом со зверем и протянул руку, потрогав шерсть на голове. — Мягкая. Кровь, наверное, лучше из уха взять? — волк неуверенно кивнул. Северус достал иглу и быстро уколол мохнатое ухо. Подставив пробирку, позволил нескольким каплям упасть внутрь и залечил ранку.

Спрятав пробирку в карман, Северус сел рядом с Люпином. Волк лег рядом, положив голову Севу на колени. Ему было страшно, и то, что рядом был кто-то, кто разделял его страх, сделало эту трансформацию куда терпимее.

Глава 30

Снег начал таять уже в конце февраля. К середине марта Винчестеры, которые едва на стены не лезли от скуки, отправились на охоту.

Вообще-то они получили несколько частных заказов, и некоторые были очень любопытные, например, спятивший призрак в одних из заброшенных маггловских развалин. Причем данное предложение поступило от Совета призраков. Про то, как братья загнали в ловушку Толстого монаха, стало известно Совету. Призраки древних магов глупыми не были и дело замяли, но держали в памяти охотников, которые могут справиться с привидениями.

Братья вынуждены были отказать всем, потому что любой из этих контрактов предполагал отсутствие дома на достаточно долгий срок. Только призракам ответили, что если дело терпит, то летом они с удовольствием «тряхнут стариной». Совет ответил, что летом, значит, летом. Для самих призраков время непринципиально. Когда господа Винчестеры будут готовы подписать контракт, то пусть обратятся к Кровавому барону, как их уполномоченному представителю в Хогвартсе. С ним же нужно было обговорить размер гонорара.

— Сэм, я вот сейчас сижу и пребываю в полнейшем шоке, — пожаловался Дин, сворачивая очередной пергамент от Совета, на котором послание было даже не написано, а словно выжжено. Письмо притащил из школы Северус, а ему каким-то образом передал Кровавый барон. — Ты вообще мог когда-нибудь представить себе ситуацию, в которой мы получим заказ на призрака от призраков через призрака? И с призраком нужно будет подписать бумаги и договориться об оплате наших услуг. У меня сейчас мозг взорвется.

— Мы будем оформлять этот контракт? — Сэм поскреб ногтем буквы: точно, словно выжжены.

— Конечно, только о цене договоримся, — братья переглянулись и захохотали. Им предлагают поохотиться на призрака, а они решают, браться или нет. А вообще все от предложенного гонорара будет зависеть.

— Вот это, кстати, тоже можно на лето перенести, если гоблины никого другого до этого времени не найдут, — Сэм принялся набрасывать ответ на письмо из Гринготтса.

— Зачем им грифон понадобился, да еще и живой? Да еще и именно этот, который живет именно в… где он там живет?

— На Крите, недалеко от Диктейской пещеры, возле деревушки Психро. Гоблины утверждают, что данная особь там одна, поэтому не перепутаем. Международные портключи нам будут предоставлены за счет банка, оплата… хм… внушительная. Если согласятся — обязательно съездим, и в море покупаемся, и отдохнем, и поохотимся. Да и Сева выгуляем как следует.

— Да я разве против? Ты давай договаривайся, а я пока про грифонов почитаю.

Дину удалось сделать амулет. Когда он его надел и Сэм направил на него палочку, нервничали все.

— Империо, — Дин ощутил какой-то странный звон в голове, словно от перекатывающихся бутылок, а потом услышал голос Сэма: — Принеси мне стакан воды.

Сначала Дин встал, ему нетрудно, почему бы и не принести, но как только он сделал шаг, звон усилился, а амулет на груди нагрелся.

— А почему я должен тебе что-то таскать? — спросил Дин и сам удивился: «Тебе что, сложно это сделать? — Нет, не сложно, просто не хочу». — Не хочу, — внятно произнес он.

— Фините, — Сэм с облегчением опустил палочку. — Ну слава Богу. Дин, теперь никогда, ты слышишь, никогда не снимай этот амулет.

За зиму колония акромантулов увеличилась еще больше, и пауки вылезли из логова злые и голодные. Наученные горьким опытом, пауки перестали шататься в той стороне леса, что примыкала к Хогвартсу, а начали продвигаться в противоположную сторону.

Это усложнило задачу охотников. Приходилось уходить от дома все дальше и дальше. «Друганы» Альбуса, узнав, что сезон охоты снова открыт, присоединили к заказам на яд еще и заказ на шерсть пауков. Доход от этого, конечно, возрос, но и добавилось возни с тушами акромантулов.

За три недели Винчестеры выцедили яд и побрили почти сотню пауков. А также научились накладывать Аваду.

От применения магии в отношении акромантулов они отказались, когда однажды попали в засаду. Произошло то, к чему они были интуитивно готовы: луч Авады слишком заметен и летит слишком медленно, вполне возможно уклониться. Они уже возвращались домой, когда нарвались на десяток пауков, которые решили сами поохотиться на охотников.

Заменить палочки на пистолеты и ножи было делом пяти секунд, но этих секунд вполне хватило подобравшимся слишком близко паукам, чтобы атаковать. Хелицера одного из пауков вонзилась Дину в бок, распоров куртку и оставив глубокую, сильно кровоточащую рану. Впрыснуть яд паук не успел. Дин сумел вывернуться и выпустить в тварь весь магазин. Перезарядив пистолет, он начал планомерно расстреливать остальных.

Сэм тоже был ранен, ему паук попал в бедро, чудом не задев бедренную артерию. И тут громадные размеры пауков сыграли с ними злую шутку, остальные просто не могли подобраться поближе, им мешали сородичи. А как-то сориентироваться им не дали, расстреляв практически в упор.

Кое-как остановив кровь, Дин посмотрел на уродливую кучу.

— Яд сцедим, остальное потом.

Обработав дома раны и выпив все полагающиеся зелья, Винчестеры вернулись к месту засады, чтобы забрать остальные трофеи. Но ничего не нашли.

— Так, я начинаю злиться, — сказал Дин. — А не навестить ли нам зверушек в их логове?

— Ничего не имею против, но с одними пистолетами там точно делать нечего.

— Нужен план, — Дин аппарировал к дому, Сэм последовал за ним. — Несомненное преимущество от того, что мы маги — это перемещения. Когда мы вот так скачем, сразу ощущаешь, да, я — маг. Странно, но я даже не скучаю по езде на «детке». Наверное, мышление магов все-таки отличается от мышления всех остальных. Но в этом нам повезло. Мы кем только не были, а вот большинство наших противников здесь были всегда только магами. Так что у нас есть все шансы выйти из этой заварушки победителями.

— Что-то тебя на философствование потянуло. О пауках нужно думать, — перебил его Сэм и поморщился. — Нам надо отлежаться. Все-таки эти твари нас здорово порвали.

В бункере было тихо.

— Сегодня полнолуние, этот щенок снова здесь? — Дин осторожно снял куртку и посмотрел на уже зарубцевавшуюся рану.

— Да, как и в предыдущее полнолуние. Самое интересное: в школе они почти не общаются, зелье он варит сам, Северус категорично отказался тратить время на него. Научил варить самого Люпина, и то хорошо. Но каждое полнолуние волчонок таскается сюда. По-моему, у него от самого первого раза выработалась зависимость. Или твердая уверенность, что зелье подействует только в присутствии Северуса. А может, что-то другое. Но явно какие-то психологические дела.

— А остальные?

— А остальные решили втянуть Северуса в их сомнительную компанию. На что получили ответ, что это произойдет не раньше, чем они сменят название. Вообще в школе что-то странное творится. Какие-то пертурбации непонятные происходят, а конкретного ничего нет. Хорошо хоть, сплетен больше про нас не было. Таких масштабных, по крайней мере.

— Еще бы. Фингал Люциуса успели рассмотреть все, оценили и решили, что им это украшение не пойдет, — фыркнул Дин. — А ты все ныл, зачем я это сделал?

В гостиную вошел Северус, за ним молодой волк.

— Красота. У нас теперь из домашних животных не только низзл, причем белый, а еще и оборотень в качестве собачки. Люпин, ты палку приносить будешь? — Дин заложил руки за голову и посмотрел на волка, который оскалился и зарычал. — Понял, отстал.

— Что ты к нему привязался? Он же еще ребенок, — Сэм положил повреждённую ногу на стул и принялся рассматривать рисунок пещеры, который сделали кентавры, когда пауков было еще не так много. Хотели разобраться с обнаглевшими соседями. Не разобрались, ноги еле унесли, но пещеру запомнили и смогли нарисовать весьма точно.

— Он не ребенок, Сэм, он оборотень. И я тренирую в нем смелость и адекватную реакцию на внешние раздражители.

— Смотри, укусит просто из вредности, дотренируешь.

— Меня мой сын вылечит, а вот волчонку потом придется страдать, — философски ответил Дин. — Ремус, ты вообще как долго намереваешься проводить здесь самые незабываемые дни в своей жизни? Почему-то я прямо вижу седого дряхлого оборотня, который приходит сюда, чтобы в волчьей шкуре посидеть с Севом, поиграть в картишки. Это, наверное, будет забавное зрелище. Кстати, Сев, ты что ищешь?

— Чары за шестой курс, — ответил Северус и снова принялся перекладывать книги.

— Они у меня в комнате, мне нужно было кое-что уточнить, — не отрываясь от изучения карты, сказал Сэм.

— Предупреждать же надо, — покачал головой Северус.

— Ты учишься на втором курсе, мне даже не могло прибредиться, что тебе нужны учебники за старшие курсы.

Учебники принадлежали Северусу. Он однажды зашел в гостиную Слизерина, сгреб все свои вещи в сундук, отобрал у Мальсибера свои конспекты, просто вырвав из рук, и ушел, чтобы никогда больше сюда не заходить. Учебники у него были за все курсы. Они достались ему от мамы, и Северус привозил их в школу всегда все.

— А зачем тебе учебник за шестой курс? — поинтересовался Дин.

— Затем, что там в основном беспалочковые и невербальные чары описаны, ну те, которые вообще можно без палочки и невербально. Раз уж Люпин здесь болтается, будем проводить эксперимент, учить его колдовать, когда он в этой ипостаси.

— Забавное желание, но какое-то неправильное, не находишь? — Дин потянулся и охнул, схватившись за бок. — А вы спать не хотите, детишки?

— Завтра суббота, выспимся. Сэм, мы заберем учебник?

— Конечно, что за вопрос. Кстати, Рэйлайт направленного действия или общего?

— Смотря с чем сравнивать, — Северус задумался. — Если с Люмосом, то общего, если просто — скорее направленного, а что?

— Да так, ничего, — Сэм задумался, затем подвинув к себе блокнот, принялся что-то писать. — А у Пиллео есть форма максимум?

— Есть, а тебе зачем? Что вы задумали?

— Пока ничего, это просто размышления, — улыбнулся Сэм.

— Ну да, ну да, — Северус пошел к выходу. — Я очень надеюсь, что вы мне сообщите, если ваши размышления начнут претворяться в жизнь. Пошли, Люпин. У тебя сейчас появится уникальная возможность поваляться в кровати Сэма и оставить на ней кучу шерсти.

Когда они ушли, Дин посмотрел на Сэма.

— Ну что?

— Да есть кое-какие наметки. Нужно думать. А что там Сев говорил про невербальные заклинания?

— О, это будет новая ступень эволюции — волк колдующий обыкновенный. Они с Люпином хотят прорыв в оборотневедении сделать. Раз уж волчонок сюда таскается.

— Так, у меня есть кое-какие наметки, — Сэм попробовал встать и закусил губу. — Чертовы пауки, ты можешь сам подойти, у тебя хотя бы не нога была задета.

Дин подошел к столу, за которым расположился Сэм, положивший поврежденную ногу на стул, сел в соседнее кресло, и братья склонились над картой.

Они сами не заметили, что прошло уже три часа, когда разогнулись и синхронно потерли шеи.

— Спать надо, — Дин поднялся.

— Ага, помоги мне встать, — Дин подал руку брату, чтобы тот смог встать на ноги. — Вот ведь, а сразу не так болела.

— Когда проходит время, болит больше, тебе ли не знать.

Только Дин лег под одеяло, в комнату вошел Сэм.

— Дин, помоги мне, — Дин начал ощущать беспокойство, но быстро расслабился, в голосе брата не было напряжения, он тихо хихикал, стараясь не рассмеяться в голос.

Дин поднялся и прошел в спальню Сэма. На кровати брата перед телевизором спали Северус и Люпин, все еще в виде волка.

— Они, похоже, стали смотреть фильм и отрубились.

— Что хоть за фильм-то, — Дин аккуратно просунул руки под Северуса и поднял. Хоть мальчик и вытянулся, и поправился, весил он все равно не слишком много, во всяком случае, Дин со своей раной вполне мог его нести, не чувствуя особого дискомфорта. — Я тебя знаю, там, скорее всего, что-то зубодробительное стояло.

— Французская классика, — Сэм с заметным усилием поднял волка. Что удивительно, но не терявший разум оборотень вел себя как тринадцатилетний мальчишка. Он даже не шелохнулся, когда его подняли на руки. — Про жандарма с Луи де Фюнесом.

— Ну, это хотя бы забавно, — Дин пинком открыл дверь в комнату Северуса и аккуратно сгрузил мальчика на кровать. — А где его обувь?

— Наверное, под моей кроватью, — хмыкнул Сэм. Оборотня он на кровать не положил, а поместил на небольшую оттоманку, стоящую у стены. Волк сонно приоткрыл глаза, затем свернулся в клубок и продолжил спать.

К Северусу сразу же запрыгнул белый комок шерсти и прижался к боку мальчика. Северус повернулся на бок во сне и подгреб низзла поближе к себе.

— Идиллия, — хмыкнул Дин и вышел из комнаты.

Утром Северус пришел на кухню заспанный и взлохмаченный.

— А где Люпин? — спросил его Сэм.

— Отсыпается. Надо что-то сделать, чтобы трансформация не была такой болезненной, тогда он днем сможет на занятия ходить, если не выходной, а ночью, ну, ночью понятно… Может, с его зельем поработать? А мы у тебя уснули? — спросил он у Сэма.

— Да, у меня. Как фильм?

— Забавный, — Северус замялся, потом решился: — А давайте летом в Сен-Тропе съездим, хоть на несколько дней?

— Конечно, съездим. И проверим, правда ли там такие девушки, как в кино, — Дин мечтательно закатил глаза. — Сев, ты нас с Сэмом полечить не хочешь?

— Когда вы уже будете зелья хотя бы по внешнему виду различать? — Северус пошел в лабораторию. Он быстро вернулся, неся в кучу разных флаконов в коробке.

— А когда ты их научишься подписывать? — фыркнул Дин, стягивая футболку и поворачиваясь к сыну раненым боком.

Процедура втирания заживляющей мази была довольно неприятной, но Дин мужественно терпел. Потом выпил все полагающиеся ему зелья и вернулся к прерванному завтраку.

Сэм так же стоически перенес лечение.

— О чем вы вчера шептались? — складывая пустые флаконы обратно в коробку, спросил Северус.

— Мы планируем навестить паучков в их логове, — переглянувшись с Сэмом, ответил Дин.

Северус сел на стул и долго смотрел на отца.

— Понятно, почему ты спрашивал про те заклинания. Думаю, это возможно. Только вас экипировать нужно как следует. Нужно подумать, что вам с собой дать. И, кстати, вам снова скучно не станет, если вы всех пауков одним махом отрегулируете до оговоренной с профессором Дамблдором численности?

— Так ведь весна, Сев, может, еще что подвернется.

Навещать паучков Винчестеры отправились через неделю, через час после рассвета. В это время они обычно все возвращались в логово.

Северус настоял, чтобы они взяли с собой безоары и использовали при малейшем намеке на отравление.

Также им было выдано очень интересное зелье, которое, попадая на любую паутину, начинало ее сжигать, при этом хватало нескольких капель. Огонек, который возникал при этом, перескакивал с одной нити на другую, охватывая постепенно паутину полностью, по принципу домино.

Северус его варить не умел, зато знал, что оно есть у профессора Слагхорна. Зелье было не ценное, но Северусу пока не хватало времени разбирать сложные рецепты тех зелий, которые были крайне редко востребованы. Северус прекрасно знал, что профессор Слагхорн любит деньги, редкие ингредиенты и не любит его самого. Никогда не любил, хотя в зельях Северус считался лучшим в Хогвартсе. Не на курсе, а в Хогвартсе. А его отца и дядю профессор Слагхорн не просто не любил, он их боялся до дрожи.

Поэтому Северус взял с собой волосы единорога, которых у него был целый пук и, подумав, флакон с ядом акромантула. Сказав, что это зелье крайне нужно его отцу, он с улыбкой протянул своему декану подарки. Все это вместе сыграло положительную роль, и Северус получил зелье без единого вопроса.

Винчестеры остановились возле затянутого плотной паутиной входа. Быстро проверили, все ли на месте и как крепко прикреплены к поясам запасные обоймы, которыми они опоясались, как патронташем. Синхронно, словно всю жизнь это проделывали, открыли крышки флаконов и плеснули зелье на паутину, затем приготовили палочки, потому что первой все-таки пойдет магия, и шагнули в пещеру, следуя за разрастающимся пламенем, жадно пожирающим паутину.

Хагрид решил с утра навестить Арагога. Ему было неспокойно целую неделю. Конфликт Винчестеров с акромантулами вышел на новый уровень, и Хагрид знал, что в последней стычке братья были ранены.

Лесничий уже неплохо изучил Винчестеров и знал, насколько взрывной характер у Дина. Поэтому справедливо полагал, что вслед за ранением может последовать ответный удар.

Уже подходя к пещере, Хагрид понял, что что-то не так. Вход не был затянут паутиной, а из самой пещеры слышались визг, стрекотание и непрерывная стрельба. Когда Хагрид в ужасе вбежал в пещеру, то все уже стихло. Он шел по тропинке, буквально пробираясь через трупы пауков.

Когда он добрался до главной пещеры, то просто ужаснулся. Все окружающее его пространство было завалено мертвыми акромантулами. В самом углу пещеры стояли Арагог и Мораг, к которым прижималась жалкая кучка их уцелевшего выводка.

По стенам пещеры все еще бегал магический огонь, пожирая остатки паутины. А также затухали последние отблески Рейлайта — заклинания, вызывающего настолько яркий свет, что можно ослепнуть.

Напротив пауков стояли Винчестеры, с ног до головы покрытые кровью, какой-то слизью, шерстью пауков… Дин сунул в рот какой-то ноздреватый камешек и разгрыз его, снял темные очки, потому что в пещере становилось темно, а потом обратился к Арагогу:

— А ведь мы предупреждали. Будете высовываться, к вам придет святой ежик. Мы ведь сюда лезть не хотели. Кто придумал на нас охоту открыть, а? Думал, мы это просто проглотим? В общем так, это все, кто остался?

— Да, — это все, что мог сказать Арагог.

— Чудненько. Хагрид, я понимаю, что ты нас сейчас ненавидишь, но забирай своих пауков и топай на северо-запад, там очень уютная пещерка есть, — Хагрид так и не понял, как Дин его увидел, он же ни разу не взглянул в его сторону. — Раза в три поменьше этой, чтобы численность легче было регулировать, ну вы меня поняли. Мы попозже в гости заглянем, посмотрим, как на новом месте устроились.

— Хагрид, уводи этих недобитков, — добавил Сэм. — Пока есть, кого уводить, — и он очень демонстративно передернул затвор.

Практически все жители Запретного леса, кто обладал хотя бы зачатками разума, уже знали, что означает этот сухой щелчок.

Пауки бросились к выходу, на ходу сбив Хагрида с ног. Лесничий с трудом поднялся и поспешил за своим любимцем, бормоча что-то про сук, у которых нет ни стыда, ни совести, ни сострадания.

Как только они вышли, Сэм покачнулся и стал заваливаться на пол.

— Куда? — подхватив его, спросил Дин.

— В живот, — простонал Сэм, выронив пистолет и попытавшись схватиться за место ранения.

— Руки! — Дин быстро расстегнул куртку брата, задрал футболку. Рана была нехорошая. Уж в чем в чем, а в ранениях Винчестеры разбирались.

Обхватив брата за плечи, Дин закрыл глаза и аппарировал прямо в холл их дома.

Северус только глянул на рану и сразу же метнулся к выходу, на ходу натягивая мантию.

— Раздень его пока, я сейчас помощь приведу.

Пока Дин дотащил Сэма до его спальни, пока он его раздел и расположил на кровати, Северус уже вернулся с женщиной средних лет, одетой как сестра милосердия начала двадцатого века.

— Ну-с, молодой человек, посмотрим, что тут у вас, — она быстро несколькими движениями палочки очистила кожу Сэма от всей грязи, крови и бог знает чего еще и склонилась над раной. — Ну, ничего слишком страшного, — и она принялась быстро накладывать различные заклинания. — Так, Северус, у тебя есть обеззараживающее зелье, обезболивающее, восстанавливающее, кроветворное и микстура Форба?

— Микстуры нет, — Северус нахмурился. — А что она делает?

— Помогает сращивать ткани, у твоего дяди задета одна из петель кишечника. Я все поправила, убрала начинающийся перитонит, а остальное придется доканчивать зельям.

— У меня есть хорошее модифицированное заживляющее. Что если ввести его прямо к поврежденному органу? А потом еще принять внутрь?

— Можно попробовать, неси, — подумав, кивнула медведьма.

Когда Сэму провели все необходимые процедуры и рану закрыли, мадам Помфри ушла, сказав напоследок, что ночью может подняться температура, но это ничего страшного, и что Сэм должен оставаться в постели хотя бы с неделю, если он уважает ее труд и труд своего племянника.

— Ну как? — Дин успел вымыться и переодеться и теперь ждал, когда ему сообщат о состоянии Сэма.

— Нормально, все восстановлено и обошлось практически без осложнений, — Северус вышел из комнаты дяди. — Он спит. Я с ним сегодня ночью побуду. Ты-то как, не ранен? — Дин отрицательно покачал головой.

— Твой подарок много чего на себя взял, — Дин рефлекторным жестом повертел на пальце перстень.

— Надо Сэму такое же подарить. Все сделали?

— Не совсем, там в этой пещере пара сотен туш, я не знаю, что с ними делать.

— Что-что, работать, — Северус задумался. — Сегодня я с Сэмом посижу, а завтра пойдем яд собирать, шерсть и так далее, я чары консервирующие знаю, так что потихоньку все соберем. Потом и Сэм поможет. Да, Дин, меня пригласили на пасху к Пруэттам. И вам пришло приглашение от Друэллы Блэк. А меня Поттер пригласил, представляешь? В общем, я так понимаю, всю малышню до шестнадцати лет спровадят к Пруэттам, где за старших останутся близнецы: Гидеон и Фабиан. Они в прошлом году выпустились. А у Блэков соберутся все остальные. Ты догадываешься, кто должен стать главным блюдом хозяйки? — Северус посмотрел на вытянувшееся лицо отца, фыркнул и пошел на свой пост рядом с постелью Сэма.

Глава 31

Как Северус и предсказывал, с пауками они провозились практически до самой Пасхи.

Яда, шерсти и всего остального было так много, что умный директор притормозил продажу. Бывшее логово акромантулов превратилось в склад.

С этого склада Альбус забирал готовую продукцию такими маленькими партиями, что становилось сразу же понятно, каких усилий стоило охотникам добывать каждую шерстинку, каждую каплю драгоценного яда. Проверить, что конкретно творится в Запретном лесу, практически ни у кого из покупателей не было возможности, поэтому все верили. Ну, а как тут не поверить, если этих самых пауков кто-то слишком умный поставил в один ряд с мантикорами и химерами.

В общем, до каникул работы хватило всем. Да еще у Северуса дело на порт-ключах заглохло и никак не хотело сдвигаться с мертвой точки. Он все не мог понять принцип, и его это жутко злило.

С Лили он в очередной раз разругался. На этот раз причиной стал Поттер. У Северуса нервный смешок вырывался, когда он об этом вспоминал. Оказывается, он слишком много времени проводит с Мародерами. Вообще-то Северус не проводил с ними время. Его общение ограничивалось парой фраз на переменах и согласием отправиться к Пруэттам. Он с Люпином больше общался, но Лили показалось, что это не так.

У Люпина, кстати, произошел прорыв. Когда его, печально вздыхающего и отводящего глаза, за несколько часов до очередного полнолуния перед дверью обнаружил Дин, то просто махнул рукой и спросил, не пора ли им уже будку сколотить — специально для прибившихся оборотней. За что получил злобный взгляд и удар по голове книгой, поднятой Левиосой во время нахождения в виде волка.

— Этот щенок меня ненавидит, — пожаловался Дин Сэму, потирая затылок.

— Я бы на его месте тоже тебя ненавидел, — оторвался от изучения нюансов этикета Великобритании Сэм. — Что-то я не пойму: маги в Бога, вроде бы, не верят, но с энтузиазмом празднуют Рождество и Пасху. Как-то это странно.

— А вот я не пойму другого, мы что, идем? Нет, мы реально пойдем на этот светский раут? Ты моей смерти хочешь? Я бы еще понял, если по делу, но просто вот так взять и пойти куда-то в смокингах…

— В парадных мантиях, — поправил Сэм. — Это проще, так что не истери. А пойдем мы туда не просто так. Лестрейндж, у которого сейф и, возможно, чаша, — зять Друэллы. Ее старшая дочь замужем за этим типом. Если бы не это, я бы лучше дома остался, ну или братьев Пруэттов заменил, понадзирал бы за мелкими.

— Ну вот представят нам его, и что? — Дин покачал головой. — Нет, ради просто посмотреть куда-то идти?

— Да хотя бы просто посмотреть, ты знаешь, как кто-то из этой семейки выглядит? Вот и я нет. Так что не ломай