Крепость на семи ветрах (fb2)


Настройки текста:



Александр Сергеевич Конторович Штормовые острова


- Вторая рота на позиции! – каркнул динамик радиостанции.

Плохо! Опоздали на двадцать минут. Высказываю ротному свои соображения по этому поводу.

- Вас бы уже на клочки разметали – в реальном-то бою!

- Попали в болото, пришлось искать обход.

- А разведку местности вам кто сделать мешал? Сколько уже тут бегаем?!

Молчит рация, нечего мужику возразить. Ничего, пусть переживает, в следующий раз будет головой думать, а не каким-то иным местом.

- Отбой! Комроты – на командный пункт.


Минут через двадцать на холм взбирается командир. Понур и готов к разносу – издали видать.

- Ротный командир Дэйр, прибыл для получения замечаний! – подносит он руку к кепи.

У соратников Балка (а именно из них и составлен инспектируемый сейчас батальон) нет воинских званий как в нашей армии. Есть – должности. Чем-то это напоминает РККА многолетней давности. Комвзвода, комроты, комбат – и так далее.

Поразмыслив, наше командование не стало ломать устоявшихся традиций – пусть там называют друг друга привычным образом. Правда, у них эти подразделения называются иначе, но тут уже им пришлось подстраиваться под существующие реалии. Впрочем, они быстро с этим освоились и больше не путались. Да и мы привыкли к этому достаточно быстро – соотнесли с прошлым, всего-то и делов…

- Прошу к карте, - киваю я на стол. – По условиям учений, корабли противника собираются нанести огневой удар по вашим позициям. Вы должны быстро вывести роту из-под обстрела. Направление – выбрано правильно, от осколков и случайных снарядов вас защитил бы гребень холма. В чем же ошибка, командир Дэйр?

Он вздыхает.

- Не произведена разведка местности…

- Верно! Вы заняли эти позиции более четырёх часов назад, успели окопаться и выставить боевое охранение – это правильно. А вот пути вероятного отхода – не проверили!

- Но мы собирались наступать!

- А противник в курсе ваших намерений? Кто-то вам пообещал отсутствие артиллерии на данном участке? Море – в пяти километрах! Корабельные пушки добьют сюда легко!

Сник ротный…

- За оборудование позиций – четыре. А вот за провал отступления… Миша, сколько человек они могли там потерять?

Наш артиллерийский старлей приподнимает голову от расчётов.

- Только убитыми – до сорока человек. Да и раненых было бы… много. Роту, после такого обстрела, можно смело выводить в тыл – на переформирование и пополнение. Как полноценное воинское подразделение её учитывать уже нельзя.

- Вот так, командир Дэйр! Общая оценка – два! Экзамен ваша рота не сдала. Можете быть свободны!

Ротный козыряет и понуро топает восвояси.

Жестко.

Но в реальном бою он бы сейчас ползал по исковерканной земле и пытался собрать остатки своих бойцов.

Да, сородичи Балка не сильны в воинском искусстве – они больше строители, нежели солдаты. Но выбора-то у нас никакого нет! Кто есть – с теми и работаем.

Строят, кстати, они качественно.

И быстро.

Именно они в своё время предложили не ломать камень для построек укреплений специально, а использовать для этой цели старые рудничные отвалы. Их тут было просто до фига – протянулись на целые километры. Прикинув все за и против – наши инженеры с этим согласились. И в результате протянули железнодорожные пути ещё и оттуда. Благо, что наличная техника с такой задачей справилась достаточно быстро.

Но и постройка укреплений в результате резко ускорилась. Пришлось передать туда и большую часть прибывшего на захваченных нами кораблях «пополнения». Сортировкой занимались все мои ребята – у них-то никакого языкового барьера нет. Да и общение с сородичами им даётся проще и быстрее.

Были там и соплеменники Балка, похоже, что с его миром вайны сцепились особо жестко. Почти в каждом пополнении попадались пленные оттуда. Чем уж они так их разозлили-то?

Но вот, что в них есть – так это поразительная самоорганизация. Как только над ними перестала висеть чья-то чужая воля, они тотчас же выстроили у себя некое подобие привычного общества. Нашлись и командиры – как правило, бывшие инженеры и бригадиры. Из их среды и выдвинулись уже чисто армейские руководители. Раз надо – они будут. Да, почти полное отсутствие военного опыта имело место. Но присутствовало также и горячее желание оный опыт приобрести.

Сначала это несколько озадачило наше командование, но переговорив с некоторыми обитателями Ганеи, удалось кое-что прояснить.

Флота, подобного кораблям вайнов, там не имелось. Да его, собственно говоря, вообще ни у кого, по-моему, не было – да и быть не могло. Таких отморозков ещё поискать надобно!


Были, разумеется, какие-то там военные корабли и на Ганее, но… Словом, они там погоду явно не делали.

И за неимением флота, соратники Балка начали зарываться в скалы. Им бы ещё и пушки соответствующие… но, чего нет – того нет. Обходились чем могли.

Но крепости строить насобачились – не каждый корабль такое сооружение в одну харю расковырять мог.

И поэтому, в отношении строителей действовало неукоснительное правило. В плен - и пожизненно под землю. Легкой смерти, по мнению вайнов, такие люди не заслуживали. По их понятиям, они поступали подло и бесчестно – прятались за тоннами камня, вместо того, чтобы принять отрытый бой. А мы-то удивлялись – почему тут преимущественно строители, а не солдаты? С нашей точки зрения было бы логичнее, как раз второе – именно они встречают противника первыми.

С нашей.

У капитанов кораблей имелась своя, чуждая нам, логика.

Первыми-то, да, встречают… но первыми их и хоронят. На рудниках полезнее горные инженеры и дорожники, а не обученные бойцы – тем тут делать особо нечего.

Жестко и цинично – но очень даже прагматично.


Спустя месяц после захвата двух кораблей, я присутствовал на совещании, которое собрал Иванов. Кап-раз как-то осунулся и даже внешне постарел – чувствовалось громадное напряжение последних недель. Да и все присутствующие… тоже отнюдь не являли собой образцы процветания.

Докладывал кап-два Хальзин – на нём лежала вся наша сухопутная оборона.

- Нами заложено четырнадцать фортов. Четыре – вполне закончены и введены в строй. Всякие незначительные доделки можно завершить уже в процессе эксплуатации. Ещё пять введём в строй в течение месяца. Прочие… постараемся довести до готовности в самое ближайшее время, бросим туда все силы, в том числе и освободившиеся после постройки прочих сооружений. Линии электропередач – подведены повсюду. Сейчас начинаем демонтировать времянки, заменяя их капитальными кабельными коллекторами. Работы идут круглосуточно, бригады сменяются по графику.

Продолжая говорить, он указывает на карте месторасположение всех упоминаемых объектов. Я не сильный специалист в фортификации, но даже с моей точки зрения всё это выглядит вполне внушительно. Форты стоят не только на берегу, ими прикрыты также и некоторые направления в глубине острова – чтобы сдерживать прорвавшегося противника. Здесь огромную помощь оказали инженеры с Ганеи – для них такие постройки вполне привычны и даже обыденны. Не обошлось и без некоторых добавок уже с нашей стороны.

- Так… - кивает каперанг. – Флагманский артиллерист – ваше мнение?

Капитан первого ранга Федотов – суровый, несмотря на обманчивую внешность, мужик. Спец в своём деле просто запредельный! Ни к какому компьютеру ему даже и прибегать не нужно – по-моему, он в состоянии ответить вообще на любой, даже самый каверзный, вопрос.

- Стандартный наш форт… - указывает он на схему. – Четыре-пять пушек, железобетон и всё такое прочее… Ну, с одним-двумя кораблями он вполне себе успешно пободается. Может и на дно пустить – если те вовремя не отойдут. Но на это я особо бы не рассчитывал – там тоже не дураки на мостиках стоят. Три-четыре, а тем более - пять кораблей – и расклад будет уже совсем иной! За день его, конечно, по камешку не разберут, но вот за два-три – и к бабке не ходи!

- Но ведь есть и генераторы защитного поля! – вставляет реплику Хальзин.

- Есть, - кивает Федотов. – Я именно это и имею в виду, когда про три дня говорю. Без них – за день сроют до основания. Два корабля, если кто-то позабыл, это два десятка стволов двухсотмиллиметрового калибра, как минимум! А пять? Как работают эти пушки - все ведь видели?

По лицам большинства присутствующих понятно – видели. Особенно соратники Балка – они, так ещё и на своей шкуре это испытали.

- Ну, не скажите… - качает головой главный по фортам. – Там всё же усиленный железобетон!

- Пушки выбьют – и толку с этого бетона? – пожимает плечами Федотов. – А генераторы не выдержат столь массированного обстрела тяжелой артиллерией. Потом противник подойдёт ближе и сметёт в море всю систему противодесантной обороны. И уже после – пойдёт десант.

- Ваши предложения? – наклоняет голову набок Иванов.

- Тыловые батареи для обстрела с закрытых позиций. По таким целям противник стреляет плохо. Но и тут я бы не сильно обнадёживался – они научатся быстро! Жизнь заставит… Железнодорожные орудийные площадки – это тоже может стать неожиданным сюрпризом. Мины… ну это уже не моя епархия, тут минёр пусть выступает. У меня всё.

- Дивизион живучести, - вызывает нового докладчика командир «Грома».

Худой и подвижный кап-два Васильев – полная противоположность флагарту. Невероятно деятельный, он, по-моему, весь остров уже облазить успел. Да что там остров! Не удивлюсь, если его ребята уже и морское дно поблизости успели проверить.

- В целом – я согласен с выводами предыдущего докладчика, - начинает он. – Однако! Мы в своей деятельности исходим ровно из таких же посылок. И поэтому нами предусмотрен ряд мероприятий по усилению оборонительных сооружений…

Кап-два подробно останавливается на некоторых моментах. Так, например, предусмотрен некий оперативный резерв запасных стволов. Проложены в некоторых местах дополнительные подъездные пути. Заменить поврежденное орудие можно в течение двух-трех суток.

- Если они у вас будут, эти сутки… - бурчит с места Федотов.

Ему никто не возражает.

- Подполковник Снежный!

Слон был краток.

- Вместе с силами ополчения в строю тридцать шесть тысяч восемьсот бойцов. Полностью боеспособны – три с половиной тысячи. Проходят обучение – двадцать три тысячи. Прочие части в процессе формирования и предварительной подготовки. Оружия, боеприпасов и снаряжения – в избытке. Тыловые отсечные позиции оборудуются силами подразделений при поддержке инженерного корпуса.

Есть у нас и такой. Во главе поставили Балка – он быстрее всех сработался с нашими специалистами.

- Ваша оценка стойкости противодесантной обороны?

- До дивизии включительно – отобьем. Если больше… тут уже будет труднее.

Положим, что представить себе дивизию морской пехоты вайнов… это надо неслабое воображение иметь! Таких сил тут, насколько мне известно, не собирали уже очень давно! Вайны в своей тактике успешно использовали подразделения туземцев. Им даже платили – не жалко! Всё равно потом… потом много чего «внезапно» может поменяться. Такая тактика с успехом применялась ими и на Земле. И сработало же! Но вот где им взять такое количество туземцев з д е с ь…

- Начальник тыла!

Тот обстоятельно доложил по всем позициям – чувствовалось, что мужик досконально вник в особенности здешней инфраструктуры.

- В наличии триста сорок шесть тысяч триста человек – включая воинские части. Нетрудоспособных – чуть более двадцати восьми тысяч. Это женщины, дети и старики, но последних относительно немного. В здешних условиях они…

Тут и так всем всё понятно – не выживали.

- Наличных запасов вполне достаточно для обеспечения пропитания всех в течение года. Если ужмёмся – год и три месяца. Я не учитываю запасов эскадры – только местные склады.

Здесь тоже всё ясно – это наш НЗ.

- Естественная убыль… гм-м-м… населения – двести сорок три человека за прошедший месяц. Прирост…

- В смысле – прирост? – удивляется каперанг.

- Ну, дети же рождаются? – пожимает плечами тыловик. – Девяносто шесть человек…

Выслушав большинство из присутствующих, Иванов подвёл итог.

- Хреново, дорогие товарищи! Того и гляди, гости незваные пожалуют, а у нас – за что ни возьмись, ничего-то толком и не готово! Как воевать-то собираемся, а? Начштаба – в двухдневный срок представить мне план по ускорению строительства обороны! Привлечь абсолютно всех, кто способен хотя бы молоток в руках держать! Десантники с «черных кораблей» не станут выяснять степень участия каждого в общем деле – оставят здесь выжженную пустыню! Всё! Все свободны!

А вот меня и Слона он жестом оставил на местах. И наш «молчи-молчи» тоже скромно притулился в сторонке.

- Вот, что… - каперанг вышел из-за стола и опустился на стул рядом с нами. – Вы и так всё знаете…

Да чего уж там… знаем. Открытого боя с серьёзной эскадрой нам не выдержать. На Земле – так куда как более крупное соединение всего два корабля чуть по винтикам не разобрали! Да – «Гром» превосходит любой из «черных кораблей». Поправка – превосходит те, которые мы уже видели. Но в реальном бою никто этого не проверял!

- Короче, - не стал разводить антимонию Иванов. – Родился тут у наших мастеров плаща и кинжала некий план… Впрочем, он вам всё и сам расскажет – и получше меня.


- Как вы знаете, - не стал ходить вокруг да около контрразведчик, - мы эфир мониторим постоянно. Там много чего интересного есть, но это пока нам не по зубам…

А вот «по зубам» оказалось следующее.

Оба захваченных корабля так и остались стоять в порту. Но ушлыми мастерами тайных дел с их борта были изъяты некоторые вещи. И выйдя подальше от островов, в эфир запустили панические сообщения. Смонтированы они были при непосредственном участии радистов обоих трофейных судов. Там и голос был и передача на ключе – ничего не упустили! В одном случае – так даже использовали личный шифр одного из представителей контрразведки. Того, кого удалось взять живым.

При этом «молчи-молчи» на меня выразительно посмотрел. Понятно – это, стало быть, моего «крестника» раскололи…

В воду полетели также и предметы, взятые с кораблей. Притопили и оставили болтаться на волнах шлюпку с простреленными бортами. Стреляли, кстати, из спаренной крупнокалиберной установки местного производства – чтобы и комар носа не подточил! Кровушкой, между прочим, щедро побрызгали…

- Таким образом, мы тщательно сымитировали нападение какого-то (пока неизвестного) военного корабля на оба судна, которые направлялись в свой порт. Не сказать, чтобы рядовой случай – но вполне вписывающийся в реальную обстановку. Такие вещи уже происходили и ранее – хотя и достаточно давно. Захватили – и увели с собой. Часть экипажа попыталась убежать – и их ожидала незавидная участь.

Ну, да – окровавленная шлюпка с простреленными бортами. Не удивлюсь, если туда и относительно «свежего» покойничка подкинули – эти ребята ещё и не такое могут!

- Судя по радиообмену, эта новость особого ажиотажа не вызвала. Место происшествия находится достаточно далеко отсюда – более трехсот миль. Нет, понятно, что там были высказаны самые различные подозрения, кое на кого даже пальцем указали… Но никаких конкретных действий пока не планируется – нет достаточных доказательств. Капитанам военных кораблей и вооружённых судов предписано усилить внимание и предпринимать повышенные меры предосторожности в данном районе. Пока – всё.

Переглядываемся.

Операция, конечно, интересная… но мы-то здесь с какого бока облокотились?

Контрразведчик усмехается.

- Идём далее. Совсем «закрыть» остров мы пока не можем – оборона не готова. Поэтому и будем дальше «ваньку валять». На связи мы постоянно, все положенные отчёты отправляем в срок. Иногда задерживаемся – нам тотчас же дают руководящий втык. Исправляемся… Но пока – там никто не подозревает о произошедшем. Формально – тут самостоятельный анклав, но вы же всё прекрасно понимаете… Во внешнем мире существует некий орган, который такими вот образованиями и рулит.

- И много тут таких… образований? – интересуется Слон.

- Мы знаем о трех. Два из них – верфи. Поистине циклопические, у нас ничего даже приблизительно похожего нет. Именно там и собирают «наковальни». Прочая мелочь сходит со стапелей в самых разных местах. Это – исключительно военные верфи.

- А третий?

- По нему данных пока недостаточно.

- А где собирают суда-передатчики? – спрашиваю я.

- Хороший вопрос! Увы, пока мы этого не знаем…

Из дальнейшего рассказа стало ясно, что сидеть на попе ровно никто не собирается. Раз нельзя принимать бой на острове – то никто не запрещает воевать в открытом море.

- С «черными кораблями»? - вопросительно смотрю на каперанга. – Но ведь первый же бой – и все капитаны станут искать этот неизвестный корабль?!

- Нет, - делает отрицательный жест Иванов. – Раскрывать инкогнито «Грома» - преждевременно. Но, кто сказал, что воевать будет именно он?

«Молчи-молчи» улыбается и продолжает рассказ.

- Мы не можем более рисковать, атакуя корабли в гавани. Рано или поздно кто-то сумеет выйти в эфир… Но ведь судно может сюда и не дойти… или отсюда не вернуться– это, уж как повезёт!

Первым врубается подполковник.

- Так мы что же – пиратов должны изображать, так?

- Именно! Пусть их и ищут… И чем дольше их будут искать где-то т а м - тем позднее «черные корабли» придут сюда! В порту уже заканчивается переоборудование одного из захваченных кораблей – он-то и сыграет роль неведомого злодея. А экипаж – это будут уже ваши люди!

Оглядываюсь на Иванова.

- Всё так, капитан. Ваша задача – максимально оттянуть противника от Штормовых островов. Пусть там шарят в море и ищут неведомо кого. «Гром» тоже уходит – в район будущего рандеву. Мы должны обеспечить встречу прибывающего конвоя. Так что защищать острова будет некому.

- Понятно.

Командир встаёт – поднимаемся и мы.

- Не умею я громких речей говорить… Помните – никто из вас не может попасть в плен! Ни при каких обстоятельствах! Противник не должен узнать об истинном положении дел. Здесь почти четыреста тысяч человек – и их жизнь теперь в ваших руках.


На выходе из штаба подполковник кивает мне на лавочку под деревом.

- Присядем?

Опускаемся.

Слон какое-то время молчит.

- Кого с собою возьмёшь?

- Стариков – это уж само собою разумеется! Всех не смогу, не дадут – они же у меня теперь ещё и инструкторами работают. Но, кого смогу – выдерну.

- Лады… Я с морпехами побазарю – думаю, каперанг и им соответствующее указание уже отдал. Парни там суровые – самое то! Ну и ещё кой-чего прикину… Корабль этот осмотрю. Насчёт твоих ребят поговорю. Чует моё сердце, что с начбоем схватка нешутейная предстоит! И с тыловиками – небось, зажали кой-чего из положенного вооружения! Они без этой «экономии» жить не могут! Казалось бы, трофеев полные склады – бери, не хочу! Ан, фиг – и тут чего-то «не положено»!

По диспозиции – Слон старший. Не капитан – тут настоящий моряк имеется, а старший в смысле всяких там военных вопросов. На мне – чисто штурмовая команда, мои ребята пойдут первыми. А общее руководство – на нём. Так что, вполне логично, что по некоторым вопросам договариваться будет именно он. Не говоря уж о звании, мощная его фигура и так внушает невольное почтение.

Понимаю, что всё это – немыслимый экспромт. Оттого так хмур командир «Грома» - не лежит его душа к таким вот скоропалительным выкрутасам.

- Вот так, Ма Той… - поворачиваюсь к окну и смотрю на бегающих по площадке бойцов. – Сам понимаешь, шансы на возвращение невелики. Поэтому отобрать предстоит только тех, кто подготовлен самым лучшим образом. Но нельзя останавливать и процесс учёбы – этого с нас тоже никто не снимал.

Задумался мой ротный. Я сознательно не стал пока собирать всех, а вызвал только его. Соображаловка у мужика работает побыстрее, чем у прочих. Потому и стал моим заместителем.

- Я так понимаю, командир, что меня ты оставляешь здесь?

Правильно понимает – и не обижается. На кого ещё я могу оставить столь сложное хозяйство? Тут и повседневная работа и натаскивание пополнения… да и много чего ещё. А людей нет! Не в смысле – солдат нет, этих-то, хоть отбавляй! Командиров нет! По уму, так из моих парней взводные - так в самый раз, а вот ставить их на роту рановато. Но… нет у нас времени. И кадрового резерва нет.

- Я бы взял с собою ещё и взвод Гая.

- Новичков? – отворачиваюсь от окна и сажусь за стол. – Там девятнадцать человек, если не ошибаюсь?

- Двадцать один – двоих я перевёл из другого подразделения.

- Почему их?

- Это лучшие стрелки. И в рукопашном бою хорошо себя показали – даже Якупов их похвалил!

Аргумент! Похвала нашего сибиряка для меня значит очень много.

- Принимается. Из роты Га Шана два взвода. Дополнишь её новичками – пусть старики подтянут их до своего уровня.

Старики… две недели подготовки всего! Зато – жесткой, мои ребята спуску не давали никому.

Да плюсом является то, что большинство «новичков» - бывшие матросы штурмовых команд. То есть, люди более-менее опытные. Сильно физически сдавшие, голодные… но злые и упрямые. Стало быть, та самая мотивация у них присутствует во весь рост!

Но разница в уровне подготовки – она слишком уж велика! До хрена чего пришлось просто через колено ломать – иного выхода не имелось. Слава богу, что это выпало не на мою долю – парни и сами справились.

И ещё раз не могу не вспомнить того, что мои ребята сильно выделяются среди своих сородичей. Внешностью, физическими кондициями и какой-то уверенностью в собственных силах. Их даже издали можно отличить от новичков. И это является наилучшим примером того, что избранный ими путь – правильный. У хорнов нет культа физической силы, но крепкие люди всегда уважаются. То есть, ты таким стал – значит, смог! Выжил в бою, не дал себя убить противнику – молодец. Понятно же, что именно в такого, выделяющегося среди прочих, человека, противник будет стрелять в первую очередь – как в самую заметную мишень. И то, что ты ныне жив, свидетельствует о том, что ты хороший боец.

Разумеется, я не стал никого разубеждать – пусть думают, как хотят, лишь бы для дела полезнее было.

После некоторых сомнений состав десантного отряда был утверждён – сорок шесть человек.

- Гона вычеркни.

- Почему? – удивляется мой зам. – Он хороший солдат!

- Его сестра скоро родит. Кто по обычаю должен принять её ребёнка?

- Муж.

- Ты сам знаешь, что его нет, да и никогда не было.

Да, в тоннелях такими сложностями не заморачивались. Женщина должна рожать – и этим всё сказано.

- Отец… ну… любой мужчина из её рода!

- Или глава клана.

В противном случае ребёнок считается… не изгоем, нет… но каким-то не таким…

А кто у нас глава клана?

По факту – ваш покорный слуга. Который в это время будет болтаться где-то в море.

- Он будет сильно огорчён.

- Пусть подумает про свою сестру. Про её ребенка – и про то, как будут смотреть на него другие дети.

То есть - у нас всех есть будущее. Глава клана смотрит дальше прочих и видит то, что пока не понятно другим. Не сомневаюсь, что этот факт быстро станет достоянием гласности. Война – это сейчас. Но не навсегда. Клан должен расти и уже сейчас думать о самых слабых. В чём-то это перекликается с обычаями хорнов, в чём-то нет. Но – ничему не противоречит кардинальным образом. Разве что тем, что такая забота о новорожденных обычно командованием не проявляется – капитану корабля как-то пофиг на проблемы матросов.

Как там, в старой песне пели? «Были сборы недолги?»

Так и у нас с этим делом не затягивают.

И уже через полчаса весь личный состав отряда выстроился на площадке, ожидая подхода грузовиков.

И почти тотчас же нарисовался Гон – видать, кто-то ему на ухо шепнул.

- Командир…

- И не проси! Ты ответственен за свою сестру! Её ребёнок – первый, кто родился в клане!

Удар в поддых – тут ему и возразить нечего. Традиции – это у хорнов в крови. А долг перед кланом… это вообще не обсуждается. Был бы главою кто-то другой, не командир – тут хоть какие-то шансы бы имелись. Но в данном случае – шансов никаких.

И поэтому мой солдат только вздыхает. Впрочем – уже не солдат, теперь он командует десятком новобранцев. Угу… младший из них превосходит его по возрасту на добрый десяток лет!

- Я ведь могу положиться на тебя? Ты всё сделаешь правильно? И твои солдаты – они будут смотреть на своего командира! Кто покажет им пример, если не командир?

- Яр! – вытягивается он в струнку. – Командир! Я не подведу тебя! Но прошу – помни обо мне!

- Вот уж чего точно не произойдёт! – успокаивающе хлопаю его по плечу.


Наша дорога к порту проходит мимо вновь построенной батареи. По массивным железобетонным стенам сейчас ползает множество людей – ставят маскировку. Инженеры ловко вписали её в окружающий пейзаж, совсем немного его изменив. Сильно сомневаюсь, что у капитанов приходящих сюда кораблей, было желание тщательно изучать и описывать скалы над бухтой. А раз так, есть некоторый шанс на то, что хотя бы несколько залпов двухсотмиллиметровых пушек можно будет сделать внезапно для противника. Так что сюрприз выйдет крайне неприятный…

Корабль, на котором нам предстоит выйти в море – тот самый, который мы когда-то захватывали. И с той поры его облик претерпел некоторые существенные изменения. Оценивая проделанную работу, всё больше прихожу к выводу о том, что план «молчи-молчи» отнюдь не скоропалительная выдумка.

Я далеко не морской инженер, но оценить масштабы проделанной тут работы кое-как могу. Здесь явно не за неделю всё обустроили. Похоже, что переоборудование корабля началось едва ли не на следующий день после его захвата.

А раз так – то и план этот родился явно не вчера и не в спешке.

Что ж… это хоть немного успокаивает!

Снежный с морпехами был уже на борту. Там же встретил я и нового капитана корабля – старшего лейтенанта Демидова.

Капитан – главный на корабле, как говорили англичане – «первый после бога», поэтому представляюсь ему по всем правилам.

- Олег, - протягивает он мне руку.

- Дмитрий.

- Подполковник опередил вашу группу всего на полчаса, - кивает капитан на Слона, - поэтому я и решил - сначала подождать вас, а уж потом показать вам обоим корабль.

Разумно, времени у нас не так-то уж и много.

- Нет, - словно прочитав мои мысли, качает головою Демидов. – Мы пропускаем «Гром» - он вместе с кораблём-передатчиком выходит уже через час. Мы следующие…

Понято, выход такого большого корабля – процедура нелегкая. Особенно из небольшой бухты. Да ещё и корабль-передатчик с ним – тоже судёнышко не маленькое. Разумнее им под ноги не лезть – капитан, безусловно, прав.

- Кормовую надстройку существенно переделали – там, на скорую руку, оборудовали посадочную площадку. И теперь у нас на борту есть вертолёт! Сейчас он накрыт маскировочными сетями – на всякий, так сказать, случай…

Поприбавилось на борту и скорострелок – к имевшимся ранее четырём, добавили ещё пять. На баке установили пушку калибра 100 миллиметров – тоже неслабый аргумент!

- У нас на буксире идут два быстроходных катера – один с торпедным аппаратом на борту. Две установки для запуска реактивных снарядов – их смонтировали по одной на каждом борту. В носовом трюме оборудовали снарядный погреб, в среднем – места для десантной партии. Кормовой оставили без изменений – на то есть свои соображения…

Перестройка этим не закончилась – заменили также и радиолокатор – наши куда как более совершенные, нежели аналогичная аппаратура местного производства. Поставили и ещё одну радиостанцию – для связи со штабом. Мало того, что мы с вайнами работаем на разных частотах, так и характеристики судовой радиостанции где-то могут быть неплохо известны…

Добавилась и аппаратура ночного видения, всякие там тепловизоры и прочие полезности – капитанский мостик постарались дооборудовать на славу!

Словом, прежние обитатели своего корабля просто не узнали бы. Как, впрочем, не узнали бы его и те, кто хоть раз встречался с ним в прошлом.

По-моему, в нашей реальности такой корабль назывался вспомогательным крейсером. Хотя, нет… там что-то другое было…

Рейдер!

Во!

Ещё, помниться мне, немцы в Отечественную войну такими корабликами немало крови кое-кому пустили.

Делюсь этими мыслями с капитаном, он согласно кивает.

- Да, при перестройке корабля был учтён подобный опыт. И некоторые установленные тут агрегаты входили в бортовой запас судна снабжения.

Вот и говорите мне теперь, что данный план родился экспромтом! Нет, вполне допускаю, что основным он не являлся, и был, так сказать, «запасным козырем». Но уж точно не на коленке его писали…

Закончив осмотр, капитан удалился на мостик – готовится к отходу. А меня тотчас же утащил Слон.

- Всё посмотрел?

- Впечатлило, если честно. Вот, не думаю я, что наши хитрецы это только сейчас изобрели. Не верю, хоть убей!

- Хм… Ну, спорить не стану. Тем паче, и я тут кое-что любопытное выяснил.

Он останавливается у борта и рассматривает рейд.

- Вон там, видишь? – указывает он рукой.

- Где?

В указанном месте, действительно, наблюдается какое-то движение, видны стрелы экскаваторов.

- Во-во, именно там! Что, как ты думаешь, там строят?

- Да… хрен его знает… Наверное, флот что-то такое городит – у воды же!

- А «городят» там ещё один пирс… Третий уже! Сколько у нас всего кораблей?

- Если с трофеями – пять.

Подполковник кивает.

- И все они стоят тут – в этой бухте. А на той стороне есть бухточка поменьше – так и там аналогичное строительство развернулось. Тоже пирс – и тоже не один. Зачем, спрашивается? У нас и кораблей-то столько нет! Там, кстати, сразу две батареи заложили. Это при том, что берег почти везде, кроме этой бухточки, обрывистый и пристать к нему практически негде. Не будет там десанта – некуда высадить.

- Ждём пополнения? Кораблями, в смысле?

- Откуда? И «Гром»-то всей страной тянули, как не надорвались ещё при этом?! Нет… тут другое что-то… Знать бы – что именно?

Он поясняет – его задача состоит ещё и в том, чтобы обеспечить надёжную оборону захваченных судов – буде таковые появятся. И их конвоирование к островам.

- У нас на борту, если не считать экипажа корабля, сто тридцать шесть человек штурмовой команды. Помимо твоих парней ещё и морпехи – сам понимаешь, что за народ. Для штурма – слишком много, у нас всего два быстроходных катера. И они могут взять на борт не более двадцати человек зараз. Не на шлюпках же прикажешь суда на абордаж брать? А вот, если учитывать ещё и конвоирование захваченных кораблей…


Да, планы нашего командования враз не просечёшь…

Рассвет мы встретили уже в море.


Два дня мы бороздили пустынные воды, не встречая ни одной живой души. Снежный почти безотлучно сидит в радиорубке, так что всех ребят гоняю я один. Ну, не совсем один, если точно…

Он постучался в мою каюту сразу после отхода.

- Александр Иванович?! Как вы здесь оказались?

- Иванов прислал. Еле успел, уж очень вы, ребятки, прыткие… Пока собрался, пока доехал – а у вас уже и сходни поднимают!

Сказать, что я этому рад – полслова! Такой мастер – он хоть кого поднатаскать может. И очень быстро! Мои парни его и Якупова просто на руках готовы носить – так эта парочка тут всех впечатлила. Насколько я в курсе, среди морпехов они тоже пользуются немалым уважением.

На баке установили мишени – и теперь там постоянно трещат выстрелы. Инструктор плотно взялся со моих ребят. Попутно мы отрабатываем опыт группового взаимодействия с морпехами, для чего наши совместные группы непрерывно скачут по всему кораблю. Радиорубка, мостик, машинное отделение – капитан уже начал искоса на всё это дело посматривать. Но понимает, что всё это для дела – и молчит. Кстати, командир этих ребят – лейтенант Васильев, оказался очень даже нехилым докой именно по части всевозможных «тихих» проникновений на различные объекты. Слон вскользь обронил, что у мужика два боевых ордена – и именно за такие вот штучки. Это здорово! Никогда нельзя знать наперёд, что может встретиться на пути. И такой вот опыт может быть очень даже полезным.

На третий день подполковник собирает нас у себя в каюте.

- Вот цель, - и перед нами ложиться фотоснимок, сделанный, скорее всего, разведывательным беспилотником.

- Грузовой корабль, идёт к нам. Должен доставить на остров продовольствие и взамен забрать полтора десятка пушек. Задача – захватить, и имитировать нападение неизвестного корабля. Для чего его радист должен передать в эфир парочку панических радиограмм. Но, разумеется, не из этого квадрата. Впрочем, это уже не ваша забота, организуют… Капитан уже начал сближение, пока стараемся держаться вне зоны действия радиолокатора противника.

- Вооружение? – интересуется Васильев.

- Стандарт – четыре скорострелки. На борту нет «живого» груза, так что команда, скорее всего не вооружена. В смысле – не таскают «метлы» с собой. Так-то они в судовом арсенале обычно лежат… Как мы знаем, подобная предосторожность применяется обычно при перевозке будущих обитателей тоннелей и рудников. Понятно, что расчёты скорострелок при оружии – так уж у них заведено. Ну и на мостике может быть вооружённая охрана, но это уже наше предположение. Всё. Ваши предложения?

- Судя по снимку, - замечает морпех, - они идут с приличной скоростью – вон, какой бурун! Так что из-под воды к ним незаметно не попасть…

Разглядываю фото. А что это у него за площадка на корме?

- А если вот сюда?

- То есть?

- А вот то самое и есть…


Как стемнело, вертолёт поднялся в воздух. В его десантном отсеке шесть человек – больше не взять. Исходим из того, что противник, ввиду отсутствия в этом мире авиации, всё своё внимание будет уделять именно надводным, а не гипотетическим воздушным целям. Ну и аппаратура постановки помех – она ведь тоже для чего-то же существует? Так что на какое-то время их локатор «ослепнет». Ослепление это будет относительно кратковременным, чтобы там никто не успел поднять тревогу. А нам много и не надо. Вертолёт - большая цель, а вот шестеро парашютистов… После чего, нам предстоит полагаться только на свои парапланы. Наш винтокрылый друг, сбросив парашютистов, тотчас же свалит восвояси.

И это будет первое боевое десантирование «Стрелы». Кончилась учёба…

Привычные серые комбинезоны заменены на черные – так мы больше сливаемся с темнотой. Бронежилеты, приборы ночного видения, бесшумное оружие – постарались учесть всё.

Задача простая – корабль должен ослепнуть, оглохнуть и онеметь. И только тогда к его борту подойдут скоростные катера с десантом. Машинное отделение – не наша печаль. Мостик – только в том случае, если это будет необходимо. Ну и расчёты скорострелок – это уж само собою разумеется. Ввиду того, что шуметь крайне нежелательно, постараемся вывести из строя эти агрегаты несколько нетрадиционным способом…

- Подходим к району выброски!

Снаряжение проверить, подтянуть…

- Пошёл!

Прыжок в ночное небо – это что-то! Тем более – в незнакомое небо, под непривычный рисунок звездного купола.

Толчок!

Прижимаю гарнитуру.

- Здесь первый! Обстановка!

- Второй – норма.

- Третий – норма.

И так далее…

Сверяюсь со светящимся циферблатом на левой руке. Зелёная стрелочка указывает направление.

- Курс двести восемьдесят шесть. Держать высоту!

По прикидкам мы должны выйти на цель через пять минут. Если она не изменит курс… Но с чего бы это вдруг?

- Я первый. Захожу с кормы.

Ведомые подтверждают.

Ну, что – начали?

- Всем – готовность!

Вот она – цель.

Корма корабля надвигается. В окулярах ночника уже можно рассмотреть какие-то ящики, уложенные на палубе.

- Общая команда – ждать! Сажусь первым, осмотрюсь!

Подтянуть стропы…

Толчок! Тотчас же нажимаю замок, сбрасывая подвесную систему. Ещё утащит куда-нибудь по палубе… ветерок-то тут присутствует!

На ногах я всё же не устоял и впилился плечом в какую-то деревяшку. Аж искры из глаз!

Скручиваюсь и отползаю в сторону.

- Здесь первый – на месте. Осматриваюсь…

И чуткие микрофоны стрелковых наушников тотчас же улавливают какой-то шорох. Не ветер, он не умеет топать по палубному настилу.

«Медведь» тотчас же прыгает в руку, навинчиваю на ствол трубку глушителя.

Кто тут ещё?

Снова звук шагов. Слева, за ящиками.

Пригнувшись, осторожно перемещаюсь в стороны, выходя в тыл возможному противнику.

Вот он!

В окулярах ночника что-то появляется…

А так?

Щелчок – включаем ещё и тепловизор.

Теперь видно лучше – это человек. Стоит, что-то разглядывая на палубе. Быстрый взгляд по сторонам – никого.

Ну, а раз так…

Пистолет лязгнул затвором – сам выстрел почти не слышен. Глушитель, да ещё и свист ветра…

Осматриваю лежащего.

Опа, а он с «метлой»!

- Внимание всем! Дозорный на корме был вооружён! Угроза устранена, подсвечу дорожку!

Отбегаю к кормовой надстройке, прихватив оружие убитого. Включаю подсветку ночника на всю мощь – теперь сверху будет видна подсвеченная ею полоска палубы. Задействован и ИК-фонарь на пистолете – добавочное освещение.

- Здесь второй! Дорожку вижу, иду на посадку!

Из темноты надвигается неясная тень, мелькают стропы, ноги…

- Второй на месте.

- Второй – Первому! Контроль левого борта.

- Принял второй.

- Здесь третий, захожу на посадку!

Без сюрпризов всё же не обошлось – порыв ветра кинул одного из ребят на груду ящиков. Тот не успел вовремя среагировать – и перелом ноги!

- Командир! Я пойду с вами!

- Как? Костыля у меня тут нет! Ставлю задачу – держи корму! В случае чего, будем отходить сюда!

У часового не имелось никакого средства связи, надо полагать, это сочли излишним. Есть же телефон на переборке…

Подтащив раненого поближе к телефону, оставляем ему трофейное вооружение и магазины – нам и своего достаточно.

- Меняем диспозицию! Второй – со мной, цель радиорубка! Третий – кормовая скорострелка. Четвёртый, шестой – бортовые установки.

Спит корабль…

Из иллюминаторов кое-где просачиваются отблески ламп дежурного освещения. Где-то внизу мерно рокочут машины.

Радиорубка где-то на втором ярусе надстройки, тихонько пробираемся туда.

По пути нам никто не попадается, но всё равно, ведём себя максимально осторожно.

- Здесь третий – вижу двух человек у кормовой установки. Вооружены.

- Принято. Четвёртый, шестой – что у вас?

Эта парочка до цели ещё не добралась.

- Третий – ждём.

- Принял третий.

Скользят вдоль переборок темные тени, мягко ступают толстые подошвы из губчатой резины. Непростые у нас сейчас «ботиночки»…

- Здесь четвёртый. Вижу человека. Безоружен, направляется на корму.

- Пятый, будьте внимательны! Это может быть смена.

Фигово… прибыв на пост, новый часовой должен будет доложить вахтенному офицеру. Ну, пара минут туда-сюда… и тот, скорее всего, позвонит на пост сам.

- Третий – работаем!

- Принял третий.

Несколько секунд тишины…

- Здесь третий – задание выполнено.

- Третий – «шипучка»! После этого – выдвигаетесь к мостику.

Защёлку на себя, магазин долой – и шипит баллончик со строительной пеной, заполняя приемник. Потом – магазин на место, чуток не досылаем…

И финиш.

Приёмная горловина закупорена пенной пробкой, магазин заклинило. На учениях, для того, чтобы привести установку в рабочее состояние уходило до получаса. И при этом народ знал причину заклинивания!

- Четвёртый, шестой – работаете по готовности.

А вот и дверь радиорубки. Естественно – закрытая. Кто б сомневался-то… При объявлении режима повышенной готовности, радист запирается внутри и открывает только по условному сигналу. Естественно, он вооружён.

- Противогаз!

Тут относительно светло, поэтому ночник занимает место в подсумке. А вот противогазная маска – на морде.

Наверху у двери имеется вентиляционная решётка – и именно на неё сейчас нацелен носик газового баллончика.

Ш-ш-ш…

Кашель!

Топот ног!

Дв ерь распахивается, и в коридор вываливается очумевший и полусонный радист.


И с ходу получает в рыло!

Кидаю бойцу свой противогаз, он напяливает его на оглушённого противника. Щелчок – и руки радиста скованы наручниками. Заталкиваем его назад, боец запрыгивает следом и запирает за собою дверь.

- Здесь первый. Рот заткнули, второй остался на контроле. Иду к мостику.

- Четвёртый – первому. Расчёт нейтрализован.

- Четвёртый – остаетесь там. Быть готовым к открытию огня.

- Пятый – первому. Вижу подходящего человека. Спокоен, оружия не видно. Идёт в моём направлении.

- Пятый – нейтрализовать его.

- Здесь шестой – вижу двух человек, направляются к установке.

- Шестой, по установке стрелять можете?

- Нет, закрывают надстройки.

- Шестой – на вас сменившаяся смена. Четвертый – наготове, к вам могут подойти.

Оба бойца подтверждают полученное указание.

Так, но где же смена на вторую установку? На палубе их не видно…

Стоп - это, смотря, откуда они пойдут! Могут и не по палубе идти, ветер с той стороны!

- Четвёртый – они могут выйти изнутри…

Приглушённо хлопает выстрел – это не «Медведь»!

- Третий!

- Здесь третий!

- Контроль мостика!

Несусь по коридору вперёд. Он должен меня вывести к носовой установке. Она расположена чуть ниже остальных, перед мостиком. И отлично оттуда просматривается.

Скрип – слева открывается дверь!

На мгновение перед моими глазами мелькнуло освещённое дежурным светом помещение, люди, встающие с коек… И темный силуэт в проёме двери.

Хлопок – не подвёл пистолет!

Выстрел, выстрел! Ещё и ещё!

Падает на палубу ещё один – а в руке у него уже «метла»!

Выстрел!

Всё, тишине конец, я попросту не успею их всех перестрелять из бесшумки – тут слишком много людей!

Со звоном отлетает в сторону рычаг – и «РГО» улетает в проём. Кувырок вперёд – за спиною гулко бабахает разрыв – и от стены в том месте, где я только что находился, с противным визгом рикошетируют осколки. Представляю, что сейчас происходит в кубрике…

Ещё бросок – дымовая граната улетает за спину. Побегайте там, в дыму-то…

А впереди уже видна нужная дверь!

Рывок – и падаю на палубу, прикрываясь комингсом . И вижу носовую установку, около которой застыли в оцепенении два человека.

Чух! Чух-чух-чух! Кашлянул «медведь» - и один из стрелков переломился в поясе.

Встаёт на задержку затвор – магазин пуст.

Смена!

Второй стрелок что-то кричит, ныряет вниз, и я более его не вижу.

- Здесь четвёртый! Веду бой!

И гулко бьёт бортовая установка.

Почти тотчас грохочут выстрелы и с противоположного борта.

- Здесь шестой – задача выполнена!

- Первый – шестому! Держать оборону!

А впереди шевельнулись спаренные стволы – очухался стрелок. Пока ещё он меня не видит, но дать очередь вслепую – никаких проблем. Для него – у меня-то они появятся тотчас же! И порог не спасёт – таким калибром он просадит его навылет.

Со щелчком встаёт на место магазин – но в кого стрелять? Высокий щит закрывает злодея ниже колен, а ещё ниже – тот самый порожек!

Н-н-на!

Светозвуковая - щас тебе подсветим…

Фухнуло, яркая вспышка озарила всё вокруг. Хорошо, что я рот успел приоткрыть…

Откуда-то сверху беззвучно падают дождём битые стекла – наушники милосердно отсекли самый грохот.

Кувырок вперёд – комингс ударяет под колено. Влево!

А вот и стрелок…

Стоит, руки прижаты к ушам.

Пистолет толкает в руку – есть клиент!

От палубы летят искры – сверху кто-то по мне стреляет.

Вперёд!

Бум-бум-бум!

Это щит установки – принял на себя предназначенную мне сталь.

Ах, значит, так?!

Наваливаюсь плечом на упоры, и стволы скорострелки задираются вверх – к мостику.

Ну, не я первым начал!

Хорошо, что эта штука намертво закреплена на тумбе…

Стальной вихрь выносит нафиг остатки остекленения на мостике, вспучивается пробоинами передняя стенка.

Двадцать миллиметров – очень даже нелюбезный калибр…

Беззвучно разлетаются брызгами прожектора наверху. В свете факелов пламени из обоих стволов – вообще феерическое зрелище!

- Третий – первому! У мостика, не стреляй!

- Принял! «Вышка» - первому! Рот заткнули и ручки обрезали!

Нет более радиосвязи и все установки нейтрализованы.

- Здесь «Вышка»! Приняли, идём к вам!


И снова летят искры от палубы – на этот раз стреляют уже из коридора.

Ну, ребятки… я же упоминал, что высокий порожек – плохая защита от такого калибра?

Убедитесь!

Почти метровой длины выхлоп из обоих стволов освещает палубу странным мерцающим светом. Как ни странно, часть моих снарядов рикошетирует – и вокруг меня всё наполняется лязгом и противным визгом летящего металла.

Но кое-что всё же попадает – огонь резко прекращается.

- Здесь третий! Мостик чист!

- Здесь шестой. Ранен, подрываю установку, отхожу к корме.

- Здесь пятый. Пресёк попытку прорыва по левому борту, держу позицию. Слышу тебя, шестой, прикрою!

- Первый – четвёртому! Обстановка!

- Отбил попытку выхода изнутри. Дверь – в сито!

- Подрывай установку и отходи к мостику.

- Принял.

- Второй- первому!

- На связи. Тихо всё. Звонят телефоны – не беру.

Снова какое-то шевеление впереди– изрядная порция стальных «подарков» улетает в коридор. Там кто-то истошно орёт, не понравилось? Странно… это же ваши собственные «шарики»?

Замолкает правый ствол – боезапас кончился. Сейчас и левый замолкнет…

Что ж, пора отсюда сваливать. Закинет какой-нибудь умник на палубу гранату – тут я и лягу. Щит-то меня только спереди закрывает. Вытаскиваю из подсумка тротиловую шашку, секунда… другая… вставлен детонатор…

Гашетка!

И оставшийся ещё боезапас вылетает в проём коридора – там что-то звякнуло.

Чеку долой!

Хлопок капсюля – воспламенителя. Еле слышное шипение.

Шашку – под стволы!

- Третий – первому! Отхожу к вам, прикрой!

- Принял!

Вихрем пронесшись по палубе, взлетаю вверх по лестнице – внизу грохнул нестройный залп. Ага, из коридора садят, не всех я там положил… Ничего, парни, работайте…

Поворот, ещё один.

Внизу громко бабахает – носовой установке конец! Последняя скорострелка корабля, больше им нечем отбиваться от подходящих катеров. Теперь, главное держать мостик до подхода десанта.

Скрипит исковерканная дверь – есть!

Наверху полное разорение – передняя стенка зияет сквозными пробоинами, все забрызгано кровью. Ничего себя я тут прошёлся… Но организованного сопротивления, благодаря этому, не получилось – большая часть находившихся тут матросов и офицеров легла на месте – 20-мм, однако…

Боец кидает мне сумку – гранаты. Вовремя – и первая тотчас же улетает вниз, к двери. Есть там кто или нет – неважно! Это намёк такой – сидите внизу!

- Здесь шестой. На позиции. Держу правый борт.

Кстати!

Подскакиваю к машинному телеграфу и ставлю рукоятки на «стоп» - снизим скорость!

Как ни странно, снизу отрепетовали – команда принята. Ну, впрочем, до машинного-то отделения пока могло и не дойти – весь бой пока продолжается всего несколько минут.

- Пятый – ранен. Боезапас подходит к концу, осталось всего три магазина.

- Первый – шестому. Поддержать пятого.

- Шестой – первому! Не могу отойти – атака по правому борту. Боезапас есть, взял магазины у расчета. При первой же возможности окажу помощь.

Поперли и к нам – сразу с двух сторон, по обоим бортам.. Даже с трёх – в запертой двери вниз появились пробоины. Ведут огонь из коридора, пытаясь расчистить лестницу, ведущую оттуда наверх. На здоровье, тут никого нет, я стреляю сверху. Хотя противно визжащие рикошеты и заставляют всё время пригибать голову. Для гранат время ещё не пришло, поберегу. Кстати, пользуясь затишьем, отправляю парочку вниз, на палубу – неча там бегать!

На мостик можно попасть несколькими путями.

Снизу, минуя палубу. Из коридора ведёт наверх лестница, обычно так ходят офицеры корабля, коридор приводит к их каютам.

По обоим бортам – так ходят все остальные. Двери с мостика имеются с двух сторон.

Можно и моим путём пройти – подняться снизу, а далее, через любую из вышеуказанных дверей.

Обстреливать наши позиции можно только снизу или с бортов.

Но внизу на палубе укрытий немного, гранатные осколки подметают там всё калёной метлой.

Нижняя дверь, мало того, что заперта, так ещё и находиться под постоянным огнём – не очень-то в неё войдёшь!

А «метлы» моих ребят держат под прицелом проходы по борту.

Позиция выгодная, но я не знаю, как долго мы сможем её удерживать? Элементарно может магазинов не хватить. С собою у каждого их по шесть штук, на длительный бой никто не рассчитывал. По шесть гранат. В том числе светозвуковые и дымовые.

Пользуясь некоторым затишьем, быстро обшариваю помещение, если мне не изменяет память, то здесь должен быть небольшой арсенал… чисто для офицеров.

Есть!

Небольшой стальной ящик, намертво приваренный к переборке. Закрыт, естественно.

Но у вахтенного офицера должен быть ключ!

Обшарив лежащих на мостике людей, обнаруживаю искомое – небольшую стальную пластинку причудливой формы. Когда-то и у нас такие ключи встречались, даже у меня похожий замок имелся.

Не забываю время от времени бросаться гранатами вниз и постреливать по двери – неча там расслабляться!

Дверца распахнулась почти бесшумно – петли были смазаны на совесть.

И что у нас тут есть?

Красота!

Четыре «метлы», по десять магазинов к каждой. Два десятка гранат – местных, разумеется.

Тоже покатит, от них рикошеты – будь здоров!

Прихватываю подсумки с магазинами и, улучив момент, передаю их ребятам – теперь дело пойдёт куда веселее! Ну и гранат отсыпать не забываю…

- Первый – «Вышке»! Видим вас, подходим.

- «Вышка – Первому! Заходите с кормы. Машины мы остановили, а там ребята для вас плацдарм держат. Подранило коё-кого, помогите им там.

- «Вышка» принял! Идём!

Дублирую эту новость всем участникам штурмовой группы. Они-то этих переговоров не слышат – связь с десантом идёт на дублирующей частоте. И слышать их могу только я. Если меня выбивают, на неё настраивается следующий, по порядку номеров, боец.

Снова атака.

Шестой успел перекинуть своему товарищу несколько магазинов – и теперь с кормы доноситься неумолчный грохот очередей. Что ж, на какое-то время им там боезапаса хватит.

Поперли и на нас.

Внизу что-то грохает – и сорванная с петель дверь влетает на лестницу.

Впрочем, сильно там никому не полегчало – я успел свалить вниз всё, что не привинчено к палубе. После моего молодецкого обстрела из двадцатимиллиметровки, тут оторвалось даже кое-что из намертво присобаченного.

И теперь по лестнице весьма неудобно передвигаться – всё завалено почти до уровня пояса. Так что бежать по ней – точно не выйдет.

А улетевшие вниз гранаты добавляют проблем. Осколки вылетают даже наверх, меня что-то неприятно поцарапало. И теперь по щеке стекает кровь.

Взрывчатки в местных гранатах меньше, но разлёт осколков… мама дорогая!

Гремят взрывы и на левом борту. Подскочив к дыре на месте бывшего окна, разряжаю туда пару магазинов из «метлы». Неприцельно – но хоть к палубе кого-нибудь прижму.

Да и на бак надо гранат подкинуть…

- Здесь второй – ломают дверь.

Так, у кого-то включилась соображаловка… плохо.

- Второй – первому. Аппаратуру обесточить.

В радиорубке два помещения. Основное – то, где сидит радист. И маленькая каморка – подсобка.

- Радиста – в подсобку. Уходи туда же и стреляй по двери.

Расчёт на то, что он будет вести огонь наискось и чуть выше уровня комингса, а стало быть, хоть немного будет защищён от ответных пуль – из «метлы» порожка не пробить. Это не скорострелка всё-таки… не тот калибр!

А вот стрелять из коридора – стремно. Можно искорёжить передатчик, и тогда смысл штурма данного помещения станет совсем непонятным.

Рикошеты от потолка – скачут по всему помещению зловещие «шарики»! Дважды меня ударяет в спину – бронежилет принимает всё на себя.

Это ведут огонь снизу! Но, хорошо уже и то, что пробить переднюю стенку так не выйдет.

Не вставая, выкидываю в разбитое окно несколько местных гранат – сейчас там кому-то будет очень кисло!

Перегибаюсь влево и веером выпускаю магазин по дверному проёму – внизу началась какая-то подозрительная возня. Под таким углом я, скорее всего, ни в кого не попаду – они ведь явно не вплотную у двери стоят. Но вот отскочившие от пола пули, там точно шороху наведут!

- Здесь второй – ранен, веду бой. Дверь держу…

Да, сколько же их тут?! Не сильно похоже на то, что против нас воюет только экипаж корабля – их должно быть существенно меньше! Уж десятка два, как минимум, мы точно заземлили – а они всё лезут! А ведь у них ещё и раненые есть!

- Третий – ранен, прошу помощи.

- Первый – третьему. Смени меня на мостике, тут тише. Займу твою позицию.

И вот – лежу на холодном металле. Справа и слева – стены, отсюда не подойдут и не выстрелят. А впереди передо мною короткий коридор. В конце его виднеется открытая дверь с высоким порогом. Именно у него и лежал мой боец. Тут его и ранило. И поэтому я туда и не лезу – наверняка, эта позиция уже пристреляна противником.

Пользуясь некоторой передышкой, я выволок в коридор массивную тумбочку, куда наспех запихал всё, что только под руку подвернулось. Пулей теперь её не прострелить – во всяком случае, не сразу. От неизбежных рикошетов я прикрыт снятой с петель дверью на мостик – она одним краем опирается на тумбочку, а вторым - на стену.

А я сижу под ней. Спереди тумбочка, слева стена - и над головою та самая дверь. Проход на мостик – сзади справа.

В общем – ловушка, отсюда уже не уйти. Просто не успею выбраться из-под всей этой фортеции.

Со своей позиции я могу контролировать вход снизу на крыло мостика – метров пятнадцать по прямой. Попасть по мне можно только оттуда – предварительно поднявшись по лестнице. Мой предшественник имел больший обзор – но и его было видно куда лучше.

По моему совету, сейчас и на правом борту боец пробует соорудить что-то подобное. Дверь, во всяком случае, он туда уже притащил – спасёт от рикошетов сверху, она ведь тоже металлическая. Да, не сейфовая. Так и пара миллиметров железа – уже неплохая защита. От прямого выстрела не спасёт, естественно, а от всего прочего – так очень даже!

Опять же – бронежилеты очень нам помогли. У «третьего» шесть попаданий в грудную пластину – но живой же!

«Метла», восемь снаряженных магазинов. Пистолет – к нему всего два. Четыре гранаты – вот и весь мой запас.

Топот ног внизу!

Приподнимаюсь и отправляю вниз гранату – ловите!

Бух!

Шипение… это ещё что?

Белый дым?

Принюхиваюсь…

Это не дым! Углекислотные огнетушители! Пары углекислоты поднимаются откуда-то снизу, ограничивая видимость. Тоже неплохой ход… но как они сами-то собираются в атаку идти? Мало того, что не видно ни хрена, так и дышать же чем-то нужно! А ИДПшек у них тут нет. Что-то похожее имеется только на военных кораблях – так и там это достаточно громоздкое оборудование. Здесь оно попросту не нужно.

Слитный топот ног! Удушающий кашель – и в клубах паров появляются неясные фигуры. У нас преимущество – бросать гранаты на мостик никто не станет. Можно ненароком уничтожить всё оборудование – и как тогда управлять кораблём?

Но стрелять вдоль коридора им никто не запрещает.

Мы открываем огонь почти одновременно…

Вихрь стали проносится у меня над головой. Гудит бедная дверь, летят щепки от тумбочки. Что-то ощутимо толкает меня в плечо – ответная очередь частью уходит «в молоко».

Но и без того уже вполне достаточно – перед дверью лежат несколько тел. Не слышно больше надсадного кашля, и никакие фигуры не появляются более в клубах паров.

Меняем магазин, этот пуст…

Внизу слышны отрывистые выкрики, но я ничего не могу разобрать.

Взмах руки – граната исчезает внизу. Гулко бахает разрыв – это уже наша, «Ф-1», с местными хлопушками её не спутать.

Так, а что там с плечом?

Вскользь прошло, хлюпает под бронежилетом кровь. Повезло! Ещё бы сантиметром ниже – там, где тыльная пластина уже не гарантирует надёжной защиты…

Стрельба у мостика стихает, передышка.

Но по-прежнему сухо бьют «метлы» на корме. Уже не длинными очередями, экономят боезапас?

- Здесь первый. Обстановка!

- Второй – ранен ещё и в ногу. Позицию держу. Шесть гранат, пять магазинов. Разжился боеприпасами у радиста.

- Третий – ранен. Осталось две гранаты. Четыре магазина.

- Четвёртый – цел. Три гранаты, пять магазинов.

- Пятый – ранен. Гранат нет. Четыре магазина.

- Шестой – цел. Одна граната и пять магазинов.

- Первый – две гранаты, шесть магазинов.

М-м-да… ещё парочка таких атак… и перейдём на пистолеты.

- Второй – приготовить радиоаппаратуру к подрыву.

- Принял второй.

- Первый – Вышке!

- На связи!

- Вы там не особо усердствуйте – связист пообещал кое-кому что-то оторвать, если рация поломана будет!

- Не вопрос – пусть приходит и отрывает, мы подвинемся…

- Сейчас будем! Что у вас на носу?

- Бак… ну, скажем так – мы туда никого не пускаем. Стараемся, во всяком случае. Но через борт лезть не советую – подстрелят.

- То есть – никого из вас там нет?

- На мостике все. Там – никого.

Так, стало быть, они на подходе и готовят какую-то каверзу.

- Второй – отставить подрыв.

- Есть, отставить.

Минута, другая – пока всё тихо. Почему не стреляет противник?

Момент… а как много они стреляли вообще?

Много. В иных местах краска содрана почти до металла. Так у них, что – перезарядка? Стоп… а есть ли перезаряжающая машина на борту? Для скорострелок – точно есть. А для «метел»?

Не факт! На нашем корабле её точно не было. Ну, положим, корабль кораблю – рознь. Тут многое от капитана зависит. Машинку эту надобно обслуживать, чинить, заправлять… и всё это требует денег! И если со скорострелками всё понятно – тут никуда не денешься, то вот необходимость перезарядки личной стрелковки возникает далеко не каждый день. Это всегда можно сделать и в порту – для этого там имеются все условия. В конце концов – команды транспортников не ходят на абордаж! А шансов на успешное бодание с военным кораблём – у них, даже в теории, никаких нет.

- Здесь Вышка! Зажмурились все!

- Здесь первый! Зажмурились!

Но даже через закрытые веки ударяет по глазам вспышка.

Мать-мать-мать… совсем у людей никакой совести нет…


- Не дергайтесь, товарищ капитан. Не мешайте!

Медикам чинопочитание по фигу – они работают. Левое плечо мне распахало почти до поясницы, так что слой бинтов получился очень даже нехилым. Хорошо, что хоть поверху прошло – мышцы целы. Вот крови, правда, натекло…

Впрочем, я ещё являю собой счастливое исключение – ребятам прилетело серьёзнее.

Второй – так вообще отключился, как только услышал у двери мой голос. Пришлось её ломать. Сам он даже встать самостоятельно не мог. А из оставшихся гранат боец скрутил нехилую связку – такой даже и борт можно проломить. Не то что радиостанцию подорвать! Так вот на ней и лежал – бросить её он попросту бы не смог.

Словом, самостоятельно до катера доковыляли только трое, включая и меня.

Двоим из них – вообще повезло! Броники, при взгляде на них, вызывали чувство искреннего изумления – как, тут ещё что-то уцелело? Сплошные лохмотья – но ни одного пробития! Ну, всякие там «мелкие» царапины и ссадины – не в счёт.

На корабле перевозили ещё и сотню солдат – они должны были усилить оборону островов. Вот, кто нас атаковал…

И заряжающей машины у них, действительно, не имелось. Это же не самостоятельная штурмовая команда – охранники! Всё, что им положено – имеется на месте. А в море им воевать не с кем.

Откуда, кстати, и придумка с огнетушителями. Таким вот макаром они иногда усмиряли бунты в тоннелях и трюмах кораблей – там это действовало очень даже успешно. Пресловутый стереотип человеческого мышления… Работало там – сработает и здесь.

Не вышло – на такое нестандартное поведение противника они не рассчитывали. Одно дело, разгонять безоружных бунтовщиков, и совсем другой расклад – налететь на хорошо вооружённого и крайне неприятного персонажа. Да и с боезапасом, как я и полагал, вышел затык.

Наиболее серьёзные потери они понесли от огня носовой скорострелки – она выкашивала коридор почти на полсотни метров вглубь. А поскольку все солдаты были размещены в кубриках, выходивших в упомянутый коридор … им конкретно не повезло. Ибо все, кто выскакивал по тревоге из кубриков, так и не успев ничего понять, попадали под стальной вихрь, который бушевал за дверью. Переборки, способные противостоять давлению воды, оказались плохой защитой от двадцатимиллиметрового калибра.

Ну и гранаты… от них тоже досталось «на орехи» очень многим.

Стало также понятно, почему никто сначала не рванул в радиорубку. Без указания капитана или вахтенного офицера, радист мог – и обязан был послать кого угодно пешим прогулочным маршрутом. Попытки же пробиться хоть к одному, хоть к другому оказались безуспешными.

Ворвавшиеся на палубу морпехи, без особого труда подавили слабое сопротивление разрозненных групп охранников. Тем ещё и по глазам прилетело основательно, да и «Факелы» , которые разбрасывались штурмующими, нимало не способствовали поднятию боевого духа.

В плен взяли двадцать шесть человек, ещё около трех десятков стащили в пару кубриков – передвигаться самостоятельно они не могли. А так – им приставили пару человек, из их же, кстати, числа, которые должны были за ними ухаживать, да выставили охрану, которая пресекала любые попытки кого бы то ни было, выбраться в коридор. Пленных же загнали в трюм нашего корабля. Там, как выяснилось, имелся соответствующий, хорошо огороженный, закуток.

Капитан корабля, кстати, нимало при штурме не пострадал. Хватило ума не выглядывать из своей каюты – по коридору вовсю летали всякие неприятные штуки.

Так что теперь он подробно отвечал на все вопросы Слона. Потел, волновался – но ответы давал вполне исчерпывающие.

Основной груз корабля состоял из продовольствия – у нашего зампотыла теперь имелись основания для того, чтобы облегчённо вздохнуть. Различные запчасти – именно они, как и оказалось, были размещены на кормовой палубе.

Повреждения мостика были не настолько серьёзными, чтобы корабль не смог бы самостоятельно следовать по нужному курсу. На него перешла трофейная команда, во главе с главстаршиной Федотовым, и трофей тотчас же повернул в нужном направлении. Под бдительным оком подполковника радист, который уже вполне успел к тому времени очухаться, отстучал текст радиограммы, после чего его препроводили в отдельную каюту, где и заперли. А на дежурство у передатчика уселся уже наш человек.

Москва.

Кабинет главы государства.


- То есть, вы хотите сказать, что вся операция на Данте пошла вообще непредвиденным путём? – поднял глаза от бумаг Президент.

- Да, - кивнул министр обороны. – Такого развития событий не мог предусмотреть никто. Но в этом есть, пожалуй, и определённые плюсы.

- Например?

- Перешедший оттуда корабль по самый клотик забит крайне интересными вещами.

- По самый… что?

- Простите… Загружен до верхушки мачты.

- Понятно. И что же там такого имеется?

- Станки, энергоустановки, генераторы поля, материалы по их созданию. Вон, наш главный академик туда просто с головою нырнул – и назад вылезать пока не собирается.

- Да, - согласился глава государства, - я прочитал его отчёт. Если оттуда убрать восторженные эпитеты, то его можно безболезненно сократить почти наполовину.

- Подождите, вот он во всём разберётся – так, целую книгу сразу же напишет…

- Ну, книга, это, конечно, хорошо – а нам-то сейчас что делать?

- Два судна снабжения туда мы отправили – согласно ранее утверждённому графику. Но сейчас, проанализировав доклад начальника экспедиции, я склонен пересмотреть планы поставки. И сделать упор на авиацию и, возможно, подводные лодки.

- Почему?

- Потому, что это пока единственное, в чём мы безоговорочно превосходим вайнов. Если удастся нанести удар по верфям…

- Но это, к сожалению, ничуть не уменьшит того количества кораблей, которые уже сейчас бороздят наш океан. Какова обстановка на сегодняшний день?

Министр помрачнел, перевернул несколько страниц в своей папке.

- Тут поводов для веселья не просматривается. Только за последний месяц отмечено порядка двадцати случаев «таинственного» исчезновения как торговых судов, так и военных кораблей.

- А конкретнее?

- Флот США – потеряна связь с двумя патрульными кораблями, одним судном береговой охраны и тремя торговыми судами. Соединённое королевство: бесследно исчез новейший фрегат УРО , два вспомогательных судна военно-морского флота и два корабля, перевозивших военное снаряжение. Похоже, что вайны взяли курс на целенаправленное уничтожение британского военного флота.

- Из воды удалось поднять двух моряков и одного офицера, - вставил реплику глава ФСБ. - Они сообщили крайне неприятные новости. Вайны расстреляли в воде всех уцелевших, охота за ними продолжалась около получаса. Эти сведения, по вполне понятным причинам, не стали достоянием общественности. Там вообще сейчас тихая паника, англичане реально в растерянности. Такого не было ещё никогда!

- МИД? – Президент – повернулся в сторону доселе молчавшего министра иностранных дел.

- У нас пока всё по-прежнему. Происходит осторожный зондаж на предмет оказания помощи с нашей стороны. Но – нервничают. И поэтому допускают непростительные промахи – раньше такого не было.

- Переживут! – отрезал хозяин кабинета. – Военной поддержки они от нас точно не получат. А высказать сожаление…

- Это-то мы завсегда! – кивнул глава МИДа. – Язык без костей, ещё и не такое выдержит.

- США?

- Тут интереснее. Направляют к нам официальную военную делегацию. Предмет обсуждения ясен пока не до конца, но полномочия у них впечатляющие. Опять просят пушки – готовы купить сразу сто штук.

- Где мы им столько отыщем-то? – удивился глава министерства обороны. – У самих столько нет… в смысле – свободных нет. Три десятка батарей береговой обороны без стволов стоят!

- Ну, с ними всё ясно, - кивнул Президент. – А Япония? Китай? Там что происходит?

- Японцы спустили на воду три монитора береговой обороны. По факту – хорошо вооруженные канонерские лодки. Двенадцать стволов крупнокалиберной артиллерии – серьёзно! Броня… тут уже не так весело, но средним калибром их уже не взять. Вполне могут выступить в качестве кораблей поддержки «наковален». Закончено формирование дивизии морской пехоты – вот вам и десант! Канлодки хорошо прикрыты и от атак с воздуха. Помимо этого, заканчивается срочное переоборудование нескольких фрегатов в корабли ПВО.

- Совсем всякий стыд потеряли… - пробормотал хозяин кабинета. – То есть, они открыто готовятся оказать помощь «черным кораблям»?

- Не то, чтобы совсем уж открыто – там по этому поводу такая дымзавеса развёрнута… - покачал головою глава ФСБ. – Но по факту – да.

- Подкиньте эту информация американцам! – распорядился Президент. – Вот, кстати, и неплохой аргумент для их делегации!

- Сделаем.

- Китай… - перевернул ещё одну бумагу генерал-полковник. – Там отмечены не только необъяснимые исчезновения кораблей и катеров, зафиксировано также и три артиллерийских обстрела строящихся оборонительных сооружений. С большим количеством жертв и разрушений. Но пока – никаких обращений к соседям, молчат… Хотя, к немцам уже стучались – мол, что там насчёт пушек крупного калибра? Не продадите ли излишки? Но те завалены нашими заказами ещё года на три вперёд – вынуждены были вежливо отказать.

- По линии нашего министерства, - отметил министр иностранных дел, - Германия направляет сюда большую делегацию. Официально – на предмет углубления и расширения торгового сотрудничества. Но вот в её состав включены сразу три серьёзных специалиста уже несколько и н о г о профиля. С погонами на плечах.

- Что ж… - кивнул глава государства. – Пообщайтесь с ними, там народ весьма неглупый и просто так посылать в загранкомандировку своих генералов не станет…


В мире, действительно, кое-что изменилось.

После разгрома британской военно-морской базы, «черные корабли» открыто нигде не появлялись. Но это совершенно не означало того, что они прекратили свою деятельность. Упомянутые в докладе Президенту случаи являлись всего лишь верхушкой айсберга – истинный масштаб происходящего не видел никто. Тревогу забили страховые компании – количество обращений по страховым случаям начало неуклонно возрастать. И это никто и никак пока объяснить не мог. Маститые эксперты только разводили руками. Не прослеживалось пока никаких закономерностей – суда просто переставали выходить на связь, после чего их более никто и нигде не видел. Ладно, корабли – исчезал и груз!

Высланные в опасные места патрульные корабли ничего не обнаружили, а кое-кто из них исчез аналогичным образом.

Бизнесмены недовольно заворчали. Нажали на все доступные кнопки…

И в больших кабинетах поняли – дальнейшее замалчивание проблемы ни к чему хорошему не приведёт.

Но…

Были и д р у г и е кабинеты. В которых тоже сидели люди умные. Что самое главное – не бедные. Желающие немного прирастить свое состояние. А каким способом… это уже не столь важно. От них никто и не требовал немедленного принятия каких-то конкретных решений. Напротив – им платили деньги за то, чтобы таковые решения не принимались бы как можно дольше!

И в самом деле – зачем волновать народ какими-то там россказнями про неведомые «черные корабли»? Ну – были. Постреляли по кому-то…

Но всё это уже в прошлом, а вот очередной секс-скандал с очередным министром (по странному совпадению, особо волновавшимся по вышеуказанному поводу) – это гораздо интереснее! И пикантнее…

И напрасно удивлялись некоторые чиновники «странной» глухоте своего руководства. Там тоже, между прочим, живые люди сидят! И они именно потому там и сидят, что умеют читать между строк и правильно понимают н е к о т о р ы е намёки. А не будут понимать… У нас демократия – незаменимых нет, все имеют равные возможности! Всегда можно избрать или назначить нового человека. Умного и умеющего с л у ш а т ь.


Так что конкретная команда военным пришла далеко не сразу.


И вот тут…

Нет, никто не объявил тревоги и не вывел танки из ангаров. С кем прикажете ими воевать?

На суше – всё спокойно.

Но вот опредёлённые приказы конкретным частям – отдали. И самолёты стали вылетать на дежурство с полным боекомплектом. Они, по правде сказать, и раньше были далеко не беззащитными, но вот боевые ракеты класса «воздух-корабль» им не подвешивали достаточно давно.

«… При обнаружении неопознанных военных кораблей в зоне патрулирования – атаковать бортовым вооружением и уничтожить…»

Кратко.

И о ч е н ь страшно – для тех, кто правильно понимает глубинный смысл подобного приказания.

Мы кому-то объявили войну?

Что вы! Кто мог сказать вам такую глупость?

Но уничтожение чужого в о е н н о г о корабля – это неприкрытый акт агрессии в отношении государства! Повод для объявления войны!

Ну, вам же ясно сказано – неопознанных! А много их тут у нас ходит? В смысле - тех, чью национальную принадлежность невозможно установить?

Гм… да не так, чтобы много… разве что, пираты всякие…

Вот! Сами же это слово и сказали!

Пираты!

Мы боремся исключительно с ними!

И понеслось…

Как-то очень быстро пошли ко дну некоторые н е п р и я т н ы е кораблики. Не совсем, правда, военные… но определённые неудобства они т о ж е доставляли. Возили там всякое… или всяких…

Короче – крайне неудобные и доставлявшие сильную головную боль.

И что странно!

Обычно немедленно реагировавшая на такие случаи (да что там, на стрельбу – на простой досмотр такого судна!) «свободная» пресса, на этот раз словно воды в рот набрала. Перестали отвечать телефоны редакторов, внезапный «склероз» поразил некоторых плодовитых журналистов.

«Свобода» - это очень широкое понятие…


- «Дельта-3» - «Громовержцу».

- На связи «Дельта-3».

- Квадрат «три-четырнадцать» - три неопознанных судна. Одно – явно военный корабль, два – обычные транспортники. Флагов не вижу, опознаватели выключены. Судя по всему, происходит бункеровка.

- «Громовержец», понял вас. Ничего не предпринимать, подсветите цель.

- «Дельта-3» понял вас, выполняю.

Где-то в сорока километрах от места событий, дрогнули, проворачиваясь, ракетные установки. Координаты цели был получены, в головки самонаведения внесены соответствующие данные.

- …Три, два, один, зеро! Пуск!

И рванулись в небо огненные хвосты…

Удар был комбинированным, в первом залпе стартовали ракето-торпеды "Асрок". А уже во втором, с небольшим интервалом – обычные ракеты класса «корабль-корабль». Военные моряки тоже кое-чему научились за последнее время…

Достигнув заданного рубежа, ракето-торпеды приводнились – и дальше двинулись уже в подводном положении.

Локаторы военного корабля засекли ракеты достаточно далеко, чтобы успеть привести судно в боевую готовность. Все погрузочно-разгрузочные работы были прекращены, и генераторы защитного поля тотчас же врубили на максимум. А больше ничего сделать не успели – сразу три торпеды поразили противника ниже ватерлинии. Ещё одна ударила в корму транспортного корабля – и тот сразу же осел в воде, вдобавок, потеряв ещё и ход.

И тут с неба обрушились ракеты…

Защитное поле уже было отключено – и они ударили сразу по всем.

- Дельта-3» - «Громовержцу».

- На связи «Дельта-3».

- Подтверждаю попадание трех торпед по военному кораблю. Сильно повреждён, имеет крен на правый борт. Торпедирован также и один транспортный корабль, тонет. Отмечаю попадания ракет по всем трем целям. Второй транспортник горит, вижу спускаемые на воду шлюпки.

- «Громовержец», подсветку целей продолжать, будет нанесён повторный удар. После чего приказываю атаковать уцелевших бортовым вооружением.

- «Дельта-3» - шлюпки тоже?

- «Громовержец», вам понятен приказ? Все цели без исключения. О выполнении – доложить!

Пилот пожал плечами и откинул вверх красные флажки предохранителей. Кто бы там сейчас внизу ни был – эти парни явно знали, на что подписывались. Пусть Всевышний будет к вам милосердным!


Но такое странное положение вещей не могло долго сохраняться. Ни мира, ни войны – а боевые действия неведомо с кем идут. И есть потери с обеих сторон. Немалые, кстати говоря! Списать всё на проклятых террористов, конечно, заманчиво… но вот чем-чем, а постройкой боевых кораблей они раньше не занимались. Да и сейчас в их среде незаметно подобных настроений.

Кто-то должен был назвать кошку – кошкой…

И сделал это, по своему обыкновению бестактный, представитель России при ООН. Нет, так-то он был вполне себе обходительным и вежливым джентльменом… до тех пор, пока это не касалось его прямых служебных обязанностей. И тогда он становился совершенно невыносимым собеседником! Ну, в самом же деле, есть ведь какие-то неписаные правила…

Увы…

В некоторых случаях они отчего-то не срабатывали.


- Леди и джентльмены! - начал он своё очередное выступление. – Несомненно, многие из вас уже не раз задавали себе вопрос – с кем воюют ваши военные моряки? Кто обстреливает ваши порты и военно-морские базы? Да и само здание ООН…

Кое-кто мысленно схватился за сердце. Ну, не прямо же так! Что произойдёт на бирже? Только-только всё стало устаканиваться…

- Вы, разумеется, помните прискорбный случай нападения неопознанного военного корабля на Севастополь? Этот корабль, впрочем, не только там успел пострелять…

Представитель Турции, сжав губы, горестно покивал – ещё бы! Да и полученные им только сегодня инструкции недвусмысленно предписывали вести себя подобающим образом.

А вот его коллега из Грузии сделал вид, что к нему это вообще никак не относится. Какой там ещё корабль? Когда это вообще было-то?!

- Помните… Тогда нам удалось потопить этот корабль. И впоследствии поднять его останки. То, что удалось выяснить – повергло в шок не только нас!

И сразу же зазвенели некоторые телефоны! Вне всякой очереди! Немедленно! Самым срочным образом!

- Не скрою – мы советовались со многими главами государств. И даже предприняли некоторые совместные действия, с целью выяснения истинного положения дел. Были тщательно исследованы все возможные гипотезы. И – отброшены. За исключением одной…

Представитель РФ сделал паузу и обвёл глазами притихший зал.

- На Землю совершено вторжение враждебных сил! Враждебных не какой-то одной стране – всем нам! Они не делают различия в цвете кожи, национальности или государственной принадлежности – топят всех! Вам будут розданы материалы, в которых приведён тщательный анализ всех, имевших место, случаев нападения. Это не только наши данные - мы предоставим вам выводы ряда военных специалистов ведущих стран. Положение крайне серьёзное – враг уже у ворот! Мир когда-то объединился против Гитлера – но эта угроза намного страшнее! И мы должны встретить её во всеоружии! Не дайте застать себя врасплох!

Какой бизнес поломал…

Никто не произнёс, разумеется, этого вслух, но подобные мысли промелькнули у многих.

Москва.

Кабинет главы государства.

- Пресса, разумеется, встала на дыбы – большинство ведущих газет мира перепечатали речь нашего посланника в ООН. Припомнили, кстати, и создание того самого подкомитета, который настоятельно требовал от нас передачи всех материалов, трофеев и технологий, которые оказались в нашем распоряжении.

- Помню, - кивнул Президент. - Что, кстати, с ним решили?

- Ну, бюрократия - великая вещь, если её применять правильным образом, разумеется… Пока что идут бесконечные обсуждения по процедурному вопросу. Так что, никаких подвижек на этом фронте можно не опасаться ещё долго.

- Добро… А какова реакция на выступление нашего представителя?

- Кроме шума в прессе и немедленной паники на бирже – ничего, - пожал плечами министр иностранных дел. – Но, помимо нашего министра финансов, на этом шуме мало кто успел заработать. Новость оказалась вполне ожидаемой, и к ней кое-кто уже загодя подготовился. Трудно прятать ежа в кармане долгое время. Для того чтобы заварилась вся эта каша, не хватало только официального заявления кого-то из серьёзных игроков. И здесь мы сработали на опережение - такие материалы уже были подготовлены англичанами. Разумеется - в выгодном для них ключе. Британия - оплот передового человечества, стоящий на пути инопланетного вторжения… и всё такое прочее. Увы… они опоздали всего на несколько дней, теперь это уже не произведёт нужного им эффекта. А вот наше заявление - в какой-то мере даже и подкрепит. Так что они промолчат - лишь бы не лить воду на нашу мельницу.

- То есть, биржевые спекулянты чего-то такого уже давно ожидали?

- Не совсем, может быть, такого – но, да.

- Ладно, а что правительства?

- Пока тишина. Никаких видимых последствий. Это выступление, разумеется, поломало расчёты и долгоиграющие планы очень многим "уважаемым" людям. Так что определённые последствия не заставят себя долго ждать.

- То есть, об объединении всех сил…

- Нечего и думать. И в любом случае – не под нашим командованием. Это даже не обсуждается.

- Ну, - усмехнулся министр обороны, - это было бы слишком шикарно! На это и мы не рассчитывали ни секунды. Не будут мешать открыто – уже хорошо.

- Не факт! - покачал головою дипломат. – Ряд газет уже выступили на тему «чрезмерного применения силы» и прочего бреда. Братская любовь, мир-дружба-жвачка… и тому подобная чушь. Воевать – не хочет никто. Да и не готов… Кое-кто уже прямо начал обвинять.

- Нас? – удивился Президент.

- Пока – проклятую военщину. Не конкретизируя её национальную принадлежность. Мол, своими неразумными действиями те поставили мир на грань катастрофы. Война – это зло, невыгодно, да и вообще… Только Украина, как всегда, усмотрела тут козни москалей.

- Ну, от них никто ничего другого и не ожидал. Япония?

- Официальной реакции – ноль. С ними в одном ряду выступила Австралия, Канада и… Великобритания. Их министры иностранных дел никаких заявлений пока не сделали. Сдержано отреагировали и США. Факт вторжения, правда, признали… как и факт участия их флота в военных действиях против незваных гостей. Госдепартамент, разумеется, не упустил шанс кинуть дохлую кошку в огород своих "союзников". Те, как ни странно, отмолчались…

- Немцы?

- Официально - молчат. А неофициально – там начато ускоренное перепрофилирование некоторых промышленных предприятий. С целью увеличения выпуска продукции военного назначения.

- Ну, - усмехнулся Президент, - хоть тут что-то привычное. Узнаю немцев… Во всех неприятных ситуациях – укрепляй армию! Ладно… будем пока тащить эту телегу в одиночку. Хорошо, что от нас пока не потребовали немедленно покаяться и заплатить!

- Кому? - удивился генерал-полковник.

- Там найдут…

Положение, реально, сложилось очень странное.

Некоторые, причём, достаточно крупные и влиятельные, страны факт внеземной агрессии признали. Не сразу и с некоторыми оговорками - но, таковые признания всё-таки прозвучали из уст их руководителей. Были даже анонсированы некоторые меры превентивного характера - объявлено о постройке укреплений, модернизации флота и так далее…

Но вот совершенно логичных действий - типа заключения договоров с возможными союзниками, не последовало. Не имелось даже более-менее разумной координации действий - всякий старался действовать самостоятельно.

И практически тотчас же активизировались всевозможные "общественные деятели". Нет, прямо никто своих руководителей, разумеется, не обвинял. Власть иногда может быть крайне обидчивой, знаете ли…

А вот всевозможных (и хорошо оплаченных) "сомнений" - было во множестве.

"Да, так ли уж и враждебны эти самые вайны? Кто-нибудь вообще пробовал сесть с ними за стол переговоров? Ведущие учёные давно уже доказали, что передовое по техническому развитию, общество просто-таки не может быть агрессивным и безжалостным! С чьих слов мы знаем о произошедшем? Военных? Ну, этим только дай волю… Наверняка действия гостей могли быть каким-то образом спровоцированы нашими неуклюжими вояками!"

И это была только вершина айсберга!

Всевозможные "серые" комментаторы прямо изощрялись, выдумывая всё новые и новые оскорбительные эпитеты в адрес армии и флота. Интернет ежедневно пополнялся новыми "проверенными" фактами. Были предъявлены "неопровержимые" (с точки зрения писавших) аргументы и "доказательства". Большая часть комментаторов сходилась в одном - ту сторону необходимо выслушать! Сформировать при ООН специальный комитет, комиссию - что хотите! Которая немедленно и приступит к поиску контактов с вайнами. А до той поры - безотлагательно прекратить все недружелюбные выпады в их адрес.

Дошло до того, что профсоюзы докеров отказались обслуживать поставки военных грузов.

А вот тут некоторые государства отреагировали молниеносно - вплоть до судебного запрета на деятельность таковых профсоюзов. Были и иные, не столь уже публичные, мероприятия…

А тут ещё и армия внезапно показала зубы - и это очень сильно многим не понравилось. Внезапно были пересмотрены контракты и некоторые договора - и очень многие уважаемые люди внезапно обнаружили острую нехватку государственных денег. В своих карманах, разумеется - в казне-то они остались…

И логика тут была простая, как грабли.

Тебе не по нраву наша армия и флот? Нет проблем - иди зарабатывай в другое место!

Как оказалось, соответствующие службы были очень даже в курсе того, кто именно стоит за многими обличительными заявлениями. И даже вполне понятное многим объяснение - "мы же просто хотели немного заработать!" отчего-то в данном случае не встретило понимания.

Когда о ч е н ь нужно - государство может быть вполне себе зорким и внимательным. Даже и к мелочам…

Подвожу итог! - Слон осмотрел всех собравшихся. - Операция, несмотря на всякие неожиданности, прошла относительно успешно. Основное - удалось выполнить. И в настоящее время, судя по перехваченным сообщениям, к району "исчезновения" приковано самое пристальное внимание. И туда пошли корабли - прочесать этот квадрат вдоль и поперёк. Удачи им… кое-что они там точно отыщут. Правда, так и осталось непонятным - за каким хреном капитан отклонился от курса… но это нужно спрашивать уже у него. А с островов уже поступила просьба о высылке нового корабля с продовольствием. Так что его надо перехватывать уже гораздо дальше…

- Где именно?

- Пока не знаем. Я не исключаю того, что на этот раз маршрут следования корабля будет изменён. Более того - нам об этом могут и вовсе не сообщить! Там тоже, знаете ли, далеко не австралийские лохи собрались!

- А почему - австралийские? - поинтересовался капитан корабля.

- Дык… к слову как-то пришлось… Очень уж они там неспешные, что ли…

- Что можем предпринять в плане разведки? - задаёт вопрос лейтенант Васильев.

- А вот тут…- усмехается подполковник, - мне есть, чем вас порадовать!

То есть? Что у нас такого нового произошло?

- "Гром" благополучно встретил два судна снабжения и совершил проводку всего каравана до точки назначения. Могу сказать, что наша операция по перехвату корабля именно в указанной точке, послужила, в некотором роде, прикрытием для данного мероприятия - мы отвлекли внимание на себя.

Ну, что-то подобное я и предполагал…

- Корабли доставили несколько быстроходных катеров и самолётов. В том числе - и разведывательно-ударные беспилотники. Так что разведку мы теперь можем проводить на достаточно большом удалении от суши.

Что ж, это очень даже неплохая новость! И здорово меняет положение дела!

А пока - болтаемся в море. Тренируем наших ребят.

Раненых - отправили восвояси вместе с трофейным транспортником. Мне удалось убедить судового врача в том, что руководить действиями своих ребят я вполне могу и в нынешнем состоянии - самому-то ведь бегать никакой необходимости нет! А уж в плане стрельбы… тут, вместо Иваныча выступать - было бы просто наглостью. Такого спеца поискать - проще трижды опухнуть!

Вот и трещат над морем сухие выстрелы "медведей". Как показала практика - это очень удачное оружие именно в условиях сшибки на короткой дистанции. Вот, только магазинов с собою надо больше брать…

День, второй… неделя уже к концу подходит. А известий никаких...

По сообщениям с островов, там полным ходом идёт строительство. Укатали уже и временную взлётно-посадочную полосу. И самолеты совершили первые полёты - вполне успешно. Беспилотникам проще - они взлетают с катапульты, им ВПП не требуется. Вот и рыщут в небесах стремительные тени - острова теперь могут видеть очень даже далеко!

Так что уже через пару дней мы имели координаты точки перехвата. И загудели двигатели нашего корабля.

- Вот он… - пощелкал пальцем по экрану локатора капитан. – Нас пока не видит – мы более глазастые. Идёт хорошо, сразу видно, что этот корабль – не чета тем, с какими мы раньше имели дело. Более ходкий.

- Нас обгонит? – поинтересовался Слон.

- Скорее всего, да. Но и вооружение у него серьёзным быть не может, наверняка стандартная комплектация.

- То есть, - почесал подбородок подполковник, - четыре двадцатимиллиметровки… А вот есть ли у него на борту сотня-другая охранников?

- Беспилотник пошлём, пусть посмотрит, - вклинился в разговор наш разведчик. – Они же не могут всю дорогу по кубрикам сидеть? Когда-никогда - а на палубу выйдут!

- И то верно! - согласился мой командир. – Тогда – работайте!


Но сотни охранников техника выявить не смогла. По причине того, что на палубе появлялись исключительно члены команды – да и то, только спешившие по делам. Никаких там праздных прогулок и прочего.

Вот груза там было принайтовлено… почти всё свободное место было заполнено ящиками.

Понять логику грузоотправителей было вполне возможно – бесследно исчез корабль с продовольствием. А чего-чего – но этого на Штормовых островах пока не выращивают – есть дела поважнее. И хотя тамошние склады достаточно велики, но не бездонные же? Вот и заняли всё доступные места на палубе, заскладировав там срочный груз.

Судовой врач безоговорочно запретил мне любые прыжки – до полного выздоровления! Ногами – ходи, а вот прыгать – фиг!

И поэтому штурмовую группу сегодня возглавляет лейтенант морпехов. У моих ребят он вызывает невольное почтение своими физическими кондициями. Тот ещё драчун, откровенно говоря… Не сильно здоровенный – но в рукопашном бою спокойно «кладёт» троих-четверых противников. Хорны такое весьма уважают.

А мне на этот раз сидеть в катере, моя роль – группа поддержки.

Схема стандартная – техники глушат локатор и радиосвязь, вертолёт высаживает десант на палубу. Но вот катера теперь не будут ожидать совсем уж вдалеке, Слон сделал выводы из прошлого боя.

Предбоевой мандраж…

По-разному говорят.

Кто-то уверяет, что его у них вовсе никогда не бывает. А иных – так реально штырит не по-детски, сам не раз видел. Вроде бы и не пил человек, но внешне – очень даже похоже. У меня вот, наступает странное чувство отрешённости. Все вокруг словно бы замедляет на какое-то время темп. И даже мельчайшие детали я вижу очень отчётливо. Причём – как бы и со стороны…

Инструктора называют это состояние – «белая метель». И работать в подобном… трансе, что ли? Короче – всё очень даже эффективно получается. Я видел видеосъемку такой работы…

Жуткое зрелище, если честно. На неподготовленного человека это такое впечатление производит! Когда несколько человек бегут с невероятной скоростью, попутно снося автоматным огнём любую угрозу – это вызывает почти мистический страх. Они словно бы ниточками незримыми связаны – даже бегущего позади человека ощущаешь почти физически. Ни разу не видел, чтобы кто-нибудь упал или споткнулся во время такой пробежки. И любая попытка как-то им противостоять – гарантированный путь на больничную койку даже и на тренировках.

А уж как такая группа работает во вражеских окопах! Короче, Болливуд отдыхает, им такое на экране не воплотить.

Надо сказать, что начиная работать со своими ребятами по подобной методике, я немного опасался. Всё же – иная психология, другое восприятие реальности… Наши инструкторы тоже серьёзно напрягались.

Но первый же прогон всё расставил по своим местам.

- Ну, как? – спрашиваю я у Ма Тоя.

- Странное ощущение, командир! Я словно со стороны смотрю… И своими глазами, конечно, вижу. Но тут… Даже и не знаю, как это правильно сказать!

- Ещё пойдёшь?

- Конечно! Это… это так захватывает!

Вот-вот… инструктор предупреждал! Это называется – адреналиновое опьянение. И всё-то тебе по плечу, всё можешь совершить… Надо вовремя человека притормаживать.

Всё время поддерживать себя в подобном состоянии – не рекомендуется. Но вот перед решающим рывком – очень даже полезно бывает!

Катера идут достаточно быстро, но пока полного хода не дают - чтобы не возник предательский бурун за кормой. Да, у противника сейчас нет связи - забит помехами эфир. Да и на экране локатора - сплошной "снег", но ведь обычные-то глаза никто же не отменял? Увидит какой-нибудь умник в иллюминатор пенные хвосты за катерами - и возопит не своим голосом!

А над палубой корабля сейчас зависает квадрокоптер - им управляет оператор сидящий рядом со мною. И на экране видны инфракрасные маячки-опознаватели нашей группы. Пока у них там всё гладко - две установки они уже обезвредили.

Вообще, с пеной здорово придумано! Стрелять нельзя, а фатальных повреждений нет. При необходимости скорострелка достаточно быстро приводиться в нормальное состояние. Но - знающим человеком. Неосведомлённый - будет ещё полчаса соображать…

- Васька - "Вышке". Радист спит!

"Вышка" - это командир группы поддержки. Сегодня эту роль исполняю я. На мне - помощь. При случае - эвакуация. И совсем уж в тяжелой ситуации - ещё и команда торпедисту - одна торпеда у нас на борту имеется.

- "Вышка" принял, - прижимаю рукой кнопку передачи на гарнитуре. - Подтверждаю - радист спит.

Так, связи у них уже нет, радиорубка захвачена. И радиста живым взяли - уже хорошо!

Поразмыслив, Снежный дал команду - сразу же по захвату, вколоть радисту снотворного. Чтобы в любом случае он уже ничего не смог бы никому передать. По нашему плану он должен выйти на связь намного позже.

- Васька - "Вышке". Подходим к мостику. Начинайте выдвижение на позицию.

Сигнал - и заворчали моторы. Катера прибавили ходу.

Мы сейчас догоняем корабль. И если лейтенант даёт добро на догонялки - значит, он уверен в том, что нас уже некому замечать.

Минута, другая…

- Васька - "Вышке". Мостик наш! Четверо двухсотых, один теплый. Капитан у себя, пока его не беспокоили. Полный ход!

Меня ощутимо качнуло назад, а за кормою катера вырос нехилый бурун.

- Скворечники поднять!

И выпрямляются тонкие коленчатые мачты. Щелкают растяжки, фиксируя всё это сооружение.

"Скворечник".

Так называется лазерная система засветки противника. Поворот тумблера - и запляшут по палубе корабля зелёные всполохи. И не дай бог на такой глянуть… полчаса темноты обеспечено - как с куста! Даже и с нашей стороны лучше не смотреть. Именно поэтому все бойцы штурмовых групп носят ещё и специальные противолазерные очки. Согласен - это тоже не айс и они здорово мешают видеть, но уж лучше так…

Но не повернут пока тумблер, нет соответствующей команды. Спит команда корабля, не подозревая о своей будущей судьбе. Ну и пусть себе спят…

Борт вырос из темноты как-то внезапно - и тотчас же поехал в сторону. Рулевой положил руль вправо, гася скорость и занимая наиболее удобную позицию для высадки.

- Кранцы! - выброшены за борт амортизирующие подушки, теперь толчок о борт будет не столь жёстким.

- Линь!

Хлопают линемёты, забрасывая на борт корабля якоря.

- Есть захват! - оборачивается стрелок. - Подтягиваем!

Обороты сброшены до нуля, катер оседает носом.

Толчок вышел совсем не сильным - в точности, как на учениях.

Улетает наверх ещё одна кошка - крепим штормтрап.

- Первый - пошёл!

Мимо меня промелькнула тень. Секунда - и словно никого тут и не было вовсе.

- Первый - "Вышке". Наверху, занял позицию. Жду остальных.

Ждать долго не пришлось…


Коридор, тусклый свет дежурного освещения.

Около двери в капитанскую каюту - пост. Настороже боец, внимательно коридор пасёт. Уже нейтрализована вахта в машинном отделении, захвачены кубрики команды и оружейка. А капитан всё спит…

- "Вышка" - Ваське.

- Тут Васька.

- Пора уже и капитану вставать…

- Принял.

За дверью каюты слышен зуммер телефона - звонят с мостика.

Неразборчивый голос, возня…

Щелкает замок, дверь открывается… и хозяин каюты тотчас же влетает внутрь.

Извини мужик!

Но, как говорил в своё время один талантливый артист - "А может быть вы двусмысленный, и стреляете левой?"

Нафиг.

Лучше потом извинюсь…

Капитан не просто потрясён - у него в глазах абсолютно искреннее непонимание ситуации! Е г о - первого и самого главного на борту… и вот так!

Он сидит на койке, привалившись спиною к стене, и лихорадочно пытается найти какие-то слова.

Не находит.

Вид здоровенных, с черными масками на лицах, морпехов и в нормальной-то обстановке мало способствует хорошему настроению, а уж сейчас…

- Вы меня понимаете?

- Кто вы?!

- Старший кормовой офицер Дим Ми Лар.

- Ваш корабль?

- "Гром".

- Но… чем вызвано столь вопиющее нападение? Мой корабль идёт к Штормовым островам! И вы должны были об этом знать!

- Откуда?

- Но ведь о подобных вещах всегда широко оповещается! Такие корабли не могут быть атакованы - против вас объединяться все капитаны сразу!

- Я ничего об этом не слышал.

- Во все порты и стоянки было разослано предупреждение ещё десять дней назад! А находящиеся в море корабли получили соответствующие послания по радио!

На самом деле, у вайнов есть иное название данному виду связи. Но я уж буду употреблять более привычное словосочетание.

- Вас не поймут! Вы рискуете навлечь на себя всеобщий гнев большинства капитанов!

- На здоровье… Кое-что они будут вынуждены переосмыслить.


А вот это он интересную новость сказанул! То есть, корабли снабжения (а иначе подобные суда как-то трудно обозвать) являются неприкосновенными. Про циркулярное оповещение я тоже слышу в первый раз. И ещё кое-что…

- У вас есть какие-то инструкции?

- Я не стану с вами разговаривать! Требую уважения к моему положению!

- Капитан… - поднимаюсь со стула и смотрю на него сверху вниз. - В двух часах хода отсюда - небольшой остров. Мои солдаты охотно вкопают там крепкий столб. Вас, из уважения к вашему положению, не убьют. И даже пальцем не тронут. Но к столбу - привяжут. Мы уйдём. А вы - останетесь. Рассказать, что сделает даже и с капитаном ветер и солнце? Им нет разницы, кто стоит у столба - вайн или хорн. До воды никак не добраться… умрёте на суше. А мы - мы найдём способ сообщить об этом вам домой.


Смерть на суше - оскорбление для моряка. А мой сухой и неэмоциональный тон не оставляет никакого сомнения - э т и именно так и поступят.

Непривычный вид бойцов штурмовой команды - они и впрямь выглядят очень грозно. Здоровенные, в непривычной форме…

И маски - хорны их не носят, здесь такого обычая нет.

Мы, откровенно говоря, тоже не СОБР - нам они не особо-то и нужны. Но вот ветер - он тут по морде очень даже неслабо "поглаживает". Да и работать в темноте удобнее - не видно белого пятна лица.

Ничего этого вайн не знает.

Но судя по равнодушному тону офицера, тому реально пофиг, что там себе думает его пленник. Будничная работа… как станок-автомат. Этот клиент сломался - тащите нового. Их тут достаточно имеется…

- Я хочу говорить с вашим командиром!

- Можете и дальше хотеть… - пожимаю плечами. - Он занят.

На полке стоят жестяные банки - какое-то местное питьё, аналог нашего пива. Растёт тут один любопытный злак - типа нашего ячменя. Вот, преимущественно из него, всякие напитки и варят.

Кстати, попробовав нашу водку впервые, мои парни не то что охренели - просто дар речи потеряли! Причём, с непривычки, в полном смысле этого слова - перепой... Здешнее спиртное крепче двадцати градусов обычно не бывает. Есть, понятное дело, и тут исключения - но уж точно не для рядовых матросов. Так что и привычки к подобным напиткам у них не имеется.

Снимаю такую банку, вытаскиваю из ножен клинок - старый, ещё дедовский. И прокалываю в банке небольшую дырочку.

Подождав, пока упадёт давление, ставлю её на стол. Теперь напиток вытекает тонкой струйкой.

- Пока течёт жидкость - вы можете думать. А потом… - поднимаюсь со стула. - Надеюсь, я понятно обрисовал дальнейшие перспективы?

Словом, капитан долго не продержался…


И вскоре уже о б а корабля легли к один курс - мы шли к Штормовым островам. Помимо захваченного груза, который существенно облегчал заботы нашего начальника тыла, мы ещё везли всевозможные станки и множество других полезных вещей. Чем создавали проблему уже для начальника производства - есть у нас теперь и такой!

И не только это…


- Командир… - стук в дверь вырвал меня из утренней дремоты.

Есть, как ни странно, свои прелести и в положении раненого. Так, например, врач настоял, чтобы мне вполне официально выделили бы два час в день. По его формулировке - "для полноценного восстановления организма". А проще говоря - на сон.

Вот я этим нахально и пользуюсь - сплю по часу после завтрака и обеда. Формально - я "выздоравливающий". То есть в санчасти мне делать нечего, вот и дрыхну в каюте. Сосед мой - старлей-связист, с самого ранья уже где-то там скачет. Так что сон получается очень даже правильным и полноценным.

- Да?

На пороге Но Гай - комвзвода.

- Командир… Ги Лан умер…

Тот самый "пятый". Тогда, в ночном бою, он получил два ранения - в грудь и в плечо. Так ведь ещё и ногу при приземлении сломал!

И, несмотря на всё это, держался, отбивая натиск охранников. Да и контузило его…

На борт нашего корабля его доставили уже в бессознательном состоянии - судовой врач только крякнул, когда бойца втащили в медпункт.

Три операции подряд - наши медики старались изо всех сил.

Не вышло… не бывает в жизни чудес.

- Давно?

- Только что. Я сразу к вам…

По традиции - погибшего бойца хоронят в море. И это считается в порядке вещей.

Но…

Есть у меня одна мысль…

В какой-то мере - малость авантюрная. Всё же старые обычаю продолжают сильно довлеть над моими хорнами. Однако - изрядная часть находящихся на борту бойцов - члены нового клана. И пора уже клану создавать с в о и традиции…

- Построить бойцов!

А сам берусь за телефонную трубку, надо подполковнику позвонить.


Отряд выстроился на полубаке.

Налетавший ветер норовил сорвать с людей кепи, забирался под полы одежды и посвистывал в снастях.

- Наш боевой товарищ умер… Погиб в бою! Как он бился - вы все знаете! Не дрогнул, не отступил - и дал шанс всем остальным. Со сломанной ногой, дважды раненый - он держался против значительно превосходящего врага.

Молчат мои бойцы.

Слушают…

- Все, кто был с ним в том бою - шаг вперёд!

Дрогнул строй - вышли из него четыре человека. Двое из них тоже раны в ноги - но попросили разрешения присутствовать на похоронах наравне со всеми. Покачал головой медик…но соответствующее лекарство вколол. Однако - стоят поблизости два дюжих "медбратка"…

- Море… - протягиваю руку. - Оно ждёт погибшего воина. И мы должны отправить его в последнее плавание. Наши товарищи - те, кто остался на островах, не смогут проводить его в этот путь. Они не поднимут руку в прощальном приветствии, не скажут ему напутственные слова. Мы - можем. А они - у них такой возможности нет.

Обвожу взглядом стоящую передо мною четвёрку.

- Я спрашиваю вас - тех, кто бился с ним бок о бок. Правильно ли мы сейчас поступим, если лишим наших товарищей этой возможности?

Молчат парни… не поняли вопроса.

- Пусть поднимет руку тот, кто считает, что мы должны предать волнам нашего товарища прямо сейчас.

Одна рука… вторая…

- Хорошо. Теперь пусть поднимет руку тот, кто хочет дать возможность всем остальным проводить его в последний путь.

Тоже две руки.

- Но ведь и я был с ним в этом бою. И тоже могу поднять руку…

Третья рука поднимается к затянутому облаками небу.

- Встать в строй!

Короткое движение - и сомкнулись шеренги.

- Говорю сейчас не только как тот, кто сражался с ним рядом. Не только, как командир.

Ги Лан - член клана. И я бы хотел, чтобы каждый соклановец имел возможность отдать дань уважения погибшему товарищу.

Дрогнул строй.

Слишком уж это против устоявшейся практики. Но мнение сражавшихся рядом с погибшим - тут имеет вес. Слова командира - тоже аргумент.

А тут ещё и мнение главы клана…

- У кого-то есть слово против?

Нет возражений.

- Разойдись!


- Почему так? - спрашивает меня Слон.

- Видишь ли… Традиции - вещь, разумеется, мощная. Но предстоящий бой - он будет не только в море. Ребятам предстоит воевать и погибать на суше. Сильно сомневаюсь в том, что нам дадут возможность похоронить их так, как это требуют обычаи. А ты знаешь отношение хорнов к тем, кто погиб не на воде.

Кивает подполковник - насчёт этого мы все в курсе.

- Я хочу эту традицию переломить! Чтобы ни у кого их них более не возникало бы подобного предубеждения. И потом… Новый клан - новые традиции! И у молодых должны быть перед глазами те, на кого они могли бы равняться. Пусть - и в виде надписи на памятнике. Не на море же им всю дорогу смотреть? На воде надгробий не бывает!

Снежный мою идею понял. И вполне одобрил. Радиограмму командованию он сочинял уже сам.

И при подходе к острову нас встречали все наличные катера, образовавшие почётный эскорт. С точки зрения местных - военные корабли, ибо на них установлено вооружение и есть даже торпеды с реактивными снарядами. Ни разу не гражданские лоханки! Так мы и вошли в гавань.

А тут - тесно!

Места у причалов заняты - идет спешная разгрузка. Кроме ранее захваченного корабля прибавилась и парочка транспортников вполне земного обличья.

Работают не только краны, по сходням непрерывной цепочкой снуют люди - груз вытаскивают даже и таким способом.

Время!

Мало его… оттого и такая спешка.

Мы не встали под разгрузку - элементарно не имелось такой возможности. Бухта на той стороне острова ещё не готова. Нет, как стоянка - она очень даже вполне… А вот погрузочно-разгрузочные работы там производить - пока не получается.

Но на берег нас перевезли достаточно быстро - те самые катера и постарались. И меня тотчас же затребовал каперанг - нам было что обсудить.


Место для захоронения нашли быстро. Неподалёку от наших казарм. Здесь вдавалась в берег небольшая бухточка.

Для швартовки больших кораблей - совершенно непригодная. Но вот парочка десантных катеров тут устроилась очень даже неплохо. Для них и пирс быстренько соорудили.

А в скалах над бухтой только недавно закончили устанавливать три тяжелых орудия. Торопились настолько, что пушки начали монтировать, даже не завершив ещё постройку собственно казематов. Забетонировали основание, поставили станки, подвели линии подачи боеприпасов - и параллельно начали возведение стен вокруг. А потолка - так и вовсе пока не имелось.

Но стрелять - две пушки могли уже сейчас. И это было главное!

Ибо высадить десант можно и в такой небольшой бухточке.

Вернее - б ы л о можно. До недавнего времени.

Именно поэтому тут, в своё время, нас и поселили. Поближе, так сказать, к возможному театру боевых действий. Наш батальон должен был отразить удар с моря.

А теперь поднялись среди утесов массивные стволы пушек - высадка не станет лёгким делом.

- Батальон! Равняйсь!

Дрогнули серые шеренги.

- Смирно! Для встречи слева - на кра-ул!

Лязгнуло оружие, и замерли бойцы.

А с моря подходит катер. Военный катер - видны стволы скорострельной артустановки.

Приспущен на мачте флаг. Выстроилась у борта шеренга в серой форме - похоронная команда из взвода, в котором служил погибший.

Чуть скрипнули доски причала - рулевой мастерски пришвартовался бортом.

И спустилась на пирс скорбная процессия.

Хорны зашивают своих мертвых во что-то похожее на саван. На мой взгляд - больше на обычный мешок. Так и опускают в могилу. Впрочем, и в море - тоже.

А здесь - привычный глазу гроб. На крышке которого прикреплена серо-стальная форменка с нашитой на груди серебряной стрелой.

Всё верно - покойный входил в состав "Стрелы" и имеет право уйти в иной мир под этим символом.

Остановилась процессия, опустили на землю гроб.

- Мы хороним сегодня своего боевого товарища. Храбро сражавшегося с превосходящим противником - и вышедшего победителем из этого боя! - стискиваю в руке микрофон.

А громкоговорители разносят мой голос над берегом.

Да так, что даже вездесущий ветер не может заглушить слов.

- Мы хороним его здесь! Здесь, где дом нашего клана! Здесь, где каждый родившийся мальчик может видеть перед собою пример того, каким должен быть настоящий воин! Видеть - и соответствовать этому примеру!

А позади серых шеренг стоят уже обычные люди - не солдаты. Жители поселка, который расположен рядом с нашими казармами. Есть среди них и родственники некоторых моих бойцов, да и просто бывшие рабы - всех хватает. Стоят чуть в сторонке и строители батареи.

- С сего дня - и пока дует ветер, каждый мужчина, по достижении им четырёхлетнего возраста, да будет приведён на это место! Дабы мог он проявить уважение к тем, кто погиб за его родных! И да будет так! Пусть море и ветер будут тому свидетелями!


Вот так и закладываются традиции…

У нас пока родился только один ребёнок - у сестры Гая.

Мальчик.

И он не скоро ещё сможет сюда прийти самостоятельно.

Но глава клана сказал - через четыре года! И значит, всё это время мы будем тут жить. Это наш дом!

Теперь наш…

А раз так - есть железная уверенность в том, что всё это время мы не пустим сюда более никого. Никого чужого - как бы он этого ни хотел.

Команда - и опускается в землю гроб

Р-р-р-агх!

Ударили залпом оба орудия батареи - взметнулись со скал потревоженные птицы.


А личную присягу - в тот же вечер, мне принесли ещё более четырехсот человек…

- Да? - Джон Хоу нажал клавишу селектора.

- Сэр, к вам Джеффри Нидл, ему назначено на это время.

Чёрт! Не вовремя… но ничего не поделаешь, этот очкарик из аналитического отдела уже дважды просил его принять.

- Пусть заходит! - заместитель начальника РУМО отложил в сторону бумаги.

- Сэр? - появился на пороге аналитик. - Разрешите войти?

- Проходите Нидл, присаживайтесь! Прошу простить, но у вас всего десять минут - дела! Успеете?

- Да, сэр.

- Итак, что у вас нового?

На стол перед Хоу легло несколько фотоснимков.

- Как вы наверняка уже знаете, русские заложили на своих верфях несколько боевых кораблей…

- Они не оригинальны, - усмехнулся хозяин кабинета. - У нас - так сразу десяток! И планируется ещё парочку заказать… Да и англичане тут не отстают.

- Возможно, сэр. Но я - занимаюсь русскими.

- Ну, хорошо, что там у вас? Так… десять орудий… калибр?

- Двести сорок миллиметров.

- Но это не русские пушки, так ведь? Они не использовали ранее подобных калибров.

- Совершенно верно - орудия немецкие. Но дело не в этом, сэр. Вот, посмотрите - это тактико-технические характеристики корабля. Те данные, которые удалось подтвердить - помечены зеленым цветом. Неподтверждённые - желтым. Сомнительные - красным. Прочерк - данных не имеется.

Ох уж эта страсть кабинетных воителей к раскрашиванию отчётов! Тут ещё по-божески - три цвета! А иногда на подобные документы даже смотреть неприятно - так там всё рябит…

И что же тут необычного усмотрел этот умник…

Водоизмещение, вооружение, экипаж…так, предполагаемая скорость - однако! И что ещё? Ну, быстрый, хорошо вооружённый - что тут необычного? От постройки линейных крейсеров отказались ещё в прошлом веке!

- Бронирование, сэр…

Где там этот пункт?

Что?!

- Вы не ошиблись?

- Желтый цвет, сэр… Мы пока не можем с уверенностью подтвердить или опровергнуть эти данные. Но по косвенным признакам - всё обстоит именно так.

- Силовая установка?

- Конкретных сведений нет, сэр. Но по некоторым признакам - ядерная.

Боевой корабль с ядерной установкой, мощной артиллерией - и при этом со слабой броней? Как бы Хоу ни относился к русским - дураков там явно не имелось. Уж во всяком случае - среди тех, кто занимался проектированием и постройкой боевых кораблей.

- Одно из двух, Нидл! Или вам ловко впарили дезинформацию…

- Или русские применили и н о й метод защиты, сэр…

А вот как раз этого-то и не хотелось бы допустить! Абсолютно любыми способами и средствами!

Ибо и н о й метод защиты - это те самые генераторы полей!

- Минутку, Джеффри! - заместитель начальника управления нажал клавишу селектора. - Анна?

- Да, сэр? - тотчас же откликнулась секретарша.

- Меня нет! Ни для кого! Все назначенные встречи и мероприятия - отменить!

- Да, сэр! Будет исполнено!

- Так! - хозяин кабинета повернулся к посетителю. - Теперь - подробно! Что у вас есть по этому кораблю?

- Спущен на воду. Достроен, укомплектован экипажем, провел контрольные стрельбы. Приписан к Северному флоту. Командир корабля - капитан первого ранга Иванов Олег Михайлович. Вот его досье…

На стол легла тонкая папка.

И что тут на него есть?

Боевой офицер, опыт участия… ого! Награды… тоже вполне достойно. Окончил курсы повышения квалификации? А что, у них и такие есть? И когда же? Хм… полгода назад? Что он там изучал? Ладно, это и потом можно будет посмотреть.

- Ещё что?

- Погрузил боезапас, вышел в море - и всё. Более он нигде и никак себя не проявил.

- Минутку… Это не прогулочный катер, Нидл! Такой корабль не может бесследно исчезнуть!

- И, тем не менее, сэр - он это сделал. Техническими средствами наблюдения засечь его не удалось. Ни в один порт он не заходил.

- Сейчас двадцать первый век! Наши спутники могут найти даже угнанный автомобиль! А тут - линейный крейсер двухсотметровой длины!

- Увы, сэр… Наши спутники т е п е р ь тоже могут далеко не всё. Не спорю - на нашей территории, наверное, найдут. Но не в России…

- Так… - Хоу ослабил узел галстука. - Все ваши текущие дела - передать другим сотрудникам. Я распоряжусь. Теперь "Гром" - ваша единственная и приоритетная задача! Поднимите всех, задействуйте кого угодно и любые технические возможности. Соответствующие полномочия будут вам предоставлены немедленно. Докладывать мне лично - каждые двенадцать часов. С этого момента вы и ваши люди подчиняетесь лично мне - и более никому. Никакие сведения по данному вопросу без моего письменного указания не могут быть переданы никому. Независимо от его должности и воинского звания! Операции присваивается кодовое наименование - "Лесник". Вопросы?

- Нет, сэр.

- Нидл - это ваш шанс! Не упустите его!

"И не только твой…" - промелькнула в голове мысль.

Надо отдать должное аналитикам – работать они умели. А получив существенный бонус в виде особых полномочий, не устроили на радостях коллективную пьянку – а занялись своим прямым делом. Абсолютно безжалостно и без эмоций, в жесткой и циничной форме «нагнули» некоторых чиновников из госдепартамента и прочих родственных организаций. Не в последнюю очередь потому, что давно уже в душе считали таковых откровенными дармоедами.

- Известно ли вам, сэр, что отказ от немедленного предоставления указанных сведений, согласно директиве №… считается должностным преступлением? Ах, не известно? Считайте, что я вас предупредил. И, да, нам совершенно всё равно, что при этом будут нарушены некоторые должностные инструкции и прочая лабуда. Интересы государственной безопасности превыше предписаний двадцатилетней давности! Благодарю за взаимопонимание, сэр!

Новый телефонный звонок – и другой человек поднимает трубку.

- Желаете ли вы, чтобы соответствующее указание было бы вам продублировано ещё и из офиса федерального маршала? Нет проблем, сэр! Но, как вы понимаете, мы должны будем в данном случае пояснить причину нашего обращения туда… а уж какие выводы сделают там – это вопрос вне нашей компетенции. Ах, нет необходимости? Так, отчего вы нам тогда сказки рассказываете?!

Так или иначе – а вечно медлительные шестерёнки государственного аппарата на этот раз провернулись с невиданной быстротой.

И следующий доклад был уже несколько более конкретным.

- Вот список, сэр… - на стол перед заместителем начальника управления лег лист бумаги.

- Что здесь?

- Сорок две фамилии, сэр. Мы предполагаем, что эти люди, в той или иной мере, могут быть причастны к теме «Лесник».

- Так… - Хоу просмотрел список. – Ну, флотские офицеры… понятно. А вот это кто?

- Сэр, эти люди принимали участие в некоторых…м-м-м… мероприятиях на территории США. За что были представлены к награждению…

- Я помню этот случай. И что?

- По нашим сведениям, это офицеры частей специального назначения российского министерства внутренних дел – именно эти части охраняют их ракетные шахты.

- Где ракеты – и где флот? Здесь-то они с какого бока прилепились?

- Не скажите, сэр! Раз именно этих людей выслали на поиск и нейтрализацию вайнов – то значит, что именно данные части имеют опыт не только боестолкновений с подразделениями противника, но и разбираются в оборудовании «гостей»…

- Для этого есть и технические специалисты. Не вижу логики.

- И всё же, сэр… Я бы просил вашего обращения в госдепартамент.

- Зачем? Насколько я в курсе, вы уже вызвали в этой лавке целую бурю эмоций – и все негативные. Мне уже был звонок…

- Издержки быстрой работы, сэр! Если позволите – вопрос заключается в том, чтобы организовать приём в нашем посольстве в Москве. Я полагаю, что ведомство госсекретаря легко изобретёт нужную причину. Пригласить на это торжество всех, кто награждён правительством США – не важно, за что и когда. Полагаю, перечень этих людей легко поместиться на двух листах бумаги…

Хоу усмехнулся.

- Хотите проследить, - он кивнул на лежащий перед ним список, - кто из них придёт на приём?

- Скорее – кто не придёт…


В госдепартаменте привычно заартачились – у нас, мол, есть и свои соображения! Впрочем, таковые «соображении» там появлялись в с е г д а , когда дело касалось чего-то конкретного, что исходило не из недр сей почтенной организации.

Но РУМО – это не так контора, от просьб которой можно легко отмахнуться.

Повод нашли – и приём в посольстве организовали.

Странновато, правда, выглядели «заслуженные» диссиденты, сидящие рядом с подтянутыми людьми в штатском. Ибо военную выправку последних не могла скрыть никакая одежда – даже трижды гражданская. Ох, должно быть, неудобно себя чувствовали эти «заслуженные»… А сравнение наград у тех и других – и вовсе вызывало в некоторых головах тягостное непонимание происходящего.

Впрочем, их мнением никто и не поинтересовался – не до вас!


А изучивший список Нидл, удовлетворённо кивнув, поставил галочки напротив некоторых фамилий.

Тех, кто по разным причинам, на приём не пришёл…


Телефонный звонок поднял российского военного атташе непривычно рано. Особенно, если учитывать тот факт, что это было в воскресенье.

- Слушаю…

- Михаил? Добрый вам день!

В трубке прозвучал голос старого знакомого - генерала Мартина Кейси. Приходилось в своё время с ним общаться… по разным вопросам. И впечатление о себе генерал (впрочем, тогда он был ещё полковником) оставил вполне конкретное. Не болтун, не трепач - мужик деловой и попусту времени терять не любит. Кстати, и по-русски вполне прилично разговаривает. Так что этот звонок - он тоже не просто так прозвучал.

- Ну, скорее, всё-таки, утро…

- Как говорят у вас - кто рано встаёт, тому бог подаёт!

- Ну… не стану этого отрицать.

- Я тут собираюсь в одно приятное место… и приглашаю составить мне компанию!

Атташе хмыкнул - учитывая то, с каким неослабным вниманием ходили за ним по пятам всевозможные "топтуны", предложение выглядело явной авантюрой. О чём он и намекнул собеседнику.

- Я так полагаю, что ваше место отнюдь не рассчитано на приём б о л ь ш о й компании…

- А вы не переживайте за них, мой друг. Ч у ж и е компании сюда не допускаются. За вами, если не возражаете, заедет мой автомобиль.

"Даже так?!"

- Что ж, буду вам премного благодарен…


Автомашина - длинный черный лимузин, появилась у подъезда уже через час. Чем вызвала нешуточное оживление у агентов "наружки" . Ибо машина имела хорошо различимые номера военного министерства. Насколько было известно, никаких официальных визитов в этот день не предполагалось - выходной! А уж когда в неё уселся русский военный атташе…

Впрочем, двинувшиеся следом машины наблюдения почти тотчас же оказались наглухо заблокированы неведомо откуда появившимися джипами военной полиции. А мобильная связь отчего-то вдруг перестала работать.

- Остыньте, парни… - равнодушно отмахнулся от рассвирепевшего агента дюжий громила с повязкой "МР" . - Сегодня не ваш день…


Встреча была назначена в небольшом частном ресторанчике. Немалым преимуществом которого являлось его своеобразное расположение. Мало того, что в густой роще, надежно скрывавшей его от посторонних глаз - так ещё и на острове! Единственный путь сюда пролегал по дамбе, которая в свою очередь охранялась дюжими ребятками в штатском. Те были парнями неразговорчивыми, так что никаким журналистам тут было решительно нечего ловить.

- Интересное тут у вас место, Мартин! Тихое, красивое…

- И вполне уединённое, - кивнул генерал. - Я рад, что оно вам понравилось! Кстати, кухня тут отменная - сами сможете оценить!

- Ну, как я полагаю, вы меня всё же не только на шашлыки пригласили, ведь так?

- Так, - не стал спорить собеседник. - Хотя¸ одно другого ведь не исключат?

- Не исключает, - машинально поправил его атташе.

- Извините, ошибся! - хохотнул генерал. - Кофе?

- Не откажусь.

Столик оказался сервирован в мгновение ока - официант только команды ждал. Расставил чашки, налил в них кофе - и бесшумно исчез. Слово и не было его тут никогда.



- Итак, Мартин, - поставил на стол опустевшую чашечку атташе, - что вас интересует?

- Извольте, мой друг. Где "Гром"?

- То есть? - удивился собеседник. - А что это? Или - кто?

- Вы не знаете?

- Я сильно похож на всеведущего пророка?

- Хм… такие люди обычно занимаются совсем иными делами… Хорошо! Меня интересует ваш военный корабль - "Гром".

Атташе пожал плечами.

- А конкретнее как-то можно? Я ведь не командующий флотом. Что именно вам интересно?

- Я уполномочен предложить - от имени правительства Соединённых штатов, как вы понимаете…

Дипломат наклонил голову в знак согласия.

- Так вот… Мы просим разрешения осмотреть этот корабль. Взамен - ваша уполномоченная делегация может проинспектировать два любых военных корабля нашей страны. По вашему выбору!

Русский пожал плечами.

- Не могу сказать, что этот вариант нам интересен. У вашего военного флота нет никаких аспектов, которые не освещались бы ранее в прессе и не проходили обсуждения в сенатских комиссиях. Все эти материалы вполне доступны. Это - неравнозначный обмен. Я не в курсе каких-либо особенностей конструкции указанного вами корабля, но даже и в этом случае подобное предложение будет встречено без энтузиазма. Вот это - я могу вам гарантировать с уверенностью.

- Но своему руководству вы ведь это передадите?

- Несомненно, - кивнул дипломат. - Но его ответ вы уже сейчас можете себе представить.

- Иными словами - вы отказываетесь от сотрудничества?

- Сотрудничества - в какой именно области? Я этого не говорил!

Генерал усмехнулся - собеседник попался непростой…

- Хорошо. Попробую конкретизировать. Моё руководство располагает данными о том, что ряд технологий наших общих противников - "черных кораблей" был вами исследован.

- С уверенностью могу утверждать то же самое и относительно ваших коллег. Такие исследования проводятся и здесь - или мне надо указать названия конкретных проектов?

- Э-э-э… при всём моём уважении…

- Код "Лиственница". Руководитель проекта - бригадный генерал М.С.Джонсон. Код "Тандер". Руководитель проекта профессор Майкл Сальваторе. Достаточно? Смею заметить, что указанной информацией ваше правительство не поделилось не только с недавно созданным спецкомитетом при Организации объединённых наций, что, в принципе, нам понятно… но и со своими союзниками! Полагаю, что британскому правительству будет небезынтересно об этом узнать, как вы думаете? Я уж оставляю за скобками реакцию немцев… да и вообще всей Европы… - улыбнулся русский военный атташе. - Насколько я в курсе, производство орудий крупного калибра вы так ведь ещё и не восстановили? И единственной страной, которая может это сделать сейчас, по-прежнему остается Германия…

Генерал некоторое время молчал, машинально помешивая ложечкой в полупустой чашке.

- Что ж, Михаил… тут вы нас, похоже, переиграли… Так что - ноль-ноль! Согласны?

- Скорее - один-ноль. Но это не принципиально…

- Согласен. Но - вопрос всё же остается. И нам хотелось бы его обсудить.

- А именно?

- Мы не настаиваем более на осмотре корабля - но хотя бы увидеть его издали… это возможно? И где он сейчас?

- Повторюсь - я не комфлота. И не министр обороны - только он знает ответы на все ваши вопросы. Ваши пожелания будут переданы - вот это я могу твёрдо обещать!


Несколькими часами позже.


- Так вы считаете, что он был хорошо подготовлен к беседе? - Джон Хоу, казалось, совсем не был расстроен докладом генерала.

- Да. И очень хорошо - ему даже не пришлось вспоминать названия указанных проектов.

- И это, как минимум, свидетельствует о том, что русские заранее выстроили линию обороны. То есть - они могли предвидеть наш интерес к их исследованиям. И приготовили весомые аргументы для того, чтобы отбить любую попытку давления на себя…

- Я не политик… - пожал плечами Мартин Кейси. - И мне сложно судить о том, какой эффект может произвести обнародование данной информации. Но, на мой взгляд, Госдепартамент вполне мог бы поднять эту тему. Да, хоть и в ООН - почему бы и нет?

- В том-то и дело, мой друг, что вы не политик! - усмехнулся заместитель начальника РУМО. - Госдеп и так уже выразил недовольство "чрезмерно активными действиями некоторых должностных лиц". Никому не по нраву столь серьёзное вмешательство в собственную кухню! Так что - они нас не поддержат. И будут правы - отношения со многими нашими, так сказать, "союзниками", очень напряжены! Наши штатные говоруны из кожи вон лезут, пытаясь хоть как-то сгладить острые углы во взаимоотношениях… А тут - такой вброс от русских! Не сомневайтесь - они на это пойдут. Я не думаю, что ваш собеседник назвал вам все, известные ему, проекты. Наверняка там уже заготовлена нехилая информационная бомба! И они её с удовольствие подорвут!

- Так что же нам тогда делать? - поинтересовался генерал.

- Русские от сотрудничества уклонились - раз! Показали свою осведомлённость в наших исследованиях - два. Полнейшую незаинтересованность в изучении наших военных кораблей - три. Как вы думаете, почему?

- Ну, думаю, с флотом всё понятно - мой собеседник это достаточно доходчиво пояснил.

- Это так! А вот, что он не пояснил… - усмехнулся Хоу. - Они опережают нас в исследованиях! И совершенно уверены в том, что надолго! Более того - в подобных условиях надо быть круглым идиотом, чтобы пойти на любое сотрудничество! И тут я их прекрасно понимаю - потерять т а к о й козырь! Готовность устроить международный скандал, выложив совершенно секретную информацию - а я не думаю, что они с легкостью её получили. Они не могут не понимать, что мы предпримем самые активные усилия для выяснения источника утечки! Такими сведениями не разбрасываются по пустякам... И всё это - только для того, чтобы не допустить наших специалистов к банальному внешнему осмотру обычного военного корабля? Это, если хотите знать, крайне неприятный звонок! Им есть, что скрывать - теперь я в этом абсолютно убеждён!

- И что теперь?

- А вот с э т и м уже можно и нужно идти к президенту! Нам есть, что ему предложить!

"И есть - что потребовать" - данная мысль, хоть и не была озвучена прямо, но оба собеседника её достаточно четко себе представляли.

Ветер сегодня особо разбушевался - на палубу не выйти, дверь почти невозможно открыть! Но наш корабль упорно продолжает идти вперёд. Да, скорость снизилась - и существенно. Так что все тренировки мы сейчас проводим исключительно внутри. Жаль, что стрелять негде… Однако всяческим рукомашеством и дрыгоножеством заниматься вполне возможно и здесь.

На этот раз у нас совсем иная цель - уже не корабли. Этим сейчас вполне способны заниматься и морпехи. А мы - мы топаем совсем в другом направлении…


- Смотри! - каперанг разворачивает передо мной карту. - Это Лооненн - крупный порт. Не только порт - здесь ещё и большая судоверфь. Именно сюда должен доставить ответный груз один из захваченных нами кораблей. Что ж, как говорили в одном старом кино: "Требует? Примем!" Будет им груз…

Весь план операции был разработан нашими мастерами "плаща и кинжала". И надо отдать им должное - с головами там всё было в порядке! Во всяком случае, лично я тут никаких огрехов не нашёл. Продумано было всё - даже и радиограмма с борта корабля, сообщавшая о том, что капитан (он же и владелец судна) скоропостижно скончался. Согласно традиции, тело его было предано волнам. В командование судном вступил старший офицер - что также вполне соответствовало общепринятым нормам. В дальнейшем он должен будет привести корабль на родной остров капитана, где его наследники и назначат нового.

Но - это будет п о т о м… После исполнения всех обязательств покойного. И это тоже вполне соответствует здешним порядкам.

Так что в роли временного капитана сейчас выступает наш старый знакомец - Хасан. Вот уж вылитый вайн - не подкопаешься!

Почему так?

Да просто всё…

Капитан - личность конкретная и многим известная. А вот старший офицер - не факт. На переговорах он, как правило, не присутствует, обеспечивая порядок на борту во время отсутствия там капитана. Так что есть немалый шанс, что его никто попросту не знает в лицо. Все же, положенные по правилам, документы наши мастера изготовили с великой тщательностью.

Груз, который мы должны доставить, крайне важен для данной судоверфи - это металл. Какой-то там особый сплав… я не металлург, так что, тут мои познания крайне невелики. Но этот сплав крайне важен для постройки кораблей. Что-то там из него особое делают…

И два трюма полностью загружены темно-серыми металлическими брусками.

А вот в третьем… там металла нет.

Под самые подпалубные балки он забит той самой "двойкой" - двухкомпонентной взрывчаткой местного производства.

Так что корабль представляет собою импровизированную бомбу огромной разрушительной силы.

Нет, никто не собирается подрывать его прямо у причальной стенки. Результат и в этом случае, разумеется, будет - но далеко не тот, на который мы рассчитываем. Нет уж… обойдёмся без лишних светозвуковых эффектов.

Все планы заранее оговорены, сто раз всё продумано - но… это там, у себя. Как будет обстоять дело на месте, никто из нас достоверно предположить не может. Понятно, что капитана и всех офицеров подробно допросили - и не раз. И всё вроде бы выяснили, но... всё ли?

И потому бегают сейчас по коридорам мои ребята - отрабатывают всевозможные ситуации. Никто ничего не может гарантировать - случайностей исключить нельзя!

Жаль, но пистолеты придётся оставить на борту - такое оружие местным неизвестно. И привлекать к себе излишнее внимание - преступный идиотизм. А вот ножи - это вполне допускается. В конце концов, у каждого капитана вполне может присутствовать свой собственный взгляд на то, каким именно холодным оружием он будет вооружать своих матросов. Понятно, что не офицерскими клинками - но в остальном ограничений не имеется. Хоть каждому хорну именной клинок выдавай - твои проблемы. И твои, разумеется, расходы…


День, второй, третий… понемногу наша цель всё ближе. На локаторе попадаются отметки других кораблей. А что делать, мы ведь входим в район с относительно оживлённым судоходством. Это не наша суровая окраина, тут гораздо теплее, да удобных для обитания островов намного больше.

Вечером капитан собирает совещание.

- Получен ответ на нашу радиограмму - нас давно ждут. Указан номер причала, к которому мы должны пришвартоваться. Так что обратного пути - уже нет. Проверьте всё, подготовьтесь… ну, не мне же вас учить?

Спалось как-то хреново… всю дорогу снилась всякая чертовщина.

И с самого раннего утра мы всё были уже на ногах. А из трюма со взрывчаткой протащили на мостик аварийную кнопку - в случае чего, дежурный офицер, не колеблясь, её нажмёт.

Берег… тут он гораздо более обжитой и приветливый. В оптику можно рассмотреть засеянные поля. Работающих на них людей не видно, просто, слишком пока далеко. Но уборочные работы сейчас должны идти полным ходом - уже самое для того время.

- Подходим к порту, - сообщает трансляция.

Вот он…

Порт, собственно говоря, мало чем отличается от обычного земного сооружения. Нет, какие-то там отличия, разумеется, присутствуют… только я не настолько большой специалист, чтобы их отсюда разглядеть.

Прошел сбоку нефиговый такой кораблик - раза в два поболее нашего. Не военный - тоже транспортник. Идет нам навстречу. Как тут и положено, мы приветствуем его гудком - тот откликается.

- Входим на рейд! Посторонним очистить палубу!

Ну, это уже скорее для проформы - лишних наверху давно никого нет. Всех проинструктировали в последний раз - никакого оружия на виду не иметь! И даже стандартные скорострелки сейчас зачехлены - мы ведь в своём порту, кого тут опасаться? Так что стандартная "метла" будет только у матроса, который дежурит у трапа. А всем прочим - фиг! Единственный способ, которым мы можем хоть как-то за себя постоять, находиться сейчас в трюме - и принимать решение будет вахтенный офицер. Нельзя дать хоть какую-то возможность для подозрения!

Случайный взрыв при проведении погрузочно-разгрузочных работ - явление, хоть и не частое, но хотя бы объяснимое. А вот перестрелка матросов какого-нибудь корабля с кем угодно в п о р т у - нонсенс! Такого тут не бывает! Или, во всяком случае, мы про это не слышали. А раз так - то никакой стрельбы!

Нам навстречу выходит лоцманский катер - укажет путь к причалу. Огромное ему за это спасибо - из нас никто в данном порту ранее не бывал!

Вот он - причал! Дав гудок, отваливает в сторону наш провожатый, у него и своей работы тут полно. И верно - у причалов стоит множество кораблей, многие из них необходимо проводить на выход. Или, напротив, кого-то встретить… работы ему хватит!

- Швартовую команду - наверх!

Толчок, корабль покачнулся.

Всё, с этого момента - ни слова по-русски!

Сейчас наверху работают только хорны, чтобы исключить всякую возможность какого-нибудь нездорового интереса со стороны.

Мы - обычный транспортник, пришли сюда с совершенно рядовым рейсом.

С берега, не торопясь, поднимаются встречающие - у трапа их почтительно приветствует Ма Той. В этот рейд со мной пошло большинство стариков - слишком велик риск, и новобранцев на такие роли лучше не назначать. Да и потом… помню я того глазастого офицера! Не ровен час, и здесь его собрат найдётся - узнает вчерашнего заключённого…

А вот матрос штурмовой команды вполне может сменить место службы. После ранения или в качестве поощрения за проявленную храбрость - такое, в принципе, случается. А на новом месте службы бывший штурмовик вполне может рассчитывать и на более высокую должность. Офицером он, скорее всего, не станет, а вот местным аналогом боцмана - вполне. Хотя… исключения, теоретически, могут быть и тут.

И потому - именно Ма Той. Он вполне уже освоился со своим офицерским положением, Так что и какого-либо особого подобострастия к визитёрам проявлять не будет - а это иногда проскакивает чисто инстинктивно, особенно у хорнов.

Уважение к вышестоящему офицеру - вполне естественно и ожидаемо. Но - не более того.


Поднялись по трапу гости с берега - два офицера. Представитель капитана порта и врач.

Щелкнув каблуками, Ма Той наклоняет голову в приветствии - здесь принято именно так встречать старшего по званию. Это - чисто офицерское приветствие, матросы, напротив, вытягиваются в струнку и смотрят чуть поверх головы старшего.

Не подвёл… у меня прямо от сердца отлегло!

До последнего момента я опасался именно этого ритуала - всё же он вбит в хорнов чуть ли не с рождения. Однако мой офицер с честью выдержал это испытание.

Кто-то скажет - мол, мелочь!

Ну-ну… во вражеском тылу мелочей не бывает!


Надо сказать, что дом оказался весьма на уровне, удобным, и где-то даже уютным. Для хорнов имелось отдельное помещение - так уж тут было принято. А мне достались три комнаты и ванная.

Столовая - общая с хозяйкой. В самый первый день меня пригласили к завтраку.

Надо же… а она очень даже ничего. И совершенно не дашь тех самых тридцати лет. Если бы не белые одежды вдовы, так вполне себе может кавалера достойного подыскать. Но в её положении…

Кто уж там был её бывший муж, трудно сказать. Но судя по нехилому дому, дядя явно не с хлеба на квас перебивался.

Впрочем, особо долгого разговора не получилось - зашла служанка и что-то прошептала хозяйке на ухо.

- Прошу меня извинить, любезный Дим Ми Лар, но я вынуждена покинуть вас на некоторое время …

- Сожалею, госпожа Рэнд, что не могу продолжить наш приятный разговор! - поднимаюсь из-за стола и вежливо наклоняю голову.

И, слава богу, в общем-то! Ибо я совершенно не в курсе того, о чём тут вообще нужно говорить! Как-то вот не рассчитывали мы, что тут ожидаются такие вот совместные трапезы.

Чем занимается офицер на отдыхе?

Правильно - гуляет, глазеет по сторонам.

Вот и я "гулял".

На арендованной машине мы выезжаем за город. Не все - два человека постоянно находятся "на хозяйстве". Мало ли…

Цель нашей поездки - холмы за городом.

Не слишком далеко, но достаточно глухо. Зато и народ здесь особо не шастает.

У нас тут нет никаких спутников, так что, привязку осуществить попросту не к чему. И именно поэтому мы сейчас тащим на один из холмов тяжеленный цилиндр передатчика. А внизу, в машине, лежат прямоугольные коробки изотопных источников питания. У нас такого добра с собой хватает…

Есть подобные вещи и на корабле - и уже приблизительно понятно, где именно они будут установлены. Впрочем, это уже не наша задача - нам нужно смонтировать всего три таких маяка. Это - основная цель высадки. Есть, разумеется, и вторичная. Но о ней - чуть позже…

Пара часов работы - маяк установлен, замаскирован и подключены источники питания.

Теперь - вниз, офицер изволит возвращаться с загородной прогулки.

Второй день.

Вечером меня "принесли" крепко поддатого, поэтому ни о каком совместном завтраке и речи быть не могло. А один из ребят смотался тем временем в библиотеку и взял там всё книги, в которых можно было хоть что-то почерпнуть относительно подобного времяпровождения. И пока я их хотя бы и бегло не прочту - никаких совместных трапез!


Визит врача, некоторая сумма денег - и мне настоятельно рекомендованы длительные загородные прогулки на свежем воздухе. Похоже, у местного эскулапа не возникло никаких подозрений на этот счёт. Ну, не хочет постоялец делить с хозяйкой дома завтраки - его право! А за деньги можно подсказать ему кое-какие способы этого избежать…

Ещё день - и ещё один маяк.

Возвращаемся затемно - путь был неблизкий.

И у самого входа в отведенные мне комнаты встречаю служанку.

- Господин офицер… хозяйка просит вас в гостиную…

- Что-нибудь случилось, Ая?

Она удивлённо вскидывает мохнатые ресницы.

- А что тут могло случиться?

Так… и не откажешь, я самостоятельно вышел из машины. Прежняя отмазка не прокатит!

Ладно, наскоро ополоснут рот глотком местной водки (фигня, если честно), одернув мундир, стучусь в дверь.

- Прошу вас, офицер Ми Лар…

М-м-да…

Водочный запах не помог - ко мне никто и не принюхивался.

Как это там… стойко переносить тяготы и лишения…

Ну, честно признаться, я т а к и х тягот как-то вот не ожидал… И парни мои - нет, чтобы командира предупредить! Знали же! Это что же мне теперь, каждую ночь эдак-то за всех впахивать?

Как выяснилось - не за всех, служанки в доме тоже не особо далеко от своей хозяйки ушли. Ну, их-то я, по крайней мере, могу понять - ищут себе женихов. А эта мадам…

Но с другой стороны, фиг кого она тут отыщет. Даже если с фонарём днем будет ходить.

Ибо покойный муженёк, как оказалось, возглавлял здесь филиал местной контрразведки. И считался охренеть, каким неслабым чином.

Нынешний - женат, так что с ним ей ничего не светит. А найти равного по оттопыренности… тут, хоть и крупный порт, но не настолько же!

Однако, с другой стороны - такую "крышу" еще поискать! Вдова главного "молчи-молчи". Хоть и не при делах, но всё же…

Понял я это тогда, когда патруль (а они тут, как выяснилось, достаточно строгие) тормознул нашу машину. Меня в тот момент с ними не было, а подсказать, что у хорнов должно быть письменное разрешение офицера на использование автомобиля было некому. В прошлом им как-то вот не довелось на них поездить, вот, никто этих порядков и не знал.

А это, оказывается, достаточно серьёзный проступок. Не тюрьма, естественно, но пара недель местной "губы" им ломилась во весь рост!

Так что парней задержали, а служанку, которую они подвозили, отпустили - она никого не интересовала. Девчонка оказалась смышлёная и быстро добежала до телефона (они тут, кстати, есть - и очень похожи на наши родные телефоны-автоматы). Думаю, кстати, ребята её "подвозили" не только в магазин - и не только днём. Уж больно она потом за парней переживала.

Я уж начал лихорадочно строить всяческие планы (вплоть до ночного штурма гауптвахты), но Лее хватило одного телефонного звонка.

- Они все живут в моём доме. Да, все!

И через полчаса у дверей нарисовались две машины.

Наша прокатная таратайка - и полувездеход из комендатуры. В котором сидело двое крепких парней и офицер.

И вот тут я увидел совсем другую женщину…

Думается мне, что вокруг неё позамерзала не только вода - по-моему, даже цветы нафиг завяли. Столько льда было в её голосе…

- М о и слова теперь уже требуют подтверждения?

М-м-да… чего-то мы об этом мире точно ещё не знаем…

- Но ведь по-другому нельзя! - совершенно искренне удивляется Лея. - Попробуй только раз не поставить на место - и всё! Ни о каком уважении потом уже не может быть и речи!

А ведь и не скажешь… в иной обстановке она совершенно домашняя и мягкая.

В произошедшем имелся один несомненный плюс - нас перестали замечать. А уж о том, чтобы тормознуть машину для проверки - и речи больше быть не могло!

Эх, Хасана бы сюда… он-то здесь развернулся бы во всю красу! Вылитый вайн!

- Ты странный…- Лея рассматривает меня, причёсываясь перед зеркалом. - Да и все твои люди…

- Что же в нас такого странного?

- Сильно развитая мускулатура…

- Это так плохо?

- Ну, - усмехается хозяйка, - далеко не всегда! Но обычно так всё же не бывает. Особенно у людей, которые проводят много времени в море.

- Мои матросы раньше входили в штурмовую команду и часто находились на берегу.

- А ты? Тоже был штурмовиком?

- Да. Но после ранения и контузии…

- Я видела у тебя шрам. Что это было?

"Осколок мины калибра 120-мм" - так вот, прямо, и сказать?

- Снаряд пробил борт и взорвался в соседнем отсеке. Переборка не выдержала…

Она закрывает мне рот.

- Не продолжай… я знаю, что бывает в таких случаях… муж показывал мне…


Но к этому вопросу она потом возвращалась не раз…

И постепенно в моих глазах складывается следующая картинка. Оказывается (впрочем, эти догадки высказывались и ранее), те же самые вайны - не совсем однородная нация. Нет, с теми же хорнами они вполне себе разные. А вот внутри себя у них тоже есть некие различия. Так, например, они могли принять в свою "семью" и чужака - при условии его храбрости и прочих способностей. Но - не с Данта - это однозначно! "Черные корабли" много где успели пошуровать - и не всегда с успехом. По мордасам и им неоднократно приходилось получать. А поскольку, совсем уж непроходимых дураков среди капитанов не водилось, то и выводы там иногда делали вполне правильные. "Не можем побить - возьмём в союзники" - это не только у нас так поступают.

Вот и пополнялся офицерский корпус талантливыми чужаками. Потом, вполне естественно, они женились, у них появлялись дети… И среди вайнов иногда встречались отдельные персонажи с не совсем привычной внешностью. Это было в порядке вещей, и удивления не вызывало.

Вот именно такую "родословную" и вывела мне хозяйка. Покопавшись в памяти (а может, и ещё где-нибудь…) она даже припомнила парочку похожих случаев. С её слов выходило, что должность старшего носового офицера - это тот предел, которого я теоретически могу достигнуть. Что, впрочем, и так достаточно круто и вполне почётно.

Ибо мощной родни и крутого клана за спиной у меня нет, а раз так… надо пользоваться всеми возможностями. И знакомствами…


А между тем, мои ребятки установили уже и второй маяк…

Дело-то оно страдать ни при каких условиях не должно!

И не страдало - мы тут собрались ехать в один посёлок. Все собрались - хозяйка в том числе. Ибо там имел место быть популярный (в здешних, разумеется, краях) курорт. Или как ещё это место называть… Короче - туда народ развлекаться ездил. Собственно, именно Лея эту поездку и предложила.

Место это было достаточно обособленное, и всех подряд туда не допускали - только местную оттопырь.

Чем это было интересно уже для нас - это был горный курорт. И поднять маяк повыше - очень даже гут!

Так что от дома отъезжают сразу три машины. Наша прокатная таратайка - с моими ребятами и две хозяйские. Надо сказать, что автомобиль Леи выглядел очень даже… А главное, на капоте имелся флажок с двумя большими восьмиконечными звёздами. Как я понимаю, достался в наследство от покойного мужа. Так что, ни остановить, ни проверить наш небольшой конвой никто даже и не попробовал. А в багажнике нашей таратайки лежит некое оборудование…

Курорт оказался очень даже тихим. Нам отвели отдельный домик (за который, правда, мне пришлось очень даже нехило заплатить…), где все прибывшие и разместились. И мои парни тотчас же поскакали по округе. Официальный предлог - обеспечение безопасности госпожи Рэнд. Глядя на флажок со звездами, в это вполне можно было поверить. Так что и свои "метлы" ребята таскали вполне открыто и почти официально. С охраной (кстати, весьма многочисленной) они добазарились быстро. Сыграл свою роль и внешний вид - на фоне Ма Тоя любой местный хорн смотрелся как-то бледновато.

И уже в первый же день парни вылезли за периметр и начали обшаривать окрестные горы. Сначала с ними ещё ходил представитель местных, но на второй день, убедившись в том, что пришлые своё дело знают весьма неплохо, да и советы иногда дельные дают, на сопровождение махнули рукой. Тем более, что Ма Той добросовестно излагал всё на бумаге, которую каждый вечер и вручал торжественно старшему смены. Там всё описывалось подробно - какое направление проверено, каковые пути незаметного подхода были обнаружены и какие меры предосторожности следует в данном случае предпринять. Понятное дело, что ничего этого тут никто ранее и не собирался делать - попросту незачем. Но данную работу можно ведь представить и от своего лица - это местный начальник, похоже, сообразил моментально. И судя по благожелательному отношению к подобным действиям, его это вполне устроило. Ну, а раз прибывший с высокой гостьей офицер хочет гонять по горам своих подчинённых - то и флаг ему в руки…

То, что к горам мои ребята подъезжают на своей машине - тоже никого не удивило. Не пешком же топать, если машина есть? Офицер разрешил - а местной охране и вовсе пофиг. Не их транспорт вообще-то…

Так что на третий день маяк заработал… теперь можно и уезжать.

Три маяка, разнесённые на полсотни километров друг от друга - для более-менее точной привязки вполне достаточно.

Оставалась последняя задача… и вот тут уже всякая маскировка была бесполезной.

Картографическое управление порта - вот, что нас теперь интересовало. Скачать из их компьютеров данные - карты, глубины и всё прочее. Именно потому данную работу и оставили напоследок, слишком был велик риск того, что сделать это тихо и незаметно не выйдет. Охрана тут присутствовала зоркая и внимательная, войти и сделать своё дело тихо возможным не представлялось.

Слишком был велик шанс провала, не исключено, что ноги придётся уносить быстро, так что на установку маяков времени уже и не останется. А теперь они уже работают, и даже наше возможное фиаско никак на этом не скажется.

Всё выглядело вполне буднично - из управления порта принесли радиограмму. Мне, вместе с сопровождающими, следовало прибыть в порт. Завтра туда причалит корабль, на чей борт мы и должны взойти. Я должен буду принять должность старшего кормового офицера, а хорны стать частью его команды.

И такой корабль, действительно, должен был туда прибыть. Другой вопрос, что его капитан и слыхом не слыхивал о будущем помощнике. Ибо радиограмму отправили совсем с другого радиопередатчика… Но все правила радиообмена были соблюдены, и никаких подозрений это не вызвало. Абсолютно будничное мероприятие

- Ты уходишь…

- Увы, но что я могу поделать? Приказ…

- Ну, хоть мне-то голову не дури? Я тоже кое-что умею замечать и понимать. Ты мог бы и не так спешить…

- К сожалению, не могу.

- Ладно… - Лея протягивает руку и треплет меня за щеку. - Уйдешь… вы все уходите… А мы - ждём. Всегда. Ая тоже будет ждать, ей кто-то из твоих матросов пришёлся по душе.

Она отталкивает меня и быстро скрывается за дверью.

Хм… так для неё это было чем-то большим, нежели простой интрижкой с заезжим офицером? Да… не умею я понимать женщин.


Мы сдаём машину в прокатный гараж - всё должно выглядеть естественно. Офицер и его люди прибыли - и сегодня уходят. Сдали автомобиль, всё честь по чести… А всё нужное снаряжение уже убрано в тайники.


- "Глаз" - "Стреле".

- Здесь "Глаз".

- Обстановка?

- Стандарт. Патруль по периметру в квадрате три. Пост у дверей. Активности у помещения охраны не наблюдаю.

Стандартный патруль - это двое матросов береговой охраны с неизменными "метлами". Закинув их за спину, они неторопливо обходят периметр здания. Рутина… тут, надо полагать, никогда и ничего ещё не происходило. Но - порядок есть порядок. Вот и стоят на своих местах часовые. Ну и что с того, что всегда тут было тихо? Вчера - было, а что произойдёт сегодня - не знает никто.

-"Стрела" - "Грачу".

- Слушает "Стрела".

- Подарки доставлены. Время пошло. Всё по плану.


То есть, тот самый корабль, на который мы все, теоретически, должны взойти, уже отошёл от пирса, унося под днищем два подрывных заряда. И через некоторое время, уже вне пределов порта, эти заряды сработают, унося в морскую пучину все следы нашего пребывания. И если никого из нас не опознают при нападении, то связать это с недавним визитом нашего корабля никто уже не сможет.

- "Грач", понял вас. Готовьте дорожку.

- "Стрела" - понял вас. Конец связи.

- Конец связи.

А в воздухе, чуть посвистывая винтами, зависает над объектом коптер. Очень вовремя мы установили маяки - машинка, ориентируясь на их сигналы, безошибочно вышла на цель, стартовав из густого кустарника в километре от города. Не тащить же с собою эту здоровенную хреновину по улицам?

И на экране тактического планшета хорошо видна картинка. Подсвеченные тепловизором, топают вдоль стены патрульные.

Сейчас должна проехать патрульная машина береговой охраны - она всегда здесь в это время… ага, есть!

- "Первый" - "Стреле".

- На связи "Первый".

- Ваш патруль. По готовности.

- Принял "Первый". Работаем патруль.

- "Глаз" - "Стреле".

- Здесь "Глаз".

- После выхода смены, работаете пост у входа.

- "Первый" понял. Работаем постового.

Сейчас тихо хлопнут "Медведи" - патрулю конец. Выйдет из караульного помещения разводящий со сменой - и после этого уберут часового у входа в данное помещение.

А вот разводящий - на мне. Точнее - на нас.

- К бою!

Щелчок - и встали на место глушители. Готово оружие к стрельбе.

Смена патруля - каждые два часа. Часового у входа заменяют несколько иначе - и в другое время. Попросту выходит из казармы сменщик и отправляет отдыхать своего предшественника. Почему так - не знаю. Но, наверное, какой-то смысл в этом есть.

В зеленоватом поле ночника видны три фигуры с оружием. Топают к месту встречи. Подвижный пост - патруль, меняют в самой дальней точке от входа. Разводящий со сменой подходит под фонарь - и навстречу ему выдвигаются патрульные. Там всё действие и происходит. После чего они продолжают свой путь, снова встречаясь только у входа в казарму. Где смена вместе с разводящим и отправляется, наконец, отдыхать.

Немного странно, непривычно и непонятно - но так уж тут заведено.


- На счёт "три"…

Фосфоресцирующая мушка наползает на грудь переднего - худощавого хорна с привычной уже "метлой" на ремне.

- Раз… два…три!

Чпок!

Подкосились колени у мужика.

Тотчас же перевожу оружие на разводящего - он чуть позади. Ничего пока не понял, автоматически делает пару шагов…

Чпок!

Теперь уже и не поймёшь…

Слева дважды хлопает пистолет напарника - третий сменщик готов.

- Здесь "Стрела"! Всё по плану!

Сменяя друг друга, докладывают другие абоненты - все часовые устранены.

Быстро уволакиваем тела в тень, негоже им лежать на виду.

Теперь - к казарме!

К двери, ведущей в помещение охраны, подходим, не таясь - мол, разводящий возвращается. Понятное дело, что не топаем и песен не орём, но и не крадёмся, как ночные тати. Как ни странно, шорох спящим человеком иногда улавливается намного быстрее, нежели спокойные и уверенные шаги. Тут уже срабатывает определённый стереотип - крадётся - опасается - не наш! И открываются глаза у спящих.

В казарме их оказалось девять человек. Полвзвода, как мы и предполагали. Никакого усиления - никто не ощущал надвигающихся неприятностей.

Один из ребят занимает пост снаружи. Ещё один - снаружи, надо контролировать и подъезды к зданию. В принципе, все подходы контролируются беспилотником - но он не имеет вооружения и задержать противника не сможет. Просигнализирует - и всё.

Нет патруля - у нас некого туда направить. Так он и не обязан всю дорогу на виду торчать - мало ли что там матросы могли заметить? Засекли - и проверяют, всё вполне естественно. А я, сопровождаемый последним бойцом, приступаю к проникновению внутрь охраняемого помещения.

Разумеется, никто не стал ломать дверь - там вполне могла присутствовать какая-нибудь сигнализация.

Отодвинув от стены кровати, присобачиваем вышибной заряд. Эдакий "Ключ" - переросток. Прилепив на кирпичную стену колбаски взрывчатого вещества, заваливаем это место матрацами и придавливаем шкафом.

- Отходим…

Взрыв прозвучал как-то негромко, но всё вокруг заволокло пылью. Приоткрываем окна, и понемногу видимость улучшается.

Дырка в стене получилась достаточно основательная, и выходила она в подсобное помещение кухни. Правильно, стало быть, рассчитали…


Посещая сие заведение по служебной необходимости, я заметил, что все охранные датчики расположены здесь преимущественно на дверях. И около помещений руководства - вот там они и прямо на потолке висели.

Но нам туда не нужно…

Опять же - стереотип мышления.

Не спорю, как правило, любой шпион, проникнув во вражеский штаб, лезет именно в кабинет командира. Или в секретную часть.

Думаю, что и здешняя логика в данном случае, не особо отличается от земной. И здесь в первую очередь станут защищать кабинеты руководителей.

Вот мы это и используем…

Ещё дважды хлопают заряды - и в итоге мы оказываемся в подсобке компьютерного зала. Ни одна дверь при этом не пострадала, а стены сигнализацией не защищены.


Когда приходится слышать о взломе вражеского компьютера, на ум сразу же приходит некий ботан, увлечённо молотящий пальцами по клавиатуре. Не спорю, так, наверное, тоже можно…

Но есть и другие методы…

Расширено ножом вентиляционное отверстие в боковой крышке системного блока и, засунутый внутрь эндоскоп показывает внутренности.

Здесь - чисто, и поблескивает в руках моего напарника отвертка, удаляя крепёжные винты.

Следующий комп - аналогично. Ещё один…

А вот тут притормаживаем!

На экране прибора явственно виден усик замыкателя, прижимаемый завинченной пока крышкой.

Так… аналог нашего "Раската" что ли?

Он работает на замыкание или на размыкание?

А пофиг… по-всякому может быть. Ничего не даст и отключение питания - тут должен быть резервный источник. Его-то и ищем… вот он!

Щелчок - обрезан провод. Второй… теперь напряжение на блок защиты не подаётся. Но - ищем далее…

А где само устройство?

Вот и оно. От черной коробочки отходят проводки к прямоугольной коробке, внутри которой видны съёмные диски компьютера.

Теперь и эти проводки долой… сделано!

Можно вскрывать - теперь даже в случае сработки защиты, электромагнитное поле не шарахнет со всей дури по носителям информации.

- "Глаз" - "Стреле".

- На связи "Глаз".

- Закончили работу. Фаза три.

То есть, носители у нас и пора сваливать.

Повинуясь командам оператора, коптер направляется в сторону моря - там его путь к концу и подойдёт. Сажать и забирать его некогда, а оставлять в руках противника такую штуку… нет уж, переживут!

А освободившийся оператор забирается внутрь автомобиля.

Да, у нас есть ещё один. Взятый в прокат достаточно давно и всё это время мирно простоявший на стоянке, каковую он покинул только недавно. По пути сюда он слегка притормозил в укромном месте, где его быстро загрузили взрывчаткой - на портовый склад попала далеко не вся…

Выскочив на улицу, боец с ценным грузом тотчас же растворяется в темноте - спешит на встречу к тем, кто сейчас обеспечивает наш отход. Как бы что ни сложилось - а он должен отойти без задержек и без потерь.

А мы таскаем внутрь ящики со взрывчаткой, пропихивая их в проделанные взрывами проломы.

Часть добра размещаем и снаружи - под стенами.

Щелчок - загораются огоньки радиодетонаторов.

А вот теперь - ходу!

- "Стрела" - "Грачу".

- Слушаю "Грач".

- Гонец прибыл.

- Понял вас. Отход!

- Но… мы должны вас ждать!

- Приказ изменён! Отход - немедленно! Подтвердить!

- "Грач" принял, отход немедленно. Удачи!

- Конец связи!

Мы слишком долго провозились с системными блоками, да и растаскивание взрывчатки по местам заняло куда больше времени, чем планировалось. Да, пока всё ещё тихо… но свербит в мозгу предательская мыслишка… можем ведь и не успеть!

Так что, пусть группа отходит, унося с собою добычу - это важнее!

- В машину!

По плану мы должны отойти к группе "Грач". И уже вместе покинуть город. Чуть позже рванёт на рейде захваченный ребятами катер.

Мол, враги ушло морем, там их и ищите. Или н е ушли - и тогда искать надобно на дне…

А катер преспокойно управляется с берега - и это ещё одна из задач группы "Грач". Один из них сейчас сопровождает носильщика, а второй рулит по радио катером. Ничего сложно в этом нет - этот конкретный катер обследован и подготовлен нами достаточно давно. И кое-чего мы туда уже успели понапихать. Не просто так офицер с матросами по городу гулял... Даже и на катере в море выходил. Правда - в пределах порта, так что регистрировать ничего не пришлось, как не потребовалось и запрашивать разрешения на выход в море. Всё любят деньги - и смотритель причала исключением не являлся.

- "Стрела" - "Грачу"! Катер обнаружен охраной! Освещён прожектором и открыт предупредительный огонь!

- Грач" - отрыв по возможности! В случае чего - топи его прямо здесь!

А в порту уже завыли сирены - тревога! Вторжение с моря!

Кто и зачем - разбираться будем после! А сейчас - все в ружьё!

- Ладно. Делаем так!

У каждого въезда на перекрёсток теперь располагается один матрос. Двое моих и двое "комендачей". А я занимаю центр. Тут есть что-то вроде клумбы - на неё и забираюсь. Ма Той располагается поблизости. Трезубая "расчёска", обозначающая пятнадцать лет службы - авторитет для нижних чинов! И для гражданских - не особо высокого, разумеется, ранга. Он и будет отвечать на всякие там расспросы. А офицер, как ему и положено, будет утверждать или отвергать принятое решение.

И - заработало!

Машины тормозят, задают положенные вопросы, проверяют груз - и отмашка, можно следовать дальше.

За каким фигом всё это нужно?

Да, машина нам требуется, всего-то и делов…

Да и кроме того…

Неведомо куда крадущаяся группа вооружённых людей всегда вызывает подозрение. У всех - даже и у гражданских. Особенно, после того, как в порту так неслабо шандарахнуло. Мешать, может, и не станут - но вот настучат обязательно!

Напротив, чётко работающее подразделение, особенно в условиях всеобщего бардака - всегда воспринимается с облегчением. Мол, хоть тут порядок навели!

А отыскать среди такой кучи водятлов кого-нибудь, у кого что-то окажется не в порядке… Ну, я вас умоляю! Известный анекдот про старого и молодого гаишника - вам в помощь! Уж чего-чего, а докопаться до какой-нибудь мелочи…

И результат не замедлил сказаться.

Уже через полчаса у обочины стояло две машины - грузовик и небольшой автобус. С грузовиком вообще всё было ясно - испуганный взрывом водитель ломанулся подальше от этих ужасов, и был остановлен "комендачами". Понятное дело, что никаких документов у него не имелось в принципе. И теперь он понуро ожидает своей участи, стоя навытяжку около клумбы.

В микроавтобусе ехало куда-то трое матросов. И их тормознули уже мои парни, докопавшись к отсутствию письменного разрешения офицера - припомнили свою прошлую ошибку! Не бог весь какое нарушение - особенно, в сложившейся ситуации, но порядок должон быть! И теперь эти матросы добросовестно несут службу вместе с комендантскими. Оружия у них, правда, нет - но и так сойдёт.

Ну, строго говоря, теперь можно и отъезжать - машина есть. Но, как явствует из слов Но Лиина, такая обстановка сейчас всюду - подобные патрули разослали не только на перекрёстки. В первую очередь взяли под контроль выезды из города. Так что где-где - а там-то нас тормознут обязательно! Это здесь я старший офицер, а там - неведомо кто.

Но додумать я не успеваю - вдали показывается голова неслабой колонны. Это, надо полагать, именно те, кого тут и ждали комендантские.

Так и есть - Но Лиин со всех ног бросается ко мне.

Машу рукой - понял! Возвращайся на место!

По моему знаку, парни перекрывают движение, повелительными жестами подгоняя зазевавшихся водителей.

Перекрёсток пустеет - и голова колонны проходит его без задержки. Мощные военные грузовики, в которых виднеются вооруженные хорны, идут на максимально возможной скорости. Позади некоторых на прицепе тащат сухопутные варианты флотских скорострелок - есть тут и такие.

Батальона два, не меньше… быстро же они сорганизовались!

От колонны отделяется машина, к которой быстро подбегает старший из "комендачей". Что-то выслушав, торопливо бежит в мою сторону

Так… похоже, сейчас предстоит опять ломать комедию…

Как оказалось, в машине следует офицер аналогичного со мною звания - но более высокопоставленный по должности. По нашим меркам - заместитель военного коменданта. И насколько я в курсе, то в сложившейся ситуации, он - второе лицо в городе.

Поэтому не выпендриваюсь, подхожу к машине и вежливо приветствую старшего.

Тот, надо отдать ему должное, тоже ваньку не валяет. Выходит наружу и здоровается.

Отдание чести здесь не практикуется, а вот принятие строевой стойки - так очень даже. Причём, старший по званию или по должности просто вежливо наклоняет голову, отвечая таким образом на приветствие.

- Благодарю вас, офицер…

- Дим Ан Лой! Нахожусь на излечении после полученного ранения. Эта матросы меня сопровождают.

Всё верно, документы ещё и на это имя у меня есть - позаботились наши мастера плаща и кинжала. Мало ли…

- До Ан Гай - назначен ответственным за поддержание порядка в городе.

Жестом он останавливает меня, отстраняя руку с удостоверением личности.

- Вы проявили похвальное рвение, офицер! Порядок организован должным образом - благодарю!

Он отзывает меня в сторону. Проходящие на полной скорости грузовики создают немалый шум, так что иногда трудно расслышать собеседника.

- Мой человек сказал, что из оружия ваших матросов недавно стреляли - на стволах имеется копоть от выстрелов. С кем же вы вели бой, Дим Ан Лой?

Дело в том, что при стрельбе длинными очередями из "метлы", на стволе образуется специфический налет темно-синего цвета. Достаточно стойкий и за пять минут его не убрать. Для этого нужен специальный раствор чистящего средства. Однако стрельбе это почти никак не мешает, ствол-то гладкий! И опытный глаз всегда может это заметить.

Во время боевых действий - всем пофиг. Но сейчас?

- Мы не вели боя, офицер!

Поворачиваюсь и машу рукой Ма Тою.

Тот быстро подбегает к нам и почтительно приветствует старшего офицера, принимая уставную стойку.

- Ма Той - дай мне то, что мы забрали у этих…

Представитель комендатуры с некоторым удивлением рассматривает ручные гранаты.

- Но…

- Они остановили нашу машину под угрозой оружия. Среди остановивших не было ни одного офицера - только старший группы. И тем не менее - они вели себя дерзко и непочтительно!

- Что они хотели?

- Нашу машину - она зачем-то им потребовалась. На мои вопросы не ответили и попытались отрыть стрельбу…

- Понятно… И где это произошло?

- Там… - машу рукой в сторону порта. - Сразу после этого произошёл взрыв огромной мощности. Стена рухнула, и моя машина была засыпана обломками. Как и тела нападавших. Хотя и не все…

Думаю, что таких вот мест вокруг порта сейчас предостаточно. Разрушения, надо полагать, там громадные - рвануло-то весьма неслабо! Впрочем, никто не мешает ему проверить… Только когда и как он собирается это делать? Времени-то нет!

- Вы их…

- Расстреляли в упор. Они совсем не были готовы к нападению - думали, что всё у них под контролем. Разумеется, я не мог оставить без последствий такую наглую выходку!

- Но… Разве это было так уж необходимо?

Изумлённо вздёргиваю бровь.

- Угрожать оружием офицеру?!

Комендантский несколько тушуется - сморозил явную глупость. Или это он только делает вид?

- А вот этот водитель… - кивает он на стоящего навытяжку у клумбы хорна. - С ним вы что собираетесь делать?

- Он бросил своё место службы… своих товарищей. Подвёл командира! - мой голос звучит сухо и беспристрастно. - Отведут в сторону и застрелят. После чего бросим в какую-нибудь яму - заслужил!

- А вы решительный офицер!

- Я десять лет командовал штурмовой группой.

Ан Гай понимающе кивает. Тут ничего разъяснять не требуется. Среди такого рода офицеров попадаются всякие - даже и не совсем чистокровные вайны. И именно поэтому они и проявляют совершенно невероятную жестокость. Для них - это пропуск наверх. Шанс стать своим - уже навсегда и окончательно.

- Я временно привлекаю вас для обеспечения порядка!

Он - старший. И его приказ в данной ситуации не может быть опротестован.

Вытягиваюсь и почтительно наклоняю голову.

- Слушаю вас, офицер До Ан Гай!

- Ваши полномочия, - протягивает он мне овальный жетон на цепочке. - Сдадите по окончанию всех мероприятий.

- Слушаюсь!

- Забираете своих людей. Можете - и даже обязаны, привлекать любых одиночек и мелкие команды - в случае отсутствия там офицеров.

- Понял. Моя задача?

Он достаёт тактический блок (чем-то напоминающий обычный земной планшет) и указывает точку. Мне предписано занять этот выезд из города и обеспечить поголовный контроль всего въезжающего, а главное - выезжающего транспорта.

- Взрыв в порту - не есть следствие обстрела с моря! - поясняет Ан Гай. - Взрывчатку каким-то образом заложили на территории складов! И у нас есть все основания полагать, что те, кто это сделал, ещё в городе. Поэтому вы обязаны тщательно проверять всех выезжающих!

А в случае особого упрямства или прогрессирующего тупоумия - даже и расстреливать таких балбесов прямо на месте. Невзирая ни на что…

Лопуха-водятла я могу забрать с собой. И решить его судьбу, учитывая последующее поведение. Расстрелять, наградить, отпустить - всё, что угодно.

По знаку офицера, одна из машин притормаживает. Выскочившему из кузова десятнику представлен новый командир. Сидящие в машине матросы передаются под моё командование.

Вместе с ними, невезучим водителем и нами выходит двадцать пять человек - внушительно! Да ещё и скорострелка на колёсном ходу…

А полученный мною жетон - штука жуткая! Его владелец не подлежит никакой ответственности за любые действия, совершённые во время его ношения. Разумеется, в том случае, если выдавший его старший офицер впоследствии подтвердит отданное приказание.

Помниться мне, что ещё в молодости я читал некую книжку… Про наших разведчиков во время Отечественной войны. Так вот, Николай Кузнецов тогда применил похожий фортель. Успешно угрохав какого-то важного чина, и вызвав этим немалый переполох, он со своими бойцами пару часов проверял документы у проезжающих. Благо что все парни из его группы были одеты в немецкую форму. И это не вызвало никаких подозрений вообще ни у кого! Так они и "работали", пока проезжающий майор из немецкой комендатуры не снял их с поста - мол, покушавшиеся уже задержаны…

Правда, ему, в отличие от меня, никто никаких полномочий не присваивал.

Так то - у нас! На Земле… у немцев…

Пока мы все вместе двигаемся к указанному месту, прикидываю возможные варианты развития событий. Сюрпризом явилось наличие у вайнов достаточно серьёзных пехотных подразделений. Нет, форма-то у них вполне привычная - моряки. Но вот нашивки с названием корабля не имеется - а вот это уже что-то новенькое! Присутствует некий номер - и не более того.

А судя по скорости выдвижения этих ребятишек, их явно не с кораблей откуда-то ссаживали, они точно где-то в казармах на берегу располагались. Новость, да…

И у Ма Тоя ничего не спросишь - рядом сидит "трофейный" водятел.

Напрягся, в руль вцепился - аж, пальцы побелели.

Кстати, почему - водятел?

Да это ещё автошколы у нас пошло! Тех, курсантов кто вовремя и правильно всё делал - уважительно именовали шоферами. А всяких нерасторопных и недалёких - дятлами. Которые, в силу специфики профессии, постепенно трансформировались уже в водятлов. Так я это и в армию притащил - прижилось!


Ехали мы недолго, машины шли с приличной скоростью, так что и дорога много времени не заняла.

Ну и что же у нас тут такого интересного есть?

Дома тут заканчивались, и дорога, пройдя по-прямой около километра, резко ныряла вниз, совершенно скрываясь из виду. Что ж, для отрыва от всяческих любопытных глаз место достаточно удобное. Да и к городу подойти можно достаточно близко.

Слева от дороги виднеется недостроенный фундамент какого-то строения. Ага, как огневая точка - вполне себе годно!

- Старший - ко мне! - командуя я, едва выбравшись из машины.

- Дор У, господин офицер! - вытягивается передо мною старший матрос.

Двузубая "расчёска" - не новичок.

- Видишь? - указываю на фундамент.

- Да, господин офицер!

- Её, - кивок в сторону скорострелки, - туда! Двоих - в помощь расчёту. Оборудовать позицию, предусмотреть защиту от пуль противника. Задача - держать под прицелом дорогу. Начиная от этого места - и до спуска. После окончания оборудования позиций, один остаётся там - обеспечивает охрану с тыла.

- Яр-дан!

- Эти два дома! - поворачиваюсь к городу. - По одному стрелку вон в те окна - держать под обстрелом дорогу с двух сторон.

Указываю конкретные позиции для стрелков, хорн внимательно меня выслушивает. Только иногда в его глазах проскакивает удивление - флотский офицер, который на удивление неплохо разбирается во вполне сухопутных вещах? Я-то ладно! А вот ты, милейший, откуда это знаешь?

А ведь знает…

- Машины поставить вон туда! Чтобы в случае перестрелки к ним ничего не прилетело. Выставить одиночный пост. Этот забор - сломать! И устроить на дороге завалы…


Нет у меня тут бетонных блоков, чтобы организовать стандартную "змейку", как на привычном блокпосту. Ничего, деревянный завал тоже для этой цели подойдёт. Прорыва танков не ожидается, а любую машину можно остановить и подобным образом.


Словом - дело закипело. Своих ребят я предусмотрительно на работы не отправил, возложив на них почетную обязанность проверки и контроля проезжающих. Ну и сам, разумеется, рядом стою.

- Кто-нибудь из вас знает, что это за части?

Нет. Никто ранее с такими не встречался и ничего про них не слышал.

А это странно!

Два батальона - чуть менее тысячи человек, если считать ещё и расчёты скорострелок. Они прицеплены к каждой третьей машине.

Двадцать человек в каждом грузовике. Там же уложен и запас боеприпасов, вместе с продпайками. То есть, каждая такая группа может действовать в отрыве от прочих дня два, как минимум.

По двадцать машин на батальон, всего получается сорок. А тут - два батальона... Неслабый такой автопарк! И где же он располагается? В городе? Скорее всего... Ибо в порту я такого раньше не замечал - а ведь, вроде бы, неплохо его изучили… Значит - они расположены не там. Да и сомнительно, чтобы после такого взрыва там что-то уцелело…

В своих выкладках мы исходили из того, что только крупные боевые корабли несут на борту по сто пятьдесят - двести человек штурмовой команды. Прочие же члены команды в высадке участия не принимают. И таким образом, чтобы высадить на Штормовые острова хотя бы тысячу человек десанта, необходимо участие не менее пяти больших кораблей. Так их ещё и не сразу собрать-то вместе выйдет! Народ нужным делом занят - грабежом… В самых разных местах - и не всегда на Данте. Чаще - "на выезде". О наличии же подобных, можно сказать, пехотных, частей никакой информации не имелось.

Нет, скорее - не пехотных…

Морская пехота - вот это ближе по смыслу получается.

Погрузи такой батальон на любой транспортник (да, хоть и на баржу) - и нет нужды подгонять к берегу большие корабли.

Неприятный сюрприз…


А тем временем пошла работа - появились первые автомашины. И тотчас же начались конфликты. Кое-кто выехал без документов, некоторые - так и вовсе на чужом автотранспорте.

Такие машины отгоняем на "штрафстоянку", а пассажиров, после краткого допроса, отпускаем на все четыре стороны. Не наша задача отыскивать воров - машину забрали и достаточно. Данные пассажиров и водителя есть, факт нарушения зафиксирован, вот пускай, потом с ними разбираются те, кому это и полагается.

Впрочем, через полчаса к нам подъезжает машина стражей порядка (есть тут и такие) и я со спокойной совестью спихиваю решение этих вопросов на них.

А приехавшие с нами "морпехи" (я про себя теперь их так и именую) развернули рацию. И ко мне подбегает один из связистов.

Весёлые новости!

В городе отмечены перестрелки и даже один короткий бой! Правда, непонятно - кто выступал противником, но потери с обеих сторон впечатляющие!

- Особая примета - противник имеет и активно использует ручные гранаты, - докладывает связист.

Опа-здрасьте… и с кем же это мы недавно перестреливались?

- Зафиксирована попытка вооружённого прорыва из города. Подвергшийся нападению пост частично уничтожен, имеется большое количество раненых и убитых. Часть нападавших вышла из города и скрылась.

То есть, не исключён вариант нападения уже и на нас - уже снаружи. Черт их там всех разберёт… но ничего исключить нельзя!

Перераспределяю посты и, вызвав старшего "морпеха" озадачиваю его ещё и на эту тему.

- Вон тот холм видишь?

Видит.

- Там и займёте позицию! Задача - ударить в тыл противнику, если тот атакует нас извне. До моей команды не стрелять!

А в качестве таковой мною определена сигнальная ракета красного цвета.

Дор У кивает - задача понятна. Он теперь смотрит на меня уже вполне уважительно - решение принято правильное, огонь в спину атакующим станет для них крайне неприятным "подарком".

- Но можно ведь занять и соседний холм, господин офицер! Он - выше, да и обзор оттуда лучше.

- Именно так подумают и нападающие. И первым делом осмотрят это место. Если там будет кто-то из нас - они попросту отойдут. Позиция для них невыгодная - мы этот холм сможем достать из скорострелки, а они оттуда до нас не дострелят. Данная позиция удобна исключительно для тех, кто будет стрелять им в спину при атаке на нас. В наступлении она бесполезна.

Понятно "морпеху" - никого там не обнаружив, противник не станет осматривать и менее удобные места. Там, судя по всему, тоже не дураки.

А во мне всё более явственно зреет мысль - пора сваливать! Рано или поздно комендатура вернётся к проверке личности столь жесткого и решительного офицера. Не сомневаюсь, что какие-нибудь соответствующие указания командир "морпехов" уже получил. То-то он так внимательно меня выслушивает…

И не в последнюю очередь именно по этой причине я и раздергиваю его подразделение, рассылая людей на посты. Вполне возможно, что некоторые мои указания выглядят нелогично - но не все же! И Дор У не может этого не признать. Так что и никаких причин оспаривать или подвергать их сомнению он тоже не имеет. А раз так - то и по рации ничего не доложит… Ибо возразить офицеру в открытую - попросту не сможет, да и не рискнёт. Но настучать - за милую душу! Радисты-то из его команды!

Так что, спустя примерно полчаса, я уже могу полюбоваться на дело своих рук.

Все прибывшие со мной бойцы неравномерно распределены по улице, занимая позиции в домах и естественных укрытиях. Так что любого, кто рискнёт пойти здесь на прорыв, встретит огонь сразу с нескольких точек.

У импровизированного блокпоста торчат лишь двое "морпехов" в сопровождении местных правоохранителей. Их человек семь, так что внешне - очень даже представительно получается. И желания качать права не возникает ни у кого.

А все мои ребята, закончив выполнение порученных указаний, поочерёдно прибывают ко мне. Где и остаются - до поры, до времени… Впрочем, тоже ненадолго - соответствующие указания вскоре воспоследовали. И навьюченные трофейными гранатами, ребята скрываются за домами. Я во всеуслышание озадачиваю их любым образом заминировать подступы к нашим позициям.

Выслушав очередную порцию новостей от связистов, подзываю Дор У.

- Двоих бойцов с собою - и в машину! Проедем с вами по дороге вон до того места!

И указываю на поворот, который уже нами не простреливается.

- Осмелюсь спросить, господин офицер, зачем?

Точно, есть у него указания и на мой счёт…

- Мы не можем контролировать это место, так?

- Не можем, - соглашается "морпех".

- И если там незаметно собрать группу в несколько десятков человек - мы тоже этого не увидим.

- Но их встретит огнем скорострельная установка!

- Если её не обстреляют из окон ближайших домов - мы ведь не в состоянии их все контролировать.

Да, я выгляжу перестраховщиком. Но формально - прав. И ничего не возразишь…

Для поездки выбираю "трофейный" грузовик с невезучим водителем. Тот, естественно, не возражает и на всё согласен.

"Морпехов" - в кузов, Дор У со мной в кабину. Отказать он не может - это с моей стороны лестное для него предложение.

Минута - и машина пылит по дороге.

Осматриваюсь по сторонам и даю команду всем быть наготове. Мало ли…

Но до указанного места доезжаем без происшествий. Никто не бросается на нас из придорожных кустов и не открывает огня.

- Туда! - указываю водителю. - В ложбину заезжай, там нас со стороны видно не будет.

И верно - ложбинка достаточно укромная, я её ещё с крыши одного из домов проглядел, когда туда с биноклем забирался. Кстати, эти прибамбасы у вайнов очень даже качественные - с хорошей просветлённой оптикой, стабилизированные. Классная штука! У нас такие вещи чрезвычайно ценят - я свой прихватизировал ещё на первом взятом корабле.

Спускаемся вниз, водитель заглушает мотор и остаётся сидеть в кабине. Удирать ему некуда - назад не поедет, там посты. Вперёд - ещё глупее, мы-то рядом! А вправо или влево не дадут крутые склоны.

Дорога пуста, никаких следов подхода возможного противника. Но…

- В кузове грузовика - ящик. В нём лежат захваченные моими людьми гранаты. Там ещё осталось несколько штук - пусть твои люди их сюда принесут! - отдаю распоряжение старшему "морпеху".

- Зачем, господин офицер?

- Установим их вон там! - указываю я. - Мне тут объяснили некоторые хитрости…

Делать нечего, и оба "морпеха" убегают к грузовику. А Дор У перекидывает "метлу" в боевое положение - из-за спины на грудь.

Формально он прав - обеспечивает безопасность командира! Но я с каждой минутой всё больше в этом сомневаюсь…

А его парни шустро добегают до автомашины, лезут в кузов…

Бух!

При отрывании крышки ящика срабатывает "Заря" - я-то про эту фишку давно в курсе…

Мой провожатый всего лишь на мгновение поворачивает голову в ту сторону…

… и кубарем летит на землю.

Нет, кулаком я его не бил - хватило обычного эйртазера , не просто же так я его в кармане таскаю?

Удар этой фиговины надежно обездвиживает моего конвоира - будем уж называть вещи своими именами. А выскочившие из кустов ребята во главе с Ма Тоем, сноровисто обезоруживают очумевших его сотоварищей.

Несколько секунд - и вся троица уже в кузове, где ещё витает кисловатый запах пиротехнического заряда. Руки связаны, оружие отобрано - и грузовик, рыча мотором, выруливает на дорогу. За рулем сидит один из наших - водитель понемногу приходит в себя в кузове. Всё-таки граната шандарахнула почти в метре от него - неудивительно, что парень "поплыл".

От домов это место не просматривается - не просто же так я на крышу залезал? Вероятности встретить впереди ещё кого-нибудь достаточно мала, да и пресловутый жетон на цепочке способен послужить веским аргументом для любого любопытного. И всё же - спешим…


Отмахав от города километров пятьдесят, притормаживаем. Быстро выгружаемся, и машина лихо прёт дальше. Отогнав её на пяток верст, водитель куда-нибудь постарается автомобиль заныкать - там впереди есть достаточно густые рощицы. А сам, сделав изрядный крюк, и присыпая свои следы всяческой химией, выйдет к нам.

Мало ли… у вайнов вполне могут быть и розыскные собаки! Да, я их не видел - но так и два батальона "морпехов" мы все как-то ухитрились зевнуть!


Три часа хода, постоянные оглядывания назад… никого. Нет погони.

Это нам повезло, что тут нет никакой авиации! В нашей-то реальности уже давно что-нибудь над головою висело бы…


К лагерю мы вышли только к вечеру.


Не сказать, чтобы нас тут ждали - ушедшие раньше хорошо себе представляли с чем могут столкнуться оставшиеся.

Но - горячий чай был… да и перекус кое-какой!

Стало быть, всё же надеялись…

Привязав пленников к деревьям, все собрались у костра.

Не то, чтобы кто-то замерз… просто огонь способен как-то снимать накопившееся напряжение. Мы все это знаем - проверяли не раз на тренировочных выходах. По первому времени парни не на шутку напрягались - сидящий рядом с ними офицер… это было слишком непривычно! И необычно - для них, так и вовсе…

А тут, не только офицер - командир! И глава клана - един в трех лицах.

Но - привыкли. А вот "трофейный" водитель - этот чуть язык не проглотил! Бросать его на дороге не стали, стрелять и резать - тоже как-то было не с руки. Опасности парень не представлял - его даже навьючили захваченным оружием. Правда, магазины из них повытаскивали… настолько наше доверие всё же не распространялось. А вот прочего добра - навалили с избытком, он еле ноги передвигал. Однако - тащил и не пищал.

И сейчас ему пододвигают вскрытый паёк - кормись!

Он с удивлением оглядывается по сторонам - все заняты этим же делом. И офицер тоже! Ест вместе с подчинёнными!

Мир ещё не рухнул, но уже опасно покачнулся…

Робко оглядываясь по сторонам, парень подтаскивает к себе паёк и осторожно берёт упаковку в руки. Но нет, никто не шутит.

Насколько я в курсе, пленных и арестованных вайны кормят по остаточному принципу - что осталось после всех, то и дадут. Если представляешь какую-либо ценность - немного добавят. Нет - могут и вовсе позабыть.

А он, похоже, так и не понял ещё - в каком статусе сейчас пребывает. Да и я сам… как-то не определился по его поводу. По уму - он лишний. Потенциальный противник и так далее. В отношении пленных "морпехов" у меня таких колебаний нет - это враги. Так что ребята сейчас станут их "потрошить" без всяких сантиментов. На кол, разумеется, никого не посадят, но и церемоний разводить не будут. А вот с этим что делать?

- Откуда ты?

Запинаясь, парень выкладывает свою историю. Ну, тут всё ясно и бесхитростно, как железнодорожный рельс. Служит он менее года, на борт корабля не поднимался ни разу, приписан к автомобильному парку. Перспективы… а какие у него вообще они могут быть? Род захудалый, посёлок вообще в пяток домов… Одно поколение назад его земляку удалось попасть на борт боевого корабля. Откуда его, уже одноногого, и списали через пару лет. Повезло - добрался до дому, стал "старостой" поселка. Впрочем, до настоящего "старосты" не дотягивал - тут, как минимум, человек двести населения должно быть.

- И на что же ты рассчитывал?

- Рудник… это гораздо хуже, господин офицер! А тут есть надежда… впрочем… - он низко опускает голову, - была…

- Что за рудник?

Уголь - никаких чудес. Идет на отопление домов, и немного на продажу - этим посёлок и живёт.

Вообще, послушаешь его - и перед глазами встаёт картина какого-то уж и вовсе беспросветного существования. В поселке даже электричества нет! Дорого…

- Когда вернулся Ги, пусть и на одной ноге, он привёз с собою денег! И мы отремонтировали крыши!

Вообще жуть… Суперсовременная техника, генераторы защитных полей - и поселок без электричества? Как это может сосуществовать вместе?

- Но у нас хоть рудник рядом есть! А у других - так и ещё хуже бывает…

Блин, да куда уж хуже-то? Мои парни преимущественно из крупных поселений, там всё же жизнь, пусть тоже не сахарная, но, однако, не такая же беспросветная!

- Да, командир… - подтверждает Ти Гай, один из моих "стариков", слышавший наш разговор, - я слышал про таких вот мальчишек. Их иногда берут на борт, в штурмовую команду. Когда ожидается совсем уж серьёзный бой. Тогда таких бросают вперёд - и никто не останавливается…

Понятно… своеобразные "штрафные" роты… Но - сильно мотивированные!

А парень-то навострил ушки!

Командир - это не просто офицер! Да и манера обращения ко мне… она тоже несколько необычная…

- Прислушиваешься? - усмехается Ти Гай. - Скажу больше - перед тобою не просто старший офицер! Это - глава клана "Летящих по ветру"!

Сильно сомневаюсь, что мальчишка слышал это название. Да и не столь это важно - его просто придавил к земле мой титул! Глава клана…

То, что это старший офицер - вполне естественно.

А вот факт нахождения столь высокопоставленного человека в подобной обстановке?

Не бывает!

Просто по определению - быть не может!

Он только рот открыл…

- Командир… можно я его заберу?

- Бери.

- Прихвати с собою еду - и пошли! - "старик" покровительственно хлопает водителя по плечу. - Давай - шевели ногами!

Москва, отделение банка.


- Наш банк не может выдать вам кредит. К сожалению, после изучения представленных вам документов, в выдаче кредита вам отказано, - девушка с фирменным шейным платком банка пожала плечами.

- Но я три раза собирал вам новый пакет документов!

- Увы, ничем вам помочь не могу…

Хлопнув напоследок дверью, молодой парень выбежал на улицу и забрался в припаркованный неподалёку автомобиль.

- Ну, что? - обернулась к нему сидевшая там черноволосая девушка. - Опять отказ?

- Да… драли бы черти этих идиотов!

- Сам виноват! Набрал кредитов - а как платить?!

- Можно подумать, я все эти деньги один тратил!

- Соображать надо!

- Только мне?!

- А кто у нас должен быть основным добытчиком в семье?

Вспыхнувший было скандал тотчас же внезапно потух, на эту тему говорили уже много - и всё без толку. Очередная попытка где-то перехватить денег для погашения грядущей кредитной выплаты ожидаемо провалилась.

Перезанять же тоже уже было не у кого - наученный горьким опытом, народ в долг более не давал. Продавать было нечего, даже автомобиль находился в залоге у банка. Да и ходить пешком, как всё это быдло на улице?

Такая мысль даже в голову прийти не могла!

- Домой поедем?

- Опять "Доширак" предлагаешь жрать?

И эта перспектива тоже совершенно не радовала. Но что-то же надо было делать!

- Ленке позвони… - посоветовала спутница. - Помнишь, там у неё был этот… ну… как его…

- Арвид?

- Ага! Он тогда что-то там говорил…

Случайный встреченный знакомец оказался внимательным собеседником. Денег, правда, тоже не дал - но пообещал где-то там похлопотать… были у него всякие там мысли…


Телефонный звонок сначала тоже никакого облегчения не принёс. Трудно соображавшая с бодуна подруга долго не могла "въехать" в тему. И даже вспомнить своего знакомого сумела далеко не сразу.

- А-а-а… так он уехал!

В душе что-то оборвалось.

- Правда… телефон какой-то там оставил… щас посмотрю, он его на обоях накарябал…

Минута тишины.

- Во! Есть! Записывай!


Абонент ответил не сразу, парень уже собрался бросить трубку.

- Слушаю.

- Здравствуйте! Мне бы Арвида услышать…

- Без проблем. Берете билет до Вильнюса - и вперёд.

Казалось, под ногами покачнулась земля!

- Подождите… так он уехал?!

- Уже месяц как. А вам, простите, он зачем нужен?


Через три часа.

Москва, кафе на страстном бульваре.

- Вот… тогда он и пообещал мне помочь…

Собеседник парня задумчиво помешал ложечкой в стакане.

- Ну… Виктор… я могу вас так называть?

- Да-да, конечно!

- Я не в курсе всех его дел… по-видимому, у него были какие-то соображения на этот счёт… Но мне он ничего не говорил. Вы кто по профессии?

- Я дизайнер!

- Примеры ваших работ?

Парень поник. Какие уж там примеры… таких, с позволения сказать, "дизайнеров" в любом московском кафе можно было за полчаса несколько десятков отыскать. Не особо при этом утруждаясь.

- Но вы что-то заканчивали?

И здесь тоска… Всех усилий родни хватило лишь на то, чтобы он - с грехом пополам, закончил один курс МВТУ. Да какая уж тут учёба, когда за серыми окнами учебных корпусов кипит жизнь! А ты - молод и полон сил! И все вокруг утверждают, что впереди блестящее будущее!

Беда в одном - без денег вся красивая жизнь как-то очень быстро тускнеет… А родня больше не даёт.

Друзья посоветовали - возьми кредит, потом отдашь! Так все живут!

Взять-то оказалось просто…

- Ну, вы же не полагаете, что я стану оплачивать ваши кредиты? Кстати, сколько их там у вас?

Услышав сумму, собеседник только бровь удивлённо приподнял.

- Однако… аппетиты у вас…

Он отпил из чашки, повертел её в руках и поставил на стол. Поднялся.

- Ничего, как вы понимаете, обещать не могу. Я должен проконсультироваться… Думаю, что в качестве дизайнера вы нам точно не потребуетесь.

Блин… и дернул же чёрт за язык…

- Ну… у меня один из родственников… дядя… Он тоже занимался в своё время похожими вопросами.

- Что ж, - пожал плечами собеседник. - Вполне возможно, что это тоже как-то может быть вам полезным…

Более он к данному вопросу не возвращался. Но в ближайший выходной, приодевшись и купив в магазине тортик (очень кстати оказался выданный аванс!), молодой человек посетил, наконец, своих родственников. Те были приятно удивлены его визитом и внешностью (а ещё больше их порадовало отсутствие спутницы…) и встреча оказалась очень даже полезной. А уж когда он упомянул ещё и о том, что теперь работает в серьёзной конторе… да ещё и тему работы рассказал…

Оперативная справка по объекту "Восход".



… Подход к объекту был осуществлён с использованием племянника - Горбунова Виктора Владимировича, … г.р., в настоящее время сотрудничающего с филиалом фирмы "Promising technology 21st century" , Бирмингем, Великобритания, на должности научного консультанта-аналитика. Непосредственное руководство деятельностью Горбунова осуществляет Краудиньш Ян Давидович, ранее завербованный соответствующими службами вышеуказанной страны…"


- Вот, стало быть, откуда ниточка потянулась… - сидевший за столом человек отложил рапорт. - А мы-то всё гадали… Я уж было подумал, что некоторые "товарищи" совсем уже нюх потеряли! Нет, есть ещё там люди думающие, есть!

- Так точно, товарищ генерал-майор, - кивнул докладчик. - И ведь аккуратно сработали, надо отдать должное! Парня этого почти год выпасали!

- И что там у него?

- Работает… Первый взнос в банк заплатил - там чуть язык от удивления не проглотили! На него уже собрались коллекторов спускать…

- Хм! Неужто за ум взялся?

- За кошелёк забеспокоился - это вероятнее. Кстати, и его бывшая тотчас же нарисовалась - на запах денег у неё нюх ого-го какой!

Генерал прищурился.

- И?

- Устроила ему жаркую ночь. Но вот продолжения не последовало - на следующий день её свирепо измордовала какая-то уличная шпана. Ей теперь долго не до амурных приключений будет. А в процессе мордобоя ей кратко намекнули… Не совсем уж дура - поняла.

- ??

- Не мы, Валерий Степанович! Краудиньш! Ему эта вертихвостка поперёк горла встаёт! Столько сил на парня этого угрохали…

- А он что?

- Звонил, звонил… теперь перестал. Работает.

- Ладно. Но за девчонкой этой присматривайте - она и нам совсем уж не к месту будет. И готовьте материал для вброса.


Не было никаких взломов несгораемых ящиков. Никто не проникал в память чужого компьютера и не воровал писем из почтовых ящиков. Нет, все эти способы никуда, разумеется, не делись - но в данной ситуации они попросту не требовались. Краудиньшу и его руководству вполне хватало многозначительных обмолвок дяди их нового сотрудника. Даже по тому, как именно "пожимает плечами" конкретный человек, выслушивая своего собеседника - и то можно многое определить. А ведь простым пожиманием плеч всё не ограничивалось - споры, порою, были достаточно жаркими! Разок дядя его даже куда-то там с собою взял - "послушать умных людей". Хотя, скорее всего, он просто хотел похвастаться своим племянником - мол, взялся парень наконец-то за ум!


"…Благодарим вас за последний отчёт - присланные вами материалы представляют большую ценность! Просим вас особо заострить внимание на подпунктах 3 и 5 нашего меморандума…"


Увы, но очень многих людей очень трудно бывает заставить думать… В смысле - своей головой. А не кошельком или прочими местами.

Любые синяки рано или поздно - но проходят. Утихает боль - а вместе с ней уходят и воспоминания. А вот память о красивой жизни - она всегда с тобой! Рядышком! (И "верные" подруги - они тоже никуда не делись…) И кто-то же ведь д о л ж е н обеспечивать тебе - такой красивой, это существование? Не просто должен - обязан, наконец! Как это - попользовался и бросил? Щас… разогнался один такой… Мало ли кому там чего не по душе… у меня своя жизнь!

Выписка из сводки происшествий



"… при переходе улицы была сбита неустановленным автомобилем, который скрылся с места происшествия. Пострадавшая была доставлена в 31 горбольницу, где, не приходя в сознание, скончалась. Предварительный диагноз - множественные переломы конечностей, ребер и закрытая черепно-мозговая травма. При осмотре вещей были обнаружены документы на имя Пересечной Инги Борисовны…"

Резолюция на рапорте.



"Приобщить к материалам дела. Проследить за возможной связью этих лихачей-автогонщиков и интересующего нас лица. По установлении таковой - задокументировать!"

А работа шла своим чередом - от молодого перспективного сотрудника поступала достаточно ценная информация. Обрадовавшаяся родня старалась помогать своему непутёвому отпрыску по мере сил. Не в том, разумеется, дело, что ему приносили "в клювике" нужные решения - но, по крайней мере, снисходительно удерживали от совсем уж явных ляпов. Но - и это уже многое значило… для понимающих. А таковые - имелись. Уже два направления работы были свёрнуты, как бесперспективные. И перед теми, кто курировал данную тему, понемногу вырисовывались контуры ответов…

Что о ч е н ь требовалось! Ибо руководство поставило перед спецслужбами конкретную - и очень жесткую, задачу.

Знаменитая на весь мир британская разведка уже в течение года не могла похвастаться ни одним серьёзным успехом.

Да, на фоне оглушительного позора не менее знаменитого флота Её величества, гораздо более "мелкие" промахи упомянутых служб как-то скрадывались… Практически ни один военный корабль не рисковал даже носа высунуть за пределы баз. Пробовали… и список безвозвратных потерь тотчас же увеличился на две единицы. Слава богу, это были не самые крупные корабли! Но менее позорным это поражение не стало всё равно. Какая, в принципе, разница - где именно служили погибшие моряки? С морского дна ещё никто не возвращался!

Но те, кому полагается, прекрасно помнили - с чего именно началась эта цепь постыдных неудач и промахов. Именно с похищения злосчастного груза, который был передан на ответственное хранение, и заварилась вся эта каша. Абсолютно никаких шансов хоть как-то отыграть этот промах не имелось даже теоретически. Отказ был высказан в максимально унизительной и категорической форме.

В иное бы время! Да, где те времена…

И флот оказался крайним в этой ситуации.

Не ему было поручено сбережение столь ценного… гм-м-м… товара…

Разумеется, решение принималось не руководством спецслужб - для этого есть куда более серьезные люди.

Да, их имена практически никогда не упоминаются в связи с какими-либо просчётами и неудачами - для этого есть фигуры прикрытия. И не следует ошибочно полагать этих людей непогрешимыми и не несущими ответственность за подобные промахи. Она есть, но достоянием общественности такие факты не станут - ни при каких обстоятельствах! Ибо - есть высшие интересы государства…

Так что в жертву этим - никогда не меняющимся принципам - может быть принесён кто угодно, независимо от того, какое официальное, или неофициальное положение он бы ни занимал. И пусть само государство (настоящее, а не то, о котором принято писать в прессе) состоит именно из этих - конкретных - людей, интересы которых оно и призвано обеспечивать в первую очередь, ни один из них, однако, не может являться абсолютно неприкасаемым.

Бывали, знаете ли, в истории печальные прецеденты…

Но всё вышесказанное не может отменять ответственности рядовых (хм-м-м...) исполнителей. Публике тоже надо иногда бросать кость…

А никому из руководства упомянутых служб не улыбалась перспектива выращивать цветы в своём палисаднике.

Срочно требовалась реабилитация! Абсолютно любой ценой - и как можно скорее!

- Передайте этому вашему агенту в Москве - хватит ходить кругами вокруг этих умников! Пусть форсирует события! - пришло "сверху" раздражённое напоминание.

И фиг чего там хоть кому-то пояснишь…

Долгие успешные комбинации, тщательное вываживание на крючке будущей жертвы - некогда! Никакие долгосрочные интересы никому не важны - результат (причём, положительный!) необходим руководству прямо сейчас!

- Поймите меня правильно, Вильям… - отложил сигару в сторону благообразный джентльмен в безукоризненном костюме. - После того, как по вине… некоторых, слишком самонадеянных людей, было столь вопиющим образом сорвано намечавшееся взаимодействие с капитанами этих…"черных кораблей", те - самым жестоким образом выказали своё недовольство.

- Понимаю, сэр Джеймс, наклонил голову его собеседник. - Потери флота…

- Нас совершенно не должны волновать! - отмахнулся джентльмен. - Есть куда более важные задачи! Кто, скажите на милость, мешал некоторым… г-м-м… политикам… прислушаться к нашим рекомендациям? В конце концов - это не последние выборы на их веку! Нет же - взяли пример с этих заокеанских парней с накачанными мускулами! Но не всё ещё потеряно…

- Вы хотите сказать…

- Да, переговоры идут. Трудно, со скрипом - но идут. И вовсе не благодаря героическим потугам Адмиралтейства потери нашего флота не столь катастрофичны! Заметьте - торговые суда… некоторые… идут, как ни в чем, ни бывало! И нам сейчас, как воздух, нужны весомые козыри!

Собеседник джентльмена призадумался. События последних недель, оказывается, развиваются несколько не так, как докладывают аналитики. Ай, да сэр Джеймс! Вот это класс…

- Насколько я в курсе, они пока не передали своим временным… попутчикам, - усмехнулся старый джентльмен, - никаких ключевых технологий. Оружие, энергоустановки, генераторы защитных полей - всё это до сих пор является собственностью "гостей". И неусыпно ими охраняется. После прискорбного случая на наших складах, они прекратили использование неподконтрольных им целиком мест хранения. Потеря такого количества специальной аппаратуры слишком чувствительный удар даже и для них…

- Но японцы сформировали для них две дивизии морской пехоты. И подготовили несколько канонерских лодок.

- Да, они - и не без оснований, рассчитывали поиметь с этого существенный профит! Но не забывайте - те самые склады фирмы "Нортвуд" в качестве надёжного места хранения были предложены именно японцами! Мол, там и судоверфи рядом, да и вообще… Так что и им там тоже… не слишком повезло…

- Понимаю.

- То, что тут приложили руку именно русские - лично для меня было совершенно очевидно с самого начала. Больше просто некому! Косвенным подтверждением является тот факт, что они - по вашим, кстати, же сведениям, усиленно работают и в этом направлении тоже.

Сэр Джеймс поднял сигару.

- Итак - что у них нового?

- По имеющимся сведениям, работа над генераторами защитных полей вышла на финальную прямую. Подготовлен опытный вариант. Испытания назначены через две недели.

- Так… а в комиссии ООН они всем рассказывают сказки…

- Ну, ничего иного никто и не ожидал. Осмелюсь предположить, что русские - ни при каких обстоятельствах, не станут делиться своими наработками с кем бы то ни было. Они нам не верят. Всем сразу… и совершенно обоснованно к сожалению…

Старый джентльмен раздражённо поморщился. Как всё проще было не так-то уж и давно…

- Что ещё?

- Есть кое-что… Посольство США в Москве анонсировало торжественные мероприятия по случаю как-то там памятной даты. И на это торжество приглашены все лица, в любое время награждённые американскими боевыми наградами.

- И какое отношение всё это…

- Вот список.

Сэр Джеймс равнодушно пробежал взором по листку бумаги.

- И как это понимать?

- Вот эти офицеры… посмотрите на дату награждения.

- Недавно. И что?

- Операция "Сумрак". Предотвращение подрыва ядерных фугасов на территории США. Данные действия были задуманы и осуществлены именно "черными кораблями". Русские предложили свою помощь.

- Сами?

Собеседник джентльмена замялся.

- Ну… президент США позвонил первым…

- Так… умеете вы испортить аппетит… Поскольку взрывов не произошло…

- Вы совершенно правы - заряды не взорвались. Мы не можем пока сказать, сколько именно их там имелось в наличии, но сам факт - бесспорен. Так вот сэр Джеймс, американцы ищут этих офицеров не просто так!

Сэр Джеймс отложил новую сигару, так её и не раскурив.

- Вот этот корабль… - на стол легло нечёткое фото. - Закладывался как ракетный крейсер "Гром" - и достаточно давно. В последние два года активно перестраивался.

- Ничего толком и не разглядеть…

- Это старое фото - ещё до переоборудования. Новых снимков, к сожалению, нет.

- Ну, хорошо - ракетный крейсер. И что?

- Эти офицеры назначены именно на него.

Следствием повышения активности спецслужб не стали энергичные перемещения туда-сюда каких-либо воинских подразделений. Да и толпы всевозможных спецагентов никуда не ринулись - это не кино всё-таки… Ушли куда нужно соответствующие послания, кое-кому порекомендовали обратить внимание и т.д. и т.п.

Никаких внешних признаков…

Но и противостоящие им люди - они тоже не вчера этим делом занялись. Заметили… и сделали соответствующие выводы.


И возросшая активность не преминула принести результаты. Уже в самое ближайшее время на стол к сэру Вильяму легли некоторые сообщения. Тихо провернулись хорошо смазанные шестерёнки - и в некоторых местах начались спешные приготовления. К сожалению, из-за предательской политики Австралии , рассчитывать на бывшие полигоны в Маралинге, Эму Филд и Вумера не приходилось. Да и слишком далеко находились эти площадки… К тому же, вопрос обеспечения безопасности на пятом континенте становился слишком уж проблематичным. Оставалась собственно метрополия - и подготовительные работы развернулись на территории бывшей авиабазы, прилегающей к населённому пункту Северный Лаффенхейм. Здесь издавна происходили учебные бомбометания и стрельбы, и все соответствующие процедуры были отработаны давным-давно.


- Я не склонен доверять подобным сведениям… - седовласый пожилой мужчина скептически поджал губы. - Слишком уж всё это попахивает…

- Но своим-то глазам вы можете доверять? - хмыкнул собеседник. - Как работает барьер "черных кораблей" - видели многие!

- Серебристые облака, например, вообще наблюдали миллионы! И в течение сотен лет! - возразил профессор Эндрю Маршалл - именно он и являлся тем самым скептиком. - И споры об их природе не утихают и по сей день! Хотя, казалось бы - всё давно изучено… Да и чему, простите, я должен верить? Сведения, полученные неведомо из какого источника… обрывочные описания…

- Видеозаписи!

- А вы уверены, что это не монтаж?

- Ну, знаете, профессор… Я вас не узнаю! Откуда такой скептицизм?

Палец учёного уткнулся в строку текста.

- А вы порядок подводимой мощности видели? Простите, каким образом мы должны это обеспечить? Ядерный реактор сооружать?

- Ну, профессор… "Черные корабли", насколько нам известно, именно так и поступают.

- Известно - кому? Можете показать мне экспертное заключение по осмотру таковой установки? Не можете? Странно…

- По нашим сведениям, американцы такую энергоустановку захватили.

Учёный неторопливо поднялся, подошёл к окну и выглянул во двор.

- Мистика какая-то… я ничего тут не вижу!

Вернулся, грузно опустился на место и насмешливо посмотрел на собеседника.

- Наука, молодой человек, особенно прикладная, оперирует фактами - а не домыслами и слухами. Есть у американцев? Прекрасно! Мы ведь союзники, если я ничего не путаю? Ну, так пусть они окажут нам соответствующую помощь, наконец!


Но, когда в решении подобных вопросов заинтересованы весьма высокопоставленные люди - то и подобные сомнения разрешаются достаточно быстро. Упрямый профессор "внезапно" потерял своё место - туда о ч е н ь быстро назначили более молодого, а главное - внимательно прислушивающегося к мнению конкретных персон, учёного. Ничего, что не столь знающего и опытного - это, в конце концов, дело наживное! Главное - никаких препятствий теоретического свойства более не имелось. А упрямый Маршалл мог теперь ворчать издали сколько угодно - это более никого не волновало.

И работа пошла…

Решили и проблему с электричеством - спешно проложили дополнительную линию от ближайшей электростанции. Попутно ограничили энергопотребление у соседних посёлков и городков. Даже правдоподобную причину ухитрились изобрести.

По полученным из разных источников сведениям (даже прижимистые американцы поделились!) собрали энергонакопители - вышло немного громоздко, но они работали! Да, не всегда так, как хотелось. Да, с огрехами и нарушениями требований безопасности. Но всё это вполне возможно устранить и позже!

Хотя и ворчали некоторые на чрезмерную жадность "союзников"… но дело того стоило!


Наконец, настал тот час, когда от руководителя проекта пришло сообщение - установка собрана, ожидается первый пробный запуск.

Для начала было решено опробовать защитное поле чем-нибудь не столь мощным. Разумеется, не 305-мм снарядом. Да тут и орудий-то таких не имелось! Нашли пушку поменьше калибром - для первого эксперимента вполне достаточно.

И рано утром с территории бывшей авиабазы пришло сообщение - начат процесс подготовки накопителей.

Разумеется, ворчание старого профессора не было совсем уж всеми забыто - приняли решение втрое увеличить масштабы загрузки накопителей. Если не всё уйдёт на один импульс - повторим выстрел! Только и дел-то… ещё раз пальнуть… Снарядов нам не жалко - "у короля много!"

Для работников полигона сегодняшний день ничем не выделялся - обычный эксперимент… мало ли таких тут уже было? Иное дело - для всевозможных визитёров - те просто места себе не находили! А тут ещё вскрылась неприятная вещь - потери энергии в кабелях мало того, что превысили все разумные пределы - так они ещё и опасно нагрелись! Черт знает, как решали эти проблемы на "черных кораблях" - может быть, у них питание подводилось по шинам? Короче, рисковать было нельзя - в момент пиковой нагрузки могло и полыхнуть!

Решение предложил один из инженеров - и оно оказалось неожиданным.

Поскольку вся аппаратура накопителей была смонтирована на трейлерах, он попросту предложил переместить её ближе к испытательному стенду, тем самым втрое сократив длину подводящих кабелей. Так что чего-чего - а загорания уже опасаться не приходилось ни в каком случае.

Пришлось вылезать из уже обжитого бункера и перебираться в бронетранспортёры - совсем уж без защиты оставаться никто не хотел. Да и начальник службы безопасности полигона буквально встал на дыбы, услышав о столь вопиющем нарушении мер предосторожности. А тут - всё же броня… Не танк, разумеется - но и не жестянка автомобильного борта!

Да стреляют не по накопителям, а по расположенной в стороне от них мишени, рикошет - даже в случае пробития щитов, полностью исключён. Но… есть инструкции!

Так или иначе - но решили и этот вопрос.

Замигали красные лампы на мачтах, предупреждающе взвыла сирена - процесс пошёл!

Зуммер - и заряжающий дослал снаряд в ствол.

- К выстрелу готов! - ушло сообщение по телефону.

- Огонь!

- Есть, сэр! - и, отослав в укрытие расчет, мастер-сержант ещё раз осмотрел орудие - всё в порядке.

Разматывая спусковой шнур, он тоже спустился в окоп - но уже гораздо ближе к орудию. Командир расчета рисковал больше всех - никто и предположить не мог, как поведёт себя отрикошетировавший снаряд…

Ещё раз осмотревшись по сторонам, он резким движением дернул за шнур!


Да, снаряд не отлетел назад - в этом плане все расчеты оказались безукоризненными.

Не попал он и в мишень - правда, это никому так и не удалось установить. Сколоченный из толстых досок щит, был укреплён на массивных подставках напротив земляной насыпи. А уже перед ним возвышались темно-серые панели защитных устройств.

Ничего этого впоследствии так и не нашли - насыпь буквально сдуло ко всем чертям, а толстые брусья подпорок и доски щита разметало буквально по всей округе, попутно измельчив всё в мелкие щепочки.

Как ни странно - бронетранспортер уцелел! Но мощным взрывом его отшвырнуло почти на добрую сотню метров! И всем, кто находился внутри стальной коробки, трудно было позавидовать…

Впрочем, про них вспомнили далеко не сразу - взрывная волна ударила и по прочим объектам - и там тоже находились люди. Да, всё же специфика полигона послужила причиной того, что жертв и разрушений там оказалось не так-то уж и много, но вот те, кто оказался в этот момент на улице… им не повезло.

Но сразу после взрыва ещё никто и ничего толком не мог уяснить. Всех последствий произошедшего пока никто не понимал - а они оказались поистине чудовищными! Разом погибло более половины специалистов, которые занимались вопросами защитных полей. Ушли в лучший из миров достаточно серьёзные и уважаемые люди - обеспечивавшие контроль со стороны правительства. Немного - всего двое. Но гибель лорда Фолсома… это уже было что-то совсем особое! Такие люди не погибают! Подобный человек будет спасён при любом раскладе обстоятельств! Его вывезут их опасной зоны, остановят, если нужно, любые боевые действия (невзирая на то, какую цену за это надо будет заплатить), привлекут любые силы и средства! Подобные персоны и м е ю т п р а в о решать! Абсолютно любые вопросы…

На этом фоне померкло всё.

- Сэр, островитяне облажались.

Адмирал Паркер поднял голову от бумаг.

- И где же - на этот раз?

- Их разведка… - говоривший специально выделил это словосочетание, давая понять его личное отношение к указанной структуре, - где-то добыла материалы об исследованиях в области защитных полей "черных кораблей". Со свойственным им снобизмом, бритты не стали этим ни с кем делиться.

- Решили сами сорвать банк?

- Именно так, сэр! - кивнул моложавый офицер, положив на стол шефу несколько фотоснимков. - Они в дикой спешке начали что-то сооружать на полигоне Северный Лаффенхейм.

- И как я понимаю, - пробормотал адмирал, рассматривая фотокадры обширных разрушений, - вместо щита они построили бомбу…

- Не совсем так, сэр, - покачал головою собеседник. - Щит они сделали - вот отчёт, направленный в Адмиралтейство. А вот во время его испытания… Мы полагаем, что взорвались накопители. И это - действительно, оказалась та ещё бомба!

- Ну… - повертел в руках снимок хозяин кабинета, - это, конечно, не ядерный взрыв…

- Но последствия оказались достаточно серьёзными! Вот список погибших…

Брови Паркера вздёрнулись вверх.

- Однако…

- И это ещё не всё, сэр!

- А именно?

- На следующий же день кто-то прислал в Адмиралтейство открытки с соболезнованиями по погибшим в результате "неудачного эксперимента" - там прямо так и было написано.

- И что? Обычное дело…

- Строго по количеству погибших Правда, одна неточность всё же имелась… открыток сначала оказалось больше. В двух из них значились имена вполне здравствующих людей.

- Минутку! - приподнял бровь адмирал. - Вы говорите - строго по количеству погибших, так?

- Да, сэр. Но эти двое - они тоже не дожили до вечер, отправитель оказался прав.

- И… как же?

- Один выпал из окна - дернул же его чёрт залезть на пятнадцатый этаж! А учитывая, что в его собственном доме их было всего два…

- А второй?

- Автокатастрофа, сэр… - развёл руками офицер.

- И тоже, наверное - на чужом автомобиле?

- На своём, сэр. Врезался в опору моста - и погиб на месте.

- И где же?

- В Москве, сэр…

- Вот даже как? - отложил бумаги Паркер. - Если я что-то в этом мире понимаю, некто настоятельно не советует островитянам лезть не в своё дело…

- Похоже, что так, сэр.

- А ведь и мы такие же исследования проводим, Хокинс!

- Да, сэр.

- То есть, такие же открытки могут лечь и на мой стол?

Собеседник адмирала только молча развёл руками…

Выдержка из рапорта



… Результаты оказались достаточно близкими к расчетным. Можно с уверенностью утверждать, что в обозримой перспективе противник не скоро сможет возобновить какие-либо работы в данном направлении…

Выписка из сводки происшествий



… При осмотре квартиры, на кухне было обнаружено тело гр. Краудиньша Яна Давидовича, покончившего с жизнью путем самоповешивания. На столе обнаружена записка, в которой он просит никого в своей смерти не винить. Проверку по данному происшествию осуществляет территориальный отдел полиции…



Москва, посольство США.


Назначенный на пятницу приём удался на славу. Сотрудники посольства, отвечавшие за организацию мероприятия, не ударили в грязь лицом и всё обставили должным образом. Другой вопрос, что и приглашённых-то было… не слишком много. Но с теми, кто прибыл, обращались должным образом. Даже и сам посол соблаговолил произнести несколько приветливых слов, лично пожимая руку каждому гостю.

А особого внимания удостоилась небольшая группа мужчин с явно военной выправкой - их с самого начала взял под свою опеку непосредственно военный атташе посольства.

- Весьма рад вас видеть, господа! - поднял он бокал в приветственном жесте. - Но… я не наблюдаю среди нас двоих ваших коллег! Почему?

- Увы, подполковник Снежный сейчас находиться на излечении - открылись некоторые старые…э-э-э…

- Болячки? - понимающе кивнул чиновник. - Бывает… Никто не совершенен, к сожалению! А его более молодой товарищ?

- Бегает за белыми медведями, сэр! - улыбнулся собеседник. - Служба! Посмотрите сами!

И на экране смартфона появился улыбающийся человек в белом маскировочном халате. Стоя у снегохода, он указывал снимающему куда-то в сторону.

- Видите? Слева вверху - там как раз медведь! Вон из-за тороса выглядывает!

Надо отдать должное сотрудникам технических служб посольства - этот снимок сейчас разглядывал не только военный атташе…


"…Исходя из положения теней, снимок сделан в промежуток между 11 и 13 часами. Маркировка на видимой части снегохода указывает на его принадлежность к воинской части 14362 - объект "Белое". Указанная часть расположена в точке с географическими координатами …

Ближайший аэродром, способный принимать военно-транспортную авиацию, находится на удалении около ста километров от указанной точки.

Анализ изображения белого медведя не даёт возможности сделать какие-либо конкретные выводы, но по заключению специалистов, внешний вид зверя в целом соответствует текущему времени года…"

"…По имеющейся оперативной информации подполковник Снежный действительно указан в числе лиц проходящих лечение в военном госпитале в пос. Майский. Прибыл туда около месяца назад…"

Сидевший у стола человек в дорогом костюме отложил в сторону тонкую папку и призадумался.

Всё, вроде бы, понятно и более-менее объяснимо… Но какая-то мысль всё же не давала ему покоя! Ладно, с этими самыми спецназовцами разобрались…

Крейсер…

Ну, не иголка, в конце-то концов - рано или поздно его где-нибудь обнаружат тоже.

Неприятности постигшие бриттов - а кто сказал, что их противник внезапно одряхлел и стал старым и беззубым?! Нет уж… кто-кто, а русские умеют ждать и могут ударить именно тогда, когда это даст максимальный эффект!

И ведь ничего никому предъявить невозможно! Не русские же шпионы минировали энергонакопители на полигоне Лаффенхейма? Как там высказался некогда их президент?

"Сами - всё сами!"

Вот-вот… сами.

Теперь подсчитывайте убытки и хороните то, что осталось от ваших специалистов.

Нет уж, мы так не… как это у русских? - не лоханёмся!

Умнее надобно быть. Идти с голыми руками на самурайский меч?

Ищите простаков в других местах!

Кстати… о самураях…

- Дженкинс!

- Да, сэр? - откликнулся интерком.

- Принесите мне материалы по японскому проекту!

- Одну минуту, сэр!

Надо отдать должное мастерству японских кораблестроителей - они всегда отличались точностью и какой-то особой дотошностью в своём деле. Если уж написано, что изделие должно иметь конкретные параметры - то так оно в реальности и окажется. Да, возможно это будет нелегко… дорого - но будет сделано именно в соответствии с указанными характеристиками. Удобство или неудобство экипажа - это даже не вторично. Хорошо известный пример в отсутствии на эсминцах времён второй мировой войны помещений для матросов (тем предлагалось спать просто на палубе) - исключением не являлся. Всё было принесено в жертву улучшению боевых возможностей корабля.

Точно так же поступили и в данном случае.

На вновь построенные канонерские лодки серии "Меч-рыба" - "メカジキ", или в английской транскрипции - "Mekajiki" было установлено по двенадцать 203-мм пушек. Не считая вспомогательной артиллерии и скорострельных многоствольных установок. И в отличие от кораблей… скажем так - "союзников", места установки тяжелых пушек были основательно прикрыты бронёй. Что-что - а это металлурги страны Восходящего солнца делать не разучились. А ведь болтали злые языки…

Правда, остались на борту и ничем не занятые места… на которых не было смонтировано ничего. И энергопитание туда подвели, да и площадка для установки стандартного морского контейнера - тоже имелась. И именно к ней были проложены кабели…

А вот на помещениях для команды (исключая офицеров) традиционно сэкономили, отдав освободившиеся площади под всевозможное судовое оборудование. Ничего… им не привыкать!

Было, правда, и существенное отличие от… возможных "союзников" - мощная система ПВО. Достаточно современная и дальнобойная. Доведись некоторым представителям уважаемых западных фирм-производителей вооружения проинспектировать данные корабли - скандал вышел бы первостатейнейший! Но… никаких инспекций не проводилось. Злые языки говорили, что это стоило изрядного количества денег… да, мало ли что говорят э т и языки?

Понятно дело, что скрыть факт постройки таких кораблей ото всех любопытных глаз - задача нетривиальнейшая. И именно по этой причине корпуса закладывались как обычные канонерские лодки береговой обороны. Да - несколько необычной конструкции - ну и что? Благодаря некоторым изменениям в конституции - почти единогласно поддержанным едва ли не всем населением страны, Япония т е п е р ь могла строить такие корабли не скрываясь. Но в данном случае подстраховались - мол, это корабли береговой о б о р о н ы ! Сами посмотрите, что на море происходит! То-то же… и мы не хуже многих… защищаемся…

Другой вопрос, что закладывали эти канонерки в то время, когда о "черных" кораблях никто и слыхом не слыхивал… но этот факт отчего-то не стал достоянием широкой публики. А те досужие писаки, которые решили заработать немного денег на этой сенсации, в н е з а п н о очень быстро замолчали. Некоторые - так и вовсе куда-то делись… Бывает! Жизнь - она такая… сложная…

А вот последующее дооборудование вооружением производилось уже совсем в другом месте, не на верфях - там уже заложили новые аналогичные корпуса. Благо, что боевых башен не имелось - броня прикрывала артиллерию только с боков, верх не был защищён почти никак. Поэтому и броневые плиты монтировались достаточно быстро. А всё, что находилось ниже уровня палубы - сверху не видно…

Вполне вероятно, что проектировщики всерьёз рассчитывали на то, что на кораблях будет присутствовать какая-то дополнительная защита… но её п о к а не имелось.

А корабли оказались очень даже зубастенькими! Первые же проведённые стрельбы показали, что управляться с большими пушками тут никого учить не надобно - мастерство не пропьёшь! Да, ракетное вооружение оказалось не на должной высоте - так конструкторы корабля делали упор вовсе и не на это. Пушки… двенадцать снарядов в залпе - это очень даже серьёзно!

Продемонстрировали канонерки и официальным союзникам - американские моряки получили возможность осмотреть ещё строящиеся корабли. Правда - наверное, по какой-то случайности - пустующие площадки для монтажа какого-то незаявленного оборудования, на момент осмотра были заняты - там вовсю шла работа. Мелькали вспышки электросварки, что-то лязгало… Стройка же, что вы хотите?

Никто ничего не увидел.

Фотографии именно этих площадок - на сей раз ничем не загромождённых, сейчас и разглядывал человек в дорогом костюме. Давно уже осыпалась пеплом отложенная сигара, тщетно моргал дисплеем интерком - хозяин кабинета думал…


"…Во исполнение положений договора от … просим вас выделить в помощь кораблям военно-морского флота США вновь построенные вами канонерские лодки береговой обороны. Указанное взаимодействие прямо предусматривается положениями договора…"


Коротко и лаконично.

Заключённый давным-давно договор таковое взаимодействие учитывал. И корабли под флагом восходящего солнца, действительно, ходили рядом со своими американскими коллегами. Пиратов там всяких гоняли, с контрабандой боролись…

Но это было т о г д а …


Ответ командования японских сил береговой обороны был по-восточному многословен и витиеват. Но в целом всё сводилось к одному.

Корабли ещё не закончены постройкой, экипаж не обучен должным образом (да что там - даже и не укомплектован до конца!) и к боевым действиям указанные канонерские лодки пока не готовы. Но, учитывая сложившуюся обстановку, данные корабли могли бы выполнять чисто гарнизонную службу в каких-либо важных точках. Где и будет происходить их достройка и дооборудование. Правительство Японии берет на себя все хлопоты и затраты связанные с этим процессом.

Что ж…

Прочитавшие это послание люди тоже обладали талантами читать между строк.

И соответствующие выводы были ими сделаны достаточно быстро.

Достройка и дооборудование?

Понимаем… сложный технический процесс!

Но, как во всяком с л о ж н о м процессе, в этом - тоже могут иметь место некоторые технические накладки. И если их до сей поры п о к а не наблюдалось, то это ничего и никому ещё не гарантирует…

Современный боевой корабль - машина чрезвычайно сложная! Одно только поддержание его в должном состоянии требует значительных усилий и слаженной работы всех служб. Это в какие-то там весьма средние века капитана мог удовлетворить доклад, что уровень воды в трюме "не выше обычного". Представить себе такое сообщение сегодня… ну, это даже не каждый фантаст рискнёт написать.

Весь корпус - сверху донизу пронизан сложнейшей сетью всевозможных датчиков. Которые, в свою очередь, передают информацию в бортовой компьютер. И не один - их три!

Два рабочих - и один резервный.

И нажав нужную кнопку (или щелкнув мышкой по пиктограмме), можно получить детальнейшую информацию обо всём.

О количестве топлива в танках, температуре забортной воды или о влажности в снарядных погребах.

Да и пушки - их, разумеется, можно наводить по-старому - с помощью штатного прицела и корабельного дальномера, но вообще-то уже давно используют несколько иные - более современные, методы.

Лазерный и радиолокациоонный дальномер, например… Да и скорость ветра - её тоже учитывают специальные датчики. Температура порохового заряда, износ ствола - все эти (и многие другие) параметры влияют на точность выстрела. Нет, можно, разумеется, усадить за стол вычислителей, дать им пару карманных калькуляторов, стопу бумаги - работайте!

Беда в том, что к моменту выдачи первых результатов, очень даже свободно может выйти так, что стрелять-то, собственно говоря, будет уже не из чего… и некому… Современный морской бой - это состязание не только характеров - это война машин! В том числе - и компьютеров.

А всякий компьютер требует самого современного программного обеспечения. И своевременного его обновления.

И далеко не все программы написаны теми, кто этот самый компьютер использует.

Так вот и получилось, что очередного обновление какого-то там модуля в операционной системе "внезапно" чуток увеличилось в объёме. Ненамного - на пару строк в коде… но этого никто не заметил.

А монтируемое на борту оборудование - оно тоже может быть достаточно сложным. И иметь собственное программное обеспечение. К тому же, многие приборы и устройства производятся и вовсе неведомо где… А что ж вы хотите - международная кооперация! И пресловутая глобализация, мать её…

Так что уследить за тем, что неведомый программист дописал ещё пару строк - невозможно даже теоретически.

И вот - доставили прибор на место.

Проверила его приёмная комиссия (всё же военный корабль - не абы что!), ничего подозрительного не нашла. Аппаратная часть - в исправности. Данные считываются, нужная информация поступает куда и положено. Вопросы? А нету…

Встал на место прибор, включили в бортовую вычислительную сеть нужный шлейф.

Заработало…

И опознали друг друга те самые дополнительные программные модули.

То, что писали их люди между собою незнакомые - это мелочи. Задания-то им поступали из одного центра!

И всплыло где-то совсем далеко на мониторе сообщение.


Телефонный звонок.

- Сэр? Докладывает капитан Лонгрид! Программа активирована, поступление данных продолжается.

- Возможность удалённого контроля?

- Имеется.

- Управления?

- В заданных рамках - да.

- Благодарю вас, капитан. Держите меня в курсе дела…


В наше время не всегда и не ко всем есть смысл подсылать диверсанта с бомбой - есть и иные методы воздействия.


На очередном сеансе связи, нам предлагают каким угодно способом добраться до некоей точки, откуда нас постараются эвакуировать. И всё бы ничего, но туда топать около сотни километров. Пешком… ну, в принципе, попробовать можно… А что происходит между нами и указанной точкой - не знает никто. Подробных карт у нас просто нет. Вернее - не так, карты есть! В памяти тех самых блоков памяти, которые лежат в нашем багаже. Тоже, кстати, вопрос - всё это добро немало весит! Как ни странно, это не привычные уже нам твердотельные носители - местные блоки памяти сильно напоминают старые "Сигейты" - такие же тяжелые и габаритные.

Ладно, пленный водятел потопает своими ножками… а что делать с морпехами? Ти Гай предложил их тихо зарезать и прикопать где-нибудь в сторонке. Для хорнов это привычная процедура, так что рука не дрогнет.

Но… пока отрицательно мотаю головой - обождём… Эти ребятишки могут оказаться полезными! Не нам - "молчи-молчи" в два счёта их "выпотрошат".

- Слушай приказ!

Бойцы вытягиваются.

Вскакивает на ноги и водятел. Оружия у него нет, но он старается ни в чём от ребят не отставать. Слушает их внимательно, постоянно вопросы задаёт… Вот и сейчас - на ноги-то он вскочил… и нерешительно замер в стороне.

- Твоё имя?

- Ан Ге, господин старший офицер!

- Ти Гай, поручаю тебе курсанта Ан Ге! Отвечаешь за него!

- Яр-дан!

- Выдай ему кинжал!

Боец кивает и, сняв вещмешок, вытаскивает оттуда оружие. Не наш "фирменный" клинок, разумеется - но тоже вполне приличный нож. Мало похожий на стандартные ножи хорнов, он даже внешне выглядит вполне достойно.

- Держи!

Водятел прижимает к груди клинок.

- Ан Ге - встать в строй!


Мы вышли через час, тщательно замаскировав место стоянки. На пленных морпехов навьючили груз, которого, по правде сказать, осталось не так-то уж и дофига… В основном они тащили продовольствие, блоки памяти мы распределили между собой.


До места, где нами запрятана автомашина, добрались уже к вечеру. И осматривать её никто сразу же не попёр. Мало ли… Её, в принципе, могли найти, и тогда нас там будут ждать.

Поэтому, передовой дозор, вооружившись тепловизором, залег на небольшом холмике. Какая бы тут ни сидела засада, а ночью кто-нибудь да высунет нос…

Час, второй… третий…

- Командир, там никого нет.

- Осмотреть! Мало ли…


Но и осмотр ничего не дал, никаких следов у машины не имелось. И всяческие "сюрпризы" - тоже отсутствовали. Стало быть, машину никто не обнаружил… и это хорошо!

Но - опять же, к ней пока не лезем.


Вопрос… топлива у нас не особо и дофига, видать, Ан Ге её в своё время не дозаправил. Ну, понять его можно, всё же он, в основном, по городу катался - там концы не особо-то и здоровенные. Но и это ещё не главное - мы не знаем дорогу к указанной точке. Понятное дело, что её выбрали не за многолюдство, стало быть, населённых пунктов там, скорее всего поблизости нет. А раз так - то, нет и дороги. Во всяком случае - непосредственно до точки рандеву.

Как будем добираться?

- На сколько хватит топлива, Ан Ге?

Понятно… километров на тридцать. Тоска…

- Так, ждём утра. И тормозим первую же встречную машину.


Утром вставшее солнце осветило любопытную картину. Стоящий у обочины грузовик, сидящих около него на земле связанных людей и охраняющего их хорна.

А ещё парочка вооружённых моряков стояла за спиною офицера. Так сказать, для внушительности…

Согрев на костре воду, я тщательно побрился. Умылся и привёл себя в порядок.

Привели себя в должный вид и остальные бойцы.

Как только на горизонте показалось пылевое облачко, занимаем позиции. Всё оружие готово к бою, в кустах залегли двое ребят с гранатами - на случай непредвиденного развития событий.


Машина… а хрен там!

Не одна машина - целая автоколонна!

Так… отступать нам некуда, кругом открытая местность, удрать или спрятаться - затея несерьёзная. Сесть просто в сторонке - типа, отдыхаем?

Ну… может и не прокатить… Скорее всего, кто-нибудь да поинтересуется - что тут делает господин старший офицер?

И где его корабль?


И поэтому я никуда не ухожу. Делаю знак, и один из моих сопровождающих повелительно поднимает руку. Мол - стоим!

И колонна встаёт…

И тотчас же из-под пологов высовываются любопытные морды - в кузовах есть люди! А на прицепах виднеются пресловутые скорострелки.

- Старший колонны - ко мне! - безаппеляционным тоном приказываю я.

Никаких сомнений и колебания - я тут главный!

Стук двери… офицер!

Ну, кто б сомневался…

А кто он у нас по званию и должности?

Ага, нашивка с названием корабля… не морпех!

- Офицер Ги Дан Най! С кем имею честь разговаривать?

- Старший кормовой офицер Дим Ан Лой! Возглавляю специальную группу розыска и задержания!

Так - я старше. И собеседник принимает почтительную позу.

- Чем я могу вам помочь, старший офицер?

- Мне действительно нужна помощь, - вежливо киваю в ответ. - Для начала - попрошу заправить мою машину…

Взмах руки, пара слов - и на песок спрыгивают несколько человек. Без оружия - что не может не радовать! И тащат тяжелые канистры к машине.

Так… кирпич с души…

- Могу я спросить - что вы тут делаете, старший офицер?

Любопытный? Что ж… Как там в кино? "Требует - примем!".

Увидев в моей руке пресловутый жетон, офицер осекается.

- Вон те - двое, что сидят на песке…

Дан Най смотрит в ту сторону.

- Их было больше… Это одна из групп, которые устроили взрывы в Лоонене. Точнее - то, что от неё осталось.

- Вы их поймали?!

- Только двоих… остальные - те, кто остался в живых, скрылись где-то там… - машу рукою в сторону холмов. - Не скажу, что это далось нам легко! К сожалению, мы не смогли их преследовать - у меня слишком мало людей для этого!

- Увы, но и я не могу направить своих людей на их поиски - у меня приказ!

- Не смею вам мешать. Разумеется, вы можете продолжить путь! Но… у меня есть ещё одна просьба…

- Слушаю вас!

- Я бы с удовольствием к вам присоединился, но мы должны тут ждать ещё одну группу - они где-то там….

Собеседник понимающе кивает.

- Если бы вы могли оставить с нами хотя бы десяток человек… и немного пайков - мы в поиске уже несколько дней.

- Мы погрузим вам пять десятков обычных пайков - и десять офицерских. Но вот людей я вам оставить не могу, прошу меня понять!

Всё ясно, на это я особо-то и не рассчитывал.

- Но, хотя бы помочь нам организовать тут оборону? Мы не можем исключать того, что товарищи этих пленников могут попробовать их отбить.

Щас… держи карман шире! Тыловик - и его ничуть не радует перспектива воевать неведомо с кем. А с другой стороны - и возражать предъявителю такой штукенции, да ещё и старшему по званию…

Словом, колонна скрылась за поворотом.

У дороги осталась стоять скорострелка. Рядом с которой возвышалась стопка ящиков - с боезапасом и продовольственными пайками. А старший колонны увозил с собой мою расписку - неплохая замена оружию и боеприпасам!

Пока грузили-разгружали, Ма Той успел перекинуться парой слов с водителями - и теперь мы более-менее представляем себе дальнейший путь.

- Командир, - косится он на пушку. - Ну, пайки - понятно. А она-то нам зачем?!

А тут есть одна задумка…

В отличие от наших "ЗУ-23-2", скорострелки вайнов куда более громоздкие. Это, некоторым образом, можно объяснить тем, что изначально морскую установку решили приспособить для сухопутья. Причём, сделали это, весьма оригинальным способом. Не стали полностью демонтировать тумбу, посредством которой она устанавливается на палубу. А попросту присобачили снизу четырёхколесную платформу с прицепным устройством и откидными лапами-стабилизаторами. Установка стала заметно выше, прибавил в росте и размере щит - теперь, кстати, он частично закрывает расчёт и с боков, а не только спереди. Зато пушка изначально имеет возможность кругового обстрела. А при необходимости, колёсный ход легко демонтируется, и скорострелку снова можно установить на палубу - без всяких дополнительных переделок.

Общими усилиями затаскиваем установку на пригорок, вырубаем в кустах слеги. Ан Ге задним ходом подгоняет машину. Откинут задний борт, уложены слеги - и мы осторожно пробуем затолкнуть тяжеленную пушку в кузов.

Не скажу, что это у нас вышло с первой попытки.

И со второй - тоже.

Пока водятел не достал из ящика нечто, типа нашей лебедки-самовытаскивателя - вот тут дело пошло уже лучше!

Один хрен, чуть не уронили скорострелку на землю! Хорошо, что ребята вовремя успели её слегой подпереть!

Итог - в кузове теперь возвышается артустановка. Колеса застопорили (там есть специальные стояночные тормоза), лапы-опоры откинули - и зафиксировали скорострелку относительно надёжно.

Относительно - это потому, что никто не знает, как поведёт себя кузов? Пока-то всё в норме, машина должна перевозить до четырёх тонн - если на привычные меры веса переводить. Пушка весит около полутора, так что, вроде бы всё в норме… Но выдержит ли кузов стрельбу?

Быстро забрасываем в машину пайки и боеприпасы. Заряжаем скорострелку - на каждый ствол тут положено по сотне выстрелов. Две сменные кассеты - по одной на ствол. В запасе ещё восемь - так что при нужде можем основательно кому-то навалять.

Брезент - на место, я сажусь в кабину. Парни, затащив наверх пленных, скрываются в кузове.

До поворота, как нам пояснили словоохотливые водители колонны, около десяти километров.

Их мы проскакиваем достаточно быстро, никого по пути не встретив.

А вот и поворот - слева от дороги имеется указатель.

Сворачиваем, за машиной поднимается хорошо видный издалека пыльный хвост - эта дорога без покрытия, обычная грунтовка.

- Ан Ге - смотри внимательно! Тут могут быть ямы и прочие сюрпризы!

Парень кивает, он и так предельно собран. Волнуется, на гимнастёрке видны следы пота, нервничает…

Крутит баранку. Они, кстати, тут очень непривычные - с шестью спицами. Почему? А бог весть…

Вообще, здешний автотранспорт вызывает странное впечатление. Как будто ты попал лет на шестьдесят назад. Коробки передач - только механические. Везде - даже и на легковушках. Машины все массивные, угловатые. Такое впечатление, что их рубили топором. Но - прочные и надёжные.

Двигатели - преимущественно дизельные, бензиновых мало.

Такое ощущение, что основное предназначение автотранспорта - это перевозка грузов и солдат. Даже легковушки крайне утилитарны - ничего лишнего. Разве что у нашей хозяйки машина имела хоть какие-то дополнительные удобства и украшения. Сиденья были кожаными, а не брезентовыми, как в большинстве автомашин. И подвеска относительно мягкая - не как на нашей прокатной таратайке. Даже кондиционер имелся - очень, кстати, неплохой…

Но наш грузовик - простая рабочая лошадка, и никаких дополнений тут не положено. Зато - крепкий, вон, как по всяким там рытвинам прёт!

Час в дороге - пора сделать остановку.

Да и на связь надо бы выйти…


Но со связью нам не подвезло, нас так и не услышали. Я-то сигналы принимал, а вот достучаться до своих не удалось.

Один плюс - информация.

Поиски неведомых злодеюк продолжаются столь же активно. Периодически кому-то там мылят холку и устраивают прочие, соответствующие серьёзности момента, процедуры. Нас по-прежнему ждут, уже трижды напомнили сигнал, который надо будет передать в эфир по прибытии.


Сворачиваемся, быстро перекусываем - и в путь!

Снова виляет за машиной пыльный хвост…


Ещё час пути.

- Командир! - оживает в ухе наушник от радиостанции. - Впереди пост!

Сверху, их кузова, видно дальше, вот Ма Той и сидит там с биноклем. Прибор со стабилизацией изображения, наблюдать можно и во время движения.

- И много их там?

- С десяток - точно есть!

- Всем - готовность!

Лязгнули затворы в кузове, сняли со стопоров и скорострелку. К брезенту у нас присобачены верёвки, заведённые на самый верх кузова. Рывок - и взлетит вверх плотная ткань, открывая обзор.

Точно, пост…

Грузовик сбоку, серая запылённая палатка и стоящие на дороге матросы с "метлами". А саму проезжую часть перегораживает подобие "рогатки". Не бог весть что, но с разгона не пройдём.

Ну и не станем борзеть - жетон уже один раз доказал свою силу, что бы ему и вторично не сработать?

- Тормози, - киваю водятлу. - И с дороги чуть в сторону съезжай, мол, проезд не загораживаем!

Хотя, сильно сомневаюсь, что тут часто кто-то ездит…

Машина останавливается. Протянув руку, поворачиваю в замке ключ - стихает мотор.


- Не нервничай! Веди себя спокойно!

Странно, но к нам никто не спешит подходить… С чего бы это?

Ладно…

Хлопает дверь, я выбираюсь наружу.

"Метла" осталась в кабине, пистолет за пазухой - и только "серебряный лист" висит на поясе. Второй нож я снял - приметная вещь!

- Кто старший?!

- Прошу вас подойти сюда, господин офицер! - откликаются мне от машины.

Опа-здрасьте, это ещё что такое? Неуважение? Ну… кто-то сейчас схлопочет!

Закипая от негодования, поднимаюсь вверх по склону дороги… и вижу три черные дыры стволов - "метлы". Их обитатели скрыты от глаз кузовом автомашины, и мои ребята их не видят. А прочие матросы стоят, как ни в чём ни бывало у "рогатки"… только оружие передвинуто у них так, чтобы можно было вскинуть его достаточно быстро. Но - висит за спиной, с нашей стороны и это незаметно.

А гарнитура у меня настроена на голос, так что нажимать на кнопку передатчика не нужно - они всё услышат и без этого.

- Это как понимать?!! - я буквально взрываюсь от негодования. - Вы что себе позволяете?!! Что вы спрятались, подойдите сюда!

- Я выполняю приказ старшего начальника! - парирует один из стрелков. - Прошу вас положить своё оружие! И водитель - он тоже должен выйти из машины!

У мужика трезубая "расчёска" - авторитет! А вот голос… он его выдаёт!

Срывается - не каждый день приходиться держать на мушке старшего офицера.

Двумя пальцами вытаскиваю из ножен клинок. Разжимаю руку - и он косо втыкается в землю у моих ног.

- Достаточно?

- Водитель!

- Ан Ге! - поворачиваюсь к машине. - Выйди наружу!

Делаю подкрепляющий слова жест… и правая рука, продолжая движение, ныряет за борт куртки.

К стрелкам я стою спиной, все прочие смотрят в ту же сторону, что и я - и моего движения попросту не замечают.

Лязгает дверь кабины, водитель выбирается наружу. Оружия у него не видно, руки пусты.


- Ложись! - рявкает наушник.

Кувырок влево! К канаве - тут сейчас будет жарко!

Я еле успел - стальные шарики прошли буквально впритирку к боку. И, похоже, что не все они промазали…

А пистолет - уже в руке.

Ках-как-ках - частят выстрелы.

Шлепается на землю одна "метла", хватается за простреленное плечо второй моряк.

Вур-р-р-р…

Пронёсшийся над землёй стальной вихрь снес к чертям собачьим "рогатку" вместе с часовыми. Ударил в грузовик - мигом превратив в решето кузов. Третьего стрелка, не успевшего упасть на землю, разорвало почти пополам.

А стволы установки уже развернулись на палатку - и взлетело вверх пробитое полотнище!

В разные стороны полетели какие-то ошмётки, что-то залязгало и заискрилось - а стволы двадцатимиллиметровки продолжали изрыгать пламя и сталь.

Вскидываю пистолет - а ты-то куда пополз?

Ках…

В рёве и грохоте скорострелки выстрел почти не слышен. Но - уткнулся лицом в землю незадачливый ползун…


- Не двигайся, командир! Сейчас… закончу перевязку…

Не промазал-таки стрелок… Но, слава всем святым - и серьёзно не задел. Так… но кровь, однако, течёт! Эдак, если я после каждой операции буду по дырке приносить…


Постовых оказалось двенадцать человек. Штурмовое отделение с десятником - и водитель.

Как раз десятник-то и уцелел - я в него первого стрелял, в бедро. Не до драки ему - с такой-то дырой!

- Почему вы стали угрожать нам оружием? - холодно спрашиваю я у него.

Он - тоже перевязан. Но вот обезболивающего ему вкалывать не стали - всё в традициях вайнов! Низший чин обязан стойко переносить боль… ну и всё такое…

- Нам описали вашу машину. И вас… Приказали задержать любым путём, не обращая внимания ни на что.

- Интересно… Так вот, прямо и сказали, что мы едем именно к вам?

- Нет. Указание получили все посты.

Тыловик, падла! Больше некому…

Наверняка он доложил по команде, там быстро прикинули хрен к носу…

Плохо!

- Ерунда какая-то… Впереди есть ещё посты?

- Нет, ведь дорога кончается уже через…

Понятно, впереди тупик. Три километра - и море.

И поселок рыбаков.

Как я понимаю, нам надо свернуть вправо, не доезжая домов. Проехать мимо поселка - и ещё через пару вёрст будет гряда холмов - туда нам и надо попасть.

- Ну, нам-то именно этот посёлок и нужен, так что всё нормально.

Как ни быстро сработали ребята у скорострелки, ответный огонь противник открыть всё же успел. И первыми же выстрелами прихлопнули одного из пленных морпехов.

- Как вы получили указание?

Ну и тут без сюрпризов - искры летели как раз от их передатчика. Где-то там и радист рядом сидел - поди, найди его теперь в этом месиве…

Ладно, заслужил мужик…

Используя трофейный пневмошприц, ему вкалывают мощную долю обезболивающего - теперь от шока не помрёт! И - даже слишком мощную… он ещё и соображает с трудом. И на глазах полуочумевшего моряка разыгрываем наскоро обтяпанную комедию.

Выволакиваем из кузова труп морпеха, громко при этом ругаясь и поминая нехорошими словами постовых. С этих самых слов вполне можно понять, что этот мертвец - не единственная наша потеря.

Отволакиваем его в воронку (куда предварительно затащили ещё парочку свежих покойников). И отбежав в сторону, Ти Гай бросает туда связку гранат - чтобы никто впоследствии не опознал бы погибших. После того, как скорострелка прошлась по палатке, там теперь вообще трудно сказать сколько в ней народу было. Больше одного - это точно. Но - насколько больше? Так что сразу не разберут… а там и поздно уже будет.


Кого видел тыловик?

Офицера с двумя моряками, часового и двоих пленных.

Одеты все были одинаково, так что лица нижних чинов он навряд ли запомнил. Ан Ге тогда в машине сидел, сомневаюсь, что тыловик его разглядел.

Итого - шестеро, "пленники" вполне могли быть и подставными.

В яме - тела трёх человек. Офицер - вот он, напротив сидит.

Один водитель - имеется. И ещё один - этот, наверное из скорострелки садил.

И тут - шестеро.


Всё, отрубился старший поста… Пусть теперь лежит, авось, да подберёт его кто-нибудь. Раны у него не смертельные, вполне до допроса может дожить.


Отъехав чуть в сторону, поясняю задачу.

- Дор У и Ан Ге - идут со мною к старосте деревни. Покупаем лодку…

- Можно и просто забрать… - пожимает плечами Ма Той.

- Можно, - киваю я. - Но мы - купим! И все это запомнят! Соответственно - и искать нас станут в море. Мимо поста прошло трое - и трое же уплыло на лодке. Даже если старший поста опишет наши приметы - то староста их уверенно опознает. Вопросы?

- А что делаем мы?

- Забираете груз и пленного - и следуете дальше по берегу. Докуда машина пройдёт. Там ждёте нас…


Староста деревни подобострастно кланяется - как заведенный. И, в принципе, его понять можно - не так часто в это захолустье прибывают столь серьёзные гости.

- Да, господин старший офицер! Сию минуту, господин старший офицер!

Кстати, любопытная особенность! При обращении к старшему кормовому офицеру слово "кормовой" в общении принято опускать. Тем самым как бы приподнимая собеседника в звании на одну ступень. Обычно это делает старший по званию, а вот среди низших чинов это как-то не принято… Любопытно - но похожее правило существовало и на Земле - в частности, именно в старой русской армии так было принято. Всякие там штабс-капитаны и подпоручики точно так же "повышались" в звании. Хм… вот и гадай - кто у кого это слямзил?

- Ты был военным моряком?

- Помощник старшего штурмовой группы!

Благосклонно киваю - молодец!

- Как тебя зовут?

- Ди Нор, господин старший офицер!

- Я хочу купить лодку. Мой помощник её выберет. А пока… распорядись, чтобы мне приготовили дом, хочу отдохнуть…

Дор У - неплохой спец по части всего водоплавающего, ему и карты в руки. Не силён я в местных плавсредствах, тут уж лучше пусть знаток разбирается.

Староста не стал тянуть вола за хвост - нас разместили в его доме. Получивший "метлу" Ан Ге встал на страже у входной двери - никто не должен беспокоить офицера! Мне притащили легкий перекус и прохладительные напитки. Судя по всему, их именно на такой случай и придерживали - что-то сомневаюсь я в том, что местные жители потребляют такие вкусности. Я такие жестяные баночки ещё в Лоонене видел - штука недешёвая!

Впрочем, долго расслабляться не пришлось - Дор У вернулся уже через час.

- Есть лодка, господин старший офицер! Не новая, но ещё крепкая.

- Моторная, надеюсь?

- Разумеется! Заправлена и готова к выходу, сейчас туда грузят продовольствие.

- Это, - киваю на банки с напитками, - пусть тоже туда отнесут… Ди Нор - я доволен! Сколько стоит лодка?

- Э-э-э… тысячу двести дон, господин старший офицер!

- Врешь ведь… - покачиваю я головой. - Но - хорошо! Вот тебе д в е тысячи - и помни мою доброту! Ты хорошо нас принял, ценю! Проводи меня к лодке…


- Зачем вы дали ему столько денег, командир? - спрашивает меня Дор У, провожая взглядом удаляющийся берег. - Он явно запросил больше!

- Не сомневаюсь…- киваю я в ответ. - Как и в том, что он показал тебе не все лодки, которые у них были… То, что получше, они явно прячут где-то ещё.

- Тогда… зачем?

- Я думаю, что не получив ответа от поста, туда уже выслали тревожную группу. Или как это тут называется… короче - там будут примерно через час-полтора. Осмотр места, допрос старшего - если он к тому времени ещё не помрёт… ещё час. Потом - вся эта толпа рванёт в деревню. И что они сделают?

- Допросят старосту.

- Правильно… И он расскажет, что неизвестные з а б р а л и у него лодку - причём, не самую хорошую и быстроходную. Да ещё и нагрузили её продовольствием на долгий путь. Что будет дальше?

- Они вызовут помощь с моря!

- И отдадут все лавры от нашей поимки в чужие руки?

Боец восхищённо цокает языком - дошло!

- Они возьмут другие лодки и станут нас ловить! Те лодки явно быстроходнее - есть шанс догнать беглецов до наступления темноты.

- Именно! И направятся они туда, куда, по их мнению, мы и ушли - в открытое море. Именно там нас, скорее всего, кто-то и ожидает… Что ж, флаг им в руки!

- И барабан на шею! - смеётся Дор У. - Пусть ловят!


Логика чисто морской нации - все пути идут по воде. Морем злодеи пришли - морем и уйдут.

И поэтому мы продолжаем следовать прежним курсом - чтобы ни у кого на берегу (а там точно кто-нибудь, да смотрит нам вслед) не возникало бы никаких сомнений в том, что мы стараемся уйти именно в открытое море. Ещё полчаса ходу - и можно будет поворачивать.

Если к тому времени за нами не рванёт погоня.

Если мои расчёты верны и преследователи будут действовать именно так, как я только что и предположил.

И ещё много всяких "если"…

Но, даже в случае моей ошибки - лодка будет следовать прежним курсом.

Да, бой в подобных условиях будет недолгим - и неравным. И его исход можно предсказать с лёгкостью. Свернуть к берегу и принять бой на суше, пусть и в лучших условиях для себя - противно логике вайнов.

Именно по этой причине, всё, что может представлять ценность - в машине и полным уходом следует к месту эвакуации. Отдельно от нас.

Почему?

Да, всё просто - на всех постах видели - и запомнили, именно офицера. Его-то и будут искать в первую очередь. Ибо это полностью укладывается в здешнюю логику - рядовые матросы должны были своими телами проложить путь для отступления своему командиру. Иного бы просто не поняли и не поверили.

Что ж… поработаем громоотводом… Надеюсь, что не зря.


Полчаса прошло.

Подношу к глазам бинокль и всматриваюсь в далёкий берег.

Никаких признаков погони… это радует!

- Дор У - новый курс!

- Есть, командир!

Что ж… похоже, что я не очень ошибся в расчетах…


Уже почти совсем стемнело, когда молчавшая до сей поры рация, захрипев, выдала в эфир обрывок послания.

- …ошу ответить!

- Здесь "Стрела"! Кто в канале?

- На связи "Грач"! "Стрела" где вы находитесь?!

- Следую к оговоренному месту встречи.

Новый абонент встревает в наш разговор.

- "Стрела" - "Ветру". Ваше удаление от точки встречи?

- Приблизительно… ну, километров пять… На воде нет ориентиров, а берега мы почти не видим - темно. Ориентиров назвать не могу.

- "Стрела", у вас ИК-маяк с собой?

- "Ветер", имею два маяка.

- Включайте оба, найдём вас по ним. Постарайтесь сделать так, чтобы они были бы хорошо видны. Сбавьте скорость, постараемся запеленговать ваш передатчик.


Понятно, нас будут искать ночниками - в них маяки хорошо заметны.


- Дор У - убавь обороты, нас попробуют запеленговать. И маячок включи. Попробуй его куда-нибудь повыше присобачить, на мачту, что ли…

Снова хрипит рация. Фигово, заряд батарей уже на исходе, не все станции смогли подзарядить, пока ехали на машине. Постарались более-менее все радиопередатчики добить до одинаковой степени… но, уж что вышло… Ладно, пока связь есть. И у хорна имеется ещё одна станция, так что - протянем!

Отвечаю абоненту и предупреждаю, что вскоре могу перейти на другую станцию, эта может сесть.

- "Стрела", понял вас. Запеленговали, идём к вам.


- Командир! - трогает меня за рукав боец. - Там свет!

И верно - луч прожектора обшарил кусок водной глади.

Так… всё плохо, нас ищут. И на рыбацкие лодки это совсем не похоже…

- "Ветер" - "Стреле"!

- На связи "Ветер".

- Вижу свет прожектора, удаление до километра.

Молчание.

- Здесь "Ветер". Фиксирую работу радиолокатора и интенсивный радиообмен в вашем квадрате. Предполагаю наличие кораблей противника. Скорее всего, ваша лодка уже обнаружена. Вступать в бой нам крайне нежелательно.

- Здесь "Стрела". Запускаю мотор, креплю руль и направляю лодку в море. Сами уходим за борт, будем ждать вас на воде. Наши маяки вы сможете засечь?

- Постараемся. Но вам придётся ждать - мы не сможем подойти, пока не уйдут корабли противника.

- "Ветер", понял вас. Включу маяк и радиосвязь через час. Конец связи.

- "Стрела" - понял вас. Ждём, с волны не ухожу.

Минута - и станции с маяками запрятаны в непромокаемые чехлы. Закреплен руль и работает мотор.

Новая беда - водятел не умеет плавать! Вообще - и дико боится воды!

Блин… а на лодке всего два спасательных буя, плот трогать нельзя - он хорошо обнаруживается локатором. А вот спасательных кругов нет, вайны их не используют.

- Дор У - привяжи этого деятеля к бую и сам к другому привяжись. Сигайте за борт, и смотри там за ним - ещё заорёт со страху! Через час включаешь маячок! Не забудь его с мачты снять!

- Командир, а как же…

- Я тут присмотрел кое-что… не пропаду!

Кое-что - это бочонок с водой. Опрокидываю его набок, вытаскиваю пробку. Ну же!

Как медленно вытекает вода…

- В воду, я сказал! Это приказ! Выполнять!

Булькнуло за бортом.

Где-то тут верёвка была… ага, вот она!

Быстро обвязываю бочонок, делаю петлю. Ну… более-менее…

Забиваю пробку на место, стараюсь засадить её покрепче. Руки в петли - ух!

Черт, а холодная вода-то…


Если кто-то думает, что купание ночью в холодной воде доставляет хоть какое-то удовольствие - то он круто ошибается! Тут, вообще-то далеко не май месяц - и довольно-таки холодная погода на дворе. Это на суше как-то не особо на это реагируешь, а вот в воде… Нет, на тренировках-то мы в подобных условиях и подольше проводили… но там и экипировка соответствующая была. А тут - обычная форма вайна. Разумеется, промокло и намокло сразу всё. И тяжёлые ботинки тотчас же потянули ко дну. Вот, блин, незадача-то… надо было их ещё в лодке снять, корячься теперь… И ветер ещё этот!

Чу!

Стук мотора!

Верхушки волн лизнул луч прожектора.

Преследователи… быстро же они до нас добрались!

Второй мотор!

Не один, стало быть, тут катер… да и катер ли? На звук работы движка нашей лодки что-то не очень похоже… тут что-то покрупнее!

Блин!

А если покрупнее… а что тут может быть такое большое?

Дело, собственно, даже и не в размерах - у этой штуки может быть на борту локатор! А раз так - то мой бочонок срисуют враз!

Или не срисуют?

А что я вообще знаю о разрешающей способности местных радиолокаторов? Ни хрена, вообще-то… эта тема мимо как-то прошла… проплыла…

Звук работы мотора усилился, прожектор заплясал где-то совсем рядом.

А второй - уходит, явно нашу лодку засекли!

Но этот шастает где-то совсем рядом - точно, бочонок срисовали! Пока, похоже, только локатором, но скоро и прожектором высветят. Спасательные буи меньше, если на нём мигающий маячок не включить, так и вовсе его хрен разглядишь. А мой "поплавок" - он больше почти вчетверо!

Взмах ножа - разрезаны верёвки, отталкиваю бочонок от себя. Отгребаю в сторону, ещё и ещё! Отплыть подальше!

Темный борт вынырнул откуда-то слева совершенно неожиданно - и вклинился между мною и оставленным поплавком.

Совершенно автоматически я нырнул, уходя в сторону. Хорошо, что ботинки снять успел…

Гребок, гребок - скорее!

Волна, подкравшись сбоку, бьёт прямо в рыло, я на какой-то момент захлёбываюсь. Но руки работают совершенно автоматически, продолжая уводить меня от корабля.

Это уж точно не лодка и даже не катер. Похоже, что офицер, командовавший погоней, наступил на горло собственной гордости и вызвал-таки флот.

Понятно, что прислали не крейсер, но, что-то типа сторожевика - вот он, передо мной. И я вполне понимаю нашу группу эвакуации - перспектива бодалова с таким "корабликом" выглядит достаточно невесело…

Тах! Тах!

Выстрелы.

Это они "поплавок" мой расстреливают?

А ведь вполне могут и гранат с палубы отсыпать! Это если они не поверят в то, что бочонок попросту смыло волною откуда-нибудь.

Между мной и бортом уже метров с полста, теоретически, никакие гранаты не страшны… Ну… это, смотря какие гранаты!

Снова гребём…

Взрыва я не услышал, но что-то неприятно долбануло по всему телу - перехватило дыхание.

Слава богу, что только этим всё и ограничилось!

Снова мелькнул по верхушкам волн прожектор, и корабль растворился где-то в темноте.

Ушёл…

Ложусь на воду, раскинув руки и ноги.

Холодно! Надо активнее двигаться, но что-то неприятно ноет в боку, и шевелить руками больновато…

Однако ничего не попишешь… не стану двигаться - пойду ко дну или попросту замерзну. А после этого - опять-таки на дно… не хочу!

Черт и ничего плавучего с собою нет, понадеялся, блин, на бочку, лопух… Ни из чего даже примитивного поплавка не соорудить.

Булькнув, уходит куда-то вглубь пистолет, следом отправляются туда же и магазины. Всё легче будет. Что бы ещё выбросить? Нож и "серебряный лист"? Не вариант… по обычаям, которые тут чтут свято, офицер со своим оружием не может расстаться. И тем более - не может выбросить его сам. Даже, чтобы оно не попало в руки противнику - свои же не поймут. И под оружием в данном случае имеется в виду именно холодное, на огнестрел таковые требования не распространяются.

Сколько прошло времени с момента выхода на связь?

Минут двадцать?

А ноги уже немеют… отчего? Не от холода же?

Двигайся! Шевели руками и ногами!

Больно… ещё и в спине, по которой вскользь прошли пули ещё на блокпосту, что-то крутит. От холода, наверное… Но надо двигаться…

Гребок, ещё один. А куда я плыву? Ещё уплыву куда-нибудь не туда. А не туда - это, куда? Ни компаса, да и вообще ничего, что помогло бы мне ориентироваться, у меня нет.

Да и не было, никто же не предполагал, что мы будем вот так ухолить. Все варианты отхода предусматривали нашу эвакуацию с суши.

Хороший вопрос - а как?!

С моря не подойти, локаторы кораблей засекут любой, даже и небольшой, корабль. Наши трофейные суда ни разу не приспособлены для открытого боестолкновения. Отбиться от какого-нибудь катера, даже и от двух - это им по силам. Но ведь те сразу же выйдут в эфир… И тогда покислеет уже нам.

Но наши рядом.

На чём же?

Забрали ли ребят с берега? Суда по тому, что никаких вопросов по их поводу нам не задавали, то их уже эвакуировали.

То есть - задание выполнено?

Похоже, что да… И рисковать всем, разыскивая нас в море… ну, не знаю…

Сколько прошло времени?


Минут… а черт его знает… минут двадцать я тут точно уже бултыхаюсь… То есть, всего сорок… Рано включать маяк.

Шевелись! Замерзнешь!

Гребок, ещё один.


- Ты уходишь…

- Увы, но что я могу поделать? Приказ…


Лея?

Какого чёрта… откуда она здесь?

Но я только что чувствовал её руку! Она меня трогала!

Мираж? Нет, на море это как-то иначе называется.

Черт, и водки с собою нет. Так выпил - и хоть немного согрелся бы.

Шум в ушах - возвращается корабль? Чего он тут потерял-то? Лодку, наверное, давно уже засекли и догнали. И не обнаружив в ней никого… А что тогда? Повернут назад? А в какую, интересно знать, точку? Где именно её покинули пассажиры?

То-то же!

Вы этого не знаете!

А кто знает?

Группа эвакуации знает, они взяли пеленг. А только ли они?

Ну… наши радиостанции, вроде бы, противник пока ещё не засекал… но ведь вечно так не будет же?

Кстати…

А где передатчик?

Ощупываю себя руками, тотчас же глотаю воды.

Нету… да и толку-то с него, в воде же он работать не станет. Под дождём - да, но дождь и полчаса в морской воде - это несколько разные вещи!

Полчаса?

Да ну, нафиг… я тут гораздо дольше уже бултыхаюсь!

В голове мелькнула мысль - а если они уже приходили? А я мигалку не включил…

Вот меня и не подобрали!

Ощупываю карманы - есть маяк! Замерзшие пальцы уже плохо меня слушаются, приходится засунуть их в рот, чтобы согреть хоть таким образом. Нет худа без добра - левой рукой и ногами пришлось работать очень даже активно, чтобы не уйти под воду с головой. Чуток взбодрился.

А куда маяк присобачить?

Так-то я его на бочку хотел присандалить - но её нет.

Ладно, прикрепляю пластиковую коробочку к воротнику. Голова-то - она почти всегда над водой… авось засекут.

Нажатие кнопки - коробочка вибрирует.

Есть отклик! Стало быть - работает!

А увидят ли его почти на уровне воды? Волны, мать их… И темнота эта…

Впрочем, днём корабль нас засёк бы вообще без проблем.

Гребок, ещё один…

- Его подняли из воды буквально в последнюю секунду, - начальник разведки покачал головой. - Двое из экипажа вертолёта спрыгнули в воду и подвязали капитана к сброшенному фалу лебёдки. Он находился в полубессознательном состоянии и не реагировал на окрики. Пытался куда-то уплыть, и даже в вертолёте ещё пробовал это делать. Сделали укол, только после этого затих…

- Как он? - поджал губы кап-раз Иванов.

- Плох. Пулевое ранение в спину - пуля прошла по касательной, но рана обширная, контузия - в воду бросали гранаты. Потерял много крови, сильное переохлаждение.

- Что медики говорят?

- Случай тяжёлый, но вытянут. Здесь и местный-то медблок вполне достойный имелся, а уж как наши врачи туда ещё и своего добра понатащили… Тут другое, Олег Михайлович…

Каперанг вопросительно приподнял бровь.

- Ларин отдал спасательный буй пленному водителю - тот совсем не умел плавать. Его, вместе с ещё одним членом разведывательно-диверсионной группы, подняли на борт раньше. И они оба видели, в каком состоянии подняли из воды их командира. А тут… Видите ли, история Данта вообще не знает ни одного случая, чтобы офицер рискнул своей жизнью, спасая матроса. Обратных примеров - пруд пруди, а, чтобы вот так…

- Мы - не вайны! У нас всё по-другому обстоит.

- Но подобный случай - первый! Мало того, что Ларин - офицер, так он, к тому же - глава клана! А это для хорнов что-то и вовсе запредельное! Чтобы такой человек рисковал жизнью, спасая даже и не своего соклановца… а просто рядового хорна… Да ещё и пленного!

Командир "Грома" побарабанил пальцами по столу.

- Хм… Если это грамотно обыграть…

- Сейчас в госпитале круглосуточно дежурят около тридцати молодых девушек из клана "Летящих по ветру".

- Кто распорядился? - удивился каперанг.

- Никто - они пришли сами и предложили свою помощь. Начмед только обрадовался!

- Ну… это можно только приветствовать…

- Ага! - усмехнулся разведчик. - И двое из них тотчас же оккупировали постель Ларина. По их мнению, естественное тепло женского тела - это лучшее, что поможет в подобном случае. Так человек, долго пробывший в холодной воде, быстрее восстановит свои силы.

- Хм! - хмыкнул Иванов. - Ну, я не скажу, что это какая-то ересь - у нас на северах тоже такой обычай есть.

- Хорны считают, что первое, что должен увидеть человек в подобной ситуации - это женское лицо. Там у них целая куча суеверий по данному вопросу - начмед только рукой махнул, так ему все уши прожужжали. Девчонки эти ему весь госпиталь уже отдраили начисто, и вовсю дальше там шурудят.

- Небось, - усмехнулся каперанг, - ещё и лицо это должно быть миловидным? Они там, случаем, кастинг на эту тему не устроили?

- Кроме смеха - устроили. И выбирали очень придирчиво. У хорнов, оказывается, есть какая-то легенда… или предание… вот такой случай именно там и упоминается.

- В смысле - случай?

- Спасение рядового матроса офицером. Надо сказать, что легенда эта весьма вайнами не одобрялась - тех, кто её рассказывал, могли взгреть чрезвычайно жестоко.

- Да уж… - покачал головою командир "Грома". - Сколько ещё подобных коллизий может тут возникнуть? Кабы знать… Но вот вопрос эвакуации наших людей - это надобно тщательно отработать! В этот раз - повезло! А в следующий?

Первое, что я увидел - белый потолок.

Не темное дождливое небо.

И озноб больше меня не донимал - напротив, было даже жарковато. Скосив глаза влево, понимаю причину - из-под одеяла выглядывает чья-то голова. Длинные волосы не оставляют никаких сомнений - это женщина.

Хм… и кто бы это мог быть?

У Леи волосы светлые, у Ленки каштановые - а тут иссиня-черные.

Справа кто-то шевельнулся - и там обнаружилась… вторая голова - и тоже женская, судя по длине волос.

Так…

Куда это я попал? На райские кущи не похоже - там женщин быть не должно. И на какую-нибудь Валгаллу - тоже, там антураж мало напоминает больничную палату. Ну, во всяком случае, так принято считать…

На адское пекло - тем более.

Решёток на окнах нет - не тюрьма?

И вооружённого часового рядышком не наблюдаю.

Быстрый взгляд по сторонам - ага!

Монитор стандартного контрольного блока - наш, вон, даже маркировка слева внизу видна. Отечественный. Бегут по экрану какие-то цифры и кривульки. Работает техника - не муляж.

Стало быть, я не у вайнов - уже хорошо.

Однако же, надо как-то вставать… и аккуратно вылезти из-под одеяла, чтобы ненароком не разбудить этих… кого? Медсестёр?

Что-то я не припоминаю примера подобного ухода…

Ладно, фиг с ними, попробую, для начала, на бок повернуться…

Ага… повернулся один такой! Как мне стрельнуло в спине - так света белого не взвидел! Крякнув от неожиданности, валюсь назад.

Тотчас же обе головы почти синхронно поворачиваются в мою сторону. Разбудил-таки!

А в следующую секунду все меняется. Одна из девиц выныривает из-под одеяла, быстро накидывает халат (однако…) и молниеносно исчезает за дверью.

А вторая наклоняется надо мной.

- Вам рано ещё двигаться! - ложится мне на плечо узкая ладошка. - Если что нужно - скажите, мы всё сделаем!

Ты б хоть оделась для начала, что ли…

Впрочем, она тоже это быстро просекает. Момент - и она закуталась в белый халат медсестры. Не перестав, между прочим, быть при этом весьма миловидной.

- Мне бы сесть…

Теплые и миниатюрные - но неожиданно сильные ручки помогают мне принять полусидячее положение, под спину подпихивают подушки - готово!

- Неплохо это у тебя получается, - одобрительно киваю в знак благодарности. - А я ведь достаточно габаритный мужик!

- Мы в своё время вдвоём шпалы укладывали… С вами всё намного легче, - потупясь отвечает девица.

Оффигеть, какое лестное сравнение… со шпалой! Ну, хоть чурбаном не обозвали - уже хорошо.

Шпалоукладчица… понятно. Из шахтных обитателей, стало быть.

- Ты из клана "Летящих по ветру"?

- Да, мой господин!

- А что вы тут…

Девушка усаживается рядом, складывает руки на коленях и начинает рассказывать.

М-м-да… а я и не в курсе относительно некоторых местных суеверий… Блин! Надеюсь, другие - столь же экзотические обычаи тут не в ходу?

Но закончить разговор на не дали.

Распахнулись двери, и в палате появился главврач - подполковник Вашутин. Мощный и суровый дядька, чем-то сильно напоминавший пресловутого Карабаса-Барабаса - только безбородого. Вместе с ним появилась и первая девушка. А следом топало ещё человек пять в белых халатах - целый консилиум.

- Ага! - зловеще хмыкает подполковник. - Мы тут за его жизнь переживаем - а он с девицами заигрывает!

- Так…

- Всё - молчим! - поднимает палец главврач. - А ну-ка, больной, повернитесь…

И началось…


По итогам руко-ноговерчения и разглядывания меня с помощью всевозможной медтехники, Вашутин выносит приговор.

- Две недели постельного режима - без обсуждения! Ходить - только по коридору и в сопровождении… - он оглядывается на бывших шпалоукладчиц, - медперсонала! А потом посмотрим…

А вот про посетителей - он позабыл…

И первым же, кто буквально просочился сквозь стены и двери, оказался наш "молчи-молчи". Ну… ему, пожалуй, это просто по должности положено… так что я ничуть и не удивился.

Он только глянул на моих "медсестер" - и их слово ветром вынесло за дверь - поняли!

- Ну, что… - пододвигает он к себе столик на колёсиках (на нем обычно всякие лекарства раскладывают), - поговорим?

Он теперь приходит каждый день. Мы беседуем - именно так можно охарактеризовать наше общение. Надо отдать должное собеседнику - он ничуть на меня не давит, не досаждает назойливыми вопросами, да и вообще - ведёт себя очень аккуратно. Но память у мужика… это что-то!

А в остальное время я отдыхаю или прогуливаюсь по коридору. Иногда - так и по улице! Мои "медсёстры" - их почти полтора десятка, постоянно меняясь, сопровождают меня повсюду. Вот уж не подозревал, что в нашем клане столько миловидных девушек! Кстати, по их поводу ко мне уже подкатывался заместитель главврача. Мол, не буду ли я против того, чтобы оставить оных девиц в штате госпиталя?

Да я-то - с милой душой! А они? Их спросил кто-нибудь?

Как выяснилось - нет. Все девушки притопали сюда одномоментно, чем в своё время вызвали тут немалый переполох. Ибо подобных визитов здесь раньше никто не припоминал.

Но - явившийся вместе с ними Ма Той, всё подробно растолковал. Мол, девушки - добровольно вызвались помочь врачам. И готовы выполнять любую работу, лишь бы двое из них постоянно находились в моей палате, неотлучно наблюдая за мной.

Против этого главврач особо не возражал. Но впервые увидев одну из них в моей постели - побагровел! И чуть не наорал на бедную девчонку. Но выяснив некие особенности клановых правил, ещё долго ворчал по этому поводу. Правда, однажды обмолвился в том плане, что наличие женщины под боком выздоровлению отнюдь не способствует - скорее уж, наоборот…

А вот теперь - девчонок хотят оставить при госпитале. Они тут уже вполне освоились, помогают нашим врачам. И впитывают знания как губка!

Как оказалось, для того, чтобы женщины клана работали бы где-то на стороне, требуется моё личное разрешение - как главы клана! Вот же, блин… нет, надо и тут что-то менять!

Для начала - требую вызвать сюда Гона.

- Вот что, Гон… Как себя чувствует твоя сестра? И её ребёнок?

- Всё в порядке, командир! Мальчик растёт, Ге быстро восстанавливает силы и уже готова выходить на работу.

- Так… Отставить работу! У неё есть важное дело - она растит первого ребёнка в клане! Ты ведь ей помогаешь?

- Да, командир!

- И как получается совмещать это со службой?

Парень вздыхает - тяжело…

Но тотчас же поправляется - ему помогают и другие женщины!

- Если бы не Ни Ту - то я бы просто с ног валился! А она - успевает повсюду!


В следующий свой визит он приводит с собою и эту женщину.

А вот с ней мы проговорили долго, я даже на обед опоздал.

Ей двадцать семь лет - приличный возраст по понятиям хорнов. Попала на шахты четыре года назад, родила, как и все. Но ребёнок не выжил - тут это было обычным делом. Новых детей у неё теперь быть не может, вот она и привязалась всем сердцем к малышу Ге. Он чем-то напомнил ей своего потерянного сына.

- Я вижу, что твоё сердце болит за всех девушек, Ни Ту… Хотела бы ты им как-то помочь?

- Но как, мой господин?

- Ну, об этом я уже подумал…


Услышав моё решение, Ма Той некоторое время пребывает в обалдении.

- Ты что-то хочешь мне возразить?

- Но… командир… так никогда не делали!

- Всё когда-то бывает в первый раз, - пожимаю в ответ плечами. - Нет, если ты против… я могу приказать - и этим будет заниматься кто-то из мужчин клана. Естественно - офицер… ведь нельзя же поручить столь важное дело рядовому матросу? Как думаешь, кого лучше назначить?

Перспектива потерять кого-то из товарищей, который будет вынужден заниматься решением всяких там женских вопросов, моего заместителя ничуть не радует. Подготовленных офицеров у нас и так не хватает!

- Нет, командир, пусть уж лучше этим занимается Ни Ту!

- Что ж, я рад, что мы думаем одинаково…

И все вопросы относительно работы наших девиц в госпитале, я с чистой совестью спихиваю на её плечи. Да и не только в госпитале… были у меня разговоры и на эту тему тоже…

Долго отдыхать не вышло - приехал Слон… и на этом мои прогулки по коридорам закончились.

- Тут столько всего навалилось… - крутит баранку вездехода подполковник. - Вообще полный атас! Хватай мешки - вокзал поехал!

Из его слов понемногу вырисовывается интересная ситуация. Наши спецы не зря теряли время - моего пленного морпеха взяли в оборот немедленно по прибытию. И картинка нарисовалась очень невесёлая…

Столкнувшись с нами - ещё на Земле, вайны впервые в своей практике всерьез задумались над созданием пехотных частей - уже своих! Никакие туземные формирования лезть в "эту проклятую страну" не хотели - не смотря на любые посулы. Генетическая память тому виной или ещё что - но получать в очередной раз по жопе никто не рвался. А все вместе взятые штурмовые команды с "черных кораблей" легко множились на ноль одной танковой дивизией - пушки кораблей тут ничем помочь уже не могли. Ну, хорошо - двумя дивизиями…

Вот и появились на Данте те самые части морской пехоты. Пока их готовили точно так же, как и раньше - без какой-то особой специфики. Ну, разве что уделяли больше времени чисто сухопутной тактике.

Но в самое ближайшее время могло многое поменяться…

- Они ждут инструкторов - с Земли.

- Нашли, значит, иуд каких-то…

- Не иуд! Под это японцы подписались - у них, как ты понимаешь, нет никаких причин любить своих обидчиков. Что нас, что американцев - им все равнофиолетовы. Они и у нас дома им сформировали целый вспомогательный корпус - с танками и артиллерией!

- И нашлись желающие в нём служить?

- Там, чуть ли не конкурс объявлять пришлось - отбою не было! Ни нам, нм амерам или китайцам они ничего не простили и ни о чём не позабыли. И никакого предательства в том не усматривают. Спят - и видят, как нам отомстят…

Слон выкручивает руль, объезжая трейлер с орудийным стволом на прицепе.

- Однако…

- Так у вайнов с ними много общего - как по одному образцу лепили. Так что - родственные души друг друга издали почуяли…

Он продолжает. В самом ближайшем времени сюда прибудет корабль с инструкторами и образцами вооружения. Инструкторы займутся обучением морпехов и ознакомлением их с тем оружием, которое может им встретиться на Земле. Производить это вооружение здесь - никто не собирается. По нескольким причинами

Во-первых - у нас дома его наклепали вполне достаточно. Можно несколько армий вооружить - убыли даже и не заметят.

Во-вторых - промышленность Данта никто не собирается перепрофилировать - долго и хлопотно.

И - совершенно нецелесообразно, ибо здешние эксперты указали на недопустимо высокий риск хранения на корабле боеприпасов к подобному вооружению. Мол, слишком уж велик риск воспламенения или случайного (от шального снаряда или осколка) взрыва.

- А по факту, - хмыкает мой друг, - наши умники выдвинули свою теорию. С которой очень много кто согласился. Мол, вся промышленность Данта построена и сохраняется именно в том виде, в каком её когда-то создали неведомые учителя вайнов. Она просто копирует известные образцы снаряжения и вооружения - ничего принципиального в них не меняя. Другой вопрос, что и в таком-то виде оная продукция порою существенно превосходит любые земные аналоги…

И до сей поры этого оружия хватало с лихвой.

А вот тактика… тут ничего придумать не получается - без многочисленной пехоты к нам они точно не полезут. Оставлять же т а к у ю занозу в заднице - слишком чревато…

Да и сородичи Балка в своё время тоже изрядно вайнам напакостили - так что морская пехота в любом случае штаны на месте просиживать не станет.

- И чем же они японцев-то соблазнили?

- А фиг знает… - пожимает плечами подполковник. - Я так думаю, что они им военную помощь оказали… или пообещали оказать… В смысле - потом!

- И джапы поверили?!

- Так они с мыслями о мести и реванше только что не рождаются! Приходилось мне с ними сталкиваться… заценил…

- Наша задача! - кивает на экран каперанг. - Выйти в точку рандеву, атаковать и захватить корабль с инструкторами и образцами вооружения. При невозможности захвата - утопить!


Нефигово так…


- Точка рандеву наверняка будет охраняться - кораблями займётся "Гром". Судно- маяк - первая и вторая роты из батальона капитана второго ранга Дятлова и вторая рота батальона "Стрела" - в качестве передовой группы.

Понятно - морпехи пойдут… А моих - первыми на борт, чтобы там народ не сразу прочухался.

Ма Той поведёт - для него это первая столь серьёзная операция, где он выступает в роли командира роты.

А "Стрела", уже вполне официально - батальон. Соответствующий приказ подписан неделю назад. По факту - просто узаконили существующее положение дел.

- Транспорт! - продолжает Иванов. - Мы пока не знаем его размеров, неизвестен нам и класс корабля. Наличие бортового вооружения - тоже под вопросом. Поэтому…


Штурмовать корабль предполагается при помощи катеров и одного из переоборудованных трофейных транспортов. В атаке принимают участие две роты из состава "Стрелы" и две роты морпехов. Оперативный резерв - рота из корпуса Балка.

Тут надо сделать отступление.

Изначально туда была назначена рота из состава бывших хорнов-штурмовиков. Насидевшиеся в шахтах, они не питали к вайнам и их союзникам никаких теплых чувств. Но Балк обратился к командиру "Грома" - с просьбой ото всех своих соотечественников. У них-то жажда мести была и вовсе запредельной!

И кап-раз согласился - подобная мотивация стоила многого!

А вот командует там мой старый знакомый - ротный командир Дэйр. Вот, заодно, и посмотрим, как у него успехи… чуть было не сказал - в учёбе.

Какое там… кончилась учёба уже…


Подготовка…

Ну, надо полагать, что ничего нового я не скажу - каждый, кто служил в армии, может себе неплохо представить моё состояние. Только что стоя не сплю…

Нам выделили один из захваченных кораблей - и теперь там постоянно идут тренировки. Подход, высадка, штурм… И оборона - этому тоже уделено немало внимания. Все помнят нашу оборону мостика на первом захваченном транспорте. И желания ещё раз вляпаться в те же неприятности - ни у кого нет. Как следствие - серьёзно проработан вопрос о носимом боезапасе. Патронов мало не бывает! И не только патронов - наши инженерные подразделения ухитрились развернуть здесь производство некоторых неприятных штучек… Надеюсь, они нам нехило помогут.

Бегаем, прыгаем, ползаем… короче - работаем.

Проезжая назад, вижу практически повсюду непрекращающуюся стройку. И назначения почти половины возводимых объектов просчитывается достаточно легко - это оборонительные сооружения. Со слов ребят уже знаю, что практически вся наличная артиллерия уже смонтирована на новых позициях. Однако… размах тут у них…

А массивную железнодорожную платформу я уже видел - впечатлило! Наши инженеры не стали особо заморачиваться - установили пушку на платформу передвижного крана - такие тут присутствуют в изрядном количестве. Собственно кран - демонтировали, а на платформу затащили пушку. По сторонам платформы имеются массивные выдвижные лапы-опоры, которые, выдвигаясь в стороны, опираются на грунт. Для крана это нужно, чтобы он не опрокинулся. Как оказалось, для орудия это тоже вполне годится.

А при необходимости всё это добро быстро можно привести в походное положение - и массивное сооружение укатит куда-нибудь в другое место.

Ветки эти, ведущие к заранее подготовленным и оборудованным позициям, теперь проложены к самым различным местам. Подгоняй поезд, включайся в коммуникационную сеть, подключай энергопитание - и стреляй! Все указания идут с центрального поста, и нет необходимости видеть своими глазами цель - наведут.

Проезжая мимо одного такого места, непроизвольно улыбаюсь - было тут одно дело…


В рамках учёбы нас однажды дернули именно сюда - проинспектировать оборону вновь построенной позиции. Несмотря на то, что пушки тут сейчас нет - она приедет тогда, когда это будет нужно, точка охраняется. По полной форме - тут ведь стоит энергогенератор, имеются точки входа в единую сеть координации огня. Да и вообще данное место и само по себе интересно. В обычное время - взводный опорный пункт. А когда сюда ещё и пушка заедет, то её охрана займет заранее подготовленные позиции, существенно усилив оборону. И тут, меньше чем батальоном, штурмовать эти скалы бесполезно.

Для проверки этого утверждения нас и отправили.

Предварительную разведку парни провели быстро.

Вскрыли огневые точки - их оказалось аж шесть штук. Хорошо знакомые скорострелки и два тяжелых пулемёта вполне земного происхождения - тот ещё подарок, если честно…

Всё стоит не на открытых позициях, упрятано под импровизированные бронеколпаки. Импровизация… она такая… импровизация… Двадцатимиллиметровая броня под острым углом - не враз прошибёшь! Да ещё и разнёсённые противокумулятивные экраны. Вайны такого оружия не используют, но у их земных союзников оно вполне в ходу. Так что лучше всё заранее учесть…

Словом, орешек лёгким не показался.

Но, по крайней мере, понятно что делать.

Скрытно подойти не удалось - скорострелки враз заворочали стволами.

- Здесь установлена сигнализация, - поясняет посредник. - Вас засекли ещё издали.

Ах, вот даже как?!

Что ж… мы и такие плюшки едали…

И в следующий час условный противник получил массу "приятных" впечатлений - к его позициям подбирались практически со всех сторон!

Ибо датчики засекают ф а к т перемещения в охраняемой зоне, но отнюдь не количество противника.

Посредник одобрительно хмыкает и делает соответствующую запись. Инженерному корпусу нарежут новую задачу - и к бабке не ходи!

Развёрнуты миномёты, указываю посреднику цели. Новая пометка в блокноте.

- Две огневые точки вами выведены из строя, - кивает он. - Вот эти…

Отлично, перенацеливаю штурмовые группы, выпускаю вперёд саперов. Рупь за сто - мины тут точно есть!

И понеслось…

Словом, уже под вечер плюхаюсь на землю - устал!

Точку мы взяли - всё же хорошо подготовленное подразделение - это вам не фунт изюма!

Но и навтыкать нам тамошний гарнизон таки сумел!

Мины, действительно, там были - много…

Отсечные позиции, скрытые огневые точки, вместе с хитрыми инженерными заграждениями - тоже имелись в изрядном количестве.

Зловредное изобретение сородичей Балка - метаемое пневмопушкой противоштурмовое заграждение. Нечто, типа дистанционно разбрасываемых МЗП . Мотки тонкой и прочной проволоки, делающие практически любую местность почти непроходимой. Только что ничего не было - хлопок - и нате вам… отбегался…

Словом - тот ещё геморрой оказался!


А самым большим потрясением для моих ребят явился… гарнизон этой самой точки.

Тридцать две молодые девчонки…

Почти половина - хорны. Остальные с Ганеи - инженерный корпус Балка, они служат у него.

И это было частью тех обязанностей, которые с моей подачи свалились на хрупкие… г-м-м… плечи Ни Ту. А что ж вы думаете, меня только медики в своё время озадачили? Щас…

- Вот! - подбрасывает на ладони гранату худощавый старший лейтенант. - Прошу любить и жаловать - изделие "Резеда"!

Сугубая древность, её, насколько я знаю, ещё во время войны в Афганистане применяли. И слухи об этой штуке ходили… ну, короче, мало чего хорошего я про неё слышал. А потом оная штукенция куда-то делась… Ни на одном складе я её не встречал, и никто - даже из самых старых прапоров, о ней не слышал.

И вот - здрасьте…

- Представляет собою обыкновенную ручную гранату - любой конструкции, лишь бы стандартный УЗРГМ подходил, - сапер ловко выворачивает указанное изделие и демонстрирует его окружающим.

Ничем особенным, кроме толстой трубки, вместо стандартного "карандаша" сверху, запал не отличается.

- Вворачиваем его назад… - присобачив к запалу трубку пиротехнического имитатора, продолжает старший лейтенант. - Выдергиваем чеку - и бросаем. Желательно - на твердую поверхность.

Учебная граната падает на каменистый грунт.

- Ждём - минуту. За это время изделие встанет на боевой взвод. Так…

Он обводит взглядом моих бойцов.

- А теперь - попробуйте к ней подойти.

Стоило только одному из них приблизиться к гранате на пяток метров, как звонко хлопнул имитатор подрыва.

- Вот так! Бегом, шагом - этой штуке всё равно. Срабатывает при попытке подойти, поднять или хоть как-то сдвинуть гранату с места. Задержки при срабатывании - нет, взрыватель мгновенного действия. Таким вот макаром можно из любой гранаты сделать противопехотную мину. За двадцать секунд - столько времени уйдёт на замену УЗГРМ.


Сапер присаживается на корточки и достаёт из своего рюкзака нечто, внешне напоминающее консервную банку. Только вот, верхняя крышка у неё очень нестандартная - в виде тупого конуса.

- Изделие "Шорох-2" - в обиходе обзывается "Шайбой". Противопехотная мина быстрой установки. Целесообразно применять в замкнутых помещениях, коридорах, окопах - и так далее…

Он демонстрирует нам предохранительные устройства - их тут два. Поворотный переключатель на днище "банки" и обыкновенная чека сбоку.

- Пока переключатель не переведён в боевое положение - ей, теоретически, можно в футбол играть…

Щелчок - и риска на переключателе смотрит на темно красный квадрат. Корпус мины в этом месте ещё и рифлёный, даже в темноте, на ощупь, можно понять - в каком положении находится переключатель.

- Выдергиваем чеку, и ставим мину… Можно, в принципе, её и по полу запустить - именно, как шайбу. Главное, чтобы она потом лежала относительно ровно. Через минуту она встаёт на боевой взвод - и подходить к ней ближе пяти метров никому не посоветую. Конструкция мины обеспечивает разлёт осколков в стороны и вверх. Мало ли… вдруг кто-то решит её перепрыгнуть? Вниз - практически ничего не уходит. Радиус уверенного поражения - до десяти метров. На этом расстоянии поражаются практически все цели. Осколки - готовые, ролики, как в "монках", только чуть покороче.

- А зачем на днище три отметки? - интересуется кто-то из бойцов.

- Хороший вопрос! - кивает старший лейтенант. - Мина может быть установлена двумя способами. Постоянно - первое положение переключателя. В этом случае мина может ждать своей цели от пяти до семи дней. В зависимости от температуры окружающего воздуха. Потом, по истечении указанного срока, она самоликвидируется. Рванёт, попросту говоря… И - временно, это второе положение. Требуется приложить определённое усилие, чтобы установить этот режим срабатывания. Не просто повернуть - а ещё и нажать! После - опять самоликвидация, но уже через час.

Он оглядывает бойцов.

- Хочу предупредить сразу! Обе мины - неснимаемые! То есть пробовать их обезвредить - не советую никому! Исход будет плачевным - уж можете мне поверить!

Верим.

Ибо эти ребята, похоже, начисто лишены хоть какого-то чувства юмора. По-моему, отсутствие такового, является обязательным условием принятия на службу именно в эти подразделения. Если уж сапер говорит - туда не ходи, то в данном направлении даже и смотреть-то не рекомендуется…

Выдержка из доклада…



… Таким образом, к настоящему времени полностью закончены постройкой, укомплектованы личным составом и прошли пробные стрельбы:

1) Один форт с пятью орудиями;

2) 1 артбатарея четырехорудийного состава;

3) 4 артбатареи двухорудийного состава;

4) 6 орудий установленных на отдельных одиночных позициях.


Все огневые интегрированы в общую сеть управления огнём, для них определены сектора обстрела. Позиции орудий укреплены, оборудованы противодесантные заграждения, в том числе и минно-взрывные. Гарнизон полностью укомплектован, проводятся учения по отражению штурма.


Заканчиваются постройкой:

5) Четырёхорудийный форт - готовность 70%;

6) 3 артбатареи трехорудийного состава - готовность около 80%;

7) 2 артбатареи двухорудийного состава - готовность около 90%;

8) 8 одиночных артиллерийских установок - готовность около 85%.


На всех указанных артбатареях и одиночных установках имеется возможность открытия огня, огневые интегрированы в общую сеть управления огнём. Сектора обстрела определены, пробные стрельбы проведены. Не закончены укрытия для личного состава, и частично не оборудованы противодесантные позиции. Не установлены минно-взрывные и инженерные заграждения - ввиду продолжающихся работ по обустройству огневых. Общая укомплектованность гарнизонов - 70%.


Железнодорожные артиллерийские установки.


Закончено постройкой и введено в строй - 5 мобильных артустановок.

Оборудовано точек для стрельбы с закрытых позиций - 11. Позиции укреплены в инженерном смысле, на них имеется постоянный гарнизон и противодесантные укрепления. Заканчивается установка минно-взрывных заграждений.

Коммутационная сеть на всех точках находится в рабочем состоянии, пробные стрельбы проведены.


Взводные и ротные опорные пункты.

Введено в строй - 42. Продолжаются работы на 26.

Общее количество скорострельных 20-мм установок местного производства, смонтированных на огневых позициях прикрытия - 92. Продолжается монтаж ещё 31 установки.


Ввиду большой загруженности (работы идут в три смены) и неблагоприятных погодных условий, прошу вашего разрешения на корректировку планов постройки…


- А своими словами что вы можете мне сказать? - положил документ на стол каперанг. - Читать-то я хорошо умею…

Кап-два Хальзин вздохнул.

- Если быть откровенным, то нами прикрыты лишь основные направления. Фарватер - тот, да, мы контролируем полностью. И ни одно судно беспрепятственно в гавань не войдёт. По нему, практически в любой момент могут отработать сразу из десятка стволов, как минимум. Тут, правда, надо сказать доброе слово и минёрам - они успели установить и подключить семь минных банок, так что прорыв противнику встанет очень дорого… Это, даже без учёта работы артиллерии!

- С гаванью - понятно, - кивнул командир "Грома". - Но, судя по вашему вздоху, тут далеко не всё так радужно. Я прав?

- Да, товарищ капитан первого ранга. Десантноопасные направления артиллерией прикрыты слабо. Таковых у нас насчитывается аж восемнадцать - а обеспечить требуемую плотность огня мы можем лишь на пяти.

- А в других местах?

- Необходимо смотреть правде в глаза - до берега они дойдут. Не без потерь - но десантные партии выбросить смогут. Слишком велика протяжённость береговой линии…

- То есть, в воду мы их не скинем. Так?

- Так. Любая береговая оборона будет сметена огнём корабельных орудий. И противопоставить нам им нечего, - хрустнул пальцами инженер. - Люди Балка и так уже с ног валятся… но выше головы не прыгнешь! Даже и то, что мы успели тут построить - и это уже выше всяких ожиданий. Да, у нас много рабочих рук - более ста тысяч только непосредственно занятых на строительстве укреплений. Всевозможные шахтные работы практически остановлены, мы лишь поддерживаем рудники в более-менее приличном состоянии. Но количество рабочих, увы, не главное…

- М-м-да… - побарабанил пальцами по столу каперанг. - Умеете вы обрадовать… У кого какие мнения?

Флагарт прокашлялся,

- Разрешите мне, товарищ капитан первого ранга?

- Да, Игорь Иванович, прошу.

Федотов поднялся со своего места и подошёл к карте.

- В сложившейся ситуации меня радует только одно - общую систему управления огнем мы всё-таки запустили. Наведение и корректировка артогня теперь возможно осуществлять с двух стационарных постов или двух мобильных. Те могут быть развёрнуты в течение часа - как только автомашины дойдут до выбранной точки. Три радиолокатора кругового обзора. Основной и два резервных.

Указка кавторанга поочерёдно останавливалась в нужных точках на карте.

- Оптоэлектронные станции наведения - здесь и вот тут. Основная задача - дублирование показаний радиолокаторов, но вполне возможно управление огнём только при их помощи. Закончено составление координатной сетки, она увязана с системой наведения. Установлены и включены в общую информационную сеть наблюдательные пункты - их двенадцать. Строим ещё пять. В результате этих мероприятий, визуально непросматриваемых мест вокруг островов практически нет. Таким образом, на суше и в прилегающей десятимильной зоне не осталось ни одной точки, по которой одновременно не смогли бы вести огонь, как минимум, из двух орудий сразу. По мере вступления в строй новых батарей, они будут включены в боевой расчёт. Таким образом, плотность огня может быть доведена и до трёх орудий по любой выбранной цели.

- Ваше мнение, Игорь Иванович, выдержим?

- Атаку двух-трех кораблей уровня пресловутой "Наковальни" - отобьём. С большими потерями для противника. Вполне вероятно, что один корабль сможем утопить. Но вот эскадра хотя бы и в десяток вымпелов - и нам будет трудно. На берег они, скорее всего, десант сбросят…

- А "Гром" в своих расчетах вы учитываете?

- Крейсер включён в боевой расчёт. Но вот этот козырь… - покачал головою флагманский артиллерист, - я бы предпочёл на стол пока не выкладывать…

Тут двух мнений и быть не могло.

Пока с берега стреляют орудия привычной системы - всё происходящее, с трудом, но как-то ещё можно объяснить взбрыкиваниями отдельного капитана, или группы таковых. Но если оттуда полетят разрывные снаряды земного происхождения…

Эта встреча произошла в рамках ежегодной конференции министров обороны стран Европы. Вполне обычное, где-то даже и рутинное, мероприятие.

Никто и ничего уже давно от этих, и им подобных, событий, не ожидал. Ну, сядут кружком… произнесут обязательные речи о всеобщем стремлении к миру… и всё пойдёт по привычной колее.

Был, правда, и тут некий нюанс…

Те самые "черные корабли". Хотя обсуждение данного явления и не было прямо анонсировано, но какие-то телодвижения в этом вопросе всё же предполагались. И охочая до сенсаций пресса с нетерпением ожидала выступления российского министра.

Но…

Он вообще выступать не стал.

С безучастным видом сидел за столом, иногда делая пометки в своём блокноте.

И всё…

- А вы чего, собственно говоря, господа, ожидаете? - пожал плечами один из сопровождавших его генералов. - Нашу точку зрения озвучил ещё представитель России при ООН. Да и министр иностранных дел впоследствии тоже высказывался на эту тему. Всё это не вызвало почти никакой реакции заинтересованных лиц в ваших странах. И что теперь?

- Но одно дело - дипломаты! - возразил корреспондент. - А здесь - люди военные! Привыкшие мыслить и оперировать конкретными понятиями, а не абстрактными рассуждениями!

- И что с того? - усмехнулся генерал. - Нам что - больше всех надо, что ли? Мы - страна континентальная, до нас они не доплывут… Пробовали уж - и чем закончилось?

- Но ведь есть и северный морской путь!

- По которому и не все земные-то корабли рискнут пройти без нашего согласия! - хмыкнул военный. - Что-то никто пока не видел ледоколов рядом с "черными кораблями"…

- Это - пока!

- Ну, вот когда увидим - тогда и подумаем на эту тему…


Так что никакой ожидаемой активности по данному вопросу так и не получилось… А ведь факты уже невозможно было далее скрывать! Подтверждённые потери составили более двух десятков только военных кораблей, не считая куда более значительного количества прочих судов.

И первыми не выдержали англичане.

Их, в принципе, можно было понять - именно британский военно-морской флот понёс самые тяжелые потери от действий незваных гостей.

Речь сэра Джеймса Горлоу была крайне эмоциональной, прочувственной и хорошо продуманной. Понятно, что первыми выступать британцы не собирались - данное выступление планировалось как ответное. В качестве "вынужденного" ответа на чьё-то необдуманное или несвоевременное высказывание.

Но… никто п е р в ы м данную тему не затронул - пришлось брать слово самому. Речь, разумеется, никто и не подумал переписывать (а зачем? всегда же прокатывало…), отчего она (особенно во вступительной части) выглядела несколько странно. Непонятно было - а кому, собственно, возражает министр?

Но, первое впечатление было быстро отодвинуто на второй план последующими тезисами сэра Горлоу.

А их было несколько.

Первое - Британия мужественно ведёт необъявленную войну с коварным и опасным противником. И в этой войне доблестный королевский флот, несмотря на традиционную храбрость моряков, уже понёс серьёзные потери.

Второе - данная война проходит при практически полном неучастии других государств, в том числе - и союзников…

Третье - некоторые государства позволяют себе недружелюбные действия в адрес Великобритании. Что выражается не только в отказе предоставить ту информацию о противнике, которой данные… м-м-м… которой они располагают, но и в гораздо более… серьёзных поступках!

И при этих словах, министр косо глянул на своего российского коллегу.

Который вообще никак не отреагировал на практически прямое обвинение.

Не обошлось и без вполне ожидаемого призыва - мол, всем сейчас надобно забыть былые распри и дружно объединиться против общего врага!

- Золотые слова! - внезапно оживился русский. - Я рад, коллега, что вы настолько точно - и без купюр, воспроизвели заключительную часть речи нашего министра иностранных дел…

Ошеломлённый англичанин только рот раскрыл.

А кое-кто из российских журналистов, наблюдавших вместе со всеми трансляцию этого выступления, тотчас же вывел на экран планшета именно ту самую речь. И процитированные английским министром слова русского дипломата у ж е были выделены там рамочкой… Хорошие, однако, у них компьютерщики, да…

Больше русский министр ничего не сказал, но вот представитель США за словом в карман не полез.

- Я с неослабевающим интересом выслушал слова моего коллеги из Великобритании - и не могу не воздать должное доблестному королевскому флоту! Сколько, вы говорите, вами потеряно боевых кораблей? Около десяти? Сочувствую… От лица правительства Соединённых Штатов выражаю соболезнование семьям погибших моряков! Надеюсь, что правительство Её Величества не оставит их в беде…

Блин, но вот об э т о м - то можно же было помолчать? Ввиду трудного финансового положения страны, парламент только позавчера принял законопроект, предусматривающий существенное снижение положенных им выплат. И судя по гримасе американца, он уже об этом знал.

Впрочем, чего от них ещё ждать? Грубияны!

- Флот США потерял за указанное время более пятнадцати боевых кораблей (том числе - и патрульных катеров, вообще-то… Но ведь никто же не обзовёт их гражданскими скорлупками?), не считая прочих, - продолжил министр. - Но мы ведь не просим ни от кого немедленной военной помощи? Или боевые возможности Соединённого королевства настолько плачевны? Странно это слышать! Мы вот как-то же обходимся своими силами?


А вот тут уже ухмыльнулся немец… Своими силами? Хм… а кто тогда всю "плешь проел" (как говорят русские) требованиями о немедленной поставке крупнокалиберных орудий?

- Как известно, - перевернул страницу доклада американец, - США - единственные, кто не побоялся вступить в открытый эскадренный бой с этим противником. И именно мы (разве?) потопили их корабли - и не только эти! К сожалению, корабли флота Её Величества в указанном сражении отчего-то не принимали участия… Были - германские, посильную помощь нам оказали также и некоторые другие страны. И даже Россия пошла нам навстречу, прислав три боевых корабля, которые приняли участие в бою, наравне со всеми! Совместными усилиями (наконец-то…) противник был повержен! И всё это, благодаря тому, что мы первые своевременно отреагировали на опасность! И приняли соответствующие меры!


Ну и … понеслось…

Скандал вышел первостатейнейший! Давно уже никто не бросал столь обидных (и, к сожалению, заслуженных…) упрёков некогда сильнейшему в мире флоту.

- Более того… - опять зашелестел бумагами бесцеремонный генерал. - Входящая в состав Британского содружества страна, предоставила противнику порт на своей территории! И правительство Великобритании, при всём моём уважении к нему, до сих пор никак не прокомментировало сей прискорбный факт! И не дало ему надлежащей оценки!

Словом - понеслось…

Сэр Джеймс Горлоу ещё попытался что-то возразить, но зловредный американец нимало этим не смутившись, тотчас же вывалил перед ним кучу довольно-таки дурнопахнущих фактов, на которые у "уважаемого" коллеги не нашлось вообще никаких оправданий... Какие уж тут "союзнические" отношения… только что до драки (в переносном, разумеется, смысле) чуть не дошло!

Обрадованные журналисты буквально подпрыгивали на месте от нетерпения, но перерыв пока никто не торопился объявлять. Так что и возможности задать вопрос лично сэру Горлоу пока не имелось возможности. Странное дело, но английский министр отчего-то не вызвал у своих коллег вообще никакого сочувствия. С чего бы это вдруг?

Ножку ему, разумеется, никто не подставлял - всё же приличное общество, не гопники какие-нибудь… но вот каверзных вопросов насыпали с т о л ь к о

Нет, все и всё понимают…

Интересы государства требуют… и всё такое прочее…

Но… это же ведь не м о ё государство? А интересы - они не только у э т о г о государства имеются.

Надо полагать, что у тех, кто планировал само выступление министра обороны Великобритании на данном мероприятии, в самом ближайшем будущем могут возникнуть совершенно непредвиденные последствия столь болезненного просчёта. Государственные мужи тоже могут быть чрезвычайно злопамятными…

Не принял никакого участия во всеобщем скандале только русский генерал армии. И где-то в глубине души англичанин даже был ему за это благодарен - только его ехидных вопросов здесь и не хватало!

- Не ожидал от британцев такого просчёта! - немец был краток и бесстрастен, но какие-то чертики в его глазах иногда проскакивали, да…

Сменив на своём посту женщину, которая ранее рулила всем военным министерством, генерал был относительным новичком на политическом поприще. Но вот, как военный специалист - он, безусловно, занимал нужное место. И сделал уже немало, чтобы хоть как-то исправить то положение, в котором совсем недавно находилась немецкая армия.

Встречу со своим российским коллегой он запланировал давно, и разыгравшийся скандал явился хорошим поводом начать беседу.

Совещание на сегодня уже закончилось, и оба министра сидели на веранде отеля. Здесь не было никого постороннего, служба безопасности бдительно охраняла покой высокопоставленных гостей. Кроме членов делегации в здании вообще никого более не имелось.

- Да, - кивнул генерал армии, - теряет хватку британский лев…

- Ну, - пожал плечами немец. - Мы уж точно не станем переживать по этому поводу. Пусть каждый платит за разбитые горшки - а у Британии их столько уже накопилось…

- Хм! Ну, они всё же в а ш и союзники, ведь так?

- Англия всегда была союзником только самой себе. Но… если позволите, у меня есть вопрос уже и к вам! Точнее - к вашему ведомству…

Собеседник наклонил голову, как бы показывая - мол, слушаю…

Знак руки, и сидевший поодаль офицер, подойдя к столу, положил на него тяжелый пакет.

После чего отошёл в сторону и занял своё место.

- Это - вам…

В пакете оказался изломанный и скрученный кусок металла. С ясно видимым следом нарезов на ведущем пояске.

- Как я понимаю, это осколок от снаряда? - русский был совершенно невозмутим.

- Да. Калибра двести миллиметров. Если быть более точным - от орудия "черного корабля".

- Догадываюсь. Я их уже достаточно насмотрелся. Если хотите, я вам могу прислать целую кучу подобного добра.

- Не сомневаюсь. Но вот именно э т о т осколок - он не из Севастополя. Там, откуда его привезли, моря рядом не имеется. Во всяком случае - достаточно близко, чтобы пушка могла бы туда достать. Это Мулинский полигон…

Генерал армии вздохнул.

- Как вам, наверное, докладывали, мы подняли остатки "Наковальни". Разумеется, она не была уничтожена совсем уж полностью, да это и на выложенных фото можно рассмотреть. Там уцелело несколько орудий и изрядный запас снарядов. Естественно, мы заинтересованы в том, чтобы изучить оружие противника! Вот и стреляет одна такая пушка…

- А… есть ли возможность осмотреть это орудие? Наши специалисты могли бы…

- Дорогой мой Генрих… Вы позволите так вас называть?

- Разумеется!

- Так вот, - кивнул русский. - В этом нет особого секрета. Если хотите, мы вам вообще можем одно такое орудие подарить! Вместе со снарядами - их у нас много. Увы, но использовать его у вас не выйдет - снаряд метается при помощи жидкого взрывчатого вещества. И где вы его возьмёте?

- Но… вы же как-то…

- Мы используем только ствол. А зарядную камору взяли от уже существующего орудия. Не скрою, даже решение только одной э т о й задачи - уже было достаточно непростым! Пока рассчитали и подобрали заряд, достигли требуемых скоростей… Нас интересует поведение собственно снаряда, как такового. Баллистика, поражающие свойства и так далее…

- А изучить процесс изготовления штатного метательного заряда?

- Мы этим не занимаемся.

Министр ничуть не покривил душой - таких работ, и верно, никто не производил.

У ж е не производил. Ибо две доставленные с Данта линии были смонтированы и запущены почти четыре месяца назад. Да и имевшаяся на потопленном корабле техника - вполне была способна изготовить требуемое количество метательных зарядов. Её уже давно восстановили и опробовали в производстве.

- Хм… - призадумался немец. - Вы серьёзно?

- Ну, вы же помогли нам в своё время? А, как у нас говорят - долг платежом красен! Вполне возможно, что ваши специалисты смогут сделать правильные выводы… ко всеобщей пользе!

Никакого конкретного решения и на этот раз совещание вынести ( и даже согласовать) не смогло. А сэр Джеймс Горлоу отказался даже присутствовать на заключительной встрече - его срочно вызвали в Лондон. И судя по его невесёлому лицу, на следующем подобном мероприятии страну будет представлять уже другой человек…

Стоило ли говорить о том, что указанный отчёт был прочитан не только в министерстве обороны Германии?


- Интересно… - сэр Джон Хоу перевернул страницу доклада. - Почему же русские передали именно немцам эту пушку?

- Как я полагаю, сэр, - Джеффри Нидл был весьма осторожен в прогнозах, - они попросту не видят в ней особой ценности. В отчёте прямо указано - создать такой снаряд пока невозможно. Да, жидкостное ВВ изготовить, в принципе, реально… хотя это и потребует серьёзных расходов. Но, вот выигрыш… он будет весьма сомнителен. Снарядов-то нет! А имеющимися боеприпасами гораздо проще стрелять из существующих орудий - тут ничего и переделывать не нужно. По заключению наших аналитиков, создание подобной артсистемы может занять порядка двух-трех лет - и это без учета времени, потребного на разработку требуемых боеприпасов. По сути, орудие не сильно отличается от земных аналогов. А вот оказать некую любезность Германии - весьма дальновидно! Немцы в последнее время тоже производят определённые реверансы своим русским коллегам.

- Ну, да… - хмыкнул Хоу. - Пушки они в Россию поставляют исправно…

- И тем не менее¸ сэр, они всё же начали какие-то разработки и в этой области.

- Ну, что ж, могу только пожелать им удачи! Артиллерийская школа там всегда была на должном уровне.

- Однако, сэр, в этом есть и хорошая сторона!

- И какая же? - удивился замначальника РУМО.

- Если русские отдали данное орудие немцам, то это значит, что сами они его скопировать не смогли. И потом, отдали - и это совершенно очевидно, одну из пушек потопленной "Наковальни". Там ведь есть следы износа… и повреждения осколками наружной части ствола. Иначе, как в результате обстрела противником, таковые получить попросту невозможно, - заявил Нидл.

- То есть, русские подобных исследований не проводят…



Не далее, как месяц назад, с экспериментальной установки сошла очередная порция жидкого метательного вещества. И сделано оно было по несколько доработанному рецепту…

Первые же выстрелы на полигоне показали - есть прирост скорости на 50 м/сек! Это уже кое-что! На завод ушел положительный отзыв. А его копия была приготовлена к отправке со следующим транспортом на Дант.

Народ работал…

Колокола громкого боя…

Стоит лишь один раз услышать этот сигнал - как запоминаешь его на всю жизнь. Характерный звук - мертвого поднимет!

Но у нас тут мертвяков, слава богу, нет - а вот живые повскакивали со своих мест очень даже резво. Оружие и снаряжение у всех под рукой, и для того, чтобы привести подразделение в боевую готовность, никуда бежать не надобно.

Всё же некоторая, неизбежная в подобном случае, суматоха имеет место быть. Ну, ничего - ротные справятся!

А я бегом спешу в оперативный класс - на инструктаж.

- Корабль-маяк находится в зоне видимости. Наши радисты вышли с ним на связь - пока всё ровно. Нас ни в чём не заподозрили.

Ну, да… такой же кораблик следует сейчас и в нашем караване. Так что вполне логично предположить, что и мы тоже кого-то ожидаем. Насколько я уже в курсе, для такого вот перехода существуют определённые условия. Теоретически можно запулить корабль хоть на Можайское водохранилище - и оттуда же его забрать. Но вот расход энергии при этом будет… мама не горюй! У наших спецов уже есть карта наиболее выгодных для такого деяния точек - результат нашей вылазки в Лоонен. Ну, разумеется, "точками" это можно назвать весьма условно - скорее уж районы… В них отчего-то условия для межпространственной транспортировки наиболее подходящие.

Так что нет ничего удивительного в том, что в район предполагаемого прибытия кораблей отправился и ещё кто-то - но уже с обратной целью.

Вообще, правила перехода очень интересны. Один из обнаруженных нами "центров" - это как раз обиталище таких вот корабликов-передатчиков. Здесь их строят, обслуживают, и там же живут их команды. Это, кстати, тоже наследственная профессия - и достаточно уважаемая, немногим ниже военного моряка.

Любой капитан, способный оплатить данную операцию, даёт по радио соответствующую заявку - и к нему выходит один из подобных кораблей. Любопытно, что даже в случае открытого боестолкновения враждующих капитанов, никто из них не станет стрелять по такому вот судну-передатчику, находящемуся в составе эскадры противника. Ему позволят отойти в сторону от враждующих - а уж потом…

При этом насколько я понимаю, особой координации действий суда-передатчики не производят. Районы приёма-передачи достаточно велики, вероятность какой-либо неприятной случайности исчезающе мала. Всего-то и делов - отойти на определённое расстояние и договориться о том, что бы приём-передача велись не в одно и то же время.


Со стороны всё выглядит вполне буднично.

Военный корабль сопровождает в точку перехода судно-передатчик и перебрасываемый транспортный корабль. Всё согласно принятым правилам. Мало ли кто встретит этот самый транспортник по пути… враг не дремлет!

Вполне естественно, что и судно-передатчик тоже сопровождается - на горизонте ворочает башнями какой-то "утюг".

Что ж… в некотором роде - стандартная ситуация. Два "враждующих" капитана - правда, капитан "утюга" пока об этом и не подозревает.

И вполне по местным правилам оба корабля-передатчика могут спокойно отойти в сторону - и это будет в порядке вещей. Никто не станет им мешать.

А вот транспортник - тот останется на месте… в качестве приза победителю. Стрелять по нему никто не станет - зачем портить своё добро? Победителю, скорее всего, достанется и прибывающий корабль. Тоже в качестве приза… или уж по праву собственности - как фишка ляжет.

Кстати, в случае нашего первого перехода, никакого сопровождения корабля-передатчика и не требовалось - перебрасывался-то военный корабль, он не имеет никаких причин стрелять по судну, которое обеспечивает его возврат.

Это отсюда "стартуют" с какого угодно удобного места. А вот обратный переход, если место возвращения заранее не оговорено (и присутствие там "маяка" не оплачено…), происходит в общеизвестные точки. Их координаты всем известны, и там постоянно дежурит судно-маяк. Правда, транспортник с награбленным добром туда никто без сопровождения не отправит. Сначала перейдёт военный корабль, организует охрану - а уж потом…

С палубы "Грома" стартует ракета и, взлетев метров на триста, лопается, оставив висеть в воздухе грязное черное облако.

Традиционный вызов на бой - всё, согласно старым обычаям.

Ракета черного дыма - бой насмерть. До потопления одного из противников.

Почему, отчего, какие-такие причины вызвали вражду - сейчас это никого не интересует. После чёрной ракеты уже никакие переговоры невозможны.

И "утюг" отвечает - в воздухе повисает точно такое же облако.

Наш корабль-маяк уклоняется в сторону, сближаясь со своим "собратом". Внешне почти все эти корабли похожи - из-за характерных надстроек, скрывающих специфическое оборудование. И маневр этот никакого подозрения не вызывает, напротив, "собрат" ещё и меняет курс, подходя ближе к нам и удаляясь от места будущей схватки. Отходит в сторону и транспортник, там тоже не горят желанием словить шальной снаряд. Хоть намеренно никто и не должен сейчас по нему стрелять… но всё может быть…


Над палубой крейсера дрожит и переливается воздух - защитное поле включено на полную мощность. Вибрирует и палуба - машины корабля работают почти на максимальных оборотах. "Гром" маневрирует, уклоняясь влево от транспортника.


Оба противника сейчас отходят в сторону, уводя из-под удара посторонних. По молчаливому уговору никто из них пока не стреляет - так принято.

Мы не можем допустить того, чтобы хоть кто-нибудь заподозрил что-нибудь неладное. Да аппаратура постановки помех смонтирована и на транспортнике и, теоретически, мы можем сейчас забить помехами хоть все диапазоны разом. Но… если проскочат в эфир хоть несколько слов… То последствия могут быть очень даже тяжёлыми.

И в первую очередь надо нейтрализовать именно корабль-передатчик. Кто знает - на что е щ ё способна его аппаратура? Не всё, к сожалению, мы ещё досконально изучили, не всё…

И потому отваливает от борта нашего "маяка" моторный катер - с "дружеским" визитом, так сказать… На его борту не так-то уж и много людей, катер-то небольшой!

Капитанский мостик и радиорубка - главная цель штурмовой группы. И зал управления аппаратурой перехода - это место никак нельзя оставить без контроля.

На палубе с озабоченным видом стоит Хасан - сегодня ему предстоит весьма нелегкая задача! Вся штурмовая группа, включая и моториста катера - десять человек.

Да, скрытые противоположным бортом, спущены на воду ещё два скоростных катера - там уже совсем другие люди. В броне, с тяжелым вооружением - им бы только до борта дойти! Но… нет пока команды, нельзя катерам показываться из-за борта.


- Товарищ капитан первого ранга! Цель в зоне поражения! Прикажете открыть огонь?

- Нет… - не отрываясь от бинокля, произнес Иванов. - Мы сейчас вайны! А по их обычаям, право первого залпа - за вызванным! Ждём… Да и транспорт наш пока ещё до нужной точки не дошёл.


Свистит ветер, срывает с верхушек волн клочья пены. И скользит над ними хищно вытянутая тень крейсера. Напрасно сейчас пытаются опознать его силуэт на палубе "утюга". Большинство "черных кораблей" чем-то похожи друг на друга. Разница обычно в количестве пушек и размерах. Но - работает защитное поле, искажен силуэт противника…

Мы не можем допустить того, чтобы хоть кто-нибудь заподозрил что-нибудь неладное. Да аппаратура постановки помех смонтирована и на транспортнике и, теоретически, мы можем сейчас забить помехами хоть все диапазоны разом. Но… если проскочат в эфир хоть несколько слов… То последствия могут быть очень даже тяжёлыми.

И в первую очередь надо нейтрализовать именно корабль-передатчик. Кто знает - на что е щ ё способна его аппаратура? Не всё, к сожалению, мы ещё досконально изучили, не всё…

И потому отваливает от борта нашего "маяка" моторный катер - с "дружеским" визитом, так сказать… На его борту не так-то уж и много людей, катер-то небольшой!

Капитанский мостик и радиорубка - главная цель штурмовой группы. И зал управления аппаратурой перехода - это место никак нельзя оставить без контроля.

На палубе с озабоченным видом стоит Хасан - сегодня ему предстоит весьма нелегкая задача! Вся штурмовая группа, включая и моториста катера - десять человек.

Да, скрытые противоположным бортом, спущены на воду ещё два скоростных катера - там уже совсем другие люди. В броне, с тяжелым вооружением - им бы только до борта дойти! Но… нет пока команды, нельзя катерам показываться из-за борта.


- Товарищ капитан первого ранга! Цель в зоне поражения! Прикажете открыть огонь?

- Нет… - не отрываясь от бинокля, произнес Иванов. - Мы сейчас вайны! А по их обычаям, право первого залпа - за вызванным! Ждём… Да и транспорт наш пока ещё до нужной точки не дошёл.


Свистит ветер, срывает с верхушек волн клочья пены. И скользит над ними хищно вытянутая тень крейсера. Напрасно сейчас пытаются опознать его силуэт на палубе "утюга". Большинство "черных кораблей" чем-то похожи друг на друга. Разница обычно в количестве пушек и размерах. Но - работает защитное поле, искажен силуэт противника…


Хр-р-р…

Встали в море водяные столбы - недолёт!


- Влево десять! Самый полный!

Вильнул корабль, сбивая "утюгу" прицел. Молчат пока пушки "Грома", ни одного выстрела не прозвучало с его палубы.

- Радио с транспортника - до нужной точки двадцать кабельтовых!

- Принято, - кивнул каперанг. - Вправо десять!

И снова встали в море пенные столбы - лег мимо и второй залп.

- Подготовить аппаратуру засветки цели!

Скользнули вниз броневые заслонки, открывая блеснувшие линзы лазерных излучателей. А скрытые до этого момента высоким бортом, разошлись в стороны и скоростные катера. И на их палубах похожие штуки имелись. Не прошёл даром тот севастопольский бой, сделали из него нужные выводы…

Хр-р-р…

Мигнуло освещение.

- Взрыв в районе кормы. Защитное поле выдержало, осколки отражены, - сухо сообщил динамик переговорного устройства.

- Радио с транспортника - в точке!

- Задействовать помехопостановщики!

"Утюг" оказался в невыгодном положении - оба источника помех находились от него на приблизительно равном расстоянии. Подернулись рябью экраны радиолокаторов. Зашипело-забулькотело и в наушниках радистов, забиты помехами все диапазоны. Но наших раций это не касается, "окошко" для связи выделено - и мы можем друг друга слышать.

- Засветку - включить!

Причалил к борту судна-передатчика катер. Спущен с палубы трап, и стоят там матросы - встречают гостей. С "метлами", между прочим… и понять их вполне возможно. Тут - прямо на глазах, нехилая свалка ожидается, мало ли что… Так что, в своём праве капитан. А вот наличия оружия у гостей - не предусматривается, ибо моветон, оттого и нет ни у кого из прибывших с собою ни одной "метлы". Нет, внизу-то, на катере есть… да и не только они…

- Прошу, господин старший офицер! - указывает дорогу встречающий. Хоть здесь и вполне "мирное" судно, но на матросе военная форма с четырехзубой "расчёской". Да и все прочие регалии ясно дают понять каждому - перед ним отставной штурмовик! Выслужил своё в военном флоте, демобилизовался по ранению - и нанялся, уже в несколько ином качестве, на новый корабль. В охрану, скорее всего… Имеет право такой ветеран носить военную форму - вполне это в духе местных обычаев. Вот только нашивки с названием корабля у него нет - это только матросам боевых кораблей полагается. Вместо неё - прямоугольный шеврон, на котором имеется стилизованное изображение встающего из воды солнца. Общепринятый знак принадлежности к команде судна-передатчика.


А на палубу ступил достаточно серьёзный гость - старший носовой офицер! Так что положено ему уважение проявить. Не абы как прибыл - с дружеским визитом к капитану. Вот и встречает гостя ветеран - тоже своеобразный знак уважения! Ведь не только главному на корабле интересно - что же это за непримиримые противники внезапно отыскались?

Нет, ничего принципиально невероятного в такой внезапной стычке нет, но всё же…


- Ждать здесь! - кивает Хасан двоим сопровождающим, поднявшимся вместе с ним на палубу. И это тоже в порядке вещей.

А на мостик, следом за встречающим ветераном следуют всего четверо. Два матроса, которые несут небольшой ящик (с подарками, скорее всего), прибывший офицер и его помощник. Тоже, судя по форме, ветеран… Да и не только по форме это понятно, возраст - он всякому виден. Как и "украшающие" лицо шрамы - этот человек явно не в трюме отсиживался! Пять зубов "расчёски" - тоже не хухры-мухры! И уступают дорогу встречные матросы…


На мостике было немноголюдно.

Сам капитан, старший кормовой офицер и четверо матросов. Встречавший делегацию ветеран тоже поднялся вслед за гостями - и занял место около входной двери.

Открыл рот капитан, собираясь задать вопрос…

Да, так и замер, потрясённый увиденным.

Ибо почти мгновенно умерли всё, кто находился сейчас на мостике. Кроме самого капитана, разумеется… он живым был нужен.

Не слышны были внизу выстрелы - "Медведь" Иваныча снабжён глушителем.

Стукнул о палубу принесённый ящик, бесшумно провернулись хорошо смазанные петли. И щелкнули предохранители "метел" - вся четверка теперь была готова к бою.

- Фаза один! - прошелестело в наушниках радиостанции штурмовых групп.

И заработали моторы скоростных катеров.

Тук, тук, тук - гудят под ногами ступени трапа. Спускается вниз старый ветеран. Если бы не шрамы… то кто-то мог бы и заподозрить неладное - не сильно стрелок на хорна похож!

А так…

Внешность не шибко характерная? Хм… ну, пластическая хирургия лица посредством снарядных осколков - она такие, знаете ли, фортели иногда выкинуть может… мать родная не узнает!

Крупноват? Так и возраст уже…чай, не мальчишка!

Опять же, заслуженный боец - все атрибуты на месте. Не опасен - оружия не видно. А сумку какую-то несёт… так маловата она, чтобы "метлу" туда убрать… Ну, а нож на поясе - так это тут у каждого имеется!

Шёл по коридорам корабля пожилой уже человек.

И вместе с ним, также неторопливо, шла по кораблю смерть…

Щелчок - и уезжает по металлу настила "шайба" - изделие "Шорох-2". Заранее перевёдены в боевое положение переключатели, а предохранительная чека выдернута ещё до момента подхода к коридору.

Тридцать-сорок секунд - и ходить тут никому не рекомендуется.


Вот и нужная дверь!

- На месте! - нажата клавиша на манипуляторе.

И за дверью зазвонил телефон - капитан вызывал радиста на мостик.

Стук каблуков, лязгнул замок - и кубарем покатился по полу матрос.

Живой - ему только по зубам прилетело.

А сзади подбегает уже один из ящиконосителей, его место здесь.

- Запирайся…


Поворот, ещё один - ведёт вниз лестница.


Серо-голубая дверь, два матроса с "метлами" по бокам - операционный зал. Сюда никому из посторонних вход не разрешён - будь ты хоть трижды ветераном! Не наш - так и разговора нет!

Поднял глаза один из них на визитера - мол, а тебе-то тут чего надобно?

Но - сказать, а тем более, сделать, ничего не успел. И его сосед - тоже слишком поздно сообразил, что мирная жизнь окончилась. Да и вообще любая…

Поднята с пола "метла", на пояс перекочевали подсумки с магазинами. И соседу они тоже уже ни к чему, а вот нам - так очень даже кстати будут.

Не скрипят петли, хорошо следит за порядком боцман, тяжелая дверь открывается почти бесшумно.

Бамс!

Светозвуковая граната в замкнутом помещении - тот ещё подарочек, если честно! А уж если она не одна - так и вовсе!

Вихрем пронёсся по операционному залу стрелок. Кое-кому так и добавить пришлось - прикладом по непутёвой голове. Все лежат - а ты, что - особенный?

Рывок рубильника, и потухли многочисленные индикаторы на стойках - обесточена аппаратура.

- Внизу порядок! - прозвучало в наушниках.

- Фаза два!

Взвыли моторы катеров, вывернулись быстрые силуэты из-за прикрывавшего их ранее борта.

А флегматично ожидавшие у трапа матросы с подошедшего катера - вдруг мгновенно превратились в опасных соседей - и легли на палубу все, кто в этот момент находился рядом. Кто-то и сам мордой в настил упёреться поспешил, а иные - так и не по своей воле…


Топот ног по коридору - спешит к операционному залу дежурная группа. Что-то там грохнуло, да и на связь никто не выходит… надо проверить! Вот и поворот…

С визгом отлетели от переборок рикошетировавшие шары - первых, кто показался в коридоре, встретили ураганным огнём. Били сразу из двух стволов - и достаточно точно.

Охрана у дверей зала? Они, что, не получили команды?

Выкрикнут пароль - но в ответ на голос вылетела откуда-то граната - и осыпало коридор дождём острых осколков.

А вот это - плохо!

Ибо нет, да и не может быть, у часовых этого оружия. Любой взрыв рядом с аппаратурой - недопустим даже теоретически!

Вывод ясен - тут враг!

И ударили в ответ "метлы" дежурной группы. Заскакали по полу и по потолку отрикошетировавшие пули.

Неэффективно - в коридоре лопнула вторая граната.

Но - поднялись в атаку матросы, невзирая ни на какие потери. Враг должен быть уничтожен! Любой ценой! И никого, даже и в принципе, не волновало - какова будет эта цена. Распорядок действия был утверждён давным-давно и никаких вольных толкований не допускал.

Лег первый ряд - огонь с такого расстояния - это всегда неприятно. А настолько точный - так и втройне!

Но встал второй.

Когда-то же закончатся патроны у этих стрелков? Перезарядка - она времени требует! Немного - пара-тройка секунд у хорошего стрелка. Секунд пять-шесть - у посредственного.

А пробежать надобно всего с десяток метров!

Можно успеть! Да и стрелять на бегу никто не запрещал…

Провернулась баковая скорострелка, но грохнули с мостика выстрелы - и обвис у турели матрос.

С кормовой установкой было сложнее - она с мостика не просматривалась. Но и вести огонь по подходящим катерам было не слишком удобно - мешали надстройки. Всего-то несколько секунд и находились катера в зоне видимости… но не повезло.

Распахнулись дверь на палубе - но туда тотчас же влетела изрядная куча пуль, словно предупреждая - "Выхода нет!".

Гулко грохнули взрывы в коридорах - а там-то что происходит? Ни стрельбы, ничего… но что-то взрывается же? Никто из членов команды никогда ранее не сталкивался с "шайбами"…

Минута… другая…

Не отвечает мостик, молчит капитан. Не выходят на связь и оба старших офицера.

- Всем слушать меня! - крикнул офицер, командовавший дежурной группой, убедившись в тщетности попыток найти кого-нибудь из командования.

- Внимание всем! - гаркнули динамики корабельной трансляции. - Говорит капитан! Немедленно прекратить стрельбу! Офицеры - на мостик!

Секундное замешательство - это же капитан! Он приказывает!

Но, как же так… кто тогда стрелял по канониру у носовой скорострелки…

Управление боем было потеряно. Ненадолго - всего на минуту… но этого хватило.

Удар!

Скользит по борту нос катера.

А по трапу вверх уже рванулись быстрые темные тени.

Топот ног по коридору - улетает за угол "Заря". Хренак!

Пинок - отлетает в сторону "метла". Удар прикладом - и скорчился на полу офицер.

- Ясень!

- Берёза… дуйте сюда…

Радиограмма



Корабль взят штурмом, аппаратура захвачена в исправном состоянии. Потери противника - 14 убитых, 19 раненых.

С нашей стороны - тяжело ранен старший группы инструкторов А.И.Шагин…


Метнулись над волнами световыё вспышки. И тотчас же встали всполохи и на расходящихся в стороны катерах.

Очередной залп противника ухнул куда-то… словом, не туда.

- Открыть огонь! - стиснул в руке микрофон командир "Грома".

Вот он - момент истины!

Сейчас будет видно - чего стоили усилия сотен и тысяч людей. Тех, кто разрабатывал чертежи, стоял у станков и работал на стапелях. Каждый из них вложил в крейсер часть своего труда. А некоторые - так и часть души! Ибо давно уже не сходили на воду вот такие грозные красавцы!

Да, катера могут быть хищными и стремительными.

Не лишены определённой прелести всевозможные фрегаты и сторожевые суда.

По-своему великолепны эсминцы, сочетающие в себе мощь вооружения и скорость.

Но крейсер…

Его строгую и величественную красоту трудно с чем-то сравнить…

И всё это - красота и величавость, оправданы только в том случае, если этот корабль может постоять за себя. И выйти победителем из схватки с равным противником.

И вот сейчас будет видно - что стоили все эти дни и ночи, затраченные на разработку и постройку корабля.

- Залп! - скомандовал артиллерист.

Всё давно уже определено - заряжены орудия, сопровождают цель наводчики… Дело за малым - выстрелить!

Выметнулись из стволов 240-мм длинноствольных пушек громадные полотнища огня. На что уж велик крейсер, но и его слегка качнуло отдачей.

- Откат нормальный!

- Продуть ствол!

И шипит сжатый воздух.

А уже гудит элеватор, поднимая вверх махину зарядника.

Мелькает штанга толкателя, и скрывается в казённой части орудия продолговатое тело тяжелого снаряда.

Приподнимается зарядник - и толкатель выпихивает оттуда шелковый кокон порохового заряда.

- Закрыть затвор!

И приходит в действие подъемный механизм…


- Недолёт! - сжимает в руке микрофон артиллерист.

Стучат по клавишам пальцы - вводятся необходимые поправки…

Встали в море водяные столбы - противник не спит!

- Огонь!

Нажата соответствующая кнопка…

- Есть накрытие, - буднично звучит в динамике голос наблюдателя. - Разрыв в непосредственной близости около борта. Видимых повреждений не наблюдаю.


Это так… Но ведь есть и невидимые! Та же вода - она по борту может т а к садануть! И что уж там после подобного пинка произойдёт…

- Так стрелять!

Залп!

Пушки крейсера вели огонь штатными снарядами. Хотя, своего часа ожидали и активно-реактивные - у тех скорость существенно повыше. Но, согласно расчётам, должно было хватить и обычных… ну, во всяком случае, так предполагали. И не без оснований!

Так оно и оказалось - один из снарядов в четвертом залпе нашёл-таки прореху в защитном поле. Или, что вероятнее, просто точнее попал.

- Попадание! - в голосе наблюдателя прорезались нотки восторга. - Наблюдаю разрыв в кормовой части корабля противника.

- Залп!

Теперь пушки стреляли с небольшим интервалом - побашенно.

- Наблюдаю пожар на корме.

Качнуло крейсер, заверещали тревожные сигналы.

- Попадание в борт в районе десятого шпангоута. Характер повреждения уточняется.

- Защитные генераторы - на максимум! - пришла команда с мостика.


Воздух вокруг "Грома", казалось, даже как-то загустел…

- Залп!


Чуть в стороне от гигантов, которые сейчас обменивались залпами, разрезал волну хищно вытянутый нос стремительного катера. Вот и пришёл его час… К месту боя он шёл на буксире и свои моторы запустил только здесь.

- Дистанция пуска торпед, товарищ командир!

- Вижу… - не отрывая глаз от бинокля, произнёс худощавый старший лейтенант. - Ближе подойдём, ему сейчас не до нас!

Именно в этот момент в "утюг" как-то очень удачно попали - на корме встало облако дыма, сквозь которое явственно проглядывали языки огня.

- Локаторы у него сейчас слепые, а дым может нас скрыть… Рулевой - влево десять! Уходим в дым!

Две скоростные торпеды и пулемёт - вот и всё оружие катера.

Возвращение к жизни торпедных катеров явилось весьма неожиданным сюрпризом для многих специалистов. Нет, ничего невозможного в этом не было… но с кем они должны воевать? Современное ракетное вооружение делало атаку такого катера практически самоубийственной. Да он и на дистанцию пуска не подойдёт - утопят!

Ага… если ракета "возьмёт" цель. Если не ослепнет "внезапно" локатор, а зоркие станции оптоэлектронного наблюдения так же "неожиданно" потеряют противника из виду.

Всё это - "если"…

Но вот же - забит помехами радиодиапазон. И бесполезно крутятся в воздухе широкие решётки радаров.

А световые вспышки не дают возможности точно навести орудия.

И что же тогда получается?

Вот оно самое и выходит…


- Вправо - тридцать! Приготовить торпеды!


Вынырнувший из дымного облака катер заметили. Явно не свой, скорее всего, противник. А раз так…

Но вот разворачивать большие пушки никто не стал - это не слишком подходящее оружие для стрельбы по столь верткому и скоростному противнику. Для них есть и более приоритетная цель! Но традиционные скорострелки до катера попросту не доставали. Про "метлы" и прочее - можно было даже и не вспоминать…

Лишний раз призадумаешься о преимуществе нарезного ствола!


- Разворот!

И ложится на бок скоростной катер. Набежавшая волна бьёт в скулу, обдавая всех брызгами.

- На боевом!

- Пуск!

Катер, освободившись от основательного груза, казалось, даже подпрыгнул!

- Разворот!

И снова всех бросает на борт…


- Радио с катера - произвёл пуск торпед!

- Пусть уходит! - тотчас же отреагировал капитан крейсера. - Радиограмму на катера - прикрыть отход!

И молотящие по оптике противника лазерными всполохами катера, выдвинулись в сторону своего собрата. Прикрыть и отвлечь!

- Так стрелять! - рубанул воздух рукою артиллерист.

Рванули воздух залпы орудийных башен.

Х-р-р-р…

Снаряды "утюга" подняли высокие столбы воды недалеко от борта - садануло ударом по скуле.

Ответный залп оказался более удачным - на палубе вражеского корабля мелькнула вспышка.

- Есть попадание! - отреагировал наблюдатель.

Хр-р-р-р…


Выпущенные торпеды представляли собою крайне опасные "игрушки". Скоростные, с неконтактным взрывателем и более чем полутонным зарядом взрывчатки - тот ещё "подарочек". Ещё на Земле, производя осмотр поднятой "Наковальни", удалось выяснить, что давно уже не используемая магнитная система наведения в данном случае может очень даже неплохо сработать! И выпускаемые торпеды срочно дооснастили ещё и таким оборудованием. Благо, что ничего особенно нового и революционного изобретать не пришлось - на складах ещё много чего с прошлых времён лежало…


- Фиксирую мощный взрыв в районе цели! - пришло сообщение от акустика. - Второй!


Торпеды рванули с интервалом менее тридцати секунд…


- Противник снял защитное поле!

- Огонь! Нельзя упускать такой момент! - немедленно отреагировал каперанг.

И в течение следующих пяти минут в "утюг" прилетело сразу несколько 240-мм "гостинцев".

- Наблюдаются многочисленные очаги загорания. Противник прекратил огонь, имеет крен на левый борт. Ход замедлился, - бесстрастно сообщил динамик.

- Задробить стрельбу! Выслать поисково-спасательную партию. Торпедному катеру - перезарядить аппараты и пополнить запас топлива. Всем быть наготове - ждём гостя!

Погасли "дьявольские огни" на катерах. Получив команду, они развернулись в сторону тонущего "утюга". А со стороны транспортника уже спешили ещё несколько катеров.


А на захваченном судне-маяке уже работала команда специалистов. Сорвались с антенн первые сигналы - "Мы тут! Ждем вас!"




В открытую дверь заглянул Слон.

- Давай, своих парней готовь. Радио с "маяка" - есть отклик!

- Стало быть, ждём гостей?

- Ждём… "Гром" возвращается, будет нас подстраховывать.


Морской бой издали выглядит… да, странно он выглядит. Особенно для непосвященного. Толком-то ничего и не разглядеть! Слишком далеко! Вот и утопали мы по кубрикам - там динамики внутрикорабельной трансляции лучше слышно.

Да, она нас уже оповестила о победе, но повода для расслабления ни у кого нет. Теперь-то работать предстоит уже нам… и вот тут тяжелые орудия "Грома" уже мало чем могут нам помочь. Не станет он садить из пушек по кораблю, на котором присутствует свой же десант. Да, издали припугнуть - это за милую душу! Но нам нет особой выгоды в потопленном транспорте. Там может быть много всяческих полезностей!

- Добро! - поднимаюсь с койки и подхватываю "метлу".

Подполковник делает шаг в коридор. Оборачивается.

- Там, это… Иваныча ранило…

- Серьёзно?!

- Ну… Пять пуль. Две в ногу пришлись, а остальные…

- И что врачи говорят?

- Как всегда - работаем, мол… и не лезьте, нафиг, под руку! Главный так на моих парней рявкнул - их не хуже чем взрывной волной в коридор повыносило!

Да, ушедшая на "маяк" группа средств индивидуальной бронезащиты не имела - не вписывается такой вот аксессуар в "легенду"… Но, блин… Иваныч? Чтобы такой мастер подвернулся под случайную пулю?

По-видимому, на моём лице много чего отобразилось, так что подполковник понимающе кивнул.

- Он в одиночку сдерживал дежурную группу противника. А это - не самые распоследние лохи - бывшие штурмовики! Их задача - отразить внезапное нападение на корабль. Так что с опытом и снаряжением - там всё тип-топ! Два отделения! И офицер… Да и дистанция, на которой они перестреливались - метров чуть более десяти… А из укрытий - только комингс входной двери. Там даже краски не осталось - так плотно всё летело!

- И долго он там держался?

- Пять-десять минут - пока наши не подоспели. Кинули им туда "Зарю" и повязали уцелевших. Ранений там только офицер и один матрос не получили, пятерых штурмовиков осколками и пулями попятнало основательно. А прочие… сам понимаешь… он на таких расстояниях не мажет!

Да, уж… могу себе представить какой кромешный ад там творился…


Казалось бы, я видел уже "переход", даже и сам участие принимал… но, один хрен, ничего в этом явлении не понимаю. Чуть подёрнулось дымкой небо, на мгновение набежала полумгла - и вот, пожалуйста! Нарисовался гостенька!

Нехилый, между прочим, кораблик!

Не круизный, разумеется, лайнер - обычный, хотя и очень большой, сухогруз.

- Либерийский флаг! - хмыкнул стоящий рядом со мной капитан из морпехов. - Ну, хоть не британский…

Никакого открыто расположенного вооружения на корабле не имелось. Но вот зачехлённые силуэты на палубе подозрительно напоминали танки, которыми, скорее всего, и являлись. Понятно, что против пушек крейсера им ловить нечего, но вот по нашему кораблю и по катерам из них вполне могли бахнуть. И вполне возможно, что и попасть…

- Глянь! - протягивает мне бинокль Слон. - Повылазили!

И действительно - на палубе гостя поприбавилось народа. Интересно им, видите ли… Мы сейчас стоим на мостике, за стеклами они нас даже в бинокли не разглядят, но капитан повелительным жестом отсылает нас вниз - посторонним тут делать более нечего!


- Ладно, - кивает подполковник. - Иди, поднимай своих…


Подошедший к гостю катер сбавил ход, приноравливаясь подойти поближе к спущенному трапу. И на палубу быстро поднялся худощавый офицер в сопровождении нескольких штурмовиков. И прямо у трапа его встретили двое - помощник капитана и пожилой капитан сил самообороны Японии.

Бросив взгляд на погоны хозяев, офицер вытянулся и, приняв уставную стойку, отрапортовал.

- Кормовой офицер Да Вэй Лон! Направлен к вам в качестве офицера связи! Прошу проводить меня к капитану.

- Капитан Ямада! - козырнул капитан сил самообороны. - Рад вас видеть!

Да Лон (которому в данном случае слегка поменяли имя) почтительно кивнул и прищёлкнул каблуками. Но не сводил внимательного взгляда с помощника капитана - здесь и сейчас, независимо от звания с у х о п у т н о г о офицера, старший - именно он! И морской офицер это понял - пробежала по его губам мимолётная улыбка.

- Помощник капитана Сакэда Исиро, рад приветствовать вас на борту нашего корабля! Прошу следовать за мной.

Ждём…

Готовы к посадке штурмовые группы, работают моторы катеров…

- Радио с "гостя"! Готов следовать за нами!

Откладывается штурм… пока откладывается…


- По сообщениям с корабля, на борту находиться порядка восьмисот человек, - офицер разведотдела положил на стол к капитану "Грома" несколько листов бумаги. - Почти все - военнослужащие японской армии. Есть порядка двух десятков гражданских - отставные офицеры. Личное оружие - у всех. Преимущественно - пистолеты, но есть и легкая стрелковка.

- Что в трюмах?

- Точного списка не имеем. Но по предварительным оценкам, там имеются танки различных модификаций, самоходные орудия и легкая бронетехника. Разумеется, присутствует и буксируемая артиллерия. Миномёты, автоматические гранатомёты и тяжелые пулемёты. Много боеприпасов - ими заполнен отдельный трюм. По вполне понятным причинам, наш офицер не особо интересовался этими вопросами…

- Где размешён личный состав?

- Старшие офицеры - в отдельных каютах. Все прочие - в кубриках. Часть народа находится в кормовом трюме - там оборудованы двухъярусные нары.

- Настроение?

- Воодушевлены. Рвутся в бой. Несколько раз уже интересовались сроками начала занятий. Наш офицер отвечает уклончиво - мол, моё дело - только поддержание связи с капитаном эскортирующего корабля. Для этой цели им доставлена на корабль радиостанция. Радиорубка транспорта опечатана - по соображениям безопасности. Около неё выставлен круглосуточный пост.

Каперанг только головою покачал.

- И как воспринял это капитан транспортника?

- Ему указали на повреждения крейсера. И пояснили, что задержка с переходом была вызвана боем - их собирались перехватить.

- Поверили?

- Трудно сказать… Но следы от попадания снаряда трудно подделать…

- Так… Ваши предложения?

- Организовать визит вайнов на транспорт. Предлог - элементарное любопытство. Ведь ещё никогда на Дант не допускались инопланетные гости с оружием в руках! Всем же интересно посмотреть на таких людей!

- А если им начнут задавать вопросы?

Офицер разведотдела пожал плечами.

- И на здоровье! Что может знать морской офицер с корабля сопровождения о планах обучения сухопутных войск? Да это вообще не его сфера интересов! А вот о подробностях боя - разумеется, в нужном для нас ключе, поведать стоит…


Сказано - сделано.

И спешно прибывший с корабля-"маяка" Хасан, прихватив ещё парочку человек, отправился на транспорт.

Встретили его там со всем подобающим уважением. Как и ранее прибывший офицер связи, Хасан (представившийся старшим носовым офицером) особо выделил среди встречавших именно морских офицеров. Что и было воспринято последними как должное…

Гостей провели по кораблю, показали жилые помещения и трюмы с вооружением. Предоставили возможность пострелять и из земного оружия - гости развеселились при виде скачущих по палубе гильз! И даже прихватили несколько штук - на память, так сказать…

- Тут есть неудобство! - покачал головою Хасан. - Эти… данные предметы могут вызвать задержки в работе судового оборудования! Если что-то попадает в механизм… Наши пули гораздо удобнее потом собрать - есть даже специальное устройство для этого!

В свою очередь, он любезно распорядился доставить на транспорт два десятка "метел" с большим количеством магазинов и заряжающей машиной - для ознакомления личного состава с подобным вооружением.

- Это очень правильно! - пояснил один из спутников Хасана. - У нас приняты всего несколько калибров! Тяжелые пушки могут иметь, в пересчёте на ваши единицы измерения, калибр э-э-э… - Офицер украдкой заглянул в блокнот. - Сто восемьдесят или двести… миллиметров. Скорострельные установки - двадцать. Ну а всё легкое стрелковое вооружение выпускается одного калибра. Это существенно облегчает снабжение боеприпасами. А у вас… такое разнообразие… Как снабжать в бою части с различным вооружением?

- А если подразделение отойдёт достаточно далеко от своего корабля?

- Возьмут с собою заряжающую машину.

- Даже на отряд в десять-двадцать человек?

Офицер задумался. Медленно кивнул.

- В ваших словах есть весьма интересные мысли! И, хотя мы и не воюем столь малыми подразделениями…

- Мы с удовольствием покажем вам, что может сделать такая "небольшая" группа!

Доставили на транспортник и продовольственные пайки. Разумеется, было сделано различие на офицеров и низших чинов.

Однако же…

Офицеров тут оказалось подавляющее большинство - более семидесяти процентов всего личного состава. Но гостеприимным хозяевам тотчас же пояснили столь странную диспропорцию.

- Мы выбирали самых лучших инструкторов! Имеющих большой опыт! Вы же понимаете, что только офицер может правильно обучать новобранцев…

Ну, если у встречавших и имелись какие-то возражения, то никто их вслух не высказывал.


- Это идейные и высокомотивированные люди, - Хасан сжал на секунду губы. - Я беседовал со многими… насколько мне это позволяло знание языка… Большинство из гостей неплохо владеет английским языком, так что здесь всё было вполне объяснимо. Они подготовились должным образом, так что и моя разговорная речь была воспринята как нечто, само собою разумеющееся.

- То есть, обучать будущих морских пехотинцев они будут… - произнёс каперанг.

- Вне всякого сомнения! Даже и в бой с ними рядом пойдут! С превеликим, между прочим, удовольствием!

- Это с инопланетными-то захватчиками?

- Для них - это шанс отомстить за многолетние унижения со стороны американцев. Ну и нас, разумеется… думаю, что и Китаю тоже основательно перепадёт. Во всяком случае, такие разговоры я слышал не раз. Да и записать многое удалось - даже и на видео.

- М-м-да…

- Тут есть ещё кое-что, товарищ капитан первого ранга!

- А именно?

- Данный транспортник - не просто сухогруз. Это рейдер!

- По типу наших трофеев?

- Гораздо лучше! Там есть установка для запуска тактических ракет - замаскирована так, что и не сразу-то поймешь! Установка ракет ПВО - спрятана в фальшивой рубке. А "бофорсы" можно смонтировать в течение нескольких часов - все предварительные работы давно уже проведены. А сами пушки - в трюме, ждут своего часа. Команда судна - сплошь военные моряки, гражданских среди них нет вообще. Более того! - Хасан покачал головой. - Этот корабль - первый из пяти построенных.

- То есть?

- Он должен вернуться назад. Имея на борту подготовленный инструкторами полк морской пехоты, танки, артиллерию, тактические ракетные установки и средства ПВО. И личный состав, который обучен применению этого вооружения. А сюда перейдёт новый, на этот раз загруженный только оружием и снаряжением. На Земле начата закупка требуемого количества подобного добра. Вернувшийся корабль присоединится к боевым кораблям противника - это уже оговорено. А инструкторский состав продолжит здесь работу уже на постоянной основе.

- Ничего себе у них планы… - командир крейсера аж присвистнул. - А как вам удалось всё это выяснить?

- Да всё просто, - усмехнулся собеседник. - Соперничество между армией и флотом - оно и тут явило себя во всей красе. И то, что наш человек подчеркнул своё о с о б о е отношение именно к м о р с к и м офицерам - не замедлило принести свои плоды! Со мной говорили уже гораздо откровеннее! Флотские офицеры, я имею в виду… Кстати, они с пониманием восприняли то, что никого из них пока не пригласили на крейсер. По их мнению, которое я не замедлил подтвердить, мы должны сначала исправить все повреждения - и уж потом принимать гостей! А на любопытство сухопутных вояк - им трижды начхать. Здесь я получил полную поддержку со стороны капитана корабля.

- Да уж… - кивнул каперанг. - В Японии они даже боевые действия друг против друга вели - бывали в их истории и такие вот времена… Ваши соображения?

- Положа руку на сердце - я бы их прямо здесь и потопил! - Хасан был категоричен. - Жаль, правда, снаряжения…

- Ну, топить мы их пока не станем. А вот на берег высадить - попробуем! Идем на Штормовые острова!


А на транспортнике проводят учения! В оптику очень даже неплохо видно, как скачут по палубам и переходам вооружённые люди. Начата установка "бофорсов" - две пушки уже смонтировали. Гости по-своему восприняли информацию о том, что их прихода тут кто-то не хотел.

Во всяком случае, с танков сняли брезент, и теперь там тоже налажено постоянное дежурство экипажей. Сомнительно, правда, что они смогут таким образом отразить нападение серьёзного корабля, но вот кому-то менее оттопыренному (типа нас…) могут вломить очень даже нехило.

Наши офицеры, прибывая в гости, с большим интересом рассматривают подобные приготовления. Легенда - железобетонная! Они, типа, "впервые" видят, чтобы от нападения боевого корабля защищались подобным образом. Ну а гости - эти и рады, что смогли как-то утереть нос вайнам! И поэтому всячески демонстрируют свои нововведения.

- Атакой с катеров их теперь, пожалуй, что и не взять… - опускает бинокль Слон. - "Бофорсы" - это серьёзно! Могут накрыть огнём более чем за версту!

Да уж… Уже привычная скорострелка имеет гладкий ствол и прицельно бьёт на пять фаров. Переводя в знакомые единицы измерения - почти на семьсот метров. Правда, и плотность огня у неё… Но у земных пушек ещё и разрывные снаряды - а это неслабый аргумент!

Так на транспортнике ещё и ракетная установка имеется! Да пушки танков, не говоря уже и о прочей стрелковке.

- Заведённые черти! - восхищается подполковник. - Нет, ну ты посмотри, как они жилы рвут!

Противник опасный. А складывая некую "отмороженность" хорнов с тем, что могут им дать эти ухари…

Нет, мы учим не хуже. Где-то даже и лучше - мы заставляем своих бойцов ещё и голову включать. И это - весьма серьёзный аргумент в любом бою. Не просто автоматизм - а ещё и правильное мышление.

Неожиданный ход придумал кто-то из наших морпехов - на транспорт отправили два взвода из инженерного корпуса Балка. Типа - а пусть они чему-нибудь научатся!


Тут риска немного.

"Диггеры" - так у нас их называют, в основном заняты строительными работами, боевая подготовка у них не самое главное. Но - есть и она. И вот ведут её, в основном, ребята из "Стрелы"! Так что шансов проболтаться о д р у г и х инструкторах - немного. Так что вот посмотреть на то, чему собираются учить гости - безусловно стоит. А вместе с ними отправились и мои парни - человек десять.

И первый же день показал - легкой драки не ожидается.


- Очень большое внимание уделено физическому развитию - каждого прибывшего осмотрел врач и один из инструкторов.

Ну, по этому поводу никто особо и не переживал - хиляков среди наших ребят не было. Работа в шахтах… там такие мускулы можно накачать! А тут ещё и более-менее нормальное питание.

- Отношение к курсанту - предельно жестокое. С палками инструктора не расстаются. Некоторые ребята еле-еле сдержались…

Думаю, что вот как раз по э т о м у поводу, у гостей с вайнами будет полное взаимопонимание. Тем тоже никакие сантименты неизвестны. И отношение офицеров к низшим чинам трудно назвать доброжелательным. А вот у нас… тут всё иначе обстоит! Вот и сдерживают парни свои эмоции. С трудом - но смогли же!

- Стрелковая подготовка… ну, у них по-другому всё… Запоминается с трудом - много лишних движений.

Ну, "метла" - явно не самое подходящее оружие для отработки строевых приемов, не спорю…

- Рукопашный бой - тут всё очень даже неплохо поставлено. Но инструкторам не понравилось то, как мы исполняем некоторые приёмы - у них это делают не так. Или вовсе не даже не делают.

Скорее - делают г о р а з д о позже - на ином уровне обучения. Начинающим такие сложные вещи учить рановато.

- Тактика - тут нам учиться нечему. Ти Лан и Дор Вэй показали нашу манеру прохода узких коридоров - инструкторы были крайне озадачены.

И что ж вы хотели-то? Такой практики, как у некоторых наших парней - у большей части прибывших и в зачине не имеется! Неча, господа, нос-то задирать… Где в последние пятьдесят лет воевал японский флот и силы самообороны? Навскидку и не припомню даже… А за плечами любого из моих ребят минимум по пять лет боев и штурмов. Не учебных! Так что - тут ещё кто кого учить будет…

- Танки… Парни Балка были просто потрясены! У них такого нет!

У нас - тоже, откровенно говоря. На баржи снабжение кой-чего другое грузили, не до бронированных машин было… Да и с кем здесь-то на танках воевать? Танк крейсеру не противник! Мои-то хорны такую технику видели, а вот ребята из инженерного корпуса - только на экранах могли её наблюдать.

Оценили артиллерию - здесь разговор шел вполне на равных. Уж чего-чего, а ставить и обслуживать пушки тут много кто умеет… Компьютер для расчета артогня вызвал уважительное восхищение - вполне, кстати, заслуженное!


- Если они будут готовить штурмовые команды - это будет плохо! Вайны пока не знают многих вещей - они им попросту ранее были не нужны. Конечно, они и сами научаться этому со временем. Но с этими инструкторами - время пойдёт существенно быстрее! - подвёл итог Ма Той.


Об этом я доложил подполковнику.

Слон кивнул - парни Балка тоже представили ему подробный доклад. И там сложилось приблизительно похожее мнение.

- И чего мы тут с ними валандаемся? - высказал я своё удивление, пользуясь давними дружескими отношениями с подполковником. - Торпеду в бок - и на дно!

- Не стану спорить - я тоже так думаю, - кивает Слон. - Но командир распорядился вести транспорт на Штормовые острова. Там попробуем разгрузить… а дальше посмотрим.


После нескольких совместных тренировок мы перестали направлять своих ребят к гостям. Не потому, что те что-то там заподозрили… нет… Тут другое…

Гости не скрывали своего воинственного настроения, и охотно делились с нашими офицерами планами на дальнейшее развитие событий. Сказать, что всё это нашим нравилось - нельзя… народ еле сдерживался. Многие из них ещё очень хорошо помнили все "прелести" пребывания под вайнами. И свои эмоции сдерживали с большим трудом! А поскольку дураков среди прибывших явно не имелось, то риск того, что где-то что-то треснет был слишком велик! Что-что - а слушать и там умели неплохо. И кто-то из наших ребят вполне мог не сдержать эмоций. Если уже не сорвался…

Судя по всему, гости уже были в курсе взаимоотношений между офицерами и низшими чинами - и абсолютно автоматически распространили эти правила общения и на себя. Тот, кто учит - тот и старший! Учитель - главный всегда!

Так что свои палки они пускали в ход не задумываясь.

А вот это - перебор… Бывшие шахтёры т а к о г о терпеть не собирались!

И прекратились поездки на обучение.


Мотивировка была простой - личный состав задействован в аварийно-восстановительных работах. Мол, риск очередного боестолкновения никто не отменял!


- Работы на транспорте идут даже ночью! - доложил командиру "Грома" дежурный. - Смонтировано ещё шесть скорострельных пушек. Установлены крупнокалиберные пулемёты - восемь штук. Борта корабля обнесены колючей проволокой.

- Они так собираются от снарядов защищаться? - поинтересовался каперанг. - Что ж… не станем мешать! Чем бы дитя не тешилось…


Три дня ходу… Корабль гостей уже совершенно открыто ощетинился разнокалиберными стволами. Разве что минометы на верхнюю палубу не выволокли! Палубные команды теперь носили не только оружие - одели даже и бронежилеты. "Усох" и радиообмен. Наш офицер по связи ещё находился на борту. И судя по его сообщениям, отношение к нему из дружелюбного сменилось на осторожно-предупредительное. Вопросы ему теперь задают всего двух видов - когда прибудем в порт назначения, и когда, наконец, ожидается сеанс связи с руководством?

И если с прибытием пока всё более-менее удаётся утрясать, то вот относительно связи… В первые дни режим радиомолчания был вполне объясним - всё же враг рядом, то сейчас, когда мы отошли достаточно далеко от места боя, опечатанная радиорубка уже вызывала некоторое недоумение.

Но дать им доступ в эфир…

Кто знает - с кем они выйдут на связь? И какие на этот счёт были достигнуты договорённости ещё на Земле?


- Всем командирам подразделений собраться в оперативном классе! - рявкнул динамик корабельной трансляции.

Вскакиваю с койки, поправляю китель, быстрый взгляд в зеркало - нормальная, чуток заспанная морда - пойдёт! Ставшую привычной "метлу" закидываю за спину.

Оперативным классом у нас громко именуется большая каюта на корме. Там убрали одну переборку, и теперь в "класс" можно попробовать забраться всем вместе. Ну… не всем, правда, стульев хватит… Но ничего, чай, не графья!

- Мы находимся в виду Штормовых островов, - коротко пояснил Слон. - Идём на новую стоянку, в основную бухту не заглядываем. "Гром" провожает нас до входа и уходит дальше. У гостей не должно сложиться впечатления, что крейсер их конвоирует. Заходим вместе, мы им не опасны. У нас, кроме стандартных скорострелок, другого оружия нет, так что тут они нас превосходят безусловно! Правда…

Подполковник ехидно усмехается, и в зале наблюдается некоторое оживление - про береговые батареи тут знают все.

- Вот именно! - кивает он. - Но внешне - они тут самые крутые! На берегу их уже ждут. Приготовлен жилой городок и парк для размещения техники. Наши представители их проводят, пусть командование гостей всё осмотрит. Определят порядок выгрузки техники, схода на берег личного состава… короче, им работы хватит. Мы ничего и никого не ждём. Наш корабль пришвартовывается практически одновременно - но к соседнему пирсу. Часть команды сразу же сходит на берег.

И тут вопросов нет ни у кого. Пусть у японцев возникнет впечатление, что их визит - дело насквозь обыденное. И никому тут нет особого дела до каких-то там визитёров.

- А мы - сидим тихо! Как мыши под веником! На палубу могут выходить только члены команды - да и то… Для всех - корабль пуст!


- Вот! - кивнул штабной офицер. - Эти дома приготовлены для вас. Слева, за забором, технические помещения. Для автомашин и прочей техники. Там же расположен и продовольственный склад. Запас продовольствия приготовлен из расчёта питания восьмисот человек в течение десяти дней. Вы можете подать заявку - и завтра вам привезут свежие овощи. Изделия из муки могут быть приготовлены по вашей рецептуре - если вы её нам сообщите.

- Вода? - поинтересовался седоватый майор.

- Две скважины. В жилом городке и в технической зоне. Она проведена в жилые помещения, и есть краны в технической зоне. Вас проводят и покажут всё, что вам будет интересно.

- Охрана?

Штабной удивлённо приподнял бровь.

- Она вам требуется? Хм-м-м… Хорошо, я отдам распоряжение, чтобы прислали дежурный взвод…

- Вы неправильно меня поняли… - примиряюще развёл руками старший инспекторской группы. - Я имел в виду совсем другое! Должны ли мы выставить посты?

Офицер пожал плечами.

- У нас - это является обязательным. Впрочем, мне дано указание не препятствовать вам... Вы можете поступать так, как сочтёте нужным.

Уже в самом конце осмотра жилого городка (скромно - но чисто и как-то даже уютно…) тот самый седоватый майор задал ещё один вопрос. Тактично обождав, когда большинство народа разойдётся в стороны, он повернулся к представителю встречавшей стороны.

- Прошу меня простить, но я вынужден задать ещё один вопрос!

- Слушаю вас, - вежливо наклонил голову штабной.

- Нам было сказано… ещё там… что для нас будут предоставлены… организовано… э-э-э… женское общество! Мы достаточно долго были в море… ну, вы меня понимаете? Здесь ведь нет никакого города…

- Здесь вообще нет городов, - пожал плечами офицер. - Эти острова - единый военный лагерь! И… э-э-э… место, где обучаются войска. Но относительно вашей просьбы - я не вижу никаких затруднений. Каковы ваши потребности?

- Здесь одновременно будет находиться не менее семисот человек…

Штабной на секунду задумался.

- Одна женщина может обслужить в день порядка двадцати человек. Для старших офицеров эта цифра будет меньшей - пятеро. Составьте заявку, укажите свои потребности - и завтра сюда прибудут рабочие, чтобы собрать отдельное строение для этой цели. Разумеется, с двумя различными входами и изолированными помещениями. Или у вас есть какие-то свои, особые, требования в данной части?

- Нет, нас вполне устроит подобный вариант, - кивнул майор. - Как много времени на это уйдёт?

- На сборку помещения - три дня. На четвёртый сюда уже прибудет рабочий персонал.

- Их услуги как-то оплачиваются?

Офицер усмехнулся.

- Ну, если вы пожелаете… им можно делать какие-нибудь подарки… Обычно, это еда и напитки. Впрочем, мы вас никак не ограничиваем. Кстати, прошу подать мне поимённые списки ваших людей - завтра наш офицер привезёт вам деньги за первый месяц.


- Они нам не верят, товарищ капитан первого ранга, - доложил начальник контрразведки. - Установленные в казармах микрофоны позволили записать разговоры их руководства.

- Не верят - в плане чего?

- Полковник Исии Сато, возглавляющий всю эту группу, считает, что "Гром" утопил именно тот корабль, который должен был их встретить. Ибо мы не передали им заранее оговоренный сигнал.

- Хм! - усмехнулся каперанг. - А что же они тогда дурака валяли всё это время?

- А как, простите, они смогли бы противостоять пушкам крейсера? Дураков там нет…Именно по этой причине, они и не пробовали выйти в эфир - понимали, что последует за их радиограммой.

- А что сейчас?

- На корабле имеется мощная радиостанция на колёсном ходу. Её доставят в лагерь, развернут…

- И как они смогут сообщить координаты?

- Расчёт на то, что их запеленгуют.

- Так… - откинулся на спинку кресла командир "Грома". - Интересно… И за кого же они нас принимают?

- С ними договаривался капитан Дэн Эс Маару - он возглавляет объединённую группу капитанов. Так называемая, "группа восьми" - по количеству капитанов. Судя по нашей информации, это порядка пятнадцати процентов всех наличных боевых кораблей Данта.

- Неслабо!

- Разумеется, у него есть и оппоненты - именно за них нас и принимают. Что интересно, единства среди японцев нет. Они, в принципе, пошли бы и на сотрудничество с конкурентами Маару - если те гарантировали бы им те же условия. Но, полковник настоял на соблюдении первоначальных договорённостей. Он считает, что "группа восьми" сможет оказать более существенную помощь Японии уже на Земле. Там попросту больше их кораблей.

- И на что же рассчитывает Сато?

- Как ни странно, он уверен в победе. Сгрузив танки, самоходки и прочее вооружение, возведя укрепления, они рассчитывают продержаться до подхода кораблей своих нанимателей. Боезапаса у них должно хватить… А корабельные пушки не ведут огня по ненаблюдаемым визуально целям - и японцы это знают. Кстати, их компьютеры и привезены специально для этой цели.

- То есть, удара с моря они не опасаются?

- Нет. А сухопутные подразделения, как они считают, немногочисленны и не смогут прорвать хорошо укреплённую оборону. Они кое-что знают о Штормовых островах…

- То есть, - наклонил голову каперанг, - Сато не поверил в то, что здесь полигон?

- Он знает, что тут, в основном, рудники и заводы. А сухопутные подразделения представлены лишь охраной этих объектов. И никто не пошлёт их на штурм, оставив громадную массу рабов без должной охраны. Да и саму возможность такого исхода японцы не допускают. Всё же "группа восьми" имеет немалый авторитет на Данте… Проще договориться…

- А он тогда снимет сливки… Как же - не предал! Хитёр мужик!


И пошла работа…

Как удалось выяснить, экипаж корабля, практически в полном составе остался на борту. А на пристани, пользуясь тем, что других кораблей там не имелось и, стало быть, ходить более некому и некуда, теперь установлены два поста. Выложили из мешков с песком укрепления, внутрь которых затащили по пулемёту и посадили четверых матросов. И пирс теперь прикрыт со стороны берега. А с воды - высоко… не залезть (ну, это некоторые самоуверенные товарищи так думают… и пусть продолжают и далее в том же духе!)…

Быстрыми темпами сгрузили танки, и рычащая дизелями колонна ушла в сторону лагеря. Выдвинулась туда и артиллерия, сопровождаемая машинами с боезапасом. Машины вместе с водителями, кстати, предоставила принимающая сторона…

"Вежливые" японцы рассыпались в благодарностях. Но сидящие в кабинах водители (инженерный корпус Балка) на это почти никак не отреагировали, лишь командовавший операцией офицер благосклонно наклонил голову.

Разгрузка велась круглосуточно, как команда корабля ещё с ног не валилась-то?

Почти двое суток подряд… это ж какие нервы иметь надобно?


Да и в лагере кипела работа. Выкладывались из мешков с песком оборонительные линии. Чисто формально - пригласили и наблюдателей. Вот, мол, как надо организовывать лагерь! Вот так мы оборудуем наши позиции - учитесь!

Со своей стороны, дабы ускорить ход работ, мы предложили помощь рабочих и заливку бетоном, мол, так же будет лучше!

Так вот и появились на линии укреплений бетономешалки. Замахали лопатами рабочие - их было много! Чай, не шахта… можно, хоть воздухом подышать…

Единственный затык вышел с борделем.

Местный проект всё же японцев не устроил - пришлось переделывать. Так что ни о каких трех днях и речи быть не могло! Есть, знаете ли, разница между казармой и публичным домом!

Ну что ж… Поразмыслив, японцы предложили устроить так, чтобы окончание его строительства было бы приурочено к окончанию возведения укреплений. Мол, тогда всё разом и отпразднуем!

А попутно они обратили внимание, что к ним приезжают одни и те же люди - почему?

Так просто же всё - нет тут праздношатающихся. Всё, а уж офицеры - так в первую очередь, заняты на службе!

Что ж… тогда, возможно, вы не откажетесь принять приглашение на торжества, посвящённые началу полноценного функционирования учебного центра? Ибо этот лагерь обозвали именно так.

Предложение было принято с благодарностью. Вот только флотских офицеров невозможно пригласить - корабль ушёл на ремонт! А вот практически вся верхушка местного гарнизона (совсем, кстати, небольшого…) с "нетерпением" ожидала данного мероприятия. Без флотских… ну, не страшно!

Ничего… в следующий раз!

Хотя, как почему-то показалось, данная информация была воспринята японцами с облегчением…

И молчала установленная радиостанция.

Незачем привлекать к себе лишнее внимание… не закончены ещё постройкой капониры и пулемётные гнёзда… надо ещё немного подождать.


- "Шестой" - "Стреле".

- В канале.

- Занял позицию. Наблюдаю патруль противника.

- Принял "Шестой". Ждать команды.


На связь поочерёдно выходят группы, докладывают о выдвижении на позиции.

Вот и кончилось ожидание! Команда пришла ещё утром, так что к нужному часу народ ещё и поспать чуток сумел.

Закончена постройка пулемётных гнёзд и "временных" укреплений. Они и вправду - временные. Только вот смысл в это слово вложен разный - в зависимости от точки зрения. Японцы на полном серьёзе вознамерились повторить нашу операцию - разом прибрать к рукам весь остров. Чтобы потом торжественно сдать его своим нанимателям - и нехило на этом заработать! Так что и свои жилища - не только укрепления, они на полном основании считали временными. Обезопасить себя от охраны, заблокировать выход рабов на поверхность - большой сложности в этом гости не видели. Воевать всерьёз никто и не собирался - вооруженные легкой стрелковкой охранники не казались серьёзным противником. А уж противопоставить танкам им и вовсе было нечего. Пушек береговой обороны гостям, разумеется, никто отчего-то не показал… Как своеобразная рекламная акция, данная операция могла нехило приподнять авторитет японцев - и они были готовы рискнуть!

Данная идея не нашла особых возражений - заговорщикам постарались изо всех сил подыграть. Их даже специально провезли по некоторым интересным местам - дабы они своими глазами увидели посты у рудников и АЭС. А вот завод им показали всего один - но даже и он впечатлил приезжих до глубины души - на некоторое время они слегка усомнились в возможности взять его под контроль. Ребятам из контрразведки пришлось из кожи вон вылезти, изобретая такие маршруты, чтобы гости не увидели вокруг ничего лишнего. Так что у них возникло стойкое впечатление, что основные объекты им известны. И по самым смелым прикидкам, охрана была не столь многочисленной. Им ещё и подыграли - мол, даже в случае успешного восстания никто и не подумает посылать сюда какую-то карательную команду - достаточно рвануть склады и задержать очередной корабль с продовольствием. А дальше всё сделает голод…

Вопрос же о том, не опасаемся ли мы восстания, был встречен вежливыми улыбками.

- Один поворот рубильника - и все бунтовщики могут и далее оставаться "свободными". Под землёй. Пока у них хватит продовольствия…

Тот же факт, что остров был далеко не один - и вовсе как-то ускользнул от внимания визитеров. У нас хоть трофейные карты имелись, могли свериться… а вот их почему-то никто не удосужился просветить на эту тему. Впрочем, теперь я понимаю вайнов… такие, с позволения сказать, "союзники"… тут и врагов-то больше никаких не надобно! Дураками вайнов и раньше никто не считал, а сейчас они и вовсе наглядно это подтвердили. Взять-то они с японцев возьмут - что смогут. А вот отдавать… думаю, что на этот счёт у них имеется с в о ё мнение. Которое может прийтись кое-кому из присутствующих не по вкусу! Мало ли кто там чего обещал… не своим же?!


Стоявшие на постах ребята из наших батальонов и парни из инженерного корпуса, провожая взглядом небольшую колонну автомашин, только крепче стискивали в руках оружие. Многие уже были в курсе того - кто именно пожаловал к нам в гости! Равно как и цели визитеров были уже хорошо известны.


Вообще, надо отдать должное нашим контрразведчикам. У меня сложилось стойкое впечатление, что все их действия были чем угодно - но только не экспромтом. Уж слишком слажено тут всё самоорганизовалось… Можно было подумать, что подобные операции по "запудриванию" мозгов оппонентам давно уже стали для них привычными. Хотя… всякое могло быть…


Но сейчас - время хитрых игр закончилось. Теперь всё будут решать не подковёрные интриги, а вполне конкретные стволы. По данным разведки, выход радиостанции "инструкторов" в эфир намечен на завтрашний день. Сражу же после того, как вооруженные группы выйдут на штурм и блокаду объектов. И основной упор тут сделан на наличную бронетехнику - охранным частям просто нечего ей противопоставить. Скорострелки не смогут пробить броню, а более мощного вооружения японцы пока не обнаружили. Да, артиллерия даже и одного корабля вполне способна смести с лица земли не только танки, но и весь жилой городок за каких-нибудь двадцать минут. Но ведь "Гром" ушёл на ремонт…

А пока - у японцев некие торжества. Закончены все строительные работы, заняты гарнизонами огневые точки. Одновременно с этим подошли к концу и регламентные работы на разгруженной бронетехнике. Ну… совпало так… бывает!


- "Стрела" - "Третьему".

- На связи "Стрела".

- Отмашка. Как поняли?

- Принял - отмашка! Работаем!

Всё - получена команда. Теперь уже не прячемся.

Прыгнула в ладонь телефонная трубка.

- Всем - начали!


Рванулись в эфир команды - и хлопнули винтовки снайперов.

Ничего на первый взгляд не изменилось… но молчат пулемёты на постах. "Внезапно" исчез со связи и патруль - но очередное сообщение ушло в эфир - давно уже записаны ранее передававшиеся донесения, и связисты могут в любой момент скомбинировать практически любое послание. Голосами вполне реальных людей.

Поникли и наблюдатели на палубе корабля - пуля 12,7-мм, это очень эффективное снотворное…

Бесшумно поднялись над водой портативные линемёты. Хлопок - и обтянутые резиной лапы якорей надёжно зацепились за борта и леера.

И скользнули по ним вверх темные фигуры в гидрокостюмах.

Не ждёт тут никто атаки с воды - и напрасно!

- "Стрела" - Крабу".

- Слушаю, "Краб".

- Палубу зачистили. Был один не до конца упокоенный - теперь молчит. Готовы принять гостей.

- "Шестой" - "Стреле".

- Здесь "Шестой".

- Ваш выход.

- Принято! Выходим.

Прикрываясь бортом корабля, мелькнули вдоль него неясные силуэты. И дрогнул под ногами трап…

Тускло освещённый коридор был пуст - команда спит. Бодрствовал лишь радист и дежурная вахта мотористов. А все прочие, на кого была возложена обязанность контролировать обстановку - с них теперь уже поздно чего-то спрашивать…

Скрипнула, приоткрываясь, дверь - и заплясали по стенам каюты всполохи подствольных лазерных осветителей. Хорошо нападавшим - у них специальные очки, а вот каково тем, по чьим глазам резанули адские вспышки? Тут не просто теряется видимость - сопутствующие неприятности (в виде удара прикладом в совло) - они тоже мало способствуют хорошему самочувствию.

И всё - относительно тихо, отдельные возгласы некоторых недовольных членов команды быстро пресекались с помощью прямого физического воздействия. А проще говоря - кулаком по морде…

Грохнуло только в радиорубке - сработал "Ключ", вынеся замок вместе с частью двери. А влетевшая в пробитое отверстие светозвуковая граната вконец дезориентировала радиста и охранника. Того караульного, что стоял в коридоре, к этому времени уже утащили за угол. Бездыханного - все церемонии побоку!

Здесь у нас друзей нет!


-"Стрела" - "Шестому".

- На связи "Стрела".

- Закончили на борту. Тридцать шесть человек заземлили наглухо, более двух десятков "трехсотых". Все прочие выведены на берег и заперты в отдельном помещении. Корабль наш.

- Потери?

- Один "двухсотый" - капитан, собака, гранту рвануть успел! Трое "трехсотых" - на берегу уже, медики их к себе потащили.

- Характер ранений?

- Двое - осколочные, один - резаная рана. Бросился с мечом какой-то полоумный.

- Выставить посты, проверить весь корабль от киля до клотика! Мало ли что тут ещё эти полоумные придумать могли…

Беру в руку телефонную трубку - абонент на том конце провода откликается почти моментально.

- Здесь "Стрела". В порту закончили.

- Потери?

- Один "двухсотый", трое "трехсотых". Корабль под нашим контролем, посты выставлены.

- Направляем к вам дежурное подразделение, они вас сменят. Выдвинуться в район отметки "семнадцать" и ждать указаний.

- Принял.


Указанная точка находилась в районе парка бронетехники, имелись там запасные ворота. Там, в принципе, и так уже морпехи заныкались, но, пользуясь тем, что мы управились достаточно быстро, командование решило их подстраховать. И правильно, мало ли как там всё пойдёт…

Обсуждая план штурма казарм, все единодушно сошлись на том, что надрывать жилы, стремясь захватить живыми кого-то из руководства японцев, конечно же, желательно… но не настолько, чтобы класть своих бойцов в отчаянной атаке. Да и что настолько серьёзного сможет поведать нам господин полковник? Подтвердить факт сотрудничества японцев с вайнами? А то и без него про это не ведали… Сколь бы серьёзные и авторитетные люди об этом не высказались бы, западная пресса этого попросту «не услышит». А государственные мужи попросту проигнорируют любые доказательства, если они будут им «не в кассу». Да и признать сам факт нашего присутствия на Данте… вот уж фиг!

И поэтому, ещё в процессе подготовки одного из рабочих городков под размещение неприятных гостей, соответствующие доработки были проведены в полном объёме. Благо что пресловутой «двойки» хватало…

Основательные заряды взрывчатки были заложены не только в фундаменты домов, заминирована была и окружающая местность. Не стала сюрпризом и постройка огневых точек. Что ж вы думали, бетономешалки прибыли исключительно по доброте душевной? Ага, щас!

Запихать в заливаемое бетоном пространство заранее подготовленные заряды с дистанционным управлением тоже не стало настолько уж сложной проблемой… Долго аккумуляторы, правда, не протянут… так это и не нужно!

Да, мы безвозвратно теряем в таком раскладе изрядное количество снаряжения и вооружения. И что? Жадность, вообще-то, приводит к бедности!

Можно подумать, у нас тут шаром покати, и последний хрен без соли доедаем.

Сохраним бронетехнику – уже хорошо. Не сохраним… ну, и это как-нибудь переживём.


Однако, времени даром никто терять не собирался, и вскоре передовые дозоры морских пехотинцев уже завернули моих ребят на отведённую для них позицию.

Окопов никто не копал, наблюдение за окрестностями японцы вели непрестанно, и подозрительное шевеление засекли бы мигом. Поэтому на позиции выдвигаемся ползком и стараемся в поле зрения вообще не показываться – тепловизоры у японцев точно есть!


- «Стрела» - «Дозору».

- На связи «Стрела».

- Готовность двадцать минут.

- Принял, двадцать.

Поворачиваю голову и озадачиваю своих командиров – пусть оповестят личный состав.

Здесь и сейчас, основную скрипку играют морпехи, мы, так сказать, на подхвате. Свою задачу мы выполнили, но и тут нельзя не помочь товарищам. Хрен знает этих японцев… какая там кому вожжа под хвост попадёт? А ну, как решат они не спать?

По имеющейся информации они планируют выход утром… но… всё может быть! Теоретически, они могут выждать момент, когда часть наших офицеров будет у них в гостях – хорошая возможность частично обезглавить и парализовать всю оборону. Или, хотя бы, часть её…

Накаркал, мать твою!

- Внимание всем! В автопарке отмечено движение! Слышен звук моторов! Всем быть наготове! Огня не открывать!

Приподнимаю над краем холма обычный окопный перископ – старая добрая «ТР-1» . Никакой электроники на приподнявшемся конце не имеется, засечь меня будет крайне проблематично. А вот на окуляр уже присобачена хитрая насадка, позволяющая неплохо видеть в темноте.

Да, вон, горят на дороге фары. Сколько же их там?

Чуть менее десятка единиц техники.

И как прикажете это понимать?

- В канале «Дозор». Из автопарка вышло три танка, два бронетранспортера и шесть грузовиков с личным составом. Маршрут следования неизвестен. Приказ «Стреле» - следовать за ними, не привлекая внимания. Колонна, вероятнее всего, пойдёт по дороге – вы можете срезать напрямую. При проходе рубежа развёртывания мы постараемся всадить замыкающей машине маячок – по нему отследим её местонахождение.


Всадить маячок… так просто!

А ведь это значит, что кто-то будет должен догнать уходящую машину… или пропустить её над собою, чтобы незаметно присобачить куда-нибудь коробку маяка. Да, она магнитная – как пресловутые мины-магнитки времён Отечественной войны. И в теории её можно хоть палкой из кустов к борту приткнуть.

В теории…

Фигово всё это на практике получается, руками оно как-то понадёжнее будет.

Да, только нужно, чтобы тебя заодно ещё и не заметили. А вот это – будет уже куда как нелегко!


«Стрела» - «Дозору»!

- На связи «Стрела».

- Маяк установлен. Предположительно, колонна выдвигается в квадрат двадцать два – восемнадцать. Приказываю перекрыть пути отхода из указанного квадрата!

- «Стрела» принял. Приступаю!

Данное место – стратегически важный перекрёсток, контролирующий две дороги. Перекрыв его, можно воспрепятствовать подходу подкреплений из глубины острова. Ну, во всяком случае, наши оппоненты имеют все основания так думать. Дорог оттуда идет аж четыре, не считая той, по которой сейчас идёт колонна. Так что перекрыть надобно сразу три точки, как минимум. Там, практически везде на пути есть узкие проходы в скалах, запереть дорогу можно надёжно. Да, танки мы не остановим – попросту нечем. Мы штурмовали корабль, а для этого противотанковых гранатомётов (да и вообще сколько-нибудь тяжелого вооружения…) как-то вот не требуется. Оттого нас и вывели на роль тылового охранения при штурме лагеря.

Ладно, приказ получен – надо исполнять!

В темпе, буквально на бегу, раздаю указания. Делим батальон на три группы, каждая из которых должна занять указанные ей позиции. Окопаться (если успеет) и задержать противника.

Да, можно поднять в воздух вертолёты – они разделают эти бронекоробки с воздуха. Но…

Ещё не отдан приказ о штурме лагеря. А получив от колонны сообщение о воздушной атаке, там все моментом встанут на дыбы. И ничего гарантировать уже нельзя! Так что… будут японцы воевать с обычной пехотой… Думаю, что на подобный расклад там и рассчитывали. А раз так, то никакого, нетипичного для вайнов, вооружения тут быть попросту не может. Гранаты – это максимум.

Правда, сильно сомневаюсь в том, что даже и связкой таковых можно причинить серьёзный урон танку… Тип «90» - машина, в общем-то, достаточно серьёзная. Сто двадцать миллиметров пушка, да пара пулемётов… Один – так и вообще крупняк – 12,7-мм, сурово!

А гранаты вайнов, которыми мы сейчас и вооружены, осколочные, взрывчатки в них немного. На учениях мы обучали ребят вязать связки и использовать их против техники и оборонительных сооружений. Вот с последними получалось очень даже нефигово – осколки буквально выкашивали всё вокруг, залетая даже в самые укромные уголки. Но в плане разрушений… тут было уже не так красиво.

Однако выбирать не приходится – будем воевать тем, что есть. По моему приказу, саперы разделили всю наличную взрывчатку на три части – вышло примерно по десятку килограмм на группу. Ну… не дофига, если честно… Гусянку-то мы танку этим снесём, спору нет. А вот всё остальное…

- «Грот-3» - «Дозору»!

- На связи «Дозор».

- Из автопарка вышла вторая колонна! Практически аналогичного состава. Следует тем же маршрутом!

- «Стрела» - «Дозору»!

- На связи «Стрела».

- Отследить продвижение колонн! Принять меры к их остановке.

- Принял. Но в подразделении не имеется средств борьбы с бронетехникой.

- Поможем. Доклад – каждые десять минут!


Вот так и живём…

Накручиваю хвоста ротным – максимально ускорить продвижение!

- Есть, командир!


Бежим…

Несмотря на ночь, воздух вскоре начинает обжигать легкие, с хрипом выбрасывающие из себя очередной выдох.

Темп!

- Наддать! Ходу, парни, ходу!


Бормочет наушник – вторая группа уже на позиции, срочно устраивают завал на дороге.

Местность тут, мягко сказать, сильно пересечённая, особо на машинах не порассекаешь. Это напрямик можно пробежать относительно быстро, да и то – если знать где и как! Не просто так тут работали парни из инженерного корпуса… А обрушить на дорогу несколько кубометров земли и камней, располагая почти сотней неслабых ребят – задачка вполне осуществимая. Да, танк подобный завал снесёт походя, или переползёт поверху, но это ещё не значит, что и грузовик тут запросто проедет. Скорость-то он во всех случаях снизит. Вот тут и прилетит ему подарочек с обочины…


- Первая группа! Прибыли на место, начинаем обустройство позиций!

Ещё один кирпич с души.


Нам бежать дальше всех. Но и позиция может оказаться… ну, словом, там и пешком-то не очень поскачешь.

- «Стрела» - «Дозору»!

- Здесь… у-ф-ф… здесь «Стрела»…

- Первая колонна свернула! Не доходя предполагаемого района развёртывания, повернула налево!

- Всем – стоп! Отдых! «Дозор», куда они идут?

- Поднимаем беспилотники, ждите указаний…


Так… что-то тут не то… куда, а главное - зачем, они могли свернуть? Присаживаюсь на камень и достаю карту.

- Нор Ге - подсвети…

Разглядываю карту…

Матерь Божья!

- "Дозор" - "Стреле"!

- В канале "Дозор".

- "Дозор" - объект "Светильник"! Они идут туда!

Молчание…

- Ваши предложения "Стрела"?

- Всеми имеющимися силами выдвигаюсь на артпозицию номер восемь.

- Но оставлять без контроля ранее занятые рубежи тоже нельзя, возможны варианты... Сколько человек у вас в наличии?

- Сто двадцать шесть.

- Выдвигайтесь! Прежнее место вашего назначения передаём инженерному корпусу - они уже получили соответствующее указание! Гарнизон артпозиции предупреждён - вас ждут.

Тут надобно пояснить…

Когда наших "высоких" гостей возили по всяким интересным местам, показали им и атомную электростанцию. Издали, разумеется… совсем уж непроходимых дураков к нам не присылали. А вот назад, ввиду наступления темноты, их провезли куда как более коротким путём. Мимо пресловутой артпозиции номер восемь. Той самой, которую мы когда-то штурмовали. Понятное дело, что никто им об особенностях данной местности не рассказывал, проскочили мимо и всё тут. Но понять, что к АЭС есть короткая дорога - они вполне могли.

А стало быть, в наших расчетах изначально имелась ошибка - японцы и не собирались захватывать рудники. Они сразу нацелились на куда как более серьёзный приз - атомную электростанцию! Сомнительно, чтобы у них имелись бы соответствующие специалисты - но, так и у нас в своё время их было не особо дофига…

Да, по большому счету, они и не обязаны захватывать реакторный зал - достаточно взять под контроль энергораспределительный узел. А стодвадцатимиллиметровки с танков добавят проблем и прочему оборудованию станции. Под прикрытием артогня, саперы нападающих заложат заряды в нужных точках…Рванут опоры, обрушат ЛЭП - и остров встанет. Что-то, вполне возможно, потом со временем и заработает… но далеко не сразу! А вот проблем защитникам гости точно создадут - выше крыши!

- Подъём!

Коротко объясняю новую задачу, указываю направление движения.

Сворачиваем с дороги, снова лезть на скалы. Трудно, но путь сократим как бы и не впятеро!

- Но Гай!

- Здесь, командир!

Разворачиваю карту.

- Вот в этой точке дорога сужается. Забираешь всю наличную взрывчатку. Твоя задача - заминировать и обрушить скалу. Обязательно - до подхода колонны, чтобы они не видели взрыва! Большого завала не будет, но даже и такой им придётся расчищать - а это потеря времени. Танки без пехоты не пойдут, да и не факт, что даже они через завал переберутся… Час времени ты нам точно выиграешь! В бой не вступать - броне вы ущерба нанести не сможете! Идёшь вот сюда… - мой палец упирается в точку на карте.

- А что тут?

- Если я прав, и они пойдут на позицию номер восемь, то вы окажетесь у них в тылу. А там - смотри по обстановке. Главная цель - командиры и миномётчики. Близко к нам они не полезут, будут работать издали. Вот тебе и цель! Но огонь открывать только после того, как они завязнут! Первыми не стрелять!

- Яр!

- Надеюсь на вас! - хлопаю взводного по плечу. - Ходу, парни, ходу!


Если кто-то думает, что ночной марш-бросок по неразведанным горам - дело не сильно трудное, то он очень сурово ошибается! Да, и бежим мы, к сожалению, без фонарей - с "гостей" станется и беспилотники поднять… Особо далеко, правда, без GPS они не улетят, но и на километр влево-вправо - запросто! А увидеть с высоты свет нескольких фонарей - плевое дело! Какая домашняя заготовка придумана японцами на этот случай - и выяснять не хочу!

Вот и результаты… соответствующие.

Пятерых мы потеряли - попадали парни со скал. Двое - ещё более-менее, а вот оставшаяся троица - уже серьёзнее.

- Перевязать, вколоть обезболивающее! Одного медика оставить с ними - пусть оказывает помощь! Рацию ему - только на приём! В эфир выходить не ранее, чем, через два часа!


Жестоко?

Да.

Есть варианты?

Тащить их на себе?

Можно, разумеется… но скорость передвижения упадет моментом. И вероятность того, что ноги попереломает ещё кто-нибудь и из носильщиков - тоже достаточно велика. Уж и молчу за то, что никакую поставленную задачу мы не выполним - просто не доберёмся вовремя в указанную точку.

Но решение в любом случае - на мне. Ты командир - ты и отдаёшь приказание. Доживут ли парни до подхода подмоги? Теоретически, трое - точно доживут. А вот оставшаяся парочка…

Однако есть медик - и теперь он обязан сделать всё, что только возможно сотворить в подобном случае.

И, один хрен… тяжело на душе…

Бумс…

Ахнуло в отдалении - Но Гай со своими ребятами добрался-таки до указанной ему точки. Значит, завал на дороге имеет место быть - и у нас есть хотя бы час времени! Поспешаем!


- "Стрела" - "Шестому".

- Здесь "Стрела".

- Наблюдаем вас, встречайте нашего проводника.

Ага, так это уже охрана артпозиции? Супер! Успели, стало быть!


Через несколько минут передо мною нарисовались трое девчат из инженерного корпуса - проводники. Дело пошло немного быстрее, мои парни даже слегка подтянулись. И даже активнее (хотя, казалось бы, куда уж более?) задвигали ногами.

Сваливаюсь в окоп.

- Товарищ капитан, командир взвода Балин Е! - вырастает рядом силуэт. - Вашим людям требуется помощь?

- Так, комвзвода, все помогалки отставить! Времени в обрез! Запасные заряды к пневмопушкам имеются?

- Так точно, - кивает девушка. - В наличии стандартный боекомплект - по шесть зарядов на каждую установку. Итого - сорок восемь выстрелов.

- Двадцать штук - на дорогу! - указываю рукой. - Мои ребята помогут.

- Есть!


Спускаемся вниз.

Раскручиваем тяжелые мотки тонкой и поразительно "цеплючей" проволоки, растягиваем поперёк дороги и слегка закрепляем, чтобы она не поспешила свернуться в непонятную кучу.

Один, второй, третий…

- Прикрыть обочину! И ту - тоже!

Через полчаса работа закончена - добрых полсотни метров затянуто невидимыми в темноте "сетями". Пешком тут точно лучше не ходить - синяки и шишки гарантированы. Да и проехать - тоже сразу не выйдет. Я видел, как такая, невзрачная на вид, "проволочка" тормозит даже танки! Наматывается на гусеницы - и амбец! Всей дикой мощи танкового дизеля не хватает на то, чтобы их провернуть. Да и колесная техника тут вязнет очень даже нефигово.

Закончив работу, отправляю отделение ребят занять позицию на холме справа. Это с точки зрения штурма артпозиции данный холмик бесполезен. А вот для обстрела дороги - очень даже пригоден!

- Врыться в землю - и тишина! Огонь открывать только в том случае, когда противник предпримет попытку освобождения застрявшей техники.

Наверх…

Ноги гудят…

- Командир! - вырастает сбоку темная фигура. - Горячий чай! Девушки специально для вас приготовили!

Блин, как вовремя-то…

Но допить кружку не успеваю, меня отыскивает местный комвзвода. Телефон…

- Ларин у аппарата!

- Беспилотники подтвердили ваш вариант. Колонна преодолела завал, который вы им там организовали, и уже на подходе к вам. Общий штурм лагеря начинается через сорок минут. Продержитесь это время - и мы вышлем на помощь вертолеты с НУРСами. Они разделают эти танки как бог черепаху, - слышится в трубке голос кавторанга Хальзина. - К вам вышло подкрепление - шестьдесят человек на трех машинах. Везут три десятка гранатомётов. Ориентировочное время прибытия - через полчаса.

- Товарищ капитан второго ранга! А вот у флагарта спросить можно? Эти позиции артиллерией пристреляны? Может, подкинуть им сюда угольков?

- Мысль, капитан! Озадачу его. Конец связи.

Кладу трубку и поворачиваюсь к местному командиру. На удивление спокойная и невозмутимая девушка.

- Они подходят?

- Да. Сколько у тебя людей?

- Тридцать пять человек.

Нас вышло в путь сто двадцать шесть человек. Минус Но Гай со своими парнями, минус раненые и санитар, минус отделение у дороги - на артпозиции сейчас девяносто три моих бойца. И три десятка девчонок…

Против шести тяжелых танков, четырёх бронетранспортёров и пары сотен прекрасно обученных бойцов. При полном отсутствии противотанкового вооружения...

- Так, на вас организация медпомощи, поднос боеприпасов и пневмопушки.

- Товарищ капитан, у скорострелок и пулемётов прошу оставить наши расчеты - у них есть опыт ночных стрельб. Вашим бойцам это будет труднее.

- Дорога у вас пристреляна? И ближние подходы к огневым точкам?

- Да.

- Так у вас же стационарные установки, значит, соответствующие деления на шкалах отмечены?

- Да, это сделано.

- Не вижу проблемы для моих стрелков воспользоваться этими данными.

Комвзвода прикусила губу.

- Вот у пульта управления минами - вас точно никто заменить не сможет. Вы, как никто другой, знаете границы минных полей и радиус уверенного накрытия. И ещё! Я не исключаю, что противник сможет подавить нашу радиосвязь. А телефонные линии проложены только на посты управления огнём и к стационарным установкам. Мне потребуются четверо связных, которым не надо будет объяснять - куда им надо попасть. И - быстро!

Девушка открывает рот.

- Всё, командир взвода - это приказ! Выполнять!

- Слышим шум моторов! - пришло сообщение с передовых постов.

Всё, кончилось время на рассусоливание.

- Всем - боевая готовность! Прекратить всякое передвижение! Режим радиомолчания! Без команды не стрелять!

В окулярах ночника обозначилось движение. Ну, ещё бы - скрыть передвижение колонны бронетехники - задачка очень даже непростая!

Ждём…

А в башенном люке переднего танка возвышается неясная фигура - командир? Приборов наблюдения ему недостаточно? Охота своими глазоньками всё видеть? На здоровье… незабываемые впечатления тебе точно гарантированы!

С моего места не видно где именно начинаются наши импровизированные заграждения, я только приблизительно сейчас могу это представить. Что ж, будем надеяться, что эти фокусы и тут сработают не хуже, чем на учениях…

Чу!

Изменился звук работы двигателей! Газует мехвод!

Двинулся вбок второй танк, объезжая запнувшегося собрата.

И уже два движка взвыли на высокой ноте!

Поднимаю трубку телефона.

- Пост контроля номер один!

- У вас там должны быть устройства дистанционной минной постановки - дайте пару залпов по месту нахождения танков!

Отлично, теперь натяжные датчики цели перепутаются с проволокой - и я сильно не завидую тем умникам, которые попробуют освободить застрявшие танки!

При попытке обхода неприятного участка застрял на обочине и третий танк, надежно закупорив вообще всю дорогу.

Жаль, что нельзя понакидать мин ещё и по основной колонне, уж очень она соблазнительно сбилась в кучу! Не долетят кассеты… далековато!

Но… есть и обычный миномёт! И парочка АГС!

Да, у нас не так-то уж и много мин - всего шестьдесят штук… но и это - тот ещё сюрприз! Если каждая, свалившаяся с неба гостья, прихватит с собой хотя бы одного супостата, так и это будет просто-таки царским подарком!

- Миномётчики - огонь!

Мама дорогая - что тут началось!

Миномёт работает из укрытия на вершине холма - засечь его позицию практически нереально. Сильно сомневаюсь, что у противника имеется соответствующая РЛС. В смысле - в колонне имеется. Так-то подобное оборудование у них присутствует, но в данном случае оно совершенно избыточно.

У дороги вспыхивают сразу два костра - это девчата хорошо попали!

- Объявляю благодарность расчету миномёта!

Хлопают разрывы и у танков - кто-то, похоже, полез-таки распутывать проволоку. Ну-ну… флаг ему в руки… такое заграждение только направленным взрывом можно снести. А в данном случае и он не поможет, тут теперь работы кусачками и автогеном - на добрых несколько часов.

Протрещали внизу выстрелы - засада у дороги отгоняла прочь всяческих непрошенных "помогальников".

И вот тут - проснулись, наконец, танковые орудия…

Да, боевая машина не может передвигаться - но стрелять-то она способна и с места!

Встали в темноте огненные всполохи - танки ударили даже тяжелыми пулемётами. Ох, не завидую я сейчас нашим засадникам…

А основная позиция пока молчит. Не время ещё…

Каждая выигранная нами сейчас минута - это чьи-то спасённые жизни! Нет у нас противотанкового оружия, и нечем остановить боевые машины - дойдут они до окопов. А следом и пехота подоспеет. По самым скромным прикидкам, там, внизу, порядка двух сотен хорошо обученных бойцов. Да при поддержке нескольких орудий и скорострельных пушек бронетранспортёров - они нам тут дадут похохотать!

- Противник пробует подать тросы на застрявшие машины, - прозвучало в трубке телефона. - Видим подсветку приборов ночного видения, солдаты начали резать проволоку.

Ага, так они приняли почти оптимальное в данном случае решение. Уволакиваемый танк неизбежно утащит за собою и всё заграждение. После чего вперёд пройдёт инженерная разведка, осмотрит дорогу. И снесут артогнём в упор остатки проволоки, не тратя времени на её снятие. Техника и по воронкам проедет.

А молодцы наблюдатели, глазастые! Это кто ж тут такой зоркий-то отыскался?

Стрельба у дороги стихает, похоже, наших засадников, таки, отогнали… Стало быть, мешать там сейчас особо и некому. Все отстреленные мины (или почти все…) уже сработали. Да, народа там, как я полагаю, легло прилично - но когда это останавливало японцев?

Сколько времени уйдёт на вытаскивание танков?

Минут десять?

А что я могу им противопоставить?

Телефонная трубка прыгает в руку.

- Пулемётная точка номер два!

- Слушаю!

Это - самая дальняя от места засады точка. Но в данном случае, пара сотен метров нифига не значит - крупняк и на большую дистанцию дострелит, не почесавшись.

- Наблюдателям - корректировать огонь пулемётчиков! Узел связи - обеспечить!

- Есть!

- Огонь!

И расцвёл на склоне огненный цветок…

- Наблюдаю разбегающихся солдат противника, - доложила телефонная трубка. - Среди них есть потери.

Хм, ну, как-то вот и не сомневаюсь - 12,7-мм, да с трехсот метров…

К чести танкистов, те ответили почти мгновенно, видать, ждали чего-то подобного. Но первые снаряды ушли в никуда, всё же незнание рельефа местности противником немного поспособствовало.

А пулемёт не унимается!

Вот и что сейчас делать? Дать им команду на отход?

Сохраню жизнь пулемётчикам, но тогда враг расчистит дорогу.

И я молчу, стискивая в потной руке телефонную трубку.

Где-то у дороги закашляли миномёты - враг пытался нащупать минами огневую точку. Ну-ну… сильно сомневаюсь, что у них что-то там получится…

Накаркал!

- Прямое попадание в окоп, один человек убит, двое ранено, - бесстрастно сообщил телефон.

Бьют танковые пушки…

Но и на дороге твориться что-то неописуемое. Под шумок мы туда ещё мин дистанционной постановки подбросили…

Стоят стальные коробки!

Не выдержали внизу!

- Два танка и три бронетранспортёра пошли в обход! Идут прямо на наши позиции!

Разумно, отсюда никто не стреляет, а склон холма большой помехой не станет. Ну, это для техники - пехотинцам у нас и тут кое-что припасено…

- Пневмопушкам - поставить заграждение на пути подхода техники!

На данном направлении их две, сплошного поля они, разумеется, не сделают, но хоть кого-нибудь да тормознут…

- Противник вошёл в зону поражения минных полей! - доложила местная комвзвода по телефону. Ну, да - ей там, на посту управления датчики всю картинку показывают.

- У вас там только управляемые мины стоят, или есть и обычные?

- Часть мин - обычные противопехотные, нажимного действия.

Фигово, эти сработают под колесами и гусеницами. Вреда особого не нанесут, но заставят насторожиться…

- Ждём!

Странно, но пулемёт всё ещё работает!

Впрочем… уже не работает…

- Попадание снаряда в пулемётную точку. Пулемёт выведен из строя, расчет погиб.

- Наблюдатели! Что там внизу?

- Наблюдаю возобновление работ.

"Метлы" на такую дистанцию добьют, но эффект будет… короче, толку с этого огня особого не получится - далековато! Это не АК в конце-то концов!

- Скорострельная установка номер пять! Огонь!

Эти и сами всё видят достаточно неплохо, им корректировка не требуется. А с учётом плотности огня на такой дистанции… В общем, я там никому не завидую!


Скорострелка продержалась порядка двух минут…

Но, с учётом того, что за минуту только один ствол высаживает по цели порядка сотни двадцатимиллиметровых стальных шаров, а ствола там два… Словом, относительное спокойствие около застрявшей техники теперь на некоторое время обеспечено.

Пробежали по окопу носильщики - поволокли к медпункту членов расчета - тех, кто уцелел. Ну, думаю, что размен вышел всё же в нашу пользу. Так или иначе - танки стоят на месте. Да, стреляют, но стоят же! Закрыта дорога, не прорвались пока к АЭС штурмовые группы. А значит, затрещал по всем швам японский план.

Смолкли хлопки пневмопушек, выпущен последний заряд.

Результатом этого явилось то, что запнулся на подходе ещё один танк, и на подходах к окопам застрял бронетранспортёр, из которого тотчас же повыскакивали десантники.

А вот тут уже не сплоховала девушка на пульте управления минными полями. Стартанувшие со своих мест "озимые" стальным дождём проредили незваных гостей, так что назад, под прикрытие брони, удалось уползти очень немногим.

Взрывы захлопали практически по всему периметру обороны, за исключением того участка, который был обращён в сторону АЭС - с той стороны нападать было некому.

- Огонь из всех стволов!

И полыхнули низко над землёй вспышки пулемётов и "метел". Ударили - практически в упор, и доселе молчавшие скорострелки.

Фиговая затея - бегать по минному полю! Да ещё и под огнём…

Но - ударили снова танковые пушки. Их поддержали сотоварищи с дороги и развёрнутые у машин миномёты. Туда, правда, тотчас же отработали наши АГСы - так что безответной эта наглая выходка не осталась. Правда, противник тоже не остался в долгу и постарался нащупать позиции наших стрелков. На здоровье! Этим он еще долго может заниматься: сверху над позицией наших гранатометчиков уложена основательная железобетонная плита. По крайней мере, по окопам минометчики стрелять не будут, и это уже хорошо.

Надо отдать должное японцам, с головой у их командира было все хорошо. Потеряв большую часть передового десанта на минах, он не стал искать обходных путей, разумно предположив, что на этом участке подобных сюрпризов осталось не так уж и много. И именно поэтому два оставшихся танка и вся броня поперли по уже проторенному пути.

И вот тут нам противопоставить было уже нечего. Хлопнули мины по сторонам прохода, скашивая осколками штурмующих. Кто-то из них упал. Но на общем порыве это отразилось незначительно. Отбросив в сторону застрявший бронетранспортер, танк с ревом повернулся на месте, направившись параллельно линии окопов. Его пушка и пулеметы лупили почти безостановочно. Цели были видны достаточно неплохо: вспышки от выстрелов опоясывали холм почти непрерывной полосой.

По-видимому, танкисты уже поняли, что опасаться ответного огня из тяжелого оружия им не придется, а подставлять машины под бросок гранаты желания не имелось. По этой же причине и второй танк на окопы не пошел, а повернулся в противоположную сторону и двинулся вдоль линии. Разумеется, минное поле не подходило к нашим позициям вплотную, оставалось расстояние, достаточное для того, чтобы случайные осколки не поразили бы своих бойцов. И именно в этом промежутке сейчас и двигались обе бронированные машины. А бронетранспортеры – напротив, подошли чуть-чуть поближе, чтобы уверенно накрыть наши окопы огнем скорострельных пушек.


И вот тут нам стало плохо… Не спасли положение и уцелевшие скорострелки. Да, их удар во фланг наступающей группе противника был неожиданным и жестоким - поплохело очень многим. Но вот попасть из танковой пушки с дистанции менее ста метров оказалось достаточно легко. Установки успели выпустить по паре магазинов, после чего их накрыли тяжелыми снарядами.

- Командир, с позиции гранатометчиков докладывают: боезапас исчерпан. Стрелять нечем. Личный состав вооружился стрелковым оружием и занял отведенные позиции.

- Принял.

- Не задействованных минных полей на пути противника больше нет, - пришло сообщение от местного командира взвода.

- Принял.

- Прошу разрешения занять позиции по боевому расписанию.

- Отказано! Ваша задача – обеспечить бесперебойную связь с подходящими подкреплениями.

Рядом грохнул разрыв, дрогнула земля, горячие осколки стеганули по стенам, и около меня вскрикнула одна из связных.

- Перевязать! – киваю в ее сторону.

Еще разрыв.

Трубка телефона внезапно замолчала. По-видимому, взрывом перебило провода. Все, находиться в данном месте более бессмысленно: связи нет, да и обзора отсюда почти никакого не имеется.

Оборачиваюсь к собравшимся.

- Всем проверить оружие, пополнить боезапас. От меня далеко не отходить.

В траншее творилось что-то неописуемое. Справа от выхода прямо в траншее, разбрасывая во все стороны искры, полыхал неслабый костер. Матерь Божья, это еще что?! Чему гореть в бетонированных проходах? На мой невысказанный вопрос неожиданно отвечает одна из девушек:

- Внизу у подножия холма расположены боксы для техники – наверное, это оттуда принесли канистру с топливом.

Так… Кидаться на современный танк с «коктейлем Молотова» - идея не самая интересная. Но…

- Ты, ты и ты – бегом вниз! Притащите сюда по паре канистр. Быстро!

Девчонки поворачиваются и исчезают за дверью. С одной стороны, действительно, притащат сюда полсотни литров горючего, а, с другой стороны, в подземном тоннеле их хотя бы не зацепят шальными пулями.

Со мной осталась только та связная, которая получила осколок в левое плечо. Тащить что-либо ей было весьма затруднительно, и она всячески демонстрировала готовность немедленно вступить в бой. По-видимому, опасалась, чтобы я не отослал ее в санчасть.

Треск выстрелов! Прямо на нас из-за угла траншеи выскакивают двое бойцов, стреляющих на ходу. Один из них спотыкается, падает на землю, и над его головой тотчас же пролетают сверкающие трассеры пуль.

То есть противник уже в окопах - наше оружие трассирующих пуль не имеет. Оборона прорвана, и штурмовики сейчас зачищают огневые траншеи.

Выдергиваю из разгрузки гранату и резким броском зашвыриваю ее за угол. А внезапно ожившая связная здоровой рукой высовывает туда же «метлу» и одним нажатием на спуск выстреливает весь магазин. Учитывая высокую рикошетирующую способность пуль данного оружия, смею предположить, что на орехи там уж точно кому-нибудь прилетело.

Перевернувшись на живот, упавший боец от всех щедрот добавляет еще.

За углом орут, слышна беспорядочная стрельба, но к нам пока никто не спешит нанести визит. Негостеприимные хозяева тут оказались…

Из прохода, в котором только что скрылись девушки, выскакивают трое бойцов. Второй взвод, я даже узнаю командира отделения.

- Командир! Один из танков пошел налево по окопам, сворачивает нашу оборону! Га Шан послал нас, чтобы мы зашли ему с тыла и постарались залить маслом приборы наблюдения.

Все верно, про такой метод борьбы с танками я же сам им и рассказывал.

- Ничего не выйдет, - киваю я туда, где только что раздавалась стрельба и крики, - там за углом противник. Пройти по окопам не получится. Вот что: топайте вниз, вам навстречу попадутся трое девушек, они должны принести сюда наверх канистры с топливом. Масло у вас есть.

Один из бойцов приподнимает в руке пятилитровую емкость.

- Отлично! Найдете еще одну такую же, отольете две трети масла туда, остальное заполните моторным топливом. Вот такая штука, будучи брошенная на танк сзади, может доставить ему массу неприятных ощущений. Ну, разумеется, эту смесь еще надо как-то поджечь. Но ракетницы у вас есть, так что с этим проблем, я думаю, не возникнет. Вопросы? Нет? Тогда – понеслись!

И парни исчезают в глубине тоннеля.

Оборачиваюсь назад. Двое выскочивших ранее из-за угла бойцов уже торопливо заваливают траншею каким-то барахлом. Запрыгиваю в брошенный командный пункт и выкидываю оттуда наружу несколько стульев. Самое то для обустройства временного заграждения. От пуль такая баррикада ни разу не защищает, спрятаться за ней невозможно, а перескочить сходу весьма затруднительно. Секунда, другая… - и проход по окопу становится практически невозможным. Какое-то время ребята здесь теперь продержатся. Пока не подойдёт танк…

Что-то шипит…

Блин! Так это радиостанция! Противник снял помехи. Надо полагать, управление боем вышло из-под контроля и у них, и они вынуждены были отключить помехопостановщики.

- … на связь! «Стрела»! «Стрела!»

- В канале «Стрела»!

- Командир! Здесь Но Гай! Подходим к месту боя!

- Минометы на дороге видите?

- Наблюдаю два.

- Их там больше должно быть. Заткните им глотку!

Так… Это подтянулась моя первая группа – те, кто подрывали проход и устраивали завал на дороге. Немного, всего десяток бойцов. Но и десяток стволов в тылу у противника – это крайне неприятный для него сюрприз. Во всяком случае, они заставят замолчать минометы, и это уже хорошо.

Поворачиваюсь к стоящей позади меня девушке.

- Наверх пройти можем, чтоб не по окопам идти? Там сейчас кто только не скачет…

- Если только напрямик по склону, больше никак.

Фиговато… Во время такой прогулки ненароком могут и подстрелить. Но бегать по окопам в роли рядового автоматчика – затея еще более глупая. Поэтому, кивнув сопровождающей, выпрыгиваю на склон, и, держа в руках «метлу», пробираюсь наверх. Там, в центре управления минными полями, есть датчики, которые позволят мне более или менее объективно оценить происходящее. Да и связь там, надеюсь, уцелела.

Относительно спокойно удалось протопать не более двух десятков метров. Откуда-то справа, очумело стреляя на ходу во все стороны, выворачиваются с полдесятка человек. По характерному звуку выстрелов опознаю: противник. Толкнув в плечо связную, ничком падаю на землю, запустив в сторону стрелков парочку гранат. Негромко хлопают разрывы, и за моей спиной разражается непрерывной очередью «метла» сопровождающей. По-видимому, ей трудно прицеливаться одной рукой, вот она и компенсирует этот недостаток плотностью огня. Пальба в упор - весьма неприятное зрелище, и я сомневаюсь, что народ обрадованно побежит в нашу сторону, чтобы поделиться свежими впечатлениями.

Так или иначе, а вопящая толпень противника, огрызнувшись очередями, сваливает куда-то вбок. И тотчас же исчезает с глаз долой, словно провалившись под землю. Не иначе как спрыгнули куда-то в окоп. Ну и хрен с ними, у меня есть задача поинтереснее, чем отлавливать таких вот очумелых.

Вскакиваем на ноги, помогаю своей спутнице сменить магазин, и продолжаем топать наверх. Повезло или как, но больше на нашем пути никто не попался. И уже через несколько минут нас окликает часовой, залегший около бункера управления минными полями.


- Докладывайте, командир отделения, - опускаюсь я на стул.

- Противник ворвался в траншеи, сплошной линии обороны больше нет. Отстреливаются те огневые точки и укрытия, куда пока еще не подошли танки. Удалось поджечь один бронетранспортер. Остальные ходят вдоль окопов и обстреливают вершину холма. Около застрявших танков наблюдаю передвижение людей. Боеприпасы к пневмопушкам и автоматическим гранатометам полностью израсходованы.

- Подкрепление?

- Там, - кивает девушка головой куда-то вправо, - на дороге горят две машины. Как я понимаю, это те, кто должны были подвезти нам противотанковое вооружение.

- Плохо. Нам нечем останавливать танки. Связь?

- Работает. Нас просят продержаться еще двадцать минут.

- Наши потери? – поднимаю глаза на комвзвода.

- Точно сказать не могу. Все огневые точки уничтожены, их расчеты в большинстве случаев погибли. Противник активно применяет огнемёты и использует взрывчатку для проделывания проходов. Из окопов вынесены порядка тридцати раненых. Количество погибших… - она запнулась.

- Ну?

- Я думаю… Человек двадцать-двадцать пять как минимум. Точнее сказать не могу.

- Потери противника?

- Данных нет… но только в поле зрения датчиков, я наблюдала не менее десяти попыток прорыва через минные поля. Во всех случаях мины сработали. По докладам с мест, только скорострельными установками было поражено не менее сорока-пятидесяти человек. Потери же от огня автоматических гранатомётов мы оценить пока не можем.

Выслушав все доклады, подвожу черту.

Задача нами, в принципе, выполнена - противник наглухо увяз, и никакого штурма АЭС уже не произойдёт. Попросту нечем.

Даже, если они освободят застрявшие танки (что произойдёт весьма нескоро), то уцелевшего личного состава и остатков боезапаса будет недостаточно, чтобы подавить оборону станции - а она уже наверняка приведена в боевую готовность. И противник не может этого не понимать.

И здесь у их командира возникает вопрос - а дальше-то что делать? Идти к электростанции?

А смысл?

Возвращаться назад?

Хорошо, вернулись…

И что теперь?

Но вот "отблагодарить" тех, по чьей вине оказалась сорвана "великолепно продуманная" операция - японцы попросту обязаны!

Бой разбился на отдельные схватки, и управлять им сейчас ни я, ни командир противника полноценно не можем. Не знаю, как для японцев, но для моих ребят драка в отрыве от основного подразделения является нормой. Они умеют воевать даже и в одиночку - а вот способны ли на это солдаты противника? Нет, я не сомневаюсь в их "упёртости" и физических кондициях, но поможет ли это в бою?

Упрямство и холодный расчет - вещи чуток разные!

За дверями вспыхивает - и тотчас же затухает перестрелка.

- Группа солдат противника прорвалась к наблюдательному пункту, - докладывает вскочивший внутрь боец. - Нападение отражено, солдаты противника уничтожены.

Так!

- Трофеи?

- Огнемёт… и ещё там всякое…

Всякое - это шесть стандартных составных зарядов разминирования. Штука достаточно старая, и в настоящее время почти неиспользуемая. Хотя для повреждения всяких там трубопроводов и технических сооружений её использовать можно.

- Противник пробует такими зарядами разрушать завалы, которые мы сделали в траншеях, - поясняет боец.

Что ж, вполне разумная идея. Обвалить бетонированные стены эта штука не может, а вот раскидать в стороны баррикаду - вполне.

Но есть и другая сторона медали…

- Свинтить вот эти две трубы вместе и подсунуть их под гусеницы танка! - показываю я ему. - Танк мы этим сильно не повредим, но вот подвижности лишить его можно! У нас не было взрывчатки - вот она!

В каждой такой алюминиевой трубе по паре-тройке кило взрывчатки - для гусеницы хватит! Быстро поясняю, как правильно использовать трофейные заряды, вставляю взрыватели - они лежат в сумках, которые притащили с собою ребята. Простейшие, терочные воспламенители - самое то!

- Комвзвода! - поворачиваюсь я к Балин Е. - Всех ваших людей - на командный пункт управления артиллерией! Ваша задача здесь - выполнена.

Это вниз, на добрый десяток метров под холм. Железобетонный бункер, способный защитить даже от близкого разрыва тяжелого снаряда корабельного орудия. В рядом расположенный рядом медпункт с самого начала боя уносят раненых.

Никакой танк тут даже и в принципе не пляшет - попросту не сможет подойти на дистанцию поражения. И снаряды танковых пушек тут не роляют вообще. Ну, обвалят они основной тоннель - и что? Из бункера есть запасной выход.

- Занять оборону у входа, прикрыть наших раненых!

Там есть парочка выгородок с амбразурами - для защиты коридора. Почти тридцатиметровый тоннель с двумя плавными поворотами не имеет никаких укрытий и простреливается почти на всём протяжении. И пробежать под огнём это расстояние…

Нет, японцы смогут! Упёртости у них достаточно!

Но даром им этот фокус точно не пройдёт.

А ведь есть ещё две толстые стальные двери… которые тоже как-то надобно открыть или взорвать…

У нападающих попросту не хватит времени на такие штуки.

- Но…

- Выполнять!

 Танк поднялся на холм, ведёт огонь из орудия!

-- Комвзвода! Вы ещё здесь?! Отключить минные поля со стороны дороги! - поворачиваюсь к бойцу. - Ноги в руки - и бегом к горящим грузовикам! Посмотрите, что там уцелело.

Навьючиваю на себя огнемёт. Тяжелая хреновина… но вот управляться с ним никто из моих ребят попросту не умеет - с таким оружием они тренировок не проходили. Следом за мною в траншею выскакивают и два бойца, которые тащат свинченные трубы зарядов разминирования.

Танк…

Где эта стальная громадина?

Бух! Вспышка выстрела ненадолго разгоняет темноту.

Ага, вот он…

Позади башни видны несколько фигурок, кто-то из залезших на танк штурмовиков, ведёт огонь из крупнокалиберного пулемёта - трассеры низко проносятся над землёй. Все прочие долбят из штурмовых винтовок, бросают гранаты - словом полный фарш.

- Обходим их слева! Двое вперёд - проверить дорогу!

Часть пути мы пробегаем по траншее - пули только злобно пофыркивают над головами. За

Поворотом внезапно грохочут очереди, и через несколько шагов мы пробегаем по телам нескольких солдат противника. Мои парни оказались шустрее - и выстрелили первыми. Вот она - разница в стрелковой подготовке!

Бух!

Почти над головой.

Ну, да… эта штука тоже на месте не стоит.

Приподнимаюсь над краем траншеи.

Черт, низко! Огнемётом работать неудобно!

Я ничего не успеваю сказать - один из бойцов наклоняется, подставляя мне спину.

А вот это - уже совсем другая песня!

- Я ослеплю танк! - поворачиваюсь к парням, которые тащат заряды. - Не зажгу, но видимость он потеряет на какое-то время. У вас будет секунд десять-пятнадцать!

Стоящий первым, боец кивает - понял.

- Готовы?

- Да, командир!

И огненно-дымное пламя вымётывается из траншеи!

Круто не повезло тем штурмовикам, что запрятались за башней - расстояние между нами не превышало двадцати метров. А работал я сбоку от танка, так что никакая преграда их защитить не могла.

Недостаток опыта послужил причиной того, что первая огненная струя, не долетев до танка, ударила его лишь в гусеницу. Что-то закричал пулемётчик, разворачивая своё оружие в сторону внезапно возникшей угрозы.

Но мне - проще, ничего не надо разворачивать, только руку приподнять…

Фух!

И вопящие огненные клубки покатились по земле.

- Пошли!

Танк горит!

Вернее - горит огнесмесь на броне. Сама-то боевая машина в целости и исправности.

Но видимости у него теперь нет - гудящее пламя закрывает всяческий обзор. Да и никакие хитрые приборы сейчас не помогут.

Ох, парни… кто-то у меня вскорости огребёт! Ну, можно же и сзади машину оббежать, какая нужда напрямик переть?

Упав на колено, один из бойцов пропихивает палку заряда поверх гусеницы. Блин, ну я же вам говорил - снизу!

- Ходу оттуда! - приподнимаюсь я.

Внизу крякает моя "подставка". Блин, я и забыл!

Спрыгиваю на дно траншеи и протягиваю руку бойцу.

- Вставай!

Бабах!

Мы оба выглядываем наружу.

Потерявшая гусеницу боевая машина, крутится на месте. Отъездилась!

К нам спрыгивают оба бойца, подорвавших танк. Хлопаем по их обмундированию, сбивая пламя. А они возбуждены, в горячке даже ожогов не ощущают!

- Молодцы! Ещё заряды есть?

- Один, командир! - поднимает с пола алюминиевую трубу самый закопчённый.

- Класс! Остаёшься здесь - смотри, чтобы танкисты наружу не полезли! А мы - за вторым танком!

Есть шанс и этому чёрту устроить неприятную неожиданность. Спасибо нападавшим, они нам принесли всё потребное для этой цели.

Но далеко уйти мы не успели - ожила рация.

- "Стрела" - "Дозору"! Срочно на связь!

- В канале "Стрела"!

- Срочно уводите своих людей под прикрытие! Вертолёты заходят на цель!

Что, двадцать минут уже прошло?

Однако… как быстро летит время в подобной обстановке!

- "Стрела" - принял! Внимание всем! Отход в безопасное место! Всем! Выполнять!

Поворачиваюсь к бойцам.

- Бросайте к чертям всё это железо! Бегом по траншеям! Всех наших увести в безопасное место! Быстрее! В бой не ввязываться!

Бегом! Несусь по траншее, заглядывая во все уголки. В наушнике слышны обрывки команд, кто-то кого-то подгоняет…

Пулемётное гнездо, на пороге внавалку лежат тела - не разобрать кто и где. Здесь живых нет. А за следующих поворотом нахожу сразу троих. Один из бойцов вооружён трофейной штурмовой винтовкой, двое ранены, на них виднеются наспех сделанные повязки.

- Вниз! - указываю им направление. - К медпункту - на нас заходят вертолёты! Доберётесь?

- Да, командир…

- В темпе!

Ещё тридцать метров - навстречу вылетает очередь. Трассер - это не наши! Отскакиваю за угол, очередь в ответ. Здесь не пройти.

Ладно, есть обходной путь!

Воронки, мать их! Кто и куда тут лупил? И безбожно мазал, судя по всему.

Рев двигателя!

Еле успеваю упасть ничком на землю, как мимо проползает тяжелая туша бронетранспортера. А нефиговый тут мехвод! Я бы, например, не рискнул разъезжать по такому крутоватому склону, да в темноте… Сверху грохочет автоматическая пушка, со звоном скатываются по броне стреляные гильзы.

Рывок - и я в траншее.

Тела попадаются почти на каждом шагу, гремит под ногами брошенное вооружение.

- "Стрела" - "Горе"!

- На связи!

- Заходим на цель - ныкайтесь!

- Принял!

Стон - слева кто-то шевельнулся.

Тут сразу трое. Один, похоже, уже того… отбегался. С такими ранами в спине не выживают. Но - теплый ещё, всего-то чуток я и не успел.

Второй ранен в ноги, очередь прошлась чуть ниже бедер. Жив, но ходить точно не сможет. У третьего видимых повреждений не нахожу, жив - это очевидно, но без сознания. Что ж… потащим…

До ближайшего спуска вниз метров двадцать - успею!

Первого удалось протащить достаточно быстро. Отдраив запор, вталкиваю раненого в проход и усаживаю на пол. Бегом за вторым!

А вот тут сложнее…

Он без сознания, но вот руками-ногами шевелить способен - и всё невпопад! Постоянно порывается куда-то убежать.

Чёрт непутёвый, да перестань же мне мешать!

Драться?! Во, как! А в торец?

Подействовало… дрыгаться перестал.

Захлопываю за собою дверь, поворачиваю рукоятки задраек - и пол толкает меня в ноги!

Хрясь!

Нихрена ж там наподдало…


- Разрешите? - появился на пороге дежурный офицер.

Каперанг Иванов кивнул, не отнимая от уха телефонной трубки. Выслушал собеседника, коротко ответил и, положив трубку, поднял глаза на вошедшего.

- Что у вас?

- Танковый десант и штурмовая группа уничтожены. Захвачено два танка и один бронетранспортер. Один танк подорван экипажем, три разбиты ракетами. Бронетранспортёры частично уничтожены с воздуха, один подожжён гарнизоном артпозиции и один подорван.

- Пехота?

- В плен не сдался никто, раненые подрывали себя гранатами. Исходя из этого, был отдан приказ не рисковать, пытаясь оказать им помощь. Всего на поле боя - по предварительным подсчётам, осталось не менее двухсот пятидесяти человек. Не считая экипажей бронетехники. Таким образом, угроза электростанции устранена.

- Понятно… Наши потери?

- Гарнизон артпозиции - шесть убитых, девять раненых. В основном - осколочные ранения, жить будут. Отправленное им на помощь подкрепление было обстреляно из танков, техника и вооружение уничтожено. Потеряв более тридцати человек убитыми и ранеными, они отошли. Пробиться на помощь не удалось.

- "Стрела"? - наклонил голову набок командир "Грома".

- Тут хуже… В бой вступило девяносто четыре человека - считая командира батальона. Не получили ранений и остались в строю - двадцать три человека. Ранено - тридцать шесть, из них тяжелых - тринадцать. Восемь человек пока ещё не нашли, ночь… Остальные - погибли. Если бы бой приняли на открытой местности - потери были бы попросту несопоставимые.

- Больше трети только убитых… Капитан Ларин?

- Легкие осколочные ранения, контузия - остался в строю.

- Так… - откинулся на спинку кресла каперанг. - Что ж, они свою задачу выполнили на все сто! Майор Мальцев только что доложил - лагерь противника стёрт с лица земли взрывами и обстрелом с воздуха, живых там никого не осталось. Автопарк и вооружение противник уничтожить не успел, большая часть снаряжения захвачена в неповреждённом виде. Наши потери там практически ничтожны - всё сделала взрывчатка и поддержка авиации. Применения вертолётов противник не ожидал! И никак к этому не изготовился. Так что пехоте осталось лишь зачистить отдельные очаги сопротивления. Пленных нет и здесь…

- Равняйсь! Смирно! Равнение на - середину!

Хрустят под подошвами ботинок мелкие камешки. Налетающий с моря ветер рвёт на клочья низко нависшие тучи и уносит в сторону все звуки. Только хруст камней, только топот ног…

- Товарищ капитан первого ранга! Отдельный батальон "Стрела" для проведения церемонии прощания построен! Докладывает командир батальона капитан Ларин!

- Вольно!

Поворачиваюсь к строю.

- Вольно!

Тут все, кроме самых тяжелых или откровенно неходячих раненых. Так отчего-то сложилось, что даже находящиеся на излечении бойцы просят предоставить им возможность проводить в последний путь своих павших товарищей. Вот подобным образом и рождаются традиции…

Им не отказали - на фланге видна отдельная "коробка" подпираемая с тыла дюжими медбратками и хрупкими санитарками. Те в любой момент готовы придти на помощь. Но пока, слава богу, этого не требуется.

А перед фронтом изрядно поредевшего батальона стоят гробы - сорок шесть накрытых флагами скорбных пристанищ. Здесь все, кто погиб при обороне артпозиции. И двое скончавшихся от ран бойцов, сорвавшихся со скал во время ночного марш-броска.

Чуть в стороне - ещё один гроб.

Иваныч… Не вытянул старый стрелок.

Погибших девушек из инженерного корпуса увезли к себе соратники Балка - у них какой-то особый ритуал похорон. А старый инструктор, перед смертью попросил похоронить его рядом с теми, кого он гонял более всех.

"Я за вами и с того света присматривать стану, не обольщайтесь!"

Так и сказал…

Слева виднеются шеренги второго батальона, а дальше столпились гражданские - тех и вовсе до хрена.

- Мы все поклялись защищать эту землю от врага. Старого и хорошо тут всем знакомого… - подносит микрофон ко рту каперанг. - Но так уж вышло, что враг оказался другим - пришедшим сюда из невообразимой дали. Они встали рядом с теми, кто сейчас рассекает волны там!

Взмах руки капитана "Грома" указывает на море.

- Они пришли сюда. Чтобы убивать и разрушать так же, как они привыкли это делать ещё дома. И чтобы научить здешних врагов тому, чего они ещё не умеют.

Эхо отражается от скал. Слова грохочут в воздухе, и даже всемогущий ветер не может их заглушить.

- У них не вышло - на пути встали наши товарищи. Они дрались храбро! И каждый из них показал, что достоин чести носить звание бойца "Стрелы". Враг дорого заплатил за их жизни! И так - будет с каждым! С каждым, кто посягнёт на нашу землю! С каждым, кто решит вернуть сюда прежние порядки! Пусть имена наших павших товарищей навеки останутся в нашей памяти!

Залп - ударили пушки береговой обороны.

Вскидывают оружие оба батальона.

К-р-р…

Бабах!

Эхом вторят им батареи. Бьёт не только здешняя - салютуют ещё две близкорасположенные.


Уже садясь в машину, Иванов подзадержался. Повернулся ко мне.

- Как здоровье, комбат?

- Жить можно, товарищ капитан первого ранга.

- Ребята твои как?

- Вы же их видели… Любого порвут! Тут весь клан - как один человек, встанет!

Я не преувеличиваю - занятия по тактике и стрелковке теперь проводятся каждый день. В селении построили даже свой арсенал - как когда-то в казачьих станицах. Вооружены все поголовно. Кроме совсем уж пацанов… По боевому расписанию теперь для членов клана предусмотрены места и в укреплениях - в тыл уйдут немногие.

Только обученных бойцов у нас теперь около семисот человек, да если и ополчение приплюсовать…

- Добро! - кивает каперанг. - Лечись - времени у нас немного!

Мелодично загудел телефон на столе у министра обороны Японии.

- Прошу меня простить, глубокоуважаемый Тосими-сан, что отрываю вас от важных дел, - послышался в трубке голос заместителя по административной части, - но я осмелюсь почтительно просить вашего присутствия в оперативном классе.

- Что-то важное?

Навряд ли Ицунори Кисида стал бы звонить просто так, но что такого срочного могло произойти?

- Осмелюсь предположить, что вам, Тосими-сан, было бы лучше всё увидеть своими глазами…

Отдельный лифт быстро опустил министра двумя этажами ниже.

В коридоре, против обыкновения, не было видно ни одного человека. Странно! Обычно здесь всегда относительно многолюдно!

Войдя в класс, министр увидел несколько открытых серых коробок, которые стояли на столе для совещаний. А чуть в стороне лежало несколько самурайских мечей.

- И что же я должен увидеть? - вопросительно приподнял бровь глава Министерства обороны.

Вместо ответа, стоявший у стола заместитель по административной части опустил руку в один из ящиков. И на стол со звоном упало несколько металлических жетонов.

"Личные нагрудные знаки?" - мелькнула в голове министра мимолётная мысль.

- Совершенно верно, глубокоуважаемый Тосими-сан… - поклонился заместитель. - Здесь девятьсот сорок шесть личных жетонов. Практически весь личный состав специального корпуса и команда корабля.

- И как прикажете это понимать?! - а в голове хаотично носились мысли…

- Прошу вас… - с поклоном протянул главе министерства бумагу Кисида.


"Я не знаю, кто именно прочтёт это послание. И потому никак к нему не обращаюсь.

У нас есть традиция - своих погибших мы хороним в море. Насколько нам известно, у вас в этом плане единства не имеется. Своих мертвых вы обычно зарываете в землю или сжигаете.

Поэтому мы взяли на себя смелость предать тела ваших людей земле", - министр бросил взгляд на прилагаемое фото.

Холмы, низко нависшие облака - и правильные ряды могил. Не прямоугольных, как это принято на земле - а почти квадратных. В первом же ряду их насчитывалось не менее сотни.

Он снова вернулся к тексту.

"Как вы понимаете, ваши люди мертвы. Все. А корабль - потоплен вместе с моряками. Эти люди не оправдали нашего доверия - и попытались нас предать. Надеюсь, вы обратили внимание, что заполнена лишь небольшая часть отведённой для этого площадки? Здесь ещё много места… приходите!"

Письмо выпало из рук чиновника.

- Откуда… Откуда это?!

- Почта, Тосими-сан. Доставили час назад - лично мне. Я приказал открыть ящики…

- А это… мечи! Чьё это оружие?

- Тот, что слева - ранее принадлежал командиру корпуса - полковнику Сато. Правый меч - оружие капитана корабля Синто Ойи.

- Вы… вы хотите сказать, что вот э т о, - чиновник обвел руками класс, - всё, что осталось от сил специального корпуса?

- Увы, Тосими-сан… но это так! Нам явно дают понять, что наше дальнейшее сотрудничество с гостями - нежелательно!

К О Н Е Ц