Избранная киборгом (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Кара Бристол ИЗБРАННАЯ КИБОРГОМ

Глава 1

Платье Маришки волочилось по полу, пока она направлялась в приемную генерала. Сопровождающий ее человек, на самом деле был R981. Они решили приставить его к ней, так как дроид был способен заметить мельчайшие детали в окружении. Ведь одетая на нее вуаль совсем не превращала ее в невидимку.

Если бы она только могла исчезнуть по-настоящему. Уже прошел год с момента, как ее вызывали сюда в последний раз. Зачем отцу вновь потребовалось с ней встретиться? Ладони Маришки взмокли, и ей пришлось сосредоточиться, чтобы не вытереть руки о платье, оставляя на одежде предательские следы. Единственное, что могло быть хуже страха — это его демонстрация. По крайней мере, ее объемная юбка скрывала подкашивающиеся колени. Перед входом в укрепленную штаб-квартиру отца, она остановилась и глубоко вдохнула.

«Я могу это сделать. Я могу это сделать».

— Вы нервничаете, — заявил R981 неестественно хриплым тоном. Ни у одного другого дроида не было такого голоса. От его рычания Маришку всегда охватывала нервная дрожь.

— Нет, со мной все в порядке, — быстро опровергла она. Страх — это изъян. А за недостатки наказывают. Ведь, несмотря на то, что, по словам отца, R981 находился здесь только для ее защиты, на самом деле дроид был запрограммирован сообщать о проступках и странном поведении Маришки.

Черные глаза робота моргнули.

— Я зафиксировал сужение зрачков, повышенное потоотделение и дыхание, все это указывает на страх.

— А я считаю, что ты ошибаешься, и требую полной диагностики. Сколько времени прошло с момента твоего последнего технического осмотра и ремонта?

— Я — новая модель, введенная в эксплуатацию пять недель назад. Поэтому мне не требуется обслуживание в течение еще пятидесяти пяти лет и четырех дней.

Маришке нужно было ещё пару минут, чтобы собраться с силами, но R981 уже открыл дверь, давая понять, что служит только ее отцу. Собственно говоря, как и другие дроиды.

Кроме C684. Он отличался от всех. Какие-то программы или сбой схем заставляли его относиться к ней лояльно. Поэтому ему пришлось заплатить за это высокою цену — его ликвидировали пять недель назад, заменив на R981. Дроиды являлись лишь частью механизма, которыми руководил центральный процессор, но наблюдение за C684 дарило Маришке утешение и спокойствие. За те три дня, которые она провела с ним, девушка поведала машине множество своих мыслей и чувств, больше чем кому-либо другому.

А вот R981, она не доверяла ни капли. Ни его непроницаемым глазам, ни бледной коже, ни бесстрастному лицу, ни резкому голосу. Даже его неповоротливой фигуре. Когда его доставили в ее каюту, то Маришка осознала, что им удалось создать самого большого дроида, которого ей доводилось видеть. Его синтетическая мускулатура казалась настолько огромной, что совсем не выглядела реальной.

R981 охранял девушку везде, отслеживая глазами каждое ее движение, тем самым собирая и отправляя отчеты ее отцу.

Вновь глубоко вздохнув, Маришка подняла подбородок и вошла в приемную. Там ее встретили два члена личной элитной охраны отца. Они вытянулись по струнке и подняли свое оружие.

— Доложите по какому вы вопросу! — приказал самый высокий.

— Маришка. Ее вызвали на беседу, — без какой-либо интонации объявил R981, а значит, он заметил фотонные бластеры. Один основательный выстрел в упор мог поджарить его микросхемы и тем самым уничтожить. Прощай R981.

— Назовите себя.

— Маришка, а со мной телохранитель дроид.

После этой фразы, солдат шагнул вперед, все еще держа их под прицелом, отстегнул специальное устройство от своего пояса и провел им по R981.

Машина просигналила.

— Он чист, — заявил охранник. — И зарегистрирован, как приближенный генерала Обидо, так как охраняет его пятую дочь. Ее, — он мотнул головой в направлении Маришки, затем прикоснулся к сканеру и открыл внутреннюю дверь.

Могущество отца опутало ее моментально, словно она оказалась в подавляющем тумане. Из этой комнаты он командовал целой космической станцией. С молчаливой молитвой о том, чтобы у нее хватило мужества, Маришка вошла в комнату и сразу упала на колени перед массивной консолью, ожидая, когда ей разрешат заговорить.

R981 остался стоять, скрестив на груди руки. Ведь от дроидов с искусственным интеллектом не требовали поклонения.

Маришка слегка приподняла голову, взглянув сквозь ресницы на отца, заканчивающего видеоконференцию. Она была одной из тринадцати детей от шести пар и могла посчитать по пальцам, сколько раз видела мужчину, который ее породил.

Он не сильно изменился с момента их последней встречи. На висках появилось чуть больше седины, но ожесточенное лицо так и не приобрело мягкость. Скорее всего, большинство людей не замечали невысокий рост отца из-за его сурового характера и железного кулака, которым он правил. Покраснев, Маришка остро ощутила, как с каждым ударом сердца содрагалась ее вуаль, скрывавшая несуществующий нарост свойственный расе обдибианоидов, который у остальных аккуратно изгибался ото лба к вискам. Дрожащей рукой она проверила, скрывали ли ее уродство волосы и накидка.

Ее несчастная мать, которая породила такое чудовище, уже давно умерла.

Новая пассия и приобретение отца, Джанай, тоже сидела на полу рядом с консолью. Увеличенный нарост, толстый и красивый — который, как была уверена сама Маришка, являлся результатом пластики — обрамлял ее миловидное лицо, еще более выделяя ее сэскэ — шрамы, которыми она отметила свою кожу в знак любви к отцу Маришки. Джанай была практически одного возраста с ней, лишь на два года моложе, и когда-то девушка надеялась на дружбу с новой мачехой, но Джанай только обижала ее, впрочем, как и всех остальных.

Два вооруженных робота-телохранителя стояли наготове, запрограммированные при малейшем намеке на угрозу генералу или его паре стрелять на поражение. Военные отца состояли из солдат Ламис-Одж и дроидов. Первые принимали решения, а вторые беспрекословно выполняли приказы.

Дроиды не боялись смерти.

А ее новый сопровождающий, вдобавок ко всему, оказался крупнее, чем любой из солдат ее отца. И сильнее, судя по строению тела. Маришка не желала тешить себя пустыми надеждами. В перестрелке, R981 станет защищать ее отца, а про нее вспомнит в последнюю очередь. Ценность женщины измерялась способностью рожать детей, предпочтительно мужского пола. А у изуродованной простой девушки никогда не появиться шанса на вязку, а значит, и в спасении ее жизни не было смысла.

— Считай это моим подарком, — произнес Обидо в экран. Маришка находилась позади модуля и поэтому не видела собеседника отца. Но заметила, как он широко улыбнулся, довольный сделкой. — В течение двух недель ты получишь аванс за плодотворное начинание.

Видеоконференция подошла к концу. Отец отодвинул стул, затем погладил по голове Джанай и обернулся к Маришке.

Девушка опустила взгляд в пол. А ее желудок скрутило от ужаса.

«Не показывай страх. Не показывай страх».

— Встань, — приказал Обидо.

Маришка попыталась подняться, но ее ноги запутались в юбке. R981 быстро выбросил руку, удерживая ее от падения.

— Что ты делаешь? — зарычал на дроида Обидо.

— Выполняю свой долг и помогаю ей, — ответил он.

— Твоя обязанность служить мне и сообщать обо всех ее действиях, — отец только что подтвердил ее подозрения.

— Она чуть не упала.

Это прозвучало так, будто R981 спорил. Видимо генерал пришел к такому же выводу, так как прищурил глаза и окинул пристальным взглядом дроида, но затем резко перевел внимание на Маришку.

— Сними вуаль.

Никто не видел ее лица с детства, ведь ее постоянно дразнили до слез братья и сестры. Когда Маришку обязали носить паранджу, то она испытала огромное облегчение, потому что могла пощадить чувства других, тем самым больше не видеть их шокированных взглядов. Во время купания, девушка избегала смотреть на свое отражение в зеркале, так как оно напоминало обо всех насмешках над ее уродством. Тяжело сглотнув, она отстегнула непрозрачную ткань с одной стороны головного убора.

Отец скривился, а Джанай, которая никогда не видела ее лица, ахнула.

Маришка высоко подняла голову, смотря прямо перед собой пустым взглядом.

* * *

СВЯТОЕ ДЕРЬМО! Кай Андрос чуть не упал. И это Ламис-Одж считали уродством, недостатком? К счастью, его черные контактные линзы скрывали шок, отразившийся в глазах. Разведка Кибер-Управления перехватила сообщение о том, что пятая дочь одного из самых печально известных террористов имела «значительный дефект лица». Ее восемь сестер уже вышли замуж — хотя эти люди использовали термин «вязка» — но никто не желал брать в жены эту девушку, опасаясь, что она породит таких же чудовищ.

До сих пор ему не представлялось возможности увидеть ее лицо.

Если рассматривать генетику как азартную игру, то Маришка являлась флеш-роялем. Так как была потрясающе красива.

«Не смотри так на нее!»

Настоящий дроид никак бы не отреагировал на девушку, но ведь он киборг — полноценный гетеросексуальный мужчина, который работал под прикрытием робота, поэтому как же он мог упустить такое? Ее кремовая кожа казалась безупречной, без каких-либо изъянов или веснушек. А лицо отличалось аристократической красотой — классический нос, большие симметрично расположенные золотисто-карие глаза и полные розовые губы, которые сейчас выражали явное страдание, хотя Кая это ни в коей мере не отталкивало. Он мог бы поклясться, что в ее крови есть родство с женщинами Террана, если бы не знал о ксенофобских наклонностях Ламис-Одж не «загрязнять» их генофонд ДНК другой расы.

Кай перевел взгляд на Джанай. Белые и красные, старые и новые шрамы пересекали ее пятнистую кожу. А неровный нарост обрамлял лицо — отросток, торчащий из лба, напоминал обрубок от рогов. И если говорить о непривлекательных…

— Я нашел того, кто проигнорирует твои недостатки и примет в качестве… любовницы, — Обидо отвел взгляд, будто не мог вынести внешнего вида дочери.

Маришка тяжело сглотнула.

— Могу я спросить, кто это?

— Ты не знаешь, о ком я говорю, но его зовут Зог.

Кай прогнал это имя через свой микропроцессор. И уже через секунду нашел необходимые сведения. Скорее всего, это какая-то ошибка. А может, информация устарела? Его база не обновлялась последние несколько месяцев. Возможно, был еще один Зог, но только другой расы?

Генерал взглянул на дочь.

— Ты все еще носишь клеймо?

— Д-да.

— Покажи.

Маришка дрожащими руками оттянула декольте платья, чтобы продемонстрировать небольшую розовую метку. Ничего необыкновенного, просто несущественное красноватое родимое пятно, которое можно было легко удалить при помощи лазерного лечения, но на лице генерала отразилось отвращение, и он резко отвернулся.

— Прикройся.

Девушка вновь закрыла лицо вуалью и поправила одежду.

— Уезжаешь завтра, — заявил Обидо. — Если ты понравишься Ка-Тье, то мы пошлем других, и в обмен нам разрешат установить пост на Катния.

Черт. Зог принадлежал к расе Ка-Тье. Обидо фактически приговорил свою дочь к ужасной смерти. Он хоть немного понимал, кто были эти Ка-Тье? И что они делали?

Двуногая инопланетная раса больше напоминала лысых бесхвостых пантер, нежели гуманоидов и обдибианоидов. У Ка-Тье были острые зубы и шестипалые ладони, на пальцах которых росли когти, напоминающие бритвы. Этими руками они рубили и кромсали свои пары во время секса. Маришка не сможет выжить с Ка-Тье. Как ее отец мог поступить так со своей дочерью? Она понимала, какая ее ожидает судьба? Кай сомневался, что девушка осознает опасность, судя по ее спокойному поведению.

— Я повинуюсь любому приказу Великого отца, — Маришка подтвердила его догадку о том, что она не ведала о происходящем. — Будет ли R981 сопровождать меня?

— Нет, в этом больше не будет необходимости. Его переназначат. Ты свободна.

* * *

Пока они возвращались в женский монастырь, Кай не переставал поражаться спокойствию девушки. Ее дыхание и сердцебиение, которые отслеживались его кибер-чувствами, не изменили ритм. Она казалась даже более расслабленной, чем когда вошла в кабинет отца. Неестественно спокойной.

— Вы знакомы с Ка-Тье? — Кай сымитировал электронный голос дроида.

— Нет, но уже скоро я с ними встречусь.

— Я больше не смогу сопровождать вас, — в этой миссии ничего не шло по плану. — Может вам не стоит уезжать, — выпалил он и поморщился. Дроиды не могли иметь своего мнения.

Маришка сразу заострила внимание на его ошибке. Поэтому остановилась и окинула Кая пристальным взглядом.

— Не без меня. Ведь я запрограммирован, чтобы защитить вас, — киборг попытался скрыть свою оплошность.

— Ты здесь, чтобы докладывать отцу обо всех моих действиях.

— Меня приставили для защиты именно вас.

— С позволения отца.

— И вам это не нравиться.

Маришка вновь возобновила шаг.

— Что есть, то есть.

Кай хотел задать ей множество вопросов, но для начала ему как можно скорее нужно было связаться с директором Кибер-Управления — Картером Аймэсом, и сообщить об изменении обстоятельств. Согласно приказу Кай должен был приблизиться к Обидо, используя Маришку. Но если ее больше не будет, то что тогда? Они зашли в отсек, предназначенный для пар Обидо и его дочерей, из которых не повязанной осталась только Маришка. Кай остановился вместе с девушкой возле дверей ее личных покоев.

После того, как система безопасности просканировала их, она обернулась к киборгу лицом.

— Тебе не стоит следовать за мной. Я хотела бы побыть в одиночестве.

— Мне необходимо проверить безопасность.

— В моей комнате мне ничего не угрожает.

Так и есть, ни одному злоумышленнику не удастся туда проникнуть. Маришка была права на девяносто шесть процентов. Меры безопасности были столь строгими, что пробраться на борт казалось практически невозможно. Он смог, но только потому, что его якобы привезли «с завода» в производственной упаковке. Транспортировка не должна была беспокоить дроида, но в этом грузовом отсеке Кай чуть не отморозили себе яйца. Если бы не наносомы, которые регулировали температуру его тела, то он, возможно, получил бы переохлаждение.

Системы защиты Обиды можно было вполне оценить как непробиваемые на все сто процентов.

После всего увиденного, Кай осознал, что на самом деле жизни Маришки угрожал ее собственный народ. Даже ее отец желал ей смерти. Но почему?

— Мне нужно выполнить свою работу и обыскать вашу комнату, — произнес он электронным голосом дроида.

Она вздохнула.

— Ладно, только быстро.

Стены ее гостиной были драпированы гобеленами с различными пейзажами. Если эти образы точно списаны с планеты — а информация в его базе данных указала на то, что так и было — то Ламис-Одж являлась очень засушливой. Чем-то похожей на пустыни Террана. Песчаные дюны, терзаемые ветрами, охватывали бесплодную планету, на которой изредка встречались низкорослые деревья.

Четыре низких кушетки занимали большую часть пространства гостиной, но за пять недель, пока он числился ее сопровождающим, никто ни разу не заглянул к девушке. Кроме членов семьи женского пола, которые приносили еду. Она постоянно оставалась одна.

Кай активировал внутренний электронный детектор для обнаружения жучков и проверил комнату на наличие шпионской техники. Киборгу удалось кое-что найти, возле старого встроенного 3D гобелена с Ламис-Одж, это уплотнение оказалось расположено на углу стола. Киборг покрутил головой, будто проводил визуальный осмотр.

— Все чисто, — объявил он громко, чтобы убедиться, что технике удалось записать его голос.

А затем приступил к обследованию ее покоев. Низкий диван, покрытый одеялами, служил для Маришки кроватью. В этой комнате стены тоже украшали гобелены, но на этих были нарисованы плотоядные цветы. Компьютерная база данных киборга идентифицировала их, как флору ее родной планеты. Сосредоточившись на одном зловещем цветении, он заметил микро фотоаппарат. Затем Кай проверил купальни, ХимДуш и жидкости наполняющие бассейн. Маришка обладала хоть какой-то приватностью — ведь он заметил только один аудио-передатчик.

Его внутренний сканер выявил жучок, когда он в первый раз вошел в каюту, но если бы киборг уничтожил шпионское устройство, то выдал бы себя. Поэтому все, что он мог сделать, это следить за своими словами. По иронии судьбы, в общественных местах была лучшая возможность для открытого разговора, но Маришка редко рисковала там появляться.

— Чисто, — произнес Кай, после осмотра комнаты и купальни.

— Как я и думала, — заворчала она. — Сомневаюсь, что кто-нибудь смог бы проникнуть на космическую станцию незамеченным. Но даже если бы кому-то это удалось, то он навряд ли бы спрятался в моей каюте.

— Я просто выполняю свою работу, — по крайней мере, создает такую видимость.

— Теперь ты доволен состоянием безопасности комнат?

Меньше, чем когда-либо.

— Да.

— Тогда, пожалуйста, оставь меня. Я хочу побыть одна.

Глава 2

Оставив вечно следующего за ней андроида за дверью, Маришка заперлась в купальне — это было единственным местом в ее покоях, где не велось видеонаблюдение. Впрочем, она знала, что здесь точно были установлены жучки. C684 в свое время обнаружил и уничтожил несколько устройств. И вскоре после этого был отстранен от службы и демонтирован. На следующий день девайсы вновь установили на прежние места. Когда R981 прибыл и не обнаружил радиопередатчики, Маришка сразу поняла, что он был запрограммирован служить только генералу Обидо.

Почему отец так и не научился доверять ей? Она всегда была послушной и осмотрительной, не давая своим поведением ни единого повода сомневаться в верности.

Это было не справедливо! Маришка не могла нести ответственность за врожденные особенности. Не могла исправить отсутствие нормальных обдибиановых рожек, из-за чего все считали ее отвратительной. Но Великий пощадил девушку, пометив плечо, тем самым предупреждая, что поразит любого, кто осмелится попытаться ее убить.

Наверное, было бы лучше, если бы Маришка истекла кровью при рождении, чем существовать всю жизнь в качестве парии. Приступы гнева из-за изгнания позже превратились в чувство глубочайшей вины. Ведь она должна была быть благодарна за дар жизни, а не сердится на тех, кто не желая того, напоминал ей об уродливой внешности.

Присев на скамью, Маришка прислонилась спиной к блестящему стеклу, затем отстегнула вуаль и обхватила лицо руками.

«У меня будет пара».

Эта перспектива в равной степени радовала и ужасала. Маришка почувствовала, как сердце сжалось, потому что происходящее означало, что отец смягчился по отношению к ней. Наверное, он долго и упорно искал, заплатив изрядное приданое, мужчину, который ее примет.

И это был не кто-то из Ламис-Одж.

Лучше найти пару из другой расы, нежели остаться одной. Возможно, позже между ними вспыхнут любовь и привязанность в дополнение к физическим отношениям.

Знал ли Зог о ее несовершенстве? Конечно же, отец сообщил ему. Может он не смог оценить внешность Маришки именно из-за того, что относился к другому виду. Она слышала, что существовало очень мало инопланетных рас, получавших хоть какие-то знания о созданиях из других миров. Ее образование, которое братья, сестры и их матери считали бесполезным, было сосредоточено на том, как угодить и удовлетворить будущую пару.

«Наконец я смогу воплотить свои знания на практике. И отдать долг родной планете».

Ведь то, что она станет чьей-то наложницей, должно было помочь в переговорах по установке поста, а это было важно, правда? Даже ее сестры, которые находились в паре с влиятельными мужчинами, не могли похвастаться таким достижением. Лишь младшие братья Маришки смогут добиться некоторого признания. На данный момент они все еще проходили обучение, но, достигнув зрелости, они должны были возглавить армию и защищать свой народ, родину.

Несмотря на то, что Маришка покинула Ламис-Одж еще в детстве, она часто вспоминала суровую красоту планеты. Гобелены, украшающие ее покои, не могли в полной мере воплотить всю живописность Ламис-Одж, ландшафт которой постоянно изменялся. Огромные долины песчаных барханов, которые каждый раз под напором непредсказуемых бурных ветров, со стремительной скоростью сметающих песчинки, образовывали новую форму. На планете существовал короткий вегетационный период, в течение которого землю внезапно покрывало изобилием растительности, вырастали халы — красивые, но смертоносные цветы. Именно их бутонами были изрисованы гобелены на стенах спальни Маришки.

Увидит ли она когда-нибудь еще Ламис-Одж после того, как переедет в Катнию? Или космическую станцию, где провела последние двадцать лет своей жизни?

Обернувшись, Маришка окинула себя взглядом в отражении стекла, которое при ярком свете совсем не скрывало недостатков. Ее кожа была настолько чистой, что казалось, будто Великий при создании забыл закончить образ. Форма лица являлась более овальной, нежели округлые широкий лоб и скулы, характерные для людей Ламис-Одж. К счастью, глаза Маришки обрамляли ресницы такого же оттенка, что и ее каштановые волосы, которые считались на родной планете вполне обычными. Она часто задумывалась о том, что контраст между ее аномальными особенностями и среднестатистическими данными усиливал уродство.

«Как отреагирует на меня Ка-Тье при первой встрече?»

Когда отец приказал ей снять вуаль — а никто не просил ее об этом в течение уже многих лет — ужас Джанай был настолько очевиден, что Маришка поняла — она выглядит так же отвратительно, как и раньше. От нее отшатнулся даже R981. Ей даже удалось спугнуть андроида.

«Есть более важные качества, нежели красота», — Маришка всегда таким образом успокаивала себя и тешила надеждой, что права. Если она сможет помочь своим людям установить пост на Катнии, то, может быть, поверит в истину своих мыслей. Ее опасения по поводу создания пары с представителем ругой расы были по большому счету ничтожны.

«Доверяй Великому. Он никогда не даст человеку ношу, которую тот не сможет вынести».

Маришка мельком взглянула на следящее устройство, спрятанное среди лакированных лепестков цветка. Оно прекрасно вписалось в дизайн. Если бы ранее ее старый надзиратель андроид не обнаружил датчик, то она бы так и не догадалась о его существовании. К сожалению, прибор, так удачно скрытый в узоре, не мог так же успешно исправить дефекты ее внешности при слежке.

Как бы парадоксально это не звучало, но комната, в которой она могла избежать любопытных глаз была единственным местом, где Маришка не имела возможности спрятаться от самой себя.

* * *

Тревожную сигнализацию канализационной перегрузки разбавила оглушительная какофония лязга и жужжание механизмов. Шум и запахи от переработки отходов привлекали некоторых органических существ, из-за чего это место на станции можно было считать одним из самых оживленных. Тем более у роботов, которые контролировали исправность механизмов, было едва ли больше интеллекта, чем у этих машин. Андроид прошел вперед, чтобы очистить засор в канализации до того, как станцию затопит. Кай проскользнул мимо него в заброшенный склад и активировал беспроводной микропроцессор, имплантированный в его мозг. По защищенному каналу, он связался с Картером.

«HM9014C?» — произнес директор кибер-управления ранее оговоренный пароль.

«ZR2156Z», — подтвердил Кай.

«Доклад?»

«Ситуация изменилась. Обидо отсылает Маришку на Катнию».

«Когда?»

Оперативники кибер-управления постоянно были свидетелями смерти. Она буквально их преследовала. Убийство являлось частью работы. Как и все, что происходило после. Надвигающаяся смерть дочери террориста не должна была беспокоить Кая, особенно если он не был к этому причастен. Просто наблюдать за смертью Маришки — это совсем не тоже самое, что убить ее самому. Кай не должен был чувствовать вину.

«Она уезжает завтра», — ответил киборг.

«Дерьмо. Значит, ты тоже отправишься на Катнию?»

«Нет. R981 переназначат».

«Кому?»

«Пока не знаю».

«Это может сыграть нам на руку. Ты утверждал, что Маришка не в курсе действий отца. Тебя могут назначить к приближенным Обидо, более осведомленым о его планах».

Вот на это-то они и надеялись, когда обнаружили сообщение о том, что средней дочери Обидо требуется новый телохранитель андроид. Перехватив груз и отправив его в кибер-управление, они заменили C684, и уже через три дня Кай оказался на месте. Но пока киборг пребывал на задании, то понял, что если бы они заранее взломали C684, то обнаружили, как мало их цель знала об операциях своего отца.

«Для Маришки все закончится плохо. Она не переживет вязки».

«Как бы это ни было прискорбно, но мы должны приступить к миссии. С твоей маскировкой не возникло проблем?»

На самом деле пару раз Кай чуть не раскрыл себя перед Маришкой.

«Думаю, все сработало отлично. Имплантат в груди прошел все идентификационные сканы. Пластины на ребрах идеально скрылись под кожей. Никаких проблем, — за исключением того факта, что мышцы лица из-за неподвижности зудят, как черт знает что. — Никто не подозревает, что я нечто большее, нежели простой андроид».

«Отлично. Продолжай в том же духе».

«Этим и занимаюсь, — компьютер Кая оценил, что если хоть один служащий на станции бот обнаружит киборга оперативника, то ему останется жить ровно 3,4 секунды. Они убьют его в тот же миг. Кай замолчал, по-прежнему размышляя над открытиями этого дня. — Сегодня я видел ее лицо».

«Насколько сильно ее уродство?»

«Скажем так, Маришка уродлива только в понимании их расы».

«Хм?»

«У нее практически нет обдибиановых рожек. Я не могу назвать ее некрасивой ни в каком смысле, — это еще мягко сказано. Маришка являлась одной из самых прекрасных женщин, которых он когда-либо видел. — Обидо прекрасно осведомлен о том, что если он отправит девушку в Катнию, то фактически обречет ее на смерть. Генерал намеренно жаждет ее смерти».

«Почему именно сейчас?»

«Не знаю».

«Итак, держи меня в курсе», — заявил Картер, намекая на то, что их диалог подошел к концу.

«Если я найду способ, и меня отправят сопровождать Маришку…»

«Нет».

«Генерал хочет создать там пост. Возможно, я смогу помешать переговорам».

«Нет. Мне нужно, чтобы ты остался на станции. Мы долго ждали шанса, чтобы туда попасть. Если ты сейчас уйдешь, то R981 заменят настоящим андроидом, и неизвестно, когда мы получим еще одну такую возможность. На данный момент это единственная надежда найти Ламани».

Кай предчувствовал, что получит именно такой ответ от Картера.

Ламис-Одж вели затворнический образ жизни, считая своего неуловимого лидера Ламани одновременно пророком и воплощением Великого. Обидо имел весьма высокое положение, и поэтому наверняка знал местонахождение убежища террористического вдохновителя.

На данный момент кибер-управление, Союз Планет и объединённый Терран боролись уже с вспыхнувшем пламенем, реагируя на террористические акты постфактум. Если им удастся найти и нейтрализовать Ламани, то это спасет множество жизней.

Плачевное положение одинокой женщины не могло сорвать миссию, ведь под угрозой была судьба всей свободной галактики. Картер был прав.

«Понял, — произнес Кай. — Я остаюсь здесь».

Глава 3

— Я пришел, чтобы сопроводить вас к шаттлу, — заявил R981, когда Маришка пустила его в свою комнату.

— Я готова, — девушка указала на два больших чемодана, в которые она упаковала одежду, предметы личной гигиены и памятные подарки. Неизвестно увидит ли Маришка еще когда-нибудь родину, поэтому она сняла и свернула два небольших гобелена. С цветками халы и песчаными дюнами.

— Вы уверены, что у вас есть все необходимое для путешествия? — андроид обошел ее гостиную. И поднял подушку с дивана. — Возможно, вам это тоже понадобится?

— Нет, у меня есть все необходимое.

Он указал на лампу.

— А может это?

— Нет.

«Он что, неисправен?»

R981 схватил небольшой герб ее планеты со скрытым жучком. Затем начал подбрасывать его в своей ладони.

— А как насчет этого?

«И уж точно не это».

— В моих чемоданах нет места для этих вещей, — ей было нечего скрывать, кроме собственных эмоций. Может девушке и будет не хватать многих мелочей, но точно не устройств слежения. Маришке принесет лишь облегчение возможность отдохнуть от вездесущей охраны, она наконец-то сможет проявлять свое отчаяние, не опасаясь осуждения со стороны.

Немного отойдя в сторону, андроид уронил изваяние.

— Извините, — пробормотал он, но, подняв герб, он снова бросил тот на пол. Шпионское устройство, размером с маленький ноготь девушки, выскочило из вещицы. А когда андроид наклонился, чтобы взять герб в руки, то случайно наступил и раздавил передатчик. Не обращая внимания на уничтоженный прибор, он поставил герб обратно на стол.

Да что с ним сегодня? Андроиды серии R были наиболее технологически продвинутыми ботами из когда-либо созданных. Может это был заводской брак? Несмотря на автоматизацию, некоторые андроиды все равно сходили с конвейера, имея небольшие изъяны и дефекты. Производители утверждали, что эти недостатки никак не влияли на производительность, а сама Маришка еще никогда не сталкивалась с подобным. Они оба обладали недостатками. И теперь, даже несмотря на то, что она не доверяла ему, Маришка начала испытывать к боту теплые чувства. Если не обращать внимания на его габариты, и если бы он был живым существом, то она бы сочла его довольно красивым. Любая женщина, которая желала привлекательное потомство, попыталась бы завлечь такого мужчину в свои сети.

К сожалению, стать парой для чужестранца было ее единственным шансом на замужество. Маришка подавила волну тоски, которая угрожала ослабить ее решимость. Если она позволит эмоциям взять над собой верх, то никогда не выживет.

— Вы уверены, что хотите отправиться в Катнию? — спросил он.

Странный запрос для андроида. И хуже того, она не могла рискнуть и правдиво на него ответить. Маришка напряглась.

— Конечно уверена.

— Вы когда-нибудь читали о Ка-Тье?

— Нет. И тебе бы следовало это знать.

— По моим данным здесь есть библиотека.

— Я многое слышала о ней.

— Но не были там?

— Нет.

— Никогда?

— Нет, — Маришка нахмурилась.

— Я думал, что людей, живущих в уединении, привлекает тихий созерцательный мир чтения.

С каких пор андроиды научились думать? Программирование позволяло им реагировать на окружающую среду, но у них не было мозгов. Они не могли дедуцировать или рассуждать. В некоторых смыслах, R981 был более продвинутым, нежели другие андроиды, но иногда он казался менее укомплектованным. В его информационной базе существовали пробелы. Скорее всего в нем все же затесался заводской брак, несовершенство прототипа. Тогда все его действия обретали смысл. Кроме C684, они никогда ранее не предоставляли Маришки новые модели. Зачастую ей доставались самые старые андроиды. Бот перед C684 был настолько древним, что из него вытекала топливная жидкость. И позже, наконец, его отправили на свалку.

— Я не умею читать, — пояснила она.

У R981 отвисла челюсть.

Маришка так же пораженно открыла рот в ответ на его удивление. Как андроид может испытывать эмоции наподобии шока?

Они долго смотрели друг на друга.

Он моргнул первым.

— Вы не умеете читать?

— Нет.

— Почему нет?

В его программировании существовало слишком много пробелов. Он вообще хоть что-то знал о культуре Ламис-Одж?

— Все женщины не умеют читать, — пояснила она.

— Ни одна из вас?

— Ни одна, — Маришка склонила голову набок. — А в других мирах женщины умеют читать?

— Да. Если раса обладает грамотностью, то они обучают чтению все пола.

— Вы имеете в виду оба пола, — поправила она.

— Наиболее распространены во вселенной именно два пола, но некоторые расы имеют по три или четыре рода.

— Серьезно? — Маришка удивленно распахнула глаза. — А какие они?

— Мужчины. Женщины. Гермафродиты — это мужчина и женщина в одном лице — и кастраты. Некоторые расы вообще не имеют пола.

Андроид знал так много информации, но понятия не имел, что в Ламис-Одж женщины были безграмотными. Это было также странно, как и четыре рода существ.

Он нахмурился и сосредоточил на ней взгляд, будто на ее лбу неожиданно вырос обдибиановый нарост.

— Если вы не умеете читать, то тогда чему вас обучали репетиторы?

Жар распространился по лицу Маришки. Слава богу, вуаль скрывала ее румянец. Она не понимала почему смутилась из-за вопроса какого-то андроида.

— Быт, искусства… как угодить и удовлетворить мужчину, — она опустила глаза.

Когда она вновь осмелилась поднять на R981 взгляд, то заметила, что выражение его лица стало мрачным.

— Мужчины Ка-Тье отличаются от всех, кого вы знали прежде. Их вязка происходит… с примесью насилия.

Насилие? Насколько они жестоки? Маришка сдержала вопросы, крутящиеся на языке, и подняла подбородок.

— Я происхожу из Ламис-Одж. Мой народ сильный и стойкий, к тому же я дочь могущественного вождя. Я не слабая.

— Вы должны пересмотреть свое решение.

— Это не мне решать, но даже, если бы это был мой выбор, то я бы рискнула, — Маришка жестом указала на свой багаж. — Забери мои вещи, — она быстро вышла, чтобы андроид не успел еще что-то добавить, тем самым еще сильнее отягощая ее уход. Его вопросы и комментарии посадили в ее сердце зерно неуверенности. Будто он намерено пытался подорвать ее решимость.

Необычное поведение для андроида.

Если только… она оглянулась. Он нес тяжелые сумки, перекинутые через плечо, так, словно они вообще ничего не весили. Если только… ее отец запрограммировал его на проверку послушания и преданности Маришки.

Несмотря на то, что девушка очень старалась скрыть свои чувства, видимо она все же где-то продемонстрировала сомнение в решениях отца, и он решил увериться в своих подозрениях. Ей не нравилось, что он послал именно андроида, чтобы тот шпионил и допрашивал ее, но она жила в таких условиях всю жизнь.

Маришка повернулась лицом к R981. Его непроницаемый взгляд был сосредоточен на чем-то поверх ее головы.

— Передай отцу, что я заставлю его гордиться мной, — заявила она.

Андроид ничего не ответил, но в любом случае записал ее комментарий. Почему он не сказал, что приказ принят к исполнению? Видимо, в нем что-то сломалось. Казалось, чем более развитая модель, тем больше в ней ошибок. Простые андроиды редко демонстрировали сбои. Впрочем, R981, как и его поломки, уже не был ее проблемой.

Маришка вновь пошла по коридору. Рычание, раздавшееся позади, заставило ее замереть. Девушка резко обернулась.

— Ты что-то сказал?

— Нет, ничего.

* * *

— Ты никогда не заставишь его гордиться тобой, — пробормотал Кай. Обидо хотел ее смерти, или просто намеревался пожертвовать ей, только чтобы возвести военную базу. А миссия сковывала Кая по рукам и ногам.

Попытка отговорить девушку от поездки провалилась. И даже больше, это укрепило ее решимость. А что ей еще оставалось делать? Если она считала, что Кай уговаривал изменить позицию только по приказу ее отца.

Черт возьми, она даже не умела читать. Ни одна женщина из цивилизации ассбаквард не умела. Многие планеты, состоящие в таможенном союзе с Терраном, считали странными их стандарты, но дипломаты, как предполагалось, не имели права судить. «Охватывает многообразие мыслей и культур» — именно так дословно говорилось в декларации задач СП.

К счастью, Кай не являлся дипломатом, он был действующим оперативником, киборгом, который не должен соблюдать всю эту чушь. Культуры, которые держали половину своего населения безграмотным, поступали неправильно. К черту все это многообразие мыслей. Кроме того, Ламис-Одж являлись террористами, которые верили, что какой-то мифический Великий даровал им особый пропуск, гарантировавший роскошь и благословение в загробной жизни. Все остальные, неверующие, проведут вечность в качестве рабов — если кто-то все же останется после Великой Чистки.

Ламис-Одж терроризировали тех, кто не согласен с их догмами, противореча прогрессивной идеологии СП и их дипломатии. Союз планет не поддерживал многообразие взрывов и убийства невинных людей.

Маришка не сознавала, насколько трагична ее судьба.

Любая женщина попыталась бы узнать, как проходит вязка у Ка-Тье, — которая бесспорно являлась архаичной — она бы покопалась в компьютере, а когда заполучила бы полную информацию, то послала бы всех к черту! Маришка была спокойна лишь потому, что являлась безграмотной. Она гордо шла на встречу мучительной смерти, так как считала это своим долгом.

А Кай может исполнить свой долг, позволив девушке совершить этот шаг.

Миссия состояла не в том, чтобы спасать Маришку, а в охоте на лидера, живущего затворнической жизнью. Если Кай выполнит задание, то остановит распространение терроризма.

Возможно многих бы порадовала неминуемая смерть Маришки. Зверство этой организации вызвало негативную реакцию и настроение в отношении всех обитателей планеты. Большинство поддерживало идею, что хороший житель Ламис-Одж — это мертвый житель Ламис-Одж.

Кай же думал по-другому. Маришка не могла нести ответственность за действия своего отца или Ламани. Она была беззащитна. Невинна. Но также девушка не являлась глупой или подлой. Он наблюдал за ней на протяжении месяца, тихая стойкость и внутренняя сила девушки поразили Кая. Когда на ее лице отразился шок из-за его слов, Кай в это время восхищался ее красивыми глазами. Богатый оттенок расплавленной карамели, окаймленный темными ресницами. Выразительные, даже невзирая на попытки скрыть эмоции. Маришка не доверяла ему.

Ее настороженность задевала его за живое, но он не должен был это чувствовать. Она являлась заинтересованной личностью, и ее переживания никак не могли влиять на его решения. На самом деле, она проявила мудрость, когда усомнилась в его искренности. Обидо прослушивал ее комнату и использовал роботов, чтобы следить за каждым шагом Маришки. Кай не желал намеренно причинить ей вред, но намеревался воспользоваться ситуацией и получить любую информацию о Ламис-Одж.

Терроризм должен быть остановлен. Прямое вмешательство в судьбу Маришки поставит под угрозу эту цель. Будет более правильно ничего не предпринимать. Нужно было принести жертву во имя всеобщего блага.

Так почему же сейчас Кай чувствовал себя таким же ублюдком, как и Обидо?

Когда они подошли к трапу небольшого грузового транспортного отсека, в самом маленьком порту на станции, двое охранников Ламис-Одж вскинули свое оружие.

— Стой! — воскликнул один из них.

— Все нормально. Он со мной, — заявила Маришка.

Пока один из охранников продолжать держать его на прицеле, второй просканировал мужчину.

— Андроид не уполномочен лететь, — заявил охранник.

— Он и не собирался, просто грузит багаж. Как только он отнесет вещи в мою комнату, то сразу же выйдет наружу.

— Отказано. Он останется здесь, — мужчина указал Каю на землю. — Поставь все сюда.

Кай поставил сумки, и часовой просканировал их.

— Чисто, — заявил он. Затем обратился к Маришке. — Теперь вы можете забрать их.

Она потянула один из чемоданов в сторону шаттла.

— Мой долг — служить дочери Обидо. Позвольте мне донести чемоданы до дверей. Я не войду, — произнес Кай.

Двое охранников переглянулись и пожали плечами.

— Хорошо.

Под пристальным наблюдением вооруженной охраны, Кай занес обе сумки в шаттл. Больше он не мог ничего для нее сделать. Кай нашел Маришку взглядом.

«Не улетай».

— Счастливого полета.

— Спасибо.

Она зашла в шаттл. А Кай спустился по трапу.

Глава 4

Когда двери шаттла закрылись, Маришке показалось, будто космический корабль тоже сжался в размерах. На ее лбу выступила испарина. Маришка прислонилась к стене и попыталась глубоко вдохнуть.

Уверена ли она в своем желании полететь на Катнию? Откуда вообще у нее в голове возник этот вопрос? Конечно же, уверена — это был шанс на новую жизнь.

«Возможно, Ка-Тье будет безразлично мое уродство, и я смогу заслужить их уважение. Я пройду это испытание, отец, и ты будешь мной гордиться».

Закрыв глаза, Маришка глубоко вздохнула, пытаясь успокоить нервы. Затем она расправила плечи и оттолкнулась от стены.

«Все наладится, как только я доберусь до Катнии».

Потянувшись к багажу, Маришка неожиданно почувствовала чье-то присутствие. Рядом с ней стоял андроид.

Несмотря на тяжелую металлическую конструкцию тел, роботы могли передвигаться бесшумно. Как R981. Когда Маришка была одна, ей часто казалось, будто если она сейчас обернется, то увидит его, задумчиво наблюдающим за ее движениями.

Ее сердце забилось чаще.

«Я никогда не увижу его снова», — ей должно было принести облегчение то, что наконец-то, она сможет путешествовать без андроида, записывающего каждый ее шаг, но, даже несмотря на возникшее между ними недоверие, как бы это не звучало странно, Маришка чувствовала себя в безопасности рядом с R981.

Нервозность пробудила в Маришке желание немного покапризничать. Она сосредоточилась на андроиде, не сводящем с нее взгляда.

— Привет, — поприветствовала она. — Я — Маришка.

— Я — Q257, — произнес андроид. — Я здесь, чтобы помочь вам.

— Хорошо, — ответила она. — Не могли бы вы донести сумки до моей комнаты?

— Я не запрограммирован для транспортировки багажа. Мой функционал заключается в том, чтобы доставить дочь Обидо в Катнию.

А R981 сделал бы это. Он был настолько обходителен, что временами казался живым. Девушку снова пронзила боль от потери. Смешно, но она скучала по нему больше, чем по отцу со всеми его парами или по братьям и сестрам.

«Это только потому, что ты хорошо его знаешь и он никогда не проявлял к тебе жестокости. Не проявлял, но все же оставался шпионом. Помни это».

— Ты можешь хотя бы объяснить, где моя комната? — спросила она.

Андроид был тощим с совершенно невыразительным лицом. Вообще ничего общего с высоким мускулистым телом и причудливым поведением R981, из-за чего Маришка зачастую забывала, что перед ней робот. Зачем он предложил ей взять лампу в Катнию? От воспоминаний о том, как он вышагивал по ее гостиной, поднимая случайные предметы, к ее горлу подкатил ком.

«Только не плачь. Не плачь».

Маришка слегка прикусила язык.

— Вы пассажир комнаты, расположенной в кормовой части.

Она повернулась к развилке в коридоре, теперь еще ей придется тащить этот багаж в заднюю часть.

— Сколько лететь до Катнии?

— Четыре дня, шесть часов и семь минут.

— Так долго? — она не знала, насколько быстро мог лететь этот шаттл, но поездка оказалась намного длиннее, чем предполагала девушка. Маришке довелось летать на таком корабле лишь раз, когда она путешествовала вместе с братьями, сестрами и их матерями к космической станции. Тогда она была маленьким ребенком, и эта поездка показалась ей целой вечностью, но в действительности это заняло только одну ночь. Маришка в тот момент была так взволнована, она жаждала переехать в новое место, где смогла бы найти друзей и добиться их признани. И конечно же этого не случилось. Общество Ламис-Одж не желало мириться с ее уродством.

— Шаттл взлетит через двадцать девять минут, — проскрежетал андроид. — Подготовьтесь, — он сразу же ушел.

А R981 составил бы ей компанию.

«Перестать волноваться о нем. Сосредоточься на том, как тебе доказать свою ценность. Чтобы отец наконец смог гордится тобой».

Маришка решила оставить багаж у входа, чтобы не таскать за собой эти тяжелые сумки по всему кораблю, и поискать комнату. Она решительно направилась вниз по коридору. Несмотря на то, что с последнего полета прошло уже двадцать лет и воспоминания стали туманными, девушка с точность могла утверждать, что этот шаттл был намного меньше.

Предыдущий корабль казался ей огромным, в принципе он и был рассчитан на несколько дюжин пассажиров с двумя десятками ботов, а этот переправлял лишь ее и одного не дружелюбного андроида.

Маришка бродила по судну, отмечая для себя станцию для зарядки андроидов, небольшой камбуз, укомплектованный просроченными военными пайками, пустую комнату с кандалами, прикрепленными к стенам, крошечную гостиную с жесткими креслами и по левому борту на корме каюту размером со шкаф, в которой располагались две койки, с узким проходом между ними. Комната была не больше станции для подзарядки андроидов!

Может у нее и не было шикарных апартаментов на космической станции, но, так или иначе, она ожидала немного большего от этого шаттла. Какие выводы сделает Ка-Тье, когда она прибудет на корабле, который годен лишь для перевозки грузов?

Ее горло сжалось, и Маришку охватил очередной приступ клаустрофобии. Она сорвала вуаль.

«Воздух. Мне нужен воздух».

Маришка сбросила плащ и ринулась в коридор.

И уже через несколько секунд оказалась на мостике. Q257 сидел в кресле перед панелью управления, и на ее вторжение лишь спокойно повернул голову. Задумчивый взгляд бота сфокусировался на ней, казалось он не поразился, увидев девушку с непокрытым лицом. Да и с чего вдруг? Он же был роботом. Только R981 проявил удивление.

— Вам что-то требуется? — спросил он.

Пламя раздражения вспыхнуло у нее в груди.

Ее верность испытывали с самого детства. Великий, отец, братья и их матери. Люди Ламис-Одж. И теперь пришло время для очередного испытания. Пусть и от какого-то андроида.

Маришка расправила плечи.

— Я требую, чтобы ты отнес мой багаж в комнату.

— Я не запрограммирован для выполнения данной функции.

— Я требую, чтобы ты нашел годную еду и принес ее ко мне в каюту.

— Я не запрограммирован для выполнения данной функции.

— Я настаиваю, чтобы ты посидел со мной и поддержал разговор.

— Я не запрограммирован для выполнения данной функции.

— Тогда на что ты запрограммирован?

— Я запрограммирован на то, чтобы доставить Маришку, дочь Обидо, на планету Катнию и доложить по прибытии на базу. Я запрограммирован на то, чтобы пилотировать корабль, если автопилот выйдет из строя. Я запрограммирован на то, чтобы записывать все, что я вижу и слышу.

Еще одно предупреждение.

Что она сделала, чтобы заслужить такое недоверие отца? Или подозрительность была свойственна ему от природы? Ведь он являлся генералом, важным человеком с большой ответственностью. И поэтому он не доверял вообще никому.

Q257 продолжал смотреть немигающими безэмоциональными глазами на Маришку до тех пор, пока она не вышла. Она не должна была срываться на роботе, в будущем это может нанести ей вред. Бот с легкостью мог доложить отцу о ее безобразном поведении.

Маришка позволила аномальному поведению R981 повлиять на свои суждения. Казалось, он предупреждал ее о последствиях принятого решения.

«Мужчины Ка-Тье отличаются от всех, кого вы знали прежде. Их вязка происходит… с примесью насилия».

Но ведь насилие — это нормально, разве нет? У ее братьев, сестер и их матерей часто появлялись синяки под глазами, ушибы на щеках и даже разбитые губы после вечера, проведенного с отцом. Одна из его пар даже получила вывих плеча. Во время спаривания все женщины ожидают небольших травм.

А что, если Ка-Тье были еще более жестокими?

Это уже не имело значения. Маришка лишь обманет себя, думая, что у нее есть выбор. Отец приказал ей отправиться на Катнию. А значит, там она и окажется.

— Запуск через двадцать минут, — голос обычного компьютера немногим отличался от Q257.

— Продолжай, — приказала она и вышла из кабины.

Подхватив один из чемоданов, Маришка потащила его в свою комнату, а когда оказалась на месте, то еле подняла тот на кровать. Затем она вернулась за второй сумкой, из которой, по приходу в комнату, извлекла мантилью. Она представляла собой плетеное кружево, которое покрывало голову и имело вуаль, предназначенное для священного ритуала. Маришка не знала, как проходит вступление в пару у Ка-Тье, но предполагала, что в любом случае будет какая-то церемония. По традиции кружевную мантилью дочери дарила мать накануне ее первой вязки, но так как девушка выросла одна, она решила сшить ее сама.

Маришке удалось занять руки, и это потихоньку успокоило ее тревогу. Но позже она поняла, что не может работать в комнате размером со шкаф. Поэтому подхватив свою мантилью, моток шелковой нити и иглы, Маришка прошла в салон для пассажиров.

— Запуск через десять минут.

Она проткнула ткань острой иглой.

* * *

Обидо наблюдал на мониторе, как первый офицер, ожидая за дверью, его поприветствовал.

— Заходи! — рявкнул он через аудио передатчик. Обидо запустил свои пальца в густые волосы Джанай и сжал кулак, от чего на глазах женщины выступили слезы. Он еще жестче скрутил локоны. Когда она не произнесла ни слова жалобы, Обидо ослабил хватку и погладил тыльной стороной ладони ее по щеке. Такая уступчивая. А если она еще и родит ему сыновей, то станет самой любимой женой. Пока Джанай будет способна производить потомство, она останется занимать почетное место у его ног. Если же нет, то женщина найдет свое «счастье» на Катнии.

Висон вошел в комнату, щелкнув каблуками в знак приветствия.

— Генерал.

Обидо остановил офицера жестом.

— Доложи о состоянии.

— Маришка села на шаттл. Через десять минут запланирован старт.

— Отлично.

— Позвольте мне восхититься вашим гениальным планом, — произнес первый офицер.

— Идеально, не так ли? — Обидо погладил щеку своей новой пары, и с каждым движением на ее коже появлялось все больше крови, он намеренно царапал кожу заточенным ногтем.

Когда Обидо узнал, что Ка-Тье нужны пары для брачных игр, то понял — он нашел идеальное решение проблемы в лице Маришки. Катния была расположена рядом с Ксенианс, где Ламис-Одж стремились разместить военную базу, но посол СП разрушила их договоренности. Одним планом он завершит сразу две миссии, уничтожит Маришку и возведет базу…

— Великий следует таинственными путями, но мы благословлены, — добавил Висон.

— Несомненно, — по обоим пунктам.

Великий обратил свой взор на их народ и объявил избранными, отметив их лица. После смерти все, кто носит обдибиановый нарост получали безграничные богатства и благословение.

— Ради всех святых, Маришку стоило задушить еще при рождении, — пробормотал Обидо. Следуя заповеди, все, кто родился без нароста или с другими уродствами должны были умереть, чтобы гарантировать чистоту их расы.

— Но вы не могли.

— Нет. На ней священная метка, — по неизвестным причинам Великий пожалел девушку. Обидо множество лет молился, чтобы он снял свою защиту, но метка так и не исчезла.

Маришка с деформированным наростом под волосами лишь одним свои существованием бросала тень на его службу, но Обидо не мог расправиться с этой мерзостью, так как это бы обидело Великого. Обидо поделился своим греховным желанием только с Висоном. Все остальные, кто догадывался о его чувствах, либо были устранены, либо их насильно заставили замолчать. Но до тех пор, пока Маришка была жива, у многих возникали вопросы. Обидо подозревал, что именно из-за нее его отправили с планеты на эту космическую станцию. Если ему когда-нибудь представиться шанс присоединиться к Ламани в восходящей организации, то он будет должен избавиться о всяком напоминании о Маришке.

— Во всяком случае Ка-Тье никогда не будут благословлены, — произнес Висон. — Ваш план великолепен.

Идеально. Язычники избавиться от его проблемы, и он получит военную базу в другой части галактики.

Обидо вновь оставил еще один кровавый след на щеке Джанай. С этим толстым, крепким обдибиановым наростом, она всегда была миловидной, а каждый новый сэска делал ее только красивее. Джанай являлась одной из самых красивых женщин во всем Ламис-Одж, отвратительная Маришка не шла с ней ни в какое сравнение.

— Держите меня в курсе, — приказал он.

— Конечно, генерал, — ответил первый офицер. — Как бы вы хотели поступить с андроидом R981?

Его новая пара что-то пробормотала.

— Ты что-то сказала, малышка? — Обидо ласково посмотрел на женщину.

Джанай прильнула кровавой щекой к его ладони и бросила на мужчину взгляд из-под ресниц.

— Если он не нужен тебе, то я не прочь забрать его себе.

Обидо вновь сосредоточил внимание на первом офицере и пожал плечами.

— У меня нет планов на него. Перепрограммируй андроида и доставь его в комнату Джанай.

Глава 5

Кай бросил свою сумку в коридор и пробрался на мостик. Андроид сидел в кресле пилота перед пультом управления.

— Запуск через десять минут, — объявил компьютер шаттла.

Видимо датчики робота все же засекли движение, так как он резко обернулся.

— Вы должны покинуть корабль. Вы не авторизовались…

Кай ринулся к андроиду и нажал на кнопку деактивации, расположенной на теле робота. Андроид повалился в бок.

— А вот и мое разрешение.

Вытащив андроида из кресла, Кай швырнул его рядом с двумя мертвыми охранниками.

— По мне, так легче попросить прощения, нежели разрешения, — пробормотал Кай. Впрочем, он получит его в любом случае. За убийство двух охранников, поломку андроида и захват шаттла, Кая поджарят сразу, как только поймают. И это только Картер. Обидо будет гораздо менее снисходителен.

В мужчине боролись совесть и важность миссии. Совесть победила. Да, Ламис-Одж требовалось остановить, но он не мог позволить погибнуть ужасной смертью невинной, ничего не подозревающей женщине, даже если она родилась в террористической расе. Маришка была совершенно безобидна. Может он и не уничтожит зло, но добро всегда должно вознаграждаться.

Или это просто попытка рационально оправдать свое предательство?

Да какая разница. В любом случае ему не удастся отступить, когда за его плечами два мертвых охранника и выведенный из строя андроид.

Вбив пароль на клавиатуре, Кай запер дверь. Ранее он взломал операционную систему шаттла и переключил протокол авторизации, выбрав код по своему усмотрению.

— Спасибо, Брок, старина, — Кай мысленно отсалютовал секретному агенту кибер-управления, который научил его, как правильно обновлять свое программирование. Без этих модификаций, он бы не смог преодолеть все меры безопасности.

Вернувшись на мостик, Кай устроился в кресле, в котором ранее сидел андроид, и ознакомился с панелью управления. Через монитор, он вывел изображение Маришки в гостиной со спартанской обстановкой и присмотрелся.

Лицо девушки было открыто и, опять же, ее красота поразила Кая в самое сердце, отчего он почувствовал напряжение в паху. Фарфоровая кожа Маришки настолько отличала ее от женщин их расы, ведь многие из них имели странные рубцы по всему лицу. На коленях девушки покоилась какая-то вышивка, но ее взгляд оставался безучастным. Она сжимала подлокотники так крепко, что костяшки на ее пальцах побелели, хотя поднятый вверх подбородок выдавал упрямство.

Что же победит, решимость или страх? Она боялась самого полета в космос, или осознала, что ждет ее на Катнии? Кай надеялся на второй вариант, так как тогда он смог бы уговорить девушку следовать его плану — когда сам бы выяснил, в чем тот заключался.

Для начала им нужно было выбраться с этой космической станции.

— Старт через пять минут.

Маришка вскочила на ноги, и ее вышивка упала на пол. Она знала, что за ней наблюдали со станции. Кай уменьшил изображение и сосредоточился на панели управления.

Если пропажу охранников обнаружат, то их развернут обратно. Дверь в шаттл была герметично запечатана. Даже после того, как они покинут док, Обидо все равно может начать наступление. И для того, чтобы обогнать его, им нужен был быстрый вылет.

Однако, для этого потребуется предварительно перераспределить уже запрограммированные функции, чтобы электронный сигнал передавался правильно. Найдя тела, управление по полетам начнет расследование, и Ламис-Одж начнет погоню.

Как и кибер-управление. Когда Картер выяснит, что Кай отказался от миссии, то пошлет на его перехват еще одного оперативника.

Черт, это назначение совсем не нравилось Каю.

* * *

— Подготовка к запуску через десять, девять, восемь… — компьютер отсчитывал секунды, а затем шаттл стартовал, прижав Маришку к креслу.

Как бы ей не хотелось заявить, что ее тошнота вызвана резким перепадом скорости, но на самом деле желудок Маришки начал протестовать задолго до взлета. Концентрация внимания начала ускользать от девушки. И от этого страдала ее мантилья, Маришка настолько сильно вцепилась в ткань, что разорвала кружево.

Когда сила, с которой ее вдавливало в кресло, ослабла, она отложила шитье. Ей было всего лишь пять лет, когда девушка путешествовала в последний раз, и тогда ей не позволили наблюдать за взлетом из окна. А когда они прибыли на станцию, то ее поместили в женский монастырь, где она и пребывала большую часть жизни.

Маришка слышала, что порт был огромным. Гигантский город.

Подбежав к окну, девушка ожидала увидеть плавающий сверкающий мегаполис.

Станция была хорошо освещена, на ней располагалось больше укреплений, нежели городских домов, а ее форма была громоздкой и угрожающей. Целая армада боевых кораблей парила возле доков.

Когда Маришка была маленькой, то подслушивала, как матери рассказывали братьям и сестрам о том, что они будут жить в городе, парящем в небе. Именно поэтому она думала, что сейчас увидит перед собой огромный мегаполис.

Но было очевидно, что это всего лишь военная база.

Впрочем, это ничего не меняло. Маришка всегда знала, что ее отец был генералом.

Девушка наблюдала, как станция с каждой секундой, пока шаттл летел сквозь космическое пространство, становилась все меньше и меньше. Когда за окном не осталось ничего, кроме небольшого пятна света, Маришка отвернулась. Двигатели гудели так, что казалось ее ноги жили собственной жизнью, не зависящей от тела. Девушку охватила мелкая дрожь. А от тревоги на висках выступила испарина.

Дверь в комнату плавно открылась.

И вошел R981.

Маришка разинула рот.

— Что ты… как… — заикалась девушка, пытаясь подобрать слова. — Как ты попал на борт? Где Q257?

— Это тот андроид, который был здесь?

— Да.

— Он был деактивирован.

— Зачем?

— Ему не по пути с нами, — произнес R981, и Маришка неожиданно осознала, что его речь изменилась. Он использовал разговорный сленг. У девушки ёкнуло сердце, когда она сосредоточилась на лице андроида.

«Его глаза! Они… голубые».

— Ты не R981! — Маришка ринулась за одно из кресел, пытаясь воздвигнуть барьер между собой и… кем там он являлся. Диверсант? А может еще один андроид? Но она никогда не видела, чтобы у ботов были голубые глаза. А может это очередной шпион отца? Какой-то охранник? Она вообще никогда не видела никого с голубыми глазами в Ламис-Одж. — Тебя подослал мой отец?

Он промолчал, затем поднял руку, впился ногтями в твердое образование вдоль линии волос и оторвал обдибиановый нарост, демонстрируя гладкую кожу. У Маришки от удивления открылся рот.

— Кто ты?

«Да кто он такой?»

— Меня зовут Кай Андрос.

— Т-ты не андроид.

— Нет… — он сделал паузу. — Я из Террана.

— Пришелец, — Ламис-Одж иногда сотрудничали с другими видами. Ей даже удалось мельком увидеть некоторых из них, чаще всего к ним приезжали синекожие молдонианцы. Но никогда никого из Террана. Странно, но без этого нароста, он выглядел намного красивее. Опаснее.

Маришка облизнула губы.

— Что ты хочешь от меня?

— Кое-что тебе показать.

— Что?

— Подойди и все увидишь, — он указал на монитор компьютера и поманил девушка пальцем.

Маришка на секунду замешкался, не желая покидать своего укрытия, впрочем, это бесполезное кресло не представляло собой такую уж защиту. Если Кай, или R981, захочет причинить ей вред, то этот барьер вряд ли его остановит. Подавив в себе страх, она поплелась к мужчине.

— Я скачал информацию на компьютер, — он вздохнул и устало провел рукой по своим волосам. — Прости, — прорычал он, в его голосе звучало настолько сильное сожаление, что сердце Маришки чуть не выскочило из груди. Что могло быть там такого ужасного? Кай нажал кнопку на консоли.

Экран замерцал, а затем там появилась картина.

И Маришка в ужасе отпрянула.

Глава 6

Оказывается, Ка-Тье были злобными хищниками. А при вязке разворачивалось целое сражение. Единственное, что спасало женщин Ка-Тье — это их собственная дикость.

На мониторе, женщина Ка-Тье пробиралась сквозь джунгли. На ее сером теле совершенно не было волос, за исключением пучков темного меха, росших в хаотичном порядке. Из ее рта с острыми зубами торчали два саблевидных клыка. Она подняла руку, и Маришка заметила, что на каждом ее пальце были заточенные когти. Женщина прищурила вертикально расположенные веки и начала осматриваться по сторонам.

Ее остроконечные уши и нос подергивались.

Неожиданно из кустов выскочили двое мужчин Ка-Тье.

Она оглушительно закричала, когда двое мужчин впились в нее своими когтями. Из ран на ее спине и ногах потекла кровь. Раскрыв пасть, женщина из мести впилась клыками в спину одного из мужчин.

— Выключи, — Маришка заплакала и прикрыла глаза рукой.

Кай отдернул ее ладонь.

— Нет, ты должна увидеть это.

— Я не хочу! — девушка сильно зажмурилась.

— Открой свои гребаные глаза! — рявкнул Кай, схватив ее за плечи.

Маришка вскинула голову.

— Зачем ты это делаешь? Останови это!

— Смотри в этот чертов экран! — он не хотел, чтобы девушка видела спаривание Ка-Тье, желал, чтобы все это было лишь симуляцией. Но к сожалению, так выглядела реальность.

Пока один мужчина удерживал брыкающуюся и орущую женщину, второй встал сзади и толкнулся членом, на котором тоже были шипы, в ее лоно. Она закричала еще громче. С каждым движением, его стержень все больше окрашивался кровью, мучительно терзая нежную плоть женщины. Вскоре его лицо исказила нелепая гримаса, и он кончил.

Затем его место занял второй мужчина и процесс повторился.

Экран снова замелькал. Маришка попыталась вырваться из хватки Кая, но он не мог ее выпустить. Следующий ролик был самым важным.

Фариа, с тонкими полупрозрачными крыльями и серебристыми волосами, выползла из открытой клетки и пугливо огляделась. Из тени вышел затаившийся Ка-Тье. Фариа закричала и попыталась сбежать. Но тварь накинулась на нее. Одним лишь взмахом своих острых когтей мужчина отрубил ее крыло. Кровь брызнула из раны фонтаном.

К горлу Кая подкатил ком, но он сглотнул его. Мужчину тошнило от этого зрелища и претило то, что Маришка вынуждена была досмотреть все до конца, но только так он мог убедить ее в своей правоте.

— Отпусти меня! — она впилась в него пальцами, но ее короткие закругленные ногти не могли нанести киборгу большой вред, и уж тем более они не помогли бы при борьбе с одним из существ на экране.

Кай остановил видео как раз на том месте, где мужчина готовился трахнуть истекающую кровью фарию.

Слезы текли по лицу Маришки.

— Зачем ты делаешь это со мной? Ты что, какой-то больной извращенец?

— Я тот, кто пытается спасти твою жизнь! Эти существа и есть Ка-Тье! Разве ты не понимаешь? Ты закончишь так же, как и эта бедная фария.

Лицо девушки исказилось в ужасе, она вновь взбрыкнула, пытаясь освободиться. И на этот раз Кая позволил ей отстраниться. Маришка попятилась от мужчины, потирая свои плечи.

— Ты лжешь!

— Как думаешь, что случилось с женщиной Ка-Тье, которую ты видела на экране? Она выжила. А фариа? — Кай покачал головой. — После изнасилования и массивного кровотечения, Ка-Тье убил ее когтями, пока та еще была жива. Запах крови действует на них как афродизиак, разжигая похоть и порочность, — женщины Ка-Тье были менее жестоки, они не насиловали своих жертв, но пытали их до смерти ради забавы. Кай ткнул пальцем в изображение. — Это то, куда твой отец отправил тебя.

— Я не верю! — Маришка выбежала из гостиной.

— И, конечно же, все прошло не так хорошо, как я ожидал, — пробормотал Кай и направился к мостику. Возможно, когда Маришка все обдумает, то осознает правду. Кай только мог представить, как остро она воспримет предательство. Как мог отец поступить так с собственной дочерью?

«А я чуть не позволил ему провернуть это».

И все же некоторые вещи были намного важнее долга.

Усевшись в кресло пилота, Кай проверил местонахождение Маришка на мониторе. Она свернулась на кровати, всхлипывая и плача. Он выключил экран, не в силах видеть ее страдания.

Кай потер затылок. Как только они покинут территорию Обидо и войдут в межгалактическую зону, то он изменит маршрут… и направиться в какое-нибудь другое место. Где им укрыться, чтобы Ламис-Одж не смогли их найти? Конечно же, Терран. Но ему придется пройти через ад, чтобы зарегистрировать Маришку, как мигранта. Всем гражданам Ламис-Одж принято отказывать в запросе.

Ксенианс, на котором террористы чуть не создали военную базу, так же не рады присутствию на своей земле жителей Ламис-Одж. Впрочем, император мог бы проявить сочувствие к ее судьбе и предложить убежище, но в случае нападения, пацифистская нация не сможет ее защитить.

Это напомнило ему… Кай резко повернулся, чтобы проверить состояние щитов. Те были крепко закреплены. Он провел диагностику судна на выявление каких-либо устройств слежения, но ничего не обнаружил. Но это еще ничего не значило, возможно устройства были настолько удачно спрятаны, что его сканеры просто не могли их отыскать. Кай готов был поспорить на любые деньги, что на шаттле имелся какой-то механизм, по которому их легко отследят.

Вскоре они будут вне досягаемости, но в данный момент все равно существовала вероятность столкнуться с кораблями разведки. Для подстраховки, Кай переключил питание с вспомогательных операций на двигатели и щиты. Им нужен был такой корабль, который смог бы тащить свою задницу и одновременно принять удар, при этом обойтись без поломок и взрыва.

Угроза лишь усилила азарт Кая. Разве он не присоединился к кибер-управлению только потому, что воспринял предложение, как вызов? Разве он не хотел доказать в первую очередь самому себе, что способен совершать правильные поступки?

И вот теперь наступило время, чтобы отстоять собственные взгляды.

Он единственный, кто выжил после крупного крушения военного шаттла Террана. Правительство признало его инвалидом и отстранило от дел. Ему установили протез ноги, и когда он в очередной раз решил прогуляться с тростью, к нему подошел представитель кибер-управления с предложением, от которого Кай не смог отказаться. После того, как их доктор установил ему биомиметическую конечность и удобный маленький чип в мозг, Кай вступил в тайные военные силы быстрее, чем мог сказать: «где мне расписаться?».

Это произошло десять лет назад. В профессиональном плане, его мечта сбылась. А в личном? Не совсем. Он постоянно находился на секретных миссиях и пропадал в течение длительных периодов времени, проникая в самые опасные уголки галактики, где всегда существовал шанс, что он вообще больше никогда не вернется домой. Все киборги относились друг к другу, как братья, и это было не случайно, большинство кибер-оперативников не имело семей. Работа не позволяла развивать тесные интимные отношения с кем бы то ни было. Как говорится, если бы кибер-управление хотело, чтобы у тебя была пара, то Картер обязательно нашел бы тебе кого-нибудь. Кай до сих пор он не пожалел о своем решении.

Он откинулся в кресле пилота.

Неожиданно оглушительный взрыв сотряс кабину. Датчик по обнаружению атак загорелся красным.

Кай ринулся к экрану компьютера, для уточнения деталей. Согласно тепловому следу, к ним направлялась еще одна ракета. Из космической станции.

Кай застучал пальцами по клавиатуре.

— Компьютер, отчет! — отрезал он.

— Столкновение через сорок девять секунд.

— Что это за ракета?

— X49Z для больших судов.

Использовать X49Z против корабля такого размера, было равносильно тому, чтобы прихлопнуть комара огромным тараном. Обидо желал убедиться в том, что они оба были мертвы с большой буквы «М».

Кай приготовился к столкновению, молясь, чтобы эти чертовы щиты выдержали.

Глава 7

Марика все никак не могла выбросить из головы ужасающие картины. Они вновь и вновь всплывали перед ее глазами, каждый взмах, порез, крик. Кровь. Много крови.

«Не может быть, что бы эти существа и были Ка-Тье. Не может!»

Это только по словам этого терранца. Скорее всего это был какой-то другой вид. Кем бы они ни были, существа срезали крылья у бедной маленькой женщины. Маришка видела, как член с шипами травмировал самку их же вида. После того, как он проникнул в нее, она стала истекать кровью. По словам Кая, крылатая женщина тоже страдала, но так и не смогла выжить.

Вязка на Ламис-Одж тоже была грубой, но хотя бы женщины после нее выживали.

По статусу Маришка занимала самое низшее положение среди всех домочадцев отца, но девушка все равно оставалась его дочерью, его плотью и его ДНК. Он бы никогда не отправил ее на растерзание каким-то монстрам — если бы только не являлся таким же чудовищем.


«Отец предал маму на смертном одре. Продержал меня все это время в изоляции».

«Но ему пришлось так поступить. Я же отвратительна. Отец мог просто убить меня, но он проявил милосердие».

«Его чувства не имеют ничего общего с милосердием. Он боялся гнева Великого. И поэтому поручил язычникам, Ка-Тье, решить его проблему».

«Кай врет!»

«Но зачем ему это?»

«Кто знает? Ведь он пришелец».

«Он пытался отговорить меня от поездки в Катнию сразу после оглашения решения отца. И еще раз перед отлетом. Кай сломал шпионское устройство, чтобы отец не смог нас подслушать».

«Он просто неуклюжий».

«Или же он специально подстроил все так, чтобы это выглядело как случайность? Раньше Кай никогда не демонстрировал неуклюжести. Возможно, он как-то прознал, что C684 деактивировали и демонтировали именно после уничтожения следящих устройств?»

«Не важно. Ему все равно нельзя доверять».

«Меня ни разу не наказали во время службы R981. Он никогда не сообщал о нарушениях отцу. Он нес мои сумки и помогал, когда я спотыкалась. Кай постоянно разговаривал со мной. Проявлял ко мне намного больше доброты, чем кто-либо другой».

«Может он все подстроил, чтобы завоевать мое доверие».

«И тем самым спасти меня от смерти?»


Маришка села и вытерла заплаканные глаза. У нее раскалывалась голова от долгих рыданий и споров с самой собой. Верность отцу настаивала, что Кай — лжец. А факты твердили об обратном.

Раздался громкий взрыв и шаттл содрогнулся, будто Великий протянул руку и ударил по кораблю ладонью. Сила удара столкнула девушку с кровати прямо на пол. Она приложилась головой о жесткий каркас соседней кровати.

Комната потемнела, тишину комнаты разорвал пронзительный вой сирены.

— Помогите! — Маришка вновь заплакала и начала шарить руками вокруг себя, когда она все же нащупала кровать, то смогла подняться на ноги.

Свет включился. Две тяжелые сумки теперь ваялись на полу. Шаттл во что-то врезался? Каркас получил повреждения? Вроде бы двигатель продолжал работать. Маришка ударилась головой. Что это за высокий звук? И вибрация? Может они просто стали лететь еще быстрее?

Дверь распахнулась. Мужчина, который вызвал у нее столько беспокойства, стоял на пороге, перед сумками, которые перекрывали проход.

— Ты в порядке?

Он впился взглядом в ее лицо.

— Д-да, — произнесла она дрожащим голосом. — Что случилось?

Кай поднял и бросил ее вещи на свободную кровать так, будто они весили не больше перышка. Его большая фигура заполнила крошечную комнату, но вместо того, чтобы почувствовать угрозу, Маришку только успокоило его присутствие. Но не его слова.

— Мы только что пережили удар ракеты.

Маришка прижала руку к рту.

— Корабль работает нормально?

— Щиты защитили нас, но я сомневаюсь, что они выдержат еще один такой удар, — Кай запутался пальцами в своих волосах. — Я пришел проверить, все ли с тобой хорошо, но сейчас мне лучше быть на мостике, — он повернулся, чтобы уйти.

— Это сделал мой отец, не так ли? — выкрикнула Маришка в спину мужчины.

Кай тяжело вздохнул и передернул плечами.

— Да. Компьютер идентифицировал ракеты, они принадлежат Ламис-Одж и были отправлены с космической станции.

Все, что он говорил, было правдой. Каждое страшное слово.

Истина уничтожила жесткую стену слепого послушания, выпуская на волю так долго подавляемый гнев. Маришка подняла подбородок.

— Я не хочу ехать в Катнию.

— Я и не собирался тебя туда везти, — произнес мужчина.

— Могу я пойти вместе с тобой на мостик?

Кай протянул руку.

Маришка уставилась на его ладонь, этот жест ощущался настолько осязаемо, будто она уже прикоснулась к его коже. Согласие. Дружба. Совместное путешествие. Если она сейчас согласится значит, оставит позади всю свою привычную жизнь. Маришка вложила руку в его широкую ладонь. И Кай сомкнул пальцы. Защита. И что-то еще, но она так и не смогла определить, что именно. В месте соприкосновения, по ее коже разлилось тепло, а в животе запорхали бабочки.

— Готова удирать?

— Удирать?

— Ускорить процесс.

— Это безопасно?

— Не тогда, когда этим занимаюсь я, — Кай рассмеялся насыщенным теплым смехом и поцеловал костяшки ее пальцев, послав электрический импульс по телу девушки. Потянув Маришку за руку, он вывел ее из комнаты и направился к мостику.

* * *

Обидо впился взглядом в Висона.

— Полагаю, у тебя хорошие новости.

— По данным системы, наша ракета достигла цели.

— Отлично.

Офицер замялся.

— Но мы не можем подтвердить гибель сбежавших. К нам не поступает сигнал от устройства слежения с шаттла, из-за чего я делаю вывод, либо корабль уничтожен, либо просто находится вне досягаемости. Конечно, вряд ли, но возможно, андроид активировал щиты.

Обдибиановый нарост Обидо задрожал от гнева.

— Отправьте истребитель для проверки. Уведомите все суда, чтобы они уничтожили шаттл, если заметят хоть мельчайший исходящий от него сигнал.

— А что, если он уже на межгалактической территории?

— Мы не придерживаемся пакта о ненападении СП. Кроме того… — Обидо скривил губы — …сомневаюсь, что СП сильно обеспокоится, если мы уничтожим один из наших собственных кораблей, — он махнул рукой. — Свободен.

Висон кивнул, но не ушел.

Обидо поднял брови.

— Что-то еще?

— Прежде чем мы потеряли сигнал слежения, шаттл изменил курс и теперь направляется не в Катнию. Они летят на бесплодную луну необитаемой планеты в третьем секторе.

Обидо сжал кулаки, силясь успокоится. Как долго Маришка планировала это? Раз теперь она находилась за пределами его территории, то девушка больше не представляла проблем и не являлась изъяном самого Обидо. Если бы сейчас он заяви о ее гибели, то никто бы не поставил под сомнения его заявление. Однако он не мог позволить мятежнице остаться безнаказанной.

Может Обидо и не догадался о предстоящем неповиновении, но он точно знал одно: не девушка распланировала этот побег. Она ничего не знала ни о других планетах, ни о том, как изменить координаты компьютера. Очевидно, ей помог R981.

Перед поставкой все роботы были запрограммированы на спецификацию заказчика. R981 должен был быть со стандартной комплектацией дроида и с несколькими дополнительными шпионскими приложениями.

Как Маришке удалось заставить робота подчиняться ее приказам? Из-за какого сбоя в программировании произошло нечто столь невероятное? Все шло по плану до тех пор, пока к нему не отправили R981… или нет. Обидо нахмурился, вспоминая. Все пошло не так еще раньше. Когда C684, вместо того, чтобы следить за девушкой уничтожил все шпионские устройства в ее апартаментах. В то время он решил, что этот инцидент простая неисправность андроида. Некоторые роботы иногда работали со сбоями.

Каковы шансы, что два андроида, назначенные в охрану его дочери вдруг стали неисправны?

— Нужно обратиться к изготовителю C684 и R981. Пусть они передадут нам спецификацию для всех андроидов, которых мы заказали у них за последние 90 дней.

— Будет выполнено, генерал.

— И ох… осведоми Ка-Тье, что у нас произошла небольшая задержка в отправке, затем выбери двух женщин, которые не в состоянии произвести потомство, и отправь их в качестве компенсации на Катнию, — Обидо откинулся в кресле и махнул рукой. — Свободен.

Глава 8

— Мы собираемся приземлиться вот сюда? Но там же ничего нет. Одна сплошная скалистая местность, — Маришка уставилась на отображающийся на экране вид негостеприимной и бесплодной Дэсептио.

Кай подавил ухмылку.

— Подожди немного, — он мысленно связался по защищенной линии со спутником и отправил приветствие.

«Альфа-зулу-папа-девять-девять. Запрашиваю разрешение на стыковку».

«Янки-зулу-четыре-шесть? Пришлите код для подтверждения личности».

«Гольф-индии-семь-один-один».

«Разрешаю посадку на землю. Установи координаты в пять ноль девять шесть. Кай, мерзкий ублюдок, я так давно тебя не видел. Полагаю, ты решил попросить меня о помощи».

«Мечтай. Нет. Ты все еще мне должен. У меня для тебя подарок», — Кай ввел новые координаты.

«И почему же я полон сомнений?»

«Потому что, ты — идиот».

Смех.

«Видимо так, если я до сих пор готов помогать тебе. До скорой встречи».

Шаттл изменил траекторию полета и спустился к поверхности спутника. Атмосфера Дэсептио замерцала, словно мираж в пустыне, и прояснилась, являя взору посадочную полосу.

— Посадочная полоса! — воскликнула Маришка. — Но ровно минуту назад ее там не было.

— Была, — усмехнулся Кай. — Но скрытая до тех пор, пока центр управления не отключил маскировочный щит.

Автопилот выровнял шаттл для посадки.

Глухой стук оповестил о том, что посадочное шасси встретилось землей, а поверхность спутника, как показалось Маришке, немного приподнялась. Автопилот активировал тормозную систему, затем замедлил скорость, направляя шаттл в сторону круглой поляны и заглушая двигатель. Пыль и песок образовали вихрь. Безжизненная каменистая почва простилалась повсюду, куда ни глянь.

— И что же теперь должно произойти? — заинтересовалась девушка. Поляна резко дернулась и начала опускаться. Маришка вцепилась в руку Кая. — Мы падаем!

Мужчина усмехнулся.

— Мы находимся на площадке, которая перенесет нас под землю спутника.

Когда площадка стала опускаться все ниже и ниже, то суровый устрашающий пейзаж за окном уступил место гранитной стене. И уже в течение нескольких секунд шаттл оказался во власти горной породы. Маришка впилась ногтями в кожу Кая. Ее ноздри раздулись, а грудь начала быстро подниматься и опадать в лихорадочном дыхании. На лбу девушки выступила испарина.

— Ты в порядке? — Кай всмотрелся в ее лицо.

— Да. Просто… я… закрытые пространства… — Маришка резко побледнела.

— Эй, эй, — притянув девушку в объятия, Кай прижал ее голову к своей груди и стал нежно укачивать. — Закрой глаза. Слушай только мой голос. Все будет хорошо. Мы совсем недолго будем в этом туннеле, в конце нас ожидает очень большое помещение. Обещаю, — шептал утешения и одновременно гладил Маришку по волосам Кай.

Чтобы преодолеть спуск в несколько километров им потребовалось всего лишь тридцать секунд.

Маришка вцепилась в его талию и уткнулась лицом ему в грудь. Ее дыхание стало более размеренным. Кай ощущал, как к его телу тесно прильнула ее теплая и мягкая полная грудь. Волосы Маришки, словно жидкий шелк, струились по его рукам. Член Кая затвердел.

«Не вовремя».

Естественная реакция, но Кай не мог себе ее позволить, ведь доверие Маришки было еще совсем хрупким. Тем более за каждым углом их поджидала опасность, Кай до сих пор рисковал столкнуться лицом к лицу с гневом Картера во время поисков безопасного места для Маришки.

— Вот это моя девочка, — он круговым движением гладил ее спину, одновременно немного отстраняясь, чтобы девушка не ощутила его реакцию на ее объятия.

Когда они достигли производственного цеха, то кабину затопил яркий белый свет, но Кай все еще оставался неподвижным, ожидая, пока перед их взором предстанет все помещение. Спусковая площадка остановилась, вынуждая Маришку слегка вздрогнуть.

— Мы на месте.

Маришка выскользнула из его рук и огляделась, заморгав от резкого света.

— Где мы?

— Это мастерская для шаттлов «Лунный свет». Ей владеет мой друг. Мы ненадолго здесь задержимся.

— А затем опять уедем?

— Да.

— Мне нужно срочно найти свою вуаль, — Маришка ринулась в коридор.

— Зачем?

Она провела ладонью по своему лбу и вискам.

— Стоит прикрыться. Обычно люди предпочитают не видеть моего лица, — ее прекрасные черты покраснели от унижения.

— Но рядом со мной ты не одевала эту паранджу.

— Это другое, — Маришка отвела взгляд. — Ты ведь андро… с Террана, — она махнула рукой.

Многие женщины убили бы, чтобы выглядеть так, как Маришка, но ей с рождения забивали голову предрассудками об уродстве из-за деформации нароста, теперь же у Кая требовалось очень много времени, чтобы переубедить девушку в обратном. Но в данный момент каждая минута могла сыграть роковую роль между жизнью и смертью. Нужно было решить насущные дела буквально с молниеносной скоростью. От этого зависело не только их выживание, но и существование всех трудящихся в Дэсептио.

Кай вздохнул.

— Все в порядке. Иди. Только, пожалуйста, поторопись.

Маришка в мгновение ока вернулась обратно уже с полностью покрытой головой и скрытым лицом. У Кая зудели руки от желания сорвать оскорбляющую Маришку ткань, но, вместо этого, он открыл переднюю дверь, пропуская ее на мостик, ведущий к пристани.

Дейл ожидал их в конце трапа.

— Привет, мудак, — Кай встретил оскорбление мужчины медвежьим объятием. Дейл был одним из немногих, кому удалось выйти на пенсию в кибер-управлении. Теперь он вел вполне нормальную жизнь — если угонять космические корабли для разбора на запчасти, а иногда помогать и участвовать в делах людей, живущих вне закона — то это можно считать нормальным. На перерабатывающем заводе стояла суета и металлический лязг. Рабочие и роботы разбирали космические корабли и переустанавливали детали, чтобы возвести новые шаттлы с более передовыми возможностями.

— Чем, нахрен, ты теперь занимаешься? — Дейл от души ударил Кая по плечу, только собрат киборг мог позволить себе такое, а затем отстранился. — Кроме того, что с каждым разом становишься все уродливее.

Маришка, стоящая рядом с Каем, вздрогнула. В ее глазах полыхнуло пламя.

— Он не уродливый! Он очень красивый!

Дейл громко рассмеялся.

Кай не мог вспомнить, когда в последний раз краснел, но в этот момент его щеки затопил жар. Дейл продолжал грубо хохотать, предоставляя Каю еще одну причину быстрее закончить запланированное дело и свалить отсюда. Он просто не сможет это пережить.

— Когда ты закончишь ржать по этому поводу, тогда и поговорим.

Дейл вытер слезы.

— Маришка, это Дейл Хом. И несмотря на грубые манеры, он является моим другом, — Кай окинул взглядом приятеля. — А это… Маришка.

К счастью, Дейл смекнул и не стал задавать вопросы о вуали.

— Приятно познакомиться, — мужчина сверкнул белоснежной улыбкой, которую использовал для соблазнения женщин. — У тебя самые прекрасные глаза.

Кай заскрипел зубами.

«Этот флирт ничего не значит. И вообще, тебя не должно это беспокоить».

Маришка не являлась его женщиной, она была лишь пешкой террориста, а Кай нарушил правила, чтобы ее спасти. Ему нужно было избегать отвлекающие факторы и сосредоточиться на определенных целях: доставить девушку в убежище, а затем спасти то, что осталось от его карьеры в кибер-управлении.

— Когда закончишь строить глазки Маришке, то потрудись заглянуть за мою спину, — Кай кивнул в сторону шаттла.

Дейл подмигнул девушке, будто они разделили какую-то личную шутку, а затем перевел взгляд за плечо Кая. Улыбка на его лице увяла.

— Черт возьми! Это то, что я думаю? — он обошел корабль, осматривая его со всех сторон с жадным выражением на лице.

«Попался!»

Кай не слишком волновался о том, как пройдут торги с Дейлом, но хотел, чтобы мужчина сразу проверил шаттл. И перестал уделять внимание Маришке.

— Это небольшой боевой грузовой корабль Ламис-Одж. Не военный, конечно, но у него тоже есть щиты и оружие, пригодные для ближнего боя. А еще в нем установлены шпионские устройства, которые тебе следует удалить в первую очередь.

Если в ближайшее время не убрать маячки, то Ламис-Одж без труда найдут Дэсептио. Из-за маскировочного щита террористы не обнаружат их, но в любом случае зададутся вопросом, где спрятан корабль, который все еще передает сигнал.

Дейл жестом подозвал двух рабочих.

— Здесь есть маячки. Найдите. Но не уничтожайте, просто поместите в свинцовый ящик.

Рабочие были гораздо ниже обычных людей, а также имели перепончатые пальцы и дополнительную пару глаз. Они бросились к кораблю, что-то тараторя и перебивая друг друга.

Кай удивленно моргнул.

— На тебя работают арканианцы? — карманники, прославившиеся во всей галактике. Эти существа были печально известны своими навыками в воровстве.

— Они очень внимательны к деталям, — произнес Дейл и пожал плечами. — Я постоянно обыскиваю их и возвращаю все предметы, которые неожиданно исчезли, — он поманил Кая пальцем. — Пройдем в мой кабинет.

Дейл повел их вверх по лестнице в тихое место с видом на разборочный цех. Укрепленная стеклянная стена позволяла наблюдать за работой на заводе, но не пропускала шум. Стол Дейла — изогнутая консоль от какого-то шаттла — практически утопал под грудами деталей и плат. В воздухе стоял запах металла, пластика, композитных полимеров и машинного масла.

Дейл сбросил мусор со стула и протер его ладонью.

— Садись, пожалуйста, — обратился он к Маришке, а Каю пришлось самому искать для себя место. Дейл обогнул стол и упал в сенсорное кресло, ткнув пальцем в кнопку, активирующую функцию массажа. — И что же ты хочешь в обмен на шаттл?

— Что-то быстрое. Где будет хоть немного комфорта.

— Договорились.

— И даже не поторгуешься? — Кай удивленно выгнул брови. Дейл умел быть жестким при совершении сделки и всегда использовал отчаяние клиента как преимущество. Когда другу Кая удалось все же оторвать взгляд от Маришки и сосредоточиться на шаттле, то он буквально засветился, словно сверхновая звезда. Еще никому во всей галактике не удавалось заполучить космический корабль, принадлежащий Ламис-Одж.

— А есть ли смысл? — спросил Дейл.

— Вообще-то, нет, — Кай откинулся на спинку стула. Даже несмотря на их бедственное положение, Кай почему-то был уверен, что именно он будет контролировать эти переговоры.

Дейл активировал коммуникатор.

— Подготовьте для запуска «Пантеру 4», — приказал он.

— Пантера?

— Она изящная, быстрая и мурлычет, как котенок. Через полчаса шаттл будет готов к вылету. Как я полагаю, у тебя не очень много времени, — Дейл насмешливо ухмыльнулся.

— И сколько таких у твоих клиентов?

Маришка перевела взгляд с Кая на Дейла.

— Зачем вообще нам нужен новый корабль? Почему нельзя использовать тот же шаттл после удаления маячков?

— Его сразу определят, как имущество Ламис-Одж, — ответил Кай, надеясь, что она не станет углубляться в данный вопрос. Сейчас было не самое подходящее время рассказывать о том, что в связи с террористическими наклонностями ее народа, они стали персонами нон грата во всей галактики. Любому шаттлу, принадлежащему Ламис-Одж будет отказано в посадке на многих планетах. А если бы это был военный корабль? То вообще можно было попрощаться с такой надеждой.

— Что наталкивает меня на очевидный вопрос… как тебе удалось заполучить этот корабль? — спросил Дейл.

— Он принадлежал ее отцу — генералу Обидо.

У его друга буквально отвисла челюсть, и он перевел взгляд на вуаль Маришки.

Кай догадался, о чем тот думал: паранджа предназначалась для того, чтобы скрыть отличительные особенности ее лица.

— Маришка не представляет никакой угрозы, — ответил Кай на негласный вопрос. — Отец отправил ее в Катнию.

— Лао-Цзы, Будда и Иисус! — Дейл покачал головой.

— Кстати… если вдруг Картер спросит, то ты не видел меня.

— Ты в бегах? — выдохнул Дейл сквозь зубы. — Картер в любом случае найдет твою задницу.

— Для начала ему придется очень постараться. Также я хочу забрать устройства слежения с собой, когда уеду.

— Черт, нет. Они были на корабле, который уже принадлежит мне. За них я заплатил «Пантерой 4» и временными провалами в памяти.

— Свинец заблокирует дальнейшую передачу данных, но электронный сигнал можно будет отследить до места, где он в последний раз проявил себя. Скорее всего, Обидо отправил на наши поиски целый флот, и они в любом случае засекут частоту. Неужели ты хочешь, чтобы они объявились здесь?

— Давно я не пинал чью-то задницу, — глаза Дейла заблестели. Киборг навсегда останется киборгом. Их изначально тренировали решать безвыходные ситуации. Жить ради этого. А иногда и умирать.

— Армада, парящая над Дэсептио, распугает всех твоих постоянных клиентов.

— Точно, — вздохнул Дейл. — Ладно. Можешь забрать эти устройства. Но на этом все. Мы в расчете.

— Разве благодаря им мой отец не продолжит наше преследование? — спросила Маришка.

— Нет, если они будут оставаться в том свинцовом ящике, а мы не станем уж очень долго таскать их с собой. Где-нибудь я их сброшу. В итоге противники и последуют за приманкой, которая уведет их подальше от нас и от Дэсептио.

— Есть идеи, куда вы отправитесь? — спросил Дейл.

— Еще нет.

— Я, конечно, не настаиваю на ответе, но…

— Меньше знаешь, лучше спишь, — для того, чтобы тайные операции проходили гладко, ни у одного человека никогда не было всех пазлов головоломки.

Глава 9

На борту «Пантеры» Кай вытащил маячки из свинцового ящика и прикрепил их на нижнюю часть корпуса дрона.

— Извини, приятель, — он погладил робота-приманку. — Ты должен отвлечь внимание от всей команды.

Маришка нахмурилась.

— Что ты имеешь в виду?

Кай взял дрона, затолкал его в трубу, которая служила на «Пантере» для запуска маленьких капсул в космос. Затем нажал кнопку на пульте дистанционного управления и отправил дрона прочь.

— Если твой отец поймает сигнал слежения, то я очень надеюсь, что он там все разнесет. Но, в любом случае, это произойдет лишь после того, как дрон уведет его в дальний конец галактики. Мне пришлось попросить Дейла запрограммировать робота так, чтобы тот пролетел орбиты нескольких небольших необитаемых планет, а затем приземлился на Дельта-Нью 984.

— На Дельта-Ню ведь нет людей, верно?

— Там вообще никого нет, кроме огромных деревьев и водоемов с кислотой. Ракеты не уничтожат ничего такого, о чем бы потом пожалела Галактика.

— И чем же ты расплатился с Дейлом за дрона?

— На удивление, он ничего не потребовал. Просто подарил этого робота.

— Видимо, Дейл был слишком рад приобретению шаттла.

— Просто ты ему понравилась, — заявил Кай.

Маришка сцепила пальцы на руках. Ее избегал даже собственный народ. Как она могла понравиться этому чужестранцу? Тем более Маришка обнаружила очень интересный факт — ее раса заслужила презрение всей Галактики. Ранее, пока «Пантеру» готовили к вылету, Дейл провел им экскурсию по фабрике. Возле корабля, принадлежащего ее отцу, собралась группа зевак. Маришка уловила их перешептывание.

«Радикалы».

«Экстремисты».

«Террористы».

Маришку всю жизнь учили, что ее раса была благословлена самим Великим. Но никто из присутствующих не признавал их привилегированное положение — все было как раз наоборот. Отец бы отмахнулся от этих разговоров, заявив, что неверующие не ведают, о чем толкуют.

Но Маришка не могла так просто проигнорировать это. Не после всего, что она узнала за последние двадцать четыре часа.

Несмотря на колкости и оскорбления, которыми обменивались оба мужчины, Маришка почувствовала, что между ними существует сильная дружба. Кай выдавал желаемое за действительное, но Маришка могла поспорить, что Дейл подарил им дрона лишь для того, чтобы помочь другу, а не ей.

Подняв взгляд, Маришка обнаружила, что Кай пристально ее рассматривает.

— И не только Дейлу. Ты мне тоже нравишься, — пробормотал мужчина.

В груди Маришки вспыхнуло удовольствие, которое вступило в битву со смущением.

— Чем же? — прошептала она. — Я дочь своего отца. Плод от его семени. Такая же, как и он.

«Вот только более уродливая копия».

Кай покачал головой.

— Вы разные, — заявил он. — В моем мире мы судим людей по их личным поступкам.

Трепет, который Маришка никогда не испытывала прежде, охватил ее тело, вызывая головокружение и сухость во рту.

«Ты мне тоже нравишься».

Но эти слова так и не сорвались с ее губ. Маришка ни разу в жизни не делилась с кем-то своими мыслями, привыкла скрывать то, что она на самом деле думает.

— Пока я присматривал за тобой в обличье андроида, то заметил доброту, с которой ты относишься к окружающим, — Кай шагнул к ней. — А значит, в тебе нет ни капли злости.

— Мне бы хотелось, чтобы это было правдой, но это не так. Я часто злюсь и обижаюсь, — Маришка отвернулась, взглянув в окно «Пантеры». Она, наконец, осознала, что больше никогда не вернется на Ламис-Одж — ни на планету, ни на космическую станцию. Впрочем, сейчас Маришка испытывала эмоции, которые не имели ничего общего с ностальгией по дому. Девушка вздохнула. — Ненавижу отца, — прошептала Маришка.

— И не без веской причины. Он пытался убить тебя.

Маришка резко выдохнула, и ее вуаль затрепетала.

— Великий велит нам почитать отцов.

Неуважение к своему отцу сравнивалось с позором перед Великим.

В отражение окна Маришка заметила, как Кай подступил к ней еще ближе.

— А я считаю, что попытка убить собственное дитя снимает с тебя это обязательство, — он положил руку на ее плечо. — Мы сейчас одни. Почему ты все еще носишь вуаль?

Маришка опустила взгляд на свои сцепленные пальцы.

— Ты же знаешь почему.

— Но я уже видел тебя.

— Я не… красивая, — но как же Маришке хотелось, чтобы она была симпатичной. Или хотя бы обычной. Все женщины стремились к прекрасному, но это приводило их лишь к тщеславию и мелочности. Но тогда почему все так плохо относились к невзрачной внешности Маришки? Почему отец выбирал только самых великолепных женщин себе в пары?

— Все из-за того, что у тебя нет обдибианового нароста? — Кай поднял руку, и Маришка сразу же затосковала по теплу от его прикосновений. Он пробежался пальцем вдоль линии роста своих волос. — У меня его тоже нет. Ты заявила Дейлу, что я очень красив. Ты ведь говорила правду?

— Конечно! — Маришка заявила это так, будто подразумевала нечто большее, чем просто констатацию факта. Ей очень нравились яркие голубые глаза Кая, точеные крепкие скулы, мужественный подбородок, покрытый легкой щетиной, густые волосы и ровный лоб с висками. К тому же, теперь его высокий рост и крупное телосложение стали выглядеть даже более привлекательно.

— Тогда почему ты оцениваешь себя по каким-то другим критериям?

— Не знаю, — Маришка хотела отступить и покинуть мостик, но Кай заблокировал выход. — Возможно… потому что ты мужчина. И… чужестранец. А значит, наше с тобой понятие о красоте отличается.

— Ты же видела женщин, работающих у Дейла в цехах. У них тоже нет наростов. Разве они не привлекательны?

— Конечно, привлекательны, — в мастерской «лунный свет» было очень много женщин, принадлежащих к различным расам. Как и говорил Кай, ни у одной из них не было наростов, но из-за этого они не казались Маришке некрасивыми.

— А значит ты относишься настолько критично только к себе?

— Ты всегда настолько последователен в свои суждениях?

— Часто, — ответил Кай. — Но далеко не всегда, — он потянул за конец вуали.

— Не надо! — Маришка схватила его за запястье, так как ее вновь охватило настолько знакомое смущение. Но неожиданно в памяти девушки всплыли и другие моменты — Кай ни разу не проявил отвращения и всегда относился к ней с уважением. Мужчина ни одним своим поступком не намекнул на то, что считает ее мерзостью.

В глазах Кая плескалась нежность, а улыбка успокаивала. Он практически заставил ее поверить в невозможное. Маришка все еще не могла внутри себя принять тот факт, что действительно красива. Но все равно поверила Каю, когда он стал утверждать, что Маришка привлекательна. Она отпустила запястье мужчины и позволила откинуть вуаль так, что теперь ткань лежала у нее на плечах. Маришка разорвала последнюю связь со своей расой. Паранджа напоминала ей о прежней жизни, пути обратно больше не существовало.

Кай смахнул костяшками пальцев непослушную слезу, скатившуюся по ее щеке. Легко касаясь, мужчина провел пальцем вдоль линии ее челюсти, затем скользнул вверх к гладкому лбу, а потом обратно вниз — к округлому подбородку. Кай погладил нижнюю губу Маришки большим пальцем.

Она затаила дыхание, и в этот момент Кай опустил голову и поцеловал Маришку. Его рот словно уговаривал ее, неспеша исследуя. Маришка прижалась к мужчине.

Короткая мужская триумфальная ухмылка изогнула его губы, Кай притянул девушку к себе и поцеловал более настойчиво, с напором проскользнув языком в ее рот.

Маришка сдалась. Она застонала, отвечая на каждый его выпад. Вкус Кая был такой мужской, пьянящий и темный. Что-то запретное и декадентское. Что-то, чего сильно желаешь и не хочешь ни с кем делиться.

Маришка даже не заметила, как Кай полностью скинул с нее вуаль, которая теперь валялась на полу. А за этим последовали более смелые поцелуи. Его ласки стерли последние проблески плохих воспоминаний. Кай оттянул ее тунику, оголив плечо, и прижался к нему губами, лизнув и слегка прикусив кожу.

Но прежде чем Маришка успела предупредить мужчину, он уже прильнул ртом к священной метке. У девушки буквально скрутило внутренности, и она с душераздирающим криком рванула прочь.

— Что случилось? Я сделал что-то не так?

Она впилась в него взглядом. Какой же он был сильный и высокий, и пока еще живой. Маришка прикоснулась к своему плечу там, где еще недавно были губы Кая.

— Это причинило тебе боль? Я не хотел сильно укусить.

— Тебе не стоило… прикасаться к метке.

— Я нарушил какой-то обычай?

— Тот, кто прикоснется к священной метке — умрет, — Маришка процитировала то, что ей говорили ранее.

Кай резко закашлял, но не смог скрыть хриплый смех.

Страх исчез. А пустоту затопила ярость. Маришка сжала кулаки и набросилась на мужчину.

— Я беспокоюсь о твоей безопасности, а ты издеваешься? Да как ты смеешь! Меня всю жизнь игнорировали и высмеивали. Твои обычаи и понятия для меня чужие и странные! Но я же не смеюсь над тобой! Не пытайся превратить меня в… терранта. У меня остались лишь эти убеждения. Не лишай меня последнего!

Она подняла с пола вуаль и бросилась к двери.

— Маришка, подожди!

Девушка проигнорировала Кая и ушла, ища убежище в своей каюте. Оказавшись внутри, Маришка упала на удобную кровать и позволила горячим слезам растерянности скатиться по своим щекам. Сначала Кай был так добр, но затем начал смеяться над ней, и этот факт вызвал в ней наплыв воспоминаний о детстве, когда ее вечно дразнили дети.

«Смотрите! Смотрите! Нет нароста, уродина», — визжали они, толкая друг друга.

Маришка проскользнула рукой в вырез платья и провела пальцами по слегка шероховатой метке. Это пятно отталкивало от нее людей ее расы, но и не раз спасало жизнь. Никто не осмеливался прикоснуться к ней или к метке, опасаясь кары Великого. Но сама Маришка могла дотрагиваться до метки в любое время.

Кай тоже прикоснулся к знаку и все еще был жив. Может быть, если человек являлся неверующим пришельцем, то к нему этот запрет не имел никакого отношения?

Но и это было невозможно. Ведь это пятно было вызвано не какой-то пигментацией кожи — так гласили мифы ее народа. А если это мнение было ошибочным, то во что Маришке остается верить?

Глава 10

«Так держать, засранец».

Кай мысленно отвесил себе подзатыльник. В какой-то момент он прекратил сдерживаться, обнажив перед Маришкой эмоции, и в итоге непроизвольно отреагировал на ее слова. Кай не хотел смеяться, пытался скрыть веселье, но девушка не была глупа. В каких-то вопросах она была необычайно проницательна, а другие вообще не подвергала сомнению. Кай просто прикоснулся к родимому пятну, тем самым жутко перепугав Маришку, ведь она верила, что это может его убить. Обидо считал этот знак очень важным, и это не раз спасало девушке жизнь, но на самом деле метка являлась лишь обычным пигментным пятном. Кай дотронулся до него и ничего не произошло! На мужчину не обрушились, чтобы покарать, молнии с небес. На самом деле это даже не выглядело как какой-то особенный знак, просто спиралевидная округлая родинка. С таким же успехом они могли бы присвоить пятну какое-нибудь исключительное название, наподобие «Освященная луной» или «Благословлённая бейсболом».

Когда ты все же отважился покинуть родную планету, чтобы начать исследовать просторы Галактики, то понимаешь, что не существует единого мнения в вопросах истины. Все убеждения являлись такими же разными, как и люди, которые в них верили. Для одной расы высказывание расценивалось как простая шутка, а для другой — это было равноценно священной догме.

Лидерам планет и дипломатам все же удавалось найти общий язык среди этого многообразия. А кибер-оперативникам? Не совсем. Задания Кая по проникновению на чужую территорию и сбору разведывательных данных, в которых иногда ему приходилось убивать, не требовали толерантности. Тем более он уже привык большую часть своего времени находиться рядом с киборгами, которых было не так-то легко задеть за живое.

Кай резко выдохнул. Как только Маришка начала открываться перед ним, он позволил себе рассмеяться. Кай не верил в постулаты и обычаи, которые девушка считала священными, но Маришка слишком долго терпела насмешки. Последнее, чего он желал, это добавить ей боли к уже существующей.

Определенно стоило принести Маришке извинения, но если бы он сразу подошел к ней, то девушка в ответ послала бы его подальше. Поэтому лучший выход из этой ситуации заключался в том, чтобы дать Маришке немного остыть, пока сам Кай будет осознавать, почему он такой мудак. Мужчина сел в кресло пилота.

На его рукаве остался длинный волос Маришки. Кай убрал его с ткани и окинул взглядом. Почему она так отличалась от людей своей расы? Может, в этом был замешан рецессивный ген[1]? Возможно, когда-то в ее семье был кто-то с Террана? Или раньше так выглядели все в Ламис-Одж? А может, есть еще кто-то, кто родился без нароста? Ответы в любом случае существовали, просто пока что Кай не нашел их.

Позволив волосу упасть на пол, Кай вздохнул. Проблема заключалась не только в том, что он серьезно обидел Маришку. Картер тоже был на него зол. Но Кай все равно хотел связаться с директором, чтобы объяснить, что с ним все в порядке.

Кай включил на «Пантере» автопилот, поэтому сам сейчас мучался от безделья. Мужчина мысленно активировал закодированный канал связи.

«Какого хрена ты делаешь?» — киборг Брок Манн не стал тратить время на приветствие.

«Сам задаюсь этим же вопросом. Я тоже рад, что мы с тобой наконец можем поговорить».

«Ты должен отчитаться Картеру. Он сходит с ума».

«Я знал, что он так отреагирует. Поэтому связался именно с тобой. Я принял решение спасти Маришку за какую-то долю секунды, в тот момент у меня не было возможности уведомить об этом Картера».

Тем более Кай ненавидел лгать директору Кибер-Управления больше, чем это было необходимо.

«Он уже собирался призывать всю нашу кавалерию. Ты чуть не разжег войну».

Кай поморщился. Походу в ближайшие несколько лет его будут ждать самые отвратительные миссии.

«Скажи Картеру, что как только я смогу, то обязательно свяжусь с ним».

«Насколько ты уверен в этой женщине?»

А что Брок знал о Маришке? Черт! Значит Картер рассказал ему подробности миссии. Может даже Брок получил задание выследить их.

Кай уже собирался оборвать их разговор, но Брок успел прислать еще одно сообщение.

«Я не ручная обезьянка Картера».

И правда, если бы Картер отдал такой приказ Броку, то услышал бы именно такой ответ.

«Ага, точно».

«Пошел ты. Я не утверждал, что он не попытался использовать меня, но я бы никогда не предал брата».

«Прости».

«Главное, чтобы ты был уверен в том, что делаешь».

«Маришка была изолирована от всех всю свою жизнь. В отличие от Джанай, пары Обидо, которая всегда находится рядом со своим мужчиной. Эта девушка много слышит. И именно на ней стоило сфокусировать свое внимание Кибер-Управлению».

«Я передам это. Куда ты направляешься?»

«Хотел бы я знать».

«Подумай о том, чтобы сбежать на Дариус 4, заодно и расслабишься».

«Курорт для сексуальных утех?»

«Просто предложил».

«Кто, черт возьми, будет скрываться на этом курорте? Хм, впрочем… спасибо за совет».

«Не стоит благодарности. Дай знать, если тебе понадобится помощь».

«Договорились», — Кай прервал связь. Логика, миссия и неприятные жесткие факты, говорящие в пользу общего блага, утверждали, что Кай не должен был вмешиваться в поездку Маришки на Катнию. Ведь тогда, возможно, он смог бы быть переназначен к Джанай. Но Кай не мог допустить убийства ни в чем не повинной женщины. Картер, который никогда не вылезал из-за собственного стола, любил играть крутого парня, но Кай предполагал, что если бы директор оказался на миссии и встретил Маришку, то поступил бы точно так же.

* * *

Маришка заснула, затолкнув ладошку под красную от пролитых слез щеку. Ее вуаль, которая теперь валялась на полу, дарила Каю надежду, что он все же сможет исправить то, что натворил. Кай впервые увидел лицо девушки только тогда, когда ее отец приказал ей снять вуаль, а затем они сразу же покинули космическую станцию. Поэтому то, что она сама решила скинуть накидку, было большим прогрессом.

На Дариус 4 Маришка будет в безопасности. Скорее всего, ее никто не будет искать там, даже несмотря на то, что этот курорт был очень популярен. Но они не смогут остаться там навсегда. И в конце концов, Каю придется столкнуться с директором Кибер-Управления, но что тогда будет с девушкой? Как Маришке удастся выжить в чужой мире? Умела ли она делать хоть что-то, благодаря чему смогла бы заработать себе на жизнь? Да Маришка даже не умела читать!

Кай вздохнул и сел на край кровати. Затем коснулся плеча девушки.

— Маришка.

Она распахнула веки. Сначала по ее лицу расползлась улыбка, но затем воспоминания вернулись, и девушка нахмурилась.

— Что тебе нужно?

— Я пришел извиниться, — Кай поднял руку с плеча Маришки и пробежался пальцами по своим волосам. — Прости за тот неуместных смех. С моей стороны это было грубо.

Маришка села, опустила ноги на пол, встала и направилась к панорамному окну, открывающему великолепный вид на звезды.

— Но ты мне не веришь.

— Главное, что ты веришь в это, а значит мне стоило просто принять твою точку зрения. Моему поступку нет оправданий. Единственное, что могу сказать о себе — это то, что я — мудак.

— А что такое мудак?

— Придурок. Парень, который плохо себя ведет. Эгоист, думающий только о себе.

— Ты спас мне жизнь. Мне кажется придурок не станет так поступать.

Маришка была намного великодушнее, чем того заслуживал Кай.

— Итак, прости меня за то, что я сказал и сделал.

— Извинения приняты, — Маришка уперла руки в свои бедра. — Эта «Пантера» очень удобная. Мне нравятся просторные каюты и вид, открывающийся из окон.

— Я рад, что тебе нравится.

Кай догадался, что Маришка страдала клаустрофобией, поэтому специально выбрал для нее каюту капитана, которая была в три раза больше по сравнению с остальными комнатами и имела огромные витражные окна.

Из-за того, что Маришка стояла в профиль у стекла, Кай получил трехмерный вид на ее поразительное лицо. Если бы они жили в другую эпоху и в другом месте, то ей бы поклонялись, вознося ее красоту. Она совсем не походила на своего отца.

— Что ты знаешь о своей матери?

— Она была приговорена к смерти после того, как родила меня.

Кай поморщился.

— Я имею в виду время, когда она еще не считалась парой твоего отца. Как ее звали?

— Алондрэйлин.

— Они оба родились на Ламис-Одж?

Маришка кивнула.

— Ох, да. Мне рассказывали, что ее отец предложил очень шикарное приданое.

— А мать твоей матери? Тоже родилась на Ламис-Одж?

— Думаю да. Зачем тебе это?

— Просто хочу немного лучше узнать тебя, — увильнул от ответа Кай.

— Моя жизнь совершенно не интересна.

Эта прекрасная женщина не знала, насколько являлась красивой, и жила под террористическим гнетом. Как же она нашла в себе силы разорвать связь с собственной расой и простить хамское поведение Кая?

— А я считаю тебя очень интересной.

Маришка покраснела.

— Ты льстишь мне.

— Я говорю только правду.

«Когда могу себе это позволить».

Маришка перевела взгляд на звезды, а Кай, воспользовавшись моментом, мысленно связался с Броком.

«Что?» — его соратник отреагировал мгновенно.

«Узнай все, что можешь, о женщине по имени Алондрэйлин. Это мать Маришки и бывшая пара Обидо».

«А где она сейчас живет?»

«Нигде. Она умерла».

«На самом деле мне будет трудно получить хоть какую-то информацию о жителях Ламис-Одж, но я сделаю все, что смогу. Есть ли что-то, на что мне стоит обратить более пристальное внимание?»

«Узнай, была ли она как-то связана с Терраном».

«Если ты раздобудешь образец ДНК Маришки, то это очень мне поможет».

В сумке девушки точно можно было найти расческу, в которой запуталось пару волосков. На «Пантере» была небольшая лаборатория. Кай мог бы проанализировать их и передать последовательность генов Броку.

«Посмотрим, может я и смогу это сделать», — Кай прервал связь.

Маришка всплеснула руками.

— Мне так стыдно за свое поведение, — прошептала девушка. — Еще и этот побег.

— Не нужно извиняться, — заявил Кай.

— Почему твой друг назвал тебя уродливым?

Он усмехнулся.

— Это же мужская дружба. Этими оскорблениями мы показываем друг другу свою заботу.

— Странно.

— С этим не поспоришь.

— Мне есть чему поучиться.

И с этим Кай тоже не мог поспорить.

— Я помогу тебе.

Из-за эмбарго Союза Планет ее раса была отрезана от культурного обмена и торговли с другими народами. Мало того, что Маришка была безграмотной, ведь она являлась женщиной, так ее еще и отвергали собственные люди из-за отсутствия нароста. Учитывая ее затворнический образ жизни, было удивительно, что девушка смогла адаптироваться к нынешней ситуации.

Маришка глубоко вдохнула, из-за чего ее полная грудь слегка приподнялась.

— Я никогда не спаривалась с мужчиной.

Кай поморщился, на его лице отразилось удивление.

— Хм.

— Кажется, тебя не отталкивает моя… внешность, — прошептала она.

Ох. Нет. Кай понимал, в какую сторону клонит девушка, его член резко затвердел, будто заявляя: возьми меня! Меня!

— Маришка…

— Ты бы не хотел помочь мне и показать каково это?

— Показать каково это? — с одной стороны Кай надеялся, что она просто захочет посмотреть порно, а с другой — чтобы она попросила показать все в действительности.

— Не хотел бы ты со мной спариться?

И что, черт возьми, ему теперь делать? Для него не возникнет проблемы заняться с Маришкой любовью. Совершенно нет. Но в этом случае получится так, что он воспользуется ее невинностью и невежеством. Вскоре Каю придется принять решение — возвращаться ли к ранее намеченному плану на жизнь. Если это вообще удастся после того, как Картер вынесет ему наказание.

А что, если его отказ нанесет смертельный удар по ее вновь зарождающейся самооценке? Возможно, если Кай займется с Маришкой сексом, то это убедит ее в собственной красоте и ценности.

«Ага, побег от женщины после совместно проведенной ночи должен очень сильно поощрить ее самолюбие».

Маришка положила ладони на грудь Кая и заскользила ими к его плечам. Он схватил ее за запястья, чтобы отвести их, но почувствовав участившийся пульс Маришки, мужчина остановился.

— Кажется, тебе понравилось целовать меня, — прошептала девушка.

Больше, чем она могла себе представить, но Каю все равно не следовало делать следующий шаг. Ему нужно было сохранить ясную голову, чтобы достичь поставленных перед собой целей.

Маришка поднялась на цыпочках и провела губами по его устам.

«Возьми меня! Возьми!»

Ее сладкий аромат обволакивал Кая, словно связывая их воедино незримыми нитями. И все это являлось последствием того, что в какой-то момент Кай позволил своим эмоциям выйти из-под контроля. Мужчина совершил роковую ошибку, поцеловав ее ранее. И конечно же, Маришка получила неверное представление о его чувствах.

— Понравилось. Хм, очень понравилось. Но я не уверен, что это было правильным решением.

Кай все еще удерживал ее запястья, но теперь нежно поглаживал большим пальцем кожу девушки. Казалось, его тело сговорилось с Маришкой против разума.

Девушка пробежалась язычком по его нижней губе. Кай зарычал, закинул ее руки к себе на шею и прильнул к ней поцелуем.

«Всего несколько поцелуев, чтобы она убедилась в моем желании, а затем я обязательно отступлю».

«Да кого ты обманываешь?»

Кай обнял девушку, прижав ее к себе еще ближе. Теперь его эрекция упиралась ей в живот. Ее аромат и прикосновения обрушились на его человеческие чувства, поджаривая кибр-схемы. Сердце Кая колотилось с сумасшедшей скоростью, вторя пульсу Маришки. С каждым последующим поцелуем Кай будто опустошал глубины ее рта. Но затем он остановился, чтобы пробежаться губами по ее щеке, задержавшись в уголке глаз и скользнув по виску к уху.

Все оправдания испарились. На самом деле они изначально были слишком хрупки. Маришка заинтриговала его задолго до того, как Кай увидел ее лицо. Плавная грация, мягкий голос, уязвимость, которую он замечал в ее красивых глазах. Стойкость и мужество. Неукротимый непорочный дух, который, несмотря на обстоятельства ее жизни, как-то остался незапятнанный злом.

— Ты уверена, что хочешь этого? — пробормотал Кай.

Она кивнула.

Да откуда Маришка могла это знать? У нее совершенно не было опыта, а, значит, она не могла оценить ситуацию. Кай почувствовал себя самым последним мудаком, ведь он собирался воспользоваться девушкой, чтобы потом оставить ее в одиночестве.

— Я не могу ничего тебе обещать, — заявил он. — И в дальнейшем у меня не получится остаться. Мне придется вернуться… в свое подразделение.

Ну разве это не отличная фраза для подката?

«Эй, детка, а не хочешь ли просто потрахаться?»

Секс с Маришкой не выльется в какие-то долгосрочные отношения, но это и не значит, что он не имел никакого смысла. Это мгновение останется в памяти Кая навсегда. Немного блаженства, приправленного порцией сожаления, тесно переплелось с долгом и желанием. Кай не хотел спать с Маришкой только для физического освобождения, он нуждался в физическом освобождении потому, что безумно желал девушку.

Маришка покачала головой.

— Все равно.

Но ведь на самом деле ей было далеко не безразлично на происходящее. Только эгоистичный придурок принял бы слова девушки за чистую монету. Цена правильного поступка оказалась слишком дорога для Кая. Он вновь прильнул с поцелуем к ее устам, в ответ Маришка застонала и выгнулась ему навстречу. Кай ласкал изгиб ее шеи, горло, ключицу. Маришка скользнула руками под его рубашку, поглаживая спину вдоль позвоночника и царапая ее ногтями.

Кай подтолкнул девушку к двуспальной кровати. Он схватился за подол своей футболки, чтобы стянуть ее, но в последний момент заколебался. Кай жаждал еще раз убедиться в ее решении.

— Ты точно уверена? — он был просто обязан переспросить Маришку еще раз, хоть его и убивало ожидание. А если она откажется? Вдруг Маришка уже передумала?

Но девушка лишь разозлилась.

— Неужели всех мужчин с твоей планеты настолько трудно соблазнить?

Кай усмехнулся.

— Обычно нет.

Мужчина быстро стянул рубашку, потом скинул ботинки и брюки. Кай на мгновение замер, а затем избавился и от нижнего белья. Щеки Маришки раскраснелись, она не спускала с него глаз. Кай снял с нее тунику, а затем стянул леггинсы. На Маришке остались лишь тонкие шортики и топ, лямки которого не полностью прикрывали ее спиралевидную родинку.

«На заметку: к правому плечу не прикасаться».

Кай зашел уже очень далеко и совсем не желал, чтобы девушка вскочила с кровати и бросилась от него прочь. Он заметил, как ее тугие соски натянули ткань. Но это было не единственным, что привлекло его внимание.

Кай наклонился к Маришке за еще одним поцелуем, одновременно приподнимая девушку с кровати таким образом, чтобы ее стопы оказались на его лодыжках. Уложив Маришку немного ниже, Кай закинул ее ноги на свою поясницу. Девушка обхватила ладошками его бицепсы.

— Все терранцы похожи на тебя? — она заскользила пальчиками по его рукам. — Так же сильны?

Нет. Этой мускулатурой Кай обзавелся лишь тогда, когда стал киборгом. У него всегда была стройная фигура, но никогда с такими мышцами. Введённые ему в кровь наносомы модифицировали мышечные волокна.

— Более или менее, — ответил Кай. Несколько киборгов с Террана очень упорно занимались в тренажерных залах и практически приблизились к его формам.

Маришка погладила его эрекцию.

— А здесь тоже такие же большие?

Кай усмехнулся. Именно там он не подвергся изменениям.

— Более или менее.

Девушка пробежалась пальчиками от его виска ко лбу. Это касание оставило за собой обжигающий след.

— У мужчин… людей… на вашей планете нет наростов.

— Нет.

— Дейл тоже с Террана.

Кай зарычал, и Маришка резко отдернула руку, с тревогой напрягшись.

Какого черта только что произошло? Ревнивое рычание вырвалось из Кая прежде, чем он смог это осознать.

— Прости.

В ее словах не было сексуального подтекста, но Кай не любил, когда Маришка рядом с ним хоть как-то упоминала о других мужчинах. Тем более Дейл зашел бы намного дальше, нежели невинный флирт, если бы она дала ему такую возможность.

«Может, стоит попросить Дейла взять Маришку под свое крыло, когда я решу вернуться в Кибер-Управление».

Если бы Дейл прикоснулся к Маришке, то Кай бы сломал ему нос. Превратил бы лицо друга в кровавое месиво. Даже несмотря на то, что затем он мог бы лишиться «Пантеры».

— Я сказала что-то не то?

— Все в порядке, — Кай прижался к ее лбу и закрыл глаза, пытаясь успокоиться. Когда он все же взял себя в руки, то поднял веки и стянул с Маришки топ через голову. Ее грудь оказалась такой, какой он себе и представлял: полные подтянутые полушария. Кай сжал их вместе и зарылся лицом в образовавшейся ложбинке.

Маришка захихикала.

— Твоя щетина щекочет.

Кай повернул голову и втянул ее сосок в рот. Девушка сразу перестала смеяться и резко выдохнула. Дразня вершину ее груди, из-за чего она стала еще тверже, Кай зацепил пальцами трусики Маришки и стянул их, а затем накрыл местечко меж ее бедер ладонью. Кай начал нежно ласкать Маришку, ощущая, как ее влага все сильнее обволакивала его пальцы. Дыхание девушки переросло в маленькие лихорадочные вздохи. Кай улыбнулся, все еще играя ртом с ее соском.

Маришка потянулась и обхватила ладонью его эрекцию. Ее маленький плотный кулачок послал волну жара по всему телу Кая.

— Все в порядке? — спросила она.

— Более чем.

Маришка заскользила рукой по всей длине его стержня, медленно поглаживая.

— В дополнение к лекциям по мастерству в домашнем хозяйстве наших женщины учат, как угодить парам в сексуальном плане, — она опустила руку к его яйцам и слегка их сжала. — Может, я никогда и не спаривалась, но меня обучали всему процессу.

Да, Ламис-Одж являлись террористами, но в каких-то аспектах они были не так уж и плохи. Удовольствие пронеслось по телу Кая, и он застонал.

— Покажи мне, чему еще тебя научили.

На лице Маришки появилась хитрая улыбка, превращая ее в знойную соблазнительницу. Казалось, эти навыки придают ей уверенность. А Кай обожал, когда она чувствовала себя в своей тарелке.

— Ты встанешь? Или останешься на кровати? — поинтересовалась девушка.

— Думаю, будет лучше, если я останусь лежать, — почему-то Кай точно знал, что после всех ее манипуляций его ноги превратятся в желе. Кай перекатился на спину и растянулся на кровати, а Маришка устроилась рядом. Казалось, ее лицо светилось. Черт возьми, она была прекрасна. Эти слова так и грозили сорваться с кончика языка Кая, но он сдержался, опасаясь, что может разрушить возникший момент. Наврядли Маришка хорошо отреагирует на комплимент.

Поэтому он просто обхватил ее лицо ладонью и привлек ближе. Волосы Маришки рассыпались вокруг них, Кай впился в ее рот глубоким поцелуем, а она с пылом ответила на ласку. Ее твердые соски потерлись о его грудь, и член Кая стал еще тверже.

Несмотря на невинность, Маришка совсем не страдала жеманством и проявила неожиданную смелость.

Кай медленно заскользил рукой вдоль ее спины, оценивая гладкую кожу, изгиб талии и крошечные ямки над ягодицами. Округлость попки. Отстранившись, Маришка проложила дорожку из поцелуев вдоль подбородка Кая к уху. Ее дыхание опалило его мочку.

Обхватив груди, он погладил ее соски большими пальцами, и Маришка застонала.

— Это я должна доставлять тебе удовольствие, — пробормотала она.

— Я никогда не обращал внимания на мнимые предрассудки, — Кай наклонил ее лицо и посмотрел в глаза. — Мне больше нравится взаимное наслаждение.

Их губы встретились, а языки сплелись в медленном танце, но Маришка вновь разорвала поцелуй, скользнув вниз по его телу. Ее шелковистые волосы и ласкающие руки будоражили каждый нерв Кая. А когда ее горячее дыхание овеяло жаром его пах, мужчина замер.

Видимо, это была награда за все хорошее, что он когда-то сделал. Маришка втянула член во влажную глубину своего рта, и тело Кая пронзило раскаленное добела удовольствие, которое взорвалось миллионом искр и превратилось в сверхновую звезду. Видимо, Маришка являлась чертовски прилежной ученицей, ведь она сосала и лизала стержень от головки до основания с изяществом профессиональной куртизанки. Девушка застонала, и его пах опалило жаром.

Неожиданно в голову Кая забрались мысли о том, что возможно ее обучение имело и практические занятия. Ведь она сосала член именно так, чтобы свести Кая с ума. Это встревожило его. А что, если у нее действительно была практика? В нем вспыхнула неразумная ревность. С огромным трудом Кай оттеснил зеленого монстра в темный угол своего сознания и запер его там. Но чудовище продолжало рычать в своей клетке.

Резко приподнявшись, Кай схватил Маришку за руки и потянул наверх, а затем перевернулся и прижал к кровати. Кай набросился на ее губы, словно беря в осаду. Пытаясь заставить Маришку забыть своего наставника. В этот момент она принадлежала только Каю.

Девушка расслабилась. Ее капитуляция успокоила бушующий эмоциональный поток Кая, но не его желание. Он грубо целовал Маришку. Затем резко отстранился и припал к ее груди, вынуждая соски покраснеть от его жестких ласк. Скользнув рукой между ее бедрами, он начал массировать клитор. Маришка выгнулась и всхлипнула, зарывшись пальцами в его волосы.

Каю нужно было преодолеть логику, раскаяние, сожаление.

Он отстранился и направил член к ее входу. Взяв себя в руки, Кай поддался вперед, встретив привычное сопротивление женской плоти. Из-за своего размера, Кай никогда не мог себе позволить войти в женщину с одного выпада. Ему всегда приходилось ждать, когда женское тело приспособиться к его эрекции.

Маришка обвила руками шею Кая и качнула бедрами.

— Пожалуйста. Я хочу, чтобы ты был внутри, — это приглашение разрушило самообладание Кая. Он немного отстранился, а затем толкнулся вперед, погружаясь в ее лоно. Барьер исчез, а Маришка вздрогнула и закричала.

Нетронутая. Девственница. Маришка говорила об этом, но когда она упомянула об обучении, то Кай решил…. Его голова закружилась, а грудь разрывали противоречивые эмоции. Первобытное удовлетворение расцвело в нем, ведь Кай оказался ее первым. Значит, на ее обучении не происходило ничего предрассудительного и не носило никакого физического контакта. Похоть взорвалась в Кае, вынуждая задрожать и требуя закончить начатое. Но вина остудила желание, заставляя замереть.

Когда Маришка впилась пятками в его ягодицы, все связные мысли исчезли из головы Кая. Ободренный ее поощрением, он непроизвольно поддался бедрами вперед. Ему как-то удавалось сдержаться, двигаясь медленно и неспеша.

Балансируя на коленях и одном локте, Кай протянул руку между их телами и стал ласкать ее клитор. Дыхание Маришки участилось, а лицо и грудь окрасил румянец, который скрыл спиралевидное родимое пятно.

Девушка с криком кончила, а ее киска сжалась вокруг его члена. Кай все еще сдерживался, ожидая, когда ее удовольствие отступит, и только потом сдался своей алчной похоти. Зарычав, он жестко и глубоко толкнулся в ее тело, его член болезненно запульсировал, досуха изливаясь.

Задрожав, Кай рухнул на Маришку и зарылся лицом в изгиб ее шеи. Он вдохнул ее аромат, их тела покрывала испарина. Кай пробежался языком по ее коже. Соленая. Сладкая. Удовлетворенная. Кай поцеловал ее плечо, все еще избегая родимого пятна. Дождавшись, когда его член размякнет, Кай вышел из девушки, растянулся на кровати и притянул Маришку в свои объятия.

Несмотря на то, что Кай старался изо всех сил не касаться родинки, в пылу страсти контакт все же происходил. Кая очень интересовало, заметила ли Маришка это. Даже сейчас, когда девушка прижималась к его боку, это родимое пятно соприкасалось с его кожей.

— Спасибо, — пробормотала Маришка так, будто бы он оказал ей великую услугу.

Кай никогда не отличался эгоизмом в постели, но ни одна женщина не благодарила его за трах, даже несмотря на то, насколько шумными они были. И он точно не заслужил никакой благодарности от Маришки, ведь Кай только что украл ее девственность.

Если он так хотел, чтобы Маришка обрела уверенность в себе, то почему просто не пофлиртовал с ней? Зачем нужно было делать шаг, который уже нельзя будет изменить?

Потому что когда дело касалось постели, то он превращался в мудака.

— Не стоит благодарить меня.

Черт, он опять все испортил.

— Не думала, что когда-нибудь смогу насладиться этим актом.

Кай запутался рукой в ее шелковистых локонах и, подавив вздох, ляпнул первое, что пришло ему в голову:

— Тебе не стоит беспокоиться о беременности, — заявил он. — Я принимаю противозачаточные таблетки.

Это было ложью, но очень близкой к правде. Микрокомпьютер в его мозге отдал команду нанонитам прекратить выработку сперматозоидов.

— Дети — это священный подарок от Великого.

Или результат от слияния гамет самца и самки. На этот раз Каю удалось держать рот на замке, и Маришка прижалась к нему ближе.

* * *

Может Кай и верил в эти противозачаточные таблетки, но последнее решение все равно оставалось за Великим. Как Он скажет, так и будет. Если Великий решит благословить Маришку ребенком, то ничто не сможет его остановить, даже волшебная таблетка Террана. Ранее Кай рассмеялся, так как считал ее убеждения суевериями, поэтому Маришка не стала убеждать его в обратном — это было пустой тратой времени.

Не всем удавалось забеременеть с первого раза, но девушка надеялась, что у них еще будет возможность повторить спаривание. До этого мгновения Маришка не задумывалась о рождении ребенка. Она намеревалась просто вынудить Кая переспать с ней до их расставания. Но случившееся превзошло все ее надежды! Спаривание было очень приятным для мужчины, но кто знал, что женщина тоже может испытать удовольствие? Сначала страстное желание и жажда слились воедино, а затем Маришка взорвалась в экстазе, который вынудил ее уплыть в блаженную негу.

И все лишь потому, что Кай проявил себя как заботливый любовник. Очень чуткий мужчина. Даже когда он разыгрывал андроида, то все равно несметное количество раз демонстрировал заботу едва заметными способами. У нее бы никогда не получилось помогать ему так, как делал это он. Даже если бы Маришка предполагала, что Кай нуждается в этом.

И все же как ей повезло, что Кай оказался ее первым мужчиной. Самец из Ламис-Одж потребовал бы собственного удовлетворения и никогда бы не задумался о партнерше. В этом акте желание женщины не учитывалось. А если бы она попала в лапы Ка-Тье? К горлу Маришки подкатил тошнотворный ком.

«Кай спас меня от гибели».

Маришка прижалась к нему теснее и вдохнула его аромат, чтобы навсегда запечатлеть тот в памяти. Волосы на его груди пощекотали ей нос.

— Так куда, говоришь, мы направляемся? — спросила она.

— Дариус 4, — прогремел его голос у ее уха.

— Еще одна планета?

— Карликовая планета, которая в свое время была колонизирована Терраном и превратилась в… курорт удовольствий.

Маришка подняла голову и взглянула на Кая.

— Это как?

На его щеках расцвел румянец.

— Э-э… — он прочистил горло. — Этот курорт славится своими секс-дроидами.

У Маришки открылся рот.

— Ты имеешь в виду, что туда съезжаются люди, чтобы… чтобы заниматься тем, чем мы? Но тогда зачем нам туда ехать? — они же уже спарились. Какой тогда смысл направляться на этот курорт удовольствий? Если только… — Ты хочешь, чтобы я переспала с дроидом? — девушка отстранилась, впившись в Кая пронзительным взглядом.

— Черт, нет!

— Значит, ты сам собираешься спать с ними? — Маришка мысленно представила образ, где Кай ласкает кого-то так же, как ее, и неожиданно в груди девушки что-то болезненно сжалось. Маришку затошнило. Даже несмотря на то, что эти работники являлись дроидами. А что, если Кай предпочтет Маришке женщину-дроида?

«Тогда я вырву все ее синтетические волосы!»

— Нет!

Ярость в его голосе подействовала на нее успокаивающе, и Маришка расслабилась.

— Просто нам нужно где-то спрятаться, пока я не придумаю, что делать дальше, — заявил Кай. — На Дариус 4 слетаются люди различных рас, поэтому нам будет легко затеряться в толпе. Ведь все настолько разные, что никто не выделяется. Люди слишком сосредоточены на получении кайф… То есть сосредоточены на получении собственного удовольствия и поэтому не обращают внимания на окружающих.

Никто не заметит женщину из Ламис-Одж. Маришка утихомирилась и снова положила голову на грудь мужчины.

— Я забронировал для нас частную виллу, — пробормотал Кай.

Маришка не была знакома со словом «вилла», но значение «частная» говорило о том, что им представится больше времени для спаривания.

— Звучит отлично, — Маришка воспользуется всеми навыками соблазнения, которые узнала на обучении, и обязательно вновь переспит с Каем. Она пробежалась ладонью по его груди, удивляясь разнице в их физическом строении. Кай был таким твердым, таким мускулистым, таким…. Маришка кое-что нащупала на его правом боку. Небольшая шишка под кожей. Значит у него все же был маленький недостаток. Тем не менее, это не умаляло его привлекательности ни на йоту.

Маришка обняла мужчину так, чтобы ее священное пятно не касалось его кожи. Но во время спаривания их тела соприкасались. Может, она не совсем поняла то, что ей преподавали на уроках? Если хоть кто-то, кроме нее, прикоснется к этому пятну, то этого человека постигнет неминуемая погибель. Но Кай остался невредим.

Может, эта заповедь касалась только расы, выбранной Великим, а на терранцев она не распространялась? Или нужно было прикоснуться к метке определенным образом и только тогда свершится неизбежное?

«А может, это вообще неправда? Возможно, это просто родимое пятно».

Богохульство! Маришка поспешно произнесла молчаливую молитву о прощении за то, что осмелилась поставить под сомнение метку. Сама вера являлась догмой. А если Маришка была еретиком и требовала доказательств, то никак не могла поспорить с единым мнением целого народа. Можно обмануть одного человека, но всю расу? Это просто невозможно.

Глава 11

— Добро пожаловать на Дариус 4, — дружно произнесли андроиды — мужчина и женщина. На роботах было минимум одежды и каждый обладал четко выраженными чертами присущего пола. На мужчине была надета лишь набедренная повязка, а на женщине — тога, скрывающая грудь и бедра.

— Я — Карина.

— А я — Миктос.

— Мы с удовольствием проводим вас до виллы. Пожалуйста, следуйте за нами, — казалось, что их монотонные голоса сливались воедино.

Кай нежно приобнял Маришку, которая смотрела по сторонам широко распахнутыми глазами, и повел по извилистой тропе через парк, схожий с садами Террана. Повсюду пары и небольшие компании свободно выражали страсть в открытых беседках под кронами деревьев и на не столь уединенных патио.

— Это одно из самых популярных мест, — Карина махнула изящной рукой в сторону садов, где люди и андроиды трахались, словно кролики. — Также у нас есть специализированные заведения класса люкс, — она указала на зеркальные купола, которые находились в отдалении.

— Часто пользуется спросом водопад в лесу с эротичными пейзажами, — вмешался Миктос.

— Все связанно только с природой? — полюбопытствовала Маришка.

— Нет. У нас есть имитации ресторанов, библиотек, лазаретов и ночных клубов.

— Лазареты? Вы имеете в виду больницы? Не понимаю, — пробормотала она.

— Это все для ролевых игр, — объяснил Кай.

— Именно так, — кивнула Карина. — Наши меценаты называют это «Позабавиться с непослушной медсестрой» или «Поиграть в врача».

— Конечно же, на случай, если вы получите травму, то у нас есть и настоящий лазарет.

— Программирование секс-дроидов Дариуса 4 не позволяет им нанести кому-либо вред, но гости очень часто приезжают с собственными партнерами или присоединяются к другим компаниям, и в некоторых случаях ситуация может выйти из-под контроля, — добавил Миктос.

— Как у Ка-Тье? — прошептала Маришка.

— Ка-Тье запрещено появляться здесь, — одновременно заявили Миктос и Карина. — Дариус 4 благоволит свободной и открытой сексуальной экспрессии, но не ценой жизни наших гостей.

Если клиентов курорта будут периодически разрывать на куски, то это очень плохо скажется на бизнесе. Кай обрадовался тому, что андроиды упомянули о Ка-Тье, ведь теперь Маришка еще раз убедилась в правоте его слов.

— Итак, нам сюда, — прощебетали андроиды и направились к большому куполу, отражающему разворачивающиеся сцены в саду. Кай задумался, обладали ли эти роботы коллективным разумом, так как они зачастую произносили одновременно полностью идентичные фразы. Если бы не монотонные голоса, то андроидов можно было бы принять за людей. Было очень затруднительно с первого раза определить ботов в толпе, состоящей из терранцев и дроидов Дариус 4. У них даже не было запаха промышленных полимеров. Вместо него, они источали приятный мускусный аромат: Миктос — что-то связанное с мужчиной и лесом, а Карина — с цитрусом и цветами.

Миктос открыл дверь, и Маришка ахнула. Кай вынужден был признать, что увиденное впечатлило даже его. Они как будто оказались в райском уголке тропического острова. Мелкий мягкий песок перетекал в бирюзовый океан, над которым распростерлось лазурное небо. Волны прибоя неспешно разбивались о берег и наполняли воздух едва слышным шумом и криком морских птиц. Над водой расположились на сваях пять соломенных хижин.

Какая-то часть этой сцены была реальна, но большая — просто иллюзия. Кай проанализировал данные с помощью своего микрокомпьютера и кибер-чувств. Обширное небо представляло собой зеркальный купол, раскинувшийся на 100,23 метра в зените. А вот вода оказалась реальной, состоящей из двух атомов водорода и одного кислорода в молекуле, 3,5 процента солености, преобладает натрий и раствор из ионов хлорида. Помимо этого, накатывающие волны не являлись последствием гравитации луны, их создавала специальная машина, испускающая низкочастотный гул, который большинство людей не могли слышать.

А крабы, рыскающие по песчаному пляжу в поисках еды? Крошечные боты. Впрочем, как и птицы, парящие над их головами.

Маришка упала на колени, пропуская песок сквозь пальцы.

— Я не видела такого песка с детства, которое провела на родной планете. И никогда не видела такой воды.

— Это называется океаном. На Дариусе 4 проделали отличную работу по копированию экосистемы моей планеты, — заявил Кай. — Вот только теперь такую картину уже не увидишь на Терране.

— Вы просили подобрать более уединённое место, а мы как раз запустили этот файл. Это соответствует вашему представлению? — поинтересовался Миктос.

— А кто остановился в остальных хижинах? — Кай окинул взглядом пять домиков.

— Пока никто. Но на этой неделе мы запланировали поселить туда малдонианцев и ксенианцев. Для вас подготовили самую отдаленную хижину, — ответила Карина. — Мы открыли эту площадку лишь на прошлой неделе. Так как посчитали, что она будет пользоваться спросом среди терранцев. Природа приближена к одному из биомов[2] на вашей планете.

— Я не… — начала было говорить Маришка.

— Все идеально, — перебил девушку Кай, качая головой.

— Тогда мы оставляем вас, — Карина и Миктос поклонились. — Чтобы попасть в дом необходимо прикоснуться ладонью к сканеру. Там вы сможете заказать еду, либо, если желаете, можете пройти к одному из четырех действующих ресторанов.

Как только андроиды ушли, Маришка сразу же набросилась на Кая:

— Они решили, будто я с Террана! Почему ты не дал мне исправить их?

— Будет лучше, если они не будут знать, что ты с Ламис-Одж.

При бронировании виллы Кай намеренно указал в анкете, что они оба прибудут с Террана.

— Но ты же утверждал, что здесь безопасно.

— Я просто перестраховался. — Для этого же он захватил с собой бластер, который сейчас находился за поясом его штанов. По правилам Дариус 4 использование оружия было строго запрещено, поэтому Кай оставил в «Пантере» все бластеры и тазеры[3], кроме самого маленького. — Как ты уже успела заметить, когда мы проходили через сад, люди здесь слишком заняты собственным удовольствием, чтобы обращать внимание на соседей. Но если кто-то все же заметит нас, то двое терранцев вызовут гораздо меньше вопросов, нежели мужчина с Террана и женщина с Ламис-Одж. Очень сомневаюсь, что кто-то из Ламис-Одж вообще когда-либо посещал Дариус 4.

У террористов оставалось слишком мало времени для отдыха, ведь они отдавали все силы на порабощение Галактики.

— Но я совсем не похожа на терранца! — Маришка поморщилась. — Верно?

На самом деле никто бы никогда не догадался, что Маришка не из Террана, но Кай не стал говорить ей это, опасаясь негативной реакции.

— Если люди не будут тебя очень внимательно разглядывать, то ты можешь вполне сойти за терранца. — Кай обошел девушку и махнул рукой в сторону хижины. — Давай посмотрим наш домик.

Но Маришка не сдвинулась с места, пристально рассматривая песок.

— Если я сниму обувь, то это будет выглядеть неуместно?

Кай усмехнулся.

— Как по мне, так это вполне нормально.

Маришка с сомнением посмотрела на мужчину, когда он скинул свои сапоги.

Ослепляющая улыбка озарила ее лицо, Маришка сорвала с себя ботинки и зарылась ногами в песок.

— Он совсем не похож на песок в месте, где я выросла, более мягкий, но все равно стоять на нем очень приятно.

— Ты скучаешь по родной планете?

Она пошевелила пальчиками ног и кивнула.

— Иногда. Я была еще маленькой, когда мы уехали. Но я до сих пор помню дюны, по которым мы гуляли с моей нана — женщиной, заботившейся обо мне. Даже несмотря на то, что ей не разрешили последовать за нами на космическую станцию, я все равно помню, как сильно она меня защищала. Но это было очень давно.

Кай желал пообещать Маришке, что ее будущее будет гораздо светлее прошлого, но впереди девушку ждало слишком много неопределенности.

Он протянул ей руку, Маришка посмотрела на нее, а затем медленно вложила свою ладошку.

— Этот жест. Что он значит для терранцев?

— Разве в Ламис-Одж не держатся за руки? — заинтересовался Кай.

— Нет. А в чем смысл?

— Проявить симпатию. — Кай сжал пальцы, а она в ответ сомкнула свои. — Ты… нравишься мне, Маришка.

Черт, он все-таки произнес эти слова. Это было уже слишком.

— Ты мне тоже нравишься, Кай.

Они обменялись глупыми улыбками, испытывая приятную неловкость. Затем Кай потянул ее за руку, и они направились по неорганическому песку к хижине. Домик был построен из синтетических материалов, но искусственные деревянные стены и соломенная крыша казались подлинными, будто эту конструкцию перенесли из Полинезии девятнадцатого века с помощью червоточины[4] — ну, или, как минимум, из курорта двадцать первого века. Однако сканер у входа в хижину точно был произведен в двадцать пятом веке.

Кай прижал ладонь к экрану, сканер подал звуковой сигнал, и дверь распахнулась. Неожиданно мужчина осознал, что теперь его смогут отследить по отпечатку, который только что запомнил сканер, но, черт возьми, Кай уже зарегистрировался. Теперь все желающие могли узнать о его местоположении. Впрочем, лучше он, чем Маришка, ведь Обидо не знал его настоящей личности.

— Каждый раз, когда нам нужно будет воспользоваться сканером, это буду делать я, — заявил Кай.

Когда они вошли в комнату, то зеленая ящерица, тоже бот, пробежала по стене и скрылась в трещине. На Дариус 4 все было продумано вплоть до мелочей. Кай бросил взгляд на москитную сетку, установленную по периметру огромной кровати, и понадеялся, что на этом программисты остановились и не создали ботов-комаров.

Над их головами работал вентилятор, но на самом деле здесь контролировались температура и влажность, чтобы биом приносил оптимальный комфорт. Через большие окна открывался превосходный вид на океан, даря иллюзию, будто тот распростерся до самого горизонта, но в реальности расстояние равнялось одному километру. Кай поразился креативности — и стоимости — с которой создавали эту правдоподобную площадку. Обычный кибер-оперативник не смог бы позволить себе такую роскошь. К счастью, Кай сумел взломать чужой счет и перевести средства на счет курорта, оплатив номер. Лишь поэтому преступник, каковым он являлся, не сожалел о потерянных деньгах.

* * *

Маришка зарылась пальцами ног в песок и завизжала, когда теплые волны накатили на ее лодыжки. Волна начала отступать, и девушка покачнулась.

— Оно тянет меня за собой! — воскликнула она.

— Тебе это только кажется, — усмехнулся Кай. Он надел только короткие облегающие шорты, предоставляемые курортом. В отличие от Маришки, которая обернулась в саронг, завязав тот над грудью, мужчина, совершенно не стесняясь своей наготы, зашел в воду до колен. Сама Маришка не собиралась заходить в океан. Волны, разбивающиеся о берег и превращающиеся в белую пену, выглядели опасными. Она могла утонуть. Впрочем, под хижиной вода казалась намного спокойней. Кай очень долго уговаривал ее спуститься на мелководье, одаривая мальчишеской восторженной улыбкой.

Несмотря на волнение, Маришке все же удалось оценить тело Кая — широкие плечи, грудь, тонкую талию и бедра. Выпуклые мышцы на его бицепсах, спине и ягодицах вынуждали девушку ощущать дрожь в животе и влажность в своем естестве. Короткие шорты Кая не скрывали, а лишь подчеркивали его мужскую привлекательность.

Волны плескались у ног Кая. Мужчина оглянулся через плечо, сверкнув улыбкой, и нырнул, исчезая под водой! Маришка испуганно шагнула вперед.

— Кай!

Теперь вода ласкала ее голени. Заметив Кая, плывущего по дну, Маришка с облегчением выдохнула. Он двигался, словно рыба, рассекая прозрачную воду и используя ноги как хвостовой плавник.

«И совсем не как рыба», — изменила мнение Маришка.

Этот мужчина двигался, как… подводная ракета. Кай перевернулся в воде и поплыл прямо к девушке.

«Как я хочу, чтобы он встал».

И он поднялся.

Мужчина подходил все ближе и ближе, словно хищник, преследующий добычу. Даже несмотря на то, что это был всего лишь Кай, Маришка все равно побежала прочь, направляясь к хижине, которая совсем не внушала ощущения защищенности. Кай побежал за ней следом, громко расплескивая воду, и догнал до того, как она достигла сухого песка.

Кай встряхнул головой, окатывая Маришку брызгами.

— И куда это ты направляешься, милая? — злобно ухмыльнулся он.

— Возвращаюсь в дом. — Девушка отступила, но Кай схватил ее за руку и дернул на себя, стиснув в своих объятиях. Его мокрое тело пропитало влагой ее саронг. — Ты меня намочишь! — Маришка отбивалась от него в знак протеста.

— В этом весь смысл.

Кай развернулся и направился в глубь океана.

— Остановись! Что ты делаешь?

— Несу тебя туда, где поглубже.

— Нет! В отличие от тебя, я не умею двигаться как рыба.

— Тебе и не придется плавать. Здесь совсем не глубоко, тем более я буду рядом и не позволю произойти чему-нибудь плохому, — заявил Кай. Когда вода достигла его бедер, мужчина остановился и поставил Маришку на ноги. Так как девушка была гораздо ниже Кая, то она погрузилась в океан практически до полной груди. Завизжав, Маришка вцепилась в руки Кая. На самом деле он и не собирался отпускать ее, но для спокойствия девушки еще крепче обнял ее за талию.

— Ты слишком долго наблюдала за течением жизни издалека, — пробормотал Кай. — Я не позволю тебе также смотреть на океан с берега.

Волнение отступило. На глубине вода оказалась намного спокойнее, нежели на побережье. Почувствовав прилив мужества, Маришка отпустила руки Кая. Он улыбнулся. Облизнув губы, девушка удивленно ахнула:

— Он соленый!

Кай кивнул.

— Вода в океане всегда такая. На Дариусе 4 проделали отличную работу по воссозданию пляжа. Он действительно кажется реальным.

— Ты очень любишь воду, — заметила Маришка.

— На Терране я вырос рядом с морем. Только и делал, что ежедневно плавал.

— И именно поэтому ты выбрал это место.

— Я хотел показать то, что ты никогда не видела.

Сначала ее поразила чуждость океана, но теперь она смотрела на него иным взглядом. Кай приехал из великолепного места! Сейчас она могла посмотреть на его мир, из-за этого в груди Маришки расцвело тепло.

— На Ламис-Одж нет океанов. Но вода есть, правда, не соленая. Она течет глубоко под землей. Для того, чтобы добыть ее, мы бурим скважины. Иногда, она вырывается на поверхность, образовывая небольшие оазисы, — Маришка оглянулась на берег. — А вот песка у нас много. Волнистые дюны, которые постоянно меняют форму из-за бурь. Обычно снаружи находиться небезопасно. Нужно быть очень осторожным, ведь ивани — так мы называем песчаных демонов — живут под холмами и могут неожиданно напасть. В прошлую эру ивани населяли Ламис-Одж, но они осмелились бросить вызов Великому. За это Он проклял их и изгнал жить под песком.

— Ты встречала ивани?

— Нет, спасибо Великому.

— За что ты благодаришь Его?

— Потому что Он защищает нас.

— Но разве в первую очередь Он не создал ивани? И зачем изгнал их потом? Разве не проще уничтожить создания и таким образом спасти свой народ?

— Я не имею права судить Его поступки. — Маришке совершенно не нравились вопросы, которые задавал Кай. Они заставляли ее чувствовать смятение.

— А кто-нибудь вообще видел этих ивани, или твой народ просто верит в то, что им говорят?

— Ты издеваешься. — Маришка в гневе попыталась отступить, но чуть не упала из-за зыбкого дна, Кай вовремя схватил ее за руку. — Не нужно видеть зло, чтобы знать, что оно существует.

— Не нужно, в этом ты права, — ответил Кай, Маришка уловила изменения в его тоне.

Подобно приливным волнам, двойственность его фразы выплеснулась через край и снесла барьеры внутри Маришки. Она всю жизнь верила, что ее раса являлась нравственными и доблестными последователями Великого. Но ведь истина заключалась в том, что ее мать приговорили к смерти за то, чего она никак не могла предотвратить. Саму Маришку постоянно критиковали из-за не зависящей от нее деформации лица. А отец пытался ее убить. Вся Галактика считала ее народ террористами — ивани, которые неожиданно нападали на людей. Раса Маришки превратилась в то, чего они так боялись.

Девушка не была глупа. Факты явно противостояли тому, чему ее учили. Маришка на протяжении всей жизни чувствовала нутром противоречия. Но не могла так просто отказаться от веры. Священная догма формировала фундамент для… всего, что она знала. Если бы девушка изначально воспринимала свой народ как зло, то во что бы превратилась ее вера?

Но в чем же тогда смысл этой веры?

«Если я посмею усомниться в Великом, то навлеку на себя гнев песчаных демонов».

— Не хочу это обсуждать, — отвернулась Маришка. Кай громко вздохнул и вновь схватил ее за руку, поворачивая к себе лицом.

— Эй, прости. Я не имел права подвергать сомнению такие важные для тебя вещи.

Маришка обратила взор на его ладонь, сжимающую ее запястье. Почему каждое прикосновение Кая манило и дарило тепло, даже когда на самом деле мужчина раздражал Маришку? Девушка взглянула на него.

— Тогда зачем подверг? — Маришка наслаждалась чувством вспыхнувшего в ней гнева, ведь до того, как Кай спас ее, она была лишена такой роскоши. Ей приходилось постоянно подавлять недовольство, чтобы не столкнуться с последствиями.

— Твои убеждения чужды для меня, — пробормотал Кай. — Но это все равно не оправдывает мою грубость. — Он пробежался ладонью по своим мокрым волосам. — Кажется, я только и делаю, что постоянно приношу извинения. Мои терранские привычки выглядят странно, тем не менее, все это время ты была гораздо великодушнее, нежели я. Я никогда не отличался особой дипломатичностью, — Кай горько усмехнулся. — Вообще никогда. Но я путешествовал по всей Галактике и встречал много людей с разными точками зрения. И не имею никакого права судить о твоей. Сегодня я планировал показать тебе, как на самом деле можно наслаждаться жизнью, но опять все испортил. Хочешь вернуться в хижину?

Ярость Маришки растаяла, ведь девушка увидела искреннее раскаяние Кая. Она просто не могла злиться на человека, который спас ей жизнь, относился так, будто Маришка была нормальной, показал, что такое сексуальное наслаждение, о котором она никогда и не мечтала, поделился с ней океаном и подарил право выражать возмущение. Как бы Кай иронично не отзывался о чем-либо, на самом деле Маришка воспринимала его появление, как подарок судьбы.

«Рядом с ним я чувствую себя в безопасности. Кай всегда сумеет защитить меня».

— Нет. Может, лучше ты начнешь обучать меня двигаться словно рыба? — Возможно из-за того, что Кай позволял ей противостоять ему, Маришка уже и не хотела бороться.

Кай поморщился.

— Хочешь научиться плавать?

— А это трудно?

— Нет. — Притянув девушку в свои объятия, Кай поцеловал ее. Маришка разомкнула губы, стремясь насладиться его прикосновением. На вкус Кай напоминал соленую воду, но под ней Маришка чувствовала его неповторимое мужское естество. Кай скрупулезно ласкал уста девушки, разжигая в ее лоне возбуждение. Его член увеличился и затвердел, что только подтверждало заинтересованность мужчины в Маришке.

Неожиданно он отстранился.

«Научиться двигаться как рыба будет для меня огромным достижением, но, может, мы все же отложим урок?»

— Давай снимем это. — Кай потянул за край саронга. — Влажная ткань будет только сковывать движения. — Он развязал узел над ее грудью и бросил ткань на берег.

* * *

— Я плыву! Плыву! — Маришка плавала вдоль побережья и хихикала от восторга, словно маленькая девочка.

— Так и знал, что ты справишься! — Кай поднял два больших пальца вверх. Каждое ее достижение находило отклик в его эрекции. Именно с ним Маришка впервые поплыла. Вода была прохладная, из-за чего соски девушки превратились в твердые горошины. Ее нагота вызывала в Кае желание отменить урок и поискать более эгоистичное удовольствие. Маришка бы не стала возражать. Но то, насколько возросла ее уверенность в себе во время обучения плаванию, вынудило Кая оттолкнуть свою похоть.

Он позволил себе лишь один быстрый поцелуй, чтобы наградить девушку за то, что она выслушала весь курс по плаванию, а затем продемонстрировал как дышать и двигать руками и ногами. Сердцебиение Кая участилось. Его разум жестко противостоял двойственности мыслей.

Маришка подплыла к нему и встала. Вода с ее волос стекала прямо на обнаженное тело девушки, она напоминала соблазнительную сирену, которая только покинула море. Маришке уже удалось отвлечь Кая от миссии. Каждый раз, когда мужчина думал об их неизбежном расставании, то сразу начинал скучать по Маришке.

Кай работал под прикрытием кибер-управления. Он был киборгом с лицензией на убийство, и его задачей было уничтожение Ламис-Одж. Кай не мог жениться на женщине из Ламис-Одж! Он даже не мог оставить ее в качестве любовницы.

Кай являлся каким-то жалким мудаком, который разрывался между желанием и долгом, подстрекательством и возмездием. Ну, вот кто сказал, что ивани не существуют? Почему ему требовались доказательства ее веры? Кай был прав в одном: он всегда извинялся перед ней — потому что продолжал нести чушь. А почему? Может, он неосознанно пытался отдалиться от Маришки?

С каждой проведенной вместе минутой они становились все ближе и ближе, а это значительно затрудняло неизбежное расставание. Если в данный момент немного охладить их отношения, то в будущем это поможет избежать боли. Обидеть Маришку сейчас или отложить разговор на более позднее время. Это был главный вопрос.

Что Маришка будет чувствовать, когда он отвезет ее в какое-нибудь безопасное место и уедет без оглядки?

Впрочем, Кай знал ответ и поэтому ощущал себя полным дерьмом. Он бы хотел, чтобы проникновение в Ламис-Одж оказалось его самым опасным заданием, но, на самом деле, это было не так. Пару раз Кай едва не лишался жизни. Однажды удача изменит ему. У Маришки и Кая не было будущего, но от осознания этого его уход не становился легче. Для того, чтобы Маришка была счастлива и находилась в безопасности, ему придется пойти на этот шаг.

— Спасибо за то, что научил меня плавать! — Маришка обняла его, Кай неосознанно сразу притянул девушку к своему телу, наслаждаясь мягкостью ее груди и твердыми сосками. Видимо, его сознание жило отдельно от логики, так как Кай сразу наклонил голову и захватил ее уста в пламенном поцелуе.

Маришка довольно застонала. Кай в ответ приподнял девушку так, что в воде остались только ее ноги. Подняв ее еще немного выше, Кай втянул один из ее дерзко выступающих сосков в рот, лаская. Маришка выгнулась, потираясь бедрами об его эрекцию, из-за чего пах опалило обжигающей похотью.

Подхватив Маришку под пышный зад, Кай протолкнул вторую руку между их телами, обхватывая ладонью ее киску. Согнув пальцы, он нашел ее клитор. Его запястье оказалось выгнуто под очень неудобным углом, но это того стоило. Маришка застонала.

Кай, пошатываясь, вышел из океана и опустил девушку на песок. Затем скользнул вниз и закинул ноги Маришки на свои плечи. Кай опустил голову к ее киске. Шокированный страстный взгляд Маришки подсказал Каю, что мужчины ее расы не практиковали оральные ласки. Они обучали своих женщин минету, но не собирались возвращать услугу. Тупоголовые ублюдки. Впрочем, Каю следовало бы поблагодарить их за то, что и в этом он будет у Маришки первым.

«Но не последним».

«Даже не думай об этом!»

Кай активировал свои кибер-чувства, уничтожая вспыхнувшую ревность, а затем глубоко вдохнул, наслаждаясь ароматом Маришки — море и мускус возбужденной женщины. Кай нежно раздвинул половые губы ее киски, обнажая клитор и лоно. А затем щелкнул кончиком языка по чувствительному комку нервов. С губ Маришки сорвался всхлип.

Пока Кай ласкал киску Маришки, наслаждаясь ее удовольствием и возбуждением, то не спускал с девушки глаз. Его подбородок обволакивала ее влага, Кай сместился чуть ниже и проник языком в лоно. Во рту взорвался насыщенный вкус Маришки.

Стиснув коленями голову Кая, девушка зарылась ладонями в песок. Переключившись на ее клитор, Кай стал сильнее ласкать девушку языком, чтобы потом вновь скользнуть в им лоно, насыщая свою потребность в ее вкусе. Маришка убрала ноги с его плеч, тем самым предоставляя мужчине больше свободного места, позволяя скользнуть пальцем в свое лоно.

Маришка застонала, а мышцы ее влагалища сократились в спазме. Кай начал медленно трахать ее пальцами, подводя все ближе к оргазму. За секунду до того, как она всхлипнула, он почувствовал дрожь в ее теле. Красивое лицо Маришки исказила гримаса наслаждения, а ее киска судорожно стиснула его пальцы. Когда ее кульминация отступила, Кай поднял девушку на руки и направился в воду.

— Оберни ноги вокруг моих бедер, — приказал Кай.

Ее первый сексуальный опыт на пляже не должен был сводиться к неудобству из-за песка, попавшего на интимные места. Когда Кай оказался по пояс в воде и убедился, что на его члене не осталось песчинок, то расположил Маришку над своей эрекцией и толкнулся в ее тело.

— Все хорошо? — прошептал Кай. Ее тугое влажное лоно крепко обхватило его стержень. Возможно, Каю стоило быть немного нежнее.

— Да. — Маришка надавила пятками на его ягодицы. — Больше.

И он дал ей то, что она просила. Стараясь предложить ей все, что было в его силах, пытаясь претендовать на будущее, которое никогда не настанет. Приподняв Маришку, Кай вновь опустил ее на свой член. С уходящей волной Кай выходил из ее лона, с приливной — толкался внутрь. Вокруг них образовался маленький водоворот, а может, это происходило лишь в его голове.

В разуме Кая остались лишь ее аромат, вкус и чувства к Маришке. Изменив положение тела, Кай с каждым выпадом стал тереться о ее клитор, а после того, как она вновь нашла свое освобождение, Кай проследовал за ней в пылающий оргазм, который выбил воздух из его легких и подкосил колени.

Кай упал, и они оба оказались в воде.

Они отпрянули друг от друга, окатывая брызгами и смеясь.

— Я так рада, что ты научил меня плавать, — воскликнула Маришка.

Глава 12

Так же, как Кай любил воду, Маришка обожала песок, который напоминал ей о родной планете. Пока она исследовала маленькие дюны, обнаруженные ранее, Кай отдыхал на веранде — ну, или пытался. Его человеческие глаза оценили красоту и, казалось бы, реальность океана, но микропроцессор в голове отметил, что волны накатывают по точному графику: каждые двадцать две секунды они разбивались о берег, доходя до одной и той же отметки. Совершенство омрачала реальность. Заметив эту закономерность, Кай уже не мог вернуться в прежнее эмоциональное состояние.

Понимание происходящего уничтожило иллюзию комфорта.

Мужчина вздохнул и попытался не отсчитывать секунды.

Дзинь! Дзинь! Дзинь!

Сообщение от Брока, отмеченное как срочное. Кай с кряхтением поудобнее устроился в пляжном кресле и активировал канал связи.

«Картер знает, что ты на Дариусе 4».

«Откуда?»

Как у директора получилось так быстро обнаружить его местоположение?

«Он не уточнял».

«Картер собирается приехать сюда?»

Либо он просто пошлет за ним команду? Кай еще не был готов ответить за все свои действия, ведь за два дня, проведенные на курорте, он так и не решил, куда отвезти Маришку. Кай просто не хотел думать об этом. По правде говоря, он намеренно медлил. Ведь, если Кай так и не придумает, куда отвезти девушку, то ему не придется с ней расставаться, разве не так?

«Не знаю. Но если бы я был на твоем месте, то свалил бы как можно быстрее».

«Ладно. Спасибо. Буду тебе должен, — Кай чувствовал, что к концу этого приключения у него появится слишком много долгов. — Маришка сейчас гуляет по пляжу. Как только она вернется, то мы улетим».

«Кстати, о Маришке…»

«Что? Ты что-то выяснил?»

Он встал и направился в хижину. Кай по привычке никогда не распаковывал вещи и был готов в любую минуту двинуться в путь, но Маришка уже успела покопаться в своей сумке. Он собрал несколько вещей, которые она вытащила ранее, и затолкал их обратно в чемодан.

Прошло уже более десяти секунд, а Брок так и не ответил.

«Брок? Ты еще там?»

Кай вышел на веранду и нашел взглядом Маришку. Мужчина помахал ей рукой, привлекая внимание и показывая, что девушке пора возвращаться. Она кивнула и направилась к хижине.

«ДНК, которую ты прислал, очень помогла мне».

Кай задержал дыхание.

«Что ты обнаружил?»

«Она из Террана».

«Я так и знал, что в ней есть что-то от терранцев».

«Нет. Ты не понял, она не наполовину терранка. Маришка на сто процентов человек».

«Как?»

«Алондрэйлин, ее мать, числилась активистом на Терране. Она работала в частной гуманитарной организации, расследующей нарушения гражданских прав. Женщина пропала без вести именно в то время, когда проверяла обвинения, выдвинутые против Ламис-Одж. На самом деле, она планировала прекратить поездки на некоторое время, это задание было последним… ведь прямо перед отъездом женщина узнала, что была на шестой неделе беременности».

У Кая буквально отвисла челюсть.

«Значит, Обидо не является биологическим отцом Маришки?»

«Нет. У Алондрэйлин был муж. Спустя тридцать дней, когда он так и не получил весточки от Алондрэйлин, отец Маришки совместно с организацией, на которую она работала, попытались найти женщину. Они подозревали, что Ламис-Одж были причастны к ее исчезновению, но не смогли это доказать. Ламис-Одж все отрицали. А Терранские власти не обладали достаточной компетенцией, чтобы вмешаться в ситуацию».

Как же, наверное, страдал отец Маришки. Его жена пропала без вести. Мужчина более двух десятилетий не знал, что случилось с ней и с их нерожденным ребенком.

«Итак, Маришка является гражданкой Объединённого Террана?»

«Ага».

«А ее отец еще жив?»

«Да. На данный момент он управляет гидропонной[5] фермой. Секундочку».

Спустя несколько мгновений, тихий писк сигнализировал о передаче файла. Кай с помощью своего микрокомпьютера открыл сообщение. Перед его глазами появилось фото молодой пары. Маришка была очень похожа на своих родителей, у Кая больше не оставалось сомнений в ее происхождении. Твою ж мать.

«Хочешь, я свяжусь с ним? Сообщу, что мы нашли его дочь?»

«Нет. Я сделаю это сам. Для начала, мне нужно как-то рассказать об этом Маришке».

«Тогда желаю удачи. Если я еще чем-то могу помочь, то дай знать. Тебе лучше убраться оттуда. И не забудь все же связаться с Картером».

«Точно. Спасибо, приятель».

Кай оборвал связь.

Опустившись на кровать, он встряхнул головой. Самая большая проблема решилась неожиданным образом: Маришка сможет обрести убежище на Терране! Там ее ждала семья. Отец. А возможно, даже тети, дяди и двоюродный брат. Черт, может даже два брата.

Но, вместе с решением, появилась еще более серьезная неприятность: как рассказать обо всем Маришке. Что-то подсказывало Каю, что она не придет в восторг от этой новости. Даже несмотря на то, что девушку так и не приняли в Ламис-Одж, сам факт, что все, во что она верила, оказалось ложью, мог серьезно ее шокировать. Как только они сядут в «Пантеру», Кай скачает фото родителей Маришки на компьютер, чтобы подкрепить свои объяснения.

То, что она буквально посмотрит в зеркало, взглянув на родителей, должно было быть очень убедительным доказательством.

Кай скривил рот. А может, из этого ничего и не выйдет. Ранее Кай ни разу не подверг сомнению ее происхождение. Хотя и подозревал, что в Маришке было что-то от терранцев. Но Кай точно не задумывался о том, что она может оказаться на сто процентов человеком. Так же, как и Маришка, он перестал доверять собственным глазам, повелся на чужие россказни. Как же легко можно было оказаться обманутым общей верой в миф.

Маришке стоило дать время, чтобы свыкнуться с этой новостью, а Каю нужно было распланировать ее въезд на Терран и как связаться с ее отцом. Он не мог просто оставить девушку там и уйти. Для начала ему нужно было очистить свою репутацию перед Картером и взять официальный отпуск. Тем более, директор обладал огромными связями, которые могли бы поспособствовать переезду Маришки, к примеру, подделать несколько документов для территориальных властей.

Картер сделает это… после того, как разорвет его на куски. Кай не знал, что хуже — разговор с боссом или с Маришкой.

Впрочем, знал. Диалог с Маришкой окажется самым трудным. Лучше уж сначала связаться с Картером, чтобы тот не отправил к нему свою команду. Их с Маришкой путешествие подошло к концу. Кай сдастся, лишь бы девушке оказали помощь. Он активировал связь с Картером.

«Какого черта ты делаешь на Дариусе 4?»

«Я не мог допустить, чтобы Маришку отправили на Катнию».

«И только поэтому ты поставил под угрозу всю эту гребаную миссию? Я планировал отправить пиратский корабль, чтобы перехватить шаттл, направляющийся в Катнию, и спасти девушку».

«Ты забыл поделиться со мной своим планом».

«Если бы ты остался на месте, то вскоре бы все узнал. Мы потратили множество лет, чтобы проникнуть в Ламис-Одж! Если бы я мог, то отдал бы твою задницу под военный трибунал. Но вместо этого…»

«Маришка — человек».

«Что?»

«Я узнал, что ее родители — терранцы».

«Кто тебе это сказал?»

«Надежный источник, — Кай бы никогда не сдал Брока. — Слушай, я скоро вернусь. И ты сможешь сделать со мной все, что только захочешь. Я буду браться за самые дерьмовые миссии…»

«Можешь даже не сомневаться в этом».

«Но… мне нужна твоя помощь, — Кай переслал директору документы о рождении родителей Маришки, образец ДНК, который он ранее предоставлял Броку, и фото ее семьи. — Ей нужны документы, удостоверяющие личность, чтобы попасть на Терран, — Кай замялся. — А мне требуется отпуск, чтобы все устроить. Только после этого я сдамся».

«Черт», — выругался Картер, но Кай был уверен, что директор все-таки поможет.

Пройдет очень много времени, прежде чем Кай получит достойную миссию, но это того стоило.

«Кстати, откуда ты узнал, что я на Дариусе 4?»

В ххижину ворвалась Маришка с широкой улыбкой на устах.

— Песок на этом пляже восхитителен!

«Мне пора. Я буду на связи».

Кай отключил частоту.

Ее улыбка увяла.

— Что-то случилось?

Он похлопал ладонью по кровати.

— Я должен тебе кое-что сказать. Присядь.

Маришка устроилась рядом с ним, Кай перевел взгляд на стеклянные двери, выходящие на веранду. Синий океан тянулся вплоть до иллюзорного горизонта. Голографические облака плыли по лазурному небу. Скрытые вентиляторы гоняли воздух, имитируя порывы ветра и раскачивая листву пальм. Идеальный, но фальшивый райский остров. Очень скоро Маришка сможет оказаться на настоящем пляже.

Это станет для нее приятным сюрпризом, как и многое другое.

— Ты бы хотела побывать на настоящем острове?

— А это возможно?

— Пока тебя не было, со мной связался друг. И поделился кое-какой информацией.

— Дэйл?

— Нет, другой друг. Его зовут Брок. Он работает в той же, эм, компании, что и я, — Кай потер свой затылок. — Я попросил его кое-что выяснить о твоем прошлом.

— О моем? Зачем? — нахмурилась Маришка.

— Желал узнать о тебе немного больше.

— А почему бы просто не спросить меня об этом? Что может разузнать такого обо мне твой друг, чего не знаю я?

— Он раздобыл информацию о твоей матер…

БУМ!

Хижина содрогнулась, а лазурное небо осыпалось градом из осколков стекла.

Глава 13

— Быстро вниз! — Кай опрокинул Маришку на кровать и лег на нее сверху. Стекло, словно ливень, осыпалось на крышу.

БУМ!

Ударная волна снесла дверь веранды, награждая Кая и Маришку градом осколков. Со стороны пляжа раздались крики.

Мужчина еще крепче стиснул Маришку в объятиях, защищая девушку своим телом.

— Не двигайся, — закричал он ей в ухо.

— Что происходит? — воскликнула девушка.

Кай, все еще лежа на Маришке, задержал дыхание в ожидании очередного взрыва. Но его не последовало, мужчина поднял голову. Прислушался. Крики утихли.

— Оставайся здесь. А я взгляну на происходящее, — Кай скатился с кровати.

Когда он посмотрел на веранду, то у него от удивления открылся рот.

Вода исчезла! Купол был уничтожен, из-за чего весь океан вылился наружу. Оставляя за собой лишь мокрый песок.

Кай бросился к входной двери, чтобы лучше рассмотреть разрушения. Кусочки стекла сверкали по всей территории побережья, а вдалеке просматривались сады. Их усеивали мертвые тела, некоторые выжившие, многие из которых были обнажены, бежали от полка полностью экипированных солдат, направляющихся в сторону пляжа.

Кай захлопнул дверь и передвинул к ней шкаф, баррикадируя вход. Впрочем, это не сможет остановить солдат, да и распахнутые двери на веранду являли собой чуть ли не приглашение войти.

— Вставай! Быстрее! — он схватил Маришку за руку и потащил в ванную. — Оставайся внутри. Не издавай ни звука. Даже если что-то услышишь.

— Что происходит?

— Ламис-Одж взорвали купол, — Кай достал маленький карманный бластер — единственное доступное оружие. Нахрен все правила. Ему стоило захватить больше пистолетов с «Пантеры».

— Позволь мне помочь!

Маришка пыталась вырваться из его хватки, не желая, чтобы Кай защищал ее, но мужчина толкнул девушку в ванную, запер дверь и передвинул комод, блокируя выход. Перевернув кровать, Кай перетащил ее к противоположной стене, используя как щит, и заметил робота, забирающегося на веранду.

Кай открыл огонь.

Грудь андроида взорвалась, а его тело перелетело через железные перила. Еще три робота забрались на веранду, Каю удалось уложить двоих, а третий успел нажать на курок. Фотон[6] просвистел у правого уха Кая. Мужчина выглянул из-за кровати и ответил роботу выстрелом в лицо. Голова андроида взорвалась, но бот все равно продолжал двигаться, ведь операционная система располагалась в его груди. Теперь робот ничего не видел, поэтому начал безумно палить наугад.

Кай выстрелил в грудь бота, и это стало для него погибелью. Дымящееся тело рухнуло на пол.

Запертая входная дверь распахнулась, шкаф пролетел через всю комнату и врезался в стену, разлетаясь на щепки.

Солдаты ринулись в комнату со стороны веранды и входной двери.

Каю удалось ликвидировать еще троих. Неожиданно он заметил, что один из андроидов навел на него оружие. И прежде чем Кай успел нагнуться, робот выпустил залп из фотонов. Выстрел достиг руки мужчины, а затем, подобно сети, обволок все его тело и пришел в действие. Обжигающий раскаленный добела разряд электричества пронзил электронную и человеческую нервные системы Кая. Скованный витком электрического тока, Кай упал, корчась в агонии.

Его микропроцессор отключился, но человеческий разум продолжал функционировать. Словно раскаленные иглы вонзились в нейроны, вынуждая мышцы Кая болезненно сокращаться. Из его рта пошла пена.

«Нужно предупредить… Нужно…»

Но голосовые связки Кая парализовало, он не мог даже прошептать слова, не говоря уже о том, чтобы выкрикнуть предупреждение. Да и что он мог сказать? Оставайся в ванне? Убегай с помощью окна? И что выиграет от этого Маришка? Пару секунд?

В комнате раздался звук тяжелых шагов и хруст стекла. Кай боковым зрением увидел, как Обидо вошел в комнату. Кай еще никогда в жизни не чувствовал себя настолько беспомощным. Настолько немощным. Он не мог ни двигаться, ни говорить. Его веки парализовало, Кай даже не мог моргнуть, лишь смотреть в потолок, пока генерал оценивал ситуацию. Обидо указал на забаррикадированную ванную комнату.

— Моя… дочь… там?

— Неизвестно, генерал, — отчеканил андроид.

— Открой, — приказал Обидо.

Робот откинул комод и сорвал дверь с петель.

На пороге сразу появилась Маришка.

— Отец! Слава Великому, ты пришел за мной. Этот андроид вырубил пилота и угнал шаттл.

Даже не бросив взгляд на Кая, она перешагнула через его тело.

Кая накрыло волной сомнений. Маришка притворилась, что оказалась в заложниках, чтобы спастись? Или она на самом деле ему врала?

— Я контролирую свой сектор. Никто не имеет права нарушать мои приказы, а тем более красть то, что принадлежит мне, — заявил Обидо.

Маришка расправила плечи.

— Я готова отправиться в Катнию.

«Маришка, нет!»

Кай же показал ей, что из себя представляют Ка-Тье. Что они могли сотворить с ней.

«Вставай! Сделай хоть что-нибудь!» — приказал своему телу Кай, но его ноги не двигались, он не мог контролировать ни одну мышцу.

Всю расу Ламис-Одж ждала мучительная расплата. Маришка так и не узнала, что является терранцем. А может, она намеренно согласилась на смерть, так как в ней жило какое-то извращенное чувство долга? Кай предполагал, что они оставили все эти предрассудки в прошлом, но что, если девушка соглашалась с его точкой мнения лишь для выживания? Кай не мог настолько сильно ошибаться, не так ли?

«Терпи! Борись!»

Кай желал, чтобы Маришка умела читать мысли, но она даже не посмотрела в его сторону, проявила интерес не больше, чем к обычному телу робота.

«Это все, что я значу для нее?»

— Мы уже направили двух женщин к Ка-Тье, чтобы они выполнили твои обязательства, — произнес Обидо. — Возможно, они все же захотят увидеть и тебя, но для начала нам нужно разобраться в произошедшем.

— Конечно, отец. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы прояснить все обстоятельства.

Маришка видела и слышала слишком много. Поэтому могла нанести значительный ущерб, а Дейл со своей мастерской станет первой жертвой. Кай пытался связаться с каким-нибудь киборгом, но все было тщетно, микропроцессор молчал.

— Сопроводи ее обратно на станцию, — приказал Обидо одному из солдат.

Маришка схватила свою сумку.

— Ты позволишь мне забрать с корабля андроида вуаль?

Черт. Она вела их прямо к «Пантере», которая являла собой одно из чудес электроники. Чего не хватало Галактике, так это террористов, владеющих технологией маскировки. «Пантера» приведет их прямо к Дейлу на Десептио.

Обидо внутренне поморщился.

— Ладно.

Маришка направилась к открытой веранде, но споткнулась о ногу андроида и с глухим стуком упала на пол. Обидо заворчал от отвращения и не приложил ни единого усилия, чтобы помочь девушке подняться. Маришка встала на ноги. Она оцарапала ладони осколками стекла, из-за чего они покрылись кровью.

Несмотря на ранее возникшие сомнения, Кая пронзило беспокойство.

Маришка вытерла руки о юбку и направилась вместе с андроидом к выходу.

Сердце Кая заколотилось быстрее. Он не знал, хорошо это или плохо, но выстрел поразил только его мышцы и электронику, а не внутренние органы. Возможно, смерть была бы желанней, нежели парализованное тело.

По крайней мере, ему не пришлось беспокоиться о том, чтобы притворяться мертвым. Его тело лежало неподвижно с немигающими глазами. Боковым зрением Кай наблюдал за Обидо. Отвратительный ублюдок. Если бы у Кая работала хоть одна рука, то он бы… ничего не сделал. Так как все равно не мог двигаться, а также понятия не имел, куда упал бластер. Впрочем, какая теперь разница, ведь у него бы не получилось сжать ладонь вокруг рукоятки. Кай даже не мог пошевелить мизинцем.

Обидо склонился над ним. Уродство генерала с близкого расстояния стало только заметнее. Обидо обхватил подбородок Кая пальцами и повернул его голову сначала направо, затем налево.

— Ты не тот андроид, которого я заказывал. Техники разберут тебя по частям. И тогда я выясню, кто замаскировал тебя под робота Ламис-Одж.

Обидо выпрямился и обратился к солдатам.

— Я возвращаюсь в свой персональный шаттл. Соберите тела. Некоторые детали могут нам пригодиться. Не забудьте об этом.

* * *

Маришка шла по сырой земле безлюдного пустынного сада. Деревья валялись на траве, выкорчеванные с корнями, некоторые скамейки и беседки были перевернуты, а другие просто уничтожены. Больше нигде не было видно сексуальных оргий. Все, кто смог сбежать, скрылись. Мертвые тела валялись в лужах, разглядывая незрячими глазами небо.

Мертвыми глазами. Как и у Кая. Маришка даже не посмотрела на него, опасаясь, что на ее лице может отразиться отчаяние. Даже сейчас она была вынуждена сохранять спокойствие. Если Маришка вдруг заплачет, то об этом сразу же доложат отцу.

«Я могу отправиться к Ка-Тье. Зачем жить, если Кай мертв?»

Правосудие. Оцепенение Маришки начало проходить благодаря вспыхнувшей жажде мести. Ее самые худшие опасения оправдались, когда она вышла из ванной и увидела Кая. В тот момент ее охватили настолько сильные гнев и скорбь, что Маришка была готова убить отца собственными руками.

Она отомстит за смерть Кая. Вся ее жизнь была наполнена притворством, Маришка скрывала свою злость и негодование, поэтому ее величайшим оружием являлось иллюзорное невежество. Никто не будет ожидать, что она что-то предпримет. Тем более, теперь у нее появился пистолет — бластер Кая. Маришка сжала влажной рукой рукоятку оружия, спрятанного в складках юбки. Девушка специально упала в комнате, чтобы заполучить бластер. Когда наступит нужный момент, то она пустит в ход оружие. А до этого времени Маришка сыграет добродетельную глупую ничего не подозревающую дочь.

Она оглянулась на дроида. Охранник? Надзиратель. Его решимость не пошатнут ни мольбы, ни обещания, ни взятки. Робот будет хранить верность ее отцу, так как его программирование не допускало обратного. Но, с другой стороны, это могло сыграть Маришке на руку. Ведь андроид не будет сообщать о нарушениях, которые не предусматривало его программное обеспечение.

Если отец получит «Пантеру», то это будет плохо. Очень плохо.

— Жди здесь, — приказала она дроиду, когда они дошли до ангара.

— Я должен сопровождать вас на корабль, — ответил он.

— Тебе было поручено сесть на борт шаттла?

— Нет.

— Тогда жди здесь.

Его глаза замерцали — компьютер обрабатывал информацию.

— Это не противоречит моему приказу. Я подожду.

Маришка открыла дверь ангара ровно настолько, чтобы протиснуться самой, а затем устремилась к древнему звездному крейсеру. Казалось, что его корпус пережил метеоритную бурю. Девушка оглянулась. Дроид продолжал за ней наблюдать, его роботизированные глаза записывали каждое ее движение. Что бы он не зафиксировал, ее отец сможет позже просмотреть запись.

Маришка прогулочным шагом дошла до входа в шаттл. Теперь она оказалась вне поля зрения дроида. Для того, чтобы у нее получилось осуществить задуманное, робот не должен был видеть ее действий. Он бы не стал преследовать Маришку, но отец в любую минуту мог отдать другой приказ… ей пришлось поторопиться. Маришка обошла фасад крейсера и нырнула за какой-то шкаф с оборудованием.

Передвигаясь на цыпочках, чтобы приглушить звук, Маришка побежала в дальний конец здания, где стояла «Пантера». С самых первых минут знакомства с Дейлом, она почувствовала интерес мужчины. Но, даже несмотря на то, что это чувство не оказалось взаимным, Маришка все равно была ему благодарна за попытку ее защитить. Еще до того, как она и Кай покинули Дэсептио, Дейл отвел девушку в сторону и рассказал несколько важных вещей о космическом корабле.

«На всякий случай», — пробормотал тогда Дэйл.

«И вот он, этот случай».

Маришка впилась ногтями в бедро, подавляя потребность заплакать. Она помолилась Великому, чтобы вспомнить все наставления Дэйла.

«Если бы он еще научил меня летать».

Кай ударился головой о холодный металл, когда солдат-бот бросил его тело на стол в лаборатории. У него жутко жгло глаза. И хотя моторика до сих пор не пришла в норму, некоторые мышцы уже обрели способность двигаться. Если бы дроид присмотрелся к Каю, то заметил бы, что глаза мужчины начали слезиться от попытки не моргать — ведь это могло обернуться катастрофой. Функционирующие андроиды, не говоря уже о деактивированных, не производили слез.

Дроид повернулся, приложил ладонь к сканеру и вышел из комнаты.

Кай заморгал и пошевелил пальцами на руках и ногах. Значительное улучшение. Но он все равно еще не мог двигаться. Его тело словно пронзало тысячей маленьких иголок, пока наносомы исправляли нанесенный вред. Голова Кая гудела, а во рту стоял привкус жженой резины.

Человек в Кае спас его задницу.

Фотонный поток поджарил андроида. Но лишь временно парализовал нервную систему человека. В его микропроцессоре сработал предохранитель. Теперь же он выполнял диагностику, чтобы затем перезагрузиться. Некоторые наносомы были уничтожены, но многие остались и начали ремонт поврежденных деталей и механизмов.

Киборгов было нелегко убить.

Через некоторое время Кай полностью восстановится и сможет надрать пару задниц! Он начнет с Обидо и истребит весь управляющий состав.

Обжигающее покалывание перешло в предплечье, затем в плечо. Кай вяло сжал руку в кулак. Уже лучше. Кай решил проверить шею и повернул голову.

Повсюду на металлических столах валялись конечности, туловища и головы роботов. Рядом стояла тележка, на которой лежал поднос с глазами, смотрящими в потолок. Вдоль стены, выстроенные в ряд, стояли полуразобранные дроиды. Бедные ублюдки. У всех не хватало каких-либо частей тела. Впрочем, каждый из них мог похвастаться наличием обдибианового нароста.

А ведь Кай содрал с себя этот нарост и выкинул, веря в то, что он ему больше не понадобится. Без маскировки, если… нет, когда он выберется отсюда, то сразу привлечет к себе внимание. Вокруг не было ни одного терранца, а значит, Кай больше не сможет смешаться с толпой.

Кроме одного.

Маришка.

Кай должен был спасти девушку. Сначала ее осуждающие слова потрясли мужчину, но позже Кай более тщательно их проанализировал. Пока он был обездвижен, то только и делал, что думал. Если Обидо поверил в то, что Маришку похитили, то ее шансы на выживание резко возросли. При первом признаке сопротивления или сомнения в ее похищении, девушку сразу же казнят.

Генерал был очень зол. Он рискнул уничтожить целую планету, кишащую людьми, приехавшими в отпуск. Все они были невинны. Маришка привела солдат Обидо прямо к «Пантере», а значит, скоро они обнаружат Дэйла, поставив Дэсептио и всех его работников под угрозу.

Но в этой ситуации не было вины Маришки. Лишь Кая. Только его. Кай каким-то образом привел Обидо на Дариус 4. Как им удалось его найти? Также, как и Картеру? Но Кай ранее избавился от всех устройств слежения, а на «Пантере» таковых точно не было.

«Ну же, ноги, пора бы уже начать двигаться!»

Стопы Кая дернулись, но все остальное осталось неподвижным.

Пинг!

Диагностика завершена, кибер-процессор в его голове перезагрузился. Перед глазами Кая замелькали коды и вспышки света. Он попытался связаться с Картером, Броком или Дейлом, но не смог. Его системы до сих пор не функционировали.

Каю удалось приподнять руки и ноги на полдюжины сантиметров от стола.

Пока он шевелился, пытаясь ускорить свое восстановление, то неотрывно смотрел на сканер. Было ли слишком оптимистичным надеяться на легкий выход с помощью этого сканера? По крайней мере, это привлечет намного меньше внимания, чем выломанная дверь. Но компьютер контролировал вход и выход, позволяя проникать в помещение только тем, кто имел на это разрешение. Сканеры считывали закодированную ДНК у органических существ и серийные номера у роботов.

Перед миссией под кожу Кая поместили маленький чип, способный обмануть компьютер. Кай поднял руку и потер небольшую шишку на груди. Микроэлектронное устройство все еще находилось на месте. Но оставался шанс, что чип поджарился из-за выстрела, или его стерли из базы данных, когда узнали, что Кай убил охранников и угнал шаттл. А может, и нет. Возможно, он все-таки еще работал.

Кай обязательно выяснит это, как только его ноги начнут двигаться. Он потер маленькую шишку. Ее было практически невозможно обнаружить, если не знать, где искать. Кай позволил просканировать себя на Дариусе 4, перед тем как выйти к андроидам…

«Твою. Мать».

Чип.

Уникальный код Кая можно было отследить. Таким образом, Картер и Обидо так быстро его обнаружили. С таким же успехом он мог повесить на спину мишень.

Глава 14

Маришка торопливо завернула за угол и врезалась в Висона.

— Что ты забыла в апартаментах Джанай? — потребовал объяснений первый офицер.

Девушка пробежалась пальцами по вуали, проверяя, на месте ли та, прежде чем ответить:

— С чего ты взял, что я была именно там?

— Это крыло отведено только ей.

Сказать правду или соврать? Сыграет ли ей это на руку или подвергнет еще большей опасности?

— Я действительно хотела проведать Джанай.

— Зачем?

Маришка опустила голову.

— Надеялась, что она покажет мне, как пользоваться… косметикой.

«В любом случае не стоит ждать от этого офицера ничего хорошего».

На лице Висона отразились жалость и презрение.

— Я бы посоветовал тебе просто не снимать вуаль и никогда не заставлять ждать генерала Обидо.

— Ждать?

— Твой отец призвал тебя.

Допрос. К горлу Маришки подкатил тошнотворный ком. Она слышала о солдатах, от которых после встречи с отцом осталась лишь пустая оболочка. Они уже ничем не напоминали тех людей, которыми были раньше. А некоторые и вовсе не смогли пережить это.

— В ближайшее время я приду к нему с отчетом.

— Это необходимо сделать немедленно. Вперед, — Висон развернулся и показал жестом Маришке следовать за ним. Весь их путь прошел в молчании, видимо, первый офицер считал, что она недостойна продолжения беседы. За короткое время ее отсутствия ничего не изменилось, за исключением того, что теперь жалость к Маришке превратилась в настороженность. А ведь раньше ей не доверял только отец. Теперь же, ей не верил никто. Она превратилась в изгоя.

Маришка еще раз проверила вуаль.

«Хватит!»

Сейчас на нервные привычки девушки станут обращать больше внимания, ставя под сомнение ее объяснения. Маришке нужно было оставаться безразличной, бесхитростной и простодушной. Если бы кто-нибудь в данный момент увидел выражение ее лица, то все бы было кончено.

Они вошли в кабинет отца. У Маришки подогнулись колени. Джанай сидела у ног генерала, пока он гладил ее волосы. Женщина подняла голову, в ее взгляде промелькнуло странное испуганное выражение.

«Она боится за меня? Скорее, за себя».

Когда все вокруг жестоко издевались над Маришкой, Джанай ни разу не попыталась вступиться за нее и подружиться. Впрочем, Маришка и не ожидала этого. Как говорил Великий: «Доброта — это слабость, которая только смягчает агрессию».

Маришка встала перед столом на колени.

Отец ласково провел ногтем по покрытой шрамами щеке Джанай и поднялся из-за стола. Раньше Маришка всегда завидовала красоте Джанай, но теперь, когда внимательнее присмотрелась к женщине, то плотный нарост на ее лбу показался ей отвратительным, а не милым. А эти шрамы, считающиеся признаками благосклонности мужа, больше не делали ее прекрасной, а лишь сильнее унижали.

Генерал наклонился к Маришке.

— Тебе понадобилось слишком много времени, чтобы добраться сюда. Встань.

Маришка поднялась на ноги и прижала дрожащие руки к бокам.

«Только не трогай вуаль. Только не вуаль».

Под накидкой ее лицо имело серьезное и холодное выражение.

Отец наклонился еще ближе, овевая дыханием накидку.

— Больше никогда не заставляй меня ждать, — предупредил он.

— Никогда, отец. Приношу свои извинения, — Маришка смотрела прямо перед собой, сосредоточившись на стене над головой Джанай.

Обидо неспеша обошел вокруг Маришки. От него исходили волны опасности, из-за которых на ее затылке зашевелились волосы. Генерал вновь встал перед ней, и Маришка облегченно вздохнула.

Неожиданно генерал ударил ее кулаком. Лицо Маришки пронзило болью, и девушка упала, ударившись головой об пол. Горячие слезы обожгли ее глаза, на какое-то мгновение она даже потеряла способность двигаться. Как только девушка пришла в себя, то пробежалась рукой по вуали. На месте. Слава Великому.

Перед ее лицом появилась пара сапог, отполированных до блеска.

— Встань, — приказал отец.

Она, запинаясь, поднялась на ноги, опасаясь, что генерал вновь ее ударит. Маришка засунула руку в складки юбки и обернула пальцы вокруг маленького предмета. Дэйл дал слово, но…

— Расскажи мне про андроида, — невозмутимо приказал отец.

Маришка подвигала челюстью, а затем спросила:

— Что именно?

Следующий удар отправил Маришку в полет к столу генерала. Боль пронзила ее бедро. Маришка вцепилась в край стола.

Неужели в глазах Джанай промелькнуло сочувствие? Нет. Женщина просто опустила голову, рассматривая свои ногти.

«Не теряйся. Сейчас самое время».

Маришка засунула руку в карман и оглянулась на отца.

В этот момент он стоял к ней спиной. А Висон не спускал глаз с генерала. Маришка прикрепила устройство к внутренней стороне стола.

Обидо повернулся.

— Расскажи про андроида, — повторил он. Под спокойным тоном генерала чувствовались ярость и ненависть. Маришка приготовилась к еще одному удару. Он хочет забить ее до смерти? Конечно, хочет. Даже, несмотря на то, что Кай был мертв и не мог пострадать, Маришка все равно намеревалась держать в секрете его происхождение. Она не могла предать Кая, Дэйла и работников Дэсептио. Отец не вытащит из нее ни слова.

Обидо являлся чудовищем. Ивани.

— О-он… связал меня и запер в каюте, — солгала она. — Как только я поднялась на борт шаттла, то сразу направилась в свою комнату. Я узнала, что R981 вывел из строя Q257 только после запуска.

— Очень странно, что из всех мест Галактики он отвез тебя именно на курорт удовольствия. Почему?

Никаких случайных вопросов. Каждая фраза загоняла Маришку в угол, приближая мгновение встречи с его кулаками. Невиновный человек не пытался бы оправдаться, но на карту было поставлено больше, чем просто убедить Обидо в том, что она ни к чему не причастна. Маришка должна была приложить усилия, чтобы скрыть правду.

— На Дариус 4 много андроидов. Мне показалось, что он служил там, поэтому просто вернулся на базу.

— Каким образом он попал сюда?

— Не знаю.

— Где ты еще была?

— Нигде.

Висон, который стоял рядом, дернулся, его тело напряглось, а глаза округлились.

— В чем дело? — спросил отец.

— Генерал, поступило сообщение, что на Дариусе 4 произошел неприятный инцидент. В ангаре с шаттлами прогремел взрыв.

Все прошло по плану. Если Маришке все же удастся пережить допрос…

— Мой шаттл был там? — спросил Обидо.

— Неизвестно, — ответил Висон.

Обидо перевел холодный взгляд на Маришку.

— Где мой шаттл, который должен был отвезти тебя в Катнию?

На Дэсептио. Неужели солдаты, которые обыскивали ангар с шаттлами, все же сумели до взрыва заметить отсутствие корабля?

— Ты взорвал его.

От следующего удара Маришка ударилась головой о стену. В ее ушах загудело, а перед глазами замелькали пятна. Колени подогнулись, но девушка изо всех сил пыталась оставаться в сознании.

«Он убьет меня. Мой отец хочет прикончить меня».

— Где. Находится. Мой. Шаттл?

— Не знаю, — голос Маришки звучал странно, а язык будто распух. Она ощутила во рту вкус ржавчины и поняла, что прокусила язык. — Он продал его пирату. А когда вел меня на новый корабль, то завязал глаза.

Боковым зрением Маришка заметила, как Джанай выскользнула через заднюю дверь. Пусть это останется на ее совести.

«Ну и пожалуйста, выметайся».

— Экстраординарное поведение для андроида, — прокомментировал отец.

Маришка не ответила. Роботы могли реагировать на окружающую обстановку, но то, что она описала, указывало на мыслительные процессы — планирование и стратегию. Будто Кай был живым. Внимательным. Органическим.

Обидо повернулся к Висону.

— Где тело андроида?

— Сейчас проверю, генерал, — произнес офицер. На мгновение его лицо стало пустым, а затем он моргнул. — Я нашел его в лаборатории искусственного интеллекта. Анализ андроида запланирован на завтра в тринадцать часов. Перед ним в очереди стояли два робота с пометкой «Срочно», но я перенес их на другое время. Демонтаж андроида начнется в девять утра.

Тело Кая находилось на станции! Его не оставили на Дариусе 4.

«Ох, Кай, мне так жаль».

Он умер, пытаясь защитить Маришку. К ее горлу подступил ком из горя и раскаяния, но сердце озарилось вспышкой мести.

«Я все равно смогу выполнить просьбу Дэйла. Ламис-Одж это точно не понравится!»

Внезапно в ее голове вспыхнуло осознание произошедшего: Висон не вышел из комнаты, не обратился к компьютеру и не активировал портативную связь. Так как же он обнаружил Кая и изменил расписание?

— Выясни, кто послал этого бота, — приказал отец.

— Да, сэр, — ответил Висон. — Я лично прослежу за ходом расследования. Эта информация может быть полезной и поможет нам улучшить андроидов и киборгов.

— А может, даже и тебя? — Обидо посмотрел на Висона.

— Ты — андроид? — Маришка бы никогда не догадалась!

Висон напрягся.

— Я не робот. Я — киборг, служащий Ламис-Одж.

Киборг. Дэйл же объяснял ей…

Когда Обидо вновь перевел взгляд на Маришку, то его лицо стало непроницаемым и жестким.

— До отлета на Катнию ты будешь оставаться в своих покоях.

Ее судьба оказалась намного страшнее казни.

— Отец…

— Ты не моя дочь. Больше не называй меня так.

Он никогда не ценил Маришку. Никогда не уважал. Но отказаться от родства? Генерал только что разорвал последнюю связь с Маришкой. Развеял сомнения. Девушка склонила голову, пытаясь скрыть эмоции, наполняющие ее глаза.

— Ты не являешься плодом от моего семени, — заявил он.

У Маришки закружилась голова.

— И я не твой отец. Да простит меня Великий. В юности я принял неверную, терранку, как пару, не зная, что ее чрево уже было пропитано чужим семенем. Я жаждал уничтожить тебя при рождении. Но Великий каким-то загадочным образом спас тебя, оставив на твоей коже метку.

— Я родом с Террана? — под вуалью Маришка удивленно открыла рот.

Обидо прошагал к своему креслу и сел. Затем обратился к Висону.

— Убери отсюда эту терранку. А до тех пор, пока ты не отправишь ее в Катнию, убедись, что она не выйдет из своей комнаты.

Глава 15

Колени Кая угрожающе подогнулись, но ему все же удалось устоять, а это как раз являлось тем, на что он рассчитывал.

Нет, не так, на самом деле Кай рассчитывал выбраться из лаборатории. Он понимал, что его хотели разобрать на части точно так же, как и остальных ботов. Теория о передовом производстве. А для того, кто в действительности не являлся роботом и хранил в голове секреты, способные привести к падению свободной Галактики, это было не очень хорошо.

Кай, пошатываясь, добрался до двери и приложил ладонь к сканеру.

Ничего не произошло.

Он мог бы воспользоваться своим чипом, но если тот все-таки деактивирован, то сработает сигнал тревоги. Лучше было позаботиться об этом устройстве прежде, чем Кай выйдет за эту дверь.

Кай обыскал лабораторию — открыл все ящики и шкафы в поисках пригодного для использования орудия. В комнате находились большие станки, которые могли скручивать, срезать и паять различные металлические детали, но Каю нужны были именно ручные инструменты.

Он надеялся, что ему все же улыбнется удача. Нашлось много гаджетов, но ни одного лазерного скальпеля. Впрочем, Кай и не ожидал, что обнаружит в лаборатории что-то острое. Он задумался, стоит ли ему попробовать скрутить запчасти с режущего станка, но когда Кай открыл последний ящик, то нашел маленький винтовой резак для удаления болтов с тонкой плоской головкой.

Это могло сработать. Кай захватил еще пару экстракторов[7] и тюбик с клеем. Мужчина пнул ящик, закрывая, и чуть не упал. Его ноги все еще плохо двигались. Не на полную мощь работал и кибер-процессор в голове Кая, который издавал лишь протяжный раздражительный гул. Впрочем, Кай не считал, что микропроцессор утратил какие-либо данные, просто до сих пор не восстановил всю функциональность. Он снова попытался послать сигнал бедствия, но системы связи не работали.

Кай сжал ладонь в кулак, затем разжал и пошевелил пальцами. К счастью, как оказалось, его руки обрели полную подвижность. Ему не хотелось бы по ошибке перерезать себе артерию.

Прислонившись к шкафу для поддержки, Кай разделся догола. Если бы он дождался, когда микропроцессор полностью восстановит свои функции, то смог бы перенаправить наносомы на ослабление боли. Вот только его человеческая интуиция подсказывала, что время, потраченное на ожидание, являлось непозволительной роскошью. С помощью винтового резака Кай надрезал кожу на груди над правой грудной мышцей. Расширив рану экстрактором, из которой хлынула кровь, Кай стиснул зубы. Он зафиксировал раскрытый надрез, затем нашел чип и удалил его. Стянув рану пальцами, Кай нанес клей на рваные края.

— Твою мать!

Эта хрень ужасно жгла. Подождав немного и убедившись, что рана не раскроется, Кай вытер окровавленные руки о тряпку, пропахшую машинным маслом. Он затащил самого крупного андроида на металлический стол. Затем вскрыл ему грудь и затолкал туда маленький чип. Переодев робота в свою одежду, Кай перевернул его лицом вниз.

Уловка не смогла бы никого одурачить, но помогла бы выиграть пару лишних минут, а ведь на данный момент каждая секунда была на вес золота. Кай надел форму деактивированного андроида. Рана начала покалывать, значит, наносомы уже принялись за исцеление травмы.

Ноги окрепли, еще одна хорошая новость. Кай окинул взглядом валяющиеся по комнате части тела. Некоторые из них могли сохранить права доступа, все зависело от того, каким образом их отключили. Схватив несколько рук от роботов, Кай приложил их ладони к сканеру. Ничего. Эта теории была слишком хороша, чтобы быть правдой. Кай бросил конечности туда же, где и нашел ранее — обратно в ящик.

Мужчина прощупал дверь ладонями. Твердый металл, титан, укрепленный композитной подложкой. Его не сломает даже киборг со своей кибер-силой. А вот это уже плохая новость.

Что же в этой ситуации хорошего? К сожалению, микропроцессор не смог обнаружить ничего положительного. Он наконец-то закончил анализ систем. И теперь у Кая появился доступ к связи. Может, ему удастся ускорить процесс восстановления, если он улучшит свое программирование, а возможно… Кай сможет собрать какое-нибудь оружие? Мужчина сжал руки в кулаки. В лаборатории было достаточно электроники, чтобы осуществить задуманное.

Но стоило поторопиться.

Вскоре кто-то обязательно сюда придет. Интуиция подсказывала ему, что это точно будет не андроид. Но Кай был готов. Любой из Ламис-Одж, вошедший в эту дверь, сразу умрет.

* * *

Два вооруженных дроида сопроводили Маришку обратно в ее комнату. Во время допроса из апартаментов вынесли всю мебель, одежду и украшения. Не осталось ничего, что создавало уют и настроение, имело эстетическую ценность.

Маришка устремила взгляд в сторону спальни. Неужели они забрали кровать?

— Вам разрешено находиться только здесь, — произнес один из ботов. — Позже доставят ужин.

По крайней мере, отец не собирался заморить ее голодом.

«Это не мой отец. Я даже не из Ламис-Одж».

Эта новость одновременно с шоком принесла Маришке огромное облегчение.

«Я не порождение ивани».

Но это также означало, что Обидо не проявит к ней ни капли милосердия. Впрочем, разве он вспоминал о нем хоть с кем-то?

«Ох, Кай».

Несмотря на то, что они провели вместе так мало времени, Маришка прониклась к мужчине очень глубокими чувствами, которые не уничтожила даже его смерть. Если бы она только знала, что их роднило нечто большее, нежели обычные обстоятельства. Они принадлежали к одному виду. Разделяли один народ, историю и родину. Ее сердце болело от потери и тоски о том, какое бы будущее ее ожидало.

Дроиды ушли. Маришка ринулась к двери и приложила ладонь к сканеру. Ее подозрения подтвердились, она оказалась заключенной. Девушка прошла в спальню. Кровать оставили на месте, но убрали все постельные принадлежности. Маришка перевернула подушки без наволочки. Главное, чтобы они не обнаружили оружия, которое она захватила с «Пантеры»…

Затолкнув руку в подкладку, Маришка вздохнула с облегчением. Оно все еще находилось там. Если бы тайник нашли, то генерал уже давно казнил бы девушку. Приподняв юбку, Маришка сняла бластер и засунула его в карман, чтобы тот, в случае необходимости, был более доступен. Маришка могла бы пристрелить дроидов и убежать, но спешка привела бы лишь к потере конечной цели.

«Для того, чтобы напасть, нужно дождаться подходящего момента…» — предупреждали ее Кай и Дэйл.

Ее нервы были на пределе. Маришка должна была выполнить просьбу Дэйла и уничтожить тело Кая, чтобы технологии, находящиеся в его голове, не были использованы против Галактики.

Ей потребовался каждый микрон сдержанности, чтобы не выхватить бластер и не застрелить Обидо в том кабинете. Маришке помешало лишь осознание того, что Висон убил бы ее в то же мгновение. На самом деле, девушка не страшилась смерти, но держала себя в руках, чтобы достичь поставленной цели. В качестве подстраховки, в тот момент, когда на нее перестали обращать внимание, Маришка прикрепила к столу Обидо микровзрывчатку.

Дэйл хорошо ее обучил.

На Дариусе 4 Маришка, вспомнив наставления Дэйла, воспользовалась бортовым компьютером и связалась с Дэсептио. Она старалась не обращать внимания на тот факт, что на улице ее ждал андроид, а время было очень ограниченно.

«Маришка, что случилось?» — спросил Дэйл.

«Мой отец у-у-убил Кая».

«Черт. Тебя ранили? Где ты? Ты в безопасности?»

«Меня не ранили. Мы… Я на Дариусе 4. Отец напал на планету и взорвал купол. Солдаты-андроиды застрелили Кая. А меня везут на космическую станцию».

«Ты точно уверена, что он мертв?»

Глаза Кая были неподвижными и пустыми.

«Да».

«Я понимаю, что это причиняет тебе боль, но все же должен спросить. Что случилось с его телом?»

«Оно все еще в той хижине».

«А вот это уже проблема. Кай не просто терранец. Он — оперативник Кибер-Управления. Кай — киборг. Несмотря на то, что он мертв, его электронные системы не должны попасть в руки противника. Есть ли шанс, что ты сможешь уничтожить тело?»

«Нет. Я не могу вернуться в хижину».

Дэйл вздохнул.

«Ладно. Помнишь скрытую панель, которую я тебе показал? Возьми столько оружия, сколько сможешь унести, и защищайся, пока я не найду способ вытащить тебя оттуда. Как думаешь, ты смогла бы создать диверсию, чтобы отвлечь охрану Обидо?»

«Не знаю. Но могу попробовать».

Маришка не имела понятия, каким образом, но была полна решимости сделать все возможное, чтобы помочь.

Спокойный низкий голос Дэйла создавал иллюзию безопасности, но с каждой секундой реальная опасность приближалась. Солдат-андроид не будет ждать ее вечно. В какой-то момент долгое отсутствие Маришки спровоцирует его программирование, и бот отправится на поиск девушки.

«Мне пора идти».

«И еще одна просьба. Взорви „Пантеру“», — попросил Дэйл и рассказал Маришке, как установить программу самоуничтожения.

Схватив пару микровзрывчаток, все маленькие бластеры и тазеры, Маришка завернула их в гобелен с изображением дюн, который когда-то был ей так дорог.

Накинув вуаль, Маришка покинула «Пантеру» и направилась к солдату.

Как только ее доставили на космическую станцию, Маришка вспорола матрас и спрятала оружие, а бластер Кая привязала к бедру под юбкой. Затем она пробралась в апартаменты Джанай. К счастью, женщины не оказалось в комнате. Воспользовавшись ее косметикой, Маришка прикрепила ко лбу поддельный нарост, таким образом, став похожей на одного из Ламис-Одж. Вновь прикрыв лицо вуалью, она вышла из комнаты и наткнулась на Висона, который сопроводил ее к генералу. Если бы с нее в тот момент сорвали вуаль…

Маришка отошла от кровати и направилась в ванную. Приготовившись к тому, что должно было отразиться в зеркале, Маришка отстегнула вуаль. Обе ее щеки были красными и опухшими из-за побоев, но, к счастью, нарост оказался невредим. Из-за выпуклого лба ее глаза стали казаться маленькими и какими-то подлыми, нос потерял былую привлекательность, а губы превратились в тонкую линию.

«Кай бы не узнал меня».

Да она сама себя не узнавала.

«Уродство. И почему я раньше считала нарост красивым?»

Ушибы и отеки от побоев сильно изменили внешний облик Маришки, тем не менее, они бы не привлекли внимания. Ведь здесь привыкли к виду избитых женщин. Пары очень часто страдали от мужского разочарования. Обидо — Маришка не могла называть его отцом, да и не хотела — был злым и жестоким человеком. Ивани. То, что Маришка не являлась плодом его семени, принесло ей только облегчение.

«Я не безобразна».

— Я — терранка, — с благоговением прошептала она. Возможно, негодование изгнанием являлось следствием родства с этой расой и было заложено в ее ДНК.

Какой ужас пережила ее бедная мать. Ни один человек не счел нужным сообщить Маришке, что ее мать не принадлежала к Ламис-Одж. Пара? Заложник. Ее мать, гражданку Террана, похитили. Маришка была уверена в этом, так как хорошо знала Обидо и помнила рассказы Кая о Терране. Даже, если генерал не похищал ее лично, то, значит, воспользовался услугами наемников.

«Я отомщу и за тебя, мама».

Когда Обидо ударил ее, то Маришка упала на его стол, что подарило ей прекрасную возможность прикрепить микроустройство с взрывчаткой. Это давало девушке шанс скрыться, если у Дэйла все же получится ее спасти. Вот только этот шанс варьировал между «маловероятным» и «невозможным». Но если все же случится чудо, то взрывчатка будет как никогда кстати.

Детонатор лежал у нее в кармане. Одно нажатие, и бомба взорвется.

«Пожалуйста, Джанай, не входи больше в его кабинет».

Маришка не желала убивать невинную женщину.

Прозвучал сигнал, означающий, что кто-то вошел в комнату. Маришка надела вуаль и поспешила выйти из ванной. Бот принес ей тарелку с застывшей кашей. Ужин заключенного.

— Положи его на пол, — приказала девушка.

Робот наклонился, чтобы опустить поднос. Маришка выхватила бластер и открыла огонь. Его тело дернулось. Поднос выпал из рук, а часть каши оказалась на стене. Запах горящей проводки наполнил воздух. Шагнув вперед, дроид рухнул лицом в остатки каши.

Побежав в спальню, Маришка перевернула кровать и достала остальное оружие, распихав его по карманам. Слава Великому, который заложил ей в привычку носить платья с объемными юбками и глубокими карманами. Вернувшись в гостиную, она перетащила дроида к двери.

Его тело оказалось очень тяжелым, но Маришка изо всех сил старалась, поднимая робота, чтобы затем приложить его ладонь к сканеру. Прижав дроида бедром, она схватила его за запястье.

Момент истины. Ее сердце ускорило ритм. Смогла ли деактивация робота каким-то образом повлиять на компьютер и заблокировать права доступа?

Маришка положила его ладонь на экран. Дверь открылась, и Маришка вместе с дроидом рухнули в коридор, девушка оказалась лежащей сверху на его теле. Поставив ногу на порог, чтобы дверь не закрывалась, Маришка встала и оттащила бота обратно в каюту. Как только ей опять принесут еду или решат просто проверить, то сразу обнаружат отсутствие и объявят на нее охоту. Сколько у Маришки было времени? Час? Два?

Она зашла уже слишком далеко и не могла отступить. Сорвав вуаль, девушка засунула ее в карман и вышла в коридор. Дверь захлопнулась.

Теперь ей нужно было найти лабораторию искусственного интеллекта.

В главной женской обители находилось несколько женщин, которые тихо о чем-то беседовали и отдыхали. Маришка узнала нескольких из них и в страхе напряглась. Но затем восстановила самообладание и стала идти прогулочным шагом, будто шла по каким-то делам, но не особо спешила. Никто не обратил на нее внимания, лишь скользнули мимолетным взглядом.

«Меня не узнали!»

Конечно же, она на это и рассчитывала, но, тем не менее, вместе с облегчением в девушке вспыхнуло чувство обиды. Маришка прожила здесь практически всю жизнь, и впервые на нее не обратили внимание.

Если бы женщины узнали ее, то это бы обернулось катастрофой. Если Маришку поймают, то уже не предоставят второго шанса сбежать. Она не знала, сколько еще ее исчезновение будет оставаться незамеченным.

Дэйл обещал спасти ее, но до Кая еще никому не удавалось проникнуть сюда. А если поднимется тревога, то обороноспособность станции только возрастет. Если Дэйл все же не найдет способ вытащить Маришку, то вскоре она окажется на пути в Катнию.

«Никогда!»

Маришка отказывалась мириться с этой ужасной участью. И поэтому собиралась взять все в свои руки. Она установит на себе микровзрывчатку. И если девушку поймают, то она взорвет все в округе.

Глава 16

Кай направил самодельный бластер на одного из деактивированных андроидов и нажал на курок. Из груди бота вырвался сноп искр. Смерть? Или просто неприятный электрический ожог? Кай не мог быть в этом уверен, так как дроид уже не работал. Впрочем, яркие искры выглядели очень оптимистично. В любом случае, этот выстрел отвлечет оппонента на достаточное количество времени, чтобы Кай смог предпринять какие-нибудь другие меры.

Он мог бы просто взорвать сканер, но существовала возможность, что непробиваемая дверь не откроется, и в итоге Кай рисковал остаться запертым в комнате. Лучше уж было подождать, пока кто-нибудь войдет. В любом случае, это скоро произойдет.

Закончив тестирование, Кай начал собирать еще один пистолет на случай, если с первым что-то случится. К этому моменту мужчина уже полностью восстановил моторику рук, ног и набрался сил.

Коммуникационные системы тоже вернулись в оперативный режим, но сигнал до сих пор барахлил. Как только Кай активировал связь, то она сразу отключалась, и ему вновь приходилось начинать все сначала. После нескольких неудачных попыток Кай установил автоматический таймер для отправки каждые шестьдесят секунд сигнала SOS Картеру.

Кай не мог вспомнить ни одной миссии, которая шла бы настолько плохо.

«Угадай, что происходит, когда ты нагло игнорируешь приказы».

Но зная себя, Кай понимал, что будет поступать так снова и снова, но уже не настолько, черт побери, глупо. Он надолго запомнит чип андроида и в следующий раз сразу удалит его, чтобы предотвратить преследование. Кай окинул взглядом рану на груди. Кровавое пятно расплылось на его торсе, словно красновато-бурая мишень. К счастью, клей и наносомы уже запечатали рану, остановив кровотечение. Кай так и не смог найти замену униформе. Не оказалось ни одной его размера. Впрочем, это было не важно. Все равно то, что он терранец привлечет всеобщее внимание, и никто уже не посмотрит, в каком плачевном состоянии его рубашка.

Выбраться из лаборатории являлось только первой целью из длинного списка невозможных задач:

Найти Маришку.

Украсть шаттл.

Взломать корабельный компьютер и заполучить разрешение на старт.

Не погибнуть.

Кай встряхнул головой, когда с помощью кибер-слуха уловил шаги. Кто-то приближался. Он нырнул в укрытие.

«Никаких пленных. Сначала выстрелить, а затем задать интересующие вопросы».

* * *

Маришка немного заплутала, несколько раз свернув не туда, но все же добралась до отдела искусственного интеллекта, в котором находилось около десятка рабочих — мужчины и андроиды. И если роботы, как оказалось, не обратили на нее никакого внимания, то остальные окинули ее вопросительными взглядами. Маришка нахмурилась и увеличила скорость, целенаправленно проходя мимо. Мужчины не остановили ее, позволив пройти.

Поиски привели ее в хорошо освещенный коридор, в котором находилось около дюжины запечатанных дверей. Сердце Маришки сжалось. Кай может быть в любой из этих комнат. Поэтому ей придется как-то пробраться в каждую и обыскать. Посмотрев по сторонам, Маришка убедилась, что она осталась незамеченной, и приложила ладонь к сканеру первой комнаты. Экран остался темным, а дверь плотно запечатанной.

Туда невозможно попасть. Может, ей просто стоило найти тихий уголок на корабле и взорвать…

«Нет! До тех пор, пока я не найду Кая».

На каждой комнате висела табличка с надписью, но Маришка не могла их прочитать.

«Безвыходное положение».

Пройдя вдоль коридора, она прикоснулась еще к пяти сканерам. Экраны остались темными. Маришка сжала руку в кулак. Ей удалось зайти так далеко…

— Что ты здесь делаешь? — потребовал ответа мужчина Ламис-Одж, на его униформе были прикреплены знаки отличия, говорившие о статусе офицера на один ранг ниже Висона. Кровь отхлынула от ее лица.

Маришка скользнула рукой в карман и сжала бластер.

«Сделай вид, что у тебя есть веская причина находиться здесь».

Вот только ни одна женщина не входила в состав отдела искусственного интеллекта. Если бы здесь работало больше людей и меньше андроидов, то Маришке бы не удалось пробраться сюда.

Офицер окинул ее серьезным подозрительным взглядом.

— Представься.

Казалось, что язык Маришки присох к небу.

— Я… я… Иония.

Она озвучила самое распространенное женское имя.

— Тебе нельзя здесь находиться. Вернись в женскую обитель.

— М-мне было приказано явиться.

— Кем?

— Висоном.

— Зачем?

— Не знаю. Но мне было поручено прийти в лабораторию, в которой находится андроид с Дариус 4.

Офицер стрельнул взглядом на дверь справа.

«Там! Кай там!»

В Маришке вновь вспыхнула надежда.

«Я могу это сделать».

Она крепче обхватила оружие.

Офицер сощурил глаза и потянулся к коммуникатору.

— Я должен проверить…

— Я могу предоставить документы.

— И что же это за документы?

— Вот они, — Маришка достала бластер и направила его в грудь офицера, затем кивнула на дверь. — Открывай или я убью тебя.

— Глупая женщина. Думаешь, сможешь в одиночку одолеть войско генерала Обидо?

— Нет. Но я могу расправиться с тобой. И ты умрешь. А теперь открой дверь. Нам больше нечего обсуждать, — ее голос звучал жестко, но на самом деле под юбками дрожали колени.

* * *

Спрятавшись за столом, загроможденным частями тел роботов, Кай сосредоточился на двери и прицелился туда, где примерно должен был оказаться торс андроида.

Дверь открылась.

Вошел офицер.

Кай выстрелил.

Мужчина рухнул на пол. Но за ним оказалась женщина Ламис-Одж, которая держала в руках бластер.

Вооружена. Опасна. Но все же это была женщина. Кай никогда не стрелял в женщин. Его палец замер на спусковом курке.

— Кай! — ахнула она до боли знакомым голосом.

Его человеческий слух и восстановившиеся кибер-чувства распознали Маришку, но глаза отказывались признавать правду.

— Маришка?

Что, черт возьми, произошло с ее лицом?

— Кай! — Маришка опустила оружие и шагнула вперед. Кай встал. — Ты жив! — она бросилась через комнату к нему навстречу, но Кай встретил ее на полпути, притянув в крепкие объятия. Дверь лаборатории закрылась. — Я думала, что ты умер, — воскликнула она.

Кай еще сильнее обнял девушку. В нем вспыхнуло осознание того факта, что он чуть не выстрелил и едва не убил Маришку. В голове Кая роилось множество вопросов, но они могли подождать еще несколько секунд.

— Слава богу, ты в порядке.

Кай покачивал Маришку в своих объятиях, запутавшись пальцами в ее волосах. Его тело мгновенно отреагировало на близость девушки. Желание отпраздновать то, что они оба выжили, пронзило его настолько сильно, что этому было невозможно сопротивляться. Но они все еще находились в опасности. Им следовало думать о том, как выбраться с этого корабля и со станции.

«Пункт „Найти Маришку“. Выполнен».

Хотя, технически, это она нашла его, тем не менее, Кай вычеркнул задачу из огромного списка дел.

Ее левая ладонь скользнула по его груди. Резко отступив, Маришка метнула взгляд на рубашку Кая, затем на свою окровавленную руку и посмотрела в его глаза.

— Ты истекаешь кровью!

— Все хорошо. Я в порядке, — заверил Кай. — Уже все зажило, — он пробежался ладонью по своим волосам. — Мне пришлось самостоятельно удалить компьютерный чип, — мужчина замялся. — Обидо следил за мной. Для того, чтобы сканеры здесь воспринимали меня как андроида, мне вживили в грудь микрочип.

— Они до сих пор считают тебя андроидом, — заявила Маришка. — И вскоре явятся сюда, чтобы разобрать твое тело и выяснить, кто тебя послал.

— Это все лишь моя вина. Они выследили нас на Дариусе 4 из-за этого чипа. Это я привел твоего отца к нам.

Маришка решила рассказать ему о своем происхождении, так как больше не желала ждать.

— Ты ни в чем не виноват, — произнесла она. — Обидо не мой отец, — Маришка пробежалась пальцами по искусственному наросту на своем лбу. — Я — терранка.

— Ты знаешь? — у Кая от удивления открылся рот.

— Обидо все мне рассказал, — со всей серьезностью произнесла Маришка. — И если честно, я очень обрадовалась, что не принадлежу к Ламис-Одж.

Кай пристально рассматривал нарост, а затем заметил, что на ее лице были следы от побоев. Эти гематомы не являлись обычной маскировкой. В его груди вспыхнул гнев.

— Кто посмел тебя ударить?

— Обидо. Его не устроили мои объяснения.

У Кая появился еще один пункт в списке задач: «Собственноручно убить Обидо».

— Что ты ему рассказала?

— Ничего. Я прикинулась дурой, но он не поверил. Генерал отправил меня в каюту, лишив права выходить, но я сбежала.

Кай погладил костяшками пальцев ее скулу, на которой проступал большой синяк, а затем пробежался по наросту. Резиновый.

Маришка поджала губы.

— Я всегда мечтала, что однажды проснусь утром, и мое лицо каким-то волшебным образом преобразится. Я никогда не помышляла о косметике, ведь никто не рассказывал мне, как ей пользоваться. Вот только теперь, когда я наконец-то стала выглядеть как Ламис-Одж, то возненавидела это. В данный момент я желаю быть той, кем являюсь — терранкой. Но эта маскировка позволяет мне беспрепятственно передвигаться по станции. Нам не стоит задерживаться в лаборатории. Висон собрался лично присутствовать при разборе твоего тела.

— Ты права. Пора выбираться отсюда.

«Встр… 10… док… шат… Принято?»

Зашифрованное искаженное сообщение от Картера всплыло в сознании Кая.

Мужчина дернулся.

— Что случилось? — Маришка впилась взглядом в его лицо.

— Получил сообщение, — не задумываясь, ответил Кай. Его кибернетика так и не восстановилась. Поэтому он не смог понять сообщения.

«Повтори», — ответил Кай.

— Оно возникло в твоей голове? Это потому, что ты киборг?

— Ты и об этом знаешь?

— Дэйл рассказал мне.

— Когда? — Кай нахмурился. Пока он был в отключке, произошло слишком многое.

— Как только я вернулась на «Пантеру», то связалась с ним, чтобы сообщить о твоей смерти. Дэйл попросил меня уничтожить корабль.

Маришка оказалась проницательна и умело выстроила стратегию. Кай вынужден был отдать ей должное. Он вспомнил ужас, который объял его парализованное тело при мысли, что девушка приведет врагов в Дэсептио. Может, Дэйл уже и не работал на Кибер-Управление, но кибер-оперативник навсегда останется таковым. Их связь можно было сравнить с нерушимой братской любовью. Если бы на кон была поставлена жизнь киборга, то Кай бы выбрал смерть. Впрочем, если бы дело касалось Маришки, то он выбрал бы то же самое.

Кай впился в ее губы жестким поцелуем. Девушка крепко обняла его в ответ, и ему пришлось бороться, чтобы не дать волю своим чувствам и желанию. Им все еще угрожала опасность.

— Умная девочка, — похвалил ее Кай.

Маришка покраснела.

— Дэйл рассказал, как мне действовать в сложившейся ситуации… и пообещал вытащить отсюда.

— Каким образом?

— Он не уточнял, но заявил, что что-нибудь придумает.

Его друг точно что-то да выкинет.

— Мы не можем так долго ждать.

Они не могли полагаться только на волю судьбы.

— Поэтому я захватила с собой оружие, — Маришка подняла руку и продемонстрировала Каю бластер, который он выронил на Дариус 4.

Кай забрал пистолет. Это оружие в любом случае было намного надежнее, нежели самодельный бластер, собранный из частей тела андроидов.

— Могу я помечтать и предположить, что у тебя есть еще?

Маришка усмехнулась, затем извлекла из карманов два маленьких бластера, один тазер и три микровзрывчатки. Это, конечно, не великий запас, но все же, черт возьми, лучше, чем ничего.

«Отпр… кор… вытащ… от…»

Проклятие. Кай наконец-то догадался.

«Ты собираешь вытащить нас отсюда?»

«Точ…»

Точно. Кай расшифровал и это. Картер попытается их вытащить. Но откуда? На станции находилось 12 доков для запуска космических шаттлов.

«Повтори, откуда ты заберешь нас».

«Буд… не см… од…»

Черт бы побрал его кибернетику. Черт бы побрал солдата андроида, который стрелял в него. Черт бы побрал их всех. А может, Кай испортил коммуникацию в тот момент, когда решил улучшить свое программирование?

— Нам пора, — Маришка перевела взгляд на дверь. — Скоро сюда явится Висон.

Сидеть в лаборатории искусственного интеллекта не предвещало ничего хорошего, но вне этих стен Кай сразу привлечет к себе внимание из-за строения лица терранца.

— Нам придется бежать, — пробормотал он.

Если им удастся достаточно долго скрываться, то его микропроцессор полностью восстановится, и, возможно, у Кая все же получится расшифровать сообщение Картера. Может, просто в этой комнате были установлены устройства, блокирующие передачу данных? Кай перевел взгляд на мертвого офицера. Может, стоило быть умнее и взять этого мужчину в плен, чтобы получить доступ к засекреченным помещениям? Впрочем, заложник тоже привлек бы внимание.

Слишком много «может», слишком мало уверенности в собственных действиях.

— В центре по утилизации отходов есть пустующее хранилище. Там воняет, словно в аду. Но из-за этого все люди обходят это место стороной, — если меня убьют… — Если меня… убьют, спрячься там.

Кай отправил Картеру сообщение:

«Если со мной что-нибудь случится, то забери Маришку со станции. Мне все равно, на что ты пойдешь, чтобы это сделать».

«Сдел… что? Не понял. Повтори».

Твою мать!

«Забери Маришку со станции».

— А позже ты придешь за мной? — спросила она.

— Да. — Либо Кай явится за ней сам, либо его смерть поможет выиграть время, необходимое Картеру и Дэйлу, чтобы вытащить Маришку. — Я открою дверь выстрелом из бластера.

Как только Кай разнесет сканер, то прозвучит сигнал тревоги. Главное, чтобы дверь в этот момент открылась, а не заблокировалась.

— Почему бы не использовать офицера? — Маришка указала на труп. — Вернее, его руку.

— Он же мертв, — Кай покачал головой. — Ранее я уже пытался использовать деактивированного андроида, но ничего не вышло.

— Но никто же не знает, что он мертв, а значит, в системе его ДНК еще не лишили прав доступа.

«Дааа уж», — усмехнулся Кай.

— Хорошо, что ты рядом. — Он перетащил тело офицера к сканеру. — А теперь перейдем к плану. Тебе необходимо быстро и безостановочно идти к цели. Не смотри по сторонам, чтобы никто не подумал, что ты от кого-то скрываешься. Но если кто-нибудь все же попытается тебя остановить, тогда беги. Как только ты побежишь, то я привлеку все внимание к себе. Они предпочтут преследовать терранского мужчину, нежели женщину Ламис-Одж.

Маришка покачала головой.

— Я тебя не оставлю.

— Придется. Я смогу убежать от них.

— Потому, что ты — киборг.

— Да.

— Даже не знаю…

— Пожалуйста. Я не сумею сосредоточиться на цели, пока ты не окажешься в безопасности.

— Но я буду переживать за тебя.

— Я смогу о себе позаботиться.

Маришка уперла руки в свои бедра и приподняла подбородок.

— Утилизация отходов?

— Да.

— Ладно. И все же я считаю, что нас никто не остановит.

Эта вероятность была из раздела фантастики, но Кай не стал говорить об этом девушке.

— Готова бежать?

— Готова!

Кай прижал руку мертвого офицера к сканеру.

Глава 17

Маришка с облегчением выдохнула, когда дверь открылась, и коридор оказался пустым. Они очень долго пробыли в лаборатории, поэтому она ожидала увидеть там стоящего Висона. Кай схватил и сжал ее руку, ободряюще улыбнувшись. Маришка оценила эту попытку, даже несмотря на то, что это ее не успокоило. Если Кая поймают и убьют, то через некоторое время ее постигнет та же участь. Им не удастся вечно скрываться от Обидо. За исключением, если…

— Я забыла кое-что тебе рассказать, — пробормотала Маришка.

— Что?

— Я установила микровзрывчатку в офисе Обидо.

— Через сколько она детонирует?

— После того, как я нажму кнопку. — Маришка вытащила из кармана пульт.

— Отлично сработано. Если нам понадобится выиграть время, то мы воспользуемся ей.

Если что-нибудь случится с Каем, то она сразу же взорвет этот кабинет.

Кай окинул ее взглядом.

— Что еще ты умудрилась спрятать в юбке?

— Больше ничего. Только один пистолет и микровзрывчатку.

Они разделили между собой оружие, но не поровну. У нее остались микровзрывчатка и тазер, а у Кая под рубашкой образовался небольшой арсенал: две микровзрывчатки, два бластера и одно самодельное оружие, которое он соорудил ранее.

Кай схватил ее за локоть и повел к выходу. На первой развилке они свернули влево. Пара андроидов брели вдоль коридора, толкая тележки, нагруженные техникой. Маришка резко вдохнула.

— Продолжай идти, — пробормотал он.

От нависшей угрозы между лопаток Маришки стало покалывать, но она изо всех сил сдерживала эмоции, стараясь не перейти на бег.

Кай и Маришка прошли мимо рабочих, но ни один из дроидов не попытался их остановить.

Удача покинула их уже на следующем повороте. С дальнего конца коридора им на встречу шел высокий мужчина в офицерской форме. Висон!

Кай напрягся. Маришка засунула руку в карман и нащупала тазер.

— Что теперь?

— Я побегу, — пробормотал он.

Висон резко остановился. Его глаза расширились от узнавания.

Можно ли было молиться Великому, чтобы тот поразил врага?

«О Великий. Помоги нам выжить».

Кай потянулся правой рукой за оружием, заткнутым за пояс, но Висон оказался быстрее.

— Вы арестованы, — закричал он.

Кай толкнул Маришку в сторону, и она ударилась о стену.

Висон открыл огонь.

Выстрел поразил Кая и сбил с ног.

— Нет! — закричала Маришка и попыталась вытащить тазер, но он зацепился за карман. Кай лежал неподвижно.

«Только не умирай. Нет. Только не это».

Висон выстрелил и в Маришку.

— Нарушители! Нарушители! Стража! Стража!

Наконец, она достала оружие. Выстрелила. Промахнулась.

Висон в ответ открыл огонь. Стена вспыхнула снопом искр. Маришка хотела прицелиться, но выронила тазер из рук, тот упал на пол и выстрелил. Первый офицер снова прицелился.

«Нет. Нет. О Великий, пожалуйста».

Вот все и закончилось.

Неожиданно грудь Висона взорвалась. Он пролетел по воздуху и врезался прямо в стену. Маришка оглянулась. Кай сидел и сжимал в ладони бластер. Вся его рука была залита кровью.

К ним бежали двое мужчин в форме. Около уха Маришки просвистел поток фотонов.

— Ложись, ложись! — закричал Кай.

Маришка рухнула на пол.

Кай снова выстрелил, и один офицер упал.

Ее тазер валялся всего в нескольких метрах. Маришка на коленях подползла к оружию.

Кай продолжал палить. Второй солдат тоже оказался повержен.

Маришка схватила оружие и побежала к Каю. Он, пошатываясь, встал, прижимая к боку свою левую руку. На его лице отразилась боль.

— Ты в порядке?

Какой же глупый вопрос. Конечно же, Кай был не в порядке. Его ранили из бластера. Маришка вытащила из кармана вуаль и обернула его руку, пытаясь остановить кровотечение.

— Все нормально, — пробормотал Кай. — Давай уберемся отсюда.

Двое мужчин из стражи были мертвы. Висон навзничь лежал на полу, на его груди зияла рана, а изо рта бежала струйка крови. В его остекленевших глазах сияло безумие, а руки схватывала судорога, пока он пытался дотянуться до оружия. Мужчина продолжал бороться несмотря ни на что. Его губы задвигались:

— Честь умереть в служении Великому и Ламани.

Кай направил бластер на его голову и выстрелил.

На стену брызнула мозговая жидкость Висона.

Неожиданно раздался вой сирены.

— Злоумышленники в секторе семь! Начинаю строгую изоляцию, — произнес компьютерный голос. — Злоумышленники в секторе семь! Начинаю строгую изоляцию.

— Беги! — закричал Кай и подтолкнул Маришку.

Теперь они бежали не скрываясь. Дроиды, которые до этого игнорировали их, кружили вокруг и пытались им помешать.

Кай на ходу отстреливался, одного за другим выводя дроидов из строя.

— Какого хрена? Как отключить сигнализацию?

— Висон! — ахнула Маришка. — Он был киборгом. И, должно быть, перед смертью зашел в центральную сеть, запустив тревогу.

— Было бы отлично, если бы ты упомянула об этом раньше. Не останавливайся. Беги! — Кай указал рукой, в которой был пистолет, на массивную дверь, разделявшую блок искусственного интеллекта с остальной станцией. Уже три четверти помещений было запечатано, и двери продолжали запираться.

— Мы не успеем! — всхлипнула Маришка.

— Беги, беги, беги! — Кай толкнул ее, на ходу деактивировав еще несколько дроидов.

Маришка бежала к закрывающейся двери. Юбки путались вокруг ее ног. Сирены громко выли. Кай что-то кричал, но его голос тонул в окружающем хаосе. Охранник встал на пути к выходу. Над головой Маришки просвистел выстрел, и мужчина вылетел в коридор. Кай застрелил его.

Но дверь продолжала закрываться.

«Мы не успеем!»

Сильный толчок отправил Маришку в узкую щель. Она задела металл плечом и приземлилась на мертвого охранника. Дверь закрылась.

— Нет!

Кай оказался в ловушке! Маришка встала на ноги, но споткнулась и опять упала. Ее юбки зажало дверью. Она обернулась и потянула ткань, но та застряла намертво. Маришка затолкала тазер в карман и стала бить обеими руками по металлу.

— Кай! Кай!

Этого не может быть! Ее грудь стиснуло от паники, когда она вновь дернула юбку.

«Нужно снять ее».

«Ага. Никто не обратит внимания на девушку с голым задом».

Это будет крайней мерой.

«Думай, думай. Поспеши».

Скоро на вой сирены прибегут солдаты. Маришка слышала крики за тяжелой дверью.

Отчаяние встало комом в ее горле. Как мог мужчина, пусть и киборг, в одиночку защитить себя от целого подразделения? На станции андроиды в основном работали в обслуживающих сервисах и не являлись солдатами, а значит, не могли сражаться, но все же. Их было слишком много. Роботы, как и солдаты, могли приспосабливаться к окружающей обстановке.

Кай был умным, сильным и быстрым. Но его ранили. Маришка вновь дернула юбку.

«Ну же. Давай».

Если бы у Маришки был нож или что-то острое.

Мертвец лежал на спине, а в его груди зияла дыра, на удивление там практически не было крови. Видимо, выстрел с такого близкого расстояния прижег рану.

Маришка обыскала его карманы. Да! У него был универсальный инструмент. Маришка взяла прибор в руки и попыталась выяснить, как его использовать. Нащупав маленькую кнопку, она нажала на нее, и из корпуса выскочил нож, порезав ее большой палец. На коже Маришки выступила ярко-красная кровь, но девушка не обратила внимания на ранку, сосредоточившись на разрезании материи юбки. Осторожно Маришка спрятала лезвие. А когда засунула прибор в карман, то нащупала микровзрывчатку.

Взрыв откроет дверь. Ну конечно.

Маришка прикрепила устройство в угол, где дверь входила в стену, и установила таймер, а затем побежала по коридору, спрятавшись в нишу.

БУМ.

Давление и звук чуть не разорвали ее барабанные перепонки. Рука мертвого охранника ударилась об стену. А стопа упала к ее ногам. Прозвучала еще одна сирена.

— Предупреждение! Предупреждение! На выходе из секции семь произошел взрыв. Предупреждение!

Маришка осторожно выглянула из-за угла. На стене образовалась вмятина, но дверь осталась на месте. Пол под ее ногами задрожал. Команда из полдюжины вооруженных солдат направлялась в сторону все еще запечатанного сектора искусственного интеллекта.

Ее заметил офицер.

Желудок Маришки сжался от страха.

«Все кончено».

Она не сможет оказать сопротивление. В лучшем случае Маришка сумеет убить одного, может быть, двух, но в итоге ее прикончат.

— Что случилось? — потребовал ответа мужчина. — Что ты видела?

Маришка в шоке уставилась на офицера.

«Он не подозревает меня».

— Ответь мне, женщина. Что ты видела?

Маришка облизала пересохшие губы и указала дрожащим пальцем на труп.

— Это все он. Сделал что-то с дверью, а затем раздался взрыв.

— Кто-нибудь еще был здесь? — прокричал офицер, а затем обратился к одному из своих солдат. — Выключи сирену.

Мужчина побежал к сканеру на стене, приложил к нему ладонь и ввел код.

Наступила тишина.

Офицер снова сосредоточился на Маришке.

— Нет, я больше никого не видела, — пролепетала она.

Он повернулся к солдатам.

— Соберите все части тела для следствия. Узнайте, кто этот мужчина, — он ткнул пальцем в Маришку. — А ты иди в комнату для допроса.

Ее колени задрожали. Теперь на Кая охотились и желали убить люди с обеих сторон двери.

— Чего ты ждешь? — офицер сердито посмотрел на девушку и нетерпеливо махнул рукой в сторону коридора.

Маришку не нужно было просить дважды. Она поспешно побежала от солдат. Но еще до того, как девушка дошла до конца зала, она услышала, как офицер сказал:

— Продолжайте пытаться связаться с Висоном. Обычно он не игнорирует наши запросы.

Коридор справа вел в допросный центр. А слева — в комнату по утилизации отходов. Маришка оглянулась. Все солдаты стояли к ней спиной. Она повернула налево и перешла на быстрый шаг.

«Главное — не привлекать внимания».

Маришка всхлипнула. Она и Кай пытались быть незаметными, но как только они вышли из лаборатории, то сразу же получили обратную реакцию.

«Пожалуйста, выживи. Пожалуйста, выживи».

Кай казался очень изобретательным человеком. Он должен справиться. Должен!

Маришка обещала ему пойти в центр утилизации отходов, если что-то пойдет не так, но как ей отказаться от него? Впрочем, что еще она могла предпринять. Возможно, если Маришка отвлечет солдат, тогда Каю удастся скрыться.

Может, она сумеет сыграть роль приманки? На данный момент, враги уже должны были обнаружить то, что Маришка вырубила андроида и сбежала из своих апартаментов. Скорее всего, ее арест стоял во вражеском списке на самом первом месте. Маришка проверила нарост, прикрепленный ко лбу. Если бы она сорвала маскировку и вернулась в коридор, тогда бы солдаты увидели ее терранские черты лица и бросились в погоню.

Но Маришка не сможет перехитрить всех. Они в любом случае возьмут ее под стражу, а затем вернутся в отсек искусственного интеллекта. Даже если она принесет себя в жертву, то не сумеет выиграть достаточно времени.

«Нет, не так».

Может, вернуться обратно и открыть огонь из укрытия? У Маришки получилось бы нейтрализовать пару солдат, но их было слишком много, к тому же они были лучше вооружены и прошли подготовку к бою. В отсеке искусственного интеллекта атаковать дроидов получалось только у Кая. Все выстрелы Маришки так и не достигли цели. И опять же, даже если она рискнет, то ей светит один и тот же результат: Маришка будет арестована, а Кай так и останется запертым в ловушке.

Мог бы сработать взрыв. Но она впустую потратила единственную микровзрывчатку. Все, что получилось у Маришки — это устроить вмятину в стене и активировать сигнализацию, привлекая внимание солдат. Если бы где-нибудь произошел еще один взрыв…

«Кабинет Обидо».

Маришка засунула руку в карман и вытащила детонатор. Микровзрывчатка уже была установлена. Стоит просто нажать кнопку, и произойдет взрыв. Это отвлечет всех. Как и хотел Дэйл. Но если Маришка воспользуется этим шансом сейчас, то у нее не останется пути отступления. Впрочем, если она не спасет Кая, то ей и не нужен будет никакой путь.

Обидо управлял всей станцией из своего кабинета. Даже если в командном пункте никого не окажется, взрыв все равно помешает руководству станцией.

«А если еще и оккупировать этот кабинет…»

После инцидента в кабинете и в подразделении искусственного интеллекта генерал будет внимательно следить за происходящим. Останется ли Обидо в кабинете, требуя постоянных отчетов, или попробует провести расследование самостоятельно? Если первый вариант, то позовет ли он Джанай, чтобы та составила ему компанию?

Установить бомбу во время избиения было легко. Но взорвать взрывчатку с холодным расчетом, обдумывая последствия — это было уже чем-то другим.

Могла ли она убить отца, которого считала родителем всю жизнь?

А ведь он казнил ее мать — терранку.

Приговорил к ужасной смерти саму Маришку, послав в Катнию.

Избил ее и намеревался убить.

Жизнь генерала или Кая — у Маришки не возникло затруднений ответить на этот вопрос. Но не было никаких гарантий, что ее план сработает. У Кая могло не получиться сбежать из сектора искусственного интеллекта. Маришка резко вдохнула и прижала кулак ко рту.

Ей пришлось столкнуться с реальностью и истиной, перестать прятаться за иллюзией правды. На данный момент Кай уже мог умереть. Плюс нужно было учесть Джанай. Что, если в момент взрыва она будет находиться в кабинете?

Маришка повернула голову в поисках коммуникатора. Вот он. На стене. Если она получит доступ к компьютеру, то, возможно, сможет найти Джанай. Но это выдаст местоположение самой Маришки.

Она сжала в руке детонатор. Поверит ли ей Джанай? Нажать кнопку или подождать?

Маришка выдохнула и приняла решение.

Глава 18

Слава Богу, Маришке удалось сбежать. Кай скрестил пальцы, чтобы она не попыталась выкинуть никаких глупых героических поступков и отправилась напрямую в центр по утилизации отходов, как они и договаривались ранее.

«Пожалуйста».

На Кая наступали около дюжины роботов и трое офицеров. Очередной выстрел обжег его ухо, попав в стену и оставляя на ней сияющий круг из опаляющих красных искр.

«Это могло бы поджарить мои схемы».

Кай спрятался за металлической колонной, отстреливаясь.

Андроиды превосходили численностью людей, но если кого и стоило опасаться, то это офицеров Ламис-Одж. Они были вооружены, понимали риск и умели адаптироваться. Роботы же двигались без явной цели, словно их программирование пыталось подстроиться под новые приказы. Если бы Кай знал, что Висон являлся киборгом, то он бы сразу выстрелил ему в голову, чтобы помешать поднять тревогу.

Кай выглянул и выстрелил из бластера. Офицер рухнул, а его оружие заскользило по металлическому полу. Оставшиеся двое мужчин кинулись в укрытие. К Каю подобрался дроид, сократив расстояние на несколько метров, но он успел его прикончить. Если бы это были боты-солдаты, то, следуя своему программированию, они бы нашли укрытие и отстреливались оттуда. Вновь выглянув из-за столба, Кай вывел из строя еще троих дроидов.

Выстрел из бластера попал в металлическую колонну, за которой прятался Кай, нагревая ее и заставляя излучать жар. Мужчина отпрянул, пытаясь избежать ожога, но все так же остался в укрытии. Рядом просвистел еще один поток фотонов, настолько близко, что Кай ощутил запах паленых волос. Если бы у него было два нормальных пистолета, то сражаться было бы проще. Рана на руке до сих пор ныла, но наносомы уже начали ее исцелять. Еще один выстрел попал в столб, и Кай понял, что офицеры намеренно заставляли его покинуть укрытие. Неплохая идея…

Он деактивировал еще троих дроидов, а затем направил устойчивый поток фотонов на колонну, за которой прятался один из стрелков. Столб загорелся. Мужчина закричал от боли и отступил, выставив плечо. Кай выстрелил. Офицер вновь вскрикнул и упал. Еще один выстрел прикончил врага.

Еще два дроида. Кай с легкостью их устранил. И еще один офицер.

— Сдайся, и я позволю тебе жить, — прокричал Кай. — Брось оружие.

Стена за Каем засверкала алым от фотонного потока.

— Расценю это как отказ, — пробормотал он.

Еще один выстрел, и металлический опорный столб вспыхнул. Теперь жар исходил от колонны и от противоположной стены. Температура поднялась настолько, что Кай мог бы зажариться. Пот струился по его вискам и телу, полностью пропитав рубашку. Рана на груди, которую он нанес во время извлечения чипа, начала вновь кровоточить. Наносомы ринулись исцелять травму.

Перестрелка будет продолжаться до тех пор, пока у одного из них не закончатся заряды. И Кай понимал, что именно он останется в проигравших. Выживший офицер оказался более ушлым, нежели остальные. К тому же, он мог подобрать несколько бластеров своих погибших товарищей. Кай уже опустошил один бластер, а у второго заканчивался заряд. Вскоре у него останется лишь тот, который Кай собрал из деталей андроидов. Но насколько он окажется надежным и как долго продержится, было под большим вопросом.

У Кая не осталось оружия.

А Маришка была там одна.

Неожиданно сирена, которая резала слух, отключилась.

— Код один-один в секторе два. Повторяю. Код один-один в секторе два. Все гражданские должны срочно пройти в личные апартаменты. Всем военнослужащим явиться в сектор.

Какого черта значит этот код один-один? У него не было времени подумать над этим, потому что еще один выстрел решительного офицера попал в стену. Она засветилась от тепловой энергии, вынуждая Кая отступить к раскаленному столбу. Мужчина больше не мог здесь оставаться.

Он выпустил два быстрых потока в укрытие противника, затем достал микровзрывчатку и присел. Прицелившись, Кай бросил бомбу. И попал в стену за колонной, где скрывался офицер.

«Три, два, один…»

Микровзрывчатка взорвалась. По периметру разлетелись части тела. Окровавленная оторванная рука упала на пол.

* * *

Кай перекинул тело Висона через плечо и подтащил его к сканеру на стене. Схватив офицера за руку, он приложил его ладонь к экрану. Читатель загорелся.

«Что не так?»

На экране замигала подсказка. Черт, нужно было ввести код. Кай скинул первого офицера на пол. Когда Кай прикидывался андроидом, то ему дали код, но тот не предоставлял права доступа в секретные секторы. Может, у этого помещения был какой-то индивидуальный код? Или доступ предоставлялся только конкретным личностям?

Кай набрал код, который помнил еще со времен прикрытия андроида.

Дверь открылась.

Маришка ушла, как он и надеялся, но куда-то пропало и тело охранника. Зачем она убрала труп и почему не открыла дверь в сектор ИИ[8]?

— Код один-один в секторе два. Повторяю. Код один-один в секторе два. Все гражданские должны срочно пройти в личные апартаменты. Всем военнослужащим явиться в сектор.

Дверь начала закрываться, поэтому Кай поспешил выйти. Кровь и мозговая жидкость Висона запятнали его форму. Даже если бы не черты лица терранца, Кая все равно бы не приняли за робота. Эта хитрость бы не сработала. Оставалось только два варианта: борьба или отступление — впрочем, до этого момента их тоже было только два.

Что бы не значил этот чертов код, но коридоры были пусты. Станция казалась безлюдной. Держась ближе к стене, Кай побежал по коридору. В итоге, он вновь посмотрел по сторонам. Чисто.

Слишком легко. Волосы на его затылке приподнялись от ощущения опасности. Кай сдавленно фыркнул. Он убил пятерых офицеров, деактивировал девять дроидов и вырвался из запечатанного сектора ИИ — правда, чуть не поджарил свои схемы. Для кибер-оперативника слово «легко» имело другое значение, нежели для большинства людей.

Кай попытался собрать воедино все сообщения Картера.

«Встр… 10… док… шат… Отпр… кор… вытащ… от… Буд… не см… од…»

Он понятия не имел, что это могло означать. Однако на данный момент в приоритете было добраться до Маришки. А после Кай сможет поломать голову над сообщением. Еще один пункт в его длинном списке.

Кай завернул за угол.

* * *

Сколько прошло времени? Несколько часов?

«Он не придет. Если бы Кай выжил, то был бы уже здесь».

Маришка сохраняла оптимизм столько, сколько могла, но прошло слишком много времени.

Девушка забилась в узкий тесный чулан, обняв свои колени и стараясь дышать ртом, чтобы избежать отвратительной вони. В таком маленьком пространстве ей казалось, что она задыхается. Здесь постоянно был слышен звук скрежета и лязга металла, пока огромные машины утилизировали отходы, заставляя пол вибрировать.

Маришка все ждала, ждала и ждала. Несколько раз к ее укрытию кто-то подходил. Она с надеждой и трепетом задерживала дыхание, но все проходили мимо. Обычные андроиды выполняли свои обязанности.

Может, взрыв в кабинете Обидо и отвлек всех солдат, но на исход это никак не повлияло. Раненый Кай не смог отбиться от превосходящих численностью андроидов и офицеров Ламис-Одж.

Внутри Маришки образовалась болезненная пустота, но одновременно начали расцветать надежды и мечты. Как и во время идеального отдыха на Дариусе 4, Кай показал ей, каким может быть будущее. Свобода. Гордость. Любовь.

Иллюзии, как и фальшивый океан, который был уничтожен, стоило лишь потрескаться куполу.

«Нет, любовь была настоящей».

Маришка влюбилась в Кая еще тогда, когда считала, что он принадлежит к другому виду. Когда Кай сомневался в ее убеждениях. Ведь он постоянно подвергал их сомнению. Кай делился с ней своим мнением в беседах. Постоянно проявлял уважение. Заставил Маришку посмотреть на мир по-новому. Растопил защитный ледяной барьер вокруг ее сердца. Когда Кай притворялся андроидом, то продемонстрировал Маришке больше заботы, чем кто-либо когда-нибудь. Девушка не знала, что такое уважение, пока он не показал ей это.

Эти глубокие чувства оказались не взаимны, но это не имело значения. Кай и без них заботился о Маришке. Это он толкнул ее в ту закрывающуюся дверь. Это он спас Маришку ценой собственной жизни. Никто никогда не ставил ее потребности превыше своих. Как после этого она могла не влюбиться в Кая?

А то, как они занимались сексом. Часто, яростно, нежно. Удовольствие накатывало на Маришку, словно волны океана. Кай утверждал, что она была красивой. И доказал веру в собственные слова.

Маришка тоже в это поверила.

Скоро за ней явятся солдаты Обидо. Ее было легко найти. Совесть не позволила Маришке рискнуть жизнью Джанай. Она позвонила женщине, проверив, находилась ли та в личных апартаментах, и только после этого взорвала бомбу. У солдат не займет много времени обнаружить Маришку, а затем казнить. Скоро назначат нового генерала, и Ламис-Одж продолжит свой крестовый поход в попытке одолеть язычников Галактики.

«Но ведь я тоже язычница. Я родом из Террана».

Теперь у Ламис-Одж появилась еще одна причина желать ее смерти. Маришка никогда не посетит землю, где была рождена ее мать, свою родину. Никогда не увидит настоящего океана. Никогда не обретет истинную пару.

«Значит, ты собираешься сдаться? Неужели Кай хотел бы этого? Ты позоришь его. Он бы никогда не пожертвовал своей жизнью ради того, чтобы ты потом сдалась».

Маришка вытерла слезы тыльной стороной ладони, а затем с решимостью сжала тазер. Она умрет, но не сдастся. Когда сюда явятся солдаты, девушка будет сражаться со всей твердостью духа.

Глава 19

Каю дважды пришлось прятаться в нишах. Пустынные коридоры теперь кишели вооруженными солдатами. Он догадался, что код один-один был куда важнее, нежели перестрелка и бойня в секторе ИИ. Может, тот был из разряда красного кода, который поднимал всю обороноспособность? Судя по военнослужащим, казалось, эта догадка была верна. Подразделения были организованы и дисциплинированы, в отличие от обычных дроидов, которые теперь качались и дергались, будто произошел программный сбой.

Кай услышал знакомый грозный голос. Обидо! Кибер-чувства Кая обострились, выпустив всплеск адреналина. Сердце ускорило ритм, и мужчина прижался к стене.

Приемник в его ухе уловил помехи и передал сигнал микропроцессору, который стал анализировать частоту. Это был не настоящий голос Обидо. Обычная трансляция. Осмотревшись, Кай очень осторожно выглянул из-за угла.

Подобно призраку, в зале мерцала голограмма генерала в полном военном обмундировании.

— На мою жизнь покушались преступник-андроид и женщина, к которой я относился, как к собственной дочери.

Что за покушение? В секторе ИИ была перестрелка, это да. Но никто не выступал против Обидо, если только…

Маришка взорвала бомбу в его кабинете.

— Не пытайтесь их задержать. Стреляйте на поражение.

Голограмма Обидо замерцала, и появилось новое изображение: Маришка в вуали и Кай в форме андроида.

— Предатели вооружены и опасны, — продолжил Обидо. — Всему личному составу приказываю стрелять на поражение. Повторяю. Всему личному составу приказываю стрелять на поражение.

Кай побежал. Он мог бы поспорить на любое количество кредитов, что идентичное сообщение было передано по всей станции. Если кто-то доберется до Маришки раньше его…

«Отправляю корабль, который вытащит вас. Встречаемся в 10:00 в главном доке для шаттлов. Будь там, так как я не смогу послать еще один. Принято?»

Микропроцессор наконец-то расшифровал сообщение Картера и вытолкнул его перед взором Кая. Мужчина чуть не споткнулся. Было уже 09:50. У Кая оставалось всего десять минут, чтобы забрать Маришку, при этом не попасться вооруженному патрулю и добраться до главного дока шаттлов прежде, чем корабль покинет орбиту. Он не знал, как Картеру удалось пристыковать корабль к вражеской крепости. Директор утверждал, что они годами пытались проникнуть в Ламис-Одж, но все попытки оказались безуспешными. Обойти андроидов C684, а затем тайно пробраться на борт требовало от Кая лишь 1 % хитрости, а вот остальные 99 % являлись сплошной, мать его, удачей. Может, у Картера был козырь в рукаве, о котором не знал Кай. Он очень на это надеялся.

Когда по станции начали расхаживать вооруженные солдаты, шансы Кая украсть шаттл упали с «почти невозможно» до «невозможно». Картер предлагал, возможно, единственную возможность для побега.

Так как кибер-способности Кая полностью восстановились, он решил потратить драгоценную минуту и изменить внутренние системы обороны для подстраховки. Чтобы выжить, им понадобятся все его возможности.

Затем Кай удвоил скорость и побежал в центр по утилизации отходов.

* * *

Грохот от работы оборудования прекратился. Ноги Маришки онемели, поэтому она встала и покачала головой. В ее ушах до сих пор стоял гул из-за взрыва микровзрывчатки и шума, стоящего в центре утилизации отходов.

В душном чулане раздался голос Обидо.

«Он здесь! О Великий. Обидо убьет меня».

У Маришки перехватило дыхание. Она до сих пор стояла лишь потому, что опиралась на стену чулана.

Его голос затих.

Маришка крепче обхватила руками тазер, ожидая, когда дверь сорвут с петель, и девушку найдут солдаты.

Ждала.

И ждала.

Стук ее бешено колотящегося сердца утонул в грохоте, когда машины возобновили работу.

Ничего не произошло.

Может, ей только показалось, что это говорил генерал? Или это объявление было озвучено по стационарной связи?

Маришка с облегчением выдохнула. Ее пока не нашли, но на самом деле это было лишь вопросом времени.

«Я в ловушке».

Канализационные стоки оказались переполнены. Несмотря на воздухоочистители, которые только добавляли шума, вонь все равно въелась в ее волосы, одежду и кожу. Нехватка свежего воздуха в тесном чулане сдавливала легкие. У Маришки кружилась голова, а перед глазами мелькали черные пятна. Если она останется здесь еще хоть на какое-то время, то потеряет сознание. А вдруг Маришка упадет в обморок, и именно в этот момент за ней явятся солдаты? Тогда все будет кончено. Ей придется найти новое укрытие.

Маришка вытерла вспотевшие ладони о юбку и сжала тазер. Открыв дверь, она осторожно выглянула. Несколько дроидов укомплектовывали кадки отходами, но кроме них в центре больше никого не оказалось. Маришка вновь закрыла дверь. Нужно было придумать, как она может спрятаться. Где солдаты не станут ее искать?

В ее апартаментах! Никто не будет ожидать, что она вернется в комнату. Было бы непросто пробраться туда, но как только Маришка туда доберется, то обязательно придумает, как взломать сканер.

Неожиданно взрыв сотряс стены чулана. Тяжелые удары. Крики. Еще один взрыв заставил пол задрожать. Солдаты! Маришка подняла тазер дрожащими руками.

«Я не позволю им взять меня живой».

Тяжелые шаги по металлическому полу звучали все громче.

Они искали ее. Пот струился по вискам Маришки. Грохот колотящегося сердца отдавался в ушах. Прижавшись к стене, Маришка крепче обхватила тазер. Кто-то подошел к чулану и остановился.

Дверь начала открываться.

И Маришка нажала на курок.

Глава 20

Глаза, охваченные ужасом. Оружие. Кибер-процессор Кая зафиксировал это прежде, чем выстрел ударил его в грудь. Кая отбросило на несколько метров, и он врезался в огромный бак. Мужчина сполз по гладкому металлу на пол. Электричество опалило его схемы уже во второй раз за несколько дней.

«Маришка выстрелила в меня!»

— Нет! — завизжала Маришка. Она бросилась к мужчине, упав сверху на него, и случайно ударила Кая головой об пол. — Не умирай. Я люблю тебя! Люблю. Только не умирай. Нет! — ее слезы намочили лицо Кая.

— Я не… умираю. — Нейроны и наносомы уже восстанавливали нанесенный ущерб.

Девушка подняла голову и уставилась на Кая.

— Не умираю, — повторил он. — И… — Кай сглотнул, — …тоже люблю тебя.

Он еще никогда не произносил этих слов женщине. Впрочем, до встречи с Маришкой, он никогда не испытывал подобных эмоций.

Маришка удивленно открыла рот.

Кай попытался ухмыльнуться, но понял, что выстрел вызвал частичный паралич лица. Его поспешное перепрограммирование не было совершенным, но если бы он не догадался увеличить защитную изоляцию вокруг нервных окончаний и внутренних оптических волокон, то уже давно был бы в отключке, дергаясь в судорогах. А если бы у Маришки в руках оказалось оружие помощнее, то Кая бы не спасла даже эта модификация. Он был бы уже мертв.

Маришка впилась взглядом в его лицо.

— Ты любишь меня?

— Да. — Кай подарил ей быстрый жесткий поцелуй, затем сдвинул девушку со своего тела и вскочил на ноги. — Давай обсудим это позже. Нам нужно поспешить, чтобы покинуть станцию.

— Ты ранен! — она посмотрела на его грудь. Рубашка Кая, помимо обгоревших дыр, была запачкана кровью.

— Большая часть не принадлежит мне. Это кровь и мозги Висона. Мне пришлось дотащить киборга до сканера, чтобы приложить его ладонь к экрану. Поторопись, у нас практически не осталось времени. — Он потянул ее за собой, шагая по металлическому коридору.

Маришка оглянулась.

— Ты вырубил дроидов.

— Они хотели позвать на помощь. А мне нужно было время на твои поиски. Тебя не оказалось в хранилище.

На самом деле Кай жутко запаниковал, когда обнаружил, что помещение пустое. Он оббежал кучу мест, пока в итоге не открыл дверь в подсобку для сервисной группы.

— А разве я была не в хранилище?

— Нет, ты была в подсобке для сервисной группы. — Зная о клаустрофобии Маришки, Кай бы никогда не попросил ее спрятаться там. Он сжал ее руку. — Нам нужно бежать. По всей чертовой станции прошла мобилизация. Нам предстоит добраться до шаттла. Поспеши! — Кай вынудил девушку побежать.

Для того, чтобы выбраться со станции, одного оптимизма было явно недостаточно. Им нужно было настоящее чудо. Кай молился, чтобы Великий, в которого так верила Маришка, был на их стороне. Главный отсек находился недалеко от центра по утилизации отходов, в его микропроцессоре таймер отсчитывал секунды. У них оставалось всего две минуты до старта шаттла от Картера. Если, конечно, тот вообще существовал.

Каждый шаг по железному полу громко раздавался эхом по помещению, но у них не было времени, чтобы красться, не привлекая внимание. Маришка поскользнулась, чуть не упав, но сразу же восстановила равновесие и продолжила бег.

— Стоять! — выкрикнул кто-то за их спинами.

Кай обернулся и наткнулся взглядом на фотоновый бластер, направленный на них солдатом, стоящим в коридоре.

— Бросьте оружие, — приказал офицер.

Вот черт. И что ему теперь делать? Нужно было подчиниться, а позже Кай попробует застать офицера врасплох.

— Следуй указанию, — пробормотал он и кинул бластер на пол. Маришка сделала то же самое с тазером.

— Арестуйте меня. Но отпустите девушку. — Кай вышел немного вперед, загораживая Маришку своим телом.

— Приказ есть приказ. — Солдат нацелил на Кая оружие.

— Никто не узнает, что ты нашел нас. Пожалуйста. Пожалуйста, — умоляла Маришка.

Ненависть к самому себе встала комом в горле Кая. Он не смог спасти девушку, и теперь она была вынуждена молить, чтобы ей сохранили жизнь. Если бы он выстрелил в солдата и отвлек внимание на себя, то, возможно, смог бы выиграть немного времени, чтобы Маришка смогла добраться до главного дока. Возможно…

Его кибер-процессор оценил вероятность осуществления плана в 0 %.

Также он сообщил Каю, что они не успеют на встречу.

Нахлынувшие эмоции пошатнули его самообладание, и он непроизвольно открыл связь.

«Маришка, я люблю тебя. Прости».

Девушка не была киборгом и поэтому не получила это сообщение, но Кай надеялся, что она знает, насколько сильно он ее любит. Если бы их не остановили… если бы он нашел ее на десять секунд раньше… если бы… если бы…

В глазах солдата отражался лишь холод. Он мог бы вполне сойти за андроида, но иногда его лицо все же посещали эмоции.

Маришка закричала. В этом низком звуке ужаса отразились весь гнев и ненависть к солдату, Обидо, Ламис-Одж и Ламани — кто бы это ни был и где бы он ни был. Кай воспринимал смерть как одну из сторон своей работы. Но не Маришка. Все должно было закончиться иначе.

Солдат прицелился, явно желая убить его с одного выстрела. Красное пятно от прицела находилось по центру лба Кая.

Неожиданно офицер замертво упал на пол.

За ним стояла Джанай, сжимающая в руках бластер.

— Возьмите меня с собой, — попросила женщина и опустила оружие.

— Но, мой отец… генерал Обидо… — пробормотала Маришка.

— Он все еще жив, если ты хотела спросить об этом. Но я больше не могу так жить, — Джанай прижала руку к животу, опустив взгляд, но затем вновь посмотрела на Маришку. — Пожалуйста? — вновь взмолилась она.

На самом деле, навряд ли кто-то из них уже куда-то попадет. Они пропустили встречу. Кай поднял брошенное оружие и оттащил солдата к стене, не спуская глаз с Джанай. То, что она убила офицера, еще не означало, что Кай мог ей доверять.

Он окинул взглядом шрамы, испещряющие лицо женщины, и понял, почему она так хотела сбежать. Презрение к Маришке предостерегло ее от такой участи. Но Джанай, как жена, пользующаяся благосклонностью пары, перенесла всю тяжесть любви Обидо. Ни одна терранская женщина не потерпела бы такого обращения.

Но ведь Джанай не была терранкой, она являлась Ламис-Одж. Может, женщина вообще являлась смертницей, прикрепившей к телу микровзрывчатку. Его кибер-процессор просканировал Джанай. Кай не обнаружил никакой бомбы, но она все еще могла оказаться шпионом. Если женщина пойдет с ними, то может позже доложить Обидо все, что услышала и увидела.

А возможно, Джанай расскажет Картеру все о генерале и его операциях. Эта бесценная информация поможет Кибер-Управлению и Союзу Планет уничтожить Ламис-Одж.

Кай еще мог украсть шаттл, взломать системы управления и убедить контрольный пункт открыть люк… вот только все это время им еще нужно было скрываться от преследования. Микропроцессор рассчитал вероятность успеха в 1,89 %.

— Пожалуйста. — Джанай перевела взгляд на мужчину. В глубине ее глаз, Кай заметил страх и отчаяние. Это правда? Или фальшь?

— Мы не можем оставить ее здесь, — вмешалась Маришка.

— Пойдем. Давайте разнесем этот притон, — Кай махнул Джанай и схватил Маришку за руку. Они втроем побежали в главный док для шаттлов.

Коридор блокировала дверь, рядом с которой на стене был установлен сканер. Кай вспомнил, как сбежал из сектора ИИ, поэтому прижал к экрану рукав, пропитанный кровью Висона, и ввел старый код.

Экран загорелся красным, Каю было отказано в доступе. Взвыла оглушительная сирена.

Черт. Враги обнаружили, что Висон был мертв. И теперь Обидо со своим войском знали, где их искать.

— Нам нужно уходить. Бегите, — закричал Кай.

— Нет! — воскликнула Джанай. — Позволь мне. — Она подошла к стене и приложила к экрану какой-то кусок материи.

Сирена отключилась. Двери открылись.

— Что на тряпке? — спросил Кай.

— ДНК… Обидо, — пробормотала Джанай.

Они переступили порог. Дверь так и осталась открытой, но Джанай вновь прижала тряпку к сканеру и ввела код. Двери закрылись и запечатались.

— Это задержит их на какое-то время.

— А в шаттле эта тряпка сработает? — спросил Кай.

— Возможно, — ответила женщина.

Может, ему даже не нужно будет убеждать в чем-то контрольный пункт. Кай просто взломает компьютер, а с кодом Джанай… Черт, у них появился реальный шанс.

— Давайте прокатимся!

— Как насчет этого? — указала Маришка.

В дальнем конце дока стоял шаттл Обидо, тот, который они оставили на Дэсептио.

На вершине опущенного трапа им нетерпеливо махал сам дьявол — Дэйл.

Они направились к судну и поднялись на борт.

Дверь с шипением закрылась.

Дэйл подмигнул Маришке.

— Я же обещал, что приду.

— Спасибо! Мы тебе так обязаны.

— Позже я выставлю ему счет. — Дейл мотнул головой в сторону Кая.

«У вас заняло слишком много времени, чтобы добраться сюда».

«Пришли настолько быстро, насколько смогли, — ответил Кай. — Тем более, я не был уверен, что найду тебя здесь. Картер сказал, что в случае опоздания ты улетишь без нас».

«Да, приказ был именно таким, — согласился Дэйл. — Сначала Картер попросил меня о помощи, а затем начал приказывать и отчитывать: где это или почему именно так. Он видимо забыл, что я больше не работаю на Кибер-Управление. Но я никогда бы не оставил тебя, мужик».

«Спасибо, приятель».

«Позже сможешь отдать должок. А кто эта женщина?»

«Последняя пара Обидо. Джанай помогла нам, но она все еще может оказаться шпионом».

«Картер разберется с ней. По крайней мере, женщина может стать ценным источником информации».

Дэйл занял место пилота, а Кай сел рядом.

— Пристегнитесь, дамы. У нас очень мало шансов выбраться отсюда, — заявил Дэйл.

— Вот это может пригодиться. — Джанай отдала Дэйлу кусок материи и села рядом с Маришкой.

— Что это? — спросил мужчина.

— ДНК Обидо, — ответил Кай.

— Его сущность, — добавила Джанай.

На лице Дэйла отразилось отвращение. Кай громко засмеялся.

— Как хорошо, что именно ты держишь это.

— Давай улетим на этой малышке отсюда, чтобы я мог побыстрее помыть руки, — скривился Дейл. — Компьютер, свяжись с контрольным пунктом.

— Контрольный пункт, — ответил компьютеризованный голос.

— Открой люк стартового отсека.

— Авторизация?

«Черт. А я ведь знал, что просто не будет», — заворчал Дэйл.

«Как ты попал сюда?»

«Активировал маскировочное устройство, которое установил ранее и пристроился за возвращающимся крейсером».

— Контрольный пункт! — громко сказала Джанай. — Авторизация четыре-семь-шесть-один-четыре-ноль.

— Авторизирован генерал Обидо. Подтвердить личность с помощью ДНК.

— Приложите к экрану ткань, — приказала женщина.

Дэйл скривил лицо, но сделал так, как она велела. Кай задержал дыхание.

— Личность подтверждена, — последовал ответ. — Люк открывается. Сотрудникам приказано покинуть док.

— Компьютер, приготовиться к запуску, — приказал Дэйл, когда перед ними открылось космическое пространство, усеянное звездами.

Двигатели взревели. Они что, сидели на ракете? Пол завибрировал, заставляя Кая вздрогнуть.

«Какого черта ты сделал с шаттлом?» — требовательно спросил Кай.

«Просто немного изменил».

Кай крутанулся в кресле и посмотрел на Маришку.

— Ты в порядке? — спросил он. Его микропроцессор оценил шанс на успех в 99,99 %, но после всего, через что они прошли, Кай решил перестраховаться.

Маришка кивнула и закричала, чтобы он услышал ее в этом грохоте:

— Я люблю тебя!

— Я тоже тебя люблю! Мы едем домой!

Дэйл улыбнулся.

«Подожди. Твое время еще придет».

Они устремились в космос.

Сработало! И всего лишь каких-то пара пустяков.

Глава 21

Маришка зарылась пальцами ног в песок Террана, ее лодыжки окатило пенящейся волной. Солнце нагревало макушку, но истинный жар исходил от мужских рук, обнимающих девушку. Ее сердце было наполнено удовлетворением, о котором она раньше не смела и мечтать.

— Почему ты отказываешься ходить без купальника? — Кай уткнулся носом ей в шею. — Здесь на мили вокруг нет ни одного человека.

— Может, я просто хочу подразнить тебя.

— Вот в это я поверю, — произнес он.

— Тем более на тебе надеты трусы для ног.

— Трусы для плавания, — исправил Кай и закашлялся, пытаясь скрыть смех.

— Они должны называться — трусы для ног, — рассуждала Маришка. Месяц назад она приехала на Терран, и ей сразу же внедрили имплантат, который облегчил изучение языка, но в некоторых идиомах Маришка путалась до сих пор. — Они же прикрывают именно ноги, — настаивала она. На самом деле плавки плотно облегали его бедра полностью. Такие же прекрасные, как и все тело Кая. Сильные. Мускулистые. С порослью волос. Они так тесно прижимались к ней, что Маришка чувствовала жесткий член. Она поерзала. Кай зарычал.

В действительности Маришка носила купальник только для того, чтобы подразнить Кая. Ведь они находились на небольшом отдаленном острове посреди океана. Здесь жили только смотрители, и то они находились на другой стороне.

— Если хочешь, то мы можем называть их трусами для ног. — Кай развязал тесемки верха ее бикини и поцеловал обнаженную кожу. Окинув взглядом кусок материи, Кай кинул его на песок. Набежавшая волна подхватила лифчик и унесла в море.

— Кай! — пожурила Маришка.

— Возможно, он даже вернется. Вероятность в 65 %.

Кай стянул с нее стринги. Со вздохом, Маришка переступила через трусики. Так же, как и лифчик, Кай отбросил предмет нижнего белья.

Из пяти купальников, уплывших в море на этой неделе, трое трусиков и четыре лифчика выбросило обратно на берег.

В этот момент в воду полетели плавки Кая, и мужчина вновь обнял Маришку. Она сжала его руки. На ее безымянном пальце сверкал золотой ободок с огромным камнем. Кай объяснил, что на Терране это являлось традицией. Обручальное кольцо. Он тоже носил такое, но без камня.

«Моя пара».

Маришка являлась терранкой и гордилась этим, но в ее сердце Кай навсегда останется парой, даже если правильней было бы называть его мужем.

Само нахождение девушки на Терране казалось невероятным. У Маришки было ощущение, что она жила на станции Ламис-Одж когда-то очень давно. Но с наступлением ночи ее преследовали кошмары, и Маришка в ужасе просыпалась. Ей казалось, будто она опять находилась в Ламис-Одж или что ее все же отправили в Катнию. Впрочем, с каждым пробуждением Кай всегда был рядом, успокаивая и занимаясь с Маришкой любовью.

Девушка сжала руки Кая, разводя в стороны, и обернулась, заглядывая ему в глаза. Маришка прижала ладонь к его небритой щеке.

— Спасибо за то, что все это время оберегал меня и любил.

Кай волновался о ней каждый день, пока шли допросы. Мужчина по имени Картер задавал Маришке вопросы об Обидо и Ламис-Одж — зачастую повторяясь, только в разных формулировках, будто бы пытаясь подловить девушку на лжи. Маришка отвечала, как можно искренней, стараясь предоставить всю известную информацию. Вот только в отличие от нее, Кай не смог больше этого терпеть. В итоге он разбушевался, послал Картера на хрен, вытащил ее из комнаты для допросов и унес домой.

Кай подготовил для Маришки сюрприз и отвез ее к настоящему отцу. Она бы узнала его в любом случае, так как лицо отца являлось мужским вариантом ее собственного. Мужчина очень нервничал, но все равно принял девушку с теплом и радушием. Его улыбка была нежной, а в глазах сверкали слезы. Прошедшие годы и отчужденность растаяли. Отец показал ей фотографии матери. Как оказалось, Маришке были присущи и ее черты.

Отец, его вторая жена и их сын, младший брат Маришки, присутствовали на небольшой церемонии, где они с Каем поженились. И уже на следующий день уехали на этот остров. Реальный, с бескрайним голубым небом и бирюзовой водой, простирающейся за пределы горизонта. Никакого купола. Никаких причудливых соломенных хижин. Лишь огромный роскошный дом, с лениво охлаждающими кондиционерами и открытыми верандами. Кай воспользовался «связями» и арендовал целый остров.

Его глаза потемнели.

— Мне стоило стараться лучше.

— Ты сделал все, что мог. Если бы не ты, то меня бы вообще здесь не было.

Маришка встала на цыпочки, чтобы поцеловать Кая, но он встретил ее уста на полпути. Кай лизнул ее губы, а затем скользнул языком внутрь, разжигая в Маришке желание.

Он обхватил и сжал ее грудь, вынуждая девушку застонать. Она обмякла, а ее ноги задрожали. С каждым прикосновением Маришка все больше осознавала, насколько должна быть благодарна судьбе. Теперь Кай был ее жизнью. Ее мужчиной. Ее супругом. Ее киборгом.

Прежде, чем они поженились, Кай пояснил Маришке, кем являлся, какие в его теле были изменения и как это могло отразиться на их будущем. Он был таким неуверенным, нервным, без конца бродил по комнате.

«Я терранец, — говорил он. — Но не совсем. — Кай указал на свою голову. — У меня есть компьютер, взаимодействующий с мозгом. Так же есть механизированные части тела. К примеру — протез. — Он коснулся плеча. — Я на 76,1 % органический человек, а на 23,9 % — машина.»

Это объяснило, почему Кай так моментально поправился после ранения. Почему мог бежать так быстро. Почему обладал сверхъестественной силой. Почему без причины временами становился отстраненным.

— Я должен был рассказать тебе об этом раньше, — пробормотал Кай, он обращался к Маришке, но не смотрел ей в глаза, будто боялся того, что мог увидеть.

Маришка слезла с кровати и подошла к мужчине. Он вздрогнул от ее прикосновения, но все равно обнял в ответ.

— Для меня ты на 100 % просто Кай.

Он вздохнул, будто вес всего мира свалился с его плеч, и прижал ее к себе так крепко, что она испугалась, как бы он не сломал ей ребра.

Теперь Маришка так же льнула к Каю. Его твердый стержень был прижат к ее животу. Девушка заерзала и завизжала, когда он подхватил ее на руки. Его смех затронул сердце Маришки, еще больше наполняя любовью.

Продолжая целовать девушку, Кай отнес ее на песчаный пляж и поставил на широкое одеяло, которое разложил ранее.

— Ты спланировал это, — засмеялась она, вставая перед ним на колени.

Кай сверкнул белоснежной улыбкой.

— Надеялся. Всего лишь надеялся.

— Эй! — Маришка толкнула его в торс.

— Моя, — прошептал Кай, наклонившись и накрывая ее грудь своей большой ладонью, вновь потянувшись к ней с поцелуем.

— Твоя, — согласилась она, когда он опрокинул ее на спину.

Теперь они оба полулежали на одеяле. Кай скользнул рукой к влажным завиткам между ее ног, и Маришка выгнулась. В ответ она обернула ладонь вокруг впечатляющего члена, Кай с шипением выдохнул сквозь зубы. Они по очереди поглаживали и дразнили, дарили и забирали. Любили.

Лизнув шею Кая, которая на вкус была соленой, Маришка проложила дорожку из поцелуев по его торсу. Кай толкнулся членом в ее рот, девушка попыталась вложить в процесс всю душу и сердце, даря мужчине удовольствие. Застонав, он запутался рукой в ее волосах, которые рассыпались вокруг его бедер словно занавес, скрывающий действо от несуществующих посторонних глаз.

Маришка чуть не заставила его кончить, но он перевернул девушку так, чтобы ее колени оказались по бокам от его головы, и атаковал лоно языком и волшебными пальцами.

— Сейчас, сейчас, — воскликнула она.

Кай приподнял девушку и перевернул на живот. Схватив ее за бедра, он поставил Маришку на колени, а затем потерся головкой члена о ее вход. Кай скользнул в тело Маришки одним восхитительным резким выпадом. Он предпочел эту позицию только ради Маришки. Ему нравилось заниматься с ней любовью лицом к лицу, но девушка получала более сильное удовольствие тогда, когда Кай брал ее сзади, прижимаясь к ней своим твердым телом.

— Ох, Кай. — Маришка поддавалась навстречу каждому выпаду.

— Вот так, детка, да. — Кай потянулся пальцами к ее клитору, нежно массируя комок нервов.

Ее лоно затрепетало, и уже через несколько секунд тело Маришки пронзило молнией. На девушку одна за другой накатывали волны удовольствия.

— Да, детка, да.

Называть свою пару ребенком, было одной из тех нелепых идиом, но то, как Кай рычал это низким голосом в момент, пока его член пронзал ее киску, звучало идеально.

Даже после того, как они одновременно достигли кульминации, их тела по-прежнему оставались соединены. Кай продолжал двигаться, стараясь продлить отступающий оргазм. Все еще обнимая Маришку, он перевернулся на бок, потянув девушку за собой.

Кай поцеловал влажные волосы на ее макушке. Под негой наслаждения всколыхнулась грусть. Их медовый месяц подходил к концу.

— У нас осталось совсем мало времени, — прошептала Маришка.

— Каких-то пару дней.

— Я буду скучать по этому острову.

Для Маришки скоро начнется новое приключение. Хотя большинство терранцев посчитали бы это обычной рутиной. Но для девушки было в новинку жить в квартире Кая, находящейся в небоскребе в самом сердце мегаполиса Террана. На крыше здания имелся сад, а всего в нескольких минутах ходьбы от города раскинулся зеленый парк, охватывающий сотни акров.

— Мы вернемся. Обещаю. — Он поцеловал ее плечо. — Не бойся. Самое захватывающее, что нас ожидает — это поездка в летающем трамвае.

— Я и не боюсь, — стала отрицать Маришка, немного лукавя. Когда она представляла будущее, то ее немного подавляла неизвестность. Все было настолько чужим, и ей нужно было еще многому научиться. К счастью, Кай был всегда рядом. По приезду он сразу отчитался перед Кибер-Управлением и попросил перевод на Терран. Его прошение было одобрено.

— Хорошо, — пробормотал он. — Тем более, кроме мегаполиса на Терране, ты еще многого не видела.

— Горы, — произнесла Маришка.

— Горы. Леса. Пустыни. Великая китайская стена. Акрополь, Большой Каньон, Великая пирамида Гизы, Великий Барьерный риф, Букингемский дворец, Саграда Фамилия, Эфес, Тадж-Махал, Елисейские поля.

— Центр международной торговли.

Кай удивился и не имел понятия, почему Маришка считала некоторые места на планете чуть ли не сокровищами. Но она имела на это право. Маришка выкинула все вещи, привезенные с планеты, на которой выросла. Жертвуя ими во имя памяти своей матери.

Ее новая жизнь и семья — пара, отец, мачеха и брат — наполняли девушку теплом и радостью, но и от печали она не могла отказаться. Глубоко в душе Маришка до сих пор оплакивала мать, похищенную ивани.

«Когда-нибудь, мама, я отомщу за твою смерть, обещаю».

Только по этой причине Маришка с таким спокойствием отнеслась к допросам Картера. Если существовала хоть какая-то деталь, неважно насколько маленькая, способная уничтожить Ламис-Одж, то Маришка хотела поделиться ею, прокричать о ней с вершины гор, которых еще не видела, или с сада на крыше небоскреба, где жил Кай.

«Возможно, когда-нибудь я смогу работать на Кибер-Управление».

В этом случае у нее действительно получится повлиять на ситуацию. Может Маришка и не была киборгам, но Картер, директор Кибер-Управления, тоже им не являлся. Но для начала она должна была подготовиться. Пока Кай работал, Маришка усердно изучала язык и культуру, пытаясь выучить все, что было в ее силах.

«Скоро, мама, я обещаю».

— Может, ты хочешь навестить Джанай? — спросил Кай.

Маришка резко обернулась.

— А можно?

Пока они летели на Терран, Маришка и пара Обидо поговорили, выяснив некоторые недоразумения. Раньше она думала, что Джанай ее ненавидела.


«Я завидовала тебе. Даже, несмотря на то, что тебя все презирали, на самом деле ты имела свободу и безопасность, которые были недоступны для меня, — объяснила Джанай. Но Маришка никогда не чувствовала себя защищенной.

— Я не по своей воле стала парой Обидо. Посмотри, что он со мной сделал! — Джанай проследила пальцами глубокие шрамы на лице, а затем прижала руку к животу. — Я хочу, чтобы моя дочь могла сама решать, с кем ей быть.

— Ты беременна? — удивилась Маришка.

Джанай кивнула, и в ее глазах заблестели слезы.

— Да. Я только узнала. А тест показал, что это будет девочка».


Как только они приземлились в порту СП, Джанай сразу увели. С тех пор Маришка ни разу не встречалась с ней. Тем более девушка была занята разъездами по Террану, встречей со своей новой семьей, церемонией бракосочетания и медовым месяцем.

— Они закончили допрос? — спросила Маришка.

Кай кивнул.

— Картер отправил мне сообщение, что они получили все ответы, на которые рассчитывали. Джанай освободили. Они планируют послать ее в больницу, чтобы там с помощью пластики удалили все шрамы. Возможно, им даже удастся избавиться от нароста. Хочешь навестить ее?

— Очень. Спасибо.

Кай провел пальцем по ее плечу. Оставляя на ее коже белый след, который уже через секунду стал розовым. Мужчина встал и поднял Маришку.

— Пора возвращаться в дом. Либо ты сгоришь на солнце.

— Сгорю? Это как?

— Скоро ты все почувствуешь. Но тебе повезло, что у меня есть лосьон, который успокоит кожу, — произнес Кай с хитрой ухмылкой, неожиданно на его лице отразилась нежность. — Я люблю тебя, Маришка.

— И я люблю тебя.

«Моя пара-киборг».

Примечания

1

Рецессивный ген — (Recessive) генетическая информация, которая может подавляться воздействием доминантного гена и не проявляется в фенотипе.

(обратно)

2

Биом — совокупность экосистем одной природно-климатической зоны.

(обратно)

3

Тазер (тайзер; англ. Taser; читается «тэ́йзер») — электрошоковое оружие нелетального действия.

(обратно)

4

Кротовая нора, также «кротовина» или «червоточина» (последнее является дословным переводом англ. wormhole) — гипотетическая топологическая особенность пространства-времени, представляющая собой в каждый момент времени «туннель» в пространстве.

(обратно)

5

Гидропоника — это способ выращивания растений на искусственных средах без почвы. Питание растения получают из питательного раствора, окружающего корни.

(обратно)

6

Фотон (от др. — греч. φῶς, род. пад. φωτός, «свет» — элементарная частица, квант электромагнитного излучения (в узком смысле — света).

(обратно)

7

Экстрактор (a. extractor, extraction unit, extraction apparatus; н. Extraktor; ф. extracteur, appareil d'extraction; и. extractor) — аппарат для разделения жидких или твёрдых веществ.

(обратно)

8

ИИ — искусственный интеллект.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21