Долгая дорога домой 2 (fb2)


Настройки текста:



Долгая дорога домой. Книга Вторая Александр Демьянов

Глава 1. Часть 1



- Ну что, принимай ласточку, - с особой гордостью хорошо проделавшего работу мастера произнес техник, ласково поглаживая рукой стойку шасси.

На взлетной палубе авианосца расположились десятки однотипных истребителей, но этот «Миг 50МК-3», как Сергей все-таки надеялся, немного отличался от остальных, не зря же он договаривался с интендантом, который после перевода на личный счет пяти тысяч кредов прикрепил к новичку модернизированную версию перехватчика пятого поколения. Да и десять тысяч бонусных баллов, полученные главным техником участка, также должны были помочь его «ласточке» прибавить индивидуальности.

Все это он устроил по совету Марго, которая объяснила ему, что так обычно и поступают большинство опытных пилотов компании. Конечно, даже стандартные истребители являлись отличными боевыми машинами, однако профессионалы улучшали их, как могли, не скупясь оплачивать дополнительные услуги тыловиков, ведь даже минимальный перевес в скорости, маневренности или энерговооруженности мог, в конце концов, оказаться именно той соломинкой, которая и склонит чашу весов в бою на твою сторону.

Сергей придирчиво все осматривал, проверяя каждую мелочь, однако техник понимающе к этому отнесся, охотно рассказывая о сути проведенной модернизации:

- Движок разогнанный тебе воткнули, из новой партии, на двадцать три процента большую тягу выдает, чем стандарт. Еще псевдокрылья немного увеличили, теперь там на один пилон с каждой стороны больше помещается... Ну, в уязвимых точках, как водится, броню нарастили - новая мощность ионного движка все это вполне позволила. Так же заменили стандартные органы управления на улучшенные, с уменьшенным временем отклика, - тебе, с твоей заявленной скоростью реакции и пси-способностями, это будет весьма полезно. Что еще... Заднюю оборонительную турель поставили лазерную, от тяжелого штурмовика, по весу и типоразмеру она практически такая же, как и старая, но пришлось установить более мощный реактор. Ну и вместо штатной пилотской капсулы воткнули сюда кокон от дальнего разведчика, если, не дай бог, собьют, сможешь пару недель в нем проболтаться, да и покрепче он будет, более устойчив к повреждениям. В общем, машинка и так неплохая была, ну а мы, считай, подогнали ее под «5++» поколение - отличный вышел аппарат.

Тридцатиметровый истребитель и впрямь смотрелся замечательно. Покоящийся на коротких полутораметровых стойках, вытянутый черный треугольник аэродинамической формы мог использоваться и в верхних слоях атмосферы, впрочем, только в крайних случаях - все-таки в воздушной среде он становился довольно неповоротливым. Основным его предназначением все же являлись бои в космосе. Скорострельная импульсная пушка в носу, калибром в тридцать миллиметров, десять пилонов для крепления ракет, по пять с каждой стороны, задняя противоракетная турель и хорошее бронирование - все это выглядело внушительно и вселяло уверенность в своих силах.

- Отличная работа, спасибо - констатировал Сергей, и перевел мастеру оставшуюся часть оговоренной суммы.

Действительно, все оказалось сделано по высшему разряду, помимо проведенных изменений, все узлы истребителя были тщательно проверены и настроены, а бортовая управляющая программа прошла самое последнее обновление.

- Да чего там, обращайся, если что.

Они ударили по рукам, и довольный техник ушел отмечать свой внеплановый приработок. Сергей еще немного побродил вокруг корабля, а потом залез внутрь выдвинутого наружу пилотского кокона, который по его команде плавно втянулся в центр перехватчика, туда, где находилось самое защищенное место у этой машины. Затем он подключился к управляющей программе, буквально слившись сознанием с истребителем, и запросил у диспетчера возможность тренировочного полета. Через пару минут разрешение было получено, и «Миг», подхваченный силовыми захватами, со штатного места в ангаре переместился на разгонную дорожку, тут же пошел обратный отсчет времени, а на цифре ноль Сергея вдавило ускорением в пилотское кресло и выстрелило в открытый космос.

В экстренных случаях, для отражения массовой атаки, они могли стартовать и прямо с посадочной палубы, при этом поднимались бронестворки, обнажая открытый космос, а воздух в помещении продолжала удерживать лишь тонкая пленка силового поля. Однако в стандартном протоколе для старта использовали одну из специальных разгонных систем - так машина получала большой импульс скорости, на пределе действия своих антигравов, что делало ее менее уязвимой непосредственно при взлете.

 Стабилизировав полет, Сергей немного отлетел от авианосца и занял эшелон согласно указаниям диспетчера, начав тестирование аппарата. Истребитель управлялся прекрасно, незамедлительно реагируя на команды даже при выведенных в максимальный режим имплантах, возросшая масса компенсировалась более мощным движком, и отличия в пилотировании от стандартной машины оказались минимальными. Специальная аппаратура и программы, предназначенные для пилотов, обладавших пси-способностями, помогала лучше контролировать пространство, добавляя красок в информационное пространство боя, встраивая в стандартные схемы виртуальные конусы будущего.

Покрутив немного фигуры высшего пилотажа, он направился на полигон, организованный рядом с местом дислокации авианосной ударной группы. Пролетая мимо крейсеров и эсминцев ближнего охранения, Сергей добрался до внутреннего периметра обороны, состоящего из среднего класса кораблей различных типов, в том числе и разведчиков РЭБ(1), которые заранее засекали возможные угрозы для авианосца. Здесь, внутри контролируемой территории, располагался тренировочный полигон, включающий в себя автоматические зонды, имитирующие сигналы различных типов кораблей, летающие мишени, выставлявшие реальные помехи и другое необходимое для обучения оборудование.

Когда АУГ передислоцировалась, полигон за несколько минут сворачивался и так же быстро технические команды развертывали его уже на новом месте - тренировочный процесс вне главной базы не должен был прекращаться. Вот и сейчас здесь сразу несколько троек отрабатывали совместные действия в бою.

Сергей дождался разрешения и начал свою тренировочную программу, захватывая верткие цели и осуществляя виртуальные пуски ракет и противоракет, сближаясь и атакуя «противника» из носовой пушки, уклоняясь от ответных «выстрелов», пока его не отвлекло сообщение от одной из тренирующихся по соседству групп.

- Эй, Гризли, против мишеней крутишься ты неплохо, а слабо против реальных пилотов, скажем, на тысчонку рублей, а?

Позывной «Гризли» ему придумал начальник центра летной подготовки, где он сдавал экзамены на сертификат пилота третьего класса. Сначала, правда, тот, по традиции, поинтересовался его мнением, как у показавшего высокий результат, но пилотов с идентификатором «Серж» в компании оказалось уже двенадцать, различающихся лишь порядковым номером, и он, не ожидавший такого, сходу придумать ничего не смог. В голове у него крутились какие-то соколы, беркуты и молнии, на что майор ему выдал: «Серж, Сергей..., хм, Серый... хваткий... так что будешь ты «grizzly»(2) - то есть Гризли, по нашему, так и запишем».

Действительно, так его и записали в базе данных пилотов «Витязей», и это было еще ничего, парня, сдававшего вместе с ним, вообще окрестили «Цаплей». На просьбу последнего о присвоении ему позывного Ястреб, майор отшутился: «Какой тебе Ястреб, Цыплаков, у тебя процент попаданий не выше шестидесяти, так что будешь ты Цаплей». То, что прозвище нескладного паренька сослуживцы быстренько переделают, поменяв первую буквы в нем на «С», сомневаться не приходилось, так что своим новым позывным Сергей, в общем-то, остался вполне доволен.

Судя по идентификационным данным пилота, вышедшего на связь, это оказался некий Гастелло, который принадлежал к известному в компании подразделению «Грифоны», группе, состоящий из лучших и самых опытных пилотов. Видимо тот решил прилюдно «взять на слабо» новичка, надеясь развлечься и срубить с него немного деньжат. Можно было и отказаться, однако, помимо хоть и небольших, но все же репутационных потерь, Сергею просто хотелось опробовать свой модернизированный истребитель против реального и, к тому же, явно сильного противника. Все же в «Грифоны» слабаков не брали, так что поверить свои силы будет полезно.

- С тобой, один на один, в тренировочной зоне? Готовь денежки! - передал он.

- Ха, тогда начали, влетаем с разных концов полигона и там уже «кто на что учился», - связь держалась прекрасно, так что усмешка и превосходство в голосе соперника различались отчетливо.

- Хорошо, надеюсь только, ты меня таранить не вздумаешь, когда я тебя сделаю - ответил Сергей, занимая свое место у стартовой зоны.

 Позывной соперника он знал из учебной базы «История авиации и космофлота» второго уровня, входившей в имперский мобнабор.

- Это уж как получится, - засмеялся тот, - Начали!

Группы по соседству прекратили свои тренировки и подлетели поближе, принявшись с жаром обсуждать возможный исход учебного боя, и даже, как он слышал из переговоров, делали на этот исход немалые ставки. Котировки оказались пять к одному не в пользу новичка, но Сергея это особенно не напрягало, даже если он и поиграет, то все равно получит бесценный опыт за относительно небольшие деньги.

Влетев в учебную зону с разных сторон, соперники начали маневрирование, ускорившись и пролетая через условное астероидное поле, имитируемое искином «Мономаха» прямо на системы отображения обстановки, в том числе и на визуальные, выводя пилотам комбинированную виртуальную картинку. Сближаясь, первыми ракеты выпустил его условный противник, управляющий таким же «Миг 50МК-3», так же явно прошедшим некое усовершенствование. Резким маневром Сергей ушел в сторону, отстреливая противоракеты, выпуская ловушки-имитаторы и ставя помехи, одновременно с этим посылая уже свои «гостинцы» в ответ.

Спустя непродолжительное время таких маневров, истратив большую часть ракетного боезапаса, каждый из них получил по паре близких подрывов боеголовок, просадивших щиты. Противник оказался очень хорош, Сергей держался на уровне лишь за счет своих пси-способностей, резко маневрируя и постепенно выбиваясь из сил, и вскоре опыт соперника все же сыграл свою роль. С большого расстояния впустив последние «Р-80», Сергей остался без основного вооружения, а успешно отразивший все его атаки Гастелло, уже не опасаясь, на форсаже описал петлю, заходя ему в хвост, сближаясь для уверенного поражения цели сэкономленной им парой ракет.

Выпущенные с близкого расстояния, они уверенно навелись на его истребитель, к этому моменту противоракеты у Сергея так же закончились, а на ловушки изделия имперских спецов не повелись, уверенно приближаясь к цели. Оборонительная турель в задней полусфере сумела подстрелить одну из них, но вот вторая безнаказанно приблизилась к нему и произвела свой подрыв в непосредственной близости от корпуса истребителя. Информационное меню окрасилось красными сигналами и звуками тревоги, сигнализируя о многочисленных повреждениях, остатки щита все же помогли ему «условно выжить», однако «Миг» получил множественные повреждения, хотя все еще каким-то чудом поддавался управлению.

Заходящий сзади истребитель условного противника хотел, видимо, добить подранка из носовой пушки, но мощь выстрелов его модифицированной задней турели оказалась для него некоторым сюрпризом. Скорее всего ветеран просто не ожидал таких модификаций у машины какого-то новичка, не сумев точно определить все изменения. Так что, словив пару мощных лазерных оплеух, окончательно сбивших его щит, на маневрирование и уклонение от этих выстрелов тот потратил несколько больше времени, чем было нужно, и Сергей, сориентировавшись, предпринял единственное пришедшее ему в голову в те секунды решение. Буквально на мгновение резко врубив антигравы и отключив двигатели, он, задирая нос своей машины, совершил «кувырок с переворотом» и продолжил полет соплами вперед, поймав в прицел приближающийся истребитель «противника», зажав гашетку и посылая в него трассеры тридцатимиллиметровых виртуальных снарядов, одновременно с этим наблюдая такие же «огненные плети», стегавшие его в ответ.

В итоге искин присудил им обоюдное поражение, посчитав, что оба пилота «условно погибли». Тут же в эфире загудели зрители, беззлобно подтрунивая над облажавшимся профессионалом, ведь такой размен с новичком они по-другому воспринимать и не могли. Сергея же многие поздравляли с «победой», хотя сам он так не считал, отшучиваясь в ответ - в реальном бою такой результат его, конечно же, совершенно бы не устроил, даже сумей он вовремя катапультироваться с поврежденного истребителя. Тем более что, если бы не некоторая недооценка соперника, то Гастелло просто мог расстрелять его с дальней дистанции, не торопясь входить в зону действия оборонительной турели.

- В общем, Гриз, - сократил так его позывной командир «Грифонов», майор Липских, - будешь в тренажерной зоне, подходи к нам, пропуск я выпишу. Потенциал у тебя есть, потренируешься с нами, если, конечно, захочешь, интуитам мы всегда рады.

- Непременно воспользуюсь вашим предложением, сэр, - ответил он.

 Возможность чему-то научиться у лучших пилотов компании многого стоила, так что вылетел он сегодня весьма удачно. Тренировки и развитие пси он не забрасывал, пользуясь и подарком Марго, стараясь органично вплести свою «чуйку» в навыки пилотирования, даже то небольшое преимущество, которая она давала, в бою на таких скоростях значило многое.

«Ну и тысяча осталась при мне», - усмехнувшись, подумал Сергей, ведя истребитель на посадку к ангару «Мономаха». После недавней покупки «Тактики современного боя» шестого уровня, даже совершенной с существенной скидкой, денег у него опять практически не осталось.

Однако питание в столовой предоставлялось бесплатно, притом вполне качественное, сбалансированное и вкусное, хотя и не отличалось каким-то особым разнообразием. Марго так же оказалась девушкой довольно неприхотливой, да и бонусные баллы иногда все же капали, впрочем, их он практически полностью тратил на обучение под разгоном.

«Скоро день выплат, так что до конца месяца уж как-нибудь протяну, хотя бы и на этом странном «боршче», неизменно имевшимся в меню у здешних поваров», - размышлял Сергей таким образом, устало выбравшись из пилотского кокона и направляясь в столовую.

Прошедший учебный бой многое ему дал, но и вымотал изрядно, так что срочно требовалось восстановить силы, о чем недвусмысленно напоминал и желудок. Поэтому «комплексный обед», как называли здесь дежурный набор блюд, был бы весьма кстати, решил он.






Сноски:РЭБ - разновидность вооружённой борьбы, в ходе которой осуществляется воздействие радиоизлучениями (радиопомехами) на радиоэлектронные средства систем управления, связи и разведки противника.Grizzly (англ.) - серый, с сильной проседью. Североамериканский серый медведь гризли - grizzly beer.

Глава 1. Часть 2



Сергей все так же принимал активное участие в тренировках и отборочных соревнованиях по различным дисциплинам, таким как практическая стрельба, рукопашный бой и тактический симулятор командира. Во всех трех дисциплинах он вышел в финалы, причем в первых двух оказался лучшим среди пилотов авиагруппы, опять уложив Марго на лопатки, которая по итогам состязаний заняла второе место в рукопашке и четвертое в стрельбе.

Девушка на него уже не обижалась, за время многочисленных тренировок привыкнув к своим поражениям, и, кажется, даже немного им в тайне гордилась. В тактике у него все было не так радужно, сказывалось отсутствие необходимых специализированных знаний по управлению подразделениями. Однако закончив усвоение общей базы «Тактики современного боя», он все же вышел из группы в первой пятерке, что являлось очень неплохим результатом, ведь в этом соревновании обычно принимали участие лишь хорошо обученные офицеры. Самого Сергея, кстати, по результатам аттестации на «Пилота малых кораблей третьего класса», повысили в звании до уоррент-офицера, что, в купе с новой должностью, весьма положительно сказалось на его жаловании.

Финал соревнований по традиции проводился на главной базе, куда и откомандировали вскоре победителей промежуточных игр, в числе которых оказался и сам Сергей. Марго задерживалась в патруле и должна прилететь туда позже и своим ходом, так что встретиться они планировали уже на месте. Среди других отобранных в финалы участников вместе с ним на этом малом транспортнике на базу вылетел и Шустрый, его бывший сослуживец оказался отличным стрелком и неплохим рукопашником, заняв третье и пятое места соответственно. С этим парнем он поддерживал вполне дружеские отношения, и даже свой проигрыш в отборочных соревнованиях тот воспринял вполне спокойно, так что, встретившись на борту, они сразу же разговорились, делясь последними новостями и обсуждая особенности пилотирования различных систем.

Перед очередным гиперпрыжком, когда корабль уже практически набрал нужную для этого скорость, в салоне транспортника вдруг резким зуммером сработал сигнал тревоги, и освещение окрасилось тревожным красным цветом. Одновременно с этим всем пассажирам на нейросети пришел файл оповещения ранга «А3», индекс и ранг сообщения означал, что им не нужно было готовиться к бою сию секунду, и оставалось какое-то время, чтобы прочитать послание и разобраться в ситуации, что он и сделал.

Оказалось, что дела у них обстояли довольно паршиво, что, в общем-то, было ожидаемо при тревоге с индексом подобного типа. В рассылке указывалось, что круизный лайнер «Царица Мария», названный так в честь покойной бабушки нынешнего Государя Императора, за каким-то чертом поперся на самую окраину разведанного пространства, где и подвергся неожиданной атаке объединенных пиратских сил, собранных несколькими местными группировками. Как ни удивительно, но нападающим удалось уничтожить охранный ордер, нанятый в ЧВК «Витязи», состоящий из корвета и пары эсминцев, а сейчас они уже расправлялись с оставшимися малыми кораблями, готовясь приступить к абордажу лайнера, который болтался неподалеку застопоренным, с отстрелянными двигателями, сигналя о помощи на все окрестные системы.

«Черт бы побрал этих аристократов и зажравшихся богатеев, - раздраженно пожелал он им всем скопом, по примеру других торопливо облачаясь в свое снаряжение, баулы с которым им быстро притащили техники из багажного отделения, специально посланные туда капитаном-абордажником, согласно протоколу принявшим командование над этой «сборной солянкой». «Ну чего им не хватало у себя там в Империи, на родовых планетах-вотчинах или в той же столичной системе, - проносились у него в голове такие мысли, в то время как руки привычно и заученно совершали необходимые действия, - А теперь, выходит, что всех этих важных шишек, отправившихся в модный последнее время круизный рейс, придется спасать любой ценой, даже ценой своих жизней».

Отказ участвовать в операции во время тревоги подобного ранга предусматривал однозначное и немедленное наказание от старшего офицера, которое тот приводил в исполнение немедленно - в виде показательной казни провинившегося. Это потом, после боя, в спокойной обстановке можно будет повозмущаться и выставить командованию какие-то претензии. Ну а сейчас всем им придется, вместе с другими кораблями, случайно оказавшимися поблизости, совершить самоубийственный рейд, задуманный для спасения всех этих родовитых задниц.

Впрочем, наверняка у руководства компании другого выхода попросту не имелось, хотя те же «Витязи» формально и считались частной компанией, но особо даже и не скрывали, откуда тут ноги растут. Так что поступить по-другому они никак не могли, да и репутационные потери, случись что с пассажирами, окажутся весьма неприятны. Они и так наверняка уже будут весомыми, однако если не предпринять сейчас самые решительные меры для спасения гражданских, то эти потери в итоге возрастут многократно, а рейтинги компании на международных биржах упадут далеко в красный сектор.

Все это было, в общем-то, вполне понятно и очевидно, однако энтузиазма никому все же не добавляло, ведь, как всегда и получается, где-то наверху облажались - а расхлебывать последствия предстояло уже им. Так что благодаря чьей-то некомпетентности героев сегодня точно прибавится - главное тут не попасть в их число, прикинул Сергей.

На соревнования он захватил свой новый комплект снаряжения, с которым обычно и тренировался, так что быстро залез в легкий бронескаф шестого поколения, носящий наименование «Адаптация СВ», от которого был просто в восторге. Новейшее изделие нисколько не снижало скорость движений, одновременно будучи и очень комфортным, и обладая превосходной защитой. Правда все лишнее, вроде дополнительных модулей разведки, газоанализатора, сейсмодатчиков и прочего он с него снял - в пилотировании они были ему ни к чему, только занимали место и тратили энергию, так что еще в самом начале он сделал выбор в пользу большей живучести систем жизнеобеспечения. Но броня у этого изделия имперских оружейников не уступала многим более старшим классам от других производителей, так что все же была куда лучше, чем у стандартного пилотского скафа.

Следом Сергей достал большой кейс с комплексом «Коса СПН» и различными модулями к нему, сейчас тот представлял собой импульсную пехотную винтовку стандартных размеров, с которой он в последний раз проходил тренировочный лабиринт. Однако для тесных технических отсеков «Царицы Марии» предпочтительнее будет другая комбинация, решил Сергей, и по-быстрому пересобрал на этой основе крупнокалиберный пистолет-пулемет, в штурмовом его варианте, когда ствол ставился укороченный, под увеличенный калибр, для повышения поражающей способности боеприпасов.

Собственно, сами боеприпасы при такой сборке использовались калибра девять миллиметров, и в магазины он набил в основном экспансивные пули, запрограммированные на подрыв практически сразу же после контакта с препятствием. Даже разогнанные магнитным полем до впечатляющих скоростных величин, они не проникали глубоко внутрь перегородок корабля, оставляя целыми его приборы и механизмы. Для не обладающих обычно какой-то серьезной броней пиратов раскрывающиеся с микровзрывом в теле девятимиллиметровые пули-снаряды подходили как нельзя лучше.

Однако на всякий случай, два шестидесяти зарядных магазина, помеченные отдельно, Сергей все же набил бронебойными стрелками из обедненного урана. При выставленной в максимальный режим мощности импульса, с близкого расстояние они могли пробить и тяжелую броню шестого, а если повезет попасть в уязвимые места, то и седьмого классов. К тому же эти самые стрелки, изготовленные методом спекания металлического порошка под давлением, при попадании в препятствие на большой скорости обладали эффектом самозаточки, пробивая самую крутую защиту, а образовавшаяся урановая взвесь легко воспламенялась внутри брони, являясь еще одним поражающим фактором. Как его просветили абордажники, у пиратов в плане снаряжения и экипировки все обстояло весьма индивидуально, и, хотя большинство из них обычно оказывалось защищено очень слабо, порой попадались и наглухо забронированные «экземпляры» в самой современной броне.

Гранат, мин и прочего саперного снаряжения ни у кого из них, к сожалению, с собой не нашлось. Учебные варианты им должны были выдать перед соревнованиями уже на месте, но вот короткий подствольник с тридцатимиллиметровыми снарядами повышенной мощности у него все-таки в комплекте имелся, так что Сергей, недолго думая, закрепил этот модуль на своем оружии. Единственное, чем он ограничился - это экипировал побольше плазменных гранат, отличающихся четко ограниченной зоной поражения, а осколочно-фугасных и других типов взял по минимуму. Все-таки работать придется внутри корабля, набитого гражданскими, так что необходимо соблюдать повышенную осторожность, о чем их всех дополнительно предупредил еще и тот самый офицер, принявший над ними командование.

Клинок «Мечей Востока», бывший предметом зависти всего абордажного отделения «Мономаха», он подвесил в подходящем креплении на скафе, так же, как и специально заказанные в корабельной мастерской иглы из дорогущей бронекерамики. Последние обладали отличной бронебойностью и хорошей аэродинамикой - лучшей, чем те мини-снаряды, которые Сергей захватил со старого китайского комплекса. Тренировки в пси с ними он не прекращал, постепенно улучшая свой навык телекинетика, хотя и довольно маленькими шажками, но последовательно и неуклонно. Так что вблизи уже мог разогнать их практически до скорости пули, выпущенной из какого-нибудь безгильзовика, правда, вложив при этом много сил в каждый бросок, поэтому сейчас больше четырех игл сразу он с собой и не таскал.

В самом конце этих быстрых сборов и привычный ему трофейный «Кольт» занял свое место в открытой кобуре, закрепленной у него на бедре. С этой «машинкой» расставаться он не собирался, пусть пистолет и выдавал всего восемь зарядов на максималке, однако поражающая и пробивная способности у капсулированной плазмы, как правило, оказывались вне конкуренции.

Глава 1. Часть 3



Закончив приготовления, Сергей огляделся вокруг. Большинство его попутчиков также оказались полностью экипированы, по готовности подтягиваясь к одному из двух выходов, аварийному и основному, где командир и его заместитель распределяли тех по командам для скорого штурма. Всего в этом рейсе на данном малом транспортнике летело около шестидесяти специалистов младших званий, отобранных в финалы различных соревнований, а также несколько офицеров сопровождения, теперь командовавших отделениями в одной из новосозданных штурмовых групп.

В такое отделение попали и Сергей с Шустрым, приписанные к нему командиром. Его приятель оказался одет в стандартный пилотский бронескаф, имевший хорошую систему жизнеобеспечения, но бронированный довольно паршиво, всего лишь по третьему классу защиты. А вот с вооружением дела у него обстояли куда лучше - плазменный штурмовой комплекс «Печора» не оставит шансов даже самому защищенному противнику. Правда, применять его внутри отсеков корабля нужно будет с особой осторожность, но уж это-то Шустрый умел прекрасно, не зря же именно с этим «монстром» он и попал в финал стрелковых состязаний.

 Долго находиться в готовности им не пришлось, вскоре по общей тактической сети пришло оповещение о том, что пираты уже высадили абордажные группы на «Царицу Марию», а через семь минут они и сами уже вывалились из гиперпространства в нужной системе, на всех парах помчавшись к громадному круизному лайнеру. В этом прорыве сводную группу сопровождал патрульный крейсер и несколько кораблей малого класса, также случайно оказавшиеся поблизости во время тревоги, находясь в готовности к гиперпрыжку.

Сергей, как и другие, похоже, молился про себя, уповая на то, чтобы транспортник не сбили до момента стыковки, а сводная корабельная группировка быстрее занялась бы противником, отвлекая от них внимание. Лучше всего себя в тот момент, наверное, чувствовали абордажники, привычные к такому ожиданию, и все до единого, как в очередной раз уверился он, являвшиеся законченными фаталистами. Эти парни даже умудрялись подшучивать над остальными, непривычными к подобного рода ожиданиям, немного разряжая гнетущую атмосферу ожидания.

Распределенные поровну в каждую из групп, штурмовики, по задумке командира, должны стать неким ударным ядром отрядов, и эту задумку Сергей всецело одобрял. Экипированные в тяжелые бронескафы массивные фигуры, увешанные разнообразным вооружением, смотрелись довольно грозно и придавали уверенности даже самому последнему каптенармусу из службы снабжения - а они тут также присутствовали, вместе со всеми готовясь сейчас к штурму.

При подлете к цели активировался общевойсковой канал, созданный для наспех собранного подразделения, и у всех причастных появилась возможность наблюдать за тем, как выпрыгнувшие из гипера корабли компании с ходу вступают в сражение с пиратскими силами, оказавшимися, на удивление, довольно многочисленными. Легкий крейсер, несколько корветов и эсминцев, пара авиаматок, роящиеся вокруг торпедоносцы, штурмовики и истребители, четвертого, а чаще и пятого поколений - все это выглядело явно избыточным для захвата гражданского лайнера, даже охраняемого серьезными, по местным меркам, силами.

Раньше выделяемого «Витязями» сопровождения всегда хватало для защиты от отдельных групп местных пиратов, каким-то могучим флотом не обладавших и предпочитающих обычно не рисковать, нападая на подобные хорошо защищенные цели. Сейчас же здешние «романтики свободного космоса» собрали довольно мощную группировку, и, если бы не потерянный пиратами в самом начале сражения корабль РЭБ, оплавленный остов которого Сергей смог опознать на тактической карте, то нападавшие, задавив системы связи и без проблем перебив охрану, имели бы достаточно времени для тщательного и вдумчивого потрошения богатого судна.

Ну и для взятия в заложники пассажиров, само собой, коих на этом трехкилометровом лайнере хватало, и, как Сергей подозревал, которые и являлись основной целью данного налета. Еще бы, если за того же владетельного князя родня запросто скинется всей планеткой, в добровольно-принудительном порядке, а за такие суммы пираты, похоже, оказались готовы на риск, поставив на кон если не все, то многое.

Да и сейчас у нападавших имелись неплохие шансы на успех, соотношение сил все еще явно оставалось не в пользу «Витязей», и еще часа два ситуация не изменится, пока сюда не подтянутся основные силы корпорации, вызванные из близлежащих секторов. Однако этим подкреплениям еще нужно время, чтобы разогнаться для совершения гиперпространственного прыжка, причем ориентироваться нужно на самые медленные из них, ведь посылать сюда помощь поодиночке командование явно не станет, собирая синхронизированную ударную группу. Так что сводным отрядам придется как-то это время продержаться, блокируя действия пиратов, препятствуя похищению гражданских.

Однако для начала нужно было еще просто-напросто выжить и добраться до цели, что, учитывая сложившуюся обстановку, удавалось далеко не всем. Прорываясь сквозь кипящую вокруг «собачью свалку», транспортник, на борту которого они находились, вместе с другими подобными кораблями, использующимися сейчас в роли абордажных судов, являлся довольно лакомой и беззащитной целью, находясь у вражеских артиллеристов и истребителей противника в приоритетном листе поражения.

Наблюдая, как по мере приближения к огромному корпусу «Царицы Марии», периодически гаснут отметки «дружественных целей», невольные штурмовики изо всех сил мысленно подгоняли пилотов, и так выжимавших из стандартных движков все возможное и сверх того, безжалостно расходуя их ресурс. Даже осознавая то, что внутри лайнера штурмовые группы ждет сражение с крупными вражескими силами, прорвавшимися туда ранее, в тот момент все они предпочли бы побыстрее очутиться на борту круизного судна, несмотря на свои размеры из-за обилия прозрачных куполов и переходов выглядевшего каким-то ажурным, игрушечным и несерьезным. Тогда у них хотя бы появится шанс постоять за себя - а тут им оставалось только молиться, полагаясь на удачу.

К сожалению, как вскоре стало понятно, удача кое-кого из них сегодня явно обошла стороной. Очередной истребитель сумел-таки прорваться к цели, и, вероятно истратив все ракеты в бою, прошелся по транспортнику длинной очередью из своей носовой пушки. А она у этой машины производства Восточного Союза имела калибр в тридцать семь миллиметров, как успел вспомнить Сергей, когда салон с грохотом прошили снаряды, разрывая людей и обстановку внутри в клочья, оставив в самом корпусе неровные рваные дыры, через которые с шипением наружу устремился весь воздух.

Все произошло в тот момент, когда бойцы уже освободились от страховочных ремней, покинув свои места и столпившись у точек выхода, готовясь к штурму. Почувствовав острую опасность, перебившую все остальные тревожные ощущения, успев только загерметизировать бронескаф и толкнуть вниз Шустрого, он упал на пол, судорожно вцепившись в крепление ближайшего ряда сидений, когда очередные выстрелы из скорострельного орудия, выпущенные по ним противником, повредили, видимо, антиграв, так как в салоне воцарилась невесомость. Точнее, как понял он, немного отстраненно отмечая обстановку вокруг, пытаясь удержаться, вцепившись в ближайшее кресло - в салоне царил Ад или его преддверие.

Корабль закрутило, на заляпанных кровью обзорных экранах с бешеной скоростью мелькали звезды и картины сражения, разворачивающегося вокруг. Кувыркаясь в невесомости, по салону летали и сталкивались какие-то обломки, части тел, убитые и раненые бойцы, фонтанирую кровью из обрубков конечностей и страшных ран в теле.

Кто-то в момент разгерметизации просто не успел одеть шлем, выпустив его из рук при толчке, потеряв сознание во время резкого падения давления, задыхаясь сейчас в безвоздушной среде или ломая шеи и разбивая головы при сильных ударах о переборки. Конечно, по тому же имперскому уставу перед абордажем из корабля откачивается весь воздух заранее, а штурмовики ждут стыковки в своих скафах, в полной готовности. Но данный транспортник гражданского типа просто оказался не предназначен для подобного рода задач, да и в сводной группе наемников нашлось немало тех, кто пренебрег этим опытом, написанным кровью, пополнив собой ряды погибших.

Вражеский истребитель не прекращал обстрел транспортника, добавляя хаоса в царившую на борту обстановку. Однако пилоты корабля, по-видимому, все еще оставались живы, пытаясь стабилизировать машину, которая подстреленной тушей неслась, беспорядочно вращаясь и паря воздухом из пробоин, прямо на махину круизного лайнер. Таким образом, маневрируя разбалансированными движками, команда пыталась затормозить практически неуправляемый транспортник, но на людях внутри него это сказывалось катастрофически.

Сергей в это время сконцентрировался на том, чтобы просто-напросто удержаться на месте при резких рывках, не сорвавшись в «свободный полет», угодив в это мельтешение тел и обломков. Он так на этом сосредоточился, что едва не пропустил пришедший от экипажа сигнал.

- Всем внимание, стыковка ожидается жесткой! До столкновения пять... четыре...три...два...один...

После окончания отсчета последовал страшный удар, с которым транспортник проломил один из обзорных куполов круизного лайнера. Влетев внутрь, он заскользил по верхней палубе, снося переборки, дорогую обстановку и подминая под себя людей, случайно оказавшихся на траектории его движения, не разбирая, пират ли это, или кто-то из пассажиров и обслуживающего персонала. При разгерметизации ближайших помещений прямо в открытый космос вместе с обломками и частями тел погибших выкинуло и живых, тех, кто все еще находился в тот момент в поврежденных отсеках, впрочем, таковых уже оставалось немного.

В конце концов, ударившись об одну из опорных стоек, избитый транспортник развалился на части, и Сергея, вместе с другими бойцами сводной группы, живыми и мертвыми, по инерции выбросило наружу. Гравитация на лайнере все еще исправно работала, так что его проволокло по полу, крепко приложив о переборку и завалив сверху разнообразным мусором.

Но этого он уже не заметил, отключившись еще при самом первом ударе.


Глава 2. Часть 1



- Серж, очнись, очнись мать твою! - кричал кто-то над ним, тормоша и пытаясь привести в чувство.

На миг ему даже показалось, что он все так же валяется в переулке на тридцать второй улице, пытаясь прийти в себя после стычки с «Девятками». Однако, выплыв из тумана беспамятства и окончательно очнувшись, Сергей разглядел над собой лицо Шустрого, скрытое за прозрачным забралом пилотского скафа. Рядом, подсвеченные зелеными рамками боевой информационной системы, располагались еще несколько бойцов сводного отряда, пребывающие в разной степени потрепанности, и, как он понял, приподнявшись и оглядевшись вокруг, их семерка оказалась единственной выжившей после столкновения с лайнером.

Разбитый и разломанный надвое транспортник все же в какой-то момент загорелся - видимо воспламенилось разлитое топливо из автономных маневровых движков, и хотя системы пожаротушения быстро ликвидировали возгорание, да и в бескислородной атмосфере сам по себе горел он недолго, но тем, кто все еще оставался на его борту, этого вполне хватило. Хорошо хоть клочья белой застывшей пены немного скрывали страшненькие внутренности разбитого корабля.

Из тех, кого выбросило наружу после удара, выжили немногие - в основном абордажники, облаченные в прочные бронескафы, да тройка бойцов в легкой броне. Везунчиками оказались Шустрый, какой-то техник в профессиональном комбезе, оснащенном множеством встроенных устройств и инструментов, ну и, собственно, он сам, в своем облегченном спецназовском бронескафе.

Сигнал автодоктора мигал тревожным бледно-желтым цветом, символизирую о полученных Сергеем многочисленных ушибах, в том числе и внутренних органов, нашлась у него и пара новых трещин в его многострадальных ребрах, но в целом все оказалось в пределах нормы. Впрыснутый аптечкой в кровь и откорректированный симбионтом специальный боевой коктейль убрал все болевые ощущения и принес с собой заряд бодрости и энергии, которого должно было хватить на несколько часов активных боевых действий. Потом, правда, без последствий не обойтись, однако все подобные негативные эффекты без проблем снимаются в медкапсуле - все равно ведь в нее так или иначе придется ложиться.

 Оставалось только дожить до этого момента, что, ввиду их нахождения на захваченном пиратами лайнере, представлялось делом довольно проблематичным. Сколько еще сюда прорвалось наспех собранных штурмовых групп, и в какой комплектации, они не знали, связь надежно глушилась, так что сейчас у них работали только прямоточные лазерные передатчики в скафах, но для этого приходилось постоянно держать собеседника в пределах видимости.

 Пси-поле так же оказалось заблокировано для его восприятия, и откуда у пиратов нашлись такие дорогие и редкие установки, можно только догадываться. Хотя радиус действия у этих устройств все же оставался небольшим, так что можно было надеяться, что на весь многокилометровый лайнер нападавшим их не хватило. Но сейчас, без привычного ему контроля пространства и отголосков чужих чувств, без своей «чуйки», ощущал он себя довольно некомфортно.

Командование принял один из выживших абордажников, знакомый Сергею еще по совместным тренировкам, звания они оказались одинакового, но штурмовик явно имел больший опыт в таких делах, так что спорить он с ним, конечно же, не стал - в данной ситуации это было бы просто глупо. Оставить без внимания такую их эффектную стыковку пираты никак не могли, так что с минуты на минуту можно ожидать появления здесь противника, а значит их маленькому отряду из семи человек рассиживаться тут явно не стоило.

Сергей оказался последним, кого они нашли живым в этой мешанине обломков. Вполне возможно, что где-то здесь оставались и другие выжившие, нуждавшиеся в помощи, но задерживаться на этом месте они не могли, поэтому, проверив оружие и снаряжение, быстро двинули к ближайшему герметичному шлюзу в конце одного из коридоров.

«Коса СПН» практически не пострадала, будучи надежно закрепленной в держателе за спиной, как, в общем-то, остался целым и сам бронескаф, вместе с расположенными на нем в специальных креплениях снаряжением и боезапасом. Ну а потертости, царапины и грязь вперемешку с кровью, не в счет - на боеспособности они никак не сказывались. Комплект модулей к оружию и дополнительные боеприпасы, конечно, сгорели, тут уже ничего не поделаешь, хорошо хоть сам жив остался, бодрился он мысленно. Все-таки девяностопроцентные потери личного состава еще до вступления в непосредственный огневой контакт немного шокировали.

- Построение стандартное, по типу три, - коротко скомандовал старший, и добавил, обращаясь к Шустрому с выжившим техником. - Для тех, кто не в курсе, поясняю - вперед не лезете, держитесь позади и смотрите по сторонам. Серж, ты пойдешь замыкающим, попробуем пробиться к кому-нибудь из наших. Огонь по усмотрению, но заряды и батареи экономьте, да и цельтесь внимательнее, здесь должно быть полно гражданских.

После такого короткого инструктажа командир приказал технику вскрыть переборку, чем тот и занялся, подключившись к техническому люку, за пару минут взломав систему управления отсека. Первая аварийная переборка тихо скользнула в сторону, скрывшись в специальной нише, и Сергея вместе со всеми обдало порывом ветра, вырвавшегося из небольшого шлюзового помещения, где, видимо, поддерживалась нормальная атмосфера. С трудом разместившись в шлюзе, они взяли на прицел следующую переборку, затем задраили помещение, в которое тут же с шипением начал закачиваться воздух и, подождав окончание процедуры выравнивания давлений, активировали открытие уже второй, внутренней аварийной защиты.

Сразу после этого резко рванувшие вперед фигуры в тяжелых бронескафах разошлись в стороны, выстроившись попарно вдоль стен довольно широкого коридора, тут же взяв на прицел все входы и выходы. Сергей от них не отставал, схватив замешкавшегося техника, он рванул следом за абордажниками, устроившись позади одной из двоек, присев у стены. Шустрый так же сориентировался, держась рядом со второй группой, прикрывая им тыл.

 Выдвинувшись вперед, они оказались, по-видимому, в какой-то прогулочной или рекреационной зоне. Коридор выходил на площадку, имевшую множеством укромных уголков, зелени и обзорных экранов, сейчас показывающих одно и то же сообщение о системной ошибке. Потихоньку продвигаясь, осматривая все закутки, не теряя бдительности, группа пока не встречала противника, обнаруживая лишь трупы персонала, не представлявшего ценности для пиратов, а потому просто расстрелянного захватчиками. Однако вскоре им встретились и первые выжившие.

- Здесь гражданские, - сообщил один из бойцов, осматривая одно из боковых помещений, скорее всего служившее какой-то подсобкой.

Как оказалось, внутри прятались, скрываясь от нападавших, сразу несколько человек - сотрудники обслуживающей компании и молодая пара молодоженов-туристов, которые отправились в этот круиз на свой медовый месяц.

Появление вооруженных массивных фигур в бронескафах сначала изрядно перепугало укрывшихся там людей, пока командир не рявкнул на них:

- А ну тихо! Мы вам ничего не сделаем, успокойтесь, мы сотрудники ЧВК «Витязи» - ваша охрана, пиратов здесь нет.

Быстро выяснилось, что одна из пиратских групп прошла тут совсем недавно, безжалостно убивая персонал и сгоняя куда-то всех пассажиров. Успокоив, как могли, выживших, они двинулись дальше, посоветовав последним никуда ни выходить до окончания зачистки, оставаясь на месте.

- Ну все, все Элли, видишь, теперь все будет хорошо.

Покидая помещение одним из последних, Сергей услышал, как успокаивал вздрагивающую в беззвучных рыданиях жену молодой человек, державшийся при появлении вооруженных незнакомцев лучше прочих, закрывая собой супругу.

- Скоро все кончится, вот увидишь, скоро мы будем в безопасности, дома, на Самаре, в моем родовом имении. Ну все, все...

Первое боестолкновение произошло в холле какого-то дорогого ресторана, через который они пробирались в поисках других штурмовых групп. Внезапно выскочившая на них двойка пиратов, ошеломленная неожиданной встречей, оказалась тут же снесена дружным огнем впередиидущих абордажников, вооруженных скорострельными роторными пулеметами. Однако тем самым они здорово нашумели, и в группу, поспешно отходящую техническими коридорами подальше от места этой скоротечной схватки, сразу же клещами вцепились преследователи, так что Сергею, идущему замыкающим, вскоре и самому пришлось вступить в бой.

Появившегося из-за угла в конце только что пройденного помещения пирата, не ожидавшего, видимо, так быстро на них вылететь и не успевшего юркнуть обратно, он снял короткой экономной очередью, предупрежденный заранее боевыми сенсорами о приближении вооруженного противника. Экспансивные пули легко прошили его легкий комбез и с микровзрывом раскрылись внутри тела, плеснув алой кровью на белоснежную стенку коридора. Переведя прицел с беззвучно осевшей на пол цели, он послал одну за другой сразу две осколочно-фугасные гранаты за угол, туда, откуда и выскочил ныне покойный, услышав после сдвоенного взрыва чьи-то громкие крики проклятий и боли, так что, видимо, все же кого-то он там зацепил. Гражданских на своем пути группа больше не встречала, по крайней мере живых, так что Сергей сейчас не опасался задеть взрывами гранат посторонних, добавив за угол еще парочку «гостинцев», после чего все крики оттуда окончательно стихли.

Сориентировавшись, командир изменил построение отряда, выделив двоих подчиненных к нему в тыл, взяв, таким образом, менее защищенных бойцов и вооруженного всего лишь легким пистолетом техника «в коробочку». Заменившим его парням, оказавшимися теперь замыкающими, практически сразу же пришлось отстреливаться, поливая мелькавших преследователей из своих пулеметов. Пару раз они и сами ловили попадания, но тяжелая броня спасла их от серьезных повреждений, хотя продолжаться так долго и не могло.

Вскоре впередиидущая пара бойцов наткнулась на заслон противника, замаскированный и укрытый в одном из пересечений корабельных коридоров. Легкую боевую дроидеку, вооруженную лазерным излучателем и прикрытую маломощным стационарным щитом, которой пираты в отсутствии связи управляли по прямому каналу, им удалось подавить, переключившись на спецпатроны, быстро истощив ее защиту и поджарив электромагнитными разрядами «мозги», расстреляв и живую силу врага.

Но командиру и его напарнику из передовой группы так же сильно досталось, поэтому им все же пришлось отступить в ближайшее боковое ответвление, укрывшись. Вместе с остальными, они закрепились в каком-то довольно просторном помещении, в котором без труда угадывалось казино, с его рулетками, карточными столами и массивными игровыми автоматами.

Глава 2. Часть 2



Оказавшись в окружении и сунувшись было прорваться, отряд понес первые потери убитыми - при этой попытке словил вражескую очередь, ставшую для него смертельной, тот самый техник, имя которого Сергей так и не успел узнать. Среди пиратов затесались какие-то хорошо вооруженные и экипированные бойцы в тяжелых бронескафах без знаков различия, так что, наткнувшись на расставленные вокруг заслоны и откатившись назад, группа заняла круговую оборону, контролируя обстановку.

Раненый в ногу абордажник, немного потеряв в подвижности из-за поврежденной конечности, словив ранее лазерный импульс, все-таки прожегший броню штурмовых доспехов, во время неудачного прорыва получил еще одно попадание, самостоятельно, впрочем, оттянувшись обратно. Однако тут он все же свалился, осев на пол и потеряв сознание, а оказывающий ему первую помощь Шустрый сообщил, показав Сергею и остальным знаками, что ранение у него тяжелое, так что еще на одного бойца у них стало меньше.

Едва успев сменить магазин на аналогичный, только заряженный бронебойными стрелками, Сергей, укрывшись, поймал в прицел высунувшуюся фигуру одного из тех самых неизвестных бойцов в высокотехнологичной броне, и выстрелил одиночным, попав тому прямо в голову. Закрытый бронешлем не выдержал столкновения с высокоскоростной оперенной пулей из обедненного урана, попадание отметилось вспыхнувшими на мгновение искоркам в месте пробития урановой стрелкой брони, хотя само небольшое отверстие на таком расстоянии заметить, конечно же, оказалось практически невозможно. Однако противнику этого вполне хватило, можно было только догадываться, что натворила высокоимпульсная стреловидная пуля, многократно рикошетируя внутри бронескафа, но вывалившегося мешком из-за угла вражеского бойца тут же за ноги затащили обратно товарищи.

Чудом успев нырнуть за свой импровизированный бруствер, Сергей пригнулся, пропуская над головой ответную очередь. От сваленных в кучу массивных игровых автоматов полетели куски пластика и стекла, вражеские пули с грохотом разносили его не слишком надежное убежище. Опустившись к самому полу, он быстро выглянул из-за угла, практически наугад стреляя в сторону врага, отправив следом и гранату из подствольника, заставив противника ненадолго заткнуться. Но дела его обстояли довольно паршиво.

Как, впрочем, судя по сообщениям общего боевого интерфейсу, они складывались и у всех остальных в их небольшой группе, да он и сам все прекрасно видел, держа товарищей в поле зрения. Еще один абордажник получил серьезные ранения, когда в преграду, за которой тот прятался, угодила реактивная граната, выпущенная кем-то из ручного гранатомета. Бойца, находящегося в бессознательном состоянии, с оторванной взрывом рукой и посеченным осколками бронескафом, оттащил в тыл Шустрый, который как-то само собой стал выполнять у них роль «штатного» медика, укрывшись за массивной барной стойкой и устроив там импровизированный лазарет. Так что, оставшись фактически втроем, Сергею и остальным стало гораздо труднее контролировать все входы и выходы в помещение, и тактическая карта группы засияла красными прорехами, показывая неприкрытые зоны в обороне участка.

Дальнейший бой слился для него в какую-то череду перебежек, попыток укрыться от вражеского огня и выстрелов, сделанных в ответ, стараясь подловить кого-то из вражеских бойцов, не дав им прорваться в зал. Жутко не хватало привычной «чуйки», но генераторы помех все еще работали где-то в ближайшем радиусе, так что действовать приходилось, полагаясь лишь на скорость, сенсоры и оптические сканеры бронескафа, да общую информационную систему постепенно редеющего подразделения, ранжирующей опасность, распределяя ее в работу бойцам.

Вот его короткая очередь пересекает одного из неосторожно высунувшихся пиратов, а следом уже ему самому приходится прятаться от ответных трассеров, разносящих роскошную обстановку игрового зала. Воспользовавшись моментом, в примыкающий коридор выскакивают две фигуры в тяжелой броне, на максимальной скорости пытаясь прорваться внутрь помещения, чтобы занять там позиции, поддержанные ураганным огнем остальных нападавших. Однако, мгновенно сориентировавшись, Сергей посылает туда плазменную гранату из подствольника, которая попадает прямо во впереди бегущего врага, взрываясь высокотемпературным облаком, вплавляя обугленную плоть вражеского бойца в потекший металлопластик доспехов. Второго из пехотинцев, дезориентированного близкой вспышкой плазмы, перекрещивают сразу две очереди из штурмовых пулеметов, так что тот, спотыкаясь, падает на пол, тяжелораненый, пытаясь отползти в сторону, но Сергей не оставляет ему этой возможности, несколько раз выстрелив бронебойными, заставив вражеского бойца замереть окончательно.

Попытавшуюся под шумок приблизиться с противоположной стороны группу, подсвеченную на карте, уничтожил Шустрый из своего плазменного штурмового комплекса, с одинаковой легкостью прожигавшего сквозные дырки как в человеческом теле, защищенном броней, так и в корабельных переборках. Благо, что сейчас они находились уже довольно далеко от наружного корпуса лайнера и могли не опасаться взрывной декомпрессии, да и не до раздумий им было - тут лишь бы выжить.

В какой-то момент Сергей немного замешкался со сменой позиции, добивая магазин в очередную группу противника. Эта заминка едва не стоила ему жизни, но в последний момент предупрежденный оптическим сканером об угрозе, он перекатом ушел в сторону, а в препятствие, служившее ему укрытием, угодила фугасная реактивная граната, оглушив его и отбросив дальше. Дезориентированный, он даже не слышал, а скорее ощущал, как где-то на грани сознания пищит автодоктор, впрыскивая лекарства, в глазах у него потемнело, а во рту ощутимо проступил вкус собственной крови.

Пришел в себя Сергей в каком-то закутке, оттащенный туда Шустрым. Интерфейс симбионта подмигивал тревожным оранжевым светом, сообщая о новых повреждениях организма, но дополнительная доза лекарств и симуляторов сделала свое дело, приведя его в чувство. Последствия, на удивление, оказались не слишком серьезными, бронескаф выдержал близкий подрыв, покрывшись отметинами от осколков, однако взрывной волной его нехило приложило об один из игральных автоматов, так что новые ушибы и контузия, конечно же, здоровья не прибавляли, но вести бой он еще вполне мог.

А обстановка вокруг складывалась довольно хреново. Вражеского гранатометчика все же сумел подловить командир, однако тот успел выпустить несколько зарядов, один из которых взорвался рядом с Сергеем, а второй окончательно добил раненых бойцов, угодив прямо за барную стойку. Разнеся там все, он, осыпав зал стеклом, заполнил его ароматами дорогого пойла, вперемешку с кровью, сгоревшей плотью и тонкой ноткой нитровзрывчатки.

Шустрый в этот момент оказывал первую помощь бойцу, которого подловили при перебежке, очередью из бронебойных выстрелов перебив голени, однако тот все же сумел, падая, перекатиться в укрытие. Так что в момент попадания гранаты его приятель как раз находился возле этого раненого, помогая ему, поэтому-то и остался жив после взрыва.

Полностью придя в себя и собравшись, подстегнутый адским коктейлем в крови, Сергей короткими перебежками добрался до командира, отметив, что напор нападавших немного стих. Противник сейчас довольно вяло постреливал, видимо, только для того, чтобы они не расслаблялись - не сумев взять их наскоком, тот явно что-то задумал.

- Командир, надо идти на прорыв, пробовать еще раз, а здесь нам все равно скоро конец, - запыхавшись, выдал Сергей, в подкате закатившись за укрытие, где держал оборону старший из абордажников.

- Да, черт, похоже, ты прав, откуда у них только такие бойцы взялись, да еще так круто экипированные? Твари явно что-то задумали, вот что, давай... - но договорить ему было не суждено.

Активные системы контроля звуковой обстановки, встроенные в его шлем, предупредили Сергея об опасности, так что он успел сориентироваться и, крутнувшись, сбить выстрелом спрыгнувшего откуда-то сверху минидрона, который после попадания в него пули вспыхнул ярким облачком плазмы. В этом небольшом устройстве без труда опознавалась диверсионную модель, применяемую спецназом Евразийской Республики, по крайней мере, именно так она и описывалась в усвоенной им недавно учебной базе. Этот небольшой паучок из композитных материалов обычно пробирался вентиляционными путями и нес в себе заряд взрывчатки, который активировал, сближаясь вплотную с заложенным в его параметрах оборудованием или просто-напросто цепляясь к живому противнику.

Все эти мысли у него мелькали, пока он на лету отстреливал прыгающих сверху дронов, заметив краем глаза, как Шустрый открыл огонь по противнику в другом конце зала. Наконец, подстрелив последнего «диверсанта», он присоединился к обстрелу подбирающихся к ним вражеских бойцов, свалив двоих и вынудив оставшихся отступить обратно. Однако эта внезапная атака дорого им стоила, они потеряли убитыми последних абордажников, оставшись с Шустрым вдвоем.

Один из этих «паучков» сумел все-таки запрыгнуть на спину командиру, активируя подрыв и прожигая концентрированной струей плазмы доспех, буквально выжигая все внутри. Не повезло и скованному в передвижениях, раненому в ноги бойцу - мелкий, но от этого не менее опасный дрон-диверсант добрался и до него. Так что сейчас внутри его бронеоболочки так же догорали обугленные остатки плоти, отражаясь язычками пламени изнутри забрала, прорываясь искрами наружу сквозь прожженную плазмой дырку в грудной бронепластине.

«Вообще, собственно, откуда у пиратов могут взяться эти чертовы дроны и дроидеки», - прикидывал он, коротким перебежками пробираясь к последнему оставшемуся в живых товарищу.

В борьбе дистанционно управляемой электроники против средств подавления и перехвата, давно победили последние, и современная РЭБ без особых проблем справлялась с современными же системами связи. Автономные машины являлись относительно дорогим и не слишком эффективным оружием, проигрывая в плане непредсказуемости тактики применения разумным операторам, а искины стоили так дорого, и были так громоздки, что единично устанавливались лишь на самых крупных кораблях, вроде того же тяжелого авианосца «Мономах».

Да и современные, мощные ЭМИ(3) гранаты, всегда присутствующие в экипировки солдат развитых государственных образований, сводили на нет практически любую защиту, просто-напросто выжигая всю сложную электронику. Поэтому-то, например, большинство современных бронескафов и оснащались шлемом с прозрачным забралом или, как в более дорогих моделях, поляризующимся лицевым щитком, срабатывающим при отключении внешних визоров под действием электромагнитного импульса - просто чтобы не остаться слепым в разгар современного боя.

Отдельные виды дронов использовались полицейскими силами государств и некоторыми диверсионными отрядами, вроде того же республиканского «KSK»(4), на бойцов которого оказался так похож этот неизвестный противник. По крайней мере оружие и снаряжение они применяли самое современное, производства все той же Евразийской Республики - хотя это, в общем-то, еще ни о чем и не говорило.

«А вот их слишком высокий для обычных пиратов уровень подготовки, - решил Сергей, мельком отмечая разнесенный игровой автомат, за которым он прятался секунду назад, - вот это уже говорит о многом... Но тут пусть руководство думает, нам же здесь просто нужно как-то спасти свои шкуры».

- Шустрый, надо валить, иначе все, вдвоем мы тут долго не продержимся! - прокричал Сергей, добравшись до товарища и отстреливаясь короткими очередями, быстро выглядывая из-за укрытия рядом с ним.

- Черт, ты заметил, насколько эти бойцы в тяжелой броне хороши, - возбужденно проорал в ответ его приятель, - Но тут и правда оставаться не стоит - снесут. На счет три, я выношу последней оставшейся батареей переборку, выставив все на максимум, а ты пройдись по ним из подствольника, охладив пыл, а то уже близко подобрались, твари... Раз... два...

На счет три Сергей принялся в бешеном темпе опустошать магазин подствольника, выпустив все осколочно-фугасные гранаты, начиненные мощной современной взрывчаткой и готовыми поражающими элементами. За его спиной Шустрый поливал плазмой закрытый переход в ближайший коридор, опустошив батарею практически на расплав ствола, а когда снес переборку и прятавшегося за ней противника, отбросил ставший уже бесполезным штурмовой комплекс, крикнув:

- Ходу, Серж, ходу!

Развернувшись, Сергей бросился за товарищем, который, вооружившись пистолетом погибшего ранее техника, несся вперед, прямо в пышущую жаром пробоину, которую поспешно заливала пеной система автоматического пожаротушения. Проскочив оплавленные стены коридора, едва не споткнувшись об обгорелые останки пиратов, скрючившихся на полу, они услышали запоздалые щелчки пуль о переборки, выпущенные опомнившимся противником, и выскочили в соседнее помещение, оказавшееся кухней соединенного с казино ресторанчика.

Догнавший приятеля Сергей крикнул ему, чтобы тот держался позади, а сам занял место в авангарде - как-никак вооружен он был сейчас куда лучше. Так что первым на очередной заслон противника выскочил именно он, сумев почувствовать его в последний момент, уловив напряженный азарт ожидания - видимо покинув наконец-то зону действия одного из генераторов. Мгновенно разогнав реакцию на максимум, одной длинной очередью он выпустил оставшиеся в магазине бронебойные патроны, свалив почти успевшего среагировать бойца в тяжелой броне, изрешетив его отметинами от множества попаданий. Рядом раздавались резкие выстрелы из безгильзовика, которым вооружился Шустрый, его товарищ опустошал свой магазин в двойку пиратов, скорее всего приданных этому бойцу в усиление.

Почувствовав внезапную опасность, идущую из соседнего перехода, и не успевая перезарядиться, Сергей, резко развернувшись, пси-импульсом послал в появившегося противника сразу две иглы из бронекерамики, интуитивно направив их в уязвимые места тяжелого бронескафа. Одновременно с этим он быстро сблизился с подраненным бойцом и, выхватив монокристаллический клинок, полоснул по ствольной коробке его штурмовой винтовки, дуло которой пытался навести на него неожиданно быстро опомнившийся враг. Сразу же после этого, проведя удар в забрало шлема, он добился того, чтобы вражеский боец отбросил заклинившее оружие и попытался защититься, подняв руки, а затем резко подшагнул к нему и вогнал кинжал тому прямо в подмышку. В этом месте броня бронескафа оказалась наиболее тонкой, так что кинжал без труда пробил ее, войдя на всю длину далеко не маленького лезвия.

Придерживая оседающего противника, буквально чувствуя удивление профессионала, уверенного в своем превосходстве и не желавшего верить в свое поражение, он вместе с ним развернулся, прикрывшись умирающим как щитом, но сзади все уже оказалось кончено. Тела пиратов безжизненно лежали на полу коридора, а Шустрый, тяжело дыша, сидел, прислонившись к переборке, зажимая кровоточащую дырку в боку.

Быстро выдернув клинок, с силой качнув пару раз в ране, Сергей засунул его в ножны, затем выхватил «Кольт» и произвел контроль вражеских бойцов, концентрированными сгустками плазмы пробивая забрала шлемов. Отстрелявшись, он закинул пистолет в кобуру и перезарядил основное оружие, висевшее на ремне сбоку, и только тогда уже подскочил к Шустрому.

- Черт, приятель, как же тебя угораздило. Сильно прилетело? - пытался он рассмотреть рану, которую тот зажимал руками.

- Да вот как-то... - синеющими губами произнес тот, - Че-то мне совсем хреново, Серж...

Под раненым расплывалась лужа крови, увеличиваясь на глазах с каждой секундой, сознание товарища куда-то уплывало, он будто бы мерцал в пси-восприятии, еле удерживая себя в чувствах. Сорвав с крепления специальный перевязочный пакет, Сергей быстро содрал с него упаковку, убрал зажимающие бок руки товарища, издавшего при этом стон, и приложил повязку к пострадавшему участку, активируя ее. Вспенившийся материал обволок место ранения, заполнив и сам раневой канал, одновременно анестезируя ткани вокруг, обеззараживая и останавливая кровотечение. Вместе с индивидуальной аптечкой, имевшейся у Шустрого, и накачивающей того сейчас антикоагулянтами и обезболивающим, этого должно пока что хватить.

«Если сразу не помер - выкарабкается», - решил он.

Закончив с перевязкой отрубившегося приятеля, Сергей по-быстрому натянул поперек прохода, из которого они и выскочили, тонкую монокристаллическую нить, отстегнув специальное крепление с пояса и поместив его примерно на уровне колен. «Микронка», активируясь, натянулась, выбрав слабину и завибрировав с высокой чистотой, став практически незаметной глазу, но, зарядив в подствольник специальную маскировочную гранату, он добавил еще и дымовую завесу, состоящую из облака мелкодисперсных отражающих диполей, препятствующих работе каких-либо сканеров. Конечно, такая ловушка продержится недолго, и сенсоры будущей группы зачистки «Витязей» легко обнаружат острейшую натянутую нить, способную резать даже прочные бронедоспехи, но у тех, кто в ближайшие пять минут сунется за ними в погоню, есть все шансы сегодня остаться без ног.

Закончив с приготовлениями, Сергей взвалил уже бессознательного приятеля на плечи и со всей возможной скоростью направился прочь. Необходимо было как можно быстрее оторваться от противника, и, спрятавшись где-нибудь, затаиться, переждав какое-то время. Шустрому, конечно же, сейчас необходим покой, и, передвигаясь с ним на плече, он вполне мог его растрясти, но тут уже ничего не поделаешь, приходилось рисковать. Конечно, неплохо бы встретить кого-то из своих, с квалифицированным медиком и переносной аппаратурой жизнеобеспечения, но если на звуки сражения, которое произошло в зале казино, так до сих пор никто и не вышел, то, скорее всего, поблизости сколь-нибудь крупных дружественных сил попросту не имелось.


Сноски к главе:

3. Электромагнитный импульс (ЭМИ) - это возмущение электромагнитного поля, оказывающее влияние на любой материальный объект, находящийся в зоне его действия.

4. Kommando Spezialkräfte (KSK) - воинская часть специального назначения в составе Евразийской Республики, ведущая свою давнюю историю еще с Земли, от одной из спецчастей Бундесвера, вооружённых сил Федеративной Республики Германия, члена Евросоюза - прообраза будущей Евразийской Республики.

Глава 2. Часть 3



Проскочив несколько коридоров, стараясь держаться технических и подсобных помещений, Сергей вскоре очутился на одной из палуб, занятых пассажирскими каютами. Все они оказались взломаны, зачастую даже без участия каких-либо инструментов, пираты просто отстреливали внутренние петли или разносили выстрелами встроенные электронные замки. Встречались здесь и трупы, как обслуживающего персонала, так, по всей видимости, и охраны кого-то из высокопоставленных персон, были заметны следы боя и кровавые подтеки на месте гибели или ранения кого-то из нападавших. Хотя тела своих, по всей видимости, захватчики все же забрали с собой, как и все трофейное оружие.

 Углубившись немного в жилой сектор, он наконец-то решил, что достаточно далеко ушел от преследователей, оторвавшись, и заскочил в первый же попавшийся номер. Пройдя главный зал, Сергей направился в спальню, аккуратно уложив Шустрого на обнаружившуюся там шикарную кровать, заправленную белоснежным покрывалом, безжалостно его пачкая, а затем выпрямился, переводя дух. Забег с раненым товарищем на плечах дался ему нелегко, на фоне всех последних событий и полученных травм, даже подстегнутый допингом организм нуждался в небольшом отдыхе. Да и пси-активность, особенно с теми двумя иглами, когда ему пришлось метнуть их одновременно, разом выложившись - все этот отняло у него слишком много сил, так что, вернувшись и прикрыв входную дверь, так же носящую следы варварского взлома, он обошел все помещения и осмотрелся, примечая места, где мог бы просто ненадолго прилечь.

Судя по всему, его явно занесло в какие-то люксовые апартаменты. Несколько смежных комнат, дорогая мебель из ценных пород древесины, пианино, бар, джакузи с гидромассажем, криокамера, навороченный ионный душ в каждом из двух санузлов - и все это, скорее всего, занимал один человек. Судя по вещам - мужчина, чьи чемоданы, безжалостно вскрытые и выпотрошенные, сейчас валялись в одной из комнат вместе с раскиданной рядом одеждой, около поврежденного направленным взрывом небольшого сейфа, встроенного в стену, который сейчас оказался абсолютно пуст.

Уже заканчивая осмотр, он на всякий случай проверил и аварийную спаскапсулу, оснащенную собственной системой жизнеобеспечения, должную в случае какой-либо аварии стать убежищем для обитателей этого люкса. Но та оказалась совершенно пуста, все скафандры находились на месте, из чего Сергей сделал вывод, что неизвестный мужчина, занимавший эти апартаменты ранее, все же оказался очередной жертвой, захваченной пиратами на этом корабле.

Не обнаружив ничего интересного, он собрался вернуться и упасть на небольшой диван, имевшейся в той же спальне, где оставался Шустрый, надумав отдохнуть пару минут, пока не выработает план дальнейших действий. Однако в последний момент его внимание привлек тихий звук, раздавшийся из технического помещения - небольшой ниши в одной из стен, закрытой панелью с мелкой решеткой.

В его пси-восприятии никто там вроде бы не отражался, он просто не чувствовал никого поблизости, однако, доверяя активным наушникам, встроенным в шлем, резко вскинул пистолет-пулемет и навел его на подозрительное место, приказав:

- Эй, кто там есть, мать вашу, выходи по одному, - и, не дождавшись никакого ответа, лишь в очередной раз расслышав все тот же непонятный звук, похожий на всхлип, через несколько секунд добавил, - Значит так, я считаю до трех, после чего просто пройдусь по панели автоматной очередью.

- Подождите, не стреляйте, - раздался чей-то чуть приглушенный голос, когда он громко досчитал до цифры два. Панель, оказавшаяся заглушкой вентиляционной ниши, отодвинулась в сторону, и из тесного помещения выбрался пожилой человек в дорогом костюме, который выглядел таковым, даже будучи изрядно помятым. Гордо выпрямившись, высокий мужчина с проседью в волосах производил впечатление привыкшего повелевать аристократа, да так, наверное, оно и получалось в действительности, другим подобные апартаменты на сверхдорогом круизном лайнере были не по карману. Разве что какой-нибудь богатый имперский торгаш еще мог их себе позволить, но этот человек на торговца не походил, по крайней мере, по его представлениям, почерпнутым в основном из голокино.

Не показывая страха, чуть улыбнувшись уголками рта, тот произнес:

- Молодой человек, не могли бы вы опустить свой автомат, а то моя внучка с недавних пор плохо переносит направленный на нее ствол оружия, да и мне, признаться, это удовольствия не доставляет.

Не особо смущенный его словами, Сергей все же опустил «Косу», увидев выбравшуюся следом девушку лет семнадцати, блондинку, на которой красовалось модное дизайнерское платье - довольно строгое, но, в то же время, оставляющее волю фантазии, переливаясь блестками и контролируемой прозрачностью по желанию хозяйки. Ее заплаканное личико оказалось все же довольно миловидным, и, остановившись рядом с дедом, стоя перед вооруженным незнакомцем, она так же горделиво вскинула подбородок, уставившись на него своими глазищами.

- Хм, позвольте представиться, - перехватил инициативу аристо, все так же чуть иронично улыбаясь, - Граф Елистратов, Евгений Георгиевич, а это, как я уже сказал, моя внучка, баронесса Елистратова, Софья Александровна. Рад приветствовать вас в моей скромной обители, простите, не знаю вашего имени-отчества...

- Сергей Свордсмен, ЧВК «Витязи» - решил подыграть ему он, почему-то представившись своим «русским» именем, вытянувшись по стойке смирно, а затем, резко склонив голову к груди, со щелчком стукнул пятками друг о друга, как это показывали в голофильмах о Российской Империи, - Проходил вот тут мимо.

 Витавшее в воздухе напряжение немного спало, даже девушка нерешительно улыбнулась, чуть расслабившись.

- Если позволите, я там прилягу, - продолжил он в «псевдо-светском» стиле, разворачиваясь и проходя в посещенную им ранее комнату - Да и друга надо проверить.

Зашедшая за ним девушка тихонько охнула, прикрыв рот ладошкой, увидев лежащего на кровати Шустрого, покрытого кровью, запачкавшей покрывало, да и сам Сергей, ка он запоздало понял, не производил сейчас благоприятного впечатления, в своем потрепанном бронескафе, так же заляпанном кровью и другой разной гадостью. Раненый по-прежнему оставался бледен, но помирать пока вроде бы не собирался, медленно и тяжело дыша, все еще пребывая в отключке.

- Это мой товарищ, он ранен и сейчас находится без сознания, - сообщил он хозяевам апартаментов, убрав шлем, мгновенно сложившийся в нарост на плечах, без стеснения устраиваясь на единственном в комнате диване, откинувшись на один из мягких подлокотников, закинув на второй свои ноги. Пожилой мужчина вместе с девушкой устроились за соседним столиком, начав свои расспросы, правда, беседу вел в основном граф, а его внучка все больше помалкивала. Лишь к концу разговора, выяснив, что спасать их, да и кого-либо еще, он вот прямо сейчас никак не намерен, предпочитая дождаться тут подкрепления, которое когда-нибудь все же должно сюда пробиться, малолетняя баронесса вдруг заявила:

- Но это... это же просто нечестно! Вы же воин, защитник, дворя... то есть, - чуть смутилась она, сбившись с мысли, - Вы же должны быть храбрым и помогать беззащитным!

Сергей только устало посмотрел на нее, не став ничего отвечать и вступать в споры с взбалмошной домашней девчонкой, выросшей в аристократической среде, насмотревшись каких-то дурацких сериалов. Вроде тех, что были популярны в имперском секторе голонета - про приключения благородных гардемаринов Флота, самоубийственно бросавшихся в любую заварушку, чтобы помочь благородной даме, наплевав на долг, присягу, и элементарное чувство самосохранения. Вообще, даже странно, что такие экземпляры еще сохранились, как-то раньше «золотых девочек» он представлял себе совсем по-другому, хотя черт их разберет, что там у них в Империи сейчас считается нормой.

 Эмоции ее он по-прежнему не чувствовал, как, впрочем, не ощущал в пси и ее деда, видимо у них при себе имелись какие-то устройства, скрывавшие их от обладателей способностей, вроде того амулета, подаренного ему Марго. Впрочем, «Ментальный помощник» предназначался для пси активов, и в руках неодаренных просто не действовал, так что тут должно быть что-то более дорогое, доступное любому человеку. Он одно время интересовался такими вещами, и хорошо помнил цену подобных устройств, сопоставимую с ценой десятка люксовых флаеров. Однако, похоже, имперским аристократам они были вполне по карману.

- Дедушка, ты же титулованный граф, ты же можешь просто приказать этому солдафону! - маленькая чертовка уже стала его немного раздражать.

Конечно, из обучающей программы и передач головидения он знал, что эти имперцы там у себя после войны впали в полное варварство, возродив сословное общество, институт Императора и наследной аристократии, но сталкивался с подобным впервые. В компании народ подобрался как-то попроще, аристократов Сергей там не встречал, а про родные порядки с выходцами из Российской Империи он как-то до сих пор так и не пообщался, представляя лишь самые общие моменты тамошнего общественного устройства. В основном, конечно, все эти знания оказались почерпнуты им из обучающей программы в приюте, да по рассказам покойных родителей, естественно, не спешивших посвящать ребенка в особенности имперской политики, как и социальной сферы покинутого ими государства.

К счастью, пожилой граф оказался куда как адекватнее этой юной аристократки.

- Софья, во-первых, молодой человек не имперский подданный, верно я говорю? - осторожно поинтересовался тот у него.

На что Сергей лишь устало кивнул головой, угукнув утвердительно, и добавил, развалившись на диване:

- Я вообще из Конфедерации... Свобода, равенство, братство, и все такое... Демократия, короче, форева.

- Вот видишь, - продолжил мужчина, успокаивая внучку - К тому же не может сейчас Сергей бросить здесь своего раненого друга, - выдал он, играя на ее поле, и уже тише добавил, - Да и вооруженный боец нам самим тут еще пригодиться, не дай бог, конечно...

На что Софья только фыркнула, отвернувшись.

Из ответного рассказа, поведанного ему графом, выяснилось, что этот круиз оказался подарком его внучке на прошедшие именины, а отпустить ее одну он, конечно же, не мог, так что отправился в путешествие вместе с ней. И поначалу все складывалось весьма неплохо, интересные космические виды, новые знакомства и связи, девушка побывала на первом своем балу, от которого осталась просто в восторге...

Сигнал тревоги застал их в своих каютах, расположенных по соседству. Телохранители порекомендовали им разместиться в одних апартаментах, так было бы легче держать оборону, а сами они, вместе с гувернанткой, которая, по совместительству, являлась еще и отличным кибермодифицированным бойцом, заняли оборону на подступах. Когда вокруг началась стрельба, та самая гувернантка практически силой затолкала их в эту техническую нишу, вернувшись в коридор, а после ожесточенной, но не долгой перестрелки бандиты все же ворвались в апартаменты, перерыв все вокруг, взорвав сейф и забрав оттуда все ценности, однако здешних обитателей они так и не обнаружили.

Спустя какое-то время, решившись выглянуть наружу, граф обнаружил, что его телохранители и Софьина гувернантка мертвы. При этих его словах девушка опять заплакала, и, утешив ее как мог, пожилой мужчина закончил свой рассказ, поведав о том, что, не решившись куда-либо отправиться, они остались в этих же комнатах, дожидаясь прибытия помощи. А когда вновь услышали стрельбу, граф решил отсидеться в однажды уже спасшей их нише, справедливо рассудив, что неизвестно еще, кто это может быть - пираты или спасатели.

Вообще, идея спрятаться в вентиляционной нише, на первый взгляд проигрывающая идее отсидеться в аварийной комнате, на самом деле, как вдруг понял он, была не такой уж и плохой. По крайней мере от людоловов, зачастую отыскивающих пассажиров с помощью тех же газоанализаторов, это вполне помогло - вытяжная вентиляция унесла все запахи, скрыв аристо от пиратских ищеек. Так что телохранители и гувернантка-модификант, тела которых он встретил по пути сюда, выходит, действовали вполне грамотно, скорее всего оповещенные о сложившейся ситуации с захватом службой безопасности лайнера, понимая свою неспособность защитить клиентов, но сражаясь до конца.

- Ну а потом уже мы с вами и познакомились, молодой человек, - усмехнувшись, произнес граф, отчего-то во время всего монолога пристально рассматривавший его лицо, освобожденное им ранее от шлема.

- Сергей Свордсмен, выросли в Конфедерации... А позвольте-ка поинтересоваться, кем были ваши родители? Я, конечно, в такие совпадения не верю, но уж больно вы похожи на...

Глава 2. Часть 4



На кого там он похож, по мнению графа, Сергей так и не узнал. Раздавшиеся вдруг совсем рядом заполошные очереди чьих-то выстрелов заставили всех замолчать, тревожно вслушиваясь в окружающую обстановку. Стрельба приближалась, и, дав знак графу с внучкой вернуться в ту же комнату с технической нишей, сам он активировал шлем, тут же выскочивший из наростов у него на плечах, сложившись вокруг головы в одно целое. Затем, перехватив поудобнее штурмовой автомат, Сергей прокрался к наружной двери и аккуратно высунул щуп с видеокамерой наружу, осматривая окрестности. Оказалось, что по центральному коридору и его ответвлениям, огрызаясь ответным огнем, откатывается какой-то пиратский отряд, теснимый неизвестным противником.

Решив пока что в бой не вступать, он активировал режим маскировки и забрался на декоративный короб вентиляционной решетки, находящийся под потолком и обыгранный дизайнерами, встроившими его в интерьер, расположившись, таким образом, как раз над входной дверью. Вообще, конечно, можно было бы и поддержать своих, ударив отступающему противнику в тыл, и, будь он один, так бы и сделал, но сейчас от него зависела жизнь напарника и двух высокородных гражданских. Загнанные в угол пираты, попавшие между двух огней, могут оказаться очень опасны, и, пока подойдут основные силы атакующих, они просто сомнут его, задавив своей численностью.

К тому же совсем не факт, что противника сейчас атакует какой-то из сводных отрядов «Витязей», или даже подоспевшие основные силы компании, которые по времени уже вполне могли бы и появиться. Данная перестрелка может оказаться и простой разборкой не поделивших чего-то пиратских отрядов. Вот будет весело, прикинул он, если отложив на время собственные разногласия, они дружно займутся наглой помехой, так что выбора-то у него, на самом деле, особо и не было. Поэтому, устроившись наверху поудобнее, Сергей принялся ждать возможных «гостей».

Висеть под потолком в ожидании противника ему оставалось недолго, тот не заставил себя ждать, ввалившись в номер, представленный тремя запыхавшимися тушками в легкой броне, фонящими одновременно страхом и азартом боя. Они, даже не проверив помещение сканерами, будучи уверены в отсутствии тут людей, осторожно прикрыли за собой дверь, видимо, надеясь здесь отсидеться, спрятавшись от напирающего противника.

Привлекать звуком выстрелов сюда кого-то еще он не хотел, поэтому, тихонько обнажив кинжал, Сергей не стал дожидаться того момента, когда пираты разделятся, разбредаясь по комнатам, тут же спрыгнув прямо на спину ближайшему из вражеских бойцов. Уже в падении входя в ускоренный режим, он сумел прицелиться, резким и точным взмахом острейшего лезвия перерубая противнику шейные позвонки, легко вспоров как легкую броню его скафа, так и плоть, скрывающуюся под ней.

Тут же, не дожидаясь, пока уже мертвое тело осядет на землю, отталкиваясь от покойника, Сергей переместился ко второму бойцу - самому резвому из оставшейся двойки. Каким бы быстрым враг не был, тот все равно не успевал среагировать и достать из-за спины перекинутый им туда ранее автомат. Пах, горло, подмышка, печень - четыре быстрых укола, как учил его когда-то инструктор, и, распахнув рот в беззвучном крике, захлебнувшись собственной кровью, пират падает рядом с товарищем.

Прыжок, и третий боец, успевший сориентироваться, разворачиваясь и вскидывая автомат, отлетает от удара коленом к стене, сложившись пополам, пытаясь вдохнуть воздуха, а его оружие остается у Сергея в руках. Отбросив вражеский автомат в сторону, он сблизился с противником, скрючившимся на полу, дополнительно оглушив его сильным ударом ноги, пришедшимся в голову, а затем, наклонившись, быстрым взмахом кинжала просто вскрыл ему горло, добив того окончательно - пленные сейчас ему были без надобности.

Все прошедшее действо заняло какие-то секунды. Осмотрев коридор с помощью все того же видеощупа, и убедившись, что врага поблизости не осталось, Сергей собрал все оружие с тел и оттащил трупы в ванную, попытавшись немного замыть следы крови в зале, на тот случай, если эти гости окажутся не последними, чтобы раньше времени никого не насторожить. Хозяева апартаментов, к счастью, так и не вышли из своего укромного тайника, сигнала он пока не давал, а сами они, видимо, не решались, да и смотреть тут им, в общем-то, не на что, особенно домашней девчонке, пусть и носящей громкий аристократический титул.

Тем временем основные звуки боя сместились куда-то в сторону, миновав их укрытие, и вскоре уже Сергей радостно встречал «кавалерию», а именно одно из контрдиверсионных отделений спецназа, прибывшее вместе с основными силами, которое и осуществляло зачистку в этой области. Опознавшись, он впустил в номер досмотровую группу, предупредив о раненом товарище и наличии гражданских в соседнем помещении. После всех формальностей, зашедшие следом бойцы тут же переложили Шустрого на носилки, оснащенные антигравами, и штатный медик отряда, активируя какие-то медицинские устройства и вводя пострадавшему разнообразные препараты, подключил того к системе жизнеобеспечения. После чего и укатил носилки с его приятелем, сообщив Сергею, что тут рядом как раз развернут пункт сбора раненых.

Выслушав историю его похождений на этом корабле и осмотрев тела в ванной, знакомый ему по турниру лейтенант спецназа только уважительно кивнул головой:

- Лихо ты их... Вообще, из ваших сводных отрядов первой волны многих сбили еще на подлете, да и тут уже оставшихся потрепали нехило, но задачу вы все же выполнили. Пиратов в системе прихватили со спущенными штанами, во время погрузки добра и пленных - а это почти что десять тысяч спасенных гражданских, так что большое дело сделали, - хлопнул он его по плечу, а затем добавил. - Тут еще зачистка продолжается, и нам бы такой боец пригодился - я ж помню, как ты меня в лабиринте перестрелял на отборочных. В общем, ты как насчет поучаствовать?

В принципе, офицер компании в боевой обстановке мог бы просто приказать ему присоединиться к отряду, однако тот таким образом проявил некое участие, поинтересовавшись его мнением. Конечно, Сергей уже прилично подустал, да и подлечиться бы ему не помешало, но, глядя на то, как один из бойцов перевязывает другому прострелянную руку, а раненый, похоже, вовсе не собирается отправляться в тыл, на пункт сбора, он принял решение, заявив с улыбкой:

- Ну как не помочь нашему доблестному спецназу, я ж потом всей эскадрильи буду рассказывать, как простой пилот вам всем задницы прикрывал.

- Ну вот и молоток, - усмехнулся в ответ лейтенант, - Пойдешь в третьей двойке, вместе с Санчесом, у него напарник «тяжелый», увезли в тыл, а он и с одной рукой нормально воевать сможет, так что будете с ним в оперативном резерве.

Тот самый раненый в руку боец, которого как раз закончили перевязывать, внимательно посмотрел на него и кивнул, как бы принимая Сергея за равного. Не успев даже попрощаться с «приютившими» его хозяевами апартаментов, которых сейчас осматривал еще один вызванный медик, он лишь мельком отметил на выходе бледный вид Софьи, от которой спецназовцы не догадались прикрыть результаты его «работы», вытащенные сейчас из ванной в главный зал.

Заняв свое место в штатном досмотровом ордере, Сергей, вместе с группой, принялся за прочесывание отведенной им зоны этого огромного лайнера. Впереди, управляемая спецом-оружейником, шествовала легкая дроидека, вроде той, с которой они тогда столкнулись у помещения игрового зала. Хотя эта ожидаемо оказалась производства Империи, и отличалась в конструкции, больше похожая на какого-то лобастого жука переростка, выставившего перед собой полупрозрачный силовой щит и четыре ствола спаренных роторных пулеметов.

 С такой поддержкой уже спустя два часа все наконец-то оказалось закончено, пираты, по большей части, героически помирать не спешили, сдаваясь на милость победителя. Те самые крутые бойцы, с которыми остатки сводного отряда столкнулись в самом начале, окруженные в зале казино, как оказалось, уже успели эвакуироваться, забрав с собой и трупы павших товарищей, так что начальство сейчас ломало голову, кто же это были такие.

Пару раз пострелять им все же пришлось, а так они в основном занимались помощью гражданским, среди которых имелось множество пострадавших, как получивших пулевые ранения, так и прошедших через специфические развлечения, практикуемые некоторыми из захватчиков. В основном это оказывались молодые девушки и юноши, которых отправляли в медпункт, под присмотр штатных психологов. Одну такую пиратскую группу они просто расстреляли на месте, обнаружив в соседнем помещении несколько распятых на кровати мужчин и женщин, в основном из персонала лайнера, которых те просто пристрелили после «использования», видимо, пытаясь замести таким образом следы, но не успев вовремя покинуть само место преступления.

Когда все закончилось, сильно вымотавшийся за этот день Сергей наконец-то направился в пункт сбора, отметиться и узнать, как там себя чувствует Шустрый. С приятелем все оказалось в порядке, выяснилось, что его уже увезли санитарным рейсом на главную базу, и прогнозы, по словам медперсонала, давались вполне положительные, так что через пару-тройку недель тот должен полностью поправиться и вернуться в строй.

Там же, в медцентре, его вскоре нашла и Марго, которую проходящий обследование парень услышал еще раньше, чем увидел - так активно она переругивалась с персоналом, пытаясь выяснить его местоположение. Крепко обнявшая Сергея девушка никак не хотела того отпускать, а когда наконец-то отстранилась, он с удивлением увидел слезы в уголках ее глаз - это вообще оказался первый раз, когда та при нем плакала.

Выяснилось, что его уже успели занести в списки «условно погибших», выключив из общевойскового информационного пространства после того, как транспортник, на котором он находился, врезался в «Царицу Марию», и связь с ними прервалась. «Это который раз меня в покойники записывают, - даже не смог сразу сообразить он, и усмехнулся устало, припомнив старую примету, - Видимо, жить буду долго».

Выполнявшая задание девушка не могла сразу все бросить, примчавшись его разыскивать, так что ей пришлось, сжав зубы, продолжить полет, участвуя в обеспечении операции в качестве дальнего разведчика и заградителя, отлавливая пытавшегося ускользнуть противника. И только сейчас она смогла выбраться сюда, разыскивая Сергея, не желая верить в его смерть.

Так они и просидели, обнявшись, пока ему наконец-то не подошла очередь занять освободившуюся медкапсулу. А когда над ним закрывалась прозрачная крышка аппарата, уже гаснущим сознанием он разглядел над собой заплаканное лицо девушки, и, кажется, даже прочитал по ее губам «люблю тебя», окончательно затем отрубившись.

Интерлюдия 1



- Альф три - отход, повторяю - отход. Эвакуация по третьему плану, повторяю, по третьему плану! Статус операции желтый, время «Ч» плюс два десять(5).

Командующий республиканскими силами специальных операций находился непосредственно на пункте управления и слушал, как оперативный офицер ставил точку в этом неудавшемся предприятии, прикидывая, что он будет вскоре докладывать президенту. Вообще, генерал с самого начала выступал против проведения этого авантюрного налета, операция была подготовлена неважно, полученные от шпионов сведения о маршруте этого лайнера пришли слишком поздно, так что подробно прорабатывать все детали оказалось просто некогда.

Однако, получив прямой приказ верховного главнокомандующего, ему только и оставалось, что ответить «Ja woll, Herr Präsident»(6), а затем поднять всю агентурную сеть, имеющуюся у них в местных пиратских кланах. К тому же и союзники из Конфедерации в кои-то веки расщедрились, поделившись своими людьми, как всегда, впрочем, истребовав себе «долю», явно превышающую все их вложения. Но делать было нечего, правительство согласилось со всеми условиями и объединенные пиратские силы, среди которых затесалось и лучшее из республиканских спецподразделений, атаковали круизный корабль, пытаясь захватить в заложники «сливки» имперского общества. В намечающемся противостоянии с Империей они бы оказались далеко не лишними, настолько, что Республика практически в открытую пошла на обострение, и теперь ответный ход имперцев не заставит себя ждать - это уж точно.

Впрочем, о том пусть теперь болит голова у политиков, повесить провал на него у них, при всем огромном желании, не получится, слишком уж рьяно те продавливали это решение, ну а ему теперь предстояло подписывать похоронки на парней, которых, к сожалению, оказалось немало. Генерал еще раз прокрутил момент боя, записанный с камеры одного из спецназовцев, и запомнившийся ему лучше прочих. В очередной раз просматривая, как очень быстрая тень, оказавшаяся бойцом с пси-способностями, расстреливает одного из элитных бойцов Республики, молниеносно посылая какие-то метательные стрелы в другого, сближается и перерубает его оружие своим монокристаллическим клинком, после чего убивает и второго противника.

«Да уж, имперцев недооценивать явно не стоит, - в который раз подумал он.

Те, своей самоубийственной атакой на корабль РЭБ в самом начале боя сорвали все планы, дав возможность лайнеру запросить помощь, а прибывшие вскоре сводные подразделения, отчаянно сражаясь и маневрируя, прорвались к «Царице Марии». Наспех собранные команды понесли огромные потери, однако все же смогли выполнить задачу и задержать погрузку «живого товара», продержавшись до прихода основных сил. Да и пираты оказались весьма ненадежными союзниками, увлекшись грабежами и изнасилованиями, совсем позабыв о времени, не выдерживая график - в результате чего вся операция оказалась полностью сорвана.

Наблюдая, как последние члены элитного отряда заносят внутрь кораблей своих убитых и раненых, а затем и сами грузятся на скоростные корветы, обладающие мощной системой маскировки, генерал дождался, пока те не покинут опасную зону, проскочив под самым носом у прибывающих вражеских подразделений, а затем покинул пункт управления.

То, что все силы Российской Империи, явные и скрытые, вроде той же ЧВК «Витязи», теперь с полным основанием можно было именовать «вражескими», после этой операции сомнений не вызывало. Они такую оплеуху не простят, больно ударив в ответ, а напряженная обстановка последних лет просто-таки располагала к началу серьезной открытой стычки, так что «врагами» имперцев, вполне возможно, скоро уже будут именовать и в официальных республиканских СМИ.

Главное, чтобы предстоящая заварушка не переросла в нечто большее - но тут, опять же, пусть политики думают. Он же со своими ребятами выполнит любой приказ, исполнив свой долг до конца.


Сноски:

5. Время «Ч», час «Ч», (H-Hour) - время начала операции, условное обозначение начала действия войск (терминология военных).

6. «Ja woll, Herr Präsident»(нем.) - Да, господин Президент.

Интерлюдия 2



- Ну, внешнее сходство еще ни о чем не говорит, - задумчиво произнес пожилой мужчина, раскуривая трубку, повернувшись лицом к витражному окну, выходящему в приусадебный парк.

За свое здоровье владетельный князь Аверьянов совершенно не опасался. Имея в вотчине развитую планетную систему с орбитальными верфями и богатым астероидным поясом, он мог позволить себе и нечто более вредное, чем простой никотин, хотя ничем иным никогда и не злоупотреблял. За собственную безопасность он так же не переживал, маяча в проеме окна, уж в главной резиденции-то, расположенной на Воронеже, в столичном городе родной планеты, опасаться ему было нечего. Да и кто будет покушаться на влиятельного князя, приходящегося родственником правящему Дому?

 Ну разве что такие же приближенные к императору личности, расчищая себе место у трона, да обнаглевшие главы иных мегакорпораций, руководители банковских групп... Список, на самом деле, можно продолжать еще долго, так что, может быть, он все же излишне расслабился, решил князь, отходя в глубь комнаты. Как-никак, с последнего покушения на него, предотвращенного его службой безопасности, прошло уже несколько лет. Хотя это вовсе и не означало, что кто-то не решится попробовать снова - врагов у него все же хватало, особенно в свете последних событий и внутренней напряженности, царившей в Империи.

- Я его вот как тебя видел. Когда он шлем свой убрал, я сразу что-то знакомое в его чертах разглядел. Ты же знаешь, Игорь, у меня глаз-алмаз, только сразу не понял, кого он мне напоминает, а потом до меня дошло - он же так похож на Алину...

При упоминании его сбежавшей много лет назад дочери, князь Аверьянов раздраженно дернул уголком рта, вытащил трубку и, нервно покрутив ее в руках, засунул обратно в зубы, глубоко затянувшись и выпустив струю дыма, а затем произнес:

- То есть мы столько лет ее искали, моя служба безопасности, имперские спецы, частные детективы во всех мирах, а ты заявляешь, что случайно столкнулся с ее сыном и, соответственно, моим внуком во время какого-то пиратского налета?

Вообще, новость о том, что на «Царицу Марию» совершено нападение, в мгновение ока облетела Империю, чрезвычайно всех взбудоражив. Практически у каждого родовитого семейства, да и у иных влиятельных лиц, вроде чиновников высших рангов, банкиров или крупных предпринимателей - у всех на борту этого судна оказались какие-то родственники. Так что к месту нападения тут же выдвинулся один из флотов Империи, хотя это и было больше формальным ходом со стороны Георгия Третьего, показывающего, таким образом, заботу о своих подданных. Ну, по крайней мере о тех, чьи настоятельные просьбы о помощи для него имели какое-то значение.

Конечно все, кто хоть сколько-нибудь разбирался в подобных вопросах, прекрасно понимали, что при любом раскладе эти соединения прибудут туда слишком поздно, однако местной ЧВК, подвизавшимся для охраны в той области, удалось предотвратить похищение пассажиров, хотя и не без потерь среди них, однако таковых все же обнаружилось относительно немного. Но тут все оказалось не слишком ясно, вроде бы наемники и облажались, допустив саму попытку захвата лайнера, однако, по отчетам имперской разведки, к которым он, как член государственного совета, имел полный доступ, среди пиратов были замечены и хорошо подготовленные бойцы, по предварительным выводам, принадлежавшие к одному из диверсионных подразделений Евразийской Республики.

Тогда это нападение вполне можно рассматривать и как очередной эпизод давно идущей необъявленной войны, этакой «схватки бульдогов под ковром»(7), которая велась за влияние на Свободные Миры, а если говорить точнее - за получение новых рынков сбыта. Хотя тут уже, скорее, прослеживалось начало открытой фазы этого противостояния, все-таки захват такого количества высокопоставленных заложников, в преддверии намечающихся осложнений, должен был вынудить Империю пойти на какие-то уступки. Впрочем, об этом он еще подумает, да и вечернее совещание императорского совета сегодня будет посвящено именно этому вопросу, пока же его волновали совсем другие вещи, бередя старые душевные раны.

Алина... Младшая его дочка выдалась темпераментом в покойную жену, такая же упертая и своевольная была, они довольно долго притирался характерами после свадьбы, в конце концов, однако, прожив долгие годы в счастливом браке. Пока жена не погибла в аварии, оказавшейся замаскированным покушением противоборствующего клана, как раз подводившего к нему тогда свою фаворитку...

Но это дела далекого прошлого, долги по этому счету уже сполна заплачены, а что касается его младшей дочери, то, унаследовав от матери ее упертость, она, кажется, переняла от него еще и решительность характера, так как наотрез отказалась заключать политически выгодный брак с не приглянувшимся ей виконтом. А после его запальчивых угроз промыть той мозги в одной из частных клиник, произнесенных в пылу одной из ссор, чего он, конечно же, на самом деле делать не собирался, она вроде бы сдалась, согласившись. Однако, отправившись вскоре на столичную планету, якобы для предсвадебного шопинга, просто пропала в пути.

Как потом выяснилось, сбежать ей помог один из инженеров его верфей, с которым та познакомилась на каком-то благотворительном собрании, после чего у них все и закрутилось. Нет, он, конечно же, был в курсе ее интрижки, но не считал ту чем-то важным, в конце концов, пусть перебесится до свадьбы, думал тогда князь, а потом уже муж будет ее контролировать, если посчитает для себя нужным. Но то, что она решится на крайние меры - этого он не просчитал, как, собственно, и весь его хваленый аналитический отдел, созданный в собственной службе безопасности, там, конечно, после этого полетели головы и произошли серьезные перемены, повысившие его эффективность, но на след беглянки выйти они так и не смогли.

Умело заметая следы, беглецы затерялись в Свободных Мирах, и даже с его деньгами и связями, добыть сведения о процедуре, которую те прошли в крупнейшей медклинике региона, продав все ее украшения, им не удалось. Владельцы медцентра свято блюли тайны клиентов, уничтожая все записи об оптимизации генокода сразу же после операций, на чем, собственно, и держался весь их бизнес. Так что отыскать изменившую определенные генные маркеры парочку, несмотря на все усилия, так и не удалось - системами идентификации они определялись совсем по-другому, и этих данных у княжеских ищеек не нашлось.

Сначала он чуть было в сердцах не отрекся от сбежавшей дочери, потом ежедневно просматривал отчеты агентов, ждал и надеялся на хоть какие-нибудь вести о ней, ну а затем, по прошествии времени, смирился с утратой. И вот сейчас его троюродный брат, волею случая оказавшийся вместе с внучкой на том самом лайнере, захваченном пиратами, заявляет, что вышел на след его дочери и, возможно, даже нежданного внука?

- Вот, посмотри, ты же видишь, данные генетической экспертизы однозначно указывают, что с вероятностью в девяносто восемь процентов он является твоим близким родственником, - ткнул еще раз граф Елистратов в электронный листок, содержащий генетическую информацию по Сержу Свордсмену.

Получить ее оказалось непросто, но идти к князю с одними подозрениями он не решился, пока через свои связи в Военном Министерстве не добыл персональные данные этого сотрудника «Витязей», лицо которого показалось ему таким знакомым - настолько тот был похож на свою мать. В нем явно прослеживались фамильные черты рода, как и у сбежавшей в молодости княжны.

 Вся эта процедура стоила ему внушительной суммы и заняла довольно продолжительное время, однако теперь сомнений не осталось - это оказался сын давно пропавшей дочери главы Дома. Так что совпадения, даже такие невероятные, похоже, иногда в этой жизни все же случаются.

- Что там по его биографии, удалось что-нибудь выяснить? - поинтересовался Аверьянов, в который раз взяв листок в руки, просматривая информацию.

- Там какая-то мутная история, в файле только отмечено, что, по признанию самого сотрудника, его родители являлись выходцами из Империи, и, опять же с его слов, парень имеет проблемы с властями Конфедерации, однако никого похожего в их розыскном листе не значится, мы проверили. Последним известным его местоположением до поступления на службу в ЧВК, оказалась Найроби-4, где он как-то поучаствовал в небольшой заварушке, затеянной местными бандитами. Но там так все перемешалось, что проследить его путь глубже по временной шкале нанятые мной детективы не смогли - может у твоей службы безопасности получится лучше. Вот, собственно, и все.

- Что ж, скорее всего ты прав... Хотя, чисто теоритически, «найденыш» может оказаться и бастардом, или даже клоном, специально подведенным противником... Впрочем, клона бы твои медики определили, а все свои похождения я контролировал, так что, скорее всего, ты прав, и это действительно сын Алины, - наконец признал Аверьянов, до последнего не решавшийся в это поверить, боясь в очередной раз разочароваться.

- Мой внук... - произнес он, словно смакуя каждое слово.

Старшая его дочь погибла в аварии вместе с матерью, а сын, пошедший по военной стезе и окончивший флотское училище, будучи гардемарином, участвовал в последнем сражении с республиканцами, когда те в очередной раз полезли в имперскую зону влияния в Свободных Мирах. Он находился на борту корвета, в борт которого попала протонная торпеда, так что даже останков собрать не удалось, и в могиле с его именем тогда хоронили пустой гроб. С тех пор князь так и не обзавелся официальным наследником, хотя все вокруг тактично ему об этом напоминали, даже сам император, не желая, чтобы после смерти главы семейства разразилась свара за весьма немаленькое наследство этого могущественного дворянского Дома.

«Что ж, теперь все может измениться, - думал он, прохаживаясь по кабинету, - Как бы там ни было, а этого Сергея нужно оттуда вытягивать», - решил Аверьянов, тут же отдав соответствующие распоряжения.

Сноски:

7. «Дипломатия как схватка бульдогов под ковром - ничего не видно, только время от времени вываливается загрызенный насмерть бульдог» - Уинстон Черчилль.

Глава 3. Часть 1



После выписки из медпункта жизнь у Сергея опять вошла в спокойное русло, ну, насколько спокойным может быть служба в частной военной компании на краю обжитых миров. Однако сейчас хотя бы не приходилось ни от кого скрываться или спасаться бегством, да и таких происшествий, как памятное ему нападение пиратов на охраняемый конвой, перевозивший руду, или последние события на «Царице Марии», с ним больше пока не случалось. Общение с сослуживцами складывалось вполне нормально, и, хотя очень многие из них, если не большинство, являлись выходцами из Империи, но хватало здесь и жителей Свободных Миров или даже Центральных систем, так что в компании царила нормальная деловая атмосфера, обычная для крупной международной корпорации. Конечно, все же с уклоном в российскую сторону, что ему, в общем-то, даже нравилось, сразу как-то вспоминались родители и их привычки из жизни на родине.


Ну и наличие способностей эмпата пдомогало освоиться, все-таки компактные пдси-блокираторы стоили дорого и встречались довольно рредко, так что эмоции большинства оякружающих оставались для него открыты. Кому-то подобный факт мог здорово подпортить жизнь, но он уже давно научился с этим справляться, так что даже выросшие в этом плане возможности скорее помогали Сергею лучше разбираться в людях, нежели мешали полноценному общению. Тем более что тренировки в пси он не прекращал, повышая умения концентрации и оттачивая все грани своего таланта.

Вскоре и Шустрый выписался из «больнички», полностью поправившись, так что они убили с ним вечерок в одном из баров, помянув парней, вспоминая самоубийственную атаку сводных отрядов. Сергей по такому случаю даже прикрутил возможности симбионта, хорошо в этот день поднабравшись.

За тот   безумный  рейд   командование  наградили   всех   причастных,   и,   хотя  наемники   предпочитали  обычно   принимать  награды   деньгами,  но   черный   штурмовой   крест   первого   класса,  полученный  непосредственными участниками операции, очень ценили. Его обладателями становились лишь те, кто смог выжить и выполнить задание в мясорубке, в которой погибло более девяноста процентов личного состава - и таких крестов в этих сводных отрядах первой волны удостоились немногие. Впрочем, и деньгами выживших, конечно же, не обделили. Так что годовое жалование, выплаченное Сергею, как и всем остальным, в качестве премии, оказалось для его дальнейших планов как нельзя кстати.

Учеба, тренировки, патрульные вылеты в составе своего звена, да общение с Марго - вот и все, из чего состояла сегодняшняя жизнь бывшего смертника, а ныне простого наемника, и это его вполне устраивало. Добив «Современный бой» шестого уровня, Сергей решил разнообразить свои знания по летательным аппаратам производства различных стран, а также системам подготовки пилотов, вместе с применяемой теми в бою тактикой. Для этого он приобрел редкую учебную базу, с пометкой «для служебного пользования», содержащую особенности техники и пилотирования в Евразийской Республике, созданную специально для пилотов российских машин, которая сотрудникам ЧВК в том же «Военторге», в связи с «международной напряженностью», продавалась с очень хорошей скидкой.

В общем, пока он усваивал именно этот материал, однако тут-то полученные внепланово деньги ему и пригодились, так что Сергей сразу же выгодно прикупил подобные базы знаний и по другим крупным производителям и эксплуатантам аэрокосмической техники. В том числе, например, и базы по машинам Восточного Союза, Султаната Хиджаз, Раджастана или той же Панамериканской Конфедерации. Последнюю, кстати, как одну из наиболее нужных, в связи с особенностями межгосударственных отношений Империи, Республики и Конфедерации, он планировал изучить сразу же после республиканской.

Тренировки с элитной группой «Грифоны» так же пошли ему на пользу, и пусть он пока и не дотягивал до уровня пилотирования «элиты», однако, благодаря своим пси способностям, держался все же довольно уверенно, во всяком случае получше остальных новичков. В этом отряде имелись и пилоты-интуиты, так что Сергею нашлось у кого перенимать специальные знания, настраивая технику и приборы истребителя в соответствии с рекомендациями опытных космолетчиков, помимо получения общих пилотских умений и постижения профессиональных хитростей.

Практика привлечения майором Липских новых пилотов для совместных отработок летных навыков оказалась направлена, в том числе, и на отбор перспективных кандидатов для пополнения этой группы, которая время от времени по тем или иным причинам нуждалась в подобном обновлении. Всего в этих своеобразных «подготовительных яслях», как, подшучивая, называли их ветераны, занималось шестеро новичков, отобранных лично майором, а занятия проводились в свободное время, что не спасало его от подобных же тренингов уже со своим штатным звеном из тройки истребителей, или отработок в составе эскадрильи, состоящей уже из трех стандартных звеньев.

Кроме того, он продолжал исправно посещать тренировки группы быстрого реагирования, и по-прежнему дополнительно участвовал в занятиях с абордажниками на полигоне нижнего уровня. Штурмовики, будучи осведомленными о его похождениях, даже в шутку зазывали его к себе, как бы намекая, что реши он серьезно сменить область деятельности, они будут только рады видеть такого бойца в своих рядах. Однако Сергея вполне устраивала должность пилота истребителя, и пока что менять полеты на что-то другое он не собирался, пусть и со значительным повышением оклада и правом на трофеи, которые, впрочем, по его мнению, совсем не компенсировали рисков этой профессии.

 Конечно, согласно статистике, те же пилоты малых кораблей в современном эскадренном бою жили ненамного и дольше, однако они хотя бы могли бороться за свою жизнь, надеясь на свои ракеты, пушки и навыки, постоянно улучшая последние. А к абордажникам это было применимо только после того, как они окажутся на борту вражеского судна, до этого болтаясь бесполезным грузом в трюме транспортного корабля, полностью полагаясь на тех же пилотов и на свою удачу - и пережить подобное еще раз он совсем не стремился.

Так что Сергей больше отшучивался и предлагал уже парням в свою очередь приобрести профессию космолетчика. И тут же, под их громкий смех, добавлял, что таким «безбашенным» психам, вроде них, все равно только брандеры и пилотировать.

С Марго он встречался, когда позволяло расписание. Приписанные к одной авиагруппе, они служили в разных ее авиакрыльях, Сергей патрулировал окрестности в составе истребительного звена, а девушка летала на дальнем разведчике - одной из модификаций все того же «Мига», с порезанной энерговооруженностью, но оснащенной дополнительными системами слежения, маскировки и более мощным радаром.

Однако, когда «Мономах» закончил патрулирование назначенной ему области, и прибыл на главную базу для профилактического обслуживания, у них вдруг образовался почти двухнедельный отпуск, который они провели вместе, поначалу почти не вылезая из постели. Но вскоре выяснилось, что на огромной защищенной базе, сооруженной внутри крупного астероида, имелось множество способов весело провести время и расслабиться после служебных будней. От различных баров - до самых изысканных ресторанов, наличествовали тут и разнообразные жанровые дискотеки, бордели, даже уголки эко отдыха присутствовали, созданные по образцам природы с различных планет. Нашлось здесь пространство и под аквапарки, концертные площадки и еще множество самых разных интересных заведений и мест - компания явно заботилась о «культурном досуге» сотрудников, снимавших на базе стресс рабочих будней.

Они даже потратились, купив билеты на выступление известной в Российской Империи, да и не только, музыкальной группы, которую руководители ЧВК сумели как-то заманить на самую окраину обжитого космоса. Хотя, наверное, для тех же участников коллектива это оказалось мало того, что финансово выгодно - так потом они еще и в многочисленных интервью смогут хвастаться пережитыми приключениями, поддерживая свою популярность.

Но все проходит, прошло и время их отпуска, «Мономах» со сводной авиагруппой снова вылетел на патрулирование, и они по-прежнему находились на его борту. Так что встречи с Марго опять ограничились редкими моментами, когда у них совпадало полетное расписание и положенный после вылетов отдых.

К тому же все чаще стали циркулировать слухи о скорой войне или какой-то крупной заварушке, намечающейся в Свободных Мирах. С каждым годом нарастающие противоречия между Российской Империей и Евразийской Республикой, казалось, достигли своего пика, и вполне могли перерасти уже в нечто большее. А там обязательно подтянуться и союзники обеих держав в регионе, тот же Восточный Союз и Панамериканская Конфедерация, так что ситуация в мире складывалась довольно серьезная.

Скандал с нападением пиратов на имперский лайнер как-то замяли, создавалось впечатление, что ни одна из сторон не хотела раздувать эту историю, хотя раньше те же республиканцы с конфедератами не преминули бы побольнее уколоть самолюбие имперцев, обсасывая в голонете подробности случившегося. А если вспомнить неизвестных спецназовцев, затесавшихся в ряды пиратов, которые по своему снаряжению и подготовке оказались так похожи на республиканский спецотряд «КСК», и факт, что напали они именно на тот самый круизный лайнер, который перевозил множество влиятельных граждан Империи...

Похоже, может оказаться и так, что все эти слухи возникли не на пустом месте, и что-то действительно намечается, решил Сергей, так что подготовиться ему явно бы стоило. Поэтому-то как раз первой из покупок он загрузил и учил базу знаний по спецификациям и тактики применения именно для республиканских машин, ведь случись большая заварушка - «Витязи» наверняка в стороне не останутся.

Глава 3. Часть 2



Очередное патрулирование подошло к концу, подлетев к ангару на борту «Мономаха», к которому была приписана эскадрилья Сергея, он оказался притянут посадочным лучом и плавно доставлен на закрепленное за ним по штатному расписанию место. Рядом так же осторожно опустились и машины его товарищей, выдвинув посадочные шасси, с шипением самортизировав при касании пола. Выбравшись из пилотского кокона, который при посадке перемещался к нижней части истребителя, позволяя пилоту без проблем его покинуть, Сергей доложил дежурному технику, что замечаний по его части не имеет, и, перешучиваясь с приятелями, двинулся к поджидавшему подчиненных лейтенанту.

- Так, Гавриленко, ты чего такой веселый, - встретил подходящих пилотов лейтенант Серов, - Опять отстал при левом развороте на глиссаде, а все туда же.

Немолодой уже мужчина лет сорока на вид, на самом деле, как случайно узнал Сергей, был куда старше, уже пройдя свое первое омоложение, ходили слухи, что из имперского флота его уволили без сохранения звания и пенсии из-за какой-то мутной истории с неподчинением приказами и гибелью курсантов. Однако, судя по тому, что в «Витязи» его все же приняли, хоть и с понижением в звании и должности, там все обстояло не так и однозначно, уж в компании-то, имевший тесные связи с военным ведомством Российской Империи, это проверить могли на раз-два.

Так что, если его все-таки приняли - значит вполне ему доверяли. Да и отставник действительно оказался отличным пилотом и командиром, у которого сам Сергей многое перенял.

- Господин Лейтенант, Иван Васильевич, ну не привыкну я никак летать в левой полусфере, вы же знаете, я всегда в тройках правым был. Может меня того, с Йохансаном обратно поменять, а? - просяще протянул провинившийся сержант, состроив комичное выражение лица и сложив перед собой руки в умоляющем жесте.

- Ничего, потерпишь, потому-то я вас и перетасовал, что у тебя уже привычка выработалась, а в бою всякое может случиться. Вон, тот же Йохансон на твоем старом месте уже нормально справляется.

Высокий блондин с меланхоличным выражением лица только кивнул, подтверждая слова лейтенанта.

- Или вон Сергей, меньше вас всех в пилотах, а летает куда лучше, - добавил Серов, кивнув в его сторону.

- Так то наш Гризли, - совершенно не обидевшись на подколку, протянул тот шутливо, - он же «шаман, друг камней», куда уж нам, простым смертным.

 Йохансен, которого тот же Гавриленко подкалывал, называя «скандинавом, с характером стойким, нордическим», только кивнул вновь, подтверждая его слова. Он вообще оказался немногословен в обычной жизни, но надежен, как скала - опять же по меткому выражению сержанта.

Откуда тот берет все эти крылатые фразочки, Сергей выяснил в голонете, и оказалось, что те своими корнями уходят в самую седую древность - чуть ли не в докосмическую эпоху Земли. А на его прямые вопросы Гавриленко только усмехался, отвечая, что любой имперец должен понимать эти идиомы, так как те входят в немалый культурный пласт Российской Империи, и ему, как с детства оторванному от родины, его «уроки словесности» пойдут только на пользу.

Вообще, парни приняли новичка вполне нормально. Поначалу, конечно, чувствовалась некая настороженность по отношению к молодому пилоту, да еще, к тому же, по слухам крутящему какие-то шашни с дочкой одного из руководителей компании - той самой Марго, которая среди космолетчиков, да и не только, благодаря своему взрывному характеру личностью являлась довольно известной. Однако когда он показал класс, разделав их по очереди в тренировочном вылете, обид они не затаили, что Сергей прекрасно «прочувствовал», а узнав, что тот еще и пси-актив, приняли это как должное. Так что атмосфера в группе сложились нормальная, вполне рабочая, и то, что Серов вскоре поставил его старшим звена, на отношение подчиненных к нему практически никак не повлияло, только прибавив толику уважения.

- Ладно, разбор полетов отложим до вечера, а пока всем отдыхать, - скомандовал лейтенант, распустив их компанию.

 Гавриленко отправился к себе в семейный кубрик, который делил с симпатичной связисткой из службы радиоэлектронной борьбы, Йохансон так же умотал куда-то по своим делам, поэтому до палубы, отведенной под жилье летного состава, он добирался уже в одиночестве. Приняв душ, Сергей проверил сообщения от Марго, но тут ничего не изменилось, та все еще находилась в дальнем патруле, так что встретиться они смогут лишь завтра, когда девушка вернется с вылета.

Решив подкрепиться, он проследовал на средний уровень, где в одной из приглянувшихся ему кафешек заказал себе один из уже привычных наборов блюд, нашел свободный столик и устроился за ним, поглощая солянку, а следом и отменно приготовленный стейк с гарниром из картофельного пюре. Одновременно с этим краем глаза просматривая на большом голоэкране напротив новостной выпуск какого-то независимого канала, вещавшего из Свободных Миров.

Когда Сергей уже закончил с едой, запивая все бокалом холодной вишневой газировки, внимание его привлекло прямое включение, прервавшее какой-то репортаж, а когда до него дошло, что именно происходит, он, чуть не поперхнувшись напитком, отставил стакан в сторону и внимательно прислушался к дикторше. Шум в зале как-то само собой утих, бармен выкрутил звук погромче, и в наступившей тишине стал отчетливо слышен ее взволнованный голос.

- ...По непроверенным пока сведениям, в произошедшем столкновении обе стороны понесли серьезный ущерб, однако, как сообщают наши источники, конфедераты практически полностью оказались разбиты... Впрочем, и у имперского флота потери намечаются немалые, по крайней мере по поступающей, на данный момент крайне обрывочной, информации. Судя по всему, в этом скоротечном боестолкновении имперцы лишились как минимум двух линкоров и одной авианесущей платформы...

Панорама с разбитыми кораблями на фоне астероидного поля поражала своим масштабом. Обломки некогда грозных махин, среди которых Сергей опознал и конфедератские «Либерейторы» сверхтяжелого класса, все еще кое-где парили газом, стравливаемым в пустоту открытого космоса, однозначно указывая на то, что произошедшее здесь сражение случилось совсем недавно.

Внезапно картинка резко сменилась на студийную. Озабоченная чем-то дикторша, прижав вкладыш наушника к уху, повернулась к камере и произнесла:

- ... Да, Амалия, спасибо, но мы вынуждены прервать репортаж для трансляции срочного заявления из канцелярии главы Российской Империи.

Изображение вновь поменялось, на этот раз головизор отобразил официального вида зал, увешанный имперскими флагами, гербами и другими государственными символами. На трибуну перед журналистами поднялся Георгий Третий, выглядевший собранным и сосредоточенным, одетый в простой флотский мундир без знаков различия. Словно по мановению руки в конференц-зале установилась тишина, и поправивший микрофон руководитель государства начал свою речь.

- Я, Император Всероссийский Георгий Третий, счел необходимым выступить перед вами сегодня вечером, потому что наша страна и народ предстали сейчас перед одним из критических моментов современной истории. Сегодня, как вы уже знаете, шестой флот Панамериканской Конфедерации, проигнорировав запрет миротворческих сил, стоящих на линии разграничения в спорных системах, находящихся в так называемом объединении Свободных Миров, самым наглым образом попытался прорваться через заградительные порядки, игнорируя все предупреждения командования авиагруппы. В завязавшемся боестолкновении силы Конфедерации понесли тяжелые потери, хотя и мы сегодня лишились многих сынов и дочерей нашей Родины...

Я ответственно заявляю, что мы не потерпим такого неуважения со стороны Панамериканской Конфедерации и ее клевретов, попирающих все нормы международного права и простой человеческой морали! Вопреки лживым заявлениям конфедератов, в этом бою наши военные защищались, а никак не нападали первыми, как кое-кто хочет представить все произошедшее. Мы мирная нация, и не хотим войны, но и не боимся ее! Поэтому буквально десять минут назад особым императорским рескриптом по всем нашим вооруженным силам была объявлена повышенная степень боеготовности! Сегодня же мы созовем экстренную сессию Совета ООМ, чтобы все международное сообщество могло осудить и покарать руководство конфедератов, отдавших этот преступный приказ! Надеюсь, вместе мы найдем мирные пути выхода из данного кризиса, спровоцированного агрессивными действиями Конфедерации, однако не могу не вспомнить сейчас эти древние слова - «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!» И да пребудет с вами Господь!

Под несмолкающие аплодисменты Георгий Третий в сопровождении секретарей и телохранителей покинул трибуну, удалившись, камера снова вернулась в студию, но что там дальше будут обсуждать собравшиеся эксперты, они так и не услышали. Громкая сирена общей боевой тревоги перекрыла все звуки, разорвав тишину сосредоточенно слушающей послание императора закусочной. Мгновенно ожившие посетители, чертыхаясь, порхнули в разные стороны, побросав недоеденные блюда, спеша занять места по боевому распорядку.

Сергей выбежал одним из первых, направляясь обратно на летную палубу, похоже, самые худшие ожидания начинают сбываться, думал он, пытаясь связаться с командованием. «Черт бы побрал этих политиков», - только и оставалось ему, что ругаться про себя на бегу. Сделав грозные заявления, они удалятся в защищенные стационарными щитами поместья и бункеры, сводя в своем балансе сухие цифры людских потерь и полученной выгоды. А вот одному такому отдельно взятому человеку в намечающейся бойне придется, видимо, поучаствовать лично, стараясь не попасть в итоговые отчеты любителей подергать за ниточки истории.

Глава 3. Часть 3



- Смотри у меня, будь осторожен, - Марго в очередной раз крепко обняла его и поцеловала, - А то я тебя знаю, полезешь в самое пекло, как тогда на лайнере.

- Да я-то ладно, сама давай поосторожнее там, ваше дело разведка и прикрытие, но ты вечно норовишь изобразить из себя истребитель-перехватчик. Послушай, я серьезно, - отстранил он от себя девушку, посмотрев ей прямо в глаза. - Эта операция может перерасти в масштабный бой, да, скорее всего, так и случится, вот и «чуйка» моя разыгралась, ты же знаешь... Так вот, пообещай мне, что не сорвешься в одиночку сломя голову в погоню за очередным вражеским истребителем, по крайней мере, без соответствующего приказа.

Прижав Марго к себе, Сергей услышал ее тихое подтверждающее угуканье, взглянул на часы и понял, что все - пора. Времени на долгие проводы не оставалось, нужно было спешить в эскадрилью.

Аккуратно, за подбородок, подняв голову подруги от своей груди, он поцеловал ее в носик и произнес:

- Я же люблю тебя, давай там без фокусов, а после операции, как обычно, встретимся на нашем месте.

И, не дожидаясь ответа, чмокнул девушку уже в губы и помчался на летную палубу, оставив счастливую от этого признания Марго, стоящую с мокрыми глазами, провожая его взглядом. Однако следом сработал и ее таймер-оповещение, так что вскоре и сама она поспешила занять свое место по боевому корабельному расписанию.

Следующие два часа перед прыжком Сергей провел в комнате отдыха, располагавшейся рядом с летным ангаром, где пилоты в очередной раз прошли предбоевой инструктаж, уточнив еще раз все детали операции. Там же он пересекся с Шустрым, который вместе с его старой командой по плану должен был находиться в прикрытии со своим эсминцем. Товарищ куда-то спешил по служебным делам, но минутка на то, чтобы перекинуться парой слов у них все же нашлась, и, обсудив по-быстрому детали операции, они сошлись во мнении, что заварушка может выйти весьма серьезная.

А после взбудораженный приятель убежал дальше, напоследок усмехнувшись, ткнув его в плечо кулаком и бросив:

- Будем жить, Серж, мы же с тобой бессмертные!

Вернувшись в комнату отдыха, все оставшееся время он просто перешучивался с пилотами эскадрильи, так же, как и другие, нервничая перед предстоящей «работой». А дело им сегодня, и правда, предстояло нешуточное. Тогда, после боевой тревоги, экстренно собрав все окрестные малые корабли, отосланные в патрули, «Мономах» начал разгон в систему Альгеджи. Это название сразу показалось ему знакомым, а потом он вспомнил, что слышал его еще на Тексасе, сидя у себя в квартирке, перед той самой встречей в «Антураже», на которой они с парнями обсуждали план налета на «Девяток», еще не зная, чем все это закончится, и что их всех ждет впереди...

Усилием воли прогнав некстати нахлынувшие воспоминания, он дослушал очередной инструктаж до конца, выяснив, что «Витязям» в составе крупного сводного подразделения предстоит прикрывать высадку на планету целого экспедиционного корпуса, состоящего из представителей различных частных военных компаний, нанятых неназываемым заказчиком, и специализирующихся именно на планетарных наземных операциях.

 Кроме того, никто особо и не скрывал, что все это затеяно как «ответка» на последние действия конфедератов и республиканцев, силы которых и занимали с недавних пор эту систему. Последние в обход мандата ООМ сместили «законно избранного президента» Салара Наврузо, признанного таковым Империей и Восточным Союзом. Оккупация Республикой происходила под эгидой восстановления контроля над мятежной планетой правительством в изгнании, которое уже сами республиканцы с союзниками считали «законным и легитимным». По странному стечению обстоятельств, оно почему-то расположилось именно в Панамериканском секторе, на планете Калифорния, перебравшись туда после изгнания с родины «кровавым диктатором».

Так что «Витязям», вместе с другими проимперскими ЧВК, предстояло «восстановить справедливость», вернув власть над системой, планетой и богатыми астероидными поясами «демократически выбранному руководителю». А участие в операции военных Империи, хотя прямо и не афишировалось, но и не скрывалось особо, так что наниматель, официально стоящий в стороне, на самом деле всем был хорошо известен. Вполне возможно в этом рейде «Витязям» предстоит схлестнуться с регулярными войсками и самыми современными флотилиями развитых миров, так что дела тут и впрямь заваривались серьезнее некуда.

Перед последним прыжком, и до самого прибытия в спорную систему, пилоты дежурили, заняв места в своих машинах, приготовившись к немедленному старту. А после выхода «Мономаха» в обычное пространство, синхронизированного вместе с остальной группировкой, вся эскадрилья разом стартанула прямо из летного ангара, сокращая время развертывания, не используя специальную систему разгона.

В быстром темпе покинув ангар авианосца, вылетев наружу сквозь одностороннее силовое поле, возникшее в проеме открытых бронестворок, они тут же заняли места согласно летному ордеру. И Сергей, получивший наконец-то возможность осмотреться, как по общевойсковой интерактивной карте, так и визуально, используя интеллектуальное масштабирование, не смог сдержать матерный возглас, дружно поддержанный в системе тактической связи и остальными пилотами эскадрильи. Очень уж открывшаяся перед ними картина оказалась не радостной, предвещая вскоре большие проблемы всей авиагруппе.

То и дело появлявшиеся на дисплее отметки вражеских линкоров, крейсеров и авиаматок, опознанных тактическим искином как принадлежавшие к известным республиканским ЧВК, ничего хорошего им всем не сулили. По крайней мере, о внезапности рейда уже можно забыть, если в систему непосредственно перед прибытием «Витязей» подтянули подкрепления - то их тут явно уже ждали и готовились заранее. Однако и такой вариант командованием оказался предусмотрен, так что тактика на этот случай была проработана.

- Отставить разговоры, не засоряем эфир! - скомандовал Серов, - Слушай мою команду, построение по типу «клин», вариант четвертый, повторяю...

Выслушав приказ, Сергей со своей тройкой занял место в атакующем ордере, отмеченное искином для позывного «Гризли», прикрыв левый фланг своеобразного наконечника копья, направленного в сторону противника. Примерно так же выстроились и штурмовики, которые они должны будут прикрывать, прорываясь через плотную оборону противника, дав тем возможность сблизиться с тяжелыми кораблями республиканцев и выпустить по ним свои торпеды.

К этому времени линкоры уже начали пристрелку на дальней дистанции. Мощные лазерные лучи корабельной артиллерии прощупывали оборону активно маневрирующего противника, тяжелые ракетные системы сделали залп, уйдя на перезарядку, а скоро к сражению присоединятся и корабли классом поменьше, вроде крейсеров, эсминцев и корветов, расходящихся сейчас в стороны, пытаясь атаковать вражеские силы одновременно с разных направлений.

Выпустившие тучи мелких кораблей авианосцы поспешили отойти назад, вместе с транспортниками встав под охрану специально выделенных для этого подразделений, в одном из которых сейчас находилась и Марго... Постаравшись выбросить мысли о девушке из головы и сосредоточиться на бое, он вместе с сотнями других пилотов начал разгон в сторону республиканских наемников, выстроившихся ордером на орбите планеты, препятствуя высадке десанта. Находясь с дневной ее стороны, вражеские силы оказались хорошо заметны даже невооруженным взглядом, выделяясь этакими точками и черточками на фоне голубовато-зеленой поверхности Альгеджи. И сейчас от них отделялись искорки истребительного прикрытия, так же строем разгоняясь на перехват идущего на них противника.

- ...Тянем, парни, тянем... Подлетаем ближе... Огонь только по команде, залпом, по шесть ракет сразу, - голос лейтенанта Серова звенел напряжением, когда он передавал приказы оперативного офицера, командующего авиакрылом, своим непосредственным подчиненным.

 Собственно, точно такие же или подобные команды сейчас получали и другие истребительные и штурмовые эскадрильи - тактика массированного ракетного удара на контркурсах прочно завоевала свое место в умах командного состава всех стран, надежно прописавшись в уставах. Да, в общем-то, в открытом космосе, в условиях огромных расстояний и отсутствия каких-либо укрытий или препятствий, эта система сложилась сама собой. Ну а пережившие первый удар истребители уже завяжут старую добрую «собачью свалку», сблизившись и активно маневрируя, быстро истратив оставшиеся зенитные ракеты, которых у тех же стандартных «Мигов», после первого масштабного применения, останется всего по две штуки - а потом уже перейдут непосредственно к обстрелу противника из своих носовых пушек. Тут, собственно, у имперских истребителей оказывалось небольшое преимущество в маневренности перед вражескими «Еврофайтерами», как и больший калибр снарядов для автоматической пушки - но, соответственно, меньший боезапас. Ну а на его модернизированном перехватчике имелось еще два дополнительных подвеса для ракет, плюс тот был скоростнее стандартных машин, да и защищен чуть лучше.

Однако республиканские конструкторы и разработчики имели несколько другой подход к конструированию, нежели имперцы, как и представление о тактике космического боя. Последние десятилетия все конфликты, в которых те принимали участие, в основном носили региональный характер, что объясняло наличие у них большого числа дронов, которые, как правило, сопровождали машины в бою, прикрывая, однако вполне успешно могли действовать и самостоятельно.

Успешно, впрочем, только против лишенного новейших систем РЭБ противника. Так что сейчас «Еврофайтеры», каждый из которых сопровождала пара юрких и скоростных «помощников», ждал небольшой сюрприз - в виде мощнейших систем глушения и перехвата сигнала. Ну а лишенные связи с базовым истребителем, перешедшие в автономный режим, в ближнем бою они окажутся скорее помехой, да и привыкшим к защите дронов республиканцам вот так сразу перестроиться под новые условия вряд ли удастся. Ну а времени на раскачку они им уже не дадут - по крайней мере таков был план, по замыслу командования должный привести их к победе, дав возможность штурмовикам прорваться к линейным силам врага, подсократив те в количестве.

Прокручивая в голове все эти технические характеристики, свои и противника, Сергей, таким образом, просто успокаивал себя, подавляя вопящую «чуйку», призывавшую его бежать без оглядки, отвлекаясь от проходящих, казалось, в непосредственно близости лазерных залпов, приглушенно сверкавших в тактическом визоре. Вражеские линкоры не преминули возможностью чуть сократить приближающийся «москитный флот» в количестве, обрушив на них огонь своих башенных установок. Впрочем, тем же самым сейчас занимались и тяжелые корабли «Витязей», выделив для уничтожения истребительного крыла республиканцев несколько орудий, оторвав мощности от обстрела непосредственного противника соответствующего им класса.

Однако то, что во вражеском строю сейчас точно так же испаряются машины, вместе с пилотами мгновенно переходя в состояние разряженного в вакууме газа, его как-то не особо и успокаивало. Каждый раз, когда очередной лазерный луч впивался в разошедшиеся широким строем порядки авиагруппы, проходя в непосредственной близости с его истребителем и оставляя засветку на сетчатке глаз, руки Сергея сами собой инстинктивно старались дернуть штурвал в сторону. Но он, как и остальные, сдерживался - ломать строй и покидать его до момента сближения с врагом было никак нельзя.

- Держать строй! - будто угадывая мысли, командовал оперативный офицер.

Выполнять приказ, наблюдая, как очередной истребитель твоей эскадрильи, управлявшийся пилотом, которого ты хорошо знал, исчезает в яркой вспышке угодившего в него лазера, оказалось очень непросто - но они справились. Потеряв около двадцати процентов машин и личного состава, не успевавшего катапультироваться, авиагруппа наконец-то достигла рубежа открытия огня, да и обстрел из тяжелых лазерных установок прекратился, так как обе стороны уже боялись задеть своих.

Выпустив по команде разом ракеты, сразу же обогнавшие группу и унесшиеся вперед, они врубили форсаж, сближаясь с противником, глядя на такую же стену из отметок вражеских «гостинцев», несущихся им навстречу. Судя по числу вражеских отметок, силы оказались примерно равны, и сейчас все решало даже не мастерство пилотов, а удача и верный расчет в применении всех имеющихся защитных средств.

- До отстрела ловушек три...два...один...Пуск!

После команды Серова, в точно просчитанный момент, они поставили защитные помехи, выпустили автономные ловушки-имитаторы и активировали противоракеты, отстрелив их мелким роем, который тут же рванул навстречу приближающимся целям, существенно проредив стаю вражеских ракет до момента сближения. Примерно тем же самым сейчас занимались и вражеские космолетчики, пытаясь уменьшить потери от их огня.

Эскадрильи Сергея, в общем-то, еще повезло, залп противника задел их лишь краем, но конкретно его звену все же досталось. Отмечая близкий подрыв возле истребителя Гавриленко, он увидел загоревшуюся красным отметку на тактической карте, тут же с облегчением заметив проявившийся рядом зеленый значок отделившейся спасательной капсулы. Дальше отвлекаться уже стало некогда, так как они на полной скорости влетели в строй противника, смешав с ним свои ряды. В тоже мгновение корабли РЭБ, выделенные для операции имперскими вооруженными силами, врубили активное противодействие, заставив республиканцев замешкаться, что оказалось для них неожиданностью, от которой те так и не сумели оправиться.

 Еще на подлете активировав максимальное ускорение, Сергей сумел захватить в прицел ближайшую вражескую машину, выпустив по ней сразу две из четырех оставшихся у него ракет «Р-80», сделав это уже практически вплотную. Одна из них в итоге сорвалась, пропустив летящий с огромной скоростью истребитель, а вот вторая оказалась удачливее, подорвавшись по курсу полета «Еврофайтера», пробив его навылет плотным роем вольфрамовых шариков.

Отметив попадание, Сергей, доверившись интуиции, врубил помехи и заложил резкий вираж, сбивая прицел уже вражеской ракеты, устремившейся за ним, одновременно, на мгновение, поймав в виртуальное перекрестье очередной истребитель противника, тут же с упреждением посылая по его курсу короткую очередь тридцатимиллиметровых снарядов. Разогнанные мощной импульсной пушкой, они прошили вражескую машину насквозь, разбив реактор и заставив пилота катапультироваться.

Оттесняя растерянных республиканцев от своих штурмовиков, истребительное авиакрыло в итоге обеспечило последним возможность подобраться на дистанцию пуска торпед. Оставшиеся в строю машины коллег выпустили свои протонные гостинцы, отправив их навстречу вражеским линкорам и авианесущим кораблям, сконцентрировав огонь на конкретных целях. Такая тактика оказалась вполне удачной, улепетывая со всех ног от места схватки, до последнего прикрывая штурмовиков, Сергей, уже отлетев подальше и облегченно откинувшись в коконе, наблюдал, как «Еврофайтеры», получившие, видимо, приказ возвращаться, повернули «все вдруг», пытаясь догнать и перехватить торпеды, устремившиеся к республиканским тяжелым кораблям.

Сконцентрировав пуски по нескольким целям, они добились того, что один из мощнейших линкоров и крупный авианесущий корабль противника практически перестали существовать, сгорев в ослепляющем пламени термоядерных взрывов, оставив после себя лишь раскаленные и оплавленные части силового корпуса. Еще парочка линкоров отделалась серьезными повреждениями, сумев остановить часть подлетающих «подарков» на подступах, да и энергощит у этой модели кораблей оказался прочнее, однако в дальнейшем бою они принимать участие уже не смогут - это было вполне очевидно. Вдобавок ко всему, расширяющийся шар перегретой плазмы задел еще и неосторожно приблизившиеся вражеские истребители. Они до последнего пытались сбить сигары с протонной начинкой, неумолимо приближавшиеся к основным силам, но так и не сумели этого сделать, серьезно пострадав при подрыве боеголовок.

Достигнутый успех обошелся «Витязям» очень дорого, потеряв до сорока процентов истребительного крыла и около трети штурмовиков, они оттягивались назад к своим кораблям, которые сблизились и вели артиллерийскую дуэль с противником. Тут так же имелись свои жертвы, на глазах у Сергея один из корветов «Витязей» вспух внутренним взрывом после прямого попадания крупным калибром, а эсминец «Стерегущий», на котором он служил ранее, сейчас тащился куда-то в тыл, паря конденсатом из пробоин в корпусе и щеголяя оплавленными шрамами, полученными от тяжелой лазерной плетки. Связаться с товарищем, пилотирующим пострадавший корабль, возможности у него не имелось, но судя по тому, что тот все еще идет своим ходом, дела у него обстояли хоть и паршиво, но все же отнюдь не катастрофически.

Однако и республиканцы несли потери, рассмотрел он, наблюдая в приближении, как разваливающийся на глазах вражеский крейсер отстреливает многочисленные спасательные капсулы, кувыркавшиеся в огненных всполохах, то и дело сталкиваясь с обломками и друг с другом. Однако специально выживших никто не трогал, все-таки какого-то чрезмерного ожесточения между наемниками еще не возникло, все понимали, что сегодня ты кого-то сбил, отправив болтаться в спаскапсуле, а завтра сам уже можешь оказаться на его месте. Поэтому намеренно по ним не стреляли, хотя иногда те все же попадали под чей-то случайный залп или оказывались в радиусе взрыва ракет, однако большая часть сбитых пилотов имела все шансы пережить этот бой, несмотря даже на то, кому в итоге достанется победа в сегодняшнем сражении.

Глава 3. Часть 4



Теперь, когда выдалась свободная минутка без необходимости уклоняться от вражеских залпов и ракет, Сергей наконец-то смог связаться с Гавриленко, капсула которого продолжала светиться успокаивающим зеленым светом.

- Эй, приятель, ты как там? Живой? - подключился он к товарищу по внутриотрядному каналу.

- Бывало и лучше, но в целом нормально, только комбез чуть запачкал, когда в меня ракета попала, хе-хе. Но вы там давайте, заканчивайте, а то мне тут болтаться как-то недосуг, - ответил пытающийся бодриться напарник, - А вообще ты молоток, Гризли, поработал там за двоих.

- Лады, сейчас перезарядка, и разделаем их окончательно, держись давай, скоро все кончится, спасборта уже выдвигаются, скоро вас подберут.

Специальные спасательные суда по законам ведения боевых действий, да и просто по общей договоренности, считались некомбатантами, и сейчас они беспрепятственно подлетали к месту недавнего сражения групп малых кораблей, отправленные туда обеими сторонами конфликта. Так что вскоре всех выживших в этой бойне эвакуируют на автономные госпитальные космобазы, присутствующие в порядках как республиканских, так и имперских сил, где им будет оказана вся необходимая помощь.

Прошедшая схватка далась Сергею нелегко, так что, подлетая к своим кораблям для перегруппировки, он использовал каждую секунду, чтобы отдохнуть, откинувшись и расслабившись в своем коконе. Если бы не современные системы жизнеобеспечения, то он бы сейчас был насквозь мокрым от пота, который ручьями лился с него во время резких маневров, когда автоматика антигравов не справлялась с перегрузками, и приходилось на пределе своих сил вести машину в крутом вираже, заходя противнику в хвост.

Всего в своем первом бою в качестве пилота истребителя в этой «собачьей свалке» Сергей мог записать на свой счет четыре машины противника, пять, если считать выпущенные заранее «гостинцы» с маркировкой Р-80, которые, согласно отметкам тактической системы, кого-то там все-таки прищучили. Так что он вполне мог собой гордиться, хотя пару раз и сам спасся лишь чудом, только благодаря своей пси-интуиции и мощной оборонительной турели, сбившей одну из привязавшихся зенитных ракет республиканцев.

Меж тем, судя по тактической карте, дела у сводного экспедиционного корпуса шли неплохо, по крайней мере, аналогичную атаку вражеских штурмовиков на свои тяжелые корабли они смогли отбить без особого ущерба, задействовав оставленные в обороне силы, подкрепленные специальным отрядом «Грифонов», во главе со знакомым ему майором Липских. Так что, связав боем вражескую орбитальную группировку, командование, видимо, уже готовилось начать десантирование, выдвигая транспортники с пехотой и наземной техникой поближе на орбиту планеты.

Однако военная удача - штука переменчивая, и вот уже с обратной стороны этого сине-зеленого шарика, наперерез приготовившимся начать десантирование транспортникам, мчится новейший стелс-крейсер седьмого класса производства Конфедерации, по официальной информации все еще проходящий государственные испытания и пока не принятый ими на вооружение. Кораблей такого уровня у наемных подразделений быть не могло в принципе, а значит, наконец-то проявили себя истинные хозяева этой планеты, стоящие за местным правительством.

Ситуация, из благоприятной, резко стала довольно угрожающей. Подсвеченные на тактической карте тревожным красным цветом подразделения нуждались в срочной поддержке, так что, даже не закончив толком переформирование, потрепанный отряд истребителей отправился на помощь транспортникам, выжимая все из своих движков. Сергею приходилось себя сдерживать, чтобы не вырваться вперед, перегрев реактор - но сейчас там, в составе подразделения прикрытия, с превосходящими силами противника сражалась и Марго, отметка которой на карте теперь стала ему доступна.

Несколько эскадрилий республиканских машин последнего поколения, сопровождавших этот засадный крейсер, оказались перехвачены явно уступающими им в количестве пилотами «Витязей», в отчаянной попытке задержать атаку, не дав тем прорваться к транспортникам, начавшим в экстренном порядке отцеплять от брюха десантные корабли, отправляя их вниз на планету. Каждый такой десантный штурмбот нес в себе либо батальон пехоты, либо роту тяжелых наземных машин, а также боеприпасы, медикаменты, полевые госпиталя, и любая потеря больно била по планам командования, не говоря уж о жизнях запертых внутри бойцов, не способных в данный момент к обороне.

- Держись там, слышишь, не смей умирать, мы близко! - крикнул, он, связавшись с девушкой, в ответ услышав только отборные сдавленные ругательства. Той сейчас явно приходилось очень несладко, крутясь с опытными республиканскими космолетчиками в ближнем бою.

Перезарядить их не успели, так что в эту мясорубку они ввалились, имея лишь некоторый запас боеприпасов к пушечному вооружению, изрядно растраченный ранее, поэтому снаряды приходилось экономить. У Сергея, одного из немногих, на модернизированной подвеске еще сохранилась пара дополнительных «Р-80», которые он не использовал прежде, оставив на крайний случай, но сейчас применить их он не решился, слишком близко друг от друга кружили пилоты заслона со своим противником. Однако и враг, видимо, уже успел израсходовать свои ракеты, пытаясь прорваться к транспортникам, выпустив их по вставшему на пути охранению и спускающимся десантным ботам, подбив некоторые из них, сейчас неуправляемыми огненными кометами несущиеся к поверхности планеты, сгорая в атмосфере.

Пилотам заслона также досталось, но отметка Марго подмигивала зеленым цветом - та все еще продолжала крутиться, уходя из захватов противника. Ворвавшись в сражение, Сергей тут же рванул к девушке, срезав короткой очередью пытавшейся сесть ей на хвост вражеский истребитель. Йохансон где-то потерялся по дороге, так что дальше они крутились уже только вдвоем.

- Ох, Серж, спасибо, мой рыцарь, - выдохнула немного очухавшаяся девушка, - Я уж думала все, конец.

Оттеснив врага, они сумели немного перевести дух, но расслабляться было рано - в эту свалку с обеих сторон уже ввалились дополнительные силы, наконец-то подоспевшие под раздачу. Сергей отметил появление новейших имперских перехватчиков, так же, как их коллеги с другой стороны, летавших без каких-либо опознавательных знаков, которые тут же сошлись друг с другом в ближнем бою. Вскоре к схватке подключился и вражеский крейсер, подлетевший поближе, догнав опередившие его истребители, так что сразу же стало жарче, и времени на переговоры опять не осталось.

 Сосредоточившись на бое, он прикрывал Марго, отгоняя от нее излишне назойливых противников, сумев подбить еще одну вражескую машину, вывалившуюся из сражения, паря утекающим конденсатом из пробоин в корпусе. Однако, сосредоточив все внимание на защите девушки, пытаясь сбить очередного республиканца, намеренного зайти ей в хвост, он не заметил атаку со своей нижней полусферы, но ее успела увидеть Марго, заложившая резкий вираж, прикрывая его.

- Нет! - только и успел выкрикнуть Сергей, почувствовав опасность, когда очередь из вражеской пушки прошила ее машину, беспорядочно закувыркавшуюся в пространстве.

Поймав врага в прицел, он зажал гашетку, посылая в конфедерата, сбившего истребитель Марго, целый рой снарядов, воспламенивших его с ослепительной вспышкой, видимо критически повредив реактор. Бросив взгляд на тактическую карту, Сергей увидел, что спаскапсула девушки помаргивает тревожным оранжевым цветом, тут же сблизившись с ней и пытаясь связаться, одновременно контролируя обстановку вокруг. Но даже невооруженным глазом было видно, что дела у той плохи, капсула парила стравливаемым воздухом и на всех парах неслась к поверхности планеты, входя в атмосферу.

- Марго ответь...Марго ответь... - раз за разом продолжал он попытки связи, выйдя из боя, держась рядом со спасательной капсулой.

- С-серж... кха-кха... это ты? - дождался он наконец-то приглушенного ответа.

- Что с тобой, ты ранена? - он просто сгорал от бессилья, но поделать тут ничего не мог.

-Да... Серж, антиграв накрылся... Прощай, любимый... Жаль, как жаль...- ее капсула уже вошла в верхние слои атмосферы, окутавшись облаком плазмы. Да и его истребитель, летящий рядом и не слишком-то приспособленный к скоростным атмосферным полетам, начинало уже здорово потряхивать.

- Марго, слышишь, не смей! Попытайся запустить его вручную! Борись!

Глядя на отметку прервавшегося канала связи и падающую на планету спаскапсулу, окутанную ореолом яркого пламени, он, наверное, на какое-то время сошел с ума, так как даже со своей идеальной памятью происходящее далее воспринимал лишь урывками. Хотя, впрочем, вспомнить этот момент и пережить его еще раз, он никогда больше и не пытался.

Мелькающие в прицеле истребители противника, в которые Сергей всаживал одну очередь за другой, а когда патроны закончились, пытался таранить, забыв об оставшихся ракетах, голоса Йохансона и Серова, пытавшихся до него достучаться - все это калейдоскопом отдельных картинок проносилось в его сознании, не задерживаясь там. Сверкнувший рядом лазерный луч, выпущенный приблизившимся крейсером из своего орудия, на миг привлек его внимание, и Сергей, врубив форсаж, устремился к нему на сближение.

Уворачиваясь на одной интуиции от вражеских выстрелов и мелькавших рядом снарядных трасс, он прорвался практически вплотную к тяжелому кораблю, затрудняя зенитчикам наводку, и обогнул его на форсаже, сопровождаемый фейерверком автоматических турелей ближней обороны, сотрясаясь от попаданий. А когда уже все тактическое меню истребителя окрасилось красным, громко трубя о критических повреждениях, и в нос ему проник запах паленой проводки, Сергей наконец-то навелся на ионные движки крейсера, не прикрытые защитным полем, выпустив разом обе оставшиеся у него ракеты в это уязвимое место.

Кувыркаясь в отстрелянной капсуле, он наконец-то немного пришел в себя, наблюдая на обзорном экране, как новейший сорока тысячетонный республиканский корабль вздувается изнутри от распирающего его огненного взрыва. Отстраненно отметив, что, по-видимому, эвакуироваться там никто не успел, Сергей принялся за осмотр повреждений. Оказалось, что он получил несколько сквозных ранений осколками снарядов, однако симбионт убрал боль, совместно с аварийной аптечкой накачивая его лекарствами, так что еще какое-то время он так протянет. Повреждения же самой спас капсулы были минимальными, дырки в обшивке автоматически загерметизировало специальной пеной, но посадку на планету придется проводить в ручном режиме, и приземление, судя по всему, предстоит весьма жесткое.

Стараясь не думать о произошедшей недавно трагедии, абстрагируясь от перебитых ног и других полученных ранений, он активировал в симбионте на полную мощность режим «антистресс», сразу же погрузивший мир в серое нечто, отрубив все чувства, эмоции и лишние мысли. Падая, он кое как тянул к своим, рассчитывая получить помощь - долго ему в таком состоянии не протянуть, поэтому приходилось рисковать, выбрав целью один из атакованных наземными силами городов. Управляя спаскапсулой, Сергей вывел ее к одному из крупных населенных пунктов, находившихся в приоритете высадки у десантников, да и поднимающиеся над этим мегаполисом дымы подбитых транспортников подтверждали то, что десант сюда все же добрался - пусть некоторым из них это и удалось сделать лишь в виде хорошо прожаренных кусков мяса.

Повреждения капсулы оказались все же хуже, чем он предполагал ранее, или тряска при спуске усугубила проблемы, но управлялась она отвратительно, да и скорость сбрасывалась слишком медленно, грозя катастрофой. Постаравшись выбрать для приземления большую площадь в центре, он, из-за проблем с управлением, в последний момент промахнулся, врубившись в стеклянный фасад какой-то офисной многоэтажки. Пробив его, спаскапсула ударилась о бетонный пол, и, рикошетирую, устремилась вглубь здания, снося стеклянные перегородки, мебель и рабочие терминалы сотрудников, разваливаясь по пути на части. Вскоре неопределенная куча обломков, уже мало напоминающая изделие имперских мастеров, остановилась посреди большого помещения конференц-зала, дымясь и потрескивая частями корпуса, остывающими после скоростного прохода через атмосферу.

Интерлюдия 3



- Эй, Дерек, смотри, что мы нашли!

Откинувшийся к стенке обладатель этого имени только устало вздохнул. Ну конечно, кто, если не его приятели, могут в перерывах после отбития очередной атаки намылиться на осмотр местных «достопримечательностей». Так что, глотнув воды из фляжки, остужая разгоряченное недавним боем тело, он этим вздохом и ограничился, не став ничего им больше высказывать.

- Да нет, -  правильно поняли его парни, - Там и правда крутая штука, ее отделение Харнакена обнаружило на пару этажей выше. Ты представляешь - настоящая спас капсула, покоцаная конечно, зато с живым имперским пилотом внутри!

«Хм, это и правда может быть интересно», - решил он, все-таки приподнимаясь. Десант противника на данном участке обороны вроде бы пока отступил, так что время у них еще есть, можно и сходить, посмотреть на этого имперца.

- Только быстрее, - добавил Финч, - а то там местные, из сил самообороны, подтянулись, так что пилот долго не протянет. Да он и так, по словам Харнакена, еле живой.

Поспешив, они поднялись на пару этажей наверх, и их взору предстала раскуроченная спасательная капсула имперского стандарта, вокруг которой столпились местные «хиви», из тех, которые тут были вроде как бы за них. Отряд Харнакена расположился немного в стороне, с неодобрением посматривая на то, как эти самые местные выволакивают оттуда тело имперского пилота в легком бронескафе, носящем следы повреждений в самых разных местах, явно намереваясь устроить здесь самосуд. Вообще, те люто ненавидели как собственных сограждан, сражающихся не на той, по их мнению, стороне, так и вражеские наемные отряды, жестоко расправляясь с любыми пленными. Среди самих наемников, конечно, такое принято не было, по крайней мере, в отношении себе подобных, но и связываться с этими «хиви» из-за какого-то полудохлого имперца никто не хотел.

Вот и Дерек со своими приятелями, Бобби и Финчем, хотел уже просто уйти, развернувшись, как вдруг на мгновение разглядел залитое кровью лицо пилота, и тут же, уже было сделав первый шаг в сторону лестницы, остановился, повернувшись обратно. Сняв с плеча автомат, он подал предупреждающий знак остальным, и уже через пару секунд в несколько стволов они просто смели небольшой отряд местных сил самообороны, столпившихся над сбитым пилотом.

- Черт, Дерек, какого дьявола? - подошел к нему Харнакен, вставляя в винтовку новый магазин и производя контрольные выстрелы, добив выживших после этой внезапной атаки «хиви», - Зачем было стрелять местных, мы же так можем и на штраф попасть? Все из-за этого пилота?

- Просто иногда долги нужно отдавать, - произнес тот, подержанный молчаливыми кивками своих приятелей, и скомандовал, - Финч, вызывай эвакуатор, у нас тут раненый.

Интерлюдия 4



Где он и кто он, вспоминалось с трудом. Все болевые ощущения оказались отключены симбионтом, кое-как поддерживающим жизнь в его израненном теле. Постоянно находясь в состоянии полусна-полуяви, он слышал какие-то крики, звуки выстрелов и взрывы снаружи...

«Снаружи чего?» - он не помнил, все ближе и ближе подбирающаяся тьма казалась ему спасением от этого странного существования, она манила обещанием скорого отдыха, полным покоем и безмятежностью. Так продолжалось довольно долго, он то терял сознание, то приходил в себя, качаясь на этих смертельных качелях, пока, очнувшись в очередной раз, не заметил, что его тело кто-то куда-то тащит. Те, кто это делал, явно с ним не церемонились, но боли он по-прежнему не испытывал, да и ему, в общем-то, было уже все равно, лишь бы быстрее пришла спасительная тьма...

Спустя какое-то время обступившие его люди в потрепанном снаряжении, вооруженные какими-то древними винтовками и яростно что-то кричавшие, разом пропали из его поля зрения. Склонившиеся над ним трое парней в республиканской пехотной броне вроде бы пытались ему что-то сказать, щелкали возле лица пальцами, и озабоченно переговариваясь с кем-то по системе связи.

- Серж, держись приятель, не помирай, эвакуатор уже близко, - все эти слова проходили мимо него, не оставляя никакого следа в затуманенном сознании. И вроде бы эти парни были ему даже знакомы.... Но кто они такие, как и то - кем все же является он сам, ему так и не вспомнилось. Затем его погрузили на носилки и куда-то увезли, поместив на борт грузового флаера. Вот только флаер этот опять же оказался республиканской модели, что почему-то было неправильно, но вот почему - понять он не мог.

Вскоре они прилетели в пункт назначения, где какой-то человек в медицинской форме принялся светить ему в глаза своим фонариком, озабоченно что-то выговаривая ассистентам. Боли он все так же не чувствовал, однако этот свет был ему неприятен, мешая погружаться в такую притягательную тьму, подступившую уже совсем близко.

- Обширные повреждения внутренних органов, перелом основания черепа, ушиб головного мозга с внутренним кровоизлиянием, рваные раны и общая кровопотеря... Как он еще жив-то вообще, с такими ранами, непонятно... Срочно в третью операционную, подготовьте медкапсулу!

Все эти слова для него по-прежнему ничего не значили, но когда его уже уложили внутрь медицинской капсулы, что-то все же сумело обратить на себя его внимание, пробившись через искаженное восприятие реальности. Что-то, что назойливой мыслью прогрызалось откуда-то из глубины, формируя единственное слово-воспоминание.

- Лиз... - хрипло выдохнул он сквозь пересохшее горло.

Суетящаяся над ним уставшая девушка, выполнявшая роль ассистентки хирурга, заученно производя необходимые действия, на мгновение сбилась, уставившись на него расширяющимися в удивлении глазами. Последнее, что он услышал, перед тем как крышка капсулы закрылась, отрезая его от внешнего мира, это ее неверящий возглас, отозвавшийся знакомым эхом где-то в глубине его сознания:

- Сережа?!

Глава 4. Часть 1



- Внимание, обнаружены значительные повреждения организма...

- Провожу самодиагностику...

- Сброс настроек...

...

- Сброс настроек....

- Провал диагностики... Активирую функцию восстановления... Расчетное время регенерации - 236 часов, погрешность расчетов три процента.

Время слывет довольно относительной материей. Относительно чувств, эмоций, психологического состояния или просто-напросто способности воспринимать его течение поврежденной корой головного мозга. Вот и Сергей никак не смог бы сказать точно, сколько часов он провел без сознания, очнувшись в восстанавливающем бачке с гелем, полностью погруженный в эту прозрачную капсулу, плавая внутри голышом.

Насыщенный кислородом медицинский состав не доставлял никаких неудобств, хотя, казалось бы, заполненные жидкостью легкие должны бы испытывать дискомфорт - но нет, чувствовал он себя... уютно, пожалуй, словно в материнской утробе. Однако продолжалось это недолго.

С гудением включились насосы, быстро откачивая прозрачную субстанцию из медицинского устройства, створки капсулы распахнулись, втянувшись в операционный стол, и Сергей осел на его поверхности, закашлявшись, выплевывая остатки жидкости, с хрипом втягивая в себя воздух. Второй вдох получился уже легче, так что накатившая было паника отступила, да и одна из подскочивших фигур в белом халате сделала ему какую-то инъекцию в руку, от которой сразу же стало легче.

В голове у него немного прояснилось, и включились мозги, заставив, наконец, анализировать окружающую обстановку. То, что при падении на Альгеджи он сумел выжить, сомнений, вроде бы, не вызывало. Ну, по крайней мере, слишком уж этот загробный мир напоминал технически продвинутую операционную.

На миг защемило сердце, при воспоминании о той, что выжить не смогла, но усилием воли Сергей заставил себя собраться - не время и не место оплакивать погибших, решил он, будучи довольно бесцеремонно осматриваемым непонятными людьми в белых халатах. Причем у каждого из них на медформе имелся смутно знакомый ему символ, или скорее даже герб какого-то рода, представлявший собой грозно скалящегося зверя на фоне щита и перекрещенных мечей.

Из медицинских терминов, которыми обменивались специалисты, он практически ничего не понял, уяснив только, что какая-то там «рекуперация» и «гетероморфоз» прошли «весьма успешно», и «серьезных отклонений у пациента не обнаружено». Все это слишком уж напоминало одну хорошо известную ему лабораторию, которая, впрочем, скорее всего, сейчас представляла собой радиоактивные руины, будучи уничтоженной взрывом реактора.

Сергей хотел уже было приступить к активным действиям - вновь становиться подопытной мышью он не собирался, как постепенно просыпающиеся разум его осознал, что переговариваются медики все же на русском, да и этот герб с разъяренным волком сразу же выплыл из памяти. Именно его он видел на одежде тех самых аристо, которых обнаружил, скрываясь в апартаментах круизного лайнера после неудачной попытки штурма.

Вообще, последние дни и недели вспоминались с трудом, он как-то и поотвык уже от такого, являясь носителем импланта на абсолютную память, и объяснение тут могло быть только одно - серьезные повреждения головного мозга. Последние часы он не помнил вообще, с того самого момента, как его спаскапсула во время аварийного приземления врезалась в какую-то высотку... Некие обрывки снов, видения, галлюцинации...

С такими повреждениями стандартный корабельный лазарет справиться точно не мог, уж о возможностях медицины в этом плане каждый уважающий себя наемник осведомлен был неплохо, как-никак большинству из них довелось провести немало часов, лежа в медкапсулах. Да и на базе едва ли смогли бы что-либо тут предпринять - уж точно не с его стандартной страховкой. Каких-то отклонений в себе Сергей вот так сходу не обнаружил, так что надеялся, что соцпособие по инвалидности ему все же пока не светит. Похоже, спасенные им ранее пассажиры решили проявить свою щедрость, отблагодарив простого наемника, правда, остается открытым вопрос, откуда они вообще узнали о его ранении и где, собственно, он сейчас находится - но тут пока что ответов у него не нашлось.

Медработники излучали спокойную деловитую уверенность, которую он прекрасно читал в их эмоциях, опасности не ощущалось, потому, наверное, Сергей и не попытался сразу же освободиться, подсознательно уловив это отношение и искреннее желание ему помочь. Все эти мысли пронеслись у него в голове за какие-то секунды, и, когда он уже хотел было прервать насыщенную спецтерминами речь, и поинтересоваться, а какого черта, собственно, здесь происходит - в помещение вошел мужчина средних лет, облаченный в какую-то униформу, носящую все тот же знакомый ему герб имперской аристократии.

Несмотря на свой небольшой вроде бы возраст, кое-какой жизненный опыт у Сергея все же имелся, так что в вошедшем он тут же опознал безопасника. Спроси его почему - так сразу сказать он и не смог бы, может быть по не слишком примечательной внешности, уверенной манере держаться, или по заблокированному восприятию в пси. Но то, что перед ним сейчас стоит представитель местной службы безопасности, для него практически не подлежало сомнению.

- Ну, как самочувствие, мистер Свордсмен? - скорее всего, прекрасно понимая его состояние, тот все же, по извечной «конторской» привычке, решил зайти издалека.

- Не дождетесь, - решил он ответить ему той же монетой, припомнив одно из выражений Гавриленко, мельком отметив, что его «уроки словесности», и правда, оставили на нем свой отпечаток.

- Я понимаю, - улыбнулся на это его заявление безопасник, - что у вас накопилось множество вопросов. Уверяю вас, что вы находитесь у друзей и вам нечего не грозит. Позвольте медперсоналу закончить свою работу, затем вас проводят в палату, где я на них и отвечу.

Решив последовать его советам или, скорее уж, указаниям, Сергей и дальше не стал дергаться, позволив медикам завершить все необходимые процедуры. Затем надел выданный ему больничный халат и, в сопровождении все того же безопасника и то ли конвойных, то ли охраны, проследовал в расположенную рядом палату.

То, что клиника эта не из дешевых, стало ясно еще по оснащению операционной, а глядя на окружающую обстановку и медсестер модельной внешности, он в этом только уверился. Окончательно его добила трехкомнатная палата с двумя санузлами - ну что тут сказать, кто-то тут явно не экономил на выражении своей благодарности, если он понял ситуацию правильно.

Роскошная кровать оказалась замаскированным медицинским устройством, тут же дистанционно подключившимся к пациенту, считывая и контролируя все его показатели. По настоятельной просьбе врача, улегшись на этом ложе, Сергей наконец-то дождался объяснений того, где он находится и как, собственно, тут оказался.

Глава 4. Часть 2



- Итак, Сергей... - начал безопасник, каким-то шестым чувством уловив, что терпению «пациента» приходит конец и тянуть с ответами дальше не стоит. - Вы находитесь в мегаполисе Царьград, расположенном на планете Нова, системы Надежда. Тут вам, думаю, объяснять ничего не нужно.

Еще бы, столичную планету и крупнейший город на этом зелено-голубом шарике, где располагалась центральная резиденция Императора, знал, наверное, даже самый последний босяк из какого-нибудь захудалого фермерского мирка в Свободных системах. Далековато все же его занесло.

- Как я сюда попал?

И ответ, в общем-то, Сергея не удивил.

- Граф Елистратов с внучкой, помните таких? Решив отблагодарить спасшего их наемника, они заинтересовались вашей судьбой, и, как оказалось, удивительно для вас вовремя. Как вы, наверное, понимаете, в республиканском плену с ранениями, полученными во время последнего боя и неудачного приземления, вы бы не выжили. Никто тратить драгоценный ресурс на имперца не собирался, когда своих раненых девать некуда, так что до обмена вы бы просто не дотянули. Но вам повезло, граф проявил свое великодушие, отдав соответствующие распоряжения, и тут уже наши агенты постарались, выкупив вашу слегка некомплектную тушку.

- Что, вот так просто, взяли и выкупили?

- Именно. Заплатить, конечно, пришлось немало, как респам, так и вашим прошлым нанимателям, перекупив контракт. Но граф умеет быть благодарным.

Подробности контрактно-правовой системы Сергею были как-то не особо известны - лишь самые основные моменты из юридической базы третьего уровня. Хотя вроде бы такая возможность там и присутствовала... Конечно, принудить его на кого-то работать они не смогут, можно ведь выплатить неустойку и жить свободно. Только куда ему остается податься? Обратно в «Витязи»? После гибели Марго возвращаться к прежней жизни не хотелось, он прекрасно понимал, что там буквально все будет напоминать ему о ней.

Да и как-то уж слишком быстро бывшее руководство отказалось от покалеченного наемника. Конечно, отказать имперскому графу сложно, но с их связями вполне возможно - значит просто не захотели. Ну а учитывая, что в совете директоров компании заседал и отец Марго, которому так же нелегко будет видеть одного отдельно взятого наемника...

Так что, может быть, так и впрямь будет лучше для всех, по крайней мере служба у благодарного лично тебе аристократа должна оказаться немного более денежной, что для его планов являлось довольно важным моментом. Хотя сейчас все эти планы и казались ему чем-то далеким, особенно на фоне потери, неизвестности, да и непонятно где оставшихся личных вещей, среди которых находились и многозагрузочные кристаллы с уникальными базами знаний.

Жаль только, что с парнями так и не удалось попрощаться.

- Тогда, на орбите, что было дальше, после того, как нас... как меня сбили?

- Согласно нашим сведениям, операция по захвату планеты прошла вполне успешно, потери в пределах нормы. Респы выбиты из системы, а законно избранный диктатор Салар Наврузо приступил к своим непосредственным обязанностям, первым же указом отправив правительство в полном составе трудиться на благо народа в урановых шахтах. Ну а вторым наградив всех участников «освободительного похода» землей, так что у вас, как у героически проявившего себя пилота, теперь где-то на Альгеджи имеются немалые земельные владения. Точный их размер и расположение можете уточнить в недавно открывшемся представительстве этой планетки здесь, в Царьграде.

- А что с моими вещами? - задал Сергей еще один интересующий его вопрос.

- Все ваши личные вещи доставлены сюда с «Мономаха» и находятся в соседней комнате, можете убедиться.

Подавив в себе желание немедленно проверить правдивость его слов, опасаясь делать это при безопаснике, он все же остался на месте. Наверняка «конторские» уже все просмотрели, но те же кристаллы с древними базами были надежно запаролены, и едва ли могли заинтересовать кого-то настолько, чтобы проводить их социализированное вскрытие, с высокой долей вероятности просто уничтожившее бы всю информацию, содержащуюся в них.

На несколько секунд, пока он обдумывал новости, в палате воцарилась тишина, которую вскоре прервал все тот же представитель службы безопасности.

- Послушайте, Сергей, - начал он осторожно, - Я понимаю, что для вас все это может показаться слишком неожиданным поворотом событий и даже вызвать чувство гнева и неприятия. Поймите, граф действовал только из благих побуждений, хотя и несколько...  м-мм, поспешно, так скажем. Он, узнав о вашей ситуации, отдал приказ, мы его выполнили, так что сейчас вы живы и вполне здоровы, а могло бы все выйти и наоборот. Как я понимаю, теперь вас в «Витязях» особо ничего и не держит, а на службе у имперского графа, поверьте мне, перспектив куда больше.

В принципе, сотрудник СБ, имени которого он так и не услышал, был, конечно же, прав. И, если отбросить эмоции, пожалуй, все, и правда, могло бы для него сложиться куда как хуже.

- Так что я оставлю вас здесь до завтра, отдыхайте, а потом мы с вами уже решим, что делать дальше, примете ли вы наше предложение или разорвете контракт. Всего хорошего.

После того, как незнакомец ушел, Сергей, встав с кровати, прошел в соседнюю комнату, где и обнаружил свои пожитки. Кристаллы, личные вещи и снаряжение - все оказалось на месте, за исключением того, что находилось при нем в момент падения на Альгеджи. Клинок «Мечей», подаренный Марго амулет и базы по вражеской технике так же нашлись в одной из сумок, что опять же не могло его не обрадовать, терять их он не хотел. Ну а казенный бронескаф и аварийный набор с модульной «Косой» ему, вроде как, и не принадлежали, числясь на балансе компании - так что материальные потери оказались несущественными.

Немного успокоившись, убедившись в сохранности основного актива, с которым он связывал свое будущее, Сергей вернулся к кровати, в задумчивости привычно потирая черный штрих код на правом запястье, особо не зная, чем занять себя дальше. Заказав обед, который ему доставила одна из симпатичных и улыбчивых медсестер, он принялся поглощать ресторанного качества блюда, по уже сложившейся привычке за едой продумывая свои дальнейшие действия.

Стараясь отрешиться от воспоминаний о погибшей подруге, до вечера он отправил пару сообщений парням из «Витязей», которые еще должны пройти внутреннюю цензуру компании, так что получат они их значительно позже, тем более, если находятся сейчас в очередном патруле, вдали от главной базы. Денег на счету у него изрядно прибавилось, заключенный во время службы в «Витязях» договор с крупнейшим имперским банком своей силы не утратил, так что воспользоваться средствами он мог как в Империи, так и за пределами этого государства, если когда-нибудь покинет его юрисдикцию.

При перезаключении контракта все неизрасходованные бонусные баллы, в том числе и полученные за последний бой, оказались переведены в имперские рубли по курсу компании. А отвалили ему изрядно, видимо, в том числе и за сбитый в припадке ярости новейший стелс-крейсер, да уж, что называется - «золотой выстрел», один на миллион. Без пси-способностей провернуть подобное практически нереально, все уязвимые места, вроде выхода ионных движков, всегда защищались особо тщательно, и расскажи ему о подобном случае кто ранее - вряд ли бы он в это поверил.

В общем, к концу дня Сергей уже практически успокоился, загнав все переживания поглубже, окончательно решив принять предложение Елистратовых. Деваться ему особо некуда, что-то лучшее он вряд ли быстро найдет, да и граф в итоге может обидеться. Так что лучше уж иметь в работодателях благодарного тебе аристократа, чем получить могущественного и обиженного недруга. Да и при таком влиятельном покровителе проще будет обзавестись нужными связями, набраться опыта и уйти в свободное плавание, реализовав потенциал эксклюзивных учебных баз, записанных на старых кристаллах. Конечно, летать ему нравилось, однако он изначально рассматривал службу в ЧВК лишь как первый этап своей новой жизни. Что ж, будем считать, что теперь наступает второй, решил он.

Что насчет возможных преследователей из Конфедерации, то, по его прикидкам, репутация и системы безопасности имперских аристократических родов должны оградить его от них уж точно не хуже, чем это происходило в частной военной компании. Да и как-то все произошедшее в прошлом немного подзабылось за последнее время, так что, вполне возможно, он уже и выпал из этого «расстрельного списка». Ну или хотя бы сместился куда-то в конец очереди, как смел надеяться он.

Подключившись к общепланетной сети, Сергей выяснил, что семья Елистратовых входила в еще более крупное объединение, которое здесь называли «аристократическими Домами», а именно в то, которое возглавлял владетельный князь Аверьянов. Именно герб Аверьяновых и носили знакомые ему аристо, как и этот неизвестный представитель службы безопасности. Данные родовые объединения, по сути, и являлись той силой, которая, наряду с императорским Домом, правили Российской Империей.

Более того, новый наниматель оказался не только вассалом князя, но и приходился самому Аверьянову ближайшим родственником, из тех, кто остался в живых к сегодняшнему дню - а именно троюродным братом, и пользовался в этом Доме большим влиянием. Так что, кем бы ему ни предстояло трудиться на службе у графа, наверняка это окажется куда выгоднее, чем доля простого наемника на краю обжитых миров. По крайней мере куда безопаснее, надеялся он.

Хотя что-то его во всей этой истории все же настораживало и не давало покоя. Может быть, так срабатывала его «чуйка» - хотя вроде бы никакой непосредственной опасности и не ощущалось. Поразмыслив, он понял, что как-то уже свыкся с тем, что является носителем уникального Симбионта, но что если при глубоком обследовании маскировочные функции ценной разработки дали сбой, и во время лечения и проведения всех процедур кто-то все-таки заинтересовался некой аномалией, обнаруженной в пациенте? И пусть сейчас давно настроенная имитация индивидуальной нейросети седьмого поколения работала штатно, но что если в какой-то момент, при перезагрузке например, система все же не сработала?

Логи, как и память устройства, да и встроенных имплантов, оказались абсолютно пусты, откатившись после восстановления, так что то, какого рода вмешательство он перенес, находясь без сознания в медкомплексе, оставалось для него загадкой. Вполне возможно, что медики просто-напросто запустили какую-нибудь стандартную процедуру восстановления, и никто так и не обнаружил в нем каких-либо отклонений... Однако, что если он все же засветился со своей инаковостью?

Тогда все вставало на свои места. И огромные суммы на лечение простого наемника, и неожиданное предложение о работе. Возможно, вначале все это и было продиктовано простой человеческой благодарностью, а уже потом, при обнаружении медиками нейросети нового типа, дело приняло совсем другой оборот. Конечно, может оказаться и так, что он себя зря накручивает, однако как-то в это не верилось - слишком уж все сейчас казалось ему подозрительным, вся эта спешка...

Вообще, почему он в таком случае еще не разобран на органы, и не рассортирован по колбочкам, оставалось для него не совсем понятным. Благодарность благодарностью, но возможность изучить поближе подобную разработку имперцы бы не упустили. Или они уже все для себя нужное успели выяснить, за те недели, что Сергей провел в коме, раскидав его по частям и собрав воедино вновь?.. Получается, выбора-то у него, на самом деле, и нет - никто его после такого от себя не отпустит. Так что будем надеяться на лучшее, но исходить из худшего, все же решил он.

 Ладно, по крайней мере, пока что никто не нарезает его мозг тонкими ломтиками, подготавливая препараты для электронного микроскопа, пока побарахтаемся - ну а там уже посмотрим, чья возьмет. Для переживаний и прочего у него уже совсем не оставалось сил, он просто эмоционально перегорел где-то внутри, так что, плюнув на все, активировал возможности Симбионта, и провалился в глубокий, исцеляющий сон. Без тревог и каких-либо сновидений.

Глава 4. Часть 3



Следующий день начался для него с визита все того же безопасника. Едва успев позавтракать, он оделся, собрал свои вещи, уместившиеся в паре крепких баулов, и отправился вслед за полковником Сенчиным. Свое имя и звание тот все же открыл Сергею, стоило тому подтвердить согласие о поступлении на службу к Елистратовым. Выяснилось, что все вооруженные силы Домов придерживались стандартной имперской классификации званий, дабы в случае серьезной заварушки не возникало путаницы при передаче планетарного ополчения под единое командование. Так что его новый знакомец и будущий начальник оказался далеко не рядовым офицером, а руководителем службы безопасности всего Дома Аверьяновых.

Последний распоряжался целой планетарной системой с богатым астероидным полем, населенной парой миллиардов жителей, а также владел развитыми орбитальными верфями на орбите Воронежа - лучшими, по мнению экспертов в сети, ну уж крупнейшими в Империи-то точно. Так что такая «забота» о простом наемнике со стороны столь высокопоставленной личности оставалась не совсем понятной. Конечно, можно было предположить, что тот, таким образом, просто делал одолжение графу, так же не последнему человеку в Доме, владевшему известной сетью частных медклиник, в одной из которых его и обследовали, но что-то не давало ему расслабиться и принять все как должное.

Вчерашние опасения за ночь никуда не исчезли, однако все же немного поблекли и с утра уже не казались на сто процентов верными, а теперь ожили, разгораясь вновь. В любом случае, решил он, правильнее будет сначала все же осмотреться, разведать, так сказать, обстановку - ну а потом уже и действовать, согласно имеющийся диспозиции.

Из больничного комплекса, расположенного в живописном парке, находящемся на окраине Царьграда, до резиденции его непосредственного нанимателя они добирались роскошным служебным флаером в сопровождении машин охранения. Так что у Сергея имелась прекрасная возможность рассмотреть столицу Империи с высоты, чем он и воспользовался.

Вид сверху открывался захватывающий, высотки чередовались с древними памятниками архитектуры, чуть ли не времен первой колонизации, а все это разбавляли озера и парки. Город, на удивление, из-за обилия растительности выглядел очень зеленым, однако в тоже время в нем присутствовала та самая деловая сосредоточенность и суета, присущая крупнейшим столицам мира.

Дворцовый комплекс вдали поражал воображение своим величием, раскинувшись в самом центре города, занимая весьма обширную территорию. Согласно информации, найденной им в сети, основой для резиденции Императора стали некие древние здания, чудом уцелевшие после войны и целиком перевезенные с Земли еще во времена становления Империи. Тогда они являлись своеобразным символом и магнитом для разрозненных после Второй Космической русскоязычных групп в обитаемом космосе, послужив делу восстановления государства.

 Город, расположенный вокруг императорской резиденции, с того времени разросся и раскинулся на сотни километров вокруг, и сейчас население столицы подбиралось к планке в триста миллионов человек. По этому случаю оказались даже запланированы празднества, деньги на которые собрал магистрат, так что, судя по новостям, все с нетерпением ожидали появление юбилейного жителя мегаполиса.

Сотни, тысячи воздушных машин сновали по городским маршрутам, огибая яркие огни реклам. Помимо этого, органично вписываясь в архитектурный ансамбль столицы, Царьград пронизывали линии скоростной магистрали, по которым со скоростью, не намного уступающей тем же летающим флаерам, передвигались, подхваченные антигравитацией, десятки и сотни тысяч аэрокаров.

До самой посадки он любовался разворачивающимися перед ним видами. На Тексасе все было как-то попроще, Найроби-4 также весьма кардинально отличалась от увиденной им сегодня картинки, а больше он нигде, кроме пересадочных станций на орбите, и не бывал. Так что многое здесь казалось ему весьма необычным, привлекая внимание.

Приземлились они на окраине города, в живописном парке, примыкающем к внушительного вида поместью. Посадочная площадка находилась в отдалении от главного здания, так что, под внимательными, а порой и заинтересованными взглядами обслуживающего персонала, они погрузились в небольшие электромобили и проследовали прямиком к резиденции графа. По дороге Сергей наметанным глазом примечал скрытые охранные системы, хотя все оказалось организованно довольно ненавязчиво, но, в то же время, вполне профессионально, да и, по ощущениям, от самой стоянки служебных флаеров его «вели» чьи-то безразлично-цепкие взгляды.

Пройдя посты с охраной, в просторной приемной надолго они не задержались. Секретарь, с кем-то связавшись, разрешил им пройти, и Сергей, все в том же сопровождении, проследовал в распахнувшиеся при его приближении массивные двери из натурального дерева.

- Рад вас видеть, молодой человек, очень рад, - граф Елистратов, на удивление, встретил его, поднявшись из кресла.

Влиятельный аристократ выглядел практически так же, как и при их первом знакомстве - все тот же уверенный и властный вид, все та же небольшая смешинка, будто бы застывшая в уголке его губ. Однако сейчас все же дела обстояли немного иначе, нежели тогда на круизном лайнере. Теперь перед ним стоял не случайно встреченный аристо из далекой Империи, а наниматель, поэтому Сергей постарался вспомнить то из местного этикета, что вычитал недавно в сети, и, когда полковник, кивнув Елистратову, покинул помещение, оставив их наедине, произнес, приложив руку к груди и слегка поклонившись:

- Примите мою благодарность, Ваше Сиятельство, если бы не вы, я бы уже был не жилец.

Как бы там ни было, какие бы планы у этого человека на него сейчас не имелись, не вытащи он его из лап республиканцев - быть ему трупом, тут и гадать нечего. Так что проявить толику уважения и признательности в любом случае стоило.

- Да бросьте, Сергей, зовите меня просто - Евгений Георгиевич. Да и мы с вами, получается, квиты, так? Вот и будем строить наши отношения с чистого листа.

Граф, приобняв его за плечи, проводил до самого кресла у сигарного столика, практически усадив в него гостя, сам же устроившись напротив.

- Должен же я был вас отблагодарить за спасение нас на «Царице Марии»? Ну а то, что все так обернулось, так может и к лучшему... Да, прости, забыл, что ты потерял в том бою у Альгеджи близкого человека, - продолжил он, хотя Сергей никоим образом не выдал свои чувства. - Но жизнь продолжается... А мне тут как раз понадобился кто-то вроде тебя, и желательно чтобы он оказался совсем со стороны, никак не замешанный в наших делах.

Дальнейшие его расспросы продлились недолго, глубоко в прошлое Сергея граф не лез, ограничившись обычными в таких случаях вопросами. Естественно, просвещать нанимателя о своих перипетиях с конфедератами он не стал, ограничившись лишь стандартным упоминанием о возможных проблемах с законом в Центральных системах. Больше всего Елистратова почему-то заинтересовала информация о его родителях, что вызвано было, скорее всего, банальным человеческим любопытством. Ничего нового о причинах, побудивших тех эмигрировать, он ему не поведал, так как и сам не знал, а заметив, что такой интерес к этой теме вызывает у Сергея удивления, он как-то быстро и плавно съехал в сторону, переведя расспросы в область его профессиональных навыков и умений.

В конце концов выяснилась и та причина, по которой его особа так заинтересовала собой графа, потратившего уйму денег на выкуп и лечение едва знакомого человека.

- Видишь ли, Сергей... В общем-то, ни для кого ни секрет, что между Домами порой возникают разногласия. Да что там скрывать, периодически ведутся целые «тихие» войны - за власть, статьи бюджета, влияние на Императора, в конце концов. Нередко в охранные службы и службы безопасности внедряются шпионы, порой годами никак себя не проявляющие. Так что обученный и опытный наемник, а ты, несмотря на свои годы, под это определение вполне подходишь, так вот, порой такой человек со стороны бывает просто необходим. А тут еще все вместе сложилось - твои умения, пси-способности, возраст. Да и Софья тебя уже знает...

Выяснилось, что недавно его внучке, той самой, с которой он уже сталкивался ранее, исполнилось восемнадцать стандартных циклов, и, по сложившейся традиции, она должна будет отправиться в одно из старейших учебных заведений Империи - Цареградский Университет. Конечно, с момента изобретения передачи знаний напрямую в мозг, значение подобных институтов серьезно уменьшилось, и сейчас они представляли собою скорее некие тренировочные и подготовительные центры. Где, наряду с заливкой учебных баз под индивидуально подобранным разгоном, опытные профессионалы своего дела помогали новичкам освоиться на практике в выбранной профессии или области знаний.

Вторым немаловажным фактором оставались знакомства и связи, которые за время полугодичной практики успевали завести обучающиеся. Нередко на основании этих связей в дальнейшем строились могущественные политические союзы и различные влиятельные партии при дворе Императора. А порой заключались и брачные договора - так что, в любом случае, присмотреться к отпрыскам знатных семейств девчонке не помешает, как считал граф.

Однако тут возникал вопрос с сопровождением. Софья оставалась единственной его наследницей, Дому Аверьяновых в этом плане вообще не везло последние годы, что было вызвано и стараниями противоборствующих кланов в том числе. Так что кое-кто из давних врагов вполне мог попытаться от нее избавиться, нанеся еще один удар по соперникам, или, если называть вещи своими именами - кровным врагам, вражда с которыми длилась уже не одно десятилетие, периодически затихая и с новой силой разгораясь вновь.

Конечно, службе безопасности Дома граф вполне доверял, но раз уж так сложились все карты... Да и, как выяснилось из дальнейшего разговора, тот случай во время круиза сильно повлиял на юную баронессу, так что, по советам психологов, тут не помешал бы кто-то знакомый, с кем она будет ассоциировать свою безопасность. К тому же Елистратову не нравилось ее изменившееся в последнее время поведение, как и ее новая компания, состоящая в основном из представителей «золотой молодежи», так что и тут за ней придется присматривать.

- В общем, Сергей, ты на эту роль идеально подходишь, а спецы из СБ за оставшееся время подтянут тебя в профессии телохранителя. Вот только загвоздка в том, что доступ внутрь учебного комплекса ограничен, и охрана туда не допускается, во избежание инцидентов, так что пришлось нам кое-что придумать, или, скорее, воспользоваться одной известной в узких кругах лазейкой - как ты смотришь на то, что бы обзавестись дворянским титулом?

Выяснилось, что операцию с «фальшивым студентом» они готовили уже довольно давно, но подходящего кандидата со стороны, достаточно молодого пси-актива, обученного, в лояльности которого можно было бы не сомневаться, до сих пор как-то не подобрали. А тут подвернулся такой случай.

Нет, нянчиться с сумасбродной, насколько он помнил, девицей, желания у него абсолютно не возникало. Но видимо заметив некоторую растерянность на его лице, граф молча достал антикварную ручку, чиркнув что-то на лежащем неподалеку листке бумаги, подвинув его к Сергею. Такая старомодность сама по себе могла бы его удивить, если бы все впечатление не перекрыла выведенная каллиграфическим почерком цифра, которая оказалась ровно в десять раз больше той, что значилась в его платежной ведомости по последнему месту службы.

Пару секунд повертев изготовленный из натуральных материалов листок в руках, Сергей решился, и, хмыкнув, заявил:

- Ну что ж, нянькой мне до сих пор бывать как-то не приходилось... Но ведь никогда не поздно попробовать что-то новое, верно?

Глава 4. Часть 4



Жизнь в поместье оказалась немного другой, нежели Сергей это себе представлял по просмотренным ранее сериям конфедератского голокино, в которых изображался быт имперских аристократов. Никаких балов и шумных вечеринок с купанием коней в шампанском, хотя сами эти животные здесь все же имелись, и он даже полюбил неспешные конные прогулки по парку, когда выдавалась такая возможность. Тем не менее, обстановка тут сперва казалась ему чрезвычайно странной, необычной и непривычной. Соцприют, улица, тюрьма, наемники - вот и все, что он видел за все свои прожитые годы после смерти родителей. И поначалу находиться посреди этого аристократического великолепия само по себе являлось для него немалым испытанием.

Отведенные ему апартаменты, как и ожидалось, оказались гораздо просторнее и уютнее тесного корабельного кубрика, даже снимаемая когда-то на Тексасе квартирка проигрывала им как по размерам, так и по оснащению. Кухня работала до глубокой ночи, так что перекусить чем-нибудь для персонала проблемой не являлось, так же в распоряжении работников имелся отдельный тренажерный зал с бассейном, сауна, кинозал и прочее, что изрядно добавляло комфорта.

Впрочем, и работы хватало, огромное хозяйство требовало пригляда, хотя из хозяев тут постоянно проживали только граф с внучкой, которая, впрочем, временно покинула поместье, отправившись на какой-то курорт, успокаивать нервы перед учебой. Поэтому с непосредственным объектом работы он так до сих пор и не пообщался, хотя и времени зря не терял.

В тот же день, после разговора со старшим представителем рода Елистратовых и полученного тем от него согласия на эту работу, Сергея оформили в графском секретариате и проводили к безопасникам, которые здесь занимали пару отдельно стоящих зданий. Здесь же квартировали и все охранники, входящие в ту же структуру, да и для него нашлись свободные комнаты. Полковник Сенчин представил его как нового сотрудника СБ, познакомив с коллективом, чем немного подставил, намеренно или нет, но сразу же зарекомендовав новичка как «своего» человека, определив ему несколько привилегированное положение, а затем ушел - и тогда же началось его обучение.

Для начала Сергея познакомили с охранной системой, вписав в лист доступа и объяснив кое-какие хитрости. Следом он обзавелся стандартной униформой, бронированной по третьему классу и нелетальным стоппером, положенным охране внутреннего круга. Впрочем, за ним закрепили оружие и посерьезнее, но тут уже приходилось тренироваться за периметром, так что большую часть времени оно хранилось в оружейке, выдаваемое по запросу. Ну и под конец старший охраны передал ему несколько учебных баз, разрешив пользоваться здешним медкомплексом для скорейшего их изучения.

«Тактика охраны ВИП-персон(8)» и «Охранный периметр: правила, инструкции, приказы» оказались с грифом «для служебного пользования» и имели четвертый и третий ранги соответственно. Так что с его скоростью усвоения информации они уже через пару дней полностью загрузились, и тогда же началась проверка и отработка полученных навыков. Тренировались они обычно группами, тут было принято в перерывах между дежурствами устраивать подобные занятия, хотя и на отдых время вполне хватало, так что живущие здесь посменно охранники не жаловались, тем более за такую зарплату.

Близко он как-то ни с кем не сошелся, поначалу его пытались прощупать, однако после того, как выяснили его реальный уровень, проиграв или сведя к ничьей все учебные поединки, подуспокоились, приняв в коллектив. А люди тут собрались непростые, в основном ветераны тех или иных спецподразделений Империи, сменивших военную или полицейскую службу на более денежную. Так что за прошедшие две недели он и сам немало у них перенял.

- Красный!

И расслабленные вроде бы охранники, собравшись, мгновенно окружают ВИПа, которого на этой тренировке изображал сам глава СБ, продолжавший оказывать излишнее, по его мнению, внимание простому наемнику, пусть и задействованному в операции по охране внучки второго человека в роду. Тут же его, пригнув к земле, уводят с линии возможного огня, закрывая своими телами, рвутся взрывпакеты и строчат холостые выстрелы, но заслон справляется со своей задачей, дав время Сергею довести ВИПа к бронированному флаеру, затолкав того внутрь. Мгновение, и скоростная машина рванула в небо, отстреливая тепловые ловушки и ставя помехи, чего от эксклюзивной сборки элитного «Руссо-Балта» непрофессионал точно не ожидал бы.

- Все, все, отбой тревоги, - приказал Сенчин, потирая пострадавшую шею, - Я ведь знаю, что ты это специально, Мечников!

- Никак нет, господин полковник, все точно по инструкции, - на голубом глазу соврал он, но удержаться от мелкой мести, резче, чем нужно, пригнув того при «обстреле», он не смог, припомнив все его придирки за последнее время.

Готовили Сергея интенсивно, время поджимало, и отвечающий за операцию лично, Сенчин не упускал возможности поруководить его тренировками - как главного действующего лица намечающегося «спектакля». Присутствие руководителя службы изрядно нервировало парней, так что они не преминули высказать ему свои претензии на тренировках по рукопашке. Правда, последнее мало у кого получалось, но и налаживанию крепких дружественных отношений это никак не способствовало.

Гоняли его нещадно, стараясь за короткий срок вложить в него как можно больше. Упражнения в стрельбе и тактике сменялись отработкой пси-навыков, этикет - историей Дома Аверьяновых и непосредственно входящей в него семьи Елистратовых, а после шли занятия с психологами и уроки театрального мастерства, и так по кругу.

Специально вызванный откуда-то пожилой господин учил его языку тела, мимики и прочему, позволявшему ему выглядеть высокородным оболтусом, а не «ходячей машиной для убийства», как тот о нем выразился вначале. Сергей подозревал, что старик в свое время подготовил немало специалистов, тех, кого было принято относить к нелегальной разведке, а потому похвалой, полученной от этого наставника к концу обучения, гордился особо.

Ну а после все отрабатывалось на практике, где в роли охраняемой персоны обычно выступал кто-то из обслуживающего персонала поместья. Самые разные варианты, от нападения во время движения кортежа, до похода его подопечной в уборную. За эти дни он прилично вымотался, все опасения как-то ушли на второй план - вряд ли с тем, кого списали в расход, так бы возились. От парней в ЧВК все еще не поступало никаких известий, что огорчало и настораживало, однако все же было вполне возможно, если те находились в каком-нибудь дальнем патруле. А может он просто-напросто попал в черный список компании, инициированный отцом погибшей Марго или другими членами совета директоров, опасавшимися мутной истории с его выкупом - такое тоже могло случиться.

В последний день перед приездом баронессы Сергею позволили отдохнуть. Ранее все зачеты у него принял опять же лично Сенчин, высказавшись в том духе, что, за неимением времени - сойдет. Поэтому сегодня он оказался предоставлен самому себе, задумавшись о дальнейшем времяпровождении, к тому же ему выплатили аванс, размер которого его приятно удивил. Оказалось, что по приказу полковника Сергею начислили премию, как значилось в зарплатной ведомости - за усердие в обучении. Так что деньги имелись, как и время, поэтому он принял решение прошвырнуться по городу - как-никак столица Империи, есть на что посмотреть и куда податься. А заодно и проверить, выпустят ли его одного, и будет ли за ним вестись слежка.

На миг вспомнились их с Марго разговоры и планы, он тогда с удивлением узнал, что девушка, оказывается, мечтала о путешествиях, в том числе и о том, чтобы посетить знаменитый Царьград. Проживая на базе «Витязей», она от рождения имела имперское гражданство, так ни разу здесь и не побывав...

Усилием воли прогнав хандру, Сергей облачился в полувоенного кроя одежду, ту самую, что приобрел еще тогда, на «Шанхае», отметив, что было бы неплохо все же обновить гардероб. Из оружия он взял только стоппер, расположив его под рубашкой в скрытой кобуре, хотя, как сотрудник СБ одного из аристократических домов, имел право на ношение и более серьезного ствола. Но «Кольт» для этих целей подходил неважно, так что посещение оружейного как-то само собой добавилось в его сегодняшний список дел.

Вызванное автоматическое такси поджидало клиента сразу за воротами. С высоты птичьего полета город он уже видел, так что теперь решил воспользоваться наземным транспортом, да и сэкономить немного - цены в столице даже для его немалой зарплаты выглядели слегка завышенными.

Уже через полчаса, выехав на скоростную трассу, они оказались в одном из центральных районов Царьграда, в котором располагались сотни магазинчиков и десятки торговых центров. Вокруг сновали толпы народа - как местных жителей, так и приезжих туристов. В общем, жизнь била ключом, и, наблюдая за веселящимися компаниями молодежи, Сергей и сам как-то оттаивал, сбрасывая усталость и напряжение последних дней.

Сноски:

8. ВИП или VIP (Very Important Person) в переводе с английского - «очень важная персона», «начальство», «высокопоставленное лицо», «большая шишка».

Глава 4. Часть 5



Первым делом, как и планировал, он направился в один из сетевых оружейных магазинов, носящих незамысловатое, но доходчивое название «Мир Оружия». Просторные торговые залы оказались заполнены стеллажами и витринами со всевозможным вооружением, экипировкой и снаряжением, так что Сергей даже немного потерялся при входе. Можно, конечно, было бы присоединиться к поисковой системе, которая прислала новому посетителю стандартный запрос, однако симпатичная молоденькая девушка, одна из работавших в зале, его вполне устроила, предложив свои консультационные услуги.

Казалось бы, что может знать эта юная пигалица о различии, например, импульсных и лазерных систем, однако, насколько он представлял, в подобных местах постоянно обновлялась некая база данных, составленная профессионалами, которая периодически и подгружалась продавцам. Так что на все его вопросы он получил вполне исчерпывающие ответы, приобретя, в конце концов, компактный игольник скрытого ношения, проверенную временем модель имперских оружейников под наименованием «Хлыст-5МР».

Этот пистолет, помимо небольших размеров, отличался применяемыми боеприпасами, имеющими неплохую пробивную способность и превосходное останавливающее действие. После проникновения, пятимиллиметрового диаметра короткие стрелки раскрывались, нанося противнику страшные раны, к тому же сама форма оперенных игольчатых миниснарядов позволяла использовать оружие на относительно дальней дистанции, по крайней мере втрое превосходящей таковую для стандартного короткоствола. Так что выбор свой он сделал довольно быстро, прикупив заодно и бронебойных стрелок - на всякий случай. Затем тут же в примерочной полностью набил магазин, спрятав пистолет в полученную бонусом кобуру скрытого ношения, повесив ее на пояс и прикрыв выпущенной рубашкой.

Проблем с лицензией не возникло, хватило удостоверения сотрудника СБ одного из Домов, после показа которого внимание девушки-консультанта к нему только усилилось. По ее восхищенно-удивленному взгляду стало понятно, что подобных ему здесь как минимум уважают, да и нотки флирта, проявившиеся в ее голосе, прекрасно показывали то, что имперский центр информации и пропаганды не зря тратит ресурсы. Бесконечные сериалы о похождениях крутых спецов, как имперского подчинения, так и ополчения аристократии, которые, действуя совместно, напропалую карали с голоэкранов шпионов и предателей различных мастей, как видно вполне работали.

Настроение для более близкого знакомства у него совершенно отсутствовало, так что Сергей просто вежливо попрощался со слегка разочарованной девушкой и покинул магазин, отправившись пешком дальше по улице, рассматривая достопримечательности, уличных актеров и музыкантов, витрины магазинов и всплывающие рекламные голограммы. Последние были не такими назойливыми, как на Тексасе или тем более уж на торговой станции Шанхай, но все равно привлекали внимание, подбирая информацию точно под возможные потребности потенциального покупателя.

Одна из таких «зазывалок» привлекла и его внимание. «Шпейер и Финк. Одежда и аксессуары» - известная во всех мирах сеть бутиков, специализирующихся на дорогих мужских марках и брендах. Пусть до элитных, как подозревал Сергей, они, скорее всего, и не дотягивали, однако раньше он позволить себе покупки в подобных местах все же не мог.

При входе его радушно встретила очередная миловидная девушка. Очевидно, программа создания рабочих мест так же действовала вполне успешно, как и запрет на всеобщую автоматизацию. В Империи, конечно, не пренебрегали опытом Конфедерации, однако такого тотального подсаживания «лишних людей» на «велфер»(7) все же не применяли, предпочитая создавать искусственную занятость путем регулирования законов о робототехнике.

- Здравствуйте. Меня зовут Ксения, я сегодня побуду вашим консультантом, вы не против? - улыбнулись ему очаровательной улыбкой.

- Ну что вы, как я могу отказаться, - так же с улыбкой ответил Сергей.

В итоге, спустя почти час различных примерок, под возгласы «ой, вам так это идет», «а посмотрите вот эти запонки», он наконец-то расплатился за все покупки, с некоторой эйфорией и бесшабашностью разом потратив сумму, на которую в былые времена мог прожить не один месяц. Оформив доставку, Сергей покинул магазинчик с мыслью о том, что ни одна автоматизированная система все же пока что не научилась так «разводить» клиентов, как вот такие вот милые девушки. Впрочем, покупками он остался вполне доволен, вещи оказались весьма качественными, так что теперь хотя бы будет, чем разбавить его полувоенный гардероб.

Следующие пару часов он просто гулял по городу, посетив несколько достопримечательностей и знаменательных мест. Особенно его впечатлил мемориальный парк, посвященный колонизации планеты и первой волне переселенцев. Огромный корабль-матка, в свое время перевозивший одновременно десятки тысяч человек, пребывающих в состоянии гибернации все время пути, которое в те времена составляло целые десятилетия...

Все это впечатляло и немного подавляло своим величием и историей, ведь, прикинул он, скорее всего где-то в отсеках этого корабля замороженными тушками летели и его предки. Знакомы ли они были между собой, или встретились уже тут, после приземления? К сожалению, ответов у него не нашлось, однако он дал себе слово по возможности разузнать о своих корнях, и хотя родители никаких подсказок ему не оставили, должны же здесь работать какие-то справочные центры и архивные службы? Да просто покопаться в сети - может и обнаружит что-то.

Спустя какое-то время, проголодавшись, Сергей нашел небольшой ресторанчик традиционной кухни. Несколько различных салатов и закусок, уха по-царски, бефстроганов и блинчики с икрой зашли на ура, почти все блюда оказались непривычными, однако с русской кухней он уже познакомился на «Мономахе» и даже успел полюбить ее. Хотя от предложенного официантом лафитничка все же отказался - рано еще, да и не любитель он был этого дела, так что ограничился десертом и чаем.

Время до вечера еще оставалось, возвращаться в поместье не хотелось, и Сергей, сверившись с сетью, отправился в один из ближайших развлекательных комплексов. На днях как раз состоялась премьера очередного интерактивного приключения, отзывы на которое оказались самые положительные, так что пара часов, проведенных в фэнтезийной истории, будут сейчас как раз кстати, решил он.

Зарезервировав билет, Сергей прибыл на аэротакси прямо к вирт-центру. Последний располагался в одном из крупных торговых комплексов и сам по себе оказался весьма немаленьким, рассчитанный сразу на пару тысяч капсул виртуального погружения. Заняв приятно пахнущее свежей дезинфекцией ложе, он дождался, пока опустится крышка и пройдет настройка параметров, уже через несколько секунд отправившись в увлекательное путешествие, продуманное лучшими сценаристами и режиссерами современности.

Спустя два часа он покидал вирт с некоторой тоской и сожалением, настолько тот мир захватывал, даря забвение от всех проблем и переживаний реальности. Не зря все же вводили жесткие ограничения по времени использования систем полного погружения - истории про подсевших на виртуал сейчас были у всех на слуху. А уж о зависимости Сергей знал многое, насмотревшись на различные ее проявления еще в трущобах конфедератского Тексаса.

Неприятности настигли его неожиданно. Отдавая дань потребностям организма, он свернул в сторону одной из местных уборных, как, впрочем, и многие из тех, кто покидал зал после сеанса. К концу дня Сергей немного расслабился, слежки за собой, как не проверялся, он не заметил, как не ощущал и какой-либо опасности или чужого назойливого внимания. Впрочем, если ведут его профессионалы - так и должно быть, тот же Сенчин уж точно не забудет про его пси-способности, приказав оснастить группу слежения подавителями и дистанционной аппаратурой контроля.

Инструктор в комплексе, да и последующие его временные наставники, как в абордажной группе на авианосце, так и в княжеской СБ, все они упорно твердили о том, что безоглядно полагаться на пси не стоит - может однажды выйти боком. Так что, когда сосед справа у стойки с раковинами, помыв и высушив руки, попытался было, проходя мимо, будто бы невзначай опереться на него, изображая подвыпившего обывателя, он, не задумываясь, отклонился, даже не почувствовав никакой опасности.

Промахнувшийся парень от неожиданности не успел среагировать и спрятать иглу между пальцев от его взора. Впрочем, мгновенно сориентировавшись и осознав, что план провалился, а сам он засветился по полной, тот попытался проскочить мимо неудавшейся жертвы, рванув к выходу. Отпускать нападавшего Сергей не собирался, резким толчком плеча, вложившись всем телом, он подкорректировал направление его прорыва, отправив противника в коротки полет, закончившийся тем, что тот впечатался в дверцу кабинки, с грохотом влетев внутрь.

Закончить с непонятным парнем он не успел, стоявший неподалеку крепкий мужчина рывком приблизился, попытавшись нанести Сергею резкий удар рукой в голову. Противник оказался неожиданно быстр, почти не уступая в скорости ему самому, так что для того, чтобы справиться с ним, пришлось врубить ускорение на максимум. Удар, еще удар - он едва успевал уклоняться, отступив на пару шагов, однако, улучив момент, сумел заблокировать руку нападавшего, тут же проведя захват и рванув его на себя, закончив естественный полет противника, с размаху приложив его головой о раковину.

Сантехника выдержала подобное обращение, в отличие от нападавшего. Отпустив обмякшее тело с рассеченной раной на лбу, Сергей развернулся к кабинкам, оставив за спиной забрызганный кровью фаянс, успев как раз вовремя. Скоростная встреча с препятствием не прошла для парня бесследно, левая рука у него висела плетью, тот явно оказался немного дезориентирован, так что не стал вступать в рукопашную. Может быть пример старшего товарища, лежащего в луже натекшей крови, заставил его принять неверное решение, но, как бы там ни было, потянувшись к поясу сзади, где, скорее всего, у него располагалась кобура, прикрытая свободной рубашкой, этот неизвестный едва не подписал себе смертный приговор.

Однако направленный ему между глаз зрачок дула новоприобретенного Сергеем игольника его все же весьма впечатлил и отрезвил, судя по тому, что пострадавший замер, медленно достал пустую ладонь из-за спины, и даже попытался что-то сказать.

- Послушай, давай разойдемся миром...

Что там он имел в виду, выяснять Сергею было некогда - многочисленные свидетели конфликта уже наверняка вызвали полицию и оповестили местную охрану. Поэтому, от души заехав парню по голени тяжелым ботинком, добавив схватившемуся за ногу нападавшему рукояткой пистолета в затылок, он оставил бессознательные и небоеспособные тела валяться в уборной, скорым шагом направившись к выходу, пробираясь мимо возбужденно переговаривающихся зевак.

Чем бы подобное нападение не оказалось вызвано, лучше всего в этой ситуации поскорее вернуться «на базу», в поместье, решил Сергей - даже если все произошедшее и являлось своеобразной проверкой от нового начальства на профпригодность. В любом случае связываться с местными правоохранительными органами он желанием не горел, пусть там сами решают все проблемы с законом. Ну а если так себя проявили те силы, которых опасался Елистратов, нанимая его для сопровождения внучки - тем более следовало возвращаться как можно скорее.

Схватив первое свободное такси, Сергей еще в пути связался с княжеской СБ по специальному экстренному номеру, предусмотренному как раз для подобных случаев. Так что, когда посередине пути его нагнал полицейский флаер, заблокировав аэрокар и, перехватив управление, заставил такси остановиться, он не удивился выскочившим как будто бы из ниоткуда машинам, несущим символику аристократического Дома, к которому принадлежал и его наниматель.

Оттеснив немного растерянных полицейских, экипированных в бронедоспехи, явно уже приготовившихся задерживать опасного преступника, безопасники пересадили Сергея в один из своих флаеров, который тут же взмыла в воздух, направившись в сторону поместья.

- Вот так и знал я, что ты учудишь там что-то, Мечников. Ну, признавайся, ссильничал либо кого-то? То-то ты от наших девушек нос воротил.

- Господин полковник, опять вы на меня наговариваете. Так, только пощупал...

В кабине флаера его поджидал Сенчин собственной персоной, так что первоначальный отчет пришлось давать прямо там. Выслушав его, тот лишь задумчиво покивал своим мыслям, приказав ему в дальнейшем до начала операции безвылазно сидеть на территории. Граф, которому Сергей по прилету доложился о происшествии, так же ничего не прояснил, ограничившись лишь ответом на вопрос о проблемах с полицией, заверив, что таковых у него не возникнет, а с этой попыткой нападения они еще разберутся.

В общем, день прошел весело, решил он. С одной стороны, вроде как отдохнул - с другой, подобная встряска привела его наконец-то в чувства, сбросив некую пелену нереальности после резкого перехода к нынешнему его положению. Даже вкус к жизни вернулся, несколько поблекший после гибели Марго и его ранения. Так что, направляясь на кухню, Сергей все же задумался о том, что полковник, пожалуй, в чем-то может и прав - он слишком мало уделяет внимания здешним горничным.

Сноски:

9. Вэлфер (англ. wellfare) - социальное пособие в денежной форме.


Интерлюдия 5



- Ну что там по нападавшим?

Вопрос, заданный владетельным князем, не застал никого врасплох, собственно, именно для этого они тут и собрались, в составе тройки «заговорщиков». Елистратов с Сенчиным переглянулись, и первым докладывать начал глава службы безопасности, все-таки происшествие относилось напрямую к его ведомству.

- По предварительным данным была осуществлена попытка похищения «объекта»... Простите, ваша светлость, - поправился майор, заметив гримасу недовольства на лице Аверьянова, - попытка похищения вашего внука, конечно же.

Установлено, что нападавшие ранее проходили службу в спецотряде полиции «Кобра-14», который, как вы наверное помните, со скандалом расформировали несколько лет назад из-за расследования, начавшегося, когда в сети всплыли подробности внесудебных расправ и похищений подозреваемых, совершенных сотрудниками этого подразделения. В итоге часть оперативников и руководства присела на реальные сроки - однако большинству рядовых бойцов все же удалось избежать наказания. Кое-кто перешел в армию и иные силовые структуры, а некоторые решили применить свои навыки к собственной выгоде, организовав частное детективное агентство.

Наши люди, совместно с охранкой, сейчас все еще перетряхивают его состав, но уже вскрылось много интересного. Так, выясняется, что под прикрытием официальной вывески фактически действовала банда похитителей и вымогателей, которые работали, в том числе, и на заказ. Кто в данном конкретном случае выступал заказчиком, установить, к сожалению, не удалось - как оказалось, эти двое действовали по своей инициативе, взявшись за «левый» заказ. Ну а сами покойники уже ничего и никому не расскажут.

- Удалось выяснить, от чего они умерли? - задал вопрос Аверьянов.

- Вот тут-то и начинается самое интересное, - ответил Сенчин, - Оказывается, несмотря на то, что Мечников капитально подпортил им здоровье, летального исхода для них ничего вроде бы не предвещало. Причину смерти дали анализы, самым тщательным образом проведенные в одной из лабораторий Евгения Георгиевича, - кивнул безопасник, отдавая должное графу, - Кстати, после оглашения результатов охранка и подключилась... В общем, выяснилось, что незадачливую парочку траванули одним сложным и редким нейротоксином, следы которого ведут в Халифат, а все мы знаем, кто поддерживает этих фанатиков. Да и по информации, полученной от разведки, подобное вещество пару раз мелькало в операциях конфедератов, помните ту историю с послом Ричардсоном и мертвой шлюхой?

Все присутствующие дружно кивнули.

- Охранка вопросов по Сергею не задавала? - поинтересовался князь.

- Вынюхивают, конечно, но в дела Дома лезть опасаются. Мы им скормили стандартную историю про тот круизный лайнер, благодарность и прочее. Скорее всего, полностью они в нее не поверили, но часть вопросов она сняла.

- Плохо, плохо, - Аверьянов от волнения встал, принявшись мерить шагами кабинет. - Сидите, - приказал он собеседникам, вознамерившимся было вскочить вслед за ним. - Пока о наследнике знаем лишь мы трое, опасность для него минимальна... Не время сейчас действовать в открытую, не время - сами знаете.

Елистратов с Сенчиным лишь молча кивнули, подтверждая его слова. Дела заваривались серьезные, на фоне внешнеполитического кризиса внутри страны намечался раскол партий, все больше сторонников набирали приверженцы перемен, причем перемен кардинальных. «Свобода, равенство, братство» - как было известно собравшимся, за этими лозунгами стояли некоторые банкиры и промышленники, недовольные жесткой политикой Императора, мечтающие о власти, не ограниченной никакими условностями. Впрочем, партия «прогрессистов», как ее официально называли в печати, сегодня находилась на слуху у многих, однако то, что стоят за ними не только местные «бизнесмены», но и некоторые иностранные государства - это пока оставалось известно не всем.

- В общем, в нападении прослеживается явный зарубежный след, - резюмировал глава СБ. - Но что его вызвало, интересы внутренних врагов, поддерживаемых извне, или последствия той истории, тянущейся еще с Тексаса, пока остается загадкой.

Собеседники ненадолго умолкли. Да уж, такого никто из них не ожидал - когда вскрылись подробности жизни Сергея, смерть родителей, соцприют, банда и смертный приговор, троица «заговорщиков» оказалась шокирована его историей. Удалось проследить путь парня до тюрьмы Сан-Квентин, где, основываясь на  косвенных данных, сотрудники СБ сумели выйти на целую структуру, отбирающую заключенных для каких-то секретных проектов Конфедерации. И само по себе это знание уже стоило немало, но вот то, что врачи обнаружили в теле у парня, а именно нейросеть совершенно нового типа, каким-то образом сросшуюся с его центральной нервной системой - вот это открытие оказалось куда ценнее.

Достоверно выяснить, как парню удалось выскользнуть из рук конфедератов, так и не удалось. Звучали даже осторожные предположения о том, что он может оказаться «подводкой» вражеских спецслужб, но, по здравому размышлению, они пришли к выводу, что никто бы не стал намеренно передавать имперцам подобную технологию, саму по себе способную перевернуть важнейшую отрасль промышленности.

Аналитики, прогнав все через свои системы, выдвинули версию о некой аварии, произошедшей на секретном объекте конфедератов, изучив всплеск смертей видных ученых, генералов и высокопоставленных офицеров «вероятного противника», пришедшейся как раз на время появления Сергея в Свободных Мирах. То, что парня преследовали, не подлежало сомнению, след из трупов тянулся за ним до самого его поступления на службу в ЧВК «Витязи», что, в общем-то, учитывая все обстоятельства, оказалось весьма продуманным ходом с его стороны.

Вообще, непонятно, какого рода испытания выпали на долю княжеского внука в этой секретной лаборатории. Помимо экспериментальной нейросети, прослеживалось и приличное увеличение пси способностей, в сравнении с тем, что оказалось записано в его приютской карточке. Ну а уж то, откуда он набрался знаний в тактике, стрельбе, рукопашном бою и прочем - тут, опять же, пока что оставалось только гадать. Вероятно, свет на данный факт могли пролить сведения, содержащиеся в старых многоразовых кристаллах, припрятанных в его вещах, но взломать их незаметно возможности не имелось, так что с этим, по приказу князя, решили все же пока повременить.

В целом, сомнений в том, что Сергей Мечников является внуком и наследником Аверьянова, ни у кого из них уже не оставалось. Весть о гибели дочки князь воспринял стоически, подсознательно уже давно смирившись с утратой, хотя и приказал провести погребальную церемонию в семейном склепе на Воронеже, рядом со столицей княжества - Ново-Китежем. Гроб, конечно, захоронили пустой, но традиции оказались соблюдены, так что предки могут лежать спокойно.

Идею спрятать Сергея на виду предложил граф Елистратов, и сначала она вызвала большие сомнения у остальных причастных. Однако, прикинув все за и против, они сошлись во мнении, что так, пожалуй, и в самом деле будет лучше для парня - и уж точно безопасней. Самого Мечникова решили пока что не просвещать в перипетии этой истории, как и в тайну его происхождения, опять же по соображениям безопасности. Так ему будет проще играть роль дальнего родственника, приставленного к баронессе для пригляда в университете, хорошо защищенном и изолированном от внешнего мира.

Роль не слишком опасная, разве что для его нервов, усмехнулся про себя Аверьянов, уж характер-то у Софьи был тот еще. Ну что ж, заодно и посмотрим, насколько крепка его выдержка, решил он.

- Когда там Софья прилетает?

- Да уже завтра, - поняв, почему у брата на губах играет усмешка, улыбнулся в ответ Елистратов. - Право, иногда мне кажется, было бы более гуманным вывести парня в свет без подготовки, подставив под удар недругов.

- Ну, что сказать, - высказался Аверьянов, когда все присутствующие отсмеялись, - разбаловал ты ее. Да и происшествие то на нее сильно повлияло... Что там с этой компашкой революционеров недоделанных?

- Да ничего такого, просто скучающая великосветская недоросль, - ответил, чуть скривившись, Елистратов. - Болтают, конечно, всякое, но не более того.

- Хорошо, раз так. В общем, - подвел итог князь, - пока действуем по плану. Заодно и твоей внучке наша задумка на пользу пойдет. Только наружку и охрану, пожалуй, все же усильте до их отъезда. Все-таки нападение, кто бы за ним не стоял, могут и повторить...

- Как быть с «Витязями»? - поинтересовался Сенчин, - Сергей несколько раз пытался связаться с ними, но, как вы и приказывали, все запросы мы пока что перехватываем.

- Так поступайте и впредь, - решил князь, - прошлая жизнь пусть остается в прошлом. Для «Витязей» он погиб в том сражении, разбившись при падении на поверхность планеты. О том, что Сергей выжил, они не знают, как и сам он о многом не догадывается - так будет безопаснее. Здесь у моего внука все будет по-другому - дай только время.

Глава 5. Часть 1



- Кто? Этот головорез?!


Что там намудрили психологи, выдвинув версию о том, будто бы его фигура вызовет у баронессы чувство безопасности, оставалось неизвестным. Но то, что едва увидев Сергея, она изменилась в лице, не оставшись равнодушной и явив целую гамму противоречивых чувств - это уж точно. Как и большинство представителей аристократии, девушка практически постоянно носила дорогой блокиратор, скрывающий своего обладателя от пси-активов, подобных ему самому. Так что понять истинное ее отношение оказалось довольно сложно, хотя первая реакция как-то не обнадеживала, разрушая его чаяния на то, что характер у этой взбалмошной девчонки с момента последней их встречи хоть чуть изменился к лучшему.

По первоначальной легенде, Сергею предстояло отыгрывать дальнего родственника с окраин Империи, гордого, но не особо богатого аристократа, которого граф подрядил присматривать за ней во время учебы. Скрыть их знакомство и его пригляд за баронессой они полагали практически невозможным, так что решено было скрывать именно его уровень профессионализма, выдав за простого, не слишком-то обученного дворянина.

Кстати, таковым он стал вполне официально, заимев документы, прослеживающие его родословную и связь с Домом Аверьяновых чуть ли не с доимперских времен. По уверению Сенчина, как старомодные бумаги, так и электронный сертификат могли пройти любую проверку - во все базы данных он уже оказался внесен, и проблем с этой стороны не возникнет.

Однако, как выяснилось, эти самые проблемы поджидал его совсем с другого бока.

Софья прилетела в поместье уже через несколько дней после инцидента, принесшего ему, как выяснилось, весьма скандальную и нежелательную известность. Оказалось, какие-то доброхоты все-таки выложили запись произошедшего в уборной развлекательного центра. Красочный ролик того, как он расправляется с двумя нападавшими, быстро стал сиюминутным хитом. Причем на нем он выглядел зачинщиком драки, толкнув мирно спешившего куда-то прохожего, с силой впечатав его в дверцу кабинки, а затем приложив головой о раковину гражданина, решившего помешать дебоширу.

И хотя имперские цензоры пытались остановить распространение этого ролика, или, по крайней мере, придать ему правильный и политически верный подтекст, но Сергея в голонете уже успели негативно прославить, приклеив ему ярлык «распоясавшейся золотой молодежи». Все серьезно осложнилось, когда поступила информация, что нападавшие все-таки не выжили, хотя предпосылок к такому исходу, когда он оставил их валяться в уборной, вроде бы и не намечалось. Но разговоры о том, что какому-то аристо сошло с рук убийство двух ветеранов полиции, которыми, на удивление, оказались те двое, вызвало волну народного возмущения и гнева в сети.

Откуда-то выплыли его данные, выяснилась принадлежность к роду Аверьяновых, так что пищу для разговоров о вседозволенности аристократии этот инцидент дал неплохую, по крайней мере, несмотря на предпринимаемые усилия властей, тема еще оставалась у всех на слуху. Так что для простых жителей города и «просвещенной аристократии», как называли себя представители партии «прогрессистов» и им сочувствующие, урожденный дворянин Сергей Аверьянов, как значилось в его новых документах, оказался сейчас тем, кто олицетворял собою все самое худшее в этой «прогнившей системе».

Ему даже прислали несколько официальных вызовов на дуэль, на которые он просто не стал отвечать, изучив дворянский кодекс и уяснив, что дело это сугубо добровольное и государством совсем не одобрявшееся. То, что кто-то там в пресвященных или богемных кругах посчитает его трусом, ему было абсолютно безразлично, но сама ситуация и полученная известность все же немного напрягали. Однако Сенчин вскоре заверил его, что, в итоге, все это пойдет операции только на пользу, по крайней мере вопросов о том, кто это такой сопровождает баронессу, теперь ни у кого не возникнет - его легенда прошла самую тщательную поверку у оппозиционных журналистов и активистов в сети, да и менять что-то сейчас уже слишком поздно.

В общем, именно в этот момент, на фоне всех слухов, граф Елистратов и решил посвятить внучку в особенности прохождения ею обучающего курса Цареградского Университета, представив Софье ее спутника.

- Леди! Рад, чрезвычайно рад вновь лицезреть ваше прекрасное личико. Думал уже, что не удостоюсь такой чести, ан нет, сподобился вот... - с самого начала прояснив этот вопрос с графом, Сергей не собирался стелиться перед баронессой или потакать ей. Его роль заключалась не столько даже в охране, сколько в присмотре за девушкой, и полномочия, выданные ему графом, однозначно указывали на то, кто в этой паре будет главным.

- Дедушка, да как этот солдафон вообще смеет так со мной говорить? - с возмущенным и, одновременно, растерянным видом обернулась та к Елистратову. Да, разбаловал ее граф, разбаловал, однако, похоже, и сам это прекрасно понимал. Как подозревал Сергей, все эта история с «дальним родственником» оказалась затеяна еще и для того, чтобы немного сбить с нее налет аристократической спеси.

- ...Так что будешь делать все, что он велит! Я сказал! Хоть голой прикажет бегать - побежишь, как миленькая. Была бы ты парнем, отдал бы в пажеский корпус, уж там-то из нас в свое время дурь выбивали как следует. А эти ваши институты благородных девиц есть скопище разврата и неестественных отношений, что я, не знаю, что ли?

На последних его словах Софья густо покраснела, метнув украдкой взгляд на Сергея. Тот решил сделать вид, что ничего из услышанного не понял, хотя новостью некоторые из предпочтений баронессы для него уже не являлись, как, в общем-то, и ни для кого в этом поместье.

- В общем, Сергей, принимай в свое распоряжение рядовую Елистратову. Поучи немного уму разуму - ей будет полезно.

На последних словах граф развернулся и покинул возмущенную внучку, оставив их наедине. Долго она не раздумывала, и, кинув на него гневный взгляд, бросилась прочь, скорее всего направившись в свои покои. Перечить старшему в роду она вряд ли осмелится, так что немного остынет и сама прибежит, решил Сергей. Так оно и произошло. Все-таки, несмотря на некоторую стервозность характера, дурой баронесса не являлась, поэтому предпочла не раздувать конфликт, предприняв попытку договориться.

Объявилась она ближе к вечеру, найдя его плавающим в бассейне. Скинув босоножки, Софья уселась с краю на бортик, окунув ноги в воду. Волей-неволей Сергею пришлось все же признать, что данная часть тела у нее была вполне даже ничего, а вообще, похоже, девушка здорово изменилась за прошедшее время, отпраздновав недавно свое совершеннолетие. Тогда, на лайнере, перед ним предстала начитавшаяся романов девчонка, а сейчас уже эта девчонка вполне расчетливо отвлекает его своими «прелестями».

- Послушай, Сергей, я извиниться хотела. Ты тогда спас нас, а сейчас все так неожиданно произошло, дедушка рассказал, что ты там лишь защищался, а они говорили... ну неважно. Может, не будем ссориться, нам же еще долго придется существовать совместно. Может мир, а?

Сочетание попытки воздействовать на него заголенными ножками и по-детски загнутый в примирительном жесте мизинчик выглядели довольно уморительно, показывая, что, по сути, перед ним сидит все еще тот же подросток, начитавшийся в детстве глупых романов, хотя и успевший уже подрастерять часть иллюзий и нахвататься где-то подобных женских ухваток.

Поднырнув, он проплыл под водой и выскочил на поверхность рядом с девушкой, резко подтянувшись и выбравшись из бассейна, усевшись рядом. Глядя на до сих пор ждущую ответа Софью, держащую руку с согнутым мизинцем на весу, он отметил, что та невольно покраснела, отведя взгляд от его мускулистого торса, так что, возможно, слухи насчет баронессы оказались все же несколько преувеличены.

- Ну что ж, я за мир, конечно, - согнул в давно позабытом детском жесте палец Сергей, ухватившись за мизинец Софьи, - Вот только кто-то явно заслужил наказание!

С последними словами он толкнул вскрикнувшую девушку в воду, прыгнув следом и сам, подняв тучу брызг. Как Сергей и рассчитывал, ребенок внутри нее взял верх, так что последующие несколько минут в бассейне стоял визг, смех, и во все стороны летели брызги воды, вызванные веселящейся парочкой. Хотя он не мог не отметить, в шуточной игре пару раз прижавшись вплотную, что в нужных местах фигура у девушки уже оказалась далеко не детской - и в такие моменты ее лицо неизменно заливалось краской, но вот попытки отстраниться она все же не делала.

В общем, отношения у них более-менее наладились. Однако, как подозревал Сергей, в большей степени на это повлияло присутствие рядом графа, деда Софья явно побаивалась, хотя любила и уважала. Так что вдали от дома она может повести себя совсем по-другому, решив, что теперь-то ей все сойдет с рук, но пусть пока девчонка побудет в иллюзиях, решил он, разочароваться, в случае чего, она всегда успеет.

Оставшаяся неделя до самого отъезда к месту учебы прошла вполне продуктивно. Баронесса довольно охотно участвовала в устроенных им проверках безопасности, отрабатывая различные сценарии угроз и просто сценки из ежедневного быта. Для нее все это являлось некой игрой, может она и предпочла бы проводить время по-другому, но все же и не особо капризничала при этом.

Свои не слишком умелые попытки соблазнения она не оставила, то специально одеваясь довольно вызывающе на очередную тренировку, то будто бы невзначай прижимаясь к нему во время отработки эвакуации. Все ее попытки, естественно, остались безответны - уж такие-то проблемы ему точно никуда не сдались. Да и, несмотря на то, что разница в возрасте у них была невелика, рядом с ней Сергей порой ощущал себя стариком, соответственно ассоциируя ее с избалованным ребенком, которым та, по сути, и являлась.

Так что все ее знаки внимания оставались безответны, в чем, впрочем, ему изрядно помогал и местный обслуживающий персонал, отдельные представительницы которого не прочь оказались познакомиться поближе с молодым и загадочным безопасником, пользующимся явными привилегиями и благорасположением начальства. И скандальная известность тут, неожиданно, сработала только в плюс - он уже успел подзабыть, насколько дурманяще действовал на женщин ореол «плохого парня».

Впрочем, одна из таких девушек показалась ему даже слишком настойчивой в проявлении своей симпатии, да и в ее эмоциях ощущалось что-то странное, словно все ее чувства носили наносной, поверхностный характер, а за ними проглядывало нечто чужое, холодное и расчетливое. Такого он раньше не встречал, поэтому решил не пренебрегать подозрениями, доложив обо всем начальнику охраны поместья. В тот же день эта горничная исчезла, а вызванный из контрразведки редчайший специалист, телепат «А» ранга, провел внеплановые беседы практически с каждым из работников поместья.

Самого Сергея он, естественно, не проверял, так как любой пси актив обладал естественной защитой от подобного рода проникновений в свой разум. Конечно, достаточно сильный телепат мог и обойти этот барьер, или просто взломать его, однако не без последствий для «объекта», так что такие методы применялись лишь в экстренных случаях. Поэтому, едва мазнув по Сергею взглядом, вызвавшим у последнего ощущение щекотки внутри черепной коробки, сразу же определив в нем такого же пси-актива, он просто кивнул ему приветственно и проследовал дальше.

Лишь перед самым отлетом майор поведал ему, что все это значило, еще раз приоткрыв всю серьезность межклановой борьбы, постоянно ведущейся за власть и влияние. Согласно отчетам, проверка девушки, показавшейся ему подозрительной, установила, что личность ее оказалась полностью стерта и заменена специальной программой-имитатором, причем в установки этой программы входили не только слежка и шпионаж. Разработчики, видимо, прекрасно понимали, что долго «марионетка», как на сленге спецов назывались подобные ей, не протянет, засыпавшись на очередном плановом обследовании, так что в приоритете команд у нее стояло физическое устранение графа или его внучки, а при невозможности выполнения последних действий - масштабный теракт или массовое убийство обслуживающего персонала.

В общем, с пешками в этой игре особо не церемонились, в очередной раз уяснил для себя Сергей. И тут уже не особо и важно, знают ли его наниматели о Симбионте, или нет - противники Дома Аверьяновых сметут его не задумываясь, встань он на пути их планов.

 Обнадеживало лишь то, что учебный комплекс, в котором ему с девушкой предстояло обосноваться, судя по схемам, был вполне автономен и отлично защищен. Посторонние туда не допускались, оружие пронести практически невозможно, да и, по негласному соглашению, Цареградский Университет являлся некой «демилитаризованной зоной», где отпрыски влиятельных семей могли чувствовать себя в относительной безопасности, даже если Дом в это время вел прямую войну с конкурентами.

Никто, естественно, не хотел, чтобы их дети попали под чей-то случайный удар, поэтому на нарушителей данного негласного правила могли и толпой ополчиться, уже практически все до единого. Что, естественно, не способствовало долгой и счастливой жизни отступника. Хотя неприятные инциденты в этих стенах порою все же случались - так что расслабляться, конечно же, тут явно не стоило.

Глава 5. Часть 2



За пределами охранных периметров, таких как резиденция Елистратовых в Царьграде, наследницу графа обычно сопровождал полный наряд телохранителей, который включал в себя несколько разнопланово специализированных групп. Ближний круг, в который с недавнего времени входил и Сергей, состоял из сменяющихся пар, куда подбирались специалисты строго определенного типажа. Желательно, чтобы те выглядели массивно и грозно, отпугивая зевак, случайных похожих и тайных воздыхателей, которых у каждой наследницы или наследника известного рода имелась целая куча.

Среди последних попадались как обычные авантюристы и альфонсы, так и члены именных фанклубов, расплодившихся в голонете, имевшихся практически у каждого представителя высшей аристократии. Как с удивлением выяснил недавно Сергей, нередко разборки фанатов различных Домов выливались в реальные столкновения, как бы перенося вражду или соперничество «небожителей» на нижний уровень. Впрочем, когда на все многомиллиардное население империи насчитывалось лишь два десятка владетельных князей и, соответственно, аристократических Домов, за каждым из которых стояли вотчинные планеты, вассалы, корпорации и мегазаводы - такой интерес понять было можно. Тем более, как он подозревал, все это еще и подпитывалось втихую самой аристократией, повышающей таким образом свою популярность в народе, отвлекая от проблем и неравенства, закрепляя за собой свои «извечные» права.

Как бы там ни было, но учитывать охране данный факт, конечно же, приходилось. Так что парочку громил внушительного вида всегда оставляли на виду, как для того, чтобы отпугивать посторонних, так и с целью в случае чего привлечь внимание нападавших, приняв на себя самый первый удар.

Второй и третий охранные круги уже обычно скрывали от лишних глаз. Как правило, из нескольких обыденно выглядевших прохожих, крутившихся в поле зрения баронессы, хоть кто-то, но являлся тайным агентом СБ Аверьяновых. Это могла быть влюбленная парочка, домохозяйка с покупками или студент с рюкзаком за плечами - да кто угодно. Здесь уже работали профессионалы посерьезнее, натасканные на незаметность, зачастую прошедшие школу в разведке или спецслужбах полиции.

Ну и на подстраховке, третьим охранным резервом оставалась группа спецназа, дежурящая в отдалении, передвигаясь обычно на двух вооруженных скорострельными пулеметами флаерах, замаскированных под службу доставки, перевозки, и тому подобное. Находящиеся внутри бойцы в тяжелой броне ожидали приказа в полной готовности, так что могли за считанные секунды оказаться поблизости, и, в случае какой-либо серьезной заварушки, прикрыть отход ВИПа, либо самостоятельно разобраться с противником.

Все координировал специальный центр, в котором в режиме реального времени отслеживалась обстановка вокруг. Работали там лучшие мастера своего дела, имевшие высшие формы имперского допуска и способные подключиться практически к любой общественной или частной сети, исключая, естественно, сервера прочих влиятельных кланов и групп, защищенных по высшему разряду. Так что охрана была продумана и испытана десятилетиями, но, как показывала практика, стопроцентной гарантии безопасности она все равно не давала.

Опасности Сергей совершенно не чувствовал, поэтому довольно расслабленно развалился на сиденье флаера, напротив корчивший ему умилительные рожи Софьи. Настроение у баронессы сегодня с самого утра оказалось прекрасное, она явно радовалась освобождению от графского пригляда и предвкушала, как она выразилась, «воздух свободы», витавший в учебном заведении.

За перегородкой от них расположились, собственно, те самые «громилы», один из которых, как всегда, выполнял роль пилота. Познакомившись со здоровяками поближе, он выяснил, что парни те, несмотря на свой устрашающий вид, в общем-то, неплохие, и, как оказалось, так же ранее служили в различных ЧВК, болтаясь по Свободным Мирам. К тому же оба бывших штурмовика являлись пси активами, с зачатками интуитов, специально сманенные на эту работу откуда-то Сенчиным, посулившим тем хорошие деньги. Так что нашлись у них и общие темы, отношения с коллегами сложились вполне приятельские.

Тройку одинаковых на вид бронированных лимузинов «Руссо-Балт» в полете обычно сопровождали как пара машин поддержки, находящиеся на виду и несущие официальные эмблемы Дома Аверьяновых, так и, чуть в отдалении, те самые флаеры, замаскированные под фургоны-перевозчики, в которых наготове сидели обученные бойцы. Наличие сразу трех лимузинов представительского класса объяснялось не только вопросами престижа, но и требованиями безопасности, так, по крайней мере, потенциальному противнику еще нужно будет выбрать правильную цель для своего удара. По этой же причине таких кортежей сегодня из поместья Елистратовых вылетело сразу три группы - две обманки и реальный объект охраны. Уже со старта они разделились и отправились по случайным маршрутам, неизвестным никому другому.

Когда игра ведется на таком уровне, все просчитывается досконально, во внимание принимается каждая мелочь, тем более наличие у жертвы в охране интуитов и прорицателей. Поэтому обычно подготовка с самого начала ведется под устройствами пси-подавителей, которые применяются на каждом этапе. От самого замысла, озвученного, как правило, в тиши кабинетов родовых поместий или апартаментов глав мегакорпораций, до спецбаз исполнителей, в большинстве случаев набираемых со стороны, из профессиональных наемников - чтобы не светить собственных сотрудников и свое участие в намечающейся «акции».

Так что никаких возмущений пси поля, свидетельствующих о грозящей опасности, Сергей не ощущал до самого последнего момента. Пока взлетавший с земли грузовой флаер не врубил вдруг форсаж, с неожиданной скоростью смещаясь в сторону кортежа, где и взорвался огненным облаком, прямо рядом с лимузином, идущим в середине построения.

Мгновенно поляризовавшиеся окна защитили глаза пассажиров от яркой вспышки подрыва, но ударная волна раскидала машины сопровождения в стороны, повредив и испятнав их осколками. Сергей во время инцидента хорошо приложился о боковую панель, поймав на себя еще и тушку баронессы, по инерции влетевшей в него. Успев ухватиться за спинку сиденья, он прижал к нему перепуганную девушку, в то время как пилот флаера заложил головокружительный вираж, пытаясь выйти из захвата зенитных ракет, выпущенных откуда-то с земли.

Насколько Сергей помнил, в момент взрыва они как раз пролетали промзону, по краешку которой проходили местные воздушные пути, так что для парочки бойцов с переносными комплексами земля-воздух места там уж точно должно хватить, как и для команды поддержки, чтобы в случае необходимости добить шуструю цель. Что и подтвердилось, когда, снизившись и сумев уклониться от ракет, применяя РЭБ и обманывая системы наведения, они все же влетели в грамотно расставленную ловушку, попав под трассеры тяжелых импульсных пулеметов, огненными плетками хлестнувших по лобовому стеклу флаера.

Внешняя броня, не рассчитанная на применение против нее тяжелого вооружения, не выдержала, дав слабину, когда остроконечные снаряды спецсплава ударили машине прямо в лоб. Пробив бронестекло, они срикошетили о внутреннюю перегородку, отделяющую пассажирскую капсулу от кабины, так что водитель с передним пассажиром погибли мгновенно, превращенные бронебойными болванками практически в фарш.

Пригнув голову попытавшейся было выбраться из-под него девушки обратно к сиденью, Сергей, бросив мимолетный взгляд на прозрачную перегородку, усеянную трещинами и перепачканную кровью с ошметками плоти, сразу все понял. Неуправляемая машина, накренившись, быстро понеслась к земле, а он, максимально ускорившись, задействовав возможности симбионта, хладнокровно выжидал момент, когда они окажутся ниже возможной зоны обстрела. При этом будто бы в замедленной съемке успев заметить, как одна из выпущенных ракет нагоняет последний лимузин, взорвавшись вплотную к нему, поражая его кабину и салон стреловидными боевыми элементами.

Скорректировав мысленный отсчет, дождавшись, когда осколки от этого взрыва доберутся до них и, потеряв уже часть своей силы и кинетической энергии, отстучат по корпусу - он наконец-то активировал отстрел спаскапсулы, вручную дернув рычаг катапультирования, так как системы флаера уже не функционировали, видимо поврежденные обстрелом. С хлопком сработали пиропатроны, отделив салон с пассажирами от остальной машины, выбросив его вертикально вверх. Подскочив на десяток метров, они тут же начали падать, но падение продолжалось недолго, и противник не сумел на сверхмалой высоте захватить в прицел новую воздушную цель - не зря же он так тянул с эвакуацией.

Безумно дорогая система спасения, составлявшая большую часть цены, которую «Руссо-Балт» просил за эти машины эксклюзивной сборки, сработала штатно. Антигравы, выдав у самой земли мощный импульс гашения инерции, конечно, сгорели, но задачу свою выполнили на сто процентов, мягко опустив пассажиров на поверхность. Связь с центром и охранными группами прервалась еще в самом начале всей этой кутерьмы, как и вся связь вообще, так что положение дел оставалось неясным. Хотя, в общем-то, чтобы понять тот факт, что дела эти у них обстоят довольно хреново, достаточно просто осмотреться вокруг, думал Сергей, вытаскивая шокированную девушку из обрубка салона.

В небе до сих пор висели следы от нескольких подрывов, чернея темными кляксами сгоревшей взрывчатки. Еще более жирный и густой дым поднимался в трех-четырех точках на промзоне, отмечая места падения транспорта. Где-то неподалеку вдруг вспыхнула, тут же угаснув, интенсивная автоматная стрельба, свидетельствуя, что кто бы там еще кроме них ни выжил - в этом качестве он или они, скорее всего, просуществовали недолго.

Глава 5. Часть 3



Задерживаться на одном месте сейчас было не лучшей идеей, поэтому, перехватив в правую руку игольник, казавшийся на фоне всех последних событий просто игрушкой, левой он ухватился за кисть Софьи, потянув ее за собой, поспешив укрыться в ближайшем строении. Как-то не предполагалось, что первому кругу охраны может понадобиться тяжелое вооружение, тем более сегодня, перед заселением в апартаменты при учебном корпусе Цареградского Университета. Сергей вообще захватил пистолет лишь по выработавшейся привычке к перестраховке, решив оставить его в камере хранения при входе в закрытую зону учебного заведения. Так что сейчас мог довольствоваться только этим.

Никакой защиты на нем не имелось, он сегодня оделся в новоприобретенные шмотки, чтобы соответствовать своему «дворянскому» статусу, так что сейчас безжалостно скинул наземь дорогой пиджак, отправив следом и галстук, оставшись в легких брюках и белоснежной рубашке. Конечно, в одной из машин поддержки его ждал стрелковый комплекс с забитой магазинами бронеразгрузкой, приписанный к нему штатно - только где теперь эти машины, лихорадочно размышлял Сергей на бегу, сбивая туфли из натуральной кожи - догорают, поди, где-то на территории.

В салоне лимузина инструкциями запрещалось провозить что-то помимо личного вооружения. С одной стороны, и правильно - мало ли что придет в голову перебравшему с выпивкой клиенту или расшалившейся молодежи, найди они закладку с оружием. С другой, в подобной ситуации оно бы ему точно не помешало. Хотя, в любом случае, в перестрелку вступать он не стремился, надеясь по-тихому проскочить мимо на удивление безлюдных в разгар рабочего дня боксов и, спрятавшись, переждать до прибытия подмоги.

Подразделения гвардии, набранные из добровольцев с Воронежа, расквартированные в казармах неподалеку от резиденции самого Аверьянова тут, в Царьграде, наверняка уже на всех парах мчатся на выручку княжеской родственнице. И пусть по давнему договору между Императором и остальными Домами, собственные войска высшей аристократии, расположенные в системе Надежда и непосредственно на столичной планете, не могут превышать по численности стрелковый батальон - для спасения баронессы сил вполне хватит.

Однако это, похоже, прекрасно понимали и наемники, устроившие на них охоту, так как совсем скоро, укрывшись в каком-то ремонтном ангаре, напичканном полуразобранными аэрокарами, он услышал чьи-то приближающиеся шаги. Судя по звуку, к боксу, осторожной, крадущейся и, в то же время, уверенной походкой профессионала подходили двое - видимо группе зачистки пришлось разделиться, чтобы как можно быстрее прочесать всю территорию.

Софью он спрятал в одной из смотровых ям, времени искать вариант получше у него попросту не имелось, а так, в случае начавшейся перестрелки, она, по крайней мере, окажется защищена от шальных пуль и рикошетов. Девушка немного пришла в себя, и, хотя все еще оставалась сильно напугана, но держалась молодцом, так что жестами приказав ей укрыться и сохранять молчание, Сергей занял позицию у входа.

На миг воцарилось своеобразное равновесие, пара неизвестных бойцов снаружи явно заняла места по бокам от створок ангара, приготовившись прочесать помещение, тогда как он замер внутри, поджидая противника, взвинтив свое восприятие на максимум. Знали ли эти охотники на двуногую дичь о том, что искомая цель засела именно в этом боксе, или решили действовать наверняка, но, после того, как калитка в воротах распахнулась, открывшись рывком снаружи, первым внутрь влетел именно ребристый шарик осколочно-фугасной гранаты.

Вообще, эта парочка оказалась оснащена персональными блокираторами, совершенно не отражаясь в его восприятии. Но вот саму возможность действовать у пси-активов подавить было уже гораздо сложнее - такие устройства отличались громоздкостью и небольшим радиусом действия, кроме того, преждевременная их активация вполне могла и выдать засаду. Поэтому, скорее всего, подбитый флаер с баронессой на борту успел выйти за пределы подобной зоны, пролетев в падении довольно далеко от места первоначальной атаки.

Если нападавшие и имели представление, кто именно выжил в спаскапсуле, то вряд ли подозревали в дворянине, известном разве что своими рукопашными навыками, телекинетика - иначе не разбрасывались бы так неосторожно смертельными «гостинцами». Сергею сейчас ничто не помешало перехватить гранату в полете, мысленно начав отсчет с хлопка сработавшего стандартного запала, отмеряя мгновения до подрыва заряда, а потом, в самый последний момент, выкинуть ее обратно к противнику.

Вражеские бойцы, скорее всего, успели насторожиться, не услышав ожидаемого звука падения, но что они там подумали и собирались в связи с этим предпринять, вскоре уже стало совершенно не важно. Согнувшись, Сергей пошире открыл рот и прикрыл уши руками, переждав взрыв, раздавшийся снаружи, отгородившись массивной створкой из крепкого металлопластика. Едва осколки влетели внутрь сквозь дверной проем, с визгом отрикошетив от стен, попортив корпуса нескольких стоявших в боксе машин, он, распрямившись тугой пружиной, выскочил наружу, держа наготове игольник.

Первого из нападавших, скорчившегося на земле и уже было начавшего подвывать на высокой ноте, заполучив в ноги и низ живота сноп осколков, пробивших его бронедоспехи, он застрелил двумя выстрелами в прикрытое маской лицо. Предусмотрительно заряженные бронебойные стрелки с тихим щелчком покинули дуло игольника, пробив череп подранка насквозь, впившись в уличное покрытие позади него, мгновенно того упокоив. Второго противника он дострелил уже по привычке, вбитой в него инструктором - тот, отброшенный близким подрывом в сторону, напоминал собою сейчас больше какую-то поломанную куклу, которой капризный ребенок зачем-то открутил пару конечностей. Если, конечно, не принимать во внимание виды внутренностей и забрызганных кровью ворот, а также стоящие снаружи запахи.

Бегом вернувшись обратно, Сергей подскочил к месту укрытия Софьи, надеясь, что с той все в порядке и девушка не поймала какой-нибудь шальной осколок гранаты. Из смотровой ямы на него уставились глаза загнанного зверька, ожидавшего увидеть направленное дуло винтовки, но, в целом, все оказалось нормально - баронесса не пострадала.

- Подъем, Ваша Милость, враг повержен - надо сваливать, - рывком вытащил он ее на поверхность.

- Сергей, что происходит, кто эти люди, и где, в конце концов, вся охрана?!

То, что Софью наконец-то прорвало - это хорошо, думал он. Хотя бы не в слезы и причитания все ушло - а злость и ярость только помогут ей быстрее передвигать ногами. Но вот то, как она, насупившись, замерла на месте - это уже ему совсем не понравилось, очень уж не ко времени это было.

- Бегом, я сказал! - с силой приложившись по ее мягкому месту хлестким ударом ладони, он поволок взвизгнувшую девушку, не привыкшую к такому обращению, к выходу.

Возможно, она и хотела что-то выказать нахальному наемнику, но все слова, похоже, застряли у нее в горле, когда ей предстала сцена побоища за воротами. Не дав Софье вдоволь налюбоваться этой картиной, Сергей потащил баронессу за собой. К счастью, вскоре она и сама уже вполне покорно бежала рядом, резво перебирая ногами, видимо отрезвленная открывшимся зрелищем, так что он смог освободить и вторую руку, перехватив поудобнее игольник.

Автоматы погибших Сергей оставил лежать рядом с телами, опознав в них одну из последних имперских моделей, оснащенную биометрическим сканером данных. Так что завладеть чьим-то оружием становилось довольно проблематично, в чужих руках работать оно точно не будет, ну а некоторые умельцы вообще дорабатывали защиту таким образом, что постороннему человеку, решившему подержаться за интересную «игрушку», могло и вовсе оторвать руки.

Поэтому Сергей решил ограничиться все тем же игольником, лишь прихватив у одного из поверженных противников с пояса пару кругляшей, аналогичных тому, на котором и подорвались эти наемники. Тоже, конечно, не дело - использовать чужие гранаты, мало ли, что там кто намудрил со взрывателем, но, как он мельком отметил, никаких дополнительных пометок на них не нашлось, так что вряд ли прошлый владелец подрезал запал под растяжку или что-то вроде того, иначе и сам мог легко перепутать стандартные боеприпасы в своей амуниции.

Долго передвигаться по открытой местности он не хотел - велика была вероятность попасться на глаза противнику или оказаться обнаруженными вражескими дронами, которые наверняка сейчас осматривали окрестности, действуя под руководством операторов разведывательных комплексов. Да и вероятность слежения с орбиты сбрасывать со счетов так же не стоило, хотя это и повышало риски раскрытия для нападавших, ведь подобные системы и спутники всегда тщательно контролировались государством.

Так что, отбежав подальше от места последней стычки, они юркнули в очередной открытый ангар, оказавшийся складом строительных материалов. Это помещение так же оказалось безлюдно, ни одного работника на месте не нашлось, как, в общем-то, никого, похоже, не наблюдалось и на всей остальной территории промзоны. Видимо нападавшие заранее позаботились о сокрытии следов, каким-то образом удалив отсюда весь персонал, уменьшив количество потенциальных свидетелей и жертв.

На разборки между аристократическими Домами власти обычно смотрели сквозь пальцы, если те не переступали некую черту, нарушая неписаные нормы и правила. Одним из таких моментов как раз и являлась минимизация жертв среди посторонних, как и запрет на боевые действия в городской черте. Таким образом авторы этого плана обходили условности, организовав покушение вроде бы и в городском секторе, где его уже не ожидали, но, в то же время, ограничив все безлюдной зоной промышленного района. Хотя нападавшие и ходили по грани - это происшествие в любом случае не останется без внимания СМИ, так что новый информационный скандал оказался практически неизбежен. Оставалось только надеяться, что в заголовках всех сегодняшних статей, посвященных этому нападению, покушение все же будет названо неудачным.

Затаившись среди стеллажей и штабелей с материалами, они притихли, в надежде избежать обнаружения, дождавшись скорого, как он надеялся, прибытия подмоги. Следующие минут десять ничего не происходило, и Сергей уже решил, что все обойдется, когда очередная поисковая группа врага решила заглянуть в ангар, где они укрывались. На этот раз, как успел он мельком отметить, разглядев противника сквозь завалы, на след беглецов встали уже сразу две группы, и теперь четверка вражеских бойцов распределилась по помещению, осуществляя его тщательную проверку.

Приготовив гранаты, положив их рядом с собой, одной рукой он зажимал рот Софьи, чувствуя мокрые дорожки ее слез, и ощущая, как девчонку, наблюдавшую точки лазерных прицелов врага, гулявшие по стенам и стеллажам, бьет мелкая дрожь страха и намечающейся паники. Приготовившись уже было действовать, метнув для начала осколочно-фугасные «гостинцы», Сергей в последний момент все же расслышал далекие звуки нескольких взрывов и прозвучавшие выстрелы корабельных орудий, после чего,  по знаку старшего группы, отряд, резко развернувшись, рванул на выход, совсем чуть-чуть не дойдя до убежища, за которым и скрывались нужные им беглецы.

Облегченно выдохнув, он осторожно деактивировал гранаты, тихим голосом успокаивая вздрагивающую в беззвучных рыданиях Софью, прижав ее к себе и осторожно поглаживая.

- Они... они... все мертвы? - всхлипнув, выдала баронесса, видимо имея ввиду остальное сопровождение.

- Скорее всего, - не стал скрывать Сергей, лишь крепче обняв девушку, зашедшуюся в плаче.

Все перебил шум приземляющихся малых десантных транспортов, звук работающих движков которых он прекрасно различал после службы и всех тренировок. Вскоре, убедившись, что это и вправду прибыла долгожданная подмога, Сергей опознался с десантниками, тут же взявшими их в коробочку, сопроводив на борт одного из судов, которое немедленно взмыло вверх, унося пассажиров прочь. Подальше от места засады и всего здесь случившегося.

Интерлюдия 6



Княжеский секретарь и не помнил, когда в последний раз видел своего патрона в подобном состоянии - Аверьянов-старший сегодня явно пребывал не в духе. Казалось бы, совсем недавно владетельный аристократ наоборот полыхал задором и энтузиазмом, как человек, получивший неожиданные, но определенно приятного рода известия. А сейчас вся обслуга в поместье старалась передвигаться на цыпочках и не попадаться хозяину лишний раз на глаза. Конечно, тот вроде бы самодурством не отличался, и привычки срываться на других к старости не завел, но мало ли - тем более повод имелся, да такой, о котором сейчас судачила чуть ли не вся Империя.

Как же, бойня на окраинах столицы и впрямь вышла знатная, потери среди охраны оказались весьма высоки, да и сама баронесса спаслась лишь чудом. Как откуда-то стало известно в сети, спас ее именно тот самый Сергей Аверьянов, дальний родственник семьи, недавно так скандально прославившийся, попав в поле видимости СМИ. Правда, теперь тон новостей поменялся кардинальным образом, и сейчас его выставляли героем, принявшим неравный бой с неизвестными бандитами, чуть ли не прикрыв собой от пуль молодую наследницу графа Елистратова.

«Прогрессисты», впрочем, своего мнения не поменяли, но на фоне недавних событий прежняя история с избиением полицейских немного померкла, да и со временем просто подзабылась уже, утратив свою актуальность, так что сейчас обвиняющие молодого аристократа голоса звучали довольно бледно. Фан клуб баронессы резко подрос после этой истории, а симпатии публики теперь явно находились на стороне «дворянина-героя».

Сам референт, по роду своей службы имевший доступ к весьма конфиденциальной информации, конечно же знал, что аристократом Сергей заделался лишь совсем недавно, да еще и по фальшивым бумагам. Но в наше время так трудно найти преданных людей, поэтому, будучи в курсе той истории с нападением на «Царицу Марию», он только одобрял выбор, сделанный графом, подыскавшим на стороне надежного человека для присмотра за внучкой.

- Ну как там Софья, брат? Она в порядке? - князь встретил родственника в приемной, лично проводив того в кабинет.

- Слава богу! Но девочка изрядно перепугалась - сама не своя сейчас. С Сергеем тоже все хорошо, и, если бы не он, нападение могло закончиться куда как хуже...

- Да, похоже наша идея оказалась не такой уж и безопасной, как мы все предполагали. Что ж, кое-кто зашел слишком далеко, и, как мне уже успели сообщить по неофициальным каналам из канцелярии Императора, там не будет против наших ответных действий. А посему...

Что по этому поводу собирался предпринять Аверьянов, осталось для его секретаря неизвестным. Надежная и массивная бронедверь, отделанная натуральным деревом, захлопнулась, отрезав говоривших от комнаты ожиданий. Впрочем, ему и так найдется, что отправить в сегодняшнем еженедельном отчете, отдельно указав на слишком пристальный интерес, проявляемый князем к простому наемнику - его руководству эта информация определенно окажется любопытна.

Осталось только дождаться окончания смены, встретив и проводив в кабинет начальника службы безопасности Дома, должного вскоре прибыть на совещание - что являлось для него весьма непростой ситуацией. Ведь каждый раз, когда полковник Сенчин оказывался в приемной, референт старался не выдать охватившие его чувства, запрятав страх разоблачения поглубже, натянув маску примерного служаки, даже мысленно становясь таковым - как его в свое время и учили в разведцентре. Выпускался он первым в группе, да и у князя пользовался полным расположением, так что был уверен в своем профессионализме, ну а неплохие способности в управлении пси помогали ему проходить все проверки, защитив разум от проникновения специалистов.

Впрочем, подбадривая себя подобными мыслями, он еще не подозревал, что давно уже находится под колпаком СБ, которое через него сливало противнику дезинформацию. И сегодняшний отчет, как всегда перехваченный княжеской службой контрразведки, станет для неудачливого шпиона последним. А к концу дня, в этом пускавшем слюни запуганном идиоте, мало кто сможет узнать недавнего лощеного щеголя - бывшего секретаря-референта главы могущественного дворянского Дома.

Интерлюдия 7



Активировав обруч виртуальной реальности, набирая пароль подключения к одной популярной в сети порноигрушке, Смит чувствовал себя довольно неловко. Казалось бы, уроженца крупнейшего мегаполиса Нью-Балтимора уже ничего смущать не должно, однако какие-то правила приличия, привитые ему с детства религиозными родителями, он так и не смог вытравить из себя даже спустя годы службы, проведя за это время десятки секретных операций самого разного рода.

Нет, когда это было необходимо, на такие мелочи, как смущение, внимание Смит не обращал - все-таки он являлся профессионалом высшей пробы. Но находится в защищенной вирт комнате облаченным лишь в кожаные штаны и жилетку, не особо и прикрывающие то, что, по его мнению, все же прикрываться должно, и настроиться при этом на деловой стиль общения - оказалось немного проблематично. Тем более что его собеседник и непосредственный руководитель, курировавший отдел тайных операций в Конгрессе, предстал перед ним примерно в таком же виде. А что поделаешь - приходится шифроваться, контрразведка Империи свое дело знает, так что анонимные аккаунты для любителей погорячее в этом плане были весьма удобны, хотя и не без недостатков, которые, впрочем, в таких делах в расчет обычно не принимались.

- Сэр, ситуация развивается согласно намеченному плану. Конечно, при таких масштабах сюрпризы неизбежны, но общая канва событий идет по нашему сценарию, так что, считаю, операция «Закат» близка к своей финальной стадии.

- Дай-то бог, Смит, дай-то бог... Имперцы серьезно теснят нас и наших союзников, перехватывая рынки сбыта и вламываясь в зону интересов Конфедерации. Вместе с Восточным Союзом они уже ощутимо подвинули нас в Свободных Мирах, так что на тебе, как и на мне сейчас, лежит очень большая ответственность. В случае провала, следующая всеобщая Космическая практически неизбежна - настолько все накалилось за последние годы. Нужно стравить пар, предотвратив, возможно, очередное крушение цивилизаций, пожертвовав одной конкретной Империей - тем более нашим прямым конкурентом и самым неудобным в плане переговоров партнером...

Казалось, собственный вид пожилого и грузного конгрессмена совсем не смущал, в подобном одеянии он передвигался весьма ловко и, можно было даже сказать, довольно привычно, а мысли его сейчас занимали совсем другого рода. После недавнего разговора с президентом, в приказном порядке повелевшим ускорить проведение операции, политик все еще находился под впечатлением от услышанного, уловив явные нотки растерянности и даже страха в голосе главы государства. Последние инциденты, показавшие превосходство имперской военной машины, в частности сражение в системе Альгеджи, едва не переросло в третью Космическую, изрядно напугав биржи, в итоге ушедшие в глубокий минус. Так что действовать нужно было незамедлительно.

- Да что я тебе объясняю, сам ведь все знаешь, - продолжил руководитель службы, немного успокаиваясь, замедляя шаги, которыми он в задумчивости мерил небольшое помещение, уставленное всевозможными причудливыми агрегатами, о назначении которых Смит знать не желал.

- Сэр, местные «прогрессисты» прикормлены давно и прочно, как и многие банковские, и промышленные круги. Осталось недолго, год-два, и мы сможем организовать массовые выступления - почва готова.

- Нет у нас времени, Смит, просто нет. Президент ясно дал это понять, так что операцию необходимо ускорить, просчитай там все, задействуй всех агентов, сочувствующих и прочих. Потери среди исполнителей не важны - важен результат, а в качестве него нас устроит только развал этого колоса, и никак иначе! Любые средства будут в твоем распоряжении, но максимум через полгода международные силы ООМ должны взять под контроль ставшие независимыми системы Империи, обеспечив на них развитие демократии. Так что приступай к реализации плана немедленно - считай это приказом президента.

- Я все понял, сэр, мы максимально активизируем подготовку операции, - только и оставалось сказать ему, хотя с такой спешкой он был категорически не согласен, но тут Смит нутром почувствовал, что с этим приказом лучше не спорить.

Уже собираясь отключаться, он, кое-что вспомнив, все же добавил:

- Сэр, тут вот еще какое-дело... Помните ту историю со сбежавшим смертником, оснащенным нашей новейшей разработкой в биотехнологической сфере?

- Да, Смит, давай ближе к делу.

- Так вот, вы не поверите, где он объявился! Мы какое-то время считали его погибшим в том инциденте у Альгеджи, но он оказался жив!

- Да, помню те отчеты, там еще завербованный тобою агент никак не мог к нему подобраться или не решался действовать, кажется.

- С тем агентом отдельная ситуация... Но дело вот в чем - искомый объект по каким-то причинам покинул «Витязей» и подвязался в охранники Дома Аверьяновых, оказавшись тут, в Царьграде, практически у меня под боком! Мало того, он уже успел навредить нашим планам, негативно поучаствовав в одном из эпизодов по ослаблению той родовой аристократии, которая может помешать проведению операции.

- Вот как... Хм, интересно. Что-то многовато совпадений вокруг этой удачливой пешки. Хотя в сообразительности ему не откажешь - на нынешней службе достать беглеца будет еще сложнее, чем в рядах тех же «Витязей».

- Я тут через сочувствующих попытался организовать его похищение, но наемники сработали халтурно, засветившись и вызвав скандал. Так что больше попыток в этом плане мною пока не предпринималось.

- Вот и не надо, Смит, вот и не надо, не в преддверии финальных событий. Сейчас все твое внимание должно сосредоточиться на главном. А пешка... Что ж, пусть поживет пока, все равно ведь никуда не денется с этой имперской лодки, несущейся прямиком на скалы истории - ты главное подруливать не забывай.

Глава 6. Часть 1



Вообще, жизнь в закрытом комплексе университета начинала ему нравиться, поймал себя на этой мысли Сергей, уплетая заказанные чуть ранее блюда, которые ему доставила обслуга из местного ресторанчика. Допив свежевыжатый сок какого-то местного фрукта, закончив утренний прием пищи и все необходимые процедуры, он переоделся и отправился в учебный корпус, по пути прихватив с собой и подопечную. Для этого, правда, пришлось подождать в ее номере, пока девушка собиралась, как всегда немного опаздывая.

Жизнь здесь текла по распорядку, установленному администрацией учебного заведения. Сеансы загрузки знаний, проводимые в новейших мед капсулах под разгоном и с контролем медиков, чередовались практической отработкой, тренингами и семинарами, на которые зачастую приглашались лучшие специалисты своего дела. Банкиры, управленцы, экономисты, а также различные представители творческих профессий - нередко здесь можно было заметить лицо, то и дело мелькавшее в сети и на голоэкранах. Конечно, список профессий, доступных для обучения, этим отнюдь не ограничивался - вот только те же инженерные или научные специальности популярностью тут как-то не пользовались.

- Сегодня лишних пять кругов за опоздание побежишь. Сколько тебе уже повторять, чтобы собиралась пораньше, я же тебе каждое утро заранее уведомления скидываю.

- Ну Се-е-ерж, - протянула она.

Вообще, Софья как-то незаметно для него перешла на обращение к Сергею именно этим вариантом его имени. Впрочем, так оказалось даже привычнее, и возражений с его стороны не последовало.

- Вечно ты со своими тренировками, я столько никогда раньше не занималась, да и куда мне, я ж не «Бойцовый пес», - засмеялась девушка, прихорашиваясь у зеркала.

Отношения у них после того случая практически не изменились, Софья на удивление быстро пришла в себя, видимо начав привыкать уже к подобным вещам, так что они продолжили общение в прежнем тоне. Баронесса все так же сопротивлялась его контролю, ну а ему приходилось иногда прибегать к наказаниям, роль которых обычно отводилась занятиям спортом. Так что за прошедшие пару месяцев он ее здорово подтянул в этом плане, без всякой медпластики и прочих подобных процедур - благо поводы девушка давала постоянно.

Прозвище свое Сергей получил опять-таки отчасти благодаря Софье, хотя тут сыграла свою роль и та история с дракой в торговом комплексе, и прогремевшее на всю Империю наглое и масштабное покушение на баронессу. Среди молодежи, составляющей абсолютное большинство обучающихся, модным в последнее время стало находиться во фронде режиму, так что недруги у него тут как-то сразу образовались, всем своим видом выражая недовольство от того, что «подобный тип» присутствует в университете. Но когда несколько юных аристократов решили выразить свою неприязнь в более грубой форме, подкараулив его в укромном уголке, Сергей, прекрасно заметивший всю их активность и предупрежденный «чуйкой» заранее, решил все же раз и навсегда прояснить этот момент, отправив пятерых поборников «справедливости» отлеживаться в медкапсулах.

На выговор, полученный за драку в стенах университета, как и на несколько новых вызовов на дуэль, пришедших ему на официальную почту или озвученных секундантами «потерпевших», ему, опять же, было плевать. Отчислить его, как протеже самого Аверьянова, никто не посмеет, по крайней мере не за такие мелочи, как несколько сломанных при самозащите рук и ног. Ну а подобные вызовы он уже давно отправлял прямиком в мусорную корзину, не читая - на закидоны местных аристо с их кодексом чести ему было плевать тем более.

Так что вскоре, как он подозревал не без участия одной молодой особы, Сергея и стали за глаза называть «Бойцовым псом» баронессы. К тому же, видимо, от других не укрылось, что он повсюду сопровождает Софью, или, скорее, она его - ну тут уж как посмотреть. После давешних событий и покушения оставлять ее одну он опасался, поэтому принудительно установил девушке на нейросеть программу слежения, получив согласие у графа Елистратова, так что она теперь никуда одна и не ходила - нравился ей такой поворот или нет.

Исключение составляли номер Софьи в жилых апартаментах, больше похожих на какую-то шикарную гостиницу, да, по сути, гостиницей и являющихся, а также эта ее компашка «романтиков революции», как он их называл. Двое парней, из тех, кто пытался его тогда проучить, как раз в данную группу и входили - идеалисты, мечтающие изменить мир к лучшему, они считали Сергея воплощением пороков системы, сочувствуя бедняжке, волей деда вынужденной его терпеть.

Подобная компания сложилась вокруг одной из княжон, представительницы Дома Милорадовых и наследницы огромного состояния, входившей в элиту великосветского общества. Именно к этой группе и примкнула в свое время Софья, так же не последняя в родовых списках аристократии. Хотя примечали они и «простых людей», главное, чтобы те разделяли их «прогрессивные» идеалы в политике. Саму княжну, как Сергей вскоре понял, с баронессой связывали не только узы крепкой девичьей дружбы, и, по ее ревнивым взглядам, которые он на себе периодически ловил, становилась понятна столь агрессивная кампания, направленная против него возглавляемой ею фрондой.

Если бы не разрешение, полученное от самого Елистратова, он бы запретил баронессе посещать эти встречи кружка «прогрессистов», но граф считал тех обыкновенными высокородными болтунами, полагая, что «дети» перебесятся и поумнеют, а Софье пойдет на пользу живое общение с представителями высшей аристократии. Так что эти ежевечерние посиделки проходили без него, чему, впрочем, он нисколько не огорчался - главное, что нахождение охраняемого объекта Сергей вполне контролировал, расположившись обычно где-то поблизости.

Нашлась, впрочем, в университете и другая категория людей, искренне считавших всю эту ситуацию с покушением, когда он, по слухам, единолично спас баронессу, ужасно интересной и романтичной. И тут его похождения ранее и последняя драка, произошедшая уже в стенах заведения, только подлили масла в огонь, так что теперь, как он с удивлением узнал, у него здесь образовался собственный фанклуб, и довольно многочисленный к тому же. «Бойцовый пес» - звучит ужасно брутально и интригующе, особенно для некоторых юных аристократок, так что от отсутствия внимания страдать ему не приходилось, скорее уж наоборот.

Получившей наибольшую выгоду стороной тут, как ни странно, оставалась сама Софья, наверное поэтому-то она так быстро и смирилась с подчиненной ролью, отведенной для нее дедом в этой паре. Одни девушку жалели, другие завидовали - но равнодушным не оставался никто, так что ее котировки на здешней неофициальной бирже тщеславия взлетели как никогда высоко.

Главным, что его самого примиряло со всей этой историей, являлась даже не вполне неплохая зарплата и впечатляющий бонус, выплаченный Елистратовым после попытки покушения, главное - это полученные здесь знания. Всех скопленных к этому дню Сергеем средств, в лучшем случае, хватило бы на один-два высокоранговых кристалла, которых в комплект по профессии входило с пару десятков, не говоря уже о базах знаний более мелких уровней. Да и практические занятия, где он под контролем опытных наставников постигал все тонкости учебных дисциплин, многое ему давали, позволяя адаптировать полученные навыки к жизни.

Конечно, профессию Сергей не выбирал. Пришлось записываться с баронессой на один курс, чтобы не упускать ее из виду, но та, по настоянию деда, проходила обучение по специальности «Управление активами: персонал, ресурсы, финансы», что его, в общем-то, вполне устраивало. И правда, где и как он еще мог получить знания, доступные в основном представителям правящей аристократии, наследникам богатых торговых домов и банковских кланов? Тем более, что все оплачивал граф, в рамках расходов на охрану собственной внучки.

Вот и сегодня, после ночной загрузки баз, последовало практическое занятие, проводимое в вирт капсулах. Тут все студенты шли примерно вровень по усвоенным знаниям - аристократия могла позволить себе индивидуальные нейросети последнего поколения и лучшие импланты на интеллект, достигая естественного предела в своих показателях. Стипендиатам и обучающимся по целевым программам подобный набор устанавливали за счет спонсора или будущего работодателя, так что по части усвоения информации Сергей если и опережал большинство, то весьма ненамного.

Другое дело, что коэффициент интеллекта не означал и не ровнялся таким эфемерным показателям как «ум» и «мудрость», лишь помогая в усвоении и обработке входящих данных, ускоряя мышление. Так что хватало и тех, кто пренебрегал занятиями, предпочитая иными способами проводить время - особенно этим отличались некоторые дворянчики.

«Торгаши» тут, как некоторые аристо презрительно называли нетитулованных наследников состояний, в этом плане все же оказались куда дисциплинированнее, хотя и не все. Кое-кто все же прибивался к скучающей аристократии, при каждой возможности отправляясь в столицу, проматывать семейные деньги.

 Самой Софье запрещалось покидать стены учебного комплекса, так что на выходные она оставалась в полном его распоряжении, проходя усиленный курс тренировок и дополнительных занятий, отрабатывая «штрафы», накопленные за прошедшую неделю. А потом, как он подозревал, встречала своих «друзей», вернувшихся с очередной тусовки, и жаловалась на свою тяжелую жизнь и сатрапа-надсмотрщика. Особо его это не трогало, если граф решил, что «девочка перебесится», значит, пусть так и будет, а его дело сторона, и заключается лишь в предотвращении возможных угроз и общему контролю - не более. Чем он и занимался, параллельно и сам набираясь знаний.

Основой большинства тренингов по специальности, которой они с Софьей обучались, с недавних пор стала одна известная игра стратегического плана, правда, изрядно дополненная специальными модами, придающими и так не простой в освоении стратегии еще большую сложность и реализм. Как Сергей выяснил, порывшись в сети, среди крупнейших корпораций даже существовала открытая конкуренция за топовых игроков, добившихся с этой сборкой больших успехов в виртуале - так как считалось, что и в реальном управлении бизнесом те проявят себя не хуже, уже имея специальные навыки.

Накануне они как раз закончили загрузку и изучение двух обширных баз знаний: «Социальная психология - 6» и «Мотивация трудовой деятельности - 5», соответствующих уровней. Так что сегодня им предстояло применить свои навыки на практике, организовав добычу руды тяжелых металлов на одном из планово-убыточных рудников. В распоряжении Университета оказались вирткапсулы самого последнего поколения, оснащенные функцией «сжатия времени», когда продолжительность сеанса субъективно растягивалась относительно реала почти в четыре раза. Так что за одно такое занятие они, под руководством опытных наставников, отмечающих все их ошибки и дающих рекомендации, отрабатывали довольно крупный пласт знаний.

По окончанию практической части следовал перерыв на обед, который каждый из учащихся проводил по-своему. Благо в закрытой университетской зоне, помимо отличной, на взгляд Сергея, бесплатной столовой, имелось и несколько разноплановых заведений весьма высокого уровня. Тут, опять же, ему приходилось сопровождать баронессу, не желавшую трапезничать в общем зале, рядом с различного рода стипендиатами из народа и «обнищавшими» представителями дворянских родов.

Платил за все по-прежнему граф, так что Сергей постепенно стал привыкать ко всем эти «конфи, кордон, и филе миньона». Да и озвученные официантом цены сейчас уже не заставляли его судорожно хвататься за сердце - ну или за отсутствующую пистолетную кобуру.


Глава 6. Часть 2



После обеда шла вторая, итоговая часть занятий, на которой разбирались все ученические ошибки и просчеты в управлении. Сегодня практическую работу у них принимал один из руководителей администрации Императора, проходивший ранее обучение здесь же и приглашенный сегодня в качестве почетного наставника.

- Вот вы, барон, отменили соцстрахование по инвалидности, одновременно подняв налоги на девять процентов. И куда было податься вашим бывшим сотрудникам, которые в силу полученных производственных травм не могли больше выполнять работу? Так что у вас резко выросло число нищих, возросла преступность, лояльность населения снизилась - в итоге на дополнительные полицейские силы вы потратили даже больше, чем сэкономили. И что в итоге? Все равно бунт, беспорядки и убытки, одни убытки. Вы же уже должны уже были усвоить и отработать базы по социальной психологии и скрытому доминированию, ну и где все это - реклама, пропаганда, работа с оппозицией? Грубо, очень грубо.

На секунду прохаживающийся преподаватель остановился, еще раз взглянув на зависшие перед ним цифры и графики, и резко свернул их движением пальцев, тут же выведя перед аудиторией, подключенной к вирт-конференции, новые данные.

- Вот, берите пример с Сергея Аверьянова - отличный баланс «кнута и пряника». Соцгарантии добросовестным работникам, программа «доступное жилье», кредиты под ипотеку, грамотная пропаганда здорового образа жизни - все это увеличило производительность труда и приток новых шахтеров, снизило расходы на медицину. И, в то же время, всех недовольных, которые имеются при каждом строе, он так же приобщил к общему делу, организовав трудовые исправительные лагеря. Схема, конечно, не идеальная - но рабочая, имевшая место в мировой истории и вполне себе жизнеспособная. Но, повторюсь, все же есть у нее и свои недостатки, и сейчас я вам объясню какие именно...

По окончанию практики Сергей в сопровождении Софьи проследовал по стандартному маршруту к местному спортивному комплексу. Погоняв немного баронессу, он и сам размялся, выполнив привычный уже ему комплекс упражнений, слегка разогревшись. Наконец, отпустив девушку на встречу с друзьями, проходящую рядом, в соседней кафешке, сам он, периодически сверяясь с ее местоположением, направился в зал для тренировок. Впервые узнав о том, что в стенах университета развита спортивная программа, представленная не только классическими видами, но и секциями самообороны, он немало удивился этому факту, не понаслышке зная изнеженность имперской аристократии и их отношение к контактным единоборствам.

Вот секции стрельбы или шпаги те посещали охотно, осваивая нелегкое искусство дуэли. Захаживал туда и он сам, просто для того, чтобы понять правила и нюансы подобного метода разрешения споров, ну и немного подучиться работе с холодным железом. Не сказать, чтобы за это время Сергей стал мастером фехтования, но держать рапиру научился уверенно, прикупив на свои кровные специализированную базу четвертого уровня, отрабатывая все на практике. Раз уж в Империи столь популярны дуэли, а он теперь, вроде как, стал дворянином, неплохо бы и разбираться в этом вопросе, решил Сергей - глядишь, когда и пригодится.

В итоге выяснилось, что площадку для рукопашников оккупировали в основном те самые стипендиаты, торгаши и младше дворянство, из тех, кого титулованная аристократия не очень-то и жаловала. Хотя встречались и исключения, и одно, или вернее один из них, едва не сорвал ему все маскировку, с удивлением вытаращившись на Сергея, узнав его, когда впервые столкнулся с ним в раздевалке спорткомплекса.

«Шарик круглый», как поговаривал в таких случаях Гавриленко - но вот увидеть здесь того самого парня с «Царицы Марии», которого они со сводной группой обнаружили в подсобке, прячущимся от пиратов вместе с женой, он конечно же совсем не ожидал. Как, впрочем, и тот не думал когда-либо встретить наемника из Свободных Миров, зачисленного в студенты Цареградского Университета - одного из самых старых и престижных учебных заведений обжитой вселенной. Впрочем, парень оказался довольно понятливым, а услышав просьбу не распространяться о прошлом, отреагировал весьма спокойно, и даже рад был помочь одному из своих спасителей.

Евгений Ветров, носивший титул наследного князя, как выяснилось, именно после истории с захватом лайнера и занялся единоборствами и практической стрельбой, чтобы, в случае чего, не ощущать снова той беспомощности и суметь защитить жену, которая так же проходила здесь обучение. В общем, в итоге они даже стали приятельствовать.

В уме и сообразительности Ветрову отказать было сложно, и тот быстро вычислил истинную роль Сергея во всем этом спектакле, тем более, как потом оказалось, княжич и сам имел парочку «дальних родственников», проходивших сейчас обучение вместе с ним - но на его отношении это никак не сказалось. Так что наследник одного из владетельных домов показал себя неплохим парнем, без лишней аристократической спеси, как, впрочем, и его молодая жена.

Последняя явно обрадовалась появлению Сергея, тут же вывалив на него всю информацию и все свои переживания после того случая с захватом лайнера. Вообще, девушка оказалась очень приветливой и общительной, так что он даже опасался немного, что та ненароком разболтает о нем кому-то. На что князь, видимо угадав его мысли, улыбнувшись, заверил Сергея, что все будет в порядке, и, когда надо, его жена умеет молчать. Как он позже выяснил, брак у них состоялся согласно давнему сговору родителей, познакомили их еще в детстве, друг к другу они привыкли и, как Сергей понял впоследствии, были вполне довольны семейной жизнью.

Приняв бывшего наемника в свой круг, Ветров познакомил его и с друзьями - в числе которых оказались и такие непростые личности, как наследник известного банкирского клана, сын руководителя крупного добывающего холдинга и старшая дочь генерала Батриди, отец которой недавно занял пост заместителя министра обороны Империи. В общем, компания подобралась представительная, но он как-то легко туда влился, даже несмотря на свой вроде бы относительно «низкий» статус.

Осторожно прозондировав информацию, Сергей выяснил, что отношения у Дома Аверьяновых и Дома Ветровых оказались вполне дружеские, да и с прочими кланами его новых знакомых наниматель не враждовал. Так что теперь он периодически поводил время в данной компании, когда это позволяло его расписание, обычно присоединяясь к ним в каком-нибудь заведении или собираясь вместе в чьем-то номере.

Эти встречи и разговоры позволили ему лучше понять внутреннюю имперскую кухню, здорово подтянув в знании местных реалий. Так что вскоре глубинная социальная напряженность и раскол между кланами предстали перед ним совсем в другом свете. Сергей стал увереннее разбираться как в мотивах «прогрессистов», так и противостоящих им «роялистов», к которым и относили себя его новые знакомые.

Консервативная партия выступала если и не за сохранение своих исконных прав и привилегий, то за постепенные изменения в социальном и политическом устройстве, боясь расшатать не слишком-то крепкие, как оказалось, опоры, на которых и держалась махина Империя. Оппоненты же, объявившие себя сторонниками прогресса, выступали, напротив, за резкие и решительные перемены, призывая покончить с неравноправием и социальным неравенством.

 Как среди первых, так и среди вторых существовали свои течения и фракции, придерживающиеся различных крайностей, от абсолютной монархии - до абсолютной анархии. И чем радикальнее оказывались взгляды этих групп, тем большую помощь они получали из-за пределов Империи, тонким ручейком стекавшуюся к ним от различных фондов и обществ, превращаясь в итоге в полноводные реки, грозящие снести и затопить фундамент государственного устройства.

Самого Ветрова он видел чаще других, занимаясь с ним в одной секции рукопашного боя, хотя и в разных ее подгруппах. Пожилой отставник спецназа, на старости лет угодивший в университетские наставники, определил Сергея в продвинутый состав, хотя тот и старался не показывать всех своих возможностей. Но то ли ему не удалось провести старого лиса, то ли так совпало, однако, как позже стало понятно, в эту группу попали такие же, как и он сам, «дальние родственники», нанятые для охраны отпрысков знатных семейств.

В общем, компания и тут подобралась интересная, резкие бойцы разных стилей и направлений, лучшие профессионалы - элита различных спецподразделений, решившая сменить госслужбу на высокооплачиваемую частную подработку. Так что, первоначально намереваясь лишь поддерживать форму, Сергей, в итоге, немало для себя узнал нового, и с удивлением понял, что кое-кто из этих спецов как минимум мало чем ему уступал - даже в ведении боя с пси-активностью, прилично превосходя его в развитии дара и опыте схваток. Это здорово отрезвляло и заставляло заниматься с удвоенной энергией, одновременно уделяя больше времени раскачке способностей, увеличив продолжительность медитаций с подарком Марго, которые он проводил практически каждый день - перед сном или ночным обучением в медкапсуле.

Закончив отработку ударов, выстояв несколько спаррингов, Сергей еще какое-то время отрабатывал пси-бой с одним из таких же как он наемников - довольно сильным телекинетиком. Обмениваясь сериями резких ударов, пытаясь вырваться из захватов, одновременно подловив в свою очередь соперника, они, в конце концов, признали ничью, разойдясь довольные тренировкой и полученным опытом. Время до ежевечерних посиделок у него еще оставалось, так что он принял решение посетить заодно и местное стрельбище.

Стрелковый полигон, выполненный с применением виртуальных технологий, оснащен оказался по высшему классу. Конечно, можно было пострелять и в вирт-симуляторе, побегав в каком-нибудь шутере, чем он так же не пренебрегал, отрабатывая тактику - но все же реальная тренировка, нарабатывающая рефлексы и группы мышц, была куда как полезнее, даже если здешнее оружие только имитировало стрельбу. Хотя основная группа занимающихся здесь студентов тренировала лишь различные виды дуэльной перестрелки, представленной, в основном, состязаниями на специальных однозарядных пистолетах, различаясь только вариантами подхода и расстоянием между соперниками.

Вообще, строго говоря, государство не поощряло данный метод выяснения отношений, но и запретить его не могло, ведь при первых попытках введения подобных запретов сразу же раздавались крики про древние традиции и попрание дворянских вольностей. Оставалось только строго регламентировать дуэльный кодекс, прописывая в нем исключения.

Так, например, дуэли были запрещены в армии между старшим и младшим по званию, а во время боевых действий между военнослужащими вообще. Чиновники тоже оказались внесены в исключительный список, облегченно выдохнув в этот момент, как с иронией представлял себе это Сергей - иначе вскоре пришлось бы переходить на самоуправление, за отсутствием чинуш, как таковых.

Медики, пожарная служба, полиция и многие другие категории так же освободили от подобных поползновений со стороны недовольных граждан. Хотя, впрочем, немногочисленной аристократии, затесавшийся в их ряды, это все же не мешало зачастую нарушать правила, разъясняя спорные рабочие моменты с помощью свинца и стали.

Благо, что официальные поединки проводились под присмотром врачей с реанимационной аппаратурой, так что в большинстве случаев все заканчивалось проткнутым брюхом или простреленным легким. Больно, кроваво, будоражит нервы и возбуждает экзальтированных дамочек - но практически не опасно, если, конечно, вовремя оказана помощь и серьезно не пострадал мозг, что, все же, периодически случалось - неумышленно или намеренно.

Баловались смертельными схватками и «простолюдины», не принадлежавшим к дворянскому сословию, но стремившиеся походить на «элиту» даже в такой глупой вещи, как дуэли. И тут уже дела с выживаемостью обстояли похуже, так как для этой категории граждан, составлявшей абсолютное большинство населения, запрет все же действовал, как и уголовное преследование. Так что зачастую поединки проводились тайно, и процент летальных исходов тут был куда выше.

Впрочем, естественный отбор еще никто не отменял. И если каким-то придуркам захотелось постоять под пулями или потыкать друг в друга шпагами - это и к лучшему, размышлял он, наблюдая за тренирующимися вокруг студентами.

В итоге, пройдя несколько кругов, поразив все виртуальные мишени, Сергей наконец-то решил, что все, на сегодня с него хватит. Софья, судя по сигналам программы слежения, все так же зависала в компании княжны Милорадовой и ее приспешников, пребывая в ее апартаментах, так что он оказался предоставлен самому себе, приняв решение вернуться в номер и, посетив душевую, отправиться куда-нибудь перекусить. Ну а потом его ждала ставшая уже привычной компания, легкий ужин и быстрая медитация перед сном - размеренная жизнь в стенах закрытого учебного заведения, кажется, на данный момент устраивала его целиком и полностью.

Глава 6. Часть 3



Проснулся Сергей от предчувствия надвигающейся опасности. Мгновенно перейдя от сна к бодрствованию, он все же не совершил при этом не единого лишнего движения, продолжая все так же неподвижно лежать на спине, медленно и размеренно дыша, изображая собой спящего. Пси-восприятие пространства не обнаруживало в комнате никого постороннего, никаких враждебных эмоций, отголосков намерений, да и на слух ничего вроде бы не изменилось - все те же привычные звуки технологической составляющей современного жилища, практически не воспринимаемые в повседневной жизни. Вроде бы все как всегда, но Сергей был уверен - в этой обманчивой тишине кроется кто-то еще. Кто-то, пришедший забрать его жизнь.

Ну а зачем еще незнакомцу под покровом ночи проникать к нему в номер, обойдя пусть и самодельную, но вполне эффективную сигнализацию и защиту, разработкой которой он озаботился сразу же по заселению? Навыки, продемонстрированные этим неизвестным, говорили о прекрасной подготовке, притом подготовке весьма специфической. А если ко всему перечисленному добавить еще и использование ночным гостем личного пси-подавителя, то версию с загулявшей поклонницей, решившей таким образом его навестить, можно смело отбрасывать.

Лежать вот так, ожидая действий противника, было, с одной стороны, довольно глупо, но, будь у незваного визитера какое-либо дистанционное оружие, Сергей, скорее всего, уже бы «отправился в страну вечной охоты». Да и системы безопасности университета вряд ли позволили бы кому-то пронести внутрь нечто подобное - это он проверил в первую очередь. Так что убийца, скорее всего, принадлежит либо к обслуживающему персоналу, либо к когорте студентов или преподавателей, и пользоваться будет тем, что достал на территории, причем сохраняя при этом тишину - используя нож, удавку или что-то похожее.

Простенько, но в руках профессионала вполне себе эффективно, тем более против спящего дворянчика, пусть и обученного кое-каким приемам самообороны - как должен был думать незнакомец. Так что действовать тот начнет, наверняка лишь подойдя к жертве вплотную, чего и ждал Сергей, лихорадочно прокручивая в голове подобного рода мысли, продолжая имитировать сон, внутренне сосредоточившись и приготовившись к схватке.

То, что тянуть дальше не стоит, он понял, ощутив голой кожей движение воздуха рядом с собой. Мгновенно ускорившись и резко катнувшись в сторону, Сергей пропустил мимо удар кинжалом, угодивший в подушку, легко разрезав ее, так что в воздух взметнулся искусственный наполнитель, закружившись в свете тысячи звезд, освещавших здешние ночи, отблески которых легко проникали внутрь сквозь прозрачные окна. Почти так же легко, как это сделал незваный убийца, понял Сергей, мельком заметив приоткрытые створки.

Быстрая тень, с ног до головы закутанная в темный маскировочный костюм, скрывающий и лицо, сориентировалась на удивление быстро, мгновенно перестроившись и попытавшись ударить его вновь. С трудом заблокировав быстрый выпад, Сергей перехватил руку с кинжалом, поймав ее на излом, одновременно с этим потянув противника на себя, заваливая того на кровать.

Первоначальный план захватить нападавшего в плен, допросив на предмет заказчика, пособников и прочего, практически сразу же провалился - он просто-напросто понял, что совсем не обязательно выйдет из этого поединка победителем. Заполучив несколько неглубоких порезов, пропустив пару ударов в голову, заставивших его немного поплыть, Сергей всем своим весом навалился на ночного визитера, быстрого и сильного, но, как оказалось, довольно легкого и имевшего весьма субтильное телосложение, придавив того к кровати и накинув на шею скрученную в борьбе простынь.

Не дать противнику вырваться из захватов, не дать разорвать дистанцию - это все, о чем он думал в тот момент. Нападавший явно не уступал ему в скорости, и получи он пространство для маневра, совладать с вооруженным длинным ножом убийцей, к тому же защищенным от непосредственного воздействия пси, будет гораздо сложнее, если вообще удастся - врасплох того уже не застанешь.

Сильные рывки и попытки вырваться постепенно сменились хрипами умирающего, перешедшими вскоре в агонию. Прижимая убийцу всем телом, пытаясь не дать ему возможности вырваться или воспользоваться ножом, Сергей буквально кожей ощущал покидающую того жизнь, все так же продолжая с силой тянуть концы своей импровизированной удавки. Наконец, когда сомнений в гибели нападавшего уже не осталось, он все же с трудом откинулся в сторону, перевернувшись на спину, тяжело дыша после схватки.

- Свет, - скомандовал он охрипшим голосом.

И комнату озарили лучи встроенных светильников, высвечивая неприглядную картину ночного столкновения, забрызганную его кровью белоснежную постель и два тела, лежащие рядом. С трудом дотянувшись неожиданно подрагивающими руками, Сергей стянул с противника защитную личину, рывком освободив водопад светлых волос, разметавшихся по постели, обрамляя когда-то красивое женское лицо, сейчас обезображенное маской смерти - то-то он ощущал под собой какую-то неправильность, даже в горячке боя отложившуюся в подсознании.

Мысли расплывались, отчего-то никак не удавалось сосредоточиться и заставить себя подняться, тело постепенно переставало его слушаться. Где-то на краю сознания мелькал тревожный сигнал Симбионта, и, усилием воли развернув сообщение, Сергей какое-то время вчитывался в послание, пытаясь понять его смысл.

«Внимание, обнаружена значительная кровопотеря!»

«Кровопотеря остановлена!»

«Внимание, обнаружено воздействие неизвестного вещества! Класс вещества предварительно опознан как токсин нервнопаралитического действия!»

«Внимание, начинаю процедуру очистки организма и выведения токсина! Для ускорения процесса настоятельно рекомендую покинуть боевой режим и максимально использовать все доступные организму ресурсы. В противном случае вероятность дальнейшей жизнеспособности организма оценивается менее семи процентов. Автоматический переход в режим максимального выживания через три минуты пятьдесят семь секунд».

«Повторяю...»

На последних остатках сознания и воли, уплывая куда-то в даль, Сергей успел отменить максимальное ускорение и боевой режим, выставленный заранее перед схваткой, пустив все ресурсы на восстановление и выведение яда, которым, похоже, оказался смазан клинок этого неудачливого ассасина - с такими прекрасными русыми волосами и симпатичным овалом лица.

Первым, что он увидел, очнувшись, оказалось все то же перекошенное смертью лицо, которое теперь уже не казалось ему как-то по-особенному красивым. Мозг практически очистился от токсина, сознание прояснилось и вскоре, перевалившись к краю кровати и очистив желудок, Сергей даже смог встать и добраться до ванной. Не с первой попытки, с перерывами на отдых - но у него это все же получилось, так что уже довольно скоро он, пошатываясь, стоял под душем, смывая с себя кровь и липкую испарину выделений, вместе с потом и прочими жидкостями избавившую его организм от неизвестного яда.

Закончив омовение, взбодрившись и окончательно придя в себя, он воспользовался расположенной тут же аптечкой, залив порезы медицинским клеем и прикрыв их специальным пластырем. После чего отобрал несколько ампул с лекарствами, использующимися при различного рода отравлениях, добавив к ним и пару доз легкого стимулятора, поочередно зарядив в шприц и вколов себе все приготовленное. Разойдясь волной жара по организму, легальный допинг подействовал практически сразу, убрав предательскую дрожь из конечностей и заметно прибавив сил истощенному организму.

Легкое обезвоживание прекрасно убиралось бутылкой холодного сока, который он достал из холодильника, уже уверенной походкой проследовав из ванной на кухню. Стоя в дверях спальной комнаты, глядя на покоящееся на его кровати тело девушки, Сергей испытывал легкое чувство дежавю, припоминая схожий момент во время его похождений на «Шанхае». Правда сама ситуация сейчас от той отличалась довольно-таки кардинальным образом.

Если после отключки никто так и не добрался до его бессознательного тела, размышлял он, прихлебывая прохладную освежающую жидкость, то, скорее всего, убийца действовал в одиночку. Программа слежения, установленная баронессе, показывала, что с той все в полном порядке, и его подопечная в данный момент спит безмятежным сном в своем номере. Так что приходили, похоже, именно за ним - вряд ли кто-то просто ошибся окном и влез не в ту комнату.

Кто и зачем нанял для его ликвидации профессионального киллера - сейчас было не так уж и важно. Несмотря на свой небольшой вроде бы возраст, список возможных заказчиков, заинтересованных в его смерти, окажется слишком велик. И он, кажется, начинает к подобному привыкать, с небольшой ноткой грусти прикинул Сергей.

Мысль связаться с Елистратовым он отбросил практически сразу же, так как нельзя было исключать и причастности графа к этому нападению. Конечно, убивать Сергея тому вроде бы незачем, но все эти непонятки, творящиеся в последнее время вокруг, заставляли действовать осторожнее, приняв решение ни о чем не сообщать подозрительному работодателю.

Сдаваться полиции, предъявляя труп задушенной девушки, лежащий у него в кровати, было бы тем более глупо. Пусть там возможно и разберутся в обстоятельствах происшедшего, но без огласки случай точно не обойдется - тогда уж лучше сразу начать с СБ Аверьяновых, к которым он ранее уже решил вроде как не обращаться.

В итоге у него оставался всего один разумный выход - избавиться от тела по-тихому. На удивление, в современной квартире сделать это оказывалось не так уж и сложно, если, конечно, имеешь определений опыт и навыки. Практики подобной работы у него как-то не имелось, но теоретические познания в этой области, как он внезапно осознал, обнаружились пугающе обширные. Наркоторговцы, банды, спецслужбы и диверсанты - у всех у них рано или поздно возникала похожая необходимость, так что, последним глотком допив сок, Сергей отставил пустую бутылку на журнальный столик, и, вздохнув, все же принялся за грязное, но необходимое в данной ситуации дело.

Когда сработал таймер будильника, установленного, как обычно, к началу занятий, он, немного уставший, сидя на кухне приканчивал уже третью чашку крепкого кофе. По идее надо было бы и из еды что-то закинуть в истощенный организм, но ничего, кроме горького ароматного напитка как-то не лезло. Квартира к этому времени уже сияла первозданной чистотой, ничем не напоминая о том, что сегодня здесь приключалось. Очищенные кухонные инструменты так же заняли свое привычное место, как и остатки моющих жидкостей, вместе с практически пустым бачком, содержащим раствор для биоутилизатора.

«Брезгливость для слабаков и американцев», - не раз за прошедшую ночь вспоминал он слова Инструктора. Солдат должен быть готов к любой ситуации, обязан выжить любой ценой - пусть ему для этого и придется просидеть пару суток в яме с дерьмом или согреваться во время лютых морозов, используя как убежище свежевыпотрошенную и еще теплую тушу животного. Эта психологическая подготовка позволила ему без проблем продержаться и сделать то, что должно. Хотя сейчас, сидя в уютной, чистой и хорошо пахнущей квартирке, о том, что здесь происходило прошлой ночью, Сергей старался все же не думать.

То, что девушку, кем бы она ни была, рано или поздно будут искать, сомнений не вызывало. Лицо ночной гостьи оказалось ему не знакомо, но Цареградский университет слыл одним из крупнейших учебных заведений Империи, так что видеть тут всех и каждого он просто не мог. Как Сергей уже понял ранее, извне проникнуть было практически невозможно, периметр охранялся отлично - а значит кого-то внутри скоро не досчитаются.

 И тут главное будет сохранять спокойствие и примечать, кто как будет реагировать на его вполне живую тушку. Следов он не оставил никаких, да и сама убийца так же вряд ли стремилась попасть на камеры патрульных дронов. Судя по всему, она являлась профессионалом своего дела - так что наверняка приняла какие-то меры, пробираясь к корпусу, в котором обитала ее несостоявшаяся жертва, и взбираясь по фасаду к окну на седьмом этаже.

Шум в результате ночной схватки вышел умеренный, изоляция апартаментов тут довольно хорошая, так что вряд ли соседи что-либо слышали. А даже если и уловили какие-то звуки, то, скорее всего, просто решили, что «Бешеному Псу» в очередной раз повезло с поклонницей. И, в принципе, оказались бы вполне правы - уж насчет везения-то точно, усмехнулся он про себя, допив кофе и сверив часы.

- Подъем, баронесса. Если мне опять придется тебя ждать - то кое-кто рискует установить сегодня личный рекорд на беговой дорожке.

Все как всегда, главное не выделяться, думал он, с улыбкой услышав в ответ привычное:

- Ну Се-е-ерж!

Глава 6. Часть 4



- Ну что ж, дуэль так дуэль - раз иного выхода не предвидится. Хотя мое предложение все еще в силе, и, если передумаешь... - Сергей, сидя в кресле у письменного стола, с задумчивым видом вертел в руках нож для бумаг, будто бы прикидывая, как его половчее воткнуть кому-нибудь под ребра.

- Нет, нет, ни в коем случае, если что-то пойдет не так и правда просочится наружу, скандал неизбежен, а это потеря репутации... - возбужденно меряющий шагами кабинет Ветров категорично махнул рукой, в очередной раз отметая его предложение разобраться с проблемой по-тихому.

- А потеря репутации - это потеря контрактов, прибыли и влияния, да понял я уже. Вечно у вас, благородных, все не как у людей... Ты же понимаешь, что это, скорее всего, подстава?

- Ничего, не первая моя дуэль, как-нибудь справлюсь! - отступать княжич не собирался.

- Ну да, вторая, насколько я помню, - вставила жена молодого аристократа. - Причем эта вполне может стать для тебя последней.

Всю эту ситуацию девушка переживала довольно тяжело. Волнуясь за мужа, она отчасти и себя винила за непредусмотрительность, приведшую к подобным последствиям.

Обстановка в Империи накалялась, не нужно было обладать навыками опытного аналитика, чтобы понять, что имперские службы безопасности и пропаганды с ситуацией не справляются. Насколько Сергей представлял, протестное движение, основываясь на вполне разумных, казалось бы, идеях и предложениях, подпитывалось как изнутри, так и снаружи. И если первые хотели перемен для себя лично, для своих детей и своего бизнеса, то вот цели вторых вряд ли находились в плоскости благих побуждений.

Партия «прогрессистов», набравшая большое влияние, с каждым днем становилась только сильнее, несмотря на все официальные запреты и репрессивные методы, лишь увеличивая в народе свою популярность. В последнее время они даже не стеснялись выводить этот народ на улицы, причем во вполне товарном количестве. На данном фоне участившиеся разборки высшей знати, покушения, атаки и столкновения аристократических ополчений, порой представлявшие собой настоящие боевые действия в миниатюре, только подливали масла в огонь. К тому же, как поведали Сергею его новые знакомые, в среде «роялистов» стали ходить упорные слухи о какой-то «третей силе», убирающей с доски самые авторитетные фигуры сторонников «крепкой руки».

По крайней мере смертность среди приверженцев Императора в последнее время и правда зашкаливала, так что одно время Сергей даже рассматривал в этом ключе недавний ночной визит. И, хотя его невольно приобретенная слава и общение с княжичем вряд ли остались незамеченными некими теневыми игроками, но, в итоге, он все же пришел к выводу, что как-то не тянет на приоритетный выбор угрозы в политических играх, от которых все же старался немного дистанцироваться.

А вот произошедший недавно инцидент, в результате которого Ветров был вынужден вызвать одного известного бретера на дуэль, в компании его друзей сразу же поспешили отнести к той самой категории «неизвестности», опасаясь за жизнь княжича. Ну и правда, с чего бы какому-то малоземельному дворянчику прилюдно лапать жену влиятельного аристократа, неосмотрительно прогуливающуюся без охраны в виде своих «дальних родственников». И уж тем более называть ее шлюхой и предлагать той развлечь его вместе с товарищем? Не мог же тот не понимать, что без ответа подобный поступок не останется?  Но все вставало на свои места, стоило только принять во внимание тот факт, что обидчик входил в компашку княжны Милорадовой, той самой, что возглавляла и направляла местное отделение «прогрессистов».

Ее отец являлся одним из видных руководителей оппозиции, так что дочка пошла по стопам родителя. У приятеля Сергея ситуация же была в точности противоположная - его Дом являлся верной опорой трону, а старший из Ветровых входил в число приближенных Императора, наряду с тем же князем Аверьяновым. Так что вопрос прилюдных оскорблений и реагирования на них рассматривался уже больше в плоскости противостояний кланов и партий, маленьким штришком вплетенный в полотно большой политики.

Вообще, как ему пояснили, подобное происходило и ранее. Представители противоборствующих политических течений не раз сходились на расстояние выстрела или звенели клинками. Это Сергей, имея репутацию «Бойцового пса», мог спокойно посылать всех жаждущих вытащить его на ристалище по известному адресу - на образ этакого «отморозка, с которым лучше не связываться», такие поступки работали только в плюс. Наследнику же владетельного дома аналогичное поведение не простили бы даже свои, чего Сергей не совсем понимал - но таковы оказались все эти великосветские заморочки.

Хотя в этот раз все происходило немного иначе, и, на фоне последних событий в Империи, выглядело слишком уж подозрительно. На счету у вынудившего себя вызвать бретера имелось несколько трупов, и поговаривали, что действия его в тех поединках оказывались далеко не случайны. Кое-кто даже осмеливался утверждать, что дворянин намеренно убивал оппонентов, выполняя чьи-то заказы. Именно поэтому, что бы там не скрывалось за всей этой историй с вызовом - деньги или политическое соперничество, Сергей, да и остальные, склонны были думать, что с этой двойной дуэлью все не так уж и просто.

Двойным предстоящий поединок делало то, что случайно оказавшийся рядом, Сергей не сдержался, прилюдно «оскорбив действием» пару молодчиков - того самого бретера и его приятеля, приставших к жене его друга. Так что отказаться от участия в дуэли на этот раз так просто уже не мог, ведь это имело бы негативные последствия для его товарища. Да и не понял бы никто этого отказа сейчас, даже свои, по тем же понятиям дворянской чести. Тут, как говорится, хочешь вписаться в компанию - изволь соответствовать.

Вон даже на его предложение решить проблему по-тихому они так и не согласились. Впрочем, что радует, сразу эту идею и не отвергли, серьезно обдумав - так что не все еще с ними потеряно, немного мрачновато усмехнулся Сергей про себя. Нет, за свою жизнь он особо не волновался, успев оценить уровень поединщиков во время скоротечной стычки чуть ранее, двигались оба неплохо, однако недостаточно быстро по его меркам.

Главный зачинщик конфликта оказался довольно резок, но только не для тренированного бойца-модификанта. Хотя и сам Ветров особой скоростью не отличался, да и каким-то специальными навыками не обладал. Так что дуэль, которая будет проходить в формате двое надвое, нужно будет не затягивать и постараться закончить все по-быстрому, разобравшись со своим противником, чтобы помочь другу с его соперником - что дуэльный кодекс в подобных случаях не запрещал.

- Подстава, подстава... хм, а вы не думали, что все это может быть затеяно вовсе не против нашего княжича? - вставила графиня Батриди. Эффектная смуглая брюнетка, расположившаяся в кресле рядом, отличалась редким умом и проницательностью, являясь еще и неслабым пси активом, обладая развитой интуицией и ясновидением, как уже успел понять Сергей за время общения с ней.

- Но тогда, получается, это выпад в твою сторону, Сергей? - княжич даже остановился, опешив, настолько новая идея сбила его с толку.

- Или кто-то просто решил одним махом избавиться от вас обоих, убив, так сказать, двух зайцев разом, - продолжила свою мысль девушка.

Насчет сравнения с ушастыми созданиями он не совсем понял, как-то раньше слышать подобную идиому ему не доводилось, но общий смысл и так был ясен. Нельзя сказать, что он сам о подобном не думал, все же только недавно избавлялся от тела профессионального убийцы, пришедшего по его душу.

После достопамятного ночного происшествия никто так и не хватился пропажи, не высказал удивления, увидев его в живых - не произошло ровным счетом ничего необычного. Будто бы и не было никакого покушения, и вся эта история ему лишь привиделась. Раны он залечил в медкорпусе, отговорившись повреждениями на тренировке, что подозрений не вызвало - подобное на самом деле регулярно случалось. Комната так же выглядела девственно чистой, никаких следов схватки не осталось, и даже с его идеальной памятью на Сергея порою накатывало чувство нереальности всего произошедшего.

Версий того, кто за всем этим стоял, он рассматривал множество, начиная от своих давнишних преследователей, и до обиженных в драке дворянчиков, решивших ему отомстить таким образом. Хотя, возможно, тут как-то была завязана и та попытка похищения в торговом центре, или разборки аристократических родов, в которые он влез каким-то боком...

Данных для анализа набралось слишком мало, так что тут, на самом деле, могло оказаться все что угодно. Но то, что история просто так не закончится - в этом он был уверен на сто процентов. И возможно это гнетущее чувство в груди, вызванное вновь разыгравшейся чуйкой, как раз и хотело его предупредить о чем-то подобном.

 Что если он не случайно оказался в том самом месте и в то самое время, когда парочка мелких дворянчиков пристали к жене его друга? И все случившееся далее, его реакцию на эти действия - все это кто-то просто просчитал заранее? Вот тут уже на ум почему-то приходила только одна кандидатура, способная на такое - сама княжна Милорадова. Насколько он знал, подобные многоходовки были вполне в ее духе, а мотивы у нее определенно имелись, начиная от того же политического соперничества - кончая банальной ревностью к своей подруге.

- Как там твоя подопечная? Может быть у нее удастся что-то узнать об этой истории? - словно бы уловила его мысли графиня.

- Это вряд ли, - пришлось признать Сергею. - В последнее время мы почти не общаемся.

Софья и правда к концу учебы изменилась не в лучшую сторону. Так, например, с ним она уже практически не разговаривала, попытавшись, правда, пару раз завести речь про «права и свободы», на что он честно высказал ей свое мнение о великовозрастных оболтусах, играющих в революцию, и был обозван «ретроградом» и «приспешником сатрапа», на чем эта беседа, собственно, и закончилась.

Баронесса все так же выполняла все его указания, не осмеливаясь или не желая перечить деду, но было видно, что это для нее уже не особо и важно, будто что-то другое занимало все ее мысли. От прежней смешливой и смущающейся по каждому поводу девушки не осталось и следа, так что Сергей уже даже привык к ее хмурому или безразличному настроению, как и к заговорщицкого вида перешептываниям Софьи со своими «соратниками», замолкавшими при его появлении.

Конечно, обо всем этом он периодически докладывал Елистратову, но у того, похоже, хватало проблем и поважнее. Граф все так же рассчитывал, что внучка перебесится и успокоится, тут и учеба подходила к концу, а там, после того, как она вернется домой - уже будет видно, думал его наниматель. Да и, судя по новостям, противостояние между Домом Аверьяновых и его противниками только набирало обороты, так что времени на капризы Софьи у того просто-напросто могло и не быть.

Так, недавнюю атаку неизвестными истребителями прогулочной космояхты, уничтожившую корабль вместе с наследником одного из родов, уже успели окрестить очередным эпизодом «тихой войны», ведущейся между владетельными Домами. В сети ее представляли как месть за неудавшееся покушение на баронессу, что вполне могло оказаться и правдой, что, впрочем, Сергея бы вполне устроило - он еще помнил то чувство, когда подбитый флаер с пассажирами камнем несся к земле.

Но тут ему, конечно же, никто не докладывал - оставалось только надеяться, что долги по этому делу розданы и впредь подобного не повторится. По крайней мере пока не истечет срок его контракта на охрану одной вздорной особы, уже подходящий к своему завершению, и должный закончиться одновременно с окончанием учебного цикла в Цареградском университете.

Вообще, по мнению самого Сергея, решив отложить разговор с Софьей до окончания учебы, не придавая особого значения этим ее увлечениям, граф допускал ошибку. Но тут он поделать уже ничего особо не мог, а потому только молча наблюдал за всем происходящим немного со стороны, все так же продолжая выполнять роль охранника и надсмотрщика. Так что, если баронессе и было что-то известно об этой дуэли, с ним она говорить уж точно не станет - в этом он сейчас практически не сомневался.

- Да, эта компашка «заговорщиков» может быть куда опаснее, чем многие думают, зря Граф Елистратов не обращает на них внимания, - задумчиво выдала Елена Батриди, будто бы невзначай закинув ногу на ногу и поправив короткую юбку, дразня Сергея соблазнительными видами.

Такая игра между ними продолжалась практически с самого момента знакомства, хотя пока что все и ограничивалось лишь легким флиртом. Но это, естественно, не могло пройти незамеченным остальными, слегка подшучивающими над друзьями по данному поводу.

 Ветров, не обращая внимание на привычную уже всей компании своеобразную игру между Сергеем и генеральской дочкой, наконец-то уселся в кресло. Налив себе из графина воды, он тут же залпом ее выпил, немного успокаиваясь.

- На Софью они сильно влияют, это да. Но чтобы решиться на активные действия... - задумался княжич. - Хотя, зная, кто у Милорадовой в ближайших родственниках, можно предположить, что папаша наконец-то начал подтягивать дочурку к делам. Впрочем, она и сама могла все распланировать, действуя самостоятельно. Все-таки если ее план удастся, то, как минимум, партия «роялистов» потеряет очки в политическом противостоянии, проиграв в этом символическом поединке.

- А как максимум они получат два трупа представителей противоборствующих им родов, - продолжила Елена размышлять вслух. - Зная характер Милорадовой и принимая во внимание репутацию ваших соперников, по крайней мере за одним из которых числится несколько летальных исходов поединка... Думаю, именно последнее она и задумала - на меньшее не размениваясь.

- Тогда «заговорщики» должны были подготовиться, собрать информацию - понял вдруг Сергей, что его смущало во всей этой истории, и о чем предупреждала разыгравшаяся «чуйка». - И не могли не знать о моей подготовке и тренировках, а значит все случившееся, вся эта стычка - лишь ловко разыгранное представление, попытка показать нашего противника слабее, чем они есть на самом деле.

- Да, - дошло и до нахмурившегося Ветрова, - слава у тебя соответствующая, так что и соперник должен быть непростой. Они определенно что-то скрывают, подготовив сюрприз.

А если княжна и к недавнему покушению как-то причастна, добавил про себя Сергей, то просто не могла не перестраховаться, обеспокоенная бесследной пропажей нанятого ею человека. Вряд ли Милорадова решила, что убийца просто сбежала с деньгами, профессионалы так не поступают - а значит у нее тем более есть весомый повод насторожиться и пересмотреть свое представление относительно его способностей.

- Ладно, мальчики, я в вас верю. Ну, или, если что за вас отомщу, - мрачно пошутила графиня, все же разрядив обстановку, вызвав дружный смех у собравшихся.

Дальнейшее обсуждение продлилось недолго. Дуэль назначили на сегодняшний вечер, двое приятелей, так же входивших в компанию «роялистов», вызвались быть секундантами, сейчас как раз утрясая все основные моменты с представителями другой стороны, и времени до этого события уже оставалось немного. Всем нужно было еще подготовиться, побыть с женой наедине или помедитировать, собираясь с силами - поэтому, обговорив детали предстоящего поединка, вскоре они уже разошлись, занявшись приготовлениями к предстоящему действу.

Глава 6. Часть 5



Скрыть предстоящую дуэль не получилось, да никто и не пытался - слишком широко разошлась молва об этом событии, ведь одной из целей этого действа как раз и была максимальная огласка предполагаемого поражения «роялистов». Реакция со стороны нанимателя на сообщение о том, что охранник внучки ввязался в смертельную дуэль, попав в ситуацию, смердящую политикой за километр, последовала на удивление не скоро. По-видимому, там какое-то время решали, что же здесь можно предпринять, но, записав Сергея в родственники, и выдав документы на свою фамилию, они, тем самым, не могли позволить ему отказаться от поединка так, чтобы тень от этого поступка не упала на род Аверьяновых. В конце концов с ним связался непосредственно сам граф, отчитав его как мальчишку, впрочем, в итоге признав, что иного выхода у него попросту не было, пообещав собрать все возможные сведения о сегодняшнем противнике и предположительном участии во всем этом княгини Милорадовой или ее отца.

Такого рода забота, почти по-семейному беспокоящегося о простом наемнике графа, конечно, кого другого и могла ввести в заблуждение, но Сергей воспринял ее как еще одно доказательство ценности своей тушки - только скорее в научном плане, нежели в родственном. С самого начала обучения он прорабатывал план отступления, или, вернее, план очередного побега, решив дождаться окончания учебы и свалить обратно в Свободные Миры. В таком случае, возможно, у него станет на одного преследователя больше, да и только, а скрываться от погони он уже умел неплохо - как-никак опыта с последнего раза поднабрался, да и подучили его тут кое-чему, так что свои шансы на успех Сергей оценивал как неплохие.

Запасным вариантом была идея раскрыться тому же Ветрову - парень тот был неплохой, хотя и повернутый немного на чувстве долга и понятиях чести, но в данном случае это скорее играло только в плюс идее с разоблачением. Сергей, если уж не кривить душой, и согласился-то на эту авантюру с дуэлью не в последнюю очередь из-за того, что рассчитывал в будущем на возможную помощь приятеля. В ином случае он просто-напросто наплевал бы на все условности, попытавшись избавиться от противника по-тихому, перехватив инициативу у неизвестного кукловода.

В общем, с такими мыслями, перебирая в голове все возможные варианты, Сергей и готовился к поединку. Сама дуэль, будучи официально признанной и зарегистрированной в секретариате университета, проходил на специально отведенной для этого соревновательной площадке. Последняя, окруженная трибунами для зрителей, располагалась в том же тренировочном комплексе, где обычно и звенели шпагами романтики подобного рода поединков - ну или просто те, кто хотел подготовиться к неожиданностям и вероятным вызовам со стороны.

 Регламент подобных мероприятий предусматривал возможность выяснения отношений и с помощью пистолетов, специальным образом отобранных для этого дела, но право выбора оружия предоставлялось тому, кто был вызван, так что сегодня им предстояло сойтись в поединке вплотную. Предпочтение, отданное соперником клинковому оружию, опять же могло косвенно свидетельствовать в пользу версии с заказным убийством, замаскированным под «поединок чести» - шпаги или рапиры оставляли куда как меньше простора для разного рода случайностей, в отличие от тех же дуэльных пистолетов. В пляске стали большую роль играло именно умение пользователя, при котором не так уж и сложно было изобразить неловкий выпад, якобы случайно поразив жертву в жизненно важные органы или повредив цели мозг, так, что уже никакая реанимация никому не поможет.

Сегодня вечером зал с ареной, казалось, собрал весь цвет местного общества, и не только - интерес к этому событию зашкаливал. До Сергея вообще дошли слухи, что из помещения, не вместившего всех желающих, будет организована прямая трансляция в голонет. А то, что на исход поединка уже делаются ставки, он знал не понаслышке, так как и сам днем поставил большую часть имеющихся у него финансовых средств на свою победу. Еще и все возможные краткосрочные кредиты получил, в экстренном порядке открыв счета в различных банках, определив эти суммы туда же.

Ну а что ему, в самом деле, было терять? Тем более если версия с планируемым для них смертельным исходом подтвердится - тут уже одно из двух, или со щитом, или на щите, как выразился по этому поводу княжич. Котировки на исход поединка рисовались не в пользу «роялистов», коэффициент составлял три к одному, хотя букмекеры и определяли окончание дуэли стандартным образом, до первых серьезных ран и невозможности продолжать бой. В реальности же, как им уже стало понятно, примерно с такими же шансами все может закончиться и смертью аутсайдеров - чего, естественно, они попытаются всеми силами избежать.

К публичному проведению поединка, как ни удивительно, призывали обе стороны. И если мотивы зачинщиков в общем-то были понятны, то «роялисты» просто-напросто опасались подвоха со стороны противного лагеря. Результаты схватки скрыть все равно не получится, а при открытом характере мероприятия меньше шансов на какого-либо рода подставу со стороны соперника - как-никак о своей репутации «революционеры» заботились, и без крайней нужды на что-то, совсем уж порочащее образ праведных борцов за всеобщее счастье, те вряд ли решатся.

Сама княгиня и ее компашка приспешников так же уже находилась в зале, заняв места поближе к арене. Софьи, на удивление, рядом с ней не оказалось - судя по отметкам программы слежения, та сейчас находилась в своем номере. Как он и предполагал, разговаривать о поединке она с ним не стала, заявив, что Сергей сам виноват в сложившейся ситуации, без причин напав на ее друзей. Раскрывать девушке глаза на этих самых «друзей» он не стал - вряд ли она ему бы поверила.

И лишь перед самой дуэлью, когда он доставил ее в номер, как всегда сопроводив после занятий и тренировки, баронесса неожиданно придержала собравшегося уходить Сергея за руку, решившись предупредить его: «Ты..ты... Будь осторожен, Сергей... Она может быть очень опасной...» Больше Софья не проронила ни слова, снова став замкнутой и немного отрешенной, приняв привычный уже за последнее время вид, только кивнув на его настоятельную просьбу не покидать одной свои апартаменты и не пытаться попасть на поединок.

По правде говоря, Сергей сомневался, что на этот раз девушка его послушается, но видимо наблюдать предстоящее зрелище желания у нее не имелось. Возможно, этим и был вызван мрачный вид Милорадовой и злые взгляды, которые та бросала в его сторону, думал Сергей, нагло ухмыляясь княжне в лицо. Что ж, если раньше он находился несколько в стороне от всех этих политических игрищ, дав понять, что с ним лучше не связываться, то подобные подставы прощать не собирался, независимо от того, причастна ли она к недавнему покушению или нет. Так что в любом случае друзьями им уже не быть - с мертвецами не дружат, а кое-кто из них двоих на этом свете явно надолго не задержится. Оставалось только понять кто именно.

Такого рода мысли бродили у него в голове, пока Сергей вместе с княжичем следовал на специальную огороженную площадку, посыпанную мелким песком. Едва ступив в зал, они оказались в прицелах сотен внимательных глаз, продвигаясь к арене и слушая возбужденные голоса зрителей. Периодически из толпы раздавались выкрики, несущие то ли приветствия, то ли проклятия - в общей шумовой гамме, царившей в немалых размеров зале, отдельных голосов было и не понять.

Вообще как-то раньше, еще до всей этой истории с подработкой охранником, дуэльный поединок он представлял совсем по-другому, основываясь на просмотренном в детстве старом историческом голофильме. Данное же действо скорее напоминало Суд Богов, где принято было выяснять волю высших сил у тех же нордов, истории про планетку которых, расположенную на окраине Свободных Миров, он слышал еще на службе у «Витязей».

У входа на соревновательную площадку, служившую сегодня ареной для битвы, они остановились вновь, проводя последние приготовления. Оделись оба товарища похоже, традиционно обнажившись по пояс, облачившись лишь в свободные и практичные штаны, подпоясанные широким кожаным поясом, и удобные полусапожки. Этот стандартный дуэльный комплект преподнесла Сергею Елена Батриди, не преминув будто бы в шутку одарить его быстрым поцелуем, по традиции пожелав удачи в бою. У княжича подобный набор вещей уже имелся, и сейчас его, стоящего рядом в таком же наряде, провожала на бой супруга, едва сдерживая слезы, волнуясь за мужа, в то время как он ее приобнял и успокаивал, что-то тихо шепча.

Оставив секундантов и группу поддержки на специально отведенных местах, поединщики прошли проверку у распорядителей, представленных университетом, местными властями и секундантами «прогрессистов». От примирения стороны отказались, «досмотровая группа» не нашли у них ничего запрещенного, и вскоре они уже вышли на арену, обнажив клинки и ожидая появления противника с другой стороны площадки.

За столь короткое время, прошедшее с момента вызова Ветровым обидчиков его жены на дуэль, службы безопасности обоих домов, работая сообща, так и не смогли выяснить о сопернике ничего конкретного. Удалось узнать, что эти мелкие дворяне ранее проходили службу в частях спецназначения, но чем конкретно они там занимались, не смог выяснить даже министр обороны, втянутый в это дело по просьбе дочери. Вся информация оказалась кем-то заботливо уничтожена, так что сейчас в министерстве разгорался небольшой скандал, и начата была служебная проверка по этому поводу.

После армейской службы эти двое пропадали где-то в Свободных Мирах, непонятно чем промышляя. Позже один из них вернулся на родину, успев уже заслужить славу бретера, а вот его приятель прибыл в пределы Империи недавно, еще пока ничем тут не отличившись. Ну а потом они зачем-то поступили в Цареградский университет, то ли надумав получить образование, то ли нанявшись в телохранители, но, скорее, учитывая репутацию по крайней мере одного из них - именно к чему-то подобному тех и готовили.

И хотя прямых документальных доказательств связи этих бойцов с Милорадовыми не нашлось, кроме как посещения отставными вояками кружка «прогрессистов», но фонд, оплативший учебу этих двоих, помимо весомой поддержки из-за рубежа, находился под негласным покровительством именно этого аристократического Дома. Так что заинтересованным сторонам все было ясно, «игра» продолжалась и выходила на новый уровень - уровень практически открытого противостояния. Ну а Сергею с Ветровым сегодня не повезло стать ее невольными участниками.

Боевая рапира, которой вооружился Сергей, так же являлась подарком, сделанным уже княжичем вскоре после повторного знакомства в стенах университета. Таким образом тот решил выразить свою благодарность за его участие в спасение пассажиров «Царицы Марии», и отказываться было нельзя - чтобы не обидеть дарителя, да и клинок ему сразу понравился. Длинное обоюдоострое лезвие, развитая гарда, прикрывающая руку, серебряная насечка у основания - работа старого мастера восхищала, а современные методы упрочнения, зонная закалка и молекулярный перенос сделали сталь еще прочнее, приблизив по свойствам к нынешним бронесплавам.

Конечно, привычный ему монокристаллический кинжал «Мечей Востока», который он приспособил под левую руку, подвесив в ножнах на поясе, был куда как прочнее этого музейного экспоната, даже прошедшего необходимые усовершенствования. Впрочем, в пехотном бою рапиру использовать никто не собирался, скорее просто предохраняя клинок таким образом от повреждений, и, как ему не нравилось это оружие, сейчас он бы охотно променял его на стандартный имперский штурмовой автомат. Конечно, за последнее время управляться с раритетом Сергей научился неплохо, но, как небезосновательно подозревал, до профессиональных бретеров его умение в обращении с длинным клинком пока что сильно не дотягивало.

 Хотя тот же Ветров, занимаясь с детства и превосходя его в мастерстве, проигрывал Сергею девять схваток из десяти, только за счет разницы в скорости. Так что на этом расчет и строился - быстрый натиск на максимальном ускорении, напор и атака, затягивать поединок, как уже решил раньше, он не собирался. С княжичем все обсудили, выстроив стратегию боя - тому нужно будет лишь продержаться какое-то время, уйдя в глухую оборону, ну а там уже и он сам придет на помощь приятелю.

По крайней мере именно на это они и рассчитывали.

Глава 6. Часть 6



Вскоре с противоположного входа на площадку поднялись и оба их сегодняшних оппонента в этом смертельном споре, пройдя все проверки и необходимые процедуры. Экипированы они оказались примерно так же, отличаясь лишь родовыми мотивами в расцветке одежды, и теперь стояли напротив, обнажив боевые шпаги, ожидая сигнал к началу боя. По рельефным мышцам торса соперника можно было судить, что наработаны они самостоятельно, путем многочисленных и долгих тренировок - пластика обычно выглядела иначе, рассчитанная скорее на эффектность в ущерб эффективности. В этих же перевитых жилами фигурах сквозила скорость и сила, а не простая забота о внешности.

Максимально ускорив восприятие, Сергей отрешился от всего этого шума и гама, стоящих в зале, ото всех этих взглядов, направленных в сторону арены, не обращая внимания ни на свою группу поддержки, в которую входили и Елена Батриди с женой Ветрова, ни на приготовивших переносную аппаратуру реанимации медиков. Постаравшись слиться с окружающим миром, уйдя в неглубокую медитацию, он сосредоточился на противнике, пытаясь прочитать его по движениям и повадкам, и выводы, сделанные им в эти секунды, ему совсем не понравились.

Закрытые в пси восприятии дуэлянты двигались уверенно и грамотно. Даже по мелкой моторике уже было ясно, что перед ними стоят опытные бойцы, для которых подобные поединки далеко не в новинку - да и от былой расхлябанности развязных дворянчиков не осталось и следа. Но, самое странное, судя по невербальным сигналам, главным в этой паре оказался вовсе не тот шумный бретер, который и являлся зачинщиком скандала, а его молчаливый приятель, с которым сейчас должен был сойтись непосредственно сам Сергей.

«Чуйка» разыгралась не на шутку, предупреждая его об опасности. С этими парнями, которые так мастерски разыграли из себя неумех во время первоначальной стычки, точно было что-то не так. Похожего рода подготовку проходил и он сам, обучаясь в поместье у того старика из разведки, но эта парочка явно не только «прослушала курс», но и неплохо напрактиковалась в подобной скрытности. Что ж, кем бы там в прошлом не служили эти двое: спецназ глубинной разведки, ликвидаторы или диверсанты - подвизавшись на данную работенку, они, тем самым, подписали себе смертный приговор. Войдя в предбоевое состояние, он понял это отчетливо, то ли просто набравшись внутренней уверенности, то ли и в самом деле получив подсказку от своей аномальной интуиции.

Сигнал к началу поединка не застал Сергея врасплох, как и неожиданно высокая скорость реакции противника, рванувшего ему навстречу. За секунду до того, как начался бой и включились стационарные пси подавители, призванные обеспечить «чистоту поединка», он еще успел предупредить княжича, повернувшись в его сторону и отрывисто бросив:

- Спецы-модификанты - только оборона, держись.

Сам Ветров, казалось, не удивился этой новости - лишь коротко кивнул в ответ, покрепче сжав рукоятку своей шпаги побелевшими пальцами.

Противник явно выбрал для себя ту же тактику, над которой недавно размышлял и Сергей, решивший не затягивать поединок. Так что не успел еще затихнуть раскатистый звук гонга, извещавший о начале дуэли, как к нему уже присоединились тонкие нотки зазвеневшей стали скрестивших свои клинки бойцов.

Первый выпад соперника он едва сумел отвести, даже будучи ускорен по максимуму, а второй, сделанный из сложной позиции без перехода, чуть было не стал для него последним. Чиркнувшее по лицу лезвие рассекло скулу Сергея, в последний момент сумевшего уклониться, на противоходе еще и резанув его по плечу, едва не задев шею и не перерезав сонную артерию. Боль и кровотечение заблокировал симбионт, так что раны оказались хоть и неприятными, но неопасными, а восторженные крики зрителей, почуявших первую кровь, лишь придали ему злости.

Усмешка, мелькнувшая на губах противника, только добавила ему этой бодрящей боевой злобы - на себя, на противника, на саму эту дурацкую ситуацию, когда он поддался на провокацию. Не просчитав ситуацию, согласившись с доводами друзей, Сергей не решил проблему по-тихому - а теперь был вынужден сражаться на потеху толпе. «В любом случае, это первый и последний раз, - мелькнула у него мысль, когда он уклонялся от очередного укола противника, - чтобы я как баран пошел на заклание ради всех этих эфемерных дворянских понятий».

Возможно, именно пробудившаяся в нем злость и повлияла на исход поединка. Хотя соперник явно превосходил его по классу и скорости, но, уверившись в своем превосходстве, проведя, может быть, десятки подобных боев, это самое чувство давно потерял, действую методично, но немного шаблонно, без огонька. Обзаведясь еще парочкой порезов, Сергей наконец-то решился - дождавшись удобного момента, он вложил всю свою скорость в одну атаку. Сокращая дистанцию, чувствуя, как вражеское лезвие рассекает его бок, он тут же прижал чужой клинок локтем к туловищу, на мгновение заблокировав, и, сблизившись с противником, резко ударил того головой в переносицу.

Пусть подобного рода приемы и не приветствовалась в «честном поединке», но и запрещены они не были. Так что позабывший об этом профи, выработав привычку насаживать на клинок своей шпаги помешанных на чести дворянчиков, сделал огромную ошибку - последнюю в своей жизни. Сразу же после удара в лицо соперник попытался отшатнуться, дезориентированный, но Сергей не дал ему этого сделать, левой рукой воткнув кинжал тому в печень.

Правой он уже не владел, практически не чувствуя конечность, выронив рапиру, но все еще продолжал прижимать изрезавшее его плоть вражеское лезвие к своему туловищу. Впрочем, продолжать действовать кинжалом ему это не помешало, и, провернув клинок в ране, он тут же его выдернул - но только для того, чтобы ударить им вновь, на этот раз резким махом вскрыв противнику горло.

Оттолкнув умирающего, обдавшего его напоследок фонтаном крови, хлынувшей из рассеченной артерии, он наконец-то смог обратить внимание и на соседнюю пару дуэлянтов. Там все оказалось лучше, чем можно было предполагать. Княжич, будучи уже серьезно потрепан, все еще продолжал держаться против превосходящего его по всем параметрам бойца. Хотя прямо на глазах у Сергея и заполучил очередную рану, пошатнувшись и припав на колено, когда острие вражеской рапиры ударило его в бедро, видимо серьезно повредив ногу.

Приготовившемуся было уже добить подранка бретеру сделать этого оказалось не суждено. В последний момент припомнив наставника и все его комментарии по поводу любителей метать клинки, Сергей с силой отправил кинжал в короткий полет, закончившийся точно в спине у отвлекшегося противника.

Выгнувшись дугой, тот, заведя руку за спину, попытался ухватиться за острое лезвие, впившееся ему между лопаток, но точку в этой его попытке, как и в самом противостоянии в целом, поставил уже сам княжич, воткнув острие своей шпаги глубоко под подбородок раненого соперника. Вероятно этот удар достал прямиком до мозга вражеского бойца, так как мгновенно рухнувшее замертво тело бретера едва не лишило Ветрова его оружия, чуть было не вывернув рукоятку шпаги у того из кисти.

Впрочем, кое-что пока все же оставалось незавершенным. Никто не мог остановить дуэль, вмешавшись в схватку, если хотя бы один из поединщиков находился в сознании - таковы были непреложные правила проведения подобных боев, чем он и собирался воспользоваться. Дав знак княжичу не спешить, Сергей левой рукой подобрал рапиру, направившись к своему противнику, который, на удивление, все еще подавал признаки жизни и находился в сознании. Видимо модификации поддерживали жизнь в этом теле, остановив кровотечение, и, дай он сигнал медикам, в ожидании завершения дуэли расположившимся у границы арены, его еще вполне можно было спасти.

Чего он, впрочем, делать не собирался, под крики толпы двумя резкими ударами отделив голову модификанта от туловища. Наклонившись, Сергей поднял за волосы свой трофей, выставив его на обозрение зала, найдя глазами княгиню Милорадову, напряженно сидевшую в первом ряду, встретившись с ней взглядом и улыбнувшись окровавленным ртом. «Что ж, вы хотели увидеть «Бойцового Пса» - вы его получили, - думал он в этот момент. - И пусть каждый из вас, задумав нечто подобное, прикинет последствия, надолго сохранив эту картинку в своей памяти».

Особо впечатлительные барышни, да и некоторые юноши не смогли сдержать свой обед, видимо не привычные к подобной жестокости, а кое-кто, похоже, и вовсе лишился сознания. Ему и самому все это немного претило, но, раз уж имел глупость вписаться в подобный блуд, нужно хотя бы получить дивиденды, размышлял Сергей таким образом. Возможно образ «Бойцового Пса», безжалостного и жестокого головореза не самая лучшая шкурка из тех, в которые обычно рядятся люди, но в том, что такого рода репутация в будущем поможет ему избежать огромного множества проблем - в этом он был уверен.

Впрочем, переигрывать и затягивать представление не стоило, поэтому, бросив голову противника рядом с туловищем, Сергей доковылял до своего кинжала, рывком вытащил его из тела второго бойца, и, переглянувшись с пытавшимся бодриться княжичем, державшимся из последних сил, дал знак распорядителям к окончанию поединка.

Спустившись с арены, они оказались в окружении своей команды поддержки и представителей властей, и взгляды, с которыми те их встречали, разнились от удивленно-опасливых - до радостно-восхищенных. Последним особенно отличалась графиня Батриди, которая тут же поспешила придержать раненого Сергея, не испугавшись запачкать свой дорогой наряд его кровью.

Она же помогала медикам, наконец-то пробившимся сквозь толпу, уложив пострадавшего в передвижную медкапсулу, до последнего оставаясь с ним рядом. В соседний бокс поместили потерявшего сознание Ветрова, и Сергею было прекрасно слышны рыдания его жены, тяжело переживавшей за княжича. Хотя что тут переживать, думал он затуманенным разумом, уже проваливаясь в беспамятство под действием лекарств, старое военное правило прекрасно работало и для аристократических тушек, нашинкованных в этих дурацких поединках чести - не откинулся сразу, дотянув до эвакуации, значит жить будешь.

В последний момент перед закрытием крышки медбокса в окружающей толпе он разглядел Софью, смотрящую на него со смесью страха и жалости, придерживаемую за локоть княжной Милорадовой - во взгляде которой читалась лишь незамутненная ненависть. Впрочем, сейчас его это уже мало волновало, приняв ранее решение не обижаться на будущих мертвецов, он и тут решил ему следовать. Так что перед тем, как окончательно отключиться, улыбнулся княжне искренней и располагающей улыбкой, успев увидеть промелькнувшие у нее на лице страх и растерянность.

Интерлюдия 8



Глава Дома ожидал дочь в саду, расположившись у небольшого искусственного водоема, подкармливая мелких крылатых рыбок, которые то и дело выскакивали из воды, пытаясь на лету поймать брошенное им угощение. Недавняя мода на эту забаву не обошла стороной и род Милорадовых, обнаруженный исследователями эндемик, сохранившийся еще со времен активного заселения и терраформирования этой планеты, в последнее время стал необычайно популярен. И пруд, в котором обитали переливающиеся всеми цветами радуги кистеперые, сейчас можно было встретить на территории практически каждой аристократической усадьбы.

Однако отец и вправду полюбил проводить здесь время, расслабляясь и сбрасывая стресс. Да и психологи советовали ему нечто подобное - как-никак проблем и переживаний у негласного предводителя партии «прогрессистов» хватало, а химией или вирт-стимуляторами он не пользовался принципиально. «Размякнешь, потеряешь хватку - мигом сожрут, - всегда повторял князь. - В этой игре поблажек не дают. Одна, всего одна ошибка может привести к краху - запомни!»

Она запомнила. Что, впрочем, не мешало ей иногда расслабляться, вдыхая пары «Эйфории» или подключаясь к нелегальным аккаунтам распространителей «Нейросчастья». Ну это так - изредка, раз или два в неделю, ну максимум три. А бросить, как сама считала, княжна могла в любое время - просто пока не хотела, все же стрессов хватало и у нее.

Взять хотя бы просчет с этим наемником. То, как он посмотрел на нее в конце боя, этот на удивление равнодушный взгляд заставил ее на мгновение потерять самообладание - за что она себя больше всего и корила. Показать слабость - и перед кем?! Какой-то слишком везучий головорез, приставленный Елистратовым к Софье, вряд ли может быть для нее угрозой. Да, себе то можно признаться - не в последнюю очередь именно из-за ревности к подруге и доставшейся этому парню славе она и внесла его в список на устранение, составленный для самых одиозных фигур противной политической партии.

Что ж, на этот раз фортуна оказалась не на той стороне. Первоначально нанятый для работы специалист бесследно исчез, так что пришлось выплатить щедрую компенсацию товарищам погибшего ассасина. Да и сегодня вот, вместо запланированного ослабления «роялистов», которые должны были потерпеть поражение в символической схватке, все обернулось совсем по-другому. Именно это обязано было ее сейчас беспокоить, а не какой-то там затаивший злобу наемник. Но отчего-то никак не удавалось забыть тот взгляд, вновь и вновь ощущая странное для наследницы владетельного князя чувство - чувство глубинного, какого-то животного страха.

- Ну что, как я понимаю, все пошло не по плану, - встретил князь ее появление.

- Да, Ваша Светлость, - коротко поклонилась девушка. - Приставленный Елистратовым к Софье надсмотрщик оказался куда более крепким орешком, чем я предполагала, победил сам и помог одержать победу Ветрову-младшему. Дуэлянт экстра-класса так и не смог с ним справиться, хотя меня и заверяли в обратном... Видимо этот наемник имеет исключительную подготовку, так что, возможно решение Елистратова определить на роль охранника для внучки именно этого человека и не было столь уж поспешным, как мы думали раньше. Личная благодарность тут, несомненно, имеет место быть - но, по-видимому, граф в первую очередь все же опирался на его профессиональные качества, и я не предполагала...

- Не оправдывайся! - рявкнул князь. - Этому я тебя не учил.

Сесть ей он так и не предложил, так что стоящая перед ним девушка покаянно поклонилась, ответив:

- Простите, отец.

Выпрямившись, она осталась стоять, внешне практически не проявляя эмоций, и только легкий румянец на щеках выдавал ее истинные чувства.

- А что там с твоей подопечной? - не обращая внимание на ее извинения бросил князь.

- После недавних событий граф наконец-то обратил внимание на поведение своей внучки, запретив наше общение. Но Софья уже привязана ко мне целиком и полностью.

На самом деле сто процентной уверенности в этом у княжны не имелось, но признавать это сейчас она посчитала не лучшей идеей. Тонкие методики психологической обработки, в сочетании с наркотиками и нейролептиками, позволяли слепить из человека многое - особенно если этот человек оставался нестабилен после недавней психической травмы, да и просто в силу своего возраста не обладал еще устоявшейся системой ценностей.

По крайней мере именно так все объясняли специалисты, продумывая характер вербальных, тактильных, медикаментозных и прочих типов воздействия, которые оказывала на баронессу княжна, программируя ее отношение и характер. Однако и тут вмешался этот неучтенный фактор в виде везучего наемника, к которому Софья испытывала явные симпатии, так что полностью закончить перестройку сознания подопечной не удалось - и это была еще одна из причин ее ненависти к нему.

- Что ж, хорошо... «Закат» близко. И ты, дочь моя, должна понимать, что второй попытки перекроить этот мир под себя у нас просто не будет. И пусть эта досадная промашка стоила нам потери очков в ведущейся негласной игре, но, по сути, на данном этапе все это не так уж и важно - уже совсем скоро все решится окончательно, и подобные мелочи перестанут иметь значение.

- Как скажете, отец. Но я бы могла уровнять счет, устроив этому наемнику, приписанному к Дому Аверьяновых, какой-нибудь несчастный случай или...

- Нет! - резко прервал ее князь. - Оставь эту пешку в покое.

- Но, Ваша Светлость... - попробовала все же возразить девушка.

- Я сказал нет! - рявкнул князь, и тут же добавил, смягчившись. - Не знаю, что с этим парнем не так, чем он опасен или ценен, но наши друзья практически в ультимативном порядке попросили нас держаться от него подальше. Так что до конца операции никакой работы по нему больше вестись не должно. Это ясно?

- Да, Ваша Светлость, - покорно склонила голову княжна.

- Однако сведения ты о нем все же собери... Тут выяснилось, что не так давно наши партнеры, вроде как, и сами пытались его похитить, наняв каких-то отставников - ты эту историю наверняка помнишь, - и, дождавшись подтверждающего кивка, продолжил. - Не люблю непонятных моментов - а возня вокруг этой пешки мне непонятна... Впрочем, - добавил князь, резким движением поймав в воздухе одну из радужных рыбок, наблюдая за тем, как та задыхается у него в руке, - он уже выплыл из глубины неизвестности, обратив на себя наше внимание - так что никуда больше не денется.

Резко сжав кулак, князь швырнул мелкое бездыханное тельце обратно в воду, заметив при этом предвкушающую улыбку на лице у княжны. И тому, кого она сейчас представляла на месте этого создания, оставалось только молиться - впрочем, сам он в молитвы уже давно не верил, просто улыбнувшись дочери в ответ.

Глава 7. Часть 1



Перехватили его в самый последний момент. Сергей уже собрал вещи, продумал систему отхода и маскировки, просчитал, как уйти от возможного наблюдения, тем самым обеспечив себе фору - благо за его встречами с дочкой одного из влиятельных банкиров, падкой на «плохишей», безопасники Аверьяновых следить вряд ли сочтут нужным. Ну а той не повредило бы несколько часов хорошего сна, которые должны были обеспечить таблетки снотворного, заранее позаимствованного им в местном медпункте.

В университетском лазарете, оснащенности которого позавидовала бы иная престижная клиника, он провалялся недолго. Раны оказались поверхностными, внутренние органы не задеты, так что уже через пару дней Сергей покинул это заведение, оставив Ветрова под охраной жены и парочки «дальних родственников», дежуривших у общей палаты, в которую приятелей определили по их просьбе.

И охрана эта, надо сказать, им весьма пригодилась, ведь на утро после дуэли они, что называется, проснулись знаменитыми, так что пришлось практически отбиваться от желающих лицезреть «отважных бойцов» или «кровавых головорезов», именуемых посетителями в зависимости от взглядов. Большая часть этой сомнительной славы, конечно, досталась самому Сергею, изображение которого, израненного, держащего свой кровавый трофей, воздев руку в победном жесте, моментально разошлось по всей Империи.

 Да что там говорить - в голонете вовсю уже торговали сувенирной продукцией, посвященной прошедшему бою, на что он, подумав, даже официально дал свое разрешение. Ветров же от положенной ему доли славы, выраженной в конкретных суммах, отказался, передав все права приятелю. И теперь Сергей с удивлением наблюдал за состоянием своего счета, и так заметно подросшего после перечисления ему денег от брокера, а сейчас вообще увеличивающегося рекордными темпами, постоянно пополняясь лицензионными отчислениями. В общем, слава пришла неожиданно, и, по данным в голонете, его фанклуб вошел в десятку самых многочисленных фанклубов Империи, а запрос по тегам «Бешеный Пес», используемый как противниками, так и поклонниками, бил сейчас все рекорды по популярности.

- Собираешься куда, Сергей? - задал вопрос граф, со своей коронной ухмылкой наблюдая явные следы приготовлений, заметные в номере.

Неожиданно посетивший его Елистратов нагрянул сегодня ближе к вечеру, когда он уже было собрался привести свой план в исполнение, отправившись на встречу со своей фанаткой. Оставив снаружи четверку охранников, готовых, похоже, сразу же по приказу переквалифицироваться в группу захвата, сам граф проследовал в апартаменты, которые занимал Сергей, что выглядело несколько странно в подобной ситуации. То, что его планы раскрыты, сомнению не подлежало, но зачем нанимателю так подставляться, ввалившись к нему без сопровождения? Если только они не хотят договориться по-хорошему, промелькнули мысли у лихорадочно просчитывающего варианты действий Сергея.

- Что, Мечников, небось уже прикинул, как покинуть территорию комплекса с заложником, определив меня на роль живого щита? - опять усмехнулся граф, осматриваясь, - Да уж, характером ты в деда пошел - это точно...

В чувствах посетителя, похоже, специально не пользующегося сегодня устройством сокрытия в пси, прослеживалась все та же легкая ирония и неожиданная доброжелательность, и, быть может, лишь малая доля опаски. Впрочем, данный факт отошел на второй план после произнесенных Елистратовым слов - не нужно было обладать высочайшими показателями интеллекта, чтобы сходу сложить дважды два, поняв причину всего происходящего вокруг него в последнее время. И тут уже просто так не спишешь эти обмолвки на тонкий ход со стороны Аверьяновых или на попытки заманить его хитростью. Все можно было провернуть куда проще, и тем более уж не подвергая ненужному риску второго человека в роду. А значит вывод тут следовал только один.

- Выходит мы с вами и правда родственники, - чуть севшим голосом выдал свои мысли Сергей. При этом он немного расслабился и «отпустил» своим вниманием несколько самодельных метательных ножей, сделанных им из подручного материала и припрятанных в специальном порядке по комнате - как раз на случай очередного визита незваных гостей.

- Да, Сергей, ты все правильно понял. По разным причинам решено было держать данный факт от тебя в тайне, но сейчас все немного изменилось, да и эта твоя подозрительность... Скрыть наш интерес не получилось - но ты воспринял его превратно, связав со своими особенностями, полученными в лаборатории конфедератов.

- Да, и об этом мы тоже знаем, - продолжил граф, прочитав невысказанный вопрос у него на лице. - Но сейчас есть дела и поважнее, хотя в будущем я бы и не отказался исследовать эту штуку получше, но только с твоего согласия, м-да... Впрочем, обо всем тебе расскажет уже другой человек, так что собирайся, немного прокатимся.

Возможно принять решение Сергею помогли выводы, сделанные им только что, или подсказка интуиции, не предвещавшей ему никакой опасности. Но именно в эту секунду, когда нужно было уже определяться, довериться графу или прорываться с боем, он выбрал для себя первый вариант, усмехнувшись в ответ.

- С вещами на выход?

- Как пожелаешь, можешь оставить и забрать позже, или парни снаружи прихватят, коль, похоже, работа по профилю им сегодня не светит, - поддержал его тон Елистратов. - Но вообще делать тут больше нечего, учеба закончена, остались лишь торжественные мероприятия - а оно тебе надо? У нас на тебя большие планы, и пока ты еще даже не представляешь насколько большие.

Решив, что хуже уже не будет, он дал знакомым ему по тренировкам оперативникам забрать сумки с вещами, заодно попросив прихватить и его оружие, хранящееся на проходной, проследовав за графом к стоянке флаеров, на которой их ожидал представительский кортеж из машин, носящих символы рода Аверьяновых.

Поинтересовавшись дальнейшей судьбой своей подопечной, Сергей выяснил, что за Софьей в его отсутствие приглядит другой человек, тот, кто все это время охранял его самого, зачислившись сюда в нынешнем потоке по именному гранту. Профессионал высшей пробы - когда Елистратов назвал его имя, он даже сразу не поверил в то, что крутившийся рядом парнишка, с которым они обучались по одной специальности и постоянно пересекались то на занятиях, то в секции самообороны, и есть тот самый крутой спец, который все это время его подстраховывал. Хотя тут еще как посмотреть, кто круче - все же одну ночную гостью этот спец проморгал.

Саму Софью, насколько он знал, сразу же после инцидента с дуэлью ждал жесткий разговор с дедом, наконец-то обратившим внимание на ее поведение, запретив той общение с «прогрессистами», а за исполнением воли старшего как раз и должен был проследить заменивший его человек. Ну а после всех церемоний и официального окончания учебы граф, как он выразился, серьезно займется ее воспитанием, выбив из головы всю эту «революционную дурь», немного смущенно признав, что, и правда, за навалившимися делами подзапустил этот процесс. Елистратов считал, что окунуться с головой в жизнь простого народа, по традиции занявшись в семье благотворительностью, девушке пойдет только на пользу, с чем Сергей был абсолютно согласен - столкнувшись с самыми низменными и жестокими проявлениями современного общества, мозги у нее должны встать на место.

Взлетев, они направились на окраину города, и, как понял вскоре Сергей, путь их лежал в сторону главной резиденции Аверьяновых на этой планете, расположенной за пределами городского периметра и окруженной казармами собственной гвардии. Насколько он знал, на территории обширного поместья находился даже собственный космопорт, способный принимать космические корабли вплоть до крейсерского класс включительно. Бывать там ему еще как-то не приходилось, поэтому он с любопытством наблюдал за разворачивающийся перед ними картиной, все больше и больше впечатляясь по мере того, как кортеж подлетал к своей цели.

Система охраны здесь, наверное, не уступала императорской. Правда княжеский военный контингент строго ограничивали в численности подписанные в древности договора, но устроено все оказалось по высшему классу. Патрулирование на боевых флаерах, дроны разведки, системы слежения, наземные пропускные пункты, останавливающие любого на подлете к резиденции - все это внушало уважение. Особенно его впечатлили очертания замаскированной батареи противокосмической обороны, способной за пару минут снести с орбиты небольшую авианосную группировку.

Космодром они облетели стороной, так что Сергей смог лишь заметить издалека, что тот отнюдь не пустует, а помимо кораблей охраны, представленных новейшими фрегатами имперской постройки, на посадочном поле сейчас располагалась и «разъездная яхта» самого Аверьянова. Впрочем, яхтой это чудо инженерной мысли можно было назвать лишь условно, ведь, владея крупнейшими в Империи орбитальными верфями, князь не поскупился на свое средство передвижения, приспособив под это дело целый крейсер прорыва, еще и значительно его улучшив и модернизировав, затратив на проект весьма внушительные суммы - о чем можно было прочесть в голонете.

Как и о том, что один из эксклюзивных искинов, продажа которых строго контролировалась и распределялась государством, все же был установлен на эту «прогулочную яхту». Про это в свое время не судачил только ленивый, но такое решение позволило максимально сократить экипаж, выделив пространство внутри корпуса под прочие нужды. Так, например, насколько оказалось известно публике, на корабле имелась обширная библиотека бумажных раритетов, совмещенная с рабочим кабинетом и конференц-залом - освободившийся объем это вполне позволял.

 Мощный искусственный разум, рассчитанный на управление инфраструктурой крупного города, прекрасно справлялся и с пилотированием крейсера, причем даже в боевой обстановке. Как уже успел выяснить Сергей, недавно как раз выдалась возможность проверить этот корабль в бою, успешно отразив нападение «неизвестных пиратов». Которое, впрочем, по общему мнению, являлось продолжением этой «тихой войны» - противостояния, ведущегося между партиями и кланами, заметно набирающего обороты в последнее время.

Показавшееся вскоре поместье окружал обширный парк, или скорее даже приличных размеров смешанный лес, сохранившийся в девственном виде еще со времен бурной застройки столицы и ее окрестностей. Сам комплекс зданий так же поражал воображение, хотя Сергей и успел получить закалку, пожив немного в графской усадьбе, но тут размах был явно побольше. Все соответственно статусу владетельного князя, имевшего в собственности развитую планетную систему и входившего в круг приближенных непосредственно к Императору.

Новости о том, что вскоре его ожидает встреча с князем, Сергей не особо и удивился, кое какие мысли уже успели сложиться у него в голове. Если второй человек в роду не может сразу ответить на все твои вопросы - значит это может сделать только сам Аверьянов.

Вообще мысли о родственниках, о родителях и их причинах покинуть Империю, не покидали его с того самого момента, когда он осознал, что находится на своей исторической родине, там, куда прибывали первые корабли с переселенцами в надежде построить новый, лучший мир для своих потомков. Поиски в сети никаких ответов не дали, как и официальное обращение в геральдическую и общественную палаты, занимавшееся вопросами происхождения и наследования. Мечниковых в пределах Империи нашлось множество, но ни к кому из них он, как выяснилось, никакого отношения не имел.

Что ж, если его фамилия и правда совпадает с фамилией одной из влиятельнейших семей государства, если он и вправду приходится им родственником - то все встает на свои места. И некоторая аристократическая утонченность матери, и нежелание родителей поддерживать контакт с соотечественниками - в этих дворянских родах, как он уже успел убедиться, еще и не такое возможно. Иногда, действительно, безопаснее было бы держаться от всего этого подальше, что, видимо, по каким-то причинам и выбрали его отец с матерью.

Владетельный князь встретил родственника в фамильной галерее, куда Сергея проводил Елистратов лично. Но заходить следом граф, однако, не стал, лишь покачав головой в ответ на его молчаливый вопрос, отправив далее подопечного в одиночестве. Так что, пройдя немного вперед, вскоре он вышел в просторное помещение, заставленное постаментами, бюстами, и увешанное портретами представителей этого древнего Дома.

Сам глава рода выглядел старше своего троюродного брата, оставшегося снаружи - но оба они были чем-то неуловимо похожи. Все тот же властный взгляд, все та же еле заметная усмешка, поселившаяся в уголках его губ, будто бы тот всегда знал чуть больше, чем его собеседник, что, впрочем, сейчас на все сто процентов соответствовало истине.

Старший из Аверьяновых, рассматривающий традиционные родовые портреты, встретил его, повернувшись от картины какой-то молодой девушки, приветливо улыбнувшись вошедшему парню. Князь, так же не прятал сегодня свои чувства за блокиратором, раскрывшись в пси восприятии, так что, как понял Сергей, эта небольшая толика какой-то застарелой грусти, промелькнувшая у того на лице, сейчас перемешивалась в его душе с радостью и, пожалуй, с новыми надеждами - насколько он сумел разобрать.

- Сергей, ну наконец-то! Подойди, пожалуйста.

Последовав его просьбе или, скорее, приказу, он приблизился, остановившись рядом.

- Ну вот, наконец-то мы с тобой и увиделись. Ты, наверное, сейчас пребываешь в недоумении, что же все это значит, хотя парень ты башковитый - может и догадываешься о чем. В общем, тянуть я не буду, не в моих привычках, - явно волнуясь продолжил князь. - Как ты наверное знаешь, близких родственников у меня не осталось, тому есть множество различных причин... Но сейчас не об этом. Так вот, тогда на «Царице Марии» сама судьба, похоже, свела тебя с моим братом... Посмотри на эту картину, что ты видишь?

Сергей, который уже действительно был готов к любым неожиданностям, взглянул на молодую улыбающуюся девушку, под портретом которой висела серебряная табличка, утверждающая, что изображена здесь не кто иная, как пропавшая много лет назад княжна Аверьянова - и в первый момент ничего так и не понял. Однако, едва он заглянул ей в глаза, поймав взгляд, мастерски переданные известным художником, как все шестеренки в данной головоломке наконец-то встали на свои места - эти глаза и этот взгляд оказались ему хорошо знакомы, бережно сохраненные памятью с самого детства.

- Ну здравствуй, дед, - охрипшим голосом выдал он, повернувшись к князю, стараясь справиться с волнением.

- Внук, здравствуй, - заключил его князь в объятиях, пытаясь украдкой смахнуть выступившую слезу.

- И можешь уже избавиться от этой своей самоделки, - наконец-то, отстранившись и взяв себя в руки, с усмешкой выдал Аверьянов-старший слегка смутившемуся Сергею, все это время сжимавшему в кармане гранату, сделанную им из подручных средств, позаимствованных в университетской лаборатории.

- Уж поверь, здесь тебе теперь ничего не грозит - о безопасности моего единственного наследника я позабочусь!

Глава 7. Часть 2



При подлете к Воронежу боевая княжеская яхта, носящая название «Андромеда», по просьбе старшего Аверьянова облетела огромные орбитальные верфи, принадлежащие Дому и расположенные на геостационарной орбите рядом с планетой. Космические заводы, размещенные тут же, в огромном количестве потребляли рудный концентрат, выдавая все необходимые материалы и комплектующие, предназначенные для постройки гражданских судов различных модификаций и современных боевых кораблей. Ну а сама руда добывалась и перерабатывалась шахтерскими объединениями в местном астероидном поясе, богатом различного рода минералами, и бесперебойно поставлялась сюда караванами внутрисистемных тяжеловозов, обеспечивая тем самым непрерывный и замкнутый производственный цикл.

Именно эти богатые залежи, бывшие миллионы лет назад довольно крупной планетой, разрушенной в результате какой-то космической катастрофы, и помогли в свое время подняться роду. Да и сейчас служили предметом зависти для остальных, сделав Дом Аверьяновых одним из самых обеспеченных аристократических Домов в Империи. Так что князь, видимо, решил показать новоиспеченному внуку основу семейного могущества и благополучия, приобщая его, таким образом, к делу.

Сергей, надо сказать, и правда впечатлился увиденным. Одно дело читать о чем-то подобном или смотреть ролики в голонете, но вот наблюдать все собственными глазами, осознавать весь масштаб своего наследства и свалившейся на него ответственности - это уже немного другое. Понимание того, что эта вот голубовато-зеленая планета, да и вся система в целом, населенная двумя миллиардами жителей, когда-нибудь перейдет в его собственность, что он будет вправе вершить здесь суд и проводить собственную политику - все это как-то выбивало из колеи, но, в то же время, вместе с тем заставляло собраться и сосредоточиться.

Впрочем, власть аристократических Домов безграничной отнюдь не являлась, о чем всем прибывающим на Воронеж напоминала боевая имперская станция класса «Колосс», предназначенная как для охраны границ государства, так и для напоминания провинциальным владетелям о крепкой руке Императора. Хотя и база местного ополчения, расположенная с противоположной стороны от планеты, не уступала в размерах и мощи резиденции столичного гарнизона.

Да и совокупные силы всех аристократических родов, собранные со всех планет, вполне сравнялись бы по численности с имперскими войсками. Этим, в общем-то, и поддерживался внутренний баланс в Империи, не позволявший какому-то одному Дому перетягивать на себя общее одеяло, и, в то же время, ограждавший высшую аристократию от излишних притязаний центральной власти, обеспечивая им права и свободы.

- Что ж, я смотрю базы, которые тебе выдали, ты уже успел усвоить, - усмехнулся князь, когда Сергей высказался в подобном роде о внутриимперской политике. - Ну-ка назови мне номер счета и секретный пароль от персональной ячейки в Центральном банке Раджастана.

Данный вопрос, естественно, затруднений у Сергея не вызвал. После первой встречи с Аверьяновым-старшим он многое успел выяснить, узнав и о причинах побега родителей, но обижаться на деда за ту давнишнюю историю посчитал глупым, так что отношения у них сложились вполне нормальные. Первое время он, конечно, ходил несколько пришибленный свалившимися на него новостями, родством и перспективами, но скучать и прохлаждаться ему не дали.

Князь, казалось, спешил передать ему все родовые секреты, и на его прямой вопрос так же прямо ответил, что обстановка в государстве накаляется все сильнее, и неизвестно еще, как там в будущем оно повернется - но его внук должен быть готов к любым неприятностям. Так что вскоре в распоряжении Сергея оказалась и уникальная семейная база знаний, в которой, помимо истории Дома Аверьяновых, были записаны и реквизиты многочисленных родовых активов, расположенных как в Империи, так и за ее пределами, вместе со всеми способами доступа к ним - нужными паролями, банковскими кодами и прочим.

Ну а уж за содержание постоянно пополняемого раздела с компроматом все главы мировых разведок, не задумываясь, продали бы свои души. Или приказали закопать носителя подобной информации, стань им об этом известно - не исключая и имперскую охранку. Чего только стоили сведения о том, что нынешний Император из-за травмы, специфического облучения и поражения боевыми наннитами, полученных во время давнишнего покушения, сейчас не может иметь детей. И, несмотря на все достижения современной медицины, исправить это пока что не берутся никакие врачи, лишь сдерживая губительный рост нано-инсургентов, поддерживая его жизнь - так что в кулуарах императорской резиденции уже всерьез обсуждают идею клонирования наследника престола.

Сам Сергей пока что широкой публике представлен был только как новый секретарь Аверьянова, назначенный взамен трагически погибшему в столкновении флаеров предшественнику, что оказалось довольно удобно и объясняло постоянное нахождение рядом с князем. Официальный выход в свет, представление Императору и признание в качестве наследника рода должно состояться чуть позже, одновременно с ежегодным императорским балом, ну а пока они решили перестраховаться, скрывая его происхождение. Хотя все бумаги на этот счет князь уже подготовил и разместил в надежном месте, расположение которого сообщил одному лишь Сергею, вместе с паролями от защищенного домена в голонете, на котором хранились заверенные сертификаты, подтверждающие статус наследника Дома.

Помимо Аверьянова-старшего о подлинной роли и личности новоиспеченного секретаря было известно только двоим - начальнику княжеской СБ и троюродному брату князя. И если Сенчин лишь подмигнул растерянному парню, вышедшему после разговора с неожиданно обретенным родственником, то Елистратов тактично, но твердо потребовал удовлетворить их любопытство, рассказав о своих злоключениях и обстоятельствах получения Симбионта.

По завершению рассказа, занявшего у Сергея немало времени, все трое его слушателей надолго умолкли, переваривая полученную информацию. Особенно собравшихся впечатлила история с секретным подземным бункером, оставшимся еще со времен Первой Космической. Новость о том, что он, скорее всего, разрушен, врасплох никого не застала - оказывается, они что-то подобное и предполагали, но информация о конкретном месте, где конфедераты проводили свои незаконные опыты, сама по себе оказалась довольно ценна. Можно было попытаться найти там какие-нибудь уцелевшие следы и доказательства, пригодные для предъявления мировому сообществу», ну а там вариантов использования этой информации просматривалось множество. Так что княжеский приказ, отданный главе СБ, с тем, чтобы отправить на это место спецгруппу, оказался вполне ожидаем.

В итоге и Сенчин, и Елистратов захотели поближе пообщаться с «молодым человеком», и если первому оказались чрезвычайно интересны методики подготовки спецназа «Мечей Востока», то второй прямо-таки жаждал изучить Симбионт в одной из своих клиник. Переглянувшись с улыбающимся князем, Сергей со вздохом согласился со всеми предложениями - как-никак в перспективе подобные знания могут серьезно усилить Дом, к которому он с недавних пор имел честь принадлежать, и который он когда-нибудь возглавит, являясь наследником Аверьяновых.

Так что практически все прошедшее время до самого отлета на родовую планету было поделено у него на три части: исследования, проводимые над ним и его Симбионтом в одной из графских лабораторий, тренировки со специально отобранными Сенчиным спецами, обладающими должным уровнем владения пси, в преданности которых сомнений не было абсолютно, и сон, совмещенный с усвоением родовой базы знаний, на удивление оказавшейся довольно обширной. Поэтому полет к Воронежу Сергей воспринял с облегчением, надеясь развеяться и отдохнуть, да и просто утрясти свои мысли, разложив все по полочкам - на что все последние дни времени у него практически не оставалось.

Еще тогда, на Шанхае, скрываясь от преследующих его спецслужб конфедератов, он дал себе зарок добиться успеха в этой жизни, поднявшись на вершины власти, встав вровень с сильными мира сего, но не предполагал, что это случится так скоро и уж тем более таким образом. Буквально пару дней назад он собирался в очередной раз «рвать когти», снова превратившись в гонимого всеми беглеца, а уже сегодня пребывает в статусе официальный наследник влиятельного имперского рода - по крайней мере числится таковым во всех необходимых документах. И пусть пока публично он нигде не представлен, скрываясь за маской княжеского секретаря, но недалек тот день, когда уже и к нему будут обращаться с приставкой «Ваша Светлость».

Такой резкий переход в собственной жизни немного выбил Сергея из колеи, разом поставив его на ступень, к которой он планировал идти долгие годы, преодолевая всевозможные трудности и отвоевывая себе место повыше - в этом совсем не дружелюбном для претендентов на возвышение мире. И теперь ему предстояло решить, как же быть дальше, какие планы строить на будущее и к чему стремиться в дальнейшем. Ну разве что нацелиться на императорскую корону, усмехнулся он про себя - больше как-то достойных целей и не предвидится.

 Хотя, как Сергей уже успел понять, жизнь у владетельного князя сама по себе была довольно «веселая», и скучать ему на этой «должности» вряд ли придется. Интриги, заговоры, покушения - о тяжести свалившейся на него ноши свидетельствовал и тот факт, что наследников у Аверьяновых к сегодняшнему дню как-то и не осталось, и, кроме троюродного брата и неожиданно обретенного внука, близких родственников у старого князя сейчас не имелось.

Впрочем, куда больше опасностей, исходящих от кровных врагов, Сергея беспокоили обязательства, которые когда-нибудь лягут на его плечи тяжелой ношей. Развитая планетная система, два миллиарда человеческих жизней, само существование которых зависело от его воли - вот этот груз ответственности представлялся ему куда как весомее прямых угроз, к которым за последнее время он уже как-то успел попривыкнуть, находясь под ежедневным прессингом, присущим реальности смертника, беглеца и простого наемника.

Оставалось надеяться, что вся эта ответственность навалится на него очень нескоро - князь на здоровье не жаловался и для своего возраста чувствовал себя превосходно, несколько лет назад пройдя очередную процедуру омоложения в клинике своего брата. Так что время на подготовку у него пока что имеется, и после всех публичных мероприятий и процедур представления, когда существование наследника наконец-то раскроют общественности, он этой самой подготовкой как раз и займется, по традиции поочередно пройдя все этапы стажировки в структурах аппарата княжеской власти.

В общем, что хотел - то получил, в очередной раз усмехнулся Сергей про себя, теперь расхлебывай. Ну а пока лучше просто следовать плану, обучаясь управлять махиной под названием «Дом Аверьяновых», просто-напросто для того, чтобы, когда придет его время, не споткнуться и не упасть под тяжестью этой ноши.

Глава 7. Часть 3



Космодром встретил князя со свитой дождем и звуками торжественного оркестра. После всех официальных мероприятий, положенных по протоколу, они наконец-то погрузились в поджидавшие прибывших флаеры, и кортеж, взлетев над городом, направился прямо к родовой резиденции. Распогодилось, тучи, будто бы по заказу, разошлись, и сквозь них пробились лучи местного светила, позволяя Сергею лучше разглядеть Ново-Китеж.

Крупнейший мегаполис планеты, расположенный в субтропическом поясе на берегу одного из семи океанов, даже на фоне Царьграда выглядел вполне достойно. Впрочем, Аверьяновы никогда не жалели денег на развитие инфраструктуры, поощряя различные инициативы глав поселений и муниципальных образований. Средства у них имелись, так что город, да и все княжество в целом, под руководством семьи процветали, преображаясь день ото дня благодаря реформам старого князя.

Так, например, как узнал Сергей ранее, несколько лет назад его дедом была запущена масштабная программа по привлечению на Воронеж туристического потока - как имперских граждан, так и иностранцев. И сегодня в системе и на самой планете создавались все условия для различных видов отдыха на любой, даже самый взыскательный вкус. Курортные, игровые зоны, уникальная флора и фауна, дикие заповедные места и экстремальный туризм - все эти сферы в последние годы активно развивались, в них вкачивались миллиардные инвестиции. И такой подход уже начал приносить свои плоды, пока еще тонким ручейком налоговых сборов вплетаясь в бурный поток денежных поступлений, идущих с реализации основной продукции княжества, производимой на орбитальных верфях.

Сеть частных медклиник, биолабораторий и фармакологических заводов, формально принадлежавшая графу Елистратову, будучи его зоной ответственности и интересов, по большей части строилась именно на семейные деньги, являясь еще одним проектом, призванным диверсифицировать поступления средств в родовую казну. И пусть это направление деятельности пока что не достигло каких-то впечатляющих масштабов, но на рынок медицинских товаров и услуг они влезли уверенно, растолкав конкурентов. К сегодняшнему дню эта сеть по своим размерам уже вошла в десятку профильных коммерческих образований, и, выстроив непрерывную цепочку из предприятий медицинской отрасли, они и тут достигли полной производственной независимости. Так что перспективы в этом плане вырисовывались весьма неплохие.

Ну а создание свободных экономических зон и своеобразного «оффшорного рая», начавшееся совсем недавно, реорганизовав экономику региона, должно было только укрепить все эти начинания и тем самым привлечь сюда сторонних инвесторов. Эти методы уже доказали свою эффективность, так же пополняя системный бюджет, что можно было проследить на примере пересмотренной недавно стратегии добычи полезных ископаемых, ведущейся в астероидном поясе. Множество мелких частных компаний, пришедших на замену крупному шахтерскому тресту, в попытках конкуренции здорово снизили себестоимость добычи сырья, тем не менее обеспечив все потребности перерабатывающих заводов. Что, естественно, привело к уменьшению отпускной цены на продукцию воронежских верфей, позволив князю поиграть немного в демпинг, отвоевав себе еще один небольшой кусочек мирового рынка транспортных судов и боевых кораблей.

Все эти проекты, основанные нынешним князем, конкурентам, естественно, понравиться не могли, и недоброжелателей у Дома прибавилось - как внутри государства, так и за его пределами. От Сергея не стали скрывать, что, во многом, именно из-за этого кровавого передела в последние пару десятилетий род так сократился в своей численности. Ошибки в расчетах противодействия противника, появление новых недоброжелателей и активизация старых врагов - на фоне происходящих в Империи внутренних негативных процессов все это вылилось в усиление противостояния и его ужесточение в последние годы. И пусть сейчас СБ Аверьяновых по праву считалась одной из лучших спецслужб в государстве, но достигнуто это было путем учебы на собственных ошибках и просчетах, и заплачено за эти знания оказалось сполна.

В долгу Аверьяновы, конечно же, не остались. Об этом свидетельствовал хотя бы тот факт, что еще совсем недавно Домов высшей аристократии в Империи насчитывалось несколько больше, и к исчезновению как минимум двух из них его дед приложил свою руку. Однако вместе с возросшим уважением появился и скрытый страх перед набирающим власть и влияние родом, что, конечно же, спокойствия не добавляло.

Впрочем, в этом вопросе Сергей был абсолютно солидарен со своим дедом, который, в отличие от предков, считал, что сидеть на деньгах и довольствоваться своим положением - как минимум недальновидно, и однажды вполне может выйти для семьи боком. Благоденственный застой когда-нибудь все же закончится, так что жизненно необходимо постоянно двигаться вперед, развиваться и ставить перед собой новые цели. Пусть иногда для этого и приходится пустить кому-то кровь - ну или утереть с разбитого лица свою юшку.

Подобного рода мысли мелькали в голове у Сергея, рассматривающего город с высоты птичьего полета, все то время, пока они подлетали к месту назначения. Родовая резиденция, неожиданно представшая его взору, оказалась гораздо меньше и скромнее поместья семьи, расположенного на столичной планете. Если, конечно, комплекс древних зданий, возвышавшийся на скальном утесе у теплого океана, и опоясанный с береговой стороны реликтовым парком, можно было назвать скромным.

Знатоки обязательно еще бы добавили, что внизу, под территорией поместья, находятся обширные подземные помещения, заглубленные в материковую плиту так, что там можно было без проблем переждать даже масштабную орбитальную бомбардировку. Впрочем, данными знаниями владели единицы, хотя слухи о несметных сокровищах, хранящихся в подвалах резиденции, ходили постоянно, подогреваемые, насколько он знал, и самими сотрудниками службы безопасности.

Отлавливая нарушителей, регулярно пытавшихся пробраться на охраняемую территорию и прихватить себе малую толику этих полумифических сокровищ, они и тренировались - так сказать в условиях, приближенных к боевым. Хотя, как Сергею стало недавно известно, не таким уж и мифическим оказалось это сокровище - по крайней мере одна из частей княжеского «золотого запаса» хранилась именно тут. Впрочем, золота там, как такового, представлено практически не было. В этих вопросах современные правители отдавали предпочтение гораздо более ценным металлам, так что несколько тысяч тонн иридия, осмия и калифорния обеспечивали сейчас финансовую стабильность и независимость всего княжества.

При подлете кортежа свободные от работ обитатели поместья выстроились у главного входа, приветствуя вернувшегося из столицы хозяина. С небольшими вариациями повторилась процедура приветствия, и Сергей наконец-то оказался в отведенных для него апартаментах. Выделенные ему помещения располагались недалеко от комнат главы рода - как, в общем-то, и было положено княжескому секретарю, имевшему на этой должности ненормированный график работы, ведь тот мог понадобиться князю в любое время дня или ночи.

Кое-кто, конечно, превратно понимал суть этой должности, нанимая себе в сопровождение длинноногих красавиц или красавцев - в зависимости от вкусов. Но князь в этом плане обычно обходился актрисами, певичками и прочими прекрасными представительницами богемы, которые, как правило, были не прочь закрутить роман с влиятельным аристократом.

Одиночество Сергея продлилось недолго. Не успев отдохнуть с дороги, он уже оказался вызван князем, который до самого вечера принимал посетителей, читал отчеты различных служб и разбирался с поступившими жалобами. Так что помощь секретаря, обязанности которого ему волей-неволей приходилось добросовестно выполнять, деду весьма пригодилась - заодно и в семейные дела начал вникать, убив сразу двух зайцев.

На последней мысли он отвлекся, вспомнив жгучую красавицу брюнетку и ночь, проведенную с ней перед самым отлетом на Воронеж. Тогда он сумел выкроить время и встретиться со своей университетской компашкой, отметив немного окончание обучения. Ветров к этому дню уже совершенно поправился, сияя довольной улыбкой в объятиях жены, вместе с остальными поздравив его с высоким назначение в секретари самого Аверьянова. Данная должность считалась весьма престижной и абы кого на нее обычно не брали, а приближенность к «княжескому телу» гарантировала быстрый карьерный рост новоиспеченного счастливчика, так что поздравляли его друзья вполне искренне.

Ну а то, что после этих посиделок Сергей провел ночь в номере Елены Батриди, вышло уже как-то само собой. Легкий флирт, присущий общению между ними, и всем давно уже ставший привычным, в этот раз вылился в нечто большее, так что, вызвавшись проводить графиню, он, в итоге, остался у нее до утра - на следующий день будучи доставлен охраной к космодрому прямо от ее номера.

С университетскими приятелями он мог связаться практически в любое время, чего нельзя было сказать о товарищах, оставшихся служить в ЧВК. Как объяснил ему Аверьянов-старший, для его же безопасности было принято решение не сообщать «Витязям» о том, что пилот одного из перехватчиков, сбитый в бою над Альгеджи, оказался все-таки жив. Так что Сергея в компании считали погибшим, и, похоже, до его официального представления обществу ничего изменить не получится, по крайней мере князь был категорически против, опасаясь за жизнь своего наследника. С чем этот самый наследник, немного подумав, вынужденно согласился - да и ждать представления Императору оставалось недолго, так что обрадовать Шустрого своим воскрешением станет возможным уже довольно скоро.

После окончания всех запланированных на сегодня дел, отужинав в компании мэра Ново-Китежа, управляющего орбитальными верфями и нового секретаря, князь объявил о своем решении навестить родовую усыпальницу, прихватив с собой и Сергея, для которого, собственно, это посещение, согласно старой традиции, и было задумано. Семейный склеп оказался гораздо вместительнее, чем можно было представить, увидев вход в него снаружи, но для сотен представителей рода Аверьяновых, веками заполнявших все его помещения саркофагами, места, и впрямь, требовалось немало.

Постепенно путешествуя в глубь веков, вместе с князем обходя все залы разветвленной системы каменных келий, вырубленных в скале, он незаметно проникался энергетикой этого странного места. Сергей, слушая рассказы деда, будто бы воочию представлял себе лица предков и их жизненный путь - у главы Дома нашлось пару слов для любого, даже ничем не примечательного члена рода. Но у первого и последнего саркофагов они задержались особенно, простояв дольше, чем у остальных семейных могил.

Самым свежим захоронением оказался каменный гроб его матери, символически похороненной тут по приказу князя. И хотя Сергей прекрасно понимал, что пепел родителей, сгоревших в огне чудовищного взрыва, развеян где-то меж звезд, пройти мимо просто не мог. Задержавшись, он рассматривал портрет, мастерски выбитый художником в теле скалы над местом ее упокоения, ловя знакомый взгляд на незнакомом лице, еще не измененном пластикой, сделанной юной княжной после побега в Свободных Мирах.

Ну а в самом конце, спустившись на несколько уровней вниз, они посетили и погребальную усыпальницу основателя рода, получившего княжеский титул из рук первого императора во время становления государства и тяжелых объединительных войн. Могучая фигура, облаченная в старинные бронедоспехи, грозно взирала на потомков, подавляя посетителей своим видом и, в то же время, напоминая о величии рода и необходимости быть достойным своих предшественников.

На этом, собственно, церемония и закончилась, оставив у него самые глубокие впечатления. Таким образом, представив нового члена рода усопшим, нынешний князь отдавал дань почтения предкам, согласно традиции окончательно введя новоявленного внука в круг семьи.

Поднявшись на поверхность, Сергей глубоко вдохнул чистый воздух, пропитанный запахами моря, чувствуя, как невидимая тень предков, тяжестью опустившаяся на плечи, постепенно его отпускает, и нереальность чего-то потустороннего наконец-то заменяется ощущениями реального мира.

- Что, пробирает? - усмехнулся наблюдавший за ним князь. - Ученые все твердят про аномальную активность пси-полей в этом месте, но, как бы там ни было, всю его странность ты сейчас сам почувствовал на себе.

- И что, каждый член семьи проходит через подобное?

- Обязательно. Правда, происходит это обычно не раньше, чем те подрастут - лет до двенадцати туда никого не водят. Считается, что именно из-за этой аномалии у нас в семье и рождается так много пси-активов, а этот ритуал позволяет пробудить способности и дает некий толчок к развитию таланта... Как ты, наверное, в курсе, эти самые способности - полезная штука, - в очередной раз усмехнулся Аверьянов-старший. - Так что имей ввиду, если хочешь повысить шансы своих детей на получение данного «бонуса», матери твоих будущих чад лучше будет вынашивать их на территории этого поместья. Гарантия не сто процентная - но шансы все же довольно высоки.

О детях Сергей пока как-то не задумывался, так что, отпросившись у деда, отправился успокаивать нервы и приходить в себя на частный княжеский пляж, спустившись к самому берегу на лифте, проложенном прямо в скальном массиве. Расположившись на удобном раскладном лежаке, он любовался закатом, попивая принесенный официанткой слабоалкогольный коктейль, отходя от пережитого присутствия чего-то потустороннего.

Современная наука так и не смогла окончательно ответить на вопрос, что же собой представляет это самое пси-поле фундаментальном плане, как пси-активы взаимодействуют с ним и, собственно, откуда тут что берется. Размышляя таким образом, Сергей постепенно успокаивался, а в итоге и сам не заметил, как вскоре уснул. И помешать ему в этом не смогли ни услужливые официантки, ожидавшие малейшего его знака, ни вездесущая охрана, как всегда расположившаяся неподалеку. С истинно аристократической непосредственностью он всех проигнорировал, утомленный перелетом, выполнением служебных обязанностей, и посещением родового склепа - оказавшегося самой утомительной частью этого долгого дня.

Глава 7. Часть 4



Сегодняшней безлунной ночью, как, впрочем, и ранее, отряд действовал словно единое целое - некий живой организм, состоящий из одиночных клеток-бойцов, связанных между собой незримыми нитями инфополя. Отпала необходимость голосового общения внутри группы, и даже мыслесвязь не могла приблизиться по своей эффективности к данной форме пси-взаимодействия. Никакая система контроля и позиционирования не давала такого ощущения пространства и «чувства локтя». Отдельные части этого неумолимо рвущегося вперед «организма» могли вообще не наблюдать рядом товарищей, визуально или с помощью приборов - но всегда знали, где те находятся и что делают в данный момент, практически инстинктивно пользуясь своеобразной объемной картой, общей для всего спецподразделения.

Стандартная система защиты вражеского бункера оказалась легко взломана группой технической поддержки, стоило только одному из бойцов обнаружить заглубленные линии связи, установив на экранированный кабель «жучка», который тут же прогрыз бронированную оплетку, незаметно подключаясь к управляющему контуру атакуемой базы. А дальше, собственно, и началась та работа, к которой отряд, состоящий из ветеранов различных войск, отобранных среди обладающих пси-способностями бойцов, интенсивно готовили все последнее время.

Мгновение, и одного из охранников наружного периметра накрывает размытая тень, бесшумно сняв часового и тут же спрятав мертвое тело под поляризующей накидкой, скрыв его от случайных глаз. Для возможных наблюдателей мало что изменилось, управляющая система не зафиксировала смерти вражеского бойца, все так же исправно передавая данные биометрии в общую сеть. А спец-устройство размером со старинную монетку, оставленное на том самом месте, где должен был находиться ликвидированный охранник, в точности отобразило его голограмму, записанную нападающими чуть ранее.

Подобное происходило сейчас на всем участке прорыва. То самое чувство единения и контроль пространства позволяли диверсантам незамеченным подкрадываться к врагу, работая полюбившимися бойцами монокристаллическими клинками. Действуя поодиночке и малыми группами, они вырезали посты противника, подвигаясь к внутреннему периметру, постепенно собираясь в два штурмовых отряда - двигаясь каждый к своей цели.

Практически одновременно достигнув намеченных точек прорыва, атакующие заложили мины направленного действия к створкам грузовых ворот, рассредоточились вокруг и произвели синхронный подрыв зарядов. В прожженные плазмой отверстия тут же отработали штатные телекинетики, по сложной траектории посылая кругляши осколочно-фугасных гранат в помещения караулок и защищенные посты охраны, выкашивая осколками все живое.

Они же прикрыли рванувших вперед штурмовиков, общими усилиями на мгновение создав кинетический щит, который отвел бронебойные пули в сторону, дав возможность и время на подавление автономных защитных турелей. Расчистив дорогу, пробив охранный периметр, группы растеклись по бункеру, уже с легкостью, словно нож в масле, прорезая себе путь к командному центру.

Немногочисленные заслоны пытавшегося сориентироваться противника тут же сносились дружным огнем плазменных штурмовых автоматов, ручных гранатометов или концентрированными ударами крио и пирокинетиков, отлично показавших себя в этой связке. Развитая пси-интуиция и предвидение позволяло группе обойтись без серьезных потерь - трое легко раненых не в счет, они просто заняли места в арьергарде, прикрывая товарищей с тыла.

Впрочем, с главной целью все же пришлось повозиться немного. Командный центр, расположенный глубоко внутри бункера, оказался окружен еще одним защитным контуром, да и спецотряд охраны командующего успел сориентироваться и занять оборону. Штурмовики понесли здесь свои первые невосполнимые потери - но остановить разогнавшийся отряд пси-бойцов оказалось не под силу даже этому элитному противодиверсионному подразделению.

Так что вскоре вражеский генерал все же попал в руки штатного телепата, пусть и в не совсем целом виде. Снайперу пришлось прострелить ему оба плеча, так как тот вознамерился было застрелиться, воспользовавшись своим пистолетом - но считать информацию у него из головы эти ранения никак не помешали. Пока шел этот своеобразный допрос, техники не преминули собрать всевозможные уцелевшие носители информации, скачивая данные прямо из вражеской командной сети, благо что уничтожить всю электронику защитники бункера просто-напросто не успели.

Наконец все было кончено, задерживаться здесь больше не имело смысла, так что, установив небольшой тритиевый заряд, расположив его рядом с пускающим слюни телом высокопоставленного офицера, группа тут же рванула на выход. Организованного сопротивления на отходе они не встретили, походя снося одиночек и мелкие группы, собранные из вспомогательного персонала базы - так что быстро достигли внешнего периметра обороны, прорвавшись наружу и избежав новых потерь.

Отдалившись на несколько сотен метров от базы, отряд занял оборону в намеченной точке эвакуации. В ту же секунду из ночной темноты над их головами материализовался корвет, разработанный как раз для заброски подобных спецгрупп в тыл врага и оснащенный самыми современными системами маскировки. Практически одновременно с появлением стелс-транспорта диверсанты ощутили сильный толчок почвы под ногами, земля вспучилась и ударила в пятки, тут же, впрочем, осев обратно - но уже без вражеского командного бункера по соседству. На его месте сейчас образовался аккуратный пролом, здание будто бы сложилось внутрь себя, одновременно с тем провалившись куда-то вниз, в глубь разлома.

Особенно эффектно все это выглядело с высоты, доступное взгляду бойцов, последними взбежавших по трапу внутрь эвакуационного корабля, тут же взмывшего вверх, закрывая на лету аппарель. Всполохи ядерного вихря и раскаленная, оранжевая сердцевина кратера, образовавшегося на месте вражеского командного центра, неоспоримо свидетельствовали об успехе операции. Важные разведданные добыты, бункер уничтожен, а значит задача успешно выполнена - командование будет довольно.

- Завершить симуляцию!

Команда, отданная Сенчиным тактическому компьютеру полигона, волшебным образом преобразила картинку вокруг. Ночная тьма сменилась ярким солнечным днем, макет республиканского командного бункера вновь возвышался над местностью, исчезли все следы недавнего сражения и трупы солдат противника, упрятанные в периметре - тренировка была окончена.

Корвет с одной из диверсионных групп, сформированной и обученной княжеской СБ на основе наработок «Мечей Востока», приземлился рядом с площадкой, на которой за проведением учебной операции наблюдало высокое начальство, в лице главы службы, нескольких старших офицеров и княжеского секретаря. Последний им так же был хорошо известен, ведь именно он начинал обучение группы, тренировался вместе с ними и разъяснял все тонкости взаимодействия в режиме, который с чьей-то легкой руки именовался теперь режимом «пси-роя».

Что это за методы тренировок, откуда получены данные знания, и какую, собственно, роль во всем этом играет их новоявленный тренер - об этом они не думали, ну или по крайней мере не рассуждали вслух, привычные к строгой армейской дисциплине. Связав свою жизнь с Домом Аверьяновых, принеся пожизненную клятву верности, они получили не только материальные блага для себя и своих семей, защиту и статус, но и эти самые новые знания и боевые техники.

Опытные специалисты прекрасно понимали, насколько за последнее время выросли их индивидуальное мастерство и, в особенности, возможности группового взаимодействия. Пожалуй, сейчас они на голову превосходили все известные им спецкоманды, и, при прочих равных, без особых проблем могли справиться с любым противником, что в очередной раз и показала данная тренировка. Захват вражеского генерала и систем связи бункера, в условиях противодействия элитного республиканского подразделения, столь малым отрядом считался ранее невозможным, но, благодаря пси-тренировкам, границы возможного для них существенно раздвинулись. И это так же являлось далеко не последним аргументом, обеспечивающим безоговорочную преданность профессиональных бойцов своим командирам.

- Господин полковник, специальный диверсионный отряд «Рой-9» готов к получению замечаний. Отсутствующих не имеем, жалоб нет, - отрапортовал командир выстроившегося перед ними подразделения, выдвинувшись из рядов похожих друг на друга бойцов, экипированных в новейшие легкие бронескафы, сейчас принявшие «уставной» матово-черный цвет.

- Замечаний не имею. Вольно, - скомандовал Сенчин и продолжил. - Бойцы, благодарю за службу! Все вы опытные профессионалы, и прекрасно понимаете важность полученных вами знаний и умений. Дом Аверьяновых ценит ваши старания в освоении этих навыков, так что за успешное прохождение тренировки каждому из вас будет зачислено по три тысячи бонусных баллов!

- Ура! - опять же по-уставному ответили диверсанты, но было заметно, что они действительно рады награде. Ввести бальную систему премий предложил Сергей, основываясь на своем опыте службы в наемном подразделении «Витязей». Подобный подход стимулировал учиться чему-то новому и постоянно совершенствовать свои навыки, так что оптимизированная и дополненная штатными аналитиками программа бального стимулирования разворачивалась сейчас во всех частях вооруженных сил Дома.

Распустив подразделение, в полном составе отправившееся в учебные классы, где уже они сами будут посекундно разбирать все детали прошедшей учебной операции, Сенчин, в сопровождении Сергея и держащихся позади офицеров, направился к стоянке флаеров, на которой их поджидал усиленный боевыми машинами кортеж. Время наступило неспокойное, противостояние группировок усиливалось, и если за пределами территории поместья вооруженное скорострельными плазменными пушками сопровождение все еще было запрещено, то для внутренних перемещений приказом князя применялось в обязательном порядке.

- Ну, что скажешь?

- Скажу, что сам бы с радостью принял участие в симуляции, - вздохнул Сергей.

Если поначалу он активно участвовал в процессе формирования отряда, во всех тренировках и обучении, то последнее время все чаще оставался в стороне от процесса, наблюдая за всем с позиции старшего офицера или командуя подразделением из центра управления операциями.

- Это всегда так поначалу, - улыбнулся полковник, - Ничего, привыкнешь еще к командирской доле. А что думаешь по боеготовности этого и других отрядов?

- Да вы и сами все видели, полковник, - ответил Сергей, - Сейчас у них конкурентов просто-напросто нет. Идеально сбалансированный и отточенный инструмент, скальпель, если хотите.

- Да уж... Будем надеяться, что поработать хирургами нам не придется, - скаламбурил Сенчин.

Впрочем, никто их них на самом деле в это не верил. Империя была больна давно и серьезно, и предпосылок к выздоровлению не намечалось - наоборот, с каждым днем ситуация все ухудшалась. Протестные настроения росли, а реакция из императорского дворца или запаздывала, или не отличалась продуманностью и адекватностью, что, по слухам, объяснялось ухудшением состояния самого Императора.

- Будем надеяться, полковник, но что-то мне подсказывает, что без целебного кровопускания не обойдется, - возможно так сработала его «чуйка», но в этот момент Сергей отчетливо понял правоту своих слов.

- Что ж, - внимательно посмотрел на него полковник, видимо уловив в его взгляде некий отблеск того самого состояния инсайда, - По крайней мере мы будем к этому готовы.

- Кто не с нами - тот против нас, - улыбнулся Сергей.

К данному моменту старинный девиз рода подходил как некогда кстати.

- Кто против нас - мертв, - кивнул полковник, над чем-то задумавшись и замолчав.

Так, в молчании, они и проследовали до самой стоянки, разлетевшись оттуда уже каждый по своим делам. Сенчин продолжил инспекцию спецподразделений, направившись к очередному учебному центру, а Сергей, впервые после возвращения на столичную планету, смог наконец-то выкроить несколько дней на то, чтобы провести запланированные операции в лаборатории Елистратова, совмещенные с детальным исследованием Симбионта.

Пусть его новая роль не предполагала непосредственного участия в боевых действиях, но, в свете намечающихся событий, повысить возможности организма и живучесть своей тушки будет не лишним, решил он. Тем более что проблем с финансами у него теперь не имелось, как и с доступом к новейшим секретным разработкам - и возможности по улучшению открывались перед ним колоссальные.

Глава 7. Часть 5



Усиленный точечным воздействием пси-импульса удар - и закованную в тяжелую броню тушу десантника мгновенно сносит куда-то в сторону. Кувыркаясь и высекая искры о твердое покрытие тренировочной площадки, противник, получивший прямой ногой в грудную бронепластину, впечатывается в массивное ограждение, с трудом пытаясь подняться. Наблюдать эти его попытки Сергей не мог, танцуя в поединке с товарищами неудачно подставившегося бойца, но чувство единения с миром, ощущение пространства, восприятие чужих эмоций и биения жизни - все это позволяло ему без проблем контролировать происходящее вокруг.

Уклонившись от очередного выпада, он присел, пропуская над головой массивный кулак в бронеперчатке, и сам с силой пробил в ответ, угодив в коленное сочленение бронескафа, с хрустом вывернув его в обратную сторону, смяв броню. На миг ему даже показалось, что он услышал сдавленный крик бойца внутри, но, скорее всего, его подсознание просто восприняло так импульс боли, пришедший от противника - все же доспех был герметичен и звуков не пропускал.

Десантники оказались быстры, но не настолько, как их сегодняшний спарринг-партнер, прилично уступая Сергею не только в силе, но и в скорости. Разогнанный мозг и сознание, перешедшее в стадию боевой медитации, позволяли ему всегда оставаться на шаг впереди, просчитывая ситуацию на ходу. Так что пока покалеченный соперник заваливался на подломившуюся конечность, он уже переместился к другому бойцу, и, не поднимаясь и действуя из низкой стойки, просто подбил тому ноги, тут же кувыркнувшись обратно.

Очередного набегавшего десантника Сергей встретил уже стоя, поймав за руку и бросив под ноги подкрадывающегося сзади бойца, свалив обоих. Подняться им он так и не дал, оглушив ударами в голову, оставив на прочных защитных шлемах заметные вмятины. Сбитый ранее с ног противник попытался было атаковать его снова, но пропустил удар в район печени, промявший доспех соперника и заставивший того вновь упасть на пол - на этот раз уже без попыток подняться.

Для следующих добровольцев, вызвавшихся потягаться с ним силами, все закончилось примерно так же, даже при включенном подавители пси поля штурмовики не смоги одолеть его в ближнем бою. Хотя, конечно, тут ему уже пришлось повозиться - не имея возможности усиливать удары телекинетикой, приходилось действовать осмотрительнее, выискивая уязвимые места в защите противника, благо что его бронескаф эксклюзивной сборки и сам по себе многократно повышал физические возможности носителя. Впрочем, зазнаваться победами над штурмовой элитой Сергей не спешил, прекрасно осознавая процент собственных усилий, и величину вложений в данный результат имперских ученых и техников.

Когда он впервые узнал порядок сумм, которые нужно будет потратить на все выбранные им модификации и импланты, то с сожалением стер составленный при помощи специалистов Елистратова список. Нет, Сергей вроде бы уже успел понять и принять всю величину свалившегося на него наследства, но, как выяснилось, до последнего момента так и не сумел этого осознать. Потому, когда граф недрогнувшей рукой все же подписал резолюцию для отдела снабжения, взглянув на него с улыбкой и вернув перечень закупок к первоначальному виду, он смог лишь кивнуть в ответ - быть может только в эту секунду прочувствовав все окончательно.

Нет, ну в самом деле, что такого? Если наследник богатого и влиятельного аристократического рода хочет засунуть в себя «железа» на общую сумму, превышающую стоимость авианосца, что ему может в этом помешать? И то, что некоторые материалы и образцы все еще находятся под грифом «строго секретно», препятствием тут быть никак не может - тем более если у Дома налажены тесные связи с военным ведомством и самыми передовыми имперскими лабораториями.

Все намеченные по плану процедуры преобразования заняли почти две недели, и еще несколько дней после этого Сергей привыкал к новым возможностям, в очередной раз заново обучаясь управлять своим телом. Сотрудники лаборатории сотворили почти невозможное, составив из разноплановых улучшений и модификаций сбалансированный комплекс, надежно связав его с Симбионтом, используя, в том числе, и возможности по оптимизации и замещению, присущие этой биологической структуре.

Пилотская модификация, проведенная кустарным способом еще на Найроби-4, поглощенная и улучшенная тогда же экспериментальной нейросетью, была, в общем-то, неплохим набором, изменяющим организм пользователя под конкретные боевые задачи. Однако имея практически неограниченные возможности, Сергею, при помощи специалистов, удалось проработать систему изменений, по всем параметрам превосходящую предыдущую бюджетную модель, в разы - если не на порядок.

Основой для экспериментов единогласным решением был выбран стандартный для высшей аристократии вариант, рассчитанный на очень тугой кошелек и призванный в первую очередь обеспечить выживаемость, долголетие и работоспособность своего носителя. Изменение кровеносной и центральной нервной систем, дублирование некоторых внутренних органов, защитный каркас и «армирование» жизненно важных зон, усиленная регенерация, специальные колонии наноботов - все это стоило бешеных денег. Так что подобные изменения, формально вроде бы не запрещенные никому, на самом деле могли позволить себе едва ли чуть больше пары сотен человек на всю огромную Империю.

«Князь-8», восьмое, новейшее поколение данной модернизации, увязали в единое целое с еще одним пакетом, предназначенным для установки диверсантам-одиночкам, забрасываемым в тыл врага в угрожаемый период. Своего названия комплекс пока что не имел, условно обозначенный как проект «Часовой Апокалипсиса», и разработан был в секретной лаборатории одного из силовых ведомств страны.

В военное время задачей носителей данного варианта улучшений являлось устранение вражеских лидеров, уничтожение особо важной инфраструктуры и прочие практически невыполнимые задания, где необходимы были личная мощь, скорость и боевой потенциал. Получить доступ к этим наработкам оказалось непросто - но для крупнейшего поставщика боевых кораблей и одного из богатейших имперских родов невозможного не существовало в принципе, по крайней мере не в этих вопросах.

Кроме двух основных пакетов модернизации, в итоговом проекте использовались отдельные блоки и из других сложившихся комплексов - того же десантно-штурмового, высшего офицерского, и даже комплекса, предназначенного для профессиональных танцоров. Сергей, когда увидел подобную строчку в общем списке, поначалу было удивился, решив, что где-то закралась ошибка, но его тут же просветили, пояснив, что никакой ошибки здесь нет, а возможности по улучшению связок и мозжечка, отвечающего у человека за координацию, в данном конкретном случае подходят ему наилучшим образом.

Так же обстояли дела и в других областях. Стандартные наборы модернизации, пусть даже максимального уровня, выстраивались обычно вокруг одной-двух особенностей, присущей профессии заказчика, и именно по этим направлениям включали в себя наиболее удачные решения оптимизации, ведь, как правило, для обывателей все ограничивалось ценой на подобного рода услуги. Создатели же данного проекта ценовой политикой ограничены не были, подбирая для Сергея все лучшее из самых разных областей деятельности и, соответственно, из различных профессиональных пакетов модернизации.

Над этим заданием работала целая команда, собранная Елистратовым из передовых специалистов семейных лабораторий. Учитывая пожелания самого заказчика и его особенности, они разрабатывали систему изменений, наилучшим образом подходящую одному конкретному человеку. Все это прогонялось через тактический искин главного лабораторного комплекса, который вносил свои замечания и поправки, добиваясь идеального результата. Некоторые материалы заменялись более качественными и дорогими аналогами, а зачастую и секретными или нелегальными разработками - это, опять же, многократно завышало сумму затрат, но задача стояла собрать лучшее, и они ее успешно решали. Даже если итогом прироста в 2-3 % служило трехкратное увеличение стоимости - здесь это мало кого волновало.

Что касается поддерживаемых модулей улучшения, которые присоединялись к нейросети и управлялись непосредственно Симбионтом, то тут четыре импланта из десяти сразу же резервировались под новейшие разработки «Нейроком сервис» - крупнейшей трансмировой компании-производителя подобных устройств. «Альфа-флеш 8.1» и «Майнд-прайм 7.0», по заверениям ученых, на сегодняшний день обладали наилучшими в своем роде характеристиками, так что без колебаний были включены в общий список. Достать их оказалось довольно проблематично, они еще не поступали в продажу, но на «черном рынке» удалось приобрести экземпляры, украденные в одной из лабораторий - пусть и по серьезно завышенной цене.

Однако это позволило обойтись всего четырьмя слотами расширений, увеличив потенциал его возможностей. Оптимизированные Симбионтом импланты, работая в парах, вполне справлялись с возросшими характеристиками носителя, прокачивая через себя огромные объемы информации, выводя интеллект и скорость реакции «подопытного» в максимум, который мог поддерживать его обновленный организм. Ну а в будущем, с развитием технологического уровня и появлением новой продукции, можно будет обойтись и одиночными модулями, освободив две подключаемые единицы под другие задачи.

Пятый слот оставили без изменений. Ничего лучшего, чем разработанный покойными учеными конфедератов модуль памяти, найти так и не удалось - подобного просто не существовало в природе. Так что биоимплант, носящий простое, но доходчивое название «Абсолютная память 2.0», решено было оставить на своем месте. Все производимые на сегодняшний день аналоги не могли обеспечить подобного качества работы с памятью. А к тому, что он может досконально вспомнить любой момент в своей жизни, Сергей уже как-то привык - со всеми плюсами и минусами данной возможности.

Несмотря на то, что его новый статус вроде бы не предусматривал личного участия в каких-либо боевых операциях, очередным имплантом, занявшим свое место в этом списке, был выбран специализированный пилотский продукт, первоначально разработанный для элитных частей имперского флота. Вот только тот оказался слишком дорогим в производстве, и военное ведомство от его закупок в итоге все же отказалось - зато у профессиональных гонщиков эта довольно редкая модель расширения пользовалась бешеной популярностью.

Сергею, естественно, установили разблокированную версию, активировав и баллистический компьютер, и трассировку событий, и прочие скрытые функции - из-за чего выбор в итоге и пал именно на этот имплант. Пусть переквалифицироваться обратно в пилоты он вроде как не собирался, но те возможности по улучшению координации и просчету вероятностных событий, которые давало это устройство, как нельзя лучше подходили к его варианту модернизации. При установке этого продукта, имеющего вместо названия лишь длинный военный индекс, создавался некий мостик между сознательным и бессознательным, прокладывая новые связи от разума в глубь «ментального тела» - что значительно увеличивало скорость мышления и принятия решений.

Вообще, расширение сознания, создание новых нейронных связей и взаимодействие с подсознательным являлось отличительной чертой практически всех высококлассных моделей подобных устройств - особенно тех, которые предназначались для установки руководителям высших рангов. Так как в дальнейшем его «профессиональная» деятельность будет связана именно с руководством и управлением, то выбор специализированных имплантов напрашивался сам собой.

Тактический модуль, модули расширения абстрактного и логического мышлений - вот три кита, на которых держался современный руководитель. Про эту «управленческую тройку» Сергей узнал еще в университете, но тогда и помыслить не мог, что в скором времени сможет установить нечто подобное и себе. В пакетах профессий данные импланты встречались и поодиночке, но именно в такой связке работали лучше всего, и рекомендовались для установки высшему генералитету, правящей аристократии и чиновникам ранга министров и выше.

Взаимодействовали они, как было понятно из названий, в первую очередь с разумом, опять же пуская свои корни в подсознание носителя, позволяя четче и глубже видеть картину скрытых взаимодействий, просчитывать последствия тех или иных решений и выбирать оптимальные пути для достижения нужного результата. В связке с пилотским имплантом, который вроде бы предназначался совсем для другого, но на деле частично работал по схожим принципам - все это могло дать заметное усиление эффекта.

Именно поэтому последним модулем расширения оказалось выбрано весьма неоднозначное устройство производства Восточного Союза. «Ветер перемен» - под этим поэтичным названием скрывался псионический имплант, повсеместно запрещенный к продаже в Центральных мирах. В отличии от сертифицированных моделей, позволяющих усилить те или иные стороны таланта, активизируя соответствующие области в головном мозге, данный имплант действовал на каких-то совершенно иных принципах.

Тайна его производства и особенности работы строго охранялись восточниками, и повторить этот продукт пока еще никто не смог - по крайней мере имперские лаборатории различной принадлежности давно и безуспешно предпринимали подобные попытки, но выяснили лишь основные принципы работы устройства. Этот, по сути биологический объект, приходился «дальним родственником» его Симбионту, выполненный по схожим принципам - хотя и предназначенный совсем для других целей.

«Ветер перемен» не давал разовой прибавки способностей, но повышал сам порог развития, увеличивая возможный уровень «прокачки» псионика, улучшал контроль слабых взаимодействий и, в некоторых случаях, помогал выявлять и развивать скрытые ранее грани таланта. Основа его воздействия, помимо специфического изменения участков центральной нервной системы, лежала, опять же, как раз-таки в области активизации подсознательного.

 Именно поэтому выбор пал на данный продукт, несмотря на его астрономическую стоимость и противоречивые отзывы пользователей - для некоторых псиоников он оставался практически бесполезен, тогда как другим помогал очень существенно, позволяя выйти на новые горизонты развития. Конечно, согласно официальной информации, в некоторых случаях контрабандный модуль приводил к необратимым изменениям мозга, делая из человека практически овощ, но статистика тут явно была подкручена имперскими цензорами. Видимо так проявлялись отголоски давней политики ограничения числа пси-активов - или обычный страх чиновников перед чем-то новым и неизвестным.

 По мнению же искина лаборатории, в подобной связке имплантов могли открыться какие-то новые возможности, сработать эффект так называемо «синергии» - когда отдельные части значительно усиливали целое. Так что, недолго думая, Сергей подтвердил выбор - даже если ожидания специалистов не оправдаются, в своей способности выжать из этого устройства максимум он практически не сомневался. Просмотрев собранную аналитиками СБ информацию по использования данного импланта, он пришел к выводу, что для его активизации и правильной работы необходимы регулярные тренировки пси взаимодействия, да и контрабандисты вроде как намекали об этом же, хотя и довольно расплывчато.

Причем Сергей подозревал, что наилучшим образом тут подойдет именно тот комплекс, которому он обучился в старом китайском бункере - уж слишком похожи были некоторые обороты в этом расплывчатом описании на памятные ему наставления Инструктора. Видимо, несмотря на все войны, развал страны и прошедшее после этих событий время, дело китайских ученых жило и крепло в новосозданном Восточном Союзе - сегодняшнем общепризнанным лидере в сфере изучения и освоения псионики.

Так что основания для подобного выбора у него вполне имелись, хотя и пришлось немного поспорить с графом и даже князем, отстаивая свое решение. Но в итоге своего он добился, и этот имплант все же занял место в общем списке изменений, закрыв последний, десятый слот расширения.

Глава 7. Часть 6



Все последующие дни, понадобившиеся на поведение серии операций, Сергей провел в новейшем медбоксе, находясь без сознания. Так что для него все прошло довольно быстро и безболезненно. Он просто закрыл и отрыл глаза, поначалу практически не ощутив в себе изменений, будто бы проснувшись после долгого и спокойного сна - выспавшимся и отдохнувшим.

Однако по виду большинства специалистов подобного сказать было нельзя, уставшие и осунувшиеся лица хирургов, биотехников и прочей научной братии говорили о том напряжении, в котором команде специалистов приходилось работать все эти дни, перестраивая организм «подопытного» и, вместе с тем, детально изучая его Симбионт. Ну в самом деле - когда еще представится возможность в очередной раз порезать на части приближенного к князю добровольца, в буквальном смысле разобрав его на органы, оставив плавать в специальном физиологическом растворе.

Впрочем, улыбки и чувство гордости за проделанную работу, пробивающиеся на этих усталых лицах, лучше всяких слов говорили об удачном исходе прошедшей операции. Да и постепенно подключавшиеся модули, выходящие на рабочий режим, вскоре уже дали о себе знать, заставив его, как и в прошлый раз, после установки экспериментальной нейросети, вновь учиться ходить и управлять своим изменившимся телом.

Сила, ловкость, скорость реакции - все это улучшилось кардинально. Искуственные мышцы и выращенный заново монокристаллический костяк позволял, поднапрягшись, согнуть гриф штанги, завязав его узлом-бабочкой. Постоянная поддерживаемая скорость обработки нервных сигналов увеличилась до шестисот процентов от нормы, сделав его быстрее в семь раз, в максимуме разгона достигая тысячи ста процентов. Правда опять вылезла старая проблема дерганности движений - так что пришлось потратить время еще и на обучение использованию этой скорости в обычной, повседневной жизни.

Возможности противодействия повреждениям проверять все же не стали, хотя нанесенный скальпелем на ладони глубокий порез, с трудом прорезавший эластичную, но прочную кожу, затянулся буквально за считанные минуты, не оставив после себя никаких следов. По заверениям ученых, даже после поражения большинства внутренних органов и остановки кровоснабжения Сергей какое-то время сможет жить и активно действовать, дождавшись получения помощи. Даже при травмах позвоночника дублирующая разводка переферийной нервной системы позволит ему добраться до медиков на своих двоих, так что действительно опасными для него можно было считать лишь необратимые повреждения головного мозга.

Впрочем, тут специалисты опять же постарались увеличить природную защиту, заменив материал костей черепа, но на этом не остановились, доработав все по своему усмотрению. На его внешнем виде эти дополнительные каркасы безопасности, демпфера и прочее никак не сказались, вместе с тем значительно повысив общую стойкость. Как ему было заявлено, сейчас Сергей практически гарантированно мог бы пережить падение с высоты нескольких десятков метров, столкновение с аэрокаром на средних скоростях или обстрел из ручного импульсного оружия. Хотя под те же плазменные выстрелы или крупные калибры ему все же лучше не подставляться, никакая живучесть и броневая защита здесь уже не помогут.

Специализированные импланты, перестраивающие его сознание под прокачку и анализ огромных объемов информации, на максимальный режим адаптации выйти должны были не раньше, чем через полгода. Коэффициент интеллекта стандартными методами уже не просчитывался, упираясь в природные особенности организма и теоритически возможный для человека предел. Так что о том, насколько возрастут его аналитические возможности после выхода на «рабочий режим», пока можно было только гадать.

Все это время для лучшего результата желательно еще и чем-то нагружать мозг, и тут лучшим вариантом являлось усвоение каких-либо учебных баз. Прикинув все за и против, Сергей заказал себе специальную подборку, в основном содержащую информацию технического характера, присовокупив туда и оставшиеся невыученными кристаллы с особенностями вражеской техники, приобретенные еще у «Витязей», которые он так и не успел загрузить до того злосчастного боя.

 Когда-то подобного рода нагрузка применялась учеными конфедератов для тестирования Симбионта, так что и сейчас, решил он, интенсивное усвоение этих баз для схожих целей так же вполне ему подойдет. Заодно и освежит свои устаревшие в некоторых областях знания, расширит кругозор пилотирования - вдруг когда пригодится, тем более что основной доход семьи шел как раз таки от высокотехнологичных производств и орбитальных верфей, и тут ему волей-неволей нужно будет разбираться хотя бы в основах.

«Ветер перемен» себя пока что практически никак не проявлял, за исключением может быть чуть увеличившейся скорости прогресса в овладении способностями, по крайней мере по его ощущениям. Возможно, конечно, это было как-то связано еще и с посещением семейного склепа, расположенного в крайне странном и нестабильном в пси-восприятии месте, но, как бы там ни было, измеренные после операции показатели Сергея все же порадовали.

 С момента последнего теста, сделанного еще при поступлении на службу к «Витязям», прошло уже довольно много времени, его возможности возросли, он это чувствовал, но вот оценить собственный прогресс случая как-то не доводилось. И новые данные подтвердили его самые лучшие ожидания - интуиция и эмпатия у него по своим показателям уже подбирались к группе «А», да и телекинез наконец-то преодолел барьер «В» ранга, пусть пока и начального его уровня.

Тренировки по методикам «Мечей Востока», проводимые с подаренным некогда Марго амулетом, Сергей не прекращал и даже увеличил их интенсивность, пытаясь таким образом активировать контрабандный имплант. «Чуйка» подсказывала ему, что поступает он правильно, так что в будущем можно было надеяться на значительное усиление собственных возможностей в этом плане и, кто знает, может даже на проявление новых граней таланта. По крайней мере такие случаи ему были известны - а там уж как повезет.

По окончанию первичных настроек и периода привыкания к своему обновленному организму, Сергей на несколько дней оккупировал один из родовых полигонов. В ускоренном темпе прорабатывая всю программу тренировок, он поначалу действовал в одиночестве, но позже, освоившись, стал привлекать к совместным занятиям и спецотряды охраны Дома, как созданные относительно недавно группы под кодовым обозначением «Рой», так и подразделения гвардии - тех же десантников, например.

Как выяснилось, стандартный легкий бронескаф восьмого поколения «Тень - 8М», предназначенный для спецназа Империи и закупленный под нужды сформированных групп пси-бойцов, не позволял Сергею полностью раскрыть все его новые возможности. Так что экспертная группа, собранная из лучших лабораторных инженеров, разработала и осуществила программу модернизации комплекта защиты, опять же не слишком ограничивая себя в финансах.

Значительно была изменена электронная начинка устройства, настроены и отрегулированы программные возможности, расширив предел использования бронескафа, рассчитанный для бойцов стандартных модификаций. Само броневое покрытие практически полностью заменили на более дорогие аналоги, выполненные методом зонного молекулярного спекания, так что сейчас оно по своим характеристикам превосходило даже тяжелые штурмовые комплексы, что и показала тренировочная схватка с десантниками.

Усиленные точечным пси импульсом удары порой ломали и проминали стандартные бронескафы штурмовиков. Соперника Сергей не жалел, вкладываясь в удары по полной - схватка изначально планировалась жесткой, о чем все ее участники были предупреждены заранее. Однако желающие проверить на вшивость этого непонятного бойца, тренирующегося рядом с ними на полигоне, все же нашлись - ну а поломанные кости быстро срастутся, и дежурные бригады медиков уже паковали пострадавших в переносные медбоксы, заодно отрабатывая и навыки быстрой эвакуации на поле боя.

При включенных подавителях справляться с накатывающими на него волнами закованных в тяжелую броню бойцов стало куда как сложнее. Ощущение пространства, которое ему давали пси-способности, было на порядок информативнее, нежели обычная картинка, воспринимаемая органами чувств, пусть и модернизированными при перестройке организма, и дополненными сканерами и датчиками самого доспеха. Не имея возможности усиливать удары, приходилось подолгу возиться с каждым противником, атакуя его в уязвимые точки и постепенно обездвиживая.

- Все, брэйк, - скомандовал Сергей, отправив очередную группу десанта отлеживаться в ожидании помощи. И хотя он еще вполне мог продолжить серию этих схваток, практически не пострадав в поединках и пока что не испытывая потребности в отдыхе, но просто не видел смысл в дальнейшей тренировке этого типа, выяснив для себя все необходимое.

- Ну что, - усмехнулся граф, когда Сергей покинул площадку, деактивируя шлем и подходя поближе к нему, - Вижу, проверка возможностей проходит вполне успешно.

- Да, я уже практически закончил, - кивнул ему приветственно он. - Еще пару дней, завершу программу испытаний - и все.

- И как ощущения? - граф, отвечающий в Доме за все силовые функции и ведомства, не упускал случая поприсутствовать на тренировках, оценить потенциал новых подразделений и его самого.

- Это фантастика! Слов нет - одни эмоции, - улыбнулся Сергей, - Вы же в курсе результатов того полевого выхода?

- Когда за тобой гонялись три группы «Роя»? Да уж, такой удар по их самолюбию и профессиональной гордости, - засмеялся Елистратов. - Ничего, им полезно, а то как бы не «зазвездились», получив новые знания и умения. Надо бы через тебя и остальных спецов прогнать, чтобы не зазнавались.

- «Приземлить» спецуру - это я завсегда рад. У меня тут как раз по плану отработка городского боя намечается, присылайте, поработаем.

- Ты сам-то не переоценивай свой боевой потенциал, Сергей. Да и для руководителя это не главное, - в очередной раз усмехнулся граф, и добавил, постучав себя костяшками пальцев по голове, - Вот где твоя сила - ее и развивай.

Сам Сергей был, в принципе, совершенно согласен со старшим родственником, так что только кивнул в ответ на это его заявление. Новые возможности захватывали, однако, пожалуй, он и правда слишком уж подзавис на этом полигоне - пора было заняться и другими делами, той же подготовкой к императорскому балу, например. Мероприятие, на котором он должен был быть представлен высшему свету как княжеский наследник, приближалось, но время в запасе у него все же еще имелось.

- Вы правы, граф. Выполню программу - и на этом все, займусь подготовкой к роли наследного княжича.

- Да, дел и забот у тебя явно прибавится, так что развлекайся напоследок. Больше тебе бегать в броне, размахивая оружием, вряд ли придется - появятся совсем другие заботы.

В очередной раз кивнув собеседнику, Сергей еще какое-то время пообщался с Елистратовым, узнав последние семейные новости, затем активировал шлем и отправился обратно на тренировочную площадку. Как бы там в дальнейшем не повернулось, лишними все эти тренировки он не считал - возникло у него такое предчувствие.

Хотя в одном граф, несомненно, был прав - вряд ли боевые умения понадобятся ему непосредственно во дворце. Так что за оставшееся до церемонии время необходимо будет еще раз отработать уроки этикета, гласные и негласные правила поведения в высшем обществе и прочие скучные, но необходимые навыки, вздохнул он. Но, все же, только по окончанию основных тренировок, твердо решил Сергей - в очередной раз доверившись своей интуиции.

Глава 8. Часть 1



Дворцовый комплекс поражал воображение. Нет, он конечно и раньше имел возможность полюбоваться на императорскую резиденцию в голонете, и даже успел посетить виртуальную экскурсию, во время которой подготовленный гид почти два часа водил группу по территории - но вживую все выглядело еще величественнее. Монументальные здания, построенные в конце периода Объединительных Войн, сменялись совсем уж старинными постройками, теми самыми артефактами времен Первой Космической, чьи увенчанные звездами шпили и сейчас гордо вздымались ввысь, одним своим видом говоря о преемственности и древности государства и правящего рода.

Кортеж Аверьяновых прибыл точно к назначенному времени, влетев на охраняемую территорию придерживаясь выделенной для них воздушной линии. Приземлились они на специальной площадке, отведенной для гостей, и, пройдя процедуру опознания, вскоре уже проследовали в зал для приемов. Как такового досмотра для владетельной аристократии не проводили, ношение оружия на подобного рода мероприятиях было запрещено, и все строго следовали этим давним договорам, заключенным еще на заре становления Империи.

Однако ничто не мешало имперской охранке сканировать прибывших гостей самыми разными способами, включая и проверку пси-активами, что Сергей прекрасно ощущал на свой шкуре, двигаясь в составе делегации. Количество приглашенных гостей строго ограничивалось, на сам прием допускалась лишь высшее дворянство, так что, оставив охрану с помощниками в специально отведенных для этих целей помещениях, ядро их группы проследовало дальше.

- Владетельный князь Аверьянов! - разнесся по залу усиленный голос распорядителя.

На какое-то время все разговоры стихли, сотни глаз впились во вновь прибывших, отдавая должное одному из влиятельнейших и богатейших людей государства. Привычно кивнув одновременно всем и вроде бы никому конкретно, Аверьянов-старший проследовал дальше, передвигаясь по залу и здороваясь с нужными людьми уже лично. Рядом с ним держались и Сергей с графом, и если последний видимо был привычен здешней публике, то на новоиспеченного секретаря многие смотрели с неподдельным интересом, пытаясь просчитать его роль в Доме и, может быть, пересмотреть кое-какие расклады.

Сам факт того, что он попал на это элитное мероприятие, состоя в сопровождении владетельного князя, резко возвышал его в глазах остальных, поднимая в негласной табели рангов куда-то до верхних его строчек. Теперь он в любом случае окажется на прицеле у всех этих политиков и интриганов, не говоря уж о более мелкой шушере, вроде ищущих протекции чиновниках или тех же великосветских сводницах, под заказ подбирающих выгодные партии своим клиенткам.

- Приветствую господа, позвольте представить... - Сергей стоически переносил все эти расшаркивания и внимание публики.

 Вскоре он уже практически на автомате отвечал на вопросы, раздавал комплименты и дежурно шутил. Впрочем, попадались и интересные для изучения экземпляры, как тот же барон, бочкообразное тело которого весило, наверное, килограмм под двести, что в условиях доступности медпластики выглядело довольно экстравагантно. Контрастом к этому облику смотрелись все его три жены, стройные красавицы близняшки - как, скорее всего, и было задумано. Подобного рода эпатаж великосветское общество только приветствовало, пока все не выходило за рамки неких приличий.

Спустя какое-то время Сергей наконец-то сумел вырваться из этого круга приветствий, одним взглядом отпросившись у князя, отправившись к замеченным им неподалеку друзьям. Ветров с женой и Елена Батриди явно обрадовались его появлению, но тут же насели с вопросами.

- Ну, Сергей, мы конечно всегда знали, что ты далеко пойдешь, но чтобы так! - приветствовали его супруги, тут же как бы в шутку добавляя с заговорщицким видом. - Признавайся, ты, наверное, внебрачный сын старика?!

- Тогда уж внук, по возрасту ближе будет, - отшутился Сергей, успев увидеть тень «понимания» в глазах прижавшейся к нему генеральской дочки. То, что обладающая даром провидицы девушка его раскусила, уже, в общем-то, практически ничего и не значило. Подмигнув немного ошеломленной подруге с тем, чтобы та не раскрыла все секреты раньше времени, не испортив сюрприз, он временно покинул друзей, отговорившись занятостью у князя.

Компания во главе с Ветровым надумала прогуляться по дворцовому комплексу - по той его части, естественно, которая была открыта для посетителей. Ну а сам он, перекинувшись еще парой слов со знакомыми по университету, вскоре уже отправился обратно к родственникам -  подходило время выхода Императора и начала ежегодного представления наследников.

 Вспышка света, ослепившего его и всех присутствующих, застала людей врасплох, а пришедшая следом ударная волна с грохотом проломила фасад здания, словно картечью разя аристократическую элиту обломками и осколками стекол и витражей. Мгновение, и все смешалось в кучу - живые и мертвые, мебель, посуда и прочее.

 Сергей, сразу же рефлекторно упавший на пол, отделался лишь порезами и синяками. Одним из первых придя в себя, он, немного контуженный и оглушенный, пытался подняться, наблюдая за царившим вокруг хаосом из криков страха и стонов агонии тех, кому повезло чуть меньше. Сквозь обрушившийся фасад здания проглядывали новообразованные грибовидные облака, оставшиеся, видимо, от маломощных тактических боеголовок - так что дела обстояли паршиво.

Подобного рода зрелище в живую до этого видеть ему как-то не доводилось, но он без труда опознал последствия точечной орбитальной бомбардировки, сразу же прикинув и расположение целей. По этим его прикидкам обстрелу подверглись в первую очередь казармы императорской стражи, гвардейцы и прочие подразделения охраны Императора - и пахнет тут уже не терактом, как кто-то с надрывом кричал в стороне, а кое-чем существенно худшим.

Словно подтверждая его мысли, небо прорезали яркие росчерки тормозных двигателей десантных ботов, на пределе мощностей гасивших скорость и инерцию у самой земли, сжигая свои антигравы. И то, что ни одна из систем противокосмической обороны так по ним и не отработала, только подтверждало его опасения.

Немного оправившись от последствия взрыва, Сергей выпрямился, попытавшись сориентироваться в практически полностью изменившейся обстановке приемного зала, бросившись туда, где, по его воспоминаниям, в момент удара находился Аверьянов-старший, сопровождаемый графом. Пробегая мимо окровавленных тел, перепрыгивая раненых, он целеустремленно двигался к цели, понимая, что времени у них остается все меньше, и скоро те, кого доставили эти десантные боты, начнут зачистку периметра. А судя по столь решительному началу - церемониться они особо не будут.

Граф Елистратов практически не пострадал - ушибы, порезы, легкая контузия не в счет, хотя выглядел тот паршиво. Порванная во многих местах окровавленная одежда, присыпанная строительной пылью, резко контрастировала с его видом ранее, и Сергей даже не сразу того опознал, увидев потрепанного человека, пытавшегося достать кого-то из-под обломков. На крик граф не отреагировал, видимо будучи оглушенным взрывом, да и шум в зале стоял адский, так что он просто присоединился к нему в разборе завала, уже понимая, кого там увидит.

Князю, стоящему ближе к фасаду здания, повезло гораздо меньше, и, когда они совместными усилиями откопали покалеченное осколками тело, он уже не дышал. Возможно, в любом другом случае могла бы помочь немедленная медицинская помощь и реанимация, но только не в это раз - обломок арматуры, вошедший Аверьянову-старшему в голову чуть выше правого уха, надежд на спасение не давал.

Данный факт Сергей осознал первым, в шоке отстранившись от тела родственника, которого обрел лишь недавно. Хотелось кричать и рвать кого-то зубами, вот только пока что непонятно было кого - но он это обязательно выяснит.

В глубине здания, там, где оставалась свита вновь прибывших, уже слышалась интенсивная стрельба, усиливавшаяся с каждой секундой. Медлить было нельзя, так что, воспользовавшись помощью Симбионта, убрав шквал эмоций, Сергей чуть ли не силой оттащил контуженного Елистратова в сторону и, прикрыв лицо князя собственной церемониальной курткой, поддерживая графа направился прочь.

Связь ожидаемо не работала, так что о судьбе Ветрова и компании, прогуливающихся где-то на территории комплекса, можно было только гадать. Оставалось надеяться, что тем повезло все же чуть больше, и они сумеют вырваться из этой ловушки, в которую превратился ежегодный императорский бал.

Несмотря на приближавшуюся стрельбу, какие-то люди все же пришли на помощь пострадавшим - обслуживающий персонал, дежурные медики и даже охрана, вооруженная короткоствольными автоматами, напряженно прислушивающаяся к звукам боя, разгоравшегося в нескольких точках вокруг.

Граф немного пришел в себя, передвигаясь уже самостоятельно, но все так же покорно позволял Сергею собою командовать, видимо будучи ошеломлен всем случившимся, да и просто признавая его опыт в таких ситуациях. Оставаться в зале, надеясь на то, что группы, штурмующие резиденцию, не тронут выживших, было бы глупо - не для того нападающие, кто бы они ни были, затеяли все это именно тогда, когда весь цвет имперской аристократии собрался в одном месте, по крайней мере той ее части, что поддерживала Императора. Так что, скомандовав графу держаться сзади, Сергей быстрым шагом направился в сторону перехода, ведущего, как он помнил, к одной из площадок, на которой чуть раньше приземлялись кортежи гостей мероприятия.

Не обращая внимания на творившуюся вокруг суету, Сергей целеустремленно двигался к цели, сопровождаемый графом. Пару раз их пытались остановить какие-то люди из дворцовой обслуги, которые видимо по привычке выполняли свою роль, стараясь таким образом сориентироваться в этом хаосе. Выполняли, несмотря на то, что невдалеке кто-то интенсивно перестреливался, звучали взрывы гранат, а пули залетали в ближайшие помещения, со звоном разбитого стекла осыпая осколками окна.

Опасности или проблем эти их действия не доставляли, обычно хватало одного взгляда, чтобы облаченные в классические ливреи дворцовые распорядители убрались с пути - видимо чувствуя, что сейчас Сергей не остановится ни перед чем. Скорректированные Симбионтом в боевом режиме эмоции ушли куда-то на задний план, и осталась лишь цель - выбраться с этого поля боя и вытащить с собой графа.

Тяжело экипированные гвардейцы, усиленные расчетами мощных дроидек, тем временем занимали соседние помещения, оборудуя импровизированные брустверы и бойницы - и внимания на гражданских практически не обращали. Однако ближе к переходу, ведущему на стоянку, беглецы все же наткнулись на организованный местной службой охраны заслон. Тройка экипированных по тревоге в бронедоспехи и вооруженных плазменными автоматами сотрудников охранки даже не стали их выслушивать, взяв на прицел, несмотря на то, что граф пытался что-то им доказать.

- Послушайте, вы же сами все видите, здесь нельзя оставаться!

- Не положено! Вы временно задержаны, согласно особому положению! Лицом к стене, руки на стену - ноги врозь!

Времени на разбирательства не было - мгновенно просчитав все варианты, Сергей начал действовать, ускорившись до предела. Пси-импульсом отводя нацеленный на него ствол оружия в сторону, он сблизился с одним из охранников, пропуская в стороне очередь рефлекторно выстрелившего бойца, тут же проведя захват и со всей силой своего модернизированного организма кинув того в стоящего рядом товарища, охранявшего графа, свалив таким образом обоих.

Старший из троицы, находившийся чуть поодаль, успел сориентироваться, начав стрельбу на поражение, вскинув свой пистолет. И, будь он вооружен чем-то более скорострельным, возможно шансы у него и были бы - все же в охрану императорской резиденции отбирали действительно лучших.  Однако в данном случае Сергей просто оказался намного быстрее, качнув маятник и уклонившись от выстрела, он сбил его руку в сторону, вырубив пытавшегося закрыться противника, ту же подскочив обратно к оглушенным столкновением бойцам, добавив обоим, надежно их успокоив.

Вся скоротечная схватка заняла какие-то секунды, так что ошеломленный произошедшим Елистратов так и остался стоять, с удивлением наблюдая случившееся. Впрочем, надо отдать ему должное, сориентировался граф относительно быстро, придя в себя и одобрительно кивнув Сергею, когда тот вооружился пистолетом шустрого лейтенанта охраны. Больше они ничего брать не стали, дружно решив, что в данных условиях неизвестные люди с автоматическим оружием будут представлять собою мишень для обеих сторон. Стандартный армейский короткоствольный «Тур» можно хотя бы за поясом спрятать, воспользовавшись в случае необходимости, а с автоматом такой фокус не провернешь. Да и для должных вскоре очнуться бойцов охранки штатные автоматы, судя по обстановке, наверняка еще пригодятся.

Дальше до самой стоянки людей практически не встречалось. Звуки ближайшего боя остались чуть позади, так что Сергей немного расслабился, не забывая, впрочем, контролировать окружение. То, что в ангарном помещении находятся вооруженные люди, он скорее почувствовал - засада, сделанная нападавшими на пытавшихся вырваться аристо, ничем себя не выдала. Ничем, кроме одного - охотничьего азарта притаившегося в траве хищника.

Глава 8. Часть 2



Сколько именно человек засело у флаеров, понять было сложно, но то, что противник там не один - это точно. Деструкторы пси-поля атакующие силы не использовали, особого смысла в этом при переходе подготовленной акции в активную фазу уже, видимо, не имелось. Ну а личные блокираторы простые бойцы носили крайне редко - по причине чрезвычайной дороговизны этих устройств и редкости пользователей пси. Однако в данном случае это с их стороны было ошибкой - одному конкретному пси-активу сейчас позарез нужно было проникнуть в охраняемый ими ангар.

Дав знак Елистратову оставаться на месте, схоронившись в одной из подсобок, Сергей достал «трофейный» пистолет, приготовив пару запасных обойм к быстрой смене, и, крадучись, двинулся в обход центрального прохода. Тот наверняка контролировался оккупировавшими помещение бойцами, потому он и решился на проникновение через один из путей, предназначенных для персонала.

Спустившись чуть вниз, Сергей осторожно поднялся по лестнице, оказавшись в техническом коридоре, держа сороказарядный импульсный «Тур» перед собой, готовый в любую секунду открыть огонь. Мину направленного действия, закрепленную на потолке и смотрящую своими датчиками вниз, поджидая неосторожную жертву, он разглядел без труда, хотя та сейчас и не отличалась фактурой и цветом от окружающих материалов, но объем этой смертельной «нашлепки» выдавал ее четко.

Такие сюрпризы обычно ставились на неизвлекаемость, с заблокированными каналами связи и управления, так что без специальных устройств разминирование оказывалось практически невозможно. Конечно, знал он и тут несколько хитростей, которыми можно было бы воспользоваться, будь у них время - но его-то как раз и не имелось.

Оценив и выстроив в голове конусообразный контур объемного слежения датчиков, Сергей, с короткого разбега, подпрыгнув, рыбкой нырнул в одну из «мертвых зон», находящихся в верхних углах коридора, ввинтившись в это пространство и мягко приземлившись на другой стороне, практически бесшумно смягчив падение на руки перекатом. И все-таки те, кто засел в ангаре и устанавливал эти закладки, оказались профессионалами. Будь сейчас на его месте кто-либо другой, пусть даже «стандартный» военный модификант, выполнив данный трюк из боевой акробатики, он бы влетел прямиком в натянутую поперек коридора монокристаллическую вибронить - с самыми печальными для «каскадера» последствиями.

Сергей сумел остановить инерцию чуть раньше, выйдя из переката буквально за десяток сантиметров до невидимой преграды, практически уткнувшись в нее носом, уловив улучшенными органами чувств тот пространственный зуд, что исходил от этой «Микронки». Осторожно пригнувшись, он распластался на полу и пролез под нитью чуть дальше, буквально всем телом ощутив вибрацию острейшей ловушки, а затем снова выпрямился и перехватил пистолет наизготовку.

 Коридор заканчивался выходом в нужный ему ангар и оказался заставлен по сторонам каким-то ящиками, стеллажами и прочим, располагаясь к тому же под металлическим парапетом, окружавшим немалых размеров стоянку. Данное место как нельзя лучше подходило для рекогносцировки, так что, прокравшись в укромный уголок, Сергей там надежно устроился, осматривая местность.

Инородные вкрапления, представлявшие собой отряд легкой пехоты со знаками принадлежности к одному из Домов, он определил быстро. Умело разбив пространство на сектора, они располагались по периметру стоянки, заполненной машинами прибывших кортежей и служебными флаерами сотрудников, находящихся в одной из секций чуть в стороне.

Шестерка экипированных легкими бронедоспехами бойцов действовала вполне грамотно, разделившись на пары, контролируя основные входы и выходы, заминировав оставшиеся подходы и отстреливая неосторожно сунувшихся беглецов. О результативности их действий говорили хотя бы трупы, сложенный в рядок у одной из стен, среди которых, наряду с несколькими охранниками, техниками и обслугой, можно было различить шикарные костюмы и платья гостей сегодняшнего мероприятия, которым «повезло» добраться сюда первыми.

Определившись с местоположением целей, быстро составив план ликвидации, затягивать Сергей с этим не стал - время сейчас играло не на его стороне. Потому и выстраивать хитрые комбинации на начало этого боя он не собирался, решив положиться на скорость и внезапность атаки. Осторожно подкравшись на расстояние верного выстрела к первой паре дозорных, находясь вне зоны их видимости, он прикинул последовательность поражения целей, вскидывая «Тур» и быстро переводя целик с одной «мишени» на другую, и наконец-то открыл огонь.

Бывший владелец оружия, похоже, ранее служил в войсках, видимо сохранив штатное вооружение при переходе в службу охранки, иначе трудно было бы объяснить выбор подобного мощного пистолета для повседневного ношения, как и наличие в одной из обойм бронебойных боеприпасов. Но сейчас эта его сентиментальность пришлась как нельзя кстати - разогнанные магнитным полем стреловидные пули без проблем должны были пробивать легкую броню пехотинцев.

Первая цель так и не успела ничего осознать. Подведя целик под срез шлема, Сергей выстрелил в основание черепа бойца, поджидавшего новые жертвы, прервав идущие от того эмоции азарта, тут же заученно переведя прицел, поражая двумя выстрелами и его товарища, начавшего было поворачиваться, угодив тому в прикрытое бронемаской лицо.

Сразу же упав на пол, он мгновенно развернулся в направлении новых целей, открыв огонь по следующей двойке противника, находящейся в пределах его видимости. Располагались те все же далековато, так что рисковать он не стал и, как и планировал, просто в быстром темпе расстрелял пехотинцев, целясь им в корпус. Среагировали они довольно проворно, попытавшись занять укрытия, но вот удара с тыла не ожидали, явственно «пыхнув» эмоциями страха и растерянности - за что и поплатились, поймав несколько попаданий, сваливших их на пол ангара.

 Добил подранков он уже прицельно, выстрелами в голову, тут же перекатившись в укрытие, вскакивая на ноги. Оставшаяся пара пехотинцев была самой проблемной частью его плана, и хотя на выбранной Сергеем первоначально позиции видеть его они не могли - но и ему придется попотеть, играя с теми в кошки-мышки в этом ангаре.

Основные свои надежды на успешное продолжение боя он выстраивал исходя из предположения, что столкнуться ему придется с профессиональными солдатами, хорошо обученными - со всеми плюсами и минусами стандартного обучения. Шаблонное обучение предполагает шаблонную тактику действий, и понимание этого приходит обычно с опытом, если, конечно, боец доживает до этого времени. Но этим двум конкретным бойцам научиться чему-то новому сегодня было не суждено.

Выдвинувшись в обход зоны боя, пытаясь согласно наставлениям зайти перекатами с фланга, прикрывая один другого, они выбрали для своего перемещения именно тот участок, который Сергей и предполагал в этих раскладах. Так что впередиидущего бойца он снял без проблем, затаившись чуть в стороне и свалив его точным выстрелом в голову.

Последний оставшийся в живых пехотинец, как и ожидалось, геройствовать не стал, судя по долетевшим до него отголоскам эмоций, находясь на грани паники от столь быстрой потери товарищей. Но все же натаскивали их хорошо - даже в таком состоянии тот, действуя по правилам, откинул дымовые гранаты, приняв решение отступить и вызвать поддержку. Но добраться до выхода не успел, перехваченный Сергеем, хладнокровно расстрелявшим остаток обоймы ему в спину.

Экипированы бойца оказались не так давно снятой с вооружения армейской моделью скорострельных импульсников, что часто встречалось в ополчениях не слишком богатых аристократов. Биометрического сканера они не имели, так что Сергей тут же подобрал один из автоматов, распихав несколько магазинов по карманам. Времени терять было нельзя, и хотя связь оказалась полностью заблокирована применяемыми обеими сторонами конфликта помехами, кто-то из коллег погибших или те же сотрудники охранки вполне могли и заявиться на огонек, услышав звуки выстрелов. Встречаться с кем-либо из них ему не хотелось, поэтому в быстром темпе рванув за Елистратовым, он вытащил того из подсобки, сообщив, что путь свободен и им следует поторапливаться.

Изнервничавшийся в ожидании граф явно обрадовался его появлению - можно было только догадываться, что тот переживал, слыша звуки боя и гадая, как там все сложится. Родственников терять ему не впервой - за последние годы он похоронил слишком многих. Но даже для такого закаленного годами и испытаниями человека подобная неслыханная ранее дерзость, с орбитальной бомбардировкой столицы и массовым убийством аристократии, оказалась чем-то из ряда вон выходящим, выбив из колеи.

- Сергей, я и не сомневался! Теперь я тебе уже две жизни должен!

- Рано еще сводить дебет с кредитом, Ваше Сиятельство.

- Все равно я в вас верю, Ваша Светлость, - неожиданно твердо произнес граф, напомнив о случившейся недавно трагедии.

«Король умер - да здравствует король! Ну или в нашем случае Князь».

Впрочем, о том, что ему еще предстоит вступить в наследство огромными владениями, думать так же было пока рановато - нужно еще как-то суметь прорваться наружу.

Быстро проскочив стоянку с лимузинами и машинами охраны, взломать которые можно было и не надеяться, вскоре они добрались до служебных флаеров, один из которых Сергей вскрыл без особого труда, просто варварски разбив стекло, сломав замок и раскурочив пару приборов управления, закоротив несколько контактов напрямую. В бытность его членом банды «Святых» за такую топорную работу его вряд ли бы похвалили - и вид товарный попортил, да и от копов с разбитым идентификатором далеко не улетишь. Но сейчас для них все это было неважно - главное убраться подальше.

К счастью система дистанционного открытия ворот сработала штатно, створки на крыше ангара разъехались в стороны, и Сергей рванул машину вверх, вылетев наружу. С высоты открывался прекрасный вид на разгромленный дворцовый комплекс - на столбы дыма, застилавшего небо над императорской резиденцией, пронзавшие его вспышки разрывов и очереди трассирующих снарядов, пересекавших пространство, добавляя в него свою нотку красок.

Резко уводя флаер вниз, с бешеной скоростью, на пределе возможностей, он повел его на сверхмалой, почти цепляя днищем за землю. Прорвавшись сквозь клубы жирного черного пепла над местом, где ранее располагалась одна из казарм гвардейцев, Сергей влетел на территорию парка, проскочив мимо спешащего куда-то вражеского отряда, разбросав их в стороны порывом ветра, рванув к границе охраняемой зоны.

То, что решение держаться поближе к поверхности оказалось как нельзя верным, вскоре вполне подтвердилось открывшимся беглецам зрелищем. На взлетавший в стороне представительский кортеж сверху коршуном упал атмосферный истребитель, с ходу подбив две машины, огненными комками устремившиеся вниз. Еще одну, рванувшую было в сторону, настиг выпущенный с земли зенитный снаряд, нашинковав острейшими иглами осколков и так же отправив к земле, ну а оставшихся сжег все тот же летун, завершивший петлю и вернувшийся к беззащитному строю.

Может быть именно это и помогло Сергею прорваться, и те неизвестные, отвлекшие на себя силы атакующих, ценой своих жизней подарили им этот шанс - но до границы дворцового комплекса они добрались незамеченными, вырвавшись из этого адского места, ставшего сегодня одной большой ловушкой и могилой для многих. Хотя расслабляться все же не стоило - на это указывали столбы дыма уже в самой столице.

«Как там у классика - почта, мосты, телеграфы», - Сергей, услышав от Софьиных друзей пару имен, прочитал о них в сети, открыв для себя много нового. Так что сейчас подобного рода параллели выскакивали у него как-то сами собой.

- Началось... Черт, все прозевали, стратеги мать вашу! - в сердцах двинул кулаком по панели граф, - И князь теперь вот...

- Да, похоже на полномасштабный переворот... - ответил Сергей, пролетая над затаившимся городом, не узнавая его обезлюдевших улиц. Видимо большая часть жителей попряталась по домам, не понимая, что происходит, или, наоборот - слишком хорошо представляя себе последствия всего случившегося.

- Какой план, граф? У вас же должен быть план на случай подобного?

- План... Да Сергей, мы предполагали нечто такое... - Елистратов неопределенно помахал рукой в воздухе, - Менее масштабное и наглое, наверное... Но план у нас есть!

- Куда теперь, в поместье?

- В ваше поместье, Ваша Светлость... Вам надо принять дела, присягу ополчения, а там уже и посмотрим, кто-кого - сил у «роялистов» достаточно. Если бы не их поддержка извне... Слава богам, Софья в отъезде...

Вряд ли у нападавших имелись возможности и средства для одновременной атаки всех сторонников Императора, судьба которого пока была не ясна, как не ясны были и позиции армии и других силовых служб, но, все равно, в отсутствии стабильной связи к резиденции Аверьяновых подлетали они с опаской. Та встретила их круговой обороной по плану «Твердыня», предусматривающей отражение атаки на порядок превосходящих сил противника. Старший охраны, едва опознав Елистратова, поспешил доложить тому о полной боевой готовности, поинтересовавшись отсутствием князя и остального кортежа. Не став ему отвечать, граф приказал собрать всех свободных офицеров в оперативной комнате, куда они с Сергеем и проследовали.

Лица собравшихся были хмуры, хотя каких-то упаднических настроений вроде бы и не замечалось. Опытные командиры прекрасно представляли, что за каша сейчас заваривается в Империи, да и, судя по взглядам, которые те бросали на вновь прибывших - и о судьбе князя они уже догадывались, наверняка прикидывая, как вскоре изменится их жизнь и жизнь их семей.

 Стационарная система гиперсвязи, установленная в поместье, работала прекрасно, так что вскоре по конференцсвязи к присутствующим присоединились и голограммы всех сколь-нибудь значимых лиц в структуре княжеской власти. Начиная, естественно, от Сенчина, который сейчас находился с инспекцией на Воронеже, с которым граф коротко переговорил сразу по прибытию - и заканчивая мэрами городов, управляющими семейными предприятиями и немногочисленными дальними родственниками.

- Именем брата и по воле его являясь Старшим Распорядителем, сим я объявляю князя Аверьянова мертвым! - несмотря на то, что многие догадывались о цели собрания, у большинства заявление графа вызвало шок, переходящий в бурное обсуждение последствий. Переждав первую волну, дав людям выговориться, Елистратов продолжил. - По воле покойного, титул и честь служения княжеству переходят его кровному внуку, что мной подтверждается при свидетелях!

- Как Младший Распорядитель, подтверждаю, - добавил задумчиво Сенчин. Было заметно, что данное действо и заявление, которое на многих произвело эффект разорвавшейся бомбы, его занимает не слишком - он уже планировал дальнейшие шаги ополчения, просчитывая варианты.

- Выйди же вперед и докажи всем свои притязания! - скомандовал Елистратов, или скорее Старший Распорядитель - настолько серьезно старый граф относился к своей роли в этой древней церемонии.

Под сотнями впившихся в него взглядами глаз, выражавших самые разные эмоции - шок, радость, облегчение, недоумение, надежду на лучшее, Сергей вышел в центр помещения, сопровождаемый шепотками «Головорез... Бешеный Пес...». Активируя сохраненную в спец архиве цифровую инсигнию княжеской власти, он тут же переслал ее всем заинтересованным адресатам, внимательно вглядываясь в эти лица, запоминая их выражение.

- По воле павшего и по праву крови я принимаю служении и простираю над вами свою власть, - громко и четко проговорил он в звенящей тишине зала, одновременно с тем, как над его головой вспыхнул древний герб рода в виде головы оскалившегося волка, - И да будет так!

И никто в последствии не взялся бы сказать точно, оскал какого из этих двух хищников впечатлил их в тот момент больше.

Глава 8. Часть 3



- ... Тиран повержен!

- ... В ознаменование Новой Эры, согласно постановлению Государственного Совета, этот день отныне и навеки объявляется праздничным, и даже далекие потомки будут отдавать дань нашим свершениям, отмечаю эту великую дату - дату Обретения Свободы!

- Что-то рановато они праздновать начинают, - зло усмехнулся Ветров, уставившись в голоэкран, потирая новую кожу, розовеющую на левой половине лица.

С территории дворцового комплекса его друзья выбрались тогда без проблем, в момент бомбардировки находясь вдалеке от центра событий, успев выскочить до того, как все пути отступления перекрыл вражеский десант. Описание того, как парадно одетые аристократы скитались по охваченной паникой столице, заслуживает отдельной истории, но в итоге, сумев связаться с одним из армейских отделов, назвав полученный от Елены Батриди аварийный код, они дождались спецотряд эвакуации, забравший генеральскую дочку и доставивший супругов в родовое поместье.

Ну а ранение свое он получил уже позже, при нападении неизвестных на семейную резиденцию. Кто это был, так и осталось загадкой - ополчение восставших Домов все еще добивало гвардию и подразделения столичной охраны, и отвлекаться на отдельных представителей противоборствующей партии позволить себе те вроде бы не могли. Впрочем, кровников у рода Ветровых хватало, так что они с женой пока что перебрались в более защищенную резиденцию друга, открывшегося всем с совершенно неожиданной стороны.

Вообще, после «вступления в должность», дела закрутились так быстро, что за последние сутки Сергей, пожалуй, впервые сумел получить передышку, выкроив время на то, чтобы просто посидеть с приятелем за чашкой кофе. Обстановка складывалась паршивая, что и подтвердил недавний выпуск официального имперского рупора власти, наконец-то запущенного в сеть из захваченной заговорщиками новостной студии. Все это время в городе продолжались бои, части охраны, верные Императору, сражались с отрядами ополчения тех дворянских родов, которые приняли участие в этом перевороте. Список его участников секретом уже не являлся, достаточно было взглянуть на состав вновь образованного Государственного Совета, состоящего в основном из сторонников «прогрессистов» и призванного заменить «отживший свое» институт императорской власти.

Вообще, все происходящее сейчас хоть и носило судьбоносный характер для всей Империи, и не только, но какой-то особой масштабностью пока-что не отличалось - а вот продумано было отлично. С помощью предателей в руководстве Охранного Отделения разом исключив из игры множество значимых фигур в стане противника, во главе с самим Георгием Третьим, заговорщики тут же начали перехватывать нити управления государственной машиной. И все это без тотальной мобилизации родовых планет, действуя относительно небольшими силами - так что пока в столице шла кровавая вакханалия, периферия в растерянности следила, чем все это закончится, и не перерастет ли переворот в полноценную гражданскую войну.

Армия заняла выжидательную позицию, отговариваясь тем, что не имеет права лезть во внутренние дела государства, продолжая контролировать незыблемость его границ, на которых уже зашевелились извечные «партнеры». Среди прочих силовых ведомств единства не оказалось, тут, как в поговорке, «кто девушку ужинает, тот ее и танцует», и если та же имперская прокуратура с полицией, давно и прочно спонсируемые некоторыми деловыми кругами, сразу же поддержали восставших, объявив о законности их действий, то силовые структуры Министерства Наказаний, например, встали на сторону Императора, прикормленные в свое время уже «роялистами».

Сами же выжившие «роялисты», казалось, пребывали в шоке от неожиданного удара и потерь, смирившись с поражением и приняв негласные правила игры, предложенные Государственным Советом. По неофициальным каналам им было обещано, что никто не тронет уцелевших в бойне, произошедшей во время бала, их семей и собственности, при условии признания новой власти и того, что все ополчение останется в казармах на своих планетах.

Но мнимый страх и покорность, все эти жертвы, бессильно проклинающие «предателей», до последнего сражаясь на развалинах императорского дворцового комплекса, все это было необходимо и подчинено только одной цели - мобилизации. Как и сообщил тогда граф, план у них был. Группа наиболее влиятельной проимперской аристократии уже давно обеспокоилась складывающимся положением, нарастающим влиянием и популярностью «прогрессистов», которым покойный Император не придавал должного значения, и меры противодействия принимал не самые разумные.

Именно тогда и были разработаны планы взаимодействия на самые разные случаи, в том числе обсуждались варианты и прямого вооруженного противостояния - и сейчас они пришлись как нельзя кстати. Опытные руководители, интриганы и политики прекрасно понимали, что все эти обещания, звучавшие сегодня из уст противника, не более чем попытка мясника отвлечь разговорами приготовленного для забоя телка - после воцарения противника, те вряд ли удержатся от попыток перераспределения активов, подведя под это дело какой-нибудь красивый политический лозунг.

Так что последние сутки среди изрядно прореженной прослойки «роялистов» по защищенным системам гиперсвязи шли непрекращающиеся совещания, согласования и сверка всех пунктов обширного плана противодействия. И только сейчас, закончив наконец-то приготовления, в очередной раз обсудив все с Сенчиным, Сергей улучил минутку на отдых, собираясь с духом перед началом событий, которые в итоге могут послужить как возвышению рода - так и его полному исчезновению.

- Они сейчас на подъеме... Такой успех... Император убит, столица захвачены, «роялисты» вроде бы не дергаются, позволив восставшим переформировать наличные силы, ударив затем и по ним самим... - задумчиво произнес Сергей, сделав очередной глоток кофе.

На экране тем временем разорялся негласный предводитель восстания и председатель этой новой структуры власти, названной заговорщиками «Государственным Советом». На заднем плане, рядом с отцом, можно было разглядеть и улыбающееся, довольное лицо его дочери, счеты к семейке которой у него теперь только выросли. Впрочем, если сегодня все пойдет по плану, эти самые счеты вскоре будут оплачены ими сполна.

- В такие минуты я и сам иногда тебя боюсь, - немного нервно улыбнулся Ветров, внимательно вглядываясь в выражение его лица. - Я уже давно понял, что ты полон сюрпризов... Но, признаться, и в мыслях не держал когда-нибудь увидеть тебя в кресле старого князя.

- Это ничего, то ли еще будет, - рассмеялся Сергей, - Просто держись поближе, я своих не сдаю.

До начала событий оставалось менее часа, так что, закончив с дружеской пикировкой, они попрощались, отправившись каждый к выделенной зоне ответственности. Сам новоиспеченный князь собирался прогуляться с ребятами к владениям одной сильно задолжавшей ему семейки, пусть и не в первых рядах - но поприсутствовать там он был обязан, как-никак от успеха проведения этой операции напрямую зависела и остальная часть общего плана.

«На хозяйстве» временно оставался Елистратов, который, надо признать, пока что лучше управлялся с повседневными делами, даже несмотря на неопределенность с его внучкой, которая пропала и не выходила на связь с самого момент объявления княжеского наследника. Что ж, один из спецотрядов СБ уже занимается ее поисками, Софью скоро найдут, главное, чтобы девчонка к тому времени не натворила каких-либо глупостей.

Впрочем, эта проблема сейчас была далеко не главной. Ну а главную, как он надеялся, в скором времени ему удастся решить.

Резиденция Милорадовых, в которой и заседал временный штаб «прогрессистов», явно подготовилась к возможному нападению. Пусть они и считали свою победу практически решенным вопросом, но и подстраховаться не забыли, так что, судя по данным разведчиков, сейчас на обширной территории поместья были расквартированы гвардейские подразделения по меньшей мере трех различных Домов, в данный момент поднятые по тревоге.

В общем, прикинул Сергей, устроившись в кресле командно-штабного корабля, рассматривая поступавшие от Службы Безопасности отчеты, пока что все развивалось по плану. Полчаса назад операция вступила в активную фазу, и на не ожидавших уже особого противодействия заговорщиков обрушился неожиданно сильный удар казалось бы сломленного противника, поддержанного наемными подразделениями, передислоцированными из Свободных Миров.

Именно в поддержке наемниками и заключалась основная «изюминка» этого плана, составленного иерархами «роялистов» задолго до всего случившегося. Заранее перехватывая контроль над основными частными военными компаниями, негласно входя в советы директоров, они в итоге получили в распоряжение эффективный инструмент быстрого реагирования, который заговорщики просто не могли учитывать в своих раскладах. Не была проигнорирована и тактика, применяемая самими участниками переворота - внедрение своих людей во вражеские структуры, подкуп, шантаж, и прочее. И сегодня все эти закладки разом пустили в действие, внося хаос в оборону противника.

Так что в эти минуты где-то на орбите планеты вступала в бой и авианосная группировка «Витязей», с мимолетной тоской подумал Сергей, усилием воли прогнав от себя эти мысли и сосредоточившись на тактической карте. В целом дела у них шли неплохо, десант наемников, высадившийся в столице и поддержанный проимперскими силами, успешно теснил подразделения заговорщиков, очищая город и перехватывая над ним контроль. Крайне важно было не упустить руководство противника, покончить со всем здесь и сейчас, не допуская перерастания конфликта в полномасштабные боевые действия мобилизованных княжеских ополчений.

- Минута тридцать, - по уставу доложил новоназначенный княжеский адъютант, отсчитывая время до начала атаки.

Нужды в этом особой не было, офицеры временного штаба операции, размещенного на специальном воздушном судне, прекрасно владели ситуацией, отслеживая десятки линий связи и контролируя весь процесс. Поощрительно кивнув лейтенанту, Сергей сосредоточился на картинке, транслируемой ему в общей сети, поочередно переключаясь на данные спутников, дронов-разведчиков или личные камеры бойцов какого-либо задействованного подразделения.

- Минута ровно... тридцать секунд... двадцать... десять... Ноль - время!

Глава 8. Часть 4



То, что противник явно приготовился к отражению атаки, практически не помешало заранее затаившимся группам подразделений «Роя» провести операцию ровно так, как и планировалось. Пару часов назад скрытно передислоцированные в окрестности поместья, они на месте доразведали цели, начав действовать сразу же после того, как завербованные и внедренные агенты выполнили свою часть работы, получив условный сигнал к атаке.

Далеко не у всех «закладок» все прошло успешно, кто-то погиб или попался охране, у кого-то просто-напросто в последний момент сдали нервы, но в целом все усилия по вербовке и переманиванию персонала, все затраченные на это средства и силы СБ, можно было считать окупившимися. В поднявшейся после известий о начавшейся «контрреволюции» суматохе, усугубившейся рядом мелких диверсий, действия спецназа его враги заметили слишком поздно.

Ничего особо нового в плане атаки изобретать не стали, практически скопировав действия нападавших на императорскую резиденцию, благо условия и задачи перед ними сейчас стояли похожие. Спецназ, скрытно углубившись в порядки защитников, будучи наконец-то обнаружен, мощным рывком взломал подточенную оборону противника и вывел из строя важнейшие узлы воздушно-космической обороны, что позволило практически без сопротивления высадить гвардейский десант. Поддержка наемников, выделивших несколько боевых истребителей, позволила закрыть пути отступления для руководителей заговора, прикрыв операцию сверху.

 Панические запросы о помощи частью блокировались службой РЭБ, но и на те, что все-таки прорывались к адресатам, отвечать зачастую было уже некому - бои шли по всей столице. Правда Ветрову, оставленному с отрядом прикрытия на подступах к имению, все же пришлось вступить в бой, перехватив сводный отряд полицейского спецназа - из тех, кто встал на сторону заговорщиков. Но больше свободных сил у них не нашлось, а с этими «спасателями» отлично справился и княжич со своими бойцами, практически полностью уничтожив влетевшую в зенитную засаду воздушную колонну противника.

Сам Сергей в этот раз, пожалуй, впервые по-настоящему примерил на себя руководящую роль, наблюдая за всем со стороны, дирижирую процессом. Без накладок, естественно, не обошлось, но, в общем-то, все прошло согласно плана, прикидывал он, хрустя битым стеклом, в окружении личной охраны передвигаясь по коридорам захваченного поместья, вдыхая знакомые запахи гари, крови и сгоревшего нитропороха.

- ... потери Гвардии в пределах ожиданий. У спецгрупп процент безвозвратных потерь незначительный. Расход боеприпасов прогнозируемый. По вашему приказу к месту стянуты санитарные боты, идет процедура сортировки и приема раненых...

- Медиков хватает?

- Так точно, как и запланировали, все с тройным перекрытием нормы, так что помощь оказываем всем пострадавшим, - отрапортовал адъютант.

Лишних жертв по возможности нужно было избежать, это он решили еще на стадии непосредственного планирования операции. Свои - чужие... В нынешних условиях это все оказалось довольно размыто, и уж тем более простые бойцы не виноваты, что завербовались к аристократам не той стороны или просто-напросто родились на подконтрольных им планетах, вступив в ополчение, выполняя долг до конца. Ну а свое прозвище «Бешеный пес» он сегодня еще успеет оправдать - без этого тоже никак.

Милорадовы штурм пережили, как, собственно, и весь «Государственный совет» практически в полном составе. Нашлась и «пропажа» - Софью, как он и предполагал, обнаружили среди заговорщиков, и сейчас та вместе с остальными находилась под охраной в одном из помещений захваченной резиденции.

Такого накала эмоций, обрушившихся на него, когда он вошел в этот зал, Сергей еще не ощущал никогда. Страх, злость, ненависть, отчаяние, недоумение - вот чувства людей, совсем недавно считавших себя вершителями судеб, с рождения привыкших повелевать и намеренных в ближайшем будущем управлять всей Империей, «по заслугам» распределив между собой власть и посты.

Толпа колыхнулась, и вперед вышел сам Милорадов. Князь, стоя под прицелами автоматчиков, на удивление сохранил выдержку, кивнув Сергею как равному.

- Добро пожаловать в мою резиденцию, юноша. Что ж, судьба переменчива, поздравляю...  Надеюсь, нам будет обеспечены достойные условия содержания? По традиции, выкуп с планет мы соберем в установленные сроки, а до тех пор я бы попросил вас обходиться с нами согласно «Положению о пленном дворянстве». Все-таки все мы тут одной, аристократической крови и воспитания, к-хм, - споткнулся он на последней фразе, видимо припомнив детали биографии недавно вступившего в свои права Аверьянова, стоящего напротив с невозмутимым лицом.

- Этот вон, тоже из наших? - бросил Сергей, кивком головы указав на стоящего отдельно мужчину непримечательной внешности, отведенного, как и Софья, сотрудниками СБ в сторону от общей массы.

- Нет, - быстро сориентировался Милорадов, - Это не наш, это от союзн... кх-м, то есть это конфедератский шпион! Я поздно понял их роль во всем случившемся - ведь это они истинные разжигатели конфликта, ну а нам между собой делить на самом-то деле нечего...

- Убийца! Трус! Это ты во всем виноват! Вы все! - неожиданно рванувшуюся к нему Софью придержала охрана. Девушка, явно находящаяся под воздействием препаратов, тут же обмякла у них на руках и зарыдала. Сергей, подойдя ближе, попытался было взглянуть ей в глаза, подняв голову за подбородок, но осмысленного взгляда так и не встретил, кивком приказав бойцам увести ее вместе с заинтересовавшим безопасников конфедератом.

- Она тоже из наших? - вроде бы спокойно произнес Аверьянов, повернувшись к заговорщикам, но те отчего-то тут же умолкли, со страхом уловив новые нотки в его голосе.

- А сотни погибших на том приеме? А мой дед? Они тоже были из наших? - почти прошипел он, приближаясь к главе заговорщиков, который мгновенно посерел лицом.

- Послушайте, Сергей, - нашел в себе силы князь, отбросив нарочитую дворянскую спесь, - Всякое случается, давайте говорить как деловые люди...

Как поступить с руководителями переворота, он решил заранее, приняв это решение с холодной головой, прикинув все за и против и просчитав все последствия. Хорошего варианта тут просто не было - что ж, ему не впервой выбирать из двух зол, и на этот раз даже подписи нигде не пришлось ставить, оказалось достаточно одного его слова.

Князь умер быстро, может быть слишком быстро для того, кто заварил всю эту кашу. Привычный «Кольт», когда-то доставшийся ему трофеем, выплюнул сгусток закапсулированной плазмы, оборвав жизнь владетельного аристократа. Автоматы бойцов довершили начатое, пройдясь по толпе «вершителей судеб», единицы из которых успели осознать случившееся, отправившись вслед за своим предводителем.

И пусть после сегодняшней расправы многие станут его бояться и ненавидеть, но эту опухоль на теле империи нужно было выкорчевывать полностью, решил он тогда. И сейчас, когда гвардейцы добивали выживших контрольными выстрелами, Сергей сожалел лишь об одном - что так и не увидел в этой толпе лицо наследницы Милорадова.

Эпилог



- Что ж, господа, вскоре я оповещу вас о своем ответе, - попрощался с представительной делегацией Сергей, лично закрыв двери отведенного ему в Зале Собраний кабинета, оставшись наедине со своим близким кругом, доставшимся по наследству, но уже успевшим себя проявить. Сенчин и Елистратов поддерживали его как могли, став надежной опорой новоиспеченному князю, помогая во всех начинаниях.

Сейчас же они сохраняли молчание, не меньше его самого потрясенные предложением, сделанным князю Аверьянову самыми влиятельными людьми Империи, выжившими в недавней бойне и возглавляемыми генералом Батриди. В нынешнем положении человек, командующий армией, рассчитывать может на многое - власть, влияние... И генерал, явно не обделенный честолюбием, видимо решил выжать из ситуации максимум.

- Логично, если подумать... - наконец-то выдал граф. - Батриди родом не вышли, но вот его внуков уже попрекнуть никто не посмеет.

- Еще бы, особенно если в отцах у них сам «Бешеный Пес» будет числиться, - усмехнулся глава СБ.

- Да и с Еленой вас, к-хм, и так многое связывает... - добавил Елистратов.

После расправы над заговорщиками, репутация Сергея взлетела на невиданную до этого дня высоту - ну или рухнула в пропасть, тут уж с какой стороны посмотреть. Среди простых людей, особенно жителей столицы, наиболее пострадавших от боевых действий, он слыл героем, а вот имперская аристократия явно не одобрила такого поступка, в особенности те из них, кто, отсидевшись по окраинам, или и вовсе где-нибудь за границей, прилетел сегодня на Всеобщий Собор, должный выбрать новый императорский род, трагически пресекшийся со смертью Георгия Третьего.

Однако, видимо, сейчас этот самый народ имел куда как большее значение, чем несколькими днями ранее, да и те из владетельной аристократии, кто принимал непосредственное участие в событиях и потерял своих близких, с пониманием отнеслись к выбранному им столь радикальному способу решению проблемы. И пусть дочь Милорадова им пока-что найти так и не удалось - все остальные руководители заговора «прогрессистов» уже никогда не будут мутить воду в этом пруду.

- Прежде чем дать ответ генералу, вам, Ваша Светлость, надлежит кое-что знать, чтоб совсем уж... хм, - не очень уверенно начал граф, переглянувшись с Сенчиным. Перехватив его взгляд, продолжил уже безопасник, сухим казенным голосом, будто бы абстрагируясь, диктуя выдержки из отчета - как он пояснил, сделанного его агентами еще по просьбе старого князя, одновременно скидывая Сергею этот пласт информации.

- Планета Тексас. Объект номер один. Условное обозначение «Турок»... Так... так... Вот - в период сразу после известных событий ничем себя не проявил, по некоторым сведениям, пытался начать войны банд, но безуспешно - в итоге потерял доверие руководства и пропал без вести, предположительно убит новым боссом, Винсентом Вальезо - условное обозначен как «Зубастый Винсент»...

Объект номер два. Псевдоним «Пыр». В означенный период активный член банды «Святые». После известных событий пошел в разнос, проблемы с выпивкой и наркотиками усугублялись, что стало причиной агрессивного поведения, вылившегося в двойное убийство и пожизненный срок. Сбор информации в тюрьме строгого режима Сан-Квентин ограничен из-за возможности засветить интерес по линии операции конфедератов с «подопытными», но, по непроверенным сведениям, мог стать участником программы...

Объект номер три. «Лиз». Сразу после означенных событий покидает планету, расплатившись с долгами. Проходит курс обучения на медработника, взяв кредит в банке Республики, в итоге устраивается в республиканской ЧВК, где, после боя у Альгеджи, снова пересекается с объектом «Ноль»... Информация проверена - встреча абсолютно случайна, подводка исключена... После изъятия объекта нашими агентами начинает сбор информации, в итоге переходит в ЧВК «Витязи», и, в попытках прояснить судьбу объекта «Ноль», сходится с фигуранткой списка номер четыре.

Объект номер четыре. Она же «Марго». После известных событий у Альгеджи проходит долгий курс восстановления и реабилитации, оплаченный отцом, в итоге познакомившись и сойдясь с объектом номер три, обозначенным как «Лиз»... Далее, имея общие интересы и будучи обоюдно заинтересованными судьбой «Ноля», проводят собственное расследование. (Примечание: По распоряжению «Старика» расследование саботировано) ...

Казалось бы, после недавнего неожиданного предложения, сделанного ему влиятельной делегацией, вряд ли что-либо могло удивить Сергея больше - так думал он до этой минуты, ошарашенно вчитываясь в сухие строчки отчета.

- Прости, Сергей, - вставил граф, - Это было решение твоего деда. Им, в общем-то, двигали только благие побуждения... Надо было сразу тебе все рассказать после церемонии, да не до того как-то было - решили отложить... Но сейчас, на пороге таких перемен, для тебя и для рода, мы считаем, ты должен окончательно разобраться с прошлым - чтобы двигаться дальше.

- Где... где они сейчас? - смог наконец-то он взять себя в руки.

Сенчин молча скинул ему ссылку. Дорого обставленная комната или скорее каюта. Голопроектор с видами космоса. И два знакомых ему женских силуэта, весело о чем-то болтающих, расположившись рядом.

- Мы взяли на себя смелость пригласить их на вашу яхту, после того, как увидев ваше лицо в программе новостей, они едва не атаковали охрану поместья, пытаясь добиться аудиенции.

Молча рассматривая открывшуюся перед ним картину, он постепенно успокаивался, ощущая, как наполняется умиротворением, переходящим в захлестывающее его чувство всепоглощающего счастья, именно в эту минуту приняв окончательное решение, просто «почувствовав», что все у него получится.

- Ну что ж, господа, видимо Императору «Бешеному Псу» Аверьянову-Первому - быть!.. А вы случайно не знаете, помимо Императрицы, Самодержцу наложницы не положены?


Конец второй книги.





Оглавление

  • Глава 1. Часть 1
  • Глава 1. Часть 2
  • Глава 1. Часть 3
  • Глава 2. Часть 1
  • Глава 2. Часть 2
  • Глава 2. Часть 3
  • Глава 2. Часть 4
  • Интерлюдия 1
  • Интерлюдия 2
  • Глава 3. Часть 1
  • Глава 3. Часть 2
  • Глава 3. Часть 3
  • Глава 3. Часть 4
  • Интерлюдия 3
  • Интерлюдия 4
  • Глава 4. Часть 1
  • Глава 4. Часть 2
  • Глава 4. Часть 3
  • Глава 4. Часть 4
  • Глава 4. Часть 5
  • Интерлюдия 5
  • Глава 5. Часть 1
  • Глава 5. Часть 2
  • Глава 5. Часть 3
  • Интерлюдия 6
  • Интерлюдия 7
  • Глава 6. Часть 1
  • Глава 6. Часть 2
  • Глава 6. Часть 3
  • Глава 6. Часть 4
  • Глава 6. Часть 5
  • Глава 6. Часть 6
  • Интерлюдия 8
  • Глава 7. Часть 1
  • Глава 7. Часть 2
  • Глава 7. Часть 3
  • Глава 7. Часть 4
  • Глава 7. Часть 5
  • Глава 7. Часть 6
  • Глава 8. Часть 1
  • Глава 8. Часть 2
  • Глава 8. Часть 3
  • Глава 8. Часть 4
  • Эпилог