Новая рождественская песнь (ЛП) (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Новая рождественская песнь*

Глава 1. Лучше. Но для кого? Часть 1.

— Просто доешь суп, Брайан, — Джастин осторожно уселся на кровать рядом с лежащим.

— На. Забери, — Брайан, не глядя, сунул Джастину пустую тарелку. Перед глазами всё расплывалось и качалось, рядом с ним сидело не то несколько Джастинов, не то Джастин двоился и троился, но сообщать им об этом он не собирался.

Джастин поставил тарелку на столик и накрыл дрожавшего Брайана одеялом.

— Спокойной ночи.

Брайан зевнул, заставил себя открыть глаза и проворчал:

— Я не маленький. Надеюсь, ты хоть одеяло со всех сторон подтыкать не будешь.

Джастин проигнорировал тон Брайана, склонился и нежно коснулся его щеки поцелуем.

— Я разбужу тебя, когда надо будет принимать лекарство.

Брайан пробормотал под нос что-то невнятное, закрыл глаза и зарылся лицом в подушку.

— Я их уже принял, — глухо донеслось из подушки.

Приоткрыв один глаз, Брайан посмотрел на Джастина. Теперь тот не просто двоился, но ещё и комната начала кружиться.

— Чёрт… — прошептал он и снова зажмурился.

— Тебя тошнит? Может, тебе принести что-нибудь? — Джастин постарался скрыть беспокойство. Он знал, что если ему это не удастся, Брайан неминуемо отколет какой-нибудь номер. Поэтому заботиться о Брайане ему приходилось тайно, а в случае невозможности скрывать свои действия ему приходилось делать вид, что он намеренно делает любовнику первостатейнейшую гадость.

— Нет… Не …адо …ичего… — снова закрыв глаза, пробормотал Брайан.

Ему казалось, что он опускается на дно морское, всё тело покалывало, и его трясло.

Джастин внимательно смотрел на Брайана и слушал его дыхание. Через пару минут тяжёлые частые вдохи стали чуть реже. Брайан уснул. Убедившись в этом, Джастин встал, забрал тарелку и ушёл на кухню. Там, чтобы занять себя хоть чем-то, он принялся приводить всё в порядок, мыть и убирать. Скорее всего, он был самым неаккуратным поваром на свете, но при этом одним из лучших. Даже если Брайан ни разу и не похвалил его стряпню, Джастин знал, что тому нравится, как он готовит.

Когда кухня приняла благопристойный вид, Джастин, прихватив альбом и карандаш, вернулся в спальню. Он уселся в изножье кровати. Спавший под толстым одеялом Брайан выглядел таким умиротворённым…

Комментарий к Глава 1. Лучше. Но для кого? Часть 1

* Отсылка к «Рождественской песне в прозе» Диккенса и фильму «Новая рождественская сказка»

========== Глава 1. Лучше. Но для кого? Часть 2 ==========

— Какого хре… — Брайан почувствовал, как тысячи иголочек принялись покалывать кожу, всё померкло, и неожиданно он оказался нос к носу с Виком.

— Брайан, по всему выходит, что ты так меня и не послушался, — качая головой, сказал тот.

— Где мы? Это же не Вавилон, — обеспокоенно заозирался Брайан.

Он находился в белоснежной комнате. Обычно, когда Вик являлся ему во сне, они оказывались в клубе или переносились в комикс.

— Да, это не Вавилон. Ты оказался в моей жизни после смерти. В моей, не в твоей, — объяснил Вик. — Здесь что-то вроде сортировочного пункта.

Брайан снова огляделся. Почему-то он был босиком. Он попытался разглядеть комнату, в которую его занесло, но в ней не было ничего, кроме яркого, белого света. Ослепительно-белый свет лился со всех сторон. Брайан зажмурился и потёр лицо ладонями.

— То есть, это всё сон? — пробормотал он.

Вик подошёл ближе и отвёл руки Брайана от лица. Он дождался, пока тот посмотрит ему в глаза.

— Это, Брайан, не сон, — сжав его ладони, мрачно изрёк он.

Брайан прижал руки к груди и попятился.

— А почему… А что произош… — не договорив, он побледнел. — Я, что, умер? — потрясённо прошептал он.

— Нет, — ответил Вик.

На лице Брайана отразилось облегчение.

— Тогда почему я… здесь?

— Как я уже сказал, ты не умер, но через пару дней это произойдёт, Брайан, — голос Вика был полон горечи, — если ты и дальше будешь желать жить той жизнью, которой живёшь сейчас. В этом случае ты умрёшь.

— О чём ты? — проорал Брайан. — Я же лечусь! Я даже дал согласие на то, чтобы мне отрезали яйцо, чёрт бы тебя побрал! Какие ещё нужны доказательства того, что я хочу жить, что я намерен бороться и победить рак? И доктора, кстати, уверяют, что я полностью поправлюсь!

Брайан принялся пятиться, но Вик, словно подплыл к нему.

— Сколько таблеток обезболивающего ты сегодня принял на пустой желудок, а, Брайан? — спросил он. — А ты уверен, что это было именно обезболивающее, которое тебе порекомендовал врач на тот случай, если шов начнёт слишком сильно ныть, а не Фенитоин, который Джастину продают исключительно по предъявлению рецепта?

Брайан отрицательно покачал головой и остановился.

— Я… Я не обратил внимания, сколько их было…

— Их было шесть, Брайан. Шесть таблеток. Плюс, две таблетки Оксикодона, которые ты принял перед этим. Ты даже не посмотрел, из какой бутылочки ты вытряс эти таблетки. Ты высыпал их на ладонь и проглотил все разом, — укорил его Вик. — Ты был столь невнимателен, потому что не хотел, чтобы любовнику пришлось тебе помогать и будить тебя, когда придёт время, чтобы принять Оксикодон.

— Помощь Джастина мне не нужна, — отрезал Брайан. — Незачем ему тратить время на то, чтобы нянчиться со мной!

— Как оказалось, нужна. Куриный суп, который он чуть ли не силой влил тебе в глотку, единственная причина, по которой ты ещё жив.

Вик схватил Брайана за руку и толкнул его в сторону ближайшей стены.

— Вик! Ты чего?

Брайан попытался удержаться, но ноги скользили по полу, словно в том месте, где он сейчас находился, были невластны законы физики, и отсутствовала сила трения. Вик толкнул его с такой силой, какой от покойника Брайан никак не ожидал.

— Ты должен увидеть это собственными глазами! — крикнул Вик.

— Вик, ты что, убить меня хочешь? — Брайан зажмурился, ожидая столкновения со стеной. Ему подумалось, что старик решил хорошенечко приложить его о стену.

В кожу снова вонзились тысячи иголочек, а когда Брайан открыл глаза, то с изумлением обнаружил, что стоит в своём лофте, на кухне. Появившегося за спиной Вика он не заметил.

Брайан несколько раз моргнул и осторожно выдохнул. «Это всего лишь кошмар», — подумал он. Опустив глаза, он увидел, что на нём — серые домашние штаны. Внезапно Брайан ощутил невероятную усталость. Безумно хотелось спать. «И приснится же такое», — с этой мыслью он направился в сторону спальни, но застыл, услышав голос Джастина:

— Господи… Ну пожалуйста… Если ты есть… Кем бы ты на самом деле ни был… Услышь меня…

Брайан сделал несколько шагов и снова застыл, увидев на ступеньках, ведущих в спальню, коленопреклонённого Джастина.

— Только пусть у него всё будет хорошо… — всхлипнул Джастин.

Он опустил голову, и на деревянные ступеньки закапали слёзы.

Брайан потрясённо смотрел на любовника. Он вообще ни разу не видел, чтобы Джастин молился. Чёрт побери, да он неоднократно слышал от него, что Бога нет. Но сейчас Джастин стоял на коленях и снизу вверх смотрел на спальню, как на алтарь. Джастин молился.

— Сделай так, чтобы он позволил мне помогать ему так же, как он помогал мне. Я ему нужен. Я точно знаю, что нужен.

Последние слова было сложно разобрать из-за всхлипов. Казалось, эти слова били в самое сердце и лишили Брайана тех слов, которыми он хотел предупредить Джастина о своём присутствии.

— Помоги ему поверить, что я его не брошу. Я… Я… Я люблю его…

Джастин рухнул на ступеньки и разрыдался.

Брайан, сам борясь со слезами, смотрел, как вздрагивают плечи Джастина. Едва он открыл рот, чтобы сказать хоть что-нибудь, Джастин поднял голову и снова посмотрел на что-то, что находилось в спальне. Он встал, и его качнуло. Он поднялся по ступенькам и исчез из поля зрения. Брайан направился за ним.

— Я бы на твоём месте этого делать не стал.

Брайан чуть не подпрыгнул от неожиданности. Обернувшись, он увидел Вика, прислонившегося к холодильнику.

— Ты вернулся! Зд`орово! Джастин тоже будет рад тебя видеть!

Брайан взял Вика за руку и потянул, чтобы отвести к Джастину.

— Брайан, мой мальчик, остановись! Я прошу тебя. Не надо. Не делай этого! Не нужно входить туда.

Вик упёрся, и Брайан разжал пальцы.

— Это мой лофт, и мне решать, куда мне входить или не входить, — подобно обиженному ребёнку выкрикнул Брайан и быстро зашагал в сторону спальни.

Увидев, что Брайан поднимается по ступенькам, Вик моментально переместился ему за спину.

— Какого хрена… Что, чёрт побери, здесь происходит? — недоумевающе воскликнул Брайан, переводя взгляд с Джастина на мужчину, лежавшего в их постели. — Джастин! — крикнул он.

Блондин словно и не услышал его.

Джастин уселся, уложил альбом на колени и принялся рисовать Брайана, то и дело бросая взгляд на лежавшего.

Брайан подошёл к Джастину с намерением хорошенечко потрясти его, но его рука прошла насквозь, словно он был привидением.

— Джастин! — изо всей силы лёгких крикнул Брайан. — Джастин! Что происходит? Я же здесь! Вот он я, Джастин!

Вик увидел достаточно. Он прошёл в спальню и оттащил вырывавшегося Брайана от постели.

— Успокойся, мой мальчик. Главное, успокойся. Ты сам захотел войти сюда, и теперь я бессилен остановить это. И ты бессилен тоже, — прошептал он.

— О чём ты?

Брайан безуспешно вырывался из этой нечеловеческой хватки. Какое-то движение возле кровати привлекло внимание Брайана, и он прекратил попытки вырываться.

Внезапно Джастин выпустил из рук альбом и карандаш и опустился на колени перед изголовьем кровати.

— Брайан?

Он приложил ухо к его губам.

— Брайан! — в панике закричал он и принялся трясти лежавшего.

— Джастин! Я же здесь! — кричал Брайан. — Я здесь! Здесь я! Вот же я!

— Ты там, — сказал Вик. — Сейчас ты видишь своё настоящее.

Брайан обернулся к Вику.

— Кто, чёрт побери, ты такой? Так это ты — мрачный жнец*?

— Я твой ангел-хранитель, Брайан. И всегда им был. Видимо, я достаточно халатно относился к своим обязанностям, пока был жив, — сказал Вик.

В ответ на это Брайан смог лишь покачать головой.

Джастин вскочил и, пробежав сквозь Брайана и Вика, бросился в гостиную. Схватив телефон, он кинулся обратно в спальню, снова пробежав их насквозь.

— Да… Скорую… — говорил в трубку он. Сорвав с Брайана одеяло, он сжал его ладонь. — Мой партнёр не дышит… У него рак… — всхлипывал он. — 6219 Тремонт, последний этаж… — слёзы катились по его щекам. — Искусственное дыхание?.. Да, я знаю, как его делают.

Джастин бросил трубку на кровать и принялся нажимать на грудную клетку лежавшего и выдыхать ему в рот.

— Ну же, Брайан! — периодически шептал он.

— Как ты мог допустить это? — крикнул Брайан, обернувшись к Вику. По щекам Брайана тоже катились слёзы. — Немедленно положи этому конец! Посмотри на него! Он же сам задыхается! У него сейчас начнётся приступ паники!

— Единственный, кто виноват в происходящем, ты сам, Брайан, — тихо, но твёрдо ответил Вик и прижал к себе пошатнувшегося Кинни.

От Джастина, пытавшегося оживить своим дыханием Брайана, исходили волны отчаяния и боли.

Джастин снова и снова вдыхал, выдыхал и нажимал на грудную клетку, но ничего не происходило.

Брайан и Вик беспомощно наблюдали за его действиями. Брайан молчал, уже не в первый раз поражаясь силе духа Джастина. В тишине лофта раздался зуммер домофона. Вик рванул Брайана в сторону, с дороги, когда Джастин бросился вниз по лестнице к двери.

Он нажал на кнопку переговорного устройства и крикнул:

— Дверь открыта!

Он откатил в сторону огромную металлическую дверь. Снизу уже слышался топот людей, бежавших вверх по лестнице. Джастин кинулся обратно в спальню.

— Они уже идут. Они уже здесь.

Джастин склонился и коснулся поцелуем губ Брайана.

— Брайан, слышишь, держись! Пожалуйста, Брайан… Не бросай Гаса… Брайан…

Джастин крикнул вбежавшим в лофт:

— Сюда! Он здесь!

Брайан и Вик беспомощно наблюдали, как Джастин рассказывал парамедикам о состоянии Брайана. Не имея возможности что-либо изменить, они спустились вслед за Джастином, спешившим за носилками, на которых Брайана несли вниз.

Вик затолкнул замешкавшегося Брайана в скорую и усадил рядом с Джастином, который сам находился в полубессознательном состоянии. Он сидел, вцепившись в безжизненную руку лежавшего на носилках Брайана. Брайану так хотелось прикоснуться к Джастину, но он уже знал, что это невозможно. И ему, и Вику оставалось лишь сидеть и наблюдать за безуспешными попытками парамедиков оживить лежавшего на носилках.

В больнице Джастину было велено ждать в холле приёмного покоя. Брайана увезли на каталке. Что делать, Джастин не знал. Он попытался позвонить родственникам или друзьям, но, казалось, сам дьявол решил посмеяться над ним, так как кому бы он ни звонил, все телефоны оказывались переключены на голосовую почту. Джастин оставил всем сообщения и принялся нервно мерить шагами холл, каждые две-три минуты подходя к дежурной медсестре, чтобы узнать, нет ли новостей о состоянии Брайана Кинни.

Комментарий к Глава 1. Лучше. Но для кого? Часть 2

* Эвфемизм к слову «смерть». Скелет с косой, ангел смерти и т. д.

========== Глава 1. Лучше. Но для кого? Часть 3 ==========

Сказать, что Джастину было страшно, означает ничего не сказать. Прошло уже несколько часов, но никто не перезвонил ему, и дежурная медсестра так ничего и не ответила ни на один из вопросов. Доктора и медсёстры вообще отказывались с ним разговаривать. Как выяснилось, фамилия Джастина не фигурировала ни в одном из медицинских документов Брайана, а следовательно, Джастин, с точки зрения медиков, был совершенно посторонним человеком. Проведя пять часов в холле приёмного покоя, Джастин в очередной раз принялся обзванивать друзей и родственников, и в очередной раз никто не снял трубку. Убрав телефон, Джастин снова подошёл к стойке медсестры.

— Пожалуйста, просто скажите, жив ли он, — уже сам не зная в который раз, умоляюще попросил он.

— Мне очень жаль, мистер Тейлор, но ваша фамилия не указана в медицинской доверенности мистера Кинни, вы не являетесь ближайшим родственником, у вас нет документа о партнёрстве, и вы даже дальним родственником не являетесь. У меня нет права сообщать вам что бы то ни было, — с явным сожалением ответила медсестра. — Таковы правила. Если я отвечу на ваш вопрос, меня могут уволить.

— Но… Но он же мой партнёр! — Джастин больше не мог удерживать себя в руках и всхлипнул. — Просто ответьте, жив он или нет. Когда его привезли сюда, он едва дышал. Неужели нельзя ответить всего на один вопрос? Я прошу вас! — Джастин ударил кулаком по столу.

Внезапно его колени подогнулись, и, чтобы не упасть, он обеими руками ухватился за стойку медсестры.

— Вик, немедленно положи этому конец! — крикнул Брайан, бросившись к Джастину.

Они с Виком провели эти пять часов в холле приёмного покоя. У Брайана разрывалось сердце, когда Джастин раз за разом подходил узнать о его состоянии, и раз за разом получал отказ. Брайан был уверен, что он не стоит всей той боли, в которую из-за него погружался Джастин.

— Вик, ну пожалуйста!

— Поверь, Брайан, не в моей власти положить этому конец, — с горечью произнёс дядя Майкла.

Брайан попытался подхватить Джастина, но его руки прошли сквозь него, и Брайан почувствовал лишь лёгкое покалывание в ладонях.

— Вик! — Брайан умоляюще обернулся к старику.

— Не в мой власти остановить те события, которые запустил ты сам. Я способен лишь предотвратить то, что ещё не случилось…

— Тогда, знаешь, что… иди-ка ты нахрен! — перебил его Брайан. — Как ты мог так обойтись с нами? Как ты мог так обойтись со мной? — бросился к Вику Брайан.

Тот просто переместился в сторону, надеясь, что если Брайан выпустит накопившуюся ярость, покричит и во всём обвинит его, у него немного прояснится в голове. Через некоторое время Вик снова крепко обнял его.

— Обернись и посмотри на Джастина повнимательнее, — приказал он.

Теперь Джастин снова сидел на неудобном пластиковом стуле. Его лицо не выражало абсолютно ничего. Он смотрел прямо перед собой. Внезапно он снова сорвался. Он уткнулся лицом в колени и всхлипнул. Его плечи беззвучно вздрагивали от рыданий.

— Ты боишься постоянных отношений и верности. Ты, Брайан, сам назначил Майкла своим доверенным лицом. Посмотри, к чему это тебя привело! К чему это привело Джастина! Как ты думаешь, чья фамилия указана в его медицинской доверенности, а, Брайан? Попытайся ответить с первой попытки!

Когда Майкл вбежал в холл приёмного покоя, Брайан вырвался из рук Вика.

— Кто звонил мне по поводу Брайана Кинни? — подбежав к стойке медсестры, крикнул Майкл.

Услышав имя Брайана, Джастин вскинул голову и бросился к Майклу.

— Майкл, я уже несколько часов пытаюсь дозвониться хоть до кого-нибудь. Никто не берёт трубку. Господи… Майкл… Меня к нему не пускают… Спроси у них… Пусть хотя бы скажут, жив ли он!

— Что у вас там произошло? — заорал на Джастина Майкл. — Мне позвонили и сообщили, что он без сознания.

Джастин утёр рукавом слёзы и откашлялся.

— Я не знаю… Всё было… х-х-хорошо… а потом… потом… он перестал дышать… — хрипло прошептал он. — Боюсь, он принял… принял… слишком много… обезболивающего…

— В каком смысле «принял слишком много обезболивающего»? А ты где в это время был? — заорал Майкл.

— Откуда он мог знать, Майки? — закрыв собой Джастина, проорал в лицо другу Брайан.

Вик покачал головой, схватил Брайана за руку и оттащил в сторону.

— В данный момент мой племянник не даёт мне повода гордиться им, Брайан, но ты должен был увидеть, какому человеку, обойдя Джастина, ты дал власть над своей жизнью и смертью.

— Что за хрень вы все несёте? — Брайан переводил взгляд с лучшего друга на любовника.

— Я присматривал з-за… за ним… Я присматривал, Майкл. Присматривал! Клянусь! — всхлипнул Джастин. — Я заставил его съесть куриный суп. Он… Он снова позволил мне жить в лофте… и я… я сварил ему к-куриный… с-суп… — как в берду, повторял Джастин.

От всей этой боли ему начало казаться, что не то он сошёл с ума, не то просто спит, и ему снится бесконечный кошмар.

Майкл проигнорировал его и обратился к медсестре:

— Вы бы не могли сообщить о состоянии Брайана Кинни? Я Майкл Новотны-Брукнер, — он вынул бумажник и предъявил сидевшей за стойкой женщине удостоверение личности.

— Конечно, сэр, разумеется, — ответила медсестра. Она, извиняясь, улыбнулась Джастину и встала. — Я сейчас узнаю последние новости у его лечащего врача. Подождите, пожалуйста, минутку.

С этими словами она исчезла за дверьми с надписью «Приёмный покой».

Все десять минут, что она отсутствовала, Майкл сверлил взглядом понурившегося Джастина. Когда медсестра вернулась, лёгкой улыбки на её губах уже не было.

— Его состояние стабильно, — сказала она, обращаясь к Майклу.

— Слава богу! — воскликнул Джастин.

Оба, и медсестра, и Майкл посмотрели на него.

— Нельзя ли обсудить его состояние без присутствия посторонних? — не без ехидцы в голосе поинтересовался Майкл.

— Разумеется, сэр, — ответила медсестра и снова, извиняясь, глянула на Джастина. — Если хотите, я провожу вас в его палату. Его состояние стабильно. Если у вас будет желание, вы сможете обсудить лечение мистера Кинни с доктором Райном.

— Спасибо, — ответил Майкл и направился вслед за медсестрой.

— Майкл, поверь мне! Я читал инструкцию. Я, правда, читал её! Я не слушал всю ту хрень, что он вешал мне на уши, и я делал именно то, что он хотел… Клянусь! — в спину Майклу крикнул Джастин. — Когда он лёг спать, с ним всё было в порядке! Его, конечно, немного подташнивало, но…

Майкл развернулся к Джастину.

— По всей вероятности, некоторые страницы ты просто пролистал, да? Например те, где написано, что следует делать, чтобы Брайан не попал в больницу с передозировкой? Я позволил тебе заботиться о нём, и посмотри, где в результате этого он оказался?

Видеть и слышать подобное Брайан больше не мог.

— Захлопни пасть, Майкл! Слышишь, ты, заткнись! В том, что я здесь, никто не виноват! Кроме меня самого, разумеется! — Брайан опять закрыл собой Джастина и прокричал всё это Майклу в лицо.

Вик снова оттащил Брайана в сторону. Майкл развернулся и ушёл за медсестрой.

— Пошли за ним, — Вик кивнул в сторону Майкла.

Брайан обернулся к Джастину. Тот плакал, уткнувшись в колени. Брайан попытался погладить колючий ёжик его волос, и тут Джастин внезапно отнял от лица руки и поднял голову.

— Брайан? — прошептал он.

Он смотрел ему в глаза. При мысли, что Джастин его видит, сердце Брайана зачастило, но тут Джастин вскочил и бросился вслед за Майклом. Когда он пробегал сквозь Брайана, тот снова почувствовал не то лёгкую щекотку, не то покалывание множества иголочек по всему телу.

— Майкл, Брайан хотел бы, чтобы я был рядом. Пожалуйста, позволь мне пойти с тобой! — пытаясь взять себя в руки, просил Джастин.

Майкл обернулся.

— Нет, не хотел бы, — твёрдо ответил он.

Джастин с трудом удержался от всхлипа. У него в кармане зазвонил телефон. Он подавленно вздохнул и пошёл по коридору обратно в фойе.

— Мам, — всхлипнул в трубку Джастин, — Брайан в больнице. Пожалуйста… Ты можешь приехать?

Брайан несколько секунд неотрывно смотрел на Джастина, радуясь, что скоро к нему приедет мать. Потом, обернувшись к Вику, он сказал:

— Ну… В этом Майки прав.

— Прав в том, что ты бы не хотел, чтобы Джастин увидел тебя на больничной койке? Ты даже не знаешь, как ты сейчас выглядишь. Что тебя так волнует? Что он увидит тебя в минуту слабости? Или что он захочет держать тебя за руку и попытается передать тебе для выздоровления часть своих сил? — в ярости прокричал Вик. — Идём! — покачав головой, добавил он. — Я сказал, пошли!

— Куда идт… — не успев договорить, Брайан оказался в собственной палате.

Майкл сидел возле койки и держал Брайана за руку. Перед ним стоял врач.

— То есть… вы даже не знаете, очнётся ли он?

— Да, блять, разумеется, я очнусь, Майки, — в раздражении выкрикнул выведенный из себя Брайан.

Он посмотрел на собственное тело. Удивительным образом он чувствовал шершавость казённых простыней и одеяла. Лежавший на госпитальной койке Брайан был бледен, губы, обхватывавшие пластиковую трубку, тоже. Вокруг находились какие-то гудевшие и попискивавшие приборы, от которых к его телу шли трубки и провода. Брайану внезапно подумалось, что лежавший перед ним человек, несомненно, выглядел больным, но при этом таким умиротворённым.

— Это потому, что ты чуть не умер, — услышал он голос Вика, который словно прочёл его мысли. — Находящиеся в коме всегда выглядят умиротворённо.

Брайан уже открыл было рот, чтобы опровергнуть эти слова, рассказать Вику, что Джастин в коме не выглядел умиротворённо, а наоборот, измученным и избитым. Внезапно Брайан сообразил, что Вик и так слышит его мысли, а потому промолчал.

Брайан переключил своё внимание на то, что доктор говорил Майклу. Его поражало, и что Майкл настолько хорошо держался, и что он так обошёлся с Джастином. Брайан был уверен, случись с ним что, Майкл будет рыдать и биться в истерике, но этого не произошло. И это почему-то больше бесило, чем утешало.

— К сожалению, нет способа определить, придёт в себя Брайан или нет. Завтра мы проведём обследование головного мозга, но учитывая то, что нам известно уже сейчас, могу сказать сразу: прогноз неблагоприятен, — говорил врач.

— А что, собственно, с ним произошло? — спросил Майкл.

— В крови обнаружено большое количество Оксикодона и Фенитоина. Я просмотрел медицинскую карту Брайана. Фенитоин ему не прописывали. Вы не знаете, зачем он мог его принять? — спросил врач. — Это сильнодействующее средство, фактически наркотик, который…

— Я знаком с Брайаном давно и хорошо, — перебил врача Майкл. — Он часто принимает разнообразные рекреационные средства, доктор. Ему доводилось употреблять для этих целей и лекарства, как и те, что продаются без рецепта, так и по нему, и наркотики. Скорее всего, он решил попробовать что-то новенькое, но не подумал о том, что это средство нельзя употреблять одновременно с теми таблетками, что ему прописали, — предложил объяснение Майкл.

— Так держать, Майки! Давай, ряди меня в наркомана! — саркастично вскричал охваченный яростью Брайан.

— Джастин так бы никогда не поступил… — пробормотал под нос Вик.

— Остановка дыхания — реакция на приём этого средства. К тому же, та доза, которую он принял, смертельна.

— Смертельна? — прошептал Майкл. — Не верю.

— Сейчас его иммунная система работает плохо. Это из-за облучения, которое ему проводилось последние две недели. Перед приёмом таблеток у него в желудке ничего не было. Это одновременно и хорошо, и плохо. Хорошо потому, что не все таблетки успели раствориться. Плохо — так как нам было сложно промыть ему желудок. Парамедики, которые его привезли, сказали, что перед тем, как он лёг спать, друг накормил его куриным супом. Скорей всего, именно благодаря этому супу он и остался жив. Не будь его, им бы не удалось довезти Брайана живым.

— Накормил куриным супом? — изумлённо повторил Майкл. — Брайан не ест куриный суп.

— Ну… Значит, мы с вами должны поблагодарить его друга за то, что он заставил его этот суп съесть, — продолжил врач. — Мы поставили капельницу от обезвоживания и сделали переливание крови. На укол адреналина организм не прореагировал никак, так что, по всей вероятности, головной мозг Брайана пострадал. Передозировка — это всегда очень серьёзно, а оба принятых им лекарства в случае превышения дозы имеет токсичный эффект.

— Т-т-так вот п-почему он д-до сих п-пор не п-проснулся? Таблетки ещё действуют на мозг? — спросил Майкл.

— Мистер Новотны, Брайан не спит. И это не искусственная кома, в которую пациента медики вводят специально. В данный момент активность головного мозга фактически не регистрируется. Принятые Брайаном лекарства, скорее всего, отравили мозг, что вызвало его повреждения или, как минимум, повредили нервные окончания. Причина комы — передозировка. Я понимаю, вам тяжело это слышать. Я не люблю сообщать родственникам неприятные новости. А сейчас, перед Рождеством, это особенно тяжело. Никто не хочет проходить через подобное. Особенно в это время года. Но вы мне сами сказали, что хотите услышать правду. И я её вам сказал.

Доктор Райн взял со столика медицинскую карту и принялся её листать.

— Да он всё равно ненавидел Рождество, — прошептал Майкл. — Будь у него выбор, он бы и сам предпочёл его проспать.

— Майкл, ты ошибаешься! — в ярости крикнул Брайан. По всей палате даже пошло эхо. Но услышал его только Вик. Брайан начал бегать взад-вперёд. — Ты так ошибаешься, Майкл! Ты ошибаешься во всём!

Вик видел в каком состоянии находился Брайан и позволил ему выпустить пар. Он даже подумал, что на выполнение порученного ему задания уйдёт гораздо меньше времени, чем он предполагал, и что они оба скоро вернутся туда, где им и следует находиться.

— Видишь? — остановившись перед ним, обратился к Вику Брайан. — Вот поэтому Джастину и не следует здесь находиться. Майкл ошибается по поводу того, что я предпочёл бы всё проспать. Я бы предпочёл бодрствовать и…

— Но раньше или позже он обязательно проснётся, да? — обратился к врачу Майкл, даже не догадавшись, что перебил Брайана.

— Гарантировать это не может никто. Завтра с утра мы проведём целую серию тестов и анализов, тогда у меня будет возможность ответить вам что-то более определённое, — сказал доктор Райн.

Майкл посмотрел на неподвижное тело на койке и перевёл взгляд на врача.

— То есть… Вы хотите сказать, что события развиваются по худшему сценарию? — прошептал он.

— Я смогу ответить на этот вопрос завтра в зависимости от результатов тестов и анализов. Или вы спрашиваете о том, что будет, если мы не обнаружим признаков мозговой активности?

— Да, — прошептал Майкл.

— Значит, тогда мы и назовём это худшим из возможных сценариев. Если мозговая активность будет отсутствовать, он, скорее всего, не очнётся уже никогда. Я думаю, вам следует предупредить его родственников и друзей. Возможно, вы захотите, чтобы они пришли попрощаться с Брайаном, — доктор Райн откашлялся. — Вам нужно будет поставить подпись на нескольких документах. Они сейчас на стойке дежурной медсестры отделения интенсивной терапии.

Майкл молча кивнул. Сделав глубокий вдох, он спросил:

— Но вот это и есть худший из сценариев, да? Ну, то есть… а есть ли хоть какой-то шанс на то, что он проснётся?

— Я только что ответил на ваш вопрос по поводу худшего из сценариев, — ответил доктор Райн. — Если он не очнётся в течение сорока восьми часов, считая с завтрашнего утра, то, скорее всего, он не очнётся никогда. После подобных передозировок, мозговая активность не возникает заново после её прекращения. Вам придётся принять решение: хотите ли вы, чтобы его жизнь поддерживалась искусственными средствами или…

========== Глава 2. Это НЕ будущее. Часть 1 ==========

— … или я буду должен выдернуть вилку из розетки? — прямо спросил Майкл. Его голос при этом немного дрожал.

Доктор Райн кивнул.

— Именно так, — подтвердил он подозрения Майкла. — Но я должен ещё кое-что добавить. Если каким-то чудом головной мозг Брайана начнёт функционировать, и он сможет дышать самостоятельно, возможно, он выживет. Всё ещё может измениться. Чудеса порой случаются даже в медицине. Однако, даже в этом случае мы не сможем полностью оценить, несколько велики повреждения головного мозга. И мы не узнаем об этом до тех пор, пока он не придёт в себя. Всё решится в ближайшие сорок восемь часов. Но мы должны быть готовы и к самому худшему. Возможно, Брайан так навсегда и останется в коме, а если он очнётся, проблемы, связанные с повреждением мозга могут затронуть какую угодно сферу: координацию, речь или…

Майкл почувствовал, что если врач продолжит это перечисление, с ним случится истерика.

— То есть… Я должен буду принять решение, что делать, после того, как вы сделаете эти анализы и тесты?

— Ведь именно вы указаны в медицинской доверенности Брайана? — спросил доктор Райн.

— Да, но… Мне же придётся принимать это решение перед самым Рождеством… — жалобно прошептал Майкл. — Ведь мне придётся принимать это решение именно тогда?

— Ну, вообще-то у нас нет права требовать от вас, чтобы вы приняли это решение в какой-то строго определённый день. Но кому хочется, чтобы тот человек, которого ты любишь, страдал и мучился дольше необходимого? Мне очень жаль. Сегодня мы сделали для Брайана всё, что могли. Я сейчас уйду, чтобы вы смогли побыть с мистером Кинни.

— Хорошо… — прошептал Майкл.

Он некоторое время смотрел на захлопнувшуюся за врачом дверь, а потом развернулся к Брайану.

— Ты всё-таки сделал это. Ты добился своего, да, Брайан? Не могу поверить, что ты вот так обошёлся со мной. Что ты так обошёлся со всеми нами. Не могу поверить, что…

— Во что ты не можешь поверить? — изо всех сил проорал Брайан Майклу в ухо. Но тот ничего не услышал.

Брайан принялся бегать взад-вперёд вдоль койки.

— Не могу поверить, что именно благодаря Джастину ты до сих пор жив. Кто бы мог подумать… — сам о том не догадываясь, Майкл ответил на вопрос Брайана. — Уж мне бы точно не пришло такое в голову. Я бы никогда не поверил, что он в кои-то веки способен поступить правильно.

— Так почему бы тебе не сообщить ему об этом? — крикнул Брайан и, пройдя насквозь кровать с собственным телом, уставился на Майкла.

— Ему об этом лучше не знать. Ему от этого стало бы ещё больнее, чем от твоей смерти, — заметил Майкл.

— Ещё больнее, чем когда ты обвинил его в том, что он виноват, что я здесь?

— Он не сможет справиться с известием о твоей смерти. Впрочем, мы все — тоже. Но ты и сам это знаешь, да? Вот именно поэтому ты поручил мне в случае необходимости выдернуть вилку из розетки. Ситуация складывается не в твою пользу, Брайан. Какой же ты эгоист! Ты даже не понимаешь, как больно ты всем нам делаешь!

Брайан подошёл к Вику.

— Положи этому конец. Сейчас же! Слышишь, Вик!

— Ты хочешь, чтобы всё это прекратилось? — изумлённо произнёс дядя Майкла.

— Ты, блять, слышал, что я сказал. Майклу слишком больно. Джастину больно. Всем им!

— Брайан, есть только один способ прекратить это…

Брайан перебил его:

— Значит, убей меня. Им в любом случае будет без меня лучше. Им всегда было лучше без меня. Ведь так? Так зачем ждать?

— Брайан…

— Нет! Просто убей! Убей меня. Тогда ему, блять, не придётся принимать это, блять, решение! — Брайан схватил Вика за плечи и принялся трясти. — Ну же, Вик! Убей! В твоей власти сделать это! Ну?

— Брайан, ведь на самом деле ты этого не хочешь.

— Хочу! Я не хочу, чтобы кому-то из них пришлось принимать это решение. Я не хочу быть эгоистом и бесконечно существовать в качестве овоща, вынуждая их подтирать за мной слюни и сопли и решать, как долго мне существовать в подобном виде. Сам видишь, мне не суждено жить. Просто убей. Если ты любишь их, убей меня!

Вик притянул Брайана к себе и крепко сжал его в объятьях.

— Сделано, Брайан.

— Что? — Брайан почувствовал, как всё тело покалывают невидимые иголочки. Перед глазами всё погасло. Ему показалось, что он летит сквозь бесконечный тёмный туннель, потом через белый туннель, затем — снова через чёрный. И так бессчётное количество раз, пока он не увидел, что стоит рядом с Виком у надгробия с собственным именем.

Брайан Айден Кинни

1971-2004

Возлюбленный партнёр, отец и друг

При виде столь сентиментальной надписи на засыпанном снегом мраморе Брайан скривился. Он огляделся. Они стояли на кладбище. Вокруг не было никого. Брайан посмотрел Вику в глаза.

— Ну… Куда мне теперь? Куда отправляются умершие?

Вик изумлённо воззрился на него и покачал головой.

— Неужели ты думаешь, что раз ты умер, на этом всё и закончилось? Ты всерьёз думаешь, что все теперь будут жить так, словно ничего и не произошло? Ты думаешь, что никому не будет больно?

Брайан ничего не ответил. Его внимание привлекла приближавшаяся машина. Сначала он её не узнал, но когда она подъехала ближе, он смог разглядеть сидевшего за рулём. Лишившись дара речи, Брайан смотрел, как водитель вышел и медленно побрёл к могиле.

— Я смогу. Я смогу. Я смогу, — услышал Брайан шёпот растрескавшихся губ.

— Я смогу, — снова повторил Джастин, устало шаркая ногами по снегу. — Всё будет хорошо. Я смогу.

Когда Джастин добрался до могилы, Брайан в ужасе ахнул.

— Джастин!

Блондин упал на колени, не обращая внимания ни на снег, ни на мороз, ни на то, что вокруг недавно установленного надгробия было полно смёрзшихся комьев земли.

— Мне так тяжело без тебя, — прошептал он. Сунув руку под куртку, он извлёк букетик ромашек и старенького плюшевого мишку. — Брайан… — всхлипнул Джастин.

— Он выглядит ужасно, да, Брайан? Что-то он не похож на человека, который счастлив, а? Он выглядит ещё хуже, чем он выглядел тогда, когда сидел в холле больницы, не зная, будешь ты жить или умрёшь.

Брайан присел на корточки рядом с Джастином. Тот уже не мог плакать и, хрипло дыша, икал. Плакать он больше не мог, но не мог и остановиться. Плечи вздрагивали. Брайан понимал, что причиной тому не только мороз.

— Не надо плакать из-за меня, Солнышко. Я того не стою. Неужели ты ещё этого не понял?

— С Новым годом, Брайан… — Джастин положил ромашки на холмик у надгробия. — Я стараюсь быть сильным. Я стараюсь не устраивать истерик и не плакать весь день.

Брайан закивал.

— Всё хорошо, — прошептал он. — Вот увидишь, всё будет хорошо, Солнышко.

— Но, похоже, я не выдержу этого. Тебя нет уже целую неделю, а я так и не смог взять себя в руки. Мне всё время кажется, что я сплю и вижу непрекращающийся кошмар, что ты всё-таки придёшь в себя, — жалобно прошептал Джастин, тут же горько расхохотался, и слёзы снова закапали на снег. — Мне всё время кажется, что вот-вот откроется дверь, и ты вернёшься домой. Но ты… — Джастин сжал в горсти сухой ком земли. Ком рассыпался, и сухие крошки упали на снег. — Ты здесь. Подо мной. А ты не должен был здесь оказаться, Брайан.

— Что-то я не припомню, Солнышко, чтобы ты раньше жаловался, когда я оказывался под тобой, — пошутил Брайан. Но шутка прозвучала как-то слишком жалобно.

— Ты ненавидишь розы, я знаю. Поэтому я купил ромашки. Я помню, ты как-то сказал, что ромашки — единственные цветы, которые тебе нравятся. Ты тогда рассказывал мне — разумеется, ты тогда был пьян — о единственном счастливом воспоминании детства, о том, как в один из его приездов к Дебби и Майклу из Нью-Йорка ты помогал Вику сажать ромашки. Джастин склонился и усадил старенького мишку, прислонив его к надгробию. — Этот мишка у меня, сколько я себя помню. Его зовут Гас. Я тебе никогда не рассказывал, но именно поэтому мне нравится это имя. Поэтому я выбрал именно его. А совсем не потому, что мне не нравится имя Абрахам.

Джастин коснулся губами крошечного чёрного потёртого носика, выпрямился и утёр рукавом слёзы.

— Блять… Джастин… — ахнул Брайан.

Он попытался коснуться его плеча, но застыл, когда увидел, что рука опять прошла насквозь.

— Я оставляю его здесь. Мне следовало бы положить его к тебе в… в… — Джастин икнул. — Пусть хотя бы так рядом с тобой всегда будет что-то, принадлежавшее твоему Солнышку… Я… я… наверное, я никогда больше сюда на приду, Брайан. Прости меня за то, что я не пришёл на твои похороны, но я… я просто не смог. Я знаю, в том, что случилось с тобой, виноват я один. Все пытаются разговаривать со мной, утешать меня. Они все думают, что я смогу жить без тебя. Но они не понимают, каково мне. Я не могу больше жить, здесь, без тебя. Я привёл в порядок свои дела, и сегодня вечером я уйду. Уйду подальше от наших общих воспоминаний. Я не хочу жить в мире, где нет тебя. Не беспокойся. Я не собираюсь накладывать на себя руки. Но… Мне кажется… Если уехать из Питтса… Короче, тогда я перестану находиться в том мире, который каждую секунду напоминает о тебе.

— Джастин… — прошептал Брайан.

Он чувствовал слёзы на щеках. Джастин громко всхлипнул. Тело вздрагивало от рыданий, но плакать он уже не мог. Брайану безумно хотелось прикоснуться к нему, обнять его и хоть как-то утешить, но он не мог сделать этого.

— Я стану твоим художником, Брайан. Ты навеки станешь моим вдохновением. Я никогда не забуду тебя. Да и не смог бы, даже если бы захотел. Я должен хотя бы попробовать жить дальше и начать жизнь сначала.

Брайан обернулся к Вику.

— Ну? Видишь? Джастин уедет из этого городишки. Он станет великим художником, всё будет так, как этому и суждено было случиться!

Вик кивнул.

Брайан посчитал, что Вик полностью согласен с обоими утверждениями, хотя на самом деле Вик вынужденно соглашался лишь с одним.

— Солнышко снова засияет, — прошептал Брайан. Обращаясь уже к Джастину, он продолжил: — Теперь у тебя всё будет хорошо.

Внезапно перед глазами Брайана всё погасло, и он снова бессчётное количество раз пронёсся через тёмный и белоснежный туннели. Тысячи иголочек покалывали его тело, а когда он открыл глаза, то оказался в помещении, напоминающем студию художника.

Вик, стоявший рядом с Брайаном, сжал его ладонь.

— Вот — то будущее, которое теперь получил Джастин. Он живёт в этом будущем потому, что ты, Брайан, умер.

Брайан огляделся. Он находился в большой неопрятной студии. Везде лежали, стояли и валялись картины и рисунки. Наброски и художественные принадлежности были разбросаны по всем горизонтальным поверхностям. Ни малейшего намёка на порядок в этой студии не было, и Брайан сразу понял, что эта студия принадлежит Джастину. Там, где был Джастин, порядка не было никогда. Там царил контролируемый хаос.

Взгляд Брайана упал на огромное полотно, находившееся на самом большом из столов. Краска ещё не просохла. Рядом лежали кисти и терпентин. Казалось, художник вышел буквально пару минут назад. Картина представляла из себя мрачное абстрактное полотно. Ни света, ни любви в ней не было. Чёрт побери, да она ничем и не напоминала работу кисти Джастина Тейлора, но по глубине выраженных эмоций Брайан понял, что автором не мог быть никто иной.

Он обернулся на звук открывшейся двери. Поначалу Брайан даже усомнился в том, что видит. Он усомнился в том, что вошедший был Джастином Тейлором. Мужчина был старше, но не это поразило Брайана. Джастин выглядел так неухожено. Безжизненные голубые глаза прятались за очками в толстой оправе. Волосы потеряли золотистый оттенок. Спутанные седые космы были кое-как собраны в хвост. На Джастине был коричневый, висящий мешком свитер. Джастин был неимоверно тощ. Щёки запали. Когда-то полные губы теперь были сухи, морщинисты и растресканы.

Джастин, волнуясь или стоя перед мольбертом, вечно кусал губы. У Брайана даже появилась привычка окликать его в подобные моменты и кидать ему тюбик бальзама для губ. Как правило Джастин тут же улыбался в ответ самой солнечной из улыбок и подходил поцеловать Брайана, в результате чего большая часть бальзама оказывалась на его губах.

Брайан смотрел, как Джастин медленно, прихрамывая шёл к столу. В левой руке он нёс стакан с водой. Правая — была неловко прижата к груди, пальцы сжаты в кулак.

— Подожди минутку, и я всё закончу, — усаживаясь за стол, проговорил Джастин.

Брайан огляделся, поразившись тому, что не заметил, что в комнате был ещё кто-то. Однако, кроме самого Джастина в ней не было абсолютно никого. Джастин разговаривал сам с собой.

Вик, следя за реакцией Брайана, не отводил от него глаз. Он сам себе был противен за то, что делает, но он не видел иного выхода. Ещё не наступил черёд Брайана умирать. И он должен доказать это упрямцу. Брайан должен понять, что ему крупно повезло жить той жизнью, что он живёт. Он должен осознать, насколько велики любовь и преданность Джастина. Вик понимал, что единственным способом достучаться до Брайана будет ткнуть его носом в очевидное.

Джастин принялся разжимать пальцы правой руки пальцами левой.

— Ну же, блять, давай! Разжимайся! — сжав зубы, процедил он.

Он хрипло дышал, и вот, наконец, четыре разноцветных таблетки упали на железный стол. Джастин выдохнул и зажмурился.

Брайан увидел, как из-под век по бледным щекам поползли две слезинки, и сердце его сжалось. Он в ужасе наблюдал, как Джастин трясущимися руками далеко не с первой попытки по одной положил таблетки в рот, поднёс стакан к губам и запил их одним глотком. Не такой представлял себе Брайан жизнь Джастина в будущем. Совсем не такой.

С другого конца комнаты раздалось пиликанье. Сначала Брайан решил, что это пейджер, но, оказалось, что звук исходил от крутонавороченного компьютера.

— Иду. Иду! — громко произнёс Джастин и, хромая, двинулся к экрану.

Брайан пошёл за ним. Он ахнул, услышав стон боли, когда Джастин усаживался перед экраном.

— Привет! — произнёс Джастин, безуспешно пытаясь придать голосу жизнерадостные нотки.

Когда Брайан посмотрел на экран, его качнуло, и Вику пришлось подхватить его.

— Привет, па, — сказал Гас.

Брайан оглянулся, ожидая увидеть где-то в студии себя.

— Привет, Гас, — едва слышно ответил Джастин.

Гас выглядел в точности так, как незадолго до тридцати выглядел Брайан. От Линдси в нём ничего не было, может, лишь глаза были чуть темнее, чем у Брайана. Брайану показалось, что перед ним внезапно возник он сам.

— Ты выглядишь как-то не очень, па. У тебя всё хорошо? — обеспокоенно спросил Гас. — Впрочем, можешь не отвечать. Я же точно знаю, что нет.

Джастин шмыгнул носом.

— Ну… Да… Всё будет хорошо, просто…

— Завтра. Да. Я знаю. Двадцать пять лет, как не стало папы, — Гас утёр слёзы. — Не беспокойся. Завтра с утра я приеду с Уиллом и детьми. Ты же знаешь, я никогда не позволю тебе проводить Рождество в одиночестве.

Джастин попытался улыбнуться.

— Ты хороший сын.

— А ты хороший папа. Я рад, что у меня всегда был ты. Даже если… — он замолчал и сделал глубокий вдох.

— Да всё в порядке, Гас, — хрипло прошептал Джастин. — Я бы тоже предпочёл, чтобы он был рядом. Было время, когда я думал, что мы с ним оба будем родителями. Твоими родителями и родителями моего ребёнка, но это так и осталось мечтой. Брайану не были нужны никакие дети, за исключением тебя, разумеется.

— Папа, а ты ухаживаешь за собой? — спросил Гас.

Он намеренно сменил тему, потому что видел, что Джастин вот-вот сорвётся. Им неоднократно доводилось вести беседы на тему «Что было бы если», и они всегда заканчивались одинаково: сначала Джастин тихо всхлипывал, потом с ним случалась истерика, после которой он без сил засыпал в слезах. Гас хотел быть рядом с отцом, если это произойдёт в очередной раз.

— Да. Настолько, насколько у меня поучается, — ответил Джастин.

— Ты лекарства принял? Тебе нельзя пропускать. Я не хочу приехать и опять оказаться свидетелем очередного приступа! — принялся выговаривать Джастину Гас.

Брайан похолодел.

— Приступа? — повторил он. — Почему у Джастина приступы? — развернулся он к Вику. — Что происходит, Вик? Это же не…

— Это не то будущее, которое ты ожидал для Джастина? А как насчёт Гаса? — поинтересовался Вик. — ты когда-нибудь думал, что он будет так грустить под Рождество?

— Гас? Но он выглядел счастливым, — ответил Брайан, — в то время как Джастин…

— Джастин абсолютно несчастен. Почти сразу после переезда в Нью-Йорк у него начались приступы. На него напали на улице, ударили рукоятью пистолета по голове. В то самое место, куда пришёлся удар битой. В этот раз пострадали моторные функции всего тела. Он постоянно испытывает боль, Брайан, боль физическую и эмоциональную. Прошло три года, прежде чем он снова смог пользоваться левой рукой. Правая часть тела до сих пор слушается его плохо. Левая нога была парализована почти пять лет. Он прошёл сквозь ад. На это ты тоже хочешь посмотреть?

— Что? Нет, я не хочу это видеть! Этого не может быть! — зажмурившись, прошептал Брайан. — Этого не может быть, Вик. У Джастина всё хорошо. Он знаменитый художник и… и у Гаса всё тоже хорошо. У него теперь своя семья, без никудышного папаши вроде меня он вырос прекрасным человеком! Да и мог ли он стать плохим, имея такого отца, как Джастин?

Брайан упал на колени и закрыл лицо руками.

— Всё совсем не так, Брайан, — твёрдо произнёс Вик. — Жизнь Джастина — одна сплошная проблема. Он почти не ест и не спит. Его работы мрачны, полны депрессии и страха. Единственный, кто его навещает — это Гас с семьёй. Ему всегда приходится приезжать сюда, потому что Джастин не может выйти из дома. Он боится, Брайан! Он теперь боится всего. Боится, куда сильнее, чем раньше! Эта студия находится в огромном доме в сельском районе западной Вирджинии. Дом стоит за высоким забором, и ворота круглосуточно заперты. Возле них всегда дежурит охранник. Джастин вполне может себе это позволить, ведь он баснословно богат. Картины дают ему немалый доход. В этом ты оказался прав. Он знаменит. Но ему не лучше без тебя. В том, что случилось с тобой, он винит себя и избегает контактов с кем бы то ни было, кроме Гаса и Линдси. Он ненавидит себя и то, во что он превратился без тебя. Единственная причина, по которой он ещё жив — это Гас и твои внуки. А Гас однажды чуть не наложил на себя руки. К двенадцати годам он стал алкоголиком, Брайан! Линдси собиралась отправить его в исправительное заведение для трудных подростков, но вмешался Джастин и через суд добился опекунства, хотя тогда он был едва ли в состоянии ухаживать и за самим собой. Из-за последствий нападения Джастин не мог уделять время Гасу и корит себя за это тоже. Он винит себя в этом, поскольку тот начал пить, чтобы избавиться от страха, что Джастин умрёт тоже.

— Нет! — закричал Брайан. — Нет, это не так. Всё совсем не так. Это не жизнь Джастина. Это совсем не жизнь!

Вик склонился и коснулся плеча Брайана.

— Нет. Именно это и есть его жизнь.

В ту же самую секунду иголочки снова впились в тело Брайана, перед глазами замелькали чёрные и белые туннели, и он снова оказался в центре комнаты, состоявшей, казалось, исключительно из ослепительного белого света. Брайан огляделся. Он был рад, что больше не видит того, что произошло в жизни дорогих ему людей в будущем. Он просто не мог этого вынести.

— Это всё не взаправду, — очнувшись, произнёс он.

Вик уселся прямо на белоснежный пол.

— Ты видел жизнь Джастина. Он никому не позволяет к себе прикасаться. После твоей смерти он ни разу ни с кем не был. Можешь себе такое представить? Тебе ли не знать, каковы его сексуальные аппетиты, Брайан. Они выше среднего. Ты можешь представить, чтобы он прожил двадцать пять лет без секса и без тебя? Чёрт побери, да он даже подрочить себе не в состоянии из-за нарушения координации. Правда из-за лекарств у него и встаёт-то теперь редко.

— Да нахрен всё это! — вскричал Брайан. — Джастин не смог бы прожить без секса столь долго! — в отчаянии расхохотался он. — Ты хочешь меня заверить, что это и есть та реальность, в которой нет меня? Он бы обязательно нашёл мне замену. Вспомни Иэна. Он бы нашёл себе парня, который дал бы ему всё то, что я не хотел.

— Нет, Брайан. Он не смог бы найти тебе замену. Единственные, кому он позволяет к себе прикасаться, это Гас, его мать и сестра. Джастин даже отказывается брать на руки твоих внуков. Он панически боится, что с ним случится приступ, когда он будет держать на руках Брайана — это младший сын Гаса — ведь ему всего пять месяцев. Видишь ли, когда Тейлор, дочь Гаса — сейчас ей три — сидела у Джастина на коленях, он дёрнулся, и она едва не полетела на пол. С тех пор он боится даже прикасаться к детям, он боится, что из-за него они могут пострадать.

— Но это же была абсолютная случайность!

— Да разумеется, — сверлил Брайана взглядом Вик, — но Джастин-то так не считает.

— Блять… — Брайан уселся на пол рядом с Виком. — Гас назвал сына в честь меня, а дочь в честь…

— В честь самых дорогих ему людей, да. Тейлор Жюстина Кинни и Брайан Виллиам. Как жаль, что когда они родились, тебя уже не было.

Брайан качал головой, пытаясь представить себе сына, отцом двух детей.

— Но ведь Гас гей? Тогда как…

— Молли.

— Сестра Джастина? — изумился Брайан.

— Она не настолько уж старше Гаса. К тому моменту, как Уилл и Гас захотели обзавестись детьми, у неё уже родились две собственных дочки. Её супруг Джейсон — лучший друг Гаса. Она всегда была дружна с твоим сыном. Молли не хотела, чтобы Гас лишился шанса на настоящую семью. Она не хотела, чтобы его ждала судьба Джастина. Он скорбит о тебе каждый день своей жизни, Брайан. Каждый день. Он не живёт без тебя. Он просто существует.

Брайан вскочил.

— Слышишь, ты, немедленно всё, блять, исправь! Сию же секунду! Я не этого хотел! Джастин не заслужил подобного. Не заслужил!

Брайан забегал туда-сюда.

Вик встал и удержал его.

— Ты так и не понял, Брайан?

— Не понял чего? — проорал Брайан, уверенный, что Вик намеренно трахает ему мозг.

— Ты на полном серьёзе считаешь, что твоя безвременная кончина ни на ком не сказалась? Ты считаешь, что-то, что ты видел в студии, неправда? — устало проговорил Вик. — Ты мне не поверил?

Брайан воздел руки, но ничего не сказал. В течение нескольких минут он обдумывал слова Вика.

— Послушай, что бы со мной ни происходило, в результате страдает именно Джастин, понимаешь? Не имеет значения, жив я или мёртв. В результате страдает он. Так есть ли у меня выбор? Я бы предпочёл быть мёртвым, чем видеть, как он страдает, и вынуждать его общаться с таким, как я, и мучиться от той боли, что я ему причиняю. Вик, я же стану инвалидом. Тебе ли не знать, что это такое… — увидев обиду в глазах Вика, Брайан замолчал.

— Да, мне известно, что это такое, Брайан, — сквозь зубы процедил Вик. — Мне известно, каково это, когда сестре приходится ходить за сорокалетним братом, как за младенцем! Мне известно, каково это, жить, зная, что внутри тебя тикает бомба замедленного действия, когда часы отсчитывают дни до твоей смерти. Мне известно, каково это. Я не хотел ни с кем знакомиться, опасаясь, что когда я умру, я их разочарую, или, того, хуже, причиню своей смертью боль. Мне куда лучше тебя, Брайан, известно, каково это. Но я также знаю, что я с радостью прошёл бы через всё это ещё раз, зная, что в итоге смогу всего один раз посмеяться над чем-нибудь вместе с Дебби. Я бы вернулся и стал свидетелем того, как мой партнёр умирает от СПИДа, вместо того, чтобы самому внезапно умереть от сердечного приступа и оставить его совсем одного. Я бы с радостью прошёл через всё это! Я показал тебе, что произошло с Джастином, потому что твоя смерть затронула его больше других. Но он был не единственным, кто пострадал. Жизнь всей твоей семьи изменилась после твоей смерти, Брайан. И она изменилась к худшему.

— Нет! — протестующе воскликнул Брайан.

— Да, Брайан! Это случилось из-за того, что ты не позволял Джастину заботиться о тебе, любить тебя так же сильно, как и ты его любишь, даже если ты никогда не признался ему в этом. Я не трус, Брайан. Сам-то я поставил на любовь.

Вик кричал на Брайана, а по его щекам катились слёзы. Он не хотел, чтобы кому-то было больно из-за него. Никому. Ни Джастину. Ни Гасу. Ни Майклу. Никому из членов его семьи. Потому, что его биологическая семья только этим и занималась. Делала ему больно… всегда. Физически, умственно, эмоционально ему всегда было больно. Всегда. Так было до тех пор, пока он не выстроил вокруг себя стены. За них он не пропускал никого. Почти никого. Всегда оставался некий последний барьер, отделявший его от других. Так было всегда. До Джастина. Самое последнее, что ему может захотеться — это причинить боль Джастину или его настоящей семье. Но ведь они пострадают в любом случае: и если он останется жив, и если он умрёт.

Всё изменилось из-за Джастина Тейлора. Встреча с ним изменила его жизнь и жизни всех остальных. До Джастина он был близок с Майклом, Дебби и Виком, но он не выказывал своих привязанностей до тех пор, пока Джастин не сделал его другим, пока он не сделал его лучше. Джастин учил его любить друзей и заботиться о них. Вот поэтому-то им и больно от того, что он умер. Им больно, потому что они знали, что Брайан любил их, и поэтому им будет не хватать его. Брайан повлиял на их жизни, изменил их к лучшему. Если бы он никогда не встретил Джастина, Джастин не страдал бы после его смерти. Джастин бы поехал учиться в Дармут, как хотел его отец. В ту ночь, когда они встретились, Джастин уже собирался идти домой. Джастин сам ему об этом сказал в их первую ночь. Не подойди к нему Брайан, через пару секунд Джастин бы сел в такси и поехал домой к подруге. И у Брайана сохранились бы его стены. Его друзьям было бы совершенно наплевать на него, и они бы не страдали после его смерти.

— Вик, может, Джастину просто не следовало меня встречать? — утирая слёзы, громко спросил Брайан. Его сердце разрывалось. — Сделай так, чтобы мы с Джастином никогда не встретились, Вик! Я хочу, чтобы мы никогда не встретились! Тогда я не смогу причинить ему боль.

Вик прекрасно слышал мысли Брайана. Он понимал, что это его последний шанс. Если ему не удастся показать Брайану, что тому следует сделать со своей жизнью, то Брайан приговорён.

— Ты уверен, что хочешь именно этого?

— Да, — умоляюще прошептал Брайан. — Да.

— Вы с Джастином никогда не встречались, Брайан.

Как только Вик произнёс эти слова, невидимые булавочки снова начали покалывать тело Брайана, он снова пронёсся сквозь свет и тьму и снова оказался на кладбище. Это было то же самое место. Но снега не было. Было холодно, сыро. Надгробие окружали мокрые комья земли.

Возле него лежал букетик ромашек, рядом с которым сидел всё тот же плюшевый мишка.

— Это прошлое, — прошептал Вик.

— То есть, я всё равно умер? — обернувшись к Вику, спросил Брайан.

Вик отрицательно покачал головой и указал на слова, высеченные на надгробии.

— Это прошлое, Брайан.

Брайану пришлось несколько раз прочесть высеченные на надгробии буквы, прежде чем он смог сложить их в слова.

— Джастин? — прошептал он.

— Он так тебя и не встретил. Тебя не оказалось рядом, чтобы спасти ему жизнь во время нападения на выпускном, — сказал Вик.

Брайан ошарашенно смотрел на Вика.

— Если бы он не пошёл проводить меня до Джипа, на него бы никто не напал!

— Это не так, Брайан, — ответил Вик, сам с трудом удерживаясь от рыданий. — Он вышел на парковку покурить. Если бы не ты, он бы не стал объявлять о своей ориентации в школе. Это, действительно, так. Но с того дня, как они с Крисом Хоббсом как-то раз немного поэкспериментировали у того дома, Крис начал преследовать его. Он хотел продолжить, в то время как Джастин подобного желания не испытывал. Тогда Крис пригрозил Джастину, что расскажет в школе, чем они занимались. Джастин считал, что он единственный гей на всю школу, он не знал, с кем поговорить о произошедшем, к кому обратиться. Он приходил в ужас при мысли о том, что будет, если кто-нибудь узнает. Крис принялся шантажировать его. Джастин чувствовал себя одиноким, запутавшимся, и ему было страшно. Он позволил Крису воспользоваться собой.

— Нет! Прекрати! Это совсем не то, чего я хотел, Вик! Я не хотел этого! — умолял Брайан.

— Мне жаль, Брайан, но это правда. Крис пользовался Джастином. Он насиловал его, и делал это неоднократно. Иногда Джастин даже кончал от этого, и после он чувствовал себя ещё хуже, но у него не было опыта отношений, и, с другой стороны, его приводило в восторг, что тот мальчик, который ему так давно нравился, наконец-то обратил на него внимание, даже если оно было всего лишь таким. Джастин больше не чувствовал себя одиноким, даже если Крис делал с ним то, чего он не хотел. Он посчитал, что лучше так, чем быть в полном одиночестве. Однажды отец Криса застукал их. Он заявил сыну, что не собирается оплачивать педику обучение в колледже, а спортивной стипендии Крису не хватило бы на оплату. Он вынужден был отказаться от поступления в колледж. Он уехал к тётке и во всём обвинил Джастина. Он посчитал, что Джастин намеренно соблазнил его. Он возненавидел его и задумал убить. После произошедшего Джастин и сам начал подумывать о том, чтобы наложить на себя руки и, скорее всего, раньше или позже, сделал бы это. Но его Крис убил. Забил до смерти. Он вышел за ним на парковку и…

— Нет, Вик! — закричал Брайан. — Пожалуйста! Пожалуйста, не надо! Я понял. Я не не хочу дальше слушать!

Брайан упал на землю и прижал плюшевого мишку к груди.

— Джастин, я не хочу, чтобы ты умирал!

Вик уселся на сырую землю рядом с Брайаном и положил руку ему на плечо.

— Почему, Брайан? Почему тебя волнует, что произошло с Джастином? Я могу вернуть тебя в прошлое. Ты даже не узнаешь, что с ним произошло. Ты не будешь знать, каково это, жить без Джастина Тейлора. Не ты причинишь ему боль. Он никогда тебя не встретит и не будет заботиться о тебе, когда ты заболеешь. У него даже не будет шанса полюбить тебя. Тебе не придётся отказаться от той жизни, что у тебя есть, ради того, чтобы быть с ним, чтобы сделать его и себя счастливыми. Разве ты не этого хотел, Брайан? Джастин никак не повлияет на твою жизнь. Я всё правильно понял? Ты не хочешь, чтобы его любовь имела над тобой власть. Ты не хочешь, чтобы твоя любовь имела власть над ним.

Брайан вцепился в мокрые комья земли и всхлипнул.

— Не-е-ет… Я не этого хочу, Вик. Пожалуйста, помоги ему!

Вик обнял Брайана и прижал к груди.

— Брайан! Брайан, да ладно тебе! Он не имеет никакого значения. Я могу вернуть тебя назад, и никому не будет больно. Ты очнёшься перед тем, как Майки скажет врачам, чтобы выдернули вилку из розетки.

— Не-е-е-ет… Я не хочу возвращаться вот так, — разрыдался Брайан. — Я не хочу возвращаться туда, где нет Джастина.

— Но ты же не будешь его помнить, Брайан. Ты не будешь помнить ничего о вашей совместной жизни. Ты будешь в точности таким, каким ты был до встречи с ним, — произнёс Вик в надежде, что теперь Брайан сам скажет, чего он хочет.

Комментарий к Глава 2. Это НЕ будущее. Часть 1

Чёрт… Сколько бы ни перечитывала эту главу раньше, всё всегда заканчивалось грудой мокрых платков…

А после сегодняшних известий — и вовсе…

Глава переводилась 4, 5 и 6 января. Глава не вычитана. И, наверное, я никогда этого не смогу. Простите.

========== Глава 2. Это НЕ будущее. Часть 2 ==========

Джастин выглядывал из-за угла. Он видел, как Майкл вышел из палаты Брайана и завернул в пустой коридор. Все, абсолютно все члены семьи были в ярости из-за того, что Майкл не позволил Джастину пройти в палату и попрощаться с Брайаном. Но решения в данном случае принимал Майкл. Он был убеждён, что своими действиями избавляет Джастина от той скорби, которую испытывал сам. Никто не хотел лишиться возможности в последний раз увидеться с Брайаном, поэтому, если кто-то и высказывался в защиту Джастина, то делал это в весьма обтекаемых выражениях и не сильно упирал на то, что Майкл всё-таки должен дать ему своё разрешение. Все были охвачены такой скорбью, что посчитали, что Майкл в итоге всё-таки передумает. Но никто не знал о том, что Майкл планировал потребовать от врачей, чтобы Брайана отключили от аппаратов, поддерживавших в нём жизнь, в тот же самый день. Никто не поверил, когда проклинавший Майкла и его решение Джастин сообщил им об этом. Они все были настолько погружены в своё горе, что посчитали, что Джастин просто паникует.

Но Джастин точно знал, каковы планы Майкла. Он, как можно незаметнее, ходил по пятам за ним по всей больнице. Тот даже не догадался об этом. Ему удалось расслышать почти всё, что врачи сообщили Майклу о состоянии Брайана, и что Майкл ответил врачам на вопрос по поводу своих планов. Джастину не было равных в упорстве, если он ставил перед собой цель, особенно, если речь шла о Брайане или о том, что имеет к нему отношение. Как только в дальнем конце коридора за Майклом захлопнулись двери, Джастин бросился в палату Брайана. За последние два дня он неоднократно, в тайне от всех, проникал в эту палату. Оставалось надеяться, что и сегодня ему повезёт.

Первым делом Джастин положил букет ромашек на столик возле койки. Затем он спрятал своего старенького плюшевого мишку под простыню, уложив того рядом с бедром Брайана.

— Так, когда они придут сюда, они не увидят его и не отнимут его у тебя — объяснил он Брайану, хотя в этом и не имелось никакой необходимости.

— Брайан, — обратился Джастин к лежавшему без сознания любовнику и сжал его безвольную кисть. — Когда они придут сюда, чтобы отключить тебя от всех этих машин, мне нужно, чтобы ты продолжал жить, ты понял? Нужно, чтобы ты продолжал дышать, потому что я знаю, ты хочешь жить. Я не смирюсь с иным ответом. Если ты сейчас меня слышишь, то знай — я люблю тебя. И я никогда не перестану тебя любить, — Джастин склонился и коснулся самого уголка губ Брайана. Ему мешала пластиковая трубка, выходившая у того изо рта. Потом он принялся целовать любовнику щёки, подбородок, глаза, нос. — Я знаю, ты тоже любишь меня. Ты не обязан говорить мне это, Брайан. Я и так знаю. Пожалуйста, просто продолжай жить.

Джастин обернулся и посмотрел на дверь. Он услышал голоса и шорох приближавшихся шагов. Он быстро коснулся поцелуем кисти Брайана и торопливо исчез в ванной, прикрыв за собой дверь и оставив лишь узенькую щель. Едва он успел это сделать, дверь распахнулась, и вошёл доктор Райн в сопровождении двух медсёстёр.

Сквозь щёлку Джастин видел, как они ходили по палате, что-то обсуждали и подготавливали к отключению находившиеся в палате аппараты. «Брайан, живи. Брайан, живи», — мысленно твердил он. По щекам Джастина катились слёзы. Он беспомощно наблюдал, как медперсонал одну за другой отключал гудевшие и попискивавшие машины.

Когда доктор Райн не нашёл признаков жизни и объявил Брайана умершим, Джастин вцепился обеими руками в косяк двери, почувствовав, что ноги его больше не держат. Он задавил в себе крик отчаяния, когда врач назвал время смерти, записал его в медицинской карте и ушёл. Медсёстры выключили свет и тоже вышли из палаты, тихо затворив за собой дверь.

Джастин подождал пару секунд и попытался взять себя в руки. Он вышел из ванной и остановился, глядя на безжизненное тело.

— Брайан… Ты же не совсем умер… Брайан?

Когда ответа не последовало, Джастин обнял ещё тёплое тело и прижался к нему.

— Нет, Брайан. Не бросай меня, — умоляюще прошептал он. — Не делай этого. Ты мне нужен!

Перед уходом медсестра вынула пластиковую трубку изо рта Брайана, так что теперь Джастин смог коснуться его безжизненных губ своими. В этот поцелуй он вложил всю свою любовь и всю страсть.

========== Глава 3. Я хочу доказать ему. Часть 1 ==========

— Я больше не хочу быть таким! Джастин изменил меня. Он сделал меня лучше. И он сделает меня ещё лучше! Я хочу вернуться. Я хочу жить, чтобы доказать Джастину, что я люблю его.

— А ты его любишь? — спросил Вик и обнял Брайана. Он-то знал, что Брайан любит Джастина, но он хотел, чтобы Брайан сказал это сам. — Ты действительно любишь его, я правильно понял?

— Да. Я хочу сказать ему об этом. Я хочу доказать ему это, — умоляюще прошептал Брайан. — Я хочу получить на это шанс. Я хочу получить ещё один шанс. Я не боюсь, Вик. Я не боюсь общего с Джастином будущего. И я не хочу, чтобы у него было будущее без меня, что бы его ни ждало. Я хочу сказать ему, что я его люблю.

— В таком случае скажи ему это, — тихо произнёс Вик.

— А ещё я хочу…

Внезапно Брайан почувствовал, как тысячи иголочек снова впились в тело, в этот раз куда больнее, чем до этого. Перед глазами всё погасло, но белый туннель так и не появился. Он, казалось, бесконечно нёсся через темноту. Вик исчез, и ощущение его руки, лежавшей на плече — тоже.

В ушах гудело, но вдруг он услышал голос. Голос Джастина. Он почувствовал, как тёплые губы коснулись его губ. В глазах прояснилось, и Брайан увидел над собой лицо Джастина. По его щекам катились слёзы.

— Джастин… — прошептал он. — Джастин… — несколько раз моргнув и сделав глубокий вдох, уже громче повторил он.

В глазах склонившегося над ним Джастина отразилось потрясение.

— Ты же… Чёрт… Брайан! Ты жив! Господи… Брайан! Я знал, я знал, что ты меня не бросишь. Я знал, что ты не бросишь меня, — Джастин обнял его.

Да нет, он просто вцепился в него. Он расплакался, уткнувшись Брайану в грудь, и, всхлипывая, безостановочно повторял:

— Я люблю тебя, Брайан.

От этих слов Брайану стало так тепло.

— Я тоже люблю тебя, Джастин.

Произнести это почему-то оказалось так просто. Но это был едва слышный шёпот, который Джастин мог и не расслышать, поэтому Брайан, на всякий случай, решил повторить. Уже громче.

Джастин оторвался от Брайана и, глядя на него сверху вниз, улыбнулся сквозь слёзы своей знаменитой солнечной улыбкой. При этом он издал не то возглас, не то вдох, одновременно указывавший и на изумление, и на сомнение в том, что он правильно расслышал.

Брайан посмотрел Джастину в глаза.

— Я люблю тебя.

— Ты… любишь меня? — выдохнул Джастин.

Брайан начал осторожно садиться. Ему хотелось обнять Джастина, успокоить его, утешить, прижать к себе и больше не выпускать из объятий.

— Эй! Эй, Брайан! Осторожнее! — обеспокоенно принялся выговаривать ему Джастин.

Брайан улыбнулся и поразился тому, что силы словно вливались в него с каждой секундой.

— Да всё нормально, Солнышко. Я чувствую себя потрясающе, — он провёл пальцами по щеке Джастина, стирая с неё слёзы.

Взяв Джастина за руку, он продолжил:

— Я чувствую себя фантастически хорошо.

Джастин смотрел на него огромными глазами. Он не мог поверить в то, что несколько минут назад Брайана объявили умершим, а сейчас он говорит ему, что чувствует себя прекрасно.

— Ты чувствуешь себя фантастически хорошо? — по-прежнему не веря, переспросил Джастин. — Ты был в коме и… и… ты же умер, Брайан. Несколько минут назад тебя отключили ото всех этих машин и объявили умершим. Майкл велел им тебя отключить. Я сам видел, как врач назвал время смерти.

— Мне так жаль, что тебе пришлось оказаться свидетелем этого.

Брайан сел и крепко прижал к себе Джастина. При этом он чувствовал себя ещё лучше, чем когда бы то ни было.

— Что если… Что если у меня галлюцинации? — в ужасе прошептал Джастин.

Брайан рассмеялся.

— Только не вздумай себя щипать для проверки. У тебя слишком нежная кожа.

Брайан скользнул ладонью по шее Джастина, по его груди и чуть сжал пальцы, достигнув промежности.

— Брайан? — прошептал Джастин.

Его тело сразу отреагировало на прикосновение.

Брайан принялся легонько поглаживать его член через ткань брюк.

— Я здесь. Ты чувствуешь меня?

Вздрагивая под прикосновениями, Джастин выдохнул:

— Да, Брайан. Чувствую.

Он удержал руку Брайана, поднял её к лицу и поцеловал ладонь.

— Я чувствую себя потрясающе и очень даже живым, — прошептал Брайан. Он провёл пальцами по щеке Джастина. — Я должен тебе кое-что сказать.

— Что, Брайан? Только говори, пожалуйста, быстрее. Если меня здесь увидят, меня арестуют. Майкл запретил пропускать меня сюда. Но я всё равно приходил, — признался Джастин.

Брайан покачал головой.

— Да с ними со всеми истерика, скорее всего, приключится, когда они обнаружат, что умерший пациент жив, — рассмеялся он. — Что им там сказал Майкл, меня волнует мало. Я очнулся, я — в сознании, и единственное, чего я сейчас хочу, это, чтобы ты сейчас был со мной рядом. Напрасно я вписал Майкла в медицинскую доверенность. Там должна была стоять твоя фамилия, потому что ты мой партнёр. В случае чего ты должен заботиться обо мне. У тебя должно быть право принимать важные решения в отношении меня, ну и у моего сына, разумеется, тоже. Я нисколько не сомневаюсь, ты никогда бы не пошёл на то, чтобы выдернуть вилку, да?

— Конечно, никогда. Никогда, Брайан, — прошептал между поцелуями Джастин. — Я знал что ты раньше или позже придёшь в себя. Я знаю, какой ты сильный, ты всегда выходишь победителем. Даже когда всё против тебя, и шансов на победу мало. Ты побеждаешь всегда. Я бы ждал столько, сколько потре…

— Я больше не хочу, чтобы тебе приходилось ждать, Джастин, — сказал Брайан.

Когда Джастин услышал, как тихо и серьёзно Брайан произнёс это, его сердце сжалось.

— Что? Ты о чём?

— Я хочу быть твоим настоящим партнёром. Я не хочу, чтобы у тебя оставались сомнения в том, что я тебя люблю. Мне нелегко принимать помощь, но я понимаю, что ты хочешь лично заботиться обо мне, когда в этом возникает необходимость. Ты позволял мне заботиться о себе после… после того, как ты пострадал. Ты согласился на то, чтобы я оплачивал твоё обучение, хотя мне известно, что ты сделал это лишь потому, что тебя напугало произошедшее на вечеринке у Сэпа. Я всё это говорю к тому, что мне известно, что партнёрство — это улица с двусторонним движением во всех смыслах этого слова.

— Брайан, а ты уверен, что ты хорошо себя чувствуешь? — спросил Джастин.

Он уже давно не надеялся, что Брайан начнёт выражать свои чувства… хоть что-нибудь выражать вербальным образом, да ещё в таких выражениях.

Брайан улыбнулся.

— Абсолютно уверен, Солнышко.

Джастин рассмеялся и поцеловал Брайана в губы. Потом он прошептал:

— То есть, ты всё это говоришь совсем не потому, что тебя накачали лекарствами?

— Нет.

— Честное слово?

— Честное-пречестное, — рассмеялся Брайан.

Сжав ладони Джастина, он продолжил:

— Ты можешь не прерывать? Я ещё не закончил.

— Не закончил? — поражённо прошептал Джастин.

— Нет. Слушай дальше. Я знаю, что я радоваться должен, что ты хочешь обо мне заботиться. Мне повезло, что я нужен тебе не только для траха. Я понимаю, что следует говорить тебе, насколько крупно мне с тобой повезло, что я чувствую себя счастливым рядом с тобой. Я не хочу, чтобы тебе приходилось ждать, когда я расскажу о своих чувствах или продемонстрирую тебе их. Я хочу, чтобы тебе больше никогда не приходилось этого ждать. Лучшего партнёра, чем ты, даже невозможно себе представить. Я люблю тебя и…

Слова Брайана прервал вопль Майкла, стоявшего в дверях. Майкл тут же бросился к другу.

Вслед за ним в палату вбежал доктор Райн. При виде сидящего Брайана он побледнел.

— Не может быть! Не может быть! — принялся бормотать под нос он.

— Что за хрень здесь творится? — остановившись перед койкой, на которой сидели Брайан и Джастин, вопросил Майкл.

Он обернулся к врачу.

— Вы же, вроде, сказали, что признаки жизни отсутствовали? — Майкл принялся утирать слёзы. — Вы сказали, что…

— Я настолько же поражён, как и вы, — перебил Майкла доктор Райн. В его голосе слышались восторг пополам с ужасом. — Похоже, мистер Кинни очнулся*, — доктор смотрел на Брайана и не верил собственным глазам. — Никогда такого не видел.

Заколебавшись, доктор подошёл ближе. Его медицинский мозг отказывался понять и принять то, что пациент, признанный умершим, ожил.

Майкл посмотрел на Джастина.

— Что ты тут делаешь?

Его улыбка тут же погасла.

— Майкл, я…

Брайан прижал Джастина к себе и пригвоздил Майкла взглядом.

— Он со мной потому, что я хочу, чтобы он был рядом.

Доктор Райн, вспомнив, что в любых ситуациях ему следует вести себя профессионально, и почувствовав назревающий скандал, вмешался:

— Мистер Кинни, я сейчас приглашу коллег и мы проведём ваше полное медицинское освидетельствование.

— Я чувствую себя прекрасно, — ответил тот. — Но, полагаю, пациентов, действительно, положено осматривать перед выпиской.

— Мистер Кинии, вас признали умершим, а вы живы. Мы должны не просто провести беглый осмотр, вы должны сдать анализы, вас должны осмотреть специалисты, и только после этого, возможно… Нельзя же вот так взять и уйти! Это… это… Короче, что бы это ни было, мы должны вас полностью обследовать и…

— Знаете что? — перебил его Брайан. — Мне не нужен этот ваш грёбанный медосмотр. Я чувствую себя, блять, просто фантастически. И я не собираюсь становиться подопытным кроликом и проводить Рождество в больнице.

— Я предлагаю не это, Брайан, — чуть успокоившись, произнёс доктор Райн. — Просто… Дело в том, что… Медицине неизвестны случаи, когда… Это настоящее…

— Настоящее Рождественское чудо! — воскликнул Джастин.

— О господи… Что ты врача перебиваешь! — принялся выговаривать Джастину Майкл.

Его ужасно удивил недовольный взгляд Брайана, брошенный в его сторону.

— Ну… В какой-то степени вы правы, — улыбнулся доктор Райн.

Ему по-прежнему не очень верилось, что всё, чему он сейчас являлся свидетелем, происходило на самом деле. Он посмотрел на Джастина.

— По крайней мере, в стенах этой больницы подобного не случалось никогда. Да, нам порой удаётся оживить умершего, но у Брайана не было ни пульса, ни мозговой активности… не было ничего, но сейчас…

— Я жив и чувствую себя превосходно, — улыбнулся Брайан.

— Позвольте провести хотя бы беглый осмотр. У нас нет права удерживать вас в стенах больницы против вашей воли, мистер Кинни, но я очень рекомендую вам согласиться хотя бы на это. Не все повреждения головного мозга проявляются сразу и…

— Ну хорошо, — согласился Брайан, — но Джастин останется здесь, со мной, вне зависимости от того, что этот осмотр будет из себя представлять.

Джастин заулыбался и коснулся губами щеки Брайана.

— Спасибо тебе.

— А как же я? — воскликнул Майкл.

— А ты вполне можешь выйти в коридор и всем позвонить. Скажешь им, что я пришёл в себя. Как я понимаю, ты им не сообщил, что по твоему требованию медики выдернули вилку из розетки, да?

— Да, Брайан, — ответил Майкл. Он подошёл к нему, схватил за руку и неловко прижал её к груди. — Прости меня!

Брайан вырвал руку.

— Когда будешь всем звонить, скажи, что мы с Джастином приглашаем всех завтра на Рождественский ужин.

— Что? — хором воскликнули Джастин и Майкл.

— Сейчас я чувствую себя прекрасно, но наверное, нежелательно, едва выписавшись из больницы, разъезжать по гостям. Так что, завтра я точно не поеду ни к твоей матери, ни к лизалкам. И я ни сколько не сомневаюсь, что твоя мать никогда не откажется от шанса приготовить всем нам рождественский пир, похозяйничав на нашей кухне, — усмехнулся Брайан.

Джастин не мог не обратить внимание, что Брайан употребил «мы» и «наша».

При этих словах кровь бросилась Майклу в лицо, он целую минуту безуспешно подбирал слова, но потом кивнул.

— Хорошо, — с горечью произнёс он.

— Когда врачи закончат осмотр, зайдёшь в палату, — велел ему Брайан. — Мне есть о чём поговорить с тобой.

— Ладно, — ещё тише ответил Майкл.

Он коснулся губами щеки Брайана и вышел в коридор.

Брайан посмотрел на доктора Райна.

— Ну? Давайте, приступайте…

Комментарий к Глава 3. Я хочу доказать ему. Часть 1

* Медики всегда пишут «Патология не выявлена». Ага.

========== Глава 3. Я хочу доказать ему. Часть 2 ==========

Час спустя медики признали воскрешение Брайана необъяснимым с точки зрения медицины чудом. Сам Брайан был признан абсолютно здоровым. За единственным исключением: необходимость до конца пройти курс радиотерапии никто не отменял. Объяснить причину произошедшего медики так и не сумели. Доктор Райн выписал Брайана, принёс ему зелёный хирургический костюм, чтобы ему было в чём доехать домой, и взял с него слово, что тот незамедлительно приедет в больницу, если почувствует головную боль или боль в области сердца, и что он приедет даже в том случае, если ему просто покажется, что где-то болит.

Из палаты Брайан забрал медвежонка Гаса и букет ромашек. Джастин настоял на том, что поможет ему переодеться. И хотя Брайан был вполне способен сделать это сам, он позволил Джастину оказать себе помощь. Ему даже понравилось, насколько заботливо Джастин его переодевал. Он легонько касался тех мест, прикосновения к которым, как он знал, возбуждали Брайана, и смотрел на него так, словно каждую секунду видел перед собой нечто новое и неисследованное. Только сейчас Брайан начал понимать, насколько для Джастина важно иметь возможность помогать ему, пусть даже в таких мелочах.

Едва Брайан оказался одет, в палату ворвался Майкл. Ворвался без стука и не дождавшись приглашения. Он услышал, как медсёстры в коридоре обсуждали выписку Брайана, и решил, что осмотр закончен.

— Как я понимаю, ты уже готов ехать домой, Брайан. Всех, кого ты попросил, я обзвонил. Они сказали, что будут только рады изменить свои планы, чтобы приехать в лофт на ужин. Ну что, пригнать Корвет?

Брайан вздохнул. Он подошёл к Майклу и пристально посмотрел на него сверху вниз.

— Прежде чем ты поедешь за ним, мне нужно, чтобы ты сделал кое-что другое, Майкл.

Майкл обнял Брайана и, улыбаясь, посмотрел на него.

— Да конечно! Что нужно делать?

Брайан высвободился из его объятий и взял Джастина за руку.

— Мне нужно, чтобы ты назвал Джастину причину, по которой меня успели довезти сюда живым.

Майкл побледнел. Он совершенно не понимал, зачем об этом говорить теперь, когда Брайан жив.

— Ты о чём?

— Скажи Джастину, почему скорая успела довезти меня, почему я не умер по дороге.

— Брайан, всё ж хорошо. Просто поехали домой. Зачем теперь говорить об этом? — попытался вмешаться Джастин. Ему не хотелось, чтобы Брайан переживал и нервничал. С его точки зрения, поговорить об этом можно было и в какой-нибудь другой раз.

— Нет, мы должны поговорить об этом. Именно поэтому я жив, — Брайан коснулся губами щеки Джастина и вдохнул его запах. — Давай, Майкл, говори.

— Чёрт бы тебя побрал… Откуда мне знать-то? — надменно произнёс Майкл, в глубине души опасавшийся последствий своего ответа.

— Я знаю, что ты знаешь, Майкл. Я слышал всё. В каком-то смысле, это даже смешно: когда ты в коме, ты, может, и не слышишь абсолютно всего, что происходит вокруг, но при этом ты слышишь всё, что тебе нужно услышать.

— Что ты хочешь, чтобы я сказал, Брайан? — спросил Майкл.

— Да чтоб тебя, Майки… Ты сам прекрасно знаешь, что. Если ты этого не скажешь, то шанса сказать что бы то ни было ему или мне тебе больше не представится никогда.

— Брайан, — начал Джастин, — всё хорошо, не надо об этом.

— Нет, не всё хорошо. И об этом надо поговорить, — твёрдо произнес Брайан. — Он — наш друг. И он должен тебе сказать то, что он должен. И он скажет тебе это, если, разумеется, он действительно твой друг.

Майкл округлившимися глазами смотрел на Брайана, и казалось, он вот-вот расплачется.

— Ну ладно. Боже… — он сделал глубокий вдох и посмотрел на Джастина. — Ты — причина того, что Брайана довезли живым. Тот куриный суп, которым ты его накормил, спас ему жизнь.

— Что? — ошарашенно переспросил Джастин. Ему показалось, что груз вины, который все эти дни пригибал его к земле, начал истаивать.

Брайан развернулся к Джастину и принялся объяснять:

— Благодаря тому супу, что ты заставил меня съесть, врачи смогли быстро промыть мне желудок. В нём не было ничего, кроме супа и таблеток. Супа оказалось ровно столько, что быстрое промывание желудка стало возможным, и ровно столько, чтобы не все таблетки успели рассосаться.

— Правда? — прошептал Джастин.

— Он тебе ещё не всё сказал. Да, Майки? Есть кое-что, за что ты должен принести извинения, Майки, ведь так? — с нажимом в голосе произнёс Брайан.

Майкл кивнул.

— Да.

— В таком случае, продолжай, Майкл.

— Я приношу свои извинения, Джастин. Это ты должен был сидеть здесь, в палате, с Брайаном. У меня тогда от страха и ярости в голове всё мутилось. Это не может служить оправданием тому, что я сделал, но я искренне приношу тебе свои извинения. Мне не следовало обвинять в произошедшем тебя и говорить тебе то, что я тогда сказал, — Майкл шмыгнул носом, — и я пойму… если ты… ты… никогда больше не захочешь со мной разгова… но я надеюсь, что ты сможешь меня простить.

Джастин вздохнул.

— Майкл, послушай, я…

— Майкл, мой партнёр — Джастин, — перебил его Брайан. — Я ненавижу извинения и сожаления, но мне очень жаль, что своими действиями я позволил тебе пребывать в заблуждении, что ты — самый важный для меня человек. В нашей с тобой дружбе было немало такого, о чём я сожалею.

— Брайан… — вздохнул Майкл и робко коснулся его руки. — Мне тоже так жаль…

Брайан одновременно обнял Майкла и Джастина.

— Я люблю вас обоих.

Майкл рассмеялся и высвободился из объятий. Сделав шаг назад, он переводил изумлённый взгляд с Брайана на Джастина и обратно.

— Ушам своим не верю! Ты сказал это! Что с тобой произошло?

Брайан взъерошил Джастину волосы.

— Я умер, Майкл.

— Но… Врачи просто ошиблись! Ты же здесь, и у тебя всё хорошо!

— Я не смогу объяснить тебе этого, — усмехнулся Брайан. — Всё, что я знаю — это то, что мне дали ещё один шанс. Шанс прожить ту жизнь, которую я должен был прожить. И я сделаю всё, чтобы не просрать его.

— Этого не случится, — сказал Джастин. Он коснулся губами щеки Брайана. — Я тебе не дам это сделать.

Майкл ухмыльнулся.

— Я тоже. Ну, — он улыбнулся Джастину, — ты простишь меня, Джастин?

— Конечно, прощу, — торопливо ответил Джастин.

— Что? — хором воскликнули Брайан и Майкл.

— Ведь сейчас Рождество, да? — рассмеялся Джастин. Посерьёзнев, он пристально посмотрел на Майкла. — Но чтоб ты, блять, никогда не смел больше откалывать подобных номеров, Майкл! Ты причинил мне боль. Мне в голову не приходило, что ты способен так обойтись со мной. Причём, именно потому, что тебе, как никому другому, известно, как это страшно, когда твой партнёр оказывается в больнице. Тебе ли не знать, как в них относятся к однополым парам даже в том случае, когда все бумаги оформлены должным образом.

— Я понял, — прошептал Майкл. — Мне стыдно.

— Ну как, готов ли ехать домой наш чудом воскресший пациент? — необъятных габаритов медсестра вкатила в палату кресло на колёсиках.

— В этом можете не сомневаться, — ответил Брайан.

Уставившись на кресло, он заявил:

— Я никогда и ни при каких условиях не сяду на это убожество.

Взяв в руки пакет с вещами, он направился к двери.

— Брайан, сядь, — тихо, но твёрдо произнёс Джастин. — Тебе придётся сесть в это кресло. Поскольку у тебя нет пальто, мы завернём тебя в одеяла.

— Да не нужны мне никакие…

— Я бы на твоём месте его послушался, — заметил Майкл. — Когда в прошлый раз он настоял на своём, он спас тебе жизнь.

Брайан рассмеялся.

— Он это делал не единожды.

Без особой охоты он подошёл к креслу и уселся в него.

Джастин хихикнул.

— Брайан, а ты точно хорошо себя чувствуешь?

Майкл накинул на Брайана сразу несколько одеял и подоткнул их со всех сторон. Брайан покачал головой.

— А в больнице что, не нашлось других? Майкл, ты специально выбрал розовые?

— Он по-прежнему наш старый добрый Брайан — прокомментировал эту фразу Майкл.

Медсестра покатила кресло к двери. Брайан взял Джастина за руку и не отпускал её, пока сестра катила кресло по коридорам.

— Сейчас пригоню машину, — объявил Майкл.

— Спасибо, Майки, — Брайан снял с себя одеяла и встал. Посмотрев на бейджик медсестры, он сказал:

— Спасибо, Майтрейя.

— Всегда пожалуйста, мистер Кинни. Поздравляю вас обоих с Рождеством!

— С Рождеством! — хором ответили Брайан и Джастин.

Обнявшись, они стояли между дверьми больницы, дожидаясь, пока Майкл подгонит машину к самому входу.

У Корвета Майкл обнял Брайана.

— До встречи завтра. Я позвоню всем и настоятельно порекомендую вас сегодня не беспокоить. Можете на меня положиться. Я сумею им объяснить, что вы хотите побыть наедине.

— Спасибо, но разве тебе не надо, чтоб мы тебя подвезли? — спросил Брайан.

— Корвет рассчитан на двух пассажиров, — заметил Джастин.

— Мы с тобой вполне уместимся на одном сидении, — Брайан положил ладони на ягодицы Джастина.

— В этом нет необходимости. Я возьму такси. Поезжайте, ребята, — Майкл протянул Джастину ключи.

— А ты уверен? — спросил Джастин.

— Да. До встречи завтра, ребята!

Брайан обнял Майкла и поцеловал.

— С Рождеством, Майки!

— С Рождеством, Брайан! — ответил он. Потом Майкл обнял Джастина. — С Рождеством, Джастин. Заботься о Брайане.

— Обязательно. В этом можешь не сомневаться.

— Я и не сомневался.

Джастин настоял на том, чтобы помочь Брайану сесть в машину. Заняв водительское место, он протянул руку и пристегнул Брайану ремень безопасности.

— Безопасность превыше всего! — воскликнул при этом он.

Брайан, удержав Джастина, принялся его страстно целовать.

— Когда я с тобой, я всегда в безопасности.

Джастин улыбнулся в ответ.

— Я люблю тебя.

Когда Джастин выводил Корвет со стоянки на улицу, Брайан положил свою руку поверх его, лежавшей на рычаге передач.

— Я знаю, — прошептал он.

========== Глава 3. Я хочу доказать ему. Часть 3 ==========

Джастин припарковал Корвет и вынул ключ из зажигания.

— Ты как, хорошо себя чувствуешь? — обратился к Брайану он.

— Просто потрясающе, — ответил тот.

— Точно? Мне куда-нибудь сходить, купить тебе что-нибудь?

— Нет. Я тут подумал, может, ты разогреешь мне куриный суп, если, конечно, там что-то ещё осталось?

— Конечно, — Джастин улыбнулся любовнику, и они вышли из машины.

Когда они поднялись в лофт, Джастин повёл Брайана в спальню, намереваясь помочь ему дойти до душа.

— Ты сейчас встанешь под душ, а я разогрею суп и заодно поставлю в духовку хлеб. Ты как, есть его будешь?

— Звучит аппетитно, спасибо, — Брайан коснулся поцелуем макушки Джастина.

Джастин не отводил взгляда от Брайана, снимавшего выданную ему в больнице рубашку от хирургического костюма.

— Мне всё время хочется спросить, хорошо ли ты себя чувствуешь. Ты себя ведёшь так, словно ты — это совсем не ты.

— Если веришь во что-то достаточно сильно, то ради этого придётся пожертвовать всем.

— Пожертвовать? — забеспокоившись, повторил Джастин.

— Ну… «Пожертвовать», полагаю, всё-таки преувеличение. Но мне действительно придётся пожертвовать всеми этими своими идиотскими правилами и убеждениями, но, по большому счёту, это никакая не жертва. Особенно, если задуматься о том, что я получу взамен.

Брайан снял штаны и включил в душе воду.

Джастин огромными глазами смотрел на любовника.

— Я ничего не понимаю, Брайан, — пробормотал он.

Брайан ухмыльнулся и обнял полностью одетого Джастина. Уткнувшись ему в шею, он прошептал:

— Я верю в тебя.

— Брайан… — прошептал Джастин.

Брайан поцелуями прошёлся по шее Джастина, поцеловал его в губы и посмотрел ему в глаза.

— Я верю в любовь, и я пожертвую всем ради того, чтобы ты любил меня, и ради того, чтобы я мог отдавать свою любовь тебе.

— Господи! — ахнул Джастин.

Брайан, вглядываясь ему в лицо, прошептал:

— Мне это кажется правильным.

Джастин рассмеялся:

— Ты серьёзно?

Брайан кивнул.

— Ты что, совсем меня не слушал?

Джастин улыбнулся.

— Ты сказал, что ты меня любишь.

Брайан сжал ладони Джастина.

— Да. А как насчёт того, чтобы выйти за меня?

— Что?

— Я сказал… Как насчёт того, чтобы выйти за меня? — Брайан попытался обнять Джастина, но тот вывернулся из объятий.

— Брайан!

— Я всерьёз.

— Не может быть, чтобы ты говорил о таком на полном серьёзе.

Брайан упёр руки в боки.

— Нет, может.

— Ты же ненавидишь само слово «брак», Брайан, и ты…

— Я теперь совсем другой человек, — сказал Брайан. — И я просто не смогу больше быть таким, как раньше. Я же чуть не лишился тебя.

— Мне почему-то казалось, что всё было с точностью до наоборот.

— Не суть важно, кто кого чуть не лишился. Просто это ещё одна причина, чтоб нам не ждать. Я не хочу, чтобы у тебя оставались сомнения в том, как много мы друг для друга значим.

— Я… Я даже не знаю, что на это сказать, — покачал головой Джастин. — Всего неделю назад ты выкинул меня из лофта и кричал, что я тебе не нужен. Ты даже угрожал мне полицией и судебным ордером!

— Я мудак. И, наверное, навсегда останусь им, но так делать я больше не буду точно. Я тогда лгал тебе, — сказал Брайан. — Ты мне будешь нужен всегда.

— Тебе-то легко говорить такое, когда ты стоишь передо мной голый и со стояком наперевес, — рассмеялся Джастин.

Брайан усмехнулся:

— Договорились: обсудим это после того, как я выйду из душа.

— Ох… ладно… — ответил Джастин.

Он знал, что Брайан его любит, он всегда это знал, но он не испытывал уверенности, что Брайан действительно хочет вступить с ним в брак. Поверить в то, что Брайан так внезапно изменился, было невозможно, даже с поправкой на то, что он чуть не умер, вернее, даже с поправкой на то, что он именно умер.

— Знаешь что? — Брайана внезапно посетила мысль. — Ты бы не мог сбегать в угловой магазинчик за гуавовым соком? У нас его, вроде, нет, а я бы сейчас с таким удовольствием его выпил. Да и для желудка это полезно.

Джастин кивнул.

— Конечно. Ещё что-нибудь купить?

— Да. А ещё мне безумно хочется шоколадный бисквит. Не купишь коробочку, и я его приготовлю?

Джастин расхохотался:

— Бисквит? Ты собираешься готовить шоколадный бисквит?

— Мне безумно хочется шоколада. И потом… Разве шоколадные бисквиты не твои любимые?

— Да, но меня сильно удивляет, что тебе могло захотеться чего-то подобного.

— Ну… Сейчас пора ланча, и у нас будет полным-полно времени, чтобы сжечь поглощённые углеводы, и я уверен, что пару кусочков мой желудок выдержит, — улыбнулся Брайан.

— Хорошо, — Джастин поцеловал его. — Я скоро вернусь.

— Грей суп и пеки хлеб, но бисквит я испеку после ланча сам, хорошо?

Джастин очень странно посмотрел на Брайана.

— Ты умеешь печь шоколадные бисквиты?

— Это же бисквит из готовой смеси, Джастин. Я ни сколько не сомневаюсь, что смогу в точности следовать инструкциям на коробке. Но на всякий случай проверь перед уходом, есть ли у нас яйца и подсолнечное масло.

— Хорошо. Короче, я пошёл, — Джастин ещё раз поцеловал Брайана и вышел из ванной.

Несколько минут Брайан стоял и прислушивался. Убедившись, что Джастин ушёл, он выключил воду, надел халат и включил компьютер.

Найдя нужный сайт, он позвонил по указанному на нём номеру. Ему повезло, работники ещё не разошлись по домам праздновать Рождество. Сделав заказ и получив заверения, что всё будет выполнено в течение ближайшей пары часов — что стало возможно благодаря глубоким карманам Брайана и обещанию организовать этому магазину бесплатную рекламную кампанию — Брайан набрал номер Синтии.

— Аллё? — сняла трубку она.

— Слушай, мне нужно, чтобы ты кое-что сделала.

— Брайан! Слава богу! Майкл звонил мне сказал, что у тебя всё в порядке! Ты как?

— Да, да, да. Об этом мы вполне можем поговорить в другой раз. В данный момент мне нужно, чтобы ты кое-что сделала. Это важно.

— Брайан, завтра — Рождество, а тебя только что выписали из больницы! Я не думаю, что тебе следует сейчас думать о работе.

— Это нужно не для работы.

— Что я должна сделать? — озадаченно поинтересовалась Синтия.

Брайан изложил ей свой план, побежал в душ и принялся тереть себя мочалкой. Когда открылась дверь лофта, и Джастин вернулся домой, Брайан как раз выходил из ванной.

— Ты так долго мылся? — удивился Джастин, поднимаясь в спальню.

— Да. Я должен был смыть с себя эту больничную вонь, — Брайан склонился и поцеловал Джастина в холодные от мороза губы.

Джастин прервал поцелуй и ушёл на кухню выгружать покупки.

— Я на всякий случай купил яиц и бекона. Я подумал, что было бы неплохо устроить завтра настоящий рождественский завтрак. Ещё я взял эгног*.

— Ничего не имею против. Почему бы тебе не поставить хлеб в духовку, а суп — на плиту? Хлеб наверняка будет готов к тому моменту, как бисквит нужно будет ставить в духовку?

— Да. А ещё я купил шоколадную глазурь, — Джастин вынул из сумки пакетик.

— Чего ты пытаешься добиться? Моей смерти? — пошутил Брайан.

Джастин тут же погрустнел.

— Ну… Мы совершенно не обязаны… Вполне можно обойтись и без глазури…

Брайан мысленно надавал себе пощёчин.

— Послушай, я имел в виду совсем не это. Я же шутил. Шоколадная глазурь по рецепту Бетти Крокер** — что может быть лучше?

— Как скажешь… — прошептал Джастин.

Брайан обнял его сзади. Плечи Джастина вздрагивали. Он плакал. Брайан обнял его ещё крепче.

Джастин развернулся и уткнулся Брайану в грудь. Он цеплялся за его футболку и всхлипывал:

— Прости меня. Прости… Я должен был обратить внимание… И тогда бы ты не… не…

— Ты ни в чём не виноват, — произнёс Брайан те слова, которые когда-то сказал ему Джастин. — Ты спас меня, — прошептал он. — Ты спасаешь меня с того самого мгновения, как я увидел тебя под фонарём. Наверное, уже тогда я начал влюбляться в тебя.

— Брайан? — вскинул голову Джастин.

— Я здесь, и со мной всё в порядке, — сказал Брайан. Он стёр слёзы со щёк Джастина, чувствуя, что ещё немного, и он сорвётся, и уже сам не удержится от слёз. — Поверь мне: я люблю тебя, Джастин Тейлор.

— Брайан… — ахнул Джастин. В этот раз он не усомнился в том, что слышит. Каждый раз, как Брайан произносил эти слова сегодня, шок от услышанного оказывался настолько велик, что сознание только сейчас смогло зарегистрировать смысл этих слов.

Внезапно в животе Брайана раздалось громкое урчание.

— Ну… Полагаю, этого зверя следует покормить, — Джастин положил ладонь Брайану на живот, — а потом я займусь этим зверем, — он потёрся о член Брайана.

Тот расхохотался:

— Ты мне за это заплатишь.

Джастин ухмыльнулся:

— Я не хочу, чтобы ты перенапрягался, старичок.

— Ой, да ладно тебе! Ты же меня знаешь. И я, и мой член всегда находимся в состоянии полной готовности.

Комментарий к Глава 3. Я хочу доказать ему. Часть 3

* http://www.liveinternet.ru/users/yulya_k/post345485866

http://kalaeva.com/luchshaya-zhenshhina-povar-kotoroj-nikogda-ne-sushhestvovalo-betti-kroker.html#.Vp-aoy9RGSo

http://povar.ru/recipes/klassicheskii_egnog-2167.html

** http://andywendy.livejournal.com/471277.html

========== Глава 3. Я хочу доказать ему. Часть 4 ==========

Брайан и Джастин сидели перед телевизором и смотрели «Рождественскую историю Микки»*.

Включив телевизор и обнаружив, что она только-только началась, Джастин пришёл в неописуемый восторг. У Брайана духу не хватило настоять на том, чтобы тот переключил на что угодно другое. Смотреть подобное было жутковато, учитывая, что в течение двух предыдущих дней с ним происходило почти то же самое.

После обеда Брайан ушёл на кухню делать бисквиты. Пока они выпекались, он приводил кухню в божеский вид. То и дело он отвлекался на то, чтобы посмотреть на довольно улыбавшегося Джастина. При этом сердце Брайана сжималось. Казалось, все чувства и эмоции стали в разы сильнее, чем раньше. Когда Брайан смотрел на своего блондина, внутри всё переворачивалось, и от этого было даже немного больно. Но боль — прекрасное, полноценное чувство. Она только подтверждала, что то, что он собирался сделать, было правильно.

Раздался звонок домофона. Джастин обернулся и увидел, что Брайан уже пошёл открывать. При мысли о том, что пришедший побеспокоил их в такой прекрасный вечер, Джастин сморщился и приподнял светлую бровь. Брайан усмехнулся.

— Это Синтия, — объяснил он.

Он нажал на кнопку, разблокирующую дверь подъезда, и сказал:

— Поднимайся.

— Брайан, ты же не собираешься работать, едва тебя выписали из больницы, нет? — обеспокоенно спросил с дивана Джастин.

— Нет, Солнышко. У меня в офисе хранилось кое-что для Гаса, и я попросил Синтию привезти это. Вот и всё.

— И всё? И никакой работы?

— Честное слово. Никакой, — заверил его Брайан и открыл дверь.

Синтия вышла из лифта и протянула Брайану пакет из коричневой бумаги.

— Держи.

— Спасибо, Синтия, — Брайан вышел на лестничную площадку. — Вы с братом придёте на ужин? Приходите к пяти.

Синтия обняла босса.

— Мы придём. Подобное я не пропущу даже за все блага мира!

Брайан расхохотался и вернулся в лофт. Мультфильм закончился, Джастин встал с дивана и подошёл к любовнику.

— А что ты подаришь Гасу? — поинтересовался он.

— Я тебе чуть позже покажу, ладно? — ответил Брайан. — Почему бы тебе не принять душ? Бисквиты будут готовы через пару минут. Пока ты моешься, я займусь глазурью. Выкурим по косяку, устроимся перед телевизором и, никуда не спеша, сжуём их.

— Хорошо, — улыбнулся Джастин.

Он поцеловал Брайана и ушёл в ванную.

Брайан поспешил на кухню и вытащил бисквиты из духовки. Перед тем, как покрывать глазурью, он поставил их в морозилку.

Услышав плеск воды в душе, из пакета, принесённого Синтией, он извлёк то, что он попросил её привезти. Синтия, как обычно, всё выполнила в точности.

К тому моменту, как бисквиты были покрыты глазурью, Джастин уже вышел из душа. Надев серые штаны Брайана и белую футболку, он спустился из спальни.

— М-м-м… Какой запах… — восхитился он.

Подойдя к Брайану, он опустил палец в ещё не использованную глазурь.

Брайан шлёпнул его по руке.

— Если ты сделаешь нам косяки, я приготовлю горячий шоколад.

— Косяки?

— Ну… Да… Мы ведь никуда не спешим, нет?

— А как же твои таблетки, Брайан? Ты уверен, что можно курить травку, когда их принимаешь?

— Я и раньше так делал. Множество пациентов, проходящих курс облучения или химии, её курят. Не беспокойся. Ничего со мной не случится. Главное — принимать нужные таблетки, — с этими словами он глянул на часы на микроволновке. — Если хочешь, можешь принести мне их сам. Кажется, подошло время приёма.

Джастин посмотрел на часы.

— Тебе их принимать только через два часа, Брайан.

— Полагаю, ты прав, — Брайан поцеловал Джастина. — И что бы я без тебя делал, Солнышко?

Джастин коснулся губами его щеки.

— Без меня ты бы давно пропал, — сказал он и ушёл с кухни.

Брайан считал точно так же. Если всё пройдёт так, как надо, ему никогда не доведётся узнать, каково это, жить без Солнышка.

Брайан принёс поднос с какао** и бисквитами в гостиную и улыбнулся, когда Джастин принялся раскуривать косяк. Обнявшись, они уселись на диване.

Они сидели и курили. По телевизору показывали «Эту замечательную жизнь»***. Во время рекламной паузы Джастин протянул руку, чтобы взять очередной бисквит, но Брайан удержал его.

— Я хочу, чтобы ты слизал глазурь, — сексуально мурлыкнул он.

Джастин рассмеялся, высунул язык и принялся лизать. Брайан наблюдал. Вот Джастин лизнул один раз. Второй. Третий. Когда язык Джастина коснулся бисквита в четвёртый раз, он принялся его внимательно разглядывать.

— Э…

— Что такое?

— Брайан, там что-то твёрдое. Думаю, ты не особо аккуратно разбивал яйца, и скорлупа попала в тес… — Джастин недоговорил.

Он пальцем отколупнул остатки глазури и принялся разглядывать бисквит.

— Это не скорлупа, да? — усмехнулся Брайан.

Джастин выковырял пальцем этот непонятный предмет.

— Брайан! Это же кольцо!

— Я знаю.

Хохоча, Джастин шлёпнул Брайана по колену.

— Да ты с ума сошёл! — он слизнул остатки шоколада с кольца и принялся его внимательно разглядывать. — «Моему солнышку» — потрясённо прочёл он гравировку внутри кольца и ошарашенно посмотрел на Брайана.

— Ты — моё Солнышко, — объяснил Брайан.

— Но это же…

Брайан встал с дивана и опустился к ногам Джастина. Забрав у него кольцо, он протянул его Джастину на ладони.

— Ты выйдешь за меня?

Джастин смотрел на кольцо, открыв рот. Происходящее просто не укладывалось в голове. И то, что было в больнице, и то, что происходило сейчас в лофте, казалось ему сном. Джастин утёр слёзы и на всякий случай несколько раз моргнул. Брайан никуда не делся. Он по-прежнему стоял перед ним на коленях и протягивал ему кольцо. Видимо, ему не померещилось, и Брайан на самом деле сделал ему предложение!

— Ты станешь моим мужем? — спросил Брайан. — Моим партнёром? Я хочу, чтобы ты держал мою жизнь в своих руках.

— Да! — Джастин наконец-то смог обрести дар речи. — Да! — он кинулся к Брайану, принялся его целовать со всем пылом, из-за чего столкнул его на пол. — Да, я выйду за тебя!

Брайан, смеясь, поменял их местами. Склонившись, он принялся нежно целовать любовника.

— Я люблю тебя и хочу доказывать тебе это до конца моих дней.

Джастин снова моргнул и кивнул.

— Я — тоже, — он протянул Брайану руку, и тот надел ему кольцо на палец. — А где твоё кольцо? — спросил Джастин.

— Ты наденешь его на меня завтра, — ответил Брайан.

— Завтра? — переспросил Джастин.

— Я хочу, чтобы у тебя тоже был подарок на Рождество. Я хочу устроить тебе сюрприз.

— Ты мне его уже устроил. Это был сюрприз из сюрпризов, — Джастин приподнялся и поцеловал Брайана в шею.

Брайан застонал от удовольствия.

— У меня из-за тебя весь день встаёт.

— Я в курсе, — улыбнулся Джастин.

— А ведь у меня уже давно не вставало, — признался Брайан.

С лица Джастина мгновенно исчезла улыбка.

— То есть, ты не поправился полностью?

— Нет-нет. Теперь всё хорошо. Я просто хотел сказать тебе правду. По поводу всех тех раз, когда я отказывался заниматься с тобой сексом. Я никак не мог выкинуть из головы мысль о том, что мне отрезали яйцо. Это никак не связано с тобой. Тебя я хочу всегда.

— Я — тоже, — прошептал Джастин.

Брайан и Джастин неспешно раздели друг друга.

— Я так тебя хочу, — прошептал Брайан Джастину.

Он уложил его на диван и извлёк из-под подушки презерватив и смазку.

— У меня внутри всё соскучилось по тебе, — признался Джастин.

Брайан надел презерватив, смазал его и Джастина и медленно вошёл в него.

Джастин обхватил его ногами. Он выгибал спину и приподнимался навстречу толчкам.

— Ты такой узкий, — простонал Брайан.

Джастин укусил Брайана в плечо, когда тот изнутри прикоснулся к простате.

— Хочешь, я стану ещё уже, Брайан?

Брайан на мгновение застыл. Он не был уверен, что в этом случае не кончит в ту же секунду, но кивнул.

— Да, Джастин.

Тот ухмыльнулся и впился в Брайана поцелуем. Одновременно он вцепился ему ногтями в плечи и сжал мышцы ануса.

Прервав поцелуй, тяжело дыша Джастину в щёку, Брайан принялся медленно двигаться.

Джастин вцепился Брайану в волосы.

— Тебе нравится?

— Блять… Да, — выдохнул Брайан. — Сделай так ещё раз.

И Джастин сделал. Неоднократно.

Они целовались, лизали друг друга, сталкивались носами. Брайан увеличил темп, Джастин перестал за ним поспевать. Оба хотели кончить. Оба были покрыты потом и слюной. Оба подавались навстречу друг другу с закрытыми глазами. Оба, тяжело дыша, хрипло шептали что-то невнятное.

Брайан кончил первым. Джастин — несколько секунд спустя. Оба ещё долго приходили в себя и тяжело дышали. В конце концов Брайан приподнялся и вышел из Джастина.

— О господи, Брайан! — рассмеялся тот. — Этот трах точно следует включить в десятку лучших.

Брайан снял презерватив и продемонстрировал его Джастину.

— Судя по объёмам, его вполне можно включить в…

— Пятёрку лучших, — Джастин забрал у Брайана презерватив. Завязав его, он бросил его в сторону мусорной корзины и двинулся поцелуями по плечу Брайана. — А номер один — какой?

Брайан усадил Джастина себе на колени и провёл пальцами по сперме, забрызгавшей его живот.

Член Джастина тут же встал, уткнувшись в его собственный член.

— А сам ты как думаешь? Скажи.

Брайан снова провёл пальцами по сперме на животе Джастина и пощекотал пальцем пупок. Снова проведя пальцами по его животу, Брайан коснулся ими губ Джастина, в глазах которого снова разгоралось бешеное желание.

Джастин лизнул пальцы Брайана. Удержав его за руку, он всосал в себя два пальца. Насладившись вкусом кожи Брайана и самого себя, он выпустил пальцы изо рта и лизнул Брайана в ухо.

— Скажи.

Брайан скользнул ладонями по спине Джастина. Тот вздрагивал под прикосновениями. Брайан уткнулся носом Джастину в шею.

— Когда мы впервые трахались после того, как ты пострадал, — прерывающимся голосом прошептал Брайан. Он посмотрел на Джастина. — Тогда мы занимались любовью.

Джастин притянул к себе Брайана.

— Когда я говорил, что именно тогда мы в первый раз занимались любовью, именно это я и имел в виду.

Брайан кивнул и коснулся губ Джастина поцелуем.

— Я знаю.

Комментарий к Глава 3. Я хочу доказать ему. Часть 4

* http://www.kinopoisk.ru/film/54465/

** Они ж горячий шоколад пить собирались?

*** http://www.kinopoisk.ru/film/348/

========== Глава 3. Я хочу доказать ему. Часть 5 ==========

Почти всё следующее утро Брайан и Джастин провели в постели. Они вынужденно сделали перерыв в нон-стоп трах-марафоне, чтобы привести себя и лофт в приличный вид перед рождественским ужином.

Брайан попросил Джастина не надевать кольцо, пока они оба не будут готовы объявить о помолвке. Джастин согласился, но при этом испытал некоторые опасения, что нынешний Брайан полностью придёт в себя и снова превратится в замкнутого Брайана, каким он был всего несколько дней назад.

Эммет прибыл задолго до назначенного времени и притащил с собой огромную коробку и пакет с украшениями.

— И даже думать об этом не смей! — простонал Брайан.

Эммет воздел очи горе, чмокнул Брайана в щёку и, покачивая бёдрами, вошёл в лофт.

— Тётушка Эм спешит на помощь! — воскликнул он, приветственно помахав Джастину рукой.

Тот обнял его.

— Спасибо, что согласился привезти нам украшения, для которых у тебя дома не хватило места.

Брайан закрыл входную дверь, подошёл к Эммету и Джастину и заглянул в пакет.

— Джастин, так это была твоя идея?

Джастин демонстративно подвинул Брайана и принялся выгружать из коробки гирлянды, игрушки и мишуру.

— Не будь Скруджем, Брайан. У нас сегодня рождественская вечеринка.

Брайан заставил себя сделать глубокий вдох и отошёл от разгружавших коробку любовника и друга.

— На этот счёт можешь не беспокоиться. В Скруджа я не превращусь. У тебя - карт-бланш. Действуй. Главное… помни, через час здесь появится Дебби.

Эммет посмотрел на Джастина и торжествующе улыбнулся.

— Ты был прав. Он действительно изменился.

— А ну-ка, подожди. Это когда это ты…

— Пока ты пытался привести в порядок причёску, я позвонил Эммету.

Брайан улыбнулся.

— Причёска не потребовала бы приведения в порядок, если бы ты не стал настаивать на том, чтобы я тебя трахнул ровно через пять минут после того, как я вышел из душа.

— Ты сам виноват. Это ты вышел из душа весь мокрый и попросил втереть тебе в задницу лосьон.

— Мне бы не пришлось это делать, если бы больничные простыни были сотканы из хлопка, а не из иголок.

— Ой, да ладно тебе, Брайан. Я же знаю, что ты сделал это специально. И, кстати, насколько я помню, на том, чтобы его трахнули, настаивал не я, а…

— Джастин! — перебил его Брайан. При этом он, как можно незаметнее, глянул на Эммета.

Тот, разумеется, застыл, ловя каждое произнесённое ими слово.

— Так, так, так… Пожалуйста, не обращайте на меня внимания. Продолжайте, — пошутил он.

— В следующий раз, уж будь столь любезен, не вцепляйся с такой силой мне в волосы, когда тебе известно, что к нам должен прийти хоть кто-нибудь.

— Ты сам просил: «Резче, сильнее!» Я думал, ты именно волосы и имел в виду, — поддразнивая, улыбнулся Джастин.

Брайан открыл было рот, чтобы ответить, но Джастин успел вскочить с дивана и заткнуть Брайана поцелуем, чтобы тот не наорал на него за то, что он проговорился. Джастин знал, что услышанное Эмметом дальше него не пойдёт. Каким бы сплетником тот ни был, он никогда не распространялся о том, что Джастин рассказывал ему о личной жизни.

Брайан несильно укусил Джастина за губу и положил ладони ему на ягодицы.

— Перед тем, как он уйдёт, он поможет тебе убрать лофт.

— Можно, мы оставим ёлку хотя бы до Нового года? И гирлянды? У меня большие планы на нас и эту ёлку.

— Да и нет.

— В смысле? — ничего не поняв, поинтересовался Джастин.

— Да, можно оставить ёлку и гирлянды, но только до Нового года. Нет, нельзя претворить в жизнь твой дикий план относительно ёлки и нас. В чём бы он ни заключался.

Солнечная улыбка Джастина мгновенно погасла.

— Как скажешь…

Брайан ухмыльнулся и ушёл на кухню. У него тоже имелись планы.

========== Глава 3. Я хочу доказать ему. Часть 6 ==========

Брайан пригласил на ужин Синтию и её брата Маркуса. Их мать умерла всего пару месяцев назад, никаких других родственников у них не было, и ехать на рождественский ужин им было не к кому. От приглашения Брайана Синтия пришла в неописуемый восторг. Она была знакома почти со всеми его друзьями. И она, и Маркус прекрасно ладили с этой сумасшедшей семейкой.

Благодаря совместным усилиям Дебби и Линдси выставленным на стол можно было не только сытно накормить присутствовавших, но и трижды в день питать их всех, как минимум, до Нового года. После ужина все принялись обмениваться подарками, предварительно выложенными под ёлку. Когда все погрузились в обсуждение полученного и перетирание последних сплетен, Брайан переговорил с Гасом. Найдя ему занятие, он отозвал в сторону Маркуса, а потом вручил Синтии свой фотоаппарат.

— Я хочу сделать объявление, — громко произнёс он.

К нему тут же подбежал Гас.

— Вчера вечером я сделал Джастину предложение, и он ответил согласием.

— Что? — ахнула Дебби.

Дженнифер бросилась к Джастину и обняла его.

— Да, именно это он и сделал, — подтвердил слова Брайана Джастин, — и, разумеется, я ответил согласием.

Присутствовавшие потрясённо переводили взгляды с Брайана на Джастина и обратно.

— Джастин, ты бы не мог подойти ко мне? — попросил Брайан.

Джастин, краснея, подошёл. Он решил, что Брайан при всех наденет ему кольцо на палец, и никак не ожидал, что едва он окажется рядом с Брайаном, заговорит Маркус.

— Как вам всем известно, я брат Синтии, Маркус. Вы, скорее всего, не знаете, что я священник. Сегодня я пришёл сюда, чтобы сочетать узами брака Брайана и Джастина.

Все заахали.

Джастин изумлённо перевёл взгляд на Брайана.

— Он что, серьёзно?

— Он — да, — рассмеялся Брайан, — а вот как насчёт тебя? У тебя это серьёзно? Я имею в виду твоё согласие выйти за меня.

— Прямо сейчас?

— Ну… В общем… Да.

— Окей.

— Окей?

— Давай сделаем это.

— Скажи это.

— Да, — Джастин поцеловал Брайана в губы. — Да, я выйду за тебя.

— Тогда — начнём.

— Передайте мне кольца, — произнёс Маркус и посмотрел при этом на Гаса.

Тот сунул ручку в карман штанишек и протянул священнику кольца, одно чуть меньше другого.

— Папа, я всё правильно сделал?

Все рассмеялись, настолько их умилила эта сцена.

— Ты всё сделал идеально, малыш, — ответил Брайан, взъерошил сыну мягонькие волосёнки, наклонился и поцеловал его в щёчку.

Синтия всё это время радостно щёлкала затвором фотоаппарата.

— Не могу поверить, — прошептала Дебби.

— А я — могу, — прошептал матери Майкл. Эти слова сына потрясли её едва ли не больше, чем поступок Брайана.

Майкл пожал плечами.

— Он же его любит.

Брайан и Джастин обменялись клятвами, и Маркус объявил их вступившими в брак. Разумеется, им ещё предстояло оформить официальные бумаги, но принесение клятв в присутствии священника, родственников и друзей уже делало брак официальным. В глазах Брайана и Джастина произнесённые ими клятвы значили куда больше, чем ещё не полученная бумажка со штампами и печатями.

По окончании церемонии все окружили Брайана и Джастина и принялись поздравлять их и выражать изумление.

— Вот уж не думал, что доживу до того дня, когда Брайан Кинни вступит в брак, — заметил Тед.

В ответ на это Брайан пожал плечами и коснулся губами щеки Джастина.

— Ненавижу быть предсказуемым.

========== Глава 3. Я хочу доказать ему. Часть 7 ==========

Когда ушёл последний из гостей, Брайан подвёл Джастина к маленькой шестифутовой ёлочке*.

— С Рождеством, Джастин Кинни.

Джастин улыбнулся.

— Вообще-то мы ещё не обсуждали, буду ли я менять фамилию.

Брайан рассмеялся и уложил Джастина на ковёр перед ёлкой.

— То есть, ты не хочешь стать мистером Кинни?

Джастин коснулся губами шеи Брайана.

— А ты хочешь, чтобы я стал мистером Кинни?

— А ты хочешь, чтобы я стал мистером Тейлором? Нет? Господи… Мой супруг хочет, чтобы у нас были двойные фамилии! — в притворном ужасе воскликнул Брайан. — Ну… Чего бы мой супруг не пожелал, он это получит.

Джастин принялся расстёгивать на Брайане рубашку.

— Я люблю тебя, мистер Тейлор-Кинни.

— Я тоже тебя люблю, мистер Тейлор-Кинни, — прошептал Брайан, снимая с Джастина чёрный свитер.

— Это чудо: слышать от тебя эти слова. Весь сегодняшний день похож на чудо, Брайан.

— У меня для тебя есть ещё одно чудо, — глядя Джастину в глаза, прошептал Брайан.

— Какое? — спросил Джастин. Ему казалось, что ещё чуть-чуть, и он разрыдается от счастья.

— Я займусь любовью со своим супругом. Прямо здесь. Под ёлкой, — Брайан переплёл свои пальцы с пальцами Джастина. В новёхоньких кольцах отражались огни гирлянд. — Ты хочешь этого?

— Больше всего на свете.

— Только дай слово, что никому не проговоришься.

— Это будет наша с тобой тайна, Брайан, — заверил супруга Джастин.

После того, как они разделись, и презерватив был надет на член Брайана, а Джастин был достаточным образом подготовлен, Брайан улёгся позади него так, чтобы они оба оказались лицом к ёлке.

— С Рождеством, — прошептал Брайан, лизнув шею Джастина и начав проталкиваться в своего супруга. Одной рукой он крепко держал его за руку, второй — обхватил его член. — Это самое лучшее Рождество, что у меня было.

Джастин обернулся, чтобы посмотреть Брайану в глаза.

— У меня тоже. С Рождеством тебя, Брайан. Я люблю тебя.

— Я люблю тебя, Джастин, — прошептал в ответ Брайан. — Что мне сделать в следующем году, чтобы будущее Рождество было лучше нынешнего? Мы теперь в один день будем праздновать два праздника.

Джастин рассмеялся.

— Того, что мы будем праздновать два праздника в один день, мне будет более чем достаточно.

Брайан медленно выходил из Джастина и снова входил, думая о годе следующем, о годе, который придёт за ним, и об их с Джастином общем будущем. Каждое последующее Рождество будет лучше предыдущего. Уж он постарается, чтобы они были ничем не похожи друг на друга.

— Этого отнюдь не достаточно, Джастин. Ты заслуживаешь большего. Ты всегда этого заслуживал.

— Мне достаточно одного тебя, Брайан, — простонал Джастин. — И так было всегда.

— Мне тоже достаточно одного тебя, Джастин.

— Что?

— Мне всегда было достаточно только тебя, — Брайан застыл, позволив себе просто насладиться ощущениями. — Мне всегда было достаточно одного тебя.

— Брайан, ты о чём?

Брайан отпустил член Джастина, приподнял ему ногу и принялся массировать пальцами вокруг его отверстия.

— Как насчёт того, чтобы в следующем году сделать друг другу самый главный подарок?

Джастин вздрогнул от предложения Брайана и от ощущения пальцев, одновременно касавшихся их обоих.

— Без резинки?

— Никаких барьеров. Только ты и я.

Джастин кивнул.

— Да.

Брайан отпустил его ногу и продолжил двигаться.

— Скорее бы наступило Рождество.

— Ага… — простонал Джастин.