Монстр внутри (fb2)


Настройки текста:



Предисловие.

Эта книга и вторая, "Носитель Искры" -- мои самые первые работы в роли акулы пера. Хотя даже сейчас мне и до карася пера далеко. Сейчас я работаю над новой книгой, ее вы тоже сможете найти, "Создатель Героев" ее название. И вот она уже куда больше похожа на серьезное произведение, хотя тоже далека от идеала. Так что настоятельно советую не влезать в дебри этого кошмара, а посмотреть сразу новую книгу. Однако ключевой персонаж того произведения родился именно на страницах "Механического Зверя" и если вы вдруг захотите почитать о предыстории Лазариса Санктуса Морфея -- то милости прошу.

Пролог

Пролог.

-«Док!» - Чтобы его было слышно из-за гула двигателя внедорожника, парню приходилось кричать. Немолодой уже мужчина с явной проседью на голове и в густой бороде оторвался от созерцания пустыни за окном и вопросительно посмотрел на водителя.


-«Кого мы вообще везем?» - Этот вопрос мучал Семена уже давно, но он все никак не решался спросить.


Три дня назад в Каире он и еще почти двадцать человек погрузились в несколько машин и стройной колонной направились прямиком в пустыню. Еще за день до этого он получил сообщение по почте, что некий богатый русский хочет совершить поездку в Сахару. Зачем и почему выбрали именно его, Семен не знал. Скатав на собеседование, длившееся неестественно недолго, он получил задаток и подписал договор. Вот в принципе и все.


Ехали не спеша: выезжали затемно, но уже часам к одиннадцати останавливались, разбивали лагерь и пережидали самый солнцепек. Под вечер снова грузились и отправлялись в путь, чтобы к закату организовать новое место отдыха. Благо одна из машин – здоровенный грузовик на шести широких колесах вез в своих недрах не только запас топлива на две недели беспрерывной езды, но и еще много всяких полезных облегчающих жизнь штуковин. В дальнем его углу, питаемый от солнечных батарей на крыше, стоял даже холодильник. На привалах никто не забывал выудить из него бутылку ледяной воды, которая на таком солнцепеке была вкуснее любого алкоголя. В общем ехали с комфортом, к этому нельзя было придраться. Но вот только куда ехали? Все известные достопримечательности Египта остались где-то там, позади. Впереди не было ничего, кроме песка. Еще многие и многие сотни километров песка.


Единственное, что Семен знал: его за профессиональные навыки вождения по пустыне нанял очень богатый человек. Ни имени нанимателя, ни цели поездки, ни даже длительности путешествия парню не сообщили. Однако сумма, которую ему обещали и треть которой уже выдали авансом сводила на “нет” все возможные претензии. Команда, насколько он знал, состояла из него самого, еще трех водителей, четырех вооруженных ребят-охранников, восьми докторов всех возможных в мире наук от биологии до астрономии, таинственного нанимателя, его помощника и личного врача, который сейчас и сидел справа от него на пассажирском сиденье. Такая команда могла служить только одной цели – исследовательской, но снова возникал все тот же вопрос: а что исследовать? Впереди ничего нет! Плюс, было странно наличие в команде биолога, химика и физика-ядерщика. Вот бы еще вспомнить их имена… Они все представлялись, но имен Семен никогда хорошо не запоминал, да и не общался он с этими профессорами. Зачем посреди пустыни физик-ядерщик? Сплошные вопросы и ни одного ответа. Так что в конце концов такая ситуация парню надоела, и он не выдержал.


-«Кто этот мужик, который за все платит? И куда мы, черт побери, едем?» - Семен наклонился поближе к собеседнику, потому что было видно – слышит тот его плохо. Повторив вопрос почти ему в ухо, водитель увидел, что врач, наконец, его понял. Поманив парня пальцем, он прокричал, что расскажет на привале. Семена такой расклад устраивал. Он и сам понял, что задал вопрос в неподходящий момент. Утром в его машине полетел кондиционер, самая нужная в пустыне вещь. Заметил он это только уезжая, а починить неполадку можно было лишь вечером, так что приходилось терпеть. Окна были приоткрыты, чтобы салон хоть немного проветривался, но из-за этого внутри было невозможно нормально говорить. Ближайшие пару часов водитель решил не думать о всех странностях поездки, а сосредоточиться на управлении.


Медленно, но верно солнце уходило за горизонт, давая сухому миру шанс остыть и отдохнуть. По уже привычной схеме, когда краешек светила исчез из виду и пустыню освещал только красный закат, колонна медленно затормозила и из машин посыпались люди. Семен, трое водителей и один из охранников оперативно разбили палаточный лагерь под большим навесом и начали раздавать сух-пайки. Господа ученые наморщили носы, всем своим видом показывая недовольство однообразием рациона, но тут уж ничего не поделаешь. Набив живот почти безвкусным, но крайне питательным содержимым банки Семен обвел глазами лагерь в поисках своего пассажира. Ему хотелось получить ответы на так интересующие его вопросы. Не нашел. Видимо, его позвал к себе пациент. Прождав минут пятнадцать и поняв, что это надолго, водитель решил починить неисправность в машине.


Ближайшие сорок минут из-под капота внедорожника доносились звон инструментов, тихое бормотание и ругань. Исправив поломку электроники Семен вылез на свежий воздух и, распрямившись, оглушительно хрустнул позвоночником. Пока собирал ключи и плоскогубцы в ящик из самой большой палатки вышел доктор. По лицу было видно, что его что-то сильно тревожило. Не дожидаясь, когда водитель к нему подойдет врач сам направился к парню. Доктора звали Нильсом, но несмотря на имя героя из сказки Лагерлеф, он был русским, как и все здесь. Семена коробило это имя, он сам не знал почему, так что просто называл его “Доком”. Маленький, полненький, с хитрыми умными глазами и носом картошкой. Настоящий Айболит, прямо хоть посылай бегемотиков лечить. Док нравился парню, он, в отличие от профессоров не был высокомерен и быстро сдружился с Семеном. Обычно, на его лице держалась дежурная врачебная, но от этого не менее искренняя улыбка, однако сейчас он был мрачнее тучи.


-«Что такое?» - Спросил водитель подошедшего к нему доктора.


-«Да совсем плох старик. Я боюсь, как бы он не помер в пути. Нам же его потом обратно везти, а в таких условиях он быстро в мумию превратится. Что будем родственникам отдавать?» - Черный врачебный юмор из уст этого доктора горчичника и пилюли звучал немного странно. Семен понимал, что так его пассажир пытается развеять немного гнетущую атмосферу ситуации. То, что их наниматель дряхлый старик парень знал, тот лично проводил собеседование, сидя в кресле-каталке и изредка прикладывая к лицу кислородную маску. Но чтобы все было так запущено не подозревал. А серьезно, вот окочурится он в пути. Им что, разворачиваться? Ехать дальше к неизвестному месту назначения? И заплатят ли ему, если наниматель на тот свет отправится? Нет, Семен не был бездушным циником, он переживал за старика, но кушать тоже хочется. Они несколько минут постояли в молчанье, думая каждый о своем.


-«Так все-таки, кто этот таинственный старикан?» - Парень разогнал уже начавшую давить тишину.


-«Тебе серьезно это надо? - Семен кивнул. - Ладно, расскажу, что знаю, но не обещаю, что в процессе ты не захочешь вернуть свои слова назад».


Такая формулировка парня напрягла, но все уже, сказал “а”, говори “б”. Док с минуту постоял, видимо раздумывая, с чего начать, потом, вздохнул и начал:


-«Ну ладно, слушай. Я работаю у него вот уже двадцать пять лет. И когда мы только познакомились, ему уже было за семьдесят. Сейчас ему почти стольник, полутора лет не хватает. Зовут его Ильей Геннадьевичем, а фамилию он за свою жизнь менял столько раз, что уже и сам точно не помнит, какая из них настоящая. Сейчас, например, Соколов, но зуб даю тоже не настоящая. Слишком много раз он эмигрировал из страны в страну. Историю его я узнавал частично у него самого, частично у его сиделки, еще немного нарыл в архивах, там-сям. Самого, как и тебя сейчас распирало любопытство. На самом деле, говори мы с тобой лет этак двадцать назад, только за то, что я успел рассказать, нас обоих бы давно повязали. Но сейчас видишь, как: век открытой информации, все можно нарыть в сети, обо всем выведать и выспросить. Если знать, где и как искать, конечно. ну да ладно, что-то вступление мое затягивается, перейду к собственно сути».


Начало рассказа Семена удивило и немного испугало, слишком все это походило на какой-то шпионский детектив. Ему даже пришло в голову, что собеседник его разыгрывает, но было не похоже. Но если вступление показалось ему странным, что продолжение было на порядок более неадекватным.


По словам Дока, выходило, что его наниматель, приближающийся возрастом к трехзначным числам, а ногами к могиле, был очень странным еще когда мог ходить сам. Насколько Семен верил в точную науку и математику, настолько же Илья Геннадьевич верил в магию и мистику. С самого малого возраста он помешался на волшебниках и с возрастом, в отличие от большинства других, интерес только креп. Всю свою слишком долгую жизнь Илья изучал, накапливал и систематизировал все возможные знания о чародействе, ведовстве, мистике, демонологии и прочая, и прочая. В свое время немалый интерес исследованиям старика проявлял Сам, стараясь раньше своего немецкого соперника узнать новые способы увеличить силу державы. Но после того, как было установлено, что все сделанные уже наработки были подчинены совсем не интересующим Самого целям, про Илью Геннадьевича все благополучно забыли. Хотя и всегда приглядывали. И наказывали тех, кто лез в его дела слишком глубоко. А он продолжал свои изыскания.


К году развала Союза объем накопленных знаний превышал все мыслимые пределы. Он запустил свои длинные пальцы во все, от христианства до религии древних шумеров, и от друидских обрядов до ритуалов призыва дьявола. Уже тогда старик обладал самым обширным на планете собранием знаний обо всем, что хоть немного выходило за рамки нормального. И он не остановился. К этому моменту Док уже работал с ним несколько лет. Еще через три года он поставил пациенту неутешительный диагноз – рак. Неоперабельный. Но то ли сила воли этого человека превосходили все возможные пределы, то ли он и правда что-то там себе наколдовал, но болезнь, грозившая убить старика за пару лет безуспешно боролась целых шестнадцать.


Однако разум Ильи Геннадьевича все равно, из-за болезни ли, или просто из-за старости начал сдавать. Он периодически бредил, рассказывая своему врачу о своих изысканиях. Не было понятно, что из почти бессвязного бормотания правда, а что плод больной фантазии, но просто объем знаний этого человека об огромном количестве разных вещей повергал доктора в шок. Если бы старик не занимался всей этой мистикой, а стал, например, ученым вполне возможно, что у мира появился бы новый Эйнштейн или Ньютон. Он и вправду был гением. Внутри его головы помещались знания по всем возможным наукам, религиям, верованиям, тысячи фактов, важных и абсолютно бессмысленных.


Когда приступы проходили, старик продолжал свои изыскания. Он упорно искал что-то, и никто не знал, что. По нескольку недель, почти забыв про еду и сон, соединял ради некой неизвестной цели воедино математику, физику, географию, религию, историю, астрономию и еще бог знает, что. Потом вдруг рвал десятки листов исследований и начинал заново. Никто ему не перечил, все понимали, что сейчас уже слишком поздно что-то менять. И вот, два месяца назад, он достиг своего никому не понятного прорыва. После чего и организовал эту экспедицию.


Наверно потому, что цель была найдена и работа закончена, но рак начал набирать обороты с поражающей скоростью. Видимо отыгрываясь за все те годы подавления. Все планы пришлось ускорить в разы, а потому изначально планируемая группа из почти сотни человек, в которую бы входили ведущие ученые из сильнейших стран, которым Илья хотел продемонстрировать свои труды сократилась до текущей. Фактически они были первой волной, старик хотел увидеть то, что искал всю жизнь своими глазами и с ним поехали те, кто захотел и польстился на солидный гонорар. Если же находка подтвердится, то вскорости за ними последуют похожие группы почти от каждой страны мира.


Вот только что за находка не знал даже Док. На все вопросы старичок заговорщицки хихикал, потирал руки и говорил одну неизменную фразу: «Это потрясет их всех!» Большего из него не удавалось вытянуть никакими силами, даже в своих участившихся приступах бреда он хранил свой секрет. Доктору стало настолько интересно, что он даже просмотрел записи своего пациента, но у него тут же закружилась голова от переизбытка неизвестных символов и понятий. Вероятно, не существовало на Земле второго человека, способного понять эти заметки.


Так что сейчас немногочисленный эскорт почти мертвого гения ехал сам не знал куда. И если по пути старик все-таки преставится, то никто и никогда уже не узнает.


Семен долго переваривал полученные данные. Если вкратце, то выходило, что он и еще семнадцать человек направлялись к черту на рога по прихоти умирающего полусумасшедшего, помешанного на всякой дьявольщине старика. С одной стороны, было практически очевидно, что ничем хорошим это не закончится. С другой же все это было настолько интересно, что даже предложи парню сейчас отказаться, он бы не согласился. И шутка ли? Невероятный гений всю свою жизнь рассчитывал местоположение чего-то неизвестного. Если там на самом деле, что-то есть, то это что-то неизбежно перевернет представление о мире всего человечества. И он, Семен, будет одним из первооткрывателей. О таком приключении мечтал каждый пацан в мире. И конечно он сам не был исключением.


Обменявшись с Доком еще несколькими фразами, они пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись по палаткам. Даже засыпая, Семен не переставал думать о том, что они найдут там, в конечной точке маршрута. На ум лезли всякие мифы, вроде Святого Грааля, меча короля Артура, или тарелки пришельцев. Во сне же ему виделись монстры, демоны и прочие чудища, которых он доблестно и безжалостно разрезал на кусочки здоровенным световым мечом.


Утром следующего дня все было как обычно. Побудка, завтрак уже немного надоевшими сух-пайками, сборы, и когда солнце показалось на востоке колонна уже с пол часа тащилась по барханам. Починенный кондиционер приятно охлаждал лицо: в машине, наконец, было тихо и можно было нормально разговаривать. После вчерашней истории Семен с Доком сблизились еще сильнее и теперь, уже не стесняясь ни разницы в возрасте, ни практически полного отсутствия общих интересов, болтали обо всем подряд. Автомобиль был двухместный, все пространство сзади занимал объемный открытый багажник, в котором лежали какие-то научные приспособления. Для чего они были нужны парня не интересовало, лежат и лежат, пить-есть не просят. Куда больше его сейчас занимал старик Илья Геннадьевич и его длинная, наполненная событиями жизнь. Расспрашивая Нильса о своем нанимателе, Семен все больше и больше начинал им восхищаться. Всю свою жизнь следовать за какой-то фантомной целью, не сдаваясь, не отступая, не оглядываясь на мнение окружающих. Сам Семен так точно бы не смог. Но чем больше на лице парня проявлялось восхищение, тем непригляднее становилось лицо Дока.


-«Парень, скажи честно, ты считаешь его героем?» - От неожиданного вопроса водитель на несколько секунд впал в ступор.


-«Ну не так чтобы героем. Я просто считаю, что он очень выдающийся и целеустремленный человек. Кто еще сможет так долго и упорно сопротивляться системе и заниматься любимым делом наперекор всем?» - Тут Семен с удивлением заметил, что улыбка окончательно исчезла с лица Дока. Что-то было не так.


-«Не хотел я тебе разъяснять эту часть. Но учитывая твое такое мнение, я не могу молчать, - парень затих, весь превратившись в слух. - Он кто угодно, но только не хороший человек. Как думаешь, откуда у него постоянно появлялись деньги на свои изыскания? Каким бы гениальным ни был человек, без финансирования он никогда не собрал бы подобную коллекцию. Мне эта идея в голову пришла, когда он при мне подписал чек на просто астрономическую сумму за книгу по культуре какого-то древнего народа, уже не помню какого точно. Я за все годы работы у него врачом, получая очень немаленькие суммы, не заработал столько, сколько он за несколько секунд отдал за двести страниц бумаги. И таких книг у него сотни, если не тысячи. Я бы понял, будь он бизнесменом, вкладывайся он в производство, еще что-то такое, в общем, зарабатывай деньги. Но сколько бы я ни смотрел, он только тратил и тратил, дикие суммы, никогда не пытаясь заработать. Наш мир так не работает. Деньги не берутся из воздуха. Так откуда у него столько?»


Вот теперь Семен и правда впал в ступор. О такой стороне вопроса он даже не задумывался. А ведь, правда, откуда? Вариантов было не так много. Он мог получить наследство. У него мог быть спонсор. Но никакое наследство не может поддерживать десятилетия огромных трат, и никакой спонсор не согласиться выбрасывать деньги на ветер без ощутимого результата. Ведь Илья работал над своим изысканием почти восемьдесят лет! И если верить Доку, а причин не верить не было, то за эти годы он потратил больше денег, чем Семен может заработать за несколько тысяч жизней. И ладно бы он исследовал что-то по-настоящему важное, лекарства от болезней, технологии будущего, даже если бы он изучал способы сохранения популяции каких-нибудь зверей. Всегда найдутся люди, готовые вкладываться в такие проекты. Но его работа для нормального человека представлялась совершенно бессмысленной. Какие были еще варианты? Он не мог получать деньги от других, значит, он все-таки зарабатывал их сам. Вот только как? Док уже сказал, что никакими предприятиями, заводами или еще хоть чем-то, что приносит деньги, старик не владел. А значит… Что значит? Опять вопросы.


-«Судя по твоему взгляду, ты уже кое-что осознал, - сейчас лицо Дока было даже слишком серьезным. - Давай закроем эту тему. Можешь подумать об этом на досуге. Ты, я вижу, парень смекалистый, что-нибудь да надумаешь. А сейчас у нас одна цель – довезти старика куда он хочет и посмотреть, наконец, что же там такое». - В машине воцарилось неловкое молчание, каждый думал о своем, и снова начать беседу не получалось.


В подобном режиме прошло еще два дня. Негласно запретной темы больше никто не затрагивал, так что постепенно в кабине машины, везущей оборудование неизвестно для чего, снова был слышен мерный гул разговора. Семен рассказывал Доку истории из жизни, тот, в ответ, случаи из практики. Периодически слышались удивленные восклицания, смех, шутки и подколки.


Неожиданно для всех, уже привыкших к мерному и неизменному течению дней, ведущая машина, в которой сидел Илья Геннадьевич подала сигнал к остановке почти за два часа до заката. Вариантов было всего два. Либо со стариком что-то случилось, либо они, наконец, прибыли в место назначения. Док выскочил из машины и побежал узнавать. Вернувшись и вытерев со лба пот, он поведал изнывающему от любопытства Семену, что с пациентом все в порядке.


-«Значит, приехали?» - С восторженным придыханием спросил водитель. Несмотря на то, что после того разговора про их нанимателя никто старался не говорить, но у себя в голове Семен уже не один десяток раз прокручивал то, что ему поведал Нильс. И с каждым разом его любопытство все росло и росло.


-«Получается, что так, - Док старался выглядеть спокойно, но видно было, что ему тоже очень интересно. Хотя в отличие от своего молодого друга, к его чувствам примешивалась еще непонятная тревога. - Вылезай, ставим лагерь здесь и сейчас».


Неосязаемое напряжение витало в воздухе, пока возводился палаточный городок. Пусть остальная команда не знала того, что знали Семен и его пассажир, но дураками они точно не были и прекрасно понимали, что означает такая внезапная остановка. Когда все было установлено, помощник старика объявил, что все приглашаются на общее собрание. Это окончательно отбросило последние сомнения. Через несколько минут, в новой, до этого не ставившейся палатке, которую Семен мысленно обозвал “штабом” собрались все, кто шесть дней назад выехал из Каира. Все девятнадцать человек. За небольшим походным столиком в своем кресле сидел Илья Геннадьевич, сморщенный, лысый, укутанный, не смотря на жару в несколько пледов. Однако глаза его, которым, не смотря на крайне преклонный возраст, не нужны были очки хитро поблескивали, отражая невероятный ум.


-«Ну, вот мы и приехали, - голос старика полностью соответствовал его внешности. Слабый, дребезжащий, он резал слух присутствующих. Казалось сейчас говорил не человек, а какая-то хищная птица. - Ребятки мои, вы станете свидетелями моего триумфа! Всю свою жизнь я искал это место. Вы можете себе представить мое волнение сейчас? Скорее всего нет. В трехстах метрах вон в том направлении, - старик слабой рукой махнул себе за спину. –-Находится цель всего моего существования. Вам интересно, что там?»


«Конечно, интересно!» - Хотелось закричать Семену, но он сдержался и только молча кивнул. Вместе с ним свое мнение выказали тем или иным способом все присутствующие. Конечно все этого хотели. Даже помощник Ильи, который разбирался для него почти со всеми делами понятия не имел, что же там, за спиной у старика.


-«Хорошо! Тогда поближе к вечеру, когда не будет так жарко, мы отправимся туда».


На этом недолгое собрание было окончено, и все разошлись по своим делам. Хотя заниматься никто ничем нормально не мог. Даже обычно молчаливые профессора решили скрасить ожидание и попытались завести разговор со своими попутчиками. Впрочем, без особого успеха. Солнце, как назло опускалось сегодня медленнее чем обычно раз в десять. Когда же, наконец, последний лучик исчез за горизонтом, все снова собрались в штабе. Старичок был пересажен в новую каталку, чтобы не утонуть в песке. Что-то среднее между обычным креслом и снегоходом. Проверив, все ли нужные приборы были собраны, маленький отряд двинулся в свой маленький поход.


С каждым пройденным метром глаза старика начинали светиться все ярче и ярче. Вот только на том месте, куда они пришли через пять минут, ничего не было. Тот же песок, те же дюны. Однако на настроении старика это никак не сказалось, видимо он знал, что так и будет. Следующие пол часа он при помощи своего помощника катался по песку, оставляя за собой широкий след от гусеницы. В процессе он что-то бормотал себе под нос, делал какие-то пометки в своей записной книжечке, пока, наконец, не вернулся к наблюдавшим за всем этим с недоуменными лицами спутникам.


-«Теперь я должен провести ритуал! - Заговорщицким голосом просипел Илья Геннадьевич. Профессора наук сразу закатили глаза, они явно не верили ни одному слову старика и поехали с ним только потому, что им заплатили. - Ладно вам, ребята, не надо таких лиц. Уважьте старика, в конце концов, мы же сюда уже приехали, что вам стоит помочь умирающему?» - Вдруг в голову Семену пришла мысль, что сейчас старик очень похож на персонажа МакКелена из “Код Да Винчи”.


Следующие пятнадцать минут доктора и охранники вставали на одному старику видимые точки, ничем не помеченные, от чего ему приходилось каждого направлять словами вроде: «немного вперед» или «пол шага влево, пожалуйста». В результате двенадцать человек стояли на площадке где-то в двести квадратных метров, совершенно не понимая, зачем они здесь.


-«Отлично, отлично! Так, теперь моя очередь. Петя, отвези меня вон туда, пожалуйста, - немногословный помощник отвез коляску-вездеход примерно в центр получившейся площади. - Ага, молодец, помоги-ка мне встать». - Уже было открывшему в возражении рот Доку старик махнул рукой, показывая, что сейчас он своего врача слушаться не будет. С поддержкой Пети он поднялся с кресла и на трясущихся ногах встал, опираясь на выуженные откуда-то их недр все той же каталки ходунки. Помощник вместе с каталкой быстро отошел и встал на указанное стариком место.


-«А теперь попрошу всех остальных встать вон туда, рядом с Петей, - один из профессоров чертыхнулся, явно несогласный со всем бредом, в котором участвует. - Ага, спасибо, молодцы». - Семен и еще четверо встали рядом с помощником старика. Таинственный ритуал явно был на заключительной стадии, так что парень сейчас старался даже не моргать.


-«А сейчас, господа, я расскажу вам, ради чего мы почти неделю катили по пустыне, - старик поморщился, ему явно было больно стоять. - Через год было бы ровно восемьдесят лет, как я начал свои изыскания. Восемьдесят лет я потратил, ради исполнения несбыточной и невероятной мечты. Я хотел встретиться с богом! - На этих его словах уже все профессора начали бормотать что-то себе под нос, но, видимо из уважения к возрасту старика и к тем деньгам, которые они получили, остались на месте. - Ха-ха, господа, я прекрасно понимаю ваш скепсис. Вы, люди науки, считающие себя хранителями высшего знания о мире, не приемлете того, что существует нечто, выходящие за рамки определенных вами концепций. Но сейчас я покажу вам, как вы ошибались».


Старик вдруг начал бормотать себе поднос какую-то бессмыслицу. Вначале все было тихо и один из докторов наук уже начал было говорить, что это все пустая трата времени, но вдруг из-под песка начал течь мягкий свет. Профессор так и замер от удивления на полуслове. Свет исходивший из того места, где стоял Илья Геннадьевич медленно начал распространяться, рисуя замысловатые узоры. Линии светло-голубого сияния как ручейки текли, формируя рисунок кривой тринадцатиконечной звезды, и каждый из восьми профессоров и четырех охранников оказался в одной из ее вершин. Последний луч приблизился к Семену и остальным и окружил их кольцом из света. Старик стоял в центре, в точке схождения лучей. Зрелище было настолько завораживающим, что у всех присутствующих перехватило дыхание. После того, как звезда была закончена, вдоль каждой линии начали формироваться слова странной вязи, не похожей ни на один известный Семену язык. Когда и этот процесс завершился, начало нарастать свечение конструкции. Когда на него уже было больно смотреть, старик вдруг выкрикнул что-то, от чего все линии как будто потекли назад, скопились под ним, а потом выстрелили прямо вверх. Прогремел взрыв, от которого каждый на несколько секунд ослеп и оглох, и воцарилась тишина.


Придя в себя, Семен сразу уставился в небо. Интуиция его не подвела, теперь в пустыне было не девятнадцать человек. Двадцатой была девушка невероятной красоты. Одетая, казалось, в невесомую ткань, что-то среднее между греческой тогой и длинным бальным платьем, она висела в воздухе, медленно оглядывая присутствующих взглядом мерцающих глаз. После того, как он остановился на старике, она заговорила. Более прекрасных звуков Семен не слышал никогда. В этом голосе были слышны все отзвуки природы и переливы великолепной музыки.


-«Я так понимаю, что это ты меня позвал? Раз так, ты должен знать цену». - Несмотря на то, что ее голос был прекрасен, в нем не было ни грана эмоций.


-«Конечно, моя госпожа. Все жертвы готовы, - так, стоп, что? Жертвы? Семена пробрал холодный пот. - Восемь мужей, посвятивших себя миру, четверо мужей, посвятивших себя войне и шестеро мужей, посвятивших себя людям».


Все уже давно поняли, что чего бы не искал старик он это нашел. Но вдруг оказалось, что платой за эту находку станут их жизни. Было очевидно, что речь шла о восьми докторах наук, четырех наемниках, а так же враче, помощнике старика, и четырех водителях, всю свою жизнь работавшим для других. Плата в виде жизней восемнадцати человек. Наемники начали стрелять в Илью и девушку из пистолетов, но пули исчезали на выходе из ствола. Один из докторов завизжал как свинья и попытался сбежать, но не смог сдвинуться с места. Другие начали плакать, кричать и проклинать старика. Док просто уселся на песок и закрыл лицо руками. Илья не обращал на это никакого внимания. Он с благоговением смотрел на девушку в небе, в происхождении которой теперь уже никто не сомневался, из глаз его текли слезы. Семен был единственным, кто не поддался панике и стоял молча. Что-то перещёлкнуло у него в голове: он решил, что раз все равно умрет, то умрет достойно. Наверно поэтому богиня перевела взгляд на него.


-«Ты, тебе не страшно? - Парню показалось, что в ее глазах на секунду блеснула искорка интереса. - Через несколько минут ты умрешь ни за что, только потому, что вот этому человеку захотелось исполнить свое желание». - Она указала на старика.


-«Нет. Какой смысл вопить или сражаться, ты же бог, я все равно тебе ничего не сделаю. Так какая разница? Если я умру, то я хочу иметь возможность умереть с высоко поднятой головой». - Семен всю свою жизнь очень боялся смерти, а потому не знал почему сейчас не чувствует ни капли страха, и откуда идут эти слова.


-«А ты интересный. Хочешь поменяться с ним местами?» - Она указала на человека, обрекшего их всех на гибель.


-«Нет, ведь тогда получится, что по моей вине умерло семнадцать невинных человек».


-«Очень хорошо! - Теперь богиня явно улыбалась. - Последний вопрос: если бы я отпустила всех остальных и выполнила бы твое желание только в обмен на его жизнь, - снова взмах в сторону Ильи, который от такого расклада явно потерял дар речи. - Ты бы согласился?»


Семен на некоторое время задумался. С одной стороны, как бы зол и мерзок не был этот старик, но убивать ему никого не хотелось. С другой, он явно это заслужил, плюс, Илье и так осталось жить максимум пару месяцев. Через несколько минут он принял решение:


-«Я согласен». - Богиня в небе оглушительно расхохоталась:


-«Если бы ты сразу огласился, я бы точно тебя убила, не люблю людишек, хватающихся за жизнь при первой возможности, невзирая на других. Если бы ты во второй раз отказался, то я бы решила, что ты слабак, не могущий отомстить своему обидчику. А так, молодец, ты меня порадовал!»


-«Госпожа, а как же я? - Старик уже трясся, понимая, что еще немного и труд всей его жизнь будет получен незнамо кем. - Я же вас призвал, я потратил всю свою жизнь на это!»


-«И что с того? - В голосе богини прорезались гневные нотки. - Я бог! Я поступаю как хочу и когда хочу! Не тебе мне указывать и не тебе у меня что-то клянчить! Мне понравился этот парень, кто ты такой, чтобы мне перечить? - После таких слов старик упал без сил на землю и зарыдал. - Ну ладно, не будем о грустном. Что ты хочешь, человек?»


-«Возвращаться назад мне нельзя, наверняка кто-то разболтает, что тут произошло и тогда меня начнут изучать и препарировать разом все власть имущие в мире. Так что отправь меня куда-нибудь в другой мир, все равно в какой, главное, чтобы там было интересно. Планета Земля явно мне наскучила, - после этих слов Семен повернулся к Нильсу, который сидел на песке и непонимающе пялился на своего молодого друга. - Прощайте, Док, это было интересное путешествие и интересное знакомство, но теперь начинается мое личное путешествие».


Пока он это говорил, его тело по воле богини становилось все более и более прозрачным, исчезая из этого мира. Что его ждет впереди? Кто знает?


Путешествие длиною в жизнь, приведшее в итоге к невероятным последствиям началось.

Железный Дьяволенок. Главы 1-10

Глава 1. Чудо рождения, зеленые волосы и человек-центрифуга.


Когда-то давно он читал что-то подобное. Герой попадает из одного мира в другой. Перерождение, реинкарнация, новая жизнь. Кто бы мог подумать, что такая история произойдет именно с ним. С другой стороны, наверняка каждый, с кем случилось подобное, думал именно так. А не будь таких людей в мире не было бы таких историй.


Так что тот факт, что он плавал в чем-то теплом и приятном его не очень удивил. Он знал где находится. Попытался подвигаться, но получилось не очень, да к тому же почти сразу устал. Да… Не просто быть еще не родившимся ребенком. Где-то рядом кто-то тихо бил в барабан. Гулко, размеренно. Через пару минут он догадался, что это мамино сердце. Усталость продолжала напирать, и вскоре он погрузился в нечто напоминающее сон, хотя прекрасно осознавал, где находится. Очнулся и все повторилось снова. А потом еще и еще. Время, за неимением лучшего, он определял по тому, в каком положении находится тело его матери. Выходило уже что-то около трех недель. Уже три недели его сознание провело в этом теле. Иногда он слышал, как его мама пела ему. То ли из-за биологической близости, то ли из-за того, что это была первая его музыка в этом мире, но ему очень нравилось. Решив, что начинает сначала, он старался больше не думать о себе, как о Семене Лебедеве, двадцатисемилетнем водителе дюнных багги. Странная богиня дала ему вторую жизнь, и его теперешнего с ним прошлым должно связывать как можно меньше. Все равно ту жизнь было очень сложно назвать счастливой или хотя бы спокойной.


Время от времени кто-то еще говорил около него. Голос был низкий, явно мужской. Эта головоломка тоже оказалась не сложной – его отец хотел пообщаться со своим еще не рожденным сыном. Пару раз слышалась громкая музыка и много голосов одновременно что-то радостно кричали. Это какие-то праздники. Периодический тихий шум, идущий со всех сторон и редкие выкрики – улица. Так, в угадывании происходящего вне живота его мамы и проходили дни. Где-то после седьмой недели он начал замечать, что ему становится тесно. Видимо скоро уже состоится его собственное маленькое чудо рождения.


Еще через месяц, когда даже рукой пошевелить было очень сложно он почувствовал, что стенки его темницы начинают сжиматься. Наконец-то роды, он уже заждался. Ближайшие пару часов и ему и его маме пришлось изрядно постараться. Криков-то было! Вопили все, кому не лень: и роженица, и окружившие ее повитухи.Но вот все закончилось, и он впервые посмотрит на окружающий мир. Что-то с громким хлопком врезало ему по пятой точке: ‘Больно же, блин! ’ Он не выдержал и разревелся. М-да, все-таки ребенком быть не просто.


Его явно куда-то несли, а потом опустили в чьи-то мягкие руки. Сразу стало так хорошо и спокойно. Разлепив плохо слушающиеся пока веки, он уставился на хозяина этих рук, вернее хозяйку. Задачка снова оказалась донельзя простой – его держала мама. Мягкое лицо с немного выступающими скулами и широко посажеными глазами. Добрая улыбка и… пресвятые угодники, ярко зеленые волосы!


‘Это тут нормально? Неужели у меня такие же? Столько лет смеялся над пацанами, красившимися в разные цвета, а тут на тебе! ’ - Внезапно в поле зрения влезла еще одна голова. Мужское лицо, тонкое, даже аристократическое, орлиный нос, большие глаза. А главное волосы нормального каштанового цвета. Красавчик! Если он хоть немного похож на папу, а в том, что эта голова принадлежит счастливому отцу, новорожденный не сомневался, то пусть даже будут зеленые волосы. Все равно он будет первым парнем на деревне.


Отпихивая вторую голову, в кадр пролезла еще одна. Девочка, лет шести, вся такая кругленькая и миленькая. Семен Лебедев очень любил детей, хотя своих так и не завел. Так что к своей старшей сестре он сразу проникся очень теплыми чувствами. Волосы тоже зеленые, хотя и не такого ядреного цвета. Особых черт еще не разобрать, но она явно пошла в маму.


Они все о чем-то оживленно беседовали на непонятном языке, певучем, с множеством гласных и большим количеством гортанных звуков. Очень красивый язык. Вдруг откуда-то издалека послышались громогласные выкрики. Крики становились все ближе, но его семья не проявляла признаков беспокойства, поэтому ребенок тоже молчал. Наконец обладатель голоса подошел вплотную и через несколько секунд его выхватили из маминых рук и подняли в воздух. Он оказался очень высоко: державший его человек явно был высоким, даже очень высоким. Пожилой мужчина, чем-то похожий на Дока, наверное, хитрым прищуром единственного глаза.


Тут новорожденный совсем удивился. На месте правого глаза находилась странная конструкция, напоминающая одновременно монокль, телескоп и очки ювелира. Светло-бежевый, под цвет кожи механизм постоянно тихо щелкал и сквозь стекло было видно движение внутри него многих десятков различных деталей. ‘А это что такое? Механический глаз? И судя по всему, работающий? Ничего себе у них тут технологии! ’ Семен Лебедев, ярый любитель и поклонник любого вида техники был в восторге. Это судя по всему его дед, а по уже знакомым ядовито-зеленым волосам было понятно, что по матери. Тут взгляд малыша немного сместился, и любитель механизмов у него в голове получил новую порцию для радости. В дополнении к правому глазу, левая рука его дедушки тоже была полностью механической. Ну, по крайней мере это можно было понять по немного неестественному плечу и по предплечью, выглядывающему из-под закатанного рукава. Того же телесного цвета материал создавал контуры, немного угловатые, но в то же время элегантные. Внутри руки тоже раздавались щелчки, чуть громче, чем из глаза, что-то там явно крутилось, двигалось и сжималось. Местные технологии протезирования превзошли все доступное на земле на много лет. Его дед явно не испытывал вообще никаких трудностей с использованием своих небиологических частей.


Тут, видимо решив, что просто держать новорожденного ребенка на высоте двух с лишним метров недостаточно, дедушка решил показать внуку, как себя чувствуют космонавты. То есть подкинуть в воздух к самому потолку. Удивленный и испуганный вскрик своей мамы дитя услышало уже на обратном пути от потолка в руки нахального деда. От таких кульбитов слабый детский мочевой пузырь не выдержал, да внучек особо и не старался: ‘Так тебе и надо, человек-центрифуга ’ - Возмущенный вопль деда потонул в смехе остального семейства. Дитя было оперативно возвращено маме, а получивший дозу жидкой справедливости дедушка пулей выскочил из палаты, побежав отмываться. Мама что-то проворковала ему на ухо, слов он, естественно, не понял, но суть уловил: «Молодец, показал ему, кто в доме хозяин!»


От всего пережитого его начало клонить в сон. К тому же очень хотелось есть. Вспомнив о рационе новорожденных, Семен Лебедев внутренне залился краской, но детскому телу было все равно. Припав к маминой груди, он провалился в сон, не отвлекаясь уже ни на что вокруг.


*** *** *** *** ***


-«Беременна? Ты уверена?»


-«Конечно дорогой, как женщина может в таком сомневаться».


-«Какая прекрасная новость! Эй, там! Завтра я устрою пир по случаю скорого пополнения моего семейства! Подготовьте все как следует».


-«Да, мой господин».


-«Дорогой, а не слишком ли ты спешишь с этим? Ведь до рождения еще долго».


-«Не страшно, будем считать это моим тебе подарком. Роди мне сильного и крепкого сына!»



Глава 2. Имя, завтрак в кругу семьи и большой переполох.


‘Господи спаси, кто-нибудь помогите, это никогда не закончится! ’ - Сейчас единственный вопрос, занимал его голову: когда Лани наконец перестанет его тискать? Его старшая сестра просто неугомонна! Он конечно ее очень любит, но это пересекает всякие границы. Девочка внаглую пользуется тем, что четырехмесячный ребенок не сможет не то что ответить, даже сбежать. Пока он мирно спал в кроватке, она пробралась в его комнату и теперь вот уже четверть часа щупает, мнет и щекочет его. Ну почему он не родился старшим? Сейчас он уже очень хорошо понимал местный язык, все-таки детский мозг – волшебная штука, любые возможные знания исчезали в нем как вода в пустынном песке.


-«Лаз умничка! Лаз холоший! Лаз класавчик!» - Этот поток картавого умиления лился на него не переставая. Лаз – это его имя. Если быть точным, то Лазарис Санктус Морфей. Имечко еще то, надо сказать. Но ему нравилось одно из возможных сокращений – Лазарь. Он помнил, что это библейское имя, но нравилось оно ему не поэтому. Чувствовалась в нем какая-то сила, непонятная, но могучая. Сразу хотелось идти и сражаться, незнамо за что, незнамо зачем. А потому он в общем был не против нового имени.


Тут послышались шаги и Лаз понял, что он спасен. Это шла мама:


-«Ланирис! Сколько раз я тебе говорила не лезть к брату, пока он спит! Вот вырастет и получишь за это от него по первое число».


-«Да ладно тебе, мама, он же ничего не вспомнит, он же маленький».


‘Ага, надейся, мелкая бестия’. - Под строгим маминым взглядом, Лани все-таки отошла от кроватки, разочаровано оглянувшись на брата.


-«Вот так, молодец. А теперь иди мой руки и за стол». - Сестра прибежала его мучать сразу после того, как проснулась, весь дом сейчас наверняка собирался на завтрак. Его семья была довольно большой, если Лазарь правильно понял, даже аристократической. Отец его отца был бароном, но в этой стране титулы не были наследственными, а потому, де-юре, он сам и его отец считались простолюдинами. Однако же де-факто, пока его дедушка-барон был жив, вся семья могла пользоваться всеми причитающимися аристократам привилегиями. Так что дом, а скорее даже особняк, в котором Лаз провел уже несколько месяцев своей новой жизни был очень большим. Его комната находилась на третьем этаже, рядом с комнатой родителей, и судя по тому, что сверху часто доносились шаги и голоса, был еще как минимум четвертый этаж.


Две служанки помыли и запеленали его, а мама брызнула немного из своего флакончика духов. Когда от свербящего в носу запаха он чихнул, она звонко рассмеялась, подхватила его и понесла вниз, в столовую. В свои месяцы он, естественно ничего не ел. Однако с недавнего времени родители, естественно, не подозревая о том, что разумом их сын старше них самих, решили приучать его к большому скоплению народа. В столовой и правда каждый раз собиралось не мало людей. Столов было два, один для хозяев, другой для прислуги: дедушка-барон считал неправильным то, что слуги должны есть отдельно. Так что ежедневно, на завтрак, обед и ужин в этой комнате собиралось больше тридцати человек. Кроме самого Лаза и его мамы присутствовали, естественно, Лани, отец, два дяди, его младшие братья, два дедушки, две бабушки и даже одна прабабушка. Слуг было и того больше: экономка, дворецкий, садовник, кучер и еще много народу, перечислять которых будет долго и нудно. Так что каждый прием пищи был насыщен разговорами, смехом и сплетнями.


Все члены семьи ладили друг с другом, в той или иной степени. Так что, по крайней мере никаких склок не возникало и это было уже хорошо. Через некоторое время завтрак закончился и все разбрелись по своим делам. Взрослые – на службу, слуги по своим делам, Лани увел ее личный репетитор заниматься, а Лаза мама понесла обратно в комнату. Покормив его, она уложила его в кровать, накрыла одеяльцем, взяла с полки книжку и принялась читать. Книжка была очень скучная, взрослый мозг не находил в ней совершенно ничего интересного, но от молока и маминого голоса его клонило в сон.


Еще неделю назад он бы дал себя усыпить, но недавно Лаз дал себе обещание, что будет больше времени проводить бодрствуя. Ему столько всего нужно было узнать об этом мире! Так что он решил: нужно показать родителям, что их сын растет, причем куда быстрее, чем это должно быть. Чтобы они наконец перестали читать ему глупые сказки. Естественно он не рассчитывал на книги по механике или биологии, но эту белиберду он уже слушать не мог. Если он покажет, что умен не по годам, то ему тоже назначат репетитора, как старшей сестре. Так что он собрал волю в свой маленький кулачок, прогнал сон и откинул одеяльце.


-«Ну куда ты собрался, глупыш?» - Его мама явно не собиралась позволить ему самовольничать. Ничего, сейчас он им покажет!


-«Мама». - Лаз долго этому тренировался, пока никого не было рядом. Если бы он сказал “Мама” не в четыре месяца, а в два, то это вызвало бы не восторг, а страх. Этот мир, не смотря на невероятные технологии, в большинстве других отношений был средневековым. А значит люди были очень суеверны. Но даже так, подобной реакции он не ожидал. Его мама выронила из рук книгу и уставилась на него ошарашенным взглядом. Решив, что нужно закреплять результат, он повторил: «Мама».


На следующую минуту он почти оглох от воплей восторга. На крик прибежали две горничные, которые услышав радостную новость, присоединились к своей госпоже. Теперь они визжали втроем, чем поставили на уши весь особняк. На такое бурное проявление эмоций сбежались все, кто еще не успел выйти на улицу. Мгновенно в комнате стало тесно от переполнявших ее людей. Все наперебой поздравляли маму, дедушек, бабушек и отца, который прибежал из ванной комнаты с помазком в руке и лицом в белой пене.


-«Тихо!» - Гаркнул во весь голос дедушка Лаза, мамин папа, четвертый встреченный им в этом мире человек. В молодости Барналь Кинтор был военным офицером, а сейчас работал инструктором рукопашного боя в одной из академий, так что голос у него был хорошо поставлен. В детской мгновенно воцарилась полнейшая тишина.


-«Ну-ка, внучек, давай-ка еще раз!» - Пробасил дед, наклоняясь над кроваткой. Лазарь решил продолжить свое выступление.


-«Деда». - В комнате вспыхнул новый вулкан из криков и воплей. Теперь уже даже счастливый дедушка Барналь присоединился к общему гомону. Сквозь ноги взрослых протолкалась Ланирис, непонимающая что тут происходит. Подойдя к кроватке, она подергала папу за штанину и потребовала объяснений. На что довольный отец расхохотался, подхватил дочку на руки и рассказал, что ее братик сказал свои первые слова, и знает не только “Мама”, но и как называется на самом деле человек-центрифуга. На что девочка надулась и ответила, что хочет, чтобы братик и ее тоже знал. Отец не стал ей возражать, а просто поднес к кроватке, с лежавшим в ней виновником переполоха.


‘Нужно их добить’, - подумал Лаз.


-«Папа. Лани». - Ближайшие сутки весь дом не спал.


*** *** *** *** ***


-«Прошу, не надо больше!»


-«Хозяин сказал пытать, значит буду пытать».


-«Ну мы же с тобой умные люди, если ты не будешь меня трогать, то об этом никто не узнает, а ты отдохнешь».


-«Хозяин сказал пытать, значит надо пытать!»


-«Что-же с тобою так сложно? Нет, не надо! Ааа!»


-«Тебе больно?»


-«Конечно мне больно, идиот! Нет, стой, подожди! Мама!»


-«Это тебе за то, что назвал меня идиотом. Хозяин говорит, что я очень способный ученик».


-«Подожди. Ты можешь сказать хозяину, что у меня есть важная информация о большом сокровище?»


-«Сокровище? Хозяин будет рад узнать про сокровище!»



Глава 3. День рождения, подарки и долгожданный учитель.


Лазарь открыл глаза и усмехнулся. Он этого так долго ждал! Сегодня был его первый день рождения. Он откинул одеяло и слез с кровати. Ходил он уже неплохо, но, когда пытался пробежаться, неуклюжая детская моторика каждый раз заплетала ему ноги. Потратив уйму усилий, он надел малюсенький камзольчик, такие же маленькие бриджи и совсем уж миниатюрные туфли. Теперь он стал похож на маленького аристократа времен появления Российской Империи. Какая эта одежда все-таки неудобная. И как только Петр I такое носил каждый день? Лаз поблагодарил бога, что в его мире такой наряд полагался только на светские мероприятия и большие праздники, вроде сегодняшнего.


На лестнице послышались мягкие шаги. Его личный слуга, парень лет шестнадцати по имени Гальс заглянул в комнату и увидев, что его хозяин уже не только проснулся, но и оделся, закатил глаза к потолку:


-«Молодой мастер, ну сколько вам раз повторять? Господ одевают слуги! Если ваша матушка узнает, что вы одеваетесь сами, мне будет страшный нагоняй». - Это было правдой, Лаз был внуком барона, а потому ему полагался целый штат прислуги, выполняющей для него любую работу. Специально по просьбе своего сына-вундеркинда его родители уменьшили эту толпу до одного человека. Однако двадцать с хвостиком лет привычек сложно перешибить несколькими месяцами. Семен Лебедев где-то внутри его разума яростно сопротивлялся самому факту того, что его будет одевать кто-то другой. И в данном вопросе Лазарь был с ним полностью солидарен. Как он будет жить самостоятельно, если даже в такой мелочи как одевание ему будет кто-то помогать?


-«Я уже много раз говорил и снова скажу. Я буду одеваться, умываться, чистить зубы и кушать сам!» - Лазарь рассерженно топнул ножкой. Пока ему всего год лучше будет делать вид, что это обычный каприз. Взрослые над этим только посмеются. А со временем привыкнут, и это уже не будет казаться странным. Гальс снова возвел очи горе. Затем покачал головой и уже явно решил продолжить спор, но вдруг замолчал и почесал затылок. Судя по тому, что через несколько секунд он улыбнулся и позвал Лаза в ванную, слуга вспомнил об именинах молодого господина и решил не спорить с ним в такой день. Закончив утренние процедуры, они вдвоем спустились вниз, где их уже ждали все домочадцы.


-«С днем рожденья, Лазарис!» - Стройный хор голосов, из которого явно выделялся громовой бас дедушки Барналя, потряс здание. Прямо перед ним стояла его мама с большим тортом в руках, на котором по местной традиции был глазурью нарисован портрет именинника. Это явно было хлопотнее и дороже свечек, но выглядело куда эффектнее.


-«Поздравляю, дорогой». - Это уже сказала одна только мама. В его прошлой жизни свою маму он ни разу не видел, так как она умерла при родах. И несмотря на то, что его отец был очень хорошим и любящим, ему всегда не хватало материнской заботы. Так что сейчас в сердце он чувствовал безграничное тепло. Подойдя к присевшей на колени маме, он обнял ее за шею и поцеловал в щеку. Все присутствующие громко рассмеялись.


Следующие несколько часов были наполнены весельем, поздравлениями и подарками. В этом мире мало было быть влиятельным, многое решала личная сила. А сила определялась напрямую тем, насколько человек был умен. Так что на маленького Лазаря, который уже в полгода мог свободно разговаривать, смотрели с надеждой и восхищением. А из этого плавно вытекало, что и подарки на его первый день рождения будут очень хорошими. Его родители решили, что в этот раз не будут устраивать званый ужин и приглашать своих знакомых. Но даже так, многие их друзья присылали подарки в честь праздника, так что к концу дня гора из коробок и коробочек была уже выше виновника торжества. К его большому сожалению львиную долю подарков составляли детские игрушки. Фигурок животных, кукол и всяких других бесполезных безделушек было слишком много. Однако большую часть этого надарили незнакомые Лазу люди, друзья и коллеги его родственников по службе. Те, кто знал мальчика лучше, дарили ему пазлы, головоломки, конструкторы, и вот этим подаркам он был очень рад.


За те двенадцать месяцев, что прошли с того дня, как он начал говорить, все домочадцы привыкли, что мерить Лазаря стандартными мерками нельзя. Да, надо сказать, что, хотя сутки тут почти не отличались от Земных, год длился дольше, 423 дня и разделялся на шестнадцать месяцев. Так вот, за последние три четверти года Лаз всячески старался показать, что в семье Морфей родился настоящий гений. Он решал головоломки для детей школьного возраста, собирал пазлы из сотен деталей и возводил из местного аналога ЛЕГО целые замки. При этом ничем, кроме развивающих мышление или мелкую моторику игрушек он не интересовался. Так что уже давно в доме существовала отдельная каморка, забитая всем, что Лазарю дарили на разные праздники, пришедшие в гости взрослые.


Однако самый большой подарок ожидал его после завершения праздничного банкета. Мама с папой привели его с завязанными глазами обратно в комнату и с громким «Та-да!», продемонстрировали удивленному мальчику незнакомую девушку, которой по местному счету едва исполнилось двадцать. Глядя на недоумевающее лицо сына его отец, Санктус Морфей, рассмеявшись, объяснил, что эта девушка – новый репетитор Лаза. Вот теперь лицо Лазаря выражало искренний восторг. Он мечтал об этом так долго! Этот мир был слишком интересен, одни технологии механических протезов чего стоили. Ему не терпелось окунуться во все это с головой. Поэтому он вот уже три месяца донимал родителей просьбами нанять ему учителя. Те отмахивались, мол: «Мал еще, чему он тебя научит?», но вот сейчас все усилия оправдали себя.


-«Мама, папа, спасибо!» - Он обнял очень довольных такой реакцией родителей, а потом, поправив немного помятый камзол, подошел к девушке, рассматривающей его все это время с нескрываемым интересом. Большие голубые глаза, вздернутый носик, чуть-чуть веснушек на щеках. Немного пухленькая, но этой ей даже шло. И, да. Снова и уже в который раз цвет волос местных жителей приводил Лаза в предобморочное состояние. На этот раз волосы были желтыми. Цвета штанов Незнайки из старой земной книжки. В этом мире краска для волос была неизвестна, так что не возникало никаких сомнений – все эти цвета полностью естественные. Но, черт побери! Семен Лебедев однажды читал статью, в которой рассказывалось, от чего зависит цвет волос у представителя вида Homo Sapiens. Конкретные данные Лазарь уже, конечно не помнил, но то, что у человека не может быть зеленых, синих или желтых волос знал точно. Он сам был не лучше. Его волосы достались ему от маминой мамы, они были белыми. Не седыми, а именно белыми, белыми как молоко. Хотя, будучи поклонником одного польского писателя-фантаста, он возмущался недолго.


-«Очень приятно познакомиться Меня зовут Лазарис Морфей». - Он склонился в традиционном поклоне, немного согнув колени и поднеся правую руку к сердцу. От неудобной позы детские ножки дрожали, но он выдержал положенные три секунды и поднял взгляд на девушку. Увидев такую сцену в исполнении годовалого мальчика, рот девушки непроизвольно приоткрылся. Он явно произвел на нее впечатление. К ее чести, она быстро спохватилась, встала и вернула Лазу любезность, присев в элегантном книксене.


-«Мне тоже очень приятно с тобой познакомиться, Лазарис, – голос был мелодичный, она почти пела. – Меня зовут Ирен Ланим. Я бывшая студентка Имперской Академии, сейчас работаю там помощником учителя. Ближайшее время я буду твоим репетитором». - Ей явно успели рассказать, что маленький господин семьи Морфей был даже слишком умен, но поначалу она не придала этому значения. Теперь девушка понимала, что эти слухи скорее преуменьшали действительность, чем преувеличивали.


-«Это замечательно, надеюсь однажды познакомиться с этим учителем. Если его помощником работает такая красивая и умная тетя, то он наверняка тоже замечательный человек». - Лаз уже привык следить за своей речью. Несмотря на то, что он мог себе позволить комплимент, причем довольно изысканный, но называть в нем собеседницу девушкой было бы слишком странно. Но даже так, подобная похвала от ребенка, только что отпраздновавшего свой первый день рождения не могла не шокировать Ирен. Она засмеялась и даже немного покраснела.


-«Чувствую, что мы сработаемся, Лаз, мне же можно тебя так называть?» - Сейчас она явно считала маленького человечка почти равным, если спрашивала такое.


-«Конечно, но мне больше нравится “Лазарь”».


*** *** *** *** ***


-«Повтори!»


-«Двенадцать, мой господин».


-«Ха-ха! Великолепно! На этот раз моя дорогая женушка преподнесла мне невероятный подарок».


-«Это поистине так, мой господин».


-«Так, распорядись о том, чтобы эту новость узнала вся страна! Я хочу, чтобы все знали, какая поразительная дочка родилась у их господина!»


-«Я уверен, что это принесет вашим подданным великую радость, мой господин».



Глава 4. Маги, псионики и с чем их едят.


Сейчас, лежа в постели, Лазарь никак не мог заснуть. Он занимался с Ирен вот уже почти полгода. За это время он многое узнал об истории, географии и социальном устройстве этого мира. Но все знания, полученные им за эти полгода, не могли сравниться с тем, что он узнал сегодня. Сегодня утром, когда они с репетитором уселись за стол, Лаз задал давно интересовавший его вопрос:


-«Ирен, расскажи о механических руке и глазе моего дедушки, пожалуйста».


С этого момента все его представление об этом мире перевернулось. Все это время он считал, что это просто очень похожая на Землю планета, на которой развитие цивилизации пошло немного другим курсом. Вокруг царило самое настоящее средневековье, однако развитие некоторых технологий явно догнало и перегнало мир Семена. Оказалось, что это совсем не так. В этом мире была магия! Настоящая, как в “Гарри Поттере” или “Властелине Колец”! После того, как он услышал эту информацию, он почти минуту сидел в полной прострации. Но это оказалась только верхушка айсберга.


Каждый человек в этом мире владел одним из двух видов энергии. Природной или Псионической. Те, кто владел первым видом становились магами. Вторые же так и назывались – псионики. По неизвестным причинам первых было раза примерно в три больше. Маги могли управлять силами природы: ветром, огнем, водой и многим другим. Псионики управляли пространством напрямую, без посредничества стихий, используя пространство, гравитацию и магнитные поля. По своей сути и то, и другое было очень похоже. И маг, и псионик влияли на окружающий мир. Только маг для этого использовал сущность одного из элементов, а псионик искажал законы физики. Так что все же не могло не возникнуть отличий. Так воспеваемый всеми писателями-фантастами фаэрбол маг мог создать с закрытыми глазами. Однако для псионика это было невозможно. Без материала не будет и пламени, если нечему гореть, пламя просто так не появится. Законы физики можно исказить, но не нарушить. С другой стороны, маги не могли использовать неприродные явления. Например, гравитационное поле, искажая которое множество раз псионик мог заставить работать сложнейшие механизмы, вроде тех же механических конечностей было магам недоступно.


С этими роботизированными руками была еще более интересная история. Оказалось, что дедушка Барналь вовсе не инвалид с протезом. Рука и глаз у него были на месте, но при этом в них для разных целей были вживлены сотни механизмов. Свои протезы дед Лаза контролировал именно своими способностями псионика. Его рука была заключена в большую перчатку из кучи деталей, увеличивающей ее силу в разы. К сожалению, эту перчатку было невозможно снять, не повредив внутренних механизмов. Она крепилась к руке намертво. Процесс был довольно болезненным, так как отдельные части входили в руку для лучшего контроля. Однако это не слишком пугало таких, как дедушка Барналь. Плюсы механизации перевешивали минусы. Одетые в стальной доспех конечности могли то, что обычному человеку было не под силу. Благодаря сотням маленьких двигателей, поршней и приводов, которые контролировались законом гравитации псионик мог такой улучшенной рукой поднять больше тонны. А приборы, надстроенные на глаза, давали владельцу портативные телескоп и увеличительное стекло. Однако существовал один очень важный изъян: такой закованной в железо рукой было невозможно что-то почувствовать. Осязание оставалось под слоем брони. Так что при всех ее плюсах, механизацией пользовались очень немногие.


Как и у пси-силы, у механизации была противоположность. Маги, которым подобное было недоступно, имели свой способ увеличить физические характеристики. Повсюду на этом континенте добывались камни, именуемые кристаллами Зверя. Они могли появиться практически где угодно, от глубин шахт и морей, до внутренностей деревьев и диких животных. Откуда конкретно они берутся никто не знал. Но маги, поглощая энергию этих кристаллов, получали возможность к перестройке своего организма. Чем талантливее был маг и чем больше энергии он поглотил, тем большие изменения были ему подвластны. А что менять? Тут единственным ограничением была фантазия. Лишние конечности, дополнительные кости, мышцы и органы, естественные лезвия на руках, ногах и черт знает, где еще, увеличение и уменьшение роста – вот очень малый список возможных изменений. Самым приятным было то, что изменения, однажды внесенные, оставались активными, но при этом процесс модификации был активируемым. То есть по улицам не ходили страшные монстры, с лишними руками, ногами и пальцами, покрытые шерстью или чешуей. Если маг не хотел, если не вливал свою магию в тело, он выглядел совершенно обычным. Но одно усилие воли и все изменения мгновенно вступят в силу, давая ему возможность сражаться в ближнем бою. Это называлось формой Зверя.


Так что мир был разделен. Мана и кристаллы Зверя с одной стороны, пси-сила и механизмы с другой. Практически не существовало людей, использующих и то, и другое. Да, дарования, имеющие возможность использовать и природную и псионическую энергии были редкостью, но не чем-то невероятным. Но вот с тем, как усиливать тело возникала проблема. Форма Зверя предполагала, что у человека появляются нестандартные изменения в организме. А механизация долго и упорно старалась увеличить за счет технологии базовую мощь тела. Так что эти два полюса были несоединимы. Если ты механизировал руку, а потом выращивал в ней еще десяток новых мышц, то все тонкие настройки мельчайших механизмов летели в тартарары. Механизировать форму зверя было невозможно, так как при потере магом сознания, или просто во сне, концентрация терялась, и все изменения исчезали, а значит опять же, вся механизация становилась бесполезна. Единственным вариантом виделось использование механизации на одних частях тела, а формы зверя на других. Вот такие люди и правда были, причем если они все делали грамотно, то по силе намного превосходили любых “однополюсных” воинов. Но это требовало очень большой нагрузки на мозг. Направлять два разных потока энергии в разные уголки тела было невероятно сложно. Поэтому такие воины быстро выдыхались и отключались из-за перенапряжения.


Все это Лаз узнал после долгого разговора с Ирен. Пожалуй, даже слишком долгого. Девушке тоже явно была интересна эта тема, поэтому они не заметили, как летит время. Начав занятие сразу после завтрака, они закончили его на пять часов позже обычного, когда за окном уже начинало смеркаться. И вот он лежит в кровати, а сон все не идет к нему. Безумная, но вполне ожидаемая идея захватила весь его разум. Он точно станет первым, кто объединит механизацию и форму зверя! Это была не мечта, а уверенность. Уверенность человека, с которым произошло самое невероятное событие. Если там, далеко-далеко, на планете Земля, в пустыне африканского континента с ним произошло чудо, то почему бы здесь, в этом мире со смешным названием Люпс, в столице одного из самых процветающих королевств Кристории, почему с ним, Лазарисом Морфеем не может произойти второго чуда?


Конечно, может.


*** *** *** *** ***


-«Сокровища, ты уверен?»


-«За кого вы меня принимаете? Если бы мой, и ваш господин не был бы в подобном уверен, то не послал бы меня через пол континента».


-«Резонно. И прошу, не надо мне напоминать, кто чей господин, я прекрасно это знаю».


-«Надеюсь на это».


-«Так что господин хочет?»


-«Чтобы вы начали с ними переговоры. Они должны осознавать мощь наших армий и не посмеют ослушаться».


-«Что-же, так тому и быть».



Глава 5. Тест, король и инцидент.


-«Сынок, ты волнуешься?» - Его мама, стоящая перед ним на коленках, поправляла пышный галстучек, приколотый здоровенной булавкой. Лазарю было три полных года и сейчас, как и все дети в этом возрасте он собирался пройти тест на предрасположенность энергии. Ежегодно, через восемь дней после праздника летнего солнцестояния сотни детей, живущих в столице с их мамами, папами, дедушками, бабушками, дядями и тетями приходили на главную площадь города.


В этот день обычно заставленная торговыми палатками территория площадью с десяток футбольных полей была практически пуста. Лишь в самом центре находился спешно возведенный помост, на котором на простом троне сидел, подперев тонкой рукой острый подбородок нынешний король Кристории, Крилас Третий. Худой как щепка, высокий, казалось, что он может проколоть тебя своим телом насквозь. Нос с горбинкой, въевшаяся полуулыбка на губах, холодный проницательный взгляд… Опять! Даже король! Ну что с этим миром не так!? К волосам аборигенов Лазарь так и не привык. Длинные волосы цвета морской волны были схвачены золотым обручем. Настоящую, большую корону королю следовало надевать только на войну, во время награждения титулами аристократов и во время официальных церемоний. Этот же праздник был практически неофициальным. Считалось, что летом, в пору жары и солнца все люди становились ближе друг к другу. Даже король. Через восемь месяцев, во время зимнего солнцестояния и празднования нового года Крилас напротив, обязан находиться один в своих покоях и сопровождать его разрешено лишь королеве.


Перед помостом с троном в ряд выставили двадцать высоких, метра по три, обелисков из чего-то на вид напоминавшего серый мрамор. Это были камни определения энергии. Вообще, тест был очень условным: эти камни испытали на себе воздействие стольких людей, что уже не могли точно показать хоть что-нибудь. Однако, тип энергии и примерный талант определить могли. Природная энергия была белой. Псионическая – черной. В зависимости от того, каким цветом окрасится стела, можно было определить, кем станет ребенок: псиоником или магом. И чем гуще цвет, тем лучше талант. Все просто.


Другое дело, что типов магической и псионической энергии было много. Огонь, вода, земля, воздух, молния, свет и тьма. Гравитация, магнетизм, вибрация, трение, скорость, пространство и время. Семь сил природы, семь законов мира. И у каждого человека была предрасположенность к одному или нескольким. Бывало даже так, хотя и очень редко, что у мага проявлялась способность контролировать, например, законы магнитного взаимодействия, и больше ничего. Так что, повторимся, этот тест был очень условным, в школах при поступлении все проверялось еще раз, на чистом, пустом приборе. Он мог показать и разложить по полочкам всю информацию о потенциале будущего ученика. Сегодня же были, так сказать, показательные выступления.


-«Нет, нисколько. Я уже знаю свой результат». – Эта необъяснимая уверенность не покидала его с того дня, когда он узнал о том, что в этом мире есть магия.


-«Ну и молодец. Уверенность в успехе – половина успеха!» - За эти три года ее сын поражал ее столько раз, что она уже перестала удивляться чему бы то ни было. Его учительница, Ирен, жаловалась, что ей все сложнее подобрать материал для очередного урока: мальчик усваивал все знания как губка, не подавая никаких признаков лени или усталости. Это было слишком странно, но мама на то и мама, чтобы любить и заботиться о своих детях какими бы странными они не оказались.


Вместе с ними в толпе стояли папа Лаза и Лани, которая за прошедшие три года сильно выросла и наконец перестала картавить. Остальное семейство тоже хотело пойти, но на общем собрании было решено, что хватит и их троих, чтобы поддержать Лаза. Плюс, совсем скоро новая жена Сартиса – второго дяди Лазаря, собиралась разрешиться от бремени и сейчас лежала в больнице, так что половина внимания семьи было уделено ей. Наконец, король Крилас встал с трона, и толпа резко притихла. Слышны были только тихие шепотки, обсуждавшие что-то свое.


-«Дорогие граждане Столицы! Сегодня, в этот прекрасный день я приветствую вас и ваших маленьких чад, будущую опору королевства! – Голос короля, усиленный одним из придворных псиоников разлетался над площадью. – Сегодня, в девятый день девятого месяца тысяча триста семьдесят пятого года мы собрались, чтобы узнать, кто из присутствующих детей получит возможность стать могучими магами, повелителями стихий, а кто сильными псиониками, контролирующими саму ткань мироздания! – Толпа ответила возбужденным гулом. – Ну что-же, не будем больше тянуть. Всю процедуру вы знаете. И да сопутствует вашим детям удача!» - Крилас присел обратно на трон, явно довольный произведенным эффектом.


Толпа закопошилась, но быстро собралась и организованно встала в живую очередь к обелискам. Лаз с семьей оказались ближе к концу змейки, так как из-за слишком долгих сборов его мамы они пришли на площадь одними из последних. В тесте участвовало около четырех-пяти тысяч детей, точнее судить было нельзя из-за того, что было неизвестно, кто скольких родственников с собой привел. Кто-то пришел только с мамой или папой, кто-то как Лаз, с ближайшими родственниками, ну а кто-то захватил на площадь всю семью, а это иногда больше десяти человек. Но в отборе помогали псионики, которые подхватывали своей энергией детей из рук обеспокоенных родителей и оперативно, по воздуху доставляли их к стелам. Сам тест был очень прост. Нужно было приложить к теплому от солнца камню руку, и он тут же окрашивался в соответственный цвет. Когда руку убирали, камень снова засыпал, потом напуганного полетом малыша отправляли обратно родителям, а навстречу ему уже летел новый. Учет велся только самым интересным случаям, несколько слуг записывали в книжечку, если талант ребенка превышал средний и потом к счастливым родителям подходили и предлагали для их чад в будущем место в одной из множества магических академий Столицы.


Маги подняли мостовую, отчего самый хвост очереди оказался на возвышенности и постепенно спускался вниз, поворачивая то налево, то направо. Так каждый мог увидеть, что происходило у оценочных камней, и стоять было не так скучно. Хотя на самом деле очередь двигалась довольно быстро. Уже через несколько часов почти все тесты были окончены. Те, кто хотел посмотреть на успехи других могли вернуться на импровизированные трибуны и понаблюдать за происходящим.


Лаз увлеченно смотрел за оценкой. Были парочку интересных случаев, вроде двойной предрасположенности, в таком случае одна половина камня окрашивалась в белый, другая – в черный. Еще один мальчик оказался с частичной двойной расположенностью, его камень был в основном однотонным, но небольшая часть окрасилась в противоположный цвет. Наконец, через три с половиной часа пришла очередь Лазаря. Таинственная сила подхватила его одежду и как в вещевом мешке понесла к одному из обелисков. Потом та же сила подняла его правую руку и приложила к стеле.


Мальчик почувствовал, как странная сила течет из камня к нему, а потом от него обратно в камень. Тут произошло нечто непонятное. Вначале камень не светился вовсе, но через пару секунд окрасился в черный и белый. Только это ни на что не было похоже. Казалось, что два цвета создают на поверхности обелиска причудливый фрактальный узор, вплетаясь друг в друга как символ Инь-Ян. От такой картины у Лаза зарябило в глазах. Что это значит? Это точно двойная предрасположенность, но почему такая странная? Псионик, отвечавший за обслуживание этого камня недоуменно воззрился на Лазаря. Он решительно не понимал, что происходит. Даже когда Лазарь убрал руку от камня, его цвет не вернулся обратно к норме, так и оставшись хаосом из черного и белого. Лазарь был оперативно возвращен родителям, а стела унесена на исследование.


Уже поздно вечером, когда Лаз лежа в постели думал о сегодняшних событиях срочно собранный консилиум специалистов выдал свой вердикт по поводу странности одного из обелисков-тестеров.


Было постановлено, что из-за слишком частого использования камень… сломался.


*** *** *** *** ***


-«Что значит не верят?»


-«Мы уже в третий раз отправляем им максимально вежливые письма о том, что под нашим городом нет никаких сокровищ. Однако каждый раз получаем в ответ все менее вежливые просьбы выдать клад. Складывается ощущение, что письма просто не доходят или игнорируются».


-«Да уж. А что говорит старик? Он один из самых старых людей в королевстве и точно самый сильный. Должен же он что-то знать».


-«Он полностью подтверждает то, что никакого клада нет».


-«Тогда откуда эти сволочи вообще взяли про сокровище?»


-«Не знаю, извините».


-«Да ладно, ты в этом не виноват. Но надо что-то придумать».



Глава 6. Заклинания, система образования и начало экзамена.


- «… И потом наружу». – Ирен повторяла это уже, наверно в тридцатый раз, хотя Лаз понял и после второго. Сейчас они выполняли упражнение, целью которого являлось дать начинающему магу представление о том, как использовать ману. Пока сама энергия не участвовала в процессе, но нужно было понять принцип и потом станет намного проще.


Мана, или по-ученому природная энергия, нужна магам для любого действия, будь то исполнение заклинания или трансформация зверя. Пси-сила ничем не отличалась, просто использовалась немного для других целей. В начале Лазарь с ужасом думал, что ему придётся как в Гарри Поттере громко выкрикивать названия чар. Эта мысль не давала ему покоя: он же скорее со стыда сгорит, чем выкрикнет прилюдно что-то вроде ''Авадакедавра''. Но оказалось, что все не так плохо. ''Заклинанием'' называлось все что угодно, что воздействует на окружающий мир. Никаких слов, даже мысленно, произносить не нужно. От мага только требовалось почувствовать энергию нужного элемента и вообразить, что должно произойти. Псионикам нужно было не чувствовать энергию, а контролировать суть нужного закона.


Лаза до недавних пор удивляло, почему мир, где знают о таких вещах, как магнетизм, гравитация и сила трения до сих пор находится в стадии средневековья. Однако некоторое время назад он нашёл, по его мнению, довольно разумный ответ. Местным жителям это было не нужно. Это земляне, в попытках выжить, отхватив при этом себе кусок побольше за неимением сильных тел или мощной магии начали придумывать все новые и новые устройства. А тут все было иначе. Один местный воин в форме Зверя мог легко расправиться с ротой земного десанта и даже не вспотел бы. На Люпсе человек был страшнейшим хищником не только из-за интеллекта. Сильнейшие маги дальнего боя могли кидаться заклинаниями по силе не уступающими взрыву ракет, а механизированные солдаты разнести ударом кулака высоченную крепостную стену в клочки. Так что развитие тут остановилось и не пошло дальше за ненадобностью. хотя возможно он и ошибался.


А жаль. Несмотря на то, что местная наука была достаточно прогрессивна, Лаз благодаря обширным знаниям прошлой жизни, техническому образованию и хорошей фантазии мог придумать десятки применений уже существующим заклинаниям. И он придумывал. Но, к сожалению, пока не мог воплотить их в жизнь. Законом королевства запрещалось учить детей пользоваться своими силами до вступления в одну из академий. А без прямого руководства, как бы он ни был умён, понять совершенно неизвестную ранее дисциплину было невозможно. Это как посадить обычного человека в кабину истребителя. Каким бы гением он ни был, не зная об управлении самолетами ничего, пытаться взлететь это самоубийство.


Ему оставалось подождать совсем немного. Учитывая его слишком уж быстрое развитие, родители вместе с Ирен, которая уже полностью иссякла, рассказав мальчику обо всем, что знала решили отдать его учиться в один год с его старшей сестрой. В этот год. Два с небольшим месяца назад ему исполнилось пять лет. Его сестре было одиннадцать. Надо сказать, что Лани была очень умной: обычно в академию шли лет в четырнадцать-пятнадцать, так что ее тоже можно было назвать маленьким гением. Однако на фоне своего младшего брата такой титул смотрелся даже немного смешно.


Через девять дней, а ровно столько длилась местная неделя, все школы, лицеи и академии столицы будут набирать учеников. Местная система образования Лазу очень нравилась. Дети обучались дома тому, что они хотели, ну или хотели их родители. Каждый год в первый день весны начинались экзамены во все возможные учебные заведения. Для каждой профессии, будь ты пекарь, кузнец, рыбак или волшебник существовала школа, и не одна. Однако, чтобы попасть в такую, нужно было сдать вступительный экзамен. Кроме некой подушки из общих знаний, без которых адекватно жить в мире невозможно, на экзамене требовали углубленных знаний только по профильному предмету. После сдачи тестов те школы, которым ты подходил, отправляли свои резюме, и ты выбирал, где хочешь учиться. Так лучшие получали лучших, а худшим доставались остатки.


Немного другая история была с магией. Одних знаний о магии было недостаточно, нужен был ещё и потенциал. Так что экзамены в магические академии состояли ещё из одного теста, очень похожего на тот, на площади в позапрошлом году. Однако на этот раз тесты были индивидуальными. Вместе с абитуриентами приходили их родители и в закрытой комнате вдали от чужих глаз и ушей экзаменаторы оценивали магическое будущее ребёнка. Затем все вместе решали, стоит ли вообще пытаться сдать оставшиеся экзамены, или лучше попробовать себя в чем-другом. Плюс, так как маги и псионики считались опорой королевства объём знаний, необходимый для поступления помимо обычной базы был куда больше. Люди, на которых в будущем будет опираться король и его народ должны были быть всесторонне развиты.


Лаз прекрасно осознавал свои силы. Он не сомневался, что пройдёт. Ему было ужасно интересно, что означал тот загадочный узор на оценочной стеле, однако никто не мог ему дать никаких ответов. Так что приходилось ждать экзамена. Эта неделя явно изо всех сил старалась продержаться подольше, дни тянулись как резиновые и когда наконец день Х настал, Лазу показалось, что прошло уже несколько месяцев.


На этот раз собралась вся родня. В комнату к экзаменатору впустят только тестируемых и их родителей, однако остальные настояли на присутствии в качестве группы поддержки. Так что небольшая процессия, впрочем, ничем особо не отличающаяся от многих других соседних, сейчас вошла в ворота Имперской Академии. Из-за того, что она имела самую большую площадь, экзамены магов проводились каждый год именно здесь.


Академия была старше королевства почти втрое. Ее основал один из правителей огромной империи, ныне исчезнувшей, значительную часть территории, а также столицу которой Кристория сейчас занимала. К сожалению сила королевства ни в какое сравнение не шла с мощью той империи прошлого, однако даже так, среди своих соседей Кристория была сильнейшей. А Академия была пережитком тех времён. Сейчас в ней не обучалось даже двадцати процентов от того количества, на которое она была рассчитана. Поэтому огромные аудитории вечно были полупустыми.


Вся семья осталась на улице, громко выкрикивая слова поддержки, а двухметровая фигура дедушки Барналя отпугивала от них окружающих. Так что в здание родители с дочкой и сыном входили под заинтересованные взгляды множества глаз. На этот раз экзаменаторов было куда больше, чем обелисков на площади, а количество народу куда меньше, однако каждое собеседование длилось довольно долго. Так что их очередь пришла примерно, как и в прошлый раз – после нескольких часов ожидания. Из одного кабинета в дальнем конце коридора раздался суховатый старческий голос, провожавший только что вышедших.


-«Семья Морфей. Ланирис и Лазарис». – Мама резко вскочила, явно сильно нервничая. Лани тоже была на взводе. Лаз же, как и папа вёл себя совершенно спокойно, однако в его глазах можно было увидеть предвкушение. Под удивленными взглядами оставшихся ещё сидеть людей, Лазарь вместе с семьей вошли в кабинет.


*** *** *** *** ***


-«Оливия, это ты. А где старик?»


-«Исчез куда-то. Как всегда, молчит о своих планах».


-«Да ладно, не дуйся на него, ты же сама прекрасно знаешь, как он занят».


-«Знаю. И поэтому дуюсь. Если бы он рассказывал мне хотя-бы о половине своих дел, то ему было бы куда проще».


-«Ладно, я чего зашел-то. Ты ему передай, что он снова нужен во дворце. Сказали, что он сам знает зачем. Мне, как видишь, тоже ничего не говорят».


-«Я поняла. Передам».


-«Спасибо, ты прелесть».



Глава 7. Пирамидки, Тройное сродство и Световое шоу.


Кабинет был большим. Вообще все в этом здании было очень большим. По стенам стояли книжные шкафы с сотнями томов самого разного содержания. У Лаза глаза разбежались. Дома он прочитал все что только мог, от ''справочника юного путешественника'' до ''большого анатомического атласа''. А тут столько новых интересных знаний! Напротив двери, под большим стрельчатым окном стоял тяжелый стол из темного дерева в форме полупончика. Внешняя сторона явно предназначалась для того, чтобы за ней расселись гости, и стулья для этого тоже имелись. Даже немного больше чем нужно.


За внутренней стороной сидел старичок, которому на вид можно было дать и сто, и сто двадцать лет. Весь сморщенный как курага, сгорбленный, однако с густой копной седых волос. Тонкие губы на вдохе немного втягивались внутрь, показывая, что передних зубов у экзаменатора нет. Однако спрятавшиеся за толстенными очками глаза нисколько не утратили яркости, светясь внутренней силой и мудростью прожитых лет.


-«Садитесь, пожалуйста, - прошамкал старичок, взмахом руки указывая на стулья. Семья расположилась, Лаза мама взяла на колени, так как сидя на стуле его было не видно. Экзаменатор продолжил. - Меня зовут Саво. Сегодня именно я решу вашу судьбу». - На этих словах он окинул взглядом Лани и Лазаря. Кряхтя, он нагнулся и выудил из-под стола два небольших полупрозрачных кристалла в форме пирамидки. Лазарь с интересом осмотрел эти штуки. Очевидно, что это были миниатюрные одноразовые версии каменных обелисков. Они показывают потенциал и предрасположенность человека в магии. Однако после первого же использования засоряются и их приходится выбрасывать. Где-то он это читал.


Немного прокашлявшись, Саво продолжил: «Сейчас вы положите правую руку на пирамидку. Она уколет вашу ладонь и возьмёт немного крови. Это совсем не больно». - Последнее было сказано явно лично ради Лаза. В анкете на экзамен, естественно указывался возраст, так что чрезмерная юность абитуриента экзаменатора не удивила. Однако ни один взрослый не станет относиться к ребёнку иначе просто потому, что он пришёл на экзамен. Количество попыток было неограниченно, так что подобные случаи имели место. Навоображавшие невесть что родители приводили своих “вундеркиндов” на экзамен, а потом те писались, когда кристальная игла протыкала им ладонь. Так что реакция Саво была вполне понятна. Однако на его лице отразилось изумление, когда малыш совершенно спокойно кивнул ему в ответ.


Первой была Лани. Она положила руку на кристалл. Когда игла впилась ей прямо в ладонь она ойкнула, после чего по щеке у неё скатилась слезинка, но она не закричала и твёрдо посмотрела старику прямо в глаза. Лаз был горд тем, что его сестра, девочка, так стойко выдержала это испытание. Мама сразу приложила к руке дочки предусмотрительно взятую с собой ватку и нежно зашептала ей на ушко слова утешения. Папа тоже подошёл и приобнял девочку. Как и Лазаря, такая реакция девочки обрадовала Саво, он улыбнулся беззубым ртом и одобрительно покивал головой.


Кристалл, только что бывший прозрачным помутнел и окрасился в цвет крови. Затем снова посветлел, но к изначальному состоянию не вернулся, а начал светиться мягким белым светом. Пока свечение усиливалось, уголки губ экзаменатора все ползли и ползли вверх. Наконец, сияние стабилизировалось, а потом постепенно угасло. Затем из пирамидки медленно выплыли три сферы размером с крупное яблоко. Первая сфера излучало мягкое сияние, очень похожее на свет самой пирамидки, чисто белое, оно, однако было похоже на сжатое светило, явно выделяя очень много энергии. Вторая сфера была коричневой. Пока она медленно кружилась по комнате, из нее на голову Лазу выпало несколько песчинок. Вскоре рядом с маленьким солнышком плавала небольшая каменная планета. Третья сфера была глубокого синего цвета. Как и первые две, она немного подождала, а потом из неё начала безостановочно капать вода.


-«Прекрасно! Тройное сродство со светом, землей и водой! Редкая и очень сильная комбинация!» - Сухонькие ладошки Саво пустились настукивать по столешнице задорный марш. Мама была в восторге, в папином взгляде читалась гордость. Лаз смотрел на сестру с волнением. Теперь его сестра станет сильным, а может даже знаменитым магом. Он был очень за неё рад. Повисев ещё немного в воздухе, сферы постепенно исчезли, видимо израсходовав всю энергию, взятую из крови. Вместе с ними исчезли и крошки из волос мальчика, и лужица воды на столе.


-«Твоя очередь!» - Сейчас настроение экзаменатора сильно поменялось. Теперь он смотрел на эту семью с интересом. Он подтолкнул пирамидку к Лазарю, чтобы тот смог до нее дотянуться. Мальчик не заставил просить себя дважды. Хлопнув своей ладошкой по кристаллу, он приготовился к уколу. Это и вправду было больно. Игла, пусть и была не толстой, но из-за размера его ладошки прошла чуть ли не насквозь. В пирамидку из руки потекла энергия. Лаз сразу почувствовал слабость. Он закусил губу до крови, но не издал и звука. Охнувшая мама быстро начала обрабатывать ранку, с некоторой злобой глянув на Саво. Тот не обратил на это внимания, сосредоточенно наблюдая за изменениями в пирамиде.


Вначале кристалл ничуть не отличался от пирамидки Лани, та же темно-красная муть. Однако дальше все пошло наперекосяк. Из пирамидки буквально выстрелили пучки черно-белого излучения. Опять этот странный фрактальный узор, только на этот раз он был объемным, да ещё и светился. Светлые участки заставляли отворачиваться от нестерпимого сияния. Чёрные напротив, попадая на глаза лишали зрения, погружая человека во тьму. И мощь излучения все нарастала. Скорее всего даже в окно эти лучи были видны и, если бы кабинет выходил на площадь перед зданием, где стояли в ожидании родственники, а не в лес за Академией, в толпе началась бы паника.


Громко крикнув: «Сегодня этот кабинет больше не принимает!» - Саво с неожиданной прытью рванул к двери и запер ее на ключ. Затем задвинул тяжелые ставни и только потом плюхнулся обратно в кресло, в шоке рассматривая затухающую пирамидку. Упавшие на пол родители и сестра Лаза переводили взгляд с пирамидки на мальчика с точно таким же, если не большим, удивлением. Да что там, сам Лаз не мог поверить, что вызвал такое. Однако следующая сцена хоть и не была настолько эффектной, но потрясла их куда сильнее.


Из многострадального кристалла вылетело не три, не пять, не десять, а четырнадцать сфер. Причём каждая была во много раз больше, чем все сферы Лани вместе взятые. Медленно взлетев к потолку, серые арбузы начали водить там причудливые хороводы, после чего активировались все разом. Огненный шар, мини-циклон, огромная шаровая молния и маленькая чёрная дыра в дополнении к трём уже описанным представляли силы природы.


Шары пси-силы остались такими же невзрачно-серыми, но исходящие от них ощущения ничуть не уступали первой семерке. Первый шар, казалось весил многие тонны и, если его бросить, пробьёт планету до ядра. Второй тут же притянул стальной нож для бумаг со стола Саво и плохо пришитую железную пуговицу с платья Лани. Третий дрожал так яростно, что производил высокочастотный писк, от которого дребезжали окна. Четвертый скользил в воздухе, как будто проскальзывая между потоками воздуха. Пятый как Флабер из старого фильма носился по кабинету, удивительным образом ничего не разбив и не сломав, однако от такого мельтешения рябило в глазах. Шестой, казалось, одновременно и был, и не был там, куда все смотрели; от такого странного чувства Лаза немного подташнивало. Последний единственный не двигался, как будто заморозив вокруг себя все.


Вся эта вакханалия продолжалась где-то с полминуты, а потом шары затихли и медленно испарились. В оглушительной тишине об пол возле кресла Саво со звоном шлепнулся его нож для бумаг.


*** *** *** *** ***


-«Я не хочу!»


-«Юная леди, ваш отец приказал мне заниматься с вами столько, сколько возможно».


-«Я хочу поиграть с другими девочками!»


-«Боюсь, что это невозможно».


-«Почему? Что со мной не так?»


-«Вы ошибаетесь, это с ними что-то не так. А вы обладаете величайшим талантом к магии в истории страны!»


-«И поэтому мне нельзя с ними играть?»


-«Именно так».


-«А могу я как-то избавиться от этого таланта?»


-«Нет».



Глава 8. Три составляющих силы, различные мутации и важный шаг.


-«Что же это такое? Да как?.. А если?.. Да не может быть! Но тогда же… Неужели он сможет? Да что же это?» - Старик Саво полностью ушёл в себя, бормоча под нос какую-то бессмыслицу. Мама лихорадочно причесывалась: от падения и последующих попыток увернуться от летающих повсюду шаров ее прическа превратилась в хаос. Санктус Морфей ошеломлённо смотрел на сына. Как и Лани. В их глазах Лаз заметил эмоцию, увидеть которую хотел бы самой последней – страх. Тишину нарушало только бормотание экзаменатора и стук ножа для бумаг, которым он неосознанно стукал столешницу.


Однако человек удивительное создание: со временем он отходит от любых потрясений. Через пару минут молчание нарушил отец Лаза, с нечленораздельным воплем восторга подхвативший сына на руки и пустившийся с ним в пляс по комнате. Затем отошла и Лани: звонко рассмеявшись, она подбежала к одной из подпалин, оставленных на шкафе огненным шаром. Девочка потрогала чёрный кружочек, после чего подбежала к Лазарю, которого папа уже опустил на один из стульев и нарисовала ему сажей кошачьи усы.


После этого уже все присутствующие оправились от потрясения, осознав, что вызвал его пятилетний мальчик, который нисколько не желал им зла. Просто они стали свидетелями чуда. Такое обычное, в общем-то событие.


-«Откуда же ты такой появился?» - Саво смотрел на Лаза из-под немного съехавших на бок очков. Наверное, скажи мальчик сейчас: «Из другого мира!», старый экзаменатор поверил бы ему безоговорочно. Однако взрослый мозг Семена Лебедева осознавал: сейчас нужно показать им, что он не опасность, а просто маленький, пусть и невероятный мальчик. Так что он выдал самое милое и наивное, что пришло ему на ум. Показам пальчиком на Фелицию Морфей он ответил: «У мамы из животика!», чем окончательно развеял все напряжение в кабинете. Громко рассмеявшись, Саво поправил, наконец свои очки и спрятал ножик в стол.


-«Ты знаешь, почему ты особенный? - Старик сейчас смотрел на Лаза с искренним счастьем во взгляде. Мальчик отрицательно помотал головой. Ирен не была профессиональным магом, так что никаких углублённых знаний она дать своему ученику не могла. - Тогда вы все, слушайте, потому что стариков как я, которые знают так много, во всем королевстве можно пересчитать по пальцам». - Саво явно руководствовался пословицей: ''Сам себя не похвалишь – никто тебя не похвалит''. И имел на это полное право.


Мощь мага или псионика определялась тремя параметрами. Запасом энергии, потенциалом и сродством. Пирамидка определяла все три критерия. С первым пунктом все было не сложно. Он определял, сколько магии можно использовать без передышек, фактически ''объём'' тела. Он постоянно рос, так что чем старше человек, тем больше его запас энергии. Также, чем чаще чародей применял заклинания, тем быстрее рос запас энергии. Очень похоже на объем мышц: чем больше ты их используешь и качаешь, тем больше они становятся. Сияние пирамидки показывало именно этот критерий. У Лаза такой эффект возник из-за того, что все эти пирамидки крайне чувствительны. Если бы тест решил пройти Саво или даже папа Лазаря, то приборчик просто не выдержал бы и взорвался. Просто запас энергии Лаза был больше, чем должен быть в его возрасте, но он не был очень большим.


Размер шариков сил природы и законов мира определял потенциал. Этот критерий был почти неизменен и определялся при рождении. И зависел он от силы души. Эта сила с годами тоже росла, но сам возраст действовал как противовес, от чего потенциал практически не менялся. Однако особые лекарства или редкие ингредиенты могли увеличить силу души быстро, а значит и потенциал в таких случаях рос. Никто в комнате, кроме Лазаря не знал, почему его потенциал был таким большим. Но сам он прекрасно понимал, что душа почти тридцатилетнего человека явно намного сильнее, чем душа ребёнка. Потенциал определял скорость роста того самого ''объема'' тела, так что было не удивительно, почему у Лаза в пять лет запас энергии в разы превосходил сестру.


Последним параметром было сродство. Тут все было немного сложнее. Из-за разных черт характера, предпочтений, увлечений, он притягивал к себе разные силы. Точных критериев, позволивших бы определить, какой эмоции или поступку соответствовала какая стихия никто не знал. Но было установлено, что чем умнее, любопытнее и эмоциональнее был человек, тем больше он нравился силам и законам. Так что прожив в общем счете больше тридцати лет в обоих жизнях, но обладая телом пятилетнего было не удивительно, что им так заинтересовались эти эфемерные сущности. Сродство, как не сложно догадаться определяло, насколько просто будет человеку использовать ту или иную силу или закон. Но это не означало, что, например, Лани не сможет пользоваться ни одной стихией кроме света, земли и воды. Просто это ей будет сложнее. В случае же Лаза, это показывало, что ему будет легко со всем, что бы он ни выбрал. Однако, хотя ему с половиной усилий давалась двойная выгода, это не значило, что он может совсем не заниматься.


Так что не смотря на невероятные перспективы для роста, сейчас Лаз был очень слаб, фактически он даже не представлял, как пользоваться своими силами. На самом деле все, что выделяло его из толпы это двойная предрасположенность к пси-силе и мане. Все остальное возникло из-за его перерождения.


Тут в голову Лаза пришёл ещё один вопрос: «Дедушка Саво, а почему чёрный и белый цвета пирамидки создали такой сложный узор?» - Лаз старался как можно больше подчеркнуть, что он ещё ребёнок. Сейчас от этого зависело, будут ли его считать гением или злым духом. Старик посмотрел на него недоумевающим взглядом, но через секунду рисунок черно-белого фрактала всплыл в его памяти.


-«Молодец, а я уже и забыл». - Экзаменатор пустился в новые объяснения.


Человек, имеющий одностороннюю предрасположенность, пусть и мог контролировать семь разных сил, не мог использовать их все вместе. Тело не выдерживало столько разных энергий одновременно. Максимум две. То есть, например, маг мог создать ком земли и воспламенить его. При попытке использовать следующий элемент, один из текущих приходилось рассеивать. Таких комбинаций было очень много. Каждая магическая академия имела в своем распоряжении накопленные многими поколениями магов и псиоников знания о способах самого неожиданного использования энергии. Также требовалось использовать каждую силу отдельно, сначала создавался комочек земли, потом он поджигался.


Двойная предрасположенность была мутацией, позволявшей двум противоположным энергиям сосуществовать в теле, из-за чего лимит увеличивался вдвое, до четырех. То есть такие люди как Лаз могли тот же лавовый шар нашпиговать, например, стальной картечью и потом еще что-нибудь. Но больше четырех даже для них было невозможно.


Тут было ещё одно правило. Несмотря на то, что можно было пользоваться и маной и пси-силой, нельзя было их использовать одновременно. Тело давало полюсным энергиям сосуществовать, но не позволяло им активизироваться одновременно. Форма зверя была не в счет, так как на неё использовалась чистая энергия, не превращённая в один из элементов.


Однако из каждого правила существует исключение. За многие годы существования человечества появлялись различные мутации. Так как сама возможность пользоваться магией давалась разумом, то некоторые отклонения в структуре мозга давали интересные результаты. Двойная предрасположенность была одним из них. Примерно каждый тысячный человек был как бы энергетическим амбидекстром.


Люди, с рождения обладающие особо сильной душой могли пробить некую перегородку в мозгу и тогда могли применять стихии одновременно. Скорее всего это было связано с тем, что разум получал возможность распылять внимание, без необходимости сосредотачиваться на чем-то одном.


Еще одной редкостью была особая благосклонность стихий и законов. Причину этого, как и истоки сродства найти никому пока не удалось. В сочетании с двойственностью энергий она давала возможность контролировать силы природы и законы мира одновременно, давая человеку, например, возможность создать множество фаэрболов, при этом запечатав противника в пространственную ловушку.


Первая мутация показывалась на пирамидке, как двухцветное черно-белое сияние, разделяющее кристалл пополам. Вторая меняла излучение, закручивая его в сотни спиралей, а третья проявлялась, делая свечение рваным, неоднородным. У Лазаря, в силу определенных причин присутствовали все три мутации, превращая пирамидку в черно-белый стробоскоп.


Различных подобных изменений было очень много, например, возможность одновременно использовать несколько стихий, а может даже все. Была ещё мутация, дававшая возможность применить силу или закон к своему телу, превращая человека в стального голема, пылающий факел, или увеличивая массу тела.


Но все эти мутации появлялись из изменений в теле, а значит получить их просто так, только из-за перерождения, от сильной души и недетского разума Лаз не мог.


Закончив свой рассказ, старик устало откинулся в кресле, сложил пальцы домиком у лица и выжидательно посмотрел на семью Морфей, давая им осмыслить сказанное. Затем он собрался с мыслями и сделал предложение, которое в будущем изменило очень многое: «Малыш, я приглашаю тебя и твою сестру без дальнейших экзаменов вступить в класс для одаренных факультета магии Имперской Академии».


*** *** *** *** ***


-«Сколько раз мы уже отправляли им письма?»


-«Семь, сир».


-«И каждый раз одно и тоже?»


-«Да, сир».


-«Продолжают упираться, что у них ничего нет?»


-«Да, сир».


-«Если они так упорствуют, то может и правда никакого сокровища не существует?»


-«Не могу знать, сир».


-«Тогда пошли гонца к господину! Пусть он разберется у себя там. Может его дезинформировали, может ошиблись с местом».


-«Да, сир».



Глава 9. Поступление, покер и вино.


Буквально через секунду после того как вопрос был задан Лани вскочила со своего стула и так громко, что ее явно слышали люди за запертой дверью, заверещала: «Дааа!»


-«Лани! - Мама тут же одернула дочку. - Где твои манеры? Простите ее, она еще не знает всех правил этикета». - Надувшуюся Ланирис легонько шлепнули по попе, а потом мамины губы зашептали ей на ухо, как следует себя вести при старших. Саво с иронией во взгляде посмотрел на молчавшего все это время Лаза. Этот мальчишка удивлял его все больше и больше. Одно дело – магический потенциал. Он, конечно зависел от умственных способностей и показать даже результат Лани умственно отсталый бы не смог вне зависимости от любых мутаций и благосклонностей энергий. Так что невероятные результаты теста Лаза показывали, что он очень умен. Но быть умным и быть зрелым это две совершенно разные вещи. После предложения, от которого бы не отказался даже сын короля, этот пацан сидел как ни в чем не бывало и рассматривал старика изучающим взглядом. Он явно понял, о чем шла речь, однако в отличие от сестры вдвое старше него не выказал ни грамма восторга. Его глаза явно сияли счастьем – после прожитых лет Саво легко распознавал такие эмоции. Но, как и сидящий рядом отец, Лазарис не показал своих эмоций.


-«Ничего страшного, миссис Морфей. Я прекрасно понимаю восторг этой юной леди. Предложи мне такое в ее возрасте я бы точно так же прыгал и кричал от счастья, - о том факте, что тоже самое Саво предложили не в одиннадцать, а в девять лет, старик тактично умолчал. – Я надеюсь, что вы и ваш супруг не против моего предложения?» - Экзаменатор перевел взгляд на отца семейства.


-«Что вы, конечно не против! - Санктус Морфей ответил за себя и за свою жену. - Наоборот, мы очень рады и очень признательны вам за такой шанс. Могу вас заверить, что наши дети очень трудолюбивы и не предадут оказанного им доверия». - Папа строго посмотрел на Лани. Не смотря на его слова, он прекрасно знал, как часто девочка сбегала от своего репетитора. К счастью, за Лаза ему краснеть не пришлось, его сын был даже слишком трудолюбив. Фелиция Морфей согласно кивнула, не удержавшись и тоже кинув взгляд на Лани.


-«А ты что скажешь, маленькое чудо? - Спросил старик, наклоняясь к Лазу. - Согласен учиться у нас в Академии?»


-«Конечно, дедушка Саво. Это будет очень интересно!» - Лазарь уверенно кивнул, глядя старику прямо в глаза. Буквально на мгновение экзаменатор увидел в глазах мальчика искорку озорства.


-«Ха-ха, ну вот и отлично! Сейчас вы можете идти домой. Через две недели, в первый учебный день постарайтесь не опаздывать, - это он сказал Лани и Лазу. Затем, переведя взгляд на родителей продолжил. - Все необходимые документы прошу сдать не позже десятого числа». - Затем он встал и проводил семью к выходу. Поцеловав на прощанье левую руку Фелиции, пожав правые руки Санктуса и Лазариса и помахав Ланирис, он закрыл за ними дверь.


Под завистливые взгляды ожидающих, у которых не возникло ни малейших сомнений по поводу крика “Да!” из-за закрытой двери, Лаз с семьей вышел из здания. Стоявшие в уже изрядно поредевшей толпе дяди, бабушки и дедушки приветственно заголосили и замахали руками. Подойдя к родственникам, тут же начавшим выспрашивать, что было на экзамене, папа Лазаря тихо произнес: «Не здесь». Все тут же затихли, поняв, что случилось что-то серьезное. Так что все молча развернулись и оперативно покинули площадь.


Дома отец с волнением поведал о том, что произошло в кабинете. Услышав, что обоих его внуков без очереди приняли в класс для одаренных, дедушка Барналь пустился в пляс по гостиной. Второй дедушка Лаза, Куртас Морфей, благодаря титулу которого вся семья наслаждалась благами аристократической жизни, с укором посмотрел на танцора. Свое спокойствие папа Лаза получил именно от него. Причем у Санктуса оно было сильно разбавлено генами матери. Барона Морфея, казалось, не могло удивить вообще ничто. Даже в то время, как его сын в красках описывал фееричное шоу, устроенное шарами сил и законов, пока вся семья охала и ахала он сидел с совершенно невозмутимым выражением. Лаз давно уже решил, как станет постарше, научит дедушку Куртаса, а за одно и все королевство покеру. Он не сомневался, что с его техникой “каменного лица” все турниры будут у него в кармане.


*** *** ***


По одному из коридоров внутренней части Имперской Академии быстрым шагом шел человек. Ушедшие около часа назад Морфеи с удивлением узнали бы в нем их старенького экзаменатора. Хотя узнали бы с большим трудом. Пусть он все еще был стариком, но сгорбленной спины, толстенных очков и впалых губ не было и в помине. Сейчас он не выглядел не то, что на сто, ему даже семидесяти было не дать. Хотя на самом деле ему было далеко за двести.


Ректор Имперской Академии Савойн Листер, почетный член Ложи Магов, герой войны Тигра, хороший друг нескольких королей Кристории остановился и открыл дверь своего личного кабинета. Тяжело упав в огромное кресло, он минуту посидел о чем-то усиленно размышляя. Затем взял со стола маленький колокольчик и позвонил. Буквально через пару секунд из боковой двери выглянула голова полная длинных темно-красных волос.


-«Вы вернулись, господин ректор?» - Вошедшая была невысокой, худенькой и была бы очень красивой, если бы не одно “но”. От внешнего уголка левого глаза пересекая нос и уходя куда-то за щеку тянулся тонкий шрам. Он был не очень заметен, но из-за этого нос девушки скосился вбок, а краешек губы никак не желал опускаться, выставляя всем на обозрение правый клык.


-«Да, Оли, входи, - Оливия Калис служила у него секретарем и ассистентом больше пятнадцати лет. За это время для так и не женившегося старика она стала почти как дочь. Однако сама девушка на отрез отказывалась опускать основные формальности даже наедине. - У меня к тебе будет два дела, если справишься быстро, то так и быть, до начала учебного года я дам тебе так долго выпрашиваемый отпуск».


-«Господин ректор, вы замечательный! - Пусть девушка и не соглашалась перестать называть Савойна “господин ректор”, но за много лет совместной работы большинство других условностей стерлось. - Говорите, что нужно, я записываю».


-«Значит так. Во-первых, пошли старому маразматику Гуде бутылку хорошего вина. Он поймет, за что. А во-вторых, напиши как можно более гневное письмо, адресованное Королевскому Институту Изучения Магии, с критикой в адрес работы тамошних исследователей. Совсем, сволочи обленились, ничего нормально делать не хотят. Письмо жду у себя на столе на подпись через час, вино возьми в моем погребе, не скупись, выбери какое получше. Можешь приступать». - Девушка пулей вылетела из кабинета, не забыв прикрыть за собой дверь.


Снова откинувшись в кресле, Савойн начал массировать себе виски. Это же надо, чуть не прошляпить такой самородок! Пару месяцев назад он получил письмо от одного из двух личных чародеев короля, мага Гуде Кани. В нем утверждалось, что на предыдущей проверке потенциала у детей произошел странный случай. Мальчик заставил камень-оценщик окраситься в причудливые узоры, сочтенные поломкой. Гуде и сам так бы об этом не узнал, если бы не услышал разговор двух младших придворных псиоников, помогавших в тот день с оценкой. Савойн тогда сказал правду: в королевстве было очень мало людей, имеющих достаточно опыта и знаний, чтобы интерпретировать такое событие. Но этих-то в лаборатории было много и у них под рукой были полнейшие из возможных тома по всем возможным аспектам магии, известных человечеству. Сломался!? Они серьезно? Нет, камень и правда больше не был пригоден для тестов. Невероятная для его возраста энергия мальчика перегрузила его. Но результат теста был невероятен! И это осталось незамеченным.


Получив подобные сведения и тщательно их проверив, ректор Академии был в полнейшем восторге. Он специально сам, замаскировавшись и сделав так, чтобы эта семья попала именно к нему проверил и подтвердил существование в городе такого гения, как этот Лазарис Морфей. Благо, будучи ректором самой большой и знаменитой академии в стране это было не сложно.


Так что сейчас можно было расслабиться и начать ожидать ответа на один из самых интересных вопросов в жизни Савойна: как высоко он поднимется?


*** *** *** *** ***


-«Магистр Кани!»


-«Да?»


-«Вам прислали бутылку вина. Я не знаю, от кого, но вино великолепное и очень дорогое».


-«Я знаю. От старого дурака Савойна. Похоже мое письмо оказалось полезно».


-«Письмо?»


-«А, так, наши стариковские штучки. Не обращай внимания».


*** *** *** *** ***


-«Это как понимать!?»


-«Что понимать, господин магистр?»


-«Я получил письмо от ректора Имперской Академии с критикой в адрес нашего исследовательского отдела! Так вот я спрашиваю: как это понимать!?»


-«А не могу ли я узнать объект критики?»


-«Не можете! Иначе ничего не изменится! Я требую, чтобы в исследовательском отделе была проведена полная проверка. Все, от уборщиков до главы отдела должны пройти проверку на профпригодность. А то я при следующей встрече даже в глаза Савойну посмотреть не смогу. Все понятно!?»


-«Да, господин магистр. Прикажете исполнять?»


-«Быстро!»



Глава 10. Первый день, одноухий декан и знакомый вопрос.


И снова потянулись дни томительного ожидания. Результаты тысяч экзаменов были проверены, изучены разными школами, учтены и отсортированы. Затем семьи получали письма с приглашениями от тех школ, которых заинтересовало их чадо. Еще несколько дней на сборы, так как почти все учебные заведения работали по принципу интерната. Наконец, двадцатого числа третьего месяца все те, кого устроили высланные приглашения заселялись в общежития, официально становясь учениками той или другой школы. Затем детям давали время на обустройство, ознакомление со структурой их временного обиталища. Официальные занятия начинались двадцать третьего.


Имперская Академия заслуженно именовалась лучшей в стране. Тут, в отличие от большинства других школ обучали не только магии, но и обращению с оружием, конной езде, этикету, ведению бизнеса, географии, истории и многим другим предметам. В общем тут готовили будущую элиту. Если от ребенка хотели высоких достижений, если он был гением, если его родители были высшей знатью, то скорее всего он будет учиться именно здесь.


Так как поступление в Академию никак не было связано с возрастом: сюда мог поступить даже дряхлый дедуля, при условии, что он не окончил до этого ни одной другой школы, классы были очень разношерстными. Но, как ни странно, это было только к лучшему. Из-за такого разброса, те, что помладше старались не ударить в грязь лицом перед одноклассниками и учителями, а старшие не хотели отставать от мелюзги и тоже усердно занимались. Естественно, был средний возраст для поступления: четырнадцать – восемнадцать лет. Но такие как Лани, а также уже почти взрослые двадцати – двадцатитрехлетние юноши и девушки пусть и были в меньшинстве, но точно их не было мало. Но даже так, Лаз, в свои пять лет был уникумом.


Сейчас он, вместе с сестрой и парочкой слуг, выполнявших роли носильщиков стояли в большой толпе перед воротами Академии. В день экзамена они были открыты, так что Лазарь из-за маленького роста и слишком быстрой ходьбы не обратил на них особого внимания. А зря. Огромные кованые створки высотой с двухэтажный дом и шириной метров по десять каждая давили на всех присутствующих. Большую часть времени они стояли открытыми, но сегодня по традиции их надлежало распахнуть, впуская новых учеников. Так что толпа могла по достоинству оценить масштабы этого сооружения из стальных решеток и чугунных вензельков.


Они ждали тут уже больше часа, а люди все подходили и подходили. На этот раз мама вместе с ними не пошла, хотя очень хотела. Ее остановил Санктус, сказав, что детям нужно становиться самостоятельными. Семен Лебедев отслужил в армии два года, так что Лазу было не привыкать к быстрым сборам. Лани же была настоящей пацанкой: одетая в мужские брюки, она собирала на себе неодобрительные взгляды старшего поколения. Так что на этот раз вышли они даже немного раньше, чем нужно, от чего сейчас стояли в первых рядах.


Наконец, створки ворот начали медленно въезжать внутрь территории. Зазвучала торжественная музыка, под которую несколько тысяч человек появилось на большой площади перед зданием академии.


‘Это первое сентября кардинально отличается от земного’. - Усмехнулся про себя Лаз. Дальше по плану была церемония приветствия.


На большой балкон перед площадью, как настоящая английская королева, вышел старик в сопровождении высокого и мускулистого воина в полном доспехе и девушки с длинными темно-красными волосами. Деталей лиц из-за расстояния было не разобрать, но Лазарю этот старик показался знакомым. Затем девушка взмахнула рукой и над толпой разнеслись усиленные во много раз силой вибрации слова.


-«Я приветствую всех новых учеников моей Академии, - так этот старик – ректор? - Мне радостно видеть, что с каждым годом количество юных дарований, которые заинтересовали нашу Академию не только не уменьшается, но и растет. Я искренне верю, что настанет день, когда наше королевство сравняется по силе и могуществу с древней империей. Так что я рассчитываю на вас, молодых. Я рассчитываю, что кто-нибудь из вас сможет совершить маленькое чудо. Удачи вам всем, не подведите меня!»


На этих словах фигура старика повернулась и ушла с балкона. Высокий воин и девушка последовали за ним. Толпа взорвалась криками восторга и овациями, а в голове Лазаря крутились два последних слова ректора: “маленькое чудо”. Он точно их где-то слышал, причем именно с такой интонацией и очень похожим голосом. Поломав голову с минуту, он решил не зацикливаться на этом. Эта задачка сама решится однажды.


Перед толпой появились несколько десятков людей в длинных темно-синих мантиях и принялись выкрикивать факультеты, которые представляли.


-«Факультет рыцарства!» - Высоченный за два метра мужик, явно еще недавно доедавший сырую ногу тигра где-то в горах.


-«Факультет травничества!» - Низенькая, но очень пухлая женщина, вся мантия которой была заляпана сотнями пятен от каких-то едких веществ.


-«Факультет ведения бизнеса!» - Сутулый и худой мужчина, с моноклем на одном глазу и механическим, как у дедушки Барналя другим.


Наконец дети нашли того, кто был им нужен:


-«Факультет магии!» - Высокий старик с орлиным носом и отсутствующим левым ухом. Хотя этот изъян практически полностью прикрывали длинные до пояса белые волосы. Это был не естественный цвет, как у Лаза, просто этот человек жил так долго, что из его волос вымылась даже седина. Вместе с Морфеями к старику со всех сторон спешило около шести десятков человек, не считая родителей и носильщиков.


После того, как покричав еще пару минут старик убедился, что все собрались, он ни слова не говоря развернулся и пошел прочь. Одна из самых немногочисленных групп поспешила за ним. Отойдя от толпы на приличное расстояние, их провожатый остановился, обернулся и заговорил:


-«Так. Как и говорил господин ректор, в этом году и правда больше народу, - голос был низкий, бархатный и от того очень приятный. - Мое имя Дизаль. Дизаль Монтак. Я уже более ста лет заведую факультетом магии. В этом году, как и во все предыдущие я буду вести класс для одаренных, а также читать общие лекции. Сейчас я попрошу родителей попрощаться со своими детьми. Они уже не маленькие, раз их приняли к нам, так что пора с ними расстаться». - Следующие пять минут были заполнены плачем, напутствиями и наказами хорошо кушать, доносящимися со всех сторон. Подождав, пока все родственники отошли от толпы, Дизаль продолжил:


-«Сейчас мне нужно разделить вас на классы. Я уверен, что все знают, в какой класс их определили, поэтому будет не сложно. Поднимите руки те, которых направили в класс “С”, - шестнадцать человек стыдливо подняли ладони. Класс “С” считался худшим, в него попадали дети, едва набравшие проходной балл, или те, кто его не набрал, но их родители пожертвовали академии некую немалую сумму денег. - Ага. Вы пойдете с учителем Флави, вот он». - из как раз подошедшей троицы в красных мантиях вперед вышел довольно молодой преподаватель с курносым носом и ярко-фиолетовыми волосами. Шестнадцать новых учеников класса “C” вместе со своими слугами последовали за ним к одному из зданий.


-«Продолжим. Класс “B”?». - та же ситуация, двадцать пять человек прошли за девушкой – блондинкой. В каком-то смысле им повезло, девушка была невероятно хороша собой. Там, где нужно всего было в достатке, огромные глаза, пухлые губы. Хоть сейчас на обложку журнала мод. Класс “B” считался промежуточным. Ни рыба – ни мясо. Сюда попадали те, кто обладал какими-то достоинствами, но их не хватило на класс посильнее. Ну или те, чьи родители раскошелились на сумму побольше.


-«Класс “A”?». - Девятнадцать человек ушли вместе со старой каргой, полной противоположностью предыдущего учителя. Если бы в мире существовала Баба Яга, она выглядела бы именно так. Парни, попавшие в класс “A”, с завистью смотрели вслед классу “B”. Класс “A” считался элитой. Сюда попадали либо очень перспективные ребята, либо дети настоящих богачей.


-«Ну что же, похоже все остальные это мой класс, - сейчас не считая прислуги перед Дизалем стояло всего семь человек. В класс для одаренных или в класс “S” нельзя было попасть ни за какие деньги. Сюда брали только лучших из лучших, тех, кто в будущем станет величайшими чародеями, сильнейшими и известнейшими. Сам Дизаль, а также ректор Академии и даже теперешний король Кристории учились именно в нем. - Отлично. Даже здесь больше перспективных ребят, чем в прошлом году». - Тут взгляд главы факультета упал на стоящего рядом с сестрой Лаза.


‘Да сколько этому парню лет? Шесть? Пять? Они что там, в приемной комиссии совсем с катушек послетали? ’ - Мысли Дизаля полностью отразились на его лице. Лазарь тут же нахмурился.


-«Ты кто, малыш, что ты тут делаешь? Ты откуда такой появился?» - Задал Дизаль уже знакомый Лазу вопрос.


*** *** *** *** ***


-«И что? он стоил того?»


-«Еще бы! Ели бы ты видел тоже, что видел я, то не спрашивал бы подобного»


-«Так-так! Ты эту бутылку мне подарил и теперь уже вылакал половину! Имей совесть!»


-«Да я тебе еще ящик пришлю».


-«Ловлю на слове. Слушай, я хотел спросить сам».


-«М?»


-«Ты управляешь Академией уже больше двух сотен лет. Ты не можешь не знать о наследии древней империи. По старой дружбе, скажи, то, что мы пишем в этих чертовых письмах – правда?»


-«Под Столицей нет никаких сокровищ, Гуде. Если бы были, то их бы давно нашли».


-«Погоди, ты не ответил…»


-«Под. Столицей. Нет. Никаких. Сокровищ. Понятно?»


-«Да. Я понял».

Железный Дьяволенок. Главы 11-20

Глава 11. Класс S, второгодки и знакомство.


Решив, что отвечать так же, как в прошлый раз будет не совсем к месту, Лаз выудил из внутреннего кармана свернутый в трубочку свиток. Протянув его Дизалю, он принял выжидательную позу, ожидая реакции. Старик развернул пергамент и проглядел написанное. По мере того, как он читал, его глаза становились все больше и больше. Свиток был документом о зачислении и, естественно, в нем были результаты экзаменов. Напротив графы “Результаты тестового кристалла” стояло только два слова: “Абсолютно беспрецедентно”. Напротив графы “Результаты теоретического экзамена” снова только два слова: “Не нуждается”. Дело в том, что приказы о зачислении в классы S всех факультетов подписывал лично ректор Академии. Естественно, Савойн Листер постарался как можно четче подчеркнуть важность этого мальчика.


Вернув Лазарю свиток, Дизаль Монтак с минуту тупо шкрябал затылок, осмысливая написанное. Он знал ректора многие десятилетия. Фактически во всей академии единственный человек, что был старше декана факультета магии – Савойн Листер. Так что Дизаль испытывал к этому человеку безграничное уважение. Однако за все сто с хвостиком лет, что он вел класс S, он ни разу не видел ничего, хоть отдаленно напоминающего подобную оценку. Получение от ректора, который в молодости сам был невероятным гением, всего в тринадцать лет окончившим академию и получившим свой теперешний пост в тридцать пять, такого отзыва показывало только одно. Этого мальчика ни в коем случае нельзя было мерить стандартными категориями.


-«Ничего себе! Ты меня очень удивил, малыш. Не думал я, что когда-либо увижу что-то подобное, - такие слова от декана факультета магии сразу приковали к Лазу взгляды всех присутствующих. - Что же, ваши слуги отнесут вещи в общежитие, а мы пойдем в кабинет и познакомимся». - Повинуясь взмаху руки Дизаля, к толпе подбежал один из работников Академии и увел с собой всех носильщиков. Теперь уже совсем маленькая группа из восьми человек подошла к одному из корпусов, щедро раскиданных по всей территории, и исчезла в дверном проеме.


Как уже говорилось, Академия была рассчитана на минимум в пять раз большее количество учеников. Так что некоторые здания пустовали, а некоторые были заняты всего одним классом или группой. Этот корпус под номером 29 принадлежал классам S факультета магии. Таких классов было четыре. Начальный, средний, продвинутый и высший. Однако то, что ты отучился год, не означало, что ты попадал в следующий класс. Все зависело от личных способностей.


Сейчас в аудитории, в которую зашли Дизаль с новичками, уже сидело еще четыре человека. Это были второгодки. Даже то, что ты попал в класс S, не означало, что ты сможешь дальше жить беззаботной жизнью. Чем выше первая ступенька, тем выше будет каждая следующая. Как говорил один дядя своему племяннику: “С великой силой приходит и великая ответственность”. Эти четверо не сдали экзамен на поступление в средний класс. Так что сейчас, вместе с новичками они начнут учиться заново.


-«Садитесь где хотите, парт хватит на всех, - Дизаль, прошедший к учительскому столу вяло взмахнул рукой. И правда, в небольшом по меркам Академии помещении стояло более тридцати ученических столов. Все вновь прибывшие расселись, обменявшись с уже сидящими приветствиями. - Так, теперь, хотя некоторые присутствующие друг друга уже знают, я все же попрошу, чтобы каждый вышел ко мне сюда и немного рассказал о себе». - По аудитории раскатился недовольный гул, но строгий взгляд Дизаля разом пресек любые возможные возражения.


Первыми к доске подошли второгодки. Лазу было интересно, какие редкие таланты собрались в этом классе, так что он смотрел и слушал не отрываясь. Он прекрасно понимал, что, если бы не его переродившаяся душа, он не попал даже в класс А. Да, конечно, он был энергетическим амбидекстром. Но это было как благословлением, так и проклятием. Таким людям требовалось куда больше умений и знаний, чтобы нормально пользоваться расширенным арсеналом способностей. Так что он, пусть и осознавал свое теперешнее превосходство, не был высокомерен и очень интересовался людьми, получившими свои способности только от этого мира. Так сказать, честным путем.


-«Жарди Шинил, - первой представилась девушка, очень хорошенькая, с курносым носиком, вся в веснушках и с очень красивым, вполне нормальным огненно-рыжим цветом волос. - Мне пятнадцать лет, второй год младшего S класса. Двойное сродство к тьме и свету». - Запас энергии и потенциал были очень трудно выразимы в абсолютных значениях, поэтому обычно не упоминали. Судя по тому, что она осталась на второй год они были не слишком высоки. Но тот факт, что у этой девушки было редчайшее сродство к свету и тьме одновременно, был очень занимателен. Скорее всего, ее приняли в этот класс именно из-за него. Семен Лебедев, еще со школы любивший раздавать всем клички и обладавшей отвратительной памятью на имена тут же окрестил ее “Рыжиком”.


-«Клод Шинил, - это очевидно, был брат первой представившейся. Высокий парень, с, видимо семейной отличительной чертой – рыжими волосами и немного выпученными глазами назвался следующим. - Четырнадцать лет, Сродство к огню, воде, земле и воздуху». - Тот факт, что он остался на второй год парень решил лишний раз не упоминать. Тоже крайне редкая комбинация. Сбалансированное родство к четырем первоэлементам. Жаль, что в этот список не попал элемент молнии, но что поделаешь. Лазу становилось все интереснее и интереснее. “Аватар”, решил Семен, вспомнив земной мультик.


-«Алексис Вуч, - молоденькая девочка со светло-фиолетовыми волосами, низенькая даже для своих лет, с малюсеньким носом пуговкой и наивным взглядом фиолетовых же глаз. - Одиннадцать лет, младший класс S. Сродство к скорости, гравитации и магнетизму». - Первый встреченный Лазарем молодой псионик. Немного несбалансированное сродство к законам с лихвой компенсировалось юным возрастом, а значит большим простором для развития. На самом деле возраст поступления в школу был очень важен. Чем раньше человек начинал обучаться использовать свои силы, тем легче и увереннее он пользовался ими в будущем. Если Алексис была второгодкой, значит поступила она в десять. Это уже было очень рано. Даже ректор Савойн поступил только в девять. Так что эта девочка, видимо, осталась на второй год из-за слишком маленького возраста. Тут и думать долго не надо было – “Малютка”.


-«Джи Даз, - пробасил самый старший из четверых. Ему явно было больше восемнадцати. Высокий, плечистый, с уже начавшей густеть синей бородой, он странно смотрелся рядом с одиннадцатилетней Алексис, едва доходившей ему до локтя. - Девятнадцать лет. Третий год младшего класса S. Сродство к пространству и времени». - Тоже одно из редчайших сочетаний. Свет, тьма, пространство и время считались старшими энергиями. То, что этот парень в таком возрасте был только в младшем классе означало только одно. Он пропустил оптимальное время для начала обучения, поэтому же и остался на второй год уже второй раз. Но пропустить такое редкое сродство Академия не могла. За немного дикий отсвет в глазах он получил от Лаза прозвище “Варвар”.


Все второгодки представились, настала очередь новичков. Дизаль, прекрасно знавший все о своих старых учениках и во время их представления сидевший со скучающим видом подобрался и оглядел оставшихся.


-«Тимилини Кальцир, - парень со сложным именем и экстравагантной внешностью представился следующим. Если бы он появился на Земле, его определенно назвали бы эмо. Черная одежда, темно-фиолетовые волосы, подведенные глаза. - Тринадцать лет. Сродство к тьме, гравитации и пространству». - Еще один энергетический амбидекстр, как и Лаз. Учитывая таинственность выбравших его энергий, была понятна его любовь к такой одежде. Пусть будет “Черныш”.


-«Мари Эраль, - самая старшая девушка в классе ничем не уступала учителю класса В. Пышные формы выпирали из-под платья, притягивая к себе мужские взгляды. Ярко-красные волосы, огромные глаза и яркий макияж завершал картину. - Девятнадцать лет. Сродство к огню, свету и воздуху, - затем девушка немного наклонилась вперед, открывая глубокое декольте, и голосом Мерлин Монро закончила. - Позаботьтесь обо мне». - Яркая, мощная комбинация, рассчитанная исключительно на атаку. Полностью соответствующий темперамент. Парни-ученики определенно получат цель к существованию и объект для ночных грез. “Штучка”.


-«Лазарг Симон, - Лаз, услышав почти свое имя, вздрогнул на стуле. Вперед вышел, похоже самый старший ученик начального класса S. Ему совершенно точно было за двадцать. Гладко выбритое лицо, лишенное уже любых детских округлостей, было очень приятным. Прямой нос, волевые брови, прямые светлые волосы. Настоящий Ланселот из книжки про короля Артура. Все присутствующие девочки судорожно вздохнули. - Двадцать два года. Я очень долго жил в провинции, так что о моем магическом даре узнал совсем недавно. Надеюсь на плодотворное и приятное, - на этих словах его глаза стрельнули в сторону Мари. - Сотрудничество. Сродство к молнии, огню и свету». - Даже его сродство было чисто рыцарским. Было понятно, что в ближайшие годы женская половина Академии тоже не останется без объекта воздыхания. Пусть так и будет “Рыцарем”.


-«Сариф Дохик, - тонкий как щепка парень, со светло-зелеными волосами и изучающим прищуром раскосых глаз. - Пятнадцать лет. Сродство к свету, воде и земле». - Сидящая вместе с Лазарем Лани удивленно ойкнула. Такая же как у нее комбинация. Не часто такое случается. Будет “Эльфом”.


-«Петр Цибун, - странно было слышать в этом мире русское имя, но тут не старались называть детей как-то стандартно, так что одна из комбинаций букв легко могла оказаться знакомой. Низенький мальчик в тонких очках проницательным взглядом осмотрел толпу. - Четырнадцать лет. Сродство к гравитации, вибрации, трению и времени. Буду рад плодотворному сотрудничеству». - Сухо поклонившись парень вернулся на место. Сложная комбинация из законов мира. Если он научится ей как следует пользоваться, станет очень силен. За очки и подчеркнуто-отстраненное поведение этот одноклассник получил кличку “Ботаник”.


Теперь настала очередь Лани и ее брата. Он специально придержал ее, хотевшую кинуться представляться первой, хотелось посмотреть на остальных перед этим. Но сейчас он отпустил руку сестры, и она бросилась вперед.


-«Ланирис Морфей. Одиннадцать лет. Сродство к свету, земле и воде, - Лани встретилась взглядом с удивленным Сарифом. - Прошу, позаботьтесь обо мне». Лани поклонилась, как ее учила мама и, немного покраснев вернулась на место.


Остался один только Лазарь. Под удивленные взгляды он подошел к столу учителя, смотревшего на него с не меньшим интересом, и окинул взглядом одноклассников: «Лазарис Морфей. Пять лет. Сродство ко всем силам и законам».


*** *** *** *** ***


-«Дорогая, иди ко мне».


-«Что случилось?»


-«Одни плохие новости».


-«Расскажи мне. Ты же знаешь, я разделю с тобой любые заботы».


-«Конечно знаю. Ладно. Во-первых я получил известие, что Кристория продолжает настаивать на том, что у них нет и не было никаких сокровищ. А тот королек, что рассказал об этом давно скопытился. Так что проверить я ничего не могу».


-«Так может у них и правда ничего нет?»


-«А если есть? Эта крыса не сказала ничего конкретного, но если его слова правдивы хотя-бы наполовину, то мы не можем упустить такой шанс!»


-«Тогда подожди еще немного, а потом поставь какой-нибудь ультиматум. Ты это отлично умеешь. Я не думаю, что они продолжат упорствовать, если там и правда что-то есть».


-«Ты как всегда великолепна, дорогая».


-«Спасибо. Еще что-то тебя гложет?»


-«Вообще-то да…»



Глава 12. Курсы, общежитие и неловкая ситуация.


В кабинете наступила полнейшая тишина. Было слышно, как из ослабевших пальцев Дизаля выпала ручка. Савойн Листер обладал сродством к огню, воде, земле, воздуху, молнии и свету. Невероятная комбинация. Так что получивший от него восторженные отзывы Лазарь точно был лучше. Так что Монтак бы не удивился, имей мальчик полное сродство ко всем силам. Но чтобы и силы, и законы одновременно!?


Нужно учесть, что вероятность появления увеличенного количества связей человека с энергиями уменьшалась не в арифметической и даже не в геометрической прогрессии. Из миллиона человек пятьсот тысяч будут иметь сродство хотя бы с одной стихией. Но с двумя уже могло связаться едва ли сто тысяч. Дополнительную роль играла сложность комбинации: такие как тьма-свет, или пространство-время возникали на несколько порядков реже, чем стандартные. Тремя комбинациями из того же миллиона могло похвастаться едва ли пять тысяч человек. Четыре, как у Аватара были максимум у сотни. Случай ректора был невероятен. Такие как он редко возникали даже на сотню миллионов. При этом еще был нужен большой талант, достаточный потенциал и своевременное начало занятий магией, так что такие люди как Савойн Листер появлялись хорошо, если несколько раз за сотню лет. Теперь не сложно было экстраполировать. Какова вероятность появления человека с ЧЕТЫРНАДЦАТЬЮ связями одновременно!? Только сейчас декан факультета магии, Дизаль Монтак понял, что имел в виду ректор под словами “Абсолютно беспрецедентно”.


Хорошо, что ученики в аудитории не понимали то, что понимал Дизаль. В их головах было только удивление, а не шок. Немного отойдя от переполнявших их эмоций, они засыпали Лаза словами восхищения, поздравлениями и вопросами. Дав своим ученикам немного погалдеть, Дизаль хлопнул пару раз в ладоши. Уже знающие, что это значит второгодки потащили за собой новичков и расселись по местам.


-«Ну ладно, погомонили и будет, - силой заставив предательски дрогнувший голос звучать твердо, декан взял слово. - Сейчас я, специально для новичков объясню, как в этом году у нас будут проходить занятия». - Лаз тут же сосредоточился, это была очень важная информация.


То, что Академия работала по принципу школы-интерната, было очень удобно. У учеников было больше свободного времени на самостоятельное обучение и практику. Поэтому такого как на Земле школьного расписания здесь не было. Каждый выбирал на ближайшие два месяца любое количество курсов и должен был их посещать. В свободное время можно было делать что душе угодно. После двух месяцев учеников на неделю отпускали домой, а потом все повторялось и нужно было снова выбирать курсы. В конце зимы – начале весны были большие каникулы, детей не трогали почти два месяца. А потом начинался новый учебный год. Всего курсов, которые преподавались на факультете магии первогодкам было восемь. Курс формы Зверя, курс механизации, курсы магического и псионического ближнего и дальнего боя, курс обращения с оружием и курс сложных взаимодействий. Плюс множество дополнительных, общих дисциплин, вроде истории, географии или этикета. Выбрать можно было сколько угодно, при условии, что ты успеваешь везде. После чего Дизаль прошелся по рядам и раздал расписание, что в какой день было.


После того, как ученики около пятнадцати минут выбирали дисциплины, Дизаль провел опрос и записал в маленькую книжечку, кто и на какие курсы записался. Лаз, с иронией вспомнив Гермиону Грейнджер, выбрал все имеющиеся основные курсы, отказавшись ради них от всех остальных дисциплин. С удивлением посмотревший на него декан попытался было отговорить малыша от его выбора, считая, что ребенок, поддавшись детскому “Хочу!”, набрал столько курсов только чтобы набрать. Однако получив от Лазаря вежливый, но твердый отказ пересмотреть свое решение, сдался и решил просто подождать. Разобравшись, наконец со всеми вопросами, Дизаль поручил одному из работников проводить ребят в их общежитие, а сам отправился к среднему S классу, уже некоторое время ожидавшему его в соседней аудитории.


Сопровождаемая услужливым мужчиной, уже немного сдружившаяся компания подошла к зданию общежития. Им, как ученикам класса для одаренных, каждому полагалась отдельная большая комната, с широкой кроватью и прекрасным видом на вековой бор из окон. В этом же здании жили ученики младшего S класса еще нескольких факультетов. Но из-за того, что в классе магии было очень мало человек, они справились со всеми вопросами быстрее всех и сейчас первыми осматривали свои комнаты. На двери уже висели таблички, показывающие, кто тут живет и на каком факультете учится, а с внутренней стороны было стеклышко, за которое можно было спрятать свое личное расписание, когда академия создаст его в письменном виде. Внутри комнат их дожидались небольшие горки вещей, оставленных внутри слугами.


Разобравшись со своим обиталищем, Лаз зашел к сестре. Она как раз заканчивала переодеваться. Увидев Лаза, она просияла и через пять минут непрерывных уговоров он, вместе с ней уже украшал стены ее комнаты рюшечками, мягкими игрушками и кучей разноцветных подушек. Лани давно привыкла, что ее младший брат на деле оказывается намного разумнее и рассудительнее ее. Так что их отношения незаметно изменились на точно противоположные. Сейчас пятилетний Лазарис явно был старшим братом.


Облагородив таким образом немного спартанский интерьер, брат с сестрой решили нанести визит остальным. Комнаты Черныша и Ботаника были закрыты на ключ, из комнат Эльфа и Варвара доносились звуки льющейся воды – они принимали ванну. На полпути им повстречалась парочка брата и сестры Шинил, которым в голову пришла похожая идея, так что они вчетвером отправились дальше. Комната Малютки выглядела как гротескная копия комнаты Лани. Количество мягких игрушек, всяческих пуховых и шелковых подушечек и пуфов, а также многого другого, чему у Лаза не было названия, было невероятным. И девочка еще трудилась над повышением концентрации “ми-ми-ми” на квадратный метр. Решив ей не мешать, компания вышла, прикрыв за собой дверь. Алексис, похоже, их даже не заметила. В комнате Рыцаря единственным украшением был висящий над изголовьем кровати большой щит с каким-то неизвестным Лазу гербом. Немного поболтав с гостями, он пригласил Клода на дружеский спарринг, так что парни вскоре ушли, оставив Лазаря наедине с двумя девочками.


Следующие события он запомнил надолго. Спустя много лет, раскрыв самым близким людям секрет о своем перерождении он получил за сегодня от Лани знатный нагоняй. Решив не ждать парней, девочки, подхватив Лаза под руки, отправились к Штучке. В ответ на стук в дверь пару минут была тишина и они уже решили зайти попозже, как вдруг изнутри взволнованный мелодичный голос спросил: «Кто там?» Получив ответ на свой вопрос, дверь открылась, и всех троих втянули в полумрак комнаты. Пока глаза привыкали к полутьме, Лаз заподозрил подвох. Он прямо шестым чувством, жопой, если хотите, чуял, что что-то было не так. Жопа его не подвела. Хотя было уже поздно. Его освоившемуся взгляду предстала Мари Эраль, во всей своей нагой красоте. Если бы маленькое тело умело вырабатывать достаточно нужных гормонов, все его эмоции были бы выставлены на показ. Ребенок Лазарис Морфей пусть и удивился, но не придал ситуации большого значения. Однако Семен Лебедев, который, не смотря на все попытки до сих пор жил и здравствовал внутри его сознания, сейчас выл волком. Эта девушка была невероятно хороша собой. Сексуальные изгибы были идеальны, а полумрак и немного стеснительная поза добавляли ситуации щепотку шарма.


Выяснилось, что по нелепой случайности Штучка уронила баул со всей одеждой в только что набранную ванну. А ту одежду, что была на ней в классе, уже отдала в чистку горничной. Так что сейчас ученице младшего S класса из одежды остались только высокие кожаные сапоги и занавески. Пока все это выяснялось, Лаз изо всех сил старался не пялиться на грудь девушки, но у него получалось не слишком хорошо. Так что минут через пятнадцать он спалился. Ему невероятно повезло, что этому телу было всего пять лет, и в его действиях и поступках никто не видел пока ничего пошлого. Иначе ему пришел бы конец. А так он, после нескольких минут подшучиваний со стороны трех девушек вдруг оказался в раю, прижатый к двум идеальным полусферам. Еще его спасала темнота в комнате, а то в головы девушек могла бы прийти мысль, почему малыш Лаз вдруг покраснел как помидор.


Как он возвращался к себе в комнату он помнил очень смутно.


*** *** *** *** ***


-«Что еще?»


-«Наша дочка».


-«И что с ней?»


-«Она отказывается заниматься. Вчера объявила, что не будет учиться магии, пока ей не дадут возможности играть с другими девочками».


-«Ей же всего четыре. Конечно она не может сидеть за занятиями без передышек».


-«Она – это будущее страны! Обладая ее силами можно сворачивать горы и менять русла рек! Она объединит континент! Какие к черту подружки?»


-«Если ты будешь и дальше на нее давить, то она точно не станет той, о которой ты мечтаешь».


-«Может ты и права. А может...?»


-«Что ты задумал?»


-«Не бери в голову дорогая, давай лучше забудем на время о делах».


-«Не, ты явно что-то затеял, и это что-то мне не понравится, так!?»


-«Ты ошибаешься».


-«Не ври мне! Я замужем за тобой почти сорок лет и знаю тебя как облупленного! Что ты собрался сделать с нашей дочерью!?»


-«Не забывайся, женщина! То, что ты моя единственная жена не делает тебя равной мне! Я твой господин и если я хочу что-то сделать, то ни ты и никто другой не посмеют сказать мне “нет”! Поняла!?»


-«Да, мой господин».


-«Вот и славно. Иди, набери ванну. Мне надо отдать парочку приказов».



Глава 13. Столовая, странная компания и клички.


На следующее утро, немного отойдя от вчерашних потрясений, Лаз умылся, оделся и отправился в исследовательский поход по Академии. Главный корпус представлял собой большую восьмиконечную снежинку, частично вылезавшую за территорию города, на территорию, занимаемую древним еловым лесом, который и видели из окон ученики класса S. Раньше Академию и лес разделяла высокая стена, служившая в качестве защиты и для Академии, и для Столицы. Однако несколько столетий назад было принято инновационное решение, одновременно увеличивающее обороноспособность и уменьшающее затраты на обслуживание укреплений. В глубине леса был выкопан широкий и очень глубокий ров, соединенный с протекающей мимо Столицы рекой Ливой. Отчего, практически без дальнейших трат с этой стороны город получал естественное укрепление, а разобранная стена пошла на постройку новых и крепких каменных зданий. Так что сейчас любой мог вдосталь полюбоваться из окна на величественный бор.


Корпуса академий были раскиданы между “лучами” снежинки. В середине главного корпуса располагался гигантский плац, на котором проводились тренировки, военные учения и занятия по верховой езде. В рассчитанных на тысячу человек аудиториях главного корпуса проходили лекции по общим предметам, а корпуса занимали факультеты. В них же велись и профильные занятия, если только масштабность тренировки не требовала урока на свежем воздухе.


Немного послонявшись по территории, Лазарь набрел на академическую столовую. Это было очень кстати, маленький организм уже требовал закинуть что-то в топку. Местное меню его очень порадовало. Можно было выбрать более чем из десятка разных блюд от вегетарианского салатика до огромного и сочного свиного стейка. Утреннее меню тоже было, так что, уставив поднос всяческими вкусностями, мальчик, покряхтывая от тяжести угощений, пошел искать себе место. На него смотрели с нескрываемым любопытством, некоторые даже показывали пальцами, на что в ответ Лаз показывал язык. Громко смеясь, ученики желали ему приятного аппетита и отворачивались, продолжая свои разговоры. Тут кто-то подошел сзади и выхватил поднос из детских рук. Уже хотевший начать возмущаться Лазарь, обернувшись, уперся носом в коленку своего нового одноклассника, Рыцаря Лазарга. Поняв, что ему хотят не напакостить, а помочь, мальчик расслабился и последовал за высоким парнем. Пока они шли внимание окружающих утроилось. Даже по отдельности пятилетний парень и высокий красавчик-блондин собирали на себе взгляды, когда же они пошли бок обок уже практически все вокруг откровенно пялились на странную парочку.


Выяснилось, что Рыцарь вел Лаза к столу, за котором уже сидели шесть из одиннадцати учеников младшего S класса факультета магии. Вечная соня Лани, как и Малютка с Чернышом отсутствовали. Когда окружающие поняли, к какому столу подошла странная парочка, похожая на слона и Моську из земной басни, им добавилась новая порция удивления. Изначально все думали, что Лаз – сын одного из студентов. Из-за того, что в академии можно было учиться всем, а ребенка не всегда можно было оставить у родственников, Академия по предварительной договоренности давала возможность взять детей с собой. Но с этим маленьким человечком на равных разговаривали люди, являющиеся элитой элит – S класс факультета магии. Из этого логично вытекало то, что Лаз их одноклассник. А это в свою очередь означало, что завтракающие люди сейчас наблюдали самого молодого за всю историю Академии студента.


Но Лаз сотоварищи уже не обращали на это внимания. Компания пустилась в обсуждение будущих занятий, второгодки делились своим опытом, новички внимательно слушали. Потом каждый рассказал, какие дисциплины выбрал. Ботаник “совершенно неожиданно”, как и Лаз выбрал все возможные для него магические курсы сразу, кроме механизации плюс еще с полдюжины побочных, Рыцарь добавил к своему списку верховую езду и военную тактику, а Штучка записалась кроме всего прочего на придворный этикет и изучение дворянских родов. В этом и был плюс такой системы, каждый выбирал то, что ему хотелось, не оглядываясь на мнение родителей или кого-либо еще. Таким образом, отпадала вероятность, что студенту наскучит учиться, а значит и специалистов Академия готовила первоклассных.


Вскоре подошел Черныш, но из него никому не удалось вытянуть ничего конкретного, от всех вопросов он отмахивался, полностью сосредоточившись на еде. Еще через пятнадцать минут появилась Малютка. Вот ее, наоборот было не заткнуть. Она без остановки тарахтела обо всем, что придет ей в голову, а старавшимся быть вежливым одноклассникам приходилось это все слушать. Лани к ним так и не присоединилась, видимо стараясь отоспаться за грядущие два месяца учебы. После завтрака они все вместе сходили в администрацию, где получили свои личные расписания, красиво украшенные растительным узором. Лаз, пообещав обязательно передать, забрал расписание сестры. Послонявшись еще немного по территории и выяснив, где какие курсы будут проходить, компания вернулась в корпус общежития.


Вчера рано разошедшиеся по комнатам они так и не пересеклись со своими соседями из других S классов. Сейчас же в большом холле на первом этаже собралось почти сорок человек, оживленно обсуждающих все те же темы: расписание курсов, перспективы на будущее, друг друга. После того, как разношерстная компания зашла в двери, все разговоры резко прекратились. Все присутствующие знали, что вместе с ними живут ученики факультета магии и хотя все в этом здании были из S классов, но чародеи всегда считались сильнейшими и важнейшими членами общества, поэтому к ним было совершенно особое отношение. Утром, когда эти ученики поодиночке проскальзывали в столовую, на них никто не обращал особого внимания, однако сейчас, когда они собрались все вместе взгляд так и притягивался к этой группе.


Компания и правда собралась довольно странная. Двое высоких и мускулистых парней, один утонченно красив, другой больше похож на дикого зверя и огненно-красная парочка брата и сестры. Черное нечто с волосами последнего цвета радуги и маленькая лоли, все еще что-то без остановки тарахтевшая. Строгий и собранный очкарик, худущий как жердь парень со странным блеском во взгляде и знойная красотка, от вида которой мужской мозг автоматически отключался, отправляясь глубоко в мир грез. И пятилетний мальчик с совершенно не детским умом во взгляде. Добавить Лани в ее мужских брюках и с короткими зелеными волосами, которая сейчас спала где-то наверху, и выходил совершенно немыслимый винегрет.


Так что сейчас в гостиной повисла немного неловкая тишина. Однако уже через несколько минут все присутствующие перезнакомились, и класс магии влился в общую гудящую кутерьму. Из-за того, что в классы S нельзя было поступить за деньги, а только благодаря личным талантам большинство присутствующих не были избалованными детьми богатеев. Многие в S классах были вообще из крестьянских семей. Академия специально искала и находила такие самородки, оплачивая им обучение. Так что атмосфера была очень дружеской, никто не задирал нос, никто не старался выпендриться.


В похожем режиме прошли следующие два дня. Лазарь рассказал своим одноклассникам о придуманных им кличках. Некоторые, особенно Ботаник, обиделись, а Клод вообще не понял, что такое Аватар. Однако после получаса обсуждений было решено, что, не смотря на малый возраст, Лаз про всех все сказал более-менее правильно. Происхождение имени “Аватар” Лазарь объяснил тем, что в одной из прочитанных им книжек главный герой, имевший сродство к тем же стихиям, что и Клод, носил именно такое имя. После чего вопросов не возникало. Взрослые и не очень ребята, из благосклонности к своему самому младшему однокашнику решили ничего не менять. При одном условии. Они сами выберут клички для Лани и Лаза, и те не будут спорить. После долгих обсуждений было решено присвоить Лани кличку за ее мальчишеское поведение, а Лазу за то, что вообще придумал эту дурацкую идею с кличками и, по выражению Мари, “совратил” их ее поддержать.


Так к этой странной компании добавились Пацанка и Дьяволенок.


*** *** *** *** ***


-«Нет! Почему я должна это делать!?»


-«Таков приказ вашего отца, принцесса».


-«Я не хочу, он такой хорошенький!»


-«Если это не сделаете вы, тогда сделает кто-то другой, и тогда ему будет намного больнее».


-«Вы чудовища! Я вас ненавижу!»


-«Пусть так, однако это не меняет ничего».


-«Нет, пожалуйста, не заставляйте меня!»


-«Приказы господина не обсуждаются. Ты, иди сюда».


-«Да, хозяин. Что вы мне прикажете».


-«Ты же любишь пытать людей?»


-«Да, я очень люблю! Только скажите и я сразу преступлю к делу!»


-«На этот раз твоя цель – вот этот пес».


-«Пес? Ну ладно, пес так пес…»


-«Нет! Прекратите! Что вы делаете!? Нет! Хорошо, я сделаю, только не мучайте его!»


-«Остановись».


-«Да, хозяин. Это было скучно. Можно я пойду обратно?»


-«Подожди секунду. Так что принцесса?»


-«Я вас ненавижу! Обоих! Как вы можете!? Прости меня, малыш, но у меня нет другого выбора».


-«Отлично. Завтра продолжим. Ты можешь идти».


-«Да, хозяин».



Глава 14. Человек-доспех, безумный смех и тонкости механизации.


Утро двадцать третьего было очень бурным. Лаз проснулся от стука будильника. Он был очень рад, что тут их все-таки изобрели. Хотя работали они по-другому. Будильник представлял из себя широкий цилиндр, в котором после окончания завода активизировался специальный механизм, заставлявший машинку мелко трястись, своим стуком об тумбочку или стол будя человека.


Собравшись, умывшись, одевшись и наскоро причесавшись излюбленной мужской расческой – пятерней, Лазарь подбежал к двери сестры и постучал. Услышав с той стороны сонное бормотание и убедившись, что Лани встала и не проспит свое первое занятие, Лаз побежал проделывать ту же процедуру со всеми остальными. Из-за двери Черныша послышались возмущенные вопли о том, что в выбранном им расписании сегодня нет занятий, так что мальчик счел за лучшее поскорее ретироваться. В остальном все было в порядке.


Прождав в гостиной пятнадцать минут, Лазарь с теми, кто уже спустился пошел на завтрак. Все по-армейски: не успел – уходим без тебя. Закинув в себя омлет из яиц местного аналога курицы, только втрое больше и летающей, и убедившись, что на первый урок он успевает, Лаз попрощался со всеми присутствующими и пошел в сторону нужного корпуса. Сегодня его первым занятием была механизация. Так как из его класса никто больше сюда не записался, мальчику пришлось идти одному.


Из столовой он направил свои стопы в противоположную от общежития сторону. Ему нужен был корпус №3. К счастью они заранее изучили где что находится, потому что на пути ему то и дело попадались недоумевающие студенты, ищущие нужное здание. Зайдя внутрь и найдя свою аудиторию, Лаз с удивлением заметил, что кроме него присутствует всего один человек. Решив, что пришел слишком рано и просто не все подтянулись, он сел за одну из парт поближе к доске и принялся ждать. Как ни странно, когда вместе с приходом учителя зазвенел большой колокол, оглашая начало урока, к ним прибавилось еще всего два человека.


Так, впятером они и начали свое первое занятие. Учитель был невысок, но очень мускулист. Хотя, приглядевшись Лазарь понял, что на самом деле обе руки его преподавателя на самом деле уже не на 100 % состоят из мяса. Вообще этого человека можно было назвать воплощением механизации. Казалось, что все, что можно, а также то, что уже немного нельзя у него было наполовину стальным. Оба глаза, нос, уши, даже зубы отливали металлом и формой походили не на живые органы, а скорее на произведение художника-авангардиста. Было не сложно догадаться, что и ноги, и большая часть тела тоже были покрыты слоем механизмов.


-«Мое имя Дыжиз Бульц, - даже его имя было каким-то механическим. - С сегодняшнего дня я буду два месяца вести у вас механизацию, - он окинул взглядом глаз-биноклей сидящих учеников. Похоже, слишком юный возраст Лаза ничуть его не смутил. - Через несколько занятий половина из вас сбежит от меня плача, как маленькие девочки, а другая половина даже сбежать не сможет! А все по тому, что механизация — это очень больно!» - На этих словах он залился дьявольским смехом. И так немного настороженные ученики вжались глубоко в стулья. Похоже это и правда очень больно, если этот мужик так двинулся. Именно это крутилось в голове у каждого присутствующего.


Лазу было не менее не по себе. Однако он уже давно, еще до теста предрасположенности решил, что совместит в себе и механизацию и форму зверя. А значит, чтобы удовлетворить свои амбиции ему придется изучать эту самую механизацию, как бы больно это ни было. Тем временем учитель немного успокоился и уже более расслабленным тоном начал свою лекцию.


Механизация это, как уже не раз говорилось, облечение частей тела в особый доспех, который благодаря приводам и поршням в разы увеличивал человеческие возможности. Если обычный человек, как бы долго он ни занимался никогда не сможет прыгнуть в длину на двадцать метров, то Мех мог, при соответствующем усилении прыгнуть и на сто. Мехом для простоты назывался любой, подвергший свое тело механизации. Тот же принцип работал и со всеми другими аспектами. Скорость, сила, ловкость, выносливость, быстрота реакции. То, что не могло человеческое тело могли механизмы.


В этом процессе было два минуса. Именно из-за них сейчас в аудитории было всего четыре человека из более чем двадцати псиоников – первогодок.


Во-первых, нужен был очень большой контроль над гравитацией. Иногда механизмы делались стальными, из расчета, что их будут контролировать магнетизмом, но это было не всегда удобно, а также увеличение веса тела обычно сказывалось отрицательно. Так что в основном все Мехи всё-таки пользовались именно гравитацией. Меняя, преломляя, ослабляя и усиливая направление силы тяжести сотни и тысячи раз, они могли без особых проблем контролировать десятки тысяч маленьких приводов, поршней, шестеренок и клапанов, находящихся в доспехе. Такие механизации чаще всего делали из легких, но прочных металлов, вроде знакомых Семену Лебедеву алюминия или титана, или из незнакомого мифрила. Либо еще использовались кости животных, но они, из-за пустот внутри годились далеко не на всё.


Сам процесс происходил так. Кусок металла расплавляли, а потом псионик из жидкости лепил нужные ему детали, давал им остыть, а потом встраивал на то место, куда хотел. Так что прежде, чем начинать, собственно, механизацию, нужно было очень хорошо управлять силой притяжения. Настоящие мастера могли по одной выдергивать ворсинки из гусиного пуха, не трогая соседние.


Во-вторых, это и правда было очень больно. Частей, входящих под кожу было немного, но все равно, то, что тебе в руку погружаются металлические иглы, не могло быть приятным. Потом организм привыкал, но поначалу было и правда крайне неприятно. Так что очень немногие выдерживали этот процесс. Поэтому Мехов было намного меньше, чем пользующихся формой Зверя.


Но, естественно, если были минусы, то должны были быть и плюсы, иначе на это никто бы не согласился. Плюс был. Всего один. Механизацию можно было проводить до бесконечности. Были известны случаи, когда псионики превращали себя в ходячие крепости по несколько метров ростом, со множеством дополнительных оружий, лишними руками и ногами. Такое зрелище было поистине величественно. В добавок, в таком случае можно было продолжать механизацию уже не опасаясь боли, ведь лишние детали крепились уже не на тело непосредственно.


Так что, пусть мехов было и мало, но никто не смел их недооценивать. Такие люди, выдержавшие долгую боль и ставшие наполовину машинами, были невероятными воинами.


Оказалось, что учитель шутил. В первые два года ученики курса механизации тренировались контролировать гравитацию и усиленно изучали человеческую анатомию. Нужно было признать, что местные врачи очень хорошо разобрались со всеми функциями человеческого тела. Тот анатомический атлас, который Лаз прочел еще давным-давно дома был тому ярким примером. На уроках с Дыжизом учеников ждали медицинские манекены, препарирование различных животных и еще множество всякой всячины. Целью этого было научить юных псиоников тому, как работает и функционирует тело, чтобы в будущем им было легче применять эти знания на себе.


Урок длился почти три часа. Плюс два небольших перерыва. Так что, когда Лаз просветленным вышел из третьего корпуса было уже за полдень. Он глубоко вздохнул, собираясь с мыслями и поспешил на следующее занятие.


*** *** *** *** ***


-«Как они устроились?»


-«Вроде бы неплохо, господин ректор».


-«Оли, сколько раз повторять!?»


-«Сколько бы раз вы не повторяли, вы все равно господин ректор. Смиритесь».


-«Не смирюсь. Упрямая девчонка. А как дела у маленького гения?»


-«Сейчас должен быть на занятиях».


-«Отлично. Хотя с другой стороны…»


-«Что?»


-«Не кажется тебе, что он еще слишком мал?»


-«Конечно кажется!»


-«Да, и мне придется ему все рассказать…»


-«Что рассказать?»


-«Да так, не обращай внимания. Пока все еще в равновесии. Пусть учится себе спокойно. Можешь идти, Оли».


-«Да, господин ректор».



Глава 15. Выбор оружия, синее чудовище и форма Зверя.


Следующим в расписании шел курс формы Зверя. Так что Лаз, предвкушая новую интересную лекцию помчался через всю территорию Академии к семнадцатому корпусу.


Тут народу было куда больше. Еще от дверей Лазарь заметил Рыцаря, о чем-то оживленно беседующего с Эльфом. Подойдя поближе, он увидел, что Аватар Клод тоже был тут, скрываясь за широкой фигурой Лазарга. Девочки на этот курс не записались, решив, что не будут уродовать свои тела. В аудитории было уже семнадцать человек и сейчас, пока урок еще не начался постепенно подходили новые. Приметив маленькую фигурку своего друга-Дьяволенка, Рыцарь замахал рукой. Подойдя к ним, Лаз обменялся приветствиями, после чего уселся и начал слушать оживленный спор своих друзей.


Темой был выбор оружия. В полном соответствии со своим прозвищем Сариф предпочитал лук. Лазарг и Клод спорили с ним, утверждая, что если он будет использовать форму Зверя, то лук станет бесполезен. Обсуждение явно продолжалось уже некоторое время и каждый стоял на своем.


Лаз задумался, а какое оружие выбрать ему? Перебрав в голове несколько десятков вариантов от рапиры до палицы он так и не вспомнил ни одного, к которому у него бы лежала душа. Тогда он начал перебирать в голове экзотические виды. Как и любой парень, Семен одно время очень интересовался разным холодным оружием. Сейчас это хобби превратилось в очень полезный набор знаний. Вспомнив о гибких мечах, крючьях, всяких сложных многосуставных копьях, Лаз вдруг совершенно неожиданно от себя вспомнил фэнтезийную книжку, которую читал в детстве. В ней главный герой орудовал странным и редким оружием – двусторонней глефой. Это выглядело, как алебарда с более плавными формами, к рукояти которой была приделано смотрящее в противоположную сторону второе лезвие. Сочетая в себе качества копья, тяжелой алебарды и элегантного посоха бо, глефа показалась Лазу идеальным вариантом. Однако было очень сложно найти хорошего учителя для такого экзотического оружия. Погруженный в свои размышления мальчик не заметил, как в класс зашел учитель, а после через пару минут прозвенел колокол.


-«Садитесь, пожалуйста!» - Высокий голос преподавательницы разлетелся по аудитории. Средний возраст, средний рост, средняя комплекция, невзрачное лицо. Если встретишь такую на улице – сразу об этом забудешь. Если бы не одно “но”. Женщина была лысой. Даже на Земле женщина с бритой головой была редкостью, обычно означавшей какую-то болезнь. А тут женщины очень дорожили своими волосами. Многие не стригли их вообще, заплетая в длиннющие косы. На Лани, с ее “короткой” до плеч стрижкой смотрели как на ненормальную. Так что было очень сложно представить, что думали люди о женщине, явно специально бреющей голову. В полном соответствии с ожиданиями Лаза, по классу сразу побежали оживленные шепотки.


Постучав длинной указкой по столу, женщина призвала класс к порядку и продолжила:


-«Меня зовут Роам Зин. Я буду преподавать вам курс формы Зверя. Я не сомневаюсь, что вас удивляет мой более чем экстравагантный вид. Знайте, что я делаю это не из прихоти, а по воле необходимости. А именно, вот для этого».


На этих словах от тела учителя повалил пар. Ее тело начало с большой скоростью преображаться. Руки удлинялись, а ноги укорачивались. Все тело становилось массивней. Через несколько секунд лицо утратило человеческие очертания, а из головы полезли толстые пластины из чего-то напоминающего панцири насекомых. Свободная роба без рукавов, явно еще и прорезиненная плотно прижалась к телу. Через четверть минуты на шокированных учеников смотрело нечто, отдаленно напоминающее собаку, но ростом больше метра, с синими пластинами по всему телу и страшной оскаленной пастью, в которой было явно больше зубов, чем у любой известной науке твари.


Все-таки пришедшие на занятие девушки из других классов завизжали, а одна даже упала в обморок. Парни, наоборот, с нескрываемым любопытством разглядывали страшного монстра. Они уже воображали, как, обратившись в таких вот чудищ разрывают в клочья теоретических врагов.


Оценив произведенный эффект, адская псина удовлетворенно рыкнула, а затем начала обратное превращение. Через те же пятнадцать секунд на толпу учеников, спешно приводящих в чувство упавшую без чувств девушку, снова смотрела Роам Зин, их преподаватель.


-«А нам тоже нужно будет… в такое?». - Немного отошедшая девушка дрожащим голосом озвучила интересовавший всех вопрос.


-«Совсем не обязательно. Многие маги ограничиваются только внутренними перестройками, которых не видно снаружи. Я просто придерживаюсь более радикальных путей». - Невозмутимостью с этой женщиной мог соперничать разве что дедушка Лаза. Так, неожиданно и экстравагантно, начался курс формы Зверя.


Маги, прошедшие подобную трансформацию так и именовались – Звери, с большой буквы. Такие возможности им давали кристаллы Зверя, находимые людьми по всему континенту. Выкачивая из них энергию, маг получал возможность использовать ее для подобных изменений. Чем больше поглощено энергии – тем большие преобразования были доступны. Однако существовал некий порог, изменявшийся от человека к человеку и растущий по мере взросления, а также увеличения контроля энергии. Именно контроля. Запас энергии, а, следовательно, и потенциал мага тут никакого существенного значения не имели. Внесение изменений проходило куда менее болезненно чем механизация, однако растущие новые мышцы и изменяющиеся кости не могли не доставлять вообще никакого дискомфорта. К счастью, больно было только в момент непосредственного внесения изменений, так называемой проектировочной трансформации. Затем тело как бы запоминало, что и как делать, так что сейчас Роам не испытывала при превращении вообще ничего, кроме небольшого зуда.


Изменения позволяли творить с телом все, что придет в голову. Выращивание мышц, органов, защитных пластин, костей, когтей и лезвий было только верхушкой айсберга. Все зависело только от фантазии. Известен был случай, когда маг для использования некой особой тактики боя создал у себя на месте живота сквозную дыру, передвинув органы и расщепив надвое позвоночник. При желании списки из десятков подобных случаев ждали любого интересующегося в академической библиотеке.


Что самое приятное, новые части тел состояли на половину из чистой энергии. А значит при переломе новой кости или даже потере дополнительной руки имея достаточно времени можно было восстановить любое повреждение. И это было намного быстрее. Если при переломе руки человеку нужно было месяц проходить в гипсе, то для того, чтобы срастить созданную кость нужна была пара часов. К сожалению, травмы настоящего тела нельзя было поправить таким же способом.


Как и для механизации, тут нужно было углубленное знание человеческой анатомии. Плюс, также надо было тренироваться контролировать энергию. Так что по сути оба процесса были схожи. Однако главный плюс Мехов тут не работал. Трансформации нельзя было проводить постоянно. Во-первых, лимит энергии зверя рос не так быстро, как хотелось и было уже очень хорошо, если из энергии можно было создать плоти даже на половину веса тела. Во-вторых, закон квадрата-куба никто не отменял. Если Мехи могли позволить себе увеличение прочности за счет увеличения массы, то в трансформации масса была критична. Так что если ты хотел стать пятиметровым гигантом, то тебе этого никто не запрещал. Другое дело, что такое тело даже встать с земли не сможет, не то что сражаться.


Так что приходилось тщательно продумывать, что и как менять. Тут на помощь приходила одна хитрость, которая немного облегчала жизнь Зверю. Трансформацию можно было сделать поэтапной. Это означало, что можно было создать ослабленную версию своей главной формы и использовать ее как промежуточную стадию. Это значительно сокращало расход энергии, но увеличивало время, требуемое на то, чтобы создать форму. Было понятно, что две трансформации было дольше продумывать и воплотить в жизнь, чем одну. Однако большинство опытных Зверей активно этим пользовались. Это называлось “высвобождением”. У опытного воина их было как минимум два: финальное и промежуточное. Это позволяло значительно экономить расход энергии, а также удивить противника в самый ответственный момент, увеличив свою силу еще раз. Некоторые даже использовали в качестве промежуточной формы другую, совсем не похожую на финальную, чтобы еще сильнее запутать соперника.


Еще три часа пролетели как сон. Каждому из присутствующих были розданы небольшие мешочки, набитые кристаллами зверя. Их надлежало попробовать поглотить на досуге.


*** *** *** *** ***


-«Мастер, вы тут?»


-«…»


-«Что делать-то? Они не прекращают требовать».


-«…»


-«Я понятия не имею, откуда они узнали!»


-«…»


-«Какое?»


-«…»


-«Оттуда? Но это же в тысячах километров! Как у них могли сохраниться хоть какие-то записи?»


-«…»


-«Тоже верно, но вопрос о том, что делать не исчез».


-«…»


-«Никто кроме меня».


-«…»


-«Вы же знаете, что я этого никогда не сделаю!»


-«…»


-«Ладно, продолжу стоять на своем. Мастер, если что-то изменится, я вам сообщу».


-«…»


-«До свидания, Мастер».



Глава 16. Энергия Зверя, сдвоенный урок и эффектная демонстрация.


На этом первый учебный день был завершен. Уставший и голодный, Лаз в сопровождении трех друзей направился в столовую. Пообедав, компания двинулась домой. От как-то вдруг навалившейся усталости разговаривать не было никакого желания. Около пяти вечера парни, наконец, дошли до точки назначения и рухнули на кровати. Проснулся Лаз уже в девятом часу. За окном уже давно была непроглядная темень, но никуда идти он не собирался, так что это было не важно. Посидев немного на кровати, прогоняя остатки сна, Лаз достал из одного из кармашков формы мешочек с камнями зверя.


По заданию Роам ему следовало попробовать поглотить содержащуюся в кристалле энергию. Вытащив из мешочка камешек поменьше, он сел в глубокое кресло и очистил голову. Камешек лежал у него в ладони. Похожий на кусок обсидиана, только внутри как будто горела свечка, от чего кристалл мерно светился. В попытках почувствовать энергию внутри Лаз просидел почти час. Наконец, свеча внутри камня начала мигать в такт его дыханию. Он ощутил некий посторонний, дикий поток энергии, медленно втекающий в его тело через ладонь. Все тело стало как будто чужим, ощущения были, как если бы он отсидел ногу, только сейчас Лаза плохо слушался весь организм. Очень гадостное ощущение. Он тут же прекратил любые попытки связаться с кристаллом. Камешек тут же прекратил посылать в его тело волны энергии, снова вернувшись в пассивный режим. Только свечка внутри горела явно слабее.


Размяв затекшее тело, Лаз закрыл глаза и сосредоточился. Его воображению сейчас виделась маленькая капелька фосфоресцирующей жидкости. Он понял, что по его приказу она могла отправиться в любой уголок его тела, начав там перестройку. Он понятия не имел, много или мало энергии он поглотил, но на данный момент он был доволен результатом.


На следующее утро все повторилось, за тем исключением, что возмущенные вопли раздавались теперь из-под двери Варвара. Закинув в топку большую порцию омлета, Лаз побежал на следующее занятие.


Сегодня специально для новичков, был сдвоенный урок ближнего магического и псионического боя. Занятие проходило на улице около корпуса классов S факультета магии – №29. Сейчас вместе с Лазом пришли все, кроме Алексис и Черныша. Они собирались сосредоточиться исключительно на мощной дальнобойной магии, так что тут им нечего было делать. Все остальные выбрали для себя либо ближний бой, либо средние дистанции, как Сариф с его луком. Им навыки использования своих способностей при сражении врукопашную были жизненно необходимы. Так что сейчас на большой площадке стояло больше пятидесяти человек – львиная доля младших классов факультета магии.


Так как занятие было сдвоено, вело его тоже два преподавателя. Абсолютно одинаковых. Учителя-близнецы улыбкой приветствовали вновь подошедших. Первый брат был высок, худ и походил на кучу свитых канатов. Ухмыляющееся лицо без каких-либо следов растительности, задорные глаза и коротко, под ежик стриженые светло зеленые волосы. Второй брат был точной копией первого, они же близнецы как-никак. Когда колокол возвестил о начале занятий, учителя, убедившись, что к ним больше никто не спешит, начали урок.


-«Всем доброе утро. Меня зовут Тиль Вайе, а это мой, как вы уже догадались, брат, Толь Вайе. Я веду курсы ближнего магического боя, он – псионического. Со следующего занятия курсы будут разделены, так что не прозевайте такое интересное событие. Кто может ответить мне на вопрос: что самое главное в ближнем бою с использованием манны или пси-силы?» - из толпы сразу послышались варианты:


-«Атакующая мощь!»


-«Неожиданность!»


-«Контроль врага и всего поля боя!»


-«Изобретательность в использовании своих сил!»


Услышав этот ответ, братья кивнули и утихомирили толпу:


-«И правда, как бы силен, быстр или умен не был ваш противник, если ваши методы превосходят его, то вы уже наполовину победили. У каждого из вас есть семь сил или законов. И любые пару можно использовать одновременно. У некоторых и того больше, но сейчас рассмотрим базовый случай. Это множество возможных комбинаций, а учитывая, что одну и ту же магию можно использовать многими способами, то это дает практически безграничный простор для фантазии. Вот смотрите, - после этих слов над рукой Тиля запылал фаэрбол. Это – сила огня. Что я могу с ней сделать?»


После этих слов началось настоящее световое шоу. Вначале учитель всячески изгибал и растягивал шар пламени, превращая его то в огненное сверло, то в полуметровый тонкий щит, то в пламенную змейку, обвивающуюся вокруг его руки. Это и правда было очень эффектно, и точно требовало невероятного контроля. Затем Тиль начал усложнять фаэрбол разными другими стихиями. В пространстве между руками преподавателя появлялись облачка пара, шары раскаленной лавы, маленькие шаровые молнии, а потом вообще все исчезло, но над ладонью учителя воздух начал колебаться как в пустыне. На самом деле, ни пламя, ни вода, ни любой другой элемент не были настоящими. Материя не создается из пустоты. Даже твердый кусок породы, создаваемый магом, был лишь воплощением его представления о земле. Но несмотря на это, созданный из силы огня фаэрбол мог оставить ожог, в воде можно было захлебнуться, а от света ослепнуть.


-«Маги дальнего боя невероятно сильны. Накапливая силы на заклинание несколько минут, последствия от его применения будут катастрофическими. Поэтому им не нужна особая тонкость. Упадет ли на врага огромный шар пламени или дождь из молний, он в любом случае будет мертв. Но в ближнем бою на счету каждая десятая доля секунды. Так что приходится брать не мощью, а точностью ударов, а также сложностью и неожиданностью заклинания. Чем более сложными и изощренными будут чары, тем сложнее их будет рассеять».


Следующим слово взял Толь: «Пси-сила куда менее зрелищна, чем мана, однако не менее разрушительна, - На этих словах он подобрал с земли горсть камешков, явно лежащих там специально, так как мостовые Академии ежедневно подметались. - Я, как и брат не буду вдаваться в долгие объяснения, а просто покажу на примере». - Выбрав один из камешков, Толь произнес:


-«Гравитация». - И разжал пальцы. Кусочек гравия мгновение повисел в воздухе, а потом ухнул вниз, пробив каменную мостовую. По толпе прошелся шепот удивления. Следующий камешек:


-«Скорость». - Рука учителя сложилась в щелбан, запустивший камушек в небо. Буквально через секунду он развил невероятную скорость и, создавая на пути небольшую ударную волну, исчез в неизвестном направлении.


-«Пространство». - Толь подержал один из камушков в руке, а потом швырнул в ближайшего ученика. Кусочек щебенки прошел прямо сквозь голову пригнувшегося и закрывшего голову руками парня, не причинив никакого вреда. Ошарашенный, он ощупал себя всего, а потом немного истерически засмеялся.


-«Еще четыре закона мира я тоже мог бы показать, но это будет немного менее эффектно. Но вы, я вижу, уже поняли, о чем идет речь». - Весь оставшийся урок близнецы рассказывали пораженным студентам о разных способах использования тех или иных сил и законов.


*** *** *** *** ***


-«Ваше величество, у меня есть, что вам сообщить».


-«Проходите, Гуде, вы же знаете, что можете приходить ко мне без предупреждения».


-«Да, но придворный этикет обязывает…»


-«Знаю я, что он обязывает. Бросьте, вы еще моего деда на руках качали. Как я могу требовать от вас подобных формальностей?»


-«И все же».


-«Ладно-ладно, я вижу, что вас не переубедить. Так что вы хотели мне сказать?»


-«У меня была личная беседа с Савойном Листером».


-«И что? вы вроде старые друзья и видитесь довольно часто».


-«Я не договорил. Савойн намекнул мне, что сокровище, которое у нас требуют вот уже несколько лет существует».


-«Серьезно? А вот это уже очень важная информация. Вы уверены в своих словах?»


-«Вполне. Однако я не могу ссылаться на Савойна официально. Это был просто намек, пускай и довольно прозрачный».


-«Так, я немного запутался. Так он вам рассказал о сокровище, или нет?»


-«Позвольте я объясню по порядку».



Глава 17. Сложные взаимодействия, тонкости процесса и важные детали.


Очень довольный таким занятием, Лаз поспешил на следующее, самое непонятное. На курс сложных взаимодействий.


Вот на эту лекцию пришел абсолютно весь поток. Вел ее декан факультета магии, Дизаль Монтак. Оглядев аудиторию и студентов строгим взглядом, он захлопал в ладоши. Уже многие десятилетия это служило у него призывом к спокойствию. Мгновенно угомонившиеся студенты расселись по местам, ожидая лекции декана.


-«Как многие из вас уже знают, мое имя Дизаль Монтак, и я буду вести у вас курс сложных взаимодействий. На этих занятиях мы с вами будем учиться тому, как конкретно волшебство влияет на наш мир, а также многим важным хитростям и способам, которые позволят вам одержать верх в сражении при прочих равных. Пока я не начал, есть какие-то вопросы?» - Вопросов ни у кого пока не возникло, так что лекция началась.


Сложные взаимодействия изучали, как то или иное заклинание или их комбинация работает. Например, вот псионик взял тот же камешек, подержал в руке и отпустил. Камешек завис в воздухе. Какие законы были использованы? Можно было на время заморозить гальку в пространстве или времени, обнулить ее скорость или инвертировать вокруг нее вектор гравитации. Как это определить, не касаясь камушка? Или такая ситуация: у мага над ладонью вращается сфера из земли. Как узнать, насколько сильно заклинание? Да, размер кома мог служить примерным ориентиром. Но земля могла сжиматься. А так как заклинание представляло представление мага об элементе, то и энергию в таком случае можно сделать более концентрированной.


Волшебник мог контролировать территорию вокруг себя. Чем дальше объект, тем сложнее на него повлиять. Радиус, в котором волшебник мог сделать хоть что-то, назывался сферой контроля. Однако уже созданная магия могла легко выходить из этого радиуса, иначе такого термина, как “дальнобойная магия” не существовало бы. Для того, чтобы заклинание вышло из области влияния чародея, в него вливалось определенное количество энергии. Часть ее шла на силу заклинания, часть на поддержание его стабильным. Это можно было сравнить с ведром воды. Само ведро – это форма заклинания: фаэрбол, пучок света, увеличение массы, остановка времени. Вода внутри это энергия, влитая в чары. В ведре две дырки. Из первой дырки заклинания энергия вытекала на поддержку уровня мощности. Увеличение веса гальки – маленькая дырка. Такое же заклинание, но уже на кирпиче делало дырку больше. Пока заклинание находилось внутри сферы контроля, вторая дырка была заткнута, однако стоило чарам покинуть этот радиус, как она открывалась, и из нее энергия начинала уходить на поддержку стабильной формы чар. То, сколько энергии заклинание будет тратить на то и на другое определялось волшебником в момент создания. Внутри сферы контроля чародей мог разогнать подвластные ему чары до необходимой скорости, а потом запустить во врага. Естественно, что слишком больших скоростей развить было невозможно, все по той же причине. Нужен был стабильный контроль чар, чтобы прицельно выстрелить ими по противнику. А на больших скоростях это было намного сложнее.


У любого заклинания был так называемый “оптимальный размер”. Да, создание капли воды тратило куда меньше энергии, чем литра воды. Но если уменьшать и уменьшать каплю, то со временем затраты энергии начнут расти. Это было связано с тем, что, хотя через “дырку” поддержки мощности вытекало очень мало энергии, но через вторую, отвечающую за поддержание формы, а значит, за контроль, начинало вытекать куда больше. Так что контроль энергии был очень важен и лежал в основе практически любого начинания, связанного с магией, будь то механизация, форма Зверя или мощные дальнобойные атаки.


Когда два чародея сражались на дальних дистанциях, критическим было то, насколько мощное заклинание волшебник мог создать за ограниченный промежуток времени. На занятиях по дальнобойным магическим и псионическим атакам учили именно этому. На ближних же было важнее умение быстро и безошибочно опознавать вражеские чары и находить способы противодействия. Например, возьмем тот же фаэрбол, это очень удобная модель. Вот в тебя летит вражеский фаэрбол. Допустим, ты знаешь, что рассеять его тебе под силу. Но нужно ли это? Для того, чтобы рассеять чары нужно было, отрезав врагу связь с ними включить шар пламени в свою сферу контроля, а потом, используя силу пламени рассеять заклинание. Это было возможно и большинство магов активно этим пользовались. Однако куда легче было создать на пути фаэрбола сферу воды с похожей мощью, и фаэрбол рассеется. Однако если противник спрятал внутри сферы из пламени шар из земли, то ты, пусть даже развеял пламя, все равно получишь сильнейший удар. На такой случай нужно было использовать молнию.


С битвами псиоников все было еще сложнее. Они не могли создавать заклинания из пустоты, им нужно было привязать чары к предмету. Так что псионики, специализирующиеся на дальнем бое обычно работали совместно с каким-либо оружием, вроде катапульт или баллист. В ближнем бою они предпочитали использовать чары на оружии. Мехам в этом отношении было сложнее, так как приходилось постоянно и очень быстро переключаться между силой гравитации для контроля механизмов и другими законами для атаки. Так что многие Мехи не пытались угнаться за двумя зайцами, а сосредотачивались только на силе притяжения, увеличивая вес своего оружия перед ударом, создавая дымовую завесу из поднятой в воздух больше ничего не весившей пыли и так далее и тому подобное.


Сражение двух псиоников – специалистов по зрелищности не уступало битве магов. Ускорение земли под ногами, благодаря чему чародей выстреливал к противнику как пуля. Материализация и дематериализация оружия, контроль вражеского меча силами магнетизма и огромное количество других способов победить оппонента. Особого интереса заслуживали смешанные битвы, когда ни один противник ничего не мог поделать с чарами другого. В таком случае поле боя превращалось в настоящий ад из летающих повсюду шаров пламени, смерчей, мелькания ускорившего себя псионика и прочей феерии. А на сражение таких энергетических амбидекстров как Лаз обычно собирались поглазеть целые толпы.


Если подводить итоги, то мана была как большой топор, подавляющий противника шквалом сложнейших в отражении ударов. Пси-сила же была как тонкая рапира, воздействуя точечно и куда менее эффектно, но не менее смертоносно.


К концу занятий у Лазаря от новых знаний вскипал мозг. Однако он был невероятно счастлив. Его мечта была все ближе и ближе.


*** *** *** *** ***


-«Вот как. Интересный разговор у вас получился».


-«Я не понимаю, почему он молчит и не говорит все прямо».


-«Савойн Листер никогда и ничего не делает без причины. Я это уже очень давно понял».


-«Но что может это быть за причина? Ни один из пришедших мне на ум вариантов не кажется мне достаточным. В конце концов, даже если это сокровище существует, совсем не факт, что мы сможем его кому-то отдать. Мы же не знаем, что это такое».


-«Это ничего не меняет. Если он не рассказывал никому так долго, а тут вдруг сообщил тебе, причем все равно в такой форме, то вариант может быть только один. По неким неизвестным причинам ему приходится хранить это в секрете. Но после нескольких лет требований о выдачи клада он не мог больше держать нас в неведении».


-«Но что же за причины могут заставить сильнейшего мага страны хранить государственную тайну от короля?»


-«Не знаю. Но эти причины не могут не быть серьезными».



Глава 18. Два месяца, неожиданные подарки и оладушки.


Следующие два месяца были наполнены занятиями, упражнениями и практикой. S класс отличался от остальных тем, что любой ученик мог записаться на частное занятие с любым преподавателем. Если это не нарушало ничьих расписаний учителя не имели права отказаться. Оттого мозги Лаза были постоянно переполнены информацией. План, как воплотить в жизнь свою мечту уже брезжил где-то там, на краю разума. Правда, сейчас это было невозможно осуществить с возможностями его маленького тела.


Когда Лаз пришел на курс обращения с оружием, пожилой преподаватель поинтересовался у него, что малыш хочет в будущем использовать. Услышав, что Лазарь выбрал такое странное оружие, как короткая глефа, старичок очень удивился. Посоветовав мальчику для начала начать практиковаться с посохом, учитель пошел узнать, есть ли в Академии мастера, владеющие таким экзотическим оружием. Выяснилось, что один единственный такой человек сейчас в многомесячной экспедиции и не вернется минимум в ближайшие полгода. Так что начало занятий Лаза с глефой откладывалось на неопределенный срок. Но, на самом деле, сейчас ему еще рано было учиться владеть вообще каким бы то ни было настоящим оружием. Пятилетнее тело не могло достаточно долго удерживать поднос с едой, не то, что меч или копье.


Так что в эти два месяца на уроках по обращению с оружием Лаз занимался общей физической подготовкой: бегал, подтягивался, отжимался и выполнял еще много других упражнений для укрепления организма. Вначале было очень сложно, нетренированное детское тело быстро уставало и падало без сил. Отрабатывающие в это время удары разным оружием старшие ребята смотрели на Лаза с усмешкой. Но наблюдая, как день за днем этот маленький мальчик продолжает свои тренировки, смех в их глазах сменился уважением. В его возрасте они бы так точно не могли.


В остальном же все было вполне стандартно. Уроки по сложным взаимодействиям, дальнему и ближнему бою, механизации и трансформации сменяли друг друга как в калейдоскопе и вот, наконец, настало время ехать домой. Последний раз в этом семестре прощаясь с Роам Зин, с которой мальчик успел подружиться, он получил большой мешочек с кристаллами. Как оказалось, учитель курса формы Зверя была не таким уж и холодным человеком. Выяснилось, что у нее есть муж и дочка на год младше Лаза. Когда она рассказывала о них, ее глаза оттаивали, и в них светилась искренняя забота и любовь. В погоне за своей мечтой, Лаз попросил Роам о нескольких дополнительных занятиях в неделю, на которых они вдвоем сидели и обсуждали различные возможности для трансформации. Вся Академия привыкла к маленькой фигуре самого младшего ученика за всю историю, это уже начали считать чем-то само собой разумеющимся. Учитель Зин не была исключением. Вначале скептически отнесшаяся к тому факту, что практически ровесник ее дочери учится вместе с подростками, со временем она начала замечать, что размышления Лаза о форме Зверя иногда даже для нее были внове. Плюс у мальчика был явный талант к контролю энергии, пусть из-за возраста объем энергии Зверя, что он мог поглотить был очень мал.


Так что, наказав ему не бросать тренировки, она вручила ему довольно большое количество камней Зверя. Вообще Лаз подружился почти со всеми своими учителями. Неизвестно, было ли это очарование ребенка, или харизма взрослого, живущего внутри. Однако кроме непробиваемого и увлеченного только своими механизмами Дыжиза Бульца все остальные преподаватели давно знали мальчика в лицо и приветливо улыбались при каждой встрече. Так что на свои первые маленькие каникулы Лаз вез сумку небольших сувениров, подаренных ему преподавателями.


Братья Вайе подарил две детских тренировочных робы, которые использовали, когда были маленькими. Они потерлись во многих местах, но сидели на Лазе очень хорошо. Плюс, в Академии не нашлось нужного ему размера, так что ему приходилось заниматься в брюках и голым по пояс. Так что он был очень рад такой обновке. Старый учитель курса обращения с оружием вручил самолично вырезанный им шест, идеально подходящий Лазу по высоте и весу. Преподаватели курсов дальнего магического и псионического боя совместно подарили ему маленький кинжал, в руках мальчика выглядевший как меч. А декан Дизаль Монтак откуда-то достал его, Лаза, определительную пирамидку, на которой все еще мерцал таинственными переливами фрактальный черно-белый узор.


В начале Лазарь хотел отказаться, в конце концов, он уезжал на неделю, а не на всю жизнь. Но все были непреклонны в своем решении, и мальчик уезжал домой с теплым чувством в груди. Однако в глубине души после такого потока даров он заподозрил неладное. Была очень высока вероятность, что эти вещи мальчику подарили для того, чтобы у него оставались только положительные эмоции от Академии. Но поразмышляв, Лаз решил, что даже если это было правдой, и учителей кто-то подбил расщедриться ему на сувениры, он видел, что они были совершенно искренни, так что он решил об этом больше не думать.


Дома их с Лани уже ждал накрытый праздничный стол. Вся родня очень волновалась, а мама даже закатила небольшой скандал, когда выяснилось, что к приезду ее детей не было готово главное блюдо – фаршированный поросенок. Успокоив родителей и сказав, что поросенка можно и подождать, Лаз принялся рассказывать о тех двух месяцах, что они с сестрой провели в Академии. Ланирис периодически встревала, пополняя историю некоторыми пропускаемыми Лазом деталями. Так что, когда слуги с виноватыми лицами внесли в столовую пышущего жаром порося, семья, уже полностью поглощенная повествованием их даже не заметила. Дворецкому, прислуживающему в этот важный день за столом вместо обычных слуг, пришлось несколько раз кашлянуть, чтобы Морфеи обратили, наконец, внимание на то, что стол давно накрыт. Следующие часы были наполнены громким смехом, восторженными похвалами повару и продолжением истории Лазаря.


Поднявшись в свою комнату уже в одиннадцатом часу, Лаз поставил на полку тестовую пирамидку, разделся, принял ванну и улегся в постель.


Наутро его разбудил запах оладушек, поднимавшийся из кухни и распространившийся уже по всему дому. Да, не зря говорят: “В гостях хорошо, а дома лучше”. Еда в академической столовой была очень хорошей, но знакомых и любимых с самого раннего детства оладушек ничему не переплюнуть. Сбежав вниз прямо в пижаме, Лаз увидел Лани, которую, как и его, приманил сюда запах вкусностей. Вместе зайдя на кухню, они застали очень редкую картину – утреннее блюдо готовил не повар, а их мама. Подбежав и обняв Фелицию Морфей, дети стащили каждый по обжигающему оладушку и тут же умяли, сразу потянувшись за добавкой.


-«Так! А ну-ка живо умываться и одеваться! Только потом сласти!» - Хохочущие, они побежали наверх, в ванну, а потом, накинув наскоро домашнюю одежду, понеслись обратно.


В похожем режиме прошли и остальные семь дней. Вечером Лаз пытался поглотить энергию из кристаллов зверя, борясь с желанием отбросить камушек из-за отвратительного чувства онемения в теле. На третий день отпуска, благодаря большим запасам камней Лазарь достиг своего текущего лимита. Сейчас при желании он мог изменить около килограмма мышц, тканей и органов. По утрам же он долго делал зарядку, а также занимался с новым посохом, отрабатывая стандартные движения. В остальное время он занимался чем хотел: ходил с мамой по магазинам, спорил с Лани по поводу превосходства магии воды над магией огня, помогал повару готовить обеды и ужины. Неделя пролетела совершенно незаметно. Сегодня они вдвоем снова должны были вернуться обратно в Академию. Распрощавшись с семьей и обняв маму, у которой на глазах начали появляться слезы, Лаз вместе с Лани сели в наемный экипаж и отправились обратно учиться.


*** *** *** *** ***


-«Все сделали, как я сказал?»


-«Нет, господин ректор».


-«Кто посмел ослушаться?»


-«Мастер Бульц, господин ректор».


-«Оли, ну сколько можно, я как будто генерал перед взводом! Хватит! Ладно, Дыжиз всегда был непробиваемым. Черт с ним».


-«Господин ректор, но зачем все это?»


-«Оли!»


-«Кричите сколько хотите, Господин Ректор».


-«Ах, ты! Вредная девчонка. Зачем? Потому что я хочу, чтобы, когда он возненавидит меня, к Академии у него остались только добрые чувства».


-«Что вы такое говорите, почему он должен вас возненавидеть?»


-«Потому что я не хочу, чтобы он умер».



Глава 19. День рождения, подвеска и новые ноги.


-«Дьяволенок, лежебока мелкий, вставай!» - Из-за двери раздался задорный смех Рыцаря. Сегодня был очень важный и большой праздник. Лазу исполнялось шесть лет. Он учился в Имперской Академии почти год. Через два месяца уже начнутся большие каникулы.


Спрыгнув с кровати, он поморщился. Ноги сильно ныли после проектировочной трансформации. Сейчас лимит энергии зверя у Лаза превышал два с половиной килограмма, так что две недели назад он решил, что настало время для своих первых изменений. Собрав воедино множество различных идей, Лазарь использовал всю энергию по максимуму. Он сосредоточился и от его ног повалил пар. Сейчас он был настоящим Зверем, хотя внешне никак не изменился. Разве что стал чуть-чуть выше. Давали о себе знать измененные суставы. Одну бедренную кость заменили три более тонких и с меньшими полостями внутри. Большая и малая берцовые стали четырьмя новыми костями, так же более тонкими, но усиленными. Все суставы стали гибче, получив возможность выкручиваться под неестественными для человека углами. От чего сейчас, уперев ступню в пол, Лаз мог обойти вокруг нее. Дополнительную гибкость давали кости, как бы скручиваясь друг вокруг друга. Следующее изменение было личной гордостью Лаза. Вся кровеносная система в ногах растроилась, поставляя мышцам намного больше кислорода. Сами мышцы тоже изменились, каждый мускул распался на несколько новых, поменьше, охватывая новые кости в плотный корсет. Сейчас за Лазом не смог бы угнаться не то, что олимпийский чемпион, даже машина, соблюдающая городской скоростной режим в 60 км/час, неизбежно отстала бы.


Самое главное, что он потратил на такие кардинальные изменения такую маленькую массу. Секрет был в том, что при добавлении небольшого количества энергии зверя в уже существующие ткани, ими можно было управлять, деля и перестраивая мышцы, расщепляя кости. В такой системе был большой минус. Созданная из энергии кость могла восстановиться от перелома за пару часов. А в версии Лаза все повреждения, нанесенные форме Зверя, после отмены трансформации сохранялись. Но сейчас ему нечего было опасаться, так что он решил для начала оставить все как есть. Если что, он сможет изменить эту трансформацию в будущем. А тренировки в форме Зверя давали дополнительную нагрузку на организм, закаляя его, и ускоряли прирост максимального запаса энергии Зверя. Никаких минусов, одни плюсы. Следующими на очереди были органы: сердце, легкие, почки. Они должны были стать намного сильнее, чтобы поддерживать намного увеличившееся энергопотребление организма.


Подержав форму Зверя минут десять, пока занимался утренними процедурами, Лаз оделся, отменил трансформацию и вышел из комнаты. Его встретил нестройный хор голосов одноклассников, поздравляющий его с днем рождения. Традиционный пирог с его, Лазариса, лицом прилагался. Обняв по очереди каждого из друзей, Лаз вместе с ними направился в столовую, где пирог был торжественно разрезан и съеден. Но все-таки ему не хватало свечек. Не задув свечки в день рожденья, Лазарь чувствовал какую-то незавершенность. Определившие причину праздника посетители столовой поднимались, подходили и предлагали свои поздравления. За прошедший год Лаз успел со многими познакомиться, так что вскоре одни и те же пожелания начали повторяться уже по пятому разу. Однако мальчик всем отвечал благодарностью, парням отвечал на рукопожатия, девушек галантно целовал в ручку. Наверное, именно такое его наполовину серьезное – наполовину шуточное поведение и притягивало к нему окружающих.


Дыжиз Бульц оглушительно расхохотался и, хлопнув мальчика по плечу и чуть не сломав ему ключицу тоже поздравил его с праздником. К нему за прошедший год Лаз таки смог найти подход. Совершенно неожиданно оказалось, что этот ходячий танк очень увлечен музыкой. Причем в основном его интересовали оперы. Пригласив механического учителя пару раз в театр на маленьких каникулах, Лазарь покорил его стальное сердце. Войдя тем самым в число любимых его учеников. Не то, чтобы у него был еще хотя бы один. Так Лаз обменял два билета в оперу на особое отношение учителя так нужного ему курса механизации. Железный человек порылся в карманах и выудил небольшую подвеску. Явно женское украшение в виде маленькой птички было создано полностью из мельчайших деталей, удерживаемых вместе сложным запором. Никакого клея или спайки.


-«Это передай своей матушке при встрече, - если бы три четверти лица Дыжиза не были бы закрыты доспехом, он бы точно покраснел. – В знак признательности за те походы в театр, на которых я к вам присоединялся». - Рассмеявшись и заверив вконец засмущавшегося учителя, что его маме подарок точно понравится, Лаз спрятал его в один из внутренних карманов.


Следующим уроком, как и в самый первый день учебы, был курс формы Зверя. Лазу не терпелось продемонстрировать Роам результаты своих трудов. При их предыдущей встрече он еще не окончил своей работы, так что сегодня он впервые покажет ей новые ноги. Урок прошел вполне обычно. Учитель Зин рассказывала о различных опасностях перестроения позвоночника, класс усердно записывал. После занятия Лаз задержал Роам и когда они остались вдвоем активировал трансформацию. Увидев, что ее самый маленький студент успешно завершил свои изменения, она была очень довольна. Лаз не был первым, уже многие в ее классе успели создать свою форму Зверя. Однако Лазарис точно был самым младшим.


-«Как же у тебя получилось? Ты использовал перестроение своей плоти? - Лаз утвердительно кивнул. - Ну-ка, дай взглянуть, - учительница с минуту сосредоточенно мяла и прощупывала ногу мальчика, а потом с удивлением посмотрела на него. - Сам все придумал? И три кости? И разделение мышц?»


-«Ну, кое-что подсмотрел в библиотеке». - Лаз не пытался скрыть, откуда черпал идеи. Хвастливым он точно не был.


-«А почему ноги такие горячие?» - Благодаря тройному набору вен и артерий температура ног мальчика сейчас была около сорока градусов. У Лаза была возможность добавить еще один набор сосудов, но тогда кровь просто начнет сворачиваться от жара. Об этом тоже нужно было хорошенько подумать.


-«Кровь нагревает. Я потратил почти неделю на то, чтобы создать еще две дублирующие кровеносные системы. Так же в случае разрыва можно принудительно закупорить порванные сосуды». - Роам посмотрела на Лазаря с удивлением и даже долей уважения во взгляде.


-«Очень неплохо, молодой человек, но могло бы быть и лучше». - Следующие часы они обсуждали, как увеличить КПД его новых конечностей. Роам нравилось, что мальчик, как и она, старается выжать из имеющегося все, что получалось, даже во вред эстетике. В конце концов они пришли к консенсусу. Предложение о звериной пятке, то есть сделать так, чтобы нога упиралась исключительно на мысок, а задняя часть стопы находилась в воздухе, создавая еще одну коленку и увеличивая амортизацию, было принято на “ура”. Также было решено, что четыре кости — это слишком много, и малую берцовую кость нужно соединить обратно. Потом пошли сложные технические детали о том, как должны работать тазобедренный и коленный суставы, учитывая три кости. И еще много чего по мелочи.


К себе в общежитие Лаз возвращался уже затемно.


*** *** *** *** ***


-«Принцесса, вы сегодня припозднились».


-«Я извиняюсь, мне немного нездоровится».


-«Да? У вас что-то болит? Вы показывались придворному врачу?»


-«Нет-нет, все в порядке, не беспокойтесь».


-«Отлично, тогда начнем?»


-«Да».


-«Эй, там, принесите еще одного!»



Глава 20. Аттестат, планы на каникулы и неожиданный ухажер.


Последние два месяца пролетели так быстро, что утром, за три дня до окончания первого учебного года, Лаз очень удивился, обнаружив у себя на двери свой аттестат за первый год. Большой и красиво оформленный лист был приколот прямо под его именной табличкой на двери. Не трудно было догадаться, что у Лаза по всем предметам была единица. В королевстве использовали восьмибалльную систему, но оценки выставлялись как на Земле в Германии, от больших к меньшим. Вообще, тут все было очень восьмерично. К счастью система счета была десятичной, оставленной в наследство от древней империи, а то Лаз бы с ума сошел, пытаясь переучиться.


До окончания учебного года было запрещено снимать листки с оценками. Это служило дополнительным стимулом. Те, у кого оценки были хорошими видели, с каким уважением и завистью на них смотрят другие и старались в следующем году повторить результат. А те, у кого в аттестатах были шестерки и семерки становились объектами насмешек, подталкивая их, ставших второгодками стараться усерднее.


К вящему удовольствию Лаза вся разношерстная компания на этот раз прошла на следующий год. Скорее всего, именно он был тому причиной: остальные ребята никак не могли допустить, что этот Дьяволенок станет учиться в старших классах, а они останутся здесь. Фактические занятия во всей Академии уже закончились и сейчас ученики занимались только лично с преподавателями. Лазарь, решивший хотя бы в эти, последние дни не нагружать голову предавался праздной лени.


За эти два месяца он изменил свою трансформацию так, что Роам наградила его очень редкими из ее уст словами похвалы. Теперь в форме Зверя он становился на десяток сантиметров выше из-за еще сильнее перестроенных суставов и ступней, напоминающих ноги гепарда. Дальше он не пошел, так как планировал за раз изменить большое количество внутренних органов, а также все сосуды, а на это нужно было довольно много энергии. Также он добился значительных результатов в контроле гравитации, чем очень порадовал Дыжиза. В следующем году Лаз намеревался начать свои эксперименты по соединению механизации и формы Зверя.


А сейчас он лежал в гостиной общежития на диване, слушая раздававшиеся со всех сторон разговоры и разумом витал где-то далеко. Редко, когда выдавалась такая спокойная минутка. В подобные моменты он думал о том, как изменчива судьба и как капризны боги. В особенности одна.


Однако его личную идиллию прервал раскатистый бас Варвара, за этот год выросшего еще на пол головы и окончательно обросшего густой бородищей.


-«Лаз, маленький Дьяволенок, все-таки ты получил “отлично” по всем магическим дисциплинам! Вот уж не ожидал». - Остававшийся в начальном классе три года Джи Даз безмерно радовался возможности, наконец перейти в класс постарше. Однако его аттестат с натяжкой можно было назвать даже “хорошим”. Только по курсу ближнего псионического боя у него была двойка. Все остальные оценки были еще хуже. Так что он немного завидовал своему маленькому другу – вундеркинду.


-«Конечно, выбери я еще несколько предметов, и по ним бы получил высший бал, не то, что ты, синий дикарь». - Семен Лебедев после службы в войсках, а, следовательно, и Лаз, умел ответить колкостью на колкость. Варвар, уже успевший привыкнуть, что в остроте языка ему с Дьяволенком не сладить сдался без боя.


-«Какие планы на большие каникулы?» - Недалеко от Столицы располагалось обширное внутреннее море континента, поэтому в окрестностях даже в самые холода не было снега. Летом же стояла невыносимая жара, от которой хотелось спрятаться куда подальше. Именно поэтому каникулы были в конце зимы, когда на улице не было еще слишком жарко и можно было гулять сколько душе угодно.


-«Да ничего особенного. Домой, к родным, наверное. А что, есть какие-то предложения?» - Тут, в стенах Академии Лаз совсем переставал следить за речью. За год большинство уже перестало вспоминать, что ему всего шесть лет и окружающие думали о нем как о просто очень маленьком взрослом. Так что требуемые в речи маленького ребенка наивности и глупости Лаз мог опускать.


-«Рыцарь зовет к себе домой погостить. Эльф, Штучка и Шинилы уже согласились. Черныш с Алексис отказались, Петра и вас сестрой я еще не спрашивал, - За год никто и не заметил, как приелись к ним придуманные Лазом клички. - Так что? Интересно?»


-«Ты, может и подзабыл, но мне всего шесть, так что мои родители меня побоятся отпускать. А Лани без меня точно не поедет. Но вообще идея хорошая, я поговорю с мамой и папой, может согласятся, - когда он упомянул про шесть лет, Варвар и правда дернулся, но быстро расслабился: его маленький друг за прошедший год творил столько всякого, что на его возраст Джи уже давно не обращал внимания. - Ты можешь сказать, когда и откуда вы планируете стартовать, чтобы мы могли присоединиться в случае чего?»


Джи поскреб в затылке и назвал дату через неделю после начала каникул. Местом же был выбран его родовой особняк. На самом деле Варвар был совсем не варвар, а потомственный герцог. Чести передавать свой титул потомкам удостаивались очень немногие, и еще меньше среди них было герцогов. Семья Даз была одной из самых влиятельных семей королевства. Дом, который они занимали был больше дома Лаза минимум в десяток раз. Так что особняк был выбран как самый удобный ориентир.


Обещав сообщить о решении, которое примут его родители заранее, Лаз снова погрузился в полудрему. Джи еще минуту тоже посидел в прострации, а потом встал с жалобно скрипнувшего стула и пошел по своим делам. Но и на этот раз Лазарю не дали полежать в тишине. Малютка нашла его, а значит, что ближайшее время ему придется слушать ее трескотню. Она говорила об оценках, курсах, планах на каникулы, планах на следующий год и даже планах на будущую жизнь. Казалось ее ничем не заткнуть, как вдруг она резко остановилась. Пораженный такими изменениями Лаз решил не провалиться обратно в грезы, а выяснить, в чем дело. Проследив за взглядом Алексис, он понял, в чем дело.


В двери общежития зашел невысокий парень лет тринадцати. Единственное, чем его лицо проигрывало Рыцарю – это зрелость. Он был настоящим разрушителем женских, простите, девичьих сердец. Вьющиеся волосы, тонкие черты лица. Даже папа Лаза, который был очень красивым мужчиной не шел ни в какое сравнение. В холле разом стало намного тише от того, что все девочки и девушки с открытыми ртами пялились на вновь прибывшего. Тот, как ни в чем не бывало, прошел между онемевшими представительницами слабого пола и направился к лестнице, ведущей к комнатам факультета магии.


В голове Лаза со скоростью молнии промелькнула цепочка выводов. Шок со стороны девушек. Значит видят впервые. Значит пришел в первый раз. Если пришел в первый раз и уже знает куда идти, значит пригласили. Из четырех девушек младшего класса факультета магии Алексис стояла сейчас вместе с ним, а Штучке осенью исполнилось двадцать, для нее слишком молодой. Значит оставались Рыжик и Лани. Поразмышляв еще секунд десять, он выкопал из своего мозга воспоминание. В нем сегодня, пока он пребывал в блаженной неге на диване, примерно за час до разговора с Варваром мимо него прошли Шинилы, отправляясь на частное занятие с Тилем Вайе.


А это значило только одно. Его сестренка позвала к себе ухажера.


*** *** *** *** ***


-«Добрый день».


-«Здравствуйте, принцесса. Сегодня у нас немного необычное занятие».


-«М?»


-«Вот этот человек был захвачен городской стражей по обвинению в серийных убийствах и надругательстве над телами».


-«Привет, милашка. Я вижу, что ты тут важная штучка? Освободи меня, и мы замечательно проведем время. Давай, а то эти дурни не дают мне даже немного размяться!»


-«Что он имеет в виду?»


-«Он хочет сделать с вами тоже, что и с другими шестью жертвами».


-«Понятно. Что вы хотите от меня?»


-«Чтобы вы его убили. Он это заслужил».


-«Чего, да ты издеваешься, ублюдок! Привел мне красивую игрушку и хочешь, чтобы не я ее пришил, а она меня? Та ты редкостная тварь!»


-«Я полагаю, что вы правы. Он это заслуживает».


-«Да, принцесса».


-«НЕТ!»

Железный Дьяволенок. Глава 21-30

Глава 21. Взросление, адский спринт и первый бой.


В этом мире взрослым можно было стать двумя способами. Человек считался самодостаточной единицей после семнадцати лет. Однако был еще один вариант. По окончании любого учебного заведения можно было пройти специальный тест. Он проверял личностные качества, умение справляться с нестандартными ситуациями, самостоятельность, смекалку и многое другое. Если человек, сколько ему бы ни было лет, проходил этот тест, то его признавали полностью сформировавшейся личностью, а, следовательно, взрослым. Ректор Савойн окончил Академию в тринадцать лет, затем прошел упомянутый тест и был признан настоящим взрослым. Строго говоря, Лаз, если не случится ничего непредвиденного собирался окончить учебу в девять лет. Если он тоже решит пройти тестирование, то по завершении станет девятилетним взрослым. Да, звучало парадоксально, но Лазарь был исключением. Однако такие вещи как четырнадцати и пятнадцатилетние полноценные члены общества были не очень редки. Даже Лани возможно станет одним из них.


А взрослый человек, сколько бы ему ни было лет, имел право жениться. Алкоголь, правда, все равно был разрешен только с семнадцати, но не об этом речь. Важным было то, что жениться, а значит и заводить детей, что подразумевало процесс зачатия детей, могли те, кто на Земле еще учился в школе. Из этого плавно вытекало, что на Люпсе никто особо не следил за тем, в каком возрасте случался первый секс. А из этого уже следовало намного более лояльное отношение к сексу в принципе. За год учебы Лаз не раз и не два наблюдал картину вышмыгивающей их комнаты Рыцаря полуодетой девушки. А Штучка за это время сменила с десяток кавалеров, ничуть этого не скрывая.


Так что можно было представить, что творилось в голове у Лазариса. Считая обе жизни, сейчас его разуму было уже тридцать три года. За первые двадцать семь из них он успел не раз и не два влюбиться, один раз жениться, один раз развестись и снова влюбиться. А Лани, пусть телом была старше него на шесть лет, разумом годилась ему в дочки. Фактически, его к ней отношение было скорее не как к сестре, а как к любимой племяннице. Просто по ряду очевидных причин он не мог вести себя соответствующе. Поэтому он тихо и покорно сносил все ее шалости и проказы, не имея ни воли, ни желания в чем-либо ей отказывать.


И вот сейчас, у него на глазах сопливый юнец со смазливым личиком нагло и беспардонно прошел мимо него в комнату к его сестре! Лаз прекрасно знал такую породу парней: что Земля, что Люпс, что любой другой мир, такие кадры всегда будут. Уже по блеску в его глазах Лазарь мог себе вообразить, что творилось в его залитом по самые уши гормонами мозгу. Подростковый возраст, будь он не ладен! И такая похотливая гнида сейчас подходила к двери его сестры? Только через его труп!


Мгновенно сбросив с себя последние оковы сна, Лаз кинулся следом, на ходу запуская трансформацию. Дорогу ему загородил спускавшийся по лестнице высокий парень, добродушно ему улыбнувшийся. В совершенно невозможном для нормального человека кульбите, Лазарис, оттолкнувшись от стены и потолка появился за спиной у ходячего препятствия. Тот, часто и недоуменно моргая глазами обернулся, но заметил только исчезнувшую за поворотом пролета пятку.


Следующим препятствием для Лаза стал Рыцарь, теперь уже полностью загородивший узкий коридор своим массивным телом. Удивившийся такому странному поведению своего маленького друга Лазарг хотел было поймать и расспросить Дьяволенка. Он расставил руки пошире, встав в позу вратаря и мягко начал:


-«Малыш, что слу…»


-«С ДОРОГИ!» - Сейчас Лазарис как никогда соответствовал своему прозвищу. У несшегося на полной скорости по длинному коридору ребенка на лице не было ни грана детских эмоций. Единственное чувство, отражающееся на нем – гнев. Даже нет, Гнев. Дикая, непонятно откуда взявшаяся первобытная ярость клокотала в маленьком теле как кипящая магма. Свои слова Лазарь даже не прокричал. Из его горла вырвался низкий рык, через который едва можно было разобрать сказанное. Однако интонация и выражение лица говорили куда красноречивее любых слов.


Лазарг Симон, однажды бесстрашно сразившийся с горным медведем, спустившимся к его деревне из-за сильных морозов, сейчас испытывал к шестилетнему мальчику искренний животный ужас. Мгновенно отскочив в сторону, он проводил взглядом Лаза, не замечая, как по спине градом катится холодный пот.


Буквально через десять секунд Лазарь появился перед дверью сестры. Она была заперта изнутри, а из комнаты доносились звуки какой-то возни. Так что Лаз, недолго думая вышиб дверь ногой. Все оказалось намного хуже, чем он себе представлял. Счастье, что он бросился в погоню меньше чем через пару минут после того, как эта мразь вошла в корпус. Судя по всему, наобещавший наивной Ланирис молочные реки и кисельные берега парень сразу с порога, не забыв при этом закрыть дверь, бросился на девушку.


Да, Академия строго наказывала за подобные проступки. Карой мог быть серьезный штраф, а если человек был совершеннолетним, то и тюрьма. В любом случае, учиться дальше таким людям уже не светило. Поэтому цель тщательно подбиралась. Если бы кто-то решил изнасиловать, например, Штучку, то судебного разбирательства ему было не избежать. Однако такие девушки как Лани обычно не доносили на насильника. Им было слишком стыдно открывать свой позор хоть кому-то. И подобные люди активно этим пользовались.


Лаз не знал, да и ему было противно даже рассуждать о том, что было причиной таких действий. Парень был очень красив собой, стоило ему поманить пальцем, как десятки девушек тут же кинулись бы ему на шею. Зачем ему были эти сложности? Ради адреналина? Ради удовлетворения каких-то своих потаенных фетишей? Лазарь не знал и не хотел знать. В данный момент все, чего он хотел – разорвать эту мерзость в клочья.


Удивленно уставившись на влетевшего в комнату ребенка, пацан понял, что раскрыт и дальнейшее его будущее зависит от того, как быстро он сможет скрыться. Подхватив уже расстегнутые и спущенные штаны, насильник выбрал единственный из существующих выход – окно. Общежитие выходило в густой бор, в котором можно было спрятаться и переждать. Однако, решив, что полностью дезориентированная Лани ему сейчас ничего не сделает он, второпях, не задал себе один очень важный вопрос. Если сейчас в дверях стоял только маленький мальчик, то как довольно тяжелая деревянная дверь оказалась впечатана в стену напротив прохода?


Лазарис появился рядом с уже было прыгнувшим в окно парнем как призрак. Трансформация изменяла только ноги, но натренированное за год занятий тело не подвело. Схватив парня обеими руками за левую ляжку, Лаз с силой потянул его обратно. Упавшее на пол тело тут же вскочило и занесло руку для удара. Навстречу ему, нацеленный прямо в нос полетел мысок правой ноги. В этой жизни мальчик ни разу не дрался, но душа еще помнила армейскую муштру и пять лет занятия муай-тай в старших классах. Так что при поддержке нечеловеческой силы мышц и суставов нога с хрустом впечаталась в лицо незадачливого насильника. При этом что-то громко щелкнуло и Лаз ощутил страшную боль в большом пальце ноги, принявшему на себя практически весь урон.


Тело его противника обмякло и осело на пол. Вбежавший через пол минуты в комнату Лазарг обнаружил страшную картину. Верхняя половина сломанной пополам двери лежала на полу, а нижняя вошла глубоко в стену, где и застряла. Возле измятой кровати сидела тихо плакавшая Лани, придерживая руками уже практически ничего не прикрывающую блузку. Около окна в неестественной позе лежал неизвестный парень. От его лица уже практически ничего не осталось. Бывшие еще минуту назад ярко сиреневыми глаза сейчас исчезли под многочисленными кровоподтеками. Над ним в форме зверя стоял Лаз и пинал его здоровой, левой ногой. Он приговаривал про себя что-то на неизвестном Рыцарю языке, периодически переходя на язык Кристории. По тому, что понятные Лазаргу слова были грязнейшими ругательствами, неизвестная часть тоже не была чем-то приятным.


Лазарг так и застыл в проходе не в силах сдвинуться с места. Ему на ум пришел тот момент, когда Лаз пролетел мимо него на головокружительной скорости и страх, овладевший всем его телом. Глупая, совершенно неуместная в подобной ситуации мысль назойливым комариком жужжала у виска:


‘Мы явно сильно ошиблись, назвав его просто Дьяволенком’.


*** *** *** *** ***


-«ЧТО ОН СДЕЛАЛ!?»


-«Пытался изнасиловать сестру мальчика».


-«Да какого черта он вообще учится у нас в Академии!?»


-«Господин ректор, это не просто парень, а сын одного из наших больших спонсоров».


-«Серьезно? тогда понятно, как такая мразь просочилась. Что с ним сейчас?»


-«С кем именно?»


-«С этой тварью, естественно. Лазарис, как я понимаю, в порядке, как и его сестра».


-«Он в Академическом госпитале. Кроме перелома трех ребер, руки, ключицы и челюсти, у него также трещины еще в шести костях, выбито восемь зубов, все лицо в порезах и ушибах, а глаз, в который пришелся один из ударов еле удалось спасти».


-«Да, знатно наш маленький вундеркинд его отделал… Пусть скажет спасибо, что жив остался».


-«На самом деле вы не далеки от истины. Если бы один из ударов был чуть сильнее, то парню сломало бы кадык».


-«В этом маленьком теле живет настоящий зверь. Не знаю, что будет с ним в будущем».


-«Вы о настоящем подумайте. За него скорее всего придут просить».


-«Пусть приходят, мне есть что им сказать».



Глава 22. Умение проигрывать, вечеринка и молчаливое понимание.


Следующие пару дней до начала каникул Академия гудела как растревоженный улей. Сын Графа Шо, студент среднего класса А факультета ведения бизнеса, Дук Шо, был схвачен во время попытки изнасилования пожелавшей остаться анонимной ученицы. Хотя Академия не называла конкретного имени, после сопоставления некоторых фактов студенты, находящиеся в момент инцидента в гостиной общежития младших S классов смогли установить личность жертвы. А дальше всё довершило сарафанное радио. На идущую по кампусу Лани оглядывались, сочувствующе качали головами, но тут же отворачивались от ее взгляда.


Проведенное самой Академией расследование постановило, что Лаз не сделал ничего, что выходило бы за рамки дозволенного. После чего граф Шо явился к ректору Савойну Листеру лично. Наедине, за закрытыми дверями у них состоялся следующий разговор:


-«Какого черта, Савойн!? Этот ублюдок избил моего сына так, что ему всю оставшуюся жизнь ходить в шрамах! У него не осталось почти ни одного целого участка кожи, носа практически нет, как и большинства зубов! А вы спускаете все на тормозах!? Я жертвовал Академии на протяжении многих лет огромные суммы ради того, чтобы выбранные мной люди, а также мои собственные дети получали тут лучшее обращение. И что я получаю взамен?» - Граф Гир Шо был толст, высок, резок в движениях и словах. На полысевшей голове торчали редкие волосинки цвета зеленого салата. Сейчас он мерил кабинет ректора Академии широкими шагами, гневно стреляя глазами в Савойна.


-«Ты закончил? - сейчас ректор был сама вежливость. Он чеканил слова без капли эмоций в голосе. - Тогда мой черед. Гир, мы знакомы много лет. Я всегда соблюдал наши соглашения, но в этот раз ты ничего не получишь, - он жестом остановил уже было снова начавшего возмущаться графа. Его голос становился все холоднее. - Твой сын чуть не изнасиловал родную сестру самого талантливого ученика Имперской Академии с момента ее основания. Ты меня знаешь, с таким я не шучу. Именно он избил Дука. Да, может он и поддался ярости, но сейчас я всецело на его стороне. Даже если все знатные рода королевства ополчатся против этого мальчика, я бы все равно остался с ним. И ты должен понимать, что все силы Академии поддержат меня, что бы я не решил. А о военной и политической власти моего заведения ты прекрасно знаешь. Так что выбрось из головы любые мысли о мести за сына. В конце концов у тебя их шесть и Дук –явно не самый любимый». - Савойн Листер твердо посмотрел в глаза графу Шо.


Нужно было отдать тому должное, граф умел проигрывать. Поднявшись во весь свой почти двухметровый рост, Гир Шо сухо попрощался с ректором и не проронив больше ни слова покинул территорию Академии.


****** ***


Лаз в этот момент сидел на кушетке в кабинете у врача и ойкал, пока доктор осматривал его палец.


-«Вывих, - констатировал тот после минуты обследования. - Что же, вы, голубчик, начали сражаться не предназначенной для этого трансформацией? Скажите “спасибо”, что не перелом. Готовы?» - На этих словах служитель местного Гиппократа изо всех сил, хотя и сохраняя необходимые угол и точность дернул палец на себя. Лаз завопил, но, когда вновь посмотрел себе на ногу, изогнутый под диким углом палец уже встал на место. Затем на него был наложен бондаж. Наказав пациенту не беспокоить палец ничем активнее ходьбы минимум неделю, а лучше две, доктор отпустил Лаза с миром.


Снаружи его уже ждала группа из двадцати с чем-то человек, при виде выходящего из кабинета мальчика сразу начавшая выкрикивать одобрительные лозунги. Ох, найти бы того, кто разболтал о том, что это именно он, Лазарь отделал насильника. Теперь ему прохода не давали восторженные фанаты. Ему это совсем не нравилось, так как он понимал, что любое излишнее внимание к больной теме сильно давит на Лани. Он уже твердо решил, что уговорит родителей отпустить их вместе с остальными. Пусть сестренка развеется и отвлечется.


Сегодня был последний день и последняя ночь перед каникулами, так что младший класс S факультета магии устроил по этому поводу вечеринку. Местом проведения стал корпус их факультета, та аудитория, где все они почти год назад впервые встретились. Девочки украсили стены гирляндами, мальчики оттащили парты в соседний класс, организовав танцпол. Черныш виртуозно владел местным вариантом гитары, с двумя грифами, расставленными под углом в девяносто градусов друг к другу. А еще он совсем не любил танцевать. Так что он вызвался на роль ди-джея.


Из столовой был украден чан с фруктовым соком, который путем нехитрых махинаций превратился в сладкий слабоалкогольный пунш. Когда Лаз, не участвовавший в оформлении зала из-за травмы зашел внутрь, его встретили приветственные крики друзей. Однако здесь все старались даже вскользь не упоминать щекотливую тему, чему Лазарь был очень признателен. Кроме прихорашивающейся Штучки все были уже здесь. Когда через несколько минут прибежала и она, Рыцарь встал и попросил сказать речь. Желание, естественно было единогласно одобрено.


-«Четырнадцать месяцев назад я, Лазарг Симон даже не подозревал что меня ждет. Придя ради интереса на экзамен в магическую школу, я с удивлением обнаружил, что, оказывается, являюсь редким уникумом, получившим тут одно из бюджетных мест. Когда, в этом самом классе я представлялся всем вам, я и не думал, что вы станете мне такими близкими друзьями. Наша разношерстная компания за этот год стала очень узнаваема в Академии. Мы много спорили, иногда дрались, потом мирились и опять спорили. И с каждым разом наша дружба крепла. Так выпьем же за то, чтобы каждая наша ссора и драка оканчивалась примирением, а каждое начинание – успехом!» - Все, осушив свои бокалы громко зааплодировали.


Лаз единственный пил чистый сок, так как даже от сильно разбавленного пунша его маленькое тело опьянело бы слишком быстро. А так как у него не было партнера своего роста для танца, он сидел в глубоком учительском кресле и наблюдал за своими друзьями. Время шло, а с ним росло и количество выпитого спиртного. Через пару часов Клод уже дрых в углу, накрывшись вместо одеяла бумажной мишурой. Остальные же, разбившись на пары пустились в безудержный пляс под задорные мотивы странной гитары.


Рыцарь отплясывал со Штучкой. Эта любвеобильная парочка за прошедший год, удивительно, но так и не начала встречаться. Рыжик пыталась научить Петра хоть каким-то основным движениям. Однако Ботаник то ли от природной неуклюжести, то ли от количества выпитого, постоянно наступал ей на ноги. Варвар, подхвативший маленькую Алексис на руки начал отплясывать какой-то совершенно немыслимый танец.


Лани, несколько минут назад танцевавшая с Эльфом, сейчас сидела, положив ему голову на плечо. Лаз понимал, что девочка, пусть и принявшая в их отношениях статус младшей сестры никогда не считала его по-настоящему старшим. Ей нужен был кто-то кому можно было выплакаться, а шестилетний, пусть и гениальный малыш на такую роль не подходил. Она нашла такого человека в лице Сарифа Дохика. Когда она, выговорившись, заснула у него на плече, парень поднял Лани и направился к выходу, намереваясь отнести ее в общежитие. Нежно держа хрупкую девушку в своих руках, Сариф обернулся и посмотрел на Лаза. Мальчик, казалось, врос в кресло, чуть насмешливым взглядом черных как смоль глаз охватывая все вокруг. Увидев, с какой трепетностью Эльф держит его сестру, Лазарь вначале удивился. Но затем, встретившись с ним взглядом мальчик увидел в нем нечто особенное. Затем, все так же смотря Сарифу в глаза, он медленно кивнул. Парень кивнул ему в ответ.


*** *** *** *** ***


-«Мастер».


-«…»


-«Я могу посвятить в тайну еще одного человека?»


-«…»


-«Вы не понимаете, он особенный! Он невероятно талантлив и не по годам умен! Если он будет знать то, что знаете вы, его будущее будет неизмеримо!»


-«...»


-«Что значит, вы не можете вмешиваться в его судьбу?»


-«…»


-«Кто может вам что-то запретить!?»


-«…»


-«Я понимаю, простите, Мастер».


-«…»


-«Я не знаю, пока они молчат, может они отступились».


-«…»


-«Подготовка идет полным ходом. Еще максимум четыре с половиной года и все будет готово. Мы готовились к перемещению почти шесть лет. Больше половины пути уже пройдено».


-«…»


-«Предчувствие? Какое?»


-«…»


-«Мы не можем с этим торопиться. Уменьшить срок можно максимум на год».


-«…»


-«Я понимаю, Мастер. Я приступлю сразу же».



Глава 23. Возвращение домой, дура и взрослый разговор.


Вечеринка продолжалась еще пару часов. В конце концов Черныш совсем выдохся, сыграв каждую из известных ему танцевальных мелодий, а у отплясывавших посреди комнаты ребят уже начали заплетаться ноги. С громкими криками, улюлюканьем и смехом они, покачиваясь добрели до общежития. Никто, однако на них не обращал ни малейшего внимания, так как в эту ночь таких вечеринок по всей Академии проводилось много десятков. Лаз, хотя и не пил, но все равно очень хотел спать. Как бы упорно он не тренировался, шестилетнее тело не могло избавиться от некоторых слабостей.


Так что он, зайдя и проведав Лани и убедившись, что сестра спокойно спит в своей постели вернулся к себе и провалился в сон едва коснувшись головой подушки. Сон был плохой. Ему снилось, что за ним гнался какой-то монстр, пытаясь вцепиться ему в ноги. Форма Зверя не работала, так что он никак не мог оторваться. Неожиданно из воздуха соткалась Лани, такая, какой он ее увидел, ворвавшись к ней в комнату пару дней назад. Плачущая, в порванной блузке. Она что-то кричала, а Лаз ее не слышал. Он хотел подбежать к ней, но вдруг монстр за его спиной оказался рядом с девушкой и вцепился в нее зубами. Тут мальчик проснулся.


Следующим утром, простившись с Алексис, Ботаником и Чернышом на два месяца, а с остальными на неделю, Морфеи забрались в экипаж. Сейчас, когда после того, как Лани излила Сарифу душу, ей, для закрепления эффекта нужна была смена обстановки. Так что Лазарь уже твердо решил, что убедит родителей отпустить их в поездку.


Дома, как и во все предыдущие разы их ждали с распростертыми объятиями. Неделю назад по случаю успешного окончания Лазом и Лани первого года учебы в особняке Морфеев планировали устроить званый ужин и уже подготовили приглашения. Однако всё те же печальные события расстроили все планы. Так что на этот раз дети отпраздновали событие в тесном кругу семьи. За столом вместе с ними сидел маленький парень, их младший двоюродный брат. Сейчас ему было два с хвостиком года. Белобрысый, как и вся семья отца Лазаря, маленький Истрис, наслушавшийся историй про своего гениального старшего брата сейчас сидел рядом с Лани с очень серьезным лицом. Изо всех сил стараясь выглядеть взрослым, он только становился милее. Девочка от души смеялась, когда, подражая своему отцу мальчик обращался к ней “юная леди”.


Обед проходил очень оживленно, пока на другой стороне стола, там, где сидели взрослые разговор не зашел о женитьбе. Началось все с того, что Фелиция поинтересовалась у единственного сейчас холостого Морфея, когда же тот приведет в семью женщину. Сивлис был самым младшим из трех братьев, но ему было уже двадцать пять лет. А в этом возрасте мужчина обычно если не был женат, то у него точно был кто-то особенный на примете. Затем обсуждение плавно перетекло на тему свадеб вообще. А затем, заболтавшись и совершенно обо всем забыв, жена Сартиса Агата, громко через весь стол спросила у Лани:


-«Дорогая, а у тебя есть кто-то на примете?»


Через секунду она поняла, какую глупость сморозила, но было уже поздно. Ланирис поменялась в лице, встала и со слезами на глазах выбежала из-за стола. Все празднование сразу пошло коту под хвост. Фелиция побежала успокаивать дочь, бросив на прощанье в Агату испепеляющий взгляд. Та сидела белая как мел, прекрасно понимая, что натворила. Лазарис вместе с отцом тоже встали, поблагодарили за еду и ушли. Через пол часа столовая совсем опустела. Никто уже не мог продолжать праздник в такой атмосфере.


Санктус вместе с сыном зашли в комнату к Лани. Та, уткнувшись маме в грудь что-то говорила сквозь слезы, а Фелиция нежно гладила ее по голове. Мужчины вошли и тихо присели в сторонке, понимая, что сейчас ничем помочь не в силах. Когда девочка успокоилась и перестала плакать Лаз заговорил:


-«Мама, папа, нас с сестрой зовет на каникулы съездить за город одноклассник. Мне кажется, что это очень хорошая идея и она пойдет на пользу всем».


Пара давно уже привыкла, что их сын не нуждается в их поддержке. В отличие от сестры он даже в младенчестве никогда не плакал, а потом, едва научившись ходить и говорить начал вести себя максимально самостоятельно. Они приняли тот факт, что Лаз никогда не был и не будет как все. Что он куда умнее и рассудительнее даже некоторых взрослых. Так что, несмотря на то, что в общении с ним Санктус и Фелиция продолжали вести себя как родители, внутри они уже давно приняли парадоксальную истину. Их шестилетний сын уже взрослый и воспринимать его слова и поступки нужно соответственно.


Поэтому они, не обращая внимания на немного неуместную ситуацию задумались над предложением Лаза. Поразмышляв минуту, они поняли, что слова их сына совершенно правильны. Пока его с сестрой не будет в городе про нашумевший случай забудут, как и про все подобные скандальные новости. А Лани проведет время с друзьями на природе, будет смеяться и шутить и довлеющие над ней воспоминания превратятся в пусть и кошмарный, но сон.


Уснувшую от переизбытка чувств Ланирис оставили одну, а Лаз вместе с родителями ушел к папе в кабинет. Там он рассказал обо всех известных ему деталях поездки. В Академии Лаз говорил так как ему хотелось, в полном соответствии с тридцатилетним разумом. И каждый раз, приезжая домой, он понемногу убирал из своей “детской” речи все “детские” словечки, выражения и ошибки. Он понимал, что его родители не купились бы на такой простой трюк, но другого выбора он не видел. Лазарь знал три вещи: он сын этих людей; он очень их любит, и эти чувства взаимны; он больше не может изображать из себя ребенка. Так что Лаз решил пойти ва-банк. Если родители любят его так же, как и он их, то примут Лазариса каким бы он ни был. Если нет – тогда их любовь слаба, а быть сыном таких людей Семен Лебедев не хотел. И его ставка сыграла.


Сейчас он разговаривал с ними так, как ему было удобно и не видел никаких подозрительных или негативных эмоций в ответ. Фактически, душа Лаза была старше, чем его отец и мать. Санктусу было тридцать один, Фелиции двадцать девять. А ему тридцать три. А учитывая наполненную событиями земную жизнь, совсем не похожую на местное размеренное существование и невероятный опыт перерождения сам себе он казался намного старше. Так что сейчас в кабинете разговаривало трое взрослых людей, имевших право говорить друг другу все без тайн и обиняков.


После часа обсуждений, споров и продумывания деталей было решено, что завтра рано утром из дома семьи Морфей к дому семьи Даз отправится курьер с письмом. В письме будет сказано, что Санктус и Фелиция Морфеи отпускают обоих своих детей на каникулы вместе с молодым господином семьи Даз, Джи Дазом.


Еще через восемь дней к дверям особняка Морфеев подкатила большая изукрашенная карета, на которой Лаз и Лани отправились на встречу со своими друзьями.


*** *** *** *** ***


-«Ты слышишь меня?»


-«Я слышу и вижу все».


-«Кто он такой, что ты им так заинтересовалась?»


-«Он моя игрушка. Одна из самых занимательных».


-«Не ври мне. Я знаю тебя слишком долго, чтобы не понимать, когда ты говоришь не все. Боги, пусть и невероятно могущественны, но точно не абсолютные сущности, как в религиях его мира».


-«Ладно, признаю. Он не только игрушка. Этот мир уже почти полторы тысячи лет застыл в стазисе, а я не могу влиять на такие масштабы. Нет, могу конечно, но это было бы не спортивно».


- «И ты ждешь, чтобы он создал бурю? А ты не думала, что это слишком амбициозно?»


-«Ты младше меня по званию на несколько порядков, тебя даже богом назвать нельзя. То, что вижу я тебе недоступно. К тому же ты не можешь отрицать, что своего ученика ты выбрал из очень похожих соображений».


-«Признаю. Ладно, посмотрим, что с ним будет. Ты планируешь как-то вмешиваться?»


-«Нет. Я люблю честную игру. А уже сам факт того, что он помнит прошлую жизнь – это жульничество. Так что нет, хватит. Однако просто так я его оставлять не собираюсь. Нужно его подтолкнуть».


-«Опять будешь строить из себя стерву?»


-«И как ты только догадался?»



Глава 24. Беспроигрышный довод, приятное путешествие и дом, милый дом.


Особняк семьи Даз был и правда огромным. Встретивший ребят дворецкий почти минуту вел детей извилистыми коридорами, широкими лестницами и большими залами. В конце концов, услужливо распахнув перед Морфеями большие двустворчатые двери в библиотеку, он попрощался с ними и остался с той стороны.


-«Лаз, Лани!» - Тут уже собрались все, кроме них. Лазарг, Штучка, Шинилы и Варвар с Эльфом. Старшие ребята пили вино, а те, кому еще не было семнадцати что-то, пахнущее фруктами и пряностями. Как рыцари короля Артура они сидели за большим круглым столом и о чем-то активно спорили, пока не увидели вновь прибывших. Жестом остановив уже начавших вставать друзей, Лаз подошел к каждому из ребят, пожал парням правые руки, а девушкам поцеловав левые. Лани расцеловалась с подругами, а мальчикам достался элегантный книксен. Присев в свободные кресла, новички включились в разговор, а через пару минут им тоже принесли тот напиток. Что-то вроде компота, только подавался он горячим и вкусно пах травами.


-«А я говорю, что ничего не случится! - Как всегда безрассудный Джи Даз сейчас спорил с более рассудительными друзьями по поводу охраны для компании. - Мы едем в деревню отдохнуть, что может произойти?» - Сейчас Варвара было не узнать. Каждый раз, возвращаясь с недельных каникул он представал перед младшим S классом факультета магии чисто выбритым, постриженным по последней моде и одетый в новую одежду. Девочки постоянно смеялись над ним по этому поводу, а Джи только отшучивался. В прошлые каникулы ему удалось избежать крепких рук парикмахера, но похоже на этот раз на нем отыгрались. Выбритый так гладко, что на щеках даже не было заметно синевы щетины, с причесанными и напомаженными волосами он смотрелся очень комично.


-«Ты не можешь этого знать наверняка. Неожиданности на то и неожиданности, чтобы случаться вдруг и сразу. Да, за этот год мы сильно поднаторели в магии и сейчас можем за себя постоять. Но даже так хоть какая-то охрана необходима». - Больше всех спорила Штучка. Эта девушка вообще всегда очень боялась за сохранность своего тела и своей жизни. А сейчас они ввосьмером собирались отправиться за город. Да, от Столицы они будут максимум в паре сотен километров. Но даже это расстояние было довольно большим для того, чтобы им на пути встретились дикие звери, разбойники, обвалы и прочая неприятная чертовщина. Наконец, исчерпав аргументы, неизменно разбивавшиеся об “Да что может случиться” Варвара, она применила хитрость.


-«Вот, с нами едут шестилетний мальчик и его сестра! Что, их тоже оставишь без всякой защиты?» - На самом деле это был очень хреновый аргумент. Лани, владевшая очень гармоничным сочетанием предрасположенностей была не многим слабее Сарифа. А, как Мари выразилась, “шестилетний мальчик” сейчас контролировал магию лучше любого из сидящих здесь. И только недостаточный запас энергии не позволял Лазу быть сильнейшим в их компании.


Однако в такой формулировке этот довод был бронебойным. Варвар с минуту пытался выдавить из себя стандартные: «Ну что может произойти?», но, в конце концов, сдался.


-«Ладно, твоя взяла. Я надеюсь, ты знаешь, что это был удар ниже пояса и тебе за это стыдно». - После еще нескольких минут обсуждений было решено попросить у отца Джи Даза пару телохранителей, чтобы те подстраховали группу на самых опасных участках. На том и порешили. Выходить собрались завтра утром, а сейчас Варвар, позвонив в стоящий на столе колокольчик, распорядился подготовить для его друзей комнаты. Остаток дня прошел в разговорах, веселье и продолжении разных споров о теории магии. Такие споры возникали постоянно и обычно разрешались Лазом после того, так ему надоедало слушать одни и те же доводы по десятку раз.


Морфеям досталась общая комната, бывшая больше всех комнат их класса в общежитии вместе взятых. Совершив вечерние процедуры, уставшие за день от разговоров ребята упали на кровати и заснули. Лазу снова приснился все тот же кошмар. Этот было уже в третий раз. Проснувшись от того, как монстр раздирает его сестру на части, он долго не мог заснуть. Его сердце ныло от неясного предчувствия беды, но Лазарь решил гнать прочь все дурные мысли и сосредоточиться на предстоящем отдыхе.


Наутро, быстро позавтракав и вновь уложив сумки, разобранные на ночь, компания забралась на лошадей и покинула поместье. Ехали вдесятером. Двумя лишними попутчиками были личные охранники отца Варвара, тихо следовавшие за шумной компанией и старавшиеся не обращать на себя внимания. Лани ехала на небольшом коньке, как раз подходящем ей по росту. Для Лаза же нормальной лошади не нашлось, поэтому он сидел перед Рыцарем, удобно устроившись между его широкой грудью и лукой седла. Погода была прекрасной, легкий ветерок создавал приятную прохладу. На Люпсе температура считалась от температуры человеческого тела: 36,6 тут были 0. Вода замерзала где-то при -27, так что местные градусы были немного больше, чем привычные Семену Цельсии, однако он не долго учился пересчету. Так что сейчас температуру он определял и местными и земными градусами. Сейчас воздух, окружающий ребят, был порядка -15, или +20 в обычных для Земли параметрах.


Ехали шагом, не спеша, так что дорога до родной деревни Лазарга у них заняла несколько дней. Впрочем, это никого нисколько не заботило. Наконец, последние пол дня становившийся все более возбужденным Рыцарь привстал в стременах и восторженно завопил. От этого Лаза качнуло вперед так, что он чуть не упал с лошади. Извинившись перед обвиняющее смотрящим на него другом, Лазарг объяснил, что увиденный им большой камень у дороги был ориентиром. От него до его дома было всего пол часа пешего хода. Через пятнадцать минут компания въехала на территорию большого хутора.


Из домов высыпали местные жители, державшие наизготовку вилы и мотыги. Однако увидев, что это никакие не бандиты, а их дорогой Лазарг, да еще и с друзьями, люди побросали свое импровизированное оружие и начали кричать: «Привет!» и «Добро пожаловать!» Спустившись на землю сам и спустив Лаза, Рыцарь побежал обнимать родных. Прослезившаяся пара, видимо его родители, насела на парня с обеих сторон и не хотела отпускать. Наконец Лазарг освободился и начал знакомить две компании.


-«Ребята, это мои родители. Моя мама, Женил Симон, и мой отец, Рестор Симон, - Рыцарю было уже двадцать три. Однако даже так, его родители были староваты. Матери было за пятьдесят, а отцу еще лет на пять больше. Но в этом мире средняя продолжительность жизни была очень высокой за счет того, что тела людей постоянно питала и обновляла энергия. Столетние люди были очень частым явлением, а такие древности как ректор Академии, которому было глубоко за двести пусть и были редки, но никого не удивляли. Так что, даже не смотря на около пенсионный возраст, родители Рыцаря выглядели очень молодо. Тут Лазарг вытащил из толпы явно стеснявшуюся женщину. - А это моя старшая сестра, Инил. У нее есть муж и маленький ребенок, но, насколько я знаю, первый сейчас на охоте, а второй спит, так что я познакомлю вас попозже».


Затем Лазарг по одному представил всех своих попутчиков, не забыв и про их телохранителей. Когда жители узнали, что двое неприметных мужчин первоклассные маги, они очень удивились. В таких вот деревнях волшебники были чем-то вроде балаганных фокусников. Из-за того, что не было достойных учителей, а также времени для тренировок, местные чародеи могли очень и очень мало. Фактически ничего. Уже сейчас Лаз мог заткнуть за пояс всех, кто в деревне использовал магию вместе взятых. Так что профессиональные маги вызывали у хуторян искренне уважение. Однако, когда они вспомнили, что Лазарг в будущем станет намного сильнее этих двоих их начинала переполнять гордость.


Деревня — это не особняк аристократической семьи, так что разместили ребят с минимумом удобств. Здорового Джи Даза, которому из-за роста не нашлось подходящей кровати пришлось обустроиться на сеновале. Хотя он не очень-то и возражал. За эти несколько дней он вновь покрылся щетиной, смыл с волос весь лак и сейчас выглядел как ухоженный, но уже немного одичавший пес. Приехали путники уже ближе к вечеру, а потом то-се, пятое-десятое, так что легли спать все уже в десятом часу. Свежий воздух способствовал этому и уже через несколько минут вся деревня уже спала. На этот раз Лаз спал спокойно, без сновидений.


*** *** *** *** ***


-«А? Кто тут?»


-«Господин ректор, это я».


-«Оли? Что случилось? Какой сейчас час?»


-«Уже почти три часа ночи, господин ректор».


-«Что ты тут делаешь в такое время?»


-«Я хотела задать этот вопрос вам, когда увидела свет в окне кабинета».


-«Появилось несколько неотложных дел. Некоторые планы пришлось ускорить и поэтому на меня свалилась целая гора дел. Я не спал нормально уже несколько дней. Видимо, усталость взяла свое».


-«Господин ректор, хватит себя мучать! Давайте я вам помогу, только скажите, что нужно делать?»


-«Нет, Оли. В этом ты мне при всем желании не помощница. Да и не могу я тебе рассказать. Не потому что не хочу, а просто не могу».


-«Ох, господин ректор, вы себя так до срока в могилу загоните. Погодите, я вам хотя бы чаю приготовлю и плед принесу».


-«Спасибо, девочка. Что бы я без тебя делал?»


-«Остались бы без чая, что же еще?»



Глава 25. Отдых, горячие источники и страшный гость.


Следующие несколько дней были наполнены весельем. Ребята гуляли, устраивали пикники, помогали хуторянам с их делами. Лаз периодически устраивал для местных небольшие представления. Сейчас он мог посоревноваться в контроле магии даже с телохранителями, а учитывая его полное сродство, он их даже превосходил. Конечно, до учителей Академии ему было еще очень далеко, но даже так, вспыхивающие под ночным небом фейерверки из огня и света были очень впечатляющи. Каждый раз он собирал море оваций, а некоторые из деревенских пытались даже познакомить Лаза со своими младшими дочками, невероятно его этим смущая. В протекавшей у деревни речке они ловили рыбу, правда для купания пока было слишком холодно.


В такой расслабленной обстановке и текли дни. Плавно закончилась зима и на Кристорию опустилась весна, хотя большая часть деревьев уже давно стояла в листве. От каникул осталось около трех недель. Так что однажды немного заскучавший Джи Даз выдвинул новое предложение:


-«Рыцарь, я слышал, что в паре дней пути отсюда есть термальные источники. Может, сгоняем, искупнемся?» - Идея была принята на “ура!” и на следующее утро ребята отправились в горы. Их охранники за это время ни разу не понадобившиеся получили от Варвара приказ тоже отдохнуть, и как следствие произошел конфуз. Один из телохранителей сейчас лежал в постели, чем-то серьезно отравившись, так что было решено пойти без них. Шли пешком, налегке, с собой взяли только самое необходимое: полотенца, купальники, тапочки и еду на несколько дней. Семен невольно вспомнил, как он со своим классом вот точно так же ходил в бассейн в средней школе. На переходе до источников им пришлось заночевать одну ночь без жилья. Однако в одном из встреченных на пути холмов общими усилиями была вырыта магией удобная пещера. В ней ребята и провели ночь, благо ни дождей, ни заморозков не было.


Вечером следующего дня компания, наконец, дошла до искомых источников. В неприметной горной долине раскинулось большое озеро, бурлящее от выходящих из-под воды газов. Из центра его бил в воздух на несколько метров высокий фонтан. Вода была даже не теплой, горячей. Так что быстренько разделившись на две группы ребята пошли в разные стороны, переодеваться. Через несколько минут из озера уже доносились радостные вопли парней и визги девочек, которых плавающий как рыба Клод хватал под водой за ноги. Вдосталь накупавшись, ребята устроили конкурс на владение стихией воды. Участвовали Лани, Сариф и Аватар, потиравший ушибы, оставленные праведным гневом девушек. Лаз был судьей, так как все понимали, что если он будет участвовать, то у них не останется ни шанса. Следующие полчаса в воздухе появлялись и исчезали всевозможные фигуры, созданные из магии. Дельфины, драконы, воины в водяных доспехах и еще множество всяческих диковинных форм. В конце концов, с минимальным отрывом победителем стал Сариф. Ланирис обиделась на Лаза, так что ей был присужден дополнительный приз судейских симпатий.


Этот и следующий день компания практически не выходила из воды. Варвар и Рыцарь поспорили, кто сможет выше забраться на окружавшие озеро практически отвесные скалы. В результате Варвар сорвался с десятиметровой высоты и, если бы не созданная Лазом и Штучкой воздушная подушка, просто ушибом пятой точки он бы не отделался. Чтобы подбодрить проигравшего друга Эльф создал из земли на высоте пятнадцати метров большой трамплин на высоте, с которого Джи с громким воплем спрыгнул, забрызгав загоравших девчонок. Вслед за ним этот подвиг повторили и все остальные, благо озеро в середине было довольно глубоким. Спрятавшийся под водой Клод, используя тонкую и направленную струю воды, разрезал лямки на купальнике Штучки, за что на этот раз был бит уже всеми. Хотя парни били как-то без особого энтузиазма. Почему, интересно?


Лаз, вспомнив о такой замечательной вещи как джакузи, с помощью сестры создал в одном из углов озера ванну из земли, в которую через множества дырочек поступали создаваемые естественным образом пузырьки почти с трети озера. Изобретение всем очень понравилось, так что в новом джакузи постоянно кто-то сидел, наслаждаясь воздушным массажем.


В общем ребята веселились как могли. Уходить совсем не хотелось, но у них осталось еды всего на день, а еще нужно было вернуться. Голодать никто не хотел. Так что, решив, что придут сюда еще раз, компания собрала немногочисленные пожитки и направилась в обратный путь. Обратно шли медленнее, чем туда, так что поход затянулся. Уже поздним вечером ребята дошли до их импровизированного жилища. Клод сразу забежал внутрь, намереваясь магией огня нагреть внутреннее помещение.


Никто так и не узнал, откуда взялась та тигрица, которая прыгнула на Аватара из пещеры. Может она спустилась с ближайших гор в поисках партнера для спаривания. Может ее прогнал со своей территории другой, более сильный зверь. В этом мире, пропитанном магией, где даже без особых тренировок люди были намного сильнее, чем земляне, а в том, чтобы прожить сто лет не было ничего особенного, жили и разные страшные звери. И, будучи гораздо ближе к природе, чем люди, животные впитывали в себя куда больше энергии. Но даже так, эта тварюга была куда больше любых разумных пределов. Этот тигр был размерами с земного носорога. Огромная туша, двигавшаяся, однако со скоростью курьерского поезда вмиг оказалась перед ничего так и не понявшим парнем. Удар здоровой как рыцарский щит лапы, громкий хруст костей и парень как сломанная кукла вылетел из шалаша. Рыжик отчаянно завизжала. Рыцарь и Варвар тут же встали в защитную стойку, с ужасом в глазах глядя на монстра. Эльф и Штучка замерли на месте, впав в ступор, а Лани упала на землю, закрыла голову руками и зажмурила глаза. Лаз, действуя на полном автомате, подбежал к упавшему Клоду, озираясь на зверя. Парень дышал очень слабо, с присвистом, на губах пузырилась кровь. Было явно пробито легкое.


Да, Лазарг несколько лет назад сразился с медведем и выжил. Но эта тварь была минимум вдвое крупнее и раз в пять тяжелее. Плюс, не смотря на вес, тигр не растерял истинно кошачьей проворности. Джи тут же рассеял шарик из земли, который ему дал один из охранников. Маг мог легко отслеживать свои заклинания, даже если они вышли из его зоны влияния. А влитого в маленький комочек количества манны хватило бы еще на несколько дней. Это был своеобразный спасательный талисман. Почувствовав, что с его подопечными случилась беда, телохранитель, чертыхаясь, пулей устремился в лес. Мастерски используя землю, подталкивавшую его прямо в момент шага, он быстро исчез из деревни. Скорость профессионального мага была сравнима со скоростью скачущей галопом лошади, плюс стражник на ходу активировал форму Зверя. Похожий сейчас на сказочного вервольфа, с длинными руками и ногами и неестественно вытянутой мордой он ускорился еще больше. Сейчас даже гепарду будет очень непросто долго гнаться за ним. Но даже так, двадцать пять километров, отделяющие его от ребят займут у него где-то четверть часа. Он безнадежно опаздывал.


*** *** *** *** ***


-«И ты ничего не собираешься делать?»


-«О чем ты?»


-«Этот зверь явно непростой. Не боишься, что твоя “игрушка” может сломаться слишком рано?»


-«Да тебе-то какое дело?»


-«Вообще-то никакого. Однако мой, как ты его называешь, ученик просил у меня взять мальчика под крыло. Я, естественно отказал, но парень меня заинтересовал».


-«Да ладно врать-то. То, что ты говорил про богов верно и для тебя. Я прекрасно вижу, что ты врешь».


-«Не понимаю, о чем ты говоришь».


-«Я знаю, что ты хочешь через него ко мне подмазаться. Не строй из себя невинную овечку. Не надейся, не выйдет».


-«Да ладно тебе, я сижу на этом континенте уже многие тысячи лет! Я хочу если не повышения, то хотя бы перевода. Тут слишком скучно!»


-«Я тебе что говорила? Эта игрушка поднимет шторм. Скоро станет куда веселей».


-«Ладно уж. Поверю тебе. Все равно выбора у меня нет. И все же. Не боишься за своего зверька?»


-«Если он и умрет, то точно не здесь».


-«Ну как знаешь».



Глава 26. Счет на минуты, комбинированная атака и прибытие подмоги.


В это время перед пещерой никто не двигался. Было не сложно понять, почему зверь защищал пещеру. Тигрица пришла сюда и заняла это жилище, а теперь какие-то чужаки пытаются у нее его отнять. То, что эти чужаки и создали это убежище, а также то, что они наткнулись на зверя совершенно случайно, тигрицу не волновало. Она была готова сражаться.


Рыцарь и Лазарис, единственные маги, кто сейчас мог рационально мыслить активировали форму Зверя. Лаз почти никак не изменился, только стал немного выше и откинул ненужные сейчас ботинки. Рыцарь, у которого был большой талант к трансформации, сейчас уже мог изменить энергией более пятнадцати килограммов плоти. Он, также, как и Лаз использовал технику изменения реального тела, так что простора для творчества у него было намного больше, чем у Лазариса, которому приходилось думать над распределением каждого десятка грамм. Он стал немного ниже, но намного шире. Общаясь с Лазом, он не мог не перенять парочки приемов. Так что кости его рук и ног удвоились, а мышцы расслоились. Однако он не мог достичь таких тонких изменений как новая кровеносная система. Оставшуюся энергию он потратил на создание защиты на важнейших органах. Сейчас его горло, грудная клетка и брюшная полость были закрыты толстыми хрящами, натянутыми между костей.


Посмотрев на Эльфа, застывшего как истукан, Лазарь тихо, чтобы не спровоцировать зверя раньше времени прошипел:


-«Ты, слабак, а ну быстро очнулся. Она нуждается в тебе сейчас. Если из-за твоей слабости она пострадает, я лично тебя придушу!» - Сарифа как будто облили ушатом холодной воды. Он качнулся, но быстро восстановил равновесие, с благодарностью посмотрев на Лаза. Он прекрасно понимал, что мальчик говорил это только чтобы привести его в чувства.


Он пригнулся и также стал Зверем. Эльф стал выше и еще тоньше, сейчас его можно был принять за ходячий скелет. Он пошел по другому пути. Лаз ставил во главу угла гибкость и универсальность применения. Сариф же сконцентрировался на взрывной скорости и мгновенных атаках. Его кости стали похожи на птичьи, почти полые внутри они стали хрупче, но в разы легче. Мышцы тоже утончились, убрав из своего состава всяческие посторонние элементы вроде жировой прослойки. Такое состояние Эльф мог продержать максимум минут двадцать, потом тело начинало пожирать само себя из-за недостатка питательных веществ. Однако в эти минуты его скорость превышала любые пределы. Из состояния покоя он мог за несколько секунд разогнаться до скорости в 120-130 км/час. Однако ставшее таким легким тело не могло наносить хоть сколько-то серьезные удары. Планировалось, что он будет полагаться на тонкий и легкий кинжал, нанося ошеломленному противнику быстрые и неблокируемые удары. Вот только сейчас из оружия в арсенале Сарифа были только ветки деревьев и тапочки, в которых он ходил на горячих источниках. А ими толстенную шкуру зверя нельзя было поранить даже до крови.


Так что Эльф выбрал другое, очень правильное решение. Крик Лаза был как удар сковородой по голове. Очнувшись от ступора, парень стал мыслить ясно и предельно рационально. Он подождет, когда тигр кинется на остальных, а потом, схватив Лани и кого-то из девочек, кто будет ближе, кинется бежать. Было очевидно, что они зверю не соперники. Он впитал в себя слишком много магии, от чего и вымахал таким большим. Может он жил очень долго, а может его логово было в каком-то особом месте. Итогом было то, что заклинания будут действовать на него намного слабее, чем должны были. Если обычно Рыцарь мог струей концентрированного пламени насквозь прожечь ствол толстенного дерева, то на тигрице эта же струя оставила бы максимум сильный ожог.


Выбор Сарифа был немного труслив, но максимально рационален. Сейчас, напуганные до глубины души девочки не могли сделать вообще ничего. Они станут легкой жертвой и мишенью для зверя, а защищавшим их парням придется отвлекаться, еще больше осложняя и так неизбежно проигранный бой. Сейчас они должны были просто продержаться до прибытия телохранителей Варвара.


Все это произошло буквально за пол минуты. Вышедшая наружу тигрица еще щурилась от света закатного солнца, стараясь приспособить глаза к свету. Рассмотрев, наконец, что вокруг нее стояло еще несколько чужаков, она грозно зарычала и припала к земле. Однако не прыгнула, а выжидающе уставилась на ребят, ожидая их хода. Им это было только на руку. Так что кроме бормотавшей что-то в приступе паники Рыжика никто не двигался и не говорил. Им нужно было продержаться двадцать, максимум двадцать пять минут. Тигрица явно опасалась такого количества народу. Однако осознавала, что сильнее чем они. Но не хотела понапрасну рисковать. Инстинкт выживания был в приоритете. Если в сражении с этими людьми она будет травмирована, то, скорее всего, умрет через несколько дней.


Так, в мучительном ожидании прошло несколько минут. Все это время Лаз, который благодаря своему превосходному управлению энергией имел самую большую сферу контроля из всех присутствующих, готовил заклинание. Зверь стоял вне радиуса его сферы, но не слишком далеко – несколько метров. Поэтому он мысленно собирал под землей максимально близко к тигрице сложное заклинание, придуманное им самим. Взглянув на Рыцаря и Эльфа, он получил их безмолвное одобрение. Варвар стоял у него за спиной, так что он не мог видеть его реакцию.


Через несколько секунд из земли выстрелили десятки водяных струн, увлекая за собой размягченную землю. Камешки и почва были ускорены соответствующим законом, и вся эта конструкция еще и потрескивала от бегающего по ней электричества. Она была призвана моментально накрыть зверя и хорошенько ударить его током. Проблема была в том, что вне сферы контроля он не мог управлять заклинаниями. Так что он долго готовился, создавая практически сеть, упавшую на не успевшего среагировать тигра. Мокрая и липкая земля приклеилась к шкуре зверя и заискривший заряд, ударил его сильным током. Эльф не мешкая привел в исполнение свой план. Закинув стоявшую все так же в ступоре Штучку на плечо он за секунду оказался рядом с Лани. Схватив ее тоже, он неуверенно посмотрел на Жарди.


-«Беги, идиот! Ты ее не утащишь! Только помрете вчетвером!» - Варвар заорал за Сарифа во всю свою глотку. С мукой во взгляде Эльф кивнул и исчез в лесу. Джи Даз быстро отпрыгнул в сторону, встав прямо перед лежавшей на земле девушкой. Рыцарь подбежал к Лазу, склонившемуся над Клодом. Тот не дышал уже несколько десятков секунд. У них было несколько минут, прежде чем монстр выберется из электрической ловушки. На это заклинание Лазарь потратил практически всю свою энергию. Сейчас даже поддерживать форму Зверя было очень тяжело. Так что вся надежда была на Лазарга и Джи Даза. Они тоже все это время готовили свои чары, но из-за того, что не могли контролировать много элементов разом, а также из-за меньших сфер контроля им было сложнее. С постоянно отряхивающегося тигра стали отваливаться импровизированные электроды, да и сам заряд начал слабеть. Лаз знал, что долго его заклинание не продержится.


-«Давайте, сейчас, пока он еще обездвижен!» - После этих слов парни бросились к зверю. Рыцарь метнул вытянутый из земли земляной клинок, покрытый огнем. Варвар, подбежав на достаточное расстояние активировал прямо под тигром давно приготовленную временную ловушку. Пространство и время были уникальными, старшими законами. Их единственных можно было не привязывать к материальному объекту. Так что пока в корчившуюся на траве тигрицу летело объятое пламенем лезвие, она почувствовала, что как будто оказалась в болоте. Все движения были медленными, не поспевая за приказами мозга.


Клинок Рыцаря вошел глубоко в плечо чудищу. В последний момент зверю все-таки удалось убрать с линии атаки голову. Но даже так, тигрица взревела от страшной боли, когда обжигающий камень на тридцать сантиметров вошел в ее тело, остановившись только дойдя до кости. Подготавливаемое несколько минут заклинание не могло быть слабым. Однако прочность тела этой бестии была слишком велика. Пока тигр катался по земле от невыносимой боли, пытаясь зубами и когтями достать из плеча ненавистную штуковину, к ребятам подбежал телохранитель семьи Даз.


Увидев, что сотворили со страшным зверем эти детишки, обучающиеся магии всего год он был в шоке. Не зря они учились в классе S. Однако им не хватало самого главного – времени. Если бы этот же тигр встретился им в следующие большие каникулы, то они расправились бы с ним. Пусть сильно попотев, но убили бы. Но не сейчас. У них не было ни достаточного количества энергии, ни достаточного контроля, ни реального опыта использования магии в бою. Однако даже так они продержались пятнадцать минут и сильно ранили монстра. Эти ребята были очень сильны.


*** *** *** *** ***


-«И снова ты бокалами пьешь вино, которое сам же мне подарил!»


-«Помолчи, Гуде, не до этого сейчас».


-«Да что с тобой последнее время? Не вылезаешь из Академии по нескольку дней, отказался от двух моих приглашений выпить, что происходит?»


-«Это очень сложно объяснить, старый друг».


-«Попробуй! Да, я младше тебя, но и мне уже за две сотни. Я пойму все, что ты мне расскажешь. Я же понял твои слова про сокровище».


-«Какие слова?»


-«Не притворяйся, мы оба все прекрасно знаем».


-«Не понимаю, о чем ты говоришь».


-«Ну как знаешь. Но если захочешь что-то мне рассказать, то знай, что я всегда готов тебя выслушать. Идет?»


-«Идет. Знаешь, я расскажу тебе одну историю. Согласен?»


-«Историю? Ну давай».



Глава 27. Кровь, смерть и похороны.


Несмотря на то, что охранник семьи Даз не был гением или даже просто очень хорошим магом, но он занимался этим уже более двадцати лет. Так что для него этот тигр, которого Лаз и компания не смогли не то, что убить, но даже как-то опасно для жизни ранить, не был чем-то хоть немного сложным. Волколак в мантии за пару секунд оказался рядом со зверем и в его руке материализовался шар воды. Затем он начал быстро вращаться и растягиваться, пока еще через мгновение крутящаяся на немыслимых оборотах игла не пронзила череп и мозг тигрицы. Она сразу обмякла и затихла. Затем от тела оборотня пошел пар, и он превратился обратно в телохранителя Варвара.


Затем он подошел к Клоду и положил пальцы ему на шею. Через несколько секунд он с огорчением констатировал: «Мертв». Притихшая было Рыжик снова залилась слезами. Из леса, все еще держа девушек вышел Сариф, вернувшийся оттого, что рев тигра затих. Увидев лица друзей и неподвижное тело Аватара он сразу все понял. В деревню возвращались молча. Клода нес Варвар. Охранник хотел что-то возразить, но Джи так зыркнул на него, что всякие возражения сразу исчезли. Буквально через пару минут его одежда стала влажной и скользкой от крови. Жарди шла рядом и держала брата за руку. В деревне они тут же собрались, забрались на коней и отправились в обратный путь. У хуторян была одолжена маленькая телега, в которой и везли тело.


Лаз, как и в прошлый раз сидел перед Рыцарем. Только на этот раз он уже не любовался окружающими пейзажами. Он прекрасно понимал, что ничьей вины в смерти Клода нет. Ну, или виноваты были они все сразу. Никто из них не успел бы на такое среагировать и защититься. На месте Аватара сейчас мог лежать любой из них. Просто сегодня судьба выбрала именно его. Однако они могли перестраховаться. Могли взять охранника с собой, и тогда он смог бы почувствовать зверя. Их этому еще только будут учить, но живые существа вносили искажение в обычно равномерное магическое поле. Потому профессиональные чародеи, просто раскинув сферу контроля могли засечь любую форму жизни в ней. После долгих тренировок эта привычка постоянно поддерживать сферу контроля на минимальном уровне въедалась в мозг. Так что даже не ожидая никакого подвоха охранник сумел бы обнаружить источник опасности.


Но они все вместе, в том числе и Клод, оставили стражу в деревне, рассчитывая, что если что-то случится, то они смогут продержаться до прихода помощи. Да они и смогли. Только брату Жарди это уже не могло помочь. Через пол дня им на встречу выехал скоростной дилижанс, двигавшийся благодаря усилиям четырех магов, сидящих внутри. Телохранитель, естественно, сразу после инцидента послал почтового голубя в особняк Даз. Такие дилижансы были очень редки и очень дороги, так как должны были постоянно испытывать на себе воздействие магии. Так же как охранник ускорял свое тело, заставляя землю подталкивать его в момент касания, так и этот дилижанс отталкивался от земли в четырех точках. Выглядело это как будто под днищем повозки двигались четыре маленькие земляные волны. Это был самый скоростной транспорт в королевстве. Почти двести километров, отделявших Столицу от теперешнего местонахождения ребят он преодолел чуть больше чем за два часа.


Оставив лошадей на попечение одного из телохранителей, вся компания погрузилась в самоходку и вернулась в город. Ребят никто не ругал, все также понимали, что виноват тут только случай. Жарди вместе с телом ее брата отвезли к ней домой. Шинилы, в отличие от семьи Лаза или тем более Дазов были пусть и зажиточными, но простолюдинами. Деньги на обучение сразу двоих детей в лучшей Академии страны собирались долго, не один год. Так что брат с сестрой не сразу поступили и пропустили оптимальное время для начала занятий магией и поэтому остались на второй год. Дома Рыжика уже ждали. Ее ни о чем не спрашивали, ни в чем не обвиняли. И именно это для нее, как и для всех ее друзей было хуже пытки.


Похороны были назначены через пять дней. Ну, не совсем похороны. В Люпсе не было кладбищ. Даже в местном языке не было такого понятия. Потому, что людей не кремировали и не хоронили. Их растворяли в энергии. Фактически такая вещь, как переизбыток энергии был невозможен. Тело накапливало ту часть, которой не хватало, но больше некуда было поглощать. Если же один человек передаст энергию другому, то произойдет отторжение, как при переливании крови неподходящей группы. Но мертвые уже не имели своей энергии. Так что пересытить труп энергией было возможно. В таком случае тело постепенно, клетка за клеткой начинало превращаться в чистую энергию. И человек растворялся в пространстве. Это было довольно поэтично, но выглядело очень неаппетитно. Так как рассеивание шло снаружи внутрь, то на каких-то стадиях был виден скелет, на каких-то органы, мышцы. Так что под “похоронами” понималась некая церемония, на которой собирались родственники и друзья покойного и просто думали, и говорили о нем.


Сам процесс рассеивания публике не показывали. Родственникам оставляли только кость, исчезающую последней – седьмой шейный позвонок. Совсем не романтично. Позвонок запечатывали в коробочку и хранили в семье, как на Земле хранят урны с прахом.


На похороны пришло не так много народу. Все из класса Клода настояли, что придут одни и их родителям не оставалось ничего иного, кроме как отпустить их. Родственники мальчика смотрели на них с осуждением, а некоторые с ненавистью. Однако им было все равно. Принеся свои соболезнования родителям Клода, теперь уже десять учеников среднего S класса факультета магии Имперской Академии выбрали место подальше от чужих глаз и сели. Алексис, Петр и Черныш, конечно тоже пришли. Им уже рассказали, что произошло. Ни у кого не хватало духу заговорить. В конце конов первым не выдержал Варвар.


-«Жарди, я должен извиниться перед тобой. Это была…»


-«Стой. Не говори такого, о чем мы все потом пожалеем, - Лазарь, до этого все время молчавший перебил своего друга. - Давай скажу лучше я, ты послушаешь и потом, если захочешь скажешь, что хотел. Идет?» - Сейчас Джи Даз, будучи вдвое выше и раза в четыре крупнее Лаза послушался его как ребенок и кивнул. Лазарю надо было как-то перенаправить горе своих друзей в другое русло, так что он сказал так:


-«В том, что произошло никто не виноват. Ни ты, ни Рыцарь, ни Мари, ни я. Ни сам Клод, ни тот охранник и даже не тот зверь. Мы были беспечны, но этому были причины. Твоя охрана осталась в деревне и тому были свои причины. Этот тигр, руководствуясь одному ему известными причинами забрался в ты пещеру и решил ее охранять. За это в итоге он заплатил своей жизнью. Мир состоит из причин и следствий. Причины мы знаем. Знаем и следствие, - он кивнул на плачущую мать Клода. - И мы ничего не можем изменить. Никто не знает, что было бы, если бы все пошло иначе. Задержись мы с уходом из деревни на пару дней, и тигр пришел бы ночью, когда все спали и мы были бы мертвы все. Мы не виноваты в смерти нашего друга. Мы виноваты в том, что мы были слишком слабы. Будь мы сильнее, то почувствовали бы зверя. Будь мы еще сильнее, Клод бы не умер от первого же удара. Будь мы еще сильнее, тигр бы сам побоялся на нас нападать. Так что я хочу стать сильнее, чтобы такого больше никогда не произошло. А вы?»


*** *** *** *** ***


-«Итак. История».


-«Я слушаю».


-«Жил был на свете маленький заяц».


-«Ты мне детскую сказку рассказывать собираешься?»


-«Заткнись и слушай».


-«Ладно-ладно, продолжай».


-«Однажды этот заяц прыгал по лесу и нашел огромную поляну с вкуснейшей морковью. Он уже было хотел начать пировать, как вдруг на него выскочил фермер».


-«Так, продолжай».


-«Фермер было хотел убить зайца и приготовить из него себе обед, но потом передумал. Он заключил с зайцем сделку. Косой может иногда съедать немного моркови, а взамен будет выполнять поручения фермера При этом заяц поклялся никому не говорить о поле».


-«А ты…?»


-«Что я? При чем тут я? Это история про зайца».


-«Ладно, молчу».



Глава 28. Начало нового года, близняшки и их новые клички.


Пока Лаз говорил, выражение лица у ребят менялось снова и снова. Но к концу его маленькой речи в груди у каждого зажглось это желание. Аватар был в их компании главным заводилой, он всегда первым испытывал все, что придет его дурную голову. За что и получал по этой голове ото всех, кому не лень. Несмотря на это его все очень любили, и такая ранняя смерть сильно подкосила каждого. Но слова Лазариса вновь вернули им, пусть и не до конца, уверенность в себе.


Так что через две недели, когда Академия вновь открывала свои титанические ворота для новичков, десять учеников среднего S класса факультета магии уже сидели в одном из кабинетов 29-го корпуса. Вместе с ними присутствовали еще двое, две девушки-близняшки, очевидно оставшиеся, как и Варвар, Малютка и Жарди на второй год, но уже в среднем классе. Лет пятнадцать – шестнадцать, среднего роста, худенькие. Розовые как клубничное мороженое волосы у одной были зачесаны налево, у другой направо. Острые прямые носы, небольшие губки, маленькие и узковато сидящие глаза. Не так, чтобы очень красивые, до Штучки им было как до луны, но обладающие своим шармом. Однако знакомиться с ними никто не спешил, а девушки явно стеснялись сами подойти к большой компании, постоянно что-то обсуждающей и гомонящей.


Через некоторое время в кабинет зашел Дизаль Монтак. Он только разобрался с новичками и теперь была очередь среднего класса. Увидев, что из предыдущего класса присутствует всего десять человек, его улыбка мгновенно испарилась. Естественно он уже все знал. Поправив уже ставшим автоматическим движением волосы с левой стороны так, чтобы они закрывали обрубок уха, он хлопнул в ладоши. В классе сразу стало очень тихо.


-«Я приветствую вас всех. Мы с вами давно знакомы, так что не будем долго тянуть. Я искренне соболезную тебе, Жарди». - На этих словах он подошел и обнял уже хотевшую снова начать плакать девочку. Близняшки удивленно переглянулись.


-«Спасибо, учитель Монтак. Со мной все в порядке, можете продолжать». - Рыжик вытерла глаза рукавом и через силу улыбнулась.


-«Хорошо. Позвольте представить вам ваших новых одноклассниц. Это сестры Ранвель. Олани, - левая девушка поклонилась. - И Анели, - правая повторила ее книксен. - Им по пятнадцать лет. По семейным обстоятельствам большую часть прошлого года их не было в Академии. Так что тот факт, что они второгодки никак не связан с их способностями. Они очень сильны. Олани имеет сродство к пяти младшим элементам, Анели – к пяти младшим законам. Если бы не Лазарис, они были бы самыми лучшими студентками на факультете». - Лазарь заинтересованно осмотрел сестер. И силы природы, и законы мира делились на старшие и младшие. Свет, тьма, пространство и время были старшими, а потому образовывали сродство куда сложнее. Но это не значило, что десять младших энергий были слабы. То, что девочки владели пятью сразу, было очень редким явлением. Тиль и Толь явно получили отличных учениц. Так как минимум ближайший год им вместе учиться, то нужны были новые прозвища. В голову лезли варианты типа Анод-Катод, Север-Юг, Лед-Пламень, но это все было не то. Не получалось сразу придумать. Лазарь решил подождать. Само придет.


Затем учитель представил девочкам их новых одногруппников. Ради любопытства он решил оставить Лаза напоследок. Вся Академия уже знала его и то, что он был самым маленьким студентом Академии за всю историю. Однако о его силах знали только его друзья и учителя. Так что Дизалю была интересна реакция девочек на то, каким монстром является на самом деле Лазарис.


-«… а это самый младший ваш одноклассник. Лазарис Морфей. Ему шесть лет, и он первый и единственный человек в истории королевства, обладающий сродством ко всем четырнадцати энергиям». - Дальнейшие реплики девушек сразу родили в голове у Лаза подходящие имена.


-«Да, это интересно». - Анели – псионик. Инь.


-«Вау! Как здорово! Я тоже так хочу!» - Олани – маг. Ян.


Дальше была самая важная для Лаза часть. Выбор дисциплин на ближайшие два месяца. Рассказав на всякий случай еще раз о всей этой системе, Дизаль снова, как уже не раз до этого раздал ребятам список предметов. Проглядев список, Лазарь, совершенно неожиданно для себя, нашел три новых предмета. Кроме стандартных и знакомых ему, в списке появились следующие: курс магической сенсорики, углубленный курс маны и углубленный курс пси-силы. Это явно было что-то новенькое, а слова “магическая сенсорика” явно намекали на то, о чем Лаз размышлял на пути обратно после трагедии. О способности чувствовать колебания магического поля.


На этот раз ребята все вместе обсуждали список. Олани, сумев побороть страх включилась в обсуждение. Увидев, что сестру не съели и не покусали, Анели тоже подошла и начала слушать. После речи, сказанной Лазарисом на похоронах Клода, вся компания отбросила любые мысли о лени или свободном времени. Им хотелось, случись такая ситуация снова (тьфу-тьфу-тьфу), быть максимально полезными. Так что Варвар записался на курсы механизации, все девочки на уроки Роам Зин, а Алексис с Ботаником на курсы ближнего боя. В этом году скучать им точно не придется.


Новенькие старались влиться в коллектив, но прямо сейчас было не самое подходящее время. Так что большинство их попыток разбивалось о стену настороженности и недоверия. Ребята, пусть и неосознанно, старались оградить самих себя от новых дружеских отношений, чтобы потом не испытывать такую боль еще раз. Однако Лаз, прекрасно это все понимающий, прервал затянувшуюся неловкую ситуацию.


-«Девочки, у нас за прошлый год сложилась одна традиция. Так что, если вы теперь одни из нас, вам придется ее соблюдать». - На него сразу воззрились одиннадцать пар глаз. Через пару секунд поняв, о чем идет речь, Рыжик, Малютка, Варвар, Черныш, Штучка, Ботаник, Рыцарь, Эльф и Пацанка с предвкушением уставились на близняшек. Теперь их очередь! Те, не почувствовав подвоха сразу обрадовались. Им очень хотелось стать в их группе своими, в конце концов учиться им вместе еще минимум год, так что общаться все равно придется. Так что лучше общаться с друзьями, а не просто с одноклассниками. Олани и Анели ответили одновременно, вот только ответы…


-«Конечно, мы согласны!»


-«Мы подумаем. А что за традиция?»


Лаз прыснул со смеху. Эти девочки были именно такими, какими и должны быть символы китайского тайцзи.


-«Я еще в начале прошлого года придумал всем присутствующим, кроме своей сестры, прозвища. В ответ ребята придумали клички нам, - он поочередно назвал каждого по его дополнительному имени. - А меня зовут Дьяволенком. Так что теперь ваша очередь». - Услышав прозвище Лаза девочки вздрогнули. Ну и что может придумать человек с таким прозвищем? Но сказанного не вернешь, так что они понуро кивнули. Лазарь продолжил: «Недавно я прочитал одну книгу, в ней был вот такой символ, - он нарисовал на бумажке один из известнейших элементов земной культуры. - Этот знак обозначал единение двух противоположностей и, как мне кажется их названия подойдут вам идеально. Черная половина, - он ткнул пальцем в рисунок. -Означает спокойствие и мягкость. Инь. - Анели смущенно кивнула, такое прозвище ей нравилось. – Белая олицетворяет действие и твердость. Ян». - Олани, громко рассмеявшись согласилась. О том, что ян это еще и символ мужского начала Лаз предусмотрительно промолчал.


*** *** *** *** ***


-«Этот заяц жил себе припеваючи, иногда отправляясь по некоторым несложным поручениям фермера, который из-за необходимости охранять поле моркови не мог отлучаться. А лакомясь вкуснейшим лакомством заяц в конце концов стал самым сильным и быстрым зайцем в лесу».


-«Можно вопрос?»


-«Нет».


-«Эх..., ну говори».


-«Все было бы хорошо, но вот однажды по лесу прошел слух. Дескать где-то в некоем районе находится поле великолепной моркови. Причем район был назван почти верно. Заяц запаниковал и прибежал к фермеру».


-«Да дай ты мне…»


-«Молчи и слушай!»


-«Фермер, прослышав про такие слухи очень взволновался. В конце концов он был очень стар. Одного зайца он мог схватить легко, но если прибежит целая стая, то он ничего не сможет поделать».


-«Савойн!»


-«Гуде, молчи! Спросишь все, что хочешь, когда закончу. Так вот. Фермер задумал переместить поле куда-нибудь подальше, чтобы его не нашли. Так что зайцу пришлось носиться по лесу и заниматься кучей разных дел. Хуже всего было то, что заяц не мог рассказать о поле своим друзьям, иначе он бы нарушил клятву. Так что заяц, однажды пришел к своему другу, тоже зайцу на бокал морковного сока. И рассказал ему одну историю. Теперь можешь спрашивать».


-«Насколько велико было то поле моркови?»


-«Больше, чем заяц мог себе представить».



Глава 29. Класия Доновик, Раргир Критар и Оливия Калис.


Дальше время потекло как прежде. Почти как прежде. Теперь вместо громких криков Клода в компании звучал не менее громкие крики Олани, которую постоянно одергивала сестра. Да и учиться компания Лаза начала со всей серьезностью. Больше ни у кого не было свободного дня, чтобы понежиться в кровати. Никто не сбегал с занятий, и даже Малютка стала спокойнее и собраннее. Лазарь не мог этому не радоваться, ведь если его друзья станут сильнее, то ни ему ни им не придется переживать этот ужас снова.


На третий день учебы у него был назначен курс магической сенсорики. Вела его та самая Баба Яга, руководитель классов А факультета магии. Вся сморщенная и скрюченная она, как ни странно была моложе Дизаля почти на сорок лет. Все потому, что она не могла, как все обычные люди свободно использовать энергию. Сейчас у шестилетнего Лаза запас сил был больше, чем у нее. Поэтому она старела почти как люди на земле. Ей было чуть-чуть за сотню. Однако, не имея возможности создавать сложные и мощные заклинания, она сосредоточилась на контроле. Потому на данный момент во всей Академии у нее были сильнейшие сенсорные способности.


-«Мое имя, если кто не знает, Класия Доновик, - звук как будто шел из старого ржавого ведра. - Я буду преподавать у вас, начиная со средних классов и до выпуска, курс магической сенсорики. Кто из присутствующих не знает, что это такое?» - Она грозно обвела класс взглядом. Никто не решился ничего сказать. Сейчас вместе с Лазом в кабинете было пятнадцать человек. Двенадцать из них из класса S. Еще трое были из класса А. остальные побоялись записываться на курс к этой карге.


-«Отлично. Раз все знают, тогда любой из вас сможет сказать, где в этом классе я перед занятием спрятала коробку с крысами, - все девочки кроме Инь дико заверещали. Через ноль секунд на стульях стояла почти вся женская половина класса. - Понятно, значит не можете. Почему тогда молчите? Стыдно бояться своего преподавателя! И слезайте со стульев, не портите мебель, я вам наврала». - Ученики понуро опустили головы. Девушки, стараясь не скрипеть сели обратно.


-«Понятненько. Похоже никто не умеет. Дурачки, это же не страшно, что, не обучаясь, вы не научились. Вот если вы после моего курса так же будете запрыгивать на стулья и столы, вот тогда нужно стыдиться по-настоящему!» - Класия ухмыльнулась беззубым ртом.


Вот так странно началась новая лекция. Магическая сенсорика служила одной цели: умению чувствовать любые, ЛЮБЫЕ, колебания магического поля. Это и вектор вражеского заклинания, и живые существа и даже собственное излучение тела чародея. Вектором заклинания называлось поле, излучаемое разными силами и законами. Например, вектор фаэрбола был идентичен вектору огненного кнута, но отличался от вектора водяной сферы. Так, даже не видя заклинания соперника можно было вычленить его элемент и вовремя отреагировать. Так же само заклинание по всему своему объему создавало искажение. Так можно было понять, какую форму использовал противник для той, или иной силы. Просто шарик из земли, или длинное и острое копье.


С излучением живых существ было проще и в то же время сложнее. Все, что жило, имело личное энергетическое поле. Человек, тигр, мышь, таракан, столетний дуб и мельчайшая травинка. Чем больше была форма жизни, тем больше было ее поле. Так же поле увеличивалось от того, насколько сильно было животное. Например, пресловутая тигрица имела поле в разы мощней чем обычный, не напитанный энергией зверь того же размера и массы. Так что при определении поля живого организма нужно было понимать разницу между количественным и качественным изменением силы поля. Сильнее всего поле, конечно, было у людей.


Собственное поле было незаметно как звук дыхания или биения сердца. На него просто не обращали внимания. Однако научившись его видеть, можно было научиться его контролировать, скрывая свое местоположение. Если бы сейчас неожиданно овладевший сенсорикой Лаз исследовал то место, где стояла Класия, он бы ничего не обнаружил. Она была настоящим мастером.


Весь урок они пытались, разбившись на пары попробовать ощутить заклинание, создаваемое партнером. Рыцарь, как самый старший работал вместе с учителем. Ни у кого ничего так и не получилось. Еще несколько раз объяснив ребятам основные принципы, Класия отпустила их с урока. Всю дорогу от корпуса до своего общежития ребята тренировались.


Здание у них было новое. В том, где они провели прошлый год сейчас учились новички. На этот раз корпус находился недалеко от ворот в Академию, а потому, к сожалению, никаких потрясающих видов из окна.


Еще через пару дней Лаз вместе со всеми магами их группы прибыл на углубленный курс маны. Его вел мужчина средних лет, похожий на каменного голема. Его рука была толще, чем туловище Лазаря. Будучи не очень высокого роста, он был практически квадратным. Лицо было не лучше, так же выдолбленное из камня, как и все остальное тело. Густая зеленая борода и волосы ершиком дополняли картину, создавая крайне реалистичное ощущение поросшего мхом булыжника.


-«Мое имя Раргир Критар, - прозвучал низкий бас как из колодца. - Я учитель углубленного и продвинутого курсов маны. В высшем классе этот предмет вам будет преподавать лично ректор Савойн. Так что вы должны понимать всю важность этих занятий». - По толпе из тридцати с небольшим человек прошел оживленный шепоток.


Углубленный, продвинутый и высший курсы маны изучали, что вообще можно еще сделать с привычными уже заклинаниями. Объяснив это, Раргир рассказал, что будет ждать ребят в будущем на его занятиях.


Как знал любой человек в королевстве, в магии было семь элементов. Тьма, свет, молния, земля, огонь, вода и воздух. Тьма и свет – старшие, а остальные – младшие силы. Неизвестно из-за чего, но старшие силы не хотели взаимодействовать ни друг с другом, ни со своими младшими собратьями. Может просто люди не научились еще это делать, кто знает? Однако с младшими силами было куда проще. Тут все, или практически все было разведано и систематизировано. Пять элементов составляли круг зависимости. Огонь был сильнее воздуха, который был сильнее молнии, которая была сильнее земли, которая была сильнее воды, которая была сильнее огня. Все, круг замкнулся. Так что любой стихии предпочтительнее было противопоставлять ее подавителя.


Однако это далеко не все, что можно было сделать с элементами. Например, земное лезвие Лазарга, объятое пламенем, которым он атаковал тигра. Магию можно было совмещать. На одну магию наложить другую. Это было невозможно в случае, когда пытались совместить элемент с его подавителем, так что для каждой силы совмещений было два. Это был простой вариант, ему не нужно было учиться, просто создавалось одно заклинание и к его результату применялось другое.


Но был и другой вариант. Слияние. Два элемента можно было слить, получив новый. Вот это было куда сложнее и требовало длительной тренировки. То, что ребятам в прошлом году показывали братья Вайе на приветственном занятии, было прекрасным примером. Огонь при совмещении с водой давал пар, с землей – лаву, с молнией – некое подобие плазмы, а при слиянии с воздухом превращался в дымку, способную искажать и преломлять свет, создавая миражи как в пустыне. С водой, землей, молнией и воздухом были свои сочетания. Дальнейшего, тройного слияния никто никогда не добивался.


Лаз сидел в раздумьях. С одной стороны, это открывало для него огромный простор для творчества. С другой было слишком странно и неправильно. Возьмем, например, пламя. Огонь, а, следовательно, жар создавался ускорением движения молекул в веществе. Тут никто не знал о молекулах, им было простительно. Но обратную магию, магию льда тут создавали, сливая воду и воздух. Как это получалось? Ну, чисто умозрительно, ветер обдувал воду и замораживал ее. Ладно, но в настоящей физике это же было не так. Охладить можно и просто воздух вокруг нас, и кусок земли. И это тоже должна быть магия льда. Но ничего подобного. Под магией льда понимали именно “лед”, твердое агрегатное состояние воды. Но тогда где магия холода? Почему ее нет? Это очень странно и не логично. Однако Лаз не понимал, как это обойти. Как бы он ни крутил проблему, решение ускользало от него. Так что он решил, что пока не додумается, будет пользоваться этой несовершенной магией. Так, впервые в своей новой жизни он усомнился в принципах магии. Через много лет это приведет к легендарной золотой эре, а пока, маленький шестилетий мальчик отправился на следующий курс.


Углубленный курс пси-силы вела довольно молодая девушка с длинными красными волосами и очень тонким шрамом от левого глаза до правой щеки, сильно портивший ее милое личико. Оливия Калис кроме работы секретарем у ректора еще и вела занятия. Представившись, она начала урок.


Пси-сила была куда моложе маны. Да и вообще сами принципы применения законов были придуманы в обозримом прошлом. Умение управлять не природной, а псионической энергией давным-давно было чем-то вроде мутации, какой сейчас была энергетическая двойственность Лаза. Поэтому люди еще учились ей пользоваться, и поэтому псиоников было меньше. Так что углубленный курс пси-силы на самом деле был чем-то вроде усложненной версии курса сложных взаимодействий, только исключительно для псиоников. Лазарь, Варвар, Алексис, Черныш, Инь и Петр все пришли сегодня на эту лекцию.


Они вместе с Оливией долго обсуждали разные способы и варианты использования законов, от усиления вибрацией голоса до отправления куска земли под противником в небо, изменив для него вектор гравитации. От создания прямо под ногой врага абсолютно скользкой поверхности до притяжения к брошенному в сторону камню его оружия. От замедления поднятой в воздух пыли так, что он начинала слепить глаза до создания пространственных карманов.


Вот на этом моменте Лаз встрепенулся. Он уже знал, что пространство можно скручивать и искажать, заставляя вражеские стрелы огибать тебя, а жесткое оружие изгибаться. И знал, как это делать. Просто все из-за того же малого запаса энергии не мог использовать старшие законы как хотел. Но о том, что можно создавать маленькие подпространства даже не задумывался. Он специально попросил учителя рассказать об этом побольше. Она, естественно, не отказала. Оказалось, что любой объект можно было спрятать в пространственный карман. Это работало как обычный карман на рубашке, но внутренний объем создавался как бы из свернутого в кулек пространства. Входом становилась тонкая щелочка искаженной реальности, которую можно было привязать к любому предмету. Было две загвоздки. Чем больше объем кармана, тем больше тратилось энергии. А еще нельзя было спрятать в подпространство все, что хотелось. “Кулечек” создавался ровно под размер объекта. Лишний объем очень сильно увеличивал траты пси-силы. Слишком сильно. Если ты прятал в подпространство стол, то всего кубический миллиметр свободного места стоил в несколько раз больше сил, чем сам стол. А, следовательно, нужно идеально себе представлять каждый изгиб и выпуклость. Так что нужно было медленно и скрупулезно создавать карман под конкретную цель. Плюс, карман хранил только твердые объекты. Все, что не могло поддерживать свою форму, исчезало безвозвратно.


Однако даже так, этот новый путь развития крайне заинтересовал Лаза. Когда друзья спросили его, почему он так возбужден он, продолжая размышлять, пробормотал:


-«Есть у меня еще с детства одна мечта».


*** *** *** *** ***


-«Доволен? И все с ним в порядке».


-«Ага, если бы он первым зашел в ту пещеру, то сейчас в энергию бы растворяли именно твою игрушку».


-«Но этого же не случилось. Я тебе еще раз говорю, я вижу куда больше тебя. Кстати я вижу еще кое-что о твоем ученике. Хочешь расскажу?»


-«Да иди ты. Не нужно мне от тебя ничего. Хвалишься своими силами направо и налево. Сама-то просто родилась в эру высшей магии, вот и стала такой, какая есть. А мне пришлось собственными силами лезть наверх. И то, одной тебя хватит на несколько тысяч таких, как я».


-«Нечего сопли распускать. Не моя вина, что я родилась в подходящее время. Если не хочешь, ничего тебе не скажу. а сам ты не узнаешь – силенок маловато».


-«Да ладно тебе. Я же так, просто ворчу. Что ты там видишь?»


-«Ничего тебе не скажу. сам со своим учеником разбирайся».


-«Иногда мне кажется, что твоя роль стервы – куда реалистичнее, чем ты хочешь это показать».


-«Пошел ты!»



Глава 30. Настоящий Дьяволенок, долгожданный учитель и признание способностей.


Сегодня Лаз лежал у себя в комнате и никуда не ходил. Все потому, что вчера он закончил следующий этап своей трансформации, и теперь у него болело все тело. Количество плоти, что он сейчас мог изменить, равнялось примерно пяти с половиной килограммам. Из-за невероятного контроля энергии скорость увеличения лимита энергии Зверя постоянно росла. Так что сейчас он, наконец закончил перестройку всего тела. Стокилограммовому Рыцарю на это понадобилось пятнадцать кило. Двадцати пятикилограммовому Лазу больше пяти. Большая разница. Плюс Лаз, обладая куда лучшим контролем, мог еще сильнее уменьшить расход. Так что остаток энергии был потрачен на что-то еще.


Руки изменились так же, как и ноги, теперь вместо шести костей у него было двенадцать. Растянутые и разделенные мышцы, новая тройная кровеносная система. Памятуя о вывихе, Лаз каждый палец на руках и ногах сделал намного сильнее, а межфаланговые суставы усилил хрящами. Тело тоже претерпело значительные изменения. Оно все немного раздалось в стороны, чтобы вместить новые легкие и сердце, почти в полтора раза больше обычных. Печень, надпочечники, почки и многие другие органы тоже стали сильнее, окруженные той же трехкратной сосудистой системой. Желудок и кишечник, напротив, уменьшились. Форма Зверя нужна в бою, а покушать можно и в своем нормальном виде. Брюшную полость и кадык, как и у Лазарга закрыл слой хрящевой ткани. Глаза тоже претерпели некоторые изменения, получив возможность видеть почти в кромешной тьме, а также увеличенную скорость реакции. Мозг так же опутывала разветвившаяся система вен и артерий. От этого в форме Зверя Лаз начинал соображать намного быстрее. На занятиях по единоборствам им не раз говорили, что очень важно морально подавить врага. Поэтому оставшиеся граммы Лаз потратил перед зеркалом, пытаясь слепить как можно более страшную рожу. Так что итог его трансформации с уверенностью можно было назвать настоящим Дьяволенком.


Однако таким множественным и капитальным изменениям была своя цена. Сейчас даже глаза открывать было очень больно. Так что Лазарь, заранее предупредив друзей и преподавателей, сейчас валялся в постели. С начала второго года учебы прошло уже шесть месяцев, еще один и лето сменится осенью. Но сейчас на улице было просто адски жарко. Лазарис лежал и размышлял что лучше: ноющая боль по всему телу или тренироваться в +45. В конце концов, придя сам с собой к соглашению о том, что и то, и другое ужасно, мальчик заснул, устав от боли.


Роам Зин разглядывала Лаза, только что перед ней ставшего Зверем. Особенно ее удивила дьявольская маска, которой стало его лицо. Раскосые глаза с черной радужкой и красным белком, нос с раздутыми ноздрями, рот с рядом острых зубов почти от уха до уха, кривящийся в ухмылке, острые уши. Ее трансформация была страшной потому, что этого требовал функционал: клыки, чтобы вгрызаться во врага, длинная пасть. Но изменения мальчика были явно косметическими. И на человеческом лице смотрелись довольно жутко.


-«А это тебе зачем?» - Она обозначила в воздухе область вокруг головы Лаза.


-«Для подавления морального духа соперника». - Мальчик ожидал этого вопроса. Демоническая маска, говорящая таким спокойным и знакомым Роам голосом, заставила ее вздрогнуть.


-«Интересно, ладно, дай посмотреть, что ты сделал». - Следующие пять минут она ощупывала его руки, пальцы, голову, приложила ухо к груди, в которой билось огромное для ребенка сердце, и посветила свечкой в глаза. Удовлетворенная осмотром она, как и в прошлый раз принялась обсуждать с мальчиком возможные улучшения его творения.


-«Здравствуйте, молодой человек». - Тренер курсов владения оружием был, пожалуй, третьим по старшинству в Академии после ректора и декана факультета магии. Худой и высокий, с тонким аристократическим носом и не поседевшими к зависти Савойна золотыми волосами он выглядел очень величественно.


-«Доброе утро, господин Рицаль».


-«Ну сколько можно говорить, зови меня дедушкой Ферном, - в прошлом году оказалось, что Лаз приходится ему каким-то там четвероюродно - пятиюродным правнуком. Так что он настаивал на более личном обращении. - Да, кстати, у меня есть для тебя хорошая новость. Наконец вернулся из своей экспедиции единственный в Академии мастер, умеющий пользоваться глефой. Пойдем, я тебя с ним познакомлю». - Со скоростью, которой не ожидаешь от ста семидесятилетнего старика он схватил Лазаря за руку и повел куда-то вглубь здания.


В большом зале, уставленном манекенами сейчас в одиночестве тренировался мужчина лет тридцати пяти. В его руках мелькала самая настоящая короткая двойная глефа, только без режущих граней, тренировочная. Он крутился во всех плоскостях разом, от чего на бедный манекен сыпался град ударов чаще чечетки. Лаза это зрелище заворожило. Теперь желание учиться сражаться именно этим оружием окончательно утвердилось у него в мозгу.


-«Ливи! - воин с глефой остановился, смахнул со лба пот и уставился на Рицаля. - Помнишь, я говорил тебе о молодом ученике, желающему обучаться глефе?» - Лаз, не имея возможности выкрутиться из стального захвата старика предстал перед своим будущим учителем.


-«Эта сопля? - воин, названный Ливи был невысок, крепок, с темно-синими волосами и голубыми глазами. Еще не успевшая превратиться в бороду щетина придавала ему какой-то дикости, от чего он смотрелся очень внушительно. - Да он как вообще сюда попал? Ты хоть палку удержишь, малец?» - Он бесцеремонно ткнул Лаза в грудь.


-«Удержу». - Сейчас внутри Лазаря билась злоба, но виду он не подал.


-«Вот значит, как? Глупый малыш изображает из себя серьезного взрослого?» - Ливи только вернулся, так что никаких новостей о самом маленьком ученике Академии не слышал. Поэтому он, неожиданно попав почти в точку, решил, что этот малец – внук Ферна, которого тот приволок к себе на службу.


Форма Зверя при желании активировалась за секунду. То, как Роам преобразилась на своей первой лекции было сделано исключительно ради театрального эффекта. Пока воин еще смеялся над “глупым малышом” тот уже оказался у него на плечах, приставив острые когти, которые ему посоветовала учитель Зин к горлу Ливи. Нужно было отдать тому должное, он среагировал мгновенно. Резко пригнувшись и скинув Дьяволенка со спины, он уже хотел ударить его глефой, как вдруг понял, что у него на плечах сидело не неизвестное существо, а высмеиваемый им мальчик, перекинувшийся в свою Звериную форму.


Всякие возможные шуточки сразу выветрились из его головы. Чтобы сделать то, что сделал этот парень нужен был невероятный контроль магии и своего тела, молниеносные рефлексы и большое хладнокровие. В конце концов приставить теоретически смертельное оружие к чужому горлу без всяких сомнений сможет не каждый. Ливи провел рукой по шее, смахнув кровь, выступившую из малюсенького пореза на горле.


Ферн в шоке наблюдал за происходящим. Да, мальчик застал Ливи врасплох, тот не ожидал вообще никакого подвоха, за что и поплатился. Но даже так, он сумел ранить мастера, пусть это и всего лишь порез кожи. Хорошая форма Зверя у этого парнишки!


-«Отлично, ты очень интересный парень! Я признаю, что погорячился, назвав тебя глупым малышом. Так ты, говорят, хочешь научиться владеть глефой? - Он потряс в воздухе своим оружием. Оно сильно завибрировало. - Ты же знаешь, что это очень сложно? Глефа – крайне специфическое оружие, признанное очень немногими. Может все-таки возьмешь себе копье или меч?» - Сейчас в его голосе не осталось и следа насмешки. Лаз все рассчитал правильно. Если бы он продолжил просто стоять, а тем более если бы начал спорить его бы не восприняли всерьез. А так, атакуя изо всех сил, зная при этом, что никакого реального урона мастеру не нанесет, он заслужил если не уважение, то точно признание Ливи.


-«Да. Я ждал вас полтора года. И уже не изменю своего решения».


-«Отличный ответ! Тогда с сегодняшнего дня и на сколько будет нужно, я, Ливи Бради, становлюсь твоим учителем!»


*** *** *** *** ***


-«Как ее успехи?»


-«Ваша дочь превосходит любые ожидания! В контроле магии она уже может поспорить со многими взрослыми, а ее ежедневные особые тренировки сделали девочку очень хладнокровной. Теперь она убьет, не моргнув глазом».


-«Очень хорошо, тогда у меня для вас есть задание».


-«Повинуюсь воле господина».


-«Ты, принцесса, и еще несколько десятков самых верных людей через неделю отбываете из столицы».


-«Куда мы направляемся?»


-«Я хочу, чтобы вы по суше дошли до империи Альк. Моя дочь должна посмотреть мир. По прибытии у нее будет отдельное задание, которое задержит ее возвращение на несколько лет».


-«Осмелюсь спросить, какое именно задание?»


-«Тебе не нужно это знать».


-«Я понял, господин».


-«Так что возьмите с собой лучших ее учителей, чтобы ее развитие не останавливалось. Также я хочу, чтобы с вами отправился придворный мастер-оружейник. Я надеюсь, что тебе не надо объяснять, зачем».


-«Конечно нет, господин. Это все?»


-«Все. Можешь идти».


-«Спасибо, господин. До свидания, господин».

Железный Дьяволенок. Главы 31-47

Глава 31. Слухи, потеха толпе и молчаливая схватка.


-«Дьяволенок, это правда? Ты это серьезно?» - Сейчас вокруг спокойно завтракающего Лаза как комар кружила Малютка, закидывая его вопросами, на которые он не успевал отвечать. Сидящие рядом ребята, пусть и молчали, но было видно, что им тоже очень интересно, правду ли говорят эти слухи. А именно то, что Лаз вызвал на дуэль любого желающего младше продвинутого класса. То есть любой ученик, обучающийся в начальном или среднем классе мог сразиться с ним в любом подходящем для этого месте и в любое время, когда Лазарис не был на занятиях.


-«Да, мой учитель говорит, что мне нужно учиться сражаться в максимально близком к реальным условиям бою. И я с ним полностью согласен. Я занимаюсь с ним уже три месяца, и он меня очень хвалит. Однако для сражения чисто на оружии я слишком слаб физически. Так что я не уточнил, какая имеется в виду дуэль, подразумевая, что и я и соперник можем пользоваться магией». - Средний S класс, сидящий сейчас за длинным столом с круглыми глазами смотрел на Лаза.


-«Ты же знаешь, что в конечном итоге тебя скорее всего побьют? Несмотря на то, что мы все конечно не будем с тобой сражаться, в Академии есть еще много сильных людей. Факультет рыцарей, факультет охотников, ребята с факультета ассасинов, пусть их даже меньше чем нас, но они тоже очень сильны».


В Академии на самом деле было не много чисто боевых профессий. Ровно пять. Факультет магии заслуженно считался сильнейшим. Дальше шли рыцари, их обучали конному бою, тактике, стратегии и каждый из них был как стальная гора. Академия готовила и убийц, однако они все после окончания должны были поступить на службу к королю. Эти ребята учились скрытным атакам, применению ядов, техникам метания различного оружия и многому другому. На факультете охоты обучали лучших лучников в Кристории, параллельно тренируя их в умении чтения следов, тактике сражения в армии. Ближнему бою их учили тоже. В нем они, конечно были не так сильны, но всё-таки. Последним был единственный факультет в Академии, не имеющий разделения на классы S, А, В, С. Армейский факультет. Сюда брали всех желающих, заплативших сравнительно небольшой взнос. Их учили, как сражаться в строю, орудовать разным оружием, подчиняться приказам и командовать самим. Из них потом получались лучшие офицеры Кристорской армии. И всех в Академии хоть немного, да учили магии. Так что перед Лазом никто не останется совсем беззащитным.


А желающие точно найдутся, в этом не приходилось сомневаться. Пусть Лазарь завел за это время много новых знакомств, но куда большее число людей не хотело с ним общаться потому, что завидовало. И как тут не завидовать? Юный гений, получивший от судьбы великий дар, умный, веселый, окруженный компанией хороших друзей. Зависть — это очень коварное чувство.


Но Лазу того и нужно было. Он прекрасно осознавал свои силы и не строил глупых иллюзий о том, что он самый сильный. Он знал, что в конце концов его побьют, причем скорее всего побьют сильно. Но ведь перед этим он успеет хорошо подраться и набить нос не одному завистнику или просто нарывающемуся придурку. Плюс, отточит свои навыки, ведь мастерство приходит с опытом. Так что он попросил Ферна распространить эту информацию по Академии. Правилами были запрещены любые драки, но если один человек отвечал на вызов другого, то не было никаких претензий. Главное было ничего друг другу не ломать и не калечить. Зашедшего слишком далеко могли даже отчислить.


Выйдя из столовой, компания тут же наткнулась на первого претендента. Закованный в полный доспех парень был, естественно, с факультета рыцарства. С пафосом указав на маленькую фигурку Лаза своим копьем он громко произнес:


-«Я, рыцарь Грейвс Прим принимаю твой вызов!» - Выглядело бы это все и правда очень мужественно и эффектно, если бы вызов ему кинул дракон. Ну или другой такой же рыцарь на худой конец. Но Лазу совсем недавно исполнилось семь. И рыцарь выглядел просто глупо. Из окружающей толпы послышались смешки.


-«Так-так, тихо, ребята, человек пришел, не постеснялся, давайте поддержим его!» - Лаз громко захлопал в ладоши. Через пару секунд его рукоплескания подхватила почти вся толпа. Рыцарь стоял на месте, красный как рак, не зная, куда деваться.


-«Защищайся!» - Завопил он, видимо не придумав ничего получше и бросился в атаку. Бросился хорошо, технично держа копье, вот только упал через пару шагов. Встав под оглушительный хохот толпы, он, не понимая, что произошло, снова ринулся в бой. И снова с грохотом упал через три метра. Теперь со смеху покатывались абсолютно все. Некоторые, поняв в чем дело, начали объяснять своим недоумевающим соседям. Услышавший их рыцарь стал уже не красным, а фиолетовым:


-«Ах ты, скотина! Ты мне тут пакостишь!? - Снова сумев встать он с ненавистью буравил Лаза глазами. - Дерись, засранец!» - Он снова бросился вперед, на этот раз помогая себе магией земли, создавая под ногами платформы. Однако вдруг один из холмиков, на который рыцарь только наступил выстрелил вверх, поднимая левую ногу Грейвса в воздух и снова лишая его равновесия.


Так продолжалось еще некоторое время. Этот парень был первогодкой, даже не понимающим некоторых используемых Лазом заклинаний. Он просто напрашивался на унижение! То ему под ногу попадал непонятно откуда прилетевший со скоростью пули камешек. То его латные поножи притягивались к двум разнесенным на полтора метра булыжникам в мостовой, и он чуть не садился на шпагат. То копье в его руках начинало так сильно трястись, что он ронял его и потом некоторое время пытался ухватить скачущее древко.


Лаз экспериментировал с чарами и развлекался от души. Большинство его заклинаний можно было легко подавить грубой силой. Просто вложив в оружие побольше энергии, незадачливый рыцарь мог разогнать закон вибрации, в конце концов оно было у него в руках и применять к нему магию было очень просто. Однако уже чуть не плачущий парень совсем растерялся и под конец начал уже просить Лазаря остановиться.


Так что первая дуэль была скорее развлечением толпы, чем настоящим сражением. Однако дальше было по-другому. Поняв на примере рыцаря Грейвса, что титул “самый молодой ученик Академии за всю историю” это не просто так, к Лазу начали подходить уже серьезные и сильные ребята.


Однажды поздно возвращаясь домой после одного из частных уроков по магической сенсорике, он услышал издалека тонкий свист. Как будто что-то рассекало воздух. К счастью реакция его не подвела. Буквально через секунду в том месте, где должна была оказаться его нога из брусчатки высек сноп искр метательный ножик. Уже в форме Зверя Лаз приземлился на ноги только для того, чтобы отлететь от удара в челюсть. Парень с факультета тайных операций не удосужился даже представиться.


Вскочив на ноги и встряхнувшись Лаз выудил из своего пространственного кармана маленькую глефу. Он получил ее от Ливи, когда согласился на испытание дуэлями, она идеально ложилась ему в руку. Потом он потратил несколько дней, создавая для нее отдельное пространство. Карман продолжит существовать, если отменить магию пространства для чего-то еще. Не долго, около суток, но этого обычно хватало, чтобы поспать. Дьявольская маска рыкнула и кинулась в атаку. Его противник, мастерски применив заклинание стихии тьмы исчез в одной из теней здания.


Еще несколько месяцев назад в такой ситуации Лаз бы не знал, что делать. Но не зря он дотемна занимался с Класией Доновик. Закрыв глаза он на полную использовал сферу контроля. Через пару секунд он, очень нечетко, определил откуда-то справа сильное энергетическое поле, быстро к нему приближающееся. Тогда он, как и в прошлый раз создал у него на пути площадку с нулевым трением, на всякий случай окружив ее со всех сторон слабой воздушной стенкой. Его ожидания оправдались. Противник явно помнил горький опыт рыцаря и, заметив отблеск совершенного заклинания у себя под ногами, прыгнул в воздух.


Тот факт, что Лазарь мог применять несколько заклятий одновременно был известен только близкому кругу его друзей и тем преподавателям, которым ему приходилось это рассказывать на занятиях, вроде братьев Вайе. Так что ничего не подозревающий ассасин прямо врубился в воздушную стену. Она была очень слабой, за те секунды Лазу было невозможно создать что-то сильнее. Но даже так, захваченный врасплох нападающий был дезориентирован и упал на землю, сильно ударившись коленом. Не мешкая ни секунды Лаз оказался около него и положил глефу ему на плечо. Из-под черной ткани, прикрывавшей голову ниндзя, на мальчика уставились удивленные глаза. Потом парень кивнул и скрылся из виду. Лазарь знал, что он не будет атаковать снова, в конце концов это не реальная битва, а просто спарринг, пусть и немного странный.


Так это молчаливое сражение подошло к концу.


*** *** *** *** ***


-«А он не плох. Это из-за перерожденной души?»


-«Да. Интересное решение, правда? Влиять на людей этого мира я не могу по установленным мной же правилам, а вот про вселение взрослой души из другого мира в тело младенца речи не было».


-«Придумываешь правила, потом придумываешь к ним лазейки, потом скорее всего расширишь правила на эти хитрости и начнешь придумывать новые…»


-«Ой, да ладно тебе. Этот мир один из самых интересных. Магия, чтоб ты знал, появляется далеко не в каждом. Так что все эти правила просто делают мой интерес больше».


-«Серьезно? Не в каждом? А я из твоих слов понял наоборот, что его мир – это скорее исключение».


-«Не делай поспешных выводов. То, что я тебе рассказала кучу всего про планету Земля не делает тебя экспертом по всем остальным мирам».


-«А ты, значит, эксперт».


-«Ну точно получше тебя. Ты заперт в этом, а я видела многие сотни. Так что не выпендривайся».


-«Ладно-ладно. Я прекрасно знаю, что и говоришь ты со мной только потому, что тот, второй – редкостная сволочь».


-«Ага. если бы было можно, я бы ему точно открутила что-нибудь очень важное. Ладно, там у моего очередной бой».


-«Покажешь?»


-«Ладно, подлиза, смотри».



Глава 32. Дуэли, дуэли и еще раз дуэли.


Следующие несколько дней держали Лаза в постоянном напряжении. Он постоянно, даже в ванной, поддерживал активной сферу контроля. Там на него, конечно, никто не нападал, но он хотел, чтобы это стало привычкой. К нему подходили между курсами, на выходе из столовой, поздно вечером, когда он возвращался с частных занятий. Становилось все сложнее и сложнее, так как слабые противники, видя чужие проигрыши отказывались от идеи сражения и оставались только лучшие.


Лаз обменялся с невысоким парнем уже нескольким десятком ударов. Если бы не то, что его противнику было лет десять, а сам Лазарь был в форме Зверя, то он бы не выдержал и трех. По обоюдному молчаливому согласию они не использовали магию. Его соперник был из младшего S класса факультета рыцарей. Так что мечом он владел очень хорошо. К тому же, в отличие от Грейвса не был высокомерен и глуп, а просто подошел к Лазу вечером после занятий и предложил спарринг. Дьяволенку он понравился, так что он не стал применять подлые приемчики, а сражался чисто техникой. Ливи Бради был великолепным учителем. Он объяснял мальчику каждое движение и поворот. Так что, не смотря на всего три с небольшим месяца тренировок, Лаз уже довольно прилично владел глефой. Хотя, чтобы использовать это оружие хотя бы на 10% от того, как ей владел его учитель ему еще было слишком далеко. Но его оппонент тоже не был особым профессионалом, так что они были примерно равны. В конце концов, немного схитрив, Лаз недоступным для человека образом закрутил собственную руку на целый оборот, что позволяли ему измененные суставы, и выбил меч из руки противника.


От стрелы, чуть не пробившей ему руку он увернулся по чистой случайности. Подбросив в воздух ручку, которой вел свои конспекты он, задумавшись пропустил ее между пальцами. А когда потянулся за ней, между его ладонью и лицом просвистел деревянный снаряд без наконечника. Да, Лаза хотели победить, а некоторые даже избить и унизить, но калечить, а тем более убивать мальчика никто не собирался. Он посмотрел в сторону стрелявшего и обнаружил девушку, сидящую на крыше одного из корпусов. Пока он к ней бежал, она успела выпустить в него еще три стрелы. Но уже подготовленный Лазарь уклонился от двух, а третью отбил глефой. Новые глаза и подпитываемый кровью мозг ему это позволяли. Сконцентрировавшись он создал под собой земляную колонну и, оттолкнувшись от нее запрыгнул к незадачливому стрелку. Та сразу сдалась, зная, что в ближнем бою ей с магом среднего класса S, пусть и таким маленьким, не сладить.


Еще один ассасин напал на него, когда он вышел ночью на балкон корпуса подышать. Прямо сверху на него упала темная фигура и, если бы не постоянно поддерживаемая сфера контроля, Лаз бы тут же был побежден. Но, почувствовав нападающего заранее, он успел создать прямо над собой зонтик из пламени. Пролетев через полосу огня, атакующий, одетый так же, как и предыдущий, полностью в черное, в панике закричал. Его одежда на ногах загорелась и если бы он не окатил себя на автомате водой, то точно получил бы ожоги. Однако нападение было провалено, так что он, стыдливо извинившись спрыгнул в ночь.


Огромный как два Варвара, закованный с ног до головы в сталь ученик среднего S класса факультета рыцарей был самым сложным противником, с которым Лаз до сих пор сражался. Те маленькие трюки, поставившие в тупик самого первого нападающего, на нем не работали. Он прекрасно контролировал свою броню и оружие, напитав их чистой маной, так что Лазарю никак было невозможно что-то с ними сделать. Единственный его минус был в малой подвижности. Только поэтому Лаз еще не проиграл. Он кружил вокруг этой горы стали, лихорадочно перебирая в голове варианты для нападения. Нужно было что-то мощное, но не слишком, травмировать Лаз никого не хотел. Его главным преимуществом было то, что он мог использовать и поддерживать четыре разных стихии одновременно. Ему открывался огромный простор для фантазии. Наконец у него в голове возник довольно сложный план. Он со скоростью несущегося поезда начал наворачивать вокруг рыцаря круги. Попутно его глефа, начавшая вибрировать на сверхвысоких скоростях создавала в брусчатке все более и более глубокий круговой разрез.


-«Куда ты бегаешь? Так ты меня никогда не победишь! Дерись!» - Тяжелый танк начал выходить из себя. А Лаз в это время заканчивал приготовления. Внутри глубокой трещины он спрятал сконцентрированный пар. Слияние воды и огня, повинуясь его контролю сжалось внутри тоненького рва. Затем, подготовив главное заклинание Лазарис выпустил пар из трещины. Мгновенно вся территория исчезла под густым слоем тумана. Пока ходячая башня пытался понять, что произошло, Лаз передвинул прямо на него мощное пространственное поле. Все движения противника замедлились как в режиме Slow-Mo. Последняя часть была самой простой. Лаз, так же, как тогда с Ливи Браги запрыгнул великану на шею и вставил кончик глефы в шейную прорезь. Воин, почувствовавший прохладу немного затупленного лезвия у себя на затылке, громко заревел, но честно признал поражение. Лаз был выжат как лимон.


Так как на факультете магии их класс был сильнейшим в означенных для дуэли рамках, до этого момента ему не бросило вызова ни одного мага или псионика. Но вот сейчас перед ним стояла девушка из среднего А класса его факультета. В своей группе она была сильнейшей и в класс S ее не взяли только из-за того, что ее потенциал был не очень высок. Однако сродство у нее было очень неплохим: гравитация, скорость и пространство. Плюс, у нее была необычная мутация, позволявшая контролировать столько законов, сколько хотелось. Определенно, будь ее возможности развития выше, она бы сейчас точно училась с Лазом. Однако, не судьба. Из-за слабого потенциала, а значит и из-за очень маленького запаса пси-силы она выбрала для себя странную тактику боя. Сейчас над ее рукой крутилось около десятка камушков размером с косточку персика. От них Лаз чувствовал вектора всех малых законов разом. Применив на них по очереди уменьшение трения, увеличение магнитного поля и высокочастотную вибрацию, девушка закончила увеличением скорости и контролем с помощью гравитации. Сейчас эти камушки были настоящими пулями, только и ждущими, когда их выпустят в цель. Очень интересная и очень опасная тактика. Вот только на эти десять маленьких камушков у семнадцатилетней девушки ушла вся энергия.


Так что, если Лаз избежит этих снарядов, то автоматически победит. У соперницы просто не останется пси-силы. Для начала она запустила один, пробный. Его скорость точно была больше 200 км/час. Уклониться от такого, а тем более отбить было невозможно. Так что Лаз создал перед собой стену, укрепив ее законом гравитации. Даже несмотря на то, что он начал за пол минуты до того, как девушка начала свою атаку, стена была пробита навылет. Лазарь получил сильный удар в плечо. К счастью, камень потерял практически всю свою энергию, пролетев через стену и Лазу на память останется разве что синяк. Поняв, что этого недостаточно, Лаз, истратив большую часть оставшихся сил слил в земляную стену элемент молнии. В местной системе от такого слияния получался элемент металла. Дальше было не сложно. Пусть у Лазариса в запасе осталось совсем немного энергии, но просто стоя за стенкой и изредка двигаясь, когда соперница пыталась ее обойти, он вышел победителем.


Лаз тяжело дышал. На этот раз он попал по-полной. Его противником был лучший ученик среднего S класса факультета рыцарей. Он был совсем не похож на ту груду железа. Да, высокий, да, мускулистый. Но сухой и поджарый, в своем пластинчатом доспехе он двигался очень быстро. А копье, почти втрое длиннее маленькой глефы Лазаря не давало Дьяволенку никаких шансов. Плюс контроль своей энергии у противника был еще лучше, чем у стальной горы. Так что сделать что-то его снаряжению Лаз не мог при всем желании. А использовать сложную магию ему бы не позволили, постоянно сбивая его концентрацию. Сейчас он держался только из-за того, что созданное им еще в том момент, когда его противник представился, пространственное болото сильно замедляло его движения. Однако объем энергии, вкачанный в заклинание быстро исчезал, а подпитать уже существующее заклинание было намного сложнее, чем создать новое. Перебрав в голове с пол сотни вариантов, Лаз, наконец, впервые признал поражение. Его противник рассмеялся, а потом пожал протянутую ему маленькую руку:


-«Ты просто невероятен! Так долго против меня держался. Молодец. Если захочешь еще потренироваться, ищи меня в любое время. Еще раз скажу. Меня зовут Зинек Йоль». - Рыцарь ушел, громко хохоча.


‘Хороший парень’ - подумал Лаз.


Так полторы недели его дуэлей закончились. Он очень много от этого получил, не считая нескольких десятков синяков порезов и ушибов. А в голове у него начали возникать очень необычные идеи.


*** *** *** *** ***


-«Я приветствую вас, принцесса».


-«Мне очень приятно с вами познакомиться. Как я могу вас называть?»


-«Не утруждайтесь запоминать мое имя. В конце концов я лишь смиренный слуга вашего отца».


-«Ладно. Мне говорили, что для меня будет особое задание. Это так?»


-«Именно. Пусть ваши слуги располагаются, а мы пойдем и обсудим кое-то».


-«Боюсь, что это невозможно, принцесса не может передвигаться без сопровождения».


-«Что-же, ладно. Тогда я объясню здесь».


-«Пожалуйста, мне очень интересно, для чего я проделала такой долгий путь».


-«Видите ли, дело в том, что на территории одного королевства, находящегося от нас сравнительно недалеко, по предположению разведки вашего отца находится большое сокровище».


-«Сокровище? Какое?»


-«К сожалению, никаких конкретных данных ни у нас, ни у них нет. Однако даже по имеющейся информации, это сокровище слишком важно, чтобы пускать дело на самотек».


-«И что нужно от меня?»


-«Вы должны продемонстрировать нашу силу тамошним власть имущим. Чтобы у них отпало последнее желание скрывать от нас клад».


-«Это звучит не сложно, когда мы отправляемся?»


-«Через три недели, когда придет очередное письмо от их властей. Пока можете располагаться. Чувствуйте себя как дома».


-«Спасибо».



Глава 33. Черные волосы, холодные глаза и странные чертежи.


Вот так насыщенно прошел второй год обучения Лаза в Академии. Сегодня был последний день перед большими каникулами. Он, вместе с Олани и Анели сейчас тащили в свой класс в 29-м корпусе закуски к прощальной вечеринке. За этот год девочки стали в компании своими, уже никто не вспоминал, что они присоединились к остальным позже. Корпус находился довольно далеко от столовой, так что им пришлось идти мимо огромных ворот Академии. В это время в них как раз въезжала большая карета. Само по себе это было не странно, но вот она остановилась перед входом в главное здание и из нее вышли двое. Высокий мужчина с густой нечесаной копной серых волос и маленькая девочка, даже младше Лаза.


За все семь лет, что Семен Лебедев прожил на Люпсе, он уже успел привыкнуть к феерии красок на головах всех вокруг. Красные, желтые, зеленые, фиолетовые, розовые – волосы всех возможных цветов спектра постоянно рябили перед глазами. Молочно-белые волосы Лаза были редкостью, но все равно беловолосых людей он встречал. Но еще ни разу ему не попадались на глаза нормальные, такие, как у него были в прошлой жизни, черные. Спину девочки закрывало сплошное, иссиня черное покрывало прямых волос, доходивших до пяток. Никак не убранные, они спадали водопадом по ее плечам. Это смотрелось очень красиво. Да и сама она, не смотря на едва ли шестилетний возраст, была уже очень красивой. Миленькое, все еще по-детски круглое личико было как будто специально создано ради больших черных глаз. Однако глаза были совершенно безжизненными. Ни одной эмоции кроме презрения в них нельзя было прочитать. Только одиночество и холод.


Человек за свою жизнь множество раз меняется. Даже на следующий день ты отличаешься от себя вчерашнего. Мы встречаем новых людей, получаем новые знания, ощущаем новые эмоции, переживаем новые впечатления. Из этого винегрета и собирается личность. Вот только что должно произойти с шестилетней девочкой, чтобы ее глаза стали такими? Безразличие, отстраненность, лед. У людей не должно быть таких глаз. А тем более у маленького ребенка.


Однако почему-то этот взгляд показался Лазу знакомым. Где-то он уже видел такие глаза. Наполненные стужей адских равнин, пустые и грустные. Через несколько секунд он вспомнил, где. Там, далеко-далеко, на планете Земля, в пустыне африканского континента. У богини, пославшей его в этот мир.


-«Лаз, что с тобой? Ты вдруг остановился и замолчал, - Олани и Анели, не обратившие внимания на странную парочку, вылезшую из кареты, сейчас недоуменно глядели на своего маленького друга, замершего на полуслове и молчащего уже несколько минут. - Что-то случилось?»


-«Да нет, так, увидел знакомые глаза». - Больше ничего из мальчика Инь и Ян вытянуть не смогли.


В этот раз вечеринка была еще пышнее, чем в прошлый. Рыцарь снова сказал пространную речь, в конце которой была объявлена минута молчания в память о Клоде. Жарди сильно расстроилась, но через некоторое время отошла и влилась в разговоры. Несмотря на печальную ноту в конце вступления, через час компания уже танцевала, забыв обо всем. В конце концов у них был год, чтобы смириться с потерей, нельзя же грустить постоянно, этим ты только нанесешь оскорбление памяти покойного. Аватар бы точно не хотел, чтобы они плакали.


Черныш снова наигрывал на своей гитаре. За прошедший год он перерос свою манию черных цветов и сейчас сидел на высоком табурете в голубой рубашке и синих брюках. Кличка, однако так и осталась, никто не хотел ее менять. Лаз, также, как и на каждом празднике сидел в кресле с задумчивым видом и попивал сок. Больше всего ему нравилось наблюдать, как его друзья веселятся и размышлять о всякой всячине. На это уже давно перестали обращать внимание. Так что, без двух парней девушек оказывалось больше.


Рыцарь танцевал со Штучкой, которой в этом году признался в любви. Они не замечали никого вокруг, а друзья не собирались им мешать. Сариф вместе с Лани кружились по залу. У них в отношениях все было намного сложнее. Эльф уже не раз порывался объясниться с девушкой, но все никак не решался. Лаз, которому он излил свою душу, всячески его подталкивал, видя, что чувства Сарифа искренни. Такой партнер для его сестры Лазарю нравился. Однако даже так, Эльф все никак не решался. А Ланирис ничего не замечала. Так что сейчас, пока они танцевали парень смотрел на партнершу влюбленными глазами, а она спрашивала, не осталось ли у нее что-то на губе.


Варвара и Петра остальные четыре девушки ангажировали по очереди. Парни млели от такого количества женского внимания. Джи Даз, невероятным образом ставший еще выше и шире в плечах, сейчас походил на какого-то сказочного великана с густо-синей бородищей и взлохмаченными патлами. Возвышаясь над девушками на две головы, ему было очень неудобно держать их за талию, поэтому он, с их согласия конечно, подхватывал их на руки как кукол и кружил по залу. А Ботаник, за этот год специально взявший несколько уроков танца, сейчас танцующий с Инь местную версию танго был совершенно неотразим.


Вечеринка закончилась только в третьем часу. Уставшие ребята вернулись к себе в корпус и завалились спать. На утро, с больными головами и кошками во рту все распрощались и разъехались по домам. На этот раз никаких походов никто не планировал.


Особняк Морфеев встретил Лаза и его сестру приветственным гулом голосов и праздничными огнями. Не устроив званый ужин в прошлом году, мама Лаза отыгралась в этом. До позднего вечера, успев только переодеться и умыться Лазарис и Ланирис отвечали на поздравления с окончанием учебного года, пожелания всяческих успехов и разной степени плохости шутки. В кровати легли снова разбитые и уставшие, однако очень довольные и счастливые.


Сообщив родителям, что у него есть определенные идеи, которые не терпят отлагательств Лаз почти все каникулы не вылезал из своей комнаты. Он исписал и исчертил сотни листов бумаги, видясь с родными только в столовой. В конце концов Фелиция не выдержала и потребовала, чтобы ее сын уделил ей хоть часть того времени, что он тратит на карандаши и тетради. Так что, так и не завершив свой проект, оставшуюся часть отдыха Лаз проводил с родными. На самом деле он был этому рад, просто желание поскорее воплотить в жизнь свою задумку назойливо зудело у него в мозгу. Так что сейчас, извинившись сам перед собой за то, что работу придется отложить не из-за лени, а по просьбе мамы, Лазарь наслаждался покоем.


Однажды, пока брат гулял в саду с мамой, тетей Агатой и ее сыном, Лани пробралась к нему в комнату с желанием узнать, чем же ее брат так увлеченно занимался полтора месяца. Обычно он запрещал смотреть на свои творения до того, как закончит, но это длилось уже слишком долго и девочку замучило любопытство. На нескольких сотнях листов были нарисованы какие-то сложные чертежи, различные проекции тысяч шарниров, шурупов, винтов, передач, поршней и еще множества деталей, которым у Лани не было названия. Было похоже на схемы механизации, вот только были зачем-то нарисованы места стыков. Не найдя никаких общих чертежей, их Лаз, видимо спрятал получше, Лани пришлось уйти не солона хлебавши.


*** *** *** *** ***


-«Итак, после стольких лет переговоров вы пришли лично».


-«Именно так, Савойн».


-«Так меня могут называть только друзья и люди, которые сильнее меня. Вы не подходите ни под одну категорию».


-«Господин ректор».


-«Лучше. Итак, вы снова пришли требовать у Кристории несуществующее сокровище?»


-«Именно, вот только оно существует, мы это знаем. Не знаем, что это и где оно, но его существование установлено».


-«Интересно, как же вы установили о нашей стране то, что не знают ни король, ни его придворные, ни кто-либо в сильнейшей академии?»


-«Я прошу прощения, но это не ваше дело, господин ректор».


-«Так, если вам нечего сказать кроме того, что уже было сказано, то уходите».


-«Секунду. Вы, я надеюсь, знаете, кому подчинена наша империя?»


-«Если бы не знал, то вообще бы с вами не говорил».


-«Так вот. Я прибыл, чтобы поставить ультиматум. Либо вы выдаете нам сокровище в течение года, либо наш господин пошлет свою армию для захвата Кристории и ее дальнейшего полного уничтожения. От вашей страны ничего не останется, если мы не получим, чего хотим».


-«Серьезно?»


-«Совершенно серьезно. в качестве доказательства могущества господин прислал свою младшую дочь. Я уверен, что вы по достоинству оцените ее дарование. Принцесса, входите, пожалуйста».


-«Здравствуйте, господин ректор».



Глава 34. Последний год, уютный дом и сила души.


Каникулы подходили к концу. Последние длинные каникулы. Следующий, четвертый год будет выпускным. Сейчас уже восьмилетний Лаз сидел в саду под яблоней и наблюдал, как его третья тетя играет со своей дочкой. Через пару месяцев, после того как у Лаза начался третий год учебы его дядя Сивлис женился. Жену звали почти земным именем Адель, а сейчас ее девочке уже был месяц. Вторую сестру Лазаря назвали Сильвией и уши Семена Лебедева немного отдохнули от невероятных местных имен. Девочку он очень любил и веселил ее каждый раз как мог, устраивая ей над кроваткой световое шоу. Однако сейчас его голова была занята другим. Тот сложнейший проект, что он начал больше года назад, наконец, превысив все возможные масштабы, был в шаге от завершения. Оставалось только дождаться начала учебы и начать создавать детали. Сейчас же Лаз обдумывал недавнюю свою идею.


То, что у него в конце концов получится нужно будет прятать в пространственный карман. А это получались очень большие траты энергии. Однако, экспериментируя со старшими законами, он однажды наткнулся на одну интересную деталь. Тогда он создал фаэрбол и применил на нем заморозку времени. Очень сложное заклинание, требовавшее предельной концентрации. Время не просто замедлялось. Оно именно застывало. И тут он с удивлением обнаружил, что, во-первых, фаэрбол перестал тратить энергию. Ну, это было логично, если заклинание не действует, а именно это и происходит во временной пробке, то и энергия не тратится. Но во-вторых, при отмене фаэрбола он не исчез. Он продолжал неподвижно висеть в воздухе, размахивая замершими язычками пламени. Испарился он только после отмены заморозки времени. Поразмыслив, Лаз понял, что и это было логично. Если огонь не подвержен временному потоку, то и исчезнуть он не может.


Тут у Лазаря возникла новая идея. Он применил заморозку к выходу из своего пространственного кармана, где лежала глефа. Все предположения подтвердились. Карман перестал потреблять пси-силу. И даже при отмене закона пространства не проявил признаков рассеивания. Закон времени все равно тратил энергию, но фишка была в том, что чем меньше объем, в котором происходит заморозка, тем меньше расход. А трещина, ведущая в подпространство, фактически вообще не имела никаких измерений, кроме длины. По ширине и высоте ее размеры равнялись нулю. Естественно, применить закон времени ровно на нее было невозможно. Но, благодаря своей невероятно сильной душе контроль Лаза над заклинаниями сейчас превосходил любого ученика в Академии, даже тех, кто были на класс старше. Так что создать заморозку вокруг трещины на пол миллиметра от нее со всех сторон для него было раз плюнуть. Тоненькая трещина оказалась как бы в коконе из заморозки. А это тратило на порядок меньше энергии, чем сам пространственный карман.


Так что теоретически можно было создать карман сколь угодно большим, а потом запечатать выход заморозкой. Но эти мечты тут же разбились вдребезги. Чтобы создать подпространство, нужно было его СОЗДАВАТЬ. А значит, тратить время. А значит, захоти Лаз упрятать в карман дом, ему все равно бы пришлось сначала изучить каждый сантиметр дома, потом создать для него карман, что точно не получится из-за размеров и уж потом запечатывать длиннющую трещину. Длина выхода из кармана была равна длине отверстия, через которое объект можно было протащить. То есть вход в карман с его глефой был в длину как лезвие оружия в самом широком месте. Но, прикинув затраты энергии он понял, что на свою задумку сил у него хватит за глаза. Так что сейчас он рассчитывал последние детали.


Потом был ужин, сон и еще один день. И еще. И еще. Через неделю каникулы все же окончились и Лаз с Лани снова отправились в Академию. Как и в прошлые разы, они сидели в одной из аудиторий 29-го корпуса и ждали Дизаля. На этот раз он пришел к ним уже довольно поздно, так как они были последними.


-«Ну что же. Мой самый странный класс за последние пару десятков лет наконец выпускается в этом году? - Беловолосый учитель откинул волосы на обрубок уха и оглядел ребят. Ни в этом, ни в предыдущем году у них не было пополнений. Никто не хотел видеть, как маленький мальчик становится лучше, чем они и потому все классы S выпустились в прошлом и позапрошлом году полным составом. - Отлично. Ну, объяснять я вам многого не буду, не маленькие уже, - тут он кашлянул и посмотрел на восьмилетнего Лазариса. - Скажу только одно. В этом году, если вы помните, высший курс маны у вас будет вести лично ректор Савойн. Не опозорьте меня».


Он раздал списки курсов. В них никаких изменений не было, кроме того, что слово “продвинутый” в курсах маны и пси-силы сменилось на “высший”. Ребята, как и предыдущие два раза записались везде, где могли. На втором курсе ими руководил гнев и нежелание после смерти Клода. Сейчас же они просто хотели научиться всему, что можно. Они определенно выросли.


Выйдя из корпуса, они направились к своему очередному общежитию. Их все приветствовали, такая разношерстная компания не могла не притягивать внимание, плюс сейчас они и правда были элитой. Высший S класс факультета магии. На этот раз жилой корпус стоял в самом живописном из возможных мест. Прямо в глубине елового бора. К нему вела ухоженная тропинка, и вообще он выглядел как будто Баба Яга решила сдавать свой домик на курьих ножках в аренду студентам. Корпуса старшекурсников были личными для каждого факультета, так что в двухэтажном домике было всего двадцать комнат, включая гостиную.


Разместившись, ребята отправились прогуляться по лесу. Выяснилось, что недалеко от здания находилось большое поле для тренировок, а еще дальше тропинка спускалась к небольшой речке. К ученикам высших классов явно проявляли особое внимание. Потом отправились на ужин. Долго выбирали себе меню, а потом с удовольствием его умяли. В общем день прошел замечательно. Дома Лаз рассказал о своих экспериментах с пространством-временем тем из своих друзей, кому это было интересно. Все очень загорелись и попытались повторить, однако с первого раза получилось только у Ботаника, да и то он через несколько секунд свалился от истощения. Сейчас Лазу в контроле заклинаний могли что-то противопоставить разве что учителя. Его друзья же, пусть и учились в том же S классе, что и он, не прошли через перерождение и не обладали такой сильной душой.


Фактически, в момент рождения душа была десятимесячной. И потом росла, отталкиваясь от этой величины. У более талантливых людей она была сильнее. Если попытаться как-то рассчитать силу души Лазаря, то следовало принимать во внимание, следующее: у него, когда он родился душе было двадцать восемь лет. Если пересчитать на местный, то двадцать четыре. Предположим, что без перерождения его потенциал был бы самым обычным, совершенно средним. Хотя на самом деле это было совсем не так из-за двойственности энергий. Но даже тогда его потенциал был в сорок раз больше, чем у любого нормального человека. И в пять-десять раз больше, чем у его одноклассников. А значит, что его объем энергии рос тоже во столько же раз быстрее. Раньше его превосходили из-за возраста. В конце концов даже математика подтверждает, что два в десятой степени в десять раз больше, чем десять во второй. Но сейчас, спустя несколько лет упорных занятий, эта разница исчезла и начала расти в обратную сторону.


Так что они пока отбросили всякие попытки создать что-то подобное. Может через несколько лет у них это и получится. Посмеявшись над собой, ребята пожелали друг другу спокойной ночи и отправились на боковую. Через два дня начинался их последний учебный год.


*** *** *** *** ***


-«Вот так, Оли».


-«Какой ужас! Что же делать?»


-«Я не знаю. Никто не знает. Они сильнее нас во много раз. Мы просто ничего не сможем противопоставить. Теперь ты понимаешь, почему я так долго это от тебя скрывал?»


-«Ага. но нужно же сообщить людям, начать эвакуацию!»


-«Это бессмысленно. Нам четко дали понять, что при несоблюдении условий от Кристории и его народа не останется почти ничего. Ты должна понимать, что значат такие слова от таких людей. Никому никуда не сбежать. Даже попроси ты помощи у соседних стран, они откажут из страха».


-«А кто еще знает?»


-«Мы с тобой, король и его ближайшая свита, Дизаль и еще несколько моих самых доверенных лиц в Академии. Всего человек двадцать во всей стране».


-«И вы собираетесь увеличить это число еще на единицу, как я понимаю?»


-«Я не могу допустить его смерти. Если Лазарис будет осведомлен о проблеме, то в критической ситуации он сможет спастись».


-«Вы думали, как он к этому отнесется?»


-«Да. Даже слишком много, пожалуй».



Глава 35. Полет, заклятый друг и отложенный бой.


Первое занятие высшего курса маны началось очень эффектно. Прямо на впавшую в ступор от такого толпу, с неба, поддерживаемый потоками воздуха спустился ректор Имперской Академии, почетный член Ложи Магов, герой войны Тигра Савойн Листер собственной персоной.


-«Доброе утро, дорогие ученики! - Старик явно не придавал значения тому, что только что летал как настоящий супермен. - Как вы все прекрасно знаете, я ректор этого заведения. А значит я тут самый главный!» - Лаз посмотрел на улыбающегося Савойна с укором во взгляде. Лет больше, чем всем его друзьям вместе взятым, а детство в одном месте все играет. Хотя с другой стороны, уроки у такого преподавателя точно не будут скучными.


-«Я вижу, что все это поняли, так что сейчас кланяйтесь мне в ноги!» - Наблюдающий за всем этим со стороны Дизаль Монтак опустил голову и приложил ладонь к лицу. Некоторые ученики и правда попадали на колени, но никто из друзей Лазаря не пошевелился, а сам он смотрел на ректора взглядом “Ты притворяешься или и правда идиот?” Старик оглушительно захохотал и продолжил:


-«Так, я вижу, что некоторые не хотят мне кланяться? - В его голосе на секунду прорезалась сталь, но тут же исчезла. - Ну и отлично. Мне не очень нравится учить людей, готовых преклоняться перед силой или авторитетом просто потому, что им так сказали. В наказание я не возьму тех, кто стоит на коленях полетать!»


Дальше началось вообще что-то невообразимое. Лаз, а с ним вместе его друзья и еще человек двадцать почувствовали, что оказались в коконе из ветра. Через пару секунд они, вместе с ректором поднялись в воздух и минут пятнадцать кружили вокруг Академии, заставляя всех показывать на них пальцами. Девочки верещали от восторга, парни не отставали, громко вопя кто басом, кто баритоном. Лаз молча наслаждался чувством полета. На Земле Семен часто летал в самолетах и это было здорово: смотреть в иллюминатор на проплывающие под тобой облака. Потом, один его армейский приятель выбил для него “туристический” полет на истребителе. Сидя в маленькой кабине за пилотом, он чувствовал настоящий восторг от единения с миром и небом. Сейчас же было в десятки раз лучше. Он не мог дождаться, когда сам сможет вот так же как Савойн летать, полагаясь на свои силы и мастерство.


Совершив финальный круг почета, они приземлились обратно на площадку, где их ждали фиолетовые от зависти ребята. Савойн отдышался, в конце концов это представление точно стоило ему немаленьких запасов маны: «Сами виноваты, нечего на них так жадно смотреть. Если вы их съедите, то ощущения полета все равно не почувствуете!»


-«Ладно, на чем мы там остановились? А, точно, Я САМЫЙ ГЛАВНЫЙ! Нет, это уже было. Да-да, занятие по высшей мане. Начнем». - Этот старик положительно нравился Лазу. Только его не покидало ощущение, что он его где-то уже видел, и имелось в виду не его приветственная речь в начале каждого года. Следующие два с небольшим часа, ректор рассказывал о разных сложных и оригинальных способах использования сил природы.


-«Лазарис!» - Лаз обернулся. Полным именем его редко кто называл, а вкупе с характерным голосом он уже знал, кого увидит. Зинек Йоль бодрой походкой направлялся к нему. С того момента, как Лаз потерпел поражение от его руки, Зинек стал постоянным спарринг-партнером Дьяволенка. Долгое время он побеждал благодаря своим навыкам обращения с копьем, но техника глефы Лазаря постоянно улучшалась. Так что постепенно ему приходилось вкладывать в каждый удар все больше и больше веса и силы, чтобы взять верх.


Да, кто бы что ни говорил, а Ливи Браги был великолепным учителем. За полтора года занятий мастерство Лаза догнало и перегнало навыки Зинека, и в этом была не только личная заслуга мальчика. В середине третьего года Лаз перестал использовать в сражениях с Зинеком магию, полагаясь только на силу формы Зверя, недоступную для противника. А когда они последний раз сражались за несколько месяцев до каникул, у Лаза почти получилось победить. Зинек пропустил его удар в кисть, но в ответ Лазарь получил знатный удар свободной рукой в челюсть, от чего отходил несколько секунд. Если бы рана ладони у его противника была больше, то он бы не смог держать оружие и Лаз бы автоматически победил.


Но потом Зинек был вынужден оставить Академию из-за смерти главы его семьи и дележа наследства, а потому это была их первая встреча после долгого времени. Лаз был очень рад, что, несмотря на то, что рыцарь пропустил несколько месяцев учебы, его все-таки взяли на следующий год.


-«Привет, Зинек, как дела у тебя в семье?» - К ним, пока они стояли и болтали в очереди в столовой присоединился Эльф. Сариф, Лазарг и Джи Даз тоже периодически сражались с лучшим учеником теперь высшего класса S факультета рыцарства. С переменным успехом.


-«Да ничего, вот, рассказываю Лазарису о том, что мой отец получил где-то сорок процентов наследства, а учитывая, что претендентов было около десятка, это очень хороший результат».


-«И правда. Ладно, пойдем к нашим, они уже собрались». - Зинек подумал и утвердительно кивнул. Троица отправилась к уже ставшему персональным столу их класса. Под веселый гомон гость уселся за стол и еще раз рассказал про ситуацию в его семье. Все одобрительно покачивали головами.


-«Лазарис, мы не сражались почти пять месяцев и мне не терпится посмотреть, чего ты добился. Спуску не жди, у меня появилось пару козырей за это время!» - Зинек с блеском в глазах уставился на Лаза. Он ждал этого так долго и наконец его маленький заклятый друг снова был перед ним. Как он мог упустить возможность вызвать его на бой? Однако ответ Лазаря очень его удивил.


-«Тебе придется подождать пару месяцев. У меня есть несколько планов, которые нужно воплотить в жизнь. А потом я с удовольствием приму вызов от тебя, от Рыцаря, Варвара и кого угодно еще. Если все будет так, как я надеюсь, то вы даже можете сражаться со мной все вместе, все равно у вас ничего не выйдет!» - Услышав такие слова от Лаза, его друзья, прекрасно знавшие, что хвастуном он точно не был напряглись. Если Дьяволенок говорил, что сможет справиться с ними тремя разом, то если и преувеличивал, то не очень сильно. Что же он такое придумал?


Однако на любые расспросы друзей он отвечал только «Сами увидите». Так ничего от него и не добившись, ребята отстали. Не хочет говорить – не надо. Все равно рано или поздно покажет.


*** *** *** *** ***


-«Мастер».


-«Как идет продвижение в плане?»


-«Я максимально ускорился, но пройдет еще минимум полтора года, прежде чем станет возможным то, о чем мы говорили».


-«Это слишком долго. У меня плохое предчувствие».


-«К сожалению, я никак не могу ускорить ход событий. Так что не зависимо ни от чего придется ждать».


-«Я чувствую недовольство в твоем голосе. Что такое?»


-«Мне не понятно, почему вы отказались принимать Лазариса. Ну с этим ладно. Я не понимаю, почему вы сами не можете помочь в перемещении. С вашими силами это было бы в разы проще!»


-«Про мальчика мы уже говорили. Я не имею права вмешиваться в его жизнь. Извини, но ты не можешь узнать, почему. А на счет моих сил… я бы рад помочь, честно. Однако я не бог, а значит смертен. И продолжительность моей жизни уже превысила все разумные пределы. Так что теперь сложные и масштабные заклинания не пройдут для меня без последствий».


-«Мастер, вы умираете?»


-«Нет, маленький идиот! То, что я старше тебя в несколько десятков раз не означает, что я умираю. Просто мои силы постепенно слабеют. Применяя их только тут, в моем жилище я не опасаюсь ничего. Но если понадобиться что-то посерьезнее, мое здоровье может сильно пошатнуться. Извини, но я не могу этого допустить».


-«Я понимаю. Ладно, до свидания, Мастер».



Глава 36. Воплощение планов, непонятные действия и снова дуэли.


Следующие два месяца для Лаза оказались крайне насыщенными. Он бегал в мастерскую механизации в любую свободную минуту, иногда даже не возвращаясь домой поспать. В мастерской работал пухлый и маленький старичок с грязными серыми волосами и огромным носом картошкой. И уже через несколько дней после начала его бурной деятельности этот старичок совершенно не понимал, что происходит. По правилам, любому ученику должно было быть предоставлено столько металла, сколько они хотели. Но обычно это все ограничивалось парой килограмм. Ну пятью от силы. Лазарь же в общем счете создал деталей почти на сорок кило. Что он такое делает старичок не знал, но, пусть и недоуменно качал головой, все-таки не отказывал пареньку.


В большой отдельной комнате стояло несколько чанов с расплавленными металлами. Емкости находились за толстенным стеклом, чтобы ученики могли не обращать особого внимания на дикий жар, исходящий от жидких стали, алюминия, титана, мифрила и меди. Хотя в комнате все равно было жарко как в бане. Разные металлы нужны были для разных целей. Мифрил был самым легким, но не очень хорошо гнулся и не реагировал на магниты, а иногда это было очень важно. Титан, пусть и был тяжелее мифрила в несколько раз, зато прекрасно подходил для изгибающихся деталей, не теряя формы даже после сотен тысяч деформаций. Медь лучше всего проводила электричество, а сталь была самой прочной из всех металлов. А железо было самым обычным вариантом, его было легче других контролировать.


Лаз пропадал в этой комнатке по многу часов, тратя драгоценные запасы металлов. Только универсальное железо было обойдено его вниманием. Причем, что странно, но наружу он выходил с пустыми руками, хотя ту кучу заготовок, что он создавал было невозможно хоть где-то спрятать. Так, окруженный обсуждениями и предположениями своих друзей он воплощал в жизнь результаты годового планирования.


Также он вовсю работал над трансформацией, заваливая Роам Зин десятками вопросов. Преподавательница курса формы Зверя в конце концов начала даже прятаться от назойливого паренька, выпытывающего у нее все, что только было возможно. Расспросов о тонкостях работы мышц не избежал и Дыжиз Бульц. За последний год он очень обиделся на Лазаря, потому что его любимый ученик так и не провел себе ни одной механизации. Хотя и приходил на все лекции с завидной регулярностью. Так что вначале он с внутренним наслаждением отказывал мальчику, ссылаясь на неотложные дела. Но после пары недель непрерывных доставаний сдался и перестал юлить.


Также он запросил у учителя Ливи не одну, не две, а три глефы разных размеров и веса. Одну такую, какая нужна была ему в его человеческой и Звериной формах. Еще одну под человека нормального роста, то есть сантиметров на тридцать пять выше Лаза. А третью попросил такого же размера, как и предыдущая, но сделанную из особо тяжелых материалов: железного дуба и черной стали. Такое оружие, пусть и было бы очень хорошим, весило бы килограммов десять. Орудовать подобной тяжестью не смог бы даже учитель Бради, если бы сам не использовал форму Зверя. На вопрос зачем мальчик отвечал: «для одного проекта». Так ничего и не узнавший Ливи плюнул, сдался и заказал ученику то, что он хотел.


Лаза не удавалось застать ни в столовой, ни в перерывах между занятиями. Сразу как он заканчивал с одним делом, он врубал форму Зверя и пулей летел в другой конец Академии по следующему вопросу. Так наступили первые недельные каникулы. И на этот раз Лазарис тоже удивил своих друзей, наотрез отказавшись возвращаться домой. Лани даже попыталась надавить на жалость брата плачем, но он был непреклонен. Попросив сестру передать родителям что у него все хорошо и что он сейчас с головой ушел в работу, он попрощался с уезжающими друзьями и снова умчал, за секунду трансформировавшись.


Так что, когда вернувшиеся с отдыха ребята нашли Лаза в его комнате дрыхнущего без задних ног они очень рассердились. Растолкав его, они с возмущением принялись выяснять, почему несмотря на то, что мальчик говорил, что будет все время работать, он валяется тут в два часа дня во время занятий. Лазарь завопил от боли, когда его пытались спихнуть с кровати и закричал:


-«Идиоты, я отхожу от проектировочной трансформации, не пихайтесь!» - Тут же все резко успокоились. Процесс, когда маг перекидывался в Зверя был безболезненным. Но проектировочная трансформация, когда все тело впервые запоминает, как должно выглядеть в форме Зверя была настоящим мучением. И чем обширнее были изменения, тем больнее было. Так что если сейчас Лаз так кричал, то он скорее всего перекроил по-новому вообще все тело и сейчас не то что идти на занятия, но просто приподняться в постели для него будет пыткой.


-«Что ты сделал?» - Ребята сразу засыпали мальчика вопросами о том, какие изменения он провел. Но в ответ услышали все тоже: «Потом сами увидите». Так что стукнув по разу упрямца, они вышли, дав ему возможность отдохнуть.


Еще через несколько дней, когда Лаз совсем оправился от последствий трансформации, по Академии снова разнесся все тот же слух, что и в позапрошлом году. До сих пор самый младший ученик Имперской Академии вызывает на дуэль все желающих. Лазарь, естественно, слух этот подтвердил и с этого момента для него снова закончились спокойные дни. Зинек решил подождать, пока не останется никого из желающих. Так же сделали и все сильнейшие ученики других факультетов. Так что в начале Лазу было довольно просто.


В этот раз на него напали куда профессиональнее. Ассасин явно учился в Академии последний год и выучил кучу разных приемов. Вначале из темноты в Лаза полетели метательные звездочки, щедро сдобренные законом вибрации и скрытые в завесе из силы тьмы. Вот только сфера контроля у Дьяволенка уже была радиусом более двадцати метров, а Класия Доновик хвалила его за невероятные успехи в магической сенсорике. Так что звездочки еще на подлете были встречены глефой, сильно вибрирующей, чтобы ее не смогли повредить снаряды. Семь маленьких семиугольных железок с громким звоном упали на землю, кроша ее под собой мелкочастотной вибрацией.


Следом за ними почти без задержки из темноты вылетело закутанное в черный тело. В его руках блестели два длинных кинжала, так же мелко вибрирующих, как и метательные снаряды. Обменявшись с Лазом несколькими ударами нападающий применил необычную для теневого убийцы тактику. В глаза Лаза ударил мощный пучок света, ослепляя его на несколько мгновений. Благо новая версия его трансформации это предусматривала и горизонтальный как у козла зрачок сузился в тонкую щелочку. В ответ Лаз разлил вокруг себя воду, мгновенно заморозив ее воздухом и создав тем самым идеально гладкий каток. Длинные когти, украшающие сейчас его ноги, впились в лед и удержали мальчика от падения. Его противник мгновенно сориентировавшись применил к пространству под собой закон трения, превратив скользкую поверхность в наждачку. Этого Лазарь и ждал. Если противник использует вибрацию на клинках и трение на льду под ногами, то ему никак не уклониться от следующей атаки.


В нападающего сразу со всех направлений полетели фаэрболы. Тот глухо вскрикнул и решив, что получить шаром огня хуже, чем поскользнуться, отменил трение и остановил атаку сферой воды вокруг себя. Через секунду ему, лежащему на льду после потери равновесия Лазарь, держащийся вертикально втыкая когти в лед, положил глефу на плечо.


*** *** *** *** ***


-«Ладно, отпущенное им время и даже еще пара месяцев прошли. Нужно сообщить господину».


-«Что скажем принцессе?»


-«Пока не знаю. В конце концов она еще ребенок, пусть и невероятно талантливый. Как у нее вообще идут успехи?»


-«Присланный мастер-оружейник уже заканчивает для нее доспех. Но даже без него она уже намного сильнее большинства наших магов. Из всего гарнизона только человек сто могут с ней сладить».


-«Сто? Из нескольких десятков тысяч?»


-«Да. И каждый спарринг обычно заканчивается травмами, а пару раз даже смертью. Эта девочка совершенно безжалостна».


-«Тогда, пожалуй, стоит ей все рассказать. Если оружейник и правда так хорош, то ее боевая мощь будет очень большим подспорьем».


-«Я так и сделаю, ваше величество».


-«Свободен».



Глава 37. Второе высвобождение, настоящий дьявол и произведенное впечатление.


Вызовы посыпались на Лаза лавиной.


Маленький и щуплый парень на невероятной скорости мелькал вокруг Дьяволенка. Он был из высшего А класса факультета рыцарства. Все, кто был из классов слабее уже оставили любые попытки. Его форма Зверя была очень похожа на старую трансформацию Эльфа. Максимальное увеличение скорости за счет минимального веса. А учитывая то, что он был уже на четвертом году обучения его форма Зверя не могла быть слабой. Даже новые глаза Лазаря едва могли поймать его текущее местоположение. Он возникал как будто из воздуха, наносил один или два удара легким мечом и снова исчезал. По всему телу Лаза им уже было оставлено больше десятка мелких царапин. Лазарь не мог поймать его магией и не мог соответствовать ему в скорости. Так что он решил применить первую часть своего плана. От всего его тела пошел пар. Вначале его соперник был в недоумении. Пар означал активацию трансформации. Но мальчик и так был в форме Зверя. Он хочет сдаться?


Из клубов пара ему в лицо ударила глефа. Не та, что была секунду назад. Длиннее и украшенная узором из языков пламени. Он едва успел отреагировать. Пар рассеялся и щуплому рыцарю предстал новый облик Лаза. Он вырос примерно до метра шестидесяти. Все тело немного нагнулось вперед, так что на самом деле он был еще на десяток сантиметров выше. Длинные руки заканчивались узловатыми пальцами с длинными и острыми ногтями. Из локтей выходили длинные, по пол метра лезвия. Ноги были не лучше, широкая ступня оканчивалась истинно львиными когтями, вгрызавшимися в землю. Из колена вверх тоже уходило лезвие, правда короче. Широкое туловище, на котором порвалась тренировочная форма явно поднималось и опускалось как-то странно. Про устрашение противника Лаз тоже не забыл. Рот стал еще больше, а зубы превратились в набор тонких игл, между которыми сновал туда-сюда длинный малиновый язык. Раздутые ноздри выпускали пар, козлиные глаза стали кроваво-красными, а уши заострились еще сильнее. Изо лба проросли два небольших рога. Волосы собрались в некое подобие твердых веревок, напоминающих дреды. Самое странное было то, что по всему телу, даже на шее выступили странные наросты, колебавшиеся от каждого движения Лаза.


На Люпсе не было религии. Богом тут была магия. Так что образ дьявола или демона им был не знаком. Кличка Лаза означала в дословном переводе просто очень плохого и злого человека. А облик Лаза в данный момент нельзя было не соотнести с чем-то злым. Специально измененной гортанью он прорычал:


-«Удивлен?» - Если бы они только знали, как сложно было научиться говорить с такой змеей во рту! Парень только что-то невразумительно пискнул и упал в обморок. Не ожидая такой бурной реакции Лаз пошкрябал своими когтями затылок, после чего ойкнул и уставился на руку. На когтях остались ошметки кожи и немного крови. Нужно учиться себя контролировать. Или придумать втяжные когти как у котов.


Подобную линию для своих трансформаций Лаз выбрал, увидев, что его оскаленная маска производила на противников даже большее впечатление, чем он планировал. Некоторые вообще только на нее и пялились. Так что он решил, что станет дьяволом, не менять же себе кличку. Сейчас в его большом теле бились два сердца. Так он решил проблему с осложнением подачи крови к органам. Каждое из сердец обслуживало свою двойную систему, так что даже при ранении одного второе сможет поддержать жизнь в организме. Чтобы не нарушать удобного расположения органов, легких теперь было три. Пищеварительная система сильно уменьшилась, вовсе ее Лаз не убрал только потому, что где-то нужно было хранить то, что он съел. Остальные органы остались в единственном числе, но стали больше и покрылись каждый отдельной защитной пленкой. Такая же, но намного толще закрывала весь торс в глубине под мышцами.


Руки и ноги стали непропорционально длинными, сейчас он мог, не наклоняясь коснуться колен. Именно из-за этого он стал таким высоким. Мышцы стали совсем иными, из них исчезло все лишнее, но из-за того, что количественно их стало больше все тело даже немного раздулось. Однако обычные витки мышц, на которые было так приятно смотреть теперь выпирали тоненькими змейками, делая конечности похожими на витой канат. Тройные кости остались, но теперь прямо под кожей тоже был слой зашиты, прикрепленный к ним сухожилиями. Из него и росли все эти выросты, нужные Лазу для следующего шага. На все это Лаз, весивший сейчас около тридцати килограмм потратил поразительные двадцать. Поразительные потому, что всего через три года занятий Лазарь обладал энергией Зверя на 2/3 от его массы.


Когда его друзья, наблюдавшие весь процесс, увидели, во что превратил себя их маленький приятель они открыли рты в изумлении. Они подозревали, что он создал второе высвобождение, иначе ему не было бы так хреново, когда они приехали домой. Но чтобы такое мощное и такое страшное? Они подошли к нему, бывшему сейчас примерно ростом с всегда невысокого Ботаника и, с разрешения, принялись его ощупывать. Тело было твердым из-за подкожной зашиты, но очень горячим. Лаз не решался применять какие-либо изменения, которые подняли бы температуру выше 42 градусов из-за того, что проблема денатурации белка простыми изменениями не решалась. Но даже так, казалось, что у него сильнейшая горячка. Теперь Рыцарь с Варваром понимали, чем обусловлена такая уверенность в победе.


После этого случая вызовы Лазу бросали только ребята из высших S классов. Сейчас он пытался догнать одного из таких парней. Форма Зверя Лазаря была сосредоточена на универсальности и равномерном повышении всех параметров. Так что тягаться со Зверем, вложившим все в скорость он не мог даже во втором высвобождении. Его противник был с факультета охотников. Виляя между деревьями, он посылал в Лаза одну стрелу за другой. Встретившись с ним на выходе из их домика Лазу ничего не оставалось делать, кроме как стараться сейчас угнаться за ним. В конечном итоге просто посылая в Дьяволенка стрелы лучник точно не победит. Однако Лаз ошибался. Следующая стрела прошла прямо сквозь его глефу и ударила его в грудь. Если бы не укрепленные кости, она бы точно пробила ему легкое. А так он отделался глубокой раной, из которой тут же потекла кровь.


Лучник дематериализовал стрелу, а затем, когда она прошла через преграду из оружия отменил заклинание. Какой оригинальный метод. Однако второй раз Лаз на него не попадется. Увидев, что защита противника свела на “нет” большую часть его усилий, лучник выбрал новую тактику. На этот раз стрела, ударившись о глефу, в которую Лаз вложил силу пространства не отскочила, а соскользнула по касательной и впилась в плечо, где защитный слой был куда тоньше. Тот же принцип, только с силой трения. Блестящая идея. Лазарь начинал восхищаться противником. Но следующий его ход Дьяволенок предугадал. Подобную тактику можно было использовать еще на скорости. Например, отменив заклинание ускорения перед ударом глефы, тем самым пропустив стрелу за оружие.


Именно так лучник и собирался поступить. Это был очень эффективный способ боя. Вот только в третий раз на те же грабли Лаз точно наступать не собирался. Даже больше, решил ответить противнику его же монетой. Достав из пространственного кармана маленькую глефу он, напитав ее гравитацией, скоростью и вибрацией со всей дури швырнул прямо в охотника. Она пролетела буквально в двадцати сантиметрах от его головы и полетела дальше, пробив на своем пути несколько десятков деревьев. Лучник покрылся холодным потом. Если такой снаряд попал бы в него, то у него в черепе была бы точно такая же дыра, как и в ели перед ним. А так как любые серьезные увечья наносить было запрещено, было ясно, что Лаз прекрасно знал, куда кидал и промахнулся специально. Противник тут же признал поражение.


-«Сходи, пожалуйста за моим оружием, будь добр». - Прорычало чудовище, подойдя поближе и длиннющим языком облизнув острые как бритва зубы.


*** *** *** *** ***


-«Так и не выдали сокровище?»


-«Нет, господин».


-«Так, ладно. А как там моя дочь?»


-«Она показывает невероятные результаты, мой господин».


-«Очень хорошо. Верно говорят, что дурные вести не ходят без добрых».


-«Господин невероятно мудр».


-«Ладно, тогда насчет сокровища».


-«Внимательно слушаю господина».


-«Пошли к ним пять тысяч солдат в полной амуниции и еще пятьсот человек из элитного отряда».


-«Элиту? С позволения господина позволю себе заметить, что доспехи элиты являются государственной тайной. Если хоть один воин попадет в плен, то последствия будут катастрофическими».


-«Не тебе объяснять мне подобное! Мы все равно планировали уничтожить эту страну, а не захватывать. Так что не важно, если несколько человек из элитного отряда падут в бою. Все равно вскоре уже некому будет исследовать их броню».


-«Прошу прощения у господина. Господин как всегда мудрее всех».


-«Выполняй».


-«Сию же минуту».



Глава 38. Отсев, один против пяти и крутая фраза.


В Лаза отовсюду летели фаэрболы. Он создавал на пути у каждого водяную завесу, но к победе его это никак не приближало. Противник, мастерски применяя дымку, соединив огонь с воздухом прятался непонятно где. Находясь вне сферы контроля Лаза, он не боялся быть обнаруженным, а огненные шары, вылетавшие как будто из пустоты, тоже явно маскировал все той же дымкой. Он явно бегал вокруг Дьяволенка, так как тот слышал изредка звук неровно закрепленной брусчатки под его ногами, но точно определить местонахождение противника у никак не получалось. Так что он решил применить атаку по площади. Сосредоточившись, он выпустил во все стороны по земле сеть ветвящихся молний. Где-то в сорока метрах слева от него послышался удивленный вскрик, а потом молнии исчезли под силой элемента ветра. Но было уже поздно. Лаз метнулся на звук и через пару секунд в его сферу контроля вошло чужое поле, которое его хозяин пытался скрыть, при чем очень умело. Дальше все было просто. Маг пусть и был сейчас Зверем, но никаких боевых улучшений у него не было, так что еще через несколько секунд глефа Лаза уже стандартным движением легла ему на плечо.


Сейчас с Лазом сражался старый знакомый. Та гора мышц и стали, которую он хитростью победил полтора года назад сейчас уже тоже учился в высшем классе. Однако он стал куда способнее и сейчас, используя форму Зверя, передвигался по тренировочной площадке на очень высокой скорости, похожий на взбесившегося носорога. Но и Лаз стал старше и сильнее. Поэтому, убегая и уворачиваясь от этого курьерского поезда со здоровенной секирой в руках он готовил масштабное и эффектное заклинание. Через три минуты он остановился, с дьявольской ухмылкой глядя на немного запыхавшегося рыцаря, уже, наверное, в пятидесятый раз пролетевшего мимо. Скорчив как можно более наглую рожу и поманив противника пальцем, он воткнул глефу в землю и принялся рассматривать свои когти.


Не снеся такого отношения, носорог ринулся на Лаза, размахивая много килограммовым топором почище любой мельницы. Вот только за несколько метров от мальчика он провалился прямо сквозь брусчатку. Лазарь дематериализовал кусок породы объемом где-то в восемь кубометров. Это было излишне затратно и абсолютно не нужно, но Лазу хотелось повторить свою прошлую победу. Материализовав землю обратно, он заключил парня в прочнейшие тиски из гравия, камней и глины. Когда на месте исчезнувшего из пространства объекта появляется новый, материя просто вытесняется, так что плотность почвы вокруг великана сейчас была сравнима с гранитом. На поверхности осталась только его голова, плечи и кончик секиры. Неспешно подойдя к противнику Лаз, как и в прошлый раз вставил глефу в шейную прорезь.


Этот ассасин был намного профессиональнее чем все, что были до него. Первым, пусть и довольно стандартным броском кинжалов он ранил Лаза в живот. Порез достал до защитного слоя и сейчас Дьяволенок морщился от боли при каждом движении. Ниндзя, руки которого сейчас походили на лапы богомола носился вокруг него на головокружительной скорости и наносил просто невероятное количество ударов. Если бы Лаз не пообещал себе, что использует свой козырь только в битве с сильнейшими ребятами Академии, он бы применил его не раздумывая. А так нужно было что-то придумывать. Собрав больше половины своей энергии, он применил невозможную для обычного человека комбинацию. Воздух вокруг Лаза наполнило потрескивание разрядов, а земля вокруг превратилась в настоящую топь. Слияние земли и воды плюс молния и все это одновременно. Голова Лазаря ближайшую пару часов будет адски болеть. Однако это того стоило. Все пространство в сфере контроля Лаза стало одной большой ловушкой для ассасина. Тот, не имея возможности что-то сделать завяз в грязи и окружил себя сферой воздуха, решив, что лучше уж это, чем удар молнии. Лаз, с рыком: «Поймал!», оперся на пошедшего по пояс ниндзя и вогнал его еще глубже.


Так он сражался с каждым желающим, побеждая, когда силой, когда хитростью. В конце концов осталось только пять человек, достаточно сильных, чтобы попытаться сразиться с Лазом. Зинек Йоль, лучший ученик факультета рыцарства, Лазарг Симон и Джи Даз, одни из лучших учеников факультета магии, а также сильнейшие от ассасинов и охотников, про которых Лазарь ничего не знал. Он решил пойти ва-банк. Он назначил им всем встречу одновременно. Рыцарь и Варвар сначала отнекивались, но, когда даже девочки начали их подталкивать, согласились. Зинек ждал этого больше двух месяцев, так что откликнулся сразу. Оставшиеся двое тоже не заставили себя долго ждать.


Сейчас на тренировочной площадке посреди леса, недалеко от домика высшего S класса факультета магии стояли шестеро. Кроме известных нам четверых еще присутствовал высокий худой парень, очень похожий на сказочного Робина Гуда и девушка в облегающем черном костюме, полностью скрывающем ее лицо, но выставлявшем на показ каждый притягательный изгиб ее тела. Ей явно было неудобно сражаться при свете дня, поэтому Лаз и назначил местом встречи лес. Так и у ниндзя будет шанс показать себя во всей красе.


-«Готовы?» - Немного непривычная глотка больше ревела чем говорила. Сейчас Лазарь был уже во втором высвобождении. Пусть он был невысок, даже ниже девушки-ассасина, но его никто не собирался недооценивать.


-«Готовы!» - Все пятеро ответили в унисон. Затем четверо стали преображаться. Лазарг, контролирующий сейчас около пятидесяти килограмм плоти, стал на голову выше и вдвое шире, превратившись в настоящую ходячую крепость. Зинек тоже перекинулся, хотя его изменения были слабо заметны. Было видно, что его руки и ноги стали толще, а туловище наоборот, немного усохло, но по таким изменениям было сложно что-то понять. Лучник наоборот, сильно уменьшился, став ниже Лаза на голову, однако с ним произошла удивительная метаморфоза. Он стал кентавром! Из нижней части спины выросло тело с длинными и тонкими ногами. Он смотрелся просто сказочно. Руки удлинились, и он достал из-за спины другой лук, длиннее и массивнее прежнего. Единственная девушка претерпела самые заметные изменения. Когда пар рассеялся на месте ассасини стояла самая настоящая пантера. Ткань на голове развязалась и сейчас на Лаза смотрели с человеческим выражением два кошачьих глаза. Варвар, будучи псиоником, не имел формы Зверя, но скинул рубаху и показал угловатые от механизмов руки.


-«Молодцы!» - Семен Лебедев никогда не был серьезным человеком. Это показывала хотя бы его любовь к раздаванию кличек. Просто, когда он был совсем маленьким, отпускать колкости и шутить саркастичные шутки он позволял себе изредка и только с друзьями. Сейчас же он мог не сдерживаться. Ему очень хотелось сказать что-нибудь крутое, в конце концов сейчас он покажет результаты годового труда. Подумав несколько секунд, он вспомнил очень подходящую к месту и очень пафосную фразу из одного фильма. Так что, усмехнувшись своими акульими зубами он отступил на шаг и выдал:


-«Мой черед!»


*** *** *** *** ***


-«Что это?»


-«Ваш боевой доспех, принцесса».


-«Доспех? Зачем он мне нужен? Мне и так скучно спарринговаться с вашими воинами, так вы хотите разницу в силе еще увеличить?»


-«Он не для тренировок, а для реальных сражений. Если с вами что-то случиться, ваш отец от моей империи камня на камне не оставит».


-«И что он может?»


-«А вы попробуйте. Господин оружейник не просто так корячился несколько месяцев».


-«Попробую. Так, нужно контролировать… Это сюда… Тут защелка, ее как?»


-«Вот за эту скобу, принцесса».


-«Ага. Так, тут такая же. Теперь сапоги. Перчатки. Шлем».


-«Как вам?»


-«Плохо».


-«Почему? Что не так?»


-«Я сражаюсь в форме Зверя, она никак не помогает в спарринге, так что я ее не использую, но в бою она нужна. А этот доспех никак этого не учитывает».


-«Почему же мне раньше никто не сказал!?»


-«Я не знаю, спросите у них. Хотя с другой стороны о моей форме Зверя знают только пара человек, так что не удивительно, что вам не рассказали».


-«Ну что же, тогда, пожалуйста, покажите, с чем мне нужно будет работать, мне нужно снять мерки. Похоже ваш поход придется еще отложить».


-«Да уж».



Глава 39. Сложная схватка, достоинства нового доспеха и итог боя.


Пятеро противников замерли в шоке. Потому что вокруг Лаза в воздухе начали открываться десятки пространственных карманов. А из них вылетали, поддерживаемые силой гравитации сотни составных деталей. Тросики, приводы, шарниры, шестеренки, а также тонкие и толстые слои металла, разных форм и размеров, соединенные в части сложного механизма. В начале они облепили Дьяволенка, цепляясь за выросты по всему телу. В этот момент казалось, что он покрыт насекомыми. Детали двигались, копошились и постепенно срастались в цельный доспех. Слой механизмов не был очень большим, так что Лаз не превратился в ходячую крепость. Но сейчас немного странные пропорции, вроде сильно выступающих плеч или слишком большого расстояния между ногами раскрыли свою ценность. Лазарь походил на культуриста, только вместо мышц было железо. Худое тело стало пропорциональным и соразмерным. Поверх механизмов прикрепились листы мифрила и титана. Под ними что-то щелкало, жужжало и вертелось, явно намертво присоединяя броню к телу. Длинные волосы-дреды тоже нашли свое место. Изгибаясь как змеи несколько десятков веревок срослись с разными местами на руках, ногах и спине.


В конце концов оторопевшим ребятам предстал закованный в сталь воин. Им было не с чем сравнивать, но на Земле Лаз сейчас точно бы сошел за посетителя комик-кона в костюме чего-то среднего между Хищником и Железным Человеком. Только его броне не требовались никакие источники питания и двигатели. Все управлялось и контролировалось его мозгом. Но еще одно дополнение внести было нужно. По сотням тончайших полосочек меди, пронизывающим каждую деталь доспеха заструилась молния. Вкачав в заклинание почти четверть своей маны сейчас Лаз чувствовал его эффект. Движения стали более плавными, контроль усилился. Пусть большая часть металлов в доспехе и не была магнитной, но даже так разряды электричества помогали, улучшая взаимодействие частей и сглаживая незначительные неизбежные огрехи. Волосы же служили двойной цели. Во-первых, они, будучи чем-то средним между волосами нормального человека и рогом носорога защищали тело от рубящих ударов сзади. Во-вторых, же были просто ради эстетики.


-«Это что, твою мать, такое!?» - Варвар оправился первым. Сейчас его глодала зеленая зависть. За прошлый год он много раз испытывал нешуточную боль, внедряя в руки и ноги части механизмов. А Лаз за пол минуты полностью облек себя в целый доспех и это явно было совсем не больно. Какого черта?


-«Извини, Джи, что не рассказывал раньше, но ты бы все равно не смог это повторить. Нужен такой же энергетический амбидекстер как я». - Лицо Лаза не скрылось под доспехами, они поднимались по шее и заходили немного на подбородок. Остальную часть защищали волосы. Однако в воздухе над ним парило что-то очень похожее на шлем. Только вместо обычного забрала на нем красовалась дьявольская рожа почище той, что сейчас украшала лицо Лаза.


-«Ну ты мог бы рассказать Чернышу! Он смог бы сделать что-то подобное!» - Варвар не унимался. Почему Лаз не рассказал о своих планах друзьям?


-«Для контроля и поддержания активного состояния доспеха нужна куча разных факторов. Двойственность энергий, высочайший уровень контроля маны и пси-силы, правильная и очень сложная форма Зверя, возможность одновременного поддержания нескольких заклинаний и достаточный для всего этого объем энергии. Я хотел рассказать вам раньше. Но потом понял, что Черныш, а может с ним ты и Ботаник с Алексис и Инь потратите кучу времени в тщетных попытках это повторить. Ты пойми, я не хвастаюсь, ты и сам прекрасно знаешь мои возможности. Во всей Академии подобное смогут повторить всего пара учителей. Вот им я рассказал свои проекты и предложил повторить мой костюм. Но каждому из них уже далеко за семьдесят, и они не захотели что-то менять в своих техниках боя».


Сейчас Лаз говорил очень спокойно, успокаивающим и извиняющимся голосом. Джи Даз хотел что-то ответить, но слова не придумывались. Это было чистой правдой. Лаз был во много раз способнее, чем они. И после его объяснений Варвар мог подтвердить, что все сказанное чистая правда. Они бы точно попытались повторить это. И не преуспели бы, убив на это огромное количество времени. Сейчас же, когда он увидел завершенную версию творения своего маленького друга он тут же отказался от всех подобных идей. Это выглядело просто слишком сложно. Чего стоили почти сотня пространственных карманов, где нужно было держать детали доспеха. Да у него уже на десятом заклинание сломается из-за потери контроля. Плюс сложнейшая система сборки, выполняемая многими сотнями разнонаправленных, скрученных, усиленных и ослабленных векторов гравитации. Да и для самого управления нужно было поддерживать заклинание молнии, контролировать гравитацию и еще умудряться чем-то отвечать на атаки противника.


-«Ну ладно, если мы не можем повторить эту штуку, то мы ее сломаем, чтобы ты не слишком зазнавался». - Зинек как всегда подошел к проблеме радикально.


-«Ну что же, - в голосе Лаза снова прорезались игривые и насмешливые нотки. - Попробуйте, только спуску я вам не дам!» - Тут из последнего кармана Дьяволенок достал новую глефу. Ту самую, из черной стали и железного дуба. Шлем опустился ему на голову и зажужжал, прикручиваясь на место. Маска на нем идеально подходила к лицу, так, чтобы глаза не потеряли широкого угла обзора. Только теперь их защищали прозрачные щитки из темного стекла. Лаз пару раз моргнул, чтобы привыкнуть к новому виденью мира. А потом исчез.


Доспех, пусть и немного сковывал его движения, все же в основном оставлял ему полную свободу действий. Плюс, работая в унисон со всеми его мышцами, значительно увеличивал характеристики тела. Так что сейчас Лаз спокойно мог догнать и перегнать земного гепарда, а потом бежать на такой скорости еще с полчаса. Новая глефа ему была нужна из-за того, что усиленные приводами и рычагами мышцы уже не чувствовали веса старой, так что сражаться ей было очень неудобно.


Сейчас он оказался прямо за спиной Зинека, целясь сжатым кулаком ему в плечо. Однако не тут-то было. Прямо в руку ударила стрела, усиленная законом скорости, а на спину прыгнула, так же быстро переместившаяся в пространстве, как и Лаз, пантера. Стрелу доспех просто проигнорировал, хотя рука Дьяволенка и онемела, а вот ассасиня была противником посерьезнее. Она начала рвать когтями броню и выходящие из нее дреды. На каждый коготь был надет второй, стальной, которые она для противодействия молнии покрыла элементом ветра. доспех трещал, покрывался вмятинами и царапинами, но держался. Тут Лаз, наконец отскочил от Зинека, которого собирался атаковать и, протянув неестественно выкрутившуюся руку за спину, схватил большую кошку за хвост. Та яростно зашипела, но ничего не смогла поделать, отлетая в стоящее неподалеку дерево. Кусок хвоста остался у Лаза в руке.


Поняв, что ребята просто так не сдадутся, он изменил тактику. В начале нужно обезвредить лучника, который, пока Лаз разбирался с девушкой уже выпустил в него пол дюжины стрел. Всего секунды за четыре. Лучшими на своем факультете так просто не становятся. Причем каждая стрела несла какой-то из законов. Это была стандартная тактика всех лучников. Больше всего Лазу повредила стрела, материализовавшаяся прямо у него в ноге. Благо никаких важных артерий она не задела. Так что он, не обращая внимания на летевший к нему лавовый шар Рыцаря и бежавшего на перерез Зинека рванул к охотнику.


Тот, сразу поняв, что дело пахнет керосином пустился в бегство. Без доспеха Лаз его точно никогда бы не догнал. Четыре ноги делали свое дело. Но сейчас Дьяволенок уверенно сокращал дистанцию. Так что нужно было подумать о приближающихся атаках. Решив убить двух зайцев одним ударом, он создал на пути метеорита и рыцаря, приближавшихся примерно с одного направления пространственное болото. Однако оно сработало очень плохо, замедлив их разве что процентов на тридцать. Варвар явно не считал ворон, а всячески мешал Лазу использовать так любимые им атаки. Сейчас между ним и лучником было около пятидесяти метров, а между ним и метеоритом всего десять. Зинек благоразумно затормозил, решив не подставляться под удар.


Поняв, что на изящные решения не остается времени Лаз применил грубую тактику. На пути метеорита появилась большая капля, потрескивающая разрядами. Вода и молния при слиянии практически не меняли своего вида, просто превращаясь в насыщенную электричеством жидкость. Видимо адекватной формы для этого смешения никто придумать не смог. Еще одна странность в копилку странностей магии этого мира. Подобные слияния должны были быть естественными, если бы появлялись из самой сути сил природы. Однако все было далеко не так, и наэлектризованная вода была далеко не единственным исключением. Встретившись с метеоритом, капля рассеяла его, исчезнув в эффектной вспышке. Но на такой способ Лаз потратил немало сил.


Как бы то ни было, сейчас никто уже не мог ему помешать расправиться с лучником. Варвар и Лазарг готовили новые чары, пантера еще приходила в себя после удара о дерево, а пустившийся снова в погоню Зинек безнадежно опаздывал. Так что Лаз полностью сосредоточился на кентавре, не зная, какие еще трюки спрятаны у того в рукаве. Расстояние между ними все уменьшалось и вот Лаз вошел в сферу контроля охотника. Из его рук в Дьяволенка тут же полетела горсть камней. Почувствовав от них магию пространства Лазарь решил не рисковать и, закрутившись как волчок, прыгнул в воздух. Лучник тут же обернулся и запустил в него разом три стрелы. От них ощущались все те же колебания, кентавр явно понял, что магия пространства действует на доспех Лаза лучше всего. Все рассчитав он, уверенный в успехе выпустил снаряды по летящей в воздухе, а потому не имеющей возможности уклониться мишени.


На мгновение Лазарь запаниковал, но тут ему в голову пришло воспоминание о первом занятии с Савойном Листером. Он тут же создал под ногами порыв ветра, и пусть до полета ему было еще очень далеко, но Дьяволенок, сильно ускорившись, пропустил стрелы за собой. Опустился он уже перед лучником и, громко рыкнув, ударил его закованной в сталь перчаткой в челюсть. Тот мгновенно потерял сознание, вернувшись в человеческую форму. Осталось еще четверо.


Следующей целью был выбран Варвар, дестабилизирующий пространственные поля Лаза. Закованная в железо фигура метнулась обратно. На встречу ему уже спешили Зинек и очухавшаяся пантера. Рыцарь стоял с закрытыми глазами, явно готовя что-то мощное. Зинека Лаз встретил шквалом выпадов глефы, не забыв другую руку выставить перед ассасиней. Сейчас из-за костюма она, полагающаяся на быстрые и слабые атаки была его меньшей проблемой. Напор железного доспеха было не сдержать, так что через пол минуты Лаз с сильно искорёженной ударами пантеры левой рукой вырвался из их клинча и рванул к Варвару. Тот явно что-то задумал. Дьяволенок на полную активировал сферу контроля и почувствовал перед собой яму из дематериализованной земли. ‘Поганец, мои идеи крадет!’ - завопил мысленно Лаз, но виду не подал и продолжил бежать прямо на ловушку.


За пару шагов до нее из-под его ноги вырвался столб земли, от которого он оттолкнулся и ринулся прямо на Джи Даза, не ожидавшего такого быстрого разоблачения. Использовав только что придуманный прием еще раз, Лаз, ускоренный воздушной тягой, впечатал плечо прямо Варвару в солнечное сплетение. От такого парня сложило пополам. Не в состоянии вздохнуть, он так и остался лежать на земле.


Следующий – Рыцарь. Не успел Лаз об этом подумать, как ощутил мощную магию. Над головой рыцаря кружилось одно из самых разрушительных заклинаний – слияние молнии и огня, превратившееся в шар из чего-то напоминающего плазму. Сверх горячая субстанция, пронизанная взрывной энергией. Лазарг явно играл по-крупному, истратив на эти чары практически весь остаток маны. Вот только впервые сражаясь с подобным противником он упустил из вида одну деталь. Весь костюм Лаза был пропитан электричеством, так что половина мощи плазменного удара сойдет на нет. Но даже так, оставшейся половины вполне хватило бы, чтобы расплавить большую часть механизмов. Так что Дьяволенку пришлось быстро придумывать решение проблемы. Решение, тратившее минимум энергии, было все равно очень сложным. Когда шар плазмы размером с его голову был всего в паре метров от Лаза, он заморозил его во времени. Еще четверти энергии как не бывало. Сейчас у него оставалось чуть больше трети от общего запаса, а противники еще стояли. Однако Рыцарь был уже не опасен. Пробежав мимо его заклинания Лазарь отменил заморозку. Шар, наполненный взрывной силой стукнулся в землю в десяти метрах у него за спиной, обдав его спину волной жара. Лазарг поднял руки, показывая, что сдается. Сейчас большая часть его энергии уходила на поддержку формы Зверя.


Оставалось двое. Пантера, как более легкая мишень была выбрана первой. Сейчас она вместе с Зинеком, не имея другого выбора наступали на Лаза. В конце концов они двое были воинами ближнего боя.


-«По-моему, из-за доспеха вы забыли, что я еще и первоклассный маг». - Лазарь усмехнулся. В следующую секунду прямо в морду пантере ударил луч слепящего света. Она заревела и принялась кататься по земле, протирая лапами глаза. Отбиваясь от Зинека Лаз подбежал к ней и хорошенько приложил ногой под дых. От такого ассасиня потеряла концентрацию и, уже в человеческой форме схватилась за живот. Зинек, увидев такой расклад и валяющихся повсюду ребят тут же сдался. Он уже обменялся с Лазом несколькими десятками ударов и знал, что пока Дьяволенок в этом доспехе, мальчик намного сильнее него.


*** *** *** *** ***


-«А твой звереныш не плох!»


-«Ага. Сама удивлена. Добиться такого в эру разделенной магии своими силами и умом дорогого стоит».


-«Но свое решение напакостить парню ты не поменяешь?»


-«А ты меня хорошо знаешь. Нет, не поменяю. Да, на него и так скоро свалится куча нового дерьма, но и меня он забывать не должен».


-«И ты продолжаешь говорить, что стерва – это только роль…»


-«Да. Если бы я была стервой, то придала бы той тигрице сил побольше, чтобы она растерзала еще парочку его друзей, или еще чего-то в таком духе».


-«А так ты просто… Так, я понял, что не знаю, что ты собралась делать».


-«Да ничего особенного, просто напомню ему о парочке старых долгов».



Глава 40. Самый сильный, неожиданное приглашение и сложный разговор.


Доспех начал потихоньку раскручиваться. Покореженные детали на левой руке слушались плохо, парочка вообще не разъединялась, их пришлось отдирать вручную. Лаз вспомнил, как почти год назад он экспериментировал в мастерской с железными деталями. Тогда он пытался создать внешний доспех для кисти. Из-за того, что этот вариант механизации происходил практически мгновенно, у Лазаря не было времени приспособиться к изменениям. Так что на контроль пяти пальцев уходила вся его концентрация. А ведь ему, по задумке, придется контролировать полный доспех! Уже собираясь отказаться от своей идеи, он спросил старичка-механика: как избежать перенапряжения при слишком быстрой механизации? На что тот ответил: «Просто забудь, что это механизмы и думай о них, как о еще одной руке или пальце».


Вначале Лаз не понял. Но вскоре до него начал доходить смысл фразы. Сколько мышц в человеческом теле? Из занятий с Роам Зин он узнал, что более 600. А в своей форме Зверя Лазарь увеличивал это количество минимум вдвое. Так почему у него ни разу не возникало неудобств с их контролем? Несколько месяцев он пытался не думать о каждой детальке по отдельности, а представлять, что они должны делать в общем. За месяц до нового года у него получилось. Он начал воспринимать свой, пока еще экспериментальный железный доспех как единое целое, а не как совокупность элементов. Это снижало уровень контроля. Довольно заметно снижало. Но это было лучше, чем пытаться контролировать каждый из многих сотен тысяч элементов. Для того, чтобы костюм лучше его слушался, была придумана идея с молнией. Так что сейчас, после двадцати месяцев планирования, тестов, расчетов и экспериментов его костюм успешно прошел последнее полевое испытание.


Разобравшись на составные элементы, костюм успешно спрятался в сотни пространственных карманов, тут же запечатанных временной заморозкой. Подняв всех, кто лежал на земле, Лаз извинился перед Варваром и ассасиней. Лучник за то, что прострелил ему колено [П.А: не удержался :-)] получил не извинения, а еще один удар в челюсть. Теперь, правда без костюма и без формы Зверя. Так, пошатываясь и хватаясь за разные части тела, компания вернулась в домик S класса, где их уже ждали Инь и Ян с аптечкой. Лаз официально был признан сильнейшим учеником Академии, а через полмесяца все раны зажили, и доспех был восстановлен и поправлены мелкие огрехи. Лаз так и продолжил бы учиться дальше, если бы за месяц до праздника летнего солнцестояния ему не пришло письмо.


В письме говорилось, что как только он его получит, Лаз должен явиться в главное здание Академии. Недоумевая о причинах подобного приглашения, Лазарь отправился по адресу: корпус №1. Назвавшись стражнику у дверей, он, подождав пару минут, увидел спешащую к нему Оливию Калис, учителя высшего курса пси-силы. Поздоровавшись, она повела его куда-то вглубь корпуса.


-«Учитель Калис, куда мы идем?» - Лаз не мог не задаться подобным вопросом, и сейчас красноволосая девушка была единственной, у кого можно было хоть что-то узнать.


-«Ты знаешь, чем я занимаюсь в Академии?»


-«Конечно, вы мой преподаватель, а также еще двух классов помладше».


-«Не только. Моей основной обязанностью является работа секретаря и ассистента ректора Савойна. К нему мы и идем. Зачем не знаю, ты и сам, наверное, уже понял, что ректор тот еще самодур». - Она фыркнула и смахнула с лица прядку. Вслух Лаз отвечать, конечно, не стал, но мысленно полностью согласился с такой характеристикой.


Пройдя по длинному коридору, они зашли в большой и красиво оформленный кабинет. За письменным столом сидел и что-то правил в документе перед собой ректор Савойн Листер, почетный член Ложи Магов и прочая, и прочая. Подняв глаза на вошедших, старик отложил ручку и поманил Лаза к себе. Оливия, зная, что дальше последует важный разговор, тихо удалилась в свой смежный кабинет, прикрыв за собой дверь.


-«Садись, мой мальчик, - ректор указал на широкое кресло напротив себя. - Ты, наверное, привык, что я всегда веду себя немного по-дурацки, подшучивая над вами, учениками?»


-«Если честно, то да, экзаменатор Саво». - Лаз все-таки вспомнил некоторое время назад, где он раньше встречал ректора. В ответ старик громко рассмеялся и на пару секунд принял тот вид, в котором они с Лазарисом впервые встретились. Сгорбленная спина, впалые губы, щурящиеся глаза. Однако почти сразу он вернулся в свой естественный облик.


-«Неудобно так сидеть, когда тебе двести сорок семь лет. Шея затекает, знаешь ли. А ты молодец, раскусил меня, - но тут ректор снова посерьезнел. - На самом деле я позвал тебя ради очень важного и сложного разговора. Больше года назад, в последний день учебного года у меня были очень неприятные и неожиданные гости».


-«Та пара из высокого мужчины и маленькой черноволосой девочки? - Лаз сразу вспомнил свои впечатления от ее глаз. Савойн с удивлением уставился на него. - Я вместе с подругами проходил мимо и заметил, как они заходили». - Пояснил Лазарь.


-«Да, ты абсолютно прав. Именно они. И из-за них мне приходится работать не покладая рук. Я позвал тебя, так как, не смотря на твой малый возраст, некоторое время назад ты стал сильнейшим учеником моей Академии. Плюс, я очень высокого мнения о твоих способностях и считаю, что ты достаточно умен и поймешь, почему то, что я скажу нужно держать в полном секрете».


-«Раз вы меня позвали, то у меня, похоже, не остается выбора. Уходить я, после такого вступления, точно не буду». - Лаз развел руками.


-«Отлично, я думал правильно. Ладно, для начала я расскажу тебе о той ситуации, в которой сейчас находится королевство». - Старик тяжело вздохнул и откинулся на спинку кресла. Скрестив руки на груди, он с минуту собирался с мыслями, разглядывая мальчика тяжелым взглядом. Потом, видимо, все-таки принял какое-то решение и начал.


Кристория, находясь на территории древней империи и занимая ее столицу, являлась сильнейшей страной на тысячи километров вокруг. Однако на Люпсе были и похожие на нее по силе страны, и державы намного сильнее. Одной из таких держав был Танильский Каганат. Находясь очень далеко на юго-востоке от королевства, он вот уже триста лет вел непрекращающиеся войны, увеличивая свои территории за счет соседей. Однако до Кристории эта беда ни разу не доходила и вряд ли дошла бы еще несколько сотен лет. Каганат не был похож на земные племена кочевников монголов, за несколько лет пронесшихся вихрем от своих степей до берегов китайского моря. Танильцы завоевывали соседей неспешно, полностью ассимилируя местное население и не оставляя никакой возможности для восстания. Из-за своих размеров и силы они не опасались нападения других стран, а тем оставалось только покорно ждать, когда это бедствие придет и на их земли.


Но, повторимся еще раз, до Кристории Каганату было еще очень и очень далеко, и она могла бы мирно жить еще долгое время. Если бы не одно недоразумение. Один из королей захваченных танильцами стран, чтобы спасти свою жизнь наплел Кагану о несметных сокровищах, оставленных древней империей на месте сегодняшней Кристории. Голову он все равно потерял, но Каган зажегся идеей получения несуществующих богатств, и никаким образом переубедить его не получалось.


Каганат захватывал территории не только силой. Многие маленькие страны сдавались им добровольно в обмен на спокойное существование. Не считая маленьких стран, существовала одна, силой и территориями ни в чем не уступавшая Кристории – империя Альк. И вот она находилась сравнительно недалеко от королевства. Получив от Каганата приказ любыми средствами получить таинственный клад, Альк год за годом высылал в королевство гонцов с просьбами, требованиями, а потом и угрозами. Десятки сообщений, в которых было сказано, что никакого сокровища не существует, они оставляли без внимания.


И вот, чуть больше года назад терпение Каганата, а вместе с ним и Алька лопнуло. Они поставили ультиматум. Если Кристория не отдаст сокровища древней империи, то армия Алька вместе с элитными войсками танильцев разорят королевство и разнесут каждый камешек в столице. Высокий сероволосый человек был послом Алька, а маленькая девочка выступала как доказательство силы Каганата. Это была младшая дочь того самого Кагана и, если бы не Лаз, она была бы величайшим гением из всех, что видел Савойн. Сродство к двенадцати силам и законам, не считая света и времени. Она приехала, чтобы показать королю и ректору сильнейшей академии, что они не достойны даже попытки сражаться с Каганатом. Вот только никакого сокровища не было, во что посол отказывался верить.


-«И вот где мы сейчас, - закончил свой рассказ Савойн. - По моим предположениям армия Каганата прибудет в Альк к середине осени. Еще месяц на перегруппировку, месяц на обучение двух армий сражаться вместе и два месяца на поход до Кристории. Ну, может еще два-три месяца на непредвиденные обстоятельства. Не позже вашего выпуска страна будет атакована. И я не питаю никаких иллюзий. Альк и так был сильнее нас, а с прибавлением к их силе элитных войск Каганата королевство обречено. Да, мы уже укрепляем свои позиции, но этого будет мало. Нас просто подавят числом и мощью. Перед этим никакие тактики и стратегии не сработают. Так что при самых оптимистичных расчетах у нас с тобой, живущих в центре страны, в столице есть еще год. Хотя я бы и это время сильно урезал. Я рассказал это тебе, потому что знаю, что ты не станешь напрасно раскидываться этой информацией и поймешь всю серьезность положения. Да еще мне хотелось хоть кому-то рассказать об этом. Даже Оливия ни о чем не знает. Даже учитывая ту девочку, ты самый гениальный малыш, которого я видел. Так что я возлагаю на тебя большие надежды. Что ты думаешь о том, что я рассказал?»


*** *** *** *** ***


-«О, смотри, наши встретились».


-«Что делают?»


-«Твой моему рассказывает про ту жопу, в которой сейчас их страна и нагло врет».


-«Бывает, есть за ним такой грешок. Чего говорит?»


-«Что сокровища нет».


-«Посмел бы он сказать что-то другое. Я ему еще при первой встрече запретил что-либо кому-либо рассказывать».


-«Серьезно? Ну-ну. Ладно, как у тебя там дела с перемещением сферы?»


-«Он старается изо всех сил, но мне кажется, что он опоздает».


-«С большой вероятностью так и будет».


-«Черт. А я тут так хорошо устроился… Придется переезжать. Есть места на примете?»


-«Ну ты погоди, я тоже могу ошибаться, а вообще… Если ты не хочешь к тому, второму, могу предложить только еще одну бесхозную сферу. Однако она глубоко на морском дне. Подходит?»


-«Нет. Не полезу в океан. Лучше уж просто погуляю, все равно так или иначе мне жить осталось недолго».


-«Это для тебя недолго, а они могут несколько десятков жизней прожить за это время».


-«Все относительно, это правда. Ладно, пока подождем, вдруг обойдется?»


-«Ага».



Глава 41. Изощренная пытка, раскрытие тайны и очень важный вопрос.


С минуту Лаз переваривал полученную информацию. Так эта богиня закинула его в обреченную страну? Нет, он не жаловался, ему здесь нравилось и никакие внешние угрозы не заставят Лазаря отказаться от семьи и друзей. Но чтобы вот так? Всего год? Такого он точно не ожидал. Но в данный конкретный момент ему было не до этого.


-«А вы редкая сволочь, ректор Савойн, - сейчас Лаз плюнул на любые формальности. - Вы скинули на меня свой груз и запретили мне говорить об этом даже своей семье. Я понимаю, что сам согласился, но вы же должны понимать, с чем мне теперь придется жить? Вокруг меня знакомые, друзья, родные, которые максимум через год, скорее всего, погибнут в хаосе войны. А у меня нет никакой возможности им это рассказать, иначе начнется паника. Даже своим родителям я не могу рассказать, так как, зная мою маму, через час об этом будет знать вся Столица. И вы рассказали мне это только потому, что возлагаете на меня надежды? Какого хрена!?» - Ректор сидел в своем кресле, безропотно вынося крики и ругательства маленького восьмилетнего мальчика. Он сам прекрасно понимал, какую ношу опустил на его плечи. Вся его злость была совершенно оправдана.


-«Мне не остается ничего иного, кроме как извиниться. Я хотел, чтобы ты это узнал, потому что ты – это яркая звезда, только поднимающаяся на небосводе. И я не могу допустить, что ты погибнешь просто из-за незнания. Когда новости о вторжении перестанут быть тайной, ты можешь рассказать своим друзьям и семье всю правду. Вы будете должны бежать как можно дальше от Столицы и спрятаться. Так я могу быть уверен, что ты выживешь. Это все, чего я хочу».


Лаз не находил слов. В глубине души он знал, что все слова ректора искренни, и он желает ему только добра. Но на поверхности клокотала ярость, так что мальчик встал, и громко хлопнув за собой дверью, вышел из кабинета. Вбежавшая на стук Оливия застала ректора сидящим в кресле с совершенно опустошенным выражением на как-то резко постаревшем лице. Но на все ее вопросы он отвечал, что ничего страшного не случилось и, в конце концов, она сдалась.


В глубине леса за академией неслась закованная в сталь фигура. Громко крича от злости, Лаз ломал на своем пути деревья, выдирал с корнем кусты и вообще устраивал полный разгром. Большого участка бора не стало после его выплеска ярости. Наконец, успокоившись и спрятав доспех он вернулся домой. Видевшие, что с ним что-то не так друзья принялись расспрашивать его о причинах, но сейчас он даже смотреть им в глаза не мог. Так что, сказав, что очень устал, он поднялся к себе в комнату и кинулся на кровать. Эту ночь он не спал, думая, что же ему дальше делать.


Вариантов было не много. Как говорится, что знают двое, то знает свинья. Так что ничего никому рассказать Лаз не мог. Что он мог сделать в одиночку? Да на самом деле тоже ничего. Стать за этот год таким сильным, чтобы разнести всю вражескую армию? Было бы неплохо, но это совершенно нереально. Так что Лазарь решил просто создать максимально быстрый и безопасный путь отхода для себя, своих друзей и своей семьи. Да, он не собирался брать никого сверх своих самых близких. Да, скорее всего ребята возненавидят его за то, что он не взял с собой их мам, пап других родственников. Но они по крайней мере будут живы. Большего Лаз не требовал. Пусть ненавидят, он не против, лишь бы они выжили.


Бежать он решил через лес, их домик все равно стоял прямо в нем. Так что в свободное время Лаз изучал каждое дерево и кочку, чтобы потом не заблудиться и не тратить время на размышления, куда идти. Ребятам он говорил, что тренируется, поэтому никто ничего не спрашивал. Однако врать друзьям было совершенно невыносимо, поэтому Лаз с головой ушел в учебу и тренировки. Учителя, не переставая его хвалили, а Ливи Бради остался в полном недоумении по поводу неожиданного улучшения способностей своего ученика. Лаз настолько закопался в своих занятиях, что не заметил, как наступила зима.


Однажды ночью, когда он во втором часу пришел из мастерской и хотел уже завалиться спать, он неожиданно обнаружил, что в гостиной сидят все его друзья и явно ждут именно его. Недоумевая о причинах такого внезапного внимания, он плюхнулся в кресло и оглядел ребят. Слово взял Варвар.


-«Дьяволенок, послушай, мы точно знаем, что ты от нас что-то скрываешь. И не отрицай, - он поднял руку в ответ на открывшийся рот Лазаря. - Даже когда ты работал над своим костюмом, ты так не зарывался. Ты явно нас избегаешь. Но все мы знаем, что если у тебя есть какие-то причины не говорить нам о чем-то, то эти причины и правда очень важны. Так что мы не будем тебя расспрашивать. Захочешь – расскажешь. Но сейчас, пока ты днюешь и ночуешь в мастерской, в тренировочном зале и на занятиях у нас тут произошло невероятно важное событие. Два дня назад Лазарг сделал Мари предложение, - Штучка, смущенно покраснев и опустив глаза к полу, продемонстрировала безымянный палец с кольцом. - И только сейчас мы тебя поймали, так как у Рыцаря есть, что тебе сказать». - Джи Даз вытер пот со лба, ему явно было неудобно произносить такую длинную речь. Лаз сидел с совершенно пустым лицом. С одной стороны, он был невероятно счастлив за своих друзей и желал им всех благ и счастья. Но с другой стороны, вспоминая о том, что ждет их всех в ближайшем будущем, он хотел завопить: «НЕТ!»


Какая свадьба, когда на носу вражеское вторжение и разорение всей страны!? Но Лазарг решил вбить в его и так уже расшатанные нервы еще один гвоздь.


-«Лазарис, - такое начало Дьяволенку сразу не понравилось. - Если бы не ты, то, скорее всего, мы все не стали бы такими хорошими друзьями, и мы с Мари никогда бы не влюбились. Плюс, вполне вероятно, что не будь тебя тогда, у горячих источников, с нами мы все были бы мертвы. Так что я официально прошу тебя стать моим шафером». - Мозг Лаза взорвался. После такого он не мог больше скрывать от друзей правду. Он выложил им все. Про Танильский Каганат, про сокровища, про посла, про нашествие и про обратный отсчет.


В гостиной наступила полная тишина. Все молчали, не зная, что сказать. Такие новости были настолько неожиданными и сногсшибательными, что любые слова просто терялись. А как относиться к Лазу после такого никто не знал. Но вдруг Рыжик подошла к мальчику и положила руку ему на голову.


-«Бедненький, и с такой тайной ты жил почти полгода? Как же ты выдержал-то?» - После таких слов как будто взорвалась бомба. Все начали громко кричать, совещаться и спорить по поводу решения подступающего кризиса. Лаза никто и не думал осуждать, все понимали, почему он молчал. Однако, слушая их, Лазарь понял, что если что-то не скажет, то все перерастет в совершенно неконтролируемый хаос. Усилив голос законом вибрации, он закричал:


-«Тихо! - Все сразу повернулись к нему и стали выжидательно разглядывать. - Вот что мы сделаем. У меня было полгода на то, чтобы все обдумать и все, что может прийти вам в голову, уже пришло и ко мне. Единственный разумный план заключается в следующем. На выпускной вы пригласите своих ближайших, я подчеркиваю, БЛИЖАЙШИХ родственников. Никаких двоюродных дядей и троюродных тетей. Мы соберемся тут и расскажем им о ситуации. Затем все вместе уйдем в лес. Я уже спланировал пути отхода. Никому из них до тех пор вы не должны ничего говорить. Даже мамам. Поэтому я хочу, чтобы на все малые каникулы вы отпросились под каким-то предлогом остаться здесь. Знаю по опыту, что скрывать подобное от родителей невероятно сложно. Всем все понятно?» - Все принялись кричать снова, многие не соглашались с условиями Лаза. Он спокойно отвечал на все аргументы. После долгих споров ребята все же согласились. План был жесток, но иначе было невозможно. Если они потащат с собой всю семью вместе с дальними родственниками и слугами, то точно не смогут остаться незамеченными. Поэтому каждый составил список примерно из десяти человек, кто – больше, кто – меньше, кого они возьмут с собой. И так выходило больше сотни человек. Решать судьбу близких людей было отвратительно, но с другой стороны никто не знал, погибнут ли оставшиеся. Так что к утру все было решено. Тут Алексис, которая последние пол часа сидела в глубокой задумчивости, наконец, спросила:


-«А что со свадьбой?»


*** *** *** *** ***


-«Принцесса, вы великолепно выглядите!»


-«Благодарю, генерал. Какие у нас планы?»


-«Ну, мы стоим тут лагерем, изображая бурную деятельность и подготовку к марш-броску. А вы действуете по отдельному плану».


-«Какому?»


-«Вот, держите, тут все написано. Мне запрещено читать содержимое».


-«Так, посмотрим. Так, так, ага, вот что. Кто отвечал за доставку груза?»


-«Я, моя принцесса!»


-«Где он сейчас?»


-«Уже давно лежит на одном из складов».


-«Отлично. Тогда завтра утром жду на тренировочном полигоне груз и тридцать сильнейших магов гарнизона».


-«Могу я узнать цель собрания?»


-«Детали, к сожалению, вам недоступны, генерал. Могу сказать только, что это будут учения».


-«Чему учить лучших чародеев армии?»


-«Повторюсь, не ваше дело».


-«Я понял, приношу свои извинения».


-«Отлично. Свободны».



Глава 42. Церемония, долгожданное признание и старая знакомая.


-«А и правда, ребята, что будем делать с нашими голубками?» - Варвар, как всегда был беспардонен.


-«Знаете, после всего этого я еще больше хочу жениться на Мари. Никто не знает, что нас ждет, так что надо жить здесь и сейчас. А ты?» - Рыцарь посмотрел на Штучку влюбленным взглядом.


-«Я уже сказала это один раз наедине, теперь говорю при всех. Я согласна». - Сейчас Мари Эраль выглядела просто восхитительно. Смущенный румянец волшебным образом превращал ее из соблазнительной красотки в милую девушку. Все сразу загалдели, по второму кругу поздравляя пару. Перед таким радостным событием перспектива вражеского вторжения отступала на второй план.


-«Дьяволенок, ты так и не дал своего ответа. Будешь моим шафером?»


-«Ну как я могу разочаровать своих друзей? Принимаю твое предложение. Это будет большой честью для меня». - В прошлой жизни Лаз уже был женихом, но шафером не был ни разу. Так что подобное амплуа для него было внове. Но оно ему очень нравилось.


Следующие дни Лаз отказался от всех дополнительных занятий и умственно отдыхал, взяв на себя практически все обязанности с организацией церемонии. На Люпсе свадьбы проходили очень похоже на земные. Священника, конечно, не было, но на его роль приглашался какой-либо из уважаемых и всем известных людей. Лазарь, решив сделать свадьбу Лазарга и Мари максимально эффектной, потребовал от ректора Савойна вести церемонию. Тот согласился не раздумывая. Во-первых, он сильно задолжал Лазу, разделив с ним свою ношу, во-вторых, он хотел на время забыть о заботах и насладиться праздником молодых. Было и платье невесты, только оно было не белым, а должно было цветом соответствовать цвету волос. Так что для Штучки выбирали огненно-красное платье. А вот костюм жениха был, как и на Земле, черным. Церемонию нужно было проводить на открытом воздухе, так что на расчищенной Лазом и Варваром опушке было установлено несколько стульев. Самым главным отличием местных свадеб было то, что на них не приглашали взрослых. Вообще, даже мам и пап. Считалось, что чем больше присутствует людей старше жениха и невесты, тем хуже будет их дальнейшая семейная жизнь. Так что ректор был единственным, кроме ребят, кто присутствовал.


Наконец, за неделю до начала нового года все было готово. Лаз специально разогрел воздух на опушке, чтобы было не так холодно. Впрочем, даже двадцатого числа последнего месяца на улице было плюс пять. Восемь человек сидело на подготовленных стульях. Обычно приглашают всю знакомую молодежь, но на этот раз в силу определенных обстоятельств было решено обойтись только высшим S классом факультета магии и ректором Академии. Он стоял под аркой из застывшего по воле Лаза льда. Сам Дьяволенок стоял по левую руку от Савойна, а Жарди, подружка невесты, по правую.


Так как не было никаких ритуалов вроде передачи невесты от отца к мужу, то жених и невеста просто прошли к импровизированному алтарю, держась за руки. Штучка была сногсшибательна в длинном украшенном вышивкой платье цвета разгорающегося пламени. Рыцарь, облаченный в местный вариант фрака, только надевающийся через голову и застегивающийся на боку, был элегантен и строг. Прекрасная пара. Так как в этот день запрещалось надевать цвета жениха и невесты, то все остальные пришли в зеленых, синих, желтых, фиолетовых нарядах. Лаз был в таком же как у Лазарга, только белом с синим фраке, а Мари в пышной оранжевой юбке и жакете. Ректор оделся в свою парадную золотую мантию и выглядел очень внушительно.


Сама церемония была тоже очень похожа, вступление, клятвы, обмен кольцами. На словах: «Можете поцеловать невесту» все вскочили со своих мест и принялись аплодировать. Девочки все до одной плакали, парни весело кричали поздравления. День закончился праздничным ужином, на который был приглашен и Савойн. Все смеялись, пили, веселились, хоть на этот день забыв об угрозе с востока.


Вечер закончился еще одним событием, о котором знали только трое. Лаза и Лани Сариф позвал к себе в комнату и, в присутствии непонимающего, что он тут делает Лазаря, признался его сестре в любви. Он наконец, после почти трех лет раздумий решился. Лаз думал, что этого уже никогда не случится, поэтому был очень рад, когда Ланирис ответила парню взаимностью. Но нафига его сюда притащили? Сариф, что, боялся, что если начнет встречаться с его сестрой без его ведома, то будет избит как тот парень три года назад?


Так что, оставив новую парочку наедине, он спустился вниз, к пирующим. Сейчас его сестре было уже пятнадцать, так что он мог не беспокоиться ни о чем. Там он оттащил Савойна в сторону и потребовал у него данных о передвижении войск противника. Ректор сразу посерьезнел и ответил, что по сообщениям разведки армия Алька в нескольких днях пути от границы королевства. Однако они не двигаются с места уже полмесяца, и никто не знает, что они затевают.


У Лаза возникло очень нехорошее предчувствие, но как-то выразить его он не мог. Ему просто казалось, что что-то не так. Слишком все было просто и в лоб. Если посол объявил о своих намерениях за два года до вторжения, то в Альке должны были придумать какой-то план. Как-то изменить путь своих войск, разделиться на несколько армий, сделать хоть что-то, чтобы не врубиться прямо в подготовленные к такому стены Кристории. Да, они были сильнее, но в войне потери неизбежны с обеих сторон. А кидаясь вот так, грудью на амбразуры они просто обрекают своих воинов на смерть. Не может быть такого. Однако, не имея прямого доступа к данным разведки, предложить какой-то альтернативы Лаз не имел возможности.


Так что он оставил это на совести королевских командующих. Если он об этом подумал, то и они наверняка тоже. Проводив молодых наверх, оставшиеся продолжили праздновать, а Лазарь вышел подышать наружу. Незаметно для себя он ушел далеко в лес, но заблудиться он не боялся, он изучил в этом бору каждую кочку.


Неожиданно он увидел спускающийся с неба луч света. Столб сияния направлялся прямо к нему. Приглядевшись, он рассмотрел внутри столба человеческую фигуру.


-«Ну как тебе тут живется? Не болеешь?» - Знакомый голос, холодный, лишенный эмоций. Богиня! Та, что отправила его в этот мир. Лаз похолодел, но совладал с собой и ответил в унисон:


-«Спасибо, ничего, вот, свадьбу празднуем. Вы чего-то хотели, простите, не знаю, как вас называть?»


-«Богиней и называй, - Она явно могла и читала его мысли. - Да, ты правильно понял, могу и читаю. Пришла я по двум причинам. Во-первых, потому что мне было скучно, а ты один из самых интересных зверьков в моей коллекции. А во-вторых, чтобы сказать тебе, что ты от меня не отделался. Там, на Земле, я по твоей просьбе убила только одного человека, а не восемнадцать. А жертвы мне нужны, я их очень люблю. Так что оставшиеся остаются на твоей совести. Мне еще нужны семеро, посвятившие себя миру, четверо, посвятившие себя войне и шестеро, посвятившие себя людям. Как убивать – дело твое. Мне нужны только жизни. Времени даю тебе много, на каждого по году. Плюс, как бонус, отсчет начнется с твоего грядущего дня рождения. Если я не получу своих жертв, то в день своего двадцати шестилетия ты умрешь. Вот только не думай, что все будет так просто. Те, кого ты убьешь в бою, или в порыве ярости не считаются. Ты моя игрушка и я хочу насладиться, наблюдая за тобой. Наблюдая, как ты хладнокровно, а может не очень хладнокровно, убиваешь семнадцать человек. Вот так. Я все сказала, прощай». - Столб света пошел вверх, сопровождаемый дьявольским хохотом богини, оставив Лаза в полном ступоре, не знающего, что ему делать с подобной информацией.


*** *** *** *** ***


-«Ну зачем ты так?»


-«Что?»


-«Сама прекрасно знаешь, что! На парня и так свалилось столько всего, а ты еще дровишек в огонь подкидываешь. И не стыдно тебе?»


-«Мне? Не стыдно. Он должен стать очень сильным, чтобы добиться того, что мне нужно. А оставаясь бесхребетным нюней сильным не стать. На его пути будут встречаться разные люди, и он должен быть готов убить в случае необходимости».


-«Ему и без тебя предстоит убивать. Даже я с моими силами прекрасно это вижу. Так зачем еще и этот балаган? Жертвы она любит! Серьезно? Не говори ерунды, пусть ты и обладаешь практически божественной силой, но ты не бог. И жертвы никак тебе не помогут. Чего ты ему наплела?»


-«Да какая разница? Главное, чтобы он становился сильнее. На остальное мне плевать».


-«Все-таки ты стерва! На чувства мальчишки тебе откровенно плевать!»


-«Да? Хотела бы я ей быть…»


-«М?»



Глава 43. Подарочек от стервы, развал всех планов и невосполнимая потеря


Лаз не знал, что ему теперь делать? Это все произошло так внезапно, что у него даже не было времени удивиться. Только что он веселился на свадьбе своих лучших друзей, и вот он должен за семнадцать лет убить семнадцать человек. Причем, как сказала богиня убить не в пылу битвы, а специально именно для того, чтобы убить. Нет, он не строил иллюзий по поводу этого мира. Здесь царило средневековье, пусть и довольно странное, так что убийство не было чем-то невероятным. И если он кого-то убьет, то его еще должны будут найти и так далее. Но чтобы специально, а не на войне, лишить жизни другого человека? Ладно, с посвятившим себя войне и посвятившим себя миру было проще. Под “миром” понималось не отсутствие войны, а весь этот мир. Ученые и исследователи в общем. Так что он, в крайнем случае мог найти каких-то злобных убийц-наемников или безумных ученых проводящих опыты на младенцах. В общем тех, кого ему будет ни капельки не жалко. Но с посвятившим себя людям было сложнее. Они не могли быть плохими по определению, раз они посвятили себя другим. Или могли? Он не знал ответа. И как ему понять, подходит ли тот или иной человек в жертву?


Тут он почувствовал, как его руки начало адски жечь. На больших пальцах левой и правой руки проступили цифры местной письменности, обозначающие число “17”. Понятно, эта чертовка сделала ему еще и счетчик! Один наверняка отсчитывает годы, а другой оставшиеся жертвы. Всякая признательность к богине, подарившей ему новую жизнь окончательно пропала.


Лаз вернулся домой хмурый, но перед тем, как войти внутрь встряхнулся и натянул на лицо улыбку. В конце концов сегодня праздник, так что вне зависимости от его проблем он не может портить настроение своим друзьям. Хотя большинство уже разошлось. В гостиной сидели только Алексис, заснувшая в любимом кресле Лаза, да Варвар с Чернышом, которые соревновались, кто больше выпьет. Оба уже были бухие в стельку, но пока никто не падал. Остальные разошлись по комнатам, ректора тоже нигде не было видно.


Поднявшись по лестнице Лаз услышал мерный храп из одной комнаты, тихое посапывание из трех и ритмичные охи еще из двух. Храпела Жарди. Закатив глаза, Лаз на цыпочках, чтобы никого не спугнуть пробрался к себе и тоже лег. Благо стены были толстые и он ничего не слышал. Снова ему привалило проблем. И снова он не может никому о них рассказать. Единственным плюсом было то, что семнадцать лет это и правда довольно длинный срок и сейчас он может об этом забыть. На носу куда более серьезные и реальные проблемы.


Прошло празднование нового года, а потом и день рождения Лаза. Теперь ему было девять. Приближался конец учебного года, до него оставалось чуть больше двух недель. Сегодняшний день выдался на редкость пасмурным и холодным, учитывая приближение местной весны. Лаз вышел из столовой, только что плотно пообедав, и направил свои стопы к дому, где намеревался посидеть и в тишине поразмышлять об улучшениях своего костюма. С самого утра у него над ухом зудел комарик беспокойства, но он не знал почему. Свернув на тропинку к их домику он еще сильнее ощутил тревогу. Что-то было не так.


Чего-то не хватало. Чего-то незаметного, всегда отфильтровываемого сознанием… Лес! Никаких звуков, кроме раскачивания деревьев. Ни стука дятла, ни пения пичуг, ни шорохов, ни скрипов. Слишком тихо для большого елового бора, живущего своей жизнью и создавшего свою отдельную экосистему. Лаз пулей метнулся к домику. Все его самые страшные опасения оправдались. В дверях он столкнулся с парой, явно солдат, судя по одинаковым доспехам. Они тихо выходили из здания, явно намереваясь вернуться в гущу леса. Такое поведение недвусмысленно намекало на недобрые намерения. Король, ректор и все их генералы просчитались. Альк нашел способ перебраться через трехсотметровый ров, в клокочущих и пенящихся водах которого можно было утопить колокольню Академии. Никакая магия не должна позволить создать что-то настолько массивное, чтобы переправить отряд солдат. Это потратило бы невероятные объемы энергии, даже ректор Савойн вместе со всеми магами Академии не могли бы соорудить подобное.


Но эти из Алька придумали способ. И сейчас на совершенно беззащитную с северо-запада Академию надвигалась армия. Парочка перед Лазом наверняка была просто разведчиками и по совместительству отрядом зачистки. У Лазаря все похолодело внутри. Он лихорадочно вспоминал, где сейчас находятся ребята. Выходило, что без дела сейчас были Ян, Варвар и Рыцарь, остальные были либо на занятиях, либо на частных уроках. Где были эти трое Лаз не знал, но молился всем богам кроме одной, что не дома.


Не став церемониться и спрашивать, что им тут надо, Дьяволенок вогнал появившуюся из пространственного кармана глефу в прорезь на шлеме левого солдата. Не ожидая такой агрессии, он ничего не успел поделать и тихо умер. Второй получил лезвием на локте второго высвобождения в пах и, хватая ртом воздух упал на землю. Еще один удар в шею через зазор между шлемом и доспехом и теперь Лаз убил уже двоих. Правда, числа на руках не поменялись.


Не обращая внимания ни на что, он ринулся в дом. В гостиной все было в порядке, однако на втором этаже Лазарь застал картину сражения. Как он застал этих двоих врасплох, так и они появились для Лазарга и Олани совершенно неожиданно. Рыцарь, скорее всего даже не успел обернуться в Зверя. на его груди и на горле, как и на горле Ян были глубокие порезы, вероятно от тех коротких мечей, что были у воинов на поясе.


Тишину леса разорвал совершенно нечеловеческий рев. Пока Лаз спускался вниз, его уже успел облепить доспех. Запустив по нему молнию, он со скоростью автомобиля на скоростном шоссе понесся обратно в Академию. Все планы летели в тартарары. Путь отхода был перекрыт, ничего было не собрано, все его друзья разбросаны по огромной территории, а враг нападет максимум через несколько часов.


Решив действовать радикально, так как по-другому было уже поздно, Лаз понесся к колокольне. При помощи земляных выростов он взобрался к огромному, в два его роста колоколу и со всего размаху врезал по нему своей тяжелой глефой. По всей Академии разнесся гулкий дребезжащий звон. Он продолжал бить снова и снова, опасаясь, что не все могут всерьез воспринять его сигнал. Когда под башней собралась большая толпа, в которой его улучшенные глаза с болью в груди рассмотрели Штучку, он, усилив голос, со всей мочи заорал:


-«Со стороны леса приближается враг! Быстро собраться в Академии и перегруппироваться!» - Его железный доспех все уже давно знали, так что и Лаза определили мгновенно. Вся Академия знала его как очень спокойного человека, так что услышав оттенки паники в его голосе люди внизу поняли, что все невероятно серьезно. Поддерживаемый силой ветра к нему подлетел ректор Савойн.


-«Мой мальчик, ты серьезно? Как это возможно? Ров невозможно преодолеть!» - Ректору очень хотелось верить, что Лаз ошибся, но, когда тот продемонстрировал кровь на легкой глефе, всякие сомнения отпали.


Академию, а значит Столицу Кристории атаковала империя Альк.


*** *** *** *** ***


-«Принцесса, что с вами?»


-«Я не знаю, какое-то странное ощущение. Не могу объяснить».


-«Плохое или хорошее?»


-«В этом-то и суть. И то, и другое сразу. Что бы это значило?»


-«Не знаю. Мало ли. Сейчас выкиньте из головы эти мысли. Благодаря той штуке мы успешно пересекли этот ров, так что сейчас нужно только дождаться темноты и ударить».


-«Нет, что-то определенно не так».


-«Чт…»


-«Командир, докладываю. Двое разведчиков не вернулись».


-«Серьезно? да что может… А это что? Колокол Академии?»


-«Похоже мое предчувствие было право. Нас обнаружили».


-«Вы правы, принцесса. Труби наступление! К черту скрытность, поздно прятаться! Покажем этим дурням где раки зимуют!»


-«Есть!»



Глава 44. Пламенная ярость, холодный рассудок, и странные доспехи.


Поговорив с ректором, Лаз спустился вниз, снимая на время свой шлем. К нему тут же подбежали те из его друзей, кто успел со своих занятий. Штучка тут же спросила у него, где Лазарг, но увидев гримасу страдания на дьявольском лице все поняла и упала без чувств на руки Лазаря.


-«Отнесите ее в самое безопасное место. В кабинет ректора». - Сейчас Дьяволенок беспардонно пользовался Савойном, вымещая на нем свою злость. Варвар с Мари на руках убежал выполнять поручение. Лаз уже давно стал лидером их компании, плюс сейчас он был сильнейшим учеником Академии и имел полное право отдавать приказы. Враг был на подходе и сейчас не до формальностей и сантиментов.


Инь поблизости не оказалось, и парень был этому рад. Еще одну плачущую девушку он сейчас не вынес бы. Вся компания кинулась вглубь Академии, ища максимально укрепленное место вроде кабинета ректора. Скрываться никто не хотел. Лазарь постарался их убедить, а потом даже приказал пойти вместе с Варваром, но конкретно этот приказ никто не согласился выполнять.


Тем временем в глубине леса, не досчитавшись двоих разведчиков и услышав слишком странный бой колокола, а за ним громкие крики поняли, что раскрыты. Так что уже не скрываясь маленькая армия Алька двинулась в атаку. Диверсионный взвод из тысячи солдат империи и пяти сотен элитных войск Каганата на всех парах бежал вперед. В середине строя летела над землей маленькая черная фигурка. Похожая на земных ангелов, в длинном платье из какого-то металла и крыльями за спиной, дочь Кагана танильцев неслась в свой первый бой.


Через десять минут первые шеренги отряда вышли из-под укрытия деревьев. В них тут же полетели стрелы и дальнобойные заклинания. Однако чары, не долетев до воинов нескольких метров исчезали во вспышках контрзаклятий, а стрелы отскакивали от толстой брони. Но не смотря на отличную подготовку Алькских и Каганатских воинов и чародеев, ученики и преподаватели Академии тоже не просто так ели свой хлеб. Стрелы начали наполняться различными силами и законами, а заклинания стали реже, но намного мощнее. В рядах врага появились первые потери.


Войско противника не собиралось ждать, когда у защитников закончится мана, так что шеренги не останавливаясь пошли в атаку. Их доспехи были необычными, они потрескивали разрядами молний и были намного массивнее, чем нужно. Эта броня явно придавала им сил, так как они с одного прыжка взлетали на крыши зданий к спрятавшимся там стрелкам. Буквально через несколько десятков секунд началась бойня. Да, Академия славилась сильнейшими магами, рыцарями, лучниками в королевстве. Но эти ребята были совсем зелеными, они даже никогда по-настоящему не воевали и не убивали. Учителей же было катастрофически мало. А воины Каганата были закалены в десятках сражений: им не нужен был второй удар, чтобы лишить жизни.


Сейчас где-то в глубине Академии Лаз пытался вырваться из рук своих друзей, мешавших ему метнуться в гущу сражения. Умом он понимал, что они правы и что он ничего существенного не сделает. Да, его костюм позволит ему убить десяток, может два десятка солдат. Но их там было полторы тысячи. Однако сердце, переполненное яростью, рвалось в бой. Его едва хватило на то, чтобы сразу после смерти Рыцаря не кинуться в самоубийственную атаку, а сначала предупредить остальных. Нашедший их чисто интуитивно Варвар, увидев такую картину, тут же выдал Лазарю пару пощечин.


-«Сейчас ты наш командир! Мы выполним любой твой приказ, кроме того, чтобы сидеть и дрожать как мыши. Но если ты умрешь, то нас всех тоже перебьют! Ты это понимаешь!?» - Слова Джи Даза были для Лаза как ушат ледяной воды. Он загнал эмоции поглубже и глубоко вздохнул. Пару минут собираясь с мыслями, он наконец заговорил:


-«Ладно. Как бы эгоистично это ни было, но мы должны отходить, оставив врага на других. Я знаю, что вы чувствуете и испытываю тоже самое. Но мы ничем не можем помочь. Да, только что я рвался в бой, но Варвар говорит верно, я отвечаю за каждого из вас девяти. Так что слушайте мой приказ. Джи, тебе придется вернуться за Мари, извини, что гоняю туда-сюда, но так уж получается. Остальные ищут недостающую Инь. На глаза врагу не попадаться, на рожон не лезть. Встречаемся у ворот через двадцать минут. Я попробую выяснить одну вещь. Что-то с их доспехами не так. Я должен знать, что». - Собравшись и погрузив разум в лед, чтобы временно думать максимально рационально Лаз раздал приказы.


-«Есть!» - На этот раз ни один из присутствующих не посмел его ослушаться. Они разбежались по Академии, двигаясь мелкими перебежками и выглядывая из-за углов.


Лаз искал одиночек, отправленных на зачистку корпусов. Минут через пять, в корпусе факультета травничества он наткнулся на троих сразу. Лучше, чем могло бы быть, но все равно многовато. Первого, пока они еще не успели среагировать на появившийся ниоткуда похожий на них доспех, он заколол, как и того, в щель забрала. Второй получил ветряным сверлом прямо в горло и затих. С третьим не успел. Он громко закричал на каком-то странном, шипящем наречии и тут же отскочил в сторону. Рефлексы работали отдельно от мозга. Никто из воинов явно не мог колдовать, Лаз это понял еще когда наблюдал их, сражающимися на улочках. Видимо они постоянно поддерживали активным заклинание молнии в своих доспехах. Зачем, интересно, можно же просто вкачать ману в чары и забыть о них?


Достав с пояса стандартный короткий меч, воин принял боевую стойку. Глефа в узком коридоре была бесполезна, но сейчас Лаз и не хотел ей драться.


-«Знай, что тебе повезло куда меньше, чем твоим друзьям. Тебя я разорву на части голыми руками». - Удерживаемая до сих пор ярость свободно вырвалась на волю. Солдат продолжал что-то шепеляво вопить, но Лаз, прежде чем лезть сюда уже проверил окрестности. Огромная территория сыграла с нападающими злую шутку. Да, они могли истреблять рассеянных учеников как тараканов, но для этого сами вынуждены были рассыпаться. Так что этого псевдо-поляка никто не услышит.


Лазарь рванул к нему и схватил меч рукой. Латная рукавица, усиленная ветром, выдержала, хотя на ней и осталась пара глубоких царапин. Свободной рукой он изо всех сил ударил воина в грудь. Тот отлетел метров на пять. Доспех Лаза выполнял свою роль на славу. Подойдя к выплевывающему через забрало шлема кровь солдату, он воткнул лезвие на локте ему в спину. Потом еще раз, и еще. В конце концов воин, а вместе с ним и доспех превратились в решето. Только тогда Лаз остановился. Вернувшись к первым двум, он снял с того, которого убил в шлем, рукавицу. Изрешеченный доспех последнего сейчас было невозможно отделить от тела.


-«Что?»


Рукавица оказалась изнутри очень похожей на его собственный доспех. Набитая кучей деталей, она при этом была явно намного проще, чем костюм Лаза. Еще одним отличием были встроенные в перчатку небольшие двигатели. Так вот как это работало. Посылая и отзывая электричество к разным частям доспехов, воины сжимали и разжимали искусственные мышцы. Вот почему им было доступно только заклинание молнии. Однако это требовало слишком большой концентрации. Управлять таким количеством разрядов было несложно для самого Лазаря, но эти вояки точно не были гениальными магами. Что-то не состыковывалось. И тот факт, что он не понимает, что именно выводил его из себя. Лаз решил, что если выберется из этого всего живым, то точно изучит эту перчатку поподробнее. Обмотав ее одним из своих веревкоподобных дредов он двинулся в обратный путь.


Но он явно задерживался. Назначенный срок встречи с ребятами наступал через пару минут. Выбежав из корпуса, Дьяволенок побежал к огромным воротам.


*** *** *** *** ***


-«Мастер, что нам делать?»


-«Варианты?»


-«Никаких, враг подошел со стороны леса, откуда мы никогда не планировали, так что мы полностью беззащитны».


-«Как так вышло?»


-«Понятия не имею».


-«Допустим, что я имею, но пока оставим. Тогда план “Б”. понемногу выводи из боя тех, о ком мы договорились. Я их спрячу на время».


-«Да, Мастер».


-«Тебе самому ничего не смогут сделать. Встретимся через неделю в оговоренном месте».


-«Да, Мастер».


-«Открывай глаза, там битва в самом разгаре».



Глава 45. Очередные потери, нападение принцессы и позорное бегство.


Все летело в бездну. Когда Лаз подбежал к воротам, он увидел только шестерых. Шестерых и мертвую Анели на руках у плачущего Петра. Варвара и Мари нигде не было видно. А назначенное время прошло пару минут назад. В голове у Лазаря творился полный хаос. Почему? Почему мы? Почему сейчас? Почему, почему, почему? Да, он служил в армии, но ни разу не воевал и не убивал. Те пятеро за сегодня давно превысили его внутренний порог, и сейчас он держался только на ярости и адреналине.


-«Что произошло?» - Он старался, чтобы его голос не дрожал. Не выходило. Ответил ему Черныш:


-«Она занималась с учителем Клотсом в домике в лесу, похожем на наш. Когда я и Алексис пришли, там уже больше часа не было никого живого». - Клотс был медиком и великолепным хирургом, не раз латавшим Лаза после особо яростных дуэлей. Но воином он не был.


Тут обостренный слух Дьяволенка уловил за углом здания звуки борьбы и женские вопли. Голос был слишком знакомым. Ринувшись туда, Лаз застал Варвара, тащившего отбивающуюся, брыкающуюся и кусающуюся Штучку к воротам. Мари была в своей форме Зверя, не слишком менявшей ее внешний вид, но сильно прибавляющей к силе. Она истерично кричала, прося отпустить ее назад, к Лазаргу. Сердце Лазаря уже в сотый раз за день разорвалось от боли и снова срослось, чтобы от следующего надрывного выкрика подруги разорваться снова. Ничего уже не будет как прежде. Никогда.


Они явно притягивали неприятности. А может этот отряд просто отправили охранять ворота. Но из-за угла другого здания вышло несколько десятков солдат в броне. Они явно слышали вопли Мари, но не торопились к их источнику. Видимо прекрасно осознавали, что, в конечном счете, вся Академия, а за ней и весь город падут. Большая часть войск была расквартирована в паре десятков километров от стен Столицы, на пути у так и не вышедших основных сил Алька. Так что полутора тысячный элитный отряд в механической броне легко вырежет любое сопротивление.


Лаз оказался около ребят за несколько секунд. Сейчас было не до церемоний, их вот-вот атакуют, так что он ударил Мари по голове латной перчаткой. Та сразу обмякла и вернулась в свою человеческую форму. Варвару стало куда легче. Враги, заметив, что что-то идет неправильно и их жертва уносится странным воином в похожем на их доспехе тут же перешли на бег. Ругаясь по-кристорски и по-русски, Лаз схватил в охапку и Штучку и Джи Даза и припустил к воротам. Бежать с такой ношей было неимоверно трудно. Танильцы явно сокращали дистанцию.


Однако вдруг с фланга в их ряды как горячий нож в масло врубилась синяя фигура. Роам Зин в своей форме адского пса начала резню. На этот раз женщина задействовала финальное высвобождение. Если ученикам на уроке представала страшная, но вполне приемлемых размеров псина, то сейчас она была больше похожа на поджарого медведя. Хотя кроме размера ничего особо не поменялось, но здоровое как годовалый теленок тело раскидывало танильцев как кукол.


Учителя Академии, ведущие боевые предметы сами по себе были невероятно сильны. Особенно преподаватели факультета магии. Учитель курса формы Зверя была не исключением. Даже в доспехе Лаз не был ей хоть сколько ни будь достойным соперником. Почти сорок вражеских воинов разметало как щепки. Однако их доспехи держались, и непрямые атаки оставляли на них только вмятины. Вымуштрованные солдаты разделились: пятеро направилось за беглецами, а остальные вступили в схватку с Роам. Лаза, пусть и в доспехе они резонно посчитали более легкой мишенью.


Вот только они не учли прятавшихся за одной из здоровенных створок ворот остальных учеников высшего S класса. Когда Лазарь со своей ношей пересекли линию ворот и вышли из зоны поражения на пятерку воинов посыпался град мощнейших заклинаний стихии ветра. А Черныш с Алексис дополнительно наколдовали пространственную ловушку у них на пути. Двое из пяти умерли на месте, остальные отделались ранами разной степени тяжести.


Так бы продолжалось и дальше и ребята, скорее всего, сбежали, если бы на звук яростного сражения не отреагировала маленькая черная фигурка. Принцесса Танильского Каганата в своей Звериной форме и странном платье-доспехе вылетела из-за угла здания в другой стороне от сражения Роам. Холодные глаза оценили обстановку, и девочка решила, что упускать учеников нельзя. Пока на нее никто не обращал внимания, она готовила мощнейшее заклинание.


В Каганате система образования была другой. Если в королевстве опасались, что обучение магии на дому может быть неверным и уничтожит будущие возможности детей, то танильцы поступали точно наоборот. По крайней мере, в семьях местной аристократии, где всегда присутствовал хотя бы один способный чародей. Что уж говорить про семью Кагана. Принцессу, в которой обнаружили совершенно нечеловеческие способности тренировали почти с рождения. Так что сейчас она была невероятно сильна.


На укрывающихся за воротами ребят, которые уже разобрались с последним из преследователей, упало ее заклинание. Никаких тонкостей и никакого изящества. Просто и сердито. Шар из слияния огня и молний метр в поперечнике упал прямо между друзьями. Лаз успел засечь плазменный клубок, но при всем желании у него не было столько сил, чтобы рассеять такую мощь. Единственное, что было ему подвластно, это на максимальной скорости создать защитную сферу. В эти секунды он колдовал так быстро, как никогда в жизни. Однако все равно не успел.


Сфера из слияния воздуха и воды накрыла тех, кто был ближе к Дьяволенку. Варвар, Алексис, Лани, Эльф, Петр, Черныш и отключившаяся Мари у Варвара на руках. Жарди и тело Инь окунулись в море из молний и пламени. От них не осталось ничего. Да и щит тоже помог не до конца. Жар от заклинания опалил ребят и оставил на всех серьезные ожоги. Лазу в броне было полегче, но взамен доспех превратился в настоящую парилку, ему было неимоверно жарко.


А в небе над ними уже концентрировался новый точно такой же шар плазмы. Вот только ему было не суждено упасть. Прямо на его месте за считанные секунды создалась огромная сфера тумана, нейтрализовавшая заклинание и опустившаяся на ребят спасительным холодным покрывалом. На звуки огромного взрыва прибыл Савойн Листер. Он тяжело дышал, видимо уже успев потратить немало маны, но взгляд его, направленный на маленькую принцессу был тверд.


Он что-то прошипел на языке Каганата, девочка ответила ему тем же. Судя по интонации, ректор просил о чем-то и много раз повторял одну и ту же фразу. Лаз предположил, что речь о несуществующих сокровищах. Принцесса в черном отвечала холодно и сухо, в ответ на фразы о сокровище говоря что-то, наверняка переводившееся как: «Я вам не верю».


В конце концов ректору это надоело. У человека, прожившего почти двести пятьдесят лет и сейчас молящего восьмилетнюю девочку, закончилось терпение.


-«Сама напросилась, мелкая стерва!» - Проревел Савойн и отправил в черную фигурку сгусток лавы размером с грузовик. Учитывая то, что заклинание появилось в воздухе и не имело базы из реальной земли, можно было представить мощь ректора Имперской Академии. С таким даже гениальная дочка Кагана справиться не имела никакой возможности. Слишком большая разница в возрасте. Так что ей пришлось спешно уклоняться.


-«Вы мне ничем не поможете. [П.А: Опять не мог сдержаться, извиняюсь :-)] Бегите, глупцы!» - Заревел ректор, вокруг которого на недоступных ему скоростях мелькала черная тень. Форма Зверя принцессы явно усиливалась доспехом, похожим на созданный Дьяволенком. Только этот был намного мощнее и эффективней.


Лаз, сдерживая рвущиеся из глаз слезы, подталкивая откровенно плачущих друзей, побежал из Академии. Его ненависть к Танильскому Каганату была выжжена на сердце каленым железом.


*** *** *** *** ***


-«Что будем делать?»


-«В смысле “будем”? Я ничего делать не собираюсь».


-«Да твою мать! Его же прикончат! Тебе не жалко свою игрушку?»


-«Если прикончат, значит это была слишком плохая игрушка».


-«Врешь! Я вижу, что ты привязалась к парню. Помоги ему!»


-«Дурак! С кем по-твоему ты разговариваешь!? Знай свое место! То, что ты решил поиграть в спасителя и увести с поля боя немного людей не значит, что я такая же!»


-«Ты…! Ай, ладно. Плевать. Женщину не переубедить. Особенно женщину, которая старше тебя раз в сто и сильнее в тысячу. Я умываю руки. Если буду нужен, то ищи меня где-то на просторах континента».


-«Ну и пошел прочь. Больно нужен».



Глава 46. злость, Гнев и ЯРОСТЬ.


Отбежав от ворот на некоторое расстояние, оставшиеся восемь человек повалились на землю. Ни у одного из них уже не было ни физических, ни моральных сил хоть на что-то. За пару часов они потеряли четверых лучших друзей, а о потерях в Академии в общем никто даже задумываться не хотел. С той стороны все еще доносились звуки оживленной битвы. То ли принцесса оказалась более сложным противником, чем думал Савойн, то ли к ней на помощь подоспел один из вражеских чародеев.


Наконец, встав и смахнув слезы, Лаз заговорил.


-«Нужно спасти наших родных. В городе еще скорее всего не знают о произошедшем, а предупредить мы никого не сможем, нам не поверят. Слишком все внезапно. Без подтверждения кого-нибудь из высших чинов Академии, вроде Савойна никто не станет ничего делать. А Академия сейчас в состоянии войны. Так что в первую очередь семья». - Ребята встали с земли и закивали, хотя все еще плакали, не в силах остановиться.


Лаз, Лани, Джи и Петр были местными, родились и всю жизнь прожили в Столице. Остальные приехали учиться из других городов неподалеку, как Жарди, или совсем из глубинки, как Рыцарь и Черныш. Так что было решено, что те, кому есть кого спасать в городе идут к ним, а остальные вместе с Лазом и Лани пытаются выбраться, следуя за семьей Морфей. Когда и при каких обстоятельствах они встретятся снова никто не знал, так что все, плача и причитая прощались. Очнувшаяся Штучка ни на что не реагировала, но шла за тем, кто ее вел, так что Лазарь тянул ее за руку. Варвар и Ботаник ушли, а теперь уменьшившаяся до шести компания направилась скорым шагом в сторону особняка Морфеев.


Когда они, оборванные, в ожогах, с заплаканными глазами ворвались в двери дома, никто не мог вымолвить ни слова. Когда же на черной глефе Лаза домочадцы увидели следы крови, стало понятно, что произошло что-то ужасное. К отцу Лаза и его братьям на службу тут же были посланы слуги, остальные родственники, слава богу, были на месте. Рассказав обо всем произошедшем своему деду Куртасу, Лазарь впервые за свою жизнь увидел страх и удивление у него на лице. Тут же, на семейном совете, не дожидаясь мужчин было принято решение о немедленной эвакуации. Благо, предприимчивый отец Куртаса Морфея, прадед Лаза еще когда был жив организовал подземный ход из особняка за городские стены.


Следующие пол часа прошли в спешных сборах, панике и криках. Санктус и Сивлис прибыли сразу как получили сообщения, но Сартиса слуга так и не нашел. Агата наотрез отказывалась уходить без мужа, так что было решено подождать некоторое время, пока теперь уже трое слуг искали второго дядю Лазаря во всех возможных местах города. К сожалению, ждали они слишком долго.


Скорее всего, принцесса, увидевшая, что ее атаки избежали почти все ученики, заподозрила неладное. И по горячим следам беглецов был отправлен отряд преследования. Так это было, или не так, но через час после того, как Лаз с остальными дошел до дома, по той же улице уже шло почти пол сотни солдат. А Сатриса все не было. Двое слуг уже вернулись, обыскав все отведенные им места в городе, третий должен был проверить королевскую канцелярию. Туда Сартис иногда наведывался по долгу службы. Но канцелярия была во дворце, а дворец был на другом конце города. Так что за то время, что прошло с ухода слуги было невозможно добежать до туда, найти пропавшего дядю и вернуться обратно. А опасность была вот, прямо тут.


Солдаты явно шли именно к ним, так как что-то громко говорили на своем шепелявом языке, а парочка из Алька, говорящая на языке королевства обсуждала номер дома Морфеев. Похоже в Академии у нападающих были свои кроты, подсказавшие, где в городе можно найти ученика в странном доспехе, выжившего после прямого попадания заклинания принцессы. Медлить было больше нельзя. Уже отработанным ударом Лаз, так и не снявший своего костюма ударил тетю в висок. Та сразу безвольно упала на руки дедушки Барналя.


И семья уже хотела спуститься в подвал, где и начинался секретный ход. Но, как всегда в таких случаях что-то идет совсем не так, как планировалось. Молчавшая до этого Мари, увидев сквозь ограду участка идущий стройным шагом солдат слетела с катушек. Может она хотела отомстить, а может просто броситься на мечи, чтобы воссоединиться с любимым. Громко завопив какие-то нечленораздельные ругательства, она кинулась из дома. Лаз, снова чертыхаясь на двух языках ринулся за ней. Но не успел. Их заметили.


Армия не может состоять только из пехоты. Должны быть и войска дальнего боя. И в отряде преследования таких солдат было пятеро. В Мари полетело пять широких стрел со странным наконечником в виде двузубой вилки. Лаз успел отбить две глефой, а еще одну остановить заморозкой времени. Но оставшиеся вошли девушке прямиком в грудь. В этот момент на ее лице можно было прочитать только удовлетворение и покой. Но Лазарь ничего этого уже не видел. Потому что в него полетело еще десяток стрел и куча слабеньких заклинаний молнии. Слабеньких-то слабеньких, но, когда их сразу сорок штук это уже не шутки. Если бы его доспех тоже не работал на электричестве, он изжарился бы на месте. А так, проломив собой стену влетел внутрь дома.


Из присутствующих воином был только Барналь Кинтор. И воином отменным, не зря он работал инструктором рукопашного боя. В силе он, из-за уже не маленького возраста, а потому очень большого запаса пси-силы не уступил бы Роам Зин. Так что он вышел вперед и приказал Лазу убираться вниз. Лазарь поднял дьявольскую маску забрала и уставился на дедушку. Впервые он видел его в таком амплуа, не весельчака и балагура, а воина и командира.


Следующие события отпечатались в мозгу Лазариса Санктуса Морфея на всю его оставшуюся жизнь. Вот он смотрит на деда, сражающегося с вражеским отрядом. Вот он замечает, как ему прямо в голову, в незащищенное поднятым забралом лицо летит стрела. Вот Барналь пытается остановить снаряд магией, но из-за наседающих противников не успевает. Вот свет от дыры в доме ему закрывает чей-то тонкий силуэт, принимающий на себя пропитанную магией вилку. Вот он опускает глаза и видит свою мать, с кончиком оперения, торчащим у нее из левой стороны груди.


Дальше все было как в тумане. Он помнил, что дико заревел и попытался кинуться в бой. Как Черныш, появившийся у него на пути пытался его остановить. Как он отталкивал друга, но тот упорно продолжал держать его, обхватив спереди. Как он кричал Тимилини отпустить, но тот даже так не реагировал. Следующим его воспоминанием было то, как он несся в бой, и что-то тяжелое оттягивало его правую руку. Помнил раскрытые в ужасе глаза деда. Помнил, как опустил глаза и увидел Черныша, висящего на его руке. Кисть в латной рукавице по локоть торчала у него из середины спины.


А дальше наступила тьма.


*** *** *** *** ***


-«Малыш, что же ты натворил…»


-«Что такое?»


-«Еще не ушел, вредный старикашка?»


-«Собираюсь уже, стерва, но мне нужно взять с собой отобранных моим протеже людей, так что нужно ждать. Что случилось-то?»


-«Смотри».


-«Ничего себе… Вот это он дает. Есть в нем что-то от Того, не находишь?»


-«От Второго?»


-«Ага, да не будет его имя упомянуто».


-«Суеверный дурак».


-«Сама попробуй, назови его. Чего, не хочешь? Ну тогда и не обзывайся».


-«Ладно. Может ты и прав. Может я не того выбрала на эту роль?»


-«Роль того, кто поднимет шторм? По-моему наоборот, он в нее идеально вписывается. Если он однажды дорастет до моего уровня и твои дурацкие запреты перестанут действовать, с удовольствием с ним встречусь».


-«Иди уже, старый хрыч. До этого еще дожить надо».


-«Иду-иду. До встречи».


-«Угу… Однако, что же с тобой теперь будет, малыш?»



Глава 47. Последняя.


После того как Лаз со своей страшной ношей ворвался в толпу солдат они застыли от ужаса. Даже элитные воины Каганата не были подготовлены к такому зрелищу. Пользуясь их бездействием, рычащий совершенно непохожим на человеческий голосом Лазарь разорвал, заколол и испепелил чарами больше двух десятков человек. Глефа валялась где-то вдалеке, он пользовался исключительно руками и лезвиями на локтях и коленях. В число убитых им вошли все пятеро лучников. Кто-то пытался сражаться, но с таким монстром никто дела иметь не хотел, так что враги кинулись на остальных. Так умерло больше половины слуг, а Барналь Кинтор потерял руку. На самом деле беглецы так боялись Дьяволенка не из-за Черныша. Все пусть и не могли счесть это действие хоть немного оправданным, но понимали причину. Его боялись за то, как он убивал солдат врага. В ярости он буквально разрывал их на куски, из тех почти тридцати человек, что пали от его руки, ни у одного не было целого тела.


Танильцы, так как его гнев был направлен именно на них, были в еще большем ужасе. У них не возникло даже мысли о контратаке. Если бы после того, как один из них побежал, остальные не последовали бы его примеру, то весь отряд преследования был бы уничтожен. Похожий на воплотившегося демона Лаз преследовал их вверх по улице, в процессе убив еще семерых. Остальные разбежались по подворотням и переулкам.


Представляя собой жуткое зрелище, весь покрытый кровью, нашинкованными внутренностями и кусками прилипших мышц Лаз вернулся к особняку. Увидев его в таком виде, большая часть женщин упала в обморок, а мужчины отступили на пару шагов. Сев рядом с телом матери Лазарь скорбно завыл как волк или пес. Всякая человеческая эмоция, кроме страдания отсутствовала в этом вопле. Затем он упал без сил. Доспех, крепящийся к выростам у него на теле после их исчезновения удалось снять, хоть и с большим трудом и отвращением.


Потом и Лаза, и доспехи погрузили в носилки, а тело Фелиции и Тимилини распылили в энергию. Больше на них никто не нападал, хотя весь процесс занял у них несколько часов. Видимо солдат уже никакими силами было не заставить сюда вернуться. А может в Академии начало происходить что-то, что потребовало всех сил противника. Беглецам это было не известно. Собрав небольшой багаж и всю провизию, что сумели найти они вошли в тоннель и завалили его за собой.


Первое, что мальчик попытался сделать, очнувшись – это воткнуть что-нибудь острое себе в горло. Его скрутили и связали руки за спиной. Он мог бы легко освободиться, приняв форму Зверя, но сейчас даже сама мысль о том, что та когтистая рука, что насквозь проткнула одного из его лучших друзей снова появится была невыносима. Так что он покорно лежал на носилках, двигаясь неизвестно куда. Хотя, почему неизвестно? Они явно двигались из города под землей, так что, похоже, его дикая выходка не стала причиной еще большей катастрофы. Где-то недалеко бряцали в какой-то телеге его доспехи. Он поморщился, как будто просто присутствие рядом этих кусков железа причиняло ему боль.


-«Выкиньте их. Уничтожьте. Я больше никогда их не надену». - Его пересохшие губы двигались медленно, голос был тихий-тихий. Ему никто не ответил, но через минуту раздалось громкое шипение, а потом бряцанье прекратилось. Кто-то из его друзей превратил костюм в лужу расплавленного металла. А друзей ли? Ведь они точно, если не видели, то знают, что он натворил. Лаз мог сколь угодно долго оправдывать себя состоянием аффекта, яростью, потерей контроля, но не хотел. Он зверски, своими руками убил Черныша. В том, что мальчик мертв не приходилось сомневаться: с разорванным позвоночником не живут. Как теперь он посмотрит остальным в глаза? Что скажет? Лаз не знал.


Шли долго, останавливаясь на привал несколько раз. Судя по тому, что они не торопились, за ними никто не гнался. Одной из немногих оставшихся сейчас в голове Лазаря эмоций было любопытство. Человеческое любопытство непобедимо и неискоренимо. Ему очень хотелось узнать, что произошло. Однако спрашивать он ни у кого ничего не решался, и с ним за это время ни разу не завели разговора. Его иногда кормили с ложечки, он не хотел открывать глаза, не хотел никого видеть, но судя по всему кормила его Лани.


Внутренние часы говорили ему, что прошло дня три. Хотя точно он сказать не мог. Наконец, после седьмого по счету большого привала внешний мир изменился. Лаз все так же лежал с закрытыми глазами, так что сказать конкретнее он не мог. Но скорее всего они выбрались на поверхность, так как его изредка охватывал озноб от ветра. Судя по тому, что светлее не стало, вышли из тоннеля они ночью.


Лаза, наконец развязали. Больше покончить с собой он не порывался, это было бессмысленно. Однако с ним так никто и не заговорил. Боялись они, злились, ненавидели его? Когда все пошли дальше, ему пришлось открыть глаза и осмотреться. Они находились в лесу, но не в еловом, а в обычном, смешанном. К земным дубам, березам, кленам и липам добавлялись какие-то местные, неизвестные Лазу виды. Книги по ботанике он особо не любил.


Их маленький отряд состоял всего из двадцати трех человек. Лаз, Лани, Алексис, Эльф, отец и третий дядя Лаза, Агата и Адель со своими детьми, Барналь Кинтор, правда, к ужасу Лазаря без своей механической руки, Куртас Морфей и одиннадцать слуг. Ни Сартиса, ни мамы Лаза, ни еще почти дюжины слуг, работавших в доме, с ними не было.


Его глеф тоже не было, когда пространственный карман исчезает, все предметы, бывшие в нем выплевываются наружу. Видимо никто не решился их забрать, пока он без сознания ехал на носилках. А это могло случиться по одной причине: его боялись. Его, его оружия и его доспеха. Костюм взяли только из практических соображений: в нем Лаз был намного сильнее. Но когда мальчик попросил уничтожить броню, это было сделано с большим удовольствием.


На него и правда никто не поднимал глаз, а он долго не решался заговорить. Наконец слова сами вырвались у него изо рта.


-«Мне нужен запас провизии дня на три и что-нибудь острое. И я уйду». - Барналь хотел что-то сказать, но потом у него перед глазами опять всплыла та картина и он промолчал. Слуги собрали то, что он попросил. Лани кинулась ему на шею и так же безмолвно зарыдала. Но когда он попытался ее обнять, она дернулась и отпрянула.


-«Береги ее. Ты знаешь, что с тобой будет в обратном случае, - он хотел пошутить, но Эльф вздрогнул и часто закивал, видимо приняв угрозу за чистую монету. - Ладно, я знаю, почему вы так себя ведете и полностью этого заслуживаю. Надеюсь однажды увидеться при других обстоятельствах». - Он развернулся и вошел в сторону красноватой дымки, виднеющейся на горизонте.

Мастер тысячи форм. Главы 1-10

Глава 1. Жизнь зверем, птицей, рыбой.


В трех неделях пути к юго-западу от Столицы Кристории высились, щекоча небо вершинами, великие Белые горы. Своим банальным названием они были обязаны вовсе не снегу, лежащему на них круглый год. Просто много-много лет назад, в этих горах прошло великое сражение армий древней империи с позабытым теперь противником. Единственное, что помнили сказания, это то, что вся армия этого неизвестного врага была облачена в белоснежные доспехи. В той войне древняя империя победила и ковер из белых тел устлал все предгорья. С тех пор Белые горы называются именно так.


На один из малых пиков опустился большой орел. В когтях он нес только что пойманного кролика, которым планировал плотно позавтракать. Орел, как и горы, был белым как мел, только глаза блестели чернотой. Справившись со своей трапезой, птица камнем кинулась вниз. Описав несколько кругов над лесом, хищник углядел знакомую опушку и на бреющем полете прошел прямо над ней. Тут вдруг случилось странное. Перья на теле орла начали исчезать, крылья втягиваться в тело, ноги наоборот, расти. Когда существо коснулось земли, это был уже крупный волк, который, осмотрев себя со всех сторон, вошел под кроны деревьев.


Лаз жил так уже несколько месяцев. Ему хотелось забыться, стереть из памяти все, что напоминало бы ему о том ужасе, который он сотворил. По пути к Белым горам он окончательно вспомнил все детали. Резню, распотрошенные тела, повисшего невыносимой тяжестью на руке Черныша и тело мамы, над которым он выл, пытаясь выразить невероятное горе. И самым простым способом забыть было убрать из своего окружения любые намеки на прошлое. Он уничтожил свои трансформации, сжег одежду, выкинул запасные детали доспеха, оставшиеся в самых устойчивых пространственных карманах.


Он брел вперед, не зная, что делать дальше, и в один момент встретил волка. Животное попыталось убить потенциальную еду, девятилетний мальчик не выглядел очень сильным, но просчиталось. Щелчком пальцев Лаз заключил его сердце в пространственную ловушку. Не умеющий применять энергию зверь от такого вскорости умер. Тут Лазарю пришла в голову безумная идея. На самом деле, трансформаций можно иметь сколь угодно много. Количество энергии Зверя на каждую считалось отдельно. Просто каждую приходилось продумывать и создавать с нуля, а потом привыкать к новому телу многие недели. Поэтому люди предпочитали иметь одну-две формы и их вариации – высвобождения. Но вот сейчас он один, у него есть идеальный образец для новой формы, и ему не нужно прерываться на что-то кроме адаптации к новому телу.


Через несколько часов у Лаза появилась первая трансформация. На своих занятиях Роам Зин и Дыжиз Бульц очень часто приводили примеры строения тел разных животных. Да и вскрытий разных тварей от лягушки до медведя мальчик видел очень много. Так что изучить строение волка для него было раз плюнуть. Его версия была белоснежно-белой, больше оригинала, так как сейчас максимальный вес формы Зверя Лаза был около шестидесяти пяти, и он использовал их все. Вес, который могла менять энергия Зверя прибавлялся к фактическому весу тела, так высчитывался максимум, а если вычитался, то минимум. Сейчас, при весе в тридцать шесть – тридцать семь килограмм Лаз мог превратиться даже в домашнего кота.


Новый волк, немного шатаясь побрел в гущу леса. Так, в охоте, исследованиях леса и путешествии на восток и потекли дни. Вскоре к коллекции прибавилась лиса, потом бобер, рысь и наконец Лаз поймал орла. Мечта летать на своих крыльях всегда жила в человеке. Поэтому на Земле братья Райт собрали свой крылатый драндулет. Поэтому здесь трансформации с крыльями считались самыми красивыми и изысканными. Проблема была в том, что крыльям нужны сильнейшие мышцы, а это очень большой вес, если нужно поднять в воздух человека. А уменьшать себя только ради полета, теряя в силе, никто не хотел. Лаз был если не первым, кто вообще додумался до такой идеи, то точно одним из немногих.


В виде орла путешествовать стало в разы проще. Но все равно он часто спускался на землю, чтобы размять волчьи, лисьи или бобриные ноги. Еще одной вехой стала трансформация в пойманного бобром с помощью магии лосося. Теперь мальчик мог исследовать и подводный мир. В свое тело он возвращался всегда нехотя и только во время сна. Ему как будто был противен этот двуногий, в форме которого он убивал и калечил врагов и друзей. Кристаллы Зверя были везде. Обладая очень большой сферой контроля и невероятными способностями сенсора Лаз находил их в деревьях, в камнях, в убитых животных, очень редко просто немного засыпанными землей. Его объем энергии Зверя постоянно рос с пугающей скоростью. Видимо сказывался больший, чем у большинства живущих людей опыт в создании трансформаций и постоянное пребывание в Звериной форме. К празднику летнего солнцестояния он превысил вес тела. Теперь Лазу были подвластны любые сколь угодно мелкие формы жизни, главное вникнуть в их физиологию и создать по ней трансформацию.


За следующие пару месяцев его коллекция пополнилась мышами, куницами, сороками, лягушками, карасями и другой живностью. С каждым разом откат от проектировочной трансформации длился все меньше. Однажды он, в форме стрижа поймал муху и хотел уже было ее съесть, как вдруг передумал. Попытка превратиться в муху была самым болезненным процессом из всех, что он испытал до этого. Процесс исчезновения позвоночника и вообще костей сопровождался адскими муками. Если бы он не натренировался на других животных, то наверняка сделал бы что-то не так и погиб в процессе. Но вот он – муха. Человеческий разум в мушином теле это что-то очень странное, в конце концов человеческих мозгов у мухи нет. Но видимо тут вступали в силу какие-то внутренние законы мира, не дающие ему стать насекомым окончательно. В конце концов, не зависимо от формы и размера он мог в полном объеме пользоваться магией.


Теперь он вообще не выбирал, чью форму принять. Изначальный волк и орел и даже эта муха со временем были забыты. Он принимал новую форму, жил в ней пока не привыкнет, а потом превращался в первое попавшееся на пути живое существо и начинал заново. Адаптация шла все быстрее и быстрее, все-таки управлять ящерицей после того, как побывал в шкуре варана намного проще. Он потерялся в формах и трансформациях и если бы не то, что во сне он становился снова человеком то давно бы уже забыл, кто он на самом деле. Так закончилось лето, осень, наступил новый год.


В один из дней он двигался куда-то сам не зная куда в форме здоровенного кролика, как вдруг левая лапа начала сильно жечь. Жгло так сильно, что он потерял концентрацию, чего с ним не происходило уже очень давно. Упав на свои настоящие, человеческие колени, он увидел, что число “17” на большом пальце поменялось на “16”. Чертова богиня не забыла о нем. Однако мальчика это нисколько не волновало сейчас. В данный момент в нем было намного больше животного, чем человеческого. От людей остался только рассудок, помогающий в сложных ситуациях, способности трансформации и умение колдовать. Все желания, инстинкты, цели были совершенно звериными: поесть, попить, отдохнуть, выжить.


В таком же режиме прошел год, как он скитался по лесам, горам и полям. Так бы продолжалось и дальше, он бы двигался куда-то ведомый своим внутренним компасом, все больше становясь зверем. Но судьба приготовила ему другой исход. Примерно через неделю после начала весны, Лаз в форме юркой ласки выбежал на опушку леса. Сейчас у него в желудке переваривалась мышь-полевка и ему хотелось найти место для отдыха. Но неожиданно в его сферу контроля вошло сразу трое двуногих. Три человека, двое взрослых и маленькая девочка гуляли по лесу.


Лаз не видел людей больше года. А учитывая его постоянные прыжки из тела в тело он уже почти успел забыть, как выглядит человек со стороны. Так что маленькая ласка с интересом приблизилась к неожиданным гостям.


-«Смотри, мама, это хорек!» - Маленькая девочка лет пяти в восторге начала тыкать пальцем в зверька.


-«Не хорек, а ласка». - Поправил ее папа, явно неплохо разбиравшийся в лесной живности.


-«Хочу ласку!» - Детская бескомпромиссность будет жить вечно. Родители начали отговаривать дочку, но та уперлась рогом. Лаз тем временем приближался все ближе. Ему было интересно, почему эта маленькая двуногая хочет его получить. Увидев это папа девочки решил, что, видимо такова судьба и попробовать поймать зверька, который сам к ним подходит можно.


Он встал в позу вратаря и приготовился схватить юркое животное, когда оно окажется в зоне досягаемости. Девочка, поняв, что происходит что-то важное прекратила верещать и уставилась на отца. Ласка тем временем подходила все ближе и ближе. Наконец мужчина решил, что длины его рук будет достаточно и сделал выпад. Не сопротивляющийся Лаз оказался в его крепких объятиях.


-«Вот, милая, я поймал для тебя ласку. Кто самый лучший папа на свете?»


-«Ты! Ты! Ты! Дай ее мне подержать!» - Девочка запрыгала на месте и протянула ручки со сжимающимися и разжимающимися кулачками к ласке.


-«Нет, дорогая, она может тебя укусить». - Мама пресекла желание ребенка в зародыше.


-«Укусить? Плохая ласка!» - Совершенно неожиданно для Лаза, которого вся эта ситуация очень забавляла, девочка со всего размаху врезала маленьким кулачком ему по морде. Не ожидавший такого подвоха Лазарь выпал у мужчины из рук и в воздухе от сильнейшей боли в крайне чувствительном зверином носу снова, как в день его рождения потерял концентрацию.


*** *** *** *** ***


-«Слышишь меня?»


-«Слышу».


-«Как ты поживаешь?»


-«А зачем тебе? Неужели я вдруг заинтересовал Саму?»


-«Нет. Просто твой сосед по планете перекрыл все связи и уже год шляется где-то. А мне скучно».


-«Так вернись в Сферу. Или просто уйди в другой мир».


-«Не хочу. Мир Люпса мне нравится. Тут есть магия».


-«Дурочка. Ты же знаешь, что я прекрасно чувствую, когда ты врешь?»


-«Да что с вами всеми? Ну есть у меня тут игрушка, ну нравится мне за ней следить. Ну что такого?»


-«Да ничего. Мне-то какое дело?»


-«Грубиян! Поэтому-то я и не хотела с тобой общаться».


-«Но-но, может я и слабее того старика, но по возрасту я тебе в дедушки гожусь. Так что не выступай мне тут».


-«Больно надо».


-«Язык мне показываешь, мелкая?»


-«И что ты сделаешь?»


-«Перестану с тобой разговаривать. Это же тебе скучно, а не мне. Я могу еще пару десятков тысяч лет проспать».


-«Ладно-ладно, мир, давай вместе посмотрим. Этот парень очень интересный».


-«Ну показывай».



Глава 2. Человек, зверь, дух.


В первый по-настоящему теплый весенний день семья Данери: Джун Данери, ее муж, Вуст Данери и их пятилетняя дочка Силь выбрались в лес погулять. Обычно Вуст допоздна задерживался на работе: он был деревенским воеводой, но сегодня он отказался от всех дел и решил провести время с семьей. Уже собравшись возвращаться они наткнулись на редкого зверя – белоснежную ласку, которую большая любительница домашних животный Силь тут же захотела себе в коллекцию. Каково же было их изумление, когда выпавшая из рук отца семейства ласка превратилась в худого, высокого оборванного мальчика лет десяти-одиннадцати, причем абсолютно голого!


Потирая ушибленный нос Лаз встал с земли и с укором воззрился на девочку. Надо было отдать ей должное, она нисколечко не испугалась. Наоборот, захлопала в ладоши и закричала на весь лес:


-«У меня будет свой мальчик!» - Лаз прыснул со смеху от такого построения фразы. Ошарашенные родители тупо смотревшие на непонятного оборотня, увидев, что он понимает человеческую речь и ему не чужды людские эмоции немного успокоились. На свете происходит туча всякой чертовщины и сейчас они оказались в ее эпицентре. Неприятно, конечно, но данная конкретная чертовщина не казалась угрожающей.


-«Кто ты?» - Папа девочки задал самый главный вопрос. Лаз поскреб в затылке. Его так и подмывало обернуться волком или соколом и умчаться отсюда куда подальше. Но эта семья всколыхнула старые раны и подняла со дна сердца забытые эмоции. Он решил некоторое время побыть с ними. Кто знает, что из этого выйдет? Хуже точно не будет, а если будет, то все небо к его услугам.


-«Лазарь». - Отвыкшая за год молчания гортань с трудом выговаривала знакомые звуки.


-«Ты человек?» - Еще один важный вопрос. Сейчас он бы и сам хотел получить на него 100% верный ответ. После всего, что он натворил, после года звериной жизни мог он назвать себя человеком? Таким же, как эти трое?


-«Нет». - Подобный ответ явно был пусть и не желателен, но ожидаем. Мужчина подобрался, но никаких поспешных действий предпринимать не стал.


-«Ты зверь?» - Еще десять минут назад на подобный вопрос Лаз без колебаний сказал бы “да”. Но сейчас он уже возвращался из своего животного состояния. Загнанные в самые дальние уголки души осколки того человека, Лазариса Морфея уверенно теснили животные инстинкты и желания.


-«Нет». - После этого ответа мужчина подобрался еще сильнее, и его рука непроизвольно дернулась к отсутствующей рукояти меча на поясе. Если таинственный некто не человек и не зверь, тогда остается один вариант, и он зачастую не сулит ничего хорошего.


-«Тогда ты дух?» - На Люпсе духами считались персонифицированные воплощения сильнейших заклинаний. Говорили, что если великий волшебник создал мощное заклинание, то при особых обстоятельствах оно обретало разум и форму. Какой разум и какую форму было непонятно, пока этого самого духа не встретишь. Он может оказаться дружелюбным, может даже помочь, а может хладнокровно убить ни за что. Лазу понравилось такое амплуа. Путь будет дух. Так ему не надо будет ничего объяснять по поводу его возраста, интеллекта и знания магии.


-«В каком-то смысле да». - Несмотря на двусмысленную формулировку взрослые обратили внимание только на “да”. Папа сразу схватил дочку на руки, приготовившись в случае чего быстро бежать.


-«Тогда последний вопрос. Что ты будешь делать с нами?» - Было логично, что не владеющие вообще никакой магией, кроме просто врожденных сил люди ничего не могут противопоставить воплощению заклинания великого мага. И в данном случае это и правда было именно так. Еще год назад Лаз мог просто щелчком пальцев остановить сердца этих троих. Сейчас, после года постоянного напряжения и поддержания формы Зверя его контроль над собой и своей магией невероятно вырос. Ему не понадобится совершать вообще никаких действий, чтобы превратить все окружающее пространство на пол сотни метров во все стороны в море огня. Так что сейчас жизни этих людей и правда полностью зависели от его решения.


-«Не бойтесь, ваши жизни мне не нужны. Давным-давно я убил слишком многих и не хочу повторения подобного, - такая фраза была очень двусмысленной. Лаз говорил о нескольких десятках людей и годе времени. Но воображение суеверных деревенских тут же нарисовало им времена до появления древней империи и маленького беловолосого мальчика, стирающего в пыль города. - Я бы хотел, раз мы вот так встретились, пойти с вами. Не волнуйтесь, я не причиню неудобств кроме потребности в еде и месте для сна».


Дух, который ел и спал был каким-то странным, но кто они такие, чтобы рассуждать, какие духи правильные, а какие – нет? Видели ли они хоть еще одного? Нет. Так что семья решила, что, либо всем духам нужна еда и сон, либо это заскоки конкретного. Так или иначе выбора у них особо не было.


-«Господин дух, если вы хотите пойти с нами, то вам придется одеться, без одежды мы, люди, не ходим». - И правда, Лаз совсем забыл, что стоит голым. Он утвердительно кивнул, и мужчина отдал ему свой плащ.


-«И не называйте меня так. Лазаря будет вполне достаточно».


-«Хорошо, - отец семейства явно долго колебался, прежде чем выдать. - Лазарь».


-«Лазарь! Ты будешь со мной играть?» - Маленькая девочка сразу схватила быка за рога.


-«Силь! Не приставай к нашему гостю!» - Мама явно боялась, что удар в нос, а теперь такое наглое отношение могут разозлить могучего духа.


-«Не волнуйтесь. Скажу еще раз. Вам не надо меня бояться. Я не собираюсь вредить ни вам, ни кому-либо еще. Предвосхищая ваш вопрос, нет, и вредить косвенно: портить урожаи, заставлять киснуть молоко или еще хоть каким-то образом ухудшать вашу жизнь я не буду тоже. И детей я очень люблю и с удовольствием поиграю с вашей дочкой, когда она только захочет». - После такого развернутого ответа пара сильно повеселела. Им явно попался хороший дух.


Так, вчетвером они пришли в деревню. Лаз был не против, чтобы о “духе” узнали другие жители, так что семьей Данери был созван общий совет. Деревня, где жила Силь с родителями была довольно большой, где-то тысяча семей. Они существовали на отшибе, вдалеке от мирских дел и забот, потому на них никто никогда не нападал, кроме дикого зверья. Жили не бедно, но и не шиковали, возделывали большие поля, охотились на диких кабанов и птицу. В общем такая маленькая страна сама в себе. Так что все были очень дружны и знали друг друга поименно.


На большой площади посреди деревни Вуст ударил в большой гонг, предназначавшийся, видимо именно для оповещения об общем сборе. Через некоторое время вокруг семьи Данери и Лаза собралась порядочная толпа. Никто не спрашивал, в чем дело, все ждали отстающих. Когда, наконец собрались все, кто мог, Вуст, сбиваясь и заикаясь рассказал о том, как они встретили в лесу духа. Вся деревня тут же уставилась на Лаза. Он оглядел море разноцветных волос.


-«Добрый день. Мое имя Лазарь. Как уже успел поведать господин Вуст, я дух. Хочу вас заверить, что вредить хоть кому-то из вас я ни в коем случае не намерен и нахожусь здесь только для отдыха. Я не буду вмешиваться в вашу жизнь, а вы – в мою. Это касается всех взрослых. С детьми я согласен играть и развлекать их, когда бы им этого ни захотелось. Сколько я у вас пробуду я не знаю, но уверяю, что нужно мне совсем немного. Еда, вода и крыша над головой. Когда понадобится, я уйду. На этом наши отношения закончатся. Я знаю, что многие здесь сомневаются, что я дух. Так вот». - После этих слов Лаз по очереди обернулся волком, орлом, кабаном и знакомой Данери лаской. Потом, снова став человеком, он взмахнул рукой и в воздухе заискрились разряды молний. Все деревенские упали на колени и начали молить о помиловании. Лазарю пришлось еще раз повторить свою речь, акцентируя внимание на части про намерение навредить.


Когда, наконец последние сельчане поднялись с колен и назвали духа так, как он просил: “Лазарем”, их странный договор был заключен.


*** *** *** *** ***


-«Принцесса, что случилось?»


-«Мне приснился кошмар, не обращайте внимания».


-«Точно все в порядке?»


-«Да, я же сказала. Просто мне кажется, что за нами уже не первый месяц кто-то следит…»


*** *** *** *** ***


-«Серьезно? Она меня почувствовала?»


-«Видимо так, хозяин».


-«Какой великолепный экземпляр! Как жалко, что я не обратил на нее внимание, когда она проходила через страну на запад».


-«Но хозяин заметил ее сейчас, он мудр!»


-«Да, это так. Я точно должен заполучить ее. Сколько им еще идти?»


-«По нашим расчетам около года, хозяин».


-«Долго… Ладно, подожду, чего уж там. В конце концов что такое год, если уже прожил не одну сотню?»


-«Хозяин велик!»


-«Да, это так. А пока я жду, составлю ка план экспериментов. Ты, мелочь зеленая. За мной».


-«Да, хозяин».



Глава 3. Смешение, слияние, дополнение.


Дни потекли неспешно. Лаз большую часть времени проводил сидя на большом раскидистом дубе, стоявшем недалеко от главной площади деревни. Там он размышлял о всякой всячине, строил дальнейшие планы, размышлял о магии и трансформации. Через пару недель на странного беловолосого мальчика практически никто не обращал внимания. Все привыкли к соседству с духом. Только дети не могли успокоиться и периодически подбегали к дереву и просили духа показать парочку фокусов.


Лаз никому не отказывал, спустившись на воздушных потоках он устраивал ребятишкам представления. Летать как ректор Савойн он пока не мог, но мог планировать вниз. А вверх его при необходимости поднимут крылья. Минимум пару раз в сутки перед столетним исполином в воздухе начали вспыхивать огни, превращаясь в птиц, зверей, рыб, людей и драконов.


Так бы и продолжал Лазарь свою спокойную жизнь, если бы на одном из его представлений не произошло кое-что очень важное. Он как раз показывал детям маленького кролика из пара, прыгавшего по воздуху на потеху ребятне. И тут один парень без обоих передних зубов, зато с кучей синяков по всему телу задал вопрос:


-«А из чего сделан этот кролик?» - Вопрос совершенно обычный для любого любознательного человека.


-«Он создан из пара». - Лаз с теплотой посмотрел на мальчугана. Но тот не остановился.


-«А из чего сделан пар?» - Обычно такие цепочки вопросов заканчиваются вопросами типа: «А почему темнота черная?» или «А ветер дует потому, что деревья качаются?». Заходят в тупик, в общем. Но Лазарь никуда не спешил.


-«Пар — это слияние воды и огня». - Совершенно закономерным был следующий вопрос.


-«А это как?»


Лаз вздохнул. Потом протянул руки перед собой и щелкнул пальцами. Он мог бы даже не поднимать рук, но ему нравились такие мелкие эффекты. Над одной рукой завис фаэрбол, над другой сфера из воды. Затем руки соединились, а сферы слились. На их месте заклубил снежно белый туман.


-«То есть ты смешиваешь их?»


-«Да».


-«А моя мама говорит, что если печешь хлеб, то воду нужно добавлять в муку, а не смешивать их». – С чего в голову паренька пришла такая ассоциация, Лазарь никогда не узнает. Он уже было хотел ответить, что магия — это не выпечка хлеба, как вдруг ему в голову ударила идея.


-«Так, ребята, на сегодня мы закончим, духу есть над чем подумать». - Не дожидаясь ответа детей он наколдовал земляной столб, поднявший его к облюбованной развилке. Там он уселся и принялся без остановки щелкать пальцами, материализуя по очереди сферы всех пяти младших стихий.


Вот у него над ладонью сфера огня, а вот сфера земли. При смешивании мы поджигаем землю. При слиянии мы соединяем два элемента и появляется лава. А что можно сделать еще? Медленно он приблизил одну сферу к другой. Ничего нового не произошло, сфера лавы как сфера лавы. Но он чувствовал, что тут что-то есть. Следующие несколько дней он не спускался даже поесть.


Комбинация двух элементов это смешение. Соединение двух элементов это слияние. А если, как говорил тот мальчик добавить один элемент в другой? Если добавить воду в огонь? Или воздух в землю? Что будет? Эксперименты, провалы и снова. Попытки, неудачи и так раз за разом.


Но вот, десять дней спустя он преуспел. Над его ладонью кружилась сфера из жидкого пламени. Если добавить в огонь воду, то получится напалм. Он не стал рисковать пробовать результат своих трудов на дубе. Ему нравилось это дерево. Так что, обернувшись соколом, он полетел подальше в лес.


Тополь пылал. Если бы он применил заклинание огня, то для достижения того же эффекта ему понадобилось бы в десять раз больше энергии. А что можно сделать еще? Если вода придает огню свойства тягучести, то огонь может передать воде свойства чего? Через пару часов попыток: после того, как стал понятен принцип стало намного легче, у него над рукой парила сфера жидкости. Вот только температура этой жидкости была больше пятисот градусов Цельсия. И она чувствовала себя превосходно, не собираясь никуда испаряться.


Соседний с обгоревшим до головешек тополем клен подвергся воздействию этого экстремального кипятка. Он не загорелся, так как это все же была жидкость. Но весь мгновенно высох и обуглился. Невероятный эффект.


Еще через сутки были установлены принципы нового витка развития магии. Огонь давал свойства жара. Вода свойства текучести. Земля свойство тяжести. Воздух свойство скорости. Молния помогала накапливать и высвобождать энергию в десятки раз быстрее обычного. Называть это свойством энергии было бы тавтологией, а другого Лаз не придумал. Совершенно революционно! Самым главным было то, что даже если влить в один элемент свойства другого он все равно будет один. То есть исчезало ограничение на максимальное количество одновременно поддерживаемых сил. Даже обычный маг, используя принципы вливания мог придать фаэрболу свойства всех остальных элементов разом. А учитывая, что фаэрбол с влитыми в него всеми элементами и сфера воды, с которой проделали тоже самое это совершенно разные заклинания, простор для творчества становился безграничен.


Еще пару недель Лаз потратил, практикуясь в новой магии. Он решил назвать этот принцип “дополнением”. Он пытался как можно быстрее дополнить один элемент другим. В особенности его волновала молния. Ее эффект был самым важным. Дополнив фаэрбол силой молнии, ты получал возможность увеличить его в размерах в разы быстрее, чем обычное заклинание. При этом объем силы молнии, используемый для дополнения, был довольно мал. Было не важно, сколько энергии той или иной стихии ты использовал для дополнения. Ничего не работало до определенного момента, потом дополнение активировалось, а дальнейшее вливание было бесполезно. Так что нужно было уметь точно контролировать объем энергии, чтобы не потратить лишнего впустую.


Так что он пропадал в лесу за деревней днями и ночами, осваивая и осмысливая новые идеи. Выбранная им опушка выглядела так, будто тут произошло несколько стихийных бедствий разом. Выжженные и засушенные деревья, выдранная с корнем трава, отпечатки невероятного давления воздуха, ставшего тяжелым как ртуть. Что-то в этом всем было еще, но Лаз не знал, что. Так что он решил оставить это на время. Одно озарение пришло, и другое придет. Никуда не денется.


Деревенские стали отмечать, что их дух постоянно куда-то отлучается и, на свой страх и риск, несколько добровольцев отправились проверить, куда это он летает. Увидев, что Лаз сделал с поляной, они в ужасе ринулись обратно и заклинали остальных не ходить на то страшное место. Они поняли одно. Даже если этот дух добр к ним и их детям, это не значит, что он добрый в принципе. Однако Лазарю на это было глубоко плевать. Он с головой ушел в тренировки. Ему этого не хватало. Чувствовать, как становишься сильнее всегда очень приятно.


Незаметно половина лета прошла и наступил праздник летнего солнцестояния. Но и этого дух безымянной деревни не заметил. Он все продолжал смешивать, сливать и дополнять элементы, становясь способнее, старше и сильнее.


*** *** *** *** ***


-«А этот малыш и правда неплох. Сам изобрел подобный эффект! Еще парочка таких озарений и магия мира у него в кармане».


-«Ты серьезно? Думаешь, что это так просто? Научиться подобному в эру разделенной магии?»


-«Это же твой зверек, почему ты не радуешься?»


-«Сама не знаю, нет, я довольна, что он становится сильнее, но…»


-«Дай угадаю, тебе жаль, что он становится сильнее без твоей помощи? Думала, что он в конце концов будет просить тебя об очередной подачке, как у того старика просил его ученик?»


-«Не знаю. Да ну тебя».


-«Глупенькая. Живешь уже не первую тысячу лет, а все из детства выйти до конца не можешь. Да этот пацан взрослее тебя! А все потому, что живешь в комфорте и спокойствии. Хочешь, чтобы этот мир вышел из застоя, а сама в нем по самые уши».


-«Ты… Ты…!»


-«Что, сказать нечего? Значит понимаешь, что я правду говорю. Ладно, давай лучше дальше смотреть».


-«Давай, но ты все равно злюка».


-«Мелкая девчонка».


-«Старый слабак».


-«Опять язык показываешь?»



Глава 4. Странный, пестрый, Фауст.


Дождь лил как из ведра. Непривычно холодная для Лаза осень началась всего несколько дней назад и уже показывала, кто в доме хозяин. Так что он решил в кой то веки отдохнуть от своих тренировок и сейчас сидел на своей любимой ветке, закрыв себя сверху воздушным зонтиком. Все деревенские попрятались по домам и только несколько человек патруля, непонятно зачем вообще нужного, ходили между хижинами. Вся деревня была огорожена по периметру невысоким забором, сделанным только для того, чтобы домашняя живность не разбегалась по лесу. Но ворота были и сейчас к ним подходил человек.


Лаз со своего наблюдательного поста увидел его задолго до стражников. В накинутом на голову плаще высокий мужчина в куртке с совершенно диким количеством карманов производил странное впечатление. Он шел налегке, за плечом болтался только полупустой вещевой мешок, да на толстом посохе висела пара фазаньих тушек. Зайдя в деревню, он сразу подошел к патрульным, тут же направившим на него самодельные пики. Из-за большого расстояния разговора Лаз не слышал, но было довольно очевидно, что странник просил о ночлеге. Через пару минут один из стражников указал в сторону дуба, на котором сидел Лазарь. Видимо никто не был готов впустить неизвестного в дом.


Поклонившись патрульным, путник направился прямиком к дереву. Подойдя вплотную он откинул глубокий капюшон и поднял глаза на Лаза. Более странного человека мальчик не видел никогда. Казалось, что в этом мужчине смешались сразу с десяток разных людей. Волосы были пестрыми, пяти разных цветов: красного, зеленого, синего, фиолетового и желтого. Глаза были не лучше: правый был совершенно бел, им мужчина явно ничего не видел, а левый был очень похож на глаза самого Лаза, темно-черный. Один глаз был больше другого, нос с горбинкой и большими ноздрями искривился вбок, рот застыл в кривой ухмылке. В дополнение к такому винегрету кожа на лице и на руках была вся покрыта веснушками и морщинками. Из-за всего вышеперечисленного было очень сложно определить возраст странника. Ему с равным успехом могло быть и двадцать пять, и тридцать пять, и пятьдесят, и семьдесят лет. Однако, что странно, человек не вызывал никаких отрицательных эмоций вроде отвращения или пренебрежения.


-«Мне сказали, что ты местный дух, - голос был совершенно нормальным, даже приятным, глубоким и бархатным. – А кто ты на самом деле?» - Лаз знал, что в его легенду о духе могли поверить только суеверные крестьяне. Так что он совсем не удивился, когда его так легко раскрыли. Впрочем, правду он открывать первому встречному не собирался.


-«Ты абсолютно прав, я, конечно, никакой не дух. Я человек, как и ты. Просто некоторое время назад я совершил кое-что очень плохое и сейчас пытаюсь это забыть. Меня зовут Лазарь. А твое имя?» - Раскрыв незнакомцу часть правды он, естественно не рассчитывал на полную откровенность в ответ. Однако слова странника поставили его в тупик.


-«Не скажу. Это мое дело, и я не обязан говорить свое имя кому бы то ни было». - Зло выпалил незнакомец. Лаз уставился на пришельца удивленным взглядом.


-«Тогда как же мне тебя называть? Не просто же Бродягой или Странником?»


-«Тоже верно, - странный путешественник менял мнения и настроения как перчатки. Только что он с гневом и подозрением смотрел на мальчика единственным глазом и вот вдруг расслабился и смущенно почесал в затылке. - Послушай, давай так. Я пестр как шут, ты бел как покойник. Ты совсем маленький и молодой, я высок, силен и прожил довольно долгую жизнь. Ты, похоже, очень сильный маг, а я в магии не смыслю ни шиша, зато я лучший воин на свете, - в самолюбии этому человеку точно не откажешь. - Мы с тобой, похоже, встретились по воле судьбы. Так вот, так как я не хочу называть тебе своего имени, то придумай мне его сам».


Лаза как будто стукнули по голове. Он изо всех сил старался забыть о том, старом мире, в котором жили и умирали те, кому он давал прозвища и клички. И вдруг неизвестный одним предложением кинул его обратно в пучину памяти. Он настороженно посмотрел на странника. Слишком он был необычным. Даже имя не захотел свое сказать. У него явно были свои секреты, но и у самого Лаза их было не мало. Однако таинственный незнакомец явно не собирался делать что-то плохое ни ему лично, ни сельчанам. Так что, после нескольких минут раздумий и сомнений Лазарь решил поддержать странную задумку.


-«Мне твоя идея не очень нравится, но ладно. Мне все равно нужно к тебе как-то обращаться. Так случилось, что давным-давно я заключил одну сделку. Если ты говоришь, что ты моя противоположность, то тебе должно подойти имя Фауст». - Если опустить ту часть их диалога, где пришелец всколыхнул его старые раны, то в общем он Лазу нравился. Может их и правда свела судьба? Он решил, что когда странник уйдет из деревни, то он пойдет с ним. Интересная будет парочка. Так что Лазарю было все равно, узнает его новый знакомый о богине или нет. Скорее всего он просто воспримет это как шутку. Да и Гёте тут никогда не рождался, так что иронию местный бы не понял. Удивленно посмотрев на мальчика, сидевшего над ним в ветках дуба, Фауст снова почесал репу и странно усмехнулся.


-«Ладно, Фауст так Фауст. А сейчас, мой маленький новый друг, позволь мне разделить с тобой эту замечательную ветку». - Лазу, чтобы подняться на дерево нужен был столб земли. Облюбованная им развилка находилась в десятке метров от посыпанной гравием дорожки. Так что без трансформации он бы наверх не залез. А странный мужчина взлетел к нему в один прыжок, хотя никаких магических колебаний Лазарь не почувствовал. Похоже, когда он утверждал, что является сильнейшим воином в мире он не просто бахвалился. Может прямо самым-самым он и не был, но точно был очень и очень силен.


Лаз расширил зонтик и на него. Сейчас подобные заклинания не требовали от него вообще никаких усилий. Он делал это даже не задумываясь, совершенно автоматически. Магия стала еще одной частью его тела, как рука или почка. Удивленно посмотрев на капельки дождя, стекающие по невидимому куполу, Фауст снял свой вещмешок, прислонил посох к одной их толстенных веток и сел, облокотившись спиной о кору.


-«Магией я не владею и никогда не владел, но знаю теорию и за года странствий общался с очень многими чародеями. Какое у тебя сродство, малыш?» - Мужчина прекрасно знал, что десятилетний мальчик, который без каких-либо усилий создал водонепроницаемый купол радиусом несколько метров — это далеко не распространенное явление. Местные ему рассказали, что их “дух” владеет сильнейшей магией. Но он резонно предположил, что для не владеющих вообще никакой магией крестьян даже маленький фаэрбол уже чудо. Однако оказалось, что “сильная” магия оказалась и вправду очень мощной. Если такое этот парень мог создать совсем не напрягаясь, то что будет, если он приложит все свои усилия?


-«Не скажу. Это мое дело, и я не обязан говорить свое сродство кому бы то ни было». - Все еще немного злой на Фауста за то, что он отказался говорить свое имя, Лаз ответил ему его же фразой, слово в слово. Мужчина расхохотался и поднял руки, показывая, что счет теперь 1:1.


-«Ладно, уел. Скажи хотя бы, насколько может быть сильна твоя магия?»


-«Достаточна для любого дела, какое ты можешь придумать». - Лаз не собирался хвастаться, но и принижать свои способности тоже не хотел.


Так, вдвоем они сидели в молчании. Каждый думал о своем, а по прозрачному куполу продолжал стекать дождь.


*** *** *** *** ***


-«А этот что там делает?»


-«А кто это?»


-«Да так, результат неаккуратности одного старого дурака. Не меня, не смотри так, мне это уже не интересно многие сотни тысяч лет».


-«И чем это чудо в перьях странно?»


-«Да ничем особенным. В магии ноль без палочки, в фехтовании заткнет за пояс 99,99% мечников континента. Странно то, что он пересекся с твоей игрушкой».


-«Да, парочка и правда колоритная».


-«А что значит Фауст? Это имя парнишка явно выбрал не просто так».


-«В его родном мире это персонаж книги, заключивший сделку с дьяволом. Чего ты смеешься?»


-«А у мальца есть чувство юмора, он мне нравится все больше и больше. Раньше, когда он шатался по лесам было скучно, но сейчас мне начинает нравится. Спасибо за такое развлечение».


-«Не за что, старик. Я с тобой разговариваю только потому что больше не с кем».


-«Да? Ну-ну».



Глава 5. Совместное путешествие, медитация и встреча с цивилизацией.


Через два дня после того, как Фауст пришел в деревню, странная парочка стояла в воротах. Никто их особо не провожал. Мужчина, естественно, не успел тут ни с кем нормально познакомиться, а Лаза все побаивались, все еще уверенные в его сверхъестественной природе. Только ребятишки сбежались со всех концов деревни, прося доброго духа остаться и еще поиграть. На прощанье Лазарь устроил им красочный фейерверк, чем поверг в ужас сельчан и сильно удивил Фауста. Вещей у Лаза не было вообще никаких, кроме одежды, полученной от одной из семей. Однако ему не хотелось брать и ее. К тому же он очень скучал по крыльям. Так что, обратившись в одну из своих любимых форм – сокола, он примостился на верхушке посоха. Пестрый бродяга, увидев такое решил больше не удивляться ничему, что бы этот странный парень ни сделал. Еще через час Лаз перестроил голосовые связки птицы, и сокол смог разговаривать немного неестественным, но все же человеческим голосом. За много месяцев скитаний в памяти мальчика накопилось огромное количество разных вариантов для трансформации. Пожалуй, сейчас на всем континенте было бы очень сложно найти кого-то, кто знал бы о тонкостях Звериной формы и процессах изменений больше. Так что провести такие не сложные модификации для него было раз плюнуть. Хотя, муху заставить говорить по-человечьи он, конечно, не мог.


Фауст пообещал отдать ему свой плащ если будет холодно, так что никаких сложностей не возникло. Плюс, за год пребывания в телах сотен зверей Лаз практически утратил чувство стыдливости и тот факт, что после отмены трансформации он останется голым его нисколько не волновал. В таком странном составе они и начали свой путь. Шел Фауст неспешно, никуда не торопясь. Иногда они останавливались на привал в найденных пещерах, иногда просто в лесу, если было не очень холодно. Если все-таки температура не была достаточной для комфортного сна, Лаз создавал земляную хижину, дополняя ее элементом огня. Внутри сразу становилось очень тепло. А влив в заклинание побольше энергии, он мог не волноваться, что оно рассеется пока они спят.


Сейчас, из-за того, что новая техника использования магии делала пять младших сил намного мощнее, чем они должны быть, Лаз пользовался только ими. Псионика была на время забыта, а свет и тьма просто пока нигде не нашли своего применения. Принципы дополнения на них не работали. Так что Фауст, которому Лазарь так и не рассказал о своем сродстве, решил, что мальчик маг.


Они шли на восток, обходя горы и пересекая по созданным Лазом мостам реки. Со странным белым соколом, сидящим на верхушке посоха, путешествие мужчины стало куда удобнее и быстрее. Закончился первый месяц осени и теперь мальчику приходилось каждую ночь создавать утепленное жилище. Все-таки в королевстве всегда было намного жарче, чем в окрестных землях. Каждый день был похож на предыдущий. Фауст рассказывал птице на своем посохе интересные истории о своих странствиях и по просьбе Лаза учил его новым языкам. Пока еще детский разум, пусть и не такой гибкий, как в два года, легко запоминал щелкающие наречия южных народов, певучие языки северных племен и шипящий диалект жителей востока. Тут не было так много языков, как на Земле, зная пять-шесть можно было объясниться практически с каждым жителем континента.


Лаз в ответ рассказывал Фаусту о магии и трансформации, показывая на себе формы десятков и сотен разных животных. Запас чистой энергии у мужчины был смехотворно мал, однако контроль имеющейся был очень неплох. Фауст не хотел рассказывать, почему не занимался магией раньше, а Лазарь не настаивал. Но сейчас пестрый попутчик с интересом слушал пояснения мальчика. Особенно ему была интересна именно трансформация. И это было не удивительно. Объем энергии Зверя никак не зависел от объема маны. Только от степени контроля. Так что такому профессиональному воину как Фауст была очень полезна возможность увеличить физическую силу.


Мужчина предлагал поучить Лаза сражаться, но мальчик наотрез отказался. Фауст попробовал настаивать, аргументируя свое предложение тем, что иногда магия может оказаться бесполезной.


-«Иногда и умение сражаться, и магия, и любая другая сила оказываются бесполезны». - Тяжело ответил Лазарь. В этот момент у него было такое лицо, что попутчик сразу заткнулся и больше не поднимал эту тему. Однако один его навык мальчика очень заинтересовал.


Как-то раз, они сидели в убежище, пережидая очередной ливень. Лаз забавлялся, в форме ящерицы свисая вниз головой с потолка, а Фауст сидел, скрестив ноги, и молчал.


-«Ты спишь?» - Задала ящерка самый глупый вопрос на свете после вопроса: «Ты умер?»


-«Нет». - Обычно смешливый попутчик сейчас был сама серьезность. Тогда Лаз покопался в памяти и выудил из земных воспоминаний одно, в котором Семен Лебедев пытался обучиться медитации. Выглядело очень похоже.


-«Тогда ты, - тут ящерка запнулась, не зная на местном языке слово “медитация”».


-«Медитирую, - Лаз запомнил новое слово, видимо означавшее что-то очень близкое к его мыслям. - Иногда это очень полезно, например, можно отдохнуть, но при этом ты не засыпаешь и можешь отреагировать на внешнюю угрозу». - Такой талант мальчику бы очень пригодился. Ему очень не нравилось каждый раз возвращаться в свою обычную форму, чтобы поспать.


-«Научи меня». - Их отношения давно вышли из разряда просто попутчиков. Они помогали друг другу чем могли. Так что никаких “пожалуйста” было не нужно.


Следующие несколько дней Фауст учил Лазаря медитации. Оказалось, что никакой конкретной позы, или действий, чтобы войти в это состояние не нужно. Это было очень на руку мальчику, так как принять сидячую позу в форме сокола было крайне проблематично. Человек просто должен был успокоиться и стараться ни о чем не думать. В такие моменты мозг отдыхал, да и тело, кроме того, что ему было необходимо сохранять устойчивое положение тоже не напрягалось. Однако научиться ни о чем не думать было куда сложнее, чем может показаться. В голову постоянно лезли глупые мысли вроде: «Нужно ни о чем не думать», «Так, стоп, сейчас же я тоже думаю» или «А вот сейчас я думаю или не думаю?»


Так что некоторого успеха Лаз добился только через неделю. А еще через две он мог с некоторым усилием войти в медитативное состояние, пока ехал на посохе Фауста в виде сокола. Теперь он возвращался в человеческую форму раз в несколько дней. Сон все равно был необходим, так как мышцам тоже нужно было расслабляться и отдыхать.


К середине осени они таки вышли на большую дорогу, по которой явно часто ездили люди. На самом деле такой маршрут можно было пройти втрое быстрее, но постоянные дожди, слякоть и разлившиеся реки сильно их замедляли. Посоветовавшись, друзья решили пойти на юг. Промозглая сырость достала даже Лаза, который 90% времени существовал в виде покрытой густым оперением птицы. Так что идти туда, где еще холоднее никто не хотел. Через несколько часов пути им на встречу проехала телега, груженная какими-то тюками. Возница круглыми глазами наблюдал за странного вида мужчиной с белоснежным соколом на посохе.


Еще через три часа повозка загрохотала уже у них за спиной. Эта телега везла железные бидоны с чем-то жидким, скорее всего молоком. Они стукались друг о друга, создавая веселую какофонию, аккомпанируя скрипу колес. Помахав рукой Фауст остановил извозчика. Им оказалась красивая женщина немного за тридцать. Рядом с ней, выступая, видимо, в качестве охранника, сидел здоровый мужик лет пятидесяти с толстым носом и сильно полысевшим черепом.


-«Доброго вам дня. Не подбросите до ближайшего населенного пункта? Я уже больше месяца в пути и хотелось бы горячей еды и крыши над головой». - Фауст явно делал это не в первый и не в сто первый раз. Девушка заулыбалась, да и мужик рядом с ней не изъявил никакого протеста. Так что пестрый путник забрался к ним на козлы, благо они были достаточно широки.


-«Мое имя Фауст, - ему пришлось по душе придуманное мальчиком имя. - А его, - он указал на сокола. - Зовут Лазарь».


*** *** *** *** ***


-«Дочка, домой, обедать пора!»


-«Иду, папа. Сариф, пошли».


-«Ага. В следующий раз попробуй больше внимания уделять воде, а я сосредоточусь на земле, идет?»


-«Так, хватит разговоров о магии! И так постоянно слышу непонятную мне болтовню!»


-«Мама, хватит. Ты должна понимать, что мы хотим стать сильнее».


-«И зачем вам с Лани это нужно? Живите себе спокойно, растите детишек…»


-«Тетя Сули!»


-«Чего ты так реагируешь? Вы в одной комнате живете уже больше года, да и тебе скоро семнадцать исполняется. Чего вы тянете?»


-«Мама, мы пока к этому не готовы».


-«А, ну да. Я знаю, что ты с мыслями три года собирался. Уже полтора… Ой. Болтливый мой рот. Извините, детишки, я молчу как рыба».


-«Лани, не плачь».


-«Все в порядке, папа, все хорошо. Как думаешь, с ним все хорошо?»


-«Я надеюсь на это».


-«С ним все будет в порядке, Лани. Не переживай. Он сильнее всех, кого я знаю».


-«Спасибо, Сариф».



Глава 6. Взаимная ненависть, Эшельраг и горячая еда.


Девушку звали Никси, ее отца, а именно он был третьим на повозке, звали Нелет. Они и правда везли молоко в город на продажу. До этого самого города было еще что-то около дня пути. Фауст разговорился со своими попутчиками, но Лазу пришлось молчать. Говорящего сокола, а тем более сокола, превращающегося в голого десятилетнего мальчика, мужчина и его дочь точно не выдержали бы. Так что он нахохлился и погрузился в медитацию, не забывая при этом мониторить окружающее пространство. В такой манере закончился день и пришло время организовывать ночлег.


Накрывающее бидоны полотно оказалось небольшой палаткой, в которую Фауст никак не влезал: его длинные ноги торчали из укрытия. Да и вряд ли Нелет согласился бы пускать незнакомого мужчину спать вместе с его дочерью. Так что путнику пришлось остаться снаружи. Впрочем, его это не так чтобы очень заботило. Подмигнув Лазу, он принялся махать руками. Сокол все сразу понял и по воле “Великого мага Фауста” перед ним появилась удобная землянка. Увидев, что все это время ехали вместе с магом, девушка и ее папа очень удивились. Они не были, как те деревенские, совсем не знакомы с магией. Постоянно наведываясь в город, они встречали чародеев, дававших уличные представления. Но вот так, провести целый день вместе с настоящим волшебником? Такого они не ожидали.


Сравнив крепкую землянку Фауста и свою хлипкую палатку и с отвращением посмотрев на очередную тучу, наползающую из-за леса, Никси решила попроситься в тепло. Ее отец вначале ее отговаривал, но, когда закапал дождик, чертыхнулся и согласился. Пестрый путник не отказал и снова замахал руками в воздухе. Лазарь расширил шалашик в несколько раз. Забравшись внутрь, продрогшие продавцы молока тут же ощутили приятное тепло, а от их одежды сразу пошел пар.


-«Как у вас здесь тепло, господин Фауст, - девушка сильно дрожала, она явно была очень мерзлявой. - Вы же не против нашей компании?» - Она решила на всякий случай уточнить это еще раз.


-«Нисколько. Впрочем, при некоторых обстоятельствах мне бы самому пришлось ночевать под дождем, - девушка и ее отец недоумевающе уставились на мага. Тот, подмигнув Лазу, продолжил. - Дело в том, что на самом деле я не волшебник. На самом деле я заключил контракт с древним духом. Вот он, - Фауст указал пальцем на птицу. - Это он колдует. А я просто машу руками, чтобы никого не шокировать». - Лазарь мысленно закатил глаза. Его новый друг был большим любителем удивлять людей, придумывая всякую всячину. Еще в деревне он распинался, как лично спустился к центру планеты и съел кусок ядра земли. Легковерные крестьяне, которым, похоже, можно было втюхать вообще все, что угодно, восхищенно ахали и охали.


Мужчина и его дочка воззрились на сокола со страхом и удивлением.


-«Мой коллега прав, я и правда дух, но уверяю вас, дух совершенно безобидный, - когда птица еще и заговорила, Никси вообще чуть не рухнула в обморок, но вовремя подхвативший ее Фауст привел ее в чувства похлопываниями по щекам. - Засранец ты, Фауст. Надо было так людей пугать?»


-«А что такого? Ты всю дорогу молчал, и я подумал, что тебе будет скучно. А раз они собрались и ночь тут провести я решил, что нужно им все рассказать, чтобы ты не сидел как истукан».


-«Я мог бы полететь поохотиться на какую-нибудь живность! И никто бы не упал в обморок». - В ответ на это Фауст показал соколу длинный язык.


Увидев, что этот непонятный дух ведет себя совсем по-человечески, Никси и ее отец немного расслабились. Даже если этот странный мужчина и заключил контракт с потусторонними силами, убивать и грабить они никого не собирались. А через пол часа Лаза уже заваливали кучей вопросов о том, какого это – жить как дух? Он на ходу придумывал ответы, периодически поглядывая на Фауста. Эмоции, которое могло выразить птичье лицо были крайне скудны, но не приходилось сомневаться, что сейчас оно выражало: «Парень, я тебя ненавижу!» Фауст тихо посмеивался, сидя в уголке.


На следующее утро снова двинулись в путь. На этот раз Лазарь, снова чуть не отправив Никси в бессознательное состояние обернулся большим диким котом и устроился на шее Фауста. Его коварный план удался и уже через несколько минут вожжи были переданы Нелету, а нежные женские пальчики чесали у него за ушком. Победоносно глядя на своего пестрого друга, Лаз читал в его глазах все те же чувства, что читал Фауст в его глазах вчера.


Ближе к полудню на горизонте показался город Эшельраг. Он был маленьким по сравнению со Столицей, а Фауст за свою долгую жизнь видел города и побольше чем главный город Кристории. Так что Лаза и его друга подобное зрелище нисколечко не тронуло. Однако Никси и Нелет пялились во все глаза на высокие башни и толстые стены, хоть и приезжали сюда довольно часто. Эшельраг был самым большим городом в их жизни.


Заплатив налог на въезд, телега через широкие ворота вкатила в город. Попросив остановиться около небольшого трактира, Фауст распрощался с попутчиками. Те помахали Лазу, который из-за присутствия кучи прохожих не мог говорить и поехали по своим делам. Войдя в здание, Фауст сразу привлек к себе внимание всего зала ресторана. С ростом за два метра, пестрыми волосами, лицом будто слепленным пьяным скульптором и здоровенным белым котом на плечах он смотрелся потрясающе. Сразу отовсюду стали доноситься шепотки, обсуждающие пришельца. Однако ему на это было глубоко плевать, так что, сев за стойку он заказал себе кружку пива, а Лазу миску молока. Учитывая, что каждой трансформации требовалось столько пищи, сколько требовалось прототипу Лазарь не жаловался.


-«С вас тридцать два ри». - Барменша принесла заказ и забрала плату. Местная валюта делилась на три категории. Самая маленькая называлась ри и, если переводить на земные деньги равнялась где-то трем рублям. Точный курс, естественно было невозможно просчитать, плюс на некоторые товары, вроде сладостей цены тут были в разы выше. Но в среднем такое соотношение работало. Двадцать ри составляли ринт. Пятьдесят ринтов – ринталь. Не сложно было посчитать, что один ринталь равнялся тысяче ри. Монеты чеканили из специального сплава, состав которого знали только монетные дворы. Такая система была в Кристории и еще где-то сорока окрестных странах поменьше.


Расплатившись и сделав глоток, Фауст громко и тяжело вздохнул. Пиво явно было хорошим. Лаз, запрыгнувший на стойку и лакавший молоко тоже балдел. Он пил только воду более полутора лет. Попросить немного молока у Никси и Нелета он как-то не подумал. Так что со своими порциями оба справились в один присест. Повторив заказ, мужчина поднял кружку и блюдце и прошел к столу в глубине ресторана. Котяра послушно шел за ним. Усевшись, Фауст сделал глоток из новой кружки и крикнул официантку.


-«Добрый день. Мне пожалуйста принесите какой-нибудь суп, стейк побольше и закусок. А ему, - мужчина кивнул на кота. - Еще молока, - тут Фауст почувствовал, как скамейка под ним начала быстро нагреваться. - И пожарьте какую ни будь рыбу побольше». - Сиденье тут же остыло. Лаз смотрел на явно попытавшегося отомстить ему за ласки Никси Фауста уничтожающим взглядом.


Через пятнадцать минут им принесли еду. Увидев приготовленную на огне пищу, у обоих потекли слюнки. Да, в пути они жарили всякую живность на костре, но с правильной готовкой на плите, с приправами и соусами это нельзя было ставить ни в какое сравнение. Так что еще через четверть часа тарелки были вылизаны дочиста. Заплатив за обед, Фауст забронировал себе комнату на пару дней, а потом вместе с котом отправился в город на разведку.


*** *** *** *** ***


-«Мэтр Саво, ваши подчиненные ждут в большом зале».


-«Спасибо, Рас. Я уже иду».


-«Могу я вас проводить?»


-«Да я вроде знаю дорогу. Впрочем, ладно, как хочешь».


-«Я просто хотел выразить вам свою признательность. Если бы год назад вы не появились у нас в институте со своими спутниками, то сейчас я бы был обычным подмастерьем. Спасибо, что наставляли меня».


-«Что, уже год прошел?»


-«Неделю назад, да».


-«Как летит время… Да уж. Ладно, мальчик мой, если хочешь, можешь не уходить сегодня с собрания. Я думаю, что мои ребятки будут рады тебе».


-«Спасибо большое, мэтр! Я вас не подведу!»


-«Охотно верю. Сил тебе пока не хватает, но потенциал у тебя хороший, да и усердия на троих хватит. Ты будешь неплохим дополнением к нашей маленькой банде».


-«Не называйте себя так, вы лучшие чародеи института, как вы можете быть бандой?»


-«Если лучшие чародеи не могут спасти ничего, кроме собственных задниц, то банда – уже очень лестное имя. Ладно, малыш, не забивай голову моими проблемами. Пошли, я тебя лично всем представлю. Некоторых ты уже знаешь, но пусть это будет знакомство как в школе».


-«Да, идемте, мэтр!»



Глава 7. Базар, простые радости и оригинальная задумка.


Эшельраг, расположившийся за высокими каменными стенами был довольно большим городом. Тут жило более тридцати тысяч человек. Так что такая вещь, как базар, естественно, присутствовала. Базарная площадь была намного меньше, чем такая же в Столице Кристории, однако все равно на то, чтобы ее всю обойти понадобился бы целый день. Тут торговали всем, чем только можно придумать от того же молока до экзотических южных фруктов, от тушек фазанов до тел огромных тигров и от столовых приборов до тяжелых доспехов. Весь день до вечера Фауст и обвивший его как изысканное манто Лаз гуляли по площади, разглядывая товары и прицениваясь к понравившимся. Пестрый попутчик оказался совсем не беден. Так что к вечеру Лазарь был экипирован парой смен удобной одежды, а сам Фауст прикупил себе кучу всякого нужного и не очень барахла, тут же исчезнувшего в бесконечных кармашках его костюма. Для своей одежды Лаз за пару часов соорудил пространственный карман, куда и отправились брюки, рубашки, носки, белье, пара ботинок и куртка из толстой непромокаемой ткани.


Находившись и насмотревшись, друзья вернулись в гостиницу, где их уже некоторое время ждала небольшая, но хорошо прибранная комната. Фауст начал стягивать с себя слои одежды, вываливая на стол содержимое карманов, карманчиков и карманищ. Ножи разных форм и размеров, рыболовные снасти, бутылочка масла, несколько свечек, большая записная книжка и пара карандашей, ножницы, иголка с мотком ниток, несколько метров веревки и четыре отдельных кошелечка с деньгами – вот лишь малая часть того, что горой высилось на столе. В их путешествии большинство проблем, вроде разведения костра, поимки ужина или возведения жилища брала на себя магия Лазаря. Так что основная часть этого скарба осталась невостребованной. Однако в одиночном походе одна из этих вещей могла оказаться незаменимой, так что Лаз даже не думал смеяться над начинающейся силлогоманией своего друга.


Раздевшись и разложив свои вещи на просушку, Фауст пошел в ванну. Вдоволь поплескавшись, он вышел весь исходя паром и со стоном облегчения упал на кровать. Теперь была очередь Лаза. Вернувшись в человеческую форму, он долго драил немытое многие месяцы тело. В деревне ванн не было, да и Лаз рассчитывал вернуться к своей животной жизни, так что не озаботился купанием. Но сейчас он понял, чего себя лишал. Тогда, в Академии, имея возможность принимать ванну каждый день он не задумывался, как это приятно. Но сейчас, после полутора лет скитаний, вкусный обед, прогулка по базару и горячий душ доставили невероятное удовольствие.


Выйдя из ванной в штанах и рубашке и растянувшись на второй кровати, которую предусмотрительный Фауст заказал заранее, мальчик впервые за долгое время заснул с улыбкой на лице. Спал он ровно до рассвета: сказывались животные привычки. Вскочив и ощутив снизу из ресторана запах свежего хлеба, он чуть не завопил от восторга. Оставив Фауста дрыхнуть, он вернулся в форму кота и спустился вниз. Его пестрому другу было бы сложно объяснить, откуда в его комнате взялся десятилетний мальчик.


Все-таки коты – самые любимые домашние питомцы. Поластившись к поварихе, он получил мисочку еще теплого молока и голову селедки. После еще пяти минут мяуканья и верчения около стойки со свежевыпеченным хлебом, к молоку добавился еще и большой шмат последнего. С удовольствием все это умяв, Лаз в благодарность лизнул наклонившуюся женщину в щеку и вернулся в комнату. Да, будучи большим и красивым котом получить еду не составляло большого труда. Единственная проблема была только в том, что объем съеденного, будучи довольно приличным для его размеров, становился совершенно незначительным, обратись он в человека. Хотя даже эта проблема решалась простейшим образом. Он просто будет оставаться в этой форме. Все равно бытие двуногим ему было неприятно.


Пока он добывал себе пожрать, часы, висящие на стене ресторана, пробили восемь утра. Так что, когда он втиснулся через оставленную щель в комнату, Фауст уже одевался. Посмотрев на появившегося с довольной мордой кошака, мужчина сразу все понял.


-«Что, обслужили бесплатно?» - В его голосе можно было расслышать толику зависти.


-«Ага, плюсы пребывания в таком милом теле, - здоровенный кот ответил высоким, но довольно приятным голосом. - Но я не против приготовленной на сковородке добавки, а то знаешь, рыбная голова не слишком питательна». - Фауст не возражал. Если бы не Лаз, его путешествие до Эшельрага затянулось бы еще на месяц и было бы куда менее приятным. Так что, платя за в прямом смысле кошачьи порции, пестрый путешественник выражал свою признательность юному магу. Одежда для человеческой формы Лаза была куплена из тех же соображений. В общем то, попроси у него мальчик еще что-нибудь не слишком дорогое, Фауст бы раскошелился не задумываясь.


Так что они спустились вниз и позавтракали. Один омлетом из пяти яиц с беконом и хлебом, другой небольшим жареным осетром. Поблагодарив хозяйку за вкусную еду, Фауст осведомился, не будет ли проходить в Эшельраге или окрестностях каких-либо бойцовских фестивалей или турниров. Именно так он, будучи и правда невероятно талантливым мечником, зарабатывал себе на хлеб. Узнав, что в ближайший месяц ничего подобного не предвидится, он опустил голову. Однако трактирщица вспомнила, что в конце осени, а это где-то через полтора месяца, будет организовано большое состязание. Как и каждый год, в честь дня рождения первого сына мэра города. А до этого времени ничего.


Вернувшись в комнату, он сел на кровать.


-«Вот так, на месяц с гаком мы остаемся без дела. Моих денег, конечно хватит и на дольше, но сидеть без дела и плевать в потолок это не мое. Что бы такое придумать?»


-«Ну у меня есть пара предложений. Если ты такой весь из себя сильный воин, то можно попробовать найти что-то вроде подпольных боев. Наверняка такие тут есть. Но мне бы не хотелось, чтобы ты в таком участвовал. Так что этот вариант только на крайний случай. Еще можно пойти куда-нибудь, где тренируются рыцари или стражники и повызывать их на дуэли. Тоже неплохой вариант». - Фауст внимательно слушал. Да, идея с боями без правил и ему приходила в голову, но, как и Лазу, подобная задумка ему не импонировала. А вот мысль с бросанием вызовов местным рыцарям и стражникам была неожиданной и интересной.


-«А у тебя варит котелок, котяра! - Воскликнул Фауст, чем испугал проходившую мимо незапертой двери женщину, решившую что, тут живет сумасшедший. - А вот еще идея. Мы объединяем усилия: ты, например, прячешься у меня в кармане в виде мыши или как-то еще. А потом мы следуем твоей идее, но будем бросать вызовы местным чародеям. Я уверен, что с твоими силами и моими навыками нам никто не будет соперником!» - Эта идея Лазу решительно не понравилась. Ему не хотелось снова использовать магию для сражений. Сама мысль о том, что он снова будет применять заклинания в бою заставляла всплывать из глубин памяти страшнейшие воспоминания.


-«Мне не нравится. Я не хочу драться, кроме случаев крайней необходимости. Давай пока попробуем первый вариант. Я все равно пойду с тобой, вдруг там кто-то захочет применить магию против тебя. Но сражаться меня сейчас не проси. Я не смогу». - Фауст уже давно понял, что его маленького друга тяготит какой-то ужасный поступок. Он не соглашался применять магию ни для чего, кроме насущных потребностей. Он явно был невероятным магом, но боялся чего-то, и из-за этого ограничивал себя. Так что Фауст не стал настаивать. Они уважали секреты друг друга и не лезли в чужую жизнь.


Так что было решено пойти попытать счастья в местном гарнизоне. Авось прокатит.


*** *** *** *** ***


-«Господин ректор, здравствуйте».


-«Оли, ну сколько раз! Ладно раньше я понимаю, почему ты меня так называла, но сейчас-то? Я больше не ректор, да и к главе этого института это как-то неуважительно. Прекращай».


-«Я по привычке, сложно отделаться. Извините».


-«Ладно. Друзья, часть из вас знает Раса Вильта, который помогал нам с обустройством вначале. Мне пришла идея включить его в наш клуб, так сказать. Как вы на это смотрите?»


-«Положительно, у нас тут все равно не тайная ложа и не сборище заговорщиков. Так что мы особо ничего не скрываем. Согласны?»


-«Дизаль прав, добро пожаловать, малыш».


-«Поддерживаю».


-«И я».


-«Ага».


-«Ну и славно. Ладно, тогда позволь представить тебе мою команду, если можно так сказать».


-«Какая мы тебе команда? Просто друзья».


-«Ладно-ладно, Класия, не возмущайся. Итак, с Дизалем, Ферном и Оливией ты знаком».


-«Да, это так».


-«Эта старушка – Класия Доновик, лучший сенсорик в этой комнате, даже лучше меня».


-«Очень приятно, молодой человек».


-«Близнецы Тиль и Толь Вайе, прекрасные мастера ближнего боя. Руфус Саль, лучший мастер – оружейник, что я знаю. Если тебе нужны будут доспехи или оружие, обращайся к нему, не пожалеешь».


-«Да, парень, старик прав. Мои произведения были лучшими в Кристории».


-«Роам Зин, невероятно сильный Зверь, ее муж и дочка живут вместе с ней в институте. Дыжиз Бульц, мастер механизации и Раргир Критар, профи в защитных заклинаниях».


-«Ты, я вижу, парень башковитый, да еще и псионик. Приходи, сделаем тебе доспех по последнему слову техники!»


-«Спасибо, я обязательно приду».


-«Ливи Браги, Ульва Браги и Цалея Браги – семья, даже в нашем королевстве известная своими боевыми навыками, они помогут с тренировками».


-«Приятно с вами познакомиться».


-«Это Вигус Вагус, бывший глава факультета рыцарства, Нило Шали, факультет охоты, Чиватти Ин, факультет тайных операций. А также Дасила Крав, факультет травничества и Шлад Марум, факультет медицины. Кого я еще забыл?»


-«Меня!»


-«Ой, прости, и, конечно маразматик Гуде Кани, бывший личный маг короля. Теперь все. Запомнил?»


-«Если честно, то не очень. Извините».


-«Ничего, познакомитесь поближе – все имена закрепятся в памяти. Ну что, мои дорогие? Кто должен был принести чай?»



Глава 8. Задумка, ее исполнение и ее результат.


На этот раз, чтобы не привлекать излишнего внимания, Лаз стал большим псом, изменив стандартный для всех его форм белый цвет на обычный для собак рыжий. Такие изменения, как смена цвета шерсти сейчас выполнялись им за пару минут. Фауст мгновенно присел перед ним и попросил дать лапу. В ответ выстрелившая из пола земляная колонна пнула его в зад, отчего пестрый вояка ухнул носом вперед. Потирая ушибленную пятую точку, он расхохотался и протянул руку, чтобы почесать пса за ушком. Теперь на него сверху вылилось несколько литров обжигающе горячей воды. Вопя и подпрыгивая, он пытался сбросить с себя одежду, но Лаз отменил заклинание, и вся жидкость исчезла.


-«Сам виноват». - Лаконично прокомментировал пес и первым вышел из комнаты. Чтобы пройти по ресторану ему снова пришлось стать котом, но в предбаннике он, пока никто не видел принял новую форму обратно. Недружелюбно поглядывающий на него приятель вышел следом за ним.


Поспрашивав прохожих, Фауст выяснил, где находилось расположение местного гарнизона. Оказалось, что совсем недалеко, так что парочка добралась до места за несколько минут. Большое каменное здание с гербом города и символом городской стражи выглядело очень внушительно. Зайдя внутрь, они увидели длинную очередь из просителей, стоявших к небольшому окошку в левой стене. Сюда приходили, чтобы сообщить о несерьезных преступлениях, вроде кражи кошелька или убийства кошки. Фаусту было точно не сюда.


Спросив у охранника, уверенно спавшего на посту, где здесь тренировочная площадка, Фауст получил в ответ сонный взмах рукой, направленный вглубь здания. Его никто не останавливал, так что они вместе с псом прошли вперед. Дойдя до стены в противоположной от входной двери стороне дома, Фауст толкнул тяжелые створки небольших ворот. В глаза им ударил свет, и они вышли на довольно широкий плац, где отрабатывали движения несколько сотен закованных в пластинчатую броню солдат. На новичков некоторое время не обращали внимания, но через пару минут инструктор, увидев странную парочку громко закричал, привлекая внимание всех на поле:


-«Чего тебе тут надо? Еще и с собакой приперся! Хочешь поступить на службу в гарнизон?» - на Фауста тут же воззрились три сотни пар глаз.


-«Нет, уважаемый. Я бы хотел предложить пари каждому желающему. Понимаю, что отрываю всех от тренировок, так что в качестве извинений обещаю в случае проигрыша выплатить каждому присутствующему по тридцать ринтов, - сумма в шестьсот ри была не маленькой, так что все солдаты и даже инструктора очень заинтересовались. Вокруг Фауста мгновенно собралась толпа. - Уважаемые стражники. Я, будучи скромным путешественником, в своих странствиях набрался большого опыта в обращении с мечом. Сейчас, оказавшись в вашем прекрасном городе мне захотелось проверить свои навыки. А кто может это сделать лучше, чем доблестная стража этого замечательного города Эшельрага?» - Язык у Фауста был подвешен знатно. Он умудрился одновременно и вызвать всех стражников на поединок и при этом осыпать их комплиментами.


-«А в чем подвох?» - Один из инструкторов, видимо поумнее остальных, понял, что так просто все быть не может.


-«Ну почему сразу подвох? Просто я, как заядлый игрок, никогда не заключаю пари без ставок. Я предлагаю любому желающему сразиться со мной. Если я проигрываю, то плачу всем присутствующим по тридцать ринтов, как и говорил. Если же я выигрываю, то побежденный мной воин теряет возможность получения этих денег, плюс становится должен мне десять ринтов. Его тридцать ринтов в случае моего проигрыша разделяются между остальными. Тому, кто меня побеждает достаются двести ринтов, как премия. Как вам мои ставки? Если вас что-то не устраивает, мы можем поменять детали». - Лаз в восхищении посмотрел на Фауста. Хитер, шельмец! При таких условиях всем одновременно будет хотеться победить, чтобы получить благодарность и одобрение коллег и очень не хотелось проиграть, потеряв халявные деньги. Плюс, что самое важное, всем хотелось, чтобы проиграло как можно больше их соратников, чтобы им досталось больше денег. Так на Фауста не пойдут сплошным потоком, а будут рассчитывать свои силы, оставляя сильнейших на потом. Что в свою очередь даст им с его пестрым другом больше денег.


Погалдев с минуту, стражники согласились. Еще бы не согласиться, не каждый день выпадает такая возможность. Плюс редкое развлечение. Сразу вызвались несколько человек, решившие, видимо выделиться своей храбростью. Фауст по-честному выбрал самого первого из предложивших свою кандидатуру. Ему дали стандартный тренировочный меч с затупленными краями. В конце концов это были просто тренировочные матчи. Человека, пообещавшего заплатить жалование за несколько дней просто так, никто не хотел калечить.


Первым противником был здоровый детина, широкий и грузный. Правда, не смотря на свой рост, Фаусту он доходил едва до подбородка. Обменявшись с ним десятком ударов, пестрый воин выбил из его руки меч. Следующим был невысокий молодой парень, не достававший противнику даже до подмышек. Он понадеялся на скорость и ловкость, но, также, как и предыдущий, лишился меча после дюжины выпадов. Стали подходить более опытные солдаты, но их ждала та же судьба. Десяток-другой ударов и меч на земле. Ажиотаж толпы нарастал. С одной стороны, было понятно, что таинственный незнакомец силен и умел. С другой же, количество денег, которые получил бы каждый вояка после его поражения неуклонно росло.


Разоружив около сорока человек Фауст откланялся и обещал, что придет сюда завтра в это же время и продолжит на тех же условиях. По гарнизону уже давно разнеслась весть о необычном человеке, предлагающем кучу денег тем, кто его победит. Так что следующий день обещал быть намного насыщенней. Подтягивались те, кто был в патрулях и, слушая историю о странном воине цокали языками и радовались, что завтра им можно будет попытать счастья в бою с профессионалом.


Эти новости дошли даже до главы городской стражи, который, удивленно слушая рапорт своего помощника пытался вспомнить, где он слышал описание незнакомца раньше. Точно же слышал, вот только когда и при каких обстоятельствах? В результате он объявил, что если никто так и не победит пришельца, то на весь гарнизон будет наложен штраф еще в десять ринтов с каждого. Репутацию стражи нужно было поддерживать. Если горожане узнают, что какой-то непонятный парень избил весь городской гарнизон, то солдатам перестанут доверять.


Тем временем Фауст, позвякивая увесистым кошелечком с четырьмя сотнями ринтов вместе со снова ставшим котом Лазом снова отправился на прогулку по городу. Сегодняшний день был очень занимательным и веселым. Пестрый воин давно так не развлекался. На всяких турнирах были свои законы, которым нужно было следовать. А тут все правила придумывал он сам и ему это дико нравилось. Лазарь, довольный увиденным зрелищем, представлял, что будет твориться завтра. Он резонно предполагал, что понабежит еще куча вояк, которых Фауст наверняка тоже уложит на лопатки. Сам неплохо фехтуя, пусть и не мечом, Лаз видел, что уровень его друга намного превзошел уровень учителя Ливи. А тот был большим экспертом. Так что в силах Фауста он не сомневался.


Тем временем новости о таинственном воине распространялись все дальше и дальше.


-«Что? Пятицветные волосы и один слепой глаз? Где? Когда?»


*** *** *** *** ***


-«Ловите эту хреновину!»


-«Какой идиот убрал подпорки!?»


-«Твою маа…»


-«Его раздавило!»


-«Догоняйте, а не то она укатится в реку!»


-«Маги, чего вы там возитесь?»


-«Фух. Успели. Никогда бы не подумал, что перемещать круглый предмет сложнее, чем квадратный».


-«И то верно. К счастью он прочный, а не то мы бы точно его никогда не довезли».


-«Который это уже раз?»


-«Седьмой, кажется. Ребята, это жопа. Эта махина размером с четырехэтажный дом и весит несколько сотен тонн. Если бы не маги, то мы бы утопили ее в ближайшей реке».


-«Чего дальше?»


-«А ты не знаешь, что ли? все как всегда, снова катить эту гребанную хреновину».


-«Когда же это закончится? Неужели нельзя двинуться по дорогам?»


-«Нет, пусть наши войска и сильны, но против всех армий всех стран, что встретятся на пути не выстоят. А этой штукой точно заинтересуются, если обнаружат».


-«Ну и забрали бы у нас эту тяжесть, сил уже нет ее тягать!»


-«Дурак или прикидываешься? Да если мы не дотащим ее до Каганата, нам всем бошки с плеч поотсекают!»


-«И то верно… Черт, какого хрена именно мы ее тащим?»


-«А ты не помнишь уже? Жребий тянули, и мы вошли в пять сотен неудачников».


-«Точно, я уже и подзабыл. Полтора года уже корячимся! В час по чайной ложке катимся через буреломы и овраги. Сколько еще это будет длиться?»


-«А хрен его знает. Мы где-то половину пути прошли. Стало быть, еще столько же».


-«Еще полтора года!? Я не выдержу!»


-«Эй вы, хватит прохлаждаться! Маги восстановили контроль над артефактом, можно двигать дальше».


-«Твою мать. Ну давайте, встаем».



Глава 9. Второй день боев, выскочка и важность воспоминаний.


Еще один вкусный ужин на деньги побежденных стражников, еще одна ночь. Правда, на этот раз Лаз в форме сокола полетел поохотиться. Тот факт, что он будет есть сырую дохлую белку или мышь-полевку его уже давно не смущал. Размявшись и набив себе живот мелкой живностью, он вернулся в комнату только в третьем часу. Человеком становиться очень не хотелось: сразу в желудке начнет бурчать, да и не приспособлен человеческий желудок к целиком проглоченной зверушке. Так что он обратился котом и свернулся калачиком в изголовье своей кровати.


Следующее утро мало чем отличалось от предыдущего. Завтрак, краткие сборы и десятиминутная прогулка до здания гарнизона. Там их уже ждали. Сегодня собралось куда больше народу, сейчас на плацу было человек пятьсот. Фауст со всеми поздоровался и вытащил из стойки тренировочный меч.


-«Господин воин, - имени своего Фауст так им и не назвал. - Ничего что сегодня нас стало больше?» - Один из вчерашних инструкторов боялся, что обещанные тридцать ринтов придется делить с вновь прибывшими.


-«Нет, все, как и вчера. Проигравшие лишаются денег. Их доля плюс тридцать ринтов каждому. Победившему меня – двести». - Взмахнув мечом пару раз в воздухе Фауст встал в боевую стойку. Выглядела она странно, ни на что не похоже. Рука с мечом отведена назад и острие касается земли, левая рука перед грудью параллельно земле. Ноги в позе бегуна перед броском. Лаз никогда не видел таких стоек, но было понятно, что она создана для мгновенных выпадов и размашистых ударов.


Тут же появилось несколько смельчаков. Вчерашнее их ничему не научило. Дальше все снова было как в прошлый раз. Десять – двадцать ударов и оружие противника на земле. Было видно, по крайней мере Лазу, что Фауст просто играет. Если бы он захотел, то уже после первого выпада на земле мог оказаться не только меч, но и бездыханное тело. Однако не имеющим никакого образования стражникам явно казалось, что каждый их соратник проигрывает только после упорной борьбы, а потому и у них есть шансы. Плюс тот факт, что если незнакомец так и останется непобежденным, то каждый солдат лишится еще десяти ринтов явно прибавлял им пыла.


Десять противников, двадцать, тридцать. Когда Фауст хотел пригласить тридцать седьмого вдруг из толпы раздался громкий выкрик: «Стоп!» Из гущи толпы вышел среднего роста хорошо сложенный мужчина в отблескивающей серебром броне. Это явно был какой-то офицер, прознавший о странном пари. Он подошел к тому солдату, что уже хотел выйти в круг сражаться и положил руку ему на плечо. Тот сразу кивнул и отступил.


-«Полагаю, что вы обладаете в этом доблестном войске высоким чином». - Фауст встал ровно и оглядел новичка с ног до головы.


-«Именно так и на меня ваша лесть не действует, - холодным голосом ответил офицер. - Однако мне захотелось посмотреть, что это тут за необычное столпотворение народа?» - Он обвел взглядом толпу.


-«Да ладно вам, я же прекрасно знаю, что обо мне еще вчера вечером стало известно половине города, - Фауст, поняв, что этот человек не хотел поддерживать его игру решил не церемониться. - Так что не делайте из себя поборника устоев и правил. Вы пришли сюда под конец представления, чтобы победой над выскочкой укрепить свой авторитет. И даже не пытайтесь отрицать». - Лицо офицера пошло багровыми пятнами. Все было именно так, как говорил незнакомец. Однако даже под пытками он бы в этом никогда не признался. Но вот, все его замыслы были оглашены на публику и сейчас солдаты смотрели на него с пренебрежением.


-«Заткнись и защищайся!» - Не найдя, что ответить, офицер кинулся на Фауста с мечом. Тот, посмеиваясь и отпуская колкие шуточки встретил его клинок своим. Чтобы не отпугивать потенциальных противников, пестрый воин обменялся с офицером не десятком, а почти сотней ударов, прежде чем меч последнего оказался на земле. Однако итог был закономерен. Еще двое солдат нашлись с трудом. В конце концов они все начали понимать, если незнакомец победил того, с кем они сами бы не справились, то он точно сильнее их самих. Такая простая арифметика была доступна даже без обучения в школе.


Победив сорок человек, Фауст, как и в прошлый раз откланялся и ушел, кивнув на прощанье стрельчатым окнам внутреннего двора. Стоящий за ними и наблюдавший за всем старик вздрогнул и попятился. Сопровождающая его девушка подхватила его под локоть.


-«Дедушка, что случилось?» - На самом деле старик приходился ей прапрадедушкой. Он был почти на пятьдесят лет старше ректора Имперской Академии и жил только из чистого упрямства. Такой длинной жизни могли добиться только чародеи. И в Эшельраге он был сильнейшим. Главный маг города, а по совместительству прадед мэра, Карций Вальк вытер пот с морщинистого лба.


-«Нет, ничего такого, дорогая моя, просто вспомнил старого знакомого. Слишком старого». - На дальнейшие вопросы внучки он не отвечал, погрузившись в воспоминания.


*** *** ***


-«И победителем турнира становится воин Тук!» - Глашатай на площади во все горло выкрикнул имя победителя ежегодного состязания воинов.


-«Папа, папа, а почему у этого дяденьки такие странные волосы?»


-«Я не знаю, Карций. Почему бы тебе самому не спросить?» - Мэр Эшельрага Раван Вальк потрепал своего семилетнего сына по головке. Они сидели в ложе для ВИП-персон и наблюдали сражения.


-«Я его боюсь, он же такой сильный! Он самый сильный на этом турнире!»


-«Если ты будешь бояться каждого человека только потому, что он силен, то никогда не станешь достойным мэром. Давай, пока он еще не ушел. Иди, задай ему свой вопрос». - Отец подтолкнул сына к выходу из ложи. Тот нехотя спустился по ступенькам и вышел на арену. Толпа встретила его веселым гомоном и криками: «Сейчас молодой господин покажет этому Туку!» и: «Давайте, наваляйте ему по первое число, мастер Карций!» Невероятно смущаясь мальчик подошел к держащему большой кубок человеку и запинаясь спросил:


-«Господин победитель турнира, можете мне сказать, почему у вас такие странные волосы?» - Пестрый воин засмеялся и присел, чтобы мальчик не продолжал говорить с его коленкой. Посмотрев малышу в глаза, он сказал:


-«Дело в том, что, когда я был маленьким, я не слушался папу. А мой папа был очень известным мастером. Он создавал разные прекрасные вещи. Как-то раз я, заигравшись, упал в чан с краской. Всего меня отмыли, но волосы так и остались разноцветными. Скажи мне, ты же слушаешься своего папу?» - Мальчик часто-часто закивал. Потом он пощупал свою голову, будто боялся, что и его волосы вдруг станут похожи на радугу. Воин оказался совсем не страшным. Хотя его лицо было очень странным, как будто оно принадлежало не одному человеку, а сразу нескольким.


-«Да, господин Тук, я всегда слушаюсь папу. А я стану таким же сильным, как вы, когда вырасту?»


-«Ну не знаю. Наверное, прямо таким же сильным как я нет. Но если не будешь лениться и, повторюсь, будешь слушаться папу, то станешь очень-очень сильным. Это я тебе могу гарантировать. Вот, держи, это тебе подарок. Когда-нибудь стань таким сильным, чтобы получить такой же самостоятельно». - Тут воин по имени Тук протянул удивленному малышу большой кубок. С трибун сразу закричали: «Молодец, мастер Карций, он сдался без боя!» Распорядитель турнира удивленно воззрился на мальчика, в восторге уносящего здоровую чашу.


-«Но сэр, это же символ вашей победы!»


-«Да какая разница, мне его все равно девать некуда. А малыш, зато будет усерднее трудиться».


*** *** ***


Старик открыл глаза. Его внучка с тревогой смотрела на него, несколько минут не двигавшегося и молчавшего.


-«Да говорю же, все в порядке! Воспоминания, дорогая, это очень важно».


*** *** *** *** ***


-«А из них получилась неплохая команда».


-«Угу».


-«Ну чего опять?»


-«Я просто думаю, что после того, что мой зверек натворил, сейчас он как-то очень обычен».


-«А ты хотела, чтобы он так и продолжил вырезать врагов направо и налево, утопая в крови?»


-«Нет, конечно, но… Не знаю, я немного разочарована».


-«Хочешь расскажу тебе историю?»


-«М?»


-«Ты знаешь, что магия мира может быть разной?»


-«Конечно. Не смотря на общую для всех нас возможность манипуляции окружающей действительностью, в зависимости от обстоятельств и личных способностей отдельные аспекты различны. Это не секрет».


-«А ты знаешь, почему я за свою жизнь остался в младших рангах?»


-«Нет. Почему?»


-«Моя специальность – сны. Это невозможно применять в бою или вообще как-то в реальном мире, так что я слабее большинства других. Однако я могу заглянуть в сон к любому живому существу. И к человеку, и к мыши, и к тебе тоже, хотя ты не спала много лет. И если бы ты могла делать то, что делаю я, то твоя игрушка не казалась бы тебе больше такой заурядной».


-«Что ты хочешь сказать?»


-«А то, что в голове у этого парня происходят очень интересные вещи…»



Глава 10. Куча денег, желание сражаться и скучное сражение.


Так продолжилось и на следующий день, и еще на один. Потом Фауст решил сделать перерыв, чтобы стражники немного отошли и в следующий раз с новыми силами бросились в бой. Так что на пятый, шестой и седьмой дни они с Лазом отдыхали. А затем начали по новой. Количество желающих с каждым днем уменьшалось, так что сорок боев, которые Фауст проводил вначале за пару часов теперь растягивались на шесть или больше. Зато начал подтягиваться старший и младший офицерский состав. Всем очень хотелось сразиться с незнакомцем, который разоружал каждого своего противника. И даже потеря десяти ринтов и гипотетическая потеря еще сорока с лишним если Фауст так и останется непобежденным никого уже не пугала. Теперь это стало чем-то вроде тренировки для солдат гарнизона.


А нашей парочке это было только на руку. Деньги лились рекой, за пол месяца они заработали шестьдесят четыре ринталя, огромную сумму. Лаз незаметно для себя снова начинал жаждать схваток. То, как его пестрый друг день за днем побеждает противников не могло не напомнить ему о его собственных дуэлях в Академии. Так что в один день он попросил у Фауста комплект взрослой одежды попроще. После нескольких часов, потраченных на трансформацию он принял облик невысокого мужчины с непримечательным лицом и густой бородой. Облачившись в купленную одежду, он вместе со своим спутником снова пришли в гарнизон.


-«Господин Фауст, а мы уже думали, что вы не придете, - несмотря на то, что пестрый воин фактически забирал их деньги, к нему никто не испытывал особого гнева. В конце концов он предложил честную сделку и то, что они не в силах его победить – это только их вина. Никто не заставлял их сражаться. - А кто этот господин рядом с вами?»


-«Добрый день. Я сегодня опоздал именно из-за него. Это мой хороший друг и первоклассный маг, Ла… - его штанина начала опасно нагреваться. - Ласк. Он прибыл в Эшельраг недавно и узнав о моем времяпрепровождении, решил тоже поучаствовать. У вас же есть хорошие маги?» - Узнав, что неприметный спутник Фауста маг, все воины сразу поспешили выказать свое почтение. В конце концов магов было очень мало и каждый из них ценился намного выше любого воина. А узнав, что этот чародей тоже хочет провести несколько спаррингов, один из присутствующих офицеров тотчас послал слугу к начальству.


Через пол часа, когда Фауст уже провел несколько дуэлей, из дальней двери внутреннего двора вышли пятеро. Трое мужчин и две женщины. Одетые в стандартную форму магов гарнизона они могли быть здесь только ради одной цели. Вообще, местные чародеи сильно завидовали воинам, получившим такое интересное развлечение. Так что получив известие о том, что вместе с таинственным воином пришел маг, тут же поспешили сюда. Пришло бы намного больше, но в данный момент в здании присутствовали только эти пятеро. Представившись, они спросили Ласка, какие условия выдвинет он.


-«Я не люблю азартные игры, потому хочу просто провести спарринг. Никто ничего не потеряет и не получит, кроме личного опыта. Я надеюсь, что такое предложение не лишит вас желания провести со мной парочку тренировочных боев. Как бонус я не ставлю никаких лимитов на количество боев для одного человека, если вы проиграли можете пробовать еще и еще. Обозначу только пару правил. Можно пользоваться любыми заклинаниями, кроме смертельных и нельзя создавать чары, которые могут хоть как-то навредить окружающим. Согласны?» - Чародеи гарнизона, посовещавшись, согласились. Конечно, отсутствие денежной премии за победу немного остужало их пыл, но спутник этого пестрого воина не мог быть слабым. А шанс попробовать свои силы в сражении с сильным магом без рисков и строгих рамок выпадал очень редко.


-«Тогда, если вы выбрали, кто будет первым, можете начинать». - Две трети окружающих вояк переключило внимание на Лаза и магов. В конце концов битва чародеев по зрелищности намного превосходила сражения Фауста. Первым вышел низенький мужчина с большой бородавкой над левым глазом. Он был псиоником и Лаз тут же почувствовал завихрения пси-силы от готовившегося заклинания.


Лазарь не спешил нападать. Учитывая его возраст, сильную душу и невероятный потенциал, сейчас с ним не мог бы тягаться ни один из присутствующих магов. Даже все вместе они тоже ничего бы не добились. Дополнительная мощь, даваемая Лазу принципом дополнения элементов, увеличивала его наступательные и оборонительные способности в разы. Особенно элемент молнии. Пока противник готовил свои чары, Лазарь мог уже раз десять пустить в него смертельный фаэрбол. Так что он стоял в расслабленной позе, ожидая действий соперника.


Тот проявил оригинальность. Подхватив со стойки меч, он, используя закон скорости и закон вибрации запустил его в соперника. И тут же открыл рот в изумлении, потому что клинок просто завяз в сгустившемся под силами земли и воды воздухе. Мужчина не понимал принципов магии соперника. С одной стороны, это было понятно. Он был псиоником, а соперник магом. Но в тренировочных боях со своими коллегами он научился отличать вектора разных сил. А вектор заклинания этого странного мага он видел впервые.


Лаз отменил заклинание и потерявший свой импульс меч упал на землю, все так же мелко вибрируя. Маг не мог сразу заставить клинок снова атаковать, так что было ясно: этот обмен чарами он проиграл. Так что он сразу сдался и отошел в сторонку, что-то усиленно обдумывая. Имея неограниченное количество попыток лучше не пытаться выкладываться на полную сразу.


Следующей была девушка-маг, специализирующаяся на ближнем бое. За несколько секунд она перекинулась в форму Зверя. Лаз, который после самых необычных в мире тренировок трансформации мог обращаться, пока человек моргает, с удивлением посмотрел на девушку. Он уже успел забыть, что обычные маги не могли повторить его навыки. Форма девушки была довольно стандартной. Она стала похожа на кота-оборотня, встав на мыски ног, немного увеличив мышечную массу и отрастив в немного выступающей вперед пасти длинные клыки. Пару раз встряхнувшись, она кинулась в атаку. Но ее ждала та же участь, что и пущенный ее предшественником меч. Воздух вокруг нее загустел, она как будто упала в чан с патокой. Только вокруг лица Лаз оставил воздух обычным, чтобы девушка не задохнулась. Похожая на комара в янтаре она пыталась дергаться, но от этого воздух только плотнее сдавливал ее тело. Через пол минуты Лазарь развеял чары, и девушка тяжело дыша рухнула на колени.


-«Сдаюсь!» - С придыханием проговорила она и вернулась в свою обычную форму. Маги поняли, что использовать против этого противника физические предметы абсолютно бессмысленно. Разве что вкачать в тот же меч огромное количество энергии, чтобы его скорость превысила все разумные пределы. Но тогда, если противник остановит снаряд и в этом случае, то они останутся без сил к сопротивлению. Так что нужно было использовать чистые заклинания.


Следующая противница, высокая женщина лет под пятьдесят так и поступила. В Ласка полетела целая цепочка фаэрболов. Однако Лаз, напитав водную сферу воздухом и молнией успел за пару секунд пробить своим снарядом каждый из более десятка огненных шаров. Уменьшившийся втрое, но все еще довольно реальный водяной шарик завис над его плечом. Сейчас ему было скучно.


-«Давайте все вместе, так будет поинтереснее». - Чародеи нисколько не обиделись, прекрасно видя, что противник не прилагает вообще никаких усилий.


Следующие пятнадцать минут в воздухе летали фаэрболы, шаровые молнии, плазменные сгустки, лавовые шары и ветряные лезвия. Но наполненная всеми стихиями разом большая сфера пламени, созданная Лазом, уничтожала все заклинания еще на подлете. Он все так же невозмутимо стоял, не двигаясь с места. Только уважение к противнику не давало ему зевнуть.


-«Ладно, закончим. Давайте повторим завтра, только приходите с компанией побольше». - Лаз остановил уже призывавших новые чары магов.


Так, совершенным разгромом окончился первый день магических дуэлей в гарнизоне.


*** *** *** *** ***


-«Что это только что было?»


-«Я сама не поняла… Казалось, что я контролирую твою и свою магию одновременно».


-«Аналогично. Это было очень странно. Давай-ка еще разочек, может просто показалось».


-«Угу».


-«Ох…»


-«Лани, с тобой все в порядке?»


-«Да, просто это ощущение слишком непривычное. Мы объединили заклинания?»


-«Думаю, что да…»


-«А такое вообще возможно? В смысле я никогда о таком не читала».


-«Наверно тут роль играют наши редкое одинаковое сродство и большой талант. И каждодневные совместные тренировки по несколько часов».


-«Погоди, то есть мы создали новую магию?»


-«Вряд ли прямо новую, не думаю, что с нами такое случилось с первыми. Но это точно очень редкая штука».


-«Получается, что теперь можно использовать как бы четыре элемента одновременно и это будут общие чары?»


-«Что-то вроде… не представляю, что выйдет. Слияние и смешение более чем двух элементов невозможно. Просто кажется, что теперь заклинания стали общими, не перехватывая контроля можно управлять заклинаниями обоих».


-«И мне показалось, что сам контроль стал куда легче…»


-«Надо это еще раз повторить».


-«Чуток попозже. Это был довольно неожиданный и немного неприятный опыт. Мне нужна разрядка. Иди сюда».


-«Лани, что ты…? Ох…»

Мастер тысячи форм. Главы 11-20

Глава 11. Неожиданное приглашение, соль на раны и заманчивая сделка.


Дальше все происходило примерно так же как с Фаустом. На второй день пришло не пять, а пятнадцать магов и псиоников, собранных гарнизоном со всего города. Только те, кто не мог отлучиться по долгу службы отсутствовали. Это, конечно не значило, что в городской страже было всего пятнадцать-двадцать чародеев, просто пришли только самые способные. Посылать на сражение с очень сильным магом зеленых новичков начальство сочло бессмысленным. Учитывая то, что Ласк не вводил ограничение на количество сражений для одного человека, это стало отличной тренировкой.


Однако даже втрое большим составом что-то сделать Лазу они не смогли. Просто уделив сражению немного больше внимания он все еще доминировал на поле боя. Даже в Академии с ним сейчас смогли бы справиться только некоторые учителя. Что уж говорить о посредственных магах из небольшого, по сравнению со Столицей, города. Но он не жаловался и не протестовал. Ему и не хотелось сейчас настоящей схватки на пределе возможностей. Он позволял всем пятнадцати чародеям нападать на него вместе, отрабатывая совместные атаки и шлифуя свою технику. Ему было не жалко.


Так продолжилось и на следующий день. Теперь противников стало еще больше. Поняв, что в схватке с этим пришлым магом чародеи гарнизона улучшают свои навыки в разы быстрее, чем просто в спаррингах, верхушка города решила отозвать некоторых волшебников с их постов. А еще через несколько дней к делу были подключены и самые молодые и неопытные из числа магов. Никакой реальной помощи они оказать в бою не могли, но само присутствие в гуще схватки сильно повышало их слаженность и мастерство.


Не стоило думать, что Лаз всего в десять лет стал непобедимым чародеем. Просто тут работала немного специфическая арифметика. Если у одного мага было энергии столько, сколько у других двух вместе, то его сильнейшее заклинание было намного мощнее, чем все, что другие двое могут создать общими усилиями. Причина была в том, что часть энергии, влитая в заклинание, неизбежно утекала в пространство. Именно ее и мог засечь сенсорик. Но при увеличении общего объема энергии, а значит и при усилении контроля этот “выхлоп” становился все меньше и меньше. Так что 1+1=2 тут не работало. И чем сильнее был чародей, тем больше нужно было соперников послабее, чтобы его уравновесить.


Так что из-за объема энергии, который на самом деле должен был быть у обычного мага только лет в семьдесят, великолепного контроля и новых принципов магии, непонятных другим, Лаз мог справиться и с пятью, и с пятнадцатью, и с сорока слабыми чародеями. А сильные маги обычно не шли в гарнизон. Они нанимались на службу к аристократам, к мэру города, а самые талантливые даже уезжали в столицу, присягая на верность королю. Это было и почетнее, и выгоднее, и прибыльнее.


В таком режиме прошел еще месяц. До ежегодного турнира оставалось чуть больше недели. Фауст и Лаз каждый день приходили в гарнизон, соревнуясь с солдатами и магами. Полторы недели назад Фауст отменил все сделки, решив, как и Лаз, просто подраться в свое удовольствие. Они и так заработали больше, чем среднестатистический стражник получает за несколько лет. Узнав о таком раскладе, все очень обрадовались. Это значило, что проигравшие получали еще один шанс, а выиграть те двести ринтов никто уже не рассчитывал. Фауст тоже разрешил нападать на него нескольким людям сразу, чем сильно ускорил процесс. Лаз, как и всегда, стоял на месте с руками за спиной, отражая атаки ставших намного более скоординированными магов. Он и сам сильно поднатаскался в применении принципа дополнения. Одно дело применять чары на безвольных деревьях, совсем другое отражать чужие атаки. А учитывая, что в каждый момент времени на него были нацелены сразу с десяток заклинаний всех стихий, его техника росла на невероятных скоростях. Все-таки в сражении со множеством противников были свои плюсы.


Фауст как раз выбивал меч из рук очередного, уже, наверное, пятисотого за сегодня противника, когда в дверь внутреннего двора вошла новая фигура. Женщина была высокой, статной, с тонкими чертами лица, а зеленовато-красные волосы сковывал тяжелый обруч. Сама она была в очень красивой пластинчатой броне, по которой извивался сложный золотой орнамент. Все солдаты и маги гарнизона сразу прервали свою деятельность и опустились на одно колено.


-«Мы приветствуем госпожу заместителя главы гарнизона!» - Немного нестройное приветствие с лихвой компенс