Две стрелы — одно сердце. Познание как дуэль Эрота и Аполлона — Луны и Земли (pdf)

Книга в формате pdf! Изображения и текст могут не отображаться!


Настройки текста:



Олег Ермаков

ДВЕ СТРЕЛЫ –
ОДНО СЕРДЦЕ
Познание как дуэль
Эрота и Аполлона — Луны и Земли
Oleg V. Yermakov. – Two arrows — one heart. Cognition
as a duel of Eros and Apollo — the Moon and the Earth

Два полюса Вечности парой их,
встречных, в Одно сплочены

ЧИСЛОВО
САКРАЛЬНАЯ ЛИНГВИСТИКА
РИФМА ЧИСЛА, АРИФМЕТИКА СЛОВА

Киев – 2017

Luna * Oleg * Vladimirovich * Ermakov v

Dear friends!
My name is Oleg Yermakov. I was born in Russia, graduated from
Kyiv National University of T. Shevchenko (Ukraine), I live in Ukraine.
In April 2009 I created the Unified Field theory which I would like
to offer to your attention. The work is written in Russian.

Your sincerely,

Oleg Yermakov
e-mail: nartin1961@gmail.com
Все тайны Мира и Луны. Книга «Планета Любовь. Основы Единой теории Поля», скачать:
All mysteries of the Universe and the Moon. The book «Planet Love. The basics of the Unified Field theory», download:

https://www.academia.edu/2475366/Planet_Love._The_basics_of_the Unitary_Field_theory_in_Russian

2

Как наверху, так и внизу.
Гермес Трисмегист

Эрот и Аполлон, боги-лучники: Сердце и Ум

3

Платон рек, что Познание — страсть, Аристотель — что хлад.
Мнил его иманентным он: без Того Этим как Долом без Выси,
Причины своей. Но, поход наш, оно — вектор в Высь, за грань
бренья. Познания суть есть ОГОнь, ЛОГОс горний — Любовь,
коей живо оно: Сердцем — Ум как Луною Земля.

4

В реальность античных богов в наши дни веры нет,
как и веры в Творца. Но они — были, есть и пребудут:
бессмертные — вечны. И как тверда истинность В|ерха
и Низа, Небес и Земли, так извечна дуэль огнесущных
Эрота и Феба: Познанья в ней суть как единства Того и Сего.
Эрот éсть суть Познанья, Феб — фор|ма его. Эрот есть Луна, Сердце, а Феб —
Земля, Ум. Оба есть стреLOVEржцы. Эрота стрелой в Аполлона, в Ум — Сердца,
Познанье родится. Стрелой Аполлона в Эрота, Ума в Сердце, длится оно и
растет. Две стрелы встречных сих — Мира, Вечности стяжка: Того с Сим как
Пары — в Одно.
При начале Познанья Луна, Мена (греч.) как Ис|то|к входит в нас, при развитьи
— идем мы к ней: в Небо — Земля, тело — в Дух. Ведь Причина — Цель: Я
наше, коим мы целы и есть. Процесс этот есть стрел об|мен: лунной Эрота,
сребра (англ. luna) без иного — на Феба стрелу золотую с серебряным же
острием: ликом Цели, Луны, куда метит она (табл. 1). Серебро — се (= вот, это)
ребро: Ева, Мать людей сущих как Луна, Причина сама, Целое в маске части:
cerébro, хребет становой, Аристотелем скрытый от ока (табл. 2).
Звав познать нас Себя — в Мать, Луну звал Феб прежде. Зовет и теперь! Гонка
лунна меж СССР и Ам|ерикой с миссией ее «Апóлло»* — стезей Сердца стала,
возвысившей нас до Небес как Отчизны своей (Прил. 4).
Таблица 1

Познание как дуэль Эрота и Аполлона
Божество

Его
сущность

Его сфера

Его
планета

Его
металл

Его вклад
в Познание

Вид его
стрелы

Эрот,
он же Амур
и Купидон

Лоно:
Воля, Н|ол|ь,
Ть|ма Ма|ть

Вселенная вся

Луна,
То-Всё

Серебро

Инициация,
выстрел №1

Из чистого
серебра

А|пол|лон,
он же Феб

Пол-Лона,
полон:
без Ноля —
Д|вой|ка,
Рознь

Ол|имп
как мир сей

ЗемляСолнце,
Это

Золото

Развитие,
выстрел №2

Золотая
с серебряным
наконечником

* Муж, давший ей Фебово имя, Луной, телом Тайны, и Силы, и веры людской, металл коих сребро,
sil|ver (англ.), как Причиною сущего мечен к сей роли: фамилья его — Сил|вер|с|тайн.

5

Таблица 2

Познание по Аристотелю и по Платону
По Аристотелю

По Платону

Земля как Земля: Ум как Ум,
«Я есть Это» — над Целым
часть, многое над Единым

Земля как Луна: Ум как Сердце,
«Я есть То (Иное)» — Целое над
частью, над многим Одно

6

Приложения

7

Приложение 1

AB OVO
САКРАЛЬНАЯ ЛИНГВИСТИКА, МОЙ МЕТОД
Ab ovo. The sacral linguistics, my method1
Сакральная лингвистика — наука о верном делении словa, стоящая на двух столпах.
Первый: Слово как Сущность тождественно Богу и Миру (В|селен|ной). Речет
Евангелие: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин. 1:1), —
т.е., сущее прежде всего, Слово есть Бог, Родитель, и Мир, Дитя: ведь кроме Мира у
Господа нет ничего. Столп второй: Слово, сущих Оплот, не несет корень как часть свою,
как мнят ныне, — корнь есть оно всё 2. С тем, деление слова к Познанью вершимо не от
части к Целому, но встречь — от Целого к части: в Глубь слова, сирéчь Сверху вниз. Так,
AB OVO, течет от ис|то|ка река: Мир — от Бога. Так, Богом творим, в себе делится Мир
без разъ|я|тья; так в лоне вз|Ра|стает дитя: тело — из гол’OV’ы, его корня. Деля так, мы,
с Богом идя, зрим чрез сл’OVO всё сущее Мира и дверь в Мира Цельность, L’уну3.

WORD IS THE WORLD
Суть познать — от нее ступать нам: от Причины к Причине воз|в|Ра|тным путем
кольцевым. Так ступает душа, коя — мы, ис|к|Ра Божья, вершащая По|ис|к: от Бога ко
Богу, из – к – Ра. В том — са|к|Ра|льной L’IN’гвистики суть. Луна, Речь (Вак (инд.)) —
Корнь сей науки, частиц ее Вакуум; датель ее людям — Вакх: Слово, Сок Луны,
Я’God’ы вакантной4; автор в мирý ей — Сок|Ра|т, в|ино|чер|пий его5; глас забытой ее —
я, восшедший от физики, ложного взора (Природа6, греч. фюзис, как явь Ares’тотеля —
Мир безголовый: без Неба Земля, Дол без Выси), к линг’VIS’тике, науке Слова как Мира,
Сосуда и Поля всего.
Труд сакральной лингвистики, Вакха стези:
выжать из речи Мир как из ягоды сок, чтоб испить его нам.
_________________________________________________________________________________
1 Met-hod — к Метé, Цели ход, суть наука Ид|ти-Дос|ти|гать. От поры Аристотеля, Землю разъ|я|вшего с Небом, Главой ее, слово Полета «метá»
переводят как плоское «после», «за», чтя имманентность, тогда как Цель — «над»: Трансцендентное, Высь, коей мудрый крылат.
2 Корень, Целое, мнят ныне частью, деля слово, корнь себя, на корень, суффикс, приставку и окончание. Слóва как корня единого явь —
Сан|скрит (Дева|нага|ри), где буквы слов сущих с’VIS’ают с опоры единой, как смертные люди с Небес, бренье с Вечности:
.
Планка планок, Опора-Выс|ь, Ось (VIS’ь (укр.)) — Речь, слов Душа: Луна, Дева, змея (нага (санскр.)) кольцевая.
3 «Все те, кто поистине уходит из этого мира, идут к Луне. (...) Поистине Луна — это врата небесного мира», — рекут о том Веды
(Кау|шитаки-упа|ниша|да, I, 2). Поистине Небо, Высь — Мир как Ед|ин|ство, каким и есть он; Земля, Дол — Мир как Рознь, коею он не есть.
4 Согласно открытию NASA, Луна — пустотелый сосуд: Полность, тайная смертным очам, что навыворот зрят.
5 Бич дней сих, Стагиритова дочка наука не знает: искусство Сок|Ра|та ма|й|ев|тика, данное в помощь беременным Истиной, людям, родить Ее — есть жом, да|вление
Ее из Слова как сок|а из Я’God’ы-Тьмы, В|ино|града (Лозы — по Христу): царь умов Дионисов процесс, чьим посредством Мир, в Ягоде сей Иноград, извлекается из
древ|них речи корней, Луны в ней, ради знанья его. Выжать из речи нашей, вок|ала, Мир — я|вит|ь Луну как Сосуд его: Вак, Речь как Мать всего, Мен|у-Латон|у у
Г|рек|ов (сын коей П|латон — муж реч|истый от|мен|но; Луну звать — лягушкою к-вак-ать в ночь л|ун|ну: П|рич|ину петь дольне), Любовь как s|lové|s Суть, от бед всех
Вак|ц|и|н|у (с тем, первой вакциной в миру нас — корова снабдила: Ть|ма, Ма|ть). Посему без бок|ала, рекут, нет вок|ала: без Вак|ха, ме|н|ад вожака и царя Э|лев|син|ий,
аккадского Син|а, владыки Луны (Вакх есть Бык, Сын Коровы сей, Бок, он же Рог, ее верный как Два при Нол|е, А|пол|лон как пол-Лон|а при Лон|е, Лун|е) — нет и речи
людей как рек|и от Ис|то|ка сего.
6 При Род|е (Бог (стар.)) — плод Его и подобье: Мир, Божье Дитя.

8

Приложение 2
МИФ
Древнее народное сказание о легендарных
героях, богах, о явлениях природы. М. о Прометее.
2. перен. Недостоверный рассказ, выдумка. М. о пришельцах.
3. То же, что вымысел (в 1 знач.).
Вечная любовь – миф. || прил. мифический, -ая, -ое.

Толковый словарь Ожегова

МЕТОД ЕСТЬ МИФ ● METHOD IS MYTH
С|то|лп труда сего — Миф. Только он, Сердце наше — у|ма|м Аргумент, тайный
тленной науке1 как Всё ничему. Миф есть Сущее: Мир в очах зрячих как
Целое в части согласной своей2. Миф есть Жизнь: ибо Сущее — Жизнь;
чуждость Мифа — безжизненность: смерть, Жизни нуль. Миф —
Любовь: Жизнь — она; не любить — есть не жить. А|в|то|р Мифа есть Бог,
его Сердце; Мир — тело при нем: Миф как плоть. Мифа взор — очи зрячие: Вечности
вз|ор и причастных ей; очи слепые — взор бренья и всех сущих им, коим Мир есть
мираж. Тленным нам, бреньем бодрым, Миф — Сон: То как с|мер|тных Основа, дом
П|ра|щу|ров, кои в нем есть корни наши: не сущие в Сем как несущие нас. Мира части,
мы есть части Мифа: он есть Со|с|та|в наш, капль своих Ок|е|ан3. С тем, Миф — сам
че’LOVE’к, человечность — мифичность; Moon’house’н — дух наш:
Луна, летал к коей барон — наш Ис|то|к, Дом наш как СОЛНЦЕ МИФА;
познáть Миф — познать Я свое. С тем, душú (ба (египт.)) нашей иск|ра как мы
самое — Миф как Мир, Огонь-Я. Мир как Суть д|ок|а|з|ать — Миф стяжать ок|о|м
чистым, с|тез|ей к|очевой4 (ибо в|идет|ь — идти, очи — ноги-к|рыл|á5): до Caús’ы,
Причины дойти: в Том — до Господа, в Сем — до Луны, Мены, трона Его и ларца.
_____________________________________________________________________________________
1 Дитя Ares’тотеля, Розни посла, очи наши разъявшего: Сердце, Единое — в Ум пустой, Два.
2 Мир — Творение Бога, Тьма-Свет, Лоно сущих, в Селене В|селенная их. О Реальности сей о|севой пишет Лосев в своей «Диалектике мифа»:
Разумеется, мифология есть выдумка, если применить к ней точку зрения науки, да и то не всякой, но лишь той, которая характерна для узкого круга ученых
новоевропейской историй последних двух-трех столетий. С какой-то произвольно взятой, совершенно условной точки зрения миф действительно есть вымысел. Однако
мы условились рассматривать миф не с точки зрения какого-нибудь научного, религиозного, художественного, общественного и пр. мировоззрения, но исключительно
лишь с точки зрения самого же мифа, глазами самого мифа, мифическими глазами. Этот вот мифический взгляд на миф нас тут и интересует. А с точки зрения самого
мифического сознания ни в каком случае нельзя сказать, что миф есть фикция и игра фантазии. Когда грек не в эпоху скептицизма и упадка религии, а в
эпоху расцвета религии и мифа говорил о своих многочисленных Зевсах или Аполлонах; когда некоторые племена имеют обычай надевать на себя ожерелье из зубов
крокодила для избежания опасности утонуть при переплытии больших рек; когда религиозный фанатизм доходит до самоистязания и даже до самосожжения; — то весьма
невежественно было бы утверждать, что действующие тут мифические возбудители есть не больше, как только выдумка, чистый вымысел для данных мифических
субъектов. Нужно быть до последней степени близоруким в науке, даже просто слепым, чтобы не заметить, что миф есть (для мифического сознания, конечно) наивысшая
по своей конкретности, максимально интенсивная и в величайшей мере напряженная реальность. Это не выдумка, но — наиболее яркая и самая подлинная
действительность. Это — совершенно необходимая категория мысли и жизни, далекая от всякой случайности и произвола. Заметим, что для науки XVII-XIX
столетий ее собственные категории отнюдь не в такой мере реальны, как реальны для мифического сознания его собственные категории. Так, например, Кант
объективность науки связал с субъективностью пространства, времени и всех категорий. И даже больше того. Как раз на этом субъективизме он и пытается обосновать
«реализм» науки. Конечно, эта попытка — вздорная. Но пример Канта прекрасно показывает, как мало европейская наука дорожила реальностью и объективностью своих
категорий. Некоторые представители науки даже любили и любят щеголять таким рассуждением: я вам даю учение о жидкостях, а существуют эти последние или нет —
это не мое дело; или: я доказал вот эту теорему, а соответствует ли ей что-нибудь реальное, или она есть порождение моего субъекта или мозга — это меня не касается.
Совершенно противоположна этому точка зрения мифического сознания. Миф — необходимейшая — прямо нужно сказать, трансцендентально-необходимая — категория
мысли и жизни; и в нем нет ровно ничего случайного, ненужного, произвольного, выдуманного или фантастического. Это — подлинная и максимально конкретная
реальность. // … // Миф не есть бытие идеальное, но — жизненно ощущаемая и творимая, вещественная реальность и телесная, до животности телесная
действительность.

3 Осознанье себя частью Мифа, т.е. единородной частью Вселенной — отличие мага от о|быч|ного человека (так зрит Кастанеда). Маг (мах|а — великий
(санскр.)) — во|ин: во Глубь, Мир идущий, Тропы сей ан|трóп; сила мага — очей Сила, Миф как Сел|ена, Мах (авест.), силен коей всяк как Мах|анием
к|рыл.
4 Так стяжал его Скиф, Пра|щур наш.
5 Ибо оптика — птица: душа, суть идущая.

9

Приложение 3

СОКРАТ И ЗЕНОН:
ПОЛОВИНКИ БЕССМЕРТНОГО
СЕРДЦА ФИЛОСОФИИ
Oleg V. Yermakov. – Socrates and Zeno:
нalves of the immortal heart of philosophy

К задаче высокой своей
двое эти пришли в мир сей парою.
В ней — философии суть.

10

Harmonia praestabilita
Предустановленная гармония (лат.)

Люди мира тверды в том, что центр философии
его — Сократ (с тем и счет ее наш — от него),
а камнь пробы на мудрость — Зенона апории.
Первого власть, твердь второго — едины нам,
ибо Сократ, философии царь, явил метод ее всей*,
Зенон — ему очи согласные. Вместе они — Сила,
в розни — нуль. Оба иметь их — знать нам
философию, нет же — не знать ничего.
______________________________________
*О майевтике, Феба науке, не понятой миром сим, принято утло говорить
как о «методе Сократа», — тогда как по истине всей она есть метод
всей философии, с тем — и Сократа. Так дóлжно ее п’onima’ть.

11

Философии нашей беда в том, что
как любо|мудрье не знает себя она. Мудрость,
Цель ее (любить — есть стремиться) — по Древним,
Луна, Бога трон, Мать Корова. То — Суть всех
людей, наше Я. С тем, зов Феба познать нам себЯ —
философии зов, рек Со|к|Ра|т: зов к Луне. Но,
слепа, Цель конкретную эту не зрит философия
(табл.); Цели ж нет — нет Идущего к ней и Стези.
С тем, незряча, в день сей философия спит.
Пробудиться ей — есть Цель узреть очьми
Сердца, стяжав ими метод — к походу Стезю.
Таблица

Мудрость, Цель философии, в очах людских
В незрячих очах:
Ум пустой, Аристотель

В очах зрячих:
Сердце, Сократ

Абстрактна и не определена

Конкретна и остра: Луна

12

Философия — Феба стрела, людям
данная Истины ради как Жизни самóй.
 Цель ее — Л|ун|а, дом Вакха: Ист|ин|а, Бога престол в сердцах
(илл.);
 Путь ее — Феба лучника дол ради Выси сей, ученика Стезя;
 метод ее есть оплот Вакха-Феба: жом Слова как Я’God’ы
Знания ради как сока ее и плода сего Лона. Податель его нам
Сок|Ра|т (Приложение 3);
 ее очи — Луны, Сердца вз|ор как Зенон, зрить учивший людей
не членя Жизнь — очьми как зеницей, зрачком, без иного как
Сердцем без Розни, Ума как апории глаз (Приложение 5).

…МЕNAМЕNАМЕNАМЕNА…
Иллюстрация
Имя MENA, Луна в своем течении есть ÁMEN, Истина: Бог, Ось Луны

Свод этих истин дан таблицей:

Столпы философии
Цель ее и ее
божества

Луна, Сел|ена, Цель: Бога
трон; Дионис как она самое;
Аполлон как Путь к ней

Ее метод
У бессмертных

У смертных

Жом, искусство
да|вит|ь
и стяжать: Дионис

Сократ
как Сил|ен

Повивальное
искусство:
Аполлон

Сократ
как преемник
искусства
матери,
повитухи
Фенареты

Ее очи,
бессмертные в смертных

Зенон

Две стрелы в мире сущи:
Эрота стрела, Любовь как Бог сам — из Сердца в Ум, от Луны в Землю нашу;
стрела Аполлона, Познание — из Ума в Сердце, в Луну от Земли.

13

Приложение 4

Нил Армстронг:
дорывший до Луны
Горний смысл героизма
и подвиг великого землянина

According to Vedаs, the Moon is the gate to celestial world. Jesus ascended there in His
Resurrection. Considering this, our steps on the Moon ground is the deed which is equal
in importance to the deed of Christ, the Son of the Heavens with one difference: He went
through the Gates while Armstrong (along with us, mortals) touched them from outside.

14

Нил Олден Армстронг

15

ГЕРОизм, К|РЫЛья чьи есть Э|Р|О|Т1, в горнем
смысле – стЯжание ИстИНы, Глуби рытьем:
ГЛУ|Бь – ЛЮ|Б|Овь. С тем, ГЕ|РОЙ – ВО|ИН:
ВО ИНь, Тьму-ЛОНо идущий как К|РОТ, зеМ|ЛЕК|Оп:
ГЕю РОЮщий в ходе к ЛУ|Не, ТРОНу БОга
по Древним: ведь Глубь – Высь2. ЛУНа, Подземелье –
ЦЕЛь сМ|ЕР|Тных: В|РА|ТА3, К|ЛЮчник чей
П|ЕРсефона4; герой величайший – Нил
АрмсТРОНг, доРЫВший до Истины
ПЕ|Р|ВЫм, дойдя пРЕЖде всех до Луны.
Луна есть врата Неба. Взошел в них Христос в Воскресении 5.
С тем, восход наш на Луну — подвиг, равный по Выси
свершенью Его, Сына Неба — с той разницей, что Он вошел
в лунны створы, а АрмсТРОНг извне ТРОНул их.
Мах в Авесте, Луна — горний Maximum наш и мах крыльев,
нам данных обресть его как Глубь свою, Рука сильная
(arm strong (англ.)) Пращурам. Ею был Нил, Луны сын.
Сердца этого ум, слуга в|ЕР|ный, достиг он ее без
преград, тем почтенный Творцом за служенье свое.
__________________________________________________________________________
1 Герой истинный с тем есть любовник, строй воинов лучший — любовников строй как Фиванский священный отряд.
2 Высь-и-Глубь, Луна, Истина, Землю объемлет как S|UN’двича латки начинку: Ложь, сущую с тем
меж Луной и Луной. Рекут Веды: «Оно [слово «сатиям», истина — Авт.] трехсложно: са-ти-ям. «Са» —
один слог, «ти» — один слог, «ям» — один слог. Первый и последний слоги — истина, в средине — ложь.
Эта ложь охвачена с обеих сторон истиной: истина становится преобладающей. Тому, кто знает это,
ложь не причиняет вреда» (Каушитаки-упанишада, V, 5, 1).
3 «Все те, кто поистине уходит из этого мира, идут к Луне. (...) Поистине Луна — это врата
небесного мира», — написано в Каушитаки-упанишаде (I, 2).
4 Греками и отождествлявшаяся с Луной, миром чьим было им Подземелье, героям имущее вход.
5 Луна есть те самые врата в Царство Небесное, войти куда, по Иисусу, богатому сложней,
чем верблюду пролезть чрез игольное ýшко (Мф. 19:23-26).

16

Мне не нравится, что большинству людей я известен
как тот самый парень с Луны. Мне кажется, что
все мы глубоко внутри хотим, чтобы нас чествовали
не за какие-то яркие вспышки нашей биографии,
а за сумму всего, что было сделано, создано и сказано.

Нил Олден Армстронг

Подвиг — истинный смысл нашей жизни, соль дней: нет его —
жизнь пуста. Подвиг есть Восхождение. Многие люди шли ввысь
в жажде Неба, но есть лишь один человек, первым в мире
достигший вершины всех бренных, Луны. Превзойти его нам
не дано. Имя его — Нил Армстронг. Победы своей высотою
(как Ум Сердца — Сердцу, святыне — хранитель ее) муж сей
равен Христу: жизни вечной податель — Луна, сущих Мать.

С

вет щедрой, как солнце, улыбки его схож магично с гагаринским
светом. О Ниле, Селены ловце, знаю я что и все. Но единый Предмет
наш, Луна, сообщил мне о нем нечто большее. О том скажу.

Пращур ведал: Луна не придаток Земли — то Причина, сакрально

спряженная с нею как Истина с Ложью, Мать с До|чер|ью, Небо с нулем его.
Истина есть Апогей, Высь — Мы Сами; Ложь — Дол: Мы в утрате Себя как без
Целого часть, доля злая. Долг наш, с тем, — стяжанье Себя самих, зов к чему
древний — О|ра|кул, глас Феба благой. Посему в тайне глаз бренных, царь чей
Ложь, рвемся мы к Истине, чтобы обресть ее как Корнь свой горний, с тем —
страстно стремимся к Луне. Оттого беспримерная своим накалом борьба СССР
и США за первенство в Космосе есть в сути Лунная Гонка: под зримостью спора
— поход наш к Себе как к истоку река. Порыв сей — не случайность в понятьи
безбожно-пустом: случай — Истины луч, с ней случающий нас как Самими
Собою. Им движимы, люди рванулись к Луне, и наружный уход сей таил, как
Ум Сердце, Воз|в|Ра|т, в коем мы, вняв Оракулу, сыщем Себя.
Поход этот вершим людьми дважды. Сначала — как умный порыв к Луне
как тайной Цели землян. Он и был свершен NASA, чье имя — суть «НАША!»,
победы одержанной клич: ost’рый нос (санкср. nasáa), пробивший ход в Тайну,
канал носовой (nasal (англ.)), — как проткнул носом острым своим Бур-Ра-т-ино
таящий Дверь холст. Когда ж Цель, Луна явится людям,— вершим поход сей как
штурм Неба, Истока: стяжанье Себя как сердечный (моральный) поход. Два
движенья сих слиты друг с другом как фор|ма и Суть, Ум и Сердце, — и с тем

17

они есть ход один, чье свершенье — Победа лю|дей: обретенье СебЯ как возврат
в Я свое.
В знаньи верности сего смысл жизни посланца Земли Нила Армстронга
прост как поход к горней Цели живущих — Луне. Вот черты его.
1. Путь, как и Цель, пара ей, — монолитная суть, камнь. Коль так, то Гагарин
и Армстронг в походе их лунном — суть Альфа и О|мега, Первое и
Последнее, кои Одно. С тем, шаг первый Гага|рин|а в Высь и последний
шаг Армстронга на лунный стол — шаг один, как един есть путь их. Неба
(gaga|na — санскр.) дитя Юрий и Нил — оба рин|улись Ввысь как один
человек. Сам Нил знал это — отсель слова его, сколь для людей велик шаг,
им свершенный: с Земли — на Луну, от Лжи — к Истине, в Сердце как Суть
— из Ума1. С тем, улыбка и лик сих безумцев, рискнувших главой — лик
один и улыбка одна как Шаг их.
2. Как Латоны, Луны Грекам, сын Феб родился в мир с луком — Пифона
убить, и в доспехах родúлась Афина, — так Армстронг пришел, снаряжён, в
мир сей ради Луны, кою рек стяжать Бог. Посему-то он — Арм|стронг, англ.
«сильная рука», — ведь Рукой рук творящей была Древним Мать: Жена
жен, Мир (Вселенная) как Лон|о сущих, Лун|а. Знак тому ж — имя Нил:
водный Египта столп, черный ток в край живых из Дуата, земли мертвецов
как Дня сущих, Луны2: Дня-Н|ол|я, Любви Дня3, чьим послом был Нил Ол|ден.
Вселенная, Мать всех, приемлет лишь тех и лишь тем Глубь являет
святую, кто чист как она. Верный долгу смельчак и враг лжи, Армстронг
— тот, кто, как Ист|ина ч|ист, был достоин Вселенной и чаши ее, Луны, с
тем — един с нею. Идя к Луне умным путем, муж сей был Умом Сердца,
Слугой — посему и достиг ее; Ум-эгоист, неслужащий — в пути б сгинул
сем под Селены мечом.
Свят владыка — слуга верный свят. Прямой знак тому — бум
ленинградцев в приезд в град их Нила. Не идола толп зрил народ в нем —
очьми душ зрил он человека, впрямую при|льну|вшего к Матери как
Богородице, русской Душе как Луне, Ее светом светящего: зря Нила, зрил
рос|сия|н|ин Ее, Суть свою, и Ее святость чтил. Посему День России 4
ноября — день иконы Казанской: Каза|н|ь — Causa, Луна как Мать, Тьмы
казан, слепых Казн|ь4; имя Mos|Cow столицы Руси в сути есть Mot|her Cow —
Мать Корова: у Древ|них (детей Мира, Древ|а, послушных) — Луна, Дух
(Cou (ег.)), Cow’знец форм.
18

3. Поскольку, рек Нил, вероятность успешной посадки на Луну NASA
оценивало в 50%, полет к ней был, истинно, жребием, в коем весы, где
равны жизнь и смерть, в жизнь склонить молим Бога. «Орел или решка!»
— рекли смельчаки, вверясь Богу впрямую, как дóлжно. И Бог внял им:
выпал орел. Так Рукою Господней, союзной с людьми, «Орел», челн
землян, сел невредим на Луну.
4. Сакральной причиною приезда Армстронга в СССР было не участие в
XIII-й ежегодной конференции Комитета по космическим исследованиям
(КОСПАР)

при

Международном

совете

по

науке,

прошедшей

в

Лениниграде, а встреча со вдовами павших героев Вселенной, двумя
Валентинами — Гагариной и Кома|ровой. Чрез них их мужьям Нил
принес весть: Луна, Цель одна их — взята. Прах погибших героев чрез то
обрел Мир, Кам|ы Ка|м|ен|ь, в Луне, Мéн|е скрытый.
Адепты безбожной науки мнят Космос за адский провал, зев ничто. Не таков
был Нил Армстронг. В Луне, своей Цели, зрил он т|вер|дь Всего — К|амен|ь
Божьей Любви, Мир как Суть. Полнотой этой, Нил, был ты сам, нам явивший
всей жизнью своей, сколь высок че’LOVE’к и сколь м|ног|о он может шагая.
Покойся же с Миром, герой.

____________________________________________________________
1 Я имею в виду слова Армстронга о вступлении землян на Луну: «Это один маленький шаг для человека, но гигантский скачок для
всего человечества».
2 В сакральном познаньи Луна — равно и Надземелие, и Подземелье. Земля меж Луной и Луной — Ложь, объятая Истиной сверху и
снизу: второй, средний слог в слове «сатиям», «истина» (санскр.).
3 Тайный бренным День-Грань предыюльский, творящий год, клея из двух половин: без него год не сущ. С|часть|я кам|нь, зримый
оком Любви, он — П|рост|ранство без в|ремен|и: День-Миг, тождественный Вечности, День-год, объявший дни все как корнь их:
Жизнь — мгновенья свои. Таков Век Золотой, «век довечный», каким есть сей День, бренным скрытый в Луне. «Книга выхода в
день», Книга Мертвых египтска — о нем, херý (ег.); херу|вим — дух его. День сей — мост от Зла к Благу, к Луне от Земли как
влюбленных Стезя наикраткая: Лок|сия в Глубь за’VIT’ок, лок|он Тьмы, что у|лит|кой Шар|гея зовем; взошел ею в Высь Нил.
Незакатным Днем сим, где ни утра, ни вечера нет, солнце наше — Луна, Огнь повсюдный, горящий не в небе — везде. О Дне этом
снят фильм: http://kinofilms.tv/film/31-iyunya-tv/13731/.
4 Посему Мать в Руси испокон чтима выше, чем Сын, Жена больше, чем Муж, плод Ее.

19

Приложение 5

Сила любви
Сказка

В

осславим Творца, о друзья! Дел великость Его — малым нам назидание.

Некий Ученый, пленившийся песней Соловья, задумал постичь ее тайну. Часами, забыв о других
весьма важных занятиях, слушал он вольную птицу в саду, но искусство ее оставалось ему все такой же
загадкой. Он хотел разузнать все у самого Соловья, но это был гордый Ученый, и он не любил быть
просителем. Однако же любопытство его взяло верх.
— Послушай, Соловей, — обратился он к птице важно, — я познал мудрость многих наук, но не могу
понять: отчего и как ты поешь?
— Пой — и поймешь, — сказал Соловей.
— Что за странный совет! — удивился Ученый. — Или не видишь: я не артист. Мелодия твоей песни
томит меня как ничто в целом мире. Поведай же, прошу, ее секрет!
— Пой, — сказал Соловей, — мне нечего добавить к этому.
Гнев затуманил взор Ученого.
— Упрямец, — зло прошептал он, — ты вздумал смеяться надо мной! Вот как ценима моя
благосклонность. Ты не желаешь открыть мне свою тайну? Так погоди же, я возьму у тебя ее сам!
Он поймал певца и посадил его в клетку. Но в неволе Соловья будто подменили: он перестал петь!
— Эй, приятель, куда подевалась твоя песня? — досадливо вскричал Ученый, но ответом ему было
глубокое молчание. «Должно быть, Соловей утаил ее в своем горле. Проклятая птица! А ну-ка погляжу,
какие рулады она посмела скрыть от меня».
И сказав так, служитель науки убил прекрасную птицу. Острым лезвием он рассек ее горлышко, но
не нашел ничего кроме бездыханной плоти. Тогда он решил искать глубже. Вспоров нежную грудку, он
извлек внутренности и долго колдовал над ними, взвешивая и наблюдая в микроскоп.
Он очень старался, этот достойный Ученый, трудясь день и ночь без сна и отдыха. Увлекшись, он
позабыл, чего искал вначале. А когда тетрадь его распухла от множества пометок, написал мудреный
трактат «О Соловье», на треть из латинских слов и на четверть из греческих.
Трактат принес Ученому успех. Сановный двор воздал ему хвалу, и сам Первый Министр увенчал его
венком из лавра. Седые академики рукоплескали его открытиям. Коллеги наперебой расточали похвалы.
— Какой талант у этого Ученого! Какой пытливый ум! — восторгались одни.
— Подумать только, он первым в мире исчислил объем соловьиных легких! — упоенно вторили им
другие.
— И гортань, — поражались третьи, — он измерил ее как никто доныне! Есть ли равный ему в науке
опыта?
Грудь Ученого украсили медалью. Она была из чистого золота, и Ученый мог по праву гордиться ею:
ведь он так славно потрудился!
Ученый ликовал. К его возвращению прислуга навела в доме образцовый порядок. Когда вся
обстановка сияла великолепием, взгляд горничной упал на труп небольшой птицы, одиноко лежащий на
столе хозяина.
— Что за гадость! — всплеснула руками служанка. — И как это я не заметила его раньше?
И она смахнула легкие останки в корзину для мусора.

* * *
— Хвала, хвала Ученому! — трубили на всех площадях глашатаи.
— Почет и уважение умнейшему из граждан! — взывали риторы в Высоком Собрании.
Простодушный народ не мог сдержать радости слыша эти слова. Смех и веселые возгласы звучали

20

окрест. И посреди этого ликования лишь один человек не спешил разделить его, оставаясь тих и
печален. Это был сам Ученый.
Слава пришла к Ученому, но покой оставил его. С тех пор как был написан трактат, приступы
странной тревоги стали посещать его, едва лишь на землю спускались сумерки. Какая-то неодолимая
сила влекла Ученого в сад, и там, стоя под ветвями, он напряженно вслушивался в вечернее безмолвие,
словно пытался уловить нечто забытое и давно утраченное. Что же? Ученый не мог ответить. Ведь он
имел почет и богатство, а что нужно людям сверх этого?
Однажды, когда глубокой ночью Ученый ворочался в своей постели в напрасных попытках
заснуть, луч луны упал в раскрытое окно. Он легко коснулся лица Ученого, приглашая в путь, и
Ученый, словно давно ждавший, откликнулся на этот призыв. Он взглянул в окно и увидел тропу из
лунного сияния, серебром мерцавшую меж деревьев. Дивная легкость наполнила Ученого. Он пошел по
тропе, и она привела его на край утеса, темной громадой высившегося над окрестными холмами и
рощами.
Недвижимые, в небесной вышине сияли звезды. Внизу, припорошенные лунной пылью, ковром
смыкались кроны деревьев, а оттуда... оттуда лились до боли знакомые чарующие звуки. То пел Соловей,
и звенящая песня его широко и легко заполняла простор. Даль, раскрывшись, внимала ее привету; ей,
крылатой, внимали, склонясь, миры. И тогда Ученый понял, о чем тосковал все это время и зачем
пришел сюда. «О Соловей, — произнес он, — мне только казалось, что я убил тебя, а ты жив и смерть не
властна над твоею песней! Я погубил твое щедрое сердце, но теперь знаю, что должен был подарить тебе
свое. Что ж, сегодня я исправляю эту ошибку».
Так сказал благородный Ученый. И светло улыбаясь, он шагнул в беспредельность ночи
навстречу песне, которую так любил.
Ведь душа наша — птица, жизнь — песня.
Восславим Творца, о друзья! Дел великость Его — малым нам назидание.

21

Ермаков Олег Владимирович ● Oleg V. Yermakov
Биографическая справка ● Biographical information
Родился в 1961 году в г. Мичуринске Тамбовской области (Россия), там же окончил среднюю школу. В школьные годы —
победитель VII Всесоюзного конкурса школьных сочинений в жанре очерка (1975). Окончил Киевский государственный
университет им. Т.Г. Шевченко по специальности «химия» (1983). Около 10 лет работал в химической отрасли Украины,
далее — в журналистике, пройдя путь от репортера до главного редактора всеукраинского журнала. Автор ряда
изобретений и цикла трудов о Вселенной, работу над главным из которых, «Планета Любовь. Основы Единой теории
Поля», вел в течение 22 лет (1987–2009). Член авторского сообщества Википедии. Автор стихотворного сборника «Сила
Любви» (2001), профессиональный художник-карикатурист.
Исследование Вселенной — мое основное занятие. Предаюсь ему со студенческой скамьи и считаю его наследственным:
моя бабушка Надежда Зарецкая — конструктор антенного блока первого искусственного спутника Земли, запуск
которого ознаменовал начало космической эры человечества, автор ряда изобретений в области ракетно-космической
техники, а муж Надежды Георгиевны и мой дед Михаил Мамонтович Зарецкий — брат Нины Ивановны, жены С.П.
Королёва, в КБ которого в подмосковных Подлипках бабушка проработала до пенсии. Покоряя Вселенную, в те
скудные на житейские блага времена она, бесконечно влюбленная в Землю, страстно мечтала обзавестись ее клочком,
чтобы посадить на нем сад. Мечта ее сбылась: хлопотами Сергея Павловича талантливая дочь России получила участок
в Болшево (ныне часть г. Королёва), где вырастила чудесный сад и построила дом для большого семейства.
Женат, отец взрослого сына и дед троих внуков. Сейчас живу в Киеве.
Born in 1961 in Michurinsk, a town near Tambov, Russia, where I finished school. During my school years, I won the 7th USSR National School Essay Competition
(1975). I graduated from the Kiev Taras Shevchenko State University with a Master’s degree in Chemistry (1983). After 10 years in chemical industry in Ukraine, I
decided to pursue a career in journalism, where I grew from a reporter to the editor-in-chief of a national magazine. I have a number of registered inventions. I am an
author of a series of works about the Universe. My most important work, Planet Love. The basics of the Unified Field theory, or the Introduction to sacral linguistics, took
me 22 years to write (1987 – 2009). Member of Wikipedia author community. Author of a published book of poetry Power of Love (2001). Professional caricaturist.
Researching the Universe is my primary occupation and a passion since college years. Passion for space runs in generations in my family: my grandmother Nadezhda
Zaretskaya designed the aerial assembly of the first man-made Earth satellite, the launch of which started the space era of the humankind, and holds credit for a number
of other space engineering inventions. Her husband, my grandfather Mikhail Zaretsky, is a brother of Nina Koroleva, wife of the great Sergey Korolev – it was in
Korolev’s Podlipki space design lab near Moscow that my grandmother worked all of her career until retirement. Despite her success conquering space, in those tough
Soviet times, her biggest dream on our planet was to own a piece of land to grow a garden. Her dream eventually came true: through Sergey Korolev’s patronage, the
talented space engineer received a piece of land where she was finally able to grow a beautiful garden and build a house for her big family.
I live in Kiev with my wife. I am a father to a grown son and a grandfather of three.

Мой телефон:
+ 38 (066) 561-21-20
Е-mail: hermakouti@ukr.net, nartin1961@gmail.com
Личный сайт, посвященный работе «Планета Любовь»:
http://www.ivens61.narod.ru

22




«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики