Опанасовы бриллианты (fb2)


Настройки текста:



Опанасовы бриллианты

Повести и рассказы

М. Ланской, Б. Рест Опанасовы бриллианты


На конверте стоял штамп далекого южного города. Письмо было коротким: «Уважаемый Иван Георгиевич! Все. Завязал. Живу, как человек. Поздравляю Вас с Новым годом. Спасибо. Плаз».

Прочитав эти несколько строк, полковник милиции Иван Георгиевич Сизов улыбнулся и, продолжая улыбаться, перечитал их еще раз.

— Молодец, Плаз! — полковник легонько ударил ладонью по лежащему перед ним листку бумаги; вероятно, так же весело и доброжелательно он похлопал бы по плечу самого Плаза, если бы тот находился сейчас в кабинете Ивана Георгиевича.

Вложив почтовый листок обратно в конверт, Сизов спрятал его в несгораемый шкаф.

Этим письмом окончательно закрывалось одно старое дело, которым на протяжении многих лет занималась милиция то одного, то другого города.


Полковнику впервые пришлось познакомиться с Плазом весной 1951 года.

Началось с телефонного звонка. Говорила женщина. По ее голосу Иван Георгиевич отчетливо представил себе побледневшее от волнения лицо, умоляющие глаза, дрожащие губы.

— Вы должны меня принять, — слушал полковник торопливо сыпавшиеся в трубку бессвязные слова. — Умоляю вас! Это ужасно! Чтобы в нашем городе!.. Среди белого дня! Я вам должна рассказать сейчас же! Я жена профессора (женщина назвала фамилию известного в Ленинграде ученого). Муж еще ничего не знает! Мне сказали, что нужно обратиться именно к вам. Я все, все расскажу. Вы будете потрясены! Мой муж…

Телефонная трубка воспроизвела подавленное рыдание и шумную возню с носовым платком. Воспользовавшись паузой, Иван Георгиевич спросил:

— Как ваше имя и отчество?

— Мое? Простите, я так измучена. Все это так ужасно. Меня зовут Ольга Павловна.

— Приезжайте, Ольга Павловна, в Управление милиции на Дворцовую площадь. Пропуск на ваше имя будет спущен.

…Женщина в модном демисезонном пальто, широко распахнув дверь, вошла в кабинет, и, уже подойдя к столу и протянув руку, спросила:

— Можно? Я вам звонила.

— Садитесь.

Она была в том возрасте, когда особенно сильно желание казаться если не молодой, то уж, во всяком случае, свежей и хорошо сохранившейся женщиной. Цвет волос, щек, бровей и ресниц был очень приятен и почти натурален.

— Я вас слушаю, — сказал Иван Георгиевич.

— Простите, я сейчас. Я не могу прийти в себя. Это как сон, как немыслимый кошмар. Мне иногда кажется, что я сейчас проснусь. Я даже не знаю с чего начать… Самой трудно поверить — так все это странно и невероятно…

— Попрошу вас успокоиться и рассказать все по порядку.

— Да, да, сейчас. Это так ужасно… В одиннадцать часов утра я вышла из дому. Николай Кириллович ушел на сессию, у него сегодня экзамены, а я обещала зайти к портнихе — она живет на Владимирском проспекте. Погода сегодня прекрасная, я решила пройтись пешком. У Пяти углов меня еще догнала на своей «Победе» Лида Воробинская, предложила подвезти. Но я, дура, отказалась, помахала ей рукой и пошла по правой стороне. У Колокольной улицы я заметила мужчину, он шел от Невского и уже издали пожирал меня глазами. Мне сразу стало не по себе. Внутри что-то кольнуло и как будто оборвалось. Я отвела от него глаза, иду и чувствую, как он приближается. Подходит, улыбается, останавливается передо мной. Я готова уже рассердиться, а он смотрит мне прямо в глаза и улыбается. С той минуты все остальное я помню как в тумане. Он мне что то сказал. Я что-то ответила. Потом он достал из кармана носовой платок, я почувствовала какой-то одуряющий запах и перестала видеть улицу, дома… В голове все так закружилось… Потом подошли еще двое, но я уже была в состоянии гипноза.

— Гипноза? — переспросил Иван Георгиевич.

— Да, да, — кивнула головой Ольга Павловна. — Это так страшно… Они что-то говорили, я что-то отвечала. Молодой человек крепко держал меня за руку. Потом мы поднялись ко мне домой. Я, идиотка, взяла сберкнижку, пошла и сняла со счета двадцать тысяч — все это автоматически, в полном забытьи. Конечно, это был гипноз. Потом я отдала им деньги, своими руками вложила в чемодан костюм мужа, отрезы, чернобурку… И они ушли… Помню, я еще долго сидела и, как шизофреничка, улыбалась в зеркало. И вдруг очнулась! Это было ужасно! В голове было еще легкое кружение, ноги — чужие. Я хотела кричать, звать на помощь и не могла… Женщина закрыла лицо руками, и ее полные плечи стали подергиваться, как у всех на свете плачущих женщин. Иван Георгиевич, вначале внимательно слушавший Ольгу Павловну, уже где-то в середине ее рассказа отвлекся, открыл ящик стола, достал толстый альбом и, положив на колени, начал переворачивать плотные листы картона, заклеенные фотографиями. Когда женщина замолчала, он положил альбом перед ней, сухо кашлянул и сказал со строгостью в голосе:

— Вытрите глаза и взгляните на эти фотоснимки. Смотрите внимательно: может быть, здесь найдутся знакомые вам лица.

Ольга Павловна вцепилась в альбом обеими руками. Она перевернула один лист, второй, третий и вдруг, прижав носовой платок к груди, воскликнула:

— Боже мой! Он! Он! Негодяй! Подлец!

С фотографии угрюмо смотрел пожилой мужчина с мясистым лицом и пышными, гладко зачесанными волосами.

Иван Георгиевич впервые за все время беседы улыбнулся.

— Это и есть тот молодой, обаятельный человек, который шел со стороны Невского?

— Мне казалось, что он моложе. Но это он! Он!

— Хорошо. Смотрите другие снимки: может быть, еще кого-нибудь узнаете.

Не прошло и минуты, как порозовевшая от возбуждения Ольга Павловна снова вскрикнула:

— И эти двое! Они! Они!

Растопыренными пальцами она указала на расположенные в нижнем ряду портреты совсем уже старого человека с седой бородой и лупоглазого широконосого парня.

— Вы уверены? — спросил Иван Георгиевич. — Вы говорили, что многое помните, как в тумане. Состояние гипноза могло ослабить вашу память?

— Что вы! Я узнала бы их среди тысячной толпы!

— Понятно, — отозвался Сизов. Он достал из папки лист чистой бумаги и, вздохнув, спросил: — Бриллианты при вас?

От неожиданности Ольга Павловна оцепенела. Судорожно сжав сумочку, немигающими глазами глядела она на полковника.

— Да, бриллианты! — повторил Сизов и, уже что-то записывая, добавил: — Прошу их оставить у меня: они понадобятся мне как вещественное доказательство.

— Вы… вы все уже знаете? — покраснев, пролепетала Ольга Павловна. Она порылась в сумочке и подала полковнику маленькую коробочку, в каких обычно хранятся ювелирные изделия. — Простите меня, ради бога! Если бы вы знали, как мне стыдно…

Сизов бегло взглянул на содержимое коробочки, сунул ее в ящик письменного стола, приказал кому-то по телефону срочно явиться к нему и повернулся к Ольге Павловне.

— Ваша ложь, — хмурясь сказал он, — могла бы повредить прежде всего вам самим. Пройдите, пожалуйста в коридор, посидите там, вас вызовут…

В дверях Ольга Павловна столкнулась с полуседым человеком в черном костюме. Он поглядел ей вслед и вошел в кабинет Сизова. Несмотря на раннюю седину и четкие морщинки на лице, майор милиции Сергей Иванович Комлев казался моложе своих сорока пяти лет. Он был строен, подтянут, и штатский однобортный пиджак носил, как военный китель: без складок, застегнутым на все пуговицы.

— Появились фармазоны, — ответил Иван Георгиевич на вопросительный взгляд Комлева. — Давненько их не было, а сегодня расписались в прибытии. Львовские гастролеры. Совершили сегодня крупное мошенничество. Из города, думаю, будут уходить без промедления.

— Вы, Сергей Иванович, будете старшим оперативной группы. Эти фотографии, — указал он на портреты людей, опознанных Ольгой Павловной, — надо размножить. Проверьте гостиницы и квартиры по списку. Отрежьте все пути отхода. Потерпевшая в коридоре, оформите протокол и составьте перечень похищенных вещей. Вечером я в театре. На всякий случай запишите: Театр комедии, девятый ряд, в среднем проходе с краю.

— Можно идти?

— Действуйте, Сергей Иванович.

Преступление, действительно, было шаблонным. Подобные же мошенничества, разработанные еще в давние дореволюционные времена, совершались разными группами преступников в разных вариациях, и уже с первых слов Ольги Павловны полковнику Сизову было ясно, о чем идет речь. Когда же Ольга Павловна указала на фотографии мошенников — их личный «почерк» Ивану Георгиевичу был хорошо известен, — картина преступления предстала во всех деталях.

…Мартовским утром Ольга Павловна шла по Владимирскому проспекту. Она торопилась к портнихе. У Колокольной улицы ее остановил неуклюжий парень в потертой ватной одежде с удивительно глупым лицом. Рот его был полуоткрыт, выпученные глаза смотрели боязливо и просительно. Разговаривал он на таком смешанном украинско-русском языке, что понять его было очень трудно. Он протянул Ольге Павловне клочок смятой оберточной бумаги и начал бормотать:

— Поимейте жалость, чи не знаете, где вин буде?

— Что вам нужно? — спросила Ольга Павловна, силясь прочесть загадочные каракули.

— Вин казав, що вона близ базару, я скрозь усю вулицю прошел, а вона…

— Ничего не понимаю: «вин», «вона»!

В эту минуту со стороны Невского к ним подошел высокий пожилой мужчина в зеленой велюровой шляпе и в пальто из дорогого ратина. С улыбкой поглядывая на дурацкую физиономию парня, он спросил у Ольги Павловны:

— Простите, гражданка, разрешите узнать, что он от вас хочет?

Мужчина произвел на Ольгу Павловну благоприятное впечатление. Она обменялась с ним взглядом, как с человеком своего круга, и протянула ему странную бумажку.

— Я сама не знаю. Просит прочесть, что тут написано…

Парень с выпученными глазами заблеял еще жалобнее прежнего:

— Вин казав, що с Кузнецького базару треба итти по той вулицы, где речка, а вона…

— Постой, — перебил мужчина, — тут написано «Ювелирторг».

— Вин, вин, — обрадовался парень, — юлирторг. Так мини и батько казав…

— А зачем тебе ювелирторг? Купить хочешь что-нибудь? — допытывался мужчина.

— Ни! Мыне треба продать. Будьте ласковы, покажьте, где цей самый юлирторг.

— Погоди, не торопись. Что ты хочешь продать? Может я у тебя сам куплю, уплачу дороже, чем в магазине.

Лупоглазый парень долго хлопал рыжими ресницами, подозрительно оглядывая мужчину, потом еще раз взглянул в лицо Ольги Павловны и, видимо успокоившись, засунул руку в бездонный карман ватных брюк. Оттуда он вытащил грязную тряпицу, заменявшую ему, должно быть, носовой платок… В тряпице оказались новенькие золотые часики и массивное золотое кольцо. Мужчина в шляпе схватился было за ценности, но парень испуганно отшатнулся.

— Ни! — сказал он. — Батько казав, що в городе багато жуликов и мыни облапошут.

Непосредственность парня заставила Ольгу Павловну рассмеяться. Мужчина стал сердиться.

— Да, что ты, дурной, боишься? Вот посмотрим мы с гражданкой эти часики и купим их у тебя. Не нужно будет и ювелирторг искать. Отойдем в сторонку.

Парень доверчиво протянул часики Ольге Павловне.

— Чудесные швейцарские часики, — прошептал мужчина в шляпе. — Слушай, друг, может быть у тебя еще что-нибудь есть для ювелирторга?

Парень помялся и тихо проговорил:

— Е… камушки.

— Какие камушки? Ты покажи, не бойся.

— Покажи, милый, — сказала Ольга Павловна потеплевшим голосом.

Она уже забыла о портнихе и обо всем на свете. Эта неожиданная встреча с дурачком, у которого карманы набиты драгоценностями, захватила ее целиком. Парень, скособочившись, засунул руку под самый локоть своего теплого пиджака и извлек оттуда комок ваты. Поковыряв в ней пальцем, лупоглазый выкатил на ладонь шесть крупных как орехи камней. Под лучами весеннего солнца они засверкали чистейшими огнями небесной радуги.

— Бриллианты! — с изумлением вздохнул мужчина и, оглянувшись по сторонам, сказал парню: — Заверни! Спрячь! Откуда они у тебя? Может, краденые?

— Тю! Сказав дурный. Какие ж они краденые? Батя мий ище когда в самую первую революцию их у помещика прибрал. Всю жисть под половицей в хате ховал, а вин говорит — крадены. Мий батя, как помирать став, выдав уси бриллианты и наказав снести в тот самый юлирторг. Тебе, кажет, за ных тысяч сорок выдадут. Ему про то один верный чоловик казав.

— Не нужно никакого ювелирторга, — взволнованно зашептал мужчина. — Мы тебе поможем продать их в надежные руки.

— Будьте ласковы, — заблеял парень. — Помогите. Я в цим городе одурел совсим. Поможете — я вам те часики и кольцо задаром отдам.

— Это ты не плохо придумал. Все будет в порядке. Ведь мы поможем ему? — обратился мужчина к Ольге Павловне. — Простите, я не знаю вашего имени…

Ольга Павловна назвала себя.

— Меня зовут Эдуард Максимович, — приподнял шляпу мужчина. — Раз счастливый случай свел нас с этим алмазным принцем, придется довести дело до конца. Надеюсь, вы не торопитесь?

— Да… то есть нет… Немного времени у меня есть.

— Ну и чудесно! Прежде всего я забегу домой — это тут рядом, второй дом от угла, — и захвачу наличность. Потом мы зайдем к моему приятелю — старому ювелиру, большому знатоку своего дела, живет он тоже неподалеку, на Загородном. Оценим у него камни, а там будет видно. Прошу вас, уважаемая Ольга Павловна, идти с товарищем… Эй, друже, как тебя звать?

— Опанас.

— Чудесно. Идите потихоньку с товарищем Опанасом по этой стороне, а я вас мигом догоню.

Эдуард Максимович повернул к Невскому, но не успела Ольга Павловна пройти с Опанасом и двух кварталов, как он, запыхавшись, догнал их. Лицо его сияло.

— Все в порядке. Вот что, Опанас. Мы сейчас с Ольгой Павловной поднимемся к ювелиру и покажем ему твои камни. Он скажет настоящую цену и даст покупателя. А ты нас подождешь внизу. Чтобы ждать было не скучно, я тебе дам задаток. Получай и прячь получше. Десять тысяч.

Эдуард Максимович передал Опанасу длинную, плотно спрессованную банковскими лентами пачку сторублевок. Опанас схватил ее обеими руками и сунул в один из своих карманов. Охваченный чувством полного доверия к своим знакомым, он тут же вручил Эдуарду Максимовичу ватку с бриллиантами.

Бережно поддерживая Ольгу Павловну под руку и оставив Опанаса плестись в нескольких шагах позади, Эдуард Максимович не умолкал ни на минуту.

— Как вам нравится этот король бриллиантов? Он должно быть меняет портянки как перчатки — раз в три года. Везет же кретину! У него сегодня будет неплохая получка. Если мы с вами не получим хотя бы самые скромные комиссионные за наши труды, — это будет непростительной глупостью. Пусть скажет спасибо, что нарвался на честных людей. Иные ловкачи оставили бы такого лопоухого без камней и без денег. Мы не будем жадными. Если от бриллиантов покойного бати Опанаса нам отвалится по пяти тысяч рублей, будем считать это улыбкой фортуны и примем ее с философским спокойствием. Думаю, что вы сумеете истратить эту мелочь на вещи, приятные женскому сердцу. Кстати, если потребуется мутонная шуба или редкий отрез, прошу звонить. Я вам оставлю телефон, и, надеюсь, мы станем друзьями. Не случайно же богиня счастья предстала предо мной в вашем облике.

У Ольги Павловны закружилась голова. В ее глазах появились почти такие же огни, какие играли в бриллиантах Опанаса. В ней проснулись чувства, о существовании которых она никогда не подозревала. Ее обуяла жадность, желание поживиться за счет глупого деревенского парня. И с каждым шагом эта жадность все больше росла и ослепляла ее.

— Вот мы и пришли! — сказал Эдуард Максимович, останавливаясь у большого серого дома на Загородном проспекте. — Опанас! Мы сейчас поднимаемся на четвертый этаж в квартиру восемь, а ты подожди, никуда не отлучайся. Минут через десять мы вернемся.

Они успели дойти только до третьего этажа, как вдруг увидели бегущего им навстречу, по-козлиному подпрыгивающего на ступеньках лестницы, сухонького старичка с седой бородкой, в старомодном пенснэ со шнуром. Он глядел себе под ноги и, вероятно, не заметил бы поднимающуюся пару, если бы Эдуард Максимович не раскрыл перед ним своих объятий.

— Куда вы бежите, Шприц? Вернитесь на минутку домой. Мы идем к вам. Мне и этой даме нужно посоветоваться с вами по одному очень важному делу.

Шприц недовольно посмотрел на них и рванулся вперед.

— Завтра. Приходите завтра. Сейчас нет у меня ни одной минуты. Я и так опаздываю. У меня срочная экспертиза.

Но Эдуард Максимович крепко держал его за пуговицу пальто и делал вид, что вот-вот станет перед Шприцом на колени.

— Прошу как друга. На пять минут. Три минуты. Одна! Не будем даже подниматься: посмотрите одним глазом на вещь, и мы уйдем!

Не давая старику опомниться, он вытащил из кармана камни Опанаса и подсунул их Шприцу под самый нос. Вероятно, у старого ювелира проснулся профессиональный интерес. По инерции бормоча проклятия, он взял ватку с бриллиантами и отошел с ними к окну. Сначала он взглянул на камни сквозь пенснэ, потом извлек из кармана лупу и долго разглядывал каждый бриллиант отдельно… Он молчал, но с каждым мгновением лицо его менялось. Сначала на нем отразился испуг, потом появилось крайнее изумление, которое, в свою очередь, сменилось выражением беспредельного восторга. Держа на ладони горсть сверкающих камней, он вытянул руку, откинул назад голову и, глядя на бриллианты, застыл, как изваяние.

— Что с вами. Шприц? — спросил Эдуард Максимович. — Может быть, вы нам что-нибудь скажете?

Старый ювелир, словно вырванный из мира грез, вздохнул, тщательно завернул камни в вату и, возвращая их Эдуарду Максимовичу, строго спросил:

— Чье это, Эдуард? Этой мадам?

Ольга Павловна не успела раскрыть рта, как Эдуард Максимович уже ответил:

— Да, это ее камни. Мы пришли узнать, сколько они стоят и где найти покупателя.

— Это бразильские бриллианты! Экстра-класс! Уникумы! Коронные алмазы голубой воды! Их еще нужно взвесить, но уже сейчас могу сказать: их минимальная цена шестьдесят тысяч! А покупатель?

— Покупатель это я.

— Через час я вернусь, и выложу вам как одну копейку. Но, — старик строго посмотрел на Ольгу Павловну, — я должен знать, кто продает, я должен видеть его паспорт, я люблю, чтобы все было чисто. Я прошу вас подождать один час, принести паспорта и вы не пожалеете.

— Могу дать задаток. Вот две тысячи, больше с собой нет.

Сунув Ольге Павловне деньги, он опять заторопился:

— Ай-ай-ай! Как я опоздал!

Старик исчез. Эдуард Максимович и Ольга Павловна стояли на лестничной площадке и смотрели друг на друга улыбающимися, почти влюбленными глазами.

— Шестьдесят тысяч! — прошептал Эдуард Максимович и сдвинул на затылок свою зеленую шляпу. — Фу, меня даже в жар бросило. Теперь давайте рассуждать здраво. Этот чурбан стоит внизу и мечтает о сорока тысячах. Через час мы приведем его к Шприцу и тот отвалит ему все шестьдесят. Мы будем стоять и облизываться. В лучшем случае этот гопкин подарит нам свои паршивые часы и кольцо ценою в двести рублей. Есть в этом смысл? Как вы думаете, Ольга Павловна? По-моему, никакого смысла в этом нет. Мне пришла такая идея. А что, если нам вдвоем отдать этому счастливчику его сорок тысяч и пусть он катится в свои Малые Кобыляки. А со Шприцем будем иметь дело мы — законные владельцы коронных бриллиантов. Зная Шприца, могу заверить, что если он, не взвешивая, дает шестьдесят тысяч, то взвесив, отвалит восемьдесят. Вы со мной не согласны?

— Да, вы правы, конечно. Но…

— Никаких «но»! Я чувствую, что вас волнует денежная проблема. Чепуха! Десять тысяч он уже получил от меня. Две тысячи уже дал Шприц. Неужели вы не сможете на эти несколько часов достать двадцать восемь тысяч, чтобы к вечеру иметь сорок или пятьдесят? Я бы мог это сделать сам, но мне не хочется вовлекать в операцию третьего человека.

— Нет, нет, — испугалась Ольга Павловна, — обойдемся без третьего…

— Сколько у вас найдется наличными дома?

— Немного… тысячи полторы…

— Маловато… А если заглянуть в сберкассу?

— Пожалуй, тысяч двадцать я смогу снять с книжки.

— Ну и чудесно! Остальное наскребем, подкинем какие-нибудь вещички, и он будет сыт. Вы изумительная женщина! Вы околдовали меня с первого взгляда. Возьмите Опанасовы брилльянты. Они ваши!

Эдуард Максимович с фамильярностью близкого человека вложил в сумочку Ольги Павловны ватку с бриллиантами и, прижав локоть спутницы к своей груди, стал спускаться с лестницы.

После полутемного подъезда весенняя улица ослепила Ольгу Павловну. Ей показалось, что все усеяно алмазами. Они валялись в грязных кучах последнего снега, висели, как серьги, на изгибах водосточных труб, сверкали на фарах проезжающих машин.

Опанас стоял на том же месте и, разинув рот смотрел на железные локти снегоуборочной машины.

— Эй, друже Опанасе! — окликнул его Эдуард Максимович. — Закрой рот и поди сюда.

Ему наскоро объяснили, что он получит за свои камни сорок тысяч и сможет уехать в деревню. Опанас кивал головой и бормотал:

— Вот спасибочка, добры люди, вот спасибочка. Вин казав…

— Ладно, что «вин казав», мы узнаем позже, а сейчас не будем терять времени.

Эдуард Максимович остановил такси, посадил на переднее место Ольгу Павловну, а сам с Опанасом уселся позади.

Пять минут спустя машина остановилась у дома, где жила Ольга Павловна.

— Одну минуточку, — сказала она. — Я поднимусь за сберкнижкой, получу деньги, а потом мы зайдем.

Ольга Павловна взбежала по крутой лестнице и нетерпеливо повернула ключом в замочной скважине.

Эдуард Максимович с Опанасом присели в ближайшем скверике.

Видимо, им вдвоем было очень скучно, потому что появление Ольги Павловны оба встретили с нескрываемой радостью.

— Пойдемте теперь ко мне, там рассчитаемся.

В большой профессорской квартире было просторно и уютно. Из кухни выглянула и снова скрылась голова домработницы. Ольга Павловна ввела гостей в столовую и выложила на стол деньги, Эдуард Максимович пересчитывал каждую пачку и вручал Опанасу.

— Получай, друг-миллионер. Десять тысяч я тебе уже выдал. Вот еще десять. В этой пачке тоже десять. Итого тридцать. Вот еще около четырех. Остаются пустяки. На них получишь вещи. Идет?

Опанас нахмурился, подозрительно посмотрел на Эдуарда Максимовича и спросил:

— Яки-таки вещи?

— «Яки-таки», будешь доволен. Ольга Павловна, нет ли у вас каких-нибудь отрезов? До завтра! — шепнул он ей. — Любой отрез будет завтра у ваших ног.

Ольга Павловна долго копалась в спальне и принесла отрез синего бостона и светлую шерсть на платье.

Опанас потрогал материал и угрюмо сказал:

— Дуже мало.

— Но у меня больше ничего нет, — развела руками Ольга Павловна.

— Черт, какая жалость! — страдальчески морщился Эдуард Максимович. — Этот дуб упрется и заберет камни. Может быть, что-нибудь из готового платья найдете?

Ольга Павловна ушла и вернулась с новым коричневым мужским костюмом.

— Все! — воскликнул Эдуард Максимович. — Теперь тебе хватит.

— Не! — заупрямился Опанас. — Хиба ж тут на десять тысяч?

— Ну и черт с тобой! Забирай свои камни и убирайся. Не хватает каких-то пустяков, разве мы их у тебя не заслужили? Отдайте ему его паршивые бриллианты, Ольга Павловна.

Опанас заколебался.

— Нехай, — сказал он, — дайте ще одну шкурку и все.

— Какую шкурку?

Опанас вышел в коридор и вернулся с чернобуркой, снятой с вешалки. Эдуард Максимович всплеснул руками.

— Ну, и кулак! Ну и жадина! Ольга Павловна, разрешите, я выгоню его в шею.

— Погодите, Эдуард Максимович, я прямо не знаю, что делать…

— Э, ладно! — махнул рукой Эдуард Максимович, словно вырывая чернобурку из своего сердца… — Завтра у вас будет палантин. Он смял лису и бросил Опанасу в лицо.

— Возьми и подавись. Ольга Павловна, дайте ему какой-нибудь чемоданчик, пусть укладывается и уходит… Я не могу больше смотреть на его гнусную рожу.

С карманами, распухшими от денег, и с чемоданом в руках Опанас двинулся к выходу.

— До свиданьица, хозяйка. Спасибочка за ласку, — бормотал он.

Встал и Эдуард Максимович.

— Я его провожу и посажу в машину, чтобы он не болтался около дома. Вернусь через десять минут, и мы обсудим дальнейшие шаги.

Они вышли. Хлопнула дверь, и Ольга Павловна осталась одна. Хотя алчность Опанаса, сорвавшего чернобурку чуть ли не с ее шеи, продолжала возмущать Ольгу Павловну, в глубине души она оправдывала парня. В конце концов шестьдесят тысяч — это не сорок, и бриллианты на улице не валяются.

Ольга Павловна переложила камни в бархатную коробочку из-под часов и вновь поразилась их необычайной величине. Прошло уже минут тридцать, а Эдуард Максимович все еще не возвращался. Ольга Павловна не знала, что делать. Ей хотелось куда-то идти, с кем-то говорить, слышать слова восхищения, зависти. Она оделась и вышла на улицу. Эдуарда Максимовича нигде не было видно. «Пусть теперь он меня подождет» — рассердилась Ольга Павловна и направилась к троллейбусной остановке. Она решила заехать в магазин Ювелирторга, чтобы узнать, какова государственная цена бразильским бриллиантам.

В магазине было тихо, как в музее. Ольга Павловна вынула из коробочки самый крупный камень и подошла к продавцу, похожему на знакомого доктора филологических наук. Протянув ему бриллиант, она сказала дрогнувшим голосом:

— Я хотела бы знать, сколько мне дадут за этот камень.

Продавец взглянул на Ольгу Павловну, потом на бриллиант, снова на Ольгу Павловну и сказал ласково:

— Мы такие вещи не оцениваем.

— Почему? Я хотела бы его продать…

Продавец опять посмотрел на камешек и произнес:

— Таких вещей мы не покупаем, это… стекло.

— Что?.. Какое стекло? — вырвалось у Ольги Павловны.

— Обыкновенное. С так называемой алмазной гранью. Цены оно не имеет.

— Вы ничего не понимаете, — чужим голосом сказала Ольга Павловна и стала торопливо открывать свою сумочку. Это было очень трудно. На руках как будто появились чужие пальцы, которые мешали друг другу. Достав, наконец, маленькую коробочку, Ольга Павловна показала продавцу еще пять бриллиантов, покоившихся на черном бархате. — Да вы посмотрите на них, возьмите лупу. Разве можно так?

— Тут не на что смотреть. Обыкновенное стекло не требует специальной экспертизы.

Ольга Павловна почувствовала, что в магазине страшная духота. Положив в сумочку свои камни, она пьяными шагами вышла на улицу. Здесь было до отвращения шумно. Все куда-то торопились и толкали Ольгу Павловну. Она подошла к закрытому газетному киоску и стала смотреть на журналы, выставленные за стеклянными рамами. Так было легче припомнить, что собственно произошло за последние два часа. Она увидела выпученные глаза Опанаса, широкую улыбку Эдуарда Максимовича, седую бородку старого ювелира и даже засмеялась от радости. «Боже! Как напугал меня этот болван из магазина. Все ясно: он никогда в жизни не видел бразильских бриллиантов. Но ведь есть Шприц, крупнейший знаток, милый, смешной старикашка, который замирал от восторга на лестнице. Он уже давно ждет ее. Он приготовил шестьдесят тысяч. Скорее к нему!»

Найти подъезд дома на Загородном не представляло труда. Номер квартиры Ольга Павловна запомнила — восемь, четвертый этаж. Она взлетела на верхнюю площадку и остановилась у двери, обитой клеенкой. На звонок долго никто не отвечал. Потом старушечий голос спросил:

— Вам кого?

— Откройте, пожалуйста. Я к товарищу Шприцу. Он меня ждет.

— Кого?

— К Шприцу, к ювелиру. Откройте, ради бога.

Лязгнули какие-то задвижки и дверь приоткрылась на длину цепочки. Подслеповатая старушка долго вглядывалась в Ольгу Павловну и снова спросила:

— Кого вы спрашиваете?

— Шприца бабушка, Шприца, старичка с седой бородкой. Скажите ему, что пришла женщина, которую он ждет.

Старушка долго молчала, потом сказала решительно:

— Никакого Шприца у нас во всем доме отродясь не было.

— Как не было?! Откройте сейчас же!

Ольга Павловна потянула к себе дверь, но старушка проворно дернула цепочку, и тот час же лязгнула задвижка. Стало тихо, как на кладбище. Ольга Павловна ухватилась за перила лестницы и наклонила над пролетом голову, чтобы слезы падали отвесно, не смывая ресниц, и не растекаясь по щекам.

Она вспомнила, как бежала за сберегательной книжкой, вспомнила отрезы, костюм мужа, чернобурку и застонала от боли. Как это могло случиться? Как? Среди бела дня, при всех, своими руками отдала… Какой стыд?! Что сказать людям? Это было колдовство. Нет, колдовства не бывает. Гипноз! Ну, конечно, ее загипнотизировали, лишили воли, разума, ограбили. Ограбили! Ограбили!

Ольга Павловна бросилась к телефону-автомату.

Прошло уже несколько часов с той минуты, как оперативные работники уголовного розыска «закрыли» Московский вокзал.

Но этого не замечали ни пассажиры, направлявшиеся к поезду, ни провожавшие их родственники и друзья, ни носильщики, без всякого спортивного азарта ставившие рекорды по поднятию тяжестей.

Майор Комлев, «закрывавший» центральный выход на платформу, сидел на широкой дубовой скамье неподалеку от перонных контролеров и терпеливо ждал. В своем темносером, не из дорогих, пальто и в шапке-ушанке он ничем не выделялся из толпы.

Не было, разумеется никакой уверенности в том, что преступники пройдут именно здесь и обязательно сегодня. Но в том, что они будут взяты, Комлев не сомневался ни одной минуты.

Задерживаться в Ленинграде после успешной «операции» львовские гастролеры не будут. Преступление было ими уже совершено, и огромный многолюдный город сразу же стал для них тесным и неуютным.

Прибывали и уходили поезда. Сотни людей уже прошли мимо Сергея Ивановича и сотни раз его глаза, останавливающиеся на том или другом человеке, отвечали ему мгновенно и категорически: «Нет»!

До отхода скорого поезда оставалось восемь минут, когда взгляд Комлева впился в лицо старичка, поднимавшегося по мраморным ступеням вестибюля.

Старичок в теплом пальто с каракулевым воротником, в высокой каракулевой шапке, с очками в золотой оправе, очень мало походил на фотографию и на словесный портрет «старого ювелира», нарисованного Ольгой Павловной. Большой желтый портфель и спокойная размеренная походка придавали ему вид крупного специалиста, отбывающего в Москву по служебной командировке. А главное — борода.

На фотографии борода была белая и, как рассказывала потерпевшая, утром была еще белой. А у пассажира черная, кажется, даже завитая. Но эти зависшие над глазами дуги, опущенный книзу нос, тонкие, подобранные губы…

Комлев сонливо откинул голову на спинку скамьи и сквозь полуприкрытые ресницы стал с удвоенной настороженностью следить за каждым движением старика.

Поднявшись в вестибюль, тот подошел к свободной скамейке, поставил портфель и, сняв очки, стал протирать их стекла белым носовым платком. При этом он рассеянно обвел глазами весь зал. Потом встряхнул платком и сунул его в карман. К нему подошел молодой человек в шляпе, в роговых очках и с чемоданом в руках. Очки не могли скрыть его выпученных глаз и рыжих ресниц. О чем-то разговаривая, они направились к выходу на перрон.

«Где же третий? — забеспокоился Комлев. — Должен быть здесь и третий».

Но третьего не было.

Ждать больше нельзя. Сергей Иванович поднялся, потягиваясь, будто со сна, вытянул влево руку и пошел к поезду. От противоположной стены отделился и вышел вслед за Комлевым на перрон неприметный с виду простой рабочий парень. Это был Саша Зотов — молодой сотрудник, лишь два года назад пришедший в органы милиции по путевке райкома. Когда они поравнялись, Комлев вполголоса сказал:

— Побудь до отхода поезда. Первый номер еще не прошел. Сразу же приходи к дежурному по вокзалу.

Старичок со своим спутником был уже далеко. Сергей Иванович прибавил шагу, и они вместе подошли к мягкому вагону. Проводница заметила Комлева. Он чуть-чуть покосился на старичка и отошел в сторону.

Молодой парень в шляпе протянул два билета, и старичок уже шагнул на площадку. Проводница его остановила.

— На ваших билетах, граждане, вчерашний компостер.

Парень возмутился.

— Как вчерашний? Сегодня на вокзале покупал билеты.

— Ничего не знаю, граждане, компостер вчерашний. Можете пройти к дежурному по вокзалу. Если он разрешит, я пропущу, а так не могу.

— Осталось четыре минуты. Мы опоздаем! Вы будете отвечать за это безобразие!

— Граждане, прошу отойти от входа, не мешайте пассажирам. Пройдите к дежурному, пусть разрешит.

Старичок взглянул на часы, потом на своего спутника, и они рысью побежали обратно в вестибюль.

В кабинете дежурного по вокзалу старичок стукнул костлявым кулачком по столу, бросил билеты и завизжал:

— Я сейчас же буду звонить министру. Это возмутительно. В вашей кассе мне подсунули вчерашние билеты. Мы опаздываем на поезд. Пойдете под суд!

Дежурный, невозмутимый, как памятник, молча взял билеты, посмотрел знаки компостера и вернул старику:

— Билеты действительны.

— А что же там ваш проводник? — закричал старичок.

Дверь открылась и вошел Комлев.

— Поезд ушел и вам придется задержаться. Прошу сесть и предъявить документы.

Во избежание пререканий Сергей Иванович вынул из кармана служебное удостоверение. Старичок развел руками и задохнулся от ярости.

— Ах, так?! Значит с нами сыграли дурацкую комедию? Я рассматриваю это как беспримерный акт насилия. О нем станет известно прокурору. Вы возместите мне все материальные убытки.

Комлев стоял и ждал. Хотя лицо его, как всегда, было спокойно, а в душе копошились сомнения. Неужели ошибся? Если старичок и играет, то уж очень натурально. Неужели придется извиняться и отправить их на следующем поезде? Вслух он твердо повторил:

— Прошу предъявить документы!

Старик повернулся к своему спутнику, который с видом ничего не понимающего человека следил за всей сценой, и на азбуке глухонемых пальцами сказал ему несколько слов.

— Это мой племянник, — пояснил он, — он глухонемой.

На душе у Комлева стало веселее. Он подошел к старику и, глядя ему в глаза, сказал:

— Придеться мне самому достать ваши документы.

Старик плюхнулся в кресло и, торопливо шаря в карманах, вытащил паспорт и какие-то бумажки. Достал документы и «глухонемой». Комлев открыл паспорт и даже не улыбнулся. На фотографии старик был без очков с белой бородкой — точно такой же, как на снимке. Теперь сомнений не оставлял и племянник.

— Все вещи из карманов выложите на стол. Быстрее! Хватит валять дурака!

— Обыск?! — взвизгнул старик. — Очень хорошо! — Он стал выкладывать деньги, платки, записные книжки.

— Все? Встаньте!

Сергей Иванович проверил карманы старика. Оружия не было. И в эту минуту «глухонемой» метнулся к дверям. Комлев, не поворачивая головы и только повысив голос, произнес:

— Зотов!

В дверях выросла плечистая фигура Саши. «Глухонемой» отступил к столу. Сергей Иванович обыскал и его.

Откройте чемодан! Портфель подайте сюда.

В чемодане были уложены какие-то старые костюмы, несколько комплектов мужского и женского белья, носки, стоптанные домашние туфли, но ни одной вещи из списка, представленного потерпевшей, Комлев не увидел.

«Неужели проспал главного? — думал Комлев, методически выкладывая содержимое чемодана. — Неужели вещи уплыли и не осталось ни одной прямой улики?»

Портфель тоже был набит мелочью, не имевшей отношения к совершенному преступлению. Только под кожаной накладкой, прикрывавшей второе дно, удалось обнаружить пенснэ со шнурком и несколько комков ваты с крупными «бриллиантами» из стекла.

Сергей Иванович вызвал по телефону оперативную машину и, усаживаясь на место дежурного, сказал:

— Составим пока протокол обыска.

В театре только что окончился антракт и началось третье действие новой пьесы.

Хотя драматург старательно запутал сюжет и сделал все возможное, чтобы зритель раньше времени не догадался, кто из героев на какой героине женится, — все давно было ясно, и зал терпеливо ожидал конца.

Некоторое оживление в партере наступало тогда, когда на сцене появлялся актер в форме милиционера. Казалось, что из-за кулис он выходит лишь для того, чтобы рассмешить публику, а за одно и разбудить дремавших. По замыслу драматурга и талантливого актера милиционер был исполнительным, не совсем глупым служакой, который говорил несложными фразами и напоминал «кума-пожарника» из третьесортных дореволюционных комедий.

В глубине зала неслышно приоткрылась дверь, и высокий мужчина, втянув голову в плечи и подогнув колени, стал пробираться вперед. Он дошел до девятого ряда, и, присев на корточки, прошептал на ухо зрителю, занимавшему крайнее место:

— Иван Георгиевич, двоих доставили. Третьего с вещами нет.

Иван Георгиевич просительно пожал руку жены:

— Танюша, прости, родная, вызывают.

Минут через пятнадцать он уже сидел в своем кабинете, слушал доклад Комлева и знакомился с протоколом личного обыска задержанных.

Когда отворилась дверь и милиционер пропустил вперед старого фармазона, Иван Георгиевич встретил его дружественным восклицанием:

— Здравствуйте, Семен Семенович! Садитесь.

Старик сел в кресло, взглянул на Ивана Георгиевича и сухо ответил:

— А я вас не знаю.

— Это неважно. Зато вы мне хорошо известны. Какой у вас стаж? Лет сорок пять, кажется.

— Сорок четыре.

— Я думал, — сказал Сизов, — что вы уже бросили старые дела, решили отдохнуть. Ведь всего год, как вы на свободе. Пора бы утихомириться.

— А с чего вы взяли, что я не утихомирился? С меня довольно. Я уже немолодой человек. И времена не те: работать стало трудно. Пока найдешь жадную бабу, все нервы истреплешь. Нет, товарищ начальник, на этот раз вы дали маху. Новое дело вы мне не пришьете. Не выйдет!..

— Уж вышло, Семен Семенович. Все ясно, как в букваре. Камешки у вас нашли. Потерпевшая вас опознает. Хотите очную ставку?

— Я думал, вы действительно меня знаете, товарищ начальник, а вы со мной разговариваете, как с малым ребенком. Ну, опознает, и что же? А я ее не опознаю. Почему суд ей будет больше верить, чем мне? Меня закон так же охраняет, как и ее. Улики нужно иметь, товарищ начальник. Вам это известно лучше, чем мне.

— Вот тут вы ошибаетесь, Семен Семенович. И улик у нас вполне достаточно, и в суде сидят не такие формалисты, как вы думаете. Может быть, положить перед вами отрезы и чернобурку?

Мошенник усмехнулся:

— Положите.

— Все в свое время. А пока, может быть, вы расскажите, зачем приезжали в Ленинград и как провели сегодняшний день?

— Есть здесь у меня один знакомый. Фамилия его — Крылов. Он служит в Летнем саду памятником. Я и приехал с ним поздороваться.

— В самом деле, — покачал головой Сизов, — я вас плохо знаю. Думал, вы серьезный человек и понимаете бессмысленность огульного отпирательства. А вы ведете себя, как зеленый карманный воришка: «Я не я, и рука не моя». А этот номер с «глухонемым» племянником? Не ожидал, думал вы умнее. Не хотите признаваться — ваше дело. Этот прием еще ни разу вас не спасал. Отправляйтесь в камеру и подумайте.

Комлев вывел старика.

— Плохо, Сергей Иванович, — сказал Сизов вернувшемуся Комлеву. — Вы уверены, что третий не уехал тем поездом?

Комлев подумал и уверенно ответил:

— Нет. Иван Георгиевич, уехать он не мог.

…Пассажир в зеленой велюровой шляпе прикрепил бирку со своей фамилией к чемодану и, подняв голову, увидел на себе взгляд суровых глаз. Он попытался стряхнуть с себя тяжесть этого пристального взгляда и повернул к выходу на летное поле.

Оперативный уполномоченный Василий Артемьевич Коробков вышел на след преступника несколько часов назад: Дворники и жильцы одного из домов, намеченных им к проверке, указали квартиру, в которую заходил неизвестный человек, похожий по приметам на исчезнувшего мошенника.

Смущало Коробкова одно: никакого чемодана или портфеля при подозрительном человеке не было. Так утверждали все, кто видел этого человека. Задерживать преступника без вещей не имело смысла. Пришлось провести весь вечер и почти всю ночь в утомительном наблюдении сначала за квартирой, а потом за вышедшим из нее мужчиной в зеленой шляпе. Приметы совпали во всех деталях. Это был мошенник, называвший себя Эдуардом Максимовичем. Он и на этот раз появился без всяких вещей. Коробков долго ходил за ним по улицам, перескакивал с троллейбуса на автобус, часа три смотрел с ним картину в двух сериях, потом — до закрытия — сидел в ресторане на Невском. Все время нужно было быть начеку. Преступник, выходя на улицу, часто останавливался, круто поворачивал назад, неожиданно менял направление. Но ни разу его внимание не привлек коренастый человек в короткой куртке с меховым воротником, следовавший за ним, как бы пришитый к нему невидимой нитью.

Ночь была холодная и мокрая. Он знал, что будет идти за преступником, не считая часов, не давая себе отдыха, пока не накроет его вместе с вещами.

Эдуард Максимович свернул на Малую Садовую и вышел на Манежную площадь. Он подошел к автобусной остановке и прислонился спиной к ограде сквера. Убедившись, что мошенник не собирается уходить от автобусного столбика, Василий Артемьевич отыскал будку телефона-автомата и набрал номер Комлева.

— Говорю с Манежной. Эдуард ждет автобуса в аэропорт.

— Ладненько. Машина с Сашей Зотовым сейчас выйдет.

…Когда Эдуард Максимович получил из камеры хранения тяжелый чемодан, взвесил его и привязал бирку со своей фамилией, скрываться больше не было нужды.

Василий Артемьевич поравнялся с преступником и сказал вполголоса:

— Гражданин, прошу пройти со мной.

Эдуард Максимович вздрогнул, остановился и высокомерно оглядел Коробкова.

— В чем дело? Я спешу на самолет.

— Я сотрудник уголовного розыска.

Мимо них проходили отбывающие пассажиры, с поля доносился гул прогреваемых моторов. Лицо мошенника налилось кровью. Он пожал плечами и сказал:

— А вы не знаете, кто я такой? Я это так не оставлю.

Коробков повел задержанного к оперативной машине, стоявшей недалеко от входа. Они вышли на площадку перед зданием аэропорта. Холодный сумрак раннего утра еще не рассеялся. Влажный синеватый туман затушевал и небо, и землю. Василий Артемьевич вытащил из кармана свисток, но не донес его до рта и резко отшатнулся. Тяжелый кулак Эдуарда Максимовича скользнул мимо виска, больно рванув правое ухо. Коробков был на полголовы ниже ростом и килограммов на двадцать легче своего спутника. Эдуард Максимович решил, видимо, одним ударом сбить его с ног и под прикрытием тумана скрыться, вскочив в какую-нибудь проходящую машину. Но он просчитался. Коробков не потерял ни секунды. Перехватив руку преступника, он выбросил вперед ногу и сильным рывком опрокинул на мокрые камни тяжелую тушу Эдуарда Максимовича. Тот растянулся во весь рост и затих. Коробков потер горевшее ухо и зло скомандовал:

— Встать! Попробуешь еще бежать — буду стрелять. Потом примирительно добавил: — Прежде чем лезть с кулаками, спросил бы, какой у меня разряд по самбо.

В эту минуту из тумана вынырнул Зотов.

— Машина пришла, Василий Артемьевич.

Подтолкнув вперед поднявшегося Эдуарда Максимовича, Коробков сказал:

— Поехали.

На следующий день Ольга Павловна снова сидела в кабинете Сизова, и снова слезы обильно омывали ее лицо. Она узнавала отрезы, трогала свою чернобурку, видела пачки денег и не верила своим глазам.

— Этого не может быть! — твердила она. — Это как чудо!

— Чудес не научились делать даже работники милиции, — отозвался Иван Георгиевич.

— У меня нет слов, чтобы выразить свою благодарность. Я никогда не ожидала… я не думала…

— Вы думали, что милиционеры только свистят на улицах, да еще смешат публику в театрах?

Ольга Павловна осторожно вытерла кружевным платочком глаза.

— Я так благодарна! — воскликнула она напоследок. — Это мне урок на всю жизнь.

Прошло три года. В один из жарких июньских дней на платформе Московского вокзала собралась большая толпа встречавших поезд из Симферополя. Хотя Комлев и Коробков пришли сюда без цветов, но они тоже ждали старых знакомых. Поезд медленно, словно изнемогая после долгого пути, подошел к перрону, облегченно выдохнул пары и остановился. Из пятого вагона вышел невысокий худой старичок в желтой соломенной шляпе. Он был гладко выбрит и его живые глаза без очков бойко взирали на мир. За ним сошли на платформу миловидная девушка в изрядно вылинявшем стареньком, но опрятном платьице и молодой верзила с лицом профессионального победителя женских сердец. В руках у него был желтый портфель и щегольский габардиновый плащ. Не торопясь, прошли они по вокзальному двору, и уже у самого выхода на площадь к ним подошел Комлев.

— Есть свободная машина.

Старик отрицательно качнул головой.

— Не треба!

Комлев приподнял козырек кепки и улыбнулся.

— Треба, Семен Семенович. Вы меня не узнаете?

Старичок остановился, долго смотрел на Комлева и удивленно воскликнул:

— Это уж черт знает что! Какого дьявола вам от меня нужно?

— Иван Георгиевич просит вас заехать к нему для короткого разговора. Вместе с вашими спутниками конечно.

— А если я не поеду?

— Иван Георгиевич уверен, что вы приедете.

Девушка и верзила слушали этот разговор и ничего не понимали. Старичок посмотрел на них виноватыми глазами и, горестно качнув головой, сказал:

— Хорошо. Везите.

Так состоялась вторая встреча полковника Сизова со старым мошенником.

— На каком основании вы меня арестовали? — спросил Плаз, усаживаясь в знакомое кресло. — Имейте ввиду: дел за мной нет, я буду по-настоящему жаловаться.

— Что вы, Семен Семенович! Я и не думал вас арестовывать. Вы досрочно выпущены из лагеря и свободны, как птица. Но разве вам не интересно было узнать, что вот уже несколько дней я ожидаю вашего приезда?

— Откуда вы узнали?

— У каждого из нас есть свои маленькие профессиональные тайны, — полушутя ответил Сизов. — Давайте не будем задавать друг другу бестактных вопросов. Я ведь не спрашиваю, зачем вы сбрили бороду и что находится в портфеле вашего спутника.

— Тогда я уйду, — поднялся со стула Семен Семенович.

— Пожалуйста! В любую минуту.

— Вы хотите сказать, что мне нечего делать в Ленинграде?

— Мы приближаемся к истине, гражданин Плаз. Я хочу, чтобы вы немедленно покинули город и никогда сюда не приезжали. Это так сказать, желание-минимум, но есть у меня и другое.

— Хочу знать. — Семен Семенович снова присел.

— Скажу. Но сначала я хочу, чтобы вы согласились со мной, что я поступил с вами очень гуманно. Я мог бы задержать вас не у поезда, а несколько часов спустя, в разгар очередной «операции», накрыть вас с поличным, — разговор был бы совсем иным. Верно?

— Мы с вами пожилые люди, Семен Семенович, и играть в прятки нам ни к чему. Будем называть вещи так, как они называются. Всю жизнь вы обманывали людей… Тех, кто попадался на вашу удочку, вы считали глупцами, а себя тонким умником, артистом, мастером своего дела. А какой итог? Не кажется ли вам, что больше всего вы обманули себя? Люди по вашей вине теряли деньги. Вы потеряли целую жизнь. Вы создавали перед другими миражи легкого большого богатства и не замечали, что сами гнались за миражем. Не будем считать, сколько лет вы провели на свободе. Но вспомните, что это была за свобода. Вспомните дни, когда вы жили в страхе перед разоблачением, в ожидании, что каждую минуту вас поймают. Вспомните, как вы ходили, оглядываясь, как вас бросал в дрожь каждый пристальный взгляд честного человека, как вы вскакивали по ночам от каждого стука в дверь. И так всю жизнь…

Плаз молчал.

— Во все время нашей первой беседы вы сказали правильные слова: трудно стало вам мошенничать. Вам было легко в дореволюционной Одессе, или, к примеру, в Киеве в годы нэпа, или в предвоенном Львове. А сейчас трудно. И скажу по секрету: трудно не только фармазонам. Преступник-профессионал — об этом вы, Семен Семенович, знаете не хуже меня — в нашей стране кончается, доживает последние дни. Не та у нас почва, не тот климат.

Полковник отошел к окну и распахнул высокие рамы. На Дворцовой площади шла репетиция к школьному празднику. В кабинет ворвались звуки оркестра, топот ног, звонкие голоса.

Старик сидел, сложив на острых коленях сухие, жилистые руки.

После долгой паузы он спросил:

— Что же вы мне предлагаете?

— Правительство пожалело ваши седины и выпустило вас раньше срока. У вас все права советского человека. У вас есть дочь и вы ее любите. Поезжайте к ней и живите, как живут все люди. Узнайте хотя бы на старости радость покоя и уважения к себе. Это мой совет. А есть у меня и требование. Перестаньте совращать молодежь. Зачем вы привезли эту девушку? Научили ее работать «под сиротку» вместо Опанаса? Нам известен и второй ваш партнер: карманника, потерявшего веру в свое ремесло, вы переквалифицировали в фармазона. Пусть это будут ваши последние жертвы. Сегодняшняя встреча на вокзале должна была показать вам, что мы сумеем добиться выполнения наших требований. Вот собственно и все. Вы свободны.

Старик встал.

— Я сегодня уеду.

— Правильно. Дайте ваш пропуск, я подпишу.

— А девушка?

— Она останется. Я хочу с ней поговорить.

Плаз пошел к выходу. У дверей он остановился.

— Я вам ничего не обещал, товарищ начальник.

— А я никаких обещаний у вас и не просил.

Но Плаз не уходил. Потоптавшись, он сказал:

— Вы хороший человек, товарищ начальник.

— И за это спасибо.

— Будьте здоровы, товарищ начальник.

— Постараюсь. Счастливого пути, Семен Семенович…

Полгода спустя пришло письмо, с которого мы начали наш невыдуманный рассказ. Прочитав письмо, полковник Сизов занялся другими делами, но улыбка еще долго не сходила с его лица.

Он переживал чувство радости за человека, вырванного из преступной среды.


А. Островский Ночь не скроет


1

Город заснул. Людный днем проспект Стачек опустел. Лишь стремительно пробегавший трамвай с двумя-тремя пассажирами в желтых окнах вагонов, запоздалые автомобили, чаще всего с номерным шифром «ЛЕ», да далекие гудки поездов нарушали тишину.

Иногда попадались прохожие, и тогда Прохор Филиппович говорил Дмитрию, смотря вслед путнику:

— Шофе-ер!.. Поставил в гараж машину и, смотри, как к жене торопится!.. А это музыкант… Со спектакля домой идет…

— Откуда вы все знаете, Прохор Филиппович? — спросил Масленников старого постового. — Вы с ним знакомы?

— Нет, не знаком, — улыбнулся Гаврилов. — Да это не загадка, тут и думать нечего. Видал у гражданина под мышкой футляр? Это для инструмента. Понял?

— Понял, товарищ старшина! — сказал Масленников, немного удивляясь.

— Ничего, и ты скоро будешь разбираться во всем, — как бы поняв мысли Дмитрия, проговорил Гаврилов. — Только примечай все, что вокруг тебя происходит. В нашей работе без этого нельзя!

— Ясно, товарищ старшина!

— То-то…

Гулко постукивая тяжелыми сапогами, они прошли по тротуару до угла дома и остановились. У ворот сидела женщина в белом фартуке, дремала. Старшина вынул из кармана брюк потрепанный кожаный портсигар, угостил папиросой Дмитрия, закурил сам. Всего несколько дней назад Масленникова взяли на работу в милицию после демобилизации из армии. Чтобы получить первые навыки в новой специальности, приставили его к Гаврилову, который почти четверть века был постовым за Нарвской заставой и имел несколько похвальных грамот за свою службу.

Дмитрий пробыл три года в части, но в городе приходилось бывать ему нечасто. И парнишка жадно слушал бесхитростные рассказы старшего товарища о Путиловском заводе, где еще в царское время он вместе с отцом работал в литейке, о том, как после революции первый раз заступил на пост вот здесь же, в этих краях, и как выглядела тогда застава.

— Как сейчас помню, — говорил Прохор Филиппович, — вон в том саду — имя ему теперь присвоено «9-го Января» — деревья хиленькие были, кустарника почти никакого, пустовато так… Потом, смотрю, комсомольцы пришли, деревьев новых понасажали, дорожки расчистили, скамейки поставили… Тогда и решетку сменили. Эта-то, знаешь, откуда? Из сада Зимнего дворца!

— Да ну! — удивился Масленников. — Неужели царская?

— То-то и оно. Этот-то сад кировцам передали, рабочим. И решетка, значит, чтобы самая красивая была… Что у тебя за привычка такая: «да ну, да ну», — засмеялся Гаврилов. — Ты и в армии так отвечал? Нехорошо…

Масленников сконфузился, но чтобы не показать виду, спросил:

— А что, Прохор Филиппович, сейчас легче служить, чем раньше, в первые годы?

— Конечно… с теми временами и сравнить нельзя — небо от земли. Преступников-то единицы разве остались, да и тех не надолго хватит. Ведь они хорошо знают: что бы ты ни сделал против закона, все раскроется обязательно!

— Все-все? — переспросил Дмитрий.

— Все. Не сейчас, так через месяц, через год, два. Милиция не успокоится, пока не отыщет. А раз натворил — отвечай, наказание неси. Вот так-то… Да и охотников на преступление трудно найти: жить-то стало лучше… Но, Дима, смотри, я это тебе как товарищ говорю… А ты свое дело знай — учись, смотри за всем. Люди-то всякие попадаются. Нам службу нести надо как положено, исправно, точь-в-точь как в армии.

— Знаю, Прохор Филиппович.

— Ну то-то же! Пойдем еще пройдемся…

И два милиционера — старый, бывалый, и молодой, только что еще начинающий свою службу, пошли мимо спящих домов. Едва заметно начинало светать, поднялся ветерок… И вдруг где-то далеко за спинами милиционеров хлопнул выстрел. Гаврилов мгновенно обернулся. Лицо его, широкое, скуластое, со множеством морщин, стало сразу серьезным, хмурым.

— В саду кто-то стрелял, — шепнул он Масленникову, как будто преступник был где-то здесь, рядом, и посмотрел на часы. — Час тридцать восемь минут. А ну быстро в сад…

Через полчаса к старинной ограде подъехали две «Победы». Люди, выпрыгнувшие из них, быстро пошли по центральной аллее и свернули на боковую. Впереди, натянув поводок, бежала овчарка.

Солнце еще не взошло, но стало светло. В конце аллеи, на скамейке сидел человек в коричневом драповом пальто, запрокинув назад голову. Казалось, он спал. Позади валялась окровавленная кепка с дыркой на ободке от пули. Старший, с погонами полковника милиции, подошел к человеку, приподнял его руку и опустил. Она упала на колени.

— Когда вы услышали выстрел? — спросил он Гаврилова. Тот ответил. — Так, приступайте к осмотру, — кивнул полковник Быков двоим в штатском. Один из них, старший лейтенант Алексей Шумский, невысокий, широкоплечий и очень подвижный, даже несколько резковатый в движениях, взял черный кожаный портфель, лежавший на скамейке рядом с убитым. Он приблизил свет от фонарика к замкам, осмотрел их. Потом вынул из чехла фотоаппарат. Вспыхнул магний.

— Кажется студент. — Открыв портфель, Шумский достал тетради с лекциями по высшей математике, несколько журналов «Новое время» на русском и французском языках и передал их полковнику.

Лейтенант Виктор Изотов обыскал карманы убитого спокойно, не торопясь.

— Ты отчасти прав, Алексей, — отозвался он. — Студент заочник и техник-технолог Кордов Георгий Петрович. Вот удостоверение.

— Есть еще что-нибудь? — спросил полковник.

— Пока больше ничего, — ответил Изотов. Он продолжал осматривать карманы, складки, рубцы одежды. — А в портфеле есть. — Шумский зашелестел газетой, вынул серые брюки, немного поношенные, но аккуратно отглаженные, и отрез шелкового полотна.

— Хм, — пробурчал Быков, разворачивая брюки. — По размеру они ему явно великоваты. Так… — В карманах больше ничего нет, кроме денег и этой записки, — закончил осмотр Изотов. Записка пошла из рук в руки. На помятом клочке бумаги, вырванном из тетради в линейку, карандашом было размашисто написано: «Гоша! Сложилось так, что я должен был уехать к 7 часам. Дома буду в 12 часов. Извини, пожалуйста».

— Занятно, — сказал Шумский. — Числа в подписи нет. Хотя… Что это за закорюка? — спросил он Изотова. — Как ты думаешь, инициал? «Л», «П», «Н» или «И» — не поймешь.

Все стали рассматривать букву.

— Пожалуй, что «П», — предположил Изотов.

— Да, на «П» больше похоже, — согласился Быков, пряча записку в карман. — Осматривайте труп.

— Ого! Помада! — воскликнул Шумский. Он приподнял голову Кордова, и все увидели на щеке убитого тонкий мазок губной помады.

— Это уже кое-что да значит, — сказал Изотов. — Выходит, здесь замешана женщина!

— Не торопись с выводами, — проговорил Быков. — Надо разыскать гильзу и пулю…

Пока работники милиции рассматривали вещи, проводник овчарки Ларионов пытался найти след преступника. Пес то вертелся на месте, то стремглав бежал по аллее к центру сада, то возвращался к скамейке, на которой случилось несчастье…

— Пошел, пошел, Пират, пошел, — понукал Ларионов, чувствуя, что пес нащупал след. Пират прерывисто обнюхал землю, рванулся вперед по аллее, выбежал через калитку на асфальтовую площадь и вдруг остановился, завилял хвостом и жалобно заскулил, глядя проводнику в глаза.

— Что, не можешь? Потерял, да? Потерял? Ах ты, псина! — ласково сказал Ларионов. — Да ты не виноват, не расстраивайся… — От Пирата ничего не добиться, — как бы оправдываясь, проговорил он, отвечая на вопросительный взгляд Быкова. — Преступник выбежал на площадь, а тут нетрудно сбить со следа… Полковник нахмурился и не ответил. Рядовой Масленников молча стоял в стороне рядом с Гавриловым. В широко раскрытых глазах парня можно было прочитать ужас: он впервые видел убитого человека. С любопытством наблюдая за работой бригады, он вдруг перескочил через газон, нагнулся и подал Быкову латунную гильзу.

— Вижу, блестит что-то в траве, — объяснил он. — Наверное ее и ищите?..

— Молодец, спасибо, — сказал полковник. — Что ж, товарищи, — повернулся он к Шумскому и Изотову, — остается найти пулю, калибр револьвера 7,65. Система иностранная.

Работники уголовного розыска установили направление полета пули и место, куда она могла упасть. И все втроем стали искать ее. Они перебирали пальцами пыль, перетирали комки земли, двигаясь шаг за шагом к дереву, стоявшему метрах в тридцати от скамьи. Когда путь подходил к концу, Изотов воскликнул:

— Вот она! — и подбросил на ладони сплющенный кусочек свинца, прервавшего жизнь человека.

Перед тем как садиться в машину, полковник Быков остановился около Дмитрия и спросил:

— Давно служишь?

— Завтра будет неделя, товарищ полковник.

Быков устало улыбнулся и проговорил, кивнув головой в сторону скамейки:

— Такие дела у нас очень редко встречаются, но, как видишь, бывают еще… Ничего, скоро придет время, когда их не будет совсем. Служи добросовестно, от тебя это тоже зависит. Ну пока, главное не трусь…


2

Утром принесли данные экспертизы. Старший группы, которая начала вести дело Кордова, Шумский внимательно просмотрел листы с записями.

— Вот посмотри, что эксперты пишут, — передавая бланки Изотову, сказал Шумский. — Наши наблюдения в основном правильны. Самоубийства здесь быть не могло: стрелял кто-то другой с расстояния примерно 25 сантиметров. В себя выстрелить так невозможно. Дальше. Борьбы перед смертью не было. Пистолет, которым орудовал убийца, чешский, системы «Зброевка», калибра 7,65. Незадолго до смерти Кордов ничего спиртного не пил. А вот дактилоскопия. Отпечатки пальцев на замке портфеля оставлены самим Кордовым.

— Ну, и что же ты предполагаешь? — спросил Виктор.

— Думаю, не убит ли он из ревности, а? — Шумский нахмурил брови. — Деньги и ценности не тронуты. Стало быть это не разбой. А вот помада на щеке… Предположи, что супруг проследил жену, ушедшую на свидание к Кордову, и застал их здесь. Может так быть? Вполне.

— Все это так, — возразил Изотов. — Но меня интересует одно: зачем Кордов, идя на свидание, понес с собой портфель с тряпьем и тетрадями, а? Это очень странно. Не находишь?

— Может быть брюки и отрез он нес на рынок? — предположил, подумав, Шумский.

— Хорошо, допустим. Рынки когда закрываются? — В шесть часов. А в шесть он был еще дома…

— Тогда, может быть, он шел не на рынок, а в скупочный пункт или, скажем, в комиссионный магазин?

— Возможно и так, но…

— Да, но и они закрываются в восемь часов, — опроверг свою же мысль Шумский. — И если ему не удалось продать вещи, то он наверняка не потащился бы в сад с тяжелым портфелем, а занес бы его домой!

— Совершенно верно, — задумался Изотов. — В чем же дело?

Полковник Быков одобрил план действий группы, и Шумский с Изотовым отправились на Банную улицу, где жил Кордов. Прикомандированный к ним Сергей Чтецов в это же время поехал на завод. Общежитие на Банной расположилось недалеко от сада 9 Января в шестиэтажном доме, построенном три года назад. Поднявшись на четвертый этаж, работники уголовного розыска постучали в комнату № 69, на которую им указал комендант. В ней находился лишь один из ее обитателей. В расстегнутой рубашке, взлохмаченный Василий Тимофеев, видимо, спал, когда постучали. Увидев пришельцев, он никак не мог взять в толк, чего от него хотят непрошеные гости. Шумский и Изотов предъявили ему свои удостоверения, попросили показать вещи Кордова.

— Что-нибудь случилось? — полюбопытствовал тот, показывая кровать Георгия, тумбочку и отбрасывая в сторону вещи, валявшиеся на общем столе. Изотов ничего не ответил и в свою очередь спросил:

— Кордов ночевал вчера здесь?

— Кто его знает? Вчера как будто был, а сегодня не приходил, кажись…

— Что же это вы о своем товарище толком ничего не знаете?

Тимофеев заморгал белесыми ресницами и поморщился.

— Какой он нам товарищ, — проговорил он, глядя в окно. — Так, живет тут, и все…

— Как это так «живет»? — не понял Изотов. — Он не работает на заводе, что ли?

— Нет, как же, работает, — замялся Тимофеев. — Только бывает ведь так: и работает и живет, а товарищем его все равно не назовешь.

— Почему же?

— Да так.

Изотов с интересом расспрашивал Тимофеева. Из разговора с жившим в одной комнате человеком лейтенант довольно ясно представил себе характер, манеры, привычки убитого. Он понял, что Кордов был человеком разбросанным, но спокойным, даже меланхоличным. На заводе он работал техником-технологом. В цехе его считали «середнячком». Никаких новшеств он не внес, работу выполнял всякую, но без особой охоты. Отмечали: он мог взяться за трудное дело, сделать его наполовину быстро и хорошо, однако потом бросить начатое и взяться за другое. Учился Кордов в университете, на заочном отделении физико-математического факультета, но как — никто не знал. Вообще он никогда никого не посвящал в свои дела. Близких родственников и друзей у него не было, по крайней мере в общежитие никто не приходил. Писем он не получал и держался всегда обособленно. Товарищи его прозвали за это «отшельником». Он не обижался на них, но и не становился общительнее. Дома его почти не бывало: приходил он обычно поздно и уходил рано, а где проводил день, Тимофеев не мог объяснить.

— Вы не скажете, кто это? — спросил Шумский, повернувшись к разговаривающим, и передал Тимофееву одну из найденных в тумбочке фотографий.

Тимофеев взглянул на миловидную, очень юную, круглолицую девушку и ответил:

— Это Галя, фамилия ее… фамилия… нет, не помню. Не то Виноградова, не то Орлова. Она работает в конструкторском, кажется чертежницей.

— А это? — показал Шумский другую фотографию — женщины постарше, полной, с аккуратно завитыми волосами и подкрашенными губами.

— Ее я никогда не видел, — признался Тимофеев.

— Что ж, хорошо, — поднимаясь, сказал Шумский. Он собрал фотографии, кое-какие бумаги, тетради. — Пока мы вас больше беспокоить не будем.

И работники уголовного розыска вышли из комнаты. Когда они вернулись в управление милиции, их сразу же потребовал к себе полковник Быков, который с нетерпением ждал результатов осмотра. Он сидел у себя в кабинете вместе с Чтецовым и просматривал личное дело Кордова, привезенное Сергеем.

— Вы все внимательно просмотрели? — спросил он вошедших Шумского и Изотова.

— Это не так трудно, — ухмыльнулся старший лейтенант. — Все вещи в одном чемодане унести можно.

Быков раскрыл растрепанную записную книжку, в которой Кордов делал различные пометки, большей частью касающиеся его занятий в университете и домашних дел. Как видно, он был не очень аккуратен, и записи, сокращенные, набросанные карандашом, сцеплялись, перемешивались одна с другой, точно хозяин книжки и сам не знал, пригодятся они ему или нет. Почерк его был мелким, непонятным, как будто Кордов даже здесь боялся раскрыть свои намерения. Все это только затрудняло чтение, и Быков то и дело подносил к записям лупу, стараясь разобрать их. Листы алфавитной части книжки Кордов не тронул.

— Взгляните на эту страницу, — сказал Шумский, — мне кажется, здесь может кое-что нам пригодится.

Среди алгебраических формул было записано «бел. 11 р. 25 к. об8 р. пар. 3 р. 20 к., кон — внеч. лекц. мех.», а ниже значилось: «Назар. В 5–81–31 16.III». Перевернув листок, Быков нашел имя и отчество женщины — Ольга Николаевна. Ни фамилии, ни адреса ее не было.

— Вы не узнали, кто такая Ольга Николаевна? — спросил Быков.

— Тимофеев ничего не слышал о ней, — покачал головой Шумский. — Но в комнате живут еще двое — может быть, они нам что-нибудь скажут?

— Вполне возможно, — кивнул полковник.

Изотов, просматривавший тетради с лекциями, вдруг увидел на синей обложке запись: «Валерий Семенович».

— И опять нет фамилии?! — воскликнул Шумский.

— Нет, только имя…

— Что сказали на заводе? — обратился полковник к Чтецову.

— Плохо там знают своих людей, — звонко проговорил тот.

— Сначала мне вообще никто ничего толкового сказать не мог, растерялись — как могло с ним такое приключиться, — даже начальник цеха. Но потом люди успокоились, подумали как следует…

О Кордове Чтецову на заводе рассказали почти то же, что говорил Шумскому и Изотову Тимофеев, но больше в общем плане — видимо, там действительно мало интересовались жизнью своих работников.

— Следовательно, образ Кордова нам более или менее ясен: одинокий, скрытный, скуповатый, способный, — как бы подвел итог Быков. — Насчет женщин вы что-нибудь узнали?

— На заводе его несколько раз видели в конструкторском бюро.

— Он приходил к Гале, чертежнице, — перебил Чтецова Изотов.

— Как ее фамилия?

— Да к Гале Орловой, чертежнице третьей секции бюро. Дивчина хорошая, комсомолка, учится в девятом классе. Один раз ее видели в кино с Кордовым.

— Как она сегодня работает, в какую смену? — спросил Шумский.

— Она все дни занята одинаково — с девяти до пяти.

— Значит вечером она свободна? Если учесть, что Кордов вчера работал утром, они могли встретиться вечером, например в саду?

— Да, могли.

— Ладно, теперь вот что. Алексей Игнатьевич, когда вы разбирали вещи, вам не попадалось какой-нибудь бумаги с таким почерком? — Быков показал записку, найденную у убитого.

— Я искал, ничего схожего нет.

Полковник откинулся на спинку стула, задумался. Голубоватая струйка дыма от зажатой в пальцах папиросы тянулась вверх и таяла. Изотов, размышляя, чертил на бумаге квадратики, проводя карандашом несколько раз по одной и той же линии. Шумский не мог сидеть и ходил по комнате, заложив руки за спину.

— Надо начинать с людей, — сказал Чтецов, нарушая общую тишину.

— Это понятно. Но с каких людей? — усмехнулся Изотов.

— С женщин!

— Правильно, товарищи, — проговорил Быков. — Губная помада — улика, сейчас, пожалуй, самая весомая для нас. Я думаю, что записка имеет прямое отношение к помаде. Поэтому нам прежде всего нужно познакомиться с женщинами, о которых нам кое-что известно. Надо узнать, какую роль они играли в его жизни, могли ли они сами убрать с дороги Кордова, подговорили или подкупили кого-нибудь и чем это могло быть вызвано. И еще одно. Надо выяснить, чей портрет найден в книге убитого. Вот пока все…


3

Слух о том, что техник инструментального цеха Георгий Кордов убит, разнесся по заводу молниеносно, хотя Чтецов, разговаривая в управлении завода, просил не распространяться об этом, чтобы не будоражить людей. Но слух есть слух, и он летел из инструментального цеха в механический, из механического в литейный… Большая часть людей Кордова и не знала, но говорили о нем так, будто все были лично знакомы с ним. Оказывается он был убит давно, что Кордов был связан с какими-то шпионами — они что-то не поделили между собой — и что Кордов был не Кордовым, а американцем со странной фамилией… Происходило это потому, что никто ничего толком не знал, и каждый свои предположения выдавал за самую что ни есть истину. Дошел слух и до конструкторского бюро. Галя Орлова побледнела, узнав о смерти Кордова, и девушки поглядывали на нее с любопытством: не имеешь ли ты к этому делу отношения?

Повестка с вызовом в милицию пришла к Гале домой на следующий день. Поборов страх, она отправилась на Дворцовую площадь. Шумский, встретив ее, сразу заметил встревоженный взгляд, пылающие щеки, большие черные глаза, которые настороженно и в то же время доверчиво смотрели на него. Ее вид сказал ему о многом.

— Садитесь, пожалуйста, — густым басом проговорил Шумский, стараясь говорить как можно мягче.

Галя присела на краешек стула, положив на колени сумочку и потупив взгляд. — Вы удивлены, не правда ли?

Галя кивнула, а Шумский продолжал:

— Вы не волнуйтесь, прошу вас. Мне хотелось бы задать вам лишь несколько вопросов.

Орлова отвечала медленно, вдумываясь в каждое слово. О смерти Кордова она узнала только вчера, на работе. Ей было не очень жалко его, то есть жалко, как всякого человека, но не больше. К нему у нее не было никаких чувств. Он, правда, ухаживал за ней, несколько раз ходили вместе в кино и однажды даже в театр на «Потерянное письмо». В тот день, когда убили Кордова, она была дома — это могут подтвердить родные.

— А как очутилась у него ваша фотография? — спросил Шумский.

— Как-то раз я сфотографировалась, — дрожащим голосом рассказывала Галя. — Получила снимки и шла с ними домой. На улице встретила Георгия Петровича. Он спросил, откуда я иду. Я сказала. Он попросил показать ему фотографию и взял одну, когда я раскрыла конверт… Мне не хотелось отдавать карточку, но он так просил… И сказал, что я ему здесь очень нравлюсь, — Галя вздохнула, — я и отдала…

Шумский улыбнулся, однако девушка была серьезна и не смотрела на старшего лейтенанта.

— Прекрасно. Я вас попрошу открыть сумочку и положить на стол все, что там есть. Орлова с удивлением посмотрела на Шумского и выложила на стол пропуск на завод, зеркальце, деньги, носовой платок, бутылочку с духами и кожаный кошелек.

Не притрагиваясь к вещам, Шумский искал губную помаду, ее не было.

— Так, а теперь складывайте все обратно и давайте я подпишу пропуск. Можете идти домой.

Галина ушла, а Шумский сел на стул и вытянул ноги. К нему подошел Изотов.

— Что, Алеша, затуманился? Устал?

— Нет… Знаешь, о чем я думаю? О нашей работе. Удивляешься? А смотри: мы делаем добро людям. Согласен? Но это самое добро достается нам очень дорогой ценой. Сейчас объясню, подожди, — порывисто вскочил Шумский. — Чтобы сделать добро, мы приносим зло тем же самым людям, которых бережем и защищаем. Смеешься? Думаешь, парадокс? Нет, я тебе докажу, именно зло. Правда, может быть зло небольшое, но все же нас за это некоторые не любят, боятся. Ведь, чтобы найти одного-двух подлецов, раскрыть их и обезвредить, мы должны потревожить сотню честных людей. Мы заставляем их волноваться, переживать хотя бы вызов на беседу. А мы подозрительны, любопытны, мы ставим под сомненье жизнь человека, его поступки…

— Может быть, ты немного сгущаешь краски, — сказал Изотов, — но в общем я согласен с тобой. Наша работа черновая, мы копаем на дне источника грязь, которая осталась от старого, зато цель благородна — сделать источник чистым… Но что тебя навело на такие мысли? Уже не хочешь ли менять свою профессию? а?

Шумский засмеялся:

— Нет, нет, и не думаю. Сколько лет отдано, теперь уж не вернешься. Да и начни сначала — все равно пошел бы сюда. А подумал я обо всем этом, когда говорил с Орловой: зря девчонку вызывали, зря ей нервы трепали, а обойтись без этого нельзя было… Ну, ладно… Выяснил, что за «Назар»?

— Да, Назаров Илья Апполонович, художник. Жена его — Назарова Екатерина Васильевна не работает. Надо вызвать их.

— Надо, только не обоих сразу. Сначала жену. Вызови на послезавтра, а пока наведи справки в союзе художников. Кстати, что делает Чтецов?

— Он запрашивает данные об оружии. Завтра список тех, кто имеет чешскую «Зброевку» и другие пистолеты калибра 7,65, будет у тебя на столе. Да, чуть не забыл: зайди к Быкову. Он интересуется Орловой.

— Напрасно, — усмехнулся Шумский, — Орлова никакого отношения к делу Кордова не имеет. Посмотрим, что скажет Назарова.


4

Екатерина Васильевна Назарова не спеша пододвинула стул и села. На вид ей было лет 35. Высокая, статная, она была одета в платье из сиреневого крепдешина с разбросанными по нему яркими цветами. Незастегнутый бостоновый жакет скрывал высокую грудь и делал ее фигуру более полной. Каштановые волосы, тщательно завитые, были красиво причесаны. Лицо ее, белое, без заметных морщин, также говорило о тщательном уходе за собой.

Изотову не нужно было долго всматриваться в лицо женщины: он уже с ней познакомился гораздо раньше. Едва она появилась в комнате, он понял, что это и есть та, которая была снята на другой фотографии, найденной в общежитии. Лейтенант отметил, что на губы женщины был нанесен густой слой темнокрасной помады…

— Простите, это не ошибка, что вызвали меня… сюда? — спросила она, поморщившись от слова «милиция», которое она хотела произнести, но воздержалась.

— Нет, не недоразумение, — спокойно ответил Изотов, располагаясь удобнее на стуле. — Мы хотели выяснить, были ли вы знакомы с Георгием Петровичем Кордовым?

Женщина встрепенулась. Красивое, дородное лицо ее не то от неожиданности, что ей задали такой вопрос, не то от воспоминания о Кордове или от какого-то другого чувства, покраснело. Вспыхнули огнем карие глаза.

— Почему я была знакома? Разве с ним что-нибудь случилось?

— А вы не знаете?

— Что, что произошло? Он арестован?

— Нет, хуже, он убит.

Изотов внимательно наблюдал за поведением Назаровой. «Лжет, что не знает? Или нет?» — думал он, глядя, как женщина вдруг поникла, слезы потекли у нее из глаз, оставляя на напудренных щеках дорожки.

— Простите, что я вам сообщил эту прискорбную весть. Я думал, что вы уже знаете об этом… Успокойтесь, пожалуйста, — проговорил лейтенант, протягивая стакан с водой Екатерине Васильевне. — Я вижу, вам очень дорог этот человек…

— Неужели Жорж убит? — вздрагивая, говорила Назарова. — Неужели его нет? Как это случилось?

«Играет или не играет?» думал Изотов, молча наблюдавший за ней. Он знал, сейчас надо молчать и дать женщине успокоиться. Быть может, у нее действительно большое горе. Но, может быть?.. Два с лишним часа продолжалась беседа. Изотов был любезен, вежлив и предупредителен. Но твердого мнения, имеет эта женщина какое-нибудь отношение к драме в саду 9 Января или не имеет, у него все-таки не сложилось. Он многое узнал о жизни Назаровой, очень много: и как и где она жила в детстве, и кто ее родители, и где она училась, и как и когда вышла замуж за Илью Апполоновича Назарова, и как познакомилась с Кордовым. Семейная жизнь ей не удалась. Назаров — человек практичный и в то же время увлекающийся, с тяжелым, желчным характером, не понимает, да и не стремится ее понять. Она для него лишь жена и больше никто. Отношения их холодные, натянутые, стали заметно ухудшаться после ее знакомства с Кордовым. Она полюбила его сильно. Он ей нравился и внешностью, и умом, и ровным расположением духа, всегда сопутствовавшим ему… И он, кажется, отвечал ей взаимностью. Встречались они часто у нее дома, и Назарова была счастлива, что у нее есть близкий ей человек.

— Скажите, а муж знал о вашей связи? — спросил Изотов.

— Вероятно, да, — опустив глаза, тихо проговорила Назарова. — По совести говоря, я и не интересовалась этим, мне безразлично, знал он или нет. Я беспокоилась о себе, а он о себе, и, поверьте, ему не до меня…

— И он никогда ничего не говорил вам по этому поводу?

— Я же вам сказала, что у него ко мне полное безразличие. Он никогда не спрашивал, где я, а я — где он.

— Вы ревновали его когда-нибудь? — вдруг спросил Изотов.

— Кого, мужа?

— Нет, Кордова.

Женщина подняла глаза на Изотова, спокойного голубоглазого парня, как бы моля его не спрашивать, не вмешиваться в ее чувство. Но тот упорно смотрел на нее, давая понять, что отвечать необходимо.

— Да, ревновала, — глубоко вздохнула Назарова. — Я ведь старше его на шесть лет, я замужем, а он — интересен, молод, холост… Вы должны понять меня…

Кивком головы Изотов согласился с ней.

— Может быть, вы скажете, к кому?

И опять к нему устремился тот же взгляд, и опять Изотов остался непреклонен.

— Я ревновала ко всем, не только к женщинам. Когда приезжал к нему брат, кажется двоюродный…

— Простите, что перебиваю вас. Не помните, как его фамилия, и откуда он приезжал?

— По-моему, из Владивостока. Звали его Игнатом, а фамилии его я не помню — кажется Гуляев или Вузляев. Он военный, танкист…

— Спасибо, продолжайте, — черкнул что-то на бумаге Изотов.

— Да, так вот я ревновала к нему, потому что он проводил с ним много времени, а мы бывали редко вместе… Я ревновала его к Нине Михайловой, жене инженера. Но, кажется, зря… По-моему, между ними ничего не было, просто, наверное, я завидовала ее молодости… Знаете, мне всегда неприятно было, когда он даже просто разговаривал с какой-нибудь девушкой или женщиной. Конечно, глупая ревность любящей…

— Может быть, случилось что-нибудь и серьезное? Он не изменял вам?

Назарова беспокойно посмотрела на лейтенанта. Почему он ее подробно обо всем распрашивает? И сказала:

— Нет, нет… Этого не было.

Голубые глаза Изотова сверлили ее. Она не видела их, но чувствовала, что они упорно следят за всеми ее движениями. И повторила:

— Нет, нет.

Изотов молчал. Он, казалось, не видел ничего, кроме ее вишневокрасных губ, блестящих от помады. И неожиданно тихо спросил:

— Где вы находились в ночь на 29 мая? — Это было число, когда Кордова не стало.

— В ночь на 29-е? — женщина вспоминала очень долго, напряженно. Было тихо, только большие часы на руке Изотова давали понять, что в комнате кто-то есть.

— Дома, — так же тихо ответила Назарова, не глядя на лейтенанта.

— А если хорошо подумать? Вас ведь там не было…

— Ах не все ли равно, — с тоской проговорила Назарова, — может быть и не было.

— Ну, как знаете, хотелось бы получить искренний ответ, — с печалью в голосе сказал Изотов. — Придется на сегодня с вами закончить разговор, но, надеюсь, мы еще встретимся.

Назарова встала с места и медленно побрела к выходу.

«Играет и лжет» — ответил вдруг сам себе Изотов на мучивший его вопрос.


5

Вызванный через день муж Екатерины Васильевны, художник Илья Апполонович, высокий тощий щеголь, произвел на Изотова мало приятное впечатление. Назаров был самоуверен, держался высокомерно и отвечал нехотя, словно делая одолжение. Изотов, который, как обычно, внимательно следил за собеседником, думал о его жене. Как человек он почему-то симпатизировал ей, не показывая этого, конечно, и считал в душе, что она была права, полюбив другого человека. Блуждая по столу, бумагам, Изотову взглядом мутноватых глаз, таких, какие бывают у подвыпивших людей, Назаров не упускал случая показать жену в самых темных тонах: мещанка, бесталанная домохозяйка — в общем человек низменный и чуждый ему по духу.

— Где была ваша жена в ночь на 29-е мая? — спросил Изотов.

— Не интересовался, — пожал плечами Назаров и, вскинув брови, добавил, — наверное веселилась где-нибудь в ресторане…

Этот разговор ничего нового Изотову не дал, но он был полезен тем, что подтвердил взаимную неприязнь супругов. При таких взаимоотношениях Назарова нельзя было считать причастным к убийству.

Вечером Изотов и Чтецов собрались у Шумского.

— Ну, друзья, вы мне и дали задачку, — громко говорил Чтецов. — Где же мне искать Ольгу Николаевну?

— В Советском Союзе, — засмеялся Изотов. — Думаю, что за границей ее нет.

— Шутки шутками, — пробасил Шумский, — а, видимо, действительно ее надо искать не только в Ленинграде. Где ты сегодня целый день носишься? — спросил он Чтецова. — Я тебе звонил, звонил… Хотел ценные сведения дать, а тебе их не нужно, оказывается.

— Как не нужно? — подскочил к Шумскому Сергей. — Лешенька, голубчик, всю жизнь твою доброту помнить буду…

— Ладно уж, не забудь только… Видишь ли, Грачев, ну, один из общежития, сказал, что как-то раз Кордов выпил на его именинах. В разговоре гость похвалился ему знакомством с Ольгой Николаевной, артисткой цирка, которая только что уехала. Кордов рассказал, что был у нее в номере, в гостинице, и что их застал ее муж. Я думаю, Сережа, это тебе немного поможет.

— Именно немного. Цирковые артисты разъезжают по всей стране. Поди-ка ищи их!

— Ты что же, хочешь, чтобы тебе ее на улице показали? — улыбнулся Алексей.

— Больше Грачев ничего не говорил? — спросил Изотов.

— Н-нет, все остальное — глупости. Единственное, что заслуживает внимания: к Кордову приезжал несколько раз из Владивостока брат. Зовут его Игнат, фамилия неизвестна. У них с братом были нелады, ссоры. Из-за чего, — тоже неясно.

— А третий сказал что-нибудь интересное?

Шумский покачал головой:

— Нет, это все.

— Так, что же мы будем предпринимать? — спросил Изотов.

— Во-первых. Чтецов отыщет Ольгу Николаевну. Во-вторых, я навожу справки о брате, узнаю об инженере Михайлове и его жене. Ты, Виктор, дашь мне показания Назаровой по этому вопросу. В-третьих, ты продолжаешь заниматься Назаровой.

— Слушайте, други, откройте-ка форточку, — взмолился Изотов. — Дышать невозможно, накурили…

Чтецов распахнул створки окна. С улицы в комнату потек жаркий воздух летнего вечера. Сергей взглянул на асфальт. Пестрым ожерельем выглядела цепочка гуляющих. Люди едва двигались по кромке огромной площади, а Сергею казалось, что он слышит разговоры влюбленных, которых, он не сомневался, здесь было больше половины.

— Все ясно? Ну, а теперь по домам, отдыхать… — сказал Шумский, подойдя к окну и невольно залюбовавшись открывшейся картиной. — Знаете, мне что-то хочется пройти вот здесь, мимо Зимнего, с Мариной. А? Неплохо? Слушайте-ка, есть предложение. Может быть, все вместе побродим с женами? По Неве? Потом можно и в кино свернуть…

— Это идея, Леша, — засуетился медлительный Изотов. — Через час собираемся у трибуны. Я сейчас Надюше позвоню…

— А как быть, у кого жены нет, а? Где ваша чуткость? — весело проговорил Чтецов, но в голосе его прозвучали грустные нотки.

— Ну вот сразу же и теорию подвел: чуткости нет. Мы тебя и так берем, но с условием, что скоро станешь женатым, — засмеялся Шумский. — Иди хоть побрейся, а то наших жен напугаешь!..


6

Не знал, не думал несколько лет назад лейтенант Сергей Чтецов, что придется ему охотиться за ворами, выслеживать мошенников, вылавливать преступников, что это и будет его профессией, с которой он не расстанется уже никогда.

С тех пор как появился в милиции Сергей, прошло два года с лишним. И, может быть, не увидели бы его здесь его новые друзья по розыску, если бы не случай в Морском переулке.

Сергей шел тогда с завода после вечерней смены. Скрипел под ногами снег, на ворсистом пальто застревали белые крупинки. Морозный туман скрывал зажженые фонари, шарами расплывавшиеся в ватной мгле, и Сергею казалось, будто они висели в огромной котельной, наполненной густым паром. Чтецов свернул в переулок. Как и на улице, там было пустынно. Пройдя несколько домов, он услышал мужские голоса и вклинившийся в них женский, как показалось ему, о чем-то просящий. Вскоре Сергей увидел стоящих к нему спиной трех мужчин и уже ясно услышал:

— Будешь… живо перышко получишь…

Раздался свист, и когда Сергей проходил мимо группы, все смолкло. Чтецов заметил женщину в серой шубке, стоящую у стены в окружении парней. Он почувствовал, что она хотела крикнуть, но до Сергея донеслось грозное:

— Но-но!..

Все трое вдруг рассмеялись дерзко и нагло. Чтецов шел медленно, как будто ничего не замечая, а в груди кипело и чуть посасывало под ложечкой — так у него было всегда, когда он выходил на ринг в заводском клубе. Решение созрело мгновенно, и Сергей, круто обернувшись, бросился на одного, самого рослого и крепкого. Он схватил его цепкими пальцами за грудь, рванул так, что со звоном полетела пуговица, и толкнул вперед. Все произошло неожиданно. Никто даже не вскрикнул. Лишь в следующий момент Сергей услышал ругань и увидел в руке у парня нож. Пронзительно закричала женщина. Чтецов опять бросился на грабителя, поднявшего руку с блестящим клинком, и, схватив ее за кисть, качнул от себя. Нож выпал, но в это время что-то кольнуло Сергея в плечо. Он успел обернуться и ударить в челюсть другого парня. Кто-то подставил Сергею ногу. Он упал. На него повалились остальные. В это время где-то поблизости зашумел грузовик… И снова раздался пронзительный свист, а затем крик: «Атас» Через минуту на панели никого не было, кроме Сергея и женщины в серой шубке. Сергей вдруг захохотал:

— Трусы! Черт бы вас всех побрал!..

В отделении милиции он бросил на стол дежурному медную пуговицу, которую подобрал: вот так трофей! Женщина ничего не могла сказать, кроме того, что у нее отобрали часы и заставляли снять шубу. Пришлось подробности рассказывать Сергею и описать преступника, которого он успел заметить.

Дежурный с силой пожал руку Сергею и проговорил:

— По поводу пуговицы не улыбайтесь… Для нас это вроде паспорта… А в общем, вы нам очень помогли. Спасибо, товарищ.

Женщина подошла к Чтецову и вдруг расплакалась, беспомощно уткнувшись ему в грудь: только сейчас она ощутила себя в полной безопасности.

Когда он повернулся, чтобы уйти, милиционер подскочил к нему.

— Так вы же ранены! Что же вы молчите?..

Чтецов махнул рукой.

— Такая рана только для барана… — и подмигнул милиционеру. И все же это было первое ранение, хотя и пустяковое. Сергей жалел, что продырявилось пальто. На следующий день все в цехе знали о том, что произошло в Морском переулке: на завод позвонили из милиции. Сергея поздравляли. И в газете через неделю появилась заметка в десять строк под заголовком «Смелый поступок». Чтецов смеялся; зря расписали. Еще неизвестно, что было бы, если бы не машина…

А в субботу его пригласили в милицию. Начальник отделения, майор, еще раз поблагодарил Чтецова и сказал, что всех троих напавших на женщину, арестовали. Тот, на кого бросился Сергей, был Федька Блин. Его давно разыскивали и теперь наконец поймали.

— Здорово работаете! — восхитился Сергей. — Но как же вы его нашли?

Майор усмехнулся, переходя на «ты».

— Ну, уж это профессиональная тайна. Ты кем работаешь?

— Фрезеровщиком.

— А норму как выполняешь?

— Когда как. На сто восемьдесят, иногда и на двести…

— Небось у тебя тоже есть тайна, как столько процентов выработать?

— Нет, мы все тайны друг другу на собраниях выкладываем. Хотите, я и вам тоже скажу.

— Ну, может быть, у вас и нет тайн, а у нас есть пока… — Так и не сказал майор, каким образом поймали Блина. Сам он больше интересовался Сергеем, выспросил у него все, что было возможно. А потом вдруг предложил работать бригадмильцем. Чтецов согласился. Изредка давали ему задания. Ходил он с такими же комсомольцами помогать милиционерам ловить карманщиков. И чувствовал Сергей, что тянет его к смельчакам, ребятам удалым и сметливым, с которыми он познакомился в розыске.

Еще на заводе Чтецов поступил в вечернюю школу, в девятый класс. Кончил его, а затем и десятый. И вот тут-то он решил твердо: надо менять специальность. Направили его в следственную школу. В юридический институт он уже поступил сам, на заочное отделение.

Прошла неделя в розысках Ольги Николаевны, но результатов, каких бы хотелось Чтецову, не было. В труппе ленинградского цирка такой не оказалось. Тогда он стал искать артистку в цирковом объединении. Но и там никакая Ольга Николаевна не работала. Пришлось связываться с Москвой, с Главным управлением цирками. Ответ пришел быстро, но он был мало утешительным: Ольга Николаевна Гауди, 1887 года рождения, дрессировщица домашних животных, вдова, уже двенадцать лет не работала и находилась на пенсии. Ольга Николаевна Симова, одна из сестер Симовых-гимнасток, 1921 года рождения, незамужняя, была на гастролях в Ленинграде семь лет назад. Относительно первой Чтецов не сомневался — Кордов ее не знал. Но и вторая едва ли была той, с которой встретился в гостинице Кордов. «Он работал на заводе полтора года, — рассуждал сам с собой Сергей. — Даже если предположить, что он рассказал о встрече с Симовой вскоре после того, как пришел на работу, с момента возможного свидания прошло пять лет с лишним. Станет ли человек рассказывать о похождении, которое произошло так давно? Это во-первых. Другое — за пять лет до поступления на работу Кордов в Ленинграде не жил. И третье — Симова замужем никогда не была».

Чтецову пришлось перебрать все дома культуры, клубы, театры, площадки, где ставились спектакли и давались концерты артистов, приезжавших в Ленинград на гастроли в то время, когда могла произойти встреча Кордова с Ольгой Николаевной.

После бесконечных звонков по телефону, запросов, справок он установил, что среди артистов новгородского драматического театра, гастролировавшего в Ленинграде, находились супруги Камневы, Валерий Семенович и Ольга Николаевна. Они проживали в Октябрьской гостинице. По данным театра и по бумагам, поднятым в канцелярии гостиницы, можно было остановиться на том, что это и была та Ольга Николаевна, с которой познакомился Кордов. Тем более, что имя Валерий Семенович совпадало с именем, написанным на обложке тетради. Когда сомнений больше не оставалось, Чтецов запросил дирекцию театра, где находились Камневы 28 мая. Из Новгорода пришла телеграмма: «На ваш запрос сообщаем зпт что Камнев Валерий Семенович зпт Камнева Ольга Николаевна двадцать восьмого мая находились творческой поездке бригадой театра Южному берегу Крыма тчк».

И этой телеграммы было достаточно, чтобы прекратить гигантский труд Чтецова. Назарова, которую Изотов вызывал еще два раза, ничего нового не сказала. Однако, где она была в ночь на 29-е мая, оставалось неизвестным. Она упорно молчала, когда Изотов спрашивал об этом или говорила:

— Я не могу вам сказать, простите, но… я ведь от вас ничего не скрываю, а это не могу…

Изотов настаивал: он должен знать все, это необходимо для раскрытия преступления. Но Назарова замкнулась и молчала. Изотов уже хотел было отпустить ее, как она проговорила, устало глядя в сторону:

— У вас есть кто-нибудь из работников женщина?

«Какой же я недогадливый», — думал Изотов, когда лейтенант Веселова передала их разговор. Но все же позвонил врачу и получил подтверждение, что Назарова два дня 28 и 29 мая вынуждена была находиться в больнице…

Тем временем Шумский знакомился с семьей Михайловых. Федор Никифорович, главный инженер завода «Красная звезда», считался, да так оно и было на самом деле, очень талантливым человеком, одним из тех, на ком держится завод.

— Самородок, — говорил Шумскому Носов, секретарь парткома, девять лет бессменно находившийся на этом посту и прекрасно знавший всех на заводе, партийных и беспартийных. — Федор Никифорович человек умный, на редкость трудолюбивый. Он ведь у нас начинал токарем третьего разряда. Учился сначала на рабфаке, потом в институте. Вот вырос до главного инженера… В этом году с группой инженеров мы представили его на Сталинскую премию за турбину…

Парторг волновался, как будто речь шла о нем самом, и Шумский понимал его состояние: не так-то просто подозревать в чем-то нехорошем человека, с которым работаешь много лет и знаешь его, как самого себя, с которым переживаешь промахи и радуешься удачам. Нет, не просто это…

— Конечно, есть у него слабости, чисто житейские, но… — Носов развел руками. — Правда, они не такие уж злостные… Вспыльчив, но отходит быстро, хотя это уже скорее характер, а не слабость. Самое существенное, пожалуй, любит рюмку. Нет, нет, — встрепенулся секретарь парткома, боясь, что Шумский сразу сделает свои выводы, — он не пьяница. Но любит. Он ярый охотник, а что такое охотник без горячительного? На работе он выдержан, но, знаете, я стал замечать, что в последнее время, так с апреля, он стал каким-то нервным, раздражительным. Я приписываю это новой модели турбины, завод готовит ее сейчас к производству. И кое-что еще в этой турбине не ладится, а впрочем… Хотите поговорить с Михнецовым? Инженер, охотник тоже, он очень близок с Михайловыми, наверное, даст вам кое-какие детали…

Шумский, задумавшись, вынул портсигар, закурил:

— Мне не хотелось бы, чтобы кто-либо знал о нашем интересе к Михайлову. Все еще очень туманно, и мы не в праве нервировать человека раньше времени…

— Вы не беспокойтесь, Михнецов старый член партии. Он поймет все правильно. Я возьму это на себя.

После завода Шумский поехал на улицу Марата, где жил Михайлов, зашел в контору домохозяйства, поговорил с управхозом, дворником и вернулся в управление. Быкову он рассказал самое главное и существенное из того, что ему пришлось услышать.

Семья главного инженера состоит из четырех человек — его самого, жены Нины Гавриловны, и двух мальчиков трех и пяти лет. Вместе с ними живет няня, которая следит за детьми. Нина Гавриловна на одиннадцать лет моложе мужа, не работает. Живут они хорошо, дружно, хотя Федор Никифорович бывает дома редко — завод отнимает основную часть жизни, приходится ездить и в командировки. В свободное же время он часто отправляется на охоту, обычно на Карельский перешеек.

Последние месяцы, однако, в семье что-то произошло. Отпирая ночью двери парадной, дворники замечали, что Михайлов не крепко стоит на ногах и пахнет от него спиртным. В апреле Федор Никифорович уехал в командировку в Челябинск на полтора месяца, но неожиданно вернулся в начале мая с больничным листом. В Челябинске его уговаривали лечь в больницу, но Михайлов отказался. А когда приехал в Ленинград, не пошел к врачам. На заводе узнали об этом, Михнецов зашел к нему домой, но застал его на ногах, а не в постели, как предполагал. О болезни разговора у них не было. Когда же Михнецов спросил, что с ним случилось, почему он приехал, Михайлов ответил шуткой:

— Испугался, не похитил ли кто мою Ниночку.

Кроме того, что Нина Гавриловна была красивой женщиной, мягкой, обходительной, обаятельной, никто больше ничего сказать о ней не мог. При людях Михайловы не показывали своих отношений, и всем казалось, что этим отношениям могут позавидовать многие. Еще одну интересную деталь отметил Шумский. У Нины Гавриловны на проспекте Стачек, около сада 9 Января, жили две тетки, у которых она бывала два раза в год — в дни их рождения. А начиная с апреля, она стала ходить к ним чуть ли не каждую неделю.

— Вчера Михайлов подал директору заявление — просит предоставить отпуск, хочет ехать в Геленджик. Туда отправляется Нина Гавриловна с детьми. Но отпуск получается внеочередным. По графику он должен идти в ноябре, — сказал, заканчивая рассказ, Шумский.

— А мотивировка? — быстро спросил Быков.

— Обычная, — пожал плечами Шумский, — плохое здоровье.

— Раньше было когда-нибудь, чтобы Михайлов досрочно возвращался из командировки?

Шумский покачал головой:

— Нет, раньше этого не было.

— И все-таки мало чего-либо серьезного, — задумчиво проговорил Быков, — очень мало…

Чтецов и Изотов пришли по вызову полковника почти одновременно. Совещание, как и предыдущее, было кратким. Быков уже принял решение, и ему оставалось дать каждому определенное задание. Разъяснив, что теперь надо делать, он отпустил Шумского и Изотова, оставив у себя Чтецова, чтобы договориться о деталях…


7

…Море, светлозеленое, бескрайнее, было спокойно. Казалось, жара утомила его, сделала сонным, ленивым. Волны с шипением набегали на берег, выбрасывая одни камешки и уволакивая другие. Вдруг, словно проснувшись, оно бросало несколько волн более сильных, которые дальше других уходили на берег, и тогда мальчишки с веселым криком спасали свои рубашонки от воды, а море снова становилось таким же спокойным и сонным.

Пробегал ветерок. И он был нежным, легким, точно боялся рассердить море, людей на берегу и даже этих шаловливых мальчишек, охотящихся за медузами. А людей не много в Фальшивом Геленджике. Отдыхающие обычно заполняют курорты, и чем моднее и громче название его, тем больше в нем народу. Фальшивый же Геленджик — обыкновенная деревенька, примостившаяся у Черного моря недалеко от настоящего, не фальшивого Геленджика, и курортники забывают о нем.

Пляж этого прекрасного уголка небольшой, всего каких-нибудь метров триста. На гальке, обточенной трудолюбивой волной, лежат отдыхающие, соблюдая между собой ради приличия расстояние в несколько шагов.

И в этот день несколько полуголых тел нежилось под солнцем. В дальнем углу бухточки, такой же маленькой, как и пляж, у самой воды играли двое ребятишек в беленьких костюмчиках и панамках. Рядом с ними сидела девушка и вязала. Чуть поодаль на ворсистом легком одеяле лежала женщина в купальном костюме и темных очках. Она читала, время от времени бросая беспокойные взгляды на детей.

Увидев вдалеке высокого, широкоплечего юношу, который, легко шагая по камням, направлялся к ним, она сказала девушке:

— Вера, вы идите, уже два часа, пора детей укладывать спать. Согрейте им молока перед сном…

Девушка молча повиновалась. Тем временем молодой человек подошел к женщине — но не очень близко — и помахал ей рукой:

— Добрый день! Вы опять всем семейством?

Женщина сняла очки и, приложив руку ко лбу, посмотрела на пришельца. Лицо его, красивое, волевое, с маленьким родимым пятнышком на щеке, было красно от ходьбы. Прядь светлых курчавых волос опустилась на лоб, и он тряхнул головой, чтобы отбросить ее назад.

— A-а, это вы? — радостно проговорила Нина Гавриловна, будто не узнав его сразу, и опустила руку. — Кто же в такое время на пляж приходит?

— Я! — засмеялся юноша, скидывая шелковую рубашку и обнажая мускулистое тело атлета.

— Вы купались?

— И не раз… В такой день преступление сидеть дома.

— А вы уверены, что я сидел дома? Не говорите «да» — ошибетесь: я ходил в Джанхот: надо же изучать здешние места!

— В этакую-то жару? — женщина улыбнулась, приоткрыв маленький рот. На щеках образовались ямочки, и сейчас никто не сказал бы, что у этой женщины уже двое детей: выглядела она совсем девчушкой.

— Эх, вы исследователь!

— Я вам подарок принес, добытый тяжким трудом. Видите, поцарапался — лазил по круче, — весело сказал молодой человек и вынул из кармана гриб. — У нас вы такого не найдете, хоть он и похож на боровик.

Купался он долго, наслаждаясь прохладой воды, заплывал так далеко, что Нина Гавриловна, следившая за ним, иногда теряла его из виду. А когда он вышел из воды, то лег недалеко от женщины на круглые горячие камни. — В реке все-таки лучше плавать, — сказал он, сооружая из камешков грот. — Как ни стараюсь, а вода в рот набирается, соленая какая-то, горькая, бр-р-р!

— А вы никогда раньше не были на юге? — спросила Нина Гавриловна, подавая ему черный с белыми прожилками камень. — Положите его наверх…

— На юге бывал, — ответил он, — но моря никогда не видел… Вы знаете, меня обманули, — сказал он вдруг грустно.

— Кто? Когда? — встревожилась женщина.

— Люди мне всегда говорили, что море синее-пресинее, даже у Пушкина оно такое, а оказывается, оно зеленое и очень светлое. Ничего синего и рядом не лежало.

Нина Гавриловна засмеялась. Она не могла привыкнуть к его шуткам, произносимым без улыбки и всегда неожиданно, среди, казалось бы, серьезного разговора. За какую-нибудь неделю с того дня, когда она познакомилась здесь же, на пляже, с Сергеем Николаевичем, студентом-юристом, женщина очень привыкла к нему, и хотя она и не признавалась себе, но он нравился ей. Здесь, в глуши, знакомство с веселым умным человеком, каким он был, ценится гораздо больше, чем в городе. А она чувствовала себя оторванной от городской жизни, от мужа, который так и не смог вырваться в отпуск. Сергей Николаевич был очень молод, но многое знал, всем интересовался и умел поухаживать, не надоедая, впрочем, своими ухаживаниями. Снимал он комнатку на соседней улице, по вечерам сидел над учебниками, а с утра уходил в горы, в лес…

— Вы дольмены видели? — спросил он, разрушив сооружение.

— Дольмены? А это что?

— О, это очень интересные памятники старины. Вам их обязательно надо посмотреть. Хотите мне составить компанию завтра? Я давно собираюсь… Только предупреждаю: идти далеко, километров пятнадцать — восемнадцать.

— С вами, я думаю, можно пройти и тридцать, — засмеялась Нина Гавриловна.

— Хорошо, только надо пораньше идти, часов в шесть.

Ей понравилось, что молодой человек не только не упрекнул ее в невежестве, но не подал и вида, что ее упрекает. А после утвердительного ответа ей вдруг стало радостно, что они будут вдвоем…


8

Сергей Николаевич был точен. В шесть часов утра он постучал в окно белой хатки-мазанки, а оттуда сразу показалась голова Нины Гавриловны. Зажимая в зубах заколки и придерживая руками волосы, она кивнула ему. А через несколько минут вышла в сад. Она была в легоньком шелковом платье с пелериной, от которого неслось благоуханье дорогих духов, в босоножках с красными переплетами. Розовое ото сна и холодной воды лицо ее было особенно красиво, и спутник невольно опустил глаза. Они вышли на дорогу, свернули на тропинку и пошли мимо виноградников, посаженных длинными рядами. Виноград созревал. Гроздья матовых от пыльцы ягод тянулись к земле, серой и комковатой. Сергей Николаевич остановился около куста, срезал гроздь и высоко поднял ее, держа двумя пальцами.

— Вас не восхищает это творение природы? — спросил он. — По-моему, им нельзя не восхищаться. Посмотрите, как все рассчитано, ничего лишнего, все необходимо. Какая крепость ветки! И справедливо, иначе она бы рвалась от такой тяжести.

— Вы как будто вышли из заточения! — воскликнула Нина Гавриловна. — Я, по совести говоря, никогда не рассматривала виноград, да и не только виноград… Я знаю одно, — что он вкусный.

— А ну-ка, попробуйте.

Женщина оторвала ягоду, и положив в рот, сморщилась:

— Кислый, еще не созрел.

— Жаль. Но ничего, мы возьмем его с собой: будет жарко, вы захотите пить и утолите жажду.

Кончились виноградники, начался лес. Спутники то поднимались в гору, то опускались, из-под ног катились куски известняка…

— Хороша здесь природа, ничего не скажешь. И главное, все съедобное растет само по себе, и никто не сторожит. Грецкие орехи, алыча, кизил! Сюда бы заготовителей… Надо будет взять патент на это предложение, как вы считаете? Половина премии вам…

— Я даже согласна на тридцать процентов…

— Вам нельзя, даже тридцать.

— Почему?

— Ваш муж увидит у вас капитал и спросит: откуда? — шутливо говорил Сергей Николаевич, пробасив последнее слово — так должен был спросить грозный муж.

— А я скажу, что шли мы однажды с одним приятным молодым человеком… — представляла разговор Нина Гавриловна.

— Разве он у вас не ревнивый? — перебил ее спутник.

— К сожалению, ревнивый, как все мужья, — вздохнув, вдруг серьезно проговорила женщина.

Так болтая, они прошли почти весь путь. Сергей Николаевич шутил, рассказывая, как он сдавал зачеты, в лицах изображая разговор со студентом, который проваливается на экзамене, как он однажды решил посвятить себя артистической деятельности и как был изгнан «за отсутствием ярко выраженных способностей»… Нина Гавриловна от души смеялась его рассказам, в которых трудно было определить, что правда, а что вымысел. Чтобы не остаться в долгу, она говорила ему о своей жизни, заботах…

Вдруг Сергей Николаевич свернул с тропинки, по которой они шли, и повлек за собой спутницу. Они очутились в чаще. Густая листва скрыла солнце, по телу скользнула прохлада. Сумрак и лесная тишь окутали путников таинственностью, и женщина вдруг почувствовала себя неспокойно. Но молодой человек бодро шел вперед, пока перед ними неожиданно не раскрылась площадка. Посредине стоял странный серый дом, сложенный из каменных плит, массивных, тяжелых, без окон, с одной лишь круглой дырой чуть выше земли.

— Вот вам и дольмен, что значит «каменный стол», — проговорил Сергей Николаевич. — Хорош столик? Знаете, сколько ему лет? Тысяч десять! В нем хоронили старейшин племени во времена бронзового века.

— А дыра зачем?

— Чтобы душа могла ходить гулять и возвращаться, — смеялся юноша.

Он пролез в отверстие и выглянул оттуда:

— Я сейчас буду вместо души…

— Что там внутри?

— Пусто. Хотите сюда, ко мне?

— Нет уж, я лучше останусь здесь.

Сергей Николаевич выбрался обратно, и они присели на траву, осматривая древнее сооружение. Слушая объяснения, Нина Гавриловна поражалась, откуда молодой человек так много знает о памятниках, о которых она никогда не слышала, хотя и отдыхала в Геленджике несколько лет… Вдруг он заметил парящего над ними коршуна и замолчал.

— Красивая, сильная птица, но… хищник, — сказал он наконец. — Хорошо бы ее сейчас из ружья… Вы умеете стрелять?

— Нет… Муж у меня охотник. Разве этого не достаточно?

— Неужели вы никогда не пробовали выстрелить?

— Пробовала, только не из ружья…

— Из пушки? — улыбнулся Сергей Николаевич.

— Из пистолета… Мне муж давал выстрелить.

— Разве он у вас военный?

Женщина изменилась в лице и, почувствовав это, отвернулась:

— Да нет, инженер, у него остался с войны… Он у нас валяется без дела в комоде, иногда Федор берет его на охоту… Я думаю, что это будет между нами…

Как ни в чем не бывало, Сергей Николаевич спросил:

— Ну и что же, попали? Во что вы метились?

— В кепку — она на дереве висела, шагах в десяти. Не попала, конечно, да я, по совести, и не люблю стрелять.

— Как же это вы… с десяти шагов и не попасть… А револьвер, что, нашей конструкции?

— Бог его знает, какой, я ведь не разбираюсь.

Южная ночь наступает быстро. День уступает ей сразу, без борьбы. Они уже подходили к дому, когда погас последний луч света. В вечерней синеве потерялись неровности земли под ногами, и молодому человеку пришлось взять Нину Гавриловну под руку.

В саду дома, где жила Нина Гавриловна, Сергей Николаевич стал прощаться. Женщина остановилась под сливой, ветви которой касались ее пушистых волос, и он увидел ее нежный, мягкий профиль. Вдруг он исчез, Нина Гавриловна повернула лицо. И тогда Сергей почувствовал, что она очень близко от него, совсем рядом. Он стоял, опьяненный запахом духов, исходивших от нее, слушая ее учащенное дыхание, биение сердца. И ему казалось, что он видит, как поднимается ее грудь, как вздрагивают ее руки… Еще секунда, и он не выдержит, обнимет и поцелует эту женщину… Но нет, он не может этого сделать, не может… Закрыв глаза, он отступает на шаг и говорит тихо, боясь нарушить тишину, разбудить хозяев, детей:

— Спокойной ночи, спасибо вам за прогулку…

— До свидания, — слышит он ее голос откуда-то издалека. Ее уже нет, она исчезла, а он поворачивается и, твердо ступая, идет по улице…


9

Второй месяц бился над розыском брата Кордова Шумский. Все, с кем ему приходилось разговаривать по этому делу, ничего ясного сказать не смогли. А Шумскому нужно было лишь немногое — правильную фамилию. Но этого он пока не добился.

Пришлось связываться со всеми подразделениями Дальневосточного военного округа, где могли быть танкисты. Посылая запросы, Шумский просил найти офицера танкиста Игната Гуляева, либо Вузляева, либо другого человека, по фамилии, созвучной с этими, имеющего двоюродного брата Кордова Георгия Петровича, 1925 года рождения, и сообщить, где он находился в ночь на 29 мая.

Ответы приходили довольно быстро, но офицеров с такими данными в подразделениях не оказалось. Шумский аккуратно подшивал бумажки к делу — ждать оставалось недолго: не ответили четыре воинских организации.

От Чтецова время от времени поступали телеграммы: «Отдыхаю хорошо, беспокоюсь за экзамены», «Здоров, погода неважная, боюсь, что не хватит денег, вышлите дополнительно». Изотов читал их, показывая Шумскому, посмеивался, разглядывая последнюю:

— Расточительно живет парень, ничего не скажешь… — Но не получив ответа на шутку, вышел из комнаты. Он знал, Шумский нервничает, не видя в донесении Чтецова ничего ценного.

А когда через несколько дней пришла телеграмма: «Поздравляю днем рождения Николая, возьмите деньги в комоде», Шумский просветлел:

— Так и есть, в комоде!

Обыск в квартире Михайлова делали очень тщательно. Шумский и Изотов осмотрели каждый предмет, ища дополнительные улики. Отпечатки пальцев, оставшиеся на электрической лампе, хрустальном бокале и бутылке из-под «Столичной», они пересняли на пленку. Револьвер, как и следовало ожидать, лежал в верхнем углу ящика комода под стопкой чистого глаженого белья. Изотов вынул его. Это была чешская «Зброевка»…

— Теперь пора ехать в Геленджик, — сказал Шумский. — Михайлова может кое-что добавить.

Нину Гавриловну Чтецов встретил на улице. Она была бледна и чем-то встревожена.

— Сергей Николаевич, меня вызывают в милицию, — сказала она, беспокойно блуждая по нему взглядом. — Мне так неприятно…

— Ну и что же? С пропиской что-нибудь…

Михайлова пожала плечами:

— Но ведь я здесь прописана.

— Может быть им нужны сведения, — безразличным тоном проговорил Сергей. — Хотите, я провожу вас в Геленджик?

Женщина мялась, думая о чем-то, и ответила неохотно:

— Мне не хотелось бы затруднять вас, но я буду рада, если вы поедите со мной.

В районном отделении милиции Михайлову приняли сразу. Шумский пригласил женщину сесть и хмуро посмотрел на нее, раздумывая, с чего начать. Нина Гавриловна съежилась от его взгляда и потупилась.

— Нам хочется познакомиться с вами, — проговорил он наконец низким гортанным голосом.

Допрос начался…

Чтецов не пошел в здание милиции. С Михайловой они договорились, что он будет ждать ее в скверике. Откинувшись на глубокую спинку скамейки, стоящей в тени под акациями, он задумался. Он знал о приезде Шумского еще накануне, виделся с ним, разговаривал. Знал о предстоящем допросе Михайловой и беспокоился, пожалуй, не меньше ее самой.

Прогулка на дольмены сблизили их. Сергей не мог подавить в себе чувства, вспыхнувшего в нем при расставании в тот вечер. И сейчас он вдруг ясно представил себе ее лицо, потонувшее в лунном свете, ее взгляд. Неужели эта женщина?.. Нет, он не мог поверить. Все время, когда он бывал с ней вместе, он пристально следил за каждым ее взглядом, каждым движением, и сердце подсказывало, что она не виновата. Но разве можно положиться только на сердце? «Тем более, оно оказалось не каменным», с горечью думал Чтецов.

Нина Гавриловна не возвращалась. Прошел час, другой, третий… Чтецов сбегал в столовую, наскоро пообедал, купил газету и вернулся в сквер. И хотя глаза скользили по строчкам, смысла он не понимал. Ему пришлось заставить себя прочитать газету до конца…

Подул вечерний ветерок, стало свежо. Михайловой не было. Сергей стал нервничать. Он не мог больше сидеть и бродил по улице до угла и обратно, насвистывая, чтобы ему самому казалось, будто он не волнуется.

Наконец вдалеке он увидел знакомую фигуру. Подойдя к Михайловой, Сергей заметил, что лицо ее было заплакано.

— Не знаю… что-то произошло, мне не говорят, что, но случилось неладное… в Ленинграде.

— О чем же вас допрашивали? — Чтецову было искренне жаль Нину Гавриловну.

— Перебирали всех моих родственников, знакомых… Спросили, знаю ли я что-нибудь о Кордове…

— А кто это такой Кордов? — поинтересовался Чтецов.

— Есть у меня дальний родственник. — Сергей отметил про себя слово «есть» и вздохнул облегченно.

— Так, седьмая вода на киселе. Откуда я знаю, где он и что делает? Я его уже около года не видела…

— Ну что же вы волнуетесь? Успокойтесь. — Чтецов взял Михайлову под руку.

— Нет, знаете, я чувствую, что все это неспроста, меня в чем-то подозревают, но в чем — не знаю… Ах, как неприятно… Я буду сейчас же звонить мужу.

Ленинград вызвали скоро. Сергей, стоя у полуоткрытой двери кабинки, слышал, как Нина Гавриловна говорила мужу:

— Федя, милый, давай забудем все… Ты меня прости, я была, конечно, не права тогда, не сердись… Я так и знала, ты же у меня хороший… Феденька, отпуск пока не бери, если тебе его дают. Знаешь, тут на мою голову свалились неприятности… меня только что вызывали в милицию, расспрашивали о нашей жизни. Что? Обыск?.. Что ты говоришь! Значит, мой вызов не случаен. Родной мой, ты наверное нервничаешь, как и я здесь. Завтра я выеду, заберу всех… Узнай, пожалуйста, где Георгий, племянник Серафимы. Мне кажется, что он натворил что-то, из-за него все это и началось… Что? Хорошо… Целую тебя, дорогой мой… Скоро будем вместе…

Чтецов радовался, что разговор был именно таким, радовался за нее, эту простую, ласковую женщину, за ее мужа. И в то же время ему стало вдруг грустно, что она разговаривает с очень близким ей человеком, а не с ним, и что завтра он с ней расстанется…

В полдень из Фальшивого Геленджика отходил автобус. Чтецов помог Нине Гавриловне донести вещи до остановки. Бледная, немного осунувшаяся от пережитых накануне волнений, от бессонной ночи, ведь нужно было собираться в дорогу, она была молчалива. Видимо, заботы, предстоящий путь, встреча с мужем тревожили ее. Сергей тоже молчал. Спросить ленинградский адрес? Зачем? Он знал его не хуже самой Михайловой. А нужен ли он ему? Сергей так и не мог ответить себе.

Шофер дал сигнал и включил скорость. Михайлова помахала Сергею рукой. Он ответил ей тем же, подождал, пока автобус не скрылся за поворотом, и пошел на пляж. Ему хотелось побыть одному в этот последний день, — приказ, лежащий у него в кармане, предлагал ему немедленно вернуться в Ленинград.


10

Павел Евгеньевич Быков видел, что расследование дела об убийстве Кордова зашло в тупик. Это знал и Шумский с товарищами. Орлова, Назарова, супруги Камневы и все те, с которыми познакомились работники уголовного розыска, оказались непричастными к убийству технолога. Телеграмма, присланная из Н-ской части Дальневосточного военного округа, сообщила, что Игнат Гуляев никуда не выезжал с января и, следовательно, его так же нельзя было подозревать.

У следователей было много и, казалось бы, веских оснований считать виновными супругов Михайловых. Но как показали анализы допроса и обыска, они не имели никакого отношения к происшествию в саду 9-го Января. Легко объяснилось и поведение Михайловых, показавшееся подозрительным работникам милиции. В марте произошла крупная ссора между супругами, первая в их жизни. Оба по-своему переживали размолвку. Федор Никифорович, у которого не ладилось еще и на заводе, — были обнаружены ошибки в расчетах новой турбины, — стал чаще бывать на охоте, выпивать с друзьями. Нина Гавриловна вдруг неожиданно сблизилась с тетками, которым она поведала о своем горе и которые ей сочувствовали, помогали советами.

В мае Федор Никифорович действительно заболел. Но, как человек здоровый, крепкий, он не любил медиков, считая, что любая болезнь пройдет сама, без чьей бы то ни было помощи, и никогда не жаловался на свои недуги.

Случайный, и в сущности, ненужный инженеру револьвер принес много хлопот и работникам розыска, которых он сбил с толку, и самому Михайлову. Федору Никифоровичу пришлось нервничать, бегать в милицию, объясняться, почему он хранил незарегистрированным оружие. И все-таки ему не удалось избежать наказания…

И вот все десять версий, разработанные работниками милиции, приходилось отбросить.

Полковник анализировал каждый шаг, который они предпринимали. Чего-то они не учли, чем-то пренебрегли. Чем же? Прежде всего они не ответили на вопросы: кто писал Кордову записку? Почему она оказалась у него в кармане? И когда ее писали?

Полковник признавал, что это было их ошибкой. Но как каждый человек, он подсознательно оправдывал себя и товарищей: о записке все время помнили. Все, с кем им приходилось беседовать, так или иначе писали что-либо и почерки их экспертиза сравнивала с почерком на записке — они не совпадали.

А брюки и отрез? Кому они предназначались? Почему оказались в портфеле убитого? Все это так и осталось в тайне. Кому принадлежала помада — вот что хотелось выяснить, но и на этот вопрос ответа не было.

— Да, тупик, — подумал Быков и улыбнулся. — Странное слово — «тупик». Оно означает, что дальше нет выхода. Все. Нет, конечно, дело Кордова не тупик. Не было еще дел и не будет, чтобы они закончились этим словом. Просто было десять версий, они не подтвердились. Будет еще десять, и еще. Жаль, что прошло время. Безусловно, люди, с которыми они имели дело, могут еще пригодиться. Но времени не вернешь. Преступник оказался хитрее, чем они предполагали, и эти четыре месяца укрепили его позиции.

Быков еще раз просмотрел папку с делами. Каждая бумажка, каждая справка со временем сыграет свою роль, а сейчас это заготовка для самого главного. Надо только захватить нить, одну, пусть даже незначительную. Потом все пойдет быстрее.

— Попросите, пожалуйста, Шумского, Изотова и Чтецова ко мне, — сказал он молоденькой секретарше.

— Сергей Николаевич в отпуске, он экзамены сдает, — ответила та, заливаясь румянцем.

— Ах, да, — засмеялся Быков. — Вот что значит старость — не радость. Сам подписывал ему рапорт… Ну, давайте двоих.

Полковник встретил Шумского и Изотова, как всегда, спокойно. Он внимательно взглянул на них, пригласил сесть и, едва улыбнувшись, сказал:

— Что ж, друзья, начнем все сызнова, — от печки, как говорят…

Он не выносил людей равнодушных, работающих с прохладцей. Таких подчиненных полковник распекал за малейшие промахи. Но он умел и ценить людей. Шумскому и Изотову он не сказал ничего, будто никакой ошибки и не было. Быков знал: они сделали все, что смогли.

— Я пригласил вас, — продолжал он, — чтобы обсудить кое-какие вопросы, касающиеся Кордова. И мне хотелось бы услышать ваше мнение…

…Шумский неслышно открыл замок входной двери, разделся в прихожей и порывисто зашел в комнату. Жена его, Марина, молодая русоволосая женщина, склонилась над столом, за которым сидел Виталька и пил вечерний чай.

— Мариша, — подбежал к жене Шумский. — Ругаешь меня на чем свет стоит, да?

Она поднялась, высокая, стройная, в зеленом шелковом платье с большим вырезом на груди.

— Ты думаешь, тебе будет все сходить с рук? — засмеялась она в объятиях мужа. — Опоздал, теперь нельзя целоваться — испачкаю тебя помадой.

Алексей не слушал, целовал ее в щеки, в нос, и она тут же забыла о своем предупреждении.

— Фу, весь прокуренный насквозь. Вы наверное только и делаете, что дымите, — с нежностью говорила она. — Ну, вот, теперь иди отмывайся, а мне снова надо губы красить. И растрепал всю, противный…

Подойдя к зеркалу, Алексей заметил на щеке два красных полукруга и вдруг задумался.

— Лешка, все-таки нехорошо так долго ждать тебя одетой. Через полчаса спектакль, а он, пожалуйста: является голодный, небритый. Иди скорее мыться… Нельзя же каждый раз ругаться с билетерами!..

Алексей подошел к жене и попросил ее с серьезным видом:

— Маринка, поцелуй меня еще раз, — подставил другую щеку.

— Господи, что тебе еще взбрело в голову?

Он снова посмотрел в зеркало и увидел обращенных друг к другу два полумесяца, но бледнее, чем первые.

— А ты можешь меня поцеловать так, чтобы была одна черточка, а не две, а?

— Для этого надо иметь одну губу, — засмеялась Марина.

— Вот как! Тогда не надо…

— Папа, мама на тебя рассердится, — заключил вдруг Виталька, дожевывая кусок булки, — вы в театр опоздаете.

Алексей поцеловал сына и пошел мыться.

— Сейчас такси возьмем, — сказал на ходу. — Наливай-ка суп, быстренько! Через пятнадцать минут я буду готов.

Утром, когда Изотов вошел в комнату Шумского, он застал Алексея сидящим за пустым столом, без бумаг, фальшиво насвистывающим арию Ленского.

— Ты что? — удивился Виктор. — В отпуск, что-ли собрался?

— Нет, думаю. Я вчера на «Онегине» был… Третий раз. И странно, опера мне все больше и больше нравится. Иногда даже жалко, что не имею отношения к музыке… А впрочем, может быть, и хорошо, слуха-то у меня нет никакого. А у Витальки, по-моему, есть, буду учить его… А? Что скажешь?

— Хм, ты об этом и думаешь?

— Нет, это так, по пути. Знаешь, к какому выводу я пришел в кордовском деле? Мы ломимся в открытую дверь… Да-с…

— Это что-то новое, — улыбнулся Виктор, — а конкретнее?

— Мы ищем женщину, которой, может быть, и не было.

— То есть?.. — не понял Изотов и добавил шутливо — Быть может, господин Онегин мне объяснит твои поступки.

— Нет, не объяснит, товарищ Изотов, — засмеялся Шумский. — Продолжаем, как задумали, вызывай Назарову. Я послушаю вашу беседу. А через неделю я тебе все подробно расскажу. Хочу кое-что проверить…

Назарова пришла точно. Она была такая же, как и несколько месяцев назад, цветущая, дородная, хорошо одетая. Не было лишь печали на ее лице. Видно, горечь утраты прошла, забылась. И держалась проще и была разговорчивее. Шумский молчал, иногда только вставлял свой вопрос, и смотрел куда-то в сторону, когда она отвечала, словно не слушая ее.

Разговор шел о любви, изменах, о коварстве мужчин, об умении одеваться, о вкусах. Со стороны могло показаться, что знакомые собрались за чаем, у них пропасть свободного времени и им приятно толковать о людях, их слабостях и недостатках.

— Вы мне обещали подумать, — напомнил Изотов, — с кем был еще знаком Кордов. С мужчинами или женщинами, быть может, это были не продолжительные знакомства, все равно. Нам хотелось бы знать все, что возможно…

— Видите ли, у него было много знакомых. Кто они такие, я не знаю, просто не интересовалась… И ничем вам, вероятно, помочь не смогу, потому что не имен, ни фамилий я не помню. Скорее, я их даже не знала. Ну, был, например, знакомый музыкант, который работал в эстраде, но был уволен, кажется аккордеонист, женатый на очень интересной особе, — Жорж бывал у них и восхищался его женой. Ее, если не ошибаюсь, зовут Зиной. Его я не видела, но слышала, что Жорж хотел учиться играть у него на аккордеоне. Вот и все. Разве вас это может заинтересовать?

Изотов махнул рукой:

— Вы о нас не беспокойтесь…

— Кстати, — заметил Шумский, — как нам кажется, Кордов не плохо одевался. Одежду он покупал или шил, вы не знаете?

— Иногда покупал, иногда шил…

— Где шил? — насторожился Шумский.

— Он любил больше частных портных, — быстрее и дешевле…

— У кого? — настойчиво повторил вопрос Шумский.

— Право не могу сказать. Знаю, что он собирался перешивать пиджак. Он говорил, что у него есть знакомый мастер, но кто это, где он живет, не знаю.

— Пиджак? — поинтересовался Изотов. — А перешивать брюки он не собирался?

— Постойте, постойте, — вспомнила Назарова. — Да, он что-то мне говорил… Правильно, кажется, хотел перешивать брюки. Помню он еще смеялся, говоря, что получил от тетки из Ташкента брюки и отрез на рубашку. Старуха, видимо забыла, как он выглядит, и прислала брюки на толстого мужчину…

— Не про эти ли шла речь? — спросил Изотов, развернув сверток. Женщина испуганно открыла глаза, будто увидела живого Кордова, и отшатнулась.

— Я их никогда не видела, не знаю, — прошептала она.

— Так, — сказал Изотов, сворачивая вещи, — значит он мог отдать их частнику?

— Вполне.

— У тебя есть еще вопросы, Алексей Игнатьевич? — обратился он к Шумскому.

— Ну, какое впечатление у тебя осталось? — спросил Изотов, когда Назарова ушла.

— Приятная женщина, ничего не скажешь, — безразлично ответил Шумский. — Однако собирайся, пойдем в эстраду.

В списках уволенных из Ленгосэстрады за два с половиной года значилось 83 человека. Шумский и Изотов познакомились с личным делом каждого. 78 папок они попросили отнести обратно в архив, оставив личные дела аккордеонистов. Теперь надо было посмотреть, кто из них женат, какого возраста и, главное, нет ли таких, чьи фамилии начинались буквой «П» или «И». Три дела пришлось отправить за остальными. Оставалось два — Пандурова и Потапенко. Оба представляли интерес для работников уголовного розыска, особенно первый. Пандурову Семену Викторовичу было тридцать два года. Его жена Зинаида Алексеевна не работала.

Изотов взял на себя изучение дела Пандурова и решил навести справки об этой семье. Шумский посмотрел бумаги Потапенко. Он не был женат, и это смущало Алексея, но все же он что-то пометил в блокноте.

Изотов рассчитывал очень быстро узнать о семье Пандуровых, и не без основания. Семен Викторович вскоре после ухода из эстрады перешел в фабричный клуб и с тех пор никуда не двигался с места.

Виктор представился директору клуба, и тот охотно рассказал все, что знал об аккордеонисте. Принес личное дело и показал фотографию. Это был молодой мужчина, худой, бледный, с кроткими серыми глазами и заметно пробивающейся лысиной. Тихий, спокойный, скромный, он приходил аккуратно, минута в минуту, на спевки, репетиции танцевального коллектива, добросовестно играл несколько часов, пока сцену не покидал последний из самодеятельных артистов, и спешил домой, редко сказав кому-нибудь пару слов.

А через несколько часов начинался вечер отдыха, почти сплошь состоявший из одних танцев. Пандуров снова появлялся в зале, садился на стул в углу и, вынув из чехла видавший виды аккордеон, играл «русский бальный», «барыню», «молдаванеску», давая отдых рыжеволосому радиотехнику, который любил танцевать и недолюбливал ставить пластинки.

Обычно в коллективе уважают людей добросовестных, трудолюбивых и ценят, когда человек не отказывается от поручений. Таким и был Пандуров.

Чтобы побольше узнать об аккордеонисте, Изотов попросил директора познакомить его с активистами клуба. Директор объяснил, что у них в гостях находится представитель обкома профсоюза. Парни, девчата окружили Виктора, узнав об этом. Они приглашали его на вечера, на спектакль «Без вины виноватые», премьера которого вот-вот должна была состояться. О Пандурове все до единого отзывались хорошо, с какой-то душевной теплотой, сердечностью и обрисовали его так, что Изотову захотелось познакомиться с ним.

В это время Шумский шагал по грязной после обильно шедших дождей, плохо освещенной 19-й линии Васильевского острова, отыскивая дом, где жил Аркадий Игоревич Потапенко. Старший лейтенант вошел под арку большого серого здания около Малого проспекта и спустился в полуподвал, в помещение домконторы. Управхоз, небритый, в засаленной черной шинели, долго вспоминал, о ком идет речь. Так и не вспомнив, позвал дворника.

— Ты, Дарья Филлиповна, Потапенку такого знаешь? Кто это? — спросил он прищурившись. — Товарищу тут надо бы его.

— Потапенко? А как же? Из 20-й квартиры жилец, полный такой, музыкант, — и видя, что управхоз не вспоминает, добавила: — Вчера еще приходил, ругался насчет печки…

— A-а! Как же, как же, живет. Он не уехал?

— Не-ет, покамест здесь.

— Плохо вы своих жильцов знаете, — не удержался Шумский.

— Да ведь всех разве запомнишь? Сто квартир, как никак… А что вы хотели узнать?

— Вот все и хочу. Куда он уезжать собирается? — Шумский обратился к дворничихе, увидев, что она знает больше чем управхоз.

— Да он в Ригу все катается. Раз в месяц обязательно съездит. Друзья там у него, что ли? Они тоже приезжают к нему. Латыши — муж и жена, верно. Живут тут неделю, а иногда и больше, и все без прописки. Я говорила Потапенке-то, а он сердится.

— Работает он где или нет?

— Кто его знает, артист он… Ночью бывало придет выпивши, ругается, что парадная закрыта. Гляди-ка, я для него буду двери открытыми держать до трех часов ночи.

— И часто он так приходит?

— Частенько.

— А что у него с печкой приключилось?

— Дымит она у него, — вступил в разговор управхоз, чувствуя, что его авторитет может окончательно упасть.

— Заявление он подал неделю назад, а у меня печника нет, уехал на Волго-Дон, на стройку. Маюсь без печника, профессия сейчас редчайшая…

— Ну-ка, покажите мне заявление.

Управхоз порылся в выцветшей папке и извлек оттуда бумажку. Шумский взглянул на нее и причмокнул губами. Думая, что работник милиции ужаснулся, заметив число, которое было, кстати, не недельной, а месячной давности, управхоз поспешил успокоить Алексея:

— Завтра будет у него печник, я уже с соседним домохозяйством договорился, дают мне работника на два дня.

Шумский отмахнулся.

— Вот что. Заявление я беру с собой, отметьте там где-нибудь.

— Будет ему печник, обязательно будет, — не унимался управхоз. — Договоренность есть…

— Хорошо, — согласился Шумский, вдруг улыбнувшись. — Но прошу обо мне жильцу не говорить ни слова. Понятно? Он повернулся к дворничихе. — Вас это тоже касается.


11

— Ну, как дела? — спросил утром Изотова Шумский.

Виктор нахмурился, махнул рукой.

— Знаешь, говорят, будто врач иногда сожалеет, что нет больных. Смешно? Вот и я что-то вроде такого врача. Проболтался вчера полдня в клубе. Пандурова надо вычеркнуть из списка. — И Изотов рассказал о встречах с людьми, о разговоре с директором. — Проверил для верности еще раз анкетные данные, биографию. Нет, это не тот, кого мы ищем…

— Радуйся, чудак ты…

— Радуйся… Но я ничего путного за день не сделал, выходит?

— Нет, сделал, ты оправдал человека. Разве это не путное? А у меня кое-что есть…

Алексей с шумом перелистал бумажки, подшитые к делу, и оставил открытой страницу, где была записка, найденная у Кордова.

— Ну-ка, смотри. — Он вынул заявление, разгладил его и положил под запиской. — Есть что-нибудь общее?

— Поразительное сходство!.. — и добавил, продолжая разглядывать документы, как бы решившись вынести окончательный приговор. — Да, это писал один человек, — и вскинул черные брови. — Потапенко?

— Он самый.


12

Ватными хлопьями падал снег. Белые мухи, освещенные лучами фар, стремительно неслись навстречу «Победе», словно боясь попасть под колеса, и таяли, разбиваясь о лобовое стекло машины. Шумский смотрел на полет пушинок, и ему вспомнилось, что так точно летят мотыльки на пылающий костер, летят и гибнут, как эти снежинки.

— Налево, Алексей Игнатьевич? — спросил шофер, заставив Шумского очнуться от воспоминаний, в которые он углубился, сам того не замечая.

— Налево. Ты что, Витенька, спишь, что ли? — Шумский обернулся к сидящему сзади Изотову.

«Победа» свернула на Средний проспект, потом на 19-ю линию и остановилась недалеко от дома, где несколько дней назад побывал Шумский.

Работники уголовного розыска вместе с дворником и понятым поднялись по крутой, плохо освещенной лестнице на третий этаж. Перед обитой клеенкой дверью квартиры № 20 Шумский остановился, вынул револьвер, снял предохранитель и положил его снова в карман. Изотов последовал его примеру.

На звонок долго никто не открывал. Пришлось нажать кнопку сызнова. Наконец послышались шаги, и мягкий, вкрадчивый голос спросил:

— Кто там?

— Мы хотели бы видеть Потапенко, — ответил Изотов. Стукнула щеколда. Перед работниками милиции стоял человек лет сорока, полный, с круглым животом, без пиджака. Через плечо у него был перекинут портновский сантиметр.

— Это я Потапенко. Что вы хотите?

— Прекрасно. Мы должны произвести у вас обыск, — сказал Шумский.

— Обыск? Ничего не понимаю. Почему у меня? Это недоразумение! — плаксиво залепетал Потапенко, не впуская пришедших в переднюю. Шумский без приглашения прошел вперед, заставив отступить хозяина, и предъявил документы. Изотов закрыл за собой дверь.

— Проводите нас в свою комнату, — приказал он.

Комната Потапенко была небольшая, необычной формы — трапеции. В углу около печки стояла ножная швейная машина, которую освещала медицинская лампа с блестящим членистым корпусом. Лампа была согнута, и свет падал на материю, брошенную на машину. Шумский включил люстру и увидел рядом с машиной шкаф, на наружной стенке которого висел расправленный на вешалке коричневый пиджак.

На подоконнике ничем не задрапированного окна столпились винные бутылки; на кровати, покрытой грубым шерстяным одеялом, валялись газеты, выкройки, ноты, куски сатина. Обеденный стол не прибран — грязные тарелки, корки хлеба, недопитая рюмка вина говорили о недавней трапезе.

— Вы мне объясните, в чем дело, — говорил Потапенко, прохаживаясь по комнате и задевая стулья.

— Присядьте, — ответил Изотов. — Я думаю, вы знаете в чем дело.

— Из-за патента? Да? — проговорил, усаживаясь на потрепанный стул, Потапенко. — Кто-нибудь донес? — глаза его, вдавленные в мясистое дряблое лицо, бегали от Изотова к Шумскому, пытаясь уловить, что эти люди знают о нем.

Шумский махнул рукой и ничего не ответил. Оба работника милиции принялись осматривать вещи, попутно задавая вопросы притихшему хозяину комнаты.

— Чей это пиджак? — спросил Шумский, снимая его с вешалки и осматривая карманы, которые оказались пустыми.

— Мой… Старый он, все хочу его переделать, да времени не хватает.

— На что у вас время уходит? Вы где работаете?

Шумский подошел к машине и взял в руки мелок.

— Я дома работаю, шью.

— И на эти средства живете?

— Да, в основном на эти.

— В основном? — саркастически заметил Шумский. — Кому вы шили?

— Разным знакомым, товарищам.

Шумский обследовал шкаф, прощупал кровать, открыл ящик в машине. Среди иголок, старых наперстков, шпулек он заметил желтый патрон и вынул его.

— Вы холосты? — снова спросил он Потапенко.

— Холост.

— А как к вам попала губная помада?

Потапенко сделал попытку улыбнуться и развел руками:

— Ей богу, не припомню. Должно быть, кто-нибудь из женщин оставил… заказчиц…

— Насколько я понимаю, вы шьете мужское платье, — уточнил Изотов.

— Да, но, может быть… это были и не заказчицы…

— Ясно. — Шумский открыл патрон, цвет помады был темный, вишневый.

— А эту вещицу вам тоже заказчицы оставили? — зло засмеялся Изотов, держа на ладони небольшой револьвер. Лейтенант поставил на место запыленный бюст Оффенбаха и подошел к Потапенко, разглядывая находку. Опытным взглядом он определил калибр — 7,65, но кожух затвора, где обычно ставит клеймо фирма, был стерт и названия марки ему установить не удалось.

Аркадий Игоревич заметался под презрительным взглядом Изотова и быстро-быстро заговорил:

— Хе… вы знаете, эта штука попала ко мне чисто случайно во время войны. Хе-хе… Один полковник, который остановился у моей соседки, пошел однажды…

— Хватит, потом все расскажете, у вас будет полная возможность, — прервал угоднически улыбающегося Потапенко Изотов.

— Представьте, валяется у меня с тех пор, все думаю, надо бы снести…

— Это видно, что валяется, — щелкнул затвором Изотов. — То-то он такой чистый, будто из магазина. Ладно, достаточно. Кто приезжал к вам из Риги? Учиться играть на аккордеоне. Ведь вы еще и аккордеонист?

— Да, но сейчас я играю только дома, изредка, больше для души.

— Вы не ответили мне, — настаивал Изотов.

— Не знаю, кого вы имеете в виду.

— Далматов, например, не брал у вас уроков?

— Не слышал такой фамилии… — вскочил со стула Потапенко и закричал срывающимся голосом. — Вы же сами все знаете, зачем спрашиваете?

— Сидите, сидите, — поднял руку Шумский. — Спокойнее. Мы хотим уточнить кое-какие детали.

— Кто вам это сказал, тот пусть и уточняет, — тяжело дыша, повалился Потапенко на свое место.

— Думаю, вам это не пойдет на пользу… Кстати, вы знали Кордова Георгия Петровича? Он шил у вас что-нибудь? — спросил Шумский.

— Первый раз о таком слышу.

— Прекрасно, более ясного ответа я и не ожидал от вас… Собирайтесь, мы вынуждены вас арестовать.

Прежде, чем арестовать Потапенко, Шумский и Изотов старались собрать о нем как можно больше сведений.

— А он, голубчик, привлекался по 107-й, за спекуляцию, но за недостаточностью улик дело прекратили, — сказал Изотов, приехавший из районного отдела милиции.

В комнату осторожно заглянул Чтецов и, увидев товарищей, склонившихся над бумагами, засмеялся:

— Корпите, братцы? Бог на помощь.

— A-а, Сереженька, — вскочили с места друзья, — вот кстати!

— Конечно, куда-нибудь ехать, не иначе.

— Отгадал, дружище. Ты как пророк. В Ригу нужно прокатиться, а? — пожимая руку, говорил Изотов.

— Конечно, если не надо было ехать, разве б так меня встречали? — смеялся Сергей.

— Что, что ты, что ты, — сказал Шумский.

— Шучу я. — Чтецов шумно подсел к столу. — Ну, что нового?

— А ты все сдал? Уже на работе?

— Все и все на «пять», можете поздравить, на третьем курсе. А на работе с завтрашнего дня, понятно? Так что прошу не беспокоить. Но могу вам чем-нибудь услужить, например, пригласить пообедать.

— Молодчина ты, Сережка. Раз-два и сдал. И что всего интереснее, что на лице твоем нет отпечатка бессонных ночей, — шутил Шумский.

— А в Геленджик зря, что ли, я ездил? — отозвался Сергей. — Запасся здоровьем, чтобы вам теперь было приятно на меня смотреть.

— Ну, нам конечно, не столь приятно, как твоим знакомым девушкам, но все же… — положил руку на плечо Сергея Изотов.

— А пообедать не плохо, что скажешь, Алексей?

В столовой было много народу. Пока друзья ждали обед, они рассказали Сергею о том, что делали без него.

— Ну, а кордовское дело движется?

— Вчера одного арестовали.

Пообедав, все трое поднялись наверх. Шумский сел на диван, стал рассказывать Сергею о поисках аккордеониста, об его аресте, о заявлении.

— Да, но Назарова говорила, что у того интересная жена, а этот холост, — усомнился Чтецов.

— Мы об этом думали. Чепуха. Это просто показывает, что Кордов не очень любил говорить правду своей возлюбленной. Ему было выгодно, чтобы она его ревновала. Ну, он и расписывал красавиц, которых не существовало. А с Потапенко у него были деловые связи.

— Смотрите. — Шумский вдруг поднялся с места, заволновался, резко чиркнул спичкой. — У Кордова в портфеле брюки и отрез. Потапенко шьет. Очень вероятно, что он шил и Кордову. Коричневый пиджак-то я не зря взял с собой! Дальше. Записка и заявление написаны одной рукой, Потапенко… У него же найдена губная помада. Цвет ее схож с той, что обнаружена на шее Кордова. Там был один мазок, а Маринка мне, знаете, что заявила? Надо иметь одну губу, чтобы так поцеловать. Вот почему я так уверен, что женщины в момент убийства могло и не быть, во всяком случае, она не обязательна. Это была имитация поцелуя, причем неумелая, а мы не сумели распознать. — Увидев, что Чтецов хочет что-то возразить, Шумский поднял руку. — Минутку, Потапенко привлекался по делу спекуляции, правда, неудачно, но это уже сигнал.

— В чем же тогда причина убийства? — спросил Чтецов.

— Ишь, какой ты шустрый, — засмеялся Алексей, — все ему вынь да положь… Надо думать. Ты, наверное, когда маленький был, в кубики играл? У нас приблизительно то же: голова есть и ноги нашлись, а туловище еще гуляет…

Изотов и Чтецов засмеялись. Они любили Шумского за горячность, умение в серьезный разговор внести шутку.

— Ладно, хвост я вам достану, так и быть, — в тон сказал Чтецов.

— Мне кажется, что здесь умышленное убийство, — произнес Изотов. — Вряд ли Потапенко убил его из-за портновских дел.

— Конечно, — откликнулся Шумский, немного остынув. — Портняжничанье только ширма, а общее дело у них какое-то было. Не исключена возможность, что спекуляция. Но чем, кто в ней замешан, пока неизвестно. Думаю, через день-два мы узнаем.

Несколько дней с утра до позднего вечера Шумский и Изотов принимали посетителей — клиентов Потапенко. Каждый что-нибудь шил у Аркадия Игоревича. Брал он умеренно, исполнял быстро и аккуратно в назначенный срок, с деньгами не торопил. А главное, он брался переделывать ношеные вещи — пиджаки, брюки, что не каждое ателье принимало.

Шумский по обыкновению не торопился закончить беседу. Он давал волю наговориться собеседнику, если он оказывался болтливым, и забрасывал вопросами молчаливого посетителя. Дубенский, бухгалтер артели «Металл», был именно таким. Говорил он медленно. Казалось, что он все время что-то подсчитывает в уме.

— Кроме того, что вы у него шили, были еще какие-нибудь цели вашего прихода к Потапенко? — спросил Шумский.

— Нет… Хотя… один раз он предложил мне купить у него рубашку. Я ходил за деньгами домой, а потом вернулся к нему.

— Рубашку? Она была новая или ношеная?

— Новая, — помолчав, ответил свидетель.

— Какая рубашка — шелковая, полотняная, верхняя, нижняя? Не стесняйтесь, рассказывайте, — подталкивал бухгалтера Шумский, теряя терпение, но оставаясь корректным.

— Шелковый трикотаж, — мигая ресницами, произнес после паузы Дубенский.

— За сколько вы ее купили? Когда?

— Месяца четыре назад, за сорок рублей.

— Он объяснил вам, почему он продает ее? Может быть, у него было несколько рубашек?

— Нет, у него была одна. Он сказал, что она ему мала…

Закончив писать протокол допроса свидетеля, Шумский попросил бухгалтера принести ему на следующий день рубашку, купленную у Потапенко. Один из свидетелей, которых допрашивал Изотов, тоже купил у Потапенко рубашку из шелкового трикотажа за сорок рублей. И тоже она была маловата аккордеонисту-портному. Изотов не придал значения продаже, мало ли бывает, купил и не подходит. Он мельком сказал об этом Шумскому.

— Последняя, говоришь, была у него? — усмехнулся Шумский.

— А ну-ка вызови свидетеля завтра еще раз, пускай придет со своей покупкой.

Обе рубашки Шумский положил на стол. Это были сестры-близнецы. Правда, бухгалтерская чуть полиняла — он успел ее уже изрядно поизносить. Однако у той и у другой были одинаковые полоски: желтая, цвета беж, коричневая, затем белый просвет и опять полоски. Покрой, обшлага, полированные пуговицы — все говорило о том, что рубашки родились в одном месте, на одной фабрике, но какой?

Изотов вызвал эксперта из «Красного знамени». Седовласый крупный мужчина с очками на кончике носа исследовал изделия скрупулезно, через лупу: сначала лицевую сторону, потом изнанку, швы…

— Наш, отечественный трикотаж. Шелковая нить, сорт первый… — сказал он, взвешивая каждое слово. — Но должен вам сказать, что они сделаны не в Ленинграде. Машин, дающих такую вязку, у нас нет. По всей вероятности, это рижская продукция. И я не ошибусь, если скажу, что фабрики «Блонда». — Эксперт потер руки, как профессор, удачно выполнивший сложную операцию, потом аккуратно спрятал лупу в кожаный футляр. — Но для полной точности последнее я проверю и позвоню вам.

— Скажите, пожалуйста, какова продажная цена такой рубашки?

— 67 рублей 35 копеек, — услужливо ответил старик.

— Спасибо.

— Пожалуйста.

Вечером Чтецову, который уже находился в Риге, была послана шифрованная телеграмма. Ему предлагалось немедленно произвести негласный обыск рижских приятелей Потапенко.


13

— Так в чем же дело? — спросил Изотов, зажигая спичку, чтобы дать прикурить Шумскому. — Спекуляция?

— Угу, — затягиваясь, прогудел Шумский. — Хороша спекуляция! Хотел бы я найти дельца, который покупал бы за 67 рублей, а продавал за 40. Нет, брат, здесь «Указ».

— Связь с Ригой?

— Безусловно, я в этом ни на минуту не сомневаюсь. Здесь, конечно, шайка, а Потапенко — звено. Сейчас нам очень важно получить сведения от Сергея — что-то он сумеет там сделать?

Допросы свидетелей продолжались. В общей сложности уже нашлось шесть человек, которые покупали у Потапенко его «последние» шелковые рубашки. Свидетели приносили их — они отличались расцветкой, но были одного покроя. Работники уголовного розыска уже сами, без эксперта, узнавали ту особую вязку, которую производила только одна фабрика в Союзе — рижская «Блонда». И цена почти у всех покупателей совпадала — она колебалась от 40 до 50 рублей.

Но ни Шумского, ни Изотова рубашки больше не интересовали. Все материалы, которые касались этой стороны деятельности Потапенко, они отдали в отдел борьбы с хищениями и спекуляцией, где продолжалось расследование.

Теперь работники милиции стремились узнать, каким образом с Потапенко был связан Кордов, из-за чего могло произойти убийство.

Во время беседы с заказчиками Потапенко и Шумский и Изотов, которые принимали в разных комнатах, показывали свидетелям фотографию Кордова.

— Знали вы этого человека? Видели его у Потапенко?

Ответы следовали одни и те же. Нет, Кордова они не знали…

Шумский, быстрый, вспыльчивый, терял терпение. Спокойный при посетителях, он метался по комнате с папиросой в зубах, когда оставался вдвоем с Изотовым.

— Чорт знает что, — гудел он. — Неужели мы напали на шайку воров и потеряли нить, которая вот-вот уже натянулась?

— Подожди, Алеша, — убеждал его более уравновешенный Виктор. — Не все же еще прошли, что ты нервничаешь? Помада есть, записка есть…

— В том-то и дело, что я голову отдам на отсечение — он подлец, здесь замешан. Но не можем же мы строить обвинение так, как нам хочется. То, что у нас есть, еще не доказательство!

— Будет, Леша, будет! Не мне учить тебя терпению!..

И снова приходили все новые и новые свидетели, а результат оставался один и тот же. — Нет, Кордова они не знали… «Что за притча? — думал Изотов. — Неужели ошибка?»

Свидетель Кравцов взял фотографию и долго смотрел, прищуривая глаз, приближая ее и отодвигая.

— Нет, — сказал он, наконец, но не вполне определенно. — Хотя позвольте, как вы сказали, Кордов? Да, да он однажды был… Только тогда он был без шляпы… Георгий, что ли?

— Правильно, Георгий, — сердце Изотова стучало, как будто допрашивали его самого. — Вы помните, при каких обстоятельствах вы его видели?

— Да, это он, — совсем твердо сказал Кравцов. — Он еще тогда ругался, что Потапенко долго не принимался за его пиджак. Я спросил Аркадия, когда он ушел, кто это такой? Он мне ответил, что, мол, ходит тут один, всякую дрянь носит…

А потом, примерно, через месяц, я напомнил Потапенко еще раз о нем (я не знал, что его фамилия Кордов), потому что увидел пиджак на том же самом месте, — старенький, такой, рыжеватый. Аркадий отмахнулся: «Ну, его, надоел, что-то давно не появляется, я и не говорю»… Я спросил, куда он девался. Аркадий промолчал, не ответил…

— Когда у вас был этот последний разговор? — прервал Изотов Кравцова.

Кравцов потер переносицу, черную от черных бровей, поморщился и ответил:

— Трудно сказать, в июне или июле…

— А может быть раньше, в мае?

— Нет, только не в мае. В июне я приехал из командировки, а этот разговор был после того, как я вернулся. Это точно.

— Так, продолжайте.

— Ну, и все… Да, я его еще спросил: «А почему ты так от него, то есть Кордова, отмахиваешься?» Аркадий засмеялся и сказал как-то нехотя: «Не надежный он какой-то. У меня патента ведь нет, так шью, а он донести может».

— Почему у Потапенко сложилось такое мнение о Кордове?

— Вот, право, не спросил. А может и спросил, но не помню, сочинять не буду, — подписывая протокол допроса, сказал Кравцов и облегченно вздохнул: ему неприятен был этот разговор.

После второго допроса Потапенко Шумский пришел к себе в кабинет, бросил на стол бумаги и сел на кожаный диван.

— Уф, устал, — потер ладонью лицо Шумский и взглянул на Изотова. — Ну, кажется появилась ниточка.

Оба склонились над протоколами. Алексей взял в руки красный карандаш.

— Надо отметить кое-что. Смотри, — сказал он. — Сначала о записке. Первый раз он говорил, что Кордова он не знает и записки никакой ему не писал.

— Точно, Лешенька, — согласился Изотов. — Ты ему предъявил ее сегодня?

— Да, вместе с заявлением в домохозяйство. Вижу, ерзает на стуле…

— И что же он?..

— Смотри, — Шумский перевернул листы и стал отчеркивать карандашом свою запись: «По поводу предъявленной записки заявляю. Да, это писал я, собственноручно. Она адресована моему приятелю Георгию Шлехтеру, который должен был прийти ко мне за переделанной курткой. В тот вечер я не мог быть дома.

Я написал эту записку и приколол ее к входной двери снаружи, как это делаю обычно в таких случаях. Где проживал и работал Шлехтер, я не знаю, отчества я его тоже не знаю».

— Ловко придумано, — воскликнул Изотов.

— Не очень, но тебе, Витя, надо проверить, что это за Шлехтер. Займись завтра. Так, теперь о Кордове. Он отрицал знакомство с ним, а сегодня вспомнил.

— Не без твоего участия? — засмеялся Виктор.

— Еще бы. Я ему рассказал, от своего имени, конечно, то, что говорил вчера Кравцов. Ну, Потапенко туда-сюда, — приложил руку ко лбу… Вы правы, говорит, был такой у меня — их ведь, заказчиков, много, всех не упомнишь… Тут я про пиджак спросил, чей он? Его, говорит, Кордова…

Изотов присвистнул:

— А при обыске он говорил, что его собственный?!

— В том-то и дело, позабыл, видно! Кордов, говорит, дал мне его давно и потом не заходил, наверное, ему стало стыдно за свое барахло.

— Откуда он знает Кордова, ты не спросил?

— Спросил. Так, случайно познакомились. Но это, в конце концов все равно. А вот что историю с рубашками он объясняет тоже чистой случайностью — это уже не важно. Далматов и Калыня, видишь ли, приезжали к нему лишь учиться играть на аккордеоне. Наивность!

— Да, дети придумают умнее, — заметил Изотов.


14

Сергей Чтецов жил в Риге уже почти две недели. В день приезда, оставив чемодан в уютной гостинице «Саулит», где ему дали номер, он отправился в Управление милиции. Моложавый полковник с сизым пятном на щеке принял Сергея быстро.

— Мы тут кое-что уже предприняли по вашему делу, — он снял трубку с телефона и мизинцем пять раз крутнул рулетку. — Эльмар, поднимись, пожалуйста, ко мне.

Когда в комнату вошел высокий блондин, как показалось Чтецову, вяловатый и некрасивый, подполковник представил:

— Познакомьтесь, лейтенант Эльмар Пуриньш. Он вам будет полезен, тем более, что о Далматове у него собран некоторый материал.

Чтецову пришелся по душе этот некрасивый парень. Застенчивый, но не вялый, как сначала подумал о нем Сергей, Эльмар прошел за свои годы трудную жизнь. Они были одногодками с Сергеем. Отец Эльмара, краснодеревец на заводе ВЭФ, умер от туберкулеза, когда сыну едва минуло семь лет. Вскоре после смерти отца в дом пришла новая беда — мать, несшая выстиранное белье хозяйке, попала под грузовик, и Эльмар ее больше не видел: она так и не вышла из больницы. Мальчик батрачил у фермеров, которые в первые годы держали его больше из милости: какой прок от десятилетнего мальчишки. А потом, когда он вырос и возмужал, его уже охотно брали на сезонные работы. Но все равно, как и в детстве, он ходил полуголодным, а денег не было. Когда Литва присоединилась к Советскому Союзу, Эльмар пошел служить в Красную Армию. Началась война с фашистами. Вместе с латвийскими частями Пуриньш защищал свою, ставшую по-настоящему родной, землю, отступая, сидел в обороне, и брал столицу своей республики, получив за это орден Красного Знамени. Кончилась Великая Отечественная война, но не закончилась она для многих латышей — пришлось выкорчевывать остатки националистических банд, засевших в лесах, болотах, и мечтавших вернуться к прежней Латвии. Коммунист Эльмар Пуриньш с товарищами сидел в засадах, делал облавы…

Пришла демобилизация, и Эльмар стал работать в милиции, в уголовном розыске.

— Ты посмотри эти записи, — сказал он Сергею (они сразу перешли на «ты»). — А вечерком я тебя познакомлю с Далматовым — тебе стоит посмотреть на него в жизни.

— Добре, — ответил Сергей, беря шапку.

Сергей попал в Ригу впервые, о Латвии он знал лишь по книгам Вилиса Лациса и Яна Райниса, по газетным сообщениям и фотографиям, да по кое-каким вещам, созданным в республике и продававшимся в Ленинграде. Сергея, любившего все видеть своими глазами, это не могло удовлетворить, и он с жадностью присматривался к столице республики.

Сергей и Эльмар шли по улице Ленина, пересекая улицу Кирова.

— Это вот центр, — говорил Эльмар — то, что у вас Невский. Сейчас мы пойдем по бульвару Свободы. Ригу я знаю хорошо, я ведь родился здесь… А вот в Ленинграде не был, все хочу съездить, но никак не собраться.

— Вот теперь я тебя приглашаю, приезжай, покажу тебе все, что у нас есть. Но смотри, — засмеялся Сергей, — за месяц всего не увидишь!

Они подошли к памятнику В. И. Ленину, установленному в начале бульвара.

— Я считаю этот памятник лучшим в городе, — убежденно сказал Пуриньш. — Как только установили памятник, сюда принесли цветы, и теперь приносят каждый день круглый год…

Бульвар Свободы чем-то напоминал ленинградский бульвар Профсоюзов, и Сергей вдруг с удовольствием почувствовал, что он дома. А Эльмар шел вперед, увлекая его за собой, и говорил, показывая налево:

— Это Совет Министров, а на другой стороне почтамт…

Был вечер, когда Эльмар и Сергей направились в ресторан «Луна». Сергей не удержался, чтобы не остановиться около памятника Свободы. Он запрокинул голову, стараясь рассмотреть, что находится на конце высокой, сужающейся кверху колонны.

— Не порти глаза, все равно не увидишь. Там стоит женщина, черная, как это небо, с тремя золотыми звездами, которые она держит на вытянутых руках над головой, — объяснил Эльмар и поморщился. — Это старое произведение, буржуазное, стоит так, для красоты. В общем, не та свобода. Кто бы в наше время стал бы ее делать черной? Пойдем, не трать времени…

Ресторан «Луна» помещался в угловом доме, недалеко от канала. Он был небольшим, но комфортабельным и считался одним из лучших в городе. Посетителей было немного, но они все время прибывали. Джаз играл без пауз, так что трудно было отличить, где кончается одна мелодия и начинается другая. У микрофона, в центре эстрады, сидел мужчина в черном фраке, растягивая меха аккордеона, украшенного перламутром, золотом и слоновой костью. Сергей вдруг вспомнил Потапенко — вот так и он когда-то выступал на эстраде…

Подошел официант, протер, больше для видимости, и без того чистые фужеры и рюмки, откупорил бутылки с пивом и, повесив полотенце на руку, попросил заказать ужин.

— Посмотри на стол справа, — тихо проговорил Эльмар, глядя в глаза Сергею, как будто рассказывая ему что-то. — Ждут хозяина.

— Его?

— Да, у него большие связи и сети неплохие, крепкие… Вот так мы с ней потеряли друг друга, — сказал он вдруг громко и засмеялся. Сергей впервые увидел его смеющимся и тоже рассмеялся. — Но я найду ее… А вот и он, — снова перешел на тихий говорок Эльмар.

Сергей не поднял головы, не обернулся. Уголком глаза он заметил Бориса Далматова, молодого высокого и здорового мужчину. Он шел под руку с Вентой Калыней, его подругой, небрежно разбрасывая легкие поклоны сидящим за столиками. Сергей узнал их сразу — он уже успел изучить их фотографии, подшитые в деле, которые ему дал Эльмар.

Далматов был одет в зеленый с белой искрой свободный пиджак. Под ним виднелась шелковая ковбойка. Узкие серые брюки почти обхватывали щиколотку. Вента, миловидная стройная женщина, сверкала бриллиантами. Они были всюду: и на ушах, вправленные в тонкие золотые сережки, и на перстнях, и на броши, приколотой к черному бархатному, сильно декольтированному платью. Оба сели за столик в противоположном углу зала. Официант сразу подошел к нему и, согнув спину, остановился, пока Далматов не заказал ужин.

— Ты где встречаешь Новый год? — спросил Эльмар.

Чтецов пожал плечами:

— Не думал еще… Право не знаю, в гостинице, наверное…

— Значит, тебя никто не приглашал? Чудесно, ты придешь ко мне… У нас соберется несколько человек, я тебя познакомлю с девушкой, будет тебе пара!

Эльмар потягивал из бокала вино, курил и ничем не показывал, что интересуется происходящим в зале. Но Сергей знал, что ни одно движение, ни один шаг Далматова и Венты не скрываются от его глаз. И Сергей, поддерживая беседу, также внимательно наблюдал за соседним, его, Далматова, столом. Он видел, как к ним, покачиваясь, подошел высокий худой щеголь, и, наклонившись над ухом Далматова, что-то проговорил ему. «Хозяин» хлопнул в ладоши и что-то воскликнул.

Неожиданно, словно сговорившись, гости пошли танцевать. Столики опустели. Далматов взял за талию молоденькую женщину в кружевном платье и слегка улыбнулся ей.

— Я хочу начать вечер с танца, который подаришь мне ты, — донеслось до Сергея.

Венту подхватил широкоплечий мужчина с усиками. Погас свет. По залу заметались синие, красные, зеленые лучи прожектора. Гремел джаз-оркестр. Так же задумчиво смотрел на танцующих аккордеонист, перебирая пальцами клавиши и отбивая лаковым ботинком такт.

Перед глазами Сергея мелькало кружевное платье. Далматов танцевал с белокурой женщиной четвертый танец подряд. Он выделывал головокружительные па, любуясь, видимо, собой и радуясь, что любуются им: некоторые пары бросали круг и останавливались, глядя, как он танцует со своей партнершей. Наконец, устав, он посадил ее на диван, предложил рюмку вина. Она со смехом отстранила ее, тогда он выпил сам и, поцеловав руку женщине, подошел к Венте.

Танцы продолжались. К женщине в кружевном платье подошел мужчина, который только что танцевал с Вентой, пригласил ее. А на следующий танец ее пригласил Сергей.

Женщина танцевала легко, и он испытывал удовлетворение от танца…

— Вы сегодня очаровательны, — проговорил он чуть слышно.

Она промолчала, как будто не расслышав его слов.

— Вы сегодня очаровательны, — проговорил Сергей чуть громче.

— Не находите, что вы слишком смелы? — спросила она, приподняв белокурую головку с его плеча.

— Смелость — не порок, — ответил Сергей, напрягая слух.

Женщина опять положила голову на плечо Сергея и зашептала в самое ухо:

— 31-го, 22, Колокольная, 16, 4…


15

Молодой человек в стеганом, изрядно ношеном ватнике, стареньких брюках и с перекинутой через плечо кожаной сумкой, из которой торчал моток электрического шнура, отыскал Колокольную улицу, вошел в дом № 16. Это был серый с облупленными стенами двухэтажный особняк, окруженный со всех сторон садом, в котором росли вековые липы. Несмотря на дряхлость, здание не потеряло своего величия.

Квартира № 4 находилась на четвертом этаже. Монтер поднялся по крутой лестнице. По пути он заметил лишь одну дверь на первом этаже, запыленную, с большим ржавым замком на такой же рыжей от ржавчины щеколде. Из этого он вывел, что жилых квартир, кроме той, которая значилась под номером 4, по лестнице не было.

На звонок дверь открыла непричесанная молодая женщина в пестром шелковом халате.

— Электроток, — ответил молодой человек на вопрос женщины. — Как у вас с проводкой? Наверное, менять пора: тут в одной из квартир в вашем доме чуть пожар не случился, вот мы и беспокоимся…

Женщина без особой охоты пропустила монтера в квартиру.

— Вента, закрой дверь, холод несешь, — послышался низкий женский голос из комнаты, расположенной недалеко от входа. По голосу монтер понял, что женщина пожилая.

В квартире было три комнаты: две выходили в переднюю, а третья — в конце длинного темного коридора. Юноша в сопровождении молодой женщины старательно обошел все помещения, осматривая проводку, заглянул в кухню. В коридоре быстро заменил кусок провода, пришедшего в негодность. Старуха, сидевшая в подушках, даже не посмотрела на монтера: она была занята пасьянсом.

Проходя по коридору, электромонтер заметил небольшую наглухо закрытую дверь. — Откройте, пожалуйста, — попросил он.

— Нет, нет, — быстро ответила женщина, — там никто не живет, дверь у нас всегда закрыта, и электричество туда не проведено.

Молодой человек чиркнул спичкой.

— Я вижу отвод провода…

— Да? Мне казалось, что там нет света. Вы знаете, я здесь не живу, я в гостях, поэтому не смогу вам помочь. Ключ у хозяина, а он приходит поздно…

— Не подведите меня, — погрозил пальцем монтер. — Если что случится, я буду виноват во всем.

— Не беспокойтесь, — обрадованно сказала Вента. — У нас никогда ничего не горело.

Щелкнул замок, и электромонтер, поправив на плече сумку, стал спускаться по лестнице. Вента, взглянув ему вслед, захлопнула дверь. Если бы она очень внимательно рассматривала юношу, то, пожалуй, вспомнила бы, что уже однажды встречалась с ним. Эта встреча была в ресторане «Луна». Но она не узнала его. Расчет Сергея Чтецова оправдался.

Последний день в году самый суетливый, но нет ни праздничных дней, ни выходных в милиции. 30 декабря Эльмар дежурил, а Сергей, выпросив ключ от его комнаты, тайком накупил всякой снеди, несколько бутылок вина, спрятал все в укромном уголке и лег спать.

Утром пришел Пуриньш. Сняв в передней ботинки, чтобы не будить друга, он пробрался в комнату, но чуткий Сергей сразу открыл глаза.

— Спи, спи, я тоже подремлю пару часиков, — сказал Эльмар, но Сергей уже спустил ноги:

— Ну как, все в порядке?

Эльмар кивнул.

— Начальник утвердил наш план. Я ему показал схему расположения комнат, в общем, познакомил со всеми материалами…

— Да, надо будет сообщить нашим, чтобы приходили не раньше двух. Даже новый год не встретить, как все… Но ничего, возьмем всех — и отпразднуем как следует!

— Тонкий ход, — заметил Сергей, думая о Далматове. — Ищет слабые места у человека: всем хочется поднять рюмочку в 12 часов!

— Обычный маневр преступников, — зевая сказал Эльмар, — найти момент, когда притупляется бдительность… Что ж, они на этом и попадутся.

— Ладно, хватит болтать, спи, — заботливо проговорил Сергей и улыбнулся. — Иначе рука будет трястись, вино прольешь…

В новогодний вечер чем ближе к полуночи, тем меньше и меньше становится прохожих. Сергею, уже три часа наблюдавшему за кварталом, было особенно заметно, как редеют прохожие на панелях. Маленькой струйкой текло время. Чтобы кто-нибудь не увидел одного и того же человека, несколько раз идущего по одной и той же улице, Сергей менял походку, сутулился, выгибал грудь. Пришлось даже купить у мальчишки за пятерку елку — пройти с ней, прячась за ветки, квартал и бросить на задворках какого-то дома.

Взглянув на часы, которые показывали половину одиннадцатого, Сергей последний раз прошел по Коломенской улице, и свернул к дому № 16. В саду за кустарниками притаился Пуриньш с шестью милиционерами в штатском.

— Сколько? — коротко спросил лейтенант.

— Пятеро, — вполголоса ответил Сергей.

— Все правильно.

Прошло еще сорок минут. Сергей чувствовал, как деревенеют руки, и стал сжимать и разжимать пальцы.

Вдруг послышался шум автомобиля. Рычание мотора усилилось, и работники милиции увидели силуэт трехтонки; машина шла с потушенными фарами. Грузовик подошел к дому, развернулся около старинных ворот ограды и задом стал подходить к парадной. Сверху кто-то спустился и, не говоря ни слова, открыл задний борт. Шофер выскочил из кабины.

— Скорее, — громким шопотом приказал он. Послышался шум шагов еще нескольких человек. Шофер взобрался в кузов, сдернул брезент и стал передавать мягкие тюки стоящим на земле.

Вскоре все было кончено. Шофер также проворно закрыл борт, хлопнул дверцей кабины и включил стартер. Фырча, грузовик двинулся с места и уехал, развивая скорость… А через три минуты по соседней улице, на которую свернула машина, промчался мотоцикл. И все стихло…

Неизвестно откуда у кустов появилась женщина-дворник.

— Пошли, — скомандовал Эльмар. — Городецкий и Сакулис останутся у входа, остальные — со мной.

Дворнику пришлось повторить, кто она такая, чтобы дверь квартиры чуть приоткрылась. Женщина распахнула ее почти силой и вошла в прихожую.

— В чем дело? — проговорил побелевший от испуга мужчина, увидев работников милиции.

— Обыск, — коротко ответил Эльмар и направился по коридору на свет распахнутой настежь комнаты и голоса.

Следом за ним шел Сергей с двумя милиционерами. По пути Чтецов толкнул дверь каморки, в которую его не пустила Вента. Дверь раскрылась. В тайнике горел свет, и Сергей увидел, что она была забита тюками и бельем. Лейтенант кивнул одному из милиционеров. Тот, сразу поняв, остался у кладовки.

В освещенной комнате было четверо мужчин и старуха, в которой Сергей сразу узнал ту, которая раскладывала пасьянс.

Все о чем-то спорили. При виде незнакомых людей они смолкли. Чтецов не узнал жилья «хозяина» из-за царившего в нем беспорядка. На диване, полу, на столе в беспорядке лежали наполовину обернутые бумагой связки трикотажа. Обрывки веревок и бумаги валялись всюду, даже на богатом, из красного дерева трюмо.

— Делите? — со злой усмешкой проговорил Эльмар. — Вы арестованы, прошу всех выйти из комнаты.

Никто не тронулся с места. Один лишь Далматов, казалось, не потерял присутствия духа. С ненавистью глядел он на пришельцев. Ноздри его раздувались от бессильной злобы.

— Что вам надо? — Он исподлобья смотрел на всех.

И вдруг, схватив стоящую рядом трость, с размаху ударил ею по лампочке, рванулся к окну, корпусом выдавил стекло и исчез в темноте. Барсом бросился за ним Эльмар. Больно царапнуло плечо Сергею стекло — он мгновенно очутился на подоконнике и увидел под ногами, этажом ниже, плоскую крышу сарая, стоявшего от дома в нескольких метрах. Там, на снежной площадке боролись два человека. Сергей прыгнул и одновременно с ударом своего тела о железную кровлю услышал револьверный выстрел. Схватившись за поясницу, Эльмар качнулся и поник. Черное пятно быстро поползло из-под лейтенанта, съедая снег…

— Беги, — прохрипел Эльмар, хотевшему было задержаться Сергею. Чтецов скатился с крыши в сугроб. Перед собой шагах в двадцати он видел широкую спину «хозяина», бегущего к деревянному забору. Не замедляя хода, Далматов обернулся. Сергей не слышал выстрелу он лишь почувствовал, как струя воздуха коснулась его щеки.

Расстояние между ними сокращалось. Стреляя вверх, Сергей настигал преступника. Он уже мог достать рукой до его плеча…

— Стой! — крикнул Сергей, но в этот момент Далматов, свернувшись в пружину, камнем упал под ноги Сергею. Чтецов перелетел через него. Он едва успел вскочить на ноги, как вслед за выстрелом что-то горячее обожгло руку лейтенанта. Сергей нажал спусковой крючок. Далматов вскрикнул. Воспользовавшись минутной заминкой противника, Сергей ударом револьвера выбил у него оружие, повалил и коленом прижал его к земле…

Когда подбежавшие милиционеры взяли Далматова, Сергей поднял валявшийся в стороне револьвер — чешскую «зброевку» калибра 7,65. Осмотрев его, он быстро пошел к дому.

Арестованных увезла машина с крытым черным кузовом. Эльмара осторожно перенесли в комнату и вызвали врача. Сергей подошел к раненому, сел на стул. Бледный, как-то сразу похудевший, Пуриньш неподвижно лежал на широкой тахте и тяжело дышал.

— Не учли мы этот сарай, Сережа, — тихо, как будто себе, проговорил лейтенант. — А нам нельзя ошибаться…

Сергей смотрел на друга, горло сжимало кольцо спазмы — он не мог говорить, на глаза навертывались слезы.

— Жить хочется… Жить… — Эльмар поморщился от боли. — Сейчас особенно… Жалко из-за дряни умирать…

— Сережа, ты слышишь меня? — заговорил вдруг Эльмар. — В столе возьми фотографию Люды… Адрес найдешь по письмам… Напиши ей… Хорошо?

— Обязательно, Эльмар, не беспокойся, спи, — ответил Сергей, следя за прерывистым дыханием друга.

Где-то вдали из репродукторов, включенных на улицах праздничного города, полился перезвон колоколов. Один за другим пробасили удары часов Спасской башни. Сергею даже показалось, что он слышит голос диктора: «С новым годом, дорогие товарищи!» И ему хотелось, чтобы эти звуки дошли и до умирающего друга. Но Эльмар закрыл глаза и больше не открывал их.


16

Сергей приехал в Ленинград 5 января, на три дня позднее приказа вернуться. По телефону он попросил разрешения задержаться в Риге — хотел проводить в последний путь Эльмара, выполнить его завещание.

Грустный, хмурый, он явился в Управление. Точно смущаясь чего-то, он прятал от взоров забинтованную руку, висящую на перевязи.

— Трикотажа только в квартире Далматова изъяли на 89 тысяч рублей. Кроме того ценности, золото, бриллианты — на 628 тысяч, — сказал он и тяжело вздохнул. — Но человека, прекрасного человека нет. Этого не окупишь…

— Откуда у Далматова «зброевка»? — тихо спросил полковник.

— Выменял во время войны у какого-то солдата.

— Это есть в протоколе допроса?

— Да.

Пока Сергея не было в Ленинграде, Шумский с Изотовым сумели немного дело продвинуть вперед. Георгия Шлехтера, как и следовало ожидать, не существовало: Изотов добросовестно наводил справки, начав с адресного стола и кончив допросами свидетелей. На очной ставке с Кравцовым Потапенко пришлось признать, что записка была адресована Кордову. Изотова, который вел очную ставку, заинтересовало, почему Потапенко скрывал адресат записки и вообще знакомство с Кордовым. Тот ответил, что соседку, жившую с ним в одной квартире, как-то раз вызвали в милицию. Она подозревала, что по доносу Кордова, который наговаривает на Потапенко. И соседка предупредила его об этом. Конечно, поторопился объяснить арестованный, если бы он знал об убийстве Кордова, он сразу бы сказал правду. «Боялся, что выдаст», — отметил Изотов главное в этом разговоре, и здесь была доля истины.

Далматов, его мать Зинаида Васильевна, старуха, жившая с ним в квартире, и Вента Калыня были этапированы в Ленинград. Они прибыли на два дня раньше Сергея.

Далматов и Вента отказались от своего знакомства с Потапенко, но Зинаида Васильевна подтвердила его. Да, Потапенко она знает. Он не раз приезжал в Ригу. Сын ее с Вентой также останавливался у Аркадия Игоревича, который учил их играть на аккордеоне.

Эти признания были чрезвычайно важны для Шумского. Он поочередно допрашивал то Венту, то Далматова. Калыня быстро согласилась: да, она знакома с Потапенко. Далматов упорствовал: никакого Аркадия Игоревича он не знал и не знает. Шумский улыбнулся:

— Интересно, будет вам стыдно за ложь, если я сейчас докажу, что вы прекрасно знаете, кто такой Аркадий Игоревич, а? — и он прочитал отрывки из показаний матери и Венты.

Далматов скорчил гримасу и выругался:

— Иди ты со своим стыдом… Ну, знаю такого — дальше что?

Он чувствовал себя неспокойно и старался говорить как можно меньше. Если следователям что-нибудь нужно, пусть сами узнают, доказывают, тратят на это время, запутываются. Обычно раздражительный Шумский был на редкость спокоен в разговоре с Далматовым. Он пропускал мимо ушей словечки, направленные в его адрес, и был донельзя вежлив с арестованным. Старший лейтенант с интересом смотрел на этого молодого упитанного парня. Если бы здесь находился Сергей Чтецов, то он сказал бы, что тот, рижский Далматов и этот — различные люди. Куда девалось собственное достоинство, куда пропала вежливость, которая бросалась в глаза каждому встречному? Перед Шумским сидел грубый, наглый хулиган, каких нередко приводили в милицию из пивной.

— Очень хорошо, — проговорил Шумский. — Значит, вы знаете и Кордова?

— Это еще ничего не значит. Я хотел с ним познакомиться, но беднягу убили раньше…

— Кто же его убил? — быстро спросил Шумский.

— Брось, гражданин начальник. Спроси кого-нибудь другого.

— Зачем же? Я вас хочу спросить.

Далматов сплюнул:

— Не знаю, не интересовался.

— А я знаю, — стукнул по столу кулаком Шумский. — Его убили вы, Далматов. И я вам докажу это. Вот полюбуйтесь. Старший лейтенант показал листы с данными экспертизы.

— Вы стреляли в саду. Пуля, гильза остались… Вы стреляли в товарища Эльмара Пуриньша — пуля и гильза остались. А стрелял-то один и тот же человек и из одного и того же револьвера! Кто же это, по вашему, был, а?

Далматов побледнел, глаза его, круглые, зеленые, налились кровью. Он сжал кулаки так, что затряслись руки, и, поняв, что попался, пробормотал:

— Не может быть…

— Может. И не может, а факт! Здесь есть все, — Шумский ткнул пальцем в папку, — о вашей деятельности. Меня сейчас интересуют подробности.

— Я тебе не помощник, — прохрипел Далматов и, повернувшись спиной к Шумскому, заложил руки назад.

Потапенко по-прежнему говорил, что он не имеет никакого отношения к убийству. В ночь на 29 мая он был в театре на «Лесе», а потом справлял день рождения у Барнецова, приятеля по эстраде, и поэтому не мог быть соучастником. На помощь пришли свидетели, было установлено, что в театре он не был. Баренцов же, который действительно ждал его к себе на день рождения, очень удивился, что Потапенко не пришел.

Когда Далматова после вынужденного признания привели к Шумскому, арестованный оказался более разговорчивым.

— Ладно, слушай, — сказал он, — как все случилось.

Оказывается, убийство произошло совершенно случайно. Вместе с Вентой он пошел к Потапенко, но не застал его. Около дома они встретили Кордова, которому сказали, что Потапенко где-то гуляет. Кордов пригласил их в ресторан. Сам он не пил, а их спаивал. Затем они сели в такси. Он, Далматов был сильно пьян и поэтому не помнит, как они очутились в саду 9 Января. Он задремал на скамейке и проснулся от крика Венты, которую Кордов стал целовать и обнимать. Далматов вскочил и выстрелил…

Шумский поблагодарил за признание. На следующий день он вызвал Венту и спросил ее, где она была вечером 28 мая. Она ответила, что с Борисом, но повторить рассказ Далматова не смогла. А двое свидетелей сказали, что в тот вечер она была с ними на балу в Невском доме культуры…

Потапенко за последнее время сильно опустился. Он обрюзг, постарел, исчезли жирные тяжелые щеки. Морщинистая в складках кожа на лице обвисла, как у бульдога, острее обозначился квадратный подбородок. Он окончательно запутался в своих объяснениях и сидел перед тремя работниками милиции жалкий и беспомощный. На него произвело потрясающее впечатление то, что Далматов признался в убийстве. Теперь он не знал, как вести себя, и отрицал все, что было и чего не было.

— Хорошо, — сказал Шумский, взглянув на Изотова и Чтецова. — Вы не помните, где вы были в тот вечер, не знаете, почему вы не смогли принять Кордова, и недоумеваете, как случилось, что Кордов убит. Придется мне вам все рассказать.

Шумский открыл папку, перелистал страницы и начал:

— Как-то раз, когда вы еще работали в эстраде и играли в ресторане «Метрополь», к вам подошел молодой человек. Сказав, что ему очень нравится аккордеон, что он долго любовался, как вы играете на этом инструменте, он попросил вас дать ему несколько уроков. Это был Далматов. Вы согласились и пригласили его к себе. Он и его подруга Вента Калыня вам, видимо, понравились, потому что они стали довольно часто бывать у вас. Вместе вы ходили в рестораны, выпивали у себя дома. Однажды за таким ужином вы пожаловались, что не можете себе много позволить, а «душа просит», так вы сказали? — Шумский посмотрел на Потапенко, уставившегося в одну точку, и продолжал. — Потому что заработок у вас был сравнительно небольшой. Далматов слышал, что вы не один раз привлекались за спекуляцию и стал нащупывать почву, сможете ли вы быть ему полезным. Ведь его главная цель приезда в Ленинград и была найти людей, которые могли бы сбывать краденый им на фабрике «Блонда» товар. Вы были очень подходящим человеком — холостой, с большими связями: вы ведь и тогда уже шили, и у вас была солидная клиентура. Вы договорились, что сможете продавать трикотаж. За это вы получали от 10 до 15 рублей за штуку. Основным лицом, которому вы сбывали переправленные вам рубашки, мужские и женские, была Галактионова Марфа Кузьминична… Она арестована, и скоро вы сможете ее увидеть.

Потапенко не шелохнулся. Он продолжал сидеть с бессмысленным выражением лица, как будто то, о чем говорил Шумский, его не касалось. Шумский, сделав паузу, продолжал:

— Галактионова не была единственным человеком, продававшим вещи. Иногда вы сами предлагали купить рубашки — «последние», которые были вам не впору, — тогда ваш доход увеличивался до 25 рублей. Кроме Галактионовой, у вас было несколько человек, которые брались продавать изделия поштучно. Так делал и Кордов. И он кое-что знал о ваших операциях и был знаком с Далматовым. У Далматова в Риге дело было поставлено на широкую ногу. Он вместе со своей шайкой воровал трикотаж с фабрики машинами. Поэтому он боялся за свое предприятие и угрожал вам, что если кто-нибудь попадется, вам не несдобровать. В одно из воскресений на рынке работники милиции задержали гражданку Брук, торговавшую рижскими рубашками. Брук помогала Галактионовой распродавать их. Галактионова не сказала об аресте своей подручной, и вы, разумеется, этого не знали. Но нити тянулись к вам. Вот почему вызвали вашу соседку по квартире. Она же решила, что в милицию заявил Кордов. Вы сами не доверяли Кордову, тем более, что он стал реже бывать у вас из-за экзаменов, и сообщили о своих подозрениях Далматову. Он решил убрать его с дороги с вашей помощью. Вы согласились и помогли разработать план убийства.

План этот был прост. Осуществили вы его в ночь на 29 мая. Именно в эту ночь, потому что 29-го числа в 2 часа дня вас вызвали в милицию. Вы были уверены, что был вызван и Кордов, который мог выболтать лишнее и провалить все. После того, как вы получили повестку, вы созвонились с Кордовым, что он придет к вам вечером 28 числа. Далматов специально приехал в Ленинград вместе с Калыней. Она тоже знала о задуманном плане.

Для осуществления убийства нужна была ночь. Кордов никогда не приходил к вам ночью. Чтобы вести переговоры о переделке его брюк, вы назначили ему время — 8 часов вечера. Из дома вы ушли раньше, часов в шесть, оставив записку: «Гоша! Сложилось так, что я должен был уехать к 7 часам. Дома буду в 12 час. Извини, пожалуйста». Ни даты, ни подписи вы не поставили, чтобы на всякий случай оберечь себя от подозрений. Конечно, Кордов не стал бы вас ждать. Поэтому его встретил на лестнице Далматов, который как будто тоже направлялся к вам. «Узнав», что вас нет дома, он предложил Кордову подождать где-нибудь в ресторане, пока вы не вернетесь. А вы до половины 12-го пробыли у вашего приятеля Бахарева. На день рождения Барнецова вы не пошли по понятным причинам: уйти раньше времени было бы невозможно, а в 12 часов вас должны были ждать Далматов с Кордовым.

В первом часу ночи они пришли к вам. Вещи Кордова вы не взяли (это была бы лишняя улика), сославшись на загруженность. Вы предложили посидеть всем вместе, выпить. Но Кордов вообще не пил, а Далматов был достаточно пьян, и они оба отказались. Вы решили проводить Кордова домой и предложили пройтись пешком: погода была теплая, летняя. Далматов тоже хотел проводить Кордова: Вента веселилась на балу и вернуться домой должна была поздно. По дороге вы старались выведать, получил ли Кордов повестку в милицию. А когда вы проходили мимо сада 9-го Января, то предложили пройтись по аллее и посидеть на скамейке. Было уже темно. Далматов отошел в кусты, а вы продолжали сидеть вдвоем, разговаривая о чем-то. Далматов выстрелил почти в упор. Вы успели мазнуть по шее Кордова прихваченной специально помадой, и оба скрылись. Вот как все было…

Шумский замолчал, глядя на Потапенко. Тот поднялся, нетвердо подошел к столу и глухо проговорил:

— Дайте папиросу.

Изотов достал пачку «Севера» и тряхнул ею так, что несколько папирос высунулось из отверстия. Потапенко взял одну короткими пухлыми пальцами, которые тряслись, как у паралитика, помял ее и сунул в рот.

— Все правда… так и было… — он глубоко затянулся. — Именно так, точно вы присутствовали при всем…

Шумский молча протянул ручку с обмокнутым в чернила пером. Потапенко взял ее и, помедлив, расписался. Потом диким, бессмысленным взглядом обвел сидящих за столом работников милиции, и, покачиваясь, вышел перед конвойным.


17

Только что в управлении закончилось общее собрание отличников милицейской службы города. Прохор Филиппович Гаврилов, выкурив папироску и поболтав с друзьями о новостях, стал спускаться по широкой лестнице. Вдруг он услышал, как чей-то молодой голос окликнул его. Прохор Филиппович обернулся.

— A-а, Дмитрий, — обрадовался он. — Ну, как служится? Доволен? Ты в каком теперь отделении, чего-то не видно тебя?

— В 16-м. А вы все там же?

— Куда же мне идти? Все там… А ты молодец, я так и думал, что из тебя толк получится… Да, ты помнишь мы с тобой на посту стояли — в саду человека убили? Так вот, нашли убийцу, сознался.

— Да ну? — сверкнув глазами, воскликнул Дмитрий. — Давно?

— Вот тебе и «да ну»! Никак, я вижу, не отойти тебе от этой привычки! — засмеялся Прохор Филиппович. — Нет не очень… Помнишь, я тогда тебе говорил: какое бы преступление не совершилось, — все равно найдем мы преступника. Вот и убеждайся сам. Сколько времени прошло, а ниточка-то тянется, тянется, где оборвется, неизвестно, но оборвется… Так-то. Ну, пока! Будешь в наших краях — заглядывай!


И. Лавров Первое испытание


Лейтенант Аркадий Коготков входит в дежурную комнату подчеркнуто деловито. Он двигается стремительно, порывисто. На нем — китель, галифе, черная кубанка. Из-под кителя выпирается пистолет.

Коготков садится за стол.

Хлопает дверь. По полу, холодя ноги, катятся белые волны стужи. Стуча коньками, входит мальчик в белой заячьей шапке. Он едва переводит дыхание, трет нос дырявой рукавицей…

Спустя минуту, забыв о солидности, на ходу надевая шинель, из дежурки выбегает Коготков и направляется в кабинет Дровосекова.

Выскакивает Коготков.

— Мальчик, иди сюда!

Стучат коньки, будто козел копытцами. Отделение оживает. Коготков командует:

— Пляскин, останетесь дежурить. Склянка, за мной! Ты, мальчик, иди, катайся. Молодец!..

Во дворе уже шумит «Победа». Яркий свет фар вонзается в морозный туман. Выходит Дровосеков, седой, высокий, с погонами майора на шинели. За ним — оперативный уполномоченный Кисляев, следователь, Склянка и Коготков.

Через мгновение автомобиль несется по улицам…

…Уже сияет луна, хотя только восемь часов вечера. Кассир сберегательной кассы, тучная женщина в лохматой синей фуфайке, с дымчатой шалью на плечах, складывает деньги стопками, скрепляет их бумажными ленточками. Окошко в молочностеклянной перегородке она заслонила счетами. Рядом сидит заведующая сберкассой.

Тихо. Пусто. И вдруг — шорох. Женщины поднимают головы. Счеты отодвигаются. В окошках — лица в масках из носовых платков. Виднеются только глаза, брови и лбы.

Кассир видит черное дуло пистолета, рукав полушубка, блестящие глаза, тонкие, сросшиеся брови.

Перед заведующей — финский нож, платок на лице, монгольские, с косым разрезом, щелки глаз, покрасневшие веки.

— Не вставать! — приказывает парень с пистолетом.

За перегородку входит коренастый широкоплечий мужчина в шинели. Он обрывает телефонную трубку и выгребает у кассира из стола деньги. Над платком — глубоко запавшие серые глаза, белые брови, загнутые хвостиками вверх, как запятые.

— Будьте любезны, откройте сейф. — Глаза его смеются.

Скрипит тяжелая дверца. Коренастый наклоняется, платок отходит, и заведующая видит, что у него нижняя губа слегка закрывает верхнюю.

— Извините, девушки, за нарушенный покой. Сожалею и скорблю. Привет племянницам. Пишите до востребования. — Коренастый машет рукой с татуировкой на кисти. Парень с пистолетом командует:

— Два часа не сходить с места! Буду следить…

Окошко снова задвигается счетами. Заведующая бросается к дверям, — они закрыты снаружи замком…

Все это возникает перед глазами Коготкова, пока следователь, Кисляев и Дровосеков допрашивают кассира и заведующую. Те вытирают слезы и говорят:

— Боже мой, боже мой! Два часа боялись высунуть нос. А потом уже решились крикнуть в форточку…

Коготков вспыхивает:

— Скоты они! Это уже закон: кто не хочет работать — тот становится паразитом.


* * *

Маленький, стремительный, в светлом лыжном костюме и в белом шерстяном шлеме, Коготков мчится по ледяной дорожке, заложив руки за спину и сильно клонясь вперед. Жиг, жиг, жиг, — звучно полосуют лед острые коньки. А может быть, они радостно выговаривают: жить, жить, жить?

Коготков делает уже третий круг, но Саши все нет. А что, если не придет? От нее всего жди. С ней каждую минуту не знаешь, что будет дальше. Два раза она приглашала на каток и два раза приходила с его другом Бражниковым.

Саша на ледяной дорожке возникает внезапно. В рубчатом черном трико, в таком же свитере, в пуховой шапочке, что лежит на голове клоком снега, она походит на хрупкую школьницу. Коготков смеется и крутится на льду волчком.

— Догоняй! — кричит он, уносясь в морозный дым. Аркадий слышит сзади звучное — жиг, жиг, жиг, радостно хватает ртом обжигающий, свежий воздух. Он уходит вперед Саши на целый круг и оказывается за нею.

Но вот они сворачивают с ледяной дорожки и плюхаются на скамейку, застеленную белой шкуркой снега. Сашины прядки черных волос, ресницы, тоненькие брови и даже едва видимые усики — голубые от инея.

Коготков старается коснуться, будто случайно, Сашиного плеча, руки и тихо смеется.

— Что с тобой? — Глаза у Саши лукавые.

— Ничего…

«О, если б навеки так было», — мысленно поет он, зажмуривается и дирижирует. Ему хочется запеть громко, но он боится сфальшивить.

— Да что с тобой?

— Так просто…

— Чудак, — улыбается Саша, поднимая с сугроба сосновую ветку.

Он выдергивает у Саши веточку, бросается на ледяную дорожку и, уносясь, кричит:

— Это утро не забывай никогда!

Из тумана доносится не то «забу-уду!» не то «не забуду». Аркадий останавливается. Что она крикнула?..

Через час Коготков и Саша вваливаются в комнату к Анатолию Бражникову. Он сидит на мотоцикле и сияет.

Бражников — синеглазый, хорошенький, как девушка. Пепельные волосы всегда небрежно взлохмачены.

— Чего это ради оседлал в комнате? — смеется Коготков.

— Новый! Отец купил… Сегодня собираюсь объезжать. Все каникулы буду носиться по городу. Штрафуй!

Бражников отводит мотоцикл, и вдруг порывисто поворачивается и идет стремительной походкой Коготкова. Садится за стол, сдвигает на лоб воображаемую кубанку, берет телефонную трубку, прижимает ее плечом к уху, а руками принимается чиркать спичкой, закуривать.

— Что? Ограбление квартиры?! — кричит Бражников голосом Коготкова. Голос, интонации, мимика — точные.

— Здорово схвачено! — хохочет Саша.

— А ну, валяй еще кого-нибудь! — просит Коготков.

Брови у Бражникова поднимаются, глаза становятся насмешливыми и лукавыми, рот маленьким и капризным. Он топает и приказывает голосом Саши:

— Аркадий, иди сюда!

Саша поражается:

— Неужели я такая?

— Копия, — бурчит Коготков, видя восхищенные глаза Саши.

— Толенька, какой ты способный! Вот это я понимаю — веселый, талантливый. Куда тебе, Аркаша! Сидишь мрачный, скучный.

— Ему бы в артисты, а не в педагоги, — хмуро бросает Аркадий и насмешливо спрашивает: — Сколько же ты на это ухлопал времени?

— Э, ухлопал! — отмахивается Бражников и садится верхом на стул. — Да знаете ли вы, что человек за семьдесят лет убивает только на сон двадцать три года? Как вам это нравится? На разговоры — тринадцать лет, на еду — шесть и даже на умывание — полтора года. Сорок три с половиной года пускает на ветер! Представляете?..

— Ну и не спи, не ешь, молчи, — смеется Саша.

— Нет, вы только вдумайтесь в эти цифры! — шумит Бражников. Он любит собирать необычные сведения, чтобы поражать ими собеседников. Для этого же он собирает и редкие вещицы.

Вообще-то Коготкову нравится в Бражникове это озорное мальчишество, его веселые выдумки, неугомонная фантазия. Но когда в их компанию вошла Саша, все выходки друга стали злить: уж слишком они восхищают Сашу.

— Я — что! Это вот гроза карманников и спекулянтов губит свое время. Перед ним сто дорог, а он с десятью классами — и в милиционеры!? — отвечает Бражников.

Коготков вскакивает:

— Все хотят быть инженерами, завами, всяким начальством! А кто же будет портным, сапожником, колхозником? Брюки сшить — едва разрешимая задача, печника найти — неделю нужно бегать, книгу переплести — вообще невозможно!

— И все-таки я считаю глупым вместо института идти в милицию. Курам на смех! — нападает Бражников.

— А чем это Аркадий хуже тебя? — сердится Саша. — Он что, отстал от тебя? Отстал, да? Можно быть портным, милиционером, сапожником и образованным человеком!

У Коготкова совсем портится настроение.

— Да, братцы! Я же вчера купил… потрясающую штуку. — Бражников выхватывает из кармана колоду карт, завернутую в серебряную, звонко хрустящую бумагу. — Играем?..

Бражников с азартом хлопает ими о стол, сбрасывает в сторону, как заправский шулер, плохие карты, незаметно выбирает из колоды козыри, ухитряется делать фальшивые хода. Он оглушает смехом, прибаутками.

Саша явно помогает ему, а Коготкова старается запутать. И когда Бражников, торжествуя, кричит: «В дураках, старина, в дураках», а Саша поддерживает: «Конечно, в дураках», Коготкову кажутся эти выкрики двусмысленными. Он бледнеет, злится, путается и делает хода еще неудачнее.

Не взглянув на часы, Коготков поднимается:

— Мне пора…

Саша вскрикивает:

— Ой! Ведь сегодня же день рождения у Аркаши. А мы и не поздравили!..

Коготкова они догоняют уже на проспекте.

— Аркаша, милый, не сердись, — берет его за руку Саша, — мы заболтались. Поздравляем тебя с днем рождения! Желаем счастья. Я желаю!..

— И я, — жмет руку Бражников.

— Ну, ладно вам, черти, — смущенно улыбается Аркадий, — люди смотрят.

Саша уходит. Друзья решают отправиться в ресторан — отметить день рождения.

Ресторан еще пуст. Тихо, нарядно, чисто. Только один офицер пьет чай, позвякивая ложечкой о стакан, читает газету.

Друзья забираются в отдельную кабину.

Бражников курит, а Коготков, заложив руки за спину, быстро ходит. В день рождения всегда почему-то думается о смысле жизни.

— Понять же надо… — раздумчиво произносит он. — Зачем мы родились? Дело какое-то сделать!.. Так оставь, в конце концов, хоть одну печь после себя. Пусть другому поколению будет тепло… Помнишь, Горький писал сыну: «Ты уехал, а цветы, посаженные тобой, цветут». Это понять нужно. Где наши цветы?..

— Постой, постой, — смеется Бражников, — я ничего не понимаю. О чем ты? С кем ты говоришь?

— Ладно. Это я так… Давай поднимем бокал за пережитое…

Синяя бархатная портьера на двери отгибается. Коготков оборачивается и видит багровое лицо, светлые брови, похожие на перевернутые запятые, глубоко сидящие серые глаза. Нижняя губа прикрывает верхнюю.

— Извините за нарушенный покой, — усмехается парень. — Случайно. Сожалею и скорблю.

Глаза у Аркадия становятся острыми, впиваются в фигуру парня и запоминают ее, вплоть до белой ниточки, прилипшей к носку сапога.

Парень скрывается. Портьера слегка колышется. Коготков бледнеет. Он стоит, что-то напряженно вспоминая. Затем подбегает и — к портьере. Чуть отведя ее, смотрит в зал.

— Ты… — заговорил было Бражников, но Коготков, не оглядываясь, резко и повелительно выбрасывает руку с растопыренными пальцами и сжимает их в тугой кулак. Пальцы белеют. Рот Бражникова закрывается. А Коготков уже стоит около и громко предлагает:

— Ну, выпьем же, выпьем! — Звякает ножом о тарелку. — Тебе, Толенька, пора на занятия. И мне пора. Официант! — зовет Коготков.

Выходя из ресторана, он шепчет Бражникову:

— Иди…

Коготков плотнее натягивает белый шлем, перебрасывает коньки через плечо, переходит на другую сторону улицы и скрывается в подъезде. Стоя в холодном, заиндевелом тамбуре, смотрит через стеклянную дверь на ресторан.

В памяти возникает сберегательная касса, дрожащий голос заведующей. «А может быть, ошибка? — думает Коготков. — Брови, губы, „сожалею и скорблю“. Все это еще не доказательство».

Когда в углу валяется уже семь окурков, парень выходит. Он в черном полушубке, локтем прижимает папку и походит на управдома.

Коготков не отстает от него. Парень заходит в хозяйственные магазины, потом на базар. В лавке скобяных товаров покупает три замка, берет счет и, насвистывая, уходит.

Коготков спрашивает у продавца:

— На какую организацию взял счет?

— Да это завхоз из поликлиники.

— Фамилия?

Продавец, медлительный, с прокуренными усами, сердито поворачивается и хочет оборвать слишком любопытного конькобежца, но Коготков протягивает документ. Продавец торопливо одергивает полушубок:

— Берегов это, завхоз Берегов…

— Разговор — между нами. Поняли?

Через полчаса в адресном столе Коготков записывает: «Берегов А. И., Берегов П. Н. живут по Гоголя, 16».

— Как раз напротив дома Саши, — думает взволнованно Коготков по дороге в отделение.


* * *

Дровосеков внимательно смотрит на Коготкова, который стоит перед столом.

— Конечно, это еще не доказательство, — говорит лейтенант, — но все же я уверен, что Берегов — участник ограбления.

— Ну, что же, если это так, значит Берегов для нас уже не главная проблема, — говорит Дровосеков. — Теперь важно узнать, кто его соучастники. А за ним необходимо установить наблюдение.

Коготков, встрепенувшись, вытягивает руки по швам:

— Товарищ майор! Разрешите мне это дело довести до конца, разрешите…

Дровосеков вспоминает собственную молодость, жажду подвигов, больших дел. В его суровых глазах мелькает грустная улыбка: не хочется стареть.

— Что же вы предлагаете? — спрашивает Дровосеков.

Коготков подходит ближе и, понизив голос, хотя этого совсем не требуется, рассказывает о своем плане.

— Хорошо, я согласен… Можете действовать.


* * *

Три вечера подряд Коготков засиживался у Саши.

Саша занимается своими делами.

Коготков сидит, придвинув к окну старый диванчик, обитый красным бархатом.

Комната Саши чистая, белая, обставлена скромно. Портрет Лермонтова. Над кроватью картина: Саша в красном костюме мчится на лыжах с белой горы.

На третий вечер Коготков входит уже смущенно.

— Я, наверное, надоел тебе? — тихо спрашивает он.

— Пустяки. Я все равно часов до трех не лягу. Нужно заниматься.

— Ты уж извини…

— Ничего, ничего. — Саша разворачивает записи лекций.

Коготков сидит, сжавшись в комочек, зажав по-мальчишески коленями обе руки, и не то о чем-то глубоко думает, не то внимательно следит за улицей, за домом, что стоит напротив.

— Аркаша, ты не смотри на меня, а только слушай. Я тебе сейчас буду говорить, — произносит Саша серьезно. После паузы она тихо сообщает: — Я ведь люблю тебя, Аркаша… С Анатолием дурачилась, а тебя люблю. Не поворачивайся… — Она замолкает.

У Коготкова руки вцепились в горячую батарею.

— Что же ты молчишь? Ты веришь мне?

Аркадий, помедлив, отвечает:

— Верю.

— А зачем веришь? Я ведь пошутила. Скучно мне, вот я и шучу…

Растерянный Коготков не знает, что сказать. Рядом с Сашей он всегда чувствует себя бессильным.

В это время кто-то гулко топает под окном. Лает тревожно собака. Коготков напрягается и тихо, взволнованно говорит:

— Я пошел, Саша. Сиди, сиди. Не вставай…

Коготков стремительно выскальзывает из комнаты. Уже в кухне слышит: «А ведь я не шутила».

Когда Коготков выглядывает из калитки, Берегов заворачивает за угол.

Дует сильный ветер. Сугробы и заснеженные крыши дымятся.

Дойдя до угла, Коготков осторожно высовывается. Берегов идет, ясно видимый на фоне снега. Он в шинели. «А днем ходит в полушубке», — отмечает Коготков, Берегов сворачивает. Коготков, пробежав около палисадников два квартала, останавливается на углу. Никого. Скрылся Берегов за угол или вошел в какой-то двор?

Коготков надвигает шапку на глаза, поднимает воротник пальто и идет вперед, шатаясь, как пьяный. Проходит квартал. Куда же идти? Пошел прямо.

Из-под ног бросается в сторону, точно испуганный зверек, скомканная бумажка. Густая поземка шипит в ногах, треплет брюки. Коготков идет, словно в белой струящейся речке. Сквозь настороженность, напряжение и тревогу пробивается острое ощущение счастья. Вспоминается голос Саши.

И вдруг из двора выходит трое. Коготков узнает Берегова и шатается сильнее. Тихонько запевает:

— Ой, рябина-рябинушка, что взгрустнула ты…

Щупает в кармане пистолет. Замечает номер дома, бегло, но внимательно осматривает парня в пальто. Тот прикуривает, зажимая в ладонях рвущийся над спичкой огонек. Спичка освещает на миг бледное, красивое лицо, тонкий, прямой нос, сросшиеся на переносице брови. Ветер срывает стайку искр с папиросы.

Другой — маленький, круглый в ватном пиджаке. «Этот, наверное, с монгольскими глазами», — думает Коготков. Образы их отпечатались в памяти ярко. «Есть, — удовлетворенно замечает Коготков, — задание выполнил: напарников Берегова засек. Можно бы и уходить, но кажется, есть возможность захватить их на новом преступлении… А может, просто пошли куда-нибудь в гости? Хотя какие же гости в два часа ночи?» Коготков уверен, что сегодня, когда он счастлив, у него может быть только удача.

Звонко хрустит снег под галошами Коготкова и под сапогами парней. На углу они сворачивают. Коготков идет дальше. Затем нарочно спотыкается, падает, бормоча. Глянул назад. Почудилось — на углу, за черным стволом дерева, стоит человек. Коготков поднимается и, стряхивая снег с пальто, идет дальше.

Дойдя до техникума, Коготков сворачивает во двор и барабанит в дверь.

— Кто это? — испуганно кричит сторож.

— Свой! Телефон нужен!

Дровосекова в отделении уже нет. Дежурный говорит, что высылает Склянку и оперуполномоченного Кисляева.

— Не зарывайтесь, Коготков, — звучит в трубке. — Кисляев дома, Склянка забежит за ним. Один ничего не предпринимайте!

Коготков добегает до угла, куда свернул Берегов с приятелями. Пусто. Только ветер шумит в вершинах тополей. Через квартал — меховой магазин. Коготков осторожно подходит. Лампочка освещает дверь, нетронутый замок.

Коготков торопливо идет дальше. Улица пустынна.

Сторож ювелирного магазина уверяет, что никто не проходил.

«Прозевал! — с отчаянием думает Коготков. — Они где-нибудь сейчас грабят, а я здесь болтаюсь».

Недалеко вокзал. В студеном воздухе ясно слышится шум поездов, перестук колес, звон буферов, скрипы и лязги…

На углу неожиданно возникает группа людей. Постовой Пихтин, в белом полушубке, торопливо расспрашивает высокого человека в телогрейке. Тот охает и держится руками за голову без шапки. Третий, в осеннем пальто, стоит с мотоциклом и показывает на уносящийся грузовик. Коготков, удивляясь, узнает Бражникова.

— Что случилось?

— Совершено покушение на шофера, — объясняет Пихтин. — Пострадавший, объясните, при каких обстоятельствах произошло нападение.

— Гляжу — парень голосует. Думаю, наверное, человек просит подвезти, холодно же, — слабым голосом говорит шофер. — Остановился и только высунул голову из кабины, парень чем-то и окрестил. Очухался, когда меня вот этот товарищ поднимал…

— Понимаешь, я качу на своей тарахтелке от родных, смотрю — грузовик трогается, а на снегу — человек, — волнуется Бражников.

— Во что одет парень?

— В шинель, — стонет шофер.

— Ясно. Один?

— Один.

— Номер грузовика?

— 30–45.

— Пихтин, займитесь товарищем! — командует Коготков. — Доложите дежурному: я преследую машину. Пусть немедленно вышлет людей. Где-то происходит ограбление. Грузовик, видимо, понадобился для погрузки. Ну, Толенька, действуем. Покажи мастерство!..

Мотоцикл несется на полной скорости. Рубиновый огонек грузовика приближается. Бражников пригнулся. Коготков сидит сзади, держась за его бока. Ледяной ветер со свистом жжет лицо.

— Не перевернись! Дорога скользкая! — кричит Коготков.

Мотоцикл прижимается к грузовику вплотную, фары освещают: 30–45.

— Он! — кричит Коготков. — Обгоняй! Шагов через сто притормози!

— Пистолет с тобой? — поворачивается оробевший Бражников.

— Будь спокоен!

Лица у обоих разгорелись, глаза сверкают азартно. И хоть Бражникову жутковато, он увеличивает скорость, выносится вперед грузовика и летит в полосе света от фар.

Ход замедляется, Коготков прыгает и, встав посреди дороги, поднимает руку. Грузовик мчится прямо на него. Коготков стоит неподвижно. Тридцать шагов, двадцать, пятнадцать. Фары слепят. Коготков едва успевает отскочить. Грузовик проносится, обдав клубами снежной пыли.

Коготков подбегает к Бражникову, стоящему у обочины.

— Гони! — кричит он. — Видел? Хотел меня в лепешку!

Коготков чувствует, как вместе с яростью в нем все прибывают и прибывают силы.

Мотоцикл, треща, настигает грузовик.

— На обгон! — командует Коготков и ободряюще хлопает по плечу Бражникова. Но грузовик начинает делать зигзаги. Мотоцикл вьется сзади жужжащим шмелем.

— Волнуется! — оглядывается Бражников.

— Врешь, мы не таких видали! — успевает похвастаться Коготков.

Окраина города, последние домишки в сугробах, впереди белое поле.

— Слушай! — кричит Коготков. — Мне надоела эта игра в догонялки! Пристройся к нему вплотную и срезай угол, я буду прыгать.

— Не надо! А вдруг у него пистолет?

Бражников крепче сжимает руль и все же пристраивается к виляющему грузовику. Улучив момент, идет слегка наискось. Коготков привстал, держась за плечи Бражникова. Рядом трясется угол борта с дребезжащим железным запором. Коготков легко прыгает и повисает на борту. В кузове катается помятое ведро. Коготков оглядывается — Бражников припал к рулю и машет рукой. А что, если у Берегова действительно пистолет? Быстрота и натиск — великое дело. И он повелительно барабанит по кабине. Грузовик словно вздрагивает и начинает растерянно метаться из стороны в сторону.

Коготков вытаскивает пистолет, перегибается и осторожно заглядывает в кабину. Стекло запорошено снегом. Смутно виднеются руки на руле. Коготков прыгает на подножку около дверцы и, не давая опомниться Берегову, наводит пистолет в лобовое стекло.

Лицо Берегова каменное. Он впился в дорогу, словно перед ним никого нет.

— Остановись! — Коготков стреляет вверх.

Берегов даже глазом не моргнул. Грузовик нарочно бьется об ухабы, чтобы сбросить Коготкова. Внезапно резко сворачивает с дороги и громыхает по кочкам, едва присыпанным снегом. Недалеко торчат кусты. Но Коготков знает, что это вершины деревьев, которые растут на дне оврага.

«Подлец! Хочет машину сбросить, — мелькает у него. — Что же делать? Придется прыгать». Под рукой дребезжит капот. А вершинки летят навстречу. И тут приходит решение. Коготков сует в карман пистолет, отбрасывает с мотора капот. В лицо ударяет облако тепла, запах бензина и масла. Коготков нащупывает электропроводку и рывком разрывает ее… Он прыгает с подножки, выхватывает пистолет. Грузовик останавливается на краю оврага.

Дверца распахивается, и, тяжело дыша, усмехаясь, выходит Берегов.

— Молодец, парень, котелок варит! Жаль, что я не свернул его.

— Руки вверх! — приказывает Коготков.

Внезапно раздается шум мотоцикла. Коготков вздрагивает, но тут же вспоминает о Бражникове.

— Обыскать! — командует Коготков.

Бражников царапает подбородок, крякает и нерешительно подходит к Берегову. Чорт его знает, бандита, пырнет еще ножом. Противно ощущать его разгоряченное, потное тело. Бражников косится на Берегова, готовый отскочить в любой миг, и в то же время старается казаться спокойным. В кармане шинели нащупывает нож и пачку папирос. Отдает их Коготкову.

— Связать, — командует тот.

Бражников торопливо снимает свой ремень и связывает руки Берегова, сложенные на спине.

Друзья подсаживают Берегова в кузов. Коготков забирается туда же. Бражников исправляет электропроводку и осторожно выводит грузовик на дорогу. Здесь они втаскивают в кузов мотоцикл и возвращаются в город.


* * *

Недалеко от вокзала, в том месте, откуда началась погоня, быстро идут Склянка, Кисляев и Пляскин. Коготков стучит в кабину и спрыгивает на ходу.

— Благополучно? — кивает Склянка на Берегова.

— Везу в гости, — отвечает небрежно Коготков, а у самого, что есть мочи, колотится сердце словно не в груди, а где-то прямо под пиджаком, в кармане.

— Сержант Пляскин, доставьте задержанного в отделение! — чеканит он.

Стали совещаться.

Берегов гнал грузовик по этому переулку. Он упирается в железнодорожные склады. За насыпью есть один магазин. Коготков идет туда. Кисляев пройдет по улице вправо, а Склянка — влево.

— Вы позвонили в отделение в два часа, — говорит могучим басом сухой, но очень сильный Кисляев, — сейчас половина четвертого. Полтора часа прошло, значит успеем! Где-то ждут машину. Если ничего не обнаружите — сходиться на этом месте…

Коготков подходит к складам. Тихо. С другой стороны железнодорожной насыпи виднеются занесенная снегом речка, пустой деревянный мост. В конце его — ярко освещенный лампочкой небольшой магазин.

Старый паровоз, пуская в темноте белоснежные клубы пара, катает вагоны, формирует состав.

Паровоз вдруг останавливается около Коготкова, и оттуда выглядывает чумазый машинист.

— Товарищ, — таинственно говорит машинист, — а ведь магазин-то вроде как обчищают.

— Где? Какой? — прыгает на подножку Коготков.

— А вон в конце моста. Я, значит, катаю вагоны взад-вперед. Смотрю, крутятся около магазина двое. Сейчас не видать, наверно, уже внутри шуруют. Сбегал бы ты, товарищ, на вокзал. Брякни по телефону в милицию. Я бы сам, да не могу — паровоз…

— Спасибо, отец. — Коготков скатывается по насыпи в темноту.

— Куда ты один-то! Сдурел?! — кричит машинист.

Но Коготков уже на мосту. Выхватив пистолет, он подбегает к магазинчику. Да, замок сорван.

Коготков поднимает пистолет над головой. Уже гремит выстрел, когда он понимает, что сделал ошибку. Погорячился, как мальчишка.

Распахивается дверь, из магазина выскакивает маленький, толстый парень и взмахивает ломом. Коготков пятится и, не понимая, в чем дело, начинает падать. Он валится на спину, а ноги повисают на протянутой вдоль палисадника проволоке. Лом грохочет о мостовую, брызгают искры. Парень, подскочив к лежащему Коготкову, снова взмахивает ломом. Лейтенант выбрасывает руку, гремит выстрел, пахнет порохом. Парень падает.

Второй парень в кожаном пальто забегает сбоку и стреляет в упор. Коготков вздрагивает, и рука его тонет в снегу.

Раздаются свистки, снова грохочет выстрел.

Склянка, тяжело дыша, подскакивает к Коготкову.

— Товарищ лейтенант! — громко, испуганно зовет Склянка.

Коготков открывает глаза.

— А, это вы… — говорит он тихо. — Второй ушел?

— Захватили. Куда вас клюнуло?

— Кажется, в плечо. Болит…

— Ну, это ничего! Сейчас в больницу, — и все в порядке! — бормочет богатырь Склянка, поднимая Коготкова. — Погорячились. Ничего, бывает… Молодость…


И. Меттер Обида


1

Перед уходом Городулина на суточное дежурство жена напекла оладьев, поставила на стол соленые грибы и заварила крепкого чая. Покуда Алексей Иванович ел, она сидела в халате напротив мужа, подперев щеку ладонью.

— Свитер наденешь и шерстяные носки, — сказала Антонина Гавриловна. — Пистолет я положила в карман.

— Сколько раз просил, — привычно возмутился Городулин, — не трогай мой пистолет…

— Ox-ты, какие страсти, — зевнула Антонина Гавриловна. — Возьми деньги, пообедаешь в столовой…

Уже открывая дверь, Городулин, как всегда перед уходом, сказал:

— В случае чего позвоню.

По утрам до управления он любил ходить пешком. Маленький, толстенький, он шел не торопясь, заложив короткие руки за спину, по привычке с любопытством осматривая улицу. Исхожено здесь было, избегано, изъезжено…

На ходу он отдыхал. Ребята, бегущие в школу по освещенному солнцем проспекту, люди, торопящиеся по своим делам или стоящие на автобусных и троллейбусных остановках, — все они радовали Городулина.

На углу Мойки и Невского кто-то вежливо взял его за локоть.

— Привет, Алексей Иваныч! Как живы-здоровы?

Городулин обернулся. Рядом с ним, сменив ногу, зашагал Федя Лытков.

— Приехал? — спросил Городулин.

— Вчера, — до глянца выбритое лицо Феди сияло.

— Костюм, я вижу, новый справил, — сказал Алексей Иванович. — Когда приступаешь?

— Сейчас, наверное, в отпуск пойду, — после учебы полагается, ведь. А что у нас новенького? — спросил Лытков.

— В Усть-Нарве разбой. В один вечер три буфета взяли. Милиционера пырнули ножом.

Федя присвистнул.

— Задержали?

— Шибко ты быстрый. Мы с Белкиным три недели маялись там…

— Ну, а в управлении что новенького? — перебил Лытков.

— Все на месте, — ответил Городулин, — окна, двери… К нам в отдел возвращаешься или ждешь нового назначения?

— Служу Советскому Союзу, — улыбнулся Лытков. — Как начальство…

— Заходи, — вяло пригласил Алексей Иванович, — не забывай.

— А как же! — Лытков крепко пожал руку. — Я помню…

— У тебя память хорошая, — сказал Городулин. — Где пообедаешь, туда и ужинать приходишь.

Лытков засмеялся и погрозил ему пальцем. В вестибюле управления они разошлись в разные стороны.

Городулин, не спеша, двинулся по темному сводчатому коридору и переступил порог своего маленького кабинета. Здесь его уже дожидался оперуполномоченный Белкин. Приехал он еще на рассвете из Усть-Нарвы и, не заходя к себе домой, направился в управление, чтобы обо всем доложить.

Алексей Иванович любил Белкина и взял в свой отдел, когда того отчислили из ОБХСС. Там Белкин никак не мог прижиться: ловля мошенников из торговой сети и артелей угнетала его.

— Это же такое жулье, Алексей Иванович! — жаловался он обычно Городулину. — Сидит против тебя бесстыжая морда, нахально улыбается, думает, весь мир можно за деньги купить.

Как-то Белкин сообщил Городулину:

— Третьего дня один субъект предложил мне триста тысяч взятку.

— Что же не брал? — спросил Городулин. — Поторговаться надо было, накинул бы тысченок двести. Я бы обязательно взял.

Белкин заморгал короткими светлыми ресницами и неуверенно улыбнулся:

— Все шутите, Алексей Иваныч…

— А чего? Где-нибудь на огороде у него зарыто в кубышке в пять раз больше. Государство вернет свои денежки, а он отсидит.

— Я вот про что думаю, — сморщив лоб, произнес Белкин. — Ну как он, бедняга, о себе понимает? Ну вот спит рядом с женой, ходит в театр, детям своим велит, чтоб они в носу не ковыряли, гуляет по улице среди людей и все время помнит, что он мошенник? Я б с ума сошел!..

— А ты бы у него спросил.

Белкин махнул рукой.

После одной из таких бесед Городулин сказал Белкину:

— Уходить тебе надо из ОБХСС, способностей у тебя для этого дела нет.

И каждый раз, встречаясь с худеньким, застенчивым оперуполномоченным, Городулин звал его к себе в отдел. Чем он ему пришелся по душе, сказать трудно. Во всяком случае, когда Белкина под каким-то предлогом собирались перевести из ОБХСС, Алексей Иванович пошел к начальнику управления и попросил назначить его оперуполномоченным в свой отдел.


2

В Усть-Нарве за последнюю неделю Белкин допросил много народа.

Городулин тоже примчался в Усть-Нарву. Он руководил группой оперативных работников. Как всегда, сначала наметилось много версий, но постепенно они отпадали одна за другой. Из местных преступников как будто никто замешан не был.

Благообразный, седенький, с бледным и немного одутловатым лицом, Алексей Иванович сам допросов не вел, а только сидел рядом со своими работниками, чаще всего с Белкиным, и внимательно слушал. Иногда он затевал далекий разговор, будто не относящийся непосредственно к делу, но из которого становилась ясной и душа человека, и насколько можно ему верить. Долгий опыт приучил Алексея Ивановича при расследовании дела не пренебрегать никакими мелочами, собирать все тоненькие ниточки, которые и приведут к развязке.

На вторые сутки общая картина разбоя в Усть-Нарве стала ясна. Все три буфета «брал» один и тот же человек, вооруженный ножом. У дверей он оставлял напарника. Выпив кружку пива у стойки, грабитель осматривал изрядно захмелевших посетителей, затем, быстро откидывая дверцу стойки, подходил вплотную к буфетчице, и, вынув нож, коротко требовал.

— Гони выручку!

Две девушки отдали деньги беспрекословно. Третья — это была Нюра — закричала. Посетители оглянулись на крик. Держа нож пониже стойки, так, что его не было видно, преступник притянул Нюру одной рукой к себе и крепко поцеловал. На ухо он процедил:

— Не шипи. Зарежу к чертовой матери! — и сильно уколол ножом в бок.

Дневная выручка была отнята, да еще в придачу взяты Нюрины часы. Неподалеку от буфета, в переулке, напарники делили деньги. Дважды их чуть было не задержали. В первый раз за ними погнался буфетный повар, к нему присоединился милиционер. Милиционер кричал: «Стой! Стреляю!» и выстрелил в воздух. Преступники не остановились, а палить по ним на улице милиционер не мог.

У самой станции их остановил постовой. Он попросил предъявить документы. Один из грабителей тотчас рванулся в темноту, а второго постовой успел схватить за рубашку у глотки. Оба были рослые, здоровенные. Вырываясь, преступник полоснул постового по шее. Они упали. Лежа, постовой изловчился выхватить из кобуры пистолет, приставил дуло к ребрам грабителя и нажал спусковой крючок. Пистолет, как на зло, дал осечку, не выстрелил. И тогда бандит ударил второй раз ножом. Вырвавшись из слабеющих рук милиционера, он впопыхах даже не стал вынимать нож из раны…

Городулин трижды заходил в больницу, где лежал без сознания постовой. Побывал у его жены. От горя у нее все валилось из рук. Плакали некормленные дети. Алексей Иванович купил колбасы, масла, сыру, конфет. Вспомнив, что он в детстве любил ситро, прихватил пару бутылок лимонада. Придя снова в дом милиционера, Городулин спросил, где можно помыть руки и есть ли в доме чистые тарелки. Никаких слов утешения он не произносил. Растопил плиту, вскипятил чаю, поел с детьми, — хозяйка есть не стала.

Главврач сказал, что у постового Клюева пробито легкое и вряд ли он выживет; раненый в таком состоянии не транспортабелен, а в местной больнице сложных операций на легких не производят.

Сев в оперативный газик, Городулин велел шоферу держать скорость восемьдесят километров, а под городом включил сирену и не выключал ее до самой Мойки.

В санчасть он поспел к началу рабочего дня. Выпросить профессора в отъезд было не так просто. Начальник санчасти уперся, а когда Городулин продолжал настаивать, тут же связался по телефону с главврачом Усть-Нарвы. Поговорив с ним по русски и по-латыни, начальник сделал скорбное лицо и сказал Городулину, что случай безнадежный.

— Сколько процентов за то, что он выживет? — спросил Городулин.

Начальник санчасти пожал плечами:

— Медицина, к сожалению, не математика. Мы на проценты не считаем.

— Но есть хоть какая-нибудь вероятность?

— За глаза сказать трудно.

— Так я и прошу послать профессора.

— Вы меня извините, товарищ Городулин, — подавляя раздражение, сказал начальник санчасти, — но у обывателей считается, что лечить могут только профессора. В Усть-Нарве достаточно квалифицированный врач. Я не могу по всем острым случаям в области разбрасываться консультантами…

— Вас много, а я один… — пробормотал Городулин.

— Что? — спросил начальник санчасти.

— Да нет, я вспомнил, в магазинах так говорят… Ну, а если профессор сам согласится, вы не будете возражать?

— Пожалуйста. В свободное от консультаций время.

Профессора уговаривать не пришлось: он согласился тотчас. Посадив его в газик на переднее место рядом с шофером, Городулин трясся на заднем сиденьи.

В Усть-Нарве Алексей Иванович завез профессора в Дом приезжих. Белкин заранее приготовил койку в той комнате, где ночевал Городулин. А через час постовой Клюев уже лежал на операционном столе.

Задержавшись в этот вечер допоздна в Иван-Городе — казалось, опергруппе удалось набрести на след напарника грабителя, — Городулин, промокший и уставший, вернулся в Дом приезжих только ночью. Чтобы не разбудить профессора, Алексей Иванович покурил в жаркой дежурке, затем разулся, подержал в духовке окоченевшие ноги в носках и, пошел в свою комнату. Дверь он открыл потихоньку. На него сразу пахнуло дымом: за столом профессор резался в «козла» с каким-то командировочным.

На Городулина никто не обратил внимания. Он знал уже, что состояние Клюева после операции удовлетворительное, и поэтому сейчас ни о чем расспрашивать не стал. Еще найдя в себе силы, чтобы раздеться, Алексей Иванович завалился спать. Сквозь туман и тупую боль в голове он слышал далекие голоса играющих. Кто-то лениво спросил:

— Это что за старичок?

— Из милиции, — с теплотой в голосе ответил профессор.

— Мильтон! — присвистнул игрок.

«Это — я», — подумал Городулин и заснул.


3

Вернувшись в город раньше Белкина, Алексей Иванович вынужден был заняться новыми делами.

…В тот день, когда вернулся из Усть-Нарвы Белкин, к Городулину должен был зайти старик Колесников, бывший знаменитый вор, специалист по ограблению церквей. Он позвонил накануне, сказал, что вышел недавно из больницы и хотел повидаться.

— Как жизнь-то? — спросил его по телефону Городулин.

— Плохо, Алексей Иванович.

— Что так?

— Жена умерла, сам вот болею…

— Ну, заходи завтра… К концу дня.

День выдался на редкость хлопотливый. С утра докладывал Белкин, он, по-видимому, напал на правильный след. Перебрав в Усть-Нарве всех людей, вернувшихся из мест заключения, и тщательно допросив их, Белкин установил, что у плотника ремстройконторы Орлова две недели проживал без прописки, явно скрываясь, здоровенный детина, по описаниям свидетелей, похожий на того грабителя, что был с ножом.

Что касается самого Орлова, дважды судимого, то он не смог объяснить, где был в субботний вечер разбоя. Был будто в бане, пил там пиво, потом добавил на вокзале водки, больше ничего не помнит. Белкин проверил: в субботу в бане был женский день. Когда Белкин сказал об этом Орлову, тот согласился: правильно, он поднаврал.

— Зачем? — спросил Белкин.

— Женки своей боялся.

— Почему?

— У бабы был.

— У какой?

— Не имею душевного права говорить.

— Сядешь, — сказал Белкин.

— Это вполне. — ответил плотник.

Через три дня Орлов сказал, что был у Варьки Хомутовой. Вызвали Варвару Хомутову. Ей оказалось шестьдесят восемь лет. Белкин устроил им очную ставку. Старуха плюнула Орлову в лицо.

— Идите, бабуся, — отпустил ее Белкин. Потом обернулся к Орлову, спросил: — Ну, как? Будешь вертеть вола дальше?

— Надоело. Спрашивайте.

Он сообщил фамилию дружка — Гусько. Зовут Володькой. Отчества не знает. С какого года, тоже не знает. Познакомился с ним в тюрьме. Орлов освободился раньше, оставил Володьке свой усть-нарвинский адрес. Недавно Гусько явился, попросился ночевать.

— Удрал? — поинтересовался Белкин.

Орлов пожал плечами.

— Мне ни к чему. Я не допрашивал. Прожил Гусько две недели, а затем уехал в Челябинск, к сестренке, что ли.

— Все?

— Все.

Белкин вынул из портфеля нож, положил перед Орловым.

— Вещь знакомая?

— Нож, — подтвердил Орлов.

— Чей?

— Надо думать, ваш…

Когда Городулин дочитал протоколы допросов до этого места, в кабинет вошел Федя Лытков. Сильно пожав руку Белкину и Городулину, он сел на клеенчатый диван.

— Чего окно не откроете? Надымили.

— А верно, — сказал морщась, Городулин, — то-то у меня затылок трещит…

— Как вообще-то здоровье, Алексей Иванович? — заботливо спросил Лытков. — Видик у вас того…

— Устаю чертовски… Но ты тут особенно не рассиживайся, мы работаем.

— Белкин, значит, теперь у вас? Ну, как он, справляется? — полюбопытствовал Лытков, словно не слышал просьбы Городулина.

— Не хуже тебя справляется, — торопливо ответил Городулин. — Можешь спокойно ехать в отпуск…

— Да вот не пускают. Путевка в Ялту горит… Отдаю за полцены, — пошутил он.

— А ты теперь в каком отделе будешь? — спросил его Белкин.

Лытков помедлил с ответом, а Городулин подмигнул.

— Его нынче голыми руками не возьмешь. Извини-подвинься: у него диплом!..

— Да не в этом дело, — скромно сказал Лытков.

Когда Лытков ушел, Белкин сказал:

— Вы собирались связаться с Челябинском, проверить насчет Гусько…


4

К концу дня из Челябинска сообщили по телефону, что Гусько Владимир Карпович, осужденный на двадцать пять лет за убийство, бежал из тюрьмы полтора месяца назад. Одновременно челябинская милиция подтвердила проживание Гусько Елены Карповны, очевидно сестры его, по Пушкинской улице дом № 4. Значит, Орлов говорил на допросах неправду вперемежку с правдой.

— Завтра вылетишь в Челябинск, — сказал Белкину Городулин. — Если Гусько там, — возьмешь его, только поосторожней… У тебя имеется такая привычка — лезть на рожон. Предупреди тамошних ребят из розыска, что это — сволочь отпетая. Деньги есть?

— Есть.

— Покажи.

Белкин долго с беззаботным лицом шарил по карманам. Городулин писал, не поднимая головы.

В это время позвонил начальник управления. Поинтересовавшись состоянием усть-нарвинского дела, начальник заметил, что уж больно долго о нем ему не докладывают.

— Между прочим, товарищ Городулин, к начальству, вообще, хотя бы изредка заходить следует. Оно ведь тоже может что-нибудь посоветовать… Или сомневаетесь?

— Никак нет, — ответил Городулин. — Нам сомневаться не положено.

— Больно строго вы, Алексей Иванович, придерживаетесь того, что положено и что не положено… Так зайдешь?

— Прикажете…

— Дело твое, — сказал начальник. — А надо будет, и прикажу.

Думая, что Городулин уже забыл про деньги, Белкин поднялся. У Алексея Ивановича лицо было красное. Потоптавшись, Белкин тихо сказал:

— Значит, я пошел, Алексей Иванович…

— Вам что велено было? — спросил Городулин.

Белкин вынул из кармана скомканную десятку.

— Ого! Много тебе жена отвалила. Возьмешь сейчас аванс… Но дома не оставляй: жене зарплаты хватит, а тебе в дорогу нужнее. Бери вот еще пятьдесят рублей, в получку отдашь.

Сопротивляться было бессмысленно. Белкин взял деньги и вышел. Ему было неприятно, что в управлении известен характер его жены. Все откуда-то знали, что она выдает ему каждый день на пачку «Беломора» и еще рублей пять на обед и что, когда он в милицейской форме, она стесняется ходить с ним по улице. Понять они, все равно, этого не поймут, а он ее любит.

Вскоре после ухода оперуполномоченного Городулин запер бумаги в стол и собрался было домой. Затылок разламывало. Глаза и щеки горели от повысившегося давления. Из-за стены кабинета, из той комнаты, где обычно вели допросы, сейчас доносились голоса — женский и мужской. Мужской что-то бубнил, а высокий женский строго оборвал его:

— Не годится. Сначала.

И мужчина снова загудел, теперь уже громче.

— Для того, чтобы уничтожить иррациональность в знаменателе…

Очевидно, секретарша Валя помогала делать уроки кому-нибудь из сотрудников.

Выучится черт, а потом нос задерет, как Лытков, — с горечью подумал Городулин.

Когда он был уже в пальто, в дверь постучали.

— Да! — крикнул Городулин. — Можно.

Вошел Колесников. Увидев Алексея Ивановича в пальто, он смущенно спросил:

— Не ко времени подгадал?

— Здорово! Садись. Это меня знобит…

Бывший «клюквенник», крупнейший специалист по ограблению церквей, за которым во времена нэпа охотились угрозыски всей России, сел на клеенчатый диван рядом с подполковником милиции. Оба посмотрели друг на друга с нескрываемой нежностью.

В далеком прошлом Колесников выезжал на работу не более двух-трех раз в год. У него была карта Российской империи, где все города, в которых находились старинные соборы и церкви, отмечены крестиками. Если рядом с крестиком стояла чернильная птичка, это значило, что Колесников побывал там и сделал все, что было в его силах. Работал он обычно вдвоем. Напарников менял часто, ибо его не удовлетворяли их качества. Сам Колесников водку не пил, не ругался, ценил вежливое обращение. Дело свое он знал преотлично. В полной темноте, лизнув языком оклад иконостаса, Колесников безошибочно определял, золото это, серебро или медь. Его коллеги пользовались в таких случаях кислотами, а для этого надо было, забравшись под алтарь, зажечь фонарь, что было небезопасно.

Году в двадцать восьмом все это надоело Колесникову. Отбыв очередной срок, он пришел в Ростове-на-Дону на биржу труда и попросил работы. Заведующая биржей, просмотрев его документы, грубо ответила:

— Я честных людей не могу обеспечить работой, не то что вас…

— Понимаю, — сказал Колесников. — Тогда дайте червонец.

— Это, собственно, почему?

— На инструмент. Я думал бросить профессию, а теперь надо снова обзаводиться.

Обидевшись на Ростов-Дон, Колесников стал чистить его так, что квартиры затрещали. Временно сменив свою редкую специальность на довольно рядовую профессию «скокаря», он в одиночку грабил нэпманов. Поднакопив денег, выезжал в Ленинград играть в карты. Тут-то он и познакомился с Городулиным.

Городулин ловил его долго и упорно. Еще ни разу не встретившись, они знали друг друга хорошо. Иногда даже они снились один другому: Городулину мерещилось, что Колесников украл у него из-под носа, Колесникову — что Городулин его схватил.

Однажды примерно так и произошло.

Выследив Колесникова, Городулин только с нетерпением ждал сигнала — брать его. Но сигнал поступил не вовремя: Алексей Иванович лежал в постели.

И все-таки Городулин наконец-то взял вора. К этому времени Алексей Иванович еще больше изучил его повадки и привычки. Даже только читая протокол осмотра какой-нибудь ограбленной церкви, он мог с точностью сказать — колесниковских ли рук это дело. Формулу отпечатков его пальцев Городулин знал наизусть. Цвет глаз, рост, конфигурация ушей и носа — все это было известно до такой степени, что, только мелькни Колесников, Городулин схватил бы его на бегу.

Но вот случилось так, что вор женился. Влюбившись в немолодую, добропорядочную вдову, Колесников постеснялся ей сказать о своей профессии. Поскольку в ту пору многие не работали, пожилой молодожен не вызывал никаких подозрений у своей супруги.

Они прожили месяца три. Подходил Новый год, встречать его решили дома. Вечером, накрывая на стол, жена сказала, что, пожалуй, маловато вина, и хорошо бы еще чего-нибудь солененького. Колесников тоже осмотрел стол, посвистел, потом взял из кладовки маленький потрепанный чемоданишко, валявшийся там запертым на замок, и, сказав жене, что сбегает в магазин, ушел. Наняв на последний червонец дородного лихача, с жеребцом под сеткой, Колесников мигом домчался до Волкова кладбища. Лихач был оставлен шагах в двухстах от ворот. Минут за двадцать Колесников перепилил отличными инструментами оконный переплет кладбищенской церкви, спрыгнул внутрь, забрал драгоценные камни у божьей матери и через полчаса уже снова мчал в экипаже. Знакомый скупщик на Разъезжей дал за один из камней приличную сумму. Все на том же лихаче, груженном вином и продуктами, Колесников часу в двенадцатом подъехал к своему дому. Когда он позвонил, придерживая подбородком покупки, дверь открыл Городулин.

Колесников отшатнулся.

— С Новым годом! — сказал Гордулин. — Не стесняйся, заходи.

В квартире шел обыск. С досады Колесников лег на диван и закрыл глаза. Городулин участия в обыске не принимал. Пока его ребята работали, он сидел за накрытым столом и украдкой посматривал на хозяина.

— Ты подумай, встретились все-таки! — вымолвил наконец Алексей Иванович. — Правильно люди говорят: гора с горой не сходится…

Он, поднялся, подошел к окну, взял горшок с фикусом.

— Игрушек у меня в детстве не было, — вздохнул Городулин, быстро и незаметно взглянув на Колесникова: у того дернулось закрытое левое веко. — И играли мы с пацанами так: спрячет кто-нибудь из нас камушек или тряпку, а остальные ищут. Известна тебе эта игра? — дружелюбно спросил он Колесникова.

Колесников всхрапнул, словно со сна.

— Ну, вот, — продолжал Городулин. — Значит, ищут они, ищут, а тот, который спрятал, по правилам игры приговаривает: «Холодно, холодно… теплее, горячо!..»

Произнеся это, Городулин рванул фикус из горшка: в земле, между корнями, заблестели две маленькие металлические коробочки из-под мятных лепешек.

— Смотри, пожалуйста! — изумился Городулин. — Не разучился играть…

В коробочках лежали бриллианты, припрятанные на черный день.

— Михаил, в чем дело? — спросила у Колесникова жена.

— Прикидывается, что не знала! — разозлился один из сотрудников.

Забрали Колесникова, забрали и его жену.

До передачи дела в прокуратуру Алексей Иванович вел расследование сам. Вызывая Колесникова на допросы, Городулин приносил из буфета чайник, дешевого печенья — в те далекие времена это разрешалось начфином — и разговаривал с подследственным до поздней ночи.

Как это ни покажется странным, Городулин очень верил своему первому впечатлению. Он приучил себя слушать не только то, что говорит арестованный, но и то, каким тоном он произносит слова, как ведет себя при этом, как сидит, какое у него выражение лица.

В Колесникове он прежде всего почувствовал усталость. Равнодушно признавшись во всех грехах, старый вор мечтал только об одном: чтобы выпустили его жену, которая ни в чем не виновата. Доказать ее невиновность он ничем не мог, но Алексей Иванович поверил. А поверив, сделал все для того, чтобы это обосновать. Жену освободили. После суда Городулин зашел к Колесникову в тюрьму и сказал:

— Вернешься, приходи ко мне.

— Не дай бог, — ответил Колесников.

— Придешь, — уверенно сказал Городулин. — Вора из тебя больше не получится, пружинка сломалась. Да и жена будет ждать…

— Обещала, — сказал Колесников.

Он вернулся из лагерей года через четыре. Жена ждала его. Городулин устроил его слесарем на завод: руки у Колесникова были золотые. Первое время Алексей Иванович приглашал его изредка в управление. Это никогда не носило характера проверки или наблюдения, во всяком случае, внешне, для самого Колесникова. Иногда даже Городулин с ним советовался по тем уголовным делам, в которых Колесников слыл когда-то мастаком.

Застав как-то бывшего вора в кабинете Городулина, Федя Лытков повертелся и после ухода Колесникова сказал:

— Если со стороны послушать, как вы разговариваете с ним, то создается впечатление, что вы — закадычные друзья, ей-богу… А между тем, ну что у вас может быть с ним общего? Ведь не можете же вы, в самом деле, его уважать?

— Почему, собственно, не могу?

— Коммунист, подполковник…

И стало вдруг Алексею Ивановичу неприятно оттого, что Лытков не понимает, как он, Городулин, горд и рад, когда ему удается хотя бы одного из сотни воров поставить на ноги, какое это нечеловечески трудное дело, и как он уважительно относится к людям, умеющим переломить себя, уйти навсегда, после долгих лет, из преступного мира. Стало ему так скучно и тошно, что он только буркнул в ответ:

— Сейчас некогда, Лытков. Другим разом поговорим…

А после его ухода Городулин все же думал, что, в общем, Лытков — парень ничего, молод еще, пооботрется, станет помягче к людям и посуровее к подлецам и бросит судить обо всем с налету, с маху, поубавит кичливость.

Когда нынче в кабинет вошел Колесников, Алексей Иванович обрадовался ему. Болел затылок, хотелось отвлечься от этой боли. Антонина Гавриловна сразу бы заметила по его красному лицу и воспаленным глазам, что у него повысилось давление.

— Исповедаться пришел, Алексей Иванович, — сказал Колесников, осторожно усаживаясь на диван.

— Это к попу надо, в церковь.

— Отлучили вы меня, Алексей Иванович, от церкви, — сказал Колесников. — Я теперь туда не ходок…

— Кстати, мне ведь с тобой посоветоваться надо, — спохватился Городулин и, подойдя к своему письменному столу, достал из ящика коротенький ломик. Протянув его Колесникову, спросил: — Как считаешь, ничего фомич?

Колесников повертел ломик, осмотрел расплющенный и копьевидный конец, подбросил в руке, взвешивая металл.

— В наше время лучше делали. Самодельная вещь.

— По-твоему, можно им открыть маленький переносный сейф?

— Да вы что, смеетесь, Алексей Иванович? Какому же дураку вскочит в голову открывать сейф фомичем?!..

— Вот я им то же самое говорю, — сказав Городулин, — а они уперлись…

Колесников тактично не стал расспрашивать, кому это «им», и кто это «они»: ответа бы он все равно не получил. Городулин поставил ломик в угол.

— Да, перебил тебя. Ну, рассказывай.

— Похоронил я, Алексей Иванович, жену…

— Давно?

— Третий месяц пошел. Поминала она вас, велела зайти, а я, только похоронивши ее, слег в больницу. До того мне плохо было, Алексей Иванович, — думал не вытяну…

— Здоровый мужик, — сказал Городулин. — Еще меня переживешь.

— А мне и не надо, — спокойно ответил Колесников. — Вспоминать особенно хорошего нечего, разве что вразбивку…

— Слушай, ты что пришел-то? — возмутился Городулин. — Я ведь все эти нюни не перевариваю…

— Я написал завещание, — бухнул Колесников. — По всей форме. Третьего дня был у нотариуса, оплатил гербовый сбор…

Он волновался, и только сейчас Городулин увидел, как он плох: серое, словно немытое лицо и бледные бесформенные губы. «Ах ты, господи, — подумал Городулин. — Как же его скрутило, беднягу!..»

— Биография моей жизни вам известна, — продолжал Колесников. — Родичей у меня нету. Детей я не наплодил. Придут чужие люди, составят акт, а это мне не интересно. И написал я завещание на вас…

— А ну тебя к лешему, — рассердился Городулин. — Ей-богу, нет у меня времени, Колесников, слушать разную чепуху!

— Имейте уважение, — попросил Колесников. — Если вы, Алексей Иванович, думаете, что деньги у меня божьи, с тех годов…

— Да ничего я не думаю. Слушать не хочу…

— Заработал я их своим хребтом. Откладывали с покойницей по сто целковых в получку. Хоть капитал и не велик — десять тысяч, — однако помирать, не зная, в чьи руки попадает, боязно…

— Не волнуйся, государство распорядится, — поднялся Городулин. — Ну, мне пора домой.

— Государство — вещь большая, мне бы чего-нибудь поменьше. — Колесников поднялся вслед за ним. — Если на всех делить, это и по копейке на нос не выйдет…

Они вышли в коридор. У Городулина стучало в висках. Закрывая кабинет, он пошатнулся от головокружения. В полутьме сводчатого коридора Колесников не заметил этого.

— Так как же, Алексей Иванович, возьмете?

— Отвяжись, — поморщился Городулин, привалившись плечом к стене. — Мне самому впору… — Он не договорил. — Проводи-ка меня лучше домой…

Можно было, отдавая ключ дежурному, вызвать машину, но хотелось глотать и глотать свежий воздух. На улице ему полегчало. На всякий случай взяв Колесникова под руку и стараясь дышать равномерно, глубже, Городулин ворчал:

— В карты проигрывал мешками — не боялся…

— А я не свои, Алексей Иванович, проигрывал.

— Уж если так приспичило, завтра пойди к нотариусу, перепиши на детский дом в Пушкине. Ей богу, Колесников, — обрадовался вдруг Городулин, — хорошая мысль! А?..

Когда они дошли до Городулинского дома, Алексею Ивановичу снова стало плохо.


5

Он пролежал дней десять. Антонина Гавриловна делала все, что предписывали врачи, и кое-что от себя. Последние годы гипертония мучила Городулина не раз.

Звонил начальник управления, справлялся, как здоровье Алексея Ивановича, предлагал путевку в санаторий. Разговаривала с ним Антонина Гавриловна громко, оживленно, и это Городулину не понравилось.

— Обрадовалась, — проворчал он. — Любишь чуткость… Не великое дело — звонок.

— Ладно, ладно, не капризничай. Тебе все плохо: не позвонил — худо, позвонил — тоже худо. Не знаешь уж, к чему и прицепиться…

— В санаторий не поеду, — сказал Городулин.

— Это почему?

— А чтоб не привыкали, что я болен.

Из Челябинска вернулся Белкин. Когда он пришел проведать Городулина, Антонина Гавриловна успела предупредить его в прихожей, что врачи категорически запретили Алексею Ивановичу разговаривать о делах.

Белкин приехал счастливый: Гусько удалось схватить, его привезли в Ленинград. Подробности распирали Белкина, но в комнате сидела Антонина Гавриловна и усердно штопала носки. Да и лицо Городулина было непривычно небритое, нездоровое. От всего этого Белкин стал разговаривать каким-то глухим, больничным голосом.

— Ты что, простужен? — недовольно спросил Городулин.

Белкин откашлялся и уже более громко соврал, что его прихватило в вагоне. Они пили чай тут же, у постели Алексея Ивановича, на тумбочке. Антонина Гавриловна спросила, как в Челябинске с продуктами.

— Исключительно все есть, — сказал Белкин, у которого не было времени, да и нужды бегать по магазинам: он питался в столовой.

— А промтовары?

— Полно. Я даже купил себе два носовых платка: забыл дома положить в чемодан…

— Что нашли во время шмона? — спросил вдруг Городулин, мрачно до той поры молчавший.

На лице Белкина выразилась растерянность, он покосился в сторону Антонины Гавриловны.

— Сейчас же прекрати, Алексей! — оборвала она мужа. — Никаких шмонов. Я знаю, что это — обыск.

Поговорить так и не удалось. Чтобы не выглядеть совсем уж глупо, Белкин стал длинно рассказывать содержание кинофильма, который он видел в Челябинске. Не сказал он только, что пошел в кино потому, что следил за санитаркой, у которой ночевал Гусько. Картину он смотрел урывками, и теперь, в пересказе, Антонина Гавриловна так ничего и не могла понять.

— Какой-то он у тебя бестолковый, — сказала она мужу, когда Белкин ушел.

— Да он и картины-то не видел, — досадливо отмахнулся Городулин. — Наблюдал, наверное, за кем-нибудь в кино…

На другой день в управлении к Белкину подошел Лытков и спросил о самочувствии подполковника.

— Замечательно чувствует себя, — ответил Белкин. — Уже поправляется.

Лытков покачал головой и сказал:

— С такими вещами, как гипертония, в его возрасте не шутят…

Дело с назначением Феди Лыткова, хотя его и не отпустили на курорт, затягивалось. Кадровики уж было подобрали ему место, заготовили проект приказа, но пока Лытков числился за отделом Городулина, поскольку оттуда его направили в Москву на учебу.

В отделе кадров он бывал теперь часто. Отношения у него здесь сложились хорошие. Его даже доверительно посвящали в некоторые подробности.

Высокий, подтянутый блондин, с очками без оправы на тонком нервном носу — заместитель начальника отдела кадров, похожий на молодого профессора, приветливо встречал Лыткова и разводил руками.

— Не подписал еще. Лежит в папке у него на столе. Может ты сам попытаешься пройти к нему?

— Да нет, я погожу, — обиженно говорил Федя. — Зачем я буду подменять тебя…

— Картина по нашему управлению, вообще, довольно странная, — улыбался блондин-кадровик. — Я тут прикинул процент работников с высшим образованием. Знаешь, на каком мы месте по РСФСР… — он сделал паузу, как перед выстрелом, — на третьем! Ну, не смешно ли?

— Смешного мало, — сухо сказал Лытков. — Есть указание министра…

— В том-то и дело! Я тебе больше скажу: твое назначение повысило бы наш процент на одну десятую, а если еще сменить руководящий состав в Луге и в Подпорожье, то мы сразу выходим на второе место…

— Я уж говорил Агашову, — сказал Лытков. — Получается, что нет никакого расчета учиться при таком равнодушном отношении.

— Ну, это ты зря! Надо уметь отличать временные явления от закономерных.

— Да по-мне, назначайте меня хоть постовым. Я ведь не о себе. Разговор идет о политике партии в расстановке кадров…

Так беседовали они, умело путая друг друга знакомыми сочетаниями слов, и всякий раз расставались с тем неизменным дружелюбием, при котором каждый из них думал потом: «А не сделает ли он мне какой-нибудь пакости?» Думали они так вполне мирно и дружелюбно, ибо по их понятиям эти опасения никак не нарушали законов товарищества.

А пока на письменном столе начальника управления, в папке «К подписи», продолжал лежать проект приказа о новом назначении Лыткова.

Раза два блондин-кадровик пытался мимоходом напомнить начальнику, что приказ следовало бы подписать, но тот, рассеянно кивая, говорил: «Да, да», и бумажки не подписывал. Когда же разговор об этом зашел в третий раз, комиссар милиции расстегнул верхний крючок на вороте своего кителя и спросил:

— Вы полагаете, что до выздоровления подполковника Городулина имеет смысл назначить на его место майора Лыткова?

Кадровик тактично пояснил:

— Я имел в виду не только на время болезни подполковника, товарищ комиссар. Я имел в виду вообще…

— А Городулина куда?

— С Городулиным все остается в порядке: он становится заместителем Лыткова. На будущей пенсии это совершенно не отразится.

— А на самолюбии? — спросил комиссар.

Кадровик тонко улыбнулся:

— С этим, к сожалению, мы с вами не всегда имеем возможность считаться. Да и подполковник — старый работник наших органов. Я уверен, он поймет целесообразность… Лытков — его ученик, начинал под его руководством. Преемственность, товарищ комиссар, в наших условиях вещь закономерная. И показатели наши резко улучшились бы, ибо мы выйдем тогда по процентам на второе место, — услышал он голос кадровика.

— А вы считаете удобным подписывать этот приказ в то время, когда Городулин болен?

— Он уже поправляется, — радостно сообщил блондин. — И, вероятно, сразу же отбудет в санаторий. А наша кадровая практика показывает, что лучше всего делать передвижения по службе, когда человек отдыхает. — Он снова, теперь уже доверительно, улыбнулся. — Шуму меньше, товарищ комиссар.

— Шуму меньше, — сказал комиссар, подымаясь. — Подлости больше.


6

В санаторий Городулин не поехал. Выздоровев, он немедленно взялся за усть-нарвинское дело.

К этому времени папка Гусько основательно распухла. Сам Гусько сидел в Крестах. На всех допросах виновность свою отрицал. В камере вел себя спокойно и уверенно, каждое утро делал зарядку. В первый же день перевода в Кресты Гусько крикнул в окошко камеры в часы прогулки:

— Комар, беру все на себя!..

Очевидно, он предполагал, что арестован кто-нибудь из его сообщников, и хотел предупредить его, как вести себя на допросах. Было ли у плотника Орлова, тоже сидевшего в Крестах, прозвище «Комар», установить пока не удалось.

Прежде всего Городулин внимательно прочитал протоколы допросов.

Многочисленных свидетелей допрашивали и челябинские работники розыска и усть-нарвинские. Были тут и совсем пустые показания, по-видимому, не имеющие никакого значения.

В Челябинске Гусько заходил к своей сестре всего один раз. Сестра утверждала, что о преступлениях брата не имела понятия. Писал он ей редко, одно письмо в два-три года, и из различных городов Советского Союза. В этот приезд сказал, что завербовался на какие-то торфоразработки, и ему для этого нужна справка из Челябинского ЗАГСа. Одет был в ватник, тельняшку и хлопчатобумажные штаны темно-серого цвета. В руках был старый коричневый чемодан небольшого размера.

В вечер прихода к сестре Гусько познакомился у нее с санитаркой Клавой Суриковой, работавшей вместе с сестрой в больнице. Втроем они пили чай, а Гусько потом сбегал за четвертинкой для себя и бутылкой красного для девушек. Посидели недолго, часа два. Потом Гусько взял чемодан и вышел вместе с Клавой. Сестре сказал, что, может, еще на днях зайдет, а, может, уедет так.

Санитарку Гусько проводил до дому, постоял с ней у ограды. Клава попрощалась с ним и спросила, куда же он, на ночь глядя, пойдет? Он ответил: «Добрые люди найдутся»… Она сказала: «А может добрые люди около вас?..» Он ее обнял, но она вырвалась и сказала, что если он этих глупостей не будет себе позволять, то она пустит его переночевать к себе. Они пришли к ней в комнату, она постелила ему на полу, а потом они легли на ее кровать. В половине шестого утра она ушла на дежурство. Гусько еще спал. В обеденный перерыв санитарка принесла из столовой щи и биточки, накормила Гусько. Сестре его она ничего не стала говорить.

Так прожили они с неделю. Клава отдала ему второй ключ от комнаты. Уходил он из дому редко и только вечером. Клава его ждала. Один только раз со скуки пошла в кино: был культпоход. О себе он ей ничего не рассказывал. На спине у него есть татуировка с надписью: «Рожден без счастья в жизни». Клава прочитала и спросила: «Это правда?» Он ответил: «Правда».

— А вам не приходило в голову, что он преступник? — спросил у нее Белкин.

— Приходило. Только я жалела его.

— Как же можно жалеть преступника?

— Если любишь, обязательно жалеешь, — ответила санитарка.

— Но ведь вы же теперь будете нести ответственность.

— Ну и пусть. Я за ним куда угодно поеду.

— Куда он поедет, вам туда не добраться, — сказал Белкин.

Клава заплакала.

Взяли Гусько у нее на квартире. Пришли вчетвером: Белкин и три работника челябинского розыска. Двое стали у окон со двора. Занавески на окнах были задернуты. Гусько лежал в постели. Услышав стук, он сказал Клаве:

— Не отпирай.

Она накинула крючок и на дверь, ведущую из комнаты в сени.

— Закрой ставни, — сказал Гусько, продолжая курить в постели.

Белкин рванул дверь, скоба держалась не на шурупах, а на гвоздях и легко отлетела. Войдя в сени, Белкин уже не стучался, а стал срывать вторую дверь. Ему помог младший лейтенант, и крючок вырвали.

— А ну, вставай, Гусько. Ты арестован, — сказал Белкин.

Гусько неторопливо поднялся, взял со стула брюки, Белкин следил за его руками: в карманы Гусько не полез. Вслед за брюками он так же медленно надел резиновые сапоги. Потом спросил;

— Кланя, ремня не видела?

Она не ответила, только покачала головой.

Он откинул одеяло, поднял подушку, затем сунул руку под матрас и, выхватив оттуда топор, швырнул его в Белкина. Белкин успел отстраниться, топор с шорохом пролетел мимо его головы и вонзился в дверной косяк. Гусько скрутили.

— Шляпа! — сказал Городулин, выслушав Белкина. — Ты ж говорил, что следил за его руками?

— Так я думал, он ремень ищет, у него же портки валились.

— И наплевать. Скрутить его надо было прямо в подштанниках.

Ознакомившись с делом, Городулин взял с собой Белкина и поехал в Кресты.

Женщина-конвоир в гимнастерке и темной юбке ввела Гусько, когда Городулин уже сидел за столом, а Белкин — подле дверей. Оба были в гражданском.

Покуда арестованный шел от двери к углу — это было шагов пять-шесть, — Городулин быстрым, но очень точным взглядом оценил его высокий рост, крепкое телосложение.

Опустившись на табурет, Гусько застенчиво улыбнулся, положил ногу на ногу, как человек, приготовившийся к длинной беседе.

— Гусько Владимир Карпович? — спросил Городулин, но не его, а Белкина.

Белкин кивнул, а Гусько сказал:

— Он самый.

Все еще не глядя на него, Городулин снова равнодушным голосом обратился к оперуполномоченному:

— Имел срок десять лет за бандитизм в 1946 году, двадцать пять лет за убийство с целью грабежа в 1953 году, восемь лет за разбой в месте заключения… Прикиньте, пожалуйста, товарищ оперуполномоченный, сколько это получается всего?

— Сорок три года, — ответил Белкин.

— А отроду ему?

— Двадцать девять.

Краем глаза Алексей Иванович видел, что во время его разговора с Белкиным Гусько сбивал щелчками с колена невидимые соринки.

«Нервничает», — подумал Городулин.

— Вам предъявляется обвинение, — повернулся к нему Городулин, — по статьям пятьдесят девятой, пункт четырнадцатый, и сто тридцать шестой. Содержание статей вам известно?

— Рассказывали, — кивнул Гусько в сторону Белкина.

— Почему же вы не подписываете предъявленного вам обвинения?

— А зачем меня на девять граммов тянут? — усмехнулся Гусько.

— Тянут на то, что заслужили, — резко сказал Городулин. — А девять там граммов или восемь — я не взвешивал. Не в аптеке.

— Что мне судьбой отпущено, то я беру, — сказал Гусько, подтягивая голенища сапог. — А лишнего мне не клейте.

— Из тюрьмы бежал? — спросил Городулин.

— Ну, предположим.

— Три буфета в Усть-Нарве ограбил?

— Это вопрос. Доказать надо.

— Милиционера ножом ударил?

— А если у меня было безвыходное положение! — сказал Гусько. — Ясно, посчитал нужным ударить. Я легонько полоснул, по шее, для острастки.

— И в спину — для острастки?

Гусько улыбнулся широко и беззаботно.

— Этот вопрос. Надо доказать.

— Что ж тут доказывать, — сдерживаясь, спросил Городулин, — если ты нож по рукоятку оставил в ране?

— Не я, — ответил Гусько. — Он сам. Когда мы упали, боровшись, он и напоролся на мой нож.

— А топор в Челябинске тоже не ты швырнул? — спросил Белкин.

— Насчет топора разговору нет, — ответил Гусько. — Это дело чистое, я на суде объясню. Двери ломаете, когда человек отдыхает. Конечно, он не соображает спросонку…

Теперь глаза у Гусько были уже совершенно наглые, насмешливые.

Скользнув холодным взглядом по Гусько, Городулин обернулся к Белкину и лениво сказал:

— Кончаем, Белкин. Чего в самом деле, возиться? «Комар» ведь сознался. Распорядитесь привести его сюда.

Оперуполномоченный тотчас вышел в коридор. Он был в некотором смятении. Ни Городулин, ни он сам понятия не имели о «Комаре». А уж о том, что он сознался, и говорить не приходилось. Очевидно, Алексей Иванович решил рискнуть. Белкин успел заметить, как на одно мгновение застыл на своем табурете Гусько, когда Городулин велел привести «Комара».

Через десять минут в камеру ввели плотника Орлова. Это единственное, что мог придумать Белкин.

Как только Орлов показался на пороге, Городулин сказал Гусько:

— Ну, вот твой кореш. Целуйся с ним. Оба сгорели!

И, быстро ткнув в сторону Гусько пальцем, резко спросил Орлова:

— С ним грабил?

Орлов пошевелил губами и сипло ответил:

— С ним.

— Прокашляйся! — приказал Городулин.

Орлов покорно откашлялся.

— Сука! — просвистел с табурета Гусько.

— А ну, не выражаться! — оборвал его Городулин. — Садитесь, Белкин, за стол, пишите…

В этот день выяснить все до конца еще не удалось, но клин между сообщниками был вбит крепко, и воля Орлова окончательно подорвана. Гусько же временами продолжал цепляться за каждую мелочь, даже потребовал бумагу для жалобы, часто просился в отхожее место. Однако с этого дня утреннюю зарядку делать перестал и в камере поговаривал, что, кажется, «дырка» ему обеспечена.


7

Каждый раз, выходя из ворот тюрьмы, Алексей Иванович чувствовал безмерную усталость. Допросы Гусько изматывали, вероятно, больше самого Городулина, чем бандита.

Жалости никакой Алексей Иванович к нему не ощущал, да и злобы, пожалуй, тоже. Скорее всего это было изумление, что вот сидит на табуретке человек, у которого все на месте — руки, ноги, крепко сколоченное тело, объясняется он теми же звуками, что и все остальные люди — и, тем не менее, это не человек, и нет у Городулина никакой возможности изменить его.

В тот день, когда дело, наконец, было окончательно подготовлено для передачи в прокуратуру, Алексей Иванович вышел из Крестов часу в седьмом.

По дороге домой он зашел в управление позвонить на Всеволожскую. Отдавая Городулину ключ от кабинета, дежурный сказал:

— Вас, товарищ полковник, разыскивал начальник управления.

Пока Городулин разговаривал со Всеволожской, из соседней комнаты привычно проникали два голоса: Агашова и секретарши Вали. Переговорив по телефону, Городулин постучал кулаком в стену:

— Агашов, зайди ко мне.

Агашов вошел вместе с Валей. Валя села в сторонке на диван.

— Ты на опознании сегодня был? — спросил Городулин.

— Был, Алексей Иванович. Все в порядке.

— Сделал по правилам, как положено?

Краснея, молоденький оперуполномоченный закивал:

— Чуть не завалил, Алексей Иванович!.. Преступник, как вы знаете, рыжий, значит, положено выставлять перед свидетельницей пять рыжаков, чтоб она выбирала. А местечко-то маленькое, где мне столько рыжаков достать? Хорошо, со мной сержант был в масть. Одел я его в гражданское, посадил на стул рядом с преступником, да еще троих разыскал в поселке… Ох, я и волновался, Алексей Иванович! Старуха смотрит на нашего сержанта, а я думаю: ну, а что если она его сейчас опознает?..

— Когда у тебя экзамены? — перебил его Городулин.

— Через восемь дней.

— Как он? — повернулся Городулин к Вале и увидел, что Агашов подает ей знаки.

— Н-ничего, — хмуро протянула она; глаза у нее были красные, вроде заплаканные.

Городулин потемнел.

— Ты зачем ее обижаешь?

— Я не обижаю, товарищ подполковник, — удивленно вытянулся Агашов, и было видно, что не врет.

— Имей в виду, — сказал Городулин, — ты там этих чисел не усвоил…

— Иррациональных, — быстро подсказал Агашов.

— Вот-вот. А без них в нашем деле, как без рук. Понял? Иди. А вы останьтесь, пожалуйста, Валя.

Агашов вышел почти строевым шагом.

Городулин пересел на диван.

— Ну, быстренько, Валя. Что стряслось? Кто обидел?

Она промолчала.

— Я же устал, Валюша. Пожалейте старика. Мне домой пора.

— Учите их на свою голову, — со злостью вдруг произнесла Валя.

— Кого «их?» — спросил Городулин.

— Всех… Лыткова, Агашова… Всех…

— Не понимаю.

— А то, что Лыткова назначают к нам в отдел. Вот что! — выпалила Валя со злостью, словно Городулин был в этом виноват.

— Ну, назначают, — спокойно сказал Городулин. — Он и так за нашим отделом. Подумаешь, делов палата…

— Вы, честное слово, Алексей Иванович, как маленький! — Она повернула к нему расстроенное лицо. — Его же на ваше место назначают. На ваше, понимаете?..

— А меня куда? — наивно спросил Городулин.

— К нему заместителем…

Он вынул папиросу, закурил, потом поплевал на нее, притушил и аккуратно положил в пепельницу. Валя с испугом смотрела на него, она уже жалела, что проболталась.

— Вот что, Валя, — сказал Городулин, подымаясь. — Я вас убедительно прошу никогда мне больше никаких служебных сплетен не рассказывать.

— Простите, Алексей Иванович… Я думала…

— Ладно, ладно, — улыбнулся Городулин. — Я ведь на вас не сержусь. Идите.

Она вышла.

Городулин зачем-то открыл сейф, что-то ему нужно было там, но он забыл. Постоял, глядя на папки, погладил их, пытаясь все-таки вспомнить. Потом вынул штуки три необычно тяжелых самопишущих ручек, развинтил одну из них — это был узенький финский нож.

«Так вот, значит, зачем меня разыскивал начальник», — подумал Городулин.

Идти домой не хотелось. Он вспомнил, зачем полез в сейф. Надо было передать статью для комсомольской газеты. Охотники в области оставляют дома заряженные ружья без присмотра, а их дети палят потом по ком попало. Он написал по этому поводу статью. В редакции статью в основном одобрили и даже хвалили, но попросили убрать цифры.

— Понимаете, товарищ Городулин, уж слишком это сухо, мрачно выглядит. Вы возьмите один факт и оттолкнитесь от него…

Он перечитал, не присаживаясь, свою статью. Нет, сейчас не станет переделывать. Ну их к лешему, написано коряво, а факты правильные.

Закрыв сейф, Городулин хотел было позвонить, начальнику — тот иногда задерживался допоздна в управлении, — но передумал. «Обойдется, — решил Городулин, — не он мне, я ему нужен».

Вызвав машину, поехал домой. По дороге казалось, что шофер тоже уже знает.

Дома он ничего рассказывать не стал. Перед сном, как всегда, по-стариковски погуляли с женой — прошлись до Александро-Невской лавры.

Среди ночи Алексею Ивановичу показалось, что жена не спит. Он тихо сказал:

— Тоня, а Тоня… Может мне на пенсию выйти?

Но Антонина Гавриловна, очевидно, спала, она только спросонья пробормотала:

— Боржом на тумбочке…

На другой день с утра до трех Городулин занимался несовершеннолетними. Этим отделением ведал капитан Зундич. Городулин очень ценил его. Зундич не отличался какими-нибудь особенными качествами, но никто не умел так предупреждать преступления, заниматься так называемой профилактикой, как он. Работа эта, к сожалению, не видная, да в нее и не очень верят. А Зундич верил. Он редко сидел на месте и вечно бегал по школам, ремесленным училищам и заводским молодежным общежитиям. У него постоянно возникали какие-то идеи, которыми он одолевал то обком комсомола, то управление трудовых резервов, и всегда, прежде всего, — Городулина.

После ухода Зундича Городулин повозился еще с полчаса, все время посматривая на телефон. Потом решительно сел за стол, написал рапорт о переводе на пенсию, снял с вешалки фуражку, запер кабинет и отдал ключ Вале.

— Я к начальнику, — сказал он, не глядя ей в глаза.

День был неприемный, но в приемной комиссара сидело несколько человек.

— Отыскался след Тарасов! — насупившись, сказал начальник, когда Городулин вошел в кабинет. — Прошу садиться, товарищ подполковник… Володя, много еще там народу? — спросил он своего адъютанта.

— Трое, Сергей Архипыч.

— Ты им объясни, пожалуйста, что я ведь сегодня не принимаю… Помягче как-нибудь, но твердо. А заявления у них возьми. И никого ко мне не пускай, — сказал комиссар уходящему адъютанту.

«Приготовился проявлять чуткость, — с горечью подумал Городулин. — Мне ее не надо».

— Я полагаю, — сказал начальник, — вам докладывали вчера, что я приказывал зайти?

— Так точно. Допрос Гусько задержал меня в Крестах до двенадцати часов.

— И вы после этого не заезжали в управление?

«Знает или не знает?» — подумал Городулин.

— Заезжал, товарищ комиссар.

— Для вашего возраста и милицейского стажа выглядит это довольно странно. И затем — сегодня утром. Вам надлежало тот час же по приходе доложиться мне. Я ведь, очевидно, приглашал вас не к теще на блины, а по служебному делу, товарищ подполковник…

Одутловатое, обычно бледное лицо Городулина покрылось розовыми пятнами.

— Виноват, товарищ начальник, — сказал он.

— Что с Гусько? — сухо спросил комиссар.

Городулин коротко доложил: прокуратура будет вести следствие не более двух недель, а затем — народный суд в Усть-Нарве.

…Комиссар был одного возраста с Городулиным. Начинали они когда-то в угрозыске вместе, затем пути их разошлись: Сергей Архипович ушел сперва в комвуз, потом на рабфак и в институт, а Городулин продолжал трубить и трубить в милиции. В войну, начав капитаном в разведроте, Сергей Архипович дослужился до полковника и году в сорок шестом снова вернулся в милицию. Встретились они ни горячо, ни холодно: уж очень много повидали отдельно друг от друга; рассказывать было долго, а не рассказывать — вроде глупо. Навязываться Городулин не стал. Комиссар же сделал две-три необязательные попытки сблизиться, но Городулин, именно потому, что попытки были необязательные, встретил их сухо.

Относился Городулин к комиссару с уважением, не за чины и ордена, а за то, что Сергей Архипович терпеть не мог всякой лжи и «показухи».

Сейчас всего этого Городулин не помнил, а сидел, сбычившись, и односложно отвечал на вопросы комиссара.

Вспылив сначала и уже отойдя, комиссар заметил глупую скованность Городулина и начал было накаляться сызнова, но сдержался. Продолжал сухо расспрашивать о работе отдела.

К осени преступлений немножно поубавилось, но еще с прошлого года висело на отделе несколько нераскрытых дел, и Городулин считал, что сейчас ими можно заняться.

— Насчет прошлогоднего всеволжского разбоя, я уже зондировал, — сказал Городулин. — Там есть один вариант, если его разработать, может получиться…

— Ох, Алексей Иванович! — вздохнул вдруг комиссар. — Ты мне скажи, кончатся когда-нибудь жулики?

Вопрос был риторический, и Городулин не посчитал нужным отвечать.

— Ведь что получается, Алексей Иванович, — продолжал начальник, — профессиональный преступный мир мы разгромили давно. А нынче нас мучают главным образом любители. И, оказывается, справиться с ними не легче, а иногда даже сложнее.

— Мы-то ведь тогда ловили как бог на душу положит.

— То есть? — не понял комиссар.

— Мы без дипломов ловили…

— Это нисколько не остроумно, Алексей Иванович! — резко оборвал его комиссар. — Когда в двадцатом году матрос, рабочий или солдат произносил: «Мы университетов не кончали», это была горькая, но прогрессивная фраза. А талдычить ее сейчас — глупо и стыдно. — Он отодвинул кресло от стола, но не встал. — Нашел чем хвастать! И очень жаль, что нет диплома.

— А вы мне скажите, товарищ комиссар, я, что ли, виноват, что у меня его нет? Три раза рапорт подавал! Отпускали меня учиться?

В кабинет заглянул адъютант, но комиссар кинул:

— Занят!

— А теперь ходят вокруг меня, — одним вздохом выпалил Городулин и, рванув из кармана рапорт, положил его на стол.

Не беря листок в руки, комиссар прочитал то, что там было написано. Помолчав, спросил:

— Сам придумал или кто-нибудь помогал?

— А что, — криво усмехнулся Городулин, — тебе же проще…

Впервые за все время совместной службы он сказал комиссару «ты», но Сергей Архипович и не заметил этого.

— Понятно, — сказал начальник. — Уже настучал кто-то про Лыткова?

— Причем тут Лытков, — повел плечами Городулин. — Устал и все. Имею полное право на законный отдых.

Комиссар посмотрел на него, отвел глаза и забарабанил пальцами по столу.

— Вот что, Алексей Иванович. Есть у нас три варианта. Можем разговаривать как начальник с подчиненным. Как коммунист с коммунистом. Или как двое пожилых мужчин. А вот как две бабы — это уволь меня…

— Мне выбирать? — быстро спросил Городулин.

— Тебе.

— Ладно. Как коммунисты. Про Лыткова я знаю. Служить под его начальством не хочу.

— Обиделся на Советскую власть?

— Ты мне, Сергей Архипович, пятьдесят восьмую не шей. Для меня ни Федька Лытков, ни даже ты — это еще не Советская власть.

— Чего ж ты на ней-то вымещаешь? Ну, я — плохой начальник. Ну, Лытков — дерьмо… А уходить собрался не от нас ведь?! Не нравится ему, видите ли, что приходят люди с высшим образованием! А ты за что воевал три раза? За что дуранду в блокаду жрал, я тебя спрашиваю? — почти прокричал комиссар.

Вошел на цыпочках адъютант и прикрыл вторую дверь.

— Там что, слышно? — спросил комиссар.

— Немножко.

Теперь уже понизив голос почти до шопота, комиссар наклонился к Городулину через стол:

— Думаешь, я не понимаю, кто таков Лытков? Распрекрасно я его вижу. Лежит у меня месяц проект приказа. Потому и не подписываю, что вижу. Не из-за того мариную, что ты уж больно хорош, а потому, что Лытков — дрянь-человек. А приведи мне завтра хорошего работника, да с дипломом, не задумываясь, посажу на твое место. И ты учить его будешь. Еще как будешь!.. И Лыткова доучишь, головой не мотай.

Городулин встал.

— Я пойду, товарищ комиссар. Рапорт оставляю у вас.

— Не читал я его, — сказал начальник. — И не видел. Заберите, подполковник.

И он протянул Городулину листок. Затем комиссар обошел стол, взял Городулина за локоть и, провожая до дверей, каким-то смущенным голосом произнес:

— И есть у меня, Алексей Иванович, одна к тебе просьба за ради христа: учись! Книжки ты, что ли, внимательней читай, или слушай, как люди говорят. А то, понимаешь, неловко получается. И поправлять как-то неудобно и молчать при этом совестно. Ты вот, например, произносишь: «социализьм» — с мягким знаком, «капитализьм» — с мягким знаком. Ну куда это годится?..

Остановившись на пороге приемной, вероятно, для того, чтобы люди, сидящие там, не подумали, что он кричал на этого седого человека, комиссар громко сказал:

— Супруге кланяйся, Алексей Иванович.


И. Лазутин Сержант милиции


I

В кабинет Григорьева, начальника уголовного розыска, сержант Захаров вошел без стука: майор не любил, когда к нему стучали.

— Разрешите?

Майор, не глядя на вошедшего, кивнул головой и продолжал рыться в бумагах, что-то бормоча себе под нос. С хмуро сдвинутыми бровями, отчего две глубокие складки, сходящиеся веером у переносицы, стали еще глубже, он показался Захарову сердитым.

— Что скажешь, старина?

— Я к вам, товарищ майор.

— Вижу, вижу…

— У меня направление на практику.

— Какое направление? Куда?

— В ваш отдел. — Захаров подал майору бумажку за подписью декана юридического факультета, в которой значилось, что студент такой-то направлен для прохождения практики.

Майор и раньше знал, что милиционер Захаров учится на заочном отделении университета, но, прочитав направление, он словно в первый раз, по-настоящему понял и оценил сержанта.

— Молодчина!.. Когда должна начаться практика?

— Через два дня, как только будет подписан приказ о дополнительном отпуске.

— Ну что же, прекрасно. Хорошенько осмотритесь, подготовьтесь; может быть, не помешает кое-что подчитать из теории по уголовному процессу… К кому вас прикрепить?

Захаров пожал плечами. Об этом он еще не успел подумать.

— А что если я прикреплю вас к Гусеницыну? — спросил Григорьев и пристально посмотрел на Захарова.

Захаров не знал, что ответить: если отказаться — майор подумает, что струсил, если согласиться, то… какая это будет практика? «А может быть, майор просто шутит и ждет, чтобы я замахал руками и ногами?» — подумал он.

— Что же вы молчите, студент?

Улыбка майора показалась Захарову насмешливой.

— Хорошо, товарищ майор. Практику я буду проходить у Гусеницына! — Губы Захарова были плотно сжаты, взгляд колючий.

«С таким вот чувством, должно быть, светские гордецы бросали раньше вызов на дуэль», — в шутку подумал майор, глядя вслед Захарову.


II

Бывает какая-то трогательная и наивная растерянность на лице человека, который первый раз вступает на московскую землю. Растерялся и Алексей Северцев, выйдя из вагона.

Еще в дороге Алексею объяснили, что лучше всего добираться до университета на метро. Но теперь, оглушенный шумом и гамом, он забыл все.

С виду Алексею можно было дать больше его восемнадцати лет. Одет он был просто: помятый темный костюм, светлая косоворотка, на ногах — сандалии. В руках держал небольшой фанерный чемоданчик с висячим замком. Чтобы не быть сбитым людским потоком, он отошел в сторонку. Огляделся.

— Товарищ милиционер, как мне добраться до университета? — обратился Алексей к сержанту милиции.

— Метро, Охотный ряд, Моховая, девять, — как давно заученную фразу ответил сержант и приложил руку к козырьку фуражки.

Влившись в волну сошедших с поезда пассажиров, Алексей скрылся за углом привокзального строения.


III

В зале транзитных пассажиров у буфета стояли трое молодых людей. Время от времени посматривая по сторонам, они неторопливо потягивали из толстых кружек пиво.

Это были три вора, три рецидивиста: Князь, Толик и Серый.

В свои двадцать восемь лет Князь треть жизни провел в лагерях, под следствием, в тюрьмах и в бегах. Он был высокого роста и, как принято говорить, хорошо скроен и ладно сшит. Из него мог бы получиться неплохой спортсмен, если бы не бессонные ночи и кутежи, которые продолжались неделями, пока были деньги. Когда деньги кончались, пьяный разгул сменялся лихорадкой воровства. Белки серых глаз Князя были воспалены, на его худых щеках, не по возрасту рано, проступала мелкая сетка склеротического румянца. Через всю правую щеку от уха до подбородка тянулся свежий розовый шрам, и щека время от времени передергивалась в нервном тике.

Высокий и открытый лоб, на который падала светлая прядь волнистых волос, хорошо развитые надбровные дуги, энергичный и в меру широкий подбородок, — все говорило о том, что Князь — личность незаурядного ума.

Серый был грубее и проще. Природа обидела его и ростом и внешностью. Что-то тупое и скотское проступало в лице Серого. А его гортанный голос неприятно резал слух. Он не говорил, а шипел, причем делал это с особым выпячиванием вперед нижней челюсти, полагая, что чем грубее и надсаднее будет его речь, тем солидней и страшней станет он. Неосознанно Серый подчинялся только одному — грубой силе. Втайне он завидовал высокому и стройному Князю, а в глубине души ненавидел его за красивое лицо, на котором девушки иногда задерживали взгляды.

Толик выглядел застенчивым юношей. Он много молчал. Были вечера, когда целыми часами от него никто не слышал ни одного слова. Князь ценил Толика за его смелость и за то, что тот никогда не считался в мелочах, как Серый. Толик был равнодушен к деньгам, не любил, в отличие от Серого, сквернословить…

— На выход «под занавес» не больше десяти минут. Начнем с этого, — сказал Князь и показал глазами на высокого юношу, подошедшего к буфету.

Это был Алексей Северцев. Поставив чемодан, он попросил бутылку фруктовой воды.

Князь взглядом дал знак Толику и Серому, чтоб они пока отошли. Когда будет нужно, он их позовет.

— Разве московские гости пьют фруктовую воду? — Алексей обернулся на голос, прозвучавший мягко и приятно. Перед ним стоял незнакомый интеллигентный мужчина. — Пиво! Рекомендую! Такого пива, дружище, ты у себя в деревне не пил…

Северцев застенчиво кивнул головой и вместо фруктовой воды попросил пива.

— А первое дело к пиву — это бутерброд с икоркой, — мягко поучал Князь. — Нужно, брат, привыкать к столичной культуре.

Северцев благодарно улыбнулся и попросил бутерброд с икрой. По натуре он быстро сходился с людьми, а сосед у стойки ему казался добродушным и общительным человеком.

После выпитого пива глаза Северцева заблестели, и ему захотелось поговорить, высказать свое первое впечатление о Москве. Он заказал еще две кружки.

— Прошу вас выпить со мной.

— Не смею отказаться. С удовольствием. Только прежде нам нужно познакомиться. А то неприлично — пьем, вроде приятели, а друг друга не знаем. — Князь протянул руку и представился: — Константин Сергеевич, инженер московского инструментального завода, ну, а для вас — просто Костя.

— Алексей Северцев. Приехал поступать в университет.

— О, по такому торжественному поводу, — Князь повернулся к буфетчице, — налей-ка нам, красавица, по сто граммов «московской». Вы не возражаете, Алешенька, если мы выпьем за ваше поступление? Хорошая, говорят, примета…

Алексей замялся.

— Нет, нет, что вы. Я только с поезда, мне нужно ехать в университет.

— Чепуха! Сто граммов для такой фигуры — как слону дробина. Пока доедете, все выветрится. Ну, за наше знакомство и за ваше поступление. — Князь чокнулся и, почувствовав на своем плече чью-то руку, повернулся. Сзади стояли Толик и Серый. — О! — радостно воскликнул Князь. — Ваше студенческое крещение мы можем провести в настоящем студенческом кругу. Знакомьтесь. Мой старый приятель Толик Люхин, студент Московского юридического института, большой знаток уголовного права и криминалистики. А это — Геннадий Серов, или просто Серый. Способностей самых заурядных. Хотел стать хирургом, да душонка слабовата: при виде крови с ним делается дурно. Теперь студент-фармацевт…

Пока Северцев знакомился с Толиком и Серым, Князь заказал по сто граммов водки и для них.

Северцев попытался было отказаться, но тут его новые знакомые выразили такую обиду и так принялись уговаривать, что устоять он не смог. Алексей уже чувствовал опьянение. Тронутый вниманием своих новых знакомых, он не находил слов благодарности.

— Спасибо вам… Я очень рад, что встретил вас. Только мне пора ехать. Ведь я еще не определился с общежитием.

— Толик, Алеше с дороги нужно отдохнуть. Ты это можешь организовать? — спросил Князь с видом некоторой озабоченности.

Толик ответил спокойно:

— Отдельная дачная комната с окнами в сад и чистая постель в его распоряжении.

Перед выходом, когда Алексей хотел взять с пола свой чемодан, Князь вежливо и настойчиво отстранил его руку и с упреком посмотрел на Толика.

— Толик, или ты сегодня невнимателен или вообще не воспитан. Алеша с дороги, а ты не можешь поднести его чемоданчик!..

Толик молча взял чемодан Северцева, и все четверо направились к выходу.

Северцев с дороги захмелел быстро. Ему все нравилось: Москва, новые друзья, шум города и этот особенный темп движения людей и машин.


IV

Как шли к остановке такси, как садились в машину, зачем и куда ехали — сознавалось смутно.

Позже, когда Северцев силился вспомнить свою первую ночь в Москве, на память ему назойливо приходили лишь одни огни. Огни слева, огни справа, впереди, огни в небе… Те, что были впереди, — стремительно неслись навстречу, потом, поравнявшись с машиной, в одно мгновение проваливались куда-то назад. Дальние огни проплывали медленней.

Из такси все четверо высадились на пустынной улице окраины Москвы, рассчитались с шофером и свернули по тропинке в рощу. Где-то неподалеку, метрах в пяти-десяти, прогрохотал электропоезд. Из-за облаков выплыла луна.

С минуту шли молча, потом Алексей, запнувшись в темноте о корягу, остановился и огляделся: справа поднималась высокая насыпь железнодорожного полотна, слева темнел лес.

— Куда мы попали? Это же лес дремучий.

— Пустяки, до дачи осталось еще две минуты ходу, — проговорил Князь.

Вдруг Алексей почувствовал, как рука Серого бесцеремонно шарит в его левом брючном кармане. Почудилось недоброе, под сердцем защемило… Стиснув щуплую и тонкую кисть Серого, он остановился.

— Что вы лазите по карманам?! Дальше я не пойду…

В следующую секунду цепкие руки Толика, шедшего сзади, замкнулись на груди Алексея.

Все, что произошло дальше, — словно было во сне. Инстинктивно Алексей сделал шаг вперед, потом совсем неожиданно для Толика быстро присел и одним рывком отшвырнул его метра на три в сторону.

«Бежать», — мелькнуло в голове Алексея. Но не успел он и двинуться, как Князь со всего плеча ударил его по голове чем-то тяжелым.

Северцев упал.


V

Глубокой ночью к Алексею вернулось сознание. Сквозь темную листву виднелось звездное небо. Некоторое время лежал молча, не шевелясь. Дышать было трудно. Убегая, грабители заткнули ему рот тряпками. Кончики их свисали на подбородок. Попробовал встать, но ноги и руки были связаны, при каждом движении бечева больно врезалась в тело. Попытался подтянуть колени к подбородку, чтобы с их помощью вытащить изо рта тряпки. Но и это не удавалось. На лбу выступили мелкие капли пота.

Что же делать? Неожиданно он наткнулся на корень дерева, выступавший из земли. Конец корня был острый. Зацепив за него тряпкой, Алексей освободил рот. Вздохнул полной грудью. Теперь нужно было избавиться от бечевы. Несколько минут отдыхал, потом, изогнувшись, достал зубами до бечевы на ногах и принялся ее разгрызать.

Дрожа всем телом, Северцев поднялся на ноги и, шатаясь, пошел на редкие огоньки поселка. Выйдя из рощи на улицу, остановился. Навстречу торопливо шла женщина.

— Гражданка, — обратился к ней Алексей, — развяжите мне руки.

Голос его был неуверенный, просящий. Женщина боязливо остановилась, но, увидев при лунном свете окровавленное лицо, шарахнулась на другую сторону улицы.

Другой прохожий, заметив Северцева еще издали, опасливо обошел его и скрылся в переулке.

Алексей, шатаясь, подошел к палисаднику, сколоченному из заводских металлических отбросов. Ржавые грани железных пластинок от дождя и времени были в зазубринах, как будто специально предназначенных для перепиливания веревок. Встав спиной к изгороди и сделав несколько движений, он почувствовал, как его связанные руки освободились.

Железная бочка, стоявшая под водосточной трубой, была полна воды. Алексей подошел к ней, умылся, вытер лицо.

«Куда теперь?» — подумал он. Но проходящий мимо трамвай ускорил решение: Алексей на ходу прыгнул в вагон. На вопрос, идет ли трамвай до вокзала, полусонная кондукторша утвердительно кивнула.

— Вы меня простите, но я не могу заплатить за билет, у меня случилось несчастье, — обратился к ней Северцев.

Кондукторша сонно подняла глаза и ужаснулась:

— О, господи, кто же это тебя так?

Алексей ничего не ответил.

Кроме кондукторши, в вагоне сидела молодая, лет тридцати, женщина. Опасливо посмотрев на вошедшего, она крепко сжала в руках свою черную сумочку, шитую бисером, и успокоилась только тогда, когда Алексей прошел в другой конец вагона и сел на скамейку.

Все, что было дальше, Алексей помнил смутно. Трамвай гремел, на каждой остановке кондукторша выкрикивала одну и ту же фразу: «Трамвай идет в парк!», за окном мелькали электрические огни, редкие запоздалые пешеходы…

С полчаса Алексей бродил у вокзала, куда его не пустили без билета. Потом милиционер потребовал документы. Документов у Северцева не оказалось, и его привели в дежурную часть милиции вокзала.

Сильная боль во всем теле, головокружение и звон в ушах мешали правильно ориентироваться в происходящем. Он делал все, что его заставляли, но для чего это делал — понимал плохо.

В медицинском пункте молоденькая сестра долго прижигала и смачивала на его голове и лице раны и ссадины чем-то таким, что очень щипало, потом так забинтовала лицо, что открытыми остались только глаза да рот.

Потом начался допрос.

Дежурным офицером оперативной группы был лейтенант милиции Гусеницын. Больше часа бился он над тем, чтобы установить место ограбления, но все бесполезно. Показания Северцева были сбивчивые, а порой противоречивые. Гусеницын уже начал раздражаться.

— Как же вы не помните, где вас ограбили?

— Не помню. Что помню, я уже все рассказал…

— В Москве очень много поселков, парков, рощ. Постарайтесь припомнить хотя бы номер трамвая, на котором добирались сюда из этой рощи.

Алексей покачал головой.

Гусеницын встал, подошел к карте города, которая висела на стене, и принялся внимательно рассматривать нанесенные на ней зеленые пятна лесов.

— Да, это хуже, — вздохнул он. — Но, ничего. Не вешайте голову, будем искать. Будем искать!

Северцев смотрел на лейтенанта такими глазами, будто в руках этого человека была вся его судьба.


VI

Нелады у сержанта Захарова с лейтенантом Гусеницыным начались давно, еще с первых дней работы Захарова в отделе милиции вокзала. Не проходило почти ни одного партийного собрания, на котором сержант не критиковал бы Гусеницына за его формализм и бездушное отношение к людям.

«Схватываться» по делам службы начальник отдела полковник Колунов считал признаком хороших деловых качеств, чувством ответственности за свой пост. «Спорят — значит, душой болеют» — говорил он майору Григорьеву и упорно вычеркивал при этом из проекта праздничного приказа о вынесении благодарностей фамилию Захарова.

— Молод, горяч, пусть послужит, покажет себя пошире, а там и благодарностью не обойдем.

Лейтенанта Гусеницына Григорьев не любил, а за что — точно и сам не знал. Во всем: в лице Гусеницына, в его голосе, в походке проступало что-то хитроватое, неискреннее. Не любили лейтенанта и его подчиненные, постовые милиционеры.

До перехода в оперативную группу, когда он был еще командиром взвода, Гусеницын в обращении с подчиненными слыл непреклонным, а порой до жестокости упрямым. Полковнику Колунову это казалось образцом дисциплинированности командира.

Бездушный и черствый, он не видел в человеке человека.

А однажды сержант Захаров был свидетелем, когда Гусеницын оштрафовал старика за курение в вокзале. Сухой, высокий и бородатый — незаросшими у него оставались только лоб, нос да глаза — пассажир походил на тех благородных стариков, за которыми охотятся художники. Видя, что у буфета парни в шляпах свободно раскуривают, старик достал кисет с самосадом и свернул козью ножку. Но не успел он сделать и двух затяжек, как к нему подошел Гусеницын.

— За курение в общественном месте с вас, гражданин, взыскивается штраф в сумме пяти рублей.

Сколько тот ни умолял, — от штрафа не ушел.

Захаров хотел тогда подойти к Гусеницыну, остановить, урезонить, но устав и дисциплина не позволяли подчиненному вмешиваться в дела старшего.

Случаев, когда Гусеницын штрафовал за мелочи, было много. О них уже перестали говорить. Не успокаивался лишь один Захаров, несмотря на то, что лейтенант мстил за критику. А мстил он мелко, эгоистично и без стеснения: он всегда старался уколоть сержанта за его доброту и внимание к людскому горю. «Добряк», «плакальщик», «опекун» — часто слышал Захаров от Гусеницына, но делал вид, что эти клички его нисколько не трогают.

Затаенную неприязнь между сержантом и лейтенантом видели и понимали все, кроме полковника Колунова. Слушая выступления Захарова на собраниях, Колунов потирал свою лысую голову и улыбался. «Так его, так его!.. Кто скажет, что у нас нет критики и самокритики? — можно было прочесть на лице начальника. — Ишь, как чистит!».

Выступая последним, начальник всегда ставил в пример лейтенанта Гусеницына.

За последний год стычки между Захаровым и Гусеницыным участились. Полковник Колунов это видел и, добродушно хихикая, от чего его толстые розовые щеки тряслись, приговаривал:

— Вот петухи! Ну и петухи: один — службист, другой — гуманист. Хоть бы ты их помирил, Иван Никанорович, — обращался он к Григорьеву. — Ведь ребята-то оба хорошие, черт подери, а вот не поладят…

Григорьев в ответ кивал головой и замечал, что примирить их нельзя, да и вряд ли нужно.

После стычек на собраниях полковник по очереди вызывал к себе Гусеницына и Захарова.

Лейтенанту он добрых полчаса «читал» мораль о том, что к людям нужно относиться чутко, внимательно, что, прежде чем человека задержать или оштрафовать, следует хорошенько разобраться. Вытянувшись, Гусеницын отвечал неизменным «Слушаюсь», или «Учту в дальнейшем», «Больше не повторится»… На прощанье, однако, Колунов всегда кончал строгим напутствием, что высшим и единственным критерием правопорядка являются советские законы, постановления и инструкции.

Разговаривая с Захаровым, Колунов расхваливал сержанта за то, что тот внимателен и чуток к людям, но здесь же упрекал за «мягкотелость». «Жалости в нашем деле не должно быть, мы должны воспитывать, а не жалеть. А если нужно — жестоко наказывать! Карательная политика нашего государства по отношению к правонарушителям имеет и другую сторону — воспитательную. Воспитание через наказание!».

С тоской и молча выслушивал сержант эти заученные слова.

Был случай, когда сержант подал на Гусеницына рапорт, но кончилось все тем, что полковник вызвал к себе обоих и, «прочистив с песочком», по-отцовски наказал «не грызться».

Когда же Гусеницына в порядке повышения в должности назначили оперативным уполномоченным, полковник Колунов успокоился: теперь антагонистам схватываться не из-за чего…

Первые месяцы Гусеницын с головой ушел в свою новую работу и уже стал забывать о «неладах», которые случались раньше между ним и Захаровым. Но это затишье, однако, продолжалось недолго. Оно нарушилось, когда было заведено дело об ограблении Северцева.

Дело Северцева лейтенант принял неохотно, хотя внешне этого не показал, — майора Григорьева он побаивался.

Первый допрос Северцева не дал ничего.

Часа три после этого Гусеницын ездил с Северцевым на трамваях; у скверов они сходили, лейтенант спрашивал, не узнает ли он место, но Северцев только пожимал плечами и тихо отвечал:

— Кто его знает, может быть и здесь. Не помню.

Внутренне Гусеницын был даже рад этому. «Искать наобум место преступления в многомилионном городе, а найдя, встать перед еще большими трудностями — кто совершил? — значит взвалить на свои плечи чертову ношу», — про себя рассуждал лейтенант.

При вторичном допросе Северцева присутствовал Захаров.

Самодовольно улыбаясь, Гусеницын ликовал: Захаров пришел к нему на поклон, учиться.

— Что ж, давай, подучись. Правда, университетов мы не кончали, но кое-как справляемся.

Захаров промолчал и сел за соседний свободный столик. Вопросы лейтенанта и ответы Северцева он записывал дословно.

Сержанту бросилось в глаза, что в протоколе лейтенант записывает одни отрицательные ответы: «не знаю», «не помню», «не видел»…

Вопросов было много. Расспрашивал Гусеницын об одежде грабителей, об их особых приметах, о ресторане, об официантках, о номере такси, на котором они ехали с вокзала, о номере трамвая, на котором Северцев возвращался после ограбления.

Странным Захарову показалось только одно — почему лейтенант прошел мимо кондукторши трамвая, которая фигурировала в показаниях Северцева. Ему хотелось подсказать это но, зная, что порядок исключает постороннее вмешательство в ход допроса, он промолчал.

Зато после, когда Северцев отправился обедать в столовую, где его кормили по бесплатным талонам, Захаров подошел к Гусеницыну и осторожно напомнил ему про кондукторшу.

— Не суйте нос не в свое дело, — грубо оборвал лейтенант.

А через час, когда Северцев вернулся из столовой, Гусеницына вызвал к себе майор Григорьев.

Григорьев грузно сидел в жестком кресле, о чем-то думал…

О себе майор говорить не любил. Однажды к нему пришел корреспондент милицейской многотиражки и просил рассказать, за что он награжден десятью правительственными наградами. От этого вопроса майор отделался шуткой.

Когда же корреспондент спросил, какой день он считает самым памятным в своей жизни, и приготовился записывать рассказ о какой-нибудь сногсшибательной операции, то и на это майор ответил не сразу.

После некоторого раздумья он сказал, что таким днем в его жизни был день, когда он стоял в почетном карауле у гроба Феликса Дзержинского.

…Появление Гусеницына вывело майора из раздумья.

— Что нового? — спросил он.

— Объездили все окраинные поселки, прилегающие к железнодорожным линиям, где ходят трамваи и все бесполезно. Твердит везде одно и то же: «Кто его знает, может, здесь, а может быть, нет».

— А как же быть с парнем? Ведь он за тысячи километров приехал? Вы об этом подумали?

Такой вопрос лейтенант ожидал и поэтому уже приготовил ответ, избавляющий его от упрека в бездушии:

— Звонил в университет, ответили, что без подлинника аттестата разговора о приеме быть не может. И потом, товарищ майор, я думаю, что вопросы устройства на учебу не входят в наши функции.

— Да, вы правы, не входят, — ответил майор, барабаня пальцами по столу.

Словно очнувшись от набежавших воспоминаний, майор вздохнул и грустно посмотрел на Гусеницына.

— Хорошо, оставьте дело, я посмотрю.

Откозырнув, Гусеницын вышел.

Недовольный возникшими у майора сомнениями, лейтенант спустился в дежурную комнату, где в ожидании инструктажа находилась очередная смена постовых милиционеров. Накурено было так, что хоть топор вешай. У окна на лавке сидел Северцев. Его голова была забинтована, на белке правого глаза ярко алел кровоподтек. Сержант Захаров попытался приободрить его:

— Ничего, бывают в жизни вещи и похлеще, и то все устраивается.

Вошедший Гусеницын услышал эту фразу и, криво усмехнувшись, съязвил:

— Ты, Захаров, не просто философ, но и утешитель. Это не с тебя Максим Горький своего Луку списывал?

Над этой остротой захохотал только сержант Щеглов. Он всего каких-нибудь полгода назад прибыл из деревни и в милиции был еще новичком. Пьесу «На дне» Щеглов никогда не читал и не видал на сцене, но само имя Лука ему показалось очень смешным…

Гусеницын поощрительно посмотрел на Щеглова и, подмигнув, довольно улыбнулся.

— С железнодорожным билетом, молодой человек, мы вам поможем. Только это будет не раньше, чем завтра, — обратился он к Северцеву.

Алексей встал, его распухшие губы дрогнули, он хотел что-то спросить, но лейтенант не стал его слушать. Захарову было жаль этого человека с забинтованным лицом, с печальными глазами. Он подсел ближе к Северцеву, и они разговорились.

Слушая тихий голос Северцева, в котором звучали нотки сознания собственной вины, Захаров еще сильнее почувствовал глубокое расположение к этому деревенскому парню, доверившемуся первым встречным. Больше всего Северцев переживал из-за комсомольского билета и аттестата с золотой медалью. В беседе выяснилось, что отца у Алексея нет, — он погиб на фронте, а мать — больна.

Захаров встал и нервно заходил из угла в угол; так легче и яснее думалось. «Немедленно телеграфировать в хворостянский отдел народного образования и просить подтверждения в получении Северцевым аттестата с золотой медалью. Сейчас же, срочно!.. Предупредить, чтобы об этом запросе не ставили в известность больную мать. Получив подтверждение, немедленно с актом об ограблении идти в университет и добиваться, непременно добиваться…» — Захаров остановился и в упор посмотрел на Северцева. В этом взгляде были вызов и вера.

— Идея! — воскликнул он. — И как я не додумался до нее раньше?!

Сказал и выбежал из дежурной комнаты. По стуку кованых каблуков можно было понять, что сержант направился на второй этаж, очевидно, к майору Григорьеву.

Вскоре Захаров вернулся. Он чем-то был недоволен.

— Майор сейчас занят. Но, ничего, подождем, а впрочем… Впрочем, запрос может сделать и лейтенант!

Гусеницына Захаров нашел на перроне. Медленно и по-хозяйски прохаживаясь вдоль пассажирского поезда, он наблюдал за посадкой. Вторую неделю он охотился за одним крупным спекулянтом, который, по его расчетам, должен выехать из Москвы в Сибирь.

— Товарищ лейтенант, а что, если нам телеграфировать в хворостянский РОНО и попросить срочно выслать подтверждение о выдаче Северцеву аттестата с золотой медалью?

— Зачем оно вам? — процедил сквозь зубы, не глядя на Захарова, Гусеницын.

— Оно нужно не мне, а Северцеву. Получив такое подтверждение, мы можем обратиться в университет с ходатайством…

— Ясно. Можете не продолжать. И когда только вы, товарищ сержант, прекратите разводить свою филантропию?..

Оскорбительный тон лейтенанта взвинтил Захарова.

— Какая здесь филантропия? Вопрос идет…

— Я сказал: прекратите — значит, прекратите! — Гусеницын резанул сухой ладонью воздух. — Что вам здесь — милиция или богадельня?! Все прислуживаетесь? Хотите угодить Григорьеву?

— Товарищ лейтенант, я прошу вас до конца выслушать меня, — твердо сказал Захаров, поравнявшись с Гусеницыным.

— Делайте свое дело и не суйте нос туда, куда вас не просят.

— Разрешите идти? — козырнул сержант и четко, по-военному, повернулся.

Войдя в дежурную комнату, Захаров застал Северцева сидящим на широкой лавке. Голова его была низко опущена.

— Вы на какой факультет хотели поступать? — спросил Захаров.

— На юридический, — ответил Алексей.

Поднимаясь к майору Григорьеву, Захаров ясно представил себе холодное лицо декана юридического факультета профессора Сахарова.

Молодой белобрысый сержант Зайчик, дежуривший в приемной начальника и его заместителя по уголовному розыску, бойко доложил о Захарове майору Григорьеву. Выйдя из кабинета, он молча замер на месте и сделал жест, который делают регулировщики, давая знак, что путь свободен.

— Садись, старина, — майор указал сержанту на стул, а сам встал. «Стариками» майор звал тех из молодых, кого уважал и с кем был близок. — Чем порадуешь?

Захаров продолжал стоять. Сидеть, когда стоит начальник, не полагается, — это правило за годы службы в армии и в милиции уже вошло у сержанта в привычку.

— Когда у меня начнется практика, товарищ майор? Время идет…

— Да, время идет, идет… — думая о чем-то своем, повторил майор и, подойдя к Захарову, положил ему на плечо тяжелую ладонь.

— Чем же думает заняться твоя буйная головушка?.

Вопрос для Захарова прозвучал неожиданно. Но решение было уже принято:

— Для начала, думаю, — делом Северцева…

Григорьев удивленно вскинул голову. Такая прыть сержанта удивила майора. «Мальчик, а по плечу ли рубишь дерево?» И он сказал уже сухо и сдержанно:

— Вы знаете, что лейтенант Гусеницын предлагает дело Северцева прекратить? Пострадавший не может указать даже места, где его ограбили. Вы об этом подумали? — Майор пристально посмотрел на Захаровава: — Беретесь за это из чувства неприязни к Гусеницыну? Хотите доказать, что Гусеницын поторопился, спасовал? А вот я, мол, всего-навсего студент-практикант, пришел, увидел, победил!.. Так, что ли?

— Нет, не так, товарищ майор. Мне кажется, что лейтенант все-таки поспешил с выводами.

— Что же предлагаете в таком случае вы?

Глядя прямо в глаза майору, Захаров кратко, но обстоятельно, как рапорт, стал докладывать свой план расследования.

Майор сел и, закрыв глаза широкой ладонью, — так он делал всегда, когда о чем-нибудь напряженно думал, — слушал. Наконец, Захаров замолк.

— Все это верно, но это трудно. Очень трудно. Кроме законного права на розыск кондукторши, нужен еще большой такт, осторожность, гибкость, а может быть… — здесь майор несколько секунд помолчал, — а может быть еще и то, что называют способностью располагать к себе людей. Не исключено, кондукторша может и «не вспомнить», что сутки назад она везла гражданина с разбитым лицом. Не всякому, скажем прямо, захочется выступать в качестве свидетеля… На поиски кондукторши нужно много времени и терпения, — майор вынул папиросу, не торопясь размял ее, прикурил и, сделав глубокую затяжку, пустил кольцо дыма. Встав с кресла, он подошел к окну. — Что ж, сержант, приступай. Сталь закаляется в огне. Опыт, навыки растут в трудностях.

Григорьев любил в разговоре вставить какой-нибудь крылатый афоризм или пословицу. Была у него слабость, о которой знала лишь одна жена: с молодых лет он выписывал из прочитанных книг в особую толстую тетрадь пословицы, поговорки, изречения.

Когда Захаров направился к выходу, майор задержал его почти в дверях и предупредил:

— Только одно условие: действуйте не для того, чтобы доказать Гусеницыну, а для пользы дела. Помните свой долг.

Захаров молча кивнул головой и вышел.

Как только за ним закрылась дверь, Григорьев позвонил Гусеницыну и приказал передать дело Северцева студенту-практиканту юридического факультета университета. Фамилию студента майор не назвал умышленно — он любил сюрпризы даже в работе, если они не мешали делу. На вопрос Гусеницына: «Когда практикант будет принимать дело?» — ответил: «Через тридцать секунд».


VII

Наташа гладила свое любимое платье. Вечером она пойдет с Николаем в театр.

— Мамочка, ты знаешь, Ленского будет петь сам Лемешев.

Но матери было и не до оперы и не до Лемешева.

Несколько раз Елена Прохоровна пыталась серьезно поговорить с дочерью о ее будущем, но всякий раз Наташа отшучивалась, говоря, что замуж ей еще рано. Но на этот раз мать проявила настойчивость.

— С милым и в шалаше рай — это верно. Но надолго ли? О том, что бедность не порок — не спорю. Но ведь это одни красивые слова! — Выждав, не последует ли возражений, Елена Прохоровна вкрадчиво продолжала: — Скажу тебе прямо, Наташа, мне не нравится твоя дружба с Николаем Захаровым. Рано или поздно, все равно вы должны расстаться. И лучше рано, чем поздно. А вот свое отношение к Виктору ты должна изменить. Ты его просто унижаешь, как-никак, он все-таки сын профессора…

В комнате уже начинало попахивать гарью, но ни дочь, ни мать не замечали этого.

— Ты не горячись, Наташа. Пойми, как мать я не могу допустить ничего серьезного между тобой и Николаем. Вы никогда не будете вместе… А вот, если бы ты помягче и повнимательней относилась к Виктору, он давно бы сделал тебе предложение.

— Он уже дважды его делал, — выпалила Наташа.

— Как делал? А ты?!

— Я дважды отказывала и просила, чтоб он больше не приставал со своим сватовством. А вот Николаю я бы…

Сказав это, Наташа стыдливо опустила глаза. Так откровенно о своем чувстве к Николаю она говорила с матерью впервые.

— Девчонка! Ты все еще глупая девчонка! Боюсь только одного: когда ты повзрослеешь, будет уже поздно…

Пытаясь проникнуть в душу Наташи, Елена Прохоровна хотела держаться спокойно, но чем больше она этого хотела, тем сильнее в ней просыпалась жажда власти над дочерью, и это выводило ее из равновесия.

— Да, я забыла, — уже более спокойно сказала она. — Виктор сегодня приглашен к нам на пироги. — Сказала как бы между прочим, но с явным намерением подчеркнуть, что власть над дочерью полностью находится в ее руках.

— Кто его приглашал?

— Я.

— Сегодня вечером я иду с Николаем в театр.

— Сегодня вечером ты будешь дома!

— Нет. Я пойду в театр!

На эту дерзость Елена Прохоровна не ответила, и только прищуренные глаза ее говорили, что разговор между ними не закончен.

После напряженного молчания, закрывая двери спальни, Елена Прохоровна сказала упавшим голосом:

— Ну, что ж, поступай, как знаешь. Ты взрослая, а мать стара.


VIII

Часы на Спасской башне показывали половину первого ночи, когда Николай и Наташа возвращались из театра. Свернув с набережной, они медленно поднялись на Каменный мост. От фонарей на Москву-реку падали, дрожа и переливаясь на поверхности воды, огненные столбы.

Николай и Наташа остановились в нише каменного парапета.

Было тихо. Наташа смотрела вдаль, в темноту ночи и молчала. Молчать ей не следовало — она знала об этом хорошо, — но никак не решалась заговорить. А разговор предстоял тревожный, тяжелый. Под влиянием матери Наташа все больше и больше приходила к мысли, что Николаю надо переменить профессию. Об этом она и хотела сказать сейчас. Хотела и не могла.

Наконец решилась.

— Николай, — сказала она, — ты никогда не был рабочим?

Николай, не понимая значения ее вопроса, поднял на нее глаза. Наташа продолжала:

— А как бы хорошо было, если бы ты был рабочий, простой рабочий. Как бы я ждала тебя по вечерам! А ты усталый и чумазый вваливаешься в квартиру и просишь есть. Какие бы борщи я тебе готовила! Я уже купила «Книгу о вкусной и здоровой пище».

Прибегнув к этой маленькой женской хитрости, Наташа хотела избежать лобовой атаки в этом остром разговоре. Ее голос был настолько проникновенным и искренним — и прежде всего для себя самой, — что она поверила в истинность своих слов.

Мечтательно нарисовав картину их будущей жизни вдвоем, Наташа ласково закончила:

— Тебе уже двадцать шесть, а ты все еще, как ребенок. За тобой нужно смотреть, да смотреть…

— Сегодня я читала в «Комсомольской правде» очерк об одном каменщике. Он строит дома. И почему-то я подумала: если б ты работал с ним в одной бригаде, ты был бы, как он. Нет, ты был бы лучше его.

Наташа положила руки на плечи Николая. Взгляд ее умолял. Что-то новое, тревожное увидел Николай в этом взгляде.

— Коля, ну оставь свою работу. Сделай это для меня, ради нашего счастья. Иначе мы не можем быть вместе. Ты знаешь характер моей мамы. И ведь это не трудно: ты пойдешь на любой завод, даже в бригаду к этому знатному каменщику. Правда, милый? Ты сделаешь?

Наташа замолчала. Она смотрела в сторону, где строился огромный новый дом. О его размерах можно было судить по множеству электрических лампочек, рисующих на фоне ночного неба силуэт здания.

— Этот дом, — продолжала Наташа, — виден из окна моей комнаты. Когда мне станет грустно, я подойду к окну и увижу: там, высоко-высоко работаешь ты. Ну что ты молчишь? Почему ты такой мрачный?

Николаю было обидно и тяжело. Раньше она старалась убедить, доказать его ошибку в выборе профессии, кокетничая, дразнила его, а теперь она просила, умоляла. В ее тихом голосе звучало обещание, что за одну эту уступку она для него сделает все, что он захочет.

— Наташа, — тихо заговорил Николай, — через полгода, а может быть и раньше, этот дом выстроят и в него въедут жильцы. Бригада твоего знатного каменщика перейдет на другое место и там будет строить новый дом. И этот второй дом будет также выстроен, и в него, как и в первый, вселятся москвичи. Будет время, когда благородные потомки вспомнят этого знаменитого каменщика и поставят ему памятник на той самой набережной, где он заложил первые камни этого дома. Придет и такое время, и мы до него доживем, когда не будет ни тюрем, не будет, ты улыбаешься? Да, не будет и милиционеров. Все люди будут хорошие, честные, добрые. Не будет краж, убийств, безобразий… Тогда невесты не будут уговаривать своих женихов, чтобы они не возились с ворами и хулиганами… Но это не так скоро.

Николай говорил медленно, внешне спокойно. Но в этом видимом спокойствии Наташа читала глубокое волнение.

— А сегодня, — продолжал Николай, голос его стал жестким, — сегодня на задворках московских улиц подростки иногда играют в очко. Проигравшийся идет в магазин к кассам, рыщет по аллеям парка. И когда наступает удобная минута, против кошелька, в котором еще неизвестно, что есть, он ставит на карту свободу, а иногда и жизнь!

За спиной Николай услышал чьи-то шаги. Обернулся. Мимо проходил постовой милиционер. Суровое и худощавое, уже немолодое лицо постового говорило, что за плечами у него не один десяток лет напряженной и опасной работы.

— Вот видишь, — мягко сказал Николай, — сейчас уже глубокая ночь. Москвичи давно спят, а он будет всю ночь ходить по этому мосту. Твой молодой каменщик и его невеста могут без опасения встречать рассвет в самых отдаленных аллеях парка.

— Я умоляла тебя, чтобы ты оставил свою работу, я хотела убедиться до конца, что ты любишь меня, а ты… ты… — Наташа остановилась, ей хотелось найти особые сильные слова. Но эти слова не приходили. Тогда Наташа сказала: — Я хочу быть твоей женой, но не могу быть женой милиционера! Ты должен это понять и сделать выбор между мной и своей работой. И сделать это сейчас же!

— Мой отец был чекист, — медленно, с расстановкой проговорил он, — старый чекист. Погиб он на посту. С детства я хотел походить на него, походить во всем. Теперь я это могу. Я люблю тебя. И я люблю свою работу. Я хочу, чтобы моей женой была ты. Но я никогда не брошу свою работу. Никогда!

— Что ж, ты выбрал. Прощай, — печально, почти шопотом произнесла Наташа и пошла в сторону Александровского сада.

— Я провожу тебя.

Николай догнал ее и хотел сказать что-то еще, но Наташа строго и холодно посмотрела ему в глаза и так же строго отрезала:

— Прошу тебя, оставь меня в покое.


IX

Уже двое суток провел Захаров в поисках кондукторши. Часами ему приходилось томиться в проходных будках и диспетчерских комнатах первого и второго трамвайных парков. Детально были изучены графики работ кондукторов, поднята вся необходимая документация в отделах кадров, проведены десятки бесед с кондукторами, которые в ночь ограбления Северцева находились на линии. И все бесполезно. Ни в одной из кондукторш Северцев не признал той, которая везла его без билета в ночь ограбления.

Во втором часу ночи Захаров и Северцев, усталые и удрученные, вернулись на вокзал. Транспорт не работал, а добираться до дому пешком было далеко.

На голом дубовом диване время для Захарова тянулось необычайно медленно. Плохо спал и Северцев. Переворачиваясь с боку на бок, он, глубоко вздыхая и, причмокивая губами, делал вид, что спит. Захаров понял: Северцев просто не хотел показать, что и ночь ему не несет покоя.

Заснул Захаров перед самым рассветом, заснул тяжело, с головной болью. А когда проснулся, было еще только четыре часа утра.

Молоденький белобрысый сержант Зайчик, облокотившись на столик с двумя телефонными аппаратами, клевал носом. Непривычный к ночному дежурству, он с трудом выдержал рассветные часы, когда сон особенно сладок.

Северцев лежал у окна. Заложив руки под голову и вытянувшись во всю длину дубовой скамьи, он показался Захарову очень большим. «Спит или не спит?» — подумал сержант и стал пристально всматриваться в его лицо.

Не прошло и несколько секунд, как Северцев поднял веки, но поднял их не так, как это делает только что проснувшийся человек — постепенно, щурясь и моргая, а как человек, который закрыл глаза всего лишь на минуту.

— Не спится? — мягко спросил Захаров и, не дожидаясь ответа, выругался: — Дьявольски гудят бока.

Зайчик испуганно вздрогнул.

— Доброе утро, Зайчик, — приветствовал его Захаров.

Зайчик вскочил и начал расправлять под ремнем гимнастерку. В эту минуту он был особенно смешон и казался еще мальчиком, который хочет скрыть свою детскую сонливость перед строгим хозяином.

Зайчиком сержанта однажды назвал Григорьев. С тех пор все так и звали его этим именем.

Захарова Зайчик уважал. Больше всего в людях он любил справедливость, а отношение Гусеницына к Захарову он считал помыканием, верхом несправедливости.

В последней комнате Захаров увидел Гусеницына. Он сидел за столом и рылся в папке с бумагами. Веки его опущенных глаз были воспалены — видно, что последнее время Гусеницын мало спит.

«Чего он пришел в такую рань? Неужели опять завал в работе?» — подумал Захаров и громко поздоровался со всеми.

Старшина Карпенко ответил своим неизменным «доброе здоровьице»; он стоял, опершись плечом о косяк двери, и курил, Гусеницын сухо, не поднимая глаз, кивнул головой и еще сосредоточеннее углубился в бумаги.

— Как дела, сержант? — подкручивая кончики усов спросил Карпенко.

— Как сажа бела! — отозвался Захаров и, заметив, что лицо лейтенанта стало настороженным, подумал: «Вижу, вижу. Ждешь моего провала?».

— Ну, как, уцепился за что-нибудь? — допытывался Карпенко, в душе желавший Захарову только добра.

— За воздух, — пошутил Захаров.

— Так ничего и не наклевывается?

— Пока нет.

— Да-а-а… — во вздохе Карпенко, в его протяжном «да» звучало и товарищеское сочувствие, и легкий упрек за то, что Захаров взялся за слишком уж сложное дело.

Захаров и Северцев вышли из дежурной комнаты.

Вокзальный гул, монотонный и ровный, даже в этот ранний час напоминал гигантский улей. Улей этот Северцева давил и угнетал. Трое суток, которые он провел на попечении милиции, показались годом.

Алексей знал, что сегодня предстоит делать то же самое, что делали вчера и позавчера, — искать кондукторшу. Первый и второй трамвайные парки были изучены. Оставался третий.

Дорогой Захаров в какой уже раз расспрашивал Северцева о кондукторше, но сведения по-прежнему были скудны: пожилая, с громким голосом, в платке. На такие приметы ухмыльнулся даже шофер: почти все кондукторши в ночную смену подвязывают платки, а остановки выкрикивают громко, что есть духу.

Захарова одолевали тревожные мысли: «А что если и здесь впустую? Что, если Северцев ее не признает?» У трамвайного парка он отпустил машину и вместе с Северцевым направился к проходной будке.

Вахтером был седобородый, жилистый старикашка в стеганой фуфайке, быстрый и словоохотливый.

Документы, предъявленные Захаровым, старичок изучал внимательно и с какой-то хмурой опаской. А когда уяснил, что перед ним человек из уголовного розыска, то заговорил с таким почтением, что сержант подумал: «Этот расскажет, этот поможет…»

Михаил Иванович — так звали старичка — долго тряс руку Захарова.

— Э-э, сынок! Да я поседел в этой будке, тридцатый годок уже машет, как я здесь стою. Всех знаю, как свои пять пальцев. Явится новичок — биографию сразу не пытаю оптом, а потихоньку-помаленечку, за недельку, за две он у меня, как на ладони. И кто такой, и откудова, и про семью закинешь…

Захаров спросил у Михаила Ивановича: не помнит ли тот, кто из пожилых женщин работал в ночь на двадцать второе июня.

Михаил Иванович с минуту помешкал, достал из кармана большой носовой платок и громко высморкался.

— Как же не помнить, помню. В ночь на двадцать второе? Из пожилых? — старик смотрел в пол, что-то припоминая, и качал головой. — Только пожилых-то у нас порядком.

— А кто из них работает на прицепе из двух вагонов?

— Это смотря на каком номере.

— Номер трамвая не установлен.

— Это хуже, — протянул Михаил Иванович и, загибая пальцы, стал называть фамилии пожилых кондукторш, работающих на прицепе из двух вагонов. Таких оказалось шестнадцать.

— А не помните ли, кто из них в ночную смену повязывается цветным платком? — осторожно выспрашивал Захаров.

Михаил Иванович приложил прокуренный палец к жидкой бороденке и хитровато прищурился одним глазом, точно о чем-то догадываясь.

— Говорите, платок? Случайно, не клетчатый?

Захаров посмотрел на Северцева, и тот утвердительно кивнул головой. Михаил Иванович этого не заметил.

— Да, да, клетчатый, — ответил Захаров внешне спокойно и почувствовал, как сердце в его груди несколько раз ударило с перебоями.

— Неужели опять Настя в карусель попала? — И Михаил Иванович начал рассказывать о том, что знает Настю уже двадцать лет, и не было еще года, чтоб у нее чего-нибудь не случалось такого, за что ее не таскали бы по судам и прокурорам.

Захаров понимающе кивнул головой и вышел из проходной.

— Я на минутку, — сказал он в дверях и взглядом позвал Северцева.

Этот немой язык Северцев начинал уже понимать. У маленькой клумбы цветов, разбитой у входа в парк, они присели на скамейке.

— Следите внимательно за всеми, кто будет проходить в парк. Признаете ту, которую ищем, — идите за ней через будку. Идите до тех пор, пока я не окликну.

Захаров вернулся к Михаилу Ивановичу и попросил его, чтоб он подал знак, когда войдет Ермакова.

Михаил Иванович, гордый от того, что ему доверяют свои тайные дела люди из уголовного розыска, важно крякнул и понимающе — дескать, нам все ясно — провел ладонью по бороде.

Минут через пять народ повалил валом, Захаров внимательно всматривался в лица и одежду проходящих.

— Ну, как, Настенька, что дочка-то пишет? — услышал он голос старика и перехватил его многозначительный взгляд.

— Ой, Михаил Иванович, у кого детки — у того и забота. Уехала, и как в воду канула… Ведь это нужно — за два месяца только одно письмо!

— Да, что и говорить, — посочувствовал Михаил Иванович, — с малыми детками горе, с большими — вдвое.

За спиной Ермаковой молча стоял Северцев.

«Она, она!» — пронеслось в голове Захарова. Почти не дыша, слушал он разговор женщины с вахтером. «Держись, Гусеницын. Конец клубка в моих руках!» И вдруг ему вспомнилось властное и строгое лицо майора Григорьева: «Работай для пользы дела. Помни свой долг!..»

Дальше все шло так, как намечалось по плану. Согласовав с диспетчером подмену Ермаковой, Захаров допросил ее и был очень доволен, когда та спокойно и подробно рассказала, как двое суток назад, уже во втором часу ночи, к ней в вагон на повороте, недалеко от железнодорожной линии, на ходу вскочил высокий молодой человек с окровавленным лицом. Сошел он у вокзала.

Через двадцать минут все трое — Захаров, Северцев и Ермакова — подъехали к повороту трамвайной линии у остановки «Дубовая роща».

Место, где Северцев заскочил тогда в трамвай, Ермакова указала сразу. Большего сообщить она не могла.

Захаров поблагодарил кондукторшу за помощь и предупредил, что ее могут вызвать, если в этом будет необходимость. Шофер отвез ее на работу и вскоре вернулся с двумя понятыми.

…Северцев местность признал не сразу. Тогда, в ночь ограбления, ему все здесь казалось другим. В памяти неотвязчиво стояли зловещие картины дальних огней и ночь, душная звездная ночь… А сейчас было солнечное, свежее утро.

Захаров остановился, присел на пенек и закурил.

«При осмотре местности должна быть система. Бессистемными поисками, рысканьем можно испортить все дело» — вспомнилась ему несколько грубоватая, но ясная установка профессора Ефимова, старого криминалиста, лекции которого проходили при гробовой тишине.

Сержант решил вести осмотр по квадратам. Северцеву и понятым было предложено следовать в двух шагах позади.

Шаг за шагом, от дерева к дереву Захаров и Алексей прочесывали рощу. Двигались медленно, зорко всматриваясь в каждый камешек, в каждую сухую веточку, валявшуюся в росистой траве.

Выйдя к грунтовой дороге (Северцев не помнил, как трое суток назад он шел по ней), они возвращались назад и, так же медленно, так же молча, подавшись чуть в сторону, снова выходили к шоссе. И снова к грунтовой дороге…

Так прошло часов шесть. Солнце поднялось в зенит и палило нещадно, как оно только может палить в середине лета. Но Захаров не отчаивался. Бегло посматривая на клин необследованной рощи, он верил, что заветное место, где будет раскрыто новое звено, еще впереди, просто до него пока еще не дошли.

Мысленно рассуждая сам с собой. Захаров вдруг остановился и вздрогнул. Шагах в четырех от него лежали две скомканные и ссохшиеся от запекшейся крови тряпки, рядом — грязный носовой платок с синими каемками. Здесь же лежал размочаленный белый шпагат с окровавленной на концах бахромой.

Северцев медленно плелся позади, совсем не испытывая той уверенности, которая жила в Захарове. Если он о чем и думал в эти минуты, то только о доме, о больной матери, сочинял оправдание, которое придется ему высказать, когда на собрании будут разбирать вопрос об утере им комсомольского билета.

Поравнявшись с Захаровым, он остановился и увидел скомканные окровавленные тряпки.

— Здесь! — выдохнул глухо Алексей и сделал шаг вперед. Но Захаров остановил его:

— Не подходите близко.

Захаров раскрыл планшет. Приблизительный, в основных чертах план местности — три березки и тропинка, ведущая к шоссе, — был набросан за минуту.

К тряпкам и веревке Захаров пока не дотрагивался. Предварительно требовалось осмотреть место вокруг этих первых свидетелей преступления. Захаров не ошибся, полагая, что тут должны быть обнаружены и другие предметы. В примятой траве лежала светло-зеленая расческа и маленький, прокуренный мундштук янтарного цвета.

— Ваш? — Захаров повернулся к Северцеву, боясь, что тот ответит: «Да».

Но Северцев отрицательно покачал головой и с той же виноватостю, которая все эти дни сквозила в его голосе, тихо ответил:

— Я не курю.

Не понять было Северцеву, почему лицо Захарова после этого озарилось радостью.

В планшете оказался специальный зажим, которым Захаров закрепил мундштук так, чтобы не стерлись следы пальцев.

К расческе сержант подбирался, словно к спящей змее, которая может укусить, если ее взять не там, где полагается. В эти минуты Северцев не только разговаривать — дышать боялся. Он не представлял ясно, для чего Захаров делал все это, но понимал, что это нужно.

Рассматривая расческу на солнце, Захаров обнаружил на ее плоских боках серые отпечатки, оставленные чьими-то потными пальцами.

— Ваша? — обратился он снова к Алексею.

— Нет!

В планшете нашлось место и для расчески. Как и мундштук, она была закреплена торцами в особом зажиме.

Захаров опустился еще ниже к земле: он заметил, что трава была в бурых накрапах.

— Кровь, — сказал Захаров и, сорвав несколько таких травинок, положил их в блокнот.

Закончив предварительный осмотр и сфотографировав место преступления, он написал на листке бумаги номер телефона майора Григорьева и подал его Северцеву.

— Звонить умеете?

— Умею, — с готовностью ответил тот, стараясь хоть этим помочь сержанту.

То, что Северцев должен сообщить Григорьеву, было написано на этом же листке: «След найден. Жду у рощи. Захаров».

Когда Алексей ушел, Захаров сел на траву и закурил. В эти минуты он походил на золотоискателя, который после долгих и мучительных поисков напал, наконец, на такую жилу, где драгоценный металл лежит в самородках. Так аппетитно Захаров курил только на войне, в передышках между боями.

Сержант размечтался. Все вокруг было мирное, нефронтовое, а вот настроение каким-то маленьким отзвуком, тонким отголоском напоминало те далекие, отгремевшие боевые будни, которые имели особый вкус, свой особый цвет и запах. Так, отдаваясь памятью прошлому, он сидел, пока перед ним не появилась высокая фигура Северцева.

Вскоре пришла служебная машина. Из нее вышли Григорьев, Гусеницын и Зайчик. Последним вылез широкоплечий и небольшого роста парень с овчаркой.

У проводника собаки было скуластое монгольское лицо, черные, как смоль, стриженые волосы и раскосые глаза.

Ни о чем не расспрашивая, майор молча, с озабоченным лицом присел на корточки и принялся рассматривать тряпки, шпагат, траву. Все молчали. В уверенных движениях Григорьева было нечто тайное, непостижимое для других, но хорошо известное ему.

— Ясно, ясно, — проговорил он и, встав, отряхнул руки. — Пускайте собаку.

Проводник дал понюхать овчарке носовой платок, издал при этом гортанным голосом «След!» — это была команда, — и собака, покружив вокруг березок, рванулась в глубь рощи, к прудам, почти касаясь кончиком носа земли.

Григорьев, Гусеницын и Зайчик поспешили за собакой. Захаров и Северцев остались на месте — так распорядился майор.

Минут через десять вернулся запыхавшийся Зайчик и сказал, что след оборвался у стоянки такси. Переведя дыхание, он закончил:

— Майор приказал ждать вторую собаку.

Когда след старый или затоптан, собака зачастую теряет его или сбивается на ложный след. В таких случаях для проверки пускают другую собаку.

Вскоре на шоссе остановилась «Победа» и из нее выпрыгнула лобастая, с темной спиной овчарка. Собаку держал высокий, пожилой человек с длинным и узким лицом. Его тонкие руки, которые свободно болтались в широких рукавах белого кителя, еле справлялись с нетерпеливым псом.

Овчарку звали Палах. Это был красивый пес с внушительным экстерьером. После того, как ему дали понюхать носовой платок, он тоскливо завизжал, покружился на месте, и, как и первая ищейка, повел к шоссе. У кромки шоссе Палах повернул назад и, никуда не сворачивая, повел своего хозяина к прудам.

Становилось ясно, что грабители бежали врассыпную, чтобы в случае поисков сбить со следа.

Пока сержант думал, что же нужно будет предпринять, если след опять оборвется, снова прибежал Зайчик, обливаясь потом, он скороговоркой сообщил:

— И эта привела к стоянке такси. Майор приказал все забрать и идти к нему.

Захаров еще раз окинул взглядом место преступления, аккуратно завернул обнаруженные предметы в пергамент и, поблагодарив понятых, направился к парку. Только сейчас он почувствовал голод и усталость.

Недовольные потерянным следом, собаки досадно повизгивали. Палах то бросался к лесу, то тянул своего проводника назад и, извиваясь между машинами, всякий раз подводил к «Победе», стоявшей в стороне от других машин. Растерявшийся шофер — он был молод и, как видно, новичок в своем деле — сидел в кабине белее полотна и не знал, что делать: терпеливо ждать пассажира или подобру-поздорову убираться порожняком.

Майор заметил волнение шофера и успокоил его.

— Не обращайте внимания, молодой человек, это к вам не относится… — И, отойдя в сторону, хмуро добавил: — След потерян.

Оставалась еще одна надежда: мундштук и расческа. Об этом Захаров сказал Григорьеву, когда они вернулись в отдел. Майор внимательно рассмотрел эти находки и осторожно снова закрепил их в зажимах. Вызвав посыльного, он распорядился.

— Немедленно отправьте в научно-технический отдел.

Майор посмотрел на покрасневшие от бессонных ночей веки Захарова, на его ввалившиеся щеки.

— А что, если и эти отпечатки нам ничего не дадут? Предположим, что они принадлежат грабителям. Но ведь может быть и так, что преступники не имели еще ни одного привода! Это во-первых. Во-вторых, может быть, что отпечатки пальцев оставлены не грабителями. Может?

Майор испытующе посмотрел на Захарова.

Сержант уверенно выдержал его взгляд.

— Я учел и это, товарищ майор. Есть еще два пути. Первый — искать гражданина со светлыми волосами и свежим шрамом на правой щеке. Другой путь обнаружен сегодня. Теперь уже ясно, что грабители уехали на такси. В Москве три тысячи шоферов-таксистов. Цифра немалая! Но в ночь, когда был ограблен Северцев, работала тысяча водителей. Значит, две тысячи уже отпадают.

— Не забывайте, что это было три дня назад.

— У шоферов такси очень хорошая память на пассажиров. Они отлично помнят тех, кого везли даже неделю назад. А эта знаменитая тройка не могла не обратить на себя внимание. Они нервничали, спешили и, наверняка, хорошо заплатили.

Майор откинулся в кресле. Хотя кое-что из этого плана ему и самому приходило в голову, но он не мог, однако, не порадоваться сообразительности сержанта. «Молодчина! Умен!..» — подумал Григорьев и, встав, подошел к нему вплотную.

— Правильно. Только умей рассчитывать силы. А сейчас — отдыхать! Желаю удачи. — И уже тоном более строгим закончил: — Пока не выспишься — на работе не смей появляться!

— Есть, товарищ майор, — и Захаров вышел из кабинета.

Когда он спустился в дежурную комнату, лейтенант Ланцов молча подал ему свернутую вдвое бумажку. Это была телеграмма из хворостянского районного отдела народного образования. В телеграмме подтверждалось, что окончившему в 1948 году хворостянскую среднюю школу Северцеву Алексею Григорьевичу был выдан аттестат зрелости с золотой медалью.

Захаров бережно сложил телеграмму и положил ее в блокнот. Перед уходом он попросил:

— Товарищ лейтенант, прошу вас, когда Северцев придет с обеда, передайте ему, что завтра в десять утра я за ним приеду. Пусть ждет в дежурной.


X

Манежная площадь была залита утренним солнцем. Моховая улица выглядела особенно оживленной. Она звенела молодыми голосами, пестрела цветными нарядами девушек; отовсюду неслись возгласы приветствий, смех, шутки…

— Вот и университет. — Захаров показал на здание с большим стеклянным куполом.

Северцев в ответ только вздохнул.

Московский университет летом жил особой, напряженной жизнью. Со всех концов страны съезжалась сюда молодежь, чтобы померяться знаниями на экзаменах. Сколько бессонных ночей проведет какой-нибудь сибиряк за дальнюю дорогу, прежде чем увидит Москву, Кремль, университет… Не нужно быть робким человеком, чтобы на первых порах растеряться. Все, что когда-то схватывал одним лишь воображением — сейчас лежит перед тобой живое, под рукой. Смотри, любуйся, запоминай.

— А вот и юридический, — сказал Захаров. — Давайте заявление, будем соблюдать субординацию.

В узких коридорах юридического факультета маленькими группами стояли поступающие. Николай направился в деканат.

Северцев стоял возле дверей. Прислушивался. По обрывкам доносившегося разговора он понял, что декан упорствует.

И, действительно, разговор у Захарова был нелегкий.

— Не могу, не могу, — разводил руками декан. — Аттестата нет, а на слово верить не могу.

— Не верите словам, так верьте документам. Вот письменное подтверждение об ограблении. Вот телеграмма хворостянского РОНО. Наконец, если и этого мало — я могу пригласить в кабинет самого потерпевшего, — настаивал Захаров.

— Нет, нет, пожалуйста, не беспокойте товарища. Я верю вам, уважаемый, но до тех пор, пока не будет подлинников необходимых документов, всякий разговор излишен.

— Да, но во всяком правиле есть исключения. Я об этом слышал на ваших лекциях, профессор.

— Исключение может санкционировать ректор.

— Хорошо. Я обращусь в ректорат, а если потребуется — и в Министерство высшего образования. Пожалуйста, напишите свою резолюцию об отказе.

Декан еще раз пробежал глазами заявление, медленно обмакнул перо в чернильницу, но, не написав ни слова, положил ручку и молча отошел к окну.

— В моей практике это первый случай. Беспрецедентный случай!

— Нет, случай не беспрецедентный. О таких случаях и о таком отношении к людям говорил в свое время Ленин.

— Что вы имеете в виду?

— Формально правильно, а по существу — издевательство. Прошу вас, профессор, напишите ваш отказ.

— Да, но ведь я… я не отказал категорически. Я только довел до вашего сведения, что подобных случаев в своей практике я не встречал. Я готов помочь товарищу Северцеву. Простите, ваша фамилия?

— Захаров.

— Давайте, товарищ Захаров, пройдем вместе к ректору и там решим этот вопрос.

К ректору пошли все трое: декан, Захаров и Северцев. Когда проходили университетский дворик, на котором была разбита пышная клумба, Алексей окинул взглядом желтый корпус с лепными львами над окнами и в душе его вспыхнул проблеск надежды: «А что, если придется здесь учиться?», «Что, если примут?».

Приемная ректора была полна посетителей. Отцы и матери, детям которых было отказано в приеме, сидели с озабоченными лицами и, очевидно, в десятый раз повторяли про себя те убедительные мотивы, с которыми они обратятся к ректору. Юноши и девушки с грустными лицами стояли здесь же, рядом с родителями, и молчаливо переминались с ноги на ногу. Худенькая секретарша, по привычке не обращая внимания на посетителей, стучала на машинке.

Декан и Захаров сразу же прошли к ректору.

Вскоре пригласили и Северцева. В просторном кабинете ректора Алексей почувствовал приятный, освежающий холодок. Из-за длинного Т-образного стола привстал невысокий лысый человек с добрым и немолодым лицом, на котором особенно выделялись печальные и умные глаза.

В первые секунды Северцев растерялся. Не таким он представлял себе ректора, да еще академика с такой известной фамилией.

Забинтованная голова Алексея произвела на ректора удручающее впечатление. Он сочувственно произнес:

— О, разбойники, как они вас!..

Декан Сахаров глубоко сидел в мягком кресле и рассматривал Северцева молча, через пенсне в золотой оправе.

Пододвинув к себе заявление, к которому была подколота телеграмма хворостянского РОНО, ректор размашистым почерком написал на левом верхнем углу резолюцию и нажал кнопку звонка.

Вошла секретарша.

— Включите в приказ, — распорядился академик.

Мельком Алексей увидел: «Зачислить со стипендией…» Вряд ли когда-либо чувствовал он такой прилив радости, какой охватил его в эту минуту.

Академик встал из-за стола. Потирая руки, он улыбнулся доброй улыбкой.

— Ну вот, все и утряслось. Считайте себя, товарищ Северцев, студентом-юристом. В выборе друзей будьте осмотрительны. Не ищите их на вокзалах.

— Спасибо, — тихо ответил Алексей.

— Спасибо не мне, а товарищу Захарову. Вам повезло, молодой человек, что у вас такой опекун. А сейчас идите к председателю профкома, расскажите свою историю, там вам помогут. Будьте здоровы!


XI

Оставив Северцева на попечение члена профкома, Захаров, довольный и веселый, остановился у будки телефона-автомата.

Захотелось позвонить Наташе. «Самолюбие? Гордость? Чепуха! Позвоню — будь, что будет». Вошел в будку, набрал номер телефона, но не дождавшись, когда кто-нибудь из Луговых снимет трубку, нажал на рычажок. «Нет, никогда! Ни за что! Взять себя в руки и не унижаться!».

Обычно в свободное от работы время Захаров не звонил на службу. Сейчас же он решил узнать у майора Григорьева, не пришел ли ответ из научно-технического отдела.

Майор ответил, что ответ только что получен и ответ хороший. Медлить нельзя.

Через двадцать минут Захаров уже стоял перед Григорьевым. Потирая руки, майор ходил по комнате.

— Это, брат, не тяп-ляп, не новичок, а бывалый волчонок. Три привода, две судимости.

Захаров сгорал от нетерпения. Когда же, наконец, майор скажет то главное, что сообщили из городской милиции: фамилию, имя, адрес, возраст, приметы…

Но Григорьев, словно нарочно, не торопился. Потом, подойдя к столу, майор пододвинул Захарову лист бумаги и глазами указал на карандаш.

— Пишите. Максаков Анатолий Семенович, 1925 года рождения. Адрес: Сеньковский переулок, дом 9, квартира 13. Ордер на обыск подписан.

Захаров вышел на улицу. Рядом с машиной нетерпеливо похаживал старшина Карпенко. В машину они сели молча; в такие минуты обычно много не разговаривают.


XII

Четвертый день Толик пил. Пил с горя и от стыда. Он никак не мог простить себе, что снова поддался Князю.

Все чаще и чаще всплывала в памяти уснувшая в сугробах тайга, апрельский снежок и над всем этим строгое, крупное лицо начальника тюрьмы.

Большой, седовласый — он стоял без шапки на крепко сколоченной из досок узкой трибуне, которая возвышалась над фуфайками и ушанками, и хрипловатым голосом говорил: «Товарищи! (А сколько радости звучало в этом забытом слове „товарищ“ для тех, кто много лет слышал только „гражданин!“). Наше правительство вас амнистирует. Оно разрешает вам вернуться в родные семьи, в родные очаги. Оно прощает вам все ваши старые грехи и верит, что вы будете свободно и честно трудиться, как и все советские люди. Многие из вас молодые и попали сюда по молодости. Перед вами лежит новая, хорошая жизнь, которую нужно начать сначала…».

Не один Толик, стоя тогда перед маленькой трибуной, поклялся никогда больше не делать того, что он делал раньше. Поклялся! И вдруг… ограбил. И какого парня? Доверился, угощал на деньги, которые в дорогу собрала мать. А они? Они, как шакалы, обобрали, избили и бросили истекать кровью…

«Ребята, за что?..» — эти слова преследовали его уже четвертые сутки.

«И правда — за что»? — мысленно спрашивал себя Толик и тянулся к стакану с водкой. Пил и не закусывал. В комнате был беспорядок. Мать и сестра Валя ничего не знают — неделю назад они уехали в деревню. Завтра должны вернуться.

Грабил Толик и раньше. Грабил молодых и старых, мужчин и женщин, но никогда не просыпались в нем ни жалость, ни раскаяние. Что с ним теперь? Неужели причиной тому Катюша? А может быть речь начальника лагеря?

Нетвердыми шагами он подошел к комоду, на котором стоял портрет Катюши. В свои восемнадцать лет она выглядела еще совсем девочкой: косички с пышными бантами, школьное платье с кружевным воротником… В ее больших грустных глазах Толик прочитал мольбу: «Зачем все это? Ведь я так люблю тебя».

Катюша не знает, что он вор, не знает, что четыре дня назад так предательски ограбил хорошего парня. А ведь у этого парня где-нибудь в деревне тоже есть любимая девушка… Почему он не сказал Катюше, что сидел в тюрьме, что был когда-то вором? Почему он обманывает ее? А если она узнает об этом? Что, если она обо всем узнает?!

Испугавшись собственных мыслей, Толик опустился на диван. Теперь он старался припомнить последнюю встречу с Катюшей. Так он сидел несколько минут, пока память не обожгла неожиданно всплывшая картина. «Стой, стой, она вчера была здесь, когда я лежал пьяным. Вошла, поздоровалась и остановилась в дверях»…

«А потом?» Он ужаснулся. Об этом «потом» сегодня утром ему поведала соседка, тетя Луша. Она рассказала, что приходила «симпатичная, молоденькая девушка с косами», та самая, которая приходила и раньше. Ухаживала за ним целый вечер, убирала в комнате, и за все это он обругал ее грубыми, нехорошими словами и выгнал. Домой она пошла в слезах.

Толик вновь жадно припал к стакану, выпил его до дна и швырнул на стол. Лег на диван. Заплакал. Заплакал беспомощно, горько, как плачет только пьяный. И чем дольше плакал, тем сильнее просыпалась в нем жалость к самому себе. Так он лежал до тех пор, пока стук в дверь не вывел его из этого забытья.

Что-то недоброе почудилось в этом равномерном и вкрадчивом стуке. Так к нему никто не стучал. Толик поднял голову. Дверь комнаты была закрыта на крючок. За дверью стояла подозрительная тишина. Раньше этой тишины не было. Всегда из кухни доносился стук посуды и нескончаемый гвалт (квартира была многонаселенной), а сейчас, к тому же, стоял обеденный час. Послышался сдержанный женский голос, переходящий на шепот. Толик узнал самую горластую соседку.

«Почему они шепчутся? Что-то здесь не то».

Стук повторился. На этот раз он был упрямый и продолжительный. Толик встал с дивана. Под ногами заскрипел старый, рассохшийся паркет.

— Гражданин Максаков, откройте дверь, с вами разговаривает работник милиции, — донесся до него мужской голос.

Толик понял: за ним пришли.

— Вы хотите моего позора? Не выйдет! Вламывайтесь, если надоела жизнь! — хрипло крикнул он.

Ничего не помня, в припадке бешенства, он хватал все, что попадало под руку и бросал в дверь. Чайник, будильник, посуда, фарфоровая статуэтка — все ложилось черепками у двери, разлетелось по полу.

Нащупав в кармане нож, он вскочил на подоконник и посмотрел вниз. Под окнами никого не было. О высоте между асфальтированным тротуаром и подоконником второго этажа Толик не думал — этот прыжок он постиг еще в детстве.

Прыгнул. Прыгнул мягко, как кошка, сразу почти на четвереньках. «Спасен, спасен»… — мелькнула мысль. Но не успел он распрямиться, как почувствовал себя зажатым в тисках чьих-то сильных рук. Волосатые, громадные чужие руки! Попробовал вцепиться в них зубами, но дикая, нестерпимая боль в лопатках заставила его вскрикнуть.

— Ого, братишка, кусаться? Нехорошо, не по-мужски! — приговаривал старшина Карпенко, замыкая руки Толика особым приемом.

Толик повернулся и, увидев лобастое на крепкой шее рыжеусое лицо, уже не пытался вырваться: сопротивление бесполезно.


XIII

Все было бы хорошо, если б не Наташа. Она не выходила из головы, Николай ждал ее, но она не появлялась.

Последней надеждой на встречу с ней оставались конспекты по философии. Это были три толстые, аккуратно исписанные тетради. Глядя на них, Николай задумался. Вспомнился последний разговор на Каменном мосту, когда возвращались из театра. «Если это был настоящий разрыв, то нужно вернуть конспекты; если только ссора, то она слишком затянулась. Пора мириться. А главное — еще раз, может быть в последний, поговорить серьезно. Эх, будь, что будет — пойду!..»

И вот он стоит на лестничной площадке перед дверью и смотрит на медную пластинку с надписью «С. К. Лугов». Помедлив, нажал кнопку звонка.

Дверь открыла Елена Прохоровна. Она была подчеркнуто вежлива.

— Вы к Наташе?

— Да. Я занес конспекты.

— А ее нет. Пожалуйста, проходите, только, извините, у нас не убрано… И все из-за Наташиного отъезда.

— Как? Наташа уезжает?

— А вы разве не знаете?

— Я не видел ее уже давно…

— О, за это время столько воды утекло! Уезжает и надолго.

— А аспирантура? Ведь ее же рекомендовали…

Елена Прохоровна пожала плечами.

— Отказалась. Хочет поработать, узнать получше жизнь, а там будет видно и насчет аспирантуры.

Эта новость свалилась на Николая, как гром с ясного неба.

— Куда же она уезжает?

— Получила путевку в Верхнеуральск. Едут с Виктором. Коля, я давно собиралась с вами поговорить, но все как-то не находила случая, — голос Елены Прохоровны стал ласковым. — Давайте начистоту. Не буду читать вам нравоучений, хотя я и старше вас. Прошу об одном — оставьте Наташу. Если вы ее уважаете, то сделайте это хотя бы ради нее… Поймите, счастья вы ей не дадите. Общее, что было у вас, осталось позади, оно ушло вместе с детством, со школой… А теперь вы и Наташа — разные люди. Не обижайтесь на меня, Коля, матери всегда останутся матерями.

Николай слушал, не перебивая. Когда она закончила, он сухо ответил:

— Я обещаю вам не беспокоить вашу дочь.

Теребя пальцами бахрому скатерти, Елена Прохоровна после минутного молчания тихо проговорила:

— Да, я вас об этом очень прошу.

— До свидания. — Николай направился к дверям.

На душе у него было тяжело. Медленно спускаясь по лестнице. Николай испытывал чувство человека, которого незаслуженно отхлестали по щекам.

На улице он остановил такси и попросил подвезти его в парк.

— В какой?

— Все равно, только побыстрей… Впрочем — в Центральный.

…В тот вечер Николай впервые в жизни выпил лишнее.


XIV

С непокрытой головой, в плаще Наташа стояла под дождем у дома Николая. Она и не заметила, как к ней подошла пожилая дворничиха:

— Детка, да это что же ты мокнешь-то? Нешто горе какое? Ай муж прогнал? Целый час, поди, под дождем стоишь. Простудишься так.

Наташа не ответила, даже не шевельнулась. Дворничиха потопталась на месте, что-то еще сказала и скрылась в темноте подъезда.

Заслышав тяжелые шаги за спиной, Наташа оглянулась и увидела Николая. Без пиджака, в одной тенниске, он шел необычной, не своей походкой.

— Коля!

Николай вздрогнул.

— Ты пьян?

— Да, я пьян, — резко ответил Николай. Опершись рукой о железную решетку ограды, он смотрел на Наташу.

— Ты у меня был сегодня?

— Был. Заносил конспекты.

— А меня ты не хотел видеть?

— Да… Нет. Не хотел. Многого я теперь не должен хотеть…

— Коля, ты весь промок, можешь заболеть.

— А зачем тебе мое здоровье? — Николай горько улыбнулся.

— Коля! Что ты говоришь? Зачем ты меня мучаешь?

— Мы слишком разные… А потом, ведь ты скоро… — Николай хотел сказать, что он от всей души желает ей счастья с Виктором, что он больше ни разу не побеспокоит ее, но раздумал. — Прощай.


XV

Наташа заметно похудела и осунулась. Не радовало ее, что сданы государственные экзамены, что получен диплом, что Ученый совет факультета рекомендовал ее в аспирантуру. Это состояние мать объяснила просто: сильное переутомление от экзаменов.

Решив отдохнуть днем, Наташа легла на кушетку. Какие только доводы ни выискивала она, чтобы не вспоминать о Николае. Старалась убедить себя, что в жизни ей с ним не по пути, что у него тяжелый характер, что больше всего на свете он любит свою работу. Нет, нет! — твердила про себя Наташа, лежа на диване. — Ни за что в жизни мы не должны быть вместе! Расстаться. Забыть все…

От дум начала болеть голова. Наташа встала. Раскрыла альбом с фотографиями… Подойдя к книжному шкафу, сквозь стеклянные дверцы она увидела голубой томик Лермонтова. Эту книгу в прошлом году ей подарил Николай.

Открыв томик, прочла надпись:

«Наташе — в день рожденья с пожеланиями оставаться такой же хорошей, какая ты есть сегодня. Николай».

…Почему-то вспомнился лыжный поход в Мамонтовку. Кругом лес и не души. На ветвях сосен повисли огромные хлопья снега, которые срывались от малейшего прикосновения и беззвучно падали в сугробы. У нее сломалось лыжное крепление. Полчаса Николай возился с металлическими пластинками, до крови расцарапал себе пальцы, но так и не смог починить. До ближайшего селения было километра два, вблизи — ни дорожки, ни тропинки. Николай понес ее на руках по глубоким уснувшим сугробам. Понес вместе с лыжами. По его глазам Наташа тогда видела, как он был счастлив! «Все это было так давно и так недавно», — очнулась Наташа и поставила книгу обратно в шкаф.

На нижней полке лежали «Криминалистика» и «Судебная психиатрия». Эти книги ей дал почитать Николай. «А что, если они ему нужны? Ведь он их дал всего на три дня, а прошло уже больше трех недель». Наташа раскрыла «Криминалистику». На титульном листе стоял штамп университетской библиотеки. Волнуясь, прижала книгу к груди. И здесь же осуждающе подумала:

«Чему радуюсь? Тому, что у меня есть зацепка и я могу пойти к нему еще раз? Есть повод для встречи? Дура! Бесхарактерная дура… Ни за что, никогда, ни одного шага!..». Швырнула книгу на стол и села на диван, беспомощно опустив руки.

А через пять минут Наташа, поправив перед зеркалом прическу, взяла книги и вышла из дома.

Неожиданный приход Наташи смутил мать Николая. Вытирая руки о фартук, Мария Сергеевна пригласила ее пройти в комнату, извинилась, что у них такой беспорядок, потом пожаловалась на сына — не всегда приходит обедать.

— Вы только подумайте, Наташа, утром выпил всего-навсего стакан чаю. Уже четвертый час, а его все нет и нет. Не работа, а наказанье. Извелся весь.

— Извините меня, я к вам всего на минутку. Я занесла Коле книги, — сказала Наташа.

— А то бы посидели, пообедали с нами.

Было нечто извинительное в голосе Марии Сергеевны. О разрыве Николая с Наташей она не знала, но как мать чувствовала, что в их отношениях что-то надломилось. И эта аккуратная вежливость Наташи тоже была неспроста. Раньше она была другой.

— Вы уж, Наташа, займитесь тут чем-нибудь, а я — на кухню… — Мария Сергеевна положила перед гостьей стопку старых номеров «Огонька» и торопливо вышла.

В комнате было так же, как и полгода назад.

Случайно взгляд остановился на сером блокноте, лежавшем на столе. На обложке было написано: «Дневник практиканта». Наташа раскрыла блокнот и начала листать. Первые двадцать страниц были строго расчерчены колонками сверху вниз. Каждая колонка обозначала свое: «Дата», «Что сделано», «Примечание». На первой страничке было написано: «25 июня. Приступил к расследованию по делу об ограблении Северцева. Допросил потерпевшего. Разработан план поисков кондукторши». Графа «Примечание» оставалась пустой.

Ниже было написано: «26 июня. Весь день провел, в поисках кондукторши. Проверил два трамвайных парка, и все безрезультатно. Кондукторша не найдена». Графа «Примечание» по-прежнему пустовала.

Еще ниже тем же твердым, отрывистым почерком: «27 июня. Кондукторша найдена. Обнаружено место преступления. Изъяты вещественные доказательства: расческа, мундштук, окровавленные платки. Все отправлено на экспертизу. Собаки взяли след, но он оборвался у остановки такси. Вот где начинаются запорошенные следы».

Дальше никаких записей не было.

«Вечером он запишет сюда еще что-то. Только об этом я уже не узнаю. Не узнаю никогда», — горько подумала Наташа и принялась вяло листать блокнот. Во второй половине его она увидела обрывистые наспех написанные строки:

«Салют! Браво! Толик взят. Сатанински упрям — запирается. Морочит голову и чертовски неглуп. Говорил с его соседкой. Сказала, что позавчера приходил какой-то „белявый“ со шрамом на щеке. Имени не знает. Он! Никто не знает его фамилии и адреса. Максаковых в это время дома не было. Нужно торопиться — уйдет. За зеркалом нашел письмо от какой-то Кати Смирновой. Письмо написано месяц назад из дома отдыха „Лебедь“, адресовано Толику. На штемпеле стоит: „Красновидовск, Московской области“. Связался по телефону с директором дома отдыха. Подняли документацию и нашли московский адрес Кати Смирновой.

Какое письмо она писала Толику! А ведь кому? Вору! Когда-нибудь я покажу его Наташе — пусть знает, что значит любить по-настоящему. Катю нашел быстро. Отрекомендовался старым другом Толика. Поверила. Любовь слепа. А когда узнала, что Толик арестован по недоразумению, за скандал в ресторане, — как она переживала! Если бы знал этот бандит, как его любят.

Она просила меня помочь Толику. Я ответил, что одному мне это сделать трудно, необходимо разыскать его друзей. Катюша сказала, что для этого нужно ехать в Клязьму к Князю. Он живет на даче. Клязьма! Князь! Он где-то рядом!.. Не знаю — кто в эту минуту больше волновался: я или Катя? Кате нужно было идти на работу, но она (умница!) куда-то позвонила и отпросилась.

Поехали в Клязьму. Бедняжка, по наивности верит, что Толика взяли за скандал в ресторане. Она даже сказала, что его не нужно сердить — у него плохие нервы. Очень огорчена, что его могут долго продержать. Катюша живет вдвоем с матерью-пенсионеркой, работает на заводе и учится в вечернем техникуме.

Но вот, наконец, в Клязьме. Как хорошо за городом! Бор, воздух, зелень! Когда же всем этим я буду пользоваться хоть один месяц в году? Ничего, дай закончить университет, а там посмотрим.

Но вот и дача. Старенькая, запущенная, покосившаяся. Все затянуто плющем, кустарником и чем-то таким, что, кажется, называют чертополохом. По всему чувствуется — нет руки хозяина. Стучим… Открывает молодая, лет тридцати, женщина. В ярком халате, заспанная, зевает. С Катей поздоровалась, как со знакомой. Спросил Князя. Дама посмотрела настороженно, ответила, что его нет дома и что он уже две недели назад уехал к тетке в Рязань. Две недели? Загибаешь, красавица. Ты тоже, оказывается, в курсе дела. Северцева ограбили всего неделю назад, позавчера Князь был на квартире у Толика, а ты мне — две недели…

В разговор особенно не пускался, но вел себя нарочно вульгарно. Даже подмигнул ей. Попросил бумаги и карандаш. Стрельнул при этом глазами на Катюшу — дескать, при ней нельзя говорить, лучше напишу. Поняла и вынесла бумагу и карандаш. Освоилась и закурила. Глазами так и играет. Кокетничает. Пусть-пусть, значит принимает за своего. В записке написал: „Толика застукали, сейчас в Таганке. Будь осторожен. Связь держи с его марой. Просит папирос“. Ни имени, ни фамилии не написал. Попросил, чтобы сегодня же записку переправили в Рязань (при этом хитровато подмигнул и опять покосился в сторону Катюши). Никогда не знал, что могу так здорово подмигивать. На прощание дама лукаво и обещающе бросила, чтоб заходил. Пообещал зайти.

Начало хорошее. Она мне верит. Но вот Князь, что он подумает, когда прочитает записку? А впрочем — ничего страшного. Приход Катюши — за меня. Предупреждение об опасности — и за, и против.

После Клязьмы заехал в отделение. Там ждала меня мать Толика. Голова в бинтах. Плачет. Допросил. Оказывается, что вчера вечером заходил пьяный Князь, адреса его она не знает. Перевернул в комнате все вверх дном — искал какую-то золотую медаль. Какую-то! Мать!.. Всей беды ты еще не знаешь. Медали Князь не нашел. Матери и сестре Толика Князь нанес тяжелые побои. Это обыграть. Психологически.

1. Вызвать судебно-медицинскую экспертизу к Максаковым. Необходимо заключение о характере и степени телесных повреждений. (На это 1 час).

2. Еще раз допросить Толика. При допросе хорошенько обыграть визит Князя за медалью. Подать его с накалом. Поссорить друзей! Вызвать гражданку Максакову — может будет необходима очная ставка.

3. Вечером, как только стемнеет, с Карпенко в Клязьму! А может быть придется подежурить там несколько ночей. Третьего не брать — суета. Карпенко хитер, как лис, и силен, как Иван Поддубный. Итак, впереди Князь!..»

На этом записки оборвались.

Дверь открылась и в комнате запахло борщом. Наташа вздрогнула и, словно трусливый воришка, которого поймали с поличным, быстро захлопнула блокнот.

Вернувшись домой, Наташа почувствовала себя усталой. Заснула она поздно, почти на рассвете. Ее мучили кошмары, в которых Николаю грозила опасность. Наташа хотела помочь, но не могла, пыталась кричать — не было голоса, силилась бежать — подламывались ноги…


XVI

Толик в камере, где сидело восемнадцать человек, был загадкой, — никто не знал, за что он попал в Таганку. А Толик думал о своем. Думал о матери, о сестренке Вале, о Катюше. Больше всего о Катюше.

Как ждала Катя того дня, когда он устроится на работу! Ведь на заявлении уже стояла резолюция директора завода: «Оформить слесарем пятого разряда с 26 июня». После первого дня работы Катюша обещала досыта угостить его мороженым. Досыта… Мороженым… Милая… Обещала на стипендию купить билеты в театр. Двадцать шестого она ждала с волнением. Но не дождалась. Двадцать пятого был ресторан, была «Дубовая роща»… А потом, потом тюремный надзиратель показал место на нарах.

Так, выкуривая папиросу за папиросой, он лежал до тех пор, пока не пришел надзиратель и не крикнул на всю камеру своим зычным баритоном:

— Максаков, к следователю!

Толик вошел, как и полагается по инструкции входить к следователю, с сомкнутыми за спиной руками. Захаров предложил сесть, показав глазами на табуретку. Толик сел.

Готовясь к допросу, Захаров все продумал до тонкостей, и, как это рекомендует студенческая практика юридических факультетов, составил вопросы, на которые уже заранее предполагались возможные варианты ответов. Не предполагал Захаров только одного: что в ответ на все его вопросы Толик будет лишь лениво зевать и сонно смотреть в окно.

Что-то оскорбительное для молодого следователя было в этом равнодушии подследственного.

Захаров нервничал. Трое суток он бьется над Максаковым, но допрос не подвинулся ни на шаг. За какие-то полчаса он закуривал уже третью папиросу.

— Гражданин следователь, вы так много курите. — спокойно заметил Толик, наблюдая, как Захаров разминал пальцами папиросу.

Николай видел, как жадно посмотрел Толик на папироску, и просто, как всякий курящий человек, который понимает, что значит хотеть курить, протянул ему раскрытый портсигар.

— Закуривайте.

Папироску Толик взял.

— Совсем, как в кино. Там тоже при допросах следователь всегда угощает папиросой. — Толик усмехнулся, пуская кольцо дыма.

— Есть вещи, в которых невозможно отказать даже врагу. А мы с вами граждане одной страны.

Толик был неглуп и мысль Захарова понял хорошо.

— Это правда. Курево — вещь особая, — согласился он.

— Значит, вы не знаете Князя? — уже в который раз задал вопрос Захаров.

— Первый раз слышу это имя.

Николай с минуту помолчал и решил, что пора, наконец, пустить в ход то, что он припас заранее.

— Тогда знайте, что есть такой гражданин по кличке Князь. Позавчера вечером он, пьяный, зашел к вам домой и когда узнал, что вы арестованы, взломал гардероб и забрал лучшие вещи. Он искал золотую медаль, которую вы сбыли.

— Сказки, — процедил Толик сквозь кривую улыбку.

— Это только начало сказки. Теперь послушайте середину. Вашу мать и сестру Князь зверски избил.

Лицо Толика оставалось по-прежнему равнодушно-сонливым. Захаров удивился его выдержке.

— Гражданин следователь, эти трюки так же стары, как моя покойная бабушка. Повторяю еще раз — никакого Князя я никогда не знал. А сказку можете продолжать. С детства люблю сказки.

— Самое интересное в сказках бывает в конце, — и Захаров нажал кнопку. В комнату в сопровождении сержанта вошла мать Толика с забинтованной головой. При виде ее Толик встал, попятился назад.

— Что ты наделал? Хоть бы мать пожалел, — сквозь слезы проговорила Максакова.

— Садитесь, — показал ей Захаров на табуретку, с которой встал Толик. — Гражданка Максакова, расскажите о том вечере, когда к вам приходил в гости друг вашего сына.

— Господи, — не переставала всхлипывать мать, — за что же ты меня наказал?!

— Прошу вас, не расстраивайтесь. Расскажите все по порядку.

Несколько успокоясь, мать начала:

— В воскресенье это было, под вечер. Пришел он выпивши.

— Кто он? — вставил Захаров, быстро записывая показания Максаковой.

— Князем они его зовут. Спрашивает, где Толик. Я к нему со слезами, говорю: забрали в милицию.

— А он?

— Он посидел-посидел, вперед все молчал, потом встал и полез в гардероб. Я вначале думала, что он так, шутейно, или от того, что выпивши… А когда он стал вытаскивать костюм, подошла к нему, принялась стыдить. Тут он оттолкнул меня и говорит, что это костюм его. Я было кинулась к соседям. Тогда он меня догнал в дверях и сшиб с ног. Ударил чем-то тяжелым по голове… А дальше я уже ничего не помню. Пришла в себя в больнице. Смотрю — рядом на койке Валя. Вся в бинтах, лицо распухло.

— Какая Валя?

— Дочь моя. Всю ее изуродовал.

Наконец Толик не выдержал:

— Мама, хватит! Не нужно больше. Скажи, что с Валей? Где она?

— В больнице.

— Вот заключение медицинских экспертов. Ее положение тяжелое. Сотрясение мозга, лицо обезображено. Читайте. — Захаров протянул письменное заключение экспертов.

— Ах, подлюга!.. Ах, подлюга! — простонал Толик. Он стоял, опустив голову и закрыв глаза ладонями. Потом дрожащим от подступивших слез голосом обратился к матери: — Мама… Прости меня. Иди домой, прошу тебя, иди. Я виноват во всем… Меня будут судить…

Большего Захаров от этой встречи и не ожидал. Он решил, что дальнейшее пребывание матери только помешает допросу.

— Гражданка Максакова, вы свободны. Сержант, проводите, — сказал он часовому.

Когда мать вышла, Толик твердо сказал:

— Гражданин следователь, я все расскажу. Все. Только пообещайте мне одно.

— Что именно?

— Свидание.

— С кем?

— С Князем.

— Зачем.

— Я хочу видеть его.

— А если это свидание не состоится?

— А если я задушу его в «черном вороне», когда нас повезут с суда? — Толик дрожал.

— Ну, это еще как сказать! Князь гуляет на свободе. А в «черном вороне» пока будут возить вас одного.

— Пишите адрес! — крикнул Толик. — Клязьма, улица Садовая, дом девять, маленькая дача с зеленой крышей, у колодца.

Захаров спокойно записывал.

— Московский адрес? — спросил сержант, стараясь не выдать своего волнения.

— Раменный переулок, дом четыре, квартира семнадцать. Летом он обычно живет на даче.

— Оружие?

— Пистолет и нож. Бойтесь ножа.


XVII

Клязьма. Небольшая подмосковная дачка с заросшим и глухим садом, обнесенная дощатым покосившимся забором.

Захаров и Карпенко, одетые в штатское, неслышно закрыли за собой ветхую калитку и, прижимаясь к густому кустарнику, прошли к невысокому крыльцу. Захаров мягко нажал плечом на дверь. Она оказалась закрытой изнутри.

— Стой там, — сказал он шепотом и кивнул на зеленую беседку из плюща, куда не проникал лунный свет. — Я пойду к окнам. На свет не выходи. Здесь кто-то есть.

Оглянувшись, Захаров, как кошка, прошмыгнул мимо затемненных окон за угол дома и остановился под густой рябиной против освещенного окна. Окно было открыто. Сквозь тюлевую штору хорошо можно было различить силуэты двух людей. За столом сидели женщина и мужчина. Захаров прислушался.

— Я предлагаю выпить за вашу большую покупку, — сказал женский голос. — Если не выпьете, то ваш «Зим» развалится на втором километре, или, чего доброго, полетите в пропасть с этого, как его, там?..

— Чуйского тракта, — подсказал мужской голос. Такой голос мог принадлежать только физически сильному человеку.

— Да, с Чуйского тракта.

— Пьем, — согласно прозвучал мужской голос, и на занавеске появился силуэт руки, поднявшей стакан.

Со стороны железной дороги послышался гул приближающегося электропоезда. В какие-то минуты этот гул затопил весь поселок.

Дальнейший разговор в комнате теперь Захаров слышал плохо. Оглядевшись, он заметил, что у второго освещенного окна — оно было ближе к столу — штора подходила к косякам неплотно, а со стороны соседнего дворика окно прикрывалось шапкой густого и высокого кустарника. Николай неслышно нырнул в заросль перед вторым окном.

Теперь он отчетливо видел молодую, в цветном халате, женщину, ту самую, с которой он разговаривал три дня назад. Она сидела в кресле и курила, пуская дым кольцами.

— Вы, кажется, все-таки захмелели? — спросила женщина.

— Да, я очень устал. Десять суток в дороге… А потом здесь суета. Вот уже два дня, как не могу найти свободного места ни в одной гостинице. Хорошо, что мир не без добрых людей.

Захаров хотел было встать поудобней, но вдруг услышал за спиной скрип калитки.

Двое мужчин, о чем-то тихонько разговаривая, подходили к крыльцу. Один из них, тот, что был пониже ростом, отделился, свернул с дорожки и направился к освещенным окнам.

Правая рука Захарова сжала рукоятку пистолета. Схватка в саду ему не нравилась. Темнота и плохое знакомство с расположением сада ничего хорошего не сулили. Спрятавшись за куст смородины, он видел, как неизвестный, подойдя к окну, чуть отдернул шторку и заглянул в комнату. В пряный аромат смородины волной хлынул водочный перегар.

«Пьяны»! Захаров стал рассматривать подошедшего. Это был не Князь. Захаров решил ждать.

В сад вышла женщина в халате.

— Солидный фраер? — спросил тот, что не подходил к окну.

— Сибиряк. Завтра покупает машину. Только осторожней, он здоров, как черт. Будете грубо работать — раздавит, как щенят. Топор под подушкой, в полотенце. Постарайтесь без царапин. В этом буйволе цистерна крови. Ну, я пошла. Минут через пять стучитесь. На всякий случай — ты мой брат, Серый — племянник. А где Серый?

— Здесь.

— Только не волыньте.

Женщина скрылась в коридоре. Неизвестный зажег спичку и стал прикуривать. Теперь Захаров отчетливо видел, что по щеке его от уха до подбородка тянулся розовый шрам. Сжимая пистолет, он вышел из-за кустов на свет и негромко скомандовал:

— Руки вверх!

— Старшина, сюда! — крикнул Захаров, и Карпенко в одну секунду оказался рядом с Князем.

— Будь здесь, — распорядился Захаров. Пригнувшись, он побежал по лунной дорожке в сторону маленького сарайчика, куда с минуту назад направился Серый.

Не сводя пистолета с Князя, Карпенко видел, как из-за темных кустов, мимо которых бежал пригнувшийся Захаров, мелькнула тень и с диким визгом бросилась ему на спину. Лунный отблеск от лезвия ножа, занесенного над Захаровым, чуть не заставил старшину нажать спусковой крючок, чтобы вовремя помочь товарищу и не дать уйти Князю.

— Старшина, держи Князя. Этого я возьму один, — донесся из глубины сада голос Захарова.

— Я побуду здесь, а ты свяжи того, пока он еще не очухался, и волоки сюда. Нужно успеть взять еще женщину.

На выстрел прибежали два местных милиционера. Но их помощь уже не требовалась.

Вскоре к калитке подошла служебная машина. По команде Карпенко в ее черном зеве, молча, один за другим скрылись Князь, Серый и их соучастница.


XVIII

Захаров никак не предполагал, что совещание работников милиции Московского железнодорожного узла, на котором собрались представители всех вокзалов столицы, так круто повернет его жизнь. Все, что наболело у него за три года работы, он высказал, выступая в прениях. Высказал смело и страстно. Бездушие и формализм Гусеницына был преподнесен с трибуны так едко и так образно, что не раз речь Захарова прерывалась то аплодисментами, то смехом.

…На второй день Захарова вызвал заместитель начальника управления милиции комиссар Антипов.

После короткой беседы комиссар сказал:

— Мы думаем назначить вас на должность оперативного уполномоченного. — Антипов поднял глаза и, улыбнувшись, добавил: — Ну, и, конечно, представить к присвоению офицерского звания.

Захаров смутился.

— Товарищ комиссар, не рано ли с офицерским званием? — спросил сержант, озабоченно сдвинув брови. — И потом, ведь я… заочно учусь на юридическом факультете университета. Не помешает ли новое назначение учебе?

Комиссар откинулся в кресле и, некоторое время помолчав, точно что-то прикидывая в уме, сказал:

— То, что вы заочно учитесь в университете и учитесь, как мне это известно, успешно — похвально. Это, во-первых. Во-вторых, ваши опасения о том, что новая должность помешает учебе, — это вы, молодой человек, совсем напрасно. Наоборот, она поможет вам успешней завершить образование. — Закончив свою мысль, Антипов поднялся с кресла.

— Но это не все, — уверенно и молодо прошелся по кабинету комиссар. — Сколько времени у вас осталось на практику?

— Десять дней.

— Этого вполне хватит. У нас есть для вас одно серьезное задание. Нужно немедленно выехать в Ленинград. Вы готовы?

— Так точно, — по-военному четко ответил Захаров и сам удивился той твердости, которая вдруг прозвучала в его голосе.

…Проститься с Наташей Николай так и не зашел: незачем, не по пути. Нет у него ни дач, ни комфортабельной квартиры, ни «Зима». Один милицейский свисток, который бросает в дрожь ее матушку.

Сборы в дорогу были недолгими.

…Провожать Николая пришли Карпенко, лейтенант Ланцов и Зайчик.

На Ленинградский вокзал приехали за двадцать минут до отхода поезда. Публика совсем другая, пассажир здесь не тот, что на нашем: чинный, степенный, несуматошный, — мелькнуло в голове Николая, когда вышли на перрон. Проходя мимо крайнего вагона, он услышал, как вплетясь в гулкие слова диктора, объявлявшего посадку, его окликнул чей-то знакомый голос. Повернулся, но никого не увидел.

— Гражданин следователь, не узнаете? — вновь раздался тот же голос справа. Николай остановился. Из-за решетки вагона, в котором обычно перевозят заключенных, на него смотрели серые печальные глаза.

— А, Максаков? Здорово, дружище! Как дела?

— Как видите… На троих сорок лет.

— Ого! Сколько же вам?

— Десять. Здорово?

— Да, порядочно, — ответил Николай, не зная, что еще можно ответить в таком случае. — Ничего, Максаков, будешь работать с зачетом — вернешься лет через пять. Только мне тогда уже больше не попадайся, — строго закончил он.

— Попробуем, — отозвался Толик.

Махнув рукой провожающим, которые не поняли причину его задержки и нетерпеливо ожидали у третьего вагона, Николай с разрешения начальника конвоя передал Толику пачку «Беломорканала» и спички.

— Гражданин следователь, а я на вас не в обиде. Прошу вас еще об одном, если не сочтете за трудность — бросьте в почтовый ящик вот это письмецо.

Николай взял просунутый сквозь решетку серый измятый треугольник письма и, положив его в карман, пообещал отправить.

— А вы далеко?

— В Ленинград, — ответил Николай и, уходя, пообещал, что на следующей большой станции подойдет к его окну.

Но вот, наконец, паровоз своим зычным гудком известил отход. Николай обнял мать. По-русски, три раза поцеловав ее, он крепко пожал руки провожавшим друзьям и вошел в тамбур.

…Понемногу волнение проводов улеглось. Николай вспомнил о просьбе Толика, которую он забыл выполнить. Достав письмо из кармана, Николай расправил его на ладони. Оно было адресовано Кате. Некоторые буквы были неразборчивы и расплылись. «Наверное от пота. Носил в грудном кармане…» — Николай решил запечатать письмо в новый конверт и написать адрес чернилами.

Доставая из чемодана конверт, он вспомнил Катюшу. Курносая, с косичками, которые она аккуратно укладывает веночком на голове, с ямочками на румяных щеках, она могла показаться на первый взгляд легкомысленной. Особенно, когда улыбается. Но если внимательно всмотреться в ее глаза, печальные и умные, то видна в них большая душа. Такая может любить и быть преданной.

«Все-таки интересно, что же он ей пишет?» — Николай хотел было раскрыть письмо, но сразу устыдил себя за любопытство.

Запечатал измятый треугольник в конверт и аккуратно, почти чертежным шрифтом, вывел адрес Катюши.

За окном развертывался подмосковный пейзаж: поля, перелески и снова поля… Зелеными островками изредка выплывали деревни. Стояла пора уборки.

«Нет, тут не просто любопытство, — решил Николай. — Тут другое. И в этом положении человеку можно помочь! Ведь в сущности он может быть хорошим парнем». Николай разорвал конверт и развернул письмо.

Все тем же химическим карандашом было написано:

«Здравствуй, дорогая Катя!

Что случилось, того уже не поправишь. Знаю, что больше мы никогда не встретимся. На прощание хочу сказать тебе, что люблю тебя. Больше уже так никогда не полюблю. В тюрьме пришлось о многом передумать. Ненавижу себя за свое прошлое и презираю то, чем гордился раньше. Знаю, что на это письмо никогда не получу ответа, но я хочу, чтоб ты поверила, что я еще не совсем пропащий человек. Жизнь свою хочу начать сначала. Мне дали десять лет. Сейчас мне двадцать два. Если работать с зачетом, то этот срок можно отработать за 5–6 лет. А ты меня знаешь. Пусть лопнут мои жилы, если не буду за одну смену давать по две-три нормы. Вернусь к тридцати годам и буду учиться. Работать и учиться.

Прощай, Катюша.

Не вспоминай меня. Так будет лучше. Если можешь, прости за все. Анатолий».

В этом коротком письме было еще что-то такое, что не написано в словах, но проступало между строчек. Преступник, проклинающий свое прошлое. Исповедь человека, который вдруг понял смысл и красоту жизни, а поняв, потянулся всем сердцем, всем своим существом к добру, к правде, к свету. Николай был уверен, что в письме — правда. Правда, купленная ценой первой, большой любви в ее самом чистом и нежном цвету.

На первой же станции, в Клину, Николай опустил письмо Толика в почтовый ящик. Вместе с треугольником в конверт он вложил еще маленькую записочку, в которой написал:

«Катюша! Если вы вздумаете ответить на это письмо, то ответ должен быть только хорошим. Во имя всего доброго — плохих писем не посылайте. С этой просьбой к вам обращается неизвестный вам пассажир, который едет в одном поезде с Максаковым. Только вагоны у нас разные. Письмо это он просил опустить в почтовый ящик. Простите за любопытство, но я его прочитал и вложил в новый конверт».

Вернувшись в купе, Захаров, от нечего делать, взял со стола книгу соседа, который, по-детски полуоткрыв рот, сладко всхрапывал.

Роман принадлежал известному в стране писателю Стогову и имел довольно странное и интригующее название «Зори бывают разные». Перед титульным листом был помещен портрет автора. Всматриваясь в крупные черты доброго лица Стогова, Захаров подумал: «Какие все-таки в твоих романах счастливые концы. Всегда у тебя обязательно кончается свадьбой и здоровыми детишками. А ведь в жизни часто бывает совсем по-другому. Бывает и так: умом летишь, а сердцем падаешь. А впрочем, может быть ты и прав. Мой роман и роман Толика еще впереди!..»

И тут Захаров вспомнил старую пословицу, которую он однажды слышал от матери: когда ты потерял деньги — ты не потерял ничего, когда ты потерял друзей — ты потерял половину, когда ты потерял надежду — ты потерял все…


Э. Офин Узелок


Пляж начинался сразу же у накатанного до блеска пригородного шоссе. Многолюдно было на пляже, и никто не обратил бы внимания на зеленый «Москвич», лихо свернувший с шоссе, если бы вслед за ним не появился милицейский мотоцикл.

Автоинспектор поставил свою машину у края асфальта и, не щадя начищенных до блеска сапог, быстро прошагал по глубокому песку к уже снимающему пиджак водителю «Москвича».

— Прошу предъявить водительское удостоверение, гражданин, — вежливо потребовал он.

— А в чем дело, товарищ лейтенант? Я, кажется, не нарушил… — нахмурился автомобилист.

— Это только вам так кажется, — сказал инспектор. — С какой скоростью вы ехали?

— Ну, тридцать… может быть, сорок километров в час…

Лейтенант покачал головой.

— Сорок километров? А вот мой спидометр, когда я хотел за вами угнаться, показывал семьдесят.

Автомобилист огляделся. Увидев, что отдыхающие с интересом следят за происходящим, он снова слегка покраснел.

— Знаете что, товарищ инспектор, я ведь не мальчик, чтобы выслушивать нравоучения. Машина моя собственная, и если вы считаете, что есть нарушение, — оштрафуйте, и делу конец.

— Ваше нарушение, гражданин, не простое. Оно могло кончиться печально и для вас и для других. За это следовало бы заменить талон, — лейтенант снял фуражку, чтобы вытереть вспотевший лоб, и все вдруг увидели, что он — совсем молодой светловолосый парень. — Да уж ладно, сегодня воскресенье, вы отдыхать приехали — не стану портить вам воскресенье… Проколю талон и все тут.

Инспектор щелкнул компостером, вернул документы и, козырнув, пошел обратно. Минуту спустя, его мотоцикл исчез за поворотом шоссе.

Владелец «Москвича» некоторое время огорченно рассматривал проколотый талон, потом вздохнул и, раздраженно швыряя одежду в раскрытые дверцы машины, стал раздеваться. Затем взял с сиденья журнал и улегся на песок.

— А все-таки инспектор испортил вам настроение, — сказал кто-то из окружающих.

Автомобилист опустил журнал и пожал плечами.

— Что ж вы хотите — милиция!

— Моя милиция меня бережет, — с усмешкой заметила молодая женщина, удерживающая за ногу маленькую голую девочку, которая все время порывалась уползти в сторону.

— Ничего себе, бережет! — иронически откликнулся какой-то толстый человек в соломенной шляпе.

— Да, Шерлоков Холмсов у нас нет, — вздохнула дама в ярком халате.

— А позвольте вас спросить, дорогой товарищ, что вы знаете о милиции?

— To-есть, как что?..

— А очень просто, — усмехнулся мужчина. — Для вас милиция — это лейтенант, который только что проколол ваш талон, или тот милиционер, что мешает перейти улицу там, где вам хочется. Но ведь это только один из участков ее работы. А вы пошире взгляните на вещи. Ну хотя бы на той улице: кто снимает с трамвайной подножки сорванца и передает его родителям, хотя и со штрафом, но зато с целыми ногами?

Кругом заулыбались. Молодая женщина покосилась на проехавшую по шоссе машину и ухватила свою дочку за обе ножки.

Мужчина подметил этот жест. Усмехнулся и продолжал:

— Обидят вас или оскорбят — куда вы обращаетесь? Или, скажем, какой-нибудь тип скрывается от брошенной им семьи — кто его разыщет? Работникам милиции часто приходится сталкиваться с обстоятельствами, где вроде бы все и просто, а на поверку выходит — больше всего нужна чуткость.

Он умолк и, вытащив из-под корней пня бутылку нарзана, стал пить прямо из горлышка.

— Это все разговоры, — насмешливо сказала мать девочки — хотела бы я услышать хоть об одном случае, когда милиция проявила чуткость!

Мужчина задумчиво посмотрел в сторону залива, где на фоне воды и неба четко рисовались стройные фигуры юноши и девушки, и вдруг улыбнулся.

— Ну что же, я как раз знаю одну такую историю, — он взглянул на даму в ярком халате и прищурил серые глаза. — Случилось это в прошлом году, примерно, в такой же хороший солнечный денек.

Вызвал один начальник одного своего сотрудника и, не так чтобы сердито, но внушительно сказал:

— Прошу садиться. Насколько мне известно, вчера у вас в отделе происходило небольшое совещание. О чем там шла речь?

— Товарищ начальник, речь шла о трех квартирных кражах, происшедших за два с небольшим месяца в разных районах города.

— Да вы садитесь. И что же?

— После тщательного анализа мы пришли к заключению, что все эти кражи произведены одним и тем же лицом, недавно прибывшим в наш город. На это указывает целый ряд…

— Понятно, — перебил начальник и взглянул на часы. — Так вот, товарищ майор, час тому назад произошла еще одна кража, и у меня есть основания предполагать, что это автограф того же самого неуловимого художника.

— Ясно, товарищ начальник, — сказал майор. Он опять встал с кресла и опустил руки, как говорится, по швам. — Разрешите мне самому заняться этим делом.

— Люблю за догадливость, Василий Иванович. Вот адрес, к ночи жду доклада. Желаю удачи.

Мужчина покосился на яркое солнце, вытер концом полотенца влажный лоб и снова потянулся за бутылкой нарзана.

— Ну и как, удалось вашему майору раскрыть кражу? — нетерпеливо спросил владелец «Москвича».

— А вы не торопитесь, история только начинается, товарищ доктор.

Владелец «Москвича» озадаченно приподнял брови, но потом засмеялся.

— Вы увидели мой медицинский журнал и поэтому догадались, что я доктор. Это не так уж сложно…

— Так же просто, как и определить, что вы не женаты. Я опять угадал?

Доктор озадаченно взглянул на рассказчика и смущенно кивнул.

— Поразительно! — воскликнула дама в ярком халате. — Как вы это узнали?

Мужчина улыбнулся.

— Конан-Дойль, которого вы читаете, гражданин, сумел бы написать об этом загадочный рассказ и раскрыть секрет, где-нибудь на тридцатой странице, а я не стану интриговать — просто обращу ваше внимание на хорошие шерстяные синие трусы доктора, которые неумело зашиты простой белой ниткой.

Все засмеялись, а мать девочки сказала:

— Не перебивайте рассказчика. Что же было дальше, товарищ майор?

— А вот вы-то и не угадали: я не майор. Ну, да ладно, вернемся к рассказу.

Осмотр на месте ничего не дал. Вор не обронил перчатку, — как это бывает в рассказах Конан-Дойля, — не написал на стене кровью слово «месть», не разбросал окурков. Он просто забрал все наличные деньги и ценности, съел на кухне холодную курицу и был таков. «Даже серебряное колечко с красным камешком, которое я купила для дочери, и то унес, подлец», — обливаясь слезами, сообщила хозяйка квартиры.

Майор вздохнул и сказал своему спутнику:

— Пойдемте, товарищ младший лейтенант, здесь нам пока делать нечего. — Спустившись во двор, он спросил: — Ну, что скажешь, Петя?

— Я вот что скажу, Василий Иванович, — это и есть тот самый ворюга. На это указывает целый ряд…

— Ладно, — махнул рукой майор, — об этом ты говорил достаточно на вчерашнем совещании. Что делать будем?

Петя покраснел и развел руками.

— Трудно допустить, чтобы средь бела дня в таком людном дворе никто не заметил человека с чемоданом в руке, — сказал майор.

И вот, майор и младший лейтенант разделили между собой дом на два участка и пошли нажимать звонки.

В каждой квартире майор расспрашивал жильцов: не видел ли кто во дворе человека с чемоданом между двенадцатью и двумя часами дня. Но никто ему ничего утешительного не сказал. Через два часа он вышел во двор, как вы можете догадаться, не в самом бодром настроении.

И вдруг увидел, что внизу его дожидается Петя с каким-то пожилым человеком. По тому, как у младшего лейтенанта блестели глаза, майор сразу понял, что Петя зацепился за нить.

— Василий Иванович! Вот товарищ Черемушкин из шестой квартиры рассказывает, что около часу дня он видел во дворе такси.

— А номер машины вы не приметили, товарищ Черемушкин?

— Нет. Мне это ни к чему. Иду я, стало быть, из баньки, вижу посреди двора такси стоит, а шофер книжку читает…

Когда Черемушкин ушел, Петя обиженно спросил:

— Чем же вы недовольны, Василий Иванович? Ведь неоспоримый факт, что ворюга уехал именно на этой машине!

— Очень даже оспоримый, — вздохнул майор.

В диспетчерской таксомоторного парка, где вернувшиеся с работы водители сдают путевые листы, майор и Петя легко напали на след. Уже через каких-нибудь три часа один шофер рассказал, что в полдень его нанял на стоянке молодой человек, попросил отвезти по указанному адресу и велел подождать, пока он сходит за вещами и заодно позавтракает.

— И он заехал с вами прямо во двор? — недоверчиво спросил майор.

Шофер улыбнулся.

— Нет, это я сам — уже после того, как он ушел.

— Вот и молодец, спасибо тебе, — похвалил майор. — И долго ты его ждал?

— Минут тридцать, может. Я пока покурил да полистал книжку, которую пассажир оставил.

— А что за книжка?

— Да так, какой-то учебник по лесоводству.

Майор задумался. Потом спросил, что было дальше.

— Дальше было так. Вышел мой пассажир — в руке небольшой желтый чемодан из свиной кожи, сел в машину и велел везти себя на Лесной проспект. Ну привез. Пассажир мне и говорит: «Вот тебе полсотни, сдачи не надо. Будь здоров». И ушел.

— А дом то ты запомнил?

— Да что его запоминать, — пожал плечами шофер, — он на весь город известный — целый квартал занимает.

Майор поморщился. А Петя даже плюнул от досады:

— Я эти дома хорошо знаю. Там как в лесу — чорта с два кого найдешь. Оборвалась наша нитка!

— А вот и не оборвалась, — улыбнулся шофер, — я ведь опять увидел своего пассажира, только издали. Дело было так. Рядом с тем домом есть стоянка такси. Я туда и подался. Постоял немного — смотрю, идет мой франт, уже без чемодана и без книги. Сел он в машину нашего Кольки Барабанова и укатил…

Ну, понятно, майор и Петя дождались Колю Барабанова, и от него узнали, что вор доехал до Дворца культуры ВЦСПС и там отпустил машину.

— Вот теперь у вас уже две нитки, — довольно улыбаясь, сказал первый шофер.

— Ишь ты, — удивился майор. — Тебя как зовут?

— Михаилом.

— Так вот что, товарищ Миша, — придется тебе немножко с нами попутешествовать. Ты как, не очень голоден, потерпеть можешь?..

К тому времени уже стемнело. Майор с беспокойством посмотрел на часы: до полуночи оставалось только три часа, а докладывать начальнику, как видите, еще не о чем.

Пока машина летела по вечернему городу, все трое прикончили остатки батона, и майор открыл совещание.

— Как думаете, друзья, зачем такой тип мог поехать во Дворец культуры, да еще днем, когда там нет ни кино, ни танцев?

— Зато там есть биллиард, — ухмыльнулся шофер.

Майор хлопнул шофера по плечу.

— Не надо никакого справочного бюро, если рядом есть шофер такси.

— А что ж вы думаете? — расцвел Миша. — Я хоть и молодой, но город хорошо знаю.

Тем временем машина остановилась на Лесном проспекте. Миша выглянул в окно и сказал:

— Вот у тех ворот он вышел и мне 50 рублей дал.

На стене дома, среди нескольких вывесок, одна сразу же привлекла внимание. На ней было написано: «Техникум лесного хозяйства».

— Василий Иванович, — воскликнул Петя, — а ведь у ворюги была книга про лесоводство!

Майор задумался. Потом спросил:

— Скажи-ка, Миша, книжка, которую ты смотрел, была наверно, совсем-совсем новая?

— По-моему новая, товарищ майор.

Майор опять задумался.

— Да… На этой нитке попался узелок. Поехали пока во Дворец культуры.

В длинном узком помещении биллиардной было порядочно народа. Большинство стояло у столов, наблюдая за игрой. Табачный дым, как туман, слоями висел в воздухе.

Шофер осмотрелся и, легонько толкнул майора под бок, указал глазами на стол у окна.

Человек готовился к удару — левая рука с широко расставленными на зеленом сукне пальцами поддерживала кий. Яркий свет, падавший из подвешенного над столом большого жестяного плафона, отражался на золотом браслете часов.

Раздался резкий сухой звук, и шар исчез в угловой лузе. Человек выпрямился, чтобы намелить кий, и майор увидел молодое лицо с короткими усиками и холодными светлыми глазами.

Майор ничего не спросил у Миши: по знакомому холодку, пробежавшему в груди, он безошибочно понял — это и есть тот, кого они разыскивают.

Я не стану, дорогие товарищи, утомлять вас подробностями ареста. Это делается просто, быстро и без всякого шума. Меньше чем через час майор уже докладывал своему начальнику об относительном успехе операции.

— Почему — относительном? — спросил доктор.

— Очень просто! — воскликнул толстый человек в соломенной шляпе и пижаме. — Чемодан-то ведь, тю-тю, исчез!

— А как же с узелком? — напомнила мать девочки. — Извольте теперь уж и его развязать.

— Тот узелок оказался не простым, а, как говорят моряки, двойным рифовым. Дело в том, что не всегда достаточно поймать преступника, нужно еще суметь доказать, что именно он совершил преступление. А это иногда бывает и не легко.

Задержанный вор был стреляный воробей — он держался спокойно, уверенно и решительно от всего отпирался.

Хуже всего было то, что в этом случае, по истечении суток с момента задержания, перед ним следовало извиниться и по закону отпустить на все четыре стороны.

— Как! — негодующе воскликнула дама в ярком халате. — Ведь абсолютно же ясно, что именно он совершил кражу.

Рассказчик усмехнулся.

— Майор был такого же мнения, гражданка, а Петя… тот даже утверждал, что это неоспоримый факт. Но чтобы судить человека, мало показаний одного шофера и интуиции двух работников милиции. Нужны именно неоспоримые факты — улики, как говорят криминалисты. А улики эти находились в узелке, который завязался на Лесном проспекте около вывески техникума лесного хозяйства.

И вот, в три часа утра майор и младший лейтенант, голодные и усталые, сидели у себя в кабинете. Они разложили на столе четыре фотографии, найденные в бумажнике задержанного, и вели диспут о женской красоте.

— Вот эти три, — говорил майор, — не оставляют во мне никаких сомнений. Форменные красавицы. У всех троих, как в известном романсе, и страстный взгляд, и чувственные губы. А ресницы какие! Ты только посмотри, Петя, каждая длиной не меньше сантиметра. Ручаюсь, что даже наш энциклопедический друг Миша не знает, как женщины добиваются столь поразительных результатов. А брови? Заметь, они не подбриты, а выщипаны. Прическа же — сразу убивает: тип «девятый вал». Теперь возьмем четвертую. Невольно возникает вопрос: как эта простушка попала в компанию звезд первой величины? Волосы у нее гладкие, и ты знаешь, Петя, я даже подозреваю, что она заплетает их на ночь в прозаические косички с тряпочками вместо лент, на манер школьницы. Нос — курносый, а рот? Ну что это за рот — губы не накрашены, и ни одного золотого зуба…

— А на мой вкус, Василий Иванович, — заметил Петя, — она хоть и курносая, но…

— Меня твой вкус сейчас не интересует, — перебил Петю майор, — важен вкус того, кому эти карточки подарены. Вот и давай, пользуясь излюбленным выражением докладчиков, с его платформы рассматривать данные объекты.

— Ну-ка, подумай, какой интерес для такого парня может представлять скромная ромашка, когда рядом расцветают этакие магнолии?

— Еще не улавливаю, Василий Иванович… — огорченно развел руками Петя.

— Я пока что — тоже. Ну хорошо, давай посмотрим на обороте. Вот тут написано: «Милому Анатолию от Аниты». Ишь ты, испанка… А вот: «Помни о дивных маментах! Нелли». Это с ошибкой и несколько туманно. Зато вот здесь уже совсем ясно: «Моему Анатолю, твоя Марианна». Теперь читаем последнюю: «На добрую память Толе от Веры». Единственная надпись, написанная по-человечески, и, кстати, по-русски. Итак, обобщаем. Три первых — обыкновенные фифы. А что касается четвертой, вопрос не ясен. Что думает по этому поводу младший лейтенант? И для чего мы уделяем столько времени этим девицам?

— Василий Иванович! Ведь у ворюги обязательно должен быть сообщник — чемодан-то он оставил на Лесном проспекте. А что, если он у одной из этих девушек и хранит краденые вещи? Она-то и есть тот узелок на ниточке!

— Правильно, Петя, — задумчиво сказал майор, — это нам и остается предположить за неимением другого. Шаткая, конечно, гипотеза… Но ясно, что сообщник живет на Лесном.

— А книжка? Книжка, Василий Иванович, не станет же ворюга лесоводство изучать. Она предназначалась для того, кто имеет отношение к техникуму лесного хозяйства.

— Вот видишь, Петя, — мы с тобой пришли к одному выводу. А это уже кое-чего стоит. — Тут майор взял первые три фотографии и развернул их как игральные карты. — Можно-ли предположить, что эти особы имеют отношение к техникуму лесного хозяйства?

— Сомневаюсь, Василий Иванович. Ведь после окончания техникума нужно ехать подальше от больших городов и выращивать деревья, а не ресницы!

— Согласен. Оставляем этих трех, пусть носят свой перманент. Что же дальше?

— Дальше остается — Вера, Василий Иванович. Здесь — узелок. Утром мы его развяжем и посадим Веру на одну скамейку с ее пижоном. — Он постучал по фотографии пальцем и вздохнул: — А жаль, по виду она хорошая девушка…

…Техникум лесного хозяйства помещался во дворе, в длинном трехэтажном корпусе.

Петя сдвинул на затылок шляпу и хмуро сказал:

— Я категорически протестую, Василий Иванович. Сроду цветов не покупал и фетровых шляп не носил. И вообще не понимаю, к чему это? Если наши предположения правильны, то в отделе кадров техникума должна быть фотография этой Веры.

— Поправь шляпу и помолчи. Пора тебе понять, что наша работа требует серьезных жертв, — заметил майор. — Улыбайся, улыбайся, Петя, и букет не держи за спиной. Пошли…

В вестибюле пожилая женщина мыла пол. Она оперлась на швабру, обмотанную большой тяжелой тряпкой, и, оглядев шедшего впереди Петю, сердито спросила:

— Ты куда это наладился, господин жених?

Петя покраснел.

— Мне бы одну девушку увидеть…

— Не лезь в воду-то. Нет здесь ваших девушек, разъехались до осени. — Она обмакнула швабру в ведро и вновь принялась тереть пол.

Петя переступил с ноги на ногу.

— Да вы, мамаша, не подумайте чего плохого, мне ее нужно по делу.

— Знаю я ваши дела. Много тут ухажоров ходит, полы топчут. Кого тебе нужно-то?

— Ее зовут Верой…

— Верой? — женщина перестала мыть пол. — А фамилия?

Петя было растерялся, но тут же сообразил — вынул фотографию — и решительно шагнул в воду.

— Да вот ее карточка.

Женщина прислонила швабру к стене и, вытерев руки о фартук, взяла фотографию. Потом еще раз, теперь уже удивленно и строго, оглядела Петю.

— Ты где же взял эту карточку, молодой человек?

— А разве вы ее знаете? — быстро спросил Петя.

— Еще бы, свою родную дочь не знать. Говори сейчас же, где карточку взял?

Майор вежливо приподнял шляпу.

— Мы от Анатолия Сергеевича к вашей Верочке с поручением посланы, а ее фотокарточку он дал, чтобы вы поверили нам, потому что дело у нас очень важное.

Майор внимательно смотрел на женщину, но на ее лице не отразилось ни страха, ни растерянности.

— Мы близкие знакомые Анатолия, — продолжал он, — и очень бы хотели с вами познакомиться. Это вот — Петя, а я — Василий Иванович. А вас как звать-величать прикажете?

— Баринова Валентина Михайловна, — без особой радости ответила женщина. — Только извините, у меня руки грязные.

— Это не беда, руки — не совесть — отмыть можно! — усмехнулся майор. — Петя, что ж ты стоишь, цветы-то Валентине Михайловне отдать приказано.

Женщина поджала губы, но цветы взяла.

— Так, — вздохнула она, — стало быть уже до сватовства дошло. Ну, что ж поделаешь. Пойдемте в квартиру.

— Извините, угощать особенно нечем. Сейчас чаек вскипячу. Отдыхайте, а я дочку позову; она в соседнем корпусе по хозяйству в прачечной занята.

— Не стоит Веру от дела отрывать, — быстро сказал майор и, взяв хозяйку за руку, мягко усадил ее между собой и Петей на жалобно скрипнувший диван. — Поставим вопрос об угощении. Давайте лучше, как говорится, посидим рядком — поговорим ладком. Курить здесь разрешается?

— Курите, коли курящий…

Майор внимательно посмотрел на ее тонкие плотно сжатые губы.

— Вот что, Валентина Михайловна, мы с вами в таком возрасте, что и жизнь знаем, и людей видали. Сдается мне, чем-то вы недовольны. Так давайте не будем ходить вокруг да около, а попросту скажем, что у кого на сердце.

Хозяйка насупилась, вытерла зачем-то руки о фартук и вдруг заговорила:

— Да куда это годится, посудите сами? Девчонка вот уже два месяца, как совсем от рук отбилась, словно подменили ее. Сегодня танцульки, завтра кино. Теперь чулки с пяткой ей подавай! Ну разве это дело, для трудовой-то девушки? У нее по химии тройка, а она все лето по танцам туфлишки протирает… А все ваш Анатолий! Ему что, заморочит голову и уедет, а ей потом всю жизнь маяться…

— Это, конечно, нехорошо, — посочувствовал майор. — Только наверно ваша Вера не такая уж ветренная, как вам от огорчения кажется. Молодость, она своего требует, — тут он вздохнул. — Вы не сомневайтесь, Валентина Михайловна, я вас пойму, потому что и у меня есть дочка, вроде вашей — невеста. Говорите откровенно, чем вас Анатолий смущает.

— Я и сама не знаю, Василий Иванович. Плохого от него не видела, вежливый он. А вот зачем деньгами швыряется? — Она помолчала и махнула рукой. — Ну, это бог с ним, у него отец профессор, для сына ничего не жалеет. Главное в том, что рано Верочке замуж: пусть кончит техникум сперва, а Анатолий, если любит, подождать может. Да и мало ли как бывает, поживет он с ней, а потом бросит. Куда она тогда без специальности?

Слова женщины пришлись по душе майору.

— Вы не должны забывать, Валентина Михайловна, что здесь главную роль играют чувства вашей дочери. Вы с ней разговаривали?

— Как же, как же, Василий Иванович, спрашивала я… Говорит, любить не люблю, а уважаю: он воспитанный. Ну, а как замуж позовет — пойдешь? Не знаю, — отвечает, — может и пойду. А я свое: доченька, остается тебе один годок техникум кончить; там виднее будет… Вы уж, Василий Иванович, пожалуйста, не говорите Верочке, что все вам открыла. Гордая она, не простит мне.

— Не беспокойтесь, Валентина Михайловна, не выдам. А мысли у вас правильные… — И вдруг майор, сам себе удивляясь, твердо сказал: — Знаете даже что — вот познакомлюсь с Верой, и попробую ее уговорить подождать этот годок. А уже Анатолия-то я сумею попридержать. В этом не сомневайтесь!

Валентина Михайловна сразу расцвела, заулыбалась.

— Ну, спасибо, гости дорогие, словно камень с души прочь! — Она встала и засуетилась: — А чайку я все-таки согрею и угощение найдется — баранки свежие…

Валентина Михайловна открыла дверку маленького покосившегося шкафа с подложенной под одну сторону, вместо ножки, толстой старой книгой и достала чайник. Заметив, что майор смотрит на книгу, виновато сказала:

— Извините, починить некому — мужчины в доме нет.

Майор покосился на висящий в простенке окон увеличенный портрет.

— Простите за нескромность, Валентина Михайловна, ведь это, наверно, ваш муж, где он сейчас?

— На чужой стороне остался. Есть такая река — Одер. Там и погиб. Верочке тогда было восемь лет… — тихо ответила хозяйка и отвернулась. — Так я пойду позову Веру…

— Валентина Михайловна, вы дочку пришлите, а сами лучше где-либо у соседей побудьте, — попросил майор. — Вопрос уж очень деликатный, без вас нам легче будет Верочку уговорить.

Хозяйка, гремя чайником, скрылась за дверью.

Дверь открылась и на пороге появилась девушка с корзиной белья на плече. Она была такая же, как на фотографии, только волосы заплетены, чтоб не мешали стирать, в одну, закрученную вокруг головы, косу.

— Здравствуйте… извините, я сейчас…

Девушка поставила корзину у двери и быстро принялась приводить в порядок комнату — постелила заштопанную чистую скатерть, подобрала с пола обрывки газеты. Мочки ее маленьких ушей стали совсем красными.

— Вы уж извините за беспорядок… не думала, что вы придете… — Она смущенно разглядывала неожиданных гостей. — И Толя хорош, не предупредил даже… Я — полминутки, только переоденусь… — и, подхватив корзину с бельем, она скрылась во второй комнате.

Петя закрутил шеей — было похоже, что тугой галстук окончательно его донял — и с ненавистью посмотрел на желтый чемодан. Майор хмурился и молчал.

— Вот я и готова! — раздался голос девушки. — Простите, если задержала. — Она стояла посреди комнаты худенькая и стройная и смущенно теребила комсомольский значок, приколотый к простенькой маркизетовой кофточке. На руке у нее было серебряное колечко с красным камешком. — Мне мама уже сказала, что вы пришли…

Майор встал с дивана.

— Ну и хорошо. Короче будет разговор.

Девушка покраснела.

— Вы извините, пусть Толя не сердится… Я дружить с ним согласна… — Она еще больше покраснела и умолкла.

— Меня очень интересует, как вы относитесь к Анатолию? — тихо спросил майор.

— Не знаю, — смутилась девушка. — Толя мне нравится — он вежливый и скромный, но не могу я так сразу… Может, когда кончу техникум…

Майору вдруг показалось, что рядом стоит его собственная дочка и просит у него защиты. Он сунул руку в карман, и у Пети дрогнуло лицо, потому что он, конечно, знал, что в этом кармане его начальник носит служебное удостоверение. Но майор вынул всего лишь три фотографии и протянул их девушке.

— Что вы скажете, Вера, о человеке, который собирает такую коллекцию?

Девушка взяла фотографии. Ресницы ее дрогнули. Она подняла недоверчивый взгляд на майора.

— Читайте на обороте, и замечайте даты — это он успел за два месяца.

Лицо девушки, вначале немного бледное, постепенно становилось пунцовым.

— Что же это такое? — растерянно спросила она наконец. — Неужели Анатолий… Нет, я не верю, как вам не стыдно? Никогда не поверю…

Майор сделал знак Пете и, взяв у него четвертую фотографию, положил ее перед Верой.

— Она лежала вместе с этими тремя в одном бумажнике. Теперь верите?

Но девушка уже не слушала. Она бросила фотографии на стол и, таким же движением, как ее мать, вытерла руки о фартук. Потом бросилась к чемодану и вышвырнула его к дверям.

— Подождите… — она убежала в другую комнату и сейчас же вернулась еще с двумя чемоданами. — Это тоже его, унесите сейчас же!.. И скажите ему… Этому…

Майор и Петя быстро переглянулись.

Неожиданно Вера села на диван и тихонько заплакала.

— Ну зачем, зачем он приглашал в кино, на танцы, приносил цветы… зачем…

Майор сел рядом с ней и взял ее маленькую мокрую от слез руку.

— Расскажите, как вы познакомились.

Все еще всхлипывая, Вера рассказала, что впервые они встретились на танцах во Дворце культуры. Анатолий был очень внимателен — угощал мороженым и лимонадом, танцевал с ней весь вечер, а потом отвез в такси домой.

— Вспомните, Вера, во время танцев он не расспрашивал, отдельная ли у вас квартира и с кем вы живете?

— Да, спрашивал, — удивленно ответила девушка.

— А потом, он не упоминал о каких-то вещах, которые ему негде хранить?

Девушка перестала всхлипывать.

— Да. Только это было уже на следующий день, когда мы пошли в кино. Он сказал, что приехал посмотреть наш город, но не достал номера в гостинице, живет в общежитии и боится за вещи. Я сама предложила ему оставить их у нас с мамой.

— Вот для этого-то вы ему и были нужны, — сказал майор. — Отдельная квартира, честные люди, никаких подозрений, для вора — это клад!

Вера побледнела и оглянулась на чемоданы.

— Значит… значит все это…

Майор кивнул.

— Кто вы такой?.. — испуганно спросила девушка.

Майор опять сунул руку в карман и уже на этот раз достал свое удостоверение.

— Успокойтесь, — мягко сказал он, — я понимаю, что вы ни в чем не виноваты. — И, глядя на младшего лейтенанта, строго добавил: — Благодарите моего помощника, ведь это он отсоветовал мне идти в отдел кадров, чтобы не бросить на вас тень.

Девушка повернулась к младшему лейтенанту, а тот нахмурился и опустил голову.

Майор довольно усмехнулся.

— Нам пора, Петя, засунь все это барахло в чемоданы.

В машине ехали молча. Потом майор спросил:

— Петя, зачем ты взял со стола и четвертую фотографию, к чему она тебе?

Младший лейтенант виновато улыбнулся.

— Я хотел оставить ее себе на память об этом узелке, который вы так мастерски развязали, Василий Иванович.

Рассказчик умолк, покосился на залив и встал с пенька.

— Вот и вся история. Теперь пойду окунусь. — И он размотал чалму-полотенце.

— Постойте! — поспешно воскликнул доктор. — А вор? Сознался он, когда ему показали чемоданы?

— А куда же ему было деваться, конечно, сознался. Но о судьбе девушки, Веры-то, даже не спросил.

— А карточку вернул Петя той девушке?

Мужчина улыбнулся и развел руками.

— Точных сведений об этом нет. Впрочем, как-то недели три-четыре спустя после этой истории, в конце рабочего дня, майор наталкивается в коридоре на Петю и замечает, что у младшего лейтенанта какой-то странный вид: на голове новая шляпа и галстук бабочкой завязан.

Майор очень удивился: «Что это с тобой, друг Петя, ты же сроду шляпы не носил?» А Петя покраснел, как морковка, и букетик цветов за спину прячет. Вот и все мои сведения.

— Ну-у-у, — протянула мать голенькой девочки. — Нет, уж извольте рассказать, что было дальше?

— Дальше? — рассказчик весело прищурился и повернулся к заливу.

Оттуда, вздымая фонтаны светлых брызг, с громким смехом бежали наперегонки юноша и девушка. Юноша первым выскочил на берег и подбежал к рассказчику.

— А ну-ка, сознавайтесь, где у вас тут нарзанный источник? Мой Узелок умирает от жажды!

Он отыскал под корнями бутылку и передал ее девушке. Они стояли рядом — молодые и счастливые, немного смущенные непонятным им общим вниманием, — и горячее солнце золотило их коричневые стройные тела.

Мать девочки подошла к рассказчику и спросила.

— Вы и теперь станете отрицать, что вы и есть майор?

— Категорически отрицаю, — засмеялся мужчина. — Могу даже доказать. — Он поднял с корней аккуратно сложенный белый китель, развернул его и показал погон, на котором блестели две звезды подполковника милиции.


Н. Томан Именем закона


Подполковник милиции Волков медленно приподнимал колпачок настольной лампы до тех пор, пока фотографии, разложенные на столе, перестали отсвечивать. На них в очень странных, почти неестественных позах изображались два человека на фоне кустарника. Только на одном из снимков можно было разглядеть неправильный профиль пожилого мужчины в пенсне. Лицо второго либо скрывалось тенью широкополой шляпы, либо вообще было обращено в противоположную от аппарата сторону.

— Странно все это, — задумчиво проговорил Волков, раздвинув фотографии веером наподобие игральных карт.

Старший оперативный уполномоченный майор милиции Миронов, сидевший по другую сторону письменного стола, настороженно поднял густые брови.

— Ты, значит, считаешь, что Антипов… — начал было Миронов, но подполковник недовольно перебил его.

— Ничего не считаю. Говорю только, что странно, почему это вдруг на всех шести снимках интересующий нас человек оказался обращенным спиной к объективу. Узнать ведь тут можно одного только Мерцалова, и без того хорошо нам известного.

— Но ведь ты же знаешь, Василий Андреевич, что Антипов впервые пользовался аппаратом для ночных съемок и не удивительно, что у него, как говорится, первый блин получился комом…

Волков ничего не ответил. Миронов спросил:

— Ты, кажется, вообще недоволен всем этим делом?

— Не в восторге, во всяком случае, — хмуро проговорил Волков. — Откровенно тебе скажу, Михаил Ильич: не ожидал я, что проведешь ты его так грубо. Как же можно было арестовывать Мерцалова, не установив всех его связей?

— Но ведь у нас же и без того есть доказательства, что он спекулировал драгоценностями. Да он и сам этого не отрицает…

— А кому он продал в последний раз бриллианты? — снова нахмурился Волков.

— При обыске у него было обнаружено семьсот пятьдесят тысяч наличными, — заметил Миронов.

— Ну, вот видишь! И это, конечно, именно та сумма, на которую Мерцалов продал бриллианты, так как он явно не успел ни пустить ее в оборот, ни положить в сберкассы. Разве ты не понимаешь, что, узнав, фамилию человека, купившего у Мерцалова драгоценности, мы напали бы на след очень крупного дельца?

— Не считаешь же ты меня совершеннейшим болваном, Василий Андреевич? — обиделся Миронов. — Сам знаешь, мы предпринимали все возможное, чтобы установить эту таинственную личность. Однако не все еще потеряно. Не удалось сфотографировать его во время тайного свидания с Мерцаловым, узнаем теперь кое-что о нем от Мерцалова, хотя он и упорствует…

— А кто допрашивает Мерцалова?

— Антипов.

— Опять Антипов?

— Да что у тебя за неприязнь к этому человеку? — удивился Миронов.

— Никому не передоверяй этого дела.

— Слушаюсь, — холодно отозвался Миронов, хотя и считал, что Антипов мог сделать это не хуже его.

— Ну, а теперь — по домам! — решительно заключил Волков.

А на следующий день утром и подполковник Волков и майор Миронов были буквально ошеломлены неожиданным известием — спекулянт брильянтами Мерцалов скончался ночью от скородействующего яда.

— Срочно разберись во всем и доложи! — коротко приказал Волков Миронову, и лицо его стало еще более хмурым, чем вчера.

Миронов тотчас же вызвал своего помощника — Антипова, довольно молодого еще, но уже активно лысеющего человека. У него был виноватый вид. Он беспомощно разводил руками:

— Ну кто же мог предположить, что этот тип окажется способным на самоубийство? Молчал же он лишь до поры до времени… Надеялся, наверное, что выручат его.

— Кто выручит? — удивился Миронов.

— Его дружки…

— Что за дружки? Говорите толком!

Антипов молча протянул майору промасленную ленточку папиросной бумаги, на которой было напечатано:

«Никого не называй и не падай духом. Мы свое слово сдержим — выручим».

— Откуда у вас это? — спросил Миронов.

На лице старшего лейтенанта появилась тень смущения.

— Вчера вечером какая-то женщина, назвавшаяся родственницей Мерцалова, принесла передачу. В корзинке были пирожки с мясом. Внутри одного из них я нашел эту записку.

— А пирожки передали?

— Да, товарищ майор.

— А вам разве неизвестно, что пока арестованный находится у нас, питание для него берут в нашей столовой?

— Не знал я этого, Михаил Ильич, — растерянно произнес Антипов. — И потом, эта родственница так просила…

— Да-а, — недовольно произнес Миронов. — А оставшиеся пирожки вы уже послали на экспертизу?

— Послал. Вы думаете, что они отравлены?

— Ни минуты не сомневаюсь в этом, — мрачно отозвался Миронов и, помолчав немного, задумчиво добавил:

— Не представляю даже, как ко всему этому отнесется подполковник Волков…

А подполковник Волков отнесся к этому очень строго. Он прошел к начальнику управления и потребовал немедленно снять с работы Антипова. Начальник без особого сожаления согласился, так как за Антиповым имелись и еще кое-какие грешки.

Со смертью же Мерцалова, казалось, исчезнет бесследно и человек, купивший у него драгоценности чуть ли не на миллион рублей.

Один только подполковник Волков не терял надежды рано или поздно добраться до этого человека. Миронову же вместо Антипова дал он в помощники только что окончившего милицейскую школу лейтенанта Алехина.


В поселке Березовском

Два-три раза в неделю, возвращаясь из Москвы на дачу в Березовскую, Вера непременно оказывалась не только в одном вагоне с ним, но и почти всегда видела его перед собой. Удивительнее же всего было то, что парень этот, не сводивший с нее влюбленного взгляда, даже не попытался ни разу заговорить, хотя его познакомил с нею кто-то из ее друзей.

«Какой застенчивый человек, — с непонятной теплотой думала о нем Вера. — И очень милый… С чудесными, добрыми глазами. Как же, однако, зовут его? Совсем забыла…»

И вдруг, сама себе удивляясь, она обратилась к нему с самой банальной фразой:

— Чудесная сегодня погода, не правда ли?

— Замечательная! — обрадованно отозвался парень, будто только и ждал от нее этих слов. И торопливо, словно опасаясь, что Вера снова отвернется от него, добавил:

— У вас, видимо, что-то хорошее произошло.

— Как это вы угадали? — удивилась Вера.

— Вид у вас очень радостный. Я даже больше вам скажу, — продолжал парень, — вы, видимо, удачно экзамены сдали.

— Да вы просто волшебник какой-то! — воскликнула Вера. — Я действительно сдала сегодня последний экзамен и принята в институт.

На Березовской они вместе вышли из вагона и пошли к поселку, на окраине которого находилась дача Веры. Некоторое время они шли молча. Потом она остановилась вдруг и сказала, улыбаясь:

— Давайте все-таки познакомимся еще раз. Только сделаем теперь это так: назовем друг другу лишь наши имена, и пусть каждый сам строит догадки о другом — кто он такой? Согласны?

— Согласен! — охотно отозвался парень.

— Ну, так как же вас зовут, незнакомец? — улыбаясь, спросила Вера.

— Евгением, — ответил парень.

— А я — Вера.

Молодые люди подошли к перекрестку.

— В Березовской у вас дача? — спросила Вера.

— Да нет… я вообще здесь не живу, — смущенно признался Евгений. — Езжу сюда к приятелю своему, бывшему школьному товарищу.

— И так часто? Я ведь вас чуть ли не каждый день вижу. На какой же улице он живет?

— На Луговой.

— Ну, так вам тогда налево, — и Вера протянула руку Евгению. — До свидания, незнакомец! Мы с вами еще, вероятно, увидимся.

Евгений хотел было попросить у Веры разрешение проводить ее до дома, но тут внимание его привлек человек, шедший все время сзади и теперь остановившийся неподалеку от них. Он делал вид, что зашнуровывает развязавшийся ботинок, но Евгений сразу же догадался, что тот следит за ними. Да и лицо этого человека показалось ему знакомым. Кажется, где-то он уже видел эти цепкие, внимательные глаза…

— Мы обязательно должны увидеться, — горячо отозвался на слова Веры Евгений. — Но где и когда?

Вера задумалась на несколько мгновений, безразличным взглядом рассматривая человека, все еще возившегося со своими ботинками.

— А мы лучше так сделаем, — решила наконец она: — Дайте мне ваш домашний телефон, и я сама как-нибудь вам позвоню. Не возражаете?

Евгений поспешно достал записную книжку, написал номер своего телефона, вырвал листок и протянул его Вере.


Алехину предлагают деньги

Несколько дней подряд после вторичного знакомства с Верой Евгений Алехин все свободные вечера сидел дома в ожидании ее телефонного звонка, хотя и не очень-то надеялся на это. А когда уже решился было съездить к Толе Тихонову в надежде случайно встретить Веру, неожиданно получил письмо, которое нарушило все его планы.

«Уважаемый товарищ Алехин, — писал ему неизвестный корреспондент, — мне хотелось бы побеседовать с Вами с глазу на глаз об одной нашей общей знакомой. Мне нужно сообщить вам о девушке этой кое-какие неизвестные вам подробности. Предлагаю встретиться двадцатого в Сокольническом парке культуры и отдыха. Приходите ровно в девять вечера. Буду ждать вас у входа. Вы узнаете меня по белому цветку в петлице пиджака».

Подпись была неразборчива, — не то Ленский, не то Ланский. Евгений прочитал письмо дважды и снова подумал о Вере. Похоже было, что речь шла именно о ней. Но кто мог написать это письмо? Может быть, тот человек, который следил за ним, когда он разговаривал с Верой в Березовской? Что, однако, мог он сообщить ему? Какие подробности? Скорее всего какую-нибудь гадость, и лучше всего, конечно, не встречаться с ним вовсе… Но тогда в глазах этого человека можно оказаться трусом. Мало того, это может стать известно Вере. Вне всяких сомнений, он постарается сообщить ей об этом.

Кстати, сегодня как раз двадцатое! Сколько же времени сейчас? Восемь. Значит, до встречи остается всего один час.

У входа в Сокольнический парк Евгений сразу же обратил внимание на человека среднего роста в темном костюме и широкополой шляпе, надвинутой почти на самые глаза. В петлице его пиджака светлела гвоздика. Заметив Евгения, мужчина тотчас же направился к нему с приветливой улыбкой. Дружески протянув руку Алехину, он отрекомендовался Ленским и предложил пройтись. Входные билеты уже были у него в руках, и Евгению ничего больше не оставалось, как последовать за ним.

— Если вы не боитесь, — с легкой усмешкой сказал Ленский, как только они миновали контролеров, — то нам лучше бы пройти в уединенное местечко, чтобы поговорить там без помех.

— А чего мне бояться? — с деланной беспечностью отозвался Евгений, сворачивая вслед за Ленским в тенистую аллею.

— Надеюсь, вы не очень будете разочарованы, Евгений Иванович, — негромко начал Ленский, — если ни о какой нашей общей знакомой разговаривать с вами я не стану? Разговор наш сегодня будет серьезным.

Евгений был удивлен и не знал, как вести себя дальше.

«Встать, может быть, и уйти?» — мелькнула вдруг мысль. Но теперь его еще более заинтриговал этот человек. Рассмотреть лицо его все еще не удавалось. Бросались в глаза лишь небольшие усики под острым носом. Все остальное было мало выразительно, неприметно. Даже голос был какой-то неопределенный.

Ленский говорил теперь еще тише, почти шепотом:

— Я должен сообщить вам, что переговоры с вами буду вести не от себя лично, а по поручению одного весьма почтенного лица, пожелавшего, как говорится, остаться неизвестным. О вас же нам известно не только то, что вы оперативный уполномоченный ОБХСС и помощник майора Миронова, но и многие другие подробности.

«Ага, — подумал Евгений, — кажется, я начинаю догадываться, с кем имею дело…».

— Теперь конкретнее: лицо, поручившее мне вести переговоры с вами, предлагает вам некоторую сумму денег, скажем, тысяч сто, за довольно незначительную услугу.

«Может быть, схватить его и отвести к постовому милиционеру? — напряженно думал Евгений, с трудом сдерживая себя. — Но что даст это? Что можно доказать без свидетелей?».

— Мы не просим у вас ни прекращения чьего-либо дела, ни покровительства, — продолжал Ленский таким тоном, будто речь шла о самом обычном деле. — Нам нужна лишь кое-какая информация о планах и замыслах вашего начальства, майора Миронова. Мы могли бы, конечно, получить эти сведения и из первоисточника, так сказать, то есть от самого Михаила Ильича, но ему пришлось бы дать за это больше, чем вам. А если он кажется вам неподкупным, то выбросьте это из головы. Нет таких людей, которых нельзя купить. Все зависит только от суммы. Вы же можете получить часть предлагаемых вам денег хоть сейчас.

С этими словами Ленский вынул из бокового кармана пиджака толстую пачку сторублевок и протянул Алехину.

Больше Евгений уже не мог сдерживать себя. Он хотел схватить этого мерзавца за горло и позвать кого-нибудь на помощь, но, прежде чем он успел это сделать, в кустах напротив вспыхнул яркий свет и щелкнуло что-то, похожее на затвор фотоаппарата. Евгений вздрогнул от неожиданности и невольно коснулся протянутой Ленским пачки денег.

Из кустов действительно вышел какой-то верзила с фотоаппаратом, успев щелкнуть им еще несколько раз. Нагло улыбаясь, он снял шляпу и поклонился:

— Спасибо, молодой человек! Вот мы и запечатлели вас в момент принятия щедрого дара.

«Что же делать?.. — проносились тревожно мысли. — Бежать в отделение милиции? Но ведь и след их, наверно, простыл…»

Забрав с собой деньги, Евгений понуро направился к главной аллее. У телефонной будки он остановился и поискал в кармане пятнадцатикопеечную монету. Набрал затем номер телефона подполковника Волкова (он иногда до поздней ночи задерживался в своем отделе), но ему никто не ответил. Тогда он позвонил дежурному по управлению и узнал, что Волков и Миронов давно ушли домой. Нужно отложить все до завтра… А куда же деть деньги? Взять с собой? Нет, этого он ни за что не сделает. Необходимо заехать в управление и сдать их под расписку дежурному.


Евгений удивляет отца

Домой Евгений вернулся в одиннадцать часов вечера. Родители его еще не спали, они вообще ложились поздно. Евгений прошел в свою комнату.

— Будешь ужинать, Женя? — спросила мать.

— Спасибо, мама, не хочется что-то, — ответил он.

Он стал медленно прохаживаться по комнате и утихшее было возмущение снова овладело им.

— Мерзавцы! — вслух проговорил он, стиснув зубы. — Надо же обнаглеть до такой степени!

— Что это Шерлок Холмс наш ругается? — услышал он голос отца за дверью.

— А бог его знает, — тяжело вздохнула мать. — Нервным стал каким-то в последнее время.

Родители Евгения были очень недовольны сыном. Мечтали папа с мамой, что их Женя, кончив десятилетку, поступит в университет, а он, никого не спросясь, взял да и подал заявление в школу милиции! Мама до сих пор не могла простить ему этого. Отец, правда, тоже был не очень доволен, но за два года учебы Евгения в милицейской школе примирился, кажется, с его решением.

— Ну, ладно, — заявил он как-то сыну, — милиция так милиция. Не мог на большее отважиться, иди той дорогой, какая посильна. Но только зачем же ты и тут выбираешь, что полегче? Шел бы в уголовный розыск, там с настоящими преступниками боролся бы. Опасная, но героическая работа! Теперь, конечно, нет уж таких сыщиков, как во времена Шерлока Холмса, да и преступник измельчал, но все-таки… А ты вдруг — в ОБХСС! Со спекулянтами, значит, будешь сражаться? Не ожидал я этого от тебя, Женя… Не очень-то, конечно, героическая и моя профессия, но я всегда мечтал о подвиге.

Еще совсем недавно Евгений, пожалуй, вполне согласился бы с отцом. Его и самого работа не только в ОБХСС, но и вообще в милиции не очень-то прельщала.

Как же случилось, что избрал он эту профессию?

А случилось все довольно просто. Алехина и еще нескольких комсомольцев после выпускных экзаменов в средней школе пригласили в райком комсомола и спросили: не хочет ли кто-нибудь из них поступить в двухгодичную школу милиции?

— Дело это добровольное, ребята. Вы не торопитесь с ответом. Подумайте хорошенько, а потом, через денек-другой, зайдите, и мы еще раз потолкуем. А сейчас с вами хочет побеседовать майор милиции, — сказал инструктор райкома.

А когда молодые люди возвращались из райкома домой, Евгений сказал им почти восторженно:

— Знаете, ребята, это чертовски интересно! Оказывается, там и смелость, и смекалка требуется.

— А что ты нас-то агитируешь? — иронически заметил один из приятелей. — Взял бы и собственной персоной пополнил ряды блюстителей порядка!

Остальные дружно и даже, как показалось Евгению, издевательски расхохотались. Это окончательно возмутило Алехина и он воскликнул:

— Хорошо! Идите, учитесь на докторов и инженеров, которых и без вас хватает. А я пойду туда, где тоже нужны грамотные и смелые люди.

И он пошел. И не на другой день, а тотчас же, хотя приятели его были уверены, что это всего лишь эффектная демонстрация. Они не сомневались, что у дверей райкома он «одумается». Но Евгений Алехин не «одумался». Он попросил у инструктора райкома чистый лист бумаги и тут же написал заявление о своем желании поступить в милицейскую школу.

Почти незаметно пролетели годы учебы, а когда после выпуска из школы Евгений пришел домой в милицейской форме, отец не без ехидства спросил его:

— Будешь, значит, щеголять теперь в этом роскошном мундире?

— Должен огорчить тебя, папа, — спокойно ответил ему на это Евгений, — почти не придется.

— Тогда как же? В штатском костюмчике?

— В штатском. Работа наша не требует блеска. Чем скромнее, тем полезнее для дела.

— Ну и ну, — пробурчал отец, как всякий кавалерист, любивший во всем блеск и красоту. — Скромненькая у тебя профессия, ничего не скажешь. Еще поскромнее моей, пожалуй, — добавил он, усмехаясь.

Но вот теперь, когда Евгений немного успокоился после всего пережитого за этот вечер, ему захотелось вдруг немного похвастаться перед отцом.

— Скажи-ка мне, папа, — обратился он к отцу, — предлагали ли тебе когда-нибудь взятку?

У отца от удивления расширились глаза:

— Что за вопрос нелепый?

— Ну, а все-таки? — настаивал Евгений.

Отец отложил газету и задумался.

— Помнится, был такой случай, — ответил он, наконец, сосредоточенно поглаживая лысину, аккуратно прикрытую заческу эту называл он в шутку «внутренним займом». — Но я тому мерзавцу чуть по физиономии тогда не заехал.

— Ну, а сколько же он предлагал тебе?

Отец смущенно улыбнулся:

— Сумма-то огромная была. Тысяч, кажется, пять, если не больше…

— А ведь ты мне об этом не рассказывал никогда, Ваня, — укоризненно проговорила Анна Емельяновна.

— Не всякую же пакость тебе рассказывать, — последовал ответ.

— Ну, а сто тысяч тебе никогда не предлагали? — спросил Евгений.

— Сто тысяч? — удивился отец. — Ну, знаешь, ли, милый мой, моя скромная персона не удостаивалась еще такой чести. К чему вы это, однако?

— Да у нас тут одному оперативному уполномоченному предлагали сегодня такую сумму, — равнодушным тоном ответил Евгений, возвращаясь в свою комнату.

— Ну и ну, — пробурчал пораженный Иван Сергеевич. — Сколько же эти мерзавцы воровать должны, если такие взятки в состоянии давать?..


Майор Миронов

Утром, когда Евгений собрался на работу, Анна Емельяновна вынула из почтового ящика письмо. Евгений внимательно осмотрел конверт. Адрес был напечатан на машинке. На конверте не было ни одного почтового штемпеля, значит письмо пришло не по почте.

На ощупь конверт оказался жестким. Похоже было, что в нем лежала какая-то плотная бумага. А когда Евгений надорвал его, на стол выпала фотография. На ней была запечатлена вчерашняя сцена в Сокольническом парке. На оборотной стороне фотографии Алехин прочел:

«Вы уже взяли у нас пять тысяч. Остальные можете получить сегодня в тот же час на том же месте».

— Ну и мерзавцы! — почти простонал Евгений.

«Интересно, как отнесется ко всему этому происшествию майор Миронов, — уныло думал он дорогой, — как посмотрит на это Волков? Пожалуй, нужно было посоветоваться с ними, прежде чем идти на свидание с Ленским. Да, но я ведь предполагал совсем иной характер этого свидания…».

Старший оперативный уполномоченный майор Миронов уже сидел за своим столом, когда лейтенант Алехин вошел в комнату. Майор внимательно читал что-то, и сухое с острыми чертами лицо его было сосредоточено. На приветствие Евгения он лишь кивнул слегка, не отрываясь от бумаг, разложенных на столе.

«Видно, очень серьезным делом занят», — решил Алехин, соображая, когда же лучше рассказать ему о вчерашнем происшествии.

С первого дня знакомства с майором Евгений побаивался его. Никогда не задавал ему посторонних вопросов. Разговор у них был всегда предельно лаконичным. Евгению подумалось даже однажды: «Может быть это и к лучшему — научусь, по крайней мере, излагать свои мысли кратко…»

С чего же, однако, начать теперь свой рассказ?

Евгений медленно развернул письмо и тщательно разгладил ладонью. Потом, стараясь казаться совершенно спокойным, положил его на стол Миронова вместе с половинками разорванной фотографии. Майор и тут не поднял глаз.

Майор взял письмо и прочел надпись на обратной стороне фотографии. Он долго смотрел на снимок, видимо, размышляя о чем-то.

— М-да… — задумчиво проговорил он, наконец, и, помолчав немного, добавил тоном приказа:

— Рассказывайте подробности.

Алехин рассказал. Майор встал из-за стола и вышел из комнаты, забрав с собой письмо и фотографию. Евгений догадался, что он направился к Волкову. Вернулся от Волкова спустя четверть часа. Лицо его было по-прежнему непроницаемо, но на этот раз он удостоил Алехина более продолжительным разговором, чем обычно.

— Любопытный кроссвордик получается, — проговорил он, как бы разговаривая сам с собой. — Но ничего, мы его, однако ж, разгадаем. Пока бесспорно лишь одно — мы имеем дело с крупными дельцами. Это видно и по тону их разговора с вами, и по предложенной вам сумме.

— Насторожились мерзавцы, — продолжал Миронов все тем же тоном. — Но почему и кто именно? Что могло их потревожить? Вы ведь пока только делом Андронова заняты?

— Так точно, товарищ майор, — по-военному четко ответил Евгений.

Миронов снова задумался, рассеянно постукивая пальцами по подоконнику. Потом повернулся к Алехину и спросил, в упор глядя ему в глаза:

— А что это за девушка, о которой упоминает Ленский в своем письме?

— Я уже объяснял вам, товарищ майор, — смущенно ответил Евгений, — девушка была лишь предлогом, чтобы создать почву для разговора на интимную тему.

— А, может быть, все-таки имелась в виду какая-то конкретная девушка? — слегка прищурил глаза Миронов.

— Да, — еще более смутился Евгений.

— Можно, следовательно, допустить, что Ленский знал, кто именно вас интересует? Я не требую от вас раскрытия ваших сердечных тайн, Евгений Иванович, но все же придется вам кое-что рассказать.

И Евгений со всеми подробностями рассказал Миронову о встрече с Верой и о подозрительном человеке, следившем за ними в поселке Березовском.

— Не был ли похож этот человек на одного из тех типов, с которыми встретились вы вчера в парке? — спросил Миронов.

— Ленского я не мог хорошо разглядеть, но я заметил у него усы. У того же, кто следил за мной в Березовской, их не было. А второй, сфотографировавший меня, был такой комплекции, что его вообще невозможно с кем-либо спутать…

— Если вам будет звонить этот шантажист или пришлет еще какое-либо послание — немедленно доложите мне. А сейчас поезжайте на резиновый завод.


Первая загадка

Отпустив Алехина, майор Миронов снова ушел к начальнику отдела. Подполковник сидел за столом.

— Более всего волнует меня сейчас один вопрос: почему именно тобой заинтересовалась компания Ленского, — задумчиво проговорил Волков.

— Так ты полагаешь, что Ленский этот на самом деле действовал по чьему-либо поручению?

— Почти не сомневаюсь, — убежденно заявил Волков. — Мы, видимо, имеем тут дело с целой шайкой. Ее главарь не станет, конечно, делать такое предложение лично. Заинтересоваться же Алехиным он мог лишь в том случае, если бы мы напали на следы его преступлений.

— Я уже и сам думал об этом, — закуривая новую папиросу, сказал Миронов. — Но пока никак не соображу, какого же крупного зверя мы потревожили.

— А ты поинтересовался Березовской? Что там за предприятия?

— Две артели: «Детская игрушка» и «Заготстройдеталь». И еще фабрика ширпотреба Министерства местной промышленности.

— Ну, а что производит эта фабрика?

— Резиновые изделия.

— Резиновые изделия… — повторил Волков. — А ведь мы как раз заинтересовались заводом, производящим резиновое сырье. Подумай-ка хорошенько, нет ли тут какой-нибудь связи? Не там ли получает сырье Березовская фабрика? Кто у тебя заводом занимается?

— Я. Да Алехин кое-какие поручения выполняет.

— Так-так… — довольно потер руки Волков. — Зацепочка уже получается. И еще кое-что можно будет, пожалуй, к этому присовокупить… — Не договорив, он нажал кнопку электрического звонка. В кабинет вошел дежурный офицер и протянул подполковнику какую-то бумагу. Отпустив дежурного, Волков весело хлопнул по бумаге ладонью: — Вот и еще одна ниточка. Это — заключение эксперта. Послал я ему тексты письма Ленского и той записочки, которую, помнишь, в пирожках Мерцалова обнаружили. И чутье мне не изменило — шрифты машинок оказались идентичными. Следовательно, печаталось все это на одной и той же машинке — «Рейнметалл».

— Значит, ты полагаешь, что шайка Ленского связана с отравителями Мерцалова?

— Полагаю даже, что тут одна и та же шайка.


След обозначается четче

На другой день, как только Алехин пришел на работу, подполковник Волков вызвал его к себе.

— Скажи, пожалуйста, Евгений, задумывался ли ты когда-нибудь, с чего это вдруг какой-то мерзавец решил подкупить именно тебя? — спросил он Алехина.

— Конечно, задумывался.

— Ну и что же?

— Просто удивительно!

— И только?

— Да ведь что же еще? И вчера и сегодня весь день думал об этом и почти ни до чего не додумался.

— Почти? Значит, догадка какая-то имеется?

— Очень смутная. Ездил я несколько раз к приятелю своему в Березовскую, он там на фабрике ширпотреба работает, ну и почти всякий раз замечал при этом, что за мной вроде следит кто-то.

Волков хотя и знал уже эту историю от Миронова, но сделал вид, что слышит ее впервые.

— Почему же тебя это не насторожило? — с деланным удивлением спросил он.

Евгений смутился немного и ответил:

— Тут, видите ли, ситуация лирического, так сказать, характера. У меня там девушка знакомая… Может быть, это кто-нибудь из ее поклонников следил за мной.

— А девушка красивая? — улыбнулся Волков.

— Мне нравится, — слегка покраснел Евгений.

— Ну, тогда возможно, что и в самом деле ревнивец какой-нибудь за тобой подглядывал. Ты смотри, чтобы пакости какой он тебе не сделал — паршивый народ эти ревнивцы! Расскажи, однако, о нем поподробнее…

С Василием Андреевичем Евгению всегда было легко разговаривать. Подполковник был простым, душевным человеком и к лейтенанту Алехину относился почти с отеческой заботой. Считал его даже в какой-то мере своим воспитанником.

Выслушав подробный рассказ Алехина о человеке, наблюдавшем за ним, Волков достал из стола фотографию какого-то лысоватого мужчины и положил ее перед Евгением.

— Ну-ка, посмотри на этого человека, Женя, не он ли следил за тобой в тот день?

Алехин всматривался в фотографию очень внимательно, но лицо изображенного на ней человека казалось ему незнакомым.

— Не похож, вроде, — ответил он не совсем уверенно.

— Ну, а на того, что предложение тебе делал, на Ленского, тоже не похож?

— И на того не похож. У того усы были.

— Ну, усы-то можно и наклеить, — как бы про себя проговорил Волков и посоветовал: — Ты все-таки вглядись хорошенько в фотографию. Человек этот еще может встретиться на твоем пути.

Дав Алехину возможность обстоятельней изучить фотографию, Волков снова убрал ее в стол и спросил:

— Так ты говоришь, что твой приятель Тихонов на Березовской фабрике ширпотреба работает?

— Да, Василий Андреевич, бухгалтером.

— А парень он порядочный?

— Честнейший, Василий Андреевич.

— Ну, ладно, Евгений, иди теперь занимайся своим делом.

А когда Алехин вернулся, Миронов рассматривал новые образцы шрифтов пишущих машинок «Рейнметалл», только что принятых комиссионными магазинами.

— Отнесите их в научно-технический отдел, — обратился он к Алехину, — да займитесь потом Стручковым.

Сдав образцы шрифтов на экспертизу, Алехин уехал в районный универмаг навести кое-какие справки о заведующем одним из его отделов. Придя в управление, он увидел в комнате подполковника Волкова. Василий Андреевич, весело улыбаясь, хлопал ладонью по какой-то бумаге.

— Так-так, — оживленно говорил он, — догадка-то моя подтвердилась, значит.

Подойдя ближе, Алехин заметил, что бумага, по которой похлопывал Волков, была заключением эксперта научно-технического отдела об образцах шрифтов пишущих машинок.

— Кем же оказался человек, сдавший ее на комиссию? — спросил подполковник майора Миронова.

— Пенсионером Бедаревым. В отделении милиции по месту его жительства сообщили мне, что до ухода на пенсию он работал на Березовской фабрике ширпотреба.

Василий Андреевич довольно улыбнулся и спросил Миронова, хитро прищурясь:

— Ну, что ты на это скажешь?

— Похоже, что мы действительно что-то нащупали.

— Вне всяких сомнений. А кто там директором, на этой фабрике ширпотреба?

— Некий Александр Львович Красовский, — ответил Миронов.

— Красовский, Красовский… — задумчиво повторил Василий Андреевич. — Нет, не знаю такого. Алехину, однако, ездить в Березовскую больше нельзя. Я понимаю, Женя, — Волков обернулся к Алехину и весело подмигнул ему, — тебе нелегко будет воздержаться от этих поездок, но государственное дело, милый мой, прежде всего и выше всего. За Красовским и его фабрикой пусть наблюдают пока Луценко и Ястребов. А ты, Михаил Ильич, целиком переключайся теперь на резиновый завод. По данным экспертизы, содержание натурального каучука в их резиновом сырье таково, что это дает им возможность выпускать не менее двадцати пяти процентов продукции сверх официального плана. И все эта «сверхплановая» продукция, как тебе небезызвестно, идет у них «налево».

Едва Евгений пришел с работы, как мать сообщила ему, что звонила какая-то девушка. Первой же мыслью Евгения было: Вера! Но он тотчас же усомнился в этом и спросил у матери уже безо всякой надежды:

— А она не назвала себя?

— Назвала. Верочкой ее зовут.

— Верочкой?! — воскликнул Евгений, и вид у него при этом стал такой, что мать испугалась даже.

— Господи, да кто она такая. Верочка эта? — встревоженно проговорила Анна Емельяновна. — Глаза у тебя совсем дикими стали. Преступница она какая-нибудь, что ли?

— Ах, мама, что ты говоришь! — счастливо улыбнулся Евгений. — Неужто ты думаешь, что я теперь только с преступниками имею дело?

Но тут снова раздался телефонный звонок, и Евгений услышал голос Веры.

…Они встретились у входа в парк культуры имени Горького. Вера была в светлом платье и казалась такой нарядной, что Евгений не сразу заметил даже, что лицо ее печально.

— Пойдемте туда, где поменьше людей, — попросила она и взяла Евгения под руку. — На душе у меня сегодня ужасно скверно.

— Трудно даже передать вам, Женя, до чего мне грустно сегодня, — заговорила Вера после довольно продолжительного молчания.

И она опять помолчала немного. А Евгений, всегда несколько терявшийся в присутствии девушек, просто не знал, как продолжить разговор.

— Я сегодня очень грубо разговаривала с мамой, — снова заговорила Вера. — И все из-за папы. Они поссорились когда-то, очень давно, когда я была совсем еще девочкой, и разошлись. Живут теперь отдельно. Я осталась у мамы, а брат у папы. Но брат уже совсем взрослый, талантливый, почти знаменитый инженер. Внешне — весь в папу, только папа еще лучше и даже талантливее его. Папа ведь не имеет почти никакого образования, до всего дошел сам, но даже на маленьком посту он буквально творит чудеса. Его все боготворят. И он не только блестящий организатор и хозяйственник — он добрый, веселый, остроумный, я бы даже сказала — блестящий человек. А мама у меня скромненькая, серенькая женщина. Она живет в вечном, непонятном мне, страхе. И удивительнее всего, Женя, что она сама ушла от такого человека, как папа. Сегодня я завела с ней разговор об этом, так она мне настоящую истерику устроила. Назвала девчонкой и вообще наговорила много оскорбительных вещей. А я обиделась и сказала, что совсем от нее уйду к папе. И действительно, ушла из дома. Села на поезд и вот приехала в Москву…

Вера всхлипнула вдруг и крепче сжала руку Евгения.

— Так как же мне быть теперь, Женя? — дрожащим голосом спросила она, вытирая надушенным платочком слезы. — Уходить к папе или остаться с мамой? Когда я садилась в поезд, твердо решила не возвращаться к ней больше, а теперь мне очень жалко ее. Она такая одинокая и беспомощная… Но ведь и с ее стороны просто жестоко отвергать папу, который все еще любит ее. Что же вы молчите, Женя? Или вам неприятно, что с вами завела такой интимный разговор почти незнакомая вам девушка?

— Ну, что вы, Вера? — горячо проговорил Евгений. — С чего вы это взяли?

— Ни с чего я это не взяла, — всхлипывая, произнесла Вера. — А просто я очень поверила в вас. Вообще я очень доверчивая и когда-нибудь поплачусь за это…

— Вы многое, наверное, делаете сгоряча, — уже более спокойно заметил Евгений. — Не торопитесь уходить от матери.

Вера долго вытирала заплаканные глаза, потом сказала довольно холодно:

— Вот уже не ожидала от вас такой рассудительности, таких трезвых друзей у меня и без вас достаточно.

Евгений, обиженный ее словами, хотел было возразить, но она зябко повела плечами и заявила решительно:

— Ну, а теперь мне домой пора — поздно уже.

Прощаясь на перроне вокзала, Вера сказала все с тем же холодком в голосе:

— Попробую послушать вашего благоразумного совета — вернусь к маме.

Совсем уже стемнело, когда Евгений добрался до своего дома.

…Александр Львович Красовский смотрел на сына слегка прищуренными, насмешливыми глазами. Аркадий стоял перед ним, заложив руки в карманы модного пиджака, и возбужденно говорил о чем-то. Красовский не старался понять смысла слов Аркадия, его больше интересовали взволнованные, даже, пожалуй, нервозные нотки в голосе сына. Он, видимо, не только встревожен, но и напуган чем-то, как самый последний трусишка.

Но почему? Почему в этом парне, таком же рослом, крепком, как он, Александр Красовский, — душа зайца? Ведь у него было детство, какому мог бы позавидовать любой его сверстник. Он сам, Александр Красовский, в его годы и представления не имел, что вообще можно жить так безмятежно. Нет, его детство было совсем иным, о нем лучше и не вспоминать вовсе… Когда у его папы-нэпмана отобрали магазин, а самого папу арестовали, пришлось срочно перебраться со старшим братом в другой город и жить там под чужим именем. А ведь ему было тогда всего 15 лет, и он не успел даже окончить средней школы. Ну и потом было не легче. Брат спутался с какими-то дельцами и тоже угодил на скамью подсудимых. Выбиваться «в люди» пришлось уже без его помощи.

Жизнь Аркадия ничто не омрачало. Красовский дал ему все, что сам не имел в его годы. Жена, с которой Красовский разошелся, перебралась в Москву, и дети Красовского — дочь и сын — жили у нее, не зная ни нужды, ни горя.

«Отчего же, однако, столь хлипкие нервы у этого парня? — удивлялся Красовский, чужими, придирчивыми глазами разглядывая сына. О чем это разглагольствует он, с такими визгливыми нотками в голосе?».

— Мы потеряли всякую осторожность, отец, — говорил между тем Аркадий, и его нижнее левое веко легонько подергивалось. — Кутим и дома и в ресторанах, сорим деньгами. Разве это не может не броситься им в глаза? А то, что ты мною прикрываешься, это ведь тоже ненадежно. Может быть, даже и разгадано уже… Да я не сомневаюсь даже после этого случая, что разгадано.

— Какого случая? — уже не насмешливо, а раздраженно спросил Красовский. — Можешь ты говорить спокойно, без истерики, или тебе дать сначала валерьяновых капель?

— Полчаса толкую ему об этом, а он спрашивает — какого случая? — возмутился Аркадий, и обычно бледное лицо его стало почти пунцовым. — Ты что, издеваешься надо мной? Я же говорю тебе, что за мною весь день сегодня следил какой-то тип. Уверен, что и за тобой следят, но ведь ты так веришь в свою неуязвимость, что и не помышляешь, видимо, о предосторожности. Или, возможно, тебе надоела уже свобода?


Алехин, наконец, вспоминает о Толе Тихонове

Однажды утром, когда Алехин пришел на работу, майор Миронов протянул ему пачку фотографий со словами:

— Вот, можете любоваться на господина Красовского.

С первой фотографии смотрело слегка располневшее лицо уже немолодого, но хорошо сохранившегося мужчины. Чувство собственного достоинства сквозило в каждой его черточке. Выражение глаз было решительным, почти властным.

«Да, — невольно подумал Евгений, — в таком не сразу заподозришь преступника». Его размышления прервал Миронов.

— Вот вам адрес. Поезжайте и поосторожнее наведите справку, как досталась Красовскому квартира в доме тринадцать. Нам теперь все нужно знать об этом человеке: где живет, как живет, какими средствами располагает.

Прибыв по указанному адресу, Алехин установил, что дом, в котором Красовский имеет квартиру, — кооперативный. От работников домоуправления удалось узнать, что Красовскому передал свои права на квартиру кто-то из пайщиков, за сумму, на много превосходящую размер пая.

Вернувшись, Алехин не застал Миронова на месте. Однако вскоре майор позвонил из города и сказал, что они увидятся только завтра утром.

Понуро бродил Евгений по бульварам, не зная, как убить время. «Может быть, сходить к Лешке Туманову?» — вспомнил он старого своего друга. Но нет, и к нему не хотелось. И он, сам того не замечая, свернув у Никитских ворот на улицу Герцена, побрел домой.

По всему было видно, что отец в хорошем настроении.

— А ты, я вижу, опять не в духе, — заметил Иван Сергеевич. — Может быть, на работе неприятности?

— Да нет, все нормально.

— Не сказал бы, — усмехнулся Иван Сергеевич. — Жулики и хапуги разные все еще почти безнаказанно орудуют, а вы, значит, считаете положение это нормальным?

— Ну, что ты, папа… — начал было Евгений, но отец сердито махнул на него рукой.

— Не перебивай ты меня и слушай. Заявление мы сегодня получили от одного бухгалтера, фамилия которого показалась мне очень знакомой. Помнится, учился вместе с тобой парень — Тихонов Анатолий. Так вот, похоже, что именно он и прислал нам это заявление о безобразиях, творящихся в бухгалтерии Березовской фабрики ширпотреба.

— Бухгалтер Анатолий Тихонов?

— Да, твой школьный товарищ. Печально все получается, Женя. Не слишком, стало быть, народ на вас надеется, если парень этот за помощью не к вам обратился, а к нам, в Министерство финансов. Считает, следовательно, что мы скорее жуликов на чистую воду выведем. Так то.

На следующий день утром подполковник Волков вызвал к себе Миронова и Алехина.

— Ну-с, докладывайте, что удалось разузнать о Красовском-младшем? Действительно ли он инженер-изобретатель?

Миронов достал из папки какую-то бумагу.

— Это сведения об изобретениях Аркадия Красовского. Как видишь, их не так уж много. К тому же все они сделаны в соавторстве с другими инженерами.

Волков торопливо пробежал справку и вопросительно посмотрел на Миронова.

— А между тем Красовский-папа усердно создает легенду о высоких заработках своего сына Аркадия, — продолжал майор. — Но вот у нас в руках официальная справка о его вкладе в отечественную науку и технику. Из нее следует, что Аркадий Красовский не Эдисон. А раз так, то трещит по швам версия Красовского-старшего, что широкий образ жизни ведет он будто бы на обильные средства сына. Служебный оклад Аркадия тоже не таков, чтобы уделять из него что-нибудь папе, да еще самому жить на широкую ногу. А в том, что папа и сын ведут разгульную жизнь, легко убедиться.

С этими словами Миронов достал из папки несколько фотоснимков и подал их Волкову. Евгений увидел на одном из них веселую компанию за столиком в ресторане. В центре ее — Красовский-старший. На втором снимке красовался молодой человек, сын Красовского — Аркадий в окружении претенциозно одетых девиц…

— Какие средства нужны, чтобы так часто кутить! — произнес Алехин. — И пируют, и квартиры приобретают!

Миронов только рассмеялся:

— А что вы скажете, если я вам сообщу, что у таких вот дельцов — миллиинные доходы.

— К сожалению, все это действительно так, — подтвердил Волков, повернувшись к Алехину. — А как они это организовывают, скоро сам узнаешь. Страшные это люди, Женя! Они втягивают в свою преступную орбиту многих честных, но слабохарактерных людей, ибо им, дельцам этим, в одиночку никак нельзя.

Алехин рассказал подполковнику о заявлении Анатолия Тихонова. Сообщение это заинтересовало Волкова. Он заметил:

— Очень хорошо. Нужно познакомиться с этим заявлением. Займись им сегодня же, Михаил Ильич, — обратился он к Миронову, — да попроси работников Министерства финансов пока ничего не предпринимать, а то они могут насторожить расхитителей.

— У меня есть одно предложение, Василий Андреевич… — не очень уверенно произнес Алехин, бросив настороженный взгляд на Миронова. — Что если нам с самим Тихоновым потолковать?

Подполковник повернул голову.

— А как ты это представляешь себе? — спросил он медленно.

— Мы учились с ним в одном классе, — пояснил Алехин. — Дружили. Был он всегда честным парнем. Думаю, положиться на него можно. Ручаюсь за него.

— Не испортил бы нам все дело этот юнец, — озабоченно произнес Миронов, как только Алехин вышел.

— И почему ты так людей боишься? — удивленно пожал плечами Волков, хотя ему и не очень ясно было, к кому относилось замечание Миронова — к Тихонову или Алехину.

— Это не боязнь, Василий Андреевич, а осторожность.

— Осторожность — качество, конечно, хорошее. Нужно только, чтобы она не перерастала в подозрительность.


Старый друг

Алехин долго думал, как ему лучше связаться с Тихоновым. Раньше Анатолий жил у родителей в Москве. Но после неудачной попытки поступить в институт он поссорился с отцом и уехал к деду в Березовскую. Там окончил ускоренные курсы и устроился бухгалтером на фабрике ширпотреба. Евгений все же решил зайти к матери Тихонова.

Дверь отворила Наталия Викторовна — мать Анатолия. Она не сразу узнала Евгения, потом обрадованно воскликнула:

— Женя! Как, однако, ты изменился! Ну, заходи, заходи, дорогой…

В квартире все было таким же, как и несколько лет назад: стенные часы с торжественным боем, картины на стенах, статуэтки на буфете, цветы на подоконниках. Евгению приятно было узнавать все эти вещи, напоминавшие ему о детстве. Особенно вон то зеркало, которое они с Толей так ловко разрисовали когда-то мылом, что оно стало похожим на вдребезги разбитое. Наталия Викторовна так и ахнула тогда, хотела даже всыпать ребятам…

Вспоминая теперь все это, Евгений с трудом сдерживал улыбку. А Наталия Викторовна сама, безо всяких вопросов, стала рассказывать ему об Анатолии.

— Отец долго не хотел простить Толе его дерзости, — говорила она. — Сгоряча тогда он ведь бог знает что нам наговорил… — Хотя Наталия Викторовна рассказывала довольно сбивчиво, Евгений понял, что речь шла, видимо, об уходе Анатолия от стариков, когда он провалился на экзаменах в институте. — Ну, а теперь все, кажется, улаживается, — заключила Наталия Викторовна. — Возвращается к нам Толя. Не по душе ему работа на фабрике. Уйдет он оттуда. Сегодня они с отцом окончательно это решат.

— Так Толя, значит, приедет к вам сегодня? — обрадовался Евгений.

— Да, прямо с работы, и заночует у нас, — ответила счастливая Наталия Викторовна. — Приходи и ты, Женя, он тебя всегда лучшим другом считал и рад тебе будет.

— Спасибо, Наталия Викторовна, приду непременно. Мне с Толей о многом потолковать нужно…

Во второй раз Евгений зашел к Тихоновым в девятом часу вечера. Анатолий к тому времени приехал уже и, переодевшись в отцовскую пижаму, отдыхал на диване. Алехина встретил он хотя и приветливо, но не без некоторого холодка. Евгений догадывался о причине и потому не удивлялся. Он хотел искупить свою вину перед товарищем, но не знал, как это сделать Нужно честно признаться во всем, — решил он и откровенно рассказал Анатолию, как познакомился в пригородном поезде с чудесной девушкой, как долго не решался заговорить с нею и как все уладилось, наконец.

— Знаешь, Толя, — говорил Евгений, я и сам понимал, что глупо вел себя, ожидая эту девушку на вокзале, а потом стараясь попасть в один с нею вагон Смешно ведь все это, не правда ли?

— Почему же смешно? — удивился Анатолий. — Ни чего смешного не вижу. Зато понятно теперь, почему ты забыл меня. А я-то думал, что зазнался ты…

— Ну, что ты, Толька! — горячо перебил приятеля Евгений. — Я ведь очень паршиво чувствовал себя тогда, потому что девушка прямо-таки враждебными глазами на меня смотрела. Ну, а как у тебя дела на работе? Какие отношения с директором фабрики, Красовским, кажется?

— Жулик этот Красовский, — убежденно заявил Анатолий.

— А у тебя есть какие-нибудь доказательства? — стараясь казаться равнодушным, спросил Алехин.

— Ну, а если мы, то есть органы по борьбе с хищениями социалистической собственности, попросим тебя как комсомольца, как честного человека, помочь нам разоблачить хищников? Нам ведь известно уже о твоем заявлении.

— Ладно, — согласился Тихонов. — Что делать нужно?

— Это ты узнаешь в свое время. К тебе наш оперативный уполномоченный придет и скажет все, что нужно будет сделать. Ты же пока и вида не подавай, что чем-то недоволен. Ну и, конечно, о разговоре нашем — никому ни слова.

— Ладно, не маленький…

Домой Евгений пришел в хорошем настроении. Раздался телефонный звонок.

Это была Вера.

— Хандра моя не прошла еще, — сказала она. — А так как вы не в состоянии излечить меня и даже сами, кажется, способны заразиться ею от меня, лучше нам не встречаться, пока я не обрету бодрость духа. Как только случится это — позвоню вам, и мы тогда, может быть встретимся.

И, рассмеявшись, она повесила трубку. А Евгений долго еще стоял у телефона с таким видом, будто ему сообщили о катастрофе. Всю ночь ему снились кошмарные сны.


Красовский удивляет Антона Антоновича

Александр Львович Красовский некоторое время молча ходил по комнате, нервно перебрасывая потухшую папиросу из одного угла рта в другой. Остановившись, наконец, у стола, он выплюнул ее в пепельницу и произнес:

— Так вы, значит, полагаете, Антон Антонович, что деньгами Алехина не возьмешь?

— Похоже на то, Александр Львович.

— Чем же его тогда взять?

— А помните, я вам докладывал, что мне удалось познакомить Веру с этим Алехиным? Я ведь не только надеялся, но и не сомневался, что не устоит он перед ее красотой. Так оно и получилось, хотя вы и не одобрили тогда моего замысла.

— Не пойму, о чем вы? — пожал плечами Красовский.

— Похоже, что влюбился Алехин в вашу Верочку.

— Влюбился? — переспросил Красовский и вдруг расхохотался: — Да разве эти молодчики из ОБХСС способны на любовь? Скажете тоже!

— Выходит, что способны, — усмехнулся Антон Антонович. — Нужно, стало быть, использовать это обстоятельство в интересах дела.

Подойдя вплотную к Антону Антоновичу, Красовский пристально посмотрел ему в глаза и спросил:

— Как же вы представляете себе это?

Антон Антонович не спеша закурил. Спокойствие этого человека почти всегда выводило Красовского из себя. Ему и сейчас захотелось вырвать у него папиросу и крикнуть: «Да не тяни же ты, черт тебя побери!» Но он сдержал себя и терпеливо ждал ответа своего «тайного советника».

— А для этого придется вам сделать Верочке кое-какие наставления, — произнес Антон Антонович.

— Но ведь тогда нужно будет посвятить ее в наше «дело», а она не имеет о нем ни малейшего представления. Да я и не хочу ее в это впутывать, потому, что… Красовский замялся немного, но тут же добавил скороговоркой: — Потому что это единственное существо, которое меня бескорыстно любит и которому я могу довериться в трудную минуту.

— Понимаю вас, Александр Львович, — придав лицу сочувственное выражение, произнес Антон Антонович, хотя и подумал про себя: «Откуда у этого волка такая сентиментальность?» — Тогда, может быть, «кубарем» этого Алехина? — предложил он.

— От мокрого дела пока воздержимся.

— Так, значит, и оставим это?

— Так и оставим. Пусть она сама этого парня опутывает. Удастся ей это — свадьбу сыграем, полезным родственником обзаведемся. Не удастся — пригодится, может быть, и сам факт, что оперативный уполномоченный ОБХСС за дочкой моей ухаживал. Вы вот и подумайте, как нам лучше всего именно это обстоятельство в случае нужды использовать.

Антон Антонович ничего не ответил, только тихонько рассмеялся.


Тихонов получает задание

Анатолий Тихонов приехал в Москву в семь часов вечера. Выбравшись из вагона, вместе с толпой пригородных пассажиров, не спеша обошел стоянку такси. Вглядываясь в лица водителей, он сел, наконец, на заднее сидение одной из свободных машин и назвал улицу, на которой жили его родители.

Но как только такси отъехало от вокзала, он хлопнул шофера по плечу и весело проговорил:

— Привет, Женя!

Евгений Алехин, сидевший за рулем, слегка повернул к нему голову и улыбнулся.

— Здравствуй, Толя! Не следили за тобой?

— Да вроде нет… А где же твое начальство?

Алехин не ответил. Он слегка притормозил на углу одной из улиц. И почти тотчас же в машину ловко вскочил худощавый мужчина. Он уселся рядом с Тихоновым.

— Это и есть мой начальник — майор Миронов, — не оборачиваясь, проговорил Алехин.

— Будем знакомы, Анатолий Тимофеевич, — протянул Миронов руку Тихонову и обратился к Алехину: — Никто там за нами не увязался, Евгений Иванович?

— Похоже, что никто, — ответил Алехин, пристально всматриваясь в зеркальце над ветровым стеклом.

— Ну, а теперь поговорим о деле.

— Не могли бы, Анатолий Тимофеевич, взять некоторые из этих документов на ночь, с тем, чтобы утром незаметно положить их на прежнее место?

— Едва ли, — неуверенно отозвался Тихонов, — главный бухгалтер наш чертовски подозрителен…

— Это плохо, — задумчиво произнес Миронов и, помолчав немного, снова спросил: — А фотографировать вы умеете?

— Он же заядлый фотолюбитель, — ответил за Тихонова Алехин. — Еще в школе этим славился!

— Тогда вот что, — сказал майор. — Постарайтесь незаметно сфотографировать возможно большее количество накладных и вообще различных отчетных документов вашей фабрики. Сможете вы сделать это незаметно?

— Смогу, пожалуй…

— Вот и отлично, — одобрительно улыбнулся Миронов. — Попробуйте завтра же сделать несколько снимков, но будьте осторожны. А когда удастся сфотографировать документы, позвоните по этому номеру.

Спустя четверть часа, Миронов с Алехиным возвращались уже в управление… Евгений был очень доволен своим другом.

На следующий день подполковник Волков собрал у себя небольшое совещание. Такие совещания Василий Андреевич проводил обычно накоротке, не томя людей излишними наставлениями и нравоучениями. Так как каждый из его подчиненных знал в основном лишь отдельные детали разрабатываемой операции, Волков находил нужным на определенных этапах каждой такой операции делать обобщения. Это создавало перспективу дальнейшей работы, придавало осмысленность действиям всех работников.

— Ну-с, подведем итоги, — начал разговор Василий Андреевич. — Нам удалось установить, что делом заворачивает Александр Красовский. Что он делает, на чем зарабатывает деньги? Вне всяких сомнений — на «левой» продукции. Кто же осуществляет сбыт «левого» товара? Главным образом, дельцы меньшего масштаба, засевшие в маленьких магазинчиках и промтоварных палатках.

Следовательно, пока мы точно не установим и не добудем необходимых доказательств их преступной деятельности, тревожить их нельзя: только спугнем…

Взглянув на Алехина, Василий Андреевич улыбнулся:

— Чувствую, что у тебя, Евгений Иванович, сотни вопросов.

— Да, Василий Андреевич. Но я задам только один, самый главный для меня. А как же рабочие? Разве они ничего не подозревают? Не знают они разве, что вырабатывают продукцию сверх производственного плана?

— Законный вопрос, — удовлетворенно проговорил Волков. — Но прежде всего нужно иметь некоторое представление и о самом производстве. Это, конечно, не обычная фабрика с большим количеством рабочих, с дружным, крепким коллективом. Это ведь почти мастерская. В ней около сотни рабочих. Из них квалифицированных, работающих на станках, еще меньше. Точной выработки к тому же почти никто из них не знает. Наряды им умышленно не выписывают, а зарплату выводят лишь в конце месяца. Да и деньги выдают по двум ведомостям. По одной за выработку по официальному плану, по второй за работу сверх плана, в тех случаях, конечно, когда никак нельзя скрыть от рабочих этой дополнительной выработки. Ну, и само собой понятно, что такие ведомости бывают у них фиктивными и уничтожаются, как только по ним произойдет выплата.

— И никто из рабочих разве не догадывается о подобных махинациях? — спросил Алехин.

— Тех, которые начинают догадываться, под различными предлогами увольняют. Ну, а кое-кого и задабривают, конечно. На рабочих, однако, мы очень надеемся. Мы и раскрываем-то такие дела большей частью по их сигналам. Помогает ведь нам честный бухгалтер Тихонов, помогут и многие другие.


На подмосковном шоссе

Алехин ни разу еще не надевал свою лейтенантскую форму, и отец его очень удивился, когда увидел Евгения в темносинем кителе с блестящими погонами.

— Вид у тебя прямо-таки бравый, — одобрительно отозвался он, критически осмотрев сына. — На морского офицера похож. Куда это ты в таком парадном виде?

— На прием к начальству, — сочинил Евгений, ибо сам еще не знал, для чего ему понадобится сегодня форма.

Миронов ждал Алехина в гараже. Он был также в форме.

— Выбирайте, какой вам больше понравится, — кивнул он на мотоциклы.

— А скорость нам большая потребуется? — деловито осведомился Евгений, подходя к одному из мотоциклов с коляской.

— Тут все машины достаточно мощные, — ответил майор. — Любая из них нас устроит.

Алехин все же перепробовал несколько мотоциклов, прежде чем сел за руль одного из них. А когда майор устроился в коляске, они поехали в управление. Там им нужно было дождаться сообщения о прибытии Коваля на Березовскую фабрику. Сообщить об этом должны были оперативные уполномоченные Ястребов и Яценко.

Весь день прошел в томительном ожидании. В пять часов с разрешения майора Алехин поехал домой. Пообедав, он прилег отдохнуть. Раздался звонок, и у него невольно дрогнуло сердце «Вера!» Но звонил Толя Тихонов.

— Знаешь, — сказал он каким-то виноватым голосом, — ничего пока не удалось. Похоже, что они настороже…

Они поговорили еще немного и попрощались, твердо условившись ежедневно связываться друг с другом.

На следующий день в девять часов утра Евгений снова был в гараже. Там ему сказали, чтобы немедленно ехал в управление.

Евгений тотчас же сел на мотоцикл и помчался на Петровку. Миронов ждал его у входа.

— Сегодня, оказывается, не Коваль, а Пивницкий прибыл на Березовскую фабрику за товаром, — сообщил майор, когда они были уже в пути. — Это тот самый, за которым наблюдал Веревкин. Для нас, собственно, это и не имеет особого значения.

В пределах города сильное движение автотранспорта мешало Алехину ехать быстро, но, выбравшись на Ярославское шоссе, он развил предельную скорость, желая щегольнуть перед Мироновым. Михаил Ильич приказал ему, однако, сбавить газ, а затем и вовсе остановиться на одном из перекрестков.

— Займитесь-ка теперь ремонтом, — предложил он Алехину. — Сделайте вид, что испортилось что-то, и повозитесь немного в моторе… — Он посмотрел на часы и прибавил: — Нам придется проторчать здесь не менее четверти часа, а то, пожалуй, и больше.

Откатив машину на обочину дороги, Алехин снял китель и стал регулировать подачу горючего. А майор, взяв из коляски портативный радиоприемник, устроился в кустах за кюветом. Спустя несколько минут, он вернулся и сообщил Алехину:

— Скоро должно пройти мимо такси номер 45–97 с «левой» продукцией Березовской фабрики.

Прождать пришлось минут около десяти, прежде чем появилось это такси. Заднее сидение машины было забито коробками и пакетами.

Алехин тотчас же сел за руль мотоцикла. Поравнявшись с такси, Миронов поднял руку, приказывая шоферу остановиться. Майор вылез из коляски и подошел к машине. Рядом с шофером сидел щупленький, пожилой мужчина с седой, стриженой под машинку головой. Это был заведующий промтоварной палаткой Пивницкий. Зарплата у него была небольшая, но это не помешало ему выстроить дачу, купить дочери пианино, а зятю дать деньги на «Победу».

Не проявляя внешне никаких признаков испуга или смущения, Пивницкий молча смотрел на майора.

— Я вынужден проверить ваши документы, а главное груз. Нам сообщили об ограблении промтоварного магазина, и мы проверяем все машины, идущие с грузом, — сказал ему Миронов.

— О, пожалуйста, — охотно отозвался Пивницкий, вытаскивая из кармана пиджака бумажник. — Вот документы, а вот накладная на товар.

Пока майор Миронов знакомился с документами Пивницкого, лейтенант Алехин попросил заведующего палаткой показать ему, какой товар везет он в своей машине. Пивницкий небрежно распахнул заднюю дверцу такси и стал вытаскивать коробки с резиновой обувью. Ему усердно помогал шофер. Алехин успел просмотреть не более пяти коробок, когда майор Миронов, возвратив Пивницкому его документы, дал знак прекратить проверку товара.

— У вас все в порядке, гражданин Пивницкий. Можете следовать дальше. Извините за беспокойство.

— Ну, что вы, товарищ майор, — любезно, с некоторым чувством облегчения отозвался Пивницкий. — Какое там беспокойство! Долг службы — разве я не понимаю.

Вскоре Алехин нагнал еще одну машину с товаром. Товар этот явно не имел никакого отношения к продукции Березовской фабрики, но майор приказал остановиться и этой машине. С не меньшей тщательностью, чем у Пивницкого, проверил он документы у ее пассажиров. А пока они проделывали эту процедуру, их нагнало такси Пивницкого. И тогда Евгений догадался, что все это было разыграно Мироновым специально для усыпления бдительности заведующего промтоварной палаткой.

Возвращаясь в город, Миронов сказал:

— Мне требовалось посмотреть у этого субъекта накладную, по которой он получил товар на Березовской фабрике. Сделать это нужно было, конечно, таким образом, чтобы у него не возникло никаких подозрений. В результате я не только ознакомился с его накладной, но с помощью новинок фототехники имею теперь и фотокопию ее. — С удовольствием закурив папиросу, он продолжал: — Что, однако, нам это дает? Пивницкий в прошлую субботу получил на Березовской фабрике двести пар резиновой обуви. Сто из них, как нам известно, он уже продал, но деньги не сдал, а поехал сегодня к Красовскому еще за двумястами парами. Теперь же, благополучно добравшись до своей палатки, он по телефону даст знать Красовскому, что все, мол, в порядке, и они условятся о встрече для исправления (а вернее, для подделки) накладных с таким расчетом, чтобы количество вывезенной Пивницким обуви уменьшилось вдвое.

— Но позвольте, — возразил Алехин. — Такую подделку легко ведь установить. Достаточно для этого произвести учет товаров в палатке Пивницкого, как сразу же все станет ясно.

— Вы так думаете? — рассмеялся Миронов. — В том-то и дело, что не имей мы теперь копии подлинной накладной, никакая ревизия ничего бы нам не дала. Что бы мы там обнаружили? Триста пар резиновой обуви. Двести только что привезенных и сто оставшихся от первой партии. А где документы на них? Пожалуйста, предъявят вам и документы. На оставшуюся сотню покажут новую накладную, а на только что привезенные двести пар — старую на точно такое же количество. У Пивницкого нет ведь никаких отчетных документов за уже проданные сто пар, пока он не сдал вырученных денег. А теперь он и сдавать их не станет, а преспокойно положит в карман, выдав, конечно, львиную долю Красовскому. Операция эта носит у них название «очков» или «на свободное место».

— Но для полной уверенности в том, что Пивницкий осуществит операцию «на свободное место» нужно ведь узнать, встретится он сегодня с Красовским или нет? — заметил Алехин.

— Об этом нам доложат Ястребов и Яценко.

— А Тихонов разве не пригодится? Тихонов нас не подведет, — упрямо повторил Алехин.

— Будем надеяться, — усмехнулся Миронов.


Подозрительное поведение пенсионера Бедарева

На следующий день утром подполковник Волков снова собрал у себя оперативную группу майора Миронова.

— На наш запрос получены из Одессы весьма любопытные сведения о Красовском. Оказывается, в бытность свою в Одессе, кроме прочих мошеннических операций, он спекулировал брильянтами и был известен на черном рынке под кличкой «Регент». И вот еще что удалось узнать: совсем недавно Красовский снова связался с одним из одесских спекулянтов драгоценностями, пытаясь приобрести у него брильянты на очень крупную сумму. Переговоры об этом вел по его поручению Аркадий, ездивший в прошлом месяце в Одессу в служебную командировку. Выяснилось же все это по той причине, что спекулянт драгоценностями Беня Швец, известный в Одессе под кличкой «Герцог», несколько дней назад арестован одесской милицией.

— Ох, не нравится мне все это, — вздохнул Миронов, — всю музыку они нам могут испортить арестом «Герцога». Нужно было бы повременить…

— Кто же знал, что Красовский с ним связан? Ну, да и вообще поздно об этом теперь говорить. Что же следует, однако, из сообщения одесской милиции? Красовский снова собирается обратить свои деньги в драгоценности, с тем, видимо, чтобы запрятать их в тайник. — Волков потер бритую голову и, помолчав немного, продолжал: — Арест «Герцога» действительно, может их насторожить. Нам теперь особенно нужно торопиться: весьма возможно, что Красовский рискнет покупать брильянты и в Москве через подставных лиц. Нужно взять под наблюдение все ювелирные магазины. Вот о чем я хотел поставить вас в известность. А теперь — за работу!

Собрав помощников, Миронов приказал Алехину:

— Поезжайте-ка на Привокзальную улицу, Евгений Иванович. Там живет Бедарев, приносивший в комиссионный магазин машинку Красовского. Поинтересуйтесь, чем он занимается. Имею сведения, что он пьянствует в последнее время.

Алехин тотчас же выехал. В домоуправлении он узнал, что вчера вечером Бедарев заявил об утере паспорта и пенсионной книжки управдому, и тот посоветовал ему написать заявление начальнику паспортного стола.

Это родило у Алехина неожиданную мысль: «А что, если и паспорт и пенсионная книжка Бедарева понадобились Красовскому?»

По дороге в управление смутная догадка превратилась в убеждение, и Евгений решил возможно скорее сообщить свои соображения Миронову. Майора, однако, в управлении не оказалось. Он все эти дни тщательно изучал технологию производства Березовской фабрики и уехал теперь на консультацию к инженерам и химикам завода «Красный богатырь». Алехину же поведение Бедарева казалось настолько подозрительным, что он поспешил к подполковнику Волкову.

Василий Андреевич, вопреки ожиданию Евгения, выслушал его довольно спокойно. Алехину показалось даже, что он не разделяет его подозрений.

— Но как же так, Василий Андреевич! — горячо воскликнул Евгений. — Посудите сами: возраст у Красовского и Бедарева почти один и тот же, а то, что Бедарев уроженец маленького поселка на Дальнем Востоке — тоже ведь ему наруку. Может пригодиться Красовскому и то обстоятельство, что Бедарев пенсионер.

— Я не оспариваю вовсе твоих доводов. Что ты на меня так набросился? — рассмеялся Волков.

На самом же деле доводы Евгения казались Василию Андреевичу довольно зыбкими. Но уже одно то обстоятельство, что Алехин самостоятельно делал обобщения и строил догадки, радовало его.

— Видишь ли, Женя, — помолчав немного, заметил Волков, — доводы твои, конечно, существенны. Но не нужно забывать при этом, что мы имеем дело с человеком очень осторожным и неглупым.

— Но ведь в критических обстоятельствах он может воспользоваться паспортом Бедарева? — спросил Алехин.

— И это возможно.

Домой в этот день Евгений возвратился поздно. Его дожидался Анатолий Тихонов.

— Ну, что? — набросился на него Евгений. — Удалось что-нибудь? Да не тяни же ты, по глазам вижу, что удалось!

— Удалось, удалось, — весело проговорил Тихонов. — Сегодня коршун наш, главный бухгалтер Карбованцев, не вышел на работу, заболел. Я стал почти полным хозяином в бухгалтерии.

— Ну, и что же ты сфотографировал? — нетерпеливо спросил Евгений.

— Все, что под руку попадало и, между прочим, самый последний документ — накладную на продукцию нашей фабрики, недавно отпущенную Пивницкому. В общем, всю пленку израсходовал.

Алехин тут же позвонил Миронову на дом.

— Алехин вас беспокоит, Михаил Ильич, — взволнованно проговорил он. — Толя сейчас у меня. Он выполнил ваше задание. Привез кое-что… — Евгений говорил сбивчиво. Волновался же он от торжества за Толю, который не подвел и сделал все, что ему поручили.

— Ну, что же, если он, действительно, привез то, что нам нужно — отвезите это тотчас же в фотолабораторию, — ответил Миронов.


Результаты одного фотоэксперимента

На следующий день Алехин пришел в управление без четверти десять, однако Миронова, обычно являющегося на работу рано, в отделе не было. Не пришел он и в десять часов. В начале одиннадцатого в комнату зашел Василий Андреевич Волков.

— Ты что сидишь такой кислый? — весело спросил он Алехина. — Удивляешься, что Миронова все еще нет?

— Не тому удивляюсь, что его нет, — уныло отозвался Евгений, — а тому, что он не интересуется документами, добытыми Тихоновым.

— Плохо ты его еще знаешь, Женя, — улыбнулся Волков. — Он ведь прикидывается только равнодушным. Ты вот, например, когда сегодня пришел на работу?

— Без четверти десять.

— Ну, а он в восемь. Да и ночью несколько раз звонил в фотолабораторию. Мне тоже покоя не давал, просил поторопить лаборантов проявить и отпечатать к утру пленку Тихонова. А ты говоришь — равнодушный.

— Не знал же я этого, Василий Андреевич, — смутился Алехин. — Впечатление такое создавалось…

Торопливым шагом вошел майор Миронов. В руках его были мокрые фотокопии различных накладных и несколько кусков фотопленки. Он аккуратно разложил их на столе. Вид у него при этом был сосредоточенный и невозмутимый.

— Ну, чем удивишь нас, Михаил Ильич? — оживленно спросил Волков, наклоняясь над фотографиями.

Миронов подал подполковнику два куска фотопленки.

— Это, так сказать, фотоварианты накладной, по которой Пивницкий позавчера получил товар с Березовской фабрики ширпотреба. На первой пленке — отпечаток, полученный мною при проверке документов Пивницкого. На второй — фотокопии с накладной, оставшейся в конторе фабрики.

— Да ты покороче, — нетерпеливо прервал Волков. — Я ведь и без твоих пояснений эту механику знаю.

— А я не для тебя вовсе излагаю подробности, — спокойно заметил Миронов. — Алехину полезно послушать.

Василий Андреевич обернулся к Алехину и сказал, улыбаясь:

— А я-то думал, что с тобой никакой учебно-воспитательной работы не ведется. Ну-ну, давай дальше, — кивнул он Миронову.

— А теперь берем эти пленки с фотокопиями накладных, — невозмутимо продолжал Миронов, — и накладываем их друг на друга. — Сделав это, майор подошел к окну и, держа сложенные пленки в вытянутых руках против света, заключил с усмешкой: — И в результате — никакого результата. Обе копии абсолютно идентичны. А это значит, что никакого подлога не производилось. В противном случае любое исправление или приписка к первоначальному тексту накладных дали бы при совмещении их фотокопий дополнительный контур.

— А отсюда вывод…

— Вывод все тот же — мы имеем дело с людьми чрезвычайно осторожными. Проверка документов Пивницкого, видимо, их насторожила, и они отказались от проведения операции «на свободное место».

— И это, — задумчиво произнес Волков, — лишний раз доказывает, что обзавелись они хорошим «консультантом».

Алехин, с интересом слушавший разговор, увидел, как стиснулись в кулаки пальцы Миронова и залегли на лбу упрямые складки.

— Но нет, черт побери, — глухим голосом проговорил он, — нас это не остановит! Мы будем искать и найдем, наконец, такие способы уличить мерзавцев, что никакие консультанты не в силах будут их разгадать.

— Мне нравится твое упрямство, Михаил, — тепло заметил Василий Андреевич, положив руку на плечо Миронова. — Этому нужно у него поучиться, Женя, — обернулся он к Алехину.

— Да, мы будем неутомимо искать, — повторил Миронов. — Продолжим знакомство с документами Березовской фабрики ширпотреба. Видите, вот фотокопия накладной, по которой Красовский получал сырье для своей фабрики с резинового завода. Обратите внимание, как написано количество этого сырья: «65,6 кг», а потом все это повторено прописью.

— Ты думаешь, что разгадка тут в запятой? — спросил Волков.

— Ну, конечно! Красовский фактически вывез с резинового завода 655 килограммов резинового сырья, а когда благополучно доставил все это на фабрику, вернулся и с заведующим складом или с кем-либо другим уменьшил эту сумму с помощью запятой ровно в десять раз. И уж только после этого, конечно, цифры были повторены прописью. Но эту махинацию мы сможем теперь разоблачить с помощью фотокопий.

— Ну, а если прописка случайно не будет двоиться? — спросил Волков.

— Это мало вероятно.

— Но мы должны иметь в виду и такую случайность.

— Тогда найдем другой способ обнаружить подделку, — заявил Миронов.

— Только бы мне раздобыть теперь первый экземпляр накладной, по которой Красовский получил сырье на резиновом заводе, — заметил Миронов, убирая фотокопии к себе в стол.

— А кто сейчас, кроме Автономова, этим заводом занимается? — спросил Волков.

— Алехин, — ответил Миронов.


Миронов осматривает брильянты

Поздно вечером Миронову доложили, что в ювелирном магазине на Петровке, перед самым его закрытием, появился Красовский. Он лишь бросил беглый взгляд на витрину с драгоценностями и купил недорогие настольные часы.

Получив это сообщение, Миронов вызвал машину из гаража и уехал к Хижняку — эксперту научно-технического отдела, специалисту по драгоценным камням. От Хижняка позвонил Волкову и согласовал с ним план своих действий. Тотчас же после этого связался с директором Ювелирторга.

— С вами из управления милиции говорят, — представился он Миронову. — Извините, что беспокоим вас в неурочное время, но у нас дело чрезвычайной важности. Необходимо ваше разрешение на осмотр брильянтов и прочих драгоценностей в магазине на Петровке. К сожалению, не имею пока права сообщить, с какой целью. Достаточно ли будет для вас письменного отношения нашего управления?

— Достаточно, — ответил директор Ювелирторга. — Когда хотели бы вы осмотреть магазин?

— Чем скорее, тем лучше.

Спустя час Миронов и Хижняк подъехали к магазину. Заметно встревоженный директор, познакомившись с их документами, спросил:

— Может быть, включить полный свет?

— Нет, — ответил Миронов, — обойдемся своим.

Он зажег небольшой, но очень сильный карманный фонарик и, когда директор открыл сейф, попросил эксперта осмотреть брильянты.

Осмотр драгоценностей, длившийся не более пяти минут, вполне удовлетворил Хижняка и Миронова. Майор поблагодарил директора магазина, извинился за причиненное беспокойство и, подписав акт вскрытия сейфа с драгоценностями, вышел вместе с Хижняком из магазина.

— Ну, как?

— В общем-то ничего особенного, но один камешек, прямо надо сказать — редкостный!

— Думаете, что Красовский «клюнет» на него?

— Если он понимает толк в брильянтах — не упустит случая.

— Судя по тому, что нам известно о Красовском, в брильянтах он смыслит, — заметил Миронов, предлагая Хижняку папиросу. — Ну, а вы успели «обработать» этот камень?

— Успел, так же, как и все остальные, хотя мало вероятно, что он станет приобретать тут и другие брильянты. Они ведь всего в один-два карата.


Вера уезжает куда-то…

На следующее утро Миронов с нетерпением ждал звонка от оперативного уполномоченного Курбатова, дежурившего возле ювелирного магазина. Курбатов позвонил спустя четверть часа после того, как открылся магазин.

— Купили уже эту «стекляшку», Михаил Ильич, — доложил он.

— Кто?

— Какой-то иностранец.

— Эрзац?

— Да нет, настоящий вроде.

— Почему так думаете?

— Он говорил в магазине по-французски.

— И только?

— Нет, он вместе с переводчиком сел в дипломатическую машину.

— Спасибо за информацию, — поблагодарил Миронов Курбатова. — Подежурьте, однако, еще немного на всякий случай.

«Неужели этот иностранец опередил Красовского и выхватил у него из-под носа редкий камешек?» — с тревогой подумал Миронов. Весь день размышлял он об этом, и, не получив более никаких донесений от Курбатова, поделился своими сомнениями с подполковником Волковым. Василий Андреевич спросил:

— Когда был куплен этот брильянт?

— Почти тотчас же после открытия магазина.

— Значит, кто-то заранее знал об этом брильянте и специально пришел к открытию магазина, опасаясь, чтобы его не опередили. А ведь именно вчера вечером был в магазине Красовский. Он видел брильянт и опытным глазом сразу же оценил его. Следовательно, нет ничего удивительного, что утром явился за ним его «иностранец».

— Ты считаешь, значит, что иностранец липовый?

— Вне всяких сомнений, — убежденно заявил Василий Андреевич, — более того, скажу: этот брильянт, вместе с другими драгоценностями Красовского, может быть, уже путешествует за пределами Москвы.

— Не говори загадками, — хмуро заметил Миронов, полагавший, что Василий Андреевич шутит.

— А ты не перебивай и слушай внимательно, — недовольно махнул рукой Волков. — Мне только что сообщили, что с Казанского вокзала свердловским поездом в час дня уехала куда-то дочка Красовского.

— Ты допускаешь, значит, что и Вера посвящена в дела Красовского? — удивился Миронов.

— Этого я как раз не допускаю, — возразил Волков. — Но могла ведь она выполнить поручение отца, не подозревая ни о чем? Просто папа мог попросить ее съездить к родственникам и отвезти туда чемоданчик.

— Очень зыбко все это, — покачал головой Миронов, — однако за неимением других версий попробуем остановиться на этой.

— Да, кончим дискуссию, — заключил Василий Андреевич. — И поскольку ты против моей версии в основном не возражаешь, будем считать, что Красовский, действительно, купив редкостный брильянт, срочно отправил его куда-то вместе с другими своими драгоценностями.

— Что же из этого следует? — спросил Миронов.

— А следует из этого то, что Красовский готовится, видимо, сбежать.


Аркадий снова устраивает истерику

Дачи матери Веры и Александра Красовского находились в Березовской почти рядом, и Вера часто заходила к отцу. Его, правда, редко можно было застать вечерами, так как вместе с Аркадием он предпочитал проводить время в ресторанах или у друзей, Аркадий же вообще больше жил в Москве и приезжал на дачу только под воскресенье. Но сегодня отец и сын, видимо, находились на даче — в окнах горел свет, на плотных занавесках мелькали тени.

Вера открыла дверцу садика. Отец в свое время познакомил ее с хитроумным устройством дверной задвижки. Собака тотчас же выбежала навстречу, приветливо завиляла хвостом. Вера погладила пса и ласково спросила.

— Ну что, Атлант, дома твои хозяева?

Атлант — могучий дог — радостно взвизгнул и солидно пошел к домику.

Вера услышала громкие голоса, доносившиеся из столовой. По раздраженному тону говоривших можно было догадаться, что они ссорятся. Она расслышала всего лишь несколько слов, произнесенных Аркадием:

— Я не могу так больше! Не могу!..

Голос брата был не только громким, но и каким-то истерическим. Вера не любила таких сцен, особенно, когда они происходили между близкими ей людьми, и, решив не заходить пока в дом, ушла вглубь садика, села там на скамейку у забора.

— Я больше не могу, отец! — говорил между тем Аркадий. — Нас обложили, как диких зверей. Каждый наш шаг, каждое слово — под контролем. Я в постоянном нервном напряжении, в ожидании, что вот-вот меня остановят, схватят… Ведь это же черт знает что! Так и свихнуться недолго…

— Неврастеник, паршивый неврастеник, — хмурясь и силясь сдержать раздражение, не громко, но очень зло говорил Красовский-старший. — Истерия и психоз все это, не больше. Лечиться надо.

— Да, может быть, я действительно псих, — не унимался Аркадий. — Но кто меня довел до этого? Кто заставил жить двойной жизнью, изворачиваться, врать? На черта мне твои деньги, которые я должен тратить тайком? Думать все время: не заметил ли кто-нибудь, что у меня лишний костюм или слишком дорогое пальто? И потом, почему ты так уверен, что за нами не следят?

— Зря, видимо, дал я тебе высшее образование, — зло усмехнулся Красовский. — Не пошло оно тебе впрок. Вся твоя истерия — на базе высшего образования, как я вижу. Слишком грамотен стал, а потому от собственной тени шарахаешься.

— Может быть, все может быть… — совсем упавшим голосом проговорил Аркадий. — Но только я почти не сомневаюсь, что установленная на уровне окон нашей московской квартиры вышка предназначена не для ремонта уличной электропроводки. Наблюдают, наверно, за нами с этой вышки. Хочешь верь, хочешь не верь, а мне, кажется, легче будет, если меня арестуют, наконец…

— Мерзавец! — не выдержав больше, прокричал Красовский и яростно стукнул кулаком по столу. — Ты что, погубить нас всех задумал? Завтра же у любого врача покупай справку о любой болезни, бери отпуск за свой счет и уезжай в Кисловодск, Сочи или хоть к самому черту, но чтобы тебя я тут больше не видел! И ночуй сегодня здесь, не смей ездить в Москву!

С этими словами разъяренный Красовский выбежал из дачи, злобно хлопнув дверью.

Вера видела, как поспешно вышел ее отец, но не окликнула его. Вера подождав немного, не выйдет ли и Аркадий, решила зайти к нему сама.

Когда она вошла, Аркадий испуганно обернулся.

— Что это у тебя вид такой странный? — встревоженно спросила Вера, разглядывая бледное лицо брата.

— Слушай, Вера, — бросился к ней Аркадий, — ты никого не видела возле нашей дачи?

— Видела, как папа вышел. Объясни ты мне толком, что тут у вас происходит? Чего вы тут не поделили? Почему так кричали?

— Ага! — дико выпучил глаза Аркадий. — И ты, значит, нас подслушивала?

— С ума ты сошел! — возмутилась Вера. — Если ты сегодня не в духе, могу уйти и вообще не приходить к вам больше.

— Нет, нет, останься! — схватив Веру за руку, торопливо проговорил Аркадий расслабленным голосом. — Мне страшно тут одному. Не расспрашивай только ни о чем. Потом как-нибудь я сам расскажу тебе все, а сейчас лучше тебе и не знать всего этого…

Вера наблюдала, как нервно ходил по комнате Аркадий, как тряслись его руки, когда он брал что-нибудь со стола. Достав из буфета бутылку коньяку, он жадно выпил сразу две рюмки. Не сдержавшись, Вера заметила:

— Ты зря так много пьешь, Аркадий.

— Неизвестно еще, сколько пила бы ты на моем месте!

— Опять ты начинаешь говорить мне гадости, — обиделась Вера и пошла к выходу.


Трубка бухгалтера Карбованцева

Главный бухгалтер Березовской фабрики ширпотреба Остап Терентьевич Карбованцев был явно не в духе. Все у него сегодня не ладилось: и очки то и дело сползали с маленького остренького носика, похожего на птичий клюв, и баланс никак не сходился, а более всего раздражала невозмутимая физиономия бухгалтера Тихонова.

Карбованцева возмущал этот неподкупный мальчишка. Однако он утешал себя тем, что «ненормальность» эта у Тихонова по молодости лет, по глупости. Сегодня же Тихонов так действовал Остапу Терентьевичу на нервы, что он отослал его без особой нужды в один из цехов фабрики. И как раз в это время зашел в бухгалтерию Красовский.

— Ты один тут, Остап Тереньевич? — спросил он, оглядываясь по сторонам. — Мне с тобой серьезно поговорить нужно. — Красовский тяжело опустился на стул. — Опасно работать становится, Остап Терентьевич.

Карбованцев отозвался сочувственно:

— В последнее время, действительно, стало тревожно.

— Похоже разве, что взяли нас на прицел? — спросил Красовский, и серые глаза его настороженно сузились.

— Явных признаков нет, конечно, — осторожно ответил Карбованцев, — но тревожно.

— Да, тревожно, — задумчиво повторил Красовский. — Очень тревожно. И вот, чтобы не влипнуть в неприятную историю, Остап Терентьевич, нужно предпринять кое-что… Я тебе сейчас одно предложение сделаю, ты только не пугайся и не отвечай мне сразу, а подумай прежде.

Красовский помолчал немного, пристально всматриваясь в узенькие, едва заметные под сверкающими стеклами очков глаза бухгалтера, и медленно произнес:

— А предлагаю я тебе, Остап Терентьевич, уничтожить нашу документацию. Инвентарь, так сказать. Стихийное бедствие — пожар, и все сжечь. За это тебе, конечно, не поздоровится. Я сам же привлеку тебя к ответственности — за небрежное хранение отчетных документов. И получаешь ты за это не больше двух лет. И выручать тебя никто не будет. Отсидишь все, что положено. Мы же возьмем на себя заботу о твоей семье. А когда отсидишь, еще получишь, тысяченок двести, к примеру. Вот и подумай теперь об этом.

Карбованцева, казалось, ничуть не удивили эти слова. Он только вынул изо рта трубку и почесал ею затылок. Потом, будто размышляя вслух, проговорил:

— Да-а, задача нелегкая. С одной стороны, сидеть, конечно, и так, и сяк. Пожалуй, даже больше еще дадут, если документы наши попадут на криминалистическую экспертизу. И если даже пущу я слезу на суде и скажу, что согласился на жульничество по принуждению с вашей стороны — все равно дадут немало. Но с другой стороны — двести тысяч меня не устраивают. Я же хороший бухгалтер и знаю, чего стою. Моя цена — полмиллиона.

— Ну, знаешь ли, — невесело усмехнулся Красовский, — это грабеж. Триста тысяч — вот моя последняя цена. А не согласишься, так нам и за меньшую сумму организует этот пожарчик твой неподкупный Тихонов.

— Ладно, черт с вами! — сдался вдруг Карбованцев. — Но только половину этой суммы выдайте мне, так сказать, авансом…

— Согласен, — звонко хлопнул Красовский по руке Остапа Терентьевича. — Но пожар должен состояться сегодня же. Лучше всего в обеденный перерыв.

Карбованцев не возражал. Когда Красовский ушел от него, он стал придумывать, как бы половчее и поестественнее организовать это «дельце».

…Тихонов был настороже. Не понравилось ему, что сначала Остап Терентьевич услал его в цех без особой на то нужды, а в обеденный перерыв направил на станцию навести справки, тогда как все это можно было бы выяснить и по телефону. Тихонов, однако, сделал лишь вид, что отправляется на станцию, на самом же деле он устроился в садике, откуда хорошо были видны окна фабричной конторы.

Увидел он оттуда немногое, так как воровато осмотревшись по сторонам, Остап Тереньевич тщательно задернул окно занавеской. К чему бы это? Анатолий долго ломал себе голову, пока не заметил, как тонкая струйка дыма потянулась вдруг из конторы через полуоткрытую форточку.

«Пожар, видно, решили устроить сволочи!» — сообразил Тихонов и бросился через кусты к дверям конторы. У входа он столкнулся с Карбованцевым.

— С ума ты что ли спятил — на живых людей бросаешься! — с деланным испугом воскликнул главный бухгалтер, загораживая Тихонову дорогу. Но Анатолий оттолкнул его в сторону.

Был обеденный час, и контора пустовала. Он распахнул дверь комнаты главного бухгалтера и увидел на столе дымящуюся трубку Остапа Терентьевича. Она лежала на пачке документов, часть из которых уже тлела и дымилась.

Тихонов схватил трубку, струхнул на пол искрящийся табак и поспешно затушил уже загоревшиеся накладные. Вошедшему почти следом за ним Карбованцеву он сказал укоризненно:

— Ох, Остап Терентьевич, сожжете вы когда-нибудь своей чертовой трубкой всю нашу фабрику. Ведь еще чуть-чуть — и запылала бы наша контора.

— Тьфу ты, чертяка! — испуганно заговорил по-украински Карбованцев. — Ну що ты з нею будеш робить?

Он почти вырвал трубку у Анатолия и яростно хватил ею об пол.

— Ну, а бумаги як — уцилилы?

— Уцелели, — с деланным равнодушием ответил Тихонов.

— И как ты учуял, что тут пожаром пахнет? — настороженно спросил Карбованцев. — Ведь я ж тебя на станцию послал.

— Я и пошел. А дорогой вспомнил, что деньги свои в столе забыл. А когда возвращался, увидел, что из вашей комнаты дымок струится, ну и подумал: не пожар ли?

Остап Терентьевич придал своему лицу виноватое выражение и жалобно спросил:

— Что же ты теперь — жаловаться на старика пойдешь?

— Ну, что вы, Остап Терентьевич! — воскликнул Анатолий. — За кого вы меня принимаете? Только трубку вы свою выбросьте, наделаете из-за нее беды. Я ведь не раз уже говорил вам, что искры из нее, как из паровозной трубы, летят. Как еще не спалили вы всего нашего поселка до сих пор?

— Я знаю, ты хлопец не вредный, — улыбнулся Карбованцев. — Будем, значит, считать инцидент исчерпанным?

— Ясное дело.

— Ну, иди, тогда обедай. На станцию я сам схожу. Там у меня еще дело есть.

Анатолий выдвинул ящик своего стола, в котором, действительно, оказались деньги. Остап Терентьевич бросил на них удовлетворенный взгляд и отечески похлопал Тихонова по спине.

…Лейтенанта Ястребова Анатолий встретил неподалеку от фабрики и незаметно сунул ему в руку скомканную бумажку.


Алехин спасает Аркадия

— Да, черт побери, обстановка неожиданно усложняется! — озабоченно проговорил подполковник Волков. Ему только что позвонил Ястребов и передал содержание записки Тихонова. Ситуация казалась почти критической.

Начальник управления принял Волкова тотчас же. Выслушав Василия Андреевича, он заключил:

— Пожалуй, нужно их брать.

Волков немедленно вызвал Миронова, Алехина и еще нескольких оперативных работников.

— Будем действовать, — произнес он своим обычным, спокойным голосом, хотя Миронов по всему видел, как сильно он возбужден. — Ты, Михаил Ильич, лично займись Красовским-старшим. Алехин пусть возьмет на себя Аркадия. Остальных распредели сам. Можешь усилить свою группу людьми Островского и Уварова. В вашем распоряжении вечер и ночь. К утру все должно быть кончено. Все понятно?

— Все, — ответил Миронов и сделал знак оперативным работникам следовать за ним. В своей комнате он приготовил документы на обыски и аресты, оформил их и раздал своим помощникам. — Вы направляйтесь в «Арагви», — сказал он Алехину. — По имеющимся у нас данным, Аркадий там…

Возле «Арагви» Евгений встретил младшего лейтенанта Мухина, который последнее время наблюдал за Аркадием.

— Он там еще? — спросил Алехин, имея в виду Аркадия.

— В том-то и дело, что исчез, — растерянно проговорил Мухин.

— То есть, как это исчез! — невольно повысил голос Алехин. — Где же вы-то были?

— Я все время был на своем посту и следил за ним, — сильно волнуясь, объяснил Мухин. — Он сегодня здорово набрался и ему, видимо, стало плохо. Тогда какой-то тип повел его в туалет, и после этого они исчезли. Я уже и в туалет заглядывал, и официантов расспрашивал — будто сквозь землю провалились! Но они только через служебное помещение могли отсюда выбраться. Я уже проверил, каким именно образом.

— Разве Аркадий пришел в ресторан раздетый? — спросил Алехин.

— Нет, в макинтоше, но он остался в гардеробе.

— Когда же случилось это?

— Да всего минут десять назад…

Оставив Мухина на всякий случай возле ресторана, Алехин сел в ожидавшую его машину и приказал шоферу ехать на московскую квартиру Красовского. Но и там не оказалось ни Аркадия, ни его отца. Об этом сообщил Евгению оперативный уполномоченный Ветров, дежуривший возле их дома.

На вокзале дежурил оперативный уполномоченный Демин. Он сказал Евгению, что видел, как Аркадий с неизвестным человеком сел только что в дачный поезд, идущий в Березовскую. Заметил он также, что Аркадий был сильно пьян. Приказ об аресте шайки Красовского Демину не был еще известен, поэтому он не принял мер к его задержанию.

— А поезд, в который они сели, не ушел еще? — торопливо спросил Алехин.

— Стоит у третьей платформы, вот-вот тронется.

Когда Евгений выбежал на третью платформу, поезд трогался. Алехин вскочил в первый попавшийся вагон и, не обнаружив там Аркадия, решил идти к хвосту состава. Заметив сержанта железнодорожной милиции, Евгений подошел к нему, показал свои документы и попросил помочь задержать преступника.

Поезд мчался по виадуку, и колеса его гулко стучали на стыках рельсов. Алехин с сержантом вышли в это время в тамбур предпоследнего вагона и увидели там странную сцену. Дверь вагона была распахнута, и в просвете ее, схватившись за поручни, отчаянно сопротивлялся какой-то человек. Другой толкал его в грудь, пытаясь сбросить с поезда. Тамбур был не освещен, в темноте трудно разглядеть боровшихся, но по крупной, характерной фигуре одного из них, Алехин угадал Аркадия Красовского.

Стремительно бросившись к человеку, который уже вот-вот готов был сбросить Аркадия с поезда, Евгений схватил незнакомца за воротник, и отбросил в объятия сержанта железнодорожной милиции.

Перепуганный, трясущийся всем телом Аркадий не сразу мог разжать пальцы, судорожно вцепившиеся в поручни вагонной двери.

Незнакомец же, покушавшийся на Аркадия, тщетно пытался освободиться из объятий сержанта.

— Вы что, с ума сошли? — возмущался он. — Я, рискуя жизнью, этого пьяницу спасал, а вы меня хватаете как грабителя. Он ведь спьяну хотел выпрыгнуть из поезда. Не будь меня тут, поблизости, валялся бы он уже на шоссе под виадуком.

— Сволочи… — чуть слышно, расслабленным голосом пробормотал Аркадий, не имея сил поднять руку и вытереть лицо, покрытое холодным потом. — Сначала они меня напоили, а потом с поезда хотели сбросить. Боятся, гады, что выдам их… И выдам!.. Теперь-то уж обязательно выдам! — закричал он, вдруг, сделав резкое движение в сторону неизвестного. — Всех вас выдам, сволочи! Всех!

— Успокойтесь, Аркадий, — негромко, но внушительно проговорил Алехин. — Об этом мы поговорим после.

— А вы кто? — спросил Аркадий. — Вы из ОБХСС? Я так и знал… Я все время чувствовал, что вы ходите за мной по пятам. Ну, значит, нам все равно была бы крышка. Ведите меня куда надо, я все расскажу. А этого мерзавца держите покрепче, это консультант папаши моего — сволочь, каких мало.

Алехин осветил лицо незнакомца электрическим фонарем и вдруг воскликнул:

— Антипов? Бывший старший лейтенант Антипов? Вот уж не ожидал!

С помощью сержанта он ввел Аркадия и Антипова в вагон и усадил их у окна друг против друга.

Высадив в Березовской Аркадия и Антипова, Алехин тотчас же увидел дежурившего здесь оперативного уполномоченного Ястребова.

— Ну, как тут у вас дела? — спросил его Алехин.

— Взяли пять человек, — ответил Ястребов. — Сейчас повезем в Москву.

— Очень хорошо, захватите тогда и моих, — попросил Алехин. — Кстати, знаете, кто это? — кивнул он на Антипова.

— Знакомая, вроде, физиономия…

Услышав, что Алехин передает его кому-то, Аркадий отозвал Евгения в сторону и сказал шепотом:

— А отцовские капиталы вас не интересуют? Я-то не знаю где они, но есть человек…

— Кто же этот человек? — насторожился Алехин.

— Моя сестра. Она живет в этом поселке.

«Врет он или говорит правду?» — торопливо думал Евгений, не зная, как поступить.

— Ну, хорошо, — сказал он, наконец. — Идемте. — И, шепнув несколько слов Ястребову, Алехин вместе с оперативным работником, дежурившим на станции, направился к даче Красовского.

Почти всю дорогу шли они молча, лишь возле домика, в котором жила Вера, Аркадий попросил робким голосом:

— Может быть, вы разрешите мне зайти к ней сначала одному?

— Нет, пойдемте все трое, — строго ответил Евгений.

Дверь открылась, и он увидел Веру. Ноги его сразу вдруг отяжелели, и он не мог больше сделать ни шагу. А сердце колотилось так, что даже в ушах стало звенеть.

«Только бы теперь совладать с собой»… — и почти с ужасом думал Евгений, не сводя с Веры пристального взгляда.

С не меньшей растерянностью, даже с испугом смотрела на него Вера.

— Евгений, — чуть слышно прошептала она, наконец.

— Этот Евгений спас мне жизнь, — торопливо проговорил Аркадий, хотя он был явно удивлен этой новой сценой. — Я его впервые вижу сегодня, но уверен, что он благородный человек.

— Не надо! — раздраженно перебил его Алехин. — Вера и сама как нибудь разберется…

Несколько обескураженный, Аркадий хотел было сказать Вере еще что-то, но она торопливо прервала его:

— Я все знаю, Аркадий. Я только что звонила маме в Москву… — Повернувшись к Евгению, она спросила: — Так, значит, вы… — но тут голос ее дрогнул и пресекся.

— Не знаю, за кого вы принимали меня все это время, — уныло произнес Евгений: — Я — лейтенант милиции. До самого последнего времени я и понятия не имел, чья вы дочь… Хотя, конечно, этому нелегко поверить.

— Да, этому нелегко поверить, — уже почти спокойно сказала Вера, — как видимо, и вам в то, что до сегодняшнего разговора с мамой я ничего не знала о моем отце. Ну, да мне и безразлично теперь, поверите ли вы этому или нет… — С этими словами Вера резко повернулась к окну. В комнате воцарилась напряженная тишина. Похоже было, что никто не решится нарушить ее.

— Пойдемте! — кивнул, наконец, Алехин Аркадию и медленно направился к выходу.

Аркадий порывисто обнял Веру и пошел за ним.

— Прощайте, Вера Александровна, и не сомневайтесь, что я сказал вам правду, — уже у самых дверей обернулся Евгений.

А когда они вышли на веранду, Аркадий проговорил торопливо:

— Она, оказывается, действительно ничего не знает…

— А вам разве раньше не было это известно? — раздраженно спросил Алехин.

— Отец категорически запретил мне говорить с ней об этом.


Еще одна встреча с Верой

Александр Красовский бесследно исчез. Майор Миронов считал, что он прячется где-то в Москве, а подполковник Волков почти не сомневался, что он уехал. Но куда? Волков разослал оперативных уполномоченных по всем вокзалам и в аэропорт, но все было безрезультатно.

— Как же это упустили его? — удивленно спросил Алехин, знавший, что за Красовским велось неусыпное наблюдение.

— Слишком опытный зверь, — ответил Волков. — Хитрее охотников оказался. Проморгал его Гусаров.

«Рассказать Василию Андреевичу о Вере или не рассказывать пока?..» — напряженно думал Евгений, чувствуя, как холодный пот проступает у него на лбу.

— А ты что такой растерянный? — озабоченно спросил Василий Андреевич, вглядываясь в бледное лицо лейтенанта. — Отличился, можно сказать, а вид такой, будто упустил кого-то.

«Нет, этого нельзя скрывать», — решил, наконец, Евгений.

— Мне нужно поговорить с вами с глазу на глаз, — сдавленным голосом проговорил он.

— А нельзя ли отложить?

— Нет, я непременно должен сейчас же рассказать вам все, — настаивал Алехин.

— Хорошо, рассказывай. А ты, Михаил Ильич, пойди узнай у дежурного, нет ли чего нового, — кивнул Волков Миронову.

Когда майор вышел, Евгений рассказал все без утайки. Василий Андреевич слушал его очень внимательно. Затем расспросил подробнее о Вере, обо всем, что говорила она ему, как вела себя на свидании с Аркадием. Потом попросил у Евгения закурить, забыв, что Алехин не курит. А когда лейтенант хотел сбегать и достать папирос, приказал ему сидеть спокойно и стал торопливо ходить по кабинету.

Потом заявил тоном приказа:

— Ну, вот что, Евгений, вызывай немедленно дежурную машину и поезжай в Березовскую.

— Слушаюсь, — ответил Алехин, и у него вдруг дрогнуло сердце.

— Поезжай и поговори с Верой, — продолжал Волков. — Узнай у нее, куда она ездила на прошлой неделе. Если она скажет, это поможет напасть на след Красовского. А о том, что он не арестован еще, не говори ей пока.

— Слушаюсь, — снова повторил Алехин уже более бодрым тоном. Он осмелился даже спросить Волкова:

— А вы как о ней думаете, Василий Андреевич?

— Думаю, что ты не ошибаешься в ней.

…Евгений почти на предельной скорости вел машину в Березовскую. Подъехав к Вериной даче, потушил фары и заглушил мотор. Медленно прошел через маленький садик. Постучал в дверь, негромко, почти робко.

К нему вышла Вера.

— Простите, пожалуйста, что приходится снова вас беспокоить, — упавшим голосом произнес Евгений.

— Вам нечего со мной церемониться, — холодно отозвалась Вера. — Можете приступать к обыску, товарищ лейтенант, — равнодушно проговорила она и широко распахнула дверь в комнату.

Евгений покраснел. Враждебное отношение Веры обидело его, и он решил держаться официально.

— Мы вас ни в чем не подозреваем, — сказал он почти спокойно. — Я приехал к вам, чтобы спросить: можете ли вы сказать мне, куда вы ездили на прошлой неделе?

— Вы, значит, тоже интересуетесь этим? — удивилась Вера и, помолчав немного, добавила: — Шепнул мне Аркадий, когда прощался, чтобы я никому не говорила, куда посылал меня папа. Папа и сам просил меня о том же, и я вижу теперь, что поездка эта имеет важное значение для вас. А ездила я к своей тетке. Папа сказал, что ей нужно отвезти чемоданчик с какими-то очень нужными ей вещами. Ездила я в Казань к Маргарите Львовне Ураловой. Живет она на Песчаной улице, в доме тринадцать, в квартире двадцать один. Больше я ничего не знаю. Хотите верьте, хотите нет…

— Ах, Вера, Вера!.. — вздохнул Евгений. — Я ведь никогда еще не верил вам так, как теперь.


В Казани

В Казань Миронов с Алехиным прибыли утром и тотчас же связались с городской милицией. Они уточнили, что Маргарита Львовна Уралова действительно живет в Казани на Песчаной улице, и муж ее, Виктор Николаевич Уралов, весьма уважаемый человек, работает начальником цеха одного из казанских заводов. Выяснилось также, что сегодня ночью Маргарита Львовна получила телеграмму из Москвы.

Выяснив еще кое-какие подробности, Миронов решил навестить Маргариту Львовну. Он явился к ней под видом страхового агента. Маргарита Львовна приняла Миронова без малейшей тени подозрения и весьма охотно показала ему наиболее ценные предметы своей обстановки. Михаил Ильич, понимавший толк в мебельных гарнитурах, говорил о ее серванте, гардеробе, шифоньере и столах со знанием дела, оценил все по достоинству и произвел очень хорошее впечатление на Маргариту Львовну. Самого же майора интересовала при этом не столько обстановка комнат Ураловых, сколько чемоданы в них, хотя было мало вероятно, чтобы чемодан Красовского находился на виду.

Вернувшись, Миронов коротко сообщил Алехину результат посещения квартиры Ураловых.

— Понимаете, что получается, Женя, — озабоченно проговорил он, — чемодана Красовского, оказывается, там уже больше нет.

— А может быть, его там и не было вовсе?

— Нет, он определенно был там, — убежденно заявил Миронов, — и совсем недавно.

— Так, значит, Вера не обманула нас?! — радостно воскликнул Евгений и невольно схватил Миронова за руку.

— Нет, не обманула, — улыбнулся и Миронов.

— Но как же вы, Михаил Львович, узнали, что чемодан Красовского исчез куда-то? — удивился Евгений. — Не рассказала же вам об этом сама Маргарита Львовна?

— Видите ли, в чем дело, Женя, — сказал Миронов.

— Когда нам стало известно, что Красовский собирается приобрести довольно редкий брильянт, — мы посетили ювелирный магазин и обработали драгоценный камень и оправу специальным радиоактивным порошком. Где бы теперь не находился брильянт, мы легко обнаружим его с помощью вот такого приборчика. — С этими словами Михаил Ильич достал из бокового кармана пиджака предмет, похожий на авторучку. — Приборчик этот — счетчик радиоактивных или как называют, «меченых атомов», — пояснил майор. — Такие атомы будут теперь всюду присутствовать в воздухе, где бы ни находился брильянт Красовского.

— И что же показал вам прибор в квартире Ураловых? — нетерпеливо спросил Алехин.

— Он только изредка слабо мигал, регистрируя лишь одиночные «меченые атомы».

— Чем же это объясняется?

— А тем, что чемодан Красовского с радиоактивным брильянтом действительно был там и унесен совсем недавно.

— Но кем? — удивился Алехин. — Маргарита Львовна не уходила ведь никуда.

— Вот в том-то и загадка, — недоуменно развел руками Михаил Ильич. — Главное — семья у них небольшая: Маргарита Львовна, муж ее и восьмилетняя дочка. Муж все время на работе, а дочь в школе.

— А почему не допустить, что к ним зашел кто-нибудь и унес чемодан с собой?

— Нам бы доложили об этом.

— А не могли вынуть из чемодана один только радиоактивный брильянт? — сделал новое предположение Алехина.

— Не думаю, — покачал головой Миронов. — Надо полагать, чемодан Красовского на таких замках, что вряд ли кто, кроме него, их откроет. Да и потом радиоактивный порошок не мог не осыпаться частично на дно чемодана, и это тотчас же было бы зарегистрировано моим счетчиком, если бы чемодан оставался в комнате Ураловых. Но вы, пожалуй, правы: его действительно мог унести кто-нибудь из верных Красовскому людей. Он даже специально мог предупредить об этом сестру в той телеграмме, которую она получила сегодня утром. А чемодан этот нам никоим образом нельзя упускать, ибо он приведет нас к самому Красовскому.

С этими словами Миронов торопливо зашагал к зданию управления милиции. Майор выяснил, откуда ведется наблюдение за квартирой Ураловых, и вместе с Алехиным направился туда.

Младшего лейтенанта милиции Рахимкулова, наблюдавшего за домом, в котором жили Ураловы, они нашли без особого труда, так как он был работником молодым, неопытным и плохо маскировался. «Неудивительно будет, если окажется, что он прошляпил человека с чемоданом», — с досадой подумал о нем Миронов.

— Ничего подозрительного мною не было обнаружено, товарищ майор, — доложил он Миронову. — Чемоданов и вообще никаких крупных вещей за время моего дежурства из дома не выносили.

Лицо у младшего лейтенанта было простодушным, с выражением готовности выполнить любой приказ начальства. Не было никаких сомнений, что он вполне добросовестно следил за домом.

— А не вывозили ли чего-нибудь? — уже почти в шутку спросил Миронов.

— Если не считать детской коляски… — ответил Рахимкулов.

— А кто ее вывез? — сразу же насторожился Миронов.

— Пожилой человек, почтенный на вид.

— Когда?

— Часа полтора назад.

— И вы не поинтересовались, что было в коляске?

— Так ребеночек, наверно, — растерянно улыбнулся Рахимкулов. — Что же больше?

Миронов только пренебрежительно махнул рукой и отвел Алехина в сторону.

— Ну, что вы на это скажете? — спросил он лейтенанта.

— Похоже, что проморгал чемодан этот парень.

— Вне всяких сомнений. Но где его искать теперь?

— На вокзале.

— Почему?

Красовский мог ведь поручить кому-нибудь взять свой чемодан затем только, чтобы передать ему, — ответил Алехин.

— Пожалуй, — согласился Миронов.

Машина, на которой они приехали, ждала их за углом. На вокзале прошли к начальнику железнодорожной милиции. Миронов коротко рассказал ему о своей задаче и попросил оказать содействие.

Скоро началась и посадка в поезд, а Михаил Ильич все еще ходил по платформе, не подавая никаких знаков. Алехин стал даже подумывать, не напрасно ли вообще все это, как вдруг заметил слегка приподнятую руку майора.

— Вон видите того седого человека в светлом макинтоше? — шепнул он лейтенанту, когда тот подошел к нему. — В его руках чемодан Красовского. Счетчик возле него мигал так энергично, что сомнений быть не может…

— Задержим? — спросил Алехин.

— Нет, подождем немного. Нужно проследить, пока этот тип в макинтоше не встретится с Красовским. Быстренько сбегайте теперь к начальнику железнодорожной милиции, пусть он оформит нам билеты в шестой вагон.

Поезд шел медленно. Наконец, прибыли в Тюрлему. Скорый, идущий на Казань, стоял уже на станции и до его отхода оставалось всего десять минут.

Пассажир в макинтоше торопливо выскочил из вагона и бросился в кассовый зал. Купив билет, он устремился назад.

— Я думаю, что не стоит больше рисковать. — сказал Миронов Алехину.

С этими словами он поспешил за человеком в макинтоше и настиг его у выхода на перрон.

— Ваши документы, гражданин!

— Но ведь я же от поезда отстану! Видите, трогается уже! — почти завопил задержанный, пытаясь прорваться на платформу.

— Ничего, не опоздаете. Вам вообще не придется больше спешить, — спокойно заметил Миронов, решительно протягивая руку к чемодану.

Паровоз в это время дал сигнал, и поезд тронулся. План действий у Миронова с Алехиным был выработан заранее, и майор только сказал Евгению:

— Садитесь, Женя, желаю вам успеха! Встретимся в Казани.


Именем закона

Алехин прыгнул в предпоследний вагон.

— Что же это вы в самую последнюю минуту, — недовольно сказала проводница.

— Случается, — виновато улыбнулся Алехин. — А где тут у вас начальник поезда, не скажете?

— В восьмом вагоне, — ответила проводница.

Алехин поспешил к начальнику поезда. Предъявив ему свои документы, он в нескольких словах объяснил, что в поезде должен находиться крупный преступник, которого надлежит немедленно задержать.

— Я к вашим услугам, — несколько неуверенно отозвался начальник поезда, немолодой уже человек с продолговатым морщинистым лицом. — Что прикажете делать?

— Устройте меня пока где-нибудь.

— Пожалуйста, можете располагаться хоть и в этом вагоне.

Алехин снял пиджак, повесил его у окна и решил выйти в коридор «на разведку». Приоткрыв двери нескольких купе, он не увидел там никого, похожего на Красовского. «Вряд ли вообще удастся обнаружить его таким образом», — подумал Алехин, так как многие пассажиры лежали на верхних полках, отвернувшись к стене.

Нужно было придумать что-то другое. Но что? Пойти с контролером? Но ведь билеты отбирают проводники, и контролер не беспокоит пассажиров.

Ничего не придумав, Алехин на всякий случай решил сходить в ресторан; может быть, он встретит там Красовского. Но тут неожиданно раздался голос радиста:

— По коллективной просьбе пассажиров вагона номер восемь товарищей Козодоева, Малышкиной, Бедарева, Сидорова и Лютиковой исполняется популярный вальс «Дунайские волны».

«Бедарев»! — пронеслось в голове Алехина. Он сразу же вспомнил пенсионера, принесшего в комиссионный магазин пишущую машинку Красовского. У него потом пропали паспорт и пенсионная книжка.

«Неужели это он? — возбужденно подумал Евгений. — Очень может быть. Человек в макинтоше, которому Красовский поручил забрать свой чемодан у сестры, мог ведь вылететь из Москвы самолетом, и они, конечно, в Москве условились о встрече в этом поезде. Для того, чтобы Красовского мог найти его сообщник, Александр Львович специально заказывает теперь музыку с объявлением своей новой фамилии и номера вагона. У него ведь теперь, очевидно, и паспорт и прочие документы на имя мало кому известного пенсионера Бедарева». У дверей радиста Алехин задержался немного, потом решительно взялся за ручку.

— В чем дело? — раздался недовольный голос.

— Откройте, — возможно строже произнес Алехин и услышал, как за дверью звякнула стеклянная посуда.

Дверь открылась. Раскрасневшийся радист, полагавший, видимо, что стучит кто-нибудь из начальства, поднял на Алехина удивленные глаза.

— Вам бы не следовало так напиваться во время работы, — сказал Алехин строго.

— А откуда это известно, что я напиваюсь? — удивился радист. — Разве из репродуктора вином пахнет?

— Нет, вином не пахнет, — успокоил его Алехин, — зато заплетается язык. Вот вы только что совсем невнятно произнесли фамилию Бедарева, а это, между прочим, мой друг.

— Не может быть, чтобы я объявил невнятно, — запротестовал радист. — Как же я мог объявить его невнятно, если это именно он угостил меня коньяком?

— Ну, ладно, чего там оправдываться, — примирительно произнес Алехин. — Скажите лучше, — в каком купе Бедарев?

— Последнее в восьмом вагоне.

Алехин зашел сначала в свое купе, надел пиджак и снова вышел в коридор. Дверь последнего купе была закрыта. Алехин постоял немного, прислушался, потом решительно постучался.

— Войдите, — раздался женский голос.

— Нет ли тут желающих сыграть в шахматы?

— Только в преферанс, — отозвалась женщина с нижнего места.

— Извините тогда, — сказал Алехин и задвинул дверь.

Что же он увидел в купе? Внизу сидела тощая женщина, ответившая на его вопрос. Против нее какой-то толстяк самозабвенно пил чай. Вверху слева мальчик читал книгу, справа лежал на спине крупный мужчина и смотрел в потолок. И хотя Алехин не мог разглядеть его лица, он почти не сомневался, что это Красовский.

Алехин торжествовал победу. Он возьмет сейчас человека, который так долго нарушал советский закон. Хорошо бы подойти к нему и сказать так: «Именем закона!» Сказать громко и властно, как имеет право говорить только тот, кто ни разу сам не нарушал этого закона, кто верно служит ему, свято верит в него.

Алехин торопливо прошел в служебное отделение. Начальник поезда поднял на него усталые глаза:

— Ну, как у вас дела?

— Кое-что проясняется, — ответил Алехин. — Сколько еще остановок до Казани?

— Одна.

Алехин поблагодарил начальника и снова вышел в коридор.

«Забирать его сейчас или покараулить возле купе до Казани?» — торопливо думал он, прохаживаясь по коридору. И как раз в тот момент, когда он проходил мимо купе Красовского, открылась дверь и в коридор выскочил мальчик. Алехин невольно заглянул на верхнюю полку. Она была пуста!

Евгению показалось, что сердце его вдруг перестало биться…

— А этот гражданин с верхней полки… где он? — не своим хрипловатым голосом спросил Алехин.

— Кто его знает, — пожала плечами тощая дама. — Странный он какой-то. То лежал почти весь день, то вдруг сорвался куда-то. Мы думали, что он к вам пошел в шахматы играть.

Алехин выскочил в коридор и бросился в тамбур, но и там никого не оказалось. Пуст был и тамбур соседнего вагона…

«Что же я мечусь так, — старался успокоить себя Евгений. — Надо же собраться с мыслями… А что, если Красовского встревожило то, что я заглянул к нему в купе?».

И Евгению вспомнилось, как в Сокольническом парке культуры его сфотографировал один из сообщников Красовского. Конечно же, Красовский знал по фотографии его лицо.

Теперь Евгений решительно открывал двери каждого купе и довольно бесцеремонно заглядывал в лица находившихся там пассажиров. Но вот пройден и последний вагон, осталось посмотреть только задний тамбур. Уже безо всякой надежды открыл Алехин его дверь и увидел проводницу, любезничавшую с каким-то железнодорожником в фуражке с белым чехлом и парусиновом кителе.

«А что, если это — Красовский? Мог ведь он иметь при себе на всякий случай железнодорожную форму».

В полумраке тамбура Алехин хотя и не видел лица подозрительного железнодорожника, но роста и сложения он был, примерно, такого же, как и Красовский.

— Нельзя ли вас на минуточку, гражданин Бедарев, — дотронувшись до плеча подозрительного железнодорожника, проговорил Алехин.

— Какой я вам Бедарев, — брезгливо сбросил руку Евгения железнодорожник. — Вы, видно, обознались, уважаемый.

— Ах, так вы тогда, может быть, Красовский или даже «Регент»? — теперь уже с нескрываемой насмешкой спросил Алехин, нащупывая в кармане рукоятку пистолета.

Человек в железнодорожной форме, удивленно пожав плечами, пробурчал недовольно:

— Ну, хорошо, пойдемте в мое купе и разберемся там.

А как только вышли они из тамбура, он огляделся по сторонам и проговорил торопливо:

— Вы — Алехин, кажется? Не будьте же дураком и на этот раз. Тем более, что теперь я вынужден предложить вам много больше…

— Довольно, Красовский! — строго оборвал его Алехин. — Вы не на черной бирже.


Из зала суда

Вера позвонила Алехину на второй день после того как он вернулся из Казани.

— Я должна извиниться перед вами, — тихо сказала она. — Я была очень груба в тот вечер…

— Ну, что вы, Вера! — перебил ее Евгений, счастливый уже от одного того, что она говорила с ним.

— Нет, нет, Женя! — запротестовала Вера. — Не оправдывайте меня. Я ведь теперь все знаю, и мне очень хотелось бы встретиться с вами, объяснить все, все… Не могли бы вы приехать ко мне на дачу? Я неважно чувствую себя и не могу быть в Москве.

— Хорошо, — радостно отозвался Евгений, — я буду у вас сегодня.

Они встретились в сумерки в садике дачи Вериной матери.

— Не знаю, даже, Женя, как вам рассказать все, — тяжело вздохнула Вера.

— А, может быть, и не нужно ничего рассказывать? — спросил Евгений и крепко сжал ее холодную руку.


* * *

Спустя несколько дней в одной из московских газет появилась короткая хроникальная заметка под рубрикой: «Из зала суда». В скупых выражениях говорилось в ней о закончившемся процессе шайки расхитителей. Назывались фамилии главарей шайки, получивших по двадцать пять лет лишения свободы с конфискацией всего имущества. В самом конце заметки отмечались заслуги офицеров милиции, в их числе майора Миронова и лейтенанта Алехина.

Прочитав эту заметку, отец Евгения — Иван Сергеевич — с необычайной торжественностью поднялся со своего кресла и почти театральным жестом протянул руки к сыну:

— Ну, дорогой мой лейтенант милиции Алехин, прости, пожалуйста, что подшучивал над тобой твой старик, и прими самые горячие мои поздравления!

Он звонко расцеловал сына в обе щеки и добавил:

— Да, пока есть у нас еще такие жулики, как Красовский — твоя профессия нужна.


Содержание

М. Ланской, Б. Рест. Опанасовы бриллианты … 3

А. Островский. Ночь не скроет … 30

И. Лавров. Первое испытание … 99

И. Меттер. Обида … 114

И. Лазутин. Сержант милиции … 146

Э. Офин. Узелок … 201

Н. Томан. Именем закона … 218


Оглавление

  • Опанасовы бриллианты
  • М. Ланской, Б. Рест Опанасовы бриллианты
  • А. Островский Ночь не скроет
  • И. Лавров Первое испытание
  • И. Меттер Обида
  • И. Лазутин Сержант милиции
  • Э. Офин Узелок
  • Н. Томан Именем закона



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке