Похищение мечей 2. Авемпарта (fb2)


Настройки текста:



Майкл Салливан Похищение мечей Книга вторая Авемпарта

Глава 1 КОЛНОРА

Как только человек вышел из тени, Уайатт Деминталь понял, что сегодня будет худший и, возможно, последний день в его жизни. Человек в одежде из грубой шерсти и кожи казался ему смутно знакомым. Более двух лет назад Уайатт видел его лицо при слабом свете трактирных свечей и надеялся никогда больше не увидеть. Человек был вооружен тремя мечами — старыми, видавшими виды, с потертыми рукоятями. Высокий, едва ли не на голову выше Уайатта, с широкими плечами, мощными руками и ногами, он стоял, глядя на Уайатта, как кот смотрит на мышь.

— Вы барон Делано ДеВитт из Дагастана? — спросил он тоном обвинителя.

Сердце у Деминталя сжалось от страха. Даже после того как он узнал этого человека, тот внутренний жизнелюбец, который все еще обитал в нем и каким-то образом пережил все эти кошмарные годы, не терял надежды, что это всего лишь ограбление. Но когда он услышал эти слова, у него пропала всякая надежда на благополучный исход этой встречи.

— Простите, это какая-то ошибка, — с напускной беспечностью и как можно более спокойным голосом ответил Уайатт, притворяясь, что не догадывается, о чем идет речь.

Для пущей убедительности он даже постарался максимально ослабить свой калианский акцент.

— Ничего подобного, — возразил человек, преграждавший ему путь. Он пересек улочку и подошел ближе. Расстояние между ними, оставлявшее хоть какую-то надежду, стремительно сокращалось. Уайатт хорошо видел его руки, лежавшие на рукоятях мечей, и это пугало его еще больше. Сам он был вооружен неплохой саблей, но этот человек явно его не боялся. Оставалось одно — попробовать отговориться.

— Дело в том, что мое имя — Уайатт Деминталь, поэтому я полагаю, что вы ошиблись.

Уайатт ухитрился произнести все это без запинки и остался весьма доволен собой. Ценой неимоверных усилий он заставил себя расслабиться, опустил плечи, мило улыбнулся и спокойно огляделся по сторонам, как мог бы поступить на его месте честный, ни в чем не повинный человек.

Они встретились в узком грязном переулке, всего в нескольких ярдах от того места, где Уайатт снимал комнату. Было темно. Прямо за его спиной возле съестной лавки висел фонарь. Уайатт видел его дрожащие отсветы на лужах, оставшихся после дождя на мощенной булыжником дороге. Из таверны «Серая мышка», находившейся у него за спиной, доносились громкая музыка, приглушенные голоса, смех, обрывки спора. Громко мяукнула невидимая кошка, раздался грохот упавшего горшка. Где-то проехала повозка, грохоча колесами по мокрому камню. В этот поздний час на улице оставались только пьяницы, шлюхи и те, чьи дела делаются под покровом ночи.

Человек подошел еще ближе. Его взгляд не понравился Уайатту. В глазах его читались суровая, упрямая решимость и, что более всего напугало Уайатта, нечто вроде сожаления.

— Это ведь ты нанял меня и моего друга выкрасть меч из замка Эссендон.

— Простите. Я и в самом деле не представляю, о чем вы говорите. Я даже не знаю, где находится этот Эссендон. Должно быть, вы меня с кем-то спутали. Наверное, из-за шляпы. — Уайатт снял свою широкополую шляпу и показал ее человеку. — Видите ли, эта шляпа обыкновенная, потому что ее может купить кто угодно, но в то же время редкая, поскольку мало кто сейчас носит такие. Вероятнее всего, вы видели кого-то в такой же шляпе и приняли меня за него. Каждый может ошибиться, но я не в обиде, могу вас заверить.

Уайатт снова надел шляпу, слегка загнув поля с одной стороны. Помимо шляпы, на нем был дорогой камзол из черно-красного шелка и короткий яркий плащ, однако отсутствие бархатной отделки вкупе с поношенными сапогами выдавало его теперешнее, более чем стесненное положение. Еще сильнее его выдавало золотое кольцо в мочке левого уха: единственное напоминание о жизни, с которой он вынужден был расстаться.

— Когда мы добрались до часовни, король лежал на полу. Он был убит.

— Да что вы говорите? Очень грустная история, как я погляжу, — сказал Уайатт, подтягивая красные перчатки: он всегда так делал, когда нервничал.

— Стража была наготове. Нас бросили в темницу и едва не казнили.

— Мне очень жаль, что с вами обошлись столь жестоко. Но, как я уже сказал, я не ДеВитт. Я никогда о нем даже не слышал. Если наши пути когда-нибудь пересекутся, непременно передам ему, что вы его разыскиваете. Кто именно разыскивает, могу я узнать?

— Рийрия, — сказал человек с тремя мечами.

Фонарь за спиной Уайатта погас, и одновременно кто-то, стоявший сзади, прошептал ему на ухо:

— По-эльфийски это означает двое.

Сердце Уайатта забилось еще быстрее. Не успев повернуться, он почувствовал на своем горле острие меча. Он замер, едва дыша.

— Ты обманул нас. Мы едва не погибли, — произнес мрачным голосом тот, кто стоял у него за спиной. — Ты заключил сделку. Отправил нас в часовню, чтобы свалить на нас всю вину. Я здесь, чтобы отплатить тебе за твою «доброту». Если тебе есть что сказать, говори сейчас, только тихо.

Уайатт был умелым картежником. Он мог распознать блеф и понимал, что человек за его спиной не блефует. Он пришел не затем, чтобы пугать Уайатта или шантажировать, чтобы получить деньги или какие-либо сведения. Ему и так уже было известно все, что он хотел знать. По его голосу, тону, словам, по его дыханию можно было понять, что он пришел, чтобы убивать.

— Уайатт, в чем дело? — раздался тихий голос.

Открылась дверь, и переулок залил поток света. На пороге стояла босоногая худенькая девочка с волосами до плеч, одетая в ночную сорочку, едва доходившую до лодыжек. Ее плоская тень упала на булыжную мостовую.

— Все в порядке, Элли, иди назад! — крикнул Уайатт, уже не скрывая своего акцента.

— С кем ты разговариваешь? — Элли подошла ближе, наступила в лужу, и по поверхности воды пошли круги. — Мне кажется, это недобрые люди.

— Свидетели мне ни к чему, — процедил кто-то за спиной Уайатта.

— Не трогайте ее! — взмолился Уайатт. — Она тут ни при чем, клянусь. Во всем виноват только я!

— В чем ты виноват? — спросила Элли. — Что происходит? — Она сделала еще шаг в его сторону.

— Элли, стой на месте! Не подходи ближе. Прошу тебя, Элли, делай, что я говорю. — Девочка остановилась. — Однажды я совершил дурной поступок, Элли. Ты должна понять, я сделал это для нас. Ради тебя и Элдена. Помнишь, несколько лет назад у меня была работа на севере? Я уезжал на пару дней. Вот тогда я и сделал это, притворился кое-кем другим. Эти люди чуть не погибли из-за меня. Зато я добыл денег на зиму. Не сердись на меня, Элли. Я люблю тебя, милая. Прошу, иди в дом.

— Нет! — заупрямилась она. — Я вижу нож. Они хотят причинить тебе зло.

— Если ты не уйдешь, они убьют нас обоих! — отчаянно крикнул Уайатт.

Ему не хотелось ее пугать, но она должна была поверить, что дело серьезное.

Элли заплакала. Она стояла в переулке, подсвеченная падающим сзади светом, и вся дрожала.

— Иди в дом, милая, — сказал Уайатт, стараясь успокоиться. — Все будет хорошо. Не плачь. Элден позаботится о тебе. Расскажи ему, что случилось. Все будет хорошо.

Девочка продолжала всхлипывать.

— Пожалуйста, солнышко, ты должна уйти, — умолял Уайатт. — Это все, что ты можешь сделать. Мне надо, чтобы ты это сделала. Прошу.

— Я люблю тебя, папа! — сквозь слезы прошептала девочка.

— Знаю, милая, знаю. Я тоже тебя люблю. И мне так жаль!

Элли медленно отступила обратно к двери. Полоска света все уменьшалась до тех пор, пока дверь не закрылась, и переулок снова погрузился во тьму. В узкий промежуток между домами, где стояли трое мужчин, пробивался только слабый серебристо-голубоватый свет выглянувшей из-за облаков луны.

— Сколько ей лет? — спросил человек за спиной Уайатта.

— Не впутывайте ее. Давайте покончим с этим поскорее. Это вы для меня сделать можете?

Уайатт уже почти смирился с тем, что было ему уготовано, но появление ребенка сломило его. Его трясло от страха, он стиснул кулаки, ему стало трудно глотать и дышать. Он чувствовал, как острый клинок едва касается его горла, и все ждал и ждал, когда он в него вопьется.

— Ты знал, что это ловушка, когда нанимал нас? — спросил человек с тремя мечами.

— Что? Конечно, нет!

— А если бы знал, все равно поступил бы так же?

— Не знаю… Наверное, да. Нам нужны были деньги.

— Так ты не барон?

— Нет.

— А кто ты?

— Я был капитаном корабля.

— Был? Что случилось?

— Вы собираетесь меня убивать или нет? К чему все эти вопросы?

— Чем больше ответов, тем дольше ты дышишь, — произнес человек у него за спиной.

Это был голос смерти, глухой и бесчувственный. У Уайатта Деминталя перехватило дыхание, как будто он смотрел вниз с высокого утеса. Он не видел лица, но знал, что этот человек держит нож, которым через одно мгновение он будет убит, и от этого чувствовал себя, как приговоренный к казни. Он думал об Элли, надеясь, что с ней все будет в порядке, и вдруг понял, что она обязательно увидит его мертвым. Мысль эта была на удивление отчетливой. Она выбежит, когда все закончится, и найдет его тело на улице. Ей придется ступать по его крови!

— Что случилось? — спросил палач, и при звуке этого злого голоса все его мысли испуганно бросились врассыпную.

— Я продал корабль.

— Почему?

— Не все ли вам равно?

— Карточные долги?

— Нет.

— Тогда что?

— Какое это имеет значение? Вы все равно убьете меня. Так не тяните!

Он выпрямился, готовый к смерти. Стиснув зубы, закрыл глаза. Но убийца по-прежнему медлил.

— Это имеет значение, — прошептал он на ухо Деминталю, — потому что Элли не твоя дочь. — И он отвел клинок от его шеи.

Медленно, неуверенно Уайатт повернулся лицом к человеку с кинжалом. Он никогда раньше не видел его. Этот человек был ниже своего товарища и одет в черный плащ с поднятым капюшоном, который скрывал его лицо, оставляя видимыми лишь кончик носа, часть щеки и подбородка.

— Откуда вы знаете?

— Она увидела нас в темноте. Разглядела нож у твоего горла, а мы ведь стояли далеко от твоего дома и в полной тьме.

Уайатт молчал. Он не смел ни двигаться, ни говорить. Он не знал, что и думать. Что-то изменилось. Неминуемая смерть отступила на шаг, хотя ее тень все еще нависала над ним. Он не понимал, что происходит, и панически боялся совершить ошибку.

— Ты продал корабль, чтобы купить ее, не так ли? — угадал человек в капюшоне. — Но у кого и зачем?

Уайатт смотрел на лицо, скрытое под капюшоном. Оно напоминало мрачный пейзаж, лишенную сострадания пустыню. Там таилась смерть. Всего лишь одна фраза отделяла спасение от бездны вечности.

Высокий человек с тремя мечами положил руку ему на плечо:

— От твоего ответа многое зависит. Но ты ведь и сам это уже понял! Сейчас ты пытаешься решить, что сказать, и, конечно же, стараешься угадать, что мы хотим услышать. Не стоит. Скажи правду. По крайней мере, если ошибешься, умрешь не потому, что солгал.

Уайатт обреченно кивнул. Он снова закрыл глаза, глубоко вдохнул и сказал:

— Я купил ее у человека по имени Амброуз.

— Амброуз Мур? — спросил палач.

— Да.

Уайатт ждал наихудшего, но ничего не происходило. Он открыл глаза. Нож исчез, а человек с тремя мечами улыбался ему.

— Не знаю, во сколько тебе обошлась эта девочка, но она твое самое лучшее вложение.

— Вы не станете убивать меня?

— Не сегодня. Ты все еще должен нам сотню золотых за то дельце с кражей меча, — холодно сказал человек в капюшоне.

— Но у меня их нет.

— Так достань.

Дверь дома, где остановился Уайатт, с грохотом распахнулась. В переулок снова хлынул свет. На улицу вылетел Элден, держа над головой огромный, с двумя лезвиями топор. Он с решительным видом двинулся в их сторону.

Человек с тремя мечами тут же обнажил два из них.

— Элден, остановись! — закричал Уайатт. — Они не собираются убивать меня! Опусти топор!

Элден так и замер с занесенным над головой топором, переводя взгляд с одного на другого.

— Они не причинят мне зла, — заверил его Уайатт и повернулся к ним. — Ведь так?

Человек в капюшоне нехотя кивнул и сказал все тем же мрачным тоном:

— Верни долг.

Потом они ушли. Элден подошел к Уайатту. Элли выбежала из дома и обняла его. Так втроем они и вернулись в дом. Элден бросил последний взгляд на улицу и закрыл за собой дверь…

Адриан был так впечатлен видом гиганта с топором, что несколько раз оглянулся после того, как дверь за ним захлопнулась.

— Ты заметил, какого роста был этот парень? — спросил он Ройса. — Никогда не видел такой громадины. Похоже, в нем никак не меньше семи футов росту. А какая бычья шея, а что за плечища! Один топор чего стоит! Чтобы его поднять, понадобятся двое таких, как я. Может, он не человек, а великан или тролль? Некоторые уверяют, что они существуют. Я даже встречал таких болтунов, которые клялись, что видели их своими глазами.

Ройс посмотрел на своего друга и мрачно усмехнулся:

— Да будет тебе, слышал я эти трактирные байки. Их всегда рассказывают друг другу подвыпившие завсегдатаи. Хотя не стану утверждать, что такого не бывает. Спроси Майрона, он тебе то же самое скажет.

Они направились на север в сторону Лэнгдонского моста. Здесь царила тишина. Жители самого роскошного квартала Колноры, расположенного на живописных холмах, по ночам предпочитали спать, а не кутить в трактирах. Здесь проживали богатые купцы, влиятельные мануфактурщики, владельцы домов еще более богатых, чем дворцы и особняки высшей знати.

Когда-то давным-давно Колнора была крошечным перевалочным пунктом на пересечении торговых путей Весбадена и Аквесты. Виллан по имени Холленбек с женой привечали здесь караваны, поили лошадей и предоставляли торговцам ночлег у себя в амбаре в обмен на товары и новости. Холленбек ценил качество и всегда выбирал для себя все самое лучшее.

Вскоре его усадебка превратилась в богатый постоялый двор. Холленбек пристроил к нему склад и лавку, где можно было с выгодой перепродать путникам то, что приобреталось у бродячих торговцев. К нему присоединились другие купцы, которые купили землю возле его хозяйства и открыли лавки, трактиры и придорожные таверны. С годами вокруг усадьбы Холленбеков выросло селение, а затем и город, но многие караванщики по-прежнему отдавали предпочтение именно Холленбеку.

По легенде, причиной тому была его жена — прекрасная женщина, наделенная не только неземной красотой, но и волшебным голосом и умевшая играть на мандолине. Говорили также, что она пекла превосходные пироги с персиками, черникой и яблоками. Много веков спустя, когда никто уже не мог точно указать места первоначального расположения подворья Холленбека, да и память о нем почти что стерлась, люди все еще продолжали вспоминать его красавицу жену — Колнору.

Город процветал на протяжении нескольких столетий и постепенно превратился в один из крупнейших в Аврине. Здесь, в его бесчисленных лавках и на нескольких городских рынках, всегда можно было найти самую модную одежду, великолепные ювелирные изделия и самый широкий набор экзотических пряностей. Город также славился своими ремесленниками и лучшими в стране трактирами и постоялыми дворами. Со всего Аврина сюда на запах денег и славы стекались бродячие актеры, а Козимо ДеЛур, самый богатый житель города и покровитель искусств, построил свой «Театр ДеЛур».

Ройс и Адриан пересекли квартал и вдруг, не сговариваясь, остановились перед огромной белой вывеской. На ней были изображены силуэты двух мужчин, взбирающихся на башню замка по отвесной стене. Надпись гласила:

ЗАГОВОР ПРОТИВ КОРОНЫ
КАК ЮНЫЙ ПРИНЦ И ДВОЕ ВОРОВ СПАСЛИ КОРОЛЕВСТВО
ЕЖЕВЕЧЕРНИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ

Ройс удивленно уставился на грубо размалеванную доску. Адриан задумчиво почесал затылок. Они озадаченно переглянулись и, ни слова не говоря, отправились дальше.

Спустившись с холма, они направились по Мостовой улице к реке, где миновали ряды огромных складских зданий, на стенах которых, словно гербы королевских особ, пестрели яркие вывески купцов и мануфактурщиков. На некоторых были видны одни только инициалы негоциантов. Это, как правило, были недавно созданные предприятия, которые пока еще не заявили о себе как серьезные конкуренты. На других красовались торговые знаки — такие, как, например, кабанья голова — символ мясной империи «Боканта», основатель которой начинал с выращивания свиней, или бриллиант — эмблема «Предприятия ДеЛура».

— Ты же понимаешь, что он никогда не сможет заплатить нам эту сотню? — спросил Адриан.

— Я просто хотел дать ему понять, что от нас не так-то просто отделаться.

— А может, ты боялся, что он подумает, будто Ройс Мельборн расклеился при виде слезок маленькой девчонки?

— Это не просто девочка. Кроме того, он спас ее от Амброуза Мура. Одним этим он уже заслужил право остаться в живых.

— Кстати, меня всегда удивляло, почему Амброуз все еще жив?

— Видимо, меня все время что-то отвлекало, — сказал Ройс, и по его тону Адриан понял, что тот не желает обсуждать эту тему.

Из трех главных мостов города Лэнгдонский был самым красивым. Он был выполнен из резного камня. Через каждые несколько футов стояли высокие фонарные столбы в виде лебедей. Обычно зажженные фонари придавали мосту праздничный вид, но сейчас было темно, а мокрая брусчатка казалась скользкой и опасной.

— Ну по крайней мере мы не просто так весь последний месяц искали ДеВитта, — с иронией сказал Адриан, когда они шли по мосту. — Можно подумать…

Ройс резко остановился и поднял голову. Оба вора с опаской огляделись по сторонам, не говоря ни слова, обнажили мечи и встали спина к спине. Казалось, не произошло ничего особенного. Тишину нарушал только громкий плеск воды под мостом.

— Это впечатляет, Вихрь, — сказал Ройсу выступивший из-за фонаря человек.

У него было очень бледное лицо и такое худое костлявое тело, что его свободные штаны и рубаха казались пустыми. Он походил на труп, который забыли похоронить.

За спиной Адриана на мост выбрались трое подозрительных типов, все как один очень похожие друг на друга, поджарые и мускулистые, в темной одежде. Они окружили Ройса и Адриана, как стая волков.

— Что нас выдало? — спросил скелет, вставая спиной к фонарю в виде лебедя.

— Громкое сопение, хотя и вонь тоже не стоит сбрасывать со счетов, — усмехнулся Адриан, внимательно подмечая их позы, движения и направление взглядов.

— Ты на кого хвост задираешь? — угрожающе воскликнул самый высокий из четверки.

— Чем мы обязаны вашему вниманию, Прайс? — спросил Ройс.

— Забавно, я собирался задать тебе тот же вопрос, — ответил скелет. — Это все-таки наш город, а не твой. Вернее, он уже не твой.

— Похоже, они из «Черного алмаза», — сказал Адриан. — Что скажешь, Ройс?

Ройс утвердительно кивнул вместо ответа.

— А ты, значит, Адриан Блэкуотер, — заметил Прайс. — Я всегда думал, что ты выше.

— А я всегда думал, что в «Черном алмазе» вас несколько больше, чем четверо доходяг.

Прайс оскорбленно замолк, сверля его взглядом ровно столько времени, чтобы это можно было принять за угрозу, а затем снова обратился к Ройсу: — Так зачем ты у нас опять объявился, Вихрь?

— Я здесь проездом.

— Правда? А может, по делу?

— Никаких дел, которые представляли бы для вас интерес.

— Видишь ли, вот тут ты заблуждаешься.

Прайс отделился от фонаря и обошел обоих воров по кругу. Его мешковатая, перехваченная в поясе широким ремнем рубаха трепетала на ветру, словно флаг на корабельной мачте.

— Все, что происходит в Колноре, представляет для «Черного алмаза» большой интерес, — вызывающим тоном сказал он. — Особенно если это касается тебя, Вихрь.

Адриан слегка наклонил голову в сторону Ройса и спросил:

— Почему он все время называет тебя Вихрем?

— Это была моя кличка в гильдии, — ответил Ройс.

— Значит, он тоже состоял в «Черном алмазе»? — воскликнул самый молодой из четверки, показывая рукой на Ройса.

Его круглые пухлые щеки от волнения покрылись красными пятнами, тонкогубый рот обрамляли редкие усы и козлиная бородка.

— Ты что, Гравер, никогда не слышал о Вихре? Ах да, ты ведь у нас новичок в гильдии, всего полгода с нами. Видишь ли, Вихрь не только состоял в «Алмазе», но и был у нас далеко не последним человеком, чистильщиком, одним из самых прославленных членов гильдии за всю ее историю.

— Что значит, был чистильщиком? — удивился Адриан.

— Это как бы наемный убийца, — пояснил Ройс.

— Он живая легенда, наш Вихрь, — продолжал Прайс, расхаживая по каменному мосту и осторожно обходя лужи. — Настоящий гений. Его карьера была столь головокружительной, что многие занервничали.

— Странно, — сказал Ройс, — я только одного такого нервного помню.

— Ну, когда нервничает старшина гильдии, это плохо отражается на остальных. В то время у нас всем заправлял парень по имени Хойт. Неплохой был вор и предводитель, но многим из нас он все равно казался мерзавцем. Вихря поддерживали многие простые ребята, и Хойт боялся, что он займет его место. Он стал поручать Вихрю самые опасные заказы — дела, которые шли подозрительно плохо. И все же Вихрь всегда выходил сухим из воды, что только прибавляло ему славы. Пошли слухи, что в гильдии завелся предатель. Вместо того чтобы забеспокоиться, Хойт усмотрел в этом свой шанс.

Прайс сделал паузу и остановился перед Ройсом.

— В то время в гильдии было трое чистильщиков, все трое — хорошие друзья. Нефрит, единственная женщина в гильдии, была несказанной красавицей, и она…

— К чему ты все это рассказываешь, Прайс? — недовольно перебил его Ройс.

— Просто небольшой урок истории для Гравера. Ты же не откажешь мне в удовольствии просветить моих парней насчет твоей особы? — Прайс издевательски улыбнулся и снова принялся расхаживать по мосту, заткнув большие пальцы за пояс. — На чем я остановился? Ах да, на Нефрит. Это произошло вон там. — Он указал за мост. — Вон в том пустом складе со значком клевера на стене. Там-то Хойт и подставил их, натравив друг на друга. Тогда, как и сейчас, убийцы носили маски, чтобы их не опознали. — Прайс замолчал и посмотрел на Ройса с наигранным сочувствием. — Ты понятия не имел, кто она, пока все не закончилось, не так ли, Вихрь? Или ты знал и все равно убил ее?

Ройс ничего не ответил и только смерил Прайса с головы до ног угрожающим взглядом.

— Последним из этой троицы был Резчик. Он, ясное дело, очень расстроился, узнав, что Вихрь убил Нефрит, ведь он был ее любовником. Близкий друг нанес ему глубокую травму, а Хойт был только рад предоставить Резчику возможность расквитаться с ним. Но Резчик не хотел убивать Вихря. Он хотел заставить его страдать и настаивал на более изощренном и болезненном наказании. Резчик гениальный стратег, он лучше всех планирует налеты, и он сделал так, что Вихря задержала городская стража. С помощью должников и денег Резчик подкупил суд, и Вихря отправили в тюрьму Манзант, откуда никто не возвращается. Считалось, что сбежать оттуда невозможно, только вот Вихрь каким-то чудом ухитрился это сделать. Знаешь, нам ведь до сих пор неизвестно, как ты это провернул. — Он замолчал, давая Ройсу возможность ответить.

Ройс, однако, снова предпочел промолчать.

Сбитый с толку Прайс нервно передернул плечами и продолжил свои объяснения:

— После побега Вихрь вернулся в Колнору. Сначала судью, который председательствовал на его процессе, нашли в постели мертвым. Затем кто-то прикончил лжесвидетелей, причем всех троих за одну ночь, и, наконец, прокурор тоже отправился к праотцам. В скором времени члены «Черного алмаза» один за другим стали исчезать. Их трупы находили в самых разных местах: в реке, на городской площади, даже на церковной колокольне. Потеряв больше дюжины людей, Ювелир пошел на сделку. Он сдал Хойта Вихрю, и тот заставил его публично во всем признаться. Потом Вихрь убил Хойта и бросил его тело в фонтан на Площади Холмов. Виртуозная работа, художество чистой воды. Война прекратилась, но раны были слишком глубоки, чтобы вот так просто простить все его подвиги. Вихрь был вынужден уйти из города, а через несколько лет стало известно, что он работает на территории «Багровой руки» на севере. Но ты ведь не член их гильдии?

— Да я давно не вижу никакой пользы в этих ваших гильдиях, — холодно ответил Ройс.

— А это никак слуга Вихря? — с простоватой улыбкой на лице спросил Гравер, указывая на Адриана. — Он что, таскает за ним его оружие?

Прайс снисходительно улыбнулся:

— Это Адриан Блэкуотер, и я бы не стал тыкать в него пальцем, если не хочешь лишиться руки.

Гравер смерил Адриана скептическим взглядом и недоверчиво спросил:

— А что, он взаправду такой искусный фехтовальщик, что дальше некуда?

— Меч, копье, стрела, камень, все, что под руку подвернется, его оружие, — усмехнулся Прайс и повернулся к Адриану. — О тебе «Алмазу» не так много известно, но ходят разные слухи. Говорят, ты был гладиатором. Другие рассказывают, ты командовал калианской армией, причем весьма успешно. А некоторые даже поговаривают, что ты был придворным рабом во дворце восточной экзотической королевы.

Остальные члены «Черного алмаза», в том числе Гравер, издевательски засмеялись.

— Приятно было вспомнить старые добрые времена, Прайс, но какие у тебя основания для того, чтобы нас задерживать? — спросил Ройс.

— Ты хочешь сказать, помимо развлечения? Помимо оскорблений? Не считая того, чтобы напомнить тебе, что этот город контролируется «Черным алмазом» и что ворам, не принадлежащим к гильдии, запрещено здесь орудовать, а тебя тут и вовсе видеть не хотят?

— Да, именно это я и имел в виду.

— Вообще-то есть еще кое-что. Вас обоих разыскивает какая-то девушка.

Ройс и Адриан с любопытством переглянулись.

— Она многих у нас расспрашивала про парочку воров по имени Адриан и Ройс. Конечно, очень приятно было слышать ваши имена на каждом углу, но если кто-то в Колноре ищет воров, не состоящих в нашей гильдии, это плохо сказывается на репутации «Черного алмаза». Люди могут получить неверное представление о городе.

— А кто она? — спросил Ройс. — Как ее зовут?

— Не имею представления, приятель.

— Где ее можно найти?

— Ночует под Торговой аркой на Столичном бульваре, так что вряд ли она из благородных или дочка богатого купца. Путешествует она одна, поэтому наверняка явилась сюда не за тем, чтобы убить или арестовать вас. Думаю, она хочет вас нанять. Надо сказать, если вы всегда привлекаете таких заказчиков, то я бы на вашем месте выбрал более традиционную сферу деятельности. Может, вам устроиться на свиноферму? По крайней мере там для вас найдется подходящая компания. — Тон и выражение лица Прайса стали более суровыми. — Найдите ее и убирайтесь из города до завтрашней ночи. Вам стоит поторопиться. Если ее отмыть, она будет хорошенькая, тогда за нее можно выручить неплохую сумму. Или хотя бы использовать для удовольствия. Подозреваю, что ее до сих пор не тронули только потому, что она на каждом шагу упоминала ваши имена. В здешних местах имя Ройса Мельборна по-прежнему кое-что значит.

Прайс собрался уходить и насмешливо добавил:

— А жаль, что вы не можете остаться. В театре дают пьесу о парочке воров, которых обвинили в убийстве короля Медфорда. Она в общих чертах основана на реальном убийстве Амрата двухлетней давности. — Прайс покачал головой. — Совершенно неправдоподобная сказочка. Вы только представьте себе опытного вора, которого заманивают в замок под предлогом кражи меча, чтобы спасти человека от дуэли. Чего только не придумают это продажные писаки!

Продолжая укоризненно качать головой, Прайс и остальные воры оставили Адриана и Ройса на мосту и направились к противоположному берегу.

Обоим ворам пришлось повернуть назад, чтобы добраться до Столичного бульвара.

— А что, приятная встреча, ты не находишь? — рассмеялся Адриан. — Милые ребята. Жаль, прислали всего четверых.

— Поверь мне, они очень опасны. Прайс — старшина «Алмаза», а те двое, что молчали, — наемные убийцы. К тому же по обе стороны моста в засаде сидели еще две тройки молодцов. На всякий случай. Прайс не хотел рисковать. Тебе от этого легче стало?

— Да, немного полегчало, спасибо тебе. — Адриан дурашливо закатил глаза как бы в немом восхищении и мечтательно произнес: — Так ты у нас, значит, Вихрь. Ну что сказать? Звучит неплохо.

— Не называй меня так, — с угрозой в голосе посоветовал Ройс и повторил для пущей убедительности: — Никогда меня так не называй.

— Как-как не называть? — спросил Адриан, сделав глупое лицо.

Глядя на него, Ройс, не смог удержаться от улыбки.

— Ладно, пошли быстрее, — сказал он примирительным тоном. — Судя по всему, у нас появился заказчик.

Девушка проснулась, почувствовав на себе чьи-то руки. Кто-то бесцеремонно обшаривал ее бедра.

— Что у нас в кошельке, милочка? — раздался хриплый голос.

Девушка в смятении протерла глаза. Она лежала в канаве под Торговой аркой. В ее грязных волосах запутались листья и сучья, платье превратилось в лохмотья. Она прижимала к груди маленький кошелек, висевший у нее на шее. Для большинства прохожих она ничем не отличалась от кучи мусора или вороха тряпок и веток, оставленных дворниками на обочине дороги. И все же всегда найдутся те, кого заинтересует даже мусор.

Первое, что она увидела, были таращившиеся на нее глаза, и только потом прямо над ней возникло потрепанное, обросшее щетиной лицо с полуоткрытым ртом. Она вскрикнула и попыталась отползти подальше. Человек схватил ее за волосы, а затем сильными руками прижал к земле, обдав запахом дешевой выпивки и табачного дыма. У него было горячее дыхание. Он вырвал из ее рук кошелек с такой силой, что лопнул шнурок, на котором он висел.

— Отдай! — крикнула девушка.

Ухитрившись высвободить руку, она потянулась за кошельком:

— Он мне самой нужен.

— Мне тоже, — захихикал грабитель и оттолкнул ее руку.

Взвесив кошелек в руке, он довольно улыбнулся и сунул его в нагрудный карман.

— Сейчас же верни кошелек! — обиженно крикнула она.

Он уселся на нее верхом и провел кончиками пальцев по ее лицу, начертил кольцо вокруг губ и остановился у шеи. Его руки медленно легли на ее горло и слегка надавили. Девушка захрипела, задыхаясь. Он прижался губами к ее губам так сильно, что она почувствовала, что у него не хватает нескольких зубов. Своей жесткой щетиной он царапал ей щеки и подбородок.

— Тсс, — прошептал он. — Мы только начали, детка. Побереги силы.

Девушка изо всех сил сопротивлялась, царапала его ногтями, брыкалась, но все было напрасно. Он зажал ее руки коленями и потянулся к пуговицам штанов. Она закричала. Мужчина с силой ударил ее по лицу. Она оцепенела от шока и уставилась в небо невидящим взглядом, пока он продолжал расстегивать пуговицы. Она пока не до конца ощутила боль. Боль словно разрасталась, щека горела все сильнее. Девушка видела его сквозь слезы, будто наблюдая сцену издалека. Отдельные звуки растворились в монотонном гуле. Она видела, как у него вздуваются вены на шее, как открывается рот и двигаются потрескавшиеся губы, но слов не различала. Ей удалось высвободить одну руку, но он тут же перехватил ее и снова прижал к земле.

Вдруг за спиной у него возникли два силуэта. Кто-то к ним приближался. Где-то в глубине души у нее затеплилась слабая надежда на спасение, и она прошептала слабым голосом:

— Помогите…

Человек, находившийся ближе к ним, выхватил огромный меч и, держа его за клинок, хватил напавшего на нее мужчину рукоятью по голове. Насильник завалился набок и съехал в канаву.

Меченосец встал возле девушки на колени. На фоне угольно-черного неба он показался ей бесплотным призраком.

— Могу я вам помочь, миледи? — спросил он приятным голосом.

Он нащупал ее руку и помог подняться.

— Кто вы?

— Меня зовут Адриан Блэкуотер.

Девушка изумленно уставилась на него.

— Правда? — с трудом проговорила она, будучи не в состоянии отпустить его руку, и разрыдалась, прежде чем поняла, что происходит.

— Ты что делаешь? — спросил второй спаситель, подойдя к ним. — Почему она плачет?

— Откуда я знаю.

— Ты не слишком сильно сжимаешь ей руку? Отпусти.

— Я не держу ее, это она меня держит.

— Простите, простите. — Ее голос дрожал. — Просто я уже не надеялась когда-нибудь вас найти.

— А, ну вот и хорошо. Значит, нашла все-таки. — Адриан улыбнулся. — А этот неотесанный малый — Ройс Мельборн.

Она чуть не задохнулась от избытка чувств и вдруг бросилась Ройсу на шею, заплакав еще сильнее. Ройс застыл в замешательстве, неловко расставив руки в стороны. Адриан с трудом отцепил от него девушку.

— Что ж, как я понял, вы рады нас видеть. Это хорошо, — сказал он доброжелательно. — Так кто вы такая?

— Трейс Вуд из селения Дальгрен. — Она улыбнулась сквозь слезы. — Я так долго вас искала.

Девушка покачнулась и чуть было не упала.

— С вами все в порядке?

— Меня немного мутит.

— Когда вы в последний раз ели?

Трейс задумалась, глядя то в одну, то в другую сторону, силясь вспомнить.

— Не важно. — Адриан повернулся к Ройсу. — Когда-то это был твой город. Припомни, где тут можно посреди ночи оказать помощь молодой девушке?

— Жаль, мы не в Медфорде. Гвен бы с этим отлично справилась.

— А здесь нет борделя? В конце концов, мы же в торговой столице мира. Только не говори, что этим тут не торгуют.

— Ага, на Южной улице есть хорошее местечко.

— Ладно, верю тебе на слово, — сказал Адриан и повернулся к девушке: — Так, значит, тебя зовут Трейс? Пойдем с нами, приведем тебя в порядок и, возможно, раздобудем что-нибудь поесть.

— Подождите. — Она опустилась на колени возле лежавшего без сознания насильника и вытащила у него из кармана свой кошелек. — Он мертвый?

— Вряд ли. Не так уж сильно я его ударил.

Она встала, и у нее закружилась голова. В глазах потемнело. Девушка покачнулась, словно пьяная, начала шататься и, наконец, упала на землю. Придя в себя на мгновение, она почувствовала, как кто-то осторожно берет ее на руки. Сквозь стоявший в ушах шум до нее донесся ехидный смех.

— Что смешного? — спросил один из спасителей.

— Обычно в бордель со своей девицей не ходят. Твой случай — первый в истории…

Глава 2 ТРЕЙС

Кларисса, хозяйка борделя «Вульгарная попка», была дородной женщиной с румяными щеками и короткими толстыми пальцами, которыми она привыкла перебирать складки своей юбки. Вместе с остальными девочками своего заведения ей удалось сотворить с Трейс настоящее чудо. Девушку нарядили в новое платье, простенькое и дешевое, состоявшее из коричневой льняной юбки с того же цвета корсажем и накрахмаленной белой сорочки. Но и оно казалось верхом совершенства по сравнению с ее прежними лохмотьями. В этом платье Трейс ничем не напоминала той оборванки, которая прошлой ночью впервые попала в их заведение.

И вот теперь Кларисса и еще две ее подопечные смотрели в дверную щелку на Трейс, которая, сидя в отдельном кабинете, с нетерпением ожидала появления своих спасителей.

— Сверкает, как новенький медячок, — с удовлетворением заметила Кларисса.

Женщины не только позволили Трейс переночевать в их доме, но и вымыли, и причесали, и накормили, и даже подкрасили ей глаза и губы. Результаты превзошли все ожидания. Она оказалась юной красавицей с ярко-голубыми глазами и золотистыми волосами.

— Бедняжка была в ужасном состоянии, когда вы ее сюда привели, — сказала Кларисса Адриану. — Где вы ее подобрали?

— Под Торговой аркой, — ответил он.

— Бедненькая… — Женщина печально покачала головой. — Знаете, если ей нужна работа, я могла бы взять ее к нам. У нее будет крыша над головой и питание три раза в день. С такой внешностью она сможет неплохо зарабатывать на жизнь.

— Что-то мне подсказывает, что она не распутница, — заметил Адриан.

— Никто из нас не был распутницей, мой милый, до тех пор, пока не пришлось ночевать под Торговой аркой. Видел бы ты ее за завтраком! Ела, как голодная собака. Конечно, она ни к чему не прикасалась, пока мы не убедили ее, что еда бесплатная, потому что торговая палата выдает ее гостям в качестве угощения. Это Мэгги придумала. Смешная девчонка эта ваша Трейс. Кстати, за комнату, платье, еду и мытье с вас причитается шестьдесят пять монет серебром. Зато макияж бесплатно. Просто нашей Делии захотелось посмотреть, что получится, потому как девчонка сказала, что никогда раньше не пробовала красить лицо.

Ройс, не торгуясь, протянул ей золотой тенент.

— Ну надо же! — обрадовалась хозяйка заведения. — Вам следует как можно чаще к нам заглядывать, желательно без посторонних девчонок на руках. Договорились? — Она хитро подмигнула. — Ну а если серьезно, что с ней произошло?

— В том-то и дело, что мы сами не знаем, — сказал Адриан.

— Но я думаю, пришло время узнать, — добавил Ройс.

Бордель «Вульгарная попка» был далеко не так уютен, как Медфорский дом в столице Меленгара. На окнах красовались вызывающе красные портьеры, на лампах — розовые абажуры. Видавшие виды стулья скрипели и шатались. Вытертые до проплешин диваны были завалены подушками с бахромой и кисточками. Такая же бахрома украшала все и вся вокруг, начиная с ветхого ковра на стене и заканчивая тканью, которой были обиты стены. Эти тканые обои тоже были старые, потертые и выцветшие, но по крайней мере чистые.

Отдельный кабинет располагался в маленькой овальной комнатке рядом с основной залой. Два эркерных окна выходили на улицу. В комнате имелись также два диванчика, несколько столиков, заставленных керамическими фигурками, и небольшой камин. Трейс сидела на одном из диванчиков, боязливо осматриваясь, словно кролик в чистом поле, когда над ним кружит хищник.

Как только Ройс и Адриан вошли в кабинет, она соскочила с дивана, упала на колени и опустила голову в неловком поклоне.

— Эй, осторожнее, платье-то новое, — улыбнулся Адриан.

Она охнула и неуклюже поднялась на ноги, затем, краснея, сделала реверанс, снова склонив голову в поклоне.

— Что это она? — прошептал Ройс, вопросительно взглянув на Адриана.

— Не знаю, — так же шепотом ответил тот.

— Я пытаюсь выказать вам должное почтение, благородные господа, — прошептала девушка, не глядя на них. — Простите, если у меня неважно получается.

Ройс шутливо закатил глаза. Адриан весело расхохотался.

— Почему ты шепчешь? — спросил он.

— Потому что вы оба шептали.

Адриан насмешливо усмехнулся:

— Знаешь что, Трейс… Тебя ведь так зовут?

— Да, господин мой, я Трейс Аннабель Вуд из селения Дальгрен.

Она сделала еще один несуразный реверанс.

— Так вот, Трейс, — продолжил Адриан, с трудом сохраняя серьезное выражение лица. — Мы с Ройсом никакие не лорды, так что нет нужды все время кланяться или приседать в нашем присутствии.

Девушка подняла на них удивленные глаза.

— Вы спасли мне жизнь, — сказала она столь торжественным тоном, что Адриану стало не до смеха. — Я почти ничего не помню из прошлой ночи, но это я помню точно. И за это вы заслужили мою благодарность.

— Вместо благодарности я предпочел бы получить кое-какие разъяснения, — сказал Ройс. Подойдя к окну, он начал задергивать шторы. — Встань, ради Марибора, по-человечески, пока тебя не увидел дворник и не принял нас за благородное собрание. Мы и так сильно рискуем. Нам ни к чему лишние неприятности.

Она выпрямилась, и Адриан поймал себя на том, что не может оторвать от нее глаз. Длинные светлые волосы, из которых подопечные Клариссы вычесали листья и ветки, сверкающими волнами лежали на ее плечах. Она казалась воплощением юности и красоты. По мнению Адриана, ей вряд ли было больше семнадцати.

— Итак, зачем ты нас искала? — спросил Ройс, задернув последнюю занавеску.

— Я хотела нанять вас, чтобы вы спасли моего отца, — сказала она и, сняв с шеи кошелек, с улыбкой протянула его обоим ворам. — Вот, смотрите. У меня здесь двадцать пять серебряных тенентов. Чистое серебро с маркой Данморской короны.

Ройс и Адриан иронично переглянулись.

— Разве этого недостаточно? — спросила она, и губы ее обиженно задрожали.

— Сколько времени тебе понадобилось, чтобы собрать эти деньги? — поинтересовался Адриан.

— Вся жизнь. Я копила каждый медяк, который мне доставался. Это было мое приданое.

— Твое приданое?

Она опустила голову, глядя себе под ноги.

— Мой отец — бедный арендатор. Он бы никогда… Я решила копить сама. Этого мало, да? Я не знала. В крошечной деревне, откуда я приехала, это большие деньги, все так говорили, но… — Она посмотрела на старый диванчик и выцветшие шторы. — У нас нет таких дворцов.

— Ну, мы вообще-то не занимаемся благотворительностью и… — начал было говорить Ройс своим обычным жестким тоном, но его перебил Адриан:

— Ройс хотел сказать, что мы не можем сразу ответить, займемся ли мы этим делом. Зависит от того, что от нас требуется.

Трейс смотрела на него с надеждой, тогда как Ройс наградил приятеля сердитым взглядом.

— Ну а что такого, так оно и есть, — сказал Адриан и недоуменно пожал плечами. — Стало быть, Трейс, ты хочешь, чтобы мы спасли твоего отца. Его похитили?

— О нет, ничего подобного. Насколько мне известно, с ним все в порядке. Хотя я так долго вас искала, что теперь уж и не знаю, что с ним.

— Не понимаю. Мы-то тебе зачем?

— Мне нужно, чтобы вы открыли один замок.

— Что за замок?

— В башне.

— Ты хочешь, чтобы мы проникли в башню?

— Нет. То есть да. Вы не сомневайтесь, в этом нет ничего противозаконного. Башня давно уже заброшена. Ну, я так думаю.

— То есть ты хочешь, чтобы мы открыли дверь в пустую башню?

— Да! — Она закивала головой так энергично, что ее волосы заколыхались.

— На первый взгляд дело несложное, — сказал Адриан, вопросительно глядя на приятеля.

— А где эта башня находится? — спросил Ройс.

— Возле моей деревни, на западном берегу реки Нидвальден. Дальгрен очень маленький и появился совсем недавно. Это в новой провинции Вестбэнк, в Данморе.

— Я слышал об этом месте. Говорят, на него нападают эльфийские грабители.

— О нет, это не эльфы! Эльфы никогда не причиняли нам вреда.

— Я в этом и не сомневался, — заметил Ройс.

— Во всяком случае, я так не думаю, — продолжала Трейс. — Мы считаем, это какой-то зверь. Дьякон Томас говорит, это демон, прислужник Уберлина.

— А твой отец? — спросил Адриан. — При чем тут он?

— Он хочет попытаться убить зверя, только… — Она запнулась и снова уставилась в пол.

— Только ты думаешь, что зверь убьет его?

— Он убил уже пятнадцать человек и более восьмидесяти голов скота.

И вдруг в кабинет вошла, пятясь спиной, рыжеволосая женщина. Она вела за руки упиравшегося низкорослого мужчину. У него было толстое пузо, а на лице виднелись свежие порезы от бритвы, как будто он специально побрился к этому визиту. Увидев Ройса и Адриана, мужчина еще сильнее уперся в пол ногами и подался назад, руки у обоих расцепились, и женщина повалилась спиной на деревянный пол. Пузан застыл на месте, удивленно разглядывая всех, кто был в комнате. Заметив это, женщина оглянулась через плечо. У нее было веснушчатое лицо.

— Ой, простите, — рассмеялась она. — Не знала, что тут занято.

Мужчина помог ей встать. Она встретилась взглядом с Трейс и подмигнула ей и обоим мужчинам.

— Не зря мы так старались, правда? — игриво сказала она.

— Это Мэгги, — сказала Трейс, после того как рыжекудрая девушка выпроводила своего клиента из кабинета.

Адриан подошел к дивану и жестом пригласил Трейс сесть. Она сидела прямо и скромно, не опираясь на спинку дивана, аккуратно разглаживая юбку ладонями на коленях. Ройс остался стоять посреди комнаты.

— Разве в Вестбэнке нет своего лорда? — спросил он. — Почему он ничего не предпринимает?

— У нас был хороший маркграф. Храбрый человек с тремя доблестными рыцарями.

— Был?

— Он и его рыцари выехали как-то вечером сразиться со зверем. Позже удалось найти только части их доспехов.

— Почему бы тебе просто не уйти оттуда? — спросил Ройс.

Трейс опустила голову и слегка сгорбилась.

— За две ночи до того как я отправилась сюда, зверь убил всю мою семью, кроме нас с отцом. Нас не было дома. Отец допоздна трудился в поле, и я пошла его искать. Я случайно оставила дверь открытой. Зверя привлекает свет, и он полетел прямо к нам. Мой брат Тад, его жена и их сын — все погибли. Отец обожал Тада. Ради него мы и переехали в Дальгрен, чтобы он мог стать первым бочаром. — В глазах ее сверкнули слезы. — А теперь они все мертвы, и у отца не осталось ничего, кроме горя и повинного в этом зверя. Он убьет его или сам погибнет. Если бы я закрыла дверь… Если бы я проверила щеколду…

Она спрятала лицо в ладонях. Ее стройное тело содрогалось от беззвучных рыданий. Ройс сурово посмотрел на Адриана, покачал головой и чуть слышно произнес: «Нет».

Адриан ответил ему мрачным взглядом, положил руку на плечо Трейс и откинул волосы с ее лица.

— Ты испортишь свой красивый макияж, — сказал он.

— Простите. Я не хочу быть обузой. Конечно, это не ваши проблемы. Просто отец — это все, что у меня осталось, и я не вынесу, если потеряю и его. Я не могу убедить его уехать, он и слушать об этом не желает.

— Я понял, в чем проблема, но почему мы? — холодно спросил Ройс. — И кто мне объяснит, откуда простая девчонка с дальнего пограничья знает наши имена и как отыскать нас в Колноре?

— Мне о вас рассказал один старый калека. Это он послал меня сюда. Он уверен, что только вы сможете открыть дверь в башню.

— Старый калека?

— Да, господин Хаддон говорил, что зверя нельзя…

— Ты сказала, господин Хаддон? — перебил ее Ройс.

— Ну да.

— Не тот ли господин Хаддон, у которого нет обеих рук?

— Да, это он.

Ройс и Адриан многозначительно переглянулись.

— Что именно он сказал?

— Сказал, что зверя нельзя ранить оружием, созданным человеком, но внутри Авемпарты есть меч, которым можно его убить.

— То есть безрукий человек сказал тебе найти нас в Колноре и нанять, чтобы достать меч для твоего отца из башни под названием Авемпарта? — уточнил Ройс.

Девушка несколько раз энергично мотнула головой в знак согласия. Адриан вопросительно посмотрел на напарника.

— Только не говори мне, что это башня гномов, — сказал он вызывающим тоном.

— Нет, гномы тут ни при чем, это эльфийская башня, — с задумчивым видом произнес Ройс.

Он повернулся к ним спиной и отошел к окну. Адриан окинул лицо девушки долгим, испытующим взглядом. Ему было не по себе от печальной необходимости ответить Трейс отказом. Мало того что ее селение находится так далеко отсюда, в случае согласия им придется еще и лезть в эту самую эльфийскую башню! Даже если бы она предложила за это сотню золотых, ему никогда не убедить Ройса, что им нужен этот заказ. Но с другой стороны, девушка была в отчаянии и так нуждалась в помощи. У него даже засосало под ложечкой, когда он попытался подобрать в уме слова для вежливого отказа.

— Видишь ли, в чем дело, — с величайшей неохотой начал он. — До реки Нидвальден несколько дней пути по плохим дорогам. Нам нужно будет взять с собой припасов не меньше, чем на шесть-семь дней. А это две недели туда и обратно. Еще корм для лошадей. Неизвестно, сколько времени мы проведем в башне. За это время мы могли бы взяться за выполнение других заказов, это потерянные деньги. И опасность. Любой риск повышает нашу цену, а призрак-демон-зверь, убивающий направо-налево, которого к тому же еще и ранить нельзя, — это большой риск. — Адриан посмотрел ей в глаза и с сожалением покачал головой: — Мне очень жаль, но мы не можем взять…

— Таких денег за эту работу, — вдруг закончил за него Ройс, оборачиваясь. — Двадцать пять серебряных монет — это слишком много, вполне хватит и десяти.

Адриан удивленно поднял брови и уставился на приятеля непонимающим взглядом, но возражать не стал.

— То есть по десять на каждого? — уточнила Трейс.

— Э, нет, — ответил Адриан, не сводя глаз с Ройса. — За все про все десять. Правильно? Каждому по пять?

Ройс пожал плечами и сказал, обращаясь к Трейс:

— Поскольку замок вскрывать буду все-таки я, думаю, мне должно достаться шесть монет. Но это наши дела, мы уж как-нибудь разберемся между собой. Пусть тебя это не волнует.

— Неужто это правда? Вы согласны? — спросила Трейс, сияя от счастья.

— Конечно, согласны, — сказал Ройс. — В конце концов, мы же не воры.

— Ты мне можешь объяснить, почему мы беремся за этот заказ? — прикрывая глаза от солнца, спросил Адриан, когда они вышли на улицу.

Небо было ослепительно голубым, утреннее солнце почти высушило оставшиеся со вчерашней ночи лужицы. Отовсюду народ торопился на рынок. Улица была забита людьми и телегами, груженными весенними овощами и покрытыми холстиной бочками, они не могли проехать из-за трех преградивших им путь повозок с сеном. Упитанный человек выбился из толпы, крепко зажав под мышками вырывающихся цыплят, ловко обошел лужи, уклоняясь от людей и телег и бормоча: «Простите, извините».

— Она платит нам десять серебряных тенентов за дельце, которое уже обошлось нам в один золотой, — продолжал Адриан, обгоняя человека с цыплятами. — И нам придется расстаться другими, прежде чем мы это дело закончим.

— Мы работаем не ради денег, — сказал Ройс, продираясь сквозь толпу.

— Ясное дело, но тогда ради чего? Конечно, девочка миленькая, но я не вижу, в чем тут выгода, разве что ты собираешься ее кому-нибудь продать.

Ройс повернулся к шагавшему позади него Адриану и сказал с недоброй улыбкой:

— Об этом я даже не подумал. Это существенно возместило бы наши затраты.

— Забудь, что я сказал. Просто объясни, почему мы это делаем.

Ройс вывел их из толпы к антикварной лавке Огнотона, где на витрине были выставлены кальяны, фарфоровые статуэтки животных и шкатулки для драгоценностей с латунными замочками. Они проскочили в узкий переулок между антикваром и кондитерской, известной тем, что в ней покупателям предлагались бесплатные леденцы.

— Не говори мне, что тебе не интересно, чем все это время занимался Эсрахаддон, — прошептал Ройс. — Чародей был в плену девятьсот лет, исчез в тот же день, когда мы его освободили, и до сегодняшнего дня о нем ни слуху ни духу. Церковь наверняка все знает, а между тем имперцы не отправляют за ним поисковые отряды и не вывешивают объявлений о его розыске. Казалось бы, когда самый опасный в мире человек на свободе, вокруг его персоны должно быть гораздо больше суеты. А через два года он вдруг объявляется в крошечной деревушке и приглашает нас в гости. Кроме того, в качестве места встречи выбирает эльфийскую границу и Авемпарту. Разве тебе не интересно узнать, чего он от нас хочет?

— Что такое эта Авемпарта?

— Я знаю только, что это очень старое место. Очень старое. Что-то вроде древней эльфийской цитадели. Так что вопрос напрашивается сам собой: разве тебе не хочется заглянуть внутрь? Если Эсрахаддон считает, что имеет смысл ее открыть, это неспроста.

— Стало быть, мы идем за старинными эльфийскими сокровищами?

— Понятия не имею, но уверен, что какие-нибудь ценности там есть. Чтобы добраться туда, нам нужны запасы еды, а еще нам необходимо убраться из города, пока Прайс не напустил на нас своих ищеек.

— Хорошо, только обещай не продавать девушку первому встречному.

— Не стану, если она будет хорошо себя вести.

Трейс, свесив ноги, сидела боком позади Адриана на крупе его гнедой кобылы и мерно покачивалась в такт лошадиному шагу. Ройс обычно ехал с ними стремя в стремя и только иногда обгонял, если того требовала ситуация на дороге. Несмотря на погожий день, он по давней своей привычке опустил капюшон по самые брови.

Адриан вдруг почувствовал, что Трейс снова опасно наклоняется вперед, стараясь получше рассмотреть двухэтажный дом с желтой соломенной крышей и обмазанной глиной оранжевой печной трубой. Домик был окружен каменной, в половину человеческого роста, оградой, заросшей плющом. За стеной виднелись кусты сирени.

— Как красиво, — прошептала она.

Полдень только что миновал, и они успели отъехать всего на несколько миль от Колноры, двигаясь на восток по Альбурнской дороге. Проселочная дорога вилась между маленькими селениями, разбросанными на холмах вокруг города, и отдельно стоявшими домиками бедных арендаторов, которые работали в полях возле летних домов богатых лентяев, которые взяли на себя обязательство три месяца в году притворяться сельскими жителями.

— Здесь совсем другой мир, — сказала девушка. — Настоящий рай. Все богатые. Каждый как король.

— Колнора, конечно, процветает, но так далеко в своих выводах я не стал бы заходить, — возразил Адриан.

— Тогда как вы объясните, что здесь такие роскошные дома? Телеги с металлическими ободьями на колесах. В овощных лавках целые бушели лука и зеленого горошка. В Дальгрене у нас только пешеходные тропинки, после дождя возникает грязь непролазная, а здесь везде широкие дороги, и у каждой есть название, написанное на придорожных столбах. А вон там виллан работает в перчатках. В перчатках! В Дальгрене даже у церковного дьякона нет таких роскошных перчаток, а уж он точно не стал бы в них работать. Вы здесь все такие богатые…

— Некоторые — да.

— Вы с Ройсом, например.

Адриан рассмеялся.

— Но у вас хорошая одежда и красивые лошади, — не унималась девушка.

— Если честно, то ничего особенного.

— В Дальгрене ни у кого, кроме лорда и его рыцарей, нет лошадей, а ваша такая красивая. Больше всего мне нравятся ее глаза. У нее такие длинные ресницы. Как ее зовут?

— Я зову ее Милли, в честь женщины, которую когда-то знал и которая тоже никогда меня не слушалась.

— Милли — красивое имя. Мне нравится. А как зовут лошадь Ройса?

Адриан нахмурился и посмотрел на товарища.

— Не знаю. Ройс, ты ей дал какое-нибудь имя?

— Зачем?

Адриан покосился на Трейс, лицо которой выражало удивление.

— А как насчет клички Сирень? — спросила она и замолчала, оглядываясь по сторонам. — Или Маргаритка? О нет, постойте. Может быть, Хризантема?

— Хризантема? — повторил Адриан.

Конечно, забавно было бы видеть Ройса верхом на Хризантеме или на Сирени с Маргариткой, но ему казалось бессмысленным давать низкорослой серой кобыле Ройса совершенно не подходящие ей цветочные имена, о чем он не преминул сообщить:

— А почему не Коротышка или Чернушка?

— Как можно так издеваться над лошадью? — укоризненно воскликнула Трейс. — Бедному животному это никак не понравится!

Адриан усмехнулся. Ройс не обратил на их разговор никакого внимания. Чмокнув губами, он шенкелями послал лошадь вперед, уклоняясь от приближавшейся повозки. Даже когда дорога совсем опустела, Ройс не вернулся, а предпочел ехать впереди.

— А может, назвать ее Леди? — с надеждой в голосе спросила Трейс.

— Тебе не кажется, что это звучит слишком вычурно для кобылы? Она все-таки не цирковая лошадка.

— Зато от такого имени ей станет лучше. Это придаст ей уверенности в себе.

Они приближались к реке, пологие берега которой окаймляли кусты жимолости и малины. На окраине города виднелась водяная мельница с огромным колесом, ужасно скрипевшим при вращении. Два маленьких квадратных окошка, напоминавших два темных глаза, придавали каменному фасаду под остроконечной деревянной крышей сходство с человеческим лицом. На невысокой стене, отделявшей мельницу от дороги, лежала белая в серых пятнах кошка. Она лениво открыла зеленые глаза и, казалось, подмигнула путешественникам. Когда они приблизились, кошка решила, что этого достаточно для проявления с ее стороны осторожности, спрыгнула со стены и метнулась в кусты через дорогу.

Лошадь Ройса испуганно заржала и встала на дыбы, неуклюже пятясь назад. Ройс выругался и натянул поводья, заставляя ее наклонить голову и развернуться.

— Ну и дела! — посетовал он, кое-как успокоив лошадь. — Животное весом в тысячу фунтов боится пятифунтовой кошки. Как будто она не лошадь, а мышка.

— Мышка! Что за восхитительное имя для лошади! — радостно воскликнула Трейс.

Милли нервно повела ушами.

— Мне нравится, — одобрил Адриан. — Пусть будет Мышка.

— О Господи, что вы плетете? — недовольно буркнул Ройс.

Он с осуждением покачал головой и снова уехал вперед. По мере того как они продвигались на восток, на смену загородным поместьям пришли домики арендаторов, живые изгороди из плетистых роз, а разделявшие поля каменные оградки сменились высаженными рядами деревьями. И все же Трейс по-прежнему на каждом шагу открывала для себя что-то новое и достойное внимания, будь то невероятно красивый крытый мост или карета с вычурной отделкой.

Дорога пошла в гору, и вскоре они оказались посреди широкого поля, пестревшего золотарником, молочаем и диким салифаном. Стало жарко, над лошадьми вились мухи, отовсюду доносился монотонный стрекот цикад. Трейс наконец успокоилась и положила голову Адриану на спину. Он опасался, что она заснет и свалится с лошади, но девушка то и дело вертелась, чтобы рассмотреть что-нибудь интересное или прихлопнуть муху.

Они поднимались все выше и выше, пока не достигли подножия Янтарных гор. Теперь повсюду были видны одни только скалы, покрытые трещинами с торчавшими из них пучками невысокой травы. Эта часть длинного горного хребта, проходившего вдоль восточной оконечности Уоррика, служила границей между Уорриком и Альбурном, третьим наиболее сильным и процветающим королевством Аврина после Уоррика и Меленгара. Большую его часть покрывали густые леса, а на побережье часто совершали набеги эти чудовища ба ран газель, похищавшие людей и предававшие огню все, что не могли унести. Правитель Альбурна, король Арман, совсем недавно взошел на трон после неожиданной смерти прежнего короля, Райнхольда, который был роялистом, а вот новый монарх, по мнению Адриана, симпатизировал имперцам. Положение дел складывалось отнюдь не в пользу Меленгара, поскольку у него оставалось все меньше союзников.

Янтарные горы славились среди местных жителей своей необычностью. Их серо-голубые каменные столбы напоминали своими плавными изгибами змей, танцующих на вершине холма. Адриан понятия не имел о происхождении этих удивительных скал, да и вряд ли это кому-либо было известно. Вокруг камней виднелись следы кострищ, а на них самих красовались написанные от руки признания в любви и лозунги вроде «Марибор — бог!», «Патриоты чокнутые», «Наследник мертв» и даже «Трактир «Серая Мышка», дальше дело труба».

Взобравшись на вершину горы, они увидели далеко внизу раскинувшуюся позади них Колнору, а на северо-востоке перед ними расстилались густые бесконечные леса, в глубине которых затерялась граница между королевствами Альбурн и Данмор. Это был бушующий океан зелени, многие мили труднопроходимых лесных чащоб, по ту сторону которых и находилась деревушка Дальгрен.

Поскольку на вершине горы дул довольно сильный ветер, разгонявший мух, путешественники решили, что это место прекрасно подойдет для привала. Они перекусили солониной, черным хлебом, луком и соленьями. В городе Адриан вряд ли снизошел бы до такой простой трапезы, но в дороге такой обед казался самым подходящим, тем более что аппетит возрастал, а выбор был невелик. Он посмотрел на Трейс, которая сидела на траве и очень аккуратно откусывала от огурца маленькие кусочки, стараясь не запачкать свое новое платье. Она, как завороженная, смотрела вдаль, с наслаждением вдыхая чистый горный воздух.

— О чем ты думаешь? — спросил Адриан.

Она застенчиво улыбнулась. Ему показалось, что в ее улыбке мелькнула грусть.

— Я просто думала о том, как тут здорово. Как хорошо было бы жить в одном из тех домишек, мимо которых мы проезжали. Нам с отцом не нужна роскошь, даже жилье на первых порах нам не нужно. Он может сам построить дом и обрабатывать землю. Если он задумает чем-либо заняться, для него нет ничего невозможного, а уж если что решил, его не переубедишь.

— Похоже, он отличный парень.

— Так и есть. Он очень сильный и жутко упрямый.

— Удивляюсь, как это он позволил тебе одной путешествовать через всю страну.

Трейс загадочно улыбнулась.

— Ты ведь всю дорогу шла пешком?

— О нет, меня подвез один странствующий торговец. Они с женой останавливались в Дальгрене, а потом разрешили мне ехать с ними в повозке.

— А раньше ты много путешествовала?

— Нет, я родилась в Гламрендоре, столице Данмора. Моя семья работала на земле, арендованной у тамошнего лорда. Мы переехали в Дальгрен, когда мне было около девяти, так что до недавнего времени я не бывала за пределами Данмора. Я даже не могу сказать, что хорошо помню Гламрендор. Помню только, что там было очень грязно, все дома деревянные, а дороги очень плохие, по крайней мере таким я запомнила этот город.

— С тех пор он мало изменился, — заметил Ройс.

— Поверить не могу, что ты не побоялась вот так просто взять и уйти из родного дома, — сказал Адриан, с осуждением покачав головой. — Наверное, тяжело было после Дальгрена оказаться в крупнейшем городе мира?

— Еще бы, — ответила она, очищая рот от остатков пищи мизинцем. — Я никогда не думала, что вас будет так трудно отыскать. Только потом я поняла, как глупо поступила. Мне-то казалось, что все будет как дома, где каждый встречный знает, кто вы такие и где вас найти. В Колноре оказалось куда больше народу, чем я ожидала. Честно говоря, там вообще всего больше. Я искала вас повсюду и уже думала, что никогда не найду.

— Твой отец, наверное, волнуется?

— Нет, он не волнуется, — уверенно сказала девушка.

— Как же не волнуется, если ты пропала?

— А что это такое? — не отвечая, спросила она, указывая огурцом на вертикальные камни. — Синие камни. Какие они странные…

— Никто не знает, откуда они взялись, — ответил Ройс.

— Их построили эльфы? — спросила она.

Ройс наклонил голову набок и пристально посмотрел на нее.

— Откуда ты знаешь?

— Они чем-то похожи на башню возле моей деревни, на ту, которую вы должны открыть. Такой же камень. Ну, так мне кажется. Башня тоже отливает синевой, но может, тому виной расстояние. Вы никогда не замечали, что издалека предметы часто кажутся синеватыми? Наверное, если подобраться поближе, окажется, что она обычного серого цвета.

— А почему ты не подошла к ней поближе? — спросил Адриан.

— Потому что она стоит посередине реки.

— Ты не умеешь плавать?

— Для этого нужно очень хорошо плавать. Башня стоит на скале, нависающей над водопадом. Очень красиво, но слишком высоко, понимаете? Водопад огромный. Когда солнечно, в тумане можно увидеть радугу. Конечно, это очень опасно. У нас уже пятеро человек там погибли. Двое точно, а про остальных — это только догадки, потому что… — Она замолчала, заметив, как изменились их лица. — Что-то не так?

— Могла бы об этом и раньше сказать, — ответил Ройс.

— Про водопад? О, я думала, вы знаете. Когда я в прошлый раз упоминала башню, вы вели себя так, будто все о ней знаете. Простите…

Какое-то время они ели в полной тишине. Закончив обед, Трейс подошла к каменным столбам. Ее юбка развевалась на ветру.

— Не понимаю, — наконец громко сказала она, стараясь перекричать ветер. — Если граница проходит по реке Нидвальден, откуда здесь эльфийские камни?

— Раньше здесь повсюду жили эльфы, — объяснил Ройс. — Прежде чем появилась Колнора или даже Уоррик, эти земли входили в состав Эрианской империи. Мало кто из людей согласен это признать. Все предпочитают думать, что люди жили здесь всегда. Самое смешное, что многие названия, которые до сих пор в ходу, эльфийские. Эрванон, Ренидд, Гламрендор, Галевир и Нидвальден — это все эльфийские названия. Само слово Аврин означает зеленые поля.

— Попробуй только сказать об этом кому-нибудь в трактире, и тебе мигом раскроят череп, — заметил Адриан, после чего Ройс и девушка как-то странно на него посмотрели.

Пока мужчины расправлялись с остатками еды, Трейс стояла между двумя извилистыми каменными столбами, глядя на запад. Ветер трепал ее волосы и юбку. Далеко внизу, у подошвы горы, раскинулась на холмах Колнора. Но Трейс смотрела гораздо выше города и линии голубых холмов, туда, где у самого горизонта виднелась тонкая полоска моря. Девушка выглядела такой маленькой и хрупкой, что Адриану казалось, будто ветер вот-вот подхватит ее, словно золотистый листочек, и унесет прочь. А потом он заметил ее взгляд. На вид она была почти ребенком, но при взгляде в глаза казалась старше, в них не было света невинности и искры удивления, что придавало лицу какую-то печальную взрослость. Ее детство давно прошло.

Перекусив, они собрали вещи, сели на лошадей и отправились в путь. Спустившись с Янтарных гор, остаток дня они двигались по дороге, которая ко времени захода солнца сузилась до маленькой тропинки. Крестьянские подворья встречались все реже и реже. Лес сделался гуще.

С наступлением сумерек Трейс притихла и посмирнела. Больше нечего было рассматривать и не на что указывать пальцем, но Адриан понял, что дело не только в этом. Когда Мышка ударила копытом по камешку и тот отскочил в кучу прошлогодней листвы, девушка аж подпрыгнула и вцепилась в Адриана, так глубоко вонзив в него ногти, что он вздрогнул.

— Разве нам не следует поискать какое-нибудь укрытие для ночлега? — спросила она.

— Шансов найти его не так много, — сказал Адриан. — Здесь кончается цивилизация. К тому же вечер прекрасный. Земля сухая, и, кажется, будет тепло.

— Мы собираемся спать под открытым небом?

Адриан обернулся, чтобы взглянуть на ее лицо. Слегка приоткрыв рот и наморщив лоб, она смотрела на небо широко раскрытыми глазами.

— Мы еще далеко от Дальгрена, — заверил он ее.

Девушка кивнула, но еще теснее прижалась к нему.

Они остановились на поляне возле ручейка, ласково журчавшего в камнях. Адриан помог Трейс спешиться и расседлал лошадей.

— А где Ройс? — в панике прошептала Трейс. — Куда он подевался?

Сложив руки на груди, она встревоженно озиралась по сторонам.

— Не волнуйся, — сказал Адриан, стягивая уздечку с головы Милли. — Он всегда отправляется на разведку, когда мы где-нибудь останавливаемся на ночь. Нужно обследовать местность, чтобы убедиться, что мы тут одни. Ройс ненавидит сюрпризы.

Трейс кивнула, но продолжала стоять, сжавшись от страха.

— Будем спать прямо здесь, — сказал Адриан. — Советую расчистить место. Один камешек под боком может испортить весь сон. Я-то знаю. Кажется, всякий раз, как я сплю под открытым небом, подо мной вечно обнаруживается какой-нибудь камень.

Трейс вышла на поляну и, осторожно наклонившись, отбрасывала в сторону ветки и камни. Она то и дело нервно поглядывала на небо и вздрагивала при малейшем звуке. К тому времени, когда Адриан расседлал лошадей, вернулся Ройс, неся охапку мелких веток и несколько бревен. Он быстро разложил костер.

Трейс, не отрываясь, смотрела на огонь. Лицо ее выражало неподдельный ужас.

— Как ярко он горит… — прошептала она.

Адриан положил ей руку на плечо и ободряюще улыбнулся:

— Готов поспорить, ты прекрасно готовишь. Я бы и сам приготовил ужин, но обычно у меня получается ни то ни се. Я умею только варить картошку. Может, ты попробуешь, а? Что скажешь? Вон в том мешке есть горшки и сковорода, а еда в том, который рядом.

Трейс молча кивнула, в последний раз бросила взгляд на небо и пошла к мешкам.

— Что бы вы хотели на ужин? — не оборачиваясь, спросила она.

— Что-нибудь съедобное, — сказал Ройс, подбрасывая ветки в костер.

Адриан с шутливым видом кинул в него палку. Вор поймал ее на лету и бросил в огонь.

Трейс порылась в мешках, даже засунула туда голову и вытащила кучу нужных вещей. Одолжив у Адриана нож, она принялась резать овощи на перевернутой вверх дном сковороде.

Быстро стемнело, и костер сделался единственным источником света на поляне. Мерцающее сияние выхватывало из тьмы только небольшой участок поляны, из-за чего создавалось впечатление, будто они находятся внутри темной пещеры. Адриан выбрал густо поросшее травой местечко с подветренной стороны и разложил там куски просмоленной ткани, которая препятствовала проникновению влаги. Долгие годы путешествий приучили их всегда иметь при себе такую подстилку, но у них не было времени сделать такую же для Трейс. Вздохнув, Адриан бросил одеяла Трейс на свою подстилку и отправился на поиски сосновых веток для своего ночлега.

Когда ужин был готов, Ройс позвал Адриана. Тот вернулся к костру, где Трейс разливала густую похлебку из моркови, картошки, лука и солонины. Ройс держал на коленях миску, на лице у него сияла улыбка.

— Не обязательно так открыто радоваться, — сказал Адриан.

— Ты только посмотри, какой роскошный ужин!

Пока все трое расправлялись с едой. Ройс сделал пару замечаний о том, что им нужно приобрести в Альбурне, например, еще несколько веревок и новую ложку взамен треснувшей. Адриан в основном наблюдал за Трейс, которая отказалась сидеть близко к огню. Она ела одна, расположившись на камне в темноте около лошадей. Закончив трапезу, она ускользнула к реке, чтобы помыть горшок и деревянные миски.

— Что с тобой происходит? — спросил Адриан, отыскав ее на каменистом берегу.

Трейс сидела сжавшись на поросшем мхом булыжнике, обернув полы юбки вокруг лодыжек, и мыла горшок и миски, оттирая их песком.

— Все хорошо, спасибо. Просто я не привыкла ночью спать на улице.

Адриан присел рядом и начал мыть свою миску.

— Я могу сама это сделать, — сказала она.

— Я тоже. К тому же ты нас наняла, так что мы должны отрабатывать свои деньги.

— Я же не дура, — грустно усмехнулась она. — На десять серебряных тенентов не купишь даже корма для лошадей. Разве не так?

— Ну понимаешь, мы с Ройсом не виноваты в том, что Мышка и Милли очень привередливые. Они едят только лучшее зерно.

Он подмигнул ей, и девушка не могла не улыбнуться в ответ.

Закончив мыть посуду, Адриан и Трейс вернулись к костру.

— Далеко нам еще ехать? — убирая горшки в мешок, спросила она.

— Трудно сказать. Я никогда не бывал в Дальгрене, но мы неплохо продвинулись сегодня, так что полагаю, всего дня четыре осталось.

— Надеюсь, с отцом все хорошо. Господин Хаддон обещал убедить его подождать с охотой на зверя до моего возвращения. Надеюсь, ему это удалось. Я уже говорила: отец очень упрямый человек, и я не могу себе представить, что кто-то сможет переубедить его.

— Ну если кто и сможет, то это наверняка господин Хаддон, — заметил Ройс, вороша оранжевые угли длинной палкой. — Как ты с ним познакомилась?

Трейс увидела постель, которую Адриан устроил для нее возле огня, и села на одеяло.

— Это случилось сразу после похорон моей семьи. Очень красивые были похороны. Собралась вся деревня. Мария и Джесси Касвелл повесили на могильных камнях гирлянды из дикого салифана. Мэй Драндел, Роза и Верна МакДерн спели «Поля лилий», а дьякон Томас прочитал несколько молитв. Лина и Рассел Ботвик устроили поминки у себя дома. Лина с моей матерью были очень дружны.

— Не помню, чтобы ты упоминала свою мать…

— Моя мать умерла два года назад.

— Извини. От болезни?

Трейс отрицательно покачала головой.

Некоторое время все трое молчали, потом Адриан сказал:

— Ты не рассказала нам, как познакомилась с господином Хаддоном…

— Ах да! Не знаю, на скольких похоронах вы бывали, но когда их много, они начинают производить угнетающее впечатление. Бесконечные слезы и старые истории. Я незаметно ушла. Решила немного прогуляться. Дошла до колодца и увидела чужака, а они у нас редкие гости, но дело не только в этом. Он был одет в мантию, которая мерцала тусклым светом, и при этом ее цвет тоже все время менялся. Но самое главное, у чужака не было рук. Бедняга пытался достать себе воды, но никак не мог справиться с веревкой и ведром. Я спросила его имя, а потом… Не знаю, что со мной произошло, я разревелась, как маленькая, и он поинтересовался, что случилось. Дело в том, что я плакала не потому, что мой брат и его жена только что погибли. Я плакала потому, что страшно боялась, что мой отец последует за ними. Не знаю, почему я все ему рассказала. Наверное, потому, что он незнакомец. С ним было так легко говорить. Все просто само выплеснулось. Потом я почувствовала себя глупо, но он был очень терпелив. А потом рассказал мне об оружии в башне и о вас двоих.

— Как он узнал, где мы находимся?

Трейс недоуменно пожала плечами и, в свою очередь, спросила:

— А разве вы не в Колноре живете?

— Нет, мы приехали в город проведать старого приятеля. А как этот Хаддон с тобой разговаривал? Были в его речи какие-то странности? Может, он использовал необычные слова вроде ужель или еси?

— Нет, но он говорил более учено, чем многие. Он представился как Эсра Хаддон. Он ваш друг?

— Мы с ним только немного знакомы, — объяснил Адриан. — Когда-то помогли ему с одним небольшим дельцем. Ну вроде как тебе сейчас.

— Интересно только, почему он следит за нами? — спросил Ройс. — И как? Что-то я не припомню, чтобы мы называли ему свои имена, и он никак не мог знать, что мы отправимся в Колнору.

— Он только сказал мне, что вы поможете открыть дверь в башню. И что если я прямо сейчас отправлюсь в Колнору, то застану вас там. Потом он пристроил меня к странствующему торговцу. Он мне очень помог…

— Удивительно, если учесть, что этот господин сам себе чашки воды налить не может, — недовольно буркнул себе под нос Ройс.

Глава 3 ПОСОЛ МЕЛЕНГАРА

Стоя у окна башни, Ариста смотрела на кипевшую внизу жизнь. Отсюда ей были видны крыши домов и лавок, казавшиеся серыми, коричневыми и красными квадратами и треугольниками. В теплый весенний день каминные трубы оставались холодными. Только что прошел дождь, и все вокруг выглядело посвежевшим и ярким.

Ариста разглядывала гуляющих на улицах людей. Они собирались на площадях, выходили из домов и снова скрывались за дверями. На дворе под окнами башни чередой выстроились семь экипажей, слуги начали грузить на них сундуки. До ее слуха донеслись приглушенные расстоянием крики.

Им вторила ее камеристка Бернис, пожилая пухлая женщина с лицом, похожим на квашню, опавшую на уровне щек и взошедшую не ниже подбородка. Никто не знал, какого цвета у нее волосы, потому что голова и шея у Бернис всегда были замотаны платком. Поверх него она носила высокий головной убор, отчего ее макушка казалась плоской. Стоя посреди покоев Аристы, Бернис размахивала руками и кричала, создавая вокруг себя немыслимую суматоху.

— Нет-нет-нет! Только не это красное платье! — кричала Бернис на Мелиссу. — О, святый Новроне, спаси и сохрани! Только посмотри на это декольте! Ее высочество должны заботиться о своей репутации. С таким же успехом ты можешь посыпать ее солью, обложить гарниром и отдать на съедение волкам. Нет, и темное тоже не надо, оно ведь почти черное, а сейчас весна. О, великий Марибор! Соображать надо! Небесно-голубое можно оставить. Не представляю себе, что бы вы без меня делали?

Кучи одежды лежали где угодно, только не в шкафах. Нет, шкафы были пусты и распахнуты настежь и как будто застыли в ожидании, пока Бернис рассортирует платья и отложит зимнюю одежду в сторону. Кроме Мелиссы, Бернис вызвала двух девушек снизу, чтобы те помогли ей собрать вещи. Им удалось наполнить один сундук, однако вся комната Аристы по-прежнему была завалена платьями, и от криков Бернис у принцессы разболелась голова.

Бернис когда-то прислуживала ее матери. У королевы Энн было несколько горничных. Красавица Друндилина, ее близкая подруга, исполняла обязанности компаньонки. Гарриет управляла домашними делами, следила за работой служанок, швей и прачек. Нора, слепая на один глаз, отчего было непонятно, на кого обращен ее взгляд, присматривала за детьми. Ариста помнила, как Нора рассказывала ей сказки о жадных гномах, похищавших избалованных принцесс, но в конце каждой истории девушку непременно спасал отважный принц.

Вспоминая те времена, Ариста могла перечислить по пальцам не менее восьми комнатных служанок, но Бернис среди них не было. Она появилась в замке Эссендон всего два года назад, спустя месяц после убийства короля Амрата, отца Аристы. Епископ Сальдур рассказал, что она служила королеве и была единственной из горничных, переживших пожар, во время которого много лет назад погибла мать Аристы. Он сообщил, что Бернис, страдавшая от болезней и меланхолии, надолго покинула замок, но, узнав о смерти Амрата, настояла на том, чтобы ей позволили вернуться и ухаживать за дочерью любимой королевы.

— Ох, ваше высочество, — сказала Бернис, держа в руках две разные пары обуви. — Все-таки отошли бы вы от окна. Погода, конечно, приятная, но сквозняки так опасны, что рисковать не стоит. Поверьте, уж я-то отлично знаю, о чем говорю. Не дай вам Бог пережить то, через что я прошла: боли, кашель… Хотя, конечно, грех жаловаться. Я ведь дожила до сего дня, правда? И вот я здесь, мне даровано счастье видеть, как вы выросли и стали молодой леди. А коли Марибор приведет, то увижу, как вы станете невестой. Какая прелестная невеста из вас получится! Надеюсь, король Алрик скоро выберет вам мужа. Кто знает, сколько мне осталось, но мы должны успеть положить конец сплетням, которые ходят о вас в народе.

— А что за сплетни ходят обо мне в народе? — с любопытством спросила Ариста.

Она повернулась лицом к Бернис, оперлась руками на подоконник и уселась на нем спиной к окну. Увидев, где сидит принцесса, Бернис в ужасе застыла, открыв рот, и замахала туфлями, которые все еще сжимала в руках.

— Ваше высочество, сойдите оттуда! — задыхаясь от ужаса, с трудом выдавила он из себя. — Вы может упасть!

— Ничего со мной не случится.

— Нет, так нельзя! — возразила Бернис, осуждающе мотая головой. — Прошу вас. Умоляю! — Она выронила туфли и протянула руку, как будто сама стояла на краю бездны. — Прошу вас.

Ариста скроила недовольную гримаску, слезла с подоконника и подошла к кровати, заваленной ворохом одежды.

— Нет, постойте! — воскликнула Бернис. Она взмахнула руками, словно пыталась стряхнуть с них капли воды. — Мелисса, расчисти место, чтобы ее высочество могла сесть.

Ариста вздохнула и провела рукой по волосам.

— Осторожнее, Мелисса, не помни вещи, — предупредила Бернис.

— Простите, ваше высочество, — сказала служанка, собирая платья в охапку.

Это была маленькая рыжеволосая девушка с темно-зелеными глазами, прислуживавшая принцессе последние пять лет. Аристе показалось, что извинение горничной относилось не к беспорядку на кровати. Она попыталась сдержать смех, но не смогла скрыть улыбку. Горничная тоже улыбнулась, и от этого стало еще труднее не засмеяться.

— Есть хорошая новость. Сегодня утром епископ подал его величеству на рассмотрение список потенциальных женихов, — сказала Бернис, и у Аристы пропала нужда притворяться серьезной. Пропала даже улыбка. — Вот бы это был принц Рудольф, сын короля Армана. — Бернис подняла брови и игриво улыбнулась, отчего стала похожа на какую-то сумасшедшую фею. — Он исключительно красив, многие считают его настоящим прекрасным принцем. А в Альбурне очень хорошо людям живется, по крайней мере я так слышала.

— Я бывала там и встречала этого принца. Что за высокомерный осел этот Рудольф!

— Ох, ну и язычок у вас! — Бернис хлопнула себя по щекам и возвела очи кверху, бормоча молитву. — Вы должны научиться держать себя в руках. А если бы вас кто-нибудь услышал? Слава Богу, мы тут вдвоем.

Ариста покосилась на Мелиссу и двух других девушек, занятых перебиранием ее платьев. Мелисса перехватила ее взгляд и пожала плечами.

— Ну хорошо, допустим, у вас сомнения по поводу принца Рудольфа. А как насчет короля Этельреда Уоррикского? Лучшего мужа просто не найти. Несчастный вдовец — самый влиятельный монарх Аврина. Вы бы жили в Аквесте и стали королевой Зимних торжеств.

— Да ему за пятьдесят! Не говоря уж о том, что он имперец. Я лучше сама глотку себе перережу.

Бернис отшатнулась, схватившись одной рукой за шею, а второй — за стену. Мелисса хихикнула, но тотчас постаралась скрыть усмешку, изобразив приступ кашля.

— Мелисса, полагаю, ты уже закончила, — строго сказала ей Бернис. — Вынеси ночной горшок.

— Но уборка еще не закончена… — начала было возражать Мелисса.

Бернис бросила на нее суровый взгляд. Мелисса обреченно вздохнула.

— Ваше высочество, — сказала она, сделав реверанс, затем взяла горшок и вышла.

— Ничего плохого она не имела в виду, — сказала Ариста Бернис.

— Не важно. Уважение необходимо выказывать всегда. Знаю, я всего лишь сумасшедшая старуха, которую никто не принимает всерьез, но вот что я вам скажу: будь я в свое время здорова настолько, чтобы растить вас после кончины вашей матушки, народ не называл бы вас теперь ведьмой.

У Аристы округлились от удивления глаза.

— Простите меня, ваше высочество, но это правда. К сожалению, мое отсутствие, как и отсутствие вашей матушки дурно сказалось на вашем воспитании. Хвала Марибору, я все-таки вернулась, а то кто знает, что с вами сталось бы без моего призору. Но не волнуйтесь, моя дорогая, теперь все переменится к лучшему. Вот увидите, все устроится, как только мы подберем вам подходящего мужа. Скоро ваше прошлое вкупе со всеми этими глупыми сплетнями забудется навсегда…

Сознание собственного достоинства, а также очень длинная юбка помешали Аристе сбежать вниз по лестнице. Но после этого она удивила не только своего телохранителя, но даже саму себя. Поначалу Ариста намеревалась спокойно пойти к брату и вежливо поинтересоваться, не спятил ли он, и до тех пор, пока она не миновала часовню, ей вполне удавалось держать себя в руках. Постепенно, однако, походка ее становилась все стремительнее, так что шагавший следом Хилфред едва поспевал за ней.

«Есть хорошая новость. Сегодня утром епископ подал его величеству на рассмотрение список потенциальных женихов».

Перед глазами у Аристы все еще стояла ухмылка Бернис, сопровождаемая каким-то извращенным восторгом, звучавшим в ее голосе, словно камеристка была свидетелем сцены повешения и ждала, когда же наконец палач выбьет опору из-под ног осужденного.

«Вот бы это был принц Рудольф, сын короля Армана», — так, кажется, сказала Бернис.

Аристе стало трудно дышать. Волосы выбились из-под ленты и развевались у нее за спиной. На повороте возле бальной залы Ариста поскользнулась и едва не упала. Слетевшая с ноги туфелька волчком завертелась на полированных плитах пола. Ариста не стала поднимать ее и побежала дальше, наклонившись на один бок, словно повозка со сломанным колесом. Прихрамывая, она добралась до западной галереи — длинного прямого коридора, вдоль которого выстроились в полный рост рыцарские доспехи. Ариста еще прибавила шагу. Джейкобс, королевский писарь, заметив ее со своего места у входа в залу для приемов, вскочил на ноги.

— Ваше высочество, я счастлив видеть вас! — воскликнул он, кланяясь.

— Король там? — требовательным тоном спросила принцесса.

Низкорослый писарь с круглым лицом и красным носом испуганно кивнул в ответ и тут же возразил дрожащим голосом:

— Но его величество сейчас на государственном совещании. Он просил, чтобы его не беспокоили.

— А придется! Я хочу вбить в его скудоумную голову немного здравого смысла.

Писарь съежился и стал похож на белку, попавшую в грозу под ливень. Будь у него хвост, он бы прикрыл им голову. Ариста услышала приближающиеся шаги Хилфреда за спиной и подошла к двери.

— Вам туда нельзя, — дрожащим голосом сказал Джейкобс. — Там проходит совещание…

Стражники, стоявшие по обе стороны двери, преградили ей путь.

— Прочь с дороги! — крикнула Ариста.

— Простите, ваше высочество, но король велел нам никого не пускать.

— Я его сестра, — возразила она.

— Простите, ваше высочество, но его величество имел в виду именно вас.

— Он имел в виду меня? Что за вздор! — На мгновение она замерла, затем повернулась к писарю, который вытирал платком выступивший на носу пот. — Кто там с ним? Кто участвует в этом государственном совещании?

— Что происходит? — спросил лорд-казначей Джулиан Темпест, выбегая на шум из своего кабинета.

Длинная черная мантия с золотыми нашивками на рукавах волочилась вслед за ним по полу, словно фата невесты. Старик Джулиан служил казначеем замка Эссендон еще до рождения Аристы, возможно, даже до рождения ее отца. Обычно он носил напудренный парик, ниспадавший ему на плечи, словно уши старой собаки, но Ариста застала его врасплох, и сейчас на нем была только маленькая шапочка, из-под которой торчали пучки седых волос, как пух из семенной коробочки молочая.

— Я желаю видеть брата, — требовательно сказала Ариста.

— Но, ваше высочество, он на совещании. Однако вы, несомненно, можете подождать, когда совещание закончится.

— С кем он совещается?

— Полагаю, что с епископом Сальдуром, канцлером Пикерингом, лордом Валином и… Ох, не могу сказать точно, кто там еще присутствует. — Джулиан посмотрел на Джейкобса, ища поддержки.

— И о чем же они там совещаются?

— Ах, дело в том, что… Насколько я знаю, речь идет о… — Он колебался. — О вашем будущем.

— О моем будущем? Они там решают мою жизнь, а я даже войти не могу? — Ариста уже кипела от злости. — Принц Рудольф там? Или, быть может, Ланис Этельред?

— Ах, я не знаю. Кажется, нет. — Он снова посмотрел на писаря, но тот явно не собирался вмешиваться. — Ваше высочество, успокойтесь, пожалуйста. Боюсь, они вас слышат.

— Прекрасно! — вскричала она. — Пусть слышат. Я хочу, чтобы они услышали. Если они думают, что я буду просто стоять здесь и дожидаться приговора, я…

— Ариста!

Обернувшись, она увидела, что двери тронной залы раскрыты. Ее брат Алрик стоял за спинами стражников. Те расступились, освобождая проход. Король был одет в белую меховую мантию, которую, по настоянию Джулиана, набрасывал на плечи во время всех государственных заседаний, а на голове у него сверкала сдвинутая назад тяжелая золотая корона.

— В чем дело? Ты кричишь, как умалишенная.

— Сейчас я объясню тебе, в чем дело. Я не позволю тебе так поступить со мной! Ты не можешь отправить меня в Альбурн или Уоррик как какой-то товар!

— Я не собираюсь посылать тебя в Уоррик или Альбурн. Мы уже решили, что ты едешь в Данмор.

— Данмор? — Принцесса вздрогнула как от удара хлыстом. — Ты шутишь. Скажи, что ты шутишь!

— Я собирался сообщить тебе об этом сегодня вечером. Честно говоря, я думал, что ты положительно воспримешь эту новость. Мне казалось, тебе понравится.

— Понравится? Понравится! Да, мне очень по душе мысль о том, что я всего лишь пешка в твоих политических играх. Что ты получишь взамен? Вот что ты там делаешь! Устраиваешь аукцион! — Она привстала на цыпочки, пытаясь разглядеть через плечо брата, кого он прячет в тронной зале. — Что, они ставки делают, как будто я призовая корова?

— Призовая корова? О чем ты? — Алрик смущенно оглянулся и закрыл двери. Взмахом руки он отогнал Джулиана и Джейкобса и добавил тише: — Это прибавит тебе уважения. У тебя будет реальная власть. Ты больше не будешь просто принцессой, и тебе будет чем заняться. Разве ты сама не говорила, что хочешь выбраться из башни и приносить пользу королевству?

— Неужели ты сам додумался до этого? — сдавленным голосом, хотя ей хотелось кричать, сказала Ариста. — Не поступай так со мной, Алрик, умоляю. Я знаю, я тебя опозорила. Знаю, что про меня говорят. Думаешь, я не слышу, как меня за глаза называют ведьмой? Думаешь, я не знаю, что говорили на суде?

— Ариста, этих людей принудили, ты же знаешь. — Алрик покосился на Хилфреда, который держал в руках ее потерянную туфельку.

— Я просто хочу сказать, что все знаю. Уверена, они тебе постоянно жалуются. — Она указала на закрытые двери. Она точно не знала, что имела в виду, говоря о них, и надеялась, что брат не станет уточнять. — Но я ничего не могу с этим поделать. Если хочешь, я стану чаще участвовать в церемониях. Буду присутствовать на королевских пирах, например. Я займусь вышивкой. Вышью тебе какой-нибудь чертов коврик. Что-нибудь милое и невинное. Как насчет охоты на оленя? Понятия не имею, как это делается, но Бернис наверняка знает. Она отлично разбирается в подобной чепухе.

— Ты вышьешь мне коврик?

— Если потребуется. Я буду себя вести, как подобает принцессе, клянусь. В моей новой башне на двери даже нет замка. Я ничего предосудительного не делала с тех пор, как тебя короновали. Пожалуйста, не отдавай меня в рабство. Я не против того, чтобы просто быть принцессой, честное слово.

Он озадаченно посмотрел на нее.

— Я говорю серьезно, Алрик. Пожалуйста, не делай этого.

Он вздохнул и грустно посмотрел на сестру.

— Ариста, что мне с тобой делать? Я не хочу, чтобы ты всю жизнь прожила отшельницей в своей башне. Я правда думаю, что так будет лучше. Тебе это пойдет на пользу. Может, сейчас ты этого не понимаешь, но… Не смотри на меня так! Я король, и ты сделаешь, как я скажу. Мне нужно, чтобы ты сделала это для меня. Это требуется королевству.

Ариста не верила своим ушам. Она чувствовала, как на глаза у нее наворачиваются слезы. Стиснув зубы, она сдерживалась изо всех сил, чтобы не заплакать. Ее бросило в жар, и у нее немного кружилась голова.

— Полагаю, ты хочешь немедленно отослать меня. Поэтому во дворе стоят эти экипажи?

— Да, — твердо сказал Алрик. — Я надеялся, что ты отправишься в дорогу уже утром.

— Как, уже завтра?

У Аристы задрожали колени, она начала задыхаться от нехватки воздуха.

— Ох, во имя Марибора, Ариста! Ты ведешь себя так, словно я собираюсь выдать тебя замуж за какого-нибудь старикашку.

— Ах, ну спасибо! Я так рада, что ты печешься о моем будущем, — огрызнулась она. — А за кого тогда? За одного из племянников короля Розворта? Великий Марибор, Алрик! Почему Данмор? С Рудольфом было бы ужасно, но я хотя бы могу понять желание заключить союз с Альбурном. Но Данмор? Это просто жестоко! Неужели ты настолько меня ненавидишь? Неужели я тебе так противна, что ты хочешь выдать меня замуж за какого-нибудь ничтожного герцога из захудалого королевства? Даже отец не поступил бы со мной так… Почему… Почему ты смеешься? Прекрати смеяться, бесчувственный гоблин!

— Да я не выдаю тебя замуж, Ариста, — выдавил Алрик.

Она опешила и посмотрела на брата с видом полного недоумения.

— Что ты сказал? Ты не выдаешь меня замуж?

— Господи, нет! Так вот что ты подумала! Я бы не стал так поступать. Я знаю, с кем ты водишь знакомство. Меньше всего мне хочется, чтобы твои дружки еще раз сплавили меня вниз по течению Галевира.

— Тогда в чем дело? Джулиан сказал, вы решали мое будущее.

— Я назначил тебя официальным послом Меленгара.

Какое-то время Ариста изумленно смотрела на него, будучи не в силах вымолвить ни слова. Потом, не поворачивая головы, отвела глаза, выхватила туфельку из рук Хилфреда и, опершись о его плечо, надела ее.

— Но Бернис сказала, что Саули доставил список потенциальных женихов, — недоверчиво сказала она.

— О да, он принес какой-то список, — ответил Алрик с усмешкой. — Мы здорово над этим посмеялись.

— Кто это мы, позволь узнать, если это уже не государственная тайна?

— Здесь, за дверью, находятся Мовин и Фанен. — Он указал пальцем на двери. — Они едут с тобой. Фанен намеревается участвовать в соревнованиях, которые церковь устраивает в Эрваноне. Видишь ли, это должно было стать большим сюрпризом, но ты, как всегда, все испортила.

— Прости, — сказала Ариста.

Голос ее неожиданно задрожал. Она крепко обняла брата и с чувством произнесла дрожащим голосом:

— Спасибо.

Передние колеса кареты подскочили, выкатываясь из рытвины на дороге. За ними тут же подпрыгнули задние колеса. Ариста едва не ударилась головой о потолок и сбилась с мысли, что было очень досадно, ведь она уже почти что вспомнила имя государственного казначея Данмора. Оно начиналось с Бон, или с Бонни, или с Бобо. Нет, точно не Бобо, но что-то в этом роде. В голове не укладывается, сколько имен, сколько титулов надо ей запомнить! Третий барон Бродинии, граф Нитский, или третий барон Нитский и граф Бродинийский? Ариста даже подумывала о том, чтобы написать имена прямо у себя на ладони, но так и не решилась это сделать. Если это заметят, она опозорит не только себя, но и Алрика и весь Меленгар. Отныне и навсегда все ее ошибки и оплошности станут одновременно ошибками и оплошностями ее королевства. Она должна вести себя безупречно. К несчастью, Ариста не знала, как этого добиться. Ведь брат не дал ей времени на подготовку…

Королевство Данмор было молодым государством, основанным всего семьдесят лет назад на месте разросшегося феода, отвоеванного у дикой чащи предприимчивыми дворянами сомнительного происхождения. Здесь не было ни традиций, ни утонченности остального Аврина, зато местные должностные лица могли похвастаться десятками вычурных титулов и званий. Ариста была убеждена, что король Розворт изобретал их по той же причине, по которой застенчивый на людях человек иной раз перебарщивает с украшениями в своем скромном доме. У него было, несомненно, больше министров, чем у Алрика, а их титулы были вдвое длиннее и втрое вычурнее, чем в Меленгаре. Вот, например, помощник секретаря Второго королевского кворума, занимающегося инспекцией улиц, что сие означает на деле? А наличие грандмейстера флота вообще не поддается объяснению, если учесть, что у Данмора нет выхода к морю!

Тем не менее Джулиан составил для Аристы список имен и титулов, и она делала все возможное, чтобы выучить его наизусть, равно как и содержание контрольной ведомости ввозимых и вывозимых товаров, торговых соглашений и военных договоров вкупе с именем любимого королевского пса. Вздохнув, она откинула голову на обитую бархатом спинку сиденья.

— Что-то не так, дорогая? — спросил епископ Сальдур.

Он сидел напротив, сложив ладони, и смотрел на нее немигающим взглядом, словно пронизывающим ее насквозь. Будь на его месте кто-либо другой, Ариста сочла бы подобный взгляд оскорбительным. Сальдур или Саули, как она его называла, научил ее искусству сдувать пух с одуванчиков, когда ей было пять лет. Он учил ее игре в шашки и делал вид, что не замечает, как она по-мальчишечьи лазает по деревьям или пускает своего пони галопом. На ее семнадцатый день рождения, когда она достигла совершенных лет, Саули лично объяснил ей, как следует понимать догматы веры Нифрона. Он был ей как дедушка. И он всегда вот так же пристально смотрел на нее, как сейчас.

Ариста уже давно перестала удивляться и гадать о причинах этой напряженности в его взгляде.

— Нужно слишком много выучить. Я не могу все запомнить. А тряска только мешает. Дело в том, что… — Она перетасовала разложенные на коленях листы пергамента с записями и недовольно покачала головой. — Я хочу добиться успеха, но вовсе не уверена, что у меня получится.

Старик улыбнулся и сочувственно приподнял брови.

— Все будет хорошо. К тому же это всего лишь Данмор. — Он с хитрецой подмигнул ей. — Думаю, его величество король Розворт покажется тебе не очень приятным человеком. Данмор весьма медленно приобщается к благам цивилизации, которыми давно наслаждается весь остальной мир. Просто будь терпеливой и проявляй уважение. Помни, что ты служишь при его дворе, а не в Меленгаре и это он диктует правила игры. В любых дискуссиях твой сильнейший союзник — молчание. Выработай в себе это умение молчать. Научись слушать, вместо того чтобы говорить, и ты выиграешь не одну битву. Избегай также обещаний. То есть ты можешь делать вид, что готова что-то обещать, но никогда не произноси слов обещания. Таким образом, у Алрика всегда будут развязаны руки и к тому же останется поле для маневра. Вот что значит служить своему монарху.

— Может быть, вам хочется пить, моя госпожа? — спросила Бернис.

Она расположилась на мягком сиденье возле Аристы, держа корзину с провизией. Старая служанка сидела прямо, сдвинув колени, сжимая корзину в руках и ласково поглаживая ее пальцами. Когда она неестественно широко улыбнулась Аристе, вокруг глаз у нее обозначились глубокие морщины, а пухлые щеки приподнялись и растянулись больше обычного. Улыбка эта имела оттенок снисходительности. Так обычно улыбаются непослушному ребенку, который оцарапал коленку. Иногда Аристе казалось, что старуха пытается стать ей второй матерью.

— Что у вас там в корзине, добрая женщина? — спросил Сальдур. — Может, найдется что-нибудь покрепче простой воды?

— Я как раз захватила с собой пинту бренди! — обрадованно воскликнула Бернис и, спохватившись, что ее могут понять неправильно, добавила: — На случай если станет холодно.

— По-моему, как раз настало время согреться, — сказал Сальдур, потирая руки и делая вид, что дрожит от холода.

Ариста удивленно вскинула брови.

— Да здесь жарко, как в печке, — заметила она, оттягивая высокий воротник платья, доходивший ей до подбородка.

Алрик неоднократно подчеркивал, что она должна одеваться скромнее, особенно когда она разгуливала по замку в алом платье трактирщицы с глубоким вырезом на груди. Бернис воспользовалась этим приказом, чтобы заковать Аристу в тяжелые старомодные одежды. Единственным исключением было платье, в котором принцесса должна была встретиться с королем Данмора. Ариста хотела всеми возможными способами произвести хорошее впечатление и решила надеть платье для официальных приемов, когда-то принадлежавшее ее матери. Это было самое роскошное платье, какое она когда-либо видела. Когда мать надевала его, все провожали ее восхищенными взглядами. В нем она выглядела так величественно и потрясающе, как настоящая королева.

— Старые кости ломит, дорогая Бернис, — сказал Сальдур. — Почему бы нам с вами не выпить по стаканчику?

При этих словах старушка застенчиво улыбнулась. Ариста отдернула бархатную шторку и взглянула в окно. Ее карета ехала в середине длинной вереницы повозок. Их сопровождал эскорт всадников, среди которых находились и Мовин с Фаненом, но их не было видно, так как оконная рама ограничивала обзор.

Они проезжали через Гент, именовавшийся королевством, несмотря на отсутствие короля. Здешними землями вот уже несколько сотен лет напрямую управляла церковь Нифрона. В этой каменистой местности было мало деревьев, а холмы до сих пор оставались темно-бурыми, словно весна запаздывала, пренебрегая своим долгом и заигравшись в других владениях. Высоко над равниной, совершая широкие круги, парил ястреб.

— Ох Боже мой! — воскликнула Бернис, когда карета снова подскочила.

Так она, можно сказать, выражала свое возмущение. Посмотрев в ее сторону, Ариста заметила, что из-за тряски ей не удается аккуратно налить бренди в стакан. Саули держал бутылку, Бернис — стакан, и оба тщетно пытались уловить тот момент, когда их руки встретятся посередине, как это бывает во время игрищ на Майской ярмарке. Такие игры только с виду кажутся простыми, но тот, кто решается принять в них участие, обычно попадает в дурацкое положение. Наконец Саули ухитрился вовремя наклонить бутылку и выполнил свою задачу, чему оба несказанно обрадовались.

— Ни капельки не пролито, — сказал он, очень довольный собой. — Предлагаю тост за нашего нового посла. Мы будем тобой гордиться. — Он поднял стакан, сделал большой глоток и со вздохом откинулся на спинку сиденья. — Ты раньше бывала в Эрваноне, милая?

Ариста отрицательно покачала головой.

— Думаю, он покажется тебе очень одухотворяющим. Честно говоря, я удивлен, что отец никогда не возил тебя туда. Каждый прихожанин церкви Нифрона должен хотя бы раз в жизни совершить это паломничество.

Ариста кивнула и не стала упоминать, что ее отец никогда не был особенно религиозен. Играя роль короля, он должен был участвовать в церковных службах, но нередко пропускал их, если на реке был хороший клев или охотники сообщали, что видели в долине оленя. Конечно, временами и он искал утешения в лоне церкви. Ариста часто думала о его смерти. Зачем он пошел в часовню в ту ночь, когда гнусный гном убил его? Более того, откуда дядя Перси знал, что он будет там, как он смог использовать эти сведения для того, чтобы спланировать убийство?

Ариста терялась в догадках, пока не поняла, что отец тогда не столько молился Новрону или Марибору, сколько разговаривал с ней! В тот день была годовщина пожара и смерти матери Аристы. Он имел обыкновение посещать в этот день часовню, и Аристе не давала покоя мысль, что ее дядя знал привычки отца лучше, чем она сама. Ее беспокоило также, что ей ни разу не пришло в голову отправиться туда вместе с отцом.

Голос Сальдура вырвал ее из размышлений:

— Тебе выпала честь встретиться с его преосвященством архиепископом Гентским.

Ариста выпрямилась на сиденье и удивленно сказала:

— Алрик об этом ничего не говорил. Я думала, мы в Эрваноне проездом по пути в Данмор.

— Это не официальный визит, но архиепископ очень хочет познакомиться с новым послом Меленгара.

— А с патриархом я тоже увижусь? — обеспокоенно спросила Ариста.

Одно дело не подготовиться должным образом к посольству в Данморе, но встретиться с самим патриархом без всякой подготовки было бы просто ужасно.

— Нет, с патриархом ты не встретишься. — Сальдур снисходительно улыбнулся, будто глядел на ребенка, который пытается сделать первые шаги. — Патриарх — это почти голос Бога для нас до тех пор, пока мы не найдем наследника Новрона. Он живет в уединении и разговаривает очень редко. Это великий человек, очень святой человек. К тому же мы не можем задержаться тут надолго. Ты же не хочешь опоздать в Гламрендор на встречу с королем Розвортом.

— Полагаю, тогда мне придется пропустить состязания.

— Не вижу для этого оснований, — сказал епископ, сделав очередной глоток бренди, отчего губы у него влажно заблестели.

— Если я поеду в Данмор, я не смогу остаться в Эрваноне, чтобы…

— О, состязания будут проводиться не в Эрваноне, — объяснил Сальдур. — Эти объявления, которые ты, без сомнения, видела, всего лишь означают, что участникам необходимо там собраться.

— Где же они состоятся?

— Это своего рода секрет. Учитывая, насколько грандиозное мероприятие нам предстоит, важно держать все под контролем, но вот что я тебе скажу: Данмор нам по пути. Ты проведешь там достаточно времени, чтобы получить аудиенцию у короля, а потом отправишься на состязания вместе с остальными. Алрик, несомненно, захочет, чтобы его посол присутствовал на таком важном мероприятии.

— Замечательно. Хотелось бы, чтобы так и было. Фанен Пикеринг собирается принять участие. Но значит ли это, что вас там не будет?

— Это зависит от решения архиепископа.

— Надеюсь, вы не пропустите состязаний. Уверена, что радость Фанена будет тем больше, чем больше будет болельщиков.

— О, но это будут не совсем обычные соревнования, хотя мне известно, что глашатаи именно так их и преподносят. Весьма жаль, потому что патриарх задумывал нечто иное.

Ариста озадаченно посмотрела на него:

— Я думала, что это будет традиционный турнир. В объявлении, которое я видела, говорилось, что церковь устраивает большие соревнования, речь шла о проверке храбрости и мастерства, а победитель должен был получить какую-то ценную награду.

— Да, и это все правда, но вводит в некотором роде в заблуждение. Мастерство не понадобится, по крайней мере не так, как храбрость и… В общем, скоро узнаешь.

Он покачал пустым стаканом и нахмурился, потом с надеждой взглянул на Бернис.

Ариста еще какое-то время вопросительно смотрела на священника, гадая, что все это может означать, но Саули явно не собирался продолжать разговор. Она снова повернулась к окну и выглянула наружу. Хилфред ехал на белом коне рядом с каретой. В отличие от Бернис ее телохранитель был человеком молчаливым и ненавязчивым. Он всегда находился рядом, приглядывал за ней, но уважал ее право на частную жизнь. По крайней мере настолько, насколько это мог делать человек, обязанный повсюду следовать за ней. Ариста всегда видела его, но он никогда открыто на нее не смотрел. Короче говоря, он был ее идеальной тенью. Так было всегда, но после суда он изменился. Перемены были едва заметны, но она чувствовала, что телохранитель внутренне отдалился от нее. Может быть, его терзало чувство вины за свои показания на суде, а может, он, как и многие, поверил выдвинутым против нее обвинениям. Возможно, Хилфред считал, что служит ведьме, или даже жалел, что спас ее из огня той ночью. Ариста задернула занавеску и вздохнула.

Процессия прибыла в Эрванон после наступления темноты. Бернис заснула, свесив голову над корзиной, которая готова была, казалось, вот-вот свалиться с ее колен. Сальдур тоже задремал. Его голова опускалась все ниже и ниже. Время от времени он вдруг резко поднимал ее, но вскоре она снова начинала клониться книзу. В окно ворвался прохладный, влажный ночной воздух. Ариста высунулась, чтобы посмотреть вперед. Небо было усыпано звездами, придававшими ему слегка запыленный вид. На высоком холме уже появились темные очертания города. Низкие постройки совсем терялись во мраке, но из их рядов поднимался один легкоузнаваемый колосс — Коронная башня. Алебастровые зубцы, окаймлявшие ее верхушку, напоминали парящую в воздухе белую корону. Эти древние останки Империи Наместника считались самым высоким строением, когда-либо созданным человеком. Даже на расстоянии башня внушала священный трепет.

Город окружали костры, мерцавшие на плоскогорье, подобно рою утомленных светлячков. По мере приближения к городу все громче становились голоса, крики, смех, перебранка, доносившиеся из воздвигнутых вдоль дороги палаток. В них разместились сотни и сотни участников состязаний. Ариста видела их лишь мельком из окна кареты. Отсветы костров освещали их лица, у некоторых в руках были тарелки с едой. На земле сидели мальчики и мужчины. Они пили и смеялись. Палатки были повсюду. В безраздельно властвовавшей за кострами темноте едва проглядывались очертания многочисленных повозок и коновязей с привязанными к ним лошадьми.

Судя по изменившемуся стуку копыт и грохоту колес, карета въехала на булыжную мостовую. Они проехали через городские ворота, но кругом виднелись лишь факелы, бросавшие скудный свет на стены, или пламя свечи в окне. Ариста испытала разочарование. Она изучала историю города Эрванон в Шериданском университете и надеялась увидеть древнюю столицу империи, резиденцию наместника, откуда он когда-то управлял подвластным ей миром.

После падения древней Новронской империи началась эпоха гражданских войн, в ходе которых она раскололась по границам обитания старых апеланийских этносов на четыре государства Апеладорна: Трент, Аврин, Калис и Делгос. В каждом из них местные военачальники боролись за власть и захватывали земли своих соседей. По прошествии более чем трехсот лет кровавых сражений только один правитель предпринял серьезную попытку вновь объединить четыре нации в империю. Гленморган Гентский прекратил гражданские войны и после череды блистательных и жестоких завоеваний объединил Трент, Аврин, Калис и Делгос под одним знаменем.

Церковь Нифрона поддержала его, но не преминула напомнить народу, что Гленморган не является наследником Новрона. Ему были дарованы титулы Защитника веры и Наместника наследника. Для укрепления союза Эрванон сделали резиденцией церкви, а рядом с замком Гленморгана возвели огромный кафедральный собор.

Правление наместника было недолгим. Как рассказывал университетский профессор, сын Гленморгана не годился для дела, которое унаследовал, и Империя Наместника просуществовала всего семьдесят лет, рухнув, когда придворные Гленморгана Третьего предали его. Вскоре Калис и Трент отделились от метрополии, а Делгос провозгласил себя республикой.

В последовавших войнах Эрванон был почти полностью разрушен, но по их окончании патриарх переехал в уцелевшую часть большого дворца Гленморгана — Коронную башню. С тех пор город и башня слились в сознании людей с представлениями о церкви и были признаны самым святым местом в мире, не считая древней, но потерянной столицы Новронской империи — Персепликвиса.

Карета резко остановилась. Толчок разбудил Сальдура. Старуха раскрыла рот от удивления, обнаружив, что выронила из рук корзину.

— Приехали, — сонным голосом произнес Сальдур.

Он протер глаза, зевнул и потянулся. Кучер спрыгнул с козел, открыл дверцу экипажа. В карету ворвался холодный, сырой воздух. Ариста поежилась и вышла наружу. У нее затекло все тело, а сознание словно затуманилось. Она испытывала странное чувство, будто ноги у нее приросли к земле.

Карета стояла у подножия огромной Коронной башни. Ариста посмотрела вверх, и у нее закружилась голова. Несмотря на царившую вокруг тьму, верхушка башни выделялась на фоне более светлого ночного неба. Башня располагалась на куполообразном возвышении, известном как Подъем Гленморгана, самой высокой точке на многие мили вокруг. Хотя Ариста не сделала ни шагу в направлении башни, ей казалось, что она стоит на вершине мира, глядя поверх древней стены на раскинувшуюся внизу равнину.

Ариста зевнула, по телу ее пробежала зябкая дрожь. Бернис без промедления подскочила к ней, набросила ей на плечи плащ и застегнула его. Саули потребовалось больше времени, чтобы выбраться из кареты. Он осторожно выставил свои тощие ноги и осторожно выпрямился, будто проверяя, выдержат ли они его вес.

— Рад приветствовать вас, ваше преосвященство, — произнес подошедший к ним мальчик-слуга. — Надеюсь, путешествие прошло приятно. От имени архиепископа имею честь сообщить, что они ожидают принцессу в своих личных покоях.

— Как, прямо сейчас? — ошеломленно воскликнула Ариста и повернулась к епископу Сальдуру. — Но я же не могу встречаться с ним, не приведя себя в порядок после того, как целые сутки провела в карете. Я ужасно выгляжу, пахну, как поросенок, и я страшно устала.

— Вы выглядите прелестной, как и всегда, моя госпожа, — проворковала Бернис, поглаживая ее по волосам. Эта ее привычка особенно раздражала Аристу. — Я уверена, для такого одухотворенного верой человека, как архиепископ, важнее ваша душа, а не то, как вы выглядите и во что одеты.

Ариста насмешливо посмотрела на Бернис, потом страдальчески закатила глаза, давая таким образом выход своему возмущению. Их окружили послушники в монашеских сутанах. Одни из них распрягли и напоили лошадей, другие принялись разгружать кареты и повозки.

— Прошу вас проследовать за мной, ваше преосвященство, — сказал мальчик и повел их в башню.

Они вошли в большую ротонду со сверкающими мраморными полами и колоннами, отделявшими ее центр от прохода, идущего вдоль стены. Их шаги громким эхом отдавались в гулком помещении с высоким потолком. Ариста услышала тихое пение, доносившееся как будто издалека. Возможно, шла репетиция хора. Полированные стены отражали мерцающий свет, но самих ламп нигде не было видно.

— А нельзя ли мне встретиться с архиепископом чуть позже, например, утром? — потерянно спросила Ариста.

— Нет, ни в коем случае, — сказал Сальдур. — Это дело не терпит отлагательств.

Ариста недовольно сдвинула брови к переносице и задумалась. Она относилась к встрече с архиепископом как к чему-то, не имеющему особенного значения, но теперь в ее душе зародились сомнения. Пытаясь узурпировать трон Меленгара, лорд-канцлер Перси Брага отдал ее под суд по обвинению в убийстве отца. Она не могла присутствовать на процессе, но позже до нее дошли слухи об отягчающих показаниях, которые давал в числе других свидетелей обвинения и ее любимый Саули. Если верить тому, что о нем рассказывали, Саули обвинил ее не только в убийстве короля, но и в колдовстве.

Ариста никогда не обсуждала с епископом этого эпизода обвинения, как и не требовала никаких объяснений от Хилфреда. Она предпочитала во всем винить одного Перси Брагу. Это он всех обманул, тогда как Хилфред и Саули делали лишь то, что, по их мнению, послужило бы на благо королевства. И все же ей иногда приходила в голову мысль, что она обманывает саму себя.

Согласно церковным канонам, колдовство и любая магия являются преступлениями против веры. «Если Саули действительно считал меня виновной, не означает ли это, что он мог словом и делом участвовать в заговоре против меня?» — подумала Ариста. Ей не хотелось верить, что епископ, который был почти членом ее семьи и всегда казался таким добрым и благодушным, мог поступить подобным образом. С другой стороны, Брага был ее дядей, но это не помешало ему после двадцати лет безупречной службы убить ее отца и предпринять попытку отправить ее саму и Алрика на тот свет. Его жажда власти оказалась сильнее верности долгу.

Ариста остро чувствовала присутствие Хилфреда, который поднимался по лестнице позади нее. Обычно оно успокаивало ее, но сейчас казалось угрожающим. Ариста вдруг вспомнила, что он никогда на нее не смотрит. Возможно, в этом нет ничего предосудительного, и дело не в чувстве вины или неприязни. Просто он старается держаться от нее на приличествующем расстоянии.

Она слышала о крестьянах, которые нередко давали своим молочным коровам имена Бесси или Гертруда, но те же хозяева никогда не выделяли поименно коров, предназначенных на убой. В голове у Аристы царил хаос. Что, если ее собираются снова запереть в какой-нибудь башне? Что, если ее казнят, как церковь казнила Гленморгана Третьего? Что сделает Алрик, если узнает об этом? Объявит ли он церкви войну? Если он это сделает, остальные королевства отвернутся от него. У него не будет иного выбора, кроме как принять вердикт церкви.

Они подошли к какой-то двери, и епископ отправил Бернис готовить покои принцессы. Хилфреду он велел подождать снаружи, а сам тем временем провел Аристу в помещение и затворил за ней дверь.

Комната оказалась на удивление маленькой — это был уютный кабинет с заваленными вещами столом и несколькими стульями и креслами. Свет канделябров выхватывал из полумрака старые толстые книги, листы пергамента, печати, карты и различные церковные облачения. В комнате было всего двое мужчин.

За столом сидел архиепископ, морщинистый седовласый старик, одетый в пурпурную сутану с шитым золотом оплечьем и длинной орарью, обвивавшей его шею, словно шарф. Его узкое бледное лицо казалось еще длиннее из-за неопрятной бороды, настолько длинной, что сейчас, когда он сидел, она достигала пола. Кустистые брови придавали его лицу чудаковатое выражение. Он сидел, сгорбившись, на высоком деревянном стуле и выглядел так, словно с интересом что-то разглядывает.

Второй человек был намного моложе, худощавый и низкорослый, с длинными пальцами и бегающими глазками. Он также был бледен, будто годами не видел солнца. Длинные черные волосы его были затянуты на затылке в тугой хвост, что придавало ему серьезный, сосредоточенный вид человека, поглощенного делом. Он рылся в разбросанных на столе вещах.

— Ваше преосвященство архиепископ Галиен, — обратился к старику Сальдур. — Позвольте представить вам принцессу Аристу Эссендон из Меленгара.

— Я так рад, что вы смогли посетить меня, — сказал архиепископ скрипучим, хриплым голосом. Он пожевал губами, прикрывавшими беззубый рот. — Прошу вас, присаживайтесь. Полагаю, денек у вас выдался не из легких. Эти кареты — ужасная вещь. Только портят дороги и выпивают из вас все соки. Терпеть их не могу. Они похожи на гробы, а в моем возрасте начинаешь опасаться всяких ящиков. Но полагаю, я должен терпеть это во имя будущего, которое даже не увижу. — Он вдруг подмигнул ей. — Могу я предложить вам что-нибудь выпить? Может быть, вина? Карлтон, пойди сделай что-нибудь полезное, бездельник ты этакий. Принеси-ка ее высочеству бокальчик «Монтеморси».

Низкорослый человечек промолчал, но быстро подошел к сундуку, стоявшему в углу, откуда извлек бутылку из темного стекла и вытянул пробку.

— Сядь, Ариста, — прошептал Сальдур.

Принцесса выбрала кресло напротив стола, обитое красным бархатом. Расправив платье, она села, держа спину прямо. Она очень волновалась, но приложила все усилия, чтобы обуздать возрастающий страх. Карлтон подал ей бокал красного вина на серебряном блюдце с гравировкой. Аристе пришло в голову, что вино может быть отравлено, но она тут же сочла эту мысль несусветно глупой. «Зачем им теперь усыплять или травить меня? — подумала она. — Я уже совершила чудовищную ошибку, позволив затянуть себя в паутину».

Если Хилфред перешел на их сторону, то против всей гентской армии на ее стороне оставалась только Бернис. Она уже была в их власти. Ариста взяла бокал, кивнула в знак благодарности Карлтону и пригубила вино.

— Вино поставляется компанией «Специи Вандона» в Делгосе, — сообщил архиепископ. — Я понятия не имею, где находится Монтеморси, но там делают отменное вино, вам не кажется?

— Прошу извинить меня, ваше преосвященство, — нервозно выпалила Ариста, — но я не знала, что прямо с дороги попаду к вам на аудиенцию. Я полагала, у меня будет время, чтобы освежиться и привести себя в порядок. Обычно я выгляжу куда более прилично. Возможно, мне стоит удалиться к себе и встретиться с вами завтра.

— Вы прекрасно выглядите. Это от вас не зависит. Таково благословение прекрасных принцесс. Епископ Сальдур поступил правильно, приведя вас сразу же. Он и не подозревает, насколько это важно.

— Что-то случилось? — спросил Сальдур.

— Ходят слухи, — архиепископ поднял лицо кверху и указал глазами на потолок, — что с нами едет Луис Гай.

— Куратор?

Галиен кивнул.

— Возможно, это хорошие новости, вы не находите? — успокаивающим тоном спросил Сальдур. — Он приведет с собой серетских рыцарей, не так ли? И это позволит нам сохранить порядок.

— Я уверен, что патриарх того же мнения. Однако мне известно, что представляет собой этот человек. Он не станет меня слушать, и мне претят его слишком грубые методы. Но мы здесь не затем, чтобы обсуждать это. — Архиепископ на мгновение замолк, вздохнул и снова обратился к Аристе: — Скажите мне, дитя мое, что вам известно об Эсрахаддоне?

Сердце у Аристы сжалось от дурного предчувствия, и она не нашла в себе сил ответить на прямо поставленный вопрос. Епископ Сальдур накрыл ее руку своей и улыбнулся:

— Моя дорогая, мы уже знаем, что ты навещала его в тюрьме Гутария. И что он обучил тебя основам своей богомерзкой черной магии. Нам также известно, что Алрик освободил его. Но все это сейчас не имеет значения. Нам всего лишь нужно узнать, где он находится и не общались ли вы после его освобождения. Ему известно, что ты единственная, кто ему доверяет. Следовательно, он мог предпринять попытку связаться с тобой. Скажи нам честно и откровенно, дитя мое, ты с ним виделась?

— Так вы за этим привели меня сюда, чтобы я помогла вам найти того, кого вы считаете преступником?

— Он и есть настоящий преступник, Ариста, — сказал Галиен. — Независимо от того, что он вам наговорил, он…

— Откуда вы знаете, что он мне говорил? Вы что, подслушивали каждое его слово?

— Именно так, — бесстрастно ответил архиепископ.

Столь прямолинейный ответ удивил ее.

— Моя дорогая, старый волшебник рассказал вам некую историю. Большая ее часть — правда, но он предпочел о многом умолчать.

Ариста бросила удивленный взгляд на отечески доброе лицо Саули, который внезапно помрачнел и кивнул в знак согласия.

— Ваш дядюшка Брага вовсе не виновен в убийстве вашего отца, — сказал архиепископ. — Во всем виноват Эсрахаддон.

— Что за глупости? — недоверчиво усмехнулась Ариста. — Он в это время был в тюрьме и даже письма не мог послать.

— Ах, ну, конечно же, мог. Он и посылал через тебя. Как думаешь, зачем он научил тебя, как сварить целебное снадобье для твоего отца?

— Разве не для того, чтобы вылечить его?

— Эсрахаддону не было никакого дела до Амрата. Ему и до вас нет дела. На самом деле ему нужно было убить вашего отца. Вы совершили ошибку, обратившись к нему, доверившись ему. Неужели вы думали, он станет вам другом? Мудрым наставником, как Аркадиус? Эсрахаддон не домашнее животное и не благородный рыцарь. Это демон, и он очень опасен. Он использовал вас для того, чтобы совершить побег. Как только вы решили посетить его, он превратил вас в свое орудие. Для побега ему необходимо было личное присутствие правящего монарха. Ваш отец знал, кто и что он такое, и никогда бы так не поступил. Но Алрик по незнанию вполне мог пойти ему навстречу. Так что Эсрахаддону выгодно было убить вашего отца. Ему надо было всего лишь убедить церковь, что ваш отец — наследник империи. Он знал, что мы, священство, восстанем против него.

— Но зачем церкви убивать наследника? Я не понимаю.

— Всему свое время. Достаточно и того, что его интерес к вам и вашему отцу привлек наше внимание. Зелье, созданное вами под руководством Эсрахаддона, решило судьбу вашего отца. Оно осквернило его кровь, однако кому-то могло показаться, будто он потомок императорской династии. Узнав об этом, Брага начал действовать в соответствии с волей церкви, как он ее понимал, и поэтому он предпринял попытку убрать Амрата и его детей.

— Хотите сказать, Брага работал на церковь, когда велел убить моего отца?

— Не напрямую. Неофициально. Но Брага был верующим человеком. Он действовал поспешно, церковь была для него слишком бюрократична, как он выражался. И епископ, и я говорим от лица всей церкви, когда искренне просим у вас прощения за свершившуюся трагедию. Но вы должны понять, что не мы все это подстроили. Судьбу вашего отца решили коварные планы Эсрахаддона. Он использовал церковь точно так же, как использовал вас.

Ариста гневно посмотрела на архиепископа, затем перевела взгляд на Саули.

— Вы знали об этом, ваше преосвященство?

Епископ нехотя кивнул.

— Как вы могли позволить Браге убить моего отца? Вы ведь были друзьями.

— Я пытался предотвратить это. Ты должна верить мне. Как только были сделаны выводы, бросившие тень подозрения на твоего отца, я созвал экстренный церковный совет, но Брагу невозможно было остановить. Он не стал меня слушать и заявил, что я трачу драгоценное время.

Ариста встала, стиснув кулаки. Глаза ее сверкали ненавистью. Страх за собственную жизнь испарился, и внезапно образовавшуюся пустоту заполнила ярость.

— Ариста, я знаю, вы разгневаны, и у вас есть на это полное право, но соизвольте выслушать подробные объяснения. — Архиепископ подождал, пока она снова сядет. — Я собираюсь открыть вам самую главную тщательно хранимую тайну церкви Нифрона, которая доступна только занимающим самое высокое положение иерархам. Я решился доверить вам эту тайну, потому что нам нужна ваша помощь, и я знаю, что вы не окажете ее до тех пор, пока не поймете, зачем она нужна. — Он пригубил вина, наклонился к Аристе и тихо сказал: — В последние годы существования империи церковь раскрыла страшный, коварный заговор, целью которого было ни больше ни меньше как порабощение всего рода людского. Все указывало на то, что душой заговора был император. Только церковь могла спасти человечество. Мы убили императора, но Эсрахаддон спас его сына. Известно, что потомки императора обладают силой оживлять демонов прошлого и могут вновь поставить человечество на грань вымирания. Именно поэтому церковь на протяжении веков разыскивала наследников, желая прервать род, чье существование подобно ножу, приставленному к горлу каждого из нас. Прошло уже столько веков. Наследник, вероятно, даже не подозревает о том, кто он такой и какой силой обладает. Но это знает Эсрахаддон. Если колдун отыщет наследника, он может использовать его как оружие против нас. Никто не будет чувствовать себя в безопасности. — Архиепископ внимательно посмотрел на Аристу. — Эсрахаддон когда-то входил в верховный совет империи. Он был одним из тех, кто пытался спасти империю от заговорщиков, но в последний момент предал церковь. Вместо того чтобы мирно разрешить вопрос, он со свойственной ему бесчувственностью вызвал гражданскую войну, которая уничтожила империю. Церковь велела отрубить ему руки и запереть его в темнице почти на тысячу лет. Как вы думаете, что он сделает, если получит возможность отомстить? Та человечность, что оставалась в нем, погибла в тюрьме Гутария. Теперь это сильный демон, помешанный на идее нашего уничтожения, на мести ради мести. Желание отомстить лишило его рассудка. Он, как лесной пожар, поглотит все, если его не остановить. Вы принцесса и должны понимать, что ради нашего будущего необходимы жертвы. Нам искренне жаль, что все так трагично закончилось с вашим отцом. Но мы надеемся, что вы поймете, почему это произошло, примете наши извинения и поможете нам предотвратить конец всего сущего. Эсрахаддон чрезвычайно умен и твердо настроен уничтожить всех. Наследник — его оружие. Если он найдет его прежде нас, если мы не сумеем предотвратить пробуждение кошмара, которому положили конец много веков назад, то все — этот город, ваше королевство Меленгар, весь Апеладорн, все будет потеряно. Нам нужна ваша помощь, Ариста. Вы должны помочь нам найти Эсрахаддона.

Дверь резко отворилась, и в комнату вошел священник.

— Ваше преосвященство, — задыхаясь от быстрой ходьбы, сказал он. — Куратор призывает курию к порядку.

Галиен кивнул и повернулся к Аристе.

— Что скажете, милая? Вы поможете нам?

Принцесса остановившимся взглядом смотрела на свои руки. Мысли в голове путались: Эсрахаддон, Брага, Саули, таинственные заговоры, целебные снадобья. Один образ прочно укоренился в ее памяти: отец с бледным лицом, лежавший на окровавленном ложе. Ей потребовалось так много времени, чтобы заглушить эту боль, а теперь… «Неужели это Эсрахаддон убил его? — напряженно думала она. — А может быть, это сделали церковники?»

— Я не знаю, — с беспомощным видом пролепетала Ариста.

— Вы можете сказать нам, не связывался ли он с вами после побега?

— Я не видела Эсрахаддона и перестала получать от него вести еще до смерти отца.

— Вы ведь понимаете, — сказал архиепископ, — что в сложившихся обстоятельствах колдун скорее всего свяжется именно с вами, вот почему мы хотим, чтобы вы подумали о сотрудничестве с нами. Как посол Меленгара вы можете путешествовать по разным странам и королевствам, не вызывая подозрений. Вполне допускаю, что прямо сейчас вы не готовы выполнять подобные поручения, поэтому я не стану настаивать, но, пожалуйста, подумайте об этом. Церковь жестоко обошлась с вами. Я лишь прошу вас дать нам шанс искупить свою вину перед вами.

Ариста осушила свой бокал и медленно наклонила голову в знак согласия.

Сальдур еще долго смотрел на дверь после того, как она закрылась за Аристой.

— Думаете, она говорила правду? — спросил архиепископ, и его обычно мрачное лицо озарилось надеждой. — Она сопротивлялась изо всех сил.

— Скорее, злилась, но я думаю, она говорила правду.

Он никак не мог понять, на что рассчитывал Галиен, так рьяно настаивавший на этом разговоре. Неужели архиепископ и вправду надеялся, что Ариста примет их с распростертыми объятиями после того, как они признались в убийстве ее отца? С самого начала эта затея казалась ему такой же бессмысленной, как и отчаянные телодвижения человека, утопающего в зыбучих песках.

— Мы все сделали правильно, — без внутренней убежденности сказал архиепископ.

Сальдур машинально намотал на палец торчавшую из рукава нитку. Чего ему сейчас не хватало, так это глотка бренди, и он пожалел о том, что не прихватил с собой ту чудесную бутылку из запасов Бернис. Хотя к вину епископ всегда относился равнодушно, тем не менее гибель Браги он воспринимал как трагедию не в последнюю очередь из-за того, что прекратились поставки отличного бренди. Эрцгерцог, как никто другой, разбирался в достоинствах и недостатках этого напитка.

Галиен пристально посмотрел на задумавшегося епископа.

— Что-то вы притихли… — заметил он. — Разумеется, считаете, что я не прав. Вы ведь так и говорили? И очень ясно выразились во время нашей последней встречи. Вы следили за каждым ее шагом. Вы приставили к ней эту… Эту… — Старик махнул рукой в сторону двери, как будто это прояснило бы, что он имеет в виду. — Вы приставили к ней эту старую служанку, которая следит за каждым ее вздохом. Так ведь? Если бы Эсрахаддон связался с ней, мы бы об этом знали, зато никто больше не узнал бы. Но теперь… — Архиепископ всплеснул руками, изображая недовольство и пародируя при этом Сальдура.

Сальдур продолжал играть с ниткой, все плотнее и плотнее наматывая ее на палец.

— Вы недостаточно бдительны, — укоризненно сказал Галиен. — Мы имеем дело с имперским волшебником. Нам не дано понять, на что он способен. Он вполне мог посещать ее в саду в облике бабочки или в виде мотылька, залетавшего в окно ее спальни каждую ночь. Мы должны быть совершенно уверены в том, что они никоим образом не общаются.

— В облике бабочки? — искренне удивился Сальдур. — Вы уверены, что это возможно?

— Он ведь волшебник, черт бы вас побрал. Они на это вполне способны.

— Я очень сомневаюсь…

— Суть в том, что у нас до сих пор не было полной уверенности…

— И посейчас ее тоже нет. Могу лишь сказать, что, на мой взгляд, она не лгала. Но Ариста — умная девушка. Клянусь Марибором, она уже это доказала.

Галиен заглянул в свой пустой бокал и позвал Карлтона. Слуга поднял голову.

— Мне очень жаль, ваше преосвященство, — смиренным голосом сказал он, — но я недостаточно хорошо знаю принцессу, чтобы высказывать какое-либо мнение на сей счет.

— Болван! Меня не интересует твое мнение о принцессе. Я хочу еще вина.

— Ах, простите, ваше преосвященство, — смутился Карлтон и, достав бутылку, со звонким хлопком вытащил пробку из горлышка.

— Все дело в том, что Патриарх, винит меня в исчезновении Эсрахаддона, — продолжал Галиен.

Впервые после ухода Аристы Сальдур с любопытством взглянул на архиепископа и даже подался всем телом вперед.

— Это он вам лично сказал? — недоверчиво спросил он.

— В том-то и дело, что он ничего не говорил. Теперь он разговаривает только с кураторами. С Луисом Гаем и с этим, вторым, Траником. Гай неприятный парень, но Траник… — Он замолк, недовольно покачал головой и нахмурился.

— Я никогда не встречался с куратором.

— Считайте, вам повезло. Хотя удача, кажется, готова вот-вот изменить вам. Гай все утро провел наверху с Патриархом. — Галиен провел пальцем по краю пустого бокала. — Он сейчас в зале советов, обращается с речью к курии.

— А разве нам не полагается присутствовать на этом выступлении?

— Полагается, — мрачно сказал архиепископ, но при этом даже не пошевелился.

— Ваше преосвященство, что же мы сидим? — спросил Сальдур.

— Да-да…

Галиен махнул рукой Карлтону и велел ему подать себе трость.

Сальдур с архиепископом вошли в залу под звуки раскатистого мужского голоса. Зала советов представляла собой круглую трехъярусную аудиторию, соответствующую по ширине самой башне. Стены украшали тонкие узорчатые колонны, на которых были изображены сцены из жизни Новрона, защитника веры, и Марибора, бога людей. Между колоннами проглядывали высокие окна, открывавшие чудесный вид на близлежащие деревеньки. Члены курии, коллегии старших клириков церкви Нифрона, восседали на круглых скамьях, расходившихся от центра вверх. Помимо них, присутствовали еще восемнадцать епископов, явившихся послушать слова Патриарха, переданные Луисом Гаем.

Куратор Луис Гай, высокий худощавый человек с длинными черными волосами и беспокойными глазами, стоял в центре зала. По первому впечатлению он показался Сальдуру резким, собранным, сосредоточенным — как по внешнему виду, так и в манерах. Его черные как смоль волосы резко контрастировали с белой кожей. У него были тоненькие усики и короткая, тщательно подстриженная бородка. Он был облачен в традиционную алую сутану и черный плащ с капюшоном и аккуратно вышитым на груди символом — изображением разбитой короны. Ни волосок, ни складочка не выбивались из общей картины. Гордо подняв голову, он не сводил с присутствующих грозного взгляда.

— Патриарх верит, что во власти Руфуса убедить дворян Трента, а церковь возьмет на себя все остальное. Помните, что дело не в том, чтобы выбрать, на кого ставить. Патриарх должен выбрать того, кто принесет ему победу, и Руфус — наиболее подходящая кандидатура. Он уроженец севера и герой юга. У него нет видимых связей с церковью. Если короновать его как императора, это незамедлительно пресечет попытки большой части народа взбунтоваться против нас. Даже если Руфус не сумеет присоединить Калис и Трент к Новой империи, он по крайней мере не допустит, чтобы они объединились против нас. Пока они будут колебаться, мы сумеем объединить весь Аврин под властью одного императора. А потом один за другим вынудим Трент и Калис присоединиться к нам или поставим их перед угрозой вторжения. Учитывая, что Аврин превосходит их и богатством, и силой, они, вероятнее всего, сдадутся без боя. Руфус в роли императора лишь увеличит наши шансы.

— Вы говорите так, словно процесс объединения уже завершен, — заметил епископ Тилдейл из Данмора. — Но в Аврине восемь королевств, и только Данмор, Гент и Уоррик принадлежат имперцам. Как быть с роялистами? Они не сдадутся без боя. Сейчас все не так, как было при Гленморгане, которому противостояла только кучка полководцев, речь идет о королях, правивших своими землями столетиями. Альбурн и Меленгар — древние и гордые королевства. Даже король Урит из Ренидда, несмотря на свою нищету, не преклонит колени перед Руфусом лишь потому, что мы так велели. А как насчет Маранона? Их поля кормят большую часть Аврина. Если король Винсент воспротивится, он может уморить нас голодом. А Галеаннон? Король Фредрик нередко угрожал сдаться Калису, где он мог бы стать сильным вожаком слабой стаи, а не оставаться слабейшим среди сильнейших. Если мы будем настаивать, чтобы он отказался от тех крох независимости, которые у него есть, мы рискуем потерять его.

— Уверяю вас, король Фредрик преклонит колени перед императорским троном, когда придет время, — заявил епископ Галеаннона.

— И не стоит так волноваться о пшеничных полях Маранона, — подал голос епископ Маранона.

— Как видите, проблема роялистов решена, — объявил Гай. — На это ушло почти целое поколение, но церковь успешно внедрила имперцев на ключевые посты каждого королевства, за исключением Меленгара, где наши дела пошли не так, как задумывалось. Но это всего лишь единичная неудача, которая не влияет на общее положение дел. Когда Руфуса объявят императором, остальные королевства присягнут ему на верность, и Меленгар останется в одиночестве. Меленгарцам придется капитулировать или воевать против целого Аврина. Таким образом, за небольшим исключением можно считать объединение Аврина завершенным. Просто об этом еще не было объявлено во всеуслышание.

По зале разнесся шепот одобрения.

— Я знал, что проект продвигается успешно, — сказал Сальдур архиепископу, — но не думал, что мы уже так близки к цели.

— Назначение Браги королем Меленгара должно было стать завершающим шагом, — разочарованно ответил Галиен.

Из всех королевств, готовых к участию в становлении Новой империи, только королевство Сальдура потерпело неудачу.

— А как же патриоты? — спросил прелат Ратибора. — Их число растет, и нельзя закрывать на это глаза.

— Националисты — это проблема, — признал Гай. — Серет годами следил за Гонтом и его приспешниками. Их финансирует семья ДеЛур и несколько сильных купеческих картелей из республики Делгос. Делгос слишком долго наслаждался своей свободой, теперь его уже не убедишь в преимуществах централизованной власти. Их пугает сама мысль о возможности объединения в границах Новой империи. Конечно, они будут сопротивляться. С ними придется вступить в бой, и это еще одна причина, по которой Патриарх остановил свой выбор именно на Руфусе, превосходном и жестоком полководце. Он раздавит патриотов, и это будет его первое великое деяние на троне императора. Делгос вскоре падет.

— Но достаточно ли у нас войска, чтобы взять Делгос? — спросил прелат Криндел, официальный историк церкви. — Тур Дель Фур — тщательно охраняемая крепость гномов. Она выстояла в ходе двухлетней осады Дакка.

— Я работал над этими вопросами и полагаю, что нашел уникальное решение.

— И что же это за решение? — с подозрением спросил Галиен.

— Ах, архиепископ, как хорошо, что вы присоединились к нам, — сказал Луис Гай, подняв голову и встретившись с ним взглядом. — Я сообщил о начале встречи почти час назад.

— Будете ругать меня за опоздание, Гай, или просто не хотите отвечать на мой вопрос?

— Вы еще не готовы услышать ответ на этот вопрос, — ответил куратор, за что архиепископ тут же наградил его укоризненным взглядом. — Вы не поверите мне, даже если я расскажу вам, и уж точно не одобрите. Но когда придет время, когда это станет необходимо, будьте уверены, крепость Друминдора падет, а вместе с ней и Делгос.

Столь пренебрежительное отношение к собственной особе отнюдь не понравилось архиепископу, но, прежде чем он успел ответить, заговорил Сальдур.

— А каковы настроения простонародья? Они готовы принять нового императора? — спросил он.

— Я объездил четыре государства вдоль и поперек, оповещая о предстоящих состязаниях. Глашатаи известили о них весь Апеладорн, начиная с Дагастана на юге и заканчивая Ланкстриром на севере. На рыночных площадях, в трактирах и замках их ждут с нетерпением. Как только мы объявим об истинном предназначении состязаний, народ будет вне себя от радости. Господа, наступают волнительные времена. Становление Новой империи теперь лишь вопрос времени. Основание заложено. Нам осталось всего лишь возложить на чью-либо голову корону империи.

— А король Этельред Уоррикский? — спросил Галиен. — Он с нами?

Гай пренебрежительно пожал плечами:

— Он недоволен, что придется отказаться от трона и стать вице-королем, но большинство монархов тоже этим недовольны. Даже те из них, кто был посажен на престол с нашей помощью. Удивительно, как быстро правитель привыкает к обращению ваше величество. Однако Этельреда заверили, что если он первым сложит корону, то станет первым лицом в новом государстве после императора. Вполне вероятно, он будет управлять империей как регент, пока лорд Руфус будет разбираться с восстаниями. Я также дал ему понять, что он может стать главным советником императора. Кажется, его это удовлетворило.

— И все же мне не нравится идея отдать власть в руки Руфуса и Этельреда, — сказал Сальдур.

— Мы и не отдадим, — заверил его Галиен. — Все будет контролировать церковь. Они всего лишь подставные лица, а мы всему голова. У церкви будет постоянный представитель в императорском дворце, который проследит за становлением нового порядка. — Он посмотрел на Гая. — Патриарх говорил вам об этом?

— Говорил.

— И он не сказал, не собирается ли он взять эти обязанности на себя?

— Преклонный возраст не позволяет Патриарху возложить на себя эту ношу, но он изберет кого-нибудь из совета, кому будет дана власть действовать самостоятельно от имени всей церкви. Этот человек станет вторым регентом наряду с Этельредом, по крайней мере в период реконструкции.

— В таком случае он будет наделен небывалой властью, — сказал архиепископ. — Не вы ли этот человек?

По его недовольному тону Сальдур и остальные присутствующие поняли, что этим человеком будет не Галиен и что ему это известно.

Гай отрицательно покачал головой:

— Моя задача, как и задача моего отца и моего деда, найти наследника Новрона. Патриарх просил меня оказать содействие в делах, касающихся скорейшего становления Новой империи, и я рад помочь ему, но я не откажусь от цели всей своей жизни.

— Тогда кто это будет?

— Его святейшество пока не решил. Полагаю, он подождет и посмотрит, что покажут нам состязания. — Наступила тишина. Все ждали, когда Гай снова заговорит. — Это исторический момент. Все, ради чего мы работали, все, что мы взращивали веками, готово вот-вот принести плоды. Мы стоим на пороге нового дня человечества. То, что началось почти тысячелетие назад, завершится уже при жизни этого поколения. Да благословит Новрон наши дела!

— Впечатляет, — сказал Сальдур Галиену.

— Вы так полагаете? — ответил архиепископ. — Это очень хорошо, потому что вы едете с нами.

— На состязания?

Галиен кивнул:

— Мне нужен кто-то, кого я смогу противопоставить Гаю. Возможно, вы доставите ему столько же неудобств, сколько доставили мне.

Ариста со свечой в руке застыла перед дверью спальни. Ее терзали сомнения и неуверенность в себе. Она слышала, как Бернис ходит по комнате, наполняет ванну водой, стелит кровать и раскладывает на ней белье. Все это она делала нарочито, с видом идеальной няньки, и эта ее манера была крайне неприятна Аристе. Она очень устала, но ей совсем не хотелось открывать эту дверь. Ей предстояло многое обдумать, и навязчивое присутствие Бернис казалось ей сейчас невыносимым.

Она углубилась в воспоминания и попробовала сосчитать про себя, сколько дней прошло между смертью отца и смертью дяди. Что за сумбурное было время и как много событий произошло за такой короткий срок! Перед ее мысленным взором снова возникло смертельно бледное лицо отца, кровавая слеза, застывшая у него на щеке, и темное пятно крови, растекшееся на постели под ним.

Ариста смущенно оглянулась на Хилфреда, который остановился у нее за спиной.

— Мне еще рано ложиться в постель, — сказала она неуверенным тоном.

— Как пожелаете, миледи, — тихо сказал он, словно понимая, как тяжело ей дается общение с чудовищем, которое бродит по комнате за этой дверью.

Ариста прошлась несколько раз туда и обратно по коридору. Это простое действие создало у нее некую иллюзию свободы. Хотя бы в этом случае она сама приняла решение, куда идти, а не плыла, как щепка, которую несет течение. Хилфред следовал за ней на расстоянии трех шагов. При ходьбе меч размеренно постукивал его по бедру. Этот характерный звук Ариста слышала изо дня в день на протяжении многих лет. Он напоминал стук маятника, отсчитывающего секунды ее жизни.

Сколько же на самом деле прошло дней между смертью отца и дяди? Саули знал заранее, что один из них убьет другого! Он знал еще до того, как это случилось! Задолго ли он узнал об этом? За несколько часов? Дней? Недель? Саули сказал, что пытался остановить Брагу. Скорее всего это чистейшая ложь. Почему он не разоблачил Перси? Почему не рассказал обо всем отцу? Но может быть, Саули пытался это сделать? Может быть, отец отказался слушать? Неужели Эсрахаддон действительно использовал ее для устранения отца?

Слабо освещенный коридор огибал башню по кругу. Ариста была немного удивлена полным отсутствием архитектурных украшений в ее интерьере. Конечно, Коронная башня была лишь частью старого дворца, просто одной из его боковых лестниц. Она была сложена много веков назад из грубо обтесанных каменных блоков. Все они выглядели одинаково — грязные, покрытые копотью, пожелтевшие, словно зубы старика. Ариста миновала несколько дверей, вышла к лестнице и начала подниматься по ней наверх. После долгого бездействия это даже доставило ей удовольствие.

Так сколько все-таки прошло дней между смертью отца и дяди? Она вспомнила, как дядя после той трагедии искал Алрика, следил за ней, приставил к ней соглядатаев. Если Сальдур знал, что задумал Перси, то почему он не вмешался? Почему он позволил запереть ее в башне и начать этот кошмарный процесс? Неужели Саули позволил бы им казнить ее? Если бы он хоть один раз высказался в ее пользу, если бы поддержал ее, она смогла бы настоять на том, чтобы Брагу взяли под стражу. Битвы за Медфорд можно было бы избежать, и все, кто погиб в тот день, были бы сейчас живы.

«За сколько дней до смерти Браги обо всем этом стало известно Сальдуру? — продолжала размышлять Ариста. — И почему он ничего не предпринял?»

На этот вопрос не было ответа, однако он не выходил у нее из головы. В то же время Ариста не была уверена, что хочет знать на него ответ.

И что они там говорили об уничтожении человечества? Она знала, что ее считают наивной, но неужели они думают, что она к тому же еще и настолько глупа? Никому не под силу поработить целую расу, не говоря уж о том, что глупо предполагать наличие подобных намерений у наследника. Ведь император уже когда-то правил этим миром!

Лестница привела Аристу в темную круглую комнату, где не было ни ламп, ни факелов, ни фонарей. Единственным источником света была ее маленькая свечка. Ариста вошла в комнату, Хилфред — следом за ней. Они очутились внутри алебастровой короны, украшавшей вершину башни. Аристе сразу же сделалось не по себе. Она чувствовала себя нарушителем, проникшим на запретную территорию. Ничто не подкрепляло этого ощущения, кроме разве что темноты, и все же она чувствовала себя, как в детстве, когда исследовала чердак отцовского замка. Ее всегда манили тишина и призраки затерянных в пространстве и времени сокровищ.

Как и все, она выросла на легендах о сокровищах Гленморгана, спрятанных на вершине Коронной башни. Она даже слышала историю о том, как их похитили и вернули на следующую ночь. О башне ходили разные слухи. В камере на ее верхушке побывало в заточении немало узников, в том числе еретиков вроде Эдмунда Холла, которому якобы удалось обнаружить вход в священный город Персепликвис. Он заплатил за это чудесное открытие тем, что провел остаток жизни в полном одиночестве, в темнице, где уже некому было поведать о его тайнах.

«Все это произошло где-то здесь», — подумала Ариста.

Она обошла комнату по кругу. Каждый ее шаг отдавался гулким эхом, возможно, из-за низкого потолка, а может быть, просто у нее разыгралось воображение. Она подняла свечу повыше и вдруг заметила на противоположной стене комнаты странную дверь, высокую и широкую, но не деревянную, как все остальные двери в башне, и даже не железную, а сделанную из цельного камня, похожего на гранит. В стене из полированного алебастра она казалась чем-то чужеродным и неуместным.

Ариста с озадаченным видом принялась разглядывать ее поверхность. На ней не было видно ни щеколды, ни ручки, ни петель. Ее нельзя было открыть! Принцесса даже собралась было постучаться, но пришла к выводу, что нет смысла стучать по граниту, к тому же можно повредить себе руку. Она надавила на дверь ладонью, но ничего не произошло. Ариста покосилась на Хилфреда, который молча наблюдал за ней. Бог знает что он при этом думал.

— Я просто хочу посмотреть, какой вид открывается сверху, — пояснила она.

Наверху послышался какой-то шорох, звук шагов. Запрокинув голову, Ариста подняла свечу. По деревянному потолку стелилась паутина. Наверху явно кто-то был. Или там что-то было.

«Неужели это призрак Эдмунда Холла?» — подумала она.

Эта мысль молнией пронеслась у нее в голове, и она тут же отругала себя за этот вздор. Что за глупости! Может, ей пора забиться от страха в кроватку, и пусть тетушка Бернис прочтет ей на ночь добрую сказку? И все же ее терзало любопытство. Что скрывается за этой прочной дверью?

— Эй, есть здесь кто? — донесся с лестницы голос, заставивший ее вздрогнуть.

Ариста увидела отсветы фонаря на стенах камеры. Послышался звук приближающихся шагов.

— Здесь есть кто-нибудь? — снова спросил кто-то невидимый.

Она испытала острое желание спрятаться и даже попробовала бы это сделать, если бы здесь было где прятаться и если бы рядом не стоял Хилфред.

— Кто здесь?

На повороте лестницы показалась чья-то голова. Это был мужчина, судя по виду, священник. Он был одет в черную сутану с пурпурной лентой на шее. У него были редкие волосы, и уже издали Ариста разглядела у него на темени небольшую плешь, островок загорелой кожи в море седеющих волос. Человек поднял фонарь над головой и озадаченно прищурился, глядя на принцессу.

— Кто вы? — спросил он спокойным, бесстрастным тоном, в котором не было ни ноток угрозы, ни намека на дружелюбие. Человек просто проявил любопытство.

Принцесса застенчиво улыбнулась:

— Меня зовут Ариста. Ариста из Меленгара.

— Ариста из Меленгара? — задумчиво повторил он. — Могу я спросить, что вы здесь делаете, Ариста из Меленгара?

— Честно говоря, я всего лишь хотела насладиться видом, который открывается с вершины башни. Я здесь впервые.

Священник расплылся в улыбке и тихо засмеялся:

— То есть вы осматриваете достопримечательности?

— Можно и так сказать.

— А господин, который вас сопровождает, тоже осматривает достопримечательности?

— Это мой телохранитель.

— Телохранитель? — Священник замедлил шаг и остановился. — Неужели все молодые девушки из Меленгара путешествуют за границу с телохранителями?

— Я принцесса Меленгара, дочь покойного короля Амрата и сестра короля Алрика.

— Ах вот как! — сказал священник, входя в комнату и направляясь к ним вдоль круглой стены. — Так я и думал. Вы прибыли с караваном, пришедшим сегодня вечером. Вы леди, которая путешествует с епископом Медфорда. Я видел королевскую карету, но не знал, кто именно из членов королевской семьи прибыл в ней.

— А вы кто такой? — спросила Ариста.

— Ах да, прошу прощения. Позвольте представиться: монсеньор Мертон Гентский. Я родился и вырос недалеко отсюда, в маленькой деревушке под названием Ибертон, совсем близко от Эрванона. Там отличная рыбалка. Кстати, мой отец был рыбаком. Мы весь год ловили рыбу: летом с сетью, зимой с удочкой. Я не устаю повторять, что достаточно научить человека ловить рыбу, и он никогда не узнает, что такое голод. Можно сказать, именно поэтому я тут и оказался, если вы понимаете, что я имею в виду.

Ариста вежливо улыбнулась и покосилась на каменную дверь.

— К сожалению, эта дверь не ведет наружу, — перехватывая ее взгляд, сказал священник, — поэтому вы не сможете попасть через нее на верхушку башни. — Он запрокинул голову, посмотрел на потолок и с таинственным видом прошептал: — Там живет он.

— Кто он?

— Его святейшество патриарх Нильнев. Верхний этаж этой башни — его святилище. Я иногда прихожу сюда, чтобы посидеть и послушать. В тихую погоду, когда нет ветра, иногда слышно, как он ходит. Однажды мне послышалось, будто он что-то сказал, но, наверное, это просто были мои фантазии. Я представил себе, что там находится сам Новрон и он следит за нами и оберегает нас. Но если хотите, я покажу вам, откуда открывается красивый вид. Пойдемте со мной.

Монсеньор повернулся и начал спускаться по лестнице. Ариста в последний раз взглянула на каменную дверь и вышла вслед за ним.

— А когда он выходит? — спросила девушка. — Я хотела сказать, когда выходит Патриарх?

— Никогда. По крайней мере я его ни разу не видел. Он живет в уединении, так ему проще слиться с Богом.

— Если он никогда не выходит, откуда вы знаете, что он действительно там?

— Откуда я знаю? — Мертон удивленно посмотрел на нее и усмехнулся: — Но ведь он иногда говорит с народом. Он лично встречается с избранниками, которые несут его слово всем остальным людям.

— И что это за люди? Архиепископ?

— Иногда, хотя в последнее время он передает нам свои указы через кураторов. — Мертон остановился на полпути и повернулся к ней. — Вы о них знаете, я полагаю?

— Да, слышала о них, — сказала Ариста.

— Я так и подумал, вы ведь принцесса.

— Вообще-то никто из них за последние несколько лет не посетил Меленгар.

— Это понятно. Их осталось очень мало, а им нужно обыскать очень большую территорию.

— А почему их так мало?

— Его святейшество не назначал новых кураторов со времени рукоположения Луиса Гая. Кажется, он был последним.

Первая хорошая новость за весь день. Кураторы были известны как сторожевые псы церкви. Их первоначальной задачей были поиски пропавшего наследника, и они командовали знаменитым орденом Серетских рыцарей. Эти рыцари насаждали волю церкви, то есть контролировали как мирян, так и духовенство на предмет принадлежности к ересям. Если Серет проводил расследование, кого-нибудь обязательно признавали виновным, а если кто-то протестовал, ему тоже непременно предъявляли обвинения.

Монсеньор Мертон подвел Аристу к двери, расположенной двумя этажами ниже, и постучал.

— Что надо? — раздался за дверью чей-то сварливый голос.

— Мы пришли полюбоваться видом из твоего окна, — ответил Мертон.

— У меня сегодня нет на тебя времени, Мертон. Обратись к кому-нибудь еще, а меня оставь в покое.

— Это не для меня. Здесь принцесса Ариста из Медфорда, и она хочет полюбоваться видом с башни.

— Да нет, что вы, — возразила Ариста, смущенно качая головой. — Это не настолько важно. Я просто…

Дверь открылась. На пороге стоял толстый, совершенно лысый мужчина, одетый во все красное. Его тучный торс был обмотан на уровне пояса плетеным золотым шнуром. Он пристально посмотрел на Аристу, вытирая полотенцем жирные руки.

— Клянусь Маром! Неужели это настоящая принцесса? — воскликнул он без малейшего намека на почтение в голосе.

— Дженисон, прошу тебя сменить этот тон! — осадил его Мертон. — Негоже так себя вести прелату.

Толстяк недовольно посмотрел на Мертона.

— Видите, как он со мной обращается? — обиженно сказал он, обращаясь к принцессе. — Можно подумать, что я сам Уберлин, потому что мне нравится есть, и я иногда люблю выпить.

— Не мне тебя судить, а господу нашему Новрону. Можно нам войти?

— Да-да, конечно, проходите.

В комнате царил полнейший беспорядок. Одежда, листы пергамента и картины валялись на полу либо опирались о корзины и сундуки. В одном конце комнаты стояла парта, а в другом — большой стол с наклонной столешницей. На нем лежали стопки карт, десятки перьев, а также стояло несколько чернильниц. Все вещи, казалось, находились не на своем месте или вовсе такового не имели.

Ариста едва не вскричала: «Боже ж ты мой», но осеклась, вспомнив, что это выражение из лексикона Бернис.

— Да, зрелище сие по меньшей мере впечатляет, — извиняющимся тоном произнес Мертон. — Наш прелат Дженисон не страдает от избытка аккуратности.

— Я аккуратен, когда дело касается карт и всего, что действительно важно.

— Но не в глазах Новрона.

— Вот видите? И я, конечно же, даже ответить не могу. Разве кто-нибудь может хотя бы в мыслях встать на одну доску с его преосвященством монсеньором Мертоном, который исцеляет больных и говорит с Господом?

Ариста, следовавшая за Мертоном по захламленной комнате в направлении занавешенной стены, остановилась. В голове ее всплыло воспоминание из детства. Она посмотрела на Мертона и сообразила, что уже слышала о нем когда-то.

— Так, значит, вы спаситель Падших болот?

— Ну разумеется, он вам об этом не сказал! — с каким-то язвительным удовольствием воскликнул хозяин комнаты. — С его стороны было бы проявлением гордыни признать, что он божий избранник.

Настала очередь Мертона хмуриться.

— А ну-ка прекрати сейчас же, Дженисон.

— Так это были вы? — переспросила Ариста.

Мертон кивнул, грозно посмотрев на Дженисона.

— Я слышала об этом. Много лет назад. Мне было, наверное, лет пять или шесть, когда на Падшие болота пришла чума. Все перепугались, потому что она продвигалась с юга, а Падшие болота не так далеко от Медфорда. Я помню, отец даже намеревался перенести двор в Дрондиловы поля, но до этого дело не дошло. Не понадобилось переезжать, потому что чума не пошла на север.

— Потому что он ее остановил, — сказал Дженисон.

— Вовсе не я! — буркнул Мертон. — Это был Новрон.

— Но ведь это он тебя послал туда, нет? Разве нет?

Мертон вздохнул:

— Я сделал лишь то, чего требовал от меня Господь.

Дженисон беспомощно посмотрел на Аристу:

— Вот видите? Кто я по сравнению с человеком, который каждый день беседует с Богом?

— И вы действительно слышали голос Новрона, который повелел вам идти спасать людей на Падших болотах? — спросила Ариста?

— Он направлял мои стопы.

— Но ты ведь с ним разговариваешь! — запальчиво возразил Дженисон и перевел взгляд на Аристу. — Он, конечно, не признается в этом. Это ведь ересь, а Луис Гай тут, внизу. Ему нет дела до чудес. — Дженисон присел на табурет и улыбнулся. — Нет, наш добрый монсеньор Мертон никогда не признается, что ведет беседы с Господом, но это так. Я сам слышал. Поздно ночью, в зале, когда он думает, что все остальные спят. — Дженисон заговорил пискливым голосом, подражая маленькой девочке: — «О Господь мой, отчего ты не даешь мне спать, насылая ужасную головную боль, ведь мне утром надо работать? Что-что? О, я понял, это очень мудро с твоей стороны».

— Довольно, Дженисон, — сурово произнес Мертон.

— Да, я уверен, что именно так обстоят дела, монсеньор. Можете любоваться видом из окна, но дайте мне поесть спокойно.

Дженисон взял куриную ножку и продолжил трапезу. Мертон отодвинул портьеру, за которой оказалось великолепное окно шириной почти во всю стену, разделенное тремя каменными колоннами. Отсюда открывался невероятный вид. Огромная луна казалась лампадой, до которой можно было дотронуться. Она застыла в россыпях сверкающих на черном ночном небе звезд.

Опершись о подоконник, Ариста выглянула из окна. Далеко внизу тянулась изогнутая серебристая лента реки, поблескивавшая в свете луны. У подножия башни мерцали окружившие город костры, похожие на звезды. Глядя вниз, она почувствовала, что у нее кружится голова, а пульс учащается. Гадая, насколько близко она к вершине башни, Ариста посмотрела наверх и насчитала еще три яруса окон, над которыми возвышалась алебастровая корона.

— Благодарю вас, монсеньор, — сказала она Мертону и кивком попрощалась с Дженисом.

— Будьте уверены, ваше высочество, — сказал Мертон. — Он там.

Ариста кивнула, хотя не была уверена, кого он имеет в виду, — Бога или Патриарха.

Глава 4 ДАЛЬГРЕН

В течение следующих пяти дней Ройс, Адриан и Трейс упорно продвигались на север сквозь безграничный океан лесов на восточной границе Аврина. Право на владение этой непроходимой чащобой оспаривали друг у друга Альбурн и Данмор, но до основания Дальгрена ни первый, ни второй не торопились осваивать эти земли. Бескрайние девственные леса, которые было принято называть либо Востоком, либо Пустошью, оставались нетронутыми. Проложенная через них дорога когда-то была широким трактом, ведущим из Альбурна на север, но она довольно скоро превратилась в две узкие колеи, разделенные зеленой дорожкой травы, а со временем сузилась до едва заметной лесной тропы, грозившей и вовсе исчезнуть в ближайшем будущем. Вдоль нее выстроилась две сплошные стены деревьев, и не было здесь ни заборов, ни крестьянских хозяйств или постоялых дворов. За все время путешествия им не встретился ни один путник. На карте северо-восточные области были обозначены весьма приблизительно, а за рекой Нидвальден и вовсе представляли собой белые пятна.

Временами от красоты здешних мест захватывало дух. Над дорогой нависали мощные вязы, образуя высокие зеленые своды. Их вид напомнил Адриану о тех редких случаях, когда он заглядывал в Маресский собор в Медфорде. Гибкие ветви деревьев клонились над тропой, образуя естественный неф, напоминавший контрфорсы великой церкви. Мягкий тусклый свет струился сквозь листву, как будто через окна высокой галереи. По земле стелился мягкий ползучий ковер из трав и папоротника, проросшего сквозь потемневшую прошлогоднюю листву. В вышине пел незримый птичий хор, на ветвях деревьев мелькали белки, в траве шуршали бурундуки, и этот их шорох чем-то напоминал перешептывания прихожан в церкви. Лес был красив, но вызывал тревогу. Здесь возникало ощущение, что ты заплыл слишком далеко в море и тебя вот-вот затянет в неизведанные, вселяющие ужас пучины.

За последние несколько дней передвигаться по лесу стало еще труднее. Поваленные весенними бурями деревья преграждали путь куда надежнее ворот любого замка. Наконец всадники были вынуждены спешиться. Адриан и Трейс начали продираться сквозь густые заросли, а Ройс отправился искать обходной путь. Прошло уже несколько часов, но им так и не удалось снова выйти на дорогу. Покрытые потом, все исцарапанные, они перевели лошадей через несколько речушек и то и дело натыкались на обрывы.

Посмотрев вниз со скалистого утеса, Адриан скептически улыбнулся и перевел взгляд на Ройса. Обычно он доверял товарищу выбор дороги и не сомневался в его умении ориентироваться на местности. Ройс обладал способностью безошибочно находить путь в любой чаще, что уже не раз доказывал на деле. Адриан вскинул голову и не увидел над собой ни солнца, ни неба. Ориентироваться было невозможно — повсюду были видны одни только кроны, ветви и листья деревьев. Ройс еще ни разу не подводил его, но с другой стороны, они никогда и не бывали в подобном месте.

— Все в порядке, — сказал Ройс.

В голосе его слышались нотки раздражения. Они начали спускаться. Ройс и Трейс вели лошадей под уздцы, в то время как Адриан расчищал дорогу. На дне ущелья они обнаружили ручеек, но дороги по-прежнему не было видно. Адриан в очередной раз насмешливо покосился на Ройса. На этот раз вор промолчал, и они двинулись вперед, выискивая едва заметные просветы среди густых зарослей кустарника.

— Нам туда, — вдруг сказала Трейс, указывая на поляну, освещенную лучами солнца, с трудом пробивавшимися сквозь плотную завесу листвы.

Через несколько шагов перед ними открылась узенькая тропинка. Ройс подозрительно взглянул на Трейс, пожал плечами, вернулся в седло и постукиванием колен послал Мышку вперед.

Вскоре они впервые за несколько дней ступили на открытую, освещенную солнцем местность с таким чувством, будто выбрались на свет из глубокой темной пещеры. Прямо перед ними раскинулась живописная прогалина с небрежно сколоченным деревянным колодцем. Возле него паслось восемь свиней под призором маленького пастушка. На вид ему было не больше пяти лет. Он держал в руке длинную тонкую хворостину, а на его маленьком круглом личике, потном и чумазом, застыло выражение крайнего удивления. Адриан так и не смог с ходу разобраться, мальчик это или девочка. Ребенок был одет в простую льняную рубаху, грязную и испещренную столькими дырами и прорехами, что их вполне можно было принять за воплощение замысла какого-то безумного художника.

— Перла! — крикнула Трейс и спрыгнула с Милли так быстро, что лошадь испуганно шарахнулась в сторону. — Я вернулась.

Она подошла к ребенку и погладила его по спутанным волосам. Девочка — как теперь понял Адриан — почти не обратила на Трейс внимания и продолжала таращиться на них выпученными от изумления глазами.

Трейс всплеснула руками и закружилась на месте в только что придуманном радостном танце.

— Это Дальгрен! — громко крикнула она. — Вот мы и дома!

Адриан спешился и озадаченно огляделся по сторонам. Они стояли на небольшом участке коротко подстриженной травы возле колодца, сбитого из плохо подогнанных друг к другу досок. На вороте колодца покачивалось мокрое деревянное ведро, с которого капала вода. Прогалина имела вид образованного тремя тропинками треугольника, в центре которого располагался колодец. Со всех сторон их окружал лес. Кроны могучих деревьев почти полностью закрывали небо, и только над поляной виднелся лоскут светло-голубого неба. Время перевалило далеко за полдень.

Адриан зачерпнул воды из ведра и плеснул себе в лицо. Почти отпихнув его в сторону, Милли засунула морду в ведро и принялась жадно пить.

— А что это за колокол? — спросил Ройс, спешиваясь и указывая рукой на лесную сень.

Повернув голову, Адриан с удивлением заметил висевший на нижней ветке дуба большой бронзовый колокол с противовесом для его раскачки, к которому была привязана веревка с узелками. Адриан подумал, что, если бы колокол лежал на земле, Ройс вполне бы мог в нем уместиться.

— Это что-то новенькое, — пробормотал Адриан и направился к колоколу. — А как он звучит?

— Не бей в него! — воскликнула Трейс. — Это можно делать только в случае крайней необходимости.

Адриан удивленно приподнял брови, но звонить в колокол не стал. Присмотревшись, он заметил на нем барельефные изображения Марибора и Новрона, а также опоясывающий орнамент в виде цитат из Священного Писания. Адриан окинул поляну удивленным взглядом.

— Вот уж не ожидал увидеть здесь такое чудо, — сказал он с недоумением. — Зачем он здесь понадобился?

— Это была затея дьякона Томаса. Он любил повторять, что селение без церкви — не селение, а церковь без колокола — не церковь. Все жители охотно сложились деньгами, а старый маркграф заказал для нас его отливку. Колокол изготовили прежде, чем мы сподобились сами построить церковь. Мистер МакДерн взял тогда своих быков и привез его из самого Эрванона. Но нам некуда было его повесить, а телега ему самому была нужна для хозяйства. Мой отец придумал повесить колокол здесь и использовать для тревожного набата, пока мы не построим церковь. Это было за неделю до начала нападений. В то время никто и помыслить не мог, насколько он нам пригодится. — Она некоторое время смотрела на огромный колокол, а затем добавила: — Ненавижу звук этого колокола.

Сильный порыв ветра пронесся сквозь листву и бросил ей в лицо прядь волос. Откинув ее назад, Трейс отвернулась от дуба и колокола.

— Вон там, — она указала на изрезанную бороздами дорожку, — мы и живем.

Адриан заметил в тени убогие домишки, скрытые за стеной молочая и золотарника. Это были небольшие мазанки с тростниковыми крышами, сложенные из глины и соломы. Окнами служили маленькие дыры в стенах. В большинстве хижин не было дверей, входы были занавешены кусками ткани, которые колыхались на ветру, открывая вид на земляной пол. Возле одной из хижин Адриан увидел огород, куда падало немного больше солнечного света.

— Первый домик вон там принадлежит Мэй и Уэнту Драндел, — сказала Трейс. — Ну теперь, наверное, только Мэй. Уэнта и мальчиков недавно тоже забрал зверь. Тот, что с садом, слева — дом Ботвиков. Я раньше присматривала за Тэдом и близнецами, но Тэд теперь уже достаточно взрослый, чтобы самому за ними присматривать. Они как часть нашей семьи. Лина и моя мать были очень дружны. А за их домом видно крышу МакДернов. Мистер МакДерн — деревенский кузнец и владелец единственной пары быков. Он ими со всеми делится, поэтому весной у него от нас отбоя нет. Справа, там, где качели, живут Касвеллы. Мария и Джесси — мои лучшие друзья. Отец повесил для нас эти качели вскоре после того, как мы сюда переехали. Я провела там лучшие дни своей жизни.

— А ты где живешь? — спросил Адриан.

— Отец построил для нас дом у подножия холма. — Она показала рукой на дорожку, ведущую на восток. — Это был лучший дом, лучшее хозяйство в деревне. Все так говорили. А сейчас почти ничего не осталось.

Перла все еще таращилась на них, наблюдая за каждым их шагом.

— Привет, — с доброй улыбкой сказал Адриан, присев перед ней на корточки. — Меня зовут Адриан, а это мой друг Ройс. — Перла мрачно посмотрела на него и отступила на шаг, взмахнув хворостиной. — Ты не очень-то общительная, да?

— Ее родители погибли два месяца назад, — сказала Трейс, сочувственно глядя на девочку. — Это случилось днем. Они работали в поле и, как и все остальные, не ждали опасности, но был ненастный день, все небо в тучах… — Трейс помолчала, затем добавила: — В тот день здесь погибло много народу.

— Где все остальные? — спросил Ройс.

— Сейчас они в поле, косят первое сено, но скоро вернутся. Уже поздно. Перла пасет свиней всей деревни, правда, Перла?

Девочка энергично закивала и сжала хворостину двумя руками, не сводя настороженного взгляда с Адриана.

— А там что? — спросил Ройс, отступив от деревьев и глядя на север в направлении дороги.

Адриан подошел к нему, оставив у ведра с водой Милли, которая отгоняла назойливых мух, хлеща себя хвостом. За елью, на расстоянии нескольких сотен ярдов от них, Адриан увидел очищенный от деревьев холм. На его вершине виднелся большой деревянный дом, окруженный частоколом из гладко отесанных бревен.

— Это замок маркграфа. Дьякон Томас взял на себя роль наместника до тех пор, пока король не пришлет нового лорда. Он очень хороший. Думаю, он не будет возражать, если вы воспользуетесь господскими конюшнями, тем более что в деревне больше нет лошадей. Сейчас пока просто привяжите их к колодцу, и можем идти к моему отцу. Перла, последи за вещами и держи свиней от них подальше. Если Тэд, Хэл или Арвид вернутся раньше меня, пусть отведут лошадей в замок и спросят дьякона, можно ли поставить их в конюшню, хорошо?

Девочка кивнула.

— Она вообще разговаривает? — спросил Адриан.

— Да, только теперь не очень часто. Пошли, я отведу вас к себе… Вернее, в то, что осталось от нашего дома. Папа, наверное, там. Это недалеко отсюда, и дорога довольно приятная.

Она повела их на восток по дорожке, бежавшей под гору позади домов. Пока они шли задами, Адриан успел хорошо рассмотреть селение. Он увидел еще дома, по большей части крошечные, скорее всего с одной комнатой и чердаком. Встречались и постройки поменьше: это были крытые досками схроны, поднятые над землей на столбах так высоко, что до них не могли добраться грызуны, а также некое подобие отхожего места, где тоже не было двери.

— Я попрошу Ботвиков разрешить вам пожить у них, пока вы тут. Я и сама у них живу, они…

Трейс остановилась, закрыла лицо руками и судорожно вздохнула. Губы у нее задрожали.

Возле тропы, недалеко от дома с качелями, виднелись два новых деревянных надгробия. На них были вырезаны имена: Мария и Джесси Касвелл…

Внизу показалась ферма Вудов. У подножия холма раскинулось ухоженное поле — несколько акров земли с идеально ровными рядами пшеницы. Оно было огорожено низким заборчиком из аккуратно положенных друг на друга камней. Это был красивый, хорошо возделанный и умело засеянный клин плодородного чернозема.

Сам дом стоял на возвышении и был обращен фасадом в сторону поля. От него остались одни руины, крыши не было, только ветер гонял по двору остатки соломы. Несколько треснувших бревен торчали, как сломанные кости, пронзившие кожу насквозь. Нижний этаж дома и камин, сложенные из плитняка неправильной формы, в основном уцелели. Кое-где на земле лежали груды выпавших из стен камней, но большая часть кладки оставалась на своем месте. Все это, вместе взятое, создавало удручающее впечатление.

Внимание Адриана привлекали всякие мелочи. Под одним из окон висело кашпо с цветами, на котором были вырезаны изображения ракушки и оленя. Входная дверь была вырезана из цельного куска дуба. Стена представляла собой мозаику из плоских, отшлифованных серых, розовых и желто-коричневых камней. К дому вела извилистая дорожка, обе стороны которой украшала тщательно подстриженная живая изгородь.

Терон Вуд сидел посреди руин своего дома. Это был высокий крестьянин с грубым потемневшим лицом, на котором ветер и солнце оставили отчетливые следы, и короткими седыми волосами. Он казался частью самой природы, его фигура напоминала кривой древесный ствол, а лицо походило на обветренный утес. Он сидел на уцелевшей стене дома и машинально водил оселком по кривому лезвию огромной косы. Камень двигался туда-сюда, а Терон смотрел на расстилавшееся перед ним зеленое поле с выражением, в котором Адриану почудилось презрение.

— Папочка! Я вернулась! — Трейс подбежала к старому арендатору и обняла его за шею. — Я так по тебе соскучилась.

Терон стоически выдержал объятие, не спуская при этом глаз со спутников дочери.

— Это, значит, они самые?

— Да. Это Адриан и Ройс. Они пришли из самой Колноры, чтобы помочь нам. Они достанут оружие, о котором говорил Эсра.

— У меня есть оружие, — пробурчал крестьянин, продолжая точить лезвие, издававшее при этом лязгающий неприятный звук.

— Вот эта твоя коса-то оружие? — воскликнула Трейс. — У маркграфа были меч, щит и доспехи, и он ничего не смог сделать…

— Коса здесь ни при чем. У меня есть другое оружие, куда больше и острее.

Трейс озадаченно огляделась по сторонам. Старик не счел нужным пояснить.

— Чтобы убить зверя, мне не нужно то, что находится в башне.

— Но ты обещал мне.

— Раз обещал, сделаю. Я человек слова, — ответил он и снова провел камнем по жалу косы. — Ожидание лишь заострило мое оружие. — Он окунул оселок в ведро с водой, которое стояло около него, снова вытащил его, но остановился и проговорил: — Каждый день я просыпаюсь и вижу сломанную кровать Тада и колыбельку Гикори. Я вижу разбитую бочку, которую сделал Тад, поля, которые я засеял для него и которые растут сами собой. Лучший урожай за последнее десятилетие. Его с лихвой хватило бы, чтобы заплатить за аренду и инструменты. И еще бы осталось. Я бы построил ему лавку. Могло бы хватить и на вывеску, и на настоящие стеклянные окна. У него могла бы быть струганая деревянная дверь с петлями и гвоздями. Его лавка была бы лучше любого дома в этой деревне. Лучше, чем особняк. Люди проходили бы мимо и таращились, гадая, кому принадлежит столь богатая лавка. Какой же умелый ремесленник этот городской бочар, раз у него такой хороший магазин! Эти ублюдки в Гламрендоре, которые не давали Таду повесить вывеску, такого никогда не видели. У лавки была бы кровля из гонта и фестончатый карниз, дубовый прилавок и железные крюки для фонарей, если бы ему понадобилось работать допоздна, чтобы выполнить все заказы. Его бочки стояли бы на складе, в сарае возле лавки. Это был бы красивый сарай, размером с амбар, и я бы выкрасил его в ярко-красный цвет, чтобы он сразу бросался в глаза. Я бы и телегу ему достал, хоть бы пришлось самому ее собирать. Так он смог бы отправлять заказы по всему Аврину, даже в Гламрендор. Я бы сам их туда отвез, лишь бы увидеть изумление и ярость на их лицах. «С добрым утречком! — сказал бы я, ехидно улыбаясь. — Вот еще партия преотличнейших бочек от Таддеуса Вуда, лучшего бочара в Аврине!» Они бы возмущались и ругались. Нет, мой мальчик не жалкий арендатор, нет, сэр. Начиная с него, Вуды стали бы ремесленниками и лавочниками. Как разрослась бы наша деревенька! Люди стали бы сюда переезжать, заводить свое дело, но лавка Тада была бы первой, самой большой, самой лучшей. Я бы уж за этим проследил. Скоро на этом месте вырос бы город, хороший город, и Вуды стали бы в нем самым успешным семейством. Были бы купцами, покровителями искусств, разъезжали бы в красивых экипажах. Этот дом стал бы настоящим особняком, Тад бы настоял на этом… А я что, мне до этого дела нет, сэр. Я бы рад был просто смотреть, как растет Гикори, учится читать и писать, глядишь, и судьей бы стал. Мой внучок ходил бы в черной мантии! Да, сэр, судья Вуд едет в суд в шикарной карете, а я смотрю на это. Я вижу это. Я просыпаюсь каждое утро, сажусь, смотрю вниз с Каменного холма и все это вижу. Прямо там, на поле, что зеленеет передо мной. Я не работал на земле, не пахал, но посмотрите на это — лучший урожай, какой у меня когда-либо был, пшеница растет не по дням, а по часам.

— Папочка, пожалуйста, пойдем с нами к Ботвикам. Уже поздно.

— Это мой дом! — закричал старик.

Он кричал не на дочь. Взгляд его все еще был прикован к полю. Он снова провел камнем по лезвию косы. Трейс обреченно вздохнула.

Наступила долгая тишина.

— Вы идите. Я поклялся не искать зверя, но всегда есть шанс, что он сам придет ко мне.

— Но, папа…

— Я сказал, уходи. Ты мне здесь не нужна.

Трейс покосилась на Адриана. В глазах ее стояли слезы. Губы дрожали. Она потопталась на месте, колеблясь, затем резко повернулась и побежала назад, в город. Терон не обратил на нее внимания. Старик наклонил лезвие косы в другую сторону и продолжил ее точить. Адриан наблюдал за ним некоторое время. Металлический скрежет заглушал слабевшие по мере удаления всхлипы Трейс. Терон ни разу не поднял глаз, не посмотрел ни на Адриана, ни вслед дочери. Он как будто и вправду был сделан из камня.

Адриан нашел Трейс в нескольких десятках ярдов от дома. Она стояла на коленях и плакала. Ее хрупкое тело вздрагивало, волосы колыхались в такт рыданиям. Адриан мягко коснулся рукой ее плеча.

— Твой отец прав. У него очень острое оружие.

Вскоре их догнал Ройс. В руке он держал обломок дерева. Он как-то странно посмотрел на Трейс.

— В чем дело? — спросил Адриан, стараясь упредить какую-нибудь грубость со стороны Ройса.

Ройс протянул ему обломок, который, возможно, когда-то был частью дома.

— Что ты на это скажешь?

Дерево было широкое и прочное, явно выпиленное из ствола могучего старого дуба. На нем виднелись четыре глубокие царапины.

— Следы когтей? — Адриан взял у него деревяшку и приложил пальцы к отметинам. — Следы огромных когтей.

Ройс мрачно кивнул:

— Что бы это ни было, чудовище должно быть огромных размеров. Так почему его никто не видел?

— Здесь бывает очень темно, — сказала Трейс.

Она встала на ноги и вытерла мокрые от слез щеки. На ее лице появилось выражение любопытства. Она подошла к кусту форсайтии, усыпанному желтыми цветами, который рос возле кленового дерева, неуверенно нагнулась и подняла какой-то предмет, сначала показавшийся Адриану комком ткани, запутавшейся в траве. Девушка бережно очистила его от листьев и веточек, и он увидел грубой работы куклу с волосами из ниток и крестиками на месте глаз.

— Это твоя игрушка? — спросил Адриан.

Трейс отрицательно покачала головой.

— Я сделала ее для Гикори, сына Тада, в подарок на праздник Зимнего солнцестояния, — помолчав, ответила она. — Это была его любимая игрушка, он ее повсюду с собой таскал. — Трейс смахнула с куклы травинки и приставшую землю. — На ней кровь. — Голос ее задрожал. Она прижала куклу к груди и прошептала: — Папа забывает, что это была и моя семья.

Ройсу казалось, что они вернулись в деревню ранним вечером, но здесь смеркалось раньше, чем обычно. Солнце уже скрылось за верхушками деревьев. Девочка увела свое стадо свиней. Лошадей и снаряжения тоже нигде не было видно. Зато везде сновали люди, их суета и торопливость произвели на Ройса гнетущее впечатление.

Мужчины несли в руках топоры и мотыги, а за плечами — связки поленьев. Многие были босы и одеты в рубахи, покрытые пятнами пота. За ними шли босоногие женщины с вязанками хвороста и тростника или с охапками спартины[1] и льна за спиной.

Волосы у них были зачесаны назад и покрыты простыми косынками. Теперь Ройс понял, почему платье, которое они купили для Трейс, показалось ей таким шикарным: все деревенские женщины были одеты в простые домотканые рубахи пепельно-белого цвета без какой-либо отделки.

Люди выглядели взмокшими и усталыми и явно хотели лишь одного: добраться до дома и сбросить свою ношу. Завидев на окраине деревни чужаков, один мальчик остановился. Он придерживал на плече мотыгу с длинной ручкой.

— Кто это с тобой? — спросил он у Трейс.

Этот вопрос привлек внимание остальных односельчан. Пожилая женщина, сжимавшая мешок с сучьями, мрачно посмотрела на них. Мужчина с обнаженной грудью и мощными руками опустил свою вязанку дров и покрепче взялся за топор. Он глянул на Трейс, которая все еще вытирала покрасневшие глаза, и направился к ним, перекладывая топор в правую руку.

— Винс, у нас гости! — крикнул он.

Мужчина постарше и пониже ростом с растрепанной бородой повернул голову и тоже бросил на землю свою вязанку.

— Тэд, пойди приведи своего папашу, — велел он мальчику, который первым заметил их. Тот колебался. — Давай, сынок.

Мальчик припустил в сторону домов.

— Трейс, милая, — сказала пожилая женщина, — с тобой все в порядке?

Бородач злобно уставился на посторонних мужчин.

— Что они с тобой сделали, детка? — сердито спросил он у Трейс.

По мере приближения деревенских жителей Ройс и Адриан выжидательно смотрели на Трейс. Ройс запустил руку в складки плаща, под которым прятал свой меч.

— О нет! — воскликнула Трейс. — Они мне ничего не сделали.

— Что-то непохоже. Исчезаешь на несколько недель, возвращаешься в слезах, да и одета, как…

Трейс отрицательно мотнула головой:

— Со мной все в порядке. Дело в отце.

Люди все подходили и останавливались вокруг Трейс. На незнакомцев они по-прежнему смотрели с недоверием, а на Трейс — с сочувствием.

— Терон хороший человек, — сказал Винс. — Сильный. Он придет в себя, вот увидишь. Просто ему нужно время.

Трейс кивнула, но как-то вымученно.

— Так, ну а вы двое кто такие?

— Это Адриан и Ройс, — наконец выдавила из себя Трейс. — Из Колноры в Уоррике. Я попросила их помочь нам. А это мистер Гриффин — основатель деревни.

— Да я просто явился сюда с топором и ножом, вот и все. Эти несчастные глупцы зачем-то потащились следом, наверное, потому что я сказал им, что тут жизнь лучше, а они и поверили. — Он протянул для пожатия руку сначала Адриану, а затем и Ройсу. — Зовите меня просто Винс.

— Я Диллон МакДерн, — представился мужчина с обнаженной грудью. — Здешний кузнец. Думаю, вам, парни, надо это знать. У вас же есть лошади? Мои мальчишки сказали, что отвели их в замок.

Винс показал рукой на пожилую женщину:

— Это Мэй.

Та торжественно кивнула. Теперь, когда стало ясно, что Трейс ничего не угрожает, старуха сгорбилась, и ее глаза сделались тусклыми, какими-то далекими. Она взяла свою вязанку и отвернулась.

— Не обращайте на нее внимания. Мэй пришлось нелегко, особенно в последнее время, — сказал Винс и взглянул на Диллона, поддержавшего его кивком головы.

Вернулся мальчик, которого отправили за отцом. Он привел с собой парня, который был на вид постарше МакДерна, но помоложе Гриффина и более тощего, чем они оба. Он слегка приволакивал ноги и щурился, несмотря на то что солнце давно скрылось за горизонтом. На руках он держал поросенка, который отчаянно вырывался.

— Рассел, ты зачем свинью приволок? — спросил Гриффин.

— Сын сказал, я тебе нужен. Сказал, дело срочное.

Гриффин покосился на Диллона, который только пожал плечами.

— И часто срочные дела, по-твоему, требуют присутствия свиней?

Рассел нахмурился:

— Я ее только что поймал. Прыткая стала, после того как провела весь день с Перлой, за ней вообще не угонишься. Ни за что ее не выпущу перед наступлением ночи. Так в чем дело? Что такого срочного?

— Выяснилось, что ничего. Ложная тревога, — сказал Гриффин.

— Великий Мар, что ты себе позволяешь, Винс?! Хочешь, чтобы народ совсем голову потерял? — Рассел покачал головой. — Напугал до смерти. Может, ты еще в колокол ударишь, чтобы посмотреть, что из этого получится?

— Я же не нарочно. — Винс мотнул головой в сторону Ройса и Адриана. — Мы тут было решили, что эти парни недоброе замышляют.

Рассел внимательно присмотрелся к чужакам:

— Никак у нас гости! Откуда же вы такие бравые выискались?

— Они из Колноры, — ответила Трейс. — Это я их привела. Эсра сказал, они помогут отцу. Я надеялась, ты позволишь им пожить у нас.

Рассел повернулся к ней и тяжело вздохнул. Рот у него искривился в недовольной улыбке.

— Ну ладно, не хочешь, как хочешь, — смущенно сказала Трейс. — Тогда я попрошу дьякона Томаса их принять…

— Конечно, они могут пожить у нас, Трейс. Могла бы и не спрашивать. — Сунув поросенка под мышку, он ласково погладил девушку по щеке. — Да просто мы с Линой были уверены, что ты ушла от нас насовсем. Подумали, что ты, может, нашла себе новый дом.

— Я бы никогда не бросила отца.

— Конечно, я уверен, что не бросила бы. Вы с папашей во многом похожи. Оба как камень, и храни Марибор ту косу, что найдет на вас обоих.

Поросенок предпринял очередную попытку вырваться — забился, задергал ногами и завизжал. Рассел едва успел его перехватить.

— Пора возвращаться, а то жена изворчится. Пошли к нам, Трейс, и друзей своих прихвати. — Он направился в сторону хижин, но вдруг оглянулся и воскликнул: — Великий Мар, детка, откуда ты взяла такое платье?

Ройс не двинулся с места. Адриан бросил на него удивленный взгляд, но последовал за всеми. Ройс остался стоять на тропе, наблюдая за деревенскими жителями, пытавшимися обогнать наступающую темноту. Они таскали воду, вывешивали одежду, сгоняли скот. Мимо колодца прошла Перла. Ее стадо сократилось до двух голов. Из дома вышла Мэй Драндел. Седые волосы свободно падали ей на плечи под накинутой на голову косынкой. В отличие от остальных она никуда не торопилась. Возле ее дома Ройс заметил три надгробия, похожие на те, что были у дома Касвеллов. Она подошла к ним, постояла там немного, быстро преклонила колени и не спеша направилась обратно. Она была последней из деревенских жителей, скрывшихся в своих домах.

На улице остались только Ройс и человек у колодца. Он не был местным жителем. Ройс заметил его, как только они вернулись от Терона. Высокий стройный мужчина молча стоял, прислонившись к колодцу. Его длинная мантия мерцала собственным внутренним светом. Темные с проседью волосы разметались по плечам. У него были высокие скулы и глубоко запавшие умные глаза. Он стоял неподвижно, как человек, умеющий ждать и привычный к терпению.

Он не выглядел старым, но Ройс знал правду. За два года, прошедшие с тех пор, как они с Адрианом, юным принцем Алриком и монахом по имени Майрон помогли ему бежать из тюрьмы Гутария, он почти не изменился. Цвет мантии поменялся, но его все так же трудно было определить одним словом. На сей раз она сияла, переливаясь всеми оттенками зеленого цвета — от бирюзового до темно-малахитового. Длинные опущенные рукава скрывали отсутствие кистей обеих рук. Единственным новшеством в облике колдуна была отросшая борода.

Некоторое время они стояли, молча глядя друг на друга, затем Ройс подошел к магу. Они были как два призрака, встретившиеся на перекрестке.

— Давно не виделись, — насмешливо сказал Ройс вместо приветствия. — Так, значит, ты теперь Эсра? Или прикажешь называть себя господином Хаддоном?

Человек наклонил голову и исподлобья взглянул на вора.

— Я тоже рад тебя видеть, Ройс.

— Откуда ты знаешь мое имя?

— Я ведь волшебник. Или ты забыл об этом после нашей последней встречи?

Ройс улыбнулся:

— Ты прав, наверное, забыл. Может, черкнешь для меня пару строк на память, а то вдруг опять забуду?

Эсрахаддон удивленно поднял брови.

— Зачем же так жестоко? — миролюбиво спросил он.

— Откуда ты знаешь, кто я?

— Ну предположим, я посмотрел «Заговор короны», когда был в Колноре. Постановка ужасная, декорации убогие, но история прелюбопытная. Особенно мне понравился дерзкий побег из башни. А монах был просто уморителен, это мой самый любимый персонаж. Я рад, что в пьесе не было волшебника. Не знаю, кого мне благодарить за это, но уж точно не тебя.

— Но там не упоминались наши настоящие имена. Итак, откуда ты их знаешь?

— Как бы ты на моем месте узнал интересующее тебя имя?

— Я бы спросил тех, кто знает это наверняка. Так кого ты спросил?

— А ты мне не скажешь?

Ройс недовольно нахмурился:

— Ты хотя бы один раз можешь ответить на прямо поставленный вопрос?

— Прости, это привычка. Большую часть своей жизни на свободе я был учителем.

— Твоя речь изменилась, — заметил Ройс.

— Спасибо, что заметил. Я много над этим работал. За последние два года я посетил множество трактиров и везде вслушивался в разговоры завсегдатаев. У меня талант к языкам, я говорю на нескольких. Мне известны еще не все просторечные выражения, но привыкнуть к грамматике в целом было нетрудно. В конце концов, это тот же язык. Просто вы говорите на менее утонченном диалекте, чем я когда-то. Это все равно что говорить с грубым акцентом.

— То есть ты выяснил, кто мы такие, задавая вопросы и посещая скверные пьесы, а язык выучил, подслушивая пьяную болтовню. А теперь скажи, зачем ты здесь, а главное, зачем здесь мы?

Эсрахаддон выпрямился и неторопливо прошелся вокруг колодца. Он посмотрел на землю, куда падал последний луч света, пробивавшийся через тополиную листву.

— Я бы мог сказать тебе, что скрываюсь здесь, и это прозвучало бы убедительно. Я бы мог также сказать, что узнал о беде, случившейся с этой деревней, и пришел помочь, потому что этим обычно и занимаются волшебники. Конечно, мы оба знаем, что ты не поверишь моим словам. Так что давай сэкономим время. Почему бы тебе не объяснить мне, зачем я здесь? Потом ты можешь попытаться понять по моей реакции, прав ты или нет. В конце концов ты и без того собирался так поступить.

— Волшебники всегда так действуют людям на нервы?

— Боюсь, гораздо хуже. Я был одним из самых молодых и приятных.

Их разговор был прерван появлением юноши с ведром. Он пришел к колодцу за водой. Ройс вспомнил, что его зовут Тэдом.

— Поздно уже, — сказал юноша с обеспокоенным видом, наполняя ведро водой.

В нескольких ярдах от колодца женщина упорно пыталась затащить упрямую козу в дом. Маленький мальчик подталкивал животное сзади.

— Тэд! — раздался мужской голос, и юноша у колодца резко обернулся.

— Иду!

Он с улыбкой кивнул им обоим, подхватил ведро с водой и побежал домой, расплескав по дороге половину содержимого.

Ройс и Эсрахаддон снова остались одни.

— Я думаю, ты здесь, потому что тебе нужно кое-что достать из Авемпарты, — сказал Ройс волшебнику. — И я думаю, что это вовсе не меч, которым можно убить демона. Ты использовал бедную девушку и ее убитого горем отца, чтобы заманить сюда нас с Адрианом и заставить потянуть за ручку двери, чего ты, разумеется, не можешь сделать сам.

Эсрахаддон разочарованно вздохнул.

— Ты меня расстраиваешь, — сказал он с притворной улыбкой. — Я думал, ты умнее, однако твои постоянные намеки на мою увечность навевают на меня скуку. И запомни, я никого не использую.

— Хочешь сказать, что в башне действительно есть оружие?

— Именно это я и беру на себя смелость утверждать.

Какое-то время Ройс пристально смотрел на него, затем недовольно нахмурился.

— Не можешь понять, лгу я или нет, так ведь? — надменно усмехнулся Эсрахаддон.

— Я не думаю, что ты лжешь, но я также далек от мысли, что ты говоришь правду.

Волшебник насмешливо выгнул бровь:

— Уже лучше. Может, для тебя еще не все потеряно.

— Возможно, в этой башне и в самом деле хранится оружие. Возможно, что с его помощью удастся уничтожить того, кто угрожает селянам. Но возможно также, что ты специально вызвал этого зверя, чтобы заманить нас сюда.

— Логично, — одобрительно кивнул Эсрахаддон. — Немного громоздко, но просматривается аргументация. Одно только замечание: нападения на деревню начались, когда я еще сидел в темнице. Не забывай об этом.

Ройс снова мрачно взглянул на него:

— Так зачем ты здесь?

Эсрахаддон снисходительно улыбнулся:

— Ты должен понять, мальчик мой, что волшебники отнюдь не источник информации. А знать тебе следует то, что Терон и его дочь давно были бы мертвы, если бы здесь не появился я и не отправил ее за вами.

— Хорошо, предположим, меня не касается, зачем ты здесь. Постараюсь это принять к сведению. Но зачем здесь я? Хоть это ты мне можешь сказать? Зачем так стараться выяснять наши имена и местонахождение, что меня, кстати, чертовски впечатляет, зачем все это, если ты мог просто попросить любого вора открыть замок в эту твою башню?

— Потому что не каждый сгодился бы для такого дела. Ты единственный, кого я знаю, кто может открыть дверь в Авемпарту.

— Я что, единственный вор, которого ты знаешь?

— Неплохо бы тебе послушать, что я говорю. Ты единственный, кого я знаю, кто может открыть дверь в Авемпарту.

Ройс вдруг заметил перемену в лице и поведении мага: Эсрахаддон оставил свой поучительный тон и принял серьезный вид.

— Пойми, здесь водится чудовище, которое убивает всех без разбору, — проникновенно сказал колдун. — Никаким сотворенным человеком оружием его ранить нельзя. Оно приходит ночью, и люди погибают десятками и сотнями. Его ничто не остановит, кроме меча, спрятанного в башне. Ты должен проникнуть туда и достать этот меч.

Ройс, не отрываясь, смотрел на мага, и с лица его не сходило скептическое выражение.

— Ты прав, — вздохнул волшебник. — Это не вся правда, и это все, что я готов объяснить… Пока. Чтобы узнать больше, тебе необходимо проникнуть внутрь.

— Кража мечей… — буркнул Ройс, обращаясь скорее к самому себе. — Ладно, посмотрим на эту башню. Чем скорее я ее увижу, тем скорее смогу выругаться от души.

— Нет, — ответил волшебник, снова посмотрев на землю, где уже почти ничего не было видно. Он поднял взгляд к потемневшему небу. — Приближается ночь, и нам следует зайти в дом. Мы отправимся к башне утром, а сейчас лучше спрятаться вместе со всеми остальным.

Ройс недоверчиво посмотрел на волшебника.

— Знаешь, перед тем как мы впервые с тобой встретились, многие только и говорили о том, какой ты страшный колдун, — задумчиво сказал он. — Можешь, дескать, призывать молнию и передвигать горы. А теперь ты даже не можешь сразиться с каким-то несчастным зверем или открыть вход в старую башню. Я считал тебя сильнее.

— Я и был сильнее, — ответил Эсрахаддон, и впервые за все время разговора поднял обе руки вверх. Из опавших рукавов вынырнули два безобразных обрубка. — Магия чем-то похожа на игру на скрипке. Ею чертовски трудно заниматься без рук.

Ужин тем вечером состоял из жидкой овощной похлебки из лука-порея, сельдерея и картошки. Адриан съел совсем немного, недостаточно, чтобы утолить голод, но суп показался ему на удивление вкусным. Во рту осталось необычное послевкусие.

Лина и Рассел Ботвик сдержали обещание и предоставили им ночлег. Трудно было переоценить их гостеприимство, учитывая страшную тесноту в столь крошечном домишке. У Ботвиков было трое детей, четыре свиньи, две овцы и коза по кличке Мэмми, и все они ютились в одной комнате, полной комаров, которые слетелись на смену орудовавшим днем мухам. В доме, пропитанном дымом, запахом скота и паром от похлебки, было трудно дышать. Ройс и Адриан заняли место как можно ближе к открытой двери и уселись на полу.

— Я вообще ничего в земледельстве не понимаю, — пустился в рассуждения Рассел Ботвик.

Как и большинство деревенских мужчин, он был одет в поношенную, ветхую рубаху до колен, подпоясанную куском бечевки. Под глазами у него залегали темные круги, что тоже объединяло его с прочими обитателями Дальгрена.

— В Дрисмуре я делал свечи. Был подмастерьем в торговой лавке на улице Хитил. Первый год здесь мы пережили только благодаря Терону. Мы бы умерли с голоду или замерзли насмерть, если бы не Терон и Адди Вуд. Они взяли нас под свое крыло и помогли построить этот дом. Терон научил меня, как вспахивать поле.

— Адди принимала у меня роды, когда появились на свет близнецы, — сказала Лина, наполняя тарелки, которые Трейс передала детям. Сестры-близняшки и Тэд следили за взрослыми с чердака, лежа на своих соломенных постельках и положив подбородки на руки. — А Трейс была нашей нянькой.

— И речи не могло быть о том, чтобы не приютить ее в нашем доме, — сказал Рассел. — Жаль только, что Терон отказался, но он такой упрямый.

— Я все никак не привыкну к тому, какое у тебя красивое платье, — повторила Лина Ботвик, глядя на Трейс и восхищенно качая головой.

Рассел проворчал что-то, но, поскольку он говорил с набитым ртом, его никто не понял.

Лина сердито посмотрела на мужа.

— А что, разве не правда? — спросила она и умолкла, продолжая с интересом рассматривать городское платье Трейс.

Лина была сухопарой женщиной с прямыми, коротко остриженными светло-каштановыми волосами, делавшими ее похожей на мальчика. На усеянном веснушками лице ее нос казался таким острым, словно мог проткнуть пергамент, а бровей не было вовсе. Все дети, как сын, так и дочери, походили на нее и носили такие же короткие прически, а у Рассела волос на голове не было вообще.

Трейс развлекала семью рассказами о своих приключениях в большом городе, о том, что она видела и как много там народу. Рассказала, как Адриан и Ройс отвели ее в шикарную гостиницу. Лина обеспокоенно посмотрела на них, но расслабилась, узнав подробности. Трейс рассказала о ванне, которую приняла, о горячей воде и душистом мыле, о ночи, которую провела на кровати с периной под прочной сводчатой крышей, но ни словом не обмолвилась о Торговой арке и о том, что под ней произошло.

Лина так заслушалась рассказами девушки, что забыла о похлебке, почти выкипевшей на огне. Рассел продолжал ворчать. Эсрахаддон сидел между прялкой Лины и маслобойкой, прислонившись к боковой стене. Его мантия приобрела темно-серый цвет. Он держался так тихо, что вполне мог сойти за тень. Во время ужина Трейс кормила волшебника с ложки.

«Каково это? — наблюдая за ним, думал Адриан. — Каково обладать в прошлом таким могуществом, если теперь не можешь даже ложку удержать?»

После ужина, помогая Лине убирать со стола, Трейс расставляла вымытые тарелки на полке и вдруг сказала, заметив единственное керамическое блюдо в доме:

— Я помню эту тарелку. — Улыбка озарила ее лицо. Овальное белое блюдо с изящным синим узором стояло в дальнем углу шкафа вместе с другими семейными ценностями. — Помню, когда я была маленькая, мы с Джесси Касвеллом…

Она вдруг замолкла, и весь дом затих. Даже дети прекратили свою возню.

Лина перестала мыть посуду и крепко обняла Трейс. На лице женщины резко обозначились морщины, которых не видно было прежде. Обнявшись, обе стояли возле ведра с грязной водой и беззвучно плакали.

— Не надо было тебе возвращаться, — прошептала Лина. — Осталась бы в той гостинице с теми людьми.

— Я не могу его бросить, — услышал Адриан тихий голосок Трейс, приглушенный плачем Лины. — Папа — это все, что у меня осталось.

Трейс отстранилась, и Лина натянуто ей улыбнулась.

На улице совсем стемнело. Со своего наблюдательного поста у дверного проема Адриан почти ничего не видел, разве что небольшие лужицы лунного света то тут, то там. Мерцающие светлячки чертили в ночном мраке сияющие полоски. Кругом чернел лес, и больше ничего не было видно.

Рассел подвинул табуретку и уселся напротив Ройса и Адриана. Он зажег длинную глиняную трубку тонкой горящей щепкой и проговорил:

— Так, значит, вы двое тут затем появились, чтобы помочь Терону убить зверя?

— Сделаем все, что в наших силах, — ответил Адриан.

Рассел раскурил трубку, убедился, что она тлеет, и затушил лучину о земляной пол.

— Терону уже за пятьдесят годков. Он все еще может отличить зубья вил от деревянного черенка, но вряд ли когда-либо держал в руках меч. А вот вы кажетесь мне ребятами, которым довелось повоевать, да и у Адриана вон не один меч, а целых три. Если у человека целых три меча, надо полагать, он худо-бедно умеет ими пользоваться. Думаю, двое таких бравых парней, как вы, могли бы сделать нечто большее, чем просто помочь старику побыстрее умереть.

— Рассел! — укоризненно воскликнула Лина. — Они наши гости. Почему бы тебе еще и кипятком их не полить?

— Я просто не могу спокойно смотреть, как убивается этот старый дурак. Если маркграф и его рыцари не выстояли против монстра, то куда лезет Терон со своей косой? Что он пытается доказать: свою храбрость, что ли?

— Он ничего не пытается доказать, — сказал вдруг Эсрахаддон. — Он пытается покончить с собой.

В комнате повисла тишина, подобная той, что наступает после падения на пол звонкой тарелки.

— Что-что? — удивился Рассел.

— Он прав, — сказал Адриан. — Я с этим уже не раз сталкивался. Бывало, опытные наемники, сами по себе храбрые солдаты, доходили до такого состояния, когда у них уже не было сил жить. Последней каплей могло стать что угодно — слишком большие потери, смерть друга, даже что-нибудь совсем обыденное, как, например, перемена погоды. Я знал когда-то человека, который командовал войсками в дюжине сражений. Он сломался только после того, когда его любимого пса забили на мясо. Но конечно, такой воин, как он, не мог просто сдаться, просто перестать сражаться. Он должен умереть на поле брани. Поэтому он бросается в самое пекло битвы, идет на верную гибель или выбирает сражение, в котором не сможет одержать победы.

— Значит, я напрасно потратила ваше время? — огорчилась Трейс. — Если отец не хочет жить, то он обречен на гибель в этой башне.

Адриан пожалел о своих словах и прибавил:

— Каждый новый день, прожитый твоим отцом, может дать ему надежду.

— Все будет хорошо, Трейс, — сказала Лина. — Вот увидишь. Твой отец крепче гранита.

— Мама, — раздался детский голос с чердака.

Лина не обратила на ребенка внимания.

— Не слушай, что эти люди говорят о твоем отце. Они его не знают.

— Мам…

— Честное слово, как можно говорить бедной девочке такое вскоре после того, как она потеряла всю семью…

— Мама!

— Ну в чем дело, Тэд? — едва не перешла на крик раздраженная Лина.

— Овцы! Посмотри на овец!

Только теперь все поняли, в чем дело. Все это время овцы, сгрудившиеся в углу комнаты, стояли так тихо, что Адриан вообще забыл об этой кучке шерсти. Теперь же они занервничали, начали толкаться, пытаясь перебраться через деревянное ограждение, которое поставил Рассел. Козочка Мэмми беспокойно задергалась, звеня колокольчиком на шее. Один из поросят бросился к двери. Трейс и Лина едва успели поймать его.

— Дети! Спускайтесь сюда! — громким шепотом велела Лина.

Трое детей привычно спустились по лестнице, как уже не раз проделывали это раньше. Мать собрала их вокруг себя посреди комнаты. Рассел встал с табурета и потушил огонь оставшейся от мытья посуды водой.

Вокруг них сгустилась темнота. Никто не проронил ни слова. Снаружи замолкли кузнечики. Через мгновение не стало слышно и лягушек. Животные продолжали беспокойно топтаться в загоне. Адриан услышал топот маленьких ножек. Еще один поросенок бросился бежать в сторону двери, едва касаясь земляного пола.

В то же мгновение Ройс в ловком броске перехватил его, и снова наступила тишина.

— Вот он, возьмите кто-нибудь, — прошептал Ройс.

Тэд подполз на звук его голоса и забрал у него поросенка.

Затаив дыхание, все ждали чего-то страшного. Раздался едва слышный, глухой звук. Адриану показалось, будто кто-то мехами раздувает огонь в топке. Звук стал сильнее, громче, отчетливее, словно приблизился к земле, затем снова поднялся ввысь, и Адриан машинально посмотрел наверх, но не увидел ничего, кроме темного потолка. Он опустил руки на рукояти мечей.

Бух! Бух! Бух!

Люди съежились в темноте, прислушиваясь к удалявшемуся звуку. Вот он снова стал громче. И вдруг — полная тишина. В доме не слышно было даже дыхания.

Бабах!

Адриан подскочил от ужасающего грохота, какой бывает, когда рядом падает дерево. Разразилась какофония оглушительных звуков. Что-то хлопало, рвалось, трещало. Раздался крик. Женский голос. Неистовый, истерический вопль прокатился по деревне.

— О великий Марибор! — воскликнула Лина. — Это голос Мэй!

Адриан вскочил на ноги. Ройс уже стоял у двери.

— Не трудитесь, — сказал Эсрахаддон. — Она мертва, и вы ничего не сможете сделать. Чудовище нельзя ранить вашим оружием. Оно…

Воры, не дослушав увещеваний мага, выскочили за дверь.

Ройс оказался быстрее. Он мчался к домику Мэй Драндел, тогда как Адриан, плохо видевший в темноте, вслепую бежал на звук его шагов.

Крики резко оборвались.

Ройс остановился так неожиданно, что Адриан едва в него не врезался.

— Что там такое?

— Крыши нет, все стены в крови. Ее нет. Его тоже.

— Кого это его? Ты что-то видел?

— Через дырку в пологе. Всего секунду, но мне этого хватило.

Глава 5 БАШНЯ ЭЛЬФОВ

На рассвете Ройс и Эсрахаддон вышли из деревни и направились по узкой тропинке к реке Нидвальден. Сразу по прибытии в Дальгрен Ройс обратил внимание на доносившийся откуда-то издалека глухой непрекращающийся шум. По мере приближения к реке он перерос в рев. Река поражала своей шириной и мощью — это был бурный поток бежавшей по камням зеленоватой воды. Какое-то время Ройс стоял неподвижно, глядя на стремительное течение. Посередине реки беспомощно металась ветка с темно-серыми листьями. Она неслась между валунами, то и дело перескакивая через камни, пока наконец не исчезла в облаке белой пены. Сквозь туман и нависавшие над водой деревья едва проглядывало какое-то высокое сооружение. Казалось, оно возвышается прямо посреди бурного потока.

— Нам нужно пройти вниз по реке, — пояснил Эсрахаддон, сворачивая на узенькую тропинку, проложенную вдоль берега.

Луговая трава сверкала капельками росы. Дул нежный утренний ветерок, со всех сторон доносились мелодичные трели птиц. Несмотря на грозный рев воды и вопреки жутким воспоминаниям о домике с сорванной крышей и залитыми кровью стенами, это место показалось Ройсу удивительно умиротворяющим.

— Вот она, — благоговейно произнес Эсрахаддон, когда они добрались до каменистого плато, с которого открывалась широкая панорама огромного водопада.

В этом месте река Нидвальден расширялась, однако ее воды продолжали свой неистовый бег с удвоенной силой и вдруг, потеряв под собой опору, срывались с обрыва в пропасть. Над ним всегда клубился белый туман, поднимавшийся из чаши водопада, куда низвергался мощный поток. На середине реки, на самом краю водопада виднелась массивная каменная площадка, выступавшая из воды, подобно носу огромного корабля, севшего на мель за минуту до того, как рухнуть в пропасть. На этом устрашающем пьедестале возвышалась цитадель Авемпарта. Вырубленная из огромной скалы башня устремлялась с этого каменного уступа ввысь. Она была похожа на каменный столб, хаотично усеянный узкими шпилями, которые тянулись вверх, словно расщепленные кристаллы или перевернутые острием вверх сосульки. Основание башни терялось в белых клубах водяной пыли и пены. На первый взгляд башня казалась скалой естественного происхождения, но при внимательном рассмотрении становились заметны старательно вырубленные в ее поверхности окна, мосты и лестницы.

— И как мне туда попасть? — спросил Ройс, стараясь перекричать рев воды.

Развеваясь на ветру, его плащ издавал звуки, напоминавшие змеиное шипение.

— Это вопрос номер один! — крикнул в ответ Эсрахаддон, но только этим и ограничился.

«Уж не устраивает ли он мне испытание, — подумал Ройс, — или и впрямь не знает?»

Перескакивая с камня на камень, он подобрался к самому краю обрыва. В этом месте плато круто обрывалось. Внизу, на глубине более чем двух тысяч футов, расстилалась несравненная по своей красоте долина. Отсюда открывался замечательный вид на водопад, он был просто великолепен. Титаническая мощь падающей воды приковывала взгляд. Мощный зелено-голубой поток переливался и искрился, скрываясь в густом, сияющем на солнце облаке водяной пыли. Низкий голос реки давил на уши, заставлял сердце сжиматься в груди. За водопадом открывалась не менее потрясающая картина. Длинная блестящая лента реки извивалась в бескрайнем море зелени, пробивая себе дорогу на юг, к самому Гоблинову морю.

Эсрахаддон остановился на обрыве достаточно далеко от воды, где вертикальный обломок скалы защищал его от порывов ветра и водяных брызг. Перебираясь поближе к нему, Ройс заметил покрытую льдом низину, уходившую прочь от реки. Среди деревьев проглядывалось некое углубление, похожее на борозду. Поначалу Ройс принял его за овражек, но, спустившись в лес, увидел много молодой поросли. Более того, деревца росли друг за другом, образуя прямую линию. Он догадался, что старая лоза и кусты терновника скрывают под собой искусственную насыпь. Расчистив подлесок, наслоения грязи и прелых листьев, Ройс обнаружил плоский камень.

— Похоже, раньше здесь была дорога, — крикнул он волшебнику.

— Конечно, была. Когда-то к Авемпарте через реку вел огромный мост.

— Куда он подевался?

— Его поглотила река, — сказал волшебник. — Нидвальден не терпит даже временного вмешательства человека. Большую часть моста смыло, а его остатки обрушились.

Ройс проследовал вдоль заросшей лесной дороги к реке и попытался получше разглядеть башню. Мимо него мчался мощный сероватый поток воды. Достигнув края обрыва, он становился прозрачно-зеленым, а после падения вода взрывалась обильной белой пеной, разлетаясь на миллиарды капель, и до слуха Ройса доносился лишь оглушительный рев водопада.

— Он хочет от нас невозможного, — пробормотал он себе под нос.

Вернувшись к волшебнику, он присел на нагретый солнцем камень, не отрывая зачарованного взгляда от башни, окруженной радужной дымкой.

— И ты хочешь, чтобы я открыл дверь в это нечто? — мрачно спросил вор. — Или это опять какая-то игра?

— Это не игра, — ответил Эсрахаддон.

Волшебник прислонился к камню, сложил руки на груди и прикрыл глаза. Ройса раздражало то, как удобно он устроился.

— Тогда тебе следовало бы рассказать мне гораздо больше, чем я успел услышать.

— Что ты хочешь знать?

— Все. Все, что тебе об этом известно.

— Что ж, попробую. Я был тут однажды, очень давно. Тогда, конечно, все выглядело иначе. Прежде всего Новронов мост был на месте, и по нему можно было подойти прямо к башне.

— Так мост был единственным способом добраться туда?

— О нет, не думаю. Мне это представляется бессмысленным. Видишь ли, эльфы построили Авемпарту еще до того, как в Элане появились люди. Никто, по крайней мере никто из людей, не знает, зачем или для чего. Ее расположение на водопаде и то, что она обращена на юг к морю, которое мы называем Гоблиновым, подразумевает, что, возможно, эльфы могли использовать ее для защиты от Детей Уберлина. Вы, кажется, называете их гномьим именем, ба ран газель — морские гоблины. Но это маловероятно, поскольку башня также старше их. Возможно, когда-то здесь был город. В Апеладорне так мало осталось с эльфийских времен, но культура эльфов была ни с чем не сравнима по красоте, музыке и Искусству.

— Под Искусством ты подразумеваешь магию?

Волшебник приоткрыл один глаз и нахмурился.

— Да, и нечего смотреть на меня так осуждающе, словно магия — это что-то мерзкое и ужасное. После побега я слишком часто ловил на себе подобные взгляды.

— Ну, люди вообще не склонны считать магию чем-то положительным.

Эсрахаддон вздохнул и мрачно покачал головой.

— Мир переменился за те годы, что я провел в заточении, и меня это угнетает. Я выжил и сохранил рассудок, потому мне было известно, что однажды я смогу сыграть свою роль в спасении человечества, но теперь вижу, что оно того не стоит. Во времена моей молодости мир был удивительным местом. Какие прекрасные были города. Ваша Колнора показалась бы трущобой в самом крошечном городишке моего времени. В домах был водопровод, вода лилась из крана прямо в доме. У нас была разветвленная, отлично работающая канализация, благодаря чему на улицах не воняло, как из выгребной ямы. Здания строили высотой в восемь-девять этажей, а иногда и двенадцать. У нас были больницы, где людей действительно лечили. Были библиотеки, музеи, храмы и самые разные школы. Человечество растратило впустую наследие Новрона. Я чувствую себя так, словно заснул богачом, а проснулся нищим. — Он помолчал. — Опять же, то, что вы так невыразительно называете магией, есть Искусство, которое отличало нас от животных. Это было величайшее достижение нашей цивилизации. А в нынешние времена его не только позабыли, но и научились презирать. В мое время тех, кто владел Искусством и умел повелевать силами природы, почитали как посланников Господа, как священных особ. А сегодня тебя могут отправить на костер, если ты нечаянно предскажешь завтрашнюю погоду. Тогда все было совершенно иначе. Люди были счастливы. Не было бедных семей, живущих на улице. Не было нищих, отчаявшихся крестьян, борющихся за кусок хлеба и вынужденных ютиться в лачуге с тремя детьми, четырьмя свиньями, двумя овцами и козой, так что рой мух днем гуще, чем вечерняя похлебка.

Эсрахаддон печально огляделся по сторонам:

— Как всякий волшебник, я посвятил жизнь изучению истины и применению этих знаний в служении императору. Лишь придя сюда, я познал величайшую истину и сумел преданно служить ему, но теперь иногда сожалею об этом. Ах, если бы я только остался дома. Я бы давно был мертв, прожив прекрасную, счастливую жизнь.

Ройс насмешливо улыбнулся.

— Не так давно кто-то говорил мне, — сказал он с издевкой, — что волшебники не источник информации.

Эсрахаддон так мрачно посмотрел на него, что Ройс поспешил переменить тему:

— Так что там с башней?

Волшебник окинул взглядом каменную громаду с выступавшими из тумана изящными шпилями:

— У Авемпарты состоялось последнее сражение Великих эльфийских войн. Новрон оттеснил эльфов к Нидвальдену, но они затворились в неприступной башне. Новрон не мог допустить, чтобы его остановила какая-то речушка, и он приказал построить мост. На это ушло целых восемь лет и отняло сотни жизней. По большей части людей уносил водопад, но в конце концов строительство было завершено. Еще пять лет Новрон потратил на то, чтобы взять цитадель. Это деяние имело не только стратегическое, но и символическое значение. Оно вынудило эльфов смириться с мыслью, что ничто не остановит Новрона, желавшего стереть их с лица Элана. Тогда же случилось весьма любопытное событие, которое до сих пор до конца не поддается объяснению. Говорят, что Новрон получил Рог Гилиндоры и с его помощью заставил эльфов окончательно капитулировать. Он велел им уничтожить свое оружие и военные машины, а также отступить за реку, с тем чтобы никогда больше ее не пересекать.

— То есть здесь не было моста, пока Новрон его не построил? Ни с той, ни с другой стороны?

— Нет, в том-то и загадка. Добраться до башни было невозможно.

— А как же эльфы туда добирались?

— Вот именно, — согласился волшебник.

— Так ты этого не знаешь?

— Я стар, но не настолько. Время Новрона для меня куда более далекое прошлое, чем мое время для тебя.

— Значит, и на эту загадку есть ответ. Просто сейчас он не очевиден.

— Думаешь, Новрон потратил бы восемь лет на строительство моста, если бы ему тогда все было понятно?

— А с чего ты взял, что я могу ее разгадать?

— Представь себе, что у меня есть нюхье.

Ройс с любопытством покосился на него:

— Может, ты хотел сказать, чутье?

— Похоже, в моем словарном запасе еще есть пробелы, — раздраженно сказал волшебник.

Ройс посмотрел на башню посреди реки и задумался над тем, почему заказы на похищение мечей всегда крайне трудновыполнимы.

Панихида по Мэй Драндел была мрачной и торжественной, но Адриану она показалась как будто отрепетированной заранее. Не было ни одного неловкого момента, никто не забыл ни слова, не сделал ни единой ошибки во время чтения. Каждый отлично играл свою роль. Действительно, по части похорон жители Дальгрена отличались поразительным умением, тем более что они добровольно выступали в роли плакальщиков, не ожидая никакой награды за свое мастерство.

Дьякон Томас позволил себе отступление от официальной части службы лишь затем, чтобы упомянуть о преданности Мэй своей погибшей семье и церкви. Она ушла последней. Ее сыновей унесла болезнь, когда им еще не исполнилось и шести лет, а пять месяцев назад зверь убил ее мужа. В своей поминальной речи Томас вслух произнес то, о чем думали почти все дальгренцы. Он сказал, что хотя смерть Мэй и была такой страшной, возможно, в каком-то смысле ей даже повезло. Некоторые говорили, что она две ночи подряд нарочно оставляла на окне горящую свечу.

Как это часто случалось в последнее время, из-за отсутствия тела покойной хоронить было некого, поэтому деревенские жители просто воткнули в землю беленый кол с выжженным на нем именем Мэй. Он стоял рядом с такими же кольями, помеченными именами Деви, Фирт и Уэнт Драндел.

На службу пришли все, кроме Ройса и Эсрахаддона. Чтобы почтить память Мэй, явился даже Терон Вуд. Старый арендатор выглядел еще более измученным и несчастным, чем вчера, и Адриан подозревал, что он не спал всю ночь.

По окончании службы в деревне устроили общий поминальный обед. Мужчины вынесли столы во двор, соединив их торцами, и каждая семья принесла свое блюдо. По большей части это были копченая рыба, кровяной пудинг — колбаска из свиной крови, молока, животного жира, лука и овса, а также баранина.

Адриан не стал садиться за стол. Он прислонился к кедру и предпочел издали наблюдать за происходящим.

— Угощайся, — сказала ему Лина.

— Здесь, похоже, и так немного. У меня в сумке есть кое-какие припасы, — заверил он ее.

— Глупости. Мы этого не потерпим. На поминках едят все. Мэй бы этого хотелось, а для чего еще нужны похороны, если не для того, чтобы почтить память погибшей?

Она сверлила его сердитым взглядом до тех пор, пока он не кивнул и не отправился к столу за тарелкой.

— Так это ваши лошадки у меня в конюшне? — раздался голос у Адриана за спиной.

Обернувшись, он увидел пухлого человека в сутане. В отличие от всех остальных он не производил впечатления вечно голодного человека. У него были круглые румяные щеки, а когда он улыбался, глаза превращались в такие узкие щелочки, что казались закрытыми. Он не выглядел старым, но волосы и коротко подстриженная борода у него были совсем седые.

— Если вы дьякон Томас, то да, — ответил Адриан.

— Так и есть. Вам не о чем беспокоиться. По ночам мне бывает очень одиноко там, на холме, со всеми этими пустыми комнатами. Знаете, ночью слышен каждый звук. Как ветер хлопает ставнями, как потрескивают балки, иногда это так пугает. По крайней мере теперь я могу относить все эти звуки на счет ваших лошадей. Конечно, они внизу, в конюшне, и я вряд ли смог бы их услышать, но притвориться-то мне можно? — Дьякон усмехнулся. — Честное слово, там бывает так тоскливо. Я привык общаться с людьми, и вынужденное уединение в этом особняке просто непосильная для меня ноша, — сказал он, накладывая себе на тарелку как можно больше баранины.

— Наверное, это ужасно. Но готов поспорить, с едой там все в порядке. У дворян обычно неплохие запасы в кладовых, не правда ли?

— Да, конечно, — ответил дьякон. — Надо сказать, что у маркграфа впечатляющие запасы копченого мяса, не говоря уж об эле и вине, но я, разумеется, беру только самое необходимое.

— Разумеется, — согласился Адриан. — Одного взгляда на вас достаточно, чтобы понять, что вы не тот человек, который воспользовался бы ситуацией. Это вы снабдили всех элем на похоронах?

— Нет, что вы! — запротестовал дьякон. — Я бы никогда не позволил себе ограбить господский дом. Как вы сказали, я не тот человек, который воспользовался бы ситуацией, а это ведь не мои запасы, чтобы просто так их раздавать.

— Ясно.

— Боже, только посмотрите на этот сыр, — сказал дьякон, засовывая в рот большой кусок. — Следует признать, — проговорил он с набитым ртом, — что в Дальгрене умеют хоронить своих покойников с необычайным блеском.

Когда они дошли до конца столов, Адриан огляделся в поисках свободного места. На нескольких скамейках сидели люди, державшие тарелки на коленях.

— Дети, пошли прочь! — прикрикнул дьякон на Тэда и Перлу. — Тоже мне удумали, скамейку занимать. На траве можете устроиться. — Они нахмурились, но встали. — Прошу вас, Адриан. Так ведь, кажется, вас зовут? Присядьте и расскажите мне, что привело владельца лошади и трех мечей в Дальгрен. Я так понимаю, вы не дворянин, иначе вы бы постучались ко мне вчера ночью.

— Нет, я не дворянин. Кстати, позвольте спросить, при каких обстоятельствах вы унаследовали господский дом?

— Я что-то унаследовал? О нет, я ничего не унаследовал. Просто как слуга народа я обязан помочь властям в подобных чрезвычайных обстоятельствах. Когда маркграф и его люди погибли, я счел необходимым взять на себя управление обеспокоенной паствой и блюсти интересы короля. Посему я терплю невзгоды и делаю все, что в моих силах.

— Например?

— Простите, что? — спросил дьякон, вгрызаясь в кусок баранины, оставивший на его губах и щеках лоснящиеся следы жира.

— Что вы сделали, чтобы помочь своей пастве?

— Ох, ну… Видите ли… Я поддерживаю чистоту в доме, порядок во дворе, поливаю огород. С сорняками надо тщательно бороться, знаете ли, а то весь огород зарастет, и ни один овощ не выживет. И какая это нагрузка на спину! Моя спина и без того никогда не была особенно крепкой.

— Я имел в виду нападения. Что вы предприняли, чтобы обезопасить деревню?

— Ну знаете ли, я священник, а не рыцарь, — усмехнулся дьякон. — Я даже не знаю, как правильно держать меч, и у меня в подчинении нет никакой армии. Вы с этим согласны? Таким образом, я не в силах совершить ничего в этом роде, если не считать усердной молитвы во здравие местных жителей.

— А вам не приходило в голову позволить жителям деревни ночевать в господском доме? Кем бы ни было это существо, тростниковые крыши явно не представляют для него большой преграды, но в особняке, как мне кажется, прочная крыша и толстые стены.

Дьякон покачал головой, все еще улыбаясь Адриану с видом взрослого, к которому ребенок обратился с вопросом, почему в мире есть бедняки.

— Нет-нет, так не пойдет. Я совершенно уверен, что следующему хозяину дома не понравится, если там будет ночевать вся деревня.

— Но вы ведь знаете, что в обязанности лорда входит защита своих подчиненных. Поэтому они платят ему налоги. Если лорд не желает защищать их, почему они должны отдавать ему деньги, урожай или просто выказывать уважение?

— Возможно, вы не заметили, — ответил дьякон, — но у нас в данный момент нет лорда.

— То есть вы не намерены и дальше собирать налог, и пока эти люди остаются без защиты?

— Ну, я не имел в виду…

— Так вы намерены исполнять обязанности наместника?

— Ну, я…

— Послушайте, я понимаю ваше нежелание выходить за рамки данной вам власти и пускать в особняк деревенских жителей, но я уверен, что вы можете выбрать второй вариант.

— Второй вариант? — Священник поднес ко рту очередной ломоть баранины, но был слишком озадачен, чтобы кусать.

— Да, как наместник и исполняющий обязанности лорда вы должны защищать деревню вместо него, а раз о том, чтобы пригласить жителей провести ночь под вашей крышей, и речи быть не может, я полагаю, вы выйдете в поле, чтобы сразиться со зверем.

— Вы предлагаете мне сразиться со зверем? — Толстяк от удивления уронил мясо себе на колени. — Я не думаю, что это…

Прежде чем он успел что-либо добавить, Адриан продолжил:

— Могу предложить вам свою помощь. У меня есть запасной меч, если у вас нет оружия, а поскольку вы были так добры и позволили мне оставить лошадь у вас в конюшне, самое малое, что я могу сделать, это одолжить ее вам для сражения. Я слышал, что кому-то удалось выяснить, где находится логово зверя, так что все дело только в…

— Я не помню, чтобы я говорил, будто никак нельзя пригласить людей ночевать в особняке, — громко перебил Адриана дьякон. Несколько человек повернули головы. Он понизил голос и прибавил: — Я просто имел в виду, что мне нужно это тщательно обдумать. Видите ли, бремя власти действительно тяжко, и я должен взвесить последствия каждого своего поступка, в противном случае можно не столько помочь, сколько все испортить. Нет-нет, тут нельзя торопиться.

— Это понятно. И очень мудро, должен сказать, — согласился Адриан, говоря достаточно громко, чтобы слышали остальные. — Но маркграф был убит больше двух недель назад, и я уверен, вы уже успели принять решение.

Дьякон поймал на себе заинтересованные взгляды жителей деревни. Те, кто закончил трапезу, подошли поближе. Одним из них был Диллон МакДерн, который возвышался над остальными, с любопытством разглядывая Адриана и Томаса.

— Я… Э-э-э…

— Люди! — крикнул Адриан. — Подходите ближе. Дьякон хочет обсудить с нами вопросы обороны деревни.

Поминальщики повернулись и, не выпуская тарелок из рук, образовали круг у колодца. Все смотрели на дьякона Томаса, который вдруг стал похож на беспомощного кролика, угодившего в ловушку.

— Я… Ну… — неуверенно начал дьякон, но потом вдруг расправил плечи и громко сказал: — В свете недавних нападений я приглашаю всех ночевать в замке под защитой его стен.

По толпе дальгренцев пробежал легкий шепот удивления.

— А места всем хватит? — подал голос Рассел Ботвик.

Дьякон, казалось, готов был передумать, но тут поднялся Адриан.

— Я уверен, в замке достаточно места для всех женщин, детей и большинства женатых мужчин. Холостяки старше тринадцати могут ночевать на конюшне, в коптильне или прочих пристройках. Стены и крыши там крепче, чем в деревенских домах.

Обитатели деревни явно приободрились.

— А что делать со скотом? Оставить его на съедение зверю? — спросил другой крестьянин, которого Адриан не знал. — Без скота у нас не будет ни мяса, ни шерсти, ни животных для работы в поле.

— Я должен поберечь своих быков, — сказал МакДерн. — Если с ними что случится, всему Дальгрену не поздоровится.

Адриан вскочил на край колодца и поднял над головой стакан с вином.

— Там, за частоколом, достаточно места для всей вашей скотины, и она там будет в большей безопасности, нежели у вас дома. Помните, наиболее верный способ спастись — это всегда действовать сообща. Если вы сидите одни в темноте, вас куда легче перебить, но зверь не отважится проникнуть в огороженный частоколом замок на глазах у всей деревни. А еще можно разжечь костры за стенами.

Послышались тревожные крики:

— Но свет привлекает зверя!

— Насколько я понимаю, — возразил Адриан, — для него темнота не препятствие, если он здесь такое натворил именно ночью.

Деревенские жители растерянно переводили взгляды с Адриана на дьякона Томаса и обратно.

— Откуда тебе знать? — спросил кто-то из толпы. — Ты не здешний. Что ты вообще знаешь о наших делах?

— Этот зверь — демон Уберлина! — крикнул кто-то.

— Чудовище не остановишь! — воскликнула женщина, стоявшая справа от колодца. — Если мы соберемся вместе, ему будет проще нас убить.

— Зверь не станет убивать всех. И он никакой не демон, — заверил их Адриан.

— Да откуда ты знаешь?

— Он убивает по одному человеку, иногда двух. Почему? Если он способен разрушить дом Терона Вуда или сорвать крышу с дома Мэй Драндел за секунду, он бы мог с легкостью уничтожить всю деревню за одну ночь, но он этого не делает. Он убивает, чтобы добыть себе пропитание. Зверь не демон, он хищник. — Жители деревни задумались. Пока они размышляли, Адриан продолжил: — Я слышал, что никто никогда не видел этого зверя и ни одна его жертва не выжила. Что ж, это меня не удивляет. Как вы рассчитываете выжить, если сидите одни в темноте и ждете, пока вас сожрут? Его никто никогда не видел, потому что он не хочет, чтобы его видели. Как всякий хищник, он прячется, а потом внезапно выскакивает из засады. И как всякий хищник, он охотится на слабую жертву. Он ищет потерявшихся, молодых, старых или больных. Все вы разделились на маленькие порции пищи. Вы слишком удобная цель, чтобы устоять перед соблазном. Если мы соберемся вместе, то, возможно, он предпочтет охоту на оленя или волка, а не на нас.

— А если ты ошибаешься? Что, если его никто не видел, потому что это демон, которого невозможно увидеть? Или незримый дух, который питается ужасом, не так ли, дьякон?

— Ну… — пролепетал дьякон.

— Может быть, но это не так, — заверил их Адриан.

— Откуда тебе это известно?

— Потому что вчера ночью мой товарищ видел его.

Новость застала народ врасплох. Многие заговорили хором. Адриан заметил Перлу, которая сидела на траве и смотрела на него. Несколько человек одновременно задали вопросы, и Адриан махнул рукой, призывая их замолчать.

— Как он выглядел? — спросила женщина с загорелым лицом и в белом платке на голове.

— Я его не видел, пускай Ройс сам вам расскажет. Он вернется до наступления темноты.

— Как он мог разглядеть что-нибудь в такой темнотище? — недоверчиво спросил один из пожилых фермеров. — Я выглянул, когда услышал вопли, снаружи было черным-черно, как на дне колодца, на котором ты стоишь. Он бы ни за что не смог что-нибудь разглядеть.

— Он увидел поросенка! — вдруг выкрикнул Тэд Ботвик.

— Что ты такое говоришь, парень? — спросил Диллон МакДерн.

— Вчера у нас дома, — взволнованно сказал Тэд, — когда было совсем темно, свинья бросилась бежать, но он увидел ее и поймал.

— Верно, — вспомнил Рассел Ботвик. — Мы только погасили огонь, и я рук-то своих разглядеть не мог, если б поднес их к лицу, но этот парень поймал удиравшую свинью. Может, он и вправду что-то видел?

— Суть в том, — продолжал Адриан, — что у всех нас куда больше шансов выжить, если мы будем держаться вместе. Дьякон любезно пригласил нас перебраться к нему под защиту его стен и крепкой крыши. Я считаю, нам стоит прислушаться к его мудрому мнению и начать готовиться к переселению, а еще хорошо бы собрать до вечера дрова. У нас еще достаточно времени, чтобы разжечь большие костры.

Теперь все смотрели на Адриана с большим доверием и кивали в знак одобрения. Некоторые все еще выражали сомнения, но даже лица скептиков засветились надеждой. Толпа разделилась на отдельные группки, люди обсуждали услышанное и строили планы на будущее.

Адриан сел за стол и принялся за еду. Он не любил кровяной пудинг и остановил свой выбор на копченой рыбе, которая оказалась замечательной.

— Я приведу своих быков, — услышал он голос МакДерна. — Брент, тащи телегу и заодно неси топор.

— Нам понадобятся лопаты и пила Уэнта, — сказал Винс Гриффин. — Она у него всегда была острая.

— Я пошлю за ней Тэда, — заявил Рассел.

— Это правда? — послышался детский голосок. Адриан оторвался от тарелки и увидел стоявшую перед ним Перлу. Ее личико было таким же чумазым, как вчера. — Твой друг… Он правда поймал свинью в темноте?

— Если ты мне не веришь, можешь сама спросить у него.

Глядя поверх детской головы, он заметил Трейс. Она сидела в одиночестве на земле около дороги, идущей мимо могил Касвеллов, и вытирала щеки руками. Поставив пустую тарелку на стол, Адриан улыбнулся Перле и подошел к девушке. Трейс не подняла головы.

— Что случилось? — спросил он, присаживаясь возле нее.

— Ничего. — Она покачала головой, пряча лицо за прядями волос.

Адриан огляделся и снова посмотрел на деревенских жителей. Женщины убирали остатки еды, мужчины собирали инструменты, оживленно болтая друг с другом.

— Где твой отец? Я видел его во время похорон.

— Ушел домой, — всхлипнув, сказала она.

— Что он тебе наговорил?

— Я же сказала, все в порядке. — Она встала, одернула юбку и вытерла глаза… — Я должна помочь нашим женщинам прибраться после поминок. Извини…

Адриан вышел на поляну и направился к развалинам крестьянского подворья Вудов. Оно выглядело ужасно: кровельные балки накренились вбок, стены дома были покрыты трещинами, повсюду валялись клочья тростниковой крыши. «Вот так должны выглядеть разбитые мечты», — подумалось Адриану. Усадьба казалась проклятой, населенной призраками, и только один из них отсутствовал — сам хозяин. Старого Вуда нигде не было видно, и только его наточенная коса была прислонена к разрушенной стене. Адриан воспользовался возможностью заглянуть внутрь: повсюду были разбросаны остатки мебели, сломанные шкафы, разорванная одежда, и везде виднелись пятна крови. Посреди всей этой разрухи возле деревянной колыбели стоял одинокий стул.

Спустя несколько минут со стороны реки пришел Терон Вуд. На плече он нес коромысло с двумя полными ведрами воды. Заметив Адриана, стоявшего у руин его дома, он, не останавливаясь ни на мгновение, просто прошел мимо. Он поставил ведра на землю и принялся разливать воду в три больших кувшина.

— Ты снова здесь? — спросил он, не поднимая головы. — Она сказала, что заплатила вам серебром, чтоб вы явились сюда. Так вот вы чем занимаетесь? Используете всяких простушек. Крадете их с трудом заработанные деньги, а потом объедаете нищую деревню. Если ты явился, чтобы вытянуть из меня еще деньжат, вынужден тебя разочаровать.

— Я пришел не за деньгами.

— Нет? А тогда зачем? — спросил Терон, выливая в кувшин второе ведро воды. — Если вы и впрямь пришли, чтобы достать эту дубину, или меч, или что там спрятано в башне, как считает этот безумный калека, разве вы не должны хотя бы попытаться переплыть реку?

— Мой товарищ как раз этим сейчас и занимается.

— Ага, значит, он пловец? А ты тогда кто? Парень, который выбивает деньги из несчастных бедняков? Знавал я таких, как ты, разбойников и жуликов. Запугиваете честных людей, и те платят вам, лишь бы только в живых остаться. Ну, на сей раз это не сработает, дружище.

— Я же сказал, я пришел не за деньгами, — терпеливо повторил Адриан.

Терон бросил ведро себе под ноги и повернулся к нему лицом.

— А зачем ты пришел?

— Вы рано ушли с поминок, и я подумал, что вы не слышали последней новости: теперь все деревенские жители будут ночевать в замке.

— Спасибо, что уведомил. — Он снова отвернулся и закрыл кувшины крышками. Потом раздраженно поднял голову. — Почему ты все еще здесь?

— Вы когда-нибудь участвовали в сражениях? — спросил Адриан.

Крестьянин угрюмо уставился на него:

— А тебе какое дело?

— Как вы верно подметили, ваша дочь неплохо нам заплатила, чтобы мы помогли вам убить зверя. Мой товарищ сделает все возможное, чтобы достать для вас необходимое оружие. Я же, в свою очередь, должен убедиться, что вы сумеете им воспользоваться, когда объявится зверь.

Терон Вуд провел языком по зубам.

— Учить меня собрался, а?

— Вроде того.

— Не нужны мне никакие тренировки.

Подобрав ведра и коромысло, он пошел прочь.

— Вы вообще сражаться не умеете. Вы когда-нибудь держали в руках меч?

Терон резко обернулся.

— Нет, зато пахал по пять акров за день. Колол полвязанки дров до полудня. Пережил пургу, находясь за восемь миль от укрытия, и за одну ночь потерял всю свою семью! Тебе что-нибудь из этого знакомо?

— Вы потеряли не всю семью, — напомнил Адриан.

— Тех, кто для меня что-то значил.

Адриан обнажил меч и принялся наступать на Терона. Старик равнодушно наблюдал за его передвижением.

— Это полуторный меч, — сказал Адриан, бросил его к ногам крестьянина и отошел на полдюжины шагов. — Думаю, вам подойдет. Возьмите его и нападайте на меня.

— У меня есть более важные дела, чем забавы с тобой, — буркнул Терон.

— А той ночью у вас тоже были более важные дела, чем забота о своей семье?

— Думай, что говоришь, парень.

— Хорошо же вы заботились о своем бедном беззащитном внуке! Что это на самом деле было, Терон? Почему той ночью вы работали допоздна? И избавьте меня от этой брехни насчет будущего вашего сына. Вы пытались заработать как можно больше денег на то, что нужно было лично вам. И ради этого позволили своей семье погибнуть.

Фермер подобрал меч, гордо выпрямился и расправил плечи.

— Это не я позволил им погибнуть! — процедил он сквозь зубы. — Я тут ни при чем!

— На что ты их променял, Терон? На какую-то глупую мечту? Тебе не было дела до своего сына. Ты заботился только о себе. Тебе непременно хотелось стать дедушкой судьи. Ты хотел стать большим человеком, не так ли? И ты был готов на все, чтобы твоя мечта исполнилась. Ты работал допоздна. Тебя не было рядом. Ты был в поле, когда пришел зверь, все из-за твоей мечты, твоих желаний. Ты не защитил сына. Тебе вообще не было до них дела. Разве я не прав? Ты заботился только о себе.

Терон кинулся на Адриана, держа меч обеими руками. Адриан отступил в сторону и уклонился от внезапного удара, а старик, потеряв равновесие, упал в грязь.

— Ты виновен в их смерти, Терон. Тебя не было рядом, хотя мужчина всегда должен быть рядом. Мужчина должен оберегать свою семью, а чем занимался ты? Ты работал в поле, чтобы осуществить свою мечту, чтобы получить то, что хочешь ты.

Терон поднялся и снова бросился в атаку. Адриан вновь отступил. На сей раз Терон устоял на ногах и снова замахнулся мечом. Обнажив короткий клинок, Адриан один за другим отражал его удары. Рассвирепевший старик размахивал мечом, как топором, нанося резкие, рубящие удары и едва удерживаясь на ногах. Вскоре Адриану уже не нужно было парировать. Достаточно было только уклоняться. С каждым промахом лицо Терона становилось все краснее. Глаза наполнились слезами. Наконец старик упал на спину от изнеможения.

— Это не я их убил! — отчаянно закричал он. — Это она! Она не погасила свет. Она оставила дверь открытой.

— Нет, Терон. — Адриан забрал свой меч из ослабевших рук Вуда. — Трейс не убивала твою семью. И ты не убивал. Их убил зверь. — Он привычным жестом вернул меч в ножны. — Ты не можешь винить ее в том, что она оставила дверь открытой. Она не знала, что случится. Никто из вас не знал. Если бы ты знал, ты бы вернулся домой. Если бы твои родные знали, они бы потушили свет. Чем скорее ты перестанешь сваливать вину на ни в чем не повинных людей и начнешь действовать, тем лучше для всех. Терон, у тебя, возможно, есть чертовски острое оружие, но зачем нужно острое оружие, если ты не можешь нанести им удар? Или, что еще хуже, наносишь удар по ложной цели. Ненавистью сражения не выиграешь. Ярость и ненависть могут прибавить тебе силы и храбрости, но в то же время делают глупым. Начинаешь сам себе подножки ставить. — Адриан посмотрел на старика сверху вниз. — Думаю, на сегодня хватит…

Ройс и Эсрахаддон вернулись в селение менее чем за час до заката и увидели вереницу домашних животных, тянувшуюся вверх по дороге. Похоже, люди собрали всю живность в деревне и перегоняли их на вершину холма в сторону замка, грохоча при этом палками и колокольчиками, горшками и ложками. Овцы и коровы спокойно шли друг за другом, но со свиньями возникало немало хлопот. Ройс заметил Перлу, которая со своей хворостиной торжественно замыкала процессию.

Роза МакДерн, жена кузнеца, первая заметила появление Ройса и Эсрахаддона. Внезапно Ройс услышал, как среди деревенских жителей разнесся взволнованный шепот: «Он вернулся!»

— Что происходит? — спросил он у Перлы, избегая обращаться к взрослым.

— Перегоняем скотину в замок. Говорят, сегодня мы все там будем ночевать.

— Ты не знаешь, где Адриан? Помнишь человека, с которым я приехал? Трейс сидела с ним на лошади.

— Он в замке, — сказала Перла и прищурилась, глядя на вора. — Ты и вправду поймал свинью в темноте?

Ройс озадаченно посмотрел на нее. В этот момент один из поросят бросился вверх по дороге, и девочка, размахивая длинным прутом, помчалась за ним.

Замок лорда Вестбэнка представлял собой обычную крепость типа мотт и бейли, то есть это был большой дом, построенный на высоком насыпном холме, обнесенном частоколом из заостренных бревен. Внутри ограды находились также хозяйственные постройки. Попасть в замок можно было только через тяжелые въездные ворота. Вокруг частокола был выкопан ров, больше похожий на мелкую канавку. Все деревья вокруг крепостной стены были вырублены на расстоянии сорока ярдов, от них остались одни торчавшие повсюду пеньки.

Несколько мужчин пилили сосны. Ройс все еще плохо ориентировался в именах местных жителей, но он узнал Винса Гриффина и Рассела Ботвика, орудовавших двуручной пилой. Тэд Ботвик вместе с несколькими мальчиками бегал вокруг, обрубая ветки топорами и ножами. Три девочки готовили из них вязанки и складывали на тележку. Диллон МакДерн с сыновьями возили спиленные стволы на быках в замок, где остальные кололи их на дрова.

На холме кипела работа. Ройс увидел Адриана. Раздетый до пояса, тот колол дрова у ворот. На шее у него висел маленький серебряный медальон, болтавшийся в воздухе, когда он наклонялся вперед за очередным поленом. Он уже основательно вспотел, рядом возвышалась большая куча дров.

— Опять тебе неймется, приятель? — насмешливо спросил Ройс, окидывая взглядом суетившихся на холме дальгренцев.

— Ты должен признать, что план обороны у них был неважнецкий, — сказал Адриан, вытирая пот со лба.

Ройс скептически улыбнулся:

— Ты просто не можешь не влезть в чужие дела!

— Ну а у тебя есть успехи? Нашел дверную ручку?

Адриан поднял с земли стоявший рядом кувшин и сделал несколько глотков. Он пил так жадно, что часть воды пролилась и потекла по подбородку. Плеснув себе немного в ладонь, он ополоснул лицо и пригладил пальцами волосы.

— Мне не удалось подобраться к башне достаточно близко, чтобы увидеть дверь.

— Ну считай, что тебе повезло, — улыбнулся Адриан. — По крайней мере на сей раз тебя не заточили в темницу и не приговорили к смерти.

— По-твоему, это называется везение?

— Что я могу сказать? Я из тех, у кого стакан всегда наполовину полон.

— Вон он! — крикнул Рассел Ботвик, указывая в их сторону. — Это Ройс.

— Что происходит? — спросил Ройс, глядя на людей, спешивших к ним как со стороны полей, так и из замка.

— Я рассказал им, что ты видел зверя, и теперь они хотят узнать, как он выглядит, — объяснил Адриан. — А ты что подумал? Что они собираются тебя четвертовать?

Ройс недоуменно пожал плечами:

— Что я могу сказать? Я из тех, у кого стакан всегда наполовину пуст.

— Стакан наполовину пуст? — усмехнулся Адриан. — А в нем вообще когда-нибудь была вода?

Ройс смерил Адриана мрачным взглядом, а тем временем жители деревни сгрудились вокруг них. Платки на головах женщин прилипли к взмокшим лбам. Рукава у многих из них были закатаны, лица испачканы грязью. Большинство мужчин были, как и Адриан, раздеты до пояса. Их потные торсы были облеплены сосновыми иголками и стружкой.

— Ты его видел? — спросил Диллон. — Правда, что сумел его разглядеть?

— Да, — ответил Ройс, и несколько человек обменялись возбужденными репликами.

— Как он выглядел? — спросил свежий и отдохнувший дьякон Томас, выступая из толпы.

— У него есть крылья? — поинтересовался Рассел.

— У него есть когти? — спросил Тэд.

— Он большой? — подал голос Винс Гриффин.

— Дайте человеку ответить! — прогремел Диллон, и все замолчали.

— У него есть крылья и когти. Я видел его только мельком, потому что он летел над деревьями. Я заметил его через просвет в листве. Это было что-то длинное, вроде змеи или ящерицы, с крыльями и двумя ногами, в которых он держал Мэй Драндел.

— Ящерица с крыльями? — повторил Диллон.

— Дракон, вот что это! — воскликнула какая-то женщина. — Дракон!

— Верно, — сказал Рассел. — Это и есть крылатая ящерица.

— В их чешуе должны быть уязвимые места возле подмышек, или что там у дракона есть вместо подмышек, — объяснила женщина с грязным носом. — Я слышала, один лучник когда-то убил дракона в полете, попав ему стрелой в это место.

— А я слышал, что дракона можно лишить силы, если украсть его сокровища, — сообщил лысый мужчина. — Была такая история о том, как один принц оказался заперт в логове дракона. Он выбросил все его сокровища в море, и это так ослабило чудовище, что принц смог убить его ударом ножа в глаз.

— А я слышала, что драконы бессмертны и убить их невозможно, — сказала Роза МакДерн.

— Это не дракон, — с презрением в голосе заметил Эсрахаддон.

Он сделал шаг вперед, и все повернулись к нему.

— С чего ты взял? — спросил Винс Гриффин.

— Потому что так оно и есть, — с уверенностью изрек волшебник. — Если бы вы навлекли на себя гнев дракона, ваше селение давно исчезло бы с лица Элана. Драконы — очень умные существа, куда умнее нас с вами и куда сильнее, чем доступно нашему пониманию. Нет, миссис Броктон, ни один лучник никогда не убивал дракона, попав ему стрелой в уязвимое место. Нет, мистер Гудман, дракон не лишится силы, если украсть его сокровища. Да и нет у драконов никаких сокровищ. Зачем дракону золото или драгоценные камни? Думаете, у драконов есть свои лавки? Драконы не верят в личное имущество, если не считать таковым память, силу и честь.

— Но Ройс сказал, что видел именно это, — возразил Винс.

Волшебник обреченно вздохнул.

— Он сказал, что видел змею или ящерицу с крыльями и двумя ногами. Это сразу должно было навести вас на мысль о драконе. — Волшебник повернулся к Перле, которая как раз загнала последних свиней во двор замка и присоединилась к остальной толпе. — Скажи-ка мне. Перла, сколько ног у дракона?

— Четыре, — с ходу ответила девочка.

— Именно. Значит, это не дракон.

— Так что же это? — спросил Рассел.

— Гиларабрин, — небрежно бросил Эсрахаддон.

— Что-что?

— Ги-ла-раб-рин, — четко, по слогам произнес волшебник. — Гиларабрин — магическое создание.

— Что это значит? Он накладывает заклинания, как ведьма?

— Нет, это значит, что мы имеем дело с существом, не созданным природой. Оно не родилось, его создали. Наколдовали, если вам так понятнее.

— Это безумие, — сказал Рассел. — Что мы, по-твоему, совсем наивные? Это чудовище… Как ты его там назвал? Оно убило десятки человек. Как такое можно наколдовать?

— Нет, постойте, — вмешался в разговор дьякон Томас. Он помахал Адриану рукой из толпы, которая расступилась, освобождая вокруг него пятачок, и клирик так и замер с поднятой рукой, остолбенело глядя на собравшихся. — Чудовище, известное как Гиларабрин, действительно существовало. Я узнал о нем в семинарии. Эрианская империя использовала их во время Великих эльфийских войн. Это были боевые звери, ужасные чудовища, опустошавшие все вокруг и уничтожившие тысячи человек. Существуют свидетельства о том, как они разрушали целые города и истребляли армии. Против них было бессильно любое оружие.

— Вы хорошо знаете историю, дьякон, — сказал Эсрахаддон. — Гиларабрины были чудовищными инструментами войны — умные, сильные, бесшумные убийцы, нападавшие с неба.

— Но как такое существо могло прожить столько лет? — спросил Рассел.

— Они не сотворены природой и не могут умереть обычной смертью, потому что не живут в том смысле, в котором мы используем это слово.

— Думаю, нам понадобится больше дров, — пробормотал Адриан.

К заходу солнца было сделано все необходимое для первого ночлега на новом месте. Женщины и дети собрались под крышей замка, а мужчины работали, складывая костры до тех пор, пока не погас последний луч заката. Во главе с Адрианом они пилили, перетаскивали и складывали дрова в кострища, так что к ночи вдоль стен замка возникло шесть больших поленниц и одна в центре двора. Они облили дрова маслом и животным жиром, чтобы лучше горели. Ночь предстояла долгая, им не хотелось, чтобы костры выгорели слишком быстро. Зажечь их позже не представлялось возможным.

Адриан вдруг услышал, что его кто-то зовет. Он оглянулся и увидел Трейс. Рыдая, она бежала через двор к тому месту, где он заканчивал складывать последний костер.

— Что ты здесь делаешь, Трейс? — удивился Адриан. — Уже темно. Ты должна быть в доме.

— Отца нет! — воскликнула она. — Я обыскала весь замок. Никто не видел, чтобы он заходил внутрь. Наверное, он все еще дома. Он там совсем один, а если только он будет сегодня один…

— Ройс! — крикнул Адриан.

Но звать Ройса не было никакой нужды, он уже выводил оседланных лошадей из конюшни.

— Трейс мне уже все рассказала, — объяснил вор, протягивая Адриану поводья Милли.

— Ну что за дурень этот Терон! — выругался Адриан, хватая рубашку и оружие и вскакивая в седло. — Я же говорил ему, чтобы он пришел в замок.

— Я тоже, — сказала Трейс.

На лице ее застыла маска ужаса.

— Не волнуйся, Трейс. Мы привезем его целым и невредимым.

Они пришпорили коней и галопом выехали за ворота замка.

Терон сидел на деревянном стуле посреди руин своего дома. В неглубокой ямке у входа горел маленький костерок. Наконец стемнело, и показались звезды. Терон слушал музыку ночи: стрекот сверчков и кваканье лягушек. Где-то вылетела на охоту сова. Потрескивал огонь, с реки доносился рев далекого водопада. Над незащищенным крышей домом роем кружили комары, они то и дело садились на старика и кусали его. Он их не отгонял. Он сидел, погруженный в воспоминания, как делал это каждую ночь.

Его взгляд задержался на колыбели. Терон помнил, как мастерил маленькую качалку для своего первого сына. Они с Адди решили назвать первенца Гикори — в честь хорошего, сильного, выносливого дерева. Терон обшарил весь лес в поисках идеального дерева орешника и как-то раз нашел его на холме, оно было так красиво подсвечено лучами солнца, словно сами боги осенили его своей благодатью. Несколько ночей подряд Терон старательно вырезал колыбельку и лакировал дерево, чтобы кроватка дольше держалась. В ней спали по очереди все пятеро его детей. Гикори умер до того, как ему исполнился год, от болезни, у которой не было названия. Все его сыновья умерли детьми, кроме Тада, который вырос прекрасным парнем. Он женился на милой девушке по имени Эмма, и когда у Терона появился внук, его назвали Гикори. Терон помнил, что ему подумалось тогда, что мир наконец воздает ему добром за все пережитые им невзгоды. Жизнь первого внука словно исцелила душевную боль от преждевременной кончины его собственного первенца. Но всего этого больше не было. Осталась только забрызганная кровью кроватка пятерых его детей, теперь уже мертвых.

За колыбелькой лежало одно из двух платьев Адди. Рваное, покрытое пятнами, оно выглядело ужасно, но Терону, смотревшему на него полными слез глазами, оно казалось прекрасным. Адди была хорошей женой. На протяжении более чем тридцати лет она следовала за ним из одного мрачного городишка в другой, пока он искал место, которое мог бы назвать своим. У них никогда не было много имущества, они часто голодали и несколько раз едва не замерзли насмерть. За все это время она ни разу не пожаловалась. Она штопала его одежду, лечила сломанные кости, стряпала обед и ухаживала за ним, когда он болел. Она всегда была очень худой, вечно отдавала лучшие куски ему и детям. У нее была самая ветхая одежда в семье. Ей никогда не хватало времени зашить ее. Она была хорошей женой, но Терон не помнил, говорил ли он ей хоть раз, что любит ее. Раньше это никогда не казалось важным.

Зверь забрал ее первой, напав на тропе, ведущей с фермы в деревню. Жена Тада Эмма заполнила образовавшуюся после смерти Адди пустоту. Ее присутствие побуждало его жить дальше. Он отвлекался от мыслей об Адди, стремясь к новой цели, но когда и ее не стало, его дом рухнул.

«Каково им было, когда пришел зверь? — думал он. — Были ли они живы, когда он забрал их? Страдали ли они?»

Такие мысли мучили арендатора, а между тем стрекот сверчков затих. Он встал, держа в руках косу. Он был готов встретить любое порождение тьмы, когда вдруг услышал шум, заглушивший ночные звуки. По дороге мчались лошади, и вскоре в свете костра показались двое парней, которых наняла Трейс…

Солнце уже скрылось, сгустились ночные сумерки, а старик разжег призывный огонь, и Адриан понял, что сделал он это явно не для них с Ройсом.

— Терон! Идем с нами, — крикнул Адриан, когда они въехали во двор Вудов. — Нужно успеть добраться до замка затемно.

— Проваливайте, — буркнул старик. — Я ни о чем вас не просил. Это мой дом, и я останусь здесь.

— Ты нужен своей дочери. Садись в седло. У нас мало времени.

— Никуда я не пойду. С ней все в порядке. Она с Ботвиками. Они о ней позаботятся. Убирайтесь с моей земли!

Адриан спешился и подошел к старику. Тот стоял на земле так прочно, словно пустившее корни дерево.

— Боже мой, да ты упрямый осел! Либо ты сам сядешь на эту лошадь, либо я тебя на нее заброшу силой.

— Придется забросить, — сказал Терон, опустив косу и скрестив руки на груди.

Адриан оглянулся на Ройса, который молча сидел на лошади.

— Ты не хочешь мне помочь? — спросил у него Адриан.

— Это не по моей части, если честно. Вот если ты захочешь убить его, можешь на меня рассчитывать.

— Прошу тебя, садись на лошадь, — взмолился Адриан, глядя на старика. — Мы все погибнем, если останемся тут.

— Я уже сказал: я ни о чем вас не просил.

— Черт возьми! — выругался Адриан.

Он снял с себя оружие и повесил его на седло.

— Будь осторожен, — сказал, наклонившись к нему в седле, Ройс. — Старик выглядит крепким парнем.

Адриан стремглав бросился на фермера и повалил его на землю. Терон был крупнее Адриана. Годы нескончаемого труда сделали его руки сильными и мощными. Но Адриан отличался быстротой и ловкостью. Они сцепились друг с другом, катаясь по земле, изрыгая проклятия, и каждый из них пытался одержать верх над противником.

— Это так глупо, — пробормотал Адриан, вставая. — Сел бы ты на лошадь по-хорошему…

— Сам лезь на свою лошадь. Проваливайте отсюда оба и оставьте меня в покое! — закричал Терон.

Нагнувшись и упершись руками в колени, он пытался отдышаться.

— Может, все-таки поможешь мне на этот раз в виде исключения? — спросил Адриан Ройса.

Ройс страдальчески закатил глаза и нехотя спешился.

— Вот уж никогда бы не подумал, что ты не в состоянии справиться с каким-то дряхлым стариком, — ехидно заметил он.

— Знаешь, как трудно одолеть человека, если он крупнее тебя, да еще при этом его не поранив.

— Так, ладно. Я, кажется, понял, в чем твоя беда. Давай-ка слегка его пораним.

Когда они снова повернулись к Терону, то увидели в руках крестьянина здоровую палку. В глазах его пылал огонь решимости.

— Сдается мне, у нас нет выбора, — вздохнул Адриан, — кроме как скрутить его с помощью силы.

И тут в кругу света от костра появилась Трейс. Лицо ее было залито слезами.

— Папочка! — крикнула она и обняла старика.

— Трейс, что ты тут делаешь? — воскликнул Терон. — Здесь опасно!

— Я пришла за тобой.

— Я останусь здесь. — Он отстранил дочь и оттолкнул ее от себя. — Забирай своих наемников и сейчас же возвращайся к Ботвикам. Слышишь меня?

— Нет! — закричала Трейс, протягивая к нему руки. — Я тебя не оставлю.

— Трейс! — проревел он, нависая над ней. — Я твой отец, и ты сделаешь, как я велю!

— Нет! — крикнула она. — Я не брошу тебя умирать. Можешь выпороть меня, если хочешь, но для этого тебе придется отправиться в замок.

По ее щекам катились слезы, блестевшие в свете костра.

— Дура! — выругался он. — Ты же здесь погибнешь. Ты что, не понимаешь?

— Мне все равно! — Ее голос сделался пронзительным. Она стиснула кулаки и уперлась руками в бока. — Ты единственный, кто у меня остался в целом мире! Зачем мне жить, если мой родной отец так ненавидит меня, что ему легче умереть, чем видеть свою дочь?

Терон замер, ошеломленно глядя на дочь.

— Поначалу, — начала она дрожащим голосом, — я думала, ты хочешь избежать очередных смертей. А потом мне пришло в голову, что дело в том, чтобы помочь их душам упокоиться с миром. Затем я решила, ты ищешь мести. Тебя могла снедать ненависть. Может, ты стремился убить его? Но это все неправда. Ты просто хочешь умереть. Ты ненавидишь себя и меня. У тебя больше ничего не осталось в этом мире, тебе ни до чего нет дела.

— Нет у меня в сердце к тебе ненависти, — возразил дрожащим голосом Терон.

— Ненавидишь! Потому что это я во всем виновата. Я знаю, что они для тебя значили, и каждое утро я просыпаюсь с мыслью об этом. — Она вытерла слезы, застилавшие глаза. — Окажись я на их месте, ты бы поступил так же, как с мамой. Поставил бы кол с моим именем на Каменном холме и на следующий день вернулся бы к работе. Пахал бы землю и благодарил Марибора за то, что пощадил твоего сына. Это я должна была умереть, но я не могу изменить прошлое, а твоя смерть не вернет Тада. Ничто не вернет его. Если все, что я могу, все, что мне осталось, это погибнуть здесь с тобой, я это сделаю. Я не оставлю тебя, папа. Я не могу. Просто не могу. — Она рухнула на колени в изнеможении и добавила слабым голосом: — Хотя бы мы все снова будем вместе.

Словно в ответ на ее слова, лес вокруг них опять затих. Сверчки и лягушки замолчали так резко, что тишина показалась неожиданно звенящей.

— Нет, — сказал Терон, качая головой. Он посмотрел в ночное небо. — Нет! — Старик схватил дочь и заставил ее встать. — Идем. — Он повернулся к Ройсу и Адриану. — Помогите нам.

Адриан подвел к ним Милли и велел садиться как можно быстрее. Милли била о землю копытом. Она вертелась и вырывалась, пугливо прядая ушами. Адриан схватил лошадь под уздцы, стараясь удержать ее на месте.

Терон взгромоздился в седло и усадил Трейс перед собой, ударил Милли пятками по бокам, и она помчалась в сторону деревни. Ройс вскочил на Мышку, подал Адриану руку и забросил его в седло позади себя. Лошадь галопом помчалась сквозь ночную тьму.

Лошадей не надо было подгонять. Все в пене, они в страхе что есть мочи неслись вперед. Топот копыт отдавался от земли неистовым эхом. Лежавшая впереди дорога была видна немногим лучше остальной части леса. Она расплывалась перед взором Адриана, поскольку от ветра у него слезились глаза.

— Он над нами! — крикнул Ройс.

В кронах деревьев ощущалось какое-то движение. Всадники, почти не сбавляя скорости, резко свернули в лесную чащу. Их хлестали невидимые во мраке ветви, листья и сосновые иглы. Животные в панике вслепую неслись вперед, продираясь сквозь кустарник, то и дело натыкаясь на ветви и деревья. Вдруг Ройс резко пригнулся, и Адриан последовал его примеру.

Бух. Бух. Бух.

Над их головами звучали глухие размеренные удары, напоминавшие биение огромного сердца. Сверху налетел мощный ветер, и сразу после этого послышался пугающий грохот, треск ломающихся веток. Верхушки деревьев надломились и рухнули на землю.

— Внимание, ствол! — крикнул Ройс.

Обе лошади одновременно взмыли в воздух, преодолевая препятствие, и Адриану только благодаря необычайной ловкости Ройса удалось удержаться в седле. В темноте раздался истошный крик Трейс, послышался храп лошади и такой звук, будто кто-то ударил обухом по дереву. Остановив Мышку, Ройс заставил ее развернуться на месте. Лошадь встала на дыбы и недовольно заржала. Адриан услышал удаляющийся галоп Милли.

— Что случилось? — спросил он.

— Они упали с лошади, — буркнул Ройс.

Адриан спрыгнул на землю:

— Я их не вижу.

— Там, в чаще, справа от тебя, — сказал Ройс, спешиваясь.

Мышка в ужасе мотала головой из стороны в сторону.

— Мы здесь, — послышался голос Терона. — Сюда…

Вуд стоял над телом дочери. Она была без сознания и лежала в позе сломанной куклы. Изо рта и носа у нее текла кровь.

— Она ударилась о ветку, — дрожащим от страха голосом сказал Терон. — Я… я не заметил бревна.

— Положи ее на мою лошадь, — велел Ройс. — Терон, садись и езжай в замок. Мы уже близко. Отсюда виден свет костров.

Арендатор не стал возражать и забрался на Мышку, которая не переставая била копытами и фыркала. Адриан потрогал Трейс. Лунный свет озарил темное пятно на ее лице — длинную широкую рану. Он поднял ее. Голова запрокинулась назад, руки и ноги безвольно повисли. Девушка казалась мертвой. Он передал ее Терону, который крепко прижал дочь к груди. Ройс отпустил уздечку, и лошадь помчалась прочь в поле, оставив Ройса и Адриана в лесу.

— Как ты думаешь, Милли еще здесь? — прошептал Адриан.

— Думаю, Милли уже пошла на закуску.

— Ну что ж, по крайней мере мы выиграли время для Трейс и Терона.

Они медленно пробирались к окраине леса и вскоре добрались до места, где Диллон и его парни днем кололи дрова. Отсюда были видны три из шести освещавших поле костров.

— Что будем делать? — спросил Ройс.

— Думаешь, Гиларабрин знает, что мы еще здесь?

— Эсрахаддон сказал, что эта тварь жутко понятливая, значит, умеет считать.

— Тогда она наверняка вернется и найдет нас. Надо как можно быстрее добраться до замка. Сколько до него? Футов двести по открытой местности?

— Около того, — подтвердил Ройс.

— Тогда остается надеяться, что он все еще уплетает Милли. Ты готов?

— Бежать будем на расстоянии друг от друга, чтобы он не сцапал нас обоих. Вперед!

Высокая трава была мокрой от ночной росы. Под ней скрывались пеньки и рытвины. Пробежав всего дюжину ярдов, Адриан рухнул лицом вниз.

— Беги прямо за мной, — велел Ройс.

— Ты же сказал держаться на расстоянии…

— Это было до того, как я вспомнил, что ты слепой.

Они снова побежали, то нагибаясь, то перепрыгивая кочки и канавки, которые Ройс замечал в темноте. И вдруг на середине пути они снова услышали рев.

Бух. Бух. Бух.

Судя по звуку, чудовище приближалось. Адриан поднял голову и увидел, как что-то темное пронеслось на фоне восходящей луны, нечто змееподобное, с крыльями, как у летучей мыши. Извиваясь, оно нарезало в небе круги, словно ястреб, вылетевший на охоту за полевыми мышами.

Рев затих.

— Он снижается! — крикнул Ройс.

Мощным порывом ветра их прибило к земле. Костры тут же погасли. Через мгновение раздался неимоверный грохот, земля содрогнулась, и вокруг холма полыхнуло зеленое пламя. В темное небо взметнулись чудовищные, похожие на горящие деревья языки огня в тридцать футов высотой.

Теперь Адриан прекрасно видел дорогу. Он вскочил и помчался к воротам замка. Ройс следовал за ним по пятам. Позади них ревело зеленое пламя, сверху доносились леденящие кровь в жилах вопли.

Как только они забежали во двор, Диллон, Винс и Рассел захлопнули ворота. Поленница, которая до сих пор оставалась незажженной, вспыхнула сама собой ослепительным сине-зеленым пламенем. Все так и застыли от изумления. Огонь столбом взвился к небесам. В небесной тьме снова раздался рев Гиларабрина.

И вдруг изумрудное пламя стало быстро ослабевать. Оно опустилось к земле и утратило зеленоватый оттенок, превратившись в обыкновенный огонь. Некоторое время поленья еще гудели и потрескивали, разбрасывая вокруг снопы искр, но вскоре костер погас. Ночной мрак окутал весь замок.

Люди безотрывно смотрели в ночное небо, выискивая глазами чудовище, но оно исчезло. Откуда-то издалека донесся стрекот кузнечиков.

Глава 6 СОСТЯЗАНИЯ

Ариста стояла перед королем Данмора в лучшем наряде своей матери — великолепном платье из серебристого шелка. Вдоль рукавов шли ряды из сорока пуговиц. Десятки футов гофрированного бархата украшали корсаж и пышную юбку. Круглый вырез слегка приоткрывал плечи. Сложив перед собой руки, гордо расправив плечи и высоко вскинув подбородок, Ариста, не отводя взгляда, смотрела на короля.

— Смею вас заверить, ваше величество, — произнесла она самым любезным тоном, на какой только была способна, — что при державе короля Алрика не случится перемен ни во внешней, ни во внутренней политике Меленгара. Как и при нашем отце, главнейшей целью для нас по-прежнему является поддержание чести и достоинства дома Эссендонов. Меленгар был, есть и навсегда останется дружественным вам соседом на западе.

Король Розворт восседал на троне, облаченный в меха, похожие на волчью шкуру. Осушив кубок, он громко рыгнул. Это был низкорослый и невероятно толстый человек с круглым пухлым и мокрогубым лицом, которое словно оседало под собственным весом, образуя тройной подбородок. Принцессе показалось, что она видит, как по складкам его шеи стекает слюна. Глаза у него были наполовину прикрыты веками. Подле короля сидела его супруга Фреда. Будучи также весьма дородной, в сравнении с ним она казалась даже худощавой. Король весь лоснился от пота, она же выглядела сухой, как пустыня, и такой же безжизненной в смысле внешности и манер.

Тронная зала представляла собой небольшой покой с дощатым полом и высоким потолком, который опирался на деревянные арки, напоминавшие своды собора. Стены украшали головы оленей и лосей, покрытые таким слоем пыли, что шерсть казалась серой. У двери стояло девятифутовое чучело знаменитого медведя по кличке Освальд. У него были выпущены когти, а пасть широко раскрыта в пугающем оскале.

Данморская легенда гласила, что Освальд задрал пятерых рыцарей и бессчетное число крестьян, пока король Огден, дед Розворта, не убил его обыкновенным кинжалом. Это произошло семьдесят лет назад, когда Гламрендор был всего лишь приграничным фортом, а Данмор — лесом с несколькими проторенными тропами. Сам Розворт не мог похвастать ничем подобным. Он давно променял традиционную для своих предков охоту на придворные увеселения, что сразу бросалось в глаза при первом же взгляде на него.

Король поднял пустой кубок и требовательно потряс им. Ариста терпеливо ждала ответа. Король зевнул. За спиной у Аристы раздался громкий стук башмаков. Кто-то позади нее пересек комнату. Послышался шепот, снова раздался стук башмаков, а затем щелчок пальцев. Наконец к возвышению с троном приблизился эльф с хрупкой, стройной фигурой. На нем была рубаха из грубой шерсти грязно-коричневого цвета. На шее у него виднелся тяжелый железный ошейник. Эльф наполнил королевский кубок из кувшина и отступил назад. Король выпил, слишком высоко запрокинув кубок, так что вино потекло по подбородку, оставляя на коже бледно-розовую дорожку и капли на колючих усах. Он снова рыгнул, на сей раз громче, и, вздохнув от удовольствия, перевел взгляд на Аристу.

— А что там со смертью Браги? — спросил Розворт. — У вас есть доказательства, что он был вовлечен в этот так называемый заговор?

— Он пытался убить меня.

— Это вы так утверждаете, но даже если и так, у него, кажется, имелась на то причина. Брага был добрым и преданным служителем Нифрона, а вы… Вы все-таки ведьма.

Ариста уже не в первый раз за время аудиенции так сильно сжала кулаки, что у нее разболелись пальцы.

— Прошу простить меня, ваше величество, но боюсь, вас ввели в заблуждение.

— Ввели в заблуждение? Меня… — Он закашлялся и сплюнул на пол возле трона.

Фреда пристально смотрела на эльфа, пока тот не подошел и не вытер пол краем своей рубахи.

— Сведения на сей счет собирают для меня проверенные люди, — продолжал король, — и они сообщили мне, что Брага и епископ Сальдур выдвинули против вас обвинения в колдовстве и убийстве вашего отца. Сразу после этого Брага был убит, обезглавлен и обвинен в тех же преступлениях, в которых обвиняли вас. А теперь вы, будучи женщиной, предстаете перед нами как посол Меленгара. На мой взгляд, слишком много совпадений.

— Брага обвинил меня еще и в убийстве его королевского величества короля Алрика, который назначил меня на этот пост. Неужели вы станете отрицать тот факт, что он продолжает здравствовать?

Король удивленно приподнял брови.

— Вы слишком молоды, — холодно сказал он. — Это ваша первая аудиенция в должности посла, поэтому в порядке исключения я закрою глаза на ваш оскорбительный тон. Но если вы позволите себе повторить нечто подобное, я выдворю вас из моего королевства.

Ариста молча склонила голову в поклоне.

— Нам не нравится, — продолжал король Розворт, — что восшествие короля Алрика на трон Меленгара сопровождалось кровопролитием и что дом Эссендонов признает власть церкви лишь на словах. Терпимость, которую ваше королевство проявляет к эльфам, омерзительна. Вы позволяете этим тварям разгуливать на свободе. Новрон никогда не допустил бы этого. Церковь учит нас, что эльфы — паразиты. Их необходимо порабощать или полностью уничтожать. Они как крысы в доме, а Меленгар — тлеющий трут рядом с нашей дверью. Да, я не сомневаюсь, что Алрик продолжит политику своего отца. Они оба родились с шорами на глазах. Грядут большие перемены, и я уже вижу, что нынешний правитель Меленгара слишком глуп, чтобы подчиниться воле ветра. Что ж, полагаю, тем лучше для Данмора.

Ариста открыла было рот, чтобы возразить, но король предостерегающе поднял указательный палец к потолку:

— Аудиенция закончена. Возвращайтесь к брату и передайте ему, что мы сделали ему одолжение, приняв вас, и вы не произвели на нас впечатления.

Король и королева одновременно встали и удалились через боковую арку, оставив Аристу в одиночестве. Эльф, стоявший неподалеку, пристально смотрел на нее, но молчал. Ариста подумала, что с тем же успехом она могла бы произнести заранее заготовленную речь перед двумя пустыми тронами. Толку от них было бы столько же, но они хотя бы проявили больше учтивости, чем их обладатели.

Она вздохнула и поникла головой. «И надо бы хуже, да некуда…» — пришло ей в голову. Повернувшись, она вышла из тронной залы. Юбки ее красивого платья шуршали при каждом шаге.

Выйдя за ворота замка, Ариста окинула взглядом раскинувшийся перед ней город. Его кривые и похожие на грунтовые дороги улицы были изрыты глубокими колеями и так обильно усыпаны камнями, что скорее походили на пересохшие русла рек. Вдоль них двумя рядами выстроились одинаковые деревянные домики, потемневшие от времени и непогоды. Горожане по большей части были одеты в мрачную одежду из некрашеной шерсти или льна. Некоторые из них побирались на перекрестках или ходили с протянутой рукой. Прохожие их будто не замечали.

Ариста впервые оказалась в столице Данмора — Гламрендоре. Она сочувственно покачала головой и шепотом повторила слова короля Розворта: «И вы не произвели на нас впечатления».

Несмотря на скупость подающих милостыню и общее впечатление нищеты, город казался более чем оживленным. Однако Аристе показалось, что суетившиеся вокруг нее люди большей частью приехали издалека. Их легко было отличить от местных жителей: приезжие носили обувь.

Начиная с раннего утра через центр города проехали десятки телег, карет, экипажей и лошадей, и все они направлялись на восток. Церковь разрешила принять участие в состязаниях всем желающим — как особам благородного происхождения, так и простолюдинам. Для многих это был шанс добиться славы, богатства и известности.

Над ожидавшей Аристу каретой развевался флаг с меленгарским соколом. Хилфред придерживал дверь, пока она подбирала юбки и забиралась внутрь экипажа, где уже сидела Бернис. На коленях она держала поднос со сладостями, на губах ее играла приторно-сладкая улыбка.

— Как все прошло, милая? Вы произвели впечатление?

— Скорее нет, чем да, но пока еще, слава всемилостивейшему Марибору, мы не объявили друг другу войны.

Она устроилась на сиденье напротив Бернис и предусмотрительно подобрала подол платья, чтобы Хилфред не прищемил его ненароком дверью.

— Скушайте имбирный пряничек, — сладким голосом сказала Бернис и подняла поднос, выпятив нижнюю губу и с жалостью глядя на Аристу. — Он непременно поможет заглушить боль неудачи.

— А где Саули? — спросила принцесса, разглядывая пряники в форме человечков.

— Сказал, что ему необходимо кое-что обсудить с архиепископом, поэтому он поедет в экипаже его преосвященства. Он выразил надежду, что вы не станете возражать.

Ариста не возражала. Она бы предпочла, чтобы и Бернис поехала с ним, а не в одной карете с ней. Ее утомляло постоянное общество людей, она тосковала по уединению в своей башне. Ариста взяла пряник и почувствовала, как качнулась карета, когда Хилфред устроился на козлах рядом с возницей. Карета тронулась, подскакивая на рытвинах и ухабах грунтовой дороги.

— Он совсем черствый, — сказала Ариста, откусив кусок жесткого безвкусного имбирного хлеба.

— Ах, простите! — горестно воскликнула Бернис.

— Где ты их взяла?

— В маленькой пекарне вон там…

Старушка принялась было показывать пальцем в нужном направлении, но карета уже отъехала от того места, где находилась лавчонка. Бернис бестолково озиралась по сторонам до тех пор, пока не сдалась и не опустила руку.

— Ох, ну не знаю, — начала оправдываться Бернис. — Это была такая милая лавочка, и я думала, вам может понадобиться что-нибудь, что могло бы… Ну знаете, утешить вас после аудиенции.

— Понадобиться?

Бернис кивнула с вымученной улыбкой, погладила принцессу по руке и сказала:

— Вы ни в чем не виноваты, милая. Со стороны его величества было нечестно ставить вас в такое положение.

— Понимаю. Мое дело сидеть в Медфорде и принимать женихов, — догадалась Ариста.

— Ну конечно. Все остальное просто никому не нужно.

— Как и этот пряник. — Принцесса положила имбирного человечка с откушенной ногой обратно на поднос и принялась водить языком по зубам, словно кошка, которой в рот попал волосок.

— По крайней мере ваш вид наверняка впечатлил короля Розворта, — сказала Бернис, с гордостью оглядывая принцессу. — Вы такая красавица!

Ариста бросила на нее косой взгляд:

— Просто у меня красивое платье.

— Конечно, но…

— О, великий Марибор! — перебила ее Ариста, выглядывая в окно. — Сколько их уже? Мы как будто путешествуем с целой армией!

Когда карета добралась до окраины города, принцесса увидела неимоверное скопление народу. Под знаменами церкви Нифрона собралось не меньше трех сотен человек. Все они выстроились в одну очередь, но при этом чрезвычайно отличались друг от друга. Были среди них люди высокие и низкорослые, мускулистые и тощие. Были представлены все сословия: рыцари, солдаты, дворяне и крестьяне. Кто-то был облачен в доспехи, кто-то в шелка, а иные в одежду изо льна или шерсти. Они сидели верхом на боевых конях, тягловых лошадях, пони, мулах, а также в экипажах, каретах, на телегах и в открытых колясках. Это было на редкость странное скопище, но у каждого на лице играла улыбка, в глазах читалось ожидание и волнение. Все взоры были устремлены на восток.

Первый официальный визит Аристы на посту посла завершился. Все прошло хуже некуда, но по крайней мере осталось позади. После отъезда Саули она могла выбросить из головы мысли о церкви и государстве и, кое-как подавив чувство вины, закрыть глаза на постигшую ее неудачу. Напряжение последних нескольких дней отпустило ее, и она наконец смогла разделить радость праздника с взволнованными горожанами и приезжими.

Отовсюду стекались люди, спеша присоединиться к растущей толпе. У одних не было ничего, кроме маленького холщового мешочка под мышкой. Другие вели за собой целую вереницу навьюченных лошадей. Были и такие, кто возглавлял череду многочисленных телег, груженных палатками, съестными припасами и одеждой. Один богато одетый купец вез на телеге обитые бархатом стулья и кровать с балдахином.

Кто-то громко постучал по крыше кареты. Обе женщины вздрогнули. Имбирные человечки подпрыгнули на подносе и бросились врассыпную.

— О Боже мой! — испуганно вскрикнула Бернис.

Через мгновение в окне показалась голова Мовина Пикеринга. Ему пришлось низко наклониться, чтобы, не слезая с лошади, заглянуть в карету, отчего его темные волосы растрепались больше обычного.

— Ну как прошел визит? — Он озорно улыбнулся. — Мне уже пора готовиться к войне с Данмором?

Ариста обожгла его мрачным взглядом.

— Что, неужели все прошло настолько успешно? — в том же духе продолжал Мовин, не обращая внимания на смущение Аристы. — Ладно, потом поговорим. Я должен найти Фанена, прежде чем он вызовет кого-нибудь на дуэль. Здорово, Хилфред! Все будет замечательно. Когда в последний раз мы все оказывались в одном лагере? До встречи!

Бернис обмахивалась обеими руками и смотрела на потолок кареты, недовольно поджав губы. Ее скорбный вид и маленькая армия имбирных человечков, разбросанных по сиденьям и полу, застрявших в шторах и даже лежавших на коленях старушки, развеселили Аристу.

— Ты была права, Бернис, — сказала она. — Пряники меня и в самом деле подбодрили.

Фанен показал рукой в сторону человека в камзоле из коричневой замши.

— Видишь его? — спросил он Аристу. — Это сэр Энден, возможно, величайший из ныне живущих рыцарей после сэра Бректона.

После целого дня тряски в карете, от которой Аристу клонило в сон, принцесса решила скрыться от Бернис в лагере Пикерингов. Мовин и Фанен жили вдвоем в элегантном шатре, украшенным золотыми и зелеными полосами. Они установили его на восточной окраине главного лагеря.

И теперь все трое сидели под балдахином с фестонами, натянутым между двумя высокими деревянными шестами. Слева развевался штандарт дома Эссендонов — золотой сокол на красном поле, справа — флаг дома Пикерингов, золотой меч на зеленом поле. Однако по сравнению с большинством дворянских шатров их пристанище выглядело довольно скромно. Некоторые палатки напоминали миниатюрные замки. Чтобы их воздвигнуть, требовалось несколько часов и многочисленная прислуга. Пикеринги путешествовали налегке и перевозили все необходимое на своих жеребцах и паре вьючных лошадей. У них не было столов или стульев, и Ариста в своем простеньком платье растянулась на холщовой подстилке. Бернис хватил бы удар, если бы она это увидела.

Ариста не имела ничего против такого отдыха. Она была рада вытянуть ноги и просто полежать под открытым небом. Это напоминало ей о Летних играх, когда они были детьми. Ночью взрослые уходили танцевать, а дети лежали на южном холме в замке Пикерингов на Дрондиловых полях, пересчитывая падающие звезды и светлячков. Они собирались все вместе: Мовин, Фанен, Алрик и даже Ленара. Тогда сестра мальчиков еще не вела себя как важная леди. Ариста вспомнила прохладный ночной ветерок, мягкую траву под босыми ногами, россыпь звезд над головой и оркестр, который играл вдалеке «Калиду Портмор», народную песню провинции Галилин.

— А вон того великана в зеленом камзоле видишь? Это сэр Гравин, он искатель. Работает в основном на церковь Нифрона. Ну знаешь, ищет артефакты, сражается с чудовищами, все в таком духе. Он считается одним из величайших искателей приключений в мире. Он из Вернеса. Это рядом с Делгосом.

— Фанен, я знаю, где находится Вернес! — воскликнула Ариста.

— Точно, ты должна все это знать, — сказал Мовин. — Ваше превосходительство госпожа посол! — Старший Пикеринг, не вставая, отвесил замысловатый поклон.

— Смейся-смейся, но погоди, — пригрозила ему Ариста. — Ты свое еще получишь. Однажды ты станешь графом, и веселье на этом закончится. У вас появятся обязанности, господин Мовин.

— А у меня нет, — печально сказал Фанен.

Не будь Фанен тремя годами младше Мовина, братья вполне могли бы сойти за близнецов. Все Пикеринги отличались ярко выраженными фамильными чертами: у обоих братьев были угловатые лица с острыми подбородками, густые темные волосы, сверкающие белые зубы, узкие талии и широкие плечи атлетов. Фанен был немного стройнее и чуть пониже ростом и в отличие от Мовина, у которого на голове всегда творилось черт знает что, тщательно следил за своей прической.

— Поэтому ты должен победить, — сказал брату Мовин. — И ты, разумеется, победишь, потому что ты Пикеринг, а Пикеринги никогда не проигрывают. Глянь вон на того парня, — обратился он к Аристе. — У него нет шансов.

Ариста даже не шевельнулась. Полночи Мовин, указывая на того или иного соперника, рассказывал им, почему Фанен непременно одолеет его, а основанием для таких выводов служили походка человека или его манера носить меч. Ариста не сомневалась, что он прав, но уже порядком устала это слушать.

— А что за приз будет на этих соревнованиях? — спросила она.

— Пока не говорят, — пробормотал Фанен.

— Скорее всего золото, — сказал Мовин. — В виде какой-нибудь награды. Но ценность не в этом, а в престиже. Как только Фанен получит этот трофей, он сделает себе имя. У него уже есть имя Пикеринга, но титулов пока нет. А когда появятся, откроются и новые возможности. Конечно, могут наградить и землей, тогда он будет обеспечен на всю оставшуюся жизнь.

— Надеюсь. В монастырь я точно не хочу.

— Ты все еще пишешь стихи, Фанен? — спросила Ариста.

— Давно уже не писал.

— Хорошие были стихи. По крайней мере, насколько я помню. Ты раньше все время писал. Что случилось?

— Он предпочел поэзию меча. Она послужит ему куда лучше, чем перо, — ответил за брата Мовин.

— Кто это? — спросил Фанен, указывая в сторону.

— Это Рентинуал, — ответил Мовин. — Самопровозглашенный гений. Представь себе, он притащил с собой какое-то большое хитроумное изобретение.

— Зачем?

— Говорит, для состязаний.

— А что он изобрел?

Мовин неопределенно пожал плечами:

— Не знаю, но это нечто ужасно громоздкое. Он прячет его под холщовым полотном и вопит, как девчонка, каждый раз как тележка подскакивает на ухабе.

— Скажи-ка, а это не принц Рудольф?

— Где? — Ариста вскинула голову и приподнялась на локтях.

Мовин усмехнулся:

— Шучу. Алрик рассказал нам о вашем… недопонимании.

— А ты знаком с Рудольфом? — спросила Ариста.

— Вообще-то да, — сказал Мовин. — Повстречавшись с ним, даже осел удивится, отчего это у них имена одинаковые. — Фанен и Ариста расхохотались, а вслед за ними и сам Мовин. — Настоящий болван, и я был бы жутко расстроен, если бы мне пришлось всю жизнь ходить перед ним на задних лапках. Честное слово, Ариста, удивляюсь, как ты не превратила Алрика в жабу или во что-нибудь подобное.

Ариста тут же перестала смеяться.

— Что ты сказал?

— Ну, ты понимаешь. Наложила бы на него заклятие. Провел бы он недельку в виде лягушки… Что с тобой?

— Ничего, — сказала она, переворачиваясь на живот.

— Эй, послушай, я ничего такого не имел в виду.

— Все в порядке, — солгала она.

— Я просто пошутил.

— Первая шутка была удачнее.

— Ариста, я знаю, что ты не ведьма.

Наступила долгая неловкая тишина.

— Извини, — пробормотал Мовин.

— Наконец-то догадался, — буркнула Ариста.

— Могло быть и хуже, — вставил Фанен. — Алрик мог бы выдать тебя за Мовина.

— Это вообще был бы кошмар. — Ариста перевернулась и села. Мовин бросил на нее полный обиды и удивления взгляд. Она покачала головой. — Я просто хотела сказать, что это почти как выйти замуж за брата. Я всегда считала вас частью семьи.

— Только Денеку не говори, — посоветовал Мовин. — Он в тебя уже много лет как влюблен.

— Правда?

— Ой, только не говори ему, что я открыл тебе его сердечную тайну. Лучше вообще забудь, что я тут наболтал.

— А что ты можешь сказать вон о той парочке? — вдруг спросил Фанен, указывая на большой красный с черным шатер, откуда только что вышли двое мужчин.

Один из них был высокого роста, с пышными рыжими усами и всклокоченной бородой. Он был одет в алую рубаху без рукавов, подпоясанную зеленым кушаком. Голову его покрывал железный шлем с несколькими вмятинами. Его сопровождал высокий худощавый человек с длинными черными волосами и коротко подстриженной бородой. Он был облачен в красную сутану и черную пелерину с изображением расколотой короны на груди.

— Не думаю, что тебе стоит связываться с кем-либо из них, — наконец сказал Мовин. — Это лорд Руфус из Трента, военачальник Лингарда, глава клана и ветеран дюжины сражений против дикарей Эстрендора, не говоря уж о том, что он герой битвы при Виланских холмах.

— Так это тот самый Руфус? — пробурчал себе под нос Фанен.

— Я слышал, у него нрав, как у сварливой карги, и тяжелая рука.

— А кто этот черноволосый, у которого на накидке расколотая корона? — спросил Фанен.

— Это, любезный брат, куратор, и будем надеяться, что никто из нас никогда не окажется к нему ближе, чем сейчас.

Рассматривая двух мужчин, Ариста заметила, как в свете отдаленного костра возник чей-то силуэт. Это был некто низкорослый, с длинной бородой, и на нем была одежда с пышными рукавами.

— Кстати, Фанен, завтра утром я хочу выехать пораньше, — сказал Мовин. — Хотелось бы пробиться в передние ряды. Надоело глотать пыль.

— Кто-нибудь знает, куда именно мы направляемся? — спросил Фанен. — Такое чувство, что на край света.

Ариста кивнула:

— Я слышала, как Саули обсуждал это с архиепископом. Кажется, мы едем в маленькую деревушку под названием Дальгрен.

Она повернулась, пытаясь разглядеть таинственного коротышку, но его и след простыл.

Глава 7 ОБ ЭЛЬФАХ И ЛЮДЯХ

Трейс лежала на кровати маркграфа в замке Вестбэнк. Голова у нее была аккуратно обмотана полосками ткани, из-под которых выбивались спутанные пряди светлых волос. Вокруг глаз и носа виднелись желтые и фиолетовые синяки. Верхняя губа распухла так, что казалась вдвое больше, чем раньше, и была покрыта коркой темной запекшейся крови. Трейс кашляла и бормотала что-то бессвязное, так и не приходя в сознание и не открывая глаз. Терон не отходил от нее ни на минуту.

Эсрахаддон велел Лине сварить в большом горшке листья маточной травы с яблочным уксусом. Она сделала все, как он наказал. Теперь все предпочитали его слушаться. Прошедшая ночь изменила отношение жителей Дальгрена к калеке, и они начали смотреть на него с уважением и смесью страха и восхищения. Тэд Ботвик и Роза МакДерн своими глазами видели, как он призвал зеленый огонь, прогнавший чудовище. Никто не называл его колдуном или волшебником. Людям это просто не приходило в голову.

Вскоре пар из горшка наполнил комнату резким цветочным ароматом.

— Мне так стыдно, — прошептал Терон.

Кашель и бред прекратились. Девушка лежала неподвижно, словно мертвая. Терон поднес ее безвольную руку к своей щеке. Он не был уверен, что она его слышит. Он повторял это уже несколько часов, умоляя ее проснуться.

— Я не хотел этого. Я был так зол. Мне так жаль. Не покидай меня. Прошу тебя, вернись ко мне, — беспрестанно повторял он, умоляя ее проснуться, хотя не был уверен, что она его слышит.

До сих пор в ушах стоял крик дочери в темноте, оборвавшийся приглушенным треском. Будь этот ствол или ветка чуть толще, Трейс погибла бы сразу. Но жизнь все еще теплилась в ней.

Никто, кроме Лины и Эсрахаддона, не смел войти в комнату, где самый воздух был пропитан горем. Все ожидали худшего. Когда ночью старик принес ее в замок, лицо девушки и вся рубашка на нем были залиты кровью. Лицо Трейс стало белым как полотно, губы приобрели странный синеватый оттенок. Она не шевелилась и не открывала глаз. Эсрахаддон что-то пошептал над ней и велел отнести девушку в дом и согреть. Это никого не удивило, ведь так всегда поступают с умирающими, чтобы облегчить им душевные и телесные страдания. Дьякон Томас молился за нее, готовясь благословить ее перед кончиной.

За последний год дальгренцы повидали много похорон, и не всегда причиной смерти было нападение зверя. Случались и самые обычные несчастные случаи либо болезни, а зимой леса кишели волками. Бывали и неожиданные исчезновения. Вину за них часто возлагали на зверя, но человек вполне мог просто заблудиться в чаще или упасть в реку Нидвальден и утонуть. Всего за год половина населения деревни погибла, многие считались пропавшими без вести. Всякий знал кого-нибудь из погибших, и почти каждая семья лишилась хотя бы одного родственника. Жители Дальгрена привыкли к смерти. Она посещала их каждую ночь, была гостьей за каждым столом. Люди знали ее в лицо, узнавали по голосу и звуку шагов, помнили все ее привычки. Она всегда была рядом. Если бы не нарушение привычного течения жизни, которое она вызывала, ее бы и вовсе перестали замечать. Никто не тешил себя надеждой, что Трейс выживет.

Комнату, где Терон оплакивал дочь, залил тусклый свет взошедшего солнца. Старого Вуда покидала последняя представительница его семейства. Только теперь он осознал, насколько дорога ему дочь. В голове теснились непрошеные мысли. Снова и снова девочка приходила за ним в его воображении. В ночь, когда зверь напал на их ферму, он возвращался домой поздним вечером, и только у Трейс хватило храбрости отправиться разыскивать его в темноте. Только Трейс, совсем юная девушка, почти ребенок, проехала одна половину Аврина и потратила все свои сбережения на то, чтобы привести помощь. А прошлой ночью, когда только упрямство удерживало его на ферме, она пришла за ним, в одиночестве пробежав через темный лес, невзирая на опасность. Она думала лишь об одном: как его спасти? Ей это удалось. Она уберегла его плоть от зубов и когтей зверя, более того, ей удалось вернуть его в мир живых. Дочь сорвала с его глаз черную завесу и сняла с сердца камень вины, но заплатила за это своей жизнью.

По щекам и губам Терона катились слезы. Он поцеловал руку дочери, оставив на ней мокрый след — знак горечи и покаяния.

«Как я мог быть так слеп?» — повторял он без конца одну и ту же фразу.

Дыхание дочери слабело с каждым вдохом, делаясь реже и короче. Оно напоминало звук затихающих, удаляющихся шагов.

Терон стиснул ее руку, продолжая целовать ее и прижимать к мокрой щеке. Ему казалось, что у него из груди вырывают сердце.

Наконец ее мерное дыхание затихло.

Терон всхлипнул:

— Боже…

— Папочка? — Он вскинул голову. Дочь смотрела на него широко открытыми глазами. — Что с тобой? — прошептала она.

Он хотел что-то сказать, но слова комом застряли у него в горле. Слезы так и продолжали катиться из глаз, однако на лице его расцвела радостная улыбка, словно трава на бесплодной земле, впервые за много лет орошенной дождем.

По вечернему небу быстро бежали изменчивые облака. Начало нового дня ознаменовалось порывистым ветром, предвещавшим бурю. Ройс сидел на каменном порожке, там, где утес вдавался в реку. Камень орошали брызги водопада. Ноги у Ройса промокли еще ранним утром, когда он шел сюда по лесу. Он смотрел поверх края водослива на выступавший из воды каменный пятачок, над которым нависала вожделенная башня Авемпарта. Возможно, под рекой пролегал какой-нибудь туннель, по которому он мог бы до нее добраться. Ройс искал вход среди деревьев, но так ничего и не нашел. Это был тупик… У него просто опускались руки от отчаяния.

За истекшие два дня он так и не приблизился к цели и по-прежнему не знал, как добраться до башни. Невозможно пересечь бездну, отделявшую его от Авемпарты, разве что научиться переплывать бурную реку, ходить по воде или летать.

— Знаешь, они ведь и сейчас там, — сказал Эсрахаддон.

Ройс забыл о волшебнике. Тот пришел некоторое время назад и принес добрые вести о том, что Трейс жива, очнулась и идет на поправку. Потом, присев на камень, он молча целый час смотрел на реку. Ройс занимался этим весь день.

— Кто?

— Эльфы. Они там, на своем берегу реки, смотрят на нас. Полагаю, они даже с такого расстояния могут разглядеть нас. Это удивительные создания. Большинство людей считают их гораздо ниже себя, называют ленивыми, грязными, необразованными тварями. Но на самом деле нет такой области, в которой эльфы не превосходили бы человека. Наверное, поэтому люди так и презирают их. Просто не хотят признать, что есть кто-то лучше их. Эльфы и правда замечательные существа. Только посмотри на эту башню. Какая законченность, цельность, не видно ни одного шва, как будто она растет прямо из скалы. Что за изящество! Идеальное сооружение! Она смотрится как часть пейзажа, чудо природы, но это не так. Ее создали эльфы, применив знания, мастерство и технологии, которые и не снились нашим лучшим каменщикам. Только представь себе, как должны быть великолепны их города! Какие чудеса, должно быть, таятся по ту сторону реки.

— Так ты никогда не пересекал реку? — спросил Ройс.

— Ни один человек не пересекал ее. Скорее всего ни одному человеку это и не суждено. Воистину нить судьбы его должна быть тоньше паутинки. Как только его нога ступит на противоположный берег, он упадет замертво.

— И что из этого следует?

Эсрахаддон снисходительно улыбнулся:

— А ты знаешь, что до появления Новрона ни одно человеческое войско не могло одержать победу над эльфами? В то время эльфы были нашими демонами. В Великой библиотеке Персепликвиса хранились целые трактаты о них. Когда-то мы даже считали их богами. Они живут так долго, что никто не замечает, как они стареют. Их погребальные ритуалы — это тайна, и ни один человек никогда не видел трупа эльфа. Они перворожденные, дети Феррола, великие и могущественные. В сражении их боялись больше всего. Болезнь можно излечить. Медведей и волков можно заманить в ловушку. К буре и засухе можно подготовиться. Но никто и ничто не мог выстоять перед атакой эльфов. Их клинки крушили наши клинки, стрелы легко пробивали нашу броню, их щиты были неимоверно прочны, и, конечно, они владели Искусством. Представь себе небо, темное от целой стаи Гиларабринов. И это лишь одно из их орудий. Даже без него, даже без Искусства их зрение, слух, владение своим телом и древние навыки и умения несказанно превосходят все возможности человека.

— Если это правда, то почему они там, а мы сидим здесь?

— Благодаря Новрону. Он показал нам, в чем их слабость. Он научил человечество сражаться, защищаться, научил нас магическим искусствам. Без них мы были нагими и беспомощными в борьбе против эльфов.

— Я все равно не понимаю, как мы победили, — заявил Ройс. — Даже несмотря на приобретенные нами знания, у них все равно были преимущества.

— Верно, в честном сражении мы бы проиграли, но эта битва не была честной. Видишь ли, эльфы живут очень долго. Не думаю, что кто-то из людей знает, сколько именно, но каждый эльф проживает не меньше нескольких столетий. Возможно, сейчас за нами наблюдают эльфы, которые еще помнят, как выглядел Новрон. Люди живут куда меньше, но плодятся быстрее. У эльфов мало детей, рождение ребенка для них — знаменательное событие. Рождение и смерть в мире эльфов — редкие и священные события. Представь себе, какой урон наносили им войны. Какие страдания они испытывали. Сколько бы побед они ни одержали над нами, их ряды каждый раз редели. Люди восполняли свои потери через поколение, а эльфам на это потребовалось бы тысячелетие. Их поглощало наводнившее землю человечество, они тонули в нем как в море. — Эсрахаддон помолчал, а потом добавил: — Только теперь Новрона уже нет. В этот раз спасителя не будет.

— Как прикажешь это понимать?

— Попробуй догадаться, почему они еще там? Это их земли. Для нас все это было вечность назад, но в их восприятии они лишь вчера гуляли по этому берегу реки. Сейчас их численность скорее всего восстановилась.

— Тогда почему они остаются на том берегу?

— Что обычно мешает кому-либо получить то, что он хочет? Страх. Страх истребления, боязнь полного уничтожения, но, главное, Новрон давно умер.

— Ты уже это говорил, — насмешливо заметил Ройс.

— Я уже говорил, что человечество утратило наследие Новрона и тем самым навлекло на себя беду. Новрон подарил людям магию, но Новрона больше нет, и магия забыта. Мы сидим тут, словно дети, безоружные и беспомощные. Человечество навлекает на себя гнев расы, которая ушла от нас так далеко вперед, что даже не услышит наших криков. Незнание эльфами наших слабостей и сомнительный договор, когда-то заключенный между Эрианской империей и императором, — это единственная оставшаяся у человечества защита.

— Тогда хорошо, что они ничего не знают.

— В том-то и дело, — сказал волшебник. — Но они учатся.

— И наш Гиларабрин тому свидетельство?

Эсрахаддон кивнул:

— По указу Новрона ступать на берега реки Нидвальден рьин контита.

— Запрещено всем, — перевел его слова Ройс. — Видишь, я тоже умею читать и писать.

Волшебник едва заметно улыбнулся:

— О да, ты воистину образованный человек. Как я сказал, ступать на берега реки Нидвальден — рьин контита.

На лице вора появилось выражение понимания.

— Ты хочешь сказать, что Дальгрен нарушает древний договор?

— Именно так. Согласно договору, эльфам также запрещено убивать людей, за исключением случаев, когда те пересекают реку. Там ничего не сказано о людях, убитых без злого умысла. Если я выроню булыжник из рук, он может покатиться куда угодно, но, вероятнее всего, покатится вниз. Если на его пути попадутся дома и люди, он, возможно, снесет их, но я не понесу ответственность за их гибель. Это вина булыжника и трагическое совпадение то, что они живут внизу.

— И эльфы следят за тем, что мы предпринимаем, как справляемся с положением дел. Они оценивают наши сильные и слабые стороны. Так же, как ты оцениваешь меня.

Эсрахаддон одобрительно улыбнулся.

— Возможно, — сказал он. — Трудно сказать, виновны ли они в пришествии чудовища, но в одном мы можем быть уверены, в том, что они наблюдают. Когда они увидят, что мы не можем противостоять одному Гиларабрину, если они почувствуют, что договор нарушен или срок его действия закончится, страх их больше не удержит.

— Поэтому ты здесь?

— Нет. — Волшебник покачал головой. — Отчасти это так, но война между людьми и эльфами начнется независимо от моих действий. Я лишь стараюсь смягчить удар и дать человечеству хотя бы небольшой шанс.

— Можешь начать с обучения некоторых людей тому, что ты провернул вчера ночью.

Волшебник вопросительно посмотрел на вора:

— Что ты имеешь в виду?

— Скромность тебе не к лицу, — сказал Ройс.

— Да, полагаю, это так.

— Я думал, ты не можешь творить свое Искусство без рук.

— Это очень трудно, отнимает много времени, и результат достигается не вполне ожидаемый. Представь себе, что ты пытаешься написать свое имя с помощью пальцев ног. Я начал работать над этим заклинанием до вашего появления здесь. Думал, что рано или поздно оно пригодится. Но стена пламени чуть не поглотила вас обоих. Она должна была образоваться на несколько ярдов дальше и продержаться несколько часов, а не несколько минут. Будь у меня руки, я смог бы… — Он запнулся. — Что ж, как говорится, того, что было, не вернуть…

— Неужели ты и вправду был настолько могущественным?

Эсрахаддон озорно улыбнулся:

— Ах, мальчик мой, ты даже не представляешь, насколько.

Новость о выздоровлении Трейс быстро разнеслась по деревне. Девушка была еще слаба, но на удивление быстро поправлялась. Ни глаза ее, ни зубы не пострадали, ела она с большим аппетитом. На следующее утро она уже сидела в постели и ела суп. В тот день в глазах деревенских жителей появилось совершенно иное выражение. Каждый дальгренец думал об одном и том же: зверь напал, но никто не погиб.

Той ночью многие видели крылатого монстра на фоне ярко-зеленого пламени, и каждый испытывал странное чувство, будто к нему внезапно вернулась давно потерянная подруга — надежда.

На рассвете жители деревни принялись складывать дрова в новые костры. Теперь они знали, что делать, и работа отняла у них всего несколько часов. Винс Гриффин, подозревавший, что зверь, судя по всему, отлично видит в темноте, но вряд ли что-либо разглядит сквозь плотную завесу дыма, предложил использовать чадные горшки. Крестьяне многие века применяли их для отпугивания насекомых, уничтожавших посевы. Дальгрен ничем не отличался от других деревень. Жители немедленно собрали старые горшки и наполнили их зажигательной смесью так обильно, словно ожидали нашествия саранчи. Тем временем Адриан, Тэд Ботвик и Клайн Гудман осматривали постройки нижних дворов, где тоже можно было бы укрыться в случае необходимости.

Адриан разбил мужчин на небольшие группы. Одни расширяли подвал коптильни, другие копали подземный ход, рассчитывая заманить туда чудовище. Огромный змей в погоне за человеком вполне мог последовать за ним в туннель, а если вход и выход из туннеля постепенно сужаются, можно будет закрыть их прежде, чем зверь поймет свою ошибку. Возможно, ни одно оружие, созданное руками человека, не сможет убить его, но Адриан решил, что если существует малейшая возможность пленить чудовище, то ею следует воспользоваться.

Дьякон Томас был недоволен тем, что в пределах замка все время что-то копали, рубили и жгли, но ему, как и всем, было ясно, что теперь деревенские жители считают главным Адриана. Поэтому Томас тихо сидел себе в замке и занимался выхаживанием Трейс.

Старик Вуд застал Адриана, когда тот умывался у деревенского колодца.

— Я смотрю, тебе и самому пришлось поработать, — заметил он, подходя к наемнику. — Диллон говорил, ты заставил их рыть туннель. Кстати, неплохо придумано.

— Шансы, что это сработает, очень малы, — объяснил Адриан, плеснув себе в лицо пригоршню воды. — Но они есть.

— Слушай, я был не прав… — сдавленным голосом сказал крестьянин.

Лицо его приобрело болезненное выражение, и он замолчал.

— С Трейс все в порядке? — спросил Адриан через некоторое время.

— Все отлично, она такая же крепкая, как и ее старик отец, — гордо заявил Терон, ударив себя кулаком в грудь. — Чтобы сломать ее, потребуется что-нибудь посерьезнее того дерева. Такие уж мы, Вуды. По нам не скажешь, но мы сильные ребята. Иногда нам требуется время, чтобы оправиться, но мы всегда возвращаемся, а вернувшись, делаемся еще сильнее, чем прежде. Дело в том, что нам кое-что нужно… Ну ты понимаешь, нужна какая-нибудь причина, чтобы жить дальше. У меня ее не было, по крайней мере я так думал. Трейс доказала мне, что я ошибался.

Они замерли в неловком молчании, глядя друг на друга.

— Послушай, — снова начал Терон и опять замолчал. — Понимаешь, я не привык быть чьим-либо должником. Я всегда за все платил. Все, что у меня было, добыто трудом, и к тому же немалым. Я не прошу ни у кого помощи и никогда не извиняюсь за то, какой я есть.

Адриан кивнул.

— Многое из того, что ты вчера сказал мне, правда. Но сегодня кое-что изменилось, понимаешь? Мы с Трейс уедем отсюда, как только она будет в состоянии перенести дорогу. Думаю, через пару дней она будет в силах путешествовать. Отправимся на юг, в Альбурн или, может быть, даже в Калис. Я слыхал, что там дольше держится теплая, благоприятная для работы на земле погода. В любом случае еще несколько дней мы пробудем здесь. Перетерпим пару кошмарных ночей. Я не могу потерять свою девочку так же, как потерял всех остальных. Так вот, я знаю, что старый крестьянин вроде меня не особо ей поможет, отгоняя эту зверюгу косой или вилами, но коли уж до этого дойдет, неплохо бы мне уметь правильно драться. Так что если эта тварь объявится до нашего отъезда, у нас хотя бы будет шанс. У меня не так много денег, но немного серебра найдется. И я подумал: а вдруг твое предложение научить меня драться все еще остается в силе?

— Прежде всего давай-ка кое-что проясним, — твердо сказал Адриан. — Твоя дочь уже заплатила нам достаточно, чтобы покрыть расходы на нашу помощь. Так что прибереги свое серебро для переезда, иначе я ничему тебя учить не стану. Договорились?

Терон задумался, потом кивнул.

— Хорошо. Что ж, думаю, можно начать прямо сейчас, если ты готов, — предложил Адриан.

— Надо, наверное, принести твои мечи? — спросил Терон.

— Боюсь, это невозможно. Вчера ночью я оставил их в седле на Милли, а ее с тех пор никто не видел, но сейчас это не имеет значения.

— Тогда я приготовлю палки? — уточнил фермер.

— Нет.

— А как же?

— Давай-ка для начала ты просто посидишь и послушаешь? Прежде чем размахивать мечом, тебе надо многое усвоить.

Терон скептически посмотрел на Адриана.

— Ты ведь хочешь, чтобы я тебя учил, так? — спросил Адриан. — Если бы я попросил, чтобы за несколько часов ты научил меня выращивать хороший урожай, что бы ты ответил?

Терон смиренно кивнул и сел на землю неподалеку от того места, где Адриан впервые встретил Перл. Адриан накинул рубашку и уселся на перевернутое ведро напротив Вуда.

— Как и все прочее, бой требует опыта. Кажется, все легко и просто, когда со стороны наблюдаешь за теми, кто давно освоил свое мастерство. А ведь на это ушли долгие часы тренировок и годы труда, без которого не отточить мастерства. Уверен, ты сможешь вспахать поле за малую долю того времени, которое потребуется для этого мне. Искусство владения мечом ничем от этого не отличается. Опыт позволит тебе действовать, не задумываясь, и даже предвидеть то, что произойдет. А предвидение — это способность заглянуть в будущее и узнать, какой именно удар нанесет противник, еще до того, как он сам это поймет. Без тренировок тебе придется слишком много думать. Когда ты сражаешься с более умелым противником, секундное колебание может стоить тебе жизни.

— Мой враг — гигантская крылатая змея, — заметил Терон.

— Которая убила больше двух десятков человек. Несомненно, это более умелый противник, ты так не считаешь? Так что первая наша задача — это тренировки. Вопрос в том, чему тебе надо научиться?

— Махать мечом, думаю.

— Верно, но это лишь малая часть. Если бы дело было только в этом, кто угодно, кто стоит на двух ногах и машет хотя бы одной рукой, стал бы мастером. Нет, не это главное. Самое важное — умение сосредоточиться на схватке, а это означает нечто большее, чем просто внимательно следить за ее ходом. Это означает, что можно не беспокоиться о Трейс, не думать о своей семье, о прошлом или будущем. Это означает, что нужно думать только о том, что ты делаешь сию минуту, и ставить это превыше всего. А это не так легко, как кажется. Кроме того, дыхание…

— Еще и дыхание? — с сомнением в голосе спросил Терон.

— Да! Разумеется, мы дышим постоянно, но иногда перестаем дышать или дышим неправильно. Ты когда-нибудь замечал, что задерживаешь дыхание, когда тебя что-то сильно удивляет? Или начинаешь дышать часто и отрывисто, когда нервничаешь или боишься чего-нибудь? Так можно и сознание потерять. Поверь мне, в настоящей схватке всегда испытываешь страх. Без тренировок твое дыхание будет прерывистым или ты вообще задохнешься. Нехватка воздуха лишает тело сил, а рассудок ясности. Ты быстро устанешь, начнешь двигаться медленнее, однако в сражении ты не можешь себе этого позволить.

— Ну и как надо правильно дышать? — не без ехидства спросил Терон.

— Дышать надо глубоко и медленно, и начинать следует задолго до того, как этого потребует твое утомленное тело. Поначалу придется сознательно следить за дыханием, и будет казаться, что результат прямо противоположен и даже отвлекает от дела. Но со временем ты привыкнешь. Помни, что на выдохе у тебя больше сил для удара, он добавляет удару мощи и опоры. Иногда полезно кричать. Попробуй делать это во время тренировок. Ты должен слышать себя, когда заносишь меч. Потом такой необходимости уже не будет, хотя иногда крик помогает оглушить противника.

Адриан на мгновение замолчал, и Терон заметил у него на губах легкую улыбку.

— И еще одна важная вещь — равновесие. Дело не только в том, чтобы не упасть. К сожалению, у человека всего две ноги. То есть только две точки опоры. Убери одну, и ты уязвим. Поэтому нужно твердо стоять на обеих ногах, а передвигаться — не отрывая их от земли. Перенеси вес вперед, слегка согни колени, для удержания равновесия используй не пятки, а подъем стопы. Старайся держать ноги на ширине плеч, если сведешь их вместе, то две точки опоры превратятся в одну. Слаженность движений, разумеется, тоже очень важна. Предупреждаю сразу: поначалу у тебя не будет получаться, но опыт приходит со временем. Вчера ты атаковал меня и видел, как тяжело нападать и все время промахиваться. Правильная координация позволяет не только попасть в цель, но и нанести определенный ущерб. Ты научишься различать движения. Поймешь, когда ожидать от противника проявления слабости, и сможешь предвидеть атаку, наблюдая за тем, как он двигается. Следи за положением его ног, за его взглядом, за тем, как он держит плечи, как напрягаются его мышцы.

— Но я не с человеком собираюсь сражаться, — перебил его Терон. — Я вообще не уверен, что у него есть плечи.

— И по животным можно судить, что они собираются сделать. Они изгибаются, поворачиваются, переносят свой вес на опорную ногу совсем как люди. Подобные сигналы не всегда очевидны. Опытные воины, как правило, скрывают свои намерения или, что еще хуже, могут намеренно ввести в заблуждение. Они хотят сбить тебя с толку, лишить равновесия и найти твое слабое место. Разумеется, тебе именно это и нужно. Если ты правильно все разыграешь, он увидит обманный маневр, но не атаку. В этом случае тебе удастся обезглавить летающего змея. И наконец, самое сложное. То, чему нельзя научить. То, что едва ли можно объяснить. Это понимание того, что схватка — это не столько размахивание руками, сколько то, что происходит в твоей голове. Истинная битва происходит в твоем сознании. Ты должен решить, что победишь, до того, как это случится. Ты должен видеть свою победу, чувствовать ее, безоговорочно верить в нее. Следует, однако, опасаться и излишней самоуверенности. Надо быть гибким, уметь приспосабливаться к моменту и никогда не сдаваться. Если ты это умеешь, ты можешь все. Иначе страх и сомнения будут сковывать тебя, пока противник не одержит над тобой верха. Давай-ка возьмем пару крепких палок и проверим, внимательно ли ты меня слушал…

Ночью вновь зажглись костры, и все жители деревни укрылись под защитой стен замка и в подвале коптильни. Только Ройс и Адриан оставались снаружи, но даже они предпочитали держаться ближе к дверям коптильни, вглядываясь во тьму, озаренную отблесками костров.

— Как там Трейс? — спросил Ройс, глядя в небо.

— Прекрасно, учитывая, что она снесла головой часть дерева, — ответил Адриан, присаживаясь на бочку и обгладывая остатки мяса с бараньей кости. — Вроде даже предлагала помочь готовить обед. — Он покачал головой и улыбнулся. — Лихая девчонка, ничего не скажешь. Она очень сильная, хотя, если вспомнить беспомощность под аркой в Колноре, в это трудно поверить. А вот со стариком произошла настоящая перемена. Терон говорит, что собирается уехать дня через два, как только Трейс сможет отправиться в путь.

— Так мы что же, заказчика лишились? — с притворным разочарованием спросил Ройс.

— А что, ты уже близок к цели? — Адриан отбросил кость в сторону и вытер руки о рубашку.

— Вовсе нет. Никак не могу понять, как добраться до этой башни.

— Подземный ход?

— Мне это приходило в голову, но я прочесал каждую пядь земли в лесу и скалы, там ничего нет. Ни пещеры, ни лощины, ничего, что можно было бы принять за подземный ход. Я в тупике.

— А что наш волшебник? У него нет каких-либо соображений?

— Может, и есть, но он что-то скрывает. Ему нужно попасть в башню, но он не говорит зачем и не отвечает на вопросы. Много лет назад с ним здесь что-то произошло. Наверное, не хочет вспоминать об этом. Но может быть, завтра я заставлю его раскрыться, если дам ему понять, что Вуды больше не нуждаются в наших услугах. Стало быть, мне больше нет смысла стараться.

— А ты не думаешь, что он тебя раскусит?

— Да мне-то что! Честное слово, завтра попробую еще разок, но если ничего не найду, думаю, нам стоит уехать вместе с Тероном и Трейс.

Адриан выразительно промолчал.

— Что ты об этом думаешь? — спросил Ройс.

— Мне как-то не хочется их бросать. Они ведь только начали побеждать.

— Вот всегда ты так! Позволяешь всяким пропащим оборванцам залезть себе в душу.

— Хотелось бы тебе напомнить, что ехать сюда было твоей идеей. Я, если помнишь, собирался отказаться.

— Ладно, не будем торопиться, за день многое может измениться. Вдруг завтра я найду путь в башню.

Адриан подошел к двери коптильни:

— Лес шумит. Похоже, наш приятель не торопится вновь с нами увидеться. Наверное, пламя Эсрахаддона подпалило ему крылышки, и сегодня у него на ужин оленина вместо человечины.

— Огонь не сможет сдерживать его вечно, — сказал Ройс. — Если верить волшебнику, костры не причинили ему боли, просто сбили его с толку. Видимо, он избегает яркого света. Настоящий урон ему может нанести только меч из той башни. Зверь еще вернется.

— Тогда надо воспользоваться его отсутствием и хорошенько выспаться.

Адриан спустился в подвал коптильни, оставив Ройса созерцать звездное небо в полном одиночестве. Вскоре оно подернулось тучами. Ветер так и не утих. Он так и продолжал качать верхушки деревьев и раздувать пламя костров. Ройс всем своим нутром чувствовал, что надвигаются великие перемены и что их уже не остановить.

Глава 8 МИФЫ И ЛЕГЕНДЫ

Рано утром Ройс отправился к реке. Выйдя на берег, он подобрал несколько плоских камешков и принялся пускать блинчики по воде. Кидал он их в сторону башни. Ни один из них не подпрыгнул больше одного раза — их тут же поглощал бурный поток. Ройс обдумывал очередной способ добраться до башни. Он подумал, что можно было бы построить маленькую лодку и попробовать доплыть вверх по течению до скалистой площадки, прежде чем мощный поток сметет его и сбросит вниз вместе с водопадом. Мощный поток, вероятнее всего, бросит ее на каменную стену, разнесет в щепки или просто затопит. Но ведь можно будет попробовать перескочить с лодки на островок до того, как лодка упадет в пропасть. Самое страшное заключается в том, что, даже если он сумеет совершить этот небывалый подвиг, путь назад будет отрезан навсегда.

Ройс резко обернулся на шум шагов и увидел волшебника. Тот шел вдоль реки. Возможно, Эсрахаддон на всякий случай присматривал за ним. Но скорее всего он просто хотел оказаться рядом в тот момент, если бы вдруг удалось обнаружить вход в башню.

— Доброе утро, — сказал волшебник. — Надеюсь, на тебя сегодня уже снизошло озарение?

— Только одно: добраться до башни невозможно.

Эсрахаддон выглядел разочарованным.

— Я уже исчерпал все возможности, — пояснил Ройс. — К тому же Терон и Трейс собираются уехать из Дальгрена. Стало быть, у меня больше нет причин ломать голову над загадками этой башни.

— Понимаю, — сказал Эсрахаддон, глядя на него сверху вниз. — А как же защита деревни?

— Это не моя забота. Ты же сам говорил, что деревни здесь вообще быть не должно. Это ведь нарушение договора, если ты помнишь. Будет лучше, если все жители уедут отсюда.

— Если мы позволим стереть деревню с лица земли, эльфы могут счесть это слабостью. Нет смысла подавать им повод к вторжению.

— Но если мы спасем деревню в нарушение договора, результат будет тот же. К счастью для меня, я не ношу корону. Я не император, не король, и не я в ответе за здешние дела.

— Ты просто уйдешь?

— А есть причина, по которой стоит остаться?

Волшебник вопросительно вскинул брови и пристально посмотрел на вора.

— Чего ты хочешь? — наконец спросил он.

— Уж не предлагаешь ли ты заплатить мне?

— Мы оба знаем, что у меня нет денег, но тебе от меня что-то нужно. Что именно?

— Мне нужна правда. Зачем ты сюда явился? Что именно произошло здесь девятьсот лет назад?

Какое-то время волшебник вглядывался в лицо Ройса, затем опустил глаза. После долгого молчания он пришел к какому-то решению. Кивнув в знак согласия ответить на этот вопрос, он подошел к стволу упавшего бука, лежавшего поперек гранитного камня, и сел, глядя на реку сквозь водяную пыль, словно пытаясь отыскать что-то важное в тумане.

— Я был самым молодым членом Совета сензаров, величайших магов мира, — начал он. — Мы работали непосредственно в пользу императора. Были еще тешлоры, так назывались лучшие рыцари императора, его гвардия. Согласно традиции, сын и наследник императора должен был иметь наставника и защитника из каждого совета. Поскольку я был самым молодым, мне выпала честь быть наставником Неврика от сензаров. Наставником от тешлоров избрали Джериша Грелада. Поначалу мы с Джеришем не очень ладили. Как и большинство тешлоров, он не доверял магам, а я был невысокого мнения о его грубых, жестких методах. Однако наше доброе отношение к Неврику позволило нам помириться. Как и его отец, император Нарейон, Неврик принадлежал к совершенно иной породе. Обучать его было для нас честью. Джериш и я проводили с ним почти все время. Я обучал его чтению, рассказывал о традициях, помогал ему овладевать Искусством, а Джериш обучал военному мастерству и стратегии. Хотя я по-прежнему считал, что непосредственное участие в бою является делом, недостойным императора и его сына, мне было ясно, что Джериш предан Неврику не меньше моего. Так мы нашли общий язык. Когда император решил нарушить традицию и отправиться к Авемпарте вместе с сыном, мы последовали за ним.

— Нарушить какую традицию он решил?

— Прошло много веков с тех пор, как император напрямую говорил с эльфами.

— То есть после войны никто не платил дани или чего-то в этом роде?

— Нет, по окончании войн здесь, у реки Нидвальден, были прерваны все отношения, поэтому наша поездка вызывала тревогу. Никто не знал, чего можно ожидать от эльфов. Я и сам располагал крайне скудными сведениями об Авемпарте, разве что знал, что здесь состоялось последнее сражение Великих эльфийских войн. Пока император встречался в башне с высшими чиновниками Эрианской империи, мы с Джеришем тем временем старались продолжать обучение Неврика. Безуспешно, надо сказать. Водопад и эльфийская архитектура полностью захватили внимание двенадцатилетнего мальчика. Сгустились сумерки, приближалась ночь. Весь день Неврик показывал нам различные эльфийские предметы, получая явное удовольствие от того, что ни я, ни Джериш не могли толком ничего рассказать о них. Например, на солнце сушились несколько эльфийских костюмов, сделанных из мерцающего материала, названия которого мы не знали. За много столетий это была первая встреча людей с эльфами, что ставило нас, мягко говоря, не в самое выгодное положение. Неврику нравилось ставить своих наставников в тупик. Когда он спросил о существе, которое, как он видел, летело в сторону башни, я решил, что он имеет в виду птицу или летучую мышь, но мальчик сказал, что оно слишком большое и похоже на змею. По его словам, оно залетело в одно из высоких башенных окон. Неврик настаивал на том, что видел это своими глазами. Мы вернулись в башню, а когда начали подниматься по главной лестнице, услышали крики. Казалось, будто у нас над головами развернулось целое сражение. Личная охрана императора отбивалась от Гиларабрина, защищая императора. Тешлоры с боем отступали вниз по лестнице. Я видел, как эльфы тоже бросались на чудовище и умирали, защищая нашего императора.

— Эльфы тоже участвовали в этом бою?

Эсрахаддон кивнул:

— Это зрелище поразило меня. Даже тысячу лет спустя оно стоит у меня перед глазами. И все же ни рыцари, ни эльфы не могли остановить зверя, который, казалось, твердо вознамерился убить императора. Это была ужасная схватка, рыцари падали на мокрые ступени и погибали, и эльфы вместе с ними. Император приказал нам доставить Неврика в безопасное место. Джериш схватил кричавшего и сопротивлявшегося мальчика и выволок его из башни, но я замешкался, понимая, что снаружи летучий зверь сможет запросто настичь и убить нас. Мое Искусство не могло одолеть его. Зверь был порождением магии, и, не имея ключа к ней, я не мог сделать ничего, что изменило бы чары. Мне в голову пришла одна идея, и, когда император вышел наружу, я наложил связующее заклятие, но не на зверя, а на башню. Так Гиларабрин оказался в заточении. Рыцари и эльфы все равно погибли бы, но по крайней мере зверь попал в ловушку.

— Откуда взялся этот зверь? И почему он напал на императора?

Эсрахаддон неопределенно пожал плечами:

— Эльфы утверждали, что ничего не знают о причине нападения и понятия не имеют, откуда взялся Гиларабрин. Однако они сообщили, что по окончании войн один из Гиларабринов пропал. Считалось, что он был уничтожен. Они рассказали нам, что в Эрианской империи нарастает некое милитаристское движение, сторонники которого жаждут разжечь войну. Их подозревали в причастности к атаке. Эльфийские лорды принесли свои извинения и заверили нас, что во всем разберутся. Император решил, что наносить ответный удар или даже предавать это происшествие огласке неразумно. Он предпочел забыть о нападении зверя и вернулся домой.

— А что с оружием, которое хранится в башне? — спросил Ройс.

— Гиларабрин — мощное порождение магии, он наделен жизненной силой, не зависящей от его создателя. Сам зверь не является по-настоящему живым. Он не может размножаться, стареть или оценивать свое существование, но он и умереть не может. Однако его можно заставить рассеяться. Чары никогда не бывают совершенными, у любого магического творения есть шов, по которому магию можно распустить. В случае Гиларабрина это его имя. Когда создается Гиларабрин, вместе с ним создается некий предмет, например меч, на котором написано его имя. Его используют, чтобы управлять чудовищем и в случае необходимости уничтожить его. Эльфы сказали, что в конце войны они спрятали по приказу Новрона все мечи с именами Гиларабринов в башне. В то время все мечи были на месте, и все, кроме одного, были помечены в доказательство того, что связанный с ними зверь уничтожен.

Ройс встал, чтобы размять ноги.

— Значит, эльфийские лорды придержали у себя одно чудовище на всякий случай. Или эта милитаристская группировка спрятала одного, чтобы устроить неприятности. Повелители эльфов уверяли вас, что все мечи на месте. Может, так и было, а может, и нет, и они просто хотели…

— Поверь мне, меч остался в башне, — перебил его Эсрахаддон.

— Ты его видел?

— Когда мы только приехали, нам разрешили осмотреть башню. Наверху я видел что-то вроде мемориала, посвященного войне, где выставлены все мечи.

— Ладно, значит, меч существует, — сказал Ройс, — но ты ведь не поэтому хочешь попасть внутрь. Ты пришел сюда не для того, чтобы спасти Дальгрен. Что тебя сюда привело на самом деле?

— Ты не дал мне договорить, — ответил Эсрахаддон тоном мудрого наставника, призывающего своего ученика набраться терпения. — Император полагал, что предотвратил войну с эльфами, и вернулся домой, но там его ожидала смерть. Пока нас не было, церковь под управлением патриарха Венлина замыслила убийство императора. На него напали на ступенях дворца во время празднования годовщины основания империи. Мы с Джеришем бежали вместе с Невриком. Я знал, что многие из сензаров и тешлоров вовлечены в заговор церкви и что они найдут нас. Поэтому мы с Джеришем решили спрятать Неврика, а я создал два талисмана. Один отдал Неврику, а другой — Джеришу. Амулеты должны были скрыть их от ясновидящих, которые, несомненно, работали на сензаров, но позволяли мне найти мальчика и его наставника. Потом я отослал их подальше от церковников.

— А ты сам? — спросил Ройс.

— Я остался. Я пытался спасти императора. — Он замолчал, глядя вдаль. — Не удалось.

— Так что случилось с наследником? — спросил Ройс.

— Откуда мне знать? Я девятьсот лет провел в заточении. Думаешь, он мне писал? Джериш должен был спрятать его. — Волшебник мрачно улыбнулся. — Мы оба думали, что вся эта неразбериха продлится не больше месяца.

— То есть ты не знаешь, выжил ли он?

— Я уверен, что церковники его не убили, иначе они убили бы и меня вскоре после его смерти, но мне неизвестно, что сталось с Джеришем и Невриком. Если кто и мог уберечь Неврика, то только Джериш. Невзирая на свой возраст, он был одним из лучших рыцарей императора. Не зря тот доверил ему своего сына. Как и все тешлоры, Джериш владел всеми видами боевых искусств. Конечно, оба они давно мертвы, время позаботилось об этом. Равно как и их прапраправнуки, если у них таковые имелись. Полагаю, Джериш постарался сделать все возможное, чтобы род императора не пресекся. Наверняка он осел в каком-нибудь тихом месте и посоветовал Неврику жениться и завести детей.

— И ждать тебя?

— Что ты имеешь в виду?

— Разве не таков был ваш план? Они бегут, прячутся, а ты остаешься и находишь их, когда минует опасность.

— Приблизительно так.

— Значит, ты знал, как связаться с ними? Знал, как разыскать наследника? Все дело в амулетах?

— Девятьсот лет назад я ответил бы да, но глупо даже надеяться разыскать их потомков. Время способно многое уничтожить.

— Но ты все равно пытаешься.

— А что еще делать старому преступнику-калеке?

— Не хочешь рассказать мне, как ты рассчитываешь их найти?

— Не могу. Я и так рассказал тебе гораздо больше, чем следовало. У наследника есть враги, и, хотя я привязался к тебе, эта тайна должна остаться только моей. Это мой долг перед Джеришем и Невриком.

— Но что-то в эльфийской башне имеет к этому отношение, и поэтому ты хочешь попасть внутрь. — Ройс на мгновение задумался. — Ты закрыл башню вместе с чудовищем перед тем, как тебя посадили в тюрьму, но поскольку Гиларабрина выпустили совсем недавно, ты можешь быть почти уверен, что все это время в башню никто не входил. Это единственное место, не изменившееся с тех пор, как ты был здесь в последний раз. Там все еще остается что-то, что ты увидел или оставил в тот день. И оно тебе понадобится, чтобы найти наследника.

— Жаль, что при всей твоей сообразительности тебе не удалось так же легко отыскать путь в башню.

— Кстати, об этом пути, — сказал Ройс. — Ты говорил, что император встречался с эльфами в башне. Им было запрещено ступать на этот берег, не так ли?

— Верно.

— А на их стороне реки моста не было, так?

— Опять верно.

— Но ты не видел, как они вошли в башню?

— Нет.

Ройс задумался, затем спросил:

— Почему лестница была мокрой?

Эсрахаддон озадаченно посмотрел на него:

— Что ты сказал?

— Ты говорил, что, когда рыцари сражались с Гиларабрином, они погибали на мокрых ступенях. Они были мокрыми от крови?

— Нет, кажется, от воды. Помню, когда мы поднимались, ступени были мокрыми, такими скользкими, что я едва удержался на ногах. Некоторые рыцари попадали, вот почему я это запомнил.

— И ты говорил, что эльфы оставили одежду сушиться на солнце.

Эсрахаддон недоверчиво покачал головой:

— Я понимаю, к чему ты клонишь, но даже эльф не мог бы доплыть до башни и остаться в живых.

— Возможно, это правда. Но тогда почему они были мокрыми? Стояла жаркая погода? Может, они решили искупаться?

Эсрахаддон недоверчиво поднял брови:

— В этой реке? Нет, тогда была ранняя весна, довольно холодная.

— Тогда как они намокли?

Ройс услышал позади себя тихий звук. Он хотел было обернуться, но передумал.

— Мы не одни, — прошептал он.

Ранним утром следующего дня Адриан и Терон снова встретились у колодца.

— Когда делаешь выпад, начинай с ноги на стороне оружия, это увеличит размах и обеспечит устойчивость, — сказал Адриан.

Он начал показывать Терону основные приемы фехтования с помощью самодельных мечей, которые они сделали из ручек для граблей. Терон оказался значительно проворнее, чем выглядел, и, несмотря на габариты, хорошо двигался. Адриан показал ему основные формы защиты, уколов, атаку стрелой, зажимы и выпад, а теперь они работали над комплексной атакой, включавшей финт, защиту и укол.

— Выпады и защита должны следовать друг за другом непрерывно. Главное — скорость, агрессия и хитрость, тогда все будет просто, — объяснил Адриан.

— Я бы прислушался к его советам, — раздался чей-то голос. — Если кто и знает, как драться на палках, то точно Адриан.

Обернувшись, Адриан и Терон увидели двух всадников, выехавших на поляну. Каждый вел за собой мула, нагруженного тюками и шестами. Это были молодые люди, немного старше Трейс, но одетые, словно принцы, в красивые камзолы, отороченные кружевами.

— Мовин! Фанен! — изумленно воскликнул Адриан.

— Не стоит так удивляться. — Мовин отпустил лошадь пощипать траву на поляне.

— Да как же мне не удивляться? Во имя Марибора, что вы здесь делаете?

В эту минуту из густого леса вышла процессия музыкантов, глашатаев и рыцарей. За ними следовали телеги и кареты. В утреннем свете в руках знаменосцев, шедших впереди колонны, развевались огромные красно-золотые флаги. За ними следовали имперские стражи церкви Нифрона в шляпах с плюмажем.

Адриану и Терону пришлось отойти к деревьям, чтобы не мешать процессии. Роскошный парад белых с позолотой карет и лошадей в элегантных попонах продолжался. Были здесь и богато одетые священнослужители, и солдаты в кольчугах, и рыцари с оруженосцами, которые вели за собой лошадей, нагруженных дорогими сверкающими доспехами. Некоторые штандарты выдавали дворян из далеких Калиса и Трента. Но были там и простолюдины, суровые мужчины с широкими мечами и шрамами на лицах, монахи в сильно потрепанных рясах, дровосеки в зеленых капюшонах с длинными луками в руках.

Все это пестрое шествие до тех пор напоминало Адриану цирк, который ему однажды довелось увидеть, пока на поляне не появилась группа верховых, которые выглядели слишком серьезно для этого карнавала. Парад замыкала шестерка всадников в красно-черных одеяниях с изображением расколотой короны на груди. Во главе отряда гарцевал на коне высокий худощавый мужчина с длинными черными волосами и коротко подстриженной бородой.

— Значит, они наконец-таки решили что-то предпринять, — заметил Адриан, глядя на Мовина. — Надо же, церковь прилагает такие усилия для спасения маленькой деревушки, на которую плевать даже ее королю. Но я все равно не понимаю, вы-то здесь зачем.

— Ты ранишь мне сердце. — Мовин изобразил рукой боль в груди. — Допустим, я здесь лишь за тем, чтобы помочь Фанену, но возможно, я тоже поучаствую. Хотя если и ты собираешься состязаться, похоже, мы зря приехали.

— Кто эти люди? — вполголоса спросил Адриана заметно выбитый этим зрелищем из колеи Терон. — И о чем он говорит?

— Извини, что сразу не догадался объяснить, в чем дело. Это Мовин и Фанен Пикеринги, сыновья графа Пикеринга из провинции Галилин в Меленгаре, и, похоже, они заблудились. Мовин, Фанен, это Терон Вуд, земледелец.

— И он платит тебе за уроки? Весьма неглупо с его стороны, но как вы оказались здесь раньше всех? Я не видел вас ни в одном из лагерей. Впрочем, я несу вздор. Конечно, вы с Ройсом заранее узнали, где состоятся состязания.

— Какие состязания?

— Ройс, наверное, прятался под столом у архиепископа, пока тот составлял правила соревнований. Так что, будем драться на мечах? Если да, то у Фанена есть реальный шанс выиграть, но если на копьях… — Он покосился на брата, который ответил ему мрачным взглядом. — В этом он не очень силен. Не знаешь, как будут отсеивать проигравших? Вряд ли дворян поставят против простолюдинов, значит, Фанену не придется сразиться с тобой…

— Разве вы здесь не для того, чтобы убить Гиларабрина? Хочешь сказать, все эти люди прибыли сюда ради каких-то дурацких состязаний?

— Гиларабрина? Что такое Гиларабрин? Это как медведь Освальд? Я слышал, он годами донимал жителей данморских деревень, пока король наконец не убил его обычным кинжалом.

Постепенно вся кавалькада, ни на секунду не останавливаясь, проследовала в направлении замка. Один из экипажей, миновав колодец, остановился, оттуда вышла молодая, хорошо одетая дама и побежала к ним, придерживая подол юбки, чтобы не запачкать его.

— Здравствуйте, Адриан! — радостно улыбаясь, воскликнула она.

Адриан ответил учтивым поклоном. Терон последовал его примеру.

— Адриан, это ваш отец? — спросила она.

— Нет, ваше высочество. Позвольте представить Терона Вуда из деревни Дальгрен. Терон, это ее королевское высочество принцесса Ариста из Меленгара.

Терон ошеломленно уставился на Адриана и с трудом выдавил из себя несколько слов:

— Ну и знакомства у тебя!

Адриан неловко улыбнулся и пожал плечами.

— Ариста! — воскликнул Фанен. — Представляешь, Адриан говорит, что смысл состязаний в том, чтобы убить чудовище.

— Я этого не говорил.

— Меня это вполне устраивает. Я думал, мне придется отказаться от участия из-за Адриана, но охота — это совсем другое дело. Знаешь, в таких делах, как правило, все решает удача.

— В каких еще делах? — рассмеялась Ариста. — А ты что, Фанен, много раз убивал чудовищ?

— Ба, да что тут такого? — усмехнулся Фанен. — Ты же понимаешь, что я имею в виду. Иногда бывает достаточно просто оказаться в нужном месте в нужное время.

Мовин пожал плечами:

— Честно говоря, как-то все это не похоже на состязания для знати. Если это правда, то я буду разочарован. Я думаю, не стоит марать меч Пикеринга ради убийства беззащитного животного.

— Скажи, Адриан, ты не слышал, какова награда? — спросил Фанен. — Об этих состязаниях кричали на каждой площади, в каждой церкви и каждом трактире Аврина, так что наградить должны весьма щедро. Просто золотой кубок? Или надел земли? Я надеюсь получить поместье. Мовин унаследует титул отца, но я должен буду сам о себе заботиться. На кого похож этот зверь? На медведя? Он большой? Ты его видел?

Адриан и Терон обменялись удивленными взглядами.

— В чем дело? — спросил Фанен. — Надеюсь, его еще не убили?

— Нет, — сказал Адриан. — Пока не убили.

— Замечательно!

— Ваше высочество! — Из кареты, все еще стоявшей на дороге, послышался женский голос. — Нам пора ехать, архиепископ будет ждать.

— Прошу прощения, — сказала Ариста. — Мне пора. Рада была снова повидать вас, Адриан. — Помахав им рукой, она побежала обратно к карете.

— Нам, наверное, тоже пора, — сказал Мовин. — Мы хотим вписать имя Фанена в список одним из первых, если это возможно.

— Подождите, — остановил их Адриан. — Вы должны отказаться от участия в состязаниях.

— Что? — хором вскричали братья.

— Ради них мы так долго сюда добирались, — пожаловался Фанен.

— Послушайтесь моего совета. Разворачивайтесь немедленно и отправляйтесь домой. Заберите с собой Аристу и убедите остальных, если сможете. Откажитесь от участия, если состязания и в самом деле устраиваются ради убийства Гиларабрина. Вы не сможете сражаться с этой тварью. Я не шучу. Вы не представляете, во что ввязались. Вам не одолеть этого зверя, он убьет вас.

— А сам-то ты сумеешь его одолеть?

— Я здесь не за этим. Мы с Ройсом просто выполняем кое-какую работенку для дочки Терона. Мы уже собирались уезжать.

— Ройс тоже здесь? — спросил Фанен, оглядываясь по сторонам.

— Окажите услугу своему отцу и уезжайте.

Мовин недовольно нахмурился.

— Услышь я такое от кого-то другого, я счел бы подобные слова оскорблением. Я бы даже назвал тебя трусом и лжецом, но я знаю, что ты ни то ни другое. — Мовин вздохнул и задумчиво потер подбородок. — И все же мы не за тем проделали столь долгий путь, чтобы сейчас повернуть назад. Говоришь, вы собираетесь уезжать? Когда?

Адриан вопросительно посмотрел на Терона.

— Дня через два, наверное, — ответил старый Вуд. — Я не хочу отправляться в путь, пока не буду уверен, что Трейс поправилась.

— Тогда и мы задержимся здесь на пару дней и сами посмотрим, что и как. Если окажется, что ты прав, мы уедем с вами. Справедливое решение, Фанен?

— Не понимаю, почему бы тебе не уехать, а я останусь. В конце концов, участвовать предстоит мне.

— Никто не сможет убить эту тварь, Фанен, — сказал Адриан. — Послушайте, я провел здесь три ночи. Я видел ее и знаю, на что она способна. Дело не в ловкости и не в храбрости. Твой меч не нанесет ей вреда. Ни один меч не сможет поразить ее. Сражаться с этим зверем — чистой воды самоубийство.

— Я пока не стану принимать решение, — заявил Фанен. — Мы даже не знаем наверняка, в чем именно заключаются состязания. Пока что не стану записываться, но и уезжать я не собираюсь.

— Тогда сделайте мне одолжение, — сказал братьям Адриан. — Обещайте хотя бы не выходить сегодня ночью на улицу.

Кто-то или что-то притаилось в обрамлявших речные берега кустах ежевики. Ройс оставил Эсрахаддона и направился к воде, стараясь не смотреть в ту сторону, откуда доносились звуки. Спустившись со скалы в ложбину возле реки, он выбрался из нее в другом месте и, прикрываясь деревьями, по касательной вернулся назад. В лесу кто-то был, и этот кто-то явно не желал быть замеченным.

Сине-оранжевое пятно, мелькнувшее среди листвы, Ройс поначалу принял за синешейку, но, когда пятно зашевелилось, стало понятно: оно слишком велико для птицы. Ройс подошел ближе и разглядел светло-каштановую бороду в косичках, широкий плоский нос, синий кожаный жилет, увесистые черные сапоги и ярко-оранжевую рубаху с пышными рукавами.

— Магнус! — громко приветствовал Ройс гнома.

От неожиданности тот оступился и вывалился из зарослей ежевики. Поскользнувшись на мокрой траве, он упал и приземлился спиной на голый камень неподалеку от того места, где сидел Эсрахаддон. Гном жадно хватал ртом воздух, стараясь восстановить дыхание.

Ройс спрыгнул вниз и приставил к его горлу кинжал.

— Тебя многие искали, — угрожающе сказал Ройс. — Признаюсь, я и сам очень хотел с тобой повидаться, чтобы поблагодарить за помощь, которую ты оказал мне в замке Эссендон.

— Только не говори мне, что это тот гном, который убил короля Амрата из Меленгара, — проговорил Эсрахаддон.

— Его зовут Магнус. По крайней мере так называл его Перси Брага. Он весьма искусен в сооружении ловушек и резьбе по камню, не правда ли?

— Это мое ремесло! — запротестовал гном, все еще задыхаясь. — Я всего лишь мастер, выполняю заказы, как и ты. Нельзя обвинять меня в том, что я делаю свое дело.

— Хорошенькое дельце, если я из-за него чуть не погиб, — возразил Ройс. — И к тому же ты убил короля. Алрик будет очень доволен, когда я сообщу ему, что наконец прикончил тебя. Помнится, за твою голову объявлена награда.

— Стой, подожди! — закричал Магнус. — Во всем этом не было ничего личного! Разве ты сам никогда не убивал за деньги, Ройс?

Ройс в нерешительности остановился.

— Да, мне известно, кто ты, — сказал гном. — Интересно было узнать, кто сумел выбраться из моей ловушки. Ты ведь работал на «Черный алмаз» и был у них не просто мальчиком на побегушках. Вот и я всего лишь выполнял заказ, говорю тебе. Мне плевать на политику, на Брагу и на Эссендонов.

— Подозреваю, что он говорит правду, — заметил Эсрахаддон. — Я не встречал ни одного гнома, которого интересовало бы что-либо, кроме причитающихся им денег.

— Видишь, он понимает, о чем я. Отпусти меня!

— Я только сказал, что ты не лжешь, но я не говорил, что следует сохранить тебе жизнь, — заметил волшебник. — Вообще-то теперь, когда я знаю, что ты подслушивал нашу беседу, я вынужден согласиться с Ройсом, и ты должен умереть. Неизвестно, как много ты успел услышать…

— Да что вы такое говорите? — воскликнул гном.

— Когда перережешь ему глотку, можно сбросить его тело вот с этого порожка. — Волшебник подошел к краю утеса и посмотрел вниз.

— Нет, — ответил Ройс. — Лучше я скину его в водопад. Не такой уж он тяжелый, течение наверняка отнесет его тело к самому Гоблиновому морю.

— А может, тебе понадобится его голова? — спросил Эсрахаддон. — Например, чтобы отнести Алрику?

— Неплохая мысль, но я не намерен целую неделю таскать с собой по лесу отрубленную голову. На нас слетятся мухи со всей округи, а запашок уже через несколько часов пойдет такой, что хоть стой, хоть падай. Поверь, у меня есть в этом деле некоторый опыт.

Гном уставился на них обоих с откровенным ужасом.

— Нет-нет! — в панике завопил он, когда Ройс приставил клинок к его шее. — Я могу вам помочь. Могу показать, как войти в башню!

Ройс вопросительно посмотрел на волшебника. Тот ответил скептическим взглядом.

— Во имя Дроума, я ведь гном! Я знаю толк в камне. Знаю скалы. Я знаю, где начинается подземный ход, который ведет в башню.

Ройс слегка ослабил хватку.

— Не убивайте меня, и я покажу вам, где он находится. — Гном повернулся к Эсрахаддону. — Даже если я что-то и слышал, мне нет дела до людей и волшебников. Я буду нем, как рыба. Если ты знаешь гномов, то тебе, вероятно, известно, что мы можем быть очень похожи на камень, если захотим.

— Так, значит, подземный ход все-таки существует? — спросил Ройс.

— Конечно!

— Пока я не принял решения, скажи мне, — потребовал Ройс, — что ты здесь делаешь?

— Заканчиваю другое дельце, вот и все.

— Что за дельце?

— Ничего особенного, просто выковал одному парню меч.

— Именно здесь? Кто же заказал тебе меч?

— Некий лорд Руфус. Те, кто меня нанимал, велели явиться сюда и изготовить оружие. Сказали, что этот Руфус встретит меня здесь. Клянусь, на сей раз никаких ловушек и убийств.

— Почему ты до сих пор жив? Как ты выбрался из Меленгара? Почему тебя до сих пор не поймали?

— Мой заказчик очень могущественный человек.

— Этот Руфус?

— Нет. Я делаю для Руфуса меч, но нанял меня не он.

— Кто же тогда?

Ройс услышал звук шагов. Кто-то бежал вверх по дорожке. Решив, что это могут быть сообщники гнома, он переместился за спину Магнуса, схватил его за волосы, оттянул голову назад и приготовился перерезать ему глотку.

— Ройс, ты там? — крикнул Тэд Ботвик со стороны реки.

— В чем дело, Тэд? — подозрительно спросил Ройс.

— Меня послал Адриан. Говорит, ты должен срочно вернуться в деревню, а вот Эсре лучше не показываться.

— Почему? — удивился волшебник.

— Адриан велел передать, что прибыли служители церкви Нифрона.

— Церковники? — пробормотал Эсрахаддон. — Как они здесь оказались?

— Среди них, случайно, нет некого лорда Руфуса? — спросил Ройс.

— Может, и есть… Кругом полно расфуфыренных господ. Хоть один лорд там должен быть.

— Тэд, ты не знаешь, зачем они сюда явились?

— Не-а.

— Думаю, тебе стоит затаиться, — сказал Ройс волшебнику. — Кто-то мог упомянуть твое имя. Пойду выясню, что происходит. Похоже, — он посмотрел на гнома сверху вниз, — твой заказчик только что прибыл. Казнь пока откладывается. Этот добрый старичок присмотрит за тобой сегодня, так что ты останешься тут. Потом покажешь нам, где подземный ход, и если ты не солгал, я сохраню тебе жизнь. В противном случае полетишь по частям в водопад. Договорились? Вот и хорошо. — Он снова повернулся к волшебнику. — Хочешь, я его свяжу или дам камнем по голове?

Гном снова испугался.

— В этом нет необходимости, — сказал Эсрахаддон. — Магнус похож на того, кто держит слово. К тому же я все еще способен на парочку весьма неприятных фокусов. Знаешь, каково это, иметь в голове целый рой живых муравьев? — спросил он участливо Магнуса.

Гном затаился и промолчал. Обыскав его, Ройс нашел под одеждой пояс с маленькими молотками, несколько инструментов для работы по камню и кинжал. Ройс удивленно осмотрел кинжал.

— Я всего лишь пытался сделать копию, — начал взволнованно оправдываться гном. — Получилось так себе. Я работал по памяти.

Ройс сравнил кинжал гнома со своим собственным. По виду они были поразительно похожи, хотя лезвия явно отличались. Оружие Ройса было изготовлено из тончайшего, почти прозрачного металла, сиявшего на свету, а кинжал Магнуса выглядел тусклым и тяжелым в сравнении с оригиналом. Ройс швырнул кинжал гнома с утеса в реку.

— У тебя великолепное оружие, — сказал гном, завороженно глядя на клинок, который мгновение назад упирался в его горло. — Это ведь турский кинжал, правда?

Пропустив его вопрос мимо ушей, Ройс сказал на прощание Эсрахаддону:

— Глаз с него не спускай! Я скоро вернусь.

Ариста заняла свое место в ложе над входом в большую залу господского дома. Здесь расположилась также вся свита архиепископа, в том числе Саули и куратор Луис Гай. Ложа, сделанная из грубо отесанных балок и толстых канатов, была очень тесной, но Бернис сумела в нее протиснуться и теперь стояла у Аристы за спиной. Топтавшаяся позади нее служанка раздражала принцессу, словно назойливый комар. Ариста понятия не имела, что происходит, и, казалось, остальные понимали не больше ее.

Когда они приехали в Дальгрен, всюду царил хаос. Хозяин особняка был, судя по всему, мертв, в доме поселились крестьяне, которых тут же выгнали вон. Луис Гай и его Серет восстановили порядок и распределили жилье согласно статусу вновь прибывших.

Принцессе выделили тесную комнатку на втором этаже, но по крайней мере это были ее личные покои. В комнатенке не было ни одного окна. На полу лежала медвежья шкура, над кроватью нависала голова лося, а к стене была привинчена вешалка из оленьих рогов. Бернис как раз распаковывала сундук Аристы, когда зашел Саули и настоял, чтобы принцесса отправилась с ним в ложу. Сначала Ариста решила, что начинаются состязания, но еще раньше было объявлено, что они назначены на другое время и начнутся после заката.

Трубач подошел к балюстраде ложи и сыграл сигнал к общему сбору. Во двор замка начала стекаться разношерстная толпа. Некоторые из прибежавших все еще держали в руках кружки или недоеденные куски. Кто-то на ходу застегивал штаны. Люди сгрудились в плотную толпу, выглядевшую как море голов и тесно прижатых друг к другу плеч. Все взоры устремились вверх, к ложе.

Архиепископ медленно поднялся на ноги. Он был в полном церковном облачении, в длинной вышитой сутане. Воздев обе руки в жесте благословения, он заговорил хриплым голосом, едва ли подходящим для столь важной речи:

— Настало время раскрыть подробности данного события, в котором вам, верующим в Новрона, предстоит принять участие, события столь великого, что оно навеки изменит наш несовершенный мир.

Несколько человек в задних рядах пожаловались, что им плохо слышно. Не обратив на них внимания, архиепископ продолжал:

— Я знаю, некоторые из вас прибыли сюда в уверенности, что их ждет схватка на мечах или копьях, подобно турниру на Зимнем празднике. Однако то, что вы увидите, в полной мере можно считать чудом. Кто-то погибнет, один-единственный станет победителем, а все остальные — свидетелями этого чуда. Страшное зло преследует эти места. Здесь, на реке Нидвальден, на краю мира, обитает чудовище. Оно не похоже на ужасного медведя вроде Освальда, уничтожавшего жителей Гламрендора. Эта тварь не что иное, как легендарный Гиларабрин, ужас, которого не видели со времен самого Новрона. Зверь настолько страшен, что даже в те дни, когда герои и боги странствовали по земле, лишь Новрон или кто-то, в чьих жилах текла божественная кровь императора, мог убить его. В этом и состоит ваша задача: убить чудовище и спасти многострадальную деревню от древнего проклятия.

По толпе пронесся ропот удивления, и архиепископ снова воздел руки, чтобы успокоить людей.

— Тихо, — хриплым голосом крикнул он, — ибо я еще не сказал вам, какова награда!

Он подождал, пока толпа замолкнет. Многие придвинулись ближе, чтобы лучше слышать.

— Как я уже говорил, лишь Новрон или его единокровник мог убить Гиларабрина. Следовательно, тот, кто сумеет одолеть сию кошмарную тварь, будет не кем иным, как наследником имперской короны, давно потерянным наследником Новрона!

К удивлению архиепископа, толпа молчала. Не было ни рукоплесканий, ни восторженных криков, ни всеобщего ликования. Похоже было, что новость ошеломила собравшихся. Люди в замешательстве продолжали смотреть на архиепископа, словно ожидая продолжения речи. Архиепископ неуверенно огляделся по сторонам. Безмолвие народа привело его в не меньшее замешательство.

— Он только что сказал, что победитель станет наследником? — спросила Ариста Саули.

Сальдур выглядел так, будто только что почуял неладное. Улыбнувшись ей, он встал и что-то прошептал на ухо архиепископу. Старик сел, и к толпе обратился епископ Сальдур.

В теплом, пахнувшем сосновыми иголками полуденном воздухе раздался громкий, вызывающий доверие голос Саули:

— Столетиями церковь наша прилагала немалые усилия, дабы разыскать истинного наследника и восстановить род нашего священного повелителя, Новрона Великого. Мы долго его искали, но в своих поисках опирались прежде всего на старые книги и слухи. Это были всего лишь предположения, надежды и мечты. У нас никогда не было надежного способа найти его. Мы не располагали достаточными сведениями, чтобы определить, где наследник или кто он. Многие утверждали, что являются его потомками, но это была ложь. Недостойные люди стремились заполучить священную корону, и церковь была беспомощна. И все же мы верим, что наследник существует. Новрон не позволил бы своей крови исчезнуть без следа. Мы знаем, что он жив. Возможно, он и сам не ведает, кто он. Со дня его исчезновения прошла тысяча лет, а кто из нас теперь в состоянии возвести свою родословную к временам Империи? Кто знает, у кого из нас мог быть предок, унесший с собой в могилу столь страшную тайну? Страшную и удивительную тайну! Гиларабрин — чудо, ниспосланное Новроном. Таким способом он хочет указать нам на своего потомка. Он поведал об этом Патриарху и наказал его святейшеству провести состязания, поскольку наследник непременно окажется в числе соревнующихся, даже если правда о его происхождении сокрыта от него самого. Теперь вы понимаете, что любой из вас может оказаться наследником Новрона, хранителем божественной крови, а значит, богом! Вы когда-нибудь ощущали в себе некую силу? Верили, что вы достойнее других? Вот ваш шанс доказать всему Элану, что вы не обыкновенный человек, а первый среди лучших. Впишите свое имя в список участников, выезжайте на закате, убейте чудовище, и вы станете нашим божественным правителем. Вы будете не просто королем, но императором, и все короли склонят перед вами головы. Вы займете имперский трон Аквесты. Все верные имперцы и вся сила церкви встанут за вами, и начнется новый век процветания, который принесет миру покой и порядок. Все, что от вас требуется, — убить одного зверя. Что скажете?

На сей раз толпа возликовала. Сальдур мельком оглянулся на архиепископа, отошел от балюстрады и сел на свое место.

Когда Ройс добрался до Дальгрена, в деревне царила невиданная суматоха. Повсюду сновали возбужденные, расстроенные люди. Большинство местных жителей собралось возле колодца. Кое-где мелькали и незнакомые лица. Все это были мужчины, в основном вооруженные. Там же, в окружении недовольных дальгренцев, Ройс нашел и Адриана.

— Куда же нам теперь идти? — спрашивала в слезах Селена Броктон.

Адриан взобрался на колодец и возвышался над толпой с видом человека, у которого руки чешутся что-нибудь сломать.

— Я не знаю, миссис Броктон. Наверное, придется разойтись по своим домам. По крайней мере пока.

— Но в нашем доме соломенная крыша!

— Спрячьтесь в подвале, если понадобится, можно его углубить или расширить.

— Что здесь происходит? — спросил Ройс, подходя к Адриану.

— Прибыл архиепископ Гентский. Вместе с другими церковниками и несколькими десятками дворян они заняли замок и всех оттуда выдворили, кроме Расселла, Диллона и Клайна, которым приказано закопать убежище и подземный ход, который мы вырыли, под угрозой повешения за порчу господского имущества. Старый добрый дьякон Томас только стоял и кивал, мол, я им говорил, а они не послушались. Они отобрали большую часть скота. Сказали, раз скотина в замке, значит, замку и принадлежит. Теперь все обвиняют меня в том, что потеряли скотину.

— А что будет с кострами? — спросил Ройс. — Мы могли бы разложить здесь хотя бы один.

— Не выйдет, — сказал Адриан. — Его святейшество запретил рубить деревья в округе и конфисковал быков вместе с остальным скотом.

— Ты рассказал ему, что здесь творится после захода солнца?

— Я ничего не смог ему объяснить. — Адриан провел руками по волосам с такой силой, словно собирался их выдрать. — Я не могу прорваться через двадцать с лишним солдат, которых он поставил охранять ворота. Что, впрочем, к лучшему, потому что иначе я бы его убил.

— Зачем вообще сюда явились церковники?

— А вот это самое интересное. Ты слышал про состязания, о которых объявила церковь? Так вот, их цель — уничтожение Гиларабрина.

— Что?

— После наступления темноты они намереваются послать участников на бой с чудовищем, а потом вместо погибших отправят новых. К воротам замка прибит проклятый список участников.

— Не волнуйтесь, все будет хорошо! — крикнул дьякон Томас.

Обернувшись, они увидели клирика, который шел по дорожке, ведущей из замка, к собравшейся у колодца толпе. Руки его были воздеты к небу, словно он собирался благословлять паству. Дьякон широко улыбался, отчего глаза его напоминали два узеньких полумесяца.

— Все будет хорошо, — заявил он громким, уверенным голосом. — Архиепископ здесь, чтобы помочь нам. Чудовище будет убито, и мы навсегда забудем об этом кошмаре.

— А что с нашим скотом? — спросил Винс Гриффин.

— Большая его часть понадобится, чтобы кормить войско, а то, что останется, вам вернут после убийства чудовища.

Толпа глухо и недовольно заворчала.

— Ну что вы, как можно так дешево ценить свою жизнь? — искренне удивился дьякон. — Неужели свинья или корова вам дороже жизни ваших детей и жен? Считайте это уплатой десятины и будьте благодарны церкви за то, что она пришла в Дальгрен, чтобы спасти нас. Больше никто на это не отважился. Король Данмора отвернулся от нас, но церковь прислала не просто рыцаря или маркграфа, а самого архиепископа Гентского. Скоро со зверем будет покончено, и в Дальгрене снова воцарятся счастье, мир и согласие. Не такая уж это высокая цена, всего-то год жизни без мяса и пахоты без быков! Я прошу всех разойтись по домам, никуда не выходить и не мешать церкви делать благое дело.

— А как же моя дочь? — прорычал Терон, проталкиваясь вперед с таким видом, словно собирался убить дьякона.

— Все хорошо, я разговаривал с архиепископом и с епископом Сальдуром. Ей позволено остаться. Ее переместили в комнату поменьше, но…

— Меня к ней не пускают! — рявкнул старый фермер.

— Знаю-знаю, — сказал успокаивающим голосом Томас. — Но меня пускают. Я просто хотел вам все разъяснить. Сейчас я вернусь в замок и обещаю, что буду ухаживать за ней, пока она не поправится.

Адриан отошел от толпы, которая теперь сгрудилась вокруг дьякона, и с раздраженным видом повернулся к Ройсу.

— Скажи хотя бы, что тебе удалось найти путь в башню.

Ройс неопределенно пожал плечами:

— Возможно. Сегодня надо будет проверить его.

— Сегодня? Разве не лучше такими вещами заниматься при дневном свете, когда мы оба хорошо видим, а вокруг не летают всякие твари с непроизносимыми именами?

— Нет, если я, конечно, прав.

— А если не прав?

— А если не прав, мы оба обречены, и тогда мы будем благополучно сожраны.

— Самое ужасное, что ты наверняка не шутишь. Разве я не говорил, что потерял свои мечи?

— Если повезет, они нам не понадобятся. А вот хорошая веревка, футов шестьдесят, не меньше, не помешала бы, — сказал Ройс. — А еще фонари, свечи и огниво с трутом…

— И почему мне все это так не нравится? — с болью в голосе спросил Адриан.

— А уж мне-то как, — согласился Ройс.

Глава 9 ИСПЫТАНИЯ ПРИ ЛУНЕ

Ариста в сопровождении Хилфреда гуляла по коридорам замка не столько для того, чтобы его осмотреть, сколько для того, чтобы избавиться от опеки Бернис, которая более чем настойчиво пыталась уложить ее спать.

— А ну марш в постель! — раздался где-то рядом мужской голос. — Немедленно возвращайся под одеяло!

Сначала Ариста решила, что этот крик имеет к ней прямое отношение. Камеристка страшно докучала ей своей назойливостью, но это было слишком. «Никто не имеет права разговаривать со мной в такой наглой манере…» — подумала она.

Хотя Ариста была здесь в гостях и находилась далеко за пределами родного королевства Меленгар, она все еще оставалась принцессой и королевским послом, и никому не позволено так грубо вести себя с ней.

Не скрывая своего гнева, она зашагала по коридору и, повернув за угол, увидела круглолицего мужчину средних лет и юную девушку. Из одежды на девушке была только ночная сорочка, лицо покрывали синяки и ушибы. Мужчина держал ее за руку и пытался затащить в спальню.

— Отпустите ее! — приказала Ариста. — Хилфред! Стража!

Мужчина и девушка испуганно посмотрели на нее.

Подбежавший Хилфред тут же обнажил меч и встал между принцессой и причиной ее гнева.

— Я сказала, немедленно убери от нее свои грязные лапы, или я прикажу отрубить их.

— Но я… — начал было мужчина.

С противоположного конца коридора к ним подошли двое стражников и поприветствовали принцессу.

— Что случилось, миледи? — с поклоном спросил один из них.

Хилфред замер в боевой стойке, острие клинка уперлось в горло незнакомца.

— Бросьте этого негодяя в темницу, — велела Ариста стражникам. — Он пытался изнасиловать девушку.

— Нет-нет, прошу вас, — запротестовала девушка. — Это я виновата. Я…

— Ты ни в чем не виновата, — сказала Ариста, с жалостью глядя на нее. — Ничего не бойся. Я прослежу, чтобы он больше не причинил тебе зла. Или кому бы то ни было еще.

— О, великий Марибор, спаси и сохрани, — пробормотал мужчина.

— Ох нет, вы не понимаете, — сказала девушка. — Он не пытался причинить мне зло. Он хотел мне помочь.

— Как это?

— Видите ли, со мной произошел несчастный случай. — Она показала рукой на синяки у себя на лице. — Дьякон Томас заботился обо мне, но мне сегодня гораздо лучше, вот я и захотела встать и пройтись, но он считает, что мне надо еще денек полежать в постели. Он на самом деле заботится обо мне. Пожалуйста, не причиняйте ему зла. Он был так добр ко мне.

— Вы знаете этого человека? — спросила Ариста у стражников.

— Это деревенский дьякон, госпожа. Архиепископ позволил ему находиться здесь, чтобы ухаживать за этой девушкой, ее зовут Трейс.

Томас кивнул, не сводя расширенных от ужаса глаз с клинка Хилфреда, все еще приставленного к его горлу, и натянуто улыбнулся.

— Что ж, — сказала Ариста, поджав губы, — значит, я ошиблась. — Она посмотрела на стражников. — Возвращайтесь к своим делам.

— Прощайте, ваше высочество.

Поклонившись, стражники удалились в том же направлении, откуда явились.

Хилфред без лишней спешки убрал меч в ножны.

Принцесса смущенно посмотрела на дьякона и девушку.

— Приношу свои извинения, — сказала она виноватым тоном и потупила голову. — Я просто… просто…

— О нет, ваше высочество! — с жаром воскликнула Трейс, пытаясь в меру своих способностей изобразить некое подобие реверанса. — Большое вам спасибо за помощь, хоть она не понадобилась. Так здорово, когда кто-то знатный, как вы, готов помочь бедной сельской девчонке! — Говоря это, Трейс восторженно смотрела на Аристу. — Я никогда раньше не встречала принцессу. Даже не видела.

— Что ж, надеюсь, я тебя не разочаровала. — Трейс собиралась было снова заговорить, но Ариста ее опередила: — Что с тобой произошло? — спросила она, показывая рукой на лицо девушки.

Трейс провела пальцами по лбу и спросила:

— Неужели я так плохо выгляжу?

— Это все Гиларабрин, ваше высочество, — объяснил Томас. — Трейс и ее отец, Терон, — единственные, кто выжил после нападения Гиларабрина. А теперь, милая, пожалуйста, возвращайся в постель.

— Но мне правда намного лучше.

— Позвольте ей немного погулять со мной, дьякон, — сказала Ариста, смягчая голос. — Если ей станет хуже, я сама уложу ее.

Томас кивнул и откланялся. Ариста взяла Трейс под руку и повела ее по коридору. Хилфред шел за ними на расстоянии нескольких шагов. Далеко уйти они не могли, всего лишь ярдов на тридцать, ведь это был не настоящий замок. Он был построен из мощных, грубо отесанных бревен и досок, на некоторых из них еще виднелись остатки коры. По подсчетам Аристы, здесь было всего восемь спален, а кроме того, имелись приемный покой, кабинет и большая зала с высоким потолком, украшенная оленьими и медвежьими головами.

Вестбэнкский замок показался Аристе еще более тесным и убогим, чем резиденция короля Розворта. Полы здесь были настланы из широких сосновых досок, а стены сложены из толстых бревен. К ним были прибиты железные фонари с горящими свечами, которые давали слабый дрожащий свет. Несмотря на то что на улице стояла вторая половина дня, внутри было темно, будто в пещере.

— Вы так добры, — сказала девушка. — Остальные обходятся со мной так, словно мне здесь не место.

— Ну я как раз рада, что ты здесь, — ответила Ариста. — Кроме моей камеристки Бернис, ты здесь, кажется, единственная женщина.

— Дело в том, что всех остальных отправили обратно домой, и я тут чувствую себя лишней, как будто делаю что-то недозволенное. Дьякон Томас говорит, что это не так. Он говорит, что мне надо выздороветь, а уж он проследит, чтобы меня никто не беспокоил. Он был очень добр ко мне. Думаю, он чувствует себя таким же беспомощным, как и все остальные. Может быть, забота обо мне — это как раз то сражение, которое, как ему кажется, он может выиграть.

— У меня сложилось неверное представление о дьяконе и о тебе, — сказала Ариста. — Неужели все крестьянские дочери в Дальгрене столь же мудры, как и ты?

Трейс выглядела смущенной.

— Разве мы мудры? — удивленно спросила она.

Ариста ласково ей улыбнулась:

— Где твоя семья?

— Из всех родных у меня остался только отец. Он в деревне, и его не пускают ко мне, но дьякон обещал помочь. Не думаю, что это важно, ведь мы все равно уедем из Дальгрена, как только я смогу двинуться в путь, потому-то я и хочу поскорее восстановить силы. Я хочу уехать отсюда. Хочу найти новое место и все начать сначала. Я выйду замуж, рожу сына и назову его Гикори.

— Прекрасные намерения, но как ты на самом деле себя чувствуешь?

— У меня все еще болит голова и, если честно, чуть-чуть подташнивает.

— Тогда нам, наверное, лучше пройти к тебе в комнату, — сказала Ариста, и они повернули обратно.

— Но мне и правда гораздо лучше. Поэтому я встала. Я ведь так и не поблагодарила Эсру. Думала, он где-то здесь.

— Эсру? — спросила Ариста. — Это деревенский доктор?

— О нет, в Дальгрене отродясь не было доктора. Эсра очень умный. Если бы не он, мы бы с отцом оба погибли. Это он изготовил лекарство, которое спасло меня.

— Похоже, он замечательный человек.

— Так и есть. Я стараюсь заботиться о нем, даю ему еду… Видите ли, он очень гордый, никогда ни о чем не попросит. Ну, я и предлагаю ему сама и вижу, что он это ценит.

— Он слишком беден, чтобы купить себе еды?

— О нет, просто у него нет рук…

Волшебник и гном сидели на скалистом уступе друг против друга и спорили, стараясь перекричать рев водопада. Солнце скрылось за деревьями, они сидели в тени, но многочисленные шпили на верхушке Авемпарты все еще отражали последние лучи алого заката.

— Тур — это не больше чем миф, — говорил Эсрахаддон гному, в то время как Ройс и Адриан подходили к водопаду.

— Это всего лишь твое мнение, — горячо возражал Магнус.

Эсрахаддон обреченно вздохнул:

— Я никогда не пойму, почему религия заставляет разумных людей верить в сказки. Даже в религиозных текстах Тур — это притча, а не реальность. Ты имеешь дело с мифами и легендами, основанными на суевериях, и воспринимаешь все буквально. Это совсем не по-гномьи. Ты уверен, что среди твоих предков не было людей?

— Ты меня оскорбляешь! — Магнус сердито уставился на волшебника. — Можешь все отрицать, но доказательство прямо перед тобой. Если бы у тебя были глаза гнома, ты бы увидел истину в его клинке. — Магнус указал на Ройса.

— О чем речь? — спросил Адриан. — Привет, Магнус. Удалось кого-нибудь прикончить за это время?

Гном вместо ответа скорчил обиженную гримасу.

— Гном настаивает, что кинжал Ройса выковал Кайл, — объяснил Эсрахаддон.

— Я этого не говорил, — огрызнулся Магнус. — Я сказал, это турский клинок. Его мог выковать кто угодно из Тура.

— Что еще за Тур? — спросил Адриан.

— Секта сумасшедших, почитавших выдуманного бога, — пояснил волшебник. — Его звали Кайл. Казалось бы, его последователи могли выдумать более благозвучное имя.

— Никогда не слышал о Кайле, — признался Адриан. — Я вообще плохо разбираюсь в религии, но один монах как-то просветил меня и рассказал о боге гномов, Дроуме, боге эльфов, Ферроле, и боге людей, Мариборе. Их сестру, богиню растений и животных, звали Мюриэль, если я не ошибаюсь. И у нее был сын, Уберлин, бог тьмы. В таком случае кто такой этот Кайл?

— Их отец, — сказал Эсрахаддон.

— Ах да, о нем я совсем забыл. Но его ведь звали не Кайл, а Эребус или как-то в этом роде. Он обесчестил свою дочь, и старшие сыновья убили его, но на самом деле он, кажется, не умер? Я мало что понял.

Эсрахаддон надменно усмехнулся:

— В религии вообще мало смысла.

— Так все-таки, кто такой Кайл?

— Поклонники культа Тура или культа Кайла, как они еще себя называют, утверждают, что бог бессмертен и не может умереть. Эти сумасшедшие появились в царствование Эстермона II и сразу же начали оправдывать Эребуса с точки зрения божественной целесообразности в том смысле, что он был пьян, когда обесчестил свою дочь, и впоследствии весьма раскаивался в содеянном. Считается, что он только притворился мертвым, чтобы его дети, тоже боги, уверились в том, что им удалось его убить. Затем он тайно явился к Мюриэль и стал молить о прощении. Она будто бы заявила, что еще не готова простить его, и сделает это только после того, как он принесет покаяние. Сказала, что он должен пройти по Элану, совершая добрые дела, но в образе простолюдина, а не как бог и даже не как король. За каждый акт самопожертвования и за каждое хорошее дело, которое будет ею одобрено, она дарует ему перо из своего великолепного одеяния. А когда одеяния не станет, она простит его и позволит вернуться домой. Легенда о Кайле гласит, что много веков назад в бедную деревеньку под названием Тур прибыл незнакомец. Никто, разумеется, не знает, где находится эта деревня, и на протяжении веков ее местонахождение определялось по-разному. Но согласно общепринятым взглядам, деревня находилась где-то в Делгосе. Во-первых, потому что ее постоянно осаждали даккийцы, и, во-вторых, из-за сходства с названием существующего портового города Тур Дель Фур. Говорят, что незнакомец назвался Кайлом. Придя в Тур и увидев бедствия его несчастных жителей, он обучил их искусству ковки оружия, чтобы они могли обороняться. С тех пор выкованные ими клинки славились во всем мире своим совершенством. Они так легко перерубали железо, словно это было дерево. Их щиты и доспехи были легкими, как пух, но прочнее камня. Обучившись мастерству, жители Тура смогли защищать свои дома. После того как они прогнали даккийцев, среди ясного неба, по легенде, раздался гром, и в руки Кайла с небес упало одинокое перышко. Он заплакал, получив этот дар, и простился с деревенскими жителями. Больше его никто не видел. Во всяком случае, никто из жителей Тура. Легенда об искуплении Кайлом своего греха пережила всех императоров. В годы их правления появилось множество вариантов истории о добрых деяниях Кайла. Но легенда о том, как он заслужил свое перо искупления, известнее прочих благодаря тому, что некогда бедная и ничем не примечательная деревушка Тур до сих пор славится своим великолепным холодным оружием.

— Я никогда не слышал о таком городе, — признался Адриан.

— Не только ты, — возразил Эсрахаддон. — Поэтому творцы мифа добавили очередную страничку к своей истории, как часто бывает, когда глупые сказки противоречат реальности. Деревню якобы завалили заказами на оружие. Турцы, однако, считали неправильным ковать оружие всем подряд. Поэтому они работали избирательно, только для тех, кто по-настоящему нуждался в нем. Однако властолюбивые короли решили силой заполучить дарованные богом секреты и стали готовиться к битве. Но в день сражения войска, устремившиеся к деревне, обнаружили, что Тур исчез со всеми своими обитателями и домами. От них не осталось ни следа, кроме одного белого перышка, которое не принадлежало ни одной из известных природе птиц.

— Складно придумано, — заметил Адриан.

— Вот именно, — ответил волшебник. — Тайна на тайне, но никаких весомых свидетельств. И все же люди продолжают в это верить.

— К вашему сведению, — заговорил Магнус, — Тур Дель Фур когда-то был городом гномов, и на нашем языке его название означает деревня Тур. В моем народе ходят легенды, что когда-то там жили великие мастера, знавшие секреты ковки металла и делавшие превосходные мечи. Любой гном в Элане отдал бы бороду за турские секреты или хотя бы за возможность рассмотреть турский клинок.

— И ты думаешь, что Альверстоун — турский клинок? — спросил Адриан.

Магнус резко повернулся к нему и вытаращил на него свои похожие на бусинки глаза.

— Как ты его назвал? — вскричал он удивленно.

— Альверстоун. Так Ройс называет свой кинжал, — простодушно объяснил Адриан.

— Адриан, хватит молоть вздор, — с досадой пробормотал Ройс, не отводя взгляда от башни.

— И где же он взял этот Альверстоун? — спросил гном, понизив голос.

— Подарок друга, — ответил Адриан. — Правильно я говорю?

— Что за друг? И где этот друг его взял? — продолжал настаивать на подробностях гном.

— Вы не забыли, что я все слышу? — возмутился Ройс и, заметив что-то, показал рукой на Авемпарту. — Смотрите.

Все четверо поднялись на ноги, вглядываясь в исчезающий силуэт башни. Солнце давно зашло, наступала ночь. Поверхность реки и башня, словно огромные зеркала, отражали мерцание звезд и сияние луны. У подножия башни зловеще курилась дымка тумана. Наверху, возле остроконечных шпилей, появился темный силуэт змея. Он расправил крылья и полетел вдоль реки. Затем сделал круг над водопадом, ловя потоки воздуха и поднимаясь все выше, и наконец, хлопая огромными крыльями, помчался над лесом в сторону Дальгрена.

— Так, значит, это его логово? — изумленно воскликнул Адриан. — Он живет в башне!

— До чего удобно, правда? — заметил Ройс. — Зверь обитает именно в том месте, где находится единственное оружие, способное уничтожить его.

— Кому удобно?

— Поживем — увидим, — сказал Эсрахаддон.

Ройс повернулся к гному.

— Ну что, мой маленький каменщик, пойдем к водопаду? Вход в реке, я угадал? — насмешливо спросил он и добавил утвердительным тоном: — Где-то под водой.

Магнус удивленно посмотрел на него.

— Я всего лишь гадаю, но, судя по твоему виду, попал в точку. Это единственное место, которое я пока не изучил. А теперь в обмен на свою жизнь ты покажешь нам, где расположен вход…

Ариста и молодые Пикеринги стояли на южной стене замка над въездными воротами и любовались закатом. Отсюда можно было обозревать и раскинувшиеся вдали поросшие лесами холмы, и внутренний двор Вестбэнка, но в то же время держаться подальше от толпившегося на нем военного люда. А внизу рыцари облачались в доспехи, лучники натягивали тетиву, покрытые попонами лошади переминались с ноги на ногу, а священники молили Новрона о вразумлении. Состязания вот-вот должны были начаться. Лежавшая за стенами замка деревня Дальгрен тонула в тревожном безмолвии. Не было видно ни огонька, ни движения.

У столба, на котором висел список участников состязаний, началась очередная потасовка. Ариста видела, как несколько мужчин замахиваются друг на друга и толкаются, вздымая клубы пыли.

— Кто там буянит на этот раз? — спросил Мовин.

Старший Пикеринг стоял, прислонившись к частоколу крепости. Он был одет в простую свободную рубаху и мягкие башмаки. Именно таким Ариста лучше всего помнила Мовина — беззаботным мальчишкой, который вызывал ее на дуэль на палках в те дни, когда она была на голову выше его и могла запросто его одолеть. Тогда у нее были мать и отец, а самой трудной задачей было вызвать ревность Ленары.

— Не могу разглядеть, — ответил Фанен, всматриваясь в толпу. — По-моему, один из них — сэр Эрлик.

— Почему они дерутся? — спросила Ариста.

— Все хотят занять место повыше в списке, — ответил Мовин.

— Не понимаю зачем. Что за разница, кто идет первым?

— Важно, если тот, кто перед тобой, убьет зверушку прежде, чем у тебя появится такая возможность.

— Но ведь только наследник может убить зверя…

— Ты и правда так думаешь? — спросил Мовин. Повернувшись, он уцепился за заостренные концы бревен и посмотрел вниз, вдоль стены. — Больше никто в это не верит.

— Кто первый в списке?

— Ну, был Тобис Рентинуал.

— Это который?

— Мы тебе про него рассказывали. Тот, с таинственной повозкой.

— Вон он. — Фанен показывал рукой на кого-то во дворе. — Фатоватый молодчик возле коптильни. Обладатель пронзительного голоса и такого неслыханного самомнения, что его сразу хочется придушить.

Мовин кивнул:

— Это он. Я заглянул под его холстину. Там было какое-то огромное устройство из дерева, веревок и шкивов. Он умудрился первым найти список и вписать свое имя. Никто не возражал, пока считалось, что это будет просто турнир. Все жаждали сразиться с ним. Но теперь мысль о том, что Тобис может стать императором, всех пугает.

— Что ты имел в виду, говоря, что он был первым в списке?

— Его спихнули, — ответил Фанен.

— Спихнули?

— Придумка Луиса Гая, — объяснил Мовин. — Куратор объявил, что продвинуться к началу списка можно через дуэль. Те, кто недоволен своей очередью, могут бросить вызов кому угодно. После объявления вызова другая сторона может либо добровольно поменяться с тем, кто объявляет вызов, либо сразиться с ним. Сэр Энден из Чедвика вызвал Тобиса на бой, и тот сразу сдался. Трудно его за это винить. Только сэру Гравину хватило смелости бросить вызов Эндену, зато еще несколько соперников сразились друг с другом за более низкие места. Все думали, что за дуэли будут присваиваться очки, но Гай заявил, что дуэль заканчивается только тогда, когда противник сдался, поэтому они продолжались часами. Многие получили ранения. Сэр Гравии сдался лишь после того, как Энден продырявил ему плечо. Он заявил, что отказывается от участия в состязаниях и завтра же уезжает, и не он один решил так поступить. Многие уже уехали, все в бинтах.

Ариста вопросительно посмотрела на Фанена:

— А ты никому не бросил вызов?

Мовин усмехнулся:

— Забавно. Как только Гай сделал свое заявление, все взгляды почему-то устремились на нас.

— Но вы не собираетесь участвовать в дуэлях?

Фанен мрачно покосился на Мовина:

— Он мне не позволяет. И к тому же мое имя в самом низу.

— Адриан Блэкуотер посоветовал нам не записываться, — объяснил Мовин.

Фанен удивленно уставился на брата и спросил:

— Ну и что из этого следует?

— То, что человек, который, даже не вспотев, может занять первое место, и не подумал включать себя в список. Либо ему известно что-то, чего не знаем мы, либо он считает, что нельзя принимать участие в таких состязаниях. Стоит выждать хотя бы первую ночь. К тому же ты ведь слышал, что сказала Ариста: не важно, кто идет первым.

— Знаешь, кого еще нет в списке? — спросил Фанен. — Лорда Руфуса.

— Да, я видел. Я думал, он вызовет Эндена на дуэль. Одно это зрелище оправдало бы нашу поездку сюда. Его и на дворе не видно.

— Он много времени проводит с архиепископом.

Ариста окинула взглядом раскинувшийся внизу двор. Совсем стемнело, от стен и деревьев тянулись длинные тени. Повсюду загорались факелы. На внутреннем дворе замка собрались сотни человек, а за стенами — еще больше. Все они разбились на небольшие группы. Люди переговаривались между собой, некоторые спорили на повышенных тонах, слышались смех и даже пение. Ариста не узнала песню, но, судя по ритму, это была вульгарная трактирная частушка. Многие произносили тосты. В угасающем свете дня виднелись темные силуэты сильных широкоплечих мужчин, чокавшихся с такой силой, что из кружек проливалась пена. И над всем этим воинством возвышался деревянный помост, построенный точно посередине двора. На нем, овеваемый дыханием вечернего ветра, стоял озаренный последними лучами заката куратор Луис Гай. Казалось, будто его красная сутана полыхает огнем, а развевавшаяся на ветру пелерина придавала ему зловещий вид.

Ариста снова посмотрела на братьев. Мовин пытался что-то добыть с помощью пальца из коренного зуба. Фанен, задрав голову, разглядывал небо. Как хорошо, что они сейчас находятся здесь, рядом с ней. Они принесли в эту глушь частичку дома, и она вдруг явно ощутила запах яблок.

В детстве Ариста и Алрик проводили летние месяцы в замке на Дрондиловых полях, подальше от городской духоты. Они лазали по деревьям во фруктовом саду за замком и ранней осенью вели яблочные бои. Подгнившие яблоки лопались прямо на ветках, брызгая на них соком, отчего потом от детей пахло сидром. Каждое дерево представляло собой суверенное владение. Они заключали между собой союзы. Мовин всегда объединялся с Алриком и кричал: «Мой король! Мой король!» Ленара выступала в союзе с Фаненом, желая защитить младшего брата от чудовищ, как она их называла. Ариста всегда была сама по себе и сражалась и с теми, и с другими. Даже когда Ленара перестала лазать по деревьям, мальчишки все еще продолжали драться с девчонкой. Ариста не возражала. Она и не замечала этого. До поры до времени вообще об этом не задумывалась.

Сейчас у нее в голове творился настоящий хаос. Столько всего нужно было обдумать… В карете при сильной тряске и под пристальным взглядом Бернис думать было трудно. Аристе отчаянно хотелось поговорить с кем-нибудь хотя бы для того, чтобы услышать собственные слова, произнесенные вслух. Мысль о том, что Саули — заговорщик вопреки воле все больше укоренялась в ее сознании. Если Саули предал отца, кому же тогда доверять? Или это Эсрахаддон предал ее? Неужели он просто использовал ее, чтобы бежать из тюрьмы? Был ли он виновен в смерти отца? Теперь старый волшебник, судя по всему, обретался где-то рядом, возможно, за этим частоколом крепости, в одном из деревенских домов. Она не знала, что делать и кому верить.

Мовин нашел то, что с таким усердием искал в зубе, и стряхнул это с пальца. Ариста открыла рот, собираясь заговорить, но не смогла подобрать нужных слов. Всю дорогу она думала о том, что надо бы обсудить с Пикерингами, по крайней мере с Мовином, разговор с архиепископом в Эрваноне. Но сейчас она прикусила язык, снова возвращаясь мыслями к давнишнему саду и запаху яблок.

— Вот вы где, ваше высочество! — воскликнула Бернис, подбегая к ней с шалью в руках. — Вам не следует показываться так поздно. Это неприлично.

— Честное слово, Бернис, в свое время тебе надо было завести собственных детей. Пора уже прекратить нянчиться со мной.

Старуха тепло улыбнулась:

— Я всего лишь забочусь о вас, дорогая. За вами нужно присматривать. В этом гнусном месте полно грубых мужчин. Лишь тонкие стены и святость архиепископа стоят между ними и вашей добродетелью. Леди вроде вас представляет собой страшный соблазн, а учитывая дикую природу этих мест, многие, казалось бы, неплохие люди могут начать совершать необдуманные поступки. — Она с подозрением посмотрела на братьев, которые ответили ей невинными взглядами. — А многих здесь вообще трудно назвать хорошими людьми. В большом замке с подобающей вашему положению свитой мужчин может удержать на расстоянии страх перед королевской кровью, но здесь, моя госпожа, в этих варварских, диких землях, они непременно потеряют голову.

— Ох, Бернис, прошу тебя…

— Началось! — взволнованно воскликнул Фанен.

В наступившей темноте открылись ворота, и сэр Энден вместе с двумя оруженосцами и тремя пажами выехал на равнину. Горели факелы. Рыцарь приготовился к сражению.

Раздался крик. Подняв голову, Ариста увидела, как по небу пронеслась черная тень. Чудовище парило в ночном небе кругами, словно ястреб. В свете луны можно было разглядеть очертания крыльев и хвоста. По толпе пронесся шепот, раздались тревожные вздохи. Быстро облетев вокруг замка, существо наконец заметило факелы, которыми размахивала на холме свита сэра Эндена.

Зверь сложил крылья и камнем рухнул с небес, нацелившись на рыцаря Чедвика. Факелы беспорядочно задвигались. Аристе показалось, что сэр Энден выставил вперед копье и бросился в атаку. До нее донеслись крики, вопли ужаса, и один за другим факелы на поле погасли.

— Следующий! — крикнул Луис Гай.

Гном повел их вверх по тропе к месту, где в свете луны виднелся огромный, выступающий из воды камень, напоминавший по форме тупой конец копья. Магнус топнул по нему ногой и показал рукой на кромку воды.

— Заходим тут. Надо нырнуть футов на двадцать, там будет дыра в береге. Подземный ход находится прямо под нами, потом поворачивает и ведет под рекой к башне.

— Это тебе твоя нога сообщила? — насмешливо спросил Ройс.

Адриан посмотрел на Эсрахаддона:

— Ты хорошо плаваешь?

— Должен признаться, что у меня не было возможности проверить с тех пор, как со мной произошло это… — Он поднял руки. — Но я умею надолго задерживать дыхание. Тащите меня за собой, если понадобится.

— Я пойду первым, — сказал Ройс, не сводя подозрительного взгляда с Магнуса. Бросив моток веревки на землю, он обвязал один конец вокруг пояса. — Отмеряйте постепенно, но держите ее крепко. Не знаю, насколько тут быстрое течение.

— Здесь нет течения, — возразил Магнус. — Подводный шельф создает небольшой водоворот. Там внизу как будто маленький омут.

— Ты уж прости, что я не верю тебе на слово. Как только спущусь, дерну за веревку три раза. Это будет знак, что можно следовать за мной. Отвяжите конец и плывите по ней вниз. Если же я прыгну и веревка натянется, как будто вы поймали рыбину, вытаскивайте меня, чтобы я лично прибил гнома.

Магнус оскорбленно насупил брови, но промолчал.

Ройс скинул плащ и соскользнул с берега в воду. Адриан вцепился в веревку обеими руками. Как только Ройс скрылся под толщей темной воды, он тут же почувствовал натяжение и начал осторожно травить веревку. Стоявший рядом с ним Магнус не выказывал признаков волнения. Гном смотрел на небо.

— Как вы думаете, что эта летучая тварь сейчас делает? — задумчиво спросил он.

— Скорее всего жрет рыцарей, — предположил Адриан. — Остается надеяться, что они ее отвлекут.

Веревка уходила все глубже и глубже в воду и наконец остановилась. Там, где веревка входила в поток, образовался небольшой белопенный след. Она трижды дернулась.

— Он нашел вход, — объявил Адриан. — Теперь твоя очередь, карлик.

Магнус сердито посмотрел на него и злобно грызнулся:

— Я гном, а не карлик.

— Полезай в реку.

Магнус подошел к краю берега. Заткнув нос пальцами, он прыгнул и скрылся под водой.

— Остались мы с тобой, — сказал Адриан, привязывая конец веревки к березе, слегка наклонившейся над рекой. — Иди первый, я следом. Посмотрим, как у тебя получится. Если понадобится, я подтяну.

Волшебник кивнул. Впервые с тех пор как они с Адрианом познакомились, он выглядел неуверенным. Эсрахаддон сделал три глубоких вдоха, быстро выдохнул, на четвертый раз задержал дыхание и прыгнул в воду ногами вперед. Адриан тут же последовал за ним.

Вода была холодной — не такой ледяной, от которой перехватывает дыхание, но холоднее, чем можно было ожидать. Шок от погружения застал Адриана врасплох. Он оттолкнулся ногами от дна, взял направление и поплыл вдоль веревки. Магнус был прав — течения здесь не было вообще, вода спокойная, как в пруду. Адриан открыл глаза. Над ним разливалось слабое сизо-серое мерцание, под ним клубилась тьма. Адриана охватила паника, когда он понял, что не видит Эсрахаддона. Будто бы в ответ на его мысли прямо под ним замигал слабый свет: от мантии обогнавшего его волшебника исходило сине-зеленое свечение. Он плыл, энергично работая руками и ногами. Невзирая на отсутствие кистей, маг неплохо справлялся со своей задачей.

В свете, который излучала его мантия, были видны берег и убегавшая вниз веревка. Она исчезала в темной дыре. Адриан проследил, как волшебник скользнул внутрь, и последовал за ним, хотя уже начал задыхаться от недостатка воздуха. Он оттолкнулся от дна и, устремившись вверх, вынырнул почти одновременно с волшебником в небольшом озерце посреди маленькой пещеры.

Ройс привязал другой конец веревки к камню. Рядом горел фонарь. Одинокий огонек легко справлялся с освещением пещеры. Они находились в гроте естественного происхождения, откуда начинался подземный ход в башню. Магнус стоял в стороне, то ли изучая стены пещеры, то ли стараясь держаться подальше от Ройса.

Как только голова Эсрахаддона показалась над поверхностью воды, Ройс вошел в воду и вытянул его на берег.

— Тебе было бы легче плыть, если бы ты снял свою… — Ройс вдруг замолк на полуслове, увидев, что мантия на волшебнике осталась совершенно сухой.

Адриан самостоятельно выбрался из подземного озера. С него ручьями стекала речная вода, капли падали на пол, подобно дождю. Звук капели эхом отдавался от стен грота. Зато Эсрахаддон выглядел так, словно и не входил в реку. Только волосы и борода казались чуть влажными.

Адриан и Ройс многозначительно переглянулись, но не сказали вслух ни единого слова. Ройс поднял фонарь над головой.

— Идешь, коротышка?

Гном недовольно заворчал и, взявшись обеими руками за свою бороду, выжал из нее воду.

— Друг мой, — сказал он примирительным тоном, — ты хоть понимаешь, что гномы старше и гораздо опытнее людей?

— Поменьше болтай, — перебил его Ройс и показал рукой на подземный ход. — Ты идешь впереди. Давай шагай. И запомни, я тебе не друг.

Пройдя пару футов вперед, они словно попали в другой мир. Стены здесь были гладкие, без единого шва, будто их выточила сама вода. Их блестящая поверхность усиливала свет фонаря, который держал в руке Ройс, отчего изгибы коридора казались на удивление яркими.

— Где мы сейчас находимся? — спросил Адриан.

— Под берегом, недалеко от того места, где мы стояли перед тем, как прыгнуть в воду, — сказал Магнус. — Отсюда туннель идет по спирали вниз.

— Невероятно, — пробормотал Адриан, разглядывая сверкающие стены. — Мы как будто внутри брильянта.

Как и предсказывал гном, подземный ход уходил вниз подобно винтовой лестнице, а когда он наконец превратился в прямой коридор, Адриан уже окончательно перестал ориентироваться в пространстве. Вскоре послышался грохот водопада, от близкого соседства с которым все вокруг слегка вибрировало. Из каменных стен и потолка сочилась вода. Тысячелетнее запустение привело к образованию на потолке кристаллических наростов, на полу виднелись минеральные отложения.

— Вода прибывает, — сказал Адриан, заметив, что лужи на полу делаются все глубже и глубже. — Выглядит немного зловеще.

— Ба! — буркнул Магнус, но больше ничего добавлять не стал.

Они с трудом пробирались по воде, обходя острые каменистые выступы. Стены коридора были покрыты резьбой в виде геометрических фигур и узоров. Более тонкие линии стерлись, вероятно, под воздействием воды, столетиями стекавшей по ним миллиардами капель. В замысловатых узорах не просматривалось каких-либо слов или узнаваемых символов. Казалось, резьба служит только для украшения. Наверху можно было с трудом различить скобы, когда-то державшие флагштоки, а по бокам виднелись стойки для фонарей. Адриан попытался представить, как подземный ход выглядел до пришествия Новрона, когда дорогу освещали яркие ряды фонарей и украшали разноцветные знамена. Вскоре туннель снова пошел вверх, и они увидели слабый свет.

Подземный ход заканчивался лестницей, ведущей наверх. Ступени были крутыми и настолько широкими, что на каждой приходилось делать по два шага, прежде чем ступить на следующую. Достигнув конца лестницы, они снова увидели звездное небо и вскоре уже стояли на каменистом выступе, служившем основанием башни. В лица им дул сильный ветер — влажный, несший с собой холодный воздух. Они стояли на краю короткого каменного моста, перекинутого над узкой расселиной, на другом конце которого возвышалась монолитная башня, казавшаяся настолько высокой, что ее пик терялся в вышине.

На другой стороне моста их поджидала еще одна лестница. Они начали подниматься по ней, медленно шагая друг за другом, хотя лестница была достаточно широкой, чтобы двое или даже трое могли идти рядом. Они преодолели пять пролетов, двигаясь по дуге вдоль наружной стены башни. На шестом пролете Ройс дождался, пока они окажутся с подветренной стороны цитадели, и объявил передышку. Внизу ревел водопад, но в их укрытии, защищенном от ветра, ночь казалась тихой. Не было слышно ни стрекота кузнечиков, ни уханья сов; сюда доносились лишь мерное журчание реки и вой вихря.

— Что за дела! — заорал Ройс, перекрывая голосом шум ветра. — Где эта проклятая дверь? Я не люблю быть на виду.

— Она впереди, уже близко, — ответил Эсрахаддон.

— Сколько у нас еще времени? — спросил Адриан, глядя на волшебника.

Тот неопределенно пожал плечами.

— Зверь возвращается сюда сразу после убийства или какое-то время еще наслаждается красотой ночи? — уточнил Ройс. — Все-таки он был заперт в башне девятьсот лет. Наверное, ему полетать охота…

— Он не человек и не животное. Это заклинание, мистическое воплощение силы. Он, конечно, выглядит живым и осознает угрозу своему существованию, но я сомневаюсь, что ему ведомы удовольствия или свобода. Повторяю, он не живое существо.

— Тогда почему он ест? — спросил Ройс.

— Он ничего не ест.

— Но зачем он каждую ночь кого-нибудь убивает?

— Я тоже думал об этом. Полагаю, что он просто выполняет последнее повеление, которое некогда получил, и скорее всего ему было приказано убить императора. Возможно, он не может найти своей цели, равно как не может улететь далеко от башни, потому что такие существа часто бывают привязаны заклинанием к месту своего сотворения или к своему создателю. И поэтому он пытается заманить его сюда. Он мог решить, что император не станет терпеть убийство своего народа и придет на помощь деревне.

— В любом случае нам лучше поторопиться, — заключил Адриан.

По мере того как они поднимались по спирали вокруг башни, ветер все время усиливался. Он свистел у них в ушах и затруднял движение вперед. В мокрой одежде было холодно, несмотря на энергичный подъем. До упиравшихся в ночное небо шпилей все еще было далеко. За очередным мостиком путь им неожиданно преградила каменная стена. Тут было от чего впасть в уныние.

Ройс разочарованно вздохнул, разглядывая тупик.

— Ты же сказал, здесь была дверь, — обратился он к волшебнику.

— Не только была, но и есть.

Адриан не видел никакой двери. Ему показалось было, что в стене перед ними заметны бледные очертания дверной рамы, но при ближайшем рассмотрении оказалось, что это сплошной камень.

Ройс недовольно поморщился:

— Что, опять невидимый портал в камне?

— Вы понапрасну тратите время, — сказал Магнус. — Вы ее никогда не откроете. Поверьте мне, я гном. Я много часов угробил на то, чтобы попасть в башню, и ничего не получилось. Камень зачарован, сквозь него не пройти. Преодолеть реку и попасть сюда раз плюнуть по сравнению с тем, что требуется для того, чтобы открыть эту дверь.

Ройс озадаченно посмотрел на гнома:

— Ты был здесь и пытался войти? Зачем?

— Я же сказал, выполнял заказ церковников.

— Ты сказал, что делал меч для лорда Руфуса.

— Так и есть, но архиепископ хотел не просто меч, а точную копию эльфийского. Он дал мне несколько старых рисунков, по ним я и делал клинок. Они оказались полезными, там были мерки и нужный материал, но это далеко не то же самое, что иметь возможность рассмотреть оригинал. — Гном с намеком посмотрел на Ройса. — Мне сказали, что в этой башне есть подобные мечи. Я пролазил тут весь день, но так и не нашел входа. Ни окон, ни дверей, только вот такие штуки.

— На клинке меча, который ты сделал, — начал Эсрахаддон, — были надписи?

— Ага, — ответил Магнус. — Они очень настаивали, чтобы надписи на копии были точно такие же, как в книгах.

— Вот оно что, — с видом озарения прошептал Эсрахаддон. — Церковь здесь не из-за меня, но и наследника они не ищут. Они здесь для того, чтобы создать наследника.

— Создать наследника? Не понимаю, — сказал Адриан. — Разве они не хотят убить наследника?

— Да, но они могут сотворить покорную себе марионетку. Этого Руфуса избрали, чтобы заменить истинного наследника. По легенде лишь потомок Новрона может убить Гиларабрина. Смерть этого создания станет неопровержимым доказательством того, что их кандидат — наследник. Таким образом, они не только обеспечат себе возможность диктовать свою волю королям, но и помешают мне восстановить власть истинного наследника. Кто поверит объявленному вне закона волшебнику после того, как их ставленник убьет Гиларабрина? Они позволят нескольким дуракам сразиться и погибнуть, чтобы доказать неуязвимость чудовища. Затем наступит очередь Руфуса, у которого будет меч с именем зверя, он убьет его и станет императором. Руфус будет считаться главой империи, а церковь вернет себе власть и преобразует империю по своим канонам. Надо сказать, прекрасный ход. Должен признаться, я этого не ожидал.

— Некоторым королям будет что сказать на этот счет, — заметил Адриан.

— Они знают не больше вашего. Церковь с этим разберется, я уверен.

— Так нам все еще надо попасть внутрь? — спросил Адриан.

— О да, — ответил волшебник. — Сейчас более чем когда-либо. — Он усмехнулся. — Только представьте, что будет, если другой участник убьет зверя раньше, чем Руфус.

Гном презрительно фыркнул:

— Я же сказал, вы туда не попадете. Это сплошной камень.

Волшебник снова посмотрел на стену.

— Открой ее, Ройс, — сказал он повелительным тоном.

— Что именно прикажешь мне открыть? — скептически усмехнулся Ройс. — Это голая скала. Здесь нет ни задвижки, ни замка, ни даже шва. Может, у кого-нибудь есть заговоренный драгоценный камень?

— Это не драгоценный замок, — возразил волшебник.

— Согласен, уж я-то знаю, — с видом знатока вставил свое слово Магнус.

— Все равно попробуй, — продолжал настаивать волшебник, глядя на Ройса. — За этим я позвал тебя сюда, помнишь?

Ройс еще раз осмотрел стену и недовольно нахмурился.

— Как?

— Задействуй свое чутье. Ты открыл дверь моей темницы, а там тоже не было задвижки.

— Мне просто повезло.

— А вдруг тебе снова повезет. Попробуй!

Пожав плечами, Ройс вплотную подошел к стене и положил на нее руки. Кончики его пальцев заскользили по поверхности, пытаясь на ощупь отыскать то, чего не могли увидеть глаза.

— Пустая трата времени, — сказал Магнус. — Последнему глупцу понятно, что такой замысловатый замок без ключа не откроешь. Уж кому не знать, как мне! Я делал такие вещи. Их создают для того, чтобы воры вроде него не смогли попасть внутрь.

— Ты недооцениваешь Ройса, гном, — сказал Эсрахаддон. — Он отнюдь не обыкновенный взломщик. Я сразу понял это, едва его увидел. Уверен, он сможет открыть эту дверь. — Волшебник повернулся к Ройсу, который уже начинал злиться. — Прекрати пытаться открыть ее и просто открывай. Не думай об этом. Просто делай.

— Что делать? — раздраженно спросил Ройс. — Если бы я знал, как ее открыть, я бы давно уже это сделал!

— Тебе не надо знать, не надо думать. Перестань быть обыкновенным вором. Просто открой дверь.

Ройс мрачно посмотрел на волшебника.

— Ладно, — сказал он, надавил ладонью на каменную стену и в изумлении отдернул руку.

Лицо Эсрахаддона выразило неподдельный восторг.

— Я так и знал! — воскликнул волшебник.

— Что ты знал? Что случилось? — спросил Адриан.

От растерянности Ройс начал смеяться, потому что происходящее казалось ему верхом нелепости.

— Я просто толкнул ее…

— И?

— Что значит и?.. — спросил Ройс, тыча пальцем в стену.

— И что случилось? Что тебя так развеселило?

Адриан уставился на стену в надежде заметить какие-нибудь изменения: трещинку, крошечную задвижку, замочную скважину. Ничего! Стена выглядела так же, как раньше.

— Она открылась, — сказал Ройс.

Адриан и гном озадаченно посмотрели на него.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Адриан.

Ройс кивнул головой на гладкую каменную стену, как будто это все объясняло.

— Вы что, слепые? Дверь широко открыта. Виден коридор, который…

— Можешь не стараться, — перебил его волшебник. — Они ничего не видят.

Ройс переводил недоуменный взгляд с Эсрахаддона на Адриана и обратно.

— Послушай, Адриан. Ты что, не видишь широко открытых дверей? Они же двойные, гигантские, высотой в три этажа.

Адриан отрицательно покачал головой:

— Все выглядит так же, как раньше.

Магнус кивнул в подтверждение его слов.

— Они ничего не видят, потому что никогда не смогут войти внутрь, — пояснил волшебник, глядя в пространство перед собой.

Ройс проследил за взглядом колдуна, и глаза его расширились от удивления.

— О чем это вы говорите? — спросил Адриан.

— Мы имеем дело с эльфийской магией, рассчитанной на то, чтобы не дать врагу пройти сквозь эти стены, — сказал Эсрахаддон. — Все, что они видят, все, что встает на их пути, есть сплошной камень. Портал для них закрыт.

— А ты видишь портал? — спросил Ройс Эсрахаддона.

— О да, очень четко.

— Но почему мы с тобой видим, а они нет?

— Я уже сказал, это магия. Заклятие не позволяет врагам проникнуть в башню. Так случилось, что девятьсот лет назад эльфы сами меня сюда пригласили. Поскольку сразу после моего визита башня оказалась заброшена, разрешения никто не успел отменить. — Он показал подбородком на то, что все еще виделось Адриану как сплошная каменная стена. — Однако не думаю, что я смог бы открыть эту дверь, даже будь у меня обе руки. Поэтому мне нужен был ты, Ройс.

— А почему именно я?

На лице Ройса вдруг появилось выражение понимания, и он изумленно уставился на волшебника.

— Так ты знал?

— Еще бы не знать. А иначе какой же из меня волшебник?

Ройс явно смутился, потом подозрительно посмотрел на Адриана. Тот улыбнулся.

— И ты тоже знал?

Адриан недовольно нахмурился:

— Ты всерьез думал, что, работая с тобой столько лет, я не догадаюсь? В общем-то все и так ясно.

— Ты никогда ничего не говорил…

— Я думал, ты не хочешь об этом говорить. Ты так ревниво оберегаешь свое прошлое, приятель. Во многие двери я бы даже стучаться не стал. Честное слово, иногда я даже сомневался, что ты об этом знаешь.

— Что знает? О чем вы тут говорите? — требовательно спросил сбитый с толку Магнус.

— Не твое дело, — сказал Адриан. — Но выходит, нам с гномом придется с вами расстаться, раз мы не можем войти в башню. Тогда я сразу заявляю, что не намерен сидеть на пороге и дожидаться, пока летучая ящерица вернется домой.

— Возвращайтесь обратно, — сказал Эсрахаддон. — Дальше мы с Ройсом пойдем одни.

— Сколько это займет времени? — спросил Адриан.

— Несколько часов. Может быть, сутки.

— Я надеялся уйти до возвращения твари, — сказал Ройс.

— Никак не получится. Но разве для тебя это проблема? Уверен, тебе и раньше случалось совершать кражи в присутствии хозяев.

— Да, но им я был не по зубам, а эта тварь может проглотить меня в один присест.

— Что ж, придется действовать очень осторожно…

Глава 10 УТРАЧЕННЫЕ МЕЧИ

Епископ Сальдур сидел за пиршественным столом в большой зале вестбэнкского замка рядом с архиепископом Галиеном, куратором Луисом Гаем и лордом Руфусом.

— На мой взгляд, ночь прошла недурно, — заявил епископ, отрезая себе кусок сыра на завтрак.

В зале было довольно темно. Высокий балочный потолок отнюдь не способствовал улучшению освещенности, и, быть может, именно поэтому здесь воцарилась гнетущая атмосфера безысходности. В деревянном замке вообще было очень мало окон, поэтому неудивительно, что Сальдур чувствовал себя так, словно находится в зверинце, в норе сурка или хатке бобра. Ему категорически не нравилась мысль о том, что именно в этой жалкой лачуге зародится Новая империя, но он был человеком прагматичным. Цель оправдывает средства. Главное, финал. Либо все получится, либо нет, только так следует оценивать дело. Эстетикой можно будет заняться позже.

Им предстоит основать империю! Человечество слишком долго носилось без руля и без ветрил. Миру требуется сильная рука, которая будет в состоянии удержать этот руль, и зоркие глаза, способные прозревать будущее и направлять судно в тихие, спокойные воды.

Сальдур представил себе этот новый мир, процветание и безопасность которого обеспечивались бы силой. Феодальная система, укоренившаяся в четырех государствах, не давала королевствам развиваться, сковывала их цепями бедности и разности интересов. Им требовалось единое правительство под управлением просвещенного государя и талантливых, образованных чиновников, которые зорко следили бы за каждой стороной жизни страны. Трудно даже представить себе, каких высот можно достигнуть, объединив человечество под властью одного правителя. Они смогут реформировать земледелие, равномерно распределяя его плоды по ценам, доступным даже самым бедным слоям населения, искоренив таким образом голод. Общее для всех законодательство поможет устранить произвол, несправедливость и пристрастность мстительных тиранов. Знания со всех концов земли можно будет собрать в одном хранилище, где великие умы смогут учиться и развивать новые идеи. Они смогут покрыть землю множеством взаимосвязанных, улучшенных дорог, снабдить города подземными стоками, чтобы навсегда избавить их от присущего им зловония. Даже если все это начнется в маленькой деревянной хижине на окраине мира, все, что здесь творится, — небольшая цена за будущее благоденствие.

— Сколько у нас погибших? — спросил епископ.

Архиепископ пожал плечами, а Руфус и вовсе уставился в свою тарелку с бараниной, сделав вид, что не слышал вопроса.

— Вчера зверь убил пятерых состязателей, — бесстрастно ответил Луис Гай, подцепив кончиком кинжала пирожок.

Сей рыцарь Нифрона не переставал поражать Сальдура. Это был своего рода меч в образе человека, такой же острый, резкий, законченный и не менее элегантный по внешнему виду. Казалось, он всегда стремится к невидимой цели, идет к ней с пылающим взглядом, расправив плечи, с гордо поднятой головой. На его лице словно застыла суровая маска, отпугивающая любого, кто осмеливался вступить с ним в спор или принять его вызов. Даже после всех этих дней, проведенных в глуши, ни одна ниточка не выбивалась из своего места. Он был воплощением церкви и ее идеалов.

— Всего пятерых?

— После того как пятый был разорван надвое, никто не осмелился занять его место. Пока все раздумывали, зверь улетел.

— Как вы считаете, пятерых смертей достаточно, чтобы доказать, что зверь неуязвим? — спросил их всех Галиен.

— Нет, но, возможно, у нас нет выбора. Я не уверен, что после этой ночи многие вызовутся добровольцами, — ответил Гай. — Прежний энтузиазм у охотников на зверя несколько угас.

— Но вы готовы, лорд Руфус? Если больше никто не вызовется? — спросил архиепископ, поворачиваясь к грубому воину, сидевшему в углу стола.

Лорд Руфус поднял голову. Он был целиком поглощен завтраком, обгладывая баранью ножку, отчего его спутанная борода покрылась налетом жира. Руфус смотрел на сотрапезников из-под тяжелой завесы кустистых рыжих бровей.

— Не знаю, не знаю, — сказал он, выплевывая мелкую косточку. — Зависит от того, сможет ли меч, который выковал гном, проткнуть шкуру нашей зверушки.

— Наши писцы сверили работу гнома с древними записями, — ответил Сальдур. — Знаки на мече полностью совпадают со знаками на других мечах, которыми можно было убить подобное чудовище.

— Если меч его проткнет, я его убью, — сыто усмехнулся Руфус. — Готовьтесь к моей коронации.

Он снова вонзил зубы в баранью ножку, набивая рот темным мясом.

Сальдур никак не мог поверить, что Патриарх выбрал именно этого болвана на роль императора. Если Гай был мечом церкви, то Руфус был ее молотом, тупым рабочим инструментом. Уроженец Трента, он мог обеспечить империи верность северных королевств, чего вряд ли можно было добиться иным путем. Это увеличивало их силу. Помимо того, он был чрезвычайно популярен в Аврине и Калисе. Против него будет меньше протестов. Воинская слава, несомненно, поможет ему убить Гиларабрина и одолеть народную оппозицию патриотов. Проблема, по мнению Сальдура, заключалась в том, что Руфус, человек неразумный и грубый, обладал не только сердцем, но и головой вояки. Любую проблему он решал одним и тем же путем: забивал ее до смерти. Его будет трудно контролировать, но сейчас уже не имело смысла ломать голову над тем, как управлять империей, которой еще даже не существует. Сначала ее надо создать, а уж потом беспокоиться о качествах императора. Если от Руфуса будет слишком много неприятностей, им останется только проследить за тем, чтобы у новоиспеченного императора появился сын, а как только ребенок окажется под их опекой, Руфус скоропостижно скончается.

— Что ж, похоже, все идет по плану, — сказал Галиен.

— Так вы за этим меня вызвали? — раздраженно спросил Гай.

— Нет, не только, — ответил Галиен. — Сегодня утром до меня дошли неожиданные новости, и я подумал, что вам будет интересно услышать их, Луис. Карлтон, пригласите дьякона Томаса войти.

Карлтон, дворецкий Галиена, разливавший разбавленное водой вино, тут же вышел из-за стола и открыл дверь в коридор со словами:

— Их преосвященство готовы вас принять.

В комнату вошел пухлый невысокий человек в одеянии клирика.

— Луис Гай, лорд Руфус, позвольте представить вам дьякона Томаса из деревни Дальгрен. Томас, это лорд Руфус, куратор Гай, а с епископом Сальдуром вы, конечно же, уже знакомы.

Томас кивнул, нервно улыбаясь.

— А в чем дело? — спросил Гай, словно Томаса и вовсе здесь не было.

— Ну же, Томас, расскажите куратору то, что сообщили мне.

Дьякон переминался с ноги на ногу, избегая смотреть кому-либо в глаза. Он заговорил таким тихим голосом, что им пришлось напрячься, чтобы расслышать его.

— Я просто говорил его преосвященству, что в отсутствие маркграфа я следил тут за порядком. В деревне настали трудные времена, воистину трудные, но я сделал что мог, чтобы поддержать порядок в замке. Я был не согласен с тем, чтобы позволить им вломиться в дом, пытался их остановить, но ведь я в одиночку ничего не мог сделать. Это было невозможно…

— Да-да, а теперь расскажите нам о калеке, — перебил его архиепископ.

— Ох, конечно. Эсра поселился здесь, ну не знаю, с месяц назад, он…

— Эсра? — переспросил Гай, резко подскочив на месте.

Он вопросительно посмотрел на архиепископа и Сальдура, которые в ответ многозначительно улыбнулись ему.

— Да, так его зовут, — ответил дьякон Томас. — Он ничего о себе не рассказывал, но деревенские жители, а народ у нас добрый, по очереди кормили его, поскольку у бедняги нет рук.

— Это Эсрахаддон! — процедил сквозь зубы Гай. — Где эта змея сейчас находится?

Столь резкая и неожиданная реакция куратора еще больше напугала Томаса. Он сделал шаг назад.

— Ну я не знаю, он приходит и уходит. Хотя, помнится, раньше, до того как прибыли двое незнакомцев, он проводил в деревне куда больше времени.

— Что за незнакомцы? — спросил Гай.

— Друзья семьи Вуд, кажется. Во всяком случае, они приехали с Трейс и проводят много времени с ней и ее отцом. С тех пор как они приехали, Эсра в основном общается с молчуном… Кажется, его зовут Ройс.

— Ройс Мельборн и Адриан Блэкуотер, воры, которые помогли волшебнику бежать из тюрьмы Гутария, и сам Эсрахаддон здесь, в этой деревне? — воскликнул в изумлении Гай.

Сальдур и Галиен одновременно закивали головами.

— Любопытно, не так ли? — заметил архиепископ. — Возможно, мы обратились не к тому человеку, когда просили Аристу помочь найти мага. Похоже, он предпочел довериться этим ворам. Вопрос заключается в том, зачем все они здесь собрались. Их появление в захолустной деревушке именно в тот момент, когда мы собираемся короновать императора, нельзя считать простым совпадением.

— Он не мог знать о наших планах, — возразил Гай.

— Но он все-таки волшебник, они умеют раскрывать чужие тайны. В любом случае вам следует разузнать, что он задумал.

— Только это надо сделать как можно осторожнее, — добавил Сальдур. — Не хотелось бы убивать этого лиса, пока он не приведет нас к своей норе…

Адриан скатал одеяло в валик и закрепил его двумя кожаными ремешками. Все оставшееся снаряжение, в том числе спальные мешки и еда, уже было аккуратно разложено на земле. Ройсу удалось спасти свое седло, уздечку и переметные сумки, но Адриан потерял свои припасы и оружие, когда Милли умчалась в лес. Ехать на одной лошади вдвоем, да еще везти с собой все эти вещи было невозможно. Адриан решил идти обратно пешком, а весь груз навьючить на Мышку.

— Вот ты где!

Адриан поднял голову и увидел Терона Вуда, который приближался к нему со стороны дома Ботвиков. Судя по пустому ведру в руке, он пришел к колодцу за водой.

— Мы не видели тебя прошлой ночью. Боялись, как бы чего не случилось.

— Похоже, ночь прошла удачно, — сказал Адриан.

— В деревне, может, и так. Но те, кто в замке, так просто не отделались. Мы слышали крики, вопли, и сегодня утром никто не праздновал победу. Думаю, битва с чудовищем пошла не так, как задумывалось. — Крестьянин окинул взглядом готовые к погрузке вещи. — Я смотрю, сборы закончены. Значит, тоже решил уехать?

— Не вижу причин оставаться. Нас здесь больше ничто не держит. Как Трейс?

— Хорошо. Говорит, что заводит знакомства со знатью. Она уже ходит, и головные боли почти прошли. Думаю, завтра утром двинемся в дорогу.

— Рад это слышать, — сказал Адриан.

— Кто твой друг? — Терон указал на гнома, сидевшего в нескольких футах от них в тени тополя.

— Ах да. Терон, познакомься с Магнусом. Он не то чтобы друг, скорее помощник. — Подумав, он добавил: — На самом деле он скорее враг, за которым я присматриваю.

Терон озадаченно кивнул. Гном пробормотал что-то, чего никто не расслышал.

— Как насчет урока? — спросил Терон.

— Ты шутишь? Какой в этом сейчас смысл, если вы оба завтра уезжаете?

— У тебя есть другие дела? К тому же на дороге бывает опасно, не помешает разучить парочку фокусов. Или ты намекаешь, что хочешь получить деньги сейчас?

— Нет, не надо денег, — отмахнулся Адриан. — Бери палки.

К полудню стало жарко. Адриан весь покрылся потом. Он долго фехтовал с Тероном, у которого все стало получаться гораздо лучше. Магнус сидел на перевернутом ведре, с интересом наблюдая за ними. Адриан объяснял, как правильно становиться в позитуру, как наносить уколы и захватывать оружие противника. Демонстрировать это на палках было сложно.

— Если держать меч обеими руками, теряешь подвижность и размах, зато приобретаешь невероятную силу. Хороший воин знает, когда использовать одну руку, а когда две. Но если нужно глубоко вонзить меч в прочные доспехи, если ты, конечно, не держишь в другой руке щит, то хватай головку рукояти обеими руками и вонзай. Не забудь кричать в этот момент, как я тебя учил. Направляй удар в цель со всей силы. Нагрудник не остановит удар мечом. Они не предназначены для этого. Доспехи защищают от замаха или режущего удара и могут отразить острие при ударе, поэтому профессиональные фехтовальщики носят гладкие доспехи без украшений. Когда все эти принцы и герцоги выбирают шикарные позолоченные нагрудники и легкий тонкий металл с обильной гравировкой, это все равно как повесить на себя мишень. Конечно, они не так уж часто сражаются. Всю работу за них делают рыцари, а сами они просто расхаживают в красивых доспехах. В общем, при ударе надо целиться в складки, вмятины или швы на доспехах, во что-нибудь, что удержит острие. Подмышки — превосходная цель. Или та часть шлема, которая защищает нос. Воткни четырехфутовый меч под нос противнику, и тебе не придется волноваться насчет контратаки.

— Разве можно чему-то научить этого бедолагу без настоящих мечей? — раздался поблизости чей-то голос.

Повернувшись на звук, Адриан увидел Мовина Пикеринга. На сей раз он был в простой синей рубахе. Щеголеватый лорд провинции Галилин снова превратился в мальчика, которого Адриан впервые встретил на Дрондиловых полях. Он держал в руках два меча, а за спиной у него висели два небольших круглых щита.

— Я увидел вас со стены и решил, что это может вам пригодиться. — Он протянул Терону щит и меч. Тот смущенно принял их. — Это наши с Фаненом запасные.

Терон с подозрением посмотрел на юношу, потом повернулся к Адриану.

— Давай, — сказал тот, рукавом вытирая пот с лица. — Он прав. Тебе надо привыкать к настоящим ощущениям.

Терон не сразу разобрался, как следует держать меч и щит. Мовин показал ему, как просунуть руку под кожаные ремни щита.

— Видишь, Адриан? Ученику необходимо разъяснять, как надевается настоящий щит, если, конечно, он не собирается все время сражаться с кленами. А где твои мечи?

Адриану стало стыдно, и он смущенно признался:

— Я их потерял.

— Разве ты не носишь с собой столько, что хватило бы на пятерых?

— Неудачная выдалась неделька.

— А ты, интересно, кто такой? — спросил Мовин, заметив гнома.

Адриан собрался было ответить, но передумал. Алрик скорее всего рассказывал Мовину про гнома, который убил его отца.

— А, это? Да так, никто.

— Ясно, — рассмеялся Мовин и помахал гному рукой. — Рад познакомиться, господин Никто. — Присев на край колодца, он скрестил руки на груди. — Давай покажи, чему он тебя научил, — сказал он Терону.

Адриан и Терон возобновили сражение, на сей раз медленнее, поскольку острые мечи пугали фермера. Он начал раздражаться.

— А ты сам-то умеешь обращаться с этими штуками? — спросил он, сердито глядя на Мовина.

Юноша удивленно вскинул брови.

— Любезный сэр, разве мы не были представлены друг другу? Мое имя — Мовин Пикеринг. — Он озорно ухмыльнулся.

Терон глуповато сощурился и вопросительно посмотрел на Адриана. Тот промолчал. Терон снова повернулся к юноше:

— Я спросил, умеешь ли ты обращаться с мечом, сынок, а не как тебя звать.

— Ну, я… Ладно, не важно. Да, я умею пользоваться мечом.

— Так вот, я всю жизнь провел в деревеньках не намного больше этой, работал в поте лица на земле, и я никогда не видел, как дерутся на мечах. Было бы неплохо посмотреть со стороны, что я должен делать. Ну, как там надо по правилам…

— Ты хочешь увидеть показательное выступление?

Терон кивнул.

— Я даже не знаю, соображает ли Адриан, что он делает, — с простоватой улыбкой сказал он.

— Хорошо, — сказал Мовин, согнув пальцы и встряхнув руками.

Он подошел ближе, широко улыбаясь, как будто Терон только что пригласил его сыграть партию его любимой игры.

Магнус и Терон сели на землю, чтобы понаблюдать за тем, как Адриан и Мовин проходили основные ходы, а затем продемонстрировали их на настоящей боевой скорости. Затем Адриан объяснял каждый маневр и комментировал каждое действие:

— Вот сейчас Мовин думал, что я нанесу режущий удар в направлении его бедра, и на мгновение расслабился. Он сделал так потому, что я намекнул на это, слегка опустив плечо, так что еще до того, как нанести удар, я знал, что сделает Мовин, поскольку я направлял его. Строго говоря, я знал, что он сделает, еще до того, как он сам это понял, а это очень удобно во время поединка.

— Довольно уроков, — сказал Мовин. Его явно раздражала демонстрация ошибок на его примере. — Покажем ему, как это делается по-настоящему.

— Хочешь реванша? — спросил Адриан.

— Да, вдруг тебе в прошлый раз просто повезло?

Адриан улыбнулся и буркнул себе под нос:

— Ох уж мне эти Пикеринги.

Он снял рубашку, вытер лицо и руки и бросил ее на траву, затем поднял меч и занял позицию. Мовин бросился в атаку, и поединок начался. Мечи со свистом рассекали воздух, двигаясь так быстро, что их очертания расплывались. Адриан и Мовин кружились на цыпочках, и пыль вздымалась вокруг них с такой силой, что возле колен у них уже клубилось небольшое облако.

— О, Мар, спаси и сохрани! — удивленно воскликнул старый крестьянин.

Противники вдруг резко, как по команде, остановились, тяжело дыша. Мовин бросил на Адриана удивленный и одновременно недовольный взгляд.

— Ты играешь со мной, — сказал он сердито.

— Я думал, что в этом и заключается смысл нашей затеи. Или ты хочешь, чтобы я тебя проткнул на самом деле?

— Вовсе нет, но он правильно сказал: «О, Мар, спаси и сохрани!» Я никогда не видел, чтобы так сражались. Это просто невероятно.

— По-моему, вы оба творите что-то невероятное, — заметил Терон. — Никогда ничего подобного не видел.

— Вынужден согласиться, — вставил Магнус, вскочив на ноги и угодливо кивая.

Адриан подошел к колодцу, выплеснул на себя полведра и тряхнул головой, избавляясь от остатков воды.

— Серьезно, Адриан, — спросил Мовин, — где ты этому научился?

— От человека по имени Данбери Блэкуотер.

— Блэкуотер? Разве это не твое имя?

Адриан кивнул. Лицо его приняло меланхоличное выражение.

— Это был мой отец.

— Был?

— Он умер.

— Он был солдатом? Наверное, военачальником?

— Он был кузнецом.

— Кузнецом? — изумленно переспросил Мовин.

— В деревне не намного больше этой. Делал подковы, грабли, утварь.

— Хочешь сказать, что деревенский кузнец обладал тайными знаниями тешлоров? Я знаю технику тек’чин, которой меня обучил отец. Могу только догадываться, но, похоже, все, что ты делаешь, это и есть утраченные приемы тешлоров.

Заметив устремленные на него недоуменные взгляды, Мовин воскликнул:

— Тешлоры! Вы что, не понимаете? — Он сделал возмущенные глаза и обреченно вздохнул. — Вот замечательно, я имею дело с такими дремучими еретиками. Тешлоры были величайшими рыцарями в мире, личными охранниками императора. Считается, что сам Новрон обучил их пяти техникам сражения. Тек’чин — всего лишь одна из них, но одного этого знания было достаточно, чтобы сделать семью Пикерингов легендой. Твой отец явно владел ею, да и, судя по всему, другими техниками тешлоров, которые, как я считал, были утрачены почти тысячелетие назад, а ты говоришь, он был кузнецом. Наверняка он был величайшим воином своего времени. Ты не знаешь, чем он занимался до твоего рождения?

— Думаю, тем же, чем и после.

— Тогда откуда он знает техники боя?

Адриан задумался:

— Я всегда считал, что он научился этому, пока служил в местной армии. Несколько мужчин из деревни были солдатами его превосходительства. Кажется, он участвовал в боях. По крайней мере он говорил так, как будто это правда.

— Ты когда-нибудь его спрашивал?

Беседу прервал стук копыт. Трое всадников въехали в деревню со стороны замка маркграфа. Все они были облачены в черно-красное платье, на груди у них красовалось изображение расколотой короны. Их предводителем был высокий худощавый человек с длинными черными волосами и коротко подстриженной бородой.

— Превосходное фехтование, — сказал он, резко осаживая коня возле Адриана.

Его вороной жеребец был покрыт черно-красной попоной, украшенной бахромой. Над гривой коня покачивался черный плюмаж не меньше фута высотой. Конь фыркал и бил копытом оземь.

— А я все гадал, почему сын графа Пикеринга не участвует сегодня в состязаниях, — насмешливо произнес всадник. — Но теперь я вижу, что он нашел куда более достойного партнера для упражнений. Кто же этот великолепный воин? — театрально воскликнул он и повернулся в седле к Адриану: — Почему же я не видел вас в замке?

— Я здесь не для того, чтобы соревноваться за корону, — спокойно сказал Адриан, натягивая рубашку.

— Нет? Какая жалость. Вы определенно кажетесь мне достойным кандидатом. Как ваше имя?

— Адриан.

— Приятно познакомиться, сэр Адриан.

— Просто Адриан.

— Ясно. Вы живете здесь, просто Адриан?

— Нет.

Похоже, всаднику отнюдь не понравился столь краткий ответ. С угрожающим видом он подъехал еще ближе.

— Тогда что вы здесь делаете?

— Я тут проездом, — ответил Адриан в своей обычной дружелюбной манере и даже слегка улыбнулся.

— Правда? Проездом через Дальгрен? Куда же надо направляться, чтобы Дальгрен оказался по пути?

— Да куда угодно, в зависимости от видов на будущее, вам не кажется? Я хочу сказать, все дороги куда-нибудь да ведут, не так ли? — Необходимость защищаться начинала его утомлять, и он перешел в наступление. — Почему именно вам это так интересно?

— Я куратор Луис Гай, и я руковожу этими состязаниями. Я должен знать, все ли участники отметились в списках.

— Я уже сказал вам, что я не участвую.

— Сказали, — произнес Гай, пристально разглядывая всех собравшихся на поляне, причем особое внимание он обратил на Магнуса. — Вы здесь проездом, вы уже говорили. Но возможно, ваши спутники захотят записаться.

Адриан почувствовал в словах Гая какой-то подвох, но все равно решил парировать этот словесный выпад.

— Никто из моих спутников не хочет записываться, — сказал он уверенно.

— Ах, никто из ваших спутников?

Адриан прикусил язык, догадавшись, что попался на финт и ляпнул лишнее. Это действительно был обманный маневр. Адриан мысленно выругался.

— Так вы не один? — заметил куратор. — А где же остальные?

— Понятия не имею.

— Вот как? Так вы не знаете, где они?

Адриан отрицательно покачал головой, решив помалкивать. Чем меньше слов, тем меньше ошибок.

— Правда? То есть они могли бы сейчас броситься в водопад, а вам до этого нет дела?

— Я этого не говорил, — раздраженно сказал Адриан.

— Но вы не считаете нужным знать, где они?

— Они взрослые люди.

Куратор насмешливо улыбнулся:

— И кто же эти люди? Прошу вас, скажите мне, чтобы я мог справиться о них позже.

Адриан мысленно чертыхнулся, слишком поздно осознав свою ошибку. Этот человек был умен, слишком умен для него.

— Имена вы тоже забыли? — спросил Луис Гай, наклоняясь в седле вперед.

— Нет…

Адриан изо всех сил тянул время, чтобы успеть обдумать ответ.

— Так как их зовут?

— Ну, — начал он, искренне сожалея, что при нем нет его родных мечей. — Как я уже сказал, я не знаю, где они. Мовин, конечно, здесь, но я понятия не имею, куда подевался Фанен.

— Вы, верно, ошиблись. Пикеринги прибыли сюда вместе со мной и прочими участниками состязаний, — насмешливо сказал Гай.

— Это так, но они собирались вернуться домой со мной.

Гай недоверчиво прищурился:

— Хотите сказать, что вы приехали сюда один и к тому же, по вашим словам, проездом, после чего решили просто так присоединиться к Пикерингам?

Адриан снисходительно улыбнулся вместо ответа. Эта была слабая, неуклюжая ложь. Если бы они фехтовали, он бы бросил меч и повалил противника на землю. Но больше он ничего не мог сделать.

— Пикеринг, это правда?

— Чистейшая, — без колебаний ответил Мовин.

Гай снова посмотрел на Адриана.

— Как вам повезло, — разочарованно сказал он. — Что ж, не смею больше задерживать, продолжайте свои упражнения. Хорошего дня, господа.

Трое всадников умчались в сторону реки.

— Мороз по коже, — пробормотал Мовин, глядя им вслед. — Если куратор тобой заинтересовался, добра не жди, особенно если это Луис Гай.

— Кто он такой? — спросил Адриан.

— Мне известны только слухи. Он религиозный фанатик, но даже в церкви его многие боятся. Человек, по воле которого исчезают короли. Говорят, он помешан на том, чтобы найти наследника Новрона.

— Как и все сереты, разве нет?

— Согласно церковной доктрине, да. Но он действительно помешан. Ясно, почему он здесь.

— А его спутники?

— Сереты, рыцари Нифрона, личная тайная армия куратора. Они не отвечают ни перед королями, ни перед государствами, только перед кураторами и Патриархом. — Мовин сочувственно посмотрел на Адриана и добавил: — Оставь себе меч. Сейчас опасно оставаться безоружным.

Хотя Ройс погасил фонарь задолго до возвращения зверя, он прекрасно видел в темноте. К тому же слабый свет, словно сквозь дымчатое стекло, начал проникать через стены Авемпарты. Вскоре это тусклое сияние из синеватого превратилось в молочно-белое, и Ройс догадался, что наступил день.

По мере восхождения солнца внутри башни происходили удивительные перемены. Это был великолепный радужный мир изящества и красоты. Высоко, в нескольких сотнях футов над его головой, открылись взору изящные изгибы воздушных арок. Казалось, их далекие своды растворяются в тумане облаков. Стены башни приглушал рев водопада, находившегося рядом, превращая его в тихий, умиротворяющий гул.

Там же, наверху, реяли тонкие, будто паутина, знамена. На каждом из них посверкивали символы, значение которых было Ройсу непонятно. Возможно, это были королевские штандарты с цитатами из неких кодексов, указатели направления или просто красивый орнамент. Даже по истечении почти тысячи лет эти искусно выполненные узоры все еще выглядели четкими и яркими. Это высочайшее мастерство было порождением недоступной воображению культуры, которая намного превосходила возможности и умения современных людей.

Ройс никогда прежде не бывал в эльфийских зданиях. Он видел этот мир впервые, и его вдруг охватило удивительное чувство покоя и умиротворенности. Это место было таким тихим, таким красивым. Ройс никогда не видел ничего подобного, но оно казалось ему знакомым, хотя его разум восставал против этого нарастающего ощущения узнавания. Он шел по коридорам, и на него снисходил покой. Самые формы и тени затрагивали в его душе струны, о существовании которых он и не подозревал. Все это говорило с ним на языке, которого он не понимал. В лавине ощущений, захвативших его, он распознавал то слово, то фразу, которые одновременно завораживали его и ставили в тупик. Он бесцельно бродил по бесконечным коридорам и бесчисленным помещениям башни, словно бывший узник темницы, ослепленный ярким светом свободы.

Он переходил из комнаты в комнату, шагал по лестницам и балконам, не придерживаясь определенного направления, просто передвигаясь, разглядывая и прислушиваясь, пока наконец не заметил, что каждый его шаг оставляет четкий след на вековом слое пыли, покрывавшем башню. Ройс не любил оставлять следов. Однако он с интересом отметил, что там, где он потревожил пыль, становилась видна прозрачная поверхность, напоминавшая застывшую воду.

Проходя через различные покои, он чувствовал себя так, словно попал в музей, затерянный в остановившемся времени. На столах с отодвинутыми пустыми стульями все еще стояли тарелки. Некоторые стулья и кресла так и остались лежать на полу, там, где их в суматохе повалили девять столетий назад. Но Ройс знал, что эта башня казалась древней даже тем, кто сидел на этих стульях в те далекие времена. Даже если бы ее история не была столь драматичной, почтенные годы Авемпарты делали ее священным памятником, связующим звеном между эльфами и древнейшей их историей. Это была не просто цитадель. Он не мог сказать, откуда он это знает, но был уверен, что это нечто большее, чем обыкновенная крепость.

Эсрахаддон оставил Ройса в одиночестве почти сразу после того, как они вошли в башню. Но перед этим он указал ему направление, в котором следует двигаться. Он также объяснил, что меч должен быть где-то над входом, а сам куда-то ушел. Они расстались уже много часов назад. Поступавший снаружи свет уже начинал угасать. Ройс так и не нашел меча, так как слишком часто отвлекался на посторонние виды, звуки и запахи. Слишком многое надо было осмыслить, разложить по полочкам, и вскоре он понял, что заблудился.

Ройс пошел обратно и обнаружил, что его следы накладываются друг на друга, а это означало, что он ходит по кругу. Он уже начал было волноваться, как вдруг послышался новый звук. В отличие от того, что он слышал раньше, этот звук вызывал у него беспокойство. Это было чье-то тяжелое размеренное дыхание.

Следами Ройса были испещрены все пути к отступлению, кроме одного. Эта дорога вела к очередной лестнице, где звук дыхания слышался еще отчетливее. Ройс не мог точно сказать, на сколько этажей он поднялся, но ни одного меча он пока так и не увидел. Он начал подниматься наверх, двигаясь медленно и так тихо, как только мог.

Пятью ступенями выше Ройс заметил первый меч. Он был покрыт толстым слоем пыли и лежал около скелета в латах. Одежда и плоть его давно сгнили, но доспехи сохранились очень хорошо. Еще выше лежали тела других павших в бою воинов. Это были останки людей в тяжелом рыцарском вооружении и эльфов в изящных синих доспехах. Здесь произошла последняя битва, здесь пали последние защитники императора, эльфы и люди, сражавшиеся плечом к плечу.

Ройс наклонился к мечу, лежавшему у его ног, провел пальцем по его клинку. Блеснула эльфийская сталь, меч засиял свойственным ей внутренним светом. Он выглядел как новый, но никаких знаков на нем не было видно. Ройс посмотрел вверх и продолжил подъем, с трудом заставляя себя переступать через тела погибших смельчаков.

Шум тяжелого дыхания сделался еще более громким и отчетливым. Оно стало свистящим, словно ветер в сквозном подземелье. Впереди показалась очередная комната, в которую Ройс пробрался тихо, будто кошачья тень. Это были круглые покои с еще одной лестницей, ведущей наверх. Войдя в комнату, Ройс ощутил слабый поток свежего воздуха. Высокие узкие окна свободно пропускали лучи света, но Ройс почувствовал, что где-то над ним располагалось другое, большое, окно.

Наконец он обнаружил целую коллекцию эльфийских мечей, висевших на стене в богато украшенных футлярах. Это место было отделено от остальной части комнаты тонкой цепью и напоминало музей или арсенал. На пьедестале перед футлярами лежала мемориальная доска, а стены комнаты были покрыты эльфийскими письменами. Ройс знал по-эльфийски всего несколько слов, но те, что он видел перед собой, были выписаны так замысловато, что ему не удалось прочитать ни единого слова, хотя он был уверен, что распознает отдельные буквы.

На стене висела целая дюжина мечей. Все они казались одинаковыми. Ройсу не нужно было прикасаться к ним, чтобы увидеть знаки и зарубки на лезвиях. Одно место было свободно.

Едва слышно переведя дух, он продолжил путь наверх. С каждым шагом ветер свежел все больше и больше. Его порывы разметали пыль по углам комнат и трещинам стен. По обе стороны лестницы появилось еще больше комнат и коридоров, чем раньше, но Ройс, повинуясь чутью, продолжал упорно шагать вверх по лестнице, ориентируясь на шум дыхания.

Наконец ступени закончились, и Ройс увидел над собой чистое небо. Он вышел на огромный круглый балкон с парапетом, украшенным лепным цветочным орнаментом. Весь пол был усеян обломками статуй, некогда стоявших вдоль ограждения открытой площадки. В центре ее спал весь покрытый черной чешуей Гиларабрин — громадный ящер со зловещими серыми костисто-перепончатыми крыльями. Он лежал, свернувшись кольцом и положив голову на хвост. Грудь его вздымалась во время глубоких, долгих вдохов и опускалась при выдохах. На концах мощных лап красовались четыре когтя в двенадцать дюймов длиной, покрытые засохшей кровью. Во сне зверь скреб ими пол, оставляя глубокие царапины. Из-под кожистых губ выступали длинные острые клыки. Непонятно было, по какой логике располагался ряд ужасающих зубов: они наезжали друг на друга, как беспорядочно воткнутые иголки. Уши были прижаты к голове, глаза прикрыты широкими веками, под которыми метались в нервном сне зрачки. Ройс и представить не мог, что за ужасы снятся этому чудовищу. Длинный хвост с острым, похожим на саблю, костистым наконечником нервно подергивался.

Ройс вдруг осознал, что уже долгое время таращится на зверя, и выругал себя за глупость. Зрелище было, конечно, завораживающее, но сейчас не время зевать. Только предельная собранность поможет ему избежать верной гибели.

Он всегда ненавидел места, где обитают животные. Собаки начинали рычать от малейшего звука или запаха. За свою жизнь он ухитрился пройти мимо многих спящих собак, но бывали случаи, когда они чуяли его даже во сне.

Он заставил себя отвернуться от гигантского зверя и осмотрел площадку. Вокруг царил беспорядок, пол был усыпан обломками стен. Приглядевшись, Ройс заметил лежавшие между ними ужасные трофеи летающей бестии. Он увидел окровавленные обрывки платья Мэй Драндел и кусок ее скальпа с длинной седой прядью волос. Рядом лежали не менее пугающие останки. Руки, ноги, пальцы — все это лежало в куче, словно горстка креветок.

Внимание Ройса привлекла куча камней, расчлененных тел, костей и обрывков одежды. В этом нагромождении останков он заметил и то, что осталось от Милли — гнедой кобылы Адриана. Это были одна из ее задних ног и хвост. Здесь же валялись седло Милли, пояс и мечи Адриана. К счастью, до них легко было дотянуться.

И вдруг в самом нижнем слое среди останков блеснуло что-то вроде зеркала. Отблеск был едва различим, как от новенькой монетки. Сначала Ройс так и подумал, что это и есть монета. Но на самом деле это могло быть только одно: неповторимое, единственное в своем роде сияние эльфийской стали. Именно такое сияние распространяли вокруг себя все эльфийские мечи, которые он видел на лестнице и в расположенном внизу арсенале.

Ройс задержал дыхание и двинулся вперед так медленно, насколько это было возможно. Подкравшись к чудовищу и куче его отвратительных трофеев, он сунул руку под останки Милли и начал осторожно вытаскивать меч.

Это не потребовало особых усилий. Ройс действовал очень тихо, но еще до того, как извлечь меч, он понял, что что-то не так. Меч показался ему каким-то уж слишком невесомым. Даже при том, что все эльфийские клинки весили намного меньше человеческих, этот был на удивление легким. Вскоре Ройс понял, в чем дело. Меч был сломан, и он вытащил только одну его часть.

Увидев, что на клинке присутствует только часть знаков, Ройс понял, что его догадка верна. Гиларабрин не был животным, тупым зверем, обученным только убивать. Волшебный демон осознавал, что ему следует бояться только одной вещи в целом свете — клинка, на котором было выписано его имя. Вот почему монстр сломал его таким образом, чтобы его имени нельзя было разглядеть. А это означало, что находка совершенно бесполезна.

Второго обломка меча нигде не было видно, но и так было понятно, где он находится, — в единственном месте, откуда Ройс не мог ее украсть, — под тушей спящего Гиларабрина…

Глава 11 ГИЛАРАБРИН

Наступили сумерки. Придерживая на плече все три меча, обмотанные поясом напарника, Ройс подошел к колодцу, у которого его поджидали Адриан с Магнусом. Деревня уже опустела, все жители попрятались по домам. Стояла тишина, нарушаемая лишь отзвуками царившего в замке оживления.

Завидев Ройса, Адриан вскочил на ноги.

— Ну наконец-то. Не прошло и года, а ты уже здесь.

— На, держи свое барахло, — передавая мечи Адриану, с притворным недовольством буркнул Ройс. — В следующий раз следи за тем, куда их кладешь. Я тебе не слуга, чтобы таскать за тобой оружие. У меня есть дела поважнее.

Обрадованный Адриан обеими руками схватил мечи с поясом и тут же принялся надевать их на себя.

— А я боялся, что тебя схватили церковники, — сказал он с облегчением в голосе.

— Какие еще церковники? — удивленно переспросил Ройс.

— Меня тут допрашивал Луис Гай.

— Куратор?

— Ага. Расспросил о моих спутниках и уехал в сторону реки. Я не видел, чтобы он вернулся. Я решил, он ищет Эсру. Где Эсра, кстати? Ты оставил его у реки?

— Неужели он еще не вернулся? — спросил Ройс.

Адриан и гном отрицательно покачали головами.

— Ладно, может быть, оно и к лучшему. Глупо было бы с его стороны появляться сейчас в деревне. Небось прячется где-нибудь в лесу.

— Если только не свалился в реку, — заметил Адриан. — Почему ты его оставил одного?

— Это он меня оставил и ясно дал мне понять, чтобы я не шел за ним. При других обстоятельствах я бы непременно поступил наоборот, но у меня были дела и поважнее. Я и оглянуться не успел, как зашло солнце. И подумал, что он уже ушел.

— Ну и как, ты нашел там что-нибудь ценное? Золото, драгоценности.

Ройс вдруг почувствовал себя полным дураком.

— Знаешь, мне как-то в голову не пришло искать сокровища.

— Что-что?

— Я вообще об этом забыл.

— Тогда чем ты там занимался весь день?

Ройс вытащил из-за пояса обломок клинка, засиявший в предвечерних сумерках.

— Остальные мечи висят в красивых футлярах, а этот я нашел почти точно под лапой Гиларабрина.

— Под его лапой? — ошеломленно воскликнул Адриан. — Ты его видел?

Ройс кивнул, скривившись от отвращения.

— Поверь мне, такое лучше не видеть ни на пьяную, ни на трезвую голову.

— Думаешь, он нарочно сломал меч? — догадался Адриан.

— А есть другие предположения?

— А где вторая половина?

— Подозреваю, он спит на ней, но мне как-то не хотелось переворачивать его, чтобы в этом удостовериться.

— Удивляюсь, почему ты не дождался, пока он улетит.

— А какой смысл? Наш заказчик утром уезжает. Забрать вторую часть было бы не так уж трудно, если бы я ее видел, и мне не пришлось бы несколько часов копаться во всяком барахле. Но я не собираюсь рисковать жизнью ради войны, которую Эсра ведет с церковью. Кроме того, помнишь собак в замке Блайтин?

Адриан кивнул. Он выглядел так, будто его вот-вот стошнит.

— Я не хотел ждать, пока он проснется, на случай если у него есть обоняние. Насколько я понимаю, Трейс снова обрела отца, Эсра попал в башню, а Руфус избавит деревню от Гиларабрина. Я бы сказал, наша работа на этом закончена. — Ройс посмотрел на Магнуса, затем снова на Адриана. — Спасибо, что приглядел за коротышкой. — Он достал кинжал и с угрожающим видом шагнул к гному.

— Эй, минуточку! — крикнул Магнус, отступая перед надвигавшимся на него Ройсом. — У нас же был договор!

Ройс издевательски рассмеялся:

— По-твоему, мне можно верить?

— Ройс, ты не можешь так поступить, — сказал Адриан.

— Издеваешься? Ты только посмотри на этого мерзавца! — усмехнулся вор. — Давай поспорим: если я не перережу ему глотку максимум за десять секунд, то куплю тебе пиво, как только вернемся в Альбурн. Скажи, когда будешь готов начать отсчет времени.

— Я не то имел в виду. Гном прав. Вы заключили сделку. Ты не можешь ее нарушить.

— Я тебя умоляю! Этот мелкий… Этот гном пытался убить меня и почти преуспел в этом, а ты хочешь, чтобы я отпустил его, потому что дал слово? Слушай, он и так прожил лишний день, помогая нам. Это уже награда.

— Ройс!

— Что? Ты хочешь отпустить его? — Вор страдальчески закатил глаза. — Ты шутишь? Он ведь убил Амрата.

— Это был заказ, и ты не королевский гвардеец. Он выполнил свою часть сделки. В его смерти нет никакой выгоды.

— Наслаждение, — сказал Ройс. — Наслаждение и удовлетворение. Чем не выгода?

Адриан продолжал все так же мрачно смотреть на него, пока он не выдержал.

— Ладно, так и быть, пусть живет, — сказал он, разочарованно вздохнув. — Глупо, конечно, но пусть будет по-твоему. Надеюсь, ты доволен?

Ройс бросил взгляд в сторону замка, где, судя по скоплению горящих факелов, уже начали собираться участники очередной битвы со зверем.

— Уже почти стемнело. Нам надо спрятаться. Где лучшее место, откуда можно созерцать представление, которое они там устраивают? Под лучшим я подразумеваю самое безопасное.

— Приглашение к Ботвикам все еще в силе. Терон сейчас там, а мы…

Со стороны реки донесся глухой рев.

— Во имя духа Новрона, это еще что такое? — воскликнул Магнус.

— Думаешь, ящерица обнаружила пропажу своей игрушки? — с тревогой в голосе спросил Адриан.

Ройс оглянулся в сторону деревьев:

— Кажется, сегодня нам лучше найти более надежное укрытие, чем дом Ботвиков.

— Где, например? — спросил Адриан. — Если он явится за мечом, он разрушит каждый дом, пока не найдет его, а мы уже знаем, что громить местные строения ему нетрудно. Он убьет всех в деревне.

— Давай попробуем переправить людей в замок, — предложил Ройс.

— Не выйдет, — возразил Адриан. — Стража нас не пропустит. Может, в лес?

— Деревья только задержат его на какое-то время, но не остановят, как и дома.

— Проклятие! — воскликнул Адриан и беспомощно огляделся по сторонам. — Надо было вырыть яму в деревне.

— А как насчет вот этого колодца? — спросил гном, глядя в обшитую деревом дыру в земле.

Ройс и Адриан переглянулись.

— Я себя чувствую круглым дураком, — сказал Ройс.

Адриан подбежал к колоколу, схватил веревку и потянул за нее. Колокол, предназначенный для будущей церкви Дальгрена, забил тревогу.

— Продолжай звонить! — крикнул Адриан Магнусу.

Они с Ройсом помчались к домам, на бегу откидывая занавески, служившие дверями, и стуча по дверным рамам.

— Уходите! Уходите все! — кричали они. — В домах сегодня небезопасно. Полезайте в колодец. Немедленно!

— Что происходит? — спросил Рассел Ботвик, вглядываясь в темноту.

— Нет времени объяснять, — прокричал Адриан. — Полезайте в колодец, если хотите остаться в живых.

— Но разве церковь не спасет нас? — спросила закутанная в одеяло Селена Броктон, появляясь в дверном проеме своего дома.

— Вы готовы рисковать своей жизнью? Придется довериться мне. Если окажется, что я не прав, вы всего лишь проведете одну неудобную ночь, но если я прав и вы не послушаете меня, то все погибнете.

— Для меня достаточно его слов. — Терон выбежал из дома Ботвиков, на ходу застегивая рубашку. Его мощная фигура и громкий, резкий голос привлекли всеобщее внимание. — И для вас тоже, должно быть. За последние несколько дней Адриан сделал для спасения этой деревни больше, чем кто-либо из нас и чем кто-либо из них, вместе взятых. Если он говорит, что сегодня мы должны спать в колодце, то, клянусь бородой Марибора, я так и сделаю. Даже если зверя объявят мертвым, я все равно это сделаю, а если вы откажетесь, то заслуживаете, чтобы вас сожрали.

Жители Дальгрена бросились к колодцу. На веревке завязали несколько узлов, чтобы удобнее было спускаться. Колодец был достаточно широким, и можно было опускать одновременно четверых или даже пятерых, но надежность веревки вызывала сомнения, поэтому они опускали вниз по двое-трое, в зависимости от веса.

Хотя люди действовали быстро и слаженно, беспрекословно слушаясь Адриана, спуск шел ужасающе медленно. Магнус добровольно спустился вниз, чтобы воткнуть клинья в стены и сделать ступени. Юные Хэл, Арвид и Перла были слишком малы и не могли спускаться первыми. Они бегали по деревне, собирая деревянные обломки, чтобы гному было что вбивать в стены. Тэд Ботвик тоже стал помогать Магнусу. Он подавал ему палки, из которых гном мастерил ступени.

— Ну ты и мастер! — Голос Тэда эхом отдавался от стен колодца. — Никогда не видел, чтобы так молотком работали. Нам потребовалось шесть недель, чтобы построить эти стены, но ты, готов поспорить, справился бы за шесть часов.

Снаружи Адриан, Терон, Винс и Диллон помогали спускаться в колодец остальным жителям Дальгрена. Адриан велел пропустить вперед женщин и детей шеренгой, а затем по очереди опустил их в темноту, где горела одна-единственная свечка, которую Тэд держал для Магнуса.

— Сколько у нас времени? — спросил Адриан, пока они ждали, чтобы опустить следующую группу.

— Если бы зверь вылетел тогда, когда мы его слышали, он бы уже был здесь, — ответил Ройс. — Наверное, обыскивает башню. Это даст нам немного времени, но не знаю сколько.

— Забирайся на дерево и крикни, когда увидишь его.

Последними в колодец спустились Терон и Диллон. Адриан, Винс и Ройс остались наверху, ожидая, пока Магнус закончит вставлять последние клинья. Ройс стоял на ветке дерева, глядя в небо под стук молотка.

— Летит! — крикнул Ройс, заметив темный силуэт зверя на фоне звездного неба.

Секундой позже из-за крон деревьев донесся рев Гиларабрина. Все трое вздрогнули, но ничего страшного не произошло. Они застыли на месте, всматриваясь в ночную тьму. И вдруг все вокруг затряслось от очередного рева зверя. Гиларабрин летел прямо на огни замка.

Ройс увидел, как чудовище устремилось к холму, где его поджидал очередной участник состязаний. Зверь начал снижаться, затем снова взмыл в воздух. Он пронзительно взвыл, затем вой перешел в низкий рев. Из пасти зверя изверглось пламя. Весь холм вспыхнул, окрестности озарились ярким светом. Толпа участников погибла, не успев даже вскрикнуть.

— Это что-то новенькое, — взволнованно пробормотал Адриан, наблюдая за этим кошмарным зрелищем. — Магнус, поторопись!

— Все готово! Спускайтесь, — крикнул в ответ гном.

— Постойте! — воскликнул Тэд. — А где Перла?

— Она пошла за деревяшками, — сказал Винс. — Я ее приведу.

Адриан схватил его за руку:

— Это слишком опасно. Полезай в колодец. Ройс за ней сходит.

— Я? — удивленно воскликнул Ройс. — С какой стати я?

— Считай, что тебе не повезло, ты единственный из нас, кто видит в темноте.

Ройс беззлобно выругался и побежал по деревне, заглядывая в дома и сараи и выкрикивая имя девочки так громко, как мог себе это позволить. Огонь на холме разгорался все ярче и ярче, поэтому ему легко было ориентироваться.

Гиларабрин продолжал время от времени издавать густой, низкий, протяжный рев. Оглянувшись через плечо, Ройс увидел, что уже все стены замка охвачены пламенем.

— Ройс! — крикнул Адриан. — Он приближается.

Ройс решил, что уже нет смысла скрываться.

— Перла! — крикнул он что было сил.

— Я здесь! — ответила она, выскакивая из-за деревьев.

Он схватил девочку на руки и бросился к колодцу.

— Быстрее, черт возьми! — крикнул Адриан, придерживая веревку.

— Забудь про веревку! Спускайся и лови ее.

Ройс все еще бежал по двору, когда Адриан соскользнул в колодец.

Бух! Бух! Бух!

Прижав Перлу к груди, Ройс добежал до колодца и прыгнул. Девочка закричала от страха, когда они вместе упали в темноту. Мгновение спустя раздался сверхъестественный рев, и все вокруг содрогнулось. Поляна, где стоял колодец, озарилась ярким светом, сопровождавшим громоподобное рычание.

Ариста расхаживала взад и вперед по маленькой комнате, прекрасно понимая, что Бернис следит за каждым ее шагом. Старуха постоянно улыбалась. Она всегда ей улыбалась, и Ариста готова была ослепнуть, лишь бы ее не видеть. Она привыкла к уединению своей башни, где даже Хилфред держался на расстоянии, но всю последнюю неделю вынуждена была терпеть постоянное общество Бернис, которая стала ее вездесущей тенью. Сейчас Ариста чувствовала, что непременно должна выбраться из этой комнаты, уйти отсюда. Ей надоело, что на нее постоянно смотрят, будто она ребенок, за которым надо следить. Ариста направилась к двери.

— Куда вы собрались, ваше высочество? — тут же спросила Бернис.

— Выйти.

— Куда выйти?

— Просто выйти.

Бернис встала у нее на пути:

— Дайте-ка я только плащи возьму.

— Я иду одна.

— О нет, ваше высочество, — сказала Бернис. — Это невозможно.

Ариста раздраженно посмотрела на нее. Бернис в ответ улыбнулась.

— Представь себе, Бернис, ты остаешься здесь, а я иду гулять. Все возможно.

— Но я не могу этого допустить. Вы принцесса, а здесь опасно. За вами надо присматривать ради вашей безопасности. Хилфред также должен сопровождать нас. Хилфред! — позвала она.

Дверь открылась, и телохранитель поклонился Аристе.

— Звали, ваше высочество?

— Нет, то есть да. — Ариста показала рукой на Бернис. — Задержи ее здесь. Можешь делать с ней что угодно. Сядь на нее, свяжи ее, приставь ей к горлу меч, мне все равно. Я ухожу и не хочу, чтобы она за мной ходила.

Изумленная камеристка схватилась за голову обеими руками.

— Вы уходите, ваше высочество? — переспросил Хилфред.

— Да-да, я ухожу! — воскликнула Ариста, отчаянно жестикулируя. — Я могу пойти прогуляться по коридорам этой лачуги. Могу пойти посмотреть состязания. А могу и вовсе выйти за пределы крепости и отправиться в лес. Я могу заблудиться и умереть с голоду. Меня может сожрать медведь, я могу упасть в Нидвальден и рухнуть с водопада, но я сделаю это одна.

Хилфред замер по стойке «смирно», удивленно глядя ей в глаза. Он открыл было рот, но тут же его закрыл.

— Ты хочешь что-то сказать? — резким тоном спросила она.

Хилфред обреченно вздохнул вместо ответа.

— Нет, ваше высочество.

— Ну хоть плащ возьмите, — настаивала Бернис, протягивая ей одежду.

Ариста с гневным видом вырвала плащ у нее из рук и выскочила из комнаты. Как только она вышла, ее охватило чувство раскаяния. Она направилась по коридору, волоча за собой плащ, и вдруг остановилась. Выражение лица Хилфреда заставило ее почувствовать себя несчастной. В детстве она была в него влюблена. Он был сыном сержанта и часто смотрел на нее через двор. Ариста находила его приятным малым. Однажды утром она проснулась в комнате, охваченной огнем и дымом. Хилфред спас ей жизнь. Он был совсем мальчишкой, но бесстрашно бросился в горящий замок, чтобы вытащить ее из пламени. Два месяца он страдал от ожогов и приступов кашля с кровью. Долго просыпался с криком от ночных кошмаров. В качестве награды король Амрат назначил Хилфреда на престижную должность личного телохранителя принцессы, но сама она так никогда и не поблагодарила его и не простила за то, что он не спас ее мать. Между ними всегда стоял ее гнев. Ариста и хотела бы извиниться, но прошло слишком много лет, исполненных жестокости и молчания, подобного тому, что было между ними сейчас.

И вдруг она услышала, как кто-то спрашивает, что происходит. Ариста узнала голос Трейс и пошла в ту сторону, откуда он доносился. Она нашла дочь арендатора и дьякона Томаса в главном коридоре замка. Девушка была одета в тонкую ночную сорочку. Оба выглядели крайне встревоженными.

— В чем дело, Трейс?

— Ваше высочество! — воскликнула девушка. — Вы не знаете, что случилось? Почему звонит колокол?

— Скоро начнутся состязания, если ты об этом. Я как раз собиралась посмотреть. Тебе уже лучше? Не хочешь пройтись со мной? — спросила Ариста и сама себе удивилась.

Странно, ведь только что ей больше всего хотелось остаться одной. Но гулять с Трейс — это не то же самое, что терпеть рядом с собой надзирателей вроде Бернис и Хилфреда.

— Я не слышала ударов колокола, — сказала Ариста, кутаясь в плащ.

— Звонил колокол в деревне, — ответила Трейс. — Я слышала. Сейчас он замолчал.

— Видимо, объявляют начало состязаний…

— Нет, — возразила Трейс и отрицательно помотала головой, а вслед за ней то же самое сделал и дьякон. — В колокол звонят только в случае опасности, очень серьезной опасности. Случилось что-то ужасное.

— Я уверена, все в порядке. Ты забыла, что вне замка находится чуть ли не целое войско, которое только и ждет возможности с кем-нибудь сразиться. В любом случае если мы здесь останемся, то ничего не узнаем.

Ариста взяла Трейс за руку и повела ее во двор. Дьякон Томас увязался за ними. Поскольку это была уже вторая ночь ристаний, состязания пошли по накатанной колее. Из замка, стоявшего на возвышении, открывался превосходный вид на раскинувшееся внизу предполье, где посреди зеленой травы был сооружен павильон, как это всегда делается во время рыцарских турниров.

А в самом замке, на высоком его холме, на шестах были натянуты разноцветные навесы, под которыми рядами стояли стулья и небольшие столы с медовухой, элем и тарелками с ягодами и сыром. На почетных местах уже сидели архиепископ и епископ Сальдур. Рядом с ними расположилось еще несколько высокопоставленных служителей церкви вместе со слугами. Они наблюдали за тем, как разворачивается действо вне стен замка, у подножия холма.

— Ариста, милая, — обратился к принцессе Сальдур, — ты пришла посмотреть, как творится история? Замечательно. Присаживайся. Лорд Руфус уже на поле. Похоже, он устал ждать свою корону, но сегодня вечером чудовище запаздывает, и мне кажется, его превосходительство начинает злиться. Видишь, как нервно гарцует его конь? Подобное нетерпение вполне в духе императора.

— Кто будет участвовать после Руфуса? — спросила Ариста.

Она предпочла остаться на ногах и стоя смотрела на раскинувшееся внизу поле.

— После него? — озадаченно спросил Сальдур. — Вообще-то я не знаю. Но я думаю, это не имеет особого значения. Скорее всего Руфус сегодня победит.

— Почему? Ведь дело не в мастерстве, а в наследии. Лорд Руфус как-то связан с императорским родом?

— Да, по правде говоря, он уже много лет на этом настаивает.

— Правда? — удивилась Ариста. — Я ни разу не слышала, чтобы он этим хвалился.

— Церковь не любит пропагандировать недоказанные теории или случайные утверждения, но Руфус в данном случае фаворит. Сегодняшняя ночь, разумеется, докажет его правоту.

Трейс и Томас стояли за спиной Аристы и все еще страшно переживали по поводу набата в Дальгрене.

— Простите, ваше преосвященство… — сказал дьякон, учтиво кланяясь епископу. — Вы не знаете, почему в деревне звонил колокол?

— Что-что? Колокол. Ах, понятия не имею. Может, деревенские жители таким оригинальным способом созывают друг друга на ужин?

— Но, ваше преосвященство…

— Вот он! — крикнул Сальдур, перебив Томаса и указывая на небо, где на фоне звезд появился силуэт Гиларабрина.

— Началось! — взволнованно воскликнул архиепископ, хлопнув в ладоши. — Следите внимательно за тем, что вот-вот произойдет, ибо после многие станут расспрашивать вас, как все было.

Зверь опустился на поле, и лорд Руфус двинулся в его сторону. Он предусмотрительно закрыл коню глаза, надев ему на голову мешок, чтобы тот не видел кошмарного зверя. Подняв меч над головой, Руфус издал боевой клич и погнал коня вперед.

— Именем Новрона! — зычным голосом крикнул он. — Я — истинный наследник — сокрушу тебя!

Руфус привстал на стременах и замахнулся мечом. Смелость и уверенность рыцаря, казалось, удивили чудовище. Лорд Руфус ударил зверя в грудь, но меч отскочил от нее, как от каменной стены. Он ударил еще раз и еще, потом начал колотить по чудовищу мечом, как палкой по камню. Все было напрасно. Лорда Руфуса охватило отчаяние. И тогда одним легким ударом когтистой лапы Гиларабрин убил и рыцаря, и его коня.

— Святый Боже! — испуганно вскрикнул архиепископ, вскакивая на ноги.

Мгновение спустя всеобщий шок перешел в ужас. Зверь расправил крылья, взмыл в небо и обрушил на холм лавину огня. Все, кто стоял во дворе, бросились врассыпную, опрокидывая стулья и столы с напитками. Один из шестов упал, и навес, под которым в панике метался народ, сильно перекосился.

Когда холм загорелся, зверь повернул к замку. Взлетев выше, он выпустил еще одну струю пламени, и на этот раз огонь охватил деревянные укрепления, перекидываясь с одного сухого бревна на другое, и наконец пламя окружило весь замок плотным кольцом. Постройки, расположенные возле стен, с крышами из соломы, быстро загорелись, и вскоре большая часть замка и даже стены крепости полыхали огнем, настолько ослепительным, что невозможно было понять, в какую сторону полетел Гиларабрин. Изнемогая от жара и не зная, куда направилась летучая тварь, испуганные слуги и церковники бестолково метались по двору замка.

— Надо добраться до подвала! — крикнул Томас, но его мало кто расслышал из-за воплей, криков и воя пламени, с треском пожиравшего деревянные строения.

Томас схватил Трейс и потянул ее в сторону господского дома. Свободной рукой Трейс взяла Аристу за руку, и Томас повел обеих вверх по склону холма.

Ошеломленная Ариста и не думала сопротивляться, когда ее выволокли со двора. Ей никогда не доводилось переживать ничего подобного. Она увидела объятого пламенем человека, с воплями бегущего вниз по склону. Мгновение спустя он рухнул на землю, продолжая гореть. Другие живые костры слепо метались по двору, один за другим падая в траву. Ариста инстинктивно озиралась в поисках Хилфреда, но каким-то образом ее оцепеневший разум напомнил ей, что она приказала ему оставаться в комнате замка. Возможно, он сейчас ищет ее.

Трейс сжимала ее руку, словно тисками, пока они друг за другом бежали вперед. Слева Ариста увидела солдата, который пытался проломить стену. Загоревшись, он присоединился к остальным живым факелам. Кожа и одежда горели прямо на нем, и он истошно кричал от боли. Где-то неподалеку, там, где пожар достиг леса, с громким треском рухнуло дерево. Оставшиеся постройки содрогнулись от жуткого грохота.

— Мы должны добраться до подвала, — настаивал Томас. — Скорее! Подземелье — наша единственная надежда. Мы должны…

Внезапно налетевший ветер разметал волосы Аристы.

Бух! Бух! Бух!

Дьякон Томас начал молиться вслух. С задымленного неба прямо на них летел Гиларабрин…

Глава 12 ДЫМ И ПЕПЕЛ

Выбравшись в серый предутренний час из колодца, Адриан словно попал в иной мир. Дальгрен исчез. На месте домов остались только кучи пепла и дымящихся головешек, но больше всего его поразило отсутствие деревьев. Леса, окружавшего деревню, не стало. На его месте простиралась выжженная черная пустошь. То тут, то там возвышались голые, без ветвей, стволы, будто воткнутые в землю и устремленные в небо пики. В воздухе висел смог, исходивший от тлеющих руин. Казалось, землю окутал темно-серый туман. Из черной тучи, закрывшей небо, словно грязный снег, валил пепел.

Из колодца вылезла Перла. Она молча бродила по выжженной земле, изредка наклоняясь, чтобы перевернуть обгоревший кусок дерева, а потом глядела на небо, будто удивляясь, что оно еще существует, в то время как мир перевернулся с ног на голову.

— Как же это произошло? — спросил Рассел Ботвик.

Вопрос его не был обращен к кому-либо, и никто не ответил.

— Трейс! — закричал Терон, вылезая из колодца.

Первое, что он увидел, были дымящиеся руины на вершине холма. Вскоре все жители уже бежали вверх по склону.

Замок сгорел, как и деревня. Стены и мелкие постройки выгорели дотла. От главного здания остались черные руины. Повсюду лежали изуродованные огнем тела. Некоторые из них еще дымились.

— Трейс! — в отчаянии закричал Терон, бросаясь к развалинам особняка.

Все деревенские мужчины вместе с Ройсом, Адрианом и даже Магнусом принялись разгребать завалы, хотя делали это скорее из чувства долга, нежели в надежде найти кого-нибудь.

Магнус указал на какое-то место, бормоча нечто невнятное о «земле, говорящей пустым голосом». Отбросив в сторону куски стен и рухнувшую лестницу, они услышали внизу едва уловимые звуки. После дальнейших раскопок удалось добраться до бывшей кухни и подвала под ней.

Оттуда, словно из могилы, они вытащили дьякона Томаса. Он был весь в синяках, но в остальном не пострадал. Как и все жители деревни, Томас протер глаза, щурясь в утреннем свете и разглядывая опустошенные огнем земли.

— Дьякон! — Терон встряхнул священника. — Где Трейс?

Томас посмотрел на Терона. В глазах его стояли слезы.

— Я не смог спасти ее, Терон, — срывающимся голосом пролепетал он. — Я очень старался. Поверь мне, прошу тебя!

— Где она, старый осел?

— Я пытался. Пытался! Я повел их к подвалу, но чудовище настигло нас. Я начал молиться. Я так истово молился, и клянусь тебе, оно слушало меня… А потом я услышал его смех. Оно рассмеялось! — Слезы потекли по щекам Томаса. — Оно не вняло мне и забрало их.

— Забрало? — нервно спросил Терон. — Что это значит?

— Оно говорило со мной, — сказал Томас. — От его голоса веяло смертью, болью. Ноги отказались держать меня, и я упал перед ним на колени.

— Что оно сказало? — спросил Ройс.

Дьякон вытер лицо, оставив на щеках темные разводы от сажи.

— Я почти ничего не понял. Может быть, я сошел с ума от страха.

— И все-таки, что, по-твоему, оно сказало? — настаивал Ройс.

— Оно говорило на древнем церковном языке. Мне показалось, оно сказало что-то про оружие, про меч, который оно готово обменять на женщин. Сказало, что вернется за ним завтра ночью. Потом оно улетело, забрав с собой Трейс и принцессу. Это нелепо, я, наверное, сошел с ума.

— Принцессу? — спросил Адриан.

— Да, принцессу Аристу из Меленгара. Она была с нами. Я пытался спасти их обеих. Правда пытался, но… А теперь… — Томас не договорил и снова зарыдал.

Ройс и Адриан переглянулись и тут же отошли в сторону, чтобы обсудить положение. Терон последовал за ними.

— Вам что-то известно, — словно обвиняя их, сказал он. — Вы ведь проникли в башню, не так ли? Вы достали оружие. Ройс все-таки нашел меч. Вот чего хочет чудовище!

Ройс кивнул.

— Надо отдать ему меч, — сказал фермер.

— Вряд ли это спасет твою дочь, — ответил Ройс. — Это существо, Гиларабрин, гораздо хитрее, чем мы думали. Он…

— Трейс наняла вас для того, чтобы вы достали для меня этот меч, — крикнул Терон. — Это ваша работа, помните? Вы должны были выкрасть его и отдать мне! Вот и отдавайте!

— Терон, послушай…

— Немедленно отдайте мне меч! — вскричал фермер, угрожающе нависая над вором.

Ройс обреченно вздохнул и вытащил обломок меча. Терон озадаченно повертел его в руках.

— А где остальное?

— Это все, что я сумел найти.

— Значит, этого хватит, — упрямо сказал старик.

— Терон, не думаю, что этому существу можно доверять. Боюсь, что, даже если ты отдашь ему меч, он все равно убьет и твою дочь, и принцессу, и тебя.

— Я готов пойти на риск! — закричал фермер. — Вам необязательно оставаться здесь. Вы достали меч, ваша работа выполнена. Все. Можете убираться, когда пожелаете. Давайте проваливайте!

— Терон, — начал Адриан, — мы тебе не враги. Неужели ты думаешь, что мы хотим, чтобы Трейс погибла?

Терон собрался было ответить, но закрыл рот и судорожно вздохнул.

— Нет, ты прав. Я знаю, просто… — Он посмотрел Адриану в глаза. На лице его застыло выражение ужасной боли. — Она все, что у меня осталось, и я не могу допустить, чтобы она погибла. Я готов поменяться с ней местами, если это спасет ей жизнь.

— Я знаю, Терон, — сказал Адриан.

— Вряд ли Гиларабрин выполнит условия обмена, — заметил Ройс.

— Мы нашли еще одного выжившего! — крикнул Диллон МакДерн, вытаскивая из-под развалин коптильни щеголеватого писаря Тобиса Рентинуала.

Худощавый придворный, с головы до ног покрытый грязью, рухнул на траву и начал кашлять и отплевываться.

— В подвале земля оказалась мягкой, — пробормотал Тобис. — Мы разрыли ее руками.

— Сколько вас? — спросил Диллон.

— Пятеро, — ответил Тобис. — Дровосек, стражник, кажется, сэр Эрлик и еще двое. Стражник… — Тобис закашлялся, потом сел, нагнулся и сплюнул на траву.

— Арвид, набери воды из колодца! — велел Диллон сыну.

— Стражник получил сильные ожоги, — продолжал Тобис. — Двое молодых мужчин дотащили его до коптильни, сказали, там есть подвал. Все вокруг нас горело, кроме коптильни, поэтому мы с сэром Эрликом и дровосеком тоже побежали туда. Пол был рыхлый, и мы начали копать. Потом что-то упало на сарай, и все строение рухнуло на нас. Мне на ногу свалилась балка. Кажется, нога сломана.

Под обломками рухнувшего сарая, на самом дне, они обнаружили остальных заживо погребенных.

Их вытащили на свет. Сэр Эрлик и дровосек не подавали признаков жизни, но совсем скоро они начали кашлять и отплевываться. Куда тяжелее оказалось состояние обгоревшего стражника. Он был без сознания, хотя все еще жив. Последними из-под развалин коптильни извлекли Мовина и Фанена Пикерингов. Как и Тобис, братья некоторое время не могли говорить, но серьезно они не пострадали, не считая многочисленных порезов и синяков.

— Хилфред жив? — спросил Фанен, отдышавшись и выпив воды.

— Кто такой Хилфред? — спросила Лина Ботвик, держа в руках еще одну чашку воды, которую принесла Верна. Фанен указал на обгоревшего стражника, и Лина кивнула. — Без сознания, но живой.

Разбившись на небольшие отряды, люди прочесали местность и нашли еще тела. По большей части это были участники состязаний. Нашли и останки архиепископа Галиена. Похоже, старик погиб не от огня, а был затоптан до смерти. Его слуга Карлтон лежал в особняке, очевидно, не пожелав принять смерть подле своего господина. Там же обнаружили и тело горничной Аристы — Бернис. Рухнувший дом раздавил ее. Больше оставшихся в живых не было.

Деревенские жители сделали носилки и перенесли Тобиса и Хилфреда подальше от дымящихся руин к колодцу, где женщины принялись обрабатывать их раны. Некогда зеленый луг выгорел до черноты. В куче пепла лежал огромный колокол.

— Как это случилось? — спросил Адриан, присаживаясь рядом с Мовином.

Братья жались друг к другу, сидя на поляне, где раньше Перла пасла свиней. Оба сидели сгорбившись и пили воду. Лица их покрывал слой сажи.

— Мы были за стеной, когда он напал, — хриплым шепотом начал Мовин. Он ткнул пальцем в брата. — Я сказал ему, что мы уезжаем, но наш умный Фанен решил попытать счастья и в погоне за славой собирался сразиться с чудовищем.

Фанен еще ниже опустил голову.

— Он попытался сбежать, думал, сумеет меня провести. Я поймал его за воротами, когда он спускался с холма. Я сказал ему, что это самоубийство, но он настаивал на своем. Мы поссорились. И тут холм загорелся. Мы помчались обратно к замку. На полпути к воротам мимо промчались несколько экипажей и всадников. В одной из карет я заметил Сальдура. Они даже не замедлили хода. Мы кинулись искать Аристу и на земле перед горящим особняком увидели Хилфреда. У него сгорели все волосы, кожа обуглилась и отваливалась кусками, но он еще дышал. Мы подхватили его и понесли к коптильне. Это было последнее строение, еще не тронутое огнем. Земляной пол оказался мягким и рыхлым, как будто здесь недавно копали, и мы начали рыть руками, как кроты. Этот парень Тобис, Эрлик и Дантен последовали за нами. Мы успели выкопать всего несколько футов, и тут все рухнуло прямо на нас.

— Вы нашли Аристу? — спросил Фанен. — Где она?

— Мы не знаем, — ответил Адриан. — Дьякон говорит, зверь забрал ее и дочь Терона. Возможно, она еще жива.

Деревенские женщины перевязывали раненых, найденных в замке, а мужчины тем временем начали собирать уцелевшие вещи, инструменты и еду и складывать в кучу возле колодца. Потрепанные и грязные, они походили на людей, потерпевших кораблекрушение и оказавшихся на необитаемом острове. Они все делали молча, а если и открывали рот, то говорили шепотом и время от времени начинали тихонько плакать. Иногда они ударом ноги отбрасывали обгоревшую доску или уходили в сторону и, дрожа, падали на колени.

Когда всех раненых наконец перевязали и все вещи были собраны, Томас, уже успевший привести себя в порядок, поднялся и произнес короткую речь в память о погибших. Последовала минута молчания. Затем Винс Гриффин встал и обратился к народу.

— Я был первым, кто здесь поселился, — сказал он печальным голосом. — Мой дом стоял прямо тут, возле этого колодца. Помню времена, когда большинство из вас считались здесь новичками, даже чужаками. Я возлагал на это место большие надежды. Каждый год отдавал церкви восемь бушелей ячменя, хотя все, что получилось из задуманного, был вот этот колокол. Пять лет назад я пережил здесь лютые морозы и не ушел отсюда, когда начали пропадать люди. Как и все вы, я думал, что смогу с этим жить. Трагедии случаются повсюду, люди гибнут от оспы, чумы, голода, холода или меча. Конечно, порой казалось, Дальгрен проклят, может, так оно и есть, но это было лучшее место, где я когда-либо жил, а возможно, где когда-либо буду жить. И все это благодаря вам, а еще потому, что дворяне нас почти никогда не тревожили. Но с этим покончено. Ничего не осталось, даже деревьев, что росли здесь еще до нашего появления. Я не хочу провести еще одну ночь в колодце. — Он отер с глаз слезы. — Я покидаю Дальгрен. Думаю, многие из вас тоже уйдут отсюда. И я хочу сказать, что, когда вы пришли, я видел в вас чужаков, но теперь, когда мы расстаемся, я прощаюсь с родными людьми. Мы через многое прошли вместе, как одна семья. Я просто хочу, чтобы вы это знали.

Люди кивали в ответ, обмениваясь понимающими взглядами и перешептываясь друг с другом. Все сошлись во мнении, что Дальгрен погиб навсегда и пора уходить. Говорили о том, чтобы держаться вместе, но это были лишь разговоры. Вместе они двинутся на юг, все, включая сэра Эрлика и дровосека Дантена, а добравшись до Альбурна, одни повернут на запад в надежде разыскать родственников, а другие отправятся дальше в поисках места, где придется заново устраивать свою жизнь.

— Вот уж помогла нам церковь, — сказал Адриану Диллон МакДерн. — Пробыли тут всего-то две ночи, и посмотри, что из этого вышло.

Диллон и Рассел Ботвик подошли к Терону, который сидел на земле, прислонившись к почерневшему пню.

— Ты-то, наверное, останешься, чтобы отыскать Трейс? — спросил Диллон.

Терон кивнул. Старик не стал умываться и был до сих пор покрыт грязью и сажей. На коленях у него лежал сломанный клинок. Он, не отрываясь, смотрел на него.

— Думаешь, он сегодня вернется? — спросил Рассел.

— Да, ему нужно это. Может, если я отдам ему меч, он вернет мне Трейс.

Диллон и Рассел кивнули.

— Хочешь, мы останемся и поможем тебе? — спросил Рассел.

— Чем? — удивился старый фермер. — Вы ничего не сможете сделать. Идите, у вас свои семьи. Уходите, пока не поздно. Здесь и без того погибло слишком много хороших людей.

Они снова кивнули.

— Удачи тебе, Терон, — пожелал старику Диллон.

— Мы немного подождем тебя в Альбурне, — сказал Рассел. — Удачи…

Рассел и Тэд смастерили сани из обгоревших стволов и погрузили на них то немногое, что у них осталось. Целебную мазь, которой Лина обработала ожоги Хилфреда, вместе с кучей бинтов она оставила Томасу. Дьякон решил остаться с раненым солдатом. Вскоре после полудня, взяв с собой лишь небольшую поклажу, жители сожженной деревни двинулись в путь. Каждый хотел до захода солнца оказаться как можно дальше от Дальгрена…

— Что мы здесь делаем? — спросил Ройс Адриана.

Они сидели на выгоревшем стволе дерева чуть дальше от колодца, там, где некогда находились два маленьких деревянных надгробия Касвеллов. Как и все остальное, надгробия сгорели. Не осталось ничего, что напоминало бы о них. Отсюда Адриану и Ройсу был виден дьякон Томас, сидевший возле Хилфреда, который все еще не пришел в сознание.

— Эта работа стоила нам двух лошадей и недельных запасов еды. И все ради чего? — продолжал Ройс. Он со вздохом отломил кусочек обгоревшей коры и в задумчивости бросил его перед собой. — Надо уносить ноги. Девчонка скорее всего уже мертва. Зачем Гиларабрину оставлять ее в живых? У него все козыри. Он может убить нас, когда пожелает, а мы не можем причинить ему вреда. У него есть заложники, а у нас всего лишь половинка меча, которая, сдается мне, не особенно ему и нужна, но он все равно хочет получить ее. Вот если бы у нас были обе части клинка, Магнус мог бы починить меч, и тогда мы вели бы переговоры с позиции силы. Можно было бы даже заставить гнома изготовить нам мечи или даже копья с именем Гиларабрина. Тогда мы бы могли попробовать сразиться с монстром, но у нас ничего нет. Мы не представляем для него никакой угрозы. Терон думает, зверь пойдет на сделку. А я уверен, Гиларабрин устроил все это только для того, чтобы избавить себя от скучной охоты за мечом.

— Мы этого не знаем.

— Конечно, знаем. Он не собирается оставлять девушек в живых. Скорее всего он ими уже пообедал. Когда наступит ночь, старик Терон будет стоять в поле как полный глупец, держа в руках именно то, что нужно монстру. Он погибнет, этим все и кончится. С другой стороны, тупость старика даст возможность остальным скрыться. Учитывая, что вся его семья погибла, да и дочка наверняка уже мертва, это, наверное, к лучшему.

— Он будет не один, — сказал Адриан.

Ройс посмотрел на него как на сумасшедшего.

— Скажи, что ты шутишь…

Адриан покачал головой.

— Почему?

— Потому что ты прав. Все, что ты только что сказал, и в самом деле произойдет, если мы уедем.

— А ты думаешь, что если мы останемся, будет иначе?

— Мы никогда раньше не бросали работу, Ройс.

— О чем ты? Какую работу?

— Она заплатила нам, чтобы мы добыли для нее меч.

— Я добыл меч. Он у ее папаши.

— Только часть меча. Работа не закончена, пока старик не получит обе части. За этим нас и наняли.

— Адриан! — Ройс провел рукой по лицу и горестно покачал головой. — Во имя Марибора, она заплатила нам десять монет серебром!

— Ты их взял.

— Ненавижу, когда ты так себя ведешь. — Ройс внезапно встал и схватил с земли обуглившуюся деревяшку. — Проклятие! — Он швырнул ее в кучу дымящихся обломков, оставшихся на месте дома Ботвиков. — Твое упрямство нас погубит, ты это понимаешь?

— Тебе необязательно оставаться. Это мое решение.

— И что ты будешь делать? Драться с ним? Стоять в темноте, размахивая мечом, который не может причинить ему ни малейшего вреда?

— Не знаю.

— Ты спятил, — сказал Ройс. — Слухи подтверждаются! Адриан Блэкуотер — сумасшедший!

Адриан встал и посмотрел другу в глаза.

— Я не могу бросить Терона, Трейс и Аристу. А как быть с Хилфредом? Думаешь, он в состоянии куда-либо ехать? Попробуй протащить его через лес, и он умрет еще до наступления темноты. Или ты собираешься засунуть его в колодец в надежде, что утром он вылезет оттуда здоровым? А Тобис? Думаешь, он далеко уйдет на сломанной ноге? Или тебе на них наплевать? Неужели твое сердце так очерствело, что ты можешь просто уйти и оставить их умирать?

— Они все равно умрут! — огрызнулся Ройс. — Именно это я и имею в виду. Мы не можем их спасти. Все, что мы можем, это решить, подохнуть нам с ними или нет. И если честно, не вижу никакого смысла в самоубийстве из сочувствия.

— Мы можем что-нибудь предпринять, — рассудил Адриан. — Мы же выкрали сокровища Коронной башни и вернули их обратно на следующую ночь. Мы проникли в неприступный Друминдор, положили отрезанную голову на колени графа Чедвика, пока тот спал у себя в башне, и помогли Эсрахаддону сбежать из Гутарии, самой надежной тюрьмы из всех когда-либо построенных. Я хочу сказать, кое-что мы сумеем!

— Например?

— Ну… — Адриан задумался. — К примеру, вырыть яму, устроить там ловушку и заманить туда зверя.

— Легче попросить Томаса молиться Марибору, чтобы тот уничтожил Гиларабрина. У нас нет ни времени, ни сил копать яму.

— У тебя есть идеи получше?

— Да, уж наверное, я могу придумать что-нибудь получше, чем заманить монстра в яму, которую мы не можем выкопать.

— Например?

Ройс начал ходить вокруг тлеющих бревен, раздраженно пиная ногой все, что попадалось ему на пути.

— Не знаю! Это ведь ты вбил себе в голову, что мы что-то можем сделать, но одно я знаю точно: мы ничего не сможем, пока не добудем вторую часть меча. Поэтому первое, что нам надо сделать, это украсть его сегодня, пока монстра не будет в башне.

— Как только ты это сделаешь, он тут же убьет Трейс и Аристу, — заметил Адриан.

— Но тогда ты сможешь убить его. Хотя бы отомстим…

Адриан грустно покачал головой:

— Этого недостаточно.

Ройс усмехнулся:

— Я всегда могу сам украсть меч, пока вы с Тероном будете обманывать зверя подделкой, что была у Руфуса. Один шанс на миллион, что это сработает.

Адриан задумчиво нахмурился и медленно опустился на землю.

— Да я шучу, — сказал Ройс, отступив. — Если вчера ночью он заметил пропажу половины меча, то уж как-нибудь сумеет отличить настоящий меч от подделки.

— Но даже если это не сработает, — сказал Адриан, — у меня будет время освободить девушек. Потом мы можем спрятаться в яме, маленькой яме, которую успеем выкопать.

— Где мы будем сидеть в надежде, что он нас оттуда не достанет? Я видел его когти, ему это не составит труда.

Не удостоив Ройса ответом, Адриан продолжал развивать свою мысль:

— Тогда ты сможешь принести вторую половину меча, Магнус соединит их, и я убью Гиларабрина. Видишь, как хорошо, что ты все-таки оставил гнома в живых.

— Ты что, не понимаешь, как это глупо? Прошлой ночью чудовище уничтожило целую деревню и крепость, а ты собираешься одолеть его при помощи старого арендатора, двух женщин и сломанного меча?

Адриан выразительно промолчал.

Ройс вздохнул и присел возле друга, качая головой. Вытащив кинжал, он протянул его Адриану.

— Вот, — сказал он, — возьми Альверстоун.

— Зачем? — озадаченно спросил Адриан.

— Я, разумеется, не утверждаю, что Магнус прав, но сам я никогда не видел ничего, с чем бы не справился этот кинжал. Если же Магнус прав, если его и правда выковал отец богов, думаю, не помешает использовать кинжал против неуязвимого зверя.

— Так ты уходишь?

— Нет, — хмуро сказал Ройс и посмотрел в сторону Авемпарты. — Судя по всему, мне придется закончить работу.

Адриан улыбнулся другу, взял кинжал и взвесил его в ладони.

— Тогда отдам его тебе завтра.

— Ладно, — буркнул Ройс.

Старик Вуд смотрел на небо, держа в руках сломанный меч.

— Твой дружок уехал? — спросил он, когда Адриан поднялся к нему по черному склону холма, где еще недавно находился замок.

— Нет, он отправится обратно в Авемпарту, чтобы выкрасть вторую половину меча на случай, если Гиларабрин попытается нас провести. Вполне вероятно, зверь оставит Аристу и Трейс в башне, когда полетит сюда, и тогда Ройс их вытащит.

Терон задумчиво кивнул.

— Ты был очень добр ко мне и моей дочери. Не знаю почему, только не говори, что из-за денег. — Терон вздохнул. — Знаешь, я никогда не ценил ее. Просто не обращал на нее внимания, столько лет отталкивал ее от себя. Она дочь, а не сын, лишний рот, ее надо кормить, а выдать замуж стоит денег. Как она сумела разыскать вас с Ройсом и уговорить проделать весь этот путь, чтобы помочь нам, я никогда не пойму.

— Адриан, — позвал Фанен. — Иди сюда, посмотри, что у нас есть.

Адриан последовал за Фаненом к северному склону холма и увидел Тобиса, Мовина и Магнуса, ковырявшихся в каком-то огромном устройстве, установленном на телегу.

— Это моя катапульта, — гордо объявил Тобис, стоявший рядом с деревянной машиной. Он выглядел весьма забавно в своем ярком придворном платье, опираясь на костыль, который смастерил для него Магнус. Сломанная нога была зажата между двумя крепкими кусками дерева. — Ее вытащили сюда после того, как меня вычеркнули из списка. Красивая, правда? Я назвал ее Персефоной в честь супруги Новрона. Решил, что это подходящее имя, ведь я изучал историю древней империи, чтобы построить ее. Это было нелегко. Пришлось выучить древние языки только для того, чтобы прочесть нужные книги.

— Ты только что это построил?

— Нет, конечно, что за глупость! Я профессор из Шеридана. Это, кстати, в Генте. Знаете, там же, где заседает церковь Нифрона? В общем, поскольку я гений, я дал взятки нескольким церковникам, и те сообщили мне истинную задачу состязаний. Я знал, что будет не просто тупая схватка между дубинноголовыми вояками, а испытания, результатом которых станет победа над легендарным чудовищем. Эту загадку я мог разгадать, я знал, что здесь потребуются не мускулы, но блестящий интеллект вроде моего.

Адриан обошел вокруг устройства. В центре его торчал массивный брус футов двенадцать высотой. Еще выше располагалась длинная мощная рукоять. На брусе был подвешен мешок с сетью. К обеим сторонам телеги крепились два прочных рычага, соединенных с многочисленными механизмами.

— Должен сказать, мне и раньше доводилось видеть катапульты, но твоя машина на них никак не похожа.

— Потому что я усовершенствовал ее для сражения с Гиларабрином.

— Вернее, пытался, — прибавил Магнус. — С его настройками она бы не сработала, но теперь будет.

— Кстати, мы уже метнули несколько камней, — доложил Мовин.

— У меня есть опыт обращения с осадными орудиями, — сказал Адриан. — И я знаю, что они могут быть полезны против чего-то большого, как, например, рота солдат, или чего-то неподвижного вроде стены, но они бесполезны против одинокого подвижного врага. Просто они не настолько быстры и точны.

— Да, именно поэтому я создал такое орудие, которое мечет не только снаряды, но и сети, — гордо заявил Тобис. — Видите ли, я очень умный. Сети предназначены для того, чтобы запускать их большими клубками, которые раскрываются в полете и захватывают чудовище, пока оно летит. Запутавшись в сетях, оно падает на землю и лежит, а я тем временем перезагружаю катапульту, чтобы потом добить его снарядом.

— И это срабатывает? — изумился Адриан.

— В теории более чем, — ответил Тобис.

Адриан недоверчиво пожал плечами:

— Ладно, хуже не будет.

— Только надо будет занять удобную позицию, — сказал Мовин. — Поможешь нам передвинуть?

Все дружно навалились спинами на катапульту, кроме, разумеется, Тобиса, который прихрамывал рядом, отдавая приказы. Они скатили орудие в окружавшую холм канаву. Отсюда можно было стрелять в любую сторону.

— Наверное, ее надо чем-нибудь прикрыть. Обломками или, может быть, обгоревшими досками, чтобы было похоже на кучу мусора, — сказал Адриан. — Ну, с этим вы справитесь и без меня. Магнус, можешь оказать мне услугу?

— Какую? — спросил гном.

Адриан повел его по пепелищу наверх, к развалинам господского дома. Вся трава сгорела, и они шли по слою пепла и корней, напоминавшему своим видом серый снег.

— Помнишь меч, который ты выковал для лорда Руфуса? Я нашел его на холме рядом с Руфусом и его конем. Я хочу, чтобы ты его подправил.

— Подправил? — Гном выглядел обиженным. — Я не виноват, что меч не сработал. Я сделал точную копию. Наверняка все дело в неправильных книгах.

— Не важно, теперь у меня есть оригинал. По крайней мере его часть. Мне нужно, чтобы ты сделал точную копию того, что есть у нас. Сумеешь?

— Конечно. Я все сделаю, если ты уговоришь Ройса дать мне рассмотреть Альверстоун.

— Ты спятил? Он хочет твоей смерти. Однажды я уже спас тебя от него. Это что, не считается?

Гном упрямо скрестил руки поверх своей заплетенной в косы бороды.

— Такова моя цена.

— Я с ним поговорю, но ничего не обещаю.

Гном поджал губы, отчего его борода и усы встопорщились.

— Хорошо. Где мечи?

Терон одобрил их план, но настоял, чтобы потом обломок меча вернули ему. Он принес его в кузницу особняка, от которой уцелели лишь кирпичный горн и наковальня. Старик заявил, что сам будет держать меч во время обмена и немедленно отдаст его, если обман раскроется.

Гном недовольно скривился.

— В чем дело? — спросил Адриан.

— Неудивительно, что меч не сработал. Там знаки с обеих сторон. Вот здесь совсем другая надпись, видишь? Готов поспорить, это заклинание. — Гном показал Адриану клинок, на котором паутина тонких размашистых линий, на первый взгляд нечитаемая, создавала длинный узор. Затем он перевернул меч и продемонстрировал на обратной стороне узор меньшего размера. — А это, я так понимаю, имя, про которое говорил Эсрахаддон. Заклинания-то все одинаковые, а вот имя у каждого свое.

— Хочешь сказать, ты можешь сделать оружие, которое будет работать?

— Нет, он сломан прямо посередине имени, но я хотя бы смогу сделать очень хорошую копию.

Гном снял пояс с инструментами, который прятал под верхней одеждой, и разложил его на наковальне. У него имелось несколько молотков различной формы и размера, а также зубила в отдельных кармашках. Надев кожаный фартук, он взял меч Руфуса и положил его на наковальню.

— Ты всегда таскаешь этот пояс с собой? — поинтересовался Адриан.

— А как же! Уж я-то свое добро в седельной сумке не оставлю, — ответил Магнус.

Адриан и Терон принялись рыть яму на краю внутреннего двора замка, на месте старой коптильни, где взрыхленная почва значительно облегчала им задачу. Лопат не было, и в ход пошли старые доски, отчего ладони у них скоро почернели. За пару часов они выкопали довольно большой лаз, в котором можно было поместиться вдвоем. Оба полностью скрылись под землей. Конечно, не было никакой уверенности, что зверь их не откопает, но здесь можно легко укрыться от огня, если он не будет нацелен точно на них. В противном случае оставался риск запечься в земле, как при обжиге глиняных горшков.

Покрытые грязью и пеплом, они смотрели, как угасают последние лучи заката.

— Скоро уже прилетит наша тварь, — сказал Адриан Терону.

Магнус выстукивал что-то самым маленьким из своих молотков, издавая гулкий звук: динь-динь. Он что-то пробормотал, вытащил из мешочка на поясе кусок грубой ткани и начал полировать поверхность клинка.

Адриан сунул Альверстоун за пояс и прикрыл его рубашкой. «Интересно, добрался ли Ройс до башни? — пришло ему в голову. — Может, он уже внутри? Нашел ли он Эсрахаддона? Поможет ли ему старый волшебник? — Он вспомнил о Трейс и о принцессе. — Что с ними сделал Гиларабрин? Ройс, наверное, был прав, когда говорил, что зверю незачем оставлять девушек в живых…»

Внезапно послышался стук множества копыт, он становился все громче. Терон и Адриан удивленно переглянулись и встали, увидев приближавшихся всадников. Их было восемь. Рыцари в черных доспехах пересекли выжженную равнину и начали подниматься на холм. Над ними реяло знамя с изображением расколотой короны. Возглавлял отряд Луис Гай в своей неизменно алой сутане.

— Смотрите-ка, кто вернулся… — Адриан глянул на Магнуса. — У тебя все готово?

— Сейчас отполирую, и все, — ответил гном. Заметив всадников, он пробормотал: — Плохо дело…

Всадники въехали в разрушенный двор замка и, увидев их, остановились. Гай окинул взглядом тлеющие руины старой крепости, затем спешился и подошел к гному. По пути он зачем-то подобрал головешку, покрутил ее в руках и отбросил в сторону.

— Похоже, вчера ночью лорд Руфус выступил не так блестяще, как нам бы хотелось. Забыл сделать последний штрих, а, Магнус?

Магнус испуганно попятился. Быстро схватив обломок меча, Терон спрятал его под рубашкой. Гай заметил это, но не обратил на фермера внимания и продолжал допрашивать гнома:

— Не хочешь объясниться, Магнус? Или мне сразу убить тебя за паршивую работу?

— Я не виноват! На другой стороне меча были знаки, которых не было на картинках. Я сделал все, как вы просили. Виноваты ваши книжки.

— А чем ты сейчас занимаешься?

— Делает копию меча, чтобы мы могли совершить обмен с Гиларабрином, — объяснил Адриан.

— Обмен?

— Да, монстр похитил принцессу Аристу и девушку из деревни. Он сказал, что если мы вернем меч, который забрали из его логова, он освободит женщин.

— Он сказал?

— Да, — подтвердил Адриан. — Вчера ночью он говорил с дьяконом Томасом, перед тем как похитить девушек.

Гай холодно рассмеялся:

— Так зверь теперь разговаривает? И похищает женщин? Впечатляюще. Полагаю, он также ездит верхом и собирается представлять Данмор на следующем Зимнем турнире в Аквесте.

— Если вы мне не верите, спросите своего дьякона.

— О, я тебе охотно верю, — насмешливо сказал он, подойдя к Адриану. — Во всяком случае, в части похищения меча из башни. Ты ведь об этом сейчас говорил? Значит, кто-то все-таки сумел проникнуть в Авемпарту и украсть настоящий меч? Ловко! А ведь мне известно, что, только имея в своих жилах эльфийскую кровь, можно войти в эту башню. Ты не кажешься мне особенно похожим на эльфа, Адриан, а родословную Пикерингов я хорошо знаю. Знаю также, что Магнус не смог туда попасть. Значит, остается только твой дружок Ройс Мельборн. Он небольшого роста, так? Стройный, ловкий. Это, несомненно, полезные качества для вора. Он хорошо видит в темноте, слышит лучше любого человека, отлично держит равновесие и так легок, что может передвигаться почти неслышно. Как же это несправедливо по отношению к другим бедным ворам, наделенным всего лишь обычными человеческими возможностями.

Гай внимательно огляделся.

— Где твой напарник? — спросил он, но Адриан не торопился с ответом. — Это одна из наших самых главных проблем. Некоторые эльфы-полукровки могут сойти за человека. Иногда их сложно заметить. У них нет заостренных ушей или прищуренных глаз, потому что они больше похожи на человеческого родителя, но эльфийская половина всегда при них. Потому они так опасны. Выглядят как обыкновенные люди, но в них таится нечеловеческое зло. Ты, наверное, даже не замечал этого, правда? Как глупцы, которые пытаются приручить медвежонка или волчонка, думая, что он их полюбит. Наверное, думаешь, что можешь изгнать дикого зверя, который скрывается у него внутри. Не получится! Зверь есть зверь. Он только и ждет случая напасть на тебя.

Куратор посмотрел на наковальню:

— Полагаю, один из вас собирается убить чудовище этим мечом и предъявить права на императорскую корону?

— Вообще-то нет, — ответил Адриан. — Мы намереваемся освободить девушек и как можно скорее смыться отсюда.

— И ты думаешь, я в это поверю? Адриан Блэкуотер, виртуозный фехтовальщик, владеющий мечом, как тешлор Старой империи! Рассчитываешь, что я поверю, будто ты в этой отдаленной деревеньке проездом? Что ты случайно завладел единственным оружием, способным убить Гиларабрина, именно тогда, когда императором может стать каждый, кому это удастся? Ну разумеется, ты вот так запросто отдашь самый могучий в мире меч безумно опасному, а как теперь выяснилось, еще и говорящему чудовищу, чтобы получить взамен крестьянскую девчонку и принцессу Меленгара, которую ты едва знаешь.

— Ну если взглянуть на дело с этой стороны, то выгодным оно не кажется, но это правда.

— Церковь вернется в Дальгрен, чтобы продолжить испытания, — сказал Луис Гай. — А пока я должен проследить за тем, чтобы кто-либо недостойный вроде тебя не убил Гиларабрина. В первую очередь это касается вороватого любителя эльфов и его банды головорезов. — Гай подошел к Терону. — Я забираю этот меч.

— Только через мой труп! — прорычал Терон.

— Как пожелаешь! — Гай достал меч из ножен, остальные сереты спешились и последовали его примеру. — Отдай меч, или вы оба умрете…

— Хотите сказать, все четверо? — раздался голос позади Адриана.

Обернувшись, он увидел, как по склону спускаются Мовин и Фанен с обнаженными мечами. У Мовина их было два. Один он бросил Терону. Старик неуклюже поймал его.

— Пускай будет пятеро, — сказал Магнус, взяв в руки два больших молотка.

Гном посмотрел на Адриана и тяжко вздохнул.

— Он все равно убьет меня, так почему бы нет?

— Нас восемь, — заметил Гай. — Не совсем честная схватка.

— Я того же мнения, — сказал Мовин. — Но, к несчастью, здесь больше никого нет…

Гай посмотрел на Мовина, потом на Адриана, и долгое время они сверлили друг друга угрожающими взглядами. Наконец Гай кивнул и опустил меч.

— Что ж, вижу, мне придется доложить о вас архиепископу.

— Докладывайте хоть сейчас, — сказал Адриан. — Его тело похоронено вместе с остальными у подножия холма.

Гай холодно посмотрел на него и отвернулся, собравшись уходить. Но Адриан заметил, как неестественно опущено его плечо, как развернулась ступня, когда он сделал шаг. Такому маневру Адриан обучал Терона. Это был знак, что сейчас последует нападение.

— Терон! — крикнул он, но в этом не было нужды.

Крестьянин поднял меч еще до того, как Гай повернулся. Куратор целился ему в сердце. На секунду опередив его, Терон отбил удар. Затем инстинктивно перенес свой вес на переднюю ногу, сделал шаг и выполнил комплексный маневр, который показал ему Адриан: защита, поворот и укол. Замахнувшись, старик сделал выпад. Куратор пошатнулся, попробовал увернуться и едва избежал удара в сердце. Клинок вонзился ему в плечо. Гай вскрикнул от боли.

Успех Терона и его самого привел в смятение.

— Вытаскивай меч! — хором закричали ему Адриан и Мовин.

Терон выдернул меч. Гай, шатаясь и прижимая руку к окровавленному плечу, сделал шаг назад.

— Убейте их! — сквозь зубы прошипел куратор.

Рыцари Серета бросились в атаку.

Четверо атаковали братьев Пикеринг. Один набросился на Адриана, еще один — на Терона, а последний взял на себя Магнуса. Адриан знал, что Терон долго не выстоит в схватке с тренированным серетом. Он обнажил короткий и полуторный мечи и прикончил одного из рыцарей Нифрона, как только тот оказался достаточно близко. Затем двинулся ко второму. Рыцарь слишком поздно понял, что находится между двумя нападающими. Адриан и Терон вместе одолели его.

Магнус тем временем поднял оба молота с самым угрожающим видом, на какой только был способен, но низкорослый гном явно не представлял угрозы для рыцаря и потому отступил за наковальню. Когда серет приблизился, он швырнул в него молот. Тот ударил рыцаря в грудь и со звоном отскочил от доспехов, не причинив особого вреда, но все же заставив серета покачнуться. Поняв, что гном не опасен, рыцарь повернулся к нападавшему Адриану.

Серет замахнулся дугообразным движением, целясь Адриану в голову. Адриан блокировал удар коротким мечом, который держал в левой руке, вынудив таким образом рыцаря поднять руку, и вонзил полуторный меч ему под мышку.

Мовин и Фанен вдвоем отбивались от четверых противников. Изящные рапиры Пикерингов взлетали, парируя, блокируя, разрезая, отражая каждое нападение, каждый удар, отвечая на каждый взмах вражеских мечей. Но братья могли лишь защищаться. Им оставалось только одно: сдерживать атаки рыцарей в доспехах, старавшихся найти у них уязвимое место. Наконец Мовин сумел перейти в наступление и нанес удар. Клинок вонзился в горло одного из серетов. Мовин одолел его быстрым уколом, но тут раздался крик Фанена.

Адриан увидел, как серет рассек руку Фанена, которой тот держал меч, от плеча до кисти. Младший Пикеринг выронил оружие. Оставшись без защиты, Фанен, отчаянно отбиваясь, пятился, стараясь уклониться от ударов двух противников. Споткнувшись о развалины, он упал. Сереты бросились к нему, готовясь нанести смертельный удар.

Адриан был слишком далеко. Пытаясь спасти брата, Мовин забыл о защите. Он нанес удар. Одним движением блокировал обе атаки на Фанена, но тут же поплатился за это. Адриан увидел, как серет, стоявший перед Мовином, сделал выпад, и его меч вонзился Мовину в бок. Старший Пикеринг изогнулся и упал на колени, по-прежнему не отводя глаз от брата. Он мог лишь беспомощно наблюдать за последовавшим ударом. Два меча пронзили тело Фанена. На клинках остались кровавые следы.

Мовин закричал. Его противник собирался нанести ему удар в шею. Все еще стоя на коленях, Мовин, к немалому удовольствию рыцаря, не стал защищаться. С защитой покончено. Он вскинул меч, распоров ребра нападавшего. Крутанув меч, Мовин выдернул его, разорвав внутренности рыцаря.

Убийцы брата повернулись к Мовину. Старший Пикеринг снова вскинул меч, но из раны струей хлынула кровь, рука ослабела, глаза подернулись смертным туманом. По щекам его лились слезы. Он больше не мог контролировать удары, и замах оказался слишком широким. Ближайший из рыцарей выбил меч из рук Мовина, двое оставшихся серетов подступили к нему, замахиваясь мечами, но больше ничего не успели сделать. В эту минуту к ним подскочил Адриан, и головы убийц полетели с плеч, а тела рухнули в пепел.

— Магнус, беги за Томасом! — крикнул Адриан. — Скажи, чтобы захватил бинты.

Терон склонился над Фаненом.

— Он умер, — прошептал старик.

— Знаю! — огрызнулся Адриан. — И Мовин тоже умрет, если мы ему не поможем.

Он разорвал рубаху Мовина и зажал рукой рану. Кровь потекла у него между пальцами. Мовин тяжело дышал. По лицу его катился пот.

— Черт бы тебя побрал, Мовин! — воскликнул Адриан. — Терон, дай мне какую-нибудь тряпку! Что угодно!

Терон оторвал рукав у одного из убийц Фанена.

— Еще! — велел Адриан.

Он вытер кровь с тела Мовина и увидел небольшой разрез, откуда хлестала ярко-красная кровь, хотя бы не темная, что обычно предвещало верную смерть. Адриан взял тряпку и прижал ее к ране.

— Помоги посадить его, — сказал он Терону, когда тот подал ему еще одну тряпку.

У Мовина, судя по всему, началось онемение тела. Голова его упала набок. Подбежал Томас. В руках он держал ворох длинных полосок ткани, которые нарезала для него Лина. Вдвоем они приподняли Мовина, и Томас туго перевязал его торс. Ткань быстро пропиталась кровью, но кровотечение утихло.

— Держите его голову прямо, — велел Адриан, и Томас приобнял Мовина.

Адриан оглянулся и посмотрел на Фанена. Юноша лежал на спине в грязи. Вокруг него растекалась темная кровавая лужа. Схватив окровавленными руками мечи, Адриан вскочил на ноги.

— Где Гай? — со злостью спросил он.

— Сбежал, — ответил Магнус. — Он еще во время схватки вскочил на коня и умчался прочь.

Адриан перевел взгляд с Фанена на Мовина и тяжело вздохнул.

Низко склонив голову, Томас прочитал молитву об усопших: «Молю тебя, бог человеков, Марибор, препоручая почившего рукам твоим. Молю тебя, даруй ему покой, и в крове своем вечном упокой с миром, и наитием своим на пути к нему осени».

Закончив молиться, дьякон посмотрел на звезды и тихо сказал:

— Стемнело.

Глава 13 ТВОРЧЕСКОЕ ВИДЕНИЕ

Ариста боялась лишний раз вздохнуть и шевельнуться. От этого у нее внутри все заболело, к горлу подступила тошнота. Над ней простиралось звездное небо, но сама она лежала на груде страшных, отвратительных трофеев Гиларабрина, собранных чудовищем после бесчисленных нападений и убийств. Здесь были горой навалены сломанные стулья, скальп со спутанными волосами, нога в башмаке, обглоданное туловище, платье в кровавых пятнах, голова оленя, из-под которой торчала, будто взывая о помощи, посиневшая бледная рука.

Гиларабрин устроил себе гнездо на огромном балконе высокой каменной башни, но никакого входа в нее не было видно. Вместо двери на стене смутно проглядывало нечто вроде размытой арки. Аристе так хотелось, чтобы арка оказалась настоящей дверью, но она была уверена, что это пустые надежды.

Принцесса села, положив руки себе на колени, чтобы ненароком не прикоснуться к какой-нибудь гадости. Она чувствовала, что сидит на чем-то длинном и тонком вроде ветки дерева. Несмотря на это неудобство, Ариста не смела даже привстать, чтобы посмотреть, что это такое. Поэтому она перевела взгляд на звездное небо и горизонт. К северу от башни расстилался лес, поделенный надвое серебристой лентой реки. На юге блестела водная гладь.

Но жуткая гора из останков не могла не привлекать внимания Аристы, и помимо воли она раз за разом снова опускала на нее глаза, каждый раз вздрагивая и страшно об этом сожалея. Принцесса с ужасом осознала, что всю ночь проспала на этой горе останков, но не помнила, как заснула.

В тот момент, когда зверь схватил их с Трейс, непреодолимый ужас, похожий на тот, какой испытывает тонущий человек, полностью подчинил ее себе. Она не помнила ни полета, ни большей части дня, зато прекрасно запомнила чудовище. Теперь оно лежало всего в нескольких дюймах от нее, озаренное светом полуденного солнца. Ариста могла смотреть и смотреть на него часами, словно перед ней, раз и навсегда завладев ее вниманием, спала сама ее смерть.

Принцесса сидела, боясь заговорить с Трейс, и с ужасом ждала, когда чудовище убьет ее, а потом добавит к своим трофеям. Тело у нее было напряжено, сердце бешено колотилось. Она уставилась неподвижным взглядом на толстую чешуйчатую шкуру, подрагивавшую при каждом вздохе. Под ней проглядывало что-то, напоминавшее ребра. Ариста чувствовала себя так, словно идет по воде. В голове молотками стучала кровь. Вынужденная долгая неподвижность окончательно лишила ее сил. Ариста снова почувствовала, что проваливается в забытье, и все вокруг накрыла милосердная тьма.

Когда она снова открыла глаза, чудовища рядом не было. Ариста огляделась по сторонам, но нигде его не увидела.

— Его здесь нет, — сказала Трейс.

Они впервые заговорили с той минуты, как их схватил Гиларабрин. Девушка все так же была одета в ночную сорочку. На лице ее проступила темная цепочка синяков. Она стояла на коленях и рылась в куче вещей, как ребенок в песочнице.

— Где оно? — спросила Ариста.

— Улетело.

Где-то неподалеку, внизу, то и дело раздавался рев, но это не был рев зверя. Звук был постоянным, монотонным, гремящим.

— Где мы? — спросила Ариста.

— На вершине Авемпарты, — ответила Трейс, продолжая рыться в жуткой куче.

Она расчистила слой каменной крошки, перевернула железный котелок и, обнаружив разодранный гобелен, принялась тянуть его на себя.

— Что такое Авемпарта?

— Эта башня.

— A-а… Что ты делаешь?

— Я подумала, что здесь может быть какое-нибудь оружие… Хоть что-то, чем можно сражаться.

Ариста округлила глаза от изумления:

— Ты сказала сражаться?

— Ну да. Кинжал, например, или осколок стекла.

Ариста расхохоталась. Не будь это с ней самой, она никогда бы не поверила, что можно смеяться, сидя на куче расчлененных тел и беспомощно ожидая, когда тебя сожрут.

— Осколок стекла?! Осколок стекла?! — вскричала она пронзительным голосом. — Ты собираешься драться с этим… С этой тварью кинжалом или осколком стекла?

Трейс спокойно кивнула, отпихивая в сторону рогатую оленью голову.

Приоткрыв рот, Ариста продолжала изумленно смотреть на нее.

— А что нам терять? — спросила Трейс.

В том-то и дело. Терять действительно нечего. Ясно одно, хуже уже не будет. Даже когда Перси Брага собирался сжечь ее на костре, даже когда гном закрыл перед ней и Ройсом дверь и они болтались на веревке в готовой вот-вот рухнуть башне, ей не было так жутко, как сейчас. Что могло сравниться с перспективой быть съеденной заживо?

Ариста сознавала, что Трейс права, но все ее существо противилось этой мысли. Хотелось верить, что остается хоть какой-то шанс на спасение.

— Ты не думаешь, что чудовище выполнит обещание? — спросила она.

— Обещание?

— Ну, оно ведь сказало дьякону…

— Вы поняли, что оно сказало? — спросила девушка, наконец прервав раскопки и посмотрев на нее.

Ариста кивнула:

— Оно говорило на языке древней империи.

— Что оно сказало?

— Что вроде бы готово обменять нас на меч, но я могла неверно понять. Я изучала древнюю речь в курсе религии в Шеридане, но не слишком преуспела. Не говоря уж о том, что от страха я и вовсе плохо соображала. Я и сейчас боюсь.

Трейс задумалась. Ариста не могла не позавидовать ей.

— Нет, он не оставит нас в живых, — после долгой паузы сказала девушка. — Он убивает людей. Это все, что он делает. Он убил мою мать и брата, мою невестку и племянника. Он убил моего лучшего друга, Джесси Касвелла. Он убил Дэниела Холла. Я никому раньше не говорила, но я думала, что когда-нибудь выйду за Дэниела замуж. Одним прекрасным осенним утром я нашла его у дороги к реке. Все его тело было истерзано зубами, но лицо осталось нетронутым. Это почему-то напугало меня больше всего. На лице не было ни царапины, оно выглядело прекрасным. Казалось, он просто заснул под соснами, хотя большая часть тела была изуродована. Нет, чудовище обязательно убьет нас.

Подул ветер, Трейс задрожала от холода. Ариста сняла с себя плащ и протянула его девушке.

— Держи, — сказала она. — Тебе он больше нужен.

Трейс вопросительно взглянула на нее, озадаченно улыбаясь.

— Да возьми же! — воскликнула Ариста. Все ее чувства рвались наружу. — Я хочу хоть что-нибудь сделать, черт возьми!

Дрожащей рукой она протянула Трейс плащ. Девушка подползла ближе и, взяв его, принялась разглядывать так, словно находилась в уютной гостиной.

— Какой красивый… И теплый…

Ариста снова рассмеялась и сама удивилась своей способности в одну минуту переходить от отчаяния к веселью. Одна из них, наверное, сошла с ума, а может, и обе сразу. Ариста накинула плащ Трейс на плечи и застегнула его.

— Подумать только, я так ненавидела Бернис, что готова была убить ее…

Ариста подумала о Хилфреде и камеристке, которых она оставила… Нет, которым она приказала остаться в комнате! Ведь она обрекла их на смерть!

— Думаешь, кто-нибудь там выжил?

Трейс откатила в сторону голову статуи и нечто, похожее на разбитую мраморную столешницу.

— Мой отец жив, — спокойно сказала она, продолжая рыть дальше.

Ариста не стала спрашивать, откуда ей это известно. Сейчас она готова была поверить всему, что скажет Трейс.

Выкопав в середине груды довольно глубокую нору, Трейс пока не нашла ничего более подходящего, чем кость ноги, которую она с пугающим равнодушием отложила в сторону, видимо, собираясь использовать в качестве оружия, если не отыщется что-нибудь посущественнее. Принцесса наблюдала за ней с восхищением, смешанным с недоверием.

Трейс обнаружила красивое разбитое зеркало и попыталась отколоть от него кусочек.

— Под зеркалом что-то есть, — заметив блеск золота, сказала Ариста.

Трейс приподняла зеркало и достала из-под него богато отделанную серебром, золотом и сверкающими драгоценными камнями рукоять меча с обломанным клинком. Головка рукояти заискрилась в звездном сиянии. Трейс подержала меч в руке и пробормотала:

— Какой легкий…

— Он сломан, — заметила Ариста, — но это, наверное, все-таки лучше, чем осколок стекла.

Трейс спрятала рукоять в карман плаща и продолжила копаться в груде останков и сломанных вещей. Она нашла жало топора и вилку, но ни то ни другое, на ее взгляд, не годилось для битвы с чудовищем. И вдруг она замерла, развернув найденный моток ткани. Как ни сдерживала себя Ариста, но любопытство взяло верх над осторожностью, и она тоже заглянула в сверток: там лежала женская голова с крепко сомкнутыми веками и открытым ртом. Трейс торопливо замотала ее в материю, убрала сверток обратно в дыру и села рядом с грудой, обняв колени и опустив на них голову. Ариста заметила, что ее бьет дрожь. После этого Трейс больше ни к чему не притронулась. Обе девушки подавленно молчали.

Бух! Бух! Бух!

Услышав эти звуки, Ариста почувствовала, как у нее забилось сердце. От страха она сжалась в комок и низко опустила голову. Сверху налетел сильный порыв ветра. Принцесса изо всех сил зажмурила глаза. Она услышала, как зверь опустился на пол балкона, и приготовилась к смерти. Слышала, как он дышит, и ждала, что вот-вот…

— Скоро! — прорычал он.

Ариста открыла глаза. Тяжело дыша, зверь отдыхал после полета на груде своих трофеев. Он встряхнул головой, обрызгав все вокруг слюной. Из полуоткрытой пасти торчал целый частокол острых зубов, которые, казалось, с трудом в ней помещались. Глаза у зверя были больше, чем ладонь Аристы. Она видела свое отражение в узких зрачках на фоне рыжевато-коричневой, подобной мрамору радужки.

— Что значит скоро? — спросила она изумленно.

Ариста и сама не понимала, откуда у нее взялась смелость заговорить.

Огромный глаз моргнул. Зрачок сузился, когда зверь обратил на нее внимание. Принцесса обреченно подумала, что сейчас он убьет ее, но по крайней мере все будет кончено.

— Ты разбираешь мою речь? — спросило чудовище.

От его мощного низкого голоса у нее задрожало все внутри.

Она кивнула и ответила:

— Да.

Подняв голову, Трейс удивленно смотрела на нее.

— В жилах твоих течет кровь королей.

— Я принцесса.

— Наивернейшая принада, — сказал Гиларабрин, но Ариста не была уверена, что правильно его поняла.

Возможно, он сказал: «Величайший дар». Эту фразу трудно было перевести.

Она спросила:

— Ты сдержишь слово или убьешь нас?

— Принада будет жить до тех пор, пока не изловлю я крадца.

— Крадца?

— Похитителя меча. Оный приближается. Я взлетел к ночному светилу, дабы ввергнуть его в обман, и возвратился долом. Крадец уже близко.

— Что он говорит? — спросила Трейс.

— Он говорит, что мы приманка, чтобы поймать вора, укравшего меч.

— Это Ройс, — пробормотала Трейс.

Ариста удивленно уставилась на нее:

— Что ты сказала?

— Я наняла двух человек, чтобы украсть меч из башни.

— Ты наняла Ройса Мельборна и Адриана Блэкуотера? — изумленно спросила Ариста.

— Да.

— Откуда ты их… — начала она говорить, но вдруг замолчала и только после долгой паузы добавила: — Зверь знает, что Ройс идет сюда. Он притворился, что улетел, чтобы ввести Ройса в заблуждение.

Гиларабрин вдруг прянул ушами, повернувшись в сторону фальшивой двери. Резко, но бесшумно вскочив на ноги, он осторожно взмахнул крыльями, оторвался от пола и взлетел над башней. Трейс и Ариста вдруг услышали доносившееся снизу эхо чьих-то шагов.

В арке появился человек в черном плаще. Он ступил вперед и прошел сквозь камень, словно вынырнув из стоячей воды пруда.

— Ройс, это ловушка! — хором крикнули Трейс и Ариста.

Человек не шевельнулся.

Послышался тихий свистящий звук, издаваемый в полете кожистыми крыльями. Вокруг фигуры в черном внезапно вспыхнул яркий свет. Казалось, будто на месте человека загорелась звезда, и ее долгий неподвижный свет ослепил всех, кто оказался рядом. Ариста зажмурилась до боли и услышала, как где-то наверху взвыл Гиларабрин. Зверь захлопал крыльями, и принцесса едва удержалась на месте под напором мощных потоков воздуха.

И вдруг все кончилось. Свет внезапно погас, хотя и не до конца, и, когда зрение восстановилось, они увидели перед собой человека в мерцающей мантии.

— Ты? — взревел зверь.

От звука его голоса содрогнулась вся башня. Хлопая мощными крыльями, он завис над балконом.

— Ты вырвался из своей клети, зверь Эрианский, преследователь Нарейона! — воскликнул Эсрахаддон на древнем наречии. — Я заточу тебя снова!

Волшебник поднял руки, но, прежде чем он успел сделать еще шаг, Гиларабрин зарычал и в ужасе отскочил назад. Хлопая крыльями, он взмыл в воздух и в последнюю минуту успел одним когтем подхватить Трейс. Рухнув вниз с башни, он скрылся из виду. Ариста в ужасе бросилась к парапету и перевесилась через него, высматривая зверя и Трейс, но обоих и след простыл.

— Мы уже ничем не можем ей помочь, — печально сказал волшебник. — Теперь ее судьба зависит от Адриана и ее отца.

Повернув голову, Ариста увидела, что рядом с ней стоит не только Эсрахаддон, но и Ройс Мельборн. Оба они всматривались в темную ревущую внизу реку.

Ариста качнулась, ее снова охватило ощущение, что она тонет. Ройс схватил ее за руку:

— Ваше высочество, что с вами? Отсюда, знаете ли, высоко падать.

— Отведем ее вниз, — сказал Эсрахаддон. — Дверь, Ройс, дверь!

— А, точно. Дозволь войти Аристе Эссендон, принцессе Меленгара.

Арка превратилась в настоящую дверь, которая сама собой открылась. Они вошли в маленькую комнату, оставив позади груду отвратительных трофеев. И только оказавшись под защитой стен, Ариста наконец в полной мере осознала весь ужас случившегося. Ей пришлось сесть, чтобы не упасть. Закрыв лицо руками, она воскликнула:

— О Боже, милостивый Марибор! Бедная Трейс!

— У нее еще есть шанс выжить, — сказал волшебник. — Адриан и ее отец ждут зверя, и у них есть сломанный меч.

Дрожа, Ариста заплакала, но плакала она не только по Трейс. Будто прорвало плотину, которая больше не могла сдерживать напор воды. Ариста вспомнила Хилфреда и последние невысказанные слова сочувствия. Вспомнила Бернис и то, как жестоко она с ней обращалась. Вспомнила Фанена и Мовина. Она потеряла всех. Столько горя невозможно было выразить словами. Не в силах сдерживать свои чувства, она закричала:

— Меч? Какой еще меч? Почему все говорят о каком-то мече? Я ничего не понимаю!

— Объясняй ты, — сказал Ройс Эсрахаддону. — Мне надо найти вторую половину.

— Ее здесь нет, — простонала Ариста.

— Что?

— Вы сказали, меч сломан? — спросила Ариста.

— Разломился на две части. Вчера я украл клинок, а теперь нужно найти рукоятку. Уверен, она где-то в той куче.

— Нет, — сказала Ариста, удивляясь, что все еще не утратила способности мыслить. — Уже нет.

Волшебник вел Ройса и Аристу вниз по длинной прозрачной лестнице, время от времени останавливаясь, чтобы заглянуть в очередной коридор или осмотреться вокруг. Иногда он принимал задумчивый вид, словно что-то вспоминая, потом качал головой, бормотал: «Ах да!» — и сворачивал в какое-нибудь ответвление коридора.

— Где мы находимся? — спросила Ариста.

— В Авемпарте, — ответил волшебник.

— Это я уже поняла. Что такое Авемпарта? Только не говорите, что это всего лишь башня.

— Это эльфийское сооружение, воздвигнутое несколько тысяч лет назад. Долгое время она служила клеткой для Гиларабрина, а недавно, очевидно, стала его гнездом. Так проще?

— Не намного.

Несмотря на смятение, Ариста чувствовала себя уже лучше. Забыть все случившееся оказалось на удивление легко, и она испытала угрызения совести. Ей следовало думать о тех, кого она потеряла. Ей следовало горевать, но разум отказывался делать это. Как сломанные части тела, отказывающиеся поддерживать вес, ее сердце и разум жаждали успокоения. Она нуждалась в отдыхе и чувствовала необходимость подумать о чем-то другом, не связанном со смертью и страданием. Авемпарта предоставила ей такую возможность. Башня потрясала своей красотой.

Эсрахаддон вел их то вверх по лестнице, то вниз. Они проходили через большие залы и шли по внутренним мостам, соединявшим шпили. Нигде не было ни факелов, ни фонарей, но Аристе все было прекрасно видно в нежно-голубом свете, исходившем от стен. Высокие сводчатые потолки напоминали кроны деревьев в лесу. Замысловатые линии на них походили на ветви и листья. Перила, выполненные в виде бежавшей по камню вьющейся лозы, поражали обилием тонких деталей, а далее плавно перетекали в коридоры и ступени. Везде были видны тщательно изготовленные великолепные украшения. Ариста изумленно разглядывала все это, переводя взгляд с одного чуда на другое, — то на гигантскую статую прекрасного лебедя в полете, то на журчащий фонтан в виде косяка рыб. Ей вспомнилась грубая варварская архитектура замка короля Розворта и его презрение к эльфам, которых он сравнивал с крысами в доме. Вот тебе и домик!

Отовсюду лилась тихая музыка. Приглушенно рокотал густой бас водопада. Ветер играл на островерхих шпилях башни приятную, поднимающую настроение мелодию, словно это был огромный орган. Журчание фонтанов задавало всей этой симфонии звуков легкий, радостный ритм.

Голос Эсрахаддона нарушил эту гармонию. Волшебник рассказал Аристе о своем первом посещении башни и о том, как он заточил здесь зверя.

— Так вы намереваетесь сделать это снова? — спросила Ариста.

— Нет, — ответил Эсрахаддон. — У меня ведь нет рук, разве ты забыла? Я не могу наложить столь мощное связующее заклятие без пальцев, девочка, тебе ли этого не знать?

— Я слышала, как вы угрожали снова заточить его.

— Так ведь Гиларабрин не знает, что у Эсры нет рук, — вставил Ройс.

— Зверь вспомнил меня, — продолжил волшебник. — Он решил, что я все так же силен, как раньше, а это значит, что, не считая меча, я единственное, чего боится Гиларабрин.

— Вы просто хотели напугать его?

— Таков был наш план.

— Мы хотели достать меч и надеялись при этом спасти вас, — сказал Ройс. — Я не ожидал, что он схватит Трейс, и уж точно никак не мог предположить, что она захватит с собой меч. Вы уверены, что она забрала рукоять?

— Да, это я ее первой заметила. Но я все равно не понимаю, как нам поможет меч? Гилабарин не заклинание, это чудовище, которое должен убить наследник, и тогда…

— Это всего лишь выдумки церковников, — перебил ее Эсрахаддон. — Гиларабрин — создание магии, а меч — это противозаклятие.

— Бессмыслица какая-то. Меч — это всего лишь металл, физический элемент.

Эсрахаддон улыбнулся с легким удивлением:

— Вижу, мои уроки не прошли даром. Превосходно! Ты права, меч бесполезен. Но слово, начертанное на клинке, обладает силой, способной развеять чары. Если вонзить его в тело чудовища, он разомкнет элементы, которые держат заклинание, и рассеет его.

— Если бы вы сохранили меч, за которым мы пришли, мы бы могли сразиться с этой тварью, — добавил Ройс.

— Но зато вы спасли меня, — напомнила ему Ариста. — Спасибо.

— Пока рано нас благодарить, — сказал Ройс. — Зверь еще на свободе.

— Ну хорошо, значит, Трейс наняла вас с Адрианом? — продолжала допытываться принцесса. — Не знаю, как это могло произойти, но пусть будет так, как вы говорите. Однако я все равно не понимаю, как вы здесь оказались, Эсра.

— Я здесь, чтобы найти наследника.

— Но его не существует, — возразила Ариста. — Все участники состязаний потерпели неудачу, а остальные мертвы. Чудовище всех уничтожило.

— Я говорю не об этих глупцах, а об истинном наследнике Новрона.

Волшебник подвел их к перекрестку в форме буквы Т, свернул налево и начал спускаться по лестнице.

— Подожди-ка, — остановил его Ройс. — Мы не отсюда пришли.

— Мы — нет, а я — да.

Ройс огляделся по сторонам.

— Ничего подобного, ты ошибаешься. Я позволил тебе выбирать дорогу, но ты явно понятия не имеешь, где находится выход, — сказал он.

— Я веду вас не к выходу.

— Как так? — удивился Ройс.

— Мы не уходим, — ответил волшебник. — Я иду к Валентрайн Лайартрен, а вы идете со мной.

— Изволь объяснить почему, — сказал Ройс холодным тоном. — Иначе это слишком поспешный вывод с твоей стороны.

— Я объясню по дороге.

— Объясни сейчас, — потребовал Ройс. — У меня куча других дел.

— Ты не можешь помочь Адриану, — сказал волшебник. — Гиларабрин уже добрался до деревни. Адриан либо мертв, либо уже в безопасности. И не в твоих силах что-либо изменить, но ты можешь помочь мне. В последние два дня я пытался попасть в Валентрайн Лайартрен, но это невозможно без твоих рук, Ройс. Окажись я тут один, мне пришлось бы потратить несколько дней, а может, даже недель, но при помощи Аристы мы управимся сегодня. Марибор ниспослал мне вас обоих именно тогда, когда я больше всего в вас нуждался.

— Валентрайн Лайартрен? — повторил Ройс. — Это означает творческое видение по-эльфийски, не так ли?

— Ты немного знаешь эльфийский, это хорошо, Ройс. Следовало бы больше внимания уделять своим корням.

— Каким корням? — удивленно воскликнула Ариста, но ни Ройс, ни Эсрахаддон в пылу спора не обратили на нее внимания.

— Ты не в силах помочь людям в деревне, но ты можешь помочь мне сделать то, за чем я сюда пришел. То, за чем я призвал тебя сюда.

— Тебе нужна моя помощь, чтобы найти истинного наследника Империи?

— Обычно ты куда быстрее соображаешь. Я разочарован, Ройс.

— Я думал, ты держишь свои дела в тайне.

— Таково было мое намерение, но обстоятельства вынудили меня передумать. Перестань упрямиться и ступай со мной. Однажды ты оглянешься назад и вспомнишь о том, как изменил ход истории, всего лишь спустившись по лестнице.

Ройс все еще колебался.

— Подумай, — сказал Эсрахаддон, — что ты можешь сейчас сделать для Адриана?

Ройс не ответил.

— Если сейчас ты бросишься вниз по лестнице, промчишься по туннелю, доплывешь до леса и погубишь себя по пути в деревню, чего ты этим добьешься? Даже если ты чудом доберешься до деревни, прежде чем Адриана убьют, чем ты ему поможешь? Будешь просто стоять там без сил и весь мокрый. У тебя нет меча. Ты не сможешь одолеть Гиларабрина. Даже напугать его не сможешь. А если тебе удастся, в чем я сомневаюсь, отвлечь его, то всего лишь на мгновение. Там тебя ждет верная смерть, не имеющая ни малейшего смысла. Судьба Адриана не в твоих руках. Ты знаешь, что я прав, иначе давно бы уже перестал меня слушать. Хватит упрямиться.

С тяжелым вздохом Ройс нехотя кивнул в знак согласия.

— Благодарение Марибору, — сказал волшебник. — Идемте…

— Постойте-ка, — перебила его Ариста. — Разве мое мнение не принимается в расчет?

Волшебник оглянулся и удивленно спросил:

— Разве тебе известно, где выход?

— Нет, — ответила она.

— Тогда твое мнение не имеет значения, — сказал волшебник. — Прошу вас поспешить, мы и так потратили впустую столько драгоценного времени. Ступайте за мной.

— Помнится, прежде вы были куда обходительнее! — воскликнула Ариста.

— Помнится, прежде вы оба были куда расторопнее.

Они направились к центру башни.

— Многие считают, что эльфы построили эту башню как оборонительное сооружение во времена эльфийских войн против Новрона, — снова заговорил Эсрахаддон. — Как вы, возможно, уже догадались, это неправда. Башня была построена за много тысяч лет до пришествия Новрона. Кто-то полагает, что она должна была защищать от морских гоблинов, печально известных ба ран газель. Но и это неправда, ибо башня намного старше их. Величайшее заблуждение считать ее крепостью, но таково уж человеческое мышление. На самом деле эльфы жили здесь за много веков до людей и гоблинов, возможно, даже до того, как в мире появились гномы. В те времена им не нужны были крепости. В их языке даже не было слова война, поскольку Рог Гилиндоры контролировал их внутреннюю борьбу. Нет, это был вовсе не бастион, защищавший единственную переправу на реке Нидвальден, хотя тысячелетия спустя башню, разумеется, стали использовать и для этого. Когда-то она служила центром Искусства.

— Он имеет в виду магию, — пояснила Ариста, глядя на вора.

— Я понимаю, о чем он говорит.

— Эльфийские мастера съезжались сюда со всего света, чтобы изучать и упражняться в высоком Искусстве. И все же это была не просто школа. Само здание является невероятным по своим возможностям инструментом. С одной стороны, оно действует как гигантский кузнечный горн, а с другой — как накопительный сосуд. Водопады — это своего рода источники энергии, а многочисленные шпили башни подобны усам насекомых или кошек. Они вступают в контакт с миром, чувствуют его, вбирают в себя его сущность. Это как бы гигантский рычаг и точка опоры, позволяющие творцу-одиночке неимоверно увеличить свои магические возможности.

— Творческое видение… — еще раз повторил Ройс. — Хочешь сказать, что это устройство позволит тебе найти наследника с помощью магии?

— К сожалению, даже Авемпарта не обладает подобной силой. Я не могу найти то, чего никогда не видел или не уверен, что оно существует. Однако я могу найти то, что мне хорошо известно, и то, что я сам создал для того, чтобы потом найти. Девятьсот лет назад мы с Джеришем решили разделиться, чтобы спрятать Неврика. Я изготовил для них амулеты. Эти амулеты служили двоякой цели. Во-первых, они защищали Джериша и Неврика от применения к ним Искусства, в противном случае их могли бы легко выследить прорицатели наших врагов. И во-вторых, они позволяли мне выйти на их след, распознать который мог бы только я. Конечно, мы с Джеришем полагали, что всего за несколько лет можно собрать сторонников и восстановить власть императора, но, как нам всем известно, этого не произошло. Остается только надеяться, что Джеришу хватило ума внушить потомкам наследника мысль о том, чтобы хранить амулеты и передавать их из поколения в поколение. Может, я слишком многого требую, ведь кто знал, что я проживу так долго?

Они ступили на очередной узкий мост, перекинутый над пугающей бездной. Над их головами колыхались разноцветные знамена, расшитые похожими на иконы образами, а также большими буквами эльфийского алфавита. Ариста заметила, что Ройс пристально смотрит на них. Губы его шевелились. Он пытался читать.

Выход с моста преграждала сплошная стена с едва намеченной в камне высокой, украшенной причудливыми узорами аркой. Никакой двери на первый взгляд в ней не было.

— Ройс, может, займешься этим? — спросил волшебник.

Ройс вышел вперед и, положив руки на гладкий камень, слегка на него надавил.

— Что он делает? — спросила Ариста волшебника.

Эсрахаддон повернулся и посмотрел на Ройса. Вор некоторое время молчал, затем нехотя произнес:

— Магия, защищающая Авемпарту, не позволяет войти никому, кто не имеет эльфийской крови. Каждый замок в этом месте работает по одному и тому же принципу. Сначала мы думали, что никто, кроме меня, не сможет войти, не считая Эсры, потому что его пригласили сюда много лет назад. Но оказывается, если вас пригласит эльф, этого достаточно. Эсра нашел точную формулировку, и я ее запомнил. Так я провел вас внутрь.

— Кстати, не забудь об этом… — Эсрахаддон показал рукой на каменную стену.

— Извини, — буркнул Ройс и четко добавил: — Мелентанария, эн венау рендин Эсрахаддон, эн Ариста Эссендон адона Меленгар.

Насколько Ариста поняла, это означало: «Открой путь волшебнику Эсрахаддону и Аристе Эссендон, принцессе Меленгара».

— Это древнее наречие, — сказала она.

— Да, — кивнул Эсрахаддон. — У эльфийского и древнеимперского много общего.

Снова взглянув на арку, Ариста увидела открытую дверь.

— Ух ты! — воскликнула она. — Но я все равно не понимаю, Ройс, как вы можете открыть нам… Неужели вы…. — Принцесса остановилась с видом озарения и даже удивленно приоткрыла рот. — Но вы совсем не похожи на…

— Я двойгер.

— Что это означает?

— Полукровка, — объяснил Эсрахаддон. — В его жилах течет смесь эльфийской и человеческой крови.

— Но вы никогда…

— Такими вещами не хвастаются, — сказал вор. — И я буду вам очень признателен, если вы сохраните это в тайне.

— О, конечно.

— Пойдемте. Аристе тоже суждено сыграть свою роль, — сказал Эсрахаддон, шагнув под арку.

Они оказались в просторном и таком идеально круглом купольном помещении, будто попали внутрь огромного шара. Несмотря на его внушительные размеры, здесь в отличие от остальных комнат в башне вообще не было украшений. Это было просто большое гладкое помещение со стенами без швов, трещин или щелей. Единственное, что привлекало внимание, была зигзагообразная каменная лестница, поднимавшаяся от пола к каменной площадке, располагавшейся точно по центру сферы.

— Ариста, ты помнишь плезиеантские заклинания, которым я тебя учил? — спросил волшебник, когда они начали подниматься по лестнице.

Его голос гулким эхом отдавался от стен.

— Ну, э…

— Помнишь или нет?

— Я думаю.

— Думай быстрее, у нас нет времени на раздумья.

— Да, помню. Боже, каким вы стали раздражительным!

— Я извинюсь позже. Итак, когда мы попадем туда, ты должна встать в центре площадки, в наивысшей ее точке, обозначенной на полу, а затем, несмотря ни на что, начать произносить плезиеантскую формулу заклинания. Начни с заклинания собрания. Скорее всего разряд, который ты почувствуешь, будет сильнее, чем обычно, потому что это место увеличит твою способность собирать информацию. Ничего не бойся, продолжай читать вслух заклинание и, что бы ни произошло, не кричи.

Ариста испуганно оглянулась на Ройса.

— Как только ты почувствуешь, что сила проходит сквозь твое тело, приступай к торсоническому песнопению. При этом тебе надо будет сформировать пальцами кристаллическую матрицу. Следи за тем, чтобы твои руки двигались внутрь, а не наружу.

— То есть чтобы большие пальцы указывали наружу, а остальные — на меня, правильно?

— Да, — нетерпеливо сказал Эсрахаддон. — Это же основы, Ариста.

— Знаю, знаю… Но прошло столько времени. Я была занята, исполняя обязанности посла Меленгара, а не сидела у себя в башне, упражняясь в заклинаниях.

— Хочешь сказать, попусту тратила время?

— Ничего подобного! — вспылила она.

— Итак, когда завершишь матрицу, — продолжал волшебник, — удерживай ее. Вспомни приемы концентрации, которым я тебя учил, и сосредоточься на поддержании равновесия матрицы. На этом этапе я подключусь к твоему энергетическому полю и проведу поиск. В это время в комнате, вероятно, будут твориться странные вещи. В разных ее частях появятся различные образы. Возможно, ты даже услышишь какие-нибудь звуки. Не пугайся. На самом деле здесь никого нет. Это всего лишь отголоски моего разума, которые возникнут, когда я буду изучать амулеты.

— Это значит, что мы все сможем увидеть истинного наследника? — спросил Ройс, когда они поднялись наверх.

Эсрахаддон кивнул:

— Я предпочел бы держать это в тайне, но судьба распорядилась иначе. Когда я нащупаю магический пульс амулетов, я сосредоточу внимание на их владельцах, а их образы появятся в комнате. Они будут огромные, поскольку мне важно знать не только кто носит амулеты, но и где находятся их владельцы.

Площадка под куполом была покрыта тонким слоем пыли, но под ней легко угадывались нарисованные на полу широкие, сходящиеся к центру линии, похожие на лучи солнца. Все они указывали на одну точку в середине помоста.

— Так что с амулетами? — спросила Ариста, заняв позицию в середине помещения.

— Ожерелий было два. Одно я отдал Неврику, это был амулет наследника, другое — Джеришу, у него был амулет телохранителя. Если они еще существуют, мы увидим оба. Я вынужден попросить вас никому не рассказывать о том, что вы увидите, ибо если вы раскроете эту тайну, жизни наследника и, возможно, всему человечеству будет угрожать огромная опасность.

— До чего же волшебники склонны все драматизировать! — насмешливо сказал Ройс. — Мог бы просто сказать: «Держите-ка язык за зубами».

Эсрахаддон недовольно нахмурил брови, но вместо ответа повернулся к Аристе и приказал:

— Начинай.

Ариста все еще колебалась. Наверняка Саули был не прав. Скорее всего все эти истории о том, что наследник может обладать неимоверной силой и способен поработить человечество, выдуманы лишь для того, чтобы напугать ее и заставить шпионить за Эсрахаддоном. Разумеется, он лгал, что Эсрахаддон — демон. Конечно, у волшебника имелись свои тайны, но он не был воплощением зла. Прошлой ночью он спас ей жизнь. А что сделал Саули? Почему он ничего не предпринял для спасения ее отца от смерти, если уже за несколько дней до этого знал об угрожавшей ему опасности?

— Ариста, в чем дело? — нетерпеливо воскликнул Эсрахаддон.

Она кивнула, подняла руки и начала плести заклинание…

Глава 14 КОГДА НИСХОДИТ ТЬМА

Дул легкий ночной ветерок. Адриан и Терон стояли на холме среди развалин замка и смотрели на то место, где еще недавно находилась деревня. Сколько надежд и ожиданий погребено под этим пеплом и обгоревшими останками домов!

Ощутив дуновение ветра на своем лице, Терон вспомнил недобрый ветер, который веял в ту ночь, когда погибла его семья. Вспомнил ту ночь, когда Трейс примчалась к нему. Он до сих пор видел ее лицо, когда она, сбежав вниз по склону Каменного холма, бросилась в его объятия. Он считал это худшим днем своей жизни и проклинал дочь за то, что она пришла. Ее он винил в смерти семьи, на нее взвалил все горе и отчаяние, которые не мог вынести сам из-за собственной слабости.

Когда она была ребенком, то, куда бы он ни шел, его малышка всегда следовала за ним. А когда он гнал ее, а он делал это почти всегда, то она, держась на расстоянии, продолжала наблюдать за ним. Трейс всегда смеялась над рожицами, которые он корчил, плакала, когда ему было больно, сидела у его постели, когда его свалила с ног лихорадка. А он ни разу не сказал ей доброго слова, никогда не похлопал по плечу и ни разу не похвалил. Ни разу не сказал ей, что гордится ею. Большую часть времени он и вовсе ее не замечал. Сейчас он бы с радостью отдал жизнь, чтобы еще раз увидеть, как его малышка бежит к нему.

Терон с Адрианом стояли плечом к плечу на холме. Старик по-прежнему прятал сломанный клинок под одеждой, готовясь, если понадобится, в одно мгновение выхватить его, чтобы успокоить чудовище. Адриан держал изготовленный гномом поддельный меч в надежде на то, что если Гиларабрин заранее узнает, где его трофей, он может забыть об обмене. Магнус и Тобис сидели в засаде, прячась за остовами сгоревших домов, а Томас ухаживал за Хилфредом и Мовином у подножия холма.

Взошла луна. Она поднялась высоко над деревьями, но чудовища все не было. Факелы, которые Адриан зажег вокруг вершины холма, догорали. Осталось всего несколько, но в них не было надобности. Луна светила так ярко, что в ее сиянии можно было бы читать книгу.

— Может, он не появится? — сказал Томас, поднимаясь на холм. — Может, он собирался не сегодня? А вдруг мне просто послышалось? Я всегда плохо разбирал древнее наречие.

— Как там Мовин себя чувствует? — спросил Адриан.

— Кровотечение прекратилось. Он спокойно спит. Я накрыл его одеялом и соорудил ему подушку из рваной рубашки. Они с этим солдатом, Хилфредом, должны…

Со стороны башни послышался рев зверя, заставивший их повернуть головы на звук. К своему немалому удивлению, на пике башни Терон увидел вспышку ослепительного белого света. Это продолжалось всего одно мгновение. Свет погас так же внезапно, как и зажегся.

— Во имя Марибора, что это было? — спросил Терон.

Адриан недоуменно покачал головой:

— Не знаю, но думаю, что без Ройса тут не обошлось.

Гиларабрин снова взревел, на сей раз еще громче.

— Что бы это ни было, — сказал Адриан, — мне кажется, он направляется сюда.

За их спинами Томас начал тихо молиться.

— Замолви словечко за Трейс, Томас, — попросил Терон.

— Я замолвлю словечко за всех нас, — ответил священник.

— Адриан, — сказал Терон, — если я вдруг не выживу, присмотри за моей Трейс, ладно? А если и она погибнет, проследи, чтобы нас похоронили на нашем дворе.

— А если я умру, — ответил Адриан, — проследи, чтобы кинжал, который у меня за поясом, вернулся к Ройсу раньше, чем его стащит гном.

— Это все? А где тебя похоронить?

— Я не хочу, чтобы меня хоронили, — сказал Адриан. — Если я умру, бросьте меня в водопад. Пусть мое тело отправится вниз по реке. Глядишь, и вынесет меня в море.

— Удачи тебе, — сказал Терон.

Все ночные звуки стихли, осталось лишь дыхание ветра.

Теперь, когда лес не препятствовал обзору, Терон еще издали увидел, как приближается чудовище. Широко раскинутые темные крылья делали его похожим на тень гигантской птицы. Тонкое тело извивалось в полете, хвост хлестал по воздуху. Приблизившись, зверь не стал снижаться, извергать огонь или садиться на землю. Он плавно кружил в воздухе, облетая холм по широкой дуге.

Приглядевшись, они поняли, что зверь прилетел не один. В когтях он держал женщину. Поначалу Терон не мог разглядеть, кто это. На пленнице был богатый плащ, но светло-русыми волосами она напоминала Трейс. Когда чудовище сделало второй вираж, Терон узнал свою дочь. Его захлестнуло смешанное чувство облегчения и тревоги. «Что стало со второй девушкой?» — подумал он.

Сделав еще несколько кругов, чудовище опустилось, как воздушный змей, и тихо село на траву. Оно приземлилось прямо перед ними, совсем близко, со стороны руин замка.

Трейс была жива. Зверь держал ее, словно в клетке, в своей огромной лапе, покрытой чешуей и увенчанной четырьмя черными, неимоверно длинными когтями.

— Папочка! — в слезах закричала девушка.

Терон бросился к дочери. Гиларабрин не замедлил крепче сжать когти, и Трейс вскрикнула. Схватив старика за плечо, Адриан оттащил его в сторону.

— Подожди! — крикнул он. — Он убьет ее, если ты подойдешь слишком близко.

Чудовище уставилось на них огромными змеиными глазами, а потом заговорило. Ни Адриан, ни Терон не поняли ни слова.

— Томас, — крикнул Адриан, оглядываясь на него, — что он говорит?

— Я не очень хорошо понимаю… — виновато сказал Томас.

— Да мне плевать, что у тебя было по грамматике в семинарии. Переводи давай!

— По-моему, он сказал, что решил забрать женщин, потому что это дает более мощный стимул к сотрудничеству.

Зверь снова заговорил, и Томас не стал ждать, пока Адриан велит ему переводить.

— Он говорит: «Где меч, который был украден?»

Адриан посмотрел на Томаса:

— Спроси его, где вторая женщина!

Томас перевел, и зверь ответил.

— Он говорит, вторая сбежала.

— Спроси его: «Откуда мне знать, что ты оставишь нас в живых, если я скажу, где спрятан меч?»

Томас перевел, и зверь снова ответил.

— Он говорит, что готов пойти на уступки, поскольку преимущество на его стороне и он понимает твои опасения.

Чудовище разжало когти, и Трейс побежала к отцу. Сердце Терона забилось быстрее: его малышка бежала по холму в его объятия. Он крепко обнял ее и вытер ей слезы.

— Терон, — сказал Адриан, — уведи ее отсюда. Возвращайтесь к колодцу, если получится.

Терон и его дочь не стали спорить. Гиларабрин пристально следил за тем, как они побежали вниз по склону холма. Затем он снова заговорил.

— «Итак, где меч?» — перевел Томас.

Глядя на возвышавшегося над ним зверя и чувствуя, как по лицу катится пот, Адриан вынул поддельный меч, затем высоко поднял его над головой. Гиларабрин прищурился, видимо, напрягая зрение, и что-то произнес.

— «Принеси его мне», — перевел Томас.

Вот и все. Адриан взвесил клинок в руке. «Только бы зверь не заметил разницы», — подумал он и бросил меч в кучу пепла перед чудовищем. Гиларабрин уставился на него, Адриан затаил дыхание. Зверь небрежно положил лапу на клинок и сжал его своими длинными пальцами. Затем взглянул на Адриана и что-то сказал.

— Обмен завершен, — проговорил Томас. — Но…

— Что но? — взволнованно повторил Адриан.

Голос Томаса сделался слабее:

— Но он говорит: «Я не могу оставить в живых тех, кто видел хотя бы часть моего имени».

— Ах ты, ублюдок! — выругался Адриан, хватая свой большой меч. — Беги, Томас!

Хлопая крыльями, Гиларабрин поднялся, взметнув облако пепла, и бросился вперед, словно нападающая змея. Адриан отпрыгнул в сторону и с разворота нанес короткий рубящий удар, однако меч отскочил от чешуйчатой шкуры Гиларабрина как от камня. На ней даже не осталось следа. Сердце у Адриана рухнуло куда-то вниз. Удар был такой мощи, что он выронил меч из рук.

Не теряя ни секунды, Гиларабрин резко взмахнул хвостом. Длинная кость на кончике со свистом рассекла воздух над самой землей. Адриан перепрыгнул через нее, и хвост вонзился в груду обугленных бревен с такой силой, что одно из них взлетело в воздух, будто щепка. Адриан выхватил из ножен Альверстоун. Пригнувшись, словно боец на ринге, он приготовился к следующей атаке.

И снова Гиларабрин замахнулся хвостом. На этот раз он попытался ужалить сверху, как скорпион. Адриан отскочил в сторону, и острый кончик хвоста вонзился в землю.

Адриан ринулся вперед. Гиларабрин щелкнул зубами, готовясь нанести смертельный удар, но Адриан только этого и ждал, даже рассчитывал на это. В последний момент он отскочил в сторону и оказался так близко, что Гиларабрин зубами распорол его рубаху и порезал плечо. Это того стоило. Будучи всего в нескольких дюймах от морды чудовища, Адриан со всей силы вонзил крошечный кинжал Ройса в огромный глаз зверя.

Гиларабрин оглушительно заревел и, топая ногами, отскочил назад. Маленький клинок распорол ему глаз. Зверь затряс головой, возможно, не столько от боли, сколько от изумления, и уставился на Адриана уцелевшим глазом. Потом прошипел нечто столь ядовитое, что Адриану даже не понадобился перевод Томаса, чтобы это понять.

Расправив крылья, зверь поднялся в воздух. Адриан знал, что за этим последует, и проклинал собственную глупость, которая позволила монстру увести его так далеко от спасительной ямы. Теперь до нее не добраться.

Гиларабрин заревел и выгнул спину.

Раздался громкий звук сильного удара. В воздух взлетел комок веревочной сетки. Сеть, к концам которой были привязаны маленькие грузила, из-за чего они двигались быстрее, чем центральная часть, раскрылась, подобно гигантскому ветроуказателю, и опутала зверя, пытавшегося улететь.

Крылья Гиларабрина запутались в сетке, и он с грохотом рухнул на вершину холма, отчего куски замковой балюстрады подскочили вверх и обрушились в кучу пепла.

— Сработало! — закричал Тобис с дальней стороны холма.

В голосе его слышался не столько триумф, сколько ошеломление. Воспользовавшись удобным моментом, Адриан развернулся и пошел в атаку, как вдруг заметил, что у него за спиной появился Терон.

— Я же велел вам с Трейс бежать к колодцу! — крикнул Адриан.

— Похоже, тебе не помешает помощь, — буркнул Терон. — Вот я и отправил Трейс к колодцу, а сам вернулся сюда.

— С чего ты взял, что она тебя послушается? Ты же меня не слушаешь.

Адриан бросился к Гиларабрину, который лежал на боку и отчаянно метался из стороны в сторону. Улучив момент, он несколько раз вонзил кинжал в единственный оставшийся глаз чудовища. С ужасным воем зверь развел лапы в стороны, разодрал сеть надвое и сумел освободиться. Но при этом в сети запутался сам Адриан. Отступая, он рухнул на спину. Ослепший зверь начал яростно хлестать и мести хвостом по земле. Адриан попытался встать, но попал под удар. Его отбросило далеко в сторону, и он замер без движения посреди пепелища.

Наконец полностью освободившись, зверь втянул носом воздух и направился в сторону того, кто причинил ему боль.

— Стой! — отчаянно крикнул Терон.

Он кинулся к Адриану, чтобы оттащить его в сторону, но зверь оказался куда проворнее и добрался до него почти одновременно с ним.

Терон одной рукой вытащил из-за пояса обломок меча, а другой поднял с земли булыжник. Подобрался к чудовищу сбоку и мощными ударами камня забил сломанный клинок в его шкуру, словно это был обыкновенный гвоздь.

Это спасло Адриана, но зверь не зарычал от боли, как было, когда Адриан ударил его кинжалом. Он только повернул голову и засмеялся. Терон снова ударил камнем по клинку, загоняя металл еще глубже под шкуру, но зверь не чувствовал боли. Он что-то прорычал, однако Терон не понял ни слова. Без труда угадав, где находится дальгренец, Гиларабрин ударил его лапой.

Хотя Терон и был очень силен для своих преклонных лет, он не обладал ни быстротой Адриана, ни его ловкостью и поэтому не успел увернуться от удара чудовища. Мощные когти зверя, словно четыре кривых меча, одновременно вонзились в старика и проткнули его насквозь.

— Папочка! — закричала Трейс.

Она бросилась к нему вверх по холму. Из глаз ее хлынули слезы. Прятавшиеся в засаде Тобис и Магнус снова выстрелили в Гиларабрина камнем и попали ему в хвост. Разъяренный монстр повернул голову в их сторону и направился к ним.

Трейс нашла раненого отца на холме и, упав на колени, подползла к нему. Левая рука у него была вывернута назад, нога сломана. На груди расползлось темное кровавое пятно. Тело сводила судорога, дыхание стало прерывистым.

— Трейс, — слабым голосом проговорил он.

— Папа, — сквозь слезы прошептала она, обнимая старика.

— Трейс, — снова сказал он, обняв ее здоровой рукой. — Я так… — Он зажмурился от боли. — Я так горжусь тобой.

— О Боже, папа, только не это! — зарыдала она, качая головой.

Трейс все крепче сжимала в объятиях отца, словно сила ее рук могла удержать его в этом мире. Она не могла отпустить его. Он все, что у нее осталось. Рыдая, она хваталась за его рубашку, целовала щеки и лоб, пока наконец не почувствовала, что отец покинул ее.

Терон Вуд умер на выжженной пустоши в луже собственной крови, посреди угольев и пепла. Вместе с ним исчезли последние крохи надежды, остававшиеся у Трейс, ее последняя опора.

Осталась лишь ночная тьма, и эта тьма объяла все ее чувства, всю ее душу. Трейс показалось, что она тонет в этой тьме. Отец мертв. С последним его вздохом из ее жизни исчез весь свет, все надежды, все мечты. В мире не осталось ничего: зверь забрал все.

Зверь убил ее мать.

Зверь убил ее брата, его жену и их сына.

Зверь убил Дэниела Холла и Джесси Касвелла.

Зверь спалил дотла ее деревню.

Зверь убил ее отца.

Трейс подняла голову и посмотрела на него. Среди тех, кто пытался сражаться с ним, не было выживших. Никогда не было. Она поднялась и медленно пошла вперед, доставая из кармана плаща обломок меча.

Зверь обнаружил катапульту и разнес ее на куски. Повернувшись, он начал принюхиваться и на ощупь искать что-то на сером пепелище. Присутствия девушки он пока не чувствовал. Звуки ее шагов тонули в толстом слое пепла.

— Не делай этого, Трейс! — крикнул Томас. — Беги!

Гиларабрин замер, услышав его возглас, и принюхался. Он чуял опасность, но не мог понять, откуда она приближается, и повернул голову в направлении голоса.

— Не надо, Трейс, не надо!

Трейс не обратила на дьякона внимания. Она ничего не видела, не слышала, ни о чем не думала. Холм вокруг нее исчез, как и сам Дальгрен. Она словно шла по узкому туннелю, который вел лишь в одну сторону — к нему.

«Он убивает людей, — думала она. — Это все, что он умеет делать…»

Зверь принюхался. Она понимала, что он пытается найти ее по запаху страха, обычно исходившему от его жертв. Но она совершенно не испытывала страха. Зверь уничтожил и его. Теперь она стала невидимой.

Трейс тихо подошла к гигантскому зверю, без колебаний, без страха, сомнений или сожалений. Сцепив обе руки на рукояти эльфийского меча, хрупкая девушка подняла обломок над головой и, собрав все силы, с размаху вонзила сломанный клинок в бок Гиларабрина. Но она напрасно так старалась, ибо лезвие вошло в тушу без всякого сопротивления.

Зверь завыл в страхе и смятении. Он развернулся и отступил, но было слишком поздно. Обломок клинка погрузился в его плоть по самую рукоятку. Магические скрепы, соединявшие естество Гиларабрина в единое целое, распались. Как только это произошло, заключенная в нем энергия вырвалась наружу, и раздался мощный взрыв. Взрывная волна повалила Томаса на землю, понеслась дальше, вниз по холму, к выгоревшему лесу. С черных ветвей взметнулись стаи птиц.

Потрясенный Томас с трудом поднялся на ноги и подошел к углублению, которое образовалось на месте гибели ужасного Гиларабрина. Там он и обнаружил Трейс Вуд. Она была такая худенькая, такая юная. Сделав несколько шагов, он упал перед девушкой на колени и прошептал:

— Ваше императорско