КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Из тени в свет... (fb2)


Настройки текста:



Вера Армстронг Из тени в свет…

1

Среди ночи в комнате Кена Рэнсома резко зазвонил телефон. Кен начал нащупывать его левой рукой, опрокинул лампу и чертыхнулся. Телефон снова звякнул, но рука Кена уже накрыла его. Он рывком поднял трубку и хрипло сказал:

— Алло! — Ответа не было. — Алло? — снова произнес он, раздражаясь, оттого что на другом конце провода молчали. — Кто это? Что вам нужно?

Послышался приглушенный звук, словно кто-то с трудом что-то проглотил. Затем прозвучал приятный женский голос, слегка искаженный расстоянием:

— Хм… Это Кен Рэнсом?

Кену это показалось забавным. У его сестры Джанет, кажется, не все в порядке с головой. Она подыскала ему квартиру в доме, где жило много ее излишне внимательных знакомых, по преимуществу одиноких. Когда Джанет бывала в отъезде, в его дверь в любое время дня звонили женщины-соседки. Они приносили ему пироги, пирожные, печенье, тащили какие-то кастрюльки с единственной целью: поддержать его, присмотреть за ним и так далее. Если теперь к тому же они начнут названивать ему всю ночь напролет, то дела его плохи. Джанет все-таки нужно проучить.

Кен согласился здесь поселиться, чтобы отдохнуть, поразмышлять и, если это будет возможно, немного подлечиться. Но ему мешали: приходилось постоянно открывать дверь разным посетителям, а теперь вот еще и отвечать по телефону.

— Кто его спрашивает? — осторожно поинтересовался он.

— Хм… мама, — ответила собеседница. А может, ему это только показалось.

— Мама?.. Вы не моя мама. Этого просто не может быть… Так что не стоит меня обманывать.

— Извините, — сказала она, и он услышал, что в ее голосе прозвучали насмешливые нотки. — Я вовсе не претендую на роль вашей мамы. Меня зовут Ингрид Бьернсен. Такова моя не совсем обычная манера выражаться: я стараюсь не выводить собеседника из равновесия. Мне необходимо было выждать несколько секунд, потому что у меня был занят рот.

— И что же было у вас во рту?

Его вопрос насторожил Ингрид, и она выдавила из себя:

— Яблоко. — Прямота Кена смутила Ингрид, и она начала бессвязно бормотать: — Понимаете, я не ожидала, что вы сразу мне ответите… А я люблю «гольден», и ем эти яблоки не торопясь… Мне нужно было прожевать яблоко, прежде чем ответить вам… И по правде говоря, я не была уверена, что вы вообще мне ответите… Так что не воспринимайте все это как неуважение к вам… Просто я сначала откусила яблоко, а потом уже набрала номер…

— Вы позвонили мне, — сказал Кен довольно резко, когда Ингрид остановилась перевести дыхание, — значит, все же надеялись, что я вам отвечу?..

Ингрид понимала, что попала в глупое положение. Лучше сделать вид, будто она ошиблась номером, и повесить трубку. Она так бы и поступила, не будь Кен братом Джанет. Ясно, что он не слишком обрадован столь позднему звонку, и ей, вероятно, не следовало звонить в такое время. Но так уж Джанет действовала на людей. Когда она просила что-то сделать, они это делали. В силу этого она стала незаменимым сотрудником бюро благотворительной помощи.

— Мне вообще казалось, что я буду беседовать с автоответчиком, — заметила собеседница.

— А попали на меня. Вероятно, вы очень разочарованы.

— Вовсе нет. Ведь вы — Кен Рэнсом?

— Да, это я. Чем могу быть вам полезен?

— Скорее всего, ничем. Надеюсь, ваша сестра объяснила вам, что я должна кое-что для вас сделать. Я работаю в благотворительной организации «Живые голоса» и приношу извинения за то, что не смогла вам сразу все толком объяснить. Буду рада, если вы простите меня за слишком поздний звонок. Ваша сестра сказала мне, что вы, как и я сама, относитесь к совам.

Ингрид смолкла, ожидая, что он скажет. Кен не отвечал, и Ингрид вдруг осенило.

— Вы же ничего обо мне не знаете и понятия не имеете, о чем я говорю! — сказала она. — Извините! Я сейчас как помешанная. Да и голос у меня, наверное, ненормальный.

— Нет, голос у вас ангельский. Правда, немного возбужденный, да и говорите вы загадками… Но все это нормально. Мне нравится вас слушать.

Ингрид снова издала стон.

— Извините меня за беспокойство, мистер Рэнсом. Я бы не позвонила вам, не будучи уверена, что вы этого хотите. Это… досадно, черт возьми. Обещаю вас больше не беспокоить.

— Подождите! — Кену вдруг захотелось продолжить разговор. — Значит, вы из благотворительной организации? И кому же вы помогаете?

Ему было все равно, что она ответит. На все их предложения он мог с легкостью ответить отказом. Возможно, он и согласится, но только для того, чтобы снова услышать красивый голос Ингрид Бьернсен.

— У меня есть список лиц, с которыми я держу постоянную связь.

Кен нахмурился, ощутив во лбу, между бровями, очередной приступ боли.

— Но… вы же меня совершенно не знаете. Зачем вам включать меня в список людей, с которыми вы постоянно контактируете? У вас такая привычка — звонить незнакомым людям?

— Представьте себе, да. Я хочу сказать, что для того и существует организация «Живые голоса». Мы звоним одиноким людям и беседуем с ними.

— В самом деле?

Инициатором этого звонка была его сестра, и потому женщина на другом конце провода могла быть кем угодно — и монахиней и проституткой. Среди друзей Джанет были и те и другие. И самое время выяснить, с кем же он разговаривает.

— Значит, это что-то вроде телефонного секса? — попытался уточнить он. — А что вы предпринимаете, если люди отказываются быть в этом списке? Звоните наугад, пока не попадаете на человека, который не прочь побеседовать с вами на какие-нибудь скользкие темы? Я не возражаю. Кто начнет?

Было очевидно, что Ингрид нисколько не оскорбилась. Она лишь рассмеялась, и Кен почувствовал, будто его захлестывает какая-то теплая волна. Ласкающие звуки ее голоса продолжали звучать в ушах даже после того, как она замолчала. Ощущение тепла возникло у него в нижней части живота и начало распространяться по всему телу.

— Если бы речь шла о телефонном сексе, то это бы был новый, до сих пор не применявшийся прием. Но мой звонок не случайный, и к сексу не имеет никакого отношения. Просто ваша сестра сказала, что вы будете рады время от времени с кем-нибудь побеседовать. Желательно в вечернее время.

— Моя сестра — кладезь разнообразных идей. В последние годы я убедился, что у нее всегда есть какая-то определенная цель, хотя прямо об этом она предпочитает не говорить. Полагаю, и на этот раз у нее была причина просить вас позвонить мне.

— Мне тоже так показалось.

Кен был уверен, что Ингрид произнесла последние слова сквозь стиснутые зубы.

— Джанет, — сказала Ингрид, словно та находилась рядом. — Ты мне за это ответишь.

Кена охватило странное чувство. Ему вдруг захотелось смеяться, чего с ним не случалось уже несколько месяцев.

— И я не раз говорил то же самое, — рассмеялся Кен. — Вам не кажется, что Джанет просто решила нас познакомить?

— Именно так! — недовольно проворчала Ингрид.

Кен вдруг представил ее себе в виде взъерошенного котенка и улыбнулся.

— Чего она все-таки добивается, как по-вашему? — спросил он главным образом для того, чтобы продолжить разговор. Он вовсе не шутил, сказав, что у нее ангельский голос. Он мог бы слушать его всю ночь. Голос напоминал журчание ручейка среди камней. Он снова рассмеялся. — Если, конечно, вам понятны ее планы…

Смех Кена Рэнсома был приятен Ингрид. Ей нравилось и то, как он выглядит. Перед ней на столе лежала фотография Кена размером восемь на десять сантиметров. Предусмотрительная Джанет заранее вручила ее Ингрид.

Она с трудом сделала глотательное движение. Кен в самом деле ей очень нравился.

У него были густые каштановые волосы, которые слегка прикрывали кончики ушей, чисто выбритое лицо. Энергичный квадратный подбородок хорошо сочетался с широким, гладким лбом. На фотографии Кен не улыбался — выражение лица было холодным и немного вызывающим. Но несмотря на это, чувствовалось, что ему отнюдь не чуждо чувство юмора.

— Хотите, чтобы я вам все объяснила? — спросила Ингрид.

Но она не могла и не хотела объяснить, чем руководствовалась в их случае Джанет. Черт бы побрал все это! У Ингрид был приятель, вроде бы порядочный человек, знакомый со всеми ее проблемами, как, впрочем, и с приемами, с помощью которых она старалась с этими проблемами справиться. Ингрид называла это «жизнью в телефонной будке». Так вот, этот приятель только что ее покинул. И Джанет об этом прекрасно знала!

Теперь она точно разгадала замысел Джанет. Не настолько уж Ингрид глупа. А замысел был следующий. Рассказать Ингрид душещипательную историю, чтобы она прониклась сочувствием к Кену. Затем его голос, полный сексуальной притягательности, очарует Ингрид, и она, конечно, сразу же сдастся. Более того, Джанет подсунула ей фотографию Кена, чтобы та поняла, что такими мужчинами не бросаются. Должно было сыграть свою роль и то, что Кен — ее брат, оторванный от семьи, без связей в обществе. Расчет строился и на том, что Кен, как всякий нормальный мужчина, положительно отреагирует на волнующий голос Ингрид. А Джанет останется только сидеть и ждать желаемого результата.

— Скажите же, — попросил Кен, — я всегда чувствую себя более уверенно, когда знаю, что затевает моя сестра.

Ингрид вздохнула.

— На прошлой неделе Джанет попросила меня позвонить вам, поскольку собиралась уехать и беспокоилась о вас. Я сказала, что смогу включить вас в список лиц, обслуживаемых бюро «Живые голоса», при условии, однако, что сначала она поставит вас об этом в известность. А поскольку вы об этом ничего не знали, то и не могли дать согласие на мой звонок.

— Все правильно… Согласия я не давал. И конечно же, Джанет мне об этом не говорила.

— В таком случае мне очень жаль, что я вас побеспокоила. Мы звоним только тем одиноким людям, которые согласны, чтобы им звонили.

— Одиноким! — Кен перевернулся на бок, зажав телефонную трубку между головой и подушкой. — Это важно. — Он еще не мог понять, какое чувство взяло в нем верх: раздражение или удивление проделкой своей сестры. — Джанет убеждена, что я переживаю депрессию. Но поверьте, со мной все в порядке. — Кен сделал паузу, а затем добавил: — Благотворительность мне ни к чему.

— Вот и прекрасно, — сухо сказала Ингрид. — Я этого и не предлагаю.

Кен повернулся на спину, едва не скинув телефон на пол. Он засопел от возмущения. Конечно. Правильно.

— Тогда скажите мне, что же вы в точности предлагаете? Печенье? Кастрюльки?

— Мы предлагаем время, — отвечала Ингрид. — И беседу. Джанет попросила меня позвонить сегодня. Она на этом настаивала. Хотя и не уточнила, почему.

— Сегодня мой день рождения.

— О!.. Тогда поздравляю вас, Кен, — тепло произнесла она.

— Можно и без поздравлений, — ответил он, нимало не заботясь о своей резкости.

— Что ж, извините.

Кена вывело из себя ее сочувствие. Да еще Джанет зачем-то понадобилось сказать Ингрид, что он — одинокий отшельник…

— Я не нуждаюсь в вашем сочувствии, — со злостью произнес он. — У меня недавно гостила мать. Ей пришлось прилететь из Монреаля — поверите ли! — только для того, чтобы приготовить мне обед и испечь торт. Она собиралась примчаться на мой день рождения, но я быстро пресек эти ее поползновения.

Действительно, одной из причин того, что по окончании лечения он перебрался из Монреаля в Ванкувер, было желание держаться подальше от матери. Здесь, на Западном берегу, постоянно жила его сестра, а это служило серьезным препятствием для того, чтобы мать Кена последовала за ним. Он нежно любил мать, но иногда она бывала просто невыносима. А Кен предпочитал устраивать свои дела так, как хотелось ему, по собственному разумению, без разных телячьих нежностей.

— Это означает только то, что вы весь день пробыли в одиночестве, — заметила Ингрид. — И я не удивляюсь, почему Джанет настаивала, чтобы я вам позвонила, независимо от того, когда я вернусь домой.

— А я и не был один целый день. — Кен не хотел, чтобы Ингрид думала, что он нуждается в поддержке. — Ко мне сегодня приходило много посетителей. Хотя в этом не было необходимости, как и в праздновании моего дня рождения.

— Многие любят семейные праздники. У вас в семье отмечались ваши дни рождения, когда вы были ребенком?

— Конечно, отмечались. Но теперь я не ребенок. И какой смысл праздновать день рождения, когда жизнь сложилась подобным образом?

— Спокойно! Можно подумать, что вы сами себя жалеете.

Кен сердито нахмурился.

— Конечно же, нет! Просто я констатирую факт. Моя прошлая жизнь кончилась. А та, которая впереди, меня не слишком привлекает.

— А почему вы думаете, что ваша прежняя жизнь кончилась?

Кен еще больше нахмурился. Боль у переносицы усилилась, и, чтобы унять ее, он начал массировать лоб. Лучше всего сейчас было бы закончить разговор и поспать несколько часов. Когда он проснется, боли, скорее всего, уже не будет. Но если он положит трубку, Ингрид Бьернсен и ее бархатный голос исчезнут.

— А разве вам не безразлично то, что я воспринимаю все именно так? — спросил он. Она могла ответить утвердительно, но это явно не то, к чему он стремился. И потому он задал новый вопрос: — Так вы что-то вроде психиатра, которого наняла эта контора под названием «Голоса влюбленных»?

— Не «Голоса влюбленных», а «Живые голоса», — поправила она Кена. — И к тому же я не психиатр.

— А вы сами чувствуете себя одинокой сейчас? — вдруг неожиданно для себя спросил он.

— В данный момент нет, — приветливо сказала она. — Пока я с вами говорю. Но часто бывает, что я страдаю от одиночества. А вы?

— Нет.

Ответ его прозвучал не совсем искренне, и Кену стало стыдно за то, что он сказал неправду. Было ли это ложью? Он никогда не считал себя одиноким. Просто в силу обстоятельств часто оставался один. Его душевная уравновешенность основывалась на деловых и прочих контактах с различными людьми. Иногда у него возникала необходимость побыть одному, чтобы расслабиться, что-то обдумать, спланировать. Но сейчас он вдруг почувствовал, что затянувшееся одиночество последних месяцев давало о себе знать. Он ведь знал, что настоящих друзей у него не так много.

Кен откашлялся.

— Вы сказали, что часто чувствуете себя одинокой. Почему?

— Не знаю.

Кен представил себе, как нахмурилось ее приветливое лицо, как сошлись брови на тонкой переносице.

— Видимо, потому, что я часто бываю одна, а мне это очень не нравится. Бывает, что поздно ночью, при задернутых шторах, я завидую тем, у кого есть близкие люди, к которым можно прижаться, поговорить, обсудить то, что произошло накануне, или просто потолковать о новостях. А вот когда такого человека нет рядом, я чувствую себя очень одинокой.

Кен проглотил твердый комок в горле.

— Да.

У него получился какой-то хриплый шепот. Он сам не знал, как у него вырвалось это «да».

Когда Ингрид говорила о своем одиночестве, Кену вдруг страстно захотелось обнять ее, чтобы у нее никогда больше не возникало подобных ощущений. Прижаться и услышать, как она шепчет что-то ему на ухо, ощутить на своей щеке ее мягкие светлые волосы, вдохнуть сладостный запах женской кожи…

— Ну, а вы? — спросила она, и Кен почувствовал, что у него сделалось горячо где-то под ложечкой, будто он хлебнул глоток подогретого бренди.

— Мне было немного… одиноко, перед тем как вы позвонили, — произнес Кен и вдруг застонал. Черт побери! Почему он просто не закончил разговор? Неужели он утратил свою эмоциональную уравновешенность вместе с другими важными качествами? — Но в общем… лучше бы я этого не говорил, — выдавил он, еще более усугубляя положение. Он пытался сдержаться, но продолжал против воли: — Теперь-то вы точно будете думать обо мне, как еще об одном несчастном затворнике.

— Я не считаю вас ни бедным, ни несчастным, — сказала Ингрид. Тон ее снова стал сухим и даже язвительным. — Да и как бы я могла так подумать? У вас есть сестра, которая о вас заботится и даже попросила меня позвонить вам. Существует также мать, которая хотела прилететь к вам на день рождения за несколько тысяч миль. По-моему, вы получаете внимания даже больше, чем сами того желаете. Разве вы можете чувствовать себя несчастным?

— Нет. Конечно же нет.

Он чувствовал себя несчастным, но Ингрид была права. Он не имел достаточных оснований чувствовать себя так. Многие находились в значительно более сложном положении. Он вспомнил о людях, погибших при обвале строительных лесов. После них остались вдовы и семеро детей-сирот. А он уцелел.

Вся сложность состояла в том, что он не знал, как ему жить после того несчастного случая.

— Какие чувства вас обуревают, Кен?

Вопрос прозвучал так ненавязчиво, в нем слышалась такая забота, что Кен поверил: ей действительно хотелось знать это. Ему стало еще больше жаль себя. Он вдруг почувствовал, что не может произнести ни слова. Глаза у него щипало. Что же все-таки с ним? Кен изо всех сил старался подавить жалость к самому себе. Одно время ему казалось, что он уже справился с этим чувством. А на поверку вышло, что это совсем не так. Он делано рассмеялся.

— Я чувствую… смущение.

— Смущение? — переспросила Ингрид и снова посмотрела на фотографию Кена. — Но почему?

Чего ему смущаться, подумала Ингрид, окидывая взглядом широкие плечи и мускулы, которые явственно обозначались под облегающей спортивной рубашкой. В ее вырезе виднелся кусочек волосатой груди.

— Почему? — резко повторил он. Ингрид насторожилась. — Я не имею привычки показывать свои сокровенные чувства перед людьми, которых не знаю, — произнес он жестко. — Возможно, все дело в вашем голосе. Мне кажется, он меня гипнотизирует.

Получалось, что Ингрид пытается очаровать его, а он, как бы сопротивляется.

— Я вовсе к этому не стремилась. — Это и в самом деле так, и она тут, ни при чем. Многие ее собеседники вдруг ни с того ни с сего начинали пускаться в откровенность. То, как звучал ее голос по телефону, было одним из ее немногих — к величайшему сожалению — преимуществ, и ей об этом часто говорила мать. Он всегда звучал мило и приветливо. Всегда. — Ладно, — продолжала Ингрид, — извините, что я вынудила вас сказать то, чего вам не хотелось говорить. И если это произошло, то, поверьте, безо всякого умысла с моей стороны.

— Значит, без умысла? — подозрительно переспросил Кен. — А может быть, вы и в самом деле психиатр?

— Я уже сказала вам, что нет.

— В таком случае, кто же вы?

— Зависит от дня недели. Один день я обслуживаю страждущих в монастыре Сент-Джастин. Но в настоящее время работаю в бюро «Живые голоса». Всем известно понятие «друг по переписке». Так вот, я — «друг по телефону». Я звоню и спрашиваю, хочет ли человек постоянно беседовать со мной минут десять-пятнадцать. Это могут делать и другие мои коллеги. Если человек не хочет, ладно… Я не в обиде. Есть много людей, которые ждут наших звонков.

— Минут десять-пятнадцать? — с иронией в голосе произнес Кен. — Этого вряд ли будет достаточно архитектору, вроде меня, который вдруг потерял зрение, и теперь не знает, что ему делать.

Ингрид не хотелось принимать близко к сердцу его несчастье. Ей просто хотелось избавить его от чувства одиночества. Она полагала, что будет достаточно коротких телефонных разговоров с ним, аналогичных тем, которые она периодически ведет с престарелыми гражданами. Она снова посмотрела на его фотокарточку и покачала головой. Кого она пытается обмануть?

— Вас почему-то совсем не слышно, — заметил Кен. — Разве вы не знали, что я ничего не вижу?

— Знала.

— И какие чувства у вас это вызывает?

— Ну, а теперь кто выступает в роли психиатра? — парировала она.

Это была уловка: она не знала, что ответить. Господи, чего же хотела от нее Джанет? Что она могла дать Кену и, что он готов был от нее принять… Она успешно работала в клинике в качестве психолога, помогая детям справиться с их проблемами. Она сумела возродить интерес к жизни у многих пожилых одиноких людей. Однако Кен Рэнсом не был ни ребенком, ни престарелым затворником. Он был энергичным человеком в расцвете сил, и именно это делало ее задачу трудно разрешимой.

— Отвечайте на вопрос! — с вызовом сказал Кен. — Что вы почувствовали, узнав, что я слепой?

— Прежде всего, я вам по-человечески сочувствую, — ответила она. — Я уверена, что не так-то легко привыкнуть к слепоте, даже если это временное явление. Если излечение невозможно, приспособиться к такой жизни еще сложнее. Я вам не завидую.

— Если вы испытываете жалость, Ингрид, то мне это не нужно.

— При чем тут жалость? — резко возразила она. — Зачем мне тратить ее на тех, кто сам вполне способен себя пожалеть?

Наступила тишина. Ингрид подумала, что сейчас он бросит трубку. Вместо этого послышался веселый смех, что одновременно испугало и обрадовало ее.

— Ингрид Бьернсен, — сказал Кен, — вы мне нравитесь.

Почему все сложилось так, что у нее нет собственной семьи, и ей приходится заниматься благотворительностью и одинокими людьми?

— Вы все еще на проводе? — спросил он.

— Конечно, — тихо, вкрадчиво пробормотала она.

Кен сжимал телефонную трубку, впитывая в себя ее волшебный голос. Словно она соединяла его с каким-то жизненно важным центром. О, этот ее голос — ласкающий, бархатистый, наполнявший его ощущением тепла… А оно, подобно улыбкам и смеху, в последнее время его не баловало. Он тосковал по этому теплу. После случившегося с ним несчастья, Ингрид Бьернсен была единственным человеком — попытки родственников здесь не в счет, — которая возродила в нем интерес к жизни.

И она стала единственной женщиной, которая заставила его почувствовать, что он мужчина.

Ему страстно захотелось, чтобы между ними установился какой-нибудь контакт. Повесь трубку, идиот, твердил он себе. Повесь сейчас же! И он собрался уже было это сделать, как вдруг услышал ее легкий, едва уловимый вздох.

Видимо, она собирается закончить разговор и попрощаться. Тогда он торопливо, на одном дыхании проговорил:

— Послушайте, может быть, вы дадите мне номер своего телефона?.. На тот случай, если мне вдруг захочется с кем-то поговорить, особенно когда шторы задернуты, и двери заперты. — Он сделал паузу, сглотнув внезапно подступивший к горлу комок. — Тогда, пожалуй, я позвоню вам, если вы, конечно, не возражаете.

Ингрид внезапно почувствовала сухость во рту. Она представила себе, как однажды вечером раздается звонок, и она слышит в трубке густой и одновременно мягкий голос Кена Рэнсома, который захотел с ней поговорить. Но… ведь если в это время ее не будет дома, на звонок может ответить кто-нибудь другой. Например, мать.

А если мать услышит голос Кена, то она может подумать, — скорей всего подумает, — что Ингрид интересует его как женщина. И она может возмутиться, что некто, не имеющий никакого отношения к ее дочери, по сути, совершенно чужой человек, звонит ей в столь поздний час. Такая ситуация была бы для Ингрид крайне нежелательной, и она ни в коем случае не могла ее допустить.

— Извините, — начала она торопливо, понимая, что пауза могла показаться Кену слишком долгой. — Я не могу этого сделать. У нас в «Живых голосах» существует правило, в соответствии с которым мы звоним клиентам первые.

— А почему так?

— Такая… политика, — сказала Ингрид. — Правила. — И прежде чем он успел возразить, добавила: — Спокойной ночи, Кен. Спите хорошо. Я позвоню вам в среду.

Не успела она положить трубку, как раздался стук в дверь. Ингрид взяла фотографию Кена Рэнсома и положила ее лицом вниз на стул возле окна. Затем прикрыла ее своим свитером. Поднявшись, чтобы подойти к двери, она почувствовала, что одна нога у нее онемела и ее покалывает, словно иголками.

Она отворила дверь и отступила назад.

— М-ма-ма… — с трудом выговорила она, пытаясь снять с себя напряжение после только что состоявшегося разговора. Она глубоко вздохнула, пытаясь придать лицу обычное выражение. В голове у нее начало проясняться.

— М-ма-ма… — снова проговорила она. — В-в-хо…ди.

2

Филиппа Эндерби вошла на половину дочери и нахмурилась.

— Я слышала, ты разговаривала по телефону?

Ингрид кивнула.

— Но ведь уже очень поздно, дорогая, а ты устала. Почему ты не спишь?

Ингрид рассмеялась.

— П-п-п-отому…

Она закрыла глаза, стиснула зубы и отвернулась от матери. Ей не хотелось видеть ее сочувствующие карие глаза и умело взбитые локоны.

— Не сплю потому, что ты здесь. Разве можно б-б-б-ыть в п-по-стели, когда у тебя г-г-го-сти?

Мать издала вежливый смешок.

— Я хотела сказать, почему ты разговариваешь по телефону, вместо того, чтобы спать? Когда мы уходили с приема, ты едва могла вымолвить слово, так была измотана. А тут я только собралась лечь, как увидела, что у тебя горит свет.

Ингрид улыбнулась и жестом пригласила мать присесть. Филиппа покорно села, проведя рукой по розовому сатиновому халату, который плотно облегал ее узкие бедра. Она искоса взглянула на Ингрид.

— Правда, замечательный был прием? Мы ведь не зря настояли на твоем присутствии?

Ингрид отрицательно покачала головой. Она ненавидела всяческие сборища в отличие от своих родителей, которые считали своим долгом их посещать. И мать прекрасно знала об этом. Ингрид была дочерью профессионального политика, но представительские функции ее не прельщали. Однако отец с матерью старались, вытаскивать ее на светские рауты всякий раз, когда им удавалось преодолеть ее сопротивление. Так было и в этот вечер. Давался официальный обед в честь высокопоставленного чиновника из Вашингтона. В последний момент хозяйка дома, находившаяся в тесных дружеских отношениях с матерью Ингрид, попросила привезти дочь, чтобы составить пару кому-то из мужчин.

Во всяком случае, так было преподнесено Ингрид, и из вежливости ей пришлось принять предложение. Вообще-то Ингрид подозревала, что все это было задумано заранее с единственной целью — заманить ее на прием. Если бы они предложили это ей задолго до приема, она могла бы отказаться под любым предлогом. Мать никогда не относилась к работе Ингрид в «Живых голосах» как к чему-то серьезному и совершенно не понимала ее нежелания участвовать в светской жизни. Именно поэтому Ингрид всегда старалась звонить своим подопечным из церковной канцелярии, а не из дому. К сожалению, в этот вечер она вернулась домой раньше обычного, поскольку ей пришлось перепоручить свои звонки другой сотруднице. В результате она едва не попала в западню.

Родители Ингрид лелеяли радужные надежды, что, если бы Ингрид встретила «подходящего» человека, все ее проблемы решились бы в одночасье, и им оставалось бы только гордиться ею. А то, чем она занималась повседневно, воспринималось ими, как невинное хобби.

Ингрид часто думала о том, чтобы переехать в отдельную квартиру на другом конце города или вообще переселиться в другой город. А может, и в другую страну. Ее почему-то манили Фолклендские острова… А иногда хотелось уехать в Лапландию.

Но Ингрид понимала, что отец с матерью болезненно отнеслись бы к такому поступку, и потому гнала от себя эту мысль. Особенно, когда после ее развода, стараясь доставить ей удовольствие, они с большим размахом выстроили для нее эти апартаменты. Помимо всего прочего, во время очередных сессий Сената, а также частых поездок родителей в другие города весь дом поступал в ее распоряжение — со всей прислугой, разумеется.

— Мне показалось, что тебе было интересно беседовать с Брейдоном Макгиром, — сказала Филиппа.

В ответ Ингрид лишь повела бровью и пожала плечами. В замечании матери не было ничего удивительного. Ингрид большую часть вечера провела в обществе Брейдона. Она полагала, что сможет оставить его в нужный момент, но проще было предоставить всему идти своим чередом, что она и сделала. Она остановила свой взгляд на Брейдоне, выбирая из двух зол меньшее. Пока Брейдон разливался перед ней соловьем, ей не нужно было развлекать других гостей или, что гораздо хуже, представляться различным официальным лицам.

Итак, Брейдон получил ее в единоличное пользование на весь вечер, а от нее требовалось лишь иногда восхищенно произносить «Ах…» да широко раскрывать глаза, показывая, как она ценит его ум, обаяние, деловую хватку и остроумие, которые он так щедро ей демонстрировал. Брейдон вел себя так, как когда-то, в начале знакомства, держался с ней ее бывший муж Рон.

— Брейдон очень красив, верно? — настойчиво проговорила мать. — Он мне очень напоминает Рона.

Ингрид кивнула. Она была занята тем, что переставляла на полках в шкафчике коллекцию фарфоровых мышек. Что бы ни происходило в ее жизни, она не оставляла их без внимания.

— Мне бы очень хотелось, чтобы ты со мной нормально разговаривала, дорогая, — сказала мать. — Мне не нравится, что ты отвечаешь мне жестами. Все врачи-логопеды, которые занимались тобой в разное время, в одном были единодушны. Тебе показано нормальное общение с людьми. Или, скорее, — с улыбкой добавила Филиппа, которая всем своим видом старалась выказать максимум любви и заботы, — настолько нормальное общение, насколько это возможно. Я твоя мать. Любые недостатки твоей речи не могут повлиять на мое к тебе доброе отношение.

Ингрид была готова смеяться и плакать. Самой ей эти недостатки казались весьма значительными. Филиппа же искренне верила, что Ингрид стоит только хорошо постараться — и от ее заикания не останется и следа.

— Из-звини, — сказала дочь, продолжая заниматься своей коллекцией.

Фарфоровые мыши были своеобразным символом того, насколько мало взаимопонимания существовало между Филиппой и Ингрид. Эти мышки являлись реликвией, напоминавшей Ингрид о днях учебы в школе-интернате. Тогда-то к ней пристало неприятное прозвище Мышеловка. Мать не понимала, что другие девочки вели себя жестоко по отношению к Ингрид. Напротив, она считала это знаком дружеского расположения соучениц и упрекала Ингрид в том, что та излишне чувствительна. Именно она дарила ей маленьких сувенирных мышат.

— Посмотри-ка на меня, дорогая, — попросила мать.

Ингрид обернулась.

— Что вы так долго обсуждали с Брейдоном после окончания обеда?

— Мы говорили о нем самом, — сказала Ингрид и зевнула, даже не пытаясь скрыть, что эта тема ей более чем неинтересна. Как, впрочем, и сам Брейдон. — Он говорил. Я слушала…

Ей не слишком хорошо удавался звук «л». Филиппа ее не поняла, или сделала вид, что не поняла.

— Все это просто замечательно, дорогая, ведь такое общение помогает стать хорошей собеседницей.

Ингрид подняла голову и возмущенно спросила:

— Чему помогает, мама?

От волнения она произнесла вопрос без запинки?

— Ну… помогает женщине… общаться с другими людьми. Разве ты не хочешь иметь друзей, Ингрид?

Единственные друзья, которые не подводят, это те, с которыми я общаюсь по телефону, подумала Ингрид. Да еще дети, конечно.

Ингрид на мгновение смежила веки и уселась возле окна на стуле, располагаясь между матерью и фотографией Кена Рэнсома, которая лежала, прикрытая ее свитером.

Она слышала эту материнскую лекцию во всевозможных вариантах на протяжении двадцати девяти лет, за исключением тех двух лет, когда была замужем. Затем ту же самую лекцию начал ей читать супруг. Только лейтмотив матери «ради того, чтобы иметь друзей» в его интерпретации звучал как: «если ты хочешь, чтобы я преуспевал в бизнесе». В конце концов, он от нее ушел. Впоследствии она узнала, что он таки преуспел в бизнесе. Рядом с ним теперь другая женщина, которая не заикается, и потому безупречно ведет себя с его коллегами.

— У меня есть д-д-дру-зья, — сказала Ингрид, зажав коленями ладони. — Я сча-сча… довольна, — закончила она, набрав в легкие побольше воздуха и медленно произнося слова.

— Но ты одинока.

Ингрид покачала головой и улыбнулась.

— Не так уж и од-од-оди…

Она знала, что ей делать: не нужно стараться произносить звук, который не удается. Она замолчала, сделала глотательное движение, вздохнула и затем произнесла совершенно отчетливо:

— … одинока. У меня есть ты и папа.

Филиппа нагнулась к дочери и потрепала ее по колену.

— У тебя есть я, папа и твои телефонные звонки. С кем ты так поздно разговаривала? С какой-нибудь подругой?

Ингрид заколебалась, затем кивнула. Это было легче, чем пытаться объяснить, что и как. К тому же она чувствовала себя усталой и знала, что поэтому ее заикание становится очень заметным. Она попыталась подавить еще один зевок.

Филиппа улыбнулась.

— Ну ладно. Я пойду, а ты ложись. — Филиппа встала, затем наклонилась, чтобы поцеловать дочь. — Доброй ночи, дорогая!

После того как мать ушла, Ингрид еще некоторое время сидела неподвижно. Затем встала и пошла в свою небольшую кухоньку, отделенную от жилой комнаты невысокой перегородкой. Наверху перегородку венчала металлическая решетка, увитая плющом. Ингрид заварила чай. Затем взяла чашку, фотографию Кена Рэнсома и направилась в спальню. Она отложила фотографию в сторону так, чтобы ее не видеть, а сама начала готовиться ко сну.

Уже лежа в постели, она пила чай, который оказывал на нее успокоительное действие. В окно ей были видны огни зданий на мысе Пойнт-Грей, с противоположной стороны Ванкуверской бухты. Она подумала, что, возможно, один из этих огоньков горит в квартире Кена, который в это время, без сомнения, уже спит.

Интересно, не забыл ли он выключить свет, перед тем как лечь? И есть ли у него привычка включать свет, когда начинает темнеть? И каково это — жить в мире тьмы? Он, должно быть, чувствует себя изолированным от мира, одиноким. Такой же изолированной и одинокой она чувствовала себя в интернате, где поделиться своими мыслями и чувствами можно было только по телефону, либо с маленькими детьми.

Да, конечно же, она позвонит ему в среду вечером. Независимо ни от чего. И она будет звонить ему всегда, пока он будет в этом нуждаться.

Кен лежал вытянувшись на диване. Его незрячие глаза были открыты и устремлены на телефонную трубку без шнура, которую он сжимал в руках.

— Позвони мне, — сказал он беззвучно.

Мысленно он посылал импульсы в пространство, представляя себе, как Ингрид Бьернсен поднимает трубку, набирает его номер и слушает, как звонит телефон.

— Позвони мне, Ингрид! Сейчас же…

Дело было во вторник вечером. Кен хрипло рассмеялся и покачал головой. Какой же он дурак!.. Внезапно раздался звонок у входной двери. Кен резко встал, испытывая облегчение оттого, что прервался ход его невеселых мыслей. Он сосредоточил внимание на том, чтобы уверенно и прямо пройти по комнате. И делал он это не потому, что кто-то за ним наблюдал, а оттого, что для него было совершенно необходимо ощутить уверенность в движении хотя бы на малом пространстве. Он отворил дверь.

— Привет, Кен, — бойко прозвучал женский голос.

Голос шел из той точки пространства, которая находилась чуть ниже уровня его глаз. Кен слегка наклонил голову, надеясь, что смотрит женщине в лицо.

— Вы меня помните? — спросила женщина.

— Я… хм… — неторопливо отозвался Кен. Черт побери, подумалось ему, в этом доме живет много людей. Из них две трети — женщины, и он был уверен, что все они побывали у него за последние несколько недель.

— Я — Мэдди с третьего этажа, — сказала посетительница, сжалившись над Кеном. — Мы с вами встречались в гимнастическом зале, где вы были со своей сестрой. Я хотела повидать вас раньше, но я работаю стюардессой и редко бываю дома. Я принесла вам гостинец — коробочку конфет.

— Спасибо. Вы очень добры.

Кен не знал, как ему поступить — пригласить ли ее войти, или просто протянуть руку за подарком. Если она в самом деле, стюардесса, то вполне может оказаться подругой его сестры, которая была пилотом. И поэтому он в растерянности стоял, чувствуя себя весьма неловко.

И вдруг он вспомнил. Мэдди — эта та женщина, которая задержала их в гимнастическом зале на целых полчаса, в деталях рассказывая об интимных подробностях жизни людей, находившихся в это время там же. В основном это были любовные истории людей, живущих в их доме. Нет, они с Джанет не могли быть подругами. Они даже не летали самолетами одной авиакомпании.

Он заподозрил даже, что именно Мэдди, несмотря на ее частые отлучки, пустила по дому слух о появлении здесь нового мужчины, который страдает слепотой. Словом, беспомощного человека.

Однажды друг Кена, незадолго до этого потерявший жену, рассказал ему, что женщины обожают иметь дело с мужчинами, которые нуждаются в женской заботе. Секс здесь, может быть, и ни при чем, хотя вовсе не исключается. На руках у друга Кена остался трехлетний сын, которого ему предстояло воспитывать одному. Так вот, женщины, которые его прежде не замечали, наперебой кинулись его утешать, предлагая помощь, дружбу и разные услуги.

Кен вряд ли смог бы отрицать, что, с тех пор как ему исполнилось шестнадцать лет, он пользовался успехом у самых разных женщин.

А поскольку в доме, где он сейчас поселился, жили в основном одинокие люди, Кен считал, что любая женщина, которая того пожелает, может теперь рассчитывать на его благосклонность. Его слепота в известной степени могла быть даже привлекательной — пока новизна ощущений не исчезнет.

Мэдди вдруг крепко ухватила его за правое запястье, повернула ему руку ладонью кверху и положила на нее плоскую коробку.

— Эти конфеты вам очень понравятся, — заверила она. — Они полезны. Я их делаю сама. Они придают бодрость. Меня часто не бывает дома, как вы понимаете… О, извините меня. Это было непредусмотрительно с моей стороны… Все потому, что вы нисколько не похожи на слепого человека.

В этот момент, весьма кстати, зазвонил телефон. Кен вздрогнул от неожиданности и едва не выронил трубку, которую во время разговора сжимал в левой руке. Вместо этого он уронил коробку с конфетами. Быстро нажал кнопку и, прежде чем услышал голос в трубке, повинуясь необъяснимому импульсу, крикнул:

— Ингрид!.. Дорогая… Наконец-то…

Ингрид была ошеломлена таким началом разговора.

— Как вы догадались, что это я?

— Так ведь догадался! — Кен рассмеялся, удивленный своей догадке не меньше Ингрид, но быстро пришел в себя. Он говорил негромко и как-то очень задушевно. — Кто же это еще мог быть, как не вы, мой ангел? Я давно ждал вашего звонка.

Он еще больше понизил голос и продолжал:

— Я очень по вас скучаю, моя дорогая. Не могу дождаться, когда вы зайдете ко мне. Я… подождите секунду…

«Дорогая»? — повторила про себя Ингрид. И «не мог дождаться»? Ведь сегодня еще только вторник! А она должна была позвонить ему аж на следующий день… Он по ней скучал?

Мгновение спустя она включилась в игру.

— Конечно, дорогой, — сказала она сквозь смех. — Не задерживайся там, любимый… Ты ведь хочешь от кого-то избавиться, верно?

Ей показалось, будто он чем-то огорчен.

— Да, безусловно.

— Мужчина? — спросила она, не задумываясь. Почему ты думаешь, что нужна моя помощь?

— Я не уверен. А ты? Согласна? — Она рассмеялась, и Кен воспринял это как согласие. — Не вешай трубку, дорогая. Я сейчас…

До Ингрид долетали приглушенные голоса. Он извинялся, потом произнес ее имя, как ей показалось, мягко и уважительно.

— Твоя… подруга все еще там? — спросила Ингрид.

— Нет, но я рад, что ты со мной. Я очень… очень рад твоему звонку.

— Я позвонила, чтобы предупредить тебя, что завтра у меня ничего не выйдет. Как ты отнесешься к тому, что в среду тебе позвонит другой человек?

Ингрид, как бы со стороны прислушивалась к собственным словам, пытаясь определить, насколько искренне они звучат для Кена. Все сказанное не было правдой. Она это знала, а он? От фактов никуда не уйдешь. Она позвонила этому человеку только потому, что хотела услышать его голос снова, и у нее не было сил дожидаться завтрашнего дня.

— Я же сказал, ты или никто… А что такое намечается на завтра, что ты не сможешь мне позвонить?

— У меня назначена срочная встреча с родителями одного опекаемого мною ребенка. Отец может прийти только в семь часов. А это значит, что у меня просто не окажется времени сделать все намеченные звонки. И получается, что я буду занята как раз тогда, когда должна звонить тебе…

— Не вижу здесь особых проблем. Ты же можешь позвонить мне позднее. Во всяком случае, это даже лучше.

Ей очень хотелось сказать ему, но она, конечно же, не сказала, что звонит ему лежа в своей кровати, и что на коленях у нее лежит его фотография.

— Ну, хорошо, — произнесла наконец Ингрид, — поговорим завтра, когда я вернусь домой. Но это может быть поздно.

— А сейчас мы не можем поговорить? — спросил Кен.

— Если мы начнем обсуждать прозу нашей жизни, то это будет называться дружбой по телефону. — Он почувствовал, что, говоря это, Ингрид улыбается, что, однако, не подняло ему настроения. — Разумеется, мне не безразлично, какое у тебя душевное состояние. Поэтому я и звоню. Ну, давай поговорим. Не забывай, что я — твой друг по телефону.

Он было уже совсем расслабился, беседуя с ней, а это напоминание больно ударило по его самолюбию.

— Верно, — он крепко, до боли, сжал зубы. — Так оно и есть. Я — всего лишь фамилия в списке…

— Кен…

— Карточка из досье в ящике стола.

— Друг, — сказала Ингрид, но он уже не слушал ее. Его охватил один из тех приступов болезненной ярости, которые появились у него после случившегося с ним несчастья.

Эта вспышка была нелогичной, несправедливой, необъяснимой и все же очевидной. Эмоции хлынули из него, словно прорвавшая дамбу вода.

— Черт возьми, только не говорите, что у вас ко мне какое-то личное отношение! — воскликнул он, снова переходя на «вы». — Мы ведь оба это знаем! — Он обязан был помнить. Она же со всеми разговаривала своим ангельским голоском. — Вы позвонили мне только потому, что в этом чертовом списке есть мое имя. Ваша задача в том, чтобы облегчить участь нескольким несчастным, достойным жалости затворникам, к которым принадлежу и я. Так могу ли я об этом забыть?

— Послушайте, не нужно…

— В самом деле? — резко произнес Кен, вскакивая на ноги. Он начал метаться по комнате, словно желая спастись от раздиравшей его ярости. — И поймите меня правильно, — проговорил он, прижимая трубку телефона к вспотевшему виску. — Я вам бесконечно благодарен, моя ненаглядная утешительница, за доброту и помощь. И потому мне хочется поделиться некоторыми подробностями проведенного мною сегодня дня. У меня не было приятной возможности…

— Кен! Вы не должны мне ничего говорить про…

Он не обратил никакого внимания на ее возражения.

— Нет, я это сделаю, — сказал он, собираясь сделать еще один круг по комнате. Он с размаху налетел на небольшой диванчик, стоявший возле окна, и ударил кулаком по его толстой обивке. — К чему вы стремитесь? Спасти меня от самого себя? Скрасить на один день мое одиночество? Дать выход моей боли, гневу и разочарованию? — Кен раз за разом бил кулаком по обивке диванчика. Ингрид за это время не проронила ни слова. — Значит, вы к этому стремитесь? — продолжал Кен, не обращая внимания на ее молчание. — Тогда разрешите, мисс Бьернсен, поведать вам увлекательные подробности из моей бурной повседневной жизни…

Я намазал маслом два ломтика поджаренного хлеба и манжет рубашки. А ведь на мне была тенниска с короткими рукавами! Затем я пролил горячий кофе на левую ногу и съел за завтраком яичницу, в которую попали шнурки от ботинок… — Он ходил взад-вперед по комнате и продолжал говорить: — Затем я прослушал по радио три репортажа со спортивных игр, одну мыльную оперу и беседу о том, как готовили пищу в средневековой Англии. Кажется, между делом я немного вздремнул.

Кен наткнулся на стул, обошел его, а затем ударился коленом об угол стереофонического музыкального центра.

Почесывая колено, он сказал:

— Мне удалось разогреть пакет с замороженным ланчем, благополучно выложить содержимое на тарелку, однако когда я нес еду к столу, она вся соскользнула на пол. Я убирал еду с пола до двух часов дня, так что забыл про голод. Когда стоишь коленями на горячих спагетти и вытираешь с пола соус, есть, почему-то не хочется.

Потом пришел преподаватель из школы для слепых и повел меня на прогулку. Я учился определять на слух голоса птиц: кукушки и какой-то чирикающей птахи, которая помогает людям вроде меня переходить улицу. На собственном опыте я убедился, что лучше нащупать бампер автомашины палкой, чем собственным коленом.

После того, как преподаватель ушел, я приготовил еще один ланч и сумел его благополучно съесть. Однако кое-что из еды попало мне на рубашку. Словом, у слепоты есть свои прелести. Ты никогда не знаешь, как выглядишь. Это — лучший способ обрести уверенность в себе.

Вы, надеюсь, понимаете, что это был великолепный день. Только прошу не очень мне завидовать и не заставлять меня пересказывать наиболее захватывающие детали. — Ингрид ничего не сказала. — Ну? — строго спросил Кен. — Что вы еще желаете знать?

— Вы обо всем уже подробно рассказали, — ровным голосом проговорила Ингрид, что еще больше его взбесило.

Кен до боли стиснул зубы и еще раз двинул кулаком по спинке стула. Черт возьми, он вовсе не хотел, чтобы на другом конце провода была святая. Но ему нужен был настоящий друг. Любящий голос.

Ему хотелось, чтобы его обняли!

В следующую секунду он отчаянно испугался этого своего желания, и гнев его мгновенно улетучился.

— Ну, хорошо, — уже спокойнее произнес он. — Если я вас немного развлек, то мне остается только пожелать вам спокойной ночи.

— Мне жаль… — начала было Ингрид, но Кен больше ничего не хотел слышать.

Он нажал кнопку, отключив связь. Потом швырнул куда-то трубку, а сам упал в кресло. Он едва дышал. Гнев душил его.

Подавшись вперед, Кен закрыл лицо руками. Он не смог выдержать экзамен, не научился сдерживать свой гнев. Ему хотелось рычать, ругаться и сделать больно кому-то. Однако сделать больно он мог лишь самому себе.

Кен находился в состоянии ярости еще минуты три, затем напряжение оставило его, ступив место раскаянию. Он нащупал телефонную трубку и взял ее в руку. В таком положении, с телефонной трубкой в руках, он долго сидел неподвижно, терзаемый поздним сожалением.

Кен страстно хотел набрать номер Ингрид, но не мог этого сделать, ибо не знал его. Жизненно важная связь прервалась.

И виноват в этом был лишь он один.

3

Телефонный звонок раздался на следующий вечер. Кен сидел и слушал его. За него мог говорить автоответчик. Пусть так и будет. Ему ни с кем не хотелось общаться. Кроме… а может быть, это все-таки звонит Ингрид?

Хотя это маловероятно. Сам он ни за что не стал бы звонить человеку, который наговорил ему то, что он вчера высказал Ингрид. Но если даже это была она, он не хотел с ней беседовать. Он бы просто не знал, что ей сказать. Ему было тяжело слышать ее голос.

Кен нащупал кнопки автоответчика и отключил его. У него еще оставалась надежда. Телефон продолжал звонить, но автоответчик не включался. Он не мог записать проникновенный, зовущий голос Ингрид. В противном случае Кен без конца крутил бы пленку и слушал ее голос.

Он с первого раза нашел нужную кнопку. Это был его маленький триумф.

Кен снова провел кончиками пальцев по кнопкам, вслух повторяя назначение каждой. Теперь он хорошо в них разбирался. Для слепого человека такое знание было жизненно необходимо. Оно давало возможность пользоваться автоответчиком, телефоном, микроволновой печью, пультами дистанционного управления телевизором и лазерным проигрывателем.

Такие дела. Вот от чего сейчас зависит жизнь человека.

Кеном овладело чувство приближающейся катастрофы, и ему пришлось внутренне напрячься, чтобы его отогнать. Жалко, что ему не удается различать кончиками пальцев выпуклые точки в книгах для слепых. Чтение морально поддержало бы его в жизни.

Исполненный решимости, он снова принялся за занятия, которые до сих пор не приносили видимых результатов. Но его хватило на каких-то двадцать минут.

Ничего, сказал он самому себе, архитектором я тоже стал не за одну ночь. Точно так же шрифт Брайля для слепых с одного захода не изучишь. Прошло полминуты, и он решил, что вообще не будет учиться читать по системе Брайля, и оттолкнул от себя книгу. Он не собирался оставаться слепым до конца своих дней.

По мнению нескольких врачей-специалистов, не было очевидных причин, в силу которых слепота Кена могла быть неизлечимой. Когда обрушились строительные леса, он получил сильный удар по голове. Однако, к счастью, зрительные нервы не были затронуты, по крайней мере, это подтверждалось медицинской наукой. Следовательно, как говорится, «все зависит от головы». В данном случае нужно было, по аналогии с компьютером, проникнуть в его память и ввести в нее новую программу взамен пришедшей в негодность.

Кен снова скрипнул зубами. Существует ли у мозга антивибрационная прокладка? И есть ли ограничитель у эмоций? Если да, то, как до них добраться?

Снова зазвонил телефон. Трубка удобно легла ему в руку. Ладонь ощущала вибрацию аппарата при каждом звонке. Но Кен не отвечал. Если звонит мать, говорить с ней не стоит. Она сразу почувствует, что он расстроен, и станет волноваться. Маловероятно, что это Джанет, она только что вернулась из рейса, и ей совершенно необходимо отоспаться как следует, ведь через несколько часов предстоит снова лететь в Европу. Так, что скорее всего она отдыхает…

Если это звонит Ингрид…

Но этого не может быть.

Час спустя телефон снова зазвонил. Кен по-прежнему сидел в кресле, слушая тихую музыку, доносившуюся из лазерного проигрывателя, и мысленно пытаясь представить себе, какая часть его мозга контролирует зрение.

Ну, а если все же звонит она?

На шестом звонке Кен поднял трубку.

— Алло? — произнес он голосом, в котором чувствовалось внутреннее напряжение. — Не может быть!

Звонила Ингрид. Он узнал ее голос, несмотря на то, что волнение сильно изменило его. У Кена перехватило дыхание.

— Говорит Ингрид Бьернсен, — сказала она. — Кажется, на этот раз мне удалось вас разбудить? У вас немного хриплый ото сна голос. Извините, пожалуйста. Я пыталась дозвониться вам раньше, поскольку родители ребенка не смогли со мной встретиться, и выяснилось это в последнюю минуту, но вы не брали трубку. Вы гуляли? Получили удовольствие от прогулки? Когда ложитесь в постель, включайте автоответчик… А в спальне можно вытащить вилку из розетки… — Ингрид вдруг глубоко вздохнула. — Ну вот, я снова принялась за старое. Болтаю без умолку, и не даю вам слова произнести. Так бывает, когда я нервничаю. Если вы не хотите со мной говорить, можете сказать об этом прямо, и я положу трубку.

Кен заставил себя сделать глубокий вдох.

— Нет, — ответил он, снова вобрав в себя воздух, но на этот раз вдох был более ровным. — Нет, я не спал. — Лицо его расплылось в невольной улыбке, все в нем ликовало. — И не вешайте трубку. Во всяком случае, прежде чем вы назовете мне свой номер. Тогда я смогу позвонить вам и извиниться, если меня снова занесет.

— Кен, мне очень жаль, что…

— Ингрид, если ты еще раз извинишься за мое же несносное поведение, то я, вероятно, снова выйду из себя.

— Я и не думала этого делать, — возразила Ингрид. — Я хотела извиниться за свое собственное поведение. Ведь это я настояла, чтобы ты рассказал, как провел тот день, а ты ответил, что не хочешь об этом говорить. Мне надо было почувствовать твое настроение и не лезть в душу, а я все испортила, и потому приношу свои извинения. И само собой, я не имела права вытаскивать тебя из постели в такой час.

— А я не был в постели, да и не мог бы спать, если бы даже очень хотел. Я просто сидел и думал, как мне оправдать свое поведение прошлой ночью, если ты снова мне позвонишь. Но, по правде говоря, я не рассчитывал на твой звонок. — Он шумно вдохнул и тут же выдохнул. И счастливо рассмеялся. — Я чертовски рад, что ты все же позвонила. Я готов слушать тебя ночь напролет.

— О, — неопределенно произнесла она, и Кен почувствовал, что даже единственный произнесенный ею звук может доставить ему наслаждение.

— Ну, так что же, — поддразнил он ее, — начинай говорить…

Мгновение Ингрид молчала, а потом как-то застенчиво произнесла, словно молоденькая девушка:

— Не знаю, смогу ли я сейчас придумать что-либо путное.

Кен, в свою очередь, тоже лихорадочно искал тему для разговора. Они помолчали немного, а затем он сказал:

— Дай-ка мне номер твоего телефона. Когда возникнет необходимость извиниться перед тобой в очередной раз, я, по крайней мере, смогу это сделать.

— Это невозможно, — быстро сказала Ингрид. Она произнесла это торопливо, словно ответ был готов заранее. Будто знала, что он об этом попросит.

— Почему?

— Я уже тебе говорила. Таково правило. Мы всегда звоним первыми.

— Такая политика, — заметил Кен, — всего лишь попытка оправдания нелогичной линии поведения, в которой нет никакой необходимости. Да ты и сама знаешь цену таким правилам.

— Хочешь сказать, что правила устанавливаются только для того, чтобы их нарушать?

— Да.

— Но мне не нравится нарушать правила.

— В самом деле? А я это делаю.

— А к чему мы бы пришли, если бы все поступали подобным образом? — произнесла Ингрид тоном, который напомнил Кену манеру этакой классной наставницы, глядящей на учеников сквозь очки, торчащие на кончике носа.

Он улыбнулся.

— Да, но я же говорю не обо всех, а только о себе, — сказал он, понизив голос точно так, как тогда, когда хотел избавиться от присутствия Мэдди. — И также о тебе.

Он услышал шумный вздох Ингрид и сразу же обрадовался. Прекрасно. Если ему удалось убедить ее, значит, время от времени он сможет с ней связываться по телефону.

— Ты решил со мной пофлиртовать? — удивленно спросила Ингрид.

Боже! Что может сделать с нею мужской голос! Значит, она способна так откровенно реагировать на его призыв? Да тут еще эта фотография. Она перевернула фотокарточку Кена лицом вниз.

— Кто флиртует, я? — тоном невинности спросил Кен.

— Ах да, я и забыла, что у нас селекторное совещание.

— Ну, а если я действительно хочу с тобой пофлиртовать? — спросил Кен. — Что ты мне на это ответишь?

— У тебя никаких шансов, — сказала она, не обращая внимания на его вызывающий тон. Она не желала реагировать на подобный вызов. — Со мной ничего не выйдет.

— Это что, тоже против правил? — Прежде чем она успела ответить, он заговорил ласково, тщательно подбирая слова: — Верь мне… Если правила нарушаются… самую малость, игра становится более увлекательной… и в результате ты только выигрываешь.

— А ты всегда… — спросила она с напускной холодностью, пытаясь скрыть охватившее ее волнение, — … всегда выигрываешь?

Кен издал смешок, от которого у нее поползли мурашки по коже. Но это было приятно.

— Чуточку анархии — и жизнь становится более интересной… точно так же, как при наличии не слишком серьезной опасности. Давай же, Ингрид, будь смелее. Решайся. Раскрепостись. Дай мне свой номер телефона. Видимо, тебе никогда не приходилось принимать быстрых решений. Или же поспешных.

Ингрид рассмеялась.

— Вероятно, ты прав. Очевидно, ты впервые имеешь дело со столь законопослушным человеком.

— И вот еще что, — твердо продолжил Кен. — Когда мы встретимся? Я имею в виду — лично?

Ингрид окаменела, охваченная тревогой.

— Мы не будем встречаться.

— Ингрид… ты замужем?

— Нет. Была, но сейчас одна. А ты?

— Нет. И никогда не был женат, хотя у меня была длительная связь с одной женщиной. Но теперь это позади.

— Она ушла после того, как с тобой случилось несчастье?

Кен понял, что эта мысль потрясла Ингрид. Он спокойно улыбнулся.

— Нет, нет. Это было несколько лет назад. Сейчас она замужем и у нее двое детишек. А твой муж? Он снова женился?

— Да.

То, как она произнесла это, заставило его насторожиться.

— Что с тобой, Ингрид? Тебе больно об этом вспоминать?

— Жизненные неудачи не проходят бесследно.

Разумеется. Кен тоже не находил себе места, когда его отношения с Элен зашли в тупик. Он считал, что его постигла серьезная неудача в жизни.

— Взаимоотношения мужчины и женщины иногда напоминают улицу с двухсторонним движением, — сказал Кен.

— Это не мой случай. Я не могла… приспособиться. Не сумела стать тем, что ему было нужно. У меня просто отсутствовало то, чего он искал в жене. В общем, я ему не подходила. Когда он понял, что я никогда не смогу под него подстроиться, он меня оставил.

— А может, все наоборот? Может, это он тебе не подходил?

Ингрид рассмеялась.

— Спасибо за доверие, но это не совсем так или, вернее, совсем не так.

— Ты уверена?

— Но ведь именно он меня бросил. А его второй брак вполне удачен, он прямо-таки показательный.

— То, что ты снова не вышла замуж, еще ничего не доказывает, — заметил Кен. — Если только… — Он остановился, стараясь подобрать такие слова, чтобы выразить свою мысль точно, но, в то же время, достаточно мягко. — Все зависит от того, как ты к этому относишься. Ты все еще его любишь? Продолжаешь переживать свою потерю?

— Нет, — быстро сказала Ингрид. — Когда мы поженились, я была очень молода.

Кен рассмеялся.

— Дорогая, мне кажется, что и сейчас ты очень молода.

— Но тогда я была намного моложе. Мне было всего двадцать два года.

— Что же случилось? Что явилось непосредственной причиной разрыва?

Все должно быть наоборот, думала Ингрид. Она должна оказывать Кену моральную поддержку, быть ему другом.

— Я уже тебе сказала, — она повторила неоднократно слышанные от Рона слова: — Я просто ему не подходила.

— Не подходила для чего? — чуть нетерпеливо переспросил он. — Куда не подходила? Почему тебе так казалось?

— Я не вписывалась в общество, которое его окружало, — сказала она. — Он занимается бизнесом, а это требует постоянного общения с людьми. Он карабкается по служебной лестнице крупной международной корпорации, обеспечивающей современные виды связи. Ему нужна была жена, которая помогала бы делать карьеру… Очаровательная, умная, находчивая, умеющая общаться с нужными людьми в нужное время.

— Странно… У него что, не хватает собственных достоинств для карьеры?

Этот вопрос вызвал у Ингрид безудержный смех. Она долго не могла успокоиться. Потом они пожелали друг другу спокойной ночи, и Ингрид нехотя повесила трубку.

Как хорошо разговаривать по телефону, когда оба нужны друг другу, размышляла она. А еще лучше друг, который тебя достоин. Она улыбнулась, вспомнив слова Кена о том, что, вероятно, Рон не подходил ей, а не она ему.

Несколько мгновений Ингрид смотрела на фотокарточку Кена, которая была прислонена к настольной лампе. Потом выключила свет и нырнула под одеяло. Кен Рэнсом ей нравился. Очень нравился. Возможно, настанет день, когда она позволит Джанет сказать: «Я же тебе говорила».

Прошло два дня, и во время вечернего разговора Кен снова предложил ей встретиться. На этот раз Ингрид не спешила ответить отказом. Немного подумав, она, однако, отклонила предложение. Джанет была ее подругой, так ведь? В общем-то, нет ничего особенного в том, чтобы иногда встретиться с братом подруги, который приехал сюда из захолустья на Западном побережье. Но если она на это согласится, то их дружба кончится, так по-настоящему и не начавшись.

Если они встретятся, то ведь дело не ограничится простым приветствием. Ингрид вздохнула.

— Ну? — настойчиво спросил Кен. — Так что ты собираешься предпринять? Играть по правилам, или начнешь жить со мной, несмотря на то, что это опасно?

Слова Кена одновременно шокировали и взволновали ее. Ее захлестнула волна настоящего сексуального возбуждения. Подумать только, что такая реакция наступила от слов, произнесенных по телефону! Разумеется, не нужно это понимать буквально. И все же с ее стороны разумнее сослаться на правила бюро «Живые голоса», которые запрещали им личные встречи с клиентами.

«Начнешь жить со мной, несмотря на то, что это опасно…» Конечно же, Кен не вкладывал в эти слова прямой смысл. Он, скорее всего даже не подозревал, какое направление примут ее мысли после такого неосторожного высказывания. Снова жить с мужчиной, быть замужней женщиной, делить с ним кров, ложе, ощущать полноту жизни, быть частью целого… Иметь собственных детей… Боже, как ей хотелось всего этого!

Но нет. Она решительно отмела все эти мысли, пришедшие на смену охватившему ее возбуждению. Подобные желания нужно сдерживать.

Никогда больше она не поставит себя в зависимое положение от мужчины! Ей не нужны страдания, подобные тем, которые она испытала при разрыве с Роном. Друзья рассказывали ей, что некоторые брошенные мужьями женщины, стремясь забыться, начинают встречаться с несколькими мужчинами сразу. Это якобы позволяет им вернуть веру в свои силы, так сказать, самоутвердиться. Однако Ингрид такой метод был чужд.

Одна только мысль, что какой-нибудь другой мужчина скажет ей так же язвительно, как это делал Рон: «Дорогая, если бы я знал, что твоя семья не воспитала тебя должным образом, я бы десяти минут не пробыл с тобой, не то, что два года», — приводила ее в трепетный ужас.

— Ингрид?

У нее не могло быть иного решения.

— Кен, я не могу с тобой встретиться.

В трубке послышался вздох — шумный и продолжительный. И как ей показалось, насмешливый.

— Ладно. Однако не смогла бы ты звонить мне каждый день, а не три раза в неделю, как сейчас?

Здесь, пожалуй, она могла уступить.

— Хорошо… Если ты этого действительно хочешь, я буду звонить каждый день.

Ингрид бросила трубку на рычаг резким движением, так что та не сразу встала на место. Она сидела и смотрела на свою ладонь. Рука ее дрожала. Сердце отчаянно стучало в груди. К горлу подступил спазм.

Она долго смотрела на фотографию Кена, затем встала с постели и спрятала ее в ящик стола. Все это было безумием. Она приходила в какое-то неистовство от одного вида фотографии Кена, от его голоса и манеры разговаривать. Она чувствовала себя наподобие тринадцатилетней девчонки, которая таращит глаза на какого-нибудь рок-музыканта, кажущегося ей недоступным, и ощущает при этом дрожь в коленках.

Кен ее совсем не знал. Если бы когда-нибудь раньше он встретил ее, то в его зеленых глазах, конечно, вспыхнуло бы желание, и он не смог бы оторваться от нее. Но несмотря на это, он скорее всего торопливо бы пробормотал «извините» и постарался поскорее пойти дальше своей дорогой. Такое случалось неоднократно, когда родители пытались ее с кем-либо познакомить.

Флирт она не любила, даже по телефону.

Лежа в постели, она вспоминала его голос, мысленно представляла его на фотографии, которая теперь была убрана в стол, думала о дразнящем блеске его глаз. И это причиняло ей страдание.

Может быть, флирт по телефону — именно то, в чем она нуждается. Ведь тринадцатилетняя девчонка, мечтающая о рок-звезде, вне опасности. Точно так же, как и она, пока разговаривает с Кеном Рэнсомом только по телефону. Девчонка могла сколько угодно увлекаться своим музыкантом, и это ее ни к чему не обязывало. Так почему же женщина двадцати девяти лет не может получать удовольствие от невинного разговора по телефону?

Конечно, она позвонит ему завтра. Поздним вечером.

И возможно, сама начнет флиртовать.

В ночь с субботы на воскресенье Ингрид лежала в постели после долгого, волнующего разговора с Кеном. Она смотрела на его фотографию и упрекала себя за содеянное. Черт возьми, почему же она боится встречи с Кеном? На ее жизненном пути встречалось множество опасностей, с которыми она справлялась, не поддавшись обстоятельствам. Но сейчас… Она чувствовала, как вся дрожит. Ощущение это было сродни тошноте.

Почти неделю они каждую ночь общались по телефону. Ей казалось, что теперь она уже хорошо его знает. Они выяснили, что в чем-то их мнения совпадают, а в чем-то и расходятся. И это расхождение придавало известную остроту их беседам.

Ингрид он, конечно, нравился, особенно привлекательными для нее были его голос и манера разговаривать. У него симпатичное лицо, сильная шея и плечи. Ингрид коснулась фотографии кончиком пальца и провела им по бумаге от лба до волевого подбородка. Что она будет чувствовать, если вот так, пальцем, проведет по живому лицу? Волосы выглядели жесткими… Так ли это на самом деле? А голос, будет ли он таким же звучным, как в телефонной трубке? И появится ли блеск в этих зеленых глазах, когда он ее увидит… при условии, что он когда-нибудь сможет видеть? На фотографии его крупные ладони лежат на столе… Что она почувствует, если Кен дотронется до нее? Грубые они или мягкие? Ей нравилось, когда к ней прикасались шершавые мужские руки. Неожиданно ее бросило в жар. Ингрид скинула с себя простыню, подставив тело легкому ветерку, проникавшему сквозь приоткрытое окно.

Кен не скрывал, что она серьезно интересует его, что она ему по-настоящему нравится, что он встретил наконец близкого по духу человека. Может ли это когда-нибудь перерасти в интимную близость? Пожалуй, если только она решится сделать следующий шаг навстречу Кену.

Не было никаких реальных причин противиться их встрече, за исключением ее постоянного упрямства.

Первый раз она позвонила Кену по просьбе его сестры. Второй и каждый последующий раз она говорила с ним потому, что это нужно было ей самой. Ей доставляло огромное удовольствие иметь такого собеседника. Он не был чудаком, но флиртовал с ней и поддразнивал ее, заставляя улыбаться, порой смеяться, а иногда — сильнее биться сердце.

Усилятся ли эти чувства при встрече? Ингрид плотно закрыла глаза. Наверное, да. А возможно, и нет. Если они выйдут из-под контроля, то, пожалуй, это к лучшему? Кена может обескуражить то, что она так сильно заикается, и тогда чувства не помогут… Что ж, она уже взрослая девочка и как-нибудь с этим справится. Ну, будет еще одно разочарование, но взрослым людям приходится постоянно с этим сталкиваться.

Взрослым людям приходится рисковать…

Ингрид застонала и отбросила фотокарточку Кена.

Черт возьми, кого она пытается обмануть? Перестань предаваться мечтам, дурочка, твердо сказала она себе. Бросив последний взгляд на фотографию, она выключила свет.

Во сне Ингрид увидела как бы продолжение их отношений с Кеном — они брели, держась за руки, по безлюдному парку… Они болтали и смеялись, счастливые и довольные друг другом, сидя под ветвистым деревом. Потом ели свежую клубнику и целовались до того, что ею овладело какое-то болезненное томление. И когда она проснулась воскресным утром, все ее существо наполняло ощущение неудовлетворенного желания.

Трудно представить его слепым. Тяжело думать, что он желает встретиться с ней единственно из-за своего несчастья, которое делает его бесконечно одиноким и изолированным от мира. Если бы у него было нормальное зрение, к его услугам были бы десятки женщин. И все они могли бы вести с ним оживленный, содержательный разговор, который бы его занимал и привлекал, поддерживая в нем интерес к подобным знакомствам. И происходило бы это лично, а не по телефону.

Ингрид решительно поднялась с постели, задвинула куда-то фотографию Кена и почувствовала в себе готовность встретить наступающий день.

Отношения с окружающими складывались у Ингрид не слишком-то удачно. А Кен, по его словам, находился на стадии приспособления к новой для него жизни в человеческом обществе. Ему нужно было научиться не казаться смешным, натыкаясь на мусорные ящики и избегая столкновения с маленькими детьми.

Что значит для слепого, одинокого человека бесцельно провести длинный, ничем не заполненный воскресный день? Если бы она находилась вот так, в замкнутом пространстве, то как бы ей было приятно иметь друга, который пригласил бы ее на прогулку.

Да, сказала себе Ингрид, конечно, я была бы на седьмом небе, представься мне такая возможность.

— Боже, что я здесь делаю? — пробормотала Ингрид, разглядывая толстую стеклянную дверь, которая встала на ее пути.

Конечно, следовало вначале позвонить, а не бросаться сломя голову к автостоянке, где была запаркована ее машина. Но она боялась звонить. Все повторилось бы — размышления, раскладывание по полочкам, колебания, сомнения…

У нее вспотели ладони. От страха пересохло во рту. Сердце гулко стучало в груди. Даже помыслить об этом казалось безумием! Она засунула трясущиеся руки в карманы шортов и повернулась, чтобы уйти. В этот момент к подъезду подошел молодой человек с велосипедом, держащий в одной руке дорожный шлем.

— Добрый день, — сказал он. — Вы здесь новенькая и живете на десятом этаже, верно? Меня зовут Энди Голлен, я живу на седьмом. Помните меня? Мы встречались на прошлой неделе у входа в конференц-зал. Вы забыли взять ключ? — И прежде чем она успела ответить, продолжил: — Вот, пожалуйста. Ни о чем не беспокойтесь.

Он дал ей подержать шлем, а сам засунул два пальца в невероятно тесный карманчик спортивных штанов. Он извлек оттуда ключик и вставил его в замок.

Распахнув перед Ингрид дверь, он пригласил ее войти в лифт. Она протиснулась в кабину рядом с велосипедом, изобразив улыбку на лице и покорно кивнув, когда он заметил, что сегодня отличная погода. Молодой человек нажал десятую и седьмую кнопки и, пока они поднимались, старался поддерживать дружеский разговор.

На седьмом этаже молодой человек вышел, и Ингрид кивнула ему на прощание.

Она поднялась на десятый этаж, и тут же, нажав нужную кнопку, спустилась на первый. Здесь в списке жильцов, рядом с лифтом, она отыскала фамилию Кена:

«К. Рэнсом, 120».

У нее снова сильно забилось сердце. Она ощутила прилив сил, предвкушая встречу с Кеном. Лифт быстро поднимал ее вверх, а Ингрид не чуяла под собой ног. Ингрид нажала кнопку звонка возле двери Кена, затем отступила на шаг и стала ждать.

Воскресным утром по телевидению не передавали ничего стоящего. Это навеяло глубокую тоску на Кена. Он выключил телевизор с помощью дистанционного управления и положил пульт на стол.

Через приоткрытую балконную дверь в комнату ворвался прохладный ветер, спутав волосы на голове Кена. Он сделал глубокий вдох и вышел на балкон. Там он принялся ходить взад-вперед, словно зверь в клетке. Долетал ли до него запах свежескошенной травы? Чувствовал ли он дыхание океана? А может быть, сюда проникал лишь смрад автомобильных выхлопов, а все остальное — лишь игра воображения?

Ему захотелось отсюда выйти!

Ну, так выйди! — сказал он себе и ощутил сухость во рту.

Трус. Не хватает смелости. Но ты можешь это сделать. Он мысленно представил себе Чака Мидлтона, который призывал его сделать решительный шаг. Чак работал со слепыми многие годы. Он давал им консультации, учил их, как приспособиться к жизни в мире, который вдруг стал для них невидимым. Он понимал страхи, которые обуревают Кеном, поскольку слышал о них тысячи раз.

Кен подумал, что ему совершенно необходимо сейчас выйти из дому одному, чтобы поверить в себя. Для этого нужно только воспользоваться теми знаниями, которые он получил от Чака, настроиться на то, что происходит вокруг него, и стать составной частью происходящего.

— Все, — решительно сказал он, возвращаясь с балкона. — Хватит об этом думать. Настало время действовать. Рэнсом, ты идешь на улицу. Идешь самостоятельно.

Он осторожно повернулся, чтобы не потерять ориентацию, и направился к двери, нащупывая в карманах ключи и бумажник.

Кен сделал шесть размеренных шагов, пройдя между шезлонгом и козеткой и направляясь к двери. В том месте, куда он вернулся прошлый раз с Чаком, он протянул руку, нащупал трость и ухватился за ее верхний конец. Он замешкался для того, чтобы сделать глубокий вдох, и потянулся к дверной ручке.

В этот момент прозвенел дверной звонок.

Кен едва слышно выругался и поставил палку на место. Если окажется, что пришла очередная дама со своими утешениями, то он выставит ее вон. Он рывком открыл дверь, уловил запах духов — легкий и приятный — и сразу же решился. Женщины, обитающие в этом доме, должны понять, что заполучить его не так-то просто.

— Ингрид, — сказал он, протягивая руку в том направлении, откуда исходил запах духов, и наткнувшись на обнаженное женское плечо. — Любимая! Этот запах я могу узнать среди тысяч других. Я думал, что ты никогда сюда не придешь.

Одной рукой он крепко ухватил женщину за плечо, притянул к себе, а другой обнял за талию. Он услышал, как от неожиданности она ахнула. Затем прижался губами к ее губам так решительно, словно она была обретенной вновь любовницей, которая вернулась к нему после долгой разлуки.

4

В момент встречи с ним у Ингрид едва хватило времени осознать, что реальный, живой Кен представляет собой куда большую опасность, чем образ, созданный ее воображением по фотографии и голосу в телефонной трубке.

Он был выше ростом, чем она предполагала, широкоплечий, с сильными мускулами, которые четко обозначались под его хлопковой рубашкой с короткими рукавами. В его глазах, таких же зеленых, как и на фотографии, угадывалась напряженность, которую она подметила раньше. Казалось, он смотрит ей прямо в глаза, радостно улыбаясь и произнося ее имя. Он что-то сказал о духах, а она тем временем все свое внимание сосредоточила на том, чтобы подобрать для приветствия наиболее подходящее в данных обстоятельствах слово.

В следующее мгновение Кен подался вперед, схватил ее за плечо и притянул к своей груди, а затем прижался к ней всем телом, одновременно бормоча какие-то слова, она не могла толком разобрать какие, ибо он шептал их ей прямо в ухо.

Ингрид попыталась высвободиться из его объятий, из обхвативших ее сильных рук. Кен склонил к ней голову, прикрыл глаза темными ресницами и приник жесткими губами к ее губам.

В первое мгновение она застыла в напряжении, затем ее тело растопил жар поцелуя. Что-то расцвело внутри нее, что-то неведомое и долго не находившее выхода. Ингрид вся подалась навстречу этому ощущению и вдруг обмякла, захваченная всепоглощающей тайной силой и мгновенно ей подчиненная. А внутренний голос сказал ей: «Так вот почему все так!»

В одну секунду все мысли спутались в голове. О Боже! Как он узнал, что пришла именно она?

Может, его слепота всего лишь обман? Не могло ли это быть подстроено Кеном вместе с Джанет? Но зачем? И почему она позволяет себя целовать? Господи, но почему она так явно его поощряет?

Потому что его поцелуй был упоительным. Ни одна женщина не смогла бы устоять. Ему не пришлось даже разжимать ей губы. Она вздохнула от неожиданности, губы сами раскрылись, и Кен не преминул этим воспользоваться.

Оцепенение вскоре прошло. Она ухватилась руками за его мощные бицепсы, поскольку ноги отказывались ее держать. В следующие мгновения Кен еще теснее прижал Ингрид к себе. Она почувствовала, как сильно он возбудился, и забыла про все на свете. С легким вздохом она положила руки ему на плечи.

Плечи были крепкими, широкими, будто специально созданными для страстных объятий. Она провела рукой по направлению к мускулистой шее, и пальцы ее запутались в его густых волосах на затылке. А он губами исследовал ее лицо, и Ингрид едва успела сделать глубокий вдох. И тут же, не давая ей опомниться, он опять завладел ее губами.

У нее мелькнула было мысль начать сопротивляться, но она тут же остановила ее… Пальцы Ингрид сами собой ласкали волосы Кена. Его язык завладел ее ртом. Раздался слабый стон. Кто это застонал? Он? Или она? Ингрид не знала, впрочем, какое это имеет значение. Одной рукой Кен прихватил концы ее волос и слегка потянул за них, чуточку запрокидывая ее голову. А поцелуй все длился и длился. Ингрид, просунув руку за воротничок рубашки, ласкала его шею. Кен простонал от удовольствия и еще сильнее прижал ее к себе.

Какая изумительная женщина! Как тонко она реагирует на ласки!.. Охваченный несказанным блаженством, Кен вдруг строго сказал себе: стоп! Дальше так продолжаться не может…

Он попытался остановиться, но губы ее дрожали, требуя продолжения сладостного поцелуя. Голова Ингрид была запрокинута. Будучи намного ниже его ростом, она едва доставала ему до подбородка. Кен же предпочитал высоких женщин, едва ли не атлетического сложения… Но, черт возьми! Она идеально ему подходит! Чувствовать ее — наслаждение… у нее такие соблазнительные формы!

Проклятие… а если это Мэдди с третьего этажа? — мелькнула у него мысль, но он тут же ее прогнал. У Мэдди другой запах. Тело Мэдди не может быть таким послушным. А тело этой женщины божественное, влекущее, сладострастное…

Ее волосы, казалось, вобрали в себя все запахи цветущего сада. Он коснулся губами ее щеки и почувствовал, что кожа у нее нежная, словно лепестки розы. Он не то, что слышал, а ощущал ее трепетное дыхание… Вот она легко вздохнула и сняла руки с его плеч.

Для нее это было каким-то наваждением. Все ее фантазии, казавшиеся неосуществленными, воплотились в яркую реальность, которая носила имя Кен Рэнсом, и начало которой положил его долгий, упоительный поцелуй.

Кен пах только ему свойственным, волнующим запахом. Этот пьянящий неповторимый аромат покорил ее. Она оказалась в полной власти Кена, едва ощутив его дыхание на своей щеке. А руки… Эти сильные руки нежно ласкали ее, словно она была немыслимой драгоценностью.

Кен начал целовать ей шею, и Ингрид услышала свое напряженное, прерывистое дыхание, в одном ритме с которым столь же напряженно стучало сердце. Ингрид еще больше запрокинула голову, чтобы ему было удобнее ласкать ее. Его ласки были такими нежными, что на глазах у нее выступили слезы. Она осторожно коснулась его щеки, давая понять, что вновь жаждет поцелуя.

— Ой!..

Возглас этот последовал за неожиданно раздавшимся оглушительным грохотом: как будто кто-то уронил поднос с металлической посудой и чайным прибором. Это вернуло Ингрид к действительности, и она резко обернулась.

— Боже мой! — причитала какая-то женщина. — Посмотрите, что я наделала!

Напротив них в открытой кабине лифта стояла рослая женщина, пышная блондинка, похожая на девушку с рисунка на коробке с шоколадными конфетами. У ног ее, в луже красного соуса, лежал опрокинутый поднос с перевернутыми кастрюльками со спагетти. Красные брызги попали на розовые джинсы, что были на женщине, и такая же красная струйка стекала по подъему ее ноги прямо на белую сандалию.

— О Б-б-б-о-же, — сумела только вымолвить Ингрид и тут же замолчала.

— Что случилось? — спросил Кен. Его ладони легли ей на плечи, и Ингрид, взглянув на него, поняла, что он ошеломлен не меньше ее самой. При этом он старался, как бы прикрыть ее своим телом.

— Кто здесь? — спросил Кен.

— Мэдди, — натянуто ответила женщина. — Я принесла вам… — она посмотрела на свои перепачканные джинсы… — спагетти.

Она переводила взгляд с Ингрид на Кена и обратно. Явно не ожидая застать здесь такую сцену, она была вне себя от ярости.

— Я-я-я… — начала слабым голосом Ингрид, собираясь предложить свою помощь.

Однако она не могла подобрать нужных слов. Она прикусила язык и обхватила себя руками, стараясь унять бьющую ее внутреннюю дрожь.

— Извините, пожалуйста, — только и смогла она выдавить из себя, показывая на перевернутый поднос.

Вид у Мэдди был потрясенный, и Ингрид подумала, что, должно быть, Кен и Мэдди встречал таким же образом, как сегодня ее. А может, он так поступает со всеми женщинами, которые звонят ему в дверь. Не исключено…

— Вы не познакомите меня со своей… девушкой? — с убитым видом спросила Мэдди. Взгляд ее не обещал Ингрид ничего хорошего.

Кен невольно сжал плечи Ингрид.

— М-м-м-е-ня зо-вут Инг-инг-рид, — сказала молодая женщина, чтобы прекратить эту сцену. Голос ее звучал натянуто и хрипло.

— Да, — вымолвил наконец Кен, снова притягивая к себе Ингрид, придерживая ее рукой за шею и касаясь подбородка. — Это Ингрид.

Его прикосновение снова напомнило Ингрид об их страстном объятии, и она почувствовала, что все еще внутренне дрожит.

— Ингрид, познакомься с Мэдди Мак-Ки — это моя соседка, — сказал Кен и улыбнулся Мэдди. — Вы, кажется, принесли спагетти? Спасибо, очень мило с вашей стороны. Так что видишь, дорогая, — он снова прижал к себе Ингрид, — обо мне здесь заботятся.

Кен рассмеялся, с довольным видом кладя руку на талию Ингрид.

— Знаете, Мэдди, мне с трудом удалось убедить Ингрид, что мне со всех сторон помогают люди с того самого дня, как я сюда приехал. Так что вы пришли в самый раз.

— Но я же все… уронила!

Взгляд Мэдди говорил красноречивее всяких слов, что она склонна во всем винить Ингрид.

— Ничего страшного, — успокоил ее Кен. — Раз Ингрид здесь, я не умру с голоду.

— Нет, не умрете, — согласилась Мэдди, изобразив на лице кислую гримасу.

— Я уверен, что вы станете добрыми друзьями, — продолжал Кен.

— О, конечно, — сказала Мэдди.

Однако Ингрид по выражению ее лица видела, что Мэдди сомневается в этом не меньше ее самой. В кабине лифта зазвучали настойчивые звонки. Кому-то из жильцов не терпелось им воспользоваться.

Мэдди отпустила кнопку, блокирующую лифт, двери захлопнулись, скрыв от Кена и Ингрид Мэдди с перевернутым подносом. Молодые люди остались одни.

Кен по-прежнему обнимал Ингрид за плечи. Мягко повернув, он направил ее в квартиру, закрыв за собой дверь. Он без труда нашел замок, и Ингрид снова подумала, не способен ли он все же что-то видеть.

Она сделала шаг в сторону, не спуская глаз с его лица. Кен привалился спиной к двери и облегченно вздохнул.

— Вот так, — неторопливо произнес он, одновременно проводя пальцами по верхней губе, словно приглаживая несуществующие усы. — Не знаю, что и сказать. — Он смотрел не прямо на нее, а чуть правее и выше. — Но, видимо, сначала я должен попросить у тебя прощения. Не знаю, что на меня нашло.

— На меня… на меня тоже, — прошептала Ингрид, все еще не спуская глаз с Кена.

Он был очень бледен. Ингрид подумала, что она, вероятно, тоже.

— Надеюсь, ты знаешь, кто я, — сказал Кен. — А ты не хотела бы представиться? С другой стороны, так горячо целовать можно только хорошо знакомую женщину…

— Я… — начала Ингрид и запнулась. Она боялась, что ее выдаст голос, что она начнет заикаться. Она боялась, что, когда Кен это поймет, лицо его примет отчужденное, замкнутое выражение. Она часто видела, как незнакомые люди вдруг становились необщительными, чтобы скрыть свое смущение, вызванное заиканием собеседника.

Ингрид не хотела, чтобы Кен Рэнсом был ей чужим. Она желала, чтобы он стал… Ей не захотелось додумывать эту мысль.

— Я… Ингрид, — сказала она.

Кен рассмеялся, обнажив безупречно белые зубы. Лицо его порозовело.

— Неплохую импровизацию мы разыграли в холле! Спасибо за то, что ты мне подыграла. Я назвал тебя Ингрид наугад — это первое, что пришло мне в голову. У меня была девушка, которую так звали, и я много о ней думал, но мы давно расстались. Нас поссорили люди. А теперь расскажи мне побольше о себе.

Ингрид попыталась ответить, преодолевая внутреннее сопротивление, но ей удалось выдавить из себя только какой-то жалкий звук, что ужасно ее разозлило. Она стиснула зубы и сжала кулаки, решив, что уйдет при первой возможности.

Какая она была дура, что решилась к нему прийти…

— Ты живешь в этом доме? — спросил Кен, осознав, что Ингрид не торопится ему отвечать. Поняв свою ошибку, он досадливо прикрыл глаза рукой. — Надеюсь, нет.

Только теперь до него дошло, какую глупость он сотворил, кинувшись ее целовать у двери. Черт, к тому же он ощупывал ее и, пока они целовались те несколько минут, позволил себе еще кое-что.

Кен засунул в карманы брюк сжатые в кулаки руки и нахмурился. Ему пришлось самому ответить на свой вопрос:

— Конечно, ты не живешь в этом доме, иначе бы Мэдди тебя узнала. Она знает здесь все и вся и готова рассказывать кому угодно подробности интимной жизни каждого обитателя дома. И, конечно же, станет рассказывать всем про нас с тобой, — добавил Кен и покачал головой. — Да, извини меня, пожалуйста.

— А может, ты поэтому устроил весь этот спектакль? — пробормотала Ингрид. — Я думала…

Она вдруг умолкла и застыла, приоткрыв рот, повторяя про себя сказанные ею слова. Они образовали стройный, выразительный ряд понятий, где четко и решительно звучали все слоги, все согласные и дифтонги.

— Так что ты подумала?

Она была рада, что Кен не видит ее, похожую на выброшенную на берег рыбину с беспомощно открытым ртом. Она откашлялась и заговорила нормальным голосом — громко и отчетливо, без колебаний, без заикания, от которого давно страдала.

— Я хочу сказать, — начала Ингрид, едва сдерживая охвативший ее нервный смех, — что она оказалась в нужное время рядом с твоей квартирой, чтобы потом иметь возможность сплетничать о том, что у тебя есть подружка, в которую ты без ума влюблен?

Кен улыбнулся.

— Да, так оно и есть. На ее месте мог быть и кто-то другой. — Он покачал головой. — Бедняжка Ингрид. Уже второй раз я использую ее для этой цели. Вернее… — поправился он, — ее имя. Но она — мой друг без претензий и разрешила мне использовать ее имя. Интересно, — продолжал он, потирая рукой подбородок и делая вид, что смотрит куда-то вдаль, — интересно, что она скажет на этот раз?

Обрадованная тем, что начала говорить без заикания, Ингрид сказала:

— Она не возражает. Она вовсе не против.

Глаза Кена снова смотрели ей в лицо.

— Не понимаю.

— Ингрид не возражает. Кен, меня зовут Ингрид.

Он неторопливо вытянул руку по направлению к ней.

— Ингрид? Ингрид Бьернсен?

— Она самая, — сказала Ингрид и почувствовала, что слова эти прозвучали спокойно, отчетливо, как если бы она произносила их по телефону или перед детьми, которых учила правильно говорить.

В ней вдруг родилась надежда, правда, пока еще робкая и осторожная, но уже исключающая страх. Необузданные эмоции, доводившие ее до изнеможения, искали выхода, рвались наружу. Ей хотелось смеяться. Громко говорить. Хотелось плакать от ощущения облегчения. И сразу вслед за этим ее охватила дикая паника, что это все лишь мимолетно, и что в любой момент голос может снова ей изменить.

Что же с ней такое? Что явилось причиной столь чудесной трансформации? Может, так случилось потому, что по здравом размышлении она вдруг решила, что то, что Кен ее сразу раскусил, не имеет никакого значения? Как она раньше не догадалась, что секрет заключается в том, чтобы не обращать внимания, знают люди о недостатках ее речи или нет?

Или — эта мысль сверкнула в голове с быстротой молнии — так произошло потому, что Кен слепой?

Похоже, она будет говорить с ним нормально потому, что он ее не видит? Ей отчаянно хотелось, чтобы это было не так, чтобы ей удалось найти причину заикания и победить. Должно быть именно так! Должно быть!

В мире жили не только маленькие, неразумные дети, но и слепые. «О Господи… — взмолилась она про себя. — Сделай так, чтобы слепота Кена была тут ни при чем».

Ведь рано или поздно Кен снова сможет видеть белый свет.

— Ингрид?

Кен сделал несколько шагов и дотронулся до ее плеча. Он чуть приподнял ладонь и коснулся щеки Ингрид.

— Ты — Ингрид… Из «Любовных голосов». Неужели, в самом деле, это ты?

— Да, это я, — ответила Ингрид. — Из «Живых голосов».

Кен улыбнулся, и от этого в комнате как будто стало светлее.

— Конечно, это ты. Теперь, когда ты говоришь нормально, я узнаю твой ангельский голос. И не могу в это поверить… Ты ко мне пришла? Почему?

— Ты меня об этом просил.

— Но ты же нарушила правила. — Кен улыбнулся. — Да здравствует анархия! — Он снова нежно коснулся ее щеки. — И ты сделала это для меня?

Ингрид ощутила комок в горле и с трудом проглотила его.

— Я сделала это для себя, — твердо сказала она и разразилась безудержным смехом. — Как видишь, небо на землю не свалилось. — Совсем наоборот, она была щедро вознаграждена, да так, как ей и не снилось.

— Я рад, что ты здесь, — сказал Кен, взяв ее за руку. — Пойдем сядем.

Она отрицательно покачала головой, но сразу же спохватилась, ведь он не мог видеть этот ее жест.

— Нет. Я хотела предложить тебе прогулку на яхте. Сегодня отличный день, и хочется побыть на воздухе. Ветер как раз такой, как нужно, светит солнышко… Нас зовет бескрайний океан великолепного голубого цвета. Сам же на днях сказал, что ты — заправский моряк.

Кен прикрыл глаза, словно представляя себе то, о чем говорила Ингрид. Затем он отпустил ее руку и отвернулся.

— Мне так не кажется.

— О… А ты хотел бы заняться чем-нибудь другим? — голос ее прозвучал неуверенно, она как будто нервничала. — Я свободна… весь день, если тебя устраивает мое общество…

Он хотел сказать: «Да, я предпочел бы заняться кое-чем другим». Он жаждал ее целовать. А еще — затащить в постель и по-настоящему познакомиться с ее прекрасным телом. Он мечтал также взглянуть ей прямо в глаза и проверить, как меняется их выражение, когда он ее целует. Он готов был спорить на что угодно, что они принимают совершенно иное выражение. Точно так же, как набухают ее соски, учащается дыхание, сильнее бьется сердце… и тело становится необыкновенно послушным.

Кен до боли стиснул зубы.

— А что… что еще ты могла бы предложить? — спросил он.

— Не знаю, — ответила Ингрид упавшим голосом. — Я думала только о морской прогулке. Впрочем, все равно. Я просто… — Ему показалось, что она пожала плечами. — Я думала, что тебе захочется немного отдохнуть от сидения взаперти.

Сказано это было нарочито беспечно, из чего Кен сделал вывод, что она хочет пойти на попятную, разгадав его намерения. Возможно, это ее смутило, но не удивило, и скорее всего она согласилась бы.

— Я охотно пойду с тобой куда угодно, Ингрид. Но, поскольку я слепой, то не могу быть полноценным партнером в таком деле.

— Яхта «Молли Дарлин» не нуждается в экипаже. Это — небольшая яхта, всего восемь метров в длину, и я всегда легко справляюсь с ней сама. Я пришла к тебе не потому, что мне нужен экипаж. Несколько дней назад ты сказал, что женщины могут ставить мужчинам кое-какие условия.

— Мне кажется, тогда мы говорили о том, что они могут позволить себе ухаживать за мужчинами, — сказал Кен, беря ее руку в свои ладони.

Ингрид шумно вздохнула, и Кен подумал, что, вероятно, щеки у нее зарделись, а в глазах появился упрек.

— Я пришла сюда не для того, чтобы заниматься ухаживанием, — ответила она. Кен ее дразнил и теперь радовался тому, что удалось немного ее растормошить. — А для того, чтобы пообщаться с тобой, — произнесла она, чуть-чуть заикаясь. Она слегка шевельнула пальцами, которые он не отпускал. — Пришла как к другу.

— Почему ты пришла ко мне? У тебя, надо думать, много зрячих друзей, которые помогут тебе управляться с яхтой. Или, если угодно, составят тебе подходящую компанию.

— Нет. Во-первых, их не так… много. Кроме того, мне хотелось побыть с тобой, потому что… — Она нахмурилась, словно не решаясь о чем-то сказать. Потом пожала плечами. Не было причины не говорить ему всей правды. — Я чувствовала себя одинокой и подумала, что, возможно, ты испытываешь то же чувство.

Он выпустил — почти отшвырнул — ее руку. Ингрид заметила, как он поднял голову, и на лице его появилось упрямое выражение.

— Я не чувствую себя одиноким, — сказал он.

Конечно. Этот человек не мог испытывать чувство одиночества. Кен продолжал:

— Я собирался… — Он нахмурился и не договорил.

— Понимаю. Я нарушила твои планы, — заметила Ингрид. — Ничего страшного. Мне, конечно, нужно было сначала позвонить. — Она улыбнулась, и голос ее зазвучал веселее. — Может быть, встретимся в другой раз?

Кен крепко схватил ее за руку.

— Я собирался побродить по окрестностям, — уточнил он, показывая рукой в направлении двери, возле которой стояла трость. — Но если тебе нужен собеседник, а не экипаж, я готов отправиться с тобой на морскую прогулку.

Ингрид улыбнулась. Он готов сделать это для нее. Но ни в коем случае не для себя. Никогда.

Она вдруг обрадовалась, что нет необходимости прятать от него свою улыбку.

— Хорошо, — сказала она. — Я рада. Обещаю, что за борт ты не упадешь.


Кен подставил лицо солнечным лучам. Ласковый ветерок перебирал его волосы. Яхта Ингрид стояла в небольшой бухте, среди скал, у причала. Свежее дыхание бриза ощущалось и здесь. Кен спрыгнул на борт, почувствовав, как накренилась яхта после того, как были отданы швартовы.

— Хорошо устроился? — поинтересовалась Ингрид, занимая место за штурвалом. — Чувствуешь себя уверенно? Знаешь, что где находится?

Он слышал, как она защелкнула концы стального спасательного троса. Перед этим она сняла леер, чтобы легче было взобраться на борт.

— Я надежно устроился, — сказал Кен.

Он ощупал руками стены кабинки и навес, возле которого сидел, проверил, на какой высоте находится поручень, а также коснулся руками скрученной в кольца веревки. Все было надежно закреплено, ничто не должно было сорваться с места, и Кену это понравилось.

У Ингрид всюду царил идеальный порядок. В море она выходила преимущественно одна, и по этой причине снасти у нее всегда были на месте. Кен устроился у правого борта, стараясь не мешать Ингрид приготавливаться к отплытию.

— Правда, приятно пахнет? — спросила Ингрид. — Мне всегда нравится, как пахнет у берега при отливе. — Он слышал, как она открыла, а затем закрыла шкафчик. Что-то упало к его ногам. — Возле твоих ног лежит плащ, который при желании ты можешь надеть. Ветер, похоже, будет прохладным, а ты в одной рубашке.

Кен чувствовал, как ветерок треплет воротник его рубашки, но отрицательно покачал головой.

— Только предупреди меня заранее, если вздумаешь перевернуть яхту вверх килем.

Ингрид рассмеялась, на что он и рассчитывал. Он слышал, как мокрый канат стучит по поперечному брусу. Ингрид завела мотор и начала медленно выводить яхту из бухточки.

— Ну, поехали!

Она увеличила скорость. Яхта качнулась вперед всем корпусом и помчалась, словно застоявшаяся лошадь, берущая с места в карьер. Им овладело возбуждение.

Кену очень хотелось видеть, как Ингрид управляет своим небольшим кораблем. Он представил себе, как она смотрит поверх крыши кабины, соблюдая осторожность, лавируя между другими судами, сигнальными бакенами, выводит яхту из небольшой бухты.

— Ну вот! — воскликнула она, переводя двигатель на более спокойный режим работы. — Мы выбрались на простор. Теперь я поставлю паруса, и нам будет легче маневрировать.

Ингрид поставила главный парус. Кен почувствовал, как он сразу наполнился ветром, затрепетал, и как чутко на это отреагировал корпус яхты. Ингрид выключила мотор.

— Теперь держи голову пониже, — приказала Ингрид.

С правого борта на них неожиданно налетел шквал ветра. Яхта рванулась и понеслась. Ингрид радостно рассмеялась, навалившись на штурвал. Корпус яхты начал разрезать волны.

— Догоняйте!

Они летели над волнами. Водяная пыль ласкала лицо Ингрид. Ветер развевал ей волосы, свистел в ушах. Яхта легко маневрировала. Улыбающийся Кен сидел, упираясь спиной и локтями в стенку рубки. Ноги его были выставлены вперед, чтобы легче сохранять равновесие.

— Здорово? — спросила Ингрид, опускаясь рядом с ним. Она придерживала штурвал левой ногой.

Кен повернулся к ней и улыбнулся.

— Мне нравится. Кажется, я забыл ощущение скорости.

— Тебе нравится скорость? — радостно спросила Ингрид. — Сейчас ты увидишь, что такое скорость! Только не проси пощады…

Яхта легко побежала по волнам, резко кренясь на один борт. Кен ухватился одновременно за леер и поручень. Еще немного, и они зачерпнули бы воду. Он прижался спиной к стенке рубки, ощущая рядом присутствие Ингрид. Оба они беспрерывно хохотали. Шум воды становился все громче, вода билась о борта судна. Парус шатало из стороны в сторону. Отчаянно кричали чайки.

Кен вытянул кверху обе руки, подставил ветру лицо и закричал что было сил:

— О-го-го!

5

Кен продолжал смеяться широко открытым ртом. В лицо ему ударила волна. Он захлебнулся, стал отплевываться и вытирать лицо согнутой в локте рукой, в то же время стараясь подставить лицо новой волне. Они продолжали лететь вперед. Рубашка Кена вся промокла, брызги с размаху били его по лицу. Он чувствовал, как сильно припекает солнце.

Яхта перевалилась на другой борт, и они, держась друг за друга, скатились вниз, под поперечную балку. Ингрид резко повернула штурвал влево. Затем они повисли на леерах у противоположного борта, продолжая полет над волнами. Меняя позу, Ингрид коснулась ногой ноги Кена. Затем она протянула руку, пытаясь что-то сделать, и дотронулась до руки Кена, который ухватился за находившийся рядом брус. Ему немедленно захотелось обнять ее, прижать к себе.

Ее блузка, наверное, так же вымокла, как и его рубашка, и точно так же прилипла к телу. Интересно, можно ли разглядеть под ней соски? Эта мысль сладостно отозвалась в теле. Он надеялся, что она не смотрит на него.

Если бы только он мог увидеть, как она выглядит… Он представил себе Ингрид с блестящими на солнце длинными волосами, на которых бриллиантами сверкали капельки влаги. Щеки ее, должно быть, разрумянились, глаза — аквамариновые, словно капли освещенного солнцем океана. Она радостно единоборствует с ветром, стараясь наполнить им паруса.

Ингрид управляла яхтой, а Кену хотелось в это время сжать ее в объятиях, ощутив прелесть ее молодого, гибкого тела. Он положил свою ладонь ей на руку, державшую штурвал, и почувствовал, как вода бьется о борта, как качает и бросает яхту. Ему хотелось ощутить, как эти удары отдаются в ее теле, хотел, чтобы они отзывались в нем самом, и едва не стонал от отчаяния. Ему хотелось слишком многого, ему хотелось невозможного!

А раз все это невозможно, какой смысл в происходящем? Какой женщине захочется иметь слепого мужчину?

Несколько минут спустя Ингрид изменила направление, яхта выпрямилась. Ингрид перешла на корму, и Кен присоединился к ней, не без труда преодолев небольшое расстояние. Они уселись рядышком, причем штурвал оказался зажатым между ними, образуя нечто вроде барьера. Усаживаясь поудобнее, Кен коснулся ногой бедра Ингрид. Она резко отстранилась.

— Не нервничай, — сказал он. — Я на тебя не покушаюсь. — Он положил руку ей на спину. — Ты права. «Молли Дарлин» суденышко небольшое. — Кен провел рукой по ее спине, от одного плеча к другому, затем кончиками пальцев нащупал острые лопатки. — Да и хозяйка у него миниатюрная.

Ингрид рассмеялась и, как ему показалось, чуть-чуть придвинулась к нему, но не исключено, что их просто качнуло. Так или иначе, но через несколько секунд она расслабилась, и он почувствовал, что ее нагретое солнцем колено коснулось его ноги. Больше она свою ногу не убирала.

— Ингрид… — начал Кен, — как ты выглядишь?

Она не отвечала. Он спросил снова.

— Я… самая обыкновенная, — ответила наконец Ингрид, — и, как ты заметил, весьма скромных размеров.

— Обыкновенная?.. Я так не думаю. — Большим пальцем руки Кен осторожно провел по ее ушной раковине. Губы его помнили шелковистость ее кожи. Они помнили также восхитительную нежность лица, но не помнили его очертаний. Их первый контакт был очень коротким. Кену отчаянно хотелось снова прикоснуться к ней, запомнить ее черты, чтобы они навсегда запечатались в его памяти. — Расскажи мне подробно, какая ты… Пожалуйста!

— Я… нет. Мне как-то неловко. Я ведь очень застенчивая, Кен.

Она не была блондинкой, как он предполагал. Конечно, это глупо, но ей нравилось то, что он думал о ней как о женщине в его вкусе. Она сказала, что она — самая обыкновенная, и во многих отношениях так оно и было. Но она знала совершенно точно, что у нее прекрасная фигура и привлекательное лицо. Ей не раз говорили, что украшение ее лица — большие карие глаза. Волосы у нее были просто великолепные — прямые, густые, насыщенного шоколадного цвета. Мужчинам она, как правило, нравилась. Однако недолго, обычно до тех пор, пока не начинала говорить.

— Почему ты застенчивая, Ингрид?

— К чему такой вопрос? Это все равно, что спросить, почему я ношу обувь шестого размера. Человек получает это вместе с генами.

— А твои родители тоже стеснительные?

— Пожалуй, нет… возможно, однако… Просто я такая. Мне сложно с кем-то подружиться.

— Что касается меня, то мы с тобой довольно легко подружились, — напомнил ей Кен, снова касаясь Ингрид руками. Эти прикосновения доставляли ему несказанное удовольствие.

— У нас было по-другому. Мы познакомились по телефону. Ты был… только голосом в трубке. Мы друг для друга были просто голосами. И не предполагалось, что между нами возможны какие-либо визуальные контакты.

Кен улыбнулся.

— Пока ты не решила нарушить правила. Если бы этого не случилось, я бы все равно однажды задал тебе вот этот самый вопрос: как ты выглядишь. И что бы ты мне на это ответила? Тоже по телефону?

— Я… не знаю, — Ингрид рассмеялась как-то натянуто, через силу. — Давай поговорим о чем-нибудь другом.

Кен нахмурился. Он продолжал играть с прядями ее волос, повторяя про себя слова Ингрид. Она, конечно, могла сказать, что они останутся друзьями по телефону, поскольку он все равно не сможет ее увидеть. Но ведь она нарушила правила, касающиеся общения сотрудников «Живых голосов» с их клиентами. Почему? Может, в силу того, что он не мог ее видеть? Может, у нее был какой-то физический недостаток, который ее беспокоил? Скажем, родимое пятно на видном месте?

— Если ты не хочешь мне сказать, как выглядишь, позволь тогда мне выяснить это с помощью рук, — тихо сказал он, касаясь пальцами ее подбородка. Но пальцы его повисли в воздухе, он не хотел ничего делать без ее разрешения.

— Начинай, — прошептала Ингрид дрожащим голосом.

Пальцы Кена тоже дрожали, когда он приступил к исследованию лица Ингрид. На подбородке у нее оказалась небольшая ямочка. На ней его пальцы слегка задержались. Скулы на лице четко обозначены, щеки гладкие и теплые от солнечного света. Он представил себе, что они розовые… Может быть, кое-где они покрыты золотистыми веснушками? Кен улыбнулся этой мысли.

— Чему ты улыбаешься?

Кен знал, что она наблюдает за ним.

— Я всегда улыбаюсь, когда вижу хорошеньких девушек.

— Ну и что, красивая я на ощупь?

Ингрид не напрашивалась на комплимент: просто ей было любопытно и еще немного грустно.

Ее губы… их он уже знал, и все же начал водить по ним кончиками пальцев, изучая их форму, ищущая их чувственную полноту и испытывая желание вновь к ним приникнуть.

Ингрид бросило в жар: сначала загорелось лицо, потом тепло перешло в пальцы. Он ощущал ее дыхание и понимал, что она не осталась равнодушной к этому обследованию: на него реагировало ее сознание, учащенно бился пульс, и возникало желание.

Если бы в этот момент на «Молли Дарлин» двигалась кильватерная колонна линейных кораблей, свистя и гудя о грозящей опасности, Ингрид не нашла бы в себе сил свернуть в сторону… Точно так же у нее не было сил противиться обрушившемуся на нее урагану чувств.

Он ласкал ей шею мучительно-медленными движениями, ощущая под пальцами кожу и биение пульса. Рука Кена прошлась по ее спине и бедру, затем вернулась, чтобы получше узнать форму ноги. Ингрид беспокойно ерзала, охваченная желанием, нараставшим в ней от его прикосновений. Ей хотелось быть ближе к нему… еще ближе.

Кен, почувствовав это, приподнял ее ноги и положил на свои. Жесткие, в завитках, волосы касались нежной кожи ее колен, еще более возбуждая ее. Его плоть восстала, туго упершись ей в бедро. Ингрид конвульсивно дернулась. Его рука забралась ей под шорты и скользнула вверх. Голова Ингрид опустилась на плечо Кена. Она открыла глаза и взглянула ему в лицо. Оно было сосредоточенным, напряженным. Она легко провела пальцами по его щеке, по закрытым векам, по золотистым ресницам, ощупывая каждый миллиметр, словно сама была слепая.

— Кен…

— Ингрид… — тихо ответил он.

Он произнес ее имя словно бы удивленно, затем отыскал ее губы своими и впился в них, проникая все глубже и глубже. Ингрид вся извивалась, стараясь крепче прижаться к нему. Она запустила пальцы в его волосы и прильнула к нему. В то же время ее вторая рука не выпускала штурвал. Краешком сознания она определяла силу ветра, который надувал парус, и давление водяных струй на руль. Но ее влекли иные силы, более могущественные, настойчивые, лишавшие ее воли.

Свободной рукой Ингрид начала водить по его спине, ощупывая ясно обозначившиеся мускулы. Его рука скользнула по ее животу и пошла вверх, под свитер, под которым была только хлопковая блузка. Все тело ее ломило от сладкого томления, живот трепетал под его прикосновениями, а рука Кена между тем нырнула под блузку.

Прикосновение Кена к ее голой коже было упоительным для обоих. Одновременно с их губ сорвался стон. Ингрид задрожала, и это вдохновило Кена. Ее шелковистая на ощупь грудь оказалась в ладони Кена.

— Такая упругая и нежная, — сказал он шепотом.

Губы Кена спустились от ее шеи к грудям. Наткнувшись на округлый ворот свитера, он застонал от досады. Его руки нежно ласкали ее груди. Затем Кен прихватил пальцами ее сосок, отчего Ингрид начала извиваться и хватать ртом воздух. Она хотела… она хотела… всего. Ей нужны были его губы, язык, зубы…

Кен начал большим пальцем массировать ей сосок. Потом со стоном снова положил ей руку на живот и повел ею вниз, пока не коснулся горячего лона, которое инстинктивно раскрылось перед ним.

Яхта накренилась. Парус начал громко хлопать. Гафель резко пошел назад, и холодная вода захлестнула Ингрид.

Она хватанула воздух ртом и сползла с Кена. Затем быстро огляделась по сторонам, ухватилась за штурвал, стараясь поскорее вернуть яхту на прежний курс. Волна, обрушившаяся на них, пришла от трех крейсеров, которые виднелись в отдалении, быстро уходя на север. Вода плескалась о борт судна, ветер играл парусами, гафель ходил взад-вперед, отчего корпус «Молли Дарлин» бессильно дрожал.

Ингрид поднялась на ноги и следила за тем, как ветер немного надул главный парус, затем иссяк. Она с усилием повернула штурвал, затем схватила Кена за руку и положила ее на толстый деревянный брус.

— Держи крепче, — сказала она.

Он взялся за штурвал и почувствовал, как судно подчиняется ему. По тому, как шумела волна, он мог определить, что держит яхту на верном курсе. Удары волн и порывы ветра сразу же передавались штурвалу, и тогда Кен понимал, что надо немного менять направление.

— У тебя, по-моему, неплохо получается, — сказала Ингрид. — Прекрасно. Ты хороший моряк. Ты чувствуешь, как взаимодействуют паруса и ветер, вода и руль. А это главное, что создает гармонию.

— Мне не хватает только глаз, чтобы видеть все это, — заметил Кен, снова поворачивая штурвал и удивляясь тому, что Ингрид говорила чистую правду. Он был способен вести яхту среди ветра и волн.

— У тебя прекрасно все получается. — Голос Ингрид звучал спокойно и достаточно отчетливо. Его не заглушал плеск воды о корпус судна. — Я буду твоими глазами в этом плавании. Поблизости нет других судов. Если тебе это не в тягость, может, ты будешь вести яхту?

Кен согласно кивнул. Он не мог ничего вымолвить, поскольку горло перехватила спазма.

Ингрид доверила ему управлять яхтой. Может быть, это и не так важно. Залив Джорджия здесь широкий, что позволяет вовремя исправлять ошибки, ведь даже когда они увлеклись и забыли обо всем, с яхтой ничего плохого не случилось.

Но то… то особое ощущение, которое она ему подарила, было дороже всего.

Кен осторожно, с нежностью, провел рукой по штурвалу, словно обращаясь к нему с безмолвным монологом. Он склонил голову, чтобы лучше чувствовать направление ветра и слышать, как волны ударяются о корпус судна. Его охватило волшебное ощущение полета над океаном, пьянящая радость, оттого, что Ингрид вложила в его руки штурвал.

Кен запрокинул голову, улыбнулся навстречу яркому солнцу и увидел его красное сияние сквозь закрытые веки.

— Спасибо, — сказал он, обращаясь к Ингрид. Затем тихо добавил: — Боже, благодарю тебя за то, что ты послал мне Ингрид!..

Теперь он знал, почему у нее ангельский голос.

6

На ланч у них были разные бутерброды и фрукты. Когда Ингрид уже убирала со стола, Кен спросил ее:

— Ты хорошо знаешь мою сестру?

Ингрид внимательно посмотрела на Кена и сказала:

— Довольно хорошо. — Она улыбнулась, увидев, что он уже по-хозяйски обращается со штурвалом. Кен явно гордился тем, что смог справиться с яхтой при минимальной помощи со стороны. Придет, конечно, время, когда ей придется взять самой в руки управление, но ей этого очень не хотелось. — Знаю, что она тебя обожает, и что ты отвечаешь ей взаимностью.

Наконец она взялась за штурвал, заявив, что пора возвращаться.

— А как вы познакомились с Джанет? — спросил он.

Яхта тем временем взяла обратный курс и теперь шла почти навстречу ветру. Они сидели рядышком на скамейке справа по борту. Ингрид управляла судном, касаясь штурвала пальцами ног.

— Предстоял банкет с вручением наград активистам «Живых голосов». Мне полагалась какая-то небольшая награда, а Джанет должна была представить меня публике во время церемонии награждения. Накануне она пригласила меня на ланч, чтобы мы могли получше познакомиться.

Ингрид не хотелось идти. Она избегала ланчей один на один даже с хорошо знакомыми людьми, не говоря уже о тех, кого знала плохо. Но, как она убедилась, Джанет невозможно было отказать.

— Она тут же начала рассказывать о том, какой чудесный у нее брат. И не могла остановиться. Должна признаться, я как-то сразу готова была тебя невзлюбить. Мне казалось, что такой образцовый человек не может быть нормальным.

Кен притянул ее к себе.

— А теперь?

Она почувствовала его горячее дыхание у себя на щеке и вздрогнула.

— Ты не вызываешь у меня отрицательных эмоций.

— Прекрасно, — сказал Кен. — Ты тоже не вызываешь у меня отрицательных эмоций, а к большинству друзей Джанет я склонен относиться точно так же. Боже! С какими только женщинами моя романтическая сестра не пыталась меня познакомить! Если бы меня на них всех хватило, я прослыл бы суперменом. — Кен сделал паузу. — Просто удивительно, почему она до сих пор не попыталась нас столкнуть лбами, пока в дело не вмешались «Живые голоса».

Оказалось, что Ингрид точно знала почему.

— Джанет любит жизнь и знает, что, если бы она отважилась это сделать, ее бы ждала мученическая смерть.

— Но, она же попыталась.

Ингрид немного поколебалась, затем сказала, тщательно подбирая слова:

— Я не совсем в этом уверена. Вряд ли она надеялась, что я решусь пойти… Не ожидала, что я действительно пойду к тебе и Лично познакомлюсь с тобой. Правила есть правила.

Кен усмехнулся.

— Я не стану говорить ей об этом, если ты этого не хочешь.

— Она рассказала мне, как ты, будучи еще подростком, взял на себя все заботы о семье, после того, как от вас ушел отец. Как ты заботился о ней с матерью, самостоятельно принимал решения, обеспечивал всем необходимым. Для четырнадцатилетнего мальчика это просто подвиг.

Лицо Кена посуровело, он нетерпеливо задвигался на скамейке.

— Я делал только то, что требовалось, — заметил он.

— Мальчишкам этого возраста такое вряд ли по плечу.

Кен пожал плечами.

— Джанет была еще ребенком. Мама, потрясенная случившимся, пребывала в полной растерянности. Кому-то надо было взять на себя ответственность за состояние дел и не допустить, чтобы ее бывший муж обманом присвоил себе все то, что по праву принадлежало ей. Он подавлял ее морально. И по этой причине она готова была отдать ему все, даже дом, и расстаться с обеспеченной жизнью… Единственное, чего она хотела, — это навсегда вычеркнуть его из своей жизни. Но мама справилась с этим, а Джанет подросла. Мы прошли сквозь это испытание.

— Но ведь ваша семья выстояла лишь благодаря твоему упорству, — сказала Ингрид. — Я просто восхищена тобой.

Спустя некоторое время Ингрид тихо спросила, решив, что настал подходящий момент:

— Кен, а что случилось с твоими глазами? Джанет рассказала мне в общих чертах, что это произошло в результате несчастного случая на строительстве, и что есть надежда на восстановление зрения.

Кен ответил не сразу. Ингрид даже испугалась, не допустила ли она какую-то бестактность. Затем он пожал плечами и сказал:

— Я приехал на одну строительную площадку, где возводилось здание по моему проекту. Неожиданно обрушились строительные леса… Я оказался под ними. Погибли двое рабочих и представитель заказчика. Он находился рядом со мной.

Ингрид вздохнула и погладила его руку.

— Ужасное несчастье, — промолвила она.

— Да. — Кен поднял голову. — Но, я ни в чем не виноват… Не знаю, что тебе об этом рассказывала Джанет.

— Она мне об этом ничего не говорила.

— День-другой я еще в чем-то сомневался, — продолжал Кен, словно не слыша ее. — Однако, рассуждая логически, я пришел к выводу, что все мои сомнения напрасны. Я был автором проекта, а не строительных лесов. Не я отвечал за выбор материалов, из которых они были возведены, и за то, как они были смонтированы. Моя слепота — следствие удара по голове. В мозгу образовалась опухоль.

— Понятно.

На лице Кена четко обозначились скулы.

— Вот так оно было.

Ему явно не хотелось, чтобы разговор шел только о нем.

— А у тебя есть братья или сестры? — спросил он.

— У меня был брат старше меня на два года. Когда мне было всего пять лет, он погиб вместе с отцом в автомобильной катастрофе. Я плохо помню обоих.

Кен сжал ее руку.

— Как это жестоко! Какой удар для твоей матери!

Он обнял ее за плечи. Ингрид кивнула.

— Несколько лет спустя она снова вышла замуж, но у них с отчимом детей нет. Брата мне всегда недоставало.

— Поверь мне, это имеет свои положительные и отрицательные стороны. Постоянно приходится вступать в контакт с людьми, о которых ты ровным счетом ничего не знаешь. — Кен улыбнулся. — Надеюсь, я первый человек, с которым ты знакомишься, так сказать, вслепую?

Ингрид скорчила гримасу, забывая, что Кен ее не видит.

— Это вовсе никакое не знакомство, — быстро сказала она. — Мы с тобой — друзья, которые решили провести несколько часов на воде.

Он прижался лицом к ее шее.

— А для меня это свидание, что бы ты там ни говорила. — Он коснулся ее кожи кончиком языка. — И на вкус тоже так выходит.

Ингрид затаила дыхание, взяла его голову обеими руками и отстранила от себя.

— Ты говоришь о постоянной зависимости от других людей? — спросила Ингрид, стараясь возобновить разговор, начатый раньше. — Мне показалось, что Джанет недавно начала проявлять беспокойство по поводу твоего холостяцкого положения.

Или начала задумываться, что с этим делать. Конечно, Джанет — натура романтическая. Но романтичность сочетается в ней с известным прагматизмом и не мешает предпринимать попытки свести Ингрид с Кеном. Джанет знает, что нужно брату, о чем он мечтает, и ей хочется подыскать ему подходящую партию. Она неоднократно публично высказывалась, что любит брата, и по этой причине стремится найти ему такую жену, которая и для нее самой могла бы стать родственницей и приятельницей.

— Думаю, она имеет в виду не постоянные отношения, но достаточно продолжительные, — сказал Кен. — Началось с того, что она подсунула мне длинноногую четырнадцатилетнюю девчонку… Мне тогда было двадцать два года. Но она выдавала ее за восемнадцатилетнюю.

— И ты клюнул на это?

— Почти, — сказал Кен. — Пока девчонка не допустила ошибку и сдуру сама не выболтала свой возраст. Меня, как ветром сдуло — я представил себе, с какой необыкновенной легкостью я мог бы угодить за решетку. Девушка оскорбилась, поскольку очень хотела со мной погулять. Мне же казалось, что это послужило Джанет уроком… — Кен улыбнулся. — Но я ошибся. Ей все нипочем. Но случается, что и слепота имеет свои преимущества, — продолжал Кен. — Всю прошлую осень и зиму Джанет потратила на то, чтобы склонить меня к знакомству с дочерью какого-то сенатора, которую невероятно расхваливала.

Ингрид вся похолодела внутри. Пусть бы Джанет выбрала кого-нибудь другого для своих экспериментов. На губах у Кена застыла насмешливая улыбка. Оказывается, вот кому она предназначалась, подумала Ингрид. Знает ли Кен, что она и есть та самая дочь сенатора? Догадывается ли, что она, Ингрид, принимает участие в хитрой игре, затеянной Джанет?

— Судя по всему, эта женщина богата, привлекательна и доступна, — продолжал Кен.

— Это именно те качества, которые тебе нравятся в женщинах? — спросила Ингрид, внутренне напрягаясь.

— Это Джанет считает, что мне нужна женщина, обладающая такими качествами.

— Ты встречался с этой женщиной? — Джанет вполне могла быть знакома с дочерьми нескольких сенаторов.

— Нет. Я все время отказывался, а Джанет продолжала меня упрашивать, а потом я познакомился с тобой, после чего Джанет перестала настаивать.

— Уверена, что ты счастливо отделался, — небрежным тоном произнесла Ингрид. — Впрочем, я тоже всегда считала, что все мужчины стремятся заиметь женщину богатую, привлекательную и доступную.

Кен скривил губы.

— Да, верно, но у меня есть еще одно пожелание. Эта женщина должна быть блондинкой. Единственный недостаток, который имелся у дочери сенатора и который, по мнению Джанет, не мог служить серьезным препятствием, тот, что она брюнетка.

Ингрид от неожиданности открыла рот, но тут же закрыла его… Слова Кена окончательно подтвердили ее подозрения.

Но… как могла Джанет предвидеть, что Ингрид способна нарушить правила и встретиться с Кеном? Полагалась ли она на шарм, присущий ее брату, или на сердечную доброту Ингрид? А может быть, рассчитывала на то, что сработают оба фактора?

— Джанет ненавидит блондинок, — продолжал Кен, не подозревая о тревожных мыслях и смятении Ингрид. — Она зациклилась на этом с детства. Наш отец ушел из семьи ради блондинки. Она ему этого никогда не простила. Блондинкам тоже.

Наконец-то они перешли к более безопасной теме. Ингрид ухватилась за нее.

— Из-за этого, конечно, вам трудно было встречаться с отцом и его новой женой.

— Для Джанет это действительно было трудно. Я тоже отказался от этих встреч. Но со второй женой отец прожил недолго. Она сбежала от него к какому-то богатому бизнесмену. Так что Бог наказал его за то, что он так поступил с мамой. — Кен сделал паузу, поднял голову. Ветер развевал его волосы, на губах играла та же насмешливая улыбка. — Так было трижды. Поэтому Джанет до сих пор думает, что все блондинки — лгуньи и обманщицы, независимо от того, красивые они или нет.

Ингрид запустила двигатель. Он тихо работал на холостых оборотах. По звукам, которые до него доносились, Кен догадался, что Ингрид убирала паруса. Яхту подбрасывало на волнах.

Затем Ингрид включила скорость и прибавила обороты. Шум двигателя, который теперь работал громче, чем прежде, как бы заполнил образовавшуюся паузу в разговоре.

Казалось, прошло несколько часов, хотя на самом деле всего минут тридцать, когда Ингрид заговорила снова.

— Теперь держись крепче, сейчас яхта ударится о причал.

— Надо постараться не забыть поблагодарить тебя за чудесно проведенный день, — сказал Кен с улыбкой.

У нее дрогнуло сердце.

— Не забудешь, — тихо проговорила Ингрид.

Она коснулась его руки, давая понять, что пора сходить на берег.

— Нагнись немного, чтобы не задеть оснастку.

Кен крепко ухватился за ее пальцы, и они вместе перешли на причал.

— В этом месте растет шиповник? — спросил Кен, стараясь держаться поближе к Ингрид, и глубоко дыша.

— Да, вдоль всего берега.

— Здесь какая-то очень тихая пристань, — заметил Кен, когда они ступили на тропинку, покрытую устричными раковинами. — Нет других яхт, не слышно ничьих голосов.

— Это не пристань, а всего лишь укромный уголок берега, расположенный к юго-востоку от входа в гавань. Сюда не могут пристать яхты больше нашей «Молли Дарлин».

Кен чувствовал, что их окружает свободное пространство. Очевидно, рядом нет домов, ибо сюда не доносились звуки городского шума, который был слышен, когда они покидали гавань.

— Значит, это частная стоянка? — спросил Кен. — И здесь огромное поместье на берегу океана… Вы, вероятно, очень богатая женщина, Ингрид Бьернсен?

Она рассмеялась.

— Можно подумать, что ты этим огорчен!

Кен остановился и повернул ее лицом к себе, положив руки ей на плечи. При этом он так пристально смотрел на нее, что у нее снова возникло впечатление, будто он может видеть — видеть то, что творится в ее душе. И она вроде бы понимала, что происходит в тайниках его души. Лицо его выражало досаду, даже гнев, и печаль.

— Дело не в огорчении, — сказал он сурово. — Но если ты богата, это все меняет. Для меня. Я не богат. Я — безработный… И не могу работать. Существую на пенсию по инвалидности.

Правда, у него были кое-какие солидные акции, но они не приносили существенных доходов.

— Я не богата, — сказала Ингрид.

— Ты здесь живешь.

— Этот дом принадлежит моему отчиму. И конечно же моей матери. Но им владели родственники отчима на протяжении трех поколений.

Глаза Кена расширились.

— Ты живешь с родителями?

— Я живу в отдельной квартире в крыле дома. Они выстроили ее для меня после того, как я развелась с мужем. Они много разъезжают, и им, естественно, хочется, чтобы в это время здесь кто-то жил. Как ты смотришь на небольшую прогулку вокруг дома?

Она заверила Кена, что вокруг нет собак, детей и велосипедистов. Она не стала говорить ему о том, какой сон видела накануне.

А сон ее был о том, что они собирались любить друг друга. И она с улыбкой шла навстречу этой любви.

Часом позже он со вздохом сожаления сказал ей, что ему пора возвращаться. Может позвонить мать, и если она будет слышать только автоответчик, то начнет сходить с ума. Она способна прилететь с другого конца страны, испугавшись, что он упал в шахту лифта и что ему некому помочь.

Выслушав его, Ингрид рассмеялась.

— Не следует иронизировать по этому поводу, — сказала она, ведя его к машине. Она открыла перед ним дверцу «миаты». — Лучше не говорить ей, что ты выходил в океан на яхте, — добавила она, когда он уже сел в кабину.

— А ты что-нибудь скрываешь от своей матери? — спросил Кен.

В этот момент они уже выруливали вверх по извилистому склону на ближайшее шоссе. Машина была без верха, и ветер, казалось, унес его слова далеко в сторону. Однако Ингрид услышала их и рассмеялась.

— Конечно.

— Например, нашу сегодняшнюю поездку. Похоже, ты не рвешься представить меня ей или отчиму.

— Главным образом потому, что их здесь нет, — небрежно бросила она, испытывая, однако, легкие угрызения совести. Если бы они были здесь, она бы вообще его сюда не пригласила. Правда, в основном из-за того, что мать очень эмоционально приветствует любого мужчину, который проявляет интерес к Ингрид.

Ингрид остановила машину у подъезда дома, в котором жил Кен.

— Вот ты и дома, — сказала она.

Он повернул к ней лицо.

— Спасибо, Ингрид. Спасибо за… все.

Она улыбнулась.

— Пожалуйста. Мне это тоже доставило удовольствие. Ты не откажешься… не откажешься пообедать со мной в четверг? — спросила Ингрид.

— Пообедать? — переспросил Кен.

— У меня, — уточнила она. — Я приглашаю тебя на барбекю.

— Спасибо, — проговорил Кен. — Мне этого очень хочется.

Он отворил дверцу автомобиля и вышел. Затем попросил, опираясь рукой о корпус автомобиля:

— Позвони мне сегодня вечером, ладно? Мне очень хочется с тобой поговорить…

— Но мы же проговорили весь день…

Он круто повернулся и пошел прочь от машины. Короткими движениями трости, бывшей у него в руках, Кен прокладывал себе дорогу. Это были его первые важнейшие шаги к независимому существованию с тех самых пор, когда он самостоятельно встал на ножки одиннадцати месяцев от роду.

Ничего не говори, беззвучно умолял он ее, понимая, что Ингрид следит за ним из машины. Не предлагай мне помощи.

— Кен!

Он остановился, держа спину неестественно прямой и не оборачиваясь.

— Я брюнетка, — сказала она, как ему показалось, с отчаянием в голосе.

Он запрокинул голову назад и рассмеялся такой откровенной лжи. Конечно, брюнетка. Ингрид Бьернсен, переодетая норвежская принцесса, такая же брюнетка, как он сам лысый.

Энергично работая перед собой тростью, он устремился вперед, мечтая побыстрей оказаться у лесенки, ведущей к подъезду дома. Он шел правильно. Нащупал тростью первое препятствие на своем пути, определил его высоту, расстояние до него, затем поднял ногу. В этом месте начинались ступеньки, которые привели его к входу в широкий вестибюль. Здесь он уже мог идти совершенно уверенно.

Кен нащупал в кармане ключ, вставил его в замок и услышал, как Ингрид заводит машину. Перед тем как открыть дверь, он обернулся и помахал рукой. Через несколько секунд шум двигателя замер вдали.

Какой он смелый, думала Ингрид, следя за тем, как Кен поднимается по ступенькам. Она силой заставила себя сидеть в машине, вместо того чтобы бежать следом за ним и предлагать ему проводить его до двери. Он должен был сделать это самостоятельно. Он хотел сделать это сам.

Кен был полон решимости преодолеть слепоту, которая делала его жизнь неполноценной. Понятное дело, он испытывал к себе естественное чувство жалости, граничившее с презрением, поскольку воспринимал это как слабость.

Сможет ли такой мужественный человек, как Кен, простить ей, Ингрид, отсутствие твердости духа? Придет день, когда ей наверняка придется рассказать ему о себе все, прежде чем он узнает об этом случайно. Правда… пока что она не готова это сделать. Ведь они не так давно знакомы, и она не вполне доверяет его способности правильно понять вынужденные паузы, которые иной раз случаются в разговоре.

С другой стороны, Ингрид не покидало ощущение, что она так хорошо знает Кена, что порой чувствует себя его составной частью. Виной тому его поцелуи, которые возбуждают ее так сильно, что она едва не теряет рассудок. Она все время спрашивала себя: как она может так откровенно, без остатка, реагировать на ласки мужчины, пока они, не узнали друг друга как следует?

За пять прошедших ночей они проговорили по телефону не меньше десяти часов. Для них это были вечера и ночи напряженной эмоциональной деятельности, заполненные взаимным узнаванием. В это время они не отвлекались ни на что другое, не прерывали общения, не переключались на других людей. Она теперь знала, кого из писателей он любил, какие книги перечитывал, кто его старые друзья. Ей стали известны его любимые фильмы и то, в чем их вкусы совпадают. А совпадали они во многом. Обнаружилось, что даже в политике у них общие симпатии и антипатии. Вдобавок они принадлежат к одной церкви, хотя и не слишком усердствуют в соблюдении религиозных обрядов. Им нравятся одни и те же развлечения. И смеются они примерно в одинаковых ситуациях.

Оба предпочитают парусный спорт, лыжи и плавание. Что же касается тенниса, то Кен считал это занятие напрасной тратой времени. Ингрид иногда играет, но когда мяч летит прямо на нее, испытывает безотчетный страх, от которого до сих пор не может избавиться.

Ингрид, в свою очередь, знала, что в глубине души он боялся ездить на машине через мосты. А ему стало известно, что она ненавидит школы-интернаты, где ее приучили строго придерживаться правил. Он рассказал ей о своей мальчишеской мечте изобрести уникальную компьютерную игру, которая сделала бы его миллионером. А также о том, что он надеялся в один прекрасный день создать проект дома для себя самого. И для своей семьи? Этого он не уточнял, но то, что он говорил, убеждало, что дом должен был быть семейный. И в разговоре получалось так, что вроде и ей предстояло в нем жить.

Да, конечно, они беседовали, делились друг с другом своими мыслями, планами, фантазиями, но значило ли это, что они действительно знали друг друга?

Нет, во всяком случае, он-то ее не знал. Если бы он знал ее, он бы ею не восхищался, думала Ингрид.

Всю последнюю неделю Кен мечтал о ней. Слыша ее голос, все его нюансы, он в своем воображении создал ее образ. Теперь все изменилось: он вспоминал сладостные мгновения, проведенные вместе с ней. Он чувствовал ее аромат! Слышал хрипловатый голос, который звучал в десять раз живее, чем по телефону. Ощущал тело, плотно прижавшееся к нему, ставшие твердыми соски, ее напряженное дыхание, теплые губы, шелковистую кожу.

Когда они были вместе, он ощущал только ее. Когда ее не было рядом, она целиком завладевала его мыслями.

Кен ясно осознал, что наконец встретил женщину, которую готов добровольно впустить в свое сердце.

7

Когда Кен поднялся на следующее утро, к нему первым делом пришел сосед, который напомнил ему, что вечером на заднем дворе дома устраивают барбекю.

Но единственное барбекю, которое его устраивало, должно состояться у Ингрид, в четверг… Только они вдвоем, и никого больше. Закат сменят сумерки, на небе покажутся звезды. Конечно, он всего этого не увидит, ну и что? Зато они будут разговаривать, он почувствует аромат и шелковистость ее кожи, услышит ее ангельский голос. Легкий ветерок овеет их своей прохладой. Они будут есть жаркое, приготовленное на углях, смеяться, пить вино… Да, ведь необходимо вино.

Кен, конечно, принесет вино, как положено делать уважающему себя гостю. Он сейчас пойдет и сам его купит.

Если случится так, что он на всю жизнь останется слепым, — а это отнюдь не исключено, — то нужно подыскать себе подходящее занятие, которое даст ему дополнительные средства. Тогда он сможет предложить какой-нибудь женщине жить вместе с ним.

Хотелось бы, чтобы этой женщиной была Ингрид.

И жизнь эту надо начать сейчас. Немедленно.

Во всех движениях Кена, когда он принимал душ, брился и причесывался, чувствовалась решимость. Затем он взял трость и направился к выходу. Держась очень прямо, он отворил дверь. Расправив плечи, сделал одиннадцать шагов по коридору в направлении лифта. Преодолев последнее препятствие, он наконец вышел из дома.

Чтобы попасть в винный магазин, требовалось пройти три квартала.

Там начиналась его новая жизнь.

— Черт возьми! Я сумел это сделать! — воскликнул он.

Кен стоял возле винного магазина, сжимая под мышкой сумку с бутылкой вина. Он разговаривал сам с собой. С его лица не сходила довольная улыбка. Возможно, на него смотрели люди. Что ж, пускай смотрят. Сейчас это волновало его меньше всего. Душа его ликовала. Ведь он самостоятельно прошел три квартала, преодолел три перехода, нашел винный магазин и сделал покупку. Ему хотелось подпрыгнуть, стукнув на лету каблуками туфель друг о друга. Подобно ребенку, освоившему езду на двухколесном велосипеде, ему не терпелось безостановочно двигаться вперед, предаваясь удивительному ощущению собственной силы.

Кену казалось, что он сможет пройти много миль. Ему хотелось засунуть руки в карманы, высоко поднять голову и идти по улице, насвистывая, тем самым привлекая внимание прохожих. И люди, глядя ему вслед, скажут: «Это же слепой человек, но он знает, куда идет и что делает. Такой не пропадет!»

Он с небрежным видом будет размахивать белой тросточкой, демонстрируя всем и каждому свою самостоятельность. Он хотел, чтобы весь мир знал об этом.

Нет. Это он хватил через край. Он не хотел, чтобы об этом знал весь мир. Кен жаждал доказать это Ингрид. И немедленно.

А почему бы и нет? Однако внутри него заговорил другой голос, трезвый и убедительный, но Кен не желал прислушиваться к нему.

Не глупи, внушал голос. Одно дело пройти три квартала. А совсем другое — добраться до Ингрид, которая живет на противоположном краю города, среди улиц, расположение которых ты совсем не знаешь. А это, как ты понимаешь, ни к чему хорошему не приведет. Для того чтобы слепому человеку преодолеть такое расстояние, потребуется не меньше смелости, чем сделать шаг в открытую шахту лифта, чего так боится твоя мать.

Среди бесчисленных переплетений улиц, отделяющих его от Ингрид, новомодные двенадцатиэтажные здания отнюдь не главное препятствие у него на пути. Есть там и привычные одноквартирные дома, автобусы на улицах, бешено мчащиеся автомобили, а также заботливые мамаши, толкающие впереди себя коляски с младенцами. Повсюду снуют подростки на досках с колесиками, несутся грохочущие мотоциклы, бесшумные велосипеды, там и сям мелькают бесцеремонные разносчики товаров. К тому же несть числа перекресткам, железнодорожным переездам и…

— Вам такси, мистер?

— Такси! Да, да!

Он с улыбкой обернулся на голос.

— Да, мне нужно такси!

Кен ощупью отыскал дверцу и расположился на заднем сиденье. Почему я сам об этом не подумал?

— Счетчик включен. Куда прикажете?

Куда? Кен громко рассмеялся. Конечно же, к Ингрид!

— Вот мы и на месте. Улица Сент-Джастин. Так вы сказали, верно? — Голос водителя звучал как-то неуверенно. — Это не самый приятный район. Не похоже, чтобы вы здесь жили.

Стекло в машине было опущено. Кен ощутил затхлый запах старого битого кирпича, горелого угля и чего-то разлагающегося. Он пожал плечами.

— Думаю, не все здесь так плохо, — сказал он. — Здесь моя приятельница проводит днем занятия с детьми, которые готовятся поступить в школу.

— Делайте, как вам удобно. Мне вас подождать?

— Нет, спасибо. Сколько я должен?

Шофер назвал сумму, и Кен достал кошелек. Лежавшие в нем купюры были сложены особым образом, так, что можно было на ощупь определить, какого они достоинства. Кен протянул таксисту деньги, надеясь, что не ошибся.

Оказалось, что все правильно.

— Два с полтиной сдачи, — сказал шофер.

— Оставьте себе, — с улыбкой произнес Кен, открывая дверцу автомобиля и ступая на тротуар. Здесь он заколебался. Куда ему теперь идти? Как попасть в церковь?

Он расправил плечи и выставил вперед трость. Раз он отважился на столь дальнюю поездку, то уж доведет дело до конца. Разыщет Ингрид. Завершит путь.

Выйдя из машины, он сосредоточился на этой мысли. В данной ситуации, как и вообще в жизни, все нужно делать последовательно, шаг за шагом. Он слепой. Поэтому не может очертя голову кидаться в неизвестность.

Кен улыбнулся. Боже мой, но ему ведь хотелось совершить именно какой-нибудь безумный поступок!

Послышался голос таксиста:

— Впереди вас, с правой стороны, если пойдете вдоль забора, есть калитка. До нее примерно десять метров. — Кен понял, что тот за ним наблюдает. — Там есть надпись, что канцелярия находится за углом.

Кен обрадовался этой помощи, а также тому, что не стал торопиться, не зная, куда направиться.

— Идите по дорожке, — наставлял его таксист, — потом за углом повернете направо, и все будет в порядке.

Машина уехала, и наступила необыкновенная тишина, наполняемая лишь неутомимым воркованием голубей. Это воркование звонко отдавалось в ушах Кена. Он неторопливо продвигался вперед по тротуару, для верности ощупывая ногами его неровную поверхность.

Услышав, как гулко стучит его сердце, он приостановился. После того, как уехало такси, мир вокруг него стал огромным — пустым, безлюдным и страшно мрачным.

На лбу Кена выступили капли пота. Скатившись вниз по щекам, они намочили ему рубашку и грудь. Возможно, вся эта эскапада перестала забавлять Кена. Приключение обернулось своей неприглядной стороной.

Стискивая зубы, Кен снова пошел вперед. Он нащупал рукой воротца из кованого железа, отворил их и вошел внутрь.

Неожиданно вместо дорожки он почувствовал под ногами сухую, росшую пучками траву. Оказалось, что дорожка резко сворачивала в этом месте влево. Оказавшись снова на дорожке, Кен споткнулся обо что-то, напоминавшее по звуку пустую бутылку, которая откатилась в сторону и замерла.

Дорожка сделала еще один поворот. Неожиданно в ноздри Кена ударила вонь застоявшейся мочи. Он нахмурился.

Кто придумал проводить здесь занятия с дошкольниками? В таких местах, как правило, обитают пьяницы и бродяги. И был ли он все еще возле церкви? Может, он уже прошел через двор? Кен пошарил тростью слева от себя и наткнулся на стену. По звуку можно было определить, что стена сложена либо из кирпича, либо из уже потрескавшегося цемента. Он опустил трость и начал водить ею, надеясь обнаружить ступеньки или лестницу. Обычно они располагаются возле дверей. А за дверьми непременно должны быть люди.

Однако он не смог ничего обнаружить. Дорожка шла дальше. Кен пошел по ней, но уже медленнее и не так уверено, как вначале.

Здесь слишком тихо даже для церковного двора. Не слышно ни голосов, ни телефонных звонков, ни даже звуков шагов. Возможно, он оказался на кладбище?

Кен снова остановился, прислушиваясь и стараясь разобраться в окружавших его звуках. Явственно зазвучал какой-то мотив — скорее всего это реклама по радио. Где это происходит? В церковной канцелярии? Он не мог точно определить направление, откуда доносилась до него эта мелодия. Нельзя сказать, чтобы источник звука был слишком близко. Слышалось движение транспорта — впереди и чуть правее. По-прежнему со всех сторон раздавалось непрестанное воркование голубей. Что-то упало ему на плечо. Он с гримасой сбросил это что-то. Это был всего-навсего листок с какого-то дерева.

Где-то играли дети. Их громкий смех долетал до него. Залаяла собака.

Дети. Может быть, это группа Ингрид? Кен приободрился.

Он сделал еще три шага вперед, ощупывая дорогу тростью и надеясь на свой слух. В случае если он встретит Ингрид, ему хотелось идти уверенно, с поднятой головой. Он выпрямился, изобразил на лице улыбку и… шагнул в бездну.

Ингрид отчетливо услышала, как вниз по ступенькам лестницы сначала скатилась пустая бутылка и ударилась о дверь. Она сразу же вся напряглась. Вслед за этим раздался звук падения большого, тяжелого тела, которое также стукнулось о дверь. Все это было ей слишком хорошо знакомо.

— Неужели опять! — воскликнула Ингрид и вскочила на ноги. Она успела ухватить за ворот двух маленьких мальчиков, которые с готовностью рванулись к двери. — Брюс, Иван! Сидите и не двигайтесь!

За последние несколько месяцев три пьяницы скатились к ним вниз по лестнице. Отец Ралф никак не мог раздобыть деньги на починку ограждения. Ингрид предлагала ему деньги, но он отказывался взять их у нее.

— Вы и так много делаете, дорогая, — говорил он. — С Божьей помощью деньги найдутся.

Может быть, на этот раз и Бог и отец Ралф прислушаются к ее словам.

Только на прошлой неделе вниз скатился один алкаш, у которого из разбитого носа и порезанной руки обильно шла кровь. Это произвело неизгладимое впечатление на Брюса и Ивана. Внизу валялась разбитая бутылка красного вина, которую, видимо, уронили двое выпивох. Один из них и упал в красную, остро пахнувшую винную лужу, а второй, сильно подвыпивший, отчаянно ругал своего собутыльника. Этот второй стоял наверху и сильно раскачивался, грозя последовать за своим дружком и нанести дополнительный ущерб двери, ведущей в классную комнату. К счастью, пьяница наверху вовремя отошел от опасного края, убедившись, что едва ли сыщется способ, который позволит им употребить пролившееся вино.

Ингрид понимала, что такое зрелище не для детских глаз. Некоторых из них оно слишком уж забавляло.

— Вы, двое, сидите! — строго сказала она. — Оставайтесь на месте. Не торопитесь.

Она сделала предупредительный жест рукой, приказывая одиннадцати ученикам оставаться на своих местах, затем начала открывать дверь, ведшую на лестницу. Дверь отворилась под тяжестью чего-то грузного. Вначале в класс вкатилась совершенно целая бутылка вина, аккуратно завернутая в коричневую бумагу. За ней последовал мужчина, прикрывающий лицо ладонью. В другой руке он крепко сжимал белую трость. Одна его нога уперлась в дверную раму.

Ингрид следила за движениями этих рук и ног. Человек встал на четвереньки, качая головой наподобие разъяренного быка. Потом вцепился руками в дверную раму и с усилием встал на ноги. Его трость — его замечательная трость — лежала, забытая, на полу.

Ингрид онемела от изумления. Глаза ее широко раскрылись. Исполненная недоумения, она медленно качала головой из стороны в сторону.

— Кен? Что такое?.. Я не могу поверить… Она схватила его за руки. — С тобой все в порядке? Ты не расшибся? Как ты сюда попал?

Кен отпустил дверную раму, поправил рукава пиджака и улыбнулся Ингрид самой очаровательной улыбкой. Затем заключил ее в свои медвежьи объятия и приподнял.

— Я добился своего! — крикнул он. — Я добрался сюда, Ингрид! И нашел тебя…

— Я и не знала, что нахожусь в розыске, — сказала Ингрид, когда Кен опустил ее на пол. — Как ты сюда попал?

Она сделала шаг назад, споткнулась о бутылку и обернулась, чтобы на нее взглянуть. Брюс не мог усидеть на месте. Он мгновенно вскочил со стула, забыв о послушании, тем более что, с его точки зрения, ему представился случай для оправдания своего поведения. Он подбежал к бутылке и поднял ее. Затем протянул Кену, который, конечно же, этого не видел.

— Она даже не разбилась, мистер, — сказал Брюс. — В последний раз тут у одного алкаша бутылка разлетелась вдребезги. Кровищи было!.. — Он понимал, что падение Кена не назовешь слишком серьезным. — Будем снова вызывать «скорую», Инки? — спросил он, глядя большими озорными глазами на Ингрид.

— Нет, — коротко ответила она.

Ингрид взяла бутылку из рук Брюса и заставила его вернуться на место. К счастью, ее помощница Дженнифер услышала возню в классе и пришла на помощь из соседней комнаты. Она сразу же оценила ситуацию, восстановила порядок в классе и начала с детьми подвижную игру. Теперь они ходили по комнате и хлопали в ладоши.

Дженни прекрасно умела это делать.

— Как ты здесь оказался? — снова спросила Ингрид у Кена свистящим шепотом.

Он улыбнулся.

— Я оказался тут неподалеку. И решил… заглянуть.

Ингрид дотянулась до трости и вложила ее ему в руки. Потом смахнула с его плеча приставшую пыль.

— Ты уверен, что ничего не повредил?

— Все в порядке, — заверил он Ингрид, стараясь при этом не показать вида, что ему больно от слабого прикосновения ее руки. На самом деле он вывихнул плечо, а правое колено сильно саднило, наверное, просто содрана кожа. Но разве он мог сказать, что с ним что-то не так? Напротив, у него было отличное настроение. Он отыскал Ингрид! Он совершил подвиг, добравшись до нее!

— Почему ты приехал? — спросила Ингрид.

— Потому что не мог ждать четверга. Слишком долго. Я должен был тебя увидеть.

— Кен… это не ответ.

— Ладно, скажу, как есть на самом деле. Я решил пойти в винный магазин, чтобы у нас в четверг к обеду была бутылка вина. Эта моя первая самостоятельная прогулка за пределами квартала, где я живу. — Он улыбнулся. — Я купил вино, и меня начало распирать от гордости. Поэтому я… — Кен пожал плечами, — … мне захотелось похвастаться. Мне нужно было поделиться с тобой своими успехами… Обещаю, что уеду сразу же после ланча. Ты вызовешь для меня такси и…

— Такси?

— Но я ведь приехал на такси, — со смехом сказал Кен, играя своей тростью. — Великий Боже! Неужели ты думаешь, что я добрался сюда пешком?

По правде говоря, Ингрид не подумала о том, как Кен оказался так далеко от дома. Она спросила, он ответил, не уточняя деталей. Достаточно было самого факта его присутствия здесь. Но, оказывается, он приехал на такси.

— Боже мой! — воскликнула Ингрид довольно громко. — Ты с ума сошел! По одежде и по тому, как ты держишься, видно, что ты человек состоятельный! Ты поступил очень неосторожно, сев в машину с незнакомым человеком! Тебя могли просто ограбить.

— Водитель явно профессиональный таксист, — со смехом возразил Кен. — Я достаточно поездил в такси за свою жизнь, чтобы сразу узнать.

— Но ты же сейчас ничего не видишь, Кен! Он мог… — Ингрид уже кричала и перестала только тогда, когда увидела, что к ним направляется Дженнифер. Та остановилась, полагая, видимо, что происходит ссора. — Но ведь это мог оказаться недобросовестный таксист!

Последнюю фразу Ингрид произнесла значительно тише, отвернувшись от Дженнифер.

— Я отвезу тебя домой, — добавила она. — Попозже. Ты можешь провести здесь остаток дня. В-в-в-от т-т-т-а-а-к…

От волнения Ингрид начала заикаться. Теперь он все поймет, подумала она. И конечно же, скажет об этом. И вероятно, ему будет очень неприятно. Может быть, он возьмет в руки свою белую трость и потихоньку уйдет отсюда, подальше от нее, чтобы не слышать, как она заикается. Ингрид затаила дыхание.

Кен рассмеялся:

— Мне нравится, как ты волнуешься, заикаешься и запинаешься, когда я начинаю тебя дразнить.

Ингрид вздохнула с облегчением.

— Между прочим, — поинтересовался Кен, — почему тебе нужно вести занятия именно здесь? — В этот момент они поднимались по пресловутой лестнице, месту столь фатальных происшествий с пьяницами. — Даже водитель такси сомневался, стоит ли мне здесь выходить, поскольку место уж больно подозрительное.

— Здесь низкая плата за аренду помещения.

— А почему тебя должно это волновать? Я слышал, как знакомые жаловались на высокую плату за обучение. Разве это не покрывает расходы на аренду помещения?

— Среди родителей моих учеников нет людей состоятельных, — сказала Ингрид. — Однако эти дети не получают материальной помощи из других источников в силу ряда причин. Главной из них считается тот факт, что все они недостаточно бедны. Здешнее же помещение дает всем нам возможность свести концы с концами.

Внезапно Кен остановился посреди тротуара. Его незрячие глаза выражали крайнюю степень возбуждения.

— О какой помощи речь? — спросил он. — Я думал, здесь дошкольников только учат чему-то…

— Да, здесь с ними занимаются и присматривают за ними, — уточнила Ингрид. — Но их еще и отчасти воспитывают, поскольку считается, что у них есть проблемы с поведением.

— А что значит проблемы с поведением? Они не соблюдают дисциплины?

— Не всегда. Иными словами, их поведение — хорошее или плохое — настолько отличается от нормы, что возникают проблемы для них самих и окружающих. Некоторые из них притворяются, что исправились, другие вообще не поддаются воспитанию или поддаются очень трудно. И то и другое опасно. Дети, которые, как говорит моя бабушка, и мухи не обидят, в свою очередь, могут подвергаться серьезной опасности. Все дети должны не теряться на улице и уметь сказать незнакомому человеку, чтобы тот от них отстал. Здесь есть одна маленькая девочка, которая безумно любит всех взрослых. Ее зовут Ми-Джанг, и она готова охотно пойти со всяким, кто ее позовет с собой. Мы работаем и над этой проблемой. Но есть дети излишне агрессивные, и нам приходится их немного осаживать. Если не поработать с ними сейчас, то неизбежно возникнут трудности, когда они станут подростками.

Или взрослыми преступниками, подумала она.

Краски дня начали меняться. Где-то прокуковала кукушка. Ингрид и Кен сошли с тротуара, держась за руки.

— Никто из моих детей не обойден вниманием и заботой, — заметила Ингрид, — иначе с ними невозможно было бы справиться.

Кену понравилось, как она сказала «мои дети». Конечно же, тут рядом с ними тот, кто о них заботится. Это Ингрид. Ее любовь и забота о детях сквозят даже в тоне ее голоса.

Кен подумал, хотела ли она иметь собственных детей, когда еще жила с мужем, и почему детей у них не было. И хочет ли она сейчас иметь собственного ребенка? А может, забота о чужих детях компенсирует ей материнское чувство?

Странно, почему это пришло ему в голову именно сейчас?

Вот ведь как случается… То он стоял, уверенный в себе, готовый бросить вызов всему миру. А в следующее мгновение полетел головой вниз, познав всю неприглядность окружающей действительности. Самое страшное, конечно, что он слепой и поэтому не в состояний выполнять свою работу. Не в силах заработать себе на достойное существование.

Они прошли два квартала и остановились возле какого-то заведения, откуда до них долетали манящие запахи.

— Здесь небольшое кафе, — сказала Ингрид. — Они подают лучшую на всем побережье жареную рыбу с картофелем по старинному английскому рецепту. Можно зайти и поесть внутри, а, если хочешь, можем заказать еду на вынос и подкрепиться сидя на скамейке в парке, который здесь неподалеку. Если ты не любишь рыбу с картофелем, то выбери себе что-нибудь другое.

Ингрид начала читать ему меню, висевшее на стене возле двери. Но Кен тут же ее остановил.

— Рыба с картофелем мне вполне подходит, — сказал Кен, — парк тоже.

Отказавшись от кетчупа, он надеялся сохранить в чистоте одежду. Что же до крошек, остающихся от еды, то в парке их не грешно и уронить — муравьи все подберут.

8

Зелень лужайки была сплошь покрыта маргаритками. Над цветами летали пчелы. Слышалось воркование голубей. Парк был небольшой, но в нем было много народу. Люди прогуливались, беседовали, сидели на скамейках группами и в одиночку. Тепло действовало усыпляюще. Кен тихо рассказывал что-то Ингрид. Его руки непрестанно ласкали ей руки, плечи, гладили по голове. Ингрид ощущала их у себя на пояснице, на животе, чуть пониже грудей. Казалось бы, от этой ласки можно было расслабиться и впасть в полудремотное состояние. Однако все это оказывало на Ингрид совсем иное действие.

Вот он положил свою большую, сильную руку на ее бедро… Рука была горячая и тяжелая. У Ингрид перехватило дыхание. А с каким чувством он сказал только что, что это — второе свидание в его жизни… Его слова, его ласки завораживали Ингрид. Она вспомнила их первое свидание и все связанное с ним. Потом подумала, что предстоит третье свидание, а за ним — еще и еще… Когда и где это случится, что произойдет между ними?

При мысли об этом сердце ее забилось чаще. Ей хотелось этих будущих свиданий. Она хотела обладать Кеном. Всем своим существом она впитывала тепло его ладоней. Прислушивалась к воркованию голубей, но вместо этого слышала, как бьется его сердце. Пыталась расслабиться, но вместо этого чувствовала, как внутри нее нарастает беспокойство. Желание. Непреодолимое желание.

Всю ее охватил трепет. Желание было настолько сильным, что казалось болезненным. Ей хотелось, чтобы они были одни. Чтобы его ладони ласкали ее кожу… все тело. Хотелось расстегнуть его рубашку и прижаться своей обнаженной грудью к его телу… Острое желание пронзило Ингрид — она жаждала, чтобы Кен ласкал ее соски. Это было ужасно. Он хотел всего лишь, чтобы она расслабилась, а она страстно возжелала его!

Ингрид вздохнула и изменила позу. Но сразу же обнаружила убедительное доказательство того, что страстное желание охватило не только ее. Она быстро отодвинулась.

Кен рассмеялся и снова притянул ее к себе.

Да, она была охвачена желанием, но одновременно ощутила, что и Кен испытывает к ней сладострастное чувство. Кен, пожалуй, единственный мужчина, который дал ей возможность почувствовать это. Только с Кеном она поняла, что ею дорожат.

Ингрид открыла глаза, и мир вокруг показался ей сотканным из золотых нитей. Он был каким-то новым, подвижным. Боже правый! Она поняла, что начала влюбляться в Кена… А может, она уже любит его и только сейчас, в эту минуту осознала это?

Неожиданный спазм перехватил ей горло. Она почувствовала резь в глазах и быстро закрыла их. Ей хотелось, чтобы все эти ощущения продолжались бесконечно, но она знала, что это невозможно. Все равно наступит… конец.

Она выпрямилась, оперлась о его колено и поднялась со скамьи.

— Мне нужно вернуться на работу, — сказала Ингрид, глядя на него сверху вниз.

Кен неохотно поднялся вслед за ней. Ингрид подала ему трость. На губах его играла какая-то дьявольская улыбка, и это задело Ингрид. Сердце ее дрогнуло. Боже! Оказывается, она его любит! Сильно! Осознание этого привело ее в какое-то болезненное состояние. Откуда могло прийти к ней такое всеохватывающее чувство к человеку, которого она едва знала?

Разве что… К ней вдруг явилось ощущение, будто она знает Кена очень давно, словно они провели вместе лет двадцать.

А возможно, все дело в генах рода Рэнсомов. Ведь с его сестрой у нее тоже очень быстро возникло полное взаимопонимание.

Но отношения с Джанет даже отдаленно не напоминали ту эмоциональную связь, которая существовала у них с Кеном. Задумавшись, Ингрид споткнулась на развороченном тротуаре, но Кен успел подхватить ее и крепко держал, пока она не обрела равновесия. Затем он обнял ее рукой за талию, словно намереваясь направлять ее шаги, помогая обходить встречавшиеся на их пути препятствия.

Ингрид высвободилась и взяла его под руку. Ему удобнее и безопаснее двигаться в таком положении. И для них обоих будет безопаснее, если ей удастся справиться со своими вырвавшимися на свободу эмоциями. Кен ни в коем случае не должен знать, что она так сильно им увлеклась, поскольку время от времени ей начинало казаться, что он тоже более чем неравнодушен к ней. И что это не просто физическое влечение.

Но стоит ли лелеять нежные чувства, если они все равно обречены? Но ведь лучше, наверное, любить и утратить любовь, чем никогда не любить?

Ингрид покачала головой. Нет. Она ведь любила. И та любовь ушла. Оставшаяся боль была невыносимой. Если она потеряет Кена, если кончится их физическое и духовное единение, она едва ли это переживет.

Голова ее раскалывалась от противоречивых мыслей. Испытывала ли она что-нибудь подобное в отношении ее бывшего мужа Рона? Нет. Нынешнее ее чувство — иное, более глубокое. Может быть, отдаться чувству, которое ее переполняет, позволить ему заполонить мир, в котором она живет, и тогда впоследствии, когда все будет позади, воспоминания об этих бесценных днях, прожитых вместе, согреют ее.

Боже правый! Как ей этого хотелось! Ингрид порывисто вздохнула, открывая калитку в церковной ограде. Это не укрылось от внимания Кена.

— Ты устала? — спросил он.

— Немного, — ответила Ингрид, радуясь, что представился удобный случай объяснить ее состояние.

Кен привлек ее к себе и сказал проникновенным голосом, от которого у Ингрид неизменно шли мурашки по телу, вызывая страстное желание:

— Все потому, что я заставил тебя слишком долго говорить по телефону, и ты не смогла вовремя заснуть. Так почему бы нам не вздремнуть вместе, пока у твоих подопечных тихий час?

Они повернули за угол. Их со всех сторон объяла тишина церковного двора.

— Ну, а с вином, что будем делать? — насмешливо спросила она.

Кен рассмеялся, и Ингрид вновь почувствовала, как ее притягивает его лицо, как волнует его смех, где бы он ни звучал для нее — по телефону или здесь, под этим бесконечным голубым небом.

Нет! Остановись, Ингрид! — строго приказала она себе.

— Во время тихого часа я работаю с документами. А ты, если хочешь, можешь устроиться в уголке и подумать о том, чему бы ты смог научить этих ребятишек после того, как они проснутся.

— Слушаюсь, мадам, — ответил Кен. На лице его играла хитрая улыбка, хотя уверенности в голосе она не заметила. — Или, кто знает, может, это они меня чему-нибудь научат.

Они остановились, и Кен отпустил ее руку. Затем положил свои ладони ей на бедра и крепко прижал к себе так, что ее груди уперлись в его рубашку. Его ищущие губы коснулись уголка ее рта, и Кен прошептал:

— А может быть, ты меня чему-нибудь научишь?

Ингрид вздохнула, и их губы слились в поцелуе.

В конце концов, это было именно то, чего ей хотелось.

— Может, зайдешь ненадолго ко мне? — спросил Кен, когда Ингрид остановила, машину перед его домом.

Она заколебалась.

— Я… нет, Кен. Мне нужно домой.

Ей хотелось сказать ему совсем другие слова. И уезжать ей не хотелось, но сколько можно потакать самой себе в течение одного дня? Они вместе пообедали. Потом обнимались в парке почти что на виду у прогуливающейся публики. А потом он целовал ее в церковном дворе, — всю обмякшую и потерявшую голову, — а ведь там их мог увидеть любой человек, включая отца Ралфа.

Весь день она пробыла с ним, наслаждаясь тембром его голоса, быстро меняющимся выражением лица, улыбками, предназначенными исключительно ей, мягко подтрунивая над его неумением обращаться с детьми.

Но теперь, наконец, довольно. Следует соблюдать благоразумие, не жадничать, получая удовольствие, не заглатывать его в один присест.

— Я не буду настаивать, Инки, — сказал Кен. — Даже не стану тебя целовать, если тебе это кажется неуместным. Но мне не хочется, чтобы так вот сразу закончился день, который мы провели вместе.

Ингрид взяла себя в руки и отрицательно покачала головой. Ей понравилось, что он запомнил прозвище, данное ей детьми, и начал называть ее Инки. Ей до боли хотелось остаться с ним и без конца слушать, как он называет ее этим ребячьим именем. И позволить ему делать что угодно, начиная с поцелуев, всегда неожиданных и всегда желанных. Но…

— Я позвоню тебе позже, ладно?

Рука его нехотя соскользнула с ее ладони, нежно коснувшись кончиков ее пальцев.

— Ладно. Раз так должно…

— Кен! — раздался неожиданный голос, прозвучавший излишне резко. Они оба вздрогнули. — И… Ингрид, если не ошибаюсь?

Неизвестно откуда появившаяся Мэдди была явно не в восторге от этой встречи. Ингрид же кивнула головой и вежливо поприветствовала Мэдди.

— Прекрасная машина, — заметила Мэдди, проводя пальцами по металлическому борту ярко-красного цвета. — Это ваша машина, Кен?

— Моя? — рассмеялся Кен. — Нет, это машина Ингрид.

— О… Мне кажется, она не во вкусе Ингрид… — Женщина улыбнулась Кену, полностью игнорируя присутствие Ингрид. — Это машина больше соответствует стилю Кена. Я думала, что вы просто… временно доверили ей водить машину.

Очевидно, Мэдди знает о том, что слепота Кена может быть временной, подумала Ингрид. И не исключено, что она уже видит себя сидящей за рулем «миаты» точно так же, как это делает Ингрид.

Мэдди вдруг изобразила улыбку, адресованную Ингрид.

— Я заметила, что в воскресенье вы тоже подвозили Кена, — сказала она. — И очень удивилась, что вы позволили ему самому войти в дом, без посторонней помощи.

Ингрид ощутила приступ гнева: Мэдди пытается изобразить дело так, будто Кену не уделяется должного внимания. Однако она подавила в себе этот порыв и спокойно ответила:

— Кен знает, что делает.

Мэдди слегка похлопала Кена по плечу.

— Конечно. Я не сомневаюсь.

Пальцы Ингрид судорожно сжались, словно копи орлицы. Она видела, как ладонь Мэдди коснулась плеча Кена, и слышала, как она сказала с коротким смешком:

— Мне тут на днях показалось, что вы уже живете вместе.

— Н-н-ет… — возразила Ингрид прежде, чем Кен успел что-либо произнести. — Я живу в У-Уэст В-В-В… — Она замолчала, поскольку ей никак не удавалось произнести слово «Ванкувер».

— Вот и хорошо, — заявила Мэдди, с насмешливой улыбкой открывая дверцу автомобиля и беря Кена под локоть. — Разрешите мне помочь вам, Кен… — Голос ее звучал почти нежно, она явно пыталась разыграть сцену, изображая из себя внимательную сиделку, помогающую инвалиду. — Я провожу вас в дом и прослежу, чтобы не случилось ничего непредвиденного. Очень жаль, но Ингрид не может тут долго находиться, потому что стоянка автомобилей здесь запрещена. Я слышала, что полиция увозит машины, оставленные возле входа, на штрафстоянку. Особенно в тех случаях, когда есть жалобы жильцов.

По выразительной улыбке Мэдди Ингрид поняла, что такие жалобы не заставят себя ждать, оставь она машину у дома.

— Кроме того, — продолжала Мэдди, ожидая, пока Кен возьмет свою трость, а также бутылку вина, с которой он не расставался с того момента, как они покинули церковь, — кроме того, Ингрид вряд ли удастся сегодня добраться до дома вовремя… Ведь ехать ей далеко, а сейчас как раз наступил час пик…

Мэдди попыталась взять у Кена бутылку с вином. Однако он сунул ее под мышку с левой стороны, так что женщина не могла до нее дотянуться.

— Вы помните, что сегодня вечером приглашены на барбекю? — напомнила она Кену. — Джек Смайт поймал лосося весом в одиннадцать с половиной килограммов и позвал всех жильцов отведать его. Он собирается испечь его на углях.

Мэдди снова бросила взгляд на Ингрид и добавила, изображая на своем лице исключительное сочувствие:

— Извините, но приглашаются только жильцы дома. На этот раз гостей не будет.

Ингрид бросила ответный вызывающий взгляд статной блондинке. Затем перегнулась, обхватила Кена за шею правой рукой и притянула его голову к себе, запечатлев на устах Кена страстный поцелуй… Кен удивленно встрепенулся — возможно, ему захотелось рассмеяться, — но тут же с явной готовностью ответил на поцелуй Ингрид. Через несколько секунд инициатива перешла к Кену, так что Ингрид пришлось упереться ему в грудь, чтобы он не слишком усердствовал. Оба тяжело дышали.

Ингрид взглянула в его незрячие глаза и удивилась. Ей показалось, что они затуманились точно так же, как и ее собственные. Она погладила его по щеке и сказала, не отрывая взгляда от его лица и совершенно игнорируя присутствие Мэдди:

— Я вернусь очень скоро, любимый, только куплю батон белого хлеба.

Она подобрала бутылку с вином, которая во время их страстного поцелуя закатилась ей под ноги.

— Оставь вино здесь. Я захвачу его, когда вернусь. Я п-п-приду прямо наверх. И подогрей еду в кастрюльке, ладно?

— Непременно, — ответил Кен. Он обхватил ее голову руками и потерся носом о нос. — Не задерживайся, дорогая. — Он улыбнулся ей. — Греть придется не только кастрюльку.

Ингрид вздохнула и снова поцеловала его, перед тем как отпустить. Кен обернулся и приветливо улыбнулся Мэдди.

— Значит, вы не придете на барбекю? — спросила Мэдди, когда Кен вышел из машины.

— Нет, — ответил Кен. Он обернулся к Ингрид и послал ей такую улыбку, от которой у нее затрепетало сердце. — Мы с Инки зажарим свою рыбу.

Перед тем как постучаться в дверь Кена, Ингрид припомнила, как Мэдди, все еще стоя возле машины, моментально раздумала помогать ему войти в дом.

Дверь мгновенно отворилась в ответ на ее стук, будто Кен стоял за нею и ждал. Он ловко схватил ее за руку и втащил внутрь.

Затем закрыл дверь, прислонился к ней спиной и заключил Ингрид в свои объятия.

Он покрывал лицо Ингрид поцелуями и так усердствовал, что у нее закружилась голова. Она даже выронила бутылку с вином. Потом ее тело обмякло, она ухватилась рукой за его шею, шепча что-то ласковое ему на ухо.

В конце концов она сказала:

— Стой… стой… Отпусти меня… Дай передохнуть!

Кен отпустил ее, и она облегченно вздохнула. В кухне уже подавала сигналы микроволновая печь.

— Я сделал все так, как ты сказала, — начал Кен. — Поставил в печь кастрюльку, чтобы оттаяло ее содержимое. Но я не знаю, что в ней, и сколько ее там держать. А главное, не совсем понимаю, вернулась ты сюда потому, что тебе этого хочется, или потому, что это нужно было сделать… А вдруг Мэдди за нами наблюдает? Но независимо от того, по какой причине ты вернулась, я рад, что ты здесь. Я счастлив чувствовать тебя рядом, вдвойне счастлив, что ты у меня дома.

Ингрид нагнулась и подобрала с пола вино и хлеб, а потом, уже направляясь на кухню, коснулась его руки. Кен последовал за ней.

— Я, кажется, догадываюсь, что ты там готовишь, — бросила она через плечо. — Если тебе, конечно, интересно это знать…

Она положила хлеб и вино на стол и начала рассматривать остатки упаковки от готового блюда.

— Тут сказано: «Брокколи с говядиной и лапшой, приготовленное над паром».

Кен стоял со скрещенными на груди руками, прислонившись к столу. Но он смотрел не на нее, а на то место на полу, которое располагалось между Ингрид и микроволновой печью.

— Как ты думаешь? — спросил он. — Тебе понравится это блюдо?

— Возможно, — ответила Ингрид, придвигаясь к нему. — Но главное не в этом.

Она погладила его скрещенные руки своими ладонями и развела их в стороны. Его руки сразу же обвились вокруг нее.

— А в чем главное? — спросил Кен.

— Главное в том, что я вернулась не из-за того, что готовится в этой кастрюльке, но потому, что я хочу быть здесь. С тобой.

Кен прикрыл глаза и качнул Ингрид из стороны в сторону.

— Ингрид, — произнес он словно бы через силу. — Я не хочу никакой говядины с брокколи. Я хочу любить тебя… Сейчас.

Горло ее перехватила спазма, и она не сразу смогла ответить. Потом тихо сказала:

— Да. Я тоже тебя хочу, Кен. Сейчас.

Их поцелуи были огненными. Они шептали друг другу какие-то слова, что-то выкрикивали. Потом, подгоняемые обоюдным желанием, они направились в спальню.

Уже стоя возле кровати, Ингрид сняла с Кена рубашку, поцеловала ему грудь, ощущая его вдруг затвердевшие соски. Кен заставил ее приподнять голову и стащил с нее блузку, спустив ее с плеч до пояса. Она сама высвободила руки. Он прихватил зубами ее ключицу, затем склонился ниже, стараясь сдвинуть в сторону лифчик. Ингрид же расстегнула застежку бюстгальтера, бывшую спереди, одним движением сбросила его на пол и положила руки Кена на свои груди.

Кен стонал от удовольствия, целуя ей шею, груди, соски… Ингрид глубоко набирала воздух в легкие, желая, чтобы это продолжалось до бесконечности. Он спустил вниз ее юбку и блузку, высвобождая бедра. Ингрид переступила через одежду, и в свою очередь расстегнула ему пояс и молнию на брюках, помогая им соскользнуть вниз вместе с плавками. Вслед за этим она отступила от него на шаг.

— Что ты делаешь? — резко спросил он.

— Смотрю на тебя.

Кен наклонился и торопливо снял ботинки и носки. Потом выпрямился и застыл, чтобы она могла его рассмотреть. Сквозь щель между задернутыми шторами в комнату проникал золотой солнечный луч. Он освещал одну щеку, плечо, руку и бедро Кена. Ингрид захотелось раздвинуть шторы на боковых окнах, чтобы вся комната наполнилась светом… Она стояла, зачарованная красотой его тела, которое казалось изваянным из бронзы, освещенной солнечными лучами.

— Тебе нравится то, что ты видишь? — хрипло спросил Кен.

— Да.

Кен походил на греческого бога. Он был необыкновенно красив: глаза его сияли сквозь прикрытые ресницы, мужественное лицо с резко очерченным, волевым подбородком выражало страстное желание. В полутемной комнате его волосы, взлохмаченные ее руками, казались черными. Его мужское достоинство, находившееся в состоянии готовности, было выше всяких похвал.

Кен приблизился к Ингрид, играя мускулами широких плеч. Руки его напряглись, он поднял ее, положил на кровать и встал над ней на колени. Он подался вперед, поцеловал ее в губы, затем — в каждую грудь.

— Как бы мне хотелось видеть тебя!

Она взяла его руки в свои и положила их себе на лицо.

— Так смотри же, — прошептала она.

Он осторожно ощупывал ее лицо дрожащими пальцами.

Точно так же он делал в тот первый день, когда они отправились на морскую прогулку. Он гладил ей шею, пальцы его скользили по ее плечам и задерживались на грудях… Потом руки его расходились в стороны, достигая бедер.

— У тебя такая гладкая кожа, — сказал Кен, осторожно стягивая с нее трусики и отбрасывая в сторону. Он зарылся лицом ей в грудь, вдыхая аромат нежной кожи. — Ты пахнешь, словно цветочный сад.

Дрожь пронзила Ингрид, когда Кен неторопливо раздвинул ей ноги и пальцы его коснулись волос на лобке. Сладостное чувство охватило все ее существо. Он улыбнулся и убрал руку. Ингрид издала негромкий звук, дававший ему понять, что ей это не нравится. Он шепотом заверил ее, что все будет отлично. Просто ему хотелось знать, что еще ей может понравиться.

Кен гладил ладонями ее тело выше пояса, ласкал груди, плечи, изучая все в мельчайших деталях. Он брал ее ладони в свои и целовал каждый палец, водя языком между ними.

Ей доставляло несказанное удовольствие видеть его сильное тело, плечи, грудь, бронзовые ноги. Кен продолжал ласкать ее. Ингрид старалась не дышать и подавляла рвущиеся изнутри стоны. Но она не могла справиться с сотрясавшей ее дрожью — каждый раз, когда он делал очередное открытие.

Она извивалась. Она корчилась. Это было уже слишком. Ингрид не могла больше этого выносить. Она вспомнила, какое приятное возбуждение их посетило в парке от более невинных прикосновений. Эти же ласки были ни с чем не сравнимы.

Давая Кену возможность ощутить руками то, чего он не мог увидеть, Ингрид от нетерпения сжимала кулаки, шевелила пальцами ног и часто-часто дышала.

Он обследовал каждый сантиметр, каждую клеточку ее тела с тем же вниманием, с каким во время их ночных телефонных разговоров слушал то, что она рассказывала ему о своей жизни.

Он подолгу задерживался на ее грудях, сравнивая их форму, запоминая, массируя соски пальцами, пока они не стали твердыми. Она жаждала его губ, ей хотелось ощущать его язык, но он был занят другим. Он приподнял ее ноги, согнул их в коленях, затем неторопливо, наслаждаясь каждым движением, просунул их между своими ногами. Вслед за этим он перевернул ее на живот.

Груди ее, ставшие необыкновенно чувствительными, уперлись в прохладную голубую простыню, лежавшую на постели. Кен начал гладить ей спину ладонями от плеч до пояса. Кожа ее как бы горела от этой ласки. Она ощущала его руки на пояснице, на бедрах, ягодицах.

— Великолепно… — прошептал он, лаская ладонями самые чувствительные места под коленями.

Ингрид вздохнула, почувствовав его руки в этом месте, затем застонала легонько, когда его пальцы пошли вверх. Один из них неторопливо перемещался у нее между ног. Бедра ее дернулись вверх, навстречу ему, и Ингрид тяжело задышала.

Ощущения накладывались одно на другое. Желание становилось все острее. Ингрид казалось, что она сойдет с ума прежде, чем он снова перевернет ее на спину. Его ладони опять начали перемещаться вниз — от грудей к животу и далее, к бедрам. Он прижал ее ноги к своим бедрам, слегка надавил ладонями. Она раздвинула ноги, теперь уже лежа на спине.

— Кен… — позвала она, чуть-чуть приподнимая голову.

— Тихо… Не мешай, — прошептал он.

Ее влажная, горячая плоть трепетала под его пальцами. Лицо его было напряжено, голова отклонена немного назад, невидящие глаза смотрели в стену возле кровати. Он остановился только тогда, когда ее дыхание стало прерывистым и трудным.

— Скорее, — с трудом сказала она, извиваясь от прикосновений его руки к ее плоти. — Кен… Кен! Я хочу тебя… сейчас же!

— Да… — отозвался Кен. — Ты готова меня принять?

— Да! — хрипло, со вздохом ответила она.

9

Кену нравилось, как Ингрид вела себя на ложе любви. Ему нравилось ощущать на себе вес ее тела. Нравилось, как она время от времени постанывала, поднимаясь и опускаясь, словно на волнах прибоя.

Кен взял ее за плечи, перевернул на спину и высвободился из ее объятий. Ингрид сразу же активно запротестовала. Она громко вскрикнула, когда Кен, придерживая ее одной рукой, соскользнул с кровати. Но услышав, как он открывает ящик стола, как что-то падает на пол, она сразу же поняла, в чем дело.

Кен присел на корточки и начал шарить по ковру рукой, ища то, что уронил. Он тихо бормотал что-то, досадуя на свою неловкость. Ингрид выгнула шею, увидела то, что искал Кен, подобрала пакетик и подала ему. Кен вскрыл пакетик зубами, а потом они совместными усилиями натянули презерватив.

Он заставил ее снова лечь на спину и вошел в нее мягко и глубоко, одним плавным движением.

Соединенные вместе, они сразу замерли, ощущая, как их захлестывают сладостные волны. Ингрид почувствовала, как напряглось его трепещущее тело, услышала радостные восклицания, которые шли откуда-то из груди Кена. Он, вероятно, тоже чувствовал, как напрягаются и расслабляются мускулы внутри нее, как они обволакивают, держат, любят его. Его держали ее руки. Ее ноги. Его обнимало все ее тело. Они слились в бесконечном поцелуе. Пальцы ее перебирали его волосы. Их прерывистое дыхание слилось воедино.

Затем Кен сделал легкое движение назад, однако Ингрид испуганно вздохнула. Ее ноги еще плотнее обвились вокруг него. Его тело подалось вперед, и она приподнялась навстречу, принимая его. Глаза его были раскрыты, так что казалось, будто он смотрит ей прямо в глаза. В это мгновение Ингрид издала громкий радостный возглас, и Кен широко улыбнулся.

— Да! — сказал он, напрягая тело. — Да!

«Я люблю тебя… Люблю тебя… Люблю…» Эти слова звучали у Ингрид в сердце в такт движениям тела, по мере того, как поднимались и опускались сильные бедра Кена. Волна за волной ее захлестывала мощная энергия, так что она не могла удержаться от крика, а потом почувствовала, что вся горит как в огне. Затем мгновенно пришло избавление… Песней звенела кровь в жилах, да еще вздрагивало тело, испытавшее столь бешеное наслаждение.


В следующий раз, оказавшись возле церковного приюта, Кен уже не свалился с лестницы, а постучался в дверь классной комнаты. Ингрид открыла дверь. Он узнал ее по легкому приятному запаху. Изнутри не долетало ни звука.

— Что ты здесь делаешь? — шепотом спросила она.

— У твоих детишек тихий час? — также шепотом поинтересовался он.

Ингрид сказала, что действительно они спят, но лучше ему уйти, поскольку у нее срочная работа. Однако, говоря это, она втянула его за руку в комнату. Затем закрыла дверь, прислонила его к ней и тесно прижалась к Кену.

Кен обнял ее. Ему понравилось, как охотно она к нему приникла, словно всю жизнь только и делала это. Затем последовал поцелуй, от которого у обоих закипела кровь.

— Я по тебе соскучился, — сказал Кен, плотнее прижимая ее к себе.

В то памятное утро Кен проснулся и обнаружил, что Ингрид уже ушла. Учитывая его состояние, оставлять записку для него не имело смысла. Зато он обнаружил в кофейнике свежесваренный кофе. Значит, она о нем позаботилась.

— Ты считаешь это серьезным основанием, чтобы мешать мне работать, — прошептала она, крепко обнимая его за шею. Ингрид пригнула к нему голову и снова нежно поцеловала в губы.

Незадолго до шести часов Ингрид вывела детей на церковный двор. Перед этим она объяснила Кену, что будет здесь на свежем воздухе вместе с детьми дожидаться родителей. Кену же казалось, что они уже надышались всласть: ведь почти всю вторую половину дня они провели во дворе, пуская мыльные пузыри, загорая на солнышке и изображая из себя лошадок. Но откуда ему знать, как долго ребенок должен находиться на свежем воздухе?

Кен блаженно закрыл глаза, закинув голову назад, ощущая, что на его лице непроизвольно появилась широкая улыбка.

— Сразу видно, что человек доволен жизнью, — послышался мужской голос.

Кто-то явно обращался к нему.

Кен рывком приподнялся с тахты, на которой полулежал, убрал ноги с низкого стула и поставил их на прохладный кафельный пол. Черт возьми, да он почти заснул. Что за манеры, бесшумно подкрадываться к совершенно незнакомому человеку и беспокоить его, когда тот отдыхает.

— Я отец Ралф, — сказал мужчина. — А вы?..

— Кен Рэнсом. Я жду Ингрид. Она отвезет меня домой, как только родители заберут детей. Если вы хотите ее видеть, она во дворе.

Иными словами, не лезь в чужие дела и ступай своей дорогой, отец, подумал Кен, но ему тут же стало совестно. Но не слишком.

— Торопиться некуда, — благодушно ответил отец Ралф.

Он опустился на дальний конец тахты, и под ним заскрипела пружина.

— Рад с вами познакомиться, мистер Рэнсом. Я пришел кое о чем попросить Инки. Днем ко мне зашла одна из сотрудниц бюро «Живые голоса» и предупредила, что сегодня вечером не сможет выполнять свои обязанности. Я знаю, что Инки сразу же придет на помощь. Она всегда так поступает. Поэтому я хочу пригласить ее поужинать. Она обожает пищу, приготовленную из даров моря. Моя же экономка сделала роскошный салат с креветками. Но если у Ингрид на вечер какие-то планы, пожалуй, не стоит ее просить подменить сегодня вечером миссис Мортовски. Что-нибудь придумаю… — Он похлопал Кена по колену своей огромной ладонью. — Если, конечно, у нее свои планы…

Последнее замечание отца Ралфа прозвучало, как своего рода завуалированный вопрос: «Занят ли у Ингрид сегодняшний вечер?»

Кен, однако, не знал, что собирается Ингрид делать вечером. Но это не имеет значения. У Кена есть свои планы, и они целиком зависят от планов Ингрид. Только бы она не вздумала никого заменять и отказалась ужинать со священником.

Если бы этот священник хоть на секунду мог представить себе, на что надеется Кен, имея в виду сегодняшний вечер, ему бы определенно стало нехорошо. Главное, чтобы Ингрид отвезла его, зашла вместе с ним в квартиру и забылась в его объятиях. И пусть горит все синим пламенем, включая какие-то там «голоса».

— Значит, миссис Мортовски работает в бюро «Любящие голоса»? — спросил Кен только для того, чтобы что-то сказать. Неловко сидеть и молчать, словно в рот воды набрал, предлагая собеседнику самому выкручиваться.

— Вы сказали… «любящие»? Э… это…

— Извините, конечно же, «Живые голоса». Я знаю…

— А сами вы не сотрудничаете в «Живых голосах»? — с надеждой в голосе спросил священник.

Странно, что он не знает, кто у него работает.

— Нет, — просто ответил Кен и тихонько постучал кончиком трости об пол. Почему он спрашивает, когда все предельно ясно… — Я слепой, отец.

— Вижу.

Однако Кену показалось, что священник все еще не понимает истинного смысла сказанных им слов.

— По-моему, один или двое наших сотрудников тоже кое-чего не замечают.

— В самом деле? — У Кена возникло странное ощущение, будто он должен оправдаться перед священником. — Не знаю, как у них обстоят дела, но я… для меня возможность работать в бюро «Живые голоса» исключена. Я же не могу прочесть данные, занесенные в картотеку.

— Данные, занесенные в картотеку? — несколько растерянно произнес священник.

— Такие карточки, содержащие самые разнообразные сведения, заполняются на всех клиентов, чтобы во время разговора в случае чего на них опереться. Ингрид объяснила мне в подробностях, как это все делается.

— Ага. Да. Ясно. Так что вы понимаете, насколько важна для нее работа в «Живых голосах». Дорогая Инки! Она готова помогать всем и каждому. И вы, конечно же, не откажете ей в помощи, поскольку вы ее друг.

— Безусловно, если бы я смог, отец, но… — Кен пожал плечами. — В настоящий момент от меня мало проку. Я все еще привыкаю к жизни слепого.

Возможно, что другие сотрудники бюро, даже на самом деле слепые, уже освоили шрифт Брайля, подумал он. Но разве данные, необходимые церкви, заносятся на специальные карточки, которые могут читать слепые? Ведь, черт побери, большинство лучших современных книг для них недоступно!

— Ах… — послышался извиняющийся голос священника, и это неприятно резануло слух Кена. — Вы совсем недавно ослепли, мистер Рэнсом?

— Несколько месяцев назад, — словно защищаясь, сказал Кен. — Но зрение может вернуться ко мне в любое время.

— Такое ожидание должно быть очень тяжелым. Могу я спросить, при каких обстоятельствах это произошло?

Кен не понимал, зачем отцу Ралфу это. Может, потому, что он священник… И ему не скажешь, что это не его дело… Кен рассказал о том, как на него обрушились строительные леса.

— Ах, какое несчастье! Я искренне сожалею о случившемся. Вы строитель, мистер Рэнсом?

— Нет. Я… — Кен вдруг почувствовал, как горло его сдавил спазм, но он справился с ним и продолжал: — Я был архитектором.

— Был? А кто вы сейчас? Я имею в виду, чем вы теперь занимаетесь?

Кен стиснул зубы.

— Ничего не делаю, конечно же. Что я могу делать?

— Мой дорогой мистер Рэнсом, есть много занятий, которые вполне вам доступны. Вы можете стать сотрудником «Живых голосов»… Это раз. С моей точки зрения, вы просто обязаны этим заняться. Тем самым вы окажете Ингрид неоценимую помощь. У нее имеется длинный список людей, которые желают, чтобы им звонили сотрудники «Живых голосов», но тех положительно не хватает. Именно поэтому ей приходится работать три вечера в неделю, — продолжал священник, — поскольку она пытается как-то поддержать всех жаждущих и страждущих. Ингрид сознает, какие страдания приносит одиночество… Я понимаю, что вы сейчас не видите, — скажем меня, — но ведь вы могли бы пользоваться специально изготовленным для вас на ленте магнитофона списком людей, которые нуждаются в помощи по телефону. Вы же справляетесь с кнопочным телефоном, верно?

— Конечно, но…

Священник не дал Кену закончить фразу.

— Да! — воскликнул он, хлопнув в ладоши. — Замечательно! И это решит сегодняшнюю проблему, когда вечером нужно будет позвонить нескольким нашим клиентам. Не говоря уж о той помощи, какую вы окажете непосредственно Инки. Ее нагрузка уменьшится ровно наполовину. И в случае, если у нее что-то намечается на вечер, она сможет вовремя освободиться. Вообще-то она слишком много работает. Мне не хочется говорить ей об этом, но в конце концов кто-то должен это сделать. «Живые голоса» — ее детище, которым она дорожит и никому не позволяет ей мешать. Просто невозможно бывает уговорить ее хоть немного отдохнуть. Мы полностью полагаемся на нее во всем… Да, а что касается ужина… Вы, само собой, присоединитесь к нам.

— Я… ну…

— Прекрасно!

Пружины дивана заскрипели, и Кен понял, что священник встает.

— Передайте, пожалуйста, Инки то, что я вам сказал. Тем временем я позабочусь о магнитофонной ленте для вас. Недели через две, — продолжал отец Ралф, — наступит настоящее лето. И если вы будете работать в бюро «Живые голоса», мы пригласим вас на ежегодную встречу с теми одинокими людьми, с которыми мы поддерживаем телефонную связь.

— В самом деле? — спросил Кен и нахмурился, повернув голову туда, где, по его данным, находился священник.

Он вспомнил, почти услышал слова, сказанные Ингрид, когда он впервые попросил ее встретиться с ним. Она ответила, что таковы правила. То же самое повторилось, когда он уговаривал ее сообщить ему номер ее домашнего телефона.

— Как я понимаю, сотрудники «Живых голосов» и их подопечные могут даже обмениваться адресами и телефонными номерами? — спросил он священника.

— Разумеется, если они до этого не успели ими обменяться. А это часто происходит. Ведь главная цель при создании бюро «Живые голоса» состоит в том, чтобы дать возможность одиноким людям избавиться от одиночества. Встречи с нашими клиентами мы проводим здесь, в этой самой комнате. Они положили начало многим очень прочным знакомствам. Мы даже отпраздновали одну свадьбу: невесте было семьдесят лет, жениху — шестьдесят восемь. Оба в свое время овдовели и передвигались в креслах на колесиках.

— Понятно, — сдержанно сказал Кен. Мало того, что он ничего не видел, но, как выяснилось, он еще многого и не знал.

— Значит, именно Ингрид создала бюро «Живые голоса»?

И она же установила правила, обязательные для сотрудников, подумал он.

— Да, — подтвердил отец Ралф. — Сама идея была весьма удачной, то же самое можно сказать и относительно ее осуществления. И работа успешно продолжается. Я до сих пор с благодарностью вспоминаю тот день, когда Инки пришла ко мне с предложением организовать бюро. Она готова была посвятить этому все свое время и взять на себя самую трудоемкую часть работы, включая набор желающих работать в бюро и аренду вот этого самого помещения для занятий с детьми дошкольного возраста. Она заверила, что арендная плата не будет высокой.

— Значит, все это сделала Ингрид?

— Да, все с начала до конца. Она — удивительная женщина, мистер Рэнсом… Господи, с какими трудностями ей пришлось столкнуться. Однако она все преодолела. Впрочем, что это я, ведь вы же ее друг и прекрасно знаете, как и что. Итак, вы готовы к нам… присоединиться?

Кен заколебался, затем изобразил на лице улыбку. Она была натянутой.

— Да, отец. Я готов к вам присоединиться. В качестве сотрудника, а также остаться на ужин, если этого хочется Ингрид.

— Хорошо, хорошо. — Отец Ралф потер руки. — Так я пойду позабочусь о магнитной ленте.

В этот момент открылась входная дверь, и из-за нее выглянула Ингрид. Снаружи сияло солнце, и, чтобы адаптироваться к полумраку комнаты, Ингрид часто заморгала.

— Вот и я, Кен, — сказала она. — Ты готов?

Отец Ралф выступил вперед.

— Инки, дорогая, — начал он. — Я только что познакомился с твоим другом. Мы с ним прекрасно побеседовали. Я приглашаю вас обоих на ужин. У вас есть какие-нибудь планы на сегодняшний вечер?

Уныние сразу же охватило Ингрид. Ее планы. Конечно же, они есть и целиком и полностью зависят от человека, который сидит сейчас на тахте, повернув к ней голову. Его мрачное лицо не предвещает ничего хорошего. Кен встал и уверенной походкой направился к ней, словно видел ее. Казалось, он смотрит ей прямо в глаза, а в его глазах она ясно читала недоумение, а может, и гнев. Да… Но почему? О чем таком они «прекрасно побеседовали»?

— Нас приглашают на салат с креветками, — сказал Кен. Он положил руку ей на плечо, удерживая ее на месте. — Отец Ралф говорит, что ты любишь разную морскую живность… Я тоже.

— П-п-правда?

Ее смущал пристальный взгляд отца Ралфа и его натянутая улыбка.

— Конечно. Очень люблю. Так что ты скажешь? Я объяснил, что поскольку ты согласилась отвезти меня домой, то я подчиняюсь всем твоим желаниям.

Рука Кена, лежавшая на ее плече, казалось, была сделана из железа. Похоже, это она должна подчиняться всем его желаниям. Ингрид хотелось знать, какие мысли скрываются за непроницаемой маской его лица.

— Т-т-ты х-хо-чешь ос-тать-ся?

Скажи «нет», беззвучно молила она его. Скажи, что я должна как можно быстрее отвезти тебя домой, ибо у тебя важная встреча или еще что-нибудь… вызволи меня из этой ситуации.

Кен снова улыбнулся. Эта улыбка, видимо, предназначалась для ее успокоения, но вызвала у Ингрид странный эффект, ибо в ней явственно проглядывали неприязнь и отчуждение.

— Да, я хочу остаться, — ответил он холодно. — Если ты не против.

Все еще придерживая рукой за плечо, словно опасаясь, что она сделает попытку убежать, Кен подвел ее к священнику, словно не он, а она была слепой. Ингрид не сопротивлялась, как будто действительно ничего не видела. Голова у нее кружилась, сердце готово было выскочить из груди.

— Отец Ралф должен тебя поставить в известность кое о чем. Дело касается одной из ваших сотрудниц, — сказал Кен.

— Это не срочно, — заметил отец Ралф. — Ужин через полчаса, мои дорогие гости. Ты успеешь навести здесь порядок, Инки?

Ингрид неохотно кивнула. Она просто не могла произнести ни звука. Ужин с отцом Ралфом и с Кеном? Но нельзя же все время молчать? Что же ей делать? Чем объясняется странное поведение Кена? Что ему мог сообщить отец Ралф?

— Мне тоже нужно кое-что тебе сказать, — начал Кен. Она снова взглянула ему в лицо. — Я твой новый сотрудник в бюро «Любящие голоса».

— «Любящие голоса», — повторил отец Ралф, обращаясь к остолбеневшей Ингрид, которая не могла вымолвить ни слова. — Знаете, а мне это название очень даже по душе. Хм… в самом деле. «Любящие голоса». В этом что-то есть…

10

Слова отца Ралфа растаяли в наступившей тишине. Дверь за ним закрылась. Кен отпустил руку Ингрид. Она смотрела, как он устроился на тахте, положив ногу на ногу. Он весь подался назад, вперившись в нее взглядом.

— Почему ты сказал, что ты мой новый сотрудник? — спросила Ингрид, опускаясь на низкий стул, стоявший вплотную к тахте.

— «Любящие голоса» — твое бюро, верно? Ты его придумала, ты наладила работу и сделала его, так сказать, рентабельным, если верить отцу Ралфу. Значит, сотрудники — твои… А также правила придуманы тобой, Ингрид. И поставленные цели. Верно?

— Кен…

— У тебя нет привычки нарушать правила, — сказал он. — У тебя все направлено на достижение поставленных целей. И данные тобой обязательства ты никогда не нарушаешь. Но, как мне кажется, ты иногда лжешь.

Ингрид встала. На этом стуле она чувствовала себя нашкодившим и теперь кающимся ребенком. К тому же совершенно невыносимо сидеть под этим испепеляющим взглядом, который принадлежит человеку, внешне совсем не похожему на слепого.

Ингрид сделала несколько шагов, ступая как-то неуверенно, к противоположному краю тахты.

— Я лгу?

— Цели, — напомнил он ей. — Правила… Ты не имела права сообщать мне номер своего телефона. Не могла встретиться со мной. Это противоречило правилам. Мешало поставленным целям.

— Какая разница, кто установил правила и определил цели? Да, их разработала я. От этого они не стали хуже.

— Они стали хуже, поскольку применялись только в отношении меня. Скажи мне, Ингрид, имел ли я право, как клиент «Любящих голосов» быть приглашенным на ежегодную летнюю встречу? Если да, то мы бы все равно встретились с тобой лицом к лицу, ведь так?

Ингрид сделала глубокий вдох.

— А мы с тобой уже встретились лицом к лицу. Иначе бы мы сейчас не вели этот разговор.

— Значит, вся эта ложь насчет правил и целей понадобилась только для того, чтобы я уверовал, что ты «нарушила» их ради меня?

— Нет! Нет! — простонала Ингрид. — Все было не так.

Кен весь подался вперед.

— А как оно было, Ингрид? Объясни мне это… Пожалуйста.

— Я позвонила тебе только из-за Джанет, — шепотом начала она. — Мне этого вовсе не хотелось, но Джанет умеет заставить человека сделать то, что ей нужно… Ну вот я и согласилась позвонить, но мне не хотелось с тобой встречаться. Тогда я придумала правила и цели, чтобы ты на меня не обиделся.

— Ага, понятно. Ты не хотела со мной встречаться. Ты с самого начала была настроена против меня.

— Ты был настроен… — Ингрид смолкла. Кен не знал, что женщина, с которой его хотела познакомить Джанет, дочь сенатора. — Но…

— Но?

Ингрид показалось, что глаза Кена чуточку потеплели. И потому она с некоторым облегчением произнесла:

— Но после того как мы несколько раз поговорили по телефону, я поняла, что нет причин относиться к тебе предвзято. И все же… я чего-то боялась… — Голос ее осекся и стал едва слышен: — Я боялась, что когда мы встретимся… я могу тебе не понравиться.

— Ингрид… дорогая, иди ко мне. — Он обнял и прижал к себе, пресекая возможные попытки освободиться. — Мы встретились, — сказал он, беря в ладони ее лицо, — мы встретились, и ты мне понравилась. Ты понравилась мне даже раньше, чем пришла ко мне. А потом ты стала нравиться мне еще больше. — Кен ощутил слезы у нее на щеках и стал осушать их поцелуями. — И ты мне не просто нравишься, солнышко. Я тебя люблю.

Она протестующе замотала головой и как-то напряглась.

— Кен…

— Молчи. — Он прижал палец к ее губам. — Настала моя очередь. Сначала выскажусь я, а потом уж будешь говорить ты.

Ингрид немного расслабилась и кивнула головой. Пальцы Кена скользнули вниз, вдоль ее шеи, затем остановились на плече.

— Еще до того, как ты в тот первый день пришла ко мне домой, я уже любил твой голос. А стоило тебя поцеловать, как мне сразу же захотелось тебя как женщину, хотя я еще не знал, что любимый мною голос принадлежит тебе. Пришедшая ко мне женщина оказалась моей Ингрид, реальным воплощением мечты. Это открытие поразило меня. И день тогда не успел еще кончиться, а я уже понял, что влюбился в тебя. Любовь, однако, явилась для меня неожиданностью, это не то, к чему я стремился, — продолжал Кен. — Я ей даже не слишком обрадовался, потому что мне нечего было тебе предложить, Ингрид. У меня нет никаких оснований думать, что все может перемениться.

Теперь руки, державшие ее, ослабили свою железную хватку, так что при желании она могла встать и уйти.

— Все переменится, Кен! Совершенно точно. Джанет сказала…

— Джанет сказала то, на что рассчитываем мы все: врачи обнадежили, что произойдет перемена к лучшему. Однако… это должно было случиться еще несколько месяцев назад, и теперь надежда становится все призрачнее. И во всем виноват я сам. Не знаю, как и почему, но я сам препятствую возвращению зрения.

— Нет, нет… Это опухоль. Когда она уменьшится…

— Нет. — Кен отрицательно покачал головой. — Ты повторяешь то, что сказал тебе я. Но я не сказал, что мой зрительный нерв не получил серьезной травмы, и слепота не носит необратимый характер. От удара в мозгу возникла опухоль, но опухоль — явление временное, могущее лишить меня зрения на непродолжительный период. Эта опухоль уже начала уменьшаться, и зрение должно было ко мне вернуться. Но этого не случилось. Тогда меня направили к психиатрам, а те дали заключение, что не вижу я только потому, что чересчур напуган. Вообразил, что никогда больше не буду видеть.

— Но это же полнейшая чушь.

— Да, это чушь, но только потому, что мое несчастье во мне самом. Мне нужно перестроиться и выбросить из головы все страхи. Нужно заставить себя расслабиться и не стремиться изо всех сил видеть. Но я не знаю, как это сделать. Я архитектор, и не могу работать, ничего не видя. Не могу быть тем, кем был всегда. Причина трагедии кроется в моей голове, Ингрид. Я ненормальный. Я… — Он смолк, но потом продолжил: — Не знаю, почему говорю тебе все это. Но может случиться так, что положение мое никогда не изменится. И когда я говорю, что мне нечего тебе предложить, я знаю, что говорю. Я могу предложить тебе только свою любовь.

Несколько минут Ингрид оставалась неподвижной, затем оцепенение медленно начало с нее спадать. Кен убрал руки, позволяя ей свободно двигаться.

В тех местах, где Ингрид касалась его тела, осталось ощущение холода и пустоты. Она поднялась. О, как бы ему хотелось видеть ее! Тогда по выражению лица, по глазам он мог бы догадаться, о чем она думает. Где она? Почему молчит? Неужели она ушла, оставив его здесь?

Внезапно он вздрогнул от неожиданности: холодные пальцы Ингрид коснулись его голых ступней.

Кен выпрямился.

— Что ты делаешь?

— Ты же не можешь идти на ужин к отцу Ралфу босиком, — ласково, с упреком в голосе сказала Ингрид, словно Кен был одним из ребятишек в ее классе. Она надела носок на пальцы его правой ноги, натянула на пятку, потом расправила на ноге.

— Левую, — сказала она, похлопывая его по лодыжке.

От волнения у Кена перехватило горло.

— Ингрид! — сказал он хрипло.

Она обняла колено его левой ноги, поставила ступню к себе на бедро и натянула второй носок. Затем он почувствовал, как она всовывает в ботинок одну его ногу, затем — вторую. Встав на ноги, он наклонился и нащупал ее руки. Кен крепко ухватился за них и потянул ее вверх.

— Ты так и будешь молчать? — спросил он. — Никак не отреагируешь на мои слова?

— Мне что-то не верится, что отец Ралф действительно привлек тебя для работы в «Живых голосах», — ответила Ингрид высоким и каким-то напряженным голосом. — Но если тебе этого хочется, Кен, я — за. Как ты понимаешь, нет такого правила, по которому все звонки по телефону должны делаться из церкви.

Кен встряхнул ее за руки.

— Ингрид, я же сказал, что люблю тебя. И поведал всю правду о своем здоровье. Что ты на это скажешь? Конечно, как поступить в такой ситуации, дело твоей совести. Я не имею права тебе указывать. Но ты тоже должна высказаться. Похоже, ты презираешь меня после всего того, что я на тебя вывалил. Я могу не знать, что творится в моей сумасшедшей голове, но что в сердце — знаю точно. Ради Бога, скажи, что подсказывает тебе сердце, и что ты думаешь об этом. Но, что бы ты ни думала, это нужно обсудить вместе.

Кен почувствовал, как содрогнулось ее тело. Она прижалась к нему, спрятав лицо у него на груди. Ее начала бить сильная дрожь. Кен крепко обнял ее, пытаясь унять эту дрожь.

— Я люблю тебя, — со стоном произнесла она. — Я очень сильно тебя люблю, Кен! Но мне страшно. О Боже, как я боюсь!

— Боишься того, что я слепой?

— Да! — Она вскинула голову, качая ею из стороны в сторону. — Я хочу сказать, нет!.. Не знаю. Я боюсь твоей слепоты только отчасти. Но, возможно, будет еще хуже, когда ты снова сможешь видеть… Отпусти меня! Я не могу об этом говорить. Не могу справиться с этим сейчас!

Ингрид высвободилась из его объятий, подала ему трость и взяла его под руку.

— Отец Ралф уже ждет нас, — охрипшим голосом проговорила она. Так мы идем ужинать?

Кен удивился: она говорила таким тоном, словно они шли на эшафот.


Кен снова вернулся к жизни, какой бы ограниченной она ни была. Они оба лежали в постели: Ингрид на нем. Ее волосы падали ему на лицо. Он чувствовал ее прерывистое дыхание.

Их близость осталась позади. Кен обнял Ингрид и повернулся набок, укладывая ее рядом с собой. Мягким движением он отвел ее волосы себе со лба.

— Я кое о чем забыл, солнышко.

Ингрид медленно подняла голову, лежавшую у него на плече. Пока что она не была настроена на разговор с ним.

— О чем забыл?

Наконец ей удалось приподнять веки. Кен лежал с открытыми глазами, и лицо его имело сосредоточенное выражение.

— Я забыл про презерватив.

В течение пятнадцати дней, с момента их первой близости, Кен был необыкновенно осторожен, что иногда огорчало ее. Она ведь приходила в такой экстаз от его ласк! Она так распалялась, что не могла ждать!

Ингрид улыбнулась и снова опустила голову ему на плечо.

— Эта неделя не опасная.

Кен глухо рассмеялся.

— Ты знаешь, как называются женщины, которые так говорят? — И, не давая ей ответить, выпалил: — Матерями, Ингрид. Матерями.

— Это я слышала, — сказала Ингрид и отстранилась от него.

Сама не понимая зачем, она потянула на себя простыню за уголок и прикрыла ею грудь и бедра.

— Не волнуйся, — сказала она. — Я никогда не рожу мужчине ребенка, которого тот не желает.

Странно, подумала она. За минувшие две недели я впервые подумала о возможности материнства. Ей казалось, что вполне достаточно того, что она любит Кена, а он любит ее. И так проходили дни… и ночи.

Кену безошибочно удалось определить, где она держит руки. Он схватил их и сорвал с нее простыню, которую она прижимала к груди. Затем положил ее голову к себе на грудь и заставил лежать так, придерживая одной рукой за спину. Ее волосы снова упали ему на лицо. Он отвел их, и уставился невидящими глазами ей в лицо.

Его нижняя челюсть была напряжена и выдавалась вперед, губы плотно сжаты, глаза сверкали металлическим блеском.

— Если женщина от меня забеременела, — сказал он, — то, значит, я хочу этого ребенка. Если ты родишь от меня, я буду богатым. Это богатство выразится во множестве чувств, которые я смогу испытать: гордость, радость, уважение к самому себе. И это еще не все… если ты окажешь честь носить моего ребенка и выйти за меня замуж. Но, к сожалению, я ничего не могу предложить такой женщине, не смогу достойно содержать семью, обеспечить ее в финансовом отношении. И пока все обстоит подобным образом, я предпочитаю, чтобы ты не беременела.

Ингрид почувствовала себя униженной. Ей было стыдно своих собственных слов. Она тяжело вздохнула.

— Ладно, — едва слышно проговорила она.

Кен положил ее на спину и поцеловал. Она увидела, что он снова возбужден, почувствовав, как его тугая плоть уперлась ей в ногу.

— Если ты когда-нибудь решишь что-то важное, касающееся наших отношений, например о моей беременности… словом, я согласна, чтобы ты стал отцом моего ребенка.

Кен сделал глубокий, продолжительный вдох.

— Отцом детей, — поправил он ее. — Во множественном числе.

Ингрид кивнула и снова зарылась лицом ему в грудь. Они надолго застыли в такой позе, плотно прижавшись друг к другу, предаваясь собственным мыслям. Затем Кен заговорил снова:

— Можно сделать вывод, что мы предложили друг другу вступить в брак?

— Думаю, что так, — прошептала Ингрид.

Кен рассмеялся, касаясь губами ее волос:

— Ты как будто чего-то боишься, дорогая.

Я действительно боюсь, хотелось ей сказать, но стараюсь этого не показывать. Она любила Кена сильнее, чем он ее. Как сложатся их отношения, когда он узнает о ней всю правду? Трудно поверить, что он ничего не замечает. Взять хотя бы ужасный ужин у отца Ралфа… Неужели он не обратил внимания на ее заикание? Но ничто, однако, не повлияло на его аппетит.

Вспоминая этот ужин, Ингрид крепко стискивала зубы. Отец Ралф беседовал с Кеном беспрерывно. Как выяснилось, у них нашлось немало общих интересов. Оба они неоднократно пытались втянуть ее в беседу, но она отделывалась односложными замечаниями. В конце концов они оставили ее в покое, и она сидела молча, правда, не получая от этого никакого удовольствия.

— Она устала, — сказал отец Ралф, стремясь найти оправдание ее непонятному молчанию.

Ингрид улыбнулась, но что-то в лице Кена заставило ее насторожиться. Очевидно, он подозревал, что за этим нежеланием говорить кроется нечто серьезное.

— Может, Ингрид опасается, что вы откроете мне какие-то страшные тайны, касающиеся ее, — проговорил Кен.

— У-ж-ж-асно боюсь, — ответила Ингрид и заулыбалась.

Оставшуюся часть вечера она держалась напряженно, опасаясь, что Кен обвинит ее в том, что она намеренно уходит от разговора. Имелась и другая опасность. Не подумал бы Кен, что она пытается выдать себя совсем не за того человека, которого все привыкли в ней видеть. Однако Кен ничего такого не подумал, и это лишь усилило в ней чувство вины оттого, что она не сказала ему правду.

Когда они приехали к Кену, то сразу же легли в постель. Он нежно ее целовал, гладил по голове, крепко прижимая к себе.

— Устала, бедняжка, — ласково шептал Кен. Сегодня я дам тебе возможность выспаться. Спи. А я буду держать тебя в своих объятиях.

Она вспомнила все, что было за ужином, и крепко, даже с каким-то отчаянием, прильнула к нему.

— Я люблю тебя, Ингрид Бьернсен. Люблю так, что это трудно выразить словами.

— Покажи мне, как ты меня любишь, — сказала она, покрывая поцелуями его лицо.

Кен охотно исполнил ее просьбу, обнаружив при этом умение быть необыкновенно нежным и деликатным.

В среду утром Кен проснулся, уже в момент пробуждения зная, что Ингрид ушла. Больше всего он ненавидел понедельники, среды и пятницы: в эти дни по утрам он просыпался один, Ингрид приходила только к девяти вечера. Часы без нее тянулись медленно и были заполнены тем, что придумал для него отец Ралф: он звонил по телефону согласно подготовленному для него списку. Но все существо Кена, его мысли сосредоточились на Ингрид и ночах, которые они проводили вместе.

Когда Кен бывал в одиночестве, большую часть времени он посвящал звонкам по телефону от имени бюро «Живые голоса». Когда звонить было не нужно, Кен подыскивал людей, которые готовы были содействовать «Живым голосам». В школе для слепых нашлось двенадцать таких добровольцев. Два городских клуба предложили еще шестнадцать человек. Пять клубов, объединяющих иммигрантов, предоставили семь иностранцев с различными языками, и еще кто-то остался в запасе. Такие люди давно требовались «Живым голосам». Случалось, что состарившиеся иммигранты с годами утрачивали способность свободно говорить на языке, который они выучили, будучи уже взрослыми. Было особенно важно, чтобы общение с ними шло на их родном языке.

Кен сидел, закинув руки за голову, и улыбался. Он радовался тому, что мог помочь Ингрид в ее благотворительной деятельности. Ей требовались люди, у которых имелась возможность заняться этой работой в дневное время. Теперь в их списке уже почти не осталось одиноких людей, которые ждут своей очереди, надеясь, что их обслужат «Живые голоса». Кен знал, что непременно найдутся еще желающие помочь. Он делал все от него зависящее, чтобы никто из нуждающихся в участии и заботе не был обойден вниманием. Кену страстно хотелось, чтобы не было людей, в тоске и одиночестве сидящих у телефона и ждущих, чтобы он зазвонил, и они услышали приветливый дружеский голос.

Найти людей, согласных добровольно заниматься этим делом, а главное удержать их, было не так-то просто. Но у Кена хватало на это времени и энергии. Он мог заниматься этим пять дней в неделю по двенадцать часов в день.

Ингрид по достоинству оценила его энтузиазм и пожалела, что Кен не начал помогать ей еще пять лет назад. Кен же предпочитал, чтобы они познакомились, скажем, десять лет назад. А еще он желал обладать ею сейчас, в эту самую минуту.

Он лежал с закрытыми глазами, в мельчайших подробностях вспоминая все, что было между ними в прошлую ночь. И мечтал о приходе сегодняшней ночи. Он чувствовал аромат кофе, который она приготовила ему рано утром, глубоко дышал и потягивался, ощущая прилив сил. Пройдет минута, он встанет, нальет себе кофе и примется за работу. Выполняя эту работу, ему не приходилось преодолевать большие расстояния. Встав с кровати, он шел в душ, оттуда — на кухню, чтобы выпить чашку кофе, потом отправлялся в гостиную или на террасу — вместе с телефонным аппаратом и пленками, которые отец Ралф продолжал для него записывать.

Его жизнь обрела смысл.

Солнечный зайчик пристроился у него на груди, согревая ему душу. Утром Ингрид лишь слегка приоткрыла шторы. Они колыхались от легкого ветерка, отчего солнечный луч скользил по его лицу. Когда свет попадал Кену на веки, он видел багровые вспышки.

Неожиданно глазам стало больно. Кен прикрыл их рукой, и болезненное ощущение отступило. Он убрал руку — и тотчас же почувствовал солнечное тепло на веках. Он снова увидел — увидел! — багровую вспышку, почувствовал жжение. От боли на глазах выступили слезы.

Он лежал, боясь шевельнуться, гоня от себя надежду. С бьющимся сердцем, чувствуя себя еще слишком неуверенно, он сел на кровати и долго сидел так, зажмурив глаза. Наконец повернул лицо к свету. Снова появилось жжение и усилилось слепящее сияние.

Кен попытался открыть глаза, но веки, словно приклеенные, не двигались. Из глаз лились слезы. Вслед за жжением в глазах появилась боль в лобной части головы. Кен застонал, прикрыл глаза согнутой в локте рукой и отвернулся от света. Боль стала менее интенсивной. Кен задышал спокойно, осознав, что все это длилось недолго.

Осторожно он отвел локоть в сторону. Боль вернулась, опять полились слезы, и он увидел багряное сияние. Он снова застонал, перебрался на другой край кровати, подальше от света, потом встал и поплелся в ванную комнату, испытывая сильное головокружение.

Там он вытер слезы полотенцем, с усилием открыл глаза, но… ничего не увидел. Он опустился на край ванны и закрыл лицо руками.

Кто-то позвонил в дверь. Наверное, это Джанет. Он схватил с вешалки махровую простыню, завернулся в нее и бросился к двери. С налета ударился о дверную раму, отлетел в сторону и упал. С каждой минутой головокружение становилось все сильнее. Он поднялся, но шел неуверенно, натыкаясь на мебель, пока с трудом не добрел до двери.

Открыв ее сильным движением, Кен остановился, раскачиваясь и держась за нее.

— Джанет!

Она ухватила его за локоть.

— Кенни! Что с тобой?

Она закрыла за собой дверь и с силой усадила брата в кресло.

— Ты очень бледный, прямо зеленый. Ты заболел?

— Мне кажется… что ко мне возвращается зрение. Лучше поскорее вызвать врача.

— О, Кенни! — пронзительно вскрикнула Джанет и залилась слезами, обняв его руками за шею.


— В больницу? — Кен повернул голову к врачу, который стоял возле стола, обследуя пациента. — За каким дьяволом?..

Кен хотел было встать, но врач положил руку ему на плечо, останавливая движение пациента.

— Я же не болен, черт возьми! — возмущался Кен. — Мне уже лучше!

— Может быть, да… А может, и нет. Вы сказали, что несколько недель назад видели багровое сияние в тот момент, когда солнце светило вам в глаза. Нужно было сразу об этом сообщить. Да и про боли, которые у вас случались неоднократно, тоже надо было сказать. Разве врачи на востоке страны, где вы раньше жили, не предупреждали вас об этом?

— Тамошние врачи решили, что я не в своем уме.

— Хм…

Доктор никак на это не отреагировал. Конечно, существует врачебная этика и врачи не хотят друг друга подводить.

— И кроме того, головная боль бывает у всех. Так же, как все видят красные круги перед глазами, если на них светит солнце. Когда глаза закрыты.

— Знаю, знаю. Разумеется, такое встречается часто. Но в тот момент для вас это было очень важно.

Кен действительно не придавал значения подобным вещам. В первый раз, если память не изменяет, это случилось с ним на борту яхты «Молли Дарлин». Однако он был слишком занят своими отношениями с Ингрид, чтобы обратить внимание на слепящее сияние в глазах. Да и много раз в жизни, лежа на берегу, он видел красные круги сквозь прикрытые веки. Но только сегодня утром это ощущение стало непереносимым, а прежде, насколько ему помнилось, оно не доставляло ему неудобств.

— Значит, вы и прежде его видели, но до сегодняшнего утра не возникало никакого дискомфорта? — продолжал допытываться врач.

Он приподнял веко Кена, чтобы еще раз осмотреть глаз. Раздался щелчок, что означало, что врач взялся за офтальмоскоп. Кен по-прежнему ничего не видел.

— Меня беспокоит, что у вас головокружение сочетается с резью в глазах, — сказал врач. — На мой взгляд, это даже серьезнее, чем боль в лобной доле. Напрашивается вывод о повышенной чувствительности к свету. В настоящее время ваши зрачки не реагируют на свет, но час назад, когда вы проснулись, это имело место. Есть основания полагать, что это повторится, и вам снова может быть больно. Мне кажется, начинается процесс выздоровления. Однако все это должно проходить под контролем. Иными словами, в больнице.

Он помог Кену медленно приподняться и сесть, поддерживая его рукой за спину, словно опасался, что снова может повториться головокружение. Но этого не случилось.

Врач вложил в руки Кена очки и сказал:

— Совершенно необходимо носить эти очки в доме в солнечную погоду. На улицу вы постоянно будете выходить только в них, пока не нормализуется зрение. У очков специальные темные стекла, которые почти полностью задерживают свет.

Кен собирался сказать врачу, что он хочет видеть свет, даже если при этом будет испытывать боль… Но врач, по всей видимости, был прав. Медицинское наблюдение — гарантия безопасного и полного выздоровления.

— Я сейчас выйду на минуту и уточню в приемном покое, когда вам можно туда явиться. А теперь наденьте очки, чтобы я мог включить свет.

Кен надел очки. Они были плотно закрыты с краев, а сама их конструкция обеспечивала абсолютную защиту глаз от нежелательных воздействий.

Выздоровление! Прошел уже почти год с момента постигшего его несчастья, и, по мере того, как шло время, надежда Кена на возвращение зрения становилась все призрачней. Снова начать работать! Снова начать жить! Жить вместе с Ингрид! Нужно позвонить ей и все рассказать… И нечего ждать.

— Все в порядке, — сказал врач, возвращаясь в комнату. Он проверил, как сидят на Кене защитные очки. — Ваша сестра отвезет вас в отделение офтальмологии университетского госпиталя, а потом вернется сюда и соберет все необходимое для вашего пребывания там. Прошу вас как можно меньше бывать на солнце, несмотря на наличие защитных очков. Надеюсь, вы согласны? В противном случае мне придется вызвать машину «скорой помощи».

На губах Кена заиграла счастливая улыбка.

— Знаете, доктор, я готов во всем вас слушаться. Джанет, конечно же, привезет необходимые мне вещи. К тому же, мне нужно совсем немного.

— Отлично. Для большого количества вещей у вас там просто не будет места. Пока что вы будете довольствоваться небольшой палатой без окон.

— Мне нужно главным образом, чтобы там был телефон и электрическая розетка для магнитофона. Уже сегодня я должен сделать уйму звонков. Я разволновался и почти забыл об этом.

Он подумал, что будет здорово поделиться с теми, кому он постоянно звонил, своими собственными новостями. Когда у них случались какие-то радостные события, он от души поздравлял их. А ведь три-четыре недели назад он их совершенно не знал. Но, ни на минуту не сомневался, что они искренне разделят с ним его радость.

— Сейчас трудно сказать, сколько времени вам придется пробыть в госпитале, — сказал врач, выводя Кена из кабинета. — Готовьтесь к тому, что ожидание выздоровления будет продолжительным. Однако все может измениться буквально за несколько дней или даже часов.

Он ободряюще похлопал Кена по спине. Джанет вручила брату трость.

Джанет Рэнсом вошла в церковную канцелярию пружинистой легкой походкой и уселась на край стола, за которым сидела Ингрид.

— Привет, Инки, — сказала она. — Ты, как всегда, творишь здесь чудеса… Я зашла кое-что тебе сказать, — продолжала она. — Сегодня утром я заехала повидаться с братом. Дело кончилось тем, что пришлось отвезти его в больницу. Он…

В глазах у Ингрид потемнело.

— В больницу? — Она слышала свой собственный голос словно издалека. — Ч-ч-ч…то…

— Ингрид! — изменившимся голосом воскликнула Джанет.

Она схватила Ингрид за плечи и встряхнула так, что у той лязгнули зубы. Ингрид открыла глаза и увидела перед собой озабоченное лицо Джанет.

— Что с тобой? С Кеном все в порядке. Есть надежда, причем большая, что к нему скоро вернется зрение. Ты не должна так близко к сердцу принимать то, что происходит с твоими клиентами. Хотя, конечно, поскольку Кен мой брат, мне это очень приятно.

— Говоришь… м-м-о-жет вер-нуть-ся з-з-зре-ние? — Ингрид ничего не видела перед собой: глаза были полны слез. — Он м-мо-жет в-в-ви-деть…

Все, что было в комнате, поплыло у Ингрид перед глазами. Нет! Нет! Нет! — стучало у нее в голове. Она совершенно не готова к такому повороту событий. Они только начали делать вместе добрые дела. И столько еще предстояло сделать… Нет!.. Все это не может кончиться просто так. До сих пор он был слепым. А теперь вот… есть надежда. Боже, как много это должно для него значить! Его зрение, его карьера, его жизнь…

Ингрид закрыла лицо руками и разрыдалась.

— Инки! Ну же… — Джанет погладила ее по спине… — Успокойся. Подумай, о чем ты плачешь? Мне больно видеть, как ты расстраиваешься. Успокойся… — В голосе Джанет послышались нотки отчаяния. — В этом году тебе должны присудить премию за самое теплое отношение к клиентам «Живых голосов».

Ингрид постаралась взять себя в руки.

— Да, это точно. Я действительно тепло отношусь. К К-к-е-ну.

Последнее слово прозвучало как вопль отчаяния. Она снова уронила голову на стол.

— В самом деле? Что ты хочешь сказать?

Ингрид разрыдалась еще громче. Джанет сунула ей в руку несколько бумажных салфеток, чтобы вытереть слезы.

— Сию же минуту прекрати этот рев! Вытри щеки и скажи мне все. Что ты хотела сказать про Кена?

— Я… я люблю его.

У Джанет широко раскрылись глаза. Лицо ее выражало крайнее удивление.

— Что в данном случае означает это «люблю»?

Ингрид молча смотрела на Джанет. Та все поняла по выражению ее лица. Джанет вдруг издала радостный вопль и обняла подругу, прижав лицо Ингрид к своей груди.

— Когда? — требовательно вопрошала она, хлопая Ингрид по спине. — Как это случилось? Где я была в то время? Почему он мне ничего не сказал? Боже правый! Значит, это он из-за тебя несколько раз по утрам не открывал дверь, хотя я стучала условным стуком?

Джанет радостно рассмеялась и снова начала хлопать Ингрид по спине.

— Я догадывалась, что у него там женщина, но предполагала, что это какая-нибудь блондинка. Я не могла себе представить, чтобы ваши отношения так быстро перешли в интимные!

Джанет чуть не задушила Ингрид. Той наконец удалось высвободиться из ее объятий. Радость подруги по поводу случившегося дала возможность Ингрид успокоиться.

— К-кен не зна-ет, что я не б-б-блон-динка.

Джанет хихикнула.

— Вот и хорошо!

— Я его не обманывала, Джанет. Я все ему рассказала. Но он мне не поверил.

Джанет еще больше развеселилась.

— Я тоже не могу тебе поверить! Ты с Кеном? Значит, вы в самом деле любовники? Теперь понятно, зачем ему нужен был номер твоего телефона. Я, конечно, не дала, но заверила его, что все тебе передам. А я-то думала, что он просто хочет быть внимательным к тебе, как к сотруднику «Живых голосов».

— О Боже, с ума можно сойти! — Эти слова больше относились к самой Ингрид, чем к Джанет. — Я люблю его. В течение последнего месяца я каждую ночь оставалась у него, а он даже не знает номера моего телефона…

Эти слова снова вызвали у Джанет приступ бурного веселья.

— Действительно? В течение последнего месяца? А я ничего не подозревала! — Джанет обняла Ингрид. Голос ее потеплел. — Это для меня самые желанные новости. Ты и Кен любите друг друга и… Ведь он испытывает к тебе такие же чувства, да?

— Он гово-р-р-ит, ч-что да. — Ингрид сделала глубокий вдох. — Да, — продолжала она уже более уверенно. — Д-да, любит.

— А вы говорили о… Конечно же, я знаю, это не мне решать, но ведь он же мой брат, и я долгие годы искала женщину, которая бы подходила ему во всех отношениях. И потому я хочу знать… Вы собираетесь пожениться? Ради всего святого, скажи — да! Ведь именно на это я надеялась с тех самых пор, как мы с тобой подружились. Мне только трудно было уговорить его встретиться с тобой. Я была уверена, что, как только вы встретитесь, он полюбит тебя так же, как люблю тебя я.

В глазах Ингрид снова потемнело.

— М-м-мы говорили про д-де-тей, — произнесла она, пытаясь представить себе будущее. Но Кен сказал, ч-что не см-может их содержать и…

— У-ррр-а! — вскричала Джанет, вскакивая на ноги и пускаясь в пляс посреди канцелярии.

Луч солнца, заглянувший к ним в окно, расположенное позади стола Ингрид, высветил золотые нашивки на летной форме, надетой на Джанет.

— Он тебя любит! И хочет, чтобы у вас были дети… И до сих пор думает, что ты блондинка! Могу представить себе выражение его лица, когда он увидит твои замечательные волосы цвета шоколада и твои огромные карие глаза!

— Он не должен это знать, — прошептала Ингрид, снова чувствуя сильное головокружение. — О, Джанет! Он не должен меня в-в-ви-деть! Я не могу ему э-т-т-ого позволить. К т-том-у же он не з-з-нает, что я з-з-заи-каюсь!

Джанет подошла к столу Ингрид, села перед ней на краешек стула и стала с удивлением ее рассматривать.

— Как это он может не знать, что ты заикаешься, если у вас близкие отношения? Или я ни черта не понимаю.

— Я… я не-не знаю п-почему, но я нн-и-когда не зза-ика-юсь, к-когда м-мы вме-сте. Я г-говорю, как н-нормаль-ный чело-в-в-ек. М-мо-жет, это п-потому, что он н-ничего н-не видит… — Ее глаза снова наполнились слезами, а говорить стало еще труднее. — Я… я п-про-сто ур-р-од, Джа-нет! — сквозь слезы проговорила она. — Я м-могу разго-в-варивать т-только с-со слепыми и д-д-детьми!

— Да нет же, дорогая!

Джанет ласково приобняла подругу.

— Никакой ты не урод. И даже если после того, как к Кену вернется зрение, ты начнешь заикаться, для него это не будет иметь никакого значения. Он не такой человек, поверь мне. Пойми, Инки, ты изменила всю его жизнь. Я считаю, что твоя любовь вернула ему зрение. Подумай об этом! Если после его выздоровления, ты откажешься с ним встречаться, он может снова ослепнуть.

Ингрид подняла голову с плеча Джанет и привела себя в порядок.

— Я н-не бу-ду с ним в-видеть-ся, — сказала она. — Не стану. П-пусть он всп-п-поминает меня к-как нормаль-н-ного ч-челов-века, п-пока н-не забу-дет. — Губы ее дрожали. — П-пусть предс-с-тав-ляет меня б-б-лондин-кой.

Ингрид долго смотрела в лицо Джанет, потом взяла телефонную трубку и набрала номер.

— Здравствуйте, Марта, — приветливо сказала она. — Как вы себя чувствуете? Ваши внуки еще с вами? Сегодня утром? Понимаю, как вы без них скучаете…

— Кенни, она отказывается, — убитым голосом произнесла Джанет. — Я была в церкви еще три раза. Заезжала к ней домой. Что я могу с ней сделать? Силой вытащить из дома и привезти сюда?

— Дай мне номер ее домашнего телефона! Я буду звонить ей до тех пор, пока она не возьмет трубку!

— Не могу! Она запретила мне.

Кену хотелось выть от отчаяния. Со всех сторон его обступила темнота. Она была страшнее той темноты, которая не позволяла ему видеть окружающий мир. Эта темнота забралась к нему в душу. Та эйфория, которая охватила его четыре дня назад, испарилась без следа. И причиной тому был отказ Ингрид посетить его. Кен впервые почувствовал себя по-настоящему слепым. Безнадежно слепым.

Его душу терзал страх. Он хотел, чтобы к нему вернулось зрение. Но еще сильнее он желал Ингрид.

Ему снова и снова вспоминались слова отца Ралфа, сказанные о ней: «Ингрид готова помогать всем и каждому». Боже, неужели по этой причине она отказывается приехать к нему? Из-за того, что, если к нему вернется зрение, он уже не будет нуждаться в помощи?

Он не мог в такое поверить. Но эта мысль с ужасающим постоянством возвращалась к нему, хотя он изо всех сил пытался ее отогнать.

— Почему она так поступает, Джанет? Черт бы все побрал! Почему? Ведь она меня любит. Я знаю это наверняка. Так почему она отказывается?

— Я… точно не знаю, Кен. Она говорит, что не может приехать в больницу, не может снова с тобой встречаться.

Кен нахмурился. Черт возьми, сестра, конечно же, все знает, но в силу каких-то причин, пресловутой женской логики встала на сторону Ингрид. Ох, эти женщины! Они держатся друг за друга даже сильнее, чем врачи. Куда же делась преданность Джанет? Ведь он ей все-таки брат! И куда делась любовь Ингрид, о которой она так горячо говорила?

Куда пропала Ингрид?

Ведь он не сомневался ни на минуту, что она придет его навестить, что примчится в больницу в первый же вечер его пребывания там. Он надеялся, что она будет проводить с ним все вечера, заскакивать к нему в свободную минуту, главное — окажется рядом в тот момент, когда он откроет глаза и наконец увидит белый свет.

Да, он рассчитывал на многое.

Кен лег на бок, отвернувшись от сестры.

— Тебе лучше сейчас уйти, — сказал он.

И все-таки он испытывал благодарность к Джанет за то, что она сидела рядом, положив ему на спину руку, от которой исходило успокаивающее тепло. Замечательно, конечно, что она находилась рядом. Но всеми фибрами души Кену хотелось, чтобы возле него сидела Ингрид.

11

Когда это произошло, Кен не почувствовал особой радости. Он проснулся воскресным утром, — он был уверен, что это воскресное утро, — открыл глаза в своей палате без окон и увидел в полутьме какие-то предметы. Он лежал и разглядывал их, пытаясь при слабом свете, исходившем откуда-то с потолка, определить их назначение. Он понял, что света здесь было ровно столько, сколько нужно обслуживающему персоналу, чтобы ориентироваться в палате.

Справа от кровати и чуть выше ее стояла раздвижная подставка под телевизор. Телевизора на ней не было. Между изножьем кровати и стеной находился высокий стол, вероятно предназначенный для еды, которую ему приносили. С некоторым безразличием он заметил, что отдельные предметы не имели четких очертаний и выглядели расплывчато. Очевидно, это зависело от расстояния до них.

На стене он разглядел светлый прямоугольник, который, судя по всему, был небольшой картиной. Он смотрел туда пристально, желая получше рассмотреть, но его усилия оказались тщетными. Потом он почувствовал жжение в глазах и закрыл их, немного поморгав. Когда он снова открыл их, прямоугольник на стене превратился в картину в раме, на которой было изображено что-то вроде… чаши с фруктами? А может быть, то был кувшин с цветами? Он начал двигать ногами под одеялом и разглядывать их. Затем поднял руку, приблизил ее к своему лицу и стал внимательно рассматривать свои пальцы.

Кен осторожно сел на постели, отметив про себя, что на этот раз боль в области лба отсутствует. И в глазах нет жжения, от которого еще недавно у него неудержимо лились слезы. Он медленно свесил ноги с кровати, ожидая, что вот-вот начнется головокружение. Но ничего подобного не случилось. Он чувствовал себя хорошо, уверенно, несмотря на то, что в душе его царили пустота и мрак. Боже, как здесь тихо! Похоже, утро еще не наступило. Из-за закрытой двери он слышал, как кто-то ходит по коридору. Может, позвонить медсестре? Нужно ли надевать защитные очки, которые не пропускают даже слабый свет ночника? Кен сделал глубокий вдох и отверг эту мысль.

К черту все это! Он видел и прекрасно себя чувствовал. И он не позволит больше собой командовать.

Кен встал и направился в ванную комнату. Подойдя к двери, он начал обеими руками шарить по стене в поисках выключателя. Выключателю здесь быть не полагалось. Он находился вне пределов палаты, недоступный для больного, которому не показан яркий свет. Интересно, заперта ли дверь, ведущая из палаты в холл? А что, если попытаться ее открыть?

Он представил себе ярко освещенный коридор и сразу же отказался от этой мысли. Вернувшись в палату, он улегся в постель и предался мрачным мыслям.

Что же изменилось с того момента, когда он начал снова видеть? То, что ему хотелось увидеть больше всего на свете, было вне пределов досягаемости. И никогда не будет рядом с ним… Лицо Ингрид. Ее улыбка. Волосы, глаза, тело. Но почему?

Да, он нуждается в помощи… помощи… помощи…

— Мне нужно уехать, — сказала Ингрид.

Джанет удалось дозвониться до нее, перехватив Ингрид в тот момент, когда та выходила из дверей своего дома с вещевой сумкой через плечо.

— Я решила использовать часть отпуска и покататься на яхте возле островов Галф. Не исключено, что я даже доберусь до пролива Десолейшн-Саунд.

— Черт возьми, Инки! Ты сама страдаешь… Кен страдает… Ты не можешь так с ним поступить. К нему вернулось нормальное зрение. Его выписали из больницы еще неделю назад, в пятницу.

Ингрид знала об этом. Он позвонил ей в церковь в тот вечер, когда его выписали. Она сказала, что рада за него, и повесила трубку. Отцу Ралфу она пожаловалась на плохое самочувствие, и он взялся обзвонить вместо нее клиентов «Живых голосов». А Ингрид заторопилась уйти, опасаясь, что Кен приедет в церковь.

Дома он не мог ее найти, поскольку не знал, где она живет. Слава Богу, думала Ингрид, что она так и не дала Кену номер своего домашнего телефона. И была очень благодарна Джанет за то, что та не сообщила ее номер Кену. Весь уик-энд она готовилась к отъезду. Договорилась с коллегами, которые могли бы заменить ее в классе дошкольной подготовки. Сама она не отважилась там появиться, боясь нарваться на Кена.

Всю следующую неделю она провела взаперти дома, ни с кем не общаясь. Дом казался пустым, все звуки — слишком громкими. Это укрепило ее в решении уехать на время.

— Он не заслуживает такого отношения с твоей стороны, — сказала ей Джанет. — Ты должна хотя бы позвонить ему. Скажи, что между вами все кончено, если это так. Ему же нужно жить дальше.

— Ты не знаешь… приняли его заявку?

Джанет рассказывала ей, что Кен, как только к нему вернулось зрение, подал заявку на участие в большом правительственном контракте. В тот момент, когда с ним произошло несчастье, он как раз работал над этим строительным проектом. А поскольку он работал один, а не в составе группы, наступившая слепота привела к тому, что вся работа остановилась. В то же время другие архитекторы, заключившие договоры с разными престижными фирмами, продолжали полным ходом разрабатывать свои варианты проекта. К счастью, маховик правительственного механизма вращается довольно медленно, и в силу этого у Кена есть надежда, что потерянные месяцы не уменьшили его шансов выиграть конкурс и получить работу.

— Нет еще, — ответила Джанет, — но его включили в окончательный список. Но теперь ему придется снова поехать на восток и начать там переговоры. Предстоит встретиться с нужными людьми и позаботиться, чтобы люди, от которых зависит решение, знали, что он самый подходящий человек для этой работы. Словом, доказать, что его проект — самый лучший, как раз то, что надо, и что стоимость его не выйдет за рамки нормы. Ему следует быть в нужном месте с нужными людьми, — продолжала Джанет, — и он, конечно, уже был бы там, если бы не ты. Он готов лишиться всего, лишь бы не потерять тебя.

Ингрид прикрыла глаза и покачала головой.

— Это он так сказал?

— Нет! — презрительным тоном произнесла Джанет. — Ты же прекрасно знаешь, что он этого не скажет. Он просто говорит, что побудет здесь некоторое время, но я-то знаю, что он ждет тебя. К сожалению, — продолжала она, — я никак не могу его убедить, что он и так уже потерял уйму времени. У него из рук уплывает один из самых выгодных контрактов за всю его профессиональную деятельность. Не говоря уже о том, что речь идет о необыкновенно престижном строительстве. Его имя попало бы в различные справочники. И все это уплывает от него, как говорится, сквозь пальцы… Я не могу достучаться до него и хочу, чтобы ты это поняла, Ингрид. Ты нужна Кену.

— Я ему нужна, как многопудовый якорь на шее, — выпалила Ингрид. — Неужели ты этого не видишь, Джанет? Ты только что сказала, что для него является главным. Он должен отправиться на восток страны и выгодно продать там свой проект. Это значит, что он вынужден будет делать то, чего я не умею. Встречаться с политиками и чиновниками на всевозможных приемах, где обычно выносятся решения по этим вопросам. Поверь мне, уж я-то это знаю. Если я буду сопровождать Кена, из этого ровным счетом ничего не выйдет.

— Тогда скажи ему об этом сама, ради Бога. Скажи по телефону, если уж твое решение так твердо. Во всяком случае, это избавит тебя от беспокойства по поводу того, что ты заикаешься. Но поверь мне, что твои проблемы в данном случае не имеют такого решающего значения, как проблемы Кена, который может упустить выгодный контракт.

Ингрид подумала, что она, возможно, будет заикаться и по телефону, но теперь это не играло никакой роли. Джанет наверняка обо всем рассказала Кену. Но дело ведь не только в заикании: Ингрид знала, что будет плакать. А если она заплачет, то поверит ли Кен, что между ними все кончено? Допустим, она выдержит и не заплачет. Тогда будет совсем скверно. Ведь ей придется сказать ему жестокие слова, которые ни в какой степени не могут быть правдой.

— Между нами все кончено, — сказала она Джанет. — Передай ему от моего имени, что так оно и есть, если он этого еще не понял.

— Он уже все понял, — гневно произнесла Джанет. — Понял не хуже тебя. И думает, что все это случилось потому, что тебе нужны только несчастные, которых ты можешь утешать. А поскольку он теперь снова стал нормальным человеком, то ты в нем больше не нуждаешься. За все это я готова тебя возненавидеть, Инки.

Ингрид поставила на пол свою дорожную сумку и уселась на нее. По щекам ее катились слезы, она судорожно сжимала в руке телефонную трубку.

— Я не хочу, чтобы он страдал, Джанет, — с трудом выговорила она. — Мне это не нужно. Поэтому я так поступаю. Если я не смогу с этим справиться сейчас, потом будет еще хуже. Скажи ему… скажи за меня, — взмолилась она, — что я желаю ему счастья.

— О, разумеется, я ему это передам! Я скажу ему, что он ошибся. Скажу, что я сама ошиблась, полагая, что женщина, которую я прочила себе в невестки, жалкая трусиха! Мэдди Мак-Ки — и то более подходящая для него пара. Пусть она белобрысая дура, но по крайней мере знает, что ей нужно. А ей нужен Кен. А ты, Ингрид? Он ведь тебе тоже нужен, но не настолько, чтобы бороться за него, — заключила Джанет. — А мне-то всегда казалось, что ты храбрая женщина.

— Нет, я вовсе не храбрая и никогда такой не была.

— Я не хочу, чтобы моей невесткой была трусиха. Кену нужна настоящая жена, а не тряпка… Так я ему и скажу!

Ингрид осторожно положила телефонную трубку и поспешила к своей яхте. Она запустила двигатель, отдала концы и вывела яхту из бухты. Она не остановилась даже для того, чтобы поставить паруса, пока не оказалась в заливе Джорджия, где не было слышно человеческих голосов. Здесь ей могли составить компанию разве что тюлени. Но в голове ее беспрестанно звучал голос Джанет, повторявший:

— Трусиха… трусиха… трусиха…

Они вместе с «Молли Дарлин» пробивались на север в направлении пролива Десолейшн-Саунд, борясь с ветрами, приливом и дрейфом. Она убегала все дальше и дальше. Для того чтобы скрыться.

Там, куда она спешит, она будет недосягаема для всех, кроме разве что самых мощных радиоволн. Оторванная от остального мира. В одиночестве. Но в безопасности.

В отрыве от мира. В одиночестве. В безопасности.

Она почувствовала себя покинутой.

Прошло три дня с тех пор, как она бросила якорь в заливе Роско. Она начала ощущать свое одиночество так, словно это было неведомое живое существо, которое сидело у нее на спине и дышало ей в шею. Время от времени она сбрасывала с себя это чудовище, но оно снова к ней возвращалось.

Все эти три дня она наблюдала за парой лысоголовых орлов, которые охотились за рыбой. Они падали с высоты в воду и тут же взмывали вверх, держа в когтях свой улов. Иногда они охотились вместе, иногда — по отдельности. Однако, изловив добычу, они всегда взлетали высоко в небо и исчезали за деревьями в одном и том же направлении. Ингрид решила, что там у них гнездо, где они выкармливают свое потомство.

Они заботились о своих детях.

Иногда она плакала по ночам.

Передала ли Джанет ее слова Кену? Уехал ли он на восток, чтобы попытаться получить выгодный контракт на строительство? Этот контракт очень нужен Кену для становления карьеры. Когда начинающий специалист работает на свой авторитет, его отсутствие в течение нескольких месяцев может весьма отрицательно сказаться на будущем.

В эти дни она ни с кем не разговаривала, а следовательно, и не заикалась.

Но настал момент, когда ей отчаянно захотелось общения с людьми. Она мечтала позвонить Джанет и спросить ее, уехал ли Кен. Всей душой она желала вернуться в приют для дошкольников. Она соскучилась по детям. Ведь ей никогда не приходилось уезжать от них на столько дней. Интересно, какие чувства вызовет в ней возвращение? Может случиться так, что воспоминания будут медленно убивать ее?

В эту ночь она снова плакала.

На следующее утро она проснулась на рассвете и никак не могла заснуть. Она опять слышала, как Джанет называет ее трусихой, и снова плакала. Потом она увидела орлов, которые вместе охотились за рыбой. Чувство одиночества становилось все острее. Нет, чистое безумие оставаться в заливе Роско и предаваться своему горю. Пора возвращаться домой. Там она обзвонит всех клиентов по списку «Живых голосов», свяжется с друзьями, поговорит с разными людьми об их проблемах и решит свои собственные.

Наступил час отлива, вода быстро отступала от берегов. Если она сейчас же не поднимет якорь и не пройдет песчаную отмель, обнажавшуюся во время отлива, то ей придется задержаться в заливе Роско еще на двадцать четыре часа. Вечерний прилив будет небольшим. Воды прибудет слишком мало для того, чтобы выйти из залива и попасть в пролив Десолейшн-Саунд.

И все же она сидела, не двигаясь, и смотрела, как от ног постепенно отходит вода. Пусть сама природа принимает за нее решение. Мимо, подгоняемая течением, проплыла утка. Ингрид, не отрываясь, смотрела на нее. Утка взлетела и унеслась прочь. При этом слышно было, как посвистывают ее крылья. Ингрид заметила, что у бедняжки была только одна нога. Теперь понятно, почему птица так настороженно оглядывалась по сторонам.

Нет!.. Неожиданно она с невыразимой ясностью припомнила слова Джанет, которая сказала, что теперь Кен ей не нужен, поскольку зрение вернулось к нему, а ей нужны только несчастные, только те, о ком нужно заботиться. Он же в ее помощи больше не нуждался.

Ингрид вдруг издала какой-то нечленораздельный звук и бросилась на нос яхты. Она начала быстро поднимать якорь, лихорадочно работая руками. Вокруг нее плескалась вода, смешиваясь с ее слезами. Она никогда не думала так о Кене. Никогда. Ни единой секунды! Она должна ему объяснить, чтобы он понял, что они не вместе в силу совсем других причин. Это из-за нее и только из-за нее. Из-за ее заикания… и из-за ее трусости.

Двигатель завелся с первой попытки, и она быстро прошла над песчаной отмелью. Правда, «Молли Дардин» задела при этом слой ила и словно бы приостановилась, слегка накренившись, но это была секундная задержка, после чего яхта продолжила свой путь.

Оказавшись в проходе, защищенном с двух сторон горами, она не выключала двигатель до тех пор, пока не подул свежий бриз. Тогда Ингрид поставила все паруса. Яхта полетела вперед, подгоняемая попутным западным ветром. Он гнал ее домой, и Ингрид вдруг начала страстно молиться, молиться так, как никогда прежде.

В этой молитве было лишь одно слово:

— Пожалуйста… пожалуйста… пожалуйста…

Господу было ведомо, о чем она просила.

На почтовом ящике по-прежнему значилась его фамилия. Следовательно, он не уехал. Она неслась на всех парусах, а затем мчалась на автомобиле, но ей казалось, что она движется со скоростью черепахи.

Да, Кену, конечно же, нужно было уехать. Это необходимо ему для успеха. Без нее. Но он должен знать, что она всегда считала его полноценным человеком. Он не должен уехать, не дождавшись, пока она скажет ему об этом.

И вот она наконец стоит перед его дверью и поднимает руку, чтобы позвонить. При этом замечает, что рука ее дрожит, что костяшки пальцев на руке белые… С замиранием сердца она нажимает на кнопку звонка. И вдруг вспоминает, как они лежали с Кеном в постели и ждали, когда Джанет перестанет звонить в дверь и уйдет.

Джанет всегда звонила условным образом, и то же самое сделала теперь Ингрид, чтобы Кен не вздумал смотреть в глазок. Ему ведь может показаться, что перед ним кто-то незнакомый, и вполне вероятно, что тогда он не откроет дверь, чтобы не общаться с неизвестным «доброжелателем».

Холодея, она подумала о том, что Кен посмотрит в глазок. И впервые осознала, что, увидев, он может воспринять ее, как чужого человека.

Она представила, что он смотрит на нее, и ее охватила дрожь. Хватит ли у нее духу сказать ему простое: «Привет!» — и посмотреть ему в лицо? Ингрид расправила плечи. Долой трусость! Пусть она заикается, запинается… Это не имеет значения! Она посмотрит ему прямо в глаза и скажет, что никогда не считала его неполноценным человеком и, конечно же, всегда желала ему выздоровления.

Кен открыл дверь прежде, чем она успела внутренне подготовиться к встрече с ним. Он взглянул на нее. Она попыталась что-то сказать, но вместо слов издала какое-то жалобное восклицание.

Кен не произнес ни слова. Он просто схватил ее за руки и сделал шаг назад. Ингрид последовала за ним. А он все смотрел на нее, не выпуская рук. Затем отвел в сторону и рывком закрыл дверь.

Его пальцы еще крепче сжали руки Ингрид. Они показались ему ледяными. Они тоже дрожали, или его дрожь передавалась ей? Ее мягкие бледные губы прижались к его губам. Она смотрела на него своими огромными карими глазами, в которых читались затаенный страх, невысказанные вопросы и отчаяние. Ему хотелось развеять этот страх, ответить на все ее бесконечные вопросы и прогнать прочь отчаяние. Но он видел ее впервые, и не мог вымолвить ни слова.

Волосы у нее были насыщенного кофейного цвета. Они ниспадали на плечи, на джинсовую куртку, сплошь покрытую высохшими солеными морскими брызгами. С матово-бледного лица на него смотрели прекрасные карие глаза. Такой благородной, такой одухотворенной красоты он еще не встречал.

Кен попытался заговорить, но спазм перехватил ему горло. Он продолжал смотреть на Ингрид, словно впитывая ее в себя. Разве можно назвать ее обыкновенной? Разумеется, и сама она так о себе не думает. Перед ней тускнели все его воображаемые блондинки, словно старая выцветшая фотография. Она была теплая, живая, трепетная… Ингрид! Он вдыхал сладкий аромат ее кожи.

— Я… Ингрид! — шепотом произнесла она. Кен прикрыл глаза. Затем отпустив руки, он схватил ее за локти, слегка встряхивая.

— Господи! Неужели ты думала, что я не узнаю?

— Я… — Она покачала головой. — Ты так на меня смотришь…

— Я так на тебя смотрю, потому что ты самая… — Голос его дрогнул. — Самая красивая женщина из всех, кого я когда-либо видел, — закончил он уже тихо и даже словно бы испуганно.

— Я… в самом деле?

— Да. Ты… в самом деле…

Он выпустил ее руки, сделал шаг назад и откашлялся. Он не смог бы ей объяснить, какое впечатление она произвела на него с первого взгляда. Она так отличалась от того, какой он ее себе представлял… В ней было так много… всего.

— Ты…

— Не блондинка.

— О Боже! — Его охватил гнев, вызванный тем, что в такой патетический момент она в состоянии вспоминать о столь незначительных вещах. — Блондинка? — вскричал он. — Блондинка? Какое это вообще может иметь значение? Думаешь, это для меня так важно? Полагаешь, что я настолько ограничен? Такого ты обо мне мнения? Поэтому ты от меня убежала? Ингрид, я…

Кен не договорил, потер глаза и прошелся по комнате.

— Я хотел быть с тобой, ты это знаешь. — Руки его непроизвольно сжались в кулаки. — Нет. Это не то, что я хочу сказать. Ты мне нужна, Ингрид. Ни один человек никогда мне не был нужен так, как ты. Как же я мечтал о тебе, когда в больнице меня поместили в палате без окон. Ко мне возвращалось зрение, и нужно было предохранить глаза от воздействия света после многомесячной слепоты. Но и там я не чувствовал себя в безопасности, ибо меня объяла внутренняя пустота. Это случилось тогда, когда ты отказалась меня навестить. Поверишь ли, но я уже был близок к тому, чтобы поставить крест на всем их лечении. Хотел рискнуть, хотя понимал, чем рискую: невесело всю жизнь ходить, нащупывая дорогу белой тросточкой. И я бы так и сделал: ушел бы оттуда, чтобы отправиться на поиски тебя… Но тут вмешалась Джанет, которая не выходила от меня целых три дня. Ты говорила, что любишь меня! Так как ты могла поступить со мной подобным образом? Ради Бога, скажи, почему? Это все, что мне нужно знать. Почему?

Ингрид стала белой как мел, глаза ее наполнились слезами, и они потекли по щекам. Потом она подняла голову, глядя ему прямо в лицо, шагнула вперед и остановилась в трех шагах от него.

— Я не пришла к тебе потому, что испугалась. Сначала я боялась за себя, затем, позже, по здравом размышлении, я начала бояться за тебя. Я люблю тебя, и потому решила быть подальше от тебя. Потому что знала, что тебе нужна не такая женщина, как я.

— Не такая женщина? Как ты можешь нести подобную чушь? Ты же помнишь наши планы на будущее. В ту последнюю ночь мы говорили о твоей возможной беременности. Ты сказала, что при благоприятном стечении обстоятельств хотела бы, чтобы я стал отцом твоих детей. И когда время это уже было не за горами, и нам оставалось только протянуть руку, чтобы взять то, что положено, в тот момент ты меня оставила. Когда я в тебе больше всего нуждался, ты бежала от меня на яхте под парусами!

— Нет… Тебе нужна была… мечта.

Ингрид говорила едва слышно, запинаясь. Но постепенно голос ее окреп. Она вытерла слезы на щеках тыльной стороной ладони.

— Я нужна была тебе такая; какой ты меня выдумал, — продолжала Ингрид. — Какой я тебе казалась. Очень жаль, что ты во мне ошибся — по моей вине. И сейчас я здесь потому, что мне необходимо это тебе сказать. Я хочу, чтобы ты понял, что тебе нечего ждать, что я не могу тебе ничего предложить. Моя вина состоит в том, что у тебя возникло обо мне ложное представление. Я всегда знала, что не смогу быть тем, в чем ты нуждаешься. Я никогда не сумею стать такой.

— Черт возьми, но ты же могла, когда хотела!

Ингрид сделала судорожный вдох.

— Да. Я была твоим другом, и потому могла и должна была быть такой. Мне очень жаль, что я не оправдала твоих надежд.

— Ты была мне не другом, а любовницей! И ты была мне необходима такой! — Она хотела что-то сказать, но Кен предупредительно поднял руку. — Нет! Я не о том, о чем ты подумала. Я вовсе не стремился к тому, чтобы ты спала со мной в больничной палате. Ты была мне нужна для того, чтобы вместе со мной ждать… и бояться. Ты была мне нужна в те дни для того же, для чего ты мне нужна сейчас, и будешь нужна до конца жизни… Для того чтобы разделять со мной окружающую меня тьму и освещать ее.

— Нет. — Кен сделал попытку приблизиться, но она отступила. — Я не могу тебе этого обещать. Я уехала не потому, чтобы сделать тебе больно, но потому, чтобы оградить тебя от себя. Я…

Кен схватил ее за плечи и начал горячо говорить:

— Да, ты сделала мне больно. Да, ты свела меня с ума. И несмотря на все это, я бесконечно в тебя верил. И только поэтому не сошел с ума окончательно. Я знал, что ты вернешься. Я сказал об этом Джанет, и ты вернулась. Ты здесь. Ты дома. И принадлежишь мне.

— Дома?! — воскликнула Ингрид, высвобождаясь из его объятий, в то время как ей хотелось обвить его руками и прижаться к нему, снова почувствовать его ласку. — Твой дом не здесь, Кен! Ты уже давно должен был отсюда уехать! Тебе надо вернуться на восток страны, чтобы заняться своими делами и добиться наконец успеха. Тебе не следовало тратить время попусту в ожидании моего возвращения. Все это напрасно. Я пытаюсь тебе это объяснить. Ты должен прислушаться к тому, что я говорю! Я не могу тебе помочь, Кен, — продолжала она. — Я буду тебе только мешать. Твоя карьера пострадает от моего присутствия. Черт возьми, я же заикаюсь! В самом деле, сильно заикаюсь. Мне трудно поддерживать разговор в обществе. Я стеснительна. На любом рауте я буду лишней. Я…

Кен схватил Ингрид за руки, которыми она размахивала, и притянул к себе. Он взял ее за плечи и встряхнул, желая, чтобы она опомнилась и выслушала его.

— Ты — женщина, которую я люблю. Та самая женщина, на которой я хочу жениться. Та, которая станет матерью семерых моих детей… Я знаю, что ты заикаешься, глупышка! Я же слышал, как ты разговаривала с другими людьми. С Дженнифер, с отцом Ралфом, с Мэдди. Разговаривая со мной, ты не заикалась, и за это я еще больше тебя полюбил. Это значит, что ты мне доверяешь, что тебе со мной спокойно. Это значит, что ты меня любишь больше, чем кого-либо. И я счастлив, что ты выделяешь меня среди других людей.

Ингрид застонала от досады. Кен все еще не понял того, о чем она ему сказала. Как может быть человек таким непонятливым? Разве она не объяснила ему все, не поскупившись на краски?

— С тобой я не заикаюсь… Верно! — крикнула она. — Но не потому, что я тебе доверяю. И не потому, что я тебя люблю! Да, я люблю тебя и доверяю тебе… Но я не заикалась потому, что ты был незрячий, Кен. Ты не мог меня видеть. Это было все равно, что разговаривать с тобой по телефону. Вот почему мне было так спокойно с тобой. От тебя не исходила опасность! Ты не мог меня видеть, а следовательно, не мог судить обо мне.

Ингрид сделала глубокий вдох.

— Я ненавижу в себе это качество, эту боязнь того, что обо мне подумают, но ничего не могу с собой поделать. Я вижу свое отражение в глазах других людей, и мне начинает казаться, что я словно уменьшаюсь в размерах, и в результате — наполовину перестаю быть нормальным человеком. Вот почему я чувствую себя неполноценной. Права была Джанет, я просто трусиха. Я знаю это, полностью осознаю, но ничего не могу с собой поделать. С тех пор как к тебе вернулось зрение, жизнь еще раз доказала, что это так. Я решила уехать, поскольку не могла показаться тебе зрячему. Я боялась предстать перед тобой в невыгодном для себя свете.

— Ингрид, дорогая, — тихо сказал Кен, — ведь я же тебя сейчас вижу.

Она высвободилась из его рук, пересекла комнату и прислонилась разгоряченным лбом к прохладному оконному стеклу.

— Я знаю, знаю. Вот это-то я пытаюсь тебе объяснить. Я могла вести себя естественно только, когда ты был слепым. Теперь ты видишь, и у меня ничего не получится!

Кен подошел к ней и прижал к себе. Она почувствовала жар его тела. Дышать стало трудно. Неудержимая дрожь охватила ее, и она закрыла глаза.

— Ингрид, посмотри на меня.

Она подчинилась — очень неохотно, потому что боялась, что начнет заикаться в его присутствии, боялась увидеть нетерпение в его глазах.

— Разве я изменился? — спросил он, пристально глядя на нее своими зелеными глазами, которые, казалось, проникали ей в душу. — Тебе кажется, что я стал другим человеком?

Ингрид покачала головой.

— Нет. С тобой никогда не было проблем. Проблема заключалась во мне. Она и осталась.

— Я не отрываясь смотрю на тебя… черт возьми, не могу отвести глаза, — сказал он, — с того самого момента, как ты вошла.

Он взял в руку несколько прядей ее волос, подержал, словно взвешивая, затем отпустил, позволив им упасть обратно ей на плечо.

— Инки, ты так прекрасна. — Он зарылся лицом в ее волосы, потом поднял голову и снова впился в нее взглядом. — Твои волосы, твои глаза… Боже, как я тебя люблю!.. А ты еще накричала на меня за то, что я жду тебя. А я без тебя ничто.

— Ты должен вернуться к своей настоящей жизни, — сказала Ингрид, отстраняясь от него. Она обязана сделать все, чтобы он наконец понял ее мотивы. — Ты должен заняться своим делом. Пока тебя там нет, найдется много любителей, которые постараются занять твое место и заполучить выгодный контракт.

— Ты имеешь в виду новый комплекс правительственных зданий в Риджайне. Они выбрали мой проект. Я же говорил тебе, что на мои проекты большой спрос.

Ингрид бросила на него удивленный взгляд.

— Но ведь Джанет сказала…

Он сделал нетерпеливый жест.

— Джанет полагает, что она должна бороться за мои интересы в любых ситуациях. Сначала она выбрала тебя мне в жены, еще до того, как это сделал я. Теперь она считает делом своей чести добиться того, чтобы все это произошло на самом деле. Вот что для нее значит бороться за мои интересы.

Кен улыбнулся.

— Она, конечно, неправа. Я знал, Инки, что ты вернешься. Я верил в тебя. — Он снова погладил рукой ее волосы. — Подумай, ты поедешь со мной на несколько лет в Саскачеван? Зимы там холодные, но ведь мы всегда сможем проводить месяц-другой на Гавайях… каждый год, когда в Канаде холода.

На губах его заиграла зовущая, плутоватая улыбка, которая так нравилась Ингрид. Кен придвинулся к ней и обнял за талию.

— Я тебе гарантирую, что опасности замерзнуть нет никакой.

— Ты меня не слушаешь! — закричала Ингрид. — Я не могу войти в твою жизнь. Я… Ты заключил контракт? И не вернулся туда, на восток?

Кен кивнул.

— Сегодня мой проект получил премию. Они приглашали меня приехать на какую-то церемонию в парламенте. Но я ответил, что меня наняли для строительства, а не для того, чтобы развлекать политиков и прессу.

Ингрид слегка покачнулась.

— Будут еще и другие контракты.

Кен ее поддержал.

— Да, надеюсь. Главе семьи, имеющему жену и семерых детей, нужны средства для их содержания.

— Кен, будь добр, выслушай меня. Тебе нужен человек легкий на подъем, близкий по духу, которому нравится встречаться с незнакомыми людьми… что-то вроде Мэдди, например, или…

Кен снова ее встряхнул.

— Хватит! Ты все пытаешься меня убедить в том, что ты мне вовсе не подходишь… что мне лучше отказаться от тебя и переключиться, скажем, на Мэдди… И при этом еще ни разу не заикнулась!

— Я ни разу не сказала, что ты должен бросить меня и переключиться на Мэдди, — возразила Ингрид.

Она тяжело дышала, сжатыми в кулаки руками упираясь в грудь Кена.

— Нет? Значит, я ошибаюсь. Но все выглядит так, будто ты собираешься бросить меня на произвол судьбы, оставить в одиночестве… Вот я и подумал, может, и Мэдди заслуживает внимания?

— Все это потому… — Дыхание Ингрид сделалось прерывистым, она с трудом вымолвила: — потому что ты мой. — Глаза ее сверкнули. — Она что же, вздумала здесь появиться? Черт возьми, Кен, да она же опасна! Она — блондинка! Тебе это известно. Я уверена, что вы уже успели встретиться. Она сложена как… Словом, она блондинка!

Кен расхохотался.

— Да, она блондинка, сложена как богиня, но это ровно ничего не значит, потому что она — не ты… И обрати внимание, Ингрид, ты опять еще ни разу не заикнулась.

— Все это потому, что я схожу с ума. А когда я в таком состоянии, я никогда не заикаюсь.

— Ну, тогда сходи с ума, любовь моя. И наслаждайся этим. Мне нравится, когда ты выходишь из себя и предъявляешь на меня свои права… А лучше — замолчи и иди ко мне.

Кен запустил пальцы ей в волосы и целовал до тех пор, пока Ингрид полностью не прекратила сопротивление. Он поднял ее и, держа на руках как маленького ребенка, понес на тахту. Он снял с нее джинсовую куртку и начал покрывать поцелуями загорелые плечи.

— Я тебя люблю, — сказал он, гладя ее по волосам. — И никуда не отпущу от себя. Никакие твои выдумки не помогут — теперь мы будем вместе до конца наших дней. Запомни, Ингрид: если я принадлежу тебе, это значит, что и ты принадлежишь мне.

Ингрид облегченно вздохнула.

— Я люблю тебя, — сказала она. — И я, честно, Кен, никогда не думала о тебе как о неполноценном человеке. Ты просто был всегда… ты хочешь иметь семерых детей?

Он захохотал.

— Это можно уточнить. А вот что касается свадьбы, то здесь все ясно.

— Хорошо, — согласилась Ингрид. — Семеро — это, конечно, немного чересчур. А свадьба — звучит как небесная музыка.

Кен улыбнулся ей.

— Так что, ты на меня сердишься?

Ингрид захлопала ресницами.

— Нет. Нет, конечно.

— Мне не хотелось бы этого говорить, дорогая, но ты не сходишь с ума и ничуть не заикаешься. Так что ты об этом скажешь сейчас?

Ингрид обвила его шею руками. И счастливо рассмеялась.

— Вероятно, ты кажешься мне безобидным маленьким ребенком.

Кен встал, бережно поднял ее и понес в спальню.

— Если ты так думаешь, Ингрид Бьернсен, то я должен открыть тебе правду. Сейчас ты будешь заниматься любовью не с ребенком. С тобой я, а я — мужчина.

— Ах, вот как? Тогда докажи это.

И, к удовольствию Ингрид, Кен доказал это.


— Я, Инг-Инг-Ингрид, беру тебя… те-бя… те-бя…

Кен отвел в сторону вуаль с ее лица и мягко дотронулся до подбородка.

— Смотри на меня, — тихо приказал он. — Скажи эти слова мне, любимая.

Ингрид неотрывно смотрела в его сияющие зеленые глаза.

— Я, Ингрид, беру тебя, Кеннет, себе в законные мужья…

Улыбка Кена придавала ей смелости, его глаза подбадривали ее. Ингрид торжествующе улыбнулась и без единой запинки произнесла слова, которые повторяли многие поколения людей до них: —… чтобы быть вместе в радости и в горе до конца наших дней, начиная с сегодняшнего.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке