КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Советские ПТР. Неизвестное об известном (fb2)


Настройки текста:



Б. В. Давыдов СОВЕТСКИЕ ПТР Неизвестное об известном Журнал «Мир оружия», август 2005 г.

Рис. 1. Фрагмент опытного ПТР Владимирова, первый вариант (общий вид — на рис. 3). Образец с выставки в Центральном музее ВОВ, работающей до конца 2005 г.

До 1937 г. проектирование и изготовление противотанковых ружей находилось под эгидой структур Артиллерийского комитета (АК), занимавшихся собственно артиллерией, а не стрелковым оружием. Может быть, из-за этого сложилась традиция причислять к ПТР и оружие калибра 20 мм и выше, что не совсем соответствует понятию «ружье», или более точному термину «винтовка». Первым ПТР, принятым на вооружение в начале 1930-х, было 37-мм ПТР Курчевского. Его довольно скоро сняли с вооружения как не удовлетворяющее требованиям войск по безопасности, маневренности и бронепробиваемости из-за малой начальной скорости снаряда. В январе 1941 г. Наркомат вооружения (НКВ) принял в металлолом для переплавки со складов НКО хранившиеся там 118 штук 37-мм ПТР «К». В данной статье прочие проекты «ружей» подобного калибра будут лишь кратко упоминаться, а проекты 20-мм ПТР получат немного большее освещение.

В марте 1936 г. вышло правительственное постановление, обязывающее разработать проекты ПТР по тактико-техническим требованиям (ТТТ), представленным АУ РККА. Проектирование ружей было поручено ЦКБ-14 в Туле, заводу №2 в Коврове, заводу №8 в подмосковном Калининграде и московским ОКБ-15 и ОКБ АУ. Требования предусматривали бронепробиваемосгь 16 мм на дистанции 600 м, калибр 20–25 мм, вес 35 кг, магазин на 5 патронов, расчет 2 человека и наличие станка. Первым в ноябре 1936 г. на Научно-исследовательском артиллерийском полигоне (НИАП, подмосковный Красноармейск) было испытано опять же 37-мм (?) ПТР, разработанное ОКБ АУ. Оружие было отклонено из-за неудовлетворительной бронепробиваемости, большого веса и малой маневренности.

Целая серия испытаний прошла на НИАП в апреле 1937 г., но все образцы (таблица 1) были отклонены. ПТР Гришеля–Гулина под 12,7-мм патрон ШВАК (рис. 2), называвшееся вначале «ЦКБСВ-50», имело удовлетворительную кучность, но не было пропущено НИАП из-за низкой бронепробиваемости, недоработанной автоматики (32% задержек), малой прочности деталей и устойчивости, Было отмечено также отравляющее воздействие пороховых газов на расчет ПТР из-за неудачного дульного тормоза Слухоцкого (на рис. 2 на образце 1936 г. его еще нет). Ружье Коровина (ЦКБСВ-57) под 20-ми патрон ШВАК разбиралось на две части и имело те же недостатки, что и предыдущее, а также малую живучесть и большой вес. Два варианта ружья Блюма–Владимирова под 20-мм патрон автоматической пушки обр. 1930 г. отличались только тем, что одно имело сошку, а другое устанавливалось на станок. Отмечалась простота и прочность автоматики, но слишком большой вес и недостаточная бронепробиваемость.

Рис. 2. Опытное 12,7-мм ПТР И. Гришеля и Г. Гулина ЦКБСВ-50, ЦКБ-14, г. Тула, 1936 г.
Рис. 3. Опытное 14,5-мм ПТР Владимирова, первый вариант. ЦКБ-2, г. Ковров, 1938 г.
Рис. 4. Снаряжение магазина ПТР Владимирова обоймой с 14,5-мм патронами, 1938 г.

Еще несколько типов ПТР были проверены в августе 1938 г. уже на Научно-испытательном полигоне стрелкового вооружения (НИПСВО) в районе подмосковного Щурово. Автоматика 20-мм ПТР Владимирова работала по принципу длинного хода ствола с поворотным затвором. Полигон отметил конструктивную и производственную простоту оружия, на забраковал его из-за большого веса, неудовлетворительной бронепробиваемости, малой маневренности и отсутствия открытого прицела. Его же 14,5-мм ПТР (рис. 3) имело, по мнению НИПСВО, те же преимущества, а также удачную конструкцию магазина, в который, без отделения его от ружья, помещалась пластинчатая обойма с патронами (рис. 4). По израсходовании патронов обойма выбрасывалась из магазина. Начальная скорость также была удовлетворительной, но ружье забраковали из-за малой живучести ствола (150–200 выстрелов) и неудовлетворительной кучности. Еще одно ПТР Владимирова калибра 12,7 мм имело те же преимущества и недостатки.

ПТР конструкции КБ НИПСВО, разработанное по заданию Арткома АУ, работало на отводе газов, с перекосом затвора вверх, быстро разбиралось на две части. У него были удовлетворительные начальная скорость и бронепробиваемость (20 мм на 600 м). Но и это ПТР не выдержало полигонных испытаний из-за большого веса, малой живучести ствола, плохой кучности. Два варианта ПТР Блюма не прошли полный цикл испытаний на полигоне «из-за отсутствия прицела». Они были забракованы по причине низкой живучести стволов и опасной работы подвижных частей: в одном случае над спиной стрелка, в другом — перед его лицом.

Таблица 1
Некоторые характеристики ПТР, проходивших испытания в апреле 1937 г. и августе 1938 г.
Разработчики Калибр, мм Вес, кг Длина, мм Начальная скорость, м/с Скорострельность, выстр./мин.
Гришель–Гулин, ЦБК-14 12,7 22 - 795 20
Коровин, ЦБК-14 20 47 1890 817 26
Блюм–Владимиров, завод №2 20 83/42 1405 861 20
ОКБ АУ 37 90 - 600 -
Пушка завода №8, обр. 1937 г. 25 108 2930 747 -
Реактивное ружье завода №8 обр. 1937 г. 37 59 - 598 -
Владимиров, ЦКБ-2, Ковров 20 42 2215 831 9
Владимиров, ЦКБ-2 14,5 23 2040 1010 10
КБ НИПСВО 14,5 33 2030 985 10
Владимиров, ЦКБ-2 12,7 23 4145 1034 -
Блюм, ЦКБ-2, обр. 1938 г. 12,7 26 1610 747 -
Блюм, ЦКБ-2, обр. 1937 г. 12,7 28 2030 1018 -
КБ НИПСВО («Маузер») 12,7 16 1850 899 5

Одновременно с самозарядными ружьями полигонным испытаниям было подвергнуто 12,7-мм магазинное ПТР НИПСВО конструкции В. Н. Шолохова (рис. 5). Это ружье являлось модификацией 12,7-мм германского «Маузера» М.1918, производившегося в Туле и Ижевске небольшими сериями для определения баллистических характеристик наших 12,7-мм патронов. Его вес с катками достигал 20 кг. На дистанции 400 м 20-мм броня из него не пробивалась, оставались лишь вмятины глубиной 12–15 мм, поэтому ружье испытаний не выдержало. Но были отмечены и положительные стороны этого ПТР: удовлетворительный вес, хорошая маневренность, простота конструкции, хорошая кучность боя. Такое ружье могло быть легко поставлено на производство, поскольку его прототип изготавливался в ЦКБ-14, а патроны уже выпускались серийно.

Рис. 5. На этой фотографии из книги Болотина «Советское стрелковое оружие» изображено 12,7-мм ПТР конструкции Шолохова на основе ПТР «Маузер» М.1918, а не 14,5-мм ПТР Рукавишникова.
Рис. 6. Это и есть 14,5-мм ПТР Рукавишникова обр. 1939 г. (1 — приемник для обоймы с патронами)

В «Журнале» Арткома, подготовленном 5-м Отделом (стрелкового оружия) в ноябре 1938 г. по итогам этих испытаний, было отмечено, что с 1936 по август 1938 г. было разработано и испытано 15 ПТР, но ни одно из них не удовлетворяет ТТТ и не может быть принято как ротное противотанковое средство. Анализируя ситуацию, АК решил, что в ТТТ был выбран очень крупный калибр, из-за чего вес и габариты ПТР получились слишком большими, не приемлемыми для ротного оружия. Было отмечено, что на испытания представлялись образцы и более крупных калибров, чем указанные в ТТТ, а использование явно маломощных патронов ШВАК не позволило достичь заданной бронепробиваемости. Своевременно не делались выводы из накопленного опыта, повторялись прежние ошибки.

Стоит процитировать целый отрывок из «Журнала»:

«В будущей войне танки чаще всего будут появляться большими массами неожиданно, пользуясь всякими благоприятными условиями. Можно предполагать, что действие ПТ орудий и артиллерии обороняющихся не всегда смогут оказать своевременную поддержку пехоте. В зависимости от условий боя и местности пехота может быть предоставлена сама себе, не имея средств вывести танк из строя. При наступлении громоздкие орудия не сумеют сопровождать отдельные стрелковые части, и танки обороняющегося могут безнаказанно расстреливать их.

В силу этих соображений является необходимостью иметь на вооружении роты ПТ средства, которые могли бы находиться при ней при любых условиях боя и местности. Таким средством является ПТР, посильное по весу и обслуживанию в бою двум человекам. Это ружье может быть использовано с успехом и против других целей, а именно: против пулеметных гнезд, противотанковых орудий и т. п. При обороне эти ружья должны действовать и как кинжальные от 500 до 100 м. Основные требования, которые необходимо предъявить противотанковому ружью, следующие: 1. Малый вес, хорошая маневренность и маскировка. 2. Легкие танки с 20-мм броней должны пробиваться до 500 м при угле встречи 30°. Таким требованиям может удовлетворять ружье калибра 14,5 мм при весе пули 64 г и при начальной скорости 1000 м/с, Лучше пойти на снижение бронепробиваемости (или дистанции), чем на увеличение веса, если взять калибр больше».

Учитывая, что на вооружении пока не было ротного ПТ средства и войска не имели практики их эксплуатации, 5-й Отдел Арткома посчитал необходимым введение в кратчайший срок на вооружение РККА (вплоть до создания более мощного) 12,7-мм магазинного ружья типа «Маузер», переделанного НИПСВО под патрон пулемета ДК. Из всех испытанных самозарядных ПТР было отмечено 14,5 мм ружье Владимирова. Его рекомендовали доработать для улучшения кучности и увеличения живучести. Разработка и изготовление ПТР должны были проводиться на основе ТТТ, разработанных 5-м Отделом. Эти требования предусматривали создание самозарядного ружья калибра 14,5-мм, весом 20–23 кг, длиной 1600–1700 мм, с магазином на 5 патронов. Расчет — два человек, ружье для переноски должно быстро разбираться на две части.

Рис. 7. ПТР Владимирова, 2-й вариант, во время испытаний 1939 г.

«Журнал» утвердил чертежи опытного образца 12,7-мм ПТР под отечественный патрон, присвоив ему индекс 56-В-542А. Было решено заключить договор с ЦКБ-14 на изготовление опытной серии 12,7-мм ПТР типа НИПСВО в количестве 20 штук и организовать в начале 1939 г. войсковые испытания этих ружей. Выдали также задание НИПСВО на разработку и изготовление 14,5-мм ПТР и ЦКБ-2 — на доработку 14,5-мм ПТР Владимирова. «Журнал» был подписан начальником 5-го Отдела Арткома АУ майором Бульбой и сотрудниками отдела военинженерами 2-го ранга Бычковым и Фоминым. Очевидно, к испытаниям не были еще готовы разрабатывавшиеся в Ижевске самозарядное ПТР под новый усиленный 14,5-мм патрон, ПТР того же калибра с сошкой, а также 7,62-мм ПТР от ЦКБ-14.

В августе-сентябре 1939 г. состоялись сравнительные испытания нового образца 14,5-мм ПТР Владимирова (ЦКБ-2) и Рукавишникова (НИПСВО). ПТР Шпитального (ОКБ-15) из-за недоработанной конструкции и большого количества поломок и задержек с полигонных испытаний было снято. Ружье Владимирова было создано по договору с АУ от 9 января 1939 г. и к апрелю было собрано и отлажено. Из-за отсутствия патронов, которые должен был обеспечить заказчик, заводские испытания откладывались на несколько месяцев. Патроны, собираемые НИИЛ-12 на НИПСВО, были плохого качества и стали одной из причин задержек в стрельбе. В конце августа ПТР Рукавишникова несколько раз опробывалось стрельбой после срочной доводки, включая замену ствола.

Автоматика ПТР Владимирова работала за счет использования отдачи при выстреле, ружье имело подвижный ствол с длинным ходом, запирание осуществлялось поворотным поршневым затвором. Питание — из отъемного магазина на пять патронов, помещенных в обойму. В ПТР Рукавишникова использовалось давление отводимых из ствола пороховых газов, воздействовавших на поршень, связанный с подвижной рамой. Запирание обеспечивалось поворотным затвором типа стакана, а питание — через специальный приемник с вилкой, в который вкладывалась обойма с пятью патронами. Результаты стрельб из этих ПТР оказались примерно одинаковыми, было обнаружено значительное количество неисправностей. Самой большой проблемой были задержки, связанные с неэкстракцией гильз. В итоге НИПСВО отдал предпочтение ПТР Рукавишникова.

Таблица 2
Некоторые характеристики ПТР, представленных на испытания в 1939 г.
Система Вес, кг Длина, мм Начальная скорость, м/с Скорострельность, выстр./мин. Кол-во деталей
Владимирова 22,3 2012 1030 15 289
Рукавишникова 23,5 1775 1011 15 100

Комитет Обороны (КО) 7 октября 1939 г. принял постановление «О введении на вооружение РККА 14,5-мм противотанкового ружья конструкции тов. Рукавишникова под патрон 14,5 мм образца 1939 г.» На 1939 г. заводу №2 был установлен план по изготовлению не менее 50 единиц ПТР, а в 1940 — 15 тыс. На заводах №3 в Ульяновске и №46 в Кунцево планировалось изготовить 14,5-мм патроны для ПТР: в 1939 г. — не менее 50 тыс., в 1940 — 8 млн. штук.

Во исполнение этого решения на заводе №2 в декабре 1939 г. было организовано проектное бюро для отработки чертежей и разработки технологии. Но в январе — феврале 1940 г. все силы завода были брошены на работы по пистолету-пулемету ППД и диску к нему, что отрицательно сказалось на выполнении программы по ПТР. В апреле была закончена конструктивно-технологическая отработка чертежей, графико-аналитическая отработка системы, разработка технологического процесса. Под производство ПТР была подготовлена площадь в 3,5 тыс. м2. В 1939 г. на заводе «кустарным» путем была изготовлена опытная партия из пяти ПТР, испытание которой было закончено в январе 1940 г. В 1940 г. по окончательно отработанным чертежам приступили к изготовлению партии в 50 ружей.

Велись работы и над другими образцами ПТР. В планы 1940 г. поставили задание на проектирование и изготовление ПТР под патроны калибра 7,62 мм и 12,7 мм с большой начальной скоростью (БНС), созданные в ЦКБ-14. Планировалось сделать два образца: 12,7-мм самозарядное ПТР весом 15–17 кг и 7,62-мм магазинное весом 7–10 кг. Затем предполагали провести сравнительный анализ ПТР калибров 14,5 мм, 12,7 мм и 7,62 мм для выбора наилучшего решения. Занимавшемуся вооружением укрепрайонов ОКБ-43 выдали задание на разработку конструкции казематной установки для ПТР, спаренного с 7,62-мм станковым пулеметом ДС. Разрабатывало свое самозарядное 14,5-мм ПТР и ОКБ-15. Рассматривался вариант использования в качестве противотанковых средств опытных 14,5-мм пулеметов Дегтярева–Шпагина и Симонина.

Между тем, конструктор Владимиров не согласился с мнением НИПСВО, отдавшего предпочтение ружью его конкурента, и направил жалобу Сталину. В ней он обвинял полигон в пристрастности к ПТР сотрудника полигона Рукавишникова. В марте 1940 г. для рассмотрения его жалобы была создана комиссия, в составе которой были Нарком вооружения Ванников и представители Управления стрелкового вооружения (УСВ) АУ. Комиссия рассмотрела жалобу, ознакомилась с актами испытаний 1939 г. и образцами оружия. Анализ актов показал, что кучность боя и бронепробиваемость ружей примерно равны, но полигон посчитал, что ПТР Рукавишникова (далее — ПТРР) удовлетворяет требованиям ТТТ, а Владимирова (ПТРВ) — нет. Не касаясь вопросов технологии, было признано, что ПТРР не имеет больших преимуществ перед ПТРВ, ружья равноценны, кроме длины и энергии отдачи. Комиссия постановила провести повторные сравнительные испытания этих ПТР в 1940 г. на НИПСВО. Заводу №2 приказали в апреле изготовить два ПТРВ, а патронному Третьему ГУ НКВ — 1000 патронов калибра 14,5 мм.

Руководство завода №2 также высказало свое мнение, заявив, что технологическое оборудование и затраты времени для изготовления ПТРР и ПТРВ примерно одинаковы. Было указано, что обработка деталей для ПТРВ проще, несмотря на большее их количество. Правда, отметили, что для обработки коробки ПТРВ из-за ее больших размеров требуются крупные токарные и расточные станки. Для заготовки этой коробки также нужна специальная толстостенная труба длиной 190 см. По мнению завода, производственная сборка и отладка ПТРВ была также менее сложна и требовала меньше времени, хотя выводы были сделаны на основе первого образца ПТР Владимирова, а не второго, проходившего сравнительные испытания.

Распоряжением КО от 17 июня 1940 г. была создана комиссия по проверке ПТРР и ПТРВ под председательством начальника УСВ Склизкова. Повторные полигонные испытания были проведены с 26 июня по 2 июля. ПТРВ изготовили для испытаний по чертежам опытного образца, а ружье конкурента взяли из серии в 50 единиц с завода №2. В ходе испытаний у ПТРВ выявили недопустимо большую отдачу, сильно утомлявшую стрелка. Отсутствие приклада также признали неудобным. ПТРР при стрельбе засыпало стрелка песком, пылью, мелкой травой и обдавало горячими газами, что сильно затрудняло стрельбу. При принятии на вооружение ПТРР в комплекте к нему был предусмотрен брезентовый чехол-подстилка для крепления к грунту под дульным тормозом (не трудно представить, как второй номер в бою под огнем перемещает этот брезент при изменении направления стрельбы или смене огневой позиции!). ПТРР было чувствительно к запылению, при этом заклинивало его подвижную систему. У него было 70% задержек с сухими патронами заводского изготовления, а у ПТРВ — 17%. При стрельбе патронами, покрытыми слоями парафина и лака, ПТР работали лучше. Автоматика ружья не работала при упоре его в массивную неподвижную опору, а также совсем без упора, на весу.

В итоге комиссия сделала вывод, что ружья испытания не выдержали и их необходимо доработать, прежде всего, для стрельбы нормальными, непарафинированными патронами, и устранить неэкстракцию гильз. Комиссия отметила хорошую живучесть деталей, особенно стволов, которая увеличилась в 1,5 раза по сравнению с предыдущими испытаниями, Отметили необходимость доработки и патрона. В конце протокола была фраза: «С актом комиссии ознакомлен и с выводами согласен» и стояли личные подписи Владимирова и Рукавишникова. Через несколько недель, 26 июля 1940 г., КО принял постановление, гласившее: «ПТР 14,5 мм и боеприпасы к нему с вооружения снять и производство прекратить».

Здесь уместно вернуться к расхожему мнению, что ПТРР сняли с вооружения из-за того, что оно, по мнению маршала Кулика, не способно пробить броню неких новых немецких танков. Действительно, Зам. наркома обороны по вооружению не раз заявлял об усилении бронирования танков. Например, на совещании хозяйственного актива НКВ в январе 1941 г. он сказал: «Враг изобрел втихомолку такую броню, которую не пробивала бронетанковая французская пушка». Но заметьте, что ни в ходе разбирательства по письму Владимирова, ни в рекомендациях комиссии по повторным испытаниям не было ни слова о недостаточной бронепробиваемости ПТР. Более того, и снятое с вооружения ПТРР, и его конкурент ПТРВ продолжали активно дорабатываться, но не в направлении увеличения их бронепробиваемости. Полагаю, что демонизация роли Кулика в этом вопросе является одним из мифов, кочующих из издания в издание.

Не совсем ясно, всю ли партию в 50 ПТР Рукавишникова успели сделать на заводе №2 в Коврове. По отчетам, отгружено ГАУ 14 штук, а патронным заводам №46 НКВ и №3 — соответственно два и одно ПТР. Всего 17 ПТРР и одно ПТРВ для испытаний. С завода №74 в Ижевске успели отгрузить в Ковров 1642 ствола для ПТРР, а на заводе №46 в Кунцево выпустили 600 тыс. 14,5-мм патронов. Завод №3 в Ульяновске также принимал участие в производстве 14,5-мм патронов, но, вероятно, не успел наладить их серийный выпуск.

Рис. 8. БаС-2 — опытное 14,5-мм ПТР Бачина–Светличного. Завод №74, г. Ижевск, 1940 г.

Продолжалась доработка имеющихся ПТР и разработка новых. Например, в плане опытных работ ОКБ-15 на 1941 г. было предусмотрено 14,5-мм ПТР со сроком сдачи в июле. За счет госбюджета на это выделялось 250 тыс. руб. На заводе №74 в 1940 г. разработали 14,5-мм ружье БаС-2 главного конструктора завода Бачина и Светличного (рис. 8). Его автоматика работала за счет энергии пороховых газов, отводимых через специальное отверстие в канале ствола. Запирание производилось посредством перекоса затвора вниз. Уделялось внимание и боеприпасам. Так, оценке подвергся 7,92-мм патрон от трофейного польского ПТР.

В конце 1940 — начале 1941 гг. были проведены испытания модернизированного ПТР Рукавишникова. В акте НИПСВО по их результатам ружье получило положительное заключение. В июне на НИПСВО были проведены параллельные испытания БаС-2 и двух доработанных образцов ПТР Рукавишникова. БаС-2 испытания не выдержало из-за недостаточной бронепробиваемости, большой энергии отдачи, малой живучести и неотработанной подачи патронов из магазина. ПТР Рукавишникова в отчете НИПСВО от 23 июня 1941 г. было рекомендовано для принятия на вооружение. По сравнению с образцом 1939 г., ПТР было доработано и несколько изменено, но дало 3,6% задержек, причем, в основном, смазанными патронами.

Возможно, на выводы НИПСВО повлияло то, что примерно в мае 1941 г. Рукавишников направил жалобу в ЦК ВКП (б) тов. Маленкову. В ней описывались плохие условия для его конструкторской работы на НИПСВО, которая к тому же дает основания «конкурентам» обвинять полигон в пристрастности к образцам Рукавишникова. Конструктор полагал, что при принятии в 1940 г. решения о снятии его ПТР с производства были преувеличены отрицательные стороны ружья и преуменьшены положительные. На конструкцию оружия работниками завода №2 и наркомата списывались недостатки производства и его организации, они же выступали за повторные испытания.

Рукавишников писал: «Правда, протащить систему Владимирова и на этот раз не удалось, так как в ней выявлена полная невозможность ее дальнейшей доработки и опасность для самого стреляющего, но зато удалось окончательно сорвать систему Рукавишникова, использовав „теорию“ непригодности ружей для борьбы против бронесил противника, В результате наша пехота осталась без противотанковых ружей, а армии воюющих стран, имея не плохую противотанковую артиллерию, одновременно и с успехом используют ружья, несмотря на то, что они значительно хуже наших». Напомню, что ни в одном из изученных мною архивных материалах не ставилась под сомнение способность ПТР бороться с танками.

Причинами плохих результатов испытаний его ПТР конструктор считал патроны и ружье заводского изготовления, чего не было с опытными ружьями и патронами, сделанными на НИПСВО. Доработанное облегченное ружье с улучшенным дульным тормозом дало хорошие результаты по отчетам НИПСВО за декабрь и январь 1941 г. Рукавишников полагал, что, доработав гильзу патрона по чертежу НИПСВО и снабдив его новыми элементами (сердечник и порох), можно будет достигнуть пробивания брони, значительно превышающей 40–50 мм. Он просил модернизировать 20–30 штук его ПТР, находящихся на консервации на заводе №2, и передать их на полигонные и войсковые испытания. Жалобу, очевидно, направили для рассмотрения в СНК, потому что в копии сохранилась резолюция зам. председателя Н. Вознесенского от 3 июня: «тт. Ванникову и Кулику (лично). Прошу сообщить Ваше заключение о „ПТР“ Рукавишникова и вообще о жалобе т. Рукавишникова». Там же была и резолюция нового Наркома вооружений Д. Устинова (Б. Ванников 6 июня был арестован) от 16 июня: «т. Барсукову. Нужно дать мне все материалы по этому вопросу, в том числе решение НКО».

Справки по ПТР стали составлять в тот же день. Памятное всем 22 июня 1941 г. и последующие тяжелые дни отмечены в архивных документах НКВ активной перепиской по ПТР Рукавишникова — от истории его разработки до проектов принятия на вооружение вновь. Были приведены соображения по организации производства 50 тыс. ПТР в год, Нарком Устинов 5 июля направил Вознесенскому проект постановления о принятии на вооружение ПТР Рукавишникова. Поскольку НКВ на своих предприятиях не мог обеспечить это производство без ущерба для выпускаемой продукции, то предлагалось разместить изготовление ПТР Рукавишникова на заводе им. Фрунзе НК общемаша в г. Шуе, а ружью присвоить наименование «14,5-мм ПТР образца 1941 г.» Планировался выпуск в 1941 г. 5 тыс. штук, а в сентябре — первых 200 штук. На заводе №3 в Ульяновске предполагали организовать производство 14,5-мм патронов по чертежам НИПСВО, в том числе с сердечником из керамических сплавов, На письме есть резолюция: «Вызвать 6.7 т.т. Устинова, Паршина и Горемыкина. 14 часов». Последние — наркомы общемаша и боеприпасов. Еще в одном проекте от 20 июля Устинов предлагал начать производство ПТР Рукавишникова на заводе «Автотрактородеталь» в Саратове, передав его в НКВ.

Рис. 9. Немецкое ПТР PzB.39, аналог которого выпускался в 1941 г. в Туле

Передать этот завод в НКВ Устинов просил Сталина еще в письме от 9 июля, в котором предлагал организовать на нем производство ПТР по типу германского 7,92 мм PzB-39 (рис. 9) и обеспечить в 1941 г. выпуск 30 тыс. штук таких ружей. Испытания трофейного ружья прошли на НИПСВО днем ранее, причем имелось всего 7 патронов. Ружье пробивало 20-мм бронеплиту под углом 20° на расстоянии до 500 м включительно. Намечалось также наладить выпуск патрона к нему, включая разработку пороха и металлокерамического сердечника. Для разработки и проверки технологии производства НКВ должен был изготовить на заводе №66 в Туле 5 тыс. ПТР. Производство освоили в Туле к середине сентября, но были проблемы с тугим перемещением затвора, осечками, поломками деталей, неэкстракцией гильз, освоением патрона и т. д. Изготовленную до эвакуации партию ПТР примерно в 2 тыс. штук решили допустить в войска, но другие данные говорят о приемке только 426 7,92-мм ПТР.

Начальник ГАУ Яковлев в письме от 16 июля 1941 г. просил НКВ в качестве временной меры, пока вопрос о производстве 14,5-мм ПТР Рукавишникова находится в стадии разрешения, в июле — августе изготовить серию 12,7-мм магазинных ружей в количестве 1000 шт. Речь шла о ПТР, разработанном НИПСВО в 1938 г. на основе 12,7-мм винтовки «Маузер». ПТР на 400 м пробивало 20-мм броню пулями из металлокерамического сплава. Предлагалось развернуть производство этого ружья полукустарным способом на целом ряде небольших предприятий, не связанных с изготовлением вооружения (мастерские Бауманского института, ОКБ-16 и др.) Письмо было сделано на бланке Управления стрелкового вооружения ГАУ (бывший 5-й отдел Арткома), возглавляемого полковником Бульбой. Несомненно, что именно оттуда исходила инициатива этого предложения, родившегося еще в ноябре 1938 г. Такое же письмо с проектом постановления ГКО было направлено Яковлевым 19 июля, но уже на своем бланке, заместителю председателя ГКО Молотову. На письме есть резолюция Молотова от 24 июля с просьбой разобраться Вознесенскому, который через три дня направил запрос в НКВ.

Но еще 18 июля состоялся приказ по НКВ, в котором институту им. Баумана разрешалось принять заказ УСВ ГАУ на изготовление индивидуальным способом 12,7-мм ПТ ружей. Согласно докладу Устинова Молотову, к 11 августа в действующую армию было отправлено 40 штук 14,5-мм ПТР и 150 — 12,7-мм, а 250 штук 12,7-мм ружей находились в производстве. Впрочем, есть и документ, где месяцем позже ГАУ жаловалось, что не приняло ни одного такого ружья. 12,7-мм ПТР собирали также в ОКБ-16, а комплектующие для них изготавливали на других предприятиях. Достоверной информации о точном объеме производства этого ПТР не обнаружено. Упомянутые 40 штук 14,5-мм ПТР явно были ружьями Рукавишникова, выпущенными в 1940 г. и затребованными с завода №2 и складов. Что касается организации производства ПТР Рукавишникова, то Устинов 1 августа просил передать НКВ всё тот же завод в Саратове. Комиссией Военного совета Западного фронта 8 августа были проведены испытания 12,7-мм ПТР типа «Маузер» и 14,5-мм ПТР Рукавишникова. Оба ПТ ружья при стрельбе пулей БС-41 с металлокерамическим сердечником пробивали броню легкого и среднего танков, за исключением лобовой части корпуса. Кстати, лобовую броню среднего танка не могла пробить и 45-мм противотанковая пушка.

С 6 по 12 августа на НИПСВО были проведены испытания 7,92-мм ПТР и 14,5-мм ПТР Симонова (ПТРС), которое он сконструировал на основе своей 7,62 мм самозарядной винтовки.

Рис. 10. Дульный тормоз ПТР Дегтярева, вид спереди. Видны мелкие технологические клейма.
Рис. 11. Схема ПТРС.
Рис. 12. Обойма ПТРС с пятью 14,5-мм патронами с бронебойно-зажигательной пулей Б-32 и сумка для патронов. Обойма с патронами вставлялась в магазин.
Рис. 13. ПТРС, вид справа: 1 — спусковой крючок, 2 — защелка (чека) крышки ствольной коробки, 3 — предохранитель.

Результаты у ПТРС оказались лучше, чем у Рукавишникова на испытаниях в июне. Рекомендовалось в дополнение к сравнительно легкому 7,92-мм ПТР принять на вооружение ПТРС в качестве более мощного ПТ средства. Постановлением ГКО от 10 августа производителем 7,92-мм ПТР был определен завод «Автотрактородеталь», переданный в НКВ и получивший позже №614. Постановлением ГКО №597сс от 29 августа 1941 г. 14,5-мм ПТР Симонова было принято на вооружение. Его производство решили организовать также в Саратове. Хотя военные торопили с поставками ПТРС, его доводка и освоение в производстве затянулись.

Еще в июле в Коврове Дегтярев начал разрабатывать свое ПТР, называвшееся вначале «КБ-2» — по названию КБ, которое он возглавлял. После ряда доработок два варианта этого ПТР (рис. 14 и 15) были испытаны 27–28 августа на НИПСВО. Автоматика обоих ружей работала за счет отдачи ствола с длинным ходом, но степень автоматизации процесса перезаряжания у них была разной. Ружья имели коробчатые магазины разной формы емкостью пять патронов. У первого варианта ПТ ружья магазин отдаленно напоминает магазин ПТР БаС-2, а у второго явно был использован магазин от ПТР Владимирова. Он оказался неисправен (при стрельбе выскакивала обойма в лицо стрелку), и испытания проходили без магазина. Вынесенные влево мушка и прицел значительно уменьшали эффект миража при нагретом стволе.

Рис. 14. Опытное ПТР Дегтярева (КБ-2), 1-й вариант. Август 1941 г.
Рис. 15. Опытное ПТР Дегтярева (КБ-2), 2-й вариант. Август 1941 г.
Рис. 16. Дульные тормоза (1) и мушки (2) ПТРД (слева) и ПТРС (справа).

В отчете НИПСВО давались сравнения ПТ ружей Дегтярева с ружьями Рукавишникова и Симонова. По начальным скоростям пуль все они были равноценны и при одном типе патроне должны были обеспечить одинаковую бронепробиваемость. По весу ПТР Дегтярева №2 было на 6–9 кг легче остальных ружей, по габаритам все ружья близки, кроме ПТР Симонова. У обоих ПТ ружей Дегтярева была лучшая кучность, чем у ружей Симонова и Рукавишникова. Оба ружья Дегтярева были чувствительны к загрязнению и густой смазке. При выстреле откатывающийся затвор ударял по переднему краю каски стрелка. Оба ружья не выдержали испытаний. Но они имели преимущества по простоте изготовления. Поэтому при условии устранения недостатков ПТР №2 предложили для дальнейшей доработки. Обратим внимание, что на фото опытные ПТР Дегтярева еще имели дульные тормоза, как ПТРС. Есть сведения, что это тормоз доработанного ПТР Рукавишникова, поставленный потом и на ПТРС. На серийных ПТРД, очевидно, от него отказались из-за сложности изготовления (рис. 16).

После доработки второго образца ПТР Дегтярева его испытали 12–13 сентября на НИПСВО. Ружье стало однозарядным, были внесены изменения в конструкцию рукоятки, сошки, упора для щеки, ствольной коробки. Ввели деревянную ручку для переноски ружья вместо асбестовой намотки на дульной части, которая предохраняла руки от ожогов (рис. 15, поз. 1). Возможно, из-за износа ствола немного хуже стала кучность стрельбы, но она все равно осталась выше, чем у ружей Симонова и Рукавишникова. Были отмечены небольшой вес, простота конструкции и обслуживания ружья. Но удары по каске стрелка, неустойчивость сошки, чувствительность к густоте смазки устранить не удалось. При выстреле пистолетная рукоятка все также весьма болезненно ударяла в руку стрелка. Но из-за простоты конструкции ружье опять рекомендовали к доработке и затем к сравнительным испытаниям с поступившими на НИПСВО однотипными конструкциями ПТ ружей. НКВ и ГАУ просили о запуске доработанного ПТР Дегтярева в производство.

Рис. 17. Схема ПТРД.
Рис. 18. Схема работы автоматики ПТРД. Красным цветом выделена рукоятка затвора, желтым — гильза, синим — неподвижные части.

Завод №2 в Коврове в октябре выпустил первые 522 ПТРД, причем использовались заготовки стволов, полученные в 1940 г. для производства ПТР Рукавишникова. Постановлением ГКО от 4 ноября заводу увеличили план, а также было принято решение о производстве ПТРД и на заводе №74 в Ижевске. Документацию из Коврова в Ижевск и заготовки стволов в обратном направлении распорядились срочно перебросить самолетами. Постановление ГКО от 9 ноября обязывало увеличить производство ПТРС на заводе №614 в Саратове и организовать дополнительно их выпуск на заводе №54 в Златоусте, куда была эвакуирована основная часть завода №66 из Тулы (не было выполнено). Кроме того, этим постановлением ПТРС запускались в производство и на заводе №74 в Ижевске, но без ущерба для производства на нем ПТРД. Завод в Ижевске 6 ноября получил задание на производство ПТРД, а 11 ноября — ПТРС. Из-за отсутствия свободных площадей изготовление деталей было распределено по цехам основного производства за счет их уплотнения. Позже производство ПТ ружей было переведено во вновь выстроенные деревянные бараки. В ноябре завод №74 выпустил первые 36 ПТРД, а в декабре — 2 ПТРС. В Саратове в том же месяце сделали первые 75 ПТРС, хотя его освоение шло с 1 октября, а выпуск 7,92-мм ПТР так и не был налажен.

Зимой 1941–1942 гг. с фронтов на ПТ ружья особых нареканий не поступало, но с наступлением тепла и появлением пыли пошли массовые претензии на тугую работу затвора, затрудненную экстракцию гильз и другие недостатки ружей. В начале мая 1942 г. на НИПСВО были проведены испытания ПТРД и ПТРС, выпущенных всеми заводами-изготовителями, подтвердившие обоснованность жалоб из войск. Большие претензии были и к качеству патронов. На заводе №17 в Барнауле из-за раздутия стенки гильзы при стрельбе из ПТРС забраковали весь месячный выпуск 14,5-мм патронов, примерно 400 тыс. штук. Всю партию направили на оружейные заводы для использования на испытательных стрельбах. На заводах пришлось форсировать конструкторскую и технологическую доработку обоих ПТР, которая велась и до этого. Например, на ПТРС отказались от наплечника на прикладе и поставили новую сошку (рис. 25 и 26).

Рис. 19. ПТРД, вид слева: 1 — спусковой крючок, 2 — затворная задержка, 3 — предохранитель.
Рис. 20. Клеймо ковровского завода №2 НКВ на ПТРД, 1943 г.
Рис. 21. Клеймо саратовского завода №614 НКВ на ПТРС, 1943 г.
Рис. 22. Клеймо ижевского завода №622 на ПТРС, 1943 г.
Рис. 23. Сборочный конвейер ПТРС на заводе №614 в Саратове, 1944 г.

Впрочем, окончательно избавиться от недостатков ПТРД и ПТРС так и не удалось. В руководстве службы присутствовало требование смазывать патронник не только перед стрельбой, но и через каждые 10–15 выстрелов. Вспоминается рассказ отца о том, как много патронов пришлось ему потратить, чтобы в ночном бою зимой 1944 г. подбить немецкий танк. Очевидно, что в боевых условиях регулярная смазка патронника была затруднительна.

Рис. 24. Слева — наводчик ПТР 283 сд рядовой Давыдов Владимир Алексеевич (1925–1995), 1944 г. Орденом Отечественной войны II степени за подбитый танк награжден приказом по ЗА от 9 апреля 1944 г.

С 1 июля 1942 г. из состава завода №74 был выделен завод №622, куда вошло и производство ПТ ружей, а с 1943 г. на нем выпускали только ПТРС. С октября этого года ПТРД стали выпускать на заводе №385 в Златоусте, прекратив с ноября его производство в Коврове. В Саратове выпускали ПТРС по июнь 1944 г., в Ижевске — по декабрь. В Златоусте прекратили делать ПТРД в марте, но затем выпустили мелкую партию в декабре. В 1945 г., согласно документам, ПТ ружья уже не выпускались.

В ходе войны были созданы и испытывались многие опытные ПТР: два варианта 12,7-мм однозарядного ПТР Рукавишникова, однозарядное 14,5-мм ПТР Никитина–Романова под мощный патрон (рис. 27), 14,5-мм ПТР Блюма, Горова и другие. 20-мм ружье РЕС (Рашкова–Ермолаева–Слухоцкого) даже выпускалось малыми партиями для войсковых испытаний.

Рис. 25. Приклады ПТРС с наплечником и без него.
Рис. 26. Старый и новый (справа) варианты сошки для ПТРС.
Рис. 27. Опытное 14,5-мм ПТР Никитина–Романова, 1942 г.

Стоит сказать немного и о попытках установить на ПТ ружья оптические прицелы. Уже на опытный образец 14,5-мм ПТР Владимирова в 1938 г. был поставлен оптический прицел, сделанный по типу винтовочного прицела ПЕ (рис. 3). В октябре 1939 г. были утверждены ТТТ на установку оптического прицела на 14,5-мм ПТР образца 1939 г. (Рукавишникова). Прицел предназначался для стрельбы по удаленным и замаскированным целям, например, пулеметным гнездам. Из-за того, что заказчик не предоставил исходные данные, к разработке прицела с рабочим названием ПЕ-3 так и не приступили. В августе 1942 г. испытывался оптический коллиматорный прицел 2ПР для ПТРД. Прицел был простейшего типа и состоял из объектива и сетки с перекрестием, не имел увеличения, а вес его вместе с кронштейном составлял всего 270 г. В мае 1943 г. проходило испытания ПТРС с прицелом ПУ и кронштейном Кочетова, у которого заменили только основание (рис. 28). Была отмечена сбиваемость установок шкал барабанчиков прицела, что неудивительно, поскольку это было недостатком и на снайперских винтовках с гораздо меньшей отдачей. Ставить оптические прицелы на все ПТ ружья сочли нецелесообразным, а для стрельбы по малоразмерным целям и по замаскированным танкам предлагалось иметь отдельные снайперские ПТР, снабженные оптическими прицелами типа ПУ. В августе 1943 г. испытывались ПТРД и ПТРС с прицелами ПУ и специально разработанными кронштейнами (рис. 29). Новые кронштейны не улучшили ситуацию, так как установки барабанчиков при стрельбе по-прежнему сбивались. Увеличить удаление выходного зрачка на безопасную для стрелка дистанцию с ПУ было нельзя, поэтому испытывался прицел ПУГ с увеличением 1,9× (рис. 30). На прицел ПУ был установлен новый окуляр и шкала дальностей в соответствии с баллистикой ПТР. Были отмечены неудобство прицеливания, недостаточное увеличение, сбиваемость установок шкал, а в поле зрения прицела попадали дульный тормоз и мушка.

Рис. 28. ПТРС с оптическим прицелом ПУ на стандартном кронштейне Кочетова, 1943 г.
Рис. 29. Противотанковое ружье ПТРД с оптическим прицелом ПУ на опытном кронштейне,1943 г.
Рис. 30. ПТРС с опытными оптическим прицелом ПУГ и кронштейном, 1944 г.
Таблица 3
Данные ПТР периода ВОВ
ПТР Калибр, мм Вес, кг Длина, мм Начальная скорость, м/с Скорострельность, выстр./мин.
БаС-2 14,5 18,4 1900 - -
PzB.39 7,92 12,8 1595 1189 -
ПТРД 14,5 17,5 2000 1020 8–10
ПТРС 14,5 22 2140 1020 15
Таблица 4
Производство 14,5-мм ПТР в 1941–1944 гг., шт.
Производители Тип ПТР 1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г. Всего
Завод №2 НКВ, Ковров ПТРД 16038 144959 78463 - 239460
Завод №74, с 1 июля 1942 г. — №622 НКВ, Ижевск ПТРД 1611 40040 - - 41651
ПТРС 2 29416 42521 19436 91375
Завод №614 НКВ, Саратов ПТРС 75 35227 38346 13539 87187
Завод №385 НКВ, Златоуст ПТРД - - 5719 6334 12053
Итого 17726 249642 165049 39309 471726
Таблица 5
Производство 14,5-мм патронов в 1940–1945 гг., млн. шт.
Производители 1940 г. 1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г. 1945 г. Всего
Завод №3 НКВ, Ульяновск - 0,4 32,7 33,6 27,1 4,7 98,5
Завод №17 НКВ, Барнаул - - 3,7 3,1 0,1 - 6,9
Завод №44 НКВ, Москва - - 8,1 9,8 4,7 - 22,6
Завод №46 НКВ, Кунцево, с ноября 1941 г. — Свердловск 0,6 0,5 3,4 3,5 2,9 0,9 11,8
Итого 0,6 0,9 47,9 50,0 34,8 5,6 139,8



«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики