Скорцени. Загадки «человека со шрамами» (fb2)


Настройки текста:




Из всех забавных историй, которые рассказывают обо мне, самые забавные — это те, что написаны историками.

Отто Скорцени

От автора

Война странная штука, норой она выдвигает на главные роли самых обыкновенных людей. Судьба этих людей кажется простой и хорошо известной, но это не всегда так. Отто Скорцени был таким «маленьким человечком», но обстоятельства военного времени круто изменили его судьбу…

Осенью 1943 года гигант с обезображенным шрамами лицом стал известен всему миру. Его фамилию часто повторяли то со страхом, то с восхищением, а то и с ненавистью. Фигура человека, прозванного «диверсантом № 1» и «самым опасным человеком в Европе», до сих пор вызывает самые горячие споры. Кто-то считает его талантливым диверсантом, а кто-то лишь удачливым сочинителем.

Даже после смерти имя этого человека рождает многочисленные мифы и домыслы, а отсутствие подготовленной должным образом биографии лишь усугубляет ситуацию.

Надеюсь, что предлагаемая вашему вниманию книга развеет многие мифы и даст аргументированный ответ на вопрос, кем же на самом деле был Отто Скорцени.


Автор выражает горячую признательность за помощь в работе над книгой О.И. Бэйде, Д.А. Жукову, И.И. Ковтуну, С.П. Фрулеву и С.Г. Чуеву, а также своей семье за терпение и поддержку.

Юность Скорцени

Герой этой книги родился 12 июня 1908 года в Вене в семье Антона (1867–1942) и Флоры (урожденная Зигер, 1875 1970) Скорцени. Свою фамилию предки Скорцени получили от Скорценского озера в Познаньском воеводстве. Позже из Польши они перебрались в город Егер (чешский город в Австро-Венгрии). Его отец, в прошлом офицер австровенгерской армии, архитектор, отличался тихим нравом и питал склонность к либерализму. Новорожденный Отто отличался от других малышей, родившихся тем солнечным утром, ростом, весом и громким голоском. Он был вторым сыном в семье. Крещение ребенка состоялось в Вене по католическому обряду Детство Отто протекало в Вене, он рос крепким и физически развитым мальчиком.

Окончив народную школу, в 1919 году Отто поступил в гимназию. От других учеников гимназии его отличал исполинский рост. Юный Скорцени активно занимался спортом — легкой атлетикой, лыжами, футболом. Позже он увлекся плаванием на каяке по Дунаю. Знакомство с судоходством на Дунае позже позволит Скорцени разработать одну из своих отчаянных операций. Уже в то время молодой австриец живо интересовался политикой и, как многие австрийцы, тяготел к Германии. 19 марта 1919 года австрийское национальное собрание повторно постановило, что «Австрия является интегральной частью Германской империи». Позже это станет дополнительным нацистским козырем при присоединении Австрии к Третьему рейху. Но вернемся к нашему подопечному — в 1922 году он вступил в прогерманский Немецкий союз учеников средней школы в Вене. Однако политика не мешала учебе в гимназии.


Семья Скорцени (слева направо) — Флора, Альфред, Отто (в белой матроске), сестра главы семейства, Антон


В 1926 году Отто был зачислен в Высшую техническую школу в Вене, ранее ее закончил и его брат Альфред (1900–1970). Сокурсниками Скорцени были преимущественно ветераны Первой мировой, вернувшиеся в школу закончить прерванное войной обучение. В технической школе, как и в других университетах Австрии и Германии, существовал свой студенческий союз-братство, т. н. бурш — Schlagende Burschenschaft Markomannia — фехтующее братство Маркоманния[1].

Первое студенческое братство было образовано в 1815 году в Йенском университете[2]. Позже возникло деление братств на корпуса (korps — немногочисленные объединения студентов-аристократов), бурши (Burschenschaft — наиболее распространенная организация), землячества (Landsmannschaft — территориальное объединение), гимнастические общества (Tumerschaft), певческие общества (Sangerschaft), религиозные братства (Christliche Verbindungen).

Братства имели строгую внутреннюю иерархию. В состав братства входили следующие категории членов: новички — т. н. фуксы (Fuchs), студенты старших курсов (Fuchsmajor), активные члены бурша (Aktiver Bursch), неактивные члены бурша (Inaktiver Bursch) и почетные члены (Alter Herr).

Братства славились своими традициями, в том числе и совсем не мирными. Среди их участников были популярны дуэли, поэтому все братства подразделялись на фехтующие и нефехтующие, к последним относились в основном религиозные братства. Нередко дуэли возникали из-за сущих пустяков, но длились до первой крови. Лицо, не принявшее вызов, исключалось из братства.

Дуоли были видом мензурного фехтования (от латинского слова mensura — мера). Дуэлянты перед поединком располагались таким образом, чтобы обмениваться ударами не сходя со своего места. Отступать на этих дуэлях считалось не позволительным, более того дуэлянты сражались, наклонив голову вперед, навстречу рапире противника, правда, на тело при этом надевались защитные доспехи — стеганый жилет и небольшой стеганый фартук, доходивший до середины бедра. Вооруженная рука дуэлянта защищалась стеганым рукавом и накладным кожаным нарукавником, а другая рука, защищенная лишь небольшим наплечником, закладывалась за спину. Голова при этом оставалась незащищенной, за исключением глаз, на которые надевались особые металлические очки с сеткой и шеи, которую закрывал стеганый шарф.

Бурши уделяли особое внимание обучению своих членов искусству фехтования. Для этой цели выделялись особые фехтовальные часы. Как правило, за обучение отвечал профессиональный преподаватель либо вице-президент бурша. Негласным правилом большинства буршей было требование, чтобы каждый член бурша хотя бы раз участвовал в поединке.


Отто Скорцени с товарищами после поединка (на фото второй справа в нижнем ряду)


В начале XX века поединок состоял из раундов (партий). Дуэль членов бурша состояла из 40 раундов для членов братства и 15 для новичков-фуксов. На протяжении каждого раунда дуэлянты наносили друг другу от четырех до шести ударов. По окончании всех раундов производился подсчет попаданий и оглашался результат дуэли. При ранении одного из дуэлянтов бой прекращался. Участник дуэли, отметившийся клинком на лице своего противника, признавался победителем.

Основным дуэльным оружием была рапира, называемая в обиходе шлегером (Schläger или Mensurschläger). Рапира имела прямой длинный клинок (около 85 см). Ширина клинка составляла примерно 1 см. Кончик клинка срезался под прямым углом. В зависимости от земельных традиций рапиры имели разные гарды-рукояти и украшения.

В свой бурш Скорцени был принят в 1927 году. Члены Маркоманнии имели свою униформу — круглые белые шапочки (Studentenmütze) и черно-желто-белые (цвета старой Австро-Венгрии) шарфы (Fuchsenband), носившиеся через плечо.

За свою студенческую жизнь Отто Скорцени 14 раз сражался на дуэлях. Его лицо навсегда сохранило память о них — левая сторона была изуродована рапирами противников. После войны журналисты даже прозвали Скорцени «искромсанный». Подобные отметины на лице со студенческих времен остались и у многих других представителей элиты Третьего рейха. В СС[3] шрамами щеголяли Эрнст Кальтенбруннер и Гейнц Рейнефарт, в партии — Франц Зельдте и Адольф Вагнер. Имелись «носители» шрамов и в рядах вооруженных сил.

30 января 1927 года в бургенландском городке Шаттен-дорфе состоялась очередная стычка между социалистами и хаймверовцами[4]. В стычке погибли инвалид-фронтовик и 8-летний сын одного из рабочих, несколько человек были ранены. После этого по всей стране вспыхнули забастовки. Леворадикальные студенты попытались захватить власть в студенческих организациях и привлечь студенчество к антиправительственным выступлениям. Стоит сказать, что среди австрийских студентов были люди с самыми разными взглядами. Скорцени примыкал к той части студенчества, что придерживалась националистических, антисемитских и шовинистских убеждений. Эти люди ежегодно собирались в первое воскресенье сентября на манифестацию националистов на Гельденплаце. В феврале 1927 года националистически настроенные студенты организовали Академический легион, к которому присоединился и Отто. Он активно участвовал в жизни легиона и потому стал знаменосцем организации на сентябрьской манифестации в Вене. Ситуация в Австрии тем временем сильно изменилась — левая угроза была нейтрализована хаймвером, который вскоре подчинил своему влиянию и Академический легион. После этого ряды легиона покинули люди, ориентированные на более тесный союз с Германией, в том числе и Скорцени. В октябре 1928 года «человек со шрамами» вступил в студенческий добровольческий корпус штирийского хайматшутца[5] в Вене. С большой долей вероятности можно сказать, что Скорцени участвовал в подготовке т. н. «Путча Пфримера» 12–13 сентября 1931 года. В тот день Пфример, вдохновленный примером Муссолини в Италии, объявил мобилизацию 14 000 своих сторонников и призвал их к походу на Вену. 13 сентября австрийская армия без особого сопротивления остановила колонну путчистов у городка Амштеттен. Пфример бежал заграницу, 14–18 декабря 1931 года состоялся судебный процесс над вернувшимся в Австрию Пфримером и 7 его соратниками. Процесс поставил точку в членстве Скорцени в студенческом добровольческом корпусе. Кроме того, в декабре 1931 года Отто окончил Высшую техническую школу с результатом «очень хорошо». Темой его дипломной работы была «Стоимость и постройка дизельного двигателя». За спортивные достижения в годы обучения студент Скорцени был награжден австрийским академическим спортивным знаком в бронзе — лишнее свидетельство о прекрасной физической форме.

Получив диплом, Скорцени столкнулся с проблемой трудоустройства. Ему с трудом удалось получить скромную должность инженера. Однако вскоре ему повезло, возможно с помощью соратников по политической деятельности, ему удалось получить должность директора строительной фирмы. Фирма имела свое «ноу-хау» — изготовление строительных лесов с помощью креплений на болтах. Дела молодого инженера пошли в гору.

Скорцени идет в политику

Товарищи Скорцени по штирийскому хайматшутцу все более солидаризовались с нацистами, а затем начали массово вступать в Национал-социалистическую немецкую рабочую партию (НСДАП), боровшуюся за воссоединение всех немцев в одном государстве. 1 мая 1932 года в НСДАП вступил Отто Скорцени, он получил партийный билет за № 1 083 671. Почти 9 месяцев спустя к власти в Германии пришла НСДАП — австрийские нацисты торжествовали, но не долго. 4 марта 1933 года канцлер Австрии Энгельберт Дольфус (лидер Христианско-социальной партии) добился самороспуска парламента и получения чрезвычайных полномочий. 8 марта 1933 года он ввел запрет собраний, 30 марта запретил Республиканский шутцбунд[6],19 мая на территории Австрии было запрещено носить нацистскую форму, 20 марта Дольфус объявил о создании Отечественного фронта, который должен был заменить все партийные организации, а 19 июня 1933 года в стране была полностью запрещена деятельность НСДАП.

Уверенные шаги Дольфуса к диктатуре возмутили боевиков СДПА, и 13 февраля 1934 года в Линце, Граце и Вене вспыхнуло восстание шутцбунда. Восстание было жестоко подавлено властями. Армия использовала артиллерию и танки. В ходе боев было убито 280 восставших и еще около 1300 ранено. Начались аресты. В своих воспоминаниях Скорцени говорит, что в это время он «ограничил свою деятельность, помогая арестованным или разыскиваемым товарищам, которые ушли в подполье», не делая различия между социалистами и националистами. А между тем в феврале 1934 года Отто Скорцени вступил в охранные отряды НСДАП — зловещие СС. На территории Австрии эта организация была также запрещена как структурное подразделение нацистской партии. Скоцени был зачислен в 89-й пехотный штандарт (полк) СС, дислоцировавшийся в Вене и состоявший из наиболее радикально настроенных молодых нацистов. В СС он значился под № 295 979.

В мае 1934 года Отто Скор цени женился на 19-летней Маргарит (Грета) Шрейбер, с которой он был знаком уже 4 года. После венчания молодожены отправились в свадебное путешествие в Италию на мотоцикле с коляской. Они посетили Болонью, Венецию, Равенну, Пизу, Флоренцию, Рим и Абруцци. В ходе этой поездки Скорцени впервые увидел Бенито Муссолини и город, который позже сделает Скорцсни знаменитым — Абруцци.

30 июня 1934 года в Германии Гитлер расправился со своими мнимыми врагами в руководстве штурмовых отрядов (С А). Помимо соперников Гитлера в нацистской партии были уничтожены и политические враги партии. Эти события стали известны как «Ночь длинных ножей». Руководство австрийских СА было также заманено в Германию для участия в совещании, но никто из австрийских штурмовиков не пострадал в ходе репрессий. Правда, кровавые события существенно остудили пыл штурмовиков и их желание страдать в борьбе за светлое будущее.

А вот СС, как и прежде, были готовы к борьбе. Несмотря на директиву Гитлера от 4 апреля 1934 года, призывавшую не торопить присоединение Австрии к Германии, австрийские эсэсовцы из 89-го штандарта СС вели подготовку к государственному перевороту. План заговорщиков был прост, дерзок и фантастичен — захватить федеральную канцелярию и Дом радио на Иоганнесгассе. Принудить канцлера Дольфуса к отставке и сделать соответствующее объявление по радио.

Австрийские путчисты не учли одного — в стране существовали и другие более сильные движения, заинтересованные в устранении Дольфуса, — хаймвер князя Штаремберга и хайматшутц майора Фея. Обе организации формально считались союзными канцлеру, а их лидеры вошли в правительство.

Однако амбиции заставляли Штаремберга и Фея мечтать о большем. Последний был осведомлен о планах австрийских эсэсовцев и даже отслеживал все их приготовления.

Утром 25 июля 1934 года австрийские нацисты начали свой путч. Около 150 мятежников захватили радио и в прямом эфире заявили — «…Правительство Австрии подало в отставку. Австрийский посланник в Риме фон Ринтелен принимает дела государства». Другая группа эсэсовцев (154 человека) из венского штандарта, под видом гражданской гвардии, пробралась в федеральную канцелярию и сделала попытку арестовать его. При канцлере находились майор Фей, генерал-майор Врабль, секретарь по вопросам безопасности Карвинский и лакей канцлера Хедвицек. Канцлер попытался скрыться в архиве, и один из путчистов, Отто Планета, выстрелил в смутный силуэт в коридоре. Со слов свидетелей в канцлера стрелял только Планета, но вот в теле канцлера нашли 2 пули, выпущенные из 2 разных пистолетов. Перенеся раненого на кушетку, путчисты потребовали у него подписать документ об отставке. Раненый канцлер отказался подписывать документ, и эсэсовцы оставили его без медицинской помощи. Канцлер умер, но не подписал документ. Началось расследование. Желая оградить соратников, Планета сознался, что выстрелил дважды, хотя ранее утверждал, что стрелял лишь единожды. Канцлер скончался от ранения. В ходе путча состоялись вооруженные выступления эсэсовцев в Штирии, Каринтии и Тироле. В Вене путчисты сдались 25 июля, в провинции бои продолжались до 1 августа. В ходе противостояния погибло более 500 человек и более 1500 было ранено. Начались репрессии против явных и тайных нацистов.

В 1935 году австрийские нацисты сделали попытку реструктуризации разгромленной нацистской партии в Австрии, вместо нее был создан Германский гимнастический союз, общая численность его членов достигала 60 000 человек. В самой же Германии нацисты готовились к поглощению Австрии, постепенно нагнетая обстановку.

11 февраля 1938 года Гитлер вызвал в Берхтесгаденканцлера Австрии Курта фон Шушнига (он заменил убитого Дольфуса на этом посту). Гитлер потребовал от фон Шушнига освободить всех австрийских национал-социалистов, еще находящихся в заключении в Австрии, и назначить австрийского нациста Артура Зейсс-Инкварта министром внутренних дел. Шушниг понимал, что за этими требованиями последуют и другие, но, желая выиграть время, выполнил их. Обстановка продолжала накаляться. 24 февраля Шушниг решил пойти ва-банк и объявил о проведении 13 марта 1938 года плебисцита о независимости Австрии. Это вызвало гнев Гитлера и ускорило присоединение (т. н. аншлюс) Австрии. 10 марта 1938 года Шушниг объявил мобилизацию призывников, a 11 марта Гитлер потребовал от него отмены плебисцита, роспуска существовавшего правительства и создания нового правительства во главе с Зейсс-Инквартом, В 20.00 Зейсс-Инкварт призвал полицию и национал-социалистические силы обеспечить порядок. Нацисты, и в их числе Скорцени, начали захват стратегически важных пунктов в Вене. А уже на рассвете 12 марта немецкая армия перешла границу Австрии. Гитлер объявил о воссоединении Австрии и Германии.

Уже вечером 12 марта 1938 года судьба дала Скорцени шанс войти в историю. Он получил задание обеспечить порядок в президентском дворце и пресечь возможные столкновения между представителями старой и новой власти. Во главе отряда из 89-го штандарта СС Скорцени прибыл в президентский дворец вслед за измученным президентом. Он сумел убедить президентскую охрану не оказывать ему сопротивления и велел запереть ворота дворца.

— Спокойствие, господа! — воскликнул Скорцени. — Господин президент, пожалуйста выслушайте меня!

— Кто вы и чего хотите? — спросил президент Вильгельм Миклас.

— Разрешите представиться — инженер Скорцени, — ответил Скорцени. — Я являюсь посланцем федерального канцлера, дабы защитить вас, господин президент. Могу ли я позвонить канцлеру? Он засвидетельствует, что я нахожусь здесь по его поручению.

В это время ко дворцу прибыли грузовики со штурмовиками из Флорисдорфа, собиравшимися взять охрану президента на себя. Скорцени успокоил охранников, президента и штурмовиков, В телефонном разговоре канцлер попросил Скорцени остаться во дворце на некоторое время и возглавить его охрану. «Некоторое время» затянулось на 3 дня и 3 ночи. 29-летний Скорцени уже думал, что он вошел в мировую историю с парадного входа и надолго…

15 марта 1938 года, после обеда, Скорцени простился с Микласом и отправился посмотреть на триумфальный въезд Гитлера в Вену на Рингштрассе. Фирма Скорцени как раз занималась реставрацией здания историко-художественного музея, поэтому он с друзьями использовал строительные леса в качестве ложи для гостей.

Накануне Аншлюса в жизни Скорцени произошло важное событие — 9 марта 1938 года он сочетался браком с Эмми Линарт. При этом время и обстоятельства развода с предыдущей женой остаются неизвестными как для меня, так и для зарубежных историков.

Оккупировав Австрию, нацисты перенесли дату плебисцита на 10 апреля 1938 года. Результаты плебисцита были соответствующие — за присоединение к Германии проголосовало 4 284 295 человек, против — 9852 человека, недействительными было признано 559 бюллетеней. Бескровное присоединение Австрии к Германии сделало Скорцени пламенным поклонником Гитлера и оголтелым нацистом. Свои физические достижения он закрепил, сдав нормативы и получив имперский спортивный знак в серебре, Накануне начала войны Отто и его новая жена проживали по адресу: Петер-Иорданштрассе, дом 37.

Скорцени часто приписывают участие в событиях «Хрустальной ночи» — еврейских погромах в ноябре 1938 года и проживание в реквизированной у венских евреев вилле. Так, восточногерманский историк Юлиус Мадер, долгое время считавшийся в Советском Союзе специалистом по Скорцени и западным спецслужбам, приписывал Скорцени активное участие в погромах и поджоге пяти венских синагог. Однозначно ответить на вопрос, участвовал ли Скорцени в антисемитских акциях или нет, можно лишь ознакомившись с документами венского гестапо[7], при условии их сохранности. Сам же Скорцени в 1960 году выступил в прессе с опровержением этой информации и грозил клеветникам судебным разбирательством.

Война начинается

С 30 января 1939 года Скорцени был призван на службу в качестве пилота бомбардировочной авиации. 1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война. Скорцени в это время сдавал экзамены на лицензию пилота и был мобилизован летчиком в запасной полк связи люфтваффе (ВВС Германии) «Вена». Однако вскоре чиновники выяснили, что их новобранцу уже стукнул 31 год и готовить летчика к полетам в таком возрасте было поздновато. Скорцени наотрез отказался служить в наземных частях люфтваффе и добился перевода в войска СС. 1 февраля 1940 года он был зачислен во 2-ю роту учебно-запасного батальона «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» кандидатом в унтер-фюреры (унтер-офицеры в войсках СС). Командир роты имел склонность проводить занятия с подчиненными в ночное время, отчего злые языки сослуживцев окрестили роту «лунной». Пройдя интенсивный 6-недельный курс подготовки в Берлине-Лихтерфельде, Скорцени был направлен для стажировки в запасной батальон штандарта СС[8] «Германия» в Гамбург-Лангехорн. В этом батальоне Скорцени выдержал экзамен на первый унтер-офицерский чин. 21 февраля 1940 года в жизни Скорцени произошло важное и знаменательное событие — он стал отцом маленькой дочки. Родители дали ей имя Вальтрауд.

После учебки он был произведен в унтершарфюреры СС[9] и приписан к Главному оперативному управлению СС 1 мая 1940 года. Через пять дней он был определен в IV тяжелый дивизион артиллерийского полка дивизии СС «Тотенкопф». Вместе с дивизией Скорцени участвовал в боях в Бельгии, а затем и во Франции. В Бордо «человек со шрамами» вновь доказал, что способен принимать важные решения мгновенно. Скорцени ехал на бронетранспортере с водителем по улицам города и обратил внимание на отчаянную жестикуляцию местных жителей. Он приказал водителю остановиться и тогда услышал крики: «Там зверь, дикий зверь!» Скорцени присмотрелся и в 100 метрах впереди увидел большого тигра, пожирающего что-то на асфальте. Теперь он понял испуг жителей и потянулся за карабином. Несколькими выстрелами Скорцени убил тигра и подошел ближе. Оказалось, тигр глодал коровью ногу, утащенную в мясной лавке. Хозяин лавки сообщил Скорцени, что тигр бежал из цирка (вероятно, клетка открылась при бомбежке). Спустя несколько дней Скорцени забрал у мясника шкуру убитого зверя. Тем временем дивизия перебралась в городок Дакс в 200 км от Бордо. На аэродроме этого города немцы нашли большое количество брошенных французских самолетов. Не зная тонкостей обращения с французскими самолетами, Скорцени, тем не менее, несколько раз поднимался на них в воздух, для того чтобы налетать большое количество часов. После подписания перемирия Франция была разделена немцами на две части: северная часть страны (с Парижем) была оккупирована вермахтом и на ее территории власть перешла к немецкой военной администрации, в южной части (с центром в г. Виши) осталось французское правительство во главе с маршалом Филиппом Петеном.

Находясь в Юго-Западной Франции, Скорцени и не подозревал, что его подразделение хотят использовать в секретной операции «Феликс» — такое название нацисты дали плану захвата Гибралтара. Однако немцы не смогли договориться с хитрым испанским диктатором Франсиско Франко и операция была отложена на неопределенное время. Дивизия «Рейх» была переброшена автотранспортом в Голландию, где немцы начали подготовку к операции «Морской лев» — высадке в Великобритании. Подготовка к высадке шла в бешеном темпе, но у немцев очень хромала материальная составляющая плана. В один из дней командир полка вызвал Скорцени (в полку было мало инженеров, поэтому командир знал всех на перечет) и приказал соорудить в кратчайшие сроки погрузочную рампу, способную выдержать груз в 20–30 тонн (тягачи и артиллерийские орудия). Выйдя от командира полка, Скорцени составил примерный чертеж рампы, а затем помчался в Утрехт. В городе он нашел необходимые для постройки рампы материалы. Работа над сооружением шла всю ночь при свете фар. Зато утром в готовность рампы не смогли поверить ни командир дивизиона, ни командир полка. Скорцени сам первым проехал по помосту, доказав пригодность сооружения. Части вторжения продолжали тренировки, пока 12 октября 1940 года Гитлер не перенес дату высадки на следующий год. А между тем 1 сентября 1940 года Скорцени был повышен до звания обершарфюрера СС. В декабре 1940 года в Виши произошел правительственный кризис. Немцы начали готовить операцию «Аттила» — оккупацию Южной Франции. С этой целью немцы приступили к переброске войск к границам Виши. Переброска дивизии Скорцени происходила в сложных погодных условиях. Автомобильный парк дивизии к тому же не был полностью восстановлен после майских боев. В ходе снежного марша по дорогам Франции Скорцени еще раз продемонстрировал свои командирские задатки — в дороге он заметил, что покрышки одного из бензовозов пришли в негодность и на скользкой дороге могут стать причиной аварии. Скорцени отправился на склад и потребовал у кладовщика запасных покрышек. Кладовщик не собирался выдавать покрышки замерзшему обершарфюреру СС, но после того как Скорцени его хорошенько припугнул — подписал накладную и выдал покрышки. Обеспечив своевременное прибытие артиллерийского полка в место сосредоточения, Скорцени убыл в отпуск в Вену. 23 декабря 1940 года проведение операции «Аттила» было отменено. Вскоре «человек со шрамами» был вызван к командиру дивизии «Рейх» группенфюреру СС Паулю Хауссеру. Основанием для вызова стала жалоба вышеупомянутого кладовщика на Отто Скорцени.

— Господа из интендантства добиваются, чтобы я вас строго наказал, — сказал Хауссер. — Можете считать себя наказанным, посмотрим, что произойдет. Пока что езжайте в отпуск. Вы свободны.

Это была первая стычка Скорцени с тыловыми бюрократами, в годы войны он станет виртуозом этих боев и почти всегда будет выходить из них победителем. Умение добиваться своего будет часто спасать «человека со шрамами». Этот же навык спасет жизни многим подчиненным Скорцени.

30 января 1941 года Отто Скорцени был произведен в первый офицерский чин — унтерштурмфюрера СС[10] и определен во II дивизион артиллерийского полка дивизии СС «Рейх». Сама же дивизия продолжала находиться во Франции. Между тем пламя войны уже полыхало на Балканах — 25 октября 1940 года союзник Германии по Антикоминтерновскому пакту, Италия, вторглась в Грецию. Слабая итальянская армия не могла справиться с храбрыми греками в одиночку, и Гитлер решил прийти итальянцам на помощь. Готовясь к нападению на Грецию (операция «Марита»), Гитлер распорядился привлечь к Антикоминтерновскому пакту и Югославию. После сильного дипломатического давления, 25 марта 1941 года югославское правительство регента князя Павла присоединилось к Антикоминтерновскому пакту. Однако уже ночью 26 марта 1941 года группа офицеров югославской авиации совершила государственный переворот и сместила регента, объявив несовершеннолетнего Петра II королем Югославии. Главой правительства был назначен предводитель заговорщиков генерал Душан Симович.

Естественно, смена правительства не вызвала радости у Гитлера, и он распорядился подготовиться к нападению и на Югославию. В конце марта 1941 года дивизия «Рейх» получила приказ выдвинуться в Южную Румынию. Ранним утром 6 апреля 1941 года артиллерийский полк дивизии провел пятиминутный обстрел югославских позиций на границе, затем эсэсовцы двинулись вперед. Первая бронемашина была подбита югославами, но за ней шли десятки других.


Учетная карточка СС на Отто Скорцени


Скорцени впервые оказался на передовой и заметно оробел, позже в воспоминаниях он напишет — «внутри у меня все сжалось, как перед дуэлью на шпагах». Сослуживец Скорцени гауптштурмфюрер СС Йоханес Нойхебауэр, ветеран Первой мировой, увидев замешательство великана-сослуживца, протянул ему флягу со шнапсом. «Сделайте глоток, Скорцени. Холодно», — сказал ветеран. Преодолев волнение, Отто втянулся в атмосферу боя. Прорвав пограничный заслон, эсэсовцы ринулись вперед. Скорцени получил приказ возглавить разведывательный отряд (24 солдата) артиллерийского полка и продвигаться в сторону Белграда. Через Вршац дозор Скорцени проскочил без всяких приключений, а вот у въезда в Босански-Карловац[11] разведчиков встречали местные этнические немцы — фольксдойче. Жители сообщили Скорцени, что за городом замечены части югославской армии. Скорцени приказал своим людям продолжить наступление.

За городом немцы вошли в соприкосновение с противником на пересеченной местности с кустарниками. По плотности огня Скорцени понял, что противник превосходит его разъезд в количестве бойцов, кроме того, он стал опасаться окружения своих людей. Бой продолжался уже около 15 минут, когда из ближайших к Скорцени кустов выскочило около 30 югославских солдат. Скорцени приказал подчиненным прекратить огонь, а югославам крикнул: «Стой!» Югославы послушались и стали сдаваться. По словам Скорцени, ему сдалось 5 офицеров и 60 солдат.

20 апреля 1941 года Отто Скорцени был произведен в следующий офицерский чин — оберштурмфюрера СС. Закончилась Балканская кампания, и Скорцени отправился в отпуск. Отец, увидев сына в щеголеватой форме офицера СС, был несказанно рад.

— Это великая честь — быть офицером, — сказал он. — Ты должен показать пример рассудительности и отваги в самых трудных ситуациях. Сын, это твой священный долг перед родиной! Ты быстро продвинулся по службе, поздравляю! Однако не воображай, что когда-нибудь заслужишь Рыцарский крест!

Отец не знал, что произойдет с его сыном в ближайшее время. Не знал и Отто Скорцени, что через два года и четыре месяца он получит столь желанный Рыцарский крест. А до немецкого вторжения в СССР оставались считаные дни…

В середине июня 1941 года части дивизии СС «Рейх» погрузились в эшелоны и двинулись на восток. В пути Скорцени коротал время с книгой Лоуренса Аравийского[12]"Семь столпов мудрости". Эсэсовцы не знали, куда их мчит поезд. За окнами уже осталась Верхняя Силезия, Генерал-губернаторство (оккупированная Польша), а поезд все шел на восток. Внезапно Скорцени понял, что следующая война будет против СССР, с которым недавно Германия подписала Договор о ненападении. Ночью эшелон прибыл в Лемберг (Львов), началась выгрузка. 21 июня 1941 года дивизия "Рейх" была сосредоточена в 50 км от пограничной реки Буг. Вечером, в 22.00, на общем построении чинам дивизии был зачитан знаменитый приказ Гитлера, объявлявший о грядущей войне с Россией. Скорцени был удовлетворен собой — он не ошибся в своих прогнозах. Дивизия "Рейх" находилась в рядах 2-й танковой группы Гейнца Гудериана, входившей в группу армий "Центр".

22 июня 1941 года в 3.15 утра орудия артиллерийского полка дивизии СС "Рейх" открыли огонь по советской территории. Скорцени и другие офицеры наблюдали за противоположным берегом в бинокли, плохая видимость осложняла наблюдение. Не прекращая огня, немцы продвигались все ближе и ближе к реке. В 5.00 Скорцени забрался с биноклем на отдельно стоящий дуб и стал рассматривать советскую сторону, а тем временем началась широкомасштабная переправа немецких частей. Советские части отошли в глубь своей территории и стали готовиться к встрече врага. Шли часы, в Брестской крепости не утихали бои. Дивизия "Рейх" начала переправляться на советскую сторону лишь 23 июня 1941 года. Гудериан держал дивизию во втором эшелоне, предполагая использовать ее в качестве ударного отряда. К 29 июня Скорцени и его сослуживцы подошли к Березине и подготовились ее форсировать. При наступлении выяснялось, что немецкие карты расходятся с действительностью, это привело к тому, что в штабе артиллерийского полка потеряли II дивизион гауптштурмфюрера СС Иоахима Румора. Скорцени, сам числившийся в этом дивизионе, был послан на поиск с пятью солдатами и компасом…

Целью группы армий "Центр" была Москва. Гудериан постоянно подгонял свои части. К середине июля дивизия "Рейх" вышла на рубеж Ельня — Дорогобуж. Бои на Ельнинском выступе сделали дивизию Скорцени знаменитой в немецкой армии. К концу июля дивизия "Рейх" отчаянно отбивалась от советских атак, закопавшись в землю. Дивизион, в котором служил "человек со шрамами", оказался на юго-востоке немецких позиций. В своих воспоминаниях Скорцени назвал это время "адом Ельни". Наступательный порыв Красной армии изматывал немцев, волна контратак была непрерывной. В один из дней соседняя батарея гауптштурмфюрера СС Альберта Шойфеля замолчала после трех часов непрерывной стрельбы по наступающим. Прибыв на позиции Шойфел, Скорцени застал его мертвецки пьяным — офицер не выдержал напряжения и запил. Скорцени возглавил батарею и распорядился открыть огонь. За бои под Ельней оберштурмфюрер СС Отто Скорцени был награжден первой боевой наградой — Железным крестом II класса (26.08. 1941). Между тем потери в дивизии "Рейх" были настолько огромны, что 16 августа 1941 года в приказе по 24-й советской армии дивизия была названа уничтоженной.

В начале сентября 1941 года группа Гудериана была переориентирована на Киев. Однако уже в начале октября снова вернулась на московское направление для участия в операции "Тайфун" — захвате Москвы. Одну из глав своих послевоенных воспоминаний Скорцени даже назвал "Почему мы не взяли Москву". Главной причиной немецких неудач он назвал подкрепления, прибывшие к защитникам Москвы из Сибири. Свою роль в провале захвата Москвы, по его мнению, сыграли грязь, мороз, бездорожье и заговор армейских генералов. Столкнувшись с проблемами передвижения техники по дорогам СССР, Скорцени предложил установить широкие гусеницы на армейские грузовики, однако его предложение так и осталось в штабном столе. В одном из боев под Можайском Скорцени получил контузию от артиллерийского огня. Позже он был эвакуирован в Смоленск, а затем госпитализирован с коликами в печени в госпиталь СС в Карловых Варах. Со слов Скорцени, при выписке из госпиталя он был признан годным только для гарнизонной службы (соответствующей записи в его учетной карточке нет).

2 февраля 1942 года Скорцени был определен в запасной автомобильный дивизион в Берлине-Лихтерфельде для прохождения курса технического офицера-специалиста автомобильной службы. В личном деле Скорцени значится, что он получил три категории (I, II, III) общенемецких автоводительских прав и, кроме того, две категории авто-водительских прав СС (I, II). 23 апреля 1942 года Скорцени потерял своего отца. Он был похоронен на венском кладбище Деблинхоф.

Находясь на курсах, 2 сентября 1942 года он был награжден медалью "За зимовку на Востоке" — общей наградой для ветеранов зимы 1941–1942 гг. на Восточном фронте. В сентябре оберштурмфюрера СС перевели в V дивизион танкового полка дивизии СС "Тотенкопф". Пребывание Скорцени на фронте в этот раз было совсем недолгим — Скорцени опять расхворался. И февраля 1943 года больной Скорцени был переведен в автомобильный учебно-запасной дивизион СС в Веймаре-Бухенвальде, в котором прибывал до апреля 1943 года. Частые болезни Скорцени дали повод злым языкам обвинять его в нежелании находиться на фронте и, говоря современным языком, косить от фронта. Не имея на руках истории болезни Скорцени, сложно отрицать или утверждать это, укажем лишь, что обострение болезни происходило в зимние месяцы на Восточном фронте, после первой русской зимы 1941–1942 гг. В личном деле отражен еще один довольно занятный момент — 16 июля 1942 года в отношении него было прекращено судебное расследование СС о самовольном оставлении воинской части, но вот когда и при каких обстоятельствах он совершил этот проступок, не говорится.

В начале 1943 года, после разгрома 6-й немецкой армии в Сталинграде, Скорцени вновь оказался в малоприятном положении. 4 февраля 1943 года в Германии был объявлен трехдневный траур по войскам, потерянным в городе на Волге. Пока вся страна скорбела по своим солдатам, Скор-цени напился в одном из баров и был задержан патрулем в состоянии сильного алкогольного опьянения. За свое безобразное поведение Скорцени был помещен под арест на 8 дней. Казалось бы, после таких "славных дел" в карьере можно было бы ставить жирную точку, но судьба распорядилась по-другому.

Диверсант

Со слов Скорцени, он очень тяготился службой в тыловых частях, писал письма с просьбами помочь с переводом на фронт Иоахиму Румору и Петеру Хансену. Кроме того, Скорцени обратился к начальнику Главного оперативного управления СС обергруппенфюреру СС Гансу Юттнеру. Заметим, что в порядке субординации Скорцени сначала должен был обратиться в Главное кадровое управление СС. Юттнер трижды принимал Скорцени и беседовал на разные темы, как будто тестировал его. Наконец на четвертой встрече Юттнер сказал посетителю, что должен подобрать офицера на должность командира специального подразделения:

— Речь идет о новой концепции войны и, я не скрываю этого, об очень ответственной должности. После нашей предыдущей беседы, — продолжал Юттнер, — я убедился, что вы являетесь именно тем офицером, который нам необходим. Конечно же, вы должны обдумать наше предложение и имеете право отказаться.

— Я согласен, — кратко ответил Скорцени.

Спецподразделение, которым было предложено руководить Отто Скорцени, находилось в ведении Главного имперского управления безопасности (РСХА). Структурно РСХА состояло из семи управлений: I — кадры, обучение и организация; II — хозяйство и управление; III — немецкие районы проживания (внутренняя СД); IV — противники режима и борьба с ними (тайная политическая полиция); V — борьба с преступностью (криминальная полиция); VI — служба внешней разведки (зарубежное СД); VII — вопросы исследования мировоззрения. Начальником РСХА был обер-группенфюрер СС Эрнст Кальтенбруннер. Кальтенбруннер был австрийцем, как и Скорцени, имел такой же огромный рост и, более того, — на левой стороне лица такие же шрамы, как и Отто Скорцени. Многие считают, что Скорцени и Кальтенбруннер сдружились еще в студенческие годы, упуская из виду тот факт, что наш герои был на 5 лет младше Кальтеибруннера. Кроме того, они состояли в разных буршах. Скорцени в Маркомаинии, Кальтенбруннер в Арминии-Грац. Версия о достаточно позднем знакомстве Скорцени с Кальтенбруннером подтверждается и протоколом допроса Скорцени от 6 ноября 1945 года. Знакомство Кальтенбруннера со Скорцени состоялось в 1929 году в Линце. Следующая встреча состоялась в 1933 году, а третья лишь в 1938 году, когда Кальтенбруннер перебрался в Вену. В 1938–1939 годы их семьи часто встречались, но с началом войны это прекратилось. Таким образом, объяснить перевод Скорцени в РСХА близкой дружбой с Кальтенбруннером не стоит, да и не стал бы друг ходатайствовать о переводе своего товарища в команду смертников.


Глава РСХА Эрнст Кальтенбруниер


Диверсионное подразделение СС было создано 2 января 1940 года. Тогда функционеры СС решили перенять успешный опыт диверсантов абвера — полка особого назначения "Бранденбург-800". Диверсионное подразделение СС получило название особых учебных курсов СС "Ораниенбург" (названо по месту расположения). Курсы находились в ведении VI управления РСХА, руководил которым оберфюрер СС Вальтер Шелленберг. В 1943 году учебные курсы были переведены в старое поместье Фриденталь в 20 км севернее Берлина. Поместье было построено в 1905 году Фрицем Ширмером для доктора Ганса Фриденталя. По имени последнего и было названо поместье, а позже и особые учебные курсы. Поместье располагалось в большом парке, на территории которого в 1943 году были построены павильоны для диверсантов.

15 апреля 1943 года Отто Скорцени был командирован в РСХА и назначен командиром особых учебных курсов СС "Ораниенбург", заменив на этом посту гауптштурмфюрера СС Питера ван Вессема. К этому времени личный состав курсов был разбит на 3 роты — одна моторизованная, две пехотные. Из 300 диверсантов 85 % были немцами, а 15 % — иностранцами и фольксдойче[13]. 20 апреля 1943 года "человек со шрамами" был произведен в гауптштурмфюреры СС. В послевоенные годы Скорцени многократно отрицал свою тесную связь с РСХА и СД, отрицал и непосредственное подчинение Вальтеру Шелленбергу как начальнику управления. Более того, в 1958 году Скорцени предложил 100 000 марок любому, кто представит ему его фотографию в форме СД. В своих воспоминаниях "человек со шрамами" также рассказал читателям, что был начальником отдела S — обучение (Schulung), а ведь на самом деле Скорцени возглавлял диверсионный отдел (Sabotage)[14]. Объективности ради надо заметить, что в момент принятия дел Скорцени была передана в подчинение диверсионная школа СС/СД в Гааге. В дальнейшем количество подобных школ увеличится.

Назначение Скорцени командиром курсов совпало по времени с подготовкой операции "Франц" в Иране. В конце августа 1941 года Советский Союз и Великобритания в рамках операции "Согласие" ввели войска на территорию Ирана с целью нейтрализовать немецкое влияние в этой стране. Значительная часть иранского общества сочла эти действия оккупацией и начала подготавливать восстание. Немецкая разведка постоянно пыталась расширить свое присутствие в Иране и контролировать подготовку к восстанию. Одним из потенциальных лидеров восстания был лидер кашкайских племен Насыр-хан. Скорцени получил приказ направить к хану своих людей.

Первая заброска (6 эсэсовцев — 1 офицер СС, 3 унтер-офицера СС и 2 обер-ефрейтора из абвера) была выполнена еще до прибытия Скорцени с помощью его коллег из отдела VI C/Z — организации "Цеппелин"[15].

Создание организации "Цеппелин" началось в марте 1942 года. Инициатор ее создания штурмбаннфюрер Гейнц Грефе предлагал действовать следующим образом: "Тактика соответствующей операции будет различна во времени и будет основываться на местных условиях, политическом положении и качестве агентуры. Нужно стремиться применять разнообразные методы, преследуя при этом одну общую цель — политическое разложение советского тыла. В основном следует организовать следующие айнзатцгруппы:

1. Группы связи — для перехвата и передачи политических сообщений из Советского Союза.

2. Группы пропаганды — для проведения [пропаганды] путем распространения национальных, социальных и религиозных лозунгов.

3. Повстанческие группы — для проведения восстаний в тех районах, где имеются для этого условия.

4. Диверсионные группы — для проведения диверсий и террористических актов.

Внедрение партизанских отрядов с задачей вести малую войну и проведение диверсионных актов на военных объектах остается обязанностью военных органов.

Разнообразие задач, учет обеспечения безопасности агентуры, ее различие, особенно по национально-народным признакам, необходимость как результат этого различного с ней обращения требуют чрезвычайно разносторонней и дифференцированной подготовки операции".

При выполнении заданий очень многое зависело от агентов. Грефе предлагал использовать следующие резервуары для ее пополнения: "Агентура подбирается главным образом из числа военнопленных. Опыт работы по опросу военнопленных показал, что здесь имеются большие возможности при соответствующем подборе и обработке. Но и в среде гражданских лиц оккупированных районов, как показал опыт, имеются лица, готовые выполнять такую работу. В отдельных случаях могут также быть использованы особенно активные и надежные лица из эмигрантов".

Руководство организации условно делило антисоветскую работу на три основные стадии:

"1. Подбор агентуры в лагерях военнопленных и из числа гражданского населения.

2. Обучение и закрепление, затем проверка в специальных лагерях. Как правило, подготавливаемые разбиваются на четыре группы по национальному составу: русские, кавказцы, тюркские народности и казаки.

3. Сама переброска производится через лагери с отобранной агентурой специальными путями через линию фронта, или путем переброски с самолета, сюда же относится встреча после возвращения с задания и новое направление на работу".

Таким образом, руководство РСХА в работе разведоргана "Цеппелин" делало основную ставку на массовость и скоротечность подготовки агентов. Часто это приводило к провалам операций и явке агентов с повинной в советские спецслужбы.

22 марта 1943 года из Берлина вылетел "Юнкерс-290" капитана Гартенфельда из 2-й эскадрильи особого назначения. Вечером, в 21.30 самолет приземлился в Симферополе. По прибытии диверсанты были препровождены в штаб местного органа "Цеппелина" для непродолжительного отдыха. В 15.30 29 марта диверсанты вылетели на самолете из Симферополя в сторону Ирана. Спустя 14 часов диверсанты были десантированы в пустыне. Один из диверсантов отправился в Тегеран на разведку и за транспортом. 14 июня он вернулся за своими товарищами с верблюжьим караваном, и они вместе отправились в Тегеран. В городе эта группа наладила постоянный радиообмен с Берлином, но 14 августа 1943 года диверсанты были арестованы в Тегеране.

Следующую группу в Иран уже отправлял непосредственно Скорцени, хотя позже он скромно и с обидой напишет, что "ограничился подготовкой оперативных групп, так руководство операцией "Франц" поручили доктору Грефе". Доктор Грефе являлся штурмбаннфюрером СС и начальником организации "Цеппелин". Группа оберштурмфюрера СС Мартина Курмиса была выброшена 17 августа на юге Ирана в провинции Фарс, где находились отряды мятежных кашкайцев. На следующий день в этом же районе были выброшены контейнеры с подарками для хана. 15 октября группа Курмиса последний раз связалась с Берлином — диверсантам передали, что с их семьями все в порядке и что в течение месяца им доставят пулеметы и противотанковые средства. Спустя некоторое время Насыр-хан выдал немецких диверсантов англичанам в обмен на мир. Несмотря на провал операции, немцы еще несколько раз посылали диверсантов в Иран — в сентябре и ноябре 1943 года.

Операция "Дуб" — звездный час Отто Скорцени

Моему другу Отто Скорцени, спасшему мне жизнь.

Мы будем совместно бороться за общее дело — дело объединенной и свободной Европы!

Бенито Муссолини

После разгрома в Северной Африке новая неудача постигла страны Оси 10 июля 1943 года. В тот день началась высадка союзников на Сицилии, которая привела к необратимым последствиям. 24 июля в Риме собрался большой фашистский совет, который потребовал отставки Бенито Муссолини и передачи руководства армией королю Италии. Позже Муссолини был арестован и помещен под арест в неизвестном месте. Новое правительство Италии возглавил маршал Пьетро Бадальо. Гитлер быстро осознал, что новая власть в Италии скоро сменит сторону и перейдет в лагерь союзников. 3 сентября 1943 года Италия подписала перемирие с союзниками, а 8 сентября официально объявила о выходе из войны. Следующим шагом следовало ожидать объявление войны Германии, не исключалась и передача союзникам плененного Бенито Муссолини в качестве жеста доброй воли новой итальянской власти.

26 июля 1943 года гауптштурмфюрер СС Скорцени был срочно вызван в ставку Гитлера "Волчье логово". Первой мыслью "человека со шрамами" было, что его вызвали для внушения за часто откладываемые операции. Но сев в присланный специально за ним самолет и воспользовавшись находящимся в самолете баром, Скорцени успокоился и понял, что все не так уж и плохо. Выпив еще рюмку коньяка, он забылся сном.

Прибыв в "Волчье логово", диверсант был поражен тем, как тщательно охраняется ставка Гитлера. Пройдя все пикеты, Скорцени наконец оказался в чайном домике фюрера. Наступил вечер. Адъютант Гитлера Отто Гюнше ввел его в комнату и представил пяти присутствующим офицерам — подполковнику и манору сухопутной армии, двум подполковникам люфтваффе и штурмбаннфюреру СС. После этого Гюнше провел офицеров в комнату, где они выстроились в шеренгу в соответствии со званиями и стали ожидать Гитлера. Впервые Скорцени выпал случай увидеть его так близко, мысленно "человек со шрамами" давал себе установку не выглядеть подобострастным. Вошел Гитлер, Гюнше начал представлять ему присутствующих. Гитлер подходил к каждому офицеру, жал руку, после чего каждый в 5–6 предложениях рассказывал о себе. Скорцени был самым младшим по чину среди присутствующих, а потому и представлялся последним. После представления офицеров Гитлер отошел на несколько шагов, окинул присутствующих взглядом и спросил:

— Кто из вас, господа, знает Италию?

Наступила пауза, Скорцени, собравшись, ответил:

— Я дважды доезжал на мотоцикле до Неаполя, мой фюрер.

Спустя несколько минут Гитлер снова спросил:

— Что вы, господа, думаете об Италии?

Офицеры поочередно дали ответ. Все ответы сводились к тому, что Италия является союзником Германии. Настала очередь Скорцени:

— Мой фюрер, я австриец!

Гитлер внимательно посмотрел на великана со шрамами и задумался, после чего сказал:

— Я хочу побеседовать с гауптштурмфюрером Скорцени. Остальные господа офицеры свободны.

Присутствующие офицеры отдали римское приветствие и удалились. Скорцени и Гитлер остались наедине. Гитлер начал рассказывать "человеку со шрамами" о том, для чего офицеров вызвали в его ставку.

— Вчера предали Муссолини, и король приказал арестовать его, — начал говорить Гитлер. — Дуче является не только моим союзником, но также и другом. Он для меня воплощение последнего великого Римлянина, и я не могу оставить этого великого человека в беде. Он был слишком легкомысленным; я уверен, что новое итальянское правительство поменяет фронт и передаст Муссолини англосаксам. Они сначала предали, а затем продали его. Я должен упредить это.

Необходимо узнать, где содержится дуче, и освободить, но… Вот чего я жду от вас, Скорцени. Я выбрал вас, так как убежден, что вам удастся это сделать. Вы должны выполнить эту операцию, потому что в настоящий момент она является самой важной для ведения войны. Конечно, все детали должны быть сохранены в полнейшей тайне — в противном случае нас ожидает неудача. О вашей миссии знают только пять человек. Вы будете переведены в люфтваффе, в распоряжение генерала Штудента, который сразу ознакомит вас с некоторыми деталями операции. Я не хочу, чтобы Италия стала ловушкой для моих солдат. Необходимо предотвратить возможность совершения фальшивыми друзьями их гнусного дела. Я лично поручаю вам миссию по обнаружению места заключения Муссолини и освобождению его оттуда, целого и невредимого. Конечно, вы отберете себе людей. Необходимо действовать быстро, очень быстро. Вы понимаете, что речь идет о жизни дуче?

— Так точно, мой фюрер! — произнес Скорцени.

— Кроме того, очень важно, — продолжил Гитлер, — чтобы ни наши армейские части, ни наше посольство в Риме не узнали о вашей миссии. Вы должны понять меня правильно. И одни, и вторые ошибочно оценивают ситуацию в Италии. Я опасаюсь, что они могли бы действовать наперекор моим намерениям. Поэтому все должно быть в абсолютной тайне. Я вам чрезвычайно доверяю, Скорцени. С этого момента вы отвечаете передо мной! Мы еще увидимся. От всего сердца желаю вам успеха!

Закончив монолог, Гитлер пронзил Скорцени взглядом, пожал руку и отпустил. Выйдя от Гитлера, Скорцени собрался перекусить в столовой, но за ним явился Отто Гюнше и пригласил на встречу к генералу Курту Штуденту Скорцени начал рассказывать Штуденту о полученных от Гитлера инструкциях и поручениях, когда в комнату вошел рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер. Он сразу же вмешался в разговор и затеял скучную и утомительную лекцию об итальянской внешней политике и о том, как глубоко в Италии проникла измена. Войдя в раж, Гиммлер стал указывать, с кем и как из итальянских политиков следует поступить после захвата. Скорцени, впервые видевший Гиммлера так близко, растерялся от объема полученной информации (добавим, и совершенно для него бесполезной) и достал блокнот с целью делать заметки. Гиммлер взорвался:

— Вы что, сошли с ума?! Все, о чем я говорю, является совершенно секретным!

Скорцени был ошарашен такой реакцией Гиммлера. Он попросил разрешения выйти к телефону, чтобы связаться с Фриденталем. Нам, к сожалению, не известно, о чем говорили Штудент с Гиммлером пока Скорцени вызывал Фриденталь. В ожидании ответа Скорцени закурил в коридоре. В этот момент из комнаты вышел Гиммлер. Рейхсфюрер СС был сторонником здорового образа жизни и не выносил курения. Увидев Скорцени с сигаретой, Гиммлер возопил:

— Это невероятно! У вас не хватает силы воли, чтобы удержаться от курения здесь? Все время эти вонючие окурки! Я вижу, что вы являетесь не тем человеком, который нам необходим для выполнения трудного задания!

Скорцени промолчал, а рейхсфюрер удалился быстрыми шагами. Гюнше, ставший очевидцем того, как Гиммлер наорал на Скорцени, успокоил последнего, сказав, что в таком состоянии дискутировать с Гиммлером бесполезно. Штудент снова вызвал Скорцени и сообщил, что на следующий день в 8.00 они вылетают в Рим для подготовки операции. Выйдя от Штудента, Скорцени дозвонился до Фриденталя и потребовал к телефону своего адъютанта оберштурмфюрера СС Карла Радля. Услышав в трубке голос Радля, он начал диктовать свои приказы: отобрать во Фридентале 30 лучших солдат, унтеров и офицеров, переодеть их в форму парашютистов люфтваффе и предоставить им соответствующие документы; к 6.00 прибыть с отобранными людьми на аэродром в Стаакен и ожидать команду на вылет.

Утром 27 июля 1943 года Штудент и Скорцени вылетели в Рим. После прибытия в Вечный город они нанесли визит верховному командующему на юге генерал-фельдмаршалу Альберту Кессельрингу. Здесь "человек со шрамами" столкнулся с тем, что Кессельринг полностью доверял своим итальянским союзникам и отказывался даже думать об их возможной измене. Это обстоятельство существенно осложнило задание Скорцени — ему предстояло действовать втайне от генерал-фельдмаршала. Между тем уже в мае 1943 года немцы начали готовить операцию "Аларих" — оккупацию Италии, Позже название операции было сменено на "Ось". 27 июля Кессельринг полупил приказ начать подготовку к проведению операции, в ходе которой планировалось захватить новое руководство Италии и жизненно важные объекты в стране. Генерал Штудент должен был арестовать короля Виктора-Эммануила. 29 июля в Италию прибыли отобранные Радлем во Фридентале люди — 50 солдат и офицеров. Людям Скорцени было поручено арестовать 10 представителей новой власти. Самой сложной целью был сын короля Виктора-Эммануила и наследник престола принц Умберто Пьемонтский. Огромный дворец принца (около 2000 помещений) находился в самом центре Рима. Скорцени и его люди могли только предполагать, где именно находятся комнаты принца.

Пока новое итальянское правительство готовилось к выходу из войны, немцы лихорадочно искали место, в котором прятали Муссолини. В распоряжение Скорцени были переданы 10 офицеров из VI управления для скорейшего выявления этого места. В Берлине по требованию Гиммлера над установлением места содержания Муссолини бились арестованные экстрасенсы. Так где же прятали Муссолини? Первую неделю своего заключения дуче провел на острове Понца. Местное население оказалось лояльным свергнутому диктатору, и заговорщикам пришлось перевести Муссолини ночью 7 августа на уже упоминаемый остров Маддалена. 15 августа Скорцени получил от кригсмарине информацию о том, что дуче содержится на острове Маддалена После консультаций с генералом Штудентом Скорцени решил послать для разведки на остров своего офицера, унтерштурмфюрера СС Варгера, — он единственный владел итальянским языком. Варгер в образе моряка-выпивохи должен был посетить остров и в беседах с завсегдатаями забегаловок узнать дополнительную информацию по острову. В этой великолепной задумке был один затруднительный момент — унтерштурмфюрер СС Варгер вообще не употреблял спиртного… Скорцени и Радль в считаные дни приобщили Варгера к алкоголю и стали готовить его к отправке на остров. 18 августа Варгер и Скорцени вылетели из Рима на аэродром Виено-Фиорита в Сардинии. По прибытии Скорцени передал Варгера доверенному лицу из ВМФ, а затем вернулся на Виено-Фиорита. На аэродроме Скорцени добился разрешения на разведывательный полет над островом. На обратном пути самолет был перехвачен английскими истребителями, после чего потерпел крушение. Виной аварии, по мнению Скорцени, был итальянский бензин низкого качества. При крушении "человек со шрамами" повредил плечо и сломал три ребра. За эти травмы Скорцени 18 августа 1943 года был награжден черным знаком за ранение.

Оправившись от травм, Скорцени с Радлем и представителями люфтваффе и кригсмарине начали подготовку операции на Маддалене. Накануне унтерштурмфюрер Варгер своими глазами видел дуче на острове. Оказалось, Муссолини держат взаперти на вилле "Вебер". 23 августа Скорцени отправился на остров. В разгар подготовки к операции из ОКВ пришла телеграмма — "Согласно информации абвера. Муссолини содержится в заключении на небольшом островке вблизи Эльбы. Гауптштурмфюрер Скорцени должен немедленно подготовить воздушно-десантную операцию. О готовности сообщить в ОКБ, которое определит дату акции". Получение телеграммы совпало с подготовкой к совещанию в ставке Гитлера. Скорцени упросил Штудента взять его в качестве сопровождающего в "Волчье логово". В ставке Гитлера Скорцени было предоставлено слово, и он сумел доказать, что Муссолини находится на острове Маддалена. Гитлер пообещал отменить операцию на Эльбе и попросил Скорцени рассказать о своем плане.

Скорцени перевел дух и начал рассказ — накануне операции в порт Маддалены войдут немецкие катера, якобы для визита вежливости, катера остаются ночевать в порту. Наутро к острову подходят тральщики из порта Полау, на чьих палубах размещены люди из Фриденталя и рога гренадер из штурмовой бригады СС "Рейхсфюрер СС". Высадка происходит под прикрытием катеров, при этом десант должен делать видимость, что идут маневры. Численность итальянских солдат на острове превышала 500 человек, поэтому немцам была необходима и удача.

План понравился Гитлеру и присутствующим. Гитлер отвел Скорцени в сторону и негромко сказал, что если Скорцени потерпит неудачу или на острове не окажется Муссолини, то О КВ будет вынуждено заявить, что "человек со шрамами" действовал на свой страх и риск. Скорцени ответил, что понимает это.

— Вам повезет, Скорцени, — закончил Гитлер. — Я уверен в этом!

В приподнятом настроении Скорцени вернулся в Италию. 27 августа офицеры РСХА Капплер, Гребл и Прибке организовали бегство дочери Муссолини Эдды и его внуков в Германию, а на 28 августа была назначена спецоперация по освобождению дуче, о чем было доложено в О КВ. Однако вечером 27 августа выяснилось, что рано утром Муссолини был вывезен на гидроплане Красного Креста с острова Маддалена. После войны Скорцени обвинил в утечке информации адмирала Канариса. Предательство Канариса и других офицеров абвера вообще было одной из любимых тем "человека со шрамами". Легко объяснять свои ошибки и провалы злым умыслом конкурентов!

Опять начался поиск свергнутого диктатора. В ходе одной из поездок в Вигно дель Валле Скорцени увидел известный ему по Маддалене гидроплан, выполнявший перевозку думе. Путем опросов удалось установить, чго снятый с гидроплана Муссолини был погружен в медицинскую машину и увезен в неизвестном направлении. Началась проработка возможных мест пребывания дуче. Изначально рассматривались три версии больница, Перуджи и Трезименское озеро. Позже основной версией стал горный массив Гран-Сассо. Версия подтвердилась, когда была перехвачена радиограмма инспектора карабинеров генерала Гуэли, в ней указывалось, что подготовка обеспечения безопасности Грап-Сассо завершена. Предполагалось, что Муссолини был заключен в отеле "Камио Императоре" на высоте 2212 метров. Единственный путь, ведший к отелю, — канатная дорога.

Для уточнения всех деталей операции было необходимо провести аэросъемку. 8 сентября 1943 года самолет с соответствующей фототехникой прибыл из Франции в Рим. Правда, оказалось, что фотокамеры неисправны, а времени на ремонт уже нет. Тогда Скорцени и Радль, высунувшись из посадочного люка башенки Хе-111, поочередно производили съемку тяжелой камерой. Съемка производилась с высоты 5000 м и на скорости 370 км/ч. Съемка дала весьма скромные результаты — немцы получили лишь общее впечатление об очертаниях горы. Позже Скорцени отмечал, что если бы съемка удалась полностью, то Штудент не разрешил бы проведение операции в местности с таким рельефом — склон Граи-Сассо имел такой наклон, что его можно было использовать в качестве трамплина, кроме того, по всей длине склона находились глыбы и камни с острыми краями.

3 сентября итальянское правительство подписало тайное перемирие с союзниками. Титулованные итальянцы готовились оставить Рим 9 сентября, еще до официального объявления о перемирии. Однако произошла утечка, и уже 8 сентября 1943 года в эфире "Радио-Алжир" прозвучало сообщение о заключенном перемирии. Опасаясь ареста, итальянские заговорщики укрылись в здании МВД, а позже покинули город. 9 сентября немцы выбросили парашютный десант над штабом итальянской армии, но бывшие союзники уже упорхнули. Люди из Фриденталя тоже приняли участие в разоружении итальянских частей в Ариции (помимо разоружения немцы отняли у итальянцев несколько грузовиков).

Учитывая произошедшие события, Скорцени стал торопиться с подготовкой операции по освобождению Муссолини. Вечером 8 сентября он и Радль написали свой план на чистовую. Недоброжелатели "человека со шрамами" считали его способности в деле разработки различных операций весьма скромными. Более того, авторство всех планов иногда приписывалось Карлу Радлю, которого один из врагов диверсанта № 1 даже называл нянькой Скорцени. Но давайте вернемся к плану операции. Единственной дорогой, ведущей к отелю была канатная. Посадка происходила в Асерджи, оба конечных пункта были оборудованы телефонной связью, таким образом, использовать канатную дорогу было рискованно, так как немцы были убеждены, что в случае опасности освобождения тюремщики Муссолини убьют своего подопечного. Восхождение горных стрелков по склону тоже могло быть быстро обнаружено итальянцами и потому тоже было неприемлемым. Использование парашютного десанта исключалось по погодным условиям. Таким образом, единственная возможность попасть на Гран-Сассо заключалась в использовании планеров. Представители ВВС — генерал Штудент и офицеры его штаба — предупредили Скорцени обо всей сложности использования планеров и скептически отнеслись к исходу операции. Скорцени предполагал использовать планеры ДФС-230, в каждый планер помещалось 9 десантников и пилот. Однако использование планеров на такой высоте существенно осложняло посадку, офицеры люфтваффе предполагали до 80 % технических потерь. К операции готовилось 12 планеров, всего 108 десантников.

Им предстояло отбить дуче у 100 итальянцев (43 карабинера, остальные — чины полиции). В довершение всех сомнений генерал Штудент заявил Скорцени, что посадка под острым углом — самоубийство. Формально он запрещал такую посадку.

Люди Скорцени в это время размещались палаточным лагерем в парке католической школы при одном из монастырей городка Фраскати. Соседями диверсантов были чипы 7-го парашютно-десантного полка 2-й парашютно-десантной дивизии. Утром 11 сентября к Скорцени, находившемуся в штабе Штудента, примчался мотоциклист из лагеря. Мотоциклист сообщил, что в лагерь диверсантов пришел капитан из 7-го парашютно-десантного полка и от имени командира I батальона майора Отто Харальда Морса потребовал "быстрой и безотлагательной передачи всех транспортных средств, которые сорок наших негодяев присвоили себе 9 и 10 сентября". Скорцени незамедлительно выехал в свой лагерь, где застал посланника Морса. "Человек со шрамами" наотрез отказался передавать парашютистам технику и сказал, что они смогут забрать ее только с помощью силы. Парламентер отбыл, а Скорцени проинформировал об инциденте Штудента, который направил одного из своих офицеров к Морсу. Инцидент удалось замять, но каково же было изумление Скорцени, когда спустя несколько часов он узнал, что Морс будет его соратником по операции "Дуб"! Штудент приказал Скорцени отправиться к Морсу и ввести его в курс готовящейся операции. Вопреки опасениям "человека со шрамами" он быстро достиг понимания с Морсом.

Финальный план операции "Дуб" был такой.

Майор Морс и I батальон 7-го парашютно-десантного полка наступали в долине по дороге на Асерджи. Батальон должен был захватить развилки дорог Л’Акуила — Баццано, Пескомаджоре — Паганица и станцию канатной дороги, находящуюся выше Асерджи, кроме того, батальону требовалось обеспечить удержание долины в случае наступления итальянцев со стороны Л’Акуилы.

Гауптштурмфюрер СС Скорцени возглавлял десантный отряд для действий на Гран-Сассо. В состав отряда входило 12 десантных планеров ДФС-230, которые буксировались к месту высадки 12 самолетами Хе, а также один разведывательный самолет. На каждый планер готовились посадить 9 десантников. По планерам планировалось разместить людей следующим образом:

1-й и 2-й планеры — 18 десантников-добровольцев из батальона Морса, они должны были установить после приземления 4 пулемета и обеспечить огневое прикрытие;

3-й планер — Скорцени, итальянский генерал полиции Фернандо Солети[16], унтерштурмфюреры СС Варгер и Швердт и 5 диверсантов из Фриденталя. Планировалось этой группой занять отель и освободить Муссолини;

4-й планер — Радль, унтерштурмфюрерр Менцель и 7 диверсантов из Фриденталя. Эта группа должна была нанести удар по отелю и поддерживать группу Скорцени;

5-й планер — 9 десантников-добровольцев из батальона Морса под командованием лейтенанта фон Берлепша должны были усилить группы 3-го и 4-го планеров;

6-й планер — 9 десантников-добровольцев из батальона Морса должны были захватить верхнюю станцию канатной дороги и туннель, соединяющий станцию с отелем;

7-10-й планеры — десантники-добровольцы из батальона Морса имели задание окружить отель и подавить возможное сопротивление;

11 — 12-й планеры — доставляли группы тяжелого вооружения[17], которые должны были поддерживать огнем людей Скорцени.

"Человек со шрамами" детально изучил десантную операцию люфтваффе по захвату бельгийского форта Эбен-Эмель[18].

Бенито Муссолини с освободителями


Опираясь на историю этой операции, Скорцени предполагал, что между приземлением первых десантников и первыми выстрелами противника пройдет 3 минуты. За это время Скорцени планировал добраться до Муссолини. Прибытие планеров на Гран-Сассо планировалось с 14.00. Ответственным за открытие огня на вершине назначался Скорцени, в случае непредвиденных обстоятельств это право переходило к лейтенанту фон Берлеишу.

Вечером 11 сентября маховик операции был запущен в действие. Скорцени построил своих людей и объявил им о проведении операции по личному приказу Гитлера. Затем он кратко сообщил о возможных рисках и попросил выйти из строя добровольцев, готовых рискнуть. Все сделали шаг вперед, тогда они с Радлем отобрали 15 человек: сам Радль, оберштурмфюрер СС Ульрих Менцель, унтерштурмфюрер СС Отто Швердт, унтерштурмфюрер СС Роберт Варгер. унтерштурмфюрер СС Андреас Фридрих, гауптшарфюрер СС Манне, обершарфюрер СС Вальтер Глазнер, обершар-фюрер СС Пауль Спитт, унтершарфюрер СС Ганс Хольцер. унтершарфюрер СС Бернхард Кизлевиц. унтершарфю-pep СС Роберт Нейцель, роттенфюрер СС Герберт Химмель, роттенфюрер СС Альберт Бенц, стрелки СС Гфоллер и Макс Фоллер. Остальные диверсанты во главе с унтерштурмфюрером СС Брамфельдом были переданы в подчинение Морсу. Отряд Морса (около 260 человек) выдвинулся в район операции в 3 часа утра 12 сентября, так как изначально планировалось начать операцию в 6 утра. Отряд передвигался на трофейных мотоциклах и 15 грузовиках "фиат".

В 5 утра люди Скорцени прибыли на аэродром, но выяснилось, что транспортные самолеты задерживаются на 4–5 часов. Вслед за этой накладкой пришла информация о том, что радио Туниса заявило, что итальянские военные корабли, отплывшие из Ла Специи, достигли побережья Туниса. По сообщению радиостанции, на одном из кораблей находился и Муссолини "с этого времени военнопленный на африканской территории". "Человек со шрамами" совладал с нахлынувшими эмоциями и, проанализировав известные ему факты, решил, что информация, переданная радиостанцией, — неверная.

Скорцени, Радль, Солети и диверсанты ждали планеры на аэродроме. Увидев приземлившиеся транспорты ДФС-230 1-й десантной эскадры (она же особая эскадрилья Хейден-рейх), Солети забеспокоился и спросил Радля, для чего предназначаются эти планеры. Радль, понимая, что далее водить генерала за нос не имеет смысла, ответил:

— Мне известно, господин генерал. Вскоре мы полетим на этих планерах и приземлимся в массиве Гран-Сассо, чтобы освободить дуче.

После этих слов Солети устроил скандал, а позже с ним случился приступ и немцам пришлось вызывать врача. На этом приключения диверсантов не закончились — за 15 минут до посадки в планеры на аэродром совершили налет бомбардировщики союзников, однако планеры не пострадали. Стоит упомянуть, что вместо обещанных 12 планеров на аэродроме по ошибке приземлилось только 10. Тем временем на аэродром прибыл генерал Штудент. Он пожелал перед вылетом поговорить с пилотами и офицерами десантной группы.

— Господа, — сказал генерал, — вскоре вы начнете действительно необычную операцию. Вы все были отобраны из числа наших самых лучших пилотов и офицеров, специально обученных для преодоления любых препятствий. Это предприятие запишут в анналы истории военного искусства не только по причине невероятных трудностей, которые ожидают вас, но также и по причине огромного политического значения этой акции. Прежде чем гауптштурмфюрер Скорцени отдаст последние приказы, мне хотелось бы пожелать вам удачи и сказать: я верю, что каждый из вас выполнит свой долг.

Затем к присутствующим обратился сам "человек со шрамами". Он дал своим подчиненным последние инструкции и приказал готовиться к вылету. В 13.05 самолеты начали подниматься в воздух. Операция "Дуб" началась…

От аэродрома до Гран-Сассо было около 126 км. Время приближалось к часу X — 14 часам. В намеченное время люди Морса, убив 2 итальянцев и ранив еще нескольких, захватили нижнюю станцию канатной дороги. Транспортные самолеты задерживались. Наконец в 14.03 на Гран-Сассо начали приземляться немецкие планеры. Ни один из планеров не приземлился в районе предполагаемой высадки из-за усилившегося ветра. Планер Скорцени приземлился в 14.05. Три планера (один со Скорцени) приземлились неподалеку от гостиницы, к которой бросились высадившиеся из них диверсанты. Муссолини, содержавшийся на втором этаже в номере № 201, увидел немцев в окно.

— Не стреляйте! Не стреляйте! — закричал командир итальянской полиции на Гран-Сассо генерал-инспектор Джузеппе Гуэли. Крики Гуэли привлекли внимание охраны — итальянские часовые снаружи вбежали внутрь гостиницы и стали строить баррикады у дверей. В то же время в номер Муссолини поднялись командиры карабинеров — лейтенант Альберт Файола и лейтенант Освальдо Античи. Первый был знаком с маршалом Бадальо, который приказал ему убить Муссолини при попытке освобождения. Файола заставил Муссолини отойти от окна, а также рассказал ему о приказе Бадальо. Дуче стал спорить с Файолой и доказывать ему, что в случае его (Муссолини) убийства он не ручается за жизнь карабинеров. Скорцени тем временем добрался до дверей отеля, которые оказались забаррикадированными. Понимая, что на счету каждая секунда, Скорцени приказал своим подручным унтершарфюреру СС Гансу Хольцеру и роттенфюреру СС Альберту Бену забраться по стене здания и влезть в окно номера Муссолини (Скорцени запомнил окно, в котором видел дуче). Диверсанты вскарабкались по стене, но не смогли влезть в окно. Скорцени и Радль опять навалились на входную дверь, и она дрогнула. Немцы ворвались в отель. Итальянские охранники частично спрятались в занимаемых номерах, частично столпились внизу и стояли в растерянности, не оказывая сопротивления. Скорцени большими прыжками добрался до лестницы и взбежал на второй этаж, сопровождаемый унтерштурмфюрером СС Швердтом.

Все это заняло несколько минут, на протяжении которых немецкие планеры продолжали приземляться на Гран-Сассо. В 14.08 планер № 8, попав в воздушный поток, получил сильные повреждения при посадке. Пилот планера фельдфебель Ронсдорф и несколько парашютистов получили серьезные травмы. Не обошлось без травм и в некоторых других планерах. В 14.10 приземлился отставший от графика планер лейтенанта Берлепша. Последний немецкий планер приземлился на Гран-Сассо в 14.12. Добавим, что несчастные Хольцер и Бенц все еще продолжали висеть на стене отеля, вероятно они имели навыки альпинизма и были соответствующе экипированы.

Но вернемся к герою нашего повествования. Скорцени и Швердт забежали в комнату Муссолини и застали там растерянных итальянских офицеров, обсуждавших с дуче его судьбу. Пока Швердт выводил итальянцев в другое помещение, Скорцени отрапортовал:

— Дуче, меня послал фюрер, чтобы освободить вас!

— Я знал, что мой друг Адольф Гитлер не бросит меня! — ответил Мусссолини.

Затем дуче попросил "человека со шрамами" отвезти его домой в Рим, но Скорценн имел совсем другие инструкции. В 14.17 операция по освобождению Муссолини была завершена, о чем было сообщено майору Морсу по рации. Морс, взяв с собой несколько человек, отправился по канатной дороге на Гран-Сассо. Разведывательный самолет "Хемшель-126" продолжал кружить в облаках над отелем.

Таким образом, дерзкая и хорошо просчитанная операция по освобождению Муссолини увенчалась успехом, хотя немцам еще предстояло выбраться из горного массива. Несомненным успехом можно считать, что операция на Гран-Сассо прошла без единого выстрела и с минимальными потерями (речь идет о травмированных при приземлении). Большой интерес представляет и тот факт, что выдержка Скорцени позволила не спровоцировать конфликт между итальянскими охранниками и немецкими освободителями Муссолини — немцы даже не думали разоружать или изолировать итальянцев. Более того, Скорцени, оставив отдыхать Муссолини (накануне у того была бессонная ночь), спустился на первый этаж в столовую и распорядился откупорить большое количество бутылок вина для угощения итальянских и немецких солдат. На всякий случай "человек со шрамами" перестраховался и у дверей номера 201 выставил караул из унтершарфюреров СС Ганса Хольцера (к этому времени он уже покинул стену отеля) и Роберта Нейцеля.

Шло время, никто из немцев не имел представления о том, попытаются ли верные Бадальо итальянцы отбить Муссолини обратно, а потому следовало торопиться и как можно скорее покинуть Гран-Сассо. Самым безопасным путем эвакуации Муссолини был воздушный путь, но и он таил в себе опасности — на Гран-Сассо не было взлетной полосы. Немцы опять положились на авось и отправили за Муссолини 2 легких разведывательных двухместных самолета "Физелер-156 Шторх". Планировалось, что дуче заберут с нижней станции канатной дороги, но при посадке на подготовленной площадке у станции пилот оберфельдфебель Хундт серьезно повредил шасси своего самолета. Теперь взлет можно было осуществить только после серьезного многочасового ремонта. Пилот второго самолета — капитан Генрих Герлах (личный пилот генерала Штудеита) — решил садиться прямо на Гран-Сассо (для посадки требовалась полоса длиной около 60 м). В 14.50 самолет Герлаха благополучно приземлился на вершине.

К этому времени Муссолини проснулся и при помощи немецких и итальянских солдат собрался в дорогу. По дороге к самолету состоялась импровизированная фотосессия. Военный корреспондент люфтваффе прибыл на место событий с майором Морсом. Позже фото, сделанные им, станут известны на весь мир: ссутулившийся и постаревший Муссолини и улыбающиеся бравые немецкие освободители. По дороге к самолету дуче шепнет Гуэли:

— Я бы предпочел, чтобы меня освободили итальянцы…

Но жестокая правда войны была совсем другой.

У самолета выяснилось, что Скорцени не намерен отправлять Муссолини с Герлахом. Дуче, сам неплохой пилот, с ужасом воспринял эту новость, но в его положении выбирать было не из чего. Гораздо сложнее Скорцени было убедить в необходимости своего присутствия на борту Герлаха. Уговорами и угрозами Скорцени добился своего. Муссолини забрался в самолет, а за ним — Скорцени. Из-за отсутствия взлетной полосы и недостатка места для разбега самолета солдаты взяли его за крылья и начали разгонять. В 15.15 самолет Герлаха поднялся в воздух и, тяжело виляя крыльями, стал набирать высоту. Несмотря на все старания Герлаха, при взлете было повреждено левое шасси. В 16.15 самолет с дуче, несмотря на поломанное шасси, благополучно приземлился на аэродроме в Фраскати. Здесь Муссолини и Скорцени пересели в "Хеншель-111" и вылетели в Вену.

Оставшиеся на Гран-Сассо солдаты люфтваффе и СС собрали вещи Муссолини (в том числе и знаменитые дневники дуче) и к 19.00 по канатной дороге перебрались на нижнюю станцию дороги. Морс, принявший командование, распорядился заночевать у станции, несмотря на явную опасность нападения итальянцев. Утром 13 сентября немцы снялись с лагеря и направились в Фраскати, везя с собой 10 раненых.

Также 12 сентября Скорцени направил на автомобилях 18 диверсантов во главе с унтерштурмфюрером СС Гансом Манделем в Рокка делле Каминате за женой и младшими детьми Муссолини — Анной-Марией и Романо. Операция прошла без единого выстрела. Донну Ракеле и ее детей вывезли на автомобилях на аэродром Римини, откуда они вылетели в Вену.

Благополучно добравшись до Вены, Муссолини и Скорцени остановились в отеле. Дуче стал отдыхать, а вот Скорцени всю ночь отвечал на телефонные звонки и докладывал о деталях операции, говорил он и с Гитлером и Гиммлером, первый благодарил за успех, второй — лебезил. Вечером 12 сентября за успешное проведение операции по спасению Муссолини Скорцени был произведен в следующий воинский чин, оберштурмбаннфюрера СС (502-й егерский батальон СС) и награжден Железным крестом I класса и Рыцарским крестом Железного креста. Утром 13 сентября Отто Скорцени проснулся знаменитым — все немецкие радиостанции и газеты трубили о его успехе: в один миг он стал "самым опасным человеком в Европе". В тот же день Скорцени и Муссолини вылетели в Мюнхен. На аэродроме диктатора и его освободителя встречала жена Муссолини с детьми. Прибывшие были размещены в правительственном дворце Мюнхена. По настоянию Муссолини Скорцени всегда обедал и ужинал в компании диктатора. Отдохнув пару дней от потрясений, 15 сентября они отправились в ставку фюрера.

Гитлер приехал в аэропорт и встречал дорогого гостя и его освободителя у трапа самолета. По прибытии в ставку Скорцени сделал двухчасовой доклад об операции "Дуб". На следующий день с "человеком со шрамами" встречался рейхсмаршал Герман Геринг. Он вручил Скорцени Знак пилота в золоте, но при этом пожурил его за риск при эвакуации Муссолини с Гран-Сассо. В полночь "человек со шрамами" был приглашен на "ночное чаепитие к Гитлеру". В конце чаепития Гитлер сказал ему:

— Запомните, Скорцени, что всякий раз, когда вы будете в ставке, вы приглашены на "чаепитие в полночь". Я буду счастлив видеть вас чаще.

Скорцени поблагодарил Гитлера, но воздержался от участия в чаепитиях, о чем позже сожалел. Вскоре "человек со шрамами" покинул ставку. Однако история с Муссолини получила неожиданное продолжение. Итальянские участники событий, а именно Солети и Гуэли, решили остаться верными Муссолини, но у одного из них был найден дневник Муссолини (пока Скорцени летел с Муссолини в Германию, кто-то изъял дневник из вещей дуче). Скорцени сообщил об этом руководству и Муссолини. Спустя 8 месяцев дневник окольными путями вернулся к дуче.


С Адольфом Гитлером после награждения


Многие участники рейда на Гран-Сассо были отмечены немецким командованием: произведены в следующий чин — Скорцени в штурмбаннфюреры СС и Радль в гауптштурмфюреры; Рыцарский крест Железного креста получили — Скорцени, Герлах, лейтенант Элимар Мейер-Венер (пилот планера, на котором Скорцени летел на Гран-Сассо), Немецкий крест в золоте получили — Харальд Морс, капитан Герхард Лангут (офицер разведки штаба Штудента), обер-лейтенант Йоханес Хейденрейх и трое пилотов планеров — фельдфебель Хайнер Лорманн, оберфельдфебель Ганс Нилмейер, унтер-офицер Густав Тилман. Внимательный читатель заметит, что львиную долю наград получили представители военно-воздушных сил Германии, — но вот вся слава досталась людям Скорцени. Позже служащие люфтваффе, участвовавшие в освобождении Муссолини, при каждом случае рассказывали, что Скорцени украл их славу Педелю спустя на Гран-Сассо была отправлена съемочная группа из роты пропаганды, имевшая задачу снять пропагандистский фильм об освобождении Муссолини.

В октябре 1943 года своими наградами удостоил освободителей и Бенито Муссолини. Скорцени получил от дуче спортивный автомобиль "Ланциа-флавия-кабриолет", орден 100 мушкетеров и золотые карманные часы с литерой "М", выложенной из рубинов, и гравировкой на корпусе "12.09.1943". Со слов Скорцени, эти часы у него отняли американские военнослужащие после окончания войны. Все участники высадки на Гран-Сассо также получили от Муссолини памятные подарки — часы с золотыми браслетами с выгравированной литерой "М".

Операция "Ульм" и большая ложь о "длинном прыжке"

Осенью 1943 года наступивший перелом в войне заставлял гитлеровцев придумывать все новые и новые операции одна фантастичней другой. Столкнувшись с превосходством Красной армии в количестве танков, немцы задумали вывести из строя танковые заводы СССР, расположенные за Уралом. Определенные наработки в этом направлении велись еще в 1942 году "Цеппелином", теперь же после оглушительного успеха Скорцени при освобождении Муссолини операцию переадресовали ему. Операции было присвоено кодовое наименование "Ульм". Целью операции были промышленные заводы в Магнитогорске. Информация о них была собрана сотрудниками "Цеппелина" путем опроса советских военнопленных, находящихся в особом лагере "Т" ("Техник", позже переименован в лагерь "Л" — люфтваффе). Для участия в операции было отобрано 50 русских добровольцев, уроженцев Урала, имеющих инженерное образование. Руководить операцией должен был белоэмигрант гауптштурмфюрер СС Михаил Александрович Семенов. Унтер-офицеры группы были набраны в русской колонии Белграда. Личный состав, по одной из версий, тоже был укомплектован эмигрантами, но, по воспоминаниям одного из сотрудников "Цеппелина", простыми участниками группы были бывшие военнопленные, что привело к некоторому недопониманию в работе (немецкий офицер назвал эту причину как один из доводов для отмены операции). К переброске группа готовилась в особом лагере "Л" организации "Цеппелин" в Бреслау-Островице. К концу октября 1943 года группа была готова для отправки за линию фронта. Между тем Гиммлер прислал Шелленбергу телеграмму с требованием ускорить проведение операции "Ульм". Шелленберг вызвал "человек со шрамами" и стал его расспрашивать о перспективах проведения этой операции. Скорцени назвал операцию абсурдной и попытался доказать это своему начальнику. Шелленберг понял подчиненного и объяснил, что нельзя расстраивать руководство прямым отказом от участия в операции, а надо создать видимость горячего желания выполнить задание. Тогда и потом Скорцени очень возмущался этим принципом своего начальника. Тем не менее операция "Ульм" была проведена в ограниченном масштабе из-за неспособности люфтваффе обеспечить доставку диверсантов в район Магнитогорска.



Карта с указанием важных промышленных объектов в Челябинске, подготовленная VI управлением РСХА


Одна из самых загадочных историй в жизни Скорцени связана с Ираном, а вернее с Тегеранской конференцией (28 ноября — 1 декабря 1943 года). До сих пор историки так и не пришли к единому мнению, какова же была роль "человека со шрамами" в подготовке покушения на "большую тройку"[19].

В своих воспоминаниях Скорцени рассказывает, что в начале ноября 1943 года он был вызван в ставку Гитлера, где узнал о готовящейся встречи лидеров СССР, США и Великобритании в Тегеране. Резидент абвера в Тегеране сообщил в Берлин подробности. Скорцени посчитал, что для выполнения данной акции ему потребуется в Тегеране 150–200 диверсантов, детальные карты, самолеты и самое главное — топливо. В успех этой операции Скорцени не верил, более того он смог убедить в этом же Гитлера и Шелленберга. Но об этом не знали или не хотели знать в Советском Союзе.

Впервые информация об участии Скорцени в покушении на "большую тройку" была представлена командиром партизанского отряда Д.Н. Медведевым[20]. Вслед за ним эту информацию стали тиражировать историки, журналисты и даже знаменитые сотрудники советских и российских спецслужб[21]. Суть этой информации сводится к следующему: примерно в октябре — начале ноября 1943 года, в городе Ровно, знаменитый советский разведчик Николай Кузнецов (немецкий псевдоним Пауль Зиберт) близко сошелся с представителем РСХА штурмбаннфюрером (у некоторых оберштурмбаннфюрер) СС Ульрихом (у некоторых Пауль) фон Ортелем. Данный персонаж сообщил Кузнецову, что в диверсионной школе в Копенгагене готовят людей для покушения на "большую тройку" в Тегеране, а отвечает за операцию сам Отто Скорцени. Со временем информация обрастала новыми деталями — то диверсанты готовились не в Копенгагене, а на Украине, то Скорцени дважды прилетал в Иран на рекогносцировку. В общем, было над чем поработать и что досочинять. Один из главных биографов Кузнецова Т.К. Гладков утверждает, что имел счастье ознакомиться с закрытыми делами в архивах спецслужб. В личном деле Кузнецова он не нашел упоминаний о том, что Ортель творил Кузнецову о Иране. Информация к Кузнецову поступила от его информатора — Марины Мякоты, которая была и агентом фон Ортеля. Накануне отъезда из Ровно Ортель пообещал привезти девушке персидские ковры в подарок (у других авторов Ортель хотел расплатиться этими коврами с Кузнецовым, в счет погашения долга). На основании этой информации Кузнецов сделал вывод о том, что Ортель готовится отправиться в Иран. Затем Ортель якобы инсценировал свое самоубийство, чтобы незаметно отбыть в Тегеран.

Не умаляя заслуг Николая Кузнецова, давайте попробуем разобраться в деталях, ведь согласно старой европейской поговорке — дьявол прячется именно в них. По различным рассказам о Кузнецове мы можем сделать вывод, что история с Ортелем происходила в октябре — ноябре 1943 года, а ведь решение о дате проведения встречи лидеров антигитлеровской коалиции было принято лишь 8 ноября 1943 года. Другая важная деталь, известная нам, — отсутствие диверсионных школ СС и абвера в Копенгагене. Дания была вдали от линии фронта, Сопротивление в ней не было активным, поэтому организовывать в ней разведшколу было не очень разумным шагом. Но основным аргументом, ставящим под сомнение связь Скорцени с иранскими событиями, является отсутствие в списках офицеров СС на 1943 год человека с фамилией фон Ортель, кроме того, приписываемое ему звание тоже является сомнительным для операции такого уровня. Многие также игнорируют факт, что уже в своих воспоминаниях "человек со шрамами" указал на историю с Ортелем как на явный вымысел. Убеждать читателей в том, что сам Скорцени не бывал в Иране, думаю, нет необходимости. В мемуарах известных немецких разведчиков Р. Гелена, В. Хеттеля, В. Шелленберга и О. Райле информации об операции "Длинный прыжок" тоже не встречается. В 1950—1960-х годах информация о "Длинном прыжке" стала появляться и в западных художественнодокументальных произведениях.


Учетная карточка советскою военнопленною Георгия Бурлакова, переданного для оперативного использования в организацию "Цеппелин"


Так что же на самом деле было в Тегеране и какое отношение к этому имел Скорцени? Ответ достаточно прост. Иосиф Сталин или кто-то из его ближайшего окружения придумал план, как провести лидеров США и Великобритании. Когда дата и место встречи определись, Сталин решил добиться того, чтобы президент США остановился в посольстве… СССР! Естественно, только очень серьезные причины могли заставить Рузвельта остановиться в посольстве Советского Союза. В Иране началась игра в шпиономанию — советские спецслужбы стали подсовывать своим английским и американским коллегам информацию об активности немецких служб в Иране, так родилась легенда о визите Скорцени в Иран, а между тем советские специалисты-техники во главе с сыном Л.П. Берии Серго стали нашпиговывать гостевую половину посольства прослушивающими устройствами. Давлению на Рузвельта содействовал тот факт, что американское посольство в Тегеране находилось на большом расстоянии от центра города, а советское и британское посольства были расположены рядом. Таким образом, добираясь из американского посольства, Рузвельт мог оказаться в досягаемости для потенциальных убийц. Под давлением обстоятельств президент принял приглашение генералиссимуса и остановился в советском посольстве. Началось прослушивание частных бесед Рузвельта с его спутниками — это помогало Сталину выстраивать свою линию на переговорах и прояснять отношение американцев к тому или иному вопросу. По окончании конференции главы союзных государств разъехались, так и не пострадав от немецких диверсантов. Прослушка комнат, занимаемых президентом, дала свои результаты — Сталин в ходе переговоров смог добиться многого. В этом месте читатель задаст резонный вопрос — какой смысл было историкам советских спецслужб тиражировать легенду о "Длинном прыжке" после войны? Ответ достаточно прост — готовя дезинформацию для западных союзников, специалисты советских спецслужб сделали ее такой убедительной, что сами в нее поверили.

Средиземноморье и Балканы. Охота на Тито

В конце февраля 1944 года немцы были серьезно озабочены положением, сложившимся под Анцио, — союзные войска создали там огромный плацдарм, и теперь их вряд ли можно было выдавить с занятой территории. По требованию Гиммлера диверсанты СС начали готовить покушение на командующих союзными войсками на этом фронте генерала Харольда Александера и генерал-лейтенанта Марка Кларка. Операции было присвоено кодовое название "Анцио".

Куратором операции был назначен командир СД и полиции безопасности в Риме Георг Капплер, ответственным от Фриденталя оберштурмфюрер СС Туннат. Для самой операции были отобраны 4 диверсанта-парашютиста под командованием лейтенанта Ламмерса (предположительно офицер из спецподразделения "Бранденбург"). Диверсанты, используя британскую форму, должны были пробраться в штаб союзных войск и уничтожить генералов. В качестве второй альтернативной цели рассматривалась союзническая мастерская по ремонту танков. Во время тренировок один из диверсантов пострадал, и вскоре немцы отказались от воздушного десанта из-за превосходства союзников в авиации и ПВО, а также из-за ограниченного количества диверсантов на данном фронте.

Туннат решил выйти из подконтрольного порта на моторной лодке и высадиться со взрывчаткой в самом Анцио. Успех этой операции вызывал сомнения у многих людей. Тем не менее немцы решили рискнуть. Катер трижды выходил в море, но каждый раз возвращался из-за начинавшегося шторма. Наконец вечером 8 марта 1944 года патрульный катер, транспортировавший лодку с диверсантами в направлении Анцио, смог выйти в море и двинулся к цели. В темноте катер оставил лодку неподалеку от Анцио и двинулся в обратный путь. Спустя некоторое время с катера увидели отблеск от взрыва и предположили, что лодка была обнаружена патрулями союзников и уничтожена. Месяцем позже диверсанты из Фриденталя вновь оправились на фронт под Анцио (см. главу "Чудо-оружие и несостоявшиеся операции").

С 1943 года партизанская война в оккупированной Югославии заметно оживилась. После свержения Муссолини вся тяжесть антипартизанских операций легла на Германию. Ситуация усложнялась межнациональным конфликтом народов Югославии и наличием коммунистических и националистических партизан. Одним словом, в объятой огнем войны стране воевали все и против вся. Веспой 1944 года Скорцени получил приказ найти и уничтожить главу коммунистических партизан Иосипа Броз Тито. К этому времени численность 502-го батальона достигла 650 человек (23 офицера, 108 унтер-офицеров и 519 солдат).

Скорцени понимал, что успех этой операции может сделать его карьеру блистательной, и потому не откладывая выехал в Загреб. Позже прибыли диверсанты из Фриденталя. Началась работа по выявлению места дислокации штаба Тито. Стоит сказать, что к этому времени Тито превратился в опытного партизанского лидера, а его отряды в Народно-освободительную армию Югославии. Немецкие оккупационные войска и их союзники постоянно проводили различные антипартизанские операции в разных уголках страны, иногда эти операции были широкомасштабными.

Наконец примерное местоположение ставки Тито в Западной Боснии было установлено. Скорцени собрался выехать в Боснию, когда стало известно, что верховный командующий на юго-востоке готовит "Ход конем" в районе города Дрвар. "Человек со шрамами" потребовал отложить операцию до его прибытия, но на его требования не обратили должного внимания. Еще горше Скорцени было от того, что его главную роль в операции "Ход конем" предстояло сыграть 500-му парашютному батальону СС[22], на руководство которым он тоже претендовал. Для участия в операции предназначалось 20 000 человек, наряду с немецкими частями в операции приняли участие и две бригады хорватского домобранства (армия Независимого государства Хорватия). Одной из сложностей повлиявших на результат операции, было то, что штаб Тито располагался не в городе, а в пещере в горах, на высоте более чем 30 метров.

В 7.00 25 июля началась операция "Ход конем". Этот день был выбран немцами не случайно — в этот день Иосипу Тито исполнилось 52 года. После короткой, но интенсивной бомбардировки на Дрвар было сброшено 314 парашютистов СС, второй волной на планерах было доставлено еще 340 человек. В городе начался кровопролитный бой. Скорцени прибыть на место к началу операции не успел. Упорное сопротивление партизанских частей позволило Тито избежать плена. В ходе боя парашютный батальон СС был практически уничтожен, а вместо маршала в руки десантников попал его новый парадный мундир. Провал операции был списан на армейское руководство.

20 июля 1944 года

К концу июня 1944 года Германия оказалась в тяжелейшем военно-политическом положении. На Западном фронте союзники наступали из Нормандии, на Восточном фронте советские войска успешно развивали крупномасштабное наступление в Белоруссии, не менее тревожной ситуация была и на Средиземноморском театре боевых действий. Многие немцы понимали, что конец войны не за горами, но продолжали сражаться. Так и "человек со шрамами" вспоминал о тех днях: "По крайней мере лично я не питал более иллюзий по поводу итога войны, но своим подчиненным объявил, что командование не испытывает серьезных опасений, и ничем не проявил своего пессимизма даже в частных беседах с такими близкими и верными друзьями, как Радль и фон Фолькерсам".

Безрадостная для Германии ситуация активировала действия антигитлеровской оппозиции в среде военных. Недовольство Гитлером в высших эшелонах власти вермахта существовало еще с 1938 года. Среди активных заговорщиков был адмирал Канарис и некоторые другие руководители абвера. После начала Второй мировой заговорщики часто откладывали свое выступление против Гитлера, наконец 20 июля 1944 года настал день X.

Своему выступлению заговорщики присвоили громкое название — операция "Валькирия". Заговорщики, не надеясь на широкую поддержку своих действий среди армии и народа, решили сначала уничтожить Гитлера, а уже затем брать власть. Стоит сказать, что заговор поразил самую верхушку немецкой армии. Уничтожать Гитлера собирались те, кто долгие годы находился рядом с ним. Так, главным исполнителем покушения стал полковник граф Клаус фон Штауффенберг, начальник штаба Резервной армии, часто бывавший на совещаниях в штабе Гитлера.

Утром 20 июля 1944 года фон Штауффенберг и его адъютант вылетели в "Волчье логово" — ставку Гитлера в Восточной Пруссии (г. Растенбург, ныне Кентшин, Польша). В 12.30 началось совещание у Гитлера. Штауффенберг пронес бомбу в портфеле с документами и перед началом совещания ее активировал. Примерно в 12.35 Штауффенберг вышел с заседания для телефонного звонка, на деле же он сел в машину и выехал в сторону аэродрома. В 12.42 в "Волчьем логове" прогремел взрыв. Из 24 человек, находившихся в момент взрыва в совещательной комнате, 4 человека погибло, многие были ранены. Сам Гитлер получил многочисленные ранения, ожоги ног (портфель был "забыт" под столом в совещательной комнате). Заговорщики спешно покинули ставку и отправились в Берлин, не зная того, что Гитлер выжил. Армейские генералы блокировали линии связи ставки, но информация о покушении ушла в Берлин по каналам СС.

В 16.00 генерал Фридрих Ольбрихт, заместитель командующего Резервной армией и видный заговорщик, отдал приказ начать мобилизацию согласно плану "Валькирия". Командующий Резервной армией генерал-полковник Фридрих Фромм уклонился от присоединения к мятежу и был арестован. Официально о покушении на Гитлера было объявлено лишь после 17.00:

"Сегодня совершено покушение на фюрера. Тяжело ранены генерал пехоты Шмундт, полковник Брандт и служащий Бергер. Легко ранены генерал-полковник Йодль, генералы Кортен, Буле, Боденшац, Хойзингер и Шерфф, адмиралы Фосс и фон Путткамер, командор Ассман и подполковник Борман. Фюрер получил только ожог и легкую контузию. Он немедленно приступил к выполнению своих обязанностей и, в соответствии с программой, имел долгую беседу с дуче. В скором времени после покушения к фюреру направился маршал Третьего рейха Геринг".

В это время ряд частей по требованию генералов-заговорщиков уже покинул свои казармы и начал занимать важные объекты и блокировать части СС.

А где же был Скорцени в эти судьбоносные часы? В 18.00 он вместе с Радлем должен был отправиться в Вену с Ангальтского вокзала в Берлине. Уже усевшись в вагон, офицеры услышали крики с перрона:

— Майор Скорцени! Майор Скорцени!

— Господин майор, вам следует немедленно вернуться! Приказ сверху! Покушение на фюрера вызвало путч.

Немного подумав, Скорцени решил не уезжать и велел Радлю ехать для подготовки операции против Тито. С вокзала Скорцени и прибывший за ним офицер отправились в Главное оперативное управление СС. Там их встретил Вальтер Шелленберг, рассказавший о последних событиях в Берлине. К этому времени стало известно, что покушение осуществил Штауффенберг, а центр заговора находился в штабе Резервной армии на Бендлерштрассе.

Скорцени немедленно связался с Фриденталем и приказал фон Фолькерсаму:

— Немедленно объявите в батальоне тревогу. Гауптштурмфюрер СС Фукер примет командование и будет действовать в соответствии с приказами, полученными от меня лично. Первую роту немедленно направить в Главное управление СС, где я сейчас и нахожусь. Вы вместе с обер-юнкером СС Остафелем, который нужен мне в качестве адъютанта, садитесь в бронеавтомобиль и на полной скорости мчитесь сюда.

В ходе передвижений по Берлину Скорцени заметил танки на улицах города — ситуация могла выйти из-под контроля. Вспомнив о своих знакомых в штабе бронетанковых войск, Отто Скорцени отправился на Фербеллинер-Плац. Ему повело, и он застал на месте своего многолетнего знакомого — начальника штаба инспектората бронетанковых войск полковника Эрнста Больбринкера. В разговоре с ним выяснилось, что Больбринкер получил сообщение из штаба Резервной армии о том, что Гитлер убит, а войска СС начали путч. Скорцени удалось убедить полковника в том, что эта информация является ложью. Больбринкер запретил дальнейшее передвижение бронетанковых войск по городу до получения особого приказа от инспектора бронетанковых войск генерал-полковника Гейнца Гудериана.

Затем Скорцени отправился в казармы запасного батальона 1-й танковой дивизии СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер", расположенные в Берлине-Лихтерфельде, — месте, где начиналось его служба в войсках СС. Там он застал подготовку к обороне казарм — расставлялись пулеметы и противотанковые орудия, натягивалась колючая проволока. Скорцени сразу отправился к старшему офицеру "Лейбштан-дарта" в казармах — штандартенфюреру СС Вильгельму Монке. Оказалось, что окло 19 часов с ним связался Геббельс и сообщил о путче, предупредив, что возможны нападения на войска СС. Визит Скорцени оказался более чем кстати. "Человек со шрамами" убедил Монке соблюдать выдержку и ни в коем случае не открывать ответный огонь по армейским частям в случае провокаций.

В Лихтерфельде, неподалеку от казарм, находился дом генерал-полковника Курта Штудента, командующего 1-й парашютной армией и знакомца Скорцени по освобождению Муссолини. Скорцени решил заехать к нему и узнать о планах руководства люфтваффе. Оказалось, Штудент и не подозревал о происходящем в Берлине! После недолгого разговора он привел парашютные части в Берлине в боевую готовность и приказал исполнять приказы, получаемые от него лично.

Чуть позже "человек со шрамами" получил приказ из ставки Гитлера — "Штурмбаннфюреру СС Скорцени приказано немедленно явиться со всеми находящимися в его распоряжении силами на Бендлерштрассе, чтобы оказать помощь командиру караульного батальона "Великая Германия" майору Ремеру, который уже приступил к организации осады здания министерства".

Майор Отто Ремер сыграл выдающуюся роль в подавлении путча. Вначале он вывел батальон на улицы, повинуясь генералам-заговорщикам, но потом засомневался и отправил одного из своих офицеров к Геббельсу, который вскоре вызвал Ремера к себе. Геббельс рассказал ему о покушении на Гитлера и его провале, а затем, для того чтобы окончательно убедить Ремера во лжи генералов, соединил его с самим Гитлером. С этого момента Ремер возглавил решительные действия против мятежников и, таким образом" оказался со своим батальоном на Бендлерштрассе, где позже и встретил Скорцени. Ремер возглавил охрану штаба Резервной армии снаружи, а Скорцени начал наводить порядок внутри здания. Стоит сказать, что расстрел Штауффенберга произошел еще до прибытия диверсанта № 1 и был осуществлен по приказу генерал-полковника Фромма, пытавшегося поскорее устранить ненужных свидетелей его осведомленности о заговоре. Скорцени обосновался в кабинете Штауффенберга и до утра 22 июля по поручению генерал-полковника Альфреда Йодля исполнял должность расстрелянного заговорщика.

Наконец утром 22 июля 1944 года на Бендлерштрассе появились новые командующий Резервной армией и начальник его штаба. На эти должности были назначены рейхсфюрер СС Гиммлер и начальник Главного оперативного управления СС обергруппенфюрер СС Ганс Юттнер. Сдав дела, уставший Скорцени отправился отсыпаться во Фриденталь. В Берлине же продолжались аресты.

Много лет спустя, вспоминая те дни и анализируя провал путча, Скорцени написал очень правильные строки: "Мятеж немецкой Резервной армии против самого верховного главнокомандующего характеризует то, что заговорщики с Бендлерштрассе: фельдмаршал фон Витцлебен, генералы Бек, Ольбрихт, Гепнер, фон Хазе и несчастный Фромм, а также полковники фон Штауффенберг, Мерц фон Квирнхейм, Агер и другие — не нашли ни одного офицера, унтер-офицера или рядового, ни одного пехотинца, которые стали бы на их сторону. Говорят, что заговор, подготовленный на Бендлерштрассе, был подавлен силой. Заблуждение!"

Операция "Ландфрейд"

В августе 1944 года советские войска вошли на территорию Румынии. Возникла опасность скорого перехода румын на сторону союзников, а также того, что часть немецких войск может быть блокирована на территории Румынии. К этому времени немецкая армия была истощена и практически не имела резервов. По приказу рейхсфюрера СС один усиленный взвод (4 унтер-офицера и 50 солдат) 502-го егерского батальона был отправлен самолетами в Боснию[23], откуда диверсантам предстояло пробраться в Румынию. Руководить операцией был назначен 25-летний унтерштурмфюрер резерва СС Вальтер Гирг[24]. Гиммлер потребовал от Гирга спасти руководство немецкой общины в Румынии, выведя его к границе с Венгрией. Общее руководство осуществлял командир V горного корпуса СС обергруппенфюрер СС и генерал-лейтенант полиции и войск СС Артур Флепс. 27 августа диверсанты прибыли в штаб Флепса, началась подготовка к операции.

К этому времени на венгерско-румынской границе было сконцентрировано большое количество румынских войск, что исключало беспрепятственный проход немцев, аналогичная ситуация была и на границе с оккупированным Банатом. Следуя инструкциям, полученным от Скорцени, Гирг разделил диверсантов и беженцев на 3 группы — восточную, центральную и западную. Участники прорыва были одеты частично в форму румынской армии, частично в гражданскую одежду. Гирг возглавил центральную группу. Свою группу (16 человек) он разделил на 2 отряда, по 8 человек каждый. Диверсанты этой группы проделали путь из района Шоссбург — Херманнштадт[25] к горному перевалу Ротентурмпасс[26] — всего более 60 км через вражескую территорию. В 30 км от венгерской границы отряд Гирга был арестован красноармейцами — немцев в румынской форме приняли за дезертиров. После недолго разбирательства советский офицер приказал расстрелять мнимых румын. Из отряда удалось спастись лишь Гиргу, с легким ранением ему удалось пройти оставшиеся 30 км и добраться до немцев 11 сентября 1944 года.

Другая группа шла севернее — по долине реки Муреш и мимо города Алба-Юлия, на ее долю выпали серьезные столкновения с румынскими частями и РККА — к немцам добрались только два человека из ее состава. Восточная группа прорвалась к своим через перевал Предал после 10 дней пути. По дороге они встретили трехтысячную окруженную немецкую группу и постарались вывести ее к своим. В боях за 5 мостов у перевала группа понесла значительные потери — удалось прорваться лишь 500 немцам. В своих воспоминаниях Скорцени указал, что его диверсанты удерживали перевалы, а затем взорвали их и отступили, однако в документах РСХА информация о этом отсутствует, возможно речь идет об упомянутых мостах. Участники операции "Ландфрейд" были награждены — Гирг был произведен в следующий воинский чин, оберштурмфюрера резерва СС, и награжден Рыцарским крестом Железного креста, унтер-офицеры получили Немецкие кресты в золоте, а некоторые солдаты — Железные кресты I класса.

Легенда о Шерхорне

В середине августа 1944 года Красная армия успешно завершала одну из самых масштабных наступательных операций — Белорусскую, известную также как операция "Багратион". Под ударами советских фронтов оказались части группы армий "Центр". Совокупные потери немцев превысили 500 тыс. человек, из них более 150 тыс. пленными.

В результате этих событий, в конце августа 1944 года, Скорцени был вызван в ставку. Его принял генерал-полковник Альфред Йодль, начальник Оперативного отдела штаба ОКВ[27]. Разложив карту, Йодль рассказал Скорцени о сложившейся в районе между Минском и Березиной обстановке.

В послевоенные годы история, разыгравшаяся в белорусских лесах, стала предметом горячих споров между ветеранами советских и немецких спецслужб и историками. Потому вначале дадим слово самому Скорцени:

"В ставке мне стало известно, что части 4-й армии, оказавшейся в окружении под Минском, удалось вырваться из котла. Мы получили сообщение по радио от одного из наших агентов, оставшихся в тылу вражеских позиций. "В лесах на северо-западе от Минска немецкие части не капитулировали". Эту информацию подтвердили многочисленные беглецы из минского котла. От небольшого подразделения, сумевшего пробиться через Вильнюс, нам также стали известны некоторые подробности: "Насчитывающая примерно 2000 человек боевая группа под командованием, вероятно, полковника Гейнриха Шерхорна[28] скрылась в лесу и полна решимости пробиться к нашим позициям".

— Скорцени, — сказал мне генерал Йодль, — к сожалению, нам неизвестно, где находится подполковник Шерхорн и его группа. По вашему мнению, можно ли их обнаружить и оказать им помощь?

— Господин генерал, — ответил я, — смею вас заверить, мы сделаем все, что в наших силах".

После совещания у Йодля Скорцени отправился в Фриденталь и собрал офицеров своего штаба. В ходе обсуждения появился план операции, которой был присвоено название "Вольный стрелок"[29]. План был разработан при активном участии Адриана фон Фолькерсама. Для участия в операции были отобраны бывшие "бранденбуржцы", недавно перешедшие в подразделение Скорцени. Всего 20 человек, из них 8 немцев со знанием русского языка и 12 русских добровольцев. Диверсанты были разделены на 4 группы, в состав каждой группы вошло 2 немца и 3 русских.

Каждого диверсанта инструктировал лично Скорцени. Перед отправкой в советский тыл они были переодеты в советскую форму, получили соответствующие документы, оружие и даже сухпайки. В своих воспоминаниях Скорцени указывал, что для большей достоверности всем диверсантам побрили головы наголо, т. к. немцы считали, что это был единственный способ, которым в Красной армии боролись со вшами. Каждая группа получила мощную рацию для связи с Фриденталем.

Со слов Скорцени, первая группа диверсантов была выброшена под Борисовым уже в конце августа 1944 года, в то время как документы советских спецслужб говорят о первой выброске в ночь с 14 на 15 сентября 1944 года, что кажется мне более достоверным. Доставку диверсантов обеспечил экипаж самолета Хе-111 из 200-й бомбардировачной эскадры полковника Хейнца Хейгля. Интересным фактом является то, что выброска производилась на расстоянии более чем 500 км от линии фронта.

Сразу после приземления диверсанты вышли в эфир с сообщением: "Посадка трудная… Мы собираемся… По нам стреляют из автоматов…" Затем наступила тишина. По данным Скорцени, первая группа добралась до Шерхорна, но потеряла свою рацию, о чем он узнал гораздо позже.

Вторая группа была выброшена чуть позже. Скорцени утверждал, что обе группы не выбрасывались в месте дислокации Шерхорна, а получили задание двигаться по советской территории и обнаружить его группу. Таким способом руководство немецкой разведки пыталось проверить достоверность легенды о немецкой группировке в тылу советских войск. На четвертую ночь после выброски командир второй группы доложил: "Посадка прошла хорошо. Группа Шерхорна найдена". Позже с этой рации в эфир вышел сам Шерхорн.

Третья и четвертая группы были выброшены в октябре 1944 года в районах Дзержинска и Вилейки. Одна из групп, по информации Скорцени, пропала без вести, а другая, не найдя Шерхорна, сделала марш-бросок и вышла к немецким частям в Литве. Командир группы позже объявился во Фридентале.

Информация Скорцени о Шерхорне подтверждалась данными одной из реформированных местных команд абвера — 203-й фронтовой разведывательной командой, которая тоже включилась в разработку Шерхорна. Диверсант № 1 не писал об этом в своих воспоминаниях, но немцы планировали использовать группу Шерхорна для партизанской войны в тылу советских войск. По этой причине немцы активно снабжали группу всем необходимым — оружием, продовольствием, медикаментами, рациями, денежными средствами. В группу также неоднократно присылались запрашиваемые врачи и радисты. Как писал "человек со шрамами": "С этого времени самолет из Бомбардировочной авиационной эскадры 200 через каждые два или три дня летал на восток…"

В ноябре 1944 года немцы приказали Шерхорну идти на прорыв к немецким позициям, продвигаться было приказано в ночное время суток с максимальными предосторожностями. Немцы регулярно получали радиоотчеты от Шерхорна. В феврале 1945 года радисты Шерхорна сообщили о полном расходе присланных запасов и запросили продовольствие и боеприпасы. Но в этот раз Скорцени, с его слов, уже ничего не смог отправить окруженным — 200-я эскадрилья истощила свой запас топлива, а интенданты разводили руками и с трудом снабжали находившиеся в Германии войска. Последняя радиограмма от Шерхорна поступила в апреле 1945 года.

После войны Скорцени часто вспоминал Шерхорна и думал о судьбе своих диверсантов: "Что с ними случилось? Меня мучила неопределенность. Сообщениям Шерхорна и наших радиотелеграфистов всегда предшествовал условленный шифр, постоянно менявшийся согласно предварительной договоренности. Все полученные нами радиограммы соответствовали принятым принципам. Однако же, находясь в заключении, я многое узнал о методах радиоперехвата, применяемых победителями. Я задавал себе вопрос, не проводила ли советская разведслужба с нами все это время так называемую радиоигру.

Позже, когда немецкая коммунистическая пресса опубликовала по делу Шерхорна большие репортажи, озаглавленные "Советы надули Скорцени", знание мной советских методов работы позволило сделать вывод, что мои опасения были напрасными".

Знакомство с воспоминаниями советских разведчиков и оперативными документами позволяет нам утверждать, что диверсант № 1 сильно заблуждался в отношении операции "Вольный стрелок".

В годы Великой Отечественной войны советские спецслужбы организовали и провели целый комплекс легендированных радиоигр с противником. Наиболее значимыми из них были "Монастырь", "Курьеры", "Березино". Под последним названием — "Березино" как раз и состоялась радиоигра против Скорцени. Именно эту операцию начальник 4-го управления НКВД П.А. Судоплатов назвал самой успешной.

Радиоигра "Березино" началась 18 августа 1944 года, когда немецкие агенты (на самом деле агенты советских спецслужб, задействованные в рамках операции "Монастырь") сообщили о группировке Шерхорна в лесах Беларуси. 7 сентября 1944 года немцам было сообщено примерное месторасположение группировки — на старом партизанском аэродроме в 30 км северо-западнее поселка городского типа Березино (ныне город в Минской области Беларуси).

Подполковник Шерхорн был принужден органами НКВД к участию в радиоигре и позже к встречам с диверсантами. Также к игре были подключены немцы-антифашисты и немецкие военнопленные из комитета "Свободная Германия". На аэродроме была размещена палатка, оборудован штаб Шерхорна. Охрану объекта и всего района несли части НКВД, в момент прилета немецких эмиссаров переодеваемые в немецкую форму.

Первая группа эсэсовцев Скорцени была выброшена в ночь с 14 на 15 сентября 1944 года на значительном удалении от группировки Шерхорна и без всякого его уведомления — группа должна была проверить сам факт существования немцев в советском тылу. 9 октября 1944 года были выброшены сразу две группы для дополнительной проверки (группы 1 и 2, по воспоминаниям Скорцени). Спустя два дня диверсанты из обеих групп были обезврежены. 23 октября красноармейцы задержали трех радистов-парашютистов (вероятно, из 203-й фронтовой разведывательной команды) с рациями, выброшенных в районе группировки Шерхорна. Каждый из радистов имел задание независимо от других выйти в эфир и подтвердить факты своего приземления и существования группировки Шерхорна. Двое радистов были перевербованы советской разведкой и включились в радиоигру. 27 октября в заданной местности были сброшены с парашютами немецкий офицер-медик и унтер-офицер люфтваффе. Последний был направлен для подготовки взлетных полос в расположении группировки на случай эвакуации. По данным советской разведки, за период сентябрь — октябрь 1944 года, в рамках радиоигры "Березино" было задержано 16 парашютистов (из них только 7 немцы). Что свидетельствует о более позднем прибытии 4-й группы парашютистов. Однако и они были задержаны вскоре после десантирования. Таким образом, советские спецслужбы переиграли диверсанта № 1. Кстати, Скорцени в своих воспоминаниях слукавил — последние вылеты с грузами для группировки Шсрхорна были выполнены немецкой авиацией в апреле 1945 года.

Итак, подведем общие итоги операции "Березино". В период с сентября 1944 года по 30 апреля 1945 года немецкая авиация выполнила 67 вылетов на территорию СССР. В ходе них немцами было выброшено на парашютах 25 агентов (все задержаны), сброшено 13 радиостанций (из них 7 были задействованы в радиоигре) и 150 тонн продовольствия, вооружения, боеприпасов, униформы, медикаментов и пр. В условиях чрезвычайного истощения ресурсов Германии это был ощутимый удар по мощи врага.

Операция "Панцерафуст"

В сентябре 1944 года Скорцени опять оказался на несколько дней в "Волчьем логове". Из-за сложностей с союзниками по Оси совещания следовали одно за другим. После одного из них Йодль попросил Скорцени задержаться. Вскоре к ним присоединились Гитлер, Кейтель, Гиммлер и Риббентроп. Темой совещания стала ситуации в Венгрии. Оказалось, что в конце августа 1944 года Гитлер посылал генерала Гудериана к главе Венгрии адмиралу Хорти, который сменил ряд пронемецких министров в своем правительстве. Гудериан вернулся с плохими вестями — скорый переход Венгрии в стан врагов Германии не вызывал никаких сомнений. Гитлер призвал присутствующих не допустить перехода Венгрии на сторону союзников, внезапно он обратился к "человеку со шрамами":

— Я вас просил, Скорцени, чтобы вы следили за совещаниями, касающимися ситуации на Юго-Восточном фронте. Вы знаете Венгрию, особенно Будапешт. Я ни за какие сокровища не хочу иметь венгерского Бадольо. Если регент предаст нас, вы должны окружить и захватить Замковую гору и всех людей, находящихся в королевском замке и министерствах. Пожалуйста, немедленно начинайте готовиться к этому, координируя свои действия с генерал-полковником Йодлем. У вас могут возникнуть проблемы с другими военными властями… Вы получите неограниченные полномочия благодаря приказу, который я сейчас подпишу. Предполагается проведение операции силами стрелков-парашютистов или же воздушно-десантной, однако окончательное решение будет принадлежать вам.

Скорцени понимал, что его неспроста попросили присутствовать на совещании венгерской направленности, но такой развязки не ожидал. Так, простой штурмбаннфюрер СС (майор в армейском эквиваленте) получил от Гитлера неограниченные полномочия. История не сохранила ни сам приказ, ни его содержание. Со слов Скорцени, приказ был отнят у него американскими солдатами вместе с подаренными Муссолини часами. В своих воспоминаниях он по памяти воспроизводит текст приказа: "Штурмбаннфюрер СС Отто Скорцени выполняет мой личный приказ, совершенно секретный и имеющий огромное значение. Я призываю гражданские и военные власти оказывать Скорцени помощь при различных обстоятельствах и удовлетворять все его просьбы".

Имея столь серьезную бумагу в багаже, Скорцени отправился в Будапешт инкогнито. Своим подчиненным он велел называть себя доктором Вольфом. Из ближайшего окружения он взял с собой только А. фон Фолькерсама. Оба офицера расположились на частной квартире немецкого агента и начали готовить операцию по нейтрализации венгерских властей. Операция имела шансы на успех, так как уже с марта 1944 года в Венгрии находилось значительное количество немецких войск, введенных в страну в рамках операции "Маргарет". Наряду с переговорами с западными союзниками, венгры вступили в сношения и с представителями Тито и Сталина. Связь с последними осуществлялась через сына диктатора Миклоша (Ники) Хорти.

Тем временем высший руководитель СС и полиции в Венгрии обергруппенфюрер СС и генерал полиции Отто Винкельман предложил во время очередных переговоров с союзниками арестовать сына Хорти и тем самым удержать старого адмирала от перехода на другую сторону. Минул месяц с момента прибытия "человека со шрамами" в Будапешт, 10 октября состоялась встреча Ники с эмиссарами Тито, следующая встреча была назначена на 15 октября в здании на набережной Дуная. Ранним утром в это здание проникли агенты Винкельмана и стали дожидаться молодого Хорти.

В 10 утра 15 октября 1944 года Миклош Хорти прибыл на встречу на своем автомобиле в сопровождении джипа с тентом. В джипе находилась охрана Хорти. Джип остановился напротив входа в здание. После прибытия Хорти к зданию подъехал Скорцени в гражданской одежде. Он припарковал свою машину перед автомобилем Хорти, тем самым блокировав ее. Выйдя из машины, Скорцени стал делать вид, что у него заглох мотор. Охрана Хорти, вероятно, начала подозревать неладное, под тентом началось движение. Из сквера напротив стали приближаться прогуливавшиеся там офицеры венгерской армии, за ними наблюдали находившиеся в сквере на скамейке немецкие диверсанты, якобы читавшие газеты. В 10.10 к зданию стали приближаться немецкие полицейские чиновники, посланные Винкельманом. Охрана Хорти открыла по ним огонь из джипа. Идущие из сквера венгры открыли огонь. Немцы начали отстреливаться. В этот момент выяснилось, что венгры перехитрили немцев, оставив в соседнем здании засаду, тоже открывшую огонь. Немцы были вооружены только пистолетами и не имели никаких шансов против вооруженных автоматами венгров. Во время перестрелки в бедро был ранен шофер Скорцени, в этот раз изображавший пассажира. Сам "человек со шрамами" прятался от пуль за своим автомобилем, который вскоре был просто изрешечен. В это время из соседнего квартала прибыл фон Фолькерсам и 30 диверсантов оставленных в засаде. Диверсанты подавили огонь венгров из соседнего здания и перестреляли охрану в джипе. Агенты Винкельмана спустились на этаж, где шли переговоры, и ворвались в помещение. Немцы арестовали Миклаша Хорти, его приятеля Борнемиша и двух эмиссаров Тито. Чтобы избежать узнавания Хорти венгерскими обывателями, его завернули в большой ковер и вынесли на улицу. В это время прибыл грузовик, посланный Винкельманом, в него погрузили пленников и положили ковер с Хорти. Скорцени сел в машину и последовал за грузовиком. Тем временем фон Фолькерсам уводил своих людей с места события. Сопровождая грузовик, "человек со шрамами" увидел несколько венгерских рот, спешивших на звуки выстрелов. Понимая, что диверсанты могли еще не успеть скрыться, Скорцени остановил машину и подбежал к венграм, крича на ходу по-немецки:

— Стойте! Куда вы идете? Мне нужен ваш командир! Его здесь нет? Кто здесь командует? Не идите туда, там замешательство…

К Скорцени подошел венгерский майор и осведомился в чем дело.

— Это братоубийственная война, — продолжил Скорцени, — которая может разрастись до масштабов, достойных сожаления!

Выиграв несколько минут, Скорцени сел в машину и уехал, оставив венгров недоумевать дальше.

Похищение Ники Хорти не отрезвило адмирала. Узнав о похищении сына, он распорядился блокировать немецкое посольство и прервать его связь с внешним миром[30]. В 14.00 венгерское радио передало сообщение о том, что "Венгрия попросила СССР о перемирии". Пришло время для операции "Панцерфауст". Среди немецкого командования были разные взгляды на способ проведения этой операции, но наличие особых полномочий от Гитлера позволило Скорцени взять верх и провести операцию по собственному сценарию.

Целью операции был захват адмирала и правительственных зданий на Замковой горе. В распоряжении "человека со шрамами" находилось лишь 4 батальона — 502-й егерский батальон СС, 600-й парашютно-десантный батальон СС[31], парашютный батальон люфтваффе и батальон юнкеров Венского военного училища. В его распоряжение были дополнительно переданы 2 танковые роты и подразделение управляемых самоходных мин "Голиаф"[32]. После обеда все батальоны были приведены по приказанию Скорцени в полную боевую готовность.

Поздним вечером 15 октября 1944 года в немецкий штаб явился офицер венгерской армии, уполномоченный вести переговоры с немцами. Немцы заявили ему, что будут вести переговоры с регентом[33] только после того, как он публично откажется от перемирия с Советским Союзом. В свою очередь, немцы передали венграм свой ультиматум — "Если до 6.00 16 октября не будут сняты заграждения и мины, препятствующие свободному доступу на улицу Виенерштрассе, ведущую к нашему посольству, мы с большим сожалением вынуждены будем сделать соответствующие выводы".

Какие же выводы собирались делать немцы? В 6.00 Cкорцени предполагал начать операцию "Панцерфауст". Замковая гора представляла собой комплекс зданий, располагавшихся на возвышенности над Дунаем, длиной около 3 км и шириной около 600 м. Вокруг горы были воздвигнуты разнообразные укрепления. В состав гарнизона Замковой горы входило около 3000 венгерских солдат и офицеров, некоторая часть из них не одобряла действий Хорти и была лояльна немцам.

Поздним вечером гору окружили части 22-й добровольческой кавалерийской дивизии войск СС. Посреди ночи, в 03.00, 16 октября Скорцени собрал офицеров подчиненных ему частей на последнее совещание. Когда все собрались, Скорцени рассказал свой план. Атака должна была начаться одновременно с четырех сторон. Батальон юнкеров должен был наступать с южной стороны замкового сада, преодолеть железный забор и нейтрализовать засевшие в саду венгерские части. С запада наступали 2 роты диверсантов из 502-го батальона СС во главе с гауптштурмфюрером Фукером. Диверсанты имели задачу преодолеть полосу укреплений и дойти до юго-западного фасада замка и контратаковать в тыл обороняющихся в саду венгров. Парашютисты должны были наступать с восточной стороны. Их целью был сначала туннель, начинавшийся у набережной Дуная, а затем здание военного министерства. Сам Скорцени с 2 ротами диверсантов и танками должен был дойти до площади Венских ворот и продвигаться к замку.

Понимая, что любая операция может стать кровопролитной при соответствующем развитии событии, Скорцени требовал от своих люден до последнего не открывать опии". В качестве обоснования этого риска Скорцени позже написал: "Конечно, гораздо легче продвигаться вперед при огневой поддержке, поэтому во время подготовки некоторых спецопераций особое внимание уделяется сильному и концентрированному огню по неприятелю. Но с моей стороны было бы психологической ошибкой трактовать итальянцев и венгров как врагов; подобная позиция противоречила бы даже духу порученных мне заданий. Однако они были противниками и имели приказ стрелять в нас.

Захваченный врасплох противник оказывается сконфужен видом приближающего неприятеля, который появляется неожиданно и ошеломляюще там, где, согласно логике, появиться не должен был. Когда враг не в состоянии верить тому, что видит, продлевается эффект внезапности, необходимый для успешного проведения операции.

Однако, если нападающие выстрелят хотя бы один раз, у защитников срабатывает инстинкт самосохранения и они, из-за обыкновенного рефлекса, отвечают огнем. Нет ничего более заразительного, чем стрельба. Мне приходилось видеть на фронте целые части, которые вдруг среди ночи начинали палить из всех орудий только потому, что какой-нибудь дозорный выстрелил в воздух.

Не стрелять! Самый трудный момент — это вхождение в контакт с противником. Такая тактика требует от участников спецоперации крепких нервов и непоколебимого взаимного доверия".

В соответствии с этими словами Скорцени действовал и в Будапеште. Своим подчиненным он приказал изображать прохождение через город и не отвечать на одиночные выстрелы, пехотинцам в грузовиках было приказано спрятать оружие за бортами машин. В 5.59 "человек со шрамами" скомандовал своим войскам: "Шагом марш!" Со всех сторон к Замковой горе потянулись немецкие солдаты.

Давайте мысленно проследуем по Будапешту с группой Скорцени. Его группа располагалась на т. н. Кровавом поле. От площади Венских ворот его отделяло расстояние более чем в 2 км. Свою группу он построил в следующем порядке — бронетранспортер (в качестве пассажиров — Скорцени, 2 офицера и 5 унтер-офицеров СС), 4 танка "Пантера", подразделение "Голиафов", грузовики с пехотой. Полпути группа Скорцени проделала без всяких приключений. Встретив у ворот венгерских солдат, Скорцени отдал им честь, и колонна беспрепятственно проследовала дальше. Перед казармами располагались основные венгерские позиции. Скорцени опять поприветствовал венгров, и колонна проследовала дальше. До замка оставался 1 км. Понимая что в тылу у немцев остались значительные силы венгров, Скорцени приказал ускорить движение.

— Езжай быстрей, — прокричал он водителю.

Скорость машин и танков увеличилась до 40 км в час, они начали взбираться на гору. До замка оставались считаные метры, когда прогремели взрывы — это парашютисты взорвали замурованный ход к Военному министерству. Тем временем группа Скорцени выскочила на площадь перед замком, на которой располагались 3 венгерских танка. Настал переломный момент операции. Пока Скорцени думал как быть дальше, один из венгерских танков демонстративно поднял вверх орудие, обозначив свое нежелание сражаться с немцами. Вероятно, такие же пацифистские настроения господствовали в большей части венгерской армии.

Скорцени приказал своему водителю съехать в сторону, а командиру следовавшей за ними "Пантеры" протаранить замковую стену. Танк сорвался с места и проделал брешь в стене, в которую ринулись Скорцени со своими диверсантами. Вслед за пехотинцами в брешь вошли танки, пугая взволновавшихся венгров. Первого венгерского офицера, возникшего на пути Скорцени в замке, обезоружил фон Фолькерсам. Следующий попался непосредственно Скорцени. "Человек со шрамами" закричал венгру:

— Отведите меня к командующему гарнизоном Замковой горы! У нас нет ни минуты времени!

Венгр кивнул Скорцени и послушно ответил:

— Пожалуйста, сюда!

Скорцени, венгр и несколько унтер-офицеров вбежали в здание. Оставив венгра позади, немцы кинулись по ступенькам наверх. Миновав два пролета, эсэсовцы увидели большую залу. У открытого окна стоял массивный стол, на котором растянулся венгерский солдат, целившийся во двор из пулемета. Одним прыжком унтершарфюрер СС Хольцср добрался до стола и выбросил пулемет в окно. Венгерский солдат даже не успел понять, что произошло. Тем временем Скорцени огляделся и направился к большой двухстворчатой двери. В послевоенных мемуарах Скорцени писал, что постучался в дверь венгерского генерала, но мой внутренний голос подсказывает мне, что он толкнул дверь сапогом.

Войдя в комнату, Скорцени обратился к генералу:

— Имею ли я честь говорить с командующим?

— Да, но… — промямлил венгр.

— Я требую немедленной капитуляции вашего гарнизона. Иначе будет перестрелка. Послушайте, вы желаете нести ответственность за кровопролитие между союзниками? Мы заняли все ваши укрепления. Поверьте, любое сопротивление сейчас уже бесполезно; оно может быть опасно лично для вас и ваших солдат.

В подтверждение слов Скорцени за окнами зазвучали выстрелы. Ситуация накалялась. За дверями раздался шум и топот сапог. Спустя мгновение в комнату вошел оберштурмфюрер СС Хунке. Щелкнув каблуками, он доложил Скорцени:

— Двор и главные входы находятся в наших руках. Жду дальнейших приказаний.

— Я отправлю офицеров, чтобы прекратить огонь… — сказал венгр. — Считаюсь ли я вашим пленником? — продолжил он.

— Как посчитаете вы, господин генерал. Мы согласны, чтобы и вы и ваши офицеры оставили у себя личное оружие, — ответил Скорцени.

Затем "человек со шрамами" и генерал стали обсуждать способы прекращения огня. Оказалось, что Хорти не оставил командующему генералу никаких инструкций. Было решено, что стороны создадут из офицеров совместные патрули — 1 немец и 1 венгр. Задачей патрулей будет контроль за прекращением огня и решение конфликтных ситуаций. Оставив одного офицера с генералом, Скорцени двинулся на поиски Хорти. По дороге Скорцени расставлял в ключевых местах здания солдат с фаустпатронами. При возникновении угрозы они должны были выстрелить так, чтобы воспрепятствовать продвижению противника.

Поиски Хорти не дали результатов. Позже "человек со шрамами" узнает" что в 5.45 утра регент Венгрии Миклош Хорти нашел убежище у Высшего руководителя СС и полиции в Венгрии обергруппенфюрера СС и генерала полиции и войск СС Карла фон Пфеффер-Вильденбруха, командующего войсками СС в Венгрии. Так сослуживец перешел дорогу Скорцени, в результате диверсант № 1 не смог похвастаться захватом еще одного диктатора.

Тем временем венгры оказывали сопротивление лишь в саду, там где наступали юнкера венского училища. Однако несколько фаустпатронов, выпущенных из окон замка, заставили защитников сада сложить оружие. К 6.30 сопротивление венгерских солдат было сломлено. Венгры сложили оружие, при этом немцы в соответствии с приказом Скорцени действовали максимально корректно. В ходе получасовой операции немцы потеряли 4 человек убитыми и 12 ранеными. Венгры потеряли 3 человек убитыми и 15 ранеными.

Скорцени приказал разоружить венгерский гарнизон, но офицерам было оставлено личное оружие. В 9.30 "человек со шрамами" приказал собрать венгерских офицеров во дворе замка. Он обратился к ним с проникновенной речью и призвал продолжать сражаться на стороне Германии. Со слов Скорцени, все венгерские офицеры остались верны союзнику, и он пожал руку каждому из них. Стоит сказать, что в своих воспоминаниях Скорцени многократно возвращался к теме военного товарищества, всячески превозносил свое рыцарское поведение и умение ладить с солдатами всех армий.

Тем временем в Будапеште стало формироваться новое правительство во главе с Ференцом Салаши из членов националистической партии "Скрещенные стрелы". Власть в стране и городе перешла к националистам. Скорцени отрапортовал об успехе операции и вскоре узнал, что он произведен в следующий воинский чин — оберштурмбаннфюрера СС и назначен командиром Истребительных соединений СС[34]. Кроме того, "человек со шрамами" был награжден за операцию Немецким крестом в золоте.

Несколько дней Скорцени оставался в замке и выполнял обязанности его коменданта. История повторялась — Вена в 1938 году и теперь в 1944-м — Будапешт. За прошедшие годы "человек со шрамами" научился извлекать выгоду из любого положения. Оказавшись хозяином прекрасного будапештского замка, Скорцени занял апартаменты, в которых раньше останавливался император Австро-Венгрии Франц-Иосиф. Две ночи Скорцени провел в его огромной постели, к услугам диверсанта также была огромная медная ванная размером 2,5 х 1,5 м. Прикасаясь в апартаментах к истории Габсбургов, Скорцени и не подозревал, что ему предстоит встреча с одним из них.

17 октября в комнаты Скорцени вошел пожилой мужчина в форме фельдмаршала императорской и королевской австро-венгерской армии[35]. Вошедший вслед за старичком фон Фолькерсам успел шепнуть Скорцени:

— Это эрцгерцог Иосиф Габсбургский[36].

— Привет, привет! — пролепетал старичок. — Кто-то хотел меня разыграть, говоря, что ты являешься венцем, но я не удивился. Я подумал: только венец может справиться в подобной ситуации! Великолепно! Какая лихость! Я рад, что познакомился с тобой! Чудесно!

Скорцени усадил эрцгерцога в кресло и спросил, чем может ему служить. Оказалось, что в замке находятся конюшни эрцгерцога, и он переживает за своих лошадей. Скорцени напросился на конюшню, и эрцгерцог пожелал подарить ему одного из своих скакунов на память, но "человек со шрамами" отказался, сославшись на то, что командует моторизованными частями, а не кавалерийскими.

— Современная война уже не похожа на ту, давних времен. Но все равно, вчера ты решил дело по-старому, как настоящий кавалерист! Если вернешься в Буду, не забудь меня навестить, — промолвил старичок и стал удаляться.

Глядя в спину старому эрцгерцогу, Скорцени, наверное, думал о том, как причудлива жизнь, и о том, с кем еще из великих исторических персон она уготовила ему встречу.

19 октября Гиммлер вызвал Скорцени, Гирга и фон Фолькерсама в свою ставку для доклада. Сам Скорцени доложил об операции "Панцерфауст", а Гирг об операции "Ландфрейд" — Гиммлера очень интересовали прогнозы подчиненных по Румынии. Гирг и фон Фолькерсам впервые так долго общались с рейхсфюрером, который произвел на них удручающее впечатление (вспомним сцену знакомства самого Скорцени с Гиммлером). После ужина в поезде Гиммлера, рейхсфюрер отбыл на поезде, а офицеры вернулись в ставку. После атмосферы мрачного ужина, опустевшая ставка произвела на молодых офицеров жуткое впечатление.

— Господа, — промолвил фон Фолькерсам, — мы становимся слишком привередливыми. На что мы жалуемся? Безусловно, это место не настраивает на шалости, но с момента отсутствия здесь рейхсфюрера сделалось явно веселее.

Вот такое показательное отношение было среди офицеров войск СС к личности рейхсфюрера СС, и если в случае с фон Фолькерсамом появление такого отношения можно списать на фрондерскую (по сути, аптинацистскую) среду абвера, выходцем из которой являлся фон Фолькерсам, то в случае со Скорцепи и Гиргом негативное отношение вызвано самим поведением рейхсфюрера.


Отто Скорцени (в центре), Адриан фон Фолькерсам, Вальтер Гирг на улицах Будапешта


На следующий день везучего диверсанта в свою ставку пригласил Гитлер для доклада об операции "Панцерфауст". В качестве сопровождающего Скорцени взял с собой Адриана фон Фолькерсама, который уже давно мечтал побывать на приеме у рейхсканцлера. В неформальной беседе, после доклада Скорцени, Гитлер показал свою осведомленность о подвигах фон Фолькерсама во время службы в диверсионной части "Бранденбург". Позже, наедине, Гитлер поручил Скорцени подготовить новую диверсионную операцию, но мы вернемся к ней несколько позже.

Войско Скорцени — истребительные соединения СС

К началу Второй мировой войны в Европе стала очень популярна концепция малой войны (нем. — Kleinkrieg) — комплекса диверсионно-партизанских действий[37]. Ее разработка началась еще в начале XIX века и окончательно сформировалась к 1939 году. Советский военный теоретик М. А. Дробов дал малой войне следующее определение, указав ее задачи, формы и методы:

"1. Происходит в обстановке юридической и фактической войны между двумя или более государствами или народностями.

2. Ведется силами организованной армии, выделяющей малые отряды или отдельные части на основах организации регулярных войск.

3. Оперирует методами борьбы при помощи только вооруженной силы.

Народ, в среде которого действуют отряды, может и не оказывать им активной поддержки, но не должно быть с его стороны и враждебных действий. Конечно, сильная народная поддержка чрезвычайно облегчает ведение малой войны, но эта поддержка мыслится как оказание отрядам со стороны населения частичной помощи более или менее пассивного порядка. При ведении малой войны войска должны заменять (свой) недостаток в численности и боевой подготовке знакомством с местностью, внезапностью нападения, хитростью и уловкой. Связь с другими отрядами, потайные убежища и надежные начальники обеспечат дальнейшие успехи. Вот рецепты ведения "малой войны".

4. Осуществляет свое руководство только военной инстанцией, штабом, войсковым начальником или уполномоченным на это от правительства лицом, как указывает Балк.

5. Является подчиненной большим операциям, решающим в конечном результате исход войны, или для слабых государств на малокультурных театрах — единственно возможной формой для временной защиты своей родины, чтобы не быть сразу проглоченным интервентом; в последнем случае малая война хотя и самостоятельна, но безуспешна, как ото было с бурами и др.

6. Состоит из партизанских действий рейдов, набегов, засад и разрушений, проводящихся солдатами, "вольными стрелками" и другими гражданами, но действующими по "военным обычаям" или, как говорил Бисмарк, "считающими за честь походить и наружным видом на солдат"".

Накануне Второй мировой войны для ведения малой войны в немецкой армии в местечке Бранденбург на Хавеле была образована 800-я учебная строительная рота особого назначения. После широкого использования диверсантов в агрессии против Польши немцы стали усиливать данное формирование. В его состав набирались немцы-добровольцы, владеющие иностранными языками, и этнические немцы (фольксдойче) из различных стран мира. Диверсанты переодевались в униформу армии-противника и, говоря на иностранном языке, выдавали себя за солдат этой армии.

15 декабря 1939 года рота была реорганизована в 800-й строительный учебный батальон особого назначения. 10 мая 1940 года немецкая армия начала наступление на Западном фронте. В рамках вторжения в Голландию батальон особого назначения провел ряд диверсионных операций по захвату важных военных объектов. Батальон добился неплохих результатов и 15 мая 1940 года был развернут в 800-й учебный полк особого назначения "Бранденбург".

Накануне вторжения в СССР батальоны полка были распределены по немецким группам армий. Дерзкие и успешные действия немецких диверсантов и их иностранных товарищей повлекли за собой дальнейшее увеличение штатов "Бранденбурга". 20 ноября 1942 года на основе полка было организовано особое соединение "Бранденбург". В его составе было организовано 5 отдельных соединений.

К началу 1943 года основной задачей особого соединения "Бранденбург" стала борьба с партизанами и сопротивлением. Батальоны "Бранденбурга" сражаются с партизанами на территории СССР, Югославии и Франции, и лишь только в Северной Африке бранденбуржцы еще действовали как диверсанты. 1 апреля 1943 года особое соединение "Бранденбург" было преобразовано в дивизию особого назначения "Бранденбург".

12 февраля 1944 года стало черным днем абвера. В этот день Гитлер подписал приказ № 1 /44, на основании которого произошло "объединение внешней разведки СД и военной разведки и контрразведки". Общее руководство объединенной разведслужбой возлагалось на рейхсфюрера СС. Чуть позже от руководства новой организацией был устранен глава абвера Вильгельм Канарис. К середине 1944 года части дивизии "Бранденбург" погрязли в антипартизанской войне и даже при необходимости не могли принять участия в какой-либо спецоперации. С целью создать небольшие мобильные отряды коммандос 17 июля 1944 года в составе дивизии, но не зависимо от ее полков, были образованы т. н. рейдерские отряды (Streifkorps). В состав этих отрядов входили оперативные группы (Einsatzgruppe) из 2 офицеров и 36 диверсантов каждая. В рядах этих групп оказалось большое количество иностранных граждан. В последующем на основе рейдерских отрядов были организованы истребительные соединения СС.

13 сентября 1944 года по приказу ОКВ 800-я дивизия особого назначения "Бранденбург" начала переформировываться в обычную танково-гренадерскую дивизию. Большинство иностранных граждан отказалось продолжить службу в этом подразделении и перешло в войска СС или в иностранные формирования. Среди перешедших был и капитан Адриан фон Фолькерсам — один из лучших офицеров дивизии "Бранденбург", или, как его называли, "диверсант № 2" в Германии.

В связи с ранее указанными преобразованиями в абвере, 4 октября 1944 года приказом № 3473/44 на базе 502-го егерского батальона СС был образован Командный штаб истребительных частей СС со следующими назначениями:

командир истребительных частей СС — штурмбаннфюрер СС Отто Скорцени;

адъютант — гауптштурмфюрер СС Карл Радль;

начальник штаба — гауптштурмфюрер СС Адриан фон Фолькерсам;

Iа — начальник оперативного отдела — гауптштурмфюрер СС Вернер Хунке;

lb — квартирмейстер — гауптштурмфюрер СС Герхардт;

Iс — офицер контрразведки — оберштурмфюрер СС Гельмут Ридль;

IIа — 1-й адъютант — оберштурмфюрер СС Галлент;

IIb — 2-й адъютант — гауптштурмфюрер СС Вейсс;

III — судебный чиновник — оберштурмфюрер СС доктор Вольфганг Пиндер;

IVa — интендант — гауптштурмфюрер СС Герберт Урба-нек;

IVb — старший врач — гауптштурмфюрер СС доктор Вейтц;

V — транспортный офицер — оберштурмфюрер СС Вилли Вебер;

VI — офицер национал-социалистического воспитания — штандартенфюрер СС Альфред Бауэр.

Тем же приказом в войска СС передавались 8 диверсионных частей (в основном ротной численности) из состава дивизии "Бранденбург". На основе этих частей и 502-го егерского батальона СС планировалось сформировать моторизованную штабную роту, моторизованную роту снабжения, моторизованный охранный батальон, учебную роту для особых поручений, телефонную школу, боевую школу и 4 егерских батальона: "Нордвест", "Зюдвест", "Зюдост" и "Ост"[38].

Каждое подразделение планировалось использовать в определенной местности против конкретного противника. Поэтому в батальон "Ост" набирались лица, владевшие русским языком или языком одного из народов СССР, в "Нордвест" — знатоки западноевропейских языков. В этом СС повторяли практику формирования бранденбургских частей.

10 ноября 1944 года охранный батальон (бывший 502-й егерский батальон СС) был переформирован в истребительное соединение "Митте" (нем. — центр). В составе батальона было 3 немецкие стрелковые роты, тяжелая рота и 4 легионерские роты из иностранцев. Командиром соединения был назначен гауптштурмфюрер СС Карл Фукер. До этого, 15–16 октября 1944 года, батальон вместе с парашютистами СС участвовал в операции "Панцерфауст" в Будапеште.

В начале ноября из состава подразделения были отобраны чины, владеющие английским языком, для участия в операции "Гриф", Из них была создана сводная рота, вошедшая в состав 150-й танковой бригады.

Пожалуй, самой известной операцией этого соединения был рейд уже известного нам Вальтера Гирга в феврале 1945 года. В начале февраля группа Гирга из 57 человек (русские добровольцы и русскоязычные немцы) выступила из Данцига, имея задание прорваться в окруженный немецкий город-крепость Бреслау. При организации группы Скорцени столкнулся с тотальным недостатком топлива и других необходимых ресурсов. В итоге быстро собранная группа отправилась на задание, не имея и половины всего необходимого. О своем продвижении группа ежедневно докладывала Скорцени по рации. В дороге группа, переодетая в форму Красной армии, неоднократно вступала в боестолкновения с небольшими отрядами советских войск и Войска Польского. 15 февраля при переходе Вислы по льду вместе с рацией ушел под лед и погиб радист группы. В этой ситуации Гирг принял решение возвращаться. 15 марта 1945 года, спустя 6 недель со дня выхода из Данцига, 35 немецких диверсантов во главе с Гиргом прорвались к Кольбергу. При подходе к городу диверсанты были приняты за участников комитета "Свободная Германия" и обстреляны, — таким образом, последние потери группа понесла от своего огня.

Пока группа Гирга бродила в тылах советской армии, остальная часть соединения сражалась под Шведтом. 3 марта 1945 года остатки группы Скорцени отошли на юго-восток от Шведта в город Ценден. Здесь из чинов двух истребительных соединений, 600-го парашютного батальона СС и остатков 7-го полицейского танково-гренадерского полка 4-й дивизии СС, был создан танково-гренадерский полк № 7 "Солар" (Солар — нем. "солнечный", позывной Скорцени в радиоэфире). 12 апреля 1945 года полк был передан в состав III танкового корпуса СС. Через 7 дней полк находился уже в составе CI армейского корпуса и действовал на участке Нидерфинов — Хакельберг. В конце апреля полк понес большие потери и был распущен. Около 250 уцелевших человек из состава "Митте" были отправлены в Альпийскую крепость.

Егерский батальон СС "Нордвест" был сформирован на основе штаба связи "Вест", в который входили бранденбургские части — рейдерские отряды "Зюдфранкрейх", "Норд-франкрейх" и "Бельгией"[39].10 ноября 1944 года батальон был переформирован в одноименное истребительное соединение СС. В составе соединения планировалось создать 4 немецкие и 4 иностранные роты. Районы операций были разделены на участки Скандинавия, Нидерланды, Дания и Бельгия. Штаб соединения находился в городе Бад Эмс. Командиром батальона был гауптштурмфюрер Хойер. В декабре 1944 года особая команда СС "Валлониен", входившая в состав соединения, участвовала в Арденнском наступлении. Интересно отметить, что она действовала независимо от 150-й танковой бригады. Из всех истребительных соединений это было самым слабым и никогда не действовало как единая часть. Зато в штабе соединения часто рождались фантастические планы, то высадка в Англии, то освобождение немецких военнопленных, то теракты в Финляндии.

В январе 1945 года соединение было отправлено на Одерский фронт и сражалось у Шведта. Затем соединение стало частью полка СС "Солар". После роспуска полка остатки "Нордвеста" были выведены в резерв 3-й танковой армии. В ходе Берлинской операции последние чины соединения были уничтожены.

Истребительное соединение "Зюдвест" было сформировано из легионерского батальона дивизии "Бранденбург". В составе соединения было 4 немецкие роты, 4 иностранные роты и боевая школа. Соединение было разделено на участки "Зюдфранкрейх", "Нордфранкрейх" и "Италией". Командиром соединения был штурмбаннфюрер СС Бек. Основной задачей соединения была борьба с сопротивлением на территории Франции и Италии. Из-за присутствия в рядах французского движения Сопротивления испанских эмигрантов-республиканцев в соединении было создано свое испанское подразделение.

В декабре 1944 года "Зюдвест" располагался в Тироле и участвовал в различных антипартизанских операциях. Позднее подразделение из Тироля было переведено в район Шварцвальда, где участвовало в боях и диверсиях против американцев. В конце марта 1945 года соединение получило приказ "человека со шрамами" прибыть в Альпийскую крепость, что и было исполнено в конце апреля 1945 года.

Истребительное соединение "Зюдост" было сформировано из соединения "Вилдшутц" дивизии "Бранденбург". В составе соединения было 4 немецкие роты, 4 иностранные роты и боевая школа. Соединение было разделено на участки Болгария, Румыния, Сербия-Хорватия, Венгрия, Албания, Словакия и Дунай. Командиром соединения был штурмбаннфюрер СС Александр Аух. Штаб соединения находился в Загребе до января 1945 года, а затем отбыл в Австрию. В отличие от предыдущих соединений это было малочисленным. Подгруппы соединения с трудом дотягивали до ротной численности.

Ягдкоманда "Дунай" была сформирована из людей, имеющих касательство к водной стихии. Ее командиром был назначен уже упоминавшийся гауптштурмфюрер СС Хуммель. С осени 1944 года она действовала на реках Румынии. Команда использовала самые различные средства для диверсий — боевых пловцов, моторные лодки с взрывчатыми веществами, вооруженные яхты и т. д. В ходе операции немцам удалось потопить советские речные суда общим водоизмещением в 13 тыс. брутто-тонн.

Следующую операцию на воде люди Скорцени провели в начале декабря 1944 года на Дунае. В Будапеште советскими войсками была окружена почти 200-тысячная группировка венгерско-немецких войск. Окруженные очень нуждались в боеприпасах и медикаментах, поэтому Скорцени получил приказ обеспечить доставку осажденным всего необходимого. "Человек со шрамами" решил осуществить прорыв в город по Дунаю. Для операции было отобрано самое быстроходное судно из всех имевшихся и баржа. Скорцени планировал прорваться в город на большой скорости. Для достижения эффекта внезапности планировалось провести операцию в новогоднюю ночь. Часть команды была одета в советскую форму. Суда смогли пройти первое кольцо советских войск, но перед вторым наскочили на мель почти в 15 км от города. На моторной лодке 2 добровольца пробрались в окруженный город и сообщили о своих неприятностях. На протяжении 4 ночей суда курсировали из города до баржи и вывозили направленные осажденным грузы. В первый же день красноармейцы заподозрили неладное и подошли на катере к севшим на мель судам. В состав экипажа судна был включен один русский доброволец (вероятно эмигрант), который при подходе советского катера вступил в диалог с красноармейцами. Он предъявил фальшивые советские документы и сказал, что суда выполняют особое задание, после чего катер отошел от судов диверсантов. Грузы были доставлены в осажденный город, но диверсанты уже не смогли прорваться к Скорцени и остались в осажденном городе.

Осенью 1944 года две подгруппы (Румыния и Венгрия) участвовали в диверсионных операциях в Карпатских горах и в боях на территории Румынии. Остальная часть соединения до конца года находилась в районе Загреба. Самой громкой операцией этого соединения был рейд Вальтера Гирга (см. главу "Операция "Ландфрейд"). В начале марта 1945 года румынскую подгруппу (около 70 человек) и остатки венгерской подгруппы планировалось использовать в операции "Пробуждение весны". В случае успешного наступления 6-й танковой армии СС подгруппы должны были прорваться в район Плоешти и удерживать его до подхода основных немецких сил, обеспечив сохранность нефтедобывающего комплекса.

В апреле 1945 года уцелевшие чины "Зюдоста" были собраны в австрийском городке Штокерау, реорганизованы и посланы на фронт в Нижней Австрии. В конце войны соединение получило приказ прибыть в Линц, но неизвестно, добрались ли туда диверсанты этого соединения.

Егерский батальон СС "Ост" был сформирован 1 октября 1944 года на основе диверсионной части дивизии "Бранденбург" "Балтикум". 10 ноября 1944 года батальон был переформирован в истребительное соединение СС "Ост". В составе соединения было 4 немецкие и 4 иностранные роты, которые были разделены на участки "Остланд" (Прибалтика), "Россия" и "Польша". В соединении служили 400 немцев, 200 русских, 160 прибалтов, 50 поляков и 10 кавказцев. Командиром соединения был штурмбаннфюрер СС Адриан фон Фолькерсам.

Это соединение было пожарной бригадой Скорцени и участвовало в ряде громких операций. В конце января 1945 года фронт добрался до городка Хохензальца (польск. Иновроцлав), где соединение заканчивало свое формирование. Немецкие части, в т. ч. элитная танково-гренадерская дивизия "Гроссдойчланд", оставляли город без боя, но Скорцени приказал фон Фолькерсаму остаться в городе и прикрыть общее отступление. В течение двух дней диверсанты в качестве обычной пехоты сдерживали натиск советских танков, часть которых, впрочем, обошла город и вышла к его защитникам в тыл. К вечеру 21 января соединение понесло огромные потери, Адриан фон Фолькерсам был убит бомбой, ситуация стала критической, и оставшиеся офицеры радировали в Фриденталь, что ночью остатки соединения пойдут на прорыв к немецким позициям. Из более чем 800 диверсантов прорвалось к своим лишь 80 человек, в марте вернулся еще одни офицер.

Но приказу Скорцени уже в феврале началось формирование нового соединения "Ост", которому был присвоен помер Н. Его возглавил штурмбаннфюрер СС Аух. Новый состав соединения был спешно набран из различных разведшкол. Качество свежесобранных диверсантов было посредственным, да и воевать в последние месяцы войны уже не сильно хотелось даже самым убежденным борцам с коммунизмом. По этой причине соединение не справилось с заданием, полученным от Скорцени в марте 1945 года, — взорвать 4 моста через Вислу — у Варшавы, Кракова, Демблина и Торна. В марте 1945 года в состав русской подгруппы соединения были переданы белорусский диверсионный батальон "Дальвитц" и украинская парашютная бригада Тараса Бульбы-Боровца[40], однако из-за царившей суматохи упомянутые части так и не прибыли в состав соединения. В апреле 1945 года из остатков соединения была создана сводная рота, которая участвовала в обороне Нойештрелица.

Стоит сказать, что по окончании войны военнослужащие этого соединения с особой тщательностью разыскивались органами Смерш.

Охота на Сталина

Мы уже кратко коснулись подготовки операции "Большой прыжок", теперь же нам предстоит разобраться с участием "человека со шрамами" в подготовке покушения на Сталина. После сталинградской катастрофы немецкие спецслужбы стали всерьез прорабатывать вопрос покушения на Сталина, надеясь таким образом вывести Советский Союз из войны или парализовать его сопротивление. Абвер, проработав подобные планы и убедившись в их неисполнимости, отложил проведение подобных операций в долгий ящик, да и сам Канарис был противником таких террористических актов. А вот в СС пошли дальше. Со слов начальника VI управления PCX А Вальтера Шелленберга, впервые идею об уничтожении Сталина предложил глава МИДа Германии Иоахим Риббентроп, имевший кстати почетный чин группенфюрера СС. После его вмешательства управление Шелленберга начало заниматься планами устранения Сталина. Заниматься подготовкой операции было поручено организации "Цеппелин", Вальтер Шелленберг позже вспоминал об этом: "Наш агент должен был прикрепить к одному из автомобилей Сталина небольшой комок клейкого вещества, внешне напоминающего пригоршню глины. Это была высокоэффективная взрывчатка, легко пристающая к любому предмету под нажатием руки. В ней было вмонтировано регулируемое по радио взрывное устройство. Входивший в состав оборудования передатчик распространял ультракороткие волны на расстояние до семи километров, которые автоматически включали взрыватель, в результате чего происходил взрыв. Это задание было поручено двум военнопленным офицерам Красной армии, которые долгое время провели в заключении в Сибири и ненавидели Сталина. На большом транспортном самолете, на борту которого находился русский милицейский автомобиль, агентов доставили в окрестности Москвы. Под видом патруля они должны были успешно проникнуть в центр русской столицы, так как не только затратили несколько месяцев на подготовку, но и были снабжены всеми необходимыми документами. Но план все же прокалился. Так никогда мы и не узнали, что сталось с этими людьми".

Но то ли память подвела Шелленберга, то ли он лукавил при написании своих воспоминаний. Давайте разберемся, как все было на самом деле и когда же в этой истории возник наш знакомец Скорцени.

К лету 1944 года на оккупированной территории СССР существовала разветвленная сеть представительств "Цеппелина". Основными структурными подразделениями были главные команды "Руссланд-Норд" и "Руссланд-Зюд". Штаб первой команды располагался в м. Ассари (Латвия). В ее компетенцию входила работа на территории Центральной России, Белоруссии и Прибалтики. Филиалы главной команды "Руссланд-Норд" находились в Раквере (Эстония, 1-я наружная команда), в Даугавпилсе (Латвия, 2-я наружная команда), в Борисове (Белоруссия, 3-я наружная команда), в Витебске (Белоруссия, 4-я наружная команда). Главная команда "Руссланд-Зюд" работала на территории от побережья Черного моря до Северной Украины включительно. Именно сотрудники этой команды проводили операцию "Франц" и отправляли другие группы в Иран. В составе главной команды существовали наружные команды 7—10. В начале 1944 года штаб главной команды был эвакуирован в м. Зандберг в Германии. В распоряжении команд находились учебные лагеря в Германии и на оккупированной территории СССР, также существовали разведывательно-диверсионные школы и боевые подразделения. Команды "Цеппелина" регулярно засылали агентов на советскую территорию, но нас интересует лишь один отдельно взятый случай.

В ночь с 4 на 5 сентября 1944 года линию фронта пересек немецкий самолет "Arado 232 В-05" из 200-й бомбардировочной эскадры, вылетевший из Риги. На борту самолета находилось 5 человек экипажа и 2 диверсанта. Самолет направлялся в сторону Москвы, но на подлете был обстрелян силами противовоздушной обороны и совершил вынужденную посадку. Об этих обстоятельствах рассказывалось в Спецсообщении о задержании агентов немецкой разведки:

"5 сентября с. г. в 6 часов утра Начальником Кармановского РО НКВД Ч ст. лейтенантом милиции ВЕТРОВЫМ в пос. Карманово задержаны агенты немецкой разведки:

1. ТАВРИН Петр Иванович

2. ШИЛОВА Лидия Яковлевна.

Задержание произведено при следующих обстоятельствах:

В 1 час. 50 мин. ночи 5 сентября Начальнику Гжатского РО НКВД Ч капитану госбезопасности тов. ИВАНОВУ по телефону с поста службы ВНОС было сообщено, что в направлении гор. Можайска на высоте 2500 метров появился вражеский самолет.


Л.Я. Шилова и П.И. Таврин


В 3 часа утра с поста по наблюдению за воздухом вторично по телефону было сообщено, что самолет противника после обстрела на ст. Кубинка, Можайск — Уваровка Московской обл. возвращался обратно и стал приземляться с загоревшимся мотором в р-не дер. Яковлево — Завражье, Кармановского р-на, Смоленской обл.

Об этом Нач. Гжатского РО НКВД информировал Кармановское РО НКВД и к указанному месту падения самолета направил опергруппу.

В 4 часа утра командир Запрудковской группы охраны порядка тов. АЛМАЗОВ по телефону сообщил, что вражеский самолет приземлился между дер. Завражье и Яковлево. От самолета на мотоцикле немецкой марки выехали мужчина и женщина в форме военнослужащих, которые остановились в дер. Яковлево, спрашивали дорогу на гор. Ржев и интересовались расположением ближайших районных центров. Учительница АЛМАЗОВА, проживающая в дер. Алмазово, указала им дорогу в районный центр Карманово, и они уехали по направлению дер. Самуилово.

На задержание 2-х военнослужащих, выехавших от самолета, Начальник Гжатского РО НКВД кроме высланной опергруппы информировал группы охраны порядка при с/советах и сообщил Начальнику Кармановского РО НКВД.

Получив сообщение от Начальника Гжатского РО НКВД, начальник Кармановского РО Ч ст. лейтенант милиции т. ВЕТРОВ с группой работников в 5 человек выехали для задержания указанных лиц.

В 2-х километрах от пос. Карманово в направлении дер. Самуйлово нач. РО НКВД тов. ВЕТРОВ заметил мотоцикл, движущийся в пос. Карманово, и по приметам определил, что ехавшие на мотоцикле являются те лица, которые выехали от приземлившегося самолета, стал на велосипеде преследовать их и настиг в пос. Карманово.

Ехавшие на мотоцикле оказались:.мужчина в кожаном летнем пальто, с погонами майора, имел четыре ордена и Золотую Звезду Героя Советского Союза.

Женщина в шинели с погонами младшего лейтенанта.

Остановив мотоцикл и отрекомендовав себя начальником РО НКВД, тов. ВЕТРОВ потребовал документ у ехавшего на мотоцикле майора, который предъявил удостоверение личности на имя ТАВРИ НА Петра Ивановича — Зам. Нач. ОКР "Смерш" 39-й армии 1-го Прибалтийского фронта.

На предложение тов. ВЕТРОВА следовать в РО НКВД, TAB РИН категорически отказался, мотивируя тем, что ему, как прибывшему по срочному вызову с фронта, каждая минута дорога.

Лишь при помощи прибывших работников РО УНКВД ТАВРИНА удалось доставить в РО НКВД.

В Райотделении НКВД ТАВРИН предъявил удостоверение за № 1284 от 5/1Х-44 г. со штампом начальника п.п. 26224, что он командируется в гор. Москву, Главное Управление НКО "Смерш", и телеграмму Главного Управления КРО "Смерш" НКО СССР № 01024 и такого же содержания командировочное удостоверение.

После проверки документов через Начальника Гжатского РО НКВД тов. ИВАНОВА была запрошена Москва и установлено, что ТАВРИН в Главное Управление КРО "Смерш" НКО не вызывался и таковой на работе в КРО "Смерш" 39-й армии не значится, он был обезоружен и сознался, что он переброшен на самолете немецкой разведкой для диверсий и террора.

При личном обыске и в мотоцикле, на котором следовал ТАВРИН, обнаружено 3 чемодана с разными вещами, 4 орденских книжки, 5 орденов, 2 медали, Золотая Звезда Героя Советского Союза и гвардейский значок, ряд документов на имя ТАВРИНА, денег совзнаками 428 400 руб., 116 мастичных печатей, 7 пистолетов, 2 охотничьих ружья центрального боя. 5 гранат, 1 мина и много боепатронов.

Задержанные с вещ. доказательством доставлены в НКВД СССР

П[одлинный]. П[одписал]. ЗАМ НАЧ УПРАВЛЕНИЯ НКВД СМОЛЕНСКОЙ ОБЛ НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ББ УНКВД СМОЛЕНСКОЙ ОБЛ ОПЕРУПОЛНОМОЧЕН. 7 ОТД. ОББ НКВД СССР".

Уже в райотделе сотрудникам НКВД стало понятно, что в их руках оказался не простые немецкие агенты, что подтверждалось внушительным арсеналом прибывших. Задержанные были отправлены в Москву. В ходе допросов выяснилось, что настоящая фамилия задержанного была вовсе не Таврин, а Шило. Тавриным же он стал в 1939 году, после того, как трижды задерживался милицией за растрату государственных средств. Сменив фамилию Шило-Таврин еще некоторое, время водил милицию за нос. 14 августа 1941 года он под фамилией Таврин был призван в РККА (Рабоче-крестьянская Красная армия). В 1942 году Таврин проходил службу на офицерской должности. 29 мая 1942 года Таврин был вызван в Особый отдел дивизии, где ему был задан вопрос о причинах смены фамилии. Не дожидаясь дальнейших вопросов, Таврин перешел на сторону врага. В лагере военнопленных начал сотрудничать с немецкой разведкой, а позже с организацией "Цеппелин". С лета 1943 года готовился немцами для покушения на Сталина. О обстоятельствах своей подготовки и встречах со Скорцени обстоятельно поведал на допросах в НКВД.


"ПРОТОКОЛ ДОПРОСА ТАВРИНА ПЕТРА ИВАНОВИЧА[41]

<…>

Вопрос: 5 сентября с.г. при вашем задержании вы заявили, что являетесь агентом германской разведки. Вы подтверждаете это?

Ответ: Да, я действительно являюсь агентом германской разведки.

Вопрос: Когда и при каких обстоятельствах вы были привлечены к сотрудничеству с германской разведкой?

Ответ: 30 мая 1942 года, будучи командиром пулеметной роты 1196 полка 369 стрелковой дивизии 30 армии, действовавшей на Калининском фронте, я был ранен, захвачен немцами в плен, посте чего содержался в различных немецких лагерях для военнопленных на оккупированной территории СССР, затем на территории Германии. В июне 1943 года в гор. Вене, где я содержался в тюрьме за побег из лагеря для военнопленных, меня вызвали офицеры гестапо БАЙЕР и ТЕЛЬМАН и предложили сотрудничать с германской разведкой, на что я дал согласие.

Вопрос: Когда и каким путем вы были переброшены через линию фронта?

Ответ: Через линию фронта я был переброшен германской разведкой в ночь с 4 на 5 сентября с.г. с рижского аэродрома на 4-х моторном транспортном самолете специальной конструкции. Немецкие летчики должны были высадить меня в районе Ржева и возвратиться в Ригу. Но самолет при посадке потерпел аварию и подняться снова в воздух не смог.

Вопрос: В чём заключается "специальность" конструкции самолета, в котором вас перебросили?

Ответ: Этот самолет снабжен каучуковыми гусеницами для приземления на неприспособленных площадках.

Вопрос: А разве не была заранее подготовлена площадка для посадки самолета, на котором вы были переброшены?

Ответ: Насколько мне известно, площадка никем не была подготовлена и летчики произвели посадку самолета, выбрав площадку по местности.

Вопрос: Для какой цели вы имели при себе мотоцикл, отобранный у вас при задержании?

Ответ: Мотоцикл с коляской был дан мне германской разведкой в Риге и доставлен вместе со мной для того, чтобы я имел возможность быстрее удалиться от места посадки самолета и этим избегнуть задержания.

Вопрос: С какими заданиями вы переброшены германской разведкой через линию фронта?

Ответ: Я имею задание германской разведки пробраться в Москву и организовать террористический акт против руководителя советского государства И.В. СТАЛИНА.

Вопрос: И вы приняли на себя такое задание?

Ответ: Да, принял.

Вопрос: Кто вам дал это задание?

Ответ: Это задание мне было дано начальником восточного отдела "СД" в Берлине подполковником "СС"[42]ГРЕЙФЕ.

Вопрос: Кто персонально должен был совершить террористический акт?

Ответ: Совершение террористического акта было поручено мне лично. Для этой цели руководителем органа "СД" в Риге, именуемого главной командой "Цеппелин" ("Норд"), майором КРАУС Отто, я был снабжен отобранными у меня при задержании пистолетами с комплектом отравленных и разрывных пуль, специальным аппаратом под названием "панцеркиаке" и бронебойно-зажигательными снарядами к нему.

Вопрос: Что это за аппарат?

Ответ: "Панцеркиаке" состоит из небольшого ствола, который при помощи специального кожаного манжета закрепляется на правой руке. Аппарат портативный и может быть замаскирован в рукаве пальто. В стволе помещается реактивный снаряд, который приводится в действие путем нажатия специальной кнопки, соединенной проводом с электрической батарейкой, спрятанной в кармане одежды. Стрельба производится бронебойно-зажигательными снарядами.

Перед переброской через линию фронта я тренировался в стрельбе из "панцеркиаке", при этом снаряды пробивали бронированные плиты толщиной 45 мм.

Вопрос: Каким образом вы намеревались использовать это оружие?

Ответ: Подготовлявший меня для террора названный мною выше майор "СС" КРАУС Отто предупредил меня, что машины, в которых ездят члены советского правительства, бронированы и снабжены специальными непробиваемыми стеклами. "Панцеркнаке" я должен был применить в том случае, если бы мне представилась возможность совершить террористический акт на улице во время прохождения правительственной машины.

Вопрос: А для какой цели предназначались отобранные у вас при задержании отравленные и разрывные пули?

Ответ: Этими пулями я должен был стрелять из автоматического пистолета в том случае, если бы очутился на близком расстоянии от И.В. СТАЛИНА.

Вопрос: Расскажите подробно, каким путем вы должны были совершить террористический акт? Какие указания в этой части вы получили от германской разведки?

Ответ: Майор КРАУС поручил мне после высадки с самолета проникнуть в Москву и легализироваться. Для этого я был снабжен несколькими комплектами воинских документов, большим количеством чистых бланков, а также множеством штемпелей и печатей военных учреждений.

Вопрос: Как вы должны были проникнуть в Москву?

Ответ: В Москву я должен был следовать с документами на имя заместителя начальника контрразведки "СМЕРШ" 39-й армии 1-го Прибалтийского фронта. По прибытии в Москву я должен был этот документ сменить.

Вопрос: Почему?

Ответ: Мне было указано, что документы "СМЕРШ" абсолютно надежны и что я по ним проникну в Москву, не вызвав никаких подозрений.

Но, как объяснил мне КРАУС, по этому документу находиться длительное время в каком-либо одном месте опасно и что будет значительно надежней, если я по прибытии в Москву изготовлю из имеющихся у меня чистых бланков документ на имя офицера Красной Армии, находящегося в отпуску после ранения. В Москве я должен был подыскать место для жилья на частной квартире и прописаться по этим документам.

Вопрос: Что вы должны были сделать дальше?

Ответ: Обосновавшись таким образом в Москве, я должен был, расширяя круг своих знакомых, устанавливать личные отношения с техническими работниками Кремля либо с другими лицами, имеющими отношение к обслуживанию руководителей советского правительства. При этом КРАУС рекомендовал мне знакомиться с женщинами, в частности с такой категорией сотрудниц, как стенографистки, машинистки, телефонистки.

Вопрос: Для какой цели?

Ответ: Через таких знакомых я должен был выяснить места пребывания руководителей советского правительства, маршруты движения правительственных машин, а также установить, когда и где должны происходить торжественные заседания или собрания с участием руководителей советского правительства.

КРАУС предупреждал меня, что такие сведения получить нелегко, и поэтому рекомендовал с нужной мне категорией женщин устанавливать интимные отношения. Он даже снабдил меня специальными препаратами, которые при подмешивании в напитки вызывают у женщин сильное половое возбуждение, что я и должен был использовать в интересах порученного мне дела.

Независимо от степени близости с людьми, сведения о членах правительства мне поручено было выведать в очень осторожной форме.

Для проникновения на торжественные заседания с участием членов правительства я должен был использовать изготовленные немцами на мое имя документы Героя Советского Союза и соответствующие знаки отличия.

Вопрос: Какие именно?

Ответ: Перед переброской через линию фронта германской разведкой мне были даны: Золотая Звезда Героя Советского Союза, орден Ленина, два ордена "Красного Знамени", орден "Александра Невского", орден "Красной Звезды" и две медали "За отвагу", орденские книжки к ним, а также специально сфабрикованные вырезки из советских газет с Указами о присвоении мне звания Героя Советского Союза и награждении перечисленными орденами и медалями.

Должен заметить, что германская разведка своих агентов, забрасываемых в СССР, снабжает фабрикуемыми ею же поддельными орденами, но мне были выданы подлинные.

Проникнув на торжественное заседание, я должен был, в зависимости от обстановки, приблизиться к И.В. СТАЛИНУ и стрелять в него отравленными и разрывными пулями.

Работниками германской разведки, в частности ГРЕЙФЕ и КРАУС, мне было также указано, что, если представится возможность, я должен совершить террористический акт и против других членов советского правительства.

Вопрос: Против кого именно?

Ответ: Против В.М. МОЛОТОВА, Л.П. БЕРИЯ и Л.М. КАГАНОВИЧА. Причём для осуществления террора против них я должен был руководствоваться теми же указаниями, какие мне были даны ГРЕЙФЕ и КРАУС в отношении акта против осуществления террористического И.В. СТАЛИНА…

Вопрос: Кто вас практически подготавливал на роль террориста кроме КРАУСА?

Ответ: Практически кроме КРАУСА меня никто не подготавливал, если не считать трех бесед со СКОРЦЕНИ.

Вопрос: Кто такой СКОРЦЕНИ и для чего вам были организованы встречи с ним?

Ответ: СКОРЦЕНИ был известен мне из газет, как руководитель и личный участник похищения из Италии МУССОЛИНИ, после того, как он был взят в плен англичанами. В первой беседе со мной в ноябре 1943 года в Берлине СКОРЦЕН И расспрашивал о моем прошлом и беседа носила больше характер ознакомления с моей личностью. Цель этого свидания стала для меня ясна несколько позже, после второй встречи со СКОРЦЕНИ.

Вопрос: Расскажите об этой встрече подробно.

Ответ: В январе 1944 года, находясь в Риге, я получил приказ КРАУСА выехать в Берлин. Сопровождал меня переводчик "СД" ДЕЛЛЕ. По прибытии в Берлин я узнал от ДЕЛЛЕ, что полковник ГРЕЙФЕ погиб в начале января 1944 года во время автомобильной катастрофы и что вместо него назначен майор "СС" ХЕНГЕЛЬХАУПТ.

ДЕЛЛЕ мне сообщил, что ХЕНГЕЛЬХАУПТ вызвал меня для личного знакомства, но придется подождать некоторое время, так как он занят и не может меня принять.

Через два-три дня мне была организована встреча со СКОРЦЕНИ.

Вопрос: Где происходила эта встреча?

Ответ: ДЕЛЛЕ привез меня в служебный кабинет СКОРЦЕНИ на Потсдамерштрассе № 28. Кроме СКОРЦЕНИ в кабинете находились еще два неизвестных мне работника "СД".

В беседе СКОРЦЕНИ объяснял мне, какими личными качествами должен обладать террорист. По ходу разговора он рассказывал о деталях организованного им похищения МУССОЛИНИ. СКОРЦЕНИ заявил мне, что если я хочу остаться живым, то должен действовать решительно и смело и не бояться смерти, так как малейшее колебание и трусость могут меня погубить. СКОРЦЕНИ рассказал, как во время похищения МУССОЛИНИ он перепрыгнул через ограду замка, очутился в 2-х шагах от стоявшего на посту карабинера. "Если бы я тогда хоть на секунду замешкался. — заявил СКОРЦЕНИ, — то погиб бы, но я без колебаний прикончил карабинера и, как видите, выполнил задание и остался жив".

Весь этот разговор сводился к тому, чтобы доказать мне, что осуществление террористических актов в отношении специально охраняемых лиц вполне реально, что для этого требуется только личная храбрость и решительность и что при этом человек, действующий в операции, может остаться живым и стать "таким же героем", каким стал он — СКОРЦЕНИ.

Вопрос: Вы рассказали только о двух встречах со СКОРЦЕНИ. Когда же состоялась ваша третья встреча с ним?

Ответ: Третья встреча со СКОРЦЕНИ состоялась также в январе 1944 года в Берлине.

Вопрос: О чем вы говорили в этот раз?

Ответ: СКОРЦЕНИ в этот раз расспрашивал меня о Москве и пригородах и под конец прямо поставил передо мной вопрос — возможно ли осуществление в СССР такой операции, какую он провел в Италии? Я ответил, что затрудняюсь судить об этом, но, по моему мнению, проведение такой операции в СССР значительно сложнее, чем похищение МУССОЛИНИ из Италии.

Вопрос: Почему СКОРЦЕНИ интересовался вашим мнением по этому вопросу?

Ответ: У меня создалось впечатление, что СКОРЦЕНИ разрабатывает план похищения кого-то из руководителей советского правительства…".


Из представленного отрывка протокола становится ясно, что Скорцени курировал подготовку Таврина к покушению на Сталина. Также становится понятным, что в середине 1944 года организация "Цеппелин" находилась в зависимом от Скорцени положении.

Задержанные агенты "Цеппелина" не были сразу казнены — Смерш перевербовал агентов и начал с немцами радиоигру "Туман". Лишь после войны диверсанты были осуждены за ненадобностью и казнены, хотя на их явочной квартире еще долго ждали зарубежных гостей, т. к. советские спецслужбы были уверены, что контакты неудачливых террористов были переданы немцами разведкам западных стран.

В конце войны в Смерш снова вспомнили о Скорцени. 13 мая 1945 года начальник ГУКР Смерш В.С. Абакумов[43]сообщил в Государственный Комитет Обороны СССР, что "следствием по делам арестованных устанавливается, что в декабре 1944 года Скорцени подготавливал специальную группу агентов для заброски в район Москвы с заданием осуществить террористические акты против руководителей ВКП(б) и советского правительства. В целях усиления розыска этих разведчиков нами даны органам "СМЕРШ" на фронтах и в военных округах необходимые указания, а также разослана прилагаемая при этом ориентировка. Одновременно приняты меры к розыску и аресту Скорцени". К сожалению других сведений о подготовке этой группы мне найти не удалось.

Операция "Гриф"

Страх американцев перед людьми Скорцени был так велик, что им всюду мерещились шпионы и диверсанты.

Ж.-П. Паллю

22 октября 1944 года в своей ставке Гитлер поведал Скорцени о плане новой крупномасштабной наступательной операции на Западном фронте — "Стража на Рейне". Гитлер планировал ударом танковых частей (5-я и 6-я танковые армии) прорваться к Антверпену и разделить войска англо-американцев стальным клином. Несмотря на весь авантюризм "Стражы на Рейне", она имела неплохие шансы на успех при соответствующем материально-техническом обеспечении. Один из признанных историков Второй мировой войны, Бэзил Лиддел Гарт, так оценил ее: "Идея, решение и стратегический план целиком принадлежали Гитлеру. Это была блестящая идея, и она могла бы завершиться блестящим успехом, если бы в распоряжении фюрера находились достаточные средства и силы для достижения широких целей операции. Сенсационный успех в начале операции объяснялся отчасти новой тактикой, разработанной молодым генералом Мантейфелем, которого Гитлер незадолго до этого выдвинул на пост командующего армией. Однако главную роль сыграло глубоко парализующее воздействие осенившей Гитлера идеи — открыть путь к победе над миллионными союзными армиями путем дерзких действий нескольких сот человек. Для этой цели фюрер использовал еще одну из своих "находок" — тридцатишестилетнего Скорцени, которому год назад поручил спасение Муссолини из тюрьмы". Из отзыва английского историка нам становится ясным, что людям "человека со шрамами" отводилась важная роль. Теперь дадим слово автору плана:

— Задание, которое я поручаю вам сейчас, — начал Гитлер, — возможно, является самым важным в вашей военной карьере. Во время наступления, план которого я вам представил, вы должны будете со своими спецподразделениями овладеть одним или несколькими мостами через реку Мез, находящимися между Намюром и Льежем. Ваши люди, переодетые в английские и американские мундиры, проникнут в тыл противника, а затем будут сражаться в немецких мундирах.

По результатам разговора перед Скорцени было поставлено три задачи:

В краткие сроки (5 недель) сформировать достаточно крупное подразделение, способное выполнить поставленную задачу.

Силами своего подразделения прорваться в глубь войск союзников, захватить и удерживать до подхода немецких сил мосты через Мез в районах Намюр — Льеж, в Уи, Амей и Энджис.

Особые группы диверсантов, владеющих английским языком, должны были пробраться в глубокий тыл войск союзников и осуществлять там различные диверсионные акции — уничтожение указателей, линий связи, мостов, передача фальшивых приказов, распространение паники и т. п.

Уяснив замысел Гитлера, Скорцени отправился во Фриденталь. Вместе со своими офицерами Скорцени за 4 дня разработал штатное расписание своей части и отправил его на утверждение начальника штаба Верховного командования вооруженными силами Германии Кейтеля. Формируемое подразделение получило название 150-й танковой бригады. Скорцени планировал набрать в ее состав 3300 человек. Обязательным условием при наборе личного состава было знание английского языка. В составе бригады планировалось создать: штаб, роту связи, зенитную роту, 2 танковые роты, 3 разведывательные роты на бронемашинах, 2 противотанковые роты, 3 моторизованных батальона по 3 роты каждый и роту диверсантов. Бригаду планировалось оснастить трофейными американскими танками и бронетранспортерами. Скорцени рассчитывал получить 20 танков "Шерман", 32 гусеничных бронетранспортера, 150 джипов и 198 грузовиков. А что же вышло на поверку?

Хуже всего дело обстояло с танками. "Человек со шрамами" получил лишь два "Шермана", причем один из них не мог самостоятельно передвигаться. Для исправления ситуации Скорцени получил несколько танков "Пантера" и штурмовых орудий. С помощью стальных листов немцы рассчитывали придать им силуэт американских танков, хотя сам Скорцени успех такого маскарада оценивал весьма скептически, считая, что эти машины "… разве что издалека и в потемках могли обмануть молодых солдат противника". Согласно отчету, посланному в штаб Главного командования на Западе в ноябре, в бригаду было передано лишь 8 бронетранспортеров (из них 6 немецкого производства), 57 джипов и 74 грузовика. 27 ноября в часть было передано еще б средних немецких бронетранспортеров, но и это не намного улучшило положение.

Пока Скорцени по крупицам собирал соответствующую технику, Главное командование на Западе разослало в подчиненные части приказ ОКБ о передаче в состав бригады англоговорящих солдат-добровольцев для участия в специальной операции на Западном фронте. Скорцени совершенно справедливо посчитал, что этот приказ дезавуирует проведение секретной операции, но в ставке Гитлера отказались отменять намеченный план. А ведь с набором людей тоже не все было гладко.

В соответствии с распоряжением ОКБ части, подчиненные Главному командованию на Западе, направили к Скорцени добровольцев, знакомых с английским языком. Местом формирования бригады стал полигон (учебный центр) Графенвер. Вскоре туда прибыли 600 отобранных для операции добровольцев. В Графенвере прибывшие добровольцы были протестированы на знание английского языка опытными лингвистами и военными переводчиками. Добровольцы были разделены на категории в соответствии с результатами тестирования: прекрасно владели английским и знали американский сленг — 10 человек (преимущественно матросы); владели английским в совершенстве, но не знали американский сленг — 30–40 человек (также преобладали матросы); хорошо разговаривали на английском — 120–150 человек; около 200 человек учили английский в школе; остальные могли лишь сказать по-английски "да" или "нет". Таким образом, планы немецкого командования собрать целую часть из англоговорящих солдат потерпели крах. Итог подвел сам Скорцени: "Фактически это означало, что мы должны будем смешаться с бегущими американцами и притворяться, что мы слишком потрясены и смятены, чтобы говорить".

Сложности с набором людей и недостаток времени вскоре стали очевидны. Количество батальонов в бригаде решили сократить до двух. Поняв, что "англичан" ему будет маловато, Скорцени распорядился перевести в бригаду одну роту из Истребительного соединения СС "Митте" и две роты из 600-го парашютно-десантного батальона СС. Другие рода войск тоже внесли свою лепту в формирование бригады. Штаб бригады был сформирован из чинов штаба 108-й танковой бригады, штабы батальонов из чинов 10-й и 113-й танковых бригад. Танковые экипажи были выделены из состава 4-й роты 11-го танкового полка 6-й танковой дивизии, экипажи штурмовых орудий — из состава 1-й роты 655-го тяжелого дивизиона истребителей танков. Экипажи бронетранспортеров были сформированы из чинов первых рот 2-го танково-разведывательного (2-я танковая дивизия) и 190-го танково-разведывательного (90-я моторизованная дивизия). Бригадные артиллеристы и орудия были переданы из гренадерской бригады "Фюрер". Не остались в стороне и нацистские ВВС, передавшие в состав бригады два парашютно-десантных батальона. Это совпало с награждением Скорцени одной из почетнейших наград немецких ВВС — знаком пилота в золоте (1 декабря 1944 года).

К середине декабря 1944 года в составе бригады насчитывалось 2676 человек, из них: 90 офицеров, 448 унтер-офицеров и 2138 нижних чинов. Из этих 2676 человек 500 принадлежали к войскам СС, 800 — к люфтваффе и коло 1200 человек к сухопутной армии. Личный состав был организован в штаб, со взводами связи и разведывательным, 2 смешанных батальона (в I батальоне "Пантеры" и 8 рот, во II — штурмовые орудия и 7 рот), саперную роту, артиллерийскую батарею, мостостроительную колонну и роту диверсантов.

Лица, в совершенстве владевшие английским языком, были объединены в роту диверсантов (примерно 160 человек, т. н. Kommando-Kompanie) под командованием обер-лейтенанта Лотара Штилау. По его фамилии роту часто называли отрядом Штилау. Не вошедшие в состав этого отряда знатоки английского языка (120 человек) были равномерно распределены по всей бригаде, поскольку лишь они могли бегло говорить по-английски, сослуживцы шутливо называли их "ораторами"

К тому же времени значительно изменилось материально-техническое оснащение техникой — теперь в бригаде имелось:

5 "Пантер", 5 штурмовых орудий (StuG Ills), 4 немецких бронетранспортера (SdKfz 250/1s), 6 немецких бронетранспортеров (SdKfz 251/Is), 6 немецких бронетранспортеров SdKfz 234/1 s, 6 американских бронетранспортеров М3, 4 американские бронемашины М8,12 немецких мотоциклов с колясками, 1 американский мотоцикл с коляской, 43 немецких мотоцикла и 20 американских, 28 трофейных джипов, 6 легковых немецких автомобилей (гражданских), 36 средних немецких грузовиков (гражданских), 9 немецких грузовиков (гражданских), 64 легких немецких грузовика, 58 средних немецких грузовиков, 8 средних американских грузовиков, 6 тяжелых немецких грузовиков и 2 трактора (1 — немецкий, другой — американский). В качестве тяжелого вооружения бригада получила: 31 тяжелый пулемет, 226 легких пулеметов, 24 немецких миномета калибром 8 см, 24 американских миномета калибром 4,2 дюйма, 5 американских противотанковых орудий калибром 3 дюйма и 14 американских противотанковых орудий калибром 57 мм.

Закончив формирование в Графенвере, бригада была переведена в м. Ван неподалеку от Кельна. В отсутствие "человека со шрамами" бригаду возглавлял кадровый офицер СС — оберштурбаннфюрер СС Вилли Хардик, ранее командовавший танковым полком дивизии СС "Гитлерюгенд". Главной задачей командования бригады было сохранение в тайне непосредственной задачи своей части в готовящемся наступлении. Правда, ранее упоминаемый нами приказ практически исключал возможность этого. Как следствие по лагерю бригады ходили самые фантастические слухи об ее предназначении. Однажды при посещении бригады Скорцени сам оказался свидетелем того, насколько далеко могут заходить фантазии подчиненных. Дежурный офицер доложил ему о обер-лейтенанте Штилау.

— Мне известно о действительной цели нашей миссии, — заявил Штилау с порога комнаты. — Мы должны похитить Эйзенхауэра!

Скорцени, услышав это, напустил на себя озабоченный вид, быстро подошел к двери и резко открыл дверь, желая удостовериться, что никто не подслушивает их разговор. Закрыв дверь, Скорцени ответил:

— Мой дорогой, пожалуйста, говорите тише! Вы попали в точку, но пожалуйста сохраняйте тайну. Мы запретили любую связь с внешним миром, но, несмотря на это, оберштурмбаннфюрер Хардик сообщил мне, что один из наших людей умудрился отправить письмо своей невесте. Вы видите, какая опасность подстерегает нас!

— Я знаю, господин оберштурмбаннфюрер! — ответил Штилау. — Вы можете на меня полностью положиться. Мне хотелось бы вам сказать, что я знаю Париж и его окрестности, как собственные карманы, и я мог бы быть вам полезен…

— Несомненно. Но задумывались ли вы о риске во время подобного похода?

— Конечно, господин оберштурмбаннфюрер! Я только об этом и думаю. По моему мнению, это все выполнимо, — бегло отрапортовал Штилау и начал излагать свой план.

Скорцени выслушал обер-лейтенанта и пообещал вызвать его непосредственно перед операцией. Вот такая на первый взгляд простая ситуация показывает нам "человека со шрамами" матерым разведчиком, способным выпутаться из неприятной ситуации.

Перед началом операции ударные части 6-й танковой армии СС (в чей состав входила и 150-я танковая бригада) разделили на боевые группы[44].150-я танковая бригада была разделена на 3 боевые группы — X, Y и Z (иногда отмечаются и римскими цифрами — I, II, III) и отряд Штилау. Боевую группу X возглавил Вилли Хардик, в ее состав вошли: взвод связи, танковая рота (5 "Пантер"), 2 взвода саперов, 2 взвода пехоты на бронетранспортерах, 2 противотанковых взвода, 2 минометных взвода и 3 пехотные роты. Боевую группу Y возглавил капитан Шерфф, в ее состав вошли: взвод связи, танковая рота (5 штурмовых орудий), 2 взвода саперов, 2 взвода пехоты на бронетранспортерах, 2 противотанковых взвода, 2 минометных взвода и 3 пехотные роты. Боевая группа Z под командованием подполковника Вольфа была несколько слабее, чем две другие. В ее состав входили: взвод связи, 1 взвод саперов, 2 взвода пехоты на бронетранспортерах, 2 противотанковых взвода, 2 минометных взвода и 3 пехотные роты. Отряд Штилау был также разделен на команды из 4 человек каждая. Команды формировались по целевому назначению. Было образовано 24 разведывательно-диверсионные команды, 8 радиокоманд и 7 саперно-подрывных. Команды были почти равномерно распределены по боевым группам бригады.

Использование вражеской униформы таило риск получить пулю от своих, потому немцы разработали для этой операции целую систему опознавательных знаков. На кормовую часть автомобилей наносился желтый треугольник. Танки бригады при встрече со своими должны были поворачивать башню влево, под углом 90o к линии корпуса. Ночью опознавательным знаком было мигание синего или красного фонаря. Пройденные дома и улицы предлагалось метить белыми кругами. Чины бригады в качестве отличительного признака должны были носить на шее синие или розовые шарфы.

10 декабря 1944 года Скорцени собрал командиров боевых групп и отряда Штилау и рассказал им о предстоящей задаче. Ночью 14 декабря бригада оставила Ван и была переброшена в Мюнстерайфель. После полудня 16 декабря боевые группы бригады с приданными командами диверсантов заняли места за авангардами 1-й и 12-й танковых дивизий СС и 12-й народно-гренадерской дивизии. После прорыва первой линии обороны союзников боевые группы Скорцени должны были выйти вперед, обогнать авангард вышеуказанных частей и приступить к выполнению полученных заданий. Под Лосгеймом немецкие войска попали в огромную пробку и не смогли выйти на установленные рубежи. Ища пути объезда пробки на мине подорвался и погиб командир боевой группы X оберштурмбаннфюрер СС Вилли Хардик[45]. Вместо него командиром боевой группы был назначен гауптштурмфюрер СС Адриан фон Фолькерсам.

По приказу Скорцени вперед были посланы 4 разведывательно-диверсионные команды и 2 саперно-подрывные команды. Команды получили приказ сеять панику в тылу американских войск. Достоверной информации о том, что именно совершили диверсанты в американском тылу нет. Западные исследователи, например, сомневаются в том, что люди Скорцени смогли прорваться в Мальмеди. Одна из команд, быстро добралась почти до реки Мез в Ою, на развилке ее командир отправил американскую танковую колонну в ложном направлении. Другая команда близ Ами разместила ложную разметку о наличии мин на перекрестке и вывела из строя линии телефонной связи американцев. Существуют сведения о команде диверсантов, убедившей американцев оставить Пото перед лицом превосходящих немецких сил. В тот же день местные жители видели немцев в американских мундирах в Линьевиле. 17 декабря чины 291-го американского саперного батальона видели немцев, менявших дорожные указатели у Мон-Рижи. 18 декабря в районе Пото американцами была уничтожена группа солдат в американской форме, заявивших, что они служат в роте "Е" одной из кавалерийских частей американской армии, причиной стало то, что в американской кавалерии существовали не роты, а эскадроны. Со слов Скор-цени, одна из команд взорвала склад боеприпасов. Последняя команда диверсантов была направлена в тыл американцев 19 декабря 1944 года. После войны несколько немецких ветеранов утверждали, что они на своем джипе добрались до Мааса. Несмотря на отсутствие точных данных, известно, что после появления людей Скорцени в тылу американских войск началась паника. Бдительные солдаты и офицеры останавливали любой транспорт при малейшем подозрении, да и описанная выше бомбардировка Мальмеди была следствием паники и хаоса. В американских штабах считали, что Скорцени имеет приказ убить Эйзенхауэра!

В ставке самого Эйзенхауэра царила настоящая паника, единственным кто сохранял спокойствие был сам генерал. Вокруг его ставки (ранее там же располагался генерал-фельдмаршал Рундштедт) была натянута колючка, утроены посты, расставлены танки, а уж про частую смену паролей и говорить не приходится. Один из адъютантов генерала вспоминал, что звук подъезжающего автомобиля мог нейтрализовать работу ставки вплоть до выяснения личности прибывших.

В своих воспоминаниях Скорцени утверждал, что направил в тыл американцев 8 команд диверсантов, их общая численность составляла 32 человека, но, как мы помним, в каждой команде было 4 человека. Выходит, что Скорцени подвела память или команды были укрупнены. Ряд команд не вернулся из рейдов, другие были захвачены американцами. Сам Скорцени утверждал, что из рейдов не вернулось всего лишь 8 человек. Между тем большинство компетентных исследователей утверждает, что в руки немцев попало 18 и более диверсантов, при этом некоторые считают, что в это число вошли и другие военнослужащие немецкой армии (не диверсанты), в момент пленения имевшие на себе предметы американского обмундирования, которое было более теплосберегающим, чем немецкое. Итак, нам известны фамилии и звания 16 диверсантов, которые были осуждены 4 американскими трибуналами: приговорены к смерти трибуналом 21 декабря 1944 года — оберфенрих Гюнтер Биллинг, обер-ефрейтор Вильгельм Шмидт, унтер-офицер Манфред Пернасс (все трое казнены 23.12.1944); приговорены к смерти трибуналом 23 декабря 1944 года — лейтенант Вильгельм Визенфельд, фельдфебель Манфред Бронни, штабс-ефрейтор Ганс Рейх (все трое казнены 26.12.1944); приговорены к смерти трибуналом 26 декабря 1944 года — лейтенант Арно Краузе, лейтенант Гюнтер Шильц, унтер-офицер Эрхард Мигель, обермашинемаат[46] Хорст Герлих, обер-ефрейтор Норбер Поллак, обер-ефрейтор Рольф Бенджамин Мейер, обер-ефрейтор Ганс Витзак (все казнены 30.12.1944); приговорены к смерти трибуналом 23 декабря 1944 года — ефрейтор Отто Штруллер (казнен 13.01.1945), ефрейтор Альфред Франц, обер-ефрейтор Антоний Моржак.

После войны стали известны обстоятельства пленения одной из команд. Оберфенрих Биллинг и его подчиненные продвигались в глубь американских позиций, когда у них закончился бензин. Добравшись до станции снабжения, немцы подъехали к заправке.

— Топливо, пожалуйста. — обратился мнимый американец к заправщику. Немцы и не подозревали, что топливо у американцев называется газом и что говорить "пожалуйста" в таких случаях не принято.

— Скажите, откуда вы? — спросил удивленный заправщик.

Не дожидаясь развязки, водитель джипа нажал на газ и попытался уехать. На скользкой дороге он не справился с управлением и столкнулся с американским грузовиком.

Машина перевернулась, и американцам стало видно, что у пассажиров джипа под американской униформой спрятана немецкая. Один из немцев, вероятно, получил смертельную травму, а трое других были разоружены и арестованы. Спустя несколько дней их судили и позже расстреляли в Анри-Шапель.

О степени хаоса, царящего в те дни в американском тылу, свидетельствуют слова генерала Омара Нельсона Брэдли, командующего 12-й группой армий: "…полмиллиона американских солдат, каждый раз встречаясь на дороге, играли меж собой в кошки-мышки. Ни чин, ни удостоверения, ни протесты не освобождали проезжающего по дорогам от допросов на каждом перекрестке. Трижды бдительные солдаты приказывали мне удостоверить мою личность. Первый раз я должен был назвать столицу штата Иллинойс — Спрингфилд (допрашивающий меня считал, что это — Чикаго); во второй раз мне предложили указать место защитника на линии схватки в регби; в третий раз мне предложили назвать очередного супруга блондинки по имени Бетти Грэбл. На Грэбл я споткнулся, но часовой, довольный, что ему удалось поставить меня в тупик, разрешил мне продолжать путь".

Прошли первые 2 дня наступления, а из-за ряда обстоятельств немцы так и не достигли намеченных целей наступления, даже на участке элитного I танкового корпуса СС. Ситуация осложнялась еще и тем, что в руки американцев попали документы, рассказывающие об отдельных деталях немецкого плана, в т. ч. и о 150-й танковой бригаде. Ночью 17 декабря по результатам наступления состоялось совещание в штабе 6-й танковой армии СС. В ходе своего доклада Скор-цени указал на невозможность выполнения захвата мостов и предложил использовать бригаду в качестве обычного фронтового формирования. Предложение "человека со шрамами" было одобрено командующим 6-й танковой армией СС оберстгруппенфюрером СС и генералом-полковником войск СС Йозефом Дитрихом. Было решено собрать части бригады воедино к югу от Мальмеди и захватить ими ключевую дорожную развязку у Мальмеди. Затем планировалось силами бригады выйти в тыл американским частям, оборонявшимся на Элсеборнской гряде, а также очистить шоссе Ц.

Скорцени надеялся, что на долю его людей выпала не очень тяжелая задача — 17 декабря одна из его диверсионных команд во главе с лейтенантом Генрихом фон Бером прорвалась в Мальмеди. Фон Бер сказал жителям города, что немцы возвращаются, и предложил растерявшимся горожанам временно покинуть город, находящийся на линии фронта. На тот момент в районе города находился лишь один американский батальон — 291-й саперный. Зная это, Скорцени предполагал, что бой будет легким, да и фактор внезапности должен был дать свой результат. В своих воспоминаниях "человек со шрамами" специально оговорился, что в этот бой немцы пошли в немецкой форме, в то время как техника по-прежнему несла на себе американские опознавательные знаки.

К полудню 20 декабря в районе Линьевиля сосредоточились боевые группы X и Y. Боевая группа Z опаздывала, и Скорцени решил атаковать имеющимися силами, а в случае возникновения сложностей ввести ее в бой на следующий день. Но обстоятельства в этот раз были против Скорцени, после войны он напишет про этот бой: "Удача действительно отвернулась от нас". После визита в Мальмеди немецких диверсантов в город были введены дополнительные американские части — 120-й пехотный полк, 99-й пехотный батальон и 823-й противотанковый самоходный батальон. Фактор внезапности был также утерян, так как 20 декабря один из солдат Скорцени был захвачен американцами и дал подробные показания о предстоящем нападении на город. Как видим, в бригаде не все люди ощущали себя диверсантами, готовыми осуществить великую миссию и при этом держать язык за зубами. В результате, к вечеру 20 декабря американские части были приведены в полную боевую готовность.

Боевая группа X должна была атаковать из Линьевиля, а боевая группа Y со стороны Бонье. Утром, 21 декабря в 4.30 люди Скорцени двинулись в наступление на Мальмеди. Группа Y была рано замечена американскими дозорами, после чего подверглась ураганному артиллерийскому обстрелу. Капитан Шерфф приказал подчиненным вернуться на исходные позиции. Группа X силами 2 рот при поддержке "американизированных" "Пантер" пошла в атаку одновременно с группой Y. Двигаясь по дороге на Фализе и пройдя через Белево, группа разделилась — часть продолжила наступление на Мальмеди, а часть повернула на сельскую дорогу, проходящую через поле и ведущую к мосту через р. Варш и шоссе Ц. На поле американцы разместили колючую проволоку и примотали к ней ракетницы. При вступлении немцев на поле проволока надавила на спусковые крючки и в воздух взлетели осветительные ракеты. Движение немцев было раскрыто. Другая группа, с "Пантерами", продолжала продвигаться к городу. У железнодорожного моста первая "Пантера" наехала на противотанковые мины, взорвалась и загорелась. Пламя, охватившее немецкий танк, помогло американцам осветить наступающих немцев. На наступавших был сосредоточен плотный огонь. Существуют данные, что американцы в тот день выпустили по людям Скорцени 3000 артиллерийских снарядов. На протяжении двух часов немцы пытались прорваться к городу, но, понеся потери, были вынуждены отступить. Скорцени наблюдал за ходом атаки с близлежащего холма. Смеркалось. Враг и обстоятельства не жалели группы X — уже и второй ее командир, гауптштурмфюрер СС Адриан фон Фолькерсам, был ранен в бою. Поддерживаемый врачом фон Фолькерсам прибыл на командный пункт Скорцени и доложил о встреченных трудностях.

К вечеру части бригады отошли на исходные позиции. Американская артиллерия преследовала немцев огнем. В ходе артобстрела Скорцени, ехавший в автомобиле в штаб 1-й танковой дивизии СС в Линьевиль, был ранен осколком снаряда в лицо. "Искромсанный" получил пару новых шрамов и чуть не лишился правого глаза.

Утром, 22 декабря боевая группа Y вновь пошла в атаку на американцев на востоке от Мальмеди. Немцам опять не удалось застать врасплох американцев. Интенсивным огнем американцы вновь загнали наступающих на исходные позиции. Спустя несколько часов американские саперы взорвали 3 ключевых моста в районе Мальмеди, что свело на нет целесообразность дальнейшего немецкого наступления на город. Остаток 22 декабря и утро 23-го выдались для людей Скорцени тихими и спокойными.

Тем временем самого Скорцени американцы ждали в Париже. Уверенность в том, что "человек со шрамами" получил приказ убить Эйзенхауэра была среди американцев стопроцентной. Этому способствовали и слухи, бродившие в бригаде до выступления на фронт, и показания обер-ефрейтора Шмидта, взятого в плен. 22 декабря секретарь Эйзенхауэра сделала в своем дневнике запись, что диверсанты-убийцы уже прибыли в Париж. Как говорится: у страха — глаза велики! Интересным анекдотом тех дней является и то, что американцы распечатали листовки "Разыскивается шпион, саботажник, убийца" с портретом Скорцени и описанием его примет — "Этот человек необыкновенно умен и очень опасен. Может быть в американской или британской форме или штатской одежде. Он обычно носит обручальное кольцо на третьем пальце левой руки". Вероятно, в декабре 1944 года, после выпуска этой листовки Скорцени и заработал репутацию "самого опасного человека в Европе".

После полудня Скорцени наблюдал со своего КП на холме к югу от Мальмеди за обстановкой у города. К городу подошла армада американских бомбардировщиков и начала выброс бомб. Скорцени недоумевал — неужели немцам удалось захватить город? Кто эти герои, прорвавшиеся в город? Ответ "человек со шрамами" узнает только после войны: американские штабы, охваченные паникой и страхом, пришли к выводу, что Мальмеди захвачен немцами. На протяжении нескольких дней американцы бомбили несчастный город. При налетах погибло около 300 мирных жителей, гораздо больше, чем американских солдат, но за эту роковую ошибку никто наказан не был.

Бригада, как и все немецкие части в Арденнском наступлении, изнывала от недостатка топлива, снарядов, артиллерийской и авиационной поддержки. Обещанная Гитлером материально-техническая поддержка наступления так и осталась словами. 24 декабря бригада наконец получила батарею из 8 гаубиц, но вот на все 8 гаубиц прибыло лишь 20 снарядов.

25 декабря Скорцени посещал группу X. Ему показали пленных американцев и захваченную у них ручную рацию "Иди-говори". В присутствии Скорцени один из англоговорящих немцев включил рацию и начал вызывать американцев. Установив связь, немец стал говорить американцам, что замечена концентрация немецких танков в направлении Вервье, и выдумывать прочее небылицы. Американцы внимательно слушали донесение, но когда немец сообщил им, что видел летающие подводные лодки, на другом конце провода офицер закричал:

— Вы пьяны! Немедленно возвращайтесь! Это приказ!

Немцы передали трубку пленному американцу, который сказал своему соотечественнику:

— Извините, но я вынужден сейчас ехать в Германию!

Части бригады Скорцени топтались на фронте в районе Мальмеди до 28 декабря 1944 года, после чего она была сменена частями 18-й народно-гренадерской дивизии. Бригада была собрана в Шлирбахе, а затем по железной дороге перевезена в Графенвер. За время пребывания на фронте бригада потеряла 15 % личного состава (около 400 человек) убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Основные потери бригада понесла от артиллерийского огня и налетов авиации. Были потеряны почти все танки и штурмовые орудия. Вскоре ОКВ распорядилось расформировать бригаду и вернуть добровольцев в свои части для дальнейшего прохождения службы. К 23 января 1945 года расформирование бригады было завершено.

"Чудо-оружие" и несостоявшиеся операции

Изготовление и использование немцами секретного оружия до сих пор покрыто тайной и сопровождается многочисленными фальсификациями. Немногие знают, что и Скорцени имел непосредственное отношение к немецкому "чудо-оружию". С 1943 года нацистский министр пропаганды твердил о подготовке секретного оружия, которое обеспечит коренной перелом в войне.

Немецкая разведка уже с 1941 года использовала в своих операциях различные морские оперативные команды. К 1943 году, после успехов итальянских "людей-лягушек" и малых торпед, немецкая разведка начала подготавливать и морские диверсионные операции, однако в этом она встретила противодействие командования немецких ВМС — кригсмарине. Скорцени после своего звездного часа тоже попытался при поддержке рейхсфюрера СС Гиммлера наложить руку на диверсионные части кригсмарине. Однако руководство кригсмарине сумело отстоять независимость своих диверсантов и в апреле 1944 года образовало командование "К" — малых боевых единиц. Тем не менее кригсмарине и Скорцени договорились о совместном обучении добровольцев и участии в операциях. Обучение пловцов проходило в Италии, в Валдонье и Венеции.

В ночь с 20 на 21 апреля 1944 года четыре пловца из Фриденталя приняли участие в атаке судов союзников под Анцио. В атаке участвовало 20 человеко-торпед типа "негр". Семь участников атаки не вернулись с задания, тринадцать торпед завязли на отмели и их вернули на базу, среди вернувшихся были и подопечные Скорцени. Успех атаки был более чем скромным — накануне союзники сменили дислокацию своих судов, и немцы смогли потопить лишь два сторожевых корабля в Неттунской бухте и один транспортный корабль в бухте Анцио. Несмотря на это, "человек со шрамами" и четверо его подопечных были приглашены адмиралом Деницем на торжественное мероприятие, посвященное акции у Анцио.

Следующая совместная операция пловцов кригсмарине и диверсантов из Фриденталя состоялась в сентябре 1944 года. Но обо всем по порядку. 6 июня 1944 года началась высадка союзников в Нормандии, а за ней кровопролитные бои во Франции. Развивая успех 17 сентября 1944 года, английский фельдмаршал Монтгомери начал самую массовую воздушно-десантную операцию Второй мировой войны "Маркет гаден". Англичане высадили в районе Арнема около 30 тыс. человек, однако Монтгомери не рассчитал боеспособности войск СС и парашютисты оказались в ловушке. Подкрепления могли подойти к ним только по мостам у Неймегена. Люфтваффе не смогли разбомбить мосты, и их уничтожение было поручено боевым пловцам. До мостов им предстояло проплыть 35 км, причем большую часть пути нужно было преодолеть под носом у англичан.

Накануне операции к боевым пловцам кригсмарине прибыл посланец Скорцени — гауптштурмфюрер Фридрих Хуммель, одно время командовавший школами боевых пловцов в Италии и перешедший в истребительное соединение. При себе Хуммель имел письменный приказ Гитлера о назначении его ответственным за операцию. Хуммель изрядно спутал карты пловцам из кригсмарине, но им пришлось смириться с его руководством. Ранним утром 29 сентября 1944 года двенадцать пловцов вошли в воду и двинулись к мостам. Они были разделены на 3 группы (по 4 человека в каждой). Все группы транспортировали связку из двух мини-торпед (по 1,5 т взрывчатого вещества в каждой). Торпеда имела длину 5 м и диаметр 56 см. Транспортировка торпеды производилась под водой. Взрыватель торпеды снабжался часовым механизмом, затопление торпед осуществлялось специальным механизмом.

Группа, нацеленная на железнодорожный мост, выполнила свою задачу без осложнений, а вот группы, предназначенные для взрыва автомобильного моста, течение прибило к берегу, и одна группа была обнаружена англичанами. Вторая группа смогла под огнем добраться до моста, но силы оставили пловцов и они затопили торпеды в 3 м от свай моста, а затем обессилившие поплыли к берегу, где местные жители сдали их англичанам. В 6.30 раздались взрывы — железнодорожный мост рухнул в воду, а автомобильный был лишь поврежден. Из рейда вернулись только 2 боевых пловца, а 10 — попали в плен.

6 октября 1944 года лондонская "Таимо написала, что эта акция была "одной из самых отважных диверсионных операций этой войны". Уцелевшие пловцы были награждены Немецким крестом в золоте, Хуммель со слов Скорцени получил за эту операцию Рыцарский крест.

Большую перспективу немцам внушало создание ракет Фау. Фау (V–I) представлял собой непилотируемый снаряд-ракету весом 2200 кг. В носовую часть ракеты закладывалось около 850 кг взрывчатых веществ. При всем этом ракета имела относительно небольшую себестоимость. К числу недостатков ракеты можно было отнести достаточно сильную уязвимость в полете и точность попадания. Однажды Скорцени довелось присутствовать на одном из экспериментальных пусков Фау в Пенемюнде. Он был впечатлен полетом, но тут же "человек со шрамами" задал вопрос присутствующим летчикам — можно ли сделать Фау пилотируемыми?

Мысль Скорцени понравилась командованию люфтваффе — при его участии началась работа над доработкой беспилотных образцов. Неофициально Скорцеии возглавил это своеобразное конструкторское бюро. Он постоянно подгонял инженеров и добился у фельдмаршала Мильха разрешения на экспериментальные вылеты. Спустя две недели на аэродроме в Гатове состоялся первый вылет двух пилотируемых образцов. Отобранные пилоты не справились с управлением, и оба самолета рухнули на землю. Мильх распорядился создать особую комиссию по расследованию инцидента. "Человек со шрамами" упал духом, но тут на помощь ему пришла известная немецкая летчица-испытатель Ханна Райч.

Без разрешения командования люфтваффе Скорцени и Райч организовали новый вылет. Райч, имевшая большой опыт управления скоростными самолетами, справилась с машиной и в очередной раз подтвердила свой профессионализм. Летом 1944 года Скорцени и Райч готовили один проект за другим по использованию Фау в войне, но время и ограниченные материальные ресурсы не дали им проявить себя в использовании "чудо-оружия".

В целом использование "чудо-оружия" уже не могло преломить ситуацию. Скорцени оказался прав: "Что касается разработки нового оружия, напрашивается один вывод: оказалось мало не идей, а времени".

В военной карьере "человека со шрамами" было несколько громких операций, отложенных в последний момент или оставшихся только планами. Поговорим о самых интересных из них.

Пока союзники ждали Скорцени в Тегеране, он появился во Франции. В конце ноября 1943 года Скорцени получил приказ отправиться со своими людьми в Виши. Командировка во Францию была вызвана событиями, произошедшими в Северной Африке. Там генерал Шарль де Голль стал единоличным лидером Французского комитета национального освобождения. Устранение генерала Генри Жиро привело к появлению в окружении де Голля французских коммунистов. Все это вызвало активизацию во Франции антинемецких настроений и возможности повторения итальянских событий — свержения маршала Анри Петена. Кроме того, немцы получили информацию, что в ближайшем окружении маршала зреет заговор и есть опасность высадки союзнического парашютного десанта.

Скорцени прибыл в Виши и начал осматриваться. В его распоряжении находился батальон "Фриденталь", батальон из 9-й танковой дивизии СС "Гогенштауфен" и 6 рот полиции порядка, всего около 2000 человек. "Человек со шрамами" расположил свои силы на окраинах Виши, в окрестные лесные массивы были направлены патрули. Однако диверсанты союзников все не появлялись. Скорцени отправился в Париж за инструкциями, но был отправлен обратно с приказанием ждать сигнала "Волк воет". Сразу по получению приказа Скорцени должен был захватить старого маршала и его личного врача и обеспечить их безопасность. До конца декабря 1943 года "человек со шрамами" находился в Оверни, ожидая обещанного сигнала, но он так и не был подан. На Рождество операция "Волк воет" была отменена.

В январе 1944 года Скорцени и отдел 4/VI С начали подготовку операции "Теодор" по захвату Тито. Ответственными за операцию были назначены гауптштурмфюреры СС Мандль и Штуве. В качестве основных исполнителей планировалось привлечь военнослужащих союзной немцам хорватской армии. Использование не немецких частей существенно осложнило подготовку операции, а также привело к утечке информации и отказу от ее проведения. В дальнейшем Скорцени старался избегать в своих операциях войск стран-союзниц Германии.

В ожидании высадки в Нормандии Скорцени предложил разместить часть истребительных команд на побережье и после высадки производить террористические акты против представителей союзного командования.

Из штаба Верховного командующего на Западе пришел ответ: "Принимая во внимание то, что данные приготовления могли бы посеять в наших подразделениях сомнения относительно надежности "Атлантического вала", необходимо отказаться от вашего плана полностью…"

В сентябре 1944 года немецкие части оказывали упорное сопротивление наступающим союзникам. В Верховном командовании вермахта даже стали опасаться, что союзники, разгневанные стойкой обороной немцев, нарушат нейтралитет Швейцарии и через ее территорию вторгнуться в Германию. По этой причине Скорцени получил задание подготовить уничтожение крупного моста через Рейн у Базеля. Однако союзники так и не рискнули вступить в Швейцарию.

Полевой командир Скорцени[47]

После июльского заговора 1944 года рейхсфюрер СС Гиммлер был назначен командующим Резервной армией. Этим назначением Гитлер хотел уничтожить остатки заговора в армии и вывести все еще огромную массу военнослужащих из подчинения штабных армейских генералов. Вместе с тем пост был поручен не профессиональному военному, а партийному функционеру. Гиммлер развил бурную деятельность на новом посту — он формировал новые части, реформировал существовавшие, тасовал личный состав, но не мог сделать главного — изменить хода войны. Продолжая подозревать армейских генералов в измене, Гитлер назначил Гиммлера командующим группой армий "Вейшель" ("Висла"). Большинству немецких военных было совершенно очевидно, что Гиммлер не справится с командованием такой крупной частью, понимал это и рейхсфюрер, но желание попробовать взяло верх.

30 января 1945 года Гиммлер приказал Скорцени сосредоточить диверсионные части в районе Шведта-на-Одере. В это время Красная армия неудержимо рвалась к сердцу Германии — Берлину, и нацисты лихорадочно собирали в кулак все то, что хоть как-то могло задержать продвижение советских войск. Теперь настал черед и диверсантов Скорцени занять оборону и сражаться в качестве обычной пехоты…

Боевая группа Скорцени (иногда называемая дивизией) должна была образовать предмостное укрепление у Шведта-на-Одере и обеспечить его долговременную оборону от войск 1-го Белорусского фронта. Ситуация усложнялась тем, что Одер был покрыт толстым слоем льда, по которому могли переправиться не только пехотные части, но и танки.

Ранним утром 31 января новоявленный полевой командир появился в городе. Его подразделения торопились к нему — диверсанты из Фриденталя, а парашютисты из Нойштрелица. Ожидая скорого появления Красной армии, Скорцени выслал ей на встречу разведывательные дозоры.

В район города прибыли следующие диверсионные части СС:

Штаб истребительного соединения СС, подполковник Вальтер;

штабная рота истребительного соединения СС, гаупт-штурмфюрер СС Вернер Хунке;

истребительное соединение СС "Митте", гауптштурмфюрер СС Карл Фукер;

рота снайперов из истребительного соединения СС, оберштурмфюрер СС Одо Вильшер;

две роты истребительного соединения СС "Нордвест", гауптштурмфюрер Аппель;

штурмовая рота СС, оберштурмфюрер СС Швердт:

600-й парашютный батальон СС, хауптштурмфюрер СС Зигфрид Милиус.

Помимо эсэсовцев Скорцени в городе находились три запасных батальона и один учебный саперный. Свой командный пункт Скорцени организовал в предместье Шведта-на-Одере Крайнике Дольном, в 6 км от города, на правом берегу Одера. По его приказу все отбившиеся от своих частей солдаты направлялись в Шведт и включались в состав армейских батальонов. В качестве усиления в Шведт также прибыло два зенитных дивизиона люфтваффе и сорок 75-мм противотанковых орудий. Шесть зенитных орудий были поставлены на грузовики и использовались в качестве подвижной артиллерийской батареи.


Отто Скорцени со своими офицерами на Одерском фронте


В районе города находились значительные массы беженцев, пытавшиеся пробраться на Запад. Население города (около 50 тыс. человек) со страхом ожидало начало боев, в любую минуту могла начаться паника и хаос. Скорцени требовал от гражданской администрации привлечения населения к постройке оборонительных сооружений, что не вызывало понимания в среде партийных чиновников. 1 февраля 1945 года оберштурмбаннфюрер СС Скорцени собрал на совещание командиров частей, представителей гражданской администрации и партийных руководителей. К последним он даже обратился с особой речью: "Я слышал, как некоторые из вас ворчат: "Зачем это? Все потеряно. Русские завтра будут здесь". Так вот я хочу вам заявить, что пока на мне лежит ответственность за оборону Шведта, русские не будут здесь ни завтра, ни в какой-либо другой день. Они не войдут сюда никогда! Вы, господа ортсгруппенляйтеры[48] НСДАП, не должны говорить жителям Шведта, чтобы они, схватив лопаты и кирки, шли копать окопы. Нет. Это вы возьмете лопаты и кирки, и покажете пример другим. Подайте также пример, взявшись за винтовки, когда окопы будут готовы. Тогда все последуют вашему примеру, и Шведт останется немецким!" После речи Скорцени в зале воцарилась гробовая тишина, а на утро вся партийная организация Шведта маршировала с лопатами на правый берег Одера.

Скорцени повезло — на его участке несколько дней советские войска не предпринимали активных наступательных действий. Это позволило завершить работы по возведению оборонительных сооружений. Город защищали три оборонительные линии. На правом берегу Одера в виде дуги с радиусом около 8 км была оборудована первая оборонительная линия. Ее защищали 2 запасных батальона (фланги дуги), в центре располагались 2 роты "Нордвеста". За дугой располагалась вторая линия обороны, ее защищало истребительное соединение СС "Митте". Батальон парашютистов СС находился в резерве в м. Хойна. Третья оборонительная линия защищала непосредственно город Шведт и Крайник Дольный. Для предотвращения перехода советских войск по замерзшему Одеру, лед на реке был взорван. Для патрулирования Одера использовались пароходы, на трех из них были установлены зенитные орудия для стрельбы по наземным целям.

Спустя несколько дней Скорцени получил дополнительные подкрепления — 2 батальона фольксштурма и батальон из десантной дивизии "Герман Геринг". Позже Скорцени были переданы батальон связи, эскадрон 8-го полка и казачий батальон. Общая численность подчиненных "человеку со шрамами" войск в районе Шведта к 7 февраля 1945 года достигла 15 тыс. человек.

Боевая группа Скорцени вошла в боевое соприкосновение с наступающей Красной армией 1 февраля 1945 года — один из дозоров нарвался на наступающие советские части в м. Тшциньско-Здруй в 25 км от Шведта. С 5 февраля группа Скорцени перешла к обороне, предварительно выдвинув свой авангард из парашютного батальона СС, запасного батальона и двух батальонов фольксштурма в городок Хойна (около 17 км от Шведта). Скорцени, сам выезжавший на рекогносцировку на своем автомобиле, вывез двух женщин с детьми с линии фронта в Шведт.

Авангард Скорцени удерживал г. Хойна в течение 5 февраля, в полночь немцы оставили город и отступили в сторону подготовленных оборонительных рубежей. Командир одного из батальонов фольксштурма — партийный чиновник высокого ранга бросил свой батальон и бежал в Шведт. По приказу Скорцени горе-командир был арестован, судим военно-полевым судом, приговорен к казни и повешен. 7 февраля красноармейцы добрались до м. Грабово и попытались с ходу овладеть этим населенным пунктом. В это же время Скорцени получил приказ явиться к 16.00 текущего дня в штаб Гиммлера — командующего группой армии "Вейшель", куда, как мы помним, входила боевая группа Скорцени. Уже после войны Скорцени подозревал, что своим вызовом он был обязан интригам уже известного нам по Будапешту обергруппенфюрера СС и генерал-лейтенанта полиции фон дем Баха. Скорцени ослушался приказа и отправился в штаб Гиммлера только после того, как его войска отразили штурм Грабова.

Скорцени прибыл в штаб Гиммлера в Пренцлау только в 20.30. От адъютантов рейхсфюрера он узнал о гневе Гиммлера в связи со своим опозданием. Он приказал доложить о себе и, войдя к Гимлеру, услышал в свой адрес длинную тираду, прерывавшуюся возгласами: "Заставить меня ждать четыре часа! <…> Невероятная наглость! <…> Это явное неподчинение! <…> Разжалую! <…> Полевой суд!.." Скорцени с трудом удалось успокоить Гиммлера и оправдаться, после чего рейхсфюрер пригласил его на ужин. После ужина "человек со шрамами" вернулся в Шведт.

Со слов Скорцени, в февраля 1945 года у него произошел конфликт еще с одним из бонз Третьего рейха — с Мартином Борманом. Обстоятельства этого конфликта таковы. В первые числа февраля к нему из партийной канцелярии пришло требование найти и вывезти с оставленной немцами территории в районе Тшциньско-Здруй важные партийные документы, которые были оставлены там бежавшими партийными чинушами. Скорцени достаточно резко отказал Борману, заявив, что не собирается терять своих людей. Борман сильно разозлился на Скорцени, а после казни струсившего партийного функционера просто его возненавидел. В партийной канцелярии считали, что Скорцени не имел нрава предавать горе-командира военно-полевому суду, так как он находился в юрисдикции суда партийного. Но в последние месяцы войны мнение ранее могущественного Бормана уже мало кого интересовало.

Между тем Грабов переходил из рук в руки. После немецкой контратаки подразделения Скорцени посетил находившийся поблизости рейхсмаршал Герман Геринг. Они вместе посетили позиции защитников Одера.

28 февраля 1945 года Скорцени вызвали в ставку Гитлера. Постаревший Гитлер вручил Скорцени дубовые листья к Рыцарскому кресту и поблагодарил за оборону Шведта. Это была последняя встреча двух нацистов. 3 марта 1945 года Шведт был эвакуирован немецкими войсками. Скорцени в него более не возвращался. Несколько недель обершгурмбаннфюрер Скорцени провел в разрушенном вражескими налетами Берлине, посещая своих друзей и знакомых…

В марте 1945 года Скорцени получил новое задание — уничтожить мост Людендорфа в Ремагене. Как и прежде, другие службы не смогли выполнить уничтожение моста. Скорцени самолетом из Вены направил группу боевых пловцов под командованием унтерштурмфюрера СС Шрейбера на Запад. 17 марта пловцы из Фриденталя вошли в воду, температура которой не превышала 7 °C. Диверсанты были снабжены уже знакомыми нам мини-торпедами. Плывя к мосту, немцы выяснили, что союзники навели рядом с мостом еще два понтонных моста, т. е. взрыв не дал бы ожидаемых последствий даже при полном уничтожении моста Людендорфа. Диверсанты взорвали последний и двинулись к одному из понтонных мостов, но были обнаружены — один был убит, двое погибли от переохлаждения, а остальные были пленены.

Оборотни" Скорцени

Наряду с развертыванием осенью 1944 года истребительных частей СС, в Германии началось создание партизанских частей по аналогии с добровольческими корпусами межвоенного периода, правда, в этот раз инициатива исходила от государства, а вернее — от СС. Почти одновременно обергруппенфюреры СС Карл Хидьдебрандт и Ганс-Адольф Прютцман обратились к Гиммлеру с предложением образовать партизанские отряды. После согласования этой инициативы родилась организация "Вервольф" ("Оборотень"). Если истребительные соединения СС были полноценными воинскими частями, "Оборотни" должны были стать полулегальной организацией. Для руководства созданием и подготовкой "Оборотней" было образовано т. н. "бюро Прютцмана". Начальником штаба бюро стал штандартенфюрер СС Карл Чирши, одновременно возглавлявший организацию "Цеппелин". По мнению ряда исследователей, Чирши сильно повздорил с Отто Скорцени.

Руководство Третьего рейха возлагало большие надежды на участие людей "человека со шрамами" в обучении "Вервольфа", а потому ссора двух эсэсовцев была более чем некстати.

В задачи "Вервольфа" входили теракты против оккупационных сил, лидеров союзных армий и их немецких пособников, саботаж в тылу союзных войск, отслеживание передвижений союзных войск. Бюро развило бурную деятельность по подготовке партизан. Некоторое количество немцев было направлено в диверсионные школы Скорцени. Офицеры истребительных частей СС были направлены в качестве инструкторов в различные территориальные подразделения "Вервольфа". Сам Скорцени был привлечен к инспектированию этих формирований. Таким образом, дуализм ситуации существенно осложнил сосуществование и взаимодействие истребительных соединений СС и "Вер-вольфа". Тогда кто-то из руководителей СС предложил разделить районы действия — Скорцени руководил действиями за пределами Германии, а Прютцман — внутри Германии.

16 сентября 1944 года Гиммлер подписал приказ "За организацию и руководство движениями во Франции, Фландрии, Валлонии, Финляндии, на оккупированном Востоке (также в будущем в Эстонии, Латвии и Литве), Румынии, Тран-сильвании, Болгарии и Греции и на всех других иностранных территориях, оккупированных врагом ответственно Главное управление имперской безопасности (РСХА). В Дании и Норвегии движения Сопротивления подготовлены". В соответствии с этим приказом VI управление РСХА и Скорцени стали ответственными за подготовку партизанской войны.

Стоит сказать, что в этом направлении служба Скорцени начала работать еще в 1943 году. С середины 1943 года руководство РСХА начало работу по созданию диверсионных частей на территории Западной Европы. В отличие от Восточного фронта, где РСХА создало предприятие "Цеппелин", на Западном фронте единой структуры для руководства диверсионно-разведывательной деятельностью создано не было. Различные диверсионные подразделения СС формировались независимо друг от друга, но находились в подчинении у Скорцени. После высадки союзников в Нормандии агентура РСХА и различные воинские формирования СД получили приказ осесть в тылу наступающих англо-американцев и начать партизанскую войну. К концу войны чины и формирования войск СС и СД, действовавшие в тылу союзников, получили собирательное название "коричневые маки". На территории Германии было образовано три диверсионные школы для обучения французов — две подчинялись немцам (в Фрайбурге и Штеттине) и одна французам. В VI управлении был создан реферат "коричневых маков". В состав реферата входила 4 офицера, его главой являлся оберфельдрихтер[49] доктор Шон, ранее возглавлявший расследование в отношении адмирала Канариса и абвера. Стоит упомянуть и движение "белых маков", стихийно образовавшееся во Франции и боровшееся против голлистов.

На Балканах эсэсовцы развернули широкомасштабную подготовку активистов различных праворадикальных движений к антисоветской борьбе. Эмиссары Скорцени наладили сотрудничество с представителями румынской "Железной гвардии", албанской "Бали комбетар", греческой ЭДЕС, венгерскими "Скрещенными стрелами" и сербскими четниками. Это сотрудничество позволило Скорцени после войны находить нужных людей во всех европейских странах. Межнациональные и межконфессиональные противоречия на Балканах не дали немцам широко использовать антисоветских партизан в конце войны.

Зато на Востоке люди Скорцени смогли организовать разветвленную сеть антисоветского сопротивления. "Человек со шрамами" лично несколько раз встречался с генералом А.А. Власовым. Подводя итог этим встречам, диверсант № 1 записал: "Власов произвел на меня впечатление человека, который хочет, чтобы Россию перестали считать азиатской страной и она приняла участие в строительстве более сильной и процветающей Европы". Позже Скорцени вместе со служащими "Цеппелина" помогал власовцам организовывать свою спецслужбу. Правда, своих русских подчиненных Скорцени так и не передал Власову.

"Человек со шрамами" имел контакты и с Организацией украинских националистов Степана Бандеры и даже совместно проводил с ними операцию "Бурый медведь" — эвакуацию немцев из лесных массивов Украины.

В полосе действия группы армий "Север" истребительное соединение имело больший успех. Осенью 1944 года чинами истребительного соединения СС "Ост" на территории Латвии была образована диверсионно-террористическая группа "Межа Кати" ("Дикая кошка"). Группа создавалась для оседания в тылу советских войск и проведения террористических действий. Начальником группы был гауптштурмфюрер СС Янкаус. Латыши подготовили для заброски в советский тыл 64 отдельные группы, общей численностью 1164 человека. "Дикие кошки" продолжали сопротивление в Латвии до лета 1947 года.

В целом ставка гитлеровцев на партизанскую войну против союзников, как на территории Германии, так и за ее пределами, не дала ожидаемых результатов. Об относительном успехе можно говорить лишь в Прибалтийских республиках.

План спасения "Альпийский редут"

30 марта 1945 года Скорцени получил приказ передислоцироваться со своими штабом и частями в район т. н. Альпийской крепости. Здесь гитлеровцы планировали дать свой последний бой войскам союзников, а при удачном стечении обстоятельств вести длительную партизанскую войну. Ну а теперь догадайтесь, кто к этому времени был главным специалистом в Рейхе по партизанской войне? Верно — Скорцени. Но было одно НО — диверсионные части Скорцени были существенно потрепаны, а некоторые и уничтожены, вести же партизанскую войну силами партийной организации было плохой альтернативой.

Что же нацисты подразумевали под Альпийской крепостью? Последней твердыней нацистов должен был стать укрепленный участок местности в Альпах, примерно 350 км в длину и 75 км в ширину. Он протянулся от Брегенца на западе до Бад-Аусзее на востоке, через Фюссен, Траунштейн и Зальцбург на севере, Глоренцо, Больцано и Линц на юге. После 29 апреля 1945 года (капитуляция немецких войск в Италии) южная граница района крепости прошла по перевалу Бреннер.

Приказ есть приказ. Скорцени вздохнул и стал собираться в Альпы, попутно собирая остатки своих частей. По дороге в Альпы Скорцени встретил генерал-фельдмаршала Шернера и был вынужден передать в его распоряжение остатки истребительного соединения СС "Ост" II. В начале апреля 1945 года под угрозой взятия оказалась Вена. К этому времени в городе оставались жена и дочь Скорцени, а также истребительное соединение СС "Зюдост". Скорцени решил забрать семью и сослуживцев из города и после 10 апреля отправился в путь. Родной город встретил "человека со шрамами" хаосом. Добравшись до штаба "Зюдоста", Скорцени отдал распоряжение уйти из города. Батальон отступил в район севернее Кремса, а ягдкоманда "Дунай" в школу боевых пловцов в Диана-Баде.

Затем Скорцени отправился в штаб гауляйтера Вены Бальдура фон Шираха. Он попытался объяснить гауляйтеру всю тяжесть положения города, но фон Ширах был оптимистично настроен и рассчитывал отбить натиск советских войск двумя мифическими дивизиями СС, существовавшими лишь в его воображении. В заключение гауляйтер пообещал Скорцени победить или погибнуть в Вене, а спустя несколько часов оставил город.

Исполнив служебные обязанности, Скорцени отправился к родному дому, предвкушая скорую встречу с семьей. Добравшись до дома, Скорцени с ужасом увидел, что его дом частично разрушен. Он бросился к соседям в надежде прояснить судьбу своей семьи. Оказалось, что мать, жена и дочь Скорцени выехали из города несколько дней назад. Неизвестность пугала оберштгурмбаннфюрера СС, но он не мог изменить хода событий. Оставляя город, Скорцени отправил радиограмму в ставку: "Все указывает на то, что Вена будет сдана сегодня, 11 апреля".

Вернувшись в район "крепости", Скорцени принялся упорядочивать расположение своих людей. Военнослужащие истребительных частей были размещены им в ключевых пунктах "крепости": Хохкениге, Лофере, Альт Аусзее, Миттерндорфе, Альтенмаркте, Бишофсхофене, Китцбухеле. Майсхофене-Заалбахе. Отряды в этих пунктах возглавили исключительно офицеры истребительных соединений. Для связи каждый отряд получил беспроводные рации. Свой штаб Скорцени разместил в местечке Аннаберг.

В один из апрельских дней Скорцени был произведен в чин штандартенфюрера СС, правда, соответствующая запись в его учетной карточке отсутствует, но, возможно, это объясняется суматохой последних дней войны.

После полудня 30 апреля 1945 года в Альпах стало известно о смерти Гитлера. На следующий день по радио передали обращение нового руководителя Рейха гросс-адмирала Карла Деница к нации:

"Немецкие мужчины и женщины!

Солдаты вермахта!

Наш фюрер, Адольф Гитлер, погиб. Немецкий народ в глубокой скорби и уважении склоняется перед героической личностью фюрера. Его жизнь была образцом служения нашему народу. Он своевременно разглядел страшную опасность большевизма и посвятил себя борьбе с ней не на жизнь, а на смерть. В конце борьбы и своего непоколебимого прямого жизненного пути он геройски погиб в столице немецкого рейха. Придет день, когда Европа и весь мир узнают, что Адольф Гитлер пытался спасти Европу и весь мир от большевистского нашествия. Фюрер назначил меня своим преемником. Я беру на себя ответственность за судьбу немецкого народа в тяжелейшие часы его истории. Моей первейшей целью является спасение немцев от уничтожения их большевиками, рвущимися вперед. В соответствии с этой целью война продолжается. До тех пор пока англичане и американцы мешают достижению этой цели, мы должны также защищаться от них и продолжать работу против них. Таким образом, англосаксы ведут войну не в интересах своих народов, а способствуют распространению большевизма в Европе.

То, что немецкий народ совершил в упорных боях на фронтах этой войны, и то, что перенес в тылу, с исторической точки зрения — неповторимо. В это тяжелое время для нашего народа я буду стремиться к тому, чтобы создать для наших храбрых женщин, мужчин и детей необходимые условия жизни. Я сделаю все, что зависит от меня. Но для этого мне нужна прежде всего ваша помощь. Доверьтесь мне, так как ваш путь — это мой путь. Сохраняйте полный порядок и дисциплину в городе и деревне. Каждый выполняй свой долг на своем месте. Только так мы сможем облегчить страдания, которые принесет каждому из нас это время, и сможем предотвратить катастрофу. Когда мы сделаем все, что в наших силах, Бог после стольких страданий и жертв не покинет нас".

Смерть Гитлера сломила даже самых оголтелых нацистов. Воля к сопротивлению была утрачена. Несмотря на ото в своем обращении к солдатам Дениц заявил: "Я принимаю на себя Верховное командование всеми вооруженными силами Германии в стремлении продолжать борьбу с большевиками до тех пор, пока действующие части и сотни тысяч семей из восточных районов страны не будут спасены от порабощения или уничтожения. Против Англии и Америки я должен буду продолжать борьбу до тех пор, пока они будут мне мешать в борьбе против большевиков <…>


Отто Скорцени после сдачи в плен


Присяга, данная вами фюреру, в дальнейшем безоговорочно относится ко мне как к преемнику, назначенному фюрером. Немецкие солдаты, выполните ваш долг! Речь идет о самой жизни нашего народа". Однако уже ничто не могло остановить наступающие войска союзников. Скорцени, правда, собирался сражаться… 1 мая он получил последний приказ, ему поручилось оборонять перевал в южном Тироле, через который должны были пройти отступающие из Италии войска. Однако эти войска капитулировали еще 29 апреля. 7 мая 1945 года Дениц приказал немецким войскам прекратить сопротивление, а 8 мая Скорцени распустил своих людей, но многие остались в районе Альпийской крепости. С ним лично осталось лишь несколько человек, они укрылись в м. Дахтейн. Для Скорцени и многих людей Вторая мировая наконец закончилась.

Свидетель

После капитуляции со Скорцени остались верный Радль, "китаец" Хунке и трое солдат. Пару недель они прятались в горном домике над Радштатской долиной. Пребывание в неизвестности сильно томило добровольных изгнанников. В тысячный раз обдумав и обсудив сложившееся положение, Скорцени и его товарищи решили сдаться англо-американцам. 20 мая 1945 года шестеро мужчин в униформе СС спустились в долину и обратились в ближайшую американскую комендатуру у Аннаберга. В комендатуре Скорцени и его спутники не вызвали никакого интереса — им предоставили машину и отправили в Зальцбург, вероятно для устройства в лагерь военнопленных.

По дороге в Зальцбург немцы разговорились с шофером-американцем. От него Скорцени узнал, что его ищут и что если он сдастся американцам, то скоро окажется в петле. Это не смутило "человека со шрамами", и они продолжили путь. Прибыв в Зальцбург, водитель высадил их на одном из перекрестков, как будто специально отказываясь от непосредственной передачи немцев по инстанции. Из комендатуры Зальцбурга немцы были направлены в лагерь военнопленных в Санкт-Иоганним-Понгау. Скорцени планировал получить от американцев транспорт и привезти в лагерь всех своих подчиненных.

Из Санкт-Иоганним-Понгау Скорцени был направлен в Верфен, где ему предстояло решить вопрос с перевозкой своих людей. Памятуя о мрачных прогнозах американского шофера, Скорцени оставил Хунке на месте для связи с ранее распущенными подчиненными в случае осложнений. В Верфене располагался штаб одного из американских батальонов. По прибытии Скорцени был приглашен внутрь штаба, а его спутники остались на улице под присмотром американских солдат. Американцы провели Скорцени в помещение, приспособленное под столовую. За столом находилось двое американских офицеров и переводчик. Скорцени представился офицерам, и начался допрос. Когда разговор дошел до места размещения людей Скорцени и он склонился над картой, в комнату быстро вошли несколько американских солдат и направили на Скорцени свои винтовки. Переводчик велел "человеку со шрамами" сдать пистолет, после этого Скорцени тщательно обыскали. Так диверсант № 1 и его спутники стали арестованными. Их посадили в американские машины и в сопровождении двух броневиков отправили в Зальцбург.

Колонна прибыла в Зальцбург уже ночью. Арестованные были доставлены на одну из вилл в городе. Здесь на Скорцени и его подчиненных были надеты наручники. По его словам, американские полицейские[50] неожиданно набросились на немцев сзади, скрутили их и надели наручники. Подготовленного таким образом Скорцени завели внутрь дома для допроса. В комнате его ожидало более 10 человек, среди которых были офицеры американской армии, журналисты и фотографы. Все присутствующие сидели за тремя большими столами. Один из офицеров начал допрос Скорцени, но тот отказался отвечать, пока с него и его людей не снимут наручники. С неохотой американцы выполнили его требование и сняли наручники со всех арестантов. Скорцени начал отвечать на вопросы.

— Это вы намеревались убить генерала Эйзенхауэра? — спросил пожилой американский майор.

— Нет, — коротко ответил Скорцени.

— Если вы не намеревались убить Эйзенхауэра, то, возможно, хотели похитить его? — продолжал американец. — Сам лично Гитлер приказал вам убить генерала Эйзенхауэра?

Вопросы сыпались один за одним, переводчик торопливо переводил:

— Вы хотели убить генерала Брэдли?

— Вы хотели взорвать ставку Монтгомери?

— Почему вам не оказали сопротивления итальянцы в Гран-Сассо и венгры в Будапеште?

— Что вы делали в Берлине в апреле сего года? Куда вы отвезли Гитлера? Это вы пилотировали самолет с ним? Можете ли вы пилотировать самолет? Почему вы утверждаете, что Гитлер мертв, если вас не было в Берлине?

От вопросов у Скорцени шла кругом голова, хотелось курить. Но американцы продолжали допрос и задавали все новые и новые вопросы. После войны Скорцени вспоминал, что пока находился в плену, то много раз отвечал на одни и те же вопросы, которые в разное время задавали ему офицеры союзных спецслужб.

После допроса Скорцени и Радль были разлучены со своими спутниками. С формы были спороты знаки принадлежности к СС, а в карманах американских солдат исчезли часы, подаренные Муссолини. Затем их отвезли в городскую тюрьму и посадили в одиночные камеры. Наступила ночь…

29 мая 1945 года Скорцени был перевезен в Висбаден и помещен в тюрьму на Бодельшвингштрассе. Камера была деревянной, темной, узкой и плохо проветриваемой. Ночью в камеру ввели второго узника. Опасаясь провокаций, Скорцени решил знакомиться с ним утром. На утро оказалось, что соседом Скорцени по камере стал его бывший начальник — глава РСХА Эрнст Кальтенбруннер. Оба австрийца сразу исключили столь счастливое стечение обстоятельств и стали внимательно обследовать камеру. Их поиски вскоре были вознаграждены видом проводов, идущих к камере по наружным стенам. Замысел союзников был ясен пленным. Они не обсуждали ничего важного, а при необходимости начинали скрести по доскам ногтями, заглушая свои разговоры. Прождав пять дней впустую, американцы перевели Кальтенбруннера в другую камеру или тюрьму Скорцени на долгие недели остался один.

21 июня 1945 года Скорцени был вызван на новый допрос. Американские офицеры задавали ему вопросы исключительно об Арденнском наступлении и участии в нем 150-й танковой бригады. На следующий день "человек со шрамами" был переведен в городскую тюрьму Висбадена, а уже 30 июля 1945 года в лагерь военнопленных в Оберурзеле. В последнем Скорцени провел около 2,5 месяца. За это время его еще 5 раз допрашивали на предмет Арденнской операции и действий немецких войск в Мальмеди.

11 сентября 1945 года Скорцени забрали из камеры и отвезли на аэродром. На борту самолета Скорцени встретил известных пассажиров: адмирала Деница, генерала Гудериана, оберстгруппенфюрера СС Зеппа Дитриха, Бальдура фон Шираха и Франца Зельдте. В этой представительной компании Скорцени вылетел в Нюрнберг. Теперь ему предстояло выяснить, в каком качестве его везут туда — свидетелем или обвиняемым.

По прилете в Нюрнберг американцы заставили Деница и Скорцени снять погоны со своей формы, другие пленные сделали это заблаговременно. В нюрнбергской тюрьме Скорцени поместили в камеру № 31 на цокольном этаже, а спустя два дня перевели на второй этаж в камеру № 97. Соседями эсэсовца по тюрьме были все сливки руководства Третьего рейха — рейхсмаршал Герман Геринг и бывший заместитель Рудольф Гесс[51]. С последним Скорцени часто встречался на прогулках. По его мнению, Гесс симулировал потерю памяти. В своих воспоминаниях Скорцени высказал предположение, что, возможно, Гесс улетел в Германию в 1941 году с ведома Гитлера, и в его поздних "интервью" это уже преподносилось в качестве не подлежащего сомнениям факта.

Допрашивали Скорцени в основном по участию того или иного обвиняемого в преступных деяниях. Однажды "человека со шрамами" вызвали на допрос, но повели не в обычную камеру к дознавателю, а в конференц-зал. За столом в зале сидело несколько офицеров американской армии и один генерал. Присутствующие задавали вопросы Скорцени о военной разведке Германии, Арденнском наступлении, обстоятельствах смерти Гитлера. Значительно позже Скорцени узнал, что присутствующий генерал-майор был главой американской разведки Уильямом Джозефом Донованом (1883–1959). По мнению Юлиуса Мадера, именно на этой встрече американцы приняли решение использовать Скорцени в своих интересах.

21 ноября 1945 года Скорцени был переведен в "Свидетельское крыло" тюрьмы, что повлекло за собой существенное ослабление режима содержания. В качестве свидетеля диверсант № 1 выступал в защиту Фрица Заукеля[52], а также давал показания по деятельности РСХА.

Весной 1946 года сбор свидетельских показаний был закончен, и в начале мая Скорцени стал готовиться к отъезду из Нюрнберга. Многие свидетели из Нюрнберга, как и наш знакомец, были отправлены в Дахау. По прибытии "человек со шрамами" был снова помещен в одиночную камеру. Через несколько дней открылась и причина — в Дахау в то время готовился процесс по убийствам в Мальмеди, произошедшим во время Арденнского наступления. Процесс длился с 16 мая по 16 июля 1946 года. Доказательная база американцев в этом случае была слаба, и Скорцени неоднократно принуждался к даче ложных показаний. На одном из допросов ему даже продемонстрировали протокол допроса одного из офицеров 1-й танковой дивизии СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер", который содержал обвинения и против Скорцени лично.

— Скорцени, если вы согласитесь нам помочь, я изыму компрометирующий вас протокол и уничтожу его, — заявил дознаватель.

— Господин офицер, меня совсем не интересуют показания неизвестного мне штурмбаннфюрера. Я тем более не собираюсь идти на преступление и уничтожать такие важные улики, если верить вашим словам… Пусть решает трибунал… — ответил диверсант № 1.

На этом попытки принудить Скорцени к даче показаний против обвиняемых на процессе Мальмеди прекратились. Вскоре у него обострилась язва, и он был переведен из Дахау в Нюрнберг. Несмотря на приступ, ему было необходимо свидетельствовать против преступных организаций. Дав показания по функционированию СД, Скорцени через несколько недель был переведен в лагерь Нюрнберг-Лангевассер, а затем в лагерь под Регенсбургом, где собирались бывшие граждане Австрии.

Из Регенсбурга большинство австрийцев было отправлено в центр репатриации в Дармштадте. Там им предстояло сделать выбор — гражданами какой страны они хотят быть. Скорцени сделал свой выбор давно — Германия. В своих воспоминаниях он так мотивировал свой выбор: "…все наши злоключения не заканчивались американским пленом — нам еще предстояло пройти через жернова немецких денацификационных лагерей. Моя страна, которой я отдал лучшие годы, во имя которой я проливал кровь на всех фронтах Великой войны, собиралась судить меня. Слова национального гимна: "… Будь преданным в недобрый час…" — не были для меня пустым звуком. Я решил остаться в Германии и разделить горькую участь моих друзей. "Права она или нет, но это твоя Германия", — подумал я, сделав окончательный выбор".

Два дня Скорцени размышлял по дороге в Дармштадт, трясясь в вагоне. По приезде в Дармштадт выяснилось, что никто не сообщил о прибытии эшелона из Регенсбурга и, соответственно, никто австрийцев не ждал. Эшелон вернулся в Регенсбург. Освобождение откладывалось, и как мы скоро увидим — надолго.

Из Регенсбурга Отто Скорцени был вновь отправлен в Висбаден, а через неделю в лагерь в Оберурзеле. Здесь планировалось в очередной раз допросить и решить его судьбу. Однако допрос не состоялся, и Скорцени вернулся в Дахау. После пребывания в одиночке у него резко обострились боли в желудке. Оказалось, это уже не очередное обострение язвы, а проблема с желчным пузырем. Тюремный врач сообщил, что может перевести больного в военный госпиталь только при согласии на удаление желчного пузыря. Спустя несколько дней Скорцени согласился и был переведен в госпиталь. 6 декабря 1946 года диверсант был прооперирован и затем помещен в отдельную палату, в которой постоянно дежурил часовой. Восстановление после операции шло достаточно медленно, и лишь в феврале 1947 года Скорцени был выписан из госпиталя и вернулся в лагерь в Дахау.

Подсудимый Скорцени

Я был готов протянуть руку дружбы благородному противнику, лицом к лицу сходившемуся со мной в честном поединке, но никогда не будет от меня пощады трусливому врагу, наносящему удар в спину.

О. Скорцени

До начала прихода нацистов к власти небольшой баварский городок Дахау был мало известен в Европе. В годы войны эта ситуация изменилась благодаря печально известному концентрационному лагерю, в котором погибло значительное количество узников. После окончания войны лагерь использовался союзниками для содержания военнопленных и интернированных лиц.

Скорцени уже долго находился в лагере, когда весной 1947 года его вызвали для допроса. Офицер американской армии трижды подолгу беседовал с "человеком со шрамами". Все допросы строились вокруг Арденнского наступления и роли Скорцени в нем. Столь пристальное внимание к этой операции встревожило диверсанта и он задал вопрос дознавателю — в чем его подозревают?

— Скорцени, следствие не располагает какой-либо информацией, свидетельствующей против вас лично и против вашей бригады. Решение по этому поводу принимается на самом "верху", и примерно через месяц мы будем знать результаты, — ответил подполковник и удалился.

Прошло несколько месяцев, наступил июль, затем август. 18 августа 1947 года Скорцени вызвали к коменданту лагеря. Войдя в помещение, бывший штандартенфюрер СС увидел много незнакомых людей и репортеров. Спустя несколько минут в зал ввели сослуживцев Скорцени по 150-й танковой бригаде. Вместе с диверсантом № 1 на скамье подсудимых оказалось еще 9 военнослужащих немецкой армии: капитан Филипп фон Бер (ВМФ), Вальтер Шерф (армия), Ганс Хасс (армия), Вильгельм Маус (армия), лейтенант Деннис Манц (ВМФ), Гюнтер Фитце (ВМФ), Ральф Белиштедт (ВМФ), Вильгельм Кохершейдт (армия) и Аренд де Бруин (СС).

В состав трибунала вошло 8 американских офицеров — председателем назначен полковник Андрю Г. Гарднер, членами — полковник Джеймс Д. Браун, полковник Ярл Б. Даннинг, полковник Джон X. Китенг, полковник Кларенс М. Томлинсон, подполковник Харольд М. Милан, подполковник Жюль В. Симс, подполковник Оттомар В. Эйхман. По требованию защиты Гарднеру и Эйхману был заявлен отвод. Председателем стал полковник Холмс.

Назначенный обвинителем офицер американской армии начал чтение материалов обвинения. Позже Скорцени вспоминал: "После вводной части, в которой рассказывалось об "общем плане и организации преступного сговора", следовали слова: "…с нами плохо обращались, пытали и расстреляли не меньше 100 американских военнопленных, чьи личные номера и фамилии так и остались неизвестными…" Я едва ли был в состоянии воспринимать дальнейшую речь обвинителя. По ошеломленным лицам сидевших рядом немецких солдат было видно, что и они потрясены происходящим".


Военнопленный Скорцени в Дахау


В соответствии с процессуальным правом обвиняемые получили защитников от американской армии — подполковника Роберта Дарста, подполковника Дональда Мак-Клюэ и майора Льюса Горовица. Пообщавшись со Скорцени и убедившись в его невиновности, Дарст пообещал защищать его "как родного брата". Также защищать обвиняемых вызвалось трое немецких адвокатов.

По совету Дарста обвиняемые подали отвод ряду судей, но председатель суда остался неизменным, вопреки надеждам немцев. Председатель трибунала — Холмс — имел недобрую славу среди немецких военнопленных и за свое "усердие" в приговорах был прозван немцами "вешателем". Так что перспектива оказаться в петле замаячила перед "человеком со шрамами".

Подсудимые обвинялись в нарушении законов и обычаев войны по 4 эпизодам:

1) в период с 1 октября 1944 года по 15 января 1945 года на территории королевства Бельгия и Германского рейха, действуя по предварительному сговору, поощряли, помогали, подстрекали или участвовали в ненадлежащем использовании военной униформы, знаков отличий, эмблем, а также маркировки вооруженных сил США, вероломно нападая и обстреливая чинов вооруженных сил США, что являлось грубым нарушением статьи 23 дополнений к Гаагской конвенции № 4 от 18 октября 1907 года и американских "Договоров, регулирующих ведение сухопутной войны" от 7 января 1944 года; 2) в период с 10 декабря 1944 года по 15 января 1945 года на территории королевства Бельгия и Германского рейха, действуя по предварительному сговору, поощряли, помогали, подстрекали или участвовали в убийствах, расстрелах, жестоком обращении и пытках чинов вооруженных сил США, которые сдались в плен и были во власти Германского рейха, имена и точное число этих лиц неизвестно, но агрегировано более 100. Использование вражеской униформы в бою запрещалось американскими "Правилами сухопутной войны" от 1 октября 1940 года; 3) в период с 1 октября 1944 года по 15 января 1945 года на территории Германского рейха или областей под его контролем, действуя по предварительному сговору, поощряли, помогали, подстрекали или участвовали в изъятии, присваивании и использовании униформы, документов, удостоверяющих личность, знаков отличия, наград и других предметов личного пользования, находившихся в распоряжении чинов вооруженных сил США, которые находились в плену во власти Германского рейха. Это являлось грубым нарушением статьи 6 Женевской конвенции о военнопленных от 27 июля 1929 года и американских "Договоров, регулирующих ведение сухопутной войны" от 7 января 1944 года; 4) в период с 1 октября 1944 года по 15 января 1945 года на территории Германского рейха или областей под его контролем, действуя по предварительному сговору, поощряли, помогали, подстрекали или участвовали в изъятии, предотвращении передачи или в использовании для собственной выгоды посылок Красного Креста, направляемых для чинов вооруженных сил США, которые находились в плену во власти Германского рейха. Это являлось нарушением статей 37 и 38 Женевской конвенции о военнопленных от 27 июля 1929 года.

В ходе судебного разбирательства обвинение по второму эпизоду было снято со всех подсудимых. Аренд де Бруин и Вильгельм Миус были признаны не виновными, остальные подсудимые были оправданы.

В ходе разбирательства было выявлено, что при формировании 150-й танковой бригады (см. главу "Операция "Гриф") ощущался острый недостаток американской униформы для обмундирования личного состава бригады. В связи с этим Скорцени информировал полковника Фритца Меурера, начальника штаба Начальника Службы по делам военнопленных, о необходимости получения им большого количества американской униформы для особого задания, которое было поручено ему Гитлером. Меурер заявил, что в лагерях военнопленных нет достаточного количества американской униформы для удовлетворения запроса Скорцени. Меурер также сообщил, что недостающие комплекты униформы не могли быть легально добыты путем перехвата посылок Международного Красного Креста или еще каким-либо путем. Они согласились пополнять запасы униформы, во-первых, с трофейных складов и, во-вторых, из хранилищ. Офицеры также пришли к выводу, что американские пайки, необходимые для завершения образа, будут взяты из посылок Красного Креста. Меурер приказал своему начальнику канцелярии подполковнику Гроссекеттлеру удовлетворить нужды Скорцени.

Офицеры Службы по делам военнопленных всячески пытались уклониться от участия в добывании американской униформы, но Скорцени пригрозил пожаловаться на них Гитлеру, и офицеры уступили. Было решено провести реквизицию униформы у военнопленных американцев в лагере Фюрстенберг. Для организации этих мероприятий в Фюрстенберг отправились сам Гросскетлер и офицеры Фитце и Манц.

Фитце и Манц незамедлительно потребовали от коменданта лагеря в Фюрстенберге полковника Блау предоставить необходимую им форму. Блау сообщил офицерам, что необходимого количества униформы нет на складах, но они потребовали отобрать форму у военнопленных. Блау согласился на это. При изъятии униформы ряд американских военнопленных оказали сопротивление и рвали отбираемую одежду или бросали ее в огонь. О произошедшем инциденте было доложено Меуреру и начальнику Службы по делам военнопленных обергруппенфюреру СС Готтлобу Бергеру.

Суду были представлены доказательство того, что куртки, блузы, рубашки, нижнее белье, носки и прочие предметы американской униформы изымались и в других лагерях военнопленных. Значительная, если не большая, часть униформы была изъята из посылок Красного Креста. Из этих же посылок были изъяты сухие пайки и сигареты, которые отправлялись в 150-ю танковую бригаду даже на этапе обучения.

Суду были представлены свидетельства, что чины 150-й танковой бригады, в том числе фон Бер и Кохершейдт, носили американские мундиры и немецкие парашютные комбинезоны во время участия в боевых операциях. Суду были также представлены показания очевидцев об убитых в бою у Ставело немцах в американской форме, так и об убийстве американского солдата у Сент-Вита немецкими военнослужащими в американской униформе.

Основным доказательством ношения американской формы в бою были показания первого лейтенанта американского 117-го пехотного полка 30-й пехотной дивизии о том, что в бою 20 декабря 1944 года его противники были одеты в бою в американскую униформу. После боя захваченные пленные указали на свою принадлежность к 1-й танковой дивизии СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер". Описание второго случая было получено из письменных показаний Кохершейдта (ему по какой-то причине было разрешено не присутствовать в суде). Он утверждал, что во время атаки на Мальмеди он и его солдаты, задействованные в разведке, были одеты в американскую форму.

Однако как верно заметил Скорцени в своих мемуарах: "Дальнейшие расследования показали, что множество немецких солдат на Западном фронте носили полевые мундиры армии США. Брошенные вещевые склады американцев в качестве военных трофеев переходили в наши руки и в силу вечных проблем вермахта с зимней одеждой использовались солдатами по прямому назначению!"

Работая над линией защиты своих подопечных, ставший лидером адвокатов Роберт Дарст решит строить защиту на используемом в международном праве обычае — "доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы". То есть для оправдания обвиняемых необходимо было доказать, что англо-американцы сами применяли соответствующие методы и, таким образом, нарушение правил войны не может быть инкриминировано обвиняемым. Дарст использовал широко известный опыт британского полковника Т.Э. Лоуренса в годы Первой мировой войны, слывшего мастером переодевания и написавшего ряд книг и статей о малой войне.

В соответствии с этой задачей Дарст подбирал и свидетелей защиты. И вот, наконец, после обвинения слово было предоставлено защите. В тот день при входе в зал суда Скорцени обратил внимание на десяток военнослужащих армий союзников, сидевших под американским флагом. Когда "человек со шрамами" проходил мимо их скамьи, они встали и вытянулись по струнке, приветствуя знаменитого диверсанта. По залу суда пошел шепот: "Скорцени теперь просто солдат!"

Началось выступление защиты. Одним из главных свидетелей защиты стал британский разведчик-диверсант Ф.Ф.Е. Ё-Томас (ЕЕЕ. Yeo-Thomas)[53]. В своем выступлении свидетель поведал о том, что и английская разведка использовала вражескую форму во время действий во Франции в 1943–1944 гг. Свою речь Ё-Томас закончил словами: "Господа, оберштурмбаннфюрер Скорцени и его офицеры всегда воевали как джентльмены". "Человек со шрамами" очень сожалел, что не смог в тот день пожать руку английского диверсанта. Много позже два знаменитых диверсанта встретились и пожали друг другу руки, а в тот день подсудимые лишь поклонились английскому коллеге по цеху. Всего по делу было заслушано свидетелей обвинения — 21, защиты — 9.

Затем для дачи показаний был вызван Скорцени. Он подробно отвечал на вопросы обвинителя и адвокатов. Заключительную речь на процессе 9 сентября 1947 года говорил подполковник Мак-Клюэ, он закончил ее следующими словами: "Господа, я не первый год в строю и могу сказать вам только одно — я бы гордился, если бы эти парни служили в одном из подразделений, которым я командовал…"

После речи Мак-Клюэ суд удалился на совещание. Прошло несколько часов, судьи вернулись в зал. Началось чтение приговора: все подсудимые были оправданы. Скорцени стал обнимать своих друзей по несчастью. Голова диверсанта кружилась от радости, его раздутые ноздри улавливали уже воздух свободы…

После суда всех узников вернули в тюрьму и лишь через несколько дней — в лагерь военнопленных. Вскоре из всех участников процесса в нем остались лишь Скорцени и офицер войск СС.

Некоторые современники ставили результаты процесса под сомнение. Известный обличитель нацистских и натовских спецслужб Юлиус Мадер в своей книге "По следам "человека со шрамами", разбирая процесс Скорцени, придумал и описал целую теорию заговора (при этом в подзаголовке русскоязычного издания значится "Документальный рассказ о бывшем начальнике секретной службы СС Отто Скорцени"):

"В ту пору, когда еще слишком жива была память о злодеяниях нацистов, этот любимец Гитлера, террорист, совершивший столько преступлений против многих народов, в том числе и немецкого, не мог исчезнуть незаметно. Да и очень много было улик против этого военного преступника. Поэтому американская секретная служба инсценировала судебную комедию, весьма типичную для неразборчивых методов разведки США. <…>

Американская секретная служба продумала все еще до начала процесса. Слушание дела преднамеренно оттягивалось и началось лишь 18 августа 1947 года. <…>

Американской секретной службе было важно не только сохранить купленную голову Скорцени. Преследовалась и другая цель — создать международно-правовой прецедент, который дал бы возможность "подправить" приговоры, вынесенные Международным военным трибуналом в Нюрнберге. Разведка США стремилась к такому приговору, который юридически оправдал бы противоречащие международному праву человеконенавистнические методы нацистов.<…>

Международное право было попрано. Суд вынес оправдательный приговор!.."

Много лет спустя сомнения Мадера в справедливости приговора еще можно принять во внимание, но сопутствующие обвинения и их мотивы кажутся по прошествии лет смешными.

Спустя месяц, 11 сентября 1947 года, прокурор полковник Альберт Розенфельд дал интервью, вскоре растиражированное в прессе: "Скорцени является самым опасным человеком в Европе", хотя по окончании процесса поздравлял Скорцени с оправданием. На следующий день, 12 сентября, "человек со шрамами" был вновь обвинен в совершении военных преступлений и возвращен в тюрьму. Пресса запестрела заголовками: "Только что выпущенный на свободу оберштурмбаннфюрер Скорцени за совершенные преступления в Дании и Чехословакии будет выдан правительству одной из этих стран…"

Опять предстояло разбираться с самого начала. Дания уже не первый раз возникала в послевоенных допросах. Впервые разговор о ней зашел 6 ноября 1945 года, когда подполковник Брукхарт допрашивал "человека со шрамами". Дело в том, что в Дании с 1943 года активизировалось Сопротивление, и местные коллаборационисты не нашли ничего лучше, чем вести террористическую войну против антифашистов и сочувствующих. Действия Сопротивления немцы называли саботажем, а действия против Сопротивления — "шальбург-тажем" по фамилии погибшего датского эсэсовца[54] и названного в честь него подразделения. Служащие Шальбургского корпуса развернули полномасштабную личную войну против датских антифашистов. Их террористические действия стали после войны основанием для различных расследований. В ходе одного из них и был допрошен Скорцени на предмет своего участия в датских событиях.

В ходе допроса выяснилось, что по требованию Шелленберга Скорцени отправлял в Данию в 1944 году 5 своих людей (среди них были участники освобождения Муссолини — Отто Швердт и Антон Гфоллер). В июне 1944 года в Дании было достигнуто соглашение о временном прекращении уличной войны, и Скорцени сразу затребовал назад своих офицеров. В то же время в школу Скорцени во Фридентале прибыло 10 человек из IV управления (гестапо) PCX А для прохождения 10-дневного курса подрывников. Затем они были отправлены в Данию и заменили на месте людей Скорцени, один из которых, впрочем, все же остался в Дании в качестве эксперта-наблюдателя. По сообщению этого офицера, за оставшиеся шесть месяцев 1944 года гестаповцы организовали в Дании 20–25 взрывов на объектах, связанных с сопротивлением. При этом при взрывах очень часто использовалась английская взрывчатка, поставляемая Сопротивлению и перехватываемая немцами.

В действительности дело обстояло так. К осени 1943 года в оккупированной Дании росло сопротивление немцам. В октябре немцы ужесточили оккупационный режим и распустили датский парламент. В декабре 1943 года Гитлер распорядился провести в Дании акции устрашения. Соответствующее распоряжение было отдано Гиммлеру, он дат приказ Шелленбергу, а последний возложил исполнение на Скорцени. По датской версии, 27 декабря 1943 года Скорцени отправил в Данию унтерштурмфюрера СС Швердта, обершарфюрера Фрица Химмеля, унтершарфюрера СС Ганса Хольцера, Антона Гфоллера и Людвига Небеля, последний совсем недавно окончил школу диверсантов СС в Гааге, и, возможно, командировка в Данию стала его экзаменационным заданием. В Фленсбурге к эсэсовцам присоединился переводчик Курт Карстенсен. 29 декабря группа прибыла в Копенгаген, а уже на следующий день отправилась на первое задание — убийство журналиста Кристиана Дамма. В Дамма стреляли дважды (то ли Швердт, то ли Небель) и с маленькой дистанции, но он выжил. В Берлине были очень недовольны происходящим. Уже 4 января произошло следующее покушение — эсэсовцами был убит известный деятель датского Сопротивления Кай Мунк. Все члены группы использовали фальшивые паспорта, Швердт имел паспорт на имя Петера Шафера, и потому его группу прозвали "группой Петера". На счету этой группы в Дании было больше 10 политических убийств, более 30 нападений на общественные собрания и более 20 нападений на предприятия. В ходе этих акций погиб Химмель. В сентябре 1944 года группа вернулась в Германию, а вместо них прибыли гестаповцы.

Летом 1946 года американцами в Данию был экстрадирован Людвиг Небель, и это несмотря на его сотрудничество с американской разведкой. Также были переданы Швердт, Хольцер, Карстенсен. Гфоллер к этому времени погиб на фронте. Еще один из обвиняемых — Вольфганг Сонлейн был из состава гестапо. Датское правосудие считало Скорцени вдохновителем этих жестоких акций, но судя по тому, что Дания так и не затребовала его выдачи, обвинения были сочтены несерьезными.

Теперь перейдем к преступлениям, совершенным на территории Чехословакии.

Первым о них заговорил известный восточногерманский историк и журналист Юлиус Мадер. С его слов, он знакомился с делом против Скорцени, которое было заведено в феврале 1948 года в рамках работы Комиссии Объединенных Наций по расследованию военных преступлений. В этом деле значилось:

"Скорцени, Отто, германский подданный, бывший командир "команды специального назначения" в Визовине.

Дата и место совершенных преступлений: апрель 1945 года. Плоштина.

Число и описание преступлений: убийство, грабеж, преднамеренное уничтожение собственности.

Краткое изложение фактов: Обвиняемый Отто Скорцени в апреле 1945 года участвовал в карательной операции против жителей деревни Плоштина. 27 человек было убито, все их имущество разграблено, дома сожжены".

Давайте рассмотрим данное обвинение. Первое, что заставляет в нем насторожиться, это упоминание "команды специального назначения". Команды, как мы помним, являлись структурной частью каждого истребительного соединения СС, общее руководство которыми осуществлял Скорцени, соответствующая пометка была сделана в его личном деле 16 октября 1944 года (Fuhrer der SS-Jagdverbande). Значит, командовать столь маленькой частью (менее чем рота) "человек со шрамами" просто не мог. Тогда, что за таинственная часть была расположена в Визовице? В главе "План спасения "Альпийский редут"" мы рассказывали о том, что в начале апреля 1945 года по дороге в Альпы Скорцени встретил неподалеку от Ольмуца генерал-фельдмаршала Шернера и по его просьбе передал ему в распоряжение сотню своих диверсантов из остатков истребительного соединения СС "Ост" II. В своих воспоминаниях диверсант № 1 указывал, что Шернер запросил людей у Скорцени для уничтожения захваченного советскими войсками важного моста у Вроцлова. Именно эти люди и оказались в Визовице.

Творческий замысел Мадера перенес Скорцени в Визовице для разработки операции против действовавших в районе городка Злин партизан. Операция проводилась в тесном контакте с представителем полиции безопасности и СД в Злине оберштурмфюрером СС Гельмутом Хайнеке[55]. 19 апреля 1945 года рота диверсантов выехала на место предполагаемой дислокации партизан в село Плоштина. По мнению Мадера и показаниям Хайнеке, руководил операцией лично Скорцени. 23 августа 1945 года Хайнеке показал под присягой: "18 апреля 1945 года мы получили приказ принять участие в карательной экспедиции против партизан в соседнем районе Плоштина. В Визовице мы присоединились к части СС под командованием Скорцени".

Войдя в село и не найдя в нем партизан, немцы принялись за допрос жителей, но не смогли от них ничего добиться. Тогда эсэсовцы расстреляли всех 27 жителей села и подожгли дома. В изданном не так давно в Чехии путеводителе по Злинскому краю в качестве причин Плоштинской трагедии указано, что село было уничтожено "за укрывание и оказание поддержки партизанам".

Для автора этих строк совершенно очевидным является то, что Скорцени не был в середине апреля 1945 года в Визовице и не участвовал в уничтожении Плоштины. В середине апреля "человек со шрамами" уже занимался вопросами Альпийской крепости и делать, пускай и небольшой, крюк и заезжать в Моравию просто не мог. Эта версия подтверждается и протоколом допроса Скорцени от 6 ноября 1945 года.

В протоколе утверждалось, что 12 апреля 1945 года Кальтенбруннер как представитель рейхсфюрера СС в Австрии приказал Скорцени по телефону переместить его штаб-квартиру из Баварии в Линц (Австрия) и доложить о прибытии гауляйтеру Эйгруберу. К исполнению приказа диверсант № 1 приступил незамедлительно. По прибытии, 13 апреля 1945 года, Эйгрубер приказал ему организовать несение патрульной службу в районе Линца. Патрульная служба была образована из 5 офицеров и 8 унтер-офицеров войск СС. В окрестностях Линца Скорцени оставался по 20 апреля 1945 года.

Проверив датский и чешский следы Скорцени, американцы убедились, что выдвинутые против негр обвинения в военных преступлениях на территории этих стран в большей степени надуманы, и через несколько дней "человек со шрамами" был отправлен в лагерь военнопленных.

На распутье

Мне многое довелось испытать здесь, но в сердце не было ненависти.

О. Скорцени

Скорцени бесцельно проводил время в лагере Дахау, постепенно приходя в себя после судебных процессов. Однажды он получил предложение от так называемого "исторического дивизиона" американской армии[56]. Эта структура занималась сбором информации о ходе боевых действий и операций в годы войны. Один из филиалов располагался в Нойштадте. Филиал разрабатывал известных немецких офицеров, чтобы в последующем использовать их воспоминания для своих целей. Так в поле зрения филиала оказался и "человек со шрамами" — ему было предложено подготовить историческую справку об освобождении Муссолини. Аналогичное предложение получил и Карл Радль.

Через несколько дней из Дахау выехала машина с представлявшими интерес для американцев офицерами. В грузовике царило приподнятое настроение: все были уверены, что с лагерями уже покончено. Однако вместо Нойштадта Скорцени и Радля привезли в фильтрационно-следственный лагерь в Оберурзеле, а на ночь пометили в одиночные камеры. Это было большим ударом по надеждам эсэсовцев, ранее они слышали о достойных условиях работы в "историческом дивизионе". Утром новоявленных историков опять поместили в одну камеру для работы, но они решили отказаться от работы в таких условиях и вернуться в лагерь военнопленных.

После этого их посетил глава филиала полковник Поттер. Эсэсовцы высказали Поттеру свои претензии и заявили об отказе от работы в таких условиях. Американец пообещал изменить условия содержания в ближайшие дни, и спустя три дня эсэсовцы переехали в номер местной гостиницы "Аляска". Правда, в номере уже проживало трое немецких офицеров, занятых в том же проекте (двое из них также были участниками освобождения Муссолини).

Работа в филиале велась с соблюдением всех мер конспирации. Возможно, американцы опасались, что их подопечных могут похитить советские спецслужбы. Каждый немец получал кличку и на время забывал о своей фамилии. Так, Скорцени стал "способным" (Able), а Радль — "байкером" (Biker).

Написание воспоминаний шло неспешно, вечерами офицеры играли в карты или слушали радио. В декабре 1947 года Скорцени и Радля отпустили в двухнедельный отпуск с условием ежедневного посещения американской комендатуры в Оберурзеле. Офицеры посетили проживавшую в том же городе Ханну Рейч, встречались и с другими известными немцами. После наступления нового, 1948 года Скорцени и Радль вернулись в гостиницу "Аляска", а уже в феврале их работа над воспоминаниями об освобождении Муссолини была закончена. Опыт написания воспоминаний был позже успешно использован обоими "историками" — Скорцени написал воспоминания о своей службе, а Радль издал беллетризированный вариант своих воспоминаний, написанных в Оберурзеле.

Между тем в Оберурзель приехала англо-американская комиссия по расследованию показаний одного солдата люфтваффе, утверждавшего, что он видел своими глазами, как в начале мая 1945 года Гитлер улетел со Скорцени на самолете. По мнению Скорцени, донесший на него солдат просто помутился рассудком. Стоит сказать, что подобные слухи возникали еще в 1945 году и уже тогда живо интересовали американцев. Затем за работу принялись журналисты, сообщившие об "одном из офицеров штаба Скорцени", который в 1945 году на стареньком "Ю-52" переправил Гитлера из Германии в Данию, а потом в Испанию.

В итоге не раз "спасший Гитлера" Скорцени отправился в тюрьму Нюрнберга для допросов, а за компанию с ним забрали и Радля. После многодневных допросов американцы наконец убедились в фантастичности сказок о спасении Гитлера. По просьбе Скорцени из Нюрнберга их отправили в лагерь интернированных в Дармштадт. В этом лагере имелась денацификационная комиссия, которая могла освободить эсэсовцев. Прибыв в Дармштадт, Скорцени стал настраиваться на освобождение. Позже диверсант № 1 вспоминал это время: "Мы ничего не боялись, потому что всегда действовали в высших интересах Германии. Ничем мы не навредили и федеральной земле Гессен, на территории которой располагался наш лагерь. Мы вообще считали, что факт возбуждения против нас уголовного дела и последовавшее оправдание наилучшим образом свидетельствуют о том, что мы честно выполняли наш долг перед Родиной… В лагерях для интернированных мы провели в общей сложности около трех лет. Наша жизнь мало чем отличалась от жизни миллионов немецких солдат, прошедших через все лишения и страдания американского плена".

Рассмотрение дел Скорцени и Радля было назначено на апрель 1948 года, однако слушание было отложено. В этом Скорцени винил "официальные власти"; правда, не совсем понятно, какие власти "человек со шрамами" имел в виду, ведь в комиссии заседали немцы. Затем состоялся еще один перенос дела из-за поступившего на Скорцени доноса — один из его бывших солдат обвинил его в том, что он "приговорил его к смертной казни за отказ от участия в диверсионной операции". Обвинение вскоре рассыпалось, но сроки рассмотрения опять были отложены.

В 1946 году в СССР был вывезен родной брат Скорцени — Альфред. Он был осужден на 20 лет каторжных работ, но в 1955 году был досрочно освобожден и репатриирован в Австрию. Есть мнение, что Альфред Скорцени находился в СССР в качестве заложника, гарантировавшего здравомыслие своего брата.

Шло время, а желанного освобождения не наступало, тогда Скорцени решил бежать из лагеря. Позже он вспоминал: "Я почувствовал, что устал и мое терпение окончательно лопнуло". 25 июля 1948 года диверсант № 1 бежал из лагеря интернированных в Дармштадте. В этом сходятся все, но в том, как это было осуществлено, согласия нет. Рассмотрим основные версии.

Версия первая "д’Артаньян". Рассказана самим Скорцени: "Я сообщил обвинителю, что уезжаю из лагеря. Я совершенно открыто рассказывал о своих намерениях всем и каждому!" В более поздних воспоминаниях диверсант № 1 рассказывал уже немного по-другому: "Я предупредил американского полковника, управляющего лагерем, что решил убежать; он мне не поверил. Через 2 часа, 27 июля 1948 года, я разместился — с определенными трудностями — в багажнике его собственного автомобиля. Немецкий водитель, ехавший за покупками, ничего об этом не знал и провез меня через все преграды".

Версия вторая "Заговор". Рассказанная незадолго перед смертью Гленну Инфилду. За Скорцени явились трое офицеров СС в американской форме. Они сообщили часовому:

— Мы прибыли, чтобы доставить пленного Скорцени в Нюрнберг на утренний допрос.

Часовой растерялся и не проверил документы у приехавших. Они же посадили диверсанта в машину и увезли.

В камере Скорцени оставил прощальное письмо: "Я верю, что у суда не будет возможности принять справедливое решение, так как ему придется подчиниться более сильным влияниям извне. У меня есть только одно желание: жить с почетом в этом Отечестве".

С этой версией перекликается версия, рассказанная Ю. Малером. Диверсант № 1 передал на волю записку, а уже потом за ним явились его товарищи, переодетые в американскую форму.

Самой же невероятной версией побега является "американская" от Генриха Боровика. О побеге ему рассказал лично Отто Скорцени за несколько месяцев до смерти: "Меня вызвал к себе начальник лагеря и сказал: "Что-то вы у нас засиделись. Пришло время прощаться!.." Вечером в багажнике "кадиллака" того же начальника его вывезли с территории лагеря". Встреча Боровика с диверсантом № 1 мне кажется нереальной.

После успешного побега Скорцени залег на дно и затаился. Он прятался в Баварии, на одной из ферм, арендованной графиней Ильзе Финк фон Финкенштейн[57]. Ильзе была племянницей Ялмара Шахта[58] и до замужества носила фамилию Лютье. Не совсем ясно, предоставила ли графиня ферму для Скорцени по своей воле или по просьбе дяди. Как бы там ни было, но между бывшим диверсантом и молодой красивой немкой возникли чувства. Они оба были в браке и потому прятались от чужих глаз в ближайшем лесу. Так Скорцени встретился со своей третьей женой, но до этого брака было еще далеко…

По воспоминаниям Ильзе, на ферме часто появлялся Рейнхард Гелен[59], уже тогда тесно сотрудничавший с американцами. Однажды он предупредил "человека со шрамами", что его хотят похитить советские спецслужбы. На следующий день человек Гелена принес диверсанту для самообороны пулемет МГ-34. Скорцени часто отлучался с фермы, по мнению Ильзе, он встречался с новобранцами своей организации.

Тем временем американцы объявили долговязого диверсанта в розыск, это же сделали власти земли Гессен, на территории которой располагался дармштадтский лагерь. А уже в сентябре 1948 года Скорцени был обнаружен в США в качестве инструктора американских ВВС. Бывший диверсант обучал американских парашютистов альтернативным способам эвакуации; правда, агентство Ассошиэйтед Пресс утверждало, что он обучал летчиков. Вскоре из США диверсант отправился в Аргентину.

В Аргентине в это время властвовал горячий сторонник Гитлера и Муссолини Хуан Перон[60]. Этот человек совершенно не стеснялся рассказывать о своих взглядах: "Тогда в Нюрнберге произошло нечто, что лично я считаю позором и неудачным уроком для будущего человечества. Я уверен, что аргентинский народ тоже признал Нюрнбергский процесс позором, недостойным победителей, которые вели себя так, будто они не являлись победителями. Теперь мы поняли, что они заслужили проигрыша в войне".

Естественно, что такая гражданская позиция диктатора привлекала в Аргентину нацистов всех мастей. Аргентина была католической, что, как мы увидим позже, лишь помогало нацистам попадать в страну. Еще до прихода к власти Перона аргентинское правительство сообщило в Ватикан о "желании правительства Аргентинской Республики массово применять свой закон об иммиграции, чтобы способствовать в настоящий момент европейским католическим иммигрантам в поиске необходимой земли и капиталов в нашей стране". По окончании Второй мировой войны в Аргентине оказалось большое количество "добропорядочных католиков" из Третьего рейха. Среди них были и эсэсовцы Адольф Эйхман[61], Эрих Прибке, и видные нацисты Зигфрид Уйберрейтер Бертольд Хейлиг.

Приток нацистов был настолько велик, что 20 июля 1949 года депутат аргентинского парламента Сильвано Сантадер направил парламентский запрос: "действительно ли бывший полковник нацистских люфтваффе Ганс Ульрих Рудель, подполковник СС Отто Скорцени, инженер Вилли Танк и генерал Адольф Галланд занимают высокие посты в различных соединениях аргентинских вооруженных сил?". Сантадер на этом не остановился и написал книгу "Нацизм в Аргентине", после которой ему пришлось бежать из страны.


Эвита и Хуан Лерон


Существуют данные, что после Второй мировой войны в Аргентину переселилось более 50 тыс. немцев. Помимо немецких граждан в стране еще имелось и немецкое золото, т. н. "нацистское золото" (история этого золота заслуживает отдельной книги, а потому его происхождение и появление в Аргентине лежит вне рамок этой книги). Размеры нацистского капитала в Аргентине оценивались в 800 млн долларов на депозитах, 500 кг золота, а также 4600 карат алмазов и других драгоценных камней. Нацисты нуждались в этом капитале, но Хуан Перон и его супруга Эвита[62]считали эти деньги почти своими.

Мне не удалось установить точную дату прибытия Скорцени в Аргентину, как и не удалось установить кем он быт туда направлен. Но факт остается фактом — не позднее лета 1949 года "человек со шрамами" появился в Буэнос-Айресе. Его визита ждали как немецкие товарищи, так и Хуан Перок. Скорцени был с почестями встречен диктатором. От своих информаторов Скорцени узнай что многое в решении важных вопросов зависит от Эвиты Перон, чьи отношения с супругом заметно охладели. Поэтому бывший диверсант согласился поделиться опытом с тайной аргентинской полицией и принялся обхаживать Эвиту. Вскоре Скорцени предотвратил покушение на супругу аргентинского диктатора, после чего у них завязался бурный роман. Злые языки утверждали, что покушение на Эвиту организовал сам Скорцени, чтобы быстрее втереться к ней в доверие. Можно говорить, что в это время Скорцени запутался в своих женщинах. Он по-прежнему состоял в браке со своей второй женой, до приезда в Аргентину состоял в связи с племянницей Шахта, а в Аргентине завоевал Эвиту. Любовники исчезали на несколько дней, якобы уезжая на проверки дальних объектов. Сложно предположить, что было дальше, но, возможно, Перон узнал о бурном романе немецкого инструктора и своей жены. Скорцени покинул Аргентину, а Эвиту вскоре убил рак. Мы не будем рассматривать дальнейшую историю "нацистского золота", ограничимся лишь версией, что после смерти Эвиты Перон 100 млн долларов было возвращено нацистам на счета их организаций. Миссия Скорцени удалась, пускай и не полностью.

"Человек со шрамами" вернулся в Европу. В феврале 1950 года диверсант случайно попал в объективы фотокамер в Париже и был опознан. Его появление наделало шума во Франции, поползли слухи о возможном националистическом путче в стране. В этой ситуации Скорцени решил не рисковать и выехал из Франции… в Германию. Скорый и таинственный отъезд дал повод французским журналистам назвать Скорцени "человеком, которому не нужно виз".

21 февраля 1950 года в Фрайбурге Скорцени получил новые документы на имя Ганса Р. Фрея, уроженца Бреслау (ныне Вроцлав, Польша). А уже 7 сентября 1950 года "человек со шрамами" получил во Франкфурте испанскую визу на имя Рольфа Штайнбауэра.

В Германии Отто Скорцени провел ряд переговоров об издании своих воспоминаний, а потом отбыл в Италию. В Риме он остановился в стенах немецкой семинарии (Collegio Teutonico di Santa Maria delPAnima). Ректор семинарии — епископ Алоиз Худал[63] еще с 1930-х годов с симпатией относился к нацистам, а после прихода Гитлера к власти даже заявил на проповеди:

"В этот судьбоносный час живущие за границей немцы-католики приветствуют восходящий германский Рейх, который будет построен на верности Христу и народу. […] Оживает блестящее прошлое германского народа. Чем больше исчезнет из общественной жизни безродных элементов, опозоривших в дни переворота честь немецкого солдата, а вместе с ней очернивших и всё великое и святое в германской истории, тем сильнее воспрянет великая народная мысль, благородное сознание единства всех немцев в языке и культуре. […] Так будем же бороться с фальшивым пацифизмом, который стремится навеки оставить наши руки в цепях, выкованных недостойными мирными договорами, и вернем немецкой молодежи способность к защите с оружием в руках как высшую ценность мужской юности".

С годами симпатии епископа не прошли, и он после окончания Второй мировой войны играл важную роль в папской помощи немецким военнопленным в Германии. Худал считал большевизм главным злом и в целях борьбы с ним помогал ряду нацистов бежать по церковной линии в Латинскую Америку. Маршруты переброски нацистов в Америку позже назовут "крысиными тропами".

В ходе римских встреч Скорцени с Худалом и прячущимися в семинарии нацистами, по мнению Юлиуса Мадера, была образована таинственная организация — ОДЕССА, о которой пришло время поговорить и нам.

Сказки о "пауках" и "одесситах"

У страха глаза велики.

Народная мудрость

Едва отгремела война и отшумели победные салюты, а по Европе уже поползли слухи о чудесном спасении Гитлера, о массовом отъезде эсэсовцев в Латинскую Америку или о подготовке нацистами реванша. Все необъяснимые убийства списывались на нацистов, любое сочувствие к последним автоматически превращало человека в глазах соседей в сторонника Гитлера. Одним словом, пришло время любителей "теории заговоров".

В первые послевоенные годы многим нацистским преступникам удалось скрыться от правосудия при таинственных обстоятельствах. Были среди скрывшихся и бывшие эсэсовцы. Вскоре появились предположения, а затем и утверждения о существовании тайных нацистских организаций. Исчезновение награбленного нацистами золота давало дополнительную пищу для фантазий.

Многие уцелевшие жертвы нацистов включились в активную борьбу с наследием национал-социалистов и занимались розыском военных преступников. Одним из самых известных охотников за нацистами стал австрийский гражданин Симон Визенталь (1908–2005), бывший в недавнем прошлом узником нацистских концентрационных лагерей. Уже в 1947 году в Линце им был образован Центр еврейской документации. В 1970-е центр перебрался в США и стал называться Центром Симона Визенталя.

Появление тайных нацистских организаций связывают с различными совещаниями, проводившимися как до войны, так и во время нее. Стремление немцев вернуть свои колонии, потерянные после Первой мировой войны, и обрести новые превращалось в тайный нацистский заговор "Пять ключей", существовавший аж с 1936 года. Не менее фантастичным был план "Безопасная гавань" по выводу активов с нацистских счетов и созданию немецких анклавов за рубежом.

После побега из лагеря Скорцени, по мнению некоторых исследователей, полгода прятался в американской зоне оккупации Германии. Ему удалось обзавестись фальшивым паспортом на имя Роберта Штайнбахера, а дальше начинается самое интересное!

По одной из версий, еще находясь в плену, Скорцени создал подпольную организацию из членов СС. Эта организация в одном досье спецслужб США была названа "Движение Скорцени", позже она стала именоваться "Братство" и, наконец, ОДЕССА[64]. Еще несколько тайных документов подтверждали эту информацию. В одном письме американской военной полиции значилось: "Группа бывших членов СС и военных десантников присоединилась к подпольному движению, которое возглавляет Скорцени. Согласно надежным источникам, его штаб-квартира находится в Тироле, Австрия. Это движение преследует две цели: во-первых, активное сопротивление большевизму; во-вторых, вытеснение западных оккупационных войск". Вторая цель выглядит очень сомнительной — на место вытесненных западных войск пришли бы советские, да и американцы вряд ли бы мирились с существованием такой организации.

К этому времени относится и британская справка по организации Скорцени. В ней британцы сообщали, что диверсант № 1 в это время работал на американскую разведку и создавал по ее поручению диверсионную организацию.

Другое "сверхсекретное донесение" от 20 января 1947 года также сообщало о существовании ОДЕССА, причем ее руководителем был назван уже сам Отто Скорцени, управлявший ею из лагеря Дахау. Помощь Скорцени оказывали не только немцы, но и польские охранники, содействующие побегам. Последнее обстоятельство, правда, выглядит совсем уже фантастическим, т. к. поляки были очень враждебно настроены по отношению к немцам. Таким образом, ОДЕССА обвинялась в подготовке и организации побегов эсэсовцев из лагерей. Покидать страну беглецам помогала уже другая организация — "Паук". А теперь отгадайте, кто ею руководил? Верно, агент утверждал, что Скорцени.


Членская книжка Союза кавалеров Рыцарского креста, принадлежавшая Отто Скорцени


Развивая эту версию, Симон Визенталь утверждал, что беглецов перевозили на американских армейских грузовиках, развозящих военную газету "Звезды и полосы".

По мнению Николая Лаврова[65]: "В 1949 году по подложным документам на имя Роберта Штайнбахера по заданию руководства ОДЕССА он создает подпольную организацию "Spinne" ("Паук"). Задачей "Паука" была подготовка бегства высокопоставленных функционеров НСДАП и СС за границу. Заграничный отдел организации сопровождал их в заранее обусловленные места, созданные в рамках программы "5 ключей"". Указывается и количество переправленных "Пауком" за границу эсэсовцев — более 500.

Сам Скорцени с юмором писал о приписываемом ему "Пауке": "В конце 1950 года "Рейнольде Ньюс" и "Мюнхенер Иллюстрите" опубликовали сообщение, что руководителями "Паука" оказались: Серано Суньер в Испании, герцог Джунио-Валерио Боргезе в Италии, великий муфтий Иерусалима в Северной Африке, Отто Штрассер в Канаде, сэр Освальд Мосли в Великобритании, Рудель в Аргентине, генерал де Голль во Франции, а также я с Мартином Борманом, погибшим в Берлине в 1945 году. Только после длительного расследования министерство внутренних дел ФРГ определило, что никакого "Паука" не существует".

Однако "Паук" попал в поле зрения и советских спецслужб. Так, в докладной записке руководителя аппарата уполномоченного МВД СССР в Германии от 4 мая 1953 года сообщалось, что "на территории Западной Германии под руководством американской разведки функционирует неофашистская организация "Шпинне", зашифрованная под наименованием "Отто". Руководителем организации "Шпинне" является Скорцени Отто… Эта организация в Германии поддерживает связь с аналогичной организацией в Австрии, возглавляемой Ланкером. Эта связь осуществляется через связника Гирка Вальтера". Под Гирком в этом документе стоит понимать нашего старого знакомого Вальтера Гирга.

Вернемся теперь к статье Николая Лаврова. Продолжая разговор о послевоенных операциях нацистов, он сообщает о передаче египетским королем Фаруком I (1920–1965) тысяч паспортов организации ОДЕССА и о передаче непосредственно Скорцени 7000 аргентинских паспортов аргентинским диктатором Хуаном Пересом (вероятно, имелся в виду Хуан Доминго Перон).

В указанной статье приводится информация и о действиях Скорцени: "По заданию руководства [ОДЕССА] Скорцени организовал секретную службу". Способ организации этой "службы", а главное, от кого Скорцени получил просьбу содействовать отправке бывших немецких военнослужащих (а не только членов СС), мы рассмотрим в главе "Африка ‘Человека со шрамами""). Продолжая свой рассказ о диверсанте, Н. Лавров сообщает нам: "Им была создана одна из периферийных организаций ОДЕССА в Аргентине под названием CAPRI[66]. Эта подпольная организация финансировала пребывание в Южной Америке Адольфа Эйхмана и старшего сына Муссолини — Витторио". Организация эта безусловно существовала, но ее создателем был аргентинский немец Хорст Карлос Фулднер. Организация не была подпольной и занималась разработкой природных богатств Аргентины. Среди ее сотрудников были добравшиеся до Аргентины члены СС и даже один бывший гауляйтер. Адольф Эйхман тоже работал в этой компании и возглавлял ее филиал в провинции Тукуман.

Ну и на закуску совсем уже фантастическое заявление: "След ОДЕССА обнаружен в поставках оборудования для завода по производству отравляющих веществ в Ирак, в 1992 году". Опровергать это абсурдное утверждение, наверное, даже не имеет смысла.

Когда же впервые появились сказки о "Пауке" и ОДЕССА? Известный немецкий журналист Гвидо Кнопп в своей книге "СС: черная инквизиция" цитирует донесение "спецслужбы США" от января 1947 года, в котором говорится; "Наблюдение за "группой Скорцени" показало, что эту группу, по всей видимости, сменила подпольная организация под названием "Одесса"". Интересный, но и весьма спорный документ. Давайте попробуем разобраться. Неприятие в нем вызывает лишь весьма туманное указание на спецслужбы, а точнее, полное отсутствие названия организации, которая готовила документ. В сочетании с упреками в некомпетентности и упрощении ряда важных исторических фактов, выдвинутыми в адрес Гвидо Кноппа, ценность документа и упоминания в нем Скорцени значительно уменьшается. Вместе с тем не подлежит сомнению, что бывшие сослуживцы в условиях плена старались держаться вместе, в полной мере это касалось и эсэсовцев. Косвенные подтверждения такого корпоративного духа мы находим в воспоминаниях самого Скорцени, когда он говорит о Карле Радле, которого злые языки называли "нянькой Скорцени".

Кнопп позже опять возвращается к этому документу и утверждает, что существование ОДЕССА фактически подтверждено еще в 1946 году, а создана она была еще в конце войны. Для большей убедительности он цитирует слова Симона Визенталя: "Первый раз об ОДЕССА я узнал в 1946 году от бывшего агента разведслужбы. Это была тайная нацистская организация…" Обратите внимание на дату и упоминание таинственной "разведслужбы". Можно предположить, что Кнопп просто пересказал информацию Визенталя. Интересно заметить, что в 2009 году воспоминания Визенталя были поставлены под сомнение английским журналистом Гаем Уолтерсом в книге "Охота на зло". К его сомнениям вскоре присоединились журналист Даниэль Финкельштайн и директор Винерской библиотеки[67] Бен Барков.

Следующее документальное подтверждение существования ОДЕССА было обнаружено достаточно поздно. 12 апреля 1972 года при обыске в доме Фридриха Швенда в Лиме (Перу) был найден протокол таинственной встречи 100 руководителей ОДЕССА. Встреча якобы произошла в 1960-е годы. Какие-либо фамилии в этом документе отсутствовали, но подлинность документа никому не внушила сомнений. А спустя непродолжительное время, в том же 1972 году на прилавках появилась книга Фредерика Форсайта "Досье ОДЕССА". Сразу после выхода "Досье" ряд известных охотников за нацистами заявили, что в их адрес по почте пришли письма с угрозами, авторство писем приписывалось ОДЕССА.

Вернемся к книге. Она была написана английским журналистом по документам, полученным от Симона Визенталя. В предисловии к книге Форсайт впервые озвучил задачи ОДЕССА: "Целей у ОДЕССЫ было и остается пять: реабилитировать бывших эсэсовцев; устраивать их на работу в новой Федеративной республике, созданной союзниками в 1949 году; проникать хотя бы в низшие круги политических партий; нанимать лучших адвокатов для попавших под суд эсэсовских убийц и по возможности затруднять судебное разбирательство, если оно направлено против бывшего "камрада"; помогать бывшим эсэсовцам закрепляться в торговле или промышленности, чтобы пожинать плоды экономического чуда, возродившего Германию после войны, и, наконец, склонить германский народ к мысли, что члены СС были такими же патриотами, как и все немцы, выполняли приказы отечества и ни в коей мере не заслуживают нападок, которые на них обрушивают правосудие и общественное мнение.

Всех этих целей ОДЕССА, обладающая крупными средствами, более или менее достигла. Кроме того, она сумела превратить в фарс судебные процессы над нацистскими преступниками в Западной Германии".

Так что же было на самом деле? Что за таинственные организации опутали Европу своей паутиной? "Паук" или ОДЕССА?

В конце Второй мировой войны организация СС достигла чудовищных размеров. Наиболее крупными структурными подразделениями были полу гражданские общие СС и военизированные войска СС.

Предыстория общих СС началась в марте 1923 года, когда была основана личная охрана Гитлера — "штабная стража" (Stabswache), первоначально в ее состав вошло 8 доверенных лиц. Спустя два месяца число охранников увеличилось в три раза, и они были реорганизованы в "Ударный отряд Адольфа Гитлера" (Stosstrupp Adolf Hitler). После Пивного путча деятельность отряда была запрещена, но уже в сентябре 1925 года подобные отряды стали организовывать по всей Германии. 9 ноября 1925 года все созданные подразделения были названы охранными отрядами. После прихода Гитлера к власти численность СС достигла 200 000 человек. В ноябре 1933 года штабная стража СС была переименована в "Лейбштандарт СС Адольф Гитлер". Чуть позже основная масса отрядов СС составила так называемые общие СС (Allgemeine SS), кроме которых имелись различные управления и специальные части, не вошедшие в состав общих СС. В основу общих СС был положен территориальный принцип. В ноябре 1944 года они имели следующую структуру. Высшей территориальной единицей была область (нем. — Oberabschnitte), всего было 23 области. Каждая область примерно соответствовала армейскому военному округу. Область, в свою очередь, состояла из одного или трех районов (нем. — Abschnitte), всего было 45 районов. В районе обычно организовывалось от трех и более пехотных полков (нем. — Standarten), всего — 126 полков. В состав каждого района теоретически должны были входить следующие специальные части: кавалерийский полк (22 полка), батальон (нем. — Sturmbann) связи (19 батальонов), инженерный батальон (16 батальонов) и рота (нем. — Sturm) мотоциклистов, всего 19 рот. Роты, в свою очередь, делились на взводы (нем. — Schar). Именно это деление дало названия различным чинам в СС. С началом Второй мировой войны члены общих СС призывались в состав вооруженных сил Германии и войск СС, несмотря на это, в марте 1945 года в их составе все еще числилось 263 929 человек. К концу войны в рядах войск СС насчитывалось 63 881 член общих СС.

Другой важной структурной частью СС были войска СС. Их история началась с вышеупомянутого "Лейбштандарта". С началом Второй мировой войны численность войск СС непрерывно росла и к концу 1944 года превышала 910 000 человек, более половины из них были иностранными гражданами или этническими немцами. В рядах войск СС было создано 18 армейских корпусов СС, в которые входило 38 эсэсовских дивизий и множество различных мелких частей.

К СС также относилось значительное количество главных управлений, в том числе и Главное управление имперской безопасности (РСХА). За годы своей жизни Скорцени был последовательно связан с общими СС (89-й штандарт в Вене), войсками СС ("Лейбштандарт СС Адольф Гитлер", дивизия СС "Рейх") и Главным управлением имперской безопасности (VI управление).

Члены СС в годы войны считали себя своеобразным элитным орденом, что всячески поддерживалось и культивировалось Гиммлером. Эсэсовцы имели свое холодное оружие, свои кольца, ритуалы, а члены войск СС имели еще и характерные татуировки с группой крови под левой подмышкой. Естественно, проигрыш войны и разгром нацизма не стали концом корпоративной общности эсэсовцев.

По окончании войны люди с эсэсовским прошлым старались держаться вместе, впрочем это всегда было свойственно ветеранам. Лица служившие в одной части, охотней шли на контакт со своими бывшими сослуживцами — создавались небольшие группы однополчан, сослуживцев по дивизии и т. д. Естественно, принадлежность этих групп к СС тщательно скрывалась. Первое время…

К началу 1950 года на территории образованной годом ранее Федеративной Республики Германии проживало около 250 000 бывших военнослужащих войск СС. Зимой 1948/1949 гг. в Гамбурге была образована первая полуофициальная группа бывших военнослужащих СС — "земельная группа Гамбург". Ее организатором стал бывший бригадефюрер СС и генерал-майор войск СС Отто Кумм. Чуть позже аналогичные группы появились в и других землях и городах Западной Германии.

В октябре 1951 года разрозненные группы эсэсовцев объединились в Общество взаимопомощи бывших военнослужащих войск СС (HIAG — Hilfsgemeinschaft auf Gegenseitigkeit der Angehflrigen der ehemaligen Waffen-SS). Вскоре численность организации в ФРГ превысила 20 000 человек. А ведь совсем недавно Нюрнбергский трибунал вынес определение:

"Невозможно выделить какую-либо часть СС, которая не принимала бы участия в этой преступной деятельности. Общие СС являлись активным участником преследования евреев и использовались для охраны концентрационных лагерей. Части войск СС непосредственно участвовали в убийствах военнопленных и зверствах, совершавшихся в оккупированных странах. Из личного состава частей СС создавались эйнзатцгруппы; части СС осуществляли командование над охраной концентрационных лагерей после того, как в их состав были включены части "Мертвая голова", под контролем которых первоначально находилась система охраны.

При совершении зверств в оккупированных странах и истреблениях евреев там также широко использовались различные части полиции СС. Центральная организация СС осуществляла верховное руководство над деятельностью этих различных соединений и несла ответственность за планы специального характера, как, например, эксперименты над людьми и "окончательное решение" еврейского вопроса.

Трибунал приходит к заключению, что преступная деятельность была достаточно широко известна членам организации для того, чтобы оправдать признание СС преступной организацией в той мере, в какой это будет изложено ниже. Есть данные о том, что были предприняты попытки сохранить в тайне отдельные фазы этой деятельности, однако преступная программа в целом была настолько распространена и включала в себя убийства в таких колоссальных масштабах, что преступная деятельность организации должна была получить широкую известность.

Более того, следует признать, что преступная деятельность СС самым логичным образом вытекала из тех принципов, на которых строилась эта организация. Было сделано все возможное для того, чтобы превратить СС в высокодисциплинированную организацию, составленную из элиты национал-социалистов. Гиммлер утверждал, что в Германии были люди, "которых тошнило при виде черных мундиров"; он заявлял, что он не ждет "проявления со стороны многих слишком бурной любви к членам организации". Гиммлер также излагал свою точку зрения, заключавшуюся в том, что на обязанности СС лежало увековечение отборных элементов расы в целях превращения Европы в германский континент; СС были переданы инструкции, заключавшиеся в том, что ей поручается оказывать содействие нацистскому правительству в окончательном установлении господства над Европой и в уничтожении всех низших рас.

Эта мистическая и фанатическая вера в превосходство нордических немцев превратилась в заученное презрение и даже ненависть к другим расам, приведшие к преступной деятельности такого типа, как это описано выше, что рассматривалось не только как само собой разумеющееся явление, но было даже предметом гордости.

Действия одного солдата войск СС, который в сентябре 1939 года, действуя исключительно по собственной инициативе, убил 50 еврейских рабочих, которых он охранял, следующим образом объясняются в заявлении одного эсэсовца: он был "особенно чувствительным к виду евреев" и действовал "необдуманно, побуждаемый юношеским духом авантюризма"; трехлетнее заключение, к которому был присужден этот человек, было отменено в результате амнистии.

Гесс правильно писал, что войска СС являлись более подходящей организацией для осуществления специфических задач, которые должны быть разрешены на оккупированных территориях, благодаря их обширной подготовке в вопросах расы и национальности.

В серии речей, произнесенных в 1943 году, Гиммлер выражает свою гордость по поводу способности СС проводить эти преступные мероприятия. Он побуждал своих подчиненных быть "грубыми и безжалостными"; говоря о расстреле "тысяч видных поляков", он благодарил членов организации за оказанное ими содействие и за отсутствие с их стороны слабости при виде сотен и тысяч трупов их жертв. Он превозносил безжалостность при истреблении еврейской расы, истреблении, которое было названо им впоследствии процессом "санобработки". Из этих речей явствует, что общие настроения, преобладающие внутри СС, соответствовали тем преступным деяниям, которые совершались этой организацией.


Выводы:

СС использовалась для целей, которые, согласно Уставу, являются преступными и включают преследование и истребление евреев, зверства и убийства в концентрационных лагерях, эксцессы, совершавшиеся при управлении оккупированными территориями, проведении в жизнь программы использования рабского труда и жестокое обращение с военнопленными и их убийства. Подсудимый Кальтенбруннер являлся членом СС и замешан в этой деятельности.

Рассматривая вопрос об СС, Трибунал включает сюда всех лиц, которые были официально приняты в члены СС, включая членов Общей СС, войск СС, соединений СС "Мертвая голова" и членов любого рода полицейских служб, которые были членами СС. Трибунал не включает в это число так называемые кавалерийские соединения СС. Вопрос о службе безопасности рейхсфюрера СС (общеизвестной под названием СД) рассматривается в приговоре Трибунала по делу гестапо и СД.

Трибунал объявляет преступной, согласно определению Устава, группу, состоящую из тех лиц, которые были официально приняты в члены СС и перечислены в предыдущем параграфе, которые стали членами этой организации или оставались ее членами, зная, что эта организация используется для совершения действий, определяемых преступными в соответствии со статьей 6 Устава, или тех лиц, которые были лично замешаны как члены организации в совершении подобных преступлений, исключая, однако, тех лиц, которые были призваны в данную организацию государственными органами, причем таким образом, что они не имели права выбора, а также тех лиц, которые не совершали подобных преступлений.

Настоящее решение основывается на участии этой организации в военных преступлениях и преступлениях против человечности, связанных с войной; эта группа, признаваемая преступной, не включает поэтому лиц, которые перестали быть членами организаций, перечисленных в предыдущем параграфе, до 1 сентября 1939 г.".

Что же произошло в ФРГ? Как могло случиться, что на глазах союзников начиналась деятельность организаций, чьи члены совсем недавно были объявлены решением Международного трибунала преступниками?

Ответ достаточно прост — между Советским Союзам и его союзниками по антигитлеровской коалиции стала пролегать пропасть. Атмосфера холодной войны окутывала Европу. Известные антибольшевики из армии Гиммлера могли стать потенциальными союзниками в новой войне. Их надежность в предстоящем конфликте ни у кого не вызывала сомнений, и растущие как грибы земельные союзы и организации были более чем кстати. Другим важным моментом, заставляющим англо-американцев закрывать глаза на деятельность бывших эсэсовцев, было широкое использование их в интересах спецслужб и армий Великобритании и США. Причем использование было самым разносторонним — от составления безобидных исторических справок до десантирования на территории СССР.

Используя это сотрудничество как алиби, бывшие эсэсовцы стали добиваться целого ряда задач. Среди главных из них были частичная (а в проекте и полная) реабилитация эсэсовцев, дальнейшее сплочение организованных союзов, освобождение осужденных судами и международными трибуналами деятелей Третьего рейха и военнослужащих войск СС, а также борьба с коммунизмом до победного конца.

Для решения вышеуказанных задач ХИАГ приступил в ноябре 1951 года к изданию журнала "Зов викинга" (Wiking-Ruf). Его редактором стал бывший обергруппенфюрер СС и генерал-лейтенант войск СС Отто Герберт Гилле[68], организатор эсэсовских обществ в земле Нижняя Саксония. В 1952 году в Западной Германии был принят Федеральный закон об изменении 131-й статьи конституции, в соответствии с которым бывшим служащим Третьего рейха было разрешено занимать публичные должности в ФРГ. Либерализация отношения к бывшим эсэсовцам продолжалась. Канцлер ФРГ Конрад Аденауэр[69] неоднократно призывал прекратить "выплескивать грязную воду, когда нет чистой, а в августе 1953 года канцлер заявил что "люди из войск СС были солдатами как все" (Die Manner der Waffen-SS waren Soldaten wie andere auch!). С января 1954 года "Зов викинга" стал официальным печатным органом ХИАГ. Расширение организации продолжалось и дальше. В 1954 году вступил в силу новый закон, освобождавший большинство бывших нацистов от судебного преследования, после чего ХИАГ был официально зарегистрирован как ветеранская организация (Traditionsverband). На страницах своих изданий ХИАГ продолжал выступать с требованиями освобождения осужденных эсэсовцев — Герберта Капплера и Вальтера Редера.

В 1956 году "Зов викинга" сменил журнал "Доброволец" (Der Freiwillige), его первым редактором стал известный журналист и ветеран войск СС Эрих Керн. В 1957 году тираж "Добровольца" достиг 6000 экземпляров, а позже и 16 000 экземпляров. ХИАГ регулярно проводил встречи своих членов, пытался работать с молодежью, но большей частью оставался ветеранской организацией. 60-е годы XX века стали временем расцвета ХИАГ, как в плане деятельности, так и в плане роста количества членов. После 1992 года деятельность ХИАГ была практически свернута, хотя издание журнала "Доброволец" продолжается и в наши дни. Итак, пришло время делать выводы.

Изученные мной за время работы над книгой материалы заставляют меня считать заявления о существовании организаций "Паук" и ОДЕССА ложными. Деятельность первых эсэсовских союзов была окутана атмосферой таинственности, что привело к появлению различных легенд. После образования ХИАГ никто не спешил развеивать мифы об ОДЕССА, и в этом был свой резон: существование тайной мифической организации и страх мифической расправы заставляли многих держать язык за зубами.

Совсем недавно эта версия получила подтверждение от нового владельца часть бумаг Скорцени, — Луиса Пардо (см. главу "15 последних лет"). После знакомства с бумагами Пардо заявил: "Скорцени считается создателем организации ОДЕССА, которая занималась спасением бывших нацистов и организацией их побега из Германии. Но, просмотрев документы, я понял, что Скорцени не участвовал в создании этой организации".

Вместо этого "человек со шрамами" активно участвовал в деятельности ХИАГ, иногда его даже называли главой испанского отдела этой организации. После смерти диверсанта № 1 ХИАГ выступил с соболезнованиями родным и уделил Отто Скорцени три страницы под панегирик.

"Путешественник"

Скорцени хотели сделать иконой нацистских недобитков и неофашистов. В их главах он был единственным гитлеровцем, о котором впали, что он не продался американцам. Ведь все остальные "бывшие" открыто работали на США: кто в науке, кто в разведке.

Генрих Боровик

Мы оставили диверсанта № 1 в стенах немецкой семинарии в Риме некоторое время назад. Вернемся опять в 1950 год и проследим за нашим подопечным.

Пребывание Скорцени в стране скоро стало известно итальянским коммунистам, и об зтом зашумели все левые газеты. Отношение к спасителю Муссолини в те годы в Италии было далеко недружелюбным. Шумиха в газетах опять реанимировала тему Плоштины, и диверсант покинул Италию.

Отто Скорцени прибыл в солнечную Испанию, которая на долгие годы стала его прибежищем. В то время в этой стране правил генералиссимус Франсиско Франко, разгромивший левых в кровопролитной Гражданской войне (1936–1939). В годы Гражданской Гитлер помогал Франко техникой и людьми, а тот в свою очередь посылал на Восточный фронт в 1941 году испанских добровольцев. Некоторые из этих добровольцев в 1944–1945 гг. служили в истребительных частях СС. Франко весьма лояльно относился к бывшим нацистам, которые, зная об этом, стремились в Испанию.

В Испании Скорцени был встречен бельгийским фашистом Леоном Дегрелем[70], который в годы Второй мировой служил в немецкой армии и потому был хорошо знаком Скорцени. Дегрель и Скорцени очень плотно общались в Испании, и злые языки именно их обвиняли в руководстве нацистским подпольем в Испании, а позже и в руководстве различными европейскими неонацистскими группировками. Тем временем в январе 1951 года фамилия Скорцени исчезла из списков разыскиваемых полицией ФРГ.

Начало Корейской войны (1950–1953) диверсант № 1 встретил в Испании. Столкновение интересов НАТО и СССР вселило надежду на реванш во всех противников коммунизма. Не был исключением и Скорцени. Он очень быстро разработал план создания европейской армии из 150 тыс. человек, основу которой должны были составить ветераны немецкой армии и войск СС. К руководству этой армией планировалось привлечь бывших генералов Хауссе-ра, Мантейфеля и Папе. План Скорцени вызвал интерес не только у представителей американской армии, но и у Конрада Аденауэра, которому бывший диверсант рассказал о своих планах в письме от 12 июля 1951 года.

Год спустя Скорцени и его окружение затеяли большую политическую игру. При освобождении Муссолини при нем находился большой кожаный чемодан. Дуче непременно хотел взять этот чемодан с собой, но обстоятельства эвакуации (Скорцени и он с трудом уместились в небольшом самолете) не позволили ему это сделать. "Человек со шрамами" пообещал Муссолини вывезти чемодан позже и вернуть его дуче. Так чемодан на время попал в руки РСХА. Наряду с личными вещами и дорогими сердцу итальянского диктатора безделушками в чемодане оказалась переписка Муссолини с Черчиллем[71]. Содержание переписки могло существенно пошатнуть антигитлеровскую коалицию, ведь до начала Второй мирровой войны Черчилль с большой симпатией относился к итальянскому фашизму. Специалисты PCX А сняли фотокопии с писем, а некоторые и оставили себе. В руках Скорцени оказались серьезные аргументы политической близорукости английского политика. Существует, правда, и другая версия получения нацистами этих документов, но тоже "эсэсовская". Согласно ей документы добыл соратник Скорцени по РСХА оберштурмфюрер СС Франц Шпеглер, приставленный для охраны к Кларе Петтачи, любовнице Муссолини.

На время войны нацисты забыли о письмах Черчилля, а вот сам их автор нет. Он многократно пытался разыскать свои письма к дуче. После войны Черчилль прибыл в Италию и пытался найти след своих писем, им было нанято несколько частных детективов, но все было безрезультатно, хотя он посещал Италию еще три раза. В 1951 году Черчилль вновь баллотировался на пост премьер-министра Великобритании. Через третьи руки он узнал, что в Италии наконец найден след его писем к Муссолини.

Новый визит Черчилля совпал по времени с приездом в Италию "человека со шрамами". Была ли их личная встреча? Скорее всего, нет, слишком заметны были обе фигуры, и Черчилль не стал бы рисковать своим очередным премьерством. После визита в Италию финансовое положение Скорцени еще более упрочилось, что, вероятно, было связано с письмами Черчилля. Злые языки утверждали, что Черчилль после назначения на должность освободил из заключения некоторых видных нацистов. Документы на освобождение подписывал, правда, американский деятель Джон Макклой, бывший в тот момент Верховным оккупационным комиссаром.

Так ли это все это было на самом деле? Сам "человек со шрамами" незадолго до своей смерти так описал историю с письмами: "После того, как "дуче допустил меня к секрету", я также стал владельцем конфиденциальной корреспонденции Муссолини с британским премьером Уинстоном Черчиллем. Жаль только, что мне не известно, по какому вопросу". Однако, встречавшийся со Скорцени Чарльз Вайтинг в своей книге[72] опубликовал копии писем Черчилля к Муссолини…

В Мадриде "человек со шрамами" поселился по адресу: Калле де Алкала, 17. Он достаточно быстро вошел в высший мадридский свет и стал своим в местной немецкой колонии. В 1951 году бывший диверсант основал в Мадриде фирму "Штайнбах" с офисом на Гран Виа. Интересно заметить, что Скорцени имел нансеновский паспорт[73] на имя Роберта Штайнбауэра. Паспорт (с номером 071391 С) был выдан в Испании. Таким образом, и в названии фирмы, и в фальшивой фамилии фигурировало слово камень (Stein — нем. "камень"). Дела Скорцени шли неплохо, так как он следовал поговорке "работать, работать и еще раз работать". Успех в бизнесе, признание европейских коллег и бывших нацистов, издание мемуаров и частые интервью делали "человека со шрамами" "героем своего времени". Ему завидовали даже бывшие начальники. Так, Вальтер Шелленберг с завистью смотрел на успехи своего подчиненного. Эта зависть отразилась в мемуарах Шелленберга — он упомянул диверсанта лишь один раз, и то в негативном ключе: "Проводить операцию "Аларих" поручили оберштурмбаннфюреру СС, сотруднику моего управления Скорцени. Но освобождение Муссолини удалось главным образом благодаря мужеству и летному мастерству одного капитана парашютистов-десантников, так как приземление битком набитого планера с высоты почти в три тысячи метров требовало исключительного умения". Несмотря на это, в 1951 году Шелленберг посетил Скорцени в Мадриде, то ли для примирения, то ли для включения Шелленберга в большую игру. Однако обстоятельства распорядились по-иному — 31 марта 1952 года Шелленберг скончался в Турине, и теперь уже Скорцени поехал в Италию, чтобы проститься со своим последним начальником.

В мае 1952 года в Мадриде появился бывший нацистский министр Ялмар Шахт. В одном на своих интервью Шахт заявил, что Скорцени является его старым другом. Так с какой целью бывший банкир приехал посетить своего друга?

В это время отношения между Испанией и Федеративной Республикой Германией только начинали устанавливаться. В 1952 году в Испанию прибыл посланник Аденауэра Адалберт (кронпринц) Баварский (1886–1970). Ялмар Шахт же прибыл в Испанию, чтобы наладить бизнес-сотрудничество между двумя странами. Пробыв некоторое время в Испании и обсудив основные проблемы, Шахт передал ведение дел Скорцени, а сам вернулся в Германию. В 1953 году этот факт подтвердила своей заметкой "Дайли Херольд". Диверсант М" 1 стал официальным представителем немецких фирм "Крупп", "Мессершмитт", "Вольф траст" и "Клокнер А Г". Ранее, в 1952 году, Скорцени был уведомлен властями ФРГ, что он заочно прошел процедуру денацификации.

В том же году Скорцени и прибывшая в Мадрид Илае Лютье заключили выгодную сделку. Илзе вспоминала: "Мы представляли большой консорциум немецких компаний, которые получили контракт на постройку Испанской железной дороги в 1952 году". Посредники хорошо обогатились на этой сделке, и их совместное состояние стало оцениваться в 15 млн долларов.

Примерно в это же время "человек со шрамами" стал генеральным представителем объединенных австрийских металлургических и сталелитейных заводов в Испании и Южной Америке[74]. Правда, этот факт открылся лишь в 1961 году. В 1952 году Скорцени в ходе одного из визитов в Австрию добился развода.

В марте 1954 года Отто Скорцени и Ильзе Лютье наконец вступили в законный брак. Некоторые считали, что этим браком крупные финансовые круги привязали Скорцени к себе, а Ильзе теперь могла контролировать финансовые но-токи мужа. Принимая во внимание любовь с первого взгляда и достаточно длительные отношения между ними, эта версия выглядит не очень убедительной.

В 1954 году Скорцени снова прибыл в Аргентину и встретился с Пероном в качестве представителя концерна Круппа. Фото Скорцени с Пероном попало в газеты, и начался очередной скандал. Однако, возможно, в дни этого визита была достигнута окончательная договоренность о переводе с аргентинских счетов денег нацистам. В 1954 году также была опубликована первая биография "человека со шрамами", написанная Чарльзом Фоли.

Интерес к личности Скорцени существовал и в Великобритании, хотя, согласно постановлениям Великобритании, США и Франции, ему было запрещено ступать на землю этих стран. В 1957 году его мемуары впервые вышли на английском языке. В мае 1957 года Скорцени обратился в посольство Ирландии в Мадриде с просьбой о выдаче визы для посещения Зеленого острова. В посольстве были несколько озадачены тем, что фамилия Скорцени значилась в британском "стоп-листе" нежелательных лиц, которым запрещено посещение Великобритании. Несмотря на это, чета Скорцени получила визу.

В июне 1957 года Скорцени появился в Ирландии, где был принят одним из лидеров ирландского движения "Фианна Файл" Чарльзом Джеймсом Хоги[75]. Бывший диверсант приземлился на территории дублинского клуба-отеля "Портмарнок"[76] на вертолете "Вестланд Виджеон", не трудно догадаться, что за штурвалом находился сам Скорцени. В то время неподалеку от Дублина проходило авиашоу, на котором, вероятно, присутствовал и "человек со шрамами". В клубе корреспондент дублинской "Ивнинг пресс" взял небольшое интервью у Скорцени. Чета Скорцени пробыла в Ирландии около недели, оба супруга были под большим впечатлением от этой страны.

В Испании Скорцени продолжал быть дорогим гостем и часто привлекался к участию в общественной жизни. Так, в марте 1958 года Отто Скорцени прочел лекцию в Национальном промышленном университете.

В конце июля 1958 года Скорцени обратился за визой в посольство Ирландии в Бонне. Ирландцы предоставили визу знаменитому диверсанту, но оговорили при этом запрет на приземление (даже для транзита) в Великобритании, на что Скорцени заявил, что британские власти относятся к нему хуже, чем к гангстерам, чье пребывания в Великобритании никак не ограничивалось. Стоит сказать, что Скорцени не просто так рвался в Великобританию: он получил приглашение от руководства Британской радиовещательной компанией (ВВС) записать передачу о своей военной службе, также наклевывалось очередное англоязычное издание его воспоминаний. Скорцени получил очередную ирландскую визу и отбыл в Ирландию в августе 1958 года. 8 ноября 1958 года австрийское правосудие преподнесло подарок "человеку со шрамами" — дело против него было закрыто, а обвинения в "убийстве, грабеже и поджоге" на территории Чехословакии были сняты. Теперь имелись все законные основания для выдачи Скорцени австрийского паспорта, который он вскоре и получил.

Между тем журналисты не забывали о "человеке со шрамами". В феврале 1959 года в ряде американских газет появилась сенсационная новость — Скорцени является советником молодого кубинского лидера Фиделя Кастро по партизанской войне. Естественно, эта информация оказалась уткой.

В мае 1959 года Скорцени вновь посетил ирландское посольство в Мадриде и был принят лично послом — Михаелем Рунни[77]. Бывший диверсант сообщил послу, что собирается посетить Лондон для участия в телевизионных съемках, а затем Канаду. Посол настоятельно не рекомендовал "человеку со шрамами" посещать Великобританию, т. к. видимых изменений в позиции англичан по вопросу приезда Скорцени в страну не произошло. Скорцени не прислушался к послу и 28 мая 1959 года вылетел из Мадрида в Лондон. Прилетевшего в Лондон Скорцени британские пограничники отказались выпускать из аэропорта, и после трехчасового пребывания в транзитном зале и общения с чиновниками британской эмиграционной службы он вылетел в Дублин.

В ходе этого посещения Ирландии Скорцени приобрел большое поместье "Мартинстаун хаус" (68 гектаров) в графстве Килдар. В поместье был роскошный дом, построенный в 1830 году как охотничий домик для 3-го герцога Лейнстера. Поместье было куплено за 7500 фунтов у майора британской армии Тернера. По официальной версии диверсант № 1 собирался стать фермером и разводить овец. На самом же деле в то время собственность, приобретаемая иностранцами в Ирландии, не облагалась налогами в течение 25 лет. Июль — август новый владелец "Мартинстаун хаус" провел в своем поместье, а в сентябре 1959 года адвокат по поручению Скорцени подал прошение на получение вида на жительство в Ирландии. Прошение не нашло поддержки у правительства Ирландии. Тем временем в Лондоне вышло еще одно англоязычное издание мемуаров "человека со шрамами". В конце 1959 года чета Скорцени снова приехала в Ирландию, чтобы встретить Рождество в своем поместье.

В феврале 1960 года, когда весть о прошении вида на жительство широко распространилась, бывший министр здравоохранения Ноель Броуне (1915–1997) из левого крыла "Фианна Файл" направил парламентский запрос о Скорцени. Стали распространяться слухи, что за продажу оружия алжирцам Скорцени собираются выставить из Испании, и потому он инициировал получение вида на жительство. В связи с внутрипарламентской борьбой Министерство юстиции Ирландии было вынуждено провести свое расследование. В ходе него выяснилось, что информация о продаже оружия алжирцам и о предстоящем изгнании Скорцени из Испании — ложная. В заключении говорилось: "На основе нашего общего мнения, в настоящее время нет никаких оснований, которые можно было бы выдвинуть публично для отказа в разрешении Скорцени проживать здесь, к примеру, во время пяти визитов, начиная с 1957 года, он не нарушал нашего законодательства".

Для работы на ферме Скорцени наняли 6 рабочих, кстати, сам хозяин тоже не брезговал физической работой. Семья часто обедала в городе, приезжая на белом мерседесе из поместья. Ильзе блистала в местном обществе, а "человек со шрамами" иногда важничал, чем задевал ирландцев. Скорцени подружился со многими отставными английскими офицерами в графстве и часто встречался с ними. Поместье посещала и дочь Скорцени Вальтрауд.

В мае 1960 года либеральная пресса опять начала широкомасштабное наступление на "человека со шрамами". В июньском номере журнала ХИАГ "Доброволец" появился ответ Скорцени: "В последние дни немецкие газеты, а в субботу и немецкое телевидение, стали распространять обо мне ложные сведения, которые я решительно опровергаю.

1. Сообщалось, что в 1949 году я встретил в Австрии Эйхмана и содействовал его побегу. Оба эти утверждения не соответствуют действительности.

2. Из Израиля сообщали, что я якобы поджег в Вене пять синагог. Это утверждение также не соответствует действительности.

3. Согласно сообщению из Тель-Авива, некто Фридман якобы заявил, что он выследил бы меня так же, как и Эйхмана. С 1945 года мое местопребывание общеизвестно. Если Фридман посетит меня, я окажу ему достойный прием.

4. Впрочем, я никогда не имел ничего общего с преследованием евреев.

5. Любые уже имевшие место или последующие подобные сообщения в печати, по радио или телевидению будут преследоваться мной всеми находящимися в моем распоряжении законными средствами. Я уже предоставил своим адвокатам соответствующие полномочия.

Холленштадт, 29 мая 1960 года. Отто Скорцени".

Подобное же заявление было передано в ДПА (Deutsche Presse-Agenteur). В июле 1960 года заявление опубликовала и "Ириш таймс". Наступало время информационных войн, а с ними и зрелость Скорцени.

Африка "человека со шрамами"

Мне известен только один способ честной жизни человека: это труд. Я всегда так жил и живу по-прежнему.

Отто Скорцени

Африканский период в жизни Скорцени значительно раздут и приукрашен. Существуют версии о том, что Скорцени лично тренировал египетскую полицию или спецназ в 1952–1953 гг. Хотя все было гораздо прозаичнее. В 1952 году к Скорцени обратился Гелен с просьбой помочь в подборе советников для египетской армии. "Человек со шрамами" помог своему бывшему коллеге, и в Египет отправилось более 100 бывших немецких военнослужащих. Эту миссию возглавил генерал артиллерии Вильгельм Фарнбахер. Помощь Скорцени была высоко оценена руководством Египта, и в январе 1953 года на торжественном параде он занимал место в почетной ложе для иностранных гостей.

20 августа 1953 года в Марокко был низложен султан Мухаммед V[78]. Французы вывезли его вместе с семьей на остров Корсику. Вскоре по Франции поползли слухи, что Лига арабских государств наняла "человека со шрамами" за 1 млн долларов для освобождения султана. Французы перевезли своего узника на остров Мадагаскар, а Скорцени в очередной раз посмеялся над выдумками журналистов. Таким образом, спустя 10 лет после освобождения Муссолини, Скорцени все еще оставался в глазах современников единственной кандидатурой, способной совершить столь неординарный поступок.

В 1954 году египетская история получила продолжение. Английская газета "Дейли скетч" напечатала статью, в которой повторялась информация о том, что "человек со шрамами" обучал египтян "искусству убийства британских солдат и офицеров". Скорцени в этот раз решил быть принципиальным и подал иск на газету в суд. По решению суда газета выплатила Скорцени 10 тыс. фунтов и погасила судебные издержки. Отсуженные деньги Скорцени разделил поровну и перечислил 5000 фунтов в британский Красный Крест и 5000 — в немецкий Красный Крест.

В декабре 1954 года Скорцени в качестве представителя испанского оружейного концерна "Альфа" (ныне "Альфа-Хогар") вел переговоры о продаже крупной партии оружия Египту, к сожалению, результат этих переговоров установить не удалось.

В середине 1950-х годов журналисты нашли новые следы Скорцени в Африке. В Ливийской пустыне около Мурзука была обнаружена тайная нацистская армия во главе с диверсантом № 1. В октябре 1956 года в Сахаре, в массиве Тибести, была найдена еще одна тайная армия Скорцени, а вместе с ней и город белых колонистов, которым правил "человек со шрамами"…

Первая информация об алжирских похождениях Отто Скорцени в 1961 году пришла из книги восточногерманского автора Юлиуса Мадера. Историческое образование сочеталось в его творчестве с политической ангажированностью. В своей книге "Охота на "человека со шрамами" он красочно нарисовал биографию Скорцени, посвятив последнюю главу участию знаменитого диверсанта в алжирских событиях. При этом главным и единственным свидетельством в пользу его участия в событиях была встреча с главарями французской секретной вооруженной организации ОАС[79]. Проводимое в 1961 году ирландскими спецслужбами расследование не подтвердило факта участия Скорцени в продаже оружия алжирцам, а источник этой информации был назван сомнительным.

Прошли годы, и в своем интервью со Скорцени Юлиан Семенов указал на связь Скорцени с поставками оружия в самопровозглашенную республику Биафра в Западной Африке[80]. Мастер детектива написал: "Скорцени лично транспортировал оружие сепаратистам Биафры — есть документы, доказывающие его причастность к гражданской войне в далекой африканской стране". Встреча Скорцени и Семенова произошла в Мадриде в 1974 году, спустя четыре года после того, как республика Биафра канула в Лету. Упоминание Биафры лишило меня покоя: вероятно, к геме военных конфликтов в Африке меня тянуло еще со времени прочтения книги Фредерика Форсайта "Псы войны", написанной автором на основе своих репортажей из Биафры. Мне захотелось разобраться, насколько подозрения Ю.С. Семенова были верны.

Впервые имя Скорцени в связке с республикой Биафра прозвучало в его интервью лондонскому корреспонденту газеты "Тускалуза ньюс" от 4 августа 1968 года. Интервью имело довольно броское название — "Из гитлеровца в гуманитарии". Со слов корреспондента, интервью бралось в Мадриде, в доме Скорцени.

В ходе беседы журналист задал вопрос "человеку со шрамами" об его участии в исполнении контракта по доставке грузов в Биафру.

— Я участвую в этом только из-за общечеловеческих ценностей, — ответил Скорцени. — Если бы меня попросили помочь голодающим эскимосам, индейцам, или малазийцам, или китайскому народу, я бы, конечно, присоединился и к этой операции. Я готов помочь, используя мое влияние в Испании и мой небольшой опыт, — продолжал "человек со шрамами".


Скорцени дает интервью в своем мадридском офисе


Развивая мысль Скорцени, журналист сообщил, что бывшему нацисту принадлежит 49 % акций американской чартерной авиакомпании "Ю.С. Айр" и что он организовал прямой рейс из Мадрида в Биафру, доставивший повстанцам груз из 12 тонн сушеной рыбы и медикаментов. Самолет приземлился прямо в Биафре без всяких договоренностей с властями Биафры или Нигерии.

— Наши самолеты, — говорит Скорцени, — имели на крыльях знаки Красного Креста, и я не верю, что кто-то мог их сбить. Мы доставляем только продовольствие и медикаменты, а не оружие.

Со слов немца, у него имелась договоренность с рядом скандинавских церквей и Межцерковной диаконией о помощи Биафре. Религиозные деятели обратились к нему с просьбой о содействии, т. к. он был в хороших отношениях с правительством Испании и им было известно о его переписке с Пием XII. В завершение Скорцени сказал журналисту, что не исключает возможности своего посещения Биафры при благоприятных обстоятельствах.

Позже ряд международных организаций создали частный воздушный флот "Межцерковная помощь" (Joint Church Aid), который шутники-журналисты называли "Иисус Христос Эйрлайнз" (Jesus Christ Airlines). Этот частный флот стал воздушным флотом Биафры. Естественно, провезти на частных самолетах можно многое, и не всегда это будет сушеная рыба и медикаменты.

15 последних лет

Ныне, когда недобитый и пригретый на Западе фашистский сброд вновь поднимает голову, далеко не бесполезно внимательнее присмотреться к "человеку со шрамами", по имени Отто Скорцени. Он принадлежит к той банде террористов, которая порождена умирающим империализмом XX века. Этот супернацист классически олицетворяет собой фашизм — террористическую диктатуру самых реакционных и хищных элементов финансового капитала эпохи общего кризиса капитализма. Его карьера под эгидой различных империалистических государств, бесконечная цепь гнусных преступлений против человечности показывает, на кого именно и в каких целях опирается загнивающий империализм, и в частности агрессивный блок НАТО.

Юлиус Мадер, Берлин, 1963 год

Лето 1960 года Скорцени проводил в Ирландии. 31 августа 1960 года в городке Далкей "человек со шрамами" выступал на заседании "Исторического общества". Возникла дискуссия о судьбе Гитлера, и Скорцени решил расставить все точки над i. Он заявил собравшимся: "Гитлер действительно мертв! Я заявляю: лучшим доказательством того, что он мертв, служит тот факт, что я нахожусь здесь. Будь Гитлер жив, я был бы рядом с ним!" После этих слов по залу пошел ропот.

Такие заявления, а также доносы заставили разведывательный директорат Вооруженных сил Ирландии[81] в июле 1961 года проводить расследование деятельности Скорцени. В одном из доносов значилось, что Скорцени, Мосли, Рудель, Дегрелль и один из сыновей Эйхмана готовят освобождение захваченного израильтянами Эйхмана. Правда, сами же разведчики называли источник этой информации сомнительным, однако израильские спецслужбы еще более усилили охрану Эйхмана.


Скорцени в конце 1960-х годов


В январе 1962 года Скорцени вернулся в Мадрид из Ирландии, а в феврале грянул очередной скандал. Австрийская юстиция обвинила Скорцени в разработке газовых пистолетов и использовании отравленных нуль. Был выдан ордер на арест Скорцени. Последний категорически отказался ехать на суд в Австрию и собрал в своем мадридском доме пресс-конференцию, в ходе которой назвал эти обвинения вымышленными и посоветовал своим соотечественникам (австрийцам) заткнуться.

Как мы видим, "человек со шрамами" сам часто провоцировал общественность и журналистов, а зачастую журналистов и провоцировать не надо было — они сами стряпали горяченькие новости. Так, в 1962 году журнал "Американ Уикли" в одной из своих статей утверждал, что Скорцени готовит штурм тюрьмы в Шпандау для освобождения Рудольфа Гесса.

Примерно с этого же времени в жизни Скорцени наметился заметный крен в сторону экстремизма. Это было сразу подмечено советскими журналистами. Юлиан Семенов, суммируя свои впечатления, полученные в разговоре с диверсантом № 1, и слухи записал: "Являясь одним из руководителей "Антибольшевистского блока народов", Скорцени поддерживал постоянные связи со всеми неонацистскими группировками — особенно с неофашистами МСИ[82] в Италии".

Необходимо заметить, что АБН был образован еще в ноябре 1943 года на Украине. В него вошли представители 12 национальных движений, борющихся против СССР. Председателем АБН в 1946–1986 гг. являлся Ярослав Стецько. Вероятно, Юлиан Семенов спутал АБН с Кружком испанских друзей Европы[83]. Этот кружок друзей и почитателей творчества Рихарда Вагнера быстро превратился в крупную неонацистскую организацию, крепко связанную с ветеранами-нацистами, в том числе с Клаусом Барбье[84]. Косвенно это подтверждает сам Ю. Семенов, сообщавший: "Клаус Барбье показал, что он поддерживал постоянный контакт со Скорцени. "Скорцени — руководитель всей нашей разведывательной сети", — заявил Барбье по ТВ после ареста в семидесятых уже годах!" Кружок сделал много для становления идей ревизионизма и распространения нацистских учений, поэтому упоминание таинственной организации не случайно.

В 1963 году в Ирландии Броуни опять начал разбирательство по вопросу ирландского гражданства Скорцени, ссылаясь на отказ Скорцени предстать перед австрийским судом. Чарльз Хоги, ставший к этому времени министром юстиции, достаточно жестко ответил на запрос Броуни: "По Закону об ирландских национальности и гражданстве 1956 года, заинтересованное лицо будет иметь право на натурализацию, только если он проживал в государстве в течение пяти лет. Так как он здесь не проживает и никогда не будет, вопрос о его натурализации не возникает".

В 1964 году Скорцени получил парагвайский паспорт от Альфредо Стресснера и, возможно, посетил згу страну.

Так и не получив вид на жительство в Ирландии и даже внятного ответа на этот счет, Скорцени стал реже бывать в Ирландии, хотя Ильзе часто посещала поместье. В 1969 году "человек со шрамами" последний раз посетил "Мартинстаун хаус".

В 1970 году у Скорцени были обнаружены злокачественные опухоли на позвоночнике. Интересно, что оперироваться Скорцени прилетел в Германию. Врачи удалили у него две опухоли. Некоторое время у него не действовали ноги. После 6 месяцев занятий с физиотерапевтом Скорцени смог снова ходить. На некоторое время он победил болезнь. Но, вероятно, все было уже предрешено. Здоровье покидало гиганта-эсэсовца. После операции в Германии Скорцени посетил английский писатель Чарльз Уайтинг. Со слов англичанина, еще не ходившего Скорцени охраняли двое сослуживцев по истребительным частям, был эсэсовцем и врач-физиотерапевт вновь поставивший гиганта на ноги.

К началу 1970-х годов дружба и сотрудничество Гелена и Скорцени заметно расстроились. В 1971 году Гелен издал свои воспоминания "Служба".

Своему бывшему коллеге Гелен не уделил в книге ни строчки. Вероятно, это расстроило Скорцени и он назвал книгу "очень меня разочаровавшей".

Путешествовать "человеку со шрамами" становилось все труднее, и в 1971 году чета Скорцени продала свое ирландское поместье за 80 тысяч фунтов. По иронии судьбы покупателем стал отставной капитан американской армии Том Лонг, сражавшийся против немецких войск во время Арденского наступления.


Одна из последних фотографий. Январь 1973 г.


В ночь с 5 на 6 июля 1975 года Отто Скорцени скончался в своем доме в Мадриде. 8 июля в 10.00 в кладбищенской церкви Мадрида началось прощание с диверсантом № 1. Заупокойную мессу служил духовник испанской фаланги, ассистировали двое католических священников. Затем об усопшем говорили полковник в отставке Вальтер Даль (1916–1985) и ветеран испанской дивизии генерал-лейтенант Томас Гарсиа Ребулл (1907–1976). Проводить любимца Гитлера в последний путь пришло около 1000 человек.

Диверсант № 1 был кремирован, его прах перевезли в Австрию и захоронили 16 июля 1975 года на семейном участке (32-я группа, 7-я линия, участок № 32) кладбища Доблингер (Вена 19, Хатракерштрассе, владение 65).


В день похорон. Награды "человека со шрамами


В 1983 году могила Отто Скорцени была осквернена неизвестными лицами. Даже мертвым он был ненавистен своим врагам и их потомкам. Теперь пришла пора поговорить и о врагах Скорцени.

20 сентября 1989 года газета "Иерусалим пост" вышла с шокирующим заголовком — "Бывший эсэсовец работал на Моссад против египетского ракетного проекта". В статье утверждалось, что благодаря помощи Скорцени была свернута ракетная программа Египта. В России впервые о сотрудничестве Скорцени с Израилем заговорили в начале 2000-х годов. Российский журналист Леонид Млечин в своей книге "Моссад. Тайная война" обвинил Скорцени в связях с израильской разведкой с начала 1963 года; правда, в другой книге этот журналист умудрился обвинить "человека со шрамами" в штурме Брестской крепости и убийствах ее защитников. Вслед за Млечиным к этой теме вернулись израильские журналисты — в июле 2006 года Михаил Хейфец в статье "Отто Скорцени работал на Моссад" сообщил читателям: "Речь идет о работе самого знаменитого из эсэсовцев, главы "спецназа" СС, оберштурмбаннфюрера Отто Скорцени на координатора израильских разведслужб Меира Амита в 1960-х годах прошлого века".

В марте 2008 году в эфире канала "РЕН ТВ" в рамках программы "Громкое дело" был показан документальный фильм "Отто Скорцени: на службе Израиля"[85]. Основное время в ленте было уделено судьбе знаменитого диверсанта, и небольшой отрезок был посвящен собственно сотрудничеству Скорцени со спецслужбами Израиля. Основным доказательством в нем стало интервью бывшего начальника оперативного отдела Моссада Рафи Эйтана (1926 г.р.), но обо всем по порядку.


Семейный участок на венском кладбище


В начале 1960-х годов Израиль столкнулся с проблемой увеличения военно-промышленного потенциала Египта. Внешнеполитические шаги президента Гамаля Абделя Насера также вызывали опасения израильтян. В этих условиях разведслужба еврейского государства Моссад[86] внимательно следила за действиями египтян. От агентуры поступили сведения о привлечении в Египет немецких специалистов военно-промышленной отрасли для работ по созданию ракет. Глава Моссада Иссер Харель[87] был сторонником силовых методов. Он приказал провести против немецких ученых ряд террористических актов, что привело к его конфликту с премьер-министром Израиля и последующей отставке.

Новый глава Моссада Меир Амит[88] был сторонником интеллектуальных методов борьбы с врагом. Было установлено, что за безопасность немецких ученых отвечает бывший офицер СС. Амит распорядился найти выход на этого офицера и завербовать. В ходе работы было установлено, что один предприниматель-еврей из Германии является партнером фирмы "Штайнбах", владельцем которой, как мы помним, являлся Отто Скорцени. В сентябре 1964 года состоялся первый контакт представителя Моссада Авраама Ахитува[89] с "человеком со шрамами". В ходе переговоров Ахитув получил от Скорцени рекомендации для начальника охраны немцев-специалистов. Этому немцу израильтяне присвоили псевдоним "Валентин". Через него Моссад установил контакт уже непосредственно с самими учеными. Кто-то из ученых пошел на сотрудничество с Моссадом (не совсем ясно по какому мотиву — страх или жажда наживы), и в распоряжении израильтян вскоре оказалась копия всей египетской ракетной программы с указанием главенствующей роли немецких специалистов.

В соответствии с законодательством ФРГ граждане страны не могли участвовать в военно-промышленных программах других государств (подобное было и в годы Веймарской республики), поэтому участие немцев в египетской программе могло привести к международному скандалу и правительственному кризису в Западной Германии. Амит по достоинству оценил попавшие в его руки документы и передал их копии Францу-Йозефу Штраусу[90], который добился отзыва немецких специалистов. По мнению израильских журналистов, по цепочке Скорцени — Валентин была позже налажена связь между Амитом и Насером, а последний даже предложил Амиту посетить Египет.

Такова российско-израильская версия событий 1964–1966 гг. в жизни Скорцени. Один из израильских журналистов, Йосеф Аргаман, написавший книгу "Это было совершенно секретно" с использованием архивов Израиля и изданную Министерством обороны, утверждал, что сотрудничество Скорцени с Моссадом протекало в 1964–1975 гг. Сам Скорцени о своих контактах с израильтянами умалчивает.

Что же было на самом деле? Был ли Отто Скорцени агентом Моссада? И каковы мотивы его сотрудничества с израильтянами?

Несомненно, что особо теплых чувств к евреям Скорцени, как и большинство членов Национал-социалистической партии, никогда не испытывал. Но даже израильские журналисты признавали, что преступлений против евреев "человек со шрамами" не совершал (вспомним обвинения в поджогах синагог в Вене). Не видя израильских документов, сложно говорить о степени вовлеченности диверсанта № 1 в игры спецслужб Израиля. Опыт Скорцени был, безусловно, интересен израильтянам, как и его связи в арабском мире. Из того, что мне доводилось прочесть по этой теме, у меня сложилось впечатление, что Скорцени имел непостоянные контакты с представителями Моссада, но называть его агентом, наверное, не совсем корректно.

В определении мотивов Скорцени в сотрудничестве с израильтянами тоже стоит проявлять большую осторожность. Сами израильтяне говорили, что сотрудничество было безвозмездным, т. к. они гарантировали "человеку со шрамами" безопасность ("мы лишили его страха"). Со слов Амита они пообещали Скорцени издать его воспоминания на иврите с предисловием сотрудников Моссада, но судя по каталогу Немецкой национальной библиотеки это издание не было осуществлено. А значит, надо искать другие мотивы. От себя замечу, что факт издания мемуаров на иврите, безусловно, польстил бы Скорцени, а обращение к нему за содействием поднимало престиж, пускай и в собственных глазах.

29 декабря 2002 года в Мадриде скончалась Ильзе Скорцени. Но ряду свидетельств, ее муж некоторую часть своих документов оставил человеку, который помог ему в трудную минуту. Так, часть документов появилась на американских исторических аукционах Александра (Alexander Historical Auctions). По другой версии, документы достались испанскому ухажеру Ильзе, а его сын, Луис Пардо, выставил их на аукцион. При этом в своем интервью российским документалистам дочь Скорцени Вальтрауд сообщила, что все документы отца находятся у нее на руках, что, правда, опровергается наличием документов Скорцеии на торговых площадках.

Убийца Николы Теслы и Гленна Миллера

Скорцени сделался персонажем современной мифологии, способным на все.

Ч. Фоли. Неординарное подразделение специального назначения

Личность Скорцени не давала покоя журналистам. После издания воспоминаний Скорцени казалось, что все уже сказано и написано про этого человека, но не будь журналисты журналистами, если бы не родились новые мифы о личности "человека со шрамами".

17 января 2006 года в эфире техасской радиостанции "Репаблик бредкастинг нетворк" 37-летний американец Эрик Берман поведал новые факты о биографии Скорцени. Со слов Бермана, Отто Скорцени умер 31 декабря 1999 года, предварительно сообщив ему ряд своих секретов. На справедливый вопрос, почему же Скорцени доверился именно ему, Берман заявил, что с 1998 года встречался с его дочерью. Перед смертью Скорцени рассказал американцу, что долгие годы сотрудничал с ЦРУ и знал о сотрудничестве этой конторы с разными нацистскими преступниками. Наряду с цэрэушниками с нацистами активно общались Самуэль Прескот Шелдон Буш и его сын Джордж Буш (старший) — в будущем 41-й президент США. Стоит сказать, что откровения Бермана чудесным образом совпали с президентством Джорджа Буша (младшего), бывшего 43-м президентом США в 2001–2009 гг.

Скорцени, со слов Бермана, передал ему около 100 фотографий, среди которых были и подтверждающие связи Бушей с нацистами. Особую пикантность всей этой истории добавляло то, что Берман был евреем. Почему же предполагаемый Скорцени доверился Берману? Несостоявшийся зять "человека со шрамами" объяснял это желанием Скорцени отомстить скрывавшемуся в США помощнику Гитлера Мартину Борману и семье Бушей. Месть Бушам в этой ситуации выглядела вполне убедительно, если знать, что вскоре Берман подготовил и собирался опубликовать обличительную книгу "Связи Буша", иллюстрированную фотографиями Скорцени.

Ссылаясь на сведения Скорцени, Берман вбросил ряд полу фантастических фактов: Гитлер не погиб в апреле 1945 года в Берлине, что подтверждалось допросом главы гестапо Генриха Мюллера в США в 1948 году; Скорцени и Рейнхард Гелен лично участвовали в убийстве Николы Теслы[91], после чего все важные изобретения были доставлены Гитлеру; Скорцени создал организацию ОДЕССА и при помощи Алана Даллеса и Била Донована организовал переброску 50 000 нацистов в Северную и Южную Америку; семья Бушей имела немецкие корни, а настоящим именем 41-го президента США было Джордж Герберт Шерфф; Джордж Буш (старший), Рейнхард Гелен и Йозеф Менгеле были организаторами убийства Джона Кеннеди, 35-го президента США.

Как мы видим, самыми важными для американских читателей были два последних утверждения. При известной доли начитанности и сообразительности легко понять, что все утверждения Бермана были не более чем выдумкой, но американцам потребовалось опровержение. В апреле 2007 года газета "Айдахо Обсервер" опубликовала статьи Дона Николоффа с опровержением информации Бермана про Бушей.

Кем же был знакомец Бермана? Аферистом или жертвой обстоятельств? Обстоятельства воскрешения Скорцени, а главное цель, которой собирался добиться Берман, заставляют меня усомниться в существовании таинственного немца и задать ставший уже риторическим вопрос — "а был ли мальчик?"

Косвенным подтверждением моих мыслей может служить и то, что книга Бермана так и не была издана ни одним издательством, хотя сейчас она предлагается доверчивым читателям в виде электронной книги за 10 долларов.

Прошло несколько лет, и новый скандал с именем Скор-цени разгорелся в США. В 2009 году в Беверли-Хиллз (Калифорния) в издательстве "Глобал букс паблишерз" вышла книга отставного подполковника Хантона Доунса "Тайна Гленна Миллера". Как явствует из заголовка, книга была посвящена знаменитому американскому музыканту и композитору Гленну Миллеру (1904–1944), автору "Серенады солнечной долины".

После нападения Японии на США в 1941 году Гленн Миллер решил вступить добровольцем в армию США, но ему было отказано, и лишь в следующем году он добился разрешения на вступление в вооруженные силы. Осенью 1942 года Миллер распустил свой знаменитый оркестр и был зачислен капитаном в ВВССША, где начал организацию своего оркестра. К лету 1943 года армейский оркестр военно-воздушных сил под управлением Гленна Миллера наконец был полностью сформирован и насчитывал в своем штате 45 человек. В июле 1943 года оркестр Миллера отправился с гастролями в Лондон.

В декабре 1944 года Миллер должен был подготовить рождественский концерт оркестра в освобожденном от немцев Париже. 15 декабря 1944 года майор Гленн Миллер около 14 часов вылетел с авиабазы королевских военно-воздушных сил в Бедфоршире на одномоторном самолете канадского производства "Норземан С-64" во Францию. Вылет производился в плохих погодных условиях — все было окутано туманом.

Самолет Миллера не добрался до Франции, по-видимому, он потерялся во время перелета над Ла-Маншем. Однако эта версия устроила далеко не всех, и начиная с 80-х годов XX века с завидной периодичностью стали появляться новые.

Версия Доунса была не самой фантастичной, но для нашего повествования самой важной. По мнению Доунса, великий музыкант отправился во Францию для переговоров с немецким командованием, а именно с генерал-фельдмаршалом Гордом Рунштедтом. Доунс утверждал, что немецкие офицеры были хорошо знакомы с творчеством Миллера, а тот, в свою очередь, хорошо говорил по-немецки, что создавало предпосылки для проведения переговоров. Вылет Миллера совпал с началом Арденнского наступления, что по версии Доунса является еще одним подтверждением его гипотезы.

Доунс утверждал, что Миллер смог добраться до Франции, но был захвачен диверсантами Скорцени в Париже! Захваченный музыкант несколько дней терпел пытки и издевательства эсэсовцев в борделе на площади Пигаль, но отказался от сотрудничества с ними и был выброшен полуживым на улицу, где и умер.

Книга Доунса вызвала большой отклик у читателей: кто-то верил, кто-то сомневался. Тогда в мае 2009 года руководство Общества Гленна Миллера выступило с критикой книги Доунса и опровержением содержащихся в ней фактов, в том числе и участия людей Скорцени в судьбе Миллера.

Заканчивая разговор о Доунсе, необходимо заметить, что в 1974 году, находясь в Испании, Доунс попытался поговорить со Скорцени о Миллере в одном из испанских ресторанов, но "человек со шрамами" отказался беседовать с ним. Это можно в какой-то мере трактовать, как желание Скорцени скрыть свое участие в гибели музыканта, но знание нами хода Арденнской операции не оставляет версии подполковника Доунса никаких шансов на жизнь: в ходе наступления ни один немецкий диверсант не добрался до территории Франции, а значит, никто из них не мог захватить Миллера на территории Франции.

Что же на самом деле случилось с Гленном Миллером 15 декабря 1944 года? На мой взгляд, наиболее правдоподобной выглядит британская версия гибели знаменитого музыканта, озвученная в 1999 году. Согласно этой версии низколетящий над Ла-Маншем самолет Миллера встретился с возвращавшимися домой на большой высоте бомбардировщиками "Ланкастер". Бомбардировщики не смогли отбомбиться над городом-целью Зиген в Германии и возвращались с полным боезапасом. По установленным тогда правилам самолеты выбросили оставшийся запас бомб над Ла-Маншем. Одна из бомб, вероятно, и поразила самолет Гленна Миллера.

Вместо заключения

Не коммунистическая пропаганда создала миф Скорцени, "самого опасного человека в Европе", но она его сразу же использовала, чтобы извлечь выгоду в своей прессе и в прессе "попутчиков".

Отто Скорцени

Работая над этой книгой и сопоставляя информацию из разных источников, я вдруг пришел к выводу, что большинство книг о Скорцени чудесным образом повторяют информацию, написанную им самим в воспоминаниях. При этом многие авторы ссылаются на личные встречи с диверсантом № 1 и интервью с ним. Наиболее смышленые из них сдабривали эти воспоминания не известными до той поры "фактами" из биографии Скорцени. Так рождались новые легенды. Еще более смелые журналисты вкладывали в уста Скорцени сомнительные с исторической точки зрения мысли.

Эта книга — первая попытка отойти от известных стереотипов и осмыслить то немногое, что известно о "человеке со шрамами". В ходе повествования я старался быть максимально объективным и использовать доступные документы. Архив Федеральной службы безопасности РФ еще таит многие тайны Отто Скорцени, но, надеюсь, со временем мы узнаем и их.

Примечания

1

Братство создано в 1920 году, в видоизмененном виде существует до сих пор — http://www.burschenschaft-markomannia.de

(обратно)

2

Более подробно о студенческих братствах см. http://Vantique-photos.com/ru/unidatabase/weiniar-republic/160-students.html

(обратно)

3

СС — сокращение от нем. Schutzstaffel. Охранные отряды НСДАП. Элитная организация, созданная для охраны Гитлера. К концу войны имела свои военизированные отряды — войска СС. После назначения рейхсфюрера СС (имперского руководителя СС) шефом немецкой полиции срослись с полицией порядка и полицией безопасности.

(обратно)

4

Хаймвер — Союз защиты родины — вооруженная националистическая организация фронтовиков, образованная в Австрии в 1920 году.

(обратно)

5

Структурная часть хаймвера, образованная в провинции Нижняя Штирия под руководством Вальтера Пфримера. С 1927 года проводила курс на слияние с немецкими нацистами.

(обратно)

6

Республиканский союз стрелков — боевое крыло Социал-демократической партии Австрии (СДПА).

(обратно)

7

Гестапо — тайная государственная полиция (нем. Geheime Staatspolizei — Gestapo)

(обратно)

8

Штандартом в войсках СС назывались полки. С начала 1941 года использование для полков СС названия "штандарт" было отменено.

(обратно)

9

В СС существовала особая система званий. В данном случае звание эквивалентно младшему сержанту в российской армии.

(обратно)

10

Младший лейтенант в российской армии.

(обратно)

11

Во времена Австро-Венгрии этот город назывался Карлсдорф. Большой процент его жителей составляли немцы.

(обратно)

12

Томас Эдвард Лоуренс (1888–1935) — знаменитый британский офицер, полковник, прозванный современниками Лоуренсом Аравийским. В конце Первой мировой войны присоединился к арабским войскам, сражавшимся с турецкой армией в Саудовской Аравии. Был много раз ранен, под его руководством арабы добились многочисленных успехов в войне. Стал героем Первой мировой войны, был горячим сторонником предоставления независимости арабским странам. Автор ряда книг и статей по ближневосточной тематике и малой войне.

(обратно)

13

Фольксдойче — этнические немцы, проживавшие до начала Второй мировой войны за пределами Германии.

(обратно)

14

Таким образом, в своих воспоминаниях Скорцени заведомо вводил читателя в заблуждение, используя игру слов. На его удочку попались и многие историки, до сих пор считающие, что диверсант № 1 возглавлял учебный отдел.

(обратно)

15

Занималась разведывательной, контрразведывательной и диверсионной деятельностью только на территории СССР.

(обратно)

16

Генерал Ф. Солети, инспектор римской полиции, был включен в штурмовую группу по требованию полицайатташе в Риме штурмбаннфюрера СС Герберта Капплера. Капплер считал, что среди диверсантов должен быть один человек лично знакомый дуче.

(обратно)

17

Всего 2 станковых пулемета, 2 миномета, 2 безоткатных орудия.

(обратно)

18

Захват форта был осуществлен немецкими парашютистами 10 мая 1940 года.

(обратно)

19

Так называли лидеров союзных стран Иосифа Сталина, Франклина Рузвельта и Уинстона Черчилля.

(обратно)

20

Дмитрий Николаевич Медведев (1898–1954), кадровый сотрудник НКВД, в 1942–1944 гг. командир партизанского отряда специального назначения "Победители", действующего на Украине. Оставил воспоминания о войне — "Это было под Ровно" (М., 1948 (как "Сильные духом" М., 1951, 1971), "Отряд идет на Запад" (Львов, 1948), "На берегах Южного Буга" (М., 1957).

(обратно)

21

Вартанян Г.А. Тегеран-43: "Мы были не такие"// Завтра. № 44 (728) от 31 октября 2007 г.; Судоплатов П.А. Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930–1950 годы. М., 1997; Лукин Л., Гладков Т.К. Николай Кузнецов. М., 1972; Гладков Т.К. Легенда советской разведки — Н. Кузнецов. М., 2001; Долгополов Н.М. С ними можно идти в разведку. М., 2002.

(обратно)

22

Номер 500 в войсках СС присваивался частям, находившимся в личном распоряжении рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера.

(обратно)

23

В 1941–1945 гг. большая часть Боснии входила в состав Независимого государства Хорватия, образованного в апреле 1941 года после разгрома Югославии странами Оси.

(обратно)

24

В своих воспоминаниях Скорцени утверждал, что Гирг был 26-летним юношей и что он прибыл во Фриденталь сразу после училища в Бад-Тельце, оба утверждения не соответствуют действительности.

(обратно)

25

Ныне города Сибиу и Сигишоара в Румынии.

(обратно)

26

Перевал Красная Башня (рум. — Турну Роза) известен со времен Дакийской войны.

(обратно)

27

ОКВ — Верховное командование вермахта (от нем. — Oberkommando der Wehrmacht).

(обратно)

28

Генрих Шерхорн — командир 675-го территориального (Landesschutzen Btl.) батальона немецкой армии, был произведен в полковники только в марте 1945 года, на момент начала операции подполковник.

(обратно)

29

Названа в честь одноименной оперы Карла Марии фон Вебера.

(обратно)

30

Посольство Германии находилось на Замковой горе рядом с резиденцией адмирала Хорти.

(обратно)

31

Бывший 500-й парашютный батальон СС.

(обратно)

32

Официальное название — легкий носитель взрывного заряда Sd.-Kfz.303a.

(обратно)

33

Один из титулов адмирала Хорти.

(обратно)

34

Истребительное соединение СС — SS-Jagdverband. См. главу "Войско Скорцени".

(обратно)

35

Императорская и королевская австро-венгерская армия — так до ноября 1918 года называлась объединенная австро-венгерская армия. Название образовалось от того, что Австрия была империей, а Венгрия — королевством.

(обратно)

36

Иосиф-Август эрцгерцог Габсбургский (1872–1962) — троюродный брат Франца-Иосифа I, военный и государственный деятель Австро-Венгрии, президент Венгерской академии наук в 1936–1944 гг. Проживал в предместьях Будапешта.

(обратно)

37

Более подробно смотри об этом: Дробов М.Л. Малая война: партизанство и диверсии. Альманах "Вымпел" № 1 (7). 1998.

(обратно)

38

Назывались по территориальному принципу — Северо-Запад, Юго-Запад, Юго-Восток, Восток.

(обратно)

39

Назывались по территориальному принципу — Южная Франция, Северная Франция и Бельгия.

(обратно)

40

Боровец Тарас Дмитриевич (1908–1981) — украинский националист, создатель Украинской повстанческой армии — Полесской сечи. С 1939 года проживал в Польше. С 1941 года на Украине. Создал УПА, конфликтовал с немцами. В декабре 1943 — сентябре 1944 года в заключении в концлагере Заксенхаузен. С 1948 года в эмиграции в Канаде. Умер в Нью-Йорке.

(обратно)

41

Полную версию протокола см.: Гладков Г. Тайны спецслужб III рейха. М., 2004. С. 258–287.

(обратно)

42

Так в документе. Здесь и далее в протоколе эсэсовские звания адаптированы к общеармейскому аналогу.

(обратно)

43

Абакумов Виктор Семенович (1908–1954) — генерал-полковник, заместитель наркома обороны и начальник Главного управления контрразведки Смерш Народного комиссариата обороны СССР (1943–1946 гг.), министр государственной безопасности СССР (1946–1951 гг.). Репрессирован.

(обратно)

44

Боевая группа (kampfgruppe) — небольшое по численности (как правило численностью от батальона и до полка) подразделение, составленное из разных частей.

(обратно)

45

В своих воспоминаниях Скорцени пишет, что Хардик возглавлял боевую группу Z, но это не соответствует действительности.

(обратно)

46

Старший матрос-машинист.

(обратно)

47

Должности полевого командира в немецкой армии не существовало, здесь используется в шутливом ключе.

(обратно)

48

Должность партийного руководителя высшего звена в 1936–1938 гг., в 1945 году не существовала.

(обратно)

49

Звание военного судьи.

(обратно)

50

Речь идет о чинах военной полиции (Military police) американской армии.

(обратно)

51

Рудольф Гесс (1894–1987) — один из ближайших сподвижников А. Гитлера. Член НСДАП. В 1933–1941 гг. заместитель Гитлера по партии. 10 мая 1941 года перелетел на самолете в Великобританию для переговоров о мире и был арестован англичанами. Существует мнение, что в Великобританию он вылетел с санкции Гитлера и по договоренности с британцами. В годы войны находился в заключении в Великобритании. На Нюрнбергском процессе один из главных обвиняемых. Симулировал или действительно потерял память. В Нюрнберге приговорен к пожизненному заключению. Покончил жизнь самоубийством при таинственных обстоятельствах. Недавно Скотленд-Ярд опубликовал заявление, в котором фактически подтвердил факт убийства Р. Гесса английскими спецслужбами. Личность Гесса очень почитаема неонацистами всего мира.

(обратно)

52

Заукель Фридрих Эрнст Кристоф (1894–1946) — член НСДАП, руководитель ведомства по использованию рабочей силы, обергруппенфюрер С А и СС. С 1922 года руководитель района НСДАП в Тюрингии. В 1927–1945 гг. гаулейтер Тюрингии. С 27.02. 1942 года комиссар по рабочей силе в управлении четырехлетнего плана, с 21.03.1942 года генеральный уполномоченный по использованию рабочей силы. В мае 1945 года был арестован. В ноябре 1945 года предстал перед судом Международного военного трибунала в Нюрнберге. Признан виновным в военных преступлениях и преступлениях против человечества. Приговорен к смертной казни. Повешен.

(обратно)

53

Форест-Фредерик-Эдвард Ё-Томас (1902–1964) — английский разведчик, винг коммандер Королевских ВВС. Агент Управления специальных операций (Special Operations Executive — SOE). Выбрасывался во Франции в 1943 и 1944 годах для связи с движением Сопротивления. В 1944 году арестован, содержался в различных немецких лагерях. В 1947 году выступал свидетелем на Нюрнбергском процессе и на различных процессах в Дахау.

(обратно)

54

"Шальбургтаж" от фамилии известного датского эсэсовца Христиана Фредерика фон Шальбурга (1902–1942) — штурмбаннфюрера СС, командира Датского добровольческого корпуса. В 1943 году в честь погибшего Шальбурга был назван Шальбургский корпус — аналог Германских СС (общих) в Дании.

(обратно)

55

Юлиус Мадер умудрился на одной странице указать две разные должности этого человека в те дни. Сначала он назвал его командиром роты в истребительном соединении СС "Зюдост", а ниже уже начальником полиции безопасности в Злине. См. Мадер Ю. Отто Скорцени / Диверсанты Третьего рейха. М., 2003. С. 123.

(обратно)

56

Был образован в июле 1943 года как отдел в Генеральном штабе Вооруженных сил США (General Staff Historical branch). В штате отдела состояло большое количество историков, переводчиков, редакторов и картографов. По результатам работы этого отдела была издана серия книг по истории Второй мировой войны, так называемая "Зеленая серия" (всего 79 томов). В настоящее время отдел существует в виде Центра военной истории армии США (The U.S. Army Center of Military History).

(обратно)

57

Лютье Ильзе (1918–2002) — племянница Ялмара Шахта. Вторая жена (1940–1949) графа Адольфа Альбрехта Рудольфа Феодора Ханса Финка фон Финкенштейна (1901–1966). Третья жена Скорцени.

(обратно)

58

Шахт Ялмар Гораций Грили (1877–1970) — государственный и финансовый деятель. Окончил Мюнхенский университет. С 1903 года банковский служащий. С 1908 года заместитель директора в Дрезденском банке. С 1916 года глава Национального банка Германии, президент Рейхсбанка (1923–1930,1933—1939), рейхсминистр экономики (1936–1937), рейхсминистр без портфеля (1937–1942). После июльского заговора 1944 года арестован. Конец войны встретил в концлагере. Освобожден союзниками. Вскоре арестован и в числе обвиняемых предстал перед Международным трибуналом в Нюрнберге. Был оправдан. После войны участвовал в восстановлении экономики ФРГ. Организовал и возглавил банкирский дом своего имени.

(обратно)

59

Рейнхард Гелен (1902–1979) — один из руководителей немецкой разведки, генерал-майор вермахта. Глава 12-го отдела Генерального штаба Германии "Иностранные армии Востока" с 1 апреля 1942 года. После войны создал Организацию Гелена, позже преобразованную в Федеральную разведывательную службу Германии. С 1968 года в отставке. Автор мемуаров.

(обратно)

60

Хуан Доминго Перон де ла Соса (1895–1974) — полковник, президент Аргентины в 1946–1955 и в 1973–1974 гг. Окончил Военную академию, был военным атташе Аргентины в Чили. В 1939–1941 гг. находился на стажировке в Италии.

(обратно)

61

Эйхман Карл Адольф (1906–1962) — военный преступник, оберштурмбаннфюрер СС, вступил в СС в 1932 году. С 1939 года сотрудник РСХА, глава реферата IV В 4, ответственного за депортации евреев. Избежал ответственности. С 1950 года в Аргентине. 11 мая 1960 года был похищен Моссадом. Предстал перед судом в Израиле. Казнен.

(обратно)

62

Перон Мария Эвита Дуарте де (1919–1952) — первая леди Аргентины, супруга Хуана Перона.

(обратно)

63

Худал Алоиз (1885–1963) — австрийский церковный деятель, рукоположен в священники в 1908 году, в 1911 году доктор теологии. С 1923 года ректор немецкой семинарии в Риме. В 1933 году епископ. В 1936 году издал книгу "Основы национал-социализма", в которой проводил параллели между христианством и национал-социализмом. По ряду свидетельств, книга Худала была высоко оценена Гитлером, и он получил в подарок золотой партийный значок. В 1952 или 1953 году под давлением общественности был снят со своего поста. Умер в Риме.

(обратно)

64

ODESSA — Organisation der ehemaligen SS-Angehörigen — Организация бывших членов СС.

(обратно)

65

Лавров Н.Л. Отто Скорцени. Последние годы жизни. Секретное досье ОДЕССА / Скорцени О. Секретные задания. Ростов н/Д, 1999. С. 337–341.

(обратно)

66

CAPRI–Compaflia Argentina para Proyectos у Realizaciones Industrials — Fuldner у Cia (Argentinische Gesellschaft far Indust-rieprojekte und deren Ausfuhrung — Fuldner & Со.). Образована в Буэнос-Айресе около 1950 года бывшим гауптштурмфюрером СС из VI управления РСХА Хорстом Альбертом Карлосом Фулднером Бруэне (1910–1992). Фулднер был этническим немцем из Аргентины. После окончания Второй мировой войны вернулся в Аргентину, был советником аргентинского правительства по вопросам немецкой миграции. Офис КАПРИ размещался в Буэнос-Айресе на ул. Авеню Кордоба, д. 374. В фирме трудилось 400 человек, из них 300 были немцами. В 1955 году фирма была объявлена банкротом.

(обратно)

67

Винерская библиотека (The Wiener Library for the Study of the Holocaust & Genocide), основана в 1933 году в Лондоне, названа по имени Альфреда Винера (1885–1964).

(обратно)

68

Гилле Отто Герберт (1897–1966) — обергруппенфюрер СС. генерал войск СС. Командир 5-й танковой дивизии СС "Викинг" и IV танкового корпуса СС. Один из лидеров ХИАГ.

(обратно)

69

Аденауэр Конрад Герман Йозеф (1876–1967) — первый федеральный канцлер ФРГ (1949–1963). Обер-бургомистр Кельна в 1917–1933 гг. Последовательный противник национал-социализма, в 1933 году отказался от всех государственных постов. Дважды арестовывался нацистами. В 1945 году один из создателей Христианско-демократического союза Германии, председатель союза в 1950–1963 гг. По совместительству министр иностранных дел в 1951–1955 гт. Уже упоминавшийся нами Ю. Мадер на страницах своей книги обвинял Аденауэра в том, что именно он обеспечил Скорцени въездную визу в 1950 году, так как, по утверждению Мадера, он уже в 1950 году совмещал оба поста. Добровольно ушел с поста канцлера в 1963 году.

(обратно)

70

Дегрель Леон (1906–1994) — известный бельгийский политик, штандартенфюрер СС. В 1930-е годы был известным журналистом. В 1935 году образовал свою правую партию — партию рексистов. Ориентировался на нацистскую Германию и фашистскую Италию. После нападения Германии на СССР отправился на Восточный фронт добровольцем. Участник боев, был ранен. В 1943 году вместе с Валлонским легионом был переведен в войска СС. Был награжден Рыцарским крестом Железного креста и другими наградами Третьего рейха. Наиболее близкий к Гитлеру иностранец. В конце войны бежал в Испанию. Является кумиром для многих неонацистов.

(обратно)

71

Черчилль Уинстон (1874–1965) — государственный и политический деятель Великобритании. Премьер-министр в 1940–1945 гг. и в 1951–1955 гг.

(обратно)

72

Whiting С. Skorzeny. The most dangerous man in Europe. London. 1998.

(обратно)

73

Нансеновский паспорт — выдавался лицам без гражданства. Был широко распространен в Европе в 1920—1930-е гг.

(обратно)

74

VOEST — Vereinigte Osterreichische Eisen- und Stahlwerke.

(обратно)

75

Хоги Чарльз Джеймс (1925–2006) — ирландский государственный деятель, премьер-министр.

(обратно)

76

Полное название — Portmarnock Country Club Hotel.

(обратно)

77

Рунни Михаель (1899–1998) — ирландский государственный деятель, ирландский посол в Испании в 1954–1961 гг.

(обратно)

78

Мухаммед V, Сиди Мухаммед бен Юсуф (1909–1961) — султан Марокко, с 1957 года — король. Боролся за независимость Марокко от Франции. В августе 1953 года при помощи французов был низложен. В 1955 году вернулся на трон.

(обратно)

79

ОАС (Organisation de l'armée secréte) — подпольная националистическая организация, действовавшая в 1954–1962 гг.

(обратно)

80

Самопровозглашенное государство, возникшее в юго-восточных провинциях Нигерии. Существовало с 30 мая 1964 года по 15 января 1970 года. Не было признано Организацией Объединенных Наций. Поддерживалось Израилем, Испанией, Китаем, Португалией, Францией и Южно-Африканской Республикой. В ходе войны за независимость, лишенное широкой поддержки, вернулось в состав Нигерии.

(обратно)

81

Defence Forces Directorate of Intelligence (аббревиатура — G2).

(обратно)

82

МСИ — Movimento Sociale Italiano — неофашистское движение в Италии. Образовано в 1946 году.

(обратно)

83

Circulo Espaflol de Amigos de Europa (CEDADE) — был образован в 1966 году в Барселоне. Среди основателей кружка были Отто Скорцени и Леон Дегрель, ветераны испанской дивизии вермахта. Был особенно активен до конца 1970-х годов. Имел филиалы в Аргентине, Боливии, Эквадоре и Франции.

(обратно)

84

Барбье Клаус (1913–1991) — военный преступник, глава гестапо в Лионе, "лионский мясник". Умер в тюрьме.

(обратно)

85

"Отто Скорцени: на службе Израиля". Автор сценария Сергей Корзун, режиссер Сергей Кожевников. 2007.

(обратно)

86

Моссад — политическая разведка Израиля. Официально создана в 1951 году.

(обратно)

87

Харель Иссер (1912–2003) — один из руководителей израильских спецслужб. Родился в России, в 1922 году вместе с семьей эмигрировал в Латвию. В 1930 году переехал в Израиль. С 1944 года возглавлял различные спецслужбы Израиля, подполковник. С 19 сентября 1952 года глава Моссада.

(обратно)

88

Амит (Слуцкий) Меир (1921–2009) — военный деятель Израиля, глава военной разведки "Аман", позже Моссад. Двоюродный брат советского поэта Б.А. Слуцкого. Служил в израильской армии, последняя должность — командир бригады, генерал.

(обратно)

89

Ахитув (Ахитов, при рождении Гутфрид) Авраам (1930–2009) — деятель израильской разведки, глава Общей службы безопасности "ШАБАК". С 1961 года работал в Моссаде.

(обратно)

90

Штраус Франц-Йозеф (1915–1988) — известный немецкий политик, один из лидеров баварского Христианско-социального союза (Christlich-Soziale Union in Bayern e. V.). C 1949 года депутат Бундестага, руководитель группы ХСС и заместитель председателя фракции ХДС/ХСС. С 1953 года федеральный министр по особым поручениям. В 1956–1962 гг. министр обороны. В 1966–1969 гг. министр финансов. В 1978–1988 гг. премьер-министр Баварии. В 1980 году выдвигался на пост канцлера Германии.

(обратно)

91

Никола Тесла (1856–1943) — знаменитый изобретатель и инженер-техник. Более подробно смотри о нем книгу проекта "Человек-загадка": Максимов А.Б. Никола Теста. Пацифист, приручивший молнию. М.: Вече, 2014.

(обратно)

Оглавление

  • От автора
  • Юность Скорцени
  • Скорцени идет в политику
  • Война начинается
  • Диверсант
  • Операция "Дуб" — звездный час Отто Скорцени
  • Операция "Ульм" и большая ложь о "длинном прыжке"
  • Средиземноморье и Балканы. Охота на Тито
  • 20 июля 1944 года
  • Операция "Ландфрейд"
  • Легенда о Шерхорне
  • Операция "Панцерафуст"
  • Войско Скорцени — истребительные соединения СС
  • Охота на Сталина
  • Операция "Гриф"
  • "Чудо-оружие" и несостоявшиеся операции
  • Полевой командир Скорцени[47]
  • Оборотни" Скорцени
  • План спасения "Альпийский редут"
  • Свидетель
  • Подсудимый Скорцени
  • На распутье
  • Сказки о "пауках" и "одесситах"
  • "Путешественник"
  • Африка "человека со шрамами"
  • 15 последних лет
  • Убийца Николы Теслы и Гленна Миллера
  • Вместо заключения