В капле воды отразится вселенная (fb2)


Настройки текста:



В капле воды отразится вселенная…

Автор: Усенко Оксана

Мы никогда не знаем, чего хотим. Идем по жизни, лишь возмущаясь тем, что она не дала, завидуем тем, кому по нашему мнению повезло больнее, спешим, торопимся, не замечая самой жизни…


Часть 1

Ника спешила на свидание. В студенческой жизни ее радовало все: возможность жить без контроля родителей, возможность брать у подруг и соседок по общаге шмотки, толпы парней в коридорах университета и общежития. Учеба ее занимала не сильно, но и давалась не тяжело. Свидание за свиданием она искала свою большую любовь. И пусть подруги не понимали порой ее стремления найти «того единственного», она искала. Искала, заглядывая в глаза прохожим, искала, общаясь со случайными попутчиками. Нет, ей не нужно было много времени, чтоб понять «это не он». Порой ей хватало взгляда, порой вечера общения. И потом новый знакомый быстро пополнял ряды либо друзей, либо просто знакомых. Не более. Хотя нужно признать дружить с парнями она умела. Они четко признавали за ней статус друга и не беспокоили ее своими поползновениями на личную территорию, ну почти все, парочка редких «непонятливых исключений» в расчет не берутся.

И вот сегодня она снова спешила на свидание. Ее родной город Донецк вел ее по своим разноголосым улицам, демонстрируя свою бурную стремительную жизнь. Тысячи жизней в нем переплелись, создавая один огромный пестрый, разнообразный, но от этого не менее живой организм. Город шумел сотнями машин, говорил сотнями голосов, звенел, пищал, жужжал, стучал…но если отвлечься от этого бесконечного шума, ставшего привычным фоном, то еще он пел тысячами птичьих голосов, цвел и кружил лепестками цветов яблони, и Нике, именно от этого пьянящего водоворота, хотелось жить и верить в ЧУДО.

Девушка прошла по бульвару, свернула на главную улицу города и вышла на площадь. Площадь была залита светом, и в какой-то момент ей дико захотелось оказаться в этом месте 1000 лет назад. Когда тут, по-идее, было просторное дикое поле и никого вокруг. Ни каменных коробок домов, ни толп людей, ни гудящего транспорта. Она невольно зажмурилась от нахлынувшего на нее такого яркого образа буйствующей природы. И вдруг… стало тихо. Ника с испугу даже забыла открыть глаза и так и стояла прислушиваясь. Тишина…точнее не совсем тишина, шорох ветра и пение птиц было, но ничего более… Она потихоньку приоткрыла один глаз и от удивления распахнула их на всю возможную площадь. Она стояла в поле….!В цветущем бескрайнем поле, без каких либо следов цивилизации. Восторг природой резко куда-то пропал. И ее модные сапожки как-то не вязались с буйством травы под ногами..

Ника, которую словно пригвоздило к месту, долго озиралась, не веря собственным глазам. Поле…поле елки-палки….Нет это конечно красиво очень, необычно но как-то не вдохновляет… Не верить собственным глазам не получалось, так как трава никуда не исчезала, а город, такой неожиданно любимый и родной не смотря на постоянный шум не умолкающий даже по ночам, не возвращался. Но как это возможно?....

Спустя полтора часа, и бесчисленное количество попыток ущипнуть себя, проснутся, зажмурится, изобрести заклинание, помолится Богу уйти в нирвану и т.д. и т.п., Ника, так и не найдя логического объяснения произошедшему, решила принять как данность то, что есть. Она умостилась на ближайший камень - тщательно сортировать все имеющееся у нее в наличии предметы. А так как она шла не в поход, а всего лишь на свидание, то их оказалось на беду совсем немного: сумка, телефон, расческа, мини набор косметики, резинка для волос, пилочка, кошелек с никому ненужными сейчас деньгами (хотя их количества было явно недостаточно для любого приличного путешествия, кроме как на трамвайчиках/троллейбусах), флакончик перекиси, по пути купленный в аптеке, ключи, блокнот, ручка, фотоаппарат, зажигалка (откуда она взялась в сумочке она бы ни за что не ответила) симпатичный брелок в форме сердца и влажные салфетки. Набор прямо сказать не для путешествия по безлюдной степи. Благо сапожки на свидание она одела на платформе, а не на каблуке, так как последние были в ремонте. А ведь еще два часа назад она так страдала по этому поводу…

Перебрав все свои вещички и, за полтора часа не обнаружив никого из людей в округе, она поняла, что, так как чудесного возвращения домой ей не светит, и если она не хочет ночевать под открытым небом, ей пора срочно идти на поиски людей. И хотя мысль о прекрасном рыцаре из прошлого ей всегда нравилась, в данный момент ей было как-то неуютно. Одно дело романтическая мечта, другое - безлюдная реальность. Да и не факт, что первый попавшийся человек будет рыцарем хоть в каком-то смысле…При вере в лучшее, она всегда старалась морально подготовиться к худшему.

Ника не сдержалась и сделала несколько фото окружавшего ее пейзажа, уж слишком необычна была цветущая бескрайняя степь для ее взора. Однако рассудив, что заряда как телефона так и батареек фотоаппарата надолго без подзарядки не хватит, а что ей светит ближайшее время вообще непонятно, Ника выключила их и аккуратненько сложила в сумку.

Приняв таки, после долгих метаний, решение идти искать людей, Ника тут же столкнулась с проблемой «куда идти?». Степь казалась столь бесконечной как и безлюдной.

И она пошла на восток, там, где по идее был Кальмиус, если это конечно тот же Донецк, но в прошлом. Почему она так решила, Ника не знала, просто ей так казалось.

Спустя час девушка набрела на небольшую речушку, и устало уселась возле нее прямо на траву. Хотелось пить, и она с сомнением покосилась на воду. Согласно истории вода в реках использовалась для питья пока ее не изгадили люди всякими заводами, значит ли это, что и воду из этой реки можно пить? Да и на широкий Кальмиус она не похожа… чем бы зачерпнуть? Ничего подходящего в сумке не было, а жаль…Путем хитрых манипуляций и «такой то матери» она, спустя некоторое время, соорудила себе «типа чашку» из листа лопуха. Вода упорно норовила сбежать до того как она подносила ее ко рту… Но, при большом желании оказалось, что все возможно, и чашка из листика это вполне терпимо. На вкус вода была немного непривычная, но вроде пить можно.

٭٭٭

Вера Ивановна была зла. Она была так зла, что девушка, сидевшая напротив нее, вжалась в кресло и старалась всеми силами в нем как минимум раствориться.

-Как ты могла так поступить?! Как у тебя такое получилось?!

-Ну, я же не знала, что у нее было такое странное желание…,-оправдывалась несчастная.

- Как ты могла так рисковать человеком? И где мы теперь ее искать будем? Где? Я рада, что ты поняла, что она провалилась в прошлое! Но куда? Насколько в прошлое? Зачем ей этого хотелось? Как ее там теперь искать? Жива ли она вообще?

-Ну, я же нечаянно,- пропищала девочка.

-Я рада, я просто счастлива, что это все вышло нечаянно! Значит так, Лика моя дорогая,- подытожила Вера Ивановна, - Сейчас ты мне формируешь этот свой «зрительный образ» и проецируешь его на бумагу. Мне для полного счастья не хватало еще изменений в истории по твоей глупости!

-Хорошо,- пискнула Лика, и, стащив с соседнего стола листок бумаги, затихла в кресле. Через пятнадцать минут она робко подала листик Вере Ивановне.

- О господи, сама определенность!, - На листке бумаги была во всей красе цветущая степь. Она явно узнавалась, даже не смотря на явное отсутствие художественного таланта у девчонки. Просто степь, ни городка, ни деревни, ни одного опознавательного знака…У Веры Ивановны опустились руки. Вот любят боги пошутить с ней… И откуда у них такое изысканное чувство юмора?

٭٭٭

Ника сидела возле речушки и старалась вспомнить хоть что-то из истории «родного края». И приходила к неутешительному выводу,- историю она почти не знала, нет, она конечно знала что-то, и по истории у нее всегда были приличные оценки, но сейчас…в голове была чехарда из имен «Владимир Великий, Ярослав Мудрый, Петр Первый…» Ну и при ком Донецк был степью необжитой? Наверное ближе к первым двум… И если так, то здесь не только можно помереть с голоду но и попасть в плен каким-нибудь степнякам, а они как сообщает история отнюдь не отличались добротой… Мда, не сложиться у нее наверное с «рыцарем»…Эх, и поесть чего-то не мешало бы…От мыслей о еде желудок напомнил, что студенческий обед был давненько и не слишком плотным.

Ника расстроено осмотрелась вокруг…Может ее как-нибудь забросит обратно? Степью она уже была сыта по горло…Особенно когда осознала, что она абсолютно беспомощна. Курс молодого бойца ей никто не преподавал и умение добывать огонь без спичек ей тоже было не известно, есть конечно зажигалка…но надолго ли ее хватит?

Надежда на чудесное возвращение таяла вместе с последними лучами солнца… Становилось ощутимо прохладно. Девушка вздохнула и начала собирать сухую траву, чтоб соорудить небольшой костерчик. Она не знала, что большее ее пугает: мысль о страшных кочевниках, голодной смерти или просто неопределенности положения. Голова просто отказывалась воспринимать серьезность ситуации и Ника тщательно собирала сухую траву и сносила на небольшую площадку возле камня у речушки, стараясь сосредоточится на этом занятии. Благо сухостоя было достаточно, и скоро кучка сушняка напоминала небольшой стог. Придавив его сверху небольшим камнем, она взяла небольшую его часть и отдельно сложила, чтоб остальное в костер подбрасывать постепенно. Деревьев, к сожалению, поблизости не наблюдалось и надежда на долгий и теплый костер была призрачной.

Подумав немного, горе-степнячка нарвала зеленой травы и соорудила нечто типа матраса на траве, ночевать ей видимо придется здесь...мда, не особо уютно будет наверно…

Костерчик весело трещал, а Ника сидела обняв колени и смотрела на огонь. Тепло от костра успокаивало, но от мысли, что она здесь совсем одна душа уходила в пятки… Степь жила своей жизнью, странные ночные звуки то и дело заставляли ее вздрагивать…А она то считала себя привыкшей к одиночеству и ночной степи, но тогда недалеко было село с родной бабушкой, да и просто людьми и цивилизацией, а теперь… теперь она осознала, что именно так мешающие ей часто дома с фонарями давали неимоверное спокойствие. И сейчас она много бы отдала за фонарь вдалеке.. Но фонаря не было, а был жалкий костерчик и огромный купол неба над головой с невероятно яркими звездами. Подняв голову, Ника на какое-то время забыла обо всем... Такие звезды…она начала по привычке искать знакомые созвездия…но звезды были такими яркими, что взгляд невольно терялся в них, хотя пару созвездий она все же нашла. Просто невероятно…она никогда не понимала насколько мешают смотреть на небо отблески фонарей даже тех, которые вдалеке, даже тех, которые были просто более светлым фоном горизонта…Они скрывали такое величие неба…

Из размышлений ее вывела внезапно появившаяся тень между ней и костром. Ника буквально оцепенела и смотрела во все глаза на явившегося неизвестно откуда «гостя». Мужчина стоял четко между ней и костром, так что ей видно было только общие очертания облика, и этот облик был угрожающим.

- чьих будешь? - гаркнул «гость», странно коверкая слова.

Ника была не в состоянии не то, что отвечать, а даже просто моргнуть, и просто во все глаза таращилась на незнакомца, так что не сразу поняла, что он не один. Еще двое стояли в сторонке

Незнакомец внимательно рассматривал Нику, и она лихорадочно подумала о том, во что она одета и как это смотрится в его глазах. Джинсы, слегка пострадавшие от путешествия по сухостою, кожаный пиджак, тонкий свитерок (мог бы быть и потолще, холодновато, блин) и сапожки на платформе. Между тем мужчина стоявший перед ней был одет явно не в модный прикид, как впрочем и его спутники. Они стояли дальше, но на них падал свет костра, и Ника увидела, что они скорей напоминают массовку из какого-то исторического фильма, чем современных туристов. Последняя надежда на то, что она все-таки в своем времени, просто неизвестно где, испарилась.

Все эти мысли пронеслись в одну секунду в голове, но что ответить грозному незнакомцу она не знала. Так и сидела, широко открыв глаза, словно прибитая к месту.

-Сувор, может он немой?, послышался смешок со стороны спутников.

-Да это скорее она, чем он, - ответил громила, не отводя взгляда от Ники.

- Я….русская.,- ответила непослушными губами Ника.

-О, значит не немая, но дурная точно. Кто ж огонь в степи разводит ночью? Его ж видно издаля, степняков накличешь. А отбиться от них не сможешь, судя по тебе. Последние слова громила уже произнес более добродушно с ноткой удивления в голосе. Его спутники в это время оперативно расправились с костром.

-Русская…Хм это какая? Говор у тебя странный, немного на полян похож, но не такой. Как зовут?

- Ника… промямлила девчонка, лихорадочно вспоминая, кто такие поляне и где они обитали. И главное когда?...

Ответы Ники, в комплекте с ее внешним видом, явно все больше и больше озадачивали Сувора. Но видимо он решил, что выяснит все позже, и просто задал основной вопрос.

- Куда идешь?

Но как раз на него Ника и не знала ответа, как и на более простой для них?,- «где и когда» она вообще была. Спрашивать было странновато, мало ли как себя поведут, еще сожгут на костре как ведьму. Решила ответить почти честно, - «Заблудилась». Такой ответ видимо пока устроил Сувора и он предложил ехать с ними в Киев. Ура, хоть Киев здесь есть и то хорошо…Так как других вариантов у Ники все равно не было, она согласилась.

Сувор по-хозяйски посадил ее на свою лошадь, и бравая четверка отправилась по ночной степи в путь.

Притихшая Ника поинтересовалась шепотом, куда они едут, на что Сувор ей шепотом ответил, что в более подходящее для ночлега место.

Более подходящей оказалась небольшая ложбинка, в которой горел костерок, правда так искусно прикрытый, что заметить его можно было только с нескольких метров. У костра сидел юноша, видимо их товарищ. Неподалеку паслись лошадки. Парень кивком головы поздоровался и, не задавая лишних вопросов, выложил ужин на небольшом отрезке материи. На ужин было вяленое мясо, хлеб, и какие-то орехи. Нику честно угостили. Хлеб был вкусным, мясо жестковатым, но как ни странно тоже съедобным. А орешки оказались самой обыкновенной и жутко вкусной лещиной. Откуда она среди степи? Пока Ника ела, она украдкой рассматривала этих странных людей. Одежда у всех была разная. У юноши, которого, как она услышала, звали Хорень, была рубаха или туника желтоватого цвета, подобные штаны, наискось через плечо была накинута сумка с плетеным ремнем, на поясе был нож, им он ловко резал мясо. На голове был кожаный шнурок или что-то наподобие обруча, также из плетенной кожи.

Два спутника Сувора, которые их сопровождали, были чем-то похожи между собой внешне и по одежде. На вид лет двадцать-тридцать, ну или около того (с определением возраста мужчин Ника вечно ошибалась), русые волосы схвачены сзади в хвостик, светлые глаза, правильные черты лица, поверх рубах были накинуты безрукавки мехом во внутрь, непонятного пошива штаны. На поясах висели мечи, явно не бутафорные, а на ногах были странного вида сапоги.

Ника принялась рассматривать Сувора. Этот был, похоже, старшим и главным в их компании. У него были русые волосы, рубаха была более светлой с какой-то вышивкой по краям, ее почти скрывал кожаный толи плащ толи пиджак, красивый пояс, мерцавший при свете костра, меч в ножнах, нож которым он также резал ловко мясо. Хлеб просто ломали руками. Вообще эта компания двигалась так ловко, бесшумно и уверенно, что сразу было понятно эти условия для них норма. Раздумывая над всем увиденным, Ника встретилась с внимательно изучающим взглядом Сувора и, испуганно опустив глаза, решила временно заняться только едой.

Это была самая странная, длинная и неудобная ночь в жизни Ники. Спать под открытым небом, в степи, в компании четырех не пойми кого, с полной неопределенностью впереди. Ей выделили нечто похожее на покрывало, постеленное на довольно плотный слой травы у костра, и со смехом сообщили, что может спать спокойно – насильничать не будут. С одной стороны Ника понимала, что ей должно быть повезло с попутчиками, с другой - чего от них ждать она тоже не знала. Так и заснула, пытаясь устроится на непривычном ложе, укрываясь выданным ей плащом, который плащ был плотным тяжелым но главное - теплым, мучимая невероятным количеством вопросов и страхов.


Утро, а точнее начало рассвета, началось с того, что кто-то легонько тряхнул ее за плечо. Это был Хорень. Он кивком головы показал на потухший костер и произнес одно слово – еда.

Мда, неразговорчивый паренек однако, подумала Ника и тут же напрочь забыла о нем ощутив как ломит все тело от непривычной ночевки на земле. Она медленно села, ощутив, что суставы чуть ли не скрипят от боли, и удивленно осмотрелась вокруг. Светало. Узкая алая полоска на востоке разгоралась на глазах, по степи полз белесый туман, а трава вокруг была вся седая от росы. Спутники Ники бесшумно двигались, собираясь в путь. Ника невольно вспомнила, что во всей истории точно есть город Киев. Все вокруг него собиралось… Интересно, эти путники идут в тот Киев? Или нет…он же не один был…были и другие городки и селения… А может все тот? Было б неплохо, о нем она хоть что-то помнила по истории…. Однако, подумав о том, что путь до Киева может предстоять по дикой степи и на лошадях Ника ужаснулась. Это сколько ж туда идти? Срочно захотелось закрыть глаза и поверить, что все это ей только снится. Не удалось. Окликнул Сувор.

- Эй, Леля, вставай. На лошади ехать сумеешь сама?

- Я не ляля, обиженно буркнула Ника. Вроде бы умею.

-Это как?

- Давно ездила.

- Хм, и то хорошо. Я уж думал ты совсем камнем на шее будешь. Мы дадим тебе нашу запасную лошадку. Не обижай ее. Последние слова Сувор уже говорил со смехом. Что-то в Нике его явно очень веселило, хотя подумав Ника решила, что это неплохо. Веселящийся человек редко что-то плохое задумает… наверное.

Умывшись из ручья, который оказался неподалеку, Ника достала из сумки маленькую расческу и распустила волосы. У нее были длинные русые с медным отливом волосы и после беспокойного сна выглядели они не лучшим образом. Расчесываясь, Ника с тоской подумала о том, что, ввиду ситуации, где и когда она увидит душ и шампунь, очень хороший вопрос. Одежда благо оказалась более-менее подходящая для путешествия. Прикинув перспективы, Ника решила заплести косу вместо хвостика, который у нее был накануне, и сменила заколку на резинку для волос. Уже собираясь прятать заколку, она услышала шорох и обернувшись увидела Сувора. Он внимательно рассматривал заколку в ее руках и озадачено хмурился.

- откуда ты?

-…из Донецка,- Ника понимала всю глупость ответа, но ничего умнее придумать не смогла.

- Где это?

Ника устало опустилась на землю…Это…Это там где вы меня подобрали…Брови Сувора удивленно поползли вверх. Ника решила задать хоть один из мучивших ее вопросов, пока он совсем не посчитал ее сумасшедшей.

- Кто правит в Киеве?

-Олег, ответил на автомате Сувор…и уставился на Нику еще более непонимающим взглядом. Но решил вернуться к первому вопросу. Что значит там, где мы тебя подобрали? Там же только степь. Поселений там точно нет, последнее лет десять назад спалили степняки. Или ты так степь называешь?

- Нет…Я так называю свой город…Он там… будет… спустя где-то тысячу с хвостиком лет, если меня не подводит память и школьная программа …. Ника измучено вздохнула и глянула на Сувора. Он изучающее смотрел на нее, она выдержала взляд и он вдруг усмехнулся…

- Ты хочешь сказать, что ты оттуда где боги живут?

- Нет, я оттуда где люди живут, точнее будут жить…ну, из будущего…

-Это как?

- не знаю, ну из дней которые еще не наступили.

-И как ты здесь очутилась, взгляд Сувора был теперь настороженным и даже слегка сердитым.

- не знаю… если б я только знала…и если б могла вернуться…

Сувор уселся рядом, размышляя над услышанным. Ника ждала его реакции.

- Ладно, времени нет на посиденьки, нужно сначала уйти с территории степняков, а там подробнее расскажешь.


٭٭٭

Часть 2

Ехали целый день. Ника довольно быстро вспомнила навыки езды на лошади, которые ей привили когда-то друзья в селе у бабушки. Полезно оказалось кататься в загоне с лошадьми без седел, кто б мог подумать, что пригодится! Ника не отставала от остальных, лошадка была послушная да и видимо просто привыкла ехать в их режиме, у Ники тоже вариантов не было. Цветущая степь вокруг не менялась, точнее менялись цвета и немного линия горизонта, изредка попадались чахлые, явно случайно принесенные ветром или зверьем деревца. И все, никаких признаков жилья, людей. Было странно для Ники не видеть терриконов и дорог, да и просто полей. Пейзаж был настолько непривычен, что отвлекал внимание Ники от ее невероятного положения. До сегодняшнего дня она и не представляла себе насколько неотъемлемыми являются для нее дороги с более-менее убитым асфальтом, клаптики распаханных или свежезасеянных полей, дома транспорт, люди. Эти серые коробки, которые так раздражали ее всегда, вездесущие машины, мотоциклы, скутеры, тракторы. Ощущение было дикое, во всех смыслах этого слова. С одной стороны Ника не могла отвести глаз от этой красотищи, с другой ей становилось жутковато от мысли, что было б с ней, если б ее не подобрали эти древние путешественники. Хорошо хоть не в каменный век попала, с теми б точно не договорилась, наверное. Как-то навыков охоты на мамонта ей точно негде было добраться.

Под вечер Ника еле живая сползла с лошади. Умение умением, но целый день на лошади – это очень долго! Сувор за целый день ничего не спросил больше, вообще ехали быстро и большей частью молчали, у всех были озабоченные настороженные лица. Более-менее напряжение спало, когда они доехали до небольшого лесочка. На ночевку устроились под большим дубом, он словно грозный правитель возвышалось среди молодняка. Странно, бескрйняя степь и вдруг такой огромный дуб…Как он суда попал?

На ужин были подстреленные братьями в пути куропатки и еще какая-то птица размером с индюка. Ника решила, что это легендарная Дрофа, полностью исчезнувшая веке так 19м. В памяти Ники смутно крутилась картинка из школьного учебника и скорбное выражение учителя рассказывавшего про исчезнувшие виды. Мда…знал бы он, что одна из его учениц будет судя по всему, кушать на ужин этот самый исчезнувший вид... Ника невольно улыбнулась, представив себе лицо учителя, всегда на уроках такого серьезного и строгого одновременно.

Пока Хорень занимался готовкой ужина, остальные занимались лошадьми, оружием. Как рассмотрела днем Ника, у каждого к седлу лошади были прикреплены сумки с разными полезными вещами, также у всех были луки и стрелы. Свою сумку Нике помог Сувор также прицепить к седлу лошади, правда пока крепил недовольно качал головой-видимо его не устраивал пошив сумки, что неудивительно. Наверняка ее создатели меньше всего думали, что сумке найдут применение в таком походе.

Воды поблизости не оказалось и Ника, которую жутко раздражало отсутствие возможности переодеться и скупаться, усевшись немного в стороне от всех, достала влажные салфетки и начала вытирать лица и руки. Дорожной пыли то здесь не было, ввиду отсутствия самих дорог как таковых, но вот пыльцу растений и просто пот никто не отменял. За этим занятием ее и застал Сувор. Оказалось довольно трудным делом объяснить ему, что это у нее такое. Сами влажные салфетки его не слишком удивили, а вот упаковку он долго вертел в руках. И пришел к выводу, что это непрактично. Потом он попросил показать, что еще необычного у нее есть. Тут Ника задумалась. В принципе наверно для его времени у нее было все необычное, ну разве что кроме серебряных украшений. Серьги и кольца делали и в это время, а их вид…ну это уже не так смертельно как телефон или фотоаппарат. Хотя батарея телефона не долго протянет даже в выключенном режиме, а фотоаппарат…ну коробочка…смутить, наверное, может только вспышка…

Однако Сувора заинтересовала молния на сумке, зажигалка, он дотошно расспрашивал Нику как она работает, задумчиво покачал головой глядя на незатейливую металлическую с мелкими камешками заколку, назначение телефона он не понял в принципе как и фотоаппарата, косметику он осмотрел мельком, вид бумажных денег его рассмешил, ключи его удивили размером.

Изучив ассортимент ее вещей он задал вопрос поставивший Нику в тупик.

-А где оружие?

-Какое?

-Ну, хоть какое-нибудь. Ты же должна как-то себя защищать, если ты одна в степи? Ну, или просто охотится?

-Сувор, (Нике так и хотелось добавить какое-нибудь отчество), представь, что ты дома, вышел ну, например, к другу в соседний дом, а тут бах, и ты неизвестно где….У тебя бы с собой оказалось все что нужно?

- Хм, ну наверное нет.., но меч точно бы был при мне!

- Угу, и в моем времени тебя бы сцапал первый же патруль ППСников за незаконное ношение холодного оружия… Вздохнув, прокомментировала Ника. Хотя тут же улыбнулась, представив этого громилу в окружении патруля, кто кого испугался б, это еще вопрос.

- А кто это такие?, недоуменно спросил Сувор, - и за что они бы меня скрутили?

- У нас не разгуливают с мечами наперевес по городу. Это запрещено …ну для безопасности. Да и не пользуются в наше время таким оружием, даже на охоте.

- Для безопасности кого? А каким пользуются?

- Для мирных жителей. Спустя столько лет, изобрели очень много видов оружия, но раз уж я здесь и его с собой у меня нет, значит, и рассказывать о нем нечего. Тем более, что я то и рассказать могу только в общих чертах. Толку это не принесет, а будет выглядеть скорей как сказка для детей.

Сувор смотря на Нику покачал головой… Да, странная ты… Вижу что не врешь, но такое рассказываешь…странное. Я и не знаю, что говорить парням своим.

- А что будет, если скажешь правду?

-Удивятся…хотя наверно плохого ничего не будет, они то и так видят, что ты странная… вроде и чужестранка но словно своя…есть в тебя нечто…

- А как их хоть зовут? Младшего Хорень, это я слышала, а тех, двоих?

- Стемид и Ивор. Они братья. Раньше были кузнецами. А вот нынче в воинах.

- А вы вообще откуда идете?

-Мы идем от печенегов. Княжа воля….Надо тебя к князю отвести, он у нас волхв, может подскажет как тебе быть.

-Князю…значит все таки в Киев…стоит ли? Будет ли князь тратить время на не пойми откуда приблудившуюся девчонку? И тем более помогать?

- Вот он сам и решит. А сказать ему нужно, да и одно ты с нами идешь. А мы к нему тебя прямохонько и доставим. А князь у нас мудрый.

Так, - сказал Сувор вставая с земли,- засиделись мы тут, гляди воины мои уж проголодались, да и познакомить вас нужно. Ишь, какие любопытные взгляды бросают.

Ну да любопытные,- подумала девушка. Целый день рядом ехали - как воды в рот набрали, ни одного вопроса не задали!

Подойдя к костру Сувор втянул воздух носом…пахнет.,

- Молодец Хорень, ужин вкусным будет.

- Ну что братья, проясним вопрос о нашей добыче. Эту девицу именуют, как вы наверное уже все знаете Ника. Она к нам попала по ее сказам из грядущего и, судя по ней, очень хотела б туда вернуться (братья тихонько фыркнули, толи одобрительно, толи изумленно). Как туда попасть, она знать не знает, и потому поедет с нами к князю, так как я думаю, обычный сельский волхв-кудесник здесь не поможет. А князь, на то он и князь, может, поможет вернуться, может просто подскажет как быть дальше, может она ему что интересное расскажет, может просто замуж выдаст чтоб не пропала дева, но решать будет как положено. Девицу и в дальнейшем не обижать, глаз на нее не ложить, это тебя Ивор касается, и.. вроде и все.- Сувор сел и придвинул поджаренное мясо, а сейчас - всем ужинать.

Ника неловко себя почувствовала после такой речи. Днем, когда она ехала с ними в неопределенном статусе, было, вроде, проще. Теперь же на нее любопытно уставились три пары глаз. Первым весело хмыкнул Ивор.

- ну вот, в кои то веки красу-девицу в походе добыли, так и на ту смотреть запрещают, и видимо решив компенсировать данное расстройство, активно принялся за птицу, которая была на ужин.

Стемид и Хорень, никак не откомментировав, ситуацию также принялись за ужин. Ника тихонько подсела ближе. Стемид ей тут же вручил хлеб, пол куропатки и посоветовал долго над едой не думать, так как может остаться голодной.

И Ника с удивлением поняла, что ей довольно уютно в этой компании средневековых…даже не средневековых, но определенно рыцарей. Нашла таки, не смотря на «степь безлюдную» и даже не одного. Было легко… до странности. Она, конечно, любила сказки, про славные древние времена, но и историю читала, и потому была удивлена. Люди, с которыми она сидела за костром, не напоминали ей варваров, скорее они напоминали любителей истории на экранизации какой-то исторической картины. Они производили даже более приятное впечатление, чем большинство студентов на отдыхе. Нет матов, пошлых песенок, пива в немеряных количествах и сигарет. Ника конечно понимала, что они не на прогулке, и оружие не просто так при себе держат, но в данный момент они абсолютно не ассоциировались у нее с грязными варварами какими их частенько изображала история.

После ужина все кроме Ивора, уляглись спать. Как только теперь поняла Ника, он стерег их. Нес дозор, и видимо потом он сменится. Так как утром никто из отряда не проявлял сонливости.

Заснула на этот раз Ника очень быстро, видимо сказалась усталость. И ночевка под открытым небом уже не казалась ей такой неудобной, да и плащ у Стемида, был очень удобный. Как быстро человек ко всему привыкает….


Она бежала по туманному лесу, догоняя смутную тень впереди. Спешила, цеплялась за кусты и корни, сбивала ноги и когда уже выбилась из сил, неожиданно резко выскочила из тумана в степь. Солнце резануло глаза, степь была в цветах, бескрайняя, свободная…Но она решив что упустила того, кого догоняла, кинулась назад в лес…Лес словно марево таял за спиной, отступал, а вместе с ним и тень за которой она гналась …она побежала.. просто побежала по степи со всех сил надеясь догнать исчезающий в дымке лес…А он все отступал и в какой-то момент она поняла, что летит. Летит высоко в небе, а под ней цветущая степь плавно переходит в лес, яркий изумрудный, величественный лес….. небо было бескрайним и бездонным. С высоты полета он видела всю степь, ощущала каждое живое существо. Лес, убегавший от нее, вдруг стал родным, почти частью ее души Эмоции захлестнули ее и, в какой-то момент ей казалось, что она просто растворится в небе, станет частью его. Было легко и немного грустно.

Ника проснулась со странным ощущением грусти и надежды…Светало. Стемид и Сувор собирали вещи.

Предстоял еще один день пути. А сколько их всего еще впереди Нике было страшно и представить. Она даже в самом бредовом сне не могла представить, что будет идти к Киеву пешком, ну точнее ехать на лошади, хотя в сравнении с поездом, которым она пару раз ездила в Киев в своем времени, это не намного для нее отличалось.

Сегодня настроение у компании явно улучшилось, причиной этому оказалось то, что основную часть степи они проехали без встреч со степняками, что было просто невероятной удачей. Ивор, косясь на Нику пошутил, что это она оберегом у них «работает», так как до встречи с ней пару раз пришлось обходить стороной их отряды. Как ни странно для Ники, его не засмеяли, а вполне с этим согласились, сообщив, что при одном ее ярком костре можно было попасть в лапы степняков, а она умудрилась привлечь славян, да еще из княжей дружины. Значит Берегиня ее ведет и везет им не спроста, и ее везение теперь на всех действует. По словам Сувора, в ответ на недоуменный взгляд Ники, Берегиня - это великая богиня, породившая все сущее и оберегающая людей. И, видимо, Ника ей чем-то приглянулась раз она так ей помогает. Ника правда размышляла над тем, что как-то невероятно выборочно действует ее везение или оберег Берегини, например чем «оно думало» закидывая ее в прошлое. Хотя, может Берегиня ее уже здесь взялась оберегать, тогда к ней не прицепишься. Ника улыбнулась своим мыслям. Сказала б она кому дома, что всерьез размышляет какая богиня ее бережет и почему…смеялись бы долго. Но чему только не поверишь, попав неизвестно как в прошлое.

٭٭٭

Вера Ивановна жила очень давно в этом мире, так давно, что многие перемены в истории страны в которой жила, воспринимала просто как временные капризы судьбы. На вид ей было лет пятьдесят, приличная одинокая женщина, работающая преподавателем иностранного языка в университете, подрабатывающая частными уроками - так она выглядела со стороны. На самом деле все было немного не так, а точнее совсем не так. Работа преподавателем давала возможность вращаться в кругу молодежи, выявлять способных к «необычным» талантам и брать или не брать их «в оборот». А талантливая молодежь - это огромная ценность во все времена, не зависимо от политического строя страны, политики партии или социальной ситуации. Эти таланты находили применение всегда, хотя иногда и губили своих носителей… всякое бывало. Тут уж как высшие силы решат да человек «вырулит». Для самой Веры Ивановны, главное было оказаться рядом в удобный момент, и тогда можно было очень хорошо повернуть ситуацию на пользу себе.

Сейчас к ней «случайно попала» необычайно одаренная девочка из неблагополучной семьи. Нет, на первый взгляд вполне обычная семья со средним достатком, но по факту… по факту у девочки были приличные способности и никаких моральных ограничений на их использование. Очень удобно и одновременно очень опасно. И вот теперь эта чудо-студентка закинула в прошлое случайную прохожую… и что особо смущало Веру Ивановну, так это ее «случайность». За секунду до отправки она ощутила какой-то странный импульс, вот только определить, что это было не смогла. А определить нужно и срочно, потому как игрушки со временем могут ой как аукнуться, если только они не устроены самими богами…А как узнать? Боги уже давно неохотно с ней общаются, и не только с ней…вера людей в чудо слабеет и все эфемерней связь с теми, кто может эти чудеса объяснить. Лика только хлопала глазами и разводила руками, и хоть это явно не предел ее способностей, на сегодня из нее явно больше ничего не вытянешь, значит нужно пробовать позже. А чем позже, тем меньше шансов все исправить…

٭٭٭

К обеду Ника и ее проводники/сопровождающие доехали до реки и продолжили путь вдоль нее. Сувор рассказал девушке, что по этой реке проходит так называемая граница Хазарского края. Скоро они должны пройти городище Верхний Салтов, которое по сути является пограничной крепостью. По рассказам людей у салтовского воеводы был любимый конь, который отличался непокорным нравом. А из одного из военных походов воевода привез пленницу - необычайной красоты. Он подарил ей своего любимого коня, на котором девушка часто переплывала реку и верхом отправлялась в степь. Однажды она не вернулась. Долго искали девушку в степи, но не нашли. Воевода очень грустил, что остался и без коня, и без возлюбленной. Через какое-то время конь вернулся, но один. Воевода сильно разгневался на него, что тот не сберег девушку, и в сердцах убил коня. Раскаявшись, атаман приказал мастеру выплавить из золота статую коня в полный рост. Но во время очередного похода воинственных соседей, добавил Ивор, коня забрали как военную добычу, а воевода не уберег и собственную голову. Вот она судьба пограничных селений.


Ника в слушала рассказы Сувора и Ивора и с любопытством рассматривала реку. И когда ее взгляд наткнулся на меловые обрывы, с удивлением поняла, что это Северский Донец, и похоже именно на этом месте в ее времени находятся церкви Святогорья. Она и сама здесь не раз бывала…но без церквей, даже не сразу сообразила где видела такие меловые обрывы. Весенняя нетронутая природа и отсутствие признаков жилья просто поражали… Ника так засмотрелась на меловые «скалы», что не заметила как ее лошадь почувствовав отсутствие управления, остановилась и начала пощипывать травку.

Ивор удивился.

-Что ты там так рассматриваешь?

-Сдесь будет Святогорье и много монастырей…ответила Ника

-Много чего?,- в один голос спросили уже Сувор и Ивор.

- Монастырей, храмов, такие красивые здание в которых живут монахи и молятся богу..

-Перуну?, хотя зачем ему храмы…задумчиво произнес Стемид.

- Нет, не Перуну, Христу.

-Это тот сын плотника, которому молятся Царьградцы?

-Да… наверное. Я не помню кому они молились, то есть молятся. Озадачено произнесла Ника.

-Нет, быть такого не может! Храмы в честь сына плотника на нашей или Хазарской земле?!- рассмеялся Ивор.- А куда же денутся Перун, Велес, Лада, Берегиня и все остальные наши боги? Неужто просто исчезнут в один миг?

-Ну не в один миг, до наших времен рассказы о них сохранятся, но верить в них люди не будут, впрочем, в мое время искренне верит вообще очень мало людей, а уж сколько разнообразных верований до нашего времени появится и исчезнет….

-Значит, ты говоришь к твоему часу мы все будем верить в сына плотника?- настороженно переспросил Сувор. - А сама то ты, во что веришь?

-Я…Ника на секунду растерялась…я верю в то, что что-то над нами есть, а уж один это бог, Христос, Аллах, Кришна или компания древнеславянских богов я уж не знаю. Никто из них мне лично не являлся и не назывался, - уже с улыбкой добавила Ника.

Последняя реплика Ники, похоже, успокоила вдруг насторожившегося Сувора.

- А как же мавки, лешие, домовые, русалки? Неужто и в них не веришь,- удивился Ивор.

- Пока лично не встречу, не поверю,- рассмеялась в ответ Ника. Познакомьте меня с лесной мавкой, и я поверю, что они есть.

- ну эти могут и познакомится с тобой…тихонько хмыкнул Стемид.,- главное, чтоб ты потом живая от них ушла. Дальше путь продолжали молча.

Они заехали в небольшой лесок, когда внезапно послышался резкий свист и Нику кто-то резко столкнул с лошади. Она рухнула в растущий под огромной елью куст сирени, и хотела было возмутится на глупую шутку, но открывшаяся ей картина заставила ее замолчать, а точнее просто потерять дар речи.

Там где она только что была, с лошади падал Хорень со стрелой в спине, еще несколько стрел торчали в земле, троицу ее спутников окружил с десяток людей явно не дружелюбно настроенных. Сувор, Стемид и Ивор обнажили мечи. Ника встретилась взглядом с Стемидом и он взглядом показал ей на Хореня.

Последовал еще один свист, и ватага бросилась на троицу.

На какое-то время Ника почти оглохла от резких звуков стали и криков, но потом взяла себя в руки и посмотрела на Хореня. Он лежал за спинами разбойников и Ника попыталась тихонько подтащить его под листву куста, в который она свалилась. И тут она изумленно на него уставилась…это ведь ей предназначалась стрела! Почему Хорень ее спас? Теперь она так жалела, что не познакомилась с ним поближе не расспросила кто он и откуда… Все эти мысли крутились у нее в голове пока она его подтаскивала и прятала под листвой. Стрела торчала из спины, и она не знала, как его можно перевернуть, потому положила на бок. Непрошенные слезы навернулись на глаза, а через секунду она уже почти ничего не видала от слез. Почему?! Почему она абсолютно ничего не помнит о первой медицинской помощи… Почему ее забросила сюда, ведь одно ее присутствие стоило жизни этому мальчишке! Внезапно она услышала, как ее называют по имени и, с трудом протирая глаза, поняла, что это шепчет Хорень. Он с трудом дышал, но приоткрытые глаза были спокойны.

-Не плачь, Леля, так должно быть…,-прошептал он.

-что должно? Как тебе помочь?

-Мне не помочь…это моя доля…

-Какая к черту доля, если б не я - ты был бы жив!!!

-Не плачь, ,- Хорень как то очень спокойно улыбнулся, - я уйду к предкам, мой путь пройден, а твой только начинается…Иди к князю…Наша земля очень давно тебя ждала…. Голос Хореня на последних словах стал еле слышным, он сказал что-то еще, про вторую Лелю, но Ника не поняла что, но почувствовала как исчезло и это еле слышное дыхание. Это странное ощущение…Она никогда не была сильна в медицине, а тут вдруг ощутила смерть, как будто мимо нее пролетело что-то светлое невесомое и устремилось в даль…И почему-то она была уверенна, что именно так и ощущается чужая душа….Но осознавать, откуда взялось такое странное ощущение, было некогда. Впрочем, и мирится со смертью девушка не желала. Она лихорадочно кинулась проверять пульс, доставать зеркальце но, увы…. абсолютно ничего. Поверив, что он похоже и правда умер, опять бессильно залилась слезами. Сквозь слезы она слышала шум драки словно издали, а потом он и вовсе затих.

Она подняла голову только когда услышала, как кто-то раздвигает ветки над головой, и встретилась взглядом с Сувором.

Он внимательно посмотрел на нее, на лежащего у нее на руках Хореня и сокрушено вздохнул.

-Вот и нет у меня в отряде волхвенка….,- сказал он, бережно поднимая Хореня с земли…


٭٭٭

Лика, шла по городу стреляя глазками на симпатичных парней и одновременно обдумывая как это она так лихо «попрактиковалась» со своими способностями. Подопытная правда тоже та еще попалась - мечтательница до мозга костей. Это ж нужно так отвлечься, что незаметно ухнуть в прошлое! Вот чудачка! Вера Ивановна конечно в ужасе и разъярена, но, это не так страшно. Лике, по большому счету было плевать, что там себе думает эта старушенция, хоть она и изображала страшный перепуг ее яростью. Бескорыстные мотивы Веры Ивановны в помощи развития талантов, не слишком сильно внушали доверие, ведь всем известно, что бесплатный сыр только в мышеловке. А потому Лика «забыла» упомянуть, что в принципе может отследить, куда провалилась подопытная мечтательница. Не стоит делиться данными, пока сама не решишь какую из них можно получить пользу. И именно этими мыслями была в данный момент занята ее симпатичная рыжеволосая головка.

На симпатичную девчонку неоднократно заглядывались парни, пара пыталась познакомиться, один приставал с предложением «зятя маме», - ага, щаз, маме только зятя для полного счастья не хватало. Обойдется, у нее один уже есть, вот пусть с ним и мается, а Лику увольте от этого «счастья». Нет, поклонники с цветами и машинами это очень даже интересно, но вот зятя… не-е, цепи на эти хрупкие ручки рановато одевать, а если одевать, то понимать ради чего. Уж явно не ради сомнительного удовольствия вместе с «суженым» пахать до конца своих дней.

-красотка, давай подвезу,- послышалось из притормозившего у тротуара, совсем не по правилам дорожного движения, «мерса».

-да я и ножками неплохо хожу, а ты научись водить сначала по правилам - иронично улыбнулась, Лика и, отметив разочарованное лицо парня, свернула в ближайший магазин. Не, ребят, не на ту напали, «снимать» ее не нужно. Ради смазливой мордочки и неплохой тачки она не собирается ничем жертвовать, а тем более своим телом. Все ж понятно с этим умником. Решил ща я тут ее в кабак свожу, на тачке прокачу и все – быстро в койку. Ага, разбежался. Иди, ищи себе другую дуру.

Лика рассматривала с интересом витрину ювелирного магазина, в который неожиданно для себя свернула. Бриллианты, изумруды, золото, платина… мда…сколько всего хочется, а обходиться приходится малюсеньким бриллиантом в тоненьком золотом, подаренном еще дедом колечке, да золотыми серьгами от прабабки… маловато… нужно подумать как выкарабкиваться из этой нищеты и зависимости от родных, да так чтоб в поле зрения ненужных людей не попасть… А то знаем мы этих «бескорыстных», за ними глаз да глаз нужен, как бы чего такого не на «бескорыстили», что потом до конца дней, если не отмоешься, так не расплатишься!

٭٭٭

Часть 3

Тело Хореня спалили на костре, Нику рыдающую навзрыд и порывающуюся их остановить утверждающую, что он может еще живой, просто держал Стемид. Ивору ранили руку в драке, Сувор со Стемидом отделались легкими ссадинами и синяками. Как пояснил Сувор, это были просто разбойники, любители легкой наживы. Они не рассчитали силы и четверо из них остались лежать на месте драки, еще трое сбежали. Сувор пояснил, что они одеты не как дружинники и видимо разбойники их приняли за мирный люд и не рассчитывали на серьезное сопротивление с таким перевесом в количестве. Нику тоже приняли за мужчину, хотя почему стреляли именно в нее непонятно. На первый же вопрос Ники - почему ее спас Хорень, прикрыв собой?- Сувор сказал, что о том не у него спрашивать надобно.

Позже воины развели костер и, нагрев воду, начала обрабатывать раны. Пока они их просто промывали куском ткани и горячей водой Ника просто краем глаза смотрела, но когда она увидела, что они собираются прижигать открытые раны раскаленным металлом от ужаса перед такой процедурой вдруг вспомнила про перекись водорода, которая была у нее в сумке. Заглянув в сумку и порадовавшись, что стекло у пузырька толстое и не разбилось при падении, она достала его и решила помочь своим спутникам.

-Что ты мне предлагаешь?, - Ивор удивленно на нее смотрел,- почему я не должен прижигать рану? Если ее не прижечь, то может пойти лихорадка, а от нее и помереть можно.

-Подожди, перекись продезинфицирует рану, сделает по сути тоже что и железо, только мягче и более тщательно.

-как эта вода может заменить огонь? Да и мыл я уже рану. И не нужно ее дезецировать…Ивор с трудом попытался повторить неизвестное словечко.

-это не вода. Дай я промою рану. Хуже не будет.

Сувор с хитринкой наблюдал за препирательством Ивора и Ники. И, решив положить конец спору, сказал,- Ивор, пусть промоет рану, сказано же - хуже не будет. Волхвенок как говорил – «Ее помощь будет необычной и неоценимой, если примите ее»

-Это кто про кого так говорил, - удивленно уставилась на него Ника.

- Про тебя, Леля, поворчал Ивор, подставляя ей руку. Ника тут же схватила ее и начала обрабатывать пока он не передумал, решив, что позже выяснит кто и о ком говорил, и почему ее все лялей называют. Ну не нравилось ей это прозвище, ассоциировало сразу с упакованной с головы до ног в розовое, пустоголовой блондинкой. А она себя такой точно не считала.

-Жжет, - удивленно сказал Ивор, глядя как пенится в ране перекись водорода.

-Да, это она всю инфекцию убивает, улыбнулась Ника. Вот теперь нужно только перевязать рану, но это я думаю у вас лучше получится, повязки не мой конек.

-Это как? Ты умеешь очищать раны без огня, но не умеешь их перевязывать?, - удивленно переглянулись воины.

Ника в ответ только беспомощно улыбнулась,- И такое бывает…

Обработав все остальные открытые ранки у Сувора и Стемида, девушка порадовалась, что хоть что-то у нее оказалось полезным. Хотя…разве это польза в сравнении со смертью человека…


Ника сидела у костра и задумчиво смотрела на огонь, когда к ней подошел Стемид.

-Не плачь,- он вытер слезу у Ники на щеке, которая только сейчас заметила, что снова плачет,- Хорень знал что делал.

- Что значит знал? Зачем? Зачем он погиб из-за меня?

-Хорень был Волхвом..

-Как так? Он же еще мальчишка…Я думала волхвы были седыми мудрыми стариками…

-Волхвы разные бывают. Хореня отправил с нами Судислав, волхв с которым князь общается. Зачем мне неведомо, но это Хорень отправил нас с Сувором к твоему костру, сказав, что там нужна наша помощь, Сувор еще подивился, как может понадобиться помощь человеку, не боящемуся открытый огонь в степи разводить…может это засада или степняки…

-Да, вот еще, Хорень велел это тебе передать,- Сказал Стемид, доставая пояс с ножом. Этот нож Ника только раз видела, да и то мельком, в первый день, но тогда не обратила на него внимания. Теперь же, взяв его из рук Стемида, изумилась искусности вырезанной ручки, под разными углами нам виден был разный рисунок, то лесная чаща во всех подробностях, то зверь в прыжке, похожий на кошку, залюбовалась отблесками огня на гладкой стали. Она никогда не думала, что любит оружие, тем более ножи, но сейчас, взяв в руки этот нож, она поняла, что прикипела душой к этой вещи, с одного взгляда. Он был легким и теплым, нельзя сказать, что маленьким на вид см.30, но при этом язык не поворачивался назвать его тесаком. Это был странный нож, словно живой…И тут только Ника осознала сказанное Стемидом..

-Как просил передать? А почему не сам? Когда просил?, - ошарашено засыпала она Стемида вопросами.

-Вчера утром, видимо он знал, что не сможет, или хотел так тебя утешить. Не знаю, но отдал мне и сказал передать тебе как память о нем. И сказать чтоб не винила себя…теперь я понимаю что он имел ввиду…Да и нож волховской, далеко не каждый взять в руки может, иным он руки огнем печет, иным раны наносит…а тебе смотрю как родной…

Ника была близка к обмороку от осознания того, как спокойно эти люди относятся к смерти, как странно здесь переплелись ее знания истории, сказки и поверья. Она уже сама не понимала, во что верить а во что нет. Но нож и правда словно грел руку, словно становился продолжением ее руки.

Позже когда устроились на ночевку, Ника засыпая не переставала мучиться одним и тем же вопросом, «почему это случилось именно с ней?», и странное предчувствие, что это только начало….


На следующий день они к полудню доехали до городка Верхний Салтов. Городком бы правда Ника это ни за что не назвала, селение по размеру было меньше некоторых современных сел ее времени, но ров и вал вокруг него Нику впечатлили. С любопытством рассматривая все вокруг, Ника предпочитала молча наблюдать, боясь вставить хоть слово в разговоры Сувора с местными жителями. А если учесть, что половину слов она в прямом смысле не понимала, то чувствовала себя при этом словно в школе на уроке иностранного - о смысле сказанного угадывала по интонации и изредка встречающимся знакомым словам.

Они остановились у знакомого Сувора, как поняла Ника, тот был купцом. Сувор, пообщавшись с Гостромыслом, имя купца позабавило Нику, сообщил, что здесь они пробудут несколько дней, а после по реке поплывут дальше. Нику отвели, как она поняла в женскую часть дома, и познакомили с хозяйкой и ее двумя дочерьми. Хозяйку звали Любомира, а дочерей ее Изяслава и Красава. Любомира была статная, моложавая женщина, дочерям было 13 и 15 лет. Изяслава, старшая, была невысокого роста, со светлой косой и бойким нравом. Наряды всех троих женщин заставили Нику в очередной раз задуматься о том, как странно она, наверное, выглядит в их глазах. Все три были одеты в длинные платья с большим количеством украшений на шее и руках. И еще со странными украшениями на висках. И хотя эти украшения напоминали те, что Ника видела в музеях, смотрелись они на них очень органично, а Ника на их фоне выглядела, по меньшей мере, нищенкой. Однако, видимо хозяйка дома получила какие-то наставления от мужа, так как не задавая лишних вопросов Любомира оставила Нику на попечение дочерей и старшая, Изяслава тут же активно принялась расспрашивать гостью, параллельно показывая ей дом. Обе девушки были с длинными косами, миловидные и очень активные и как ни странно взрослые. В понимании Ники девочки в таком возрасте должны быть не такие, это же еще дети, а здесь это уже серьезные и все знающие хозяюшки, девицы на выданье.

Красава, младшая дочь, в основном молчала, но с интересом слушала, ходя вместе с ними. Чуть ниже Изяславы, с длинной русой косой и просто невероятными карими глазами, она полностью оправдывала свое имя и казалась такой легкой и хрупкой, что Нике хотелось ее обнять и защитить. Данное желание очень развеселило Нику, как только она вспомнила в каком она сама положении.

Изяслава повела Нику в горницу, которая оказалась просто спальней и, подивившись ее наряду, предложила ей на выбор свои платья пока почистят ее одеяние. Правда платье она назвала «сороченца», хотя на вид оно и правда слегка напоминало длинную льняную рубаху, украшенную искусной вышивкой по краям и с плетенным поясом. Также к данному платью прилагалось что-то наподобие юбки, которая запахивалась на бедре. Еще Изяслава достала мягкие кожаные туфельки несколько пар и дала примерять Нике. Одни ей идеально подошли. Ника в очередной раз изумилась тонкости работы, туфельки были мягкие, удобные, коричневого бархатистого цвета с изумрудной вышивкой по бокам.

После подбора одежды девушки повели Нику в купальню. Немало недоумения вызвала у девушек вся одежда Ники, но венцом непонимания стало белье. И когда, почти все время молчавшая, Красава задумчиво спросила, как же его стирать в реке, Ника быстренько убедила их что со своей одеждой вполне сама справится, и совсем не обязательно ее всем демонстрировать. Просто дайте кусок мыла, и она сама все отстирает. Но что такое мыло ей тоже пришлось долго объяснять, пока девушки со смехом не принесли ей нечто серовато-грязноватого цвета и показали, что они стирают этим. На мыло это никак не смахивало и почти не мылилось, и Ника с тоской вспомнила обычный стиральный порошок, пачка которого у нее всегда стояла в общаге…Мда, какая хорошая штука все-таки блага цивилизации…были…

С горем пополам постирав вещи и искупавшись, Ника нарядилась в предложенную ей одежду, но чувствовала себя очень неуютно пока не высохло белье. Так как пока оно сохло, его изучало столько любопытных взглядов, что казалось оно скоро просто испарится от такого пристального внимания.

Рассматривать себя в новом наряде Нике пришлось в свое маленькое зеркальце, которое было в ее сумке, так как больших нормальных зеркал в доме не обнаружилось. Как ни странно наряд ей был к лицу, а наличие только цепочки с кулончиком из лунного камня на шее, и браслета с часами, делало наряд даже в какой-то степени изысканным. Зеркальце девушек удивило, точнее они видели нечто подобное у отца, но то было тусклым и металлическим, а это они долго вертели в руках пытаясь понять из чего оно. Пояснение Ники, что оно из стекла с напылением, ничего девушкам не сказало и, в конце концов, они просто приняли его как одну из чудных вещей чужестранки. Особый восторг вызвала у девушек ее дешевая китайская металлическая заколка с камешками. Ну да симпатичная, но явно не стоящая такого внимания. Глядя на невероятный восторг в глазах Изяславы Ника не жалея ее ей подарила.

Увидев переодетую Нику, Сувор только хмыкнул в усы, а Ивор расхохотался, сказав, что даже в таком наряде она почти своя, но все равно выделяется. Ника подумала, что видимо манера поведения у нее слишком отличается.

Девушки долго сидели вечером при свечах, развлекая Нику разговорами, и работая над пряжей. Ника же, как «безрукая», в смысле не умеющая делать обычных для этих девушек вещей, просто бродила по комнате, разглядывая предметы. Все было таким натуральным, и одновременно таким необычным. Деревянные стены, резные украшения ручной работы, ароматные травы под потолком, тканные покрывала, оббитые медью сундуки…Ее особое внимание привлек светильник, подвешенный к потолку в котором стояла свеча. Сделанный в форме лодочки, с ажурными завитками по бокам, вставками янтаря и еще каких-то камней, и ручкой в виде змеи, он был массивным и изысканным одновременно. Заметив ее интерес, Изяслава с гордостью сообщила, что этот светильник привез ее отец из далеких стран и, что ничего подобного в их городе нет. Ника же, рассматривая эту работу неизвестного мастера, все больше и больше понимала, что очень много мастерства было потеряно во времени и исковеркано веяниями моды. Ей было очень жаль, что к ее рождению подобные вещи стали еще большей редкостью, хотя ведь могло бы быть и должно было быть наоборот.

Спать уложили Нику вместе с Изяславой и Красавой на одной большой кровати необычного вида, которую они называли «полати». Вообще названия бытовых предметов Нику постоянно ставили в тупик, а девушек веселила ее реакция.

Уже засыпая, Ника услышала, как ее потихоньку толкает молчаливая Красава.

-Ника, а ты наверное из далекого народа?

-ну,…можно и так сказать, - прошептала Ника. Поняв, что видимо девушку сильно мучало любопытство, но либо днем она стеснялась спрашивать, либо получила указания не интересоваться. Так как Изяслава, хоть и говорила целый день, но вопросы кто такая Ника и откуда, мягко обходила.

-А что значит твое имя?

- Ну, полное имя Вероника, означает «несущая победу»

-Странное имя для девушки,- задумчиво прошептала Красава.

-Почему?

-Победы нужны мужчинам, они воины, а женщина должна заниматься домом, детьми.

-В моем мире и женщинам не мешают победы…правда они бывают очень разные.

-А чем занимаются женщины на твоей родине?

-Многим…очень многим…давай спать Красава…прошептала зевая Ника, счастливая уже оттого что наконец-то может заснуть в постели, а не под открытым небом.

-Давай…

٭٭٭


На следующий день, девушки собирались в лес за травами и позвали Нику. Так как Сувор был занят своими делами и почти все время отсутствовал, а самой ей сидеть не хотелось в доме, Ника согласилась, тем более, что погодка была просто сказочная. Сухо тепло, все в яркой зелени и цвету.

В лес, который начинался буквально за забором, их отпустили в сопровождении одного из воинов купца - Лучезара. Он явно неровно дышал к Изяславе, а она охотно с ним кокетничала. Молодость в любые времена одинакова.

Девушки собирали много разных трав, и Ника бродившая с ними просто за компанию с удивлением поняла, что кроме неизвестных ей цветов, встречаются и вполне знакомые растения, так например девушки тщательно обрывали почки и сережки березы, цветы барбариса, обдирали даже тоненькую кору с калины. Спрашивать, зачем все это, Ника не рискнула, чтоб не показаться совсем глупой, и просто помогала им как могла. Вскоре они незаметно разделились, Лучезар с Изяславой убрели в одну сторону, а Ника с Красавой свернули в небольшой сосновый бор, собирая неизвестные Нике беленькие цветочки. Потихоньку они вышли к небольшому озеру. Озеро, все в солнечных бликах, было окружено цветущим лесом, который из сосняка плавно перешел в изумрудный, лиственный. И все это украшалось звонкими голосами птиц, трели которых были просто невероятными по разнообразию.

Ника отвлеклась от собирания светов и подошла к озеру. Природа просто заворожила ее своей первозданной красотой. Она в этом времени уже не первый день, но все равно временами просто теряла дар речи от захватывающей дух красоты. Почему все выглядит совсем не так как в ее времени? Ведь растения и птицы вроде те же…но вот что-то не так, совсем не так… Все живее как-то, ярче…Странно… Берег плавно спускался к воде и в нескольких местах в камыше были просеки, видимо это кто-то купался или воду брал, решила Ника, пойдя по одной из них прямо к воде. Камыш полностью скрыл от нее берег.

Внезапно она услышала слабый вскрик, даже больше похожий на писк. Не поняв, что это, она сначала удивленно прислушалась, но звук не повторился, хотя слышно было какое-то движение там где она оставила Красаву. Ника решила проверить, что это такое, может Красава какого зверька поймала? Но, выглянув из камыша, она изумленно увидела, как Красаву связал какой-то детина, и похоже собирался погрузить на недалеко стоящую лошадь. Детина, что-то развязывал у лошади, когда Ника не раздумывая кинулась на помощь. Схватив по пути валявшуюся на земле увесистую палку, она просто огрела детину по голове и тот, охнув, осел. Палка оказалась приличной, в другой момент Ника б ее наверное так запросто и не подняла б. Отбросив неожиданное оружие, Ника бросилась освобождать Красаву, не особенно интересуясь судьбой этого хмыря. Но, толи удар был слабоват, толи палка маловата, толи мужик крепок, но он быстро очухался. Нике хватило времени только развязать Красаву и сделать на несколько шагов. Мощный возмущенный рык возвестил их о том, что мужик их так просто не отпустит. Обернувшись, Ника увидела, что теперь он несется к ним с мечом наперевес, и явно планирует его применить как весомый аргумент. Ника и Красава оказались под большой липой и Ника, прикрыв собой все еще перепуганную Красаву, инстинктивно закрыла глаза, отчаянно ища выход, и желая стать грозным зверем который бы просто своим рыком остановил детину. И… внезапно они услышали страшный звериный рык из ветвей над ними.

Детина остановился, вытаращив глаза, а на него с дерева метнулась тень крупного и явно очень разъяренного зверя.

Ника с Красавой в ужасе забились под ветви дерева. Ника же вообще очень пожалела, что вообще открывала глаза, зрелище было не для слабонервных.


٭٭٭

Вера Ивановна с шумом рухнула в кресло. Вот несносная девчонка! Она упорно отрицает свою возможность конкретизировать куда и зачем отправила «подопытную»! И применить собственные способности для ее возврата!

Лика попала в ее поле зрения относительно недавно. Довольно неординарные способности, довольно специфический характер… Пришлось долго работать, пока нашелся на нее убедительный «выход». Так чтоб и девчонку не напугать и получить возможность с ней поработать. В итоге, Лике «совершенно случайно» порекомендовала знакомая Веру Ивановну, как хорошего преподавателя по иностранному языку. Женщина естественно знать не знала, кем была Вера Ивановна на самом деле, еще бы - столько лет работать над имиджем. Девчонка к ней таки пришла типа подтянуть немецкий язык. Ее интересные способности, естественно не по иностранному языку, которые были «неожиданно замечены старой и мудрой женщиной» в дальнейшем могли быть очень хорошим капиталом. Вот только конкретно сейчас Веру Ивановну эти способности ой, как не радовали. Лика, а точнее Анжелика, была настолько одаренной, что почти все у нее выходило с первого раза, однако порой, а точнее гораздо чаще, чем вообще возможно, это выходило боком. Но такого как неделю назад, еще у нее не было. Случайную девушку с площади просто «сдуло ветром» и единственное, что смогла сказать Лика « я нечаянно, она просто очень хотела в прошлое» И все! Ни как это у нее получилось, ни куда конкретно! Лика «просто увидела яркий зрительный образ и отправила ее к нему» лишь в процессе как-то почувствовав, что это прошлое. А потом удивленно - раскаивающийся взгляд и картинка цветущей степи…Кошмар!

Вера Ивановна работала с «одаренными» всю свою сознательную жизнь, а жизнь у нее была не короткая, но того, что сходу творила эта девчонка она просто не ожидала! А некоторые вещи как последний «финт» ученицы вообще выходили за рамки доступных уровней обычных одаренных. Интересно только откуда такой дар у самой обычной на вид девчонки из среднестатистической семьи? Врожденная аномалия? Стоит наверно разобраться с ее странной семейкой подробней. Что-то она наверняка упустила… но что? И самая большая проблема - она не могла исправить сотворенное этой малявкой, а та, похоже, не особо и хотела. Наивное хлопанье глазами у нее, конечно, было отрепетировано на отлично, но и Вера Ивановна могла подобные артистичные номера изображать. Хотелось бы только знать, почему девчонка «прикидывается валянком» и не стремиться исправлять «бока»? Она настолько безответственна или имеет планы на свой «финт»?


٭٭٭

Лика сидела в кафе с очередным ухажером. Белые розы, черный кофе, приличное кафе… Попивая кофе она из под прикрытых ресниц наблюдала за парнем. Все равно у тебя красавчик ничего не обломится, но почему бы не побаловать душу мужским вниманием? Хотя, мужчины нынче пошли не те… хилые, переживающие больше за внешний вид чем за суть…костюмчик, машинка, туфельки…не ну прикид, вполне приличный и статус подчеркивает, вот только мужчина в нем не чувствуется. Такой, чтоб сам все проблемы решил, от всех защитил, чтоб за ним как за каменной стеной… А современные все так, прессом меряются, железки в спортзалах таскают, родительскими деньгами хвастаются, ну или собственными, но таких тоже не много… Эх, может та мечтательница не зря ломанулась в прошлое? Там мужчины, судя по истории, были все как на подбор - хилые то в древние времена просто не выживали.

Вера Ивановна уже несколько дней мучала ее допросами да разными тестами на предмет обнаружения пропажи. Лика пока отверчивалась усиленно хлопая ресницами, но долго так продолжаться не может…Да и непонятно собственно зачем ей так нужно возвращать эту мечтательницу? Может там, куда она попала есть нечто интересное?. Может самой прошвырнуться в прошлое, попытавшись настроиться на эту чудачку? Хм, интересно, а она там вообще жива? Лика отвлекшись от болтовни кавалера, попыталась прочувствовать «пропажу». Хм, жива, еще и куда то перемещается… интересно…

--какие у тебя изумительные голубые глаза…,- комплимент парня отвлек ее от собственных мыслей,

-Да-а?..- изумленно протянула Лика, - а я наивная всю жизнь думала, что они зеленые,- девушка демонстративно достала зеркальце и проверила – глаза все так же зеленые. Ну надо же…, а то она аж засомневалась…Мда, внимательностью кавалер явно не утруждался, вешал на уши стандартную лапшу.

Парень, кажется Дима, не особо смутившись, решил сменить тему и сделал еще дополнительный заказ. Интересно он всерьез думает ее купить средним вином и относительно нормальным кофе? Смешно…… ох, уж эти предсказуемые современные парни… Нет, все, решено, стоит попытаться завернуть в прошлое за мечтательницей…Да, и от этого горе-претендента на внимание избавиться быстро и по возможности вежливо, а то мало ли что, земля круглая… Лика лучезарно улыбнулась попивающему кофе парню.

-Дима, я тут неожиданно вспомнила, что мне нужно к приболевшей тете заехать, можешь меня подбросить? - шансов отказаться у парня не осталось - противостоять обаянию Лики, если она его использовала на полную, не мог почти никто.


٭٭٭


Часть 4

Гостромысл вычитывал Лучезара, а тот стоял, повесив голову.

-Я тебя отпустил с дочерьми для охраны обеих! А ты мало того, что водил хоровод с Изяславой, так еще не уберег Красаву с чужестранкой! А если б лесной дух не заступился за них? Если б этот разбойник увез мою дочь…

- но я же его поймал!...оправдывался Лучезар,- и девушек спас..

-ну да, поймал он,…подобрал оглушенного и изрядно потрепанного рысью,.. поймал он... так его и девицы могли «поймать». Бери да вяжи!

Разбойником оказался один из местных жителей по имени Ратмир. Как выяснили молодцы Гостромысла, он планировал украсть Красаву и увезти в дальнее селение, а когда все успокоится сделать ее своей женой. Раньше он сватался к ней, но Красаве он был не по душе, да и старшую дочь еще не выдали, вот Гостромысл ему и отказал. Кто ж знал, что мужик так упрется.

Сувор отозвал Нику в сторонку.

-Ты знаешь, что Ратмир считает тебя виновной в его неудаче?,- спросил он осторожно.

-Почему? Я ж не виновата, что он решил красть дочь Гостромысла,- удивилась Ника.

-Ты ему помешала, а еще,- тут Сувор перешел на шепот,- он утверждает, что это ты зверя позвала волховскими заклинаниями.

-Ну да!? Хороша ведьма, дерется палками и чуть не помирает от страха по любому поводу. Да если б я могла, я б на него стаю волков натравила, - фыркнула Ника со смехом.,- а если честно, то мне было очень страшно, я думала что попрощаюсь с жизнью сейчас, что зверь его сцапает, а потом нас. Эх, была бы я ведьмой, не торчала б в глубоком прошлом, а сидела б сейчас в общаге за конспектами, пила чай, болтала с подругами…Последнюю фразу Ника уже вслух не сказала, а просто с тоской про себя подумала.

- Ну-ну, задумчиво покачал головой Сувор, и добавил,- Гостромысл считает, что это лесной дух защитил его дочь.

-Наверно правильно считает, случайности можно по-разному называть. А что будет с похитителем?

- Завтра утром решит сход, смерти придадут скорей всего. Это хорошо, так как если он будет жить, у тебя будет лютый враг. Он из-за тебя потерял уважаемое положение, девушку и возможно потеряет жизнь…

-Но почему из-за меня то? Я ж просто случайно там оказалась!

-Не бывает случайностей, Ника …В нашем мире - не бывает.

-бред какой-то… он сам знал на что шел…


Благодарная Красава ходила за Никой весь остаток дня хвостиком, и хотя сама Ника была под сильным впечатление от случившегося, присутствие более слабого, помогало ей справится с собой. Гостромысл предложил Нике как благодарность на выбор все, что пожелает из его товаров, но Нику смутила такая щедрость, тем более кинулась спасать Красаву она отнюдь не за награду. Да и зачем ей награда? Она сама не знает, куда и зачем идет, а тем более, что ей нужно. Но в итоге ее все таки уговорили взять немного монет в дорогу, и лично от Красавы браслет. От браслета Ника просто не смогла отказаться, так как он ей сразу понравился, но она и думать не могла, что он может быть ее подарком. Любовь к красивому - это было ее слабое место… Браслет был сделан из монет, или круглых украшенных резьбой бляшек со вставленными в их сердцевину камнями цвета морской волны. Камни словно собирали в себе свет и мерцали даже в темной комнате. Он просто притягивал взор. Как сказала Красава, этот браслет ей достался от прабабки, которая была знаменитой ведуньей. Бабка говорила, что у браслета есть особая сила, но суть ее поймет, а тем более сможет ей воспользоваться далеко не каждый. Пока никто на памяти родственников Красавы ее не ощутил. У Ники уже голова шла кругом от рассказов о магии, богах и другой чертовщине, хотя раньше она очень даже любила такие рассказы, видимо потому, что раньше рассказывающие сами не верили в подобное. Эти же люди со всей серьезностью относились к такому, и от этого было жутковато.

Еще одно чудо в дар, с таким успехом она будет скоро обвешана магическими вещицами как новогодняя елка… хотя, нужно признать, вещички замечательные.

На утро выяснили, что Ратмир удрал. Сам ли, помог ли ему кто, так и не узнали, но факт оставался фактом - первого врага в древнем мире Ника уже получила. И чем это ей грозит, старалась даже не думать.

٭٭٭

Через два дня, Сувор сообщил Нике, что они отплывают. Раны Ивора и Стемида полученные при стычке с разбойниками затянулись на удивление быстро, и дела все Сувор решил. Иных поводов оставаться в городке больше не было.

Отплывали с варягами-торговцами на их корабле, на рассвете. В утренней дымке корабль был похож на сказочную птицу, уставшую и притулившуюся к берегу отдохнуть. Потемневшее от времени дерево, резные украшения, парус с причудливым изображением.

Хозяева корабля были викингами и выглядели в точности так, как их изображали исторические фильмы/книги. Все как на подбор здоровенные, обвешанные оруживем с длинными светлыми или рыжими волосами, у некоторых волосы были заплетены по две косички возле лица.

Варяги с любопытством оглядывали Нику, но никто ничего не спрашивал. Сам владелейц корабля торговец варяг был тоже больше похож на воина чем на купца. Ну не ассоциировался в голове у Ники вооруженный до зубов здоровяк свирепого вида с купцом! В ее понимании купец это большой, в смысле толстый мужичек с услужливой улыбкой…Видимо она сильно ошибалась. На борт кроме Ники и Сувора поднялись и Ивор со Стемидом, и вскоре они отплыли.

Река была вся в дымке, и корабль словно скользил не по воде, а по розовому от рассветного солнца туману. Все вокруг казалось призрачно-нереальным и лес по берегам, и река и корабль и сами пассажиры.

Ника уселась на самом носу корабля, она не знала можно так или нет, но так как никто не запретил, решила просто насладиться зрелищем. Сначала было немного прохладно, но по мере того, как всходило солнце и прояснялся мир вокруг, также и теплело.

Денек обещал быть солнечным. Ника не могла оторвать глаз от окружавшей ее красоты, и с сожалением подумала о том, что телефон уже давно сел, фотоаппарат же потихоньку достала и попыталась сфотографировать туманную реку. Сделает ли и увидит ли она когда-то это фото, покажет ли кому - очень интересный вопрос, но мало ли…

Уже спрятав фотоаппарат назад в сумку Ника, беспокойно оглянулась и поняла, что если ее действия и заметили, то не придали им значения. Она успокоилась. И, повернувшись к бегущей к ней навстречу реке, тихонько запела. Пела первую пришедшую в голову песню, из тех, что она иногда сочиняла. Пела и не замечала, как тонкими завихрениями вокруг нее клубится рассветный туман, как подаренный ей браслет начинает тихонько светится, странный бирюзово-голубой свет плавно окутывал словно тонкие нити всю ее фигуру, струился по волосам как и утренний туман, сверкал на кончиках ресниц, создавал странное сияние над ней, вокруг нее… Буквально в паре шагов от нее это тихое сияние уже почти не было видно, и только Стемид, расширившимися от изумления глазами смотрел на странное сияние которое сначало окружило Нику, а потом словно сдутое легким порывом ветра, втянулось в саму девушку… в сердце…браслет же просто остался равномерно мерцать, как неприметная при свете солнца звездочка…

Ника пела не замечая этих метаморфоз, пела и перед ее глазами встали стены такой родной теперь общаги, лица родных, подруг и друзей. Их посиденьки на окне высотной общаги, полуночные чаепития, философские размышления на тему смысла жизни, предназначенности каждого, обсуждения «Мастера и Маргариты», походы по ночному вечно шумному городу и мечты о чем-то сказочном и невероятном… Она пела и понимала, что та жизнь, ее реальная жизнь, теперь для нее так же невообразимо далеко как раньше чудеса и это время, и никто не может ее понять, никто не сможет ощутить все смятение ее души, всю странность ее положения. Она так хотела найти в этом таком красивом, но невообразимо странном мире хоть одну родную душу, хоть кого-то кто смог бы ее понять, кто смог бы разделить ее стремление вернуться домой, ее удивление и непреодолимый восторг от увиденного. Кто смог бы просто понять, о чем она скучает и чего ей не хватает, почему ее так шокирую смерти, да просто понять о чем она говорит… Кто бы помог ей найти ответ на главный вопрос «Зачем?»

Она закончила петь и поняла, что по щекам текут слезы, и тут почувствовала, что рядом кто-то есть.

Обернувшись, она увидела лицо Сувора со странным выражением, чуть поодаль Стемида, а за их спиной всех кто был на корабле. Они все смотрели на нее кто с изумлением, кто с острахом, кто восторженно. Ника недоуменно посмотрела на Сувора.

-Что?

-Это ты скажи… Посмотри вокруг,- он повел рукой в сторону берега. На берегу стояли, провожая их взглядом, олени, лисицы, зайцы…и еще куча всякой живности, вокруг корабля кружились птицы, туман над рекой рассеялся, и стало видно, что корабль словно летит по воде, хотя ветра сильного не было, и на веслах никого не было. Все, и гребцы в том числе, стояли смотря на Нику.

-что это?- удивленно спросила Ника.

-Это - ты, - сказал Сувор внимательно ее рассматривая, - они все сошлись на твое пение, корабль сам летит...

-Но я же просто тихонько пела, - еще больше изумилась Ника, отбрасывая саму мысль, что на ее песни может быть такая реакция. Они никогда не была слишком хороша в этом. Пение находили приятным ближайшие подруги, но не более. Больше чем на твердую четверку она никогда не пела, и поэтому просто не могло быть, чтоб виной всему была ее песня. А магические спецэффекты от песни - это вообще сказка…, хоть и приятная.

-Да тихонько, но словно рядом с каждым, твоя песня летела над миром, она была негромка, но одновременно слышна всей округе. Неужели ты не знала, что у тебя чародейский голос?

-Да быть этого не может! - фыркнула Ника. - Должно быть это какой-то акустический эффект.

-Что, что?- переспросил Сувор, но внезапно они услышали удивленный возглас и обернулись.

От увиденного снова удивились все, но теперь больше всех Ника.

Один из Варягов держал за руку девушку неизвестно как оказавшуюся на корабле. При этом девушка выглядела больше довольной, чем перепуганной. Но изумило Нику не это - девушка была одета в одежду из ее времени!


Ника изумленно рассматривала неожиданную гостью из будущего, а этом сомнений никаких не было. Джинсы с вышивкой, красный свитер, шарфик, курточка, сапожки, сумка через плечо и цветная прядь в волосах. Девушка была изящной, у нее были огненно-рыжие волосы немного ниже плеч и болотно-зеленые озорные глаза в обрамлении пушистых ресниц. И данную гостью, похоже, куда больше интересовали все остальные кроме Ники, их то она и внимательно-оценивающе рассматривала.

Сувор вопросительно уставился на Нику.

-Это еще кто?

-Понятия не имею, но явно из моих,- озадачено произнесла Ника.

Между тем девчонка, явно удовлетворившись увиденным, помахала Нике рукой.

-Привет, пропажа.

-Мы знакомы?- изумилась Ника.

-Ну,… не то чтоб знакомы…я тебя видела .., вдруг немного смутившись ответила прибывшая

Главарь Варягов, Трувор, покосился на Сувора, - Эта тоже с вами?

-Да, да, она тоже с нами, просто мы ее хотели не брать, а она вишь, таки пробралась втихаря на корабль, ответил Сувор, отводя его в сторону.

Сувор неизвестно как, но уладил недоразумение с новой пассажиркой, а саму ее в компании с Никой увел в каюту, подальше с глаз всей команды. И предложил Нике позже либо все ему объяснить, либо самой разобраться, что это за гостевой поток из грядущего, и чего еще ему ждать.

Ника была удивлена столь активной помощью со стороны Сувора, она то думала, что ее при первом же подозрении в непонятном происхождении просто сожгут как ведьму, но он явно ее сжигать не собирался, да и варяги похоже больше были удивлены произошедшим, чем испуганы да и признаков агрессии не проявляли. Хм, а есть все-таки определенный плюс в спокойном отношении к чудесам…

Между тем прибывшая девчонка с любопытством ходила по каюте, все рассматривая и трогая, похоже, она совсем не была шокирована происходящим. Да и вообще удивлена.

-Ты кто, откуда, как здесь очутилась? - решила все-таки прояснить ситуацию Ника.

-Меня зовут Лика, я из твоего же города и времени, собственно за тобой и отправилась,- ничуть не смутившись, ответила та,- правда не с первой попытки к тебе попала, но попала же.

-В смысле? Ты знаешь как я сюда попала и… можешь нас вернуть обратно?,- уставилась на нее Ника.

-Ну да…собственно ты попала сюда по своей же глупости, нечего было мечтать попасть в прошлое,- усмехнулась Лика, не отрываясь от изучения вещей в каюте.

-Я не хотела сюда!, -возмутилась Ника.

-Ну да,- хохотнула Лика,- я ведь только исполнила твое желание.

-Ты… исполнила…, не поняла…Как?

-Ну я практиковалась со своими способностями, под чутким контролем одной старушенции, и наугад выбрала тебя,- ослепительно улыбнулась Лика.,- а здесь симпатично. А на парней посмотри, эх, красавцы - как на подбор. Появись такие у нас, их бы девчонки мигом разобрали,- говорила Ника, разглядывая варягов и компанию Сувора на палубе сквозь щель в двери.

-Ты о чем?- не сразу поняла Ника, - какие парни? Ты можешь вернуть нас домой? Так чего же мы ждем?

-Ну, зачем же так сразу? Здесь так интересно… И потом, это ты здесь уже освоилась…Кстати сколько ты здесь уже?

-Неделю…- уныло ответила Ника.- И я хочу домой! Здесь конечно очень красиво, но нет даже нормального мыла постираться, я уже не говорю о остальных благах цивилизации. Дорог нет, людей днем с огнем не сыщешь, между прочим, я жива только по чистой случайности, если б меня Сувор с компанией не подобрали, я б сдохла с голоду в бескрайней степи!

-Ну, ну, не кипятись, глянь какие парни тебя подобрали, и я смотрю не обижают.,- только фыркнула Лика. А один, похоже, вообще неровно дышит к тебе, вон как обеспокоено посматривает в нашу сторону.

-Кто?- удивилась Ника, но тут же опомнилась,- с ума сойти! Я тут в древней Руси тусуюсь значит из-за ее неудачной практики, а она явилась и, нет, чтоб меня просто вернуть назад, так давай парней рассматривать и мне же завидовать! Ты вообще нормальная! – хотя вопрос собственной нормальности у Ники в голове тоже возник…

-Так подруга, есть же чему завидовать! В древней Руси не пропала, ухажера даже завела, да пару телохранителей, кстати, а куда собственно мы плывем?

-В Киев, к Олегу,- устало ответила Ника, поняв, что Лика не только не чувствует себя виноватой, а и просто… наслаждается приключением.

-Зачем?- удивилась та.

-Ну, мы с Сувором подумали, что он поможет, он же верховный волхв, а я так понимаю, научные достижения к поему путешествию отношения не имеют в принципе. Вот и решила идти на поклон к магу того времени, в которое попала.

-Хм, разумно. Я наверно с вами поеду.

-Как с нами? Ты что не вернешь нас назад? Я хочу домой! - возмутилась Ника.

- А я нет. Да и вообще разве тебе не интересно на Вещего Олега посмотреть? Лично! Узнать, что в истории правда, а что ложь! Брось, ведь такая возможность выпадает раз в жизни!

-В следующий раз посмотришь!,- фыркнула Ника,- меня отправишь домой и возвращайся. И на кого хочешь смотри.

-Не, без тебя не получится. Это ведь ты сюда так сильно хотела.

-Ты еще меня обвини!

-Зачем же сразу обвинять? Это очень увлекательно, но без тебя я и правда сюда не вернусь, ты как …ну как антенна настроена на это прошлое, и именно благодаря этому ты попала сюда, а я за тобой.

-Но ты то попала сюда уже сама!

-Я просто настроилась уже на тебя. Ты же видишь, я то не только время пересекла, но и пространство. Я, между прочим, в Киев не плыла по непонятной речушке, а сидела безвылазно в Донецке.

-Замечательно! У меня появилась возможность вернуться домой, но я не вернусь, пока горе-практикантка по магии не удовлетворит свое любопытство! С ума сойти!

- Ну, допустим, я тоже пока против твоего возвращения,- произнес, прерывая возмущение Ники, входящий в каюту Сувор, - я думаю, князю также будет интересно с вами пообщаться.

Ника открыла рот и не найдя что сказать, только фыркнула, Лика с любопытством, без малейшего остраха, разглядывала вошедшего Сувора.

-Я смотрю кто ты такая и как здесь очутилась Ника выяснила,- обратился Сувор к Лике,- а теперь девушки-красавицы и меня просветите.

-Меня зовут Лика, я из будущего, практикую магию, случайно забросила к вам Нику,- абсолютно не смутившись, представилась Лика.

-То есть ты ведьма?- приподняв бровь, уточнил Сувор.

- А кто у вас считается ведьмой?- вопросом на вопрос ответила Лика, озорно улыбнувшись.

-Ну, - тут похоже смутился Сувор, - обычно это неопрятные, толстые бабы с бельмом на глазу, или иссохшие косматые старухи. У них есть - маленький хвостик, который они прячут от посторонних глаз. Они ворожат, могут помочь, но чаще всего насылают болезни и мор на скотину, с сомнением ответил Сувор, внимательно оглядывая Лику, а еще они не тонут…

-Так, на неопрятную старуху я вроде не похожа, хвоста нет, могу показать,- ничуть не смутившись, ответила Лика,- а плавать действительно умею, но в майскую воду не полезу демонстрировать, но и тонуть ради «оправдания» не собираюсь. Болезни насылать не пробовала, мор на животных тем более, меня больше интересует стихия, временные перемещения, спецэффекты. Но всему этому я пока только учусь, и иногда выходит нечто совсем неожиданное, вот как с этой «бедолагой», - Лика кивнула в сторону Ники.

-А ты этому просто учишься или это тебе от предков досталось? - как то вкрадчиво уточнил Сувор.

-Да вроде от прабабки, потому как чудить я начала до того как учится этому, весело рассмеялась Лика.

-Хм, тогда ты «ведающая» наверно, - задумчиво про себя произнес Сувор, - две Лели в одной лодке, как бы чего не вышло…

٭٭٭

Следующие несколько дней пути Ника вынуждена была наблюдать, как неугомонная Лика рассматривала все вокруг, расспрашивала обо всем и всех и при этом активно флиртовала со всем мужским составом. А так как внешность у девчонки была яркая, а поведения явно не стандартное, то вскоре Ника уже стала больше опасаться за саму Лику, чем злится на нее за их пребывание в древней Руси.

Сувор только хмурился, глядя как Ивор в компании варягов, так и вьется вокруг Лики. Стемид же, как ни странно, никак на Лику вообще не реагировал, и чаще оказывался радом с Сувором или с Никой.

Но был и плюс от Лики, ее неугомонный характер и неиссякаемый оптимизм поднял настроение и Нике. И хоть она не могла, как Лика относится к этому путешествию как к увеселительной прогулке, но и трагизма в ситуации ей уже столько не виделось. Да и как тут мог выжить трагизм при таком шквальном оптимизме и юморе. Лика казалось состояла из ядерной смеси кокетства, юмора, оптимизма и все это приправлено было магией! И Хоть сама Лика магией особо не хвасталась, она в ней определенно чувствовалась. Одни огненные волосы чего стоили! Именно за них на нее так благожелательно смотрели все варяги – у них это почему то ассоциировалось с богатством, а так как главный у них был хоть и специфический но купец, это было очень кстати.

Через несколько дней они доплыли до устья реки, и варяги вместе с Сувором и его компанией начали все выгружать из лодки. Как пояснил Сувор, теперь корабль потащат волоком до второй реки, по которой они уже и доплывут до Киева. Ника и Лика помогали нести легкие вещи, но в основном просто смотрели на этот странный, но от этого не менее увлекательный процесс.

Корабль вытащили из воды и, поставив на бревна, катили по просеке в лесу, периодически бревна, по которым корабль уже прокатился, приносили снова под нос кораблю.

Лика некоторое время смотрела на данный процесс, сморщив носик, а потом, хитро глянув на Нику, спросила:

-Как думаешь, может им помочь?

-Как тут поможешь?- удивилась Ника.

-Ну, например ветерком кораблик подтолкнуть….

-Ты и такое можешь?

-Ну, на кораблях не пробовала, но нужно когда-то начинать…

-Не уверена, что это хорошая идея,- засомневалась Ника,- мало того, что может не получится, так еще и варяги неизвестно что подумают.- Ника как-то не заметила, что Сувора, Ивора и Стемида она уже не только не боится, но и фактически считает своими.

-А я думаю стоит помочь, - хихикнула Лика и начала что-то тихонько шептать. Ника прислушалась, но, толи Лика сильно быстро говорила, толи Ника не особо вслушивалась, кроме отдельных слов таких как «ветер, лети, неси» ничего не разобрала.

Сначала ничего не происходило, потом щеки Ники коснулось легкое дуновение ветерка и дальше побежало шелестеть по листьям.

Они стояли на небольшом пригорке, лицом к кораблю и им четко был виден пройденный кораблем путь и тот, что еще предстояло пройти, правда саму реку куда тащили корабль видно не было, она была скрыта зеленью леса.

Ветер усилился, разметал огненные пряди Ликиных волос, и Нике показалось словно именно из них он и рождается, этот такой неожиданный на лесной просеке ветер. А потом Ника успела только вскрикнуть и широко открытыми глазами наблюдать, как прямо над кораблем образовался вихрь, потанцевал над ним, подождав пока отскочат Варяги от бревен и ладьи, легко подхватил его и понес по просеке и опустил куда то за берег реки к которой его тянули Варяги.

Все длилось не дольше нескольких минут, уже опомнившиеся варяги помчались за кораблем. Со стороны реки донеслись возмущенные крики и судя по всему отборные древние ругательства.

-Упс, видимо немного промазала, - смущенно хихикнула Лика.

-Угу, пошли, посмотрим насколько, мрачно отозвалась Ника.

Пока они вслед за остальными пробирались по просеке Ника ловила себя на мысли что все меньше и меньше удивляется чудесам происходящим вокруг нее. Она.. привыкает?

Корабль стоял, а точнее уютно улегся, на приличной отмели, и судя по неопределенным лицам варягов, они сами не знали радоваться ли тому что корабль цел, или чертыхаться, что он так неудачно упал. Как поняли девушки сдвигать его с этой отмели - работенка не из легких. Лика же благоразумно решила на этот раз не вмешиваться. Так они и стояли на обрыве, издалека наблюдая за работой варягов по устранению Ликиной помощи. В процессе того как варяги копались на отмели послышались радостные возгласы. Как оказалось, один из людей наткнулся на заиленный сундук с…золотом!

-хм, Лика, а варяги были не так уж и не правы относительно того, что ты притягиваешь богатство,- задумчиво произнесла Ника глядя на тот как резко повеселели варяги.

-угу, жаль в моем времени мне так не везло, да и сейчас это их везение. Не отбирать же у них этот добро? Да и куда я с сундуком золота?

-эм…домой?- с надеждой произнесла Ника

-не-е, сундук золота это круто, но не мой формат - показала ей язык Лика,- слишком просто.

-жаль…-вздохнула сокрушенно Ника, впрочем продолжая не без удовольствия наблюдать за варягами разрывавшимися между радостью от находки и чертыханиями по поводу застрявшего корабля.

-Ну как признавайтесь, Лели, ваша работа,- неожиданно гаркнул за спиной Сувор.

-Э…есть немного, - смутившись ответила Лика, - ну если вы про отмель. Я просто хотела помочь.

-Да уж, прям не знаю, что вам и сказать девушки красавицы,..

-А я то тут причем?- возмутилась Ника,- не я ж этот цирк устраивала.

-Ты тоже хороша, остановить ее не захотела, да ты и сама свое пение помнишь,- фыркнул в ответ Сувор.

-Что за пение?- полюбопытствовала Лика.

-Та,…это Сувор приплел мое пение, странное поведение животных и твое появление. Это видимо твое появление очень заинтересовало всю живность на берегу, вот они и сбежались, а Сувор мне чудо-силы приписывает. Хотя я б не отказалась…

-Не, мое появление на животных никак не могло повлиять…это совсем не мое, - задумчиво произнесла Лика,- может Сувор и прав. Не просто ж так ты здесь оказалась…Может и у тебя есть особые силы, просто ты их, как говорится, в упор не видишь?

-Да какие у меня силы? Везение простое иногда бывает, но силы…Не, может быть.

-А давай проверим?

-Как?

-Сувор, ты говоришь у нее пение странное, на животных влияет?- обернулась Лика прищурив глаза.

-Да, и похоже не только пение, ее ведь в лесу рысь в прямом смысле спасла. Я думаю, что животные ее слышат, просто она не знает или не осознает этого.

-А тебе-то откуда знать о таком, Сувор? Ты ж вроде воин, а не волхв-чародей?,- насторожилась Ника.

-Хм, хороший вопрос, поддержала Лика, но тут же вернулась к предыдущему,- а давай проверим прав он или нет, а потом уже будем узнавать откуда он такой осведомленный?,- произнесла Лика и, не дожидаясь ответа, потащила Нику к лесу. Усадив ее на небольшой полянке в позу лотоса, Лика потребовала закрыть глаза и представить, что лес вокруг нее это огромная сеть, а животные в ней это светящиеся точки, ну как, например, экран эхолокатора. (Нику, которая данный прибор отродясь не видела, данное сравнение только озадачило.) Но кого ж это остановило! Лика, «не отвлекаясь по мелочам» попросила выбрать ближайшую точку, мысленно потянуться к ней, протянуть тоненькую светящуюся нить и потянуть точку к себе.

Нику сначала пробивало на смех, но потом ее яркое воображение увлекло ее и она представила перед собой, словно и правда видела, огромную светящуюся сеть, она как паутина колебалась, а в ней сверкали как звездочки или капли росы все живые существа, которые были вокруг. Вверху порхали видимо птицы, посередине какие-то мелкие зверьки, по низу самые большие звездочки, и самые дальние. Она мысленно протянула нить к ближайшей сверкающей точке и уже хотела потянуть ее, как внезапно подумала, что это будет насилие над живым существом, и она просто мысленно позвала. «Подойди. Не бойся. Я тебя не обижу».

Тихое посвистывание отвлекло Нику, и она открыла глаза – возле ее ног уютно устроился бельчонок, доверчиво рассматривая Нику и ее спутников.

-Мда, протянула Лика,- и это она не обладает никакими силами…ну-ну. Ладно, продолжим выяснение. Закрой снова глаза и скажи, что ты чувствуешь, точнее кого рядом с собой ты чувствуешь?

Ника послушно закрыла глаза и, поглаживая мягкую шерстку белочки, настороженно прислушалась к себе. Знание приходило постепенно, но как ни странно легко, словно давно забытые детские воспоминания...

-животных чувствую, мелких недалеко и несколько средних, дальше в лесу семейка диких кабанов и еще…их так много…

-Что еще можешь почувствовать?

-…Рыбу…воду и рыбу, Я словно вижу реку и плывущую по ней рыбу. Так странно…

-Ух, ты, вот это да….прошептала Лика. А…а попробуй… позвать воду.

-Как?,- изумилась Ника?

-ну…например как белку.

Ника закрыла глаза и мысленно представила, что река делает поворот в ее сторону, потянула ее на себя как одеяло.

Ничего не произошло. Ника попробовала снова, но вода словно ускользала от нее.

-Нет, не могу, - вздохнула она.

-Ничего, вздохнула Лика. Может подучиться все же нужно. И так в принципе на ровном месте такие возможности…

Странно это, - сказала, вставая и отряхиваясь, Ника.- У меня никогда ничего подобного не было. Воображение развито было, но таких последствий никогда.

-Хм, а вот это вообще интересно. То ли твое время это не время для твоих способностей, то ли они просто только здесь пробудились, или что-то их пробудило,- ответила задумчиво Лика.

-Мда, девицы, ну и творите вы дела, задумчиво сказал Сувор, внимательно глядя на реку с берега,- а вода похоже тебя послушала, Ника. Просто не сильно. Смотри где корабль стоит. Ника присмотрелась и тихонько ахнула.

Отмель на которой стоял корабль, была почти полностью скрыта под водой, и, судя по озабоченным лицам варягов, это не было плановым приливом.

-Ох и натворить бед вы можете, нужно вас и впрямь побыстрей к князю доставить.

Пока девушки спускались с берега, Ника все раздумывали, а что будет, если князь решит, что они ему не нужны с такими способностями и просто избавится от них. Хорошо если домой отправит, а не прямиком на тот свет.

Лика похоже ее опасений не разделяла, она весело напевала какую-то песенку и похихикивала над варягами которым второй раз за день помогали с кораблем стихии и оба раза как-то не совсем удачно. Ну ничего, сундук сокровищ хорошее «извинение» за неудобства.

Корабль таки «спустили» на воду, и варяги, подозрительно косясь на девушек, погрузили все вещи и вместе с пассажирами отчалили от берега. Девчонки всеми силами старались делать удивленно-невозмутимый вид, стараясь скрыть свою причастность к странным перемещениям корабля. По этой причине они старались большую часть оставшегося плавания проводить в каюте. На раздел добытого сундука они не претендовали, да и не попали. Видимо пассажирам корабля по местным обычаям не полагалась доля найденного клада. Лика впрочем как-то умудрилась отхватить в дар от одного из варягов странного вида монету.

Ника теперь играла с бельчонком, который не отходил от нее ни на шаг, и упражнялась с новым умением. Лика с ее неиссякаемой энергией, подсказывала ей что могла, активно размышляя, откуда взялись такие способности и параллельно комментируя все удачи и неудачи Ники. При этом она успевала активно налаживать личные отношения с Ивором, ради этого игнорируя просьбу Ники «активно не мусолить глаза варягам», не оставляя вниманием всех остальных представителей мужского пола. Как она умудрялась быть везде почти одновременно и при этом почти не выходить из каюты Ника совершенно не понимала. Под конец плавания Ника уже мечтала о дне проведенном без постоянных комментариев Лики и рассказах о ее победах на личном фронте. И домой же ее Лика все так же на отрез отказывалась возвращать…


٭٭٭

Пожилая женщина в темном плаще со старомодной прической посеребренной сединой, стояла на мосту над рекой и задумчиво смотрела вдаль. Прохожим казалось, что она просто задумалась глядя на пустынную реку, но они ошибались. Вера Ивановна видела уплывающий за горизонт варяжский корабль с двумя молоденьки но очень одаренными девушками… Вот значит как… интересно боги решили…А девочка оказалась с изрядной хитринкой, впрочем не удивительно с такой то родословной. Прабабка - потомственная ведьма, бабка прабабки тоже личность не простая… заметная личность была в смутные времена свержения царского режима, да алчность подвела… А ведь была мысль, что слишком малышка одарена… такие способности не пропадают, они передаются по наследству, накапливаются и … возвращаются к первоисточнику. На таких «талантах» не заработаешь, скорей погоришь. Эх, нужно проверять все родословные сразу, что б не было таких сюрпризов, а впрочем – неважно. Ушла вовремя и на том спасибо, у такого «таланта» можно и самой под каток попасть… Слишком силен, слишком непредсказуем, слишком интересен иным силам…

Самонадеянная девочка, решила, что может играть с магией и временем … Наивная. Ничего случайного не бывает, она просто шла как жертвенный агнец в указанные ей двери… Боги умеют подавать приманку и создавать эффект свободы выбора… Но это миф, эфемерность, никто не свободен…, у всех есть свои кандалы, главное это просто осознать и приноровиться строить свою жизнь так, чтоб они создавали минимум неудобств. Вера Ивановна смогла, а Лика…Сумеет девчонка выбраться – ее счастье, но далеко не факт, что сумеет. Если вмешались такие силы, то ее собственные желания просто пыль, под сандалиями богов… Жаль непонятно кто вторая девочка, тоже явно не случайная… а впрочем, боги любят шутить…и далеко не всегда по-доброму.

Женщина грустно улыбнулась и, отвернувшись от реки, неспешной походкой пошла вдоль набережной небольшого городка. Пожилая солидная женщина, с умудренным жизнью взглядом, приехавшая по делам в небольшой городок…и ни один прохожий не мог бы подумать, что поездка у нее заняла не положенные часы, а считанные минуты, а за неспешной походкой скрывается не усталость пожилой женщины, а давняя привычка не спешить, так как за свой век она точно все успеет. Долгий век, очень долгий.

٭٭٭

Часть 5

В Киев Лика и Ника прибыли на заре, вместе со всеми на варяжском корабле, что могло быть и по отдельности с учетом последних фокусов Лики. Город так отличался от того Киева который знали девушки… Во-первых он был на одном берегу, а не двух, как было в их время! А во вторых он был ну очень маленький… Лесные дебри не только на втором берегу, но и на том где стоял собственно город. Нет, Киев конечно и во времена Ники был городом с лесом, но это же скорей деревня в дремучем лесу! Деревянные постройки над рекой, корабли, люди…все было такое необычное и всего было так… мало…

-И этот деревянный городок Киев? - изумленно присвистнула Лика.

-Мда, до наших времен он заметно вырос, - произнесла потрясенная Ника.

-ага, существенно так подрос… Да это хутор с причалом в дремучем лесу, а не город…

- А куда весь этот лес в наше время делся? Неужели тупо срубили и спалили? Это сколько ж рубить нужно было… а сколько строить…, - пребывала в тихом шоке Ника.

Они высадились на берег, и Сувор повел девушек за собой.

-Жить пока будете у моей сестры, у нее дом большой, место найдется. Рассказывал Сувор по дороге.

-А я хочу город посмотреть,- улыбнулась Лика, с любопытством разглядывая все по сторонам, - а потом уже с жильем определятся. И вообще неизвестно насколько мы здесь задержимся.

-Я тоже хочу побродить по городу,- неожиданно для самой себя поддержала ее Ника. Жилье-жильем, но я вообще-то домой хочу и надеюсь туда попасть пораньше, она выразительно посмотрела на Лику. Та безмятежно улыбнулась и начала невинно стоить глазки догнавшему их Ивору.

-Хм, можно и по городу вас провести, а я как раз к князю наведаюсь и о вас расскажу. Ивор со Стемидом,- кивнул в их сторону Сувор, - вас проводят и от возможных недоразумений оградят. От неприятностей, я подозреваю, вы и сами при надобности оградитесь, главное чтоб сами их не создали.

-Да ладно, мы же мирные,- Лика страдальчески закатила глаза.

-Угу, только уж больно энергичные и способные, - заметил с усмешкой уходя Сувор.

Стемид, Ивор и Ника с Ликой пошли вдоль грузящихся кораблей, деревянных строений над рекой, вышли на пыльную улицу с деревянными домиками, свернули в боковую улочку с деревянными домиками повыше и удивительными резными заборами и так, петляя по хитрым улочкам которые словно прятались в вековом лесу, вверх-вниз, довольно скоро вышли к площади с рынком. Встречающиеся им люди иногда удивленно смотрели на одежду Ники и Лики, но не проявляли какого-либо чрезмерного удивления. Сами девушки гораздо более любопытно осматривались, а выйдя к рынку у девушек вообще глаза загорелись восторгом.

-ух ты, пошли смотреть, чем торгуют во времена Вещего!- обрадовалась Лика

-да тем же чем и во все времена, едой, вещами, предметами роскоши - ответила Ника, стараясь придать выражению лица равнодушный вид. Поход за покупками был для нее больной темой, он обычно заканчивался полным банкротством ее карманов. Нередко ей в общежитие приходилось идти пешком, так как она тратила все до последней копейки (которых в принципе у нее много и не водилось), но ее это не расстраивало. Просто идя за покупками, она брала только ту сумму, которую могла потратить и не больше. Сейчас же у нее были деньги подаренные отцом Красавы, но какова их покупательная способность Ника не знала, да и что ей нужно тоже. Но посмотреть на древний город и рынок все же хотелось, и потому она сделав «типа смиренное лицо» последовала за Ликой.

Как-то незаметно, дойдя до площади с рынком, и зайдя между лавками с товарами, они разбились на парочки. Ивор сопровождал неугомонную Лику, а Стемид Нику с белочкой на плече. Белочка смешно прижимала ушки, когда кто-то проходил слишком близко и жалась к шее Ники, но народ на зверька, как ни странно, почти не обращал внимания. Рынок был большим и шумным, не в сравнении конечно с Харьковской «барабашкой», а просто в сравнении с размерами города. Здесь продавали выпечку и животных, изделия из металла и дерева, топоры, косы, ткани и меха. Неожиданно для Ники, было много оружия: добротные мечи, сабли, копья, стрелы, боевые топорики, булавы, кинжалы, боевые ножи, шлемы, кольчуги, щиты.

Лика все трогала, щупала, ахала и рассматривала. Она веселилась вовсю, а попытка попробовать на зуб ювелирное изделия чуть не привела к ссоре с купцом, правда Ивор все быстро уладил, купив Лике понравившийся браслет, и пояснив купцу, что она чужестранка и не знает местных обычаев. Ника же только фыркнула, представив как Лика, с таким же наивным лицом, пробует на зуб золотой браслет в ювелирном магазине Донецка, хотя и оценила ее хитрость по выманиванию понравившейся вещицы.

-зачем оно тебе? На память?- спросила она надевающую на руку браслет Лику.

- Хм, возможно, он мне понравился, и вообще, это ж антиквариат,- поясняла Лика озадаченной подруге,- у него в нашем времени цена сумасшедшая только за дату и место изготовления!

- кому что,- пожала плечами Ника. Она любила красивые вещи, но не ради их стоимости, а именно за их красоту. Для нее не было разницы между изумительным полевым цветком и красивой драгоценностью. Скорей цветок был даже ценней, так как его красота неповторима и недолговечна.

Стемид шел рядом с Никой готовый ответить на все ее вопросы, но она в основном молча все рассматривала, не любила ни показывать свое невежество, ни напрягать людей. А вот рассматривать было что. Лавки поражали своим разнообразием и изяществом произведений. И все изделия были словно одухотворенные. Современные украшения, резные деревянные изделия и в подметки им не годились.

Ника рассматривала, а Стемид по собственной инициативе рассказывал, что есть что, видимо поняв, что сама Ника не спросит. К ним прислушивалась временами и Лика. Она вообще умудрялась слышать и замечать все, что происходило вокруг - с внимательностью нее было все в порядке.

У девушек глаза разбегались, особенно в многочисленных лавках с украшениями. Женские золотые и серебряные украшения, «узорочье» — диадемы, колты, серьги, шейные гривны, ожерелья, браслеты, перстни, изделия из золота с перегородчатой эмалью и вещи изготовлены из серебра чернью.

Ника рассматривала — четыре медальона со вставками-щитками из многоцветной эмали в богатой оправе с драгоценными камнями, жемчужинами и каймою из золотых полусфер. Как пояснил Стемид, это княжеские бармы. Что такое бармы Ника не стала уточнять, чтоб окончательно не выдать своего невежества. Но штука была очень красивая.

Дальше была выставлена диадема. Увидев заинтересованный вид девушек, солидный купец сладко улыбнулся и начал рассказывать, что она состоит из семи килевидных киотцев, завершающихся жемчужинами; снизу — подвески из квадрифолийных бляшек с эмалью и каплеподобными золотыми пронизями. Диадема из Византии и потому украшена изображением «деисусного чина»: в центральном киотце — Иисус Христос, слева от Христа — Богоматерь, архангел Гавриил и апостол Петр, справа — Иоанн Предтеча, архангел Михаил и апостол Павел. Ника была поражена тому, с каким мастерством подобраны тона эмали — синей, пепельно-серой, бирюзовой, красной, пурпурной, белой, цвета слоновой кости. На боковых трапециевидных пластинках изображена человеческая голова в короне с подвесками, подобная изображениям на колтах. Стемид, выслушав эту познавательно-хвалебную оду, только пожал плечами, слушая про каких-то там святых изображенных на украшении.

- Я наши украшения больше уважаю. Вот если б Леля или Лада с Перуном были,…- хмыкнул он, а то плотник…

Они обошли еще несколько лавок. В одной были шейные гривны, браслеты, височные кольца, подвески-колты, браслеты-наручи, очелья изготовленные из серебра и золота. Широкие двустворчатые серебряные браслеты-наручи, украшенные гравированными изображениями. Однако больше всего было все же украшений под названием колты. Просто глаза разбегались. Одни колты просто заворожили Лику. На золотом фоне здесь были изображены птицы с женскими головками — сирины, как рассказал местный купец. Крылья и хвосты сиринов разделены полосками красной и синей эмали, а вся цветовая гамма построена на сочетании красного, синего, светло-зеленого и белого тонов, дополненных черными и розовыми тонами. Лика уж и так и этак к ним присматривалась, но, взглянув на несчастное выражение лица Ивора, сжалилась и пошла дальше - изучать ассортимент. Судя по всему такой «подарок» Ивор бы не осилил…может подыскать кого более обеспеченного?

Некоторые колты были и парными; иногда они имели жемчужную обнизь. На лицевой стороне помещались изображения птиц, сиринов, грифонов, а на оборотной — различные растительно-геометрические мотивы.

Также рядом с колами были еще выставлены «рясны» Они, как поняла Ника, примыкают к колтам — это парные длинные декоративные цепочки из круглых или квадратных бляшек. Иногда они завершались колтами различных типов. На ряснах изображались птицы, процветшие кресты-крины, деревья, розетки и геометрические мотивы. Как пояснил очередной купец, это у него выставлены праздничные рясны достойные и княгинь и боярынь. Они сделаны из золота и украшены перегородчатой эмалью. Свисая с углов головного убора, рясны доходят до плеч женщины, а колты достигали груди.

Купец с достоинством и азартом расхваливал свой товар, и видно было, что не столько из-за надобности продать, сколько от любви к нему. Он явно гордился тем, что продает и изготавливает. Рассказывал, что на развитие киевского ювелирного искусства значительное влияние имеет знакомство местных мастеров с художественными традициями других стран, которые приносят в Киев приезжие ремесленники из Хазарии, Волжской Болгарии, Византии, Хорезма, Великой Моравии. Рассказал, что появились новые типы украшений: медальоны, цепочки из круглых золотых бляшек на шарнирах. Что уже нередко встречаются украшения из серебра, декорированного чернью.

Лика попросила посмотреть очередной браслет. Каждая его створка была разделена тремя арками. На одной створке под аркой изображена танцовщица в вышитой рубашке с длинными рукавами. В центральной арке — распластанной орел, рядом — перебирающий струны гусляр в высоком колпаке. На другой створке слева помещено изображение фантастического существа — дракона с птичьей головой, справа — воин с мечом и щитом. Посередине в арке — геральдический орел.

Нике стало интересно, что на этот раз изобразит Лика для получения подарка, но видимо Ивор тоже так решил, и перспектива еще что-то купить его не порадовала, и потому начал активно предлагать перекусить, соблазняя их рассказами о невероятной вкусности возможного завтрака. Лика отвлеклась и, с сожалением положив браслет обратно, с готовностью последовала за остальными на выход. Напоследок она обворожительно улыбнулась купцу, пусть запомнит. Это только начало, она еще придет в эту ювелирную лавку и сможет купить себе все что захочет и даже больше!

Завтрак был возле дома, видимо служившего гостиницей и столовой для приезжих. Вместо вывески на здании красовалась искусно вырезанная из дерева симпатичная свинка. В помещении было темновато, и девушки решили завтракать за одним из тех столов, что стояли на улице под навесом. Столы были достаточно затертыми, но основательно сделаны из крепкого дерева с интересными фигурными ножками.

Лика, рассматривая эту мебель, удивила Ивора и Стемида сказав, что подобный стол в Донецке стоил бы неймоверных денег, особенно если б его подчистили и вскрыли лаком, а здесь это обычный стол в древнеславянской забегаловке. Объяснять почему, пришлось девушкам уже вдвоем и довольно долго, но их рыцари так и не поняли, что такое мебель из опилок с клеем массового производства, и почему ею все пользуются.

На завтрак была гречневая каша приправленная маслом, мясо, салат из чего-то незнакомого но вкусного и компот.

Все оказалось очень вкусным и даже размышления Ники, о том, что вот бы салат из огурцов и помидоров сюда… никого не отвлек от еды. Просто Лика, хохотнув, быстро закрыла тему, напомнив, что помидоры еще не скоро в Киев попадут и вообще Ника б еще «мивину» вспомнила. Парни с озадаченными лицами решили промолчать.

После завтрака мнения куда идти, разделились. Ника хотела посмотреть что-то, где поменьше людей, Лика же наоборот хотела в толпу.

В итоге они разделились. Ивор повел Лику на выступление скоромохов, а Стемид предложил Нике посмотреть город.

Путь по извилистым улочкам, мощенным и нет, по дремучим заросшим оврагам, неожиданно возникающих на пути, Нике очень понравился. Немного людей, воины, женщины, дети с деревянными мечами… Странный город…совсем не такой, каким она его знала, но, дух у него все тот же…знакомый, родной. Просто здесь те места, которые были в ее времени пропитаны древностью, были молодыми. Город напоминал солидного джентльмена неожиданно помолодевшего до возраста студента. Те же черты лица, те же глаза, только во взгляде светится задор и взгляд направлен в будущее, а не отягощен горьким опытом прошлого…нет умирающих зданий, нет уродливых массивов плановой застройки, меньше шрамов от войн… нет церквей – визитной карточки Киева ее времени…Город молод, он растет и верит в светлое будущее, он еще не спешит каяться в грехах, он их еще не совершал….

Стемид вел ее и показывал где чей дом, как называется та или иная часть города… По пути он рассказал, что в Киеве есть много капищ, а еще в славянских землях более всего почитают Ладу, чем где-либо. А в нижней части Киева, на Подоле, есть величественный храм Лады. Ника удивленно обернулась,

- Храм Лады…, да, это наверное именно то, что стоило ожидать в этом Киеве.- покажи.

Ника шла за Стемидом по вьющейся среди леса и оврагов дороге, рассматривая такую живую природу вокруг и просто не могла поверить, что это Киев. Нет ни асфальта, ни бетона, нет машин и толп людей. Деревянные дома, дворы, да, не маленькие, но только относительно привычного размера домов в селах современных, но никак не сравнимых с многоэтажками. Грунтовые дороги, телеги и верховые всадники, белки, гуляющие по заборам как так и надо, птичий щебет. Она и не заметила как пришла к храму. Перед ними неожиданно появилось, словно выступило из-за деревьев, высокое деревянное здание, сплошь покрытое серебряными пластинами. Необычное…красивое… Опустив своего бельченка на землю и мысленно попросив ее подождать, Ника осторожно вошла в храм. Стемид остался снаружи.

Тысячи горящих свечей отражались внутри от таких же серебряных плитах и сполохами освещали все вокруг.

В центре стояла статуя удивительно красивой женщины в розовом венке. Ее золотые волосы были украшены речным жемчугом, а длинное изящное платье, перехваченное в талии золотым поясом, покрывали драгоценные и сложные орнаментальные вышивки. У основания статуи дымились благовония, лежали стопки свежих цветов, которые служители видимо ежедневно заменяли новыми букетами.

Это было поразительное, неземное по красоте, зрелище. Ника как пригвожденная стояла в храме смотря на статую Лады и ей казалось, что эта статуя в отличие от всех, что она видела в современности, действительно бывает домом богини. И вдруг ее лица коснулось легкое дуновение ветерка, хотя свечи горели ровно, и встретившись глазами с глазами статуи, Ника с изумление поняла, что та смотрит на нее, вполне осмысленным, живым взглядом.

-что ж ты так удивляешься, увидев богиню, когда у самой силы отнюдь не простой смертной,- прозвучал мелодичный голос у нее в голове.

-ну…наверное потому, что до сих пор вживую ни одного бога не видела,- прошептала в ответ Ника. Ответом ей стал серебристый смех.

- да-а, твое время странное… вы видите каждый день столько невероятного, что просто не можете уже отличить чудо от выдумки, а правду от лжи.

- ты знаешь какое мое время?- еще больше удивилась Ника.

-Конечно, ведь боги существуют вне времени, просто сила у них есть помогать людям только в то время когда их помнят и в них верят..

-но куда ж вы исчезли? Как вы могли исчезнуть, если вас можно было так просто увидеть? Как же можно не верить в то, что видишь?

-можно…человек странное существо. Он верит в то, что хочет, и хотя мы можем на него влиять и творить невероятные вещи, человек обладает невероятной способностью убеждать себя, что ему привиделось, приснилось и т.д. Да и видеть нас может все же не каждый, а только тот в ком есть вера высшую силу, в чудеса, стремление к добру и познанию себя и окружающего мира не только в его материальной форме. И видит нас каждый в том обличье, в которое готов поверить. Мы везде одни и те же, но люди нас по разному называют, по разному понимают, приносят нам очень разные жертвы и совершают под нашим именем очень, очень разные поступки…,- грустно произнесла Лада

-звучит слишком странно, неужели люди могут настолько по-разному видеть? Да и пантеон богов у всех народов разный. У кого-то их десятками можно исчислять, а кто-то в одного верит.

-Да, в одного, но при этом как у единого бога также есть ангелы, архангелы и представители тьмы, так и в нынешних верованиях словен, есть вера в Первобога, который все создал, и мы у него уже так сказать помощники, каждый в своей сфере.

Ника ошарашено смотрела на эфемерный, живой образ древней богини, который перекрывал статую, и ловила себя на мысли, что это как ни странно, логично. Она всегда знала, что вера в бога и строгое соблюдение предписаний церкви это разные вещи, но, что по сути бог один и тот же у всех…Что различия между богами создано не разностью богов, а разностью людей…

Она переваривала все услышанное, как вдруг прозрачный образ колыхнулся и она услышала.

-Посмотри на меня такую, какой меня видят в этом времени,- и перед Никой словно развернулся огромный полупрозрачный экран, на котором невероятно красивая женщина в белом платье бережно несла огонь в чаше, и Ника, непонятно как, но поняла, что это и есть символ семейного очага. Женщина шла по искристой воде в окружении лебедей, у ее ног цвели белоснежные лилии, а от нее самой исходило мягкое сияние. Она действительно была сама любовь, понимание, тепло семьи и как ни странно этот образ был гораздо ближе Нике, чем затертые до дыр современные изображения святых женщин церкви. В Ладе словно собралось все самое светлое, доброе, что есть в женщинах всех поколений. Наивность и терпение, любовь и сила, красота и умудренность опытом. И Ника поняла, что если люди этого времени такой видели идеал женщины, но неудивительно, что и женщины старались ему соответствовать, а потому и ценились не только в родных землях.

-Ника, ты ведь шла ко мне с вопросами, аль забыла все по дороге?- послышался мелодичный голос Лады.

-я?,- Ника жутко удивилась, так как она в принципе не шла к ней с вопросами, ей просто нравилось гулять по древнему городу и в храм она зашла с чистого любопытства, но теперь она осознала, что если кто и знает ответ на терзавшие ее вопросы, то - это Лада. Именно она олицетворяла ту силу, которой хотелось поклониться, ради которой хотелось что-то делать, которой хотелось верить, к которой она возможно всегда и стремилась подсознательно - да у меня очень много вопросов, и первый из них «почему, зачем я здесь?»

-Это два разных вопроса, Леля.

-Почему ты назвала меня Ляля?

-Леля. Леля - это по нынешним обычаям моя помощница и ты ею здесь станешь. А попала ты сюда по своей воле, как ни странно это звучит. Та сама пожелала попасть в это время, сама разбудила свои способности, сама активировала силу браслета целительницы. Лика здесь совсем не виновата. Ты же знаешь - случайностей не бывает.

-Ну да, ни разу не виновата. Стой, - дошло до Ники,- что значит я здесь стану твоей помощницей? Лада же сказала, что может нас вернуть домой в любой момент.

-Она тоже Леля, но она другая… В ней кроме силы еще и традиционное легкомыслие и самоуверенность Лели. Вы не сможете вернуться, пока не исполните каждая свою роль в этом времени. Каждая из вас сама выбирает свой путь, но повернуть назад вы уже не можете. Ваши силы, как и ваши судьбы уже вплетены в ткань мироздания, и пока они не исполнят предначертанное, вы не вольны вернуться. Посмотри, как легко вы с Ликой понимаете древнеславянский язык, как легко уже на нем разговариваете. Это ведь одна из граней вашего дара, точно предназначенного для вашей задачи.

-Что значит, кто и где останется? И вообще я думала, что вмешиваться в прошлое нельзя, можно его случайно изменить и соответственно изменить будущее.

-Можно, но только если это вмешательство не было предрешено,- улыбнулась богиня.

-Что-то я не помню о себе упоминаний в учебниках истории, - удивилась Ника, - А какое наше задание? Что мы должны сделать, чтоб вернуться домой?,- в голосе Ники уже звучали нотки паники. Она то надеялась, что уже сегодня вернется домой, ну или завтра, и все зависит просто от каприза Лики, а получается что все не так-то просто.

-Вы сами его найдете, сами определите для каждой свою роль. Но запомни, далеко не всегда та ноша, которая выглядит тяжкой, таковой является, а тот дар, что больше всего блестит есть самым ценным. Запомни это,- образ богини медленно растаял на последних словах, оставив расстроенную и озадаченную Нику в пустом храме.

Она еще какое-то время постояла, ожидая, что богиня вернется, но она не вернулась. Ника, резко выдохнув невольно задержанное при общении с богиней дыхание, рванула на выход, решив, что чтобы ей там не привиделось в храме, а попробовать вернуться домой нужно. И она заставит заняться Лику этим прямо сейчас. Хватит с нее экскурсий по древнему времени и общения с древними хоть и такими красивыми богами! Не хотела она сюда!

Лика сама не заметила, что сейчас делала именно то, что говорила богиня – отрицала очевидное всеми силами.

С почти паническими размышлениями и решительным настроем вернуться, во что бы то ни было домой, Ника, выбегая их храма, налетела на Стемида, и если б не его реакция, то точно слетела б вместе с ним с порога храма. Стемид поймал ее и успел их обоих удержать на краю ступеней. Ника неожиданно очутилась в его объятиях, на подозрительно близком расстоянии от его лица. Что произошло потом, она осознала только тогда, когда его губы оторвались от нее и он, виновато смотря на нее, тихонько ее отпустил.

Этот поцелуй словно выдернул ее из реальности, или наоборот вернул в реальность и она, глядя на виноватое выражения лица этого древнего и такого молодого, с учетом наличия между ними разницы в тысячелетие, рыцаря, неожиданно для самой себя потянулась и поцеловала его в ответ. Безумное наслаждение и боль потери…Этот мир ее уже крепко держал. Уйдя отсюда она точно так лишится части своей души, как и оставшись в нем. На нее, как снег на голову свалилось осознание того, над чем так часто похихикивала Лика. Стемид был влюблен в нее и, похоже, что и она не была к нему равнодушна, просто на фоне всего невероятного списывала это на необходимость дружеской поддержки рядом, на его рыцарский характер и т.д. Короче просто закрывала глаза на очевидное. В первый ли раз ? Но что же теперь…? Боль от потери части души, осознание неизбежности этого в любом случае, были словно неожиданный удар под дых…они пробудила неожиданную ярость, и Ника, вырвавшись из объятий Стемида, помчалась искать Лику


٭٭٭

Часть 6

Лика с Ивором, протолкавшись сквозь довольно приличную, как для древнего города толпу, смотрели выступление скоромохов. Представление было простым, но захватывающим одновременно. Как странно, дома всякие шоу были гораздо красочней, со спецэффектами, но здесь… «цепляло больше».

-удивительная музыка… не думала, что можно такую музыку услышать в такой древности,- озадаченно сказала Лика, отходя от площадки, где закончилось выступление,

-я не знаю какая музыка там откуда ты прибыла, но музыка моей земли и гусли в частности, всегда были великой магией, - сказал тихо Ивор. И начал рассказ о … музыке. Лика, едва не роняя челюсть, слушала почти лекцию о том, что главным музыкальным инструментом на Руси являются гусли. Именно гусли на Руси являются символом гармонии, которая пронизывала как всю Вселенную, так и человека. Гуслям уподоблялась на Руси и человеческая душа. Сказано: «Да будет... душа же гоусли».

Ивор, подойдя к одному из артистов, попросил показать гусли чужестранке. Светловолосый молодой парень, улыбнувшись, достал любовно уложенный в мягкую кожу инструмент. Лика мягко провела пальцами по отполированному руками музыкантов и магией музыки дереву, по тонким, серебристым звенящим струнам. Ивор обратил внимание Лики на рисунок гуслей. На верхней части лицевой стороны гуслей была искусно вырезана морда животного, похожая на морду дракона. Дракон кусает собственный хвост. Гусляр пояснил, что у многих народов этот замкнутый круг является символом вечности. В данном случае — вечности, рождающейся из гуслей музыкальной гармонии.

На нижней части лицевой стороны гуслей вырезаны лев и птица. Птица — это небо, лев — земля, а дракон — подводный мир. Песенное вдохновение гусляры черпают из подводного мира.

Ивор рассказал, что гусляр своей игрой на гуслях способен изменять окружающий мир. Так, скоморох Вавила с помощью Сварога сжег огнем все враждебное царство. В народной сказке сказывается: «Стал Бездольный подходить к своему государству и вздумал сыграть шутку: открыл гусли, дернул за одну струну — сине море стало, дернул за другую — корабли под стольный город подступили, дернул за третью — со всех кораблей из пушек пальба началась».

Лика была удивлена тому, как по мнению Ивора, гусли волшебно воздействуют на людей. Она то всегда воспринимала музыку просто как способ расслабится, повеселится, но не более. Но здесь в этом инструменте действительно чувствовалась магия, сильная, тонкая, непонятная ей, но от этого не менее ощутимая… Как странно…Да и странно было слышать такие рассказы от воина, каковым являлся Ивор. Или она что-то не так поняла? На вид он воин до мозга костей и в прямом и переносном смысле, но его рассказы о гуслях, музыке…с ума сойти…они здесь все такие разносторонние или конкретно этот такой особенный? Хотя, надо признать ей было приятно его общество, впрочем, варяги тоже были милашки, и хоть по глазам было видно - они все не против утянуть ее в койку, но ни один себе не позволил некрасивого намека…мелочь, а приятно.


Когда их нашли Ника со Стемидом, Лика как раз приходила в себя от неожиданной лекции и странного открытия. Магия музыки все еще звучала в душе…

Ника, вопреки обычному ее вежливому поведению, попросту вытащила Лику из толпы и потребовала ее вернуть домой немедленно. При этом она в нее так вцепилась, что Лика просто не смогла устоять под ее натиском. Единственно уточнив, что было б неплохо найти место менее людное. Ивор и Стемид были явно против этой затеи, но глядя на неожиданно напористую Нику спасовали. Да что там они, Лика, глядя на горящий взор Ники и то не смогла возразить. А ведь у нее были еще здесь планы и не маленькие! Но в Нику словно черт вселился, из тихой спокойно-осторожной она внезапно превратилась в фурию, которой просто невозможно отказать! Кто б мог подумать, что в ней столько энергии?!

Ивор пытался было возражать, но наткнувшись на взгляд Ники запнулся и больше не возражал, а осторожно предложил пройти к капищу, где, рядом с идолами, была небольшая поляна для обрядов, и в это время там обычно никого не бывало.. Он решил хоть людей не пугать чудесами, тем более неизвестно каким боком эти чудеса выйдут, летающий корабль он очень хорошо помнил, как и чертыхающихся варягов. Но варяги народ крепкий и видавший виды, их и летающий корабль не сильно удивил, а жители Киева могут не так спокойно воспринять странные действия чужестранки.

Ника, стараясь не смотреть на Стемида, чтоб не видеть боль в его глазах, чуть ли не волоком потащила Лику за показывающим дорогу Ивором. Ей нужно домой, и плевать, что по этому поводу думают другие! Они здесь лишние, случайные гостьи и не более! Она никому ничего не должна!!! Боль от потери скреблась в душу, рычала, заставляя отчаянно бежать от нее зажмурив глаза…


Поляна и вправду была небольшая, уютная, окруженная довольно густыми зарослями подлеска и действительно совершенно безлюдна. Было даже странно, что совсем недалеко город, пусть и не современный, но все же город, с людьми, животными, повозками и базарами. Ника не особо ее рассматривала, и сам город она уже не хотела ни рассматривать, ни чувствовать. Бог с ним с этим городом! Хочу домой, где изредка в Киеве встречается лес, а не в лесу изредка встречаются дома! Где боги не оживают на ровном месте и не требуют неподъёмных жертв во имя всего человечества! Хочу просто домой, в обычную студенческую жизнь! И ни одна зараза мне не помешает, даже прекрасно-божественная! И не думать о Стемиде…не думать, не вспоминать…


Лика сказала Ивору со Стемидом, чтоб подождали на краю поляны, а сама с Никой прошли в центр. Закрыв глаза, девушка что-то начала шептать. По мере ее шепота звуки вокруг становились все тише и тише. Ника нетерпеливо смотрела на подругу-чародейку, не отвлекаясь на мир вокруг. Но все же она его чувствовала… Чувствовала как он не хочет ее отпускать, его мольбу, чувствовала и отвергала, стараясь оградиться от этого чувства… Пение птиц и шелест листвы постепенно приглушались, и спустя некоторое время уже слышались словно за стеклом. Потом начал клубится легкий туман, и ищущий взор Ники уже почти начал различать в нем очертания строений современного Киева. Ника уже мысленно торжествующе улыбнулась словам Лады о том, что они не смогут вернуться в свое время, пока не исполнят какую-то миссию и прикидывать как им из Киева теперь еще и в Донецк доехать, как вдруг ей под ноги кинулся ее бельчонок, которого она под впечатлением всего, просто забыла у храма Лады. От неожиданности Ника охнула и присела, схватив проказника руками, и тут у нее над головой что-то знакомо просвистело и… звуки леса резко стали четкими и ясными. Ника с непониманием подняла голову – туман пропал, как и современный появляющийся город, а Лика медленно оседала со стрелой в груди.

-Лика!,,- к ним уже бежал Ивор, Стемид же наоборот где-то исчез.

-Ника,….нас не пускают…,- прошептала Лика, закрывая глаза.

-Лика…,- слезы градом текли по лицу Ники,- Лика не умирай, ну пожалуйста, Лика…- весь запас ярости, протеста Ники, стремления домой моментально исчез. У нее на руках лежал уже второй человек, умирающий вместо и из-за нее…

Ивор же, бегло осмотрев рану, аккуратно поднял Лику и почти бегом куда-то понес.

-Куда ты ее? Ей можно помочь?

-К князю, может он сможет, у него лекарь - ответил Ивор на бегу, Ника еле поспевала за ним, все ища взором Стемида, но того нигде не было.

Дорога казалась вечностью, и Киев, еще недавно казавшийся таким маленьким, показался Нике огромным, с ужасно длинными и путанными улицами, пока они мчались к дому князя.

Она уже понимала, что это по ее вине пострадала Лика, если б не ее дикое желание попасть домой, не смотря на слова древней богини, Лика была б жива. Хотя, раз Ивор так спешит, значит надежда еще есть. Ника всегда была профаном в медицине, и сейчас ей было дико страшно, что из-за нее снова может погибнуть человек. Или вместо нее? Снова? Как же так? Она поставила свое желание выше чужой жизни… как же она могла?


٭٭٭

Ника сидела в большой деревянной комнате, уставившись немигающим взглядом на свечу. Мыслей в голове было столько, что они роились, толпились, перебивали друг дружку и в итоге, уже ни одна из них не останавливалась в сознании. И потому Ника просто рассматривала свечу и что-то вроде изумительно красивой чашки, декорированной камнями игравшими бликами от пламени служившей подсвечником. Она не знала, сколько времени прошло, она даже не смогла б ответить, кто и когда оставил возле нее эту свечу и как давно наступила ночь.

Лику доставили к Вещему еле живой и он, не говоря ни слова, унес ее куда-то. Ника даже толком не рассмотрела его, ей было все равно кто и что – главное чтоб спасли ее юную колдунью. Но ее с Ликой не пустили. Просто молча выставили за дверь. Ивор ушел также куда-то по его поручениям, Стемид все так же не появлялся, а Нику оставили в этой комнате. Вернувшись через какое-то время, Вещий сказал просто ждать и снова ушел. И от того, как он это сказал Ника поняла, что он делает все что сможет, что у Лики есть шанс хоть и небольшой, что ей самой действительно остается только ждать и корить себя за случившееся.

-Не кори себя, Леля,- услышала Ника властный голос князя за спиной. Она не слышала как он зашел и потому вздрогнула от неожиданности и обернулась. - В любом случае кто-нибудь пострадал бы. Ратмир шел за тобой по пятам, и если б под его стрелу попала ты- ты б не выжила. А Лика неожиданно дала тебе шанс.

Ника внимательно рассматривала князя. Когда принесли Лику она умудрилась абсолютно не запомнить, как он выглядит, только внимательный взгляд. Теперь же она изумилась тому, насколько большого роста он был. Наверное, таких называли «богатырь» во все времена. Варяги с которыми они плыли тоже были здоровые, но князь был на голову выше их всех. Теперь понятно под кого в комнате такие высокие потолки. Князь был одет просто, как по мнению Ники, она в жизни не подумала б что князья так одевались.

-Шанс ценой своей жизни?...Стоит ли он того?

-Ну, допустим жизнь у нее не забрали, но поваляться в постели немного придется, хотя с ее способностями я думаю гораздо меньше, чем если б под стрелу попал обычный человек.

- Она будет жить!!! Я могу ее видеть?- Ника аж подпрыгнула от радости.

-Сейчас она спит, волхв сделал все что мог, и я думаю она немного подождет, а нам с тобой есть о чем поговорить Леля-беглянка, - сказал вещий садясь на лавку.

-почему беглянка? Я никуда не убегаю…,- удивилась Ника.

-Но пыталась же. От судьбы бегаешь, Леля, и уже давно.

- в смысле?,- теперь уже Ника совсем запуталась. Что значит давно? Ну, допустим, сегодня я действительно хотела сбежать домой, с этим трудно спорить. Но что значит давно?

Вещий внимательно рассматривал Нику таким пронзительным взглядом, что Нике захотелось поежиться, но что-то в его взгляде было такое интересное. Словно он и читал в ее душе ответы и одновременно давал совет, успокаивал ее. Она вдруг отчетливо поняла, что с Ликой все будет в порядке, что он слегка недоволен тем, что их не сразу к нему привели, но считает - так нужно было для них самих. Что его интересует их путь и их задача, но он также не скажет ей в чем она состоит. Что Вещий уже ищет Ратмира, стрела которого ранила Лику, и что он считает, что во всем этом нет ее вины.

-ух ты,- удивленно произнес князь,- такого я еще не встречал.

-чего именно?

-я могу, как говорят в народе «читать с души» но в первый раз встречаю того, кто читает с моей так непринужденно.

-я не читаю…начала было Ника, но осеклась,- вы хотите сказать, что все, что мне показалось в вашем взгляде - верно?,- недоверчиво спросила Ника.

-да уж более чем, усмехнулся князь. А скажи мне, почему ты меня именуешь Вещий? Меня так никто не называл, но ты так обязательно чувствуешь это слово рядом со мной.

-просто..,- Ника даже слегка растерялась от такого вопроса,- просто ты в историю так вошел. Вещий Олег.

-мда, и имя переиначил славянский народ и приставку величественную дал и в историю свою вписал…может и не зря я эту землю своей считаю,- усмехнулся в усы князь.

-А за что хоть величать меня так стали, скажешь Леля? Волхвов и то не всегда так называют – редкий дар это.

-я честно признаться плохо помню историю, но вроде как при походе на Царьград ты знал когда тебя отравить хотели и не принял отравленный дар.

-На Царьград… уж не тот ли это поход, что я только в планах вынашиваю?

-упс, - Ника хотела уж прикусить себе язык. Вот и не вмешивайся в историю. Уже с ходу вмешалась…

-Не переживай, Леля,- угадал ее мысли Вещий, - ты ж сказала в истории меня не отравили - значит ты ничего не изменила. Возможно, именно поэтому и не отравили. А как ты историю учила? Всех девиц твоего роду истории обучают или тебе одной так повезло?

-Ну ты даешь, Вещий, - искренне изумилась Ника, даже забыв, что перед ней грозный исторический князь - ты души читаешь, а в моей не смог понять как я училась?

-Я ж души, а не судьбы читаю, да вижу только то, что дано мне, а это далеко не все,- ответил князь, не обратив внимания на фамильярность.

-В мое время все, ну почти все, дети учатся десять- двенадцать лет в школе, потом еще лет пять, правда уже меньшее число, в институтах, университетах получают образование, специальность. Нас учат всему по немного, истории, математике, химии, физике…- Ника внезапно умолкла, понимая, что данные названия предметов наверняка мало о чем говорят князю, живущему за тысячу лет до нее.

- ну почему же, я приблизительно понимаю о чем речь, через твое восприятие того о чем ты рассказываешь, - сказал князь задумчиво глядя на Нику. Твоя жизнь действительно очень отличается от нашей, что неудивительно - далеко ты жила, очень далеко. Еле достали вас боги.

-кстати, Вы мне так и не сказали, почему беглянка? - вспомнила Ника.

- А ты сама вспомни…Леля. Вспомни..

Глаза Вещего словно мягко столкнули ее в туман собственной памяти и она увидела свою жизнь но как-то немного со стороны. Жизнь с упущенными возможностями. Словно узор с черновыми набросками вариантов ее движения по жизни и четкой линией пройденного пути.

Вот она за секунду отпрыгнула из под колес машины, а могла и не успеть…Вот за десять минут раньше прошла по темному переулку на котором промышляет маньяк… вот на пол минуты разминулась с пьяной компанией в парке…Вот словно завороженная стоит в музее перед барельефом с изображением древнего варяга (Ну надо же точный Стемид, а экскурсовод то рассказывал, что варяг!!) и уже протянула пальцы, чтоб прикоснуться к лицу словно приворожившего ее рыцаря, но ее отвлекла подруга. А ведь коснись она его, то оказалась бы там же где и после проказы Лики - в степи. Ведь и в тот момент ее связь с далеким прошлым была так же крепка. Или вот Ника с упоением рисует степь и трех рыцарей вдали (с ума сойти – это ж Сувор и компания, даже фигуры и одежда похожи!). Вот, усевшись на поваленное дерево над Росью, мечтает о временах волхвов и волшебства, и только внезапно окликнувший ее братик удержал от случайного падения в воду, а ведь там почти открылся переход.

Ника с изумлением поняла, что действительно всегда была настроена на пошлое и не просто на прошлое, а на времена древней Руси, и только отсутствие реальной веры в чудо которое жило в ее душе, и «случайности» не давали ей прийти сюда раньше. Только по этому ей достаточно было на секунду отвлечься и переход закрывался. Хотя…ведь уводили ее с пути случайности, а случайностей как известно не бывает.

-Тут ты права, случайностей не бывает, ты сама мысленно шла к нам и сама же в последний момент удирала, как заяц, - прокомментировал князь.- потому то тебе и «прислали помощницу».

- Лика…может быть, хотя это все так странно. Все происходящее слишком невероятно и реально одновременно. Я всю жизнь верила в чудо, но и прекрасно применяла по жизни обычное здравомыслие, которое утверждает, что чудес не бывает, а если и бывают то не такие и не со мной…- задумчиво произнесла Ника, - и вот…А что теперь? Что будет дальше Вещий?

-Хм, спросила. Я не такой уж и Вещий да и нельзя предсказать то, что боги спланировали а людям поручили,- задумчиво произнес князь.

Они разговаривали до зари. Вещий расспрашивал о нравах, обычаях будущего, политическом устройстве стран, о том, как выглядит мир Ники. Он изумлялся скорости перемещения и общения современников Ники и ужасался катаклизмам которые пережил мир, внимательно слушал о известных ей войнах и обычаях разных стран. Ника в ответ пыталась расспрашивать его, но он отшучивался, говоря, что в истории небось описали его время, а вот ему о будущем в таких подробностях ни один волхв не расскажет.

С первыми лучами зари Ника уже засыпала на ходу и отвечала на нескончаемые вопросы князя на полуавтомате и, в конце концов, Вещий заметил ее сонное состояние, сжалился и отправил ее с одной из местных девушек спать к Лике, где ей изначально, как оказалось, постелили по его распоряжению.

Ее повели коридорами через несколько больших комнат в комнату Лики, и, толи Ника была так измотана, толи сонная, но ей хоромы показались просто каким-то лабиринтом полным стражи, и она была уверенна на все сто, что скажи ей кто вернуться обратно, она дорогу в жизни не найдет.

Лика спала, и если б не ее бледный вид и повязка, выглядывающая из под одежды, Ника б и не поверила, что подруга была на грани жизни и смерти.

Ника прикоснулась к ее руке чтоб убедится, что она жива, успокоившись, улеглась на предоставленную ей лавку. Завернувшись в теплое одеяло на соседней местной «кровати», она моментально уснула с мыслью, что невероятно счастлива, что все обошлось и прикорнет только на минутку, а потом подежурит у постели подруги.

٭٭٭

Проснулась Ника от того, что кто-то щекотал ей нос тихонько хихикая. Открыв глаза она увидела травинку у себя на лице, которой управляла Лика, хитро прищурившись. За окном ярко светило солнце.

-просыпайся соня, кто из нас тут при смерти? Я успела уже позавтракать, сменить повязку, пообщаться и Ивором, а ты все дрыхнешь! Видимо совсем обо мне не волнуешься,- сказав последнюю фразу, Лика шутливо сделала обиженно-страдальческое выражение лица.

-Лика!- Ника подскочила как ужаленная с виноватым видом,- прости пожалуйста, я на минутку прилегла, просто мы ночью долго разговаривали с князем и ….

- так-так, и это я значит легкомысленная? Я тут значит почти помираю, а ты времени зря не теряешь, уже ночи с князьями проводишь!- рассмеялась Лика.

-Это не то что ты подумала, просто сначала меня к тебе не пускали, а потом он пришел и начал расспрашивать, и я почувствовала, что с тобой будет все в порядке, да и Вещий так сказал, а потом он начал расспрашивать и.,- начала активно объяснять Ника.

-остынь, подружка,- я ж тебя уже рассмотрела, и знаю, ты реально можешь проговорить всю ночь с невероятным парнем и даже не задуматься о том, что есть занятия поинтересней.,- рассмеялась «смертельно больная».

Ника поймала себя на мысли, что Лика невероятно активна и оптимистична для человека, которого вчера чуть не убили, и как ни странно, но видимо абсолютно не держит на нее зла. А она даже не знает, как перед ней извинится, так как, не смотря на все, она чувствовала себя виноватой, если не в действиях Ратмира, так в том, что хотела удрать домой. А то, что эти два факта связаны ей уже было понятно.

-Эй, повелительница зверей, только не вздумай начать извинятся,- фыркнула Лика заметив виновато-смущенное выражение лица Ники.

-но…

-Да, я знаю, что убить хотели тебя, но так не ты ж сама это подстроила, я, конечно, достала тебя прилично за время плаванья, но думаю не настолько.

-но я настояла на возвращении домой, а ведь Лада мне сказала, что мы не сможем вернуться…

-Так-так, я смотрю ты только прикидываешься тихоней, а уже и с богами здешними побраталась и с князьями ночи проводишь… чего я еще не знаю?,- Лика напустила на себя такой строгий вид, что Ника не выдержала и расхохоталась.

-неужели ты на меня не сердишься?

-нет.

- но ведь это все по моей вине!

-нет.

-но если б не я, тебя б сюда не забросило, и не ранили и…

- и я не встретила б очаровательную толпу варягов, Ивора, не побродила б по древнему Киеву, не познакомилась бы с Вещим…И, если ты помнишь я, в отличии от тебя, сюда сама пришла.

-но в поисках меня!

- ну… скажем так, ты меня натолкнула на мысль…и уходить то я изначально не торопилась домой. И вообще мне нравится все, что со мной происходит! Это невероятно интересно по сравнению с этим, все мои проказы в нашем времени не более чем фокусы в цирке, - посмотреть один раз интересно, но за душу не берет. - положила конец пререканиям Лика.

-ты сумасшедшая…

- нет, просто мне нравится такая жизнь куда больше стандартного сценария. Что мне светило у нас? Немного магии - оракулы и чудо люди в наше время не редкость, так временная развлекуха для телезрителей, а дальше как у всех: учеба, поиск работы, удачное или неудачное замужество, дети, проблемы детей, работа, работа, работа и все. А так я попала во время, где люди ВЕРЯТв чудо, в бога. Здесь люди не пресыщены зрелищами, их можно удивить. Здесь необычных людей не утаскивают в лабораторию для опытов или в телесъёмки для развлечения, здесь они, близкие к богам, имею почет и гораздо больше возможностей…

-ну да, а еще их здесь иногда палят на кострах, а так просто рай для чародеек, подытожила Ника.

-Ну тебя, ничего ты не понимаешь. Палили кстати на кострах в Европе и гораздо позже, всякие помешанные святоши-инквизиторы, а здесь еще христианство даже не «заходило в гости». Здесь жизнь более настоящая, более перспективная и я не сильно расстроюсь, если меня здесь еще подержат.

-А если нас отсюда совсем не выпустят?

-Хм, ну тоже не велика беда.

-А как же родные, близкие? Неужели ты не о ком не будешь скучать? А по тебе?

Лика невесело улыбнулась, - ты знаешь, - сильно не буду, как и по мне. Не знаю как у тебя сложились отношения с нашим миром, а мне он успел сильно досадить. Меня наше время и наши люди регулярно норовили приложить «мордой об асфальт». А здесь такие возможности…Ой, подружка, похоже тут кое-кто ищет тебя,- неожиданно хихикнула Лика.

Обернувшись, Ника увидела Стемида как-то неуверенно на нее смотрящего, и было что-то в его взгляде, насторожившее Нику. Что-то не имеющее отношения к их взаимоотношениям и гораздо более смутившее его. И это что-то ей очень не понравилось.

-Ой, похоже у тебя неприятности подружка, - сказала как-то мигом посерьезневшая Лика.- И справляться придется тебе одной, я пока вне ситуации. И…ты знаешь, мне кажется, я еще буду благодарна тебе, что это меня подстрелили…


٭٭٭

Часть 7


Ника ехала на лошади по древнему лесу и вспоминала последний разговор с Вещим. Он отправил ее к волхвам этой земли по их требованию. И угораздило ж ее захотеть в прошлое! Сидела б сейчас в общаге с девчонками, пила чай, рассказывали б друг дружке забавные истории, и сказки о всяких необычных явлениях, а теперь вот, сама стала не дай бог каким необычным явлением, в зашибись каком необычном месте. И не жилось же спокойно!


Ника отвлеченно вспоминала события прошедших дней, как за ней пришел смущенный Стемид, как отвел ее к Вещему на капище. Она была поражена той силой, которая исходила от этих древних истуканов, хотя как древних, это для нее они все «древние» «истуканы», а на самом деле это внешне были довольно новые (ну может пара сотен лет) искусно вырезанные из дерева фигуры богов. Хотя они вроде как и здесь уже древние… Самых разных воплощений богов. Нике казалось она может потрогать силу исходящую от них. И самое интересное, что эта сила шла и сквозь Вещего, словно подпитывая его, завихряясь в нем самом водоворотом. Ей не пришлось разговаривать с князем в прямом смысле этого слова, и это была одна из причин, по которой ее именно сюда позвал Вещий. Они просто смотрели друг другу в глаза, и Ника получала знание ситуации. Она узнала, что волхвы уже давно ждали явление Лели и предрекали его. Но Лели явилось две. И они были озадачены, и потому у Ники и Лики было столько времени на то чтоб просто погулять по древней Руси. Теперь они решили, что боги определились с ролью каждой из воплощений богинь. Искристая сила «солнечного ветра», так ее определили волхвы, Лики остается в Киеве, она способствует расцвету города, страны, помощь в торговых делах, управленческих и, в конце концов, просто притягивает золото, благополучие людям. У Ники же другой дар, ее сила «изумрудной воды» нужна природе для расцвета, людям для лечения болезней и возрождения лучших качеств души, лесу для изобилия жизни, воде для целебности. Эта сила более спокойная но и более мощная если ее разбудить. Именно поэтому волхвы призвали Нику. И она не могла отказаться. Точнее она то могла, но тогда заберут Лику которая на данный момент не сможет воспротивится. И ее сил сейчас не хватит на все. А первоочередные интересы у волхвов явно не жизнь подстреленной девчонки хоть она и является «воплощением» богини… раненная Лика просто может не пережить того, что уготовили ей волхвы… хотя… все случайное не случайно, и быть подстреленной оказалось правда не так уж и плохо…


В общем, все как обычно выбор есть, но выбора нет. Ника могла отказаться и …не могла. Но как она «обрадовалась» выяснив, что она не только чего то там должна этим волхвам, но и еще их искать должна сама в дремучей чаще! Местонахождение главного сбора волхвов не знал никто кроме них и узнать не мог, а потому и проводить ее никто не мог. Более того, любого кто с ней пойдет дальне жилых мест в поисках волхвов ждала беда. При этом ее поездку все равно надлежало скрывать по каким-то Нике абсолютно непонятным причинам.

В итоге расклад получился просто изумительный. Официально подстреленная Лика лежит на лечении у князя, являясь и благословением для города и заложницей одновременно, а глупая совестливая Ника бредет в неизвестную глухую чащу в компании лошади и бельченка в поисках зборища древних кудесников, которые ей не соизволили даже проводника прислать! Мол ты Леля, воплощение богини должна и сама все найти, все понять, а тот факт, что ей просто жутко, что всю сознательную жизнь она провела в городе другого времени и чудные способности у себя обнаружила всего несколько дней назад (ну почти) никого не волновало. Да и толком объяснить ей, что и как будет происходить, никто не удосужился. Т.е. она шла в лес по принципу пойди туда не знаю куда, принеси то, не знаю что.


Так Ника размышляла наслаждаясь верховой прогулкой, отпустив поводья лошадки еще пол дня назад. А смысл управлять животным, если не знаешь куда ехать? В лес так в лес…. Лошадка сначала шла по дороге, ну как дороге, «грунтовка» едва заметная, а теперь уже задумчиво прогуливалась подергивая листики с кустов по еле заметной тропинке в лесу. Стемид провел Нику через Киев, и несколько небольших селений и, указав на эту тропинку, остался ждать ее у кромки леса. Этот лес уже считался священным и по идее никто в нем не ходил, хотя откуда тогда взялась дорога и эта почти невидимая тропинка тоже непонятно. Может зверье протоптало? Новоиспеченная Леля просто ехала наобум, надеясь, что кривая выведет. Не самый лучший способ в древнем дремучем лесу с кучей зверья, но других идей пока не было. Да и со зверьем вроде мир у нее заключен.

Так в раздумьях, коря себя на чем свет стоит за глупость, фантазии и ситуацию в целом, Ника выехала на небольшую поляну где ее лошадка уже просто остановилась и начала спокойно и основательно щипать траву. Дальше абсолютно никаких ориентиров, тропок или чего-то подобного не было. Да и ту тропинку, по которой она сюда приехала. Ника уже различить не смогла.

И Ника поняла, что видимо пора «включать» свои новоиспеченные способности Лели и искать дорогу далее. Уже вечерело. А ночевать самой под открытым небом в диком лесу Нике ой как не хотелось. Хотя чутье подсказывало, что так и будет. Несколько дней в пути в компании со Стемидом ее заставили спокойно обдумать эту мысль, но она ей все равно не нравилась. Ну не любит она спать сама в диком лесу! Видимо комплекс городского жителя сказывается…


Ника нехотя слезла с лошади, прошла по душистому ковру трав в центр поляны, которая оказалась на удивление круглой и, сняв с себя дорожную сумку, уселась на плащ в позе лотоса. Осталось… мелочи жизни сосредоточиться, и «увидеть» дорогу к волхвам.

Ника закрыла глаза, представила лес как равномерную изумрудную паутину со светящимися точками зверями в ней. Точек было невероятно много, Нике пришлось постепенно привыкнуть к этому зрелищу, и начать мысленно исключать из внимания мелкие и концентрироваться на крупных. Однако она чувствовала только животных. Никаких признаков человека… Либо она просто не чувствует людей, либо поблизости никого нет, либо… она не готова и священный лес ее поглотит как и десятки других самонадеянных людей случайно или специально сюда забредших. О которых ей, пряча глаза, рассказал Стемид по пути. Любящий кавалер.., отправляет почти на верную смерть, даже не пытаясь отговорить… Хотя Ника чувствовала как ему больно, потому и смолчала. Она знала, что воля князя, благополучие родного края для Стемида важней его чувств…

Спустя какое-то время Ника кроме изумрудной сети животных она почувствовала еще что-то. Более тонкое, менее заметное на фоне активных «светлячков» животных. Больше похоже на блики раннего рассветного солнца на воде. Для того чтоб увидеть, нужно абстрагироваться от четкости рисунка на поверхности неспокойной воды. Этими еле заметными «бликами» рассеянной энергии было усеяно пространство возле Ники и, словно тропинка из них, уходила в чащу. Причем уходили в такую гущу, что открыв глаза Ника засомневалась, что там вообще возможно пройти. Однако вариантов не было. Не идти ж назад. Лошадку Ника оставила на поляне. Интуитивно обведя вокруг нее руками, и этим движением как она поняла она и успокоила и защитила животное от возможных хищников. Ни один из них не посмеет нарушить ее запрет, в этом Ника была точно уверенна. Но хоть убей, откуда пришло к ней это знание, сказать бы не могла. Хотя… откуда пришло все остальное тоже оставалось очень хорошим вопросом.

Девушка неожиданно для себя почувствовала азарт охотника, она шла по «бликам» не оглядываясь, не пытаясь понять, куда конкретно они ее ведут. Она была уверенна, что это то, что нужно. Уже стемнело в лесу, ночные звери вышли на охоту, а Ника все шла по неизвестным указателям. «Блики» стали ярче, ей уже не нужно было каждый раз останавливаться и концентрироваться для того чтоб четко их увидеть. Они стали напоминать сверкающие брызги или росу, которая сияет на ярком солнце. Только солнца не было, и свет этот был немного странный. Краем сознания Ника отметила, что она словно видит мир каким-то двойным зрением. Словно то, что раньше было только у нее в голове, сейчас видели глаза наяву и от этого мир казался ярче, светлее и интереснее. Она уже не пробиралась по чаще, а чаща сама расступалась перед ней. Ника чувствовала окружающую ее природу как часть себя. Деревья аккуратно отодвигали ветви, высокая трава ложилась под ноги ковром, звери словно выходили поприветствовать ее на пути. Высунула любопытную морду лисица, недалеко от нее под кустом сидела зайчиха с детенышем, на ветке прямо над ней сидел филин, внимательным взглядом ее проводила самка оленя с детенышем. Ника не успевала даже изумляться, в честь чего это хищники и их еда так мирно соседствуют. «Блики» становились все ярче, пока, наконец, перед ней не расступилась вся чаща, открыв вид на невероятно сверкающе озеро. Ника аж зажмурилась от неожиданности. Этот свет был таким же как у «бликов», только гораздо ярче. Озеро словно пылало, словно над ним висело рассветное солнце, но как раз солнца нигде и не было. По берегам озеро окаймляла трава, которая казалась просто бархатной, с изысканными узорами, которые создавали цветы. Цветущие яркие, словно светящиеся изнутри цветы среди ночи немного смутили Нику, но эти мысли надолго в голове не задержались, так как удивительного тут было столько, что просто глаза разбегались, и лимит возможности удивляться явно был превышен неизвестно в сколько раз. Ника остановилась перед озером. Она чувствовала себя как в сказке, словно была персонажем красивого советского мультика про Василису прекрасную или чего-то подобного. Все было невероятно красиво, нереально и в тоже время очень реально и очень… правильно. Словно мир и должен быть таким, точнее, словно он всегда был таким, а она как человек с очень ограниченным зрением этого раньше не видела. А теперь прозрела.

Ника провела рукой по бархатной траве, нагнулась и вдохнула аромат неизвестного ночного цветка и пошла к стоящим недалеко трем березам. Она словно попала домой, все было таким родным и знакомым. И даже эти березы. Она ничуть не удивилась, когда при ее приближении из сребристых листьев берез выскользнули три полупрозрачные девушки. Она откуда-то знала, что это мавки лестные, что живут они здесь очень давно и знают ее.

- Здравствуй Леля изумрудная, милости просим к нашему озеру.

-Здравствуйте милые девицы.

- Уж заждались мы тебя родная, силы наши на исходе, люди помощи просят, а боги Лелю давно не посылали и нам помочь и людям. Издалека пришла, видим. Но и сила у тебя изумрудная, самая живительная. Такой как ты на нашей памяти не было, а ведь мы живем почти вечно.

-ну родные, не преувеличивайте, это в сравнении с веком людским долго, а так далеко не вечно,- неожиданно для себя ответила Ника.,- до моего времени вы точно не дожили, а это даже не пол вечности.

-А ты необычная, Леля, не чувствуешь груза предназначения, не в тяжесть тебе сущность богини, - Мавки весело засмеялись звонким смехом, который словно музыка разлился над озером. Они пританцовывали вокруг нее под звенящую музыку ликующей природы, то окружая ее серебристым туманом, то обретая четкие очертания. Эта музыка набирала силу, околдовывала. Ее создавала окружающая Нику мистика и природа. Нежная мелодия образовывалась из серебристого звона колокольчиков, шелеста листвы, пения соловья и еще массы таких знакомых лесных звуков, что казалось просто невероятным, что раньше Ника не слышала эту музыку, а только каждый звук в отдельности, не осознавая всего величия музыки леса.

Ника почувствовала, что и ее тянет в пляс, вот только одежда сковывает и поняла, что зайдя в самую душу леса нужно и выглядеть соответствующе. Она легко сняла дорожную одежду, обувь, украшения, не оставив ничего на теле и подошла легкой походкой к озеру. Мавки пустились в пляс перед ней и, протанцевав над поверхностью озера с его поверхности словно дымку сняли легкий блестящий покров, развернувшись они подлетели к Нике и обернули странный наряд вокруг нее. Этот дивный туман вплел в себя на пути тонкие изумрудные нити леса и мягкие контуры зверей, серебристые нити тумана и синие нити глубины дивного озера.

Получившийся наряд, отдаленно напоминал индийское сари. Только этот наряд абсолютно не ощущался на теле, не сковывал движения. Ника была одета и абсолютно обнажена одновременно. Энергия леса и озера, животных и насекомых переплелись в ее одеянии делая ее невесомой и могущественной одновременно. Одна из мавок подошла к березе и, сняв с нее капельки росы, украсила ими волосы девушки. Ника легко, словно каждый день так ходила, ступила на поверхность воды и понеслась в пляс вместе с мавками, ветром, ночными бабочками, неведомыми птицами, водой и лесом. Музыка природы будила в ней ранее неведомую силу, понимание мира, гармонию, оставив позади все страхи и сомнения.

٭٭٭

Лика послушно провалялась в постели ровно до дня знакомства с княжичем Игорем. Но когда к ней зашел этот статный темноволосый красавец с синими глазами и в алом плаще, она поняла, что пора выбираться из статуса «ой помираю, принесите мне плюшек».

Княжич зашел, ища Вещего, но незаметно для себя, задержался. А Лика почувствовав с его стороны повышенное внимание, основательно задумалась… Поклонников у нее по жизни было много, но вот княжичей еще не было… Перспективы то нормальные…Игорь конечно не Вещий Олег, но тот, увы, почти непрошибаем по женским чарам…может гей? Иначе как можно на нее, такую красивую и не реагировать? Общается как с мебелью, исключительно так сказать по «рабочим вопросам». Нику куда-то услал и не признается куда, а сама Лика все силы тратит на восстановление от ранения и просто не может позволить себе отвлечься на поиск подруги. Впрочем подруга это громко сказано, хорошая знакомая, но подруга…умирать за нее она точно не собиралась… Впрочем Ника в этом была не виновата, не она Ратмира направила, а вот странная стена между мирами и прямой запрет на перемещение Лику озадачил. Кто-то ее недвусмысленно не пустил домой. Но почему? Может виной тому Ника и ее странные пробудившиеся в этом времени способности? Может они и «привязали» ее к этому времени. Ее? но не Лику. А вообще… а зачем ей домой? Кто там ее ждет? Не ну мама, конечно обрадуется, но тут же опять подсядет на уши призывая принять ухаживания обеспеченного поклонника и выходить замуж. То есть «вали с моей шеи и обеспечивай себя сама», но ведь здесь она именно этим и занимается. И шансы у нее здесь гораздо выше нормально по жизни устроиться. Так куда ей спешить? Проще приноровиться и взять в оборот княжича…А там, кривая выведет.

От этих размышлений ее оторвал Ивор. Он был частым гостем в ее палатах, и частым сопровождающим, и так смешно сердился, когда видел, как на нее заглядываются остальные. Но, она птица свободная, и сама выбирает кому улыбаться, с кем встречаться, а за кого, если надумает и замуж выходить. Главное - не перепутать.

٭٭٭

Ника проснулась на маленьком острове посреди озера от солнечных лучей, которые пробивали сквозь листву ивы, которая склонилась над ней, словно специально укрывая от посторонних глаз. В первый момент она решила, что уснула на поляне, где потеряла тропинку и все остальное ей просто приснилось, но едва потянувшись, поняла, что прошедшая ночь была не сном. Она спала на самой кромке воды и подняв голову смотрела на свое отражение. На ней была не одежда… а нечто невесомое, мерцающее в солнечных лучах невероятно красивое и как ни странно… удобное. То есть в принципе невозможное одеяние. Сколько раз Ника с завистью смотрела на прекрасные платья кинозвезд и понимала, что захоти она себе такое то, даже если оно попадет к ней каким-то чудом, его просто некуда будет одеть по той постой причине, что оно… неудобно. Ведь все сногсшибательные наряды предназначены для того чтоб одеться, выйти, продефилировать и… снять. Ходить каждый день в таком неудобно, непрактично и глупо. Но то, что было сейчас одето на ней было просто.. не от мира сего. Встав и рассмотрев себя в воде Ника в очередной раз изумилась, параллельно удивившись тому, что еще может изумляться. Наряд очень отдаленно напоминал индийское сари, это было нечто изящное до умопомрачения, длинное, присобранное, с длинными полупрозрачными рукавами, никаких швов нигде заметно не было, что в принципе и понятно, учитывая как оно оделось на Нику. Но одно дело ночная сказка, которая больше напоминала сон и совсем другое рассматривать это чудо природы, в прямом смысле слова, при свете дня. Причем, что именно считать чудом из того, что Ника видела в отражении, она прям и затруднялась понять. Одеяние, которое поначалу привлекло ее внимание, было конечно невероятным, но и все остальное было не проще. Ее глаза из-за странного освещения словно светились мягким изумрудным светом, волосы были распущены, они стали гораздо длиннее, гуще и сияющими мягкими волнами обрамляя лицо, плечи и спускались пушистой волной до пояса, а в них непонятно каким способом удерживаясь, сверкали мелкие камушки, очень смахивающие на бриллианты, хотя Ника помнила, что мавка украшала ее росой. На шее у нее висел кулон в виде капли на тоненько-тоненькой нити очень напоминающей паутинку на вид и сталь на прочность. Ника подняла кулон и поняла, что это капля воды, но твердая. Она сверкала, переливалась всеми цветами радуги на солнце, казалось притронься к ней и она останется каплей на пальцах, но она была твердая. Это было не стекло, не хрусталь, не бриллиант, а именно вода. Ника б даже сказала живая вода, потому что так выглядеть может только живая капля росы на травинке или цветке. Приподняв ее повыше, она посмотрела на мир сквозь нее и словно утонула в этом бескрайнем украшении. На мгновение, показавшееся ей вечностью, она ощутила целую вселенную в этой капле росы. Огромный, необъятный невероятный мир, мир к которому она была прикована этой тонкой нитью…мир, частью которого она была.

- В капле воды отразится Вселенная…- произнесла восторженно Ника. Здесь она не отражалась, она существовала, вопреки логике и всему что Ника знала ранее…- неожиданно раздался голос за спиной.

- Я смотрю озеро тебя признало.

Ника аж подпрыгнула, стремительно обернувшись и уставилась на невесть откуда взявшегося старца.

-ты кто?

-Ну, дорогая, ко мне то ты и шла, а теперь вот глупые вопросы задаешь, хотя по виду совсем не глупая. И наряд Лели изучила, и исток на шее носишь.

-Наряд Лели?

-а ты думала так просто в воздухе висишь?

И тут Ника заметила, что подпрыгнув в прямом смысле от неожиданности, она так и не коснулась земли, а немного зависла над ней буквально в паре сантиметров. Но она этого не чувствовала. Точнее теперь, обратив внимание, поняла, что трава кончиками стеблей щекочет ей подошву. Она перевела взгляд на волхва, так как никто другой это по идее быть не мог, и спросила,

- это так наряд действует?

-конечно, только не на всех. Только истинная Леля, та в которой присутствует сила и дух божества может его носить и соответственно так им пользоваться.

-А если я не истинная Леля? Может у меня просто некоторые способности есть и все?

-тогда бы ты милочка не дожила б до утра. После пляски с духами священного озера человек не выживает. Он становится духом.

-Хм, значит и просто люди тут плясали? И много тут стало духами?

-Каждый год Лелю избирают среди местных девушек. Самую красивую, знатную, искусную, добрую. И тогда она идет в этот лес и ищет священного озеро. Далеко не все его находят…

Ника с ужасом представила себе обычную девушку без каких-либо способностей, одну ночью в лесу в поисках озера, дорогу к которому никто не знает.

-да, ты права далеко не все возвращаются,- угадав ее мысли ответил старец,- кто-то становится жертвой духам леса. Но были и такие, которые находили, и даже те кого признавали духи вечно молодых берез, но ни одна из них на моем веку не возвращалась из танца стихий. А мой век не так короток.

- А почему?

-Танец стихий это вихрь силы, который дает человеку знание, будит его скрытые силы но и черпает силы из его духа. Тот, кто уходит в этот танец становится жертвой природе, девушка отдает природе все самое лучшее, что у нее есть, а природа потом возвращает это людям.

-То есть они идут добровольно на смерть?- ужаснулась Ника.

-Они идут в танец ради жизни рода, семьи, края.

-Но ведь их же кто-то любит, родные, близкие. Как же они смиряются с потерей? Как они живут, зная, что однажды их могут заставить отправить дочь на верную смерть в чащу?

-не все гибнут, те кто недостоин, в ком недостаточно силен дух Лели, просто блуждаю по лесу и наутро возвращаются. Лес не принимает напрасную жертву. Но и не может вознаградить людей, не имея запасов. Люди это знают, и потому каждая девушка с радостью пойдет к священному озеру, если это поможет ее роду. В нашем краю уж несколько лет неурожай, зверь хуже ловится, темные духи сильнее светлых. Лесу нужна была сила Лели и потому боги прислали тебя изумрудная вода.

-И что теперь? Я уже все прошла и могу отправляться домой?

-нет, - усмехнулся старец.- ты только пробудила дремавшую в тебе силу, пробудила силу священного леса, но ее еще нужно разнести и люди нуждаются в твоем благословении. Ты должна пройти обряд принятия дара и отправится по селениям для помощи больным, немочным, раненым и несчастным, для возрождения силы исцеляющих источников, для восстановления гармонии между человеком и природой. Ты прислушайся к себе, уже сейчас ты ведь слышишь их мольбы. Мольбы обращенные к Леле и Ладе.

Ника ошалевшая от перспективки прокатится по «всем селениям» аж присела. Она конечно предполагала, что будет нечто непростое, но такое... Мало того, что ее забыли предупредить, что она запросто может пятнадцать раз скопытится на подходах к волхвам, от танца возле озера или превратится в бесплотное привиденьеце, так теперь еще ей светит поход по всем страждущим. С ума сойти. У нее не было никакого желания прислушиваться себе и слышать все мольбы страждущих! Наоборот, было невероятное желание, как говорила ее бабушка «накивати п’ятами». Она никогда не была вроде особо жестокой, но осчастливить всех страждущих! Пусть даже это и не город размахом с Донецк. Да и непонятно как именно она должна была всех осчастливить, еще один капканчик с вполне вероятным смертельным исходом? Ника подозрительно покосилась на старца. Странно, а почему он один? Вещий говорил про волхвов во множественном числе, или она чего то недопоняла. Интересно, а он скажет ей правду?

-Не слышу я пока никаких просьб. - фыркнула Ника,- А как именно я смогу осчастливить всех страждущих? От меня потом тоже могут остаться роки и ножки? Вы меня часом не будете палить в костре в каждом селении в надежде, что где-нибудь я все-таки сгорю, и кто-то там из ваших добрых богов таки примет меня как жертву?

-Нет, - рассмеялся совсем не старческим смехом волхв,- жарить на костре мы тебя, так уж и быть, не будем, - но обряд, превращающий тебя в исцеляющую Лелю может быть немного непредсказуем. Хотя я думаю, тебе ничего не грозит. Ты и так с легкостью прошла там, где гибли целые дружины, а ты даже не заметила трудностей. Пошли со мной Изумрудная вода,- позвал волхв. При этом он взял Нику за руку, и они просто пошли по зеркальной глади озера. Ника с удивление обернулась и поняла, что небольшой островок, на котором она проснулась, прямо у них за спиной окутался серебристым туманом и словно растворился в воздухе. А они шли по воде, под ногами синела глубина, плавали рыбы, колыхались подводные растения. При этом Ника чувствовала воду ступнями, но мокрыми были только они. Вода была удивительно мягкой и нежной и, казалось странным, что люди по ней не ходили так всегда.

-Куда мы идем?

-Мы идем к жрицам Лады и Лели и Макоши. Они подготовят тебя к обряду, расскажут, чего тебе ожидать от посвящения, от людей. Это недалеко.

-ну да, с таким то способом передвижения,- хмыкнула Ника,.- а скажи ка мне мудрый муж, каким образом мы так интересно плывем по воздуху?

-я же говорил тебе платье озера помогает

-А тебе?

-а я,…ну я долго живу на земле, за это время кое-чему подучился, - лукаво улыбнулся в усы старец.

Похоже с древними стариками-волхвами во множественном числе ее также кинули… один и совсем не древний…какие здесь все честные и разговорчивые… однако…

Они так и плыли или шли по воде, потом по верхушкам трав, после по верхушкам деревьев. Лес под ногами казался бескрайним изумрудным ковром с пестрым рисунком из полян, рек и озер. Ника чувствовала этот лес, эту воду, этот мир так словно все это часть ее, и оттого ее душу наполняла радость и удивительная легкость, не смотря на некоторые первоначальные оттенки обиды от того, что ее «забыли предупредить» о «некоторых нюансах». Вопреки своим словам, она слышала мольбы людей, они словно тихий шепот касались ее сознания.

Вскоре они прибыли к деревянному строению довольно внушительных размеров. Там их встретили три женщины очень старая, женщина средних лет и молоденькая девчонка лет 10 ти-12-ти. Волхв, ни говоря и слова, передал руку Ники женщине средних лет почтительно склонившей голову, и, пока Ника рассматривала женщин, незаметно удалился.

-Здравствуй Леля, Дева священного озера «Изумрудная вода», - произнесли женщины в один голос. Почти нас своим присутствием, благослови наш край и наши роды.

-Здравствуйте, ответила Ника и растеряно посмотрела на них. Она понятия не имела, что ей делать дальше.

Женщина средних лет, отпустила ее руку, обошла вокруг нее и спросила.

-А как звали тебя дева до того как боги выбрали тебя?

-Ника.

-А меня Милорада, это Дивляна, женщина показала рукой на девчушку, а это Ярославна, теперь кивнула в сторону старухи. Вот и познакомились. Пошли, красна девица, умыться с дороги надобно, в баньке попарится, косы заплести, нужные слова произнести. Вижу по глазам силу имеешь, душа открыта, а что делать всем этим не знаешь. Пошли милая к источнику серебряному, позови его из земли матушки, окуни в его слезу озерную, оживи святое место.

-А что ж вы тут делаете, если место не святое? - иронично спросила Ника.

-А мы дочка стережем его от темных сил. Оно святое, здесь светлые духи живут, нам силу дают с людскими хворями бороться, с бедами, темных духов отгонять. Но вода чудотворная ушла, с тех пор как много лет назад здесь дружина чужая побывала, осквернила святилище кровью жриц.

-А-а, как…- только и смогла произнести Ника, - так как именно в тот момент ее нога, по непонятной причине наконец-то опустилась на землю с верхушек травы и на нее словно лавина обрушилось видение этого «визита дружины». Они все крушили, убивали на месте немолодых женщин, насиловали и вязали как скотину молодых. Молодых было много, видимо был какой-то праздник, а может просто они прятались здесь, этого Ника не поняла. Видение оглушило ее, накрыло с головой. Она чувствовала боль и ужас каждой из несчастных. Словно в один момент видела и ощущала каждую из них. Ощущала ужас убегающей девушки с длинными косами которую схватил за эти самые косы здоровенный воин в доспехах, чувствовала всю ярость и бессилие девушки когда он повалил ее на землю и задрал подол, одновременно с этим она ощущала себя другой женщиной которая, забыв о себе, кинулась на помощь еще одной несчастной, совсем девчушке которую грубо вязали. У Ники голова шла кругом от боли и навалившихся на нее чужих эмоций. Последнее, что она почувствовала перед тем как окунуться в спасительное забытье, была боль женщины которую проткнули мечом, боль, отчаянье и состояние вытекающей из тела жизни.


٭٭٭

Часть 8


Ника приходила в себя медленно, как сквозь вату слушала голоса склонившихся над ней женщин.

-Что с ней, Ярославна?

-Не знаю доченьки, боги нам послали дивную Лелю, сильную и хрупкую.

-Что нам с ней делать? А вдруг она не сможет пройти обряд? Как же тогда?

-Не гневи богов Милорада, она и так многое уже сделала для нас. Гляди как лес вокруг священного озера загомонил, светлые духи там снова поселились, сам Велес ее к нам привел.

-А это точно Велес был?

-Он самый, доченьки, я его однажды в пору моей юности видела, тогда он нам привел Лелю «Солнечного ветра». Но слаба она была, и Днепр забрал ее после года жизни среди людей.

-А как ты знала, что он сегодня с ней придёт?

-Так весь лес пел о том, что Леля вернулась. Впереди них песня жизни летела,- радостно ответил старческий голос, - такой звонкой песни жизни я на свое веку не помню. Раньше все прислушиваться нужно было, а сегодня хоть пляши.

-Так, - сказала приподнимаясь Ника,- а теперь поподробней на тему «Днепр забрал» да «Велес привел!»

- Очнулась краса наша,- хором вскликнули женщины.

Ника с трудом приподнялась и села. Она еще была под впечатлением от страшного видения, и потому медленно соображала, но слова про забранную рекой девушку ей очень не понравились, а имя Велес очень напоминало одного из божеств про которых она в пол уха слышала на уроках истории, и как то ей очень хотелось верить, что привел ее к жрицам просто волхв-кудесник с аналогичным именем. И вообще, чем дальше тем более двояко она начинала себя чувствовать в этом мире богов и сказок. Какая-то часть ее с детства мечтала о чем-то подобном, жила в мечтах о сказочных мирах и событиях, но к учебе в университете большая часть данных фантазий осталась в прошлом выражаясь в основном в люби к прекрасному та хорошим книгам. И вот сейчас часть Ники, та девочка-фантазерка которой она была в детстве ликовала и упивалась всем происходящим, а появившееся с возрастом здравомыслие предупреждало, что хорошо закончится для нее эта история вряд ли может. Не подстрелили по дороге злодеи, так утопят в реке добротеи и, что факт, скорей всего с самыми добрыми намерениями. А умирать как-то совсем не хотелось, даже для благополучия целой древней страны, видимо здоровый эгоизм современного человека был одной из существенных составляющих Ники. Да и мысли о смерти вызвали в памяти состояние человека в момент перехода из живых в мертвые, что тоже не способствовало радужному настроению новоиспеченной Лели Изумрудной воды. Потому, ожидая ответа на свой вопрос, Ника осматривала местность и прикидывала каковы у нее шансы в случае чего отказаться, а если не отпустят просто улизнуть с этой милой компании. Думать о том, что идти собственно ей некуда - совсем не хотелось. Мозг лихорадочно искал выход, почти помимо воли хозяйки.

- Ну Велес, бог плодородия, скотины, торговли.

- Значит, все-таки бог, - произнесла поникшая Ника, подумав параллельно, что если он ее сюда так вежливо привел, то совсем не обязательно, что он ее отсюда так же вежливо отпустит. А если учесть, что все ее новенькие мистические силы дали ей скорей всего те же боги, то шансов улизнуть вообще не осталось.

- Да. А ты что красна девица и не поняла, какая тебе честь оказана была?

-Я думала это один из волхвов-кудесников,- промямлила Ника.

-Да ты что,- замахала на нее руками Милорада, - только боги могут так от священного озера увести, да и неужели тебя не удивило то, как именно вы «шли»? Вы же по воздуху летели!

-Ну мало ли, что тут у вас кто умеет, я уже наверное ничему не удивлюсь.

-Да Леля, издалека ты, ничего не знаешь о крае который благословлять собираешься.

-Ничего... видимо. Ну так расскажите!

-Расскажем, милая расскажем. Но позже, а пока пошли ка к источнику. Ведь никакие обряды для тебя не будут действенны, пока нет воды из серебряного источника. И они повели Нику через поляну, по склону холма, между березами и липами, к площадке на склоне выложенной гладкими камнями. Эта площадка была словно небольшая ступенька на холме. Над площадкой в холме был выход скальных пород и по ним шел серебристый, вымытый водой след. Издалека казалось, словно вода там бежит, но подойдя ближе Ника рассмотрела, что это просто серебристый след там, где когда-то давно текла вода. И видимо вода имела нехилый состав серебра, так как след вымытый был не просто белый или другого цвета, а именно серебристый, цвета серебра. Словно кто-то в шутку создал серебряную скульптуру родника и бегущей воды.

Ника недоверчиво прикоснулась к гладкой серебристой поверхности, воды действительно не было, но казалось - она есть.

-Позови родник Леля, - шепнула ей на ухо Милорада.

Ника немного удивилась такой просьбе, но послушно протянув руки к следу от воды, действительно почувствовала под толщей скалы родник, он был так близко... И такой… родной… Ника мысленно прикоснулась к нему, позвала. Провела кончиками пальцев против предполагаемого течения воды, а когда прикоснулась к тому месту, где был исток, словно получила удар током и…словно потеряла часть себя….Словно часть ее души стала серебряной стрелой, молнией и пробила скалу для источника, при этом оставшись в скале, став ее частью. За спиной пронесся восхищенный вздох. Ника перевела взгляд на скалу и улыбнулась - из нее неуверенно, постепенно набирая силу пробивался родник.

-Омой в нем слезу озера, прошептала дрожащим голосом Ярославна.

Ника послушно сняла с себя необычный кулон и подставила под первые капли родника. Вода, касаясь кулончика заискрилась, зазвенела, и кулон словно растворился в ней. Ника решила, что видимо он для этого и был предназначен, но подняв руку с паутинкой от родника с удивлением обнаружила, что кулон на месте, просто он слился с водой настолько, что стал на время как-бы невидимым. Сверкающая капля-кулон переливалась всеми цветами радуги, в нем одновременно каким-то непостижимым образом отражались и лес, и родник, и небо, и Ника со жрицами. В нем, в этой маленькой капле воды действительно отображается вся вселенная и стоит просто повнимательней присмотреться, чтоб увидеть ее всю до мельчайших подробностей. Капля воды, с целым миром внутри, так и каждый человек, если присмотреться огромная вселенная, главное просто присмотреться, увидеть, осознать... И для того, чтоб человек жил в мире с окружающим его мирозданием, он должен помнить, что он не только его маленькая частица, но и отражение...

Знание, приходящее извне, странное ощущение единения с мирозданием, Ника порой смотрела на себя словно немного со стороны, отрешенно удивляясь тому, что открывал ей этот чудный мир. Простые истины, почти забытые в ее время...

Посмотрев на жриц, Ника поняла, что в данный момент от нее видимо ничего больше не требуется и вернула кулон на шею. Жрица стояли возле родника со священным трепетом на лице, а родник, сверкая на солнце всеми цветами радуги, радостно бежал дальше, вниз по склону, набирая силу и сообщая всему краю о том, что в мир пришла новая исцеляющая сила.

٭٭٭

Ника сидела перед ритуальной чашей в которой плясало пламя свечи, отбрасывая разноцветные блики по всему помещению храма. Чаша была искусно сделана, прозрачные стенки были украшены разноцветными вкраплениями, и что-то подсказывало Нике, что это отнюдь не стекло. Уже несколько часов жрицы окуривали ее травами, пели над ней особые песни, брызгали на нее водой из серебряного источника. Они одели Нике поверх загадочного озерного одеяния длинное белое льняное платье с вышитыми узорами по подолу и рукавам, подпоясали широким поясом из плотной материи с замысловатыми вышитыми узорами, украшенным разноцветными камнями, серебряными и золотыми монетками. На голову ей положили душистый венок из невероятного количества разных трав.

Храм, в котором происходило действо, был деревянным, большой овальный зал с внутренним кругом колонн ближе к центру, и с небольшим окном в крыше, точно по центру зала. У дальней стенки были запалены жертвенные огни. Вообще сама архитектура здания сильно удивила Нику. Она ожидала очередного капища с изображениями богов и всех ритуалов на свежем воздухе, а тут храм, да еще такой необычный. Хотя Милорада и сказала ей, что это только одна из ступеней посвящения и большая часть пройдет на холме у родника.

Нику уже до чертиков утомила вся это обрядовость, она решительно не понимала, зачем столько всяких ритуальных заговоров и действий, если у нее уже были способности и она уже могла их применять. Долгие пояснения Ярославны, о неправильно направленной силе, темных духах, опасности исцеления и т.д. ее только запутали. И теперь она просто сидела, любуясь огнем в чаше, и со скукой ожидала окончания этого действа. Мысли плавно текли, Ника дала им волю и теперь наблюдала как бы со стороны за собой.

Странная из нее выходила Леля. Сила есть, а знаний ноль, она может одним прикосновением оживить древний священный родник и принести этим здоровье и процветание людям на многие года, но до того как ее привели к источнику, она о нем и знать не знала. Она была для всех этих людей воплощением чуда, благословением, но при этом она так и не знала почему именно она, девушка из другого времени, с другим мировоззрением, отношением к жизни, с нулевыми знаниями о обрядах, духах и прочих чудесах древней Руси была для этого избрана. Даже Лика для этого подходила больше, у нее то хоть желание здесь остаться было.

Мысли вернулись к Лике, Стемиду. Как там они? Как поправляется Лика…Ждет ли ее до сих пор Стемид у леса. Известно ли ему о том, где она? Хотя… откуда? Может ей послать кого-то с известием о себе? Неожиданно Ника вспомнила о бельчонке которого оставила на поляне у озера и о котором совсем забыла. Бедненький, он конечно не должен пропасть, как-никак в лесу жил, но все же жаль. Он похоже искренне к ней привязался, а она его просто забыла. Чувство вины начало грызть Нику и она нетерпеливо заерзала на месте. Когда уже эта вся канитель закончится и у нее будет хоть свободная минутка отправить о себе весточку Лике? В принципе для этого подойдет любая мелкая птичка, Ника решила, что просто напишет ей короткую записку. А так как все свои вещи она оставила на той же поляне что и бельчонка, то придется изрядно извратится, чтоб найти чем и на чем писать, и чтоб это могла унести птица. Поразмыслив, Ника решила не изобретать велосипед и взять кусок коры березы, как писали в учебниках истории и углем написать записку.

Отвлек Нику какой-то нарастающий шум за стенами храма, она удивленно подняла глаза и поняла, что бубнение и песнопение жриц закончилось, и теперь к ней и идут Милорада и Ярославна явно с намерением ее вывести из храма. Но сначала с нее сняли льняное платье, а вместо него одели другое более тонкое с еще более замысловатой вышивкой, и накинули покрывало, да такое большое, что идя Ника видела только землю под ногами и ничего более. Ее вели под руки, и по свежему ветерку и траве под ногами она поняла, что идет к роднику, а шум отвлекший ее от размышлений был ничем иным как шумом людской толпы. Ника удивилась, она считала, что здесь глушь и никаких людей поблизости нет, а судя по шуму - людей собралась очень даже прилично.

Наконец ее поводыри остановились и все затихло.

-Люди, боги нам послали поле стольких лет благословение, нам явилась Леля Изумрудной воды!,- торжественно произнесла Милорада, одним махом сбросив с Ники покрывало.

Ника зажмурилась от слепящего солнца, после затененности храма, и лишь спустя несколько мгновений рассмотрела, что она стоит на том же выложенном камнем пятачке возле родника, а у самого подножия этого высокого холма собралась огромная толпа народу. В первых рядах стояли Стемид, Вещий Олег, Ивор и улыбающаяся, вполне живая-здоровая Лика. И, судя по ее восхищенно-оценивающему взгляду, вид Ники ее очень даже впечатлил. Толпа взревела ликующими криками. Милорада поднесла Нике хрустальную чашу и, сняв один из все также блестевших камешков в ее волосах, при заплетении кос жрицы их бережно оставили, опустила его в ковш и произнесла, обращаясь к Нике и всем остальным одновременно.


- Люди добрые, Леля возродила серебряный источник, и теперь поднесет чашу со священной водой каждому, кто ее об этом попросит до захода солнца.

Ника покосилась на горизонт – была первая половина дня, она бы даже сказала ранее утро, часов 7-8 утра. Значит, она просидела в храме всю ночь и вчерашний день. Странно, за всеми этими длительными обрядами она и не заметила, как время прошло…И усталости совсем нет…Но теперь ей видимо еще придется простоять весь день, подавая воду страждущим, которых собралось столько.., что закат солнца, видимо, будет для нее самой благословением.

Первым к Нике по тонкой тропе едва заметной в высокой траве склона, подошел князь и, почтительно склоняя голову, произнес

-Позволь светлая богиня испить из святого источника, одари здоровьем и силой, мудростью и милостью богов. Благослови на великие свершения во славу нашего края и для добра наших людей.

Ника подставила чашу под струи родника, и серебряная вода, соприкоснувшись с камешком на дне, снова заискрилась как накануне при «общении» с кулоном Ники. Набрав полную чашу, Ника поднесла ее князю. В тот миг как руки Вещего коснулись кубка, а их глаза встретились… личные эмоции желания, стремления Ники отодвинулись куда то вдаль… Она окончательно перестала ощущать себя собой - обычной девочкой студенткой с личными желаниями. Она стала чем-то гораздо большим, не человеком, а порталом, связующим звеном между людьми и богами, почувствовала как Лада через нее и одаряет благословением каждого испившего из чаши, чувствовала мольбы и желания каждого. Просьбы к богине, которые она читала в глазах почтенных мужей и молодых девушек, женщин и несмышленых детей были такими простыми, незатейливыми. Люди просили хорошего здоровья и счастья детям, обильного урожая и удачи в торговых делах, удачи на охоте и мира для своих домов. На фоне всех выделялись немногие, Вещий Олег с грандиозными замыслами, воины которые просили у Лели только здоровья, да удачи в делах сердечных, для остального у них другие были боги и Лика… Она была последней кто подошел к Нике. Последние лучи солнца осветили двух девушек и чашу у них в руках. Чаша заискрилась переливаясь всеми цветами радуги, это сияние разлилось по всем кто был у подножия холма и в один миг собралось обратно в камешек на дне чаши. Но этого мгновения хватило Нике, чтоб увидеть душу и стремления Лики, и она была озадачена.

Позже, вечером люди праздновали у костров, пели, плясали. Нику усадили у самого большого костра, и только далеко за полночь, когда она уже падала от усталости, ей наконец удалось поговорить с Ликой. Ника придя в святилище, позвала с собой Лику. Ей хотелось узнать как они так быстро прибыли к святилищу, как Лика так быстро поправилась. Та ее немало удивила, сообщив, что вестей от Ники не было не несколько дней, а больше чем полтора месяца. Что Лика успела почти оправится от раны и собиралась уже ехать на ее поиски, когда приехал Стемид с ее бельчонком.

-И что?, - удивленно спросила Ника. Насколько она помнила, разговаривать ее милый зверек не мог, а Стемид просто ничего знать не мог, ведь остался на опушке леса.

- ну, я думаю он бы помог…А вообще, на следующий день Вещий сообщил, что мы едем к тебе на посвящение. Ты неплохо тут устроилась. Выглядишь и правда как богиня. Я когда на холме тебя увидела, чуть не померла от зависти. Одно платье чего стоит, да, наверное, нечто подобное и в нашем времени фиг кто сошьет, а бриллианты в волосах, а этот невероятный алмаз у тебя на шее, а…

-Стоп, стоп, это не алмаз, это вода,- перебила поток восхищенной речи Ника.

-Ну да, вода… это ты мне расскажи, у меня дед был ювелиром далеко не последним в своем деле, и поверь мне, я отличу драгоценный камень от воды…Постой ка, ты хочешь сказать, что у тебя на шее в виде алмаза висит вода? С чего ты взяла?

-Так мне сказал толи волхв, толи бог у священного озера, перед тем как сюда доставить. А вообще… я просто знаю. Это вообще не камень, это портал силы через который идет энергия благословение людям.

-толи волхв, толи бог, сказал - передразнила ее Лика. - А ты что уже обычных людей от богов не отличаешь? Это ж ты вроде у нас немного мысли читаешь.

-Я… я ничего у него не читала…или читала, но мне и в голову не пришло задаться вопросом кто он, наверное, это сказался этот перебор с чудесами. Наверное, даже если б я тогда узнала, что он бог, то все равно не сильно б удивилась.

-Да, подруга, с чудесами ты план перевыполнила. Ты б себя видела со стороны. Настоящая богиня, неудивительно, что люди тебя за таковую принимают, тут и я почти поверила, если б не общалась с тобой до этого.

-Они в чем-то правы, я действительно изменилась. Нет, не стала богиней, но стала ее проводником…Я чувствую себя обязанной им всем помочь, я знаю свое предназначение, словно этот долг на меня одели вмести со всеми этими дарами.- Ника отрешенно улыбнулась задумчиво играя капелькой на шее, - Я вижу свой путь…он уходит в даль по этим землям. И скоро я отправлюсь по землям словян. Я должна принести им здоровье, счастье и процветание, любовь и взаимопонимание.

-Ты с ума сошла! Какой путь? Какие здоровье и процветание? Как ты это будешь делать? Зачем оно тебе? Ты представляешь сколько времени это займет? А сколько сил? Это ж даже не просто на лошади объехать всех славян, это ж тебя будет ловить каждый и просить о помощи! Ты ж домой и через десять лет не вернешься! А если вернешься то что от тебя останется?!

-знаю, но я должна…

-Так, родная моя, говоришь тебе долг вместе с дарами дали? Снимай немедленно все эти дары! И мы немедленно отправляемся домой! Все хватит, наигралась и домой. Русь посмотрели, с Вещим познакомились, чудес хлебнули по самое не хочу, пора и удочки сматывать!. Снимай все!

-не получится,- как то грустно и одновременно спокойно улыбнулась Ника глядя на Лику, которая напоминала разбушевавшуюся фурию, - ты же знаешь…

-ничего я не знаю! Один раз не получилось, так мало ли что бывает.

-Лика успокойся, это мое предназначение, я должна его исполнить. И как бы я не хотела, сначала увильнуть у меня все равно ничего не получится. Да я уже и не хочу увиливать. Этим людям нужна я и появившиеся у меня силы. Так было предначертано, с самого начала…Да и ты насколько я знаю, не хочешь домой. Я видела твои желания, когда ты пила из родника.

Лика резко смутилась и как-то очень тихо присела на край лавки.

-Ты знаешь…Ты считаешь это глупо, эгоистично, самонадеянно и не правильно?

-Почему? Я была немного озадачена, но это не глупо. Просто… просто я е уверенна, что ты получишь именно то, что хочешь.

-Почему? Я могу женить на себе Игоря, (он кстати очень даже ничего, просто ты его не рассмотрела на посвящении), я смогу помогать ему в управлении страной, я же в конце концов тоже их Леля! За то время, что я здесь в казне княжества уже изрядно добавилось звенящей монеты. И я думаю Вещий не будет против.

- Вещий не будет. Он от этого ничего не потеряет, и даже если он как вещий знает про Ольгу, от тебя он точно не откажется в роли жены для Игоря. Ты просто клад для страны, одним своим присутствием ты даришь краю богатство. Ты его просто притягиваешь, но … А как же Ивор?

-А что Ивор? Я ему ничего не обещала, да и вообще, я же могу стать княгиней Руси! Это ж так, так… я даже слова подобрать не могу..

-Так круто,- произнесла мысль Лики вслух Ника,- Но я не уверена, что ты сможешь стать той самой княгиней Ольгой. Ты - не Ольга.

-А почему я должна становится ею? Я буду самой собой, просто немного изменю историю…,-Лика лукаво улыбнулась,- чуть-чуть.

-Лика, неужели ты еще не поняла,- мы не меняем историю, мы уже были в нее вписаны задолго до нашего рождения. Просто мы не знаем своей истории. И это самая большая наша трагедия!

-Тем более! Значит не факт, что у Игоря была княгиня Ольга, может это одна из интерпретаций имен или что-то подобное…

-Лика…

-Ну почему ты считаешь, что я не могу?

-Лика, я не считаю, что ты не можешь, я просто думаю, что ты просто не знаешь, чего хочешь. Это не твоя роль, ты не будешь счастлива…

-А кто дал тебе право определять где чья роль?,- Лика недобро сверкнула глазами,- Твое озеро? Думаешь, если этот дремучий народ назвал тебя богиней, то ты имеешь право распоряжаться и моей судьбой? Ничего подобного!

-Лика, не сердись. Я ничего плохого не хотела сказать. Просто я переживаю за тебя.

-Ты мне завидуешь! Завидуешь, что я могу и дальше распоряжаться своей жизнью как хочу, а ты нет. Завидуешь, что это меня подстрелили и ты должна была идти в лес. Что тебе светит с твоим божественным походом? Постоянная дорога, больные, несчастные на дорогах, вечно чего-то желающая толпа? Ты даже со Стемидом своим переспать не сможешь, он ведь тоже почитает тебя уже как богиню и, небось, пальцем к тебе не притронется, даже если ты сама на коленях умолять будешь! Но я то могу, и буду управлять своей судьбой! И ты мне не указ, тоже мне богиня нашлась! - последние слова Лика сказала уже из-за двери, стремительно уходя из дома.

-Лика, Лика, прошептала ей в след Ника. Она, в отличии от Лики, видела весь ворох ее желаний. Несмотря на все перечисленные Ликой амбициозные желания, (хотя и перечислила она далеко не все) они были не главными. Она любила Ивора, но еще не осознала этого, она настолько заигралась в любовь по жизни, что в упор не хотела видеть настоящей любви. И Ника боялась, что при осуществлении ее желания, а именно при замужестве с князем Игорем и получения статуса княгини, Лика получит достаток, положение, уважение и…потеряет свой шанс быть счастливой. Судьба далеко не всегда прощает неуважение к ее подаркам, а тем более если ее главным даром любовью пренебрегает Леля…

Ника устало улеглась на кровать. Полтора месяца.., что же с ней происходило все то время которое она не помнила? Или это просто время на озере как-то иному идет? Стемид, поход…скорей всего Лика права на счет перспективы ее поездки и отношения к ней Стемида, но почему- то это сейчас Нику не волновало.У нее была обязанность перед целым краем, народом…и именно ради этого предназначения она родилась и попала в это время, в эту страну… Нельзя всю жизнь бегать от судьбы, когда-то ее таки придется встретить, так лучше это сделать один раз и осознавая все риски, чем неожиданно и вообще неподготовленной. Упираясь и отвергая свою роль можно сделать только хуже и себе и тем, кто от нее зависит… Жаль что Лика это пока не осознала…но, возможно, у нее еще будет время? Мысли и вопросы еще одолевали Нику, но усталость была сильнее, и сон накрыл ее, как только она сомкнула веки.



٭٭٭

Часть 9


Нике так и не выпала возможность пообщаться с Ликой перед отъездом. Объяснить свои мысли и опасения. Эта поездка была предначертана Нике и то, что к этому были готовы жрицы не было для нее ни новостью, ни неожиданностью…Знание…не зависящее от нее, пришедшее ранее.

Лика наутро уехала с Ивором и Князьями в Киев. Вещий хотел зайти к Нике, она слышала как он подошел к дому в котором она спала, ощущала его неожиданно смятенные мысли, но он не зашел. Что он хотел? Благословение Лели у него было, богатство стране обеспечит Лика, а Ника… Ее путь пролегал по его стране но от князя не зависел…

Ника отправилась по славянским племенам в роли экстрасенса, как сказали б в ее время. Вот только она не ставила целью получить прибыль. Путешествуя вместе с двумя женщинами, добровольными помощницами и Стемидом в роли охранника, она выполняла роль не богини, а скорей просто целительницы, правда исцелять приходилось не только тело, но и душу, и обиженную природу, возрождать надежду в самые светлые качества богов и человека. Ника никогда б раньше не поверила, что в столь древнее время природа тоже была часто в обиде на человека, и это при том, что ее гораздо меньше обижали, чем Никины современники. Помогая народам и окружающей природе понять друг друга, простить обиды, Ника неоднократно ловила себя на мысли что в ее мире, это, наверное, уже просто нереально.

Они ездили от селения к селению, деревни сменяли мелкие хутора, хутора городки, проходили дни месяца, закончилось лето, прошла осень, зима…Лика была частично права -- ее путешествие затянулось не на один год, но правда и не на десять. На семь. Люди, люди, люди, добрые и злые, страждущие и притворяющиеся, обиженные и надеющиеся, разочарованные в жизни и с ясным взглядом в будущее. И всех Ника чувствовала, всех и каждого. Сначала ее просто оглушил этот поток людских эмоций, удивило их разнообразие и порой удивительная нелогичность, благородство и низость. Она с удивлением осознавала насколько сложно понять другого человека, даже если чувствуешь все его мысли, чувства, помыслы. Порой ей казалось, что под наплывом этих всех людей в ней скоро просто не останется места для нее самой. Где-то так оно, наверное, и было. Стемид честно везде ее сопровождал, но ни о какой человеческой любви и речи не шло. Он любил ее, но как богиню, светлую и безнадежно далекую, а Ника… сначала ее просто захлестнуло море человеческих эмоций, потом она постепенно научилась немного отстранятся, чтоб сохранить хоть часть себя, но сил на любовные порывы просто не оставалось. Они стали скорее соратниками, друзьями, но уж никак не влюбленной парой.

Платье священного озера, которое она одевала под всю одежду, оказалось не только изумительно красивым, но и невероятно полезным. Зимой оно грело, в жару в нем было свежо. Еще это одеяние не требовало стирки. Однажды Ника попыталась его снять и постирать, и при приближении к воде оно просто превратилось в воду и протекло у нее между пальцев в реку, и, растворившись в нем на мгновение, вернулось снова к Нике, благополучно само одевшись, чем Ника несказанно обрадовалась, так как одевать это чудесное одеяние для нее было бы еще той задачкой. А так она просто старалась регулярно в одиночестве, чтоб не пугать чудесами народ понапрасну, оказываться у реки или другого водоема, где и «стирала» свой чудный наряд. Ее современная одежда, все вещи, в том числе и белье так и остались на поляне в лесу, и у нее не было ни малейшего желания за ними ехать. Одежду, как и еду ей приносили в качестве даров. Она брала себе только самое необходимое, остальное оставляла там, где в этом больше всего нуждались. Да и далека она была от прежней себя. Настолько далека, что даже стремление домой просыпалось в ней все реже и реже. Она помнила дом, родных, прежнюю жизнь но как в тумане, и не знала действует ли так ее миссия или это просто от массового перегруза эмоциями.

Так как свой поход она вела не особо распространяясь, что и кто она, то в основном ее принимали просто за целительницу, однако молва собирала людей в округ почти сразу, после первого кому она помогала. Ника исцеляла всех. Но иногда вместо радости чувствовала на себе и обиженные взгляды тех, чьи родные и близкие не дождавшись ее, умерли. Эти люди, как ни странно почти ненавидели ее, и это было очень больно. Так больно, что Нике потом приходилось по нескольку дней находится в одиночестве на природе, чтоб принять эту боль, обратить ее в исцеляющую силу, чтоб не нести в себе это разрушение дальше. Это было трудно, особенно первый раз, когда Нике пришлось самой понять, что делать с этим, как спасаться самой и дальше искать силы для помощи людям. С природой было легче. Она просила у нее исцеления, но и давала взамен энергию, это было больше похоже не на помощь, а на обмен силой. Иногда Нике казалось, что она берет у людей эмоции, отдавая им взамен гармонию природы, а с природой делилась этими разнообразными эмоциями. Она была как проводник между ними, между богими и людьми, между людьми и природой. Живой переходник…

Не раз маленький отряд Ники оказывался в поле зрения разбойничьих шаек, куда ж без них, но большинство их них почти сразу понимали, что имеют дело с чем-то необычным и уходили, стараясь не гневить богов, или даже просили помощи. И как тут не понять, если по ночам их скромную компанию стерегли все ближайшие хищники в округе, а днем неизменно рядом оказывались более мирные животные в приличном количестве. Животные даже лучше чем люди чуяли Лелю и шли к ней со всех сторон, при этом прекрасно чувствовать себя друг возле друга могли волки и зайцы, и другие виды которые в естественной среде, были друг для друга едой и поедающим. Агрессия в ее компании не имела места среди животных. С людьми было сложнее. Люди как всегда были самыми непредсказуемыми.

Однажды их небольшая компания пришла в пограничное селение, как раз перед нападением разбойников. Ополчение было небольшим, женщин и детей отправили в лес, остались мужчины все которые могли держать оружие. Лика попросила помощи у животного мира, и нападавшие были разбиты не столько отчаянным ополчением, сколько выскакивающими из леса и нападавшими со всех сторон дикими зверями. Ополченцы сначала сами изумились и приготовились отбиваться от хищников, но когда поняли, что те на их стороне были просто в восторге. Нападавшие в ужасе ретировались и Ника знала, что эти точно сюда не вернуться, но и их истории у них на родине не поверят и селению предстоит еще не раз отбиваться от нападавших. В этом увы она не могла помочь селению, ни этому ни другим.

Повстречалась Ника и со своим давним врагом, подстрелившим в свое время Лику. Он на этот раз попытался в суматохе драки попасть в нее копьем, но чудесный наряд выявил новое свойство - оружие даже направленное точно в цель просто скользило по нему, уходя в сторону не причинив Нике ни малейшего вреда. Ратмир же, увернувшись от удара Стемида, удрал в лес. Лика не дала Стемиду его преследовать – тот и так был обречен, звери не простили ему попыток убить их целительницу.

Капля священного озера, которая была на шее Ники, также неоднократно помогала. Она очищала родники, делала их целительными, оздоравливающими тело и возрождающими лучшие качества души человека. Так Ника оставляла некий запас здоровья людям, к которым приходила.

Пока Ника путешествовала, до нее доходили известия, что княжич Игорь женился, что его жена чужестранка нередко вместе с Вещим встречает иноземных гостей, помогает Вещему вести дела. Киев процветал, но о жене Игоря ходили разные отзывы. Кто-то считал ее капризной красоткой, кто-то умной девицей, но лезущей не в свои дела, кто-то откровенно сплетничал о ее походах на сторону от мужа заинтересованного лишь охотой да сражениями. Ника слушала все это, но свои мысли держала при себе. Лика таки добилась чего хотела, она имела мужа, богатство и власть. О детях не упоминал никто. Была ли Лика счастлива? На этот вопрос могла ответить только она сама при встрече, но вот встречи то у них и не было. Каждая ушла своей дорогой, а вот куда они приведут? Об этом Нике было неизвестно, она только очень надеялась, что ошиблась тогда, и Лика действительно хотела больше власти стабильности в жизни, чем любви.

За семь лет Ника обошла все земли славян, иногда заходя и в соседние земли. Ее сила не имела различий в верованиях людей. Ее маршрут был странен, но дивная, ведущая ее сила не позволяла его менять. Спустя семь лет, летним вечером, она снова стояла на берегу Днепра у Киева. До Киева было совсем недалеко, пара дней пешего пути, и она, уйдя от всех своих спутников, решила вновь «простирнуть» свое платье.

Сняв икрящийся наряд Ника привычно пропустила его сквозь пальцы в воду, но против обыкновения он не вернулся ей снова в руки, а растворившись в воде заискрился и, заставив светится мягкими искрами всю видимую поверхность огромной реки, постепенно исчез. В этот же момент лопнула цепочка с каплей на шее и кулон, сверкнув напоследок в лунном свете, канул в реку. Оковы разбились, миссия выполнена… Ника внезапно с четкой ясностью ощутила свободу – ее миссия закончена, и теперь она свободна делать то, что ей самой хочется.

Она изумленно опустилась на берег. А чего собственно ей теперь хочется….? Она так долго жила с миссией Лели, что сейчас была просто растеряна. Cидя на берегу реки, она просто смотрела на воду, слушала сверчков, лягушек, другие лестные звуки и слышала их уже не как Леля, зная чувства каждого живого существа, а просто как молодая девушка, оказавшаяся в вечерню пору у реки. И это было так… непривычно? Это было похоже на далекое красочное воспоминание из детства, которое внезапно ожило. Она так давно не чувствовала себя просто собой… Даже забыв одеться, с распущенными волосами до пят укрывавшими ее как плащ, она просто наслаждалась полученной внезапно свободой души.

Сколько она так просидела она не знала. Может десять минут, а может несколько часов. Очнуться ее заставил внезапный шум в лесу за спиной. Обернувшись, она увидела молодого воина вышедшего на берег, видимо в поисках сухого дерева, но так и застывшего на месте. Он внимательно разглядывал ее, а видно ее было просто отлично. В лучах яркой луны, которая уже давно взошла, ее тело серебрилось, а волосы мягко обрамляли тело, в волосах иногда поблескивали капельки украшения духов священного озера. Ника неоднократно пыталась их выбрать из волос, но те словно прятались, а потом снова появлялись, и так как они ей существенно не мешали, она просто смирилась с наличием в своих волосах прекрасных, хоть и слегка своевольных украшений.

Первой решила нарушить молчание Ника.

-так и будем смотреть, или назовешься мил человек?

-меня зовут Златовлас, а ты русалка?

-нет.

-Врешь, все русалки врут, - убежденно ответил ей молодец.

Ника рассмеялась. Она смеялась так заразительно звонко и весело как не смеялась за все последние семь лет. И словно эхом ответил ей лес, зашуршав листвой в лунном свете, заплескались рыбы у берега, запели соловьи. Казалось, сама луна засмеялась вместе с ней.

-Нет, я не русалка, - еще раз повторила Ника, отсмеявшись, - я чужестранка, которая здесь задержалась.

Златовлас, смотревший на нее во все глаза, только очумело хлопал ресницами. И так бы наверное и простоял, если б его не окликнули.

-Эй, Златовлас, ты куда запропастился? Неужто русалку решил нам к костру принести?- на берег вышел еще один воин, и удивленно охнул, - дубы да березы, ты и впрямь тут девицу нашел.

-Она говорит, что не русалка,- тихо промямлил в ответ Златовлас.

-Ну да, просто решила голышом на бережке в глухом лесу посидеть, да на луну посмотреть,- ехидно подметил прибывший.,- а красивая…обычные девицы такими не бывают, да и при приближении мужиков те пытаются прикрыть свою наготу, а эта даже бровью не повела. Точно русалка! Хватай ее, понесем честной компании, покажем, какую красоту поймали. Говорят, если она не умрет до рассвета возле огня, то сможет остаться среди людей. Глядишь кто-то женку отхватит! И бравый вояка, не мудрствуя лукаво, подошел к Нике и згреб ее в охапку. Ника от изумления даже не воспротивилась. Ее просто жутко веселила данная ситуация. Семь лет она бродила по земле исцеляя все и вся, и вот - стоило ей снять с себя оковы миссии как ее тащат двое неизвестных воинов к костру. Хотя само отношение к ней воинов Нику не только не испугало, но и позабавило. Они смотрели на нее не как на богиню, целительницу и т.д., а просто как на красивую девушку, возможно, правда русалку и возможно обреченную на смерть, но учащенное дыхание выдавало их истинные желания. Подобного с ней не происходило так давно, что она от этого просто элементарно отвыкла.

Честно говоря, Ника не понимала, что руководит этими воинами, они были так благородны, или опасались гнева речного царя за похищенную русалку? Ведь собственно у них в руках находилась беззащитная (как они думали), красивая обнаженная девушка и все их стремления, написанные крупными буквами у них на лбу, им никто бы вроде как не смог помешать осуществить, но нет, они тащили ее через лес к товарищам и к костру. Правда посреди пути Златовлас сжалился (над собой или девушкой еще вопрос) и накинул на Нику свой плащ.

Ника с любопытством смотрела по сторонам и ждала, что же будет дальше. Ей абсолютно не было страшно, хоть она и не знала, что ее ждет у костра. Стемид ее до утра искать не будет, она если уходила сама, то обычно возвращалась на заре. Да и знал Стемид, что не даст ее лес в обиду, как и река. Неоднократно наблюдал ярость природы и стихий, которых призывала на помощь Ника.

Девушку принесли через некоторое время к небольшому военному лагерю., Здесь была небольшая дружина видимо возвращавшихся со сборов дани воинов. Но каково же было изумление Ники когда она увидела у костра Вещего.

Услышав удивленные восклицания воинов он, как и большинство, обернулся и подошел посмотреть, что такого необычного нашли его воины.

-Вот русалку нашли,- сказал воин, который нес Нику, усаживая ее возле костра.

-Русалку? Брови князя поползли вверх от удивления, а глазах заплясали веселые чертики, - а ты уверен Всеслав?

-Ну да, красивая несказанно, голая, сидела на берегу одна. Кто это еще может быть? - ответил тот, правда как-то неуверенно уже глядя на Нику.

И тут Вещий и Ника встретившись на какое-то время взглядом громко расхохотались.


٭٭٭

Ника ехала на коне рядом с отрядом Вещего в Киев. После того как вопрос о ее русалочьей сущности был снят с повестки дня, Князь предложил Нике погостить у него. Он отправил своих людей привести отряд Ники к ним, и когда Ника оделась и привела себя в более приемлемый вид, то долго с ней беседовал все на том же берегу реки.

Они все также общались в основном без слов, он ей поведал о своих достижениях, планах и идеях, она ему о своих странствиях. Он был ей благодарен за самоотдачу, она же пыталась донести до него, что это не она такая, а священное озеро, родник и посвящение сделали ее такой. А теперь ее миссия закончена, и она получила свободу распоряжаться собой. И она очень хочет увидеть Лику и вернуться домой. Очень трудно быть почти богиней, очень сложно понимать всех…даже его…и очень замечательно чувствовать себя свободной…просто человеком, просто девушкой

В какой-то момент Ника поняла, чего жаждет князь, но что он ей никогда не сказал бы, и только остаточное восприятие людей целиком после семи лет целительства, ей это помогло понять. А может этого хотела и она сама…

Она подняла голову и поцеловала князя, и увидела в его глазах такой восторг, что даже без всех своих способностей поняла, он этого очень хотел и ждал, точнее даже не ждал.

Теплая ночь приняли их в свои объятья, заставляя забыть обо всем кроме стремления отдаваться душой и телом, быть вместе, любить.

Нику разбудил рассвет. Она спала на рубахе князя, укрытая его плащом. Проведя кончиками пальцев по ткани Ника улыбнулась. Князь хотел бы чтоб она оставила эту рубаху себе, а сама осталась с ним… Так не будет…

Когда она привела себя в порядок и подошла к костру почти все уже позавтракали и собирались в дорогу. С Вещим она так и не разговаривала. Он был занят, а она даже не знала, что ему сказать, да и стоит ли что-то говорить.

К обеду следующего дня они были в Киеве. И первым делом Ника пошла не к Лике, как она сама собиралась, а в храм Лады.

В храме ничего не изменилось. Все та же статуя божественно красивой женщины в розовом венке с золотыми волосами украшенными речным жемчугом, в длинном русском платье, тот же золотой пояс с драгоценными вышивками, те же груды свежих цветов у основания статуи. Только Ника теперь была не та. Она смотрела на статую и чувствовала божество, которое та олицетворяла. Она почти сразу как-то осталась в храме одна, и привычно недвижимый огонь свечей в комплекте с дуновением ветра, и вновь со статуи на нее смотрело уже знакомое лицо богини Лады.

-Здравствуй Лада,- Ника приклонила колени, - мне нужно столько тебе рассказать, столько спросить. Хотя… ты наверняка все знаешь, я ведь чувствовала тебя каждый день…

-Знаю, Леля, знаю. Все что хочешь рассказать о этих семи годах я знаю, так что спрашивай. Сегодня ты сможешь получить ответы на все свои вопросы.

-Лада…зачем я провела ночь с Вещим? Я ведь его не люблю. И как мне теперь объяснить ему это. Как вообще смотреть ему в глаза.

-Ты исполнила свою миссию, но чтоб расстаться с присутствием в тебе божественной части Лели, ты должна была принести какую-то жертву. Ты поступила мудро, сама не осознавая того, ты поддалась самым светлым порывам души, именно человеческой сущности, и окунувшись в омут страсти вынудила ту часть божества которая позволяла тебе выдержать наплыв эмоций всех людей и одновременно оставаться холодной, покинуть тебя. Теперь ты просто человек с некоторыми способностями. А Вещий - он поймет. Он тоже не обделен пониманием. Ты одарила и его своим светом.

-А что дальше Лада? Ты отпустишь меня домой?

-А ты этого хочешь?

-Хочу…я хочу просто быть человеком, просто жить с дорогими мне людьми, и еще … я бы так хотела… забыть все эти семь лет…Я чувствую себя такой…уставшей…почти старухой. Я устала, глядя на человека понимать его душу, видеть историю его жизни,. Я словно прожила сотни, тысячи жизней. В неведении есть свое счастье. И еще, зная о том какая здесь гармония между природой и человеком, мне страшно будет смотреть на свой мир. Я ведь не смогу его изменить.

-Ты мудра, Леля. И права, твой мир менять будут другие, но и твой вклад будет ощутим. Позже.

- Спасибо.- Скажи Лада, а надолго хватит людям моей помощи, целебных источников?

-Надолго, Леля. Это поколение будет одним из самых долгоживущих, их мудрости и света хватит еще не одному поколению. Да ты ведь и сама знаешь.

-Вроде знаю, а вроде нет. Ты права какая-то часть меня, та, которая точно знала, ушла и теперь мне и легче и интересней знать ответы от тебя. А как сложится судьба Стемида?

-Он проживет долгую жизнь, у него будет любящая жена и много детишек, и он будет помнить тебя всю жизнь, впрочем, как и многие другие.

-А как мне вернуться Лада? Я боюсь, Лика не стремится домой…

-Ты сможешь вернуться сама, тебе поможет капля священного озера - это тебе подарок на всю жизнь. Теперь это не оковы, а дар. Она будет помогать тебе, а чтоб не вызывать сильного интереса у других и не смущать тебя, я придам ей вид твоего лунного камня, с которым ты прибыла в наши края. Тебе нужно просто прийти на берег Днепра, закрыть глаза и мысленно представить дом, родных, свое время и ты вернешься туда, откуда исчезла семь лет назад, такая же как была.

-Я не буду помнить ничего?

-Ты будешь почти такая же, как и в тот момент, когда попала к нам.

-Почти?

-Я смогу забрать твои воспоминания и усыпить твои способности, но лишить их тебя я не могу. Это твой дар от рождения.

-Но ведь раньше он не проявлялся.

-Проявлялся, просто не так ярко. И дальше возможно он проснется снова, когда тебе будет нужен, либо твоему миру понадобится Леля. Ты все та же Леля, несущая свет в души и сердца, исцеляющая и возрождающая веру. Эти способности часть тебя. Ты хочешь знать, что тебя ждет?

-Нет…не хочу. Жить, не зная, что тебя ждет намного интересней.

-Но ты же любишь гадать,- лукаво спросила богиня.

-Это другое. Это не точно, если нагадаешь что-то хорошее можно радоваться, если плохое – можно отмахнуться и не верить. Да и прогнозы эти на короткий срок. А если ты мне расскажешь, что меня ждет - это уже будет слишком точно. Лучше скажи мне Лада, а как дела у Лики? Она стала частью вашего мира?

-Я думаю, тебе самой стоит с ней встретиться и спросить.

-Я встречусь, а почему ты не говоришь?

-Ты сама все поймешь, и здесь тебе моя помощь не нужна. Лика «солнечный ветер» но со временем она становится просто «огненным ветром».

-А в чем разница?

-Встреться с ней… это даже больше нужно ей, чем тебе…- еле слышно прошелестел голос богини, и она покинула святилище.

Ника вышла озадаченная из храма. К Лике она и сама стремилась, та давняя ссора так странно их развела и никто из них не нашел времени на встречу. Видимо она было не нужна…тогда. Рада ли будет ей Лика сейчас, или обида и непонимание так и остались между ними?


٭٭٭

Ника пришла к хоромам Князя. Вещий как обычно был где-то занят. Здесь многое внешне изменилось за семь лет, хотя видно было что князь не слишком стремился к собственному богатству и роскоши.

Поймав одну из пробегавших дворовых девушек она спросила, как попасть к Лике, однако та только удивленно замотала головой сказав, что здесь нет такой. Ника удивилась. Неужели она ошиблась и Лика не вышла замуж за князя.

Но тут девушка вернулась и спросила, не Лелю ли жену Игоря имеет ввиду Ника, она слышала ту иногда называл князь как-то похоже. И получив утвердительный ответ, умчалась ее разыскивать.

Ника стояла на крыльце и смотрела на живущий своей жизнью княжий двор. Здесь тренировались воины, занимались хозяйскими делами работники. Все были при деле, но во всем отчетливо чувствовалась сильная рука Олега. А чем же живут Игорь и Лика? Игоря она толком так ни разу и не видела, как-то не сложилось, да и интереса особого у нее к младшему князю не было.

Ника обернулась на шаги за спиной и не сразу узнала Лику. В длинном тяжелом славянском платье расшитым золотом и жемчугом, с косами в которые были вплетены нити речного жемчуга и драгоценными украшениями над висками она была прекрасной и какой-то чужой одновременно. Слишком величественной, для той бесшабашной Лики, которую помнила Ника. Только огненный цвет волос да зеленые глаза…Но взгляд…этот взгляд был так странен. Она словно решала сложную задачу в уме и ответ все никак не сходился с нужным.

-Здраствуй, Ника.

-Здраствуй,..Лика, или нужно как то по иному обращаться уже к тебе… княгиня?

-Да ладно, на тебя условности не распространяются,- усмехнулась внезапно прежней озорной улыбкой Лика.- пошли чаю попьем, пряников поедим, и ты мне о своих приключениях расскажешь, а я тебе о своих достижениях.

Лика увела Нику в одну из горниц, которые были видимо в ее распоряжении. Кышнув из соседней комнаты девушек с шитьем, она закрыла дверь и прочертила какой-то огненный знак по периметру двери. «Чтоб лишние уши не бродили», пояснила она, « хотя после того как у особо любопытных пару раз косы загорелись желающих, прознать про мои дела значительно поубавилось. Лика гордо улыбнулась.

-А что у тебя за такие страшные секреты, - удивилась Ника

-Дела придворные, моя дорогая, дела придворные. И пусть двор не совсем средневековый дворец, интриг здесь тоже хватает.

-Ну надо же.

-Да-да, здесь ухо востро нужно держать. Ну да ладно. Рассказывай как ты? Как твои «гастроли». Что интересного нажила за время странствий? Куда дальше направляешься?

-Я нормально. Ничего я особо не нажила. Из того, что приносили люди в благодарность, брала только то, что было необходимо для проживания, еду и некоторую одежду. Стемиду правда меч подарили в одном городке. Красивый. Он говорит, такой бы сам не добыл.

-Меч? Меч это интересно. Ты знаешь меч – здесь на Руси является привилегированным оружием и носящий его, как правило, имеет высокий общественный статус. Меч – основное оружие воина-дружинника, символ княжеской власти и военная эмблема Руси. Так что ты подняла по общественной лестнице своего охранника,- усмехнулась Лика. Как он выглядит?

-Ну, меч как меч, длиной около 80 – 90 см. ширина клинка см 6, толщина мм 4. Вдоль полотна на обеих сторонах идут долы, служащие для облегчения веса клинка, На голоменях несколько узких выемок. Навершие, рукоять и перекрестье меча украшены бронзой, и серебром. Клинок изготовлен из стали. Ножны тоже с ним были подарены. Сделаны искусно из железа и украшены золотыми и серебряными насечками. Он привешивается к поясу при помощи двух колец, расположенных у устья ножен. Короче, добротный меч с удивительным и редкостным узором, изготовленный кузнецами этой земли.

-Ой, подруга, да ты прям спец по мечам стала, удивленно подняв брови откоментировала Лика.

-Нет, просто Стемид мне про него рассказао, да и нравилось мне холодное оружие всегда. Есть в нем какая-то грозная красота - засмеялась Ника.

-А ты знаешь, что такие добротные мечи с «удивительными и редкостными» узорами, изготовленные русскими кузнецами, пользуются широким спросом не только на Руси, но и на внешних рынках: в Византии, Средней Азии и других странах? Такое дорогое оружие может позволить себе воин – дружинник, обладающий определённым достатком. Хотя, меч можно заполучить и в бою, взяв его у павшего ратника. Кстати, именно таким образом частенько охотятся в буквальном смысле наши враги за русскими мечами. Доходило даже до того, что «охотники» за оружием раскапывали захоронения воинов-словян, чтобы добыть меч! Вещий и Игорь так ругались из-за этого.

-Почему?

-Ну как почему? Представляешь, находили разграбленные захоронения не так уж и близко от границы. А это значит, что промышляли либо наши, либо чужеземцы так обнаглели.

-Неужели и здесь такое бывает?- изумилась Ника.

-Бывает, правда это очень редкое явление и потому столь заметное. В основном места захоронений это свято. Ведь большинство считает если взять меч погибшего не на поле боя, а из могилы, то дух умершего будет приносить вред, неудачи тому, кто его потревожил и тому, кто носит меч. Короче будет всеми силами стараться вернуть меч в страну мертвых.

-Мда…а ведь это правда…я видела такие мечи с налетом смерти и обиды…но обычно их собственники не просили моего исцеления…

-вот видишь, люди везде одинаковы…корысть, выгода, интрига, деньги…

-не все…совсем не все, здесь этого гораздо меньше, чем в нашем времени…

-здесь просто людей меньше,- хмыкнула презрительно Лика.- я точно знаю, оценила все лучшие качества людей живя в княжем доме.

٭٭٭


Часть 10


Незаметно за разговорами наступил вечер, и Лика зажгла свечи, заодно скинув тяжелое одеяние гордой княгини и оставшись в одном тоненьком платье, которое было скорей как ночнушка. Ника же и так была в тонком льняном платье - одном из даров ей как целительнице.

-Ну а как у тебя со Стемидом?

-Никак, ты была права,- грустно улыбнулась Ника.

-Что совсем ничего не было? Но с кем то же, что-то должно было быть. За семь то лет!

-Нет, не до того было. Да и я не совсем я эти семь лет была. Сила Лады,Лели и ответственность вели меня. Не до личных отношений было… А ты как? Замуж за Игоря вышла, княгиней стала, вся Русь знает. А на душе у тебя что? Это то, чего ты хотела? Ты счастлива?

-…Да ты знаешь… как бы так точно сказать…мне скучно..,- Лика беспомощно развела руками.

-Я не могу сказать, что ты была права на счет Ивора, может частично, но суть не в этом. Власть, муж это круто конечно, и поначалу мне очень даже нравилось, несмотря на то, что Вещий меня к государственным делам не допускает, гад, но со временем я поймала себя на мысли, что Игорь не совсем тот, кто мне нужен. А может просто вся беда в том, что я его не люблю, а он больше всего любит сражения и развлечения.

-А может вам стоит завести ребенка?

-Зачем? Кому он будет нужен? Игорю? Не смеши, даже Вещий своим детям внимания больше уделяет, а этот еще просто не дорос. Мне? Я не уверена, что ребенок это то, что мне сейчас нужно, тем более от нелюбимого человека.

-Хм, зато он бы был наследником,- улыбнулась Ника.

-Ага, если доживет. Если его где-нибудь на охоте не подстрелят или Олег в заложники к какому-нибудь хану не отдаст, как своего сына.

-Подожди-ка, Вещий отдал в заложники собственного сына?

-Ну да, они тут какое-то соглашение о мире с кочевым народом заключили и в качестве гарантии отдали им толпу наших детей, в том числе и сына Вещего. Хотя, по-моему это глупо и жестоко.

-нет Лика, Вещий не глуп, просто он приравнял себя к своему народу, - задумчиво произнесла Ника, - в наше с тобой время это точно не реально. Наш президент своим сыном точно бы не пожертвовал. Он даже не подумал бы о таком…

-Но это жестоко! Представь, как чувствовал себя ребенок!

-Жестоко, и, если повезет, его сын вырастет и поймет его, хотя не факт…Бедный Олег…

-Олег?! Олег!? Ты жалеешь этого деспота? Постой ка, а с каких пор ты его по имени называешь?

-Ну, вырвалось, - смутилась Ника.

-У тебя с ним что-то было,- ахнула Лика. Ты ж сказала не до личной жизни было!

-Это было вчера. И больше не повторится… я его не люблю.

-А зачем тогда…хотя оно понятно, тело молодое требует все-таки, как ты там не отмазываешься высшими силами.- понимающе прищурилась Лика.

-все немного не так, но не суть важно.- Ника досадливо отмахнулась, чувствуя что они по разному относятся к этому вопросу,- Скажи мне, пожалуйста, ты здесь останешься или домой вернешься?

-А почему ты спрашиваешь?

-Я завершила свое задание и могу вернуться домой. Я хочу домой,- просто ответила Ника,- а ты?

Лика задумалась и отошла к окну. Ночное небо светилось несметным количеством звезд, с улицы доносились голоса дворовых работников и воинов, где-то лаяли собаки.

-Я подумаю…. А сейчас пора спать, я позову сенную девку, она отведет тебя в комнату, где тебе приготовлена постель… Ты ж не прям сейчас домой собираешься?

-Нет, я еще не попрощалась со Стемидом, Олегом, женщинами которые меня сопровождали в течении семи лет … И… я жду твоего ответа..

-Хорошо, хорошо, до завтра, - Лика вдруг заторопилась и, кликнув девушку для Ники, быстренько ее выпроводила.

Ника шла по хоромам и почти не замечала, куда ее ведут. Все ее мысли крутились вокруг Лики. Странная она. С одной стороны, вроде, откровенная, с другой явно что-то скрывает, и относится к ней непонятно.

Уже улегшись, Ника все вертелась и вертелась, вспоминая их разговор, когда в дверь тихонько постучали. Не дожидаясь ответа, дверь приоткрылась, и в комнату тихо вошел Олег.

Они долго молча сидели. Олег у кровати, Ника на кровати завернувшись в одеяло.

-ты уходишь?

-Ты же знаешь сам, ты же Вещий,- грустно улыбнулась Ника.

-Может, останешься? Женой будешь, в шелка и золото одену.

-Ты же знаешь это не настолько мне нужно,- улыбнулась Ника.

-Не люб я тебе…,- он понуро опустил голову.

-….прости князь. Я не знаю, что ответить…

-Ничего не говори, Леля. Не каждому достается такое чудо как ночь с Лелей. Спасибо и за это. – он тяжело поднялся.- возьми с собой хоть дар от меня чтоб помнила,- и он опустил на одеяло небольшую брошь.

-Не могу князь, - прошептала Ника, ничего с собой брать не буду, даже память…

-Вот как?- брови князя взметнулись вверх, а твоя подруга добром запасается, весь свой запас драгоценностей точно с собой берет. Хотя, вы изначально были очень разные, так чего ж я…

-Что? Лика собирается уходить вместе со мной?

-Ну уж не знаю насколько вместе, но уходить собирается. Да и хвала богам, не выйдет из нее путняя княгиня. А жену я Игорю другую найду.

-Найдешь, - улыбнулась Ника, - достойную найдешь.

-Вижу, что знаешь, кого найду, но спрашивать не буду. Пусть все идет, как боги решат.

Уже уходя, Олег обернулся, - я на Царьград иду, пожелай мне удачи.

-Удачи… Олег! – Ника подбежала к нему и, сняв со своих волос одну из «капелек» священного озера, которая неожиданно легко далась в руки, запустила ее ему в волосы,- это лучше чем просто пожелание удачи…

Олег задержал ее руку, а потом, нагнувшись, медленно поцеловал ее.

-Спасибо,- прошептал он хрипло и быстро вышел.

-Вот и попрощались….



Утром Ника обнаружил свою одежду, в которой она прибыла в древний мир у себя возле кровати. Не было ее прежней обуви, но зато была ее сумка. Кто ее принес, кто и когда ее вообще доставил из лесу, для нее так и осталось загадкой. Переодевшись, и обувшись в милые сапожки, обнаруженные тут же, Ника причесалась, собрала оставшиеся «капельки» из волос, точнее она сами сыпались ей в ладони, и бросила их россыпью из окна. Они должны были хранить Князя и его дом.

Стемид ждал ее у двери.

Ника зашла к Лике, но та вопреки словам Олега, сказала, что решила остаться и довольно сухо попрощалась с Никой.

Ника попрощалась с сопровождавшими ее помощницами, и последний раз прошлась по древнему Киеву. Она понимала, что в памяти он не останется, но не смогла устоять против соблазна еще раз прикоснуться душой к миру, в котором провела столько времени. Возможно, она не права, не беря с собой весь тот багаж знаний, которым ее одарил этот мир, но груз людских эмоций был слишком велик.

Выйдя на обрыв реки, Ника спустила с плеча белочку, которая ее честно сопровождала все семь лет и передала ее Стемиду. Теперь он будет заботится о ней.

Стемид отошел, а Ника подойдя к самому краю, закрыла глаза и перед мысленным взором ярко встали родной город, мать, сестра, друзья, она почувствовала как ее подхватывает теплый вихрь неведомой силы, как груз знаний отпускает ее плечи, как ноги отрываются от земли….


Ника открыла глаза и тряхнула головой, оглянувшись на город. Она так замечталась о древней степи, что на секунду ей даже показалось, что она там была, и город вокруг как-то непривычно громок и оживлен. Словно она как минимум несколько лет не слышала шума городской суеты. Ника усмехнулась про себя, надо же так уметь мечтать, посреди улицы забыть о городском шуме. Пора, наверное, завязывать с грезами во время бодрствования.

И в очередной раз задумавшись, налетела на мимо проходящую девчонку. Девушка была одета в платье стилизованное под древнеславянское, с красивой, вышитой явно в ручную сумкой, изящная, с огненно-рыжими волосами заплетенными в косу. Болотно-зеленые глаза в обрамлении пушистых ресниц смотрели на нее изумленно-возмущенно. На руке девушки сверкнул от солнца красивый браслет, сделанный словно во времена Вещего Олега. Ника удивилась этому непонятно откуда явившемуся знанию, но извинившись, побежала дальше, решив не заморачиваться. Она уже опаздывала на свидание! А ведь всего на минуту отвлеклась!

-Леля,- услышала она сзади оклик и удивилась про себя, какие все-таки странные имена бывают. И кто-то же на них отзывается…

Рыжеволосая девушка, на которую она налетела, провела ее озадаченным и задумчивым взглядом.

٭٭٭

Это свидание у Ники, в отличие от большинства предыдущих, прошло просто изумительно. Этот человек ее удивил неожиданным пониманием и замечательными длительными прогулками по паркам города. Он не стремился затащить ее в ближайшую кафешку, где она вечно чувствовала себя неуютно-обязанной, продемонстрировать свой достаток или просто «козырнуть» положением. Ничего не требовал от нее и одновременно старался ненавязчиво угодить. Он с ней просто гулял по городу, и с ним она отдыхала душой.


Через пару месяцев, проявив таки пленку с фотоаппарата, Ника с удивлением обнаружила несколько кадров цветущей степи и широкой реки в дымке. Кто их делал и когда, хоть убей не могла вспомнить. Впрочем, это было не важно, фотки то красивые вышли.


Спустя пару месяцев, гуляя на вдоль берегу ставка в центре города, Ника случайно нашла прикопанными в земле в какой-то тряпке, красивый браслет и нож с искусно украшенной рукояткой. Браслет был сделан из монет или круглых украшенных резьбой бляшек со вставленными в их сердцевину камнями цвета морской волны. Камни словно собирали в себе свет и мерцали даже в темной комнате. А нож, нож был таким красивым удобным и симпатичным, что, не смотря на заверения знакомых о его возможной древности и исторической ценности, прочно поселился в девичьей сумке. И у него было удивительное свойство ставшее притчей для друзей Ники – в сумке его могла найти только она сама.

А иногда, глядя в звездное небо спящего города Ника ловила себя на странном ощущении, что она видела более яркие звезды и жила когда-то в другом мире наполненном чудесами... и что чудеса ее обязательно найдут в будущем.


٭٭٭

Лика вернулась в современный мир, и, как и говорил Олег Нике, захватила с собой неплохой запас личных драгоценностей. Благо в тратах ее как жену младшего князя почти никто не ограничивал, а здесь это не только золото, но и антиквариат, т.е. гораздо ценней, чем просто металл. Имея за плечами кое-какой опыт жизни в древнем мире (который ее не настолько отягощал как Нику, а наоборот был хорошим подспорьем на будущее), она решила, что в современном мире, пожалуй, у нее больше возможностей при меньшем внимании. В древнем Киеве ей действительно, при всех «дворцовых интригах» было просто скучно. И она сама не понимала, что ей мешало вернуться раньше. Возможно, упрямство, возможно желание доказать себе, что она была изначально права, она, а не Ника… А Ника просто вовремя пришла и подсказала ей путь, позволив по крайней мере самой себе признаться, что весомое положение в обществе, брак с Игорем и большая часть того, над достижением чего она работала семь лет это - не самое интересное. Себе, но не Нике… потому то она и вернулась не с ней, чтоб не видеть это всепонимающее выражение лица…Раздражает оно, даже если с лучшими намерениями… Но главное она осознала - все, что она достигла в Киеве ей было просто мало. А дальше двигаться было особо не куда, не тот размах. Ей не хватает бурлящей современной жизни с ее техническими достижениями и порочной цивилизацией. Ее не смущало как «праведную» Нику состояние природы, душ людей… она достаточно видела грязи и в древней Руси, возможно причиной тому была ее близость и стремление к богатству, высокому положению, власти. Возможно, а возможно просто только такая идеалистка как Ника могла видеть в людях только хорошее, и стимулировать у них лучшие качества. У Лики такого качества не было, зато была целеустремленность и желание нормально устроиться по жизни, особенно имея такие неординарные способности и неплохой «золотой запас». Игорь ее исчезновение едва заметит, Вещий…только вздохнет свободней, и найдет Игорю «правильную» жену… Ивор… он так и не смог простить ее за брак с княжичем Игорем, и даже те несколько ночей, что они провели вместе перед ее уходом (ну не могла ж она так и не проверить хочет она его или нет) не сделали ее счастливей, а скорей оставили какой-то горький привкус разочарования… И вот она опять одна, в своем времени, молодая, красивая, сильная, не бедная и теперь точно знающая чего хочет от жизни и как этого добиться. Неплохо «сгоняла» в прошлое. На удивление неплохо.

Она вернулась в тот же день когда пропадала Ника не специально, просто Ника снова для нее стала своеобразным проводником. Но, столкнувшись с ней на площади, Лика с удивлением поняла, что Ника ничего не помнит. Что те семь лет, которые стали для Лики целой вехой жизни эту мечтательницу...не зацепили. Она о ней просто...не знает. В какой-то момент она хотела догнать ее, рассказать о ее путешествии, своих планах, если нужно познакомиться и подружиться с ней снова, но… только окликнула,- «Леля». И, видя, что та не обернулась, почему то передумала. Не стоит… Она не поймет… Они, наверное, действительно слишком разные, и пути по жизни у них разные... Так зачем?


٭٭٭

В 907г. киевский князь Олег привел (морем и берегом) к столице Византии многочисленное войско, в состав которого, кроме киевской дружины, вошли отряды воинов из зависимых от Киева славянских союзов племенных княжеств и наемники - варяги. В результате похода были опустошены окрестности Константинополя и в 911 г. заключен выгодный для Руси мирный договор. Согласно договору, русские, приезжающие в Византию с торговыми целями, имели привилегированное положение.


В знаменитом договоре Олега с греками 912 года, заключенном после блистательной осады Царьграда и капитуляции византийцев, нет ни слова о князе Игоре (877-945) - номинальном властителе Киевской Руси, опекуном которого был Олег. То, что Олег Вещий - первый подлинный строитель Русской державы, прекрасно осознавали во все времена.

Один из самых больших пробелов "Повести временных лет" падает на годы княжения Олега. Из 33 лет его княжения поздние редакторы полностью вычеркнули из летописей записи, касающиеся 21 (!) года. Как будто в эти годы ничего не происходило. С 885 года (покорение радимичей и начало похода против хазар, о чем первоначального текста не сохранилось) и по 907 год (первый поход на Царьград) в летописи зафиксированы всего лишь три события, относящиеся собственно к истории Руси.


Конец