Сыщики. Город Озо (fb2)


Настройки текста:





Сыщики. Город Озо

Максим Дубровин

isbn: 978-5-906338-05-1

Пролог


Около 5 тысяч лет до н. э.


Морадита шел по едва приметной звериной тропе, легко опираясь на сандаловый посох. Его длинные черные волосы, перехваченные на лбу широкой красной повязкой, ниспадали до самого пояса. Борода, по обычаю предков умащенная душистым елеем, лежала на могучей бронзовой груди. Глаза смотрели из-под густых бровей холодно и непреклонно. Левый глаз был зеленый. Правый глаз был голубой.

Черная пика — символ власти мудрейших — давно утонула в бурных водах океана. Серебротканые одежды жреца Лемурии истерлись в долгом пути, но Морадита не спешил их сменить на простое дорожное платье. Спутники должны помнить, что он — последний жрец погибшей Лемурии, наследник знаний Великого Дракона, повелителя древних рас.

Морадита был молод и храбр. Впереди его ждали Лунные Горы. А конец пути уже близок.

Его телохранитель, юный Амхара, шел чуть впереди, зорко вглядываясь в притихшие джунгли. Вдруг он настороженно замер и медленно поднял короткий бронзовый меч. Только звякнули браслеты на руке. Морадита тоже остановился и всмотрелся в непроницаемую стену леса. Несколько секунд ничего не происходило. Но вот колыхнулись широкие листья густого подлеска, вспорхнула с низких ветвей стайка пестрых попугаев, испуганно завопила мартышка где-то вверху, и, наконец, мягко ступая по влажному мху, на тропу вышел леопард.

Солнце едва пробивалось сюда сквозь ярусы вечнозеленого тропического леса. Лишь несколько лучей выплясывали на шкуре зверя замысловатый танец солнечных зайчиков. Леопард остановился в двух шагах от Амхары, но даже не посмотрел на него. Изумрудно-зеленые глаза остановились на жреце.

Морадита спокойно встретил взгляд зверя. На гранитном лице не дрогнул ни один мускул. Молчаливое единоборство длилось не дольше двух ударов сердца. А затем зверь опустил глаза и повернул голову, словно подставляя шею под удар меча телохранителя. Но Амхара не спешил пустить оружие в ход. Он ждал решения предводителя.

И губы Морадиты шевельнулись, но слов не расслышал никто из его спутников. Приказ предназначался леопарду. Зверь дернул хвостом, сошел с тропы и через миг скрылся в непролазной чаще.

Жрец даже не посмотрел ему вслед. Он зашагал дальше как ни в чем не бывало, и отряд послушно двинулся следом. Через несколько шагов Амхара обогнал Морадиту и вновь пошел впереди, готовый учуять любую опасность, принять бой и, если понадобится, погибнуть первым.

Луна дважды пережила полный цикл с тех пор, как последний корабль Лемурии, ведомый Морадитой, пристал к берегу древнего континента. Жрец знал, что несчетное множество столетий назад именно отсюда люди расселились по миру. Именно здесь жил Великий Дракон, и сюда пришел за древними знаниями первый Морадита почти шестьсот лет назад. Путь к жилищу Дракона передавался жрецами Лемурии из поколения в поколение. И вот теперь Морадита — уже другой, но в чем-то все тот же — возвращается с остатками лемурийцев в Лунные Горы.

Восемь полных десятков воинов и с ними несколько женщин сошли на восточный берег древнего Афроса. Сейчас их осталось чуть больше половины. Дикие люди и дикие звери, во множестве населявшие этот край, речные пороги и горные расселины, ночная ледяная тьма и раскаленное дневное солнце грозили гибелью на каждом шагу. Если бы не могущество Морадиты, остался бы жив хоть кто-то из его отряда?

Жрец помнил каждого из павших, как помнил тысячи других лиц мужчин и женщин, которых уже никогда не увидеть и не вернуть. Каждую черту, каждый волосок, каждую морщинку у рта, каждую ресницу... Память — главная ноша Морадиты. Именно ее он спасал на последнем корабле великой Лемурии. Ее он должен донести до Лунных Гор и сохранить для потомков.

Иначе — все зря.

На следующий день после встречи с леопардом на отряд напали дикари. Это случилось на небольшой поляне. Скрытные и осторожные, как самый хитрый зверь, они до последнего мгновения оставались невидимы и ни шорохом, ни движением не выдали своего присутствия. Даже чуткий Амхара не заметил угрозы, пока короткий дротик не вонзился в его беззащитную грудь. Долей мгновения позже еще два дикарских копьеца поразили пустоту...

Амхара был лучшим из воинов Морадиты, и, даже тяжело раненный, он оказался быстрее нападавших. Его меч, брошенный в чащу как будто наугад, нашел свою жертву. Вопль боли послужил сигналом к бою.

Голые чернокожие туземцы высыпали на тропу и беспорядочной толпой кинулись на отряд. Люди Морадиты прикрылись легкими деревянными щитами и бесстрашно устремились навстречу. Позади остался только раненый Амхара. Морадита повел свое маленькое войско, даже не оглянувшись на умирающего телохранителя.

Жрец возвышался над остальными лемурийцами на полголовы и был заметной мишенью. К тому же он не прикрывался щитом и в руках держал лишь посох. Сразу трое дикарей кинулись к нему.

Морадита встретил врагов почти