КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно 

На пороге Тьмы. Империя Теней [Ксения Близнюк] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Ксения Близнюк На пороге Тьмы. Империя Теней

Глава 1 Раскрытая тайна

Холодное сердце не ищет тепла,
Оно изувечено горем и болью,
Когда-то сгорев в своей страсти дотла,
Теперь же стремится к свободе, на волю!
Оно не прощает, хранит до конца
Все то, что когда-то забыли другие,
Оно обладатель стального венца,
Гнетущего, рвущего души людские…
Холодное сердце не станет желать,
Того, что не будет ему лишь подвластно.
Не будет мечтать и другим потакать,
Но мыслить о мести начнет очень страстно…
Оно отомстит, не посмотрит на страх,
Который врага поглотит без оглядки,
Оно возликует, увидев лишь прах,
Оставленный «воином», павшим при схватке.
Оно проклянет и себя и других,
Прольется, как яд в сардоническом смехе,
Оно как шакал разорвет на куски,
Всех жаждущих власти, любви и потехи!
Оно не умрет, не увидев конца,
Не сжалится сердце, над главным врагом,
И кто-то навряд ли поверит, что в прошлом
Холодное сердце творило добро…
Была середина сентября. На улице пахло сухими хрустящими листьями и утонченным ароматом холода, который пробирал до мурашек. Но стоило выйти на солнце, как начинало бросать в жар. А еще эта школьная форма! Настоящая безвкусица!

Софья шла быстрым уверенным шагом в школу. Скорее эту уверенность можно было отнести к тому, что на уроки она ходила только лишь из солидарности к своей крестной, которая не чаяла в Софье души. Сама же она просто терпеть не могла это место. Нет, она не была грушей для битья, не относилась к тому небольшому числу умников в очках, которые бороздили просторы науки и чьи фотографии висели на стенде «Золотой фонд». Ей было просто не интересно.

Обычный человек, наверное, удивился бы, и отнес ее к категории так называемых «индиго», заранее знающих всю школьную программу и не нуждающихся в обучении.

Нет, Софья просто не считала это место чем-то особенным или значимым. Она воспринимала мир совершенно в других тонах, как это происходит тогда, когда ты девять первых лет своей жизни находишься в детском доме. Когда та микроскопическая капля любви, которую тебе пытаются подарить тамошние воспитатели просто не может восполнить пустоту в сердце и душе.

Все, возможно могло быть иначе. Не так, как сейчас. Софья корила себя за то, что в один момент ее заметила супружеская пара, после ставшая ее приемными родителями. Она смогла ощутить на себе семейное тепло, и, наконец, почувствовать себя счастливой. У нее даже была приемная сестра Даша, старше ее на несколько лет.

Но счастье ушло через три с половиной года, а вместе с ним и желание жить дальше и бороться с судьбой, как это было раньше. Все было безвозвратно разрушено вместе с гибелью родителей. Террористический акт, который унес жизни многих людей…

Софья смутно помнила тот день, когда отец вместе с матерью отправились в банк чтобы положить на счет своих дочерей деньги. Огромный взрыв, сотни смертей…

Все оборвалось в одночасье…

Ей тогда было тринадцать лет. Она снова попала в детский дом, но ее крестная Олеся оформила опекунство и забрала девочку к себе. Были слабые попытки стать счастливой семьей, но они не увенчались успехом. Потому что между приемными сестрами разгоралась самая настоящая война. У Софьи с Дашей и до смерти родителей отношения были не лучше, но тогда были те люди, ради которых они обе старались создать фальшивую идиллию и дружбу. Сейчас все было иначе. Благодаря Олесе хрупкий семейный фундамент еще стоял, но не известно насколько его могло хватить.

Софья прекрасно знала, что Олеся была одним единственным человеком, которому она в какой-то степени была дорога. Но сидеть вечно на ее шее она не собиралась.

Через год восемнадцать, и все, здравствуй взрослая жизнь, с кучей новых проблем и нервных стрессов, которые и без того одолевали семнадцатилетнюю Софью.

Семнадцать ей исполнилось неделю назад. Если бы не подарок крестной, Софья бы и не вспомнила про свой день рождения. В тот день она надела на себя искусственную улыбку и постаралась показаться счастливой. Так происходило каждый год…

Правило, делать этот день особенным, Софья терпеть не могла. Возможно, потому что она так и не смогла привыкнуть, к жизни вне стен приюта. Там была настоящая жизнь, да именно там. Где ты понимаешь, что все не так отлично и прекрасно, как стараются думать другие. Где ты постоянно видишь сотни разбитых, брошенных крохотных сердец, которые трепещут, как маленькие воробушки в надежде, что когда-нибудь придет тот день, когда они обретут свою семью и начнут эту жизнь с чистого листа…

Софья зашла в кабинет со звонком. Никто не обратил на нее внимания, кроме двух подруг, которые обсуждали задачу по генетике.

— Привет, — мрачно протянула она, и положила сумку нагруженную учебниками на стол.

Ее волосы растрепало ветром, пока она дошла до школы, поэтому они неаккуратно лежали на плечах и ниспадали на лицо длинными каштановыми прядями.

Подруги одновременно улыбнулись.

— Привет. Ты задачу по скрещиванию решила? — Настя невинным и ожидающим взглядом посмотрела на Софью.

— Ой… Только не начинай с утра про домашку… — нервно ответила она, но тетрадь по биологии достала и положила на парту своей подруги. Та в ответ прихлопнула в ладоши и послала воздушный поцелуй Софье.

— Ты моя спасительница!

— Ну да, конечно…

Настя нахмурилась:

— Послушай, сделай хотя бы вид, что тебя интересует учеба. Последний год и все!

— Я рада.

— Чему?

— Что он последний…

— Ты, как обычно.

— Я ни капли не изменилась, — ухмыльнулась Софья, снисходительно посмотрев на подругу.

Предполагалось, что это должна была сказать Настя, но Софья решила взять эту обязанность на себя. Разговоры насчет каких-то перемен во внешности и характере ее просто убивали. Поэтому она решила не давать подруге возможность его продолжать.

— Уж, поверь, тебе бы стоило… И где ты откопала эту ужасную сумку? — вмешалась Аида.

Ее взгляд скользнул по мешковатому портфелю с ручкой через плечо и черепком в центре. — Ужас…

— Моя сумка ничем не хуже твоей, — Софья кивнула в сторону другой сумки такого же покроя, правда красного цвета, но с изображением Ванессы Хадженс и Зака Эфрона.

Назревающие нравоучения прервал Тимур, подвалив к парте Насти и нависнув над ней, как хищник.

— Насть, ты с кем пойдешь на школьный бал? — с ходу спросил Тимур, сверкнув смазливой улыбкой. Этот казанова успел передружить с большей половиной школьных красавиц. У парней в последние два года обучения в старшей школе началась охота на представительниц противоположного пола, а если эта представительница еще и победительница конкурса «Мисс старшеклассница», коей являлась Анастасия, то сам бог велел закрутить с ней роман.

Софья к данной категории не относилась. Она вообще не общалась с парнями, максимум на что ее могло хватить это на: «Привет» и холодный равнодушный взгляд, который отпугивал ребят. На данный момент ее совершенно не интересовали отношения и любовь.

Она вообще не хотела переживать подобного чувства, потому что боялась снова пережить потерю. Ведь любовь остывает со временем. А когда ты не зависишь ни от чего, и тебя не сковывают какие-то ограничения, у тебя нет слабостей, жить намного легче. К тому же Софья боялась, что она снова огрубеет. Ее сердце и так становилось мало восприимчивым к обычным человеческим радостям. Она сама считала его черным и твердым, как камень.

В последнее время много чего изменилось. Нет не снаружи. А внутри…

Аида закатила глаза и покрутила пальцем у виска. Софья, соглашаясь, кивнула.

— Тима, ты что склерозом страдаешь? Я же тебе говорила, что я туда вообще не собираюсь идти. Так что ищи себе кого-нибудь другого! — воскликнула Настя, указав рукой на кучку девчат собравшихся у парты главной красавицы класса, Марины.

— Что ж, знай мое предложение в силе до конца сентября. Тридцатого последний срок, а значит, на раздумывание у тебя осталось тринадцать дней. — Рассчитал Тимур, улыбаясь во все свои тридцать два.

Настя театрально захлопала длинными ресницами:

— Тринадцать — несчастливое число. Так что лучше предложи другой девушке.

Тимур, как это обычно случается, любезно раскланялся и проскользнул мимо Софьи, стараясь не встречаться с ней взглядом. По большей сути, он делал вид, что ее вообще не существовало, так как считал, что общаться с такой категорией людей, как она, ниже его достоинства. Тем более она один раз уже дала ему понять, что если он не хочет проблем на свою голову, то лучше с ней не связываться. На самом же деле, он боялся смотреть в ее черные, как уголь глаза, которые пробирали до дрожи.

Школьная популярность портила учеников на глазах, и если ты в один прекрасный момент засветился на этом олимпе с каким-то талантом, то тебе его припишут до конца твоей учебы. Ученики «ниже рангом», нужны были чисто для массовки и для поддержки их авторитета.

— С чего это ты решила пропустить такое событие? — непонимающе спросила Аида.

— А что в этом такого? Мне просто надоела вся эта кутерьма. Если я дам свое согласие идти на этот вечер, то Тима будет меня преследовать до конца учебного года, а мне этого совершенно не нужно. К тому же, Елена Дмитриевна снова заставит готовить программу и украшать актовый зал и фойе. Надоело. Пусть Марина занимается всей этой ерундой!

Софья недоверчиво посмотрела на Настю:

— Странно, что такая мысль пришла в твою головушку только сейчас. Скажи честно, ты собралась на свиданку с Игорем?

Глаза Насти лукаво сощурились:

— Это еще под вопросом и обсуждению не подлежит!

Новенькие парни были нарасхват, в принципе, как и новенькие девушки. Только первого сентября в класс пришло одиннадцать человек из другой школы. В этом году в связи с глобальным ремонтом, который не уложился в срок, из лицея учеников отправили на новое место обитания.

Настя не упустила свою возможность и теперь с Игорем Корниленко пыталась закрутить роман.

— Да подумаешь, — расхохоталась Аида, пересаживаясь за свою парту, потому что в класс, словно ошпаренная влетела Елена Дмитриевна.

Она жестом показала, что сейчас можно обойтись без традиционного приветствия, так как она и так опоздала на двадцать минут урока.

Кто-то из класса ляпнул, что она могла не торопиться и задержаться до самого его конца. А ученики, так и быть перенесли бы эту утрату.

Вопреки обещанному тестированию, она устроила массовую трепку по опоздавшим и засветившимся за курением в туалете. Рейтинг класса был на нуле. Если бы можно было ставить в нем минус, то наверняка в рейтинге одиннадцатого «В» заблаговременно стояла бы «минус бесконечность».

Новеньких она едва упомянула. Они пока что не успели насолить своей новой классной руководительнице. Но все еще впереди.

— У меня для вас есть еще две новости. Одну вы в общих чертах знаете. Это «Осенний Бал». Если в прошлом году больше половины пропустило это мероприятие, по причине массового заболевания, то в этом году, дорогие мои вы его никак не пропустите. — При этих словах Елена Дмитриевна убедительно посмотрела на Софью. — Каждый ученик на счету, и напротив каждой фамилии будет стоять галочка. Рейтинг, ребята, рейтинг. Так что потрудитесь представить пару от вашего класса, соорудить себе костюмы и наконец, выучите вальс, чтобы потом не ходили с оттоптанными ногами. — по всему классу раздалось недовольное мычание. — Вторая новость — в течение недели к нам придут еще пять человек. Постарайтесь встретить их так же хорошо, как и предыдущих.

— Их что штампуют? Серийный выпуск новичков? — выпалил на весь класс Влад.

По кабинету проползли редкие смешки.

— Ваши шутки, совершенно не уместны! — отрезала Елена Дмитриевна.

Всем своим видом она напоминала новогоднюю елку. Обилие бус на короткой шее, блузка с рюшами, строгая юбка, ярко накрашенные губы. Между собой ученики называли ее Шапокляк, несмотря на то, что ей было всего-то около тридцати.

— Да, и еще чуть не забыла… Не забудьте, что в конце недели намечаются соревнования. Здесь, к вашему, сожалению, участия принимать будут все. Поэтому решите между собой, кто будет играть в футбол, а кто отправиться на баскетбол. Списки спортсменов у меня есть, поэтому не пытайтесь увильнуть. — Добрая половина класса поежилась, исключение лишь составляла компания качков, расположившихся на последних партах.

Лишний раз переломать кому-нибудь кости, причем на законных основаниях, привела их в восторг.

Звонок прозвенел, и Софья с облегчением вышла из класса.

Час от часу не легче. Конечно, она могла спокойно не думать об этом, но школа пока что была тем местом, где она убивала медленно тянущееся время. Дома можно было находиться только тогда, когда там была крестная. В те моменты, когда там находилась сестра, настроение окончательно портилось. Софья боялась выйти из себя, потому что последствия могли быть необратимыми для Даши. Перепалки с ней ей уже осточертели.

Софья могла все решить, исправить, но все было бы ненастоящим. А ненастоящее счастье не имело смысла.

Причиной той черноты сердца, о которой часто думала Софья, была обычная с виду книга.

Конечно, она огрубела задолго до того, как эта книга попала ей в руки. Просто, когда ты становишься обозленным на весь мир, кажется, что выбора нет никакого, и ты идешь на крайние меры и пытаешься восстановить справедливость. Потом теряется всякий интерес к жизни, ты начинаешь ненавидеть всех вокруг и просто отвечаешь тем же, с чем шли к тебе. Все становиться бессмысленным и скучным.

Черная магия во всех своих отношения полностью поглотила Софью. Она стала ее частью, настоящим наркотиком, от которого она не могла избавиться. Каждый день ее душа требовала темную силу, и с каждым разом все больше и больше.

Заниматься магией она начала после того, когда погибли приемные родители. Тогда она была обижена на весь мир и пыталась отомстить всем. Не важно, был ли кто-то виновен или нет. Просто в мире, где царила жестокость и несправедливость нельзя было быть беззащитной. А магия была той тропой, которая спасла ее в тот момент и стала стимулом. Правда, первоначально она не преследовала светлых целей. Она не преследовала их и до сих пор…

Всерьез увлекшись черной магией, Софья поняла, что она может владеть чужими жизнями и может делать все так, как хочет она.

Но магия была ее личной тайной. Для всех Софья оставалась замкнутой, неразговорчивой девушкой. Свою силу она использовала при крайней необходимости. Внешняя холодность и взгляд, проникающий в дальние закоулки души и сеющий там страх и без того отпугивал недоброжелателей.

Об этом не знали даже подруги, не знали ни Олеся и ни Даша.

— Нет, ну вы слышали? Это издевательство какое-то! — возмутилась Настя, поправляя свои золотистые волосы.

Аида засмеялась:

— Насть, чему ты расстраиваешься? Тому, что свидание с Игорьком отменяется или тому, что придут новенькие, а ты уже дала понять Корниленко, что он тебе нравится и теперь у тебя нет выбора?

— Конечно, я расстроена из-за свидания! Придется теперь торчать в этот день в школе! — развела руками она.

— Так в чем проблема? Разве нельзя встретиться в другой день? Вы бы еще на год вперед его назначили, — не поняла Аида.

Мимо проходили толпы учеников, изредка удостаивая девушек оценивающими взглядами. Рядом с Аидой и Настей, Софья была совершенно ни к чему. Она выделялась среди своих подруг какой-то темной аурой. На первый взгляд, Софья представляла из себя простую ученицу, но видимо сама черная магия просто впиталась в нее и она никак не гармонировала со своими одноклассницами.

— У Игоря все дни заняты. К тому же на него положила глаз Марина. А уж если она возьмется его окучивать, то поверьте, он за ней будет по пятам со свисающим на бок языком бегать.

— Ну и зачем он тебе такой нужен? — спросила Софья, неодобрительно посмотрев на Настю.

— Волк, очнись! Ты думаешь, я просто так его пригласила? — Настя пощелкала пальцами перед лицом Софьи.

— Извини, просто я не думала, что он тебе так сильно нравиться. Я вообще не понимаю этого чувства. Так что со мной можешь не делиться впечатлениями по поводу Игоря.

Софья в этот момент лгала. Она прекрасно понимала, о чем говорит ее подруга. У нее тоже когда-то была первая любовь. К сожалению, безответная. Она думала, что сможет перетерпеть и все будет как-то по-другому. Может в этот раз ей повезет… Но ей не везло.

Артур был на тот момент настоящим идеалом, как ей казалось. Но неприметность и отрешенность сыграла свою роль. Артур с ней редко общался и холодно к ней относился. Они были из двух разных миров, не имеющих ничего общего друг с другом.

Как-то у Софьи всерьез возникла мысль, заставить Артура любить ее. Но она со слезами на глазах отбросила ее прочь. Артур был первым парнем, из-за которого она плакала.

Чем портить жизнь другим, она нашла другой способ. Она раз и навсегда выбросила его из своих мыслей. Магия сделала свое дело, уничтожив эту любовь на корню.

Когда это произошло, Софья почувствовала себя по-настоящему свободной и счастливой. Но как было сказано ранее, магия — наркотик. Счастье улетучилось через несколько дней, а на смену ему пришла ненависть и боль.

Теперь она презирала Артура и всех остальных. Она смотреть не могла на влюбленных, а саму потребность любить стала считать животным инстинктом.

Оставшийся день она провела в полной отрешенности от этого мира.

Исключение составил урок физики.

— Волк! К доске! — проскрипела толстенькая очкастая учительница. Она с самой первой встречи невзлюбила Софью и всячески старалась ей насолить.

Только лишь благодаря своей магии, Софья могла поддерживать стабильность оценок в журнале по этому предмету, что к концу четверти Маргарита Николаевна рвала на себе волосы, не понимая, когда она успела влепить Софье «пять».

Этот урок был таким же, как и все остальные, начиная с восьмого класса. С одним и тем же концом.

Решив задачу, Софья уже ждала, когда Марго, начнет к ней придираться. Стоило ей только открыть рот, чтобы выплеснуть на Софью весь накопившийся за лето яд, зрачки девушки расширились и Марго замерла, неотрывно на них смотря.

Глаза учительницы округлились, и она без конца открывала рот, пытаясь что-то произнести, словно рыба. Минуту спустя, она все-таки выдавила:

— Садись, пять.

Аида и Настя снова смотрели на Софью с подозрением. Они никак не могли привыкнуть, что с их подругой происходило что-то неясное и в нужный момент, она всегда выходила сухой из воды.

Но все это было просто игрой. Для Софьи этот трюк совершенно ничего не значил. С одной стороны она понимала, что так поступать нельзя, но чем дальше заходишь, тем труднее найти путь обратно.

В конце концов, она не отличалась по своему человеческому существу от остальных. Она была такой же холодной и непробиваемой, и она научилась не страдать. Слабых и добрых мир уничтожает. И у тебя остается два пути, либо прогнуться под этой жестокостью, и делать то, что она от тебя требует, либо дать ей отпор.

Софья Волк выбрала второе. Но отпор она давала по-своему…

— Я тебе поражаюсь! Марго тебя не переваривает, но всегда ставит пятерки! Колись, как тебе это удается? — изумленно прошептала Аида, наполовину свиснув со своей парты.

Софья пожала плечами.

— Само собой получилось… — ее зрачки стали приходить в прежний размер. Аида кажется это заметила и замерла, наблюдая за этим. — Что-то не так?

— Да нет, показалось … кажется… — протянула подруга.

— Кан! Сейчас из класса вылетишь! — раздраженно вскрикнула Маргарита Николаевна, в сердцах треснув указкой по столу. Она снова обнаружила пятерку в журнале напротив фамилии Волк и снова не могла понять, что же произошло.

Аида мгновенно приняла исходное положение, испуганно уставившись на учителя.

С окончанием уроков Софья закинула на плечо сумку и направилась домой.

Уже было около трех часов дня, значит, Олеся должна прийти домой. Крестная работала инструктором в фитнес-клубе, и делила смену со своей знакомой, так же помешанной на фигуре и здоровом образе жизни, а сутки через двое она работала в кафе официанткой.

Олесе было около двадцати восьми. Со своим мужем Романом она развелась пару лет назад, буквально выкинув его из квартиры и сопроводив полет его вещей с четвертого этажа благим матом. Он был представителем бабников обыкновенных и альфонсов доморощенных, так что слез и сожалений не было. К тому же такую красавицу, как Олеся трудно было упустить из виду. Но она, наученная горьким опытом, решила не искушать судьбу, а всерьез взялась, за постройку разрушенной семьи Волк.

Замок едва щелкнул. Софья зашла в квартиру, стены которой содрогались от музыки, долбившей без перебою и ужасно оглушающей. Даша чувствовала себя полновластной хозяйкой дома, пока не было Олеси. Мнение же приемной сестры ее совершенно не волновало.

Софья стянула с себя кроссовки и пошла в свою комнату. Там, как обычно, в беспорядке лежали вещи. Но не в таком, какой был до этого. На столе были разбросаны и порваны несколько тетрадей, одежда из шкафа была вывалена на пол, амулеты валялись на кровати, а тумба была открыта. В ней должны были лежать книга по черной магии и Гримуар.

Даша, похоже, совершенно потеряла совесть и перевернула вверх дном комнату Софьи.

К счастью она не добралась до тайного ящичка, где были спрятаны книги. Ума не хватило приподнять тонкий деревянный подклад.

На полу лежала разбитая рамка с фотографией родителей, пусть не родных, но единственных, которых она по-настоящему любила. Которые смогли подарить ей заботу и ласку, даже пусть ненадолго…

Из груди девушки невольно вырвался тяжелый вздох. Софья подавила проступающие слезы. Вместо того, чтобы разреветься, она судорожно прикусила губы до крови. Ее скулы напряглись, а черные зрачки снова расширились.

Она могла покончить с этим раз и навсегда, она могла напугать Дашу до ужаса, могла поселить в ней страх и заставить уважать свою сестру. Софья была на грани.

Она уже почти привыкла к погромам в своей комнате, и просто старалась делать вид, что ничего не произошло. Ведь если хочешь победить врага, сделай вид, что он тебе не интересен, и он сам отступит. Но фото родителей. Это было уже слишком…

Софья сделала пару глубоких вдохов. Злость стала немного отступать, но это было ненадолго. Вскоре она снова накинется на нее новой волной…

Переодевшись в широкую черную кофту с капюшоном и брюки, она направилась на кухню и выпила холодной воды. Нужно было удержать разрастающуюся чернь в ее сердце, пока она полностью ее не поглотила.

Софье после выплеска всей этой темной энергии могло стать легче, намного. Но сестра могла пострадать. Да она не любила Дашу, но она не собиралась причинять ей боль.

В коридоре послышался смех сестры и мужской голос.

Софья поставила стакан на стол. Сейчас или никогда…

В коридоре стоял пьяный парень, по-видимому, сокурсник Даши. В одной руке он держал бутылку пива, а другой обнимал Дашу.

Софья облокотилась на стену, наблюдая за ними и сверля их ненавидящим взглядом. Даша потеряла всякую совесть и снизошла до того, чтобы приглашать в квартиру совершенно посторонних парней, пока Олеся зарабатывала им на жизнь. Это уже был третий парень за две недели, с которым она встречалась.

Парень уткнулся в шею сестры, и затем что-то прошептал ей на ухо. Даша расхохоталась, и повернулась лицом к Софье.

— Ты долго будешь за нами наблюдать? Или завидно? Ведь за свои семнадцать лет ты так ни разу не с кем и не встречалась…

Глаза сестры заискрили злобой и алкоголем.

— Нет, я просто смотрю и думаю, есть ли у тебя хоть толика самоуважения или ты его потеряла в одном из ночных клубов. — холодно ответила Софья.

— Лучше заткнись и иди, приберись у себя, пока Олеся не пришла. У тебя там сегодня ужасный беспорядок… — с этими словами Даша завела парня в комнату и уже собиралась закрыть дверь, но Софья успела помешать ей это сделать, протиснув ногу.

— Уйди!

— А больше тебе ничего не надо?

Даша психанула и со всей силы хлопнула дверью.

Софья чуть не закричала от боли, но ногу не убрала. Ненависть была сильнее.

— Пошла к черту, идиотка! — орала сестра, пытаясь перекричать долбившую музыку и захлопнуть дверь. — Ты ненормальная!

Лицо Даши покраснело от усилий и стали проступать прожилки.

— Ты сама напросилась! Я тебе никогда не прощу родителей! — глаза Софьи стали совершенно черными и в них кроваво пульсировала тьма.

— Они тебе не родители! Ты вообще им никто! Они мои родители! Я их дочь! Ты поняла?

Темная энергия высвободилась, заполонив весь разум Софьи, словно обжигающие языки пламени. Теперь не Софья управляла своей силой, а сила управляла ей…

Музыка стала перебиваться, переключаясь с одной волны на другую. Пол рябил, словно от землетрясения. По комнате разрядом прошелся непонятный оглушающий писк, а с потолка начала сыпаться известь.

— Что происходит? — спохватился парень. Он оттолкнул от двери Дашу, и та врезалась в стол. Дверь с грохотом распахнулась и стала болтаться на петлях, без конца врезаясь железной ручкой в стену. Писк был невыносимым. Даша кричала, затыкая уши.

Парень рванулся к выходу, но Софья преградила ему путь. Его отшвырнуло невидимой волной и он врезался в стену, с которой полетели пара картин.

Все в комнате ходило ходуном. Люстра позвякивала. Пара ламп со стеклянным треском взорвалось и посыпалось мелким градом на ковер.

— Прекрати! — ревела Даша. Сестра лежала на полу, подогнув колени и затыкая уши.

Ее парень кое-как встал на ноги. Его подхватила воздушная волна и швырнула в коридор.

Он быстро побежал к выходу. В дверях на него накатил черный дымчатый сгусток энергии.

Он дико раскричался. В подъезде послышался грохот.

— Оставь меня в покое! — рыдала Даша.

До разума Софьи эти слова донеслись каким-то далеким эхом. Она видела, что ее сестра боится. Ей было страшно…

Софья замерла… ее лицо не выражало никаких эмоций. Какая-то пустота…

Всхлипывания сестры, лежащей на полу и пытающейся защититься от неведомой силы, привели ее в чувства. Софья совладала со своей ненавистью… Писк прекратился, стены перестали дребезжать…

Все было кончено… Даша теперь знала тайну своей сестры…

— Можешь ненавидеть меня сколько угодно, но легче тебе от этого не станет. Ты могла просто перевернуть всю мою комнату, выбросить вещи или сжечь их. Мне было бы все равно… я уже привыкла к этому… Но я никогда, слышишь, никогда не прощу тебе родителей… — Софья резким рывком закрыла дверь в комнату Даши и отправилась к себе. Нужно было убрать тот беспорядок, который там натворила сестра.

Меньше всего ей хотелось расстраивать Олесю. Только она успела об этом подумать, как на пороге оказалась крестная.

— Девочки! Я пришла… — ее взгляд скользнул по усыпанному известкой полу. — Что случилось?

Софья сотворила на лице некое подобие улыбки и неопределенно развела руками.

— Снова эти соседи! Крыловы совершенно потеряли всякую совесть! Анатолий Владимирович, с виду интеллигентный человек, а на прошлой неделе нас затопил, а теперь это! Нет, этому надо положить конец! — Олеся уперла руки под бока и недовольно посмотрела на потолок.

— Я лучше схожу за шваброй… — предложила Софья.

Около часа они с Олесей мыли пола в квартире, тщательно очищая его от извести и белых разводов. Анатолий Владимирович профессор философии совершенно вылетел из головы крестной, потому что она принялась рассказывать о том, что случилось на работе.

Казусы происходили постоянно, поэтому ей было чем рассмешить Софью.

Олеся была для Софьи скорее подругой или той самой, настоящей старшей сестрой о которой только можно мечтать, нежели крестной матерью. Софья забывала обо всем на свете и погружалась в радужный мир своей крестной, и ей хотелось жить. С ней можно было поговорить, поделиться секретом. Софья никогда не сомневалась в том, что Олеся ее поддержит. Но доверить ей свою тайну, она не решалась.

Весь оставшийся вечер они сидели и смотрели телевизор, хрустя попкорном, приготовленным в микроволновке и запивая его апельсиновым соком.

Даша тоже соизволила выйти из своей комнаты. Она избегала взгляда своей сестры и отвечала крестной сухими скомканными фразами.

Софья надеялась, что этот инцидент не достигнет ушей Олеси. Но с этим вопросом она собиралась разобраться позже. Она потратила сегодня много сил, чтобы навести страх на сестру и ей отчасти не хотелось прибегать снова к магии в ее отношении.

Едва ее голова коснулась подушки, она моментально уснула. Ее снова заволок мрак и она подсознательно надеялась, что утро настанет как можно скорее. Она истощилась… если бы можно было обходиться без сна, она была бы благодарна за это судьбе, потому что во сне для нее начиналась новая жизнь…

Глава 2 Богарт

Второй подряд урок физкультуры проходил плодотворно для рейтинга одиннадцатого «В». Во-первых, Настя, которую все-таки назначили ответственной за проведение «Осеннего Бала» пришла к Шапокляк с требованием выделить время из «пустых» уроков, чтобы они успели подготовить сценарий и выбрать пару.

Пустым оказалась физкультура. Максим Викторович, молодой физрук, слегка обиделся, но не надолго, потому что Шапокляк взяла слово с ребят, что они выступят в школьной лиге по баскетболу. Выгодная взаимозаменяемость, притом, что на соревнования никто не рвался…

Во-вторых, плодотворным это время для себя считала Софья. Она могла спокойно отдохнуть ото сна. Конечно, это никак не стыковалось с общечеловеческими понятиями об отдыхе, так как именно во сне человек получает подзарядку. С Софьей все происходило наоборот. Сегодня утром она снова проснулась в холодном поту. Кошмары ее мучили с тех самых пор, как она взяла в руки Гримуар.

С утра она успела попросить деньги на замок в дверь своей комнаты, что привело в удивление Олесю. Она ведь не знала, что там происходит, пока ее нет дома, а после вчерашнего Софья была уверена, что Даша непременно вернется в ее комнату и не успокоится, пока не найдет книги.

Сейчас Гримуар и «Черная магия» лежали в сумке. Беспокоиться было не о чем…

— Так, значит Марина и Антон… — пробубнила себе под нос Настя, черкая что-то в блокнот. — Ладно, с вами мы разобрались…

Аида хмуро сидела за партой и косилась на Софью.

— Волк, — произнесла она, заглядывая в ее глаза, и пытаясь найти в них, то, что вчера ее заинтересовало.

— Что? — Софья подавила зевок.

— Поделись с подругой секретом. Ты что выведала какую-то страшную тайну и теперь шантажируешь Марго?

Софья засмеялась:

— Представь себе!

— Я же серьезно. Она тебе снова «пятак» влепила, а сегодня утром она обливала тебя грязью перед директрисой.

— Ты лучше у нее спроси… Может она еще скажет, что я продаю тайны родины иностранным шпионам…

— Опять ты смеешься…

— Я вполне серьезно, — убедительно произнесла Софья, укладывая под голову сумку. — Если она снова поливала меня грязью, то она находиться в такой же грязи, как и я. Я не хочу о ней говорить…

— Девочки, может, займемся «Осенним Балом»? — Настя развернулась к подругам. Ее голубые глаза были беспокойными и замученными. А на лбу проступила морщинка.

— Чем мы тебе можем помочь? — Аида сгримасничала и обратила свое внимание на Настю.

Пол класса снова скучковалось у парты Марины. Сейчас она с Антоном пыталась провальсировать, но он постоянно запинался и наступал ей на ноги. Не будь он капитаном футбольной команды, она бы не удостоила его своим вниманием и послала бы ко всем чертям. Но авторитет первой красавицы школы было необходимо поддерживать любыми путями. На этой неделе ее ухажером был Антон.

— Тема, которую будем представлять мы — «Титаник».

— Класс… — восхитилась Аида, смахнув черную челку с лица. — А что мы будем делать?

— Ну… на ближайшую неделю у вас одна задача — найти подходящие платья… Волк, тебя это тоже касается…

Софья недоверчиво посмотрела на Настю:

— Смешно…

— Я не шучу. На днях придут новенькие, так что мы подберем вам парней, с которыми вы будете танцевать.

Софья еле удержалась, чтобы не рассмеяться. Все парни шарахались от нее, как от огня.

По большей части она сама была в этом виновата, но она ни капли об этом не жалела. Ее внешний вид спугнет и остальных. В этом она была уверена на сто процентов, поэтому сейчас она просто согласилась, чтобы лишний раз не ввязываться в спор, который естественно закончится обсуждением ее стиля и одежды. Настя потом сама предложит другую кандидатуру.

Аида прикусила губу. Она с Шамилем рассталась в конце августа, других парней она пока что не рассматривала, да похоже и не собиралась. Достойной ему замены не было, так она считала.

— Костюм Крика подойдет? — спросила Софья, невинно улыбаясь подруге. Весь этот переполох с балом был для нее забавным. Она даже забыла про ночные кошмары и про инцидент с Дашей.

— Ага и гроб на всякий пожарный с собой прихвати… Никаких Криков, только вечерние платья!

Звонок снова переполошил ребят и они с хмурыми лицами направились на алгебру.

Физкультура пролетела в одно мгновение, так что все разложить по полочкам насчет предстоящего мероприятия Настя толком не успела.

Поэтому всю большую перемену она читала нравоучения ребятам и дала всем поручение выдвинуть завтра свои предложения.

Софья краем уха слушала Настю, выводя на чистом листе бумаги пентакль, который был нарисован на полу под ковром в ее комнате. Год назад она впервые вызвала Габриэля, демона, который стал чуть ли не ее другом. Но ведь демоны не могут быть друзьями…

Это подлые темные создания, которые постоянно норовят убить своего хозяина или склонить к договору.

Софья не боялась его. Его угрозы сжить ее со свету не принесли нужного эффекта, поэтому Габриэлю ничего не осталось, как просто повиноваться.

Вероятно, ее черная душа принимала как должное общение с демоном. Она просто чувствовала себя рядом с ним намного сильнее. Именно он принес ей Гримуар.

Конечно «Черная магия» попала к ней задолго до этого, но жажда знать эту непостижимую науку заводила ее все дальше. Габриель подстраивал события так, как было нужно Софье. Благодаря этому Софья не раз спасала своих подруг от проблем или просто старалась помочь людям. Может, таким образом она старалась загладить вину, за то, что отказалась от обычной жизни и пошла совершенно не той тропой.

Снова звонок.

Инна Алексеевна раздала тетради и принялась писать на доске задания.

Целый список упражнений не воодушевил учеников, и больше половины бросило слабые попытки решить тригонометрию.

В класс постучались и на пороге очутилась Елена Дмитриевна.

— Инна Алексеевна, могу я ненадолго прервать ваш урок?

Инна Алексеевна вопросительно посмотрела на классного руководителя одиннадцатого «В», но ничего не сказала. И так было ясно, что это касается вопроса с новенькими.

К ней самой как снег на голову свалились новые ученики, так что ее класс был забит под завязку. Впервые в истории школы гуманитарный класс включал тридцать учеников.

«В» — класс похоже не останавливался на достигнутом. У директора возникала серьезная мысль разделить его, но ученики подняли бунт.

Следом за Шапокляк в кабинет вошли пятеро учеников: две девушки и три парня.

В-эшники сразу обратили все свое внимание на них.

Все были одинаковыми…

Одинаковыми не в отношении внешности.

Софья внимательным взглядом изучила каждого, пока Елена Дмитриевна представляла их всему классу. Она практически не слышала голоса Шапокляк.

Все абсолютно одинаково заносчивые, наглые, самовлюбленные, не видящие никого, кроме себя. Конечно, говорят, что нельзя судить по внешности, и по первому взгляду, но Волк привыкла сканировать людей. Именно поэтому она их всех и отталкивала от себя, потому что не находила в них того, что хотела…

Софья сама не была святой и знала, что если бы все люди могли так насквозь видеть других, то она была бы совершенно одна. Но, несмотря на всю свою темную сущность, она пока что оставалась человеком, который хотел счастья и семьи. Да она видела их всех в одном свете, и все они имели похожую внутреннюю личину, кроме одного…

— Богарт Мирослав… — наконец произнесла Елена Дмитриевна, представив всему классу высокого черноволосого парня. На нем Волк задержала свой взгляд больше, чем на остальных. Но это было вызвано не его внешностью, а совсем наоборот. Она никак не могла понять кто он.

Он стоял словно черное пятно, холодный и мрачный. Лицо не выражало никаких эмоций, хотя нет… Скорее даже, он с презрением смотрел на всех здесь сидящих. Правда, когда Елена Дмитриевна его назвала, его губы слегка изогнулись в надменной улыбке.

Словно он считал всех жалкими и ничтожными.

Внутри разлилось что-то вроде чернильницы и стало как-то не по себе. Секунду спустя Волк поняла, что Богарт заметил, что она за ним наблюдает. В этот момент Софья увидела его глаза, и ей стало жутко… Темно-серые, словно льдинки сверлили ее. Волк не смогла отвести взгляд, словно ее зомбировали.

Елена Дмитриевна скрылась за дверью, предоставив новичков классу.

Они проследовали за свободные парты, сопровождаемые любопытными взглядами В-эшек. Даже Инна Алексеевна заметно зарделась восхищенная внешностью Богарта.

Богарт прошел мимо Софьи и занял последнюю парту, после Насти.

Когда он проходил рядом, Софья невольно поежилась от холода и страха, которые ею овладели. Она впервые почувствовала панику и ужас, причем, совершенно не понимая причины. Непонятное чувство внизу живота, словно дух захватывало и одновременно подавляло все внутри. Волк заметила, как ее пальцы стали дрожать, она бросила ручку на стол. Дыхание перебивалось…

Словно что-то неведомое было в этом человеке. Какая-то пустота, но в то же время обилие чего-то гнетущего и пугающего…

Весь оставшийся урок она просидела, совершено забросив алгебру. Ей постоянно казалось, что ее сверлят взглядом. От этого у нее заболела голова.

Прозвенел спасительный звонок.

Девушки окружили новичков, особенно большой восторг произвело появление Богарта.

На каждом углу слышались восхищенные возгласы по поводу его внешности, а Марина уже представляла, как танцует под Селин Дион вместе с ним, а не с Антоном.

Богарт удостаивал девушек скудными ответами и вскоре оставил их, совершенно разочарованных в том, что он не обратил ни на одну из них внимания.

— Ну и как вам новенькие? — спросила Аида, когда они выходили из школы.

— Говори конкретнее. Тебя же Богарт интересует… — предположила Софья.

— Ну, естественно! — воскликнула она.

— Мрачный тип… — задумчиво протянула Настя. — Но мне такие нравятся! Настоящий красавчик! Рядом с ним все парни нашей школы рядом не стояли! — заметно оживилась она.

— А как же Игорь? — зловеще спросила Аида, хитро посмотрев на Настю.

— Я и не собиралась бросать Игоря, я просто восхищаюсь такими людьми, как этот Богарт.

Редко таких встретишь…

С этим Софья не могла поспорить. Ее до сих пор не покидало жуткое чувство… она никак не могла отойти от его взгляда. Казалось, что он может им убить…

— Думаю, его нужно подключить к балу…

— Я буду с ним танцевать! — воскликнула Аида.

Волк нахмурилась. Если Богарт будет принимать участие в этом мероприятии, то она должна находиться, по меньшей мере, за сто метров от него.

— Волк? — Настя недоуменно уставилась на Софью.

— Что?

— А ты как? Не хочешь, чтобы этот красавчик составил тебе пару?

— Нет…

В голове Софьи никак не укладывалось, что подруги не замечали, или можно даже сказать не чувствовали того, чего испугалась она. Наоборот, Аида и Настя охотно обсуждали его и ни капли не боялись. Их не оттолкнула его холодность и надменность, они скорее даже были восхищены его неприступностью и злым, пробирающим взглядом.

— Ой, смотрите… — пропищала Аида, указывая пальцем на мимо проходящего Богарта.

Парень легкой походкой пересек школьный двор и присоединился к группе ребят, которые шли к нему навстречу. По их приветствию можно было судить, что они знают друг друга не первый год.

Все они отличались какой-то пронзительной красотой и контрастностью от остальных и все до единого были такими же мрачными и холодными. Не смотря на стоящих и хихикающих рядом девушек, они не удостоили их своим вниманием и также, как этот новичок смотрели на них как на что-то мерзкое.

Софья снова поежилась.

— Да… мечта… Даю руку на отсечение, что у него есть девушка. — констатировала Настя.

Аида томно вздохнула. Ее корейское личико налилось какой-то печалью, и сейчас она больше походила на куклу.

— Точно…

— Я не понимаю, что вы в нем нашли такого умопомрачительного? — спросила Волк, задумчиво потирая подбородок. У нее Богарт не вызывал столь бурной реакции своим присутствием и она не вздыхала по нему, как это делали девушки, едва увидев его на пороге их класса. Для нее он казался отталкивающим. Она подозревала, что это вызвано личным страхом. Когда инстинкт самосохранения подсказывает тебе бежать, значит так и нужно делать, тем более он ее не подводил.

Подруги уставились на нее, как на сумасшедшую.

— Волк, ты что с Луны свалилась? Да, подруга, похоже, дела у тебя совершенно плохи… — снисходительным тоном произнесла Настя, одарив Софью сожалеющим взглядом.

— Ой… — отмахнулась она в ответ и зашагала домой.

Настя и Аида засеменили следом. Настя уже успела пожалеть, что попыталась опять намекнуть Софье на любовь, и прочую бредятину. Она смахнула с плеч длинные золотистые волосы и пристроилась рядом с подругой.

— Ты же не можешь отрицать того, что он очень даже ничего?! — протараторила она.

— Могу… — резко ответила Софья. — Потому что лично я не вижу в нем ничего божественного. Это же банально! Если завтра придет новый парень, все будут говорить, что он самый настоящий идеал. Сегодня такого звания был удостоен Мирослав Богарт…

— Может, ты в чем-то и права… Но, заметь, что таких личностей в нашей школе еще не было! А его друзья. Ты видела? Они, по меньшей мере с Голливуда!

Софья горестно засмеялась:

— У нас найдутся и покрасивее… И вообще я не собиралась весь оставшийся путь обсуждать этого Богарта и его друзей. Я лучше пойду, мне еще нужно замок в комнату купить…

— Даша снова устроила у тебя погром? — Глаза Аиды застыли в ужасе.

— Ну.

— Вот змеюка! Я бы ей все волосы выдрала! Когда ты с ней разберешься? — возмущалась она, когда они втроем подходили к пешеходному переходу.

— Уже. — Ответила Софья, снова погружаясь в свои мысли.

— И как? — заинтересовалась Настя. Она сама горела желанием устроить трепку Даше. Они друг друга не выносили. Настя все никак не могла забыть нанесенное ей оскорбление и уведенного парня.

— Ну, я с ней серьезно поговорила… — Софья постаралась сохранить непринужденность. Знали бы подруги, что она вчера устроила дома, у них бы волосы дыбом встали.

Она надеялась, что Олеся не пойдет к Анатолию Владимировичу и не предъявит ему счет за потрескавшуюся штукатурку. Хотя, крестная сама со смехом в голосе тогда предположила, чтобы устроить такое, профессору пришлось бы пропустить по квартире десяток слонов.

Софья посмеялась над своими мыслями.

— И все? — разочаровалась Аида.

— Все…

Машина проезжающая мимо остановилась и девушки перешли дорогу.

Сегодня день был пасмурным и, судя по сырому ветру, вечером предвиделся дождь.

Софья обожала такую погоду. В такое время народа на улице всегда было мало, и можно спокойно прогуляться, не беспокоясь о внезапно нарушенном уединении. Воздух был свежим. Если бы можно было описать это словами…

— Нет, нужно что-то придумать… — размышляла Настя, рассматривая витрины в торговом центре.

Толпы людей без конца сновали около них, то и дело отпихивая их и протискиваясь с тележками к кассе.

— Ты это о чем? — спросила Аида, задумчиво листая первый попавшийся под руку журнал.

Настя вырвала его из рук подруги и как попало положила обратно на полку с другими печатными изданиями, заметно помяв несколько первых страниц. Консультант недовольно на них посмотрел, и Настя от греха подальше оттащила подругу поближе к Софье, которая подбирала замок на дверь.

— Я про Богарта…

Софья недовольно поморщилась:

— Может, хватит? Вы уже битый час его обсуждаете! — в ее голосе прозвучала нотка упрека.

Она уловила себя на мысли, что кроме страха у нее внутри возникло новое чувство.

Она стала бояться, что теперь все разговоры будут непременно сводиться на Богарта и ей придется их выслушивать. А хуже всего было то, что ее лучшие подруги, причем единственные для нее, то что в какой-то степени у нее еще было в этой жизни, могли теперь перейти к нему.

Она с ужасом откинула эти мысли и снова начала приглядываться к замку, который держала в руках.

— Я это говорю к тому, что он может не согласиться участвовать в балу.

— Это так страшно? — не поняла Софья.

— Ну, ввиду того, что наших качков можно сразу отбросить, так как они даже понятия не имеют, что такое вальс. Это уже четыре человека… Сергей до сих пор ходит с гипсом на руке и никаких поддержек он сделать не сможет, а если даже будем без поддержек, то гипс как-то не очень будет выглядеть на фоне «аристократического общества».

— А как же Саша, Сабыржан и Марат?

— Ты поняла, что сказала? Они слишком низкого роста…

— Что-то мне не верится, что из сорока человек невозможно найти подходящие кандидатуры. Просто скажи, что ты хочешь пообщаться с Богартом и все. — Серьезно произнесла Софья, многозначительно посмотрев на Настю. Она, наконец, выбрала замок и направилась к кассе.

— Ну и что с того? Да, мне хочется узнать его поближе. В конце концов, пока не существует запрета знакомится с другими парнями, если даже у тебя намечается свидание с таким же малознакомым юношей.

Аида изумленно присвистнула.

— Да ты никак, подруга глаз на него положила? — с подозрением произнесла она.

— Бред… Насть, только не говори, что Аида права… — с надеждой произнесла Софья.

Внутри почему-то все сжалось. Ей не хотелось, чтобы Настя связывалась с этим типом.

По крайней мере до того момента, пока Софья сама не удостовериться, что все ее страхи напрасны. Волк понимала, что если Настя решит во что бы то ни стало заполучить этого новичка, то она не остановиться ни перед чем. И даже пусть сейчас это банальный интерес и желание с ним познакомиться, она знала, что это неспроста.

Настя раздраженно посмотрела на своих подруг:

— Вы обе сумасшедшие. Мне он просто понравился и все. Ясно? И нравится он мне в такой же мере, как и вам двоим.

— Это обнадеживает, потому что мне он как раз таки не нравится. — сказала Волк.

Они вышли из торгового центра.

Подул холодный ветер, растрепавший всем троим волосы.

Аида укуталась в кофту.

— Если будут какие-то новые мысли или идеи насчет бала, звоните… — риторически произнесла Настя, прекрасно понимая, что от Софьи никаких идей не поступит, потому что она не любитель подобных мероприятий. А Аида сейчас не в том настроении, чтобы заниматься такими вопросами.

Подруги распрощались на перекрестке.

Софья вдохнула свежий осенний воздух. Ей казалось, что если сейчас она не насладиться им в полной мере, то этот свойственный аромат осени, с привкусом смешанной прохлады и тепла исчезнет. Им невозможно было надышаться, поэтому Софья добрела до своего двора и села на скамейку. Торопиться было совершенно некуда. Во всяком случае, пока некуда. Дом не был для нее какой-то привязкой и народная мудрость о том, что дома лучше, чем в гостях ей не подходила. Ей как раз таки было намного уютней на улице, чем в четырех стенах вместе с Дашей. Единственным человеком ради которого она могла вернуться в квартиру была Олеся. Но сейчас она была на работе, а значит, дома ей нечего было делать.

Софья посмотрела на торопившихся домой людей. Скоро должен начаться дождь. Уже сейчас накрапывали совершенно невидимые глазу капельки.

Она посмотрела на свою сумку, и немного поколебавшись, все-таки вытащила оттуда Гримуар.

Книга раскрылась на странице с заклинанием вызова духа.

Софья вспомнила про Габриеля. У нее на секунду возникла мысль вызвать его. Сегодня день не был настолько хорош, чтобы демон мог его испортить.

Ну эту идею она решила отбросить, потому что беспокоить его совершенно беспричинно, не лучшая мысль, которая могла прийти ей в голову.

Дождь стал усиливаться. Страницы заметно отсырели.

Софья закрыла книгу, робко проведя ладонью по кожаному переплету, и направилась вдоль по дороге. Ноги сами несли ее.

Она совершенно не смотрела по сторонам, ей было все равно, куда она идет. Небольшие щели в тротуаре и ямки стали заполняться дождевой водой. Кругом царила суматоха из гудящих машин и зонтиков, которые спасали от дождя мелькающих прохожих. Они проходили мимо и с удивлением смотрели на девушку, которая шла под дождем, совершенно от него не прячась.

Под ее глазами размазалась тушь, а с волос стекала вода. Ноги насквозь вымокли.

Но это было лучше, намного лучше скандала, который мог в очередной раз повториться… Конечно, Софья могла обвинить всех и вся в том, что жизнь у нее была пусть не самая ужасная, но сложнее, чем у обычных людей.

Но она к ней уже привыкла и смирилась…

Волк не заметила, как оказалась у невысокого по-современному застекленного здания.

В широком окне что-то мелькнуло.

— Софа! — послышался знакомый голос.

На крыльцо выбежала Олеся. Она с беспокойством смотрела на Софью и нервно трепала конец фартука. Софья глянула в глаза своей крестной. Вид у нее был перепуганный. Губы приоткрылись, чтобы что-то сказать.

— Что случилось? — залепетала она, заводя свою крестницу в кафе. Сегодня она работала тут. В «Шербете» посетителей не бывало так много, как сегодня. Вероятно, заставший врасплох дождь, вынудил некоторых зайти сюда и хотя бы из приличия что-то заказать.

Олеся засуетилась.

Софья не заметила, как ее усадили за свободный столик и поставили под нос кружку горячего какао с пончиками.

— Все нормально, — Софья произнесла давно зазубренную и хорошо отработанную фразу.

Олеся с сомнением посмотрела на крестницу.

— Серьезно, все отлично, — продолжила она.

— Послушай, я конечно тебе не мать… Но, если ты хочешь о чем-то поговорить, то я всегда готова выслушать… — голос Олеси звучал слегка неуверенно.

Софья обхватила кружку руками, пытаясь их согреть.

Она сделала вдох, и хотела что-то сказать, но с усилием сдержалась.

Как она хотела поделиться с Олесей всем, что так ее мучило, рассказать об этом…

— Я… все отлично, — снова произнесла она. В глазах почему-то все начало расплываться.

— Ой, девочка моя, у тебя же все размазалось… — воскликнула Олеся, доставая салфетку.

Софья облегченно вздохнула, поняв, что из-за дождя крестная не различила среди стекающих с волос на лицо капель, соленые слезы.

— А почему ты домой не пошла? — беспокойно лепетала крестная, стирая с лица крестницы размазанные пятна.

Софья пожала плечами:

— Просто мне захотелось побыть одной, а потом забрела сюда…

Олеся с умилением посмотрела на Софью и поцеловала в лоб.

— Ладно, Софа, мне работать пора, а ты если хочешь, посиди погрейся. Или можешь подождать меня, через полтора часа моя смена закончится. Хотя нет, сильно долго, лучше иди домой…

Софья усмехнулась:

— У вас сегодня наплыв клиентов. Лишние руки не нужны?

Олеся на секунду задумалась, и поразмыслив расплылась в довольной улыбке.

— Ладно, детка, тогда с меня причитается…

— Ловлю на слове!

Софья прошла в отдел для персонала и надела на себя глупый красный фартук с изображением шербета посередине. От такого рисунка могло кого угодно вывернуть…

В конце концов, ее здесь никто не знал. А если уж кто-то и заострит на ней свое внимание, то это будет первой и последней встречей. Город не такой уж и маленький…

Через каждые пять минут раздавалось позвякивание крохотных колокольчиков, висящих над дверьми. Люди все приходили и приходили.

За окном шел самый настоящий ливень, и тот, кто по трагичной случайности оказался в этот момент на улице, просто из необходимости вваливался в кафе, волоча за собой грязные следы.

Горы посуды со скоростью света оказывались в раковине, а потом снова, уже чистыми кочевали на стол к посетителям.

Софья бегала по небольшому залу, то и дело принимая от них заказы.

Перед ее глазами менялись лица посетителей. К некоторым столикам она подходила уже по второму или третьему разу, и зал все больше и больше заполнялся.

Ей даже надавали чаевых, от которых она не смогла отказаться. В конце концов, какая-никакая материальная поддержка. Денег никогда не бывает много.

Один раз она обслужила пару, которая долго еще не уходила, даже после окончания дождя.

Она некоторое время заворожено за ними наблюдала. Нет, это не были влюбленные…

Софья не знала, как объяснить себе тот факт, что ее к ним просто тянуло. Редко встретишь людей, которые обладали такой теплой энергетикой, как эти двое. Они сидели и что-то тихо обсуждали.

Несколько раз, по лицу девушки скользнула тень смятения, но потом она снова приняла свой прежний спокойный и уравновешенный вид. Молодой юноша, сидящий рядом с ней, что-то ей объяснял. Она изредка соглашалась и смотрела куда-то вдаль.

Когда она приносила им заказ, девушка какое-то мгновение пристально на нее смотрела. Ее зеленые глаза излучали мягкость и доброту.

А может Софья совершенно забыла обо всех тревогах, когда пришла сюда…

Дверь за последними клиентами закрылась и Софья с ужасом обнаружила, что уже было около восьми вечера.

День пролетел незаметно.

Олеся сняла с себя фартук и начала задвигать стулья.

— Софа, а ты уроки успеешь сделать?

— Успею. — Софья улыбнулась. То время, которое она провела здесь было, если не самым счастливым, то незабываемым. Она впервые почувствовала жизнь. Даже за угрюмыми масками клиентов было что-то завораживающее… Она до сих пор вспоминала мягкие зеленые глаза той девушки.

— Я ведь так сегодня у тебя и не успела спросить насчет школы…

Теперь Олеся собирала свои светлые с рыжиной пряди в хвост.

— Все отлично. Представляешь, Настя подписала меня на «Осенний бал» и требует, чтобы я нашла вечернее платье… — Софья засмеялась.

— Правда? И что ты? — заинтригованно спросила крестная.

— Пришлось согласиться…

Олеся замерла, и светлые пряди рассыпались.

— Серьезно? — ее глаза изумленно округлились.

— Ага… но я все-таки надеюсь, что в самый последний момент, ее затея не удастся. Я не представляю себя в платье танцующую вальс. К тому же мне еще пару не нашли…

Олеся снисходительно махнула рукой.

— В этом нет ничего страшного… парней, как грязи. А платье я тебе подберу. У меня в шкафу их целая куча.

— Этого я и боюсь!

Софья пожалела, что сказала про бал, потому что если Олеся втемяшит себе что-то в голову, то ее не переубедить. И похоже крестная действительно задумалась над тем, чтобы заняться преображением Софьи. Теперь, ей придется точно идти на бал, и пропустить его она сможет только лишь в том случае, если ее переедет асфальтный каток.

Тем не менее, даже такой расклад сейчас ее не расстроил.

Олеся впервые видела Софью в таком хорошем расположении духа.

Софья и сама была этому непомерно рада. Ей не хотелось вспоминать о том страхе, который она сегодня ощутила на себе.

— Ты Дашутку сегодня видела?

— М... нет…

— Надеюсь, у нее все нормально. Я в последнее время стала уделять вам мало внимания. Эту проблему нужно как-то решать…

— Брось! С чего ты это взяла? — Софья непонимающе уставилась на крестную.

— Я совершенно погрязла в этой работе. Вижу вас только по вечерам и то не так много. Вот что! Надо будет выкроить день и сходить всем вместе погулять! — Олеся многозначительно посмотрела на Софью.

На лице Софьи появилась тень смятения. Этой семейной прогулки ей не хотелось больше всего, потому что придется снова обманывать и притворяться что все отлично, чтобы не расстроить Олесю. Хотя Олеся наверное, сама понимала, что между девочками уже давно все не так гладко. Но она снова пыталась вернуть жизнь и былое тепло, которого так не хватало им всем…

Глава 3 Нападение

Марина впорхнула в кабинет, словно бабочка и приземлилась за свою парту под удивленные взгляды большей половины класса. Сегодня она была можно так сказать в новом амплуа. Крашеные черные волосы, были подстрижены под каре, легкая бледность, иссиня-розовые губы, печальный взгляд.

Аида и Настя сопроводили ее на половину очумевшими взглядами, а Антон удивлено приоткрыл рот. В тот же момент, парту Марины окружили подружки, и пара тройка девушек, желавших погреться в лучах ее славы.

На минуту нависшее молчание нарушила Настя.

— Мне это одной почудилось, или вы все это видели? — она нервно накручивала на палец прядь светлых золотистых волос.

— Спешу тебя расстроить, это видела не только ты, — протянула Аида.

Софья скривила губы и посмотрела на всех присутствующих, задержав свой взгляд на небольшом столпотворении вокруг Новиковой Марины.

— М-да… Занесло же бедняжку…

— В смысле? — Аида оторвалась от этого зрелища.

— Это я к тому, что скоро все будут табуном бегать за Богартом… — при этом Софья заверяющее посмотрела на своих подруг, произнеся эти слова с некоторым упреком. — Мне она напоминает горем убитого вурдалака, забывшего дорогу на кладбище. Это надо же так унизиться…

Аида поморщилась:

— Фу, какая гадость…

— Ну ясен пень, для кого она так тщательно старается придать себе загробный вид. Бедный Тоха, Марина снова его кинула. — отозвалась Настя.

— А, по мне, Богарт очень даже красивый парень. И ничего мрачного в нем нет. Маринка просто переусердствовала с пудрой. Чувствую, она у нее к третьему уроку будет кусками отваливаться от лица.

Настя сделала некое подобие улыбки на лице и в тот же момент ее глаза смущенно опустились вниз.

Софья тяжело выдохнула и села за свою парту. Продолжать разговор дальше не имело никакого смысла. Одно было ясно, как белый день — Настя просто-напросто влюбилась в этого новичка. И как бы скверно это ни было осознавать, это было так. Софья это знала, она просто видела ту непонятную ауру, которая окружала ее подругу.

Она подумала, что с этими личными страхами было необходимо разобраться в кратчайшие сроки, пока это не переросло в паранойю.

Уже был четверг — третий день по прибытии Богарта к ним в класс. И третий день подряд не смолкали сплетни и восхищения этим новичком. Софья уловила себя на мысли, что это ее раздражает даже больше, чем стоило бы. Тем не менее, ей снова приходилось терпеть нарастающее паническое давление где-то внутри. Она никак не могла заставить себя не обращать внимания на свой страх. Но внутри все просто трепетало от ужаса.

Богарт прошел мимо и занял свое место.

Снова легкий холод невидимой волной прокатился по позвонку, оставив за собой след мурашек.

Настя за спиной печально вздохнула.

«Похоже, Игорь Корниленко остался без своей обожательницы…» — подумала Софья, выводя в тетради дату.

Прозвенел звонок на урок и Шапокляк вошла в класс медленным размеренным шагом, словно предвкушая будущую экзекуцию над подопытными. Сегодня была тема строения глаза. В последний раз, когда на лабораторную вынесли препарат заспиртованной лягушки, половину вывернуло только от одного запаха.

Вид барахтающихся в растворе бычьих глаз так же не вызвал восторга. Когда препарат дошел до парты Марины, она с ужасом уставилась на некогда принадлежащую быку материю. С минуту происходил этот безмолвный обмен мыслями между глазом и ней, пока глаз не начал вертеться волчком в сосуде, со скоростью сто оборотов в минуту. Марина с визгом вскочила с места и полетела к двери.

Волк растянулась в злобной ухмылке. Хоть что-то она сделала, чтобы поднять настроение Насте, которая совершенно поникла.

Шапокляк сопроводила полет Марины в коридор, совершенно спокойным взглядом и не придала ее выходке никакого значения.

— Насть! — прошипела Аида, наклоняясь в сторону подруги.

— А? — Настя сделала запись в тетрадь и отложила ее в сторону. На ее лице еще остался след от недавней улыбки.

— Ты еще не разговаривала насчет бала с ним? — Аида сделала слабый жест в сторону сидящего за спиной Насти Мирослава.

Глаза Насти округлились, и она отрицательно замотала головой.

— Как? До сих пор? — Кан непонимающе уставилась на подругу.

— А как ты себе это представляешь?

— Ну…

— Вот тебе и «ну»! — недовольно фыркнула Настя.

— А, может, Софа попросит… — глаза Аиды сделались самыми что ни на есть жалостливыми.

Волк ошарашено глянула на свою одноклассницу. Меньше всего она хотела заводить знакомство с человеком, которого панически боялась. А мысль о том, что она должна у него еще и что-то попросить, привела ее в полное замешательство.

— Я? — на лице Софьи появилась некая гримаса удивления и недопонимания.

Настя в ответ оживленно закивала головой.

— А почему именно я? По-моему, это вам невтерпеж завести с ним знакомство! — Шепот Волк едва срывался, так что их услышали несколько человек, сидящих рядом.

Увидев, что Сабыржан, мягко говоря, греет уши, Аида треснула его учебником по загривке и он заскулил от боли.

— Но ведь в этом нет ничего удивительного, он ведь наш одноклассник, и как ни крути, ему придется общаться с нами, по крайней мере, этот год! — начала оправдываться Настя, с укором смотря на Софью.

Волк глянула за спину подруги. Кажется, Богарт даже не обратил внимания, на дискуссии, развернувшиеся у него под носом. Он заинтересованно делал записи в тетради, пока девочки увлеченно его обсуждали.

Софья облегченно вздохнула и продолжила:

— Может вам самим тогда заняться этим? Я не пример общительности, вы же знаете!

— Девочки! — воскликнула Шапокляк, поправляя очки на носу.

Все разом умолкли и уткнулись в тетради.

Софья закончила описание строения глаза и сделала соответствующие пометки в тетради по лабораторной работе. Вывод получился немного глупым. Она его несколько раз перечитала и попыталась кое-что подправить, но получилось еще глупее. Оставив попытки улучшить результат своей работы, Софья недовольно отодвинула от себя тетрадь.

В дверь кто-то постучался, и Елена Дмитриевна вышла в коридор. Обеспокоенная медичка пришла уведомить классного руководителя одиннадцатого «В», что одну из учениц выворачивало в туалете.

Кто-то больно ткнул ручкой в спину Софьи.

— Ну, так ты поможешь? — прошептала Настя, вопрошающе посмотрев на свою подругу.

— Издеваешься? Сдался он тебе?

— Ну, Софочка! Это ради общего дела!

Когда в ход шло уменьшительно — ласкательное «Софочка», то можно было не сомневаться, что выхода никакого не было.

— Ладно! — злобно рыкнула она, отвернувшись от девочек и в сердцах захлопнув тетрадь.

Звонок прозвенел совершенно неожиданно. В голове Софьи творился настоящий хаос.

Она, человек, которому уже много лет было чуждо чувство страха, боялась заговорить с каким-то новичком! Причем она владела такой силой, о которой ему и не снилось! И все ради чего? Ради каких-то танцулек?

«Бред…», — думала она, шагая следом за подругами.

— Не бойся, все будет отлично! — воскликнула Аида, радостно посмотрев на Софью.

В ее глазах читалось сомнение, но она тщательно старалась его скрыть.

Единственное, что настраивало девочек еще более оптимистичнее, это то, что при удачном раскладе, они смогут сократить так называемое невидимое расстояние между объектом своих тайных мыслей.

— Волк, в столовую идешь? — осведомилась, заметно приободрившаяся Настя.

— Эмм… думаю, что нет. Не хочется… Сами идите, я буду ждать в кабинете.

Следующей по расписанию была литература.

Софья шла, мысленно составляя план, по которому будет действовать.

Первоначально, она должна была как-то расположить к себе Богарта. А здесь очень кстати поможет магия. Потому что обычное: «Привет! Как дела?» вряд ли вызовет у него неописуемый восторг, особенно от такой, как она.

Кабинет литературы, вопреки ее ожиданиям, был совершенно пуст. Большая перемена выманила пол школы на улицу, к еще не совсем увядшим клумбам и зелени.

Встретить здесь Богарта, было по меньшей мере настоящей глупостью. Он наверняка сейчас развлекался со своими друзьями. Если конечно он их успел завести в новой школе.

Софья подумала, что вероятно это и к лучшему. Заводить разговор с этим человеком она не хотела.

Она мысленно представила, как Богарт стоит на трибуне и говорит: «Эта школа — самое ужасное, что могло со мной произойти! Я не намерен здесь оставаться и покидаю вас, так как считаю, что вы все не достойны моего внимания! Моя красота слишком ценна, чтобы я оставил ее пропадать в этом захолустье! А мои прекрасные волосы и улыбка, вы не достойны того, чтобы видеть их!»

Вокруг стоят ученики рядом учителя с транспарантами, на которых жирным шрифтом написано: «Богарт Мирослав — суперзвезда!» Девочки кучками навзрыд ревут: «Не уходи! Мы без тебя жить не можем!» И одна Софья аплодирует и радостно кричит, в поддержку его намерений.

Волк засмеялась над своими мыслями, которые были из ряда фантастики. Такого никогда не могло произойти, но чем черт не шутит.

Она спокойно приготовилась к уроку, выложив на парту пару книг и тетрадь.

Перемена длилась долго. Волк недвижно просидела на своем месте, наблюдая за обстановкой во дворе.

Внизу живота предательски затаилось волнение. Она отогнала от себя это чувство, но оно бумерангом вернулось обратно.

Раздались мягкие, почти неслышные шаги по плитке. Это скорее была способность чувствовать чье-то присутствие, чем феноменальные возможности слуха улавливать движение.

Что-то тяжелое накатило, сковав все внутренности. Софья постаралась сохранить спокойствие и медленно повернулась в сторону, откуда она чувствовала нарастающее давление.

Богарт медленной безразличной походкой направился к своей парте. Из коридора доносился шум галдящей молодежи и вопли разгневанной технички.

«Я об этом еще пожалею…», — подумала Софья.

— Ээ… Привет… — запнулась она.

Богарт повернулся в сторону Софьи, окинув ее холодным взглядом. Его глаза остановились на Софье, словно на мишени, которую он давно искал.

Внутри заверещала тревога и Софья тяжело сглотнула.

— Меня зовут Софья… — продолжила девушка, не дождавшись ответного приветствия. Впрочем, на большее она не рассчитывала. Но нужно было действовать, пока была такая возможность. Иначе скоро подойдут его обожательницы и просто разорвут ее на куски, не дав сказать ни слова.

— Знаю… — внезапно произнес Богарт.

Он небрежно швырнул черную папку на стол, и она проскользила на другой конец парты.

Волк, потерла холодные вспотевшие ладони.

— Как тебе наша школа? — зрачки Софьи начали расширяться. Ей почему-то вспомнилась фраза из фильма «Новенький»: «Как тебе наш островок рая?», но на языке так и вертелось: «Как тебе наш островок ада?»

Чувствовала она себя просто отвратительно, так как не видела себя в роли общительной девушки, довольной всем и вся. Сейчас просто нужно было сделать то, что от нее попросили и навсегда забыть имя этого новичка. Что она и делала последние несколько недель или даже лет, так как не поддерживала отношений ни с кем, кроме как с Настей и Аидой.

— Вполне приличная… — спокойно протянул он.

Глаза Богарта неотрывно смотрели на Софью, словно две льдинки. Софья мысленно порадовалась, что смогла перебороть внутренний страх. По крайней мере, ей это показалось на некоторую долю секунды, потому что таким взглядом ей отвечали те, кого она пыталась подчинить своей воле. По большей сути, ей помогала та нелепая фантазия с выступлением Богарта, которую она недавно представила. Но невесть откуда появившаяся на его губах ядовитая улыбка, привела ее в замешательство.

— Я так понимаю… — начал он, не дождавшись расспросов Софьи, — Разговор сейчас пойдет не о школе…

Софью что-то холодно резануло где-то в груди, и она на несколько секунд задержала дыхание. Поняв, что этот человек не поддается на ее гипноз, она замешкалась и попыталась придать себе более доброжелательный вид, что никак не стыковалось с ее настоящим характером.

— Ну… это скорее больше по части развлечений… Ты не мог бы поучаствовать в балу? — на ее лбу появилась ее заметная морщинка.

В этот момент Софья снова пыталась отсканировать Богарта. Но холодный щит, окружающий его, сводил все ее попытки на нет. Людей с такой аурой она еще не встречала.

Парень засмеялся:

— Интересное предложение… И что нужно от меня?

— Ну… если ты согласен… — неуверенно произнесла Софья, и с некоторой опаской на него посмотрела. — Тебе нужно поговорить с Настей. Она по части мероприятий.

В этот момент в класс зашли пара девушек. Увидев Богарта, они мгновенно расплылись в умиленных улыбках. Богарт на них даже не посмотрел.

— А почему Настя сама меня об этом не попросила? — его глаза насмешливо заиграли.

Девушки заметно поутихли, закончив свой галдеж и стали прислушиваться к их разговору. Софья искоса на них посмотрела.

К девушкам начала двигаться светло-серая дымка, видимая только Софье. По крайней мере, они не все услышат.

— Думаю, не важно, кто тебя об этом попросил. Настя моя подруга, но если для тебя это так принципиально, то я ей передам… — Волк развела руками. Ломать комедию дальше не было никакого желания. Высокомерный тон, с которым говорил парень заставил ее заметно разозлиться. Причем от былого страха не осталось ни следа.

«Да что он о себе возомнил? Тоже мне пуп земли выискался!» — подумала она, продолжая гневно сверлить его глазами.

Если у нее не получилось определить, что он за человек, с помощью магии, то на основе наблюдений за несколько дней у нее накопилось достаточно оснований, чтобы окончательно убедиться в его ужасном характере и самовлюбленности, которая прямо-таки зашкаливала.

— Не стоит… — Глаза парня так же недвижно смотрели на Софью, которой стало заметно неуютно и как-то гадко. Богарт встал со своего места и спокойно двинулся к ней.

«Он в своем уме?» — думала она, по мере того, как он к ней приближался. Хотя, будучи новичком, она наверняка еще не знал, что Софья не такой уж общительный человек и что она намеренно отталкивала от себя людей. Чего не скажешь о нем. Только одно его появление произвело настоящий фурор.

Софья на секунду представила, как ходит по школе с табличкой «Смертельно опасно», чтобы личности вроде него не думали даже на километр к ней подходить.

Через какое-то мгновение, Софья удивленно смотрела на Богарта, который протянул ей руку.

— Мирослав… — произнес он, ожидая, когда Софья последует его примеру.

Софья снова попыталась его отсканировать и снова впустую. Взгляды, которым они одарили друг друга могли вполне отвечать всем представлениям фантастики, так как Волк казалось, что вот-вот, та невидимая нить, напряженно соединяющая их, превратится в электрический разряд и взорвет кабинет литературы. Вид жареной человечины, который появился у нее в голове, навел оскомину.

Она немного замялась и неуверенно протянула ему руку. Вопреки ее ожиданиям, ничего ужасного не произошло. По крайней мере, тот черный холод, который наводил панику на нее раньше, бесследно исчез.

Девушки на третьем ряду вытаращили глаза на Софью. Они наверняка считали, что она сошла с ума. Софья уже была уверена в том, что на следующий день поползут слухи, что якобы она влюбилась в Богарта. Потому что все знали, что она ни с кем не общалась, а тут она вдруг соизволила заговорить с новичком. А это было «подозрительней самого подозрительного», как иногда выражалась Олеся.

Богарт доброжелательно улыбнулся, чем окончательно ввел Софью в ступор. Роль негодяя ему подходила больше, хотя Волк просто привыкла считать его таким.

Душераздирающий звонок огласил всю школу и в класс сразу стали наплывать В-эшники. Среди толпы одноклассников показались Аида и Настя. Увидев их, Софья нервно вырвала свою руку из крепкого рукопожатия.

— Вот, кстати и Настя…

Настя с Аидой направились к ним. На их лицах читалось что-то смежное между удивлением и недоверием. Они под ручку подошли к Софье и Мирославу и неуверенно застыли на месте.

— Насть, объясни Богарту, что от него требуется на балу… Мы тут немного побеседовали… — произнесла Волк, дабы разрядить и без того глупую обстановку. Ей казалось, что она выглядит настоящим посмешищем в глазах Богарта. К тому же она сама еще не до конца поняла, что он не рассмеялся ей в лицо, к чему она склонялась больше, а любезно согласился поучаствовать в этом мероприятии. И более того, оказался не таким уж и гадким, как ей показалось на первый взгляд.

— Нет! Он просто лапочка! — визжала Настя в трубку. Софья промолчала. Все похвалы и величественные оды, она выслушала сегодня после уроков. Теперь пришла очередь для Богарта. Последние дни она только и делала, что терпела всяческие восхищения в его адрес, так что теперь не придавала этому никакого значения. Она свое дело сделала, теперь Настя сама будет разбираться с ним.

— Ты просто представить себе не можешь, как я счастлива! — воскликнула подруга. — Ой…

Софья усмехнулась в трубку:

— И эта девушка говорит, что не влюблена в этого новичка? Как говорил Станиславский «Не верю!», хоть убей…

В трубке нависло молчание.

— Ау! На противоположном конце телефона есть живые?!

— Есть! Ничего ты не понимаешь Софа! — обиженно отозвалась подруга.

— Да куда уж нам?!

Свет от ночника в комнате был тусклым, и от фигуры Софьи на стене появилась неказистая тень. Она закинула ноги на стол, как это делают герои зарубежных фильмов.

Тень затрепетала.

— Нет, серьезно… Просто, я не понимаю сама, что в нем такого нашла… — голос Насти был задумчивым.

— Ну ты сама говорила, что он с Голливуда, так что…

Настя прыснула от смеха.

— Да уж…

— Вот смотри, пройдет этот бал, и что ты будешь делать? — посерьезнела Волк.

— Ну не знаю, наверное, что-нибудь потом придумаю. В конце концов, у меня есть ты…

— Ага… бегу и спотыкаюсь… — лениво промямлила Софья. — Больше я не стану брать на себя такое. Уволь!

— Кстати, насчет бала, как ведутся поиски платья?

Волк поморщила нос:

— Никак. Я не думаю, что все-таки дойдет до того, что моя кандидатура утвердиться. К тому же, мне пару еще не нашли и…

— Ну пару я тебе найду в любом случае… — перебила Настя.

— Ты издеваешься да? — взмолилась Софья. — Я не хочу принимать участие в этом балагане.

— Все решено и не спорь!

В трубке зазвучали гудки.

— Что за черт? — возмутилась Софья и снова набрала номер подруги. Настя не взяла трубку. Похоже, связь прервалась или батарея на телефоне снова села, как это часто бывало с подругой, так как радиотелефон у нее мог быть где угодно, но только не на базе.

Софья печально посмотрела на сумку с учебниками и решила, что уроки могут потерпеть еще пол часика. Настроения не было совершенно и его поднятия не предвиделось ближайший год.

Она выдвинула ящик в столе и вытащила оттуда фотографию родителей.

На снимке они были счастливыми. Кто мог подумать, что всего через несколько недель, после того, как он был сделан, они погибнут.

Лампа в ночнике затрещала от напряжения и свет потух. В комнате воцарился мрак.

— Ну вот! — недовольно выкрикнула Олеся из кухни. Ее фирменный суп был только на стадии шинкования лука и нарезки картошки.

Волк выглянула в окно, во всей округе не было света.

— Они просто издеваются! — верещала крестная, хлопая дверцами в кухонном шкафу, в поисках свечки.

— Кто-нибудь, сходите в магазин! — отчаявшись, попросила Олеся.

Даша и Софья одновременно вышли в коридор.

— Я тебе предлагала помочь. — Укорила крестную Софья. — Сейчас бы твоему супу оставалось преспокойно довариваться в кастрюле…

— Нет, детка, мне еще не хватало испортить фирменное блюдо, причем прошу заметить единственное, что у меня еще отлично получается! — с видом знатока, произнесла Олеся.

Волк натянула на ноги кроссовки, кажется, это были они, накинула поверх кофты ветровку, не факт, что свою, так как в кромешной темноте не возможно было разглядеть ничего, и отправилась в магазин. Олеся впервые пожалела, что бросила курить, так как дома не нашлось ни спичинки, а электрическая зажигалка для плитки, вряд ли бы чем-то помогла.

Пролетая по лестницам и по большей части, спотыкаясь, Софья то и дело налетала на соседей, которые на пике своего возмущения вышли из своих квартир и стали оживленно обсуждать причину столь внезапного отключения электричества.

Следом за ней семенила Даша, так же спотыкаясь и норовя покатиться по лестнице, благо у пары тройки человек нашлись свечки, которые в какой-то степени освещали подъезд.

Девушки вышли на улицу. Сегодня, как назло, не было видно звезд. Из-за обещанного синоптиками дождя, все небо заволокли тучи, так что темень была кромешная.

На улице было холодно. Даша шла, укутавшись в свою куртку.

Руки девушек озябли, а изо рта выходил пар. Погода не очень-то походила на сентябрьскую. Скорее такой мороз бывает в конце ноября, когда вот-вот должен выпасть снег.

Завернув за угол, старого здания с разбитыми окнами Софья наткнулась на прохожего, который едва не сбил ее с ног. Гулять в такое время здесь было опасно. После распада некоторых кооперативов, лет этак двенадцать-тринадцать назад, здания, принадлежавшие когда-то одной из компаний, остались пустовать и пустовали до сих пор, собирая всякий сброд у себя под крышей. Софья знала это по рассказам бабулек, вечно возмущающихся, что раньше жизнь была намного лучше.

Вокруг была темень. Похоже в очередной раз на электростанции случилась авария.

По округе эхом прозвучали протяжные кошачьи вопли, и Даша мгновенно оказалась рядом с Софьей.

Учитывая то, что несколько магазинов, находящихся неподалеку от дома, где они жили, благополучно закрылись, девушкам пришлось идти, через небольшой переулок, где должен был находиться круглосуточный мини-маркет.

Преодолев еще несколько поворотов, Софья уловила себя на мысли, что на улице слишком тихо. Она никогда не боялась темноты, но в этот момент она сама не поняла, как в беспокойстве ускорила шаг, заставив Дашу, чуть ли не бежать вслед за ней. Сердце внутри просто трепыхалось.

Когда она оказалась на пустой дороге, ей в нос ударил сильный серный запах и она закашляла. В глазах зарябили мелкие крапинки, и в голове образовался какой-то вакуум.

Ноги Софьи подкосились от волнения, проходившего мелкой дрожью по телу.

Неожиданно для Даши, Софья схватила ее за руку и потащила в обратном направлении.

Если ее предположения верны, то ей с сестрой было просто жизненно необходимо вернуться домой в кратчайшее время. Не могло быть никакой речи о магазине, когда на улице присутствуют следы демонов. По крайней мере, внутреннее чутье ее еще не подводило и вряд ли подведет сейчас.

Волк прекрасно помнила, что произошло два года назад, когда она наткнулась на противную тварь, которая норовила ее сожрать. Тогда милиция в панике искала преступника, который всего за неделю убил девять человек. Все школы в срочном порядке были оповещены, и был назначен комендантский час. После восьми на улице не было не одного ребенка, а взрослые могли выходить из дому только в составе нескольких человек и желательно мужчин.

Рисковать не стоило и в этот раз.

Даша едва плелась следом за сестрой.

— Что такое? — спросила она сквозь сбившееся дыхание.

— Долго объяснять. — Софья снова потащила Дашу за собой, но та выдернула руку, и недовольно сверкнув, глазами остановилась.

— Ну? Ты идешь?

— Я что на дуру похожа?! Сначала скажи мне, какого черта ты меня тащишь обратно? Тут до магазина осталось рукой подать!

— Мне некогда тебе объяснять! — воскликнула Волк.

— Тогда сама иди!

— Хочешь, чтобы тебя прихлопнули, и места мокрого не оставив? — серьезно спросила Софья, ища глазами признаки присутствия демонов.

Даша заметно побледнела. И обеспокоенно посмотрела на сестру.

— Что ты врешь? — недоверчиво произнесла она.

Софья отвернулась от Даши и пошла по дороге, прочь от нее. Оставлять сестру она не собиралась, если Даша не самая настоящая дура, то она опираясь на некоторые факты совершенно недавнего события, последует совету своей сестры.

Внезапно Даша завизжала и побежала вслед за Софьей. Та испуганно повернулась и буквально приросла к асфальту. За спиной Даши, словно из-под земли выросли несколько отвратительных существ. Разевая зубастые пасти, на четвереньках, они быстро передвигались по направлению к девушкам, перебирая костлявыми конечностями. В темноте практически невозможно было их разглядеть, но противные писклявые звуки, шипение и жуткая серная вонь, явно давали знать об их явном приближении.

Даша налетела на Софью и они вдвоем повалились на асфальт. Даша отчаянно визжала и, запутавшись в куртке, пыталась встать.

— Что это? — кричала она, таща за руку Софью, и помогая ей подняться на ноги.

— Точно не знаю, но это явно не соседские псы! — ответила Софья.

Девушки побежали по направлению к ближайшему дому. Конечно, попытка укрыться в подъезде от голодных прожорливых тварей, появившихся здесь прямиком из ада, была достаточно сомнительной, но Софье было просто необходимо выкроить хотя бы несколько запасных секунд, чтобы начертить защитный круг.

Пока они бежали к подъезду, Волк мысленно молилась, чтобы он был без домофона. Иначе им придет конец. Ведь она даже не смогла создать защитный купол над ними, хотя сейчас она сомневалась в том, что это могло как-то помочь.

От неожиданной атаки этих существ из ее головы окончательно вылетели все заклинания, которые она только знала. Так что обрывки каких-то слов и фраз, остались беспорядочно рассеянно бродить в ее сознании, которое никак не могло собрать их во что-то единое целое.

Они забежали в подъезд и закрыли дверь. Софья тяжело дышала, от непривычки быстро бегать у нее во рту появился привкус крови.

— Все… все будет нормально… — запыхавшись, успокаивала себя Даша, прислоняясь к двери, чтобы хоть как-то удержаться на ногах. — Ведь так? Ты ведь сможешь нас защитить? — ее глаза испуганно бегали.

— Я не знаю… — ответила Софья, панически пытаясь нащупать в кармане мелок.

Он всегда лежал у нее в куртке. Только сейчас он куда-то запропастился. Она нервно ее встряхнула, на пол упало несколько монет и они со звоном покатились в разные стороны. В темноте она перепутала, и одела другую ветровку, и теперь последняя надежда канула в пропасть.

В этот момент дверь начала дребезжать от ударов с другой стороны. Даша дико завопила, пытаясь ее удержать. Софья вцепилась в ручку, которая, едва держалась, на болтающихся гвоздях. Еще немного и она оторвется, оставив девушек на съедение этим монстрам.

— Нужно кого-нибудь позвать! — кричала она.

Даша побежала вверх по лестнице и начала барабанить в двери. Несколько человек отозвалось, выдав свое присутствие в квартире, но никто не соизволил выйти на подмогу. Даша ревела, как резаная и кричала о помощи на весь подъезд, в тот момент, когда Софья еле сдерживала дверь.

Внезапно что-то рвануло и Софья вылетела из подъезда, пробороздив животом по асфальту и больно ударившись головой. Из ее носа рекой хлынула кровь, а щека больно запекла.

Она попыталась встать на ноги, но ее резко пригвоздило к земле. Над ухом раздалось хищное шипение и на шею стала капать вонючая слизь.

Софья закричала, отмахиваясь от напавшего на нее существа.

Из подъезда вылетела Даша. Она схватила деревянный обломок косяка и с размаху ударила противную тварь по голове. Та даже не сдвинулась с места, только разозлилась. Ее безглазая морда нависла над Софьей, приближаясь к сонной артерии.

Даша захлебываясь слезами, пыталась отгородить сестру от этой твари.

Что-то сверкнуло перед глазами Софьи. Существо в панике бросилось бежать. Вслед за ней из закоулков посыпали остальные. Их было не просто много… Они словно туча мчались подальше от этого места, прыгая по стенам домов и фонарным столбам. Некоторые из них исчезали на глазах с пронзительным криком, вспыхивая и превращаясь в пепел. Вслед за этими монстрами скользили тени, хотя на улице было темно, чтобы они вообще появились. Тени нагоняли тварей, уничтожая их на своем пути.

Даша всхлипывала, накрыв собой Софью. У нее не было сил сдвинуться с места. Где-то у нее в груди бушевала паника.

Сейчас было все равно, идти домой или остаться здесь. Эти существа ринулись в бегство, значит у них еще есть время прийти в себя, после случившегося.

Над девушками возникли два человека.

Один из них вознес над Софьей длинный серебристый клинок и приготовился к удару.

— Нет! Не трогайте нас! Прошу вас! — плакала Даша, вытирая слезы.

Софья неотчетливо различала два силуэта. В голове почему-то налился свинец. Все как-то резко помутнело и превратилось в единое расплывающееся пятно.

— Зак, успокойся, это обычные люди… — отдаленно прозвучало в ответ.

Софья попыталась сфокусировать свое зрение на этих незнакомцах, но ее ослепил яркий свет, и она ничего больше не видела, кроме него. Этот было похоже на внезапную вспышку звезды, которая потом медленно потухла…

Глава 4 Та самая ложка дегтя

Внезапно накативший приступ тошноты заставил Софью резко встать. В глазах все расплылось, а потом начало медленно собираться в четкий образ. Тяжелый свинец снова ударил в голову.

Она лежала на белой больничной кушетке. Вокруг пахло лекарствами.

Софья попыталась вспомнить, что произошло, но картина произошедшего выдавала только обрывочные фрагменты в беспорядочной последовательности.

Она медленно встала с кушетки, вытащив из руки иглу от капельницы и пошла босиком по холодной серой плитке. На часах было три часа ночи.

Волк открыла дверь. Олеся уснула, сидя на небольшом кресле, расположенном около пышного фикуса.

Софья подошла к ней. На лице крестной отпечаталась тревожная маска, которая не сходила даже во сне. Внутри все тяжело заныло, и Софья готова была разреветься.

Она не хотела, чтобы все так вышло.

— В чем дело? — раздался осведомленный голос доктора, вышедшего из кабинета.

Софья испуганно вздрогнула. Еще не хватало до кучи выслушивать его нотации. Она виновато посмотрела на светило врачебной науки. Доктор Ланге — высокий худощавый мужчина, с прилизанными волосами и большими карими глазами, сердито смотрел на девушку. На его моложавом лице даже появились хмурые морщинки.

Это немец просто выводил ее из себя. Год назад он ухлестывал за Олесей, но из этого ничего не вышло, и слава богу.

— Детка! Ты? — Олеся проснулась, и ее в глазах загорелся радостный огонек.

— Девушка, будьте добры, объясните, что вы делаете вне стен своей палаты? — с наигранной фамильярностью произнес Ланге. В своем белом халате он был похож на постаревшего ребенка.

— Я… — Софье совершенно нечего было сказать в ответ, но Олеся сгребла ее в охапку и потащила в палату, как провинившееся дитя, дабы спасти от гнева доктора.

Доктор вызвал медсестру и Софье снова поставили капельницу.

— Олеся, проследи, пожалуйста, чтобы эта непоседливая молодая леди набралась терпения и больше не бродила по больнице.

Крестная умоляюще посмотрела на Ланге, и тот сбросил с себя всю напускную грозность.

В ответ Олеся улыбнулась.

— Не смотря на то, что у нее самая легкая степень сотрясения, я считаю, что не следует пренебрегать общими нормами. Она должна быть в покое, и, по крайней мере, побыть дома хотя бы дня три. — Удрученно говорил он.

— А когда домой? — осведомилась Софья, внимательно следя за доктором.

— Ты только сегодня ночью к нам поступила, а уже домой собралась… Побудешь здесь два дня, потом посмотрим. Все-таки сотрясение это не шутки, тебе еще нужно у нас понаблюдаться…

Софья хотела возмутиться, но у нее не хватило на это сил. Тем более, не хотелось подводить крестную, которая поскупилась своей гордостью и выбила ей место в частной клинике. Все-таки знакомство с Ланге, полезная вещь, как бы сварлив он не был.

— Спасибо, Август… — поблагодарила крестная.

— Не за что, ты ведь знаешь, что я не откажу тебе в помощи.

Доктор вышел из палаты, оставив Олесю и Софью наедине.

Софья презрительно фыркнула. Вся нежность Ланге, была похуже растаявшего шоколадного мороженого в тридцатиградусную жару. Отвратительно!

— Перестань, детка… Я сама знаю, что он переигрывает… — иронично засмеялась Олеся, прочитав на лице крестницы что-то вроде немого гнева.

— Я домой хочу… — заныла Волк, обиженно уставившись на свои перемотанные ладони.

— Даже не думай… — отвлеченно произнесла крестная, печально смотря на Софью.

— Гоша же сам сказал, что у меня самая легкая степень! На мне все заживает, как на собаке! Я не хочу валяться здесь! Это же глупо!

Олеся отрицательно замахала руками, не желая слушать Софью.

— Ну в самом деле? Чего ты так сопротивляешься? Это же не камера пыток! Да и как ты его назвала? Гоша? — Олеся закрыла ладонью рот, чтобы уберечь клинику от своего смеха.

Софья едва улыбнулась.

— Август слишком величественно… Он подсознательно старается себя выставить лучше перед людьми, чтобы соответствовать своему имени. Гоша ему больше подходит… — разъяснила Софья.

Олеся хихикнула:

— Я как-то об этом не думала…

Софья на секунду задумалась. В сердце что-то больно кольнуло и разлилось по всему телу, отравив тревожным ядом. Перед глазами появились расплывающиеся фигуры, послышался крик Даши, яркая вспышка и все исчезло. Софья почувствовала, как ее начало трясти.

— Софа? — обеспокоенно произнесла Олеся.

Паническая атака, ослабела и Волк снова вернулась в реальный мир.

— А… где Даша? — неуверенно раздельно произнесла она, посмотрев на крестную.

— Она дома… С ней все хорошо…

Железные клешни внутри отпустили, и дыхание стало приходить в норму. С этой клиникой, она совершенно забыла про сестру. Но с ней все было нормально, а это самое главное.

Олеся замялась:

— Может, сейчас не стоит… Это тебе решать. Но что произошло?

Софья нахмурилась, пытаясь вспомнить. Но те обрывки, которые всплывали в голове, вряд ли сошли бы за реально произошедшую историю.

— На нас напали… я не помню, как это произошло… и темно еще было… — она не врала, было действительно темно, последовательность событий она не могла никак собрать правильной мозаикой в голове, на них напали, но было не обязательно знать кто именно. Сейчас разгуливало достаточно преступности, так что история о злобных зубастых тварях была бы путевкой в приют для душевно больных.

— Даша сказала тоже самое. — для себя заметила Олеся.

Софья облегченно вздохнула. Хоть частично лгать они умеют одинаково.

В душе разлилось спокойствие. Возможно, влияла капельница, потому что спать захотелось ужасно. Софья закрыла глаза, посчитав, что она заслужила немного спокойного сна, после сегодняшнего ужаса.

Следующее утро выдалось одним из удачных, так думала Софья, лежа на кушетке и смотря в потолок.

В школу сегодня было не нужно, от того, то она расплылась в довольной улыбке, когда Олеся зашла в палату и сообщила, что уже десять утра. На законных основаниях пропустить школу без последствий, это верх мечтаний. Правда последствия она благополучно избегала последние пять лет. Но теперь ей не нужно было применять свои тайные таланты в адрес учителей. Это ли не блаженство?!

Решив, что в принципе, она могла бы побыть в больнице еще пару деньков и обоснованно пропустить школу, лицо Софьи снова приобрело до ужаса радостный и вполне жизненный вид.

Она даже на секунду подумала, что Ланге не такой уж и скверный, и уже серьезно собралась похлопотать за него перед Олесей.

Но падение с небес оказалось куда неожиданней и больней, чем она могла себе представить.

В палату нахально ввалились Настя и Аида, разрушив всяческие фантазии, как песочный замок ногой.

— Как ты могла нам не сообщить, что ты в больнице? — с угрожающим видом налетела на Софью Кан. — Я сегодня все глаза высмотрела в надежде, что смогу увидеть твои бесстыжие очи! Я уж подумала, что с тобой случилось что-то ужасное!

Софья горько усмехнулась:

— Сотрясение мозга, по-твоему, не ужасно?

Кан на секунду задумалась:

— Точно. Ладно, рассказывай, как ты умудрилась заработать себе такую бяку?

— Лучше вы скажите, каким образом узнали, что я в этой клинике?

— Ну, мы прождали тебя весь русский язык, а потом все-таки решили позвонить к тебе домой. Трубку взяла Даша, она и сказала, что ты здесь… — пояснила Настя выкладывая на тумбу фрукты. Мгновенно по палате расползся их приторный запах.

— Ясно… А как уроки? Время вроде еще школьное… — задумчиво произнесла Софья, смотря на часы.

— А это проще простого! — махнула рукой Аида. — Ты знаешь, что Максим Викторович у нас гитарист в какой-то местной рок-группе? Не помню, правда, названия, ну в общем Настя у нас актриса номер один, с чем ее и поздравляю, — Аида похвально взглянула на подругу.

— Мне пришлось всю перемену строить из себя их фанатку. Даже спросила у Сергея название нескольких песен. Максим Викторович, чуть в осадок не выпал, на пол страницы в дневнике роспись оставил с пятеркой. — разъяснила Настя. — В общем, запудрили мы ему бедному мозг так, что он обещал достать нам билеты на концерт в каком-то допотопном клубе. Он после моих похвальных речей в его адрес как миленький нас отпустил, до выхода провожал…

Аида прикрыла рот, от внезапно накатившего на нее приступа истерического смеха.

— Что ж вы такие изобретательные и находчивые, вчера сами к Богарту не подошли? — засмеялась Софья.

— Ну, вот как всегда! Вечно ты… — обиделась Настя. — А мы, между прочим, рисковали ради тебя. Я в жизни столько не врала!

— Ага! — подхватила Аида, прожевывая яблоко. — Думали, что ты уже того… Мало ли, жива не жива, черт его знает. Ой…

— Типун тебе на язык! — воскликнула Настя, хлопая по спине подавившуюся Аиду.

— Я вроде как умирать не собиралась! — расхохоталась Софья.

Дверь открылась, и в палату зашел Ланге вместе с Олесей. Глаза у Августа удивленно выпучились, когда он обнаружил в палате Настю и Аиду.

— А как вы тут оказались? — непонимающе спросил он, переводя взгляд то на одну, то на другую.

Аида сотворила на лице отвратительную улыбку.

— Э… мы… — Настя опустила глаза.

Доктор откашлялся:

— Ладно, потом с этим разберусь. — Он подошел к Софье и осмотрел зрачки. — Вид у тебя здоровее всех здоровых… — пораженно говорил он.

— А я что вчера говорила?! — с упреком произнесла Волк.

— Впервые вижу такое быстрое выздоровление… Как будто ничего с тобой и не было… Тошноты и головокружений нет?

— Я вроде не беременная… — внезапно вырвалось у нее.

— Острить будешь потом. — резким тоном произнес Ланге, делая записи в своем блокнотике.

— С ней будет все нормально? — участливо спросила Олеся.

Ланге немного замялся. Софья заметила, что у него нервно забегали глаза и сбилось дыхание.

— Обычно реабилитация после легкого сотрясения проходит в течение трех-пяти дней, может больше. Но Софья со своим настроем поправится гораздо раньше. К тому же, как я вижу, чувствует она себя замечательно…

— … и ничто не мешает мне отправиться домой, — не дала договорить Софья. Тем более концовка, предложенная ей, была куда более приятней.

— НЕТ! — хором воскликнули Ланге и Олеся. Аида от неожиданности снова подавилась яблоком.

— Тебе еще очень повезло. Можно сказать, ты в рубашке родилась. Так что благодари Бога, что у тебя есть такая крестная и подруги, которые ради тебя прошмыгнули через охрану, чтобы тебя здесь навестить. А если будешь психовать и норовить сбежать, то можешь не сомневаться, что я тебя здесь запру на пару недель с диагнозом посттравматического невроза! — пригрозил Август, стирая платком проступивший на лбу пот.

* * *
Софья вышла из клиники в сопровождении Олеси и Ланге. Четыре дня капельниц и уколов, для профилактики осложнений, наконец, прошли. Вообще-то, Волк считала, что с ней ничего и не было, так как чувствовала она себя лучше некуда. Правда, теперь ее мучил другой вопрос, который ее очень задел. В тот же день, после угроз Августа Софья попыталась, грубо говоря, прочистить ему мозги. Но ничего не вышло. Второй раз она уже терпела фиаско с хорошо знакомым и часто применяемым ей методом. Ей просто жизненно необходимо было проверить свои подозрения. Неужели из-за сотрясения она потеряла свои возможности? Поэтому, когда девочки налетели на нее с объятиями, Софья витала где-то в облаках. На некоторый миг ее посетила мысль проверить пока еще не подтвердившиеся опасения на Олесе или Даше, но она успела пресечь эту идею на корню, так как сама когда-то зареклась не использовать свою силу по отношению к родным и друзьям, которых было не так уж много.

Ланге помахал рукой, сопроводив машину до ворот. Ему не терпелось заняться своей работой в полном покое, которого у него не было, пока Софья лежала в его клинике.

Через пятнадцать минут желтое такси с шашечками остановилось около десятиэтажки, и расплатившись все четверо направились в дом.

По поводу долгожданного возвращения Олеся купила торт. Даша находилась на учебе.

Поэтому Софья ее не застала, впрочем, большой потери не произошло, так как разговаривать с сестрой при лишних ушах не очень хотелось.

— Я поражена! Куда смотрит милиция? Неужели этих уродов не поймают? — возмущенно произнесла Аида. Она до сих пор не могла прийти в себя. После нападения так называемых хулиганов, вся школа стояла на ушах.

Директриса любила разводить пожар по любой достойной всеобщего внимания причине. Поэтому Волк уже ожидала, что по прибытии в школу на нее будут смотреть не только с опаской и недопониманием, к этому еще прибавиться сожаление.

— Брось! Я уже давно забыла. — соврала Софья, наливая в кружки чай. — В конце концов, все живы — здоровы!

— Ну уж нет! Так оставлять нельзя!

— И что ты предлагаешь, самим искать этих преступников? — спросила Настя. Вид у нее был не самый лучший. Похоже, она так и не смогла наладить отношения с Богартом.

Софья внимательней присмотрелась и смогла различить вокруг подруги едва заметную ауру, которая сияла неким темно-бирюзовым оттенком и без конца трепетала, словно от какого-то сквозняка. Так происходило, когда Настя была в смятении.

«Все в порядке. Тревога была ложной…» — подумала она, выставляя кружки на стол, по крайней мере, с ее способностями было все ясно.

— Ну да, мы их найдем, как же, — отчаявшимся тоном ответила Аида. — Просто в следующий раз пострадает кто-нибудь другой…

— Ты знаешь, что раньше делали с теми, кто приносит плохую весть? Так что лучше молчи! — перебила Настя. — И, кстати, друзья мои, у нас есть дельце на носу, которое в определенной степени должно вас заинтересовать…

Волк удивленно посмотрела на подругу, в то время когда Настя расплылась в довольной улыбке, смывая с лица остатки липовой грозности.

— И что бы это могло быть? — спросила Софья, ковыряя ложечкой в куске торта, что он в конечном итоге превращался в какое-то ужасное месиво.

— Бал! — оскорбилась Настя. — Вы что совсем все забыли?! Меня Шапокляк четвертует на глазах у всего класса, если что пойдет не так!

Софья не удивилась чисто волшебным способностям Настиного настроения изменяться со сверхзвуковой скоростью.

— Прости, видишь ли в больнице, я была занята одной мыслью, как оттуда поскорее сбежать… — не менее оскорбленным тоном произнесла Софья. — Да и участвовать с таким лицом будет настоящим ужасом. — Софья указала, на шрам, красующийся над левой щекой.

— Чушь! — перебила Настя.

— Ну, действительно, Софа… Ты что боишься что ли? — заныла Аида.

Софья оставила попытки побороть кусок до ужаса сладкого торта, от которого ее начинало мутить. По большей сути она сама не понимала, почему так отчаянно сопротивлялась желанию Насти затащить ее на эти проклятые танцы. Она не участвовала в подобном еще ни разу и желания это сделать сейчас, как такового не было. Но она уже сообщила о намерении подруги Олесе, а та готова была из кожи вон вылезть, лишь бы вбить в жизнь Софьи что-то новое и интересное. Дохлый номер… Это можно было сделать только… нет этого вообще никак нельзя было сделать.

Волк напряженно засопела.

«В любом случае я не умру, если все-таки пойду на бал…»

— Ладно… Только учти, я это делаю, во избежание твоей казни! — выдохнула Софья, одарив подругу мучительным взглядом.

Настя благодарно посмотрела на Софью:

— Я знала, что ты меня не подведешь…

Волк просто представить себя не могла в вечернем наряде. Почему-то когда она в мыслях видела себя в каком-нибудь платье и туфлях, вид у нее был просто смешным. Поэтому она не сомневалась в том, что своим присутствием только развеселит толпу разгоряченных старшеклассников.

— А как обстоят дела с твоими претендентами на руку и сердце? — осведомилась Аида, разрушив минуту молчания по поводу кончины торта.

Настя стала хмуро помешивать ложкой и без того остывший чай.

— Лучше не спрашивай… Полный аврал… Игорь пригласил меня на бал, потому мне не светит танцевать в этот вечер с Мирославом.

— Чего? — Кан вытаращила глаза на Настю. — Он что запатентовал право на танец с тобой?

— Нет, просто как-то глупо получается… После бала он пригласил меня в кафе, я как-то не знаю…

— А разве у вас с Богартом какие-то отношения? — не поняла Софья. От этой мысли ей стало не по себе. Человек, разбираясь в котором сам черт ногу сломит, был не лучшей парой для подруги. Конечно, может в какой-то степени Софья и ошибалась насчет него, но зная характер Насти, которая могла с головой окунуться во все тяжкие, а потом лить крокодильи слезы, его кандидатура была под большим вопросом.

— Я вот что думаю, ведь это всего лишь сценка… Там от силы танцевать несколько минут требуется, так что я не умру от горя. А потом на дискотеке вы как-нибудь задержите Игоря, а я пойду к Богарту.

Волк присвистнула.

— У тебя, подруга мышление развивается в какую-то подозрительную сторону. Я тебе удивляюсь. Как мы, по-твоему, должны Корниленко задерживать?

— Не знаю… Ну можете поприставать к нему, глазки построить, я разрешаю…

— Ха! — почти истерически выкрикнула Аида. — Смешно…

— Долго думала? — серьезно спросила Софья. — Тебя видимо в детстве ремнем по заднему месту не били? Я могу обеспечить!

Настя вскочила со своего места. Теперь на ее лице была маска возмущенно-оскорбленной невинности.

— Да что я такого сказала?

— А то, что я на километр не подойду к Игорю и не стану ему голову морочить. Тебе бы пора разобраться в своих чувствах! В конце концов, не маленькая уже!

— Ну неужели так тяжело мне помочь?

— А если что-то пойдет не так? Как потом будешь объясняться с ним?

— Разберусь как-нибудь. Ну мне просто очень нужно…

Аида раздумывая прикусила губу. Она была по части приключений, которые умудрялась находить на пустом месте. Идея с таким интересным сюжетом ее заинтриговала и теперь она была готова воплотить ее в реальность, не важно, будет она действовать одна или с кем-то еще. Тем более не до конца зажившая рана, оставленная Шамилем, подначивала ее сотворить что-нибудь ему назло.

— Ладно, подруга, я с тобой! — воскликнула она.

Софье ничего не осталось, как согласиться. Во всем этом кошмаре, должен был быть тот, кто вовремя сможет остановить будущий спектакль, не натворив проблем.

Вечером, загоревшись идеей вызвать Габриеля и устроить ему допрос, Софья закрылась в комнате и начала приготавливать необходимые атрибуты.

Она откатила ковер, открыв пентакль, и расставила приобретенные полчаса назад свечи. Вспомнив, по какой причине в тот день они с Дашей оказались в ненужном месте в ненужный час, она горестно усмехнулась. Тогда по закону подлости и пакости этих самых злополучных свечей не было.

Хорошо хоть с Дашей все было в полном порядке, исключая, конечно стресс, в котором она с тех пор прибывала. Но теперь почему-то сестра не смотрела на Софью с той неподдельной ненавистью и злобой. Вероятно, тот случай заставил ее поменять какие-то стереотипы и осознать, что в глубине души у нее есть что-то хорошее, по отношению к приемной сестре.

Софья зажгла свечи и очертила себя защитным кругом. Демон всегда остается демоном, сколько бы ты его не знал и насколько проверенным он бы не был.

Слова заклинания, которые она успела выучить назубок, прозвучали отточенным речитативом по комнате.

После последней фразы: «Заклинаю тебя, Габриель, дух тьмы и вечности, появись передо мной в человеческом облике, чтобы правдиво ответить на все мои вопросы», в центре пентакля начал струиться черный дым, который спиралью закручивался вырастая в огромный столб. По мере роста он постепенно приобретал очертания высокой фигуры, в длинном смоляного цвета плаще. Когда фигура полностью сформировалась, Софья увидела знакомые глаза с красными зрачками, растрепанные черные волосы и надменную улыбку, которая практически никогда не сходила с лица этого демона. Не будь по своей сущности выходцем из преисподней, Габриель мог бы вполне сойти за этакого добряка с совершенно паскудным характером.

— Давно не виделись! — воскликнул он, скрестив руки. — Чем могу помочь? Подруг спасти? Учителя убить? Банк ограбить?

— Прекрати! — смеясь, перебила его Софья.

— Прости, но я последние три недели только и делал, что носился по свету с поручениями каких-то доходяг. День ото дня все больше убеждаюсь, что настоящие мастера извелись еще два года назад…

— Сожалею.

— Еще бы. Трудно прибиться куда-то, когда не знаешь, где твой владыка. Остается бестолково прозябать на человеческой земле. Мне еще повезло, что я не исчез, как некоторые. Впрочем, все это сантименты по прошедшим временам… — вспылил демон.

— Кстати о прошедших временах… Ты случайно не в курсе, каким образом четыре дня назад стая мелких противных тварей, явно твоих далеких родственничков, оказалась на поверхности? — Волк выжидающе посмотрела на Габриеля.

— Ты о чем? — лицо демона приобрело задумчивый вид.

— На меня и мою сестру напали. И я хочу знать, что это за существа и кто их сюда прислал?!

В комнате было темнее чем обычно, во всей это мрачной атмосфере было не то что не уютно находиться, было просто страшно.

— Увы, я не знаю. Связь с моей родиной в кавычках я уже давно потерял, так что остается только догадываться. Во всяком случае, в этом нет ничего хорошего… — протянул Габриель, сверкнув глазами. От его холодного жара пламя свечей трепетали, разбрасывая по стенам, жутковатые пятна, на фоне неестественной дымящейся тени демона.

— Да что ты говоришь? Я вот как-то об этом даже не подумала! — не выдержала Софья.

— Извини, но ты меня похоже не слушаешь, я не поддерживаю связь с другими демонами и после падения Империи все идет кувырком, поэтому моя осведомленность и информированность на нуле. Я предполагаю, что кто-то решил взять всю эту ситуацию в свои руки. Поверь, найдется еще не мало тех, кто захочет взять штурвал и наконец завладеть этим миром, — заметно посерьезнел Габриель.

Волк недоверчиво на него глянула.

Габриель никогда не распространялся ни о чем подобном. И падение Империи, о котором он сейчас говорил, было для нее чем-то новым. Она никогда не задумывалась над тем, что все могло быть именно так. И что Ад будет разрушен, а его отпрыски будут бродить по земле, оставленные со своей силой, но не имеющие возможности вернуться назад.

— Хорошо, тогда ты поможешь мне найти тех, кто нас спас?

Эти слова заметно ошарашили демона.

— Спас?

— Да. Если бы не те люди, вряд ли бы мы сейчас с тобой разговаривали, — пояснила Софья.

— А история, похоже, действительно носит интересный характер! — заинтригованно произнес демон.

Глава 5 Пари

Как Софья и предполагала, ничем новым ее школа не удивила. Скорее все было очень даже предсказуемым, потому как история с нападением расползлась подобно масляному пятну по луже, не оставив при этом в стороне учителей.

Возможность лишний раз в этом убедиться ей представилась, когда она зашла в школьное фойе, увидев стайку шушукающихся девушек, то и дело бросавших на нее многозначительные взгляды. Складывалось мнение, что всем прямо-таки доставляла удовольствие эта новость, уже со всякими приукрашенными подробностями, которая никак не могла не затронуть сердца некоторых учениц, вызвав на их лице маску сожаления. Однако рыться в их головах и узнавать, до какой степени реальная история была исковеркана, у Софьи не было никакого желания. Тем более у нее уже было над чем задуматься и чем себя занять. Она ждала новостей от Габриеля, уж если этот демон не сможет ей помочь, то пиши — пропало.

В кабинет Софья зашла только после звонка. Класс был совершенно пуст.

«Во всяком случае, на меня никто не будет таращиться…» — подумала она. Однако, протяжные гудки в трубке в ответ, когда она набрала номер Насти моментально развеял миг блаженного спокойствия.

Первый день в школе после незапланированных каникул был просто скверным!

Ночью ее снова мучили кошмары, а с утра она не услышала будильник и ей пришлось за какие-то десять минут привести себя в порядок, и, не позавтракав, отправится в школу. Вид у нее был не важным. Кое-как расчесанные волосы беспорядочной волной рассыпались по плечам. На общем невыспавшемся фоне красовался незаживший шрам над щекой и мешки под глазами. Раздевалку она пропустила, и теперь была одета в короткую черную куртку и такого же цвета полусапожки. Рассудительная и хладнокровная Софья была сегодня не в своей тарелке, и не удивлялась своей рассеянности.

Волк направилась к выходу. Нужно было узнать внезапно поменявшееся расписание, которое застало ее врасплох.

Софья уловила себя на мысли, что что-то в ее ощущениях ей показалось знакомым. У нее предательски засосало под ложечкой, а внутри затаился непонятный холодок.

«Мне сегодня катастрофически не везет!» — пролетело у нее в голове, когда она налетела на Богарта и чуть не упала, столкнувшись с ним в дверном проеме.

— Привет, — произнес он, изобразив на лице улыбку, которая совершенно не подходила к его ледяным глазам, не выдававшим никаких эмоций.

Черная кожаная куртка, накинутая поверх белой расстегнутой у воротника рубашки, просто кричаще подчеркивали его внешность.

— Привет…, — неохотно выдавила Софья. Такой встречи она никак не предполагала. Ее снова бросило в озноб от исходившей от него жуткой энергетики.

— А разве никого нет? — Богарт заглянул в класс.

— Как видишь, — холодно ответила Волк. — Похоже, расписание поменяли… — Вести милые беседы было не в ее духе, поэтому она демонстративно развернулась и направилась в сторону лестницы на второй этаж. У учительской, вопреки своим ожиданиям она не встретила ни души, как будто все вымерли. На стенде висел лист с написанным от руки расписанием. Первой сегодня у одиннадцатого «В» была физика. Софья саркастически усмехнулась. Долгожданная встреча с Марго, не вызвала у нее воодушевления. У них друг к другу была настоящая непереносимость.

Она тяжело вздохнула, и, развернувшись, снова столкнулась с Богартом.

«Как привидение, честное слово!» — угрюмо подумала она.

— Ты всегда подкрадываешься так незаметно? — спросила Софья вслух, почти злостно. В прошлый раз почему-то она смогла почувствовать его присутствие.

— Извини, я не хотел… — Богарт посмотрел на расписание и недовольно сжал губы. — Как насчет того, чтобы не пойти на физику? — раздельно, но уверенно последовало дальше.

Софья приросла к полу и посмотрела на парня ошеломленным взглядом. Выглядело это очень даже по-дурацки.

— Смешно, — наконец ответила она.

— Я вполне серьезно, — совершено спокойным тоном произнес он.

Волк пристально на него посмотрела, выискивая на его лице хоть какой-то признак обмана.

— С чего это вдруг? — не поняла она.

— Не хочется портить настроение в самом начале дня. Да и ты, похоже, не очень ладишь с Марго, ведь так? — при этом Богарт издевательски посмотрел на Софью.

— Хорошая причина, нечего сказать. — Она заискивающе глянула на него и уверенно направилась в сторону кабинета физики.

Богарт поймал ее руку:

— Да, брось! Не знал, что тебя это так заденет. Прости.

— По-моему слишком много извинений… — огрызнулась Софья.

— Согласен. И все же?

Софья на секунду задумалась, на что Богарт только усмехнулся.

— Пошли, — уверено сказал он и потащил ее за собой.

Волк сама не поняла, как позволила ему это сделать. В этот момент ее разум почему-то был отключен, а функция перезагрузки началась только тогда, когда они проскользнули через выход из младшей школы и разместились на скамейке на заднем дворе. Скамейку очень удачно прикрывали кусты волчьей ягоды, разросшиеся вдоль высоким забором.

Вся эта ситуация выглядела страннее некуда. Но Волк смогла убедить себя в том, что это первый и последний раз, когда она находится в компании практически ненавистного ей парня. Хотя по большей сути такое отношение было к его ужасному характеру. И вообще все в нем ей казалось до ужаса противным и наигранным.

— Интересно, и как мы будем объяснять свое отсутствие? — Волк, в общем-то, не особо волновал этот вопрос, так как оправдываться перед одноклассниками она не собиралась, а объяснение перед Марго могло ограничиться обычной прочисткой мозгов, которую она практиковала по отношению к ней уже четвертый год.

— Ну, это меня меньше всего волнует… — отстраненно ответил Богарт.

— Не в первый раз? — предположила Софья.

— Точно, — на половину шутливо отозвался он.

Утро выдалось пасмурным. Осень в этом году прямо-таки стремилась поскорей передать права зиме, и сентябрь выдался холодным. От промозглых туч на небе на улице было темнее, чем обычно.

Волк потерла озябшие ладони и съежилась, посильней укутавшись в ветровку. На ее щеках появился слабый румянец.

— Кстати, с выздоровлением, — несколько секунд спустя, произнес Богарт.

— Спасибо, — еле слышно отозвалась Софья, посмотрев на часы. Прошло всего десять минут от начала урока. Впереди были еще целых тридцать пять минут непонятного мучения от нахождения в компании Мирослава.

— Новость о случившемся с тобой и твоей сестрой облетела всю школу, — заметил парень, потупив серые глаза.

— Знаю… — напряженно выдавила Волк.

— Наверное, неловко находится в таком положении? — с этими словами Богарт повернулся к Софье и одарил выразительным взглядом.

— Не сказала бы что приятно, я не привыкла находиться в центре всеобщего внимания. — протянула она… — Кстати насчет всеобщего внимания… — Софья набрала в легкие воздуха. — Ты всегда такой?

— Какой? — Богарт посмотрел на Софью впивающимся взглядом.

— Не сочти за грубость, но чересчур самодовольный и принципиальный. — Раз уж так получилось, что она в данный момент находилась с ним, то пусть хоть отвечает на ее вопросы. По крайней мере, время пройдет быстрее. Да и редко встретишь человека, который может в открытую сказать о недостатках, не своих конечно… Свои недостатки Софья знала наперечет.

Богарт подавился смешком.

— Странно слышать это от грубой, одинокой и такой же принципиальной девушки, — ответил он.

Софья уставилась на него во все глаза. Такого ответа она никак не ожидала. Она вдохнула воздуха и приняла прежний холодный и неколебимый вид.

— Интересно, откуда такая осведомленность? У меня это на лбу написано?

— Я могу спросить тоже самое…

Казалось, что любая попытка Волк задеть Богарта за живое наталкивалась на какую-то непробиваемую стену и отлетала от нее, словно мячик для пинг-понга.

— По тебе это видно, причем даже очень… — ядовито сказала она, посмотрев на него змеиным взглядом. Она уже сама представила, как гадко это выглядит, хотя сама почему-то сдерживала себя, чтобы не рассмеяться. — А что касается меня, то я такая уже давно.

«Кажется, у меня действительно нервы шалят…» — подумала она.

— Тебе так интересно, почему я такой «самодовольный и принципиальный»? — в глазах Богарта уже не было ничего страшного, они выразительно смотрели на Софью без единого намека на раздражение или злость. Черты его лица почему-то теперь казались мягче, не такими колкими и пугающими.

Волк ничего не ответила.

— Я не стараюсь заводить ненужных знакомств, а тем более друзей. Ты ведь тоже не общаешься с кем попало… — продолжил он.

— А сегодня ты видимо сделал исключение, — заметила Волк. Каждое слово, выходившее из ее уст становилось желчным, причем независимо от того, каким тоном она вообще говорила. Так что в этот момент даже самые красивые и поэтические слова могли превратиться в ужасный обугленный ком гадкой грязи.

На лице Богарта появился сарказм.

— Тебе палец в рот не ложи! У тебя в крови переворачивать все с ног на голову?

— Что? — не поняла Софья.

— От яда в твоих словах можно спокойно отбросить коньки! — признался Богарт, причем на губах у него появилась неуместная улыбка.

Софья захлебнулась своим вспыхнувшим возмущением:

— Ну вот кто бы говорил?! Тоже мне ангел в перьях! На себя сначала посмотри, — вырвалось у нее. Она резко встала и направилась в школу. Богарт моментально оказался перед ней.

— Я тебя не понимаю! — воскликнул он. — Сама начала этот разговор, а теперь пытаешься сбежать?!

— Что-то мне перехотелось, вести с тобой дискуссии! — нервно выпалила Софья, пытаясь обойти Мирослава, но тот не дал ей этого сделать, подрезав путь. — Вот чего ты не цепляешься так до других? Или тебе приятно со мной ругаться? Лучше дай пройти по-хорошему!

Волк уже становилось не на шутку смешно от этой глупой ситуации и она одновременно хотела просто прикончить Богарта. В таком положении она еще ни разу не оказывалась.

Богарта, кажется, тоже забавляло такое развитие событий.

— С тобой интересно ругаться! — смеялся он, уклоняясь от дерева, чтобы не упасть, так как шел он вперед спиной, чтобы видеть возмущенное угрюмое лицо Софьи.

— Я что на клоуна похожа? — Выпалила она. Ее черные глаза были хищными. В них смешались злость, ненависть и какое-то плотоядное удовольствие, появление которого она совершенно не могла обосновать.

— Нисколько! Просто я впервые вижу такого непонятного мне человека, — искренне ответил он.

— Взаимно, — процедила Софья. — А куда же это делась твоя постоянная холодность и равнодушие ко всем и вся? Неужто, молодой человек, позерствуем?

Мирослав еле сдерживался, чтобы не расхохотаться ей в лицо.

— Я столько нового узнаю о себе! Нет честно!

— Может еще что-нибудь сказать? — Софья картинно нахмурила брови.

— Пожалуй, воздержусь от выслушивания гадостей в свой адрес!

В этот момент Богарт запнулся и Софья на него налетела. Не удержав равновесия, они оба перелетели через отопительную трубу и упали в кучу сырых опавших листьев.

У Софьи в голове все перевернулось и висках напряженно застучало. Казалось, что все сжалось, и готово было взорваться. Она глотнула холодного воздуха и закрыла глаза, чтобы переждать внезапно накатившее помутнение. Казалось, что разум в данный момент существовал отдельно от нее.

— С тобой все нормально? — испуганно спросил Мирослав, обхватив ладонями лицо Софьи.

— Кажется да, — выдохнула она. Ветер донес до нее утонченный аромат его одеколона, смешанный с запахом сырой листвы и дождя.

Наступило молчание, сквозь которое слышалось тяжелое сбившееся дыхание Волк. Чувствовала она себя отвратительно.

— Извини, — произнес он. На лице Мирослава отразилось беспокойство.

«А он действительно красив…» — подумала Софья, внимательно посмотрев на Богарта. Смоляные волосы были слегка небрежно растрепаны, а темно-серые глаза привлекали своим магнетизмом, что уже было невозможно ни о чем думать, кроме них. Секунду спустя она отгоняла от себя эти мысли, пока они не заполонили ее голову и не заставили думать, что это действительно так.

— Перестань, — злобно выдавила она, попытавшись сотворить на лице соответствующую улыбку.

Богарт иронично усмехнулся.

— По-моему ты сейчас не в том, положении, чтобы продолжать нашу ссору.

Софья мысленно себя ругала, на чем свет стоит. Такого исхода событий она даже не предполагала. Ладно поругаться с Мирославом, так она еще умудрилась упасть и потревожить и без того свою многострадальную голову.

Она глубоко вздохнула.

— Ты как? — спросил Богарт, все это время сидящий рядом с Софьей.

— Жить буду, — протянула она.-… тебе на зло…

Богарт закатил глаза и поправил воротник рубашки, обнажая пульсирующую жилку на шее. Своим характером и неестественной красотой он напоминал ей чертика из табакерки.

Сквозь всю ненависть Софьи к этому типу начинали просачиваться совершенно прозрачные и едва заметные признаки, говорившие о том, что она начинала проявлять к нему благосклонность. Этого она как раз таки не хотела, но ничего не могла с этим поделать.

— Значит, точно будешь, — улыбнулся он и подал руку Софье, помогая ей встать. — Хотя я не совсем понимаю причину столь сильной агрессии по отношению ко мне.

Софья на секунду задумалась и посмотрела в темно-серые глаза парня.

— Действительно? По-моему тебе просто непривычно видеть человека, который не сходит по тебе с ума и не восхищается тобой, как это делают другие. — Подытожила она и стала стряхивать с себя грязные листья.

— Вот как? — Богарт растянулся в саркастической улыбке.

— Представь себе…

— А на тебя значит, мои чары не действуют?

Софья замерла и посмотрела на Мирослава тупым недоумевающим взглядом, смешанным с удивлением и крайним возмущением. Она злостно стряхнула с себя остатки листьев и поудобней закинула на плечо сумку. По ее позвонку прошелся холодок, от которого захватило дух.

— Чары?

— Ну судя по твоим словам, я змей искуситель, а ты один единственный нормальный человек, который смог выстоять под моим натиском… — расхохотался Богарт.

— Ты… Ты… Ты невыносим, — процедила Софья и пошла в сторону школы.

— А что мне делать, если ты меня таким считаешь? — развел руками Мирослав. — Во всяком случае, я имею право на один шанс, чтобы реабилитироваться в твоих глазах…

Софья запнулась. В ее голове все приобрело совершенно беспорядочный характер.

— В моих глазах? С каких пор тебя интересует чье-то мнение?

— Ну, знаешь, мне не наплевать, что думают обо мне другие… ты так говоришь, словно знаешь меня всю жизнь… и ты слишком ошибаешься… ты меня совершенно не знаешь… — серьезно сказал он, нагоняя Софью.

Они шли по асфальтной дорожке по направлению в старшую школу. Мимо мелькали подстриженные кусты смородины, освещаемые светом из школьных окон. Вокруг не было ни души, поэтому продолжать спор можно было со спокойной душой. Но Волк думала, что если сначала все было в грубой шуточной форме, которую они вдвоем смогли понять, то сейчас все могло перерасти в серьезный разговор, от которого так просто не отвяжешься. Просто в этот момент Волк боялась, что все ее изначальные представления об этом человеке испарятся, и она окажется неправа. Ошибалась она редко и не хотела, чтобы это тоже было ошибкой.

«Какой кошмар…» — промелькнуло в ее мыслях.

— И что ты предлагаешь? — неуверенно спросила она, искоса посмотрев на парня.

Богарт шел уверенным шагом и смотрел куда-то перед собой. Его одежда не имела даже отдаленного сходства со школьной формой. Черные джинсы, такого же цвета куртка, отсутствие галстука, не совсем строго, но в то же время кричаще.

Таким как он, правила не писаны. Софья не знала думал ли об этом когда-нибудь сам Мирослав, но судя по тому что он продолжал намеренно демонстрировать всем свою внешность, нет.

— Пари, — заявил парень.

— Что? — Софья изумленно на него посмотрела.

Богарт остановился, и на его губах появилась легкая улыбка.

— Это скорее даже не пари, а сделка, — пояснил он. — Более того, основанная на учебе…

Софья прыснула от смеха, прикрыв ладонью рот.

— И в чем суть?

— Первые три оценки по физике — пятерки и ты можешь не рассказывать о себе.

Глаза Богарта стали по-кошачьи хитрыми.

— Да я, в общем-то, и не собиралась этого делать, — Софья собрала свои длинные каштановые волосы в высокий хвост и внимательно посмотрела на Мирослава. Тот задержал на некоторое мгновение на ней свой взгляд, едва скользнув по шраму над щекой.

— Я это к тому, что если я получу эти три пятерки, то могу спокойно обойтись без объяснений и рассказов о себе, дабы оправдаться за свое, скажем так, не совсем хорошее поведение. — Мирослав приподнял левую бровь, выжидающе посмотрев на Софью. — То же самое по отношению и к тебе.

— А что если будут «не пятерки»? — с издевкой спросила Волк.

— Тогда я или ты, в зависимости, кто выиграет, будет задавать любые вопросы какие пожелает, а тот, кто проиграл, будет отвечать на них совершенно честно, без права отказа…

— Но ты ведь в курсе, что Марго меня не терпит, так что это будет не честным… — Волк мысленно усмехнулась.

— Ты боишься проиграть? — вызывающе спросил Богарт, подавшись вперед. Софья снова почувствовала аромат его одеколона.

— Нет… И знаешь, я согласна, — произнесла Софья. В ее глазах заиграли живые огоньки. В своей победе она была уверена. Ей было не впервой одурачивать Марго.

— Готовься отвечать на мои вопросы, — заявила она, хлопнув по груди Богарта, на что тот широко улыбнулся.

— Ты так уверена в своей победе? — спросил он, словив ее ускользающую ладонь. Мирослав заискивающе на нее посмотрел. Рыбка клюнула и он был доволен собой.

Волк на секунду замерла и, окинув его сожалеющим взглядом, вырвала свою ладонь.

— Как никогда!

Двое бесенят смотрели друг на друга с издевкой, и каждый был уверен в своей победе. По крайней мере, эти бесенята были скрыты внутри…

В школе они оказались через несколько минут. В тот момент, когда они вошли в школьное фойе, прозвенел звонок с урока, и оно моментально наполнилось учениками, то и дело сновавшими рядом с ними. Софья и Мирослав переглянулись и пошли вдвоем в сторону кабинета биологии. Впрочем, Софья уже ожидала, какие лица будут у В-эшников, когда они увидят Богарта и ее вместе, но ее это мало волновало. С азартом кошки она уже втянулась в эту начинающуюся игру, пусть даже немного детскую.

Обставить Мирослава в этой бессмысленной игре, путь это было не то, чего она больше всего хотела, но доказать, что он не такой особенный, каким его считают другие, было намного интересней. Хотя по большей сути, она не стремилась к этому, но…

Какое-то ужасное противоречие взбудоражило ее сознание и подталкивало на несвойственные ей действия. Ей овладело желание разгадать загадку именовавшуюся Мирославом.

Войдя в кабинет, Волк словила на себе внимательные взгляды одноклассников. Марина изобразила на лице что-то напоминающее нервную судорогу, когда увидела, что Богарт вполне приветливо перекинулся с Софьей взглядами.

Волк спокойно, как обычно прошла к своей парте и села на стул. Ей было наплевать на то, что сейчас творилось в головах одноклассников. Впрочем, это было всегда, но сегодня она дала еще одну тему для пересудов. И можно было даже не сомневаться, что ближайшие пару уроков параллель девушек будет строить планы расплаты с выскочкой Софьей.

— Ты где была? — полушепотом спросила Настя, перегнувшись через свою парту.

Подруги тоже увидели, что Волк пришла вместе с Мирославом, но это их не удивило так, как остальных. Длительный период, который они знали друг друга, увековечил в глазах подруг непробиваемый характер Волк. Поэтому Настя и Аида не обратили должного внимания на этот нюанс. И Волк была за это благодарна. Настю сейчас волновали дела сердечные, а на такую глупость ей некогда было отвлекаться, к тому же на носу был бал, поистрепавший нервы всем старшеклассникам, так как весь груз в организации этого вечера лег на них.

— Признавайся давай, где ты коротала время всеми любимой и обожаемой физики? А то Марго заскучала, некого было вызывать к доске… — поинтересовалась Аида.

Она надула губы и всем своим видом напоминала необычную красивую куколку. Для дополнения картины ей не хватало пышного платья с рюшами и банта вместо заколки на коротких черных волосах.

Волк на секунду задумалась. Говорить с кем она провела эти злополучные сорок пять минут ей не хотелось. К тому же с некоторых пор Настя стала ярой обожательницей Богарта, так что напоминать лишний раз об этом парне себе дороже.

— Проспала, — равнодушно и совершенно без эмоций произнесла Софья, сделав заметку в голове, что нужно будет заняться прочисткой мозгов, девушкам, видевшим ее до физики.

— Везет… — абсолютно убитым тоном промычала Настя. Она робко повернулась назад и печально посмотрела на Мирослава. Ее губы сжались в тонкую полоску, и она тяжело вздохнула.

— Да, брось… Неужели все так серьезно? — спохватилась Софья, решив, что Настя немного переигрывает. Волк сама не заметила, что где-то в области груди что-то испуганно екнуло и учащенно заколотилось. Она вопрошающе глянула на подругу, в поисках ниточки, хотя бы самой тоненькой и короткой, которая бы вела ее к ответу, который ей хотелось услышать. И этим ответом должно было быть четкое и ясное — «нет».

Настя неопределенно посмотрела на Волк и опустила глаза.

«О неееет, этого не может быть…» — подумала Софья.

— А как же Игорь? — запнувшись, спросила она позже.

Последовавшие секунды, показавшиеся для Волк огромной вечностью, перебил дребезжащей трелью звонок на урок. По классу еще проползали смешки и разговоры, так как Елена Дмитриевна снова задерживалась. Софья полностью повернулась в сторону Насти и направила на нее свой выжидательный взгляд.

Настя пожала плечами.

— Влипла, подруга, — утверждающе заметила Аида, щелкая ручкой по столу. — Вроде бы вчера ты еще была в здравом уме. Не верю я в такую любовь. Максимум липовая влюбленность, которая пройдет через несколько дней… я могу даже поспорить и непременно выиграть этот спор.

— Ну давайте, начинайте мне нотации читать! — вспыхнула Настя, недовольно посмотрев на своих подруг.

Софья вспомнила пару слов из старого Гримуара, и мгновенно по классу расползлась светло-серая волна, окутавшая каждого из присутствующих. Теперь можно было спокойно общаться и не бояться быть услышанными.

— Послушай… — начала было Волк, но Настя злобно сверкнула глазами, заставив подругу замолчать.

— Уж кому меня жизни учить так это явно не вам! — воскликнула она. — Одна все страдает по парню, с которым уже давно рассталась, а другая даже понятия не имеет о любви и отношениях! — с этими словами Настя встала с места и вышла из класса, громко хлопнув дверью. Пара тройка одноклассников недоуменно сопроводили ее взглядом.

Волк снова глянула в сторону, где сидел Богарт. Его не было на месте.

Он совершенно незамеченным покинул кабинет. Даже сама Волк не смогла его засечь.

Все было чертовски ужасно, и хищнический инстинкт и азарт, стал заменяться ужасной злостью и гневом. Так происходило при самозащите, правда теперь Волк защищала не себя, а свою подругу. Так просто не должно было продолжаться дальше, и с этим нужно было покончить.

* * *
День прошел скоротечно. Волк не заметила, как за окном потемнело и в комнате воцарилась беспокойная тишина, сопровождаемая тихим шелестом остатков желтых листьев на деревьях. Дождь беспощадно лил весь день и из открытой форточки доносился сильный запах сырости, разносившийся по всей комнате.

На столе лежали раскрытые учебники и конспект по истории Казахстана. Средневековый период никак не хотел укладываться в последовательную стопочку в памяти, поэтому Волк отложила его на время и погрузилась в свои мысли. Бездействие ее угнетало. Она не могла переступить через свои принципы, но и смотреть, как Настя превращалась в зомбированную она не могла.

Хотя с другой стороны, решение этого вопроса ее никак не должно было волновать. Ее это никаким боком не касалось. Но стремясь защитить подругу, она могла пойти на все. Проблема была только в том, нужно ли было это самой Насте, да и на Богарта по всей вероятности магия не окажет никакого влияния.

Волк задумчиво протарабанила пальцами по столу и выключила ночник. Вся комната погрузилась в темноту. Искусственный свет ее раздражал. Она на несколько секунд задержала дыхание, а затем вдохнула серный воздух.

— Ад опустел, все демоны уж здесь… — раздалось у Софьи над ухом, и она резко соскочила со своего места, и стала лихорадочно нащупывать на столе включатель. Кнопка щелкнула, в комнате снова стало светло.

Габриель возник в воздухе, сотворив свой привычный силуэт из микроскопической серной пыли, витавшей в комнате. Его глаза живо играли своей постоянной нахальностью и беспечностью. Демон распахнул черный плащ и вальяжно уселся на стул, с которого только что встала Софья.

— Ты как тут оказался? — Волк удивленно уставилась на демона, на что тот в ответ улыбнулся острозубой улыбкой. — Я тебя не вызывала…

— Подруга дней моих суровых… Вызов уже давно себя исчерпал. Я свободен, как ветер и могу делать все, что вздумается моему больному мозгу! Разве я тебе не говорил? — Габриель сотворил на лице хамскую ухмылку.

В следующее мгновение демон висел над землей, скованный магическими цепями, и совершенно обескураженный внезапной атакой.

— Так что ты там сказал, насчет вызова? — Софья ликующе усмехнулась и снисходительно посмотрела на своего друга, который барахтался в воздухе, в слабых попытках вырваться из цепи.

— Вызов уже не имеет никакой силы, это обычная формальность, которую вы, маги, используете больше по причине узкого мышления, чем из привычки делать все правильно. Единственное, что одолевает, так это голоса в голове, которые не дают покоя… — недовольно проворчал Габриель, сверкнув глазами цвета крови. — Раньше я был вынужден выполнять приказания, так как меня сковывала магическая привязка, теперь же меня ничто не держит, я сам себе хозяин!

Софья цокнула языком и села на стул, рядом с висящим вверх тормашками демоном.

— Ты неисправим, — заключила она.

— Удивила, — рыкнул Габриель, обиженно посмотрев на Софью.

— Ну как ведутся поиски наших спасителей? — позже поинтересовалась Волк.

В коридоре слышались быстрые шаги Олеси. Она составляла список материалов, необходимых для устранения того ужаса, в который превратился потолок в коридоре, по вине Софьи.

— Скажи честно, для чего это тебе? — демон собрал все свои силы и уже медленно поворачивался в сторону Софьи. — Поблагодарить собралась?

— А что в этом такого? — не поняла Софья. — Разве это плохо? — она сделала беспечный вид.

Конечно, дело было совсем в другом. Она еще никогда в открытую не встречалась с людьми, обладающими магией и способными на таком высоком уровне владеть ей.

Демон напряженно засопел:

— Это странно… Я понимаю, если бы ты поблагодарила соседа, спасшего котенка… но не тех, кто избавил тебя от рудр.

— Кого?

Габриель сощурил кровавые глаза и сжал и без того змееподобно тонкие губы.

— Если бы ты меня отпустила, мне было бы намного проще… — подметил он, сделав ударение на первую часть фразы.

Волк ухмыльнулась и цепь растворилась. Демон, медленно перевернулся в воздухе, встал на пол и облегчено вздохнул, потирая грудь, которая припекала, после магического заключения.

— Стая тварей, напавших на тебя, именуется рудры. Гадость, одним словом. Связываться не советую… — Габриель хохотнул и присел на край стола.

— Я серьезно.

— А я нет! — демон развел руками и сфокусировал свой взгляд на Софье. — Это низшие существа, черти и то, рангом выше, нежели они. Если они нападают, то непременно стаями, притом, они до ужаса живучие. Тебе тогда повезло, дорогуша. Разодрали бы на куски и носом не повели бы. Я уже представляю твой окровавленный труп, лежащий на дороге, с откусанными конечностями… — мечтательно добавил Габриель.

Софья ненавистно хлыстнула его взглядом, и демон изобразил невинную улыбку.

— Ты меня до сих пор хочешь убить? — девушка сверкнула глазами.

— Дай подумать… нет. Просто в первый раз, когда ты меня вызвала, мне было тошнотворно противно, что какая-то девчонка вроде тебя, пытается мной управлять. Как бы ты поступила на моем месте?

— Да уж…

В комнате воцарилась тишина. Лишь лампа в ночнике изредка дребезжала от напряжения. Софья на некоторую долю секунды представила себя в облике демона и обнаружила, что он ей очень подходит. Бороздить мир в личине злобной твари и мстить. Казалось, что это легко и может даже приятно. По крайней мере, можно найти применение своей чрезмерной злости и кровожадности.

— А как насчет тех людей? — отбросив, наконец, эти мысли, спросила она.

Габриель злобно расхохотался.

— Тебе дорогуша, везет, на неприятности… Хотя, кто знает… Во всяком случае, ты попала под поле зрения людей, из-за которых я теперь не могу вернуться на свою родину. Воины семи печатей. Вряд ли им понравится, если они узнают, что ты у нас ведьма. Насколько, мне известно, они в последнее время то и делают, что занимаются истреблением моих собратьев. Кто знает, за каким углом тебя будет поджидать очередной головорез, чтобы раскромсать тебя на мелкие кусочки и заправить все соусом «А-ля сердечный приступ». — С этими словами Габриель потер себя в левой стороне груди.

— У тебя нет сердца, — резонно подметила Волк. — К тому же я не понимаю, что я им могу сделать такого, чтобы они меня решили ликвидировать. А вот насчет тебя еще можно подумать…

И объясни мне, наконец, что такого произошло, что теперь все эти адские выродки гуляют по земле, как ни в чем не бывало?

Демон растворился и бесформенной темной дымкой перелетел на другой конец комнаты, остановившись возле школьной сумки Софьи. Черная серная струя нырнула внутрь и через сотую долю секунды вытащила наружу книгу в кожаном переплете, такого же цвета, что и дым. Габриель снова принял свой прежний вид.

— Два года назад по планам, которые строили Люцифер на пару с Белиалом, должны были открыться врата Ада, вызволив из своей темной бездны самого Владыку. Существует пророчество, по которой Седьмая печать, а именно человек, в котором эта печать заключена и которая дарует ему огромную силу, должна уничтожить или же наоборот возродить Ад. Воины во главе с этой седьмой печатью, пытались остановить восстание Люцифера. Но все оказалось не так просто. Помимо того, что мы охотились на эту девчонку, безумный папаша приказал нам заняться поиском истинной книги времени, в которой содержалось настоящее пророчество об Апокалипсисе. Всего же их, как оказалось было пять. Безумство… — глаза демона стали задумчивыми. — Мы так и не смогли найти эту пятую книгу. Во время сражения были убиты все семь воинов, в том числе и их приспешники, но, увы. Произошло совершенно другое. Вопреки всем ожиданиям Люцифера мир не погрузился в хаос. Вместо этого мы остались на поверхности, потеряв большую часть своих способностей и стали обычными полудухами, которых легко уничтожить. А воины, как я обнаружил, целы и невредимы. Грандиозные планы Владыки рухнули с искрометной скоростью!

— А что же сам Люцифер? — Софья заинтересованно посмотрела на демона. История показалась ей занимательной.

— Злобный папаша? — Габриель презрительно скривил губы. — Он занимается тем же что и раньше — загнивает в аду. Я же как изгой брожу по свету… Ну ты сама знаешь. Напоминать не нужно. Так что, Волк, поберегись и не ищи проблем, пока не поздно.

— Тоже мне учитель нашелся, — саркастично подметила Софья. По ее лицу пробежала едва заметная тень улыбки. Длинные волосы на свету переливались, приобретая то багряно красный, то аспидно-черный цвет. Демон на секунду застыл, завороженный некой таинственной аурой витавшей над девушкой. Впрочем, как он уже давно для себя заметил, эта аура была над ней всегда. И она была совершенно не такой, какую он привык наблюдать у черных магов.

Эта девушка могла достичь много в темной бездонной силе, которой обладала, но пока что не использовала ее полностью, во всех своих тонкостях и прелестях.

— Еще что-нибудь узнал? — глаза девушки выразительно смотрели на демона.

— Увы, нет. Это пока что все, что я мог тебе рассказать.

Ручка двери повернулась и та открылась. В комнату заглянула Олеся с растрепанными волосами и в спортивном костюме. Из зала доносилась музыка.

— Софа, посмотри, пожалуйста, мне нужно твое мнение… Я по поводу новой серии упражнений… — Олеся смущенно смотрела на крестницу. Даша снова ушла в клуб и теперь в качестве независимого эксперта должна была выступить Софья.

Габриель нагло засмеялся, на что Волк одарила его уничтожающим взглядом.

Благо люди не могли видеть демонов. Во всяком случае, они даже не подозревали об их столь близком нахождении. Габриель пока что являлся в том обличье, которое ему было по нраву, но он мог в любой момент преобразиться в какого-нибудь кровожадного монстра или примерить на себя человеческое тело.

Софья дала незаметный знак рукой, чтобы тот исчез. Демон последовал ее указу и через считанные секунды испарился.

Ночью Волк снова спала беспокойно, если это можно так назвать.

На протяжении тех лет, с того момента, когда она впервые взяла в руки черную магию, когда она поставила себе совершенно другую цель, словно отрубив с плеча, тот жизненный путь, который она прошла ранее, ее мучили кошмары. Ее постоянно преследовал призрачный образ, безнадежно печальные глаза, впавшие в глазницы, измученное женское лицо, и ее холодные тонкие пальцы, которыми она прикасалась к Софье. Все длилось от силы несколько секунд. Софья едва улавливала холод ее рук у себя на щеках. Женщина растворялась в воздухе, и Волк оставалась одна, в совершенно пустом уличном проулке. Она искала глазами эту женщину, но вместо ее появлялся совершенно другой человек. Он всегда преследовал Софью, но вместо того, чтобы узнать, что ему нужно, девушка, ведомая только чувством страха, бежала от него, пыталась скрыться. Чисто интуитивно она чувствовала, что он опасен для нее, что он не принесет ничего хорошего, кроме вреда. Она искала укрытия и пыталась сдвинуться с места, но всегда оставалась там же. Волк пыталась кричать, но с ее губ не сходило ни одного звука. Она всегда пыталась смириться, и ждать своего конца.

Человек приближался к ней уверенными шагами, оглашая проулок звуком пришпоренных сапог и шелестом развевающейся мантии.

За всей это темной личиной, скрывалось, что-то ужасное и пугающее. Но где-то внутри, она хотела пойти к нему навстречу. Но человеческое сердце кричало и требовало обратное. Последнее, что Софья видела в этом сне, это высокая жуткая фигура и огромные черные плотоядные глаза, которые ждали, когда Волк последует за ними в темноту… что-то в груди постоянно замирало, становилось холодным и пыталось выпрыгнуть. Софья издавала тяжелый выдох и прекращала дышать, потеряв над собой контроль. Она словно исчезала, по мере того, как раздавались замедляющиеся удары сердца…

Глава 6 На бал демонов не приглашают

Лучше быть владыкой Ада, чем слугою неба.

Мильтон, «Потерянный рай»
Софья тяжело вздохнула и мучительно посмотрела на свое отражение в зеркале. Узнать себя после часа кропотливой работы Олеси, было очень трудно. Вместо холодной и мрачной Волк из зеркала на нее смотрела красивая девушка с милым лицом и неуверенным взглядом. Волосы шелковыми длинными прядями аккуратно лежали на полуобнаженной спине. Блестящие пайетки хаотично сверкали на пышном лавандовом платье. Волк на долю секунды показалось, что она словно принцесса на балу, но эта мысль покинула в тот же момент, когда она вспомнила кто она — изгой, злобная фурия, что-то среднее между ведьмой и человеком. Просто быть принцессой с таким паршивым внутренним миром невозможно, даже пусть сегодня обертка была самой привлекательной и праздничной.

— Последний штрих… и все готово… — лепетала Олеся, прикалывая к волосам заколку.

— Может, хватит меня украшать? — Софья хмуро посмотрела на крестную.

Со всеми этими украшениями был явный перебор. К тому же это было простое школьное мероприятие и ничего больше. Но раз Олеся что-то вбила себе в голову, то выбить это не было не возможно.

Софье просто пришлось смириться и со своим новым, на этот вечер амплуа, и с туфлями на высоких каблуках.

— Сегодня ты будешь самой лучшей! — воскликнула крестная, с восторгом смотря на свое творение. — Или я сама себя перестану уважать.

Со вкусом у Олеси было все в порядке, и с этим нельзя было поспорить. Но ее идеи иногда перерастали просто в кошмар, потому что она бралась за все с таким огромным энтузиазмом, что запросто могла перестараться. В этот раз она вовремя остановилась.

— Я похожа на новогоднюю елку… — недовольно произнесла Софья, вставая с места и внимательно оглядывая себя со всех сторон. — Надеюсь, я дойду на этих каблуках до места назначения целой и невредимой…

Олеся чмокнула Волк в щеку и ласково посмотрела на свою крестницу.

Только один ее взгляд мог дать надежду, что еще не все потеряно.

— Спасибо, что ты у меня есть… — сказала Софья, уткнувшись носом в кофту Олеси, на что та замахала руками:

— Так, ты что хочешь, чтобы я расплакалась? Иди уже, иначе я тебя сама вытолкаю за дверь!

Софья легко улыбнулась липовой грозности тети.

Если она действительно сейчас расплачется, то будет настоящий ужас.

Волк вышла из подъезда и села в машину, где ее уже ждали подруги. Мама Насти сегодня была вместо шофера, вызвавшись довести девочек до школы.

Аида присвистнула увидев Софью.

— Нет, вы только посмотрите на эту тихоню! А разве раньше нельзя было себя привести в Божеский вид?! Чтобы я больше не видела твоей кошмарной сумки и того балахона, который ты носишь вместо кофты! — искренне возмутилась Кан, надув губы.

Настя на переднем сиденье захихикала.

— Нет, я теперь постоянно буду ходить в этом платье! — передразнила Софья, разведя руками. — Наслаждайтесь моментом, потому что больше вы меня в подобном наряде не увидите.

Внутри авто было тепло. Сонную атмосферу навевало все, начиная от гудения мотора, и заканчивая песней «Tell me why», под аккомпанемент гитары. Софья смотрела на быстро двигающиеся фигурки и деревья за окном, искренне надеясь, что этот вечер скоро закончится.

Через каких-то десять минут машина домчала до школы, куда непрерывным потоком струилась молодежь в костюмах. Стоило только открыть дверь авто, как внутрь ворвался холодный влажный воздух. Аида нервно выругалась, поправляя платье, чтобы не замазать его в грязи.

Втроем девушки направились к главному входу, откуда уже доносилась музыка и смех ребят. Миновав несколько кучек старшеклассников и претенденток на победу, которые лихорадочно повторяли свои речи, подруги вошли в большой актовый зал, оформленный по полной программе.

Все мигало, сверкало и кружилось. Директриса стояла во главе процессии из первоклашек, которые одетые в костюмы ангелочков, толкали друг друга и дергали за крылья, от которых отлетали перья.

Одиннадцатый «В», по крайней мере, та небольшая часть, которая все-таки решилась поучаствовать в «Осеннем балу» столпилась у окна, обговаривая последние детали.

Софья немного помедлила, представив реакцию одноклассников, и ей захотелось провалиться сквозь землю. Хотя, вероятнее всего именно сейчас был момент, когда можно было почувствовать себя уверенно, без магии.

Софья уверенными шагами направилась за подругами, протискиваясь ближе к окну. Стоило Волк приблизиться к одноклассникам, как все притихли. Марина недоверчиво посмотрела на Софью, и презрительно фыркнула.

— Хм… А Волк у нас оказывается девчонка! Нечего сказать удивила… — вся та красота, которую Новикова наводила, по меньшей мере часа два испарилась на глазах. Хотя заметить это могли только пара тройка человек, которые еще в некоторой степени дружили с собственной головой и совестью. Впрочем, ожидать чего-то большего от этой гадюки не стоило. Софья мысленно ухмыльнулась ее словам.

Злость коварная штука, как и магия. Иногда создается ощущение, что она доставляет плотоядное удовольствие…

— А вы знаете, что животные похожи на своих хозяев? — ни с того ни с сего начала Настя, выразительно посмотрев на всех присутствующих. — Как поживает твоя шавка, которая покусала на прошлой неделе соседку? Говорят, ей делали прививки от бешенства… — продолжила она, обращаясь уже к Новиковой.

Марина захлебнулась от гнева. А Антон, все это время стоявший рядом прикрывал рот, чтобы не расхохотаться в лицо своей партнерше.

Музыка стихла и ведущие начали свои вступительные речи. Примерно через пол часа наступила очередь В-эшек, блеснуть своими талантами. Во главе с Мариной и Антоном ребята направились на сцену. Софья даже не заметила того, что с ней в паре стоял Артур. Именно тот Артур, из-за которого она когда-то лила слезы… может быть в другой ситуации Волк бы замешкалась, но сегодня она была выше всех этих нелепых воспоминаний, хотя вспоминать собственно было нечего, кроме боли этот человек ей ничего не принес.

Софье было абсолютно все равно, что он сейчас думал. Кусал ли он себе локти, или просто смеялся над ней, как остальные парни, которые чувствуя к ней страх, пытались как-то реализовать себя. Ей было наплевать на него!

Танец, который так долго репетировали, исчерпал себя в одно мгновение и уже через пару минут Софья направлялась к выходу из актового зала. Через час придется выполнять миссию под названием «План захвата Богарта». Чушь собачья…

Но, похоже, Настя об этом как-то не беспокоится. Она в последнее время совсем с ума сошла.

Бегать за парнями, нет худшего унижения для девушки. Особенно тогда, когда на тебя не обращают никакого внимания.

Волк прошла вдоль душного фойе, и вышла на крыльцо школы.

На улице уже было темно, небо снова заволокли тучи, так что звезды сегодня отсутствовали. Волк вдохнула полной грудью свежий воздух. Платье сковывало ее движения и чувствовала она себя в нем некомфортно, словно кукла в магазине. Компания Габриеля была бы сейчас очень кстати, он хотя бы может поднять настроение. В этой нудной фееричности, от которой все в восторге тошнило.

Кто-то закашлял. Софья резко повернулась в сторону, откуда слышался звук.

— Не терпится сбежать домой? — в темном углу загорелось пламя зажигалки, осветив лицо Богарта.

Софья мысленно на себя выругалась, похоже это мероприятие совсем выбило ее из колеи. Она перестала обращать внимание на ауры, которые ее окружали. Во всей это каше из энергетических полей сотни учеников, она не обратила внимание на ауру Мирослава. А стоило бы…

— Я тебя не напугал? — Богарт криво улыбнулся, не отрывая глаз от Софьи. В его зрачках отражалось пламя зажигалки.

— Нет… — произнесла Волк. Ей было неприятно, что ее застали врасплох.

— Вот и хорошо. Просто вид у тебя замученный, поверь. — Богарт снова усмехнулся и закурил, не сводя глаз с Софьи. — Честно признаться, я немного удивлен, что ты так изменилась. По мне, тебе намного лучше в твоем обычном виде…

— Жаль, что так думаешь только ты один… Я буду считать это комплиментом. — Усмехнулась Волк, прикрывая нос от сигаретного дыма. — Ты не боишься, что тебя увидит кто-нибудь? Будут проблемы…

Богарт секунду помолчал, всматриваясь в Софью. Казалось, он пытался прочитать мысли Волк, но это у него не получалось, но потом он как-то резко поменял свою серьезность на смех, чем окончательно ввел ее в ступор.

— Да, думаю ты права… Я не хотел бы доставлять тебе такого удовольствия, ты была бы счастлива если бы я схлопотал от Шапокляк! — Мирослав рассмеялся, туша сигарету носком ботинка.

— Как ты догадался? Я об этом постоянно мечтаю… — передразнила Софья, сверкнув глазами. Богарт просто выводил ее из себя. Он словно специально делал так, чтобы она еще больше его ненавидела, причем получалось у него это достаточно хорошо.

— А тебе, похоже доставляет удовольствие надо мной смеяться! Поэтому я лучше пойду, пока у тебя не возникло новых идей о том, как меня охарактеризовать… Так что оставляю тебя наедине с твоими мыслями. — Волк развернулась и направилась обратно в школу, столкнувшись по пути с парочкой парней, судя по всему друзей Богарта. Таких же холодных и злых, как их друг и таких же надменных.

Час оставшегося времени выступлений длился мучительно долго. К этому еще добавилось безвозвратно испорченное настроение и постоянное зудение Насти и о плане, который она должна была непременно исполнить, чего бы ей это не стоило. Плюс Аида была не в духе, она снова поругалась со своим Шамилем. В общем был полный букет негатива.

Стрелка на часах в фойе словно застыла и отказывалась передвигаться дальше. В этот момент было проще застрелиться, чем продолжать в том же духе.

Двери в актовый зал распахнулись, и оттуда послышался гул голосов. Волк недовольно нахмурилась смотря на то, как ученики смешались, под музыку. Настя соскочила с места, потащив за собой подруг. Девушки протиснулись в самую середину танцпола, откуда Настя стала высматривать Богарта.

— И что теперь? — Софья пыталась перекричать долбившую музыку. — Только не говори, что ты будешь за ним бегать, ради того, чтобы он пригласил тебя на танец! Это же смешно!

— Ничего подобного! Я знаю, чего хочу, и, поверь, я этого добьюсь! Танец это только повод, а дальше будет продолжение, я уверена. — Настя покрутила на пальце золотистый локон. Эта игра ее затягивала больше потому что, Богарт ее отвергал. Еще ни один нормальный парень этого не делал.

— Ты с ума сошла?! Лучше оставь эту идею!

— Я тебя не слышу! — Настя неопределенно пожала плечами, хотя на самом деле все прекрасно слышала, и стала двигаться в сторону сцены, оставив Аиду и Софью.

Волк чувствовала, как внутри все начинало закипать. Ее подруга просто голову потеряла от Богарта, и этой было очень плохо… Она не воспринимает всерьез того, что ей говорят. Одному только Богу было известно, что будет дальше, но Волк почему-то казалось, что до добра это не доведет. Но переубеждать Настю это все равно, что пытаться пером выкопать яму, во-первых, бесполезно, во-вторых, долго и мучительно.

Софья переминалась с ноги на ногу, пытаясь заглушить внутреннюю тревогу. Уж чего, чего а влипнуть в какую-нибудь историю сейчас не было никакого настроения. К тому же у нее сейчас было и без того не сладкое настоящее, про свое будущее она как-то не пыталась думать.

— Девчонки, вы не видели Настю?

Софья и Аида резко развернулись в сторону говорящего. Игорь был сегодня в лучшем виде. Вероятно, на него сильно повлияли отношения с Настей. И, похоже, он был настроен серьезно.

— Эмм… Побудь пока с нами, может она скоро подойдет, она где-то рядом была… — неуверенно произнесла Кан, с опаской посматривая на Софью и в то же время пытаясь сделать боле доброжелательный вид, чтобы не вызвать подозрения у Корниленко.

Игорь хмуро поглядывал на часы, не обращая никакого внимания на старания Аиды.

— Знаете, я бы рад конечно побыть в вашей компании, но мы с Настей договорились встретиться. Я ее уже пол часа жду… У нас столик заказан ресторане и родители уже заждались. Я понимаю, что девушки всегда опаздывают на свидание, но мне не хотелось бы, приносить неудобства старшим.

Софья резко оттащила Аиду в сторону:

— Ну что доигрались? Актрисы недоделанные? Это разве нормально?

— А я откуда знала, что так выйдет? Во всяком случае, Настя не упоминала ни о каком семейном ужине. Я вообще думала, что он поведет ее в какую-нибудь дешевую кафешку! — панически оправдывалась Аида, прекрасно осознавая, что они вляпались.

— И?

— Что «и»? Надо как-то выходить из положения. Я даже сотовый не взяла!

— Расслабься, она его все равно не услышит. — злобно выдавила Волк, напряженно стиснув кулаки. — Надо что-то придумать…

— Это само собой. Если Игорь узнает, что Настя променяла его на Богарта, то ей придется не сладко, а если мы ее не найдем и не сообщим, что Корниленко ее уже битый час дожидается вместе со своим столиком в ресторане и прочей ерундой то плохо будет нам с тобой.

Волк развела руками.

— Так, я пойду найду Настю, а ты пока побудь с этим любителем семейных ужинов.

Софья развернулась в сторону, где скрылась Настя и наткнулась на Артура, который судя по всему ждал, пока Софья освободится.

Он неловко заерзал на месте и улыбнулся.

— Слушай… Я хочу пригласить тебя на танец, ты не против?

Волк на секунду застыла. Уж чего, чего, а такого она не ожидала. Судьба снова подкладывала ей свинью. Причем подлость, с какой она это делала, просто поражала. Вокруг Артура струилась светлая аура, которая отталкивала от себя негативную энергию, исходившую от других. И это была не просто аура… такая аура бывает у людей влюбленных, и счастливых. Конечно, надеяться, что Софья была причиной, столь сильного свечения ауры этого парня, было глупо. Но ведь всякое в жизни бывает. Волк даже захотелось поверить, что это из-за нее, но вовремя опомнилась. Слишком больно потом падать с небес на землю. Да и столько времени прошло. Изменилось все, и она в том числе. Сказать «да» — это значит потревожить прошлое и подать надежду, которой не существовало, сказать нет, это …

Рядом кто-то закашлялся.

Не стоило даже думать, кто это мог быть. Богарт всегда умел появляться тогда, когда его не ждут, и исчезать совершенно незамеченным.

— Ты уже сегодня танцевал с ней, думаю, настал мой черед… — Мирослав прикоснулся пальцами к ладони Волк. И она испуганно отдернула руку.

— Пусть она сама решает… — Артур жестоко посмотрел на Богарта. Ему порядком надоело то, что вокруг Мирослава постоянно столько шуму.

Софья переводила взгляд то на одного, то на другого, впрочем, сейчас это делала не только она. Аиду заинтересовала эта трагикомедия, да и Корниленко был не против погреть уши.

— Знаете что мальчики? Идите-ка вы оба к черту! — Волк ехидно посмотрела на парней.

Богарт расхохотался:

— Ты серьезно?

— А ты как думаешь?

Из толпы танцующих показалась Настя. Она недоуменно смотрела на эту сцену, абсолютно не понимая, что происходит.

Софья не успела опомниться, как ее потащили за руку и через каких-то пару секунд Богарт обхватил ее талию на виду у десятка одноклассников.

Настя все это время злобно сверлила глазами Софью, которая чувствовала себя хуже некуда.

Планы подруги полетели ко всем чертям. Она еще некоторое время стояла недвижно, ненавистно наблюдая за Богартом, а затем психанув потащила Корниленко к выходу. Что сейчас творилось у нее в голове, было известно только ей.

— Ты что творишь? — Волк отпихнула от себя Мирослава. — Я не давала согласия танцевать, тем более под такое!

— Я и не предлагал… Извини, конечно, но мне нужно было скрыться, просто на меня началась охота… хотя я думаю, ты об этом знаешь…

Глаза Софьи почернели, но в полумраке этого не было видно. Откуда у него была такая информированность? Хотя по поведению Насти стоило догадаться, что она к нему неровно дышит. Но из-за этого типа ее дружба могла быть разрушена…

Зазвучала медленная музыка, и Волк даже не заметила, как стала кружиться в танце с ненавистным ей человеком. Стало почему-то спокойно. Богарт умел произвести впечатление, как негативного, так и положительного характера.

Воздух вокруг рябил. Софья почувствовала, как стало сбиваться ее дыхание, но она не придала этому никакого значения. Пора уже было привыкнуть к энергетике Богарта, которая ее постоянно отпугивала.

Мирослав медленно наклонился к Софье, чтобы она расслышала его слова.

— У меня к тебе есть вопрос…

Волк удивленно посмотрела на Богарта.

— Как понравиться девушке, которая тебя на дух не переносит?

Волк во все глаза уставилась на Богарта, а затем рассмеялась:

— Ты успел насолить девушке, которая тебе нравиться? Или на нее не повлияли, как ты сказал когда-то «твои чары»? Скажи мне ее имя и я пойду пожму ей руку!

Богарт еще больше наклонился к Волк и она снова почувствовала его аромат.

— Ее имя…

Софья закашлялась, сильный серный запах ударил в голову, так что помутилось в глазах. Музыка запищала, разрывая перепонки, и через мгновение послышался громкий хлопок и резкая вспышка, после чего в зале стало темно. По помещению стали раздаваться недовольные возгласы старшеклассников. Софья стала беспокойно оглядываться по сторонам. Несколько теней прошмыгнули под ногами, и стали заполонять зал. Никто не замечал, как кругом мельтешили демоны.

Несколько человек пыталось включить сотовые телефоны, но этого не получилось.

— Что происходит?

— Все будет в порядке, не беспокойтесь! — пыталась всех успокоить директриса.

Перепуганная молодежь пока что ограничилась тем, что выказывала свое недовольство, но все могло перейти в массовую панику, которая была пострашнее.

Волк сорвалась с места и побежала к выходу, оставив Богарта, который не успел уловить, куда она скрылась. Нужно было что-то предпринять… по крайней мере попытаться… Бороться с демонами не было никакого смысла, они превосходили ее по силе и количеству. Но вспышка магии могла их привлечь, это было единственной надеждой на то, чтобы обезопасить ребят.

Демоны… Это было что-то новенькое… Что им понадобилось в школе? Хотя, по сути, сегодня это было самое удобное место для нападения. Сотня человек была собрана в одном помещении при желании выход можно было заблокировать и тут уж полное раздолье для темных, которые в последнее время перестали страшиться всего и сновали по улицам в открытую.

Софья выбежала из школы, и ее снова ослепила вспышка.

Послышался пронзительный визг тормозов, и Волк рухнула на дорогу от сильного удара. Она совсем не чувствовала боль. Она ее так резко парализовала, что Софья перестала понимать, что происходит. Она лежала на сыром асфальте и слышала, как бьется ее сердце, так быстро и сильно…

В глазах все расплывалось, превращаясь в размазанное пятно. Послышались шаги. Софья видела как черные лакированные туфли блеснули на свету от фонаря.

Ее взяли на руки и отнесли в машину. Еще какое-то время она видела кожаный салон автомобиля. Чья-то рука прикоснулась к ее голове, боль на секунду остановилась, а потом все исчезло…

* * *
В огромном камине, еле освещавшем комнату, тихо потрескивали угли. Волк пошевелила пальцами и с хрипом выдохнула. Тело ужасно болело, самым лучшим вариантом сейчас было бы просто застрелиться. Голова налилась свинцом, а в глазах все расплывалось, словно какое-то туманное облако.

В помещении царил полумрак. Софья еще минут десять лежала, не двигаясь, пока окружающая обстановка, наконец, не сложилась в единое целое изображение. Когда она собралась с силами и все-таки села, с улицы послышалось гудение мотора и фары на несколько секунд осветили комнату.

Волк некоторое время разглядывала комнату, пытаясь понять, где она. На дорогих барканского цвета обоях поблескивали золотистые рисунки. В углу стоял высокий книжный шкаф, а напротив кожаного дивана, где собственно Волк и лежала до этого, разместился письменный стол с ноутбуком и какими-то папками.

Сколько прошло времени, пока она находилась тут? Хоровод вопросов, который стал неумолимо быстро появляться в голове, заглушил голос.

— Рад, что ты наконец пришла в себя… — в дверях показался чей-то силуэт. Немного помедлив человек вышел из тени и легкой походкой направился к девушке.

— Август? — Софья удивленно уставилась на доктора. Ланге криво улыбнулся. Сейчас он был без очков, в обычной одежде и что-то в нем поменялось. Он как-то помолодел, причем достаточно основательно. На вид ему было не больше двадцати пяти лет, хотя знала она его как зрелого мужчину с отличной карьерой и счетом в банке.

— Что я здесь делаю? — Волк вопросительно на него посмотрела. Только сейчас она заметила, что от него веяло холодом, как и от Богарта. Как же она раньше не обратила на это внимание?! Нужно было быть слепой, чтобы это так просто просмотреть!

— Отличный вопрос… Ты здесь, потому что я тебя сюда привез… — Август оценивающе глянул на Софью, и та почувствовала себя не в своей тарелке. Внешний вид у нее был не из лучших, лавандовое платье порвалось и было грязным, плюс колени разодраны. Хотя сейчас на это было плевать, ее волновало совсем другое.

— Я не понимаю…

— Да что тут понимать, радость моя… я сам тебя сбил, сам тебя сюда привез. — Ланге сел перед ней на корточки и пристально посмотрел в глаза. — Прости конечно, что так получилось, но действовать нужно было быстро и мне ничего не осталось как немного тебя травмировать. — Он дотронулся до коленки, по которой стекала кровь. — Хотя тебе все равно ничего бы не было…

Август саркастически улыбнулся.

— Хватит с ней сюсюкаться, как с ребенком, говори уже, что нужно… — в кабинет нахально ввалилась высокая блондинка в откровенном наряде и почему-то в крови. — Или ты решил поиграть в Дон Жуана?

— Дисма заткнись! Тебя сейчас здесь вообще не должно быть! И какого черта…? — Ланге удивленно посмотрел на девушку, судя по всему демонессу, которая уселась на его кресло, закинув ноги на стол. — Я тебе говорил, чтобы ты не использовала людей в качестве сосуда, по крайней мере, пока…

Дисма надула губы и встала со стула.

— А какая разница? Все равно эта сучка уже давно на том свете. Ее ножом в подворотне прирезали… — демонесса подняла светлый топ, обнажая рану, из которой еще сочилась кровь. — И я, конечно, не стала мешать этим отморозкам, впрочем, в мои обязанности это не входит. Так что я ничего плохого не сделала…

— Делай что хочешь, мне плевать, если тебя уничтожат, ты сама напросилась. Не будь ты еще в кой-то степени мне полезна, я бы давно тебя прикончил.

— Я тебя тоже люблю малыш… — Дисма снова села в кресло.

Ланге, наконец, посмотрел на Софью, которая заинтересовалась происходящим. Во всяком случае, ее больше волновал вопрос, зачем она была нужна Августу и какого черта он связался с демонами.

— Что я здесь делаю? — отстраненным тоном спросила она, прожигая Августа взглядом.

В голове творился кавардак. Похоже, она действительно вляпалась. Габриель был прав, когда предупреждал ее, как бы глупо это не казалось, но сейчас самобичевание ничем не могло помочь.

— Ты мне нужна… — внезапно Ланге рассмеялся, опустив глаза, но потом, взял себя в руки продолжил. — Нет не так… Надо было начать с другого…

— Говори уже! — Волк начала не на шутку злиться. Ей не нравилось, что ее поднимают на смех.

— Ну хорошо… У тебя ни разу не возникало желания найти своих родителей? Ну так чисто из интереса? Нет?

В сердце что-то больно кольнуло. Единственными людьми, которых она знала и любила были ее приемные родители, которые подарили ей настоящую семью. Про настоящих она вспоминала несколько первых лет своей жизни, но затем, осознав, что раз ее отдали в детдом, то мечтать о том, чтобы снова вернуться к ним не стоило. Видимо она им не была нужна, а если не нужна, то какой смысл ворошить прошлое?

— Нет. А это так важно? Разве это как-то относиться к тому, что я тут? — гневно произнесла она, все также не сводя с Ланге глаз.

Август посерьезнел и отойдя от Софьи сел на край стола. Дисма в это время прикурила сигарету, с интересом наблюдая за ним.

— Еще как… Думаю мне не стоит рассказывать тебе историю восстания. Верно? — Август хитро сузил глаза. — Ты ведь и так все знаешь. Думаю, за последние годы ты достаточно расширила свой круг общения с демонами.

— Откуда тебе знать?

— Ну, во-первых я о тебе знаю достаточно, ну по крайней мере достаточно того, что нужно знать мне о твоих способностях. А они у тебя есть. Ты сама-то о них мало чего знаешь…

К примеру, ты не задавалась вопросом, почему у тебя все так быстро заживает? Ну или ты видишь демонов, когда они не заполоняют человека, а именно на их уровне…

— Меня это мало волнует… — искренне ответила Волк. — Я здесь для того чтобы ты мне задавал мне эти вопросы? Сомневаюсь… Так почему бы тебе не перейти уже к более существенному? Что тебе от меня нужно?

— Я уже говорил… мне нужна ты… и твои врожденные таланты…

— Ну… ну… почему же ты ей про родителей не говоришь? — встряла Дисма, стряхивая пепел на пол. Похоже, вопросы этики и культуры ее мало волновали. — Твой отец, дорогуша моя был демоном… Леохим, сам того не понимая оказал большую услугу нашему отцу, создав вас. Тебя и твоих братьев, которые в конечном итоге сдохли, как и Леохим во время восстания. По крайней мере, ходили такие слухи…

Демонесса не успела закончить свой монолог…

— Я тебя просил что-нибудь говорить, тварь? — Ланге вскинул руку, и Дисму прижало к стене. Она закричала, когда невидимый огонь начал прожигать ее тело. Несколько минут она дергалась. Демон внутри пытался вырваться наружу из оболочки, но у него не получалось.

— Пусти меня! — Дисма умоляюще смотрела на Ланге, пока тот над ней измывался.

Ее крик перерос в нечто ужасное. Несколько ваз с треском лопнуло. Август отпустил ее лишь тогда, когда в кабинете появился запах горящей плоти и уже довольно изуродованная блондинка, обессилев, упала на пол.

Софья судорожно схватилась за кожу дивана, которая с хрустом порвалась под мертвой хваткой девушки. Она буквально задыхалась от отвращения и страха, который ей завладел.

Она сейчас могла применить свои способности и скрыться от Ланге. Но стоило ли это делать, когда она уже убедилась в том, что расправиться с демоном не составляет ему никакого труда, а она в прошлый раз не смогла защитить себя и Дашу от рудр, которые во многом уступали падшим.

Зверь внутри с опаской зарычал и готовился к самозащите. Что-то темное разлилось по жилам, распространяя тревогу.

Август, наконец, повернулся к Софье.

— Не обращай внимания на это животное… — он кивнул в сторону демонессы. — Она плетет все подряд… И раз уж она постаралась тебе рассказать о твоем отце, то думаю, мне ничего не остается, как продолжить. — Август прикурил трубку. — Леохим имел связь с несколькими женщинами, от которых родилась ты и твои братья… И тебе досталась такая же сущность, каким был твой отец. Ты наполовину демон… нефилим… Именно поэтому тебя всегда тянуло к темному… Ведь ты всегда задумывалась об этом не так ли?

Волк непонимающе посмотрела на Ланге. Как такое может быть? Этого не возможно…

— Это бред! Ты не понимаешь, что говоришь! — разгорячено выпалила она. Она уже чувствовала, как все внутри начинало гореть от гнева.

Август усмехнулся:

— Я как раз таки понимаю, что говорю… Ты нефилим — Софья… нефилим, понимаешь? У тебя душа демона! Неужели ты думала, что ты сама смогла развить в себе эти способности? Серьезно? Не будь такой дурочкой… Я тебе говорю то, что есть…

— И что ты мне предлагаешь? Ты ведь не просто так мне это говоришь? — ожесточенно произнесла Софья. Теперь было понятно все… абсолютно все… Вот почему она так рано занялась черной магией, вот почему она имеет силу контролировать Габриеля, вот почему ей постоянно снится один и тот же кошмар…

Она постоянно крутилась у истока того, кем она была… Злобной тварью, зверем, демоном… и теперь, когда это все оказалось правдой… когда ее страшные мысли подтвердились…

Она мечтала о семье, о счастье… Но видимо этим мечтам не суждено было сбыться… никогда.

— Я предлагаю тебе перейти на мою сторону… Прошлая попытка Белиала, выпустить Люцифера на свободу не увенчалась успехом. У меня есть другой вариант… Я использую тебя, твою силу… кровь нефилима сильная вещь… Леохим оставил подарок, который Люцифер оценит по достоинству. Мы продолжим войну, которая так резко окончилась, оставив нас всех ни с чем…

— Зачем это тебе? — Волк никак не могла понять, мотивы Ланге. Этот человек был сплошным омутом.

— Неужели ты думаешь, что я делаю это все из-за того что во мне вспыхнула искра альтруизма к этим недодемонам, которые остались бродить на земле? — Ланге округлил глаза, сделав подобие удивления. — У меня свои цели… Мы выпустим Короля теней, но он будет находиться у меня руках до тех пор пока это будет нужно мне. Люцифер одарит нас всех если, он снова обретет свободу…

— Почему ты решил, что я стану тебе помогать? — в словах Софьи начала появляться желчь. Ей было противно от того, что Август так лестно относился ко всему, что было связано с демонами. Играть с миром теней жуткая вещь, никогда не знаешь, какой кошмар будет тебя поджидать за углом.

Софье хотелось стереть в порошок Ланге и это место вместе с ним. Начался обратный отсчет до взрыва ярости, еще немного и она хлынет наружу.

— Потому что ты демон, тебе не убежать от этого никуда! Ты можешь строить свою жизнь, но ты никогда, слышишь, никогда не сможешь от этого избавиться и стать человеком! Тебя всегда будет преследовать твоя судьба. А я тебе предлагаю власть. Настоящую власть. Пойми, ты будешь иметь все… абсолютно, ты можешь построить свой мир, какой угодно тебе… — заверяюще произнес Август, закинув ногу на ногу. Он посмотрел на часы, на которых было около часа ночи и снова обратил свое внимание на девушку. — Тебе лишь стоит сказать «да»…

— А что если я скажу «нет»? — злостно выдавила Волк.

Август немного помедлил. Он сидел и спокойно разглядывал Софью, не выражая никаких эмоций. Он знал, что ему нужно и поэтому основательно подготовился. Во всей его черной душе разливался яд, который так долго не мог найти выход наружу. Теперь ему представилась возможность дать новую жизнь своим способностям и жажде власти эта возможность сидела перед ним. Нить, которая вела его к кладези энергии и нескончаемой силы… Это была Софья…

— Ты не скажешь, «нет», если боишься за жизнь своей тетушки и сестры… — сквозь зубы процедил Ланге. — Подумай хорошенько, прежде, чем отвергать мое предложение… Сама задумайся… ты будешь управлять жизнями людей, владеть всем, чем захочешь, твои родные будут с тобой… Взамен одно только слово согласия.

Даже не смотря на злость и ненависть, проснувшиеся к этому человеку, это было заманчивое предложение. Именно за эту власть над миром было пролито столько крови. Именно за нее шли войны и ради нее убивали. Она не стоила никаких денег на свете. Она сама по себе была огромной силой, мощной и неконтролируемой. Ланге предложил ее, подарил, словно конфетку маленькому ребенку. Стоило лишь развернуть обертку и насладиться ее прекрасным вкусом.

Ланге предлагал отказаться от мира людей, посвятить себя Тьме, которая жила в ней с самого рождения. И как бы она не отвергала это, она никогда не сможет избавиться от сущности, живущей в ней. Сама эта сущность бесповоротно тянула ее ко дну, она жаждала крови и могущества. Она заглушила возникшие переживания за родных, отключила чувства и Волк ей уже полностью отдалась, но лишь микроскопическая частичка человека внутри ее еще сдерживала и она всеми силами пыталась остановить демона, который распространялся по сердцу…

Волк встала с дивана. Она знала, что так просто она никогда не сможет с этим покончить. Слова «нет» в данном случае не существовало. Во-первых, это могло стоить жизни Даши и Олеси, а во-вторых «нет» это лишь начало процесса, который в конечном итоге все равно заставит ее сказать «да».

Уже в дверях она повернулась к Ланге, который неотрывно за ней следил. Его холодное лицо не выражало абсолютно никаких эмоций. Дисма обессилев, лежала на полу захлебываясь собственной кровью, она даже не могла покинуть человеческое тело, настолько ничтожной оказалась ее сила перед Ланге.

— Я подумаю над этим предложением… — она вышла из кабинета, направляясь к выходу. В душе была пустота, черная дыра, увеличивающаяся в размерах.

Август выдохнул табачный дым изо рта:

— Ты еще вернешься…

Глава 7 Друг или враг

Волк вышла из коттеджа и побрела вдоль дороги, которая через несколько минут вывела ее на шоссе. Дом Ланге находился на окраине города, окруженный огромным сосновым лесом.

Холодный дождь беспощадно лил, капли казались ледяными и острыми. Лес словно сгущался и казался страшным. Нет не потому что сейчас была ночь… вся эта атмосфера нагнетала и без того отвратительную ситуацию особым привкусом беспомощности.

Не смотря на то, что предложение Августа было очень интересным, внутри было погано до такой степени, что вся эта гадость могла с легкостью поглотить всю округу. Софья не знала что делать: кричать от боли или радоваться своей силе.

Но какая теперь сила? Она навсегда потеряла свой человеческий облик. Ее последней надеждой была ее семья, которая, как оказалось теперь никогда не сможет стать настоящей.

Было больно… чувство ненужности и никчемности, что еще может быть хуже… Но ведь она сама сделала себя такой… отвратительной змеей, изгоем, люди никогда ее не принимали, боялись… Оказалось, что не зря. Говорят животные могут чувствовать зло… люди ослеплены, они сами зло, но это им не мешало следовать своим инстинктам и сторониться нефилима, который долгое время жил рядом.

Софья не заметила, как слезы сами стали наворачиваться на глаза. Они стекали по щекам вместе с каплями дождя…

Волк всхлипывала и убирала с лица мокрые запутавшиеся волосы.

Почему все именно так? Почему именно ей было суждено стать порождением зла?

Неужели она теперь никогда не сможет жить как нормальные люди? Радоваться, как все остальные и, в конце концов, любить? Неужели все, что ей было уготовано — это только мракобесие и вечная жизнь под властью зла и ненависти?

Человеческая душа внутри трепетала от страха и бессилия, а зверь ликовал…

Теперь только оставалось отказаться от Софьи — человека и принять Софью — демона…

Волк остановила машину. Водитель сидел словно зомбированный. Он совершенно не понимал, что происходит. Его недвижные остекленевшие глаза смотрели на дорогу. Он не видел ничего кроме холодного серого асфальта. Завтра он даже не вспомнит этот ничтожный отрывок своей жизни…

Деревья мелькали за стеклом… Волк почти засыпала, боль ее убаюкивала… она истощила ее, выудила всю энергию… сейчас она была похожа на куклу, у которой вырвали сердце и заменили лоскутом ткани, безжизненным и однотонным. Ей было одновременно смешно и плохо… Шаг в бесконечность…

Через пол часа машина остановилась во дворе, где она жила…

Софья почти безжизненно вышла из такси и медленно пошла домой. Ноги подкашивались и каждый шаг давался с огромным трудом. Туфли погрязли в грязи, платье окончательно вымокло. При этом ее трясло… болевые судороги без конца атаковали озябшие ноги и руки.

Через силу она все-таки поднялась на свой этаж. Мокрая рука потянулась к ручке, дверь открылась.

Из зала доносился беспокойный голос Олеси. Она металась взад-вперед с телефонной трубкой и что-то без конца объясняла собеседнику.

Волк неуверенно шагнула вперед. В этот момент ей показалось, что земля уходит у нее из-под ног. Она с шумом упала на пол, услышав испуганный голос крестной.

— Софья!

* * *
Солнечные лучи освещали комнату, как никогда раньше, заставив Софью проснуться и закрыть шторы, которые до этого постаралась открыть Олеся. Резкий свет ужасно действовал на нервы.

Она смутно помнила, как она добрела до дома. В памяти была сплошная черная дыра…

Казалось, что о своей неординарности она узнала, по меньшей мере, неделю назад. Неделю назад она отправилась на школьный праздник и неделю назад она попала под машину. Но нет, все было именно вчера. И, похоже, что сегодня ей придется объясняться с крестной… Опять врать и снова ненавидеть себя за это.

Волк оделась и вышла из комнаты. Есть хотелось ужасно… Она вяло поплелась на кухню, где уже сидела Даша.

Сестра настороженно проводила Софью взглядом, отхлебывая чай из кружки.

— Доброе утро, — произнесла Софья, чтобы хоть как-то разрядить и без того напряженную обстановку. Она потрогала чайник, и, обжегшись, отдернула руку.

— Доброе… Как ты себя чувствуешь? — Даша не сводила глаз с сестры.

— Эмм… не то, чтобы хорошо, но нормально… правда не помню ничего, что было, когда я вернулась домой… — Волк взяла кружку и налила кипятка. — Впрочем, это не удивительно… Со мной всегда что-то происходит…

Она села рядом с Дашей и стала нервно помешивать ложечкой. Каждая попытка что-то вспомнить сталкивалась с какой-то огромной непробиваемой стеной. Вчера она попросту отключилась, упала в обморок.

— Ну… если тебе интересно… Олеся вызвала доктора Ланге, но он не приехал, вместо него прибыл какой-то другой. Я даже имени его не запомнила. Такой неприятный мужчина, он поставил тебе пару уколов, спросил о твоем состоянии до этого и технично смылся обратно в клинику…

Волк усмехнулась умозаключению сестры. Недавний инцидент с рудрами ее сильно изменил, теперь она видела мир более отчетливо, без розовых очков.

— Это ведь как-то связано с прошлым событием, да? — Даша, заглянула в глаза сестре. Выглядела она встревожено. Не то чтобы она действительно любила свою сестру, просто все эти происшествия заставили ее начать изучать то, что скрыто от людских глаз. Она понимала, что до добра это не доведет. Опасности были везде, на каждом углу, просто их никто не видел.

Словив, на себе выжидательный взгляд Даши, Софья тяжело вздохнула, но все-таки ответила:

— Да… это демоны…

Говорить все как есть до последнего Волк не решилась. Слишком дорого ей обошлась эта шаткая и слабая дружба с сестрой, внезапно появившаяся у нее. Заявить сейчас, что она нефилим, полудемон в человеческом теле — это поставить жирный крест на их отношениях. Подвергать такому риску себя и родных Софья не собиралась. Они были всем, что у нее было в этой жизни, и терять это она не хотела.

— Я не стану спрашивать у тебя, что произошло… если ты сама решишь рассказать, обо всем я тебя выслушаю… можешь мне доверять… — неуверенно вымолвила Даша, уткнувшись носом в стакан. Было видно, что говорить такое было нелегко, скорее даже непривычно. Статус сестры она получила сравнительно недавно.

— Да конечно… — Софья нахмурилась и отставила кружку в сторону.

— Кстати, тебе вчера звонили… — словно очнувшись, произнесла Даша. — Аида, она все твердила, что на балу происходило что-то из ряда вон выходящее. Я толком не разобрала ее слов, она была сильно взволнованна, искала тебя …

Волк мысленно выругалась на себя. Она совсем забыла про подругу, которая осталась одна в школе. Она ее даже не предупредила, что все в порядке, хотя она бы физически этого не смогла сделать…

— И еще, про тебя спрашивал парень, не помню как звать, фамилия у него какая-то замысловатая… В общем всю школу подняли на ноги, чувствую, что придет черед разбирательствам, кто виноват и тебя будут таскать по милициям. Олеся обеспокоена тем, что произошло, тем более это уже во второй раз… — заверяюще сказала Даша, откусывая печенье.

— Да, понимаю… Реальность далека от идеала… Ты говоришь меня искал парень, фамилия у него замысловатая? Хм…

Единственный парень с замысловатой фамилией был Богарт. Но зачем он ее искал? И откуда он знал номер ее телефона? Хотя, вчера Аида, перепугавшись до смерти, могла сама дать ему ее номер, чтобы облегчить поиски нерадивой подруги. С этим нужно было разобраться чуть позже. Сейчас в голове не было места каким-то размышлениям. Но обдумать все следовало в кратчайшее время, пока Ланге не стал на нее давить. Габриель… он наверняка знает, что происходит… Волк насупилась. Сейчас у нее не было ни сил, ни желания видеть демона и выпытывать у него, что к чему…

Уже выходя из кухни, Даша ее окликнула.

— Каково это? Видеть тьму и бороться с ней? — ее голос дрогнул.

— Это страшно, очень страшно…

Да это было действительно страшно, этого нельзя было пожелать самому ужасному врагу.

Волк быстро накинула на себя ветровку и вышла из дома. Свежий воздух был очень кстати. Следовало развеяться и привести свои мысли и дальнейшие планы на будущее в порядок.

На удивление воскресное утро было теплым. Птички щебетали, копошились в лужах и нежились на солнышке. Листья грязным слоем лежали на дорогах, пахло сыростью и первым утренним холодом.

Прохожих было мало. Все отдыхали от тяжелых будних дней дома, наслаждаясь выходными.

Не думая, Софья направилась в школьный двор. Кругом было тихо. Она села на качели и стала медленно покачиваться, вспоминая вчерашний день.

Почему ей так хотелось сказать «да» Ланге, из-за чего? Неужели он ее подкупил?

Она понимала, что если скажет это заветное слово, то может получить все, но ведь Ланге тоже не дурак. С чего бы это ему давать ей такую власть? Ему нужна ее кровь, чтобы освободить Люцифера. Вторая попытка. Тьма не могла ее потерять… Но ведь вместо обещанного он мог просто над ней посмеяться, использовать в своих целях, а затем избавиться. А если откажется, что будет дальше? Он начнет действовать…

Боже, как это больно и ужасно!

— Я не человек… — вслух прошептала Софья. Хрустальная слезинка потекла по щеке.

В последнее время она слишком много плачет, слишком много. Она никогда не была такой. Он не должна быть такой… Он всегда была железной и терпеливой, холодной и расчетливой… Но почему сейчас ей хочется плакать? Почему? И почему в такой тяжелый период она не может поделиться с друзьями? Они одновременно оказались так близко и так далеко.

Софья выводила замысловатые фигурки носком кроссовка на сырой земле, которая словно островками в некоторых местах была расчищена от листьев, не успевших ее накрыть сплошным багряным ковром.

В одиночестве хорошо и также плохо. Всю жизнь она боролась с собой, не подпуская никого близко, чтобы ей не причинили зла и боли, а в итоге, когда это произошло, она не знает что делать и с кем посоветоваться.

— Не спится?

Софья судорожно смахнула слезы с щеки и уставилась под ноги. Ее глаза раскраснелись.

— Да…

Волк так углубилась в свои мысли, что не слышала, как сзади кто-то идет. Богарт подошел и сел рядом на качели.

— Тебе я вижу тоже…

Мирослав улыбнулся и посмотрел на нее.

— Не хочется тратить такое хорошее утро на простой сон…

Сегодня Богарт был совсем не таким. Софья привыкла видеть его холодным и равнодушным. Но сейчас он был простым парнем, можно даже сказать очень милым и добрым. Его глаза теперь не казались такими злыми, как раньше. Они были живыми, играющими на солнце, такими теплыми…

— Ты вчера так неожиданно меня бросила. Меня это даже немного смутило, — шуточным тоном сказал Мирослав, он попытался заглянуть в глаза девушке, но Софья потупила взгляд. — Честно признаюсь, я удивился… Со мной ни разу так не поступали…

Он усмехнулся, отталкиваясь ногами от земли и раскачиваясь на качели.

— Пора привыкать… К тому же у меня появились дела… Нужно было уйти… — врала Софья, пытаясь подавить новую волну слез, которые уже слышались в ее голосе.

Было тяжело держать себя в руках… Но она не могла себе позволить, чтобы этот парень видел ее в таком состоянии. Это было выше ее.

— Наверное, важные дела… Раз ты так быстро сбежала от демонов…

— А тебе какое до этого дело? — Волк непонимающе посмотрела на парня, уже не пряча от него свое лицо. Она не сразу сообразила, что он только что сказал. — Подожди, откуда тебе это известно?

— Скажем так, мне известно все… и я не простой человек…

Софья истерически усмехнулась его словам:

— Мне стоило догадаться… Тогда кто же ты?

— Ну… Что-то вроде нового вида магов… будет сложно объяснить, ты все равно не поймешь меня. Просто в отличие от других, мы черпаем энергию из душ… имеем превосходство над демонами в некотором смысле, особенно в последнее время. В связи с событиями последних лет они превратились в нечто среднее между простыми бесами и духами, так что избавиться от них не составит особого труда в разумных конечно количествах.

— Очень приятно… так что же ты такой необыкновенный маг, не помог мне когда меня сбила машина и меня увезли в неизвестном направлении? Я так понимаю твои дружки тоже из таких же, как и ты сам? — Софья уже не знала, что больше ее угнетало, то, что эта встреча с Ланге была в любом случае неизбежна, или то, что Богарт так просто позволил ему так с ней поступить.

— У меня были дела поважнее. — холодно произнес Мирослав смотря себе под ноги.

Эта фраза совершенно убила Волк. Поважнее?

— Кроме тебя, в школе находилось несколько сотен учеников и им грозила куда большая опасность чем тебе, — почувствовав взгляд девушки, разъяснил Мирослав. — К тому же ты сама могла справиться с обидчиками…

— А что если бы меня убили? Как тебя такой расклад? — разгорячено выпалила Волк. — И откуда тебе известно смогла бы я или не смогла?

— Тебя бы не убили — это раз. Ты нужна Ланге живой, ну по крайней мере сейчас… А во вторых — я знаю про твои способности. Не трудно заметить такую ауру…

— Значит знаешь… И ты мне ничего не сказал? — выпалила девушка, с яростью смотря на собеседника.

— Как ты себе это представляешь? Привет, меня зовут Мирослав, я маг, давай общаться? — недоуменно произнес Богарт.

Софья истерически рассмеялась. Ей стало одновременно гадко и смешно от этого всего. Все это походило на одну большую трагикомедию.

— Да уж… а что насчет пари? Думаю, не стоит продолжать этот дурацкий театр, ты теперь и без него про меня знаешь достаточно. Кстати, зачем это все было нужно?

Богарт усмехнулся и посмотрел перед собой. В этот момент в его зрачках заиграли солнечные лучи, и глаза стали похожи на льдинки.

— Нужно было как-то тебя растормошить. Попытаться с тобой общаться, хотя бы так. Просто намного проще рассказать о себе самому. Мне нужна была причина, я ее нашел.

— И что теперь?

— Ничего. Просто я думаю, тебе будет полезнее держаться вблизи меня, если не хочешь чтобы подобное повторилось… — предположил Мирослав. — Я постараюсь тебя защитить, но ты должна мне доверять.

Волк недоверчиво глянула на парня. С чего бы это ему предлагать свою опеку?

— И что взамен?

Богарт тяжело вздохнул.

— Почему ты думаешь, что мне от тебя что-то нужно? — он недовольно скривил губы.

— А почему нет? Тебе не выгодно предлагать свою защиту просто так.

— Я просто могу тебя защитить, если потребуется. У меня больше опыта общения с нечистью в отличие от тебя. Вот и все. — заверяющим тоном продолжил он.

Софья на секунду задумалась. Слишком много предложений, причем выгодных поступало в последнее время. Власть над этим миром или же простая жизнь под опекой Богарта и его друзей, но в вечном страхе за жизни родных. Несомненно первый вариант был намного выгоднее. Но только чисто из человеческого осознания всех последствий такого решения, нужно было вовремя себя остановить и поставить барьер между Тьмой и собой.

Хотя может, действительно ей было бы лучше вместе с Богартом. С ним можно было обсудить эту ситуацию и рассчитывать на поддержку. Но ведь всем известно, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. К тому же она ничего не знала про Богарта.

— Подумай над этим…

— Доброе утро… — неуверенно прозвучало за спиной, перебив всю серьезность атмосферы вокруг.

Софья шмыгнула носом, вытерла остатки слез и повернулась.

Аида в сиреневой куртке и брюках вышла на прогулку, прихватив за собой огромного, словно туча, пушистого, кота Бутча.

— Привет…

Мирослав освободил качели:

— Думаю мне пора идти. Пока… — он внимательно посмотрел на девушек и удалился.

Софья кивнула в ответ, словив удивленный взгляд Аиды. Та медленно прошла к освободившемуся месту. Бутч гневно зашипел и вырвался из рук девушки, не забыв при этом ее поцарапать. Кот взобрался на дерево и начал оглушать парк своим ужасным воем. Даже при утреннем освещении было видно, как его глаза гневно сверкали, останавливаясь на Софье.

— Противный кот! — недовольно воскликнула Аида. Самое интересное, что он тебя просто платонически не переваривает! — заключила она, удобней сев на качели.

— Заметь, не я это сказала. — Слабо улыбнулась Софья.

— И давно ты тут?

— Нет, не особо…

— М-да… — Аида начала болтать ногами на качели.

— Что? — Софья посмотрела на лицо подруги. Во-первых, можно было даже без всяких способностей определить, что оно выражало. Во-вторых вся ситуация говорила сама за себя. И что бы сейчас не пришло в голову Аиде, она от этого никогда не отступится, если даже будет в этом категорически не права.

— Я вчера весь вечер прождала, когда ты мне позвонишь, — с упреком произнесла она, уставившись на свои кроссовки. — В спортзале было вообще черт знает что! Свет так и не починили это раз, кто-то сказал, что видел какое-то привидение или еще кого-то, чушь конечно, но паника была ужасная это два! А третье ты исчезла неизвестно куда! Кто-то видел, что тебя сбила машина! И что я после этого должна думать? А? Ты хочешь, чтобы я в семнадцать лет поседела?

Волк нервно усмехнулась, но вовремя взяла себя в руки.

— Все нормально. Как видишь, я жива здорова…

— И вместо того, чтобы сообщить об этом подруге, ты сидишь с дотоле ненавистным тебе парнем? — губы Аиды изогнулись в коварной улыбке.

Софья на секунду замерла.

— Что ты хочешь этим сказать? — легкий ветерок растрепал ее длинные волосы.

— Ну, я просто понять не могу. Ведь ты сама не хотела с ним общаться, а теперь, как я вижу, твое мнение о нем так резко переменилось и…

— … и ты решила, что я могу предать подругу, ради какого-то парня? — догадавшись, к чему клонит Аида, произнесла Волк. Ее голос приобрел оскорбленный тон. — Ты ведь к этому ведешь?

— Я не хотела тебя обидеть… — едва прошептала подруга.

— Я знаю… просто это нелепая случайность и я не хочу, чтобы ты что-то обо мне подумала, у меня даже в мыслях никогда не возникало, строить препятствия Насте, — не понимая, почему она оправдывается перед Аидой, говорила Софья.

Кан тяжело вздохнула и задумчиво потерла затылок.

— Знаешь, я не хочу вмешиваться в эти дела. Просто ты ведь сама видела, с каким лицом Настя ушла с бала. И поверь, то, как вчера поступил Богарт, ее совершено не порадовало.

Софья вспомнила, как ее буквально потащили танцевать, не спрашивая, хочет ли она этого.

— Да и я вообще начала у тебя про другое спрашивать, так что давай замнем эту тему. Она мне не по вкусу, да и тебе вижу, тоже, — поморщившись, произнесла Аида.

Бутч продолжал противно орать на дереве.

— Ну да ты хочешь узнать, что со мной произошло? — уточнила Волк, заглянув в глаза подруги.

— Да.

— На меня опять напали, — совершенно серьезным тоном произнесла Софья. Эта фраза, ей уже порядком надоела. Но от этого никуда нельзя было деться…

— Печально… я полагаю, что это те же самые люди?

— Наверняка… — загадочно произнесла Волк.

Аида снова вздохнула и глянула на Софью серьезным взглядом:

— Софа, если ты захочешь мне рассказать, что произошло и вообще, если ты захочешь чем-нибудь поделиться, я всегда к твоим услугам, не забывай об этом.

— Спасибо. — Уже второй человек за день ей это говорил.

Вероятно, именно этих слов ей так не хватало. В этот момент ей захотелось взять и просто рассказать все как на духу, но она промолчала, проглотив какой-то непонятный ком. Слезы снова медленно наворачивались на глаза. Волк набрала в грудь воздуха, чтобы прийти в себя.

Свою тайну она будет хранить столько, сколько понадобиться и не подвергнет близких людей опасности ни при каких обстоятельствах. Они были тем, что связывало ее простым человеческим миром без демонов и ужасных адских тварей… И чего бы не предлагал Ланге, она никогда не сможет променять их на Тьму. Но все только начиналось…

«Сдается мне, это затишье перед настоящей бурей…» — промелькнул в мыслях у Софьи.

Глава 8 Нефилимы

День был промозглый и туманный. Неизвестно, что больше угнетало, отвратительная погода или физика на первом уроке. Софья лениво листала тетрадь, пробегая глазами по формулам, которые она совершенно не понимала. Школа и уроки на данный момент ее мало волновали. К тому же на повестке дня стояли совсем другие вопросы. Уж чего, чего, а их теперь было предостаточно, плюс всплеск добродетели Богарта. Настя начнет носиться со своей безумной, но пока что безответной любовью и ревностью, и если она даже перестанет общаться с лучшей подругой, то вероятнее всего будет права на этот счет. Софья тяжело вздохнула, понимая, что эти мысли наводят на нее депрессивную тоску.

Настя молча зашла в класс и с каменным выражением лица села за свою парту. Аида тут же накинулась на нее с вопросами.

— Ну и как погуляла со своим Ромео Корниленко?

Подруга шикнула, косясь на Игоря, стоявшего с другими ребятами.

— Как обычно проходят семейные ужины? Особенно, если семья твоего парня… ну или хотя бы парня где-то в будущих планах…

— И как? — Аида вопросительно уставилась на Настю.

— Ужасно!

— Все так плохо? — не поняла Волк, повернувшись к девочкам. Настя потупила взор. Похоже, ее сильно задела та сцена с Мирославом.

— Ну не совсем… просто у Игоря совсем другие планы… а я не могу принимать в них участия, потому что…

— Потому что ты его не любишь. — закончила Софья.

— О какой любви может быть речь, когда мне всего семнадцать? — воскликнула Настя, разгорячено кинув сумку под парту.

— А почему нет? — Спросила Кан. — Ты же вроде как вздыхаешь, по Богарту… Разве нет? Разве это не любовь? Или..

— Я не знаю! — дрожащим голосом произнесла девушка.

— Тебе давно пора разобраться, что тебе нужно, а вернее кто… — рассудила Волк, покосившись на Богарта. Почему-то внутри все встрепенулось, когда она представила, подругу рядом с ним. Это было неожиданно для нее самой. Теперь она знала хотя бы что-то про этого человека. Он вполне мог бы быть и другом. Но почему возникло неприятное ощущение, откуда? Волк уловила себя на мысли, что у нее снова сработал инстинкт самозащиты.

— Слушайте, давайте замнем эту тему! Мне не доставляет никакого удовольствия обсуждать свою личную жизнь, по крайней мере, сегодня. Если мне понадобится ваша моральная поддержка или нравоучения, я сама вам об этом скажу! Но сейчас не стоит! — выпалила Настя, судорожно сжав кулаки.

Брови Аиды удивленно взметнулись вверх. Она неопределенно развела руками и отошла от подруги. Такого поворота событий она никак не ожидала. Настя была актрисой первоклассной, в некотором роде это зачастую было плюсом и ниточкой, за которую она тянула других и управляла, как марионетками. Но сейчас она была до такой степени раздражена, что уловить в этом всем даже малейшую каплю фальши было просто невозможно.

Волк нахмурилась, наблюдая за Настей. В этот момент ей показалось, что вокруг подруги сгустился мрак. И имя ему было — Мирослав.

Остальную часть дня все трое не обмолвились ни словом. Волк стало просто-напросто гадко. Она чувствовала свою вину перед подругой. Ведь в тот день она сама того не желая нарушила планы, которые та строила. Даже Аида не пыталась, как обычно разрядить атмосферу, в которой летали искры.

Софья спустилась на первый этаж и, забрав свою куртку из раздевалки, стала переодеваться.

Девочки разошлись кто куда. Не было смысла сейчас пытаться все вернуть на свои места. Пройдет время и все само по себе придет в норму.

Застегивая куртку, Софья смотрела в окно. Толпа учеников спешила на занятия со второй смены. Она поскорее закинула сумку на плечо и направилась к выходу, пока ученики сплошным потоком не заполонили фойе. Протиснувшись сквозь толпу, Волк наконец высвободилась из давки и направилась вдоль по аллее. Ее взгляд скользнул по кучке учеников, стоявших и зябнувших на осеннем ветре. Почему именно они заставили заострить ее взгляд, стало ясно несколько секунд спустя, когда из этой толпы вышел рослый парень и направился к ней. Софья ускорила шаг. Фигура с кроваво-черной аурой следовала за ней, пока девушка не вышла из школьного двора, а потом все-таки нагнала.

— Куда же ты так спешишь? — усмехающимся тоном произнес парень, пристраиваясь рядом.

Волк сверлящим взглядом посмотрела на него. Он был высоким с довольно смазливым выражением лица, каким обладала категория парней абсолютно уверенных в своей соблазнительности. Вместе с тем он отличался от остальных. Не говоря уже об ауре.

Любой демон и маг распознает его. Он был словно мишень, по которой было легко стрелять, не целясь.

— Да не торопись ты так! — наигранно воскликнул парень, хватая Софью за руку.

— Да кто ты вообще такой? — возмущенно произнесла Волк. — Если ты от Ланге, то скажи ему, чтобы он катился ко всем чертям, впрочем, он туда и стремиться!

— Я не от него! — засмеялся парень, отпуская ее.

Софья настороженно на него посмотрела. Ей почему-то показалось, что она где-то видела подобные черты.

— Меня зовут Вадим, — продолжил парень, сосредоточенно изучая девушку, от чего ей стало неловко.

— Мне ни о чем не говорит твое имя, может ты поконкретнее расскажешь о себе? И вообще что тебе нужно, Вадим?

Со школы раздался звонок, говорящий о начале уроков. Пара тройка учеников пробежали мимо, опоздав на занятия.

— Ну мне стоило некоторых трудностей найти тебя. Я подозревал, что есть еще кто-то вроде меня, но я до сих пор подобных не встречал.

Софья сузила глаза, наблюдя за Вадимом:

— Что ты хочешь этим сказать?

«Леохим, сам того не понимая оказал большую услугу нашему отцу, создав вас. Тебя и твоих братьев…» — прозвучало в мыслях. Волк совершенно забыла об этом. Как она могла упустить такой момент? Важный отрывок того вечера. Она была не одна, их было трое, может даже больше. Но почему именно сейчас Ланге понадобились нефилимы? Если даже он хочет заполучить силу и власть, то он мог воспользоваться этим гораздо раньше. Почему мысль о возможности использования в своих целях детей-демонов пришла в его голову именно сейчас?

— Мы с тобой одной крови, нефилим… — заверяюще ответил Вадим.

— Я так понимаю, ты мой брат, в некотором роде… — размышляла Софья. — Чего же ты хочешь?

Парень промолчал. По его лицу пробежала тень сомнения. Черные глаза неотрывно следили за Софьей.

— И как ты меня нашел? Столько лет я не знала о существовании, кого-то кто хоть в некотором смысле имеет ко мне отношение в плане родственных связей. Я вообще думала, что мои родители люди. О том, что мой отец Леохим мне стало известно совсем недавно. — Продолжила девушка.

— Поверь, я тоже сейчас нахожусь в таком же недоуменном состоянии. Только с разницей в том, что я пока не нужен этому придурку Ланге и о своем так сказать происхождении я догадался уже давно.

— Похоже Ланге думает, что тебя нет в живых… — предположила Волк.

Они остановились у дороги, ожидая, когда загорится зеленый. Ветер холодной волной обдал лицо, отчего у Софьи заслезились глаза. Парень стоял, словно не обращая ровно никакого внимания на погоду и царящий вокруг него хаос машин и прохожих. В то время, как Волк уже озябла и ее первым желанием было прийти домой и выпить чашку горячего чая.

— Я об этом знаю. — произнес Вадим. Его черные глаза не выдавали никаких эмоций.

Софья мысленно сравнила себя с ним. Они были очень похожи внешне. О внутренней сущности было пока сложно судить. Но если ей повезет, то в ближайшее время она сможет его узнать и выведать у него все что ему известно о планах Августа.

Загорелся зеленый и они перешли дорогу. Оставалось совсем не много до дома и Волк замедлила шаг, чтобы не прекращать разговора раньше времени. Приглашать нефилима домой в свете последних событий было не лучшим способом хорошенько все разузнать. К тому же Олеся, наверняка уже была дома. Внешнее сходство могло вызвать у нее массу вопросов.

— Откуда?

Вадим усмехнулся.

— Я не первый день живу на этом свете. Я не жил в семье, как ты. Ведь ты живешь в семье, верно? Например, о своей сущности я узнал лет в пять, если я не ошибаюсь. Мать постоянно твердила, что я демонский выродок, ненавидела меня и проклинала на чем свет стоит. Потом все-таки отдала в детский дом, предпочтя забыть о моем существовании. — с некоторой отдаленной безразличностью произнес Вадим. — Там я тоже не был пай-мальчиком. Мои выходки, которые, я не мог контролировать в скором времени заставили ополчиться на меня всех педагогов, и чтобы меня не определили в психушку, я сбежал оттуда.

— В психбольницу? — удивленно переспросила Софья.

— Да. — с сарказмом ответил парень. — Видишь ли, разговоры с невидимыми никому духами и постоянные фокусы, не считаются нормальными в обществе. — губы Вадима нервно скривились.

Софья вспомнила, как Даша ее также называла ненормальной. Да и люди избегали с ней открыто контактировать.

— И? — заинтересованно произнесла Волк.

— Ну… хочешь жить, умей вертеться… Я прибился к одному цыганскому табору, кочевавшему с выступлениями по окраинам. Но и там я не задержался. Их ведьмы в страхе прогнали меня. Мне самому было там опасно находиться, все таки была вероятность, что меня могут засечь настоящие демоны. В общем, последние годы я пытаюсь жить нормально. Я, наконец, научился с толком и выгодой использовать свои способности…

— И как? — поинтересовалась Волк.

— Люди…

Софья вопросительно посмотрела на брата.

— В смысле?

— В прямом, — улыбнувшись, отозвался Вадим. Его черные, как уголь глаза стали поигрывать мелкими кровавыми пятнышками. Похоже, он ждал этого вопроса. — Ты, видимо, абсолютно ничего не знаешь про себя…

— Ну так может ты расскажешь? — Волк с подозрением посмотрела на парня. Еще одна новость неприятного характера и она взорвется. Не хватало, чтобы оказалось, что он Вадим убивает людей, в целях утолить свои демонские потребности.

— Ты смотришь на меня, как на маньяка! — рассмеялся Вадим, увидев выражение лица Волк. — Расслабься, я не живодер и не хладнокровный убийца…

— Хм… — презрительно фыркнула Софья, закатив глаза. — Это утешает… Ну так что ты там говорил?

— Ну, я просто питаюсь жизненной энергией людей, так сказать присваиваю себе порцию душевных переживаний негативного характера и получаю кое-какую подзарядку. Но честно признаться ее не на долго хватает. Приходится постоянно восполнять жажду в окружении больших масс людей, которые только и делают, что мучаются своими проблемами, обогащая меня тем самым столь желанной мне энергией. Для таких целей в самый раз был бы мегаполис, но так как я понял в последнее время демоны что-то уже слишком открыто стали действовать и контактировать с человечеством, то приходится прятаться в глуши…

— Что-то я не пойму, — хмуро произнесла Софья. От холода ее стало знобить, еще немного и она превратиться в ледышку. — Что тебе дает эта энергия?

— Просто у меня больше возможностей использовать полностью свои способности, во всей так сказать красе и на полную мощность. Делаю, что мне вздумается в голову совершенно не переживая за последствия, потому как последствий собственно и нет.

— Как это? — Переспросила Волк.

— Энергия человека обладает определенным свойством, какого нет ни у одного другого живого существа на планете. Оно позволяет управлять эмоциями, памятью и мыслями людей. Как бы так сказать, чтобы понятней было… просто когда я влияю на кого-либо я вживаюсь в сознание человека и уже ни один демон и самый сильный маг не сможет поменять ту установку, какую я дал этому человеку. К тому же не могу не согласиться с тем, что эта энергия дает мне большое преимущество над врагом… — пояснил Вадим.

— Только не говори, что это никаким образом не отражается на тех у кого ты отнял энергию. — недоверчиво сказала Софья, потирая ладони.

— Я этого и не говорил… — парень сделал ехидное выражение лица, словно только что выпил какую-то отраву. — Питаясь их энергией я съедаю частичку души… не большая часть по равнению с тем, что отбирают демоны.

— И ты так спокойно об этом говоришь? — возмущенно воскликнула Софья, злобно посмотрев на брата.

— Можно подумать я кровожадный монстр, — с издевкой отозвался Вадим. — Не тебя меня в данный момент учить, ясно? Это ты пока не питаешься энергией, но в скором времени она тебе понадобится, можешь не сомневаться. — заверяюще продолжил он.

Волк недовольно сверкнула глазами. Брат не вызывал у нее никаких положительных эмоций, тем более после такого. К тому же он так и не сказал, что ему конкретно от нее нужно. Вряд ли ему просто захотелось восстановить родственные связи.

— Тебя, наверное, волнует вопрос, почему я тебя нашел? — словно прочитав мысли девушки спросил Вадим. Его черные глаза пристально смотрели на сестру, как два бездонных омута, затягивающих в самую глубину. Нет, он очень отличался от Софьи… Демонское отродье… а какая была она? Неужели в глазах других людей он выглядела также холодно, отталкивающе и ужасающе?

— Еще бы, — саркастически заметила Волк. — Меня это волнует даже больше, чем Ланге.

Вадим улыбнулся и остановился около подъезда Софьи. Путь домой от школы был пройден совсем незаметно.

Девушка выжидающе посмотрела на брата.

— Вообще, я узнал о твоем существовании от Дисмы…

— Впечатляет, ты общаешься с этой демонессой… — перебила Волк. — Ты говорил, что не контактируешь с Августом…

— А я и не собираюсь этого отрицать. Мои отношения с Дисмой ни коим образом не касаются Ланге. Он об этом не подозревает.

— А ты не думаешь, что это слишком уж рискованно? Дисма может предать в любую минуту…

Вадим напряженно вздохнул, опуская глаза. Казалось ему было неприятно выслушивать нравоучения в свой адрес.

— Я знаю что делаю. И пока что мне эти отношения полезны. Это она мне рассказала о тебе, как только Ланге привез тебя в свой дом. Ему было важно твое согласие…

— Да неужели? Мне что-то кажется, что это как раз таки его не особо волнует…

Вадим отрицательно помотал головой и заставил Софью замолчать, приложив палец к ее губам.

Волк недоуменно уставилась на парня.

— Он не сможет тебе ничего сделать, пока ты сама не скажешь, что согласна ему служить тот период пока он не выпустит Люцифера. — наконец произнес он. — Ты демон, не забывай об этом. В этом твое отличие от людей. Демона заставляют что-то исполнить, используя при этом магию и заточая его в какой-то сосуд или предмет, но ведь ты еще и человек… Ланге не сможет приказать тебе ничего, пока ты сама не согласишься на его службу. Точно также как маг узнает имя демона, чтобы иметь над ним силу и власть, Ланге пытается выудить у тебя согласие, иначе никак. А я думаю, он ни перед чем не остановится, чтобы добиться своего…

Волк вспыхнула гневом. Ее просто убивало то, что все вокруг знают больше чем она.

Хотя этому даже не стоило удивляться. Она никогда не пыталась полностью связать себя с Тьмой, никогда не интересовалась ей как о живом существе, никогда не хотела причинять боль другим. В итоге она запуталась в этих бесконечных вопросах и кучей несуразных и сложных ответов на них.

— Почему ему интересна я? Почему не ты или еще кто-то? — злобно выдавила она. Ей стало до ужаса обидно, что за все приходится отвечать ей, а не новоиспеченному братцу, к примеру. На долю секунды ей показалось, что в глазах Вадима замерцали языки пламени, возможно, это было действительно так. Все-таки демонская кровь могла сотворить, все что угодно с человеком.

— Не ты ли сказала в начале, что он думает, что я мертв… Ну и Илиас…

— Илиас?

— Наш с тобой брат… — пояснил Вадим. — Как видишь, Ланге наткнулся на тебя, и решил воспользоваться этой возможностью… он до сих пор считает, что меня и Илиаса нет в живых…

— У него есть все возможности, чтобы найти тебя и еще этого второго нефилима, так что не стоит расслабляться… — подметила Софья. — Что ж ты меня увидел? Теперь думаю, нам не стоит встречаться, если ты не хочешь накликать на себя беду… К тому же я сомневаюсь, что ты мне сможешь чем-то помочь… Раз меня втянули в эти дела придется идти до конца, ты будешь только под ногами путаться. — Волк нервно теребила замочек на сумке. Ей самой было до такой степени паршиво, что подумать было страшно.

К тому же ей хотелось поскорее уйти домой. Общество брата все больше усугубляло ее состояние. Похоже, он был не прочь позаимствовать энергии у собственной сестры.

— Как знаешь… — отозвался Вадим, нахмурив брови. — Я не хотел тебя напугать или сделать что-то подобное. Просто я думал нам стоит держаться вместе, чтобы все-таки выжить…

Волк на секунду задумалась.

Ей слабо верилось в такие чистые намерения совершенно незнакомого ей человека. Возможно, со временем она бы и смогла к нему привыкнуть, узнать получше, но на данный момент этого самого времени чертовски не хватало. Нужно было действовать быстро и решительно, не забывая при этом о том, что может произойти в случае ошибки.

— Думаю, мы сможем найти друг друга, в случае чего… — предположила Волк. — Мне пора… извини, если что не так…

Софья развернулась и направилась домой. Ей не хотелось больше оставаться с ним наедине. Все равно это ни к чему хорошему не приведет…

Поднимаясь по лестнице, Волк уловила себя на мысли, что разговор с Вадимом полностью ее опустошил. Огромная брешь в сердце и душе стала намного больше.

Конечно, хорошо знать, что есть кто-то, кто вероятно тебя поддержит. Но Софью пугала как раз таки эта самая вероятность. Не было абсолютно никаких гарантий, что Вадим не пойдет и сдаст ее Ланге с потрохами. И этот Илиас, которого она еще не видела…

«Час от часу не легче…»


— Так и будешь молчать? — Обеспокоенным тоном произнесла крестная, колдуя над кастрюлей с супом. Олеся с последнего инцидента так и не смогла ничего разузнать у Софьи. День ото дня ей все больше казалось, что она теряет Волк, и что в конечном итоге больше не сможет ей ничем помочь. Софья ей была как дочь. Странно, но ей Бог так и не дал собственных детей, хотя вся жизнь еще была впереди. Может именно поэтому она любила Софью так сильно и была к ней привязана даже больше, чем к Даше. Но почему с этой девочкой постоянно что-то происходило? Почему она была другой? Совершенно не похожей на миллионы других детей? Почему такая холодность и отдаленность Софьи с каждым разом все сильнее привязывали ее к ней?

И вот сейчас… она пытается хоть как-то разузнать, что же произошло? Почему череда этих нападений связана именно с Волк? Что такого случилось, что эти люди постоянно ее преследуют? Но она снова сталкивается с отрешенностью, неизвестностью и невозможностью что-либо сделать.

— Ммм… я не понимаю, что я должна сказать… — сухо сказала Софья, расслышав в собственном голосе нотку колебания. Горячий чай привел ее в чувства… значит все-таки Вадим питался ее энергией… гнусный паразит…

— Послушай, я просто хочу разобраться во всем происходящем. Я обещала твоим родителям заботиться о вас с Дашей. Я пытаюсь выполнить свой долг. И меня беспокоит то, что происходит… Я не знаю, что ожидать от завтрашнего дня… Что произойдет на этот раз? — отчаянно выпалила крестная, разведя руками.

Волк почувствовала себя виноватой. Она снова причиняет боль Олесе. Похоже, она так и не сможет ничего хорошего принести в этот мир, кроме неприятностей и страданий.

— Прости… — виновато прошептала Софья. — Видимо мне не везет…

— Видимо, не везет? Ты хоть понимаешь, что говоришь? Тут такое происходит, а ты говоришь не везет… Может ты связалась с какими-то плохими людьми?

Волк напряженно засопела, наблюдая за Олесей, которая нервно нарезала лук.

— Я действительно не знаю что сказать… — соврала девушка. — Все это происходит по неизвестным мне причинам. Я думаю скоро все наладится… Тебе не стоит беспокоится.

— Ай! Черт! — Крестная резко отдернула руку и приложила палец к губам. — Порезалась…

— Я принесу йод. — Софья вышла из кухни и направилась на его поиски. Как это все надоело… вся эта ложь… но в данном случае знание истины было немного пострашнее…

* * *
— Ее так и не нашли… — Задумчивым тоном говорил юноша, смотря сквозь капли дождя на стекле.

Никто ничего не ответил. Все сидели, внимательно вслушиваясь в слова своего главы.

— Конечно это не то, чего я ожидал от вас, но вероятно эта задача для вас сложнее, чем я думал. Однако, не стоит не брать в расчет того, что Август сделает то что задумал, и я не удивлюсь если у него это получится. — немного с укором последовало дальше.

Кто-то нервно зашевелился.

Ян ехидно сощурил свои кристально-голубые глаза. В его мыслях сейчас было только одно, «кто-то посмел его опередить». Он не должен был этого допустить никаким образом, тем более, тому, кто когда-то его предал. Променял свой клан ради подчинения Люциферу. Несчастный падальщик.

А он… Ян… не умеет проигрывать и никогда ни за какую цену не станет преклоняться перед теми, кто разрывал этот мир на части. Нет, в нем не горел огонь альтруизма, он не желал помочь… у него была иная цель… поставленная еще его предками, и теперь когда время так близко он не должен потерпеть поражение. Он просто не имеет права предать все надежды его прадедов…

Однако никто из представителей клана даже не догадывался об его целях. Абсолютная дезинформация, построенная на страхе перед главой, традициями и принципами.

Ян прекрасно знал, что если эта информация просочится в этот узкий круг, то его планам придет крах. Поэтому все было построено на вранье.

Ему не составляло труда управлять своим кланом, вернее манипулировать им. А это у него получалось очень даже хорошо. И в этом не стоило сомневаться.

С детства ему вложили идею, мысль, впоследствии ставшей заветной целью и наверное тем единственным, ради чего стоило жить. В нем воспитали хладнокровного убийцу, бесстыдного шантажиста и жестокого зверя. Когда он в совершенстве владел своей магической силой и уже не раз видел кровь, ему было всего одиннадцать лет. Ему было все равно на чувства других… впрочем все это было пережитками того времени, когда Лоа, решили объединиться и создать новую расу, не похожую на остальных. Подобно вероотступникам представители существующего на данный момент клана предали то, чему когда-то верно служили. Они были хранителями, представителями четвертого смежного между раем и адом мира, их связующим звеном, и сейчас их злейшим врагом.

— Я не понимаю твоих целей, Ян… — из-за спины прозвучал довольно знакомый и серьезный голос Рамона. — Зачем тебе она?

Ян сжал губы в тонкую ниточку.

Снова он… Среди всех здесь присутствующих Рамон был единственным, кто не преклонялся перед главой, и не боялся его. Именно Рамон, докопавшись до сути всего происходящего мог устроить настоящий переворот и настроить против него весь клан.

— Неужели неясно, что Ланге устроит пирушку в скором времени, как выпустит нашего давнего друга на землю? Что плохого в том, что я пытаюсь помешать ему это сделать? — вызывающим тоном произнес Ян, с ехидством посмотрев на Рамона.

Тот облокотился на спинку стула, внимательно разглядывая своего главу.

— Абсолютно ничего. Только есть одна проблема. Ланге уже мог сделать, что хотел тысячу раз. Кровь нефилима, которую он так упорно искал вероятнее всего уже у него в руках. А ты занимаешься переливанием из пустого ведра в порожнее… Ты уже проиграл эту войну, неужели не понятно…

— Замолчи! — выпалил Ян. Его скулы нервно напряглись, а лицо стало багроветь.

Двадцать человек, сидящих вокруг, неодобрительно смотрели на Рамона. За всей этой пафосной маской был банальный трепет страха оказаться в немилости Яна. Слишком дорогая цена, которую потом придется заплатить за это. А этот наглец пытается показаться героем. Ему и терять нечего… Его семьи уже давно не существует, он последний, и если Яну надоест его поведение, то и его не станет.

— Я тебя просто предупредил, с твоей стороны было бы глупо пренебрегать моими словами, если конечно ты не преследуешь совершенно других мотивов, о которых нам не известно… — Рамон отодвинул стул и встал с места. Секунду помедлив он продолжил: — Да, кстати, не забывай, что уже прошла четверть октября. Если ты до сих пор надеешься уничтожить нефилима, тебе следует поторопиться…

Ян с ненавистью сжал кулаки, так что когти больно вдавились в кожу.

По залу прошлось недовольное роптание.

— Это невыносимо… — прошипел он позже, захлопнув дверь своего кабинета.

Каминная гарь сразу ударила в нос. В комнате было наполовину темно, так как с окна еще струился слабый свет пасмурного октябрьского дня. Ян нетерпеливо сорвал с себя медальон с семейным гербом и небрежно швырнул его на стол.

— А на что ты надеялся? — с усмешкой произнесла девушка, рассматривая фолианты, расставленные аккуратным многоэтажным рядом на полках. Ее изящные пальцы перебирали корки, а за тем остановились. Девушка вытащила небольшую книгу и раскрыла на странице с заложенной там ленточкой.

— Я тебя просил не появляться тут. — уже достаточно холодно произнес юноша, заметив присутствие постороннего.

Невысокая фигурка повернулась на каблуках и наигранно пригрозила пальцем.

— Нет… дружочек, я не могу все это так просто оставить, так что тебе придется меня потерпеть. Пустить это все на самотек… о нет… кстати, как продвигаются твои поиски?

— Никак. Я смогу дальше контролировать клан только в том случае, если они будут мне доверять. Но, похоже, среди них уже сеется сомнение.

— Это стоило ожидать, — саркастически заметила девушка. — Ты сам во всем виноват… Это ты позволяешь Рамону сбивать всех с толку…

— А что по-твоему мне нужно делать? — Ян сузил глаза, презрительно косясь на гостью.

— Что и со всеми… избавься от него… — девушка говорила, одновременно листая страницы старой замшелой книги.

— В этот раз не выйдет. Все раскроется…

— … Это в любом случае раскроется… — с жестокой простотой выдавила гостья. — Сейчас от тебя требуется только одно, дотянуть до того момента, когда мы сможем ликвидировать ангелов и демонов, окончательно не упустив из своих рук сложившуюся ситуацию. А ты, похоже, даже этого не можешь сделать…

Девушка захлопнула книгу и посмотрела на Яна. Ее темные глаза безжалостно буравили юношу. На лице парня не дернулся ни один мускул.

Он был не таким. Если потребуется он пойдет на все. Все об этом знали и все этого боялись.

— Кстати… тебе следует знать, что эта девушка не одна такая в своем роде… — как бы между прочим произнесла девушка.

— Что ты имеешь в виду? — непонимающе спросил Ян.

— То, что есть еще парочка нефилимов. Если Август о них узнает, у тебя будут большие неприятности.

— Откуда тебе о них известно?

— Почувствовала… Два нефилима, одна из которых та девушка, находятся в пределах этого города. Буквально у тебя под носом… тебе ничего не стоит прочесать всю округу со своим кланом.

Ян недоверчиво посмотрел на гостью.

— Я могу тебе в этом помочь, если ты, конечно, желаешь… — продолжила она, поняв что никаких фраз со стороны Яна не последует.

— Нет… как-нибудь обойдусь без тебя. Ты и так слишком часто светишься.

— Что забеспокоился о своей шкуре? Что-то ты так не боялся, когда я организовывала раскопки, чтобы заполучить этот артефакт. Я и так рискую, ввязавшись в эту авантюру…

— Я тебя об этом не просил, Кали. Не забывай о том, что это ты предаешь тех, кто тебе верит. Думаю Воины не будут рады узнать о том, что ты, помогав им в войне с Люцифером, преследовала совершенно другую цель… Как тебе это?

— Не ты ли им расскажешь об этом? — Кали ехидно сверкнула глазами.

— Если понадобится, расскажу… Да и как ты сама сказала «это в любом случае раскроется».

— Дело твое… только учти… если что-то пойдет не так… отвечать придется тебе…

Глава 9 Шантажист со стажем

Дождь был беспощадным, учитывая то, что из-за сильного ветра мелкие капли били по лицу, словно кристаллики льда. Софья накинула капюшон… В общем-то он не сильно-то и помог. Голова уже была мокрой, словно ее окатили из ведра. Аида шла рядом, прижимаясь к подруге и стуча от холода зубами. А Настя пыталась укутаться в плащ, который без конца развевался на ветру и оголял колени.

— Это издевательство… — Кан злобно шмыгнула носом, поправляя съехавшую с плеча сумку. — Такое ощущение, что настал конец света, ей богу. И это еще только цветочки…

Девушки громко завизжали, когда мимо проезжавшая машина обрызгала их с ног до головы.

— Черт… гадство… — произнесла Софья, скрежеща зубами. Подруги дождались зеленого света и засеменили по дороге, уже не обращая внимания на лужи, так как сапоги уже и без того хлюпали.

Дома у Насти никого не было. Она быстро скинула с себя мокрую одежду, предложив подругам переодеться в сухое и с энтузиазмом занялась приготовлением чая.

Софья не придала значение предложению Насти пойти сегодня к ней. И это никаким образом не относилось к тем погодным явлениям, которые застали их врасплох. Впрочем, ждать, когда подруга сообщит о настоящей цели сегодняшних посиделок долго не пришлось.

— Мне нужно с вами кое-что обсудить… — донеслось с кухни.

Кан поджала под себя ноги, укутавшись в предоставленный Настей махровый халат.

— Мы все во внимании…

— Сейчас подождите немного!

— Может тебе помочь? — Софья заглянула на кухню, где гремя кружками суетилась подруга.

— Нет у меня уже все готово…

Софья пожала плечами вернулась в просторный зал, обставленный по последнему писку моды, довольно уютный и комфортный. Что уж, говорить, если подруга стремилась во всем быть лучшей… Во всех мелочах…

Волк подсела к Аиде, которая к тому времени уже засунула свой любопытный нос в семейный фотоальбом. Кан с интересом рассматривала лица на фотографиях, или даже делала вид, что ей интересно только чтобы не начинать разговор о Богарте. Впрочем, она прекрасно понимала, что сейчас придет Настя и все встанет на круги своя. Они начнут обсуждать эту извечную проблему и придут к тому, к чему и обычно…

Подруга зашла осторожно, поставив на журнальный столик поднос со сладостями. Кан прикусила губу.

— Слушай, а у нас ничего не слипнется? Что-то ты мать переборщила со сладким.

Настя мило улыбнулась, взяла печенье и смачно намазала сверху варенья, а затем откусив стала отрицательно мотать головой.

— Не-а… по крайней мере у меня…

На что в ответ Аида подавилась чаем.

— Ну так, про что ты хотела рассказать, — с некоторой неохотой начала Софья.

Настя простодушно вздохнула, и поставив чай на столик внимательно посмотрела на своих подруг.

— Я просто подумала… что выходит… я бегаю за Мирославом… я ведь даже его толком не знаю…

От этих слов Софье стало не по себе. Слабая надежда на то, что подруга откажется от этой навязчивой идеи засевшей, словно паразит в ее голове исчезла в тот же миг, когда Настя с ноткой колебания произнесла:

— Может нам стоит все вместе пойти куда-нибудь погулять, например… — подруга заглянула в глаза Волк, а потом Аиды. — Может тогда… он обратит на меня внимание…

Софье захотелось плюнуть на все это с высоты, но не предавать же сумасшедшие надежды подруги, хотя та не считала их таковыми. К тому же, было не лучшим вариантом своей оппозицией касательно этого вопроса, окончательно утвердить опасения Насти, что Софья не ровно дышит к Мирославу. Что было конечно полным бредом.

До сих пор в глазах Насти читался упрек, за испорченный бал. И она могла с ног на голову перевернуть всю эту историю, так что потом не докажешь это совсем не так. Что Богарта и Софью не связывают никакие отношения.

Но влюбленной девушке ничего не докажешь.

Софья слегка улыбнулась, осознавая что ее улыбка выглядит искусственно.

— Как насчет кино? Говорят на этой неделе идет хороший фильм… что-то среднее между фантастикой и боевиком, то что нужно парням… — произнесла она, продолжая все также улыбаться.

— Я согласна! — Кан вознесла чайную ложку вверх, продолжая неотрывно разглядывать альбом, и стараясь не выдавать удивления по поводу такой осведомленности.

— Что ж… тогда все решено… — немного растерянно отозвалась Настя.

— Ну раз ты предложила идти в кино, то значит тебе Волк и приглашать Богарта… — заявила Аида.

Софья ошарашено уставилась на подругу:

— Почему именно я? Я вообще не хочу иметь ничего общего с этим типом! — оскорблено выпалила она.

— Нет, подруга, ты единственная из нас, кто с ним хоть как-то общается… — с видом знатока произнесла Кан.

Софья недовольно фыркнула, запивая внутреннее негодование чаем. Сейчас у нее были другие проблемы…

Часы на стене тихо тикали. Некоторое время девочки молчали. Сказать было нечего… Не верилось, что за каких-то пару дней между ними образовалась бездна, которая медленно, но все же увеличивалась. Каждая из них это понимала. Однако их успокаивала мысль, одна на троих, что вероятнее всего еще не все потеряно, и они пока что вместе, значит… еще можно сохранить эту дружбу. Пусть даже ее захлестнула неискренность…

А все почему? Все потому что Настя не хотела мириться с тем, что она кому-то не нужна. Она ведь привыкла, чтобы ее завоевывали, а теперь, когда ее так отвергают, она просто не в силах отойти в сторону. Она обязана остаться в выигрыше.

Эта черта раздражала Волк, но за многие годы дружбы она успела к ней привыкнуть. Сейчас же, когда Софья знала, кто на самом деле этот Мирослав, страх за подругу еще больше усилился. Но как говорится, не судите других и несудимым будете. Она не имела право строить препятствия стремлениям подруги, потому что сама представляла из себя самого настоящего монстра.

Софья покосилась на Аиду, которая так и рассматривала фотографии, уже по второму кругу.

Ее взгляд внезапно пал на снимок. Человек на нем показался ей знакомым.

— Стоп, подожди, переверни обратно! — Волк выхватила у подруги альбом и вернулась на прежнюю страницу.

— Что такое? — недовольно пробубнила Кан.

Софья посмотрела на снимок. Где-то она уже видела эти черты, эти светлые волосы, глаза…

— Насть, а кто это?

— Что? — словно очнувшись от глубоко сна, переспросила Настя.

— Кто на этом снимке?

Подруга привстала и посмотрела на фотографию. Ее лицо сразу озарила улыбка.

— Это мой брат, не родной правда… Азарий…

— Кто? — усмехнулась Кан.

— Зак, я его так зову…

Аида уже с большим интересом уткнулась в фотоальбом.

— Да? А почему я про него не знаю? — наигранно возмущенно произнесла Аида.

Настя уселась на место:

— Ну он совсем редко приезжает… К примеру я его уже два года не видела, может даже больше…

— Хм… странный он какой-то… — пробубнила себе под нос Софья, однако ее взгляд был все также прикован к этому человеку.

— И не говори, — согласилась Кан, — и волосы у него почему-то длинные… как у девчонки…

Настя рассмеялась умозаключению подруги:

— Это точно! В следующий раз, когда он приедет, я позову вас посмотреть на сей музейный экспонат.

Волк нахмурилась.

Внутри словно сработал какой-то переключатель. Внезапная вспышка и передней снова появилась недавняя картина. Она вспомнила, где она видела этого человека. Он тогда спас ее и Дашу от смерти. Но бог знает, если бы его тогда не остановили, то может быть сейчас Софьи не было бы в живых.

До Волк наконец дошло, что в ту ночь, сестра закрыла ее. Из-за этого те, кто был с Заком не почувствовали ауры Софьи. Они просто на просто смешались. Ведь тогда ей мог прийти конец раз и навсегда…

Интересно, знала ли Настя о том, кто ее брат. Вряд ли… но если вдруг, Волк с ним столкнется, то придется распрощаться с жизнью…


Уже поднимаясь домой по лестнице, Софья словила себя на мысли, что внутри стало как-то тревожно. Замок щелкнул и Волк зашла в коридор.

Из кухни доносились приглушенные голоса. Олеся что-то обсуждала с гостем.

Волк чисто инстинктивно, не задумываясь на цыпочках подкралась к двери. Ей стало противно от мысли, что она дошла до того, что стала подслушивать. Однако демонской натуре не впервой проявляться в своих отнюдь не блистательных качествах.

— Послушай, я уже не знаю, что делать… Она ничего не говорит… — Олеся говорила громко и нервно.

— Успокойся, все будет в порядке, я обещаю… — более спокойно прозвучало в ответ.

— У меня такое ощущение, что она что-то от меня скрывает. Может она с компанией какой-то связалась?

— Я могу с этим разобраться…

Софья вскипела от злости. Ланге сейчас сидел на кухне и издевался над крестной. Да как Олеся может себя так глупо вести? Неужели она не видит, что он из себя представляет?

— Через неделю я уезжаю, мне нужно заключить контракт по поводу доставки нового оборудования в клинику. Я могу взять Софью с собой. Она развеется, успокоится. Думаю, ей будет полезна поездка. — Август говорил совершенно спокойно, усыпляя осторожность и интуицию Олеси, что вызывало бурю негативных эмоций у стоявшей за дверями Софьи.

— По-моему, это неудобно. Ты и так много для нас сделал.

Чайник на кухне противно засвистел.

— Не больше, чем ты для меня. Ты прекрасно знаешь, как я отношусь к тебе… — слащаво заметил Ланге. Софью передернуло от неприязни.

Пора было положить конец всему этому театру, пока Август совсем не заморочил голову крестной.

Софья чуть ли не пинком открыла дверь. Олеся испугалась от неожиданности, а вот Август был совершенно спокойным.

— Софа? — несколько непонимающе произнесла крестная, разливая по кружкам чай. — А мы не слышали, как ты пришла…

«Еще бы… услышала бы она как я вошла, когда Август ей так старательно прочищает мозги», — мелькнуло в мыслях девушки.

Она с негодованием посмотрела на непрошеного гостя.

— Здравствуй Софья… — Ланге оскалился.

— Здрасьте… какими ветрами вас сюда занесло? — выдавила Волк.

— Софа! — Олеся не заставила себя долго ждать. Таким тоном разговаривать с взрослым человеком было достаточно не воспитанно, как думала она. Но она ведь не знала, кто на самом деле Ланге.

— Ничего, все в порядке… — поспешил успокоить ее Август, поправляя на носу очки.

Сегодня он снова стал доктором. Хорошо же он однако устроился под маской замученного и помешанного на порядке докторишки, который не вызовет сомнения ни у кого.

А то, что он проводил различные махинации, никто не подозревал. И сейчас его в этот дом привел вопрос, который наверняка не давал ему ночью спать. Он хочет заполучить кровь нефилима, но для этого ему нужно согласие Софьи встать на его сторону, превратиться в настоящего демона.

В этот момент раздался телефонный звонок.

— Я наверное отвечу, — с ноткой колебания произнесла крестная. Ей не хотелось оставлять этих двоих наедине. Бог знает, что Софья наговорит Ланге. А потом придется расхлебывать. Все же немного помедлив, она пошла в гостиную.

— Тебя не учили в школе, что подслушивать нехорошо? — Август нарушил минуту молчания с сарказмом посмотрев на девушку.

— А тебя разве не учили, что не хорошо обманывать людей? Не втягивай в это все Олесю.

— Да брось… твоя тетушка во мне души не чает… это было просто баловство, совершенно безобидное пусть она думает, что все под контролем. Разве ты не этого хотела?

— Хорошо, но какого черта ты тут делаешь? Что тебе нужно?

— Что и в прошлый раз… Ты сказала, что подумаешь…

— Нет. — уверенно отрезала девушка. — Я не стану принимать в этом участия.

Ланге вздохнул и улыбнулся.

— Я так и думал… — Август снял очки и навис над Софьей как хищник. — Только не забывай, что твоя сестра и крестная будут живы только, пока я этого хочу…

В сердце что-то колыхнулось. Как все предсказуемо. Все к этому и вело.

Путем взаимного исключения… и условностей.

— Ты ничего не сделаешь… — лихорадочно говорила Волк, пытаясь унять внутреннюю ненависть. Зверь снова начал выдавать свое присутствие. Внутри все кипело, рвало и метало.

— Ты в этом уверена? — процедил сквозь зубы Ланге. — Не будь дурой. Твои жалкие попытки казаться такой неприступной святошей никто не оценит. Ты ведь все сама прекрасно знаешь. Тебе никуда не деться. Я тебе об этом уже говорил.

Глаза Волк почернели от злости.

— Не вздумай уйти от этого вопроса… — прошипел Август. — И не пытайся решить все самоубийством. Если ты сделаешь хотя бы попытку, я убью их… мне ничего не стоит расправится с ними за пару минут. Думаю, ты не такая глупая, чтобы рисковать жизнью родных. Ведь так?

— Ты гнусный урод… — злостно выдавила девушка. — Ты нашел только такой способ, чтобы заставить меня сказать — да.

Ланге выпрямился и прикоснулся рукой к волосам Софьи. Девушка нервно отстранилась.

— Это самый верный способ. Действует безотказно. Если ты, конечно, не самая настоящая эгоистка и сволочь, ты согласишься. Подаришь жизнь родным… а чтобы ты не натворила глупостей, я приставлю к тебе Дисму…

— Я найду выход во что бы то ни стало, слышишь? — с вызовом заявила Волк, гневно посмотрев на Августа.

— Попробуй, — расхохотался доктор. — Да и кстати, у тебя три дня на размышления… и не забывай жизнь Олеси и Даши зависит от твоего ответа… подумай над этим…

На кухню зашла Олеся. Август мгновенно принял серьезный вид.

— Все нормально? — с настороженностью поинтересовалась крестная.

— Все отлично, думаю, мы с Софьей друг друга поняли… и она сказала, что не хочет никуда ехать…

Волк закрыла ладонями лицо, чтобы Олеся не заметила той черной ярости, которая была в ее глазах.

Все уже решено… без нее… Ланге пришел просто, чтобы напомнить, что Волк не имеет право выбора… у нее его никогда не было и не будет.

Три дня, так ничтожно мало, чтобы принять решение. Три дня, чтобы найти способ спасти себя и других. Три дня, чтобы подготовиться к новой жизни. Отсчет пошел… каждая секунда на кону…


Волк лежала на кровати уставившись на потолок, по которому рябили тени деревьев с улицы. За стеной спокойно спали сестра и крестная. Они даже не подозревают о том, что их используют, чтобы добиться от нее ответа.

Волк повернулась на бок, сегодня уснуть у нее точно не получится.

Будильник показывал два часа пятьдесят девять минут. Софья неотрывно следила за тем, как секундомер отсчитывал последние секунды до трех.

— Габриель… — шепотом позвала Софья, осознавая, что вероятнее всего демон ее не услышит.

Без ритуала это невозможно, но как сказал сам демон, сейчас это не действует.

Волк уткнулась носом в ладошку. Нет сегодня ей не везет… очень не везет…

Она уже потеряла всякую надежу на то, что нечистый все-таки отзовется, но когда она посильнее укуталась в одеяло и закрыла глаза, на нее пахнуло серной вонью.

Волк закашлялась от неожиданности.

— Звала? — Габриель сверкнул кровавыми глазами в темноте и нагло уселся на кровать, пододвинув Волк.

— Да… — Софья машинально поставила невидимый щит. — Что так долго?

— Заключал сделку с одним болваном. — Габриель растянулся в нахальной улыбке. — Он не хотел меня отпускать, все перечислял свои требования, идиот… он, наверное, забыл почитать в книжках, что я исполняю только одно желание…

Волк с отвращением фыркнула.

— Что царевич мой не весел, буйно голову повесил? — после добавил демон, увидев хмурое лицо девушки.

— Я сегодня не в настроении выслушивать твой бред, — отозвалась Софья, серьезно посмотрев на демона, который как всегда был на пике эйфории. Тем более сейчас, когда ему удалось заключить сделку.

Не важно, дойдет эта душа в ад или нет, просто Габриеля так и подмывало напакостить людям, даже теперь, когда он потерял значительную часть своей силы.

— Ты ведь в курсе о том, что Ланге пытается выпустить Люцифера ведь так?

Габриель мгновенно сменил свое выражение лица на более серьезное.

— И что с того?

— Почему ты мне об этом не говорил? — с вызовом начала девушка.

— Во — первых, с чего я должен был это тебе говорить? Тебя это не интересовало… и с чего бы тебе беспокоиться по этому поводу — это два?

— С чего? — возмутилась Волк. — Я демон! Нефилим! Еще скажи, что ты этого не знаешь!

— Вообще-то не знал, — после недолго раздумья произнес Габриель, как-то недоверчиво косясь на Волк. — Хотя, наверное, мне стоило догадаться, что ты не просто так стала заниматься магией. Я не говорю, что каждый, кто занимается магией, должен быть демоном, просто для твоего возраста это как-то уж слишком… — не найдя слов чтобы выразить свои мысли демон зажестикулировал.

— Ты что серьезно? Да какой с тебя тогда демон? Раз ты даже этого не смог почувствовать! — окончательно потеряв терпение, выпалила Софья.

— Самый обычный, который потерял силу… — абсолютно спокойно ответил Габриель. — И вообще ты меня звала только за этим?

— Нет. — огрызнулась Волк. Она встала с кровати, отпихнув обнаглевшего демона и стала беспокойно расхаживать по комнате.

Он ей все равно не поможет. Для Габриеля эта была возможность вернуть свои силы. Поэтому все, что он сейчас он сможет ей сказать это только — соглашайся.

Немного поразмыслив, Софья решила идти окольным путем. Конечно демон не дурак, но все что сейчас требовалось ей знать, это зачем нужен нефилим…

С другой стороны, Волк прекрасно понимала, что сейчас снова будет повторение того, что она уже не раз слышала, о крови. Но ведь дело не только в этом… слишком это просто получить кровь и выпустить Люцифера. Такими темпами демоны уже бы давно создали детей по всей планете. И можно было использовать любую кровь… кто-то из многих тысяч нефилимов обязательно бы согласился…

— С какой целью Ланге хочет использовать нефилимов?

Габриель, который все это время неотрывно следил за девушкой, не сразу понял, что от него хотят, но вскоре до него дошло.

— Насколько я знаю, он собирает нефилимов, чтобы создать армию… — задумчиво произнес он, словно выуживая из своей головы информацию давно забытых времен.

— Значит, все-таки их много… — заметила Софья.

— Возможно, только тебе-то это зачем? Я полагаю Ланге уже к тебе приходил?

— И не раз, — сухо отозвалась Волк, и наконец, уселась на стул, закинув нога на ногу. В голове был кавардак. А адреналин выбил из нее все остатки разума.

— Он дал мне три дня на раздумья…

— И? — нетерпеливо протянул Габриель.

— Неужели ты думаешь, что я соглашусь? — Софья посмотрела на него, как на очумевшего.

— Я бы этого хотел… — демон сгримасничал — но видишь ли, право твое. И я думаю, мне нет смысла сейчас тебя на что-то настраивать, потому как прекрасно знаю, что тебе не составит труда меня прикончить. — Габриель состряпал невинную рожицу.

— Но я не понимаю, зачем ему я, если есть другие!

Софья ровным счетом не обращала никакого внимания на выпендреж демона. Ей было не до этого.

— Этого я не знаю… — развел руками Габриель. — Наверное, лучше спросить об этом у самого Ланге. Но одно мне известно точно. У него куча врагов. Возможно, это из-за желания кому-то из них насолить он пытается склонить тебя на свою сторону.

— Но зачем ему это? — Волк начала бить какая-то лихорадка. Она должна была докопаться до сути. В чем же здесь настоящий смысл, что происходит на самом деле?

— Вероятно ты одна девушка, среди нефилимов, — предположил демон. — Хотя скорее это даже констатация факта. Тебе следует узнать, чем занимался Ланге, прежде чем стал этаким упырем в докторском халате.

— Задача не из простых…

— Никто не говорил, что будет легко… — нашелся Габриель. — Только я тебе помогать в этом не стану. Я и так барахтаюсь между жизнью и смертью. На этот раз тебе придется решать свои проблемы самой. — он заверяюще посмотрел на девушку. — Да и ты похоже не такая уж беспомощная… нефилим будет посильнее демона… — Габриель слабо улыбнулся и растворился на сотни серных микрочастиц, оставив Волк наедине со своими мыслями и планами, как помешать Ланге.

Софья не понимала, что докажет то, что она одна девушка среди полудемонов. Имело ли это какой-то смысл? Да и вообще стоило ли терять и без того драгоценное время, чтобы проверять Ланге?

Только вот было понятно и без слов, что во всем этом замешан еще кто-то. Оставалось выяснить, кто…

Глава 10 Убийство

Демон — тоже ангел, но ангел независимый, мятежный…

Пауло Коэльо. «Дневник мага»
В «Шербете» было людно. Отвратительная осенняя погода не помешала молодежи выйти на прогулку и посетить кафе. Впрочем, в последнее время ее мало что останавливало.

Даже если на улице будет ураган можно не удивляться, что в кафе окажется пара тройка представителей молодого поколения.

Тихая музыка действовала усыпляюще.

Волк подавила зевок и наконец посмотрела на своих друзей, увлеченно обсуждавших просмотренный фильм. Во-первых, они были в хорошем настроении, а следовательно во-вторых — чересчур счастливыми. Второе, скорее всего относилось к Насте, которая сидела рядом с Богартом и не сводила с него глаз.

Волк слабо помешивала ложкой давно остывший чай, попеременно посматривая на часы.

Было половина шестого. Она словила себя на мысли, что стала считать минуты.

Хотя это и так было понятно. Когда времени мало, кажется, что секунды летят со скоростью света…

Аида без конца шутила и без умолку о чем-то говорила Шамилю. Они, наконец, разобрались в своих отношениях.

Хоть кто-то был счастлив.

Софья посмотрела в окно. На улице было почти темно от туч, дождь уже прекращался, но слабые капельки тарабанили по огромному стеклу, к которому прижимался черный ворон, пытаясь спастись от непогоды. Большие крылья с иссиня-черным отливом переливались от легкого света, сочившегося сквозь стекло из кафе.

Уже битый час этот ворон даже не шевелился, всем своим видом напоминая чучело. Люди не замечали как темная дымка, окружала птицу и беспокойно колыхалась от любого дуновения ветра.

Ланге, не обманул, приставил к ней Дисму… а все что требовалось от нее это следить чтобы Софья не натворила ничего лишнего.

Его беспокойство было понятным. Потому что не находя идей как спасти себя и родных у девушки стала возникать мысль о смерти. Не будет ее, не будет и проблем. Еще немного и она решится на это.

Волк подняла глаза и столкнулась взглядом с Богартом, который некоторое время наблюдал за ней. Ей стало неловко. Настя, заметив это, откашлялась и решила отвлечь парня.

— Как насчет того, чтобы в следующее воскресенье снова сходить в кино?

Мирослав промолчал, и чисто из вежливости улыбнулся. Его точно не интересовали походы в кино, даже если он и решится повторить это, то только не с этой компанией.

И сегодня он пошел только потому, что его попросила об этом Софья. Нет он ее не любил, она даже ему не нравилась… Сколько он не проворачивал в своей голове эти мысли, он не нашел ни единого подтверждения ни одному из этих чувств. Но он не мог отрицать того факта, что его непреодолимо тянуло к ней. Что он готов был часами смотреть на ее задумчивые черные глаза, сжатые в отчаянье губы и на то, как она намеренно избегала людей. Его завлекала эта пропасть неизвестности и бесконечной тайны, которая окружала эту девушку.

Он видел множество людей, абсолютно разных, совершенно не подходящих ни под какой описание, и хотя сейчас он на самом деле знал, что из себя представляла Софья, он тонул в море загадок связанных с ней. Его притягивала коварная изюминка в ней, смесь зла и добра, альфа и омега в одном человеке…

— Хорошая идея! — поддержала Аида, растянувшись в умиленной улыбке, чтобы хоть как-то заполнить молчание парня. Ей самой почему-то на долю секунды стало неприятно, что Богарт так старательно старается отстраниться от Насти, которая уже чуть ли не в открытую готова была сказать ему, что не равнодушна к его персоне.

Волк только вжалась в стул, не придав этому никакого значения. Все равно до следующего воскресения все изменится. Она не знала о том, что случится через час или каких-то несчастных пять минут. А строить планы на неделю вперед было для нее просто не реально, да и бессмысленно. Из всего, что произошло сегодня днем она помнила только вкус горького утреннего кофе, который приготовила для нее Олеся. Путь в кинотеатр да и сам фильм она не запомнила. Все это время она была погружена в какой-то свой мир, скорее в свою проблему. Поэтому сейчас сидела и молчала, не встревая ни в какие разговоры.

— С тобой все нормально? — обеспокоенно спросила Аида, заметив задумчивое состояние в котором прибывала подруга. Странно, что она увидела это только сейчас. Но, наверное, когда все хорошо в личной жизни и ты знаешь, что тебя любят и ты любишь, что тебе хочется быть вместе только с этим человеком, чужие проблемы как-то перестают тебя волновать. Даже если это проблемы твоей лучшей подруги.

— А? — отозвалась Волк, удивленно округлив глаза. — Да все нормально… не обращай внимания. Просто голова немного болит.

Богарт изучающее посмотрел на Софью, пропуская мимо ушей, то, что ему говорила в этот момент Настя.

«Он должен знать хоть что-то…» — подумала Волк. — «Он говорил про Ланге и я готова дать голову на отсечение, если этот человек не владеет нужной мне информацией».

Софья, наконец, отпила чая с кружки и с отвращением отставила его назад.

— Кстати вы в курсе, что теперь все мероприятия в нашей школе будут проходить под контролем местных органов милиции? — со знающим видом сказал Шамиль, словно это он подписал такой приказ. Его внезапные слова заставили Настю подавиться апельсиновым соком.

— С чего это вдруг? — не поняла Аида, таращась на своего парня так, словно он с луны свалился.

— После того инцидента… Директриса решила, что в нашу школу вломились злоумышленники, правда я не знаю с какой целью. Но факт остается фактом. Еще, кажется, охрану собираются усилить…

— Ужас, — искренне произнесла Настя. Недовольное лицо, с которым она все это говорила, давало знать, что сам факт прошедшего бала оставил у нее в памяти осадок негативного характера, совершенно не связанный с какими-то там злоумышленниками.

— Я не удивлюсь, если поставят вышки со снайперами, которые будут отстреливать всех, кто хоть каким-то образом походит на хулигана или бандита, все одно и то же. — сделала заключение Кан. — У нашей директрисы паранойя. И это не обсуждается.

Шамиль нервно хохотнул.

— Таким макаром в школе никто учиться не станет…

— Это еще почему? — не поняла Настя, вытирая салфеткой забрызганную соком кофточку.

— Да потому что у большей части старшеклассников типичные бандитские хари. Про младшеклашек я вообще молчу… они по-моему опаснее старших…

Кан разразилась громким смехом, заразив всех присутствующих.

— Тебе стоит побеспокоится в первую очередь, — подметила она, продолжая все также смеяться.

— Ну спасибо, обласкала… — горько усмехнулся Шамиль.

Софья снова посмотрела в окно. Интересно, Богарт знает, что по близости находится демон или нет?

Волк почувствовала себя настоящей дурой. Она так ни разу и не разговаривала с ним о произошедшем. Остается только догадываться, знает ли Мирослав о том, что она нефилим. Помниться он говорил, что пропустить такую ауру достаточно сложно. Но он сам ничего не упоминал о настоящей природе Софьи.

Но ничего, сегодня она сегодня все у него разузнает.

В этот момент Волк стало почему-то гадко и противно. Она не имела права рушить мечты подруги, но ей хотелось сейчас встать дать ей пощечину и высказать все что накипело.

Что есть множество других важных вещей, кроме ее бесконечных любовных похождений и капризов… что сейчас вместо того, чтобы сидеть в этом кафе и слушать их милые беседы она могла бы пуститься на поиски выхода из этой ситуации, а она просто напросто теряет время…

С другой стороны, что ее держит, да ничего!

Волк немного замешкалась, придумывая, как увильнуть от друзей, не заставив их волноваться.

— Мирослав? — незнакомый мужской голос заставил ее прийти в себя.

К столику подошел высокий светловолосый парень в кожаной куртке. Мелкие капельки наконец закончившегося дождя искрились в ежике его волос. Из себя он представлял некую совершенно отдаленную картину сходства с Богартом. Во всяком случае, все его друзья походили на него.

Парень хищно посмотрел на всех присутствующих, заострив на Софье внимание всего на сотую долю секунды.

— Ты, похоже, здесь с друзьями? — продолжал парень, искоса поглядывая на Мирослава.

— Как видишь… — неохотно ответил Богарт, не удостоив товарища приветствием. — Ты видимо тоже…

— Само собой. Выполняю работу, которую поручил мне Ян. Я думал, ты тоже будешь присутствовать на собрании… Но тебя там не оказалось, и судя по всему ты даже не знаешь о его планах.

Богарт недовольно сжал губы, не смотря на своего собеседника.

Все это время ребята перекидывали свои взгляды, то на новоприбывшего то на Богарта.

— Я в курсе того, что было. Рамон мне все объяснил… — отозвался Мирослав. — Давай не будем сейчас говорить о делах, которые касаются только нас.

— Думаю, ты прав, мы с тобой потом все обсудим… — парень криво улыбнулся, словно только что проглотил лимон. — Кстати меня зовут Марк! — секунду погодя произнес он, подавая руку Насте. — Я не думал, что у Мирослава такая красивая девушка…

Настя зарделась и пробубнила себе под нос что-то вроде того, что он ошибся.

Когда очередь дошла до Софьи, зрачки Марка моментально расширились. Он несколько секунд не выпускал ладонь Волк.

В этот момент Мирослав просто застыл и его лицо приняло некий встревоженный вид. В то время как у Марка появилась довольно ехидная улыбка. Он искоса смотрел на своего товарища, продолжая все также кривить губы.

— Может, вы присоединитесь к нам? — поинтересовалась Кан, сделав доброжелательный вид.

— Я бы не против… — начал было он.

— Думаю это уже без нас. — прервал Марка Богарт. Он встал с места и серьезно посмотрел на Волк. — Нам с Софьей пора идти…

Все разом умолкли.

Настя ревниво посмотрела на ничего не понимающую подругу. Оказываться в подобном дурацком положении из-за Богарта ей уже было не в первой. Однако не очень-то это все приятно.

— Софья ты не говорила! — возмущенно воскликнула Аида, дернув подругу за рукав.

— Она не знала… — поспешил ответить Богарт. — Ее крестная попросила меня за ней приглядеть, мне нужно ее отвести домой. После тех событий ей нужно быть осмотрительней.

Волк все это время просто молчала. В данный момент что-то происходило, не будь Волк осторожной, она бы уже взялась за выяснение отношений, что как и почему…

Но в данный момент нужно было просто промолчать и пустить все на самотек, по крайней мере до того момента, пока они не покинут «Шербет», без происшествий.

— Ну я вижу вы торопитесь… — саркастически ухмыльнулся Марк, сузив зеленые змееподобные глаза. — Надеюсь, мы еще встретимся… — после произнес он, обращаясь уже непосредственно к Софье.

— Да, конечно… — растерянно вымолвила девушка. Мирослав схватил ее за руку и потащил к выходу под непонимающие взгляды друзей, оставшихся сидеть за столиком.

Только дверь за ними захлопнулась, Софья вырвала свою руку из мертвой хватки парня.

— Может ты мне объяснишь, что здесь происходит?

Мирослав растерянно развел руками:

— Я не знаю, что тебе сказать… Нужно уйти отсюда и поскорее. Потом это обсудим…

Волк недовольно нахмурила брови.

— Потом? У меня нет времени, на «потом». Говори сейчас, и в конце концов, что тебя останавливает? Почему ты сбежал? Это ведь твой друг?

Мирослав напряженно вздохнул, и попытался успокоиться. Настырность Софьи выводила его из себя.

— Прошу, давай уйдем отсюда…

Волк с подозрением посмотрела на Богарта, но все-таки решила послушаться. В конце концов, он не сделает ей ничего плохого.

Они миновали небольшую пустынную улочку, больше похожую на лабиринт из многоэтажных зданий. Под ногами мелькали лужи и грязь, радовало, что дождь уже закончился и тучи начинали медленно уползать на запад, открывая небольшие проплешины чистого неба и вечернего солнца.

От этих слабых лучей становилось теплее. Волк изредка подрагивала, когда сырой ветер вдруг врывался из-за какого-нибудь угла и настигал их обоих, обжигая лицо и руки.

Несколько минут молчания и они вышли на площадь, где не было ни единого человека.

Софья замедлила шаг и остановилась внимательно посмотрев на Мирослава и ожидая его ответа.

— Ну так ты мне скажешь, чего это вдруг ты решил соврать всем, что тебе нужно отвести меня домой? Или мне пойти узнать все у этого Марка? — вызывающим тоном начала девушка.

Богарт резко развернулся и впился глазами в Софью, словно кобра, готовящаяся к атаке.

Его губы недовольно сжались, пока он раздумывал, что сказать Софье.

— Просто, Марк… если он проболтается, что видел тебя… — собрался с мыслями парень.

— То что? — нетерпеливо перебила Софья. — Мне конец?

Мирослав виновато на нее посмотрел.

— Прекрасно! — почти истерически выпалила Софья. — Нет, я серьезно! Да что такого я сделала этому Марку, что он меня может так подставить? Я его знаю всего несколько минут!

— Я уже говорил, что мы боремся с ангелами и демонами… Наш клан истребляет их… а ты полукровка…

— Что?

— Я знаю, что ты нефилим. — произнес Богарт, продолжая все также неотрывно смотреть на Софью. — В тот раз я сказал, что знаю о твоих способностях, но говорить, о том что ты полукровка это большой риск…

— Так что же ты меня не прикончишь сразу? Сделай такое одолжение!

— Прекрати! Если мой клан охотится за такими, как ты, это еще не значит, что я такой!

— Да что ты! А ты случаем не знаешь, на черта Ланге собирает армию и как много нефилимов на самом деле?

— Я не знаю… Из нефилимов я видел только тебя…

— И я должна тебе поверить?

— А почему нет? — повышенным тоном переспросил Мирослав.

Софья сжала кулаки. Ей стало досадно от своего бессилия. Она могла все и она ничего не могла. Какое-то странное сочетание. И что теперь делать? Ждать пока Ланге не напомнит о своем существовании? Осталось всего два дня. А ей нужно так много сделать…

— Значит, в любом случае Марк сдаст меня твоему клану? — позже поинтересовалась Волк, смотря себе под ноги. — И у меня нет выбора, как только бежать?

Богарт покачал головой, не говоря ни слова о безнадежности, в которой сейчас находилась Софья.

— Тебе нужно быть осторожной…

— Я это и без тебя знаю. — сквозь зубы произнесла Волк. — Мало того что Ланге мне угрожает, так теперь мне придется еще прятаться от таких как ты…

Девушка сглотнула ком в горле. Ей до такой степени хотелось покончить с этой ерундой, что она была готова разнести все вокруг в пух и прах. Слезы злости невольно проступили на глазах.

Ей казалось, что она была каменной, бесчувственной, и что слезы уже не вернуться к ней. Она думала, что выплакала их еще в детстве и их не осталось. Но сейчас, она была намного слабее, чем ей казалось до этого.

Софья прикусила губу и посмотрела куда-то вдаль… слезы соленым потоком побежали по щекам.

— Я уже устала от этого… — почти шепча произнесла она…

Богарт нахмурился. Смотреть на то, как Волк пыталась выпутаться из этой ловушки было невыносимо. Он даже не знал как ей помочь… Ян ее убьет, если найдет… Ланге сможет выпустить Люцифера… а что может он? Да ничего! Лоа, узнав о том что он ей помогает, сотрут его в порошок.

«Я в любом случае не жилец…» — эта странная мысль уже давно засела в его голове, но в последнее время она стала пульсировать постоянно, словно напоминая, что он сам роет себе могилу, связавшись с этой девчонкой. Он уже давно должен был сообщить что нашел нефилима… А теперь Марк все расскажет Яну… Если Софью оставят, Ланге откроет Ад…

— Черт, что делать? — вслух произнес он, нервно потирая лоб. Этот возглас больше относился к его собственным мыслям.

Робкие всхлипывания, заставили его прийти в себя. Он изумленно посмотрел на ту, которая раньше была, как ему казалось сильной и непоколебимой. Софья отвернулась от парня, чтобы он не видел этого унизительного, по ее мнению чувства, чувства страхи и слабости. Ее плечи вздрагивали и сама она словно сжалась в комок…

Он повернул ее к себе лицом. Он смотрел на Софью и пытался найти хоть каплю той силы и уверенности, которую видел раньше. Но сейчас перед ним была не та девушка, которую он впервые увидел в новой школе. Она была другой, слабой, ранимой, нуждающейся в поддержке…

Богарту хотелось спасти ее от этой боли мучившей ее, если бы он мог оградить Софью от нее, он бы это сделал. Но сейчас от него абсолютно ничего не зависело…

— Не нужно… не плачь… — парень не знал что сказать. Все мысли просто взорвались в голове и он не мог никак сообразить, какая из них правильная.

Мирослав коснулся подушечками пальцев подбородка девушки, а затем ладонью погладил по мокрой щеке. Софья машинально отстранилась, непонимающе посмотрев на парня, но тот словил ее лицо в своих ладонях и посмотрел ей прямо в глаза.

Волк отвернулась, пытаясь скрыться от гипнотического взгляда Богарта, но у нее не получалось. Парень просто врывался в ее личное пространство.

— Оставь меня! — Софья всхлипнула и по щеке снова потекла слеза.

— Не могу — тихо проговорил он.

Волк пыталась отгородиться от парня…

— Ты не понимаешь! Ты ничего не понимаешь! — душераздирающим криком вырвалось у нее из груди. — Я так больше не могу… я не могу бороться у меня нет больше сил!

— Я помогу тебе… — мучительно прошептал Мирослав. Он не мог смотреть, как Софья себя уничтожала. И он уже не мог бороться с собой…

Его взгляд с заплаканных глаз пал на губы. Он провел пальцами по ним, а потом его ладонь проскользнула по щекам.

Софья чувствовала приближающееся теплое дыхание Мирослава на своем лице, а потом на губах…

Сердце с ужасной скоростью билось в груди. Разум говорил, что этого не должно быть.

Всего какие-то миллиметры отделяли их друг от друга.

Софья сделала последнюю попытку вырваться из объятий Мирослава и в тот же момент она почувствовала тепло губ Богарта. Она уже просто не имела сил сопротивляться.

Девушка слышала аромат его одеколона, его тепло…

Мирослав нежно прикасался к ее лицу, вдыхал аромат ее волос.

Сколько доброты и искренности было во всем этом. Богарт притянул девушку к себе, заключив ее в свои объятия. Он был подобно куполу в ненастную погоду, который мог оградить от холода, ветра и дождя…

Его поцелуи настолько были полны чувств и любви, что в них можно было утонуть… в них хотелось утонуть. Они словно манили необузданностью, и страстью и против них невозможно было устоять.

Спокойствие и что-то противоречащее, подобное вспышке, огню, может даже пожару было внутри. Оно разливалось по каждой клеточке, захватывало дух и превращалось в фейерверк.

Софья стала обычной, теплой, нежной во взаимном порыве… и эта взаимность ее пугала и настораживала.

Она не знала, что это… Любовь или нет? Но одно было точным и не требовало каких-либо доказательств она хотела быть с Мирославом…

Эта мысль подобно молнии поразила девушку, и она отпрянула от парня, словно обжегшись. Ее глаза испуганно смотрели на Богарта.

«Настя!!!» — внутри все скомкалось, словно черновик.

Софья не могла себе позволить быть с ним. Она просто не имела на это какого-либо права. Ее лучшая подруга любила Богарта и Софья не хотела сделать ей больно.

Губы девушки дрожали. Внезапное осознание предательства больно кольнуло в сердце.

Что-то ужасное, тяжелое и ядовитое царило в душе. Какой-то хаос мыслей и боли. Страшной боли…

Мирослав беспокойно посмотрел на девушку. Его лицо было полным замешательства и паники, словно он допустил роковую ошибку. Его успокаивало только то, что он страстно желал ее…

Мирослав снова сделал попытку приблизиться к Софье. Девушка сделала неуверенный шаг назад. Ей нужно было бежать отсюда, пока в ее сердце не появились надежды, пока она не решила сотворить глупость, пока она не преступила через дружбу и не предала…

Девушка разрывалась от ненависти к себе. Она хотела себя уничтожить!

Софья сорвалась с места и побежала. Ей было неважно куда… она должна была бежать от него, пока он не заставил ее остаться.

Дыхание сбивалось от слез и всхлипываний, которые вырывались из груди. Она бежала по пустынным вечерним улицам, которые начала заволакивать темень. Редкие прохожие удивленно смотрели вслед плачущей девушке. Их взгляды не выражали ничего кроме сожаления. Но сожаление мало чем могло помочь…

Она должна была уйти, чтобы больше не было так больно…

Забежав за угол одной из многоэтажек, она села на корточки, прислонившись к холодной стене. Пронзительный ветер обжигал лицо и раздувал путающиеся локоны.

Осенний промозглый холод на некоторое время заставил девушку забыться. Волк закрыла ладонями лицо и просидела так около получаса. Это оцепенение отвлекло ее от душевной боли. Она вдыхала свежий воздух, пытаясь заполнить им образовавшуюся внутри пустоту, но тщетно. Больше всего в этой жизни она боялась снова влюбиться и снова почувствовать этот знакомый горький вкус.

«Это просто ошибка и самообман… банальная случайность, этого не может произойти…»-успокаивала себя девушка.

Если бы даже это было чем-то, то кроме симпатии у нее не могло возникнуть никаких чувств к этому парню. А если бы даже возникли, то выбирая между Настей и Мирославом, она бы выбрала Настю.

Через несколько минут над городом неестественно быстро сгустился вечерний мрак. Тучи полностью облепили небо, превратив его в громадное темно-синее, местами черное пятно. Софья почувствовала на лице мелкие крапинки дождя, которые с каждой секундой набирали в весе и скорости.

Она встала с места и побежала к фонарям, которые сверкали на противоположной стороне улицы.

Впереди показалась подземка. К тому времени, пока она миновала небольшое расстояние до нее, асфальт полностью покрылся мокрым слоем капель дождя и уже блестел на свету мимо проезжающих машин.

Софья спустилась вниз по бетонным лестницам, на некоторое мгновение погрузившись во тьму, пока слабый свет не загорелся на холодном сыром потолке.

Здесь было тихо, ни души, словно это был другой мир. Девушка медленным шагом пошла вперед. Проход был необыкновенно длинным, по крайней мере, Софье это показалось. Она неуверенно ступала по холодному обтертому бетону, внимательно оглядывая темные углы с облупленными плитками.

Внезапный вороний крик, прозвучавший над ухом, ужасно напугал Софью. Лампы на потолке напряженно загудели. Самая дальняя вспыхнула и взорвалась. Мелкие осколки засверкали и с треском посыпались на пол. Дисма скрылась из виду так же быстро, как и возникла.

Ужасная паника, овладевшая Софьей заставила ее побежать. Внутренний голос упорно требовал от нее это сделать. Он словно гнал ее отсюда и без конца твердил, что тут опасно.

Холод сковывал движения. Что-то свистнуло за спиной и обожгло меду лопаток. Софья вскрикнула и упала лицом на пол. Свист раздался снова.

Правая нога горячо запекла и взорвалась ужасной кипучей болью. Лассо, запутавшее ногу резко дернуло и потащило Софью по бетону. Девушка закричала, пытаясь зацепиться ногтями за него. Лассо упорно тянуло ее в темноту.

Софья резко перекинулась на спину.

Невидимую энергетическую веревку выдала холодная иссиня-красная аура.

Девушка сотворила купол над собой, и раздался громкий хлопок разрыва магической ловушки.

Софья встала в защитную позу, сконцентрировав в ладонях клубки энергии. Воздух вокруг трепетал. Враг был невидим. Этот вид магии Софье был незнаком, с ним она встречалась впервые.

Давление вокруг стало нарастать и купол пошатнулся. Через мгновение Волк полетела в противоположную сторону тоннеля и рухнула на бетонный пол. Девушка медленно поднялась.

— Может, ты все-таки покажешься? — злобно выкрикнула она. — По-моему это нечестно…

Лассо за считанные секунды опутало руки девушки.

Волк уже не могла терпеть. Зверь был на пределе. Внутри что-то взорвалось и горячей волной разлилось по венам. Софья дернула лассо, и воздушный поток сбил ее с ног.

В черных глазах Волк запульсировали кроваво-красные прожилки злости. Она различила резкое движение в темноте. В ту же секунду угол у входа взорвался, когда магическая волна из рук девушки соприкоснулась с бетоном.

Софья сделала рывок назад и тело беспрекословно ей подчинилось. Небывалая сила рекой хлынула по всему организму.

Софья просканировала ауру. Что-то было не так. Тень заметалась, сконцентрировавшись у того самого угла, который взорвался несколько минут назад.

Внутри начало что-то взволнованно трепетать. Непреодолимый страх снова накинулся на девушку. Но это был уже не тот страх неизвестности, это был страх перед силой.

Воздух на несколько секунд стал колебаться. Волк едва уловила, как на нее двинулась прозрачная ребристая волна. Она машинально вскинула вперед руку с густым черным клубящимся комком энергии, который в эту же секунду исчез. На пальцах почувствовалась теплая влага и между ними стала просачиваться кровь… Воздух снова начал рябить… Фигура нападавшего возродилась из ничего… Некоторое время она пыталась понять, что произошло на самом деле… Осознание того, что она убила пришло несколько позже…

Было трудно понять, что больше ее повергло в шок, что она впервые совершила убийство или то, что тот кого она только что убила был ее братом…

Глава 11 Зверь

Волк сидела на крыше пятиэтажки и обхватив руками колени смотрела в пустоту. Ее глаза загорались кроваво-черными прожилками, а изнутри изредка вырывалось какое-то гневное клокотание.

Она не помнила, как добралась до этого места. В голове остались лишь четкие яркие фрагменты, как она совершенно ничего не соображая выбежала из подземки, она видела крыши домов, шум машин и грохот металлического покрытия стоков, от начавшегося дождя… Все это было каким-то туманным, непонятным, что она сомневалась в том что это было действительно с ней.

Уже полчаса она сидела в одном положении и практически не двигалась.

Вадим… Почему? Он ведь сам приходил к ней, говорил, что им нужно держаться вместе… Почему он на нее напал?

Все уже потеряло всякий смысл. Она уже не могла возобновить эту логическую цепочку, которая обрывалась на том месте, где должен быть ответ на ее вопросы.

Волк посмотрела перед собой и увидела сидящего на уступе ворона. Из груди снова вырвалось гневное клокотание.

— Дисма… — прошипела Волк, сощурив глаза.

Ворон встрепенулся, но не успел улететь. Его шарахнуло энергетической волной. Окровавленные перья разлетелись в разные стороны, послышался пронзительный вороний крик, и в то же мгновение противная хвостатая тварь с грохотом упала на бетон и стала извиваться словно змея.

Демонесса в своем настоящем обличье выглядела ужасающе.

Софья подошла к ней, и схватив за шею оторвала ее от земли не приложив и сотой доли усилий. Размышлять откуда у нее появились такие силы у нее не было ни настроения, ни времени…

— Может, объяснишь мне, зачем Вадиму было меня убивать?

— О чем ты? — Дисма раскрыла рот от удушающей боли, а руками пыталась разомкнуть сжатые, словно кандалы пальцы Волк.

— Перестань! Я прекрасно знаю, что у тебя была с ним связь! Он сам об этом мне сказал! Так скажи мне на милость, зачем он заявлялся ко мне с предложением объединиться против Ланге, если сегодня напал чтобы убить…

— Я не знаю! — ноги Дисмы барахтались в воздухе. Ее шея приобрела какой-то угольный оттенок, чем-то напоминавший тот, который оставил Ланге на теле той убитой блондинки.

— Даю тебе на размышления пять секунд… или … ты сама знаешь что тебе ожидать… — Волк заверяюще посмотрела в глаза демонессы.

Сейчас она была намного сильнее, чем раньше. И она не могла отрицать, что полукровки имели большее превосходство над демонами, нежели обычные маги.

— Раз…

Глаза Дисмы панически бегали.

— Два… — Софья неотрывно следила за демонессой, пытаясь не упустить из виду ни одного ее хотя бы малейшего движения. В такой ситуации нужно было быть на чеку. Потому что демоны остаются демонами… в их природе заложено быть ловкими и коварными…

— Что ж… — развеяв секунды молчания хладнокровно произнесла Волк, занеся руку, с клубящейся энергией на демонессой… У тебя не осталось времени… Пять!

Клубящийся черный ком сорвался с поверхности ладони и молниеносно направился к Дисме.

— Subsisto!{Subsisto! — Остановись! (лат.)} — с хрипом закричала она, раскрыв широко глаза от нашедшего на нее ужаса.

Черный комок остановился в нескольких миллиметрах от головы Дисмы.

— Quod erat demonstrandum… {Quod erat demonstrandum… — Что и требовалось доказать… (лат.)} — с сарказмом на лице заметила Софья. — Так что ты хотела мне сказать?

Дисма тяжело сглотнула, косясь на клубок энергии над ней.

— Он говорил, что ты представляешь для него опасность, потому как можешь выдать его Августу. — нервно заверещала она. — К тому же тебя будут разыскивать Лоа… будь в этом уверена… они не оставят тебя в живых в любом случае…

— Значит Вадим испугался, что я выведу на него Ланге… А как же Илиас? Кажется, так зовут другого нефилима?

— Илиас скрывается… и думаю, что Ланге его не найдет… если конечно Вадим не проболтается…

— Уже не сможет… — резко проговорила Волк.

— Что? — Дисма снова стала пытаться вырваться из цепкой хватки Софьи.

— Его уже нет, он сам виноват… и кстати, какая выгода была тебе от него? — Волк с издевкой усмехнулась над попытками демонессы освободиться.

— Я с тем, кто может предложить мне безопасность… с Вадимом мне было намного выгодней, чем с Ланге…

— Но тем, не менее, ты до сих пор выполняешь поручения Августа. Не так ли?

— Этого требовал от меня Вадим… Это часть моей работы…

Волк недоверчиво сощурила глаза. Интересный факт… Оказывается здесь все намного сложнее, чем она предполагала… С каждым разом она узнавала все больше нового. Что впрочем было совсем не удивительно.

Дисма могла бы сослужить хорошую службу, не будь она такой легкой добычей, в качестве информатора. С таким же успехом она могла прийти к Ланге и выложить как духу все, что связано с Вадимом и Софьей. И что ей может помешать? Да ничего! Естественно Август ее за предательство по головке не погладит, но ведь он также потом воспользуется предательской натурой демонессы уже в своих целях.

— Может, ты знаешь о других нефилимах?

Софья разомкнула пальцы и демонесса упала на холодный мокрый бетон.

— Нет… чего не знаю того не знаю… — ответила Дисма потирая шею, на которой появились ярко-красные прожилки.

— И все же… Габриель говорил, что Ланге собирает армию нефилимов… — настойчиво продолжила Волк, стараясь держать под контролем демонессу. На данный момент ей было нужно получить ответы на те вопросы, которые ей не давали покоя, а потом уже браться за спасение своей шкуры.

— Он собирает армию, но не нефилимов… Ему нужна ты, чтобы осуществить задуманное…

Думаю, Вадим тебе рассказал о свойственной силе полукровок… ты можешь оказывать огромное влияние на людей… с тобой Ланге может добиться многого, прежде, чем выпустит Люцифера… по крайней мере я так думаю…

— Значит, их нет? — сомнительным тоном продолжала Софья, нахмурив брови.

Дисма, пошатываясь, встала на ноги и выдохнула:

— Нет… и не будет…

— Ты в этом уверена?

— У демонов, оставшихся на поверхности не достаточно сил, чтобы сотворить нефилима подобного тебе… — разъяснила Дисма.

Волк на секунду задумалась. В этот момент ее снова посетила мысль дать согласие Ланге. Все же власть ее прельщала, и если бы она это отрицала, то обманывала бы сама себя.

В ней всегда было что-то черное и она не могла от этого отказаться. Так почему сейчас, когда ей выпала такая возможность получить небывалую силу, какая-то жалкая микроскопическая частичка души пытается сопротивляться?

Ведь она, Софья, уже высвободила на свободу это ужасное существо, которое с самого рождения сидело внутри, ожидая момента…

Волк снова посмотрела на Дисму. Та настороженно наблюдала за девушкой, ловя каждое ее движение. Немного колеблясь Софья наконец, произнесла, смотря прямо в глаза демонессы:

— Извини… ничего личного…

Дисма, которую застали врасплох даже не успела сообразить, что произошло и уже через несколько секунд пепел оставшийся от этой гадкой твари разлетался по ветру, унося с собой серный запах…

* * *
— Мне это до такой степени уже осточертело! — разгорячено воскликнул светловолосый парень, застегивая черную кожаную куртку.

— В конце концов, хватит уже ныть! Зак, прекрати, надоело… а ты еще больше усугубляешь… — произнесла девушка, идущая следом за ним. Ее длинные русые волосы шелком лежали на хрупких плечах, а яркие зеленые глаза гневно буравили затылок парня.

Парень остановился, чтобы дождаться подругу.

— Оль, скажи честно… — он посмотрел на нее серьезным взглядом. — Неужели ты ни капли не хочешь жить нормальной жизнью… как у обычных людей?

На лице девушки отразилось удивление.

— С чего вдруг такие вопросы?

— Не важно. Просто ответь мне…

Оля, в раздумьях сжала губы.

— Я не знаю… наверное…

— Наверное? — искренне удивился Зак.

— Да! Да… я хочу жить НОРМАЛЬНО, но этого не будет никогда! Ты таким родился, я такой родилась… всякие попытки сделать из нашей жизни что-то путное будут снисходить на нет, потому что каждый день мы пытаемся восстановить справедливость, которая в общем-то кроме нас никому больше не нужна… — не сдерживая своих эмоция выпалила Ольга.

Зак нахмурился, слово от головной боли.

— У тебя хотя бы была такая возможность. — заметил он. — Ты могла остаться дома. Зачем ты нас нашла?

— Потому что я тебя люблю, дурень! — оскорблено воскликнула Оля, вырывая свою ладонь из руки Зака. — Или тебе было плевать на меня? Да?

Зак тяжело выдохнул и замучено закатил глаза.

— Не переводи тему…

— Я не перевожу! — перебила Оля, окончательно разозлившись. — Если тебе плевать, я могу уйти!

— Эй! Прекратите! — высокий темноволосый парень по-кошачьи быстро и грациозно приземлился на обе ноги, спрыгнув с третьего этажа. Его присутствие выдал лишь его голос, прозвучавший по темной улице громким эхом. — Уже надоело смотреть на ваши перепалки. Не об этом сейчас нужно думать. У нас есть дела поважнее…

Оля недовольно хмыкнула.

— У нас всегда дела поважнее нашей жизни…

— Я серьезно. Ян собирается ввезти в город какой-то артефакт…

— Да? — заинтересованно произнес Зак, посмотрев на собеседника немного ошарашенным взглядом. — Мне казалось, все его передвижения и действия находятся под контролем архангелов…

— Тебе самому не смешно? С какой стати Лоа будут отчитываться о каждом своем шаге перед Светлыми. Они их терпеть не могут…

— А что за артефакт? — Оля скрестила руки на груди, поглядывая недовольным взглядом на своего парня.

— Ммм не знаю… Ясно лишь одно, что о раскопках, этого артефакта знали лишь несколько человек…

Зак с сомнением смотрел на своего товарища, прикидывая сколько же на самом деле человек могло знать об этом, если сейчас эту информацию рассказывают ему. Сплетни даже в мире ангелов и демонов разлетались так быстро, что стоило очень хорошо обдумать и взвесить все за и против, чтобы поверить в них.

— Ким, — Зак с коварным прищуром обратился к другу, который сдувал с себя частички шерсти после трансформации в человека. — А ты откуда об этом узнал?

Ким, наконец, отвязался от своей куртки, и хитро улыбнулся.

— Так, чисто случайно подслушал разговор двоих из Лоа…

— Ой ли? Что-то мне не верится… и они даже не заметили твоего присутствия? — недоверчиво проговорила Ольга.

— Ну… — Ким нелепо округлил свои глаза, думая что ответить, и через несколько секунд произнес. — … вероятно скрытность — мое второе имя… и провалиться мне сквозь землю, если я не прав!

— Не каркай, а то правда провалишься… — съязвила девушка. — Так что там насчет этого артефакта? С чего ты взял, что он по нашей части? У нас был с Лоа договор, мы не вступаем с ними ни в какие конфликты и не вмешиваемся в дела, которые касаются их клана. К тому же Фред ничего не говорил об этом. — предположила Оля.

Ким сделал умное выражение лица.

— Сомневаюсь, что Фред об этом знает. Один из тех двоих говорил, что из-за этого артефакта возможен бунт и что кто-то помогает Яну. Он не делится информацией с кланом… Это вызывает недоверие к его политике. Возможно, что там назревает, что-то поинтересней простой бойни с демонами и ангелами, которые они так любят устраивать.

— Это нужно проверить. Не стоит без оснований тревожить остальных… Кто со мной? — Зак с энтузиазмом посмотрел на Олю и Кима.

— Все… — с улыбкой на лицах произнесли они.

* * *
Волк сидела на кухне, вертя в руках свежий выпуск утренней газеты. Самая первая статья пестрела огромной надписью «Жизнь на грани… Город снова накрыла волна смертей…» Автор из чувства личной безопасности предпочел остаться инкогнито.

Как ни странно все связывали это ни с чем иным как с деятельностью преступных банд, которые как выяснилось за пару лет до этого устроили самое настоящее кровавое побоище.

«…также вечером 17 октября одна из жительниц нашего города, (имя не разглашается) спускаясь в подземный переход, обнаружила труп молодого человека 18–19 лет. Его данные так и не были установлены. Можно только догадываться, чем мог помешать этот парень тем преступникам, которые так зверски с ним расправились. Эксперты не могут дать четкого объяснения тому, что же на самом деле там произошло.

Ранее мы писали о других людях, которые также стали жертвами этих убийц, зверей… Да, по другому их нельзя назвать. Им чуждо все человеческое…

С ними нужно бороться! Бороться до самого конца!

Жизнь на грани… Неужели история двухлетней давности снова повторяется? Чего еще ожидать? Сколько будет происходить этот кошмар? Будьте внимательны и осмотрительны. Берегите себя и своих детей… Искренне ваш N».

Софья не стала перечитывать статью, в которой как она считала был один лишь бред. Ясное дело, что ни один в здравом уме человек не станет писать о чересчур разбушевавшихся демонах, которые творят, что им вздумается и никто им не думает дать отпор. Люди предпочитают верить в ложь… их кормят неправдой, а они рады ее заглотить и сказать спасибо.

«Жизнь на грани… будьте внимательны… берегите своих детей… искренне ваш N». Этому автору было бы в самую пору писать некрологи. Хотя, может оно и к лучшему. Утренний выпуск газеты «СОВА» не особо пользовался спросом, поэтому его то и стали каждое утро разносить по квартирам совершенно бесплатно. Коммерческий ход… потом предъявят какой-нибудь счет за это бумагомарательство.

Волк попыталась заглушить внутреннюю пустоту кружкой сладкого чая. Ей этого не удалось.

Два дня назад она открыла себя. Вернее его… монстра, который в ней засел…

И она уже стала привыкать к нему, как к чему-то, что было бы в порядке вещей. Она пыталась быть спокойной… и она ей была…

Она хотела стать кем-то… и стала… однако все это было совершенно не тем, чего она ожидала от этой жизни…

Почему-то для себя она нашла совершенно другой выход… вместо того, чтобы бороться… она приняла все это как оно есть.

Сила опьяняет… и ей хочется владеть в полной мере.

Волк снова посмотрела на заголовок статьи и с иронией усмехнулась. Как все это глупо и ничтожно… Она была такой же когда-то. Но это было лишь «когда-то». А сейчас она сама вольна делать, чего ей захочется и никто не посмеет ей помешать. Даже Ланге.

Но не смотря на это, ее постоянно гложила мысль с его предложением.

Солнечный свет резко ударил в лицо и Софья поморщилась.

Может у нее получится бороться самостоятельно? По крайней мере теперь ей не будет так страшно… она свободна от привязанностей… ее ничто не держит…

Волк встала с места и нечаянно задела рукой кружку, которая звякнув разбилась об пол на кусочки. Остатки чая разлились по стеклянным крошкам.

Софья медленно шла по коридору… в квартире было абсолютно тихо, как никогда. Не было слышно ни живого верещания Олеси, ни громкой музыки из комнаты Даши. Разносились лишь шаги Софьи.

Она остановилась у двери в зал и не раздумывая вошла туда. Она прошла и села на диван.

Внутри было как-то тяжело… спутано… все что ей казалось дороже всего в этой жизни исчезло, запросто… она сама сделала свой выбор. Сложный и страшный выбор.

Волк сглотнула подступивший к горлу ядовитый ком боли.

«Так было нужно… Прости…»

Она робко прикоснулась к ледяным пальцам крестной…

Он словно спала… так безмятежно и спокойно. Она больше не будет тревожиться за Софью, не будет мучиться бессонницей из-за того, что не может уберечь девочек. Остановившееся сердце больше не будет болеть.

Все кончено.

Нет больше слабостей…

Когда-нибудь Волк вспомнит о том, что натворила, и возможно ей станет тяжело от воспоминаний. Но не сейчас…

Глава 12 «Темная тропа»

Ланге сидел в своем кресле и курил трубку. Некоторое время он внимательно читал статью свежего номера газеты, а затем со злостью смял ее и швырнул в дальний угол кабинета.

— Маленькая стерва! Она все никак не может успокоиться! — его лицо побагровело от ярости. — Каим!

— Да хозяин, — отозвался грубый мужской голос, сквозь шипение телефонного аппарата.

— Будь добр, поднимись ко мне…

Через несколько секунд в дверном проеме показалась мощная фигура, чем-то напоминающая гору. Как она возникла там, не успел уловить даже Ланге.

— Что-то случилось? — Каим стоял словно статуя, не делая абсолютно никаких лишних движений. Глаза без зрачков, белые как снег, даже не моргали. Огромный безобразный шрам на пол лица и тонкие змеиные губы.

— Ты это у меня спрашиваешь? Ты должен был следить за этой чертовкой Дисмой и девчонкой! И что я узнаю? Что эта малолетка прихлопнула демонессу! А помимо этого в городе оказался еще один нефилим, которого вы к слову, не смогли засечь!

— Извините хозяин, — промычал Каим.

Ланге стиснул кулаки и раздраженно выпалил:

— Найдите мне эту девчонку, пока она не исчезла! Мне не хватало, чтобы я упустил еще и ее!

— Хорошо, я сделаю, как скажете…

— Возьми с собой парочку этих жалких подобий на демонов и наведайся сначала домой к Волк.

— Вы думаете она настолько глупа, чтобы оставаться дома? — с робким сомнением спросил Каим, переминаясь с ноги на ногу.

— Нет, идиот! Это перестраховка! К тому же там ее семья… нужно быть уверенным в том, что она не смылась и не захватила с собой сестру и тетку. — окончательно обозлившись прокричал Ланге. — Уйди с моих глаз, пока я тебя самолично не порешил!

Каим исчез точно так же, как и появился, оставив своего хозяина раздраженно курить трубку.

Сейчас у Августа в голове творился хаос и самая настоящая паника и страх. Как он мог допустить такой ужасный промах? Он ведь был полностью уверен в том, что ему удастся его план с кровью нефилима. Он ведь мог уже давно ее получить. Но единственная загвоздка состояла в том, что Софья была только на половину демоном и просто так получить от нее кровь, без ее согласия нельзя было никак. Даже если бы он тогда в больнице взял ее кровь, причем на вполне законных основаниях, ничего бы не подействовало. Это была бы всего лишь часть ее материи, не подкрепленная ее согласием, а соответственно и ее жизненной силой.

Теперь еще и это… Молодой нефилим, согласие которого было бы получить гораздо легче, чем какой-то девчонки был мертв и убила его похоже Софья. А затем она расправилась и с Дисмой…

В то время пока Ланге заглушал свою злость табачным дымом, его верный пес Каим наведался домой к Софье.

Демоны сразу почувствовали запах смерти, стоило только зайти в подъезд. Сомневаясь в заметно притупившихся чувствах нечистых, Каим решил не накликать на себя беду и все-таки поднялся на четвертый этаж.

Когда человек-гора протиснулся в дверной проем открытой квартиры, его встретила лишь оглушающая тишина. Демоны как полновластные хозяева этого царства мертвых с довольными физиономиями расхаживали по комнатам, предвкушая, какую взбучку Каиму устроит Ланге. И чего уж душой кривить, когда здесь действительно было самое настоящее царство мертвых, два трупа: молодой девушки и женщины лет тридцати, явное тому подтверждение.

Мозг Каима стал лихорадочно перебирать все варианты того, что ему делать дальше и как оградить себя от гнева Августа. На ум не приходило ничего более или менее толкового.

Немного постояв и посмотрев на результаты пребывания здесь нефилима, Каим наконец решил прочесать с демонами город и найти эту полукровку, пока она самолично не явилась к хозяину.

Каим запустил в небо энергетический пульсар, который в скором времени исчез из виду, отправившись на поиски нефилима. А следом и призрачные силуэты демонов и самого Каима растворились в воздухе. С невероятной скоростью эти полу-духи исследовали каждую лазейку и самые заброшенные места города. Но ничего похожего на присутствие нефилима они не нашли.

«Верный пес» Ланге уже стал не на шутку трусить, представляя будущий разнос. Сделав круг над микрорайоном, одним из последних в списке мест, которые стоило проверить, Каим вновь воплотился в некое подобие человека, о чем и пожалел.

— Далеко торопимся? — раздался голос из-за спины. Каим развернулся, чтобы посмотреть на того, кто решился с ним заговорить, и был крайне удивлен, увидев перед собой практически мальчишку.

— Не твое собачье дело, — процедил громила, с презрением смотря на темноволосого парня, потерявшего чувство страха.

Вдалеке показался пульсар, который, похоже, все-таки нашел нефилима и теперь возвращался, чтобы показать путь.

— А я думаю, что как раз таки мое… Видишь ли, негоже демонам по улице расхаживать среди людей… — произнес парень, а потом дополнил — это я про твою милую, но, к сожалению, совершенно не дружелюбную компанию говорю. — он кивнул в сторону парочки демонов, растянувшихся в улыбках, предвкушения расправы над недоноском.

— Не лезь куда не просят, если ты хочешь дожить до завтрашнего утра, — прогремел Каим, искривившись от отвращения. К тому же это был, по-видимому Светлый… кажется…

У него как всегда стала отвратительно болеть голова, словно в ушах какая-то свирель, а в мозгах без конца проворачивают шуруп. Да… это Светлый… или…

Не успел Каим додумать свое предположение, как его накрыла энергетическая сеть. Словно разряд тока она без конца жалила, что было невозможно пошевелиться.

Демоны превратились в пепел в ту же секунду как сеть соприкоснулась с их сущностью. Найдя в себе остатки сил Каим попытался ее разорвать, но у него этого не вышло. Что-то резко его одурманило и он огромной тяжелой тушей упал на асфальт, размозжив лоб.

— Прекрасно… на моем счету еще одно убийство человека… — Ольга, возникшая из воздуха, склонилась над Каимом.

— Это не человек, ты это знаешь… — перебил ее Зак.

— Но…

— Никаких но… это не человек… и на тебе нет вины… это твоя прямая обязанность охранять людей от созданий подобного рода.

— Полностью с этим согласен, — добавил Ким.

— Да мы даже не разобрались, чего они хотели! — возмутилась Ольга, с оскорбленным видом посмотрев на Зака.

— А я кажется знаю, что делать… — Ким посмотрел на пульсар, который медленно исчезал в воздухе без подпитки энергией своего хозяина.

Он вскинул руку и пульсар загорелся с новой силой, яркая энергия каким-то месивом клубилась в этом шаре изредка подрагивая, как от разряда тока. Через время он снова поднялся ввысь и направился туда, куда до этого стоило отвести своего хозяина.

Ким, Азарий и Ольга последовали вслед за проводником…

* * *
Софья в наслаждении закрыла глаза, полностью восполнив внутреннюю пустоту той энергией, которой ей так не хватало.

Вадим не соврал, сказав, что придет час, когда ей тоже потребуется эта подпитка. С ней чувствуешь себя сильным и неуловимым. По крайней мере, некоторое время, пока внутренние запасы не иссякнут, и не придется искать новые жертвы для возвращения своих сил.

Энергия пульсировала внутри, подобно наркотику. И Софья уже не представляла, как жить без этой подпитки.

Жертва лежала без сознания на холодных ступенях. Глаза были закрыты.

Волк абсолютно равнодушно следила за едва уловимым дыханием молодого парня. Артур… наверное ему не повезло, хотя нет. Волк сама решила его участь.

Она не отрицала того, что в глубине души, ей самую малость было его жалко. Но и жалость эта была холодной. Ничего кроме воспоминаний о разбитом сердце у нее в голове не появлялось, соответственно и жалеть его было не за чем и печалиться о том, что она отобрала у него часть души, даже если этот крохотный кусочек был совершенно не значимым. Артур вероятно даже не сможет понять, что с ним произошло, когда очнется…

Ему просто будет ужасно плохо, потому что Софья выудила у него практически весь его энергетический запас и не остановись она вовремя, Артур бы распрощался со своей жизнью, даже не поняв причины.

Волк вышла из подъезда, оставив парня на ступенях. Скоро его найдут, окажут помощь, наверное.

А с чего вдруг это должно ее волновать? Она получила, что ей было нужно, а остальное ее не должно касаться.

Утро и так оставляло желать лучшего…

— М-да… а демон все-таки в тебе сидит… — заметил Габриель, возникший перед Волк.

Софья презрительно посмотрела на нечистого.

— ух, ты а я не знала. — пафосно произнесла девушка, продолжая идти вперед, что в конце, концов прошла сквозь Габриеля, позаимствовав микроскопическую частичку его силы.

Демон, заметив, что его «обокрали» недовольно нахмурился, но не стал ничего говорить. Себе дороже.

— Что-то случилось? — наконец промямлил он, проплывая рядом с Софьей, но уже на более безопасном расстоянии.

— Ну кроме того, что я убила своего братца — нефилима, крестную и сестру, а перед этим расправилась с Дисмой, и сейчас оставила парня на произвол судьбы в этом подъезде… в остальном ничего, все просто отлично!

Габриель присвистнул, искренне удивляясь «достижениям» подруги.

— Я как погляжу, ты времени зря не теряешь! Прости, конечно, но тебе самое место в Аду! — заключил он, все также витая бесформенной дымкой рядом.

— Об этом, я знаю лучше тебя, друг мой.

— Ну и что ты собираешься теперь делать? — заинтересованно спросил демон.

— Искать выход.

— Думаешь, теперь ты сможешь его найти?

— А почему нет? Я теперь свободна и меня ничто не держит. — совершенно серьезно произнесла Софья.

Слабый звук как от шаровой молнии заставил ее замолчать и прислушаться. Демон последовал ее примеру. Звук становился все громче и ближе. Софья посмотрела вдаль и увидела яркую точку. Сначала она подумала, что какой-то предмет отражает солнечные лучи, но по мере его приближения она опровергла эту мысль. Потому что предмет становился больше, а звук громче. Через четверть минуты огромный энергетический пульсар остановился над ними, переливаясь разноцветными энергетическими лентами.

— Свободна, говоришь? — с опаской спросил Габриель. — Да тебя ищут!

Волк ничего ни сказав бросилась бежать от следящего пульсара, который не останавливаясь следовал за ней.

«Просто прекрасно! Теперь меня будут выслеживать среди белого дня!»

Три тени скользнули по асфальту. Волк озираясь по сторонам попыталась рассмотреть тех, кто за ней гнался. Она огляделась и хотела было снова бежать, но внезапно столкнулась с высоким светловолосым парнем.

— Зак?

Парень очень внимательно на нее посмотрел, удивившись тому, что девушка назвала его по имени.

— Мы знакомы? — не понял он.

— Неттт… — пробубнила девушка, злясь на себя за неумение контролировать свои мысли и слова.

Азарий крепко сжал ее руки. Волк попыталась вырваться, но у нее ничего не получалось. Сбежать от Воинов, не так-то просто… они Светлые… что им стоит прихлопнуть нефилима как муху?

— Вот оказывается, кого искали демоны и тот громила! — усмехнулся Ким, оценивающе разглядывая Софью, пока она изворачивалась словно змея, чтобы отцепиться от Зака.

Ольга как-то зло посмотрела на товарища, и таким же пренебрежительным взглядом наградила Волк.

— Откуда ты меня знаешь? — спросил Зак, так же крепко держа Волк.

— Ты спас меня и мою сестру от рудр… — продолжая выворачивать себе руки, процедила Софья. — Пусти меня.

— Ну да, как же! — Вмешался Ким. — Ты вроде как демон. Ведь так Зак?

— Да… но не совсем… нефилим… — размышляя произнес Азарий.

— Еще лучше, — фыркнула Ольга.

Сила Светлых была куда более мощней. Волк не могла сопротивляться. По сравнению с этими тремя она была жалким отродьем. И сейчас чувствовала себя самым настоящим ничтожеством. Кроме личины демона и его силы, природа ее больше ничем не наградила. И сейчас она даже не сможет за себя постоять. Будь она хоть в тысячу раз сильнее отпрысков из Ада, она все равно никогда не сможет одолеть Воинов.

— Ну и что теперь с ней делать?

— Полагаю демоны не просто так разыскивали тебя… Может расскажешь? — осведомился Ким.

Пульсар в последний раз вспыхнул ярким клубящимся месивом и распался на миллионы ярких частичек…

Глава 13 Pro et contra{Pro et contra — за и против (лат.).}

Софья поднялась к себе домой. Было пусто. Ни Олеси ни Даши, никого.

Одинокие ледяные стены словно надвигались на девушку и сжимались как по воле какого-то механизма. С картин на нее смотрели ужасные гримасы вместо лиц.

Она щелкнула кнопкой включателя, но свет почему-то не загорелся. В этот момент она заметила, что с ее рукой что-то не так. Она была детской … и одежда на Софье была детская… только сейчас она заметила, что кофта на ней была новая, которую они с матерью купили пару дней назад. В честь Дня рождения. Ей исполнилось десять лет.

«Что произошло?»

Волк неуверенно пошла в сторону своей комнаты. Дверь медленно приоткрылась и холодный сквозняк прошелся по ногам. Девочка несколько секунд мешкалась, раздумывая, стоит ли заходить. Все здесь было каким-то странным, холодным, чужим и отталкивающим.

«Это мой дом, здесь я в безопасности… К тому же скоро придет крестная и мама… Она обязательно придет, она обещала, что не задержится на работе…»

Софья открыла полностью дверь и осторожно прошла в свою комнату. Сначала ей показалось, что там никого не было, однако позже она увидела стоящую в углу возле зеркала чью-то фигуру, в накинутом темном балахонистом одеянии.

— Мама? — полным надежды голосом произнесла девочка. На секунду ее страх испарился.

Но человек, стоящий в углу не ответил.

— Мамочка это ты?

Плечи фигуры мелко подрагивали и послышалось всхлипывание.

— Ты плачешь? — удивленно спросила девочка.

Софья робко подошла, удивленно смотря на мать.

Не плачь, пожалуйста… — почти умоляюще произнесла девочка, в голосе которой послышались слабые нотки слез.

Она едва прикоснулась к ее одежде. Но плечи продолжали все также подрагивать от всхлипываний.

Фигура медленно развернулась… но это была другая женщина, не мама. Она ей снилась часто… очень часто… но кто она такая Софья не знала. Она посетитель ее каждодневных кошмаров… человек без имени… Каждую ночь она видела ее слезы…

Впавшие глаза, бледная кожа на исхудавшем от мучения лице… женщина потянулась руками к Софье, но ребенок испуганно попятился назад.

Внезапно глаза женщины налились кровью и издав злостный крик она набросилась на девочку. Софья резко дернулась назад, но зацепившись ногой за угол ковра, упала на пол.

Превратившееся практически в звериное лицо, склонилось над девочкой.

— Не тронь меня… пожалуйста… — испуганно прошептал ребенок. Женщина начала бесноваться, издавая сумасшедшие крики. Ее руки потянулись к шее Софьи, она уже готова была сцепить свои пальцы и перекрыть ей воздух. Но внезапно она переменила свое решение со всей силы грохнув сжатыми кулаками по полу. Словно визгливая тварь женщина рвала на себе волосы, царапала себе лицо. Кровь заволокла ей глаза. Текла на одежду и оставалась на руках.

Страх превратил Софью в окаменевшую глыбу. Но мозг словно подал какой-то сигнал. Девочка попыталась отползти назад, но это чудовище снова вскинуло руки и ударило в нескольких миллиметрах от головы ребенка.

— Все равно ты никуда не денешься! — провизжала женщина.

Вокруг все заволокло темнотой и больше Волк ничего не видела.

Софья непроизвольно дернулась и открыла глаза. Волосы были мокрыми от холодного пота, тело до сих пор подрагивало от ужаса. Но это был всего лишь сон…

Странно, что сны стали к ней возвращаться после такого долго промежутка времени. К чему бы это?

Но лучше вообще не видеть никогда подобного.

Огромная сфера, в которой она пребывала уже неделю, дала понять, что все как всегда. Она который день сидит в этой силовой клетке, как животное. Ей перекрыли доступ ко всему.

Последние два дня она вообще была одна. Разве что только охранник сидел и следил за тем, чтобы она не сбежала.

Да и как тут сбежишь, когда куполообразная клетка жалила, при любом неверном движении. А тупой громила охранник не мог нормально связать и пару слов. Даже поговорить не с кем. Габриель же не торопился вызволять Софью. Он дал деру, оставив ее в тот день, когда Воины нашли их.

Да уж доверять демонам свою жизнь лучше не стоит…

Волк замученным взглядом осмотрела себя, что в принципе было и не нужным. Довольно потрепанная, слабая, с запекшейся между ногтей кровью, уже который день она видела этот кошмар.

Потребность в энергии заставляла ее несколько раз делать попытки побега, но она унималась только после того, как ее руки покрывались ранами и ссадинами от энергетической клетки. Воины постарались на славу, создавая эту магическую тюрьму.

За окном все было как обычно. Солнце даже не думало появляться среди тучного неба.

Конец октября.

— Эй… позови кого-нибудь… мне нужно поговорить…

Охранник усмехнулся, снисходительно посмотрев на девушку, но даже не подумал встать со своего нагретого от каждодневных сидений места.

«Зачем я это вообще спросила? Эта мумия со свинячьими глазками даже шевелится», — раздраженно подумала Волк.

— Эй, ты видимо не расслышал? Я к тебе обращаюсь! Хватит делать вид, что тебе абсолютно ровно есть я тут или меня нет! Позови кого-нибудь!

Амбал скрестил руки на груди:

— Да конечно! Мне приказали следить за тобой. И черта с два ты останешься без присмотра, сатанинское отродье.

Из груди у Софьи вырвался наполовину ликующий, наполовину разозленный смешок.

Демон бесновался и царствовал в этой бренной человеческой оболочке, потому что еще был связан с душой. Он поглощал ее медленно, словно лакомый кусок, и скоро от нее не останется ничего. И чтобы окончательно завладеть разумом, демон не нашел ничего кроме, как мучить человеческую душу кошмарами.

— Ха-ха! У тебя, оказывается, есть голос! А я было подумала, что ты и говорить не умеешь! — издевательски произнесла Софья. — Ладно, не обижайся… в чем проблема? Неужели ты не можешь оказать мне такую крохотную услугу? Да, и как тебя зовут? А то мы с тобой уже как неделю не разлей вода, а я тебя и не знаю!

Слова Волк привели охранника в недоумение, да и чувствовал он себя явно не в своей тарелке. Над ним издевались, но ничего кроме пустых угроз и сказать не мог.

Он ни какой-нибудь могущественный маг, и если уж тягаться, то явно не с нефилимом.

— Тебе — то какая разница, как меня звать?

— А что это такая великая тайна?

— Олаф — мое имя. Ну что легче стало?

— Очень приятно, — язвенно продолжала Софья. — Ну так что? Мне долго ждать?

Олаф, наконец, встал со своего места и подошел к куполу. Несмотря на довольно мощное телосложение и высокий рост, он был не таким уродом, как показалось Волк изначально.

— Я сказал нет! Я не такой дурак, чтобы оставлять тебя одну. Будет очень странным, если ты не сотворишь какой-нибудь фокус и не сбежишь! Поэтому прости цыпа, но сидеть тебе здесь до тех пор, пока кто-нибудь не решит тебя выпустить! — засмеялся охранник.

Софья со злости ударила в энергетическую стенку и раздался приглушенный хлопок.

Первым делом что она сделает когда выберется, так это прикончит этого самоуверенного наглеца…

* * *
— Самхейн? — Ким задумчиво потер подбородок. — Не думал, что все буде так просто.

Все четверо сидели в комнате, чем-то напоминающей кабинет. Просторный и достаточно уютный. Обставленный в классическом стиле, он больше был похож на гостиную девятнадцатого века. И если бы на столе не лежала стопка бумаг, не стоял компьютер а в углу на стене не находилась камера, то назвать это кабинетом было бы абсолютно не возможно.

Этот дом был предоставлен в качестве укрытия кланом Олмит. Чернокнижники здесь редко прибывали, но когда было необходимо перебраться из Айна в другой город, они часто использовали такие заранее подготовленные места. Демоны сюда не могли пробраться, не говоря о том, что засечь это местечко было довольно сложно, конечно, если нечистый не обладает какими-нибудь супер-силами, что в общем-то было не возможно, по крайней мере пока невозможно.

— По-моему это даже слишком просто, — хмуро выдавил Фред. — Не думал, что мы столкнемся с этим снова.

— А уж я никак не предполагала, что мы могли просто так профукать вторую волну восстания. — заметила Ольга.

Все трое виновато переглянулись. Зак же молча сидел, листая толстую книгу. Из его головы никак не выходило, что в ближайшее время ему придется сделать то, что он делал на протяжении двух лет, убивал демонов. Было бы намного проще, если бы эта девушка была настоящей демонессой. Но ведь это совсем не так. У него был особый дар распознавать энергетику демонов и отличить ее от нефилима было не так уж и сложно.

Он тяжело вздохнул, надеясь, что с воздухом из груди выйдет это гнетущее чувство, но стало только хуже.

— Мы не могли этого предугадать. Разгулявшиеся на поверхности твари приковали к себе все внимание… Будет не удивительно, что все это происходило для отвода глаз.

— Все происходит так же как и тогда, Фред. — неуверенно сказала Оля.

Манфред покачал головой.

— Не думаю… Ланге слаб. Все, что он задумал будет зависеть только от того, как в свою очередь поступит эта девушка. А я не думаю, что она настолько честолюбива, что согласиться быть на нашей стороне. К тому же вы сами тогда сказали, что она была в сопровождении демона. Так что есть вероятность, что она найдет попытку сбежать, а этого допустить никак нельзя.

— Даже если она была с демоном… разве это дает право так с ней поступить? Мы ведь не трогаем чернокнижников… — торопливо начала Ольга. — К тому же…

— Это не важно, Оля. — перебил ее Ким. — Нам сейчас нужно только одно — не допустить новый Апокалипсис. А насчет демонов, разве ты сама не убедилась, что все кто с ними хоть какую-то связь имел, либо уже давно оказался на том свете из-за них же, или их прикончили мы, кстати есть за что…

Ольга широко раскрыла глаза, и ее губы стали слегка подрагивать, от наступившего на нее неприятного ощущения того, что она одна здесь хоть в кой-то мере еще понимает, что разговор идет об убийстве человека. То как легко к этому относились Ким и Фред ее пугало да и вообще, в кого они все превратились за эти два года? Они уже не различали, что действительно хорошо, а что по-настоящему плохо. Но никто не хотел развеять эту пелену и оглядеться вокруг.

— На моем веку был демон, который перешел на светлую сторону… — с упреком выдавила она. — И мы все знаем, что ему Ульяна доверяла, и только благодаря ему Ульяна тогда смогла остановить Апокалипсис.

— Но Ульяна мертва! — не вытерпел Фред. — Ее уже нет…

— Это ты так считаешь, потому что потерял веру, что она жива! — дрожащим голосом выпалила Оля.

Фред сделал резкое движение рукой, хотев что-то сказать ей в ответ, но так и не смог собраться с мыслями, потому что знал, что Ольга права.

Несколько минут все молчали, стараясь даже не смотреть друг на друга.

Все понимали, что Оля затронула самую больную тему. Фред искал Ульяну и до последнего не верил в ее смерть, но не было ни единой зацепки и ни единой надежды, что она тогда выжила.

— Значит все решено? — Азарий наконец обратился к Фреду, не отрывая глаз от книги.

— Да… Я могу это сам сделать… — облегченно выдохнул Манфред, мысленно благодаря Зака за то, что тот сменил тему. — Пока мы разбирались, что к чему осталось слишком мало времени. Не стоит рисковать. Если Ланге узнает, что это мы схватили нефилима, он обязательно предпримет меры, чтобы добиться своей цели. До Самхейна осталось всего пару дней…

— Странно, что он решил провести задуманное в этот день… — произнес Ким.

— Ничего странного, — перебил его Фред. — Наиболее вероятно, что он сможет провести этот ритуал в День мертвых, когда грани между мирами не настолько сильны. Тем более с кровью нефилима… он мог бы получить могущественного демона из Софьи. Так что нужно решить эту проблему и как можно скорее…

— Мне кажется это ничего не решит, — засомневалась Ольга, сузив зеленые глаза. — Нужно избавиться от Ланге… Софья не представляет большой угрозы в отличие от этого лицемера.

— Ты действительно так думаешь? — засомневался Ким. Его беспокоило, что в последнее время Ольга слишком часто стала задумываться о человечности тех, кого следует устранить. А Зак, похоже, подхватил от нее это заразное и совсем никчемное благородство, так что теперь по каждому поводу эти вопросы довольно нудно мусолились. Вот и сейчас, чтобы убить нефилима, пришлось развести эту бестолковую дискуссию.

— Да.

— Оля права, — поддержал свою девушку Азарий. — Нужно сначала устранить Августа, а потом уже его приспешников. Не будет источника проблем, не будет и самой проблемы…

— Хорошо. А как насчет того, что ты мне сказал про Лоа?

— НУ, я не смог больше раздобыть никакой информации, — виновато выговорил Ким, скрестив руки. — У клана очень хорошая защита по всему периметру их штаб-квартиры. Я не стал рисковать…

— Ясно… — задумчиво протянул Фред. — Придется вести с Яном переговоры… иначе мы выпустим ситуацию из рук…

— А разве ты до сих пор не понял? — серьезно спросила Ольга, нахмурив лицо. — Мы ее уже упустили.

* * *
— Что мне с тобой делать? — с ехидством спросил Ян, склонившись над Богартом. Несколько человек удерживали Мирослава, не давая даже пошевелиться. Струйки крови сбегали по щекам и шее. Все болело, ему было тяжело дышать, из груди вырывались только хрипы.

Марк с довольным лицом стоял поодаль Яна и с наслаждением наблюдал за тем, как пытали Богарта.

— Почему ты не сообщил о том, что нашел полукровку? — настойчиво продолжал Ян.

— Какое тебе до этого дело? — произнес Мирослав, сплюнув кровью.

— Мне как раз таки есть до этого дело. Скоро Самхейн, не забыл? Если Ланге к тому моменту получит ее кровь, то выпустит Люцифера и уже ничто не помешает ему стереть нас всех в порошок.

Богарт грузно выдохнул и снова послышался хрип.

— Я думаю, тебе нужно совсем не это… тебе плевать на Августа, как и на нас всех… Скажи правду, зачем тебе нефилим?

— Как ты смеешь упрекать меня во лжи? — Ян сделал движение рукой, и невидимый хлыст располосовал щеку парня. Богарт резко дернулся от боли.

— Должна быть причина, почему ты ослушался приказа… — размышлял глава, — И я, кажется, знаю какая …

Марк засмеялся и добавил:

— Я так и думал! До чего ты докатился Богарт? Твоя семья была одной из основателей клана, как ты мог так унизиться и опозорить родителей?

— Заткнись, не тебе меня судить… Ты сам ничего не стоишь, ведешь себя как покорная шавка… — с трудом произнес Мирослав.

Он был без сил, его глаза гневно прожигали предателя. Но он сейчас не мог не постоять за себя, не защитить Софью. Можно было надеяться только на чудо. Но чудес не существует…

— Что? — Марк уже собирался накинуться на Богарта, но Ян его остановил.

— Не, стоит. Он уже получил свое. Мне он нужен живым … К тому же это нам сыграет на руку. Если он не знает, где сейчас нефилим, то наверняка она сама его найдет. Не станет же она подвергать его опасности…

— Ты ее плохо знаешь. — процедил Мирослав. Меньше всего ему хотелось, чтобы Софья об этом узнала. Он надеялся сейчас только на то, что она не имеет к нему никаких чувств. Он предполагал, что это именно так, ведь на тот момент только он знал, что неравнодушен к ней. А что творилось у нее в голове, он даже не мог и предугадать.

— Неужели? — Ян широко распахнул глаза, сделав лживую маску удивления. — Вероятно, ты ее хорошо знаешь… Значит ты ее и найдешь.

— Я этого не сделаю, ясно тебе?

Воцарилось многозначительное молчание.

Ян покачал головой:

— Сделаешь, ты ведь не хочешь, чтобы твой отец поплатился за ошибку сына?

В этот момент в зал вошел Рамон, перебив тем самым продолжение шантажа.

Он непонимающе оглядел Богарта, а затем перевел взгляд на Яна.

— Что здесь происходит?

Ян собрал руки в замок и внимательно посмотрел на новоприбывшего. Его мучили сомнения… тяжкие сомнения… нет ничего хуже страха перед подчиненными. Одного глупца, готового пожертвовать собой ради полукровки он уже выявил. Осталось только подтолкнуть Рамона, к ошибке и уже на полных основаниях уничтожить их обоих.

Пока будет жив Рамон, будет существовать скрытая угроза власти Яна.

— Ты вовремя, — наконец произнес глава. — Отведи это ничтожество в подземелье и запри его там.

Рамон замешкался, но посмотрев в каком состоянии находится его друг, решил, что чем раньше он его отсюда уведет, тем скорее он окажется в безопасности, подальше от рук Яна.

— Хорошо…

Рамон вывел Богарта из зала и темными узкими проходами повел его в подземелье. Ян никогда не прибегал к тому, чтобы в качестве наказания запирать там кого-то из клана. Сегодня был случай из ряда вон выходящий. Каменная лестница была скользкой и неровной, поэтому Рамону приходилось поддерживать Богарта, чтобы тот обессилев не упал и не повредил себе еще чего-нибудь. Ему и так досталось.

Наконец спустившись Рамон, остановился, поддерживая Богарта под руку.

— Могу я теперь узнать, что случилось? — глаза Рамона были серьезными, как всегда, но в голосе слышалось беспокойство.

Богарт глубоко вздохнул и посмотрел на друга.

— Ян ищет нефилима…

— Это знают все, я имею ввиду…

— Я понимаю, что ты сейчас хочешь сказать, но позволь мне продолжить, — перебил его Мирослав. — Нельзя, чтобы она попала к нему в руки ни под каким условием. Кажется, наши предположения оправдались… Ян затевает что-то другое, но допустить того, чтобы Ланге успел воспользоваться этой ситуацией тоже нельзя… — Богарт на секунду замолчал и отдышавшись снова продолжил. — Могу я тебе попросить кое о чем?

— Конечно…

— Найди ее и спрячь, так чтобы ни один демон ее не нашел…

Рамон в раздумьях сжал губы, смотря на Мирослава.

— Подожди, не хочешь ли ты мне сказать… — тут глаза Рамона округлились и он отстранился от Богарта, как от сумасшедшего. — О нет… Как такое могло случится? Ты идиот, да? Не говори ничего… Я знаю, что идиот… Из-за нее ты сейчас в таком состоянии и ты просишь чтобы я ее спрятал?

— Да, я тебя прошу об этом как друга… — выдохнул Богарт. Его серые ледяные глаза потемнели а лицо стало каким-то жестким, а черты грубыми.

— Из-за нее одни проблемы.

— Рамон.

— Что? Ты понимаешь, что она представляет большую угрозу для нас всех? А на данный момент ее существование и твоя нелепая симпатия к ней две самые большие проблемы. Если так будет идти дальше, то тебя ликвидируют, а потом скажут, что это произошло во время борьбы с Темными. И Яну все поверят, а даже если и не поверят, то ему никто ничего не скажет, потому что все его боятся.

— Рамон! — не вытерпев, крикнул Мирослав. — Все что я у тебя прошу это спрятать Софью.

Рамон, нахмурился и подошел к Богарту, заглядывая в глаза, словно пытаясь удостовериться в том, что это окончательное и бесповоротное решение. Он перевел дух.

— Хорошо, я сделаю, как ты хочешь. Но не разумнее было бы тебе бежать?

Богарт горько усмехнулся:

— Неужели ты думаешь, Ян допустит это, после того как он узнал, каким способом заманить Софью в ловушку?

— И что теперь? — удрученно поинтересовался Рамон, поправляя взлохмаченные светлые волосы.

— Я найду способ, обещаю… Только спаси ее…

Рамон вышел из подземелья, заперев там Мирослава. В его мыслях царила суета и сомнение.

А ведь Ян знает, что делает и умеет доставить боль.

Запереть друга за решеткой, вместо того, чтобы помочь бежать.

«Я найду способ, я обязательно что-нибудь придумаю», — твердил про себя Рамон.

Теперь нужно составить план как действовать, чтобы уловка Яна не сработала. Было конечно очень безрассудно отправлять с Богартом Рамона. Он ведь знал, что Мирослав в любом случае все расскажет ему.

Или Ян самый настоящий глупец или он намного хитрее и умнее, чем кажется.

Но как бы то ни было, Мирослав нажил себе врага и провалиться в самый Тартар, если глава клана не сделает все возможное, чтобы раскрасить его дни в черный цвет.

* * *
Волк сидела в сфере, свернувшись калачиком. Под глазами появились мешки, да и вообще она стала представлять жалкое зрелище. Человеческая душа затухала, уже не было сил сопротивляться и она решила принять демона.

Похоже, единственное ради чего здесь ее держали — это дождаться пока она умрет, окончательно обессилев.

Сны преследовали ее каждую ночь.

Время от времени ей становилось страшно, казалось, какие-то голоса ее одурманивают своим сладким пением, а она никак не может выбраться из этих пут. Два раза она просыпалась с криками. Это уже был необратимый процесс. Еще немного и Воины сами того не понимая сделают из нее нефилима, о котором и подумать будет страшно.

Шум в голове и постоянная бессонница.

«Я схожу с ума!» — думала она про себя, обхватив ладонями голову.

Олаф все также презрительно посмеивался над ней, наблюдая, как она мечется и не может найти покоя.

Любые попытки заманить этого верзилу и заставить ее выпустить не увенчались успехом.

Он считал себя победителем, если не героем. Но это было не долго.

Был уже вечер. Волк в общем-то свыклась с мыслью, что ей придется оставаться здесь до тех пор пока от нее не избавятся как от ненужной вещи.

Часы торопливо тикали. Это наверное единственное, что находилось в этой комнате кроме самой сферы и стула, на котором уместился Олаф.

Надо сказать, он добросовестно выполнял свою работу, не спускал глаз с Софьи ни на секунду. Другой бы на его месте уже давно махнул рукой и ушел, нет же этот громила сидел до последнего, и говоря до последнего нужно понимать это в самом прямом смысле.

Софья сидела на коленях, уставившись тупым взглядом в пол. Сфера, в которой она была заключена переливалась светло-голубым светом, пока она не заметила, как на ее поверхности стали появляться едва различимые полоски, словно мелкие трещинки.

Олаф сидел абсолютно спокойно, пока тоже не заметил, что с защитой что-то не то. Но к этому моменту трещинки в куполе стали больше и послышался звук пульсирующей энергии.

Однако громила сидел не шевелясь, пока вслед этому земля под ногами не стала ходить ходуном и известь не посыпалась прямо ему на голову. Он буквально подпрыгнул и попытался по рации связаться с другими, но ничего не вышло. Из маленького черного аппарата доносилось только шипение.

Со стороны двери раздались какие-то крики, Олаф замешкался, раздумывая как поступить.

Его глаза испуганно смотрели на Софью, которая не без удовольствия смотрела на ужас, поглотивший охранника.

Комната содрогнулась, и бетонный кусок отлетел в сторону, снеся стул, с которого только что встал Олаф. В стене выходившей на улицу образовалась огромная дыра, стекла в окнах разлетелись градом по полу.

Олаф перекинулся взглядом с Софьей, удостоверяясь, что она до сих пор ему не опасна. Но в его глазах царило самое настоящее сомнение и страх.

Сфера озарилась алым светом, и яркой волной накрыла все помещение. Волк закрыла уши, пока принизывающий писк не прекратился.

Когда она огляделась, то обнаружила обугленное тело Олафа. Его поджарило словно кусок мяса. Софья с сарказмом улыбнулась. Свое обещание она выполнила, пусть даже с чьей-то помощью.

Свежий воздух врывался через проем в стене. Нужно было бежать пока не поздно и никто не спохватился. Не успела эта мысль возникнуть у нее в голове, как в дверях показался Зак.

Волк секунду помедлила, а затем, сорвавшись с места выпрыгнула наружу сквозь дыру.

Приземлившись на заснеженный асфальт, словно кошка она побежала как можно дальше, и совершенно не разбирая дороги. Что-то зашелестело рядом и она растворилась в воздухе…

Глава 14 Такие разные

Софья повалилась на землю, больно ударившись коленями об мелкие камушки.

Бурая листва уже покрылась первым снегом и тонкой коркой льда. Из рта выходил пар.

Кругом была тишина, свежий воздух ударил в нос, и сразу закружилась голова.

Волк осмотрелась. Рядом с ней стоял высокий светловолосый парень, который внимательно за ней наблюдал.

— Что я тут делаю? — осторожно вымолвила Волк, изучая парня.

— Я тебя перенес в более или менее безопасное место… — начал Рамон.

Волк презрительно фыркнула:

— Ну да более безопасного места, чем… — тут она снова огляделась и продолжила, — чем этот лес я в жизни не видела. И вообще кто ты такой?

Рамон пренебрежительно глянул на Софью. Казалось, что он оценивал, что же такого мог найти в этом создании его друг, что ему, Рамону пришлось рисковать своей шкурой ради нее.

— Я пришел по просьбе Мирослава…

Волк удивленно вскинула брови. Ей показалось, что ее разыгрывают.

— С какой это стати?

— Знаешь, я ничего не знаю и знать не хочу, меня попросили тебе помочь, я согласился ради Богарта, только и всего, если тебе не нравится, то я тебя верну с превеликим удовольствием…

— А почему он сам не пришел? — угрюмо спросила Волк, понимая, что эта тема не доставляет ей никакого удовольствия. В последний раз, когда они встретились в «Шербете», все закончилось тем, что она предала подругу, и убила брата.

Самое интересное, что она сама до сих пор не могла понять, что вообще он для нее значит.

Частичка человека затрепетала внутри, но демон ее безжалостно подавил.

— Это не важно. — закашлялся Рамон. — Тебе нужно скрыться, исчезнуть и держаться как можно дальше от Богарта. Во избежание всяких недоразумений.

Софья поднялась на ноги, отряхивая колени от грязи и снега.

— С радостью… Только что мне теперь делать?

— Это мы с тобой позже решим, — прозвучал за спиной грубый голос.

Рамон резко дернулся вперед, стараясь прикрыть Софью. Увидев это, парень засмеялся.

— Не стоит! — покачал он головой. — Я не причиню вам зла. Я проследил за вами, когда вы переместились. Я уже давно наблюдал за тобой, — обратился он к Рамону. — Ты также ждал удобного случая, как и я, чтобы выпустить ее на свободу. — Тут он перевел взгляд на Софью.

Точно такой же как она, точная копия Вадима, только глаза у него были мягкого светло-карего оттенка. Это пока что было единственным, что этого человека отличало от давно почившего братца.

— Э… Илиас, не так ли? — обескуражено проговорила Волк.

— Да… как видишь, сестренка, ты не одна такая…

— Что тебе нужно? — серьезно начал Рамон.

— Она, — Илиас сделал кивок в сторону Волк. — Я не от Августа, — продолжил он, чтобы удостоверить ребят в том, что нет никакой угрозы. — Это я говорю на случай, если вы решите, что я участвовал в нападении на штаб-квартиру Воинов.

— Но откуда ты узнал, что я там?

— Скажи спасибо Габриелю, этот чудак сам нашел меня… — криво улыбнулся нефилим. — Никогда не видел демона, который бы беспокоился за своего хозяина, чаще они сами делают все возможное, чтобы от него избавится.

— Да уж… — промямлила Софья, — я сама этого не ожидала. А где же он сам?

— Он предпочел на время исчезнуть. Просто Ланге не оставляет долго в живых предателей вроде него.

Тут Илиас снова обратился к Рамону:

— Спасибо, что ты помог ей бежать, не думал, что кто-нибудь из Лоа, еще способен на это…

Рамон как-то недоверчиво покосился на нефилима:

— Что ж… не все такие как Ян. Но извините, я должен вернуться надеюсь с вами все будет нормально… Удачи.

Софья кивнула в знак прощания.

Она даже не успела как следует осознать насколько ей повезло. Такое стечение обстоятельств было крайне удивительным. Но больше всего ее волновало то, что Зак, отпустил ее. Он не стал устраивать погони за ней, он просто на просто позволил ей уйти.

— Рад тебя видеть, сестренка, — улыбнулся Илиас. — Надеюсь, мы найдем с тобой общий язык.

— Я тоже на это надеюсь, — растерянно промолвила Софья, внезапно осознавая, что она нуждается в энергии. В тот момент, когда она пыталась сбежать из ее головы абсолютно вылетела эта зависимая потребность в чужой жизненной силе. А теперь, когда она пришла в себя, эти ощущения нахлынули на нее с новой непредсказуемой силой.

— Тебя нужно спрятать. У меня есть пара мест на примете, куда не сунется ни один демон…

— Не стоит, — отрицательно замотала головой Софья. — У меня есть другое предложение..

* * *
Ланге, как ошалелый выбежал на улицу. Он оглядывался по сторонам, пытаясь выискать того, кто его преследовал, но из сосновой рощи не было слышно ничего, кроме свиста ветра и скрипа деревьев.

Из всех демонов остались всего несколько. Вместо того, чтобы вернуть Софью себе, он снова ее потерял. Он упустил ее. Потерял охрану, остался один на один со своими врагами. Какая мерзкая оплошность. Своим нападением на Воинов он наоборот, облегчил работу Яну. Как же так?

Уже завтра Самхейн, а его шансы приравнены к нулю. Теперь он не в силах ничего изменить.

— Август, куда ты бежишь?

Ланге испуганно осмотрелся. Его лицо перекосило от ужаса. Он открыл ворота и побежал в лес.

Грязь вперемешку со снегом, затрудняла ему путь. Ноги без конца погружались в эту болотистую жижу, но он бежал как трусливая собака. И хуже было еще и от того, что он осознавал насколько отвратительно это выглядит.

Послышался звук приближающейся бумерангом вспышки черной силы. Он успел только развернуться, чтобы посмотреть, откуда следует опасность, как его голова оторвалась от туловища и из шеи зафонтанировала кровь.

* * *
— Я тебя не понимаю, — искренне произнес Илиас, разведя руками в стороны. Слишком поздно он появился, и слишком поздно что-то менять в Софье. Она уже не сможет стать такой, какой была раньше. И если у него получится хоть немного оттянуть ее полное превращение в демона это будет настоящим чудом.

— Что тут непонятного? — с ехидством спросила Волк, запрыгивая на бордюру. — Это ведь из-за него все произошло… Никогда бы не подумала, что будет так легко решить эту проблему. Но если честно, я рада, что все так случилось…

— Ты рада, что из-за этого напыщенного индюка тебе пришлось совершить такую ужасную вещь? Тебе не кажется это слишком большой ценой, чтобы…

— Не кажется! — перебила брата Софья. Ее глаза налились чернотой и стали похожи на бесконечную пропасть. — Я уверена, что Олеся поступила бы также… И знаешь… не стоит сейчас читать мне нотации. Я тебя знаю всего несколько часов, и уж поверь у меня нет тяги выслушивать твои нравоучения, я уже не маленькая!

— Да, видимо тебя действительно уже не изменишь…

— Вот именно, так что не трепи мне нервы, пока я не передумала и не решила все таки докончить начатое Августом. У меня еще есть время до завтра, не забывай об этом. — удостоверяющее вскинула брови Волк.

Дорога шла в город. Илиас ее хорошо знал, и знал, что здесь пока что нет опасности. Наемники Яна вряд ли станут выходить за пределы, так что сейчас здесь было безопасно и можно было спокойно прояснить все вопросы, тем более что их было предостаточно.

Сосновый лес тянулся по обеим сторонам трассы. Темный и холодный он заставлял задержать на нем свое внимание. Казалось что из глубины леса доносились чьи-то голоса, но это был всего лишь ветер. Снежинки падали маленькими белыми точками на дорогу и утопали в лужах и грязи.

Они в общем-то недалеко ушли от резиденции Ланге.

Илиасу на секунду стало даже жаль этого неудачника. Всех его демонов перебили Воины, в этом можно было даже не сомневаться, а теперь нет и его, благодаря сестре.

— Что теперь?

— Тебя ведь все равно не интересуют мои идеи, — с упреком ответил Илиас. — Как я посмотрю тебе не нужно никакой помощи, ты сама все прекрасно решаешь.

Волк спрыгнула с бордюры и взяла брата за руку.

— Ну уж извини, если я тебя обидела, просто я не знаю с чего начать. От одной проблемы я избавилась, но у меня есть еще одна… Лоа, они ведь не успокоятся, да и Воины не станут ждать.

— Соф, тебе нужно просто переждать, — обратился нефилим к девушке. — Чем меньше ты будешь светиться, тем больше возможностей остаться на этом свете.

Софья сощурила глаза, пристально смотря на Илиаса и оценивая на сколько можно ему верить.

— А если я соглашусь, чтобы ты во всем меня направлял и советовал, как правильно поступить, — раздумывая, предложила она. — Могу ли я полностью тебе доверять?

Илиас изумился подобного рода словам. Он сделал вид, что откашливается, прикрывая в этот момент свою внезапно проступившую улыбку.

— Думаю, такой вопрос должен задать я. Я не знаю, каких выходок от тебя ожидать, так что, — нефилим засунул руки в карманы, и посмотрел сквозь сестру. — Будет конечно лучше, если ты мне полностью доверишься, — подытожил он.

— Ох… стоило разводить такую демагогию?

Илиас усмехнулся уже в открытую.

— Ладно, раз мы с тобой решили этот небольшой нюанс, нужно заняться тобой…

— В смысле? — бросила Софья, округлив глаза.

— Ты же не собираешься так ходить? — парень показал на ее одежду. — Вид у тебя как у оборванной бродяжки.

Софья осмотрела себя полным неприязни и отвращения взглядом, лишний раз удостоверившись в том, что выглядит она достаточно неопрятно. Первое что ей сейчас требовалось — это принять душ и уже потом думать, как жить, вернее как выживать.

* * *
Софья укрылась одеялом, и вновь почувствовала тепло и уют, от которого начала было уже отвыкать. На секунду в ее сердце стало даже спокойно. Она закрыла глаза и попыталась уснуть, но старый кошмар набросился на нее снова. Дрожь покатой волной охватила все тело и она захлебнулась воздухом.

— Совсем из ума выжила, — пробубнила себе под девушка еще больше заворачиваясь в одеяло, словно пытаясь оградиться от окружающего мира.

В небольшой комнатушке было светло. Не смотря на то, что Илиас бывал здесь очень редко, он обустроил свою квартирку так, что любой холостяк мог бы ему позавидовать.

— Вот я тебе кое-что прикупил, извини конечно я не профи, так что… — сходу начал Илиас, пройдя в комнату. В его руках был большой пакет.

Волк с неохотой встала с дивана.

— Что это?

— Одежда.

Вопросительно подняв брови, Софья аккуратно вытащила свой новый гардероб и робко улыбнулась.

— Могло быть и хуже…

— Что? — не понял Илиас, нахмурив лоб.

— Нет. Я ничего против не имею, — пояснила Софья. — Просто у тебя слишком хороший вкус для парня. — Я такое никогда не носила, — она показала взглядом в сторону красивой туники обшитой пайетками.

— Извини, если что не так, — пожал плечами брат. — Ладно ты пока переодевайся а я что-нибудь придумаю поесть.

При этих словах Волк остолбенела. С чего вдруг такая забота?

Можно было бы поставить под сомнение все происходящее, но как бы Софья не пыталась представить Илиаса монстром, уродом, наемником или предателем ни одна из предполагаемых личин никак к нему не подходила. Слишком уж он был хорошим. Вероятно, привыкнув видеть вокруг себя одних предателей и опасность, Волк не могла воспринять обычную человеческую доброту.

А теперь пребывая в абсолютно другой шкуре, у нее не получалось понять как это вообще возможно.

Она посмотрела на себя в зеркало. Между ней и Илиасом не было никакой разницы во внешности, точно также как и с Вадимом. Но капни глубже и в итоге получишь разных людей, кровожадного монстра и обычного человека.

Трудно было поверить, что всех их породил один демон, Леохим. С какой целью он их создал, зачем?

Или он заранее знал, что появится возможность снова достать из Ада самого Сатану?

Но как ни крути, нельзя было отрицать, что у Темных всегда есть пара лишних козырей в рукаве.

Из кухни послышался лязг тарелок и свист чайника. Через десять минут они уже сидели за столом и с аппетитом поедали стряпню Илиаса.

— Что-то не так? — спросил нефилим, заметив задумчивое состояние, в котором находилась Волк.

— Да, нет, все нормально… просто я думаю… как поступить дальше. Не думаю, что мне поможет глупое отсиживание в тени, пока кто-то решает мою судьбу.

Илиас глубоко вздохнул и отставил от себя пустую тарелку.

— И чего тебе неймется? Тебе только сегодня удалось сбежать от верной смерти и ты снова ищешь приключений на свою голову, — произнес он, испепеляя сестру взглядом.

— Я не успокоюсь пока полностью не буду уверена, что со всем этим покончено раз и навсегда, — ответила Волк, тупо уставившись в свою тарелку, на которой одиноко лежала куриная грудка.

— А ты не думаешь, что все так просто не может решиться в одно мгновение? Нужно время. Если ты сейчас пойдешь размахивать топором или… в общем не важно, если ты поступишь точно также как и сегодня с Ланге, сомневаюсь, что ты сможешь что-то решить. Ланге был дураком, он понадеялся на демонов, которых перебили Воины. — рассуждал Илиас, все также смотря на свою сестру. — С Яном этот фокус не пройдет. Его защита намного сильнее. И он сам куда более умнее, чем Ланге. Ты хоть знаешь, скольких Ян убрал со своего пути, чтобы ему не мешали установить тот порядок, который сейчас в Лоа?

Софья ответила вопросительным взглядом.

— Весь клан он держит под полным контролем. Обвести его вокруг пальца не так-то просто. Я не удивлюсь, если этот парень, который тебя спас уже на том свете.

— Но ведь его попросил об этом Богарт, — вслух размышляла Софья. — Черт…

Внезапно в голову ей пришла дурная мысль. А что если с Богартом что-то случилось?

— Хотя… нет, этого не может быть, — отрицательно замотала головой девушка, отгоняя от себя эти мысли. — Мне нужно кое-что проверить.

— Ну что еще? — нервным тоном произнес Илиас. — Что опять случилось?

— Мне нужно удостовериться, что с моим другом все в порядке. Ведь этот человек не сказал, что с ним, он предпочел вообще промолчать про Мирослава. Я не могу допустить, чтобы кто-то пострадал из-за меня…

Илиас изумленно присвистнул, и с глубоким недоверием глянул на сестру.

— Что? — не удержалась Софья.

— Ты ли это, сестренка? Днем я видел перед собой совсем другого человека. Откуда в тебе взялось столько сострадания, или на тебя так повлияла моя стряпня? Я конечно не сомневаюсь в своих кулинарных способностях, но теперь ты заставила меня задуматься не добавил ли я туда чего-нибудь лишнего по ошибке.

Софья нахмурилась и на лбу проступила морщинка.

— Просто… я не знаю как это объяснить, все таки он меня спас…

— А недавно ты убила свою сестру и тетку. Есть разница?

— Откуда ты…

— Габриель рассказал, — не дал договорить нефилим. — Немного поздновато ты взялась за голову. Ну да в прочем может нам с тобой все-таки удастся все исправить. Если ты конечно этого так хочешь…

Весь вечер Софья провела в размышлениях. Голова раскалывалась. Стоило только мысли о Богарте хоть мельком проскользнуть в голове, как она тут же исчезала. Демон внутри также подавлял сопротивляющегося еще человека, но не на долго, потому что мысли о нем возвращались снова. Симпатия и ненависть к Мирославу, это уже было не впервой, и казалось, что по-другому невозможно.

Илиас посмеивался над сестрой при любом упоминании об этом парне. В его голове уже давно сложилась мысль о том, что Софья влюбилась в Богарта и при любой ее попытке доказать обратное становилось только хуже.

Несколько дней прошли в полной отрешенности от окружающего мира. Илиас не позволял сестре выходить на улицу, дабы оградить людей от ее животной потребности в энергии, которую она не могла контролировать. В общем, как говорила себе сама Волк, Илиас обеспечил ей медленное умирание от скуки в этой однокомнатной квартирке на окраине города.

— Я вернулся! — жизнерадостно воскликнул Илиас, появляясь в дверях, и одновременно стягивая с себя не по погоде одетую куртку.

— Наконец-то, — с облегчением выдохнула Софья, выходя на встречу. — Что-нибудь разузнал? — с нетерпением начала она, улавливая чужое присутствие, подобно слепому, чувствующему запахи.

— Да, только сомневаюсь, что это нам чем-то поможет…

— Выкладывай уже!

— Вообще-то это моя работа! — гордо произнес Габриель, влетая в двери, в облике ворона. Его иссиня-черное оперение слегка переливалось при свете ночных ламп.

— Легок на помине, — протянула Софья.

— Хоть бы спасибо сказала! Бесстыжая девчонка! Я тут расходую свое драгоценное время и рискую своей не менее драгоценной жизнью, подставляя свою задницу под обстрел наемников Лоа. И никакой благодарности! — возмущенно прокаркал демон, трансформируясь в более привычный облик человека. — На меня обозлились все демоны. — как бы между прочим произнес он, еще больше взлохмачивая свои и без того растрепанные черные волосы. — И все из-за кого? Из-за тебя!

— Хватит ныть, — умоляюще произнесла Волк, проходя в комнату. — Ну так что у вас там?

— Ну есть одна идея… — начал нефилим, плюхаясь на диван. — Если ты конечно не передумала.

— Ну? — начиная злиться, проговорила Волк.

— Через три дня Ян устраивает благотворительный бал…

— Какой к черту бал?

— Самый обыкновенный, — вставил Габриель. — Еще одна фишка этого малолетнего маньяка.

— В смысле? И вообще, нельзя ли поконкретнее?

— Ян держит в своих руках многих влиятельных людей города, выходя за счет них чистым из воды из многих переделок. С помощью них он также выполняет некоторую работу, вроде нелегального ввоза древних артефактов. Бал это еще одна возможность переманить на свою сторону многих политиков и еще больше укорениться во властном аппарате.

— Но я думала, что Лоа этого не нужно. Разве они не могут использовать свою магию? Зачем им люди?

— Не все решается магией. Думай масштабнее. Он уже пустил свои корни во власть, а магией он еще воспользуется, но это увы никому не понравится. Разве я тебе не говорил, что еще найдется тот, кто станет претендовать на власть в этом мире? Так вот Ян, наиболее реальный кандидат, чтобы заполучить этот лакомый кусок. У Ланге этого не вышло. Остался только один Ян. И его устранить будет намного труднее.

— Ну хорошо. И что нам даст этот бал?

— Все внимание Воинов и хранителей будет обращено на происходящее в клане, дабы не допустить вреда людям. — пояснил демон. — Хотя честно признаться, все это чистая формальность, всем кто побывал в их штаб-квартире, уже прочистили серое вещество в голове.

— Габриель хотел сказать, что это будет наиболее вероятная возможность пробраться через охрану и не засветиться. — начал Илиас.

— Ты хоть сам понял, что сказал? — разгорячено выпалила Софья. — Вы же сами говорите, что в этот день все внимание будет обращено на клан, нам туда и носа сунуть не получится.

— Получится, — довольно произнес демон, сдувая пылинки со своего плаща. — Просто сейчас их всех беспокоит совсем другой вопрос. Ян пустил пыль в глаза всем Светлым, говорят что в город завезут мощный артефакт. Так что все будут следить за тем, чтобы не случилось ничего перечащего договору между Воинами и Лоа. А на то, что будет твориться внутри всем абсолютно безразлично. Именно этого и добивается Ян.

— И как мы туда проберемся? — засомневалась Софья.

— Под видом гостей, — ответил нефилим.

— Смешно.

— Я вполне серьезно.

— И как это будет выглядеть? Да нас же сразу схватят! Нашу энергетику за милю можно почувствовать!

— Есть один маленький секрет, — с коварством улыбнулся Илиас.

— Интересно, какой же? — с сарказмом выдавила Волк, присаживаясь рядом с братом.

Габриель в это время с любопытством рассматривал фотографии на стене, с видом ценителя искусства на выставке.

— Когда ты питаешься чужой энергией, ты на некоторое время маскируешь свою собственную энергию. Просто она смешивается, — зажестикулировал парень.

— А раньше нельзя было об этом сказать? Я как идиотка прячусь от всех и вся, а оказывается можно просто смешать свою энергию с человеческой!

— Не всегда, — встрял Габриель, скрестив руки за спиной и продолжая все также пялиться на фотографии. — Нас тогда опознал пульсар.

— Не думаю, что на балу будут пульсары, — засомневался Илиас.

— А как мы его проведем? — спросила Волк, косясь в сторону демона.

— Не говорите обо мне так, как будто меня тут нет, — обиженно промямлил Габриель, наконец отвязавшись от фотографий.

— Думаю, его никто не опознает, — сказал Илиас. — Его энергия уже настолько истощилась, что никто из клана даже не обратит внимание на его присутствие.

Демон иронично фыркнул.

— Как это не прискорбно, но это так. И, Волк держись от меня на расстоянии, потому что ты даже не замечаешь как выуживаешь у меня остатки сил. Я скоро буду напоминать полтергейста. — заметил Габриель.

— Ладно, ладно… только ты тоже не подходи ближе чем на полтора метра, иначе будешь винить себя.

* * *
Несколькими днями ранее.

Фред метался по комнате, не находя себе места. Его глаза почернели от ярости, а бледное лицо скривилось.

— В чем дело, Зак? Что с тобой происходит?

— Прости.

— Что прости? Ты понимаешь, что ты натворил? — не унимался хранитель. — Она опасна для окружающих! Как ты мог позволить ей скрыться? Да ты даже не соизволил за ней погнаться!

Азарий хмуро стоял у стеллажа с книгами, которые ему недавно пришлось перелопатить, чтобы узнать как можно больше о Самхейне, теперь похоже эта информация не понадобиться. У Августа же есть возможность получить то, что он желает.

— Молись, чтобы ее успели перехватить, если она все-таки направится к Ланге!

— Угомонись, Фред! — выкрикнула Ольга. — Хватит уже его пилить! Он правильно поступил, а ты, ты просто с ума сошел!

Манфред одарил Ольгу ледяным взглядом, но промолчал. Он сам не хотел верить, что стал таким. Винить за это было некого. Он сам потерял рассудок, в бесконечных попытках найти Ульяну, и каждый раз потерпев очередное фиаско, он зверел все больше и больше. Ему даже не с кем было поделиться этим. Вернее он не хотел казаться жалким. Фред Коулман, пример выдержки и расчетливости, потерял разум, став чудовищем.

Внезапно в кабинет ворвался Виктор, грохнув дверью, что та чуть не слетела с петель.

— Ее там нет, — с ходу начал парень. — И… Ланге мертв…

При последних словах все обратили свои взоры на него.

— То есть как мертв? — Не поняла Ольга.

— Так… Ему голову кто-то отвинтил… Так что горели его Самхейн и вселенское господство синим пламенем. — проиронизировал Виктор.

— Одной заботой меньше, — процедил Ким.

Глава 15 Маскарад ходячих трупов

Наша жизнь стоит столько, во сколько она нам обошлась при преодолении возникавших в процессе ее трудностей.

Ф. Мориак
— Ну и как я выгляжу? — спросила Софья, поворачиваясь на шпильках.

— Просто супер! — улыбнулся Габриель. — Не будь я демоном, то точно бы за тобой приударил.

Софья только покачала головой. Снова ей пришлось вырядиться. Фиолетовое блестящее обтягивающее платье с двумя вырезами по бокам, такого же цвета маска и туфли. Все это выглядело чересчур вычурно. Илиас постарался нечего сказать. Волк стала напоминать себе бесшабашную девку.

— Что за маскарад? — поинтересовалась она, садясь в машину.

— Не моя вина в том, что у Яна в крови богема. Так что хватит причитать. — заметил нефилим, заводя машину.

— Где ты взял ее? — Спросила Волк, только сейчас осознавая, что села в серебристый «Порше».

— Угнал, — мило пояснил Илиас, давя на газ.

Они выехали со двора и направились по главному шоссе в город. Дорога пролегала через лесные массивы, которым пришлось потесниться во время строительства автострады.

Вопреки ожиданиям дорога была забита, что было нехарактерным для этих мест. Так что двигались они довольно медленно.

— У нас есть приглашения? — начала Волк, чтобы хоть как-то убить время.

Габриель громко хохотнул, поправляя свою бабочку. Ему пришлось временно поселиться в тело молодого мужчины, довольно недурного собой внешне. Его бронзово-рыжие волосы довольно контрастно смотрелись с черным фраком. Словом Габриель нашел себе тело которое могло бы полностью характеризовать его самого. Волк же он напоминал натурального лиса.

— Естественно, там нас уже все ждут. Волк, блин, откуда у нас приглашения? — Присоединился к демону брат.

Софья недовольно засопела. Ей было неуютно в этом наряде. За эти дни, что она провела вместе с Илиасом, к ней начало возвращаться прежнее состояние. Она медленно стала видеть в себе прежнюю Софью. И человек внутри твердил, что ничем хорошим это не закончится.

Машины вокруг сигналили, что ужасно раздражало.

— Нельзя было воспользоваться более удобным способом? Просто взять и телепортировать? — словно обиженный ребенок, простонал Габриель. В новом облике это выглядело смешно. Было просто нелепо смотреть как взрослый миловидный мужчина в самом расцвете сил, в довольно элегантном костюме канючит, на заднем сиденье.

— Ну уж извини, нам не следует привлекать внимания. Так что воспользуемся старым дедовским способом. — ответил нефилим, сигналя впереди стоящей машине.

«Дурдом…», — мучительно подумала про себя Софья.

— Еще несколько минут, и вы сами наведаетесь в Лоа, — пригрозил Габриель. — Без меня.

Но его слова остались без ответа. И он в таком же набыченном состоянии просидел еще десять минут. Выбора у него не было, а с нефилимами как ни крути было безопаснее, чем в одиночку. К тому же любой Темный скрутит его в бараний рог, встретив его на своем пути.

— Вот черт! — Прошипел Илиас, выглядывая из машины.

Волк и демон, испуганно переглянулись.

— Что такое? — с опаской спросила Софья, не отрывая глаз от брата.

— Похоже, ты был прав, Габриель… Нужно было телепортировать… по крайней мере у тебя бы это вышло…

Софья вслед за братом выглянула из машины, и внутри все тревожно заверещало.

По небу передвигались три огромных пульсара. Через пару минут они уже будут над их головами и всем придет конец.

Звенящий звук все приближался, но ни один человек не видел того что происходило, в то время как у Волк началась паника. Она не хотела снова оказаться в энергетической тюрьме, снова медленно умирать, теряя свои силы.

Илиас опять просигналил, пытаясь найти хоть какую-то лазейку, чтобы выехать из этого затора. Но ничего не добился, только врезался в впереди стоящий «Ситроен».

— Что за…

Илиас со злости стукнул по рулю.

— Нужно бежать, — промолвила Волк. — Либо нас схватят.

Илиас вышел из машины, и потащил за собой сестру. Они бросились в лесную чащу, припорошенную снегом.

Волк бежала, не обращая внимания на мороз и на то, что на ногах у нее были летние босоножки.

Обычно бледные щеки Илиаса раскраснелись, от быстрого бега, а глаза стали поигрывать дьявольскими искорками. Они бежали в самую гущу деревьев, опасаясь открытого места, пока пульсары, все громче оповещали о своем присутствии.

Габриель волочился следом, предпочтя остаться в человеческом облике, к тому же найти более подходящий сосуд в городе перед самым приемом у Яна, вряд ли получится.

В голове у Волк нарастал шум, в какой-то момент ей показалось, что что-то внутри перещелкнуло. По всему телу разлилась ярость, и демон снова завладел разумом.

Какая-то красная пелена застлала глаза и она уже ничего не видела, кроме дороги и мимо мелькающих деревьев.

Волк оттолкнулась ногами от заснеженной почвы и словно кошка перемахнула через большое расстояние. Каблуки полностью погрузились в снег, который таял на голых ногах и испарялся, словно столкнувшись с чем-то горячим.

Илиас не заставил себя долго ждать и через какое-то мгновение с животной ухмылкой оказался рядом. Его глаза налились смолой, а лицо испещрилось тонкими темными полосами.

Пульсары заметив их присутствие, развернулись в сторону леса. Увидев, что они приближаются, Габриель запищал как девчонка, и бросился бежать.

Софья с Илиасом переглянулись и увязались следом за демоном. За несколько секунд они оторвались от слежки, пока Габриель пробирался сквозь сугробы Софья уже была далеко впереди.

— Нужно спрятаться, долго бежать не получиться, — предложил Илиас. — Они уже все равно нас засекли и будут идти по следу.

— Где тут спрячешься? — разъяренно произнесла Софья, убирая каштановые волосы за спину.

Нефилим резко дернул ее за руку, и не удержавшись на ногах девушка упала. В ту же секунду они вдвоем кубарем полетели с покатого склона. Оказавшись в низине, Волк еще какое-то время думала, стоит ли врезать брату по морде, за то, что тот не предупредил о том, что он собирается сделать.

— Все же в порядке. — виновато улыбнулся Илиас.

— Это у тебя все в порядке… а ты не забыл, что я в этом ужасном платье? Я себе все ноги разодрала.

Громкий крик заставил Софью замолчать. По склону летел Габриель. Его вопли были слышны на весь лес. Когда он приземлился у ног Софьи, его костюм был весь в снегу.

Он со злостью, что-то пробубнил себе под нос, и начал грузно подниматься на ноги.

— Ну вы конечно молодцы, нечего сказать, оставили меня… Мало того, что я чуть не убился на этом склоне, вернее чуть не убил этого человека, тело которого мне пришлось временно одолжить…

Но Софья не дала ему договорить, толкнув, так, что тот оказался под сгнившим травяным пластом, повисшим на корнях засохшего дерева. В то же мгновение она оказалась там же.

— И ты еще что-то мне говоришь, — ехидно процедил Илиас.

— Тшш…, — приложила палец к губам девушка.

Противный звук становился все громче. Похоже, пульсары снизились, чтобы более тщательно проверить местность.

Волк даже дыхание задержала, искренне надеясь на то, чтобы они их не засекли. Она слышала, как стучало сердце человека, в котором засел Габриель, слышала, как пульсары с каким-то электрическим гудением прочесывали местность, слышала сбившееся дыхание брата, и слышала, как внутри нее кипит злость, которая вот-вот перельется через границу.

Но все что она сейчас могла сделать, это сидеть настолько тихо и неприметно, чтобы эти энергосферы не нашли их под этим заснеженным пластом гнилья.

— Ну и что мы будем делать? — прошептал демон, выглядывая из-за плеча Илиаса.

— Ждать, пока они не удалятся отсюда, — не заставил себя ждать нефилим.

— Так можно весь день прождать…

— Тихо! — прошипела Волк, грозно посмотрев на Габриеля.

— Ну что опять?

— Не слышите?

— Что мы должны слышать? Как гудят эти ищейки? — никак не мог угомониться Темный.

— Вот, именно… Стало тихо…

Все трое умолкли, прислушиваясь к звукам.

Софья осторожно выглянула из-под насыпи. Было пусто. Но стоило ей повернуть голову, как ее ослепила яркая клубящаяся вспышка света. Девушка закричала, закрывая глаза и падая на снег.

Пульсары снова загудели, найдя беглецов.

— Я ничего не вижу, — простонала Волк, протирая глаза, из которых ручьем потекли слезы. Казалось, что вместо глаз вставили горящие шары, которые обжигали веки. — Я ничего не вижу!

Она стала панически нащупывать руками основу. Холодный снег таял под пальцами и превращался в воду. Ничего не видя, она на ощупь попыталась вернуться в место укрытия.

Послышался хруст веток и голос Илиаса.

Какой-то удар, а потом взрыв. Земля содрогнулась, и что-то пролетело рядом. Софья захлебывалась от слез и боли, которой она никогда не чувствовала. Она не понимала, что происходило вокруг.

Что-то снова столкнулось с почвой, прогремел взрыв, и стало снова трясти. Третий взрыв последовал сразу же за вторым. Только теперь Волк услышала, как с сухим хрустом повалилось дерево. Пару секунд было тихо, пока к ней не подошел Илиас.

— Ты как? — с беспокойством произнес брат, проведя пальцами вокруг ее глаз.

Софья еще сильнее сжала веки, боясь даже малейшего света.

— Отвратительно, — поморщилась девушка.

— Совсем скоро зрение восстановится, — утвердительно сказал нефилим.

— Насколько скоро?

— В течении получаса, я думаю… Хотя может и быстрее… Ты же сегодня пополнила запасы энергии?

— Да, — ответила Волк, шмыгая носом, и чувствуя, как из уголков глаз потекла кровь. — Ты уверен в этом?

— Абсолютно, — спокойным тоном ответил Илиас. — Ты нефилим, никогда не забывай об этом. Все что не доступно человеку, то доступно тебе, и все чего никогда не сможет понять демон, ты сможешь почувствовать и увидеть. Так что не беспокойся. Все будет отлично.

Со мной уже не раз случалось что-то вроде этого.

Илиас, взял Софью на руки и по-кошачьи перепрыгнул через спуск. В течении каких-то нескольких минут, они оказались у «Порше». Илиас посадил сестру в салон, а сам сел за руль.

Пока они спасались бегством от пульсаров, дорога впереди расчистилась, но за «Порше» образовалась не менее большая очередь нервных, злых и абсолютно не настроенных на мирное решение проблемы водителей. Илиасу ничего не осталось, как выжать до упора педаль газа, чтобы не отгрести еще и от разъяренных автомобилистов.

— Странно все это, — тихо произнесла Софья, сидя с закрытыми глазами на переднем сиденье.

— Что именно?

— Ведь никто не видел того, что произошло, кроме нас. Никто не знает о нашем существовании, — с какой-то непонятной грустью продолжала девушка.

— И слава Богу, — неосознанно добавил демон. Четверть секунды он молчал, затем испуганно выпучил глаза и начал бить себя по губам. — Этого никто не слышал! Я этого не говорил!

— Конееечно, — засмеялся Илиас. А потом серьезно добавил, уже обращаясь непосредственно к Софье: — Люди этого не поймут. И ты сама об этом знаешь, детство тебе твое не о чем не говорит?

— Да, ты прав… Только я одного не могу понять, неужели моя настоящая мать не осознавала, что происходит? Неужели она не знала, что связалась с демоном? Стоило ли давать жизнь ребенку, чтобы потом выбросить его как ненужную вещь?

— Ты думаешь, это все было по ее воле? Да, брось, Леохим… использовал их со своей целью. Ему было важно дать нам жизнь, а что будет дальше, его не особо волновало. Мы мутация человека и демона, рассчитывать на что-то большее мы не имеем права…

— Вот именно, — стиснув челюсти процедила Софья. — Вот только как с этим жить?

* * *
Софья бежала по темнице, убегая от злых прожорливых псов размером с медведя. За спиной слышался только хриплый лай, двух собак и их тяжелое сиплое дыхание.

Она забежала в открытую решетчатую клетку, захлопнув за собой стальную дверь.

Длинные псиные морды с какой-то кровожадной яростью уткнулись между прутьев, щелкая острыми зубами и разбрызгивая кругом ядовитую слюну. Их когти бешено впивались в черные сырые камни, без конца скрежеща и оставляя полосы.

Софья растерянно прислонилась спиной к стене, наблюдая, как эти непонятные существа норовили снести клетку и затем от души полакомиться беглянкой. Что-то в этих тварях было страшное, помимо огромных размеров, клыков и хищной морды. Что-то внутри, скрывающееся за этой шкурой…

Неожиданно один из псов протяжно заскулил и с тяжелым грохотом повалился на пол. Его шкура серым дымом испарялась в воздухе, и вскоре его тело совсем исчезло. Пока Волк с непониманием следила за этим явлением, вторая собака резко рявкнула, заставив ее вздрогнуть от испуга. Второй пес был застигнут врасплох, и начал исчезать не успев вытащить свою морду из пространства между прутьев.

Софья осторожно приблизилась к двери и выглянула наружу. В дальнем конце темниц стояла черная высокая фигура Илиаса, он смачно сплюнул и выйдя на свет подмигнул своей сестре:

— Я тебе второй раз уже жизнь спасаю. Ты моя должница.

— При удобном случае, я тебе обязательно отплачу. Если конечно мы сегодня останемся в живых.

— Конечно, останемся, я думаю… предполагаю… надеюсь… — театрально произнес Илиас, приближаясь к Софье. — И бог, мой, как ты убила демонессу, если не можешь справиться с двумя псами?

— Что-то они не были похожи на обычных псов, — сморщив нос, ответила Волк. — И где Габриель?

— Я тут, — сокрушенно раздалось, из темницы, мимо которой в этот момент проходили брат с сестрой. — И не надо на меня так смотреть, я между прочим такими темпами скоро эволюционирую в человека! — Поспешил добавить демон, заметив с какой коварной ухмылкой на него смотрит Илиас.

— Что это за твари были?

— Еще одна мутация. Лоа и Гармов новых создали. Таких, которые были бы им по вкусу.

— Кто такие Гармы? — не поняла Волк, уставившись на демона.

— Ну это что-то вроде адских псов. Довольно ужасные создания. Многим на этом веку из людей довелось повидать этих тварей. Высшие демоны любят развлекаться натравливая их на небожителей, да и люди попадают по горячую руку. — с видом знатока ответил Габриель, наконец выходя из клетки.

Они втроем двинулись вперед по узкому коридору, ведущему куда-то наверх. Оставалось только предполагать, что этот путь ведет в зал, где в данный момент Ян развлекал своих гостей. Софья сейчас могла полагаться только на брата, который сам ко всему прочему не знал, что здесь к чему. Попытка пробраться во двор особняка удалась с большим трудом. Вопреки предположениям нефилима и демона, артефакт ввезли не через южный вход, а через восточный, которым они и решили воспользоваться до этого. В результате, чтобы не спасаться снова бегством им пришлось избавиться от парочки охранников.

Все шло наперекосяк, совершенно не так, как было запланировано до этого.

«Если все будет идти таким же образом мы все потом об этом горячо пожалеем» — размышляла Волк. К тому же все это делалось только по ее прихоти, нелепому желанию увидеть Богарта, чтобы удостовериться что с ним все в порядке. Если с ним что-то случилось или Ян решит его убить, не лучшим ли образом было бы отплатить ему за то, что благодаря ему, Рамон спас ее.

Темницы представляли из себя огромное полуподвальное помещение с несколькими десятками камер, где по идее должны были находиться узники или пленники, неважно. Просто пока они двигались мимо них, Софья искоса рассматривала, что было внутри. Практически во всех близко расположенных к выходу камерах лежало что-то вроде чешуи. Не совладав с интересом, Софья остановилась около одной из них и взяла в руки чешую. Она отливала каким-то золотисто-зеленым цветом и красиво играла на свету.

— Что это? Змеиная шкура?

Илиас резко остановился и повернулся к Софье. Немного нахмурившись, он все-таки подошел ближе и стал тоже рассматривать предмет в руках сестры.

— Не думаю. Змеиная шкура высыхает и цвет у нее тускнеет. А эта какая-то яркая…

— Странно… — протянула девушка.

— Вы еще долго? На часы смотрели? Мы и так предостаточно времени потеряли с этими пульсарами, потом ждали пока восстановиться зрение Волк, теперь эти гадкие псины, и шкуру откуда-то уже откопали… Я могу сейчас развернуться и уйти, мне уже надоело трястись от каждого шороха. Эта оболочка меня уже раздражает! — воскликнул Габриель, теребя свой костюм.

— Да, ты прав, прости… — согласилась Софья, выбросив шкуру.

Они поднялись вверх по винтовой лестнице и вскоре оказались около железной двери.

Секунду помедлив, Габриель произнес:

— Надо быть осторожнее, на дверях может быть защита… все-таки это темница…

— Она пустая, Габ, — обратилась к нему Волк. — Какая защита? Максимум что здесь может стоять это замок.

Ее слова оправдались, когда попытка открыть дверь не увенчалась успехом.

— Так отойдите, сейчас я ее снесу, — поспешил Илиас. Комок светлой энергии начал клубиться в ладонях, набирая мощь.

— Стой! — спохватился демон.

— Что такое? — не понял парень.

— Подождите. Что мы будем делать, когда выберемся отсюда?

— Мы разбредемся по всему зданию, чтобы найти Богарта и если все-таки получится, узнаем что за артефакт привезли. — пояснил нефилим. — Нам сейчас самое главное — обезопасить свою дальнейшую жизнь. Потому что, поверьте, Ян найдет способ ее испортить.

Габриель с недоверием посмотрел на Илиаса, но спорить не стал. Времени было мало, и чем дольше они будут находиться здесь — в темнице и бездействовать, тем меньше у них шанс вернуться обратно…

* * *
Распрощавшись с нефилимами, Габриель поспешил навестить кабинет Яна. Конечно, глупо, даже чересчур самонадеянно было искренне верить, что там никого не будет из охраны. Но на то он и демон, что готов рисковать.

Пока Габриель поднимался по лестнице мысли, словно пчелы беспорядочно роились в его голове. Он десять раз успел передумать, но все-таки взял в руки свою демонскую натуру, которая без конца твердила, что ничего хорошего его задумка не сулит. Несколько раз он сталкивался с гостями, которые ничего не заподозрили.

— А он хорошо устроился… Молокосос, — заметил демон, оценивая обстановку. Даже небольшой коридор напоминал царские палаты, тогда что уж говорить о комнатах. Лоа умело замаскировали дворец под очередной особняк на этой улице. Только вот изнутри богатство, коим владел клан так и мелькало перед глазами. На стенах висели дорогие картины, а на подставках стояли прекрасные фарфоровые вазы с непонятными рисунками.

Габриель с любопытством взял вазу и стал рассматривать на ней рисунки, которые показались ему знакомыми, только вспомнить где он их уже видел у него так и не получилось.

— Что ты тут делаешь?

Габриель резко развернулся, и едва не выронил вазу из рук. Непрошеные гости появились довольно неожиданно. Демон поставил вазу на место во избежание недоразумений.

— Я? — внезапно охрипшим голосом переспросил Габриель.

— А с кем я, по-твоему, говорю? — Высокий светловолосый парень с ядовито-зелеными глазами с подозрением смотрел на демона.

— Я… — глаза Габриеля забегали. Только не сейчас, он не мог так просто попасться.

— Марк, нам нужно идти, — спокойно произнес другой.

Марк, недоверчиво оглядел демона и уже чуть поостывшим тоном продолжил:

— Ладно… тебя тут не должно быть. Все гости собираются в зале на первом этаже. Может проводить?

— Нннееет, спасибо не стоит, я как-нибудь сам доберусь, — Габриель с силой выдавил улыбку, и только эти двое скрылись из виду, с облегчением вытер проступивший на лбу пот.

— Фух! Ну надо же! Чуть не попался! — не без удовольствия воскликнул он, оглядываясь по сторонам. Эти лопухи не смогли определить кто он!

С видом победителя и с заячьей трусостью внутри, Габриель направился к двери в конце коридора.

Он опустил ручку двери и та с легкостью поддалась. Дверь распахнулась.

— Нехорошо, ох как нехорошо все это… — произнес он вслух, обращаясь к себе самому.

Он с опаской шагнул в помещение с тусклым освещением. Никого не было.

Осмелев, Габриель зашел в кабинет, и его сразу одурманил резкий запах розмарина.

Он поморщился и стал отгонять от себя этот невидимый аромат.

— О нет… только не это…

Все вокруг стало переливаться, превратившись в одно тусклое пятно. Что-то сверкнуло где-то впереди, и демон словно опьяненный, шатаясь, направился на этот отблеск.

Столкнувшись со столом, Габриель протянул руку к золотому крестообразному скипетру, обвитому змеей с рубинами вместо глаз. Но его что-то остановило.

Он даже не успел ничего понять, как покинул тело, которое заполонял несколько секунд назад. Черный коптящий вихрь затянула ваза, стоящая рядом со столом, а мужчина служивший сосудом без сознания упал на пол.

— Тебе кажется, ваза понравилась, так побудь в ней… — Ян вышел из тени и равнодушно посмотрел на вазу.

Замахнувшись тростью в руке, он сбил фарфоровую драгоценность и ее осколки с искрами разлетелись по ковру.

— С одним уже разобрались… — С улыбкой хладнокровного убийцы произнес Ян и захватив с собой артефакт, отправился к гостям.

* * *
— Все будет отлично сестренка! — не веря своим словам сказал Илиас, наигранно улыбнувшись.

Софья нехотя отпустила его руку, когда он развернулся, чтобы уходить. Подавляя в себе эмоции, нефилим отправился за Яном. Он должен был воспользоваться этой возможностью. Чтобы раз и навсегда решить все проблемы связанные с этим человеком.

Жеманно раскланиваясь и улыбаясь, Илиас пересек зал, полный гостей. Отовсюду слышался звон бокалов полных вина и шампанского, запах дорого табака и парфюма разносился по воздуху, составляя один единый аромат, которым пахло богатство.

Прошмыгнув мимо гостей, Илиас искоса следил за передвижениями Яна. Глава клана достаточно скудно перекинулся словами со своими гостями и покинул зал.

«Что он замышляет? Эта показуха не в его стиле, это точно. Но для чего все это?»

Все также липово улыбаясь, Илиас проскочил мимо охраны, которая ко всему его даже не остановила.

Пройдя вперед он увидел салон, обшитый красным шелком. Парочка дам вышли из него, и застенчиво опустив глаза, прошли около нефилима.

Илиас с недопониманием посмотрел на салон.

«Неужели, Ян так любит церемониться со своими гостями, что устроил им посиделки у гадалки? Это же смешно!»

Илиас зашел внутрь салона. Кроме, самой гадалки там никого не было.

— Вы не видели здесь Яна? — Робко улыбаясь, сказал нефилим. — Мы с ним должны кое-что обсудить…

Гадалка сощурилась, оценивая Илиаса с ног до головы.

Нефилим и сам подметил, что дамочка была очень симпатичной. Темные волосы и черные как бездонный омут глаза, говорившие о мудрости, не смотря на то, что она была молода. Во всей этой красоте не было ни единого намека на то, что эта девушка была цыганкой.

Ян привел ее, чтобы запудрить мозг этим счастливцам, которые за свои деньги могут купить все что угодно.

Она с какой-то коварностью сверлила Илиаса взглядом. И можно было с легкостью догадаться, что она уже поняла кто перед ней.

— К сожалению, я не видела молодого господина. — добродушно улыбнулась она и встав со своего места направилась к Илиасу. — Но может, вы подождете его, пока я вам погадаю?

Она широко распахнула глаза, и взяла Илиаса за руку.

— Нет, спасибо, я пожалуй пойду… — затараторил нефилим.

Гадалка потащила его за руку в салон.

— Садитесь, — насмешливо приказным тоном сказала она, толкнув парня. Тот сел на первый попавшийся стул.

— Ну и что вы мне можете сказать? — уже засмеялся Илиас.

Девушка взяла в руки сферу и посмотрела сквозь нее.

— Вы слишком темный человек… и из-за этого вы один… верно? Вас всю жизнь, с момента рождения преследует проклятие, от которого вы не в силах избавится… — Девушка поставила сферу на стол и подошла к парню. — Вы живете одним днем… И рассчитываете в скором времени избавиться от того, что вас мучает…

— Это все что вы можете сказать? — с искренним презрением, возникшим только потому что она сказала самую настоящую правду, которая причиняла ему нестерпимую боль, спросил Илиас. — Почему вы молчите?

Девушка обошла ого со спины и наклонилась к самому уху.

— Еще… вы даже не сможете противостоять, когда смерть застигнет вас врасплох… — спокойно добавила цыганка.

— Что? — Илиас резко рванулся, но холодная сталь пронзила горло, пригвоздив его к спинке.

Он жадно вдыхал воздух, который смешивался с кровью и с клокотанием вырывался сквозь рану. В глазах затуманилось, демон внутри неистово кричал, погибая от ритуального ножа. Пальцы судорожно вцепились в ткань обивки. Считанные секунды приближения смерти казались нескончаемыми. И единственное, что было в его мыслях, когда мгла застилала глаза, это Софья.

* * *
Гости все прибывали. Кругом все сверкало драгоценностями на шеях и пальцах дам. Мужчины рассыпались в комплиментах в их адрес и в адрес ненавистных конкурентов по бизнесу. Лакированные ботинки и туфли беспорядочно стучали каблуками по мраморному полу с рисунком змеи обвитой вокруг креста — символе клана. Легкая музыка создавала фон доброжелательной обстановки. Маски и пышные костюмы… обычная театральная постановка, только актеры играют совсем не ту роль, какую следовало бы…

Богарт стоял на балкончике и наблюдал за происходящим в зале, а поодаль стояли те, кто наблюдал за ним…

Тому, что он покинул темницу, Мирослав был обязан Яну. Глава был нацелен исполнить свою задумку. То, что все это неспроста, весь это бал и благотворительность, было ясно уже давно. Но не было пока ни одного доказательства того, что Ян ведет темную игру.

Да и кому они были нужны, учитывая каким путем Лоа отгородились от хранителей, став отдельной расой и создав свой порядок.

Рамон ждал, когда же Ян допустит промах или когда же он начнет действовать в открытую, чтобы, наконец, сместить этого тирана, считающего, что ему дозволено абсолютно все.

И это ожидание было утомительным…

Богарт отпил вина из бокала и стал снова допытывающим взглядом оценивать гостей.

Ему ничего не оставалось, как тупо пялится на эти маски со лживыми улыбками и напыщенностью.

«Ян глупец… Софья никогда не появится здесь… она не такая…» — с надеждой размышлял он, поставив бокал на поднос мимо проходящего официанта.

В этот раз его внимание привлекла девушка в ярком фиолетовом платье. Она довольно отстраненно вела себя среди гостей, не с кем не разговаривала, и всеми силами старалась, чтобы никто не заметил того, как она кого-то высматривает.

Богарт улыбнулся тому, как нелепо выглядело это со стороны. Но улыбка заменилась серьезной маской, когда он хорошенько ее разглядел.

Эта была Софья.

Ян был прав… и Богарт не знал, что сильнее радость, что это была действительно Софья, и что она пришла, потому что ей было не все равно, что станет с ним, или же страх что это именно так.

Ян умело этим воспользовался, добился, чтобы Софья сама пришла к нему в руки.

Сейчас нужно было как-то скрыться, чтобы она его не заметила. Он искоса посмотрел на стоящего в углу Марка. Он даже не сможет сделать и двух шагов, как из него сделают отбивную.

Мирослав отвернулся, делая вид, что прикуривает сигарету, но Софья уже его заметила и направлялась к нему.

«Нет, только не это… не иди сюда, прошу, только не иди сюда…»

Марк уже увидел как, девушка поднималась по лестнице на балкончик и его губы растянулись в жестокой ухмылке.

— Похоже, твоя подружка решила спасти твою шкуру! Только я одного не могу понять. За что спасать, такое ничтожество, как ты?

Софья остановилась, посмотрев на Богарта.

Казалось, она раздумывала идти или нет к нему. А Богарт из последних сил надеялся на то, что он ошибся, и что когда девушка снимет маску, это будет не Софья, а кто-то другой.

Девушка шагнула вперед и осторожно убрала маску.

В этот момент Богарт проклял весь свет, потому что это была Софья…

* * *
В кабинете, который по размерам был больше похож на зал разлилась какая-то раздражительная тишина. Ян, словно король, разместился в шикарном кресле и с благоговением смотрел на свою добычу. Его холодные голубые глаза искрились яркими кристаллами, когда он смотрел на нефилима. Ведь ему оставалось завершить начатое его предками и уже сегодня он положит начало новому миру, где будет править он. Стать новым богом — неосуществимая мечта для простого человека, но не для него. Он слишком много ждал и слишком много положил на карту, чтобы так просто от этого отступиться. Появление Софьи вызвало у него восторг, но в больший восторг это привело Марка, который услужливо разместился рядом с хозяином и ждал, когда тот даст какую-то команду. Увидеть, как будет унижен его друг в недалеком будущем, это было высшей наградой, которую он только мог получить от Яна.

— Что с тобой, неужели ты не рад, что она все-таки пришла? — искренне смеялся Ян, подкидывая в руках скипетр. Его на редкость красивое лицо, в такие моменты становилось ужасным, и он походил на гадюку, жалящую свою добычу.

— Может, ты все-таки скажешь, что тебе нужно? — с ненавистью выдавил Богарт.

Его руки были связаны, верные псы Яна снова окружили его и снова готовы были порешить его, стоило только Яну сказать слово.

Волк была рядом, она также была связана. Но все что ее мучило сейчас это не страх перед неизвестностью, а желание узнать всю правду. Она давно уже потеряла человеческий облик и ее не пугали угрозы Яна. Она готова была терпеть и притвориться беззащитной, но только до тех пор, пока она не узнает, что здесь происходит.

— Мне? Мне нужна власть…

— Тебе мало того, что ты уже имеешь?

— Поверь, Мирослав, то, что я имею это ничтожно мало по сравнению с тем, что я могу получить…

— Но какой ценой?

— А мне плевать! Я родился, чтобы создать новый мир! И я это сделаю, нравится вам это или нет!

— Но зачем тебе я? К чему была вся эта охота и конкуренция с Ланге? — вскричала Софья, пытаясь вместить в свои слова всю ненависть, накопившуюся за все это время. Наконец-то она увидела того, кто как и Ланге портил ей жизнь последнее время.

Ян, словно сумасшедший, вскинул руками и посмотрел ввысь.

— О, боги! Меня окружают глупцы! — произнес он. — Август посчитал, что перейти на темную сторону будет выгоднее, чем остаться с нами, но как всегда ошибся. Самхейн был его одной единственной возможностью, которую он так легко упустил. Ему ведь так и не удалось получить согласие Софьи, да и шантажировать в итоге оказалось не чем. — при этих словах Ян многозначительно посмотрел на девушку. — Ты сама создание пострашнее Люцифера… Убить свою тетку и сестру, наверное, даже я не смог бы этого сделать… но ты меня переплюнула…

— Что ты несешь? — грубо перебил Богарт. — Это ведь ложь! Ведь так? — он с надеждой посмотрел на Софью, но она промолчала, опустив глаза. — нет… я не верю в это… — запротестовал он, ища в лице девушки хоть одно подтверждение его словам.

— Придется, — встрял глава. — Тем более это правда. — Сделав небольшую паузу, он продолжил. — Потом обстоятельства сложились очень удобно для меня. ТЫ попросил Рамона о помощи, что следовало ожидать, ведь ты не мог просто так оставить девушку в беде, а друг любезно согласился, тем самым осуществив пол плана. Дело оставалось за малым, Софья сама пришла к нам в руки.

— И что теперь?

— Ах да… я чуть не забыл, — слащаво произнес Ян. — Видите ли, у меня совсем другие планы на полукровку…

— Господин вас ожидают в зале. — молодой юноша с уважением обратился к Яну.

— Да, точно. Время уже подходит… ни к чему тратить его на разговоры… вы сами все увидите.

Волк и Богарта вывели вслед за Яном. Сейчас был самый пик празднества, которое затеяли Лоа. Уже порядком выпившие гости не обратили должного внимания на то, что хозяин бала вышел с охраной и за его спиной стояли словно пленники, парень с девушкой.

Ян сделал жест рукой и музыка затихла. Редкое роптание среди народа, заменилось полной тишиной. Все гости обратили взоры на молодого господина, который словно бог, стоял и смотрел на них снисходительным взглядом.

Игра, затянувшаяся уже на очень долгое время надоела. Софья готова была разделаться с Яном, уничтожить его также, как и Ланге, расплатиться с ним за то, что он уничтожил ее. Разрушил полностью ее душу, превратил жизнь в ад.

Но все что сейчас от нее требовалось это умение ждать.

— Дорогие, друзья! — Глава доброжелательно улыбнулся своим гостям. — Сегодня поистине удивительный вечер. Вечер, который изменит нашу жизнь в обратную, более благополучную сторону!

По залу прошли одобрительные возгласы, которые привели Софью и Богарта в недоумение.

Ян сделал паузу и продолжил снова:

— Я могу назвать этот вечер началом новой эпохи, которую я построю, благодаря вам! Именно вы, мои верные друзья станете первыми, кто увидит эту эру. Я прошу вас взять бокалы и выпить за наше счастливое завтра, которое создадим мы с вами!

При этих словах Ян поднял бокал шампанского. После недолгих аплодисментов, гости взяли бокалы, которые им разнесли официанты.

Глава стоял, как ястреб и ждал чего-то. Как будто это был еще не конец.

— Прекрасный вкус… Не так ли? — обращаясь к Богарту произнес Ян.

— О чем ты?

— О том, что деньги и роскошь настолько отбили у них вкус, что они пьют не разбирая, что это…

В зале раздался женский крик и звон бьющегося стекла. Люди один за другим падали с пеной на губах. Через каких-то тридцать секунд зал напоминал кладбище с горой трупов.

Волк и Богарт переглянулись.

— Сильный быстродействующий яд. — невинно уточнил Ян. — Следовало наверное сразу с этим решить, но я позволил себе немного поиграть с жертвами. — улыбнулся он после. — По крайней мере я не наврал им, что они помогут мне в моем плане.

— Зачем все это? Как ты можешь так просто убивать? ТЫ негодяй! Редкостная сволочь! — вырываясь прокричал Мирослав. Софья видела как его аура темнела. Было невыносимо смотреть на то, как умирают сотни и ты не можешь ничего сделать.

Ян театрально покачал головой:

— Это еще не все! Наступил ваш черед!

— Что?

— Ведите девчонку вниз! — скомандовал глава, победно посмотрев на Богарта. — А тебе остается только смотреть…

Вопреки протестам девушку повели в центр зала. Она спотыкаясь перешагивала через пока еще теплые тела с открытыми глазами и судорожными гримасами на лицах.

Пора было завершать эту игру, она слишком затянулась.

Однако когда она попыталась вырваться, у нее ничего не получилось. Лоа хорошо подготовились к ее приходу. Они огородили ее невидимым блокирующим щитом, так что все ее способности были сейчас на нуле. Если защита которую ставили воины только нейтрализовывала ее силы, то Лоа смогли полностью лишить ее их.

— Можешь даже не пытаться! Наш клан использует другую магию, и пока что никто из посторонних ей не владеет… Понимаешь к чему я клоню? Сколько бы ты не старалась ты никогда не выберешься отсюда!

Ян словно танцор шагал по трупам довольный своей работой. Ему доставляло непомерное удовольствие считать себя хозяином ситуации.

В зал втащили дюжину каких-то существ извивающихся и шипящих словно змеи. Софья сразу вспомнила ту шкуру, которою они нашли в темнице.

Но это были женщины! Женщины с телом змеи!

— А теперь приступим! — заключил Ян.

Существа вырывались что есть мочи и в панике кидались в разные стороны, но цепи надежно их сдерживали, так что у них не было ни единого шанса.

Рисунок на мраморном полу под телами и стоящие вокруг противные существа создавали алтарь, который Ян собирался использовать в своем ритуале.

Часы отсчитали последние секунды до двенадцати и пол окропился кровью женщин. Словно тягучая жижа она растекалась по белому мрамору. Ее было неестественно много.

Она залила весь круг, в котором находился рисунок и начала кипеть.

Дыхание Софьи лихорадочно сбилось от ярости и ужаса. Даже ей было непонятно все происходящее. Под ногами пузырилась алая жижа, которая проедала мрамор и это было ужасно отвратительно. Волк с надеждой посмотрела на Богарта, понимая что он ничем не сможет помочь.

— А теперь встречайте нового бога! — захохотал Ян, вскинув руки в разные стороны, когда вокруг мраморные плиты с грохотом и скрежетом стали проваливаться в какую-то бездну.

— Не обольщайся на этот счет! — произнес Фред, появляясь в зале. Он выпустил из рук вспышку, которая в воздухе трансформировалась в сеть. Но та не достигла цели, взорвавшись прямо над головой Яна.

Рамон оглушил охранников удерживающих Богарта и те повалились на пол.

— Вы как всегда… с опозданием, — цинично заметил Мирослав, похлопав друга по плечу. Рамон сдержал смешок.

— Было трудно собрать всех вместе, — пояснил он, кивая в сторону воинов и десятка соратников из клана.

— Да… мощная артиллерия, — вздохнул Мирослав. — Но ничего мы справимся.

Софья стояла, из последних сил пытаясь отцепиться от охраны, но ничего не выходило. Даже сейчас эти выродки слушались приказов Яна. Со страхом за собственную жизнь, но все-таки страх перед главой был сильнее.

Земля под ногами содрогалась и ходила ходуном. Все летело со стен и разбивалось.

Плиты неумолимо пропадали в холодной бездне, куда падали тела людей. Стены трещали и готовы были вот-вот разорваться на куски. Казалось, невидимый магнит засасывал все в эту пропасть. Весь процесс походил на механизм, который можно было блокировать, вопрос как?

Воины пытались атаковать клан, но встречались с надежной защитой. Виктор трансформировался в Вайверна{Двуногий крылатый дракон. Он имел свёрнутое винтом тело, переходящее в длинный остроконечный хвост и пару похожих на орлиные лап.}, но ему было слишком мало места. Дракон крушил все вокруг снося балконы, и спалив пару человек из клана.

Ян все также кружил около трупов, как падальщик, не подпуская близко никого из воинов.

Он искренне верил, что осталось совсем немного и он добьется своей цели.

Неожиданно резкая взрывная волна сбила всех с ног.

Купол, который создал вокруг себя Ян, отразил ее и она отлетела в сторону врагов, оглушив их второй раз. Понадобилось всего четверть минуты, чтобы больше половины пришли в себя и снова ринулись в бой. Несколько человек так и не пришло в сознание.

Только теперь к клану присоединилось полсотни чернокнижников.

— Кали? — Фред не ожидал такого поворота событий. — Что ты делаешь?

— Мне жаль, что так вышло, — скомкано произнесла она. — Я благодарна тебе за все, но не смотря все твои достоинства, у тебя есть один недостаток, который тебя всегда подводит — ты выбираешь не тех друзей. — замахнувшись невидимым хлыстом, она ударила парня по ногам и тот с болью упал на колени.

Зак и Ольга отбивались от кучки черных магов окруживших их со всех сторон, было слышно, как те кричали, когда кинжалы достигали цели. Маргарет расправлялась с каждым по отдельности. Но количественное преимущество все же было на стороне Яна.

Богарт в это время дрался с теми, кто когда-то был его семьей. Было омерзительно осознавать, что семьи основавшие Лоа, шли на поводу у капризного баловня вроде Яна.

Глава покинул алтарь, увидев что размеры разрастающейся черноты становятся опасными для него самого.

Парни, что держали Софью запаниковали. Им было трудно решить, бежать или так и повиноваться приказу господина. Вихрь неумолимо затягивал внутрь, и пока они пытались отцепить свои руки от наручников девушки, плита под ногами провалилась и они полетели вниз. Девушку сшибло с ног и она оказалась одна на небольшом участке, который был готов вот-вот разорваться на куски. Парень не успевший освободиться, висел над бездной, прицепленный к кисти Софьи. Девушка свободной рукой, с которой уже был снят блок разорвала цепь и парень полетел вслед за своим товарищем.

Вернувшиеся силы снова разлились по телу и Софья без труда оттолкнулась от плиты, которая тут же провалилась, и перелетела через вихрь. Ее едва не затянуло во внутрь, но Богарт успел схватить ее за руку.

— Все напрасно! Обряд уже совершен! — рявкнул Ян.

Он сильнее сжал в руке скипетр, и рубиновые глаза на нем засверкали, золотая змея ожила, обвиваясь вокруг креста.

Все вокруг озарилось ярким светом, и Софья неосознанно потянулась к нему.

— Софья! Не делай этого! — Богарт схватил ее, пытаясь удержать, но она резко оттолкнула его.

Свет был каким-то божественным, он завораживал ее своей красотой и она готова была выполнять любые приказы, только лишь бы видеть этот свет.

Ян со звериным оскалом смотрел на поражение врага и на то, как он стал обладателем самого мощного оружия.

— Убей его! — скомандовал Ян, указав на Мирослава. Его лицо побагровело от охватившей его ярости.

Словно под гипнозом девушка посмотрела на Богарта, ей ничего не стоило разделаться с ним и она уже была готова его убить. Она подняла руку с клубящимся черным энергетическим комком. Он пульсировал в ладони и малейшее движение пальцев могло запросто сорвать комок с ее поверхности.

«Одумайся! Ты человек! Еще никто не позволял себе командовать над тобой! Одумайся, пока не поздно!»

Демон, повинующийся Яну и душа разрывали девушку на две части, которые одновременно твердили, что делать.

Софья на несколько секунд вышла из оцепенения, не понимая, что происходит. Разум подчинялся ей только частично, но даже это малейшая часть ее останавливала, чтобы не совершить поступка, о котором ей придется потом жалеть.

— Что ты стоишь? — настаивал глава.

— Наслаждаюсь моментом…

Она резко развернулась и комок энергии сбил Яна с ног. Его скипетр вылетел из рук и соскользнул в бездну.

Ян висел над затягивающим его темным вихрем, вцепившись пальцами в разрывающийся мрамор. Его игра обернулась против него, и всего какое-то мгновение отделяло его от верной смерти.

Софья подошла ближе, с презрением смотря на Яна.

— П-помоги мне! — из последних сил произнес он, в мольбах протянув руку за помощью. — Прошу, не дай мне умереть!

Впервые на его глазах проступили скудные слезы. Любой мог бы подумать, что это слезы раскаяния… Только вот Волк они ни капли не задели.

Она равнодушно стояла над Яном, наслаждаясь этим. Это была странная способность получать удовольствие от гибели врага.

— Помоги! — не переставал просить Ян.

— Сдохни! — процедила Волк, наступив ему на пальцы, которые разомкнулись от боли.

Глава 16 Занавес приоткрывается

— Все было очень запутано, — отстраненно говорил Фред, потирая подбородок. — Я не сразу понял, что к чему…

Все присутствующие молча обменивались взглядами. После гибели Яна клан принял нейтралитет, новые смерти никому не были нужны.

От штаб-квартиры остались лишь развалины. Стражи второго легиона взяли под охрану весь округ и делали все возможное, чтобы стереть у жителей память о сегодняшней ночи.


— Ян уже давно имел союз с чернокнижниками. Мне стоило догадаться об этом… Только я не принял во внимание рисунок на гербе клана.

— Я кажется припоминаю… Когда мы впервые пришли к Кали, я видела такой же в тоннеле… — добавила Ольга.

— Вот именно… — согласился Фред. — Склонные к различным проявлениям магии чернокнижники умело могут запутать мысли. Так что этот рисунок мог предназначаться для чего угодно. Это был мой первый промах… Затем Ланге… Август мог бы прожить достаточно долго и благополучно, и это у него практически получилось. Он создал свой бизнес и уже подстроился под течение будничной жизни обычного человека, пока не возникло соперничество между ним и Яном. Это время было наиболее благополучным, чтобы развязать новую войну… — Фред тяжело вздохнул и посмотрел на всех присутствующих.

— И плюсом к этому было то, что большая часть демонов так не покинула землю. — продолжил Богарт. — Нам приходилось постоянно ликвидировать последствия и урон нанесенный ими.

— Не вам одним, — горько усмехнулся Ким.

— Да кажется именно в один из таких моментов мы и повстречались с Софьей, только я мало что соображал в тот промежуток времени. — послышалось со стороны Зака, на коленях которого мило устроилась Ольга.

— И похоже, именно тогда в больнице, Ланге понял, что я не человек… — печально протянула Волк.

— Да… Ланге сумел найти выгоду из сложившейся ситуации, вот только он думал, что остальные нефилимы мертвы. А вот Ян строил планы господства еще задолго до этого… Вот, что я нашел среди залежи бумаг в его кабинете, — Фред подал Софье старый потертый лист пергамента с какими-то чертежами.

— Что это? — девушка нахмурила лоб, пытаясь разобраться в беспорядочных последовательностях линий и точек.

— Это схема расположения звезд… — пояснил Фред. И досталась она ему похоже от его отца. План построить новый мир родился еще задолго до появления самого Яна на этот свет… так что можно сказать эта идея передалась ему по наследству от его прапрадедов.

— Но причем тут я? — не поняла девушка.

— Полукровка это самое важное звено во свей этой цепи, причем это должна быть женщина. Как символ материнства и рождения. Так как сам по себе змееносец способствует самозарождению новых сил и божеств.

Дело в том, что в это время на небе наибольшую силу набирает звезда Рас Альхаг, являющаяся главой в созвездии змееносца…

Получив с помощью Кали артефакт, он запустил механизм, и довел ритуал до конца, принеся жертвы и залив алтарь кровью ламий, он открыл астральный мир. Он мог получить отличное управляемое оружие в твоем лице, Софья. Отправляя клан на поиски, с целью тебя уничтожить, Ян строил на тебя совсем другие планы. Он обманул всех… — Фред заверительно посмотрел ей в глаза.

— Но это не отрицает того, что вы тоже пытались меня ликвидировать, — перебила она.

— Я понимаю, что ты хочешь этим сказать, но пойми и ты, пока Ланге имел к тебе доступ нельзя было полагаться на то, что ты все-таки не дашь ему согласие. Иначе бы нам пришлось снова подавлять восстание.

— Все ясно… — пробубнила про себя Софья. — Только как теперь быть мне?

— Это тебе решать…

— Я наделала кучу ошибок… и совершила ужасные поступки…


Софья посмотрела на Богарта. Сердце сжалось от ужасной боли… Пребывая в облике демона, она разучилась быть человеком. Разучилась проявлять чувства…

В глубине души она знала, что Мирослав ей нужен как никогда. Что вся ненависть к нему давно испарилась… но выразить свою любовь она не могла…

Ах, если бы время могло повернуться вспять и что-то можно было изменить… Если бы все плохое имело свойство оборачиваться в хорошее… Как было бы прекрасно жить в таком мире…

Волк закрыла глаза, подавляя ком в горле. Как больно… ее веки затрепетали, слезы вот-вот потекут по щекам…

— Софья?

Волк едва различила голос, сидящего рядом Мирослава. Все вокруг затихало, испаряясь вдали, словно эхо…

Она раскрыла глаза. Вокруг было светло, уютная гостиная пахла ароматом апельсинов и сладких духов.

— Что с тобой? — Настя настороженно посмотрела на подругу, наливая в чашку свежезаваренный чай. Аида отвлеклась от разглядывания узоров на стекле и тоже обратила свое внимание на Волк.

Софья нахмурила брови, в попытках понять что происходит. Она понятия не имела как тут оказалась. Все кроме этого момента было закрыто черной пеленой, которую было невозможно преодолеть.

— … ты себя плохо чувствуешь? — с заботой спросил Богарт, чмокнув Софью в щеку.

— Нет-нет… — быстро ответила девушка… в этот момент сердце стало биться в груди, как будто впервые за всю жизнь. — Все хорошо… И, знаете… спасибо, что вы рядом…


P.S. «Все что нас не убивает, делает нас сильнее». Фридрих Ницше.


Оглавление

  • Глава 1 Раскрытая тайна
  • Глава 2 Богарт
  • Глава 3 Нападение
  • Глава 4 Та самая ложка дегтя
  • Глава 5 Пари
  • Глава 6 На бал демонов не приглашают
  • Глава 7 Друг или враг
  • Глава 8 Нефилимы
  • Глава 9 Шантажист со стажем
  • Глава 10 Убийство
  • Глава 11 Зверь
  • Глава 12 «Темная тропа»
  • Глава 13 Pro et contra{Pro et contra — за и против (лат.).}
  • Глава 14 Такие разные
  • Глава 15 Маскарад ходячих трупов
  • Глава 16 Занавес приоткрывается