Лубянка. Советская элита на сталинской голгофе 1937-1938 (fb2)





Советская элита на сталинской голгофе 1937–1938


Составитель В.Н. Хаусто


Предлагаемый вниманию читателя сборник основан на материалах из фондов архива Президента Российской Федерации, где отложились сводки важнейших показаний арестованных, оставленные И.В. Сталиным в его личном архиве. В этих сводках, в 1937–1938 гг. ежедневно подававшихся вождю, фигурировали все основные слои советской элиты — наркомы, секретари обкомов, руководители главков и директора различных предприятий, военнослужащие высшего командного состава. Комментарии к сводкам составлены по материалам следственных дел арестованных, хранящихся в Центральном архиве ФСБ России.

Введение


В период резкого усиления репрессивной политики в 1937–1938 гг., получившей название «Большой террор», сотрудники оперативных отделов Главного управления государственной безопасности подготавливали для Сталина и, в большинстве случаев, для членов секретной пятерки (Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов и Ежов) ежедневные сводки важнейших показаний арестованных. Появление такого рода документов связано прежде всего с тем, что огромное количество протоколов допросов не позволяло высшему руководству государства внимательно знакомиться с показаниями арестованных. В сводках нашли отражение конкретные факты, на основе которых представителям советской номенклатуры и рядовым гражданам предъявлялись обвинения.

Вопросы о причинах формирования и проведения высшим советским руководством такого жестокого и бесчеловечного внутриполитического курса, оставившего след в истории человечества в XX в., остаются за рамками данного сборника. Но можно констатировать, что при создании мощного индустриального государства правящая партия использовала варварские методы, где игнорировались интересы отдельного человека.

Одной из задач «генеральной чистки» советского общества накануне возможной новой мировой войны являлась борьба с любыми проявлениями инакомыслия.

Публикуемые в сборнике документы дают представление об отношении Сталина к представителям различных государственных учреждений, вносившим свой вклад в развитие страны. За каждой краткой сводкой мы видим конкретных людей, которые вынуждены были признавать вымышленные следователями преступления.

Главным вдохновителем и организатором массовых арестов среди всех слоев советского населения являлся Сталин. Непосредственное исполнение карательных акций против своего народа было возложено на НКВД. Установлено, что в этот период из числа самых часто принимаемых Сталиным в Кремле лиц вторым после В.М. Молотова стал нарком внутренних дел Н.И. Ежов.

Во время массовых репрессий 1937–1938 гг. советская номенклатура не могла быть репрессирована на основе упрощенных процедур введенными в республиках и областях «тройками».

Это касалось прежде всего руководящих работников партийных, советских, хозяйственных и военных органов, а также научно-технической интеллигенции. В отношении советской элиты такого уровня сложилась четкая система. Их нельзя было просто арестовать, поскольку существовал определенный иммунитет, связанный как с членством в партии, так и с руководящей деятельностью в различных сферах советского государства. Для этого требовалось получить согласие вышестоящих инстанций.

Главные обвинения предъявлялись в ведении шпионской, террористической и вредительской деятельности, то есть в преступлениях, расследуемых органами госбезопасности, с последующей передачей законченных дел на решение Военной коллегии Верховного суда СССР. Известно, что более 40 тысяч человек были репрессированы на основе предварительно подписанных Сталиным и его ближайшим окружением списков, подготовленных в НКВД, об осуждении по 1-й (высшая мера наказания) или 2-й категориям (заключение в ИТЛ).

Отсутствие публичного обсуждения злободневных вопросов общественной жизни приводило к тому, что все решалось узким кругом советского руководства. И самым страшным было то, что Сталин принимал решения, основываясь на показаниях, которые являлись результатом вымыслов конкретных сотрудников органов госбезопасности. Реакция Сталина свидетельствовала о том, что он воспринимал эти показания в полной мере серьезно. В Особом отделе ГУГБ НКВД несколько сотрудников занимались только тем, что обрабатывали протоколы допросов и увязывали показания одних арестованных со словами других, так что в результате абсурдные показания были взаимосвязаны и логичны, дополняли друг друга.

В данном сборнике представлены фактически все уровни номенклатуры советского общества, которая подверглась репрессиям. Среди арестованных, о которых докладывалось Сталину, в сводках фигурируют все основные слои советской элиты, начиная с наркомов,