Повелитель игры (fb2)


Настройки текста:



Дэвид Моррелл Повелитель игры

Выражение признательности

Писатели работают не в вакууме. «Повелитель игры» не был бы написан, если бы множество людей не оказывали мне всестороннюю помощь. Я благодарен Джейн Дистел, Мириам Годрик, Майклу Боуррету и отличному народу из «Dystel/Goderick Literary Management».

Роджеру Куперу, Крису Накамуре, Питеру Костанзо и всем прочим, входившим в команду «Vanguard Press» и «Perseus Books».

Нанси Каланта из horrorworld.org.

Эрику Грею и Майку Волпе из аэропорта «Джет авиэйшен», Тетерборо.

Сэри Моррелл. У нее такая же фамилия, как у меня, и это неспроста. Она не только моя дочь, но и друг и едва ли не самая изобретательная из всех пресс-агентов в области литературы, кого я знаю.


Прославляли меня монументы из бронзы, лазурита, алебастра и белого известняка и надписи, увековеченные в обожженной глине… и я уложил их в основание и оставил их для будущих времен.

Асархаддон, царь Ассирии, VII в. до н. э.

На днях мне дали поручение. Некто попросил меня написать письмо, которое будет вложено в капсулу, предназначенную для того, чтобы открыть ее в Лос-Анджелесе через сто лет… На первый взгляд вроде бы совсем нетрудная задача. Предполагалось, что я напишу о проблемах и заботах наших дней. Я взялся за это, катаясь по берегу в автомобиле, глядя на синь Тихого океана по одну сторону и гору Санта-Инес по другую, и не мог отделаться от одной мысли. Будет ли все это таким же прекрасным через сто лет, как нынешним летним днем? А потом я сел писать… Попробуйте задуматься над этой задачей. Нужно оставить сообщение людям, которые будут жить через сто лет и знать о нас все. Нам же о них ничего не известно. Мы не знаем, в каком мире им предстоит жить.

Рональд Рейган. Из речи на Национальном конвенте Республиканской партии 1976 г., после того как съезд отказался выдвинуть его кандидатом на президентские выборы.

Первый уровень Крипта цивилизации

1

Он больше не называл ее именем своей умершей жены, хотя сходство оставалось настолько сильным, что от него щемило сердце. Иной раз, когда он приходил в себя и видел ее, сидящую подле его больничной кровати, ему казалось, что это галлюцинация.

— Как меня зовут? — спросила она.

— Аманда, — на мгновение задумавшись, ответил он.

— Отлично, — сказал врач.

Этот мужчина, наблюдавший за ним, так и не назвал своей специальности, но Бэленджер был уверен, что он психиатр.

— Думаю, вас можно выписывать.

2

Такси въехало в Парк-Слоуп, район в Бруклине. Стараясь не глядеть на длинные белокурые волосы и светло-голубые глаза Аманды, так сильно напоминавшие ему о Диане, Бэленджер заставил себя смотреть в окно. Он увидел огромную каменную арку, увенчанную статуей — изваянием крылатой женщины в развевающихся одеждах.

— Грэнд-Арми-плаза, — сообщила Аманда. — Вы увлекаетесь историей, так что вам должно быть интересно узнать, что эта арка воздвигнута по случаю завершения Гражданской войны.

Даже ее голос напоминал о Диане.

— А те деревья — Проспект-парк, — продолжала она.

Проехав немного по узкой улице, такси остановилось перед одним из четырехэтажных старомодных домов, облицованных бурым песчаником. Пока Аманда расплачивалась, Бэленджер умудрился выбраться наружу. Его сразу ужалил резкий холодный ветер конца октября. Ноги дрожали, ребра ныли, то и дело напоминали о себе болезненные ссадины на руках.

— Моя квартира на третьем этаже, — указала пальцем Аманда. — Та, где балкон с каменным ограждением.

— По-моему, вы говорили, что работаете в книжном магазине на Манхэттене. А ведь это ужасно дорогой район. Как вы?.. — Он не договорил, ответ сам уже пришел ему в голову. — Вам помогает отец.

— Он не терял надежды и платил за квартиру все месяцы, пока меня не было.

Когда Бэленджер преодолел восемь ступенек — ему показалось, что их никак не меньше восьмидесяти, — у него совсем уже подгибались колени. Дверь была недавно выкрашена коричневой краской, но производила впечатление старинной. Аманда вставила ключ в замок.

— Погодите, — сказал Бэленджер.

— Хотите перевести дыхание?

Он действительно запыхался, но остановил ее вовсе не потому.

— Вы уверены, что это хорошая мысль?

— А что, вам есть куда идти? Или кто-то может позаботиться о вас?

На оба вопроса ответ был один: «Нет». Весь прошлый год, пока Бэленджер искал пропавшую жену, он обитал в дешевых мотелях и питался один раз в день, преимущественно сэндвичами в заведениях фастфуда. Сбережения в банке растаяли. У него не было никого и ничего.

— Но ведь вы меня почти не знаете, — сказал он.

— Вы рисковали жизнью ради меня, — ответила Аманда. — Если бы не вы, я погибла бы. Что еще мне нужно знать?

Ни она, ни он не добавили, что Бэленджер тогда не сомневался в том, что женщина, которую он спасал, была его женой.

— Попробуем вытерпеть друг друга несколько дней. — Аманда отворила дверь.

3

Квартира состояла из спальни, гостиной и кухни. Высокий потолок окаймлен плинтусом. Паркетные полы. Все сверкало и пребывало в хорошем состоянии, но Бэленджер снова ощутил старину.

— Мы валялись в больнице, а отец тем временем битком набил холодильник и шкафы, — сообщила Аманда. — Хотите поесть?

Бэленджер рухнул на кожаный диван. Усталость сломила его, не позволила даже открыть рот.

Когда он проснулся, за окнами уже стемнело. Бэленджер лежал, укрытый одеялом. Аманда помогла ему добраться до ванной и вернуться на диван.

— Я согрею супу, — предложила женщина.

После еды она сняла с него рубаху и сменила ему повязки.

— Пока вы спали, я сходила в магазин и купила вам вот это.

Аманда помогла ему облачиться в пижамную куртку, хмуро разглядывая ушибы и ссадины.

4

Из сна его вырвал ночной кошмар, примерещившиеся выстрелы и вопли. Раскрыв в испуге глаза, он увидел Аманду, поспешно выбежавшую из спальни.

— Я здесь, — ласково сказала она.

В бледном свете ночника Аманда еще сильнее походила на Диану, и Бэленджер подумал о том, что души этих женщин могли каким-то непостижимым образом соединиться. Она держала его за руку, пока у него не прекратилось лихорадочное сердцебиение.

— Я здесь, — повторила Аманда, и он снова провалился в тревожный сон.

Крик, донесшийся из спальни, заставил его подскочить. Морщась от боли, Бэленджер с трудом поднялся с дивана, неуверенной походкой добрел до двери и увидел, как в соседней комнате Аманда мечется под одеялом, отбиваясь от собственных кошмаров. Он погладил ее по голове и попытался объяснить, что она в безопасности, что нет ни «Парагона», ни тьмы, ни насилия, ни ужаса.

Кланг.

В глубине его памяти, все еще одержимой недавними ужасами, оторвавшийся лист металла продолжал греметь о стену заброшенного дома.

Кланг — скорбный ритмичный набат рока.

Он уснул рядом с нею. Они обнялись во сне. В следующие ночи все повторилось. Бэленджер и Аманда никогда не выключали свет. Дверь спальни оставалась открытой. В закрытых комнатах их прошибал пот. Через две недели они стали любовниками.

5

Бэленджер совершал все более продолжительные прогулки. Как-то серым декабрьским днем, когда он возвращался от покрытых толстым слоем снега монументов на Грэнд-Арми-плаза, из автомобиля, стоявшего перед особняком, вылезли двое мужчин. Оба в темных пальто. С кислыми лицами. На морозе изо ртов у них вылетали облачка пара.

— Франк Бэленджер? — осведомился тот, что был повыше.

— А вы кто?

Синхронными движениями они извлекли удостоверения: «Соединенные Штаты Америки. Министерство финансов».

— Подпишите здесь. — Как только все трое вошли в квартиру, второй агент, покоренастее, протянул Бэленджеру авторучку и бумагу с напечатанным текстом.

— Я предпочел бы сначала прочесть.

— Здесь сказано, что вы отказываетесь от любых претензий на то вещественное доказательство, которое передали полиции Эсбёри-Парка.

— От «двойного орла», — пояснил высокий агент.

Теперь до Бэленджера дошло, и он еще сильнее невзлюбил их.

— Согласно «Закону о золотом резерве» от тысяча девятьсот тридцать третьего года использовать золотые монеты в качестве платежного средства запрещено, — сообщил коренастый агент. — Гражданам разрешается иметь их в коллекциях. Но вы, естественно, не можете владеть тем, что украли.

— Я ее не крал. — Бэленджер почувствовал, что у него вспыхнули щеки. — Законный владелец умер в тысяча девятьсот тридцать девятом году. Монеты были спрятаны в отеле «Парагон». Все эти годы, до тех пор, пока я не положил этот раритет в карман, он никому не принадлежал.

— Единственная монета, уцелевшая после пожара. Вы хоть рассмотрели ее?

Бэленджер постарался собраться с силами, чтобы его голос не дрожал, и ответил:

— Мне было как-то не до этого. Приходилось жизнь спасать.

— Она датирована тысяча девятьсот тридцать третьим годом. Прежде чем правительство запретило использовать золото в денежном обороте, монетный двор целый год чеканил «двойных орлов». Все монеты подлежали уничтожению. — Высокий агент помолчал и добавил: — Но небольшую часть монет украли.

— В том числе и ту, которая попала к вам в карман, — вновь вступил в разговор второй сотрудник Министерства финансов. — А это значит, что она является собственностью правительства США. Эти монеты настолько редки, что последнюю из попавших к нам в руки выставили на аукцион «Сотби».

— Где за нее заплатили почти восемь миллионов долларов, — сообщил первый агент.

Названная им сумма оказалась настолько велика, что Бэленджер на мгновение потерял дар речи.

— Согласно юридической процедуре, мы выплатили человеку, у которого получили монету, часть вырученной суммы и намерены сделать такое же предложение вам, — продолжал агент. — Мы называем это вознаграждением нашедшему. Оно достаточно велико для того, чтобы о нем можно было широко объявить и тем самым поощрить других любителей раритетов отказываться от нелегальной собственности. При этом им не будут задавать лишних вопросов.

— Что же может представлять собой это вознаграждение? — самым беззаботным тоном, на какой был способен, осведомился Бэленджер.

— Исходя из того, что монета уйдет по такой же цене, что и предыдущая? Вы получите два миллиона долларов.

Дыхание вернулось к Бэленджеру не сразу.

6

Стоял прекрасный майский субботний день. Обливаясь потом после долгой пробежки по Проспект-парку, Бэленджер и Аманда открыли входную дверь дома и принялись просматривать все то, что оказалось в почтовом ящике.

— Есть что-нибудь интересное? — спросила Аманда, когда они двинулись вверх по ступенькам.

— В основном предложения от советников по финансам. Все хотят объяснить мне, что нужно делать с деньгами, которые мы получили за монету. Просьбы от всяких благотворителей. Счета.

— Теперь мы хотя бы можем их оплачивать.

— Странно, — сказал вдруг Бэленджер.

— Что случилось?

— Взгляни.

Не дожидаясь, пока они окажутся в квартире, Бэленджер протянул ей конверт. Бумага выглядела пожелтевшей и высохшей от старости.

Аманда нахмурилась, поднесла конверт к носу и заметила:

— Пахнет плесенью.

— Так и должно быть. Взгляни на марку.

— Два цента? Быть такого не может.

— Теперь посмотри на штемпель.

Тот выцвел, но надпись вполне можно было разобрать.

— Тридцать первое декабря.

— Читай дальше.

— Тысяча восемьсот девяносто девять… что за?.. — Аманда мотнула головой. — Это, наверное, кто-то шутит.

— Возможно, рекламное ухищрение, — предположил Бэленджер.

Войдя в квартиру, Аманда разорвала конверт, вынула листок бумаги и сказала:

— Такой же старый, как и конверт. Пахнет точно так же.

Письмо было написано от руки, убористым, но четким почерком. Чернила казались выцветшими, как и штемпельная краска на конверте.

М-ру Франку Бэленджеру

Дорогой сэр!

Простите, что я, не будучи знаком, обращаюсь к Вам. Зная, насколько сильно Вы интересуетесь прошлым, я позволил себе использовать старинный конверт и марку, чтобы привлечь ваше внимание. Я приглашаю Вас и мисс Эверт в первую субботу июня, в час дня, присоединиться ко мне и группе моих друзей в Манхэттенском клубе любителей истории (адрес см. ниже). После небольшого угощения я намерен прочесть лекцию о посланиях будущему, которые мы вскрываем в настоящее время, чтобы лучше понять прошлое. Я имею в виду, как Вы, конечно, поняли, эти чудесные древне-новые артефакты, которые часто называют капсулами времени.

Ваш

Эдриен Мердок.

— Капсулы времени? — недоуменно произнесла Аманда. — Что еще за ерунда?..

— Первая суббота июня. — Бэленджер заглянул в кухню, где висел календарь. — Это уже через неделю. Как там написано? Манхэттенский клуб любителей истории?

— Совершенно верно. Это действительно рекламные хитрости. — Аманда снова уставилась на письмо. — Оно и впрямь кажется старинным. А каким ему еще быть, раз его прислал клуб историков? Наверно, ищут новых членов. Но откуда они узнали наши имена и адрес?

— Прошлой осенью, когда все это случилось, в газетах писали, что ты живешь в Парк-Слоупе, — ответил Бэленджер.

— Но почему же они так долго ждали, прежде чем связаться с нами?

Бэленджер ненадолго задумался.

— Месяц назад, когда монета вышла на аукцион, шумиха возобновилась. Пресса вновь разворошила то, что случилось в отеле «Парагон». Много раз упоминалось мое увлечение историей. Вероятно, этот парень решил, что ему удастся выпросить у меня пожертвование в их клуб.

— Не иначе. Как все эти финансовые советники, которые мечтают урвать у тебя комиссионные, — решила Аманда.

— Капсула времени, — задумчиво произнес Бэленджер.

— У тебя такой вид, будто ты настроился туда пойти.

— Когда я был маленьким… — Он помолчал, перебирая воспоминания. — Мой отец преподавал историю в старших классах. В Буффало. В его школе снесли один учебный корпус, чтобы освободить место для строительства нового. Тогда и пошли слухи о капсуле времени. Мол, когда-то, в еще совсем новом здании, выпускной класс заложил такую капсулу в фундамент. Каждый день, после того как рабочие, разбиравшие корпус, расходились, несколько ребят, и я в том числе, пытались отыскать в развалинах эту капсулу. Конечно, никто из нас понятия не имел о том, как она должна выглядеть. На это ушла неделя, но в конце концов я все же отыскал в раскопанном углу большой каменный куб с табличкой: «КЛАСС 1942 ГОДА. НА ВЕЧНУЮ ПАМЯТЬ. В ПРЕДДВЕРИИ НАШЕГО БУДУЩЕГО». А что же получилось? За прошедшие годы табличка потемнела. Ее загородили кусты. О капсуле позабыли.

Аманда жестом попросила его продолжать, и Бэленджер сообщил:

— Но в кубе оказалась дыра. Я разглядел, что внутри лежит металлическая коробка, и кинулся домой. Когда я рассказал о находке отцу, он в первые минуты рассердился. Я ведь играл на стройплощадке, где меня могло придавить обломками, а то и вовсе убить. Но, узнав о моей находке, он решил отправиться туда вместе со мною. На следующее утро отец попросил рабочих вскрыть блок. Я хорошо запомнил его слова: «Только, ради бога, не повредите содержимое!» Рабочие заинтересовались находкой ничуть не меньше, чем мы. Больше того, многие учителя и ученики, прослышав о случившемся, прибежали на стройплощадку. Рабочий взял крепкую фомку и, изрядно попотев, вытащил металлическую коробку размером с большую телефонную книгу. Крышку накрепко прихватило ржавчиной. Школьники стали требовать, чтобы рабочий немедленно взломал ее, но отец сказал, что необходимо провести торжественную церемонию и организовать под это дело сбор пожертвований. Желающим увидеть вскрытие капсулы можно будет продавать билеты, а деньги пустить на приобретение книг для библиотеки. Все согласились, что идея замечательная. Директор школы обратился в газеты, на телевидение и радио, чтобы широко оповестить о находке. Торжественная процедура вскрытия послания должна была состояться в большом школьном зале во второй половине воскресного дня. Запланировали телевизионный репортаж. Была продана тысяча билетов по доллару.

— Что же оказалось в капсуле? — спросила Аманда.

— Этого так никто и не узнал.

— То есть как? — изумилась Аманда.

— Капсула времени хранилась в шкафу, а тот стоял в кабинете директора. Ночью накануне торжественной церемонии кто-то забрался в школу, взломал дверь кабинета и похитил капсулу. Нетрудно представить, какое разочарование постигло всех. Я до сих пор не перестаю гадать, что же именно школьники сорок второго года считали достойным того, чтобы передать будущим поколениям.

7

Дом находился за квартал от Грамерси-парка, на Восточной Девятнадцатой улице. Это место можно было бы назвать историческим заповедником района. По случаю субботы автомобильное движение оказалось небольшим. Небо затянули облака, и в легких курточках было прохладно. Остановившись перед одним из почти одинаковых домов, занимавших обе стороны улицы, Бэленджер и Аманда разглядывали потемневшую от времени бронзовую табличку, извещавшую, что дом построен в 1854 году. Над входом висела еще одна, с надписью «МАНХЭТТЕНСКИЙ КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ИСТОРИИ».

Они поднялись по ступенькам и оказались в полутемном вестибюле, который, похоже, совершенно не изменился за прошедшие полтора века. На специальном мольберте красовался плакат с изображением благообразного мужчины с седыми волосами и усами. Он был худощав, от уголков глаз разбегались морщинки, одет в старомодный костюм и держал в руках металлический цилиндр со следующей надписью:

МАНХЭТТЕНСКИЙ КЛУБ
ЛЮБИТЕЛЕЙ ИСТОРИИ
ПРИВЕТСТВУЕТ
ЭДРИЕНА МЕРДОКА,
ПРОФЕССОРА ИСТОРИИ
УНИВЕРСИТЕТА ОГЛОТОРПА (АТЛАНТА).
«БУДЬ ВЕЧНЫ НАШИ ЖИЗНИ…
ПСИХОЛОГИЯ ФЕНОМЕНА КАПСУЛ
ВРЕМЕНИ».
2 ИЮНЯ, ЧАС ДНЯ.

Бэленджер услышал голоса, доносившиеся из глубины здания.

Затем из двери по правую сторону коридора вышла приятная женщина лет сорока в простом темном платье.

Увидев Бэленджера и Аманду, она улыбнулась.

— Рада, что вы смогли присоединиться к нам.

— Знаете, приглашение было составлено столь тонко, что мы не смогли устоять, — ответил Бэленджер.

Женщина зарделась. Румянец, заливший ее щеки, подчеркивался полным отсутствием косметики. Черные волосы были собраны в строгий пучок.

— Должна признаться, что это моя идея. Наши лекции не всегда вызывают такой интерес, какого заслуживают, и я решила, что немного драматизма нам не повредит. Я и представить себе не могла, каких усилий потребует от комитета доставка приглашений. Да, я Карен Бейли. — Она протянула руку.

— Франк Бэленджер.

— Аманда Эверт.

— Как же! Это ведь вы нашли ту монету? В газетах писали о вашем интересе к истории. Я решила, что лекция должна вам понравиться.

— Скажите, вы, чисто случайно, не намерены устроить сбор пожертвований? — осведомилась Аманда.

— Ну… — Карен снова смутилась. — Мы с благодарностью принимаем пожертвования. Но вы не должны считать себя обязанными!..

Бэленджер сделал вид, что не заметил скептического взгляда Аманды.

— Что ж, мы с удовольствием внесем что-нибудь.

— В письме говорилось об угощении. Что вы предпочтете? Чай? Кофе? Безалкогольные напитки?

— Кофе, — ответил Бэленджер.

— Мне тоже, — добавила Аманда.

Они проследовали за Карен по коридору, увешанному тонированными сепией фотографиями с видами Грамерси-парка. Таблички возле каждого снимка сообщали, что все они были сделаны в 1890-х годах. На слегка поблекших фото были запечатлены повозки, запряженные лошадьми, мужчины в шляпах и костюмах-тройках при галстуках, женщины в платьях, достававших до высоких туфелек, застегивавшихся на пуговицы.

Вытертые ковровые дорожки приглушали шаги Бэленджера. Воздух отдавал затхлостью — прошлым. Карен свернула направо и провела их в длинный зал, уставленный рядами откидных кресел. Стены здесь тоже были увешаны коричневатыми, в тоне сепии, фотографиями.

Бэленджер взглянул в ту сторону, где висел экран. На кафедре стоял ноутбук, подсоединенный к проектору. Бэленджер переключил внимание на посетителей. Их было не много, всего с полдюжины. Они пили что-то из пластиковых стаканчиков и не спеша жевали сэндвичи.

— Позвольте мне представить вас профессору Мердоку, — предложила Карен.

Она подвела их к мужчине с заметно поседевшими волосами и усами, который, держа в руке надкушенный сэндвич, о чем-то беседовал с мужчиной и женщиной лет тридцати с небольшим. Он оказался более тощим, чем на фотографии. Профессор был в деловом костюме, но его собеседники, как и Бэленджер с Амандой, явились в джинсах.

— Не раньше тысяча девятьсот тридцать девятого года. До тех пор говорили о коробках, сейфах и даже гробах. Потом действительно случилось это знаменитое… — Он осекся и кивнул Бэленджеру и Аманде.

— Профессор, хочу представить вам… — Карен снова покраснела.

Несомненно, она успела забыть их имена.

— Франк Бэленджер.

— Аманда Эверт.

Они по очереди пожали руку профессору.

— Я как раз говорил о Крипте[1] цивилизации, — сообщил тот.

— О чем? — Бэленджер усомнился, что правильно расслышал слова.

— Так называется, пожалуй, самая знаменитая капсула времени. Конечно, я необъективен, потому что находится она в Университете Оглоторпа, где я преподаю.

— Вы сказали «Крипта цивилизации»? — переспросил Бэленджер.

— Интересное название, не правда ли? Именно благодаря крипте Международное общество капсул времени базируется в Оглоторпе.

— Существует целое общество, занимающееся капсулами времени? — удивилась Аманда.

В помещение вошли еще несколько человек.

— Прошу меня извинить, — сказал профессор. — Нужно проверить, все ли готово к выступлению.

Он отошел к кафедре, и тут же Карен Бейли принесла кофе.

— Сливки и подсластитель — на столе. Сэндвичи там же. Угощайтесь, прошу вас. — Она пересекла комнату и принялась задергивать занавески на окнах.

Бэленджер окинул сэндвичи испытующим взглядом. Корка была срезана. Он взял один и откусил немножко.

— Вообще-то, я не люблю салат из тунца, но этот совсем неплох.

— Все дело в латуке, — сказала Аманда.

— Неужели?

— Он свежий и хрустит. Майонез по вкусу похож на домашний. Хлеб совсем мягкий, еще теплый. — Аманда откусила от своего сэндвича.

Бэленджер последовал ее примеру.

— Надеюсь, он расскажет нам об этой самой крипте.

8

В полутемном зале профессор поднялся на кафедру и пробежался пальцами по клавиатуре ноутбука. На экране появилось изображение продолговатой блестящей металлической трубы, показавшейся Бэленджеру похожей на торпеду. Рядом с нею стояла группа солидных мужчин в белых костюмах.

— Это первый предмет, который можно с полным основанием назвать капсулой времени, несмотря на то, что практика изготовления подобных посланий восходит к античности, — сказал профессор Мердок. — Ее изготовили для Всемирной выставки, проходившей в Нью-Йорке в тысяча девятьсот тридцать девятом. Финансировала все приборостроительная корпорация «Вестингауз», прославившаяся высоким качеством своей продукции. Капсулу времени предполагали заложить на пять тысяч лет, что, конечно же, должно было говорить о высочайшей надежности изделий «Вестингауза». Почему именно такой срок? Потому что было установлено, что история человечества, отраженная в письменных источниках, насчитывает именно пять тысяч лет. Следовательно, дата Всемирной выставки находилась на полпути между прошлым и будущим. Создатели капсулы провозгласили: «Мы хотим верить, что человечество решит проблемы, стоящие перед миром сегодня, люди преодолеют все преграды, и наше будущее окажется славным». Конечно, ужасы начавшейся вскоре Второй мировой войны поубавили им оптимизма.

Профессор прикоснулся к компьютеру, и на экране появилось следующее изображение — здание довольно фантастического вида, похоже один из павильонов Всемирной выставки. На заднем плане висел громадный плакат «МИР ЗАВТРАШНЕГО ДНЯ». Перед входом стояла огромная очередь. Бэленджера изумило одно обстоятельство. Несмотря на то что выставка, бесспорно, являлась праздничным событием, мужчины по большей части были одеты в костюмы при галстуках и в строгих шляпах.

— Капсулу изготовили из чрезвычайно прочного медного сплава, не боящегося сырости, — продолжал профессор. — Ее заполнили, герметично закрыли и опустили в шахту. Это случилось в день осеннего равноденствия. Была создана чуть ли не религиозная атмосфера, усугубляемая звуками китайских гонгов. Шахту закупорили крышкой со встроенным перископом, через который желающие могли видеть капсулу времени, лежащую на глубине в пятьдесят футов. По окончании выставки шахту засыпали, запечатали и установили над нею бетонный знак. «Желаю капсуле времени сладких снов», — сказал президент «Вестингауза». Поскольку из существовавших прежде подобных артефактов больше было потеряно, чем найдено, «Вестингауз» составил «Памятную книгу о капсуле времени». Несколько тысяч экземпляров напечатали на бескислотной бумаге невыцветающей краской и разослали в библиотеки и музеи всего мира, даже в Тибет. Помимо прочей информации в книге были приведены точные координаты местонахождения капсулы — мудрая предосторожность, поскольку бетонный монумент во Флашинг-Медоуз за прошедшие годы успел изрядно осесть.

На экране появилась новая картинка с изображением множества разных предметов.

— Что же содержала в себе капсула? — спросил сам себя профессор Мердок. — Какие драгоценные образцы, по мнению ее изготовителей, должны были лучше всего охарактеризовать для наших далеких потомков общество тысяча девятьсот тридцать девятого года? Будильник. Консервный нож. Авторучка. Скоросшиватель. Зубная щетка. Кепи с изображением Микки-Мауса.

Кто-то из слушателей рассмеялся.

— Там лежит много других предметов, но названные мною должны показать, насколько трудно решить, что именно по-настоящему важно для нашего общества. Сохранятся ли в будущем консервные ножи? Будильники и папки-скоросшиватели? Не исключено, что вещи, которые мы сейчас считаем неотъемлемой частью действительности, окажутся для жителей будущего чем-то совершенно непостижимым. В полном созвучии с заглавием романа, вложенного в капсулу, все культуры рано или поздно прекращают существование, уносятся ветром. Всемирной выставке тридцать девятого года выпала честь рассказать будущему, на что походил мир в этот исторический момент. Но в тщательности, с которой организаторы проекта подбирали содержимое капсулы, угадывается боязнь того, что они сами могут быть забыты.

На экране возникло изображение внушительного здания, похожего на средневековый замок.

— Это кампус Университета Оглоторпа в Атланте, где я преподаю, — пояснил профессор Мердок. — Именно там в тысяча девятьсот тридцать шестом году зародилась идея капсулы «Вестингауза». В то время президентом в Оглоторпе был Торнуэлл Джейкобс. Он распорядился осушить крытый плавательный бассейн и наполнить его многими тысячами разных предметов, среди которых были и микрофильмы страниц энциклопедий, и такие предметы повседневного быта, как платяная щетка, губная помада, устройство для очистки грейпфрутов, мухобойка, набор для строительства игрушечного бревенчатого дома и ампула с пивом «Будвайзер». Проект был настолько амбициозным, что Джейкобс смог завершить его лишь к середине сорокового, через год после открытия Всемирной выставки. В результате слава создателей первой в мире капсулы времени досталась «Вестингаузу», невзирая даже на то, что идея принадлежала другим. Джейкобс выбрал метафору, связанную с похоронным делом, и назвал свой проект Криптой цивилизации.

Бэленджер услышал позади звуки движения. Обернувшись в полутемном зале, он увидел мужчину и женщину, покидавших помещение. В дверях они шепотом обменялись с Карен Бейли несколькими словами. Мужчина показал на часы. Карен понимающе кивнула.

Свет мигнул, сообщив о смене картинки, и Франк вновь посмотрел на экран. Он увидел солдат нацистской армии, застывших в парадном шаге с высоко поднятыми ногами. Пошла серия слайдов с изображением руин взорванных бомбами домов, танков со знаком свастики, груд трупов в лагерях смерти и грибовидного облака взрыва атомной бомбы.

— Джейкобс задумал создание крипты в период Великой депрессии, из-за которой у него, возможно, появился скепсис в отношении будущего цивилизации. Не исключено, что его целью была не похвальба перед потомками успехами современников, а попытка сохранить нечто из того, чему, как он боялся, грозила опасность уничтожения. Ведь в тысяча девятьсот сороковом году, когда крипту запечатали, немецкие армии стремительно шли победным маршем по Европе, и пессимизм в обществе быстро нарастал. В документе, который Джейкобс поместил в крипту, было сказано: «Мир одержим стремлением навсегда покончить с нашей цивилизацией, и здесь, в этой крипте, мы оставляем ее для вас».

Бэленджер вновь услышал шорох позади. Он обернулся, увидел еще одну уходящую пару и нахмурился.

— Крипта уцелела, но большинству капсул не повезло, — продолжал профессор Мердок. — То контейнеры оказывались негерметичными, то в содержимое попадали органические субстанции, которые начинали гнить. Больше того, как это часто бывает, лучшим намерениям не раз вредили проявления человеческой природы. Амбициозные жители одного города в Калифорнии заложили семнадцать капсул времени и потеряли все. В одной из школ Виргинии шесть выпускников изготовили капсулу времени и замуровали ее где-то в кампусе. Шел тысяча девятьсот шестьдесят пятый год. За прошедшее с тех пор время школу сровняли с землей, а у всех шестерых случилось нечто вроде провала в памяти, касающегося и содержимого капсулы, и места, где ее заложили. Можно подумать, что они вовсе не делали ничего подобного. Жители близлежащих городов с увлечением предаются игре в кладоискателей или в охотников на мусор.

Когда еще два человека покинули зал, Бэленджер весь напрягся.

«Что происходит?» — думал он.

— Из тысяч потерянных капсул времени особый интерес вызывают пять, — сказал профессор Мердок. — Первой из них является так называемая капсула каравана двухсотлетия. — Профессор как будто понизил голос, и Бэленджер наклонился вперед, чтобы лучше слышать. — В День независимости тысяча девятьсот семьдесят шестого года капсулу, содержащую двадцать два миллиона подписей, везла в Вэлли-Фордж, что в Пенсильвании, целая процессия автомобилей, названная караваном двухсотлетия. — В зале как будто стало темнее. — В церемонии, посвященной юбилею Войны за независимость США, намеревался принять участие президент Джеральд Форд. — Голос профессора делался все тише и тише. — Но перед началом церемонии кто-то украл капсулу из оставленного без охраны фургона. — Глаза Бэленджера закрывались сами собой. — Вторая из наиболее интересных разыскиваемых капсул находится в Массачусетском технологическом институте. В тысяча девятьсот тридцать девятом году инженеры МТИ запечатали некоторое количество различных предметов в контейнер и заложили его под большим циклотроном, который монтировали. Циклотрон…

9

Кланг.

Бэленджер медленно приходил в себя. Резкий, равномерно повторяющийся звук издавал, как ему показалось, надтреснутый колокол.

Кланг.

От этого звука у него болезненно пульсировало в голове.

Кланг.

Он с усилием открыл глаза. Его окружала тьма, а от холодного ветра пробрала дрожь. Бэленджер слышал грохот волн. Ветер попахивал гарью.

Вдруг его ослепил свет. Застонав, он поднял руку, чтобы прикрыть глаза. Предплечье болело.

— Парень, тебе тут нечего делать, — сказал грубый голос. — Вставай и убирайся отсюда.

Бэленджер смог лишь еще раз простонать в ответ.

— Ты меня слышал? Шевелись!

— Где?..

Горло Бэленджера пересохло до боли. Он не смог заговорить с первого раза.

— Я повторять не буду. Поворачивайся!

— Где я? — Бэленджер, прищурившись, всмотрелся в тьму, из которой ему в лицо бил свет фонаря, и внезапно понял, что лежит на песке.

— Помилуй бог! Неужто ты так нажрался, что не помнишь, где находишься? — воскликнул второй грубый голос. — В Эсбёри-Парке, дружище, где же еще? Где был, там и остался.

Кланг.

Бэленджер с величайшим трудом поднялся на ноги. В свете мощного ручного фонаря он различил полуразрушенное здание. Запах гари сделался сильнее.

— В Эсбёри-Парке?

Кланг.

Разум Франка к этому времени слегка прояснился, и он узнал звук из своих кошмарных сновидений: грохот наполовину оторванного листа железа на заброшенном здании. Его вновь пробрал холод. Теперь уже от страха.

Кланг.

— Городские власти ведут восстановление района. Такие, как ты, нам здесь не нужны.

— Нет!.. — сдавленно воскликнул Бэленджер и испуганно ткнул рукой в сторону груды развалин. — Это же не?.. Только не говорите, что…

Кланг.

— Отель «Парагон», — с готовностью отозвался первый голос. — То, что от него осталось. Когда там поубивали кучу народа и здание сгорело, мы решили: «Хватит! Эта набережная вновь заживет полной жизнью». Так ты уберешься или тебя забрать в кутузку?

Бэленджера затрясло от волнения.

«Отель „Парагон“, — панически думал он. — Как я тут оказался?»

— Эдди, подожди-ка минуточку. Где-то я его уже видел. Эй, послушай, ты, случайно, не?..

— Бэленджер, — уверенно сказал второй. — Франк Бэленджер. Да, конечно, он и есть. Иисус! Дружище, как вы сюда попали? — Его тон заметно изменился. — Я был уверен, что это место вам меньше всего на свете захочется посетить.

— Аманда, — прошептал Бэленджер.

— Я не слышу, что вы говорите.

— Аманда, — хрипло повторил Бэленджер.

— Какая Аманда? С вами был кто-то еще?

— Эдди, погоди. По-моему… Прошлой осенью, когда отель сгорел!.. Как же была ее фамилия? Эверт. Аманда Эверт. Франк, это та женщина, которую вы спасли?

Кланг.

— Аманда! — выкрикнул Бэленджер. — Где ты?

Ему показалось, что связки вот-вот разорвутся. Нетвердо держась на ногах, он побрел к обгорелым развалинам.

— Франк, все-таки, ради всего святого, объясните, что вы тут делаете?

10

— Манхэттенский клуб любителей истории? — Джефф Кокрэн нахмурился.

Этот могучий рыжеволосый мужчина с лицом, усыпанным веснушками, был шефом полиции Эсбёри-Парка. Два года назад, перед тем как уйти из полиции и самому заняться поисками пропавшей жены, Бэленджер работал у него в подчинении.

— Капсулы времени?

— Это последнее, что я запомнил. — Бэленджер помассировал ладонью шею у основания черепа, пытаясь унять головную боль. — Послушай, нельзя бросать поиски на берегу. Аманда, может быть, еще…

— Там уже начали повторный осмотр. Обещаю, будет сделано все, что в моих силах. Когда, говоришь, вы пошли в этот клуб историков?

— В субботу. Сегодня. — Свет ламп, горевших под потолком, резал глаза.

— Нет, вчера. Уже перевалило за полночь.

— Суббота… — Бэленджеру понадобилось сосредоточиться, чтобы вспомнить дату. — Второе июня?

— Совершенно верно. Знаешь, похоже, ты наелся чего-то такого, что вывело из строя твою память. Вроде той наркоты, которую подсыпают девчонкам при дружеском изнасиловании.

— В кофе и сэндвичах?.. — Бэленджер помотал головой, отчего она разболелась еще сильнее. — Но ведь все там пили и ели. Эта женщина… Как же ее звали? Минуточку-минуточку… Карен! Да, именно так она и представилась. Карен Бейли принесла нам кофе. Значит, вот когда все это было проделано.

— Ты говорил, что она задернула занавески и выключила свет.

— Да. — У Бэленджера мерзко засосало под ложечкой. — Чтобы профессор… Мердок? Да, Мердок. Чтобы он мог читать лекцию и показывать слайды на экране. Через некоторое время люди начали уходить, а в зале как будто сделалось темнее.

— Почему ты все время трешь левую руку? — спросил Кокрэн.

— Чешется. — Бэленджер снял ветровку и закатал рукав рубашки. Посреди предплечья вздулась красная опухоль. В ее центре виднелся след от укола.

— Тут все ясно, — заметил Кокрэн. — Добавочная доза наркотика, чтобы ты не успел очухаться, пока тебя везли сюда.

Трясущимися руками Бэленджер обшарил карманы и заметил:

— Бумажник на месте. Часы тоже не взяли. Это не ограбление.

— Сотовый телефон?

— Я не брал его с собой. Мне некому было звонить, кроме Аманды. Мы же пошли вместе, вот я и решил, что вовсе незачем таскать его с собой.

Кокрэн через стол пододвинул к нему свой служебный телефон и спросил:

— А у нее мобильник был?

Тщательно нажимая кнопки, Бэленджер набрал номер. Он почувствовал, как вспотела ладонь, которой он держал аппарат около уха.

— Абонент временно недоступен, — сказал электронный голос.

Кокрэн хорошо расслышал ответ.

— Теперь звони домой, — посоветовал, даже приказал шеф полиции. — Может быть, она сидит дома, ждет тебя и места себе не находит от беспокойства.

— Но если нас напичкали наркотиками, какой смысл везти меня сюда, а Аманду — домой?

— Пока я ни в чем не вижу никакого смысла. — Звони домой, — повторил Кокрэн.

Бэленджер поспешно набрал номер. Его ладонь вспотела так сильно, что он с трудом удерживал мобильник в руке.

— Алло, — раздался голос Аманды.

«Слава богу», — подумал Бэленджер, но, услышав и осознав следующие слова, снова пал духом.

— Оставьте, пожалуйста, сообщение после гудка. — Автоответчик замолчал.

Бэленджер все же заставил себя заговорить.

— Я не знаю, что случилось, — сказал он и сам испугался того, как сильно дрожал его голос. — Если ты получишь это сообщение, позвони в управление полиции Эсбёри-Парка. — Он продиктовал номер телефона. — Спроси шефа Кокрэна.

— Раз такое дело, посмотрим, чем нам сможет помочь полиция Манхэттена. — Кокрэн протянул руку, и Бэленджер пододвинул к нему телефон.

11

Кокрэн свернул на Восточную Девятнадцатую улицу. Голова у Бэленджера продолжала раскалываться. Воскресным ясным утром движения на улицах почти не было, и от яркого света у Франка начали слезиться глаза, покрасневшие от усталости. Часы на приборной доске показывали 8.11.

— Следующий квартал, — сказал он Кокрэну. — Сюда. Вот этот дом, посередине.

Возле подъезда Бэленджер увидел высокого мужчину лет за тридцать, испанской внешности, в спортивном пиджаке, но при галстуке. Рядом с ним стояла очень худая женщина с платиновыми волосами, одетая в брючный костюм. Яркая помада и густо подведенные глаза не позволяли с первого взгляда определить ее возраст.

Кокрэну удалось припарковать машину лишь в конце квартала. Бэленджер быстро зашагал к нужному дому.

— Шеф Кокрэн? — осведомился испанец.

— Это я, — ответил тот, догоняя Бэленджера.

— Детектив Ортега. — Мужчины обменялись рукопожатием. — Это Джоан Дэнбридж.

— Франк Бэленджер. Вчера этой вывески тут не было. — Все глубже и глубже проникаясь мрачными предчувствиями, Бэленджер указал на площадку на крыльце, где стоял прислоненный к двери плакатик «Продается». Ниже, буквами помельче, было напечатано: «Никербокер риэлти» и телефонный номер.

— Это моя компания, — сообщила Джоан, бросила сигарету на тротуар и решительно наступила на нее.

Бэленджер перевел взгляд на пустой квадрат над дверью.

— Здесь была бронзовая табличка.

— Что? — неожиданно резким голосом спросила женщина.

— Над дверью, с надписью «МАНХЭТТЕНСКИЙ КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ИСТОРИИ».

Джоан взбежала по ступенькам, вынула очки из сумки и уставилась на кладку над дверью.

— Боже мой! Там действительно видны следы от шурупов, которыми была прикреплена табличка. А ведь он обещал не причинять дому никаких повреждений.

— Он? — вскинулся Кокрэн.

— Хозяин дома приобрел его не подумавши, а теперь запрашивает слишком много, — пожаловалась риелторша. — Я уже устала объяснять ему, что бум прошел и цена, которую он хочет, нереальна. Так что когда кто-то позвонил и попросил сдать ему этот дом на один день, я уговорила хозяина согласиться. Мне удалось выторговать очень хорошую цену.

— Сдать на один день? — Бэленджеру показалось, что у него выбили почву из-под ног.

«Аманда!» — повторял он про себя и не мог дождаться, когда же наконец его впустят внутрь.

— Да, чтобы устроить прием. Этот человек сказал, что жил здесь подростком, пока его родители в восьмидесятых не продали дом. Мол, случайно проезжал мимо, увидел, что здание выставлено на продажу, и решил устроить сюрприз своему отцу, который всегда сожалел, что пришлось продать дом, — устроить здесь прием по случаю его дня рождения. Я еще пошутила: «Нисколько не возражаю против того, чтобы сдать дом на день. При условии, что ваш отец потом купит его насовсем». Он рассмеялся и ответил: «Никакая ностальгия не стоит четырех миллионов долларов».

— Как он выглядел? — поспешно спросил Бэленджер.

— Я его не видела.

— Как это?..

— Все переговоры мы вели по телефону. Контракт он прислал по электронной почте. Чек оказался в полном порядке. Я получила гарантийный депозит, сумму за аренду и больше ни о чем не волновалась. Ведь я же ничего не подозревала, хотя и проверила, кто владел домом в начале восьмидесятых. Виктор Эванс. Человека, с которым я заключила контракт, звали Филип Эванс. Фамилия одна и та же. Так что у меня не было никаких сомнений в законности всего этого. — Она вынула из сумочки ключ, досадливо поморщилась и вновь посмотрела на красовавшиеся над дверью дыры. — Это же исторический район! Боюсь, что для оплаты ремонта гарантийного депозита не хватит.

Женщина отперла дверь.

— Подождите здесь, — сказал Ортега.

— Но я должна убедиться, что они не испортили ничего другого внутри.

— Сначала мы удостоверимся, что там никого нет.

Ортега, Бэленджер и Кокрэн вошли в дом. В вестибюле пахло затхлостью.

— Здесь стояла тренога, — сообщил Бэленджер. — На ней был закреплен плакат с портретом профессора.

Они прошли по коридору. Старинных фотографий с видами Грамерси-парка на стенах не оказалось.

— Лекция проходила здесь. — Бэленджер указал направо.

Они вошли в длинный зал. Складных кресел тоже не было. Как и фотографий, гардин, кафедры, экрана и столов для кофе, чая и сэндвичей.

Ортега осторожно приоткрыл дверь в дальнем конце комнаты и выглянул.

— Никого.

Бэленджер внимательно вслушивался в тишину, стоявшую в здании, потом крикнул:

— Аманда!

Эхо разнеслось по коридорам и замерло. Никто не ответил.

Потирая предплечье, он вернулся в коридор и посмотрел на лестницу. Ступеньки, покрытые темной ковровой дорожкой, вели во мрак.

— Аманда! — И опять ответа не последовало.

Бэленджер шагнул на заскрипевшую лестницу.

— Я пойду с тобой, — сказал Кокрэн.

— Лучше пропустите вперед меня, — вмешался Ортега.

— Я знаю, как себя вести, — ответил Бэленджер. — Сам служил в полиции.

— Разве вы вооружены?

— Нет.

— Шеф Кокрэн?

— Я не в своем районе. Поэтому не взял оружие.

— Значит, спорить не о чем. Я пойду первым.

Поднявшись по лестнице, Ортега заглянул в мрачную комнату и двинулся дальше по коридору.

Бэленджер вошел в помещение. На полу лежал ковер, по отпечаткам на котором можно было узнать, где прежде стояли кровать, комод и кресло. Дверь стенного шкафа распахнулась, показав пару плечиков, висевших на перекладине.

Во второй комнате оказались две пустые упаковочные коробки.

На третьем этаже они обнаружили только еще несколько плечиков и сверток пузырчатого упаковочного пластика.

Ортега открыл последнюю дверь.

— Чердак.

Несколько секунд все трое стояли не шевелясь, затем собрались с духом и поднялись по узким ступенькам, скрипевшим куда сильнее, чем главная лестница. Бэленджер шел следом за Ортегой. От пыли щекотало в носу. За собой он слышал шаги Кокрэна.

Через грязное оконное стекло с трудом пробивался солнечный свет. Наклонный потолок оказался таким низким, что Бэленджеру пришлось пригнуться. На неровном полу из сосновых досок лежал видавший виды спортивный мат.

— Когда-то здесь, наверно, жили слуги.

— На пещеру похоже, — отозвался Ортега. — Спорить могу, дети обожали здесь играть.

— А что это в углу? — ткнул пальцем Кокрэн.

— Коробки с какими-то компакт-дисками, — ответил Бэленджер.

Ортега вынул из кармана пиджака резиновые перчатки, надел их, наклонился и поднял с пола две коробочки.

— Это не музыка. Видеоигры. Об этой я никогда не слышал, а вторая — «Grand Theft Auto (Великий автоугонщик)». Мои дети страшно увлекаются ею. Я им запрещаю. Куда это годится! Дети копа забавляются играми, в которых угоняют машины и избивают проституток. Хотя они, конечно же, продолжают играть так, чтобы я не знал. — Ортега открыл по очереди обе коробки. — Ничего удивительного, что их тут бросили. Дисков-то нету.

Предплечье Бэленджера продолжало зудеть. Болтовня спутников нисколько не успокаивала его.

— Мы еще не закончили осмотр.

— Я знаю, — согласился Ортега. — Почти в каждом доме есть еще и подвал.

12

Едва спустившись вниз, Бэленджер почувствовал, как ему перехватило грудь с такой силой, что трудно стало дышать. Здесь было сыро. Подвал представлял собой одно слабо освещенное, ничем не перегороженное вытянутое помещение со стенами из старого кирпича, вдоль которых тянулось множество труб. Бетонный пол растрескался. Печь системы отопления была засыпана толстым слоем пыли и каменной крошки. Водяной котел заржавел.

— За этот дом просят четыре миллиона? — пробормотал Кокрэн. — Ему давно пора на снос.

Очередная попытка отвлечь Бэленджера болтовней вновь не увенчалась успехом. Можно было искать сколь угодно тщательно — никаких следов пребывания здесь Аманды не было.

— Когда вы в последний раз были дома? — спросил Ортега.

— Шеф завез меня туда перед тем, как поехать к вам. Я взял фотографию.

Бэленджер вынул ее из кармана куртки. Она хранилась в коробке из-под обуви, стоявшей на полке в шкафу Аманды. Ее сфотографировали, когда она играла с ирландским сеттером своих родителей во дворе их дома в Коннектикуте.

Ортега внимательно рассмотрел снимок и поинтересовался:

— Какого она роста?

— Пять футов шесть дюймов. Сто двадцать фунтов.

У Бэленджера перехватило горло. Когда он вытащил ее из отеля «Парагон», она была измождена. Потребовалось немало усилий, чтобы убедить ее начать есть как следует и вновь набрать вес, обычный для здоровой молодой женщины.

— Цвет глаз? По фотографии трудно сказать.

— Голубые, прозрачные. Будто светятся.

— Волосы? Можно ли сказать, что они соломенного цвета?

Бэленджер кивнул. Его обуревали нахлынувшие чувства. Он рассматривал лицо, весело улыбавшееся с фотографии, и не мог оторваться. Волосы, падающие на плечи. Нежная линия подбородка, красиво очерченные скулы. В памяти встал во всех подробностях точно такой же разговор, который он вел с детективами после исчезновения жены.

— Я должен кое-что вам рассказать, — заявил Бэленджер.

— Если вы так считаете…

— Такое со мною уже было.

— Не понимаю.

— Моя жена тоже исчезла.

Изумленное выражение на лице Ортеги не мог скрыть даже полумрак подвала.

— Она была очень похожа на Аманду. — Подвальная сырость, казалось, пропитала Бэленджера насквозь, и он уже не мог сдержать дрожи. — Ведь когда шеф Кокрэн звонил вам, он упомянул об отеле «Парагон», верно?

Ортега хмуро кивнул.

— Я отыскал свою жену в том отеле. Мертвую.

От нахлынувших воспоминаний у Бэленджера похолодели руки и ноги. От волнения он дышал так часто и глубоко, что голова закружилась.

— Там же я нашел и Аманду.

Хмурый взгляд Ортеги сделался еще тяжелее.

— Внешнее сходство не случайно. — Бэленджер понимал, что говорит слишком быстро, но ничего не мог с собою поделать. — Мы знаем, кто похитил мою жену. Тот же самый человек, который год назад сделал это с Амандой. Он был помешан на молодых светловолосых голубоглазых женщинах с одним типом лица. Я мог бы предположить, что это его рук дело, если бы не видел собственными глазами, как Аманда размозжила ему голову деревяшкой. Когда та сломалась, она острым обломком проткнула горло подонку. Он до сих пор иногда является мне в кошмарах, но вчерашнюю штуку устроить никак не мог. — Бэленджер тревожно оглянулся на Кокрэна, ища поддержки.

— Это точно. Кроме как в ночных кошмарах он являться не может, — подтвердил тот. — Я видел труп на берегу и в морге при вскрытии, а потом еще и говорил с человеком, который лично отправил его в печь крематория.

Наступило молчание, потом в тишине подвала гулко прозвучал исполненный боли голос Бэленджера:

— Какой же мерзавец мог затеять все это во второй раз?

Второй уровень Добро пожаловать в «Старьевщик»[2]

1

— Но перед началом церемонии кто-то украл капсулу из оставленного без охраны фургона, — гудел мужской голос.

Аманде казалось, будто она всплывает со дна глубокого бассейна.

— Вторая из наиболее интересных разыскиваемых капсул находится в Массачусетском технологическом институте.

Аманда достигла поверхности.

— В тысяча девятьсот тридцать девятом году инженеры МТИ запечатали некоторое количество различных предметов в контейнер и заложили его под большим циклотроном, который монтировали. Циклотрон впоследствии вывели из эксплуатации, а вот о капсуле времени забыли на пятьдесят с лишним лет.

Она открыла глаза.

— О ней могли забыть совсем. После того как здание снесли, никто не знал…

Аманда осознала, что лежит на кровати.

— Каким образом извлечь ее из-под восемнадцатитонного щита.

Ее подташнивало будто с похмелья. В голове пульсировала боль. Но ритм этой пульсации никак не совпадал с резким прерывистым сердцебиением.

— Третья — это капсула «МЭШ».[3]

Аманда собралась с силами, рывком села, подумала о том, где сейчас Франк, сдержала готовый вырваться стон и обвела взглядом комнату. Деревянные балки под потолком, сложенный из камня камин, бревенчатые стены, дощатый пол. От вливавшегося в окно солнечного света стало больно глазам. Вдали она разглядела зубчатую цепь гор со снежными вершинами и испугалась, что сошла с ума.

— В тысяча девятьсот восемьдесят третьем году актеры, снимавшиеся в популярном телесериале «МЭШ», сложили костюмы, предметы реквизита и многое другое в капсулу, которую зарыли на территории киностудии «XX век Фокс». — Голос был мужским и шел, казалось, со всех сторон. — Но за годы, прошедшие с тех пор, студия так сильно изменилась, что никто не в состоянии определить местонахождение капсулы. Возможно, она лежит под отелем, выстроенным на участке, некогда принадлежавшем киностудии.

Аманда сползла с кровати. Она сообразила, что голос доносится из динамиков, скрытых в потолке и стенах.

— Четвертая — краеугольный камень Джорджа Вашингтона. Во время масонского обряда в тысяча семьсот девяносто третьем году он лично руководил закладкой капсулы времени в краеугольный камень первоначального здания Капитолия.

Аманда оглядела себя. На ней были те же самые джинсы, белая блузка и серый блейзер, которые она надела перед тем, как выйти из дома. Заставив себя собраться с мыслями, она поняла, что находилась в отключке довольно долго. Но боли в переполненном мочевом пузыре не ощущалось, а это означало, что наркотик, который ей дали, оказывал то же действие, что и дурь, используемая для так называемого дружеского изнасилования: заставлял выполнять приказы. Кто-то отвел Аманду в уборную, спустил с нее джинсы и велел помочиться.

— Капитолий с тех пор настолько сильно разросся, что место, где находились угловые камни первого строения, установить невозможно, и содержимое этой капсулы остается неизвестным.

Ее руки и ноги тряслись. В желудке словно застрял камень. Она была перепугана ничуть не меньше, чем год назад, когда очнулась в заброшенном отеле «Парагон». Даже сильнее.

«Опять, — думала она. — Боже мой, снова то же самое!»

— Пятая — капсула компании «Граммофон». В тысяча девятьсот седьмом году сотрудники фирмы поместили множество пластинок в капсулу времени, заложенную под угловой камень новой фабрики, которая строилась в английском графстве Мидлсекс.

Голос был богатым, звучным. Несмотря на никак не проходившую одурь, Аманда сообразила, что слушает продолжение той лекции, которую профессор Мердок читал в Манхэттенском клубе любителей истории. Но говорил не он, а кто-то другой.

— В капсуле хранились музыкальные записи в исполнении ряда прославленных в то время оперных певцов. При разборке здания через шестьдесят лет капсулу нашли. Но записи не успели воспроизвести для публики. Пластинки украли, и несравненные голоса, запечатленные на них, пропали навсегда.

Аманда поймала себя на том, что дышит часто и неровно, и заставила себя успокоиться.

«Франк! — думала она. — Где ты?»

Женщина направилась к двери и лишь чуть слышно простонала, когда голос без остановки вернулся к более ранней части лекции:

— Из тысяч потерянных капсул времени…

Тут Аманда чуть не закричала.

— …особый интерес вызывают пять.

С новым замиранием сердца она поняла, что слушает бесконечную запись. Пока Эверт была без сознания, монолог повторился несколько раз. Потому-то текст и показался ей знакомым, пусть даже она и не помнила, при каких обстоятельствах слышала его и было ли такое вообще.

— Первой из них является так называемая капсула каравана двухсотлетия.

«Наверно, я в аду», — подумала Аманда, подбежала к двери и схватилась за ручку, страшась того, что замок окажется запертым.

— В День независимости тысяча девятьсот семьдесят шестого…

Ручка подалась. Чувствуя, как вновь забилось сердце, женщина распахнула дверь.

— Капсулу, содержащую двадцать два миллиона подписей, отвезли в Вэлли-Фордж, в Пенсильвании.

За дверью оказался коридор с такими же бревенчатыми стенами. Посмотрев направо и налево, Аманда увидела еще несколько дверей и картины, изображающие ковбоев.

— В церемонии, посвященной юбилею Войны за независимость США, намеревался принять участие президент Джеральд Форд.

Она выскользнула в коридор и закрыла за собой дверь. Но тишину нарушало лишь немного приглушенное продолжение записи.

Посередине коридора лежала длинная ковровая дорожка. По правую руку Аманда увидела глухую стену.

Она направилась на цыпочках налево, а из-за дверей, мимо которых проходила, до нее доносился все тот же голос:

— Но перед началом церемонии кто-то украл капсулу из оставленного без охраны фургона.

2

Она вышла на лестничную площадку. Судя по запаху свежего дерева и лака, дом был новым. Лестница спускалась в просторный вестибюль с дверью и окнами по обе стороны от ступенек.

Аманда сбежала вниз, кинулась к двери и схватилась за ручку.

Электрический разряд отбросил ее назад. Она вновь на мгновение лишилась чувств, затем осознала, что упала на пол навзничь и сильно ударилась головой об пол. Очень больно. Аманда застонала и попыталась сфокусировать зрение.

— Боже мой! — воскликнул кто-то.

Обернувшись на звук, она увидела мужчину, бегущего вниз по ступенькам. Лет двадцати пяти. Невысокий, темноволосый. Сухощавый, с резкими чертами лица, обросшего модной щетиной.

Аманда вскинула руки, пытаясь защититься, но тут же поняла, что на нее не нападают.

— Вы ушиблись? — спросил незнакомец, помогая ей подняться.

— Да, сильно. — Ее покачивало, но она была рада хотя бы тому, что не одна.

— Где мы?

— Понятия не имею. — Аманда посмотрела на свою руку, онемевшую от электрического удара. — Но не советую трогать дверную ручку.

— Этот голос в моей комнате!.. Последнее, что я помню… — Мужчина запнулся и обвел комнату настороженным взглядом. — Я сидел в баре в Сент-Луисе.

— А я была на лекции в Манхэттене, — растерянно отозвалась Аманда. — О капсулах времени.

— Капсулах времени? Так ведь о них и трындела запись в моей комнате. Что за чертовщина тут происходит?

— Даже представить себе боюсь.

— Должен же быть какой-то выход отсюда!

Справа находился проем без двери. Они прошли туда и оказались перед длинным обеденным столом, вдоль которого стояли стулья. Вся мебель была грубой, словно сделанной деревенскими умельцами-самоучками. В окна открывались новые виды на горы. За следующим проемом Аманда увидела старомодную дровяную печь, холодильник, дверь и еще пару окон.

Ее спутник протянул было руку к замку.

— Не трогайте! — воскликнула Аманда. — Наверняка тут все двери под напряжением.

— Значит, надо разбить окно.

В проеме у них за спинами появилась какая-то тень. Аманда обернулась.

3

Там стояла, разглядывая их, незнакомая женщина. На ней были светло-коричневые брюки, чуть более темная блузка, дорогое с виду ожерелье, часы, браслет и несколько колец на пальцах. Лет тридцати с лишним, немного выше ростом, чем Аманда. Худоба позволяла угадать в ней поклонницу диет. Темно-рыжие волосы зачесаны назад. Черты загорелого лица были не столько правильными, сколько впечатляющими, а его выражение — суровым.

— Что это за место?

— Мы не знаем. — Аманда растерянно развела руками.

— Как я здесь оказалась? Кто вы такие?

— Рей Морган.

— Аманда Эверт.

— Кто подсунул нам наркотик? Я была на коктейль-приеме по случаю регаты в Ньюпорт-Бич и вдруг оказалась в кровати здесь, наверху. — Женщина покачала головой. — Слышала эту запись. Капсулы времени!.. Не понимаю. Кто мог такое устроить?

— Я сначала выберусь отсюда, а потом буду разбираться, — сказал Рей, схватил стул и швырнул его в окно.

Аманда вскинула руки, ожидая, что от разбитого окна полетят осколки, но услышала лишь треск дерева. Потом еще раз и в третий. Когда грохот прекратился, Аманда отняла руки от лица и увидела валявшуюся на полу отломанную ножку стула, окно же оставалось неповрежденным.

— Небьющееся стекло, — констатировал Рей. — Как в фонаре истребителя.

— Истребителя? — Сравнение было совершенно неожиданным.

— Я был летчиком. Воевал в Ираке.

Судя по тону, этими словами он рассчитывал произвести на нее впечатление, но упоминание об Ираке вновь вызвало в Аманде приступ страха. За Франка. Оно напомнило ей о тех ужасах, которые он там пережил. Она не сомневалась, что его тоже отравили наркотиком. В иной ситуации, будь Франк в сознании, он не допустил бы, чтобы с нею случилось такое. Что с ним?

— Может быть, вы тоже представитесь? — сказал Рей.

— Бетани Лейн. — Женщина взглянула на браслет, на часы и еще сильнее помрачнела. — Как бы там ни было, это не ограбление.

— Меня это нисколько не радует, — отозвалась Аманда.

У входа в столовую, за ее спиной, показались еще две фигуры.

Рей подхватил сломанную ножку стула и стиснул в кулаке как дубинку.

— Не бойтесь, — сказал вновь пришедший мужчина и вскинул руки, показывая, что в них ничего нет. — Я слышал ваш разговор. О том, что случилось, знаю не больше вашего.

— Нам очень страшно, — добавила женщина, стоявшая рядом с ним.

Мужчина был чернокожим, лет двадцати пяти, худощавым, с густой, совершенно антрацитовой шевелюрой. Женщина, по виду его ровесница, была, напротив, англосаксонского типа, шатенка с короткой стрижкой. Тоже худенькая. На обоих брюки хаки с множеством накладных карманов. Походная одежда.

— Деррик Монтгомери, — представился мужчина.

— Вив Монтгомери, — сказала женщина, на руке у которой блестело обручальное кольцо. — Последнее, что я запомнила, — как мы пили чай возле нашей палатки и собирались потом лечь спать.

— В Орегоне, — добавил Деррик. — Но теперь мы точно не там. Это больше похоже на Колорадо или Вайоминг. — Он указал за окно.

— Посторонитесь. — Рей схватил другой стул, решительно прошагал в вестибюль и обрушил свою ношу на стекло окна слева от двери.

Он бил и бил. Стекло сотрясалось и гудело, но никакого эффекта не было.

— Сучьи дети! — воскликнул Рей.

Деррик потянулся к дверной ручке.

— Не трогайте! — поспешила предупредить Аманда. — Она под напряжением.

Деррик отдернул руку.

— Надо найти электрический щиток и отключить напряжение, — сказала Бетани.

— Здраво рассуждаете. — Рей кинулся через столовую в кухню.

— Нам нужно держаться вместе, — воскликнула Аманда.

Все заторопились следом за Реем. Он стоял посреди кухни и смотрел на ручку люка, проделанного в полу.

— Небось тоже под напряжением, — сказал он.

— У меня есть идея.

Аманда вырвала волос из головы, смочила его слюной и приложила к ручке. При соприкосновении раздался щелчок, и она поспешно отдернула руку.

— Да, подключено.

— Попробуйте шкаф под раковиной, — предложила Вив.

Пытаясь сообразить, зачем может понадобиться этот шкафчик, Аманда повиновалась и сообщила:

— Кажется, нет.

Вив распахнула дверцу, наклонилась и заглянула внутрь. Она извлекла оттуда щетку на длинной ручке, бутылку с моющим средством для посуды и пакет кухонных губок.

— Есть! — Вив выпрямилась и помахала длинными желтыми перчатками, какие часто надевают при уборке.

— Резиновые перчатки! — сообразила Аманда.

Вив надела их и направилась к двери из кухни. Постояв немного в нерешительности, она взялась за ручку. Ничего не произошло.

— Сейчас мы выйдем на свободу! — воскликнула она, нажала защищенной перчаткой рукой на рукоять, но та не пошевелилась.

— Там нет скважины для ключа, — заметила Бетани. — Наверно, электронный замок.

— Значит, остается залезть под пол и поискать щиток, — сказал Рей.

Рукой в перчатке Вив откинула крышку. Все уставились в темноту.

— Не вижу никакого выключателя.

Аманда повернулась к кухонному шкафу, стоявшему возле мойки, и проверила увлажненным волосом ручки. Убедившись, что прикосновение безопасно, она принялась выдвигать ящики.

В одном оказались молоток, отвертка, несколько гаечных ключей и ручной фонарь.

Деррик посветил в люк и увидел короткую лесенку, упиравшуюся в земляной пол.

— Это не подвал — слишком мелко.

— Придется лезть на четвереньках, иначе не проберешься, — добавила Бетани.

— Добровольцы есть? — Рей заранее пригнулся, а все прочие промолчали. — Черт возьми, значит, я полезу. Что угодно, лишь бы выбраться отсюда. Дайте фонарь.

— Подождите, — сказала Аманда.

— Что еще?

Аманда внимательно разглядывала лестницу.

— Посветите-ка сюда, — попросила она.

В луче фонаря стало видно, что к ступенькам подходят электрические провода.

— Значит, план меняется, — заявила Вив. — Возвращаемся к двери. В перчатках я смогу молотком и отверткой вырвать петли…

— Изумительно.

Но никто из присутствовавших не произносил этого слова.

— Кто?.. — начал было Деррик, вскинув голову.

— Правда-правда, — перебил его голос, доносившийся с потолка. — Мне понравилось.

4

У Аманды екнуло сердце.

— Боже мой… — пробормотал Рей.

Все как по команде повернулись в одну сторону и уставились на потолок.

— Я не ожидал, что вы сможете так быстро продемонстрировать свои способности решать проблемы.

Голос принадлежал мужчине. Он был глубоким, таким же звучным, как у диктора с телевидения. Аманда сразу узнала его. Именно этот голос, записанный на пленку, разбудил ее.

— Динамик в потолке, — произнесла Бетани.

— Но как он узнал, что… — Рей осекся, принялся внимательно рассматривать потолок, и вдруг его глаза совсем сощурились. — Камеры. Очень маленькие, но если знаешь, что искать!..

Аманда тоже подняла взгляд и сразу же увидела в каждом углу, под самым потолком, крохотные устройства. Она вышла в столовую, посмотрела там.

— Да, тут тоже камеры. — У нее словно оборвалось что-то в животе. — Этот дом, наверно, весь ими нашпигован.

— Добро пожаловать в «Старьевщик», — произнес голос.

— «Старьевщик»? — повторил Деррик. — Что это должно означать?

— Пройдите, пожалуйста, в столовую, устраивайтесь поудобнее, и я вам все объясню.

— Шел бы ты к чертям!

Вив схватила из выдвинутого ящика молоток и отвертку. Не снимая резиновых перчаток, она подсунула отвертку под петлю и яростно стукнула молотком. Звякнуло железо, штырь вылетел.

— Пожалуйста, пройдите в столовую, — повторил голос.

Вив выбила второй штырь и взялась за третью петлю.

— Это пустая трата сил. У вас всего лишь сорок часов, — сказал голос. — Вивиана, не тратьте время попусту.

— Меня зовут Вив! Ни у кого нет права называть меня Вивианой! Я ненавижу это имя!

— Отойдите от двери.

— Мне кажется, лучше сделать, как он хочет. — Аманду пробрала дрожь.

— Послушайтесь ее, Вивиана, — посоветовал голос.

— Не смейте называть меня так!

— Оставьте дверь в покое, — сказала Аманда. — У меня дурное предчувствие.

— Если вы собьете третью петлю и попытаетесь открыть дверь… — начал голос.

— Я попробую! Что тогда будет? — отозвалась Вив.

— Дом взлетит на воздух.

— Я вам не верю.

На сей раз ответа не последовало.

— Ты все врешь! — крикнула Вив.

Снова тишина.

— Правда, почему бы нам не пойти в столовую? — сказал Рей.

Вив застыла, яростно уставившись в потолок.

Деррик подошел и взял жену за плечо. Впрочем, от этого ее взгляд не сделался спокойнее.

— Если он расскажет, что все это значит, нам хуже не станет, — сказал Деррик. — Если мы решим, что другого выхода нет, нам ничто не помешает вернуться и доломать эту дверь.

— Гарантирую вам, что другой выход найдется, — произнес голос.

5

Настороженно, молча они перешли в столовую и расселись, тревожно поглядывая друг на друга и на потолок.

Рей явно нервничал, вынул из кармана зажигалку «Зиппо», откинул хромированную крышку, закрыл, а потом спросил, не обращаясь ни к кому в отдельности:

— Сигаретки не найдется?

Аманда и все остальные почти синхронно покачали головами.

— Похоже, я слишком многого хочу.

— Позвольте мне рассказать о Реймонде Моргане, — сказал голос, и Рей перестал щелкать крышкой зажигалки. — В прошлом — лейтенант авиации Корпуса морской пехоты США. Реймонд — герой.

— Нет, — буркнул Рей.

— Его история широко освещалась средствами массовой информации, — продолжал голос. — Во время выполнения разведывательного полета самолет Моргана подбили из переносной зенитной установки. Это случилось над гористой частью Ирака, где концентрировались повстанцы.

При упоминании об Ираке Аманда опять подумала о Франке. Где же он? Что с ним случилось? Она молча молилась, чтобы он хотя бы был жив.

— Все случилось на закате. Спуск с парашютом происходил в полумраке. Это было и хорошо, и плохо. Наступавшая темнота не позволила повстанцам быстро отыскать его, а Реймонд не видел, куда приземлялся. Он угодил на каменистый склон, покатился вниз, сильно расшибся и растянул левую щиколотку. Превозмогая боль, он всю ночь шел, стараясь уйти от партизан. Перед рассветом Морган спрятался в расщелину и завалил себя обломками скал. Весь день он пролежал неподвижно под тяжелой грудой камней, которые так раскалились, что обжигали тело. Судя по тому, что слышал пилот, враги прошли в полусотне футов от него. Все время, пока они охотились на него, Реймонд не позволял себе включить радиомаяк, который должен был вывести на него вертолеты. Ведь в такой обстановке сигнал мог привести спасателей прямиком к повстанцам. Началась мучительная игра в прятки, в ходе которой Реймонд кое-как перебирался по ночам с одного хребта на другой, а днем так же прятался под каменными россыпями. Неприкосновенный продовольственный запас он старался растянуть как можно дольше. Когда еда кончилась, пилот ел насекомых. Вскоре иссякла вода во фляге, и он стал пить из грязных луж. От этого у него началась лихорадка, но Морган не сдавался. Благодаря воле и изобретательности, дисциплине и самоотверженности он продержался десять дней и в конце концов смог перехитрить своих преследователей. Повстанцы, как позднее установила через свои источники американская разведка, решили, что пилот умер, потому что никто не смог бы так долго прожить в этих условиях. Лишь добравшись до территории, где спасатели не подверглись бы опасности, он включил радиомаяк и вызвал вертолеты. Морган потерял тридцать фунтов веса и заработал «Серебряную звезду».[4] Это произошло три года назад. Сейчас Реймонд — пилот местной авиалинии в Миссури.

Рей сидел, уставившись на зажигалку, открыл ее, вновь защелкнул и с горечью сказал:

— Никакой я не герой. Моих друзей сбивали и убивали. Вот они герои.

6

— Бетани Лейн, — произнес голос, и та дернулась. — Ваша история тоже получила широкое освещение. Бетани продавала роскошные парусные яхты в Ньюпорт-Бич, среди клиентов у нее было немало друзей. Год назад ей предложили принять участие в путешествии на яхте на Бали. Бывший муж посоветовал ей принять предложение. Как же, такой необычный и интересный отпуск!.. На четвертый день плавания яхта попала в шторм. Выжили только Бетани и двенадцатилетняя девочка. Удержавшись на поверхности благодаря пробковым жилетам, они смогли уцепиться за спасательную лодку, когда волнение улеглось, забрались в нее, нашли компас и неприкосновенный запас питания. Помимо спасательных жилетов на них были штормовые костюмы. Бетани выловила из воды какие-то обломки и соорудила небольшой навес, под которым они кое-как укрывались от солнца. Она не имела представления о том, где они находятся, знала лишь, что яхта шла на запад, следовательно, если двигаться на восток, то обязательно попадешь в Соединенные Штаты или Мексику. Единственная трудность заключалась в том, чтобы плыть. Из своей штормовой куртки она сделала парус, приспособила один из обломков яхты вместо руля. Когда ветра не было, они гребли. Бетани, расскажите вашим новым знакомым о том, как вы распорядились спасательными рационами.

Бетани покраснела от смущения.

— Не скромничайте, — настаивал голос. — Сейчас для всех вас самое время получше познакомиться друг с другом. Расскажите о том, как вы питались.

— Ну…

— Давайте-давайте, — не унимался голос. — Расскажите.

— Я никогда не была обжорой.

— Это сильное преуменьшение. Бетани, вы страдали анорексией.

— Черт бы вас побрал!

— У нас нет секретов, — произнес голос.

— Ладно, — повысила она голос. — Да, я страдала анорексией. Ну и что? В детстве я была толстой. Другие дети меня дразнили, а мать вечно сетовала, что я слишком много вешу. При виде пищи меня начинало тошнить. Когда мы оказались в этом дурацком резиновом корыте, я сказала себе: «Послушай, пищи мало, но разве это беда? Я же и так почти ничего не ем». Поэтому я разделила неприкосновенный запас на дневные порции и скармливала большую часть девочке. Сама ела только после того, как у меня начинала кружиться голова от голода.

— Теперь расскажите про воду.

Бетани уставилась на свои руки.

— Не скромничайте.

Но Бетани молчала.

— Ладно, — сказал голос. — Придется пойти вам навстречу. Когда жалкий запас воды иссяк, они оказались перед лицом куда более серьезной опасности, чем возможный голод. Без еды человек может прожить три недели, без воды — не более трех дней. Вокруг Бетани и девочки, конечно же, были неограниченные запасы морской воды, но люди, пытающиеся пить ее, очень быстро умирают. Единственная надежда была на дождь, но небо оставалось безоблачным. Бетани разорвала свой спасательный жилет и накрутила обрывки тюрбаном на голову для защиты от солнца, а девочка лежала под навесом, сооруженным ее спасительницей. В конце концов у Бетани не осталось сил грести. Жалкий самодельный парус почти не двигал их вперед. Они дрейфовали в океане две недели, пока их не заметили с контейнеровоза, шедшего в Лос-Анджелес. Но, Бетани, почему же вам удалось продержаться так долго? Как вы решили проблему с водой?

— Вы же все знаете сами. Вот и рассказали бы.

— Уверен, что присутствующие предпочтут услышать эту историю от вас.

Бетани вновь посмотрела на новых знакомых и тяжело вздохнула, как перед очередным тяжким испытанием.

— Из штормовки девочки я сделала подобие ведра. Я наливала туда морской воды, накрывала сверху куском разорванного спасательного жилета и крепко зажимала края. Ладонями, больше было нечем. Господи, как же уставали руки. Просидишь так целый день, и они совсем отваливаются. Я очень боялась, что не смогу и дальше держать ведро закрытым.

— Но почему же это было так важно?

— Я не хочу об этом говорить.

— Потому что вы продолжаете видеть те дни в кошмарах, да, Бетани? Но от рассказа может и полегчать. Отнеситесь к этому как к психотерапии.

— Черт возьми, кто вы такой?

— Человек, обладающий возможностью собрать вас всех в этом доме. Почему же было так важно держать ведро плотно закрытым?

Бетани что-то пробормотала.

— Скажите вслух, чтобы все вас слышали. Вы же видите, как им интересно.

— Испарения…

— Да.

Бетани шумно вздохнула и пояснила:

— Вода в ведре нагревалась под солнечными лучами и понемногу испарялась. Если ведро было плотно закрыто, пар конденсировался на прорезиненной материи, использовавшейся вместо крышки. Каждый раз я долго ждала, а потом снимала тряпку. На ней всегда оказывалось с десяток капель. Нужно было все делать очень осторожно, чтобы не стряхнуть воду. Вся суть в том, что, испаряясь, она теряет соль. Мы с девочкой по очереди слизывали капли. Я до сих пор как наяву чувствую на языке эту шершавую материю. Ощущаю горечь.

— Кто научил вас так добывать воду?

— Никто меня не учил.

— Вы просто додумались до этого?

Бетани промолчала.

— Так вы и продержались все эти долгие дни, — одобрительно произнес голос.

7

— Деррик и Вивиана Монтгомери. Прошу прощения. Я хотел сказать, Вив. Им тоже уделили немало места в новостях. Из-за того, что эти супруги принадлежат к разным расам, публика воспринимала их историю с еще большим интересом.

У Деррика на щеках заиграли желваки, но он старался сдерживать гнев.

— Эта пара входит в число лучших альпинистов планеты. Собственно, потому-то они и познакомились три года назад, во время экспедиции в Гималаях. Не правда ли, странно, что для того, чтобы встретиться, им пришлось забраться так далеко? Ведь они оба родились и выросли в штате Вашингтон, с детских лет лазили по одним и тем же горам. Знаменитых мастеров, естественно, привлекают к рекламе снаряжения, они обучают начинающих в альпинистских школах и проводят экспедиции для богатых искателей приключений. Деррик и Вив пользовались широкой известностью в профессиональных кругах задолго до того, как прошлогоднее происшествие принесло им мировую славу и, без сомнения, благотворно повлияло на их доходы.

— А не пошли бы вы ко всем чертям? — сказал Деррик.

— Вот пример той независимости, которой отличается вся ваша группа. Прекрасно. Вы очень разочаровали бы меня, если бы пали духом. Что же касается вашего вопроса — я не могу пойти к чертям. Я и так в аду.

Ненадолго наступила тишина.

— Деррика и Вив наняли руководить восхождением на Эверест, — сообщил голос. — Компания брала с желающих принять участие в этом по шестьдесят тысяч долларов. Что касается экспедиции, она, безусловно, стоила таких денег. Лишь на то, чтобы добраться до базового лагеря, ушло почти две недели. Потом последовали переходы от лагеря к лагерю — все труднее и медленнее. Разреженный воздух, ветер, холод. Высота Эвереста — более двадцати восьми тысяч футов. До двадцати пяти добрались лишь двое охотников за приключениями. Остальные не выдержали трудностей пути, тяжелых природных условий и вернулись в базовый лагерь. Деррик и Вив остались с последней парой скалолазов. На высоте двадцать шесть тысяч футов налетела буря, а потом сошла лавина. Альпинистов-любителей завалило. Деррик и Вив смогли откопать их, но выяснилось, что те сильно пострадали и не могли двигаться самостоятельно. Все рации тоже пропали во время лавины. Так что вызвать спасателей возможности не было. Раненым требовалась медицинская помощь. Двенадцать часов без передышки Деррик и Вив тащили пострадавших на себе, спускали их на веревках, переволакивали через ледяные уступы и продвигались все ниже и ниже. Даже на этой немыслимой высоте Деррик сумел найти в себе силы пронести раненого альпиниста на руках двадцать футов — там это все равно что несколько миль. Когда они добрались до палатки лагеря, покинутого ими накануне, Деррик остался там с пострадавшими, а Вив без отдыха продолжила спуск. Нужно было привести помощь. Вновь разыгралась буря, но Вив все же смогла привести спасателей к палатке высотного лагеря, где Деррик делал все возможное и невозможное, чтобы сохранить пострадавшим жизнь. Они совершили беспримерный подвиг, и все же ни Деррик, ни Вивиана не испытывают удовольствия от того, что я о нем рассказываю.

Вновь услышав ненавистное имя, Вив поморщилась и, поджав губы, зло взглянула на телекамеры.

— Ни они, ни Бетани, ни Рей не гордятся своими свершениями. Не любопытно ли? То, что другими воспринимается как великое деяние, сами они нисколько не ценят. Когда все происходило, эти люди вовсе не были героями. Они просто изо всех сил старались выжить. Страх — очень неприятная эмоция. Мало кто любит вспоминать о ней.

8

— Аманда Эверт.

Сердце женщины сразу тревожно заколотилось. Каждый раз, когда называлось не ее, а чье-то еще имя, ей становилось легче, но разговор шел своим чередом. Страх вновь нарастал по мере того, как диалог заканчивался и голос делал паузу, прежде чем назвать следующего.

— Нет, — сказала Аманда.

— Но ведь только ваша история осталась нерассказанной.

— Пожалуйста, давайте не будем говорить об этом.

— А как иначе я, по вашему мнению, смогу достичь своей цели?

— Не надо упоминать об отеле «Парагон».

Но обладатель голоса не послушался ее.

— Часов в десять вечера Аманда сошла с поезда в Бруклине. Она возвращалась домой с работы, из книжного магазина в Манхэттене.

— Нет! — Аманда зажала уши ладонями.

Хотя голос и сделался тише, она все же явственно слышала каждое слово.

— Похититель прятался в переулке. Он набросился на Аманду и закрыл ей лицо тряпкой, смоченной наркотиком. Придя в себя, она обнаружила, что лежит на кровати в отеле «Парагон».

При воспоминании об испытанном тогда ужасе на глаза Аманды навернулись слезы и потекли по щекам.

— Эту достопримечательность Эсбёри-Парка выстроили в тысяча девятьсот первом году, а в семьдесят первом, после целой серии исчезновений людей, наглухо запечатали. Пять месяцев Аманда провела там в плену, пока группа искателей приключений другого рода, любителей не красот природы, а городских тайн, не пробралась в здание, чтобы исследовать его исторические интерьеры. Но очень скоро они узнали, что бывают и веские причины для того, чтобы забросить тот или иной дом. Лишь немногим удалось избежать всех тех ловушек, которые приготовил для них похититель Аманды.

Эверт ощущала на губах вкус соли, а голос рассказывал о Франке Бэленджере и о тех страданиях, через которые ему пришлось пройти, чтобы спасти ее.

«Франк, где ты?» — думала она, и в ее душе разгорался гнев.

— Бэленджер проявил просто исключительный героизм, — с энтузиазмом сообщил голос. — Трудно представить, чтобы человек мог на протяжении столь долгого времени непрерывно находиться в крайнем напряжении, преодолевать одну за другой самые разнообразные ловушки. Он не просто уцелел, но и спас Аманду и одного из своих спутников. Вы поняли, к чему я клоню? Целеустремленность и находчивость, дисциплина и самоотверженность. Вы обладаете всеми этими достоинствами. Потому-то я и собрал вас сюда.

— Франк, — прошептала Аманда. — Она почувствовала, что веки у нее уже опухли от слез. Окружающее расплывалось перед глазами. — Франк, — громче повторила она, поднялась так резко, что стул упал, стиснула кулаки и уставилась в потолок. — Что ты с ним сделал, подонок?! Франк был героем! Я ничем не отличилась, только позволила себя спасти, вот и все!

— Скромность — великое достоинство. В ту ночь вы сделали куда больше, чем согласны признать.

— Будь оно все проклято! Где Франк? Почему его здесь нет?

— А вы хотели бы с ним поменяться? — осведомился голос? — Желали бы, чтобы Бэленджер оказался здесь вместо вас?

— Он спас мне жизнь! Я горжусь тем, что оказалась на его месте. Но Франк — настоящий герой! Потому-то ты не осмелился притащить его сюда и решил убить, сукин сын!

Ответом ей был лишь звук ровного дыхания.

— Сознайся! — выкрикнула Аманда.

— Этот разговор я не включаю в ваши сорок часов. Но время скоро пойдет. Советую вам взять себя в руки, иначе вы окажетесь бесполезны для группы.

— Сорок часов? Он уже об этом говорил. — Рей громко щелкнул крышкой зажигалки.

— А сейчас все поглядите под стол.

— Зачем? — резко спросила Бетани.

Они настороженно переглянулись, а потом неохотно повиновались. Аманда наклонилась последней из всех. Эмоции настолько переполняли ее, что все остальное казалось неважным. Под столом она нащупала тонкий провод, подсоединенный к какому-то предмету, и извлекла находку на свет.

— Наушники? — спросила Вив.

Изящные телефонные гарнитуры выглядели совершенно одинаковыми. К тонкой изогнутой металлической полоске были приделаны маленькие динамики. Над левым наушником имелось металлическое же утолщение.

— Гарнитура с микрофоном, — поправил ее голос. — Мне нужно будет поддерживать связь с вами, когда вы окажетесь снаружи.

— Вы отпустите нас? — с надеждой в голосе спросила Вив.

— Батарейки устройств достаточно емкие, — сказал голос, будто никакого вопроса не было. — На сорок часов их заряда хватит наверняка.

— Сорок часов? Почему вы все время повторяете…

— Там осталось еще кое-что.

Деррик с озадаченным видом опустился на колени, заглянул под стол, царапнул по полу чем-то, судя по звуку, металлическим, показал группе маленькую коробочку.

Аманда в первый миг подумала, что это сотовый телефон. Все еще охваченная эмоциональным порывом, она даже не поняла, что произнесла эти слова вслух, пока Деррик не взглянул на нее.

— Нет, — хмуро сказал он. — Это приемник системы глобального позиционирования. Мы пользуемся ими во время восхождений.

— И в плаваниях, — добавила Бетани.

— В полетах тоже, — подхватил Рей. — Но авиационные устройства GPS куда сложнее.

— Их теперь ставят даже в новые автомобили, — подытожила Вив. — Но зачем нам?

— Для каждого из вас приготовлено по прибору, — сообщил голос.

Аманда посмотрела, как ее новые знакомые полезли под стол, отогнала от себя страх и последовала их примеру. Коробочка, оказавшаяся в ее руках, была серебристо-серой. У нее имелся экран, как у сотового телефона, только панели с клавиатурой недоставало. Лишь по сторонам находилось по несколько кнопок. Сверху красовалось изображение земного шара, а рядом надпись «ETREX». Аманда сочла это слово названием модели. Внизу значилось: «GARMIN». Она решила, что это название фирмы-изготовителя.

Вив заметила ее растерянность и спросила:

— Никогда не пользовались GPS?

— Нет.

— Там есть карты, высотомер и компас. Когда его включают, он ориентируется по сигналам со спутников. Потом надо ввести координаты, чтобы получить нужный курс или определить свое место. Эй! — вдруг выкрикнула Вив, вскинув голову к потолку. — Что нам делать со всей этой ерундой?

Невидимый человек вновь проигнорировал ее вопрос и заявил:

— Вернитесь в свои комнаты. В шкафу найдете сменную одежду. Через десять минут вернитесь к входной двери.

— Что будет потом?

— Начнется отсчет сорока часов.

9

— Вот что мне удалось узнать на сегодня, — сказал детектив Ортега.

Бэленджер, с трудом сдерживавший эмоции, неловко сидел перед столом в отделе розыска пропавших управления полиции Нью-Йорка, расположенного в манхэттенском Уан-полис-плаза. Из коридора доносились отзвуки телефонных звонков и голоса.

— Прежде всего я позвонил в Атланту, в Университет Оглоторпа. Там нет и никогда не было профессора по имени Эдриен Мердок. Ни на историческом факультете, ни на каком-нибудь другом. Я описал внешность этого человека с ваших слов — волосы с заметной сединой, такие же усы, худощавый. Все это подходит множеству профессоров. Начальство Оглоторпа согласилось прислать нам фотографии своих преподавателей, чтобы вы на них посмотрели.

— Человека, которого я видел, среди них не окажется, — ответил Бэленджер.

— Вы же сами знаете, как проводится такая работа. Задаются вопросы, собирается информация, пусть даже она отсекает часть версий. Я связался с секретариатом мэрии. До тысяча девятьсот восемьдесят третьего года этот дом и в самом деле принадлежал некоему Виктору Эвансу. В телефонной компании мне дали номера всех жителей Нью-Йорка и окрестностей, носящих такое имя. Среди них действительно оказался бывший владелец. Но он знать не знает никакого Филипа Эванса, более того, у него вообще никогда не было сына.

Бэленджер мрачно уставился в картонный стаканчик с тепловатым кофе, который держал в руке.

Ортега перевернул страницу блокнота и продолжил:

— Вчера вечером мы с напарником побеседовали с жителями этого квартала по Девятнадцатой улице. Они видели, как утром в субботу к дому подъехал грузовик, из которого выгружали стулья и столы. Ближе к вечеру на той же машине мебель увезли.

— Значит, вот как нас с Амандой перетащили оттуда, — протянул Бэленджер.

— По всей вероятности. Если использовался наркотик, подавляющий волю, то вас и нести не нужно было. Проблески сознания у вас оставались, и вы могли идти сами. Конечно, нетвердой походкой, но ведь грузовик загораживал обзор с другой стороны улицы, а тут еще и столы со стульями таскали. Это кого угодно с толку собьет, откуда ни смотри. Вы и ваша подруга выглядели всего лишь двумя людьми, которым помогают сесть в машину.

— Вероятнее, в микроавтобус. Грузовой. Без окон. — У Бэленджера похолодели руки. — Но ведь в этом деле участвовало много народу. Хотя бы женщина, назвавшаяся Карен Бейли.

Ортега перевернул еще несколько страниц в своем блокноте, нашел описание и зачитал его:

— Скромная на вид. За сорок. Без косметики. Шатенка, волосы собраны в пучок. Простое темно-синее платье.

Франк кивнул и добавил:

— Еще люди, слушавшие лекцию.

— Вы сказали, что часть из них ушла, не дождавшись конца?

— Да. — Бэленджер постарался сосредоточиться, вспоминая, и задумчиво сказал: — Народу собралось слишком много для того, чтобы сохранить все в тайне. Возможно, присутствовавшие не понимали, что там творилось. Или им заплатили за то, что они пробудут там определенное время. Еще грузчики из службы доставки. Но этим достаточно было сказать, что мужчине и женщине стало нехорошо, надо помочь им сесть в машину. Не исключено, что только профессор и Карен Бейли знали, что там происходило на самом деле.

— Служба доставки!.. — Ортега ткнул пальцем в лист, лежавший на столе. — Мы с напарником знаем в городе все компании, которые сдают мебель на всякие мероприятия, и рано или поздно выясним, какая из них возила мебель по этому адресу. Может быть, они смогут дать нам описание тех людей, которые их нанимали.

— Хотите поспорить, что переговоры велись по телефону, а чек пришел по электронной почте? — предложил Бэленджер, но Ортега лишь некоторое время пристально разглядывал его. — Готов поставить сколько угодно, банковский счет открыли специально для того, чтобы заплатить риелтору и фирмам, предоставлявшим и перевозившим мебель. Возможно, людям, изображавшим слушателей лекции, — добавил Франк. — К этому счету никогда больше никто не притронется, да и открывали его на выдуманное имя и адрес и фальшивое свидетельство социального страхования.

— Знаете, для меня тут есть кое-что новенькое, — сказал Ортега.

— О чем это вы?

— У меня не было еще ни одного случая, в котором человек, не понаслышке знающий правоохранительную работу, сообщал бы о пропаже своей возлюбленной. Я чувствую себя как… волшебник, пытающийся помочь другому чародею. Вы отлично знаете весь порядок действий, понимаете, что именно происходит за кулисами. Когда я говорил с людьми из Университета Оглоторпа и секретариата мэрии, а также с обитателями Девятнадцатой улицы, мне сказали, что кто-то уже задавал такие же вопросы. Это, случайно, были не вы?

— Я был не в силах просто сидеть и ждать.

— Надеюсь, вы не говорили, что находитесь при исполнении служебных обязанностей?

— Я не совершил ничего незаконного.

— Тогда было бы лучше всего, если бы вы все-таки посидели и немного подождали. Вы слишком сильно переживаете случившееся, в таком состоянии не следует опрашивать свидетелей. Не старайтесь делать за меня мою работу.

— Дело в том, что я знаю, насколько это хлопотно, — ответил Бэленджер. — У вас и вашего напарника множество дел, и это — всего лишь одно из многих. Ну а когда вы говорите о волшебстве, то сами знаете, что ничего подобного не бывает. Вам известно, что я тоже в этом уверен.

— Ладно, если так, то поучите меня моему делу. Будь на моем месте, как вы стали бы искать посетителей лекции?

— У меня сложилось убеждение, что эти персоны слишком уж уверенно держались. Так, будто выполняли работу. Очень может быть, что они актеры, — ответил Франк.

10

— Вот он, сукин сын! — Бэленджер указал на фотографию в застекленной витрине. — Только без усов, и волосы потемнее.

Он и Ортега стояли перед театром на Бликер-стрит, в Гринвич-Виллидже. Несколько часов оба обзванивали агентства по работе с талантами и театральные труппы, задавая лишь один вопрос — не нанимался ли кто-нибудь в субботу во второй половине дня для работы на Восточной Девятнадцатой улице.

С шумной улицы они попали в маленькое грязноватое фойе и остановились, чтобы оценить обстановку. За спиной находилась касса. Слева Бэленджер разглядел гардероб, справа — буфетную стойку. Ковер казался изрядно вытертым. Впрочем, видна была лишь небольшая его часть, а все остальное оказалось завалено разборными лесами, рулонами мешковины, банками с краской, ведрами и кистями. Сильно пахло скипидаром.

— Ремонт им будет в самый раз, это точно, — пробормотал Ортега, разглядывая потеки на потолке.

— Ненавижу старые дома, — отозвался Бэленджер.

Прямо перед ними, за двустворчатой дверью, приглушенные голоса говорили что-то невнятное.

Ортега открыл одну створку и вошел. Буквально через мгновение он высунулся и поманил Бэленджера. Дверь за ними закрылась. Они стояли в проходе между рядами кресел, спускавшимися к сиявшей огнями рампе. Занавес был раскрыт. Две пары актеров — мужчина и женщина средних лет и молодые — держали в руках пачки бумаг и читали вслух текст. Высокий тощий мужчина, стоявший перед сценой, держал в руке длинную указку, которой показывал актерам, куда встать.

Молодая женщина, казавшаяся издали совсем миниатюрной, взглянула в полутемный зал.

— А вот и они, — сообщила она, и ее голос разнесся гулким эхом.

Высокий сухопарый мужчина повернулся к Бэленджеру и Ортеге.

— Идите сюда.

Сдерживая возбуждение, Бэленджер прислушался к собственным шагам, гулко отдававшимся в незаполненном зале. Своими непривычно пустыми старыми креслами, успевшими соскучиться по грому аплодисментов, театр словно источал мрачность.

Ортега представился и показал значок.

— Как я полагаю, с мистером Бэленджером вы уже знакомы.

Франк узнал всех. Высокий и тощий был профессором Мердоком. Остальные четверо входили в состав публики на субботней лекции.

— Конечно, я вас помню, — сказал мужчина с указкой. — Да и молодую леди, с которой вы были, тоже. Ее звали… — Он взглянул в потолок. — Аманда Эверт.

— А вас звали Эдриеном Мердоком, хотя настоящее ваше имя совсем другое.

— Роланд Перри. Профессорскую степень и имя мне присвоили наниматели.

— Что-то не так? — осведомился со сцены младший из актеров.

Ортега взглянул на Перри и поинтересовался:

— По телефону вы сказали, что вашу труппу наняли для присутствия в доме по Восточной Девятнадцатой улице…

— Совершенно верно. Нам заявили, что будет разыграно нечто вроде любительского представления. — Перри говорил со слабым, но опознаваемым британским акцентом. — Мне дали текст, который я должен был прочесть наизусть. Наших актеров проинструктировали по поводу того, как себя вести и что делать, описали мистера Бэленджера и его спутницу. Нам сказали, что затевается большой розыгрыш. По ходу моей лекции зрители должны были постепенно уйти. Затем я прекращаю говорить. Демонстрация на экране продолжается сама собой, я отступаю в тень и тихонько выхожу из дома. Потом, как мне объяснили, показ прекратится, и мистер Бэленджер со спутницей обнаружат, что остались в пустом зале.

— Не слишком-то похоже на дружескую шутку, — заметил Ортега.

— Эта затея должна была являться частью вечеринки по случаю дня рождения. Когда мистер Бэленджер и его подруга начнут гадать, что за чертовщина тут происходит, их друзья, прячущиеся наверху, закричат: «С днем рождения!» и спустятся с выпивкой и закуской. Тогда-то и начнется веселье.

Ортега взглянул на Бэленджера и вновь обратился к Перри:

— Сколько вам заплатили?

— Две тысячи долларов на всех за час работы. Учитывая наш ремонт, это большая поддержка.

— Как они на вас вышли? — спросил Бэленджер.

— Позвонила женщина и предложила встретиться здесь, в театре.

— Она назвалась?

— Карен Бейли. Та самая, которая встретила вас на лекции.

— У меня сложилось впечатление, что она входила в вашу группу, — сказал Бэленджер.

— Вовсе нет.

— Вы заключали какой-нибудь контракт? — спросил Ортега. — С адресом или подписью, на которые я мог бы взглянуть.

— Нет. Я не видел в этом необходимости. Конечно, заказ необычный, но две тысячи долларов были нам очень нужны. Мы обрадовались неожиданному доходу.

— Но сюда-то вы зачем пришли? — спросила женщина постарше. — Что-то не так?

— Вам беспокоиться совершенно не о чем. — Ортега протянул Перри визитную карточку. — Дайте мне знать, если она еще раз свяжется с вами.

— Карен Бейли оставила мне какую-то ксерокопию и велела отдать ее мистеру Бэленджеру, если он придет в театр, — сказал вдруг Перри.

— Ксерокопию? — нахмурившись, переспросил Бэленджер. — Чего именно?

— Я положил ее… — Перри сунул указку под мышку, нагнулся к потертой парусиновой сумке, лежавшей возле кресел, и принялся рыться в ней. — Вот! — Он протянул Бэленджеру сложенный лист, но Франк не успел прикоснуться к бумаге.

— Постойте! — воскликнул Ортега, вынул из кармана резиновые перчатки, надел их и только после этого развернул лист.

Бэленджер подошел к нему и принялся разглядывать бумагу. На ней виднелись полосы, какие оставляют копиры, за которыми не следят. Отпечатана была страница из книги. Большая часть текста оказалась вымарана, остались лишь один абзац и оттиск печати: «НЙПБ ГУМАНИТАРНЫХ и ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК». Этот штамп был смазанным и изрядно выцветшим.

Ортега прочел абзац вслух:

— «Замечательные здесь места! — сказал он, глядя на волнистую линию зеленых холмов, над которыми морскими валами поднимались фантастические очертания гранитной гряды. — Эти болота никогда вам не примелькаются. А сколько тайн они хранят — бескрайние, пустынные, загадочные!»[5]

Этот отрывок показался Бэленджеру настолько неуместным, что у него даже голова закружилась.

— Говорите, Карен Бейли велела вам передать мне эту бумагу, если я приду в театр? — обратился он к Перри.

— Да.

— А причину какую-нибудь назвала?

— Нет. Я решил, что это продолжение розыгрыша. — Перри стукнул концом указки по полу. — А в чем дело? Почему бы вам не сказать?

— Пахнет дымом, — перебил его Бэленджер.

11

Отвернувшись от сцены, Бэленджер увидел, что сквозь щели большой двустворчатой двери ползут струйки дыма.

— Только не это! — простонал Перри.

Бэленджер слышал, как ноги четверых актеров простучали по лесенке, ведущей со сцены в зрительный зал, но, не отрываясь, смотрел на серый дым, густевший с каждой секундой. Вдвоем с Ортегой они добежали до конца прохода и остановились, увидев сквозь щель, что за дверью бушует огонь. Слышно было, как он с треском пожирал то, что находилось в вестибюле.

Перри и остальные актеры тоже подбежали к выходу.

— Краски! — Запыхавшись, Перри глотнул дыма и закашлялся. — Они каким-то образом загорелись. Ветошь. Самовозгорание. Но…

— Может, помог кто-нибудь, — перебил его Бэленджер.

— Помог? Помилуйте, с какой стати?

У них за спинами погасли огни рампы. Одна из актрис громко вскрикнула, испугавшись наступившей темноты. Но в разных углах зрительного зала тут же вспыхнули аварийные светильники, питавшиеся от аккумуляторов.

— Дайте-ка сюда! — Ортега взял у Перри указку и приоткрыл дверь ее толстым концом.

В зал сразу повалил густой дым. За его серыми тучами потянулись и оранжевые языки пламени.

Ортега отдернул указку, и дверь захлопнулась. Перри попятился и наткнулся на актрису, которая согнулась в приступе кашля.

— Где у вас пожарный выход? — спросил Бэленджер.

— Вон там. — Перри указал на дверь в середине бокового прохода, возле которой торчала на стене красная коробочка пожарной сигнализации.

Дым становился все гуще. Бэленджер помог выпрямиться актрисе, продолжавшей непрерывно кашлять, и, поддерживая ее, быстро повел вдоль рядов кресел. Остальные актеры рысили впереди, то и дело ударяясь о ручки кресел. Когда они выбрались в проход, Ортега уже отодвинул засов пожарного выхода.

Но дверь не открылась. Ортега навалился на нее плечом. Безрезультатно.

— Черт возьми, кто ее запер?

— Никто! Она никогда не запиралась! — отозвался Перри. — Наверное, завалена с той стороны! — Режиссер откинул крышку сигнального устройства, потянул за рычаг и громко застонал, когда сирена не взвыла. — Она должна быть напрямую связана с пожарной командой, но раз мы не слышим оповещения тревоги, то они там, скорее всего, тоже не получили сигнала!

Между тем дыма в зрительном зале набралось столько, что с трудом можно было разглядеть входную дверь. Огонь уже не потрескивал, а громко ревел. Бэленджер вспомнил, что там лежали краски и растворители.

— А система пожаротушения? Неужели в театре ее нет?

— Есть! Не пойму, почему она не включается!

Один из актеров указал в глубину зала и заявил:

— Дверь прогорела!

Бэленджер резко обернулся и похолодел от испуга, увидев, как пламя и дым взвились к балкону. На удивительно долгое мгновение он застыл, борясь с головокружением, порожденным нахлынувшим на него ощущением дежавю. Франк будто вновь оказался в огненной ловушке посреди громады отеля «Парагон».

«Все повторяется!» — подумал он.

— Где второй пожарный выход?

— За кулисами! — выкрикнул Перри.

От густого жирного дыма Бэленджер тоже закашлялся. Актеры оцепенели от страха. Какое-то время Франк тоже не мог преодолеть ужас. Ему показалось, будто на него разом навалились все кошмары из сновидений последних месяцев. Но все же он сумел взять себя в руки и заорал:

— Шевелитесь!

Громко топая, они взбежали по лесенке на сцену. За боковой занавесью действительно находилась дверь, над которой неярко светилась табличка «Запасной выход». Ортега отодвинул засов и толкнул дверь, но она не открылась. Бэленджер попытался ему помочь, но лишь ушиб плечо.

— Потолок горит! — крикнул кто-то за его спиной.

Дым становился все гуще.

Ортега заметил винтовую металлическую лестницу и спросил:

— Что наверху?

— Есть пожарный выход из уборных!

Перри устремился вверх по винтовой лестнице, которая звенела и сотрясалась под его шагами. Но вдруг он застыл на месте, вцепившись в дрожащие перила. Догнав его, Бэленджер сразу понял, что так обескуражило Перри. Наверху ничего не было видно из-за дыма.

— Мы там задохнемся, не поймем, куда надо идти, — сказал кто-то.

Лестница уходила вниз, в пол.

— Что в подвале? — спросил Бэленджер.

— Три окна!

— Пошли!

Громыхая по металлическим ступенькам, Бэленджер вернулся на сцену, но остановился там в сомнении. Он подумал о подвале, который есть в каждом доме. На лбу у него выступил пот, но не из-за быстро нарастающей жары. Вдруг Франк заметил ручной фонарь, висящий в зажиме под электрощитком, схватил его и, сделав усилие, заставил себя двинуться дальше по лестнице.

Воздух здесь был заметно прохладнее. Слегка пошатываясь после быстрого спуска по спирали, Бэленджер стоял на каменном полу. Сквозь толстый слой пыли, скопившийся на стеклах трех узких окон в правой стене, пробивался свет. Виднелся грязный кирпичный дом, стоявший на противоположной стороне узкого переулка.

Ортега схватил кстати подвернувшийся стол и, скрежеща ножками по полу, подтащил его к окну. Бэленджер включил фонарь, посветил в глубь помещения и обнаружил прислоненный к стене задник с намалеванными лесистыми холмами и небом.

— Не открывается! — Ортега яростно дергал створки окна. — Закрашено наглухо!

— Разбейте стекло! — крикнул в ответ Перри.

— Слишком узко! — в отчаянии простонал пожилой, очень полный артист. — Я не пролезу!

Бэленджер продолжал водить лучом фонаря по сторонам, пытаясь отыскать еще какой-нибудь выход. Он видел столы, стулья и другие предметы реквизита. На длинных шестах висели костюмы. На пластиковых головах красовались парики. Все было старательно убрано в пластиковые мешки.

«От огня чехлы не спасут», — подумал Бэленджер.

Звякнуло стекло — Ортега тростью, которую вовремя отыскал в реквизите, разбил окно.

— Говорю же, я не пролезу в такое узкое окно! — повторил полный актер.

— Я тоже, — отозвался молодой.

Луч фонаря лег на стену под сценой. Сложенные стопкой коробки наполовину закрывали старую дверь.

Бэленджер схватил Перри за руку.

— Куда ведет эта дверь? В другой дом?

— Нет. Дальше, в коллектор.

— Что? Зачем в этом доме…

— Сейчас он не нужен! — Перри трясся от страха, слыша рев пламени и ощущая добиравшийся сюда жар.

— Почему не нужен? Не оглядывайтесь на огонь! Расскажите мне, что это за подвал!

— Он остался от дома, который был тут раньше! Там проходил ручей!

— Что?

— Когда-то в Гринвич-Виллидже было множество ручьев, — поспешно сказал Перри. — Чтобы дома не оседали, были проложены дренажные туннели. Сейчас все ручьи пересохли, но в старину из них можно было брать воду.

Бэленджер подбежал к двери, отшвырнул коробки и ухватился за ржавую ручку.

— Нет! — рявкнул Ортега. — Мы там задохнемся! — Через разбитое окно шел свежий воздух, но детектив согнулся в приступе кашля, вдохнув дыма.

Бэленджер потянул сильнее, и дверь сдвинулась с места, громко заскрипев пересохшим деревом по каменному полу. Протестующе завизжали ржавые петли. Дверь приоткрылась настолько, что можно было заглянуть в щель и посветить туда фонарем. Там Бэленджер увидел кирпичные стены и лестницу, густо затянутые паутиной.

— Огонь вытянет оттуда весь кислород! — прокричал Ортега.

Оглянувшись, Бэленджер увидел, что детектив закончил выбивать стекло в окне, уже успел помочь пожилой актрисе забраться на стол и теперь приподнял ее к лазу. Она проворно влезла туда до пояса и остановилась.

— Живот подбери! — взревел Ортега.

— Я порезалась!

Детектив стиснул ее бедра ладонями и резко толкнул вперед. Женщина вылетела наружу.

Когда Ортега втащил на стол вторую актрису, стало видно, что пламя заметно приблизилось.

— Я не пролезу! — снова повторил пожилой актер.

Бэленджер почувствовал, что кошмарные воспоминания о событиях в отеле «Парагон» смогут парализовать его волю, если он поддастся. Франк протиснулся в полуоткрытый дверной проем. Светя себе фонарем и прислушиваясь к разносившемуся по древнему подземелью эху своих шагов, он смахнул паутину и сбежал по щербатым ступеням.

Франк оказался в каменной каморке. Испуганная крыса запищала, метнулась в сторону и скрылась из виду. Бэленджер попятился. Прислушиваясь к собственному хриплому дыханию и стараясь взять себя в руки, он светил вокруг фонарем. Грубо сложенный свод имел около шести футов в высоту, ширину и длину. Франку пришлось пригнуться. Желоб в каменном полу позволял определить, где именно протекал ручей. Справа и слева были выложены невысокие арочные проемы, через которые уходила вода. Даже за полтора с лишним века отсюда не успело полностью выветриться зловоние и ощущалась сырость.

Сверху до Бэленджера отчетливо доносились крики. Он слышал рев огня и ощущал быстрый ток воздуха, высасываемого ненасытным пламенем. Приложив ладонь к каменной стене, Франк вдруг понял, насколько сильна его неуверенность.

— Я туда никаким силами не пролезу! — В голосе пожилого актера уже явственно слышалась паника.

Бэленджер опустился на колени и направил скачущий луч в правую арку. В пяти футах от начала туннеля потолок обвалился, груда земли и битых кирпичей перегородила дорогу. В свете фонаря сверкнули несколько пар красных глаз.

Грудь Бэленджера стиснул страх. Он поспешно направил фонарь в противоположную сторону. Насколько доставал луч света, преград не имелось. Франк не слишком уверенно поднялся на ноги и вновь ощутил ток воздуха, стремившегося в находившийся наверху первый подвал.

Там раздался громкий мужской крик.

Бэленджер собрался с силами и взбежал по ступенькам. Фонарь больше не был нужен — путь озаряли пляшущие отсветы пламени. Выскочив из-за двери, он увидел, как Ортега яростным усилием вытолкнул высокого тощего мужчину — Перри — через разбитое окно. С Ортегой и Бэленджером остались двое актеров.

— Сможем выбраться здесь? — крикнул Франк.

— Вряд ли! — Ортегу обдало вихрем искр.

— Тогда сюда! — Бэленджер указал на дверь. — Там есть шанс!

Ревущее пламя подобралось уже так близко, что никто не колебался. Все трое устремились мимо Бэленджера. Он потянул дверь на себя, закрыл ее как можно плотнее, чтобы преградить по возможности ход воздуха, и кинулся следом за ними.

— Налево!

— Вы, наверное, шутите? — Младший актер замер в нерешительности.

— Ползи!

— Там крысы. Только что видел!

— Это значит, что там и выход есть! Ползи! Я пойду последним и буду светить всем! — Сквозь дверную щель просочилась и сползла по лестнице первая струйка дыма. — Все равно другого выхода нет! — проорал Бэленджер.

— Я пойду первым! — Ортега вытащил пистолет.

Толстый актер аж рот раскрыл и поинтересовался:

— Пушка-то зачем? Неужели крысы такими большими бывают?

Ортега опустился на четвереньки, потом решительно вытянулся плашмя на грязном полу и пополз. Бэленджер дождался, пока ноги детектива исчезнут в отверстии, и принялся подгонять остальных.

— Вперед! Пошли! — Он решительно толкнул одного, затем второго наземь и легонько пнул ногой, поторапливая. — Шевелитесь!

Чувствуя, как усиливается тяга, Бэленджер тоже лег ничком и пополз по камням. Направляя свет фонаря вперед, он углубился в сводчатый туннель. Тени как будто обрели вес и плотность. Каменный пол сменился размякшей глиной. Он слышал эхо от шороха одежды и надсадного дыхания. Ползущий впереди актер бормотал что-то, возможно молитву.

Паутина липла к волосам. Свод делался все ниже и ниже. Вскоре Бэленджер задел его спиной и постарался вжаться поглубже в мягкую землю.

— Нет, тут мне тоже не пролезть, — задыхаясь, простонал ползущий перед ним мужчина.

— Разгребайте землю, — приказал издали Ортега. — Углубляйте дно хода.

Все остановились. Лишь воздух двигался по туннелю навстречу людям, туда, где бушевал огонь.

— В чем дело?! — повысил голос Бэленджер.

Пыль щекотала в носу. Клаустрофобия мало-помалу овладевала им и сейчас стискивала грудь с такой силой, что он опасался потерять сознание.

— Мне показалось, я видел…

— Что? — Бэленджер прижался к стене и направил луч фонаря так, чтобы он доставал как можно дальше вперед. Что?

— Движущуюся тень.

— Если это крыса, пристрелите ее! — потребовал старший актер.

— Нет! — поспешно возразил второй. — От выстрела может потолок обрушиться!

— Тогда тебе, наверное, лучше помолчать, а?

— Кирпичи, — сказал Ортега. — Я наткнулся на несколько выпавших кирпичей.

Бэленджеру за шиворот посыпалась земля. Он боялся дышать. Впереди люди почти бесшумно сдвигали в сторону кирпичи.

— Ладно, я пополз дальше, — сказал Ортега.

На голову Бэленджеру продолжала сыпаться земля.

«Быстрее!» — думал он.

Артист перед ним сдвинулся с места. Бэленджер, чувствуя, как яростно бьется сердце, пополз следом. Для этого ему пришлось сделать нешуточное усилие.

— Стойте! — вскоре вновь пробормотал толстый артист.

— Что еще?

— Я зацепился ремнем за камень в потолке.

Бэленджер напрягся. В полумраке были отчетливо слышны осторожные движения.

— Готово, — сообщил артист. — Я свободен.

Франк услышал, как он пополз дальше.

— Я добрался до каких-то старых ступенек! — крикнул Ортега.

«Слава богу», — подумал Бэленджер, тщетно пытаясь перевести дух.

Чувствуя, что рот у него забит пылью, изо всех сил вжимаясь животом в землю, он полз вперед.

Тут у Франка екнуло сердце — что-то дернуло его и заставило остановиться. Куртка зацепилась за торчавший из потолка кирпич.

— Светите сюда! — крикнул спереди Ортега.

— Да, ступеньки! — обрадовался актер, следовавший за Ортегой. — Вижу!

Бэленджер чувствовал, что кирпич медленно сползает ему на спину.

— Скоро выберемся. — Толстый актер пополз быстрее.

Кирпич выпал и теперь лежал на спине Бэленджера. С ним ссыпалась еще добрая порция земли.

— Франк! — позвал Ортега. — Как там у вас?

Бэленджер не решился ответить, опасаясь, что от малейшего сотрясения свод может совсем обрушиться.

— Почему остановились? — громким эхом разнесся по туннелю голос Ортеги, и на спину Бэленджера выпал еще один кирпич.

— Господи, никогда не думал, что просто выпрямиться может быть так приятно, — заявил актер перед Бэленджером. — А вот и дверь!

— Франк! — повторил Ортега.

Чувствуя, что впадает в панику, Бэленджер чуть не завопил. Из потолка выпал третий кирпич. Пыль забила ноздри. Он решился на дюйм продвинуться вперед. Земля тяжело давила на лопатки.

— Франк?

Потолок медленно оседал прямо на него. Чтобы двигаться вперед, нужно было напрягать все силы. Кирпичи вываливались один за другим. Очень скоро он почувствовал, что через минуту не сможет выдерживать эту тяжесть. Затхлый воздух был настолько насыщен пылью, что Франк боялся задохнуться. Невольно заскулив, он попытался ползти быстрее, но и земля тут же посыпалась сильнее. Бэленджер полз уже как мог быстро. Кирпичи били его по ногам, пыль душила. От ужаса он уже выл в голос, упираясь коленями в пол, отталкиваясь, вдавливая локти в мягкую землю, вытягиваясь во весь рост. Ему казалось, что ноги уже перебиты, грохот обвала заглушал крик. Чьи-то руки схватили Франка, потащили вперед. Фонарь плясал в дрожащей руке. Пыль стояла столбом. Бэленджер чувствовал, что задыхается.

Громко застонав, он добрался до каменной лесенки, взбежал по ней и с ходу ударил плечом в деревянную дверь. Она сотряслась, но устояла. Франк толкнул еще раз. Дверь оказалась настолько ветхой, что соскочила с петель, но все равно не открылась. Что-то подпирало ее с той стороны. Ортега присоединился к Бэленджеру. Они навалились на дверь вдвоем, и в конце концов она медленно подалась. С той стороны что-то посыпалось, затрещало.

Сквозь все еще стоявшую столбом пыль Бэленджер увидел свет ламп. Они с Ортегой поднажали, и дверь рухнула, опрокинув еще несколько предметов. Кашляя от пыли, Франк прополз по двери и оказался в подвале, забитом старой мебелью. На деревянной лестнице, ведущей наверх, стоял мужчина в очках, смотревший на пришельцев с недоумением и страхом.

12

Бэленджер метнулся мимо него, как будто не заметил. Взлетев по лесенке, он оказался в зале, тоже забитом старой мебелью. Удушье никак не проходило. Увидев большую витрину, сквозь которую в помещение вливался солнечный свет, Франк поспешно выскочил за дверь и чуть не налетел на прохожего, торопливо шедшего по тротуару. Новый приступ кашля согнул его пополам. Лишь после того как спазм прошел и удалось поднять голову, Бэленджер увидел на двери вывеску «ГРИНВИЧ. АНТИКВАРНАЯ МЕБЕЛЬ».

Из помещения, зажимая рот носовым платком, вышел Ортега. Отняв платок от лица, он указал внутрь магазина.

— Хозяин говорит, что любит водить покупателей в старый коллектор. Похоже, после такого прикосновения к истории его мебель кажется им особенно старинной и ценной.

— Да благословит Бог антикваров. — Бэленджер прислонился к фонарному столбу.

— Да. Вот только он говорит, что мы, вышибая дверь, сломали у него этого антиквариата чуть ли не на тридцать тысяч долларов.

— Теперь мы знаем, сколько стоят наши жизни. — Бэленджер взглянул на дверь магазина, откуда на них скорбно смотрел усатый антиквар. — Чек он возьмет?

— На тридцать тысяч долларов? Сомневаюсь, что этот человек сейчас склонен ценить юмор, — пробормотал в ответ Ортега.

— Я серьезно. Помните, я рассказывал о монете, которую нашел? — Бэленджер повернулся к антиквару. — Я оплачу вам все, что не покроет страховка.

Тут Франк услышал звук сирен. Над крышами домов поднимался дым. Народ спешил полюбоваться пожаром.

— Пойдем туда. Нужно рассказать пожарным дознавателям, что тут произошло, — сказал Ортега.

— Но мы проторчим у них несколько часов! Вы знаете ровно столько же, сколько и я. Скажите, что мне пришлось срочно уйти.

— Как уйти? О чем вы говорите?

— Слишком много дел. Доложите за нас обоих, ладно? А я поговорю с ними потом, если у них еще останутся вопросы.

— Скажите, неужели вы именно так и поступали, когда работали в полиции? Отпускали свидетелей, а сами давали за них показания?

— Хорошо-хорошо. — Бэленджер никак не мог отдышаться. — Скажите, а этот листок у вас сохранился?

— Он у меня в кармане.

— Вы не позволите воспользоваться вашим ксероксом? — обратился Бэленджер к антиквару.

Похоже, тот решил, что это самый естественный вопрос, какой он мог сейчас услышать, и молча кивнул.

Франк попытался отряхнуть от грязи джинсы и куртку. Одежда пахла дымом.

— Нам нужно скопировать один листок, чтобы можно было исследовать его, не оставляя отпечатков своих пальцев.

Ортега изучающе взглянул на него и заметил:

— У вас очень усталый вид. За время разговора с пожарными вы хотя бы немного отдохнете.

— Вот найду Аманду, тогда и буду отдыхать.

Чтобы сделать копии и вернуться на улицу, потребовалась от силы минута, но даже за это короткое время набежало невесть сколько народу. Толпа многократно выросла. Пробиваясь вслед за Ортегой через волнующуюся толпу зевак, Бэленджер сложил копию и сунул ее во внутренний карман куртки. Впереди продолжали выть сирены.

— Мы из полиции! — покрикивал Ортега. — Позвольте пройти.

Несколько человек послушно расступились, но еще через три шага дорога вновь оказалась перегорожена. Бэленджера зажали в толпе.

«Нет времени на эту ерунду», — думал он.

— Полиция! — рявкнул Ортега, когда перед ним вновь сомкнулась толпа зевак.

«Некогда», — решил Бэленджер.

Какой-то решительный мужчина преградил ему дорогу, но тут же еще трое очень кстати оттеснили этого зеваку назад. Используя их как прикрытие, Бэленджер пригнулся и отступил в толпу.

— Франк, где вы?! — донесся до него крик Ортеги.

Третий уровень Игра «Борьба за выживание»

1

Чувствуя дрожь в коленках, Аманда, подчиняясь приказу голоса, поднялась на второй этаж. Рей, Бетани, Деррик и Вив разошлись по комнатам, и она вошла в свою. Ей было приказано отправляться в гардеробную и надеть на себя то, что она там найдет, но прежде всего Аманда заглянула в ванную и справила нужду. Она не стала переживать из-за того, что и там могли быть установлены камеры. Необходимость превыше стеснительности. Подозревая, что в следующий раз в цивилизованную уборную она сможет попасть очень нескоро, Аманда отмотала туалетной бумаги от рулона и засунула ее в карман.

Одурь после наркотика, каким бы он ни был, наконец-то рассеялась, тошнота улеглась. Теперь Аманда поняла, что в животе у нее совершенно пусто, а рот пересох. Спустив воду, она шагнула к умывальнику, но остановилась и задумчиво посмотрела на унитаз. Вода слилась, но обычного журчания, свидетельствовавшего о том, что бачок вновь наполняется, не было. У нее тут же возникло очень неприятное подозрение по поводу того, что случится, вернее, чего не произойдет, если повернуть вентиль, но Аманда все же попробовала. Из крана не вытекло ни капли.

Во рту у нее окончательно пересохло, когда она подошла к платяному шкафу и открыла его. На вешалке оказался голубой комбинезон с множеством карманов, похожий, как ей показалось, на летные костюмы, которые Аманда видела в кинофильмах о военных летчиках. На полу стояли походные ботинки с рифлеными подошвами. Они тоже были голубыми, как и шерстяные носки и бейсболка. Вот теперь Аманда засмущалась. Пытаясь укрыться от камер, она влезла в шкаф, там скинула джинсы, молниеносно натянула на себя нейлоновый комбинезон на подкладке и застегнула его поверх белой блузки. Первое прикосновение показалось ей прохладным. Переложив туалетную бумагу в карман комбинезона, Аманда взяла носки и ботинки, села на кровать и обулась. Все идеально пришлось ей по размеру.

Она оглянулась, надеясь найти в комнате хоть что-нибудь, что могло бы помочь ей при побеге.

— Здесь нет ничего такого, что могло бы вам пригодиться, — сообщил с потолка голос.

Аманда вздрогнула. В коридоре затопали. Выбравшись из спальни, она увидела Рея, Бетани, Деррика и Вив, выходящих из своих комнат. Все они были в комбинезонах, походных ботинках, надетых поверх шерстяных носков, и бейсболках. Рей — во всем зеленом, Бетани — в сером, Деррик — в красном и Вив — в коричневом. Было заметно, что лишь Рею, как опытному летчику, удобно в этом одеянии.

— Я хотя бы смогу вас различать, — попытался пошутить Деррик, единственный чернокожий в группе.

— Думаю, что в этом и есть вся затея, — отозвался Рей, указав на потолок. — Чтобы он не перепутал нас издалека.

Тревожно оглядываясь по сторонам, они спустились по лестнице в просторный вестибюль перед выходной дверью. Рей вновь вытащил зажигалку и принялся щелкать крышкой. Аманда старалась не слушать этого бьющего по нервам звука.

— Что дальше? — обратилась Вив к голосу.

— Идите в столовую, — приказал тот. — Наденьте наушники и включите их.

— Подождите минутку, — яростно сверкая глазами, потребовала Бетани. — В моей спальне не работает водопровод. Я очень хочу пить!

— А я — жрать! — добавил Рей. — Одному богу известно, сколько времени прошло…

— Сегодня понедельник, — перебил его голос.

— Понедельник? — дрогнувшим голосом переспросила Бетани.

— Но последнее, что я запомнил… — Деррик помотал головой. — Боже мой, это же…

— Два дня, — с ошеломленным выражением закончила Вив.

— Так что вы, конечно же, должны испытывать голод и жажду. Но то, что все это время вы провели в почти полной неподвижности, помогло вам сберечь энергию. Поэтому сил у вас хватает. Рассказывая о том, что Бетани пережила в океане, я специально подчеркнул, что человек может прожить без пищи три недели.

У Аманды вновь закружилась голова.

— Мало кто сомневается в том, что провести два-три дня без пищи совсем не опасно для здоровья, — наставительно произнес голос. — Известно, что людям удавалось за такое время пройти очень приличное расстояние.

Словно повинуясь приказу, Вив направилась в столовую, но не задержалась там, а сразу же прошла в кухню.

Аманда и все остальные поняли ее намерение и последовали за ней. Вив натянула те же самые резиновые перчатки, которыми пользовалась прежде, и открыла холодильник. Он был пуст. Она выдвинула один за другим все ящики — там тоже ничего не оказалось, повернула вентиль водопроводного крана. Он не действовал. Аманда застонала.

— Вам придется попоститься, — сказал голос. — А теперь идите в столовую и наденьте наушники. Иначе я вас не выпущу.

Им пришлось подчиниться.

Аманда надела наушники, потом бейсболку. Она еще не успела пропустить белокурые волосы сквозь прорезь на затылке шапочки, как вновь раздался тот же голос, теперь уже в наушниках.

Сейчас он звучал до отвращения близко:

— Положите устройства GPS в карманы. Будьте внимательны, не повредите их. Они вам очень понадобятся.

Вся группа снова повиновалась.

— Теперь я расскажу вам, что такое «Старьевщик», — продолжал голос. — В двухтысячном году президент Клинтон издал закон, согласно которому широкая публика получила право пользоваться спутниковыми устройствами глобального позиционирования с точностью до десяти футов — почти такой же, как у военных моделей. Прежде разрешалось иметь GPS с точностью не менее двадцати пяти футов. Все более точное предназначалось исключительно для армии. Почти сразу же некий житель Орегона выложил на сайте координаты и сообщил, что любой, кто займется поисками в этом районе с помощью устройства GPS, имеет шанс отыскать спрятанное сокровище. Оно представляло собой всего лишь металлическую коробку, набитую дешевыми книжонками. Суть дела заключалась не в стоимости содержимого клада, а в удовольствии от самих поисков. Даже зная координаты с точностью до десяти футов, обнаружить коробку было непросто.

Аманда уже настолько привыкла к тому, что голос доносится с потолка, что теперь, когда слова раздавались прямо у нее в голове, она чувствовала себя не в своей тарелке.

— Из Орегона эта версия охоты за старьем быстро распространилась по всему миру. Появились различные простые подражания, например игра в почтовые ящики. Основная версия с использованием приборов GPS стала называться геокладоискательством. Геймеры сообщают на интернет-сайтах координаты, где спрятан клад, который нужно найти, обыскав выбранную ими территорию. Они вводят данные в GPS-приемники, а потом идут по ним до места, которое нужно обшарить. Часто оказывается, что оно густо заросло деревьями или завалено камнями, а предмет поиска настолько мал или так тщательно замаскирован, что его невероятно трудно отыскать. Клад может иметь облик насекомого, например кузнечика. Нужно быть очень внимательным, чтобы заметить, что насекомое резиновое. Или же цель розыска выглядит как камень. Лишь при внимательном осмотре оказывается, что он пластмассовый, а в нем спрятано дешевое колечко или еще какая-нибудь ерунда, избранная в качестве сокровища. Игрок, отыскавший клад, оставляет вместо того, что там лежало, что-нибудь равноценное или же просто записку, а затем сообщает о своем успехе на сайте, в соответствующем интернет-сообществе геокладоискателей. Статус геймеров определяется количеством найденных кладов. Прошло всего несколько лет после того, как президент Клинтон сделал GPS доступным для населения, а количество подобных кладов в ста девятнадцати странах мира насчитывало уже четверть миллиона.

— Кузнечики? Дешевые колечки? — взорвался Рей. — От нас-то вы какого черта хотите?

— Совершенно незачем кричать. Рей, вы же знаете, что микрофон возле вашей щеки достаточно чувствителен. Чего я хочу? Подойдите к входной двери.

Услышав характерный электронный писк, Аманда непроизвольно напряглась. Замок щелкнул, засов скользнул в сторону.

— Теперь можете ее открыть, — сообщил голос.

— И не подумаю, пока не удостоверюсь, что меня не шарахнет током.

Вив похлопала по дверной ручке резиновой перчаткой. Никакой реакции не последовало, и тогда она нажала на нее.

В помещение ворвались яркий солнечный свет и приятный ветерок.

— Черт возьми, так-то лучше, — сказал Деррик и шагнул наружу.

За ним двинулись Вив и Рей. После непродолжительного колебания их примеру последовали и Аманда с Бетани.

2

Солнце приятно грело. Равнина, поросшая густой травой, среди которой тут и там возвышались кустики полыни, была огромной. Аманде еще не доводилось видеть столь обширного открытого пространства. Всю жизнь она провела в городах, где из-за домов можно было разглядеть лишь небольшие клочки неба. В парках видимость ограничивали деревья, здесь — ничего. Вдали поднимались горы со снежными шапками, но и они нисколько не сужали небо. Голубой полог был немыслимо велик.

— Как видите, вы находитесь в долине, окруженной горами, — сообщил голос прямо в уши Аманде. Она заметила, что и все остальные сосредоточенно слушали. — Далеко справа находится разрыв горной цепи. Это единственный выход отсюда. Я не советую вам идти в том направлении.

Аманда с вожделением уставилась в ту сторону.

Группа между тем удалялась от здания, которое показалось Аманде похожим на бревенчатый дом, скромно именовавшийся охотничьей хижиной, который она как-то видела в журнале. Вив сунула резиновые перчатки в карман комбинезона.

Аманда заметила это и подумала: «Отлично. Нужно стараться использовать все, что попадает нам в руки».

Но чем дальше они уходили от дома, тем ничтожнее она чувствовала себя в окружавшем ее безбрежном просторе.

— Теперь, пожалуйста, достаньте ваши GPS-устройства и включите их, — приказал голос.

Повиновались все, кроме Аманды, которая растерянно разглядывала незнакомый предмет, извлеченный из кармана.

— Где тут?..

— Справа, — ответил Деррик. — Две кнопки. Нижняя из них. Та, рядом с которой нарисована лампочка.

Аманда нажала кнопку, устройство пискнуло. Экран засветился, на нем появилось мультипликационное изображение земного шара со значками спутников, вращающихся вокруг него.

— Благодаря размеру территории Соединенных Штатов и запросам военных, у нас очень много спутников системы глобального позиционирования. Правительство утверждает, что их двадцать шесть, но вашим приемникам достаточно трех, — продолжал голос. — Конечно, чем больше, тем точнее, но трех вполне хватит. В этой долине обычно ловятся пять. Спутники находятся на высоте в тридцать миль, мощность сигнала составляет от силы пятьдесят ватт, и все же позиционирование изумительно точное.

Аманда разглядывала вертикальные полоски, появившиеся в нижней части экрана. Пять из них потемнели.

— Лучше всего такие приемники действуют на открытой местности, — продолжал голос. — Здания и густые леса искажают сигналы. Но сейчас вы находитесь в идеальных условиях, и приборы точно регистрируют ваше местоположение. Обратите внимание на эти координаты. Они обозначают место вашего назначения. Север… — голос продиктовал несколько цифр. — Запад… — еще несколько.

Аманда растерянно смотрела, как Рей, Бетани, Деррик и Вив нажимали кнопки на приборах.

— Не так быстро, — попросила Бетани в микрофон. — Повторите вторые координаты.

Голос выполнил просьбу.

— Хорошо, — сказала Бетани.

Аманда продолжала крутить в руках свой прибор.

— Это совсем просто. — С легким раздражением Вив взяла у нее из рук индикатор. — Кнопки с каждой стороны управляют доступом к главным страницам и меню работы с каждой из них: компас, альтиметр, карта.

— Карты у меня нет, — отозвался Рей.

— И у меня, — подхватила Бетани.

— Замечательно! Получается, мы так и не знаем, где находимся. — Вив показала Аманде, как действуют кнопки. — Немного попрактикуетесь и будете безошибочно попадать куда нужно. Вот, я ввела вам координаты.

Этот процесс Вив тоже продемонстрировала Аманде.

— Замечательно, — одобрительно заметил голос. — Командный дух.

— Все, что угодно, лишь бы выбраться отсюда, — ответила Вив.

— Это будет зависеть от действий каждого из вас. Сорок часов начнутся… — Голос немного помолчал, как будто раздумывал. — Начались в этот миг.

Все помрачнели.

— Советую не терять попусту времени, — сказал голос.

Никто не двинулся с места.

— В месте, координаты которого я вам дал, вы найдете кое-что нужное для себя.

— Воду? — вскинулась Бетани. — Еду?

Ответа не последовало.

— Черт возьми, если там вода и пища, то пойдемте скорее. — Деррик взглянул на экран приборчика.

Аманда тоже посмотрела на экран. Красная стрелка указывала куда-то в сторону. Над нею в окошечке с пометкой «расст» было написано: «1 миля».

— В этом режиме компас указывает не на север, а прямо на точку, до которой надо добраться, — объяснила Вив. — Похоже, что нам нужно держать курс прямо на ту рощу в отдалении.

Аманда обратила внимание на то, что роща находилась в направлении, прямо противоположном выходу из долины. Она поняла, что остальные думали о том же, о чем и она. Как только дом скрылся из виду, Аманда принялась изыскивать возможности для побега.

Настороженное выражение в глазах каждого свидетельствовало о том, что у всех членов их группы мысли были одни и те же.

Они зашагали по лугу. Сухая трава хрустела под подошвами ботинок. От яркого солнечного света болели глаза. Аманда держалась позади всех остальных и не могла не замечать, насколько неестественно выглядит сочетание их голубого, зеленого, серого, красного и коричневого комбинезонов. Когда же она оглядывалась по сторонам, грандиозность неба вновь и вновь ошеломляла ее.

Потом ее внимание привлекло внезапное резкое движение. Впереди что-то выскочило из кустов. Кролик петлял по траве и мчался прочь от них, направляясь к горам.

Из ложбины тут же появилось второе животное, куда больше кролика, за которым оно гналось. В первую секунду Аманда решила, что это волк, но тут же сообразила, что такой окраски не видела ни на одной картинке с изображениями этих хищников. Аманда поняла, что это немецкая овчарка. Собака и перепуганный кролик умчались вниз по пологому склону.

Никто не проронил ни слова. Аманде показалось очень странным, что в доме все они преспокойно разговаривали между собой, но здесь, на открытом месте, тишина словно придавила людей, и они нарушали ее лишь звуками шагов.

— Видели когда-нибудь хичкоковский «К северу через северо-запад»? — неожиданно спросила Бетани.

Ее голос поразительным образом раздвоился. Он донесся от самой Бетани и из наушников. Шизофреническое впечатление. Аманда поняла, что не знает, долго ли сможет выносить все это.

«Франк, где ты? Боже, сделай так, чтобы он был жив. Если он умрет, я сойду с ума. А сейчас ты в своем уме?»

Она вдруг ощутила непоколебимую уверенность в том, что обращение к самой себе во втором лице — еще один признак надвигающегося безумия.

Остальных вопрос Бетани изумил не меньше, чем ее. Он был так же нелеп, как дорогие ожерелье, кольца, браслеты и часы этой женщины в сочетании с ее десантным комбинезоном.

— Это там, где Кэри Грант на горе Рашмор? — отозвался Рей, испытывавший неловкость оттого, что его слушают не только те, к кому он обращается.

— Да, там на горе вырезаны портреты четырех президентов, — принужденным тоном подхватил Деррик. — Я видел «К северу через северо-запад», когда учился в колледже. Кэри Грант и эта — как ее? — Ева Мэри Сэйнт удирают от плохих парней как раз через эти портреты.

— А раньше там еще эпизод, когда он выходит из автобуса посреди кукурузного поля, — добавила Вив.

Аманда уловила изменение в тоне разговора — их голоса звучали уже не столь напряженно, люди будто надеялись, что болтовня о какой-нибудь хорошо знакомой ерунде поднимет им настроение.

— В кукурузе, так оно и было, — согласилась Бетани. — Грант вышел из автобуса неподалеку от фермы. Ему велели с кем-то встретиться и получить информацию насчет тех, кто пытался его убить.

В вышине парили кругами две большие птицы.

— Грифы, — сказал Деррик.

Когда тени удалились, Бетани вернулась к спасительному разговору о кинофильме:

— Автобус уехал, а Грант остался ждать. Самое дикое было в том, что он торчал на этом пустом проселке одетый в вечерний костюм.

Пробираясь сквозь ломающуюся под ногами траву, Аманда видела впереди овражек.

— Чуть ли не через минуту со стороны поля приехал грузовик, — продолжала рассказ Бетани. — Женщина привезла фермера и высадила его. Грузовик уехал. Грант с фермером раскланялись. Тут мы слышим издалека негромкое гудение. Над полями летает самолет. Подходит другой автобус, фермер садится туда, но перед тем, как уехать, говорит Гранту, что самолет опыляет посевы, а сейчас не сезон для этого. Очень странно. Автобус уезжает. Грант задумывается, потом глядит на самолет и видит, что тот летит прямо на него. Тут Грант срывается с места и бежит в кукурузу, а с самолета его поливают пулеметными очередями.

— Точно! — кивнул Деррик. — Грант тогда ложится в борозду, а пилот открывает бак с удобрением, гербицидом или что там у него было, и высыпает на Гранта, так что тот чуть не задохнулся.

Они подошли к оврагу.

— Я читала, что Хичкок поставил несколько фильмов, где ужасы концентрировались в помещениях, например этот кошмарный старый дом в «Ребекке», но в «К северу через северо-запад» он решил попробовать сделать наоборот, так, чтобы угроза исходила от открытых пространств.

Они приостановились у края овражка.

— Как тихо. — Рей повернулся кругом, окинув взглядом простор долины и окружавшие ее горы. — Я привык к грохоту турбин, шуму машин в городах. К активности. К тому, чтобы все время что-то происходило.

— Точно так же, как было в этой проклятой резиновой лодке. — Бетани говорила так, будто сухой язык заплетался у нее во рту. — Вокруг ничего нет, только небо, океан и эта отвратительная тишина.

— Только не для нас с Дерриком, — возразила Вив. — Мы ведь по большей части обитаем именно в таких местах. При иных обстоятельствах здесь был бы рай.

— Да, конечно. Далеко отсюда до этих гор? — Бетани махнула рукой вперед.

— Трудно сказать, — ответил Деррик. — Возможно, миль пятнадцать, а то и больше. На таких вот открытых местах глазомер часто подводит.

Рей нажал кнопку своего приборчика.

— Альтиметр показывает пять тысяч пятьсот футов. — Он взглянул на Бетани. — Миля над уровнем моря. Если вы не привыкли к высоте, то она может быть еще одной причиной жажды.

— Нет, она мучает меня потому, что этот сукин сын не дал нам ни капли воды.

— Тише, — предупредила Вив — Он слышит каждое наше слово.

Бетани потянула за козырек бейсболки, сдвинув его на самые глаза.

— Солнце так печет, что у меня контактные линзы раскалились. Эй вы, там! Вы меня слушаете?

Никакого ответа.

— Могли бы дать нам хотя бы очки от солнца.

Снова молчание.

— Может, этому подонку надоело нас слушать? — Бетани оглянулась по сторонам. — Как вы думаете, здесь есть камеры?

Аманда нисколько не сомневалась в этом, но не успела ничего сказать. Ее опередила Бетани:

— Но где они могут быть? На деревьях, к которым мы идем? На доме, с длиннофокусной оптикой? Или где-то на столбах, специально для того, чтобы следить за долиной?

Они спустились в овраг. Из-под ног поднималась пыль. Промоина оказалась футов пяти шириной и глубиной больше человеческого роста. Благодаря тени здесь было прохладно.

— Я всегда любила ходить под парусом, дождаться не могла, когда же вновь окажусь на воде, и чтобы до горизонта ничего не было, — сказала Бетани, пожав плечами. — Я постоянно чувствовала, будто что-то во мне тянется прямо к Богу или еще куда, но после тех двух недель в резиновой лодке на открытом месте мне кажется, будто из меня душу вынимают. С тех пор я ни разу не выходила в море. Трудно уговаривать людей покупать парусные лодки, когда сама мысль о них приводит тебя в ужас.

Упираясь ногами в рыхлую почву, Аманда лезла вверх по склону. Ее лицо покрыла горьковатая на вкус пыль. Вновь оказавшись на солнцепеке, она оглянулась и увидела, что Бетани смотрит на нее снизу вверх из тени, лежавшей в овраге.

— Здесь хорошо, прохладно, — сказала Бетани.

— Это вовсе не океан, — веско произнес Деррик. — Здесь у вас под ногами твердая почва. Она не зашатается.

— Может быть, под вами и нет, но у меня ноги подгибаются с тех самых пор, как я пришла в себя. В доме, по крайней мере, были стены вокруг.

— Считайте, что горы — это стены.

— Во рту совсем пересохло. — Вид у Бетани сделался донельзя несчастным.

— Голос ведь сказал, что в месте, куда мы должны попасть, есть вода.

— Нет! — резко возразила Бетани. — Он лишь заявил, что там мы найдем что-то нужное для нас. Мы сами домыслили то, что хотели. О воде речь не шла. — Она сняла бейсболку и сдернула с головы гарнитуру.

— Вылезайте оттуда, — сказала Вив.

— Больше, чем сейчас, сил у нас все равно не станет. — Бетани посмотрела на наушники, которые держала в руке, и с отвращением бросила их на землю.

— Нет! — воскликнул Деррик.

— А что этот мерзавец сможет мне сделать? — Бетани раскинула руки, словно изображая из себя мишень. — Застрелить? Каким образом? Он меня тут не видит!

Аманда оглянулась по сторонам. Ей показалось, что часть спины в районе лопаток вдруг сделалась голой. По сторонам оврага где угодно могли прятаться снайперы — за пучками полыни, в роще, к которой они направлялись, за торчавшими тут и там валунами.

«На открытом месте мы все представляем собой очень легкие цели», — подумала она.

— Нужно попытаться, — настаивала Бетани. — Как он будет следить за всеми нами, если мы разбежимся в разные стороны? Не сможет же он одновременно оказаться в пяти местах, чтобы остановить нас всех? Ни за что.

«Очень привлекательная логика, — подумала Аманда. — Пока мы вместе, у нас нет шансов».

Она чуть не сказала Бетани, что та права, едва не соскользнула вниз по пыльному склону, чтобы присоединиться к ней, но что-то заставило Аманду усомниться. Она ощутила какое-то неосознанное до конца подозрение. Не все так просто, как думает Бетани. Отсюда не удастся удрать таким примитивным способом — разбежаться всем пятерым по сторонам.

Потом Аманда все же спустилась в овраг, но не для того, чтобы присоединиться к Бетани, а желая попробовать остановить ее.

— У меня дурное предчувствие, — заявила она, взяв Бетани за плечо. — Не делайте этого.

— С какой стати? Голос же сам сказал, что мы должны быть уверены в себе! — Бетани решительно вывернулась из-под руки Аманды, глубоко вздохнула и двинулась по укрывавшему ее от мира оврагу, все время ускоряя шаг.

Аманда сообразила, что если овраг сохраняет свое направление, то в конце концов он приведет к выходу из долины.

Перейдя на бег, вздымая пыль, Бетани скрылась за поворотом. Аманда прислушалась к затихающему топоту и посмотрела на Рея, Деррика и Вив, которые стояли на краю, не зная, что делать дальше.

— Остальные намерены присоединиться к ней? — резко прозвучало в наушниках.

От звука этого голоса, ставшего уже привычным, Аманда вздрогнула.

— Разве можно быть уверенным в том, что у нее ничего не выйдет? — продолжал голос. — Хотите тоже попытать счастья?

Никто не ответил.

— Что скажете, Аманда?

— Черт возьми, как он узнал, что делает Бетани? — пробормотал Рей.

— Если так, оправляйтесь дальше, — приказал голос. — У вас совсем немного времени, так не тратьте его попусту.

Аманда повернулась к повороту, за которым исчезла Бетани.

— Досадно, что она сняла наушники, — сказал голос. — Теперь у меня нет возможности попытаться отговорить ее.

— Откуда он знает, что Бетани это сделала? — вслух подумал Рей.

Чувствуя, как по спине побежали мурашки, Аманда подняла гарнитуру, сдула с нее пыль, поднесла поближе и принялась рассматривать дужку, наушники и штырек с микрофоном.

— Микрофон! — со отчаянием в голосе воскликнула она.

— Браво! — отозвался голос.

— Что — микрофон? — спросил сверху Деррик. — Что с ним не так?

— Это не просто… — Аманда почти лишилась дара речи.

Вив содрала с головы гарнитуру и впилась глазами в штырек с прикрепленным к нему микрофоном.

— Господи, это же камера.

Она выпустила гарнитуру из руки и отступила на несколько шагов.

— Деррик, скажите вашей жене, чтобы она подняла аппаратуру, — потребовал голос.

Деррик стоял, не в силах пошевелиться, и требование прозвучало снова, уже куда настойчивее.

— Вив, он хочет, чтобы ты подняла наушники.

— Нет.

— Отойдите от нее все, — приказал голос.

— Что вы собираетесь сделать? — Черты лица Деррика под темной кожей окаменели.

— Дать вам понять, что не следует заставлять меня повторять приказания. Отойдите от нее.

Деррик поспешно схватил наушники с земли, сунул Вив в руки и попросил:

— Надень.

Увидев в глазах Деррика неподдельный страх, Вив содрогнулась и подчинилась.

— Аманда, вылезайте из оврага, — продолжал командовать голос. — Присоединяйтесь к остальным и смотрите на восток.

— Куда?

— Туда, где выход из долины, — сказал Рей.

Аманда ощутила холодок под сердцем.

— Бетани побежала в ту сторону!

Аманда вновь вскарабкалась по откосу. Рыхлая сухая земля осыпалась у нее под ботинками, но ей все же удалось на четвереньках добраться доверху. Там она выпрямилась и всмотрелась в ту сторону, куда вел овраг. Извиваясь, тот уходил к проходу, скрытому где-то вдали. Аманда разглядела серую бейсболку Бетани, мелькавшую в густой траве, между кустиков полыни, и верх ее комбинезона.

«Голос будто отказался от намерения остановить Бетани, но ведь он на что-то намекает», — подумала Аманда.

— Подождите! Вы сказали: жаль, что она выбросила наушники, заявили, что попытались бы ее отговорить. Если я догоню… — От предчувствия чего-то ужасного Аманда задыхалась. — Если я смогу ее остановить…

— То?

— Вы позволите привести ее обратно?

Ответа не последовало. Не успев до конца понять, что же она делает, Аманда пустилась бежать.

— Бетани! — кричала она во все горло. — Стойте! — Ее слова, казалось, глохли в бескрайнем пространстве.

Аманда мчалась по ломкой траве. Она пронеслась мимо большого куста полыни, валуна размером выше колена и чахлой сосенки.

— Бетани!

Но та упорно бежала по дну оврага. Ее бейсболка и плечи, затянутые серой тканью комбинезона, были уже отчетливо видны. Она не оглядывалась.

— Постойте!

Аманда прибавила скорости, сделала шаги шире и чаще.

— Послушай! — выдавила она сквозь хриплое натужное дыхание, обжигавшее ей горло.

Овраг становился мельче. Бетани, которую было видно по пояс, продолжала изо всех сил бежать по направлению к прогалу в горной цепи, лежавшему где-то вдали.

— Стой! — истошно выкрикнула Аманда.

Она обливалась потом, комбинезон лип к коже.

— Он все знает!

Овраг почти сошел на нет. Теперь это была впадина, едва ли по колено Бетани. От возвращения на открытую местность неистовство, владевшее ею, усилилось. Она со всех ног устремилась в песчаную котловину, где, вероятно, в дождливый сезон собиралась вода. На противоположной стороне ямы виднелось начало другого оврага.

— Вы не остановите ее, — рассудительно сообщил голос в уши Аманде.

— Попытаюсь.

Аманда напрягала все силы, чтобы еще хоть немного прибавить ходу. Под ногу ей подвернулся невидимый в траве камень, и она споткнулась.

— Бетани! Стой! Прошу!

Та в конце концов отреагировала на отчаянные призывы Аманды и остановилась посреди котловины, как будто ее оставили силы, обернулась, тяжело дыша и глядя на Аманду.

— Он может вас достать! — крикнула Аманда. — Не знаю как, но может!

Лицо Бетани блестело от пота. Она отвернулась от Аманды и вновь взглянула на противоположную сторону котловины, овраг, начинавшийся там, и отчаянно устремилась туда.

— Нет! — Молящий крик Аманды был обращен и к Бетани, и к обладателю голоса, звучавшего в ее наушниках.

— Она панически боится открытого пространства, — сообщил голос. — Это было лишь вопросом времени.

Аманда попыталась еще прибавить шагу, но это ей не удалось. Бетани начала вновь отрываться от нее, казалась столь же недосягаемой, как пресловутый проход в горной цепи.

— Чем скорее, тем лучше, — сказал голос. — Всех остальных это научит не тратить попусту время и силы на тщетные попытки.

— Нет!

— Но я очень разочарован тем, что она не смогла удивить меня.

В ту самую секунду, когда Бетани должна была исчезнуть в горловине следующего оврага, Аманда ощутила мощный воздушный удар. Под оглушительный грохот затянутый в серое торс Бетани превратился в красный фонтан. Рука отлетела в одну сторону, голова в другую. Облако кровавого тумана висело в воздухе и после того, как части тела упали на землю.

Аманда остановилась как вкопанная. От грохота взрыва у нее сильно заболели уши. Содрогаясь от ужаса, она смотрела, как легкий ветерок уносил кровавый туман, который осел красными крапинками на песок.

Аманде показалось, что кто-то ударил ее по ногам сзади. Она упала на колени. По лицу, обжигая щеки, покатились слезы.

3

«Замечательные здесь места! Эти болота…»

Сгорбившись на заднем сиденье такси, Бэленджер рассматривал ксерокопию с выцветшим штампом «НЙПБ ГУМАНИТАРНЫХ И ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК», гадая, что же может означать чертовщина, которую ему передали столь странным образом. Он решил, что аббревиатура, скорее всего, означает «Нью-Йоркская публичная библиотека», и с помощью справочной службы сотовой сети выяснил, что отделение, работающее с подобными книгами, находится на пересечении Сорок второй улицы и Пятой авеню.

Ближайшим выездом из Гринвич-Виллиджа в центр города оказалась авеню Америк. Такси еле-еле ползло в сплошном потоке автомобилей. Бэленджер устал оттого, что машина продвигалась короткими рывками, его нервировали непрерывные гудки автомобилей. В конце концов он попросил водителя высадить его на Сороковой улице, расплатился и пустился дальше бегом, довольный тем, что нашел хоть какую-то разрядку для владевшего им напряжения.

Но спешка была не единственной и не главной причиной, заставившей его покинуть такси. Франк никак не мог отойти от потрясения, которое испытал во время пожара. Кто-то хотел помешать ему отыскать Аманду. Этот тип наверняка не удовлетворится одной неудачной попыткой.

Бэленджер прибавил шагу. Оказавшись на многолюдной улице, он первым делом оглянулся по сторонам, желая удостовериться, что никто не выскочил из другого такси и не припустил за ним следом. Похоже, хвоста не было. Франк вновь посмотрел вперед, как раз вовремя для того, чтобы уклониться от столкновения с мужчиной, державшим в руке портфель. Потом он перебежал через перекресток Сорок первой улицы. Автомобили сердито сигналили и, обдавая Бэленджера ветром, проносились совсем рядом с ним.

Впереди показались деревья Брайант-парка, вдоль аллей которого было расставлено множество скамеек. Бэленджер еще раз оглянулся через плечо и вновь не увидел никого, кто мог бы преследовать его. Автомобили застыли в очередной пробке.

Свернув направо, он пробежал к Пятой авеню и оказался перед массивным каменным зданием библиотеки. Его портик, к которому вела широкая лестница, охраняли два мраморных льва.

Миновав вращающуюся дверь, Франк оказался в просторном холле, где посетители, стоя в очереди, ожидали, пока охранники проверят их сумочки, рюкзаки и портфели. Ощущая на себе любопытные взгляды читателей, он вытер пот со лба и шагнул вперед, еще раз оглянувшись на дверь. Бэленджер стоял, пытаясь отдышаться, и чувствовал, как улетают драгоценные секунды. Высокий потолок и каменный пол наводили на ассоциации с церковью, впрочем, Франк не обращал на это внимания. Он лишь пристально следил за всеми, кто появлялся с улицы.

Охранник жестом предложил ему войти. Спросив, куда направиться, Бэленджер поднялся на два пролета по широкой лестнице и через еще один просторный холл подошел к столу библиографа.

— Могу я чем-нибудь вам помочь? — спросила женщина в очках.

— Надеюсь, что да. — Бэленджер вручил ей ксерокопию. — Не могли бы вы подсказать, откуда взят этот текст?

Библиотекарша прищурилась сквозь очки, сначала прочла отрывок про себя, потом повторила вслух:

— «Замечательные здесь места! — сказал он, глядя на волнистую линию зеленых холмов, над которыми морскими валами поднимались фантастические очертания гранитной гряды. — Эти болота никогда вам не примелькаются. А сколько тайн они хранят — бескрайние, пустынные, загадочные!» А все остальное закрыто… — Вид у нее был озадаченный.

— Это вроде как игра, — сказал Бэленджер, пытаясь как-то объяснить, зачем пришел.

— Да, мы с таким иногда сталкиваемся, — кивнула библиотекарша. — На прошлой неделе пришла одна с запиской-ориентиром для охоты за старьем. Ей нужно было найти один необходимый роман, а известно было всего ничего, три слова: «И солнце заходит». Но в конце концов мы догадались, что ей нужно «И восходит солнце» Хемингуэя.

Бэленджер подумал, что его фраза действительно может быть частью игры, одной из самых жестоких, какие только можно себе представить.

— Беда в том, что хотя нас и принято считать главным элементом библиотечной системы Нью-Йорка, но на самом деле мы научная библиотека, — сказала женщина. — Мы не выдаем книги на дом. С ними можно работать только в читальных залах. Поэтому игроков мне приходится отсылать в отделение на Сороковой улице. — Она еще раз прочла отрывок: — «Замечательные здесь места!» Любопытно!.. — Библиотекарша задумалась на несколько секунд, а потом жестом подозвала к себе мужчину, сидевшего перед компьютером за соседним столом.

Тот подошел.

— Бронте или Конан Дойл? — спросила женщина.

— Да, эти первыми приходят на ум, — кивнул мужчина, не спеша прочитав отрывок.

— Сомневаюсь, что это может быть Бронте, — сказала женщина. — У нее стиль куда более эмоциональный.

Бэленджер вопросительно взглянул на женщину, которая принялась пояснять:

— При упоминании о болотах сразу вспоминаются два романа. Действие «Грозового перевала» Эмили Бронте происходит среди Йоркширских болот на севере Англии. Это очень трогательное произведение. Хитклиф, гуляя по болотам, разговаривает с призраком Кэтрин. Здесь же, напротив, все описание сконцентрировано в одной фразе: «…волнистую линию зеленых холмов, над которыми морскими валами поднимались фантастические очертания гранитной гряды». Вот и все, дело сделано. Сразу понятно, что для автора важны заключительные слова насчет тайн и загадочности. Я думаю, что это сэр Артур Конан Дойл. «Собака Баскервилей».

— «Собака Баскервилей»?

— Дартмурские болота в английском графстве Девоншир. Почти все действие происходит там. Эта местность стала, пожалуй, одной из самых знаменитых среди всех, которые когда-либо описывались в романах. Книг на дом, как я вам уже говорила, мы не выдаем, но если вы пройдете в читальный зал, то вам принесут экземпляр. — Она указала на дверь впереди.

«Время, время!» — сокрушался про себя Бэленджер, но все же нашел в себе силы вежливо поблагодарить женщину.

Все его знакомство с романом Конан Дойла ограничивалось старым черно-белым фильмом с Бэзилом Рэтбоуном в главной роли. Он помнил, что пейзажи там были очень темными и унылыми, с густым туманом, висевшим над кочковатыми пустошами, где то и дело встречались трясины.

Просторный читальный зал был отделан темным деревом того благородного тона, который достигается лишь ежедневной полировкой на протяжении нескольких десятилетий. У входа стоял охранник. Рядом с ним красовался броский плакат, напоминавший Бэленджеру о том, что нужно выключить сотовый телефон.

Он послушно нажал на кнопки и направился к стойке, где принимали заказы. Чуть-чуть спокойнее стало у него на душе, когда он увидел в читальном зале уголок, где стояли компьютеры. Получив карту доступа, Франк нашел свободное место, сел, постарался сосредоточиться, наконец-то перевести дух и поймал себя на том, что его все время тянет почесать предплечье левой руки. Подтянув рукава куртки и рубашки, он увидел, что место вокруг укола еще сильнее покраснело и опухло. Похоже, туда попала инфекция.

Но это волновало его меньше всего на свете. Бэленджер поглядел на клавиатуру компьютера и почувствовал, что у него задрожали пальцы.

«Аманда! — подумал он. — Куда же они тебя уволокли?»

Он не знал, почему Карен Бейли передала ему листок с цитатой, и тем более не имел представления о том, как чтение романа — если фраза и в самом деле из «Собаки Баскервилей» — сможет помочь ему отыскать Аманду. Франк постарался сосредоточиться на том, что именно могла ему сказать цитата.

«Может быть, это связано с сэром Артуром Конан Дойлом?» — почти в отчаянии спрашивал себя он.

В таком случае, зачем нужно было скрывать все остальное содержание страницы, включая имя автора, название книги, и оставлять именно эту цитату? Что в ней такого особенного?

Болото.

Бэленджер потянулся к клавиатуре компьютера. Дрожащими руками он вошел в Google и набрал слово «Дартмур». На экране появилось несколько ссылок:

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПАРК ДАРТМУР

ОТКРЫВАЯ ДАРТМУР

ПРОГУЛКИ ПО ДАРТМУРУ

ДАРТМУРСКАЯ СПАСАТЕЛЬНАЯ ГРУППА

Бэленджер узнал, что Национальный парк Дартмур занимает участок невысоких скалистых холмов площадью в 250 квадратных миль. О них писали как об унылых, зловещих и первозданных. В этих почти необитаемых местах часты густые туманы. Они выпадают дождями, вода скапливается в заболоченных низменностях. Поэтому там много трясин, из-за которых и приходится держать Дартмурскую спасательную группу.

Они что, рассчитывают убедить меня в том, будто кто-то увез Аманду в Дартмур, в Англию? — думал он. Чего ради? Какой смысл? Нет, это мне ничего не дает.

Зачем Карен Бейли устроила этот трюк с передачей мне текста? Подумав об этом, Бэленджер непроизвольно напрягся. Можно было просто послать его мне, скажем, по почте, но она наворотила разных трудностей. Я не узнал бы об этом тексте, если бы не пришел в театр. Она ведь сказала актеру, изображавшему профессора, чтобы он отдал мне бумагу, только если я приду лично.

Чувствуя, как в висках пульсирует кровь, Бэленджер просматривал ссылки, в которых упоминался Дартмур. До него дошло, что нужно быть как можно внимательнее. Он не мог позволить себе заранее считать хоть что-то не имеющим отношения к делу.

СОКОЛИНАЯ ОХОТА В ДАРТМУРЕ

НАРОДНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ В ДАРТМУРЕ

«ПОЧТОВЫЕ ЯЩИКИ» В ДАРТМУРЕ

Франк уже совсем было собрался перейти на следующую страницу, когда его взгляд зацепился за «ПОЧТОВЫЕ ЯЩИКИ».

«Начало истории игры в поиски спрятанных сокровищ относится к 1854 году, когда в Дартмуре…»

В памяти Бэленджера всплыли похожие слова об игре в кладоискателей, которой предаются жители городов, где были захоронены и потеряны капсулы времени. Как же еще сказал фальшивый профессор? Игра в кладоискателей или охотников за старьем.

Бэленджер поспешно навел курсор на ссылку и щелкнул мышкой. Когда он пробежал глазами весь текст, снабженный фотографиями невысоких холмов, среди которых тут и там мелькали гранитные обнажения, то почувствовал, что мозги у него вот-вот закипят.

«Почтовые ящики» — это игра, цель которой — поиск спрятанных предметов. Изобрел ее в 1854 году дартмурский гид Джеймс Перрот, решивший таким образом подвигнуть туристов на посещение болот, окружающих озерко Крэнмер, находящееся в труднодоступном районе. Чтобы туристы могли убедиться, что попали именно в нужное место, и подтвердить факт своего пребывания там, Перрот сделал на берегу озера пирамидку из камней, под которой спрятал кувшин. Турист, отыскавший его, должен был положить туда записку. Иногда там оказывались открытки, которые люди адресовали сами себе. Человек, обнаруживший такое послание, должен был положить вместо нее свое, а найденное отправить по почте адресату.

С течением времени это развлечение, имевшее столько общего с поисками сокровищ, описанными в романах, сделалось настолько популярным, что тайники стали устраивать и в других местах на болотах. Позднее вместо глиняных кувшинов стали использовать жестяные банки, а затем и пластиковые контейнеры. Поскольку в этих предметах хранились послания, их стали именовать почтовыми ящиками. Сейчас, через полтора века после того дня, когда Джеймс Перрот сложил из камней первую пирамидку, на Дартмурских болотах насчитывается около 10 000 «почтовых ящиков».

Контейнеры тщательно прячут. Игроки ищут свою цель по множеству разнообразных подсказок. Иногда они имеют вид географических координат. Но очень часто их шифруют, представляют в виде загадок или головоломок, и геймер узнает, каким должен быть следующий шаг, только найдя правильный ответ.

После статьи, опубликованной в 1998 году журналом «Смитсониан», популярность игры в поиск сокровищ во всем мире стремительно возросла. В Америке, например, спрятанные почтовые ящики имеются в каждом штате. Конечно, не все удается найти. Даже в Дартмуре любители игры порой бывают вознаграждены находками в виде давным-давно заложенных контейнеров, содержащих послания, написанные кем-то много лет назад.

Бэленджер долго сидел неподвижно, глядя на экран. Упоминание о давным-давно заложенных контейнерах вернуло его мысли к лекции о капсулах времени. Едва ли не самые последние слова фальшивого профессора были о том, что потеряно намного больше капсул времени, чем их нашли. Франк услышал их перед тем, как впасть в беспамятство.

Сердце Бэленджера приостановилось, а потом заколотилось вновь.

Неужели это совпадение? — думал он. Или Карен Бейли как раз хотела, чтобы я отыскал эту статью? Зачем еще ей могло понадобиться, чтобы я читал абзац, в котором подразумевается Дартмур?

Его руки все так же тряслись, но к причинам для тревоги прибавилось подозрение насчет того, зачем понадобилось похитить у него Аманду. Он задумался над тем, что сказала библиотекарша о подсказках для охотников за старьем.

«Игра? — думал Франк. — Неужели это и впрямь забава, будь она проклята?»

Вновь почувствовав сердцебиение, он подошел к столу выдачи.

— Да, сэр? — вопросительно произнесла женщина с мелированными волосами.

— Меня зовут Франк Бэленджер. Я заказывал «Собаку Баскервилей».

— Да, сэр, конечно. Сейчас. — Она улыбнулась. — Держите.

Книга оказалась старой, в обложку с обтрепанными углами намертво въелась пыль. Бэленджер отыскал свободный стул возле одного из пронумерованных столов, открыл книгу и принялся листать ее, всматриваясь в начало каждого абзаца, отыскивая слова: «Замечательные здесь места!»

Он чуть не охнул, когда отыскал эту фразу. На сорок шестой странице. Немного ниже середины. Но это была не единственная находка. На полях той же страницы кто-то оттиснул штампом слова: «СКЛЕП МИРСКИХ СТРАСТЕЙ».

Ему показалось, что зал покачнулся. Бэленджер с пугающей ясностью вспомнил необычное название одной из тех капсул времени, о которых рассказывал ложный профессор, — Крипта цивилизации.

«Склеп. Крипта. Еще одно совпадение?» — спрашивал он себя.

Ему нужно было убедиться в том, что он не обманут видимостью взаимосвязей, которых на самом деле нет. Единственным путем для этого было просмотреть все экземпляры «Собаки Баскервилей», имевшиеся в библиотеке. В этом отделении книги из здания не выносятся. Для того чтобы послание наверняка дошло до Бэленджера, Карен Бейли нужно было проставить штамп «СКЛЕП МИРСКИХ СТРАСТЕЙ» на каждом имеющемся в библиотеке экземпляре романа.

Бэленджер поднялся так резко, что его стул громко царапнул ножками по полу. Этот звук заставил сидевших поблизости читателей вскинуть головы и недовольно посмотреть на него. Едва сделав несколько шагов в сторону стола выдачи, он испытал неприятное чувство, как будто на него устремлен чей-то упорный взгляд. Франк повернулся и посмотрел на дверь читального зала.

На него действительно смотрели.

Солидная женщина лет сорока с чем-то, одетая в строгое темное платье. С черными волосами, собранными в аккуратный пучок.

Карен Бейли.

4

Едва Бэленджер заметил ее, как она повернулась и побежала по коридору, в который выходила дверь читального зала. На стремительные шаги Франка сердито оглянулись уже все до одного находившиеся в зале читатели. Охранник скривил недовольную мину, когда Бэленджер проскочил мимо него.

В коридоре он быстро оглянулся по сторонам, но не увидел Карен Бейли. Под недоуменными взглядами публики Франк выбежал на лестничную площадку. Там ее тоже не было.

— Эй, — обратился он к какому-то мужчине с нейлоновой сумкой для книг. — Вы не видели сейчас женщину в строгом темно-синем платье? Лет сорока. Волосы собраны в пучок.

Тот посмотрел на Бэленджера, вероятно, испугался его вида и молча отступил на несколько шагов.

— Скажите, — Франк обвел взглядом полдюжины читателей, находившихся в коридоре. — Кто-нибудь видел женщину в темно-синем платье?

Из читального зала появился охранник и заявил:

— Здесь нельзя громко разговаривать.

Бэленджер помчался по коридору, открывая по пути все попадавшиеся двери. Оказавшись перед женской комнатой, он без стука распахнул дверь и влетел внутрь. Женщина, мывшая руки, увидела его и ахнула. Бэленджер заглянул под двери кабинок. Джинсы. Брюки. Ни одного синего платья.

Он выскочил из женской комнаты и вновь увернулся от охранника, попытавшегося схватить его.

— Карен Бейли! — громко крикнул Бэленджер. — Стойте!

Франк, преследуемый охранником, добежал до лестницы и помчался вниз, перепрыгивая через две ступеньки. На следующей площадке имелось несколько дверей без табличек, по-видимому служебных помещений.

Слыша, что охранник настигает его, Бэленджер летел дальше, но резко остановился, увидев Ортегу, поднимавшегося ему навстречу.

— Я видел ее! — воскликнул Франк. — Карен Бейли! Она здесь, в этом здании!

Охранник наконец-то нагнал Бэленджера и заявил:

— Сэр, попрошу вас покинуть библиотеку.

— Он со мной. — Ортега показал значок.

— Я видел ее у входа в читальный зал, — сообщил Франк. — В том же самом синем платье. Волосы собраны. А потом она убежала.

— Мне навстречу не попадался никто, кому подошло бы это описание. — Ортега повернулся к охраннику. — Сообщите службе безопасности, чтобы срочно перекрыли все выходы. Соблюдайте осторожность. Она может быть опасна. — Он вынул сотовый телефон. — Сейчас вызову подкрепление.

Бэленджер и Ортега сбежали по ступенькам. Детектив на ходу отдавал распоряжения по телефону, потом сердито взглянул на Бэленджера и заявил:

— Надо же такое придумать — скрыться в толпе! Оставить меня одного разговаривать с пожарными! Может, мне арестовать вас за создание помех расследованию?

— У меня не было другого выбора. Я же сказал вам, что времени нет. Я не мог ждать.

— А мне пришлось врать, говорить, что вы были вынуждены обратиться к врачу.

— Большое спасибо. Надеюсь, когда-нибудь мне удастся…

— Вы поставили меня в чертовски дурацкое положение. Не стоит играть в такие игры с человеком, который искренне старается вам помочь.

— Мне кажется, что именно это и происходит. Игра.

— О чем это вы?

— Карен Бейли оставляет для меня лист бумаги в театре, но, чтобы прочитать то, что там написано, я должен сначала отыскать это место. Штамп на листе приводит меня в этот отдел библиотеки, где я должен пройти еще одно испытание и выяснить, из какой именно книги взят этот абзац. Оказалось, что он из «Собаки Баскервилей». Когда я получил книгу, то нашел возле данного текста еще один штамп.

— Какой?

— Слова «Склеп мирских страстей».

— Что они значат?

— Кажется, от меня ждут, чтобы я выяснил, что это такое. Из этой библиотеки книги на дом не выдают, потому она знает наверняка, что я нашел это послание на полях. Меня шаг за шагом ведут по какой-то игре. Болото, о котором говорится в тексте, находится в Дартмуре, это Англия. Я посмотрел в Google и узнал о поисковой игре, которую там изобрели полтора века назад. Эта забава с почтовыми ящиками очень похожа на то, чем меня вынуждают заняться сейчас. Одно спрятанное послание, ведущее к следующему. Все эти почтовые ящики имеют немалое сходство с капсулами времени. Очевидная взаимосвязь.

— Но зачем кому-то этим заниматься? У вас есть враги? Кто-нибудь ненавидит вас настолько, чтобы устроить всю эту историю?

— Я уже говорил вам, что единственный известный мне человек, имеющий такой извращенный ум, мертв. — Бэленджер вдруг растерянно умолк, потом произнес: — Капсулы времени!

— Вам приходилось иметь с ними дело?

— Еще ребенком я нашел такую в школе, которую уже начали сносить. Местные газеты подняли вокруг этого большой шум. Моя фотография была на первой полосе. На ней я стоял, держа в руках металлическую коробку.

— Вы хотите сказать, что кто-то не пожалел сил и времени на то, чтобы глубоко порыться в вашем прошлом — до самого детства? Ради того, чтобы найти приманку, которая могла бы заставить вас пойти в тот дом на лекцию? — Ортега прищурился, вокруг его глаз побежали морщинки.

— На чердаке мы нашли две коробки от видеоигр, — напомнил Бэленджер. — Одна — «Grand Theft Auto». Насчет второй вы сказали, что никогда о такой не слышали. Помните, как она называлась?

Ортега задумался лишь на мгновение и ответил:

— «Старьевщик».

Четвертый уровень Авалон

1

Эхо взрыва, донесшееся от дальних гор, стихло, но Аманда так и стояла на коленях, сотрясаясь от рыданий. Впереди по-прежнему плыло облачко кровавого тумана, подчиняясь едва ощутимому ветерку. На покрасневшем песчаном дне котловины валялись куски тела. В воздухе ощущался резкий тошнотворный запах.

— Бетани, — пробормотала Аманда.

Потрясение было настолько сильным, что она совершенно не замечала острых камней, больно впивавшихся ей в колени.

— Вернитесь к остальным, — приказал сочный голос в наушниках.

Эти слова прозвучали не слишком внятно из-за боли и звона в ушах, которые Аманда все еще испытывала после взрыва.

— Бетани, — громче повторила Аманда.

Она скорбела не только по утраченной спутнице, но и по себе и остальным из их малочисленной группы.

«Мы все здесь погибнем, — подумала Аманда и тут же возразила себе: — Я выжила в „Парагоне“ и, клянусь Богом, уцелею и здесь. Но там тебе на помощь пришел Франк».

Она поймала себя на том, что ее личность вновь раздваивается и она обращается к самой себе во втором лице. Ей хотелось зарыдать в голос.

— Друзья ждут вас, — сказал голос. — Вы же не захотите лишить их своего общества. — Он помолчал и добавил: — Как это сделала Бетани.

Аманда кивнула. Угроза была совершенно недвусмысленной. Она заставила себя подняться, подумала о Франке, и к ней снова пришло ощущение, что он мертв. Все сильнее и сильнее становилась уверенность в том, что придется самостоятельно осуществить невозможное и пережить этот кошмар. Все вокруг расплывалось от слез, продолжавших литься. Смахнув их рукой, она в последний раз взглянула на то, что осталось от Бетани, и отвернулась.

В сотне ярдов от нее, за несколькими валунами, кустами полыни и чахлой низкорослой сосной, стояли, оцепенев, Рей, Деррик и Вив. Даже с этого расстояния Аманда видела, что лица у всех троих вытянулись, сделались мертвенно-бледными. Сочетание их зеленого, красного и коричневого комбинезонов показалось ей еще более неестественным.

С трудом волоча ноги, Аманда приближалась к ним. В горле саднило от криков. От голода подвело живот. Но сильнее всего она ощущала жажду, от которой распух язык и потрескались губы.

Пока Аманда шла, все трое, не отрывая глаз, смотрели на красное пятно, оставшееся за ее спиной. Лишь когда она совсем приблизилась к ним, они опять обрели дар речи.

— Вы не пострадали? — с усилием произнес Деррик.

Аманда смогла лишь кивнуть в ответ.

— Как он… — глухим, напряженным голосом заговорила Вив. — Вы у нас военный специалист, — обернулась она к Рею. — Ракетой? Такое возможно?

— Нет, — ответил Рей. — Это не ракета. Мы увидели и услышали бы ее.

— Может, она наступила на мину?

— Нет. Грунт не поврежден.

— Тогда что же?

Рей посмотрел на свой комбинезон и ответил:

— Пластиковая взрывчатка. Думаю, она у нас в одежде.

Все снова умолкли на некоторое время, осознавая услышанное.

— В одежде? — переспросил Деррик, тоже разглядывая свой комбинезон.

— Господи Иисусе! — пробормотала Вив.

— Или в ботинках, — добавил Рей. — Не исключаю наушники.

— Она может быть здесь, — Аманда вынула из кармана GPS-приемник.

Вив попятилась, как будто ее ударили.

— Так мы сами и есть бомбы? Он сможет взорвать нас, когда ему вздумается?

— Только если вы не будете слушаться, — прозвучало в наушниках.

На сей раз голос оказался резким, и Аманда вздрогнула.

— Если вы не станете соблюдать правила, — продолжал голос.

— Что? О каких еще чертовых правилах вы говорите?! — заорал Рей. — Я не слышал ни слова ни о каких…

— Выяснить правила по ходу дела — это суть каждой великой игры.

— По-вашему, эту хренотень можно назвать игрой?

— Рей, вовсе незачем прибегать к непристойным выражениям.

— Игра? — У Рея был такой вид, будто он не верит в здравие собственного рассудка. — Этот подонок считает, что играет!

— Один час уже истек. У вас осталось всего тридцать девять. Не стоит терять их попусту.

— А какая разница?! — с горячностью воскликнула Вив, и жилы у нее на шее напряглись как веревки. — Все равно вы всех нас убьете!

— Мне известна только одна игра, победителей которой убивали. Это игра с мячом у древних майя. В мои намерения такое не входит. Победители будут вознаграждены. А вот судьба проигравших — это совсем другое дело.

— Так как же нам выиграть? — спросил Рей.

— Это вам предстоит выяснить.

— Координаты, которые он нам дал. — Аманда в очередной раз вытерла слезы с глаз и мокрых щек. — Нам нужно туда попасть.

— Если мы будем и дальше стоять здесь, то ничего не достигнем. Надо идти, — кивнул Деррик.

— И узнать правила, — добавил голос.

Рей посмотрел на экран приемника GPS. Из-за отросшей щетины его худое лицо казалось изможденным. Судя по всему, он не сомневался в том, что приборчик может в любую секунду взорваться у него в руках.

— Туда. К деревьям.

Аманда с трудом заставляла себя двигаться. Ноги болели, легким все еще недоставало кислорода, но она упорно шла к роще.

— Тополь трехгранный, — сказал Деррик. — Ему нужно много воды.

Вив посмотрела по сторонам. Наверное, тут проходит подземный ручей.

— Сейчас выроем! — воскликнул Рей. — Делов-то! Где наш экскаватор?

В прохладной тенистой рощице им удалось немного передохнуть от жары. Но потом Аманда вновь оказалась на солнцепеке. Дорога вела вверх по пологому подъему. Обливаясь потом, Аманда шла вперед.

Рей снова взглянул на экран своего навигационного устройства и произнес, заметно задыхаясь:

— Уклон круче, чем кажется. Высота уже ровно шесть тысяч футов.

— Надо идти по диагонали, — сказал Деррик.

— Верно, змейкой, — подхватила Вив. — Когда лезешь прямо в гору, тратишь больше энергии, чем если идешь таким образом, пусть даже пройти приходится больше.

— Очень хорошо! — похвалил голос. — Пускайте в дело свои ресурсы.

От непрерывного подъема у Аманды заныли колени, но он кончался. Впереди постепенно открывался вид на долину.

— Боже! — Аманда застыла в благоговейном изумлении.

2

Внизу сверкало озеро ярдов сто в длину. Аманда подумала, что так мог бы сиять на солнце огромный самоцвет. Все стояли как завороженные, разглядывая открывшуюся картину. Аманда слышала частое дыхание своих спутников.

— Голос обещал, что мы найдем то, что нужно, — сказал Деррик.

— Я смотрела на мир с вершины Эвереста, но то, что вижу сейчас, куда прекраснее, — пробормотала Вив.

— Так чего же мы ждем? — Рей затрусил вниз. — Я десять дней прятался под камнями в Ираке, а потом поклялся себе, что никогда больше не стану страдать от жажды.

Деррик и Вив последовали за Реем вниз по склону. Через несколько шагов все перешли на бег. Аманда посмотрела по сторонам. В бескрайних просторах ей мерещилась угроза. Горы вроде бы находились совсем близко и в то же время далеко, определить расстояние на глаз было невозможно. Она вдруг вспомнила, как на лекции по психологии — в колледже был и такой курс — рассказывали об эксперименте, в ходе которого обитателей джунглей переселили на открытую равнину. Лесные жители настолько привыкли к тому, что поле зрения у них всегда ограничено деревьями, что просторы вокруг вывели их из равновесия. У многих начала развиваться агорафобия. Именно так называется боязнь открытого пространства.

Теперь Аманда, никогда не бывавшая в местах, где кругозор не ограничивался бы домами или деревьями, начала понимать этих лесных дикарей. Но ее страх был порожден осознанием того, что буквально все в этих просторах может таить в себе опасность. В отличие от отеля «Парагон», где смерть поджидала лишь в помещениях, здесь она располагала неограниченными возможностями для укрытия.

— Вы не хотите присоединиться к ним? — осведомился голос.

Аманда оцепенела от изумления и ответила:

— Я просто любуюсь видом.

— Правда? Мне поначалу показалось, что эта картина напугала вас. Взгляните на экран. Как по-вашему, расположение озера соответствует тем координатам, которые я вам дал?

Аманда вовсе не была уверена в том, что овладела навигационным устройством, но даже ей было понятно, что красная стрелка, указывающая местонахождение цели, смотрит вовсе не на озеро, а куда-то на склон холма. Взглянув направо, она увидела небольшое плато с развалинами здания.

— Это туда мы должны идти?

— Чтобы играть в игру, необходимо узнать ее правила.

— Рей, — позвала Аманда в микрофон — Вы идете не туда.

Трое все так же бежали к озеру.

— Деррик! Вив! Нам не нужно к озеру. Вон те развалины, старый дом. Нам туда!

Никто не оглянулся.

— Вы меня слышите? — повысила голос Аманда. — Нам не следует подходить к озеру!

— Вообще-то, они вас не слышат, — сообщил голос. — Я отключил их от нашего разговора.

— Почему? Ничего не понимаю. Зачем вам это понадобилось?

Ответа не последовало, Аманда вновь почуяла недоброе и громко прокричала:

— Стойте!

Но то ли ее голос не долетел до спутников, то ли они слишком сосредоточились на намерении добраться до озера и уже ни на что другое не обращали внимания.

— Нет! Не подходите к озеру! — Аманда припустилась вниз по склону, огибая валуны и кустики полыни. — Погодите!

Вив обернулась и, нахмурившись, посмотрела на Аманду.

— Стойте! — крикнула Аманда.

Вив что-то сказала Деррику и Рею. Те тоже остановились и оглянулись.

«Слава богу», — подумала Аманда.

Они ждали, пока Аманда не подошла к ним.

— В чем дело? — спросил Деррик.

Теперь Аманда слышала его и в наушниках. Переговорные устройства вновь работали нормально.

— Он может выделять любые разговоры, чтобы другие их не слышали. Голос сказал мне, что озеро не подходит под те координаты, которые он нам дал.

Рей взглянул на стрелку, изображенную на экране навигационного устройства, и согласился:

— Совершенно верно. Нужная точка где-то там, на склоне.

— Развалины дома, — объяснила Аманда.

— Но почему он не сказал об этом нам всем?

— Голову морочит, — раздраженно бросил Деррик.

— Ну и отлично. — Рей облизал пересохшие губы. — Мы осмотрим этот дом. Но вода гораздо ближе. Я не уйду отсюда, пока не напьюсь.

3

Ветерок рябил поверхность озера, пенил гребни волн белыми барашками.

— Может, это опасно? — размышлял вслух Рей.

Аманда окинула взглядом берег и заметила:

— Ни скелетов, ни мертвых животных не видно.

— Посмотрите, какая чистая вода. — Вив ткнула пальцем. — Ой, рыба!

— Если бы вода была ядовитая, она тут не водилась бы, — сказал Рей.

— Не обязательно, — возразил Деррик. — А как же ртуть и другие яды, которые попадают в некоторые озера? Рыба в них каким-то образом выживает, но это не значит, что воду можно пить. На Эвересте даже талая снеговая вода ядовита. Перед тем как пить, мы всегда обрабатываем воду йодными таблетками.

— Да, но, может, вы не заметили, что эту воду нам обрабатывать нечем? — Рей опять вытащил зажигалку и принялся щелкать крышкой, как будто молча спорил сам с собой. — Когда я в Ираке прятался от партизан, мне приходилось пить черт знает какую грязь. У меня из-за нее лихорадка началась, но я выжил. — Рей сунул зажигалку в карман, опустился на колени и принялся рассматривать свое отражение в воде. — У меня во рту так сухо, что язык, похоже, там не помещается.

Он сложил ладони чашечкой и погрузил их в воду.

— Нет, — сказала Аманда.

Рей плеснул водой себе в лицо.

— Как же хорошо! — Он еще раз зачерпнул воды, снова ополоснул лицо, потер мокрыми ладонями щеки, потом шею. — Теперь еще ноги вымыть! — Рей принялся расшнуровывать ботинок.

— Не разувайтесь, — предупредил голос.

— А-а, — протянул Рей. — Вернулись? Добро пожаловать. А то я уже решил, что вы спать легли.

— В ближайшие сорок часов я не буду спать.

— Как же! Вы хотите разделить с нами нашу боль. Ботинки. В них заложена взрывчатка, да?

Ответа не последовало.

— Если нет, то, может быть, вы позволите мне освежить ноги в воде, хотя бы не разуваясь?

— Я не советовал бы.

— Если так, я хоть еще раз физиономию сполосну.

Рей вновь наклонился к воде. Навстречу его пальцам из-под воды метнулась змеиная голова.

Он вскрикнул, отшатнулся, повалился на спину и поспешно отполз от берега, повторяя:

— Боже мой! Боже мой!

Аманда почувствовала, как в ней вновь нарастает тревога. Теперь она разглядела, что не все волны были обязаны своим происхождением ветру. Змеи. Озеро кишело этими тварями. Они внезапно взбаламутили воду вокруг того места, куда только что совал руки Рей.

Его глаза широко раскрылись от испуга. Вскинув руки, держа их перед самым лицом, он всматривался в них.

— Она меня не укусила?

— Змеи. Терпеть не могу! — Вив согнулась в три погибели, ее вырвало.

— Ах ты, сукин сын! — проорал Деррик, задрав голову к небу. — Это же водяные щитомордники! Они не водятся в горах! Это ты напихал их в озеро!

— Бег с препятствиями и охота за старьем, — сказал голос.

— При чем здесь охота за старьем?

— Зимой, когда озеро замерзало, жители города нарезали лед большими брусками и складывали в шахту. Летом они хранили на льду мясо, чтобы не портилось.

— Шахта? Жители? Лед? Что вы такое несете? — зло крикнул Рей. — Господи, меня чуть змея не укусила, а вы тут треплетесь насчет льда!

— Подождите минутку, — вмешалась Аманда. — Какого города?

— Авалона. Но это вы скоро узнаете сами.

Вив вытерла губы, испачканные рвотой, и спросила:

— Аманда говорила о развалинах здания. Вы хотите, чтобы мы пошли туда?

— Как можно скорее. Вы зря тратите время и уже пропустили один шаг.

— В беге с препятствиями и охоте за старьем, — Аманда вновь посмотрела на змей, метавшихся в воде.

4

Они побрели прочь от озера. Вновь взбирались в гору, огибая валуны и кустики полыни. Чтобы беречь силы, все шли змейкой, точно так же, как на первом склоне.

— Нужно, чтобы вы могли обращаться ко мне, — сказал голос. — Теперь вы будете называть меня Повелителем игры.

Для Аманды этот титул прозвучал словно голос рока.

Они достигли обширного ровного уступа, находившегося на середине склона, и увидели развалины каменного дома. Его левая сторона обвалилась. Рухнула и почерневшая от времени дощатая крыша.

— Один-единственный дом на этой высоте. Длинный. Узкий. Мне кажется, что это могла быть церковь, — заметила Аманда.

— Наверняка. — Вив указала налево, туда, где поверх кучи камней лежал большой деревянный крест.

Группа осторожно приблизилась к тому месту, где, по всей вероятности, прежде находился вход.

— Смотрите, алтарь еще цел! — изумился Деррик.

Заглянув в полуразрушенный дом, Аманда увидела мощную каменную балку, опиравшуюся на две другие, стоявшие вертикально.

— Откуда здесь это и каменная кладка? — спросила Вив.

— Из шахты, — ответил Рей. — Голос… — Он осекся. — Повелитель игры упоминал шахту.

— И город под названием Авалон. — Деррик повернулся к долине. — Вот он. Смотрите! Внизу. Возле узкого конца озера.

Длинный козырек бейсболки как-то защищал от солнца, но свет был настолько ярким, что у Аманды болели глаза. Прищурившись, она разглядела заросшие полынью груды камней и не до конца обвалившиеся стены домов. Руины занимали несколько прямоугольных участков, разделенных длинными полосами. Аманда сразу поняла, что это бывшие улицы.

— Авалон. Знакомое какое-то название, — сказал Деррик.

— Я как-то проснулся в одной забегаловке, которая называлась «Авалон». Дело было в Нью-Джерси, — отозвался Рей. — Похмелье страшенное, а от пяти тысяч, которые я выиграл в блэк-джек в Атлантик-Сити, ничего не осталось.

— Король Артур, — произнесла Аманда, и все взглянули на нее.

— Это рыцари Круглого стола? — немного растерянно спросила Вив. — О которых диснеевский мультик? Там, где меч в камне? Камелот?

— Когда Артур погиб в последней битве, несколько женщин унесли его тело в место под названием Авалон. В легенде сказано, что он находится там в вечном сне, а когда мир не сможет больше без него обходиться, проснется и явится людям.

— Восстанет из мертвых. — С опаской ступая по кучам камней, Вив вошла в церковь.

— Осторожнее, — предупредил Деррик, последовавший за ней. — После того, что случилось на озере, мне кажется, что всякие ловушки — часть игры.

Аманда внимательно осмотрела руины, не увидела ничего подозрительного и тоже вошла внутрь.

Доску, преграждавшую дорогу, Вив убрала с величайшей осторожностью, но дерево все равно громко затрещало.

— А вдруг и тут есть змеи?

— Если и так, то не щитомордники, — ответил Деррик. — Здесь могут водиться только гремучие змеи, а они пустят в ход свои трещотки, чтобы напугать нас и заставить убраться.

— Это я и сама знаю. Беда в том, что я не могу заставить себя поверить в то, что это правда. — Вив залезла за каменный брус, обозначавший местонахождение алтаря, и посмотрела на своих спутников. — Могу поспорить, что до меня здесь не бывало ни одной женщины.

— Не видно чего-нибудь такого, что могло бы нам пригодиться? — спросил Деррик.

— Какая-то надпись выбита на алтаре. — Вив сдула пыль с каменного бруса. — Трудно разобрать — Она всмотрелась повнимательнее. — «Склеп мирских страстей».

— Что это должно означать? — осведомился Рей.

«Склеп мирских страстей»… Эти слова ассоциировались с чем-то зарытым в глубине памяти Аманды, с какой-то другой фразой. Но догадаться она не успела.

В этот момент Вив посмотрела на экран устройства позиционирования, и ее слова отвлекли Аманду от размышления:

— Если верить этой штуке, мы как раз в том месте, координаты которого дал нам голос… — Вив поспешила исправиться: — Повелитель игры. Точность определения до десяти футов. Так что же мы должны здесь найти?

Деррик внимательно посмотрел по сторонам.

— Не забывайте, что он говорил о геокладоискательстве. Предметы могут оказаться замаскированы, чтобы было трудно отыскать их. Он же упоминал о чем-то, что выглядело точь-в-точь как кузнечик, но не являлось таковым.

— Еще он говорил о камнях с начинкой. — Голос Рея звенел от возбуждения, он приглядывался к камням, валявшимся под ногами.

Вдруг Рей утратил свою решительность, оглянулся на Деррика и спросил:

— Змей тут нет?

— Мы так шумим, что они начали бы пугать нас своими трещотками.

— Вы все время это повторяете. А что, на Эвересте их было много, да? — Прежде чем Деррик смог придумать что-нибудь, чтобы парировать этот выпад, Рей осторожно поднял камень и потряс его. — Не похож на пустой. — Он сделал то же самое с другим камнем. — Да и этот.

Аманда набралась решимости, нагнулась и тоже подняла камень. Под ним не оказалось ничего опасного.

— Он настоящий.

— Эти тоже. — Деррик осторожно поднимал и осматривал камень за камнем. — Они все настоящие.

— Ищите дальше! — потребовал Рей.

Невыносимая жажда подавила все мрачные предчувствия. Вокруг Аманды со стуком падали камни.

— Слишком много. На это уйдет целый день. — Аманда старалась скрыть овладевшее ею отчаяние. — У нас нет времени. Если он спрятал что-то в камне, то не стал бы приводить этот пример, когда рассказывал о своей игре, верно? Слишком уж очевидно. Он хотел сбить нас с толку.

— Я не могу нормально соображать, когда так пить хочется. — Рей затравленно посмотрел вокруг. — Что тут еще такого, что не бросалось бы в глаза и куда можно было бы что-то спрятать, если это не пустотелый камень?

— Балки и стропила, — тут же отозвалась Вив.

— Да! — Рей схватил обломок бревна. — Слишком тяжелое. — Он поднял другой. — Целый. — Взялся за третий. — То же самое дерьмо, что и с камнями. Мы не… Постойте! — Он вытащил из-под упавшего стропила четвертый обломок. — А это похоже на пластмассу.

Аманда видела, как Рей без усилия разделил фальшивое бревно на две половины. Внутри оказалась пластиковая бутылочка с водой. Рей испустил победный крик, скрутил крышку и поднес горлышко ко рту.

— Стойте! — попыталась сказать Аманда, но пересохший язык не повиновался ей.

Она смотрела, как вода из бутылки лилась Рею в рот, раздувая горло. Часто-часто двигая кадыком, он жадно глотал воду.

Вив все же смогла выкрикнуть предостережение, но вода все так же лилась из поднятой вверх дном бутылки в рот Рею, стекала тонкими струйками по подбородку. А Рей гулко глотал. Его лицо налилось кровью от долго задерживаемого дыхания. Потом он громко выдохнул и опустил руку с пустой бутылкой. Его грудь часто и высоко вздымалась. Рей будто светился от удовольствия, пока не заметил потрясенного выражения на лицах Аманды, Деррика и Вив, рассматривавших его.

Впрочем, понять их чувства он сумел не сразу.

— Простите.

Аманду захлестнуло совсем уже безнадежное отчаяние.

— Я не подумал. Честно. Простите.

Вив лишь застонала в ответ.

— Я просто не мог нормально соображать.

Деррик опустился на груду камней и уткнулся лицом в колени.

— Эй, слушайте, не может быть, чтобы она тут была одна. Я сейчас помогу вам искать. — Рей схватился за обломок бревна, поднимал новые и новые деревяшки. — Какой смысл прятать здесь всего одну бутылку на всех нас?

— Если только он не хотел понаблюдать за нашей реакцией, — предположила Аманда.

Рей швырнул пустую бутылку в стену. Она отскочила с глухим звуком.

— Чего вы от меня хотели? Я же говорил, что никакой не герой.

— Хорошо-хорошо. — Вив вскинула руки перед собой. — Спором делу не поможешь. Что сделано, то сделано, и назад этого не вернуть.

Деррик поднялся.

— Но если найдете еще одну бутылку, то держитесь от нее подальше, — сказал он, взглянув на Рея.

— Как прикажете, босс. — Рей извлек из кармана зажигалку и принялся щелкать крышкой.

— Хватит этого шума!

— Слушаюсь, босс!

— Давайте все-таки попробуем найти еще воду, — вмешалась Аманда, пытаясь разрядить напряжение.

5

Бутылка оказалась в другом фальшивом бревне, которое, частично засыпанное камнями, лежало подле алтаря. У Аманды, обнаружившей тайник, сразу часто забилось сердце.

Ей хотелось жадно припасть к бутылке пересохшим ртом, как это сделал Рей, но она ограничилась коротким словом:

— Есть.

Аманда, Деррик и Вив пили из бутылки по очереди. Все внимательно смотрели, как бы кто-нибудь не сделал глоток больше, чем остальные. Рей хмуро наблюдал за ними, стоя в нескольких шагах.

Аманда пила последней. С наслаждением ощущая вкус воды во рту, она отняла от губ пустую бутылку и поинтересовалась:

— Где тут мусорное ведро?

Никто не улыбнулся ее шутке.

— В горах мы всегда собираем мусор и уносим его с собой вниз, — сказал Деррик.

— Вам когда-нибудь говорили, что вы ужасный человек? — спросил Рей.

— Я как раз хотел добавить, что не собираюсь беспокоиться из-за того, что после нас останется мусор.

— У нас не было никаких емкостей, — сказала Аманда. — Я возьму ее с собой. — Она собралась запихнуть бутылку в карман комбинезона, но вдруг уставилась на нее. — Какие-то цифры.

— Где? — Вив шагнула к ней.

— На этикетке. Внизу. Кто-то написал три пары цифр.

— Дайте-ка я взгляну. — Деррик взял бутылку у нее из рук. — После цифр еще и буквы: ЗД.

— Западная долгота? — предположил, подойдя к ним, Рей.

— Да, похоже на координаты. Градусы, минуты и секунды.

— Где бутылка, которую выкинул Рей? — Аманда осторожно направилась по рассыпанным камням к стене и обнаружила бутылку возле остатков скамьи. — Три пары цифр, и буквы есть. Только другие — СШ.

— Северная широта, — сказал Рей. — Теперь мы знаем, куда идти дальше.

— Подождите. Что-то не то… — встревожилась Аманда.

— Естественно. Со всей этой чертовой игрой не то, и…

— Нет. Разве вы не чувствуете?

Камни, на которых стояла Аманда, задрожали. Деревяшки под ее ногами словно куда-то поползли.

— Боже мой, что это? — Вив попятилась.

— Не уверен, но думаю, нам лучше… — Дрожь земли усилилась, и Деррик выкрикнул: — Убраться отсюда!

Стены закачались.

— Бежим! Бежим! — кричала Вив.

Перебираясь через груду камней, Аманда споткнулась и потеряла равновесие. Стена накренилась. Понимая, что убежать не успеет, Аманда рыбкой кинулась к раскачивавшейся стене, скорчив гримасу от боли. Она крепко прижалась к основанию стены и закрыла голову руками. В ту же секунду стена начала с грохотом рассыпаться. От ударов Аманда застонала.

Но очень скоро грохот прекратился. Дрожь земли унялась, и все стихло. Аманда слышала лишь стук своего сердца. Она задыхалась от пыли, пыталась продуть ноздри и набрать воздуха в легкие. Основная масса камней повалилась на середину церкви. На Аманду упала небольшая их часть, лишь те, что находились прямо над ней. Камни из верхней части кладки полетели в ту сторону, куда накренилась стена, и повалились чуть поодаль. Все равно Аманда ощущала себя разбитой.

Она услышала крики и торопливые шаги, потом все дружно начали быстро разбирать камни вокруг нее.

— Вы целы? — крикнул Деррик.

— Больно.

— Могу поверить.

— Но голову я смогла спрятать.

Вив и Деррик помогли ей подняться.

— Это я тоже сохранила. — Подмигнув, Аманда протянула Вив пустую бутылку, на которой были написаны координаты.

Она не могла не заметить, что Рей стоял в стороне. Он не стал помогать откапывать ее.

«Если в группе произойдет раскол, мы не выживем», — подумала Аманда, но тут же увидела, что Рей показывает вниз.

— Бутылки с водой! — сказал он, и Деррик и Вив обернулись. — Камнями разбило еще несколько фальшивых бревен.

Словно повинуясь притяжению магнита, группа направилась к нему.

Бутылки, манившие своим содержимым, ярко сверкали на солнце.

— Теперь хватит на всю прогулку, — сказал Рей. — Слушайте, Деррик, можно я возьму вот эту?

Тот довольно долго рассматривал его, потом согласился:

— Валяйте.

— Спасибо, босс. С вашего позволения…

«Да, в группе раскол», — думала Аманда.

Она подняла бутылку, отвинтила крышку и стала пить. Благословенная жидкость смыла пыль, забившую ей горло. Аманда так измучилась от жажды, что хотела влить в себя всю воду, как это сделал Рей, позволить жидкости свободно литься по глотке и пищеводу, но она боялась, что ее стошнит.

Рей между тем пил из своей бутылки и сердито посматривал по сторонам.

— Если мы в ближайшее время не найдем какую-нибудь еду… — В животе Вив громко заурчало.

— Хватит ныть! — прикрикнул Рей. — В Ираке я жрал букашек и выжил.

— Эй, полегче, — вмешался Деррик. — Мы все голодны.

— Как вам будет угодно.

— Это еще забавнее, чем я рассчитывал, — сказал голос.

Слыша его в своих наушниках, Аманда каждый раз вздрагивала от страха.

Деррик хмуро посмотрел в небо и спросил:

— Это что, тоже часть игры? Рассчитываете, что мы передеремся?

— Здесь в тысяча восемьсот восемьдесят пятом году нашли золото.

— Вот как?

— В долину кинулись тысячи старателей. Город был построен чуть ли не за одну ночь. Некий англичанин, спекулянт недвижимостью, купил землю у владельца ранчо, который решил, что раз в долину все равно ринулись люди, лучше получить приличные деньги и предоставить кому-нибудь другому возможность разбираться с неизбежным хаосом. Как выяснилось впоследствии, первый землевладелец поступил совершенно правильно.

— Золото! — усмехнулся Рей. — Недавно вы рассказывали про лед!

— Англичанин, основавший этот город, обожал истории о короле Артуре. Как вы уже догадались, свой город он назвал в честь места, где тот спит вечным сном в ожидании уготованной ему участи. Но за восемь лет золото выгребли до крошки. Большинство старателей покинули долину. Это произошло в тысяча восемьсот девяносто третьем году, когда случился финансовый кризис, охвативший всю Америку и вошедший в историю как образец паники. Обитатели городка решили, что в других концах страны у них будет ничуть не больше шансов выжить, чем здесь, и остались. Англичанин был вынужден продать долину обратно ее первому владельцу, который обеспечил местных жителей работой. Но его это не спасло. Рассчитывая, что бум продлится намного дольше, он так нерасчетливо распорядился деньгами, что, поняв неминуемость разорения, ушел из города в первую же вьюжную зимнюю ночь. Через несколько месяцев бригада, заготавливавшая лед на озере, обнаружила его замерзший труп.

— Сами же говорили, что у нас только сорок часов, а теперь тянете время, — бросил Рей. — Лучше сказали бы, что вам нужно.

— Мне кажется, Повелитель игры так и делает, — заметила Аманда. — Он дает нам ключи к следующему этапу игры. Верно? — обратилась она к невидимке. — Вы ведь назвали все это бегом с препятствиями и охотой за старьем.

— Похоже, вы можете стать моим любимым игроком.

— Отлично, — заявил Рей. — Вот она и вырвалась вперед.

— Но ведь я права, верно? — спросила Аманда Повелителя игры. — На каждом шагу вы даете нам проблему, которую надо решить, и опасность, которой надо избежать. При успехе мы получаем в награду информацию, которая нужна для того, чтобы выиграть. Вы это имели в виду, когда говорили о том, что по ходу игры нужно узнавать ее правила?

— Чтобы узнать их, вы должны играть.

— Но как нам победить?! — взвыл Рей.

— Аманда, почему бы вам не рассказать нам об этом? — предложил голос.

Она потерла ушибленную руку и услышала:

— Вы ведь уже поняли?

— Слова на алтаре…

— Ну и?..

— Склеп мирских страстей.

— Так что же? — Казалось, что Повелителя игры разбирает любопытство.

— Тут нет ничего случайного. Еще один ключ.

— Но что это может означать?

— Склеп? Что-то связанное с кладбищем, — сказал Деррик.

6

Несколько полицейских взбежали по лестнице.

— Вы хоть представляете себе, насколько велико наше здание? — спросил администратор библиотеки. — Чтобы обыскать его, потребуется несколько часов.

— Столько времени я ждать не могу, — сказал Бэленджер.

— Эта женщина опасна? Надеюсь, она не террористка. Вы же не думаете, что у нее есть оружие или взрывчатка?

— Насчет оружия — представления не имею, — отозвался Бэленджер, напряженно размышлявший над происходившим. — Что же касается опасности — да, так и есть.

Еще одна группа полицейских пробежала через огромный вестибюль и затопала вверх по лестнице.

К Бэленджеру быстро подошел Ортега и сообщил:

— Никого похожего.

— Она могла выйти из здания до приезда полиции или спрятаться на третьем этаже, — ответил Бэленджер. — Это объясняет, почему никто не видел, как она спустилась по лестнице.

Вновь появился охранник из читального зала и заявил:

— Черт побери, я вообще не видел ее!

— Но ведь она была именно здесь, прямо в дверях читального зала, — твердо сказал Бэленджер.

— Я стоял спиной сюда. Когда вы выскочили из-за стола и побежали, только на вас и обратил внимание. Вы устроили такой переполох! Она вполне могла удрать под шумок.

— Но зачем ей нужно было показаться мне и скрыться?

— Хороший вопрос, — заметил Ортега.

— Может быть, она хотела, чтобы я погнался за нею. Если так, то зачем она спряталась? Почему бы не показаться мне еще раз, чтобы я и дальше ее преследовал?

— Тоже хорошие вопросы.

— Вас что-то смущает? — спросил Бэленджер.

— Пока что сам не знаю. Жду ответов по другой линии расследования.

— Какой именно?

— Я вам потом скажу.

Бэленджер, заинтригованный против воли, глянул на часы. Скоро четыре. Он подумал о недостатке времени, вынул из кармана сотовый телефон и набрал номер информационной службы.

— Куда вы звоните? — поинтересовался Ортега.

После непродолжительного ожидания механический или прикидывающийся таковым голос спросил Бэленджера, какой город ему нужен. Суетившиеся в коридоре полицейские сильно шумели, и он отступил в сторону.

— Атланта.

— Назовите номер телефона или название учреждения, — сказал голос.

7

— Университет Оглоторпа, — произнесла женщина.

— Мне нужно поговорить с кем-нибудь с исторического факультета, — сказал в телефон Бэленджер.

Ожидая, он чувствовал, как его сердце билось все быстрее и быстрее.

— Исторический факультет.

Бэленджер хорошо запомнил, как фальшивый профессор рассказывал что-то об обществе капсул времени, существующем при Университете Оглоторпа, и сейчас молился про себя, чтобы это не оказалось ложью.

— Я не уверен, что обращаюсь туда, куда нужно. Нет ли у вас кого-нибудь, кто обладал бы информацией о капсулах времени? — Одним из признаков того, насколько сильно изменился мир, в котором он жил, служило то, что, задавая этот вопрос, Франк ясно понимал его смысл.

— Сейчас я переключу вас.

Рука, в которой Бэленджер держал телефон, была мокрой от пота.

— Международное общество капсул времени, — сказал мужской голос. — Профессор Донован.

— Я пытаюсь найти сведения об одном объекте, о котором вы можете что-то знать.

Шум в библиотеке мешал ему разговаривать. Бэленджер вышел на улицу, но и там гул машин заставлял его покрепче прижимать аппарат к уху.

— Насколько я помню, он называется Крипта цивилизации.

— Это здесь, в Оглоторпе, — энергично ответил собеседник.

— Подождите секундочку. Я звоню из Манхэттена, и машины страшно шумят. — Бэленджер вернулся в вестибюль библиотеки. — Вам приходилось слышать что-нибудь о некоем Склепе мирских страстей?

— Конечно.

— Вы серьезно?

— Возможно, это всего лишь легенда. Но если он действительно существует, то его следует отнести к числу самых интересных из разыскиваемых капсул времени.

— Расскажите мне все, что вам известно.

— Боюсь, на это потребуется некоторое время. Сам склеп — это тайна, но он вплетен в обширный исторический контекст. Мне нужно свериться с документами. Если вы перезвоните мне завтра…

— У меня нет времени! Я должен выяснить все сегодня же!

— Сэр, у меня свои планы, и через несколько минут я уйду отсюда. Так что придется вам подождать. Постойте, вы сказали, что звоните из Манхэттена? Возможно, вам и удастся сегодня что-то выяснить. Человек, который знает о Склепе мирских страстей больше всех на свете, преподает в Нью-Йоркском университете.

8

Южная сторона Вашингтон-сквера. После залитых солнцем газонов раскинувшегося вокруг парка в здании факультета было сумрачно. Чувствуя все ускоряющееся движение времени, Бэленджер вышел из лифта, торопливо прошагал по коридору и остановился перед дверью с табличкой «ПРОФ. ГРЭМ, ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ».

Из-за двери доносились звуки выстрелов. Бэленджер постучал, но ответа не последовало.

Чувствуя, как опять усиливается сердцебиение, он вновь дал о себе знать и на этот раз услышал не то недовольный, не то растерянный женский голос:

— Войдите.

Когда Бэленджер открыл дверь, стрельба зазвучала гораздо громче. Он увидел невысокую женщину чуть старше шестидесяти с коротко подстриженными седыми волосами и продолговатым веснушчатым лицом. Две верхние пуговицы светло-голубой блузки были расстегнуты. Она сидела за столом, впившись взглядом в большой компьютерный экран, и лихорадочно работала мышкой и клавиатурой. Стрельба доносилась из компьютерных колонок.

— Профессор Грэм?

Никакой реакции.

— Я Франк Бэленджер.

Она кивнула, но Франк не понял, относится ее жест к его имени или к тому, что происходило на экране. Скорость, с какой женщина манипулировала мышкой и клавиатурой, казалась потрясающей для ее возраста. Очереди выстрелов сливались одна с другой.

— Я звонил вам полчаса назад, — предпринял следующую попытку Бэленджер.

Она все с тем же азартом нажимала на клавиши.

— Мне нужно поговорить с вами об очень важном деле.

Вдруг стрельба прекратилась.

— Черт! — пробормотала профессор Грэм, отбросив мышку и скорчив недовольную гримасу. — Сломалась. Уже вторая за неделю. Неужели нельзя делать их покрепче? Сами посудите, много ли силы осталось в этих старых пальцах? — Она помахала рукой, демонстрируя ее Бэленджеру. Пальцы были тонкими, с артритными суставами, обтянутыми сухой кожей. — Вы сказали, что полицейский…

— В прошлом. Из Нью-Джерси.

— Увлекались когда-нибудь видеоиграми?

Бэленджеру не терпелось как можно скорее раздобыть необходимую информацию, но из своего опыта работы детективом он знал, что важнее всего установить взаимопонимание со свидетелем, а вот торопить его ни в коем случае не следует. Надо прикинуться спокойным.

— Они никогда меня не занимали.

— Вы, наверное, считаете их бестолковыми?

Бэленджер пожал плечами.

— Я питала то же самое заблуждение, — сказала профессор Грэм. — Но несколько лет назад один студент превратил меня в их горячую поклонницу. Ученики подчас оказываются умнее своих преподавателей. Этот парень полностью перевернул мою жизнь. Попробуйте абстрагироваться от содержания видеоигр. Среди них много действительно бессмысленных. Подумайте о тех навыках, которые необходимы для того, чтобы одержать победу. Эти игры развивают рефлексы. С их помощью мозги обучаются работать быстрее и осмысливать параллельные линии. Кое-кто считает многозадачность злом, но что может быть плохого, если я научусь делать несколько дел одновременно, да так, чтобы все получались хорошо?

— Двое мальчишек, перебивших своих соучеников в школе «Колумбина», очень увлекались боевыми видеоиграми.

— Как и огромное число других детей. Но из многих миллионов…

— Даже так?

— Промышленность видеоигр приносит больше дохода, чем киноиндустрия. Половина населения этой страны — геймеры. Из миллионов детей, увлекающихся играми с пальбой и драками, к настоящей стрельбе переходят считаные единицы. В убийц их, конечно же, превращают совсем иные факторы. Вы сказали, что были полицейским в Нью-Джерси? Где именно?

— В Эсбёри-парке.

— Девочкой я каталась там на коньках, участвовала в соревнованиях. — Седовласая пожилая женщина смотрела поверх головы Бэленджера куда-то вдаль. — Давным-давно. — Ее взгляд вернулся на лицо собеседника. — Как бы там ни было, я удивлена, что вы, сотрудник правоохранительной системы, не увлечены видеоиграми. Та, в которую я играю сейчас, называется «Doom 3».[6] Это новая версия одной из тех игр, которыми увлекались убийцы из школы «Колумбина». Игры этого типа называются стрелялками от первого лица. Как правило, геймер видит все окружающее через прицел ружья. Я морской пехотинец на марсианской базе, захваченной демонами. Как только возникает какая-то угроза, я расстреливаю ее носителей. Враги появляются часто и движутся очень быстро. Я блуждаю в лабиринте. Потолки рушатся. Никогда не знаешь, какой кошмар может ожидать тебя за закрытой дверью.

Бэленджер невольно вспомнил отель «Парагон».

Профессор Грэм окинула его оценивающим взглядом и продолжила:

— Я слышала, что полицейские играют в стрелялки от первого лица, чтобы повышать скорость рефлекторной реакции, когда нет возможности упражняться в тире, и часто занимаются ими как бы для разминки перед выходом в рейд.

По-видимому, нетерпение Бэленджера все же отразилось на его лице.

— Простите. Бывает, что мой энтузиазм перехлестывает через край. По телефону вы сказали, что профессор Донован считает, что я смогу вам помочь. Я изучаю американский фронтир, освоение западных земель, но глубоко увлечена феноменом капсул времени. Так что же вы хотели бы узнать?

Бэленджер сам удивился тому, как зачастил его пульс, когда он стал рассказывать о достопамятной лекции в старом доме на Девятнадцатой улице.

— Манхэттенский клуб любителей истории, — повторила Грэм, когда он закончил. — Никогда не слышала о таком.

— Конечно, ведь его не существует.

— Вас отравили наркотиком, подсыпанным в кофе?

— Совершенно верно. Когда я пришел в себя, моей подруги не было.

— Ваша левая рука! В чем дело? Вы все время почесываете ее.

Бэленджер опустил глаза. Упомянутое движение стало уже почти рефлекторным.

— Пока я был без сознания, кто-то ввел мне еще какое-то успокоительное. Место укола покраснело и опухло.

— Похоже, туда попала инфекция. Вам нужно к врачу.

— Времени нет. — Бэленджер подался вперед. — Профессор Донован сказал, что вы много знаете о штуке, называемой Склепом мирских страстей.

— Помилуйте, вам-то откуда о нем известно? — откровенно удивилась она.

— Похитители моей подруги переслали мне эти слова как нечто вроде ключа. Я думаю, что это элемент ужасной игры не на жизнь, а на смерть. — Бэленджер то и дело ловил себя на том, что непроизвольно глядит на экран.

— Склеп мирских страстей… — Профессор Грэм кивнула. — Эта история занимает меня уже давно. Третьего января тысяча девятисотого года в город Коттонвуд, неподалеку от горного хребта Уинд-Ривер, явился некий Дональд Райх. Он был тяжело болен, в сильнейшей лихорадке. Несколько дней стояли морозы, шел снег. Его доставили к местному врачу, который определил, что Райх отморозил нос, уши и пальцы на руках и ногах. Их нужно было срочно ампутировать, пока не началась гангрена. В короткие периоды прояснения сознания Райх поведал потрясающую историю о своем пешем походе из города под названием Авалон. Это поселение, расположенное в горах Уинд-Ривер, было основано для шахтеров. Когда месторождение полностью выработали, в Авалоне настали тяжкие времена. Расстояние оттуда до Коттонвуда составляло добрую сотню миль, а Райх утверждал, что вышел под самый Новый год и проделал этот путь в самую неблагоприятную погоду, какая только бывает в тех местах.

Бэленджер внимательно слушал.

— Райх оказался не слишком адекватен, — продолжала профессор Грэм. — Но врачу все же удалось выяснить, что он был священником в Авалоне и предпринял свое отчаянное путешествие вовсе не потому, что городу понадобилась срочная помощь. Он шел не за лекарствами, чтобы бороться с эпидемией, не за продуктами, чтобы спасти свою паству от голода. Нет, Райх бежал.

— Бежал? От чего же? — напрягся Бэленджер.

— Райх все время говорил о новом столетии. Вы обратили внимание на дату, которую я вам назвала? Третье января тысяча девятисотого года. За три дня до того двадцатый век сменил девятнадцатый. Райх ужасно боялся начала нового века, все время бормотал, что он трус. Мол, ему надо было остаться и попытаться помочь. Из-за того, что он поддался страху и бежал, душа его будет проклята навеки.

Желудок Бэленджера от волнения стиснуло болезненным спазмом.

— Но что же могло так напугать его, что он бросил своих прихожан и рванул лютой зимой за сотню миль практически на верную смерть?

— Склеп мирских страстей.

9

Бэленджер крепко стиснул подлокотники кресла.

«Аманда! — думал он. — Я должен найти тебя».

— В моей книге «Американский Запад в конце девятнадцатого века» одна глава специально посвящена истерическому восприятию окончания века. — Профессор Грэм подошла к книжному шкафу, сняла с полки томик, быстро пролистала его и отыскала нужное место. — Прочтите выделенный текст. Он принадлежит этому самому Райху. В его одежде оказалось несколько исписанных листов.

Бэленджер послушно принялся читать.

«31 декабря 1899 г.

Год подошел к концу. Век вместе с ним. Боюсь, что я теряю рассудок. Я не имею в виду „утрату ощущения реальности“. Я совершенно точно знаю, что происходит, но бессилен воспрепятствовать исходу. С каждым днем у меня остается все меньше силы ума для сопротивления.

Этот последний день уже наступил. Вероятно, солнце взошло, но за окном темно и воет метель. Завывание ветра и снежные вихри вторят моей растерянности.

Я молюсь о том, чтобы эта запись помогла моим мыслям проясниться. Если же нет, если мир, против всякого вероятия, проживет еще век, вы, кто найдет это в склепе, вероятно, сможете постичь то, что мне оказалось не под силу».

— Похоже, что действительно писал сумасшедший, — произнес Бэленджер, отложив книгу.

— Врач нашел в одежде Райха дюжину исписанных листов. Вы прочли самое начало рукописи.

— Райх упомянул склеп. — Бэленджер ткнул пальцем в последнюю фразу.

— Но не полное его название. Оно появится в рукописи дальше.

— А что может означать «если мир, против всякого вероятия, проживет еще век»?

Профессор всплеснула старческими руками и заявила:

— Истерическим страхам такого рода часто сопутствуют апокалиптические ожидания.

— Получается, что в этом отжившем свое городишке, укрывшемся в долине, запрятанной, скажем так, посреди небытия, был пастор, который дал слишком много воли своему воображению. Но почему он убежал? Уверен, что этот Райх не думал, что ему удастся скрыться от конца света, удрав в другой такой же поселок.

— В своих исследованиях я порой натыкалась на апокалиптические представления, связанные с местной спецификой. Например, вера в то, что потоп уничтожит определенную область. Именно на этом холме произойдет второе пришествие, — ответила профессор Грэм. — Но я не верю, что Райх страшился приближающегося конца света. Дальше из рукописи станет ясно, что на самом деле он боялся Склепа мирских страстей и одного человека, другого священника, которого звали Оуэн Пентекост.[7]

— Пентекост?

— В Библии говорится, что, когда Святой Дух снизошел на Христовых апостолов, им было видение. Это чудесное явление произошло как раз в день Пятидесятницы.

— Отличное имя для священника. Слишком хорошо подходит для его ремесла, чтобы быть настоящим. Судя по всему, он сам себе его присвоил.

— В рукописи Райха описано, как преподобный Оуэн Пентекост — высокий, чрезвычайно тощий, одетый во все черное человек с бородой и длинными волосами, делавшими его похожим на Авраама Линкольна, — явился в Авалон девятью месяцами ранее, в апреле. Стояла ужасная засуха. Ветры поднимали пыльные бури. Можно было подумать, что этот самый Пентекост возник из одного из пыльных смерчей. Раньше других его увидел человек, искавший корову, которая ушла из хлева. Первые слова, произнесенные Пентекостом, были: «Грядет конец века».

— Такое впечатление, что он обладал театральной подготовкой, — заметил Бэленджер.

— Или же был ненормальным. Явившись в Авалон, Оуэн первым делом прошагал по главной улице на холм, к церкви. Райха там не было. Он находился возле больного ребенка. Следующими, на кого наткнулся Пентекост, оказались муж и жена, владевшие местным магазином и следившие за порядком в церкви. Они застали его молящимся перед алтарем. Рядом с ним лежал мешок и шевелился.

— Шевелился?

— Почему он шевелился, мы узнали из продолжения рукописи. За последующие недели и месяцы Райх побеседовал со всеми, кто общался с Пентекостом, и записал содержание своих бесед. Когда супруги-торговцы спросили Оуэна в церкви, не могут ли они чем-нибудь помочь ему, тот ответил, что пришел издалека. Он не откажется от пищи и воды, но прежде должен узнать, нет ли в городе больных. На это ему сказали, что тяжело страдает один мальчик. У него сильные боли в правой нижней части живота, а также лихорадка и рвота.

— По описанию соответствует аппендициту, — сказал Бэленджер.

— Совершенно верно. В то время это воспаление считалось почти гарантированной смертью. Среди врачей было не много достаточно умелых хирургов, способных удалить пораженный орган. Если кто и знал, как это сделать, все равно от его умения не было проку, поскольку на Фронтире практически не имелось возможности отыскать анестезирующие вещества. Операция без обезболивания, скорее всего, закончилась бы смертью пациента от шока. В Авалоне не было эфира.

Явившись в дом, где жил больной мальчик, Пентекост застал там Райха, который молился вместе с отцом ребенка. Единственный врач покинул Авалон год назад, и с тех пор Райх, вдобавок к своим церковным обязанностям, выступал в качестве сиделки при больных, поскольку набрался кое-какого медицинского опыта за время своего пастырского служения. Но аппендицит был ему, конечно же, не по силам, так что они с отцом на самом деле просто провожали умирающего в последний путь. Пентекост первым делом спросил у него, есть ли поблизости лес. Райх ответил, что есть, в горах. Но чем, мол, это поможет ребенку? Оуэн поинтересовался, нет ли чего поближе, и услышал, что возле озера растет осиновая роща. Райху было очень любопытно, что представляет собой пришелец, и он отправился его провожать. Однако возле осинника Пентекост попросил его подождать и направился в рощу один. Вскоре он вернулся с какими-то травами. В доме больного мальчика Оуэн сделал из них отвар и заставил ребенка выпить его. Тот впал в оцепенение, и Пентекост сделал операцию.

— Даже так?

— Мало того! — продолжала профессор Грэм. — Главное, что мальчик выжил. После этого Пентекост попросил у Райха позволения отслужить в церкви молебен и вознести общую хвалу Всевышнему за спасение мальчика. Во время службы он взял свой мешок и вывалил его содержимое на пол. Вы спрашивали, что там было. Змеи. Народ с криками бросился к выходу, но Пентекост раздавил каблуками головы всем тварям, и ни одна не укусила его. Прихожанам же он сказал, что они должны проявлять неусыпную бдительность и всегда и везде попирать зло, как он — змей.

— Нет, парень явно обладал драматическим дарованием, — заметил Бэленджер. — Скажем, с травами. Очень уж кстати оказалось, что в роще имелись все нужные ингредиенты, вот только никто о них ничего не знал. Поспорю на что угодно, необходимые средства были у него с собой. Он аккуратненько всыпал их в отвар, улучив момент, когда на него не смотрели.

— Как бывший полицейский вы легко видите мошенничество через сто с лишним лет, но подумайте сами! Как в то время жители этой оторванной от всего мира долины, затерявшейся среди гор, могли устоять против чар, которые творил Пентекост? Операцию я объяснить не могу. Возможно, Оуэн пошел на риск и случайно преуспел, но не исключено, что он мог иметь медицинское образование.

Бэленджер всем своим существом чувствовал, как безвозвратно улетают секунды.

«Аманда!» — думал он.

— Теперь расскажите мне о Склепе мирских страстей.

— Мы пока не знаем наверняка, но мало кто сомневается в том, что это должна быть капсула времени. Естественно, такого термина тогда не существовало, он возник лишь во время Нью-Йоркской всемирной выставки тысяча девятьсот тридцать девятого года, но суть та же самая. Каждый день Пентекост вновь и вновь напоминал, что приходит новый век. Он говорил, что все души ждет испытание, что вот-вот грядет апокалипсис. Когда наступила осень, он потребовал, чтобы все выбрали вещи, которыми больше всего дорожат. В декабре Оуэн велел всем отнести самое ценное имущество в Склеп мирских страстей. «Тщета, все это тщета! — говорил он. — Когда наступит новый век, косное имущество утратит всякое значение!»

— Что представляет собой этот склеп?

— Никто не знает.

— Как же это? — Бэленджер не смог скрыть своего разочарования.

— Манускрипт Райха был составлен наспех. Автор перескакивал с одного на другое, старался как можно больше успеть записать до наступления полуночи последних, как он считал, хотя и сомневался в этом, суток существования мира. Из абзаца, который вы прочли, следует, что Райх намеревался вложить эти записи в склеп. Но смелости у него не хватило, и он бежал, сунув незавершенные записи в карман.

— Ладно, пусть склеп не описан в манускрипте, — сказал Бэленджер. — Но ведь Райх мог рассказать о нем доктору.

— Он так и не пришел в сознание полностью. Заражение охватило весь его организм с молниеносной быстротой. Райх впал в кому и умер уже на следующий день.

— Если в склепе предполагалось хранить все ценные вещи, имевшиеся у горожан, то он должен быть большим, — рассуждал Бэленджер. — Неужели никто его так и не нашел? Жители Коттонвуда должны были заинтересоваться. Уверен, что весной, когда сошел снег, они отправились в Авалон выяснять, что там стряслось.

— Конечно.

— Ну и…

— Они не нашли ничего такого, что могло бы сойти за склеп.

— Но обитатели Авалона наверняка могли показать им, что и где. Судя по названию, эта штука должна была находиться на кладбище.

— Поисковая партия из Коттонвуда нашла безлюдный город. Дома брошены. Никаких следов насилия или, скажем, какой-то внезапной катастрофы. Нет недоеденной пищи на столах, валяющихся на полу вещей, которые могли бы обронить люди, охваченные паникой. Напротив, все было очень аккуратно и в полном порядке. Кровати застелены. Одежда развешана как положено. В комнатах обнаружили места, откуда, судя по всему, унесли стоявшую там мебель, вазочки или картины, висевшие прежде на стенах. Даже собаки и кошки исчезли. Что же до скотины — свиней, овец, коров и лошадей, — то их трупы обнаружили на лугах неподалеку. Все животные замерзли или погибли от голода.

— Но в этом же нет никакого смысла! Сколько жителей было в Авалоне?

— Больше двух тысяч.

— Не может же столько народу пропасть бесследно! Они, вероятно, переселились в какой-нибудь другой город.

— Если и так, то об этом не сохранилось никаких свидетельств, — ответила профессор Грэм. — Шуму о таинственном происшествии было немало. Если бы жители Авалона собрали вещи и отправились среди зимы в другие края, то кто-нибудь из них обязательно рассказал бы, как это было. Не может быть, чтобы из двух тысяч человек ни один не проговорился.

— Так куда же они делись? Господи, столько народу!

— Некоторые религиозные фанатики из других мест уверовали, что в Авалоне свершилось Второе пришествие. Все, кто там находился, попали в рай.

— Господи Иисусе! Но ведь ничего абсурднее и придумать нельзя.

— Но теперь вы видите, как легко придать религиозную окраску загадочному явлению, которое не удается объяснить с других позиций, правда? — улыбнулась его собеседница.

— Никакого толку. Я знаю ровно столько же, сколько прежде. — Бэленджер мрачно смотрел в пол, а голос его дрогнул. — Я не имею никакого представления о том, где искать Аманду.

10

Бэленджер, сидевший спиной к приоткрытой входной двери, услышал, как остановился лифт, раздались твердые, уверенные, явно мужские шаги.

В кабинет вошел Ортега и заявил с довольно удрученным видом:

— Мне начинает казаться, что я был совсем не в том здании.

Бэленджер представил его профессору Грэм, потом сказал:

— Мы говорили о Склепе мирских страстей, но о нем никто ничего толком не знает. А вам удалось найти Карен Бейли?

— Нет.

Новое разочарование. Бэленджеру показалось, что на его плечи навалилась огромная тяжесть.

— А как насчет коробки от игры? Вы послали машину в тот дом?

— Об этом мы можем поговорить позже.

— Послушайте, я понимаю, что вы не хотите говорить о делах перед посторонним человеком, но у профессора Грэм особый интерес к этому вопросу. Не исключено, что она сможет нам помочь.

— Вы, по-моему, ведете себя так, будто руководите расследованием, — буркнул Ортега.

В комнате стало сгущаться напряжение.

— Веду себя как человек, которому очень страшно, — отозвался Бэленджер. — Коробка так и валяется на чердаке?

Ортега замялся было, но потом сунул руку в карман пиджака и достал прозрачный пластмассовый пакет, в котором лежала коробочка.

— «Старьевщик». Я уверен, что никогда не слышал такого названия.

Бэленджер взял у него коробку. Под названием игры он увидел изображение песочных часов. Песок в верхней части был белым. То же, что просыпалось вниз, окрасилось в кроваво-красный цвет.

— Можно посмотреть? — спросила профессор Грэм.

Морщины на ее лице теперь стали более заметны — вероятно, от усталости.

Бэленджер протянул ей пакет. Она внимательно осмотрела этикетку, потом повернула коробку другой стороной.

— Копирайт этого года. Знаете, я читаю все блоги, посвященные играм. Такое название мне не попалось ни разу.

— Вы читаете все блоги о компьютерных играх? — недоверчиво переспросил Ортега.

— Принято считать, что компьютерные игры предназначены для подростков. Но средний возраст геймеров — тридцать лет, среди них немало таких, как я, и старше. — Она погрозила узловатым пальцем. — Вы изумитесь, если узнаете, насколько хорошо игры помогают держать мозги в норме и бороться с артритом.

— Допустим, — сказал Ортега.

— Профессор истории увлекается компьютерными играми, многие из которых построены на насилии. Вас это удивляет? — Седовласая женщина устало улыбнулась. — Вероятно, я действительно могла бы играть в бродилки с исследованием фантастических миров, вроде «Myst», которая сейчас понемногу выходит из моды, или в ролевые игры наподобие «Anarchy Online», где геймер управляет персонажем, принадлежащим к иной реальности. Но, сознаюсь, они для меня слишком медленные. А вот те, в которых автомобили и стрельба… От них у меня снова начинает бурлить кровь. На данной стадии моей жизни такого не слишком легко достичь. Поверьте, я знакома со всеми играми, поступающими в продажу, и могу утверждать, что о «Старьевщике» в Интернете не появлялось никакой информации. Это странно, особенно если учесть первоклассную упаковку. Я понимаю, вы держите коробку в пакете, потому что боитесь стереть отпечатки пальцев, но, если возможно, мне хотелось бы достать диск и посмотреть эту игру.

— Мне бы тоже, — ответил Бэленджер. — Но когда мы нашли коробку, кстати, в том самом доме, где артист, изображавший профессора, читал лекцию, диска в ней не было.

— Говорите, в том самом доме, где была лекция? — Профессор Грэм прищурилась и прочла вслух аннотацию на обороте коробки: — «„Старьевщик“ — самая захватывающая игра-боевик из всех, которые когда-либо были созданы. Ее поразительно реалистичный антураж позволяет геймеру полностью слиться с персонажем, затерянным в таинственных просторах, где становится ясно, что открытая местность может таить ничуть не меньше опасностей, чем любой старинный замок с привидениями. Используя средства, созданные с помощью высоких технологий, персонажи участвуют в „гонках с препятствиями“ и „поисках старья“. Им поминутно грозит смерть. Они должны найти послание в будущее, которое мы открываем в настоящее время, чтобы лучше понять прошлое».

— Несколько слов из этого текста были в том самом письме, которым нас с Амандой пригласили на эту чертову лекцию. — Бэленджера пробрала дрожь. — Как раз они-то и привлекли мое внимание. Я решил, что стоит пойти.

— «Цель игры — отыскать заложенную сто лет назад и утерянную капсулу, — читала дальше профессор Грэм. — В ходе игры геймер и персонаж узнают, что время — настоящий старьевщик, стремящийся наложить руку на наши жизни, пока мы и персонажи проводим невосполнимые сорок часов за игрой».

Профессор опустила руку с коробкой и посмотрела на мужчин. Бэленджер заметил, что под глазами у нее появились большие темные круги, подумал, что она больна, но не успел спросить об этом.

Ортега задал вопрос первым, и совсем о другом:

— Скажите, это описание похоже на те, которые обычно помещают на коробках с видеоиграми?

— Не сказала бы. Обычно в аннотациях говорится о действии, от которого кипит кровь, изумительной графике и битвах с адским злом. Упор делается на внешние эффекты, а не на собственно содержание. Здесь же философское, чуть ли не экзистенциалистское описание. «Время — настоящий старьевщик, стремящийся наложить руку на наши жизни»! Так и представляешь себе, как Кьеркегор глубокой ночью в мрачном раздумье выводит эти слова.

— Что может означать упоминание о сорока часах? — спросил Ортега.

— Как правило, именно столько чистого времени занимают видеоигры, — ответила профессор Грэм.

— Значит, столько времени мне отведено на то, чтобы найти Аманду? — Бэленджер потер руку и с болью на лице посмотрел на часы. — Шестой час. Вчера чуть позже полуночи я очнулся в Эсбёри-парке. Сорок часов уже прошли. Да поможет мне Бог! Я потерял ее.

Пятый уровень Дух творчества

1

— Кто-нибудь из вас читал Дороти Ли Сейерс? — спросил Повелитель игры.

Решив, что неправильно расслышала сказанное, Аманда поправила наушники.

— Кого? — отозвалась Вив.

Деррик, стоявший посреди руин церкви, посмотрел в ясное небо. От камней, из которых прежде были сложены стены, исходило тепло.

— Сначала вы хотели узнать, сможем ли мы догадаться, что такое склеп. Теперь спрашиваете…

— Аманда! — перебил его голос. — Может быть, вы расскажете нам о Сейерс?

— Почему она должна это знать? — возмутился Рей — Вы уже сказали, что Аманда — ваша любимица, а теперь небось хотите прибавить ей гандикап, задавая вопросы, на которые может ответить только она?

— Я работаю в книжном магазине, — отозвалась Аманда.

Она намеренно использовала настоящее время. Ей хотелось убедить саму себя в том, что жизнь еще может вернуться в нормальное русло.

— Да, я знаю, кто такая Дороти Ли Сейерс.

— Докажите, — потребовал голос.

— Это британская писательница, автор детективных романов. У нее был любимый герой, сыщик-любитель лорд Питер Уимзи. Из ее книг самая знаменитая, пожалуй, «Девять портных» — о церковных колоколах и трупе, найденном на колокольне.

— Нет, вы вообще обалдели! — Рей вытер рукавом потный лоб. — Часики-то тикают, а вы тут языками сплелись насчет какой-то английской писательницы.

В животе у него так громко забурчало, что все оглянулись.

— Благие небеса! — изумился голос. — Рей, неужели вы голодны?

Густо покраснев, тот посмотрел на своих спутников и заявил:

— Можете трепаться с этим парнем о чем хотите. Тратьте силы и время, если вам так хочется. — Он выхватил пустые бутылки у Вив и Деррика и ввел записанные на них координаты в свое навигационное устройство. — Пока вы здесь дурью маетесь, я постараюсь узнать, как победить в этой игре и свалить отсюда подобру-поздорову.

Рей взял две полные бутылки из тех, которые обнаружились после обвала, запихнул их в карманы и быстро зашагал вниз по склону.

— Он прав, — сказала Вив. — Нам необходимо добраться до следующего места.

Она подошла к куче камней и взяла две бутылки. Деррик последовал ее примеру. Аманда тоже нагнулась к груде обломков и обнаружила, что осталась лишь одна бутылка.

Вне себя от злости, она побежала вслед за остальными. Красная стрелка GPS-приемника указывала на узкий конец озера, возле которого лежали развалины Авалона. Глядя под ноги, чтобы не споткнуться на бегу, Аманда почувствовала, как слева ее накрыла тень, и посмотрела на запад. Над горами сгущались тучи.

— Буря идет, — сказал Деррик. — Через пару часов начнется.

— Аманда! — вновь заговорил Повелитель игры. — Вы не упомянули о том, что Дороти Ли Сейерс перевела «Ад» Данте.

— Вы заткнетесь когда-нибудь?! — взревел Рей, возглавлявший движение.

— Я лишь пытаюсь облегчить дело для всех вас, — ответил голос. — Хочу помочь вам понять игру. Сейерс написала еще и «Дух творчества». Вы читали эту книгу, Аманда?

— Нет! — пропыхтела та.

Она уже достигла подножия холма и почти догнала Деррика, Вив и Рея, спешивших к городу.

— Вы меня разочаровываете.

— Черт возьми, мой магазин вовсе не из числа самых больших!

— Но ведь у вас есть и магистерская степень Колумбийского университета по английской литературе.

Вив на бегу обернулась и обожгла Аманду злым взглядом.

— Мы не изучали детективных писателей! — выкрикнула та, и в наушниках послышался разочарованный вздох.

— Сейерс была благочестивой англиканкой. Но ее весьма тревожило противоречие между всеведением Господа и свободой воли, которой, как считается, наделены люди. Если Богу известно все, то Он знает, когда и как согрешит каждый из нас. Но это значит, что наше будущее зажато в тесные рамки и свободной воли у нас на самом деле нет.

— Заткнись! — заорал Рей, уже почти достигнувший заброшенного города.

— Потому-то Сейерс и написала «Дух творчества», — объяснил Повелитель игры. — Она решила, что Бог ведет себя как романист, определяет время и место действия. Он создает персонажи и представляет в общих чертах, как они себя поведут. Но — и это вам скажет любой писатель-прозаик — персонажи книги часто начинают своевольничать и отказываются повиноваться замыслу творца. Они существуют в сознании автора, но все же независимы, похожи на актеров, практикующих систему Станиславского. «Мне кажется, я не должен этого делать, — говорит один. — В этой сцене мой герой придет к правде». А другой: «Думается, я скорее откажусь от повышения, нежели стану работать с тем, кто мне не нравится». Сейерс по собственному опыту знала, что герои романов обладают свободой воли. Она думала, что ее точно так же имеют и люди. Нам предлагается сюжет, но порой мы решаем не следовать ему, чем изумляем даже Бога. Сейерс считала, что именно так мы можем достичь спасения, показать, сколь много в нас сокрыто, чтобы даже Бог удивился.

Рей, державшийся впереди, остановился и, пытаясь отдышаться, пристально разглядывал экран устройства GPS.

— Это здесь, — сказал он. — Те самые координаты.

Деррик, Вив и Аманда поравнялись с ним. На отросшей густой щетине Рея блестели капли пота. Деррик вынул из кармана бутылку с водой и с гулким звуком отхлебнул.

— Постарайся растянуть как можно дольше, — предупредила Вив.

Они находились в месте, которое некогда представляло собой улицу. По обе стороны тянулись густо поросшие полынью бугры, кучи развалин, оставшихся от домов. В отличие от церкви, сложенной из камня, жилые дома были деревянными, обвалившиеся стены и крыши лежали холмами, увенчанными коронами из разросшихся тростников. Доски почернели и растрескались от времени.

— Смотрите внимательно! — приказал Рей. — Точность позиционирования — десять футов! Где-то здесь то, что мы должны найти!

Он принялся осматривать развалины по левую руку, Деррик отгибал ногами полынь и заглядывал под нее, а Вив изучала развалины справа.

Под бескрайним куполом неба Аманда чувствовала себя совсем крошечной.

Ощутив, что у нее кружится голова, она взглянула вверх и спросила:

— Вы хотите сказать, что представляете себя Богом?

Деррик остановился и нахмурился.

— Я ведь сказал, что являюсь Повелителем игры, — ответил голос.

— Разве вы не говорили недавно, что считаете, будто мы выдуманные вами персонажи?

Вив тоже остановилась с недовольным видом.

— Мы вовсе не выдуманные! — воскликнула Аманда.

Сейчас, находясь на грани отчаяния, она вспомнила, как Франк рассказывал ей, что преступники легче идут на насилие по отношению к своим жертвам, если воспринимают их не как людей, а как нечто отвлеченное. Чего бы это ей ни стоило, она должна была заставить Повелителя игры относиться к ней как к личности, обладающей индивидуальностью, как к человеческому существу.

Франк. Стоило подумать о нем, и ее бросило в дрожь. К ней вновь вернулась уверенность в том, что он мертв. Она всем сердцем знала, что, будь Франк жив, он сейчас находился бы рядом и помогал ей.

— Мне двадцать шесть лет! Из еды я больше всего люблю тефтели со спагетти, и неважно, что от углеводов толстеешь! Я обожаю фильмы с Брэдом Питтом, смотрю исторический канал! Я люблю играть с отцовским сеттером, бегать по Проспект-парку! Я люблю…

— Хватит молоть языком! — заорал Рей. — Этот ублюдок здесь что-то спрятал! Вот и ищите!

— Я предполагал, что Бетани может впасть в панику, и не видел в этом ничего страшного, — невозмутимо сообщил Повелитель игры. — Мне нужно было на ком-то преподать остальным урок. Но ведь дело могло обернуться и по-иному. Сейчас она находилась бы здесь, вместе с вами. Откровенно говоря, для этого ей всего лишь требовалось изумить меня.

— То, о чем вы говорили, — удивить Бога?

— Ищите же, черт возьми! — крикнул Рей.

— Я что-то нашла! — крикнула справа Вив.

— Покажи! — Деррик поспешил к ней.

— Кусок вывески.

— Дайте-ка посмотреть.

Рей перебежал через бывшую улицу и схватил обломок. На нем сохранились лишь выцветшие буквы «…ин».

— Это может быть все, что угодно.

— Магазин, — бросил Деррик. — Поручиться могу. В таких лавчонках продавались самые разные товары, в том числе и продукты.

— Продукты? — В глазах Рея промелькнула надежда. — Во что же они могли превратиться за столько-то лет?

— Бутылки с водой в церкви положили недавно. Могли и здесь еду оставить.

Рей указал пальцем на Деррика.

— Вы у нас вроде как большой специалист по выживанию в дикой природе. Может, покажете, как собирать всякие там орешки да ягодки? Я сожрал бы что угодно.

— На поиски орехов и ягод уйдет больше энергии, чем они дадут. Так что придется немного поголодать.

— Я так и знал, что услышу отговорки. — Рей нагнулся, приподнял старую доску, пошарил под ней, взялся за другую, и она развалилась у него в руке.

Он отшвырнул обломки и скомандовал:

— Копайте!

Аманда присоединилась к нему. Расщепленное дерево кололо ладони.

— Я банку нашел! — заорал Деррик и выпрямился, показывая этикетку «Персики».

— Еще одна! — восторженно выкрикнула Вив.

На ее банке красовалась надпись «Груши».

Аманда и Рей продолжали разбрасывать доски.

— Где же остальные? — Рей добрался до прогнившего дощатого пола. — Ищите! Ищите! Должно быть!

Обдирая кожу на пальцах, Аманда отломила еще один кусок доски и выбросила его на улицу.

— Сейчас возьму острый камень и вскрою банку, — сказал Деррик.

— Ничего вы не сделаете, пока мы не найдем остальные банки! — тут же откликнулся Рей, продолжая рыться в развалинах.

— Боюсь, что их может не быть, — сказала Аманда.

Деррик поглядел в сторону улицы и заявил:

— Я кинул куда-то туда камень… Вот! — Он подбежал и поднял его. — Острых углов нет, но им можно колотить!

— Никто ничего не будет открывать, — возразил Рей. — Пока мы не придумаем, как сделать так, чтобы каждый получил свою долю.

— Вроде того, как поделили первую бутылку воды?

— Такого больше не повторится.

«Верно, — подумала Аманда. — Вот только все забрали по две бутылки с водой, а мне оставили одну».

— Не повторится, это точно, — кивнул Деррик. — Мы все сделаем по глотку сиропа. Потом посчитаем, сколько там долек, и разделим поровну.

— Как вам будет угодно. Раз вы тут всем заправляете, то я, пожалуй, поищу другой камень.

— Ничем я не заправляю, — ответил Деррик. — Я только хочу, чтобы все было по справедливости.

— Конечно. Согласен. Верно.

— Я уже нашла, — поспешно, как будто желая перевести разговор на другое, сказала Вив и помахала вытянутым клиновидным обломком камня. — Им запросто можно будет пробить дыру в жести.

Деррик поставил банку на доску, прижал острый камень к донышку и размахнулся вторым, собираясь ударить.

— Стоп-стоп! — Рей вытер губы. — Так сироп разольется. А нам нельзя терять ни капли.

— Этого никак не избежать, — недовольно ответил Деррик.

— Нет, можно, — вмешалась Вив. — Зря, что ли, я взяла вот это? — Она вынула из кармана одну желтую перчатку, показавшуюся очень яркой на фоне коричневого комбинезона. — Сунем туда банку. Если сок и прольется, то все равно останется внутри.

Вив натянула на банку перчатку, которая оказалась достаточно длинной, Деррик снова поднял плоский камень и стукнул им по острому.

Послышался глухой удар. Жесть прогнулась, но уцелела.

— Сильнее! — сказал Рей.

— Я не хочу повредить фрукты.

— Сильнее! — повторил Рей.

Деррик, крякнув от усилия, громыхнул по камню. Послышался звук разрываемого металла, из неровной дыры брызнул сироп, но, действительно, весь остался в перчатке.

— Сейчас выпьем жижу, — сказал Рей. — Потом раздерем банку и достанем фрукты.

— Пусть так и будет. — Деррик протянул банку Вив.

Та дрожащими руками поднесла ее к губам и отпила.

Рей подошел ближе, уставился на Вив и поинтересовался:

— Ну как?

— Теплый. — Вив передала банку Аманде.

— Но не испортился?

— Я не люблю такой сладкий, но все равно хорошо.

— Боже мой! Так вот почему вы не стали спорить, когда я предложил Вив пить первой! — Деррик покачал головой, словно не веря самому себе. — Хотели убедиться, что она не отравится?

Мысль о том, что компот может оказаться испорченным, на миг отшибла у Аманды охоту его пить. Все же она медленно поднесла банку к губам. Густая теплая сладкая жидкость показалась ей вкуснее всего, что только доводилось пить в жизни.

Деррик потянулся за банкой.

— Нет, — заявил Рей. — Теперь я.

— Вы так думаете? — Деррик смерил его злым взглядом.

— Пусть его, — сказала Вив. — Может, успокоится.

Деррик внимательно следил за тем, как Рей поднес банку к губам. Кадык Рея на длинной шее медленно зашевелился.

— Хватит, — сказал Деррик.

Солнце стало заметно жарче.

Рей опустил банку.

— Босс, я слишком брезглив, чтобы пить после того, как ты обмусолишь банку, — заявил Деррик, громко вскрикнул, выпрямился во весь рост и замахнулся камнем.

Нападение застало Рея врасплох. Он попятился с невнятным возгласом, и удар, нацеленный ему в голову, угодил в левое плечо. Рыча от бешенства, Деррик ударил еще раз. Рей вскинул руки, стараясь прикрыть голову, и застонал, получив камнем по предплечью.

— Не надо! — выкрикнула Вив.

Деррик ударил еще раз и чуть не угодил Рею по челюсти.

— Не надо! — вновь крикнула Вив.

Рей оступился и упал в пыль. Стоя над ним, Деррик поднял руку, чтобы ударить камнем по голове.

— Нет! — взвизгнула Вив.

Рей, изловчившись, пнул Деррика по ногам. Тот тоже упал, и Рей молниеносно кинулся к нему. Деррик бросил камень, попал в грудь, но через секунду Рей уже сидел верхом на противнике и колотил его головой о землю.

Аманда оцепенела. Ей показалось, что сцена растянулась на минуты, хотя умом она понимала, что все заняло считаные секунды. Но тут словно высвободилась зажатая пружина. Аманда вновь обрела способность действовать, подскочила к Рею, обхватила его сзади и попыталась оттащить. От него сильно пахло потом, а тяжелое дыхание отдавало кислятиной.

— Перестаньте, — произнесла она.

Вив тоже подбежала и теперь пыталась оторвать руки Рея от горла Деррика. Аманда изо всех сил тащила его за плечи. Лицо Деррика посинело, из раскрытого рта вывалился язык.

— Вы его убьете! — визжала Вив.

Рей разжал руки и убрал пальцы с горла Деррика.

«Слава богу», — подумала Аманда.

— Да! — воскликнула Аманда. — Отпустите его!

Рей подался назад.

— Да! — подхватила Вив.

Но тут у Аманды вновь оборвалось сердце. Она увидела, что Рей схватил тот самый камень, который бросил в него Деррик.

— Нет!

Аманда вновь вцепилась в него, но он махнул рукой и вскользь попал ей по голове. От удара у нее потемнело в глазах, ноги подкосились, и она рухнула в пыль. Так же небрежно Рей отмахнулся и от Вив. Его рука мелькнула в воздухе, послышался страшный хрустящий звук. Деррик вскрикнул. Камень вновь поднялся, теперь уже окровавленный, и опять опустился. Раздалось глухое чавканье.

Аманда и Вив кинулись к Рею одновременно. Они схватили его за руки и потащили. Тот рвался, пытаясь освободиться. Женщины напрягали все силы, и вдруг Рей прекратил сопротивляться. Все трое упали. От неожиданности женщины выпустили Рея. Он с яростным ревом перекатился через них и вновь метнулся к Деррику, сжимая в руке камень. Рей нанес удар, потом еще. Полетели кровавые брызги.

— Ни одна черномазая сволочь не будет мне указывать, что надо делать!

Удары делались все сильнее и сильнее. К окровавленному камню прилипли курчавые волосы.

Изуродованное лицо Деррика уже невозможно было узнать. Вив громко закричала и кинулась к нему, но Деррик дернулся в последний раз и застыл.

Вив тоже замерла, упав с окаменевшим лицом на колени возле мужа. Аманде же показалось, что пружина в ней вновь застопорилась и опять лишила ее способности шевелиться.

Рей посмотрел на окровавленный камень, который держал в руке, и отбросил его в сторону.

2

Ветерок гнал пыль вдоль развалин. Довольно долго никакого другого движения в разрушенном городе не было.

Вив скорчилась возле Деррика. Она звала его, но он не откликался. Бейсболка на голове стала красной от крови. Нос и глаза были вмяты жестокими ударами.

— Ну же, милый, вставай, — бормотала сквозь всхлипывания Вив.

Рей, пошатываясь, побрел туда, где осталась банка с персиковым компотом. Она валялась на боку там, где Рей уронил ее, когда на него набросился Деррик. Он поднял банку, обтер землю, прилипшую к краю дыры, и, задрав голову, жадно выпил весь оставшийся сироп. Потом Рей вновь засунул банку в перчатку, огляделся по сторонам, отыскал другой камень и принялся колотить по банке. В конце концов она поддалась.

— Вставай, — продолжала причитать над Дерриком Вив.

Рей вынул из банки кусок персика, отправил в рот и принялся жевать, не сводя глаз с Аманды, как будто призывая ее возразить.

— Ты встанешь, и все будет хорошо, — всхлипывала Вив.

Рей достал из банки еще один кусок, положил в рот, проглотил, почти не жуя, и заявил:

— Я не виноват. Он сам напал на меня.

— Вы спровоцировали его, — возразила Аманда.

— Нечего было приказывать мне.

Рей достал и съел последний кусок персика. Сироп стекал по небритому подбородку.

— Помните, как Рей возражал, когда я назвал его героем? — спросил голос так неожиданно, что Аманда вздрогнула. — Это чистая правда.

Вив медленно повернулась к Рею. В ее глазах стояли слезы.

— Да, его самолет сбили именно так, как я рассказал, — продолжал Повелитель игры. — Он действительно десять дней питался насекомыми и пил из гнилых луж, пока за ним охотились иракские повстанцы. Но своим аварийным маяком Рей не воспользовался не потому, что боялся навести спасательные вертолеты на засаду. Нет, он не вызвал помощь лишь по той причине, что маяк испортился. На самом же деле Рей пошел бы на все и пожертвовал бы чьей угодно жизнью, чтобы спастись.

— Но ведь я уцелел! — крикнул Рей в небо. — Я выжил!

— Через два месяца после того, как его спасли и он вернулся в Соединенные Штаты, Рей ввязался в драку в баре. Это с ним случалось не раз, но тогда он впервые убил человека не как военный летчик, выполняющий свой долг. У вас отвратительный характер, Рей. Впрочем, тогда нашлось много свидетелей, подтвердивших, что погибший был пьян, упал и ударился головой во время обычной потасовки. Происшествие случилось на территории базы. Военные предпочли замять дело. Рея отправили в отставку по состоянию здоровья. После этого его дурной характер сделался проблемой для гражданских властей.

На скулах Вив играли желваки.

— Но ведь Аманде и Вив тоже приходилось убивать, — сообщил голос.

— Что? — Рей уставился на женщин.

— Аманда вынуждена была лишать людей жизни, чтобы выжить в отеле «Парагон», — разглагольствовал Повелитель игры. — Что же касается Вив и Деррика… Я рассказал о том, какой героизм они проявили на Эвересте, но не стал объяснять, почему эта парочка так старалась. Во время предыдущей экспедиции они вели группу альпинистов по леднику. Все шли в одной связке, и вдруг раскрылась трещина. В нее провалились замыкающие и потащили остальных за собой. Все произошло настолько быстро, что никто не успел даже воткнуть в снег ледоруб, чтобы удержаться на краю. Трещина быстро расширялась. Люди падали один за другим и срывали следующих. Вив и Деррика тащило по леднику. Они отчаянно пытались удержаться на поверхности, где остались вдвоем. В последний момент Вив… А может быть, это сделал Деррик… Кто-то из них перерезал веревку. Все, кто висел на ней, упали с тысячеметровой высоты. Никто не выжил. Начатое расследование так и не довели до конца. Ведь у Вив и Деррика было лишь два варианта: свалиться в пропасть и погибнуть вместе с остальными или попытаться каким-то образом спастись. Когда дело доходит до сохранения собственной жизни, порой приходится принимать весьма трудные решения, причем очень быстро. Это не имеет никакого отношения к героизму, правда, Вив?

— Да. — Она мрачно взглянула на Рея. — Никакого отношения.

Рей поднял с земли банку с грушевым компотом.

— Положи! — потребовала Вив. — Мы тебя камнями забьем, но из этой банки ты ничего не съешь!

Как будто не слыша ее, Рей принялся рассматривать банку, перевернул ее. Что-то на дне привлекло его внимание. Он быстро вынул свой GPS-приемник и ввел координаты. Потом Рей презрительно взглянул на Вив, бросил банку наземь, взял пустую из-под персиков, перевернул вверх дном, ввел в прибор еще группу цифр и зашагал прочь по густо заросшей полынью улице.

Аманда кинулась к банкам. Перевернув их, она увидела на одной цифры с буквами СШ, а на другой — ЗД.

— Снова обозначения широты и долготы.

Вив смотрела вслед Рею, который все быстрее удалялся от них.

— Помогите, — попросила Аманда. — Я еще не научилась управляться с прибором. Вы должны набрать мне эти цифры.

Вив не пошевелилась, не повернула головы. Она все так же провожала взглядом Рея, который посмотрел на экран и свернул налево по другой улице, когда-то пересекавшейся с первой. Когда она моргнула, слезы так и потекли по щекам.

— Вы должны мне помочь, — повторила Аманда. — Нужно открыть банку, но я не должна этого делать, пока вы не введете координаты. Я ведь могу уничтожить надпись.

Вив вновь повернулась к Деррику, погладила его по руке.

— Прости меня, милый.

— Помогите мне! — сказала Аманда. — Разве вам не хочется отомстить?

Бросив убийственный взгляд в ту сторону, куда удалился Рей, Вив поднялась и, нетвердо ступая, направилась к Аманде.

Та решила, что именно месть способна лучше всего повлиять на ее спутницу. Но ей самой хотелось наказать не только Рея. Она считала, что главным виновником является Повелитель игры.

— Вот, готово. — Вив не отрывала взгляда от постепенно уменьшавшейся фигуры Рея.

Аманда вложила банку с грушевым компотом в резиновую перчатку, взяла два камня и начала бить. Раз. Другой. Сильнее. Донышко прогнулось и треснуло.

— Пейте первая, — предложила она Вив.

— Я не голодна.

— Но ведь вы не сможете расквитаться с ним, если у вас не будет сил.

Вив, с опухшими от слез веками, энергично кивнула, взяла банку и поднесла к губам.

— Я сделала два глотка.

— Хорошо. — Аманда прильнула к мятой жести и с наслаждением отпила теплого сладкого грушевого сока.

Так они передавали банку друг дружке, пока не допили всю жидкость. Тогда Аманда вновь натянула на банку перчатку и теми же двумя камнями вскрыла ее пошире. Четыре половинки груши. Женщины съели по две каждая.

— Не торопитесь, жуйте медленно, — слабым голосом предупредила Вив.

Аманда поняла, о чем она говорит. Если есть слишком быстро и жадно, может вырвать.

Вив обернулась к мертвому мужу.

Ветер усиливался. Грозовые облака уже прикрыли вершины гор на западе и отбрасывали тени в долину.

3

— Не хотите сказать мне, в чем дело? — спросил Бэленджер.

Они с Ортегой стояли перед домом профессора Грэм. На противоположной стороне улицы зеленели деревья парка Вашингтон-сквер.

— Вы о чем?

— Когда вы пришли, мы с вами чуть не поругались. В библиотеке вы обмолвились о другой линии расследования. Не хотите говорить прямо, но по вашему тону ясно, что вы относитесь ко мне без особой симпатии. Вот я и хочу понять, в чем дело.

— Вы оставляете в стороне ваше желание руководить расследованием? Сегодня утром я сказал, что мы с напарником накануне разобрались еще в одном вопросе. Вы, кстати, не удивились тому, что его нет?

— Я решил, что у него сегодня выходной.

— Он занимался проверкой вашей биографии.

Бэленджер оторопел.

— Вы сказали, что с вами такое уже случалось. Вашу жену похитили. Тот же человек лишил свободы другую женщину, которая была очень похожа на нее.

— Да, Аманду. Но к чему вы клоните? У психопатов часто бывает влечение к похожим личностям. Жертва может напоминать убийце жену, мать или какую-то другую женщину, нанесшую ему удар такой силы, что он никак не может расквитаться.

— Как же вы стали таким специалистом?

— Если ваш напарник внимательно изучил мою биографию, то вы уже должны знать ответ. Во время службы в полиции я занимался преступлениями на сексуальной почве.

— Попутно и психиатрией?

— Я полагаю, напарник сообщил вам о том, что было со мной в Ираке? — Бэленджер почувствовал, что краска бросилась ему в лицо.

Мимо проехал автомобиль. Франк подождал, пока шум мотора стихнет. Ему нужно было хоть немного времени, чтобы успокоиться.

— Первая война в заливе… «Буря в пустыне». Я был рейнджером.

— Девяносто первый год. Проверено, — вставил Ортега.

— У меня начались головные и мышечные боли. Лихорадка.

— Синдром войны в заливе. Проверено.

— Одни считали, что я заразился чем-то таким, что разносят песчаные блохи. Другие утверждали, что дело тут в обедненном уране, который содержится в наших снарядах. Военные медики пробовали разные средства. Когда ничего не помогло, мне предложили пообщаться с армейским психиатром. Вдруг меня одолело нервное расстройство, какая-то разновидность посттравматического синдрома?

— Это был первый психиатр, — заметил Ортега.

Бэленджеру очень хотелось повернуться и уйти, но он сдержался, напомнив себе, что сейчас для него имеет значение только участь Аманды.

«Я пойду на что угодно, лишь бы вернуть ее», — думал он.

— После войны я работал в полиции Эсбёри-Парка.

— Где прошли курсы по психологии для расследования преступлений на сексуальной почве.

Бэленджеру пришлось сделать усилие, чтобы и дальше говорить спокойно:

— Потом исчезла моя жена. Власти за целый год так и не смогли найти ее. Я ушел с работы, чтобы искать ее самостоятельно, через некоторое время остался совсем без денег, и мне пришлось завербоваться в службу охраны. Шла вторая иракская война. Двадцать пять тысяч долларов в месяц. Мне нужно было всего лишь два месяца поездить с автомобильными конвоями, получить деньги и возобновить поиски жены. Вы могли бы узнать это у меня самого.

— Расскажите о вашем втором пребывании в Ираке.

Бэленджер почувствовал приближение знакомой паники.

— Вам же известно, что там произошло. Вскоре после моего прибытия туда конвой, который я сопровождал, попал в засаду. Меня контузило взрывом. Я потерял сознание и очнулся в плену у каких-то иракцев в бурнусах. Один из них грозил отрезать мне голову, если я не буду ругать перед видеокамерой Соединенные Штаты. Мне удалось спастись, когда базу, где меня держали, атаковали рейнджеры. Я оказался в безопасности, вернулся в Штаты, но не чувствовал себя спокойно. Меня преследовали кошмары. Я не мог оставаться в закрытом помещении. Меня кидало в пот.

— Синдром посттравматического расстройства, — подытожил Ортега.

— Проверено, — добавил Бэленджер, передразнивая его. — Тогда, как вам известно, я обратился к другому психиатру.

— Который порекомендовал нетрадиционный метод терапии.

— Он посоветовал мне заниматься чем-то таким, что помогло бы дистанцироваться от настоящего. Изучать историю. Читать романы о прошлом. Делать все возможное, чтобы представить, будто я живу сто лет назад, а лучше — еще раньше. Это было нечто вроде попытки переместиться во времени.

— Что случилось после того, как вы попали в «Парагон», отыскали там труп своей жены и спасли Аманду?

Бэленджер не сразу нашел в себе силы заговорить.

— Сжимаете кулаки, — заметил Ортега. — Хотите пришибить меня?

— Я очнулся в больнице. Психиатр расспрашивал меня, почему я называю Аманду именем моей умершей жены.

— Психиатр номер три. Кстати, вам самому это кажется нормальным? История с именами?

От ярости Бэленджер не мог найти что сказать, а Ортега не умолкал:

— Ваши отношения с Амандой? Ночью, в темноте, вам никогда не казалось, что вы видите привидение?

— Замолчите! — Бэленджер с трудом сдерживал ярость.

— Вы сами только что сказали, что у психопатов проявляется влечение к внешне похожим женщинам. Жертва может напоминать жену, мать или кого-то там еще.

— Я никогда не думал, что живу с моей умершей женой, сплю с ней!

Ортега промолчал.

— Вы считаете, что я причастен к исчезновению Аманды? — поинтересовался Франк.

— Это одна из версий, — ответил Ортега. — Может быть, вы утратили равновесие, ощутив двусмысленность вашего семейного положения. Или в приступе отвращения к себе сделали нечто такое, в чем раскаиваетесь. Вы же были полицейским детективом и хорошо представляете себе, как должно пойти расследование.

— Поосторожнее! — предупредил Бэленджер.

— Я же сказал, что это одна из версий. Рассматривать нужно все возможности. Вы организовали представление, арендовали дом на Девятнадцатой улице, наняли женщину, которая должна была организовать актеров, явились туда с другой, которой заплатили за то, чтобы она изображала Аманду. Актеры, по плану, расходились во время лекции. Когда никого не осталось, вы поблагодарили женщину, изображавшую Аманду. Она удивлялась, но деньги были немалые, поэтому сказала себе: «Вот прикольщик-то!» и отправилась домой. После этого все считают, что видели настоящую Аманду, которую кто-то похитил.

— Чтобы это сработало, мне нужно было также устроить пожар в театре. Но мы с вами все время были там вместе.

— Не считая того момента, когда вы остались в фойе, а я вошел в зал. Вы вполне могли поджечь что-нибудь так, чтобы я ничего не заметил.

— Мы чуть не погибли. Зачем мне надо было подвергаться такой опасности?

— Чтобы убедить меня в том, что она существует. Впрочем, если следовать этой версии, настоящей опасности вы не подвергались.

— Что вы хотите сказать? — Предплечье у Бэленджера зудело так, словно нарыв готов был прорваться.

— Вы должны были пойти со мной к пожарным дознавателям, но не пожелали этого сделать и скрылись. А в разговоре выяснилось много интересного. Похоже, та самая женщина, которая нанимала актеров, совершила экскурсию по театру. Узнав о входе в подземелье, она очень им заинтересовалась, даже попросила проводить ее туда, чтобы все рассмотреть. Пару недель назад дама, подходящая под это описание, побывала в нескольких других местах на этой улице. Например, в антикварном магазине. Она сделала вид, будто хотела что-то купить, но сказала, что слышала о высохших подземных ручьях под Гринвич-Виллидж и трубах, по которым текла вода. Выяснилось, что владелец магазина любит поговорить на эту тему, потому что такие исторические экскурсы помогают ему в торговле. В районе его дом — единственный, подвал которого соединяется с театром.

— Вы думаете, что я поджег театр, рассчитывая спастись через подземный ход? Но ведь я не мог знать наверняка, что он будет открыт и по нему можно пробраться. Это же безумие!

— Разве не глупее ваше утверждение о том, что вы сегодня днем видели ту же самую женщину в библиотеке? У этой дамы нет ровно никаких разумных оснований попадаться вам на глаза. Ее не видел никто, кроме вас. Она волшебным образом исчезла.

— Зачем мне лгать?

— Чтобы я и дальше верил, что за этим кроется какая-то опасность. Допустим, вам угодно и дальше сбивать меня со следа. Вы используете любую возможность, чтобы так или иначе повлиять на ход расследования.

Вдруг Бэленджер уставился через плечо Ортеги в сторону перекрестка. Оттуда ему призывно махала женщина, одетая в темные брюки и белую блузку.

— Вы ошибаетесь, — сказал он детективу.

— В этом вряд ли меньше смысла, чем в утверждении, что Аманду похитили, желая заставить вас участвовать в какой-то дикой игре.

— Вы ошибаетесь, и я могу это доказать.

— Поверьте, я буду только рад, если получу хоть какое-то свидетельство чего угодно.

— Женщина, которая дразнила меня в библиотеке, нанимала актеров и представилась как Карен Бейли на лекции…

— Так что она?

— Стоит неподалеку и машет нам.

4

Пока Ортега поворачивался, Бэленджер сорвался с места и побежал. Несколько мгновений Карен Бейли не двигалась, затем метнулась направо и исчезла за углом.

Бежать быстро Бэленджер не мог. В половине шестого занятия закончились. Во всем городе студенты расходились по общежитиям и разъезжались по домам. Пешеходы преграждали Бэленджеру путь. Добравшись до угла, он лишь успел увидеть, как белая блузка Карен Бейли исчезла за следующим поворотом.

Увернувшись от проезжающего автомобиля, Франк заскочил туда и заметил, что она нырнула, как ему показалось, в подъезд многоквартирного дома. Женщина была в ботинках на низком каблуке и со шнуровкой, похожих на мужские, — в таких очень удобно бегать.

— Стоять! — заорал он и услышал за спиной частое дыхание Ортеги.

В следующую секунду тот поравнялся с ним, и дальше они бежали бок о бок.

— Теперь-то вы мне верите? — поинтересовался Франк.

Тротуар перегораживал сетчатый заборчик. Большой контейнер был набит сломанными досками и кусками сколотой штукатурки.

Тяжело дыша, Бэленджер остановился у забора. За ним никого не было. Он посмотрел на ворота, и в первый момент ему показалось, что они заперты. Потом Франк увидел, что висячий замок болтается на одной петле, и яростно рванул створку.

— Ради бога, подождите. — Ортега схватил его за плечо. — Сейчас я вызову подкрепление. Мы же не знаем, что там такое.

— Вот вы и ждите. — Переступая через мусор, Бэленджер устремился к пыльному крыльцу, на котором, прикрывая дверной проем, стоял лист фанеры.

— Вы же не полицейский! — крикнул Ортега. — Не имеете права!

— Значит, мне и беспокоиться не о чем! — отозвался, оглянувшись через плечо, Бэленджер. — Могу делать что хочу!

Он осторожно заглянул в щель между косяком и прислоненным к двери листом фанеры, а потом проник внутрь. В помещении пахло пылью, плесенью и старой штукатуркой. Когда его глаза привыкли к полумраку, Франк разглядел обшарпанные половицы и ободранные до каркаса стены. По сторонам коридора зияли проемы без дверей, ведущие в другие ремонтируемые комнаты. Справа располагалась лестница со снятыми перилами. Под потолком клочьями висела отставшая старая краска.

«Еще один заброшенный дом, — подумал Бэленджер. — Тени. Сходящиеся стены. Сжимающиеся комнаты».

Франка кинуло в пот, но не после быстрого бега. Все его существо желало, чтобы он повернулся и поскорее убрался отсюда.

«Аманда!» — сказал себе Бэленджер.

На втором этаже послышались гулкие шаги. Он побежал по лестнице, переступая через выломанные ступеньки. Шум позади заставил его приостановиться. Повернувшись, Франк увидел вошедшего в дом Ортегу.

— Подкрепление вот-вот прибудет, — сообщил тот.

— Вы уверены, что это не еще одна провокация, подстроенная мною?

— Я не сомневаюсь лишь в том, что мне очень нужно поговорить с этой женщиной.

Ортега двинулся следом за Бэленджером. Дощатые ступени трещали у них под ногами. Вот открылся коридор. Такие же лоскуты отслоившейся краски, болтающиеся под потолком, обшарпанные и затоптанные полы, стены со сбитой штукатуркой и каркасом, выставленным на всеобщее обозрение. Следующий лестничный пролет без перил. Выйдя на площадку, они прислушались, но Бэленджер уловил лишь приглушенный звук уличного движения, доносившийся издали.

— Похоже, лестница тут одна. Выйти женщина не могла, — заметил Ортега.

— Вы так думаете? А вдруг тут есть проход в другое здание?

Слева донесся какой-то звук. Бэленджер обернулся, перешагнул через дыру в полу и устремился по полутемному коридору. Под ногами скрипел песок. Они заглядывали во все открытые дверные проемы и видели почти одинаковые ободранные комнаты.

В тусклом свете Ортега присмотрелся к острым обломкам, торчавшим из стен коридора, и заметил:

— Похоже, здесь была стена, а строители ее сломали. Слишком уж длинный коридор для одного дома.

— А для двух — в самый раз, — ответил Бэленджер. — Он объединял обе эти постройки.

Они дошли до коридора, ответвлявшегося направо и уходившего в глубь здания.

— Может, даже и три, — предположил Ортега. — Вероятно, университет создает тут новый аудиторный комплекс.

Скрип заставил их резко обернуться. Он раздался где-то дальше по коридору. На козлах лежала доска. У стены они громоздились целым штабелем, рядом стояли какие-то коробки. На полу лежал огромный кусок брезента, засыпанный обрезками дерева и опилками. С верхнего этажа свешивалась веревка.

— Что такое здесь, на козлах? — воскликнул Ортега, заметив маленький серебристо-черный параллелепипед с экраном и множеством кнопок. — Сотовый телефон. — Кто-то из рабочих забыл.

— Что-то не похоже на обычный мобильник.

Ортега подошел поближе и заявил:

— Это же «Блэкберри»!

Бэленджеру никогда не приходилось пользоваться такими штуковинами, но он знал, что «Блэкберри» — это смартфон, рассчитанный на пользование Интернетом и электронной почтой.

— Они же вроде бы дорогие!..

— Несколько сот долларов, — подтвердил Ортега.

— Вы думаете, что рабочий на стройке, потратившийся на такую дорогую игрушку, оказался настолько рассеянным, что забыл ее на рабочем месте?

Они остановились перед козлами. Бэленджер протянул руку к «Блэкберри».

— Лучше не надо, — предупредил Ортега. — Если вы правы и действительно ведется какая-то игра, то это может быть бомба.

— Или же подсказка к дальнейшему пути, как в случае с видеоигрой. — Бэленджер поднял «Блэкберри».

— Когда-нибудь вы пожалеете, что не слушаетесь меня, — сказал Ортега.

Бэленджер сразу заметил, что «Блэкберри» немного толще и тяжелее обычного сотового телефона. Экран шире, кнопок намного больше — не только цифровая клавиатура, но и весь алфавит.

— По-моему, я слышу голоса у входа. — Ортега обернулся. — Вероятно, подкрепление прибыло. — Он вытащил из кармана сотовый телефон. — Скажу им, куда идти.

Тут внимание Бэленджера привлекло внезапное движение. В коридоре, поодаль от того места, где они находились, показалась белая блузка. Карен Бейли выскочила из своего убежища и кинулась наутек.

Бэленджер сунул «Блэкберри» в карман и бросился за ней, но наступил на тряпку и провалился в дыру, которую она прикрывала. По колени. По бедра. Франк схватился за веревку, свисавшую с третьего этажа через дыру в потолке. Брезент продолжал скользить вниз. Вот Бэленджер провалился уже по грудь. Веревка натянулась, удерживая его на весу.

Ортега поспешно схватил Франка за руку.

— Осторожнее, — предупредил тот. — С этой тряпкой непонятно, где кончается дыра.

Ортега, крепко державший Бэленджера за руку, сильно наклонился вперед и непроизвольно схватился за свисавшую веревку.

Та вдруг ослабла. Ортега потерял равновесие. Бэленджер вновь почувствовал невесомость и вскрикнул, когда детектив рухнул на него. Оба, вместе с брезентом, провалились в дыру. Веревка упала вместе с ними. Следом свалилось что-то еще, к чему канат был привязан наверху. Бэленджер успел лишь мельком бросить взгляд на эту штуку.

— Нет! — крикнул он, падая вместе с Ортегой.

Весь брезент сполз в дыру. Бэленджер рухнул на пол первого этажа, сверху на него грохнулся детектив. Франк чуть не лишился сознания, но тут же услышал треск, повернул голову и увидел, что с третьего этажа валится здоровенная тачка. Торчавшие доски ничуть не задержали ее. Она сломала их и полетела вниз.

— Берегись!

Но успеть сделать хоть что-то было невозможно. Тачка рухнула на спину Ортеге. Послышался хруст. Изо рта детектива вытекла струйка крови. Его лицо сразу побелело. Взгляд устремился куда-то в пространство. Бэленджер поспешил скинуть с детектива тачку, попытался привести его в чувство, хотя сразу безошибочно узнал неподвижность смерти.

Потрясенный до глубины души, он прекратил попытки отыскать пульс. Издалека до него донеслись голоса, топот ног людей, бегущих на грохот падения.

«Вот и подкрепление явилось, — подумал он, пытаясь прийти в себя после ужасного происшествия и сообразить, что же делать дальше. — Меня отвезут в участок. Придется несколько часов объясняться…»

Шаги между тем приближались.

Франк с трудом поднялся на ноги. Ощущая тяжесть «Блэкберри» в кармане, он заковылял прочь и едва успел свернуть за угол до того, как полицейские добежали до коридора. Бэленджер свернул в другой проход, потом в третий. Ему казалось, что он заблудился в лабиринте. Франк миновал несколько куч досок, козлов и коробок и оказался перед окном, куда еще не успели вставить стекло. Тяжело дыша, он вскарабкался на подоконник, не без труда перевалился через него и чуть ли не выпал наружу.

У него ныли ребра. Болели обе ноги. Левое предплечье будто что-то грызло изнутри. Несколько шагов Франк хромал, едва волоча ноги, затем все же пошел более-менее нормально. Вдоль сплошного забора он направлялся в дальний конец перестраиваемого квартала. Солнце снижалось. Машин заметно поубавилось. Студенты, иногда проходившие по улице, не обращали на него внимания.

В отдалении взвыли сирены. Добравшись до следующих ворот в заборе, Бэленджер обнаружил, что они заперты. Вслушиваясь в приближавшийся звук сирен, он отыскал в контейнере кусок брезента, забрался на контейнер и кинул брезент поверх колючей поволоки, венчавшей забор. Сирены все приближались, но машины остановились, так и не вывернув из-за угла. Бэленджер перелез через забор, отцепил брезент от колючей проволоки, бросил в контейнер и заковылял по улице.

Его так и подмывало броситься бегом.

«Сохраняй спокойствие! — приказал он себе. — Иди как ни в чем не бывало».

Из кофейни вышли несколько студентов.

— Давай посмотрим, что случилось, — предложил один из них, с рюкзачком за плечами, своему товарищу.

— Я стараюсь не лезть в зону боевых действий, — ответил тот.

Бэленджер мысленно похвалил его разумный подход.

Из той же двери вышли еще несколько студентов. Держась поближе и пытаясь прятаться за ними, Бэленджер свернул за угол. Увидев свое отражение в стекле витрины, он поспешил пригладить волосы и отряхнуть куртку.

Услышав приближающуюся сирену еще одной полицейской машины, Франк понял, что далеко уйти ему не удастся. Как только станет известно, что детектив погиб, полиция перекроет район со всех сторон. Все рестораны и бары здесь оккупировали студенты. Куда бы Бэленджер ни вошел, он везде будет казаться чужим и подозрительным.

Он подергал дверь какого-то здания, судя по всему офисного. Заперто.

«Нужно куда-то убраться с улицы», — повторил он себе.

Из его мыслей не выходила Карен Бейли. Когда она выбежала из укрытия, Франк решил, что напугал ее. Но теперь было очевидно, что Карен специально устроила так, чтобы он побежал за нею и наступил на брезент. Еще одна ловушка. Нет, препятствие.

Слова с оборота коробки от игры «Старьевщик» гвоздем засели у него в памяти. Гонка с препятствиями и охота за старьем.

«Я преодолел препятствие, но что же получил? — думал он. — Телефон „Блэкберри“. Но откуда же Карен Бейли узнала, где меня искать?»

Ответ на этот вопрос пришел к нему сразу же. Франк понял, где можно спрятаться.

5

Коридор показался ему длиннее, чем при первом посещении. Добравшись до кабинета, Бэленджер вновь услышал из-за двери стрельбу. Глубоко вздохнув, он постучал. Ответа не последовало. Тогда Франк открыл дверь.

Профессор Грэм сидела перед монитором компьютера, яростно орудовала мышью и стучала по клавиатуре. Круги у нее под глазами стали больше и темнее.

— Вы же, по-моему, мышь сломали, — сказал Бэленджер.

— У меня всегда есть запасная. — Пожилая женщина, с неимоверной быстротой нажимавшая на клавиши, взглянула на экран и поморщилась. — Проклятье, опять меня подстрелили.

За окном вновь завыли сирены.

— Что с вами стряслось? — поинтересовалась профессор Грэм, окинув его взглядом. — Брюки у вас в таком виде!

Бэленджер взглянул вниз и обнаружил, что на улице стряхнул с себя далеко не все.

— Пришлось преодолеть пару препятствий, — сообщил он, наскоро очищая брюки.

— А детектив, который был с вами?

— Он занимается тем же самым. — Бэленджеру удалось сохранить невозмутимый вид.

— Эти препятствия имеют какое-нибудь отношение к кутерьме, которая творится на улицах?

Бэленджер кивнул.

— Да, и ко всему, о чем мы с вами говорили. Хорошо, что я вас тут застал. — Франк не стал добавлять, что не пожалел бы сил, чтобы дознаться, где она живет, если бы Грэм покинула свой служебный кабинет.

— Пришлось задержаться, потому что таблетки не помогают.

— Таблетки?

— Я приняла их уже довольно давно, но они так и не подействовали. — На ее лице будто прибавилось морщин. — Не хотелось бы утомлять вас подробностями.

Теперь Бэленджер понял, почему она словно постарела у него глазах во время первого разговора. Подозрение насчет болезни оказалось верным.

— Извините.

Она с фаталистическим безразличием пожала плечами.

— Несколько лет назад тот самый студент, который объяснил, что видеоигры растягивают время, также дал мне понять, что реальность там, на мониторе, куда симпатичнее, чем здесь. Почему вы вернулись? Не сочтите за грубость, но я хотела бы начать сначала.

— Знаете, о чем я подумал? — Про себя Бэленджер молился, чтобы его догадка оказалась верна. — Если мне подкидывают ключи, значит, похититель Аманды должен был узнать, что я недавно побывал у вас и задавал вам вопросы насчет склепа. Вы специалист по этой части. Но я напомнил себе, что вы эксперт и по видеоиграм.

— Скорее большой любитель. Вот студент, о котором я говорила, — настоящий мастер. — Лицо профессора Грэм вдруг напряглось, а потом, когда болезненный спазм закончился, вновь расслабилось.

— Вы продолжаете с ним общаться? — Бэленджер изо всех сил старался скрыть отчаяние, овладевавшее им.

— По электронной почте и телефону. Он очень расстроился, когда узнал, что у меня проблемы со здоровьем, потому-то и прислал мне этот новый компьютер. Лучшее из всего, что сейчас используется для игр. Монитор не просто большой, но и очень хороший. Такого у меня никогда не было.

— Очень щедро.

— Он может себе это позволить. Потому-то я и не отказалась.

— Интересно, как же его зовут? — Бэленджеру удалось задать этот вопрос непринужденным тоном, как бы между делом.

— Джонатан Крид. Вижу, это имя вам знакомо, да?

— Нет.

— Но вы на него так отреагировали…

— Только потому, что оно такое звучное.

— Впрочем, его знают не только любители игр.

— Почему же? — Бэленджеру приходилось прилагать большие усилия, чтобы не показать, насколько сильно интересует его этот разговор.

— В мире компьютерных геймеров существует несколько имен, которые без всяких споров признаются легендарными. Это люди, создавшие гениальные игры, задающие недосягаемо высокий стандарт, или гении маркетинга. Например, Клиффи Би. Он прославился игрой «Unreal Tournament».

— Да, название говорит само за себя, если я правильно понял то, что вы раньше сказали о том, как игры могут унести в иную реальность.

— Еще Сигеру Миямото, создатель «Super Mario Bros». Он первым снабдил персонаж игры героической мотивацией. Марио преодолевает подземные лабиринты и сражается с чудовищами, пытаясь спасти похищенную девушку.

— Вот как?

— Понятно, почему вас так трогает эта параллель.

— Не расскажете еще что-нибудь об этих дизайнерах?

— Джон Ромеро и Джон Кармак создали стрелялку от первого лица, в которую я играла сегодня, — «Doom». Уилл Райт, напротив, изобрел игры от имени Бога.

— Что это?

— Наподобие «SimCity». Город в анимационном представлении. Со всеми его проблемами. Загрязнением. Быстро изнашивающейся инфраструктурой. Трущобами. Нищетой. Безработицей. Цель игры в том, чтобы, совершая в городе различные действия, добиться перемен к лучшему. Но вскоре геймер осознает, что при самых благих его намерениях перемены могут обернуться для кого-то бедствием. Потому-то и говорится, что игра ведется от имени Бога. Если в стрелялках от первого лица поле зрения очень сильно ограничено прицелом, то в этом случае человек обладает всепроницающим зрением и всемогуществом.

— Но, в отличие от настоящего Бога, не знает, чем могут обернуться его действия, так ведь? — спросил Бэленджер. — Не в пример Господу, геймер может ошибаться.

— А кто сказал, что Бог не способен на это? — Лицо профессора Грэм вновь напряглось. — Не понимаю, почему таблетки не действуют.

— Обладает всепроницающим зрением… — повторил Бэленджер и, прищурившись, всмотрелся в углы комнаты ближе к потолку.

— Что вы делаете?

— Размышляю о Боге. — Чувствуя озноб, Бэленджер оглядел книжные полки.

— Что вы ищете?

У Бэленджера вдруг заколотилось сердце.

— Когда Джонатан Крид прислал вам этот компьютер?

— Две недели назад. А в чем дело?

Бэленджер наклонился к монитору, медленно провел по его оправе руками и чуть не упал. Перед ним будто развернулась та самая альтернативная реальность, о которой они только что говорили.

— Я знаю, вы хотите играть в «Doom». Но может быть, вы примете мое приглашение выпить по чашечке кофе где-нибудь в другом месте?

— Вы правы. Я хочу играть в «Doom».

— Мне кажется, что в другом месте мы могли бы побеседовать куда свободнее.

Его слова совсем сбили профессора Грэм с толку.

— У вас в мониторе «жучки».

— Что?

— Посмотрите на вот эти дырочки на панели и по углам. Это миниатюрные камеры. Вероятно, и микрофоны. Так что мы ведем для кого-то персональное телешоу! Поэтому давайте-ка уберемся отсюда поживее.

Шестой уровень Аватара

1

Облака быстро сгущались, в долине темнело.

— У нас очень мало времени. Делай, что я говорю.

Женщины постепенно отбросили всякую официальность в разговоре. Вив повернулась кругом, внимательно осматривая развалины. Ее взгляд задержался на теле убитого мужа, на его изуродованном до неузнаваемости, залитом кровью лице. Впрочем, она тут же взяла себя в руки.

— Сюда. — Вив ткнула пальцем в один из не до конца развалившихся домов, стены и остаток крыши которого образовали подобие пирамиды.

Аманда поспешила следом за нею.

— Помоги расчистить середину от досок, — сказала Вив. — Нужно устроить хоть какую-то берлогу.

Аманда принялась разбирать доски, не обращая внимания на занозы, впивавшиеся в ладони.

— Накладывай доски сверху, чтобы они закрывали дыры. Попробуем сделать крышу.

Порыв холодного ветра налетел с такой силой, что Аманда покачнулась. Передернув плечами, она оглянулась на грозные облака, надвигавшиеся на долину.

— Быстрее! — прикрикнула Вив, кидая доски на крышу.

Аманда старалась изо всех сил, и вскоре образовалась небольшая пещерка. Ветер чуть не сорвал с головы Аманды бейсболку, но она продолжала подтаскивать доски и наваливать их поверх остатков крыши.

Вив, кряхтя от усилий, укрепляла убежище изнутри.

— Знаешь, что такое переохлаждение?

— Да, это когда температура тела опускается ниже допустимого.

— В горах погода меняется очень быстро. Чувствуешь, какой ветер холодный? — Вив положила крест-накрест еще несколько досок. — Если мы промокнем и замерзнем, то продержимся самое большее три часа, потом умрем. Знаешь такое слово — колотун? Вот, от него самого.

Аманда вновь оглянулась через плечо, но теперь не на приближающуюся бурю, а в ту сторону, куда направился Рей. Он оказался на открытом месте, за пределами бывшего города. Его зеленый комбинезон отчетливо выделялся на фоне темного неба. Мужчина что-то рассматривал и был, кажется, встревожен. Но Аманда не видела, куда именно он глядел.

— Помоги. Нужно достать эту дверь. — Вив ткнула пальцем в сторону руин.

Дверь была придавлена обломком крыши. Она казалась очень хлипкой — три доски, скрепленные поперечинами. Пока женщины вытаскивали и поднимали ее, Аманда опасалась, что она развалится. Ветер чуть не вырвал эту жалкую дверь у них из рук. Преодолевая порыв, Аманда опять посмотрела туда, где в двух кварталах от них находился Рей. Теперь он стоял лицом к приближавшейся буре. Находка, похоже, настолько взволновала его, что он лишь сейчас заметил, что погода испортилась.

Женщины залезли в укрытие. Аманда успела заметить, что Рей рысцой бежит к развалинам. Потом взвилась туча пыли и закрыла его. По земле застучали капли дождя. По воздуху понесло мусор и щепки.

Аманда положила дверь на землю. Дождь усиливался с каждой секундой. Пока они с Вив забирались в укрытие, она почувствовала спиной, насколько крупные и тяжелые капли сыплются с неба. Внутри пахло пылью и тленом. Вновь высунувшись под дождь, женщины подтащили дверь к себе, приподняли ее и прислонили, закрыв дыру. По краям остались щели, но они все равно были нужны. Ведь дверь требовалось придерживать руками.

Ветер свистел в щелях. Холодный дождь сек Аманду по пальцам.

— Не отпускай! — Крик Вив в тесноте прозвучал очень громко, и все же Аманда с трудом разобрала слова сквозь вой ветра. — Что бы ни случилось, не отпускай!

За дверь ухватилась рука и потянула.

— Пустите меня! — прокричал Рей.

— Места нет! — взвизгнула в ответ Вив.

— Пустите!

— Убирайся к черту!

За хлипкую дверь ухватилась другая рука. Рей дернул с такой силой, что женщины чуть не выпустили свое прикрытие. Его лицо приблизилось к ним чуть ли не вплотную — худое, обросшее густой щетиной, с глазами, полными бешенства. Дождь вовсю поливал его. За спиной Рея метались еще не прибитые дождем пыль и мусор. Он злобно щурился, по-видимому намеревался вытащить Аманду и Вив из сооруженного ими укрытия и занять их место.

Но похоже, Рей спорил сам с собой. Он совершенно неожиданно выпустил дверь. Порыв ветра чуть не свалил его, но мужчина устоял и побрел прочь.

Аманда успела дернуть дверь на себя. Не сделай она этого, ветер, гулявший вдоль улицы, унес бы ее прочь. Вдвоем с Вив они надвинули дверь на лаз укрытия. Дождь стучал по доскам, леденя пальцы Аманды.

— Вы верите в могущество совместной молитвы? — спросил голос.

— Заткнись! — взвыла Вив.

— Представьте себе, что какая-то женщина серьезно больна. Соседи по приходу собрались в церкви помолиться за ее здоровье. Несколько сотен верующих одновременно. Допустим, пастор договорится со священниками множества других церквей, разбросанных по всей стране, те соберут своих прихожан, и все начнут молиться одновременно? Это ведь уже сотни тысяч! Как вы считаете, такая молитва даст результат?

Дождь барабанил по крыше убежища с такой силой, что временами заглушал слова Повелителя игры, звучавшие в наушниках Аманды. Она крепко стискивала пальцами край двери.

— В научной среде есть интересное мнение. Если больной узнает о молитве, то психологический эффект может оказаться настолько сильным, что приведет к выздоровлению. А теперь подумайте о массовой многопользовательской онлайновой видеоигре.

— Какой еще массовой? Что вы несете? Замолчите! — взмолилась Вив, держась за дверь.

— Одна из самых популярных подобных игр называется «Anarchy Online». Геймер платит и получает право месяц существовать в облике персонажа на планете Руби-ка из альтернативной реальности — гуманоидная культура и полным-полно всякой экзотики.

Дождь сделался совершенно ледяным. Почувствовав, что пальцы онемели, Аманда разжала правую руку, поднесла ее к лицу и принялась дышать, пытаясь их согреть.

— Нет! — воскликнула Вив. — Не отпускай!

— Аманда! — вновь вмешался голос. — Вы знаете, что такое аватара?

— Отстаньте от меня! — Аманда сменила руки и теперь грела левую, а за дверь цеплялась правой.

— Уверен, что обладатель магистерской степени по литературе должен знать смысл этого слова.

— Аватара — это Бог в телесном облике, — ответила Аманда.

— Да, вы не впустую проводили время в университете. В массовой многопользовательской игре аватарой называется персонаж, действующий от имени геймера. Случается, человек выбирает себе иную личность, потому что та, которая существует в так называемой реальной жизни, его не удовлетворяет. Может быть, он толстый, с лицом в угрях, хотя ему уже тридцать лет, живет вместе с матерью и зарабатывает какие-то крохи в ресторане быстрого питания. Но когда этот тип воплощается в своего аватару на планете Руби-ка, никто из игроков не знает, как выглядит этот безнадежный неудачник. На Руби-ка ему тоже необходимо найти работу, чтобы обзавестись жильем, покупать одежду и еду. Но там все определяют мозги. У него есть шанс начать жизнь с самого начала, и ничто ему не мешает. Он способен улучшить жизнь своего аватары благодаря собственному уму. Очень любопытно, кстати, что неудачники в этой жизни преуспевают на Руби-ка, а также и то, что половина геймеров-мужчин решает изменить свой пол и выступать в женском обличье.

Аманда продолжала дышать на онемевшие пальцы, и наконец-то к ним вернулась чувствительность. Теперь ей уже было совершенно ясно, что такое переохлаждение и как от него можно умереть.

— «Anarchy Online» принадлежит компании «Фанком», которая имеет большие компьютерные мощности в норвежской столице Осло, — сообщил голос. — Они должны быть экстраординарными, потому что игра идет непрерывно. В любой момент в ней могут участвовать до двух миллионов человек. Со всего мира. Из всех стран, какие только есть на планете. Огромное количество людей, разочарованных в жизни, одновременно облекается в личности из альтернативной реальности, играет днями и ночами. Массовая многопользовательская онлайновая игра. Если исследования подтверждают существование мощного психологического эффекта от одновременной массовой молитвы, то насколько больший результат должны давать многопользовательские игры? Что привлекательнее? Собственное лицо с нечистой кожей, мать, живущая в соседней комнате, осточертевшая мастурбация, потому что ни одна женщина не соглашается с ним пойти? Или жизнь аватары-женщины в альтернативной реальности виртуального мира, где у всех равные возможности?

Ветер продолжал выть. Несколько капель воды просочились сквозь крышу и упали на укрытое комбинезоном бедро Аманды.

— На Руби-ка аватары накапливают собственность точно так же, как это делаем мы в своей версии реальности, — продолжал Повелитель игры. — Там существует роскошь, всякие материальные ценности и дорогое жилье. Игроки добиваются обладания всем этим. Если аватарам почему-либо не удается приобрести желаемое на Руби-ка, геймер может купить что угодно на интернет-аукционе. Логически рассуждая, все это воображаемые предметы, но люди расширяют границы своего пространства. На аукционе eBay можно даже купить или продать аватару, обзавестись новой личностью, если прежняя почему-либо перестала вас удовлетворять. Происходит взаимопроникновение реальностей.

— Крыша-то протекает. — Аманда поежилась, почувствовав еще одну каплю, упавшую с потолка.

— Но мы пока что не мокнем, — ответила Вив.

— У меня для вас интересная новость, — сказала Аманда Повелителю игры. — Дождь — это реальность.

— Это вы так считаете. Но может быть, сейчас мне самое время рассказать вам о преподобном Оуэне Пентекосте.

— О ком?

— О гении, создавшем Склеп мирских страстей. Вы преодолели еще одно препятствие и заслужили очередную порцию информации. Рей, вы меня слышите?

Молчание.

— Рей?!

— Слышу, — мрачно откликнулся тот.

— Как вы себя чувствуете?

— Отлично.

— Не замерзли?

— Бывало и хуже.

В звучавшем из наушников голосе Рея гнев можно было чуть ли не почувствовать на ощупь.

— Что ж, раз вы удобно устроились… — проговорил Повелитель игры. — Итак, преподобный Оуэн Пентекост. Это было не настоящее его имя. Пастором был не он, а его отец. Когда Пентекоста исключили из Гарвардской медицинской школы, он присвоил себе мантию священнослужителя, покинул Бостон и направился в приграничный район, намереваясь распространять там Божье слово. До Авалона Оуэн добрался в апреле тысяча восемьсот девяносто девятого года. Стояла страшная засуха, но Пентекост знал, что она рано или поздно кончится, уговаривал горожан не отчаиваться и продолжать молиться. Дождя все не было и не было, а он обвинял прихожан в том, что они были не полностью откровенны на исповеди. Нужно больше и сердечнее молиться. Когда же в июне дождь все же пошел, местные жители просто не могли в должной мере выразить ему свою благодарность. Но этим дождем все хорошее исчерпалось. Первым знаком, указывавшим на будущие события, оказался случай с лавочником Питером Бетюном, которого убило молнией, когда он в грозу перебегал от своего фургона к лавке.

Что-то стукнуло в дверь.

Аманда напряглась. В первый миг она решила, что вернулся Рей и вновь пытается проникнуть в их убежище. Но за ударом послышалось быстрое нутряное дыхание. Аманда узнала звук многочисленных лап, с плеском наступавших в лужи, и вспомнила овчарку, гнавшуюся за кроликом. Но теперь собака была не одна.

В щель справа от двери сунулся нос.

— Если они повалят дверь… — Вив не договорила.

Снаружи послышалось рычание.

— Нельзя держать дверь руками, — сказала Аманда. — Они откусят нам пальцы.

Еще одна морда с ощеренной пастью попыталась просунуться слева.

— Пока они толкают дверь, все в порядке. Но если они примутся ее тянуть…

— Пояса! — воскликнула Вив. — Мы привяжем ими дверь.

Аманда потянула за пояс и вынуждена была сказать:

— Он пришит сзади.

— Оторви.

— Нет. Нельзя рвать одежду. Шнурки! — Аманда поспешно освободила одну руку и, скрючившись, дотянулась до ботинка. Непослушными пальцами ей все же удалось протащить шнурок через одну дырочку, потом через другую, третью…

Рычание звучало все яростнее. Сильный толчок сотряс дверь.

— Один есть, — сказала Аманда.

— У меня тоже. — Вив связала концы шнурка и сделала петлю.

В щели вновь показалась страшная морда. Аманда стукнула собаку обломком доски.

— Убирайся! — Пес отскочил.

Вив обвязала шнурком среднюю доску двери. Собака почти сразу же вновь бросилась на заслон, но Вив тянула за шнурок, надежно удерживавший дверь на месте.

Аманда слышала собственное хриплое дыхание и думала, что оно точь-в-точь такое же, как у тех собак. Она связала свой шнурок так же, как это сделала Вив, и обернула им ту же доску. Едва женщина убрала руку, как с той стороны лязгнули страшные зубы.

Собаки скребли доски когтями, подсовывали морды, пытаясь отодвинуть ее. Шнурок больно резал ладони Аманды. Она молилась, чтобы он не порвался. Потом ей стало страшно, что дверь сломается.

— Все будет хорошо, — попыталась подбодрить ее Вив.

— Да, что хотели, то и нашли, — странно, неестественно рассмеялась Аманда, понимая, что еще немного, и она впадет в истерику. — Не ешьте нас, пожалуйста!

— Да поможет мне Бог, — сказала Вив. — Но я что угодно отдала бы за то, чтобы хоть немного поесть.

Аманда перестала хохотать и вновь почувствовала себя в трезвом, здравом уме.

— Так ведь еда совсем рядом.

— Где?

— Раз уж ничего другого не остается, мне придется убить одну из этих тварей. Заставим Рея с его зажигалкой соорудить костер, и я пожарю мясо.

Вив недоверчиво уставилась на нее.

— В чем дело? — поинтересовалась Аманда.

— Мне это и в голову не приходило, — ответила Вив.

Рычание вдруг прекратилось. Послышалось быстрое шлепанье лап по лужам. Собаки уходили.

— Куда это они? — Аманда прислушалась. — Может быть, за Реем?

— Рей? Вы меня слышите? — произнесла Вив в микрофон.

Ответа не последовало.

— Рей, с вами все в порядке? — повысила голос Вив — Смотрите, чтобы с вами ничего не случилось. Нам нужна ваша чертова зажигалка.

Ответом был лишь плеск дождя. Потом вдруг яростно зарычали и залаяли собаки. Было похоже, что они передрались, каждая яростно стремилась отбить свой кусок добычи.

— Рей?

Лай собак постепенно стихал.

Чувствуя, что у нее все холодеет внутри, Аманда чуть отпустила шнурок. Ее ладони давно уже терзала режущая боль. Она осторожно выглянула в щель, но увидела только дождь.

— Потом в ручье дождевой воды утонул ребенок, — как ни в чем не бывало продолжал Повелитель игры. — Фермер упал со стога и напоролся на вилы, а целая семья умерла от…

2

— Замаскированные камеры? — Профессор Грэм никак не могла оправиться от потрясения. — Джонатан шпионил за мной?

— За нами, — поправил Бэленджер, который сидел напротив нее в кофейне на Нижнем Бродвее, в нескольких кварталах от университета. — Этот сукин сын решил наблюдать, каким образом я буду проходить его игру. Если он установил камеры в вашем кабинете, то мог пристроить их и в других местах. В театре. Возле библиотеки. Около вашего факультета. В перестраиваемом доме.

— Но ведь не мог же никто не заметить их установки.

— После одиннадцатого сентября это уже никого не смущает. Людям в куртках с надписью «Охрана» не задают вопросов. Телекамеры для нас сделались обязательной принадлежностью пейзажа. Они висят рядом со светофорами, над входами в дома, в магазинах и вестибюлях отелей, можно сказать, везде. А ведь есть еще и сотовые телефоны, многие модели которых снабжены потоковым видео. Вряд ли возможно пройти вдоль городского квартала, чтобы тебя не засняли. При хорошей подготовке он мог почти беспрерывно следить за моими передвижениями.

Официантка принесла чай, кофе и сэндвич с ветчиной для Бэленджера. У профессора Грэм не было аппетита. Франк едва выносил отчаяние, но напомнил себе, что не сможет помочь Аманде, если не сохранит силы.

— Расскажите, пожалуйста, как вы познакомились с Джонатаном Кридом.

— Он пришел как-то, уже ближе к вечеру, и остановился в коридоре перед открытой дверью моей аудитории. Парень казался очень жалким, и мне захотелось хоть чем-то помочь ему.

— Вот как! — Бэленджер точно знал, что от него Джонатан Крид ни за что не дождется жалости.

— Маленький, тощий, с полубезумным взглядом. Писклявый голосок. Жидкие белокурые волосы. Он напомнил мне портрет Трумена Капоте[8] в молодости. Потом выяснилось, что ему уже тридцать пять, но выглядел Джонатан совсем мальчишкой. «Хотите присоединиться к нам?» — спросила я его. Он кивнул, вошел и сел на заднюю парту. На мою лекцию Крид пришел потому, что заинтересовался темой. Я рассказывала о Склепе мирских страстей.

От этого названия Бэленджера передернуло.

— Впоследствии я узнала, что из-за задуманной игры он перенес сильнейший нервный припадок. После него Джонатан чуть не полгода пробыл в кататоническом состоянии, когда его мысли неотрывно крутились вокруг того, что он называл дурным местом. Крид не рассказывал, что оно собой представляет, говорил только, что это неописуемо. Еще он заявил, что после выздоровления решил искать истину где угодно, только не в играх.

— Джонатан именно так и говорил?

— По-моему, для человека с коэффициентом умственного развития в сто девятнадцать — ничего удивительного. Он сказал мне, что хотел получить образование, но у него всегда не хватало на это терпения или времени. — Она умолкла и застыла, выжидая, когда же пройдет очередной приступ острой боли.

Бэленджер отвел взгляд, чтобы не смущать ее.

Профессор отдышалась и продолжила как ни в чем не бывало:

— Сначала Джонатан поступил на философский факультет, рассчитывая, как он говорил мне, что, вероятнее всего, истину удастся обнаружить там. Крид изучал Гераклита, Парменида, Сократа, Платона и Аристотеля. Вы имеете какое-то представлении о философии?

— Весьма ограниченное, лишь из книг по истории, которые читал.

— Некоторые философы утверждают, что дома, деревья, небо и все, что нас окружает, столь же нематериально, как тени в пещере. Другие верят, что реальность так же вещественна, как булыжник, который человек пинает при ярком свете солнца. Джонатан считал, что эти споры совершенно бессмысленны. Он был уверен, что правы те, кто считает мир иллюзорным. Для него воображаемый мир куда материальнее, нежели так называемая физическая реальность. В этом с ним согласится любой разработчик игр и геймер.

Затем Крид обратился к литературе, но понял, что большинство преподавателей считает себя чем-то вроде придатков к философским или политическим кафедрам. Он так и не услышал ни слова о том гипнотизме, благодаря которому литературные произведения переносят его в реальность, превосходящую своей жизненностью окружающий нас мир, который принято считать материальным.

Потом Джонатан взялся за историю. Заметьте, что он не записывался на тот или иной курс. Крид просто ходил по коридорам и останавливался у дверей тех аудиторий, в которых говорили о чем-то, казавшемся ему интересным. Он рассказал мне, что прослушал таким образом лекции об убийстве Юлия Цезаря, о вторжении норманнов в Англию, об убийстве принцев в лондонском Тауэре, о Столетней войне и о том, что Гражданская война в США принесла чуть не миллион жертв. Но Джонатан ничего из этого не воспринимал как факты. Все описания, сделанные очевидцами, были крайне пристрастными, далее тенденциозность нарастала еще сильнее. Он говорил мне, что все это россказни. Тени. Доказать, что это было на самом деле, невозможно. Но сюжеты этих россказней Крид находил восхитительными. Благодаря им он выбрался из своих кошмаров.

Джонатан намеревался пройти мимо, туда, где рассказывали истории об убийстве эрцгерцога Фердинанда, газовых атаках Первой мировой войны и лагерях смерти Второй, но случайно остановился перед моей аудиторией и услышал о Склепе мирских страстей. Он сказал мне, что в этот миг его жизнь перевернулась. Крид так и не объяснил причин, но следующие три месяца слушал мои лекции и посещал меня в университетском кабинете. Мы частенько завтракали вместе, а после занятий прогуливались по Вашингтон-сквер. — Лицо профессора Грэм посерело, эмоции мешали ей говорить. — Незадолго до того у меня умер муж. Детей не было. К Джонатану я относилась как мать к сыну. Он объяснял мне, что фантастический мир игры может быть куда реальнее, чем скорбь, от которой я пыталась как-то скрыться. Потом я узнала, что у меня рак, и, естественно, страшно перепугалась. А Крид убеждал меня, что игры не отнимают время, а, наоборот, добавляют его. Благодаря скорости, с которой принимаются бесчисленные решения, необходимые для достижения победы, секунды словно делятся на мелкие части, время заполняется по максимуму. Джонатан решил было отказаться от игр, но в конце концов вернулся к ним. Он совершил то, что сам называл своей очередной эволюцией, и пришел к выводу, что игры обладают метафизическим свойством, которое умудрились не заметить философы. Игры — это истина.

Профессор Грэм вновь затаила дыхание и вынула из сумки флакончик с таблетками. Проглотив две и запив их чаем, она вновь посмотрела на Бэленджера.

— Они с сестрой…

— Погодите! У него есть сестра? — Франк напрягся.

— Высокая брюнетка, а Джонатан — очень светлый блондин.

— Она носит волосы собранными в пучок на затылке? — быстро спросил Бэленджер. — Твердые черты лица. Никакой косметики.

— Я видела ее лишь несколько раз. Да, она старалась выглядеть скромно. Вы ее знаете?

— Мне она представилась как Карен Бейли. — Бэленджера чуть не затрясло от гнева.

— Да, ее первое имя Карен. Они с Джонатаном не похожи, потому что отцы у них разные. Их мать была весьма легкого поведения. Мужчина, который их вырастил, не был отцом ни сестры, ни брата. Просто он довольно долго жил с их матерью, а она, уйдя от него, бросила сына и дочь. Он оставил их у себя как приманку, рассчитывая, что мать рано или поздно вернется, чтобы посмотреть на детей, и ему удастся уговорить ее остаться.

Франку было заметно, что рассказ давался профессору Грэм не так уж просто.

— Отчим оказался жестоким человеком. Пьяницей. Джонатан рассказывал, что старался не спускать с него глаз, потому что он мог прийти в ярость по любому поводу, и предугадать это было невозможно. Помимо всего прочего, отчим испытывал нездоровый интерес к Карен, которая очень походила на мать, поэтому пребывала в постоянной опасности. Потому-то она всю жизнь старается выглядеть как можно скромнее, хотя, мне кажется, может быть привлекательной. Карен старается избегать внимания мужчин.

Она заменила Джонатану мать, а он, в свою очередь, пытался отвлекать от нее внимание отчима, часто пылавшего гневом. Дети старались прятаться от него. Ну а тот отыгрывался как мог и если находил детей, то запирал их. Иногда в шкафу, иногда в подвале. Джонатан рассказал, что как-то раз они с сестрой просидели три дня в закрытой наглухо каморке, дверь которой отчим забил гвоздями. Без воды, без пищи, даже без сосуда, куда можно было бы справить нужду. В темноте Джонатан сочинял фантастические игры, наподобие «Dungeons & Dragons». Они с Карен укрылись в созданной им альтернативной реальности.

Предплечье Бэленджера болело все сильнее и сильнее. Внимательно слушая собеседницу, он почти непрерывно потирал его.

— Пожалуй, единственным добрым делом со стороны отчима была покупка детям приставки для видеоигр. Напомню, дело происходило в конце семидесятых, когда существовали только эти приставки, подключавшиеся к телевизору. Джонатан был совсем еще ребенком, но он разобрал устройство, понял, как оно работает, и усовершенствовал его. В скором времени отчим умер от цирроза печени. Детей передали приемным родителям, но они никогда не оставались в одной семье больше полугода. Было в Джонатане и Карен нечто такое, что сильно смущало приемных родителей. По большей части они проводили время друг с дружкой, за играми, которые изобретал Джонатан.

В тысяча девятьсот восемьдесят пятом году появились приставки компании «Nintendo», и Джонатан писал для нее программы, пользуясь компьютерами тех школ, куда ходили они с Карен. Ему было особенно приятно от осознания того, что тупые хулиганы, непрестанно отравляющие ему жизнь в школе, приходя домой, садились за те самые игры, которые он делал, не имея ни малейшего понятия о том, кто их творит. Ему принадлежит немало важных изобретений в данной области. Например, в первых играх персонажи были способны перемещаться только вниз, вверх, вправо и влево. Джонатан первым ввел движение с переднего плана в глубину. Он же совместил пространство игры с фоном. Обе эти новации создали иллюзию трехмерного пространства. — Она умолкла, пережидая очередной приступ боли.

— Я знаю, что вам трудно… — сказал Бэленджер.

— Но я хочу помочь. Вам необходимо понять концепцию бесконечности.

— Это еще что такое?

— В существовавших прежде играх передвижения геймера всегда ограничивались некоторым пределом. Действия происходили в замкнутом пространстве и потому были предсказуемы. Но Джонатан разработал игру под названием «Infinity (Бесконечность)», в которой два космических корабля гоняются в космосе друг за другом. Он говорил, что выдумал ее, вспоминая о тех трех днях, которые они с Карен просидели в заколоченной комнате. Когда играешь в эту игру, создается впечатление, что звездолеты могут сколько угодно двигаться в любом направлении и непрерывно отыскивать новые чудеса. В разговоре со мной он шутил, что хотел, чтобы геймер крутился среди комет и пытался отыскать Бога.

— Бесконечность… — Бэленджер попытался осмыслить услышанное, и у него закружилась голова. — Такое впечатление, что в этой игре геймер может запросто пропасть.

— Именно это и случилось с Джонатаном. — Профессор Грэм на несколько секунд прикрыла глаза. — Разработчики компьютерных игр — одержимые люди. Для многих из них вполне обычное дело работать по четверо суток без сна. Они жуют чипсы «Доритос» и запивают их джолт-колой. Джонатан говорил, что для разнообразия заваривал крепкий кофе и разбавлял его обычной колой.

— Но ведь от такой бессонницы недолго и спятить, — заметил Бэленджер.

— Когда он погружался в такие видения на четверо суток, сестра всегда приглядывала за ним. Похоже, что слово «видения» тут подходит лучше всего. Джонатан выписывал компьютерные коды как автомат. Патенты и отчисления принесли ему сто миллионов долларов. Но он никогда не придавал значения деньгам. В жизни для него имели смысл только игры. В такой индустрии всегда есть повод для роста — достичь следующего уровня, а потом еще и еще. Джонатан стремился создать игру настолько совершенную, чтобы ее не смог превзойти ни один разработчик. Под заботливым, можно сказать, материнским присмотром Карен он погружался в новые и новые видения, которые продолжались дольше и дольше. Пять суток без сна. Шесть. В конце концов произошел тот самый срыв, которого всегда боялась Карен.

Бэленджер больше не мог переносить пульсирующее, очень болезненное жжение в руке. Он поддернул рукава куртки и рубашки и сам испугался того, что увидел. Нарыв надулся еще больше и сделался ярко-красным.

Профессор Грэм взглянула на него с искренним волнением и заметила:

— Вам бы в больницу! Как бы не было заражения крови.

— Такое ощущение, будто…

— Что?

«Будто у меня что-то под кожей», — в смятении подумал он.

— Извините, я отойду на минуточку. — Франк прошел мимо столов к мужской комнате. Внутри, под дверью закрытой кабинки он увидел чьи-то ноги в туфлях. Возле умывальника Бэленджер снял куртку и набросил ее на правое плечо, потом засучил левый рукав рубашки выше локтя, глубоко вздохнул и с силой надавил на нарыв.

Боль оказалась такой, что он не смог сдержать стона. Из следа от укола показалась желтая жидкость. Франк продолжал давить. Гной потек сильнее, желтое сменилось красным.

«Отлично, — подумал Бэленджер. — Нужно выжать оттуда побольше крови, понять, что же создает заражение».

Было так больно, что он закусил губу. В отверстии в коже показалось что-то черное. Маленькое. Тонкое. Квадратное. Металлическое. Франк давил и давил, пока эта штука не вылезла наружу. Тогда он положил ее на указательный палец и поднес поближе к свету лампы, висевшей над головой.

«Вот сукин сын!» — подумал Бэленджер.

Он ничего не понимал в электронике, но мог представить лишь одну причину, по которой ему под кожу могли засунуть эту пакость. Чтобы следить за его передвижениями.

Вне себя от гнева, он завернул «жучок» в носовой платок и убрал в карман пиджака. Потом Франк тщательно намылил всю руку, смыл и повторил все еще раз. Ему казалось, что он никогда не сможет отмыться дочиста.

3

Профессор Грэм сидела за столом, повесив голову.

Когда Бэленджер подошел, она устало взглянула на него и спросила:

— Как ваша рука?

Бэленджер вынул из кармана «Блэкберри» и ответил, стараясь говорить спокойно:

— Вымыл, но вид стал еще хуже. Вы правы. Как только покончу с этой историей, сразу же пойду к врачу.

Он осмотрел «Блэкберри». Серебристый корпус, передняя панель цвета вороненой стали. Экран заметно больше, чем у обычных сотовых телефонов. Помимо множества буквенных и цифровых клавиш аппарат имел кнопку сверху, еще одну на правой боковой стороне и какое-то колесико. Теперь Франк нисколько не сомневался в том, что телефон был оснащен подслушивающим устройством. Может быть, еще и радиомаяком для подстраховки того, что подонок запихнул мне под кожу, подумал он.

— Как же включить эту штуку?

Бэленджер нажал на кнопку сверху, и экран сразу же ожил. В ярком свете ламп, висевших под потолком кофейни, было трудно различить иконки, но, повернув аппарат, Бэленджер обнаружил, что изображение стало вполне четким. В правом верхнем углу экрана светилась красная стрелка. Почти сразу же замигал зеленый огонек.

— Похоже, мне могут позвонить.

Так оно и случилось.

Бэленджер напрягся. Две клавиши были снабжены силуэтами телефонной трубки, одна красным, другая зеленым. Франк решил, что зеленая — для ответа, и нажал на нее.

— Где Аманда? — резко спросил он, поднеся смартфон к уху.

— Вы знаете, что такое аватара? — отозвался мужской голос, звучный и внятный, как у диктора.

Бэленджер был на грани того, чтобы потерять голову от ярости. Преодолев столько опасных препятствий, он в конце концов говорил с тем самым человеком, который похитил Аманду и был виновником жуткой боли и страха! Перед ним, как наяву, появился Ортега, уже мертвый, со струйкой крови, вытекавшей изо рта. Франку больше всего хотелось орать, ругаться самыми грязными словами, клясться жестоко отомстить. Но весь его военный и полицейский опыт говорил, что все будет потеряно, если он сейчас утратит контроль над собой.

— Аватара? — мрачно переспросил Бэленджер — Боюсь, что нет.

— А вот Аманде это известно.

Франк умудрился сохранить ледяное спокойствие и спросил:

— Она пострадала?

Ответа не было долго. Бэленджер даже испугался, что связь прервалась.

— Нет.

— Где она?

— Именно это вы и должны выяснить.

— Победить в игре? Тогда вы ее освободите?

— Чтобы победить в игре, нужно не только найти Аманду.

Сердце у Бэленджера отчаянно колотилось, дыхание перехватило. До него вдруг дошло, что профессор Грэм может опознать голос и сказать, действительно ли он принадлежит Джонатану Криду.

Франк поспешно повернул телефон, так, чтобы тот оказался между ними, и сказал:

— Вы спрашивали об аватаре. Объясните, что это такое.

— Бог в телесном обличье.

Профессор Грэм внимательно слушала.

— Вы мой аватара, — заявил голос.

— Это значит, что вы Бог?

— Я Повелитель игры.

У Бэленджера болезненно запульсировало в голове.

— Сайт Scavengerthegame.com, — произнес Повелитель игры.

— Ну и что?

— Вы понимаете, что «Блэкберри» имеет доступ в Интернет? С помощью колесика сбоку найдите иконку с изображением земного шара. Надавите на колесико и войдите в Сеть. Ваш «Блэкберри» приспособлен к высокоскоростной передаче. Вы сможете быстро войти на сайт.

— Интернет? Сайт? О чем вы говорите? Что я должен увидеть?

Динамик умолк, связь прервалась. Бэленджер нажал кнопку с красной трубкой, чтобы отключить телефон.

— Это говорил не Джонатан, — сказала профессор Грэм.

— Невозможно! Это должен быть он. Все указывает на…

— Я же вам сказала, что у Джонатана слабый тонкий голосок. А этот человек вполне может читать вечерние новости по телевидению.

— Возможно, голос прошел какую-то обработку. Усилители и фильтры способны изменять звук до неузнаваемости. — Бэленджер никак не хотел смириться с тем, что мог так ошибиться.

Как ему и было сказано, он вошел в Интернет. Несколько тревожных минут потребовалось на то, чтобы ознакомиться с управлением. О том, что «Блэкберри» работает, свидетельствовала иконка в виде песочных часов. Этот символ напомнил Франку коробку от видеоигры «Старьевщик». Там тоже были песочные часы, наполовину заполненные кровью.

Потом на экране появилась та самая картинка с коробки. Почти сразу же вместо часов пошли сменявшиеся фотографии, запечатлевшие Аманду бежавшей со всех ног за какой-то незнакомой женщиной. Бэленджер так разволновался, что у него мгновенно подскочило давление. Ему казалось, что вены раздулись. Никогда в жизни он не рассматривал что-либо с таким напряжением и тревогой.

Аманда была одета в голубой комбинезон и бейсболку. Вторая женщина — в серое. Дело происходило на природе, на заднем плане отчетливо виднелись горы. Аманда бежала с открытым ртом, как будто что-то кричала в отчаянии.

Потом экран застлало красным туманом. Бэленджер с ужасом осознал, что на снимке запечатлено мгновение взрыва. В воздухе висели какие-то куски тела. Кисть. Часть головы. Кровь. Сюрреалистический эффект казался еще сильнее оттого, что ужасное зрелище не сопровождалось звуком.

У Бэленджера похолодело внутри.

«Боже мой, неужели мне показывают, как Аманда взорвалась?» — в отчаянии подумал он.

Тут же появилось новое изображение, на котором Аманда, застыв, смотрела на взрыв. Бэленджеру сразу полегчало, даже несмотря на то, что ужас, написанный на ее лице, передался ему.

«Что же я вижу?» — думал он.

Экран почернел. На нем появилась надпись:

«САЙТ НЕДОСТУПЕН».

Бэленджер стискивал «Блэкберри» с такой силой, что у него заболели пальцы.

— В чем дело? — спросила профессор Грэм. — Что вы видели?

— Ад.

«Блэкберри» зазвонил.

Франк нажал зеленую кнопку. Больше чем когда-либо ему хотелось дать волю гневу. Но все же он заставил себя стать очень спокойным.

— Эти фотографии, сделанные веб-камерой, вы смогли увидеть благодаря технологии наблюдения «Surveillance LIVE». Все снято несколько часов назад, — сообщил тот же голос.

— Часов? Выходит, мне неизвестно, жива Аманда или нет. — У Бэленджера перехватило дыхание.

— Она жива.

— Если вы говорите правду.

— Если я солгу, игра будет испорчена. Правила непререкаемы. Одно из них заключается в том, что я не должен лгать. А вот еще одно правило. Чрезвычайно важное. С этой минуты — никакой полиции. Вы меня поняли?

Несколько секунд Бэленджер не мог издать ни звука, потом сказал:

— Да.

— Ни ФБР, ни чего-то в этом роде. Никаких друзей из армии. Ничего подобного. То, что вы обратились в полицию в начале, было вполне естественно. Но теперь с этим покончено. Вы перешли на другой уровень. Теперь вы действуете в одиночку. Вы меня поняли? Ответьте.

От услышанного Бэленджеру стало еще больше не по себе, но он все-таки выдавил:

— Понял.

— Вы мой аватара. В вашем лице я участвую в игре. Я болею за вас и хочу, чтобы вы выиграли.

— Бред какой-то.

— Тем не менее это так. Я хочу, чтобы вы спасли похищенную девушку и дошли до финального уровня, где отыщете секрет.

— Склеп мирских страстей?

— И все, что он собой олицетворяет. Это жизненно важно. Говоря так, я не преувеличиваю. Если вы спасете девушку и отыщете склеп, то докажете тем самым, что достойны узнать тайну. Я уже постиг ее суть, но хочу еще раз прочувствовать всю прелесть раскрытия. Благодаря вам.

— Я думал, что игра закончилась. Это случилось сегодня в пять часов дня.

— Нет. Для вас «Старьевщик» начался сегодня в десять утра. У вас остается менее тридцати одного часа.

— «Старьевщик». — От этого безобидного, в общем-то, слова повеяло смертным холодом. — А что случится, если я не успею в отведенное время спасти Аманду и раскрыть секрет?

Связь прервалась.

4

Заходящее солнце совсем скрылось за домами. Узкая полоска неба над Бродвеем светилась оранжевым, но внизу уже стемнело, так что водители автомобилей включили ближний свет.

Бэленджер сунул «Блэкберри» в карман брюк и прижал сверху ладонью, чтобы Повелитель игры не слышал, о чем он будет говорить с профессором Грэм.

— Как найти ту долину, о которой вы говорили? Где находятся Авалон и Склеп мирских страстей? Вы упоминали Вайоминг и горы Уинд-Ривер…

— Авалона давно не существует. Его нельзя даже назвать городом-призраком. — Профессор Грэм выглядела очень усталой. — Коттонвуда тоже нет. Чтобы установить местонахождение той долины, куда явился преподобный Оуэн Пентекост, мне потребовался месяц и помощь Вайомингского исторического общества.

— Где же она расположена?

— Ближайший крупный населенный пункт — Лэндер. Долина в пятидесяти милях к северу вдоль южного края гор.

— Когда я там окажусь, как узнать, что это то самое место? — Бэленджер старательно зажимал ладонью «Блэкберри», лежавший в кармане.

— В тех краях это единственная долина с озером. В любом туристическом или охотничьем магазине Лэндера вы без труда купите карту.

— Вы бывали там?

— Семь лет назад. Весь июль я пыталась отыскать склеп. Порой мне казалось, что он существовал только в горячечном бреду Дональда Райха. Джонатан тоже пытался найти его.

— И…

— Уверена, если бы он добился своего, то сказал бы мне.

«Это вовсе не обязательно», — подумал Бэленджер и ласково погладил женщину по плечу.

— Спасибо вам большое.

Она задумалась, а он наклонился и поцеловал ее в щеку.

Возможно, профессор Грэм покраснела. Это трудно было разглядеть.

— Меня очень давно никто не целовал.

— Если так, рад, что мне выпала такая возможность. — Он помахал рукой, подзывая такси, и протянул водителю двадцать долларов. — Позаботьтесь о даме, пожалуйста.

Бэленджер проводил взглядом машину, медленно удалявшуюся в густом потоке автомобилей, переполнявших Нижний Бродвей. По сторонам улицы теснились офисы и магазины. Бэленджер подошел к ближайшему банкомату, вставил карту и снял со счета пятьсот долларов наличными — максимально возможную сумму.

Потом он направился в ближайший магазин сотовых телефонов. Там Франк снова зажал ладонью аппарат, лежавший в кармане, чтобы Повелитель игры не слышал и этого разговора.

— У вас есть «Блэкберри»? — спросил он.

— Конечно. — У продавца, молодого парня, длинные волосы были собраны в хвост, а в ухе болталась серьга. — Вот, смотрите.

Бэленджер взял аппарат, похожий на тот, который попал к нему от Повелителя игры.

— Отличный выбор! — одобрительно заметил продавец. — Последняя модель. Стоит триста долларов, но мы проводим кампанию «Подтвержденная покупка». Если вы согласитесь дать свои данные, сделаю скидку аж в сотню.

— Это меня не волнует. Мне нужно, чтобы вы сейчас же его активировали.

— Никаких проблем.

«Надо же! Интересно, в какой вселенной так живут?» — подумал Бэленджер.

— Еще мне обязательно нужен доступ к программе связи с веб-камерой «Surveillance LIVE».

— Для этого нужно загрузить особый софт. Лишние деньги. Вы могли бы сделать это сами, дома на компьютере, а потом перенести на «Блэкберри».

— Видите ли, я уезжаю и не скоро окажусь у компьютера, — ответил Бэленджер. — Не пожалею еще сотни, если вы сделаете это сейчас.

— Нет проблем! — повторил продавец. — А чего-то вы за карман держитесь?

— Такая вот странная привычка.

Через десять минут продавец вручил Бэленджеру его новый «Блэкберри».

— Установлено все, что вам может понадобиться. Только нужно поскорее подзарядить аккумулятор. В продажу они поступают с малым запасом. Вот зарядное устройство, сумка и все остальные причиндалы.

— А вот ваша сотня. Приятно иметь дело с человеком, знающим свою работу. — Бэленджер забрал покупку, вышел на улицу, там наконец-то отнял руку от кармана и извлек «Блэкберри». — Эй, вы меня слышите? Запишите! — Он продиктовал номер только что купленного смартфона.

После этого Франк сразу же бросил «Блэкберри» Повелителя игры в мусорный бак. При этом оттуда так пахнуло протухшей картошкой фри, что ему пришлось задержать дыхание. Затем Бэленджер вытащил платок, в который был завернут чип-радиомаяк, извлеченный им из-под собственной кожи. Тут кстати подвернулся бездомный бродяга, толкавший перед собой по тротуару тележку с мешками, набитыми каким-то тряпьем.

— Вот вам двадцать долларов, — сказал Бэленджер. — Купите себе какой-нибудь еды.

— Мне подачки не нужны.

— Все же возьмите. Хотя бы на черный день. — Он сунул двадцатидолларовую купюру в карман нищего, а вместе с ней опустил и радиомаячок. — Доброй ночи.

— Ладно. Только узнаю, какой номер мне забронировали в «Шерри-Незерленде».

Подозвав такси, Бэленджер уселся в машину и сказал:

— Аэропорт Тетерборо.

— Не знать такой место, — ответил водитель, голову которого покрывал тюрбан.

— Я тоже не знаю. Где-то в Нью-Джерси.

Водитель пробормотал что-то невнятное.

— Если довезете быстро, заплачу вдвойне.

Мужчина в тюрбане потянулся к рации.

5

Тетерборо относится к числу так называемых вспомогательных аэропортов, предназначенных для того, чтобы снимать часть нагрузки с главных коммерческих аэропортов на определенной территории, предоставляя ангары и взлетно-посадочные полосы для корпоративных и частных воздушных судов. Собственно, этим и исчерпывались знания Бэленджера о данном аэродроме, но за то время, которое заняла двадцатимильная поездка из Манхэттена, он с помощью «Блэкберри» смог выведать гораздо больше.

Прежде всего Франк получил подтверждение своему подозрению об отсутствии регулярных рейсов в Лэндер из аэропортов Кеннеди, Ла Гуардиа или Ньюарк. Нужно сделать пересадку в Чикаго или Денвере, но на самолеты, отправлявшиеся оттуда, не было мест до самого утра. Более того, в Лэндере вообще не имелось взлетно-посадочных полос для крупных самолетов. Ближайшим аэропортом, принимавшим регулярные рейсы крупных авиакомпаний, был Ривертон, находившийся в получасе езды от Лэндера, попасть в который можно было лишь во второй половине дня, а то и вовсе к вечеру. Слишком долго. Так он терял больше половины из оставшихся у него тридцати одного часа. Нет, уже только тридцати.

Так что оставался только один путь.

Уже совсем стемнело, когда такси миновало пункт досмотра. Бэленджер вышел у входа в терминал «Джет авиэйшен», одной из крупнейших компаний, базирующихся в Тетерборо, занимающихся техническим обслуживанием и чартером самолетов. Он протянул водителю деньги с учетом обещанного вознаграждения и направился к пятиэтажному, сияющему огнями корпусу.

Сверкающий интерьер терминала вполне подошел бы и для крупного первоклассного аэропорта.

Из-за стойки вышел благообразный мужчина в строгом костюме и поинтересовался:

— Мистер Бэленджер?

Они обменялись рукопожатием.

— Эрик Грей. Я зафрахтовал самолет по номеру кредитной карточки, который вы мне продиктовали по телефону. Сейчас он заправляется. Чтобы избежать недоразумений, напомню — три тысячи долларов за час.

— Да, мы ведь так и договорились.

Франк ожидал, что начнутся вопросы. С чего, мол, ему вдруг так срочно понадобился самолет да почему у него нет багажа. Он только сейчас сообразил, что люди, способные позволить себе роскошь оплатить такой вот частный перелет, редко снисходят до объяснений собственных поступков.

— Мы проверили ваше имя по сводкам служб безопасности. — Эрик улыбнулся. — Рад сообщить, что оно не числится в списках террористов или личностей, замеченных в каких-либо еще противозаконных действиях.

— Приятно слышать. — Бэленджер не без труда заставил себя улыбнуться в ответ.

Миновав стеклянные двери, они вышли на огромное асфальтированное поле, окруженное со всех сторон ангарами.

Эрик указал направо и заявил:

— Вот ваш «Лир-60». — Реактивный самолетик оказался маленьким и изящным. — Уже почти готов к вылету.

— Благодарю вас.

«Блэкберри» зазвонил. За время поездки в аэропорт он оживал несколько раз, но Бэленджер не отвечал. Сейчас Франк остановился на асфальте, ярко освещенном со всех сторон, и вынул смартфон из сумочки, пристегнутой к поясному ремню.

Не желая мешать клиенту, Эрик отступил за дверь терминала.

— Как и тот сайт, на который вы меня направили, я дам вам только минуту, — язвительно произнес Бэленджер.

— Вы сотворили невозможное, куда-то переместились, оставаясь в это же время на одном месте, — ответил голос.

— «Блэкберри» с сюрпризами, который вы мне подсунули, валяется в мусорном баке. Маяк слежения, из-за которого у меня чуть не началось заражение крови, лежит в кармане бродяги, плетущегося по Бродвею.

— Но как же вы сможете быть моим аватарой, если у меня не будет возможности следить за вашими передвижениями? Я хочу знать, где вы находитесь.

— Я тоже хотел бы кое-что узнать. Почему Аманда и я?

— Из-за отеля «Парагон».

— Вы сочли, что мы недостаточно страдали, и решили дать нам возможность вновь пощекотать себе нервы?

— Мне требовались люди, достойные участия в игре, на деле подтвердившие свою способность выживать. Вы с Амандой очень сильны, обладаете большими внутренними ресурсами. Без вас прототипу «Старьевщика» не удастся добиться успеха.

— Какому еще прототипу? Боже правый, только не говорите мне, будто считаете, что эту штуку можно запатентовать!

— В тысяча девятьсот семьдесят шестом году уже существовала аркадная игра под названием «Death Race (Смертельные гонки)». Геймеры ехали по населенному призраками кладбищу. На дороге то и дело возникали фигуры. Подразумевалось, что это привидения, их нужно было сшибать. При удачном наезде на экране появлялся крест, а геймер получал дополнительные очки. Какая-то женщина застала своего сына за этой игрой и была так потрясена, что развернула кампанию против насилия в видеоиграх. «Шестьдесят минут» и другие ведущие программы новостей поддержали шумиху. Власти разных штатов принялись издавать законы об ограничениях на видеоигры. Все это лишь из-за того, что на экране какие-то фигурки, имеющие сходство с человеком, превращались в кресты! Каков же результат? Популярность видеоигр только увеличилась.

В тысяча девятьсот девяносто третьем году появилась «Mortal Kombat», чрезвычайно кровавая игра, в которой победитель перегрызал глотки проигравшим персонажам и обдирал их трупы до скелета. Конгресс провел расследование в сфере индустрии видеоигр, потребовал ввести рейтинг и попытался установить цензуру. Ничего из этого не вышло. «Mortal Kombat» без цензурных купюр продавался в три раза лучше, чем приглаженная версия. В современных видеоиграх графика несравненно лучше. Геймеры могут угонять машины, давить пешеходов, избивать проституток и стрелять в полицейских. Армия США заказала две очень выразительные боевые игры — одну для вербовки, а вторую для обучения.

— Ваша минута истекла, — сказал Бэленджер.

— Есть такой фильм «Телесеть». Не видели? В тысяча девятьсот семьдесят шестом году зрители думали, что это сатира с нарочито накрученным сюжетом. Питер Финч играл ведущего программы новостей Говарда Била. Рейтинг такой, что ниже не бывает. В отчаянии он сообщает в прямом эфире, что намерен покончить с собой, и неожиданно к нему возникает всеобщий интерес. С новостей Говард перешел на тематические обзоры. Его рейтинг быстро пошел вверх. Развлекательная редакция подчинила себе новостную и принялась манипулировать информацией, преподнося ее во все более драматическом виде. Ведущее место на телевидении заняли ток-шоу с орущими друг на друга умниками обоего пола.

— Достаточно, я понял суть. Вы просто описываете программы новостей на кабельном телевидении.

— Вы спросили, рассчитываю ли я запатентовать «Старьевщика». Не сегодня и не завтра. Даже не через год или два. Но уверяю вас, когда-нибудь я это сделаю. Потому что грань между первичной и альтернативной реальностью непрерывно размывается, а события приобретают все более экстремальную окраску.

Неподалеку взревел самолет, отрываясь от земли.

— Что это за шум? — осведомился голос.

— Я намерен добраться до вас. — Бэленджер нажал красную кнопку, прерывая связь.

6

«Лирджет» так стремительно оторвался от земли, что Бэленджеру показалось, будто он сидит в спортивном автомобиле. Приглушенно гудели две турбины. Посмотрев в иллюминатор справа, Франк увидел свет нью-джерсийского Мидоулендса. Дальше огни отражались в водах Гудзона. За ними россыпью бриллиантов сиял Манхэттен. При иных обстоятельствах такое зрелище вызвало бы у Бэленджера благоговейный восторг, но теперь оно лишь еще раз напомнило ему о том, насколько далеко от него находится Аманда. Когда самолет устремился на запад, Бэленджер воткнул шнур зарядного устройства в розетку и откинулся на спинку кресла. Он ощущал себя маленьким и одиноким.

Совершенно не испытывая голода, Франк все же заставил себя съесть сэндвич с индейкой, купленный в терминале. Он напомнил себе, что надо есть и отдыхать при каждой возможности. Свет в салоне был мягким, рассеянным. Бэленджеру казалось, что он целую вечность мчится, не останавливаясь. Сознавшись самому себе в усталости, он разулся, откинул спинку кресла, потом посмотрел на часы. Почти четверть десятого. Ему сказали, что полет в Лэндер продлится чуть больше пяти часов. Значит, он окажется в Лэндере после двух по нью-йоркскому времени. В Вайоминге это будет первый час.

Время — вот настоящий старьевщик, думал он, вспоминая текст на обороте коробки из-под игрового диска. Если игра началась в десять утра, как уверял Повелитель игры… Нет, его зовут Джонатан Крид! — одернул себя Бэленджер. Пользуйся его чертовым именем! Но даже помня об этом, Бэленджер думал о нем именно как о Повелителе игры. Если так, то прошло уже больше одиннадцати часов. Осталось двадцать девять. Игра закончится в два часа ночи послезавтра.

«Нет», — напомнил себе Бэленджер.

Внезапно ему во всей ясности явилась ужасающая симметрия поистине крайнего срока. Он все время рассуждал, исходя из нью-йоркского времени. Но в Вайоминге, с двухчасовой разницей, конец игры придется на завтрашнюю полночь.

Он закрыл глаза. Необходимо было поспать, но Франку никак не удавалось выкинуть из головы ужасное зрелище, которое показали ему на экране «Блэкберри». Женщина в сером комбинезоне, взрыв, кровавый туман, разлетающиеся куски тела, испуганный, потрясенный взгляд Аманды.

«Я приду, — подумал он, пытаясь переключить мысли на нее. — Не сдавайся. Борись. Я уже скоро. Я тебе помогу».

Почувствовав озноб, Бэленджер скрестил руки на груди. Сейчас, когда ему оставалось только ждать, он не мог унять дрожь.

Седьмой уровень Стрелялка от первого лица

1

Ветер стих. Его порывы больше не выдергивали дверь из рук Аманды. Дождь продолжался и в темноте, но теперь падал вертикально и громко стучал по доскам, наваленным поверх убежища.

Аманда велела себе расслабиться, но тут же вновь напряглась, услышав негромкий голос Вив:

— Магистр английской литературы? Колумбийский университет? Я слышала, что это обалденно роскошное заведение.

«Что значит эта реплика? — задумалась Аманда. — Может быть, Вив пытается завязать разговор, чтобы отвлечься от мыслей о том, что случилось с Дерриком, или, напротив, хочет затеять ссору?»

Аманда хорошо запомнила злобный взгляд Вив, когда Повелитель игры упомянул о ее образовании.

— Я тоже хотела учиться в колледже, но не смогла платить за обучение, — сказала Вив.

Аманда не на шутку испугалась, что сейчас вспыхнет еще одна драка. Неужели Вив попытается справиться со своей скорбью, срывая зло на том, кто оказался ближе всех?

— Черт возьми, сама понять не могу, с чего я так на тебя взъелась. — От этих неожиданных слов тревога Аманды немного улеглась. — Я срезалась на экзамене, но ведь не очень-то и старалась. Тогда мне больше всего хотелось лазить по горам с Дерриком.

С крыши сорвалась просочившаяся капля.

— Холодно, — сказала Вив и усталым движением открыла бутылку с водой. — Мы потратили очень много энергии. Пей побольше.

Аманда поднесла к губам свою бутылку и принялась пить, смакуя каждый глоток.

— Почти кончилась, — заметила она.

— Выставь ее наружу открытой. Сколько-нибудь воды попадет внутрь. Мы с тобой пока что будем пить из моей. Нужно помогать друг дружке, иначе нам отсюда не выбраться.

Аманда воспрянула было духом, но тут же вспомнила о Рее.

Потом ей в голову пришло еще кое-что, хотя она не сразу решилась заговорить об этом.

— Есть еще вода.

— Где?

— Мне трудно об этом говорить.

— А ты все-таки скажи.

— У Деррика было две бутылки.

— Ой… — Эти звуки походили на слабый вздох.

— Одну он почти допил, но в кармане у него лежала еще одна, полная. — Аманда ничего не услышала и добавила: — Она необходима нам.

— Да, — хрипло отозвалась Вив. — Необходима. — Она осеклась, кашлянула, но совладала с собой. — Как и рубашка, которая была у него под комбинезоном. Носки. Шнурки. Все, чем мы сможем воспользоваться. Если случится еще одна гроза… — Она громко всхлипнула.

— Самой неудачной игрой из всех, какие только были, оказалась первая домашняя версия «Е.Т.»,[9] — совершенно неожиданно заговорил Повелитель игры.

— Замолчите! — выкрикнула Аманда.

— Очаровательное маленькое внеземное существо попадает в яму. Суть игры — манипулируя джойстиком, управлять бедняжкой, чтобы он выбрался наружу. Но что бы геймер ни делал, персонаж не мог подняться наверх. Очень скоро человеку начинало казаться, что он сам сидит в яме. Миллионы экземпляров игры вернулись в магазины или остались лежать на полках. Первая домашняя версия «PacMan» оказалась немногим лучше. Покупатели вернули двенадцать миллионов экземпляров. Разочарование производителей было безграничным. Они вырыли котлован в пустыне Нью-Мексико. Согласитесь, здесь ощущается немалая ирония, особенно если учесть, что проблемы игры «E.T.» были связаны как раз с ямой. Компания свалила туда все игры, утрамбовала катком и залила бетоном. Чем не капсула времени? Когда-нибудь, в далеком будущем, возможно после атомной войны или климатической катастрофы, которые обнажат монолит, кто-нибудь отыщет эти миллионы экземпляров видеоигр и будет гадать, что же в них было столь важного, что их заботливо сохранили для потомков. Теперь «PacMan». Разве можно не задумываться о том, что игра всегда заканчивается смертью. Улыбчивая рожица тускнеет, ее съедают. Вообще-то, финал очень многих игр именно таков. Но геймеры предпринимают новые и новые попытки, делают все возможное, чтобы уйти от неизбежного. Кнопка «Save» дарует им нечто похожее на бессмертие. Игра продолжается до тех пор, пока геймеры не оказываются в опасном положении. Тут они сохраняют свои достижения и продолжают действовать. Если их аватара погибает, они возвращаются к сохраненной позиции и пробуют иное решение, потом еще и еще. Есть и другой путь — купить коды к игре, которые позволяют избегать опасностей и получать новые жизни. Третий путь состоит в том, что аватара обретает способность все время возрождаться. В игре геймеры добиваются того, на что не могут рассчитывать в жизни. Бессмертия.

— Скотина этакая! Ты думаешь, что способен нажать кнопку и оживить моего мужа! — завизжала Вив.

— Или Бетани! — так же яростно выкрикнула Аманда. — Думаете, ее можно вернуть назад?

— Я никогда не допускаю применения кодов в своих играх. «К северу через северо-запад».

— Что? — От столь резкой и неожиданной перемены темы разговора у Аманды голова пошла кругом.

— Когда вы недавно упомянули гору Рашмор, я намеревался рассказать вам о Зале записей.

Тут Аманда поняла, что голова у нее кружится не из-за тех пируэтов, которые выделывает в разговоре Повелитель игры. Ей стало трудно дышать. Воздух в тесной норе сделался затхлым, перенасыщенным углекислым газом.

— Рашморский монумент начали создавать в тридцатых годах двадцатого века, во время Великой депрессии, — пояснил Повелитель игры. — Вырезанные на скале портреты четырех президентов должны были символизировать единство Соединенных Штатов в те годы, когда казалось, что страна и весь мир вот-вот разлетятся на кусочки.

Аманда заметила, что и Вив тоже задыхается.

— Нужно впустить свежего воздуха.

Они наклонили дверь. Аманда полной грудью вдохнула холодного сладкого воздуха. Впрочем, дождь продолжал поливать, и они почти сразу же поставили дверь на место.

— У значительной части создателей Рашморского монумента были настолько сильные сомнения в том, что нация уцелеет, что они решили устроить специальное помещение, которое назвали Залом записей. План состоял в том, чтобы сделать под монументом хранилище, где будут сложены Декларация независимости и другие важнейшие документы американской истории. Если нация погибнет в огне мятежей, то эти сокровища все же сохранятся.

Аманда уронила голову на грудь. Страх, холод и усталость в конце концов сломили ее. Она не могла больше держать глаза открытыми.

— Затем экономика начала восстанавливаться, волнения пошли на убыль, и проект забросили.

Аманда чувствовала, что засыпает. Она почти не замечала того, что капли воды срывались с крыши все реже и реже. Да и шум дождя сделался тише.

— Наконец в тысяча девятьсот девяносто восьмом году группа историков захоронила документы о горе Рашмор в небольшом помещении, которое успели создать во время работы над Залом записей полувеком раньше.

Шум дождя совсем стих.

— Еще одна капсула времени, — прошептал Повелитель игры.

2

«Лирджет» коснулся мокрой от недавнего дождя посадочной полосы аэропорта Хант-Филд, Лэндер, Вайоминг, в десять минут первого ночи. Бэленджер уставился в иллюминатор на несущиеся мимо огни. Он нетерпеливо ждал, когда же сможет ринуться дальше. Перед тем как покинуть аэропорт Тетерборо, он сделал несколько телефонных звонков и теперь молился, чтобы все обещанное ему было исполнено.

Мягкий гул турбин делался все тише и наконец смолк. Как только открыли люк, Бэленджер сбежал по невысокому трапу, увидел освещенные окна и зашагал по лужам к двери.

За ней он нашел усатого мужчину в ковбойской шляпе, который, сидя за стойкой, смотрел но маленькому телевизору фильм о Второй мировой войне.

— Вы Франк Бэленджер? — спросил этот человек.

— Совершенно верно.

— Ваша арендованная машина стоит снаружи. Парень, который пригнал ее, просил напомнить, что за ночной заказ положена надбавка.

— Мы так и договаривались.

— Подпишите здесь. Покажите, пожалуйста, кредитную карту и водительские права.

Бэленджер вышел из аэровокзала с другой стороны и увидел темный джип «чероки», покрытый свежими дождевыми каплями. На пассажирском сиденье, как он и заказывал, лежали карты. Включив лампочку в салоне, Франк стал рассматривать их.

— Вы не подбросите нас в город? — спросил один из пилотов.

— Мне это по дороге.

— Даже не подумаешь, что на столь маленьком аэродроме среди ночи может царить такое оживление, — заметил другой летчик.

Бэленджер чуть не пропустил эту реплику мимо ушей.

Лишь постоянная настороженность заставила его спросить:

— Что вы имеете в виду?

— Тот парень — дежурный — сказал, что за пять минут перед нами прилетел «Гольфстрим». Тоже с одним пассажиром. Самое смешное, что из Тетерборо, как и мы.

— Что? — Бэленджер швырнул карты на сиденье и кинулся обратно в аэровокзал.

— Скажите, правда, что кто-то только что прилетел на «Гольфстриме» из Тетерборо? — спросил он усача в ковбойской шляпе.

— Пятью минутами раньше. Женщина. Только что уехала.

— Как она выглядела?

— Не обратил внимания.

— За сорок, волосы собраны в пучок на затылке?

— Вроде такая.

3

Бэленджер высадил пилотов на главной улице Лэндера возле мотеля «Уинд-Ривер» и поехал дальше. Покрышки джипа со звонким журчащим звуком катились по мокрому асфальту. Франк разглядывал ряды приземистых домов. Остановившись на стоянке возле бара, он посмотрел карту торговых предприятий и поехал к спортивному магазину. Конечно, сейчас, за полночь, заведение было закрыто. Но теперь Бэленджер хотя бы знал, где оно находится, и мог легко отыскать его назавтра. Потом он заехал на стоянку грузовиков, взял стакан крепкого кофе, вернулся в машину, отметил расстояние, которое показывал спидометр, и отправился на север по шоссе 287. На пути попался знак с силуэтом животного и табличкой «ОСТОРОЖНО! ЛОСИ». Слева угадывались громадные горы, можно было разглядеть даже снежные шапки. В ту же сторону, куда направлялся Бэленджер, двигалось очень мало автомобилей. В основном небольшие грузовички и внедорожники да одна полицейская машина.

Профессор Грэм говорила о пятидесяти милях. Проехав сорок, Бэленджер начал искать дороги, ведущие от шоссе в сторону гор. Около первой же из них он сбросил скорость и внимательно огляделся. Простую грунтовку перегораживали ворота. В свете фар джипа было видно, что на ней нет свежих следов шин. На следующей дороге ворот не было, но и там Бэленджер не увидел свежей колеи. Он ехал дальше, пока счетчик расстояния не показал шестьдесят миль, и нашел еще четыре дороги, на двух из которых были следы шин. Франк сверился по карте. Ни одной из этих дорог на ней не оказалось. Кроме того, карты не были топографическими, потому не имелось возможности понять, может ли какая-нибудь грунтовка вести в долину среди гор. Но дорога на пятьдесят восьмой миле упиралась в какие-то светящиеся дома, а за ответвлением на сорок восьмой не было видно ничего, кроме темных гор.

Часы на приборной доске показывали 1.52 ночи. Когда Бэленджер вернулся в Лэндер, на них было 2.48. Изнемогая от усталости, он зарегистрировался в мотеле, лег прямо поверх покрывала на кровать и заставил себя уснуть. Отдых был жизненно необходим.

Клерк мотеля позвонил, чтобы разбудить его, ровно в восемь, как ему было поручено. Бэленджер принял душ, побрился, почистил зубы. Бритву и зубную щетку он купил ночью на той же стоянке грузовиков. Франку очень не хотелось тратить время на все это, но в его памяти всплыл старый фильм «Мошенник», решающий матч в пул Пола Ньюмена против Джеки Глисона. Герой Ньюмена был небрит и растрепан, тогда как Глисон тщательно умылся, почистил костюм и вставил в петлицу свежий цветок. Он и победил.

Затем Бэленджер заехал в «Макдоналдс» и взял там навынос апельсиновый сок, кофе, картофельные оладьи и два мак-маффина с яйцом. Все это он съел, ожидая, пока откроется магазин спортивных товаров, работавший, если верить вывеске, с девяти.

Здесь торговали оружием. Бэленджер направился к левому прилавку и остановился около полуавтоматических ружей.

— Ищете что-нибудь определенное? — осведомился здоровяк-продавец, одетый в джинсовый костюм с большой пряжкой в виде седла на ремне.

— У вас есть «Бушмастер»? — Бэленджер имел в виду гражданский вариант винтовки М-16, которой ему довелось пользоваться в Ираке.

— Только вчера закончились.

— Тогда покажите мне этот «Ругер Мини-14».

— Фермерскую пушку? С удовольствием.

Продавец снял винтовку с витрины, где она помещалась среди нескольких других, вынул магазин и оттянул затвор, показывая Бэленджеру, что в патроннике ничего нет.

Франк внимательно осмотрел оружие. Как было ясно из названия, оно представляло собой укороченную версию армейской М-14, предшественницы М-16. Но если большинство штурмовых винтовок отличалось суровым, истинно военным видом, то «Мини-14», благодаря яркой вороненой стали и деревянной ложе, больше походила на охотничью. Из-за столь безобидного вида эту винтовку не включили в списки «Закона о штурмовом оружии», запрещающего продажу полуавтоматических винтовок на территории Соединенных Штатов с 1994 по 2004 год. Кстати, в «Мини-14» применялись те же самые патроны калибра 0,223, винтовка обладала такой же огневой мощью, что и гражданская версия М-16. Когда Бэленджер служил в полиции, то знал, что кое-кто из его коллег возит с собой в машинах «Мини-14». Это оружие нравилось им своей компактностью.

— Для волков — самое то, — сказал продавец.

— Винчестерские патроны с пулями «баллистик силвертип» по пятьдесят пять гран найдутся?

— Дальнобойные разрывные. Вы разбираетесь в оружии. Сколько коробок?

Бэленджер знал, что патроны продаются упаковками по двадцать штук.

— Десяток.

— Похоже, у вас до черта зверья.

— Ружье новое. Нужно будет пристрелять. Дайте-ка лучше пятнадцать.

— Они все идут с пятизарядными магазинами, — извиняющимся тоном сообщил продавец.

— А двадцатизарядные найдутся?

— Парочка есть.

— Я возьму их. Теперь лазерный прицел.

— Вот, «Бушнелл холосайт».

Бэленджер знал, что в этом приборе, работающем от батареек, красная метка направляется на цель с помощью голографической технологии, но не проецируется лазерным лучом, который так явно выдает местонахождение стрелка. Здесь увидеть точку кроме как через прицел весьма проблематично. Зато навести оружие на цель очень легко, и меткий выстрел практически гарантирован.

— Вы сможете установить его? Отлично. Еще я возьму этот нож «Эмерсон CQC-7». Ремень для ружья. Рюкзак. Кожаные походные ботинки. Охотничий костюм. Аптечку. Флягу. Дождевик. Перчатки. Крем от солнечных ожогов. Шерстяные носки. Фонарь. Вот эту кожаную шляпу с полями. Коробку энергетических батончиков и бинокль с приставкой ночного видения.

— Приятно иметь дело с покупателем, который знает, что ему нужно.

Бэленджер протянул продавцу кредитную карточку.

— Распишитесь здесь за патроны, — сказал тот.

Рейнджерская подготовка была хорошо усвоена Бэленджером, и он вспомнил еще кое-какие важные вещи.

— Мне нужны компас и топографическая карта восточной части хребта Уинд-Ривер.

— Какой именно?

Бэленджер подошел к висевшей на стене карте и ткнул пальцем.

Сложив приобретения на заднее сиденье джипа, он приехал к знакомой стоянке грузовиков на шоссе 287, заправился бензином, купил упаковку бутылок воды и пачку салфеток «клинекс». Последняя покупка должна была заменить кое-что, о чем Франк забыл в спортивном магазине, а ведь это было не менее важно, чем вода. Еще он купил моток клейкой герметизирующей ленты, лежавший на витрине рядом с патрубком радиатора.

Вернувшись в машину, Бэленджер рассмотрел новую карту. Отыскать долину оказалось несложно. Как и говорила профессор Грэм, в округе имелась лишь одна долина с озером. На карте были обозначены едва ли не все дороги, обнаруженные им минувшей ночью, но не та, на которой он увидел необъяснимые следы шин. Франк был уверен и в том, что эта грунтовка ведет в долину, и в том, что в машине, оставившей следы, ехала Карен Бейли. Судя по всему, она направлялась к своему брату. Но если Бэленджер поедет по этой дороге, то Повелитель игры…

«Почему я не называю его по имени, Джонатан Крид?» — спросил себя Бэленджер.

Да, Повелитель игры, вероятней всего, увидит его на каком-нибудь своем экране. На экране! Франк вдруг понял, что нашел совершенно точное слово. Повелитель игры жил в виртуальном, экранном мире. Изучив карту, Бэленджер обнаружил немного севернее еще одну дорогу, которая шла в нужном направлении, в сторону долины, но прерывалась, упершись в холмы.

Он тронулся с места.

Впервые за все время после вылета из Тетерборо он включил «Блэкберри». Почти сразу же смартфон зазвонил. Бэленджер нажал кнопку.

— Ваши действия выявили недочеты в игре, — сказал звучный голос. — Я испытываю прототип и, полагаю, должен быть благодарен вам.

Франку снова захотелось гневно закричать, но он с немалым усилием преодолел искушение. Чтобы не выказать эмоции, Бэленджер промолчал.

— Я не могу постоянно следить за вашими перемещениями. Значит, вы не можете быть моим аватарой, — заявил Повелитель игры.

— Если вы идентифицируете себя со мной, то должны отпустить Аманду.

— Скажите, где вы находитесь. Может быть, вы движетесь в неверном направлении.

— Сомневаюсь. Старайтесь мыслить позитивно. Игра только что перешла на новый уровень.

— Каким же образом?

— Теперь вы уже не зритель, а геймер. Постарайтесь предугадать мои действия.

— Вы когда-нибудь видели «Остаться в живых»?

— Я смотрю только исторический канал.

— Симпатичные люди с несхожими биографиями оказываются вместе в очень трудных условиях, например в джунглях.

Бэленджер смотрел вперед, не в силах дождаться, когда же появится нужное ему ответвление.

— Программа должна создавать впечатление того, что группа находится в отчаянном положении, что каждый готов пойти на все, чтобы выжить, — продолжал Повелитель игры. — Но сколько-нибудь разумного зрителя такой иллюзией не обманешь. Он понимает, что происходящее снимают множество камер, большая часть из которых ручные. Ими управляют операторы. Скрытые микрофоны соединены с аппаратурой, за которой следят звукооператоры. Вокруг места, где разворачиваются события, толпится обслуживающий персонал. За всем наблюдают продюсеры. Всей этой армии не грозит никакая опасность, даже несмотря на то, что участники якобы ведут отчаянную борьбу за выживание.

На шоссе показалась полицейская машина. Бэленджера так и подмывало остановиться и попросить помощи, но врезавшийся в память снимок окутанной алым туманом взорванной женщины, который он видел на экране «Блэкберри», остановил его. Может быть, полицейские знают путь, по которому удалось бы незаметно проникнуть в долину, однако организовать операцию до полуночи они наверняка не смогут. Франк нисколько не сомневался в том, что Аманда неминуемо погибнет, если он не спасет ее до полуночи.

— Вдруг на этом или подобном шоу произойдет несчастный случай со смертельным исходом? — спросил Повелитель игры. — Как быть, если, несмотря на все предосторожности, кто-нибудь, скажем, свалится в водопад и утонет? Должны ли продюсеры отказаться от показа несчастья телезрителям? Что они скажут? «Это трагедия, и мы не можем позволить себе демонстрировать ее вам»? Или: «Мы обязаны показать это несчастье публике, чтобы воздать должное отважным участникам, рискующим жизнью ради нашей программы»? Включение несчастного случая в трансляцию подтвердит, что шоу действительно связано с серьезной опасностью. Как следствие, зрители убедятся, что беда может произойти в любой момент, и будут смотреть серию за серией.

Бэленджер миновал дорогу, ведущую в долину, ту самую, где прошлой ночью видел свежие следы на размокшей земле.

— Рассматривая этот несчастный случай как прецедент, продюсеры других программ начнут организовывать подобные рискованные шоу, — продолжал голос. — Нетрудно представить себе неизбежную эволюцию и зазывную рекламу на разных каналах: «Не пропустите сегодняшнюю серию. Кто-то должен умереть!»

— Как вы уже сказали, события всегда развиваются в экстремальном направлении. — Бэленджеру с трудом удавалось скрывать отвращение.

Впереди показалась еще одна грунтовка, ответвляющаяся от шоссе.

— Да, но мы говорили о телевизионном шоу, в то время как «Старьевщик» — игра от имени Бога, совмещенная со стрелялкой от первого лица. Над геймерами стоит Повелитель игры, способный разговаривать с участниками, давать или не давать им ключи и наблюдать за жизненными уроками, которые они получают.

— От имени Бога, — иронически повторил Бэленджер. — Но что же это за Бог, если он не позволяет игрокам победить?

— Кто сказал, что это невозможно? Каждая выдающаяся игра должна иметь достойную цель. Чтобы выжить, участник обязан отыскать Склеп мирских страстей.

4

Аманда, лежавшая на сырых досках, подняла голову. Сквозь щели, зиявшие по сторонам двери, пробивался свет. Они с Вив спали, тесно прижавшись друг к дружке, чтобы сохранить тепло. Чувствуя себя нисколько не отдохнувшей, несмотря на сон, Аманда с трудом разлепила тяжелые веки. То, что она увидела сквозь узкую щель, заставило ее испуганно вздрогнуть. Все вокруг оказалось бело.

Она толкнула дверь, та упала, и Аманда зажмурилась от яркого света.

Вив тоже подняла голову и мигала, внезапно ослепленная. Ее лицо осунулось, но не от усталости, а от горя. Впрочем, уже через секунду-другую она осознала увиденное.

— Снег, — растерянно произнесла Аманда. — В июне!

Вив ответила не сразу. Ей понадобилось усилие, чтобы справиться с потрясением от ужасной гибели Деррика, вернувшимся с новой силой.

— В Скалистых горах я видела снег в июле, — произнесла она наконец. — Интересно, который час? — Ей пришлось довольно долго смотреть на часы, прежде чем удалось различить цифры. — Мы отравились углекислым газом. Скоро девять.

Впрочем, страх за жизнь превозмог скорбь. Удрученные тем, что впустую потеряли столько времени, Вив и Аманда поспешно отвязали шнурки от двери и вновь зашнуровали ботинки.

Аманда подняла бутылку, которую выставила наружу. Горлышко залепил снег. Воды внутри оказалось совсем немного.

— Набей туда снега, — посоветовала Вив.

В ее голосе слышались новая эмоция — гнев — и уверенность в том, что ей известно, как выжить в этой дикой пустыне.

— Пока что от этого ничего плохого не будет. Снежные блохи еще не вылезли.

У Аманды вдруг сразу в нескольких местах начала зудеть кожа.

— Снежные блохи?

— Весной они вылезают на свет. Похожи на соринки на снегу. Я пока ни одной не видела.

Снег был неглубоким, с дюйм, не больше. Аманда внимательно всмотрелась, убедилась в том, что никаких соринок нет, набрала снега в горсть и поднесла ко рту.

— Нет-нет! — воскликнула Вив. — Не ешь снег! Его придется растапливать во рту, а на это уходит столько энергии!

Аманде показалось странным, что жажда мучила ее куда сильнее, нежели голод. Возможно, фруктовый сироп и груши, съеденные накануне, принесли гораздо больше толку, чем она ожидала. Или, может быть, у меня пищеварительный аппарат отключился, подумала она. Этакий предохранительный механизм. У нее закружилась голова.

Она набрала полную грудь холодного утреннего воздуха и уловила еще какой-то запах.

— Дым, — сказала Вив.

Они посмотрели направо. Ярдах в пятидесяти от них Рей устроил посреди улицы большой костер. Трещал огонь, дым поднимался к небу. Рей смотрел на женщин, по своей привычке щелкая крышкой зажигалки.

— Вижу, собаки до вас не добрались, — зло бросила Вив в микрофон, болтавшийся у нее возле уголка рта.

Рей указал на какой-то длинный ящик под грудой бревен. Он походил на повернутый набок гроб. Рядом лежала дверь.

— Сожалею, что разочаровал вас.

Вив зажала микрофон ладонью, не желая, чтобы Рей услышал то, что она собиралась сказать.

— Мне совсем пи́сать не хочется. Это плохо. Слишком мало воды, вот почки и не работают. — Она выпила из последней бутылки половину воды, а остаток передала Аманде. Можно было понять, почему Вив так заботилась о сохранении сил. Если они ослабеют, у них не останется шанса отомстить. — Допивай. Я пойду попробую отлить.

— Эй, возьми это. — Аманда вынула из кармана комбинезона туалетную бумагу и оторвала длинный кусок.

Вив взяла его с таким видом, словно не понимала, что это такое и зачем может понадобиться. Ступая по хрустевшему под ботинками снегу, они направились прочь от Рея, удалились на изрядное расстояние и разделились. Каждая подобрала себе для укрытия кучу развалин побольше.

Уже расстегивая комбинезон, Аманда произнесла в микрофон:

— Повелитель игры, если вы за нами наблюдаете, то, может быть, отвлечетесь на несколько минут, посмотрите какую-нибудь порнушку, а?

— Я никогда не придавал большого значения сексу, — ответил голос. — Я не смотрю на вас.

— Отлично.

— Даже Рей и тот не глазеет.

Аманда подняла голову, поглядела через гору щебня и увидела, что Рей и в самом деле смотрел в другую сторону — в ту, на которую указывала стрелка навигационного устройства, настроенного по вчерашним координатам. Его было видно в профиль, но Аманде показалось, что он хмурился.

Ей пришлось изрядно напрячься. Мочи́ вышло немного — ярко-оранжевой, с резким запахом.

«Плохо», — подумала она, засунула клочок туалетной бумаги под валявшуюся поблизости доску, вернулась к Вив и предложила:

— Нужно забрать бутылку у Деррика.

Побледневшая Вив кивнула.

— Иди ты. Я не могу.

Аманда зашагала по бывшей улице. Солнце пригревало, и снег под ее ботинками теперь уже не скрипел, а чавкал. Она приближалась к трупу Деррика, уже отчетливо видела его очертания под тающим снегом.

— Стойте, — сказал Рей.

Аманда решила, что он не хочет, чтобы она приближалась к нему. Но ей было наплевать на все желания этого типа. Женщине была нужна бутылка с водой. Она сделала еще несколько шагов.

— Нет! — рявкнул Рей.

Тут Аманда сама остановилась, потому что очертания тела были не такими, как вчера вечером, когда она в последний раз смотрела на убитого Деррика. Они стали какими-то странными. Тут пласт снега соскользнул с трупа. Не будь желудок Аманды совершенно пуст, ее тут же вырвало бы.

Услышав за спиной приближавшиеся шаги Вив, она резко обернулась, постаравшись закрыть собою от нее останки мужа.

— Вернись!

— В чем дело?

— Не смотри!

Но Вив не послушалась. От увиденного ее глаза в ужасе раскрылись.

Тело Деррика — не только изувеченное безжалостными ударами лицо, но и все остальное — сделалось неузнаваемым. Из разодранного живота торчали клочья внутренностей. Руки и ноги были обгрызены до костей. Кистей вообще не было.

«Собаки, — поняла Аманда. — Ночью, прислушиваясь к их драке, я решила, что они набросились на Рея. А твари грызлись над трупом Деррика».

— Эй, что она делает? — раздался голос Рея.

Аманда обернулась. Вив медленно шла прочь от них.

— Вив?!

Та, не останавливаясь, брела дальше. Взгляд ее был прикован к проходу через горный хребет в конце долины. Аманда кинулась к ней.

— Это уже слишком, — пробормотала Вив.

— Постой! — Аманда быстро догнала ее.

— Хватит, — вполголоса проговорила Вив, не отводя глаз от выхода из долины. — Я больше не могу.

— Не забывайте, что случилось с Бетани, — раздалось в наушниках Аманды.

Да разве такое можно забыть? Грохот взрыва, повисшее в воздухе облачко красного тумана и разлетающиеся во все стороны куски тела навсегда врезались в память Аманды.

— Никто не выйдет из игры, — заявил голос.

Аманда обняла Вив за плечи и попросила:

— Остановись, пожалуйста.

— Ну уж нет. — Вив дошла до края разрушенного города и ступила на луг, заваленный тающим снегом.

— Аманда, отойдите от нее, — предупредил голос.

— Вив, остановись. Нам надо вернуться.

— Не могу.

— Последний шанс, — сказал голос.

— Вив, послушайся его. Вернись.

Сильные руки обхватили Вив и поволокли обратно к развалинам. Это был Рей. Держа женщину мертвой хваткой, он тащил ее обратно.

— Отойди от меня!

— Ладно, задай мне! — Рей уже доволок ее до бывшей улицы. — Попробуй ударь меня. Ты ничего не сможешь сделать.

Вив размахнулась свободной рукой и ударила его в плечо.

— Это все? Получше не можешь? — издевательским тоном осведомился Рей.

Она вновь замахнулась и нанесла ему удар в челюсть.

Рей уклонился и шагнул назад.

Она ударила в грудь. Рей продолжал отступать в развалины города. Вив колотила его, попав сначала в губы, потом в нос. Закапала кровь. Рей принимал на себя удары или уклонялся, но все отходил. Они оказались уже посреди города, возле убежища, где женщины провели ночь. Когда Вив нанесла очередной удар, Рей схватил ее за руку. Она замахнулась левой, но и та оказалась зажата в железных пальцах. Вив дергалась, пытаясь вырваться. Но вот силы оставили ее, и она медленно опустилась на колени. Грудь бурно вздымалась, рыдания, исходившие из самой глубины души, сотрясали тело.

— Простите, — сказал Рей.

Аманда подняла Вив на ноги.

— Пойдем, тебе надо прилечь.

Она почти приволокла Вив в их убежище и помогла устроиться поудобнее. Снег, которым Аманда набила бутылку, успел растаять.

— Держи. Попей.

Вив не ответила, и Аманда приложила горлышко бутылки к ее губам. Струйка потекла по подбородку Вив, но Аманда с облегчением заметила, что большую часть воды та тем не менее проглотила.

«Нужно набрать еще, пока снег не весь растаял», — решила Аманда.

Взяв по пустой бутылке в обе руки, она подставила их под край доски, с которого стекало больше воды, и неожиданно увидела рядом с собой Рея, который занимался тем же самым.

Перемена в его поведении встревожила ее. Может быть, убийцу замучила совесть и он пытается как-то загладить гибель Деррика? Но почему-то ей не верилось в совесть Рея. Единственным разумным объяснением ей казалось наличие у этого типа гипертрофированного комплекса самца, заставлявшего его набрасываться на любого другого мужчину, который становился поперек дороги. Сейчас, когда рядом с ним остались только женщины, он старался понравиться им.

«Если так, то я могу этим воспользоваться», — решила Аманда.

Вдвоем с Реем они наполнили семь бутылок, а потом отыскали брошенные вчера резиновые перчатки.

— Мне нужно с вами поговорить, — сказала Аманда.

Вив лежала в норе, уставившись неподвижным взглядом в потолок. Аманда и Рей отошли подальше от трупа Деррика и направились к костру.

— Не знаю, как это сделать, но… — Ей было непросто выговорить то, что она хотела. — Мы должны похоронить его. Если собаки вернутся!

— Я как раз нашел подходящее место. — Рей вытер кровь с губ и указал на тот самый участок посреди города, где стоял накануне.

— Что там?

— Посмотрите по своему GPS. Возможно, это не то место. Проверьте, не ошибся ли я.

— Вы разбираетесь в этих штуках лучше меня.

— Все равно проверьте.

Аманда вынула из кармана устройство позиционирования, включила его и вывела на экран те координаты, которые были записаны на банках фруктового компота. Красная стрелка указывала куда-то за пределы города.

— Кажется, показывает туда же, куда и ваш прибор, — сказала Аманда.

Вдвоем с Реем они направились к перекрестку и миновали еще несколько груд развалин. Когда они приблизились к нужному месту, Аманда разглядела то, что прежде было скрыто за останками домов.

— Это же…

— Надгробные памятники, — закончил Рей.

В полусотне ярдов от последнего дома поваленный забор обозначал границу кладбища. Между почерневшими растрескавшимися крестами, многие из которых попа́дали, густо разрослись полынь и прочие сорняки.

На трухлявом дереве крестов еще сохранились имена и даты. Аманда переходила от могилы к могиле, пытаясь разобрать надписи.

— Здесь больше женщин и детей, чем мужчин.

— В те времена очень много женщин умирало при родах, — ответил Рей. — А дети — от болезней, которые сейчас легко вылечивают.

До Аманды донесся какой-то шум. Оглянувшись, она увидела, что Вив, уже пришедшая в себя, с ожесточением разбирала развалины, вытаскивала доски побольше и заваливала ими труп Деррика.

— Да, сильна! — сказал Рей.

— Потому-то этот подонок и выбрал нас, — ответила Аманда. — Вы ведь еще вчера нашли это место и явно встревожились. Что это было?

— Вот этот ряд крестов.

Аманда прочла вырезанные надписи.

Там значились Питер Бетан, умерший 20 июня 1899 года, Маргарет Логан — 21 июня, Эдвард Бейкер — 30 июня.

— Все в июне одного года, — заметила Аманда.

Еще тут значились Дженифер Морз, скончавшаяся 4 июля, и Арнольд Райан — 12 июля.

— Их тут семнадцать человек, — заявил Рей. — Все умерли от июня до октября восемьсот девяносто девятого года.

— Так много? Боже мой! — изумилась Аманда.

— Потом земля замерзла. Может быть, в тот год умирали еще люди, но грунт сделался настолько твердым, что горожане не могли рыть могилы.

— Такой маленький городок, и так много смертей подряд. Жители, наверное, испытали потрясение.

— Так оно и было, — вступил в разговор голос, и Аманда напряглась. — Рей рассуждает совершенно верно, — продолжал Повелитель игры. — В конце того года умерло много людей. Восемь. В те времена если человек умирал, когда земля промерзала, то его клали в гроб и хранили где-нибудь в сарае. Весной тысяча девятисотого года поисковая партия из Коттонвуда, города в сотне миль отсюда, обнаружила гробы и покойников в них. А вот живых не было. Никаких следов. Зимой, возможно в новогоднюю ночь, все население Авалона пропало.

— Пропало? — переспросил Рей.

— Было организовано еще несколько экспедиций, которым тоже не удалось ничего узнать. Жители города словно исчезли с лица земли. Склеп мирских страстей поисковики тоже не обнаружили. Нашлись религиозные фанатики, заявившие, что в канун нового века всех обитателей Авалона забрали в Царствие Небесное.

— Но ведь это же безумие, — заметила Аманда.

— Только не в той обстановке. Задумайтесь над чередой смертей, начавшейся в июне. Питера Бетана убило молнией, когда он бежал от своего фургона к лавке. Обитатели города были потрясены. Но дождь после продолжительной засухи был настолько необходим, что люди восприняли событие по-разному. В итоге сошлись на том, что это цена, которую пришлось заплатить за дождь. Так говорил преподобный Оуэн Пентекост. Затем в дождевом ручье утонула двенадцатилетняя Маргарет Логан. Она играла у обрыва. Земля обвалилась. Девочку унесло водой. Потом Эдвард Бейкер, его жена и двое сыновей сгорели в своем доме. Фермера затоптала собственная лошадь. Утонул еще один ребенок, на сей раз в озере. Женщину укусила гремучая змея. Целая семья насмерть отравилась грибами. Цепь трагедий, казалось, не имела конца. Над долиной нависла тень смерти.

Аманда, потрясенная рассказом о людских страданиях, обвела взглядом ровные ряды еще угадывавшихся могильных холмиков.

— Преподобный Пентекост внушал жителям города, что Бог благословляет тех, кто старательно служит Ему, и карает нерадивых. Горожане скрывают в сердцах и душах что-то такое, что навлекло на них Божий гнев. Нужно внимательно присмотреться к своим помыслам и совести, с корнем вырвать все тайные грехи, из-за которых они лишились Господня благорасположения. С каждой следующей смертью горожане молились все истовее.

— Но как же можно вынести такое?! — воскликнула Аманда.

Рей посмотрел в небо. Все трое частенько и чисто инстинктивно поступали так, обращаясь к Повелителю игры.

— Они что, решили, будто все это Бог творит? — спросил он. — Им не пришло в головы, что всему этому может быть какое-то другое объяснение?

— Какое же? — осведомился Повелитель игры. — Свалить все на фатальное невезение ничуть не лучше, чем на Божий гнев.

— Похоже на то, что ко всему этому был как-то причастен преподобный Пентекост. Ведь жизнь в городе изменилась с его приходом.

— Вы предполагаете, что преподобный Пентекост убил кого-то из этих людей?

— А разве трудно столкнуть человека со стога или подменить съедобные грибы ядовитыми? Пентекосту нужно было всего лишь улучить подходящий момент.

— Из вчерашних событий мы знаем, насколько легко это оказалось для вас лично, — сказал голос.

— Деррик сам напал на меня! Я только защищался!

— Безусловно. Но почему бы нам не отложить обсуждение этой темы на другой раз? Сейчас советую вам обратить внимание на ключи к игре. В конце концов, преподобный Пентекост призвал своих прихожан избавиться от всякой суетности и алчности, собрать все ценности, которыми они дорожили, и убрать их в хранилище. Он называл его Склепом мирских страстей и говорил, что тот послужит примером на будущее.

— Примером? — повторила Аманда.

— Пентекост все время напоминал о том, что наступает новое столетие, и утверждал, будто череда смертей — знак приближающегося апокалипсиса. «Все суета, — повторял он. — Когда начнется новый век, все ваши тленные пожитки окажутся ненужными. Но те, кто живет за пределами долины, могут и не осознать истины. Когда же склеп рано или поздно найдут и вскроют — возможно, через сто лет, с приближением следующего апокалипсиса, — то люди узрят путь к спасению».

— Капсула времени, — сообразила Аманда. — Еще одна проклятущая капсула. Так вот почему вы опоили нас с Франком какой-то дрянью во время лекции об этих чертовых капсулах!

Навалившееся воспоминание вновь потрясло ее. Подумав о Франке, она все же постаралась не допустить того, чтобы скорбь отняла у нее силы.

«Я выживу, — убеждала себя Аманда. — Я выйду отсюда и найду способ расплатиться с ним за то, что он сделал с Франком».

Резким движением она оторвала доску от поваленного забора, ткнула ею в размокшую землю.

— Логически рассуждая, кладбище — самое подходящее место для склепа. Возможно, мы на нем стоим и горожане зарыли свои вещи здесь.

— Не забывайте о времени, — сказал голос.

Аманда принялась ковырять землю доской.

— Помогайте! — крикнула она Рею, снова воткнула в землю доску, и та сломалась. — Проклятье! Да помогите же!

— Осталось пятнадцать часов, — сообщил голос.

Рей тоже оторвал доску от забора, но остановился, уставившись на могильный памятник, торчавший в конце ряда.

— Что же вы не помогаете? — крикнула Аманда.

— Этот крест! На нем совсем другая надпись.

Аманда не сразу уловила растерянность в его тоне, потом, бросив обломок доски, подошла к Рею.

— Месяц не указан. — Рей ткнул пальцем в крест. — Тут вообще одни цифры.

— Но ведь это не дата, — заметила Аманда.

— Нет. Два набора цифр. После одного — буквы ЗД, а после другого — СШ. Это координаты! — Рей поспешно набрал их на своем GPS-устройстве.

— По ним мы придем к озеру, — неожиданно раздался в наушниках Аманды новый голос.

Это заговорила Вив, и Аманда обернулась к ней. Та завалила труп Деррика большой кучей досок, выпрямилась и глядела на Аманду и Рея через развалины.

— Не знаю, что это за склеп, но вырыть его здешние жители не могли. Ведь своих покойников они тоже не сумели похоронить. Земля промерзла. Так куда же девать барахло? Этот склеп — в воде.

— Но ведь озеро тоже замерзло, — сказал Рей.

— В том-то и дело, — вдруг сообразила Аманда. — Горожане ведь могли выйти на лед, сделать посреди озера прорубь и опустить туда этот склеп, что бы он собой ни представлял.

— Они ведь сложили туда все, чем дорожили, — напомнил Рей. — Им пришлось бы долбить чертовски большую прорубь.

— Склеп мог быть и больше проруби, таким огромным и тяжелым, что проломил лед. — Вив направилась к ним. — Может быть, все жители при этом утонули.

— Но ведь весной сюда приходили люди из соседнего города. Они наверняка искали в воде, на случай если кто-то утонул, — возразил Рей.

— Как можно было осмотреть середину озера? — Вив подошла ближе. — Там, похоже, глубоко. Аквалангов в то время не было. Вряд ли они взяли с собой кошки на веревках, чтобы закидывать их в воду и обшаривать дно.

— Весной трупы должны были бы всплыть на поверхность, — заявил Рей и осекся. — Если только…

— Что? — спросила Аманда.

— Может быть, это не был несчастный случай. — Рей растерянно посмотрел вокруг. — Вдруг произошло массовое самоубийство? Если люди привязали к себе грузы, то трупы не могли всплыть на поверхность, когда лед сошел. В этом случае они так и будут лежать на дне, пока вода из озера не уйдет.

Ветер совсем унялся. В долине стало тихо.

— Озеро! — Рей, нахмурившись, рассматривал стрелку на экране своего навигационного устройства, потом взглянул в ту сторону, куда она указывала. — Да, похоже, координаты те самые.

— Да, озеро. — Аманда почувствовала нарастающее возбуждение. — Потому-то в нем и змеи. Чтобы мы не могли там искать. — Она взглянула на Рея. — Вы сказали: «Пока вода из озера не уйдет». Не представляю себе, как это сделать.

— Можно, если понять, что это вовсе не озеро, — сказала, подойдя к ним, Вив.

— О чем это вы? — вскинулся Рей.

— Когда все кончится, вы поплатитесь за то, что сделали с моим мужем. Обещаю, я с вами расквитаюсь.

— Можете попробовать, — ответил Рей, взглянув ей в глаза.

— Но я не поймаюсь на ваши подначки и не сдохну здесь. Сейчас главное — выиграть.

— Верно, отложим, — ответил Рей. — Нужно выбраться отсюда живыми. Потом можете попробовать поквитаться со мной.

Аманда уловила в их словах не слишком тщательно скрываемую угрозу и поспешила вмешаться:

— Вив, ты хочешь сказать, что это не озеро?

— А ты не обратила внимания на его форму?

— Вода и вода. Вот и все, — сказал Рей. — Почти прямоугольное.

— Нет, клиновидное. Острие обращено к горам на западе, откуда течет ручей. В тупом конце навалена плотина из камней. Форма правильная, даже слишком. Это не озеро, а пруд.

Чтобы понять значение сказанного, Рею хватило мгновения.

— Господи Иисусе! — Он бегом сорвался с места.

5

Земля на солнце быстро высохла. Проезжая на джипе по узкой грунтовой дороге, Бэленджер слышал, как хрустела под колесами корка. По обеим сторонам тянулись высокая трава и заросли полыни. Впереди начинались холмы, делались все выше и вскоре превращались в снежные горы. На дороге не было никаких недавних следов. Вокруг не замечалось ни единого строения. Он позволил надежде пробудиться.

Дорога спускалась к речке. Включив обе оси, Франк благополучно преодолел скользкое дно. Машину подбрасывало на ухабах, ему приходилось ползти не быстрее двадцати миль в час.

«Время!» — повторял он про себя.

Подъезжая к холмам, Бэленджер миновал мельницу, возле которой из большой колоды пили коровы.

Здесь дорога кончалась. За мельницей Бэленджеру пришлось рулить по просветам в кустарнике, петлять между валунами и ямами. Местность постепенно повышалась. Лавировать приходилось все резче. Подъем становился круче. Когда Франк оказался на вершине, выяснилось, что с той стороны крутой спуск, почти обрыв. Ему пришлось ехать дальше по гребню между осин, пока он не уперся в следующий подъем, слишком крутой и каменистый для машины. Тогда он подал джип назад и укрыл его в осиннике.

Затем Бэленджер переоделся в охотничий костюм защитного цвета и кожаные ботинки. Солнце было жарким, поэтому он намазал лицо кремом от загара, надел темные очки, нахлобучил шляпу и сделал хороший глоток из одной из бутылок с водой, приобретенных на стоянке. Пристегнув эмерсоновский нож изнутри в карман, Франк набил патронами магазины и присоединил один из них к винтовке. Потом Бэленджер положил компас и пакет «клинексов» в застегивающиеся на пуговицы карманы рубашки, пристегнул флягу к поясному ремню и убрал прочее снаряжение в рюкзак.

«В Ираке я хорошо научился упаковывать вещички», — подумал он и усмехнулся тому, насколько кстати мелькнула эта мысль.

Ведь Франк собирался вступить в зону военных действий.

Закончив укладку, он взвесил рюкзак на руке — получилось фунтов сорок. Ему приходилось носить и побольше. Взведя затвор «Мини-14», Бэленджер дослал патрон в патронник, поставил винтовку на предохранитель и забросил за плечо.

«Что еще нужно сделать? — спросил он себя. Всегда что-нибудь да забудешь. Конечно, смартфон!»

Вынув «Блэкберри» из кармана, Франк перевел его сигнал в режим вибрации и отключил звук. Теперь телефон не выдаст его местонахождения, зазвонив в неподходящий момент. После этого он двинулся вверх по склону. Бэленджер с удовольствием отметил отсутствие каких бы то ни было признаков посттравматического стресса, нервозности, которая так долго преследовала его. Ни дрожащих пальцев, ни потеющих ладоней, ни учащенного дыхания. Он всерьез опасался, что после исчезновения Аманды нервное расстройство вернется к нему. Но оказалось, что стремление выручить ее овладело им с такой силой, что для противоречивых эмоций просто не осталось места.

Франк карабкался наверх под осинами, в тени, но, несмотря на это, почти сразу же начал обливаться потом. Рубашка прилипла к телу. Вскоре он добрался до вершины, где из-под осин выступал скальный карниз. Сняв рюкзак и винтовку, Бэленджер выбрался на него и, стараясь не высовываться, осмотрел долину, лежавшую внизу. Поверхность озера, похожего на вытянутый треугольник, ослепительно сверкала под лучами солнца, не успевшего подняться в зенит.

Бэленджер вынул из рюкзака бинокль. Прикрывая линзы шляпой, чтобы они не отбрасывали бликов, он оглядел берега озера. Каменная насыпь, лежавшая в основании треугольника, походила на плотину. Бэленджер сразу понял, что озеро искусственное, и лишь потом заметил движение на плотине. Наведя бинокль туда, он разглядел крошечные фигурки и задумался, есть ли среди них Аманда. Люди что-то делали на плотине. Франк понял, что они разбирают камни, и счел это полной чушью. Может, они хотят разрушить плотину? Зачем?

Он надел шляпу и убрал бинокль в рюкзак. Вернувшись под прикрытие осин, Бэленджер закинул рюкзак за спину и взял винтовку на плечо. Слева хребет понижался, переходя в пологий удобный спуск в долину. Этот путь самый очевидный. Повелитель игры, конечно же, будет ждать, что Франк им воспользуется. В то же время не стоило слишком рассчитывать на прямолинейность мышления этого типа. Бэленджер напомнил себе, что в Ираке ничего нельзя было считать само собой разумеющимся. На любой улице могла ждать засада. Какой угодно предмет, валяющийся на обочине, мог оказаться бомбой.

«Здесь то же самое, — подумал он. — Ничего нельзя принимать на веру».

Франк каждый раз примеривался к почве, прежде чем перенести вес с ноги на ногу. Он начал спускаться по неровному склону в долину, внимательно оглядывая деревья и камни в поисках ловушки.

6

Аманда отбросила очередной камень. Он был, пожалуй, больше футбольного мяча. Не обращая внимания на ссадины, женщина схватилась за следующий. Ей казалось, что она ворочает эти булыжники уже целую вечность. Рей, Вив и Аманда находились на пятнадцать футов ниже гребня дамбы. Ночная гроза изрядно пополнила озеро. Вода переливалась через верх, стекала по камням и обдавала брызгами разгоряченные лица. Чтобы посмотреть, что скрывается на дне пруда, им нужно было сделать пролом в плотине и спустить воду.

— Осторожнее! — крикнула Вив, перекрывая шум воды. — Не забывайте о змеях!

Аманда не нуждалась в напоминаниях. Уже два раза течение подтаскивало к ней водяных щитомордников, проносило через гребень и увлекало вниз.

— Слишком тяжелый! — крикнул Рей. — Помогите, с этим камнем я один не справлюсь!

Аманда пробралась к нему и ухватилась за валун. Скользкие от крови ладони срывались с камня, но она вцепилась в него и тянула изо всех сил. В конце концов камень подался, перевернулся и скатился с кучи. Аманда с Реем потеряли равновесие, но Рей удержался на ногах, Аманда же упала и больно ушибла руку.

— Целы? — спросил Рей.

Аманда промолчала и, превозмогая боль, потянулась к следующему камню.

— Я вижу землю, — сказала Вив. — Еще четыре ряда камней, и доберусь до нее.

Аманда окинула взглядом насыпь.

— Тут еще работы невпроворот! — Аманда окинула взглядом насыпь, вновь нагнулась и принялась ворочать камни, задыхаясь от натуги. — Слишком медленно. Нужно лезть в воду. Если мы там доберемся до земли, то ее вымоет течением и верхние камни обвалятся.

— Там же змеи, — напомнила Вив.

— Все равно делать нечего.

Аманда сунула руки в воду, ухватилась за камень и приподняла его. Вода, плеснув, смыла грязь с ее лица. Течение помогло ей — подхватило и вывернуло камень. Она взялась за другой, и он пошел так же легко. Аманда наклонилась в третий раз и резко отдернула руки. Мимо нее быстро проплыл, как могло показаться, кусок веревки.

На несколько секунд она словно окаменела и уставилась в воду. У нее было такое ощущение, будто змея извивалась в ее животе. Справившись с собой, Аманда снова ухватилась за камень, дернула, и течение чуть не повалило ее. Она не без труда удержалась на ногах. Впрочем, камень подался, и его унесло бурной струей.

Рей последовал ее примеру, но Вив не смогла преодолеть страх перед змеями и продолжала разбирать камни поодаль от воды.

Поток, добравшись до земляной основы плотины, начал размывать ее.

— Есть! — выкрикнул Рей.

У Аманды словно прибавилось сил, хотя пальцы цепенели от ледяной воды. Она отвалила еще один камень. Мгновением позже вплотную к ней пронесло еще одну змею.

— Глина пошла! — крикнул Рей.

Расширившийся ручей стал непроглядно мутным.

— Немного пошире и поглубже, — пробормотал Рей.

Аманда помогла ему убрать еще пару камней. Мутный поток набирал силу. Камни поползли сами по себе.

— Надо уходить! — изо всех сил выкрикнула Аманда.

Старую плотину не ремонтировали больше ста лет. Аманда поняла, что стоит буквально в эпицентре цепной реакции. Вот вывалились сразу чуть не полдюжины камней. Землю вымывало у нее из-под ног, плотина обрушивалась все больше и больше, промоина стремительно расширялась. Течение набрало неудержимую силу. Верх плотины осел, открыв канал, по которому вода с ревом устремилась по склону, унося с собой землю. Аманда почувствовала, что камни у нее под ногами зашатались, повернулась и попыталась убежать. Насыпь уже колыхалась, будто под нею шевелилось нечто живое, и нужно было двигаться осторожно, чтобы не оступиться. Рей находился впереди Аманды.

Вив шла позади и вдруг вскрикнула. Резко обернувшись, Аманда увидела, что та стоит, раскачиваясь, на горке камней, расползающихся у нее под ногами. Аманда метнулась к ней, схватила за левую руку, почувствовала сильный рывок и под тяжестью веса Вив начала клониться к промоине.

В эту же секунду Рей обхватил ее за талию и поволок из опасного места. Насыпь быстро расползалась, вода уже захлестывала ботинки Вив. Та потеряла равновесие, ее рука извернулась и выскользнула из пальцев Аманды. Вив рухнула в поток. Аманда отлетела назад и закричала:

— Нет!

Верх дамбы обрушился, и вода стеной устремилась вниз. В бурном потоке Аманда заметила коричневый комбинезон Вив. Потом он исчез под большой волной.

— Ее надо вытащить!

Аманда сбежала немного пониже и затрусила вдоль края ручья, расширявшегося на глазах. За спиной она слышала торопливые шаги Рея. Вив показалась на поверхности, глотнула воздуха, и ее опять утянуло под воду.

— Ботинки! — крикнул Рей. — Она в них не выплывет!

Но Вив не сдавалась. Вновь вырвавшись на поверхность, она размахивала руками, пытаясь удержаться. Течение несло ее прочь.

Аманда и Рей бежали вдоль края воды, стараясь не уступать течению.

— Не сопротивляйся! — кричала Аманда — Плыви по течению. Оно ослабеет, и мы тебя вытащим!

Ей приходилось петлять между валунами и вездесущими кустами полыни, напрягать все силы, чтобы не отставать от Вив. На очередном зигзаге она потеряла из виду коричневый комбинезон, застонала в отчаянии, но тут же вновь увидела его и помчалась дальше. Вив умудрялась держать голову над водой и отчаянно хватала ртом воздух.

Вода стремительным потоком неслась там, где каких-то пять минут назад в оплывшей ложбине журчал маленький ручеек. Она издавала два разных звука, соперничавших между собой, — шипела и рокотала. В волнах мелькали всякие непонятные обломки. Вив уносило все дальше и дальше. Ее комбинезон был почти неразличим в желто-коричневой мутной воде.

Вскоре вода начала разливаться по лугу. Аманда шагнула в воду, и течение чуть не повалило ее. Рей поспешно вытащил женщину на берег.

— Вив! — взвизгнула она.

Вода разливалась все шире. Аманда видела, что Вив, которую все так же несло течение, удается держать голову на поверхности. Вот она за что-то задела, вцепилась!

Аманда сообразила, что это был валун, и крикнула:

— Да! Держись!

По мере того как вода расходилась по лугу, течение слабело. Вот глубина упала до фута. До шести дюймов. Неожиданно Вив выпустила валун и вновь погрузилась в мутную жижу.

— Голову держи! — заорала Аманда и кинулась в воду.

Даже на мелком месте течение было очень сильным. Чтобы не упасть, им с Реем пришлось схватиться за руки. Но глубина, к счастью, уменьшилась уже до трех дюймов, и Аманда зашлепала по воде. Бросив взгляд вверх по течению, она увидела в плотине солидную промоину, сквозь которую текла лишь небольшая струйка, прибавила шагу и оказалась возле валуна.

Вив лежала навзничь. Вода не покрывала лицо бедняжки. Аманда потянулась к ней, но Рей остановил ее руку.

— Пустите меня! Ей надо помочь!

— Ничего не выйдет! Она мертва!

— Черта с два! Грудь ведь шевелится. Вив дышит! Уберите ру… — Последнее слово комом застряло у нее в горле.

Из-под комбинезона Вив вывернулась, извиваясь всем черным телом, змея и сползла по плечу в воду. Из штанины показался хвост другой твари. Она шевелилась, и казалось, будто нога движется. Еще одна до половины забралась в правый рукав.

— Это все течение, — сказал Рей. — Оно сорвало с нее ботинки, набило змей в одежду.

Гадины, отчетливо видные в мелкой воде, копошились повсюду.

— Нужно убираться отсюда, — сказал Рей, потянув Аманду за руку.

— Но Вив! Вдруг мы сможем ей помочь?

— Нет. Посмотрите на ее глаза.

Те, широко открытые, не мигая смотрели прямо на солнце.

— Пойдемте. Эти змеи сейчас чертовски злые, — сказал Рей.

Какая-то тварь вскинула голову и громко зашипела.

Рей вновь потянул Аманду за руку, и на сей раз она послушалась. Онемев от горя и потрясения, Аманда не сводила глаз с Вив, пока тело не скрылось за камнем.

Вскоре они выбрались на сухое место. Змеи предпочитали оставаться там, где было сыро. Аманда представила себе ослепший взгляд Вив и содрогнулась всем телом.

— Помните, что сказала Вив, когда увидела объеденный собаками труп Деррика? — спросила Аманда.

— Она заявила, что больше этого не вынесет.

— Совершенно верно. — Аманда в изнеможении опустилась на землю. — Я этого больше не вынесу.

7

Бэленджер пробирался вниз по склону. Ботинки то и дело скользили по мокрой палой листве, но ему всякий раз удавалось вовремя ухватиться за ближайшее дерево и продолжать спуск. По пути Франку часто попадались в затененных местах пятна снега. Было видно, что ночная буря принесла не только дождь.

Справа от него предгорье переходило в настоящие горы. Слева, примерно в миле, местность понижалась. Там находился вход в долину. Зная о пристрастии Повелителя игры к устройствам наблюдения, он думал, что на пути могут быть расставлены датчики движения и тому подобные штуки. Животные должны были бы то и дело поднимать тревогу, включая датчики давления или попадая под инфракрасные лучи. В таких условиях полезнее оказались бы телекамеры, но Франк счел маловероятным, что Повелитель игры установил их в этом густом осиннике. Слишком уж ограничено поле зрения. Куда полезнее взять под наблюдение открытое пространство, где несколько камер могут контролировать большую территорию.

Поэтому Бэленджер продолжал забирать правее, стремясь удалиться от входа в долину, и вскоре достиг подножия. Там, не выходя из зарослей, он вынул компас и карту. Гора, хорошо видимая сквозь кроны деревьев, служила надежным ориентиром. По его прикидкам, через милю Франк должен был выйти на меридиан озера.

Бэленджер заставил себя выпить воды, съесть кусок энергетического батончика и двинулся дальше, сквозь деревья, вдоль края долины. Франк внимательно смотрел вперед и по сторонам, напоминая себе, что нужно вести себя так, словно он вернулся в Ирак, и не пропускать никаких признаков, говорящих о возможной засаде или заложенной бомбе. Хотя, пожалуй, растяжек или мин нажимного действия здесь можно было не опасаться. На них беспрерывно подрывались бы животные. Скорее тут стоило ожидать радиоуправляемых фугасов, которые приводятся в действие при появлении тех, для кого предназначены. Точь-в-точь как те заряды, которые в Ираке закладывали на обочине дороги. Несмотря на то что вероятность попасть в поле зрения камеры в лесу была минимальной, Бэленджер старался избегать сколько-нибудь открытых мест, например звериных троп или полян.

Какой-то странный звук заставил его замереть на месте. Он походил на отдаленный гром, сначала нарастал, а потом вроде бы стал стихать.

«Взрыв? — подумал Бэленджер. — Нет, слишком долго. Вероятно, людям, ковырявшимся на плотине, все же удалось ее разрушить».

Франк никак не мог представить себе, чего ради им это могло понадобиться, но все же надеялся, что среди них была Аманда. Из боязни за нее ему очень хотелось поспешить, однако он сдерживался, понимая, что, действуя неосторожно, не сможет принести ей никакой пользы.

Ориентируясь по карте и компасу, Бэленджер решил, что вышел на уровень пруда, повернул налево и осторожно двинулся между деревьями. Лес делался все реже, сквозь него уже ясно были видны просторная долина и горы на дальней стороне. Франка удручала стремительность течения времени. Почти час дня. До окончания игры остается всего одиннадцать часов. Он взял винтовку на изготовку и выглянул из-за дерева. Поблизости ничто не внушало подозрений.

Бэленджер медленно вышел на открытое место. После продолжительного перехода под защитой деревьев бескрайний простор действовал на нервы.

Тут «Блэкберри», лежащий в кармане камуфляжной куртки, дал о себе знать. Франк вынул его и нажал зеленую кнопку.

— Добро пожаловать в «Старьевщик», — сказал голос.

Бэленджер посмотрел вокруг. Кусты полыни, несколько сосен, валуны. Несмотря на то что ночью шел дождь, земля казалась совсем сухой.

— Узнав о Склепе мирских страстей, я купил эту долину, — сообщил Повелитель игры.

— Хорошо, когда можешь позволить себе все, что хочешь. — Бэленджер повернулся налево и осмотрел выстроившиеся позади деревья, особенно тщательно вглядываясь в верхние ветки.

— Я вновь и вновь обходил долину, пока не изучил ее как старого друга.

— У вас есть друзья? — Теперь Бэленджер повернулся направо и осмотрел деревья с той стороны.

— С металлоискателем я обошел кладбище на тот случай, если склеп находится там. Но единственным металлическим предметом оказалась ювелирная побрякушка, захороненная вместе со своей хозяйкой.

— Вы раскопали могилу, чтобы в этом удостовериться?

— С помощью того же металлоискателя я изучил весь город. Весьма трудоемкий процесс. Как нетрудно было предвидеть, прибор реагировал на самые разные металлические предметы, начиная от гвоздей и дверных петель и кончая ножами и вилками. Но все сигналы были слишком слабы, а из этого следовало, что склеп не был скрыт под Авалоном.

— Значит, вы решили, что он большой. — Прижимая телефон к уху, Бэленджер продолжал осматривать деревья. — Но ведь этот склеп мог быть и чем-то крохотным, например шкатулкой, куда вложили Библию и несколько переписанных от руки молитв.

— Нет, — возразил Повелитель игры. — Напротив, он весьма велик. Я нанял самолет и оборудовал его инфракрасной камерой для записи теплоотдачи с поверхности земли. Она ведь очень вариативна. Скажем, дерн набирает тепло, а камень его отражает. Почва на вершине возвышенности дает на снимке иной цвет, нежели однородный грунт или земля, прикрывающая металл. Нагретые места на таких фотографиях кажутся очень яркими.

Бэленджер наконец-то разглядел то, что искал, и кивнул сам себе в знак маленькой победы.

— Были сделаны тысячи фотографий, зарегистрировавших тепловые характеристики каждого участка долины. На это ушло несколько дней. На анализ результатов — недели. Обнаружились странные участки, где можно было надеяться что-то найти. Я начал там копать, но ничего не обнаружил.

— Так, может быть, этот склеп — просто миф? Вдруг никакого склепа и не было никогда? Раз его нельзя найти, значит, в игре очередной прокол. Вот и прекращайте ее.

— Нет, склеп существует. Я вновь обратился к исходным документам и понял, что все путеводные нити были у меня в руках с самого начала. Просто я долго не мог найти верной точки зрения.

— Вы обнаружили склеп?

— Совершенно верно.

— Он находится здесь, в долине?

— Именно.

— Где?

— Это было бы слишком просто. Вы должны отыскать его. Найдете — значит, победили.

— Аманда будет свободна!

— При условии, что преодолеет другие препятствия.

— Если так, то у меня нет времени на болтовню.

Бэленджер прервал связь и убрал телефон. Затем он вынул из кармана пакет «клинексов», достал одну салфетку, разорвал пополам, свернул куски в жгутики и заткнул ими уши. Франк вскинул «Мини-14», посмотрел в прицел и навел красную точку на то, что обнаружил на осине, ближе к верхушке, — телекамеру. Он ни разу не стрелял из винтовки после возвращения из Ирака, а ведь прошло уже полтора года. Это искусство требует постоянных упражнений. Надеясь, что голографический прицел компенсирует ему отсутствие практики, Бэленджер затаил дыхание и нажал на спуск.

Несмотря на затычки, от громкого выстрела зазвенело в ушах. Ружье подпрыгнуло, гильза отлетела в сторону. Бэленджер взглянул на камеру, висевшую в пятидесяти футах от него, на высоте в двадцать футов. Судя по темному пятну на коре дерева ниже камеры, он слишком резко нажал на спуск, и пуля пошла ниже, чем надо.

Он вновь прицелился. На этот раз Франк нажал на крючок очень плавно. Трах! Его сотрясло отдачей. Осколки камеры разлетелись по сторонам. Какая-то деталь осталась висеть на проводах.

Он пошел дальше вдоль края леса и ярдах в пятидесяти увидел еще одну камеру. Очевидно, долина была окружена ими. Сколько камер, столько и экранов. Бэленджер хорошо знал, что за всеми мониторами Повелитель игры следить не в состоянии. По всей вероятности, какие-то сенсоры движения должны активировать соответствующие экраны, когда в поле зрения оказывается фигура, похожая на человеческую.

«Что ж, убавим ему развлечений», — подумал Бэленджер, поднял ружье, плавно нажал на спуск и разнес камеру на куски.

«Блэкберри» в кармане завибрировал. Бэленджер не стал отвлекаться.

Он шел дальше, внимательно оглядывая раскинувшиеся вокруг просторы. Бескрайнее небо напоминало ему Ирак.

«Аманда!» — думал он, вновь и вновь повторял это имя, беззвучно выкрикивал его.

Такая мантра придавала ему сил.

Франк увидел еще одну камеру, на сей раз спрятанную среди камней. Ее он тоже расстрелял.

У него в кармане опять завибрировал «Блэкберри», но у Бэленджера вновь нашлось дело поважнее. Дорогу ему преградил широкий и глубокий овраг, дно которого покрывала вода, набравшаяся после вчерашнего дождя. Вроде бы оно и естественно — ручей как ручей, но Бэленджер думал лишь о том, что его никак нельзя обойти. Все, что попадалось на пути, могло оказаться ловушкой.

Восьмой уровень Подземелье Судного Дня

1

Аманда так и сидела на земле, глядя на валун, за которым лежала мертвая Вив.

— Пойдемте, — позвал Рей.

— Я же сказала, что больше этого не вынесу.

— Никто не может выйти из игры, — предупредил голос в наушниках.

— А кто говорит о выходе? — У Аманды от усталости заплетался язык. — Просто я больше не играю, вот и все.

— У нас нет времени, — сказал Рей. — Нужно посмотреть, что находится на дне пруда.

— Какая разница? — Аманда взглянула туда, где зияла промоина в плотине, за которой открывалась пустота.

— Я ждать не могу. — Рей зашагал к плотине.

— Бездействие — тоже форма участия в событиях, — сообщил Аманде Повелитель игры. — Это сознательный отказ от возможности выигрыша. Но что на это сказал бы Франк?

— Франк?! — Аманда вскинула голову.

Звучание этого имени как огнем обожгло ей нервы.

— Его-то хоть сюда не припутывайте! Черт возьми, что вы с ним сделали? Насколько же извращенные мозги нужно было иметь, чтобы убить его ни за что ни про что?!

— Честно говоря, не вмешивать его никак не получится.

— Что вы еще такое несете?

— Франк уже вступил в игру.

Эти слова не могли иметь ровным счетом никакого смысла. Франк вступил в игру? Вдруг Аманда вздрогнула, услышав выстрел. Эхо от него раскатилось по всей долине, но Аманде показалось, что звук донесся из-за затопленного луга, со стороны гор, лежавших на севере. Почти сразу же прозвучал еще один выстрел. Да, с севера. Вступил в игру?

Превозмогая усталость, Аманда поднялась. Третий выстрел.

Франк? Неужели он вступил в игру? Что значит эта стрельба? Она затаила дыхание, прислушиваясь, но четвертого выстрела не последовало.

Франк?

Она посмотрела вслед Рею. Он остановился у разрушенной плотины, обернулся и тоже всмотрелся в сторону гор, лежавших на севере, вдали за затопленным лугом. Когда наступила тишина, его худое лицо напряглось. Освещенный ослепительно ярким солнцем, Рей вновь повернулся и полез вверх по склону, туда, где лежало опустевшее искусственное озеро.

Аманда поспешила вслед за ним. Ноги у нее гудели от усталости. Ей чересчур уж долго пришлось ворочать камни, но она понимала главное. Если Повелитель игры не лжет, то Аманда должна сделать все, что в ее силах, чтобы помочь Франку.

Добравшись до края насыпи, она вскарабкалась наверх — зигзагом, чтобы сберечь силы, как учила ее Вив. Смерть Вив потрясла Аманду до глубины души.

«Не сдавайся, — сказала она себе. — Сделай то, к чему так стремилась Вив. Расквитайся».

На полпути она наткнулась на бутылки, которые они с Реем и Вив наполнили талой водой, но выпили почти все, разбирая дамбу. В одной бутылке осталось несколько глотков. Аманда вылила в рот неприятно нагревшуюся на солнце воду и поспешила дальше.

Наверху Рей осматривал заиленное дно пруда. Даже мощь потока не смогла вынести все, что увязло в грязи. Трухлявые древесные стволы. Сломанную телегу. Скелет коровы. Что-то, когда-то бывшее, судя по всему, маленькой лодкой.

Ложе пруда протянулось на сотню ярдов в длину. В узком конце его ширина составляла десять ярдов, а там, где стояла Аманда, возле плотины, доходила где-то до сорока. В лужах плескалась рыба. Несколько змей ползли по жалкому ручейку, протекавшему посреди ложбины, покрытой жирной грязью.

— Не вижу ни одной человеческой кости, — сказал Рей.

— Наверно, их занесло илом.

— Но коровий скелет валяется сверху. Ничего не доказывает, что горожане погибли именно тут. К тому же я не вижу ничего сколько-нибудь похожего на какой-нибудь контейнер, если, конечно, мы его ищем.

— Глубина на вид футов сорок. Места сколько угодно. Что бы мы ни искали, оно может оказаться где угодно. — Аманда посмотрела через заиленную ложбину на горы, возвышавшиеся на севере.

«Франк, неужели это ты?» — думала она, преисполняясь надежды.

Но тут до нее дошло, что смотреть туда не стоит. Ей же меньше всего нужно, чтобы Повелитель игры тоже думал о Франке. Аманда хотела, чтобы он сосредоточился на том, как она и Рей играют в навязанную им игру.

Рей достал навигационное устройство и вывел на экран координаты, вырезанные на могильном кресте. Красная стрелка указывала в пруд.

— Попробуем проверить триангуляцией. Отойдите немного вдоль берега и посмотрите, куда будет указывать стрелка вашего GPS.

Аманда отошла футов на сорок, остановилась и посмотрела на экранчик. Стрелка указывала между рогов коровы на что-то, лежавшее дальше, выступавшее из ила на несколько дюймов.

— Что это? — спросил Рей.

— Трудно сказать. Похоже на металл, — ответила Аманда. — Какая-то рамка или оковка.

Непонятный предмет имел фута четыре в длину и три в ширину.

— Как нам объяснили, в склепе должна лежать мирская тщета, — произнес Рей. — Не похоже, чтобы там могло много поместиться.

— Очень напоминает что-то знакомое, вот только не могу вспомнить, где и когда я это видела.

Аманда безуспешно попыталась извлечь невнятный образ из памяти и шагнула на откос, уходящий вниз. Дно сильно пружинило, но идти было можно. Через полдюжины шагов под ногами зачавкало, но под тонким слоем ила пока ощущалось твердое основание. Еще полсотни шагов, и ботинки стали уходить в ил по рант.

— Не знаю, сколько еще я могу пройти.

До таинственного предмета оставалось футов тридцать. Аманда остановилась, выждала, пока очередная змея отползет на безопасное расстояние, и сделала еще один шаг. Правый ботинок погрузился в ил.

Аманда подняла левую ногу, чтобы сделать следующий шаг, и замерла, глядя, как обувь полностью утонула в грязи. Нога ушла по щиколотку, потом еще глубже. Аманда почувствовала, что вот-вот упадет. В панике она встала на обе ноги, но трясина, напоминающая жадную пасть, продолжала втягивать ее, заставляя изогнуться. Вот правая нога ушла почти по колено. Аманда извернулась, попыталась опереться на локоть. Грязь растекалась, не давая упора. Поблизости зашипела змея. Аманда попыталась ползти, но руки тонули в грязи, их с трудом удавалось вытащить. Она могла лежать на иле и не тонуть, но возможности выбраться не было. Женщина угодила в западню.

Чувствуя себя совершенно беспомощной, она взглянула на Рея, который с берега следил за происходящим. На его костлявом лице, заросшем густой щетиной, нельзя было прочесть никаких эмоций. Аманда поняла, что отчаянной попыткой вытащить ее и Вив с разваливавшейся плотины он исчерпал свой сегодняшний запас героизма.

Между тем затянутая в трясину нога изгибалась под каким-то неестественным углом. Это было очень больно. Аманда испугалась, что сейчас у нее вывихнется колено или порвется сухожилие. Ей не хватало воздуха. Она совсем улеглась в грязь и попыталась вытащить из ила правую руку. Трясина сопротивлялась, словно живое существо. Аманда потянула сильнее и почувствовала резкий прилив адреналина, когда рука оказалась на поверхности. Несколько раз глотнув воздух, она заметила, что смотрит на скелет коровы, и поняла, почему животное не смогло выбраться из воды. Череп был обращен к ней. Она вытянула правую руку, достала до рога, поморщившись от резкой боли в локте и запястье, и умудрилась уцепиться за него пальцами. Чтобы выбраться из трясины, ей было необходимо ухватиться за что-нибудь прочное. Аманда попыталась подтянуться, но череп отвалился от скелета, и ее дернуло назад.

Женщина застонала от отчаяния, но все же не выпустила череп, а подтянула его к себе. Тут у нее родилась идея. Она перевернула череп, громко выдохнула от усилия и воткнула рога в ил. Они уперлись во что-то твердое. Выгнув правую руку в локте, упираясь в кость, Аманда продолжала давить. Грязь с громким чавканьем выпустила ее левую руку. Аманда обеими руками тут же навалилась на череп, сделала нечеловеческое усилие и смогла сесть.

Правой ноге, завязшей в грязи, было уже не так больно. Аманда отгребала от нее ил, горстями отбрасывая его в стороны. Жижа сползала обратно, но Аманда продолжала копать. Вскоре нога освободилась, но Аманде было ясно, что она вновь провалится в трясину, стоит ей попытаться встать. Аманда повернулась, схватилась за череп, подтянулась и немного продвинулась вперед, лежа на животе. Потом она вытащила череп из ила, вновь воткнула его чуть подальше и снова приблизилась к берегу. Наконец ей удалось нащупать твердую землю, и она решилась встать.

Рей следил за ее борьбой с того же места.

— Бессмысленно было обоим лезть в ловушку, — сказал он.

— Конечно.

— Если бы я мог вам помочь, то обязательно сделал бы это. Но я же тяжелее вас, поэтому провалился бы еще глубже.

— Разумеется.

— Я хочу, чтобы вы меня поняли.

— Поверьте, я все отлично понимаю.

— Впрочем, это не имеет никакого значения, — произнес Рей. — Все равно мы с вами, можно сказать, почти покойники. Добраться до этой штуки нельзя, значит, мы так и не узнаем, где находится этот чертов склеп.

— Ошибаетесь. — Аманда от души надеялась, что ее следующая фраза, особенно с учетом того, что она только что чуть не погибла в трясине, отвлечет Повелителя игры от Франка. — Я знаю, как добраться туда.

2

Бэленджер рассматривал овраг, по дну которого бежала вода. Ручей имел не меньше пяти футов в глубину, а в ширину — все десять. Пожалуй, не перепрыгнуть.

Посмотрев направо и налево, он убедился, что овраг далеко уходит в обе стороны. Франк решил, что на поиски обходного пути потребуется слишком много времени, но все инстинкты предупреждали его, что в воду лезть нельзя.

«Может быть, это всего лишь безобидный ручей?» — попытался убедить себя Бэленджер.

Но рисковать было нельзя. Следовало исходить из того, что это ловушка. Могут ли здесь быть мины? Если да, то, конечно, не нажимного действия. Иначе повзрывались бы животные, приходящие на водопой. Другой вариант — фугас, управляемый по радио или по проводам. Повелитель игры сможет подорвать его, когда камера покажет ему, что Бэленджер влез в воду.

«Вот и еще один аргумент в пользу уничтожения камер», — подумал Франк и напомнил себе о времени.

Необходимо принять решение. Не может быть, чтобы ручей был заминирован на сколько-нибудь значительном расстоянии. Для этого потребовалось бы слишком много взрывчатки, а ее так просто не добудешь. Слишком велика возможность того, что полиция или другие органы безопасности засекут покупки. Пошел бы Повелитель игры на такой риск?

«Если не взрывчатка, то что? — думал Бэленджер. — Что еще, столь же смертоносное, без особого труда можно спрятать в овраге?»

Почему-то его мысли вернулись к предположению о проводах. Подозрение укреплялось. Он оглянулся на лес, оставшийся в полумиле за спиной, и подумал, не удастся ли притащить оттуда поваленное дерево и по нему перейти на другую сторону, как по мосту. Но Франк решил, что потратит слишком много сил и времени, если даже ему это и удастся. Ведь полночь стремительно приближалась.

Заметив на земле камень, Бэленджер поднял его и кинул в овраг. Потом еще несколько. Должно получиться что-то вроде моста. Нужно было торопиться, потому что как только камней наберется достаточно много, они запрудят воду, и она пойдет через верх. Он не мог позволить себе намочить ноги в этом ручье, потому что чем дальше, тем больше был уверен в том, что на дне лежит электрический кабель. В обычных условиях Повелитель игры, конечно, держит его обесточенным, чтобы не поубивать животных. Но как только камеры сообщили этому типу, что в долину явился Бэленджер, он, конечно же, должен был включить питание.

Франк поспешно кидал камни в воду, но она поднималась еще быстрее. Ему никак не удавалось ее опередить.

«Аманда!» — думал он.

Бэленджер углядел большой камень и, задыхаясь, покатил его к краю. Непривычный к высоте, он задыхался от усилий, но все время подгонял себя. Последний рывок! Камень скатился вниз и остановился на мелководье, чуть ниже столь нерасчетливо построенной запруды.

Но при этом он весь оказался мокрым. Если Бэленджер верно догадался насчет электропровода, то наступать на валун сейчас не следовало. Нужно было дать ему подсохнуть. Яркое солнце хорошо высушило землю после ночного ненастья, поэтому Бэленджер решился спуститься вниз. Двигался он очень осторожно, чтобы не потерять равновесия и не свалиться в воду. Верхушка камня подсыхала на глазах. От воды исходил обманчиво приятный запах.

Чтобы отвлечься от мыслей о неумолимо уходящем времени, Франк окинул взглядом склоны оврага и вздрогнул, увидев аккуратную коробочку. Находилась она примерно в пятидесяти футах от него, установленная так, что ее нельзя было разглядеть сверху. В коробке скрывалась телекамера. Такие «глаза», несомненно, были размещены вдоль оврага через равные интервалы.

Бэленджер снова заткнул уши, вскинул винтовку, навел красную точку на цель и с первого выстрела разнес камеру вдребезги. В кармане снова завибрировал «Блэкберри». Франк опять решил не отвечать.

За это время камень практически высох. Бэленджер закинул винтовку за плечо, оттолкнулся, поставил на него правую ногу и ахнул, ощутив электрический удар. Ток оказался настолько сильным, что прошел даже по сухому валуну, хотя и не смог убить через подошву ботинка. Если бы Франк потерял равновесие и свалился в воду, его ждала бы верная смерть. Бэленджер оторвал левую ногу от берега, замер на секунду, балансируя, и прыгнул. От толчка валун сильно покачнулся. Франк чудом не упал, но вовремя наклонился. Рюкзак толкнул его в спину, но он все же допрыгнул до берега и с трудом удержался на ногах. Бэленджера спасло лишь то, что он смог приникнуть грудью к крутому склону и вцепиться руками в землю.

Он осторожно выпрямился, взобрался по откосу, ухватился руками за край и попробовал подтянуться. Но как только его голова показалась над краем, лязгнули зубы и в лицо ему брызнула слюна. Вскрикнув от неожиданности, Франк съехал вниз.

Собаке не удалось укусить его, однако она сразу же прыгнула следом.

Бэленджер перекатился на бок. Обдав его запахом псины и задев за правое колено, собака приземлилась на берегу, чудом не угодив в воду, сразу же повернулась и напала. Скованный в движениях тяжелым рюкзаком, Бэленджер, лежа на спине, отбивался ногами, пытаясь попасть собаке в нос. Снимать винтовку с плеча было некогда. Даже если бы он смог это сделать, все равно на таком близком расстоянии выстрелить ему не удалось бы. Продолжая отбрыкиваться от разъяренной твари, Франк вытащил из кармана прицепленный там нож, раскрыл одной рукой лезвие и попытался встать, чтоб сподручнее было размахнуться.

Вдруг над обрывом показалась еще одна собачья голова с оскаленной рычащей пастью. В тот же миг первый пес увернулся от ботинка Бэленджера и метнулся вперед, нацелившись на живот. Франк отмахнулся ножом и зацепил собаку по морде чуть выше носа. Брызнула кровь. От неожиданности и боли пес попятился, наступил в воду, громко взвыл, содрогнулся всем телом от мощного электрического удара. Животному удалось выбраться из воды, но разряд наполовину парализовал его. Ноги пса подкосились, он вновь упал в воду и забился в предсмертных конвульсиях. Вой перешел в слабое поскуливание, и через несколько секунд собака застыла в неподвижности.

Вторая тоже замолчала, вероятно напуганная случившимся. Бэленджер быстро повернулся, рубанул ножом снизу вверх и угодил псу по нижней челюсти. Громко заскулив, тот попятился и скрылся из виду за краем обрыва.

Франк вскочил на ноги и рысью побежал вдоль берега смертоносного ручья налево, в сторону, противоположную той, куда, как ему показалось, скрылась собака. Ощутив острую боль в нравом колене, он скосил глаза вниз и увидел кровь.

«Проклятая тварь все же укусила меня! — подумал Бэленджер. — Боже, а если она бешеная?»

Добравшись до места, откуда вроде бы было легко вылезти, он взялся за край обрыва и едва успел отдернуть руки от грозно лязгнувших зубов. Перед ним снова оказались две собаки. Из их пастей обильно капала слюна. У одной под челюстью краснел свежий порез. Вторая была заметно крупнее, величиной с немецкую овчарку.

Бэленджер бросил нож, сорвал с плеча винтовку и рискнул взглянуть в дуло — не забилось ли оно землей. Обе собаки тут же отскочили. Он вскинул приклад к плечу, готовый стрелять, если они появятся вновь. Даже сквозь затычки в ушах Франк слышал их рычание.

Он поспешил вдоль ручья налево, надеясь, что ему удастся обойти собак. Однако непрерывное рычание говорило о том, что псы бегут вровень с ним.

«Может быть, удастся напугать их», — подумал Бэленджер и выстрелил, рассчитывая, что резкий звук отпугнет собак.

На мгновение рычание стихло, но тут же возобновилось.

Собаки были большими, но тощими. Бэленджер подумал, что они могли обезуметь от голода, и скинул рюкзак. Держа винтовку в одной руке, он открыл клапан, вынул два энергетических батончика и кинул их подальше налево. Услышав топот лап, Франк, подхватив рюкзак, кинулся обратно, по пути подобрал нож. Бэленджер, не останавливаясь, сунул его в карман и побежал дальше, мимо лежавшей в воде мертвой собаки.

Выбрав пологое место, он выглянул, не увидел опасности и вскарабкался наверх. Собаки остались позади. Они готовы были сцепиться из-за батончиков. Пес покрупнее схватил один, проглотил его вместе с упаковкой и кинулся на вторую собаку, попытавшуюся добраться до оставшегося батончика.

В кармане у Бэленджера вновь завибрировал «Блэкберри», но он, не обращая внимания на телефон, поспешил к озеру.

3

— Кладите! — велела Аманда.

Они с Реем стояли посреди развалин. Тот одну за другой накладывал доски ей на вытянутые руки.

— Хватит, — сказал он.

— Кладите еще! — потребовала она, скривившись от напряжения. — Ладно, теперь довольно.

Аманда поспешила к опустевшему пруду. До нее донесся еще один выстрел. Тоже с севера, но теперь, кажется, ближе.

«Франк? — думала она. — Неужели это ты? В кого ты стреляешь? — Тут у нее мелькнула мысль, что, возможно, огонь ведется как раз по нему, но она поспешила отогнать ее и пригрозила себе: — Не смей даже думать об этом! Франк идет сюда. Я должна… Я уверена в этом!»

Сгибаясь под тяжестью груза, еле удерживая его на ноющих от усталости руках, она в конце концов доплелась до берега и с грохотом бросила свою ношу наземь. Во рту у нее пересохло, как будто Аманда нажевалась ваты.

Рей свалил доски рядом и взглянул на часы.

— Двадцать минут второго.

— Когда весело, время идет быстрее, — сказала Аманда, схватила две доски и положила их поверх ила.

— Или медленнее, — раздался в наушниках голос Повелителя игры. — В видеоиграх время относительно. Все зависит от того, как оно распределено.

— Идите к черту! — огрызнулась Аманда.

Они с Реем поспешно раскладывали доски поверх вязкого ила.

— Во многих играх применяются счетчики времени, но в тех, где речь идет о развитии виртуальных цивилизаций, оно измеряется не в секундах и минутах, а в месяцах и годах. При этом месяц может продолжаться минуту. В некоторых играх, напротив, вроде бы измеряется общепринятое время, но минута счетчика продолжается две в так называемом реальном времени. Геймер выходит из игры и обнаруживает, что общепринятого времени прошло в два раза больше, чем показывает таймер. Эффект может быть сногсшибательным.

Аманда продолжала выкладывать дорожку, стараясь не слушать бубнящий в наушниках голос.

— Еще, как вы уже обнаружили, субъективное время в игре может отличаться от того, что показывают часы. Одна моя знакомая, умирающая от рака, пришла к выводу, что высокая скорость одновременного принятия множества решений, которая требуется в ряде игр, придает полноту каждому мгновению, благодаря чему время кажется замедленным. Для некоторых геймеров сорок часов, составляющих среднюю продолжительность игры, могут равняться всей жизни.

Над ложем опустевшего пруда разнесся еще один выстрел. Аманда взглянула в сторону северных гор.

— Могу поручиться, что Франк именно так и воспринимает игру, — произнес голос.

— Не верьте ему. Он просто дергает вас за веревочки, — сказал Рей. — Скорее всего, стреляют охотники. Если повезет, они могут нас найти.

«Но разве эти люди смогут выручить нас? — спросила себя Аманда. — Мы же ходячие бомбы. Кстати, чем, в таком случае, сможет нам помочь Франк?»

— Я никогда не лгу, — заявил Повелитель игры. — Раз я сказал, что выстрелы говорят о появлении Франка, можете смело принимать это на веру.

— Значит, никогда не лжете? Что-то не верится. — Рей взглянул в небо. — Но ясно, как смертный грех, что и всей правды вы никогда не говорите.

«Не смей так думать! — предупредила себя Аманда. — Франк действительно идет. Так должно быть. Самое главное — продолжать отвлекать Повелителя игры».

Она положила в грязь последнюю доску и отправилась за следующей партией.

4

Бэленджер дошел до одиноко стоявшей сосны — единственного высокого предмета на обширном пространстве — и, как и ожидал, обнаружил на ней телекамеру. Он поднял винтовку, навел красную точку на цель и разнес ее на куски.

«Туши свет!» — подумал Франк.

Потом он примкнул к винтовке полный магазин, а наполовину разряженный вновь набил патронами. Все это время Бэленджер поглядывал направо, где, держась на расстоянии в тридцать ярдов, за ним следовали две собаки. Он двинулся дальше. Они тоже. Франк снова остановился. Псы замерли.

Колено болело, и он нагнулся, чтобы посмотреть, как обстоит дело. На штанине камуфляжных брюк проступило красное пятно. Собачьи зубы проделали дыру в материи. Бэленджер разглядел пунктирный след укуса и испуганно подумал о слюне, капавшей из пастей собак.

Через сколько времени полагается делать уколы против бешенства?

Он снял рюкзак и прислонил к нему винтовку, не забыв еще раз заглянуть в ствол и убедиться, что туда не попала земля. Усевшись под палящим солнцем, Франк вынул аптечку и клейкую ленту, потом взглянул на собак. Они не сводили с него глаз.

«Пристрелить их?» — подумал он.

Боеприпасы составляли основную часть его груза, но их нужно было экономить. Лучше расстреливать камеры… или прикончить Повелителя игры, чем без особой необходимости убивать этих собак. Вдруг потом придется кусать себе локти из-за того, что не хватит именно этих двух патронов?

Франк решил посмотреть, насколько они умны.

Он взял винтовку и навел ее на пса побольше, похожего на немецкую овчарку.

Тот побежал прочь, его спутник кинулся следом. Бэленджер держал на мушке крупную собаку, его так и подмывало нажать на спуск. Но попасть в быстро удаляющуюся и уменьшающуюся мишень было не так просто, и он в конце концов отложил винтовку.

Бэленджер открыл бутылку, отхлебнул противной теплой воды и вылил немного на раненое колено, чтобы смыть кровь и грязь. Неглубокие ранки уже окружила покрасневшая опухоль — вероятно, попала инфекция. Он открыл аптечку, достал антисептическую салфетку и оторвал край упаковки. Изнутри пахнуло спиртом. Морщась от боли, Бэленджер протер пораненное место, потом открыл мазь с антибиотиком, выдавил ее на ранки и приложил сверху бинт. В завершение всего он отрезал ножом клейкую ленту и закрепил бинт на ноге. Можно было надеяться, что кровь остановится. Лента. Он хорошо помнил, как называл ее кое-кто из тех вояк, с которыми он общался в Ираке. Друг стрелка.

Франк оглядел луг, пытаясь найти спрятанные телекамеры.

Когда «Блэкберри» завибрировал в очередной раз, он вынул затычки из ушей и нажал зеленую кнопку.

— Перестаньте уничтожать камеры, — сказал голос.

— Я подумал, что мне нужно быть изобретательным.

— Если не считать вандализма, вы поступаете именно так, как делал бы я на вашем месте.

— Тогда почему бы вам не выйти сюда и не сыграть в эту чертову игру самому?

Ответа не последовало.

— Ну же! — крикнул Бэленджер в микрофон «Блэкберри». — Покажите себя героем!

— Но ведь кто-то же должен быть Повелителем игры.

— Зачем? — Нет ответа. — Взгляните на это с другой стороны, — сказал Бэленджер. — Мы же говорили о том, что игра испорчена, раз вы не можете проследить мой путь. А как насчет дефекта во Вселенной?

— Игра и Вселенная… Это одно и то же. О каком дефекте вы говорите?

— Бог почувствовал себя одиноким и создал могущественных ангелов. Но оказалось, что так родилось зло. Ведь некоторые ангелы предали Его. Тогда Бог вновь почувствовал одиночество и создал существа помельче, столь ничтожные, что у них не должно было хватить гордости для того, чтобы предать Его. Но и они поступили точно так же. В этом ваша проблема?

— В том, что люди меня предали?

— Нет, вы одиноки. Вам хочется с кем-то поиграть, да?

Вдали прокричал ястреб, но Повелитель игры молчал.

— С вами было бы интересно позабавиться, если бы вы не убивали нас, — сказал Бэленджер.

— Иногда, — отозвался голос.

— Ну и?..

— Вы совсем заморочили мне голову.

В душе Бэленджера вспыхнула надежда.

— Как я могу сойти вниз и играть с вами? Вы же ненастоящий. — Связь прервалась.

— Зато пули-то в «Мини-14» очень даже настоящие, — пробормотал Бэленджер, сунул «Блэкберри» в карман, посмотрел, нет ли поблизости камер, подлежащих расстрелу, и двинулся дальше.

5

Не обращая внимания на кровь, сочащуюся из бесчисленных царапин, Аманда подняла дверь за один край, Рей за другой, и они поволокли ее от укрытия, которое Аманда с Вив соорудили для себя накануне вечером. Аманда вспоминала, как Вив поделилась с нею водой и говорила, что нужно помогать друг другу, если они хотят выжить.

Теперь Вив мертва.

Аманда подавила свои эмоции. Не до переживаний — нужно дотащить эту дверь! У Аманды подгибались колени, она еле волочила ноги в ботинках, ставших неимоверно тяжелыми. Усталость усугублял голод, но она не могла позволить себе поддаться слабости. Недавно опять раздался выстрел. Еще ближе! Если Повелитель игры говорил правду и стрелял действительно Франк, ей нельзя было допускать даже мысли о поражении. Нужно сделать все, что в ее силах, чтобы помочь ему. Она будет работать, пока не упадет.

Это едва не случилось. Аманда, запнувшись о камень, чуть не упала со своей тяжелой ношей, но ухитрилась удержаться на ногах и побрела дальше, туда, где лежала дорожка из досок, сооруженная ею и Реем.

— Этого должно хватить, — сказал тот.

Он шел первым, спускаясь задом наперед и крепко держась за свой край двери. Аманда следовала за ним, делая короткие частые шажки и стараясь не слишком наклоняться вперед.

Дойдя до предательского вязкого дна, они опустили дверь на доски и повернули на ребро. Рей по деревяшкам пробрался назад и встал рядом с Амандой. Гать под ними опасно плясала. Тошнотворно воняло гнилью. С великим трудом они потащили доску, держа ее стоймя. Так они добрались до конца проложенной дорожки и кинули дверь поверх ила. Брызнула жижа, футах в двадцати зашипела змея.

Дверь лежала совсем рядом с загадочным, едва видимым предметом.

Доски ходили ходуном на своем полужидком ложе. Аманде и Рею приходилось размахивать руками, чтобы удержать равновесие.

— Нам нельзя вдвоем топтаться в одном и том же месте. — Аманда пригнулась, чтобы чувствовать себя поустойчивее, и шагнула на дверь, которая покачнулась, но выдержала. — Я полегче, так что будет разумно и логично мне и заняться этим делом.

Рей отступил по доске чуть подальше.

Доски перестали раскачиваться на своем ненадежном ложе.

Аманда посмотрела на предмет, контуры которого едва-едва проступали из грязи. Четыре фута на три. Внутри все забито илом.

— Я так и не могу понять, что же это такое. — Она опустилась на колени и осторожно заглянула внутрь — не хватало еще наткнуться на змею. — Так что же делать? Пожалуй, остается одно — вычерпать грязь и посмотреть, что там такое.

Аманда вынула из кармана резиновую перчатку, надела на правую руку, помедлила немного в нерешительности, запустила ладонь в ил, ничего не почувствовала и полезла глубже. Жижа все сильнее обжимала руку и доставала уже почти до локтя, чуть ли не до края раструба перчатки.

— Что-нибудь нашли? — спросил Рей.

— Полно грязи. — Осторожно, чтобы не упасть, она подвинулась вперед. — Подождите-ка!..

Ее пальцы коснулись чего-то твердого. Неправильной округлой формы. С грубыми краями. Впрочем, ей удалось обхватить находку.

— Осторожнее! — предупредил Рей. — Судя по всему, внутри должна быть какая-то ловушка. Что-то острое.

— Нет, больше похоже…

Она разогнулась. Жижа не хотела отпускать руку и чуть не стянула с нее перчатку.

— Камень, — сказала Аманда, глядя на то, что держала в руке. — Самый простой.

Впрочем, она уже усвоила, что никчемные на первый взгляд предметы могут оказаться важными для игры, и потому выбросила находку на берег.

— Похоже, там много других камней.

— Может быть, что-то лежит под ними? — предположил Рей.

— Но я не знаю, как туда добраться, чтобы это выяснить.

Рей посмотрел на часы.

— Двадцать минут третьего. Осталось меньше десяти часов. Мы потеряли много времени. — Он прищурился, всматриваясь куда-то рядом с Амандой. — Там, на оправе, прямо перед вами. Грязь подсыхает. Взгляните-ка, на металле ничего не написано?

Аманда посмотрела туда, куда он показывал, и стерла перчаткой подсохший ил.

— Цифры. — Она хотела торжествующе воскликнуть, но ее голос прозвучал сухо и надтреснуто. — Две группы. После одной нацарапано «СШ», после другой — «ЗД».

— Опять координаты, — сказал Рей.

Аманда обтерла правую и левую грани окантовки.

— Здесь то же самое. На противоположной стороне наверняка они же, чтобы мы обязательно увидели надписи, с какой бы стороны ни подошли.

— Прочтите вслух. — Рей ввел координаты в свое устройство позиционирования и посмотрел на стрелку. — Показывает на запад. Но я не знаю, куда именно. Во всяком случае, через пруд.

Аманда поднялась, шагнула на тропинку из досок и сказала:

— Давайте выясним.

6

Первоначальное подозрение Бэленджера подтвердилось. Шум, который он слышал, был грохотом воды, прорывавшейся через пролом в плотине. Добравшись до опустевшего ложа пруда, выставлявшего теперь напоказ свое заиленное дно, Франк в первый миг растерялся, увидев, что грязь как будто шевелится, но почти сразу же понял, что это змеи. Оправившись от изумления, он обвел впадину взглядом и лишь тогда заметил на противоположной стороне две человеческие фигурки. Они топтались на выложенной из досок дорожке, ведущей к металлическому предмету, торчавшему из грязи.

Один человек оказался долговязым тощим мужчиной. Даже издалека можно было разглядеть на его лице густую щетину. Одет он был в грязный зеленый комбинезон. Второй человек, поменьше ростом, носил такой же, только голубой, и бейсболку. Хотя цвет было трудно разобрать — настолько сильно одежда перепачкалась грязью. Эта фигура стояла к Бэленджеру спиной, что не помешало ему с волнением сразу же понять, кого он видит.

Вне себя от радости, Франк открыл было рот, чтобы крикнуть: «Аманда!», но от нахлынувшего волнения у него встал комок в горле. Бэленджер настолько обрадовался, увидев ее, что у него закружилась голова.

Мужчина заметил Франка и что-то сказал Аманде. Та резко обернулась. Лицо у нее было перемазано грязью, как и комбинезон. Но ошибки быть не могло — это она. Сердце Бэленджера так заколотилось, что он испугался, как бы оно не разорвалось.

Аманда замерла в неподвижности, как будто не решалась поверить, что видит перед собой действительно его, а не мираж. Потом она выпрямилась во весь рост, и на перепачканном лице засияла широкая, совершенно ослепительная улыбка.

Бэленджер наконец преодолел волнение и сумел задать самый важный вопрос:

— Ты цела?

— По мелочи пострадала, впрочем, ноги еще таскаю! — Она прищурилась и ткнула в воздух пальцем. — Твоя нога! Там кровь!

— Собака укусила!

— Что?

— Кровь уже остановилась. Что у тебя с руками?

— Много ссадин. Сломала несколько ногтей. Впрочем, мои руки никогда не представляли собой ничего особенного.

Бэленджера захлестнула любовь к ней.

— У вас еда есть? — крикнул мужчина.

— Есть. И вода!

— Слава богу! — Мужчина поспешил вверх по скату ложа высохшего пруда.

Бэленджер не отрывал глаз от Аманды, последовавшей за ним. Она же, ступая по шатким доскам, то и дело оглядывалась, не желая терять его из виду ни на одну лишнюю секунду.

Франк, тоже не переставая смотреть на нее, спешил вдоль другой стороны пруда к его узкому концу.

— Я думала, ты умер! — крикнула Аманда с той стороны.

— А я — что ты! — отозвался Бэленджер.

— Что с тобой было?

— Некогда! — ответил Бэленджер. — Расскажу потом, при случае!

Когда расстояние сократилось, Бэленджер разглядел, что у Аманды и у ее спутника на головах были надеты телефонные гарнитуры с микрофонами на коротких стерженьках, приделанными к наушникам. Через ручей, подававший воду в пруд, был переброшен мост, с виду очень старый, но еще крепкий. Аманда кинулась туда.

— Стой! — инстинктивно воскликнул Бэленджер. — Не заходи на мост! Тут может быть ловушка!

Аманда и ее спутник застыли.

— Дайте поесть! — заорал мужчина. — Мы с голоду помираем!

Бэленджер снял рюкзак, вынул два энергетических батончика и кинул их через мост. Он был потрясен, увидев, с какой жадностью Аманда и ее спутник набросились на еду. Ободрав обертки, они принялись поспешно поглощать батончики. Бэленджер вспомнил собак, напавших на него. Те в остервенении кинулись за такими же батончиками. Он аккуратно кинул через ручей в траву две бутылки с водой.

Аманда и ее спутник метнулись к ним и резкими движениями отвернули крышки.

— Не торопитесь! — крикнул Бэленджер.

— Мы знаем! — Мужчина яростно сверкнул глазами, словно ему не совет дали, а оскорбили.

— Мы ничего не ели со вчерашнего полудня, — сказала Аманда. — Несколько ломтиков консервированных фруктов.

Зная, что за ним наверняка следят камеры, Бэленджер постарался не выдать гнева, охватившего его от этих слов.

«Джонатан! — подумал он, впервые за долгое время обратившись к Повелителю игры по имени, пусть и мысленно. — Ты за это ответишь».

Франк наклонился и заглянул под мост, но ничего толком не увидел в густой тени. Тогда он вынул из рюкзака фонарь, подошел поближе к мосту, опустился на колени и направил туда луч. Бэленджер увидел закрепленный на выступе предмет в форме параллелепипеда, к которому был прикреплен еще один, поменьше.

— Бомба, — заявил он.

Аманда и ее спутник как по команде прекратили жевать и поспешно отошли от моста.

— Вот подонок! — сказал мужчина. — Как я сам этого не сообразил?

— Потому что голод мешал вам думать, — ответил Бэленджер. — Но сейчас станет полегче.

Он спустился к ручью. Судя по тому, как хорошо чувствовали себя змеи, электрического тока здесь можно было не опасаться. Выбрав мелкое место, Франк перешел на другую сторону и взобрался по склону.

Аманда кинулась к нему, раскинув руки. Бэленджер поспешил навстречу. Ему не терпелось обнять ее. Каково же было его изумление, когда она вдруг резко остановилась.

— Не подходи ко мне!

— В чем дело? — удивился Бэленджер.

— Он напичкал нас взрывчаткой.

— Что?

— Мы не знаем, где она — то ли в наших ботинках, то ли в наушниках, то ли в GPS. — Она вынула из кармана устройство позиционирования и показала ему.

Теперь Бэленджер наконец-то понял, что именно видел на экране «Блэкберри»: женщину взорвали.

— А вот эти микрофоны совмещены с видеокамерами, — добавил мужчина.

— Конечно, — язвительно отозвался Бэленджер. — Повелитель игры обожает видеокамеры.

Мужчина опустил бутылку с водой и спросил:

— Вы знаете о нем?

Бэленджер кивнул и заметил:

— Не думаю, что он захочет взорвать всех сразу же после того, как ему удалось собрать нас вместе. — Франк подошел к Аманде, провел пальцами по перепачканному лицу и улыбнулся. — Даже передать не могу, как же я по тебе соскучился.

Они никак не могли перестать целоваться. Франк не желал выпускать любимую. Ему необходимо было обнимать ее, позабыв о неумолимо приближавшейся полуночи. Но она сама прервала поцелуй и, дрожа, прижалась к нему щекой.

— Мы справимся, выберемся отсюда, — заявил Бэленджер, выпрямляясь.

Взгляд Аманды вдруг устремился куда-то вдаль, как будто она прислушивалась к какому-то дальнему голосу.

— Повелитель игры передает тебе, чтобы ты забрал наушники Деррика. Он хочет говорить с тобой.

— Деррика? — Бэленджер нахмурился. — Сколько тут еще народу?

— Сначала было пятеро. — Аманда не сразу смогла заставить себя закончить фразу: — Трое мертвы.

— Трое? — опешил Бэленджер — Где эти наушники?

— Я точно не знаю… — замялась Аманда. — Они должны быть… — Она посмотрела на своего спутника, но тот отвел взгляд. — Где-то там. — Женщина указала себе за спину, в сторону развалин города.

— Покажи.

— Рей Морган, — представился мужчина, когда они зашагали туда.

— Франк Бэленджер. — Они пожали друг другу руки.

— Как же, Повелитель игры о вас упоминал, — сказал Рей.

— Наверняка говорил что-то лестное.

— Предполагаю, что сигарет у вас нет.

— К сожалению, нет.

— Этого и следовало ожидать, — неожиданно резким тоном отозвался Рей. — Батончик я съел медленно, как вы и советовали. Запас у вас есть?

Бэленджер открыл рюкзак, вынул еще два батончика и пару бутылок воды.

На сей раз и Аманда, и Рей распаковывали батончики без спешки.

— Я был уверен, что от голода и жажды мы настолько ослабеем, что выиграть нам нипочем не светит, — сказал Рей.

— В «Старьевщика»?

— Ты и об этом знаешь? — удивилась Аманда.

— У нас с Повелителем игры было несколько интересных бесед, — ответил Бэленджер.

— Когда я увидел вас, то решил, что у меня начались галлюцинации. — Рей указал на Франка, одетого в камуфляжный костюм. — У вас такой вид, будто вы явились прямиком из Ирака.

Что-то в манере поведения Рея подсказало Бэленджеру, что на эту фразу нужно ответить.

— Вы были там?

— Летчик морской пехоты.

— А я в первую иракскую войну был рейнджером. Для меня честь познакомиться с вами. Но, видит бог, лучше бы при других обстоятельствах.

— Прямо мои слова.

Аманда приложила ладонь к наушнику, прислушалась, потом удивленно повернулась к Бэленджеру и сказала:

— Повелитель игры спрашивает, слышал ли ты о Подземелье Судного дня.

— Нет, но уверен, что он намерен сам рассказать мне об этом.

Они дошли до города, разрушенного временем. Бэленджер сразу заметил груду досок посреди заросшей травой улицы. Судя по запаху, под досками должен был лежать труп.

Он посмотрел на Аманду. Она ответила предупреждающим взглядом. У Рея почему-то сделался неспокойный вид.

Бэленджер решил, что лучше сейчас не задавать лишних вопросов, и просто полюбопытствовал:

— Так где эти наушники?

— Повелитель игры говорит… — Аманда вновь прислушалась и указала рукой. — Здесь.

Бэленджер подошел к углу полуразрушенного дома и обнаружил наушники среди досок. Взяв гарнитуру, он внимательно осмотрел ее. Прежде всего Франк заметил следы высохшей крови, но вспомнил о предостерегающем взгляде Аманды и ничего не сказал. Полоска, державшая наушники на голове, оказалась тонкой, а сами они — компактными, как и микрофон.

Он сдвинул крышечку на левом наушнике, открыл крохотный батарейный отсек и сказал:

— По-моему, детонатор здесь пристроить негде. Да и пластиковую взрывчатку ни в полосу, ни в наушники не напихаешь. Разве что в микрофон, который заодно и камера. Но я думаю, что, вероятнее всего, заминированы ботинки или GPS. — Франк взглянул на обувь Аманды, перепачканную грязью. — Ты ноги промочила?

— Да, сильно.

— Детонатор должен быть чрезвычайно водостойким, чтобы не произошло короткое замыкание. Я, конечно, могу ошибаться, но думаю, что бомбы спрятаны в GPS.

Аманда прислушалась к голосу, звучавшему у нее в наушниках, и сообщила Франку:

— Повелитель игры говорит, чтобы ты надел наушники.

Бэленджер снял шляпу. Почти физически ощущая давление лучей ослепительно яркого солнца, он пристроил на голову наушники и вновь надел шляпу.

— Так что это за Подземелье Судного дня? — сразу спросил он Повелителя игры, одновременно осматривая развалины в поисках камеры.

— Насколько я знаю, вы должны страдать от расстройства, вызванного посттравматическим шоком, — услышал он вместо ответа.

— Так оно и есть. Этот факт доказывала целая банда психиатров.

— Но вы не проявляете слабости.

— Я настроен на достижение цели. Дайте мне задачу, и я настолько сосредоточусь на ней, что позабуду обо всех своих психических расстройствах. — Бэленджер продолжал осматривать развалины. — А они есть, можете мне поверить. Я не могу спать без света. С трудом нахожусь в помещениях с закрытыми дверями. Меня мучают кошмары, в которых я вижу парня, грозящего отрубить мне голову. Меня ни с того ни с сего бросает в дрожь. Я просыпаюсь с криком на простынях, насквозь промокших от пота. Уверяю вас, когда все закончится и мы победим, я форменным образом развалюсь на части.

— Вы уверены в успехе?

— Любой, кто вступает в игру без уверенности в победе, терпит неудачу еще до ее начала. У меня есть к вам вопрос. Откуда вы узнали, где находятся наушники?

Бэленджер наконец разглядел то, что искал, сдвинул гарнитуру, вложил в уши свои затычки из «клинекса», потом вскинул винтовку.

— Что вы делаете? — испуганно спросил Рей.

Он и Аманда поспешно отступили.

Камера была спрятана в нагромождении досок. Бэленджер навел красную точку на линзу объектива и нажал на спуск. Трах! Франка сотрясла отдача, и он лишь краем глаза заметил, как сверкнула на солнце вылетевшая гильза. Запахло порохом. Бэленджер опустил винтовку и удовлетворенно взглянул на дыру, проделанную в камере пулей.

Потом он не спеша вынул затычки из ушей и заметил:

— Этот любопытный тип не будет нам больше досаждать.

— Теперь выслушайте меня внимательно, — сказал Повелитель игры. — Вы последний раз уничтожаете важнейшую часть игры.

— Неужели?

— Если вы сделаете это еще раз, я взорву заряд в GPS-устройстве мисс Эверт.

«Я был прав, — подумал Бэленджер. — Бомбы там».

— Вы пойдете даже на преждевременное завершение игры? — осведомился он.

— Без камер это вовсе не игра. Вы ведь не сомневаетесь, что я это сделаю?

Франк повернулся к Аманде, которая испуганно глядела на него, и ответил:

— Нет, не сомневаюсь.

— Тогда оставьте камеры в покое и играйте в эту чертову игру.

— Ладно, я так и поступлю.

Было заметно, что напряжение отпустило Аманду.

— Какие еще будут ограничения? — осведомился Бэленджер. — Вы сами говорили, что ждете от нас изобретательности, но начинаете жаловаться, когда мы ее проявляем. Если мы не имеем шансов, скажите об этом прямо и избавьте нас от лишних треволнений.

— Вы можете победить. Я не создаю нечестных игр.

— Допустим, — сказал Бэленджер. — Но я опоздал к началу этого уровня. Кто-нибудь введет меня в курс дела?

— Мы нашли координаты, выгравированные вон на той штуке, что торчит посреди пруда. — Рей поднял свой GPS-приемник, который держал в руке с хорошо объяснимой настороженностью. — Стрелка показывает вон туда. На запад.

— В сторону гор, — уточнил Бэленджер.

— Или на что-то, находящееся между горами и нами, — заметила Аманда. — Еще я нашла в этой штуке камни.

— Камни?

— Я бросила один на берег.

Бэленджер прикоснулся к ее плечу, надеясь, что она почерпнет от него хоть немного уверенности.

— Давайте-ка взглянем на него.

7

Они миновали груду досок, нагретых полуденным солнцем, из-под которых ощутимо тянуло трупным запахом. Аманда взглянула на Рея. А Бэленджер снова промолчал.

— Вернемся к Подземелью Судного дня, — произнес он в микрофон. — Вы так и не рассказали мне о нем.

— Это капсула времени в самом совершенном качестве, — ответил Повелитель игры. — Помещение, расположенное в горах острова, находящегося за Северным полярным кругом. Он называется Шпицберген. Принадлежит Норвегии.

Франк вспомнил древнюю легенду и подумал, что они дошли до границы, обозначенной развалинами Авалона, в котором никогда не восстанет от сна король Артур.

— Почему же эта капсула времени считается такой исключительной? Совершенной? — спросил он. Впереди лежал берег осушенного пруда.

— Потому что подземелье в буквальном смысле содержит одну из форм времени. Помещение громадное — с половину футбольного поля.

— Одну из форм времени? Что же там находится? Атомные часы, что ли? В таком громадном хранилище и предметы должны быть весьма немалыми.

— Нет, как раз наоборот. Почти все они совсем маленькие.

— Маленькие, говорите? — Бэленджер остановился на берегу пруда.

— Их там миллионы.

Франк разглядывал металлическую не то оправу, не то просто край прямоугольного предмета, торчавшего из ила.

— Что же это за формы времени?

— Семена.

— Не понимаю. — В душе Бэленджера ворочались нехорошие предчувствия.

— Семена всех известных съедобных растений Земли, — продолжал Повелитель игры. — За ними стоят десять тысяч лет селекционных экспериментов. Когда люди только начали практиковать сельское хозяйство, у них был один-единственный метод — проб и ошибок. Они брали дикорастущие виды и пытались их одомашнить. У многих зерна и плоды были мелкими и нисколько не обеспечивали того, что мы теперь считаем нормальным питанием. Маис, например, который мы сейчас называем кукурузой, представлял собой дикорастущую траву с початком в пару дюймов длиной и всего несколькими рядами зерен на нем. Но в результате тысячелетий тщательной селекции были получены те высоченные растения, которые возделываются сегодня.

— Зачем нужно было складывать все эти семена в пещеру, затерянную среди полярных гор?

— Дело в том, что многие ученые и лидеры стран очень сомневаются в том, что человечество может выжить, — охотно пустился в объяснения Повелитель игры. — Их пугает не только глобальное потепление. Все время нарастает опасность ядерного холокоста. Допустим, появится какой-нибудь вирус, способный лишить незащищенные семена всхожести. В землю врежется астероид. То и дело начинаются разговоры о новых опасностях, о которых прежде не слышали. Впрочем, сегодня нам нужно бояться не столько природы, сколько самих себя. Если какие-то отдельные человеческие популяции выживут после глобального катаклизма, то Подземелье Судного дня сбережет для них семена, которые обеспечат им пропитание в дальнейшем.

— Прежде всего люди должны знать, где оно находится, — сказал Бэленджер. — А ведь информацию о нем никак не назовешь общедоступной.

— Местонахождение хранилища приходится держать в тайне, чтобы обеспечить безопасность семян. От расхищения его предохраняют заграждения и герметичные двери.

— Значит, я не смогу туда попасть, даже если буду знать, где оно находится?

— Есть специальные власти, которые знают, где расположено хранилище и как туда проникнуть.

— Предположим, они погибли во время того самого катаклизма, которого страшатся.

— Лучше надеяться, что этого не случится. Без Подземелья Судного дня глобальный катаклизм отбросит человечество на десять тысяч лет назад, к эпохе самого зарождения сельского хозяйства, и процесс отбора и выведения съедобных растений придется начинать сначала. Именно для того, чтобы этого не случилось, и была создана капсула времени. Десять тысяч лет хранятся в спасительном сне во льдах Арктики, дожидаясь непредсказуемого будущего.

— Сон во льдах Арктики? — Бэленджер нахмурился. — Если глобальное потепление реально происходит, то Заполярье оттает, температура в капсуле повысится, и сохранить семена не удастся.

— Вы сказали «если»… Нет ничего реального.

— Эта игра — вполне. Собака укусила меня на самом деле. Аманда посбивала руки не во сне. — Бэленджер посмотрел на нее и спросил: — Куда ты бросила камень, который вытащила из той штуки?

— Вот он. — Аманда подняла камень.

Неровный булыжник величиной с кулак был густо облеплен засохшей грязью.

Бэленджер прикинул его на вес, потом вернулся к ручью и вымыл. Камень оказался серым.

— Тут какая-то полоса, — заметила Аманда.

— Мирские страсти, мирская тщета… — негромко произнес Франк.

— Господи! Это же… — Рей взял камень у него из рук и покрутил перед глазами. — Святые угодники! Это же прожилка золота!

Драгоценный металл был тускло-желтым и нечистым, но минерал сохранял свое природное очарование. Бэленджер, прищурившись, разглядывал камень, потом посмотрел на другую сторону долины, куда указывала стрелка навигационного прибора Рея — к северным горам.

— Шахта! — сказал тот.

Аманда указала на непонятную штуковину, утонувшую в иле, и заметила:

— Наконец-то я поняла, что это такое. Шахтная вагонетка.

— Нагруженная золотом, — добавил Бэленджер.

— Зал записей… — пробормотал Рей.

— Что? — Неожиданная смена темы разговора озадачила Франка.

— Повелитель игры дал нам ключ, но мы его не распознали. Гора Рашмор. Зал записей.

— Все равно не понимаю.

— Повелитель игры рассказал нам, что портреты президентов на горе Рашмор начали делать в самый разгар Великой депрессии, — пояснила Аманда. — Создатели памятника так боялись, что могут начаться массовые волнения, которые погубят страну, что сделали в монументе особое помещение. Они намеревались сохранить там важнейшие документы, такие как Декларация независимости. Но депрессия закончилась, опасности социального взрыва больше не было, и в конце концов в этот зал поместили только документы о создании монумента.

— Под горой… — Голос Рея окреп. — Проклятье! Он сразу дал нам ответ, а мы не сообразили. Склеп находится под одной из этих гор! В шахте! — Рей злобно взглянул на часы. — Почти полчетвертого.

Он посмотрел на стрелку своего индикатора, прошлепал через ручей и поспешил по траве к горам.

Бэленджер выждал, пока Рей отойдет, снял шляпу, наушники и вытер лоб. Он сорвал гарнитуру и с Аманды, а потом для надежности зажал микрофоны между ног, чтобы Рей не слышал, о чем они говорят.

— Что ты хотела мне сказать?

— Эти доски…

— Что с ними случилось?

— Под ними лежит труп.

— Я это учуял.

— Я упомянула Деррика. Рей избил его до смерти.

— Избил до… — Бэленджер осекся, не выговорив последнего слова.

«Блэкберри» у него в кармане завибрировал. Заставив себя, как уже стало обычным, сдержать эмоции, он приложил аппарат к уху.

— Наденьте наушники, или я взорву заряд, — потребовал голос.

— Джонатан, вам понравился этот эпизод игры? — спросил Бэленджер, глядя в небо.

— Не называйте меня Джонатаном. Я Повелитель игры.

Тот факт, что Франку известно имя этого субъекта, поверг Аманду в изумление.

— Вам понравилось наблюдать, как один человек избивает другого до смерти? — спросил Бэленджер.

— В игре ничего не планируется. Никто не мог предвидеть, что такое случится.

Франк крепче прижал «Блэкберри» к уху и поинтересовался:

— Но это зрелище доставило вам удовольствие?

Последовала долгая пауза.

— Да, — произнес в конце концов Повелитель игры. — Так оно и было. Наденьте наушники.

— Я стою вплотную к Аманде. Если вы взорвете заряд, то убьете нас обоих. Надеюсь, вы не забыли, что болеете за меня? Я ваш аватара. Это будет своего рода самоубийство.

— Покончить с собой? Вы что же, решили выступить в роли психоаналитика? Так часто с ними общались, что переняли их квалификацию?

— У вас любопытная концепция человеческого характера. Я даже задумался, ходили ли вы когда-нибудь к психоаналитикам.

— Последний раз предупреждаю, наденьте наушники! — Голос Повелителя игры дрожал от гнева.

Бэленджер разжал колени, взял телефонные гарнитуры, отдал Аманде ее аппарат и надел свой.

Тут же послышался голос Рея:

— Вы, наверное, обсуждаете такое, что мне нельзя слышать? — Он стоял в сотне ярдов по колено в траве и с яростью глядел на них.

— Мы обсуждали кое-какие забавные частности игры, — ответил Бэленджер.

— Например?

— Это был личный разговор. Когда мальчики и девочки говорят о своем, им вовсе ни к чему, чтобы их слушал кто-то еще.

— Чушь. Она рассказывала, что лежит под досками.

— Послушайте, мы же сидим в одной лодке. Какие могут быть секреты?! — отозвался Бэленджер.

Рей ничего не ответил. Даже издалека было видно, что его перекосило от гнева. Он повернулся и быстро зашагал на восток, туда, куда указывала стрелка его GPS-устройства.

8

Они шли следом за Реем. Аманда съела еще один энергетический батончик и рассказала Бэленджеру, что случилось с нею после того, как она очнулась в незнакомой спальне. Ее, в свою очередь, поразил рассказ Франка о том, как он пришел в себя возле руин отеля «Парагон» и что случилось дальше. Бэленджер то и дело поглядывал направо, туда, где в полусотне ярдов крались вернувшиеся собаки. Один раз он поднял ружье, и обе тут же исчезли из виду.

Впереди Рей остановился над чем-то скрытым травой. Находка, судя по всему, сильно взволновала его, потому что он выпрямился и зашагал дальше еще быстрее.

Дойдя до этого места, Бэленджер чуть не оступился в глубокую колею, проделанную много лет назад вагонетками.

— Это из шахты, — сказала Аманда.

Они зашагали вдоль колеи, не упустив из виду, что она довольно круто забирала к горам. Франк явственно представил себе громыхание колес и стук подкованных копыт лошадей, таскавших бесчисленные вагонетки взад-вперед, туда — с припасами для шахты, а обратно — с золотом. Дорога, похоже, вела к средней горе. Примерно через час ходьбы из цепи выделился пик. Вернувшиеся собаки теперь держались подальше от людей.

Рей остановился, подождал, по своей привычке щелкая крышкой зажигалки, и поинтересовался:

— Что это вы отстаете? Нога болит?

— Ничего, вполне терпимо.

— Если вам трудно, лучше так и скажите. Я не могу терять время, поджидая вас.

— Я справлюсь.

— Знаете, если вы за мной не поспеваете, я мог бы понести винтовку, чтобы вам было полегче.

— Она не тяжелая.

— Я выпил бы еще воды.

— Осталось только пять. — Бэленджер протянул ему бутылку.

— Не хватит.

— Мы вполне можем растянуть этот запас до полуночи. Самое главное — положительный настрой.

— Я еще в авиации наслушался всякого насчет положительного настроя. — Рей снова принялся щелкать крышкой зажигалки. — Аманда вам наговорила не того.

— Вы о чем?

— О том, что там случилось. Это была самооборона.

— Ничего не могу сказать. Я там не присутствовал.

— Он напал на меня с камнем. — Рей не назвал убитого по имени.

Бэленджер обратил на это внимание и заметил:

— Иной раз приходится защищаться.

— Прямо мои слова. — Рей убрал зажигалку.

Они шли по старой колее для вагонеток в сторону гор. Франк, испытывая нехорошее предчувствие, раздумывал о причинах, побудивших жителей когда-то построить город так далеко от места, которому он был обязан своим возникновением.

— Кажется, я вижу шахту. — Аманда указала рукой.

Окружающие склоны покрывала сочная трава, но один, лежавший прямо впереди, оставался голым. На нем не было ничего, кроме камней. У подножия Бэленджер разглядел, как ему показалось, ржавые рельсы. Они тянулись, как бы продолжая колею, и исчезали среди камней.

Затем показались развалины — горы досок там, где некогда стояло несколько больших строений. Ветер взметнул пыль.

— Ни травинки. Даже сорняков нет, — отметил Бэленджер.

— Там, где добывали золото, остается пустыня, — сообщил давно молчавший голос. — Камень бурили, взрывали и разбивали молотами в забоях. Измученные люди наваливали куски в вагонетки и катили их по рельсам. Выйдя на свет, они изо всех сил затягивали тормоза, чтобы тележка не укатилась под уклон. В здании, что было слева от вас, находились паровые дробилки, где породу превращали в мелкие кусочки. Потом их погружали в ядовитый раствор цианида натрия, в котором золото выделялось из камня. Но жизнь пропала здесь не только из-за цианида. Для добычи золота использовали и серную кислоту.

— Поэтому город стоит так далеко от шахты? — спросил Бэленджер.

— Пары серной кислоты разносились на мили, — ответил Повелитель игры. — Многие шахтеры умирали от болезней легких.

Солнце зашло за гору. В тени сразу стало прохладно.

— Где же вход? — думала вслух Аманда. — Он должен быть там, куда ведет путь.

Все трое дошли до склона, на который взбегали ржавые рельсы, и увидели, что выше они завалены оползнем.

Держась между Амандой и Реем, осторожно ступая по камням, расползавшимся под ногами, Бэленджер взобрался наверх, остановился на ровном месте и уставился на гору камней.

— Вот тут-то и должен был быть вход, — заметил Рей. — Где мы стоим.

— Свод обвалился, — произнес Бэленджер, но, почувствовав подозрение, добавил: — Или его обрушили специально для игры.

— Здесь руками не справиться. — Аманда посмотрела на свои ободранные пальцы.

Тени быстро удлинялись, становилось все холоднее.

Франк думал о том, что же можно предпринять.

— Повелитель игры не создал бы препятствие, не оставив нам способа его преодолеть.

— Взорвать бы… — потянула Аманда.

— Да где, черт возьми, раздобыть взрывчатку? — Рей возбужденно взмахнул руками. — Вот если бы мистер Положительный Настрой вовремя пошевелил мозгами, то вытащил бы взрывчатку из-под моста. Но сейчас уже слишком поздно возвращаться.

— А вы рискнули бы нести ее? — осведомился Бэленджер, и Рей отвел взгляд. — К тому же у нас нет радиопередатчика, да и частоты, которая приводит в действие детонатор, мы не знаем.

Аманда задумчиво взглянула на него и спросила:

— А без детонатора взорвать заряд нельзя?

— Нитроглицерин очень опасен, потому что может взорваться, даже если его просто уронить. Но для обычных взрывчатых веществ нужна детонация.

— Детонатор приводится в действие только радиосигналом?

— Нажимным взрывателем или особым устройством, присоединенным к капсюлю. Существует много разных вариантов, но Повелитель игры, похоже, предпочитает радиосигнал. А к чему ты об этом спрашиваешь?

— Как насчет удара? — спросила Аманда.

— Какого?

— Пуля может заставить детонатор сработать?

— Да. — Рей говорил подчеркнуто мягко, будто объяснял прописные истины ребенку. — Она приведет детонатор в действие. В Ираке случалось, что неразорвавшиеся бомбы все же детонировали, если кто-нибудь стукал по корпусу, когда их откапывали. Но это ничего не изменит. Взрывчатка и детонатор находятся в нескольких милях от нас, в городе.

— Да я же не об этом! — воскликнула Аманда.

— В таком случае, бога ради, скажите, что вы имеете в виду?

Аманда показала устройство GPS.

Мужчины уставились на аппарат.

— Он ни за что не позволит это сделать, — заявил Рей.

— Если мы не попытаемся, то останемся торчать на этом склоне до полуночи, и тогда Повелитель игры наверняка взорвет нас этими самыми штуками, — возразила Аманда.

Ее спутники не двинулись с места. Они и дышать, кажется, перестали.

— У вас есть другие предложения? — обратился Бэленджер к Рею.

— Нет.

— Повелитель игры, вы на самом деле ждете от нас изобретательности?

Тот не ответил. Франк положил винтовку и принялся ворочать камни.

— Но мы ни за что не успеем пробить сквозной проход, — сказал Рей.

— Я делаю яму, чтобы положить туда GPS. Чем глубже она будет, тем сильнее получится взрыв.

Аманда и Рей тут же кинулись помогать ему.

— Ройте так, чтобы дыра глядела вниз, на склон, — велел Бэленджер. — Мне обязательно нужно видеть приемник снизу.

Аманда и Рей сделали туннель фута в два глубиной. Франк обратил внимание, что исцарапанные, все в ссадинах руки Аманды вновь покрылись кровью. Заметил он также, что эти самые руки тряслись от волнения и страха, когда она засовывала свой GPS-приемник в дыру.

Бэленджер снова посмотрел в небо и заявил:

— Повелитель игры, если у вас есть сомнения на этот счет, лучше скажите сразу.

Ответа снова не последовало.

— Может быть, это последние минуты жизни, — бросил Рей.

— Я предпочитаю свой положительный настрой. — Франк в очередной раз поднял взгляд. — Быть Богом — очень одинокое занятие. Не с кем поговорить. Вы наслаждаетесь разговорами с нами. Зачем прерывать развлечение, когда еще столько всего впереди? — В наушниках опять не раздалось ни звука, и Бэленджер поднял винтовку. — Тогда за дело.

Все трое сошли пониже.

Из-под ног катились мелкие камешки. Требовалось прикрытие, и они выбрали самую большую кучу обломков из тех, что находились на разумном отдалении.

Бэленджер подождал, пока Аманда и Рей улягутся.

— Зажмите уши руками, — посоветовал он. — Откройте рты. Так легче перенести ударную волну.

Он вставил в уши затычки из «клинекса», опустился на здоровое колено и прицелился. Приклад винтовки твердо лег к плечу. Вот только разглядеть приборчик — серую коробочку среди камней — было трудно. Тень, отбрасываемая вершиной горы и накрывшая склон, усугубляла положение.

— Есть проблемы? — спросил Рей.

— Сейчас прицелюсь получше…

— Дайте мне попробовать.

Бэленджер нажал на спуск.

Грохот взрыва оглушил его, а ударная волна повалила. Он рухнул наземь правым боком, думая лишь о том, чтобы не повредить винтовку. Вокруг сыпались камни. Франк почувствовал, как один из них упал совсем рядом с его головой. Хотя у него в ушах и были затычки, в голове звенело. В воздухе висела пыль и едко пахло взрывчаткой.

Эхо взрыва затихло. Оглянувшись, он с великой радостью увидел, что Аманда невредима. Она поднялась на колени и посмотрела вверх. Рей встал во весь рост. Бэленджер тоже поднялся и окинул взглядом склон. Наверху зияла большая дыра. Он вынул затычки из ушей и шагнул вперед.

Аманда опередила его и крикнула:

— Дверь!

Они вскарабкались по засыпанному обломками склону и заглянули в дыру. В глубине виднелись почерневшие от старости доски, в нескольких местах пробитые камнями, разлетевшимися при взрыве.

Бэленджер заметил петли, ручку и согласился:

— Да, это дверь.

Взрывная волна перекосила ее. Люди навалились, толкнули, пара досок выпала, подняв тучу пыли. Все закашлялись.

Аманда и Рей заглянули в пролом.

— Ничего не видно, — сказал Рей. — Давайте сделаем пошире.

Он выломал пару досок.

Дневной свет проникал в туннель футов на двадцать. Посреди прохода шли рельсы. Кровлю подпирали толстые бревна.

— На вид крепко, — заметила Аманда.

Бэленджер включил фонарь и посветил в туннель. Но невдалеке тьма вновь смыкалась.

«Замкнутое пространство!» — сказал он себе и содрогнулся.

— Вы думаете, туда не опасно лезть? — Рей стоял в явной нерешительности.

— А у нас есть выбор? — вопросом на вопрос ответила Аманда.

Франк осмотрел стены, заметил маленькую телекамеру, приделанную к крепежному столбу, и сказал:

— Мы там, где надо. Туннель под наблюдением.

— Не вижу никакого ящика, ничего такого, что могло бы сойти за капсулу времени, — сказал Рей.

— Держись у меня за спиной и свети, — Бэленджер передал фонарь Аманде. — Я пойду первым.

Он отомкнул от винтовки магазин, вынул из рюкзака коробку с патронами и полностью зарядил его.

Девятый уровень Склеп мирских страстей

1

Здесь было заметно холоднее, чем снаружи. Воздух оказался затхлым. Бэленджер шел вперед, в метавшиеся тени, каменное крошево громко скрипело под подошвами.

— Когда я был маленьким, мы с парой друзей отправились в пещеру, — сказал Рей.

Похоже было, что он говорил, чтобы подбодрить себя.

— Нашли что-нибудь интересное? — спросила Аманда.

— Я застрял.

— Да ну?

— Мои друзья на велосипедах отправились за помощью. Я проторчал там десять часов, пока до меня не добрались спасатели.

— Не могу сказать, чтобы это поддерживало во мне положительный настрой, — заявил Бэленджер.

— Но ведь я выбрался! Что может быть положительнее. Поэтому жаловаться нечего. Погодите… Стоп! Посветите-ка налево. Сюда. На пол.

Аманда направила луч фонаря, куда он показывал, и обнаружила два покрытых пылью округлых предмета.

Рей кинулся к ним и поднял один.

— Фонари! — Он сдул пыль, протер рукавом закругленное стекло, встряхнул находку, и внутри что-то булькнуло. — Господи, в нем еще есть топливо!

Бэленджер нахмурился и спросил:

— Как могло топливо не испариться за сотню лет?

— А куда ему было деваться? Крышка бачка туго закручена, — ответил Рей.

— Оно должно было испариться через фитиль.

Рей отодвинул стекло и посмотрел.

— Фитиль мог сработать как пробка и не дать воздуху доступа к горючему. Да и вообще, какая разница? Ими можно воспользоваться, а это главное. — Он вынул зажигалку.

— Нет, — сказал Бэленджер.

Рей откинул крышку и положил большой палец на колесико.

— Не надо! — Франк схватил Рея за руку.

— Пусти! — Даже в свете фонаря было видно, как потемнели глаза бывшего летчика.

— Уберите зажигалку.

— Предупреждаю, — хрипло произнес Рей. — Пусти.

— Выслушайте меня. — Бэленджер убрал руку, а Рей сунул зажигалку в карман. — Повелитель игры ничего не сказал, когда мы взорвали GPS-приемник, чтобы проникнуть сюда. Это на него не похоже.

Рей поставил фонарь наземь.

— Неужели вы считаете, что его восхитила наша изобретательность? Мне так не кажется, — продолжал Франк.

С яростным воплем Рей схватился за приклад и ствол винтовки, висевшей на груди Бэленджера, и толкнул его к стене. Франк зацепился ногой за рельс и рухнул навзничь. Рей упал вместе с ним, навалился на него и всем весом прижал винтовку к груди Бэленджера. Тот не мог высвободить рук из-под оружия. Он попытался оттолкнуть нападавшего, но давившая на грудь винтовка не позволяла ему вдохнуть. Франк напрягал все силы.

— Не смей учить меня, что делать!

Лицо Рея перекосилось от ярости. Он оказался удивительно силен. Его беспощадный нажим выдавливал из легких Бэленджера остатки воздуха.

— Прекрати! — взвизгнула Аманда.

Франк извивался на холодном полу туннеля и никак не мог высвободить руки. Он попытался ударить Рея коленом в живот, но тот ловко придавил ему ноги, а потом резко ударил лбом по носу.

Бэленджер услышал, как хрустнули его собственные кости. Из носа хлынула кровь. Сознание помутилось.

— Прекрати, черт тебя возьми! — орала Аманда.

Кое-как сфокусировав зрение, Франк увидел, как Аманда появилась из-за плеча Рея и потащила его.

— Отойди! Разве ты не понимаешь, что он пытается тебе объяснить?

Рей еще раз ударил Франка лбом по носу. Бэленджер застонал, в глазах у него потемнело. Он пытался глотнуть воздуха.

— Фонари — это ловушка! — кричала Аманда. — Почему Повелитель игры позволил нам взорвать GPS?

Глаза Рея помутились от бешенства. Он продолжал всем весом давить на винтовку, лежавшую поперек груди Бэленджера.

Аманда пыталась оттащить его за плечи, крича:

— Он же хотел, чтобы мы вошли в туннель, обрадовались и забыли об осторожности!

Женщина обхватила Рея рукой за горло. Он ударил ее затылком в лицо.

Аманда отлетела в сторону, но не умолкала:

— Фонарь может взорваться! Или от огня грохнет газ в туннеле!

У Бэленджера шумело в голове, нос был полон крови, ему никак не удавалось глотнуть хоть сколько-нибудь воздуха.

За спиной Рея выросла тень. Франк, у которого все расплывалось перед глазами, решил, что это галлюцинация. Тень держала обеими руками большой камень и опустила его с такой силой, что Бэленджер ощутил удар, пришедшийся Рею по затылку. Из головы бывшего летчика брызнула кровь. Тень нанесла еще один удар. К хрусту кости прибавилось глухое чавканье.

Бэленджер увидел, как темные глаза Рея широко раскрылись и закатились. Тень ударила в третий раз. Теперь послышался тупой звук.

Рей содрогнулся всем телом и захрипел. Казалось, что в нем, словно в заводной кукле, сломалась пружина. Он навалился на Франка всем весом, отчего нажим на грудную клетку стал совершенно невыносимым.

Бэленджер почувствовал, что теряет сознание. Разбитые ноздри были полны крови, ему казалось, что какой-то тяжелый груз увлекает его под воду. Вдруг давление исчезло. Две руки стащили с него тело Рея и повернули Франка на живот. Из носа закапала кровь.

— Дыши! — крикнула Аманда.

Он закашлялся и не без усилия заставил легкие заработать. Воздух обжигал горло. Лежа на холодном полу, он слышал эхо хриплого дыхания Аманды и медленно, с трудом сел. В тусклом свете, проникавшем через вход в туннель, Франк разглядел, что она стоит рядом с ним, прислонившись спиной к стене. Потом Аманда опустилась на пол рядом с лежавшим фонарем. В отблеске луча ее лицо показалось Бэленджеру непривычно суровым.

— Он… — Ей не удалось выговорить последнее слово.

— Да.

— Сукин сын, — сказала Аманда.

— Да.

— Меня тошнит.

— После драки такое часто бывает.

Некоторое время тишину в туннеле нарушало лишь их дыхание.

— У меня не оставалось другого выхода.

— Совершенно верно, — согласился Бэленджер. — Все время напоминай себе об этом. Если бы ты не остановила его, он, скорее всего, прикончил бы меня.

Впрочем, Франк знал, что все его попытки успокоить ее ничего не стоят. К ее кошмарным сновидениям прибавится еще один ужас.

— Тебе сильно досталось?

— Скула болит там, где он ударил меня головой. А ты?

— Нос сломан.

Бэленджер снял рюкзак. Спина в том месте, где в нее врезался твердый угол коробки с патронами, тоже болела. Он набрал в горсть воды из фляги и провел ладонью по лицу, пытаясь смыть кровь, потом достал аптечку и разорвал упаковку антисептической салфетки.

— Дай-ка я. — Аманда придвинулась к нему и осторожно протерла лицо.

— Надеюсь, ты не будешь сильно возражать против моей перекошенной морды? — Франк пытался не замечать боли.

— Я всегда мечтала жить с мужчиной, похожим на боксера.

В свете фонаря Бэленджер осмотрел ушиб на ее левой скуле.

Они обнялись.

— Спасибо тебе, — прошептал Франк.

Он не хотел отпускать любимую, но заставил себя взглянуть через ее плечо туда, где лежало тело Рея.

— Туннель. Склеп. Полночь.

Аманда кивнула и заявила:

— Если мы не уложимся в срок, то Повелителю игры достаточно будет взорвать туннель и похоронить нас здесь. Мы никогда не выйдем.

Бэленджер повернулся к висевшей на столбе камере и спросил:

— Повелитель игры, приятно ли вам было наблюдать за смертью Рея?

Он удивился, не услышав ответа, но потом сообразил, что шляпа и телефонная гарнитура слетели у него с головы во время драки. Тогда Франк надел все это, но Повелитель игры молчал.

— Может быть, радиосигналы не проходят сквозь стены туннеля? — предположила Аманда.

— Проходят, — резко сказал голос. — Об этом не беспокойтесь.

Бэленджер дал Аманде три таблетки аспирина, столько же проглотил сам. Они запили лекарство водой. Из носа Франка продолжала сочиться кровь.

Он вставил в ноздри ватные тампоны, не обращая внимания на боль, и спросил Аманду:

— Готова?

— Да. — Она подняла фонарь.

Франк взял рюкзак и наклонился за винтовкой.

Они двинулись по туннелю дальше. Вдруг Бэленджер резко остановился, вернулся назад, схватил один фонарь за ручку и подал его Аманде.

— Зачем? — спросила она, с подозрением рассматривая фонарь.

— Сам не знаю. — Заставив себя преодолеть отвращение, он сунул руку в карман комбинезона Рея и достал зажигалку. — Никогда не знаешь заранее, что может понадобиться.

Они зашагали по туннелю. Луч света прорезал темноту.

— Становится все холоднее, — сказала Аманда.

Туннель повернул. Аманда с Франком зашли за угол.

— Моя любимая цитата принадлежит Кьеркегору и вполне подходит к капсуле времени, — послышалось в наушниках Бэленджера.

Они подошли к небольшому расширению.

— Что же это за цитата?

«Нужно поддерживать разговор, — думал Бэленджер. — Пусть Повелитель игры остается в контакте с нами».

— «Самое ужасное состояние — это вспоминать о будущем, в особенности о том, которое не может стать действительностью».

— Я не понимаю вас.

— Это относится к умирающему человеку, испытывающему нечто похожее на представление себе будущих событий, которые с ним или с ней никогда не случатся.

Становилось все холоднее. Аманда трясущимися руками направляла луч света в углы комнаты.

— Похоже, мы что-то нашли, — пробормотала она.

2

Из глубокой тени на них смотрел мужчина, долговязый, худой, с бородой, делавшей его похожим на Авраама Линкольна. Темные волосы падали ниже плеч. Одет он был в какой-то темный старомодный не то сюртук, не то плащ с полами до колен.

Бэленджер чуть не выстрелил от неожиданности, но в позе мужчины не чувствовалось агрессивности, и полицейская выучка позволила Франку воздержаться от опрометчивого поступка. Инструктор в академии в свое время любил повторять: «У тебя должны быть чертовски серьезные основания для того, чтобы нажать на спуск».

Мужчина стоял выпрямившись, прижимая что-то к груди.

— Руки вверх! Кто вы такой! — крикнул Бэленджер, но незнакомец никак не отреагировал. — Руки вверх, черт возьми!

Никакой реакции, только эхо от голоса Франка.

— Он не шевелится, — сказала Аманда.

Они осветили человека фонарем и с опаской шагнули вперед.

— Господи, — выдохнула Аманда.

У него не было глаз. Ввалившиеся морщинистые щеки. Пальцы, прижимавшие к груди какой-то предмет, представляли собой кости, обтянутые ссохшейся кожей. Весь он был покрыт толстым слоем пыли.

— Мертвый, — пробормотала Аманда.

— И давно, — добавил Бэленджер. — Но почему он не разложился?

— Я где-то читала, что в пещерах почти не бывает ни насекомых, ни микробов, — невольно понизив голос, сказала Аманда. — А этот туннель уходит глубоко под гору. Лед.

— Ты о чем?

— Еще один ключ, который дал нам Повелитель игры, а мы опять не догадались. Он сказал, что зимой горожане добывали в озере лед и складывали его в шахту. В туннеле было так холодно, что лед сохранялся все лето. Жители держали здесь продукты, чтобы они не портились.

— Потому он и мумифицировался, — с благоговейным страхом произнес Бэленджер.

— Похоже, что человек сжимает книгу. Но что держит его самого? — Аманда подошла поближе.

Они разглядели, что труп прижат спиной к доске, надежно закрепленной внизу камнями. К ней мумия была примотана веревками, охватывавшими ее чуть выше колен, по животу, груди и шее.

— Кто завязал их? — Бэленджер поежился, но вовсе не от холода.

— Узлы спереди. Возможно, он сам это и сделал. — Аманда провела лучом фонаря по мертвецу снизу вверх. — Оставил руки свободными, завязал все узлы, а потом просунул руку под веревку на груди, чтобы держать книгу. Когда подойдешь вплотную, видно, как все это устроено, а от входа кажется, будто человек приветствует нас.

— Позвольте вам представить преподобного Оуэна Пентекоста, — произнес Повелитель игры.

На сей раз голос прозвучал не в наушниках Бэленджера, а в громкоговорителях, спрятанных где-то в стенах. Гулкое эхо действовало на нервы.

— У этого мерзавца была страсть к театральщине, — заметил Бэленджер.

— Вы даже и не представляете, насколько сильная, — отозвался Повелитель игры.

— Книга, которую он держит! Наверное, это Библия?

Аманда наклонила голову, пытаясь прочесть надпись на корешке. Это ей не удалось. Она поставила фонарь, застыла в нерешительности и протянула руку, видимо намереваясь стряхнуть пыль и разглядеть буквы.

— Это может быть мина. — Франк схватил ее за руку.

В отсвете луча фонаря синяк на внезапно побледневшем лице Аманды стал особенно заметен.

— Иракские террористы любили прятать мины под телами убитых американцев, — объяснил Бэленджер. — Пока на взрыватель давил вес покойника, все было спокойно. Но стоило убрать труп, как мина взрывалась.

Аманда поспешно убрала руку.

— Это не Библия, — сказал Повелитель игры. — Книга называется «Евангелие Склепа мирских страстей».

— Не понимаю, — признался Бэленджер.

— Пентекост писал ее с дальним прицелом. В ней предсказано зло наступающего столетия и говорится о том, что людям необходимо понять истину.

— Так что же такое истина?

— Посмотрите сами.

Аманда осветила лучом фонаря отверстие, находившееся позади Пентекоста. Держа винтовку на изготовку, Франк шагнул вперед. Аманда следовала за ним, освещая путь фонарем. Они миновали проем в стене и оказались в огромном зале.

Аманда ахнула, а Бэленджер досадливо поморщился и заявил:

— Да, это склеп, все верно. А вот и мирские страсти.

3

Пещера словно светилась. Сталактиты и сталагмиты частично закрывали видимость. Да и узкий луч фонаря не позволял разглядеть все сразу. Аманде пришлось медленно переводить световой круг от предмета к предмету, от места к месту, от мизансцены к мизансцене. От мертвеца к мертвецу.

Здесь их дожидались жители Авалона. Они были облачены в свои лучшие наряды, те, в которых по воскресеньям ходили в церковь, за век с лишним густо покрывшиеся пылью и утратившие яркие праздничные расцветки. Как и у Пентекоста, у всех были иссохшие сморщенные лица со скулами, туго обтянутыми пергаментной кожей. Трупы, мумифицировавшиеся в холоде пещеры, казалось, принадлежали карликам. Одежды висели на них, словно саваны.

Ближайшая к Бэленджеру и Аманде группа состояла из четверых мужчин, которые сидели за столом и играли в карты.

— Ни в коем случае не прикасайся ни к чему, — напомнил Франк.

Мужчины были привязаны к стульям, но здесь, не в пример случаю с мертвым Пентекостом, веревок не было видно. Карты приклеены к ладоням. Руки, лежащие на столе, прибиты к нему гвоздями. Перед каждым лежит горстка монет.

Перед людьми, сидевшими за другим столом, стояли бутылка виски и стаканы, густо покрытые пылью. Как и первых, мумии удерживали на месте веревки и гвозди.

— Грехи… — пробормотал Бэленджер.

За следующим, не квадратным, а вытянутым столом они увидели мужчину, женщину и нескольких детей, сидевших перед тарелками, на которых некогда громоздились горы пищи, превратившейся в кучки сублимировавшейся, неопознаваемой массы. Изо ртов мумий торчали кости, похожие на куриные ребра и ножки.

На кровати голый мужчина лежал поверх двух, тоже обнаженных, женских мумий. На соседней койке другой лапал лишенные одежды трупики мальчика и девочки. Чуть поодаль некий тип стоял на коленях, уткнувшись лицом в стол. Сзади на нем лежал другой. А там мужчина совокуплялся с собакой.

— Похоже, преподобный Пентекост был помешан на сексуальной почве, — заметила Аманда.

Возле пыльного зеркала сидела женщина. Перед нею были разложены расческа и баночки с засохшей косметикой. Мужчина с продырявленным виском упал лицом на стол, сжимая в руке револьвер. Мумия пожилой женщины играла на скрипке, а пара танцевала, крепко обнявшись. Бэленджер сначала подумал, что такую позу устроить невозможно, однако разглядел, что танцоры прибиты гвоздями к доске, основание которой было надежно закреплено в куче камней.

Повсюду, куда Аманда ни направляла луч фонаря, открывались схожие сцены.

— Музыка и танцы? Пентекост был строг по части греховных поступков, — сказал Бэленджер.

Луч фонаря нашел приделанную к стене телекамеру.

Франк порывисто шагнул к ней и гневно обратился к Повелителю игры:

— С тем, у кого пуля в голове, все ясно. А как умерли все остальные? Это было массовое самоубийство, наподобие того, на которое подбил свою паству Джим Джонс — с отравленным кул-эйдом?

— Флэйвор-эйдом, — поправил Повелитель игры. — В качестве яда Джонс использовал цианид. Его церковь называлась Народным храмом. Более девятисот последователей этого проповедника покончили с собой. Джонс убедил их таким образом выразить протест против антигуманного мира.[10] Это лишь одно из массовых самоубийств на религиозной почве, совершенных в недавнее время. В конце девяностых годов члены ордена Солнечного храма покончили с собой, чтобы уйти от зла, царящего в мире, в небесное убежище — на планету, вращающуюся вокруг Сириуса. Поклонники культа Небесных врат напились отравленной водки, надеясь попасть в рай на космическом корабле, которым якобы являлась приближавшаяся к Земле комета Хейла-Боппа. Но лично мне больше всего импонирует Движение за возрождение десяти заповедей Бога. Его участникам являлась в видениях Дева Мария. Они верили, что конец света наступит тридцать первого декабря тысяча девятьсот девяносто девятого года, в канун смены тысячелетий. В должное время апокалипсис не свершился. Они проверили свои расчеты и пришли к выводу, что истинного конца света нужно ждать семнадцатого марта. Более восьмисот человек умерли, желая успеть до момента, который, по их убеждениям, должен был завершить отмеренное миру время.

— Выходит, я прав, — произнес Бэленджер. — Это было массовое самоубийство.

— Нет. Даже мужчина с простреленной головой не убивал себя. Выстрел был сделан уже после его смерти.

— В таком случае…

— Массовое убийство, — сказал Повелитель игры. — Пентекост убил всех двести семнадцать жителей города, в том числе восемьдесят пять детей. Вдобавок их кошек и собак.

— Так много народу, а он один… — Язык с трудом повиновался Бэленджеру. — Они же могли помешать ему.

— Люди не знали, что происходит. Пентекост уговорил их пойти сюда тридцать первого декабря тысяча восемьсот девяносто девятого года. Они рассчитывали попасть в рай, так сильно верили в это, что отправились сюда, невзирая на сильную метель. Пентекост внушил им, что шахта — назначенное место. Ему требовалась закрытая пещера. Только тут он мог убить всех сразу.

— Каким образом? — спросила Аманда. — Ядом? Неужели здесь имелось столько еды или воды, чтобы отравить двести семнадцать человек? Как можно было это сделать, чтобы никто не заметил?

— Вода и еда тут ни при чем.

— Не могу представить себе, как Оуэн мог убить столько народу. Тем более что он даже не стрелял.

— Мышьяк — очень интересное вещество. При нагревании он не плавится, а сразу превращается в газ.

— Пентекост отравил их газом?

— Его запах похож на чеснок. Он поступал из закрытого помещения через потайные воздуховоды, и люди никак не могли помешать газу заполнить шахту. Пентекост развел пламя, в котором нагревался, выделяя газ, мышьяк, вышел из шахты и запер дверь. Здания у подножия горы были тогда целыми и невредимыми. В одном из них он переждал непогоду, затем открыл вход в шахту, чтобы она проветрилась, и уже потом организовал все свои композиции. Оуэн хотел, чтобы Склеп мирских страстей послужил уроком для будущих поколений. Покончив со своей миссией, он организовал собственную мизансцену, принял яд и отправился, как был уверен, в рай. Вы сами отметили, что в шахтах и пещерах очень мало насекомых и микробов. Зато здесь холодно, и потому трупы мумифицировались. В этой шахте насекомые были, но не смогли испортить трупы, потому что сами отравились мышьяком, содержавшимся в человеческих телах.

Бэленджер с отвращением окинул взглядом жуткие композиции, созданные из трупов, и заявил:

— Когда я добирался сюда, вы сказали, что в склепе мне откроется смысл жизни. Ничего подобного я не вижу, если не считать той истины, что все заканчивается смертью.

— Но не для нас, — добавила Аманда. — Во всяком случае не сегодня. Мы нашли склеп до полуночи. Мы выиграли! Мы уходим!

Повелитель игры ничего не ответил ей, а обратился к Бэленджеру:

— Смысл жизни, ее ад состоит в том, что люди верят в идеи, существующие у них в головах. Но еще хуже то, что они подчиняют этим идеям свои действия. Вспомните о массовых убийствах предыдущего столетия. Гитлер. Сталин. Пол Пот. По их вине умерли миллионы людей. Считали ли эти политики себя безумцами? Вряд ли. Они не сомневались в том, что страдания, причиняемые ими другим, — всего лишь плата за достижение их умозрительных целей. Древние верили, что небо — это купол с дырками, через которые до нас доходит божественный свет. Такова была их реальность. Позднее люди считали, что Солнце вращается вокруг Земли, которая, по их представлениям, является центром Вселенной. Реальность стала такой. Коперник доказывал, что Земля вращается вокруг Солнца. Эта точка зрения стала реальностью. Истина — в наших головах. Как иначе можно объяснить случившееся в этой пещере? Преподобный Пентекост, Джим Джонс, орден Солнечного храма, группа Небесных врат, Движение за возрождение десяти заповедей Бога. Все мысли их адептов подчинялись личным убеждениям. Космический корабль, укрывающийся за кометой Хейла-Боппа? Если вы способны поверить в это, значит, такова реальность. Отравить двести семнадцать человек, чтобы они могли стать уроком для будущего? Для Пентекоста это было самым что ни на есть естественным поступком. «Мы создаем свою собственную реальность», — как-то раз сказал советник второго президента Буша. Истина Склепа мирских страстей состоит в том, что мысли управляют всем. Мир существует лишь виртуально.

— А это значит, что ваша идея ничуть не лучше чьей-нибудь еще! — в гневе повысил голос Бэленджер. — Ваше мышление извращено нисколько не меньше, чем у Пентекоста! Безумнее вашей игры и придумать ничего нельзя! Но теперь все кончено! Мы выиграли! Мы уходим!

Повелитель игры промолчал.

Бэленджер знаком попросил Аманду светить в сторону выхода. Они направились к помещению, в котором сто с лишним лет стоял преподобный Пентекост, готовый приветствовать будущее, когда оно явится.

Ударная волна толкнула Франка в грудь. Когда до него докатился грохот взрыва, он инстинктивно напрягся. Стены содрогнулись. Посыпались камни. Бэленджер чуть не упал.

— Нет! — крикнул он, заглушив стихающее эхо.

Они с Амандой кинулись к туннелю, но густые клубы пыли преградили им путь. Закашлявшись, они попятились назад.

Аманда резко обернулась, уставилась на камеру и прохрипела:

— Сукин сын! Ты ведь говорил, что никогда не лжешь! Клялся, что не делал бесчестных игр! Сам же обещал, что мы останемся живы, если выиграем!

Повелитель игры хранил молчание.

Пыль постепенно оседала. Бэленджер и Аманда осторожно двинулись вперед, освещая туннель фонарем. Они подошли к месту, где оставался труп Рея. Теперь его там не было.

— Конечно, Джонатан взорвал GPS-приемник Рея, — сказал Франк.

— Не называйте меня Джонатаном, — потребовал голос.

— Почему же? Вы ведь больше не играете по правилам. Так, черт возьми, с какой стати мы должны называть вас Повелителем игры?

— А кто сказал, что она закончена?

Бэленджер и Аманда озадаченно переглянулись.

— Не знаю, надолго ли хватит батареек. У тебя есть запасные? — спросила Аманда.

— Нет.

Они долго молчали.

— Может, нам сделать факелы из одежды покойников, находящихся в склепе? — Аманда старалась казаться уверенной в себе, но ее голос дрожал. — Нет, никуда не годится. От факелов может взорваться горючий газ.

Но Франк не пожелал с ходу отбрасывать такую возможность.

— Если тут есть газ, то мы уже давно надышались бы им, верно? А уж от взрыва он обязательно полыхнул бы.

— Может быть. Но чем больше я думаю… Нет, огонь факелов живо сожжет весь кислород. Мы задохнемся. Лучше уж бродить в темноте, — закончила она полушепотом.

Тут раздалось рычание. Обернувшись, Бэленджер и Аманда увидели в свете фонаря тех самых двух собак, которые преследовали Франка от ручья. Здесь они казались крупнее. Глаза их светились красным. С клыков капала слюна.

«Господи! — подумал Бэленджер. — Они пробрались за нами внутрь».

Продолжая рычать, собаки приближались. Франк схватил винтовку, но звери отреагировали молниеносно. Он не успел ее вскинуть, как псы развернулись и скрылись во тьме.

— Они заперты здесь, как и мы. Есть им нечего. Когда батарейки сядут… — Аманда не стала заканчивать фразу.

— Да, сохранять положительный настрой становится все труднее, — отозвался Бэленджер, продолжая целиться в темноту.

— Фонарь, — сказала Аманда.

— Что?

— Если это бомба, мы можем попытаться взорвать завал. — Фонарь в руке Аманды заметно дрожал.

— Может быть. Или весь туннель обрушится.

— А как насчет вентиляционной шахты, о которой говорил Повелитель игры?

— Ага!

Бэленджер почувствовал, что в нем возрождается надежда. Ему показалось, что пыль, освещенная фонарем, медленно плывет, а это значило, что воздух не неподвижен.

Они очень медленно двинулись вперед. Аманда водила лучом фонаря между стенами туннеля. Франк прислушивался, надеясь уловить движение собак. Во рту у него пересохло. Поворот они с Амандой обошли по наружной стороне. Перед ними лежал пустой туннель.

— Наверно, собаки забежали в склеп, — предположила Аманда.

Прижимая приклад к плечу, Бэленджер подошел к первому помещению. Аманда светила фонарем. Преподобный Пентекост приветствовал их рукой, прижимавшей к груди книгу.

Бэленджер приблизился к входу в склеп. Аманда шла следом. Пентекост остался позади, во тьме. Тут из пещеры метнулась тень. Проскочив под дулом винтовки, пес кинулся Франку на грудь, и тот непроизвольно нажал на спуск. Грохот выстрела и удар срикошетившей пули многократно усилились в замкнутом пространстве. Брызнули осколки камня. Громадная собака отбросила Бэленджера назад. Они наткнулись на Пентекоста, доска, поддерживавшая его, сломалась. Франк грохнулся на мумию, раздался треск сухих костей.

Пес рвал когтями куртку Бэленджера, метил зубами в горло. Франк выпустил винтовку и напрягся, стараясь оттолкнуть пса, но тот нападал с удвоенной яростью. Франк попытался вцепиться руками в горло собаке, но та грозно лязгнула зубами, обрызгав его слюной.

Чувствуя себя совершенно беспомощным, Бэленджер дотянулся до ножа, надежно прицепленного изнутри к карману. Ему удалось нащупать пальцем кнопку, позволявшую открыть лезвие одной рукой. Он ударил собаку в бок, но острие уперлось в ребро. Пес рвался к горлу Франка. Второй удар пришелся между ребер. Бэленджер вогнал лезвие до конца и резко дернул. Хлынула кровь. Нож задел какой-то жизненно важный орган. Собака забилась в предсмертной агонии.

Франк отбросил умирающего зверя в сторону, поднялся на ноги и, не выпуская ножа, повернулся к входу в склеп. Сердце билось так, что Бэленджера затошнило.

— Следи за другой собакой! — громко крикнул он.

Аманда обернулась и направила луч в проход.

Тишину нарушало лишь частое дыхание Франка. Он взглянул на останки Пентекоста. Мумия разлетелась на куски. От нее исходил едкий запах, раздражавший ноздри.

— Собака не укусила тебя? — спросила Аманда.

— Было бы странно, если бы она этого не сделала.

Комбинезон Бэленджера спереди расстегнулся. Кожа на груди была покрыта болезненными царапинами и залита кровью, в основном собачьей.

— Если даже и не укусила, то слюной закапала. Тебе нужно поскорее сделать прививку от бешенства, — сказала Аманда.

— Это значит, что нужно выбраться отсюда. Мне нравится твой оптимизм. — Франк вдруг заметил, что пыль, поднявшаяся, пока он дрался с собакой, медленно уплывала. — Тебе не кажется, что из пещеры есть выход?

— Теперь я тебя не понимаю.

— Вентиляционный канал.

Они вернулись в склеп.

«А ведь третий пес крупнее остальных, — подумал Бэленджер. — Если он набросится, отбиться будет еще труднее».

Вероятно, он произнес это вслух, потому что Аманда сразу же отозвалась:

— Раз он больше, значит, его легче заметить. Преимущество у нас.

— Верно, причем серьезное. Все шансы на нашей стороне. Не знаю, почему я сам этого не понял. — Франк не мог не восхищаться ее целеустремленностью.

Она посветила по сторонам, пытаясь отыскать собаку. Застывшие в чудовищных позах мертвецы отбрасывали гротескные тени. Бэленджер взял с пола горсточку пыли и подбросил в воздух. В свете фонаря было видно, что пыль медленно проплыла к входу. Они двинулись вперед, пытаясь отыскать место, откуда поступает воздух. Франк постоянно прислушивался, чтобы не пропустить цоканье когтей или рычанье. Они с Амандой миновали мумифицированного мужчину, который сидел, откинувшись в кресле и сложив руки на животе.

Франк с Амандой подошли к стене и, пробираясь вдоль нее, наткнулись на кучу щебня.

— Похоже на обвал, — сказал Бэленджер.

Аманда подняла фонарь, осветила дыру в верхней части пещеры и заметила:

— Оттуда и идет воздух.

Франк не без страха повернулся спиной к пещере, в которой затаилась страшная собака. Положив винтовку, он попытался вскарабкаться на кучу и заглянуть в дыру, но та оказалась слишком крутой и камни осыпались под ногами. К тому же от резких движений разболелись глубокие царапины на груди.

— Как по-твоему, мы разгребем эту дыру руками? — спросил он.

— Раньше, чем сядут батарейки? — Аманда покачала головой. — Я ободрала руки до живого мяса. Сделаю все, что в моих силах, но боюсь, быстро не получится.

— Если сложить уступ из камней, мы сможем встать на него и расширить дыру наверху. — Опасливо оглянувшись, Бэленджер взял большой камень, чтобы положить его в основание помоста, и вдруг замер. — Ты ничего не чуешь?

— А что? — Аманда посмотрела на дыру, зиявшую выше кучи щебня. — Да, кажется, пахнет…

— Чесноком. — Франк отступил в сторону.

— Мышьяк! — дрожащим голосом воскликнула Аманда.

Запах газа делался все сильнее. Бэленджер закашлялся, его опять затошнило. Они поспешно пересекли пещеру, все время оглядываясь, опасаясь нападения собаки. Вот они оказались в той самой прихожей, где преподобный Пентекост больше не встречал своих посетителей.

Аманда остановилась. Она больше не могла задерживать дыхание, нужно было глотнуть воздуху.

Бэленджер принюхался и заметил:

— А здесь уже чесноком не пахнет.

— Скоро запахнет. — Аманда повела лучом мимо раздробленных останков Пентекоста и наткнулась на фонарь, стоявший там же, где она его оставила. — Если это бомба, то, может быть, мы сумеем взорвать ту стенку, проникнуть туда, где горит эта пакость, и погасить ее.

— Та же проблема. От взрыва может обвалиться кровля, — сказал Бэленджер.

— Лучше уж умереть так. Надо хотя бы попробовать.

Франк смотрел на нее, не скрывая восхищения. Набравшись духу, он отрезал ножом полосу от сюртука Пентекоста.

— Фитиль? — спросила Аманда.

Бэленджер кивнул. Отвернув крышечку топливного бака фонаря, он засунул туда краешек материи.

— Теперь нужно завалить его камнями. Как долго ты сможешь не дышать?

— Столько, сколько потребуется.

Бэленджер передал фонарь Аманде, несколько раз глубоко вздохнул, насыщая легкие воздухом, задержал дыхание и припустил рысью через пещеру, приготовившись стрелять, если собака все же кинется. Аманда бежала следом за ним. Они миновали ужасные скульптуры и оказались возле кучи щебня. Бэленджер положил винтовку и принялся вытаскивать камень за камнем, делая углубление. Ему очень хотелось вдохнуть. Аманда светила, а он поспешно вытаскивал камни. Франку казалось, что легкие вот-вот лопнут от нехватки воздуха, но он не бросал работу. Когда углубление сделалось достаточно большим, он поставил туда фонарь, быстро завалил его камнями, оставив щель для фитиля, потом вынул зажигалку Рея и чиркнул колесиком.

Прежде они с Амандой боялись, что от огонька зажигалки займется горючий газ в туннеле, но Бэленджер решил, что, судя по результатам первого взрыва, завалившего выход из шахты, этого, пожалуй, можно не опасаться. Оговорка «пожалуй» не добавляла уверенности, но выхода не было. Приходилось идти на риск. Когда над зажигалкой поднялся язычок пламени, он скорчил гримасу, ожидая взрыва, но ничего подобного не последовало. Он поджег фитиль, схватил винтовку, и они с Амандой побежали к примыкающей проходной комнатушке.

Режущая боль в легких все же заставила Франка вдохнуть раньше, чем он покинул зал. От чесночного запаха скрутило кишки. Ощущая, как за спиной бежит по тряпке огонек, он влетел в проходное помещение, услышал, как шумно глотнула воздух Аманда, притянул ее к себе, и они метнулись за угол.

— Закрой уши руками! — поспешил напомнить Бэленджер. — Открой рот!

Он вновь задержал дыхание, изо всех сил стараясь как можно меньше насыщать легкие мышьяком. Раз, два, три. Сердце у него отчаянно колотилось, зато время тянулось очень медленно, как в той видеоигре, где каждая минута соответствует двум общепринятого времени. Четыре, пять, шесть.

«Вдруг запал выскочил? — думал он, впадая в панику. — Огонек погас среди камней? Не знаю, смогу ли достаточно долго задерживать дыхание, чтобы снова поджечь его. Что будет, если фонарь вовсе не бомба?» — мелькнула страшная мысль.

Он совсем было решился заглянуть в склеп, и тут грохнул взрыв. Ударная волна шарахнула Бэленджера, как мощный удар кулака. Взметнулась пыль, сверху посыпались камни. Несмотря на предпринятые Франком предосторожности, от грохота у него резко заболело в ушах. Помещение словно покачнулось.

«Сейчас обвалится», — подумал он, крепче прижимая к себе Аманду.

Сотрясения все усиливались, и Бэленджер испугался, что не удержится на ногах. Он крепко сжимал Аманду в объятиях, даже нагнулся, насколько было возможно, стараясь прикрыть ее собой. Постепенно дрожь земли прекратилась. Камни больше не падали. Задерживать дыхание не было сил, и Бэленджер втянул в себя пыль, пахнувшую чесноком. Аманда высунулась из-за угла и направила луч фонаря в склеп.

В пещере висела непроглядная туча пыли. Но Бэленджер все же разглядел, что все «композиции» разлетелись. Пол был засыпан обломками досок и тряпками. Мумии превратились в груды костей. Они с Амандой перебежали через зал, старательно задерживая дыхание, и с великим облегчением увидели дыру там, где была горка камней. Франк рассчитывал увидеть какое-то хитрое устройство, нагревающее мышьяк, но там оказалась самая примитивная жаровня на древесных углях. Взрывом ее перевернуло, и тлеющие огоньки рассыпались по полу. Рядом с ними лежал какой-то желтый брусок. Бэленджер решил, что это и есть мышьяк, и отбросил его ногой подальше.

От чесночной вони кружилась голова, и он не сразу заметил на том месте, где прежде была куча щебня, еще одну дверь. Взрывом ее вышибло, и за ней открылся проход. В конце что-то светилось. Взяв Аманду за руку, Франк рванулся в этот коридор, стремясь поскорее уйти от тошнотворной смертоносной вони.

Перед ними оказалась еще одна дверь, над которой горела электрическая лампочка. Но преграда была сделана не из почерневшего от времени дерева, а из блестящего металла.

Бэленджер потянулся к ручке, но теперь уже Аманда схватила его за руку и крикнула:

— Не надо! — Она вынула из кармана комбинезона резиновую перчатку. — Я вчера утром очнулась и нашла дверь под током.

Аманда надела перчатку и взялась за ручку, которая свободно повернулась. Толкнув дверь так, что она распахнулась, Аманда метнулась в сторону, чтобы Бэленджер мог взять на прицел то, что находилось за дверью.

Они увидели, что там было, — и ахнули.

4

Просторное помещение, ярко освещенное электричеством, было наполнено мягким гулом. Наверху изгибался выложенный из камня сводчатый потолок, слева на длинных многоярусных металлических стеллажах стояло рядами множество компьютерных мониторов. Все экраны светились. На них была долина, осушенный пруд, вход в шахту, туннель, взорванный склеп и то самое освещенное помещение, посреди которого Бэленджер и Аманда сейчас стояли. Пройдя вдоль экранов, Франк обнаружил монитор, на котором демонстрировалось то, что передавала камера, вмонтированная в его головную гарнитуру. На другой монитор поступало изображение с камеры Аманды. Он видел себя, повернувшегося в профиль, стоявшего в двадцати футах от нее и рассматривавшего эту же картинку. От многомерности представления у него закружилась голова.

Но куда больше, чем множество мониторов и размах, с которым было организовано видеонаблюдение, Бэленджера поразило то, что ни на одном из бесчисленных экранов не было нормального изображения. Долина, пруд, вход в шахту, туннель, склеп, ярко освещенный зал видеоконтроля, Франк и Аманда — ничего не имело своего так называемого реального вида. Все казалось ярко раскрашенными эпизодами из мультипликационных фильмов.

— Боже мой, мы выглядим как персонажи видеоигр! — воскликнула Аманда.

— Добро пожаловать в «Старьевщик», — раздался в их наушниках глубокий бархатный голос.

Бэленджер повернулся направо. Там на таких же стеллажах, протянувшихся на добрых пятьдесят ярдов, громоздилось множество компьютеров и других сложных приборов. Над ними возвышалась стеклянная стена, сквозь которую открывался вид на мониторы.

— Вы прошли заключительный тест, — провозгласил Повелитель игры. — Доказали, что достойны.

— Чего достойны, а, лживый ты кусок дерьма?! — крикнул Франк.

В стекле отражались мультипликационные картинки с мониторов. Он видел лишь часть пространства, находившегося за стеной. Прямо перед стеклянной стеной стояло высокое кресло. В подлокотники было вмонтировано множество кнопок и рукояток. Сидевший в нем человек с жидкими рыжевато-соломенными волосами и маленьким веснушчатым лицом выглядел малорослым и тщедушным. Бэленджеру он показался внезапно постаревшим мальчиком. Это впечатление усиливали громадные непрозрачные очки.

— Франк! — воскликнула Аманда. — Посмотри сюда! На этот монитор! Вот какими он видит нас!

Тот повернулся туда, куда она показывала, и разглядел то же самое, что и Повелитель игры через свои очки. Вид сверху под острым углом на застекленное контрольное помещение. На экране Бэленджер и Аманда пялились на монитор, на котором они делали то же самое. У Франка опять закружилась голова. Неприятное ощущение усиливалось тем, что на экране они с Амандой представали в виде мультипликационных персонажей. Причем дело было не в том, что камера наблюдения изображала все, попадающее в объектив, в графике, сходной с видеоигрой. Очки, которые носил Повелитель игры, действительно преобразовывали все, что он видел, в сцену из компьютерной игры. Хуже того, раздувшийся багровый синяк на щеке Аманды и сломанный нос Бэленджера в этом мультяшном виде казались совершенными мелочами. Кровь на груди Франка, изодранной собачьими когтями, и забинтованное колено выглядели просто красочными пятнами.

— Мы не рисованные фигурки! — крикнул Бэленджер в сторону мужчины-мальчика, сидевшего за стеклянной стеной в диспетчерском кресле.

Он вскинул «Мини-14» и навел красную точку прицела на веснушчатое личико, наполовину прикрытое очками. Выстрел прозвучал оглушительно, пуля ударила в стекло и с визгом срикошетила, но от стены отлетело лишь несколько крошечных кусочков. Франку было известно, что любое стекло, даже самое пуленепробиваемое, можно одолеть, если всадить полдесятка пуль в пятидюймовый кружок. Он снова и снова нажимал на спуск. Пули гремели, гильзы разлетались в разные стороны, но на стекле осталось лишь несколько мелких щербинок.

Вне себя от бешенства, Бэленджер повернулся к мониторам, демонстрировавшим издевательские мультипликационные изображения его и Аманды. Франк расстреливал эти экраны, уничтожал кадры из видеоигры, на которых он занимался тем же самым. Сверкали искры, во все стороны разлетались осколки пластика.

Затвор щелкнул впустую.

— Аманда, в боковом кармашке рюкзака есть еще один магазин!

Она протянула ему магазин. Франк примкнул его к винтовке, передернул затвор, дослав патрон, и расстрелял еще пять мониторов.

«Их легко заменить», — подумал Бэленджер и повернулся к полкам с компьютерным оборудованием, преисполненный стремлением причинить как можно больше ущерба.

Пуля за пулей пробивали коробки, сначала летели искры, потом появилось пламя, пошел дым. На другой стороне зала гасло все больше и больше мониторов.

Вдруг он увидел металлическую лестницу, ведущую наверх, в помещение, отгороженное стеклянной стеной.

— Стойте! — раздался молящий голос.

Но принадлежал он не Повелителю игры. Говорила женщина. Бэленджер застыл в изумлении. Карен Бейли!

Она неожиданно появилась на нижних ступеньках. На некоторых мониторах еще плясали мультипликационные раскрашенные картинки. Они резко контрастировали с ее темным одеянием, похожим на то, какое Франк видел на ней во время злополучной лекции о капсулах времени. Ее лицо казалось еще неприметнее, волосы были убраны еще скромнее.

— Вы выиграли! Теперь убирайтесь отсюда! Уходите! — прокричала она.

— После всего, что вы нам устроили?! — тоже во весь голос крикнула Аманда. — Вы ожидаете, что мы просто так возьмем и уйдем?!

— Умоляю, воспользуйтесь возможностью, пока она есть! Уходите! Туда! — Карен резким движением указала на металлическую дверь за своей спиной. — Я покажу вам дорогу!

— Еще одна ловушка!

— Нет! Там вы найдете машину! Внедорожник! — Карен бросила к двери ключи от машины, которые громко брякнули о каменный пол.

— Машина с хорошей, мощной бомбой, верно? — отозвался Бэленджер.

— Клянусь, ничего подобного! Я сама сяду туда первая и заведу ее!

— Может быть, мы и позволим вам это сделать, когда все закончим! — заорала Аманда. — А сейчас у нас есть еще кое-какие дела!

— Уходите! Оставьте его!

— Что? Черт возьми, я его убью! — Бэленджер шагнул вперед.

— Нет! — Карен загородила собой лестницу. — Это ошибка! Вы не должны были выиграть!

— У нас сложилось именно такое впечатление. Извините, что испортили вам развлечение.

— Я и представить себе не могла, что он позволит кому-нибудь попасть сюда.

— Он и не позволял! — кричала Аманда. — Мы прорвались сами!

По напичканной электроникой пещере раскатился гулкий голос Повелителя игры:

— Это правда. Их способность к выживанию оказалась выше, чем я ожидал. Они действительно удивили меня. Я еще в самом начале говорил Аманде, что для того, чтобы уцелеть, нужно всего лишь удивить меня.

— Хочешь удивления? — спросил Бэленджер. — Подожди, пока я до тебя доберусь.

— Если вы его убьете, это будет значить, что он победил! — с отчаянием в голосе воскликнула Карен.

— Что?

— Он выиграет. Неужели вы испытаете удовлетворение, если дадите ему то, чего он хочет? Он обвел вас вокруг пальца точно так же, как и меня.

— Вас? Вокруг пальца?

— Если бы я знала правду об этой игре, то ни за что не стала бы помогать ему! Я сама разобралась в его настоящих намерениях совсем недавно!

— Правду об этой игре? О том, что он Бог и мы существуем только в его воображении? Никакая это не правда! Вот она! — Бэленджер выстрелил трижды.

Пули разнесли еще несколько консолей, посыпались искры, поднялось облачко дыма.

Он рванулся туда, где стояла женщина.

— Стойте! — крикнула Карен и раскинула руки, загораживая собой лестницу.

— Значит, то, что он убивает людей, нормально, а наказать его за это нельзя?

— Не так! Он безумен! Его надо лечить!

— Почему вы не занялись этим вовремя? Вы могли остановить его, но предпочли ему помогать! Столько людей погибло! Мне плевать, что с вами обоими делал ваш отчим и на сколько дней вас запирали в чулан!

— Вам это известно? — с неподдельным изумлением спросила Карен.

— Как и то, что ваша мать подбросила вас алкоголику-извращенцу. Это не дает вам никакого права…

— Мать не бросала его!

— Что?

— Я его мать. Я никогда не бросала Джонатана и сейчас не оставлю! — крикнула Карен.

Она сказала это с таким искренним чувством, что при иных обстоятельствах Бэленджер мог бы пожалеть ее. Но испытания, перенесенные им и Амандой, полностью вытеснили все чувства, кроме гнева.

— Чулан был таким маленьким, что мы не могли выпрямиться во весь рост, — сказала Карен. — Мы сидели в темноте, а он забивал гвозди, закрепляя дверцу. Мы колотили в нее, но она не поддавалась. Мы без толку отбили все кулаки. Там нельзя было даже размахнуться. Воздух поступал лишь через дверные щели. Мы умоляли его выпустить нас, но он не слушал. Три дня без пищи и воды! Мы сидели в собственных испражнениях. Меня рвало от вони. Я была уверена, что мы умрем, но не могла позволить себе показать Джонатану, как мне страшно. Он тяжело дышал, а я объясняла ему, что воздуха нам может хватить, только если мы будем дышать медленно и спокойно. Я гладила его по голове, говорила, что люблю, положила руку Джонатана себе на грудь, чтобы он видел, как ровно и медленно я дышу. Он шепотом рассказывал мне в темноте сказки о вымышленном мире под названием Перегрин, где живут разумные птицы, которые могут разговаривать и творить волшебство. Мы воплощались в соколов и летали в облаках, камнем падали вниз, взмывали вверх, пронизывали водопады. Чулан исчез. Позднее я поняла, насколько безумной была тогда. Первая игра, которую создал Джонатан, происходила в этом самом мире. — Взгляд Карен вновь сфокусировался, словно ее мысли вернулись из каких-то дальних мест. — Я носилась с ним с самого рождения. Женщина, бросившая этого ребенка, не была его матерью. Я единственная мать, которую он знает. Джонатан любил только меня, а я — лишь его.

— Уйдите с дороги.

— Я не позволю сделать ему ничего плохого. Вы не нападете на моего сына. — Карен протянула руку за спину.

— Он ваш брат!

— Нет! — взвизгнула Карен.

— Франк! — воскликнула Аманда за его спиной.

Карен вскинула винтовку. Место, где она стояла, было плохо освещено, однако Бэленджер узнал штурмовое оружие. Они с Амандой метнулись в сторону, и пули тут же выбили осколки из каменной стены возле двери, через которую они вошли. Карен оказалось не под силу совладать с мощным оружием. Ствол взметнулся вверх, и следующие пули ударили над дверью. Франк выпрямился, припал глазом к прицелу и всадил две пули в голову Карен. Она рухнула, а винтовка с грохотом упала на каменный пол.

Бэленджер пробежал мимо дымящихся консолей, переступил у подножия лестницы через труп Карен и взлетел наверх. Металлическая дверь была чуть приоткрыта. Он пинком распахнул ее и оказался в зале, где в своем громадном кресле, словно позаимствованном из межзвездного корабля, сидел крошечный Повелитель игры, окруженный кнопками и рукоятками. Очки не позволяли разглядеть выражения глаз, но веснушчатое полудетское лицо делало его жалким.

— Так кого же мы видим? Неужели самого волшебника из страны Оз, черт бы его побрал? — ерничал Бэленджер. — Мошенника, прячущегося за портьерой?

— Хотите сказать, что себя вы отождествляете с Дороти?

После разгрома, который Франк учинил в компьютерном зале, устройство, наделявшее Повелителя игры красивым голосом, перестало функционировать. Теперь его речь нисколько не напоминала телевизионного диктора. Он смешно пищал.

— Возможно, это указывает на сексуальное расстройство. В играх, где действие происходит в виртуальных мирах, половина геймеров-мужчин выбирает для себя женские роли.

Бэленджер поднял «Мини-14».

— Дороти — вообще сплошное разочарование. Найти в Оз столько изумительных чудес и все равно рваться в свой жалкий домишко в Канзасе! — разглагольствовал хрупкий человечек. — Она отказалась от великолепия альтернативной реальности. Не дура ли?

Бэленджер вспомнил струйку крови, стекавшую изо рта Ортеги, убитого тачкой, свалившейся сверху, прицелился и полюбопытствовал:

— Так куда вы хотели меня отправить — в Оз? Может быть, на Сириус, о котором мечтали простаки из Солнечного храма? Или на летающее блюдце, которое прячется за кометой?

— Везде лучше, чем здесь. Самое ужасное состояние — это вспоминать о будущем, — отозвался писклявый голосок.

— Особенно если оно не может стать для тебя действительностью, — продолжил Франк, немного изменив недавно услышанное изречение. — Кто там сказал, что Платон заблуждался, считая все в мире иллюзорным?

— Аристотель.

— Что ж, да здравствует Аристотель. — Бэленджер положил палец на спусковой крючок.

— Если знаешь, что выиграл, это уже неважно.

Франк подумал о том, через какие немыслимые страдания прошла Аманда, насколько близок он был к тому, чтобы потерять ее, и заявил:

— Это мы выиграли наши жизни!

— Не только, — отозвался Повелитель игры. — Преодолев все препятствия, вы доказали, что достойны.

— Достойны чего?

— Права убить Бога.

— Что вы несете?

— Убейте меня.

Бэленджер остолбенел, услышав эти слова.

— Только так это должно было случиться, — объяснил Повелитель игры. — Персонажу нужно было, приложив невероятные усилия, взять на себя контроль над игрой, хотя теоретически такими возможностями может обладать только ее создатель. Персонаж превращается в героя и побеждает Бога.

— Вы хотите, чтобы я убил вас? — не в силах скрыть отвращения, переспросил Бэленджер. — Так, значит, вот о чем говорила ваша сестра, которая только недавно поняла истинную цель игры.

— Мне был нужен достойный, — повторил человечек. — Подземелье Судного дня.

— Что с ним случилось?

— Если то, что принято считать реальностью, существует, значит, опасности, из-за которых создали Подземелье Судного дня, показывают, насколько неудачно была задумана Вселенная. Атомная аннигиляция. Глобальное потепление. Все прочие подобные кошмары. Лучше бы Создатель вовсе ничего не затевал. Даже Бог подвержен отчаянию.

— Самоубийственная игра… — произнес потрясенный Бэленджер.

— Теперь я буду нырять и взмывать лишь в вечности.

Франк вспомнил, что совсем недавно слышал похожие слова от Карен Бейли.

— Как сокол?

Мальчик-мужчина кивнул.

— Я слышал, как Карен рассказывала вам о том чулане. — Он поежился, словно от холода. — Она мертва?

— Да.

Повелитель игры умолк, а когда вновь заговорил, его писклявый голосок дрожал.

— Это должно было случиться. Она узнала, каким я задумал окончание игры, и не захотела согласиться с таким финалом. Вам пришлось остановить ее. Но в моем сознании Карен существует. Она тоже теперь способна нырять и взмывать в вечности. — Из-под очков, закрывавших половину лица Повелителя игры, потекли слезы. — Она оставалась со мной все те шесть месяцев, которые я провалялся в больнице.

Бэленджер вспомнил, что профессор Грэм упоминала о нервном заболевании Джонатана Крида.

— Я стремился доводить игры до самого высокого совершенства, так сосредоточивался на работе, что все дольше обходился без сна. Четверо суток, пять, шесть, а на седьмой день сознание унесло меня в иное место. — Он опять поежился. — Полгода я пробыл в каталептическом оцепенении и только потом узнал, что все это время Карен не отходила от меня, повторяла мое имя, звала, пыталась вернуть обратно. Я так и не объяснил ей, где находился.

— Профессор Грэм сказала, что вы называли это место дурным.

Тщедушный человечек кивнул.

— Не передать словами. Все шесть месяцев мое сознание было заперто в чулане.

До Бэленджера вдруг дошло, что он слушает затаив дыхание. Рассказ о кошмаре, в котором человек заточен в омерзительную каморку, вогнал в ступор его самого.

— Я сидел, скрючившись, во тьме, перепуганный насмерть, без пищи и воды, задыхаясь от вони собственных испражнений. Но на сей раз я остался один. Со мною не было Карен, которая гладила бы меня по голове и говорила, что любит. Я старался убедить себя в том, что каморка нереальна. Но как я мог постичь разницу? Мое скрюченное тело, темнота, голод, жажда и страх были реальными. Испражнения тоже. Я говорил себе, что могу сосредоточиться на чем захочу. Если хорошо постараюсь, оно превратится в реальность. Я сосредоточился на Карен, представил себе, как она шепчет мое имя, и вскоре откуда-то издалека, из-за пределов тьмы, услышал ее молящий призыв: «Джонатан». Я закричал в ответ. Ее голос становился все громче, она звала меня по имени, и мое сознание устремилось к ней. Я очнулся в больнице. Она обнимала меня. — Из-под очков снова брызнули слезы. — Но ведь ничего в реальности не было. Я вообще не покидал чулана. Все это лишь очередная игра в моей голове. Я и в первый раз оттуда не выходил. Я все еще мальчик, запертый в чулане, в собственном сознании. Нажимайте на спуск.

Страдание, которым были преисполнены эти слова, ошеломило Бэленджера.

— Подумайте о том, как страдала по моей воле Аманда, — продолжал Повелитель игры. — Покарайте меня. Накажите Бога. «Я готов разить даже солнце, если оно оскорбит меня».[11] Аманда, откуда это?

— «Моби Дик», — не задумываясь, ответила она. — Ахав гонится вокруг света за белым китом, но считает все окружающее иллюзией, созданной Богом. По сути, он преследует самого Господа.

— Вы не разочаровали меня. Ну так прошу, — обратился человечек к Бэленджеру. — Вы получили мое разрешение. Уничтожьте вашего создателя. Поразите солнце.

Франк застыл в оцепенении.

— Чего вы ждете?

Бэленджер осознал, что его палец окаменел на спусковом крючке.

— «Клокочет Ад в душе».[12] Аманда, а это откуда? — спросил Повелитель игры.

Очки не позволяли увидеть выражение его глаз.

— Джон Мильтон, «Потерянный рай». Люцифер описывает свое состояние после того, как его постигла Божья кара.

— Теперь предположим, что Бог находится в своем собственном аду! Действуйте! — приказал он Франку.

— Наградить вас?

— Убейте меня!

— В игре вы идентифицировали себя со мною. Вы говорили мне, что я олицетворяю вас. Я ваш аватара. Я — это вы.

— Высокий и сильный. Бог в телесном воплощении.

— Если я застрелю вас, это будет похоже на самоубийство. Я не стану этого делать.

— Вы мне возражаете? — Повелитель игры попытался выпрямиться, вероятно, чтобы выглядеть внушительнее.

— Если хотите покончить с собой, наберитесь мужества и сделайте это своими руками. Иначе я вызову сюда медиков. Они увезут вас в лечебницу.

— Вы предаете меня?

— Они поместят вас в комнату со стенами, покрытыми мягкой обивкой, — чулан в ином варианте, — и вы почувствуете, что такое настоящий ад.

— Нет, — сказала Аманда. — Он должен расплатиться за содеянное. Но ему нужна и поддержка.

— Единственная помощь, которая мне требуется, находится у вас в руках, — заявил Бэленджеру мужчина-мальчик.

— Нет, — Франк опустил винтовку.

— Так же, как Люцифер и Адам, вы отказываетесь повиноваться мне. — Взгляд Повелителя игры остановился на Франке, который чувствовал боль, пронизывающую темные очки. — У вас осталась одна, последняя возможность изменить свое решение.

Бэленджер промолчал.

— В таком случае… — произнес после долгой паузы щуплый человечек и потянулся к кнопке.

— Эй! — Франк инстинктивно понял, что это движение нужно прервать. — Что вы делаете?

— Мы отправимся в ад все вместе. — Человечек нажал кнопку.

Словно искра озарения пробежала по нервам Бэленджера.

— Что это за кнопка?

— Вы не смогли доказать, что достойны.

— Что значит: «Мы отправимся в ад все вместе»? Что вы сейчас сделали?

— Вы посоветовали мне набраться мужества и сделать это самому. Отлично. Раз вы не согласны принять свое предназначение, я закончу игру за вас.

С нарастающим ужасом Бэленджер смотрел на кнопку.

— Через минуту мир закончится точно так же, как и начался.

Почти все остававшиеся лампы погасли. Единственным источником света был пульт перед креслом, табло, на котором сменялись красные цифры, начиная с шестидесяти.

— С грохотом, — добавил Повелитель игры.

— Сукин сын! Вы что же, хотите взорвать эту дыру?

— Игра не удалась. Как и Вселенная, — пропищал в темноте слабый голосок.

Аманда включила фонарь, но он светил тускло — батарейки сели. Франк запустил руку в рюкзак и вынул бинокль ночного видения. Сквозь оптику он увидел окрашенную в зеленые тона комнату, в которой сидел в своем монументальном кресле мужчина-мальчик и смотрел сквозь громадные очки в сторону таймера и вечности. Резкое деление на светлые и темные зеленые пятна делало всю картину похожей на эпизод из компьютерной игры.

— Пятьдесят секунд, — сообщил Повелитель игры.

Трудно было поверить, что прошло всего десять секунд, но у Бэленджера не было возможности думать об этом.

Он повернулся к ярко-зеленой фигуре Аманды и рявкнул:

— Держи меня за руку!

Превозмогая мучительную боль в многочисленных ранах, Франк вел ее по лестнице. Внизу они переступили через труп Карен Бейли. В зеленом изображении, которое давал бинокль, ее кровь казалась чем-то нереальным. Мужчина и женщина побежали к металлической двери, находившейся в конце помещения.

— Сорок секунд, — донесся сверху писклявый голос.

Отсчет снова показался Франку каким-то странным. Он думал, что на спуск и бег до двери ушло куда больше десяти секунд.

Аманда поспешно натянула резиновую перчатку и схватилась за ручку. Дверь не открылась.

За спиной Бэленджера раздалось громкое рычание. Оторопев, он понял, что в оставленную открытой дверь с противоположной стороны пещеры, напичканной электроникой, проникла последняя из тех собак. Ее глаза, теперь окрасившиеся в зеленый цвет, светились в каких-то десяти футах.

— Тридцать пять секунд!

«Невероятно, — думал Бэленджер. — Не могло столько всего случиться за такое короткое время».

— Повелитель игры! — выкрикнула Аманда. — Бог верен своему слову!

Бэленджер сразу сообразил, что она пытается сделать.

— Да, докажите, что ваша игра честная! — добавил он.

— Тридцать четыре секунды!

— Откройте дверь! — потребовала Аманда. — Мы нашли склеп. Вы уверяли, что этого достаточно для победы, но теперь вдруг изменили правила!

Наступило молчание, в котором беззвучно отсчитывались мгновения.

— Покажите нам, что Бог не лжет!

Собака громко зарычала.

В двери что-то зажужжало, замок щелкнул. Повелитель игры открыл выход.

Лихорадочным быстрым движением Аманда повернула ручку. Как только дверь распахнулась, собака кинулась на них. Или им так показалось. Подумав, что перепуганное животное может стремиться попросту удрать, Бэленджер дернул Аманду к себе и упал. Он лишь почувствовал, как собака перепрыгнула через них и умчалась во тьму. Франк и Аманда тут же кинулись следом.

Они оказались в другом туннеле. Бэленджер бежал по нему и чувствовал, как оставшееся время неумолимо сокращается. Туннель казался бесконечным. На бегу он считал про себя — семь, шесть, пять, четыре — и все время ждал взрыва. Три, два, один. Но ничего не происходило. В бинокль ночного видения Франк различал впереди более светлое зеленое пятно там, где тьма туннеля переходила во мрак долины. Он старался не обращать внимания на боль в колене и заставлял себя бежать как можно быстрее.

Но вот эхо, все время сопровождавшее их шаги, умолкло. Бэленджер выскочил из туннеля, глотнул свежего воздуха, услышал частые шаги Аманды у себя за спиной и вдруг лишился веса. Ударная волна, налетевшая вместе с грохотом взрыва, приподняла его над землей. Он тут же тяжело упал и покатился. Здесь, в отличие от безжизненного склона перед входом в шахту, росла густая высокая трава. У Франка перехватило дыхание. К счастью, прокатился он совсем немного. Аманда шлепнулась рядом с ним и громко застонала. В траву сыпались камни. Один задел Бэленджера по плечу.

Преодолевая боль, он подполз к Аманде и с трудом выговорил:

— Ты цела?

— Расшиблась вдребезги, — слабым голосом ответила она. — Но думаю, что выживу.

Винтовку и бинокль Франк потерял. На небе висела яркая луна в три четверти. Обернувшись, он увидел в ее свете, что из туннеля, оставшегося выше жерла, валит пыль вперемешку с дымом.

— Сервер выключен. Игра закончена, — пробормотал Бэленджер.

— Ты уверен? — жалобным голосом отозвалась Аманда. — Как мы узнаем, что игра в самом деле закончилась?

Франк ничего не ответил. Его внимание отвлекло движение неподалеку. Вдоль освещенного луной горного кряжа бежал рысцой огромный пес.

Аманда устало вытянулась в траве рядом с ним и сказала:

— Повелитель игры сдержал слово. Отпустил нас. Доказал, что он не лжец.

— Бог попытался искупить свою вину, — согласился Бэленджер, и его передернуло.

Аманда тоже задрожала и спросила:

— Что будет дальше? Как думаешь, Карен Бейли сказала правду насчет автомобиля?

— А ты готова ей поверить? — поинтересовался он.

— Нет. Взрыв автомобиля — отличный способ закончить видеоигру.

— Другой вариант — зачахнуть и умереть, как PacMan. — Бэленджер о чем-то задумался и добавил: — Или как люди в пещере. Но благодаря Джонатану я накрепко усвоил, что в большую часть видеоигр нельзя выиграть. Геймер всегда умирает.

— Да, как и все прочие. Но не этой ночью, — сказала Аманда. — Сейчас мы выиграли. Когда он отсчитывал время в пещере, минуты казались мне длиннее, чем обычно.

Франк наконец-то понял, что могло случиться, и заявил:

— Отсчет происходил по времени видеоигры. Одна минута в его реальности длилась столько, сколько две наших.

Они умолкли, пытаясь осмыслить эти слова. Вдалеке завыла собака.

— Почему он дал нам этот шанс? — подумала вслух Аманда.

— Может быть, Джонатан вовсе не хотел этого делать, — ответил Бэленджер. — Вдруг он просто жил в своем виртуальном времени и не знал никакого другого.

— Или знал. Тогда этот отсчет был заключительным уровнем игры. «Время — настоящий старьевщик», — говорил он нам. В конце этой гонки с препятствиями и охоты за старьем Джонатан дал нам нечто поистине драгоценное — дополнительную минуту.

— Один призовой выстрел. — Бэленджеру вдруг показалось, что теперь он всегда будет думать именно так. Будто ему не удалось спастись, избежать дальнейшего участия в бесконечной игре.

— Нам еще идти и идти. — Аманда попыталась сесть.

— Но сначала немного отдохнем. — Бэленджер обхватил себя руками, пытаясь унять дрожь.

Аманда вновь вытянулась в высокой траве и согласилась:

— Да, немного отдохнуть было бы полезно.

— Заодно составим план на ближайшее будущее.

— Нет никакого будущего, — возразила Аманда.

— Не понимаю.

— Капсула времени — послание в завтрашний день, которое мы открываем в настоящем, чтобы узнать прошлое, верно? — спросила она.

— Так он говорил.

— В этой игре я поняла, что ни будущее, ни прошлое не имеют значения. Важно только сегодня.

Эти слова заставили Бэленджера вспомнить о профессоре Грэм.

— Я встретился с одной старушкой, которая увлеклась видеоиграми и сделала точно такой же вывод. Я познакомлю вас. Она тебе понравится. Женщина вот-вот умрет, но говорит, что бесчисленное количество решений и действий, которые требуются в видеоигре, очень сильно уплотняет секунды. Поэтому каждое ее мгновение длится вечно.

— Да, — ответила Аманда. — Я хочу с ней познакомиться.

Бэленджер не без труда смог улыбнуться, посмотрел в небо, усыпанное громадными яркими звездами, и заявил:

— Они были правы.

— Кто?

— Древние. Небо действительно похоже на купол с дырками. Через них льется божественный свет.

— Все существует лишь в воображении Бога, — сказала Аманда.

— Ты — никакое не воображение. — Франк притронулся к ее ладони.

— Да и ты тоже. — Аманда взяла его за руку. — Слава богу!

Послесловие автора «Будь вечны наши жизни»

Во всем, что касается идей для романов, я настоящий барахольщик. Полки в моем кабинете заставлены папками, собранными несколько десятков лет назад. Листки с наскоро записанным содержанием радиорепортажей и телевизионных интервью перемежаются пожелтевшими вырезками из журналов и газет. Всего этого — горы. Каждый раз, когда что-то привлекает мое внимание, какая-то часть моего воображения задается вопросом о причине этого любопытства. Согласно моей теории, тема, заинтересовавшая меня, может оказаться важной и для моих читателей. За много лет я собрал столько папок, что никак не могу найти времени, чтобы сгруппировать их по категориям, не говоря уже о переработке содержимого в романы.

Все же время от времени любопытство вынуждает меня углубляться в них. Преисполненный великих ожиданий, я раскладываю их на полу, сдуваю пыль и приступаю к чтению. Но почти всегда оказывается, что пересохшие листки, которые я держу в руках, повествуют о событиях и проблемах, которые казались важными в свое время, но теперь никого не задевают. Сюжеты и ситуации, рассматриваемые в них, больше ничего не говорят моему воображению. Эти пыльные артефакты, созданные разумом, демонстрируют мне пропасть, которая возникает с течением времени между человеком, сложившим все эти вырезки в папку, и другим, изменившимся, читающим их сегодня.

Все же бывают редкие случаи, когда тема настолько врезается в мое воображение, что я вновь и вновь возвращаюсь к ней, пытаюсь найти способ для воплощения на бумаге тех эмоций, которые она во мне порождает. Например, мой предыдущий роман «Лазутчики» был навеян статьей в «Лос-Анджелес таймс» о городских исследователях, тех любителях истории и архитектуры, которые проникают в закрытые от публики здания, стоящие заброшенными не один десяток лет. Вырезка лежала в самом низу растущей стопки папок, но не желала уступать главенствующей позиции в моем воображении, а я не мог отбросить раздумья о том, почему она так себя ведет. Решающий прорыв случился, когда я вспомнил о заброшенном жилом доме, который обследовал, еще будучи ребенком. Я старался убегать от непрекращающихся скандалов между моей матерью и отчимом, во время которых находиться дома было просто страшно. Воспоминания о моем испуге и необходимости найти убежище в прошлом породили во мне желание написать роман, в котором городские исследователи, одержимые прошлым, вдруг узнают, что оно больше не умиротворяет, а, напротив, повергает их в ужас.

Подобная статья, долгое время будоражившая мое подсознание, подвигла меня написать «Повелителя игры». Она лежала, безмолвно вопия, под точно такой же растущей стопкой папок восемь лет, и в конце концов я сдался. На сей раз материал напечатала «Нью-Йорк таймс». На нем стояла дата: 8 апреля 1998 года, место происшествия — Западный Нью-Йорк, Нью-Джерси. Меня восхищала казавшаяся безумной мысль о том, что город под названием Западный Нью-Йорк находится в соседнем штате Нью-Джерси. Но куда более сумасшедшим казалось мне содержание статьи. Заголовок возвещал: «От капсулы времени к погребенным сокровищам». «Где-то в Западном Нью-Йорке может находиться срез городской жизни 1948 года».

Я узнал, что кто-то предложил захоронить капсулу времени, когда Западный Нью-Йорк готовился праздновать столетний юбилей. «Отличная идея», — обрадовались все. А потом ветераны вспомнили, что это уже было сделано на пятидесятилетний юбилей города. Все принялись гадать, что сталось с капсулой. Поиски велись по всему городу. Энтузиасты добрались до заросших паутиной городских анналов и отыскали стариков, видевших в 1948 году полувековой юбилей. В конце концов правдоподобный ответ удалось отыскать в городской библиотеке. В книге, давно исчезнувшей из продажи, местный историк писал о «бронзовом ящике, в котором хранились документы и сувениры».

Ящик, предположительно, был зарыт под бронзовым пожарным колоколом, стоявшим перед зданием муниципалитета. Тут поиски пришлось закончить, потому что колокол служил памятником пожарным, которые погибли, защищая от огня Западный Нью-Йорк, и никто не взял на себя смелости потревожить мемориал. Более того, колокол покоился на гранитной глыбе в несколько тонн весом. Переместить его было бы очень дорогостоящим и трудным делом. К тому же существовало серьезное опасение, что осквернение монумента ни к чему не приведет, так как точных данных о том, что капсула захоронена именно под ним, не имелось. Поэтому делать ничего не стали.

Это, по-видимому, вызвало сильное разочарование, поскольку, как писал журналист «Нью-Йорк таймс», город очень нуждался во вдохновляющем послании из славных дней полувековой давности. Тогда, в 1948 году, район процветал в основном благодаря проходившей там центральной железной дороге и продукции местных вышивальных мастерских, которые развозились по ней. Но к 1998 году железную дорогу оттуда убрали, мастерские заглохли, а улицы обезлюдели и затихли. Учитывая тему — утраченное прошлое, — я не мог не отметить, что журналист не указал никаких своих данных.

Движимый непонятными мне самому мотивами, я присоединил эту статью к своей хаотической коллекции, забыл о ней, потом вспомнил, потом опять забыл, но никогда не выбрасывал ее из памяти надолго. В конце концов через восемь лет я разрыл залежи папок, в очередной раз перечитал текст вырезки и сказал себе, что должен попытаться понять, чем же эта статья так меня зацепила. Для этого нужно было написать роман, в котором определенную роль должна играть капсула времени. То, что она будет столетней, а погоня за прошлым станет осуществляться с использованием самой современной техники, например спутниковых устройств глобального позиционирования, смартфонов «Блэкберри», Интернета с его возможностями и голографических электронных прицелов, мне пока еще не приходило в голову. Я решил провести традиционное исследование и узнать по теме все возможное.

Прежде всего я вошел во Всемирную паутину. Проводя аналогичную работу для своего предыдущего романа «Лазутчики», я был изумлен, когда, набрав в Google слова «urban explorer» («городской исследователь»), получил свыше 300 000 упоминаний. Теперь я проделал то же самое со словами «time capsules» («капсулы времени»). Представьте мое изумление, когда я прочитал, что они упоминаются более 18 миллионов раз. Стало ясно, что эта тема занимает очень многих, и с каждым новым открытием мое потрясение возрастало. Я узнал — об этом в «Повелителе игры» рассказывает профессор Мердок, — что то, что мы называем капсулами времени, старо как мир, но сам термин появился в 1939 году, когда корпорация «Вестингауз» создала торпедообразный контейнер и заполнила его современными предметами, которые, по мнению организаторов этой акции, должны были восхитить жителей мира будущего. Под удары гонга капсулу захоронили во Флашинг-Медоуз, районе Нью-Йорка, где проходила Всемирная выставка. Капсула, предназначенная для того, чтобы ее открыли через пять тысяч лет, лежит на глубине пятидесяти футов, но о ней уже постепенно забывают. Если у вас есть устройство глобального позиционирования GPS, вроде тех, какими пользуются герои «Повелителя игры», вы можете ввести туда координаты и, глядя на красную стрелку, дойти до стелы, под которой хранится капсула времени. Но чтобы узнать координаты, вам понадобится найти экземпляр «Памятной книги о капсуле времени».[13] В 1939 году специально отпечатанный тираж разослали во все крупные библиотеки мира, даже в книгохранилище далай-ламы. Однако в наши дни сам по себе поиск этой книги может превратиться в аттракцион, наподобие охоты за старьем.

Я выяснил, что на создание капсулы времени компанию «Вестингауз» вдохновил пример Университета Оглоторпа в Атланте, взявшегося в 1936 году за создание хранилища со странным названием Крипта цивилизации. Напуганный быстрым развитием нацизма в Европе, президент Университета Оглоторпа решил, что цивилизация находится на грани крушения. Чтобы сберечь все возможное, он осушил крытый плавательный бассейн и заполнил его предметами, которые, по убеждению этого человека, должны были бы помочь понять культуру 1930-х годов. Среди них имеется экземпляр «Унесенных ветром» — очень уместный экспонат, поскольку о крипте, которую следует открыть через шесть тысяч лет, забыли даже прочнее, чем о капсуле «Вестингауза». Если бы не студент Пол Хадсон, обследовавший в 1970 году подвалы зданий в кампусе, сведения о крипте к настоящему времени просто изгладились бы из человеческой памяти. Увидев в свете луча своего фонаря полотно из нержавеющей стали, студент принялся задавать вопросы. В результате подвал сделался людным местом, там устроили книжный магазин, и теперь мимо запечатанной на тысячелетия двери крипты ежедневно ходят люди. Впоследствии Пол Хадсон стал архивариусом Университета Оглоторпа и президентом Международного общества капсул времени.

Эта история так восхитила меня, что я постоянно пересказывал ее друзьям. Обычно рано или поздно меня начинали спрашивать: «Крипта цивилизации? Международное общество капсул времени? Ты все выдумал!» Но это не так. Подземелье Судного дня в Заполярье существует в действительности, как и миллионы экземпляров злосчастной видеоигры «Е.Т.», залитые бетоном в пустыне Нью-Мексико. Между тем обнаруживались все новые и новые чудеса. Мне стало известно о том, что жители одного города захоронили целых семнадцать капсул времени и потеряли все… О студентах колледжа, которые захоронили капсулу, а потом перенесли нечто вроде массовой амнезии и полностью забыли о ее существовании… О созданной в другом городе специальной комиссии по подготовке столетнего юбилея, члены которой захоронили капсулу времени, посвященную этому событию, и все умерли, так и не удосужившись записать, где именно она заложена.

Кто мог бы подумать, что существует перечень особенно старательно разыскиваемых капсул времени или что затеряны тысячи таковых — гораздо больше, чем когда-либо было обнаружено? Но даже будучи найденными, они зачастую порождают новые загадки, потому что содержимое контейнеров сплошь и рядом оказывается поврежденным плесенью или насекомыми, вследствие чего эти послания в будущее, когда мы открываем их в настоящем, чтобы получше узнать прошлое, представляют собой всего лишь нечто недоступное для распознавания.

Пытаясь понять, чем же меня так сильно привлекают капсулы времени, я думал о гордыне, подвигающей людей создавать их, об убежденности в том, что именно данное мгновение достойно того, чтобы остаться зафиксированным и попасть в таком виде на глаза жителям будущего. Оптимизм, окружающий капсулы времени, особенно поражает меня на фоне тех соображений, которые породили Подземелье Судного дня, где миллионы семян культурных растений хранятся на случай возможной глобальной катастрофы. Но дело не только в гордыне или оптимизме. Как сказал один из персонажей «Повелителя игры», в преувеличенной тщательности, с которой организаторы проекта подбирали содержимое капсулы, угадывается боязнь того, что они сами могут быть забыты.

«Будь вечны наши жизни». Так называется лекция о капсулах времени, которую читает в «Повелителе игры» профессор Мердок. Это цитата из стихотворения «Его неприступной возлюбленной», написанного в XVII веке поэтом Эндрю Марвеллом. Оно передает эмоции молодого человека, ощущающего неудержимое стремление времени и желающего убедить свою подругу поддержать его в стремлении жить со всей возможной полнотой, пока им это дано. Перетасовав и слегка изменив строки, мы увидим в этом сонете причины, толкающие людей на создание капсул времени.

…Будь вечны наши жизни…
Но за моей спиной, я слышу, мчится
Крылатая мгновений колесница;
А перед нами — мрак небытия,
Пустынные, печальные края.

Вероятно, вовсе не будущее подвигает нас на создание капсул времени. Может быть, причиной этому — давление самою времени, скорость, с какой оно проходит, сознание нашей смертности. До 1939 года капсулы времени называли ящиками и даже гробами — погребальная метафора. Она же вложена в название Крипты цивилизации. Не может ли быть так, что эмоция, воплощенная в капсулах времени, отнюдь не надежда, не оптимизм и даже не страх, а скорее скорбь о том, что все смертны? Вернемся к стихотворению Марвелла.

В могиле не опасен суд молвы,
Но там не обнимаются, увы![14]

Жители города погребают то, что представляется им неотъемлемыми составляющими золотого мгновения, квинтэссенцией их мира. Через много лет другие обитатели этих мест выкапывают капсулу, если ее расположение удается установить. Люди нетерпеливо собираются вокруг. «Какой там секрет? — желают узнать они. — Какое важное послание стремились отправить нам предки?» Они вскрывают гроб, крипту, если будет угодно, капсулу и обнаруживают, что ее содержимое разложилось или же хранящиеся там предметы настолько чужеродны для них, что лишились всякого смысла. «Невозможно поверить, что они считали, будто это барахло может иметь какое-то значение», — бормочет кто-то. В конце концов, именно это и может быть посланием, содержащимся в каждой капсуле времени. Из давно мертвого прошлого нас предупреждают о том, что «здесь и сейчас» не имеет продолжения, окружающие нас предметы вовсе не так важны, как нам кажется, имеет значение не обещание из будущего, а ценность, которой обладает каждое текущее мгновение. Как говорит в этом романе Повелитель игры: «Время — вот настоящий старьевщик».

Предполагаю, что мои горы папок представляют собой капсулу времени, воплощающую интересы того человека, каким я больше не являюсь. Романы, написанные мною, сохраняют образ прошлых мыслей и чувств. Произведения моих любимых писателей — тоже капсулы времени, уносящие меня в окутанный бурым туманом Лондон Диккенса, в старый Нью-Йорк Эдит Уортон или в Париж 1920-х годов Хемингуэя. Эти книги увлекают меня не только в то прошлое, которое пережили их авторы, но и в мое собственное, к тому, что я испытывал, впервые их читая.

Настраиваясь на написание «Повелителя игры», я обошел Манхэттен, чтобы выверить реалии книги. По дороге к Вашингтон-сквер я думал, что это место совершенно не годится. В прошлый раз я побывал там в середине 1980-х. Тогда арка на Вашингтон-сквер была вся расписана граффити, парк кишел наркоманами, а деревьев там оставалось так мало, что они почти не заслоняли домов на окружавших его улицах. Но сейчас те же самые здания прячутся за густой зеленью, под покровом которой родители играют с детьми, а владельцы собак прогуливаются со своими питомцами. Очарованный незапятнанной чистотой арки, я внезапно сообразил, что прошло целых двадцать лет. Да, я постарел. Но эта мысль нисколько не расстроила меня, а, напротив, сделала мои воспоминания полнее. Ничего не кончается, пока мы помним об этом. Каждый из нас — капсула времени.

Источники

Все капсулы времени, за исключением Склепа мирских страстей, существуют в действительности. С наибольшей глубиной этот феномен рассматривается в «Истории капсул» («Capsule History», Lester A. Reingold, November, 1999). Эту работу можно найти на сайте www.americanheritage.com. Введите название в поисковую строку браузера и увидите нужную ссылку.

Другой важный источник информации о капсулах времени — «Сказки будущего прошлого» («Tales of Future Past», David S. Zondy). Вы найдете его на сайте www.davidszondy.com. Там имеются фотографии капсулы времени «Вестингауза» и список предметов, находящихся в ней. Но этот сайт настолько богат информацией, что путешествие в будущее прошлое, несомненно, ошеломит вас.

Как я отметил в Послесловии, Крипта цивилизации существует в действительности. Зайдите на сайт www.oglethorpe.edu/about_us/crypt_of_civilization. Там вы найдете отсылки к фотографиям крипты и ее содержимому. Вы также почерпнете информацию о Международном обществе капсул времени, о самых интересных подобных вещицах, в том числе и о той, что именуется МЭШ, о загадках, связанных с ними, и других фактах, проясняющих вопрос.

Хранилище, сокрытое под горой Рашмор, тоже существует. Обратитесь к «Black Hills Secrets» на сайте www.rosyinn.com/5100bl9.htm. Чтобы посмотреть фотографии, перейдите по ссылке «MORE».

За информацией о геокладоискательстве и игре в почтовые ящики обратитесь к порталам www.geocaching.com и www.letterboxing.org. Эти развлечения стали настолько популярными, что многие курорты, предоставляющие посетителям отдых на природе, практикуют геокладоискательство и почтовые ящики наравне с прогулками верхом и плаванием. Сайты, посвященные этим играм, содержат информацию о тайниках, существующих там, где вы живете. Я был приятно удивлен, узнав, что один такой находится в миле от моего дома в Санта-Фе, Нью-Мексико.

В «Повелителе игры» также рассматриваются проблема виртуальной реальности и метафизика видеоигр. Полезнее всего оказалась работа Марка Дж. Р. Вольфа «В сердцевине видеоигры» («In The Medium of the Video Game», Mark J. R Wolf), посвященная вопросам организации игрового пространства, времени и повествования. Очень содержательны работы Стивена Л. Кента (Steven L. Kent), Рошель Словин (Rochelle Slovin), Чарльза Бернстина (Charles Bernstein), Ребекки Р. Тьюз (Rebecca R. Tews) и Ральфа Баера (Ralph Н. Baer), создателя домашней игровой видеоприставки «Одиссей» (компания «Магнавокс», 1972 год). Кроме того, Кент написал «Исчерпывающую историю видеоигр» («The Ultimate History of Video Games»). Название работы говорит само за себя.

«Умная бомба» Хитер Чаплин и Аарона Руби («Smartbomb», Heather Chaplin & Aaron Ruby) — это революционный взгляд изнутри на мир видеоигр. Среди всего прочего здесь глубоко проанализированы игры от имени Бога и стрелялки от первого лица. Я глубоко признателен моему другу Дженет Элдер за то, что она сообщила мне о существовании этой работы, а также книги «Все плохое хорошо для вас» Стивена Джонсона («Everything Bad Is Good for You», Steven Johnson). Проделанный Джонсоном анализ видеоигр заставил меня поверить подзаголовку его труда: «Каким образом сегодняшняя популярная культура, как это ни странно, делает нас умнее» («How Today’s Popular Culture Is Actually Making Us Smarter»).


Многие видеоигры густо насыщены эпизодами насилия, что могло бы снижать у геймеров порог нетерпимости к нему в реальной жизни, но отмечено очень мало насильственных преступлений, связь которых с подобными развлечениями была доказана. Наиболее известное из таких преступлений случилось в 1999 году в школе «Колумбина», штат Колорадо, где двое учеников расстреляли насмерть учителя и двенадцать своих одноклассников, ранили еще двадцать четыре человека, после чего покончили с собой. Убийцы были буквально одержимы стрелялкой «Doom». Но в ходе следствия было также доказано, что они постоянно подвергались издевательствам. Итогом стала неудержимая ярость. Послужила ли игра детонатором для вспышки ненависти или, напротив, позволяла замедлить ее накопление и задержала наступление трагедии? Оба мальчика покончили с собой, так что на эти вопросы ответов нет, но проблема не так проста, как ее пытаются представить некоторые комментаторы.

В «Повелителе игры» профессор Грэм сообщает, что видеоиграми увлекается половина жителей Соединенных Штатов. Далеко не все эти игры связаны с насилием, но таких немало. Все же мы не видим сколько-нибудь заметного всплеска преступности, причиной которого можно было бы считать видеоигры. По-моему, имеет смысл не сосредоточиваться на теме насилия и посмотреть на игры с другой точки зрения — на их форму, а не на содержание. Не исключено, что уровни сложности, наряду с бесчисленным множеством решений и движений, спрессованных в каждой секунде игры, добавляют мышлению гибкости, а рефлексам — быстроты. В интеллектуальном смысле игра направлена на отработку навыков выживания в сложном и неоднородном обществе. Но это направленность особого рода, поскольку означает сосредоточенность на столь многих вещах, чередующихся в столь быстрой последовательности, что кажется, будто они происходят одновременно. В голову приходит параллель с многозадачностью. Некоторые обществоведы пренебрежительно утверждают, что подобное поведение — они называют его метанием по каналам, по аналогии с бездумным времяпрепровождением телезрителя, не задерживающегося ни на одной программе, — ведет к снижению глубины понимания и ограничению сферы внимания. Но я согласен со Стивеном Джонсоном, утверждающим в своей работе «Все плохое хорошо для вас»: игры вп