Любой ценой (fb2)




Виктор   Нарожный ЛЮБОЙ   ЦЕНОЙ…

2002г.

г. Пешавар

Пакистан.

Над Пешаваром вставало солнце. А вместе с ним просыпался и город. Вздымая клубы пыли, устремлялись в сторону границы первые машины торговцев; с минарета соседней мечети плыл над округой, призывая правоверных к молитве, тягучий голос муэззина; скрипели на ухабах разбитой дороги повозки заспанных рикш. Пешавар оживал, наполнялся разноязыким гомоном и вездесущей серой пылью.

Омар Саади наскоро вознёс хвалу Аллаху и, свернув молитвенный коврик, забрался в машину. Тонированные стёкла «тойоты» мгновенно отрезали его от внешнего мира, вновь превратив в человека- невидимку, наблюдателя, о существовании которого проходящие мимо горожане могли только догадываться.

Что и говорить, приехав в Пакистан, он очень рисковал. И не только своей жизнью, но и жизнями дорогих его сердцу людей. Однако, приказ Шейха звучал категорически: прибыть лично. Значит, предстоит какая-то, весьма важная и ответственная работа. А это в свою очередь, означает, что Омару доверяют и ценят.

-Пора бы им и объявиться, - проворчал сидящий за рулём «тойоты» Ахмед, здоровенный, бритоголовый детина с куцей бородкой на загорелом лице. – Ненавижу ждать.

Время, действительно поджимало. Университетский квартал, на окраине которого стояла машина Саади, быстро просыпался, а вместе с этим резко увеличивалась вероятность случайной встречи с кем-нибудь из старых знакомых. Ещё совсем недавно, до того как на небоскрёбы Всемирного Торгового Центра рухнули «боинги» и Антитеррористическая коалиция вошла в Афганистан, Омар частенько бывал в Пешаваре. Здесь располагался один из филиалов его компании и цели визитов легко обосновывались интересами бизнеса. Но потом всё резко изменилось. Улицы пограничного городка наводнили агенты многочисленных спецслужб, попадать в поле зрения которых совсем не хотелось. И Саади счёл за лучшее сократить свои визиты в Пешавар. Зачем дразнить собак без надобности? Они ведь и укусить могут.

Тягостное ожидание нарушил шум мотора. По улице, отбрасывая длинную тень, катил запылённый «мерседес» –внедорожник. Омар скосил глаза на Ахмеда. Тот напряжённо всматривался в чёрный силуэт приближающегося джипа, а правая рука его уже нырнула за пояс брюк, где покоился верный друг Ахмеда – «таурус». Бритоголовый шофёр и телохранитель был готов к любым неожиданностям.

К счастью, проблем не возникло. «Мерседес» притормозил в двух шагах от потрёпанной «тойоты» Саади и из распахнувшейся дверки выбрался чернобородый детина с автоматом в руках. Цепко осмотрев округу, он сделал приглашающий жест. Омар с облегчением перевёл дыхание. Свои.

-Мне с вами? - поинтересовался Ахмед. Спросил, скорее из вежливости, прекрасно зная, что на подобные встречи хозяин всегда ходит один.

-Нет. Жди меня в гостинице.

Саади вылез из машины. Поношенный камуфляж и паншерка делали его неузнаваемым. Одним из тысяч, бродящих по улицам Пешавара, ветеранов афганского сопротивления. Десятилетия войны в соседней стране приучили народ к цвету хаки, превращая одевших его людей всё в тех же, так почитаемых Омаром, невидимок.

Кроме автоматчика, в «мерседесе» сидело ещё двое таких же, как он, бородача. Не говоря ни слова, они подвинулись, освобождая гостю, место на заднем сиденье и, едва за Омаром закрылась дверца, джип тронулся в путь.

Минут через двадцать Пешавар остался позади. Горизонт заполнили быстро приближающиеся горы. Однако «мерседес» резко ушёл с трассы и пыльной, ухабистой грунтовкой подкатил к небольшому, укрытому глухим забором, дому.

Машина остановилась, а сердце Омара затрепетало от волнения. Неужели человек, которого ищут по всему свету, от Гренландии до Антарктиды, живёт здесь, в самом сердце мусульманского мира, под носом у десятка жаждущих его крови спецслужб?

Омар боготворил этого человека. Он олицетворял будущее, вселял в Саади уверенность в том, что его мечты, в конце концов, сбудутся и на земле предков восторжествует справедливость…

«Террорист №1», главный враг Америки и самый разыскиваемый человек на свете, сидел на цветастых подушках и пил чай. Сейчас он мало походил на розданные всем агентам ФБР и Интерпола портреты. Сутулый и болезненно худой, с пробивающейся даже через оливковую смуглость кожи желтинкой, он больше напоминал уставшего от непосильных забот отца многочисленного семейства. Несколько долгих минут Саади простоял у порога, почтительно склонив голову, прежде чем Шейх обратил на него внимание.

-Здравствуй, Омар. Был ли Аллах благосклонен к тебе в пути?

-Да, мой господин.

«Террорист №1» поднял голову и внимательно посмотрел на вновь прибывшего. Взгляд его карих глаз источал такую энергетику, что Саади нестерпимо захотелось отвернуться. Вот только