Невеста для герцога (fb2)


Настройки текста:



Карен Рэнни «Невеста для герцога»: ACT, Астрель, ВКТ, Москва, Владимир, 2011

Оригинальное название: Karen Ranney «Upon A Wicked Time», 2011

ISBN 978-5-17-073668-3, 978-5-271-35620-9, 978-5-226-03789-4

Перевод: И.В. Ермаковой


Пролог



Дорсет-Хаус

Поместье графа Уэллборна

Июнь 1788 года


На вершине холма весело играл ветерок. Шелестя травинками и яркой зеленой листвой, он пел радостную песню природы. Высохший дуб напоминал часового посреди всего этого великолепия — его столетний ствол поддерживал широко раскинувшиеся ветви. Трава под деревом была изумрудно-зеленой, тень — манящей. Солнце спряталось за пушистым белым облаком, и получившийся легкий туман окутал холм мягким сиянием.

У подножия холма, на полпути к долине, стоял большой дом. Бурной деятельности его обитателей отсюда не было видно. Доносились звуки чьих-то приказов, ответы на зов, стук колес по гравийной дорожке, приветствия гостей — но все это заглушало расстояние и полная безмятежность под раскидистым дубом.

Время здесь как будто застыло. Ветерок немного изменился, словно навевая воспоминания. Судьба радостно потирала руки и созывала актеров на эту волшебную сцену.

Юная девушка шестнадцати лет от роду с книгой в руках сидела на одеяле под раскидистыми ветвями дерева и укоризненно говорила младшему брату:

— Гарри, ты не желаешь узнать, что случилось с сэром Бетьюном?

— Но я хочу есть.

— Ты вечно голоден. Почему так, Гарри? Ты питаешься так же, как и другие мальчики. — Она заложила страницу в книге пальцем и протянула руку, чтобы отряхнуть его колени. — И как ты умудряешься так быстро испачкаться?

— Мне наплевать, что я грязный. Я голодный.

— Как только приедет герцог, мы сможем выпить чаю с печеньем.

— Ну почему нам приходится ждать?

— Потому что нас должны представить герцогу. И мы должны продемонстрировать свои самые лучшие манеры, — сказала она улыбаясь и расчесала пальцами его волосы.

— Тесса, не хочу я, чтоб меня представляли.

— Боюсь, Гарри, тебе придется смириться с этим. А мы тем временем можем узнать, как же сэр Бетьюн победил дракона. Как, ты думаешь, он это сделает?

— Выпустит ему кишки! — Гарри выхватил воображаемый меч и ударил им в воздух.

Тесса театрально поежилась.

— Сэр Бетьюн собирается скакать в долину, где дракон устроил свое логово. Разве тебе не интересно, вдруг он испытывает страх, направляясь туда?

— Рыцари не трусы, Тесса.

— А вот я бы боялась, Гарри, если бы мне предстояло сразиться с чудищем. — Она улыбнулась ему. — «Тени удлинились, как будто бы земля и небо потемнели вместе, — прочитала она. — Какой-то особенный сумрак, почти предчувствие зла. Сам его запах витал в воздухе — зловоние старого дракона. К нему примешивался еще один запах — запах гниющего мяса. Сэр Бетьюн выпрямился в седле». — Она отложила книгу, глядя куда-то в даль. — Гарри, он вот-вот вступит в самую главную битву своей жизни. Вооруженный одним только мечом и отвагой.

— Тесса, у него есть еще шлем и доспехи, — напомнил Гарри.

Она улыбнулась:

— Да, Гарри, начищенные до блеска. — А под этими доспехами он был высоким, с широкой грудью и плечами. Его глаза должны были быть серебристо-серыми, а волосы черными и густыми, слишком длинными для рыцаря. Ну а также правильные черты лица и определенно аристократический нос. У него был красиво очерченный рот, а губы словно всегда кривились в улыбке. Интересно, как звучал его смех?

— Тесса?

Она заморгала. Рыцарь с внешностью Джереда Мэндевилла, герцога Киттриджа, исчез. Тесса снова взяла книгу.

— «Туман, больше похожий на вредный ядовитый пар, защищал от непрошеных гостей. Сэр Бетьюн высоко поднял свой меч и опустил его, прорубая дорогу для своего коня». — Она взглянула на Гарри. — Рыцари, должно быть, невероятно смелы, Гарри. Гораздо больше, чем обычные люди. Думаешь, это потому, что они такие благородные?

Вместо того чтобы ответить ей, Гарри поднял глаза, изумленно разинув рот.

Тесса повернула голову, и там был он. Рыцарь. Герцог.

Он восседал на огромном вороном коне, с легкостью управляя его норовистыми движениями. Послеполуденное солнце омывало его своими лучами, превращая в ослепительное видение.

— Вы рыцарь? — в благоговейном восхищении спросил Гарри.

— Боюсь, что нет. Но вообще-то я герцог. Это подойдет?

— У вас есть печенье?

— Гарри! — Тесса вдруг очнулась от мечтаний. — Иногда у тебя манеры как у жабы, — прошептала она мальчишке.

Мужчина на лошади улыбнулся.

— Вовсе нет. Это ты у нас жаба. По крайней мере похожа на нее.

— Гарри! У тебя совсем нет стыда.

— Зато у меня есть собака, — ответил Гарри вместо извинения.

— Правда?

Мальчишка энергично закивал.

— Это паршивый старый пес, которого нам приходится держать в сарае у стены сада, — объяснила Тесса. — Он все время воет по ночам.

— Но зато знает разные трюки, — возразил Гарри.

— Пес пытается укусить каждого проходящего мимо, — ответила она, — и у него дурные привычки.

— Он больше не писает на пол!

— Гарри!

Смех гостя только усилил ее румянец. Тесса потеребила пальцами юбку и бросила строгий взгляд на своего чрезмерно болтливого братца.

Ну почему судьба определила именно этот момент для ее встречи с герцогом Киттриджем? Она бы состоялась сегодня за ужином, если бы ее матушка не решила, что Тесса еще слишком юна. Но даже представление вместе с ее братьями было бы лучше. В первый раз, когда он увидит ее, она будет одета в свое самое роскошное платье, с завитыми волосами. Вместо этого она предстала перед ним с растрепанными, как у пугала, прядями и в платье, из которого почти выросла. Да к тому же с зелеными ногтями, потому что они с Гарри разгребали траву, расширяя дорогу для толстой гусеницы.

Тесса совершенно не сомневалась в том, кто этот незнакомец. В Англии не так уж много герцогов, особенно обладающих такими потрясающими глазами, серыми с отблеском серебра. Глазами Мэндевиллов.

Его портрет в полный рост висел в доме ее крестного. То, что ее крестный был также дядей Джереда, казалось благословением, дарованным судьбой.

Герцог Киттридж понятия не имел, кто она такая, но все больше убеждался, что девушка очень красива. К тому же в ее голосе было что-то, что привлекало его. Какая-то низкая и музыкальная нота, которая, похоже, вызывала ответ в некоторых частях его тела, не обязательно настроенных на речь. Облако выбрало именно этот момент, чтобы отодвинуться, и луч солнца упал на ее волосы, создавая вокруг нее сияющий нимб. От восхищения ее видом — невинным и невероятно очаровательным — он просто онемел. Был ли он когда-то таким же юным? Или таким же невинным? Вряд ли. Красавица? Определение, с которым он часто сталкивался в Лондоне. И все же этот сельский эквивалент казался почему-то более реальным. Ее улыбка была честной. Искренней. И удивительно трогательной.

Легкий ветерок как будто играл подолом ее юбки, приподнимая его выше лодыжек. Это было, если бы она догадывалась, — необузданное объявление о желании и радости. Оба игрока появились на этой сцене по воле Судьбы и Природы. Оба беспомощно дрейфовали в эмоциях. Он был постарше. Она — еще совсем юная. Прекрасное сочетание. Идеальная картина.

Судьба, следует признать, временами бывала не в ладах с Природой. Но, однако, не в этот раз. Природа провела своим пальцем-ветерком по лицу герцога, поднимая его волосы, а потом роняя их ему на лоб. От этого зрелища на щеках Тессы появился румянец. Мгновения проходили, а никто не говорил ни слова. Он не мог вспомнить мгновения, в которое время так бы идеально замедлилось. Какой невероятно прекрасной она была, какой восхитительно юной, со всей свежестью молодости, невинности и удивления в глазах! Она же не могла вспомнить, когда еще ей было так тяжело дышать.

— Добро пожаловать в Дорсет-Хаус, ваша светлость, — наконец вымолвила Тесса.

— Это и есть тот самый герцог, правда? — воскликнул ее брат так, будто герцоги были такой же банальностью, как камни на дороге. Гарри получил короткий кивок в ответ на свой нелепый вопрос и тут же кубарем скатился с холма, чтобы объявить о прибытии гостя и тем самым заслужить себе печенье.

— Ему ужасно не хватает хороших манер, — сказала Тесса, собираясь пойти вслед за ним, — но ему всего пять.

— Он дорастет до них. — Джеред смотрел, как Гарри мчится по траве.

— Боюсь, и мне предстоит то же самое, — сказала она, — несмотря на все то, за что я ругала Гарри. Я леди Маргарет Мэри Тереза Эстли, ваша светлость. Но моя семья зовет меня Тесса.

Он улыбнулся:

— Так, значит, этот юный проказник — ваш брат?

Тесса вздохнула:

— И сегодня он на моем попечении.

— Трудно быть старшим среди братьев и сестер, — заметил он с шутливой ноткой в голосе. — Я помню, что обязанности были в лучшем случае обременительны.

— Да, но вы, ваша светлость, не были девочкой, — сказала она, поворачиваясь и глядя на него. — Все почему-то считают, что ты хочешь практиковаться на младших братьях. Как будто пеленки и подгузники — это твоя голубая мечта.

Он расхохотался так громко, что несколько птиц, щебетавших в дереве над ними, испуганно вспорхнули и улетели, роняя перышки.

С глазами, все еще наполненными весельем, он направил Артемиду вперед, пока огромная лошадь не оказалась рядом с девушкой. Он протянул руку вниз, и она взяла ее, на самом деле не ожидая, что он рывком поднимет ее на ноги, как он и поступил. Но Тесса сразу отпрянула.

— Вы боитесь меня? — Его улыбка стала холоднее. — Я всего лишь хотел проводить вас домой. Артемида с легкостью довезет не только меня, но и вас.

— Простите, ваша светлость. Я не хотела показаться нелюбезной. Видите ли, просто я не очень люблю лошадей. Они такие огромные. О, они выглядят небольшими, когда стоишь на земле, но когда сядешь в седло, становится страшно. Почему так, как вы думаете? Разве дерево становится намного больше, когда на него залезаешь? Или холм кажется меньше, чем он есть на самом деле?

Его улыбка снова стала теплее.

— Вы всегда задаете так много вопросов?

— Да, — ответила она. — Еще с самого детства. Все мои братья были наделены таким же любопытством, но оно, похоже, испарилось через несколько лет. А мое, видимо, только выросло.

Возможно ли, что его глаза стали теплее, как будто серебро плавится на медленном огне?

— Наверное, со стороны я выгляжу наивно? — тихо спросила она.

Он посмотрел на нее сверху вниз со странным выражением на лице, потом снова протянул ей руку. Она взяла ее, думая, что это был его жест согласия и прощания, но тут он наклонился и поднял ее на лошадь, так что она оказалась сидящей там, где никогда не мечтала находиться. Природа, вызвав у мужчины влечение, как будто сияла от восхищения своей проделкой. Судьба, однако, в этот момент лишь скептически улыбнулась.

Герцог Киттридж наклонился ближе и коснулся губ Тессы нежнейшим из поцелуев, таким деликатным, что она могла бы подумать, что это шепот — если бы дыхание не было таким горячим. Судьба снабдила этот поцелуй силой самой жизни, силой, скорее похожей на магию. У нее возникло ощущение, будто по коже пробежали мурашки. Природа поощряла исследование, распаляя мысли герцога видениями нежных объятий и шепотов удивления, радости и невинности. При этом девичья рука крепко держалась за его плечо. Каждый участник поцелуя чувствовал, словно звезды зажглись за их веками, а барабанщик на холме отбивал ритм, отмеряющий биение их сердец.

А потом все это кончилось. Судьба отступила, удовлетворенная. Время докажет, что этот момент незабываем. Природа, никогда не успокаивающаяся без насыщения, отразила свое недовольство на нахмурившемся лбу герцога и в промелькнувшем оттенке досады в его глазах.

Герцог Киттридж не сказал ничего, опуская Тессу на землю и сжимая болтающиеся вожжи. Он повернулся еще раз, чтобы посмотреть на нее. Ветерок донес до него аромат девушки. Ее волосы пахли душистым мылом.

— Не бойтесь, Тесса, что вас будут воспринимать как ребенка. Ни один мужчина не является таким идиотом. — Мгновение казалось, что он готов сказать что-то еще, но он переключил внимание на Артемиду, отдал команду, и лошадь поскакала галопом вниз с холма.

Тесса повернулась и смотрела, как он приближается к ее дому.

Этот момент прощания как будто был тронут чем-то неземным. Как если бы само время замедлилось, чтобы каждый участник мог почувствовать что-то настоящее и потерянное. Герцог Киттридж, удаляясь от юной девушки на холме, боролся с порывом развернуться, возможно, даже мчаться галопом назад, туда, где она стояла, глядя ему вслед Он с трудом прогнал это желание. А Тесса просто прислонилась к старому дубу, не понимая, почему ей одновременно хочется смеяться и плакать.

Судьба и Природа были до смешного довольны.


Глава 1


Август 1791 года


«Это моя брачная ночь. Моя брачная ночь». Даже повторение этой мысли не заставляло ее казаться реальной.

Мир как-то изменился, стал совершенно иным. Или изменилась только она? Тесса вздохнула, потом улыбнулась. Она встала и снова сделала круг по комнате. Сколько раз она уже обошла ее? Столько, сколько можно обойти за один час.

Она была замужем. По-настоящему. Девушка сделала маленький пируэт, так что ночная рубашка взметнулась вокруг нее. Потом остановилась, обняла себя, прижала руки ко рту, как будто чтобы сдержать смех.

Что это был за замечательный день! Свадебная церемония как будто специально была организована так, чтобы невеста чувствовала себя спокойно и непринужденно. Единственными присутствующими были родственники ее и Джереда. Свадебный ужин проходил в парадной столовой, и, хотя комната эта была большая и изысканно украшенная, ужин был интимным. И снова присутствовали только родные. Большая часть празднования женитьбы герцога Киттриджа, как ей объяснили, не требовала присутствия молодоженов. Вместо этого им предстояло свадебное путешествие, время, чтобы они могли узнать друг друга, построить фундамент своего брака.

Киттридж жил достаточно близко к ее дому, так что родители Тессы решили вернуться на ночь домой. В противном случае пришлось бы искать для них комнаты. Весь день к дому тянулась вереница прибывающих карет, высаживающих пассажиров у высоких ступеней восточного подъезда.

У одного из окон Тесса остановилась и встала на колени на шелковый пуф. Ночная рубашка, отделанная тончайшим кружевом, струилась от шеи до щиколоток. Она смотрелась очень красиво, сшитая в Лондоне и привезенная специальной каретой, чтобы успеть к этому дню.

Тесса открыла задвижку, подняла окно и облокотилась обеими руками на подоконник. Вид из окна был незнакомый. Здесь не было ни чередующихся холмов, ни журчания ручья, а розовый сад был так далеко, что легкий ветерок только намекал на него. Перед ней на многие акры тянулся парк, его тени казались не столько таинственными, сколько манящими. Через парк уходила вдаль широкая аллея. Вдали виднелась беседка.

Ночь почти спустилась, словно окутывая пейзаж и сам Киттридж-Хаус мягким покрывалом. Она заглушала звуки, поощряла шепоты, смягчала цвета.

Скоро он придет к ней.

Она оперлась подбородком о сложенные руки, глядя на дом, который до конца жизни будет ее домом. Она часто проезжала мимо Киттриджа, но сегодня впервые ей предстояло спать под его крышей. Утром железные ворота распахнулись, чтобы впустить ее, как будто бы зная, что к полудню она превратится из дочери графа в герцогиню.

А сегодня ночью она превратится из девушки в женщину, жену.

Она никогда не осмеливалась надеяться, что выйдет замуж за него. Даже после того как ее крестный предложил это, она не позволяла себе верить, что это действительно может произойти. Вместо этого старалась делать вид, что ничего подобного не случится, чтобы избежать разочарования, если герцог Киттридж от нее откажется. Но он не отказался. Он прислал короткую записку ее родителям с согласием на союз и ей обручальное кольцо, которое все мужчины в этой семье дарили своим невестам при помолвке, — изумрудное кольцо с крестом Мэндевиллов, вырезанным на поверхности камня.

Она говорила себе, что будет мудро, если она никогда не будет забывать настоящую причину этого брака. Он был не такой, как союз ее родителей. Они поженились ради имущества, а потом нашли любовь. Ей не следовало вспоминать те вечера, когда они с братьями хихикали при виде родителей, танцующих в лунном свете на террасе, когда единственной музыкой была мелодия, которую мурлыкал себе под нос ее отец. Она совершенно точно должна забыть взгляды, которыми они обменивались за завтраком, и добродушное поддразнивание, заставлявшее ее мать краснеть, а отца от души смеяться.

А вот их брак был браком по расчету, особенно со стороны Киттриджа. Она произведет на свет наследников герцога, а он обеспечит ее будущее и будущее ее детей. Большинство девушек не получали так много и даже не осмеливались мечтать о большем.

И ни одна из них не выходила замуж за Джереда Мэндевилла.

Их брачный контракт был подписан через доверенное лицо, как будто бы ну никак герцог не мог оторваться от своих архиважных дел в Лондоне ради чего-то столь домашнего и приземленного. Хотя это ведь не имеет никакого значения, не так ли? Теперь она его жена.

Тесса положила подбородок на сложенные руки. Киттридж-Хаус являл собой огромный дом, внушительное наследство. Ее сын унаследует его, ее дочь выйдет отсюда замуж. Ее личные покои — салон, гостиная, столовая — занимали целый угол поместья. Покои Джереда были такие же, но занимали противоположный угол. А между ними были смежные спальни. Она подумала, так же ли роскошно декорирована его спальня, а потом поняла, что, конечно, да. Это же Киттридж-Хаус, он призван являть собой герцогское величие.

Тесса повернулась и посмотрела через левое плечо на кровать. Она сияла белизной — идеальный девичий будуар.

Ей следовало бы бояться, а не находиться в радостном возбуждении. Но страх был не той эмоцией, которую она испытывала, когда думала о Джереде Мэндевилле. Предвкушение — да. Или радость. Или головокружительное ощущение, что ей удалось осуществить самое чудесное желание всей ее жизни.


По какой-то дурацкой причине его пальцы дрожали.

Камердинер на минутку перестал расстегивать последние пуговицы его жилета, повернулся и предложил Джереду поднос. На нем находилась щедрая порция бренди в резном хрустальном бокале.

— Предлагаешь опохмелиться, а, Чалмерс? Благослови Господь тебя и всех твоих потомков, — произнес он тост, поднимая бокал с подноса. Свет свечей играл на резных гранях бокала, как на бриллиантах. Он сверкал в его глазах, как будто чтобы специально усилить головную боль, щедро посланную дьяволом, чтобы отметить столь незабываемый день.

— Миссис Смитон все еще рыдает? — Его впечатлительная экономка потребовала аудиенции, чтобы пожаловаться, что в доме недостаточно комнат, чтобы разместить всех гостей, которых он привез из Лондона.

— Я полагаю, сэр, что ей удалось вновь обрести ее обычное хладнокровие.

Джеред сел и позволил снять с себя сапоги, а потом чулки. Он с удовольствием пошевелил освободившимися пальцами.

— Как ваша светлость знает, были приглашены и другие гости. Миссис Смитон волновалась, что для них для всех не хватит комнат.

Джеред встал, хмурясь, и раскинул руки, пока с него снимали рубашку, а потом брюки. Он сделал знак помощнику камердинера перестать чистить его висящий сюртук и выйти из комнаты. Как только они остались одни, он выплеснул свое недовольство.

— Чалмерс, миссис Смитон платят по-королевски за то, чтобы в Киттридж-Хаусе все было организовано и работало как часы. Скажи ей, пусть делает свое дело и не пристает ко мне со своими заботами. Особенно сегодня.

— Разумеется, ваша светлость.

Джеред был уже раздет до белья, которое снял сам, не заботясь о том, что стоит перед Чалмерсом совершенно голым. Этот ритуал они проделывали как минимум дважды в день почти всю его жизнь.

— Миссис Смитон действительно была в гневе, или это был твой способ выразить свое собственное недовольство?

Он поднял руки и позволил Чалмерсу накинуть ему на плечи халат. Но от озноба он его не спас. Джеред вытянул руку. Его пальцы все еще дрожали. «Боишься, Джеред?» Он приказал себе выбросить эту мысль из головы.

— Прошу прощения, сэр?

— В этом я не сомневаюсь, — сказал Джеред. — Почему-то мне кажется, что ты не одобряешь мое возвращение в Киттридж именно сегодня. Мне что, надо было на две недели перед бракосочетанием запереться в монастыре, думая о состоянии моей бессмертной души? Что-то вроде очищения? — Он подошел к окну и взглянул через плечо на камердинера.

— Сэр?

— Почему я все еще держу тебя? — Он повернулся, а Чалмерс все еще стоял там, внешне подобострастный. Но озорной блеск в его глазах смягчился, чтобы стать чем-то другим, эмоцией, которую было трудно уловить. Любовь, несомненно. Они вот уже почти двадцать лет вместе, пожилой слуга верно служит своему господину.

— Потому что я именно так, как нужно, завязываю галстук, сэр? — На его губах промелькнула тень улыбки.

— Эдриан спрашивал, не хочу ли я расстаться с тобой, ты не знал? Как будто ты лошадь или щенок. О, не смотри на меня так, старина. Он безвредный идиот. — Джеред повернул голову и искоса посмотрел на себя в трюмо. Кроме некоторой красноты вокруг глаз, ничто не говорило о том, что последнюю неделю он провел в безумных кутежах. Или о том, что прошлой ночью он не мог спать, ворочаясь без сна из-за неприятных мыслей.

— Судя по тому, с каким отвращением ты содрогнулся, я понимаю, что ты не хотел бы уходить от меня.

— Я думаю, сэр, что вы превосходите подавляющее большинство ваших друзей благородством и интеллектом.

— Я бы даже посчитал это комплиментом, если бы ты, мой милый, не выражался столь витиевато, — сухо произнес Джеред.

Он перевел взгляд со своего отражения на часовню в конце восточного крыла. Укол тревоги как будто пригвоздил его к месту. А вдруг он все-таки совершил ошибку? Выбрал не ту невесту? Он не мог избавиться от этой странной мысли.

Правда была в том, что он согласился на этот брак без всяких возражений. С тех самых пор как унаследовал герцогский титул, он знал, что ему придется жениться, образно говоря, заложить питомник, в котором вырастет его будущий наследник. Тесса Эстли вполне подходила для роли герцогини. Она происходила из приличной, уважаемой семьи, была красива. Он не мог забыть ее неподдельную искренность, улыбки, которые она расточала, совершенно не осознавая их эффекта. Вот почему он позволил своему дяде считать себя интриганом, достойным Макиавелли. Старый распутник предложил свою долю в семейных судоверфях в обмен на обещание Джереда жениться. Джеред, вовсе не так неохотно, как считал Стэнфорд Мэндевилл, согласился.

«Я целовал ее однажды, ты не знал?» Далеко не самый разумный вопрос, даже для Чалмерса.

Он видел ее в прошлом году, на каком-то балу. Там было трудно пройти незамеченным, половина зала замирала на месте и подобострастно кланялась ему. Это напоминало брачные танцы лебедей, плавающих на озере в Киттридж-Хаусе, за исключением того, что у тех были причины выгибать шеи и распушать перья. Она танцевала с каким-то юным щеголем, который был ошеломлен своей невероятной удачей. Ну, он бы и сам так выглядел: она была прекрасна.

…Он обернулся и обнаружил, что Чалмерс оставил его. Одного.

Киттридж остановился в нерешительности у двери, ведущей в комнаты жены. С тех пор как он стал десятым герцогом, ею редко пользовались. О, разумеется, ее открывали, чтобы горничные могли вытереть пыль. Но никогда по случаю, такому, как сейчас, столь серьезному и важному для наследства. Правила, эти невысказанные обрывки фольклора, приправленные для разнообразия традициями, диктовали, что он, конечно, переспит с ней, засеет ее, будем надеяться, плодородное лоно потомством, которое унаследует его герцогство. После этого ему нечего будет делать, кроме ежегодных визитов, чтобы заново познакомиться со своей герцогиней. Или, может быть, она пожелает приехать в столицу и заводить свои собственные романы? Не раньше, разумеется, чем отцовство его ребенка будет вне всяких подозрений.

Он убеждал себя, что они прекрасно поладят: немного взаимно приятного секса, чуточка привязанности; соглашение, что они в идеальной гармонии будут игнорировать друг друга.

Он без особых церемоний открыл дверь между их комнатами.

Она вздрогнула, как пугливая лесная нимфа. Или как зверек — кролик, может быть, или белка, с этими роскошными каштановыми волосами. Нет, сова, чьи огромные карие глаза смотрели на него, как будто он схватил ее с залитого лунным светом насеста и осветил факелом. Огромная постель поглотила ее, одетую в отделанную кружевом шелковую ночную рубашку с прямоугольным вырезом. Ей следовало бы выглядеть почти ребенком. Вместо этого она была похожа на чувственную и непокорную любовницу, которая, согрешив, с возбуждением ждала наказания. Идиотская мысль.

У этого акта не будет свидетелей. А когда-то это было традицией. В конце концов, он же пэр королевства. Сейчас это казалось вульгарным посмешищем, которое он запретил: иначе двадцать его друзей без особых церемоний вломились бы в спальню, улюлюкая и завывая, как волки, почуявшие добычу.

Тщательный осмотр невесты с целью убедиться в ее невинности был еще одним допотопным и варварским обычаем, от которого он отказался. Ему не нравилась мысль, что к будущей герцогине будет прикасаться кто-то, кроме него самого.

Он заговорил с ней в первый раз после произнесения брачных клятв.

— Потребуется ли от меня солгать собравшимся гостям?

Увидев ее смущенный взгляд, он улыбнулся. И все-таки ему нужен был ответ. На этом основывалось отцовство его ребенка.

— Будет ли необходимость фабриковать доказательства, мадам?

Она отрицательно покачала головой, растрепывая локоны, искусно уложенные на ее плечах.

Он вдруг понял, что она понятия не имеет, о чем именно он спрашивает. Просто сам тон его вопроса потребовал от нее отрицательного ответа. Он подошел ближе к кровати, отдавая себе отчет, что каждый его шаг заставляет ее напрягаться все сильнее. И все же она не отпрянула, не попятилась и не предприняла никакой разумной попытки остановить его приближение. Отважное создание.

— Мы, как того требует традиция, будем обязаны вывесить нашу простыню из восточного крыла. Если у вас есть сомнения в вашей девственности, мадам, я бы посоветовал сообщить о них сейчас. Такой недостаток, хотя и прискорбный, можно возместить, сделав необходимые приготовления.

— У меня нет сомнений.

Какой тихий был у нее голос. Какой трепетный, как будто нежному ветерку вдруг была дарована речь. Страх ли сделал его таким, или она всегда говорит так? Он не знал, поскольку всего однажды перекинулся с ней парой слов. Тогда она была дразнящим эльфом, который смеялся над ним, а потом он заставил ее замолчать, поцеловав.

Он наклонился и поцеловал ее сейчас, возможно, в благодарность или как бы извиняясь. Это был слишком стремительный жест, чтобы дать ей какое-то предупреждение, слишком внезапное движение, чтобы разжечь ее страх перед ним. Ее губы были нежными и пухлыми под его губами. А так, значит, вот она какая. Три года так и не ослабили воспоминание. Как в высшей степени странно: из всех женщин, с которыми он был связан, всех тех шлюх, которым платил, и чужих жен, которых обольщал, поцелуй только этой одной девицы должен был остаться так ярко в его памяти.

— И на этой простыне будет девственная кровь, мадам? — Безжалостные слова из губ, таких же мягких и зовущих, как бархат. Когда она вздрогнула, он отстранился, глядя в глаза, которые потеплели. — Ну же, вы совсем не так невинны, несомненно.

Она побледнела? А он был намеренно жесток?

Его пальцы проскользили по ее руке вниз, пока не сжали ее кисть. Он взял ее руку в свою большую ладонь. Которая из них дрожит? Заинтригованный, он сел рядом с ней.

— Я девственница, — сказала она, — но я бы предпочла не проливать моей крови больше, чем необходимо. — В ее взгляде появилась настороженность. Или страх?

Ее рука доверчиво лежала на его руке, как птенец, выпавший из гнезда. Его фамильное кольцо так красиво смотрелось на ней. Ее пальцы были длинные, тонкие, оканчивающиеся бледными, тщательно отполированными ногтями. Он перевернул ее руку, медленно провел дорожку от запястья по ладони до кончика среднего пальца. Ее пальцы сжались, и он улыбнулся. Потом нежно свернул ее ладонь в кулак, провел пальцем по гребню выступивших костяшек. Ладонь немедленно развернулась — жест доверия, такой же неосознанный, как ее трепет от новых ощущений.

Эта очаровательная девчонка с ее огромными глазами и чувствительной кожей обещала эротическое пиршество.

— Скажите мне, — произнес он, вставая, — ваша матушка исполнила свой долг и запугала вас рассказами об этой ночи?

— Она говорила со мной, — ответила Тесса, не отрывая от него взгляда. — Как я понимаю, я должна молчать и не задавать слишком много вопросов. И тем более не должна проявлять любопытство в отношении ваших действий.

Уголки ее губ приподнялись в улыбке, безгранично милой, с легким оттенком сарказма. Это очаровало его. И это был уже не первый раз, когда она сделала что-то, превосходящее его ожидания. Сегодня утром, в часовне, было то же самое.

Она была, как и все невесты, одета прелестно, но отошла от сценария, пожалуй, в том, что в ее движениях не было нерешительности. Она встала, когда он вошел в маленькую приемную, с непринужденной грацией прошла по закругленным камням пола часовни, подошла к нему и положила руку ему на рукав, как будто он поманил ее каким-то невидимым и непрошеным жестом. Она повернулась, и они вместе предстали перед ее родителями и братьями, перед его дядей и сестрой единым фронтом: два человека, вступающие в брак — с быстротой, благопристойностью и немалой гордостью. Он обнаружил, что на мгновение был ошеломлен ее тактикой, тем, как непринужденно она воспользовалась обстоятельствами, улыбкой, с которой она соглашалась с ним, и приемом, который она ему оказала. Это было в высшей степени идеально и слишком непритворно, чтобы не быть реальным.

А сейчас она насмехалась над своей собственной невинностью.

Его пальцы играли поясом халата, внимание сосредоточилось на канделябре около кровати. Пожалуй, надо бы задуть свечи. Он подумал: а стоит ли? Искушение видеть ее при свете было почти непреодолимым, чтобы ему сопротивляться.

— А вам любопытно?

— Боюсь, что да. — Выражение ее лица было не вполне понятно, чтобы выделить какую-то одну эмоцию. Потрясение? Возможно. Определенно смущение. И при этом искры в ее глазах, намекающие на возбуждение. Энергичная девственница, не говоря о том, что любопытная.

— Но от меня же не ожидается, что я буду вам все объяснять? — Его собственное выражение лица, должно быть, выдавало его нежелание делать это, если судить по улыбке на девичьем лице.

— Как мне кажется, я знаю все подробности в нужном порядке. Но я еще не опробовала их на практике.

— Вы говорите об этом, как об изучении французского. — Он снова сел на край кровати, разрываясь между смехом и вожделением. Одна бретелька ее ночной рубашки упала, и показавшееся округлое плечо как будто привлекло к себе сияние свечей с каким-то особым очарованием. Тень от ключицы указывала путь к другим изгибам, скрытым тканью и защищенным темнотой.

— О, вы имеете в виду спряжение глаголов, прежде чем учиться произносить их? Вы думаете, оно и супружество имеют какое-то тайное родство?

— Я думаю, что это всего лишь совпадение.

Она наклонила голову набок, снова растрепав восхитительные кудри.

— Как вы считаете, ну разве не удивительно, сколько настоящих совпадений происходит в жизни?

Он погрузил пальцы правой руки в пряди, рассыпавшиеся по ее плечам, и не обращал никакого внимания на ее слова.

Она покраснела, сжала простыню и одеяло обеими руками, но не отвернулась.

— Я пугаю вас?

— А разве не должны?

— Думаю, что нет, — сказал он, нежно целуя ее в висок. Она не то чтобы задрожала, но как будто каждая частичка ее тела насторожилась. Он буквально почувствовал внезапное напряжение, когда ее взгляд упал на простыню, и она облизнула губы. Любопытство слишком быстро снова превратилось в невинность.

— Ваши страхи уменьшатся, если я скажу, что не меньше вашего испуган?

Она отстранилась и пристально посмотрела на него.

— Это шутка?

Теперь пришла его очередь отпрянуть.

— Вы, похоже, считаете это невозможным. — Почему-то это был совсем не тот разговор, который он представлял во время своей брачной ночи.

— Вас считают распутником. Со склонностью к жизни на широкую ногу, из-за чего вы считаетесь настоящим мотом. Я даже слышала, что вы вовсе не герцог, что весьма сомнительно. Ведь тогда вас не стали бы принимать в светских кругах.

— Вот это заявление! Светские сплетники питаются такими повесами, как я. — Он улыбнулся ей. — Старые склочницы шушукаются за своими веерами и тем не менее первыми открывают двери своих гостиных. В то мгновение, когда они перестают быть шокированными, они начинают скучать.

— Вы не слишком высокого мнения об обществе, в котором вращаетесь, да?

Он встал и подошел к камину, где задул свечи, стоящие на каминной полке.

— Я думаю, — сказал он, взглянув на нее через плечо, — что, поскольку положение, которое вы занимаете, продлится какое-то время и определенно связано с некоторой интимностью, вы могли бы начать называть меня по имени.

Даже в свете единственного оставшегося гореть канделябра на прикроватном столике он видел, как она покраснела. Он сбросил с себя халат; эти глаза стали еще шире; ее дыхание как будто замерло в груди. Он смотрел, как румянец поднимается от ее груди по шее к щекам, где расцветает еще ярче. Она никогда раньше не видела обнаженного мужчину, это можно сказать с уверенностью. И, судя по взгляду, была испугана его возбужденным состоянием.

Она не протестовала, когда он откинул то самое одеяло, которое она сжимала всего мгновение назад. И не сказала ничего, когда он схватил очаровательную шелковую ночную рубашку и стянул ее. Когда они оба оказались обнажены, он перекатился на бок и протянул к ней руку. Она лежала неподвижно, как мертвая, руки сжаты под подбородком, локти прикрывают груди, колени скрещены в тщетной попытке спрятать мягкий треугольник волос. Ее глаза смотрели куда угодно, только не на него, даже когда он осторожно повернул ее к себе.

— Я не собираюсь насиловать вас, — мягко сказал он, чувствуя бешеный стук ее сердца. Ее шея пульсировала от этих ударов — признак паники. Он пожалел, что нет другого способа, кроме действий, чтобы рассеять ее страхи. Но он не мог уговорами лишить ее девственности.

— Я не боюсь, — произнесла она, едва не подавившись словами.

— И не надо, — сказал он, прежде чем поцеловать ее. Это был только поцелуй. Ничего больше. И все же он опустил его по темной спирали, в глубокую и тающую теплоту, где ждали искушение и освобождение. Мягкое, робкое движение ее языка заставило его кровь закипеть, тепло ее дыхания, нежность ее губ продлили поцелуй, пока он не почувствовал, что роли как будто поменялись и это он стал невинным.

Он отстранился, смущенный.

Ее руки упали по бокам; ее губы влажно блестели; у нее был нежный, светящийся взгляд, наверное, такой же, как у него.

И в нем были любопытство и ожидание. Ему захотелось, в нехарактерном порыве благодушия, заставить этот взгляд продлиться. Захотелось, чтобы она смотрела утром не с такой же робостью, а была наполнена тем же самым страстным возбуждением. Ожиданием, которое говорило не о страхе или апатии, а об открытии.

Он приподнялся, провел рукой от ее плеча к подбородку. Одним пальцем стал водить по контуру ее рта, скользя по полной нижней губе.

— Ваши губы созданы для поцелуев, — тихо произнес он, прежде чем быстро завладеть одной из них. Он улыбнулся, когда она потянулась к нему, но отстранился. — Некоторые женщины красят свои губы или нещадно натирают их. Вашим не нужны никакие уловки.

— Спасибо.

— Какая неизменная вежливость, — пробормотал он, прежде чем снова обнять ее. — Пожалуйста. — Он стал осыпать ее поцелуями, от которых она все заметнее теряла голову. — Вы невероятно чувствительная, Тесса. Это же прекрасно.

Его пальцы спустились с ее плеча к полускрытой груди. Она снова сжалась. Он засунул пальцы под ее локоть.

— Позвольте мне ласкать вас. — Нежная просьба. Соблазнение. Ее рука снова упала на кровать, неохотно, или так только казалось. Он поднял голову и посмотрел на грудь, которую обнажил, провел, едва касаясь, ладонью по вершине, перебирая в пальцах сосок, который воспрянул в напряженной мольбе.

Тихий звук, изданный ею, почти что вздох, и он чуть было не поддался нахлынувшему вожделению. Он чувствовал, что его член становится еще больше, напряженнее, тверже. Его губы окружили коралловый сосок, его язык ласкал его. Тесса, казалось, стала еще горячее под ним, как будто под ее чувствительной кожей нарастала волна жара.

Его губы безошибочно нашли ее рот. В ответ ее руки крепко сжали его плечи, будто он дарил ей жизнь своим ртом, наполнял ее страстью. Девушка под ним, невинная, почти что ребенок, очаровывала его. Ее руки обнимали его, а не отталкивали. А когда он положил пальцы на ее живот, выше лобка, она не отпрянула, а просто прикусила нижнюю губу, как будто чтобы подавить стон. Звук, вырвавшийся у нее, был одновременно слабой мольбой и едва озвученным возбуждением.

Ее колено было поднято; он нежно положил на него ладонь, потом проскользил пальцами вниз — к бедрам, к талии. Она затрепетала, по коже побежали мурашки. И снова нежное изысканное путешествие, когда он изучал ее, маленькие открытия, познание ее тела. Ее щиколотки были так же сладостно восприимчивы к его ласкам, как и ее прекрасные груди, прикосновение к подколенной ямке заставило ее вздрогнуть; это было исследование, которое нужно продолжить позже. Внутренние стороны ее бедер были бесконечно притягательны; здесь ее плоть, казалось, становилась еще горячее, как будто ведя к входу, скрытому под нежными, похожими на лепестки складками. Когда он коснулся ее там, она чуть было не вскочила с постели — так была потрясена.

Принуждение… нет, желание взять ее было таким всепоглощающим, что почти победило его в это мгновение.

Невинная!

Он лег на кровать, закрыв рукой глаза. Легкое движение сбоку, и вдруг прохладная рука легла на его грудь, несогласная лежать там спокойно. Пальцы скользили и запутывались в волосах, растущих там. Это было все равно что подкинуть дров в печь. За исключением того, разумеется, что его физический ответ совсем не собирался догорать.

— Почему вы остановились? — Она поднялась на локте и смотрела на него.

Он повернул голову, чтобы взглянуть на нее. Ее глаза были все такие же огромные, но темнее, чем раньше, как будто зрачки расширились настолько, что поглотили всю коричневую радужку. В них были искорки золота. Губы как будто стали полнее. Ее волосы лежали в буйном беспорядке.

— Потому что вы не готовы.

— О-о!

— Вы не понимаете, да? — Он закрыл глаза, чтобы не видеть ее. Сейчас она выглядела слишком уж соблазнительно. — Если я возьму вас прямо сейчас, это будет для вас болезненно. А я не уверен, что смогу прикасаться к вам, не делая этого.

— Мне жаль. — В ее словах звучало раскаяние, последняя из эмоций, которую он хотел бы видеть в своей брачной постели.

— Вас нельзя винить, — сказал он, — во всяком случае, не больше, чем меня. Это всего лишь дело мужчины и женщины. Мне просто нужно ненадолго остановиться.

— Это будет часто случаться?

Черт возьми, в ее голосе звучало любопытство. Как будто это какой-то наглядный урок, она — ученица, а он — профессор, терпеливо разъясняющий материал. Все-таки с девственницами слишком много проблем. Даже с этой.

— Надеюсь, только в эту ночь.

— О! — Сейчас в ее голосе прозвучало разочарование.

Он открыл глаза и посмотрел на нее.

— Если только у вас нет склонности заново выращивать вашу девственность, мадам. Девственницы — деликатные создания. Как я понимаю, в первый раз вас легко поранить.

— Так вот почему?

Черт, она выглядела слишком уж довольной. Афродита во время обучения. Нет, этой не нужно было никакого обучения. Факт, который должен был бы порадовать его, но почему-то странным образом раздражал. Почему — он понятия не имел.

— Я не против, если будет больно. Правда! Если только это произойдет всего один раз.

— Ну а я против. Я совсем не хочу, чтобы женщина подо мной корчилась от боли.

— В ваших устах это звучит ужасающе.

Он нахмурился и посмотрел на нее.

— Не говорите глупостей.

— Ну, это же вы отказываетесь продолжать. — Она легла на спину рядом с ним.

Несколько секунд спустя он перекатился и накрыл ее.

— Это на самом деле нелепая ситуация, — сказал он.

— Вы улыбаетесь. Я должна понимать это как знак, что вы достаточно отдохнули?

— Вам нужно научиться кое-каким манерам, — ответил он, удивляя самого себя тем, что поддразнивает ее. — Вы что, не знаете, что я герцог?

— Я в должном благоговении. — Ее ладонь легла на его щеку, глаза сверкали слишком уж ярко. Целовать ее было как проваливаться в пустоту, в ночь, усыпанную звездами. Его возбуждение, которое за время передышки не уменьшилось ни на йоту, стало еще больше.

— Боюсь, в этом нет никакой пользы, — сказал он, выныривая из их поцелуя, как пловец, только что выброшенный волной на берег. — Мне жаль, если я сделаю вам больно. Это нехорошо.

Ее глаза как будто поглощали его.

— Я не боюсь, честно.

— Перестаньте говорить такие вещи.

— Нет смысла так хмуриться на меня. Я ничего не могу поделать с тем, что никогда раньше не занималась такими вещами.

— Черт побери, некоторые люди называют это «заниматься любовью».

— Тогда почему мы кричим друг на друга?

Смеху не место в спальне, это уж точно. Но самым естественным на свете в эту минуту было захохотать над двусмысленностью ситуации. Ее губы становились слаще, когда изгибались в улыбке, а ее кожа теплела, когда она заливалась смехом.

— Вы должны сказать мне, о чем думаете, — потребовал он мгновение спустя. Каждая мысль сосредоточилась на том, чтобы заглянуть в ее глаза. Широко распахнутые и встревоженные. Она, такая нежная, трепещущая в его объятиях, казалась бесконечно хрупкой. Ему безумно хотелось завершить это, свершить действие, которое свяжет их и законом, и плотью.

Она моргнула, глядя на него, ее улыбка дрожала.

— А у вас было много практики в этом? — Ее голос прозвучал слабо, как-то испуганно.

— Достаточно, — сказал он, наклонился и поцеловал ее снова, прогоняя ее тревоги единственным способом, который знал сейчас.

— Вот с какой стати, — пробормотала она под его губами, — это называют дефлорацией?

Он поднял голову, чтобы посмотреть на нее. Ее губы, полные и розовые, изгибались в улыбке.

— В конце концов, я же не роза. Но я совершенно готова, чтобы меня сорвали, Джеред.

И он сделал это, со всем мастерством, какое смог собрать, хотя и почти сходил с ума от вожделения. Уже потом Джеред осознал, что никогда раньше не овладевал женщиной, которая улыбалась ему и поощряла его стонами и легким смешком.


Глава 2


Солнечный свет играл как языки пламени на простынях цвета светлой слоновой кости. Тесса моргнула, разбуженная теплом и странным ощущением, что что-то не так. Она подняла глаза на изумрудно-зеленый бархатный балдахин над головой, гигантское сооружение, поддерживаемое четырьмя высокими резными столбиками красного дерева. Постель, достойная герцогини.

Солнечный свет коснулся ее сонного лица. Рука потянулась вверх, пальцы пробежали по распухшим губам.

Вдруг она совершенно очнулась. Повернула голову. Она была одна! В одно мгновение ее захлестнули все вообразимые эмоции. Осознание. Все ощущения, передаваемые ее телом, требовали внимания. Первым делом — боль. Она чувствовала себя совсем разбитой. Потом смущение — полная, обширная и горячая вспышка его, — когда она с болезненной ясностью вспомнила прошедшую ночь. Он видел ее нагую. При свете. Он трогал ее. Она натянула подушку на голову, чтобы заглушить стон. О Боже! Он ласкал ее. И даже больше.

Она вынырнула из-под подушки, приподнялась на локтях и посмотрела в сторону окна, откуда раздражающе ярко сияло солнце. Нет. Она не будет об этом думать. Простыня упала с нее, и она взглянула вниз, на свое тело. На ее груди пылало красное пятнышко. Он целовал ее, прикасался к этому месту своими губами.

Она откинулась на кровати, прижимая подушку к груди. Потом повернула голову и посмотрела на то место, где он лежал. Щека коснулась прохладной простыни. Он назвал ее невинной. И если бы он видел ее сейчас, он бы определенно знал, насколько правдивым было это утверждение. Она снова посмотрела вверх, на балдахин. Конечно, сейчас она должна чувствовать себя более опытной.

Почти распутной. Но она не испытывала ничего подобного. Вместо этого она ощущала себя даже более наивной, чем раньше, почти ребенком.

Они смеялись вместе, и это было чудесно. Даже разговаривать с Джередом было чем-то более чем реальным, как если бы бог Эрос решил усесться на облако и поболтать с ней. С его черными волосами и чувственным ртом, с этими серыми глазами, отражавшими все эмоции мира, он был абсурдно прекрасен, ее муж. Муж. Это слово было такое теплое и приятное!

Он продемонстрировал такую заботу о ней, такую нежность. Все ли невесты получают такое обращение? Она подозревала, что нет, так же как и знала, что не было удобного случая задавать подобные вопросы. Люди просто не говорят о таких вещах.

Муж… Ночью они с ним снова будут заниматься «этим». После первого раза было почти не больно. Честно говоря, все это, вместе взятое, начинало казаться ей многообещающим. А сегодня? Сегодня они будут разговаривать, и, возможно, он расскажет ей об их свадебном путешествии и местах, которые он запланировал посетить. Рим? Париж? Она хотела увидеть все эти знаменитые города, и, конечно, именно с ним.

Она встала на колени на кровати, пристально глядя на место, где он лежал прошлой ночью. «Пожалуйста, пусть любовь придет к нему, пусть даже не великая и не долгая любовь. Надеяться на это было бы слишком. Но пусть он захочет узнать меня, говорить со мной. Позволь мне быть его другом». Это была короткая молитва. Но, о милосердный Боже, если бы только он мог смотреть на нее не как на препятствие его счастью, а как на дополнение к нему. Возможно, потом в этом браке появится нечто большее, чем просто расчет. Он был такой потрясающий, а она чувствовала себя совершенно готовой обожать его.

Когда ей было шестнадцать, она была уверена в том, что знает о любви все. Но два лондонских сезона развеяли ее иллюзии. Оказалось, трудно сохранить образ романтической любви посреди столичной ярмарки, среди водоворота сплетен и множества девушек, которым предстояло стать невестами и женами. Иногда их смех становился горьким, а глаза блуждали по бальным залам в поисках партнера — не на всю жизнь, а хотя бы на вечер. Крушение иллюзий здесь было обычным делом.

Она уже видела лучшее, что может предложить высший свет. Молодых людей с сияющими улыбками и робкими голосами, которые умоляли ее о благосклонности и едва не прыгали от счастья, когда она позволяла им принести стакан пунша. Или кавалеров, которые интересовались состоянием ее отца больше, чем внешностью дочери, и считали излишним узнавать, умеет ли она вообще говорить. Чаще всего ей было просто скучно в их обществе. Иногда ее это раздражало, и тогда она отваживалась открыть рот и высказать им все, что она думает. Никто из молодых людей, ухаживавших за ней, не оценил степень ее откровенности.

Когда родители брали ее с собой в Лондон за покупками, она была ребенком. С тех пор Тесса выросла, стала красивой девушкой. И вот ее выпустили в плавание в океан других девушек, ищущих богатого и знатного мужа. На это потребовалось два сезона, но она поняла, что в Лондоне нет места романтической любви, да и в самой жизни ее трудно найти. Что редкость то, что было между ее родителями, — союз умов, тел и сердец.

И все же, может же она мечтать? А прошедшая ночь была такой волшебной, как если бы мечта вдруг обрела шанс стать реальностью.

Ее немного разочаровало, что под утро он оставил ее. Ее родители спали в одной комнате, шокируя слуг. Но, возможно, то, что он предоставил ей возможность просыпаться одной, было еще одним знаком его трогательной заботы? Может быть, он в любой момент войдет в эту дверь. И что увидит? Ее волосы в ужасном беспорядке, лицо не умыто, нагота вовсе не соблазнительна.

Тесса вскочила с постели, на ходу хватая халат, и бросилась в соседнюю комнату, которая чудесным образом была превращена в ванную Ей нужно всего каких-то тридцать минут, и она предстанет перед своим мужем такой, какой должна выглядеть жена.


— Что значит «уехал»? — Тесса крепко стиснула руки, полная решимости быть герцогиней до кончиков ногтей. Как могла она не делать этого, когда как минимум пятьдесят человек наблюдали за каждым ее жестом?

Она стояла у подножия резной лестницы, разговаривая с дворецким. Люди потоком заполняли столовую. Она и понятия не имела, что в Киттридж-Хаусе столько гостей. Но, опять же, свадьба герцога — не рядовое событие.

— Его светлость уехал в Лондон.

Вот так просто — взял и укатил.

— Он оставил записку? — Как странно, что это так трудно вынести.

— Нет, ваша светлость.

Никаких инструкций — можно ли ей присоединиться к нему, никаких объяснений, когда вернется, никакого намека на извинения или что его вызвало какое-то неотложное дело, или хотя бы что он справляется о ее здоровье.

Она повернулась, подобрала юбки и стала подниматься по лестнице, слушая позади гул голосов.

Тесса с величайшим достоинством прошла по огромному коридору к своим покоям, бесшумно закрыла дверь и прислонилась лбом к позолоченной стенной панели. И только тогда заплакала.


Глава 3


— Какая миленькая малышка, — сказала женщина. — Но с другой стороны, я полагаю, все девственницы выглядят так.

— Если я знаю Джереда, она больше не в этой кондиции. — Худой женоподобный молодой человек стоял, прислонившись к стене, и оглядывал Тессу с тем же безразличным презрением.

Это был уже не первый раз, когда ее так бесцеремонно рассматривали. Тесса закрыла книгу и подняла голову. Раньше библиотека казалась безопасным местом. Гости Джереда редко забредали сюда. Но она, очевидно, ошибалась.

Дама с лорнетом в руках выглядела вызывающе. Ее губы были накрашены, а брови слишком черны, чтобы быть натуральными. На ней было желтое платье, открывавшее слишком много. Молодой человек в атласном костюме цвета слоновой кости был чересчур манерен, словно принц. Они были неплохой парой, но сразу чувствовалось, что воспитания им недостает.

Конечно, ее все знали. Такая милая малышка. Такое прелестное дитя. Каждый раз, когда она слышала это, Тессе хотелось швырнуть чем-нибудь в говорящего все эти банальности. Вместо этого она молчала. По крайней мере эти комментарии были лучше, чем сплетни, которые она слышала в прошлые несколько дней. Они сопровождали каждое ее появление в комнате. Слишком невинна для него. Почти наверняка скучает.

Она еще выше вскинула подбородок и встала со стула у окна.

— Вы что-то хотели? — спросила она. Голос настоящей хозяйки дома. Поймут ли они это? Сомнительно. Все гости Джереда более чем пренебрежительно относились к ней.

Они захихикали. Даже это было оскорблением. Их смех был такой бесстыдно-грубый, что она растерялась.

Слава Богу, что в этот момент дверь распахнулась, и, протягивая руки, в комнату с широкой улыбкой на лице вошел Стэнфорд Мэндевилл.

Тесса повернулась и позволила обнять себя. Нахальная парочка тут же ретировалась. Стервятники, оставшиеся без еды, когда жертва проявила признаки жизни.

— Слышал, что мой племянник сбежал в Лондон. Это правда? — спросил Стэнфорд Мэндевилл, когда отпустил ее.

Должно быть, выражение ее лица невольно выдало ответ, потому что он выругался. Ее крестный отец не стал затруднять себя извинениями: он никогда этого не делал. Люди терпели его крутой нрав или видели его спину. Как странно, что ей всю жизнь советовали сдерживаться, помнить о ее происхождении, семье, о ее положении в свете, в то время как другие безнаказанно вели себя как хотели. Или это просто Мэндевиллы считали себя выше манер и приличий?

— Он всегда был безрассудным, — сказал ее крестный, делая знак лакею пройти вперед. — Это у него от матери.

Лакей поставил около его кресла огромный сверток и когда Стэнфорд кивнул, поднял eго.

— Знаешь, его мать была шотландкой, — сказал Стэнфорд, быстро разворачивая муслиновую обертку. — Она умерла, когда он был совсем мальчишкой. Устроила скачки на пустоши, и он был с ней. Я бы не сказал, что он стал причиной ее смерти, но подозреваю, что мой брат винил его в этом. С тех пор всегда называл его диким, до самой своей смерти.

Тесса едва смогла спрятать улыбку. Ее муж дик? Совсем не то описание, которое она использовала бы для герцога Киттриджа.

— Я уверена, у Джереда были причины уехать в Лондон, — сказала она, побуждаемая странным желанием защитить мужа. А ведь он-то не проявил таких чувств к ней.

— Я ведь и правда думал, что твое влияние смягчит его буйный нрав.

Она избегала взгляда крестного, говорящего яснее, чем слова, начертанные на стене: он знает, как относиться к Джереду Мэндевиллу. И все же о чувствах ведь не следует признаваться вслух, не так ли?

Крестному наконец удалось распутать муслин и открыть портрет.

— Ты была сногсшибательной невестой, моя дорогая. Заслуга твоих родителей. А мне захотелось увековечить этот момент вот таким подарком. В конце концов, именно эта картина оказалась своеобразной свахой.

Тесса встала перед ней, протянула пальцы и коснулась руки на портрете, лежащей на пьедестале, потом дотронулась до лица, которое смотрело на мир с таким презрением и тайным весельем. Это зрелище заставило что-то перевернуться в ее груди.

Все три прошедших бесконечных года она ждала объявления о его женитьбе. Но он не спешил; вместо этого по стране ходили слухи о его излишествах, циркулировали сплетни о сумасбродных выходках герцога Киттриджа. Где возникал скандал, там обязательно присутствовало его имя. Если был разгул, он был в самой гуще его. И везде, где собирались люди, разговор рано или поздно сворачивал к герцогу, его проступкам. Шепотом и округляя глаза рассказывали истории, немыслимые для девушек. Тесса знала достаточно подробностей, чтобы нарисовать картину безнравственной жизни. Это должно было заставить ее забыть о нем. Странно, но этого не произошло.

На портрете он был без парика. Его собственные, черные как вороново крыло, волосы были собраны назад и перевязаны черной шелковой лентой. Сюртук до колен и бриджи были темно-синие, короткий двубортный жилет расшит цветами. Его чулки были точно так же украшены.

Одна рука лежала на рукоятке трости, в которой, без сомнения, скрывалась шпага, другая покоилась на мраморном фронтоне. Он был высоким мужчиной, герцог Киттридж, с широкой грудью, которая, как сказал ее крестный, заставляла чертыхаться его портного. Не было ничего похожего на раскаяние в его сером взгляде, ничего хоть каким-то образом указывающего, что человек, стоящий перед ней, сожалеет о своей распутной жизни. Создавалось впечатление, что весь свет и его мнения просто не существуют для Джереда Мэндевилла, как будто вместо него он создал свой собственный изысканный мир.

С прошествием лет выражение лица изменилось. Исчез вызов в его глазах, мягкий насмешливый блеск подавляемого веселья. Теперь в них читались усталость, ощущение безысходности, которое как будто излучала фигура, написанная с таким совершенством. Или это юноша превратился в мужчину и увидел то, чего раньше не замечал? Или, того хуже, может быть, Тесса напредставляла себе то, чего и не было?

Дикий? Возможно, он таким и был. А она была слишком наивной для него, чересчур инфантильной.

— Итак, — произнес Стэнфорд, похлопывая ее по руке, — что ты собираешься делать?

Тесса подняла глаза.

— Я еще не решила, сэр.

— Дитя, я твой дядя — теперь, после замужества. Я настаиваю, чтобы ты обращалась ко мне соответственно. — Его улыбка была слишком нежной для властного приказного тона.

Тесса встала на цыпочки и поцеловала его в щеку.

— Спасибо, дядя.

— Я все равно продолжаю утверждать, что ты для него лучшая, Тесса. Но может потребоваться время, чтобы ты могла заставить его понять это.

Она снова посмотрела на портрет.

Честно говоря, она сомневалась, что молодого аристократа, изображенного там, можно легко убедить — хоть в чем-то.


Она поедет в Лондон. По крайней мере думает, что поедет.

Тесса удивлялась, почему она медлит. Ее сундуки были уложены, единственное, что оставалось сделать, — это приказать отнести их в карету.

На стук в дверь ответила горничная, которая провела посетительницу в ее гостиную.

Дама высокого роста решительной походкой вошла в комнату. Стянув перчатки, она посмотрела на дочь мрачным взглядом. Когда-то она считалась красавицей. Ее волосы, хотя уже немного поседели, все еще были густыми и блестящими. Черты лица — все те же, хотя возраст немного смягчил их, как будто размыв, затуманив эффект совершенных губ и аристократического носа. Однако глаза Елены бросали вызов прошедшим годам. Они все еще сияли, как топазы.

— Я очень сильно опасаюсь, — сказала Елена Эстли без предисловий, — что твой отец пристрелит его. Кроме того, один из твоих братьев забыл о своем солидном возрасте — восемь лет — и угрожает укусить его.

— Гарри, — простонала Тесса, точно угадав имя своего защитника. — Полагаю, мама, что теперь каждый сосед в радиусе пяти миль уже в курсе того, что меня бросили.

Елена посмотрела на дочь, как будто определяя, что еще ей предстоит узнать.

— Немногие из наших гостей известны своим тактом, Тесса. Боюсь, весь Лондон уже оживленно судачит о том, что Киттридж покинул свою молодую жену на следующий день после свадьбы. Очень мило с его стороны!

Она села на стул у окна рядом с Тессой.

— Знаешь, так просто невозможно. Я терпеть не могу видеть тебя безучастно смотрящей в пространство, как ты сидела, когда я вошла, да еще наверняка романтически вздыхала о своей утрате. Ты что, даже ничуть не разозлилась?

Тесса вздохнула.

— Я не сержусь, — сказала она, поднимая руку, чтобы остановить новые замечания матери. — Возможно, это произойдет позже. Сейчас же я просто чувствую, что что-то неправильно поняла. Видите ли, я думала, что мы начали становиться друзьями. Что со временем он будет чаще видеть меня и я ему понравлюсь. Особенно после… — Повисла неловкая пауза. Залившееся краской лицо только подчеркнуло ее.

— Вашей брачной ночи? — Елена протянула руку и накрыла ладонью руку дочери. — Тогда я рада, что ты не осталась в полном неведении, что это влечет за собой.

— Вы рассказали мне не все, мама.

Теперь настала очередь Елены краснеть.

— И правильно сделала, Тесса. Лучше, если некоторые вещи тебе объяснит твой муж.

— Объяснил бы, если бы оказался поблизости.

Елена встала и подошла к восточной стене, которую покрывал гобелен. Край его потемнел от времени и выглядел почти серым. На заднем плане возвышался замок с башенками. Впереди сидела дама, ее волосы украшали собранные цветы.

— Замок, — пробормотала Елена, — достойный принцессы. Только вот принц сбежал…

— Может быть, он оставил своей невесте записку или что-нибудь еще.

Елена обернулась.

— Так вот что больше всего расстраивает тебя, Тесса?

Та взглянула на мать, потом стала смотреть в окно.

— Нет, — тихо произнесла она. — Я бы, без сомнения, к этому времени уже совсем расклеилась. Просто не могу поверить, что он оставил меня.

— Тесса, меня так огорчают твои страдания. Мне скорее всего не следовало соглашаться на этот брак. Но я надеялась, что Киттридж остепенится и станет хорошим мужем.

— Сомневаюсь. Он даже вряд ли вспомнит теперь, что у него есть жена.

— Твой отец в ярости. Но старается скрыть это. Ты унаследовала от него эту прискорбную черту. Мне было бы гораздо лучше, если бы вы оба время от времени могли признаваться, какие чувства испытываете.

Тесса улыбнулась. Ее отец и мать постоянно напоминали о ее дурных чертах и о том, кто из родителей ответствен за это. И никогда не кончалась эта битва, наполненная юмором и нежными взглядами. Почему между ними с Джередом не могли установиться такие отношения?

— Вы бы предпочли, чтобы я швыряла подушки на пол, мама? Топала ногами и срывала занавеси с окон?

— Я бы хотела, чтобы ты занялась чем-то другим, вместо того чтобы плакать по Киттриджу. Он этого не заслуживает.

— Тогда вы будете рады узнать, что я еду в Лондон.

Не часто Тесса удивляла мать. Еще реже ей удавалось лишить ее дара речи. Прошло несколько долгих мгновений, во время которых Елена просто смотрела на свою дочь. Когда она заговорила, вопрос не удивил Тессу. Она даже ожидала его.

— Зачем?

— Чтобы почувствовать себя женой. Я нахожу это довольно странным, когда мой муж скрывается в Лондоне.

— Ты считаешь, что это разумно? — Лицо Елены стало мрачным. Намерение дочери показалось ей чересчур экстравагантным. Но Тесса была уверена, что раздражение ее матери направлено только на Джереда.

— Какая еще альтернатива у меня есть, мама? Ждать, пока Джеред осознает, что женат?

— Возможно, ему следует об этом напомнить.

— Мама, я бы предпочла, чтобы вы не брали на себя разговор с ним, — сказала Тесса.

— Чепуха, должен же кто-то сказать ему, как неправильно он себя ведет.

— Вы не сделаете этого. — Она сурово посмотрела на родительницу.

— Ты моя дочь. Он, очевидно, с чего-то решил, что причинять тебе боль допустимо. Но я так не думаю.

— Он мой муж. Пообещайте, что не будете вмешиваться.

Елена снова подошла к Тессе, наклонилась и поцеловала ее в щеку, не обращая внимания на ее нахмуренный лоб.

— Хорошо.

Что-то уж слишком быстро она сдалась. Тесса встала, подозрительно глядя на мать.

— Мне нужно ваше торжественное обещание.

Елена открыла дверь и обернулась. На ее губах играла совершенно очаровательная улыбка. Тессу это не одурачило ни на мгновение.

— Дайте слово.

Улыбка померкла.

— Хорошо. Я обещаю.

— Вы не будете внушать, намекать, наводить на мысль или любым другим способом давать Джереду какие-либо советы.

Тессе показалось, что губы матери стали тоньше.

— Я уже сказала, что не собираюсь этого делать.

— И не будете посылать ему записки, воздействовать на него через третьих лиц или связываться с ним какими-либо другими способами?

— Меня не забавляют твои намеки, Тесса. — Ее мать говорила поистине царственно, когда раздражалась. Однако Тесса также знала, что Елена Эстли имела удивительную способность придерживаться буквы своих обещаний, в то же время ловко проскальзывая между слов.

— Я жду.

— Разумеется, — сказала Елена, выпрямляясь. — Даю тебе мое твердое слово. Хотя он заслуживает, чтобы ему оторвали уши.

— Мама…

— Я терпеть не могу этот твой тон. Ты говоришь точно как твой отец, когда начинает поучать всех, — сказала она, признавая поражение. Но не смогла полностью скрыть улыбку, услышав смех Тессы.


Глава 4


— Что, черт возьми, за шум?

Джеред распахнул дверь своей спальни, полный решимости уволить того, кто устроил этот грохот, и немедленно. Проклятие, он заснул всего пару часов назад. Солнце уже стояло высоко в небе. Его лучи ослепляли.

Дорогу ему преградил шкаф. Четыре хеплуайтовских стула, резной столик, чайный столик и рама от огромной кровати — витые столбики, резная спинка и изножье — занимали каждый квадратный дюйм пространства от холла до площадки лестницы.

В этот момент единственная женщина в Англии, которую он особенно не хотел видеть, выглянула из-за великолепного гобелена.

— О, Джеред, мне так жаль, я рассчитывала убрать все это до того, как вы проснетесь, — сказала Тесса, ослепительно улыбаясь. — И почему это, когда надо, время так быстро пролетает? Особенно, когда занимаешься чем-то интересным. Вы не обнаруживали, что оно бежит так же быстро, когда ты занят преследованием того, кем не особенно даже интересуешься?

Он протиснулся мимо шкафа, обнаружил, что заблокирован резным столиком, и поэтому был вынужден просто хмуро посмотреть на нее.

— Что вы здесь делаете?

— Джеред, я решила переделать мои покои. Надеюсь, это не доставит вам неудобств, но я просто не выношу желтый цвет. Это какой-то уж слишком оптимистичный оттенок, вы не согласны? Он как будто приказывает тебе веселиться. Хотелось бы по крайней мере иметь возможность начинать день в том настроении, в каком хочется. Вы так не думаете?

— Вы знаете так же хорошо, как и я, что это не то, о чем я спрашивал. Почему вы не в Киттридж-Хаусе?

— Джеред, я обнаружила, что мое присутствие там совершенно излишне, — ответила она. — Я уверена, что никто из ваших гостей до сих пор не заметил, что я уехала.

— Мой дом что, заражен чумой, мадам?

— Я так не думаю, Джеред. Каждый из его многочисленных посетителей был вполне здоров, когда я уезжала. — Она мило улыбнулась ему. — Ваши друзья ведут себя довольно странно. Они ничего не делают, а только едят и спят. И еще сплетничают с утра до ночи.

— Если они досаждают вам, вышвырните их вон.

— Это ваши гости.

— Они ничьи, мадам. Они просто собираются там, где есть какое-то сборище. Это мелкие дворяне и прихлебатели, чье главное занятие в жизни истощать кошельки богатых. Избавьтесь от них.

— Они не послушаются меня.

— Вы — герцогиня Киттридж. Заставьте их.

— Как? Я действительно сомневаюсь, что они обращают внимание на все, что я говорю. Очень унизительно, что меня называют «маленькой герцогиней» в моем собственном доме, но, честно говоря, я не могу порицать их за грубость. Они всего лишь копируют ваши действия.

Она что, отчитывает его? Только этого недоставало!

— Я только хочу, чтобы они учились у вас всему — и исчезали так же внезапно, как вы.

Она действительно отчитывала его!

— Если мои действия так отвратительны вам, мадам, меня удивляет ваше присутствие в Лондоне. Я не позволял вам приезжать ко мне сюда.

— Я не смогу стать вашим другом, Джеред, если вы настаиваете на том, чтобы отослать меня назад.

— Вы моя жена, а не друг.

— Это одно и то же. Разве Руфь не сказала: «Не проси меня оставить тебя или не следовать за тобой; потому что куда бы ты ни направился и где бы ты ни поселился, я поселюсь там»?

— Она сказала это своей свекрови Наоми. А не своему мужу.

— О-о! — Она заморгала, глядя на него. — Ну, смысл тот же самый, вы так не думаете?

— Нет. И не хочу продолжать этот разговор. Счастливого пути, Тесса.

И с этими словами он закрыл за собой дверь. Возможно, с большей силой, чем было необходимо.


В цирке было слишком шумно. А ведь эта идея показалась неплохим способом отвлечься, когда была предложена. Теперь Джеред жалел, что согласился сюда приехать. Публика была так возбуждена, что было не слышно даже самого себя, а когда ей нравился какой-то номер, рев толпы, топот ног и свист были почти оглушающими.

— Ты мог бы как минимум сделать вид, что тебе весело, — заметила Полин.

Джеред повернул голову, чтобы посмотреть на свою последнюю любовницу. В этот момент он не чувствовал какого-то особенного веселья. И не был в настроении быть любезным.

Она, похоже, тоже ощутила это. Всю неделю он игнорировал ее, ни разу не приехал к ней с тех пор, как женился. Даже эта встреча была случайной с его стороны и, без сомнения, тщательно срежиссированной с ее. Его любовница действовала с напором военного корабля.

Он моргнул, прогоняя воспоминание о своей брачной ночи. Как странно, что они были наполнены смехом. Его собственным, непринужденным, необузданным. Сколько времени прошло с тех пор, когда он смеялся вот так? А нежность? Нужно ли ему вспоминать и ее тоже?

Он надеялся, что Тесса уехала. Рядом шептались его приятели.

— Полин, он такой с самой свадьбы. Женитьба совершенно отвратила его от пищи. — Эдриана Хэмптона, второго сына графа Амхерста, похоже, не удивили новости.

— Он не тот, что был раньше, могу поручиться, но ты видел тот приз, который он отхватил в третьей скачке сегодня днем? Король точно произведет его в рыцари. Я слышал, что королевская казна обогатилась как минимум на тысячу фунтов.

— Киттриджа мало волнуют титулы.

— Или тугой кошелек, — заметила Полин.

— Развеселись, милая, — сказал Эдриан, ущипнув ее за подбородок. — Может быть, Киттридж купит тебе какую-нибудь побрякушку на свои выигрыш.

Она ослепительно улыбнулась.

Джеред откинулся в кресле своей ложи, не обращая внимания на своих приятелей. В последнее время их болтовня стала слишком уж нудной. Его левая рука поднялась вверх, и через несколько мгновений тут уже был слуга, заменивший его пустой стакан полным.

Его взгляд скользил по разворачивающейся перед ним сцене: скопление людей, где аристократы и простолюдины были неразличимы. Это было, заметил он про себя, одно из тех редких событий, когда привилегии не имели значения. Самым важным аспектом этого вечера были развлечения — от хождения по канату до клоуна на лошади.

В этот момент началось представление под резкие звуки волынки. Толпа как будто подалась вперед, к нескольким фигурам на лошадях. Одна вскочила в седле и поскакала, стоя, вокруг арены. Другая, украшенная блестками, вскочила позади второго всадника.

Он поднял бинокль и направил ею на фигуру одного из наездников. Несомненно, это была женщина. Как будто бы услышав его мысли, Полин наклонилась и улыбнулась ему. Перья на ее шокирующе большой шляпе щекотали его нос, и он отодвинулся. Жест такой же предупреждающий, как и его улыбка. Она снова села в кресло и стала напряженно смотреть вперед. Полин была пустоголова, но подчас умела разобраться в ситуации. Даже она понимала, что Джеред не в настроении, не хочет, чтобы к нему приставали.

Он снова поднял бинокль, осмотрел толпу и сфокусировался на женщине в противоположной части помещения. Он мог понять, почему она оказалась в центре внимания. Ее прогулочный костюм был алого цвета. Он слишком тесно облегал ее фигуру и подчеркивал выпуклости. Единственной уступкой приличиям была белая шаль невероятной длины, которая тянулась в пыли и которую некоторые вежливые зрители тотчас бросились поднимать. Алое перо на шляпке весело раскачивалось в такт ее движениям.

Он чуть не сбил с ног Эдриана, когда резко встал.

— Дорогой, что случилось? — испуганно спросила Полин.

Джеред снова направил бинокль на противоположную сторону амфитеатра. Что за наваждение? Нет, ему все это только кажется. Он же приказал своей молодой жене вернуться в Киттридж. Как же она оказалась здесь?

Она просто не могла быть в амфитеатре Мэнсона.

Он продолжал говорить себе это, быстро выходя из ложи и огибая здание. По утрам это место арендовала школа верховой езды, поэтому конструкция очень напоминала скаковой круг, хотя и гораздо меньших размеров.

Только когда Полин чуть не налетела на него, он осознал, что обитатели его ложи последовали за ним и что его слова прозвучали вслух.

— Кого не может быть здесь? — спросила она.

— Его жены, — ответил Эдриан с такой явной издевкой, что Полин сердито посмотрела на него.

Она выпрямилась во весь рост и мрачно взглянула на Джереда, несмотря на то что сама была маленького роста и он возвышался над ней. Когда хотела, Полин умела быть аристократичной, как истинная леди, — черта, удерживающая на расстоянии нежеланных поклонников и забавлявшая Джереда в ранние дни их знакомства. Теперь это только раздражало его.

— Так, значит, она собирается устроить сцену? — спросила Полин.

— Это мы еще посмотрим! — сквозь зубы процедил Джеред и направился к своей жене.


Глава 5


Она никак не могла найти его. Никак не рассчитывала на такое количество людей. Казалось, что половина Лондона набилась внутрь, чтобы посмотреть представление в цирке. Как раз в этот момент сцена изменилась, превратившись в океан с огромным морским чудовищем. С одной стороны подняли на веревке и подвесили большой лист кованого железа. Оказавшись в воздухе, он издавал совершенно потрясающий звук. После удара по нему большой колотушкой лист завибрировал, и по залу прокатился раскатистый гром. Люди, держащие доски с нарисованными на них волнами, приседали и вставали, двигаясь взад и вперед. Это действительно было похоже на океан. Как же чудесно!

Внутри было довольно жарко. Наверное, ей все-таки не следовало брать с собой шаль. Она специально надела этот новый костюм довольно смелого фасона — красного цвета, немного облегающий в груди и почти тесный в талии. Такой наряд, возможно, выглядел не совсем прилично и определенно привлекал внимание. По крайней мере так сказала модистка, когда Тесса заказывала его ей.

Опять это слово. Все, что она делала в последнее время, было категорически неприличным. Ей следовало спешно вернуться в Киттридж-Хаус, но она не могла вынести этого. И что прикажете ей делать в этом огромном доме целые дни напролет? Она же не из тех, кто может томиться от скуки. Брак не принес ей ничего, только повысил статус. Он не дал ей ни радости, ни удовлетворения. Тесса поняла это уже через два дня после отъезда Джереда.

Не слова ее крестного и даже не бестактность гостей привели ее к решению приехать в Лондон. Дело было, как ни странно, в ее детстве. «Тесса, ты не должна задавать так много вопросов. Кухарка снова жаловалась. Ты что, не можешь просто смотреть, чтобы чему-то научиться? Тесса, ну перестань же наконец. Я не поеду в школу, чтобы учить тебя. Тесса, юная леди не задает столько вопросов молодым людям. Тесса, тебе и правда надо запомнить высказывание Ларошфуко: «Высшая степень мудрости — в умении скрывать ее»».

Всю ее жизнь люди шпыняли ее и принуждали самостоятельно искать ответы на волнующие ее вопросы. Но теперь оставаться собой могло быть полезнее. Ей больше нечего терять.

Она как раз собиралась попросить одного из тех двух излишне внимательных мужчин, чтобы он не клал руку ей на плечо, когда подняла глаза и увидела сердитое лицо своего мужа. Знаменитые глаза Мэндевиллов выглядели недружелюбно, совсем как у разъяренного быка.

— Джеред, как здорово, что вы нашли меня так быстро, — сказала она, не давая ему шанса заговорить.

— Как вы попали сюда? — Его голос был тихим, довольно ровным, но не оставляющим никаких сомнений в том, какие эмоции он испытывал в данный момент. Ее муж пребывал в настоящей ярости.

— Я пришла пешком, — призналась она. В конце концов, не такой уж это и большой подвиг. — Ваш фаэтон, конечно, замечательный. Но по запруженным народом улицам Лондона временами было так трудно передвигаться, что пешком попасть к месту назначения оказалось быстрее, чем в карете.

Чтобы ходить по грязным улицам пешком, рекомендовалось надевать большие башмаки вроде галош, чтобы ходить по грязи. Еще предпочтительнее было держаться широких оживленных улиц. В противном случае ничего не подозревающему путнику угрожал не только навоз тысяч лондонских лошадей, но и помои, выплеснутые из какого-нибудь окна. Оба эти факта были причиной того, что большинство людей все-таки предпочитали экипаж. Но у нее не было выбора, а времени хватило только на то, чтобы позвать услужливую горничную с первого этажа и помчаться вслед за Джередом. За последние несколько минут она, похоже, потеряла горничную, зато определенно нашла своего мужа. Тесса улыбнулась ему, что, похоже, ничуть не смягчило его гнев. Она взглянула на женщину, стоящую рядом с ним, потом снова на него. Одна ее бровь вопросительно приподнялась. Она бы заговорила, если бы Джеред намеренно не встал между ними.

Он наклонился ближе.

— Какого черта вы тут делаете? — прошептал он.

Она отступила в сторону, ослепительно улыбаясь.

— Даже не думай сделать это, Тесса, — последовало короткое предупреждение.

— Джеред, вы не собираетесь познакомить нас?

У Тессы мелькнула странная мысль, что голос этой женщины похож на кошачье мурлыканье.

— Вы, должно быть, любовница моего мужа, — догадалась Тесса. — Я так много слышала о вас от всех друзей Джереда. Или я ошибаюсь?

Она бы сказала больше, но рука Джереда крепко схватила ее за локоть, и он оттащил ее в сторону.

— Вы что, совсем потеряли голову? — прошипел он.

Рев толпы заглушил все, что она попыталась сказать.

Тесса внимательно смотрела на представление за его спиной. Не более чем в пятнадцати футах от них на арену вывели трех облезлых львов. Они бы смотрелись более устрашающе, если бы не выглядели такими истощенными и усталыми.

— Думаете, они кормят их? — спросила она.

— Что?

— Не важно. А пока мне хотелось бы быть представленной вашей очаровательной собеседнице, — сказал Эдриан Хэмптон. Он встал рядом с Джередом и поклонился Тессе. Его улыбка была особенно очаровательна. Даже слишком, как будто была специально отрепетирована, чтобы производить такое впечатление. В ответ ее губы тронула слабая улыбка.

— Уходи, Эдриан, — сказал Джеред. — И забери ее с собой. — Он кивком указал на другую женщину.

— А я вот и правда считаю, что это нечестно, а, Джеред? В конце концов, они выглядят так, будто их морят голодом. — Тесса снова повернулась к большим кошкам. Толпа кричала, а у нее в голове вертелась только одна мысль о том, что жестоко размахивать перед ними горящим факелом.

— Джеред, ты только что отослал меня, как будто я какой-то неодушевленный предмет, — сказала любовница.

— Почему ты не предложишь своей молодой жене присоединиться к нам, Киттридж? — спросил Эдриан.

— Я не позволю игнорировать меня, — женщина топнула ногой.

— Я думаю, они сами напуганы и вряд ли смогут напугать кого-то. Вам так не кажется, Джеред? — Тесса стряхнула его руку. Он схватил ее за жакет и потянул назад.

Толпа взревела снова, и все слова потонули в невероятном шуме. Джеред крепко схватил ее за руку, стряхнул руку любовницы и широкими шагами пошел к выходу из здания. Тессе ничего не оставалось, кроме как последовать за ним, стараясь быстро перебирать ногами и не падать. Она не знала, что он сказал своим отставшим спутникам, но его лицо было достаточно красноречиво.

Он, похоже, не считал достойным позволять происходящему захватить себя, но ей-то было интересно, и выражение его глаз не испугало ее настолько, насколько должно было бы. О нем многое говорили, но она никогда не слышала о том, чтобы он ударил женщину. Но, опять же, она его жена, и, возможно, все прошлые правила не считаются. Она снова улыбнулась ему, но это, похоже, ничуть не изменило выражение его лица.

Он зашагал по освещенной фонарями улице, таща Тессу за собой, пока не оказался у своей кареты. По крайней мере его спутники решили не следовать за ними.

— Я уверен, вы считали, что на данный момент это очень хорошая идея. И я прощу вам это из-за вашей провинциальной наивности, но я хочу, чтобы вы ясно поняли, что я не потерплю больше никаких сцен «вмешательства жены».

— Тогда в опасности сама идея нашего брака, Джеред. Понимаете, я обнаружила, что не беременна. Поскольку это единственное основание нашего брака, я решила, что ваше отсутствие в этом случае не совсем приемлемо.

— Мадам, я советую вам вернуться в Киттридж-Хаус. Моих визитов к вам со временем будет достаточно, чтобы удовлетворить вашу жажду материнства.

— Да, но вы так заняты, Джеред. У вас может и не найтись так много времени.

Он только сурово посмотрел на нее.

Ее костюм был новым, но не боязнь порвать его о торчащую рессору вызвала стон у Тессы. Причиной была высота экипажа, в который ее подталкивали. Она закусила губу и сосредоточилась на шали в руках, а не на расстоянии от сиденья до земли.

Она посмотрела вниз, на мужа, который поставил ногу на маленькую ступеньку под колесом. Как же он красив! — наблюдение, которое она сделала сегодня как минимум дважды. Она отвернулась, сознавая, что его внешность заставляет ее мысли блуждать. И вспоминать. Она не могла смотреть на него и не вспоминать их брачную ночь. Как же это он так быстро все забыл?

Она отвела взгляд от его лица, концентрируясь на том, чтобы не чувствовать, как сильно раскачивается высокий фаэтон, словно детские качели. Она бы схватилась за его руку, чтобы удержать равновесие и чувствовать себя в безопасности, если бы не его такой обжигающий взгляд. Похоже, сейчас неподходящее время для признания.

Сколько еще он может злиться? Очевидно, до тех пор, пока продолжает молчать. Прошло целых десять минут, пока фаэтон маневрировал по улицам и при этом раскачивался так, что у нее желудок поднялся к самому горлу. Он бросил на нее взгляд. Похоже, что-то отвлекло его от сдерживания норовистых лошадей. Ей совсем не хотелось, чтобы он хотя бы на мгновение терял их из виду, особенно когда стало очевидно, что фаэтон едва удерживает равновесие.

— Может быть, вам лучше смотреть на дорогу?

Паника в ее голосе заставила его взглянуть на лошадей, а потом снова на нее.

— Что с вами?

— Мне не нравится находиться так высоко, — призналась она, откидываясь на обитую тканью скамью.

— В свете фонарей вы выглядите зеленой.

— Это неудивительно. — Тесса выдавила из себя смешок. — С самого моего детства я страшно боюсь высоты.

— Проклятие, — выругался он, когда они приблизились к площади.

Он направил лошадей к обочине широкой мощеной улицы. Фаэтон качнулся еще раз и остановился, как бы проверяя ее решимость казаться безучастной к предательскому поведению желудка.

— Вам сейчас будет дурно? — почти прорычал он, хотя внешний вид ее указывал именно на это.

Она только кивнула, прижимаясь щекой к обивке. Ее лоб стал влажным и липким, во рту пересохло.

Он снял сюртук, бросил его ей на колени и отвернулся.

— Для чего это? — Она пощупала его, сюртук хранил тепло его тела.

— Мой любимый сюртук, мадам. Используйте его, если хотите, только не испортите интерьер моего нового экипажа.

Ей бы очень хотелось ответить на его грубый выпад столь же адекватно, но она не было уверена, что у нее хватит сил. По крайней мере фаэтон остановился. И если она сможет просто посидеть минутку неподвижно, наверняка с ней все утрясется.

Тесса сделала несколько глубоких вдохов, закрыла глаза, желая, чтобы ее корсет не был таким тугим, или лучше, чтобы его вообще не было. Она улыбнулась, представив, как герцогиня Киттридж разъезжает по Лондону без корсета. Нескромно и неприлично. «Ох, Тесса, — укорила она себя. — Зачем притворяться?» Честно говоря, она сама ведь точно такая же: ненавидела правила, которым была вынуждена следовать, этим бесконечным ограничениям, сопровождающим появление в обществе молодой девушки. Вот только что ее прогоняли в детскую, а теперь ждут, что она сделает взрослую прическу и станет во всех отношениях светской дамой.

Замужество не слишком изменило ее. Она стала женой, герцогиней, но все от нее ожидали, что она останется робкой и послушной, будет вести себя скромно и в рамках приличия и проводить почти все свое время, занимаясь нарядами, слугами и сплетнями.

— Знаете, если это уловка, чтобы убедить меня не отсылать вас назад в Киттридж-Хаус, то она не поможет.

Она открыла глаза и посмотрела на него.

— А я-то думала, что это будет замечательный ход с моей стороны. У меня случится приступ дурноты, мне станет плохо в вашей карете, и вы проникнетесь жалостью ко мне.

Когда он нахмурился, она снова закрыла глаза. Очень хорошо, что она стала чувствовать себя лучше. На горизонте маячила дискуссия о неминуемых последствиях.

— Джеред, я не имею ни малейшего намерения возвращаться в Киттридж-Хаус. Если вы отошлете меня назад, я снова вернусь. Я ваша жена, а далеко не лучшая идея для мужей и жен — жить порознь. Я часто думала, что высший свет сам поощряет разделение союзов, что браки были бы только счастливее, если бы общество всего лишь приняло несколько элементарных идей.

— Что же вы имеете в виду? Умоляю, объясните. — Последние несколько минут, похоже, ничуть не смягчили его. Мужчинам вообще не нравится, когда им дают советы. И они не любят, когда женщины говорят, что не будут следовать их указаниям. Урок, который она выучила со своими шестью братьями. Было легче просто молчать и делать то, что хочешь. Но быть сестрой — это совсем не то, что быть женой, и она не хотела начинать свой брак со лжи.

— Ну, например, то, что супруги не должны жить каждый своей жизнью. Вы же помните Библию, Джеред? «И оставит тогда мужчина своих отца и мать, и прилипнет к своей жене: и станут они единой плотью». Новый Завет. — Она улыбнулась ему.

— «В каждой супружеской паре есть как минимум один дурак». Филдинг. — Его улыбка так обаятельна. Но глаза, однако, остались ясными и холодными.

— А как вам мысль о том, что мужчина не должен иметь любовницу, по крайней мере пока он женат? — спросила она.

— Но это абсолютно приемлемо, если он неопытен и неженат? — Его улыбка предостерегала ее — не слишком ли стремительно она сейчас высказывала ему все, что думала? — Есть еще идеи? — спросил он, трогая лошадей.

Тесса откинулась назад, закрыла глаза, но потом решила, что от этого тошнота становится только сильнее. Она сосредоточилась на фонаре, но он так резко раскачивался из стороны в сторону, что она поняла, что это тоже не поможет. В конце концов она закутала руки в сюртук Джереда, согревая их. И молилась, чтобы не опозориться.

— Вам действительно плохо, да?

Она кивнула.

— Мы скоро будем дома. Может, мне опять остановиться?

— Нет, давайте не будем откладывать наше возвращение.

— Осталось всего несколько минут.

Воцарилась тишина, во время которой Тесса старательно смотрела вдаль, на погружающийся в сон ночной Лондон. Почему кажется, что этот город никогда не отдыхает, а только меняет своих дневных обитателей на тех, что рыщут в темноте?

— Интересно, что люди подумают, увидев нас? — наконец спросила она.

— Мне на это наплевать.

— Правда? — Она улыбнулась. — Вы никогда не смотрите на кого-то, не задумываясь при этом: чем он или она занимаются, как живут? Вот, к примеру, тот мужчина, — сказала она, указывая на вышедшего из кареты господина. — На его лице написана какая-то твердая цель. Куда он направляется? Что у него за дело? Почему он оставил своего спутника в карете?

— И все это за один взгляд? Какое вам до этого дело?

— Мне просто любопытно. А вам нет, Джеред? — Она огляделась. — Почему, например, в фонарях это странное стекло?

— Оно называется «линза», Тесса, и закреплено таким образом, чтобы усиливать свет.

— О-о, — протянула она, улыбаясь ему. — Ну вот, теперь я запомню это навсегда. А если меня кто-нибудь спросит, я расскажу.

— Сомневаюсь, что в Киттридж-Хаусе кто-то заинтересуется лондонским освещением.

Фаэтон замер перед особняком. Лакей бросился к ним вниз по лестнице, но Джеред знаком отпустил его.

— Очень хорошо, — сказала она, откидываясь на подушки. — Отошлите меня обратно. Но, Джеред, ваши шансы получить наследника уменьшаются с каждым днем.

Он целую долгую минуту ничего не говорил, а только смотрел на нее, не отводя взгляда. На секунду показалось, что его глаза смягчились, потом он моргнул, и в них появилось совсем другое выражение. Размышление, любопытство, возможно, даже что-то более жесткое, холодное. Это не должно было произвести на нее такого впечатления, заставить ее дрожать, желать растаять в его объятиях.

— Тесса, вы хотите ребенка?

Эта причина разыскивать его была ничуть не хуже любых других. Она не настолько глупа, чтобы говорить ему, что ей нужна его любовь, что она приняла решение провести настоящую военную кампанию, чтобы привлечь его внимание. Это было бы, наверное, так же бессмысленно, как желать, чтобы у нее были светлые волосы и голубые глаза. Вместо этого она кивнула, завороженная улыбкой, которой он одарил ее, — непринужденный жест свойственного ему очарования.

Его руки обвились вокруг ее талии, и она казалась в его объятиях малышкой, хотя была выше большинства знакомых ей женщин.

Тесса положила руки ему на плечи, глядя на него, и тихо вздохнула, когда его губы коснулись ее губ. Ее шляпа оказалась слишком тяжелой, и волосы нужно распустить. Когда он снова опустил ее на землю, она только обмякла в его руках, прильнув головой к его груди. Потребовалось огромное усилие, чтобы она смогла отступить на шаг.

— О Боже. — Она несколько раз моргнула, потом подняла глаза и обнаружила, что он пристально смотрит на нее, но выражения его глаз она не смогла разгадать.

«Что он скажет? Ограничится банальным замечанием, злобно-приземленным или изысканно-вежливым?» После нескольких томительных мгновений он заговорил.

— В Лондоне вы побываете много раз, он вам успеет надоесть. Но мой ребенок будет рожден в Киттридж-Хаусе, договорились?

— Конечно.

— И вы никогда больше не станете вмешиваться в мою жизнь?

Она кивнула.

— Тогда, Тесса, я буду старательным мужем.

Улыбка, которую он подарил ей, была на удивление торжествующей.



Глава 6


Тесса сидела за туалетным столиком, горничная стояла сзади и завязывала чепец, который будет покрывать ее волосы ночью. Они обе обернулись, когда вошел Джеред.

Знала ли она, что он стоял в коридоре, размышляя про себя, что мужья совсем не так ведут себя с женами? Ему надо было бы встретиться с ней за завтраком и указать, что более разумным будет составить расписание. Таким образом, она могла бы ожидать его по понедельникам и четвергам и, возможно, вечером по субботам, если у него не будет других дел. В таком случае было бы предостаточно возможностей произвести будущих наследников, при этом контролируя свои чувства, приводящие к опрометчивым поступкам — таким, как тот, который он совершал сейчас.

Он качнул головой, горничная отошла на шаг и снова посмотрела на свою хозяйку.

— Спасибо, Мэри.

Дверь тихонько закрылась.

— Не благодарите слуг, Тесса. В этом нет необходимости.

— А как же простая вежливость, Джеред?

— Тесса, мы платим им жалованье. Этого вполне достаточно.

Он пристально посмотрел на нее.

— Дорогая, вы не будете скучать по семье, если останетесь в Лондоне? — Он приподнял одним пальцем ее подбородок.

— Мои родители здесь. Их дом не так далеко, и трое младших братьев тоже с ними.

Это была новость, которая не слишком ему понравилась. Она смотрела на него, как будто изучая, — любопытный, оценивающий взгляд.

— А Гарри? Он все такой же развитой не по годам? — Его пальцы, похоже, завораживала каждая черточка ее лица. Она выглядела очаровательной, и все же не ее красота привлекала его в эту минуту. Может быть, то, как она улыбается?

— Джеред, ему уже больше не пять лет.

— А вы больше не девушка.

Она отвернулась и снова посмотрела в зеркало, пальцы пробежали по краю щетки с серебряной ручкой. Она не выдала ни словом, ни жестом, что почувствовала, услышав его слова. Он положил руки ей на плечи и понял, что она дрожит. Вожделение — внезапное, острое и дикое — вдруг охватило его.

— Вы помните нашу брачную ночь, Тесса? — вдруг спросил он, стараясь казаться беззаботным. Нечего было ожидать от этой женщины чего-то такого, чего бы он не испытывал с другими. Конечно, он постарается быть на высоте, но она окажется такой же, как любая другая женщина. Разве что поднимет руку в порыве нежности и проведет пальцами по его губам, заставляя его плоть содрогаться в ответ. И посмотрит на него вот так, как будто он был божеством и героем, единственной целью которого было приносить ей радость.

Она встала, облаченная в нежное персиковое кружево, струящееся до пола. Одной рукой она сжимала полы халата на груди, другой прижимала складки к ногам. И все же одно колено дерзко выглядывало из-под складок, ею округлость и розовый цвет выглядели соблазнительно. Его завораживали ее длинные ноги — сцены их брачной ночи терзали его много дней.

Она была помехой привычному укладу его жизни, препятствием, мешающим ему наслаждаться сезоном и обществом друзей, этакой острой иглой, колющей его совесть, шпорой для его чувствительности. Но она оставалась, в конце концов, всего лишь женой. А жены должны знать свое место. Ее место было в Киттридж-Хаусе. Сколько ей потребуется времени, чтобы это понять?

Он запустил пальцы в ее волосы, ощущая, как они нежно скользят по тыльной стороне его ладони.

Когда-то он считал ее хорошенькой. Но в этот момент она выглядела настоящей красавицей. От румянца ее кожа нежно светилась. Каштановые волосы беспорядочно разметались по плечам — непокорная масса спутанных локонов. Она выглядела как флорентийская Венера, только гораздо стройнее. Однако он знал, что не стоит вслух произносить подобные слова. Женщины сразу почувствуют мужскую слабину и сядут на шею.

— Вы весьма привлекательны, жена моя.

— Меня зовут Тесса, — сказала она тихо, располагающе.

Он прекрасно знал это. И готов был повторять это имя множество раз. Но теперь у него вновь появилось чувство, что следовало все-таки отослать ее назад, в Киттридж-Хаус.

Это была идеальная возможность разорвать тонкую нить, связывающую их. Следовало послать к черту ее наивность и задушить свое непрошеное желание. Ему следует держаться подальше от нее и вернуться к любовнице.

Но он же обещал ей ребенка. А за это она предоставит ему свободу.


— На этот раз он точно убьется.

— Не думаю. Он скачет верхом как сам дьявол.

— И тем не менее это выглядит безрассудно, не так ли?

Парадная дверь была открыта, слуги собрались на пороге, их внимание было приковано к чему-то, происходящему на площади. Тесса спустилась по лестнице как раз в тот момент, когда одна из горничных повернулась и, увидев ее, поклонилась и попятилась. Дворецкий кашлянул, и остальные слуги разошлись.

— Что происходит, Майклз?

— Ничего, ваша светлость.

Она улыбнулась. У Гарри часто бывал такой же точно вид, когда он что-то скрывал. Это требовало расследования. Она посмотрела через плечо Майклза и нахмурилась.

Перед каждым из особняков стоял высокий черный железный фонарь. И все они светились, создавая эффект пунктирной линии, очерчивающей площадь. Вдоль нее двигались двое всадников, каждый держал в левой руке большую пивную кружку. Они скакали наперегонки по площади. Целью этой импровизированной игры, очевидно, было погасить как можно больше фонарей содержимым кружки, стараясь при этом остаться в седле.

Одним из всадников был Джеред.

В другом она узнала его приятеля из вчерашней компании в цирке. Смех и аплодисменты, сопровождающие каждый успех резвящихся игроков, исходили от женщины, которая так собственнически касалась вчера руки ее мужа. Его любовницы.

— Что они делают, Майклз? — Это был идиотский вопрос, особенно потому, что она сама прекрасно могла видеть, что происходит. Но в данный момент разъяснение, похоже, требовалось.

Майклз взглянул на нее, но воздержался от ответа.

Джеред выиграл гонку, развернул коня и, допивая по дороге кружку, пустил его рысью к тому месту, которое, очевидно, было стартом. Ее муж явно был сильно пьян, но это его ничуть не заботило. Он остановился перед женщиной, нагнулся и жестом, странно напоминающим тот, трехлетней давности, поднял любовницу в седло и поцеловал ее. Страстно. Нежно. Вальяжно и неспешно.

— Ваша светлость? — произнес Майклз рядом с ней.

Она повернула голову и выдавила улыбку.

— Вы можете закрыть дверь, — сказала она.

Это и правда было очень странное чувство. Как будто что-то острое царапало ее по коже. Тесса ощущала странную тяжесть, словно за те пять минут, что она спускалась, превратилась в старуху.

«И кто-то говорил мне, что слышал, что он оделся нищим и провел ночь на углу Уайтчепела, только чтобы пересчитать шлюх, которые соблазнили его друга. Вообрази только, ради глупого пари он чуть не потерял десять тысяч фунтов и получил их назад одним броском костей… Его любовница была актрисой, которая выступала в тех скандальных сценах — ну ты знаешь, о чем я говорю, Бетти. Совершенно голая, она стоит на сцене, протягивая руки, и не шевелится… Он носится верхом на этой своей лошади по лондонским улицам со своими друзьями. Все, как мальчишки, кричат и орут и будят почтенных горожан».

Разумеется, до нее доходили эти сплетни. Их все слышали. Она тоже верила им. Он был не таким, как ее братья, которые озорничали из каприза, испытывая пределы терпения родителей. Но никто из них не переходил границ, и она раньше не думала, что Джеред такой. До тех пор, пока он не посмотрел на нее, выпрямившись в седле, и не заметил ее прежде, чем поцеловать свою любовницу. Рассчитанный жест. Он прекрасно осуществил свое намерение.

Она осторожно закрыла дверь своей спальни — так, что щеколда не издала почти ни звука. Почему-то казалось чрезвычайно важным сделать именно так. Затем оперлась рукой о дверь и прислонилась к ней лбом. Она плакала, когда он уехал из Киттридж-Хауса, но сейчас она не станет этого делать. Да и не надо. Это была раздражающая глубинная боль, заставлявшая вывернуться наизнанку, чтобы подставить ее солнцу и таким образом постараться сжечь. Она тяжело вздохнула, потом еще раз, пока не почувствовала себя более спокойной, оттолкнулась от двери.

Она ощущала грусть, ярость, пустоту и смятение от того, что, при всем свалившемся на нее, должна переживать все это одна.


— Ты возвращаешься вместе со мной, дорогой? — проворковала Полин. Ее голос как будто царапал его нервы, как та хитроумная штуковина, которой Майклз натирал мускатный орех в его глинтвейн. Ее любовь сильно подогрел великолепный браслет на ее руке. Это был подарок, которым он надеялся компенсировать свое будущее поведение.

Его кровь все еще бурлила в венах — сочетание скачки и бренди. Он ощущал себя на редкость оживленным. Положил в карман деньги, которые Эдриан неохотно протянул ему, и рассеянно похлопал его по спине.

— Киттридж, тебе дьявольски везет.

— Выше нос, в следующий раз я позволю тебе выиграть.

— Я лучше поставлю на петушиный бой. Не могу соперничать с твоими лошадьми.

Джеред расхохотался и взглянул на вход в свой дом. Она исчезла. Дверь была накрепко закрыта.

Полин протянула руку и провела по его ноге от колена к бедру. Но он как будто не заметил этого. В конце концов, ему нужно думать о своих герцогских обязанностях.

Джеред спешился, причем с неожиданной легкостью — вопреки тому факту, что был не совсем трезв.

— Может быть, позже, — пробормотал он. Было бы проще сказать ей прямо, что в обозримом будущем он не собирается посещать ее. Женщины, однако, существа непредсказуемые, и она могла с одинаковой вероятностью вонзиться ногтями в его лицо или зарыдать. Лучше позволить ей самой прийти к этому выводу.

Кроме того, его молодая жена занимала все его свободное время. Если она не забеременеет после сегодняшней ночи, то это не из-за недостатка попыток.

Она выглядела такой растерянной, когда он поцеловал Полин. Очень хорошо, именно этого он и хотел. В самом деле, она должна знать свое место. Он рисовал в своем воображении, как она живет в Киттридж-Хаусе, подальше от него, отчужденная и равнодушная. Он женился не для того, чтобы подчиняться невинной, хотя и упрямой девчонке.

Джеред отвернулся от своего дома. Вечер еще только начинался, а у него были запланированы дела.

Нет, она не будет диктовать ему, как жить.


— Елена, не забудьте о своем обещании.

— Грегори, я дала его под давлением. Мы в Лондоне ровно три дня, и уже идут разговоры. — На самом деле весь этот вечер был наполнен сплетнями и теми перешептываниями, которые стихают, когда предмет обсуждения входит в комнату. Она была, как новоиспеченная теща, достаточно близкой к обсуждаемому персонажу, так что голоса умолкали в ее присутствии. И все же она слышала достаточно. Ей было больно за дочь.

Однако в данный момент ее переполняла не столько жалость, сколько праведное негодование. Она заметила Киттриджа в противоположном конце комнаты, улыбающегося хорошенькой девушке, которая выглядела совершенно очарованной этим ловеласом.

— У меня нет никакого желания терпеть подобное.

Ее мрачный вид не произвел никакого впечатления на ее мужа.

Грегори покачал головой, его темные глаза предостерегали ее. Ее муж был самым чудесным человеком, какого она встречала в своей жизни, хотя и некрасивым внешне. Он был почти лыс, природа оставила только островки волос за ушами, как будто создавая перевернутое гнездо для его блестящей макушки. Его нос выглядел не к месту на его лице, милый курносый нос мопса, совершенно не сочетающийся с резкими морщинами. Его брюшко, казалось, прирастало в объеме с каждым годом; он был ниже ее на два дюйма. Однако она обожала его — чувство, которого никто, кроме нее и Грегори, не мог понять. Она знала, что он тоже любит ее беззаветно.

— Я и правда считаю, Грегори, что могла бы возненавидеть этого человека, — произнесла она, глядя сквозь толпу.

— Он муж нашей дочери. Я предлагаю попытаться найти в нем хорошие качества.

— А что, если у него их нет? — Это было очень реальное опасение.

— Елена, в каждом грешнике есть надежда на исправление.

— Продолжайте повторять это, Грегори, и я попытаюсь поверить в это. И все же я придерживаюсь мнения, что нам ни в коем случае не следовало соглашаться на этот брак, — сказала Елена.

— Немного поздновато думать об этом, моя дорогая, — ответил Грегори. — Время для возражений оставалось, когда Стэнфорд предложил этот союз. Исправившиеся повесы становятся лучшими мужьями. Так утверждают все женщины. — Его пальцы пробежали по ее плечу. Даже на людях они часто касались друг друга.

— В вашем случае это было действительно так. — Она улыбнулась ему.

— Не говоря о сдерживающем влиянии семерых детей.

— Вы чудесный отец, Грегори. Я не ошиблась в вас с самого начала. Но, опять же, вы не были таким повесой, как герцог Киттридж.

— А каков я как муж, любовь моя?

— Бесподобный, Грегори.

— Я польщен, дорогая.

Он театрально подвигал бровями, и она снова подумала: как же ей повезло связать свою жизнь с этим мужчиной. Разумеется, все еще есть люди, которые не могут за внешностью разглядеть человека. Но их нужно только пожалеть, поскольку им не дано узнать саму суть Грегори, какой он хороший и добрый.

Ах, если бы Киттридж был таким же!

Она лучезарно улыбнулась Грегори, прежде чем продолжить свою линию. Он только покачал головой.


— Где моя дочь, Киттридж?

Джеред поднял глаза, и улыбка, которой он очаровывал юную мисс, померкла при виде тещи. Он выпрямился, возвышаясь над ней, но Елена привыкла к такому поведению мужчин, особенно тех, кого застали за недостойными поступками. А флирт с другой женщиной в отсутствие ее дочери определенно было нарушением всех моральных норм.

— Моя жена не приглашена, мадам.

Елена едва сдержала желание ударить его по лбу веером. Ей совсем не понравилась ухмылка в глазах Киттриджа. Это был не совсем вызов, но совершенно точно и не сожаление.

— Я не позволю причинить ей боль, Киттридж. Ведите себя достойно.

Он улыбнулся ей, и на мгновение Елена подумала, что в его глазах действительно промелькнула насмешка. Но она исчезла слишком быстро, чтобы быть уверенной.

— Мадам, ваша дочь — моя жена. Я не обязан отчитываться перед вами за мои действия. Или ее.

— Можете так поступать с другой женщиной, Киттридж, но не с Тессой. Я слишком хорошо знаю ее. Она не уступит.

— Черта, которую ваша дочь, похоже, унаследовала от вас, мадам. — Он поклонился и снова выпрямился. Слишком уж он красив, подумала Елена. В нем было что-то, что трудно было не распознать: мужское обаяние. — Мне передать Тессе от вас привет? Или лучше воздержаться и не сообщать ей, что ее матушка отчитывала меня на публике?

Его насмешка заставила Елену замолчать. Знает ли он, что, если заговорит об их встрече, Тесса будет в ярости?

— Скажите ей, Киттридж. У меня скорее всего будут свои версии.

Они посмотрели друг другу в глаза — теща и зять. Ни один из них не сомневался, что битва началась.



Глава 7


— Чарлз, это выглядит по-идиотски.

— Ну а как еще ты собираешься заглушить звук?

— Ну, я не думаю, Дуглас, что разбойники с большой дороги закутывают копыта своих лошадей черным ватином. Как будто эта чертова коняга в трауре. — Все три лошади были привязаны к дереву в ожидании прибытия оставшихся из их группы.

— Вы оба заткнетесь наконец? Ваше нытье перебудит всех вокруг, а тогда все усилия Киттриджа пойдут прахом.

— Не понимаю, почему ему просто не одолжить мне денег. — Голос Эдриана был не столько меланхоличным, сколько раздраженным.

— Ты знаешь, что Киттридж не одалживает деньги.

— Но зачем тогда, черт возьми, он хочет ограбить карету? Нас же всех могут пристрелить из-за него.

— Эдриан, почему Киттридж вообще чем-то занимается? Потому что он никогда не делал этого раньше. Потому что ему нравится опасность.

— Я бы предпочел, чтобы он дал мне две тысячи фунтов. Я мог бы провести это время за карточными столами, возвращая назад свой капитал, вместо того чтобы торчать здесь посреди ночи. Тут чертовски сыро.

— Дурак, это называется дождь.

— Заткнись, Чарлз. Мы здесь из-за тебя.

— Почему это? Ведь это же не я до такой степени зациклился на том, чтобы выиграть состояние, что не могу остановиться, пока не потеряю все.

— Джентльмены, почему бы вам просто не встать посреди дороги и не проорать ваши намерения? — На мгновение Джеред задумался о разумности действий, которые предпримет в следующие несколько минут, но слишком скоро трепет возбуждения и мысль о предстоящей эскападе прогнали все сдерживающие начала.

Он ехал во главе остальных к месту, которое выбрал сегодня днем. Карета подъедет с севера, следуя вот этому изгибу дороги. Отсюда будет незаметно, где они будут стоять в засаде и нападут, когда вооруженные всадники охраны уже проедут мимо. Тогда он и остальные бросятся к быстро движущейся карете. Эдриан остановит передних лошадей, пока Чарлз будет стоять на страже. Все-таки это оживленная проезжая дорога, ведущая в Лондон. Джеред нападет на кучера, а Дуглас будет прикрывать его сзади. Это ограбление должно пройти безукоризненно, идеальный образец четкости, планирования и интеллекта, приключение, которое даже сейчас заставляло его сердце биться чаще.

Если не считать одного. Звуков, доносящихся из расположенных неподалеку кустов, точно к востоку от их теперешнего местоположения. Это было похоже на рев какого-то дикого зверя. Судя по треску и стонам, разъяренного и жестокого чудовища.

Споры родителей Тесса слышала с самого детства. Они чрезвычайно гордились тем фактом, что время от времени неистово спорили друг с другом. Она слышала, как мать называет ее отца упрямым болваном, а тот объявлял, что ее мать чертовки самоуверенная, причем без всяких на то оснований. И все же даже незнакомцу было очевидно, что они нежно любят друг друга. Елена и Грегори разговаривали между собой так, будто каждый был до конца преданным супругом, готовым жизнь отдать за свою половинку.

А острое словцо — это всего лишь простительные эмоции.

…Как же ей наладить отношения с Джередом?

Несмотря на то что он столь очевидно старался причинить ей боль, выставляя напоказ свою любовницу, чтобы заставить ее вернуться в Киттридж-Хаус, она была полна решимости найти какие-то хорошие качества у своего мужа. Понять его, другими словами. Только тогда может возникнуть дружба, а она уже станет крепким фундаментом брака. В других областях они уже были вполне совместимы.

Она почувствовала, как ее лицо краснеет.

Решение завязать дружбу с Джередом, хотя и блестящее, было легче принять, чем претворить в жизнь. Взять, например, вот этот вечер. Она ненавидела лошадей. Терпеть их не могла! Они были огромными, дурно пахнущими животными, обладали отвратительным характером и прекрасно знали, что она боится их. До сегодняшнего дня она ездила верхом всего раз, да и то, когда была шестилетним ребенком. И с тех пор всю жизнь она избегала этих тварей, как будто от этого зависела ее жизнь. А от дождя они пахли еще хуже.

Она потянула поводья, и лошадь свернула с тропинки, попятившись, когда низко нависающая ветка оказалась поблизости. Она резко пригнулась, вцепившись в поводья, жалея, что у нее не хватило смелости сесть верхом по-мужски — тогда она могла бы обхватить руками шею лошади, спасая свою жизнь. А так она неловко сидела боком, как леди, но практически не контролируя ничего, только придерживая свою шляпку и молясь, чтобы кобыла решила снова помчаться по грязной дороге, вместо того чтобы ломиться через мокрый подлесок.

Другая ветка едва не сбила шляпку с ее головы, и Тесса нахлобучила ее обратно. Было так темно, что деревья казались скелетами; их ветки выглядели множеством рук, царапающих ночное небо. Ее глаза наконец-то привыкли к слабому свету, но недостаточно, чтобы она имела хоть какое-то представление о том, куда направляется. Честно говоря, место ее назначения было так же сомнительно, как и ее теперешнее местонахождение. Она следовала за Джередом, когда он внезапно свернул в гущу леса и исчез.

Сейчас было не время вспоминать все те сказки, которые она читала в детстве: «Синяя Борода», «Мальчик-с-пальчик», «Красная Шапочка». Почему они буквально кишат чудовищами вроде волков и ведьм, которые едят детей, и мужчин, которые убивают своих жен? Ей вспомнилась история, которую рассказывала ее нянька: «У меня была собачка, которая служила и просила конфетку, но она свалилась с лестницы и сломала свою маленькую ножку».

Тесса содрогнулась. Но потом ей в голову пришел стишок. Она улыбнулась и на память прочитала его.

— «У меня был маленький пони, его звали Серый в яблоках. Я одолжил его одной леди. Она стегала его кнутом, хлестала. Она скакала на нем через болото. Больше я ни за что не дам ею этой леди». Вот видишь, — сказала она, обращаясь к лошади под ней, — при всей моей нелюбви к твоим сородичам, я никогда не хлестала тебя кнутом.


— Черт, мне начинает мерещиться! — воскликнул Эдриан, поворачивая коня, чтобы оказаться рядом с Джередом. — Разве это не твоя жена?

Герцог был удивлен не меньше, он закрыл глаза, открыл их снова, но видение не исчезло.

— Да, — прошептал он. Мгновение спустя Джеред удивился, почему этот факт его волнует. Она не пыталась сохранять тишину, но ведь и не догадывалась об их намерениях.

Киттридж не сказал ничего, когда его цитирующая «Сказки Матушки Гусыни» жена появилась из гущи деревьев. Она ехала по дороге, как пьяный матрос, — шляпка набекрень, левая нога даже не в стремени.

Ее костюм для верховой езды состоял из редингота с двойным воротником и корсажа, такого темного, что в темноте казался совсем черным. От талии до воротника он застегивался крошечными перламутровыми пуговицами, которые, как фонарики, отражали малейший проблеск света.

Так или иначе, ее было трудно не заметить.

— Она же все испортит, — громко произнес Эдриан, сожалея, что нарушена столь необходимая в засаде тишина. Зачем утруждаться, если Тесса делала все, что могла, чтобы привлечь внимание?

Какого черта она здесь делает? Неужели следила за ним? Зачем? Он направил своего коня вперед и схватил поводья ее кобылы. Тесса ничуть не испугалась.

— О, здравствуйте, Джеред. Я так рада, что нашла вас, — сказала она, совершенно игнорируя тот факт, что это он обнаружил ее. Он мрачно посмотрел на нее, но его взгляд не возымел ни малейшего эффекта.

Он вытащил из кармана темный шарф, швырнул ее шляпку в кусты и протянул ей шарф. Она взяла его молча — подвиг для Тессы.

— Что вы здесь делаете? И почему у вас так тихо?

С минуту она помолчала.

— Знаете, мне в голову пришла невероятно странная мысль о детских сказках. Почему, по-вашему, в них так много чудищ?

— Пугать детей, чтобы они слушались, — ответил он, снова бросая на нее мрачный взгляд.

Она на мгновение задумалась.

— Как нравоучительная басня, вы хотите сказать? — Еще одна пауза. — Возможно. Но не думаете ли вы, что этого можно было бы достичь и без запугивания?

— Тогда сказки потеряли бы свою остроту, а стало быть, и нравоучительность, — прорычал он, но она была так же невнимательна к его словам, как и к его настроению.

Он вытащил нож, спрятанный в сапоге, и по одной отрезал все ее пуговицы.

— Джеред, они так мне нравились! — воскликнула Тесса.

Он сосредоточился на своей работе, не обращая никакого внимания на ее тревожные вздохи. Теперь корсаж стал не таким облегающим, и ткань немного обвисла.

— Первый раз в жизни, Киттридж, я слышу о том, что ты не можешь контролировать своих женщин, — сказал Эдриан. — Поздравляю, малышка. Я искренне изумлен.

— Заткнись, Эдриан.

— Да уж, пожалуйста, — сказала его удивительная жена. — Мне действительно не нравится, когда меня обзывают. Хотя в вашей компании это считается обычным делом, но я этого не люблю.

Эдриан изобразил насмешливый поклон.

— Боже упаси от того, что вы не одобряете, ваша светлость.

— Вы на самом деле друг Джереда? — Она всматривалась в него в темноте, как будто стараясь получше разглядеть.

— Возможно, у вашего мужа вообще их нет, малышка, — насмешливо произнесен. — Только подхалимы. Но я его друг.

Это неожиданное замечание заставило Джереда повернуть голову и уставиться на нее.

Его пальцы скользнули по уздечке кобылы. Он притянул ее ближе, та протестующе заржала, как будто чувствуя себя слишком скованной, оказавшись так близко к его жеребцу. Глаза нервно округлились, белки стали как крошечные луны — единственное пятно света в этой темной и мрачной ночи. Были ли глаза Тессы такими же огромными и испуганными? Джеред не мог сказать.

Зато он услышал, как по дороге приближается экипаж — тяжелая карета, раскачивающаяся в грязи.

Волна возбуждения, которую он ощутил, показалась ему вполне естественной. Он наслаждался ею так же, как смаковал весь этот момент, когда он как будто шагнул из скучной реальности в захватывающее приключение. Там, перед ним, была темнота и ничего больше. Будущее не было предопределено или спланировано, привычно или отрепетировано.

Легшая на его руку рука привлекла его внимание.

— Джеред?

Шепот в темноте вызвал в нем досаду. Сейчас не время говорить. И уж тем более упоминать его имя. Он нахмурился, думая о том, что было неразумно считать ее послушной даже на мгновение.

— Зачем мы здесь? — Шарф, который он дал ей, свисал с ее пальцев. Рука, сжимавшая его локоть, делала это с силой птичьего коготка. В этот момент он пожалел, что у него нет чего-нибудь, чтобы заткнуть ей рот.

— Мы грабим карету, моя дорогая, — ответил он и рассмеялся, когда она швырнула в него шарф. Он упал ему на грудь, потом на ногу, повис на начищенном до блеска черном сапоге и свалился на землю под копыта его коня. Там он и остался, утонув в грязи.

Джеред стряхнул ее руку, послал коня вперед и бросился в ночь за своей добычей.


Он же не может вести себя как разбойник с большой дороги? Не может! Но было слишком ясно, что именно так он и поступает и что его друзья собираются сделать то же самое. Она осталась там, где была, все еще верхом, слыша звук тормозов кареты.

— Кошелек или жизнь! — послышался окрик-требование от одного из самых богатых людей в Англии.

Была какая-то нотка в его голосе, какое-то странное ликование, как будто ему невероятно нравилось быть вне закона. Герцог Киттридж, грабящий карету! С ума сойти!

Тесса вздрогнула, испуганная звуком выстрела. Оружие? Господь милосердный, они в него стреляют?

Она рванулась вперед в седле, вонзила пятки в бок лошади, но мягко, чтобы не ранить огромное животное. Кобыла, похоже, была не в настроении двигаться, даже когда прозвучал еще один выстрел и ночь пронзил женский крик. Тесса вцепилась в поводья и раскачивалась взад и вперед в седле, повторяя те слова, которые тайком узнала от братьев. Те, конечно, преуспели в ругательствах, но от нее ждали, что она не поймет значения бранных слов.

Кобыле, благослови ее Бог, как будто передалась опасность момента, или, может быть, это третий выстрел заставил ее повернуть голову и броситься в противоположном направлении. Это было, наверное, самое лучшее, что могло произойти, потому что Тесса услышала позади себя крики, потом мимо пронеслась тень, вырывая поводья из ее руки. Все, что она могла сделать, — это сдержать крик и изо всех сил вцепиться в кожаный выступ, поддерживающий ее колено, надеясь, что бултыхающееся ощущение в ее желудке вызвано волнением, а не подступающей тошнотой. Сейчас ей просто невозможно так опозориться, особенно когда ее муж и так растоптал благородное имя семьи.

Скорость была гораздо больше, чем она привыкла, учитывая весь ее опыт, когда она в шесть лет упала со своего пони, и спокойную прогулку несколькими минутами раньше. Тесса была так поглощена усилиями не свалиться в объятия смерти, перемежающимися с мыслью, что вот сейчас ей станет дурно, что даже не осознавала, что они остановились, до тех пор пока Джеред не стащил ее с лошади и не усадил под дерево. Кобыла получила шлепок по крупу. У Тессы возникло странное чувство, что ей бы это тоже помогло.

Она практически рухнула на дерево, прижимаясь лбом к коре.

— Вас сейчас стошнит? — Его голос звучал до абсурда весело.

Предполагалось, что она что-то скажет, поскольку он задвинул ее еще дальше за дерево и крепче прижал к себе. Странно, но от его тепла ей действительно стало лучше. Или, может быть, это было просто потому, что ее желудок прекратил свое бунтарское неуважение к приличиям.

— Вам действительно не нравится качка, да, Тесса?

Это ее воображение или его голос и вправду звучал почти нежно? Она зарылась лицом в его грудь, позволяя вздоху сорваться с ее губ.

— Тогда как же вам удалось добраться до Лондона?

— Закрытые экипажи, похоже, устраивают меня. Почему это, как вы думаете?

Она знала, что он готов сказать что-то еще, но шепот в темноте оборвал его слова. Опять шепот, вполне различимый, и потом ответ. Значит, никого не застрелили.

Тесса отстранилась, глядя на мужа пристальным гневным взглядом, но потом поняла, что ее ярость невозможно разглядеть. Она схватила его за сюртук и дернула достаточно сильно, чтобы он повернул голову.

— Что такое, Тесса?

— Как вы могли совершить нечто настолько глупое, Джеред? Зачем, ради всего святого, рисковать своей жизнью из-за денег, если вы богаты, как Крез? — Она надеялась, что дрожь в ее голосе можно отнести на счет простого озноба. На самом деле она была в ужасе: и из-за его безрассудства, и из-за возникшей стрельбы.

— Вы репетируете роль старой карги? — спросил он, рассеянно похлопывая ее по руке, точно так же, как гладил бы по голове собаку или ласкал кошку. Без каких-то мыслей или намерения этот жест был направлен на то, чтобы успокаивать, умиротворять. Тесса не была уверена, что конкретно чувствует в этот момент, но точно знала, что это не спокойствие. Страх? Ярость? Или просто смятение от того, что он мог совершить такое?

Она снова потянула его за рукав.

— Что такое, Тесса? — В его словах чувствовалось раздражение. Ну что ж, она тоже сердита.

— Джеред, послушайте же меня наконец, — сказала она. — Я хочу сейчас же вернуться домой.

— Как только это будет возможно, Тесса.

И с этими словами он положил руки на ее плечи и подтолкнул назад, пока она не прижалась к дереву. Тени объединились и стали его сообщниками.

— Эдриан, ты забрал деньги?

— Целый сундук, Киттридж. Но разве ты знал, что они будут перевозить золото?

— Повезло, Эдриан.

— Однако, Киттридж, это кажется не совсем справедливым. Быть герцогом и все такое. На твоем месте, похоже, не нужно много удачи. Ее надо бы разделить со всеми нами. За карточным столом не помешало бы немного счастья.

— Вот именно, — поддакнул Чарлз.

— Ему повезло, что сегодня его не пристрелили, это уж точно, — ворчал Эдриан. — Чертова пуля едва не содрала с меня скальп. Как насчет твоей хваленой удачи, Киттридж? Вот я лежал на земле, а дождь бы поливал мое лицо. Тогда ты бы не почувствовал себя таким уж везучим.

— Ну а мне не жалко ваших друзей, Джеред. Посмотрите, в кого вы превратились — стали грабить экипажи.

— У твоей молодой женушки слишком острый язычок, Киттридж. Искренне надеюсь, что ты научишь ее использовать его в добрых целях.

— Вы чрезвычайно грубый человек, — сказала Тесса все еще сидящему верхом Эдриану.

— Ваша светлость, я растоптан.

— Тихо! — Левая рука Джереда обхватывала ствол дерева, правая лежала на корсаже жены. Он внезапно услышал звук обитых железом колес, грохочущих по дороге.

— Джеред, — прошептала она, но он только поднял руку выше, пока кончики пальцев не коснулись ее губ. Мимолетная ласка, которая предупреждала.

Он повернулся, притянул ее к себе, так что их тел стало не видно за деревом. Остальные уже спрятались в кустах, окаймляющих дорогу, сразу же как услышали звук приближающегося экипажа.

Громоздкая карета раскачивалась из стороны в сторону, судя по всему, переполненная людьми и перегруженная багажом, привязанным на крыше и сзади. Карету сопровождали два всадника, и, когда они проехали, Тесса возблагодарила провидение, что выбор Джереда не пал на так хорошо вооруженную и защищенную жертву.

Сам Джеред мог бы быть тенью, если не считать того, что тени никогда не обладают такими теплыми руками, которые обнимали ее талию.

Тесса отстранилась от него, делая вид, что ей не хочется ответить на его ласку.

— Так, значит, ваше богатство — это только слухи, Джеред? Вот почему вы считаете необходимым красть? Но зачем же становиться преступником? Вы же знаете, у меня есть наследство моей бабушки, и мы можем жить гораздо проще, чем сейчас.

— Мое богатство цело, Тесса.

— Тогда почему, Джеред? Я не понимаю. — Она покачала головой. Опасность, очевидно, миновала, и все, что осталось, — только эта странная ночь.

Он наклонил голову, бормоча ей на ухо:

— Тесса, разве вам не нравится возбуждение? — Его тон был укоризненным, кончик языка, дразня, прошелся по краю ее уха.

— Только и всего? Ради этого? А что, если бы одна из тех пуль попала в вас, или карету сопровождали бы вооруженные всадники? Джеред, вас же могли убить!

Он не сказал ничего, а только потащил ее в направлении своей лошади.

— Идите сюда, — приказал он, садясь верхом. Ее кобылу тоже нашли, и теперь она послушно шла сзади, как будто понимая, что время для непокорности закончилось. Здесь был человек, который может контролировать ее. Джеред протянул руку, Тесса взяла ее и в то же мгновение обнаружила, что уже сидит перед ним в седле. Не так уж это и удобно — сидеть боком. Она просто не знала, куда деть свое левое плечо. В конце концов ей пришлось ссутулиться и позволить Джереду обнять ее. Только после долгих минут ерзанья она осознала две вещи — они двигались, и Джеред смеялся.

— Ну, вы наконец-то устроились?

— Да. — Если ее голос был резковат, то она не виновата. Тессе не нравилось быть предметом насмешек.

— Вам нехорошо? — В его голосе все еще была нотка веселья, от которой ее спина напряглась еще больше. Было трудно сохранять это положение, поскольку ее голова прижималась к его плечу, а левая рука вынужденно обхватывала его сзади за спину.

— Все в порядке!

— Вы так долго молчите, что я начинаю беспокоиться.

— Я просто размышляю, пытаюсь понять вас.

Он наклонил голову набок. Тесса знала, что он пытается увидеть ее лицо, но тени делали это невозможным. Только чтобы оставаться в безопасности, она уткнулась лицом в его грудь.

— А-а, понятно. Вместо того чтобы быть моей Немезидой, вы решили, что роль няньки больше сочетается с вашим характером.

— Если бы я была вашей нянькой, я бы надрала вам уши, — ответила она.

— К счастью, это не так, дорогая. Критиков и так предостаточно. Жена не должна быть слишком строгой.

— Джеред, вы герцог. Несомненно, ваше положение можно использовать для лучших целей, чем эта. А ваши приятели не более чем титулованные хулиганы. Ваши лидерские качества могли бы послужить высоким целям.

— А ваш язычок — для чего-то более приятного, чем выговоры, женушка. Или вы предпочитаете вернуться в Киттридж-Хаус и дожидаться моего возвращения? Тогда, Тесса, у вас не останется причин критиковать меня. Когда я стану навещать вас, то буду вести себя безупречно.

— Так, значит, это и была ваша главная цель, Джеред? Заставить меня в гневе вернуться в Киттридж-Хаус, уверенной в том, что вы настоящий негодяй и повеса? И вся эта шарада с изображением разбойника была исполнена только ради меня?

— Вы никогда не останавливаетесь, Тесса? Не спрашивайте меня о том, что я говорю или делаю, жена. Просто принимайте это к сведению.

— Вы хотите, чтобы я была молчаливой, как дебютантка в светском обществе?

— Сомневаюсь, что даже в ту пору вы держали рот на замке, — сардонически заметил он.

— Мне бы хотелось, чтобы вы знали, что я вела себя вполне прилично. Я не издавала ни звука, пока со мной не заговаривали, не делала ничего предосудительного, была вполне благовоспитанной.

— И никому не задавали вопросов? Ни о чем?

Воцарилась тишина, во время которой Тесса взвешивала преимущества правды против лжи. Его смех был добродушным, но она тем не менее почувствовала досаду.

— Как вам сказать? Поскольку список приемлемых тем для разговора был весьма ограничен, я говорила в основном о погоде.

— И о чем же вы спрашивали? Как образуются облака? Что вызывает дождь? Как можно предугадать, что будет погожий день?

Тесса улыбнулась ему.

— Очень приличные вопросы, Джеред. Вы когда-нибудь видели снежинку вблизи? Вы никогда не задавались вопросом, почему кажется теплее, когда идет снег, чем если его нет вообще? — Она вскинула голову, глядя в непроницаемое небо. — А можно утонуть в дожде?

Он притянул ее ближе, прижав ее щеку к своей груди.

— Я сдаюсь, Тесса. Не знаю ответа ни на один из ваших вопросов.

Тепло вытеснило холод. Она не сказала больше ничего, только крепче прижалась к нему, жалея, что не может задать ему один вопрос, который никогда не осмеливалась произнести, но который всегда присутствовал в ее сердце: «Кто ты на самом деле?»



Глава 8


На полпути к дому их спутники исчезли, ускользнув в кишащие толпой улицы, ведущие к площади. Джеред привел обеих лошадей к заднему входу в особняк, где спешился и протянул руки к своей жене. Она соскользнула с седла с сомнительной грацией, прижавшись к нему на мгновение, прежде чем встать на ноги.

— Как вы себя чувствуете?

— Довольно хорошо, честно говоря. Ну разве это не странно? Вы полагаете, лошади знают, когда на них едет кто-то, кто искренне любит их? Я и правда боюсь, что не утаила от кобылы свою неприязнь. Вы думаете, она поэтому игнорировала все мои команды?

— Я уверен, что животные чувствуют страх седоков. Лошади, собаки, возможно, даже такие дикие звери, как волки.

— Вы правда так считаете? — Ее, похоже, чрезвычайно интересовал этот предмет.

Рассвет уже близился, первые лучи протянулись из-за горизонта. Теперь Джеред мог отчетливо видеть ее лицо. Ее щеки напоминали спелый персик, губы были прелестно пухлыми, но она не смотрела ему в глаза, а ее руки были крепко сжаты. Она чего-то боится? Может быть, его? Глупая мысль. Он не из тех, кто пугает женщин. Всякая нервозность, которую он вызывал в женщинах, обычно происходила от возбуждения. Джеред повернулся, передав поводья обеих лошадей сонному конюху, и внимательно посмотрел на жену.

Он всегда чувствовал себя особенно бодрым, освеженным после своих набегов, всегда слишком переполнен впечатлениями, чтобы спать. Его энергия требовала незамедлительного выхода, а кто лучше удовлетворит это его желание, чем жена? Но, судя по ее виду, для этого потребуется немного убеждения. Ее губы были поджаты, лицо суровое и непрощающее. Он улыбнулся. Это был вызов, который он с легкостью принял.


Джеред смотрел на нее немного иронически. Ее щеки согревал румянец. Она чувствовала себя какой-то нескладной провинциалкой. Может быть, такой она была в детстве? Вряд ли — в те годы ее баловали, утешали и защищали родители, она была окружена сознанием того, что любима. Сейчас она видела, что защита пропала или по крайней мере отошла на задний план, и никто, кроме нее самой, уже не поддерживает ее. Рассчитывать на чувства Джереда не приходится, он дал понять, что не испытывает к ней вообще ничего. В противном случае не стал бы целовать у нее на глазах свою любовницу, не устроил бы такую невероятную каверзу с тем только, чтобы шокировать ее и потом отправить назад, в Киттридж-Хаус.

Она сжала пальцы в кулаки, потом обхватила себя руками. Было зябко, холодные волны тумана стелились повсюду, собираясь облаком — легким, пушистым, серым.

Когда Джеред протянул руку, она вложила в нее ладонь, позволяя ему вести себя к дому, мимо потрясенных слуг, через коридор и к лестнице, которая вела наверх, на третий этаж, к величественной анфиладе комнат, повторяющей покои в Киттридж-Хаусе своей просторностью.

Джеред не повел ее в гостевую комнату, которую она занимала эти два дня. И не пошел к покоям герцогини, которые должны были быть готовы всего через несколько недель. Вместо этого пригласил ее, молчащую и не возражающую, в свои покои, выходящие на восточную часть сада.

Даже сейчас солнце, приглушенное туманом, освещало путь. Это единственное, что радовало. Драпировки были отдернуты, открывая слой тумана за окном. Было ощущение, что они с мужем находятся на облаке, а все остальное выглядело нереальным и только воображаемым.

Он позволил ей высвободиться из его рук и подойти к окну. Дверь закрылась, повернулся ключ. Тихие шаги, ощущение парчовой занавеси под ее пальцами, затрудненность дыхания — все это было признаком гораздо большей опасности, предвкушением его активности.

Ей, наверное, следует продолжать быть суровой с ним. То, что он сделал, было ужасно. Она цеплялась за эту мысль, даже когда почувствовала, что он подходит ближе.

Она больше не видела тумана, потому что закрыла глаза. Когда он подошел и встал позади нее, было ощущение, что ее тело вздохнуло с облегчением. Она не пошевелилась, когда он отвел ее волосы в сторону и прильнул горячим и нежным поцелуем к ее затылку.

— Джеред, что такое туман? Это действительно облака, которые спустились слишком низко к земле?

— А черт его знает, — пробормотал он в ее шею, и было ощущение, что она самой кожей чувствует каждое произносимое им слово.

— Когда я была маленькой, я верила, что это небеса, спустившиеся сверху, чтобы забрать души умерших. И все люди, которым это предназначено, должны просто ступить на облако, и оно унесет их.

— Что за чепуха, — произнес он в ее плечо. Как же расстегивается ее корсаж? О, пуговиц ведь нет, не так ли? — Я удивлен, что вы не испугались при виде тумана.

— О, я совсем не боялась. Мои родители и няня говорили мне, что только хорошие умирают молодыми.

Джеред стоял так близко, что она чувствовала, как он сдерживает смех. Он старается обольстить ее. Это стало особенно ясно после того, как он провел пальцами по тонким прядкам волос на ее затылке. Понимала ли Тесса когда-нибудь, как особенно чувствительна она к прикосновениям именно в этом месте? Дрожь, которую он вызывал таким непринужденным прикосновением, снова и снова пробегала вверх и вниз по ее телу.

— Тесса, если вам от этого станет легче, то Вольтер сказал: «Точно неизвестно, где обитают ангелы, — в воздухе ли, в пустоте или на планетах. Господу не было угодно указать нам место, где они живут».

Его руки вдруг оказались на ее талии, большие пальцы легли на поясницу. Как странно, что она чувствовала его руки даже через одежду, и еще более удивительно, что туман, казалось, просачивается через окно, заставляя ее терзаться от холода спереди, тогда как сзади ей было восхитительно тепло.

— Тесса, ваша одежда промокла. — Еще одно прикосновение его рук, новый трепет, пробежавший по ее телу вниз. Она откинула голову назад, найдя уютное местечко на его груди. Его руки скользили по ее талии, блуждали по животу, прижимая ее спину к нему ближе, все ближе. Она чувствовала его дыхание, чувствовала, как его грудь поднимается и опускается. Где-то за окном начинал просыпаться город. Совершались утренние омовения, надевалась одежда, люди потягивались, зевали. Мир готовился к новому дню.

А в этой комнате? Она вся сжалась от его прикосновений к ее коже, от нежного поглаживания ее волос, когда он мучительно медленно убирал шпильки. Шляпку она где-то потеряла.

Поцелуй в щеку, легкий уговаривающий шепот, и она оказалась лицом к нему. Его руки, те самые руки, которые были нежны, решительны и настойчивы, теперь оказались на ее спине, мягко продвигая вперед, ее сапоги уткнулись в его, так что ни одного дюйма не разделяло теперь их тела, только юбка ее амазонки и его брюки. Но одежда не была препятствием для ощущений, для его пьянящего тепла, для настойчивости этих рук, которые теперь скользили по ее талии, пробираясь вверх, пока не оказались на уровне груди.

— Вы знали, Джеред, что существует девять ангельских чинов? Ангелы, архангелы, начала, сила, власть, господство, престол, херувимы и серафимы. Ну разве это не удивительно?

Промедление губ на ее коже, потом улыбка, когда он поцеловал ее за ухом.

— Тесса? — мягко вернул он ее на землю.

Она подняла голову и запрокинула ее, пока ее глаза не встретились с его глазами. Трепет пробежал по ее спине. Проявление страха? Нет, скорее осведомленности. Даже больше, чем в ее брачную ночь или в предыдущую. Это был момент расплаты. Мужчина. Женщина. Связь между ними такая же старая, как сам мир, такая же новая, как следующее мгновение.

— Вам страшно?

— Да. Нет, не думаю. Но ведь страх — это действительно ужасная эмоция, не так ли? И я провела всю ночь, наполненная им.

— Неужели?

— Да, и ваша лошадь тоже это знает.

Он наклонился и поцеловал ее в лоб: нежное благословение, очаровывающее и смущающее одновременно. Одна рука расстегивала ее жакет — легкое занятие, учитывая отсутствие пуговиц. Тесса взглянула вниз на его руку на фоне синей ткани. Рука аристократа, с длинными пальцами, на удивление сильная. Его ладони загрубели от многих лет верховой езды; а вот пальцы были гладкими, способными вызывать самые восхитительные ощущения.

— Я очень рад, что вы не боитесь меня. — Его голос был тихим, почти шепот в утреннем свете.

Она снова взглянула на него снизу вверх, немного смущенная тем, что его взгляд так и не оторвался от нее. Похоже, его пальцам не составило особого труда завершить раздевание.

— Я никогда не боялась вас, Джеред. Вы смущаете меня, но и беспокоите тоже.

Он наклонился и поцеловал ее в шею. Она задрожала.

— Что? — Похоже, он совершенно не обращал внимания на ее слова.

— Я боюсь в этом признаться, Джеред, но должна сказать, что не одобряю ваш образ жизни.

Он попятился и уставился на нее.

— Я огорчен.

— Джеред, вам действительно не следует заниматься грабежом карет. Несомненно, вы можете найти что-то более подходящее вашему положению. Нечто, что не противоречит морали.

— Например?

— Любое другое занятие, Джеред. Что-то подобающее вашему высокому рангу.

— Благие дела?

— Конечно!

— То есть вы готовы вести меня к добродетели, Тесса?

— Если вы пожелаете, Джеред. — Она мягко улыбнулась ему. — Хотя у меня мало опыта, я уверена, что мы сможем найти что-то, что подойдет нам обоим.

— Рождение наследника, Тесса, кажется достаточно хорошей целью. — Он провел пальцем по ее нижней губе. Она улыбнулась. Если говорить правду, ей очень сильно хотелось поцеловать его.

— Кажется, мы найдем общий язык.



Глава 9


Она знала, что лучше не настаивать на темноте, прекрасно помня свечи, которые он оставил гореть, чтобы лучше рассмотреть ее. Что он увидит сейчас, в утреннем свете, чего раньше не видел? Она не стала ни выше, ни ниже, не поправилась и не похудела. Она такая же, какая и была, не красавица и не урод, обычная женщина.

Но ей так хотелось выглядеть привлекательнее. Особенно когда с нее постепенно снимают одежду. Сначала редингот был снят так быстро, что она оказалась лишена его раньше, чем осознала это. Потом блузка и юбка, довершавшие ее костюм для верховой езды, исчезли одним движением, как будто пальцы Джереда были волшебными, а его едва заметная улыбка только подчеркивала это. Наконец она осталась в одном корсете, но даже он не мог противостоять его проворным прикосновениям, потому что мгновение спустя и передняя и задняя шнуровки оказались распущены и корсет упал на пол. Только рубашка скрывала ее наготу, и даже она была не большим препятствием, чем дыхание или взмах ресниц, поскольку Тесса держала глаза решительно закрытыми.

Кончик пальца прошелся, едва касаясь, по ее векам, веселый голос прошептал:

— Где вы, Тесса?

— Удивляюсь, почему я сейчас чувствую себя более обнаженной, чем когда-либо раньше. И хотя я уверена, что должна бы ощущать восхитительный вихрь эмоций, я просто вынуждена признать правду.

— Какую? — Его пальцы ласкали ее нежную кожу. Она подняла глаза. На его лице застыло чрезвычайно странное выражение. Оно убедило ее снова закрыть глаза.

— Видите ли, Джеред, я прекрасно осознаю все свои недостатки. Слишком пышная грудь, ноги слишком длинные, талия, которая никогда не будет осиной, как бы туго моя горничная ни затягивала корсет. Сейчас я предпочла бы темную комнату и толстое одеяло.

Было огромным облегчением, что она почувствовала его руку у себя под коленями, а другую на спине. Ее несли на кровать — она была уверена в этом, быстрый взгляд из-под полуприкрытых век подтвердил ее догадку. Комната наклонилась, а потом появился балдахин, массивные резные столбики красного дерева, задрапированные бархатом.

Но Джеред поставил ее перед камином. Пока она дрожала от холода, он стянул вниз вышитое покрывало, потом схватил ее, как будто она была забытым свертком, и положил между холодными, как будто влажными простынями. Тесса начала трястись, как будто холод проникал в самые ее кости. Он пробормотал что-то, очень напоминающее ругательства, и сбросил с себя одежду, не заботясь о том, куда она упала.

Из окон просачивалось достаточно света, чтобы она могла разглядеть своего мужа довольно подробно. Разве раньше она видела канаты мышц на его руках, мощь его бедер? Была ли его грудь такой широкой, с этим островком темных волос? Такая же тень окружала мужское достоинство впечатляющих размеров, даже и полусонное, как ей казалось. Но опять же, ее опыт в таких вещах исчерпывался всего двумя ночами.

Ее кулаки забрались под подушки, когда он еще больше шокировал ее тем, что не лег рядом, как она предполагала, а дюйм за дюймом медленно опустился на нее сверху, покрывая все ее тело. От шеи до пальцев ног она оказалась окутана живым одеялом, если такое можно сказать о теле Джереда.

— Мне очень нравится ваша пышная грудь, Тесса. И ваши длинные ноги. Что до вашей талии, мужчина будет дураком, не оценив ее. — Он поднялся на руках, глядя сверху вниз на свою жену. Сейчас он просто искрился весельем. — Вам все еще холодно?

— Начинаю согреваться, — ответила она, облизывая губы, ставшие вдруг очень сухими. — Вы мое одеяло?

— Вы хотите другое?

— Зачем? Вы неплохо выполняете эту задачу. Знаете, я не совсем раздета. На мне еще есть рубашка.

Он провел линию по границе ее губ — приятное покалывающее прикосновение.

— Да, — тихо произнес он. — Я это учитываю.

Ее лицо, наверное, было забавным, потому что он только улыбнулся, потом наклонил голову, чтобы поцеловать ее в шею. Еще одно чрезвычайно чувствительное местечко.

— Вы ерзаете, когда вам щекотно. Вы знали? Я думал, вы будете смеяться. — Он поднял голову, улыбаясь ей.

Теперь ей было уже достаточно тепло. Даже слишком. Но она не сказала ему об этом из страха, что он отодвинется. А ощущение его, такого тяжелого на ней, было отнюдь не неприятным. Скорее, притягательным.

Но он все равно подвинулся, вдруг оказавшись рядом с ней, поворачивая ее так, чтобы она лежала лицом к нему. Пальцы ног и колени их соприкасались, но ничего больше, и Тесса на какой-то миг почувствовала одиночество. До такой степени, что протянула руку и коснулась пальцами его груди, а потом положила всю ладонь, как будто чтобы проверить, здесь ли он. Его кожа была такой гладкой, волоски на ней казались шелком. Другая ее рука лежала у нее под головой, и она потянулась и зарылась пальцами в его волосы.

Неужели он читает ее мысли? Его улыбка, похоже, говорила именно об этом.

— И о чем же вы думаете, женушка, с таким странным выражением на лице?

Она не могла смотреть на него, когда он говорил. Вместо этого сосредоточилась на своей руке, гладящей его грудь.

— Что поступаю очень смело, касаясь вас, — призналась она почти шепотом.

Его рука коснулась ее лица, отодвинула прядь волос с виска, задержалась на губах.

— Пожалуйста, ласкайте меня. — Слова прозвучали так тихо, будто это была всего лишь мысль.

Ее пальцы не могли оторваться от его груди. Это ее воображение, или его дыхание действительно замерло, а потом с шипением вырвалось сквозь губы? И правда ли, что его глаза сузились, когда он смотрел на нее, оба их взгляда были словно заворожены движением одного робкого пальца?

А потом другой палец дотянулся и стал делать то же самое с ней, обводя сосок сквозь тонкую ткань рубашки. На нее хлынула волна неизведанный ощущений — напряжение, жар. Неужели он чувствует то же самое, когда она касается его? Быстрый взгляд вверх, в глаза, горящие в предутреннем свете. Глаза Мэндевиллов. Когда-то она думала, что они как холодный пепел. Как же могла она не заметить в них огонь?

Он как будто повторял все ее действия. Каждое движение по ее коже копировало ее. Он сдерживал себя, словно позволяя ей задавать ритм. В их брачную ночь он был тем, кто вел ее к открытию. Прошлой ночью Тесса вообще обо всем забыла. На этот раз она должна была стать исследователем. И она старалась: рука скользнула вниз, чтобы лечь на его бедро, на живот, а потом подняться к мускулистому плечу. Потом в волосы, расчесывая их ото лба пальцами, жадные глаза смотрели, как одна непокорная прядь снова упала вниз. Он не пытался коснуться ее, не говорил ничего, когда она вела по его щеке пальцами, дрожащими от дерзости. Его губы дернулись в полуулыбке, но когда она провела по его рту, один палец задержался в центре его нижней губы. Тесса приподнялась на локте, наклонилась, тихонько дыша у его губ. Отважный поступок, особенно после того, что в последние минуты она почувствовала нарастающее в нем напряжение, как будто он сдерживался одним только усилием воли.

Ее поцелуй был нежным, теплым, мягким, невинно чувственным. Она ощущала, как он содрогается, когда она лизала его губы, но когда его голова едва заметно повернулась, Тесса отстранилась. Ее взгляд был почти укоризненным, он закрыл глаза при виде этого, ресницы склонились на щеки.

Ее рука лежала на его плече, большой палец гладил его щеку. Он подвинулся, нетерпеливое движение ног и торса, и в этот момент она почувствовала его член, огромный и твердый, у своего бедра.

Ее глаза моргнули, открываясь, чтобы встретить его взгляд. В мгновение ока все исчезло. Его рука мягко опустила ее назад, на подушку.

Он навис над ней — тень, очерченная светом, присутствие такое же осязаемое, как грозовое облако. И вдруг как будто бы полыхнула молния, она сверкнула в его глазах, когда он улыбнулся ей. Обе руки схватили ее рубашку, любовно сшитую целой армией белошвеек для ее приданого и стоившую гораздо больше любой другой ее прежней рубашки. Эта была отделана кружевом и вышита розами. Джереду не было никакой разницы. Она не протестовала, когда он сжал в кулаках ткань и медленно развел руки в стороны. Разрыв был ровный и длинный, и его взгляд проследил за ним до самых ее колен, как будто до этого она была одета в застегнутые доспехи и только сейчас открылась. Горловина осталась целой, но она не могла противостоять его решимости. Тесса лежала перед ним, как раскрытый гороховый стручок.

Он потянулся к ней, отбрасывая в стороны обрывки рубашки. Его ладонь, теплая и чуть-чуть мозолистая, приподняла ее грудь. Если это была жертва, она предназначалась для его губ, не столько нежных, сколько ненасытных. Не дразнящих, но требовательных. Его губы ласкали ее сосок, он нежно прикусил его зубами, потом отстранился и смотрел, как он поднимается и напрягается.

Его поцелуй был вторгающимся, поглощающим, жадным. Исчезла вся нежность любовника, поощрявшего исследование; этот мужчина был способный, опытный, не отдающий ничего и требующий все. Она была женщиной, и ее сила заключалась прежде всего в ее слабости, готовности подчиниться.

Когда его рука опустилась вниз и раздвинула ее ноги, она позволила ему это. А когда его пальцы потянулись с ее бедра к жаркой точке их соединения, у нее была только одна мысль — возразить, но и она исчезла под очередным поцелуем. Он коснулся ее, и она шумно вздохнула. Его голова поднялась, и он посмотрел на нее сверху вниз, его губы были влажные и неулыбающиеся. Его лицо стало хищным. Еще одно вторжение пальцев, и она прикусила губу. Он улыбнулся, как будто ее ответ означал согласие, а ее стон — поощрение.

Когда он вошел в нее, мощно и быстро, без намека на деликатность, давно забыв о поддразнивании, она подняла бедра ему навстречу, уверенная, что умрет от этого, и более чем уверенная, что, даже если это и случится, это будет совершенно не важно.



Глава 10


— Как все прошло минувшей ночью, сэр?

Джеред надел сюртук.

— В общем, довольно хорошо, Чалмерс.

Джеред одернул жилет и отошел, чтобы посмотреть на свое отражение в зеркале. Если не считать глаз, он выглядел обычно, как всегда. Только в выражении лица что-то изменилось. Да, именно так. Он выглядел чертовски довольным собой. А у него для этого не было причин. Никаких.

Он терпеливо стоял, пока Чалмерс чистил его костюм щеткой, потом выслушал его указание лакею, куда поставить его свежевычищенные сапоги. Обыденные дела, одни и те же слова. Все как всегда. Его блуждающий взгляд остановился на закрытой двери, ведущей в его спальню. Тесса все еще спала. Сон праведницы? Нет, скорее усталость после утомительных занятий любовью. Прошлой ночью он овладел ею три раза — вернее, этим утром. Или это она овладела им? Может быть, проблема как раз в этом? Каждый раз возникало ощущение, что его ведут куда-то, где он никогда не бывал раньше, девчонка, сама невинность, чьи губы постоянно соблазняли его. В чем тут секрет? Может быть, в том, что до приезда в Лондон он не спал с женщиной почти целую неделю? В этом все дело. И только в этом.

«Ты уверен, Джеред?» Прошлой ночью ему с трудом удавалось сдерживать смех. Почему ему всегда хотелось улыбаться, когда он занимался любовью со своей женой?

Он нахмурился, глядя в зеркало. Не помогло. Ну просто ничего нельзя было поделать с этим выражением в его глазах. Самодовольным, расслабленным, в абсолютном согласии со всем миром. Ему надо бы бежать на континент; Джеред подозревал, что там будет безопаснее, несмотря на французские проблемы.

Она же его жена! Нет необходимости чувствовать эту дрожь восторга, когда он думал о ней. Это просто потому, что она удивила его, вот и все. Ее нежные прикосновения разбегались по его коже, как маленькие котята. Он хотел, чтобы она трогала его, — так сильно, что почти умолял об этом. Он чуть не схватил ее руку, чтобы прижать к себе, побуждая ее удовлетворить это желание.

«Только мгновение, Тесса. Всего мгновение!» Он закрыл глаза, проклиная воспоминание, бессознательно вызывающее волнующие ощущения, посмотрел вниз, на свои брюки, и выругался, проклиная свои чресла.

Что же она делает с ним?

— А герцогиня? Мне вызвать ее горничную?

Джеред посмотрел на своего камердинера. Чалмерс был образцовым слугой. Он прищурился и молча разглядывал его. Был это просто невинный вопрос, или его корни росли из того факта, что тому пришлось ждать до вечера, чтобы принести завтрак? Разумеется, он уже и раньше просыпался так поздно, но когда это случалось, он не обнимал свою жену. Его кожа хранила ее тепло. Хорошо, что Чалмерс именно в этот момент отвел глаза. Если бы он не знал наверняка, он бы подумал, что покраснел.

— Я полагаю, моя жена еще спит, Чалмерс.

— Очень хорошо, сэр.

Джеред был совсем не уверен, как на это можно прилично ответить, поэтому решил промолчать.

— Сколько золота ты положил в тот сундук? Он был слишком уж тяжелый, — сказал он, когда камердинер помогал ему надевать сапоги.

— Я привез только ту сумму, о которой вы просили, сэр. Однако я воспользовался возможностью положить на дно несколько завернутых в муслин кирпичей.

— Хорошая мысль. Я уверен, Эдриан решил, что там королевское состояние.

— Прошу прощения, сэр, но не разумнее ли было просто дать ему денег?

Джеред натянул сапоги, встал и притопнул, чтобы они лучше сели.

— И упустить приключение? Да ладно, Чалмерс, не говори мне, что к старости ты становишься скромником.

— Я не информировал охранников, сэр, как вы мне и сказали. Вас легко могли подстрелить. Разве не так?

Джеред бросил последний взгляд в зеркало, повернулся и похлопал слугу по плечу.

— Но я же цел, как видишь. А если бы заранее поставить в известность охранников, это лишило бы смысла всю затею, ты не согласен?

Он посмотрел в темнеющее окно.

— Не жди меня, Чалмерс. Я уверен, что вернусь не раньше рассвета.

Камердинер услышал щелчок дверной ручки и повернулся. Там, в дверном проеме, стояла герцогиня Киттридж, совершенно не похожая на ту, какой она была несколько дней назад. Когда он видел ее в прошлый раз, она была идеально причесана, ее платье являло собой произведение искусства из шелка и кружева от мадам Фушар, одной из самых модных портних. На ее лице было ожидание, невинность, которая очаровывала его. Женщина, посмотревшая на него, а потом на дверь, в которую вышел герцог, необъяснимым образом постарела. Ее волосы были взъерошены, на щеке след от складки на подушке, впечатавшейся в кожу. В ее глазах читались смущение и почти болезненная уязвимость. Девушка исчезла, но женщина была не менее пленительной. Честно говоря, даже, может быть, более. Он отвернулся, чтобы не смотреть на нее, завернутую в простыню, но легко мог представить ее наготу. Не настолько же он стар!

— Почему он сделал это?

Чалмерс наклонился, чтобы убрать приспособление для снятия сапог, думая, что будет разумнее сделать вид, что неправильно ее понял. В конце концов, на кону стояло доверие. Но он совершил ошибку, снова взглянув на нее, и от ее вида его словно пронзила стрела сочувствия. Она смотрела на дверь так, будто все тайны мира откроются ей, если она не оторвет от нее своего взгляда.

Он только расскажет ей все, что знает.

— Мне это неизвестно, ваша светлость.

— Но красть свое собственное золото… Зачем?

— Я полагаю, что его светлости нравится эффект запретного плода. — Вот, это одновременно и правда, и нейтральный ответ. Больше она от него ничего не узнает.

Теперь она посмотрела на него, оторвав свой напряженный взгляд от двери.

— Куда он уехал сегодня ночью?

— Не могу сказать, ваша светлость.

— Опять приключение, да, Чалмерс?

Она не прибавила больше ничего, медленно повернулась и вышла, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Ну почему он чувствовал себя так, будто сказал слишком много? Или что она открыла слишком мало?


А не наплевать ли на все происходящее?

Почему это должно ее волновать? В конце концов, она начинала узнавать своего мужа даже слишком хорошо. Он был не тот человек на портрете, молодой аристократ с болью в глазах, который смотрел на мир, как будто ища понимания, возможно, сочувствия. В нем не осталось ничего от того молодого человека. Он был настоящим повесой, волокитой, человеком, поступки которого не поддаются объяснению: оставил ее через несколько часов после свадьбы, намеренно выставлял напоказ свою любовницу, украл свое собственное золото и со смехом уворачивался от пуль, совершенно не заботясь о собственной безопасности.

Или, может быть, он был похож на свой портрет гораздо больше, чем она могла представить? Все-таки у красок и холста нет глубины проникновения в характер оригинала. Только намек на его существование, иллюзия, созданная художником, чтобы обманывать зрителей. Возможно, и Джеред такой же — развлекающий и чарующий, но без глубины, лишенный настоящего характера. Может быть, он действительно лишен тех качеств, которыми она так восхищалась в своем отце, в его дяде? В сущности она придумала этого человека, который вышел из деревянной рамы и слушал ее, что-то советовал ей, пытался устроить ее жизнь.

Она села на край кровати, его кровати, и осмотрела окружающую ее комнату. Ее размеры даже сейчас были пугающими. В сгущающихся сумерках она была мрачной, как темница. Отбрасывающая тени свеча трещала на прикроватном столике. Как странно просыпаться в то время, когда другие люди уже готовятся ко сну. Неужели ее мужу нравится рисковать всем — репутацией, состоянием и даже жизнью — ради острых ощущений?

Влечение к запретному?

Прошлой ночью она едва не разрушила свою собственную репутацию. Надо отдать должное, она была со своим мужем, но даже если и так, сплетни не щадят женщин ни при каких обстоятельствах. Общество осудило бы ее за ее роль в том глупом происшествии, тогда как о Джереде говорили бы с восхищением. Не говоря уже о том, в каком положении оказались бы ее родители.

Влечение к запретному…

Его любовница! Ну конечно же, он поехал именно к ней. Даже после прошлой ночи, после того утра, которое провел, обнимая и обучая ее, нашептывая ей на ухо самые восхитительные вещи. Ну что после этого сказать?

Жены не требуют верности от своих мужей. Они принимают ее или делают вид, что проблемы не существует. В светском обществе ценят лишь соблюдение внешних приличий. А последовать за ним в ту ночь было самым что ни на есть глупым делом.

Разумеется, это абсолютно скандальный поступок, но она очень опасалась, что вся ее оставшаяся жизнь будет наполнена приключениями, о которых станут судачить. Это цена за ее бракосочетание с герцогом Джередом Мэндевиллом. Она ведь хотела стать его другом. А друзья делят все, у них общие интересы. Тесса покачала головой. Во вчерашнем ограблении не было ничего, что она бы захотела пережить вновь.

И все же казалось не совсем справедливым, что она должна делать все, чтобы ужиться с ним, а он не предпринимал в этих целях ничего.

Тесса встала, завернулась в простыню и, открыв дверь, прошла мимо Чалмерса, едва кивнув ему, совершенно не заботясь ни о чем. Она вернется в свою спальню, оденется и прикажет кучеру отвезти ее к любовнице Джереда. Безусловно, запретное действие, совершенно скандальное поведение.

Возможно, она больше похожа на своего мужа, чем может показаться. Жизнь состоит из парадоксов.


Чалмерс откинулся назад, прижимая ладони к стене. Наверное, у него просто галлюцинации и он неправильно расслышал. Возможно, дело просто в том, что он выпил слишком много вина за обедом. Или, может быть, у него начинается отвратительная простуда, та самая, которая мучила его каждый раз, когда они возвращались в Лондон. Это просто не могло быть правдой. Ни в коем случае. Герцогиня Киттридж не может даже думать о том, чтобы сделать то, что она собирается сделать.

Она, совершенно не заботясь о приличиях, спросила дворецкого, знает ли он адрес любовницы Джереда. Вот так просто! Открыто, напрямую, без намека на такт или дипломатию.

Он не мог решить, что лучше — броситься вниз и заблокировать дверь или убедить Майклза не говорить ей ничего. Но бедняга явно чувствовал себя также, как и выглядел — будто кто-то крепко ударил его под дых, резко и совершенно неожиданно. И вот уже он услышал, как тот, запинаясь, диктует адрес с каким-то болезненным ужасом, и понял, что не остается больше ничего, кроме как проинформировать герцога. Джеред Мэндевилл будет недоволен. Чертовски недоволен.

И все же ему жаль молодую герцогиню. Ведь теперь она с позором будет отослана в Киттридж-Хаус. Камердинер был в этом абсолютно уверен.



Глава 11


— Бодрит! Подкрепиться не грех. Ведь визит к любовнице мужа — непростое дело. — Тесса сделала еще один глоток бренди. А почему бы и нет? Не чай же распивать в подобной ситуации. Но, по зрелом размышлении, пожалуй, бренди — это немного чересчур. У нее онемело нёбо.

…Женщина, не отводя глаз, смотрела на нее. Она все никак не могла прийти в себя от удивления, возможно, даже восхищения. Вначале она была просто в ужасе. Но постепенно пришла в себя. В каких только ситуациях ей приходилось оказываться!

К любовницам жены не ездят с визитом. Ничего противозаконного в этом, конечно, нет, но в обществе такой поступок никогда не поймут. Честно говоря, Тесса была уверена, что ей не полагается даже знать о существовании этой женщины в жизни Джереда.

Подразумевалось, что она будет скромно сидеть в уголке и позволит ему делать все, что угодно, никогда ни единым словом не осуждая его. Конечно, ходили слухи, что замужние женщины тоже имеют любовников. Но что, если ее вполне устраивает ее муж? Какое-то глупое, немного провинциальное рассуждение. Если не принимать во внимание, что ее родители были идеальным примером брака, который многие считали явлением уникальным. Неужели она дурочка, что желает того же самого?

Любовница ее мужа была довольно мила, если не обращать внимания на ее прическу. Волосы были начесаны спереди, получалось какое-то причудливое гнездо. Неужели мода требует этого?

Убранство комнат отличалось безвкусицей: множество тесьмы и огромное количество бархата. Повсюду были разбросаны маленькие подушки розового и фиолетового цвета. И еще запах духов, такой тяжелый, что порой становилось трудно дышать. Как Джеред выносит это? Неужели все герцоги платят за подобные любовные гнездышки, или это только Джереду так «повезло» — содержать любовницу с невероятно дурным вкусом? Тесса почувствовала жжение от слез в глазах и заморгала, прогоняя их. Слезы — это глупо, у нее сейчас просто нет на них времени.

Она сделала еще один глоток бренди. С каждым разом напиток становился все приятнее. Как странно, что она никогда раньше не пробовала его. Но, с другой стороны, она никогда не любила спиртное.

— Чем я обязана вашему визиту, герцогиня?

Как странно, что ее голос больше не звучит как кошачье мурлыканье. Или он приберегается только для Джереда? Голос женщины был очень высокий, почти режущий слух. Тесса нахмурилась, пробежала языком по зубам. Нет, десны она все еще чувствует. Она сжала губы. Их покалывало.

Женщина смотрела на нее с явным удивлением. Как странно.

— Это ваш первый сезон в Лондоне, ваша светлость?

— Нет. У меня было два сезона.

— А я здесь родилась.

— О. — Тесса не знала, что еще сказать. — Вы любите театр? — спросила она неожиданно.

— А как же. Я ведь актриса.

— О, как интересно! Я никогда и не надеялась познакомиться с настоящей актрисой.

— Теперь у вас появилась такая возможность, — иронично отозвалась женщина.

Черт возьми, а как же ее зовут? Их не представляли друг другу, а любовница Джереда не была расположена называть свое имя.

— Вы поете? — продолжила свои расспросы Тесса.

— Вы хотите, чтобы я спела для вас? — На ее лице читалось изумление.

Тесса покачала головой. Она никогда никого не принуждает. Человек показывает свои таланты добровольно. Самой ей удавалось избегать многочисленных импровизированных концертов «по требованию», ссылаясь на то, что у нее болит горло. Когда это было? А сейчас она продолжала разглядывать любовницу мужа и не узнавала себя, в такой глупой ситуации она еще никогда не оказывалась. Проклятый бренди! Если бы знать о его коварных свойствах раньше.

Она откинулась на спинку дивана, потом снова подалась вперед. Это показалось успокаивающим, как будто тебя качают в колыбели. Еще раз. Ах. Какое-то странное ощущение в носу. Она коснулась его кончиком пальца. Промахнулась. В конце концов нашла его.

— Ваша светлость?

— М-м-м?

— С вами все хорошо?

Тесса махнула рукой.

— Все в порядке, благодарю вас. — Тесса подняла бокал в воздух, пристально посмотрела на него. — Но я, похоже, допила весь свой бренди. Думаю, этого достаточно.

Женщина согласно кивнула.

— Знаете, вы не должны быть доброй, — пробормотала Тесса.

— Почему же?

— Вы можете мне понравиться, а это уже немного противоестественно. Ведь мы соперницы.

— Ваша светлость, я думаю, будет очень хорошо, если вы сейчас поедете домой. В таком состоянии вы можете наговорить много лишнего, о чем потом станете сожалеть.

— Вы снова так добры.

— Нет. Я всего лишь благоразумна. Если ваш муж узнает, что вы были здесь, он рассердится. И даже очень.

Тесса вздохнула.

— Неужели все должны стараться, чтобы Джеред был доволен? Несмотря на все наши усилия, он не кажется очень счастливым. Вы заметили, что когда он смеется, то выглядит несколько удивленным, словно открыл что-то новое в себе?

— Я не помню, чтобы когда-нибудь слышала его смех, поэтому не могу ничего сказать.

— Вот, вы видите?

— Ваша карета ждет внизу, ваша светлость. — В голосе женщины явно звучал холод. Как странно. Такое впечатление, что она копирует тон Джереда.

— Да. Хотя я велела кучеру объехать квартал. Понимаете, я ожидала, что Джеред будет здесь.

— Как видите, его здесь нет.

Тесса встала, почувствовала, что комната кружится, и резко села. Ее глаза расширились.

— Вам сейчас будет плохо?

— Надеюсь, что нет, — ответила Тесса и откинулась на подушки.


Джеред поднимался по лестнице, перескакивая через две ступеньки, в такой ярости, в какой не пребывал еще никогда в жизни. Ничто в его воспоминаниях не могло сравниться с гневом, который переполнял его сейчас, ничто и близко не могло сравниться с тем, что он чувствовал в этот момент.

Маленькая горничная, открывшая дверь, была новенькой, но, несмотря на это, она не спросила у него ни имени, ни цели его визита.

В ответ на его вопрос она просто показала на дверь гостиной.

— Полагаю, со своей женой вы знакомы, — произнесла его любовница с достойным уважения апломбом, учитывая, что она была одета в один только халат. К несчастью, с этим предметом одежды у него были связаны нежные воспоминания, мысль, заставившая его почувствовать странную неловкость.

— Тесса? — спросил он свою жену, как будто бы нуждаясь в ее ответе, подтверждающем, что это действительно она. Тесса сидела в кресле лицом к его любовнице, спрятав руки в пушистую черную муфту, лежащую на ее коленях. Тесса была одета в красно-белое, в горошек, платье и красный жакет. На голове ее возвышалась красная шляпка с идеально симметричными черными перьями, среди которых было маленькое чучело желтого зяблика. Джеред обнаружил, что завороженно смотрит на птичку, гадая, упадет ли она, когда Тесса в следующий раз качнет головой.

Тесса, однако, была бледна как снег, и пока он смотрел на нее, ерзая, сползла на край дивана.

Джереда захлестнуло смущение, он несколько мгновений был неспособен произнести ни слова.


— Черт, я никак не могу поверить в это. Я говорил себе, что это не может быть правдой. Что вы не можете быть такой идиоткой, чтобы совершить нечто подобное. — На самом деле он подумал, что записка, присланная ему Чалмерсом, просто шутка, какая-то абсурдная нелепица, придуманная кем-то из его знакомых.

Но нет, вот они сидят рядом, его жена и его любовница. Фарс. Невероятный образчик женского сумасбродства.

Ответом ему была тишина. И никаких женских криков, как он ожидал. Да и Тесса нисколько не испугалась его появления.

Его жена встала, отряхнула юбки, поправила свою нелепую шляпку с этим идиотским зябликом и сделала полупоклон его полуодетой любовнице.

— Благодарю вас за уделенное мне время, — сказала она. Ее язык заплетался. И глаза, похоже, фокусировались совсем не так хорошо, как должны бы.

— Что она пила?

— Бренди, дорогой, — сказала Тесса, лучезарно улыбаясь ему. Она повернулась к его любовнице: — Благодарю вас.

— А я вас, ваша светлость, — сказала Полин, даже не пытаясь спрятать улыбку, — это была очень полезная встреча. — Она повернулась к Джереду: — Ваша жена — очаровательное дитя.

Джеред оказался способен только, как рыба, открывать и закрывать рот. Тесса проскользнула мимо него, послав ему вялую улыбку, и открыла дверь комнаты. Она была уже на середине лестницы, когда он пришел в чувство.

— Какого черта вам здесь было надо? — громким голосом возопил он.

Тесса обернулась и посмотрела на него. Какой невинной она выглядела в этот момент, с этой едва заметной улыбкой, не более чем легким движением мышц, только намеком на эмоцию… Ее руки все еще были спрятаны в эту нелепую муфту — слишком большую для нее, хотя сама она была довольно высокой для женщины и совсем не хрупкой, о чем свидетельствовали упругие формы, натягивающие ткань ее корсажа.

Джеред чувствовал, что его щеки пылают, раздражение подступало снова.

— Вы пьяны?

Тесса заморгала, глядя на него.

— Вполне возможно. — Она поджала губы и втянула щеки.

Джеред глубоко вдохнул, заставляя себя успокоиться, сделал еще один вдох, потому что первый не помог ему справиться с раздражением.

— Я нахожу, что это не такое уж и плохое ощущение. Неудивительно, что мои братья любят выпить, — сказала она и продолжила спускаться по лестнице, не слишком грациозно. Карета, его карета, все еще стояла у обочины. Кучер, его кучер, восседал на козлах, явно не обращая внимания на все происходящее вокруг. Черт, ну почему он не заметил его раньше?

— Чего вы собирались добиться визитом сюда? Проклятие, Тесса, я жду ответа.

Лакей вскочил со своего места на запятках кареты, прошел вперед, собираясь открыть дверцу для герцогини, поймал взгляд Джереда, после чего быстро повернулся и вернулся на свое место.

Тесса взялась за ручку дверцы кареты, но Джеред положил ладонь на дверь и захлопнул ее.

— Вы никуда не поедете, Тесса, пока я не услышу объяснения.

— Мы будем обсуждать это на улице, Джеред? — Она не совсем уверенно улыбнулась.

— Мы будем обсуждать это там, где я сочту нужным, миледи.

Она повернулась, выпрямилась, ее муфта была как барьер из меха и бархата.

— Очень хорошо, Джеред, я думала, что сегодня ночью вы будете с ней. Вам этого достаточно?

— И вы — что? Собирались драться за меня?

Она повернулась и открыла дверь, сама откинула ступеньки. Ее стройная фигура в мгновение ока оказалась внутри, в следующее уже сидела у окна.

— Этого еще не хватало! — Тесса улыбнулась. — Я предложила бы вам поехать домой верхом, Джеред, сейчас я не очень хорошо себя чувствую. Очень вероятно, что мне в дороге сделается плохо.

С этими словами она захлопнула дверцу у него перед носом.


— Ты поступил правильно, Чалмерс, — сказал Джеред, напряженно глядя в окно.

— К вашим услугам, сэр. Вы успели вовремя, чтобы избежать неприятностей, сэр?

— Если ты называешь «неприятностями» встречу между любовницей и женой, — сказал он, завязывая пояс халата, — то боюсь, что нет. Но, опять же, все могло бы обернуться гораздо хуже, как я полагаю. Правда, не знаю как.

— А ведь мы могли и не разыскать вас, сэр.

Быстрый взгляд подтвердил Джереду, что Чалмерс не шутит.

— Сколько мест лакей обошёл, прежде чем найти меня?

— Всего два, сэр. Я составил ему список ваших любимых мест.

— Я утвердился в своих привычках, да, Чалмерс?

— Вовсе нет, сэр. — Он взял сюртук, который Джеред бросил на стул, и стал тщательно чистить его.

— И как же это моя жена узнала адрес Полин, Чалмерс?

Перепуганный взгляд был достаточным ответом.

— Не от меня, сэр.

— Но ты знаешь от кого, не так ли?

— Я предпринял шаги, чтобы наказать человека, ответственного за это, сэр.

— То есть мне лучше не совать в это свой нос, не так ли?

— Я полагаю, сэр, — ответил Чалмерс с видом оскорбленного достоинства, — что ваши усилия было бы лучше направить в те области, где только вы можете что-то изменить.

— Другими словами, старина, мне следует задуматься о своей брачной жизни? Забавно, но ты говоришь почти как мой дядя, когда вот так отчитываешь меня. Должен ли я повысить тебе жалованье, усадить тебя в кресло и водрузить твою подагрическую ногу на табурет?

— Прошу прощения, сэр. — Чалмерс был само воплощение чопорной напыщенности. — Мне приготовить вам фрак, сэр?

Джеред снова посмотрел в окно. Была почти полночь, чертовски рано, чтобы сказаться усталым. Кроме того, он проснулся всего шесть часов назад. Ни один уважающий себя гедонист не ложится спать так рано.

— Нет, Чалмерс. Я так не думаю. Если я снова выйду сегодня вечером, то наверняка кого-нибудь пристрелю или, без сомнения, оскорблю его жену и буду утром вызван на дуэль.

— Как пожелаете, сэр.

Джеред снова посмотрел на своего камердинера.

— Сегодня, Чалмерс, я целый день был идиотом. Настанет ли пора браться за ум?

На лице камердинера появилась едва заметная улыбка.

— Мне принести вам ужин, сэр?

— Нет, Чалмерс. Что-то у меня нет аппетита.

По крайней мере к тому, что может прислать его кухарка.



Глава 12


— Ты уверен, что не зайдешь? Или маленькая герцогиня совсем приручила тебя? — Улыбка приятеля не совсем сочеталась с выражением глаз.

— Я думаю, Эдриан, что тебе не требуется мое присутствие, чтобы проиграть все твое золото.

— Я слышал об одном клубе, Джеред, который может заинтересовать и тебя тоже. Никто не вправе ограничивать твою свободу. Кстати, кто-то говорил, что непокорных женщин учат хлыстом. Может, и тебе попробовать?

Джеред только улыбнулся. Мгновение спустя Эдриан оставил его. Ну и тем лучше: в последнее время его общество стало чрезмерно раздражающим.

Он прислонился спиной к колонне и окинул взглядом толпу. Он уже раньше заметил супругов Эстли и избежал общения с ними, просто повернувшись к ним спиной. Елена пока не видела его, но он не сомневался, что это скоро произойдет. И его снова будут критиковать — не за одно, так за другое. Что вообще они за люди такие? Чего от него хотят?

Последний бал-маскарад, на котором присутствовал Джеред, он посетил в сопровождении своей любовницы и ради шутки продефилировал с ней по всему залу. Он представил ее нескольким дамам, большинство которых были бы в шоке, если бы узнали, что оказались в одной комнате с дамой полусвета, тем более так близко. Он подозревал, что кое-кто из мужчин достаточно скоро догадается, кто она, но, с другой стороны, перед тем, как сняли маски, он увел ее.

Не то чтобы он ненавидел мир, в котором родился. Просто он был ему неинтересен. Слишком мало вещей привлекали его.

То, что он присутствовал на этом балу, удивляло его самого. Возможно, он был здесь потому, что никто не ожидал его появления. Опять же, это было хоть какое-то занятие, а он ненавидел скучать.

Он специально не одевался для таких мероприятий, предпочитая только домино, маску, закрывающую глаза и половину лица. Это давало ему свободу не слушать весь вечер «ваша светлость» и избавляло от бесконечных выражений почтения за то, что его предок был принцем. Не то чтобы ему не доставлял удовольствия его ранг. Он уже не представлял, как смог бы существовать без него. Однако его привлекала порой возможность скрыть свое лицо под маской, на время освободиться от титула и получить редкую передышку.

Он потолкался в запах, оставил карточные салоны ради танцевального зала, прошел по краю, огибая танцующих с точностью многолетней практики. Только около полуночи он вдруг понял, зачем все это делает, и это открытие заставило его губы скривиться.

Все это время он ждал свою жену.

Джеред не сомневался, что она каким-нибудь образом доберется сюда, несмотря на то что он дал слугам строжайший приказ не давать герцогине никакой информации о его местонахождении.

Ей повезло, что после того последнего случая он не отправил ее в Киттридж-Хаус. Он списал это на ее неведение. Она, очевидно, еще не понимала, что он не терпит дерзости ни от кого. Тот факт, что он не отослал ее в деревню, удивлял даже его самого. Или, может быть, дело было в том, что, хотя он намеренно не был в комнате Тессы несколько дней, думая показать свое раздражение, мысли о ней никогда не покидали его. Не думать о ней оказалось выше его сил.

Ему, наверное, не следовало жениться. Особенно на ней. Но Тесса так по-особенному смотрела на него, ее шоколадные глаза были наполнены теплом и смехом. В их брачную ночь, в свете свечей, они казались безгранично соблазнительными, обещающими все секреты, которыми женщины владеют от рождения. Она протягивала к нему руки и приглашала ближе, соблазняла его своим телом.

Как-то раз он наблюдал, как она дышит во сне, даже подстраивал свое дыхание под ее. Он накрыл ее простыней, а потом испытал болезненный ужас от чувства, которое охватило его. Инстинкт правильно подсказывал ему, что нужно бежать от нее сразу же после того, как он лишил ее девственности. Он до сих пор помнил тот невероятный момент, когда вошел в нее и почувствовал ее боль, но был прощен за это поцелуем, которым она наградила его, — жарким, любящим и глубоким. Он взорвался внутри ее и долго был не в силах успокоить свое собственное бурное высвобождение, сдержать крик, разнесшийся эхом по комнате герцогини с таким пылом и восторгом, что статуя в углу едва не повернула голову от удивления.

Все проходит, все исчезает, все надоедает. Французы правы. Все, что ему нужно делать, — это дождаться, пока новизна пройдет и его жизнь вернется к тому, какой была. Размеренное существование, прерываемое развлечениями, которые он устраивал, когда не мог больше выносить скуку.


— Твоя матушка в комнате отдыха, моя дорогая, — сказал ее отец. — Ты могла бы воспользоваться моментом, чтобы побыть с ней.

Тесса бросилась к отцу и крепко обняла его. И отстранилась, улыбаясь.

— Ну разве это не ужасно? Я ведь дала модистке точные инструкции. Но это похоже на простыню, не правда ли? — Маскарадный костюм был не более чем куском шелка, стекающего с одного плеча на пол. Что-то — по мнению модистки, похожее на лавровую ветвь — было вышито по краю подола. На Тессе был золотой пояс, завязанный на талии, а голову украшал венок из позолоченных листьев. На лице была маска из белых перьев. Тесса была совершенно уверена, что никто в Древней Греции не носил таких.

— Модистка постаралась, — сказал Грегори, кашлянув и отводя глаза от своей дочери.

— Я просто сделаю вид, что мною овладело безразличие Мэндевиллов, и дерзко проведу ночь в этом ужасном костюме.

— Да, но что ты скажешь своей матери?

Она отважно улыбнулась ему, стараясь не думать о предстоящей встрече, и поклялась скрыться из виду перед появлением родительницы.

— Как она?

— Раздражена. Она заезжала к тебе, ты знаешь, а ответного визита не дождалась.

— Я планировала увидеться с ней завтра.

— На твоем месте я бы сделал это обязательно. Ты же знаешь свою мать.

Тесса кивнула.

Она окинула отца взглядом с головы до ног. Он был одет в сверкающую красную тунику и юбку, доходившую ему только до середины бедер. Его грудь покрывала сетка из кожаных ремней.

— Ваш костюм производит впечатление, — улыбнулась дочь. — Но если говорить серьезно, он просто ужасен. Кого вы изображаете?

— Римского центуриона.

— У вас колени не мерзнут?

— Еще как, — ответил он, — но это еще меньшее из множества зол.

Тесса покачала головой и решила поговорить о муже.

— Вы видели Джереда?

Ее отец кивнул и показал на противоположный угол.

— Полагаю, он прячется вон там, стараясь избегать твоей матери, как мне кажется.

Поскольку оба, и муж и жена, имели одно намерение — пристыдить нечестивца, — Тесса улыбнулась и быстро чмокнула отца в щеку.

— Убегаешь, да? — Его рука погладила ее по щеке, его теплые карие глаза встретились с ее взглядом.

— Вынуждена, — призналась Тесса.


— Ищете кого-то?

Она обернулась и увидела его. Прислонившись к колонне, облаченный во фрак, в маске, которая никак не скрывала его глаза, стоял ее муж. Он осмотрел ее от кончиков перьев до сандалий, ироничная улыбка говорила о том, что он думает о ее наряде.

— Ну хорошо, и кого вы изображаете? Диану? Артемиду?

— Клитемнестру, дочь Леды и Тиндара. Жену Агамемнона.

Еще одна улыбка.

— Довольно кровожадную, не так ли? Если я правильно помню, разве не она с любовником убили мужа?

— Только после того как он пожертвовал ее ребенком, чтобы уплыть в Трою.

— Как вы нашли меня? — спросил он.

— Я специально не искала, Джеред. В этом месяце в Лондоне не так уж много развлечений. Большинство людей уже уехали за город.

— Вы свободно можете последовать их примеру.

— Я изо всех сил пытаюсь стать вам другом, Джеред, но вы не облегчаете мою задачу.

Мгновение он выглядел удивленным, потом улыбнулся.

— Мне не нужны друзья, Тесса.

— Напротив, Джеред, если оценить людей, с которыми вы общаетесь, я бы сказала, что вы нуждаетесь в друзьях больше, чем любой из всех, кого я знаю.

— И вы взвалили на себя эту миссию, я полагаю? Вести меня к добродетели и выбирать мне друзей. Задачка не из простых.

— Я готова взяться за нее, Джеред. Я бы даже рискнула стать вашей любовницей. В конце концов, я уверена, что требуется только желание.

— Это делается не совсем так, малышка. Любовнице сначала надо поторговаться. Потребовать приличный дом и карету. Выяснить, сколько вам будут платить. Никогда не отдавайте даром то, что можете продать.

Она повернулась, сзади стоял Эдриан. Его светлые волосы сияли в свете множества свечей, ледяные голубые глаза сверкали, но не теплом. И не остроумием, которое доставляет удовольствие от шутки как таковой. Ему нравилось едко посмеиваться над другими.

— Ты уверен, Джеред, что не хочешь опробовать хлыст? Мне кажется, что твоей маленькой герцогине это пойдет на пользу, — тихо сказал он.

— Вы мне действительно не нравитесь, — сказала Тесса, направляя свое внимание на Эдриана. — Уж извините за откровенность.

В это мгновение музыканты закончили играть, на несколько мгновений в зале воцарилась тишина.

Возможно, ее голос прозвучал слишком громко, а темперамент подсказывал слова, от которых лучше было бы воздержаться.

— Возможно, ваши советы продиктованы жизненным опытом. Вас, наверное, много били в детстве?

Все разговоры в комнате смолкли. Несколько человек посмотрели на нее, потом отвернулись, как будто увлекшись разглядыванием паркета, или гардин, или люстр у них над головами. Бокалы больше не звенели. Свечи больше не трещали. Даже ветерок, проникающий из открытых дверей, замер.

Или так казалось.

Тесса чувствовала, что ее сердце бьется так быстро, что скоро вырвется из груди. Ее щеки горели, будто объятые настоящим пламенем.


Джеред при всей своей богатой светской жизни еще не слышал коллективного вздоха изумления. Но с другой стороны, он редко был так откровенен, как его жена. Его деяния по большей части совершались не в обществе.

Он отошел от колонны, стараясь прийти в себя. Неужели она никогда не думает, что говорит? Как смеет она критиковать его приятелей? Как смеет предлагать себя ему в друзья? В любовницы?

Он почувствовал, что распаляется под улыбающимся взглядом Эдриана.

— Полагаю, Джеред, маленькая герцогиня находится под влиянием иллюзий. Мне рассказать ей, сколько у тебя было любовниц за все эти годы? Или скольких мы делили? — добавил тот шепотом.

— Семь, — произнесла Тесса.

Взгляд Джереда метнулся к жене. Она стояла улыбаясь, совершенно не осознавая, что является объектом внимания, что каждое ее слово повторяется тем, кто не смог расслышать ее.

— Разумеется, — продолжила она, слегка краснея, — сама я действительно считаю, что это внушительная цифра. Я могу только надеяться, что все они быстро надоедали вам, Джеред. Вам вообще быстро все наскучивает.

Кто-то засмеялся, и на него сразу же зашикали.

Ему нужно увести ее отсюда.

Джеред схватил Тессу за локоть и совсем не деликатно повел к двери. Ему показалось, что многие в зале вздохнули с облегчением.

— Джеред, постойте!

В этот момент он действительно потерял дар речи, иначе приказал бы ей замолчать. Однако он сомневался, что это принесет какую-то пользу.

— Куда мы идем?

— Куда-нибудь. Прочь отсюда.

— Вы, Джеред, вечно уводите меня откуда-то и крайне редко приводите куда-то.

Он бросил на нее мрачный взгляд; это не заставило ее замолчать.

— Почему это так, как вы думаете? Я чувствую себя как свет, который прячут под колпаком.

Он остановился на лестнице, повернулся и посмотрел на нее.

— Возможно, это потому, Тесса, что вы всегда оказываетесь там, где не должны быть. Мне ведь не нужно перечислять эти случаи, правда? Места, в которые большинство жен никогда бы и не подумали явиться.

На ее лице вспыхнул румянец, вид слишком девственный для женщины, которая стонала в его объятиях, которая кричала, когда он овладевал ею и восторженно повторяла его имя.

— Вы не должны осуждать меня, Джеред. Вы ведь и сами не являетесь идеальным мужем.

— Будь я на вашем месте, мадам, я бы поостерегся с такими выводами.

— Тогда, может быть, мы поменяемся местами. Возможно, из меня получился бы неплохой муж, — беззаботно ответила она. — Жена, — приказала она, тыча пальцем ему в лицо, — помоги мне снять сапоги.

Он едва удержал рвущийся наружу смех.

— Вашим родителям надо было зашить вам рот еще при рождении.

Взгляд, который она бросила на него, был дразнящим. Все-таки его Тесса весьма изобретательна.

Джеред запрыгнул в карету, отдал приказания кучеру, понимая, что каждый из собравшихся возле двери зрителей мог легко услышать адрес. Своим поступком он только что послал к черту репутации их обоих. У него было несколько мгновений, чтобы передумать, развернуть карету и отвезти свою жену туда, где полагается быть всем женам, — домой. Пусть читает роман. Еще лучше, вышивает что-нибудь. Герб на наволочке. Его инициалы на рубашке.

— Вам нехорошо? — Он бы совсем не удивился, если бы это было так. Даже если она говорила, что неплохо переносит закрытые экипажи, он был готов к противоположному. Если уж на то пошло, ею жена любила во всем ему противоречить.

— Со мной все в порядке, благодарю вас.

Как вежливо! Как сдержанно. Поведение настоящей леди. Как раздражающе, черт побери!

Может, это потому, что он знал, что не собирается поворачивать карету?

Он откинулся на мягкое сиденье, глядя на нее в слабом свете кареты и гадая, не вернуть ли ее наконец в деревню. Она должна понять, что его поступки не подлежат насмешкам или одобрению. В конце концов, он герцог Киттридж, а она его жена. Это не был брак по любви, он не отдавал ей свое сердце вместе с ключами от Киттридж-Хауса. К ее обручальному кольцу не прилагалось ничего, что делало бы ее выше других знакомых ему женщин. Ее целью было обеспечить ему наследников, а не разъяснять ему понятия о чести. И не обсуждать его друзей. Или его занятия.

Чем скорее она выучит этот урок, тем лучше. Чем быстрее она займет свое место в его жизни, тем лучше они поладят между собой.

И в этом была причина того, что он не развернул карету.



Глава 13


Здание было непривлекательным — трехэтажное кирпичное сооружение. Его дверь была выкрашена в черный цвет, дневной свет проникал внутрь в то время, когда большинство обитателей дома спали. Почти каждую ночь тут играла музыка, квартет размешался на галерее на втором этаже, наполняя воздух нежными звуками. Во всем заведении была аура утонченности. Им владела, по слухам, группа аристократов, которые пожелали иметь постоянный запас здоровой и покладистой плоти и место для развлечения, когда дома поселяется скука.

Джеред мог перечислить их всех. С большинством из них он играл в карты, одному проиграл весьма значительную сумму. Честно говоря, шутка состояла в том, что он занимал в этом доме второй этаж, оставшихся от проигрыша денег ему хватило, чтобы обставить двенадцать комнат роскошного строения.

У дома было неофициальное название — «Дворец удовольствий». Здесь было двадцать восемь комнат, каждая из них отдавалась тому или иному пороку. Единственным требованием для доступа в высокие ряды посетителей дворца был поистине королевский ежегодный взнос и титул. Гости со стороны не поощрялись. Таким образом, потребовались немалые усилия и значительная сумма денег, чтобы герцог Киттридж смог провести свою жену по коридору и вверх по лестнице на третий этаж.

В обставленной со вкусом гостиной не было никого. Никто не болтался в коридоре. Осторожность во «Дворце удовольствий» была не просто традицией, это было необходимым условием. Предварительные договоренности о встречах поощрялись, хотя вышколенный персонал был всегда готов выполнить любые незапланированные просьбы. Как та, например, которую выразил герцог Киттридж. Никто не поднимал вопросительно брови, не высказывал суждений. Каждый слуга именно за это получал щедрое жалованье, поощряющее верность и молчание.

Джеред провел пальцами по выступающему краю позолоты на четвертой панели, как было указано. Его жена смотрела огромными, как блюдца, глазами, впитывающими все происходящее. С того самого момента, как они вошли в дом, она молчала. Не заговорила она, и когда они поднимались по величественной лестнице. Даже сейчас, когда открылась секретная панель, не проронила ни звука.

Ее нелепая маска из перьев качалась, и Джеред чуть не улыбнулся, глядя на нее. Вместо этого он протянул руку и стал искать шпильки, удерживающие ее убранные наверх волосы.

— Что вы делаете?

Как странно, что она шепчет. Знала ли она, чем они собираются заняться? Или что молчание было лучше всего, даже несмотря на то что его заверили, что коридоры не пропускают никаких звуков? На самом деле ему говорили, что его спутница может кричать и никто ничего не услышит. Будет ли она кричать? Это была такая захватывающая мысль, что его палец замер, потом продолжил свои поиски.

— Снимаю эту проклятую штуковину, Тесса. Она будет мешать. — Он нашел последнюю шпильку, вытащил ее, потом снял маску и швырнул ее на стол. Она упала на сине-белую фарфоровую вазу, перья дрожали.

С ее стороны мудро не задавать вопросов.

Ну, через несколько мгновений он все равно узнает, не так ли?

Джеред открыл панель на всю ширину и прошел впереди нее, чуть повернувшись назад, чтобы протянуть ей руку.

— Не посчитайте это невежливым, — сказал он, — но мне действительно лучше пойти первым. Тут темно, и вы можете заблудиться.

Она долго смотрела на его руку, такая неподвижная, что у него закралась странная мысль, что она похожа на олененка, юная и бесконечно хрупкая. Ловушка захлопывается, звук спущенной тетивы лука за мгновение перед тем, как стрела пронзит мех, кожу и плоть.

Не говоря ни слова, она вложила свою руку в его.


Его пальцы сомкнулись на ее руке. Потом он легонько потянул ее внутрь. Это было как войти в клетку-головоломку, впечатление только усилилось, когда за ними беззвучно закрылась дверь.

— Не бойтесь. — Он действительно услышал ее учащенное дыхание? Или это было биение ее сердца?

Влечение к запретному. А это место совершенно точно было именно таким.

Тесса совсем недавно вышла замуж и определенно была все еще слишком невинна, но она провела в Лондоне два сезона, и она не глупа. О таких местах, как это, таинственно перешептываются, пересказывая в подробностях происходящее за этими дверями. Тесса испытывала возбуждение, страх и любопытство относительно предстоящего и этой странной улыбки, играющей на губах Джереда.

Было темно, как ночью. Нет, даже ночь не бывает такой, потому что все равно видны огоньки жилья или лунный свет, или уличные фонари, освещающие путь. Что-то обязательно рассеивало тьму. Эта же темнота была полной, абсолютной, такой непроницаемой, что Тесса замешкалась в нерешительности, даже когда Джеред мягко потянул ее за руку.

— Не бойтесь, — снова повторил он. Как странно, что он говорит это таким тоном. Как будто бы ожидая чего-то от нее и подбадривая. Он, конечно, авантюрист по натуре, и надо постараться ему соответствовать. Что он сделает, если она скажет ему, что не боится? Что чувство, струящееся в ней сейчас, это не страх, не тревога и даже не осторожность, а готовность — нет, даже страстное желание — продолжить это странное путешествие?

Когда он потянул ее за руку, она пошла за ним. Ковер был таким толстым, что ее ноги как будто утопали в нем. Два шага, три, потом он снова потянул ее вперед, тихий шорох чего-то открываемого — и коридор перестал быть темным, он освещался свечой из комнаты слева от них.

Джеред заглянул внутрь, потом закрыл окошко, но не раньше чем Тесса заметила гримасу отвращения на его лице. Ее пальцы дрожали, любопытство дошло до такой степени, что ей невероятно захотелось отодвинуть панель и узнать, что же Джеред нашел столь отвратительным.

Он как будто почувствовал ее намерение, угадал его в темноте.

— Не надо, Тесса, — сказал он, и на этот раз его тон не был ни сообщническим, ни подбадривающим. Она уронила руку, почувствовала, как он тянет ее за другую, и молча пошла туда, куда он вел.

В конце концов, когда уже казалось, что они прошли все здание насквозь, Джеред остановился. Он открыл маленькое окошечко и заглянул внутрь. Света было достаточно, чтобы увидеть и слабую улыбку, тронувшую его губы, и любопытный взгляд, который он бросил на нее.

Тесса позволила ему подтянуть ее ближе, так что она оказалась стоящей перед ним. Коридор был узкий. Он положил руки на ее талию и наклонился губами к уху.

— Смотрите, Тесса, и вы узнаете то, чего большинство жен не узнает никогда.

Она знала, что это должно было быть что-то необычное: блеск в его глазах выдал его гораздо раньше, чем открылось это окно. Она приготовилась к этому зрелищу, испуганная и смущенная тем, что может увидеть. Но она также решила не выдавать своих чувств. Она увидит то, что он хотел, но вместо того, чтобы разрыдаться и умолять его увести ее отсюда, будет стойкой, бесстрастной и невозмутимой.

Пока не увидела то, что он предлагал посмотреть.

Комнату освещали свечи, точно так же, как в ее спальне в брачную ночь. И мебель была похожа, драпировки кровати густо покрыты вышивкой, резная кровать с массивными столбиками, бархатный балдахин. На полу лежал ковер с восточным узором, стол сервирован серебром и хрусталем, на сверкающем фарфоре — остатки ужина. У противоположной стены ярко пылал камин. Даже без свечей его одного было вполне достаточно для освещения комнаты. Но именно в их сиянии стояли двое, мужчина и женщина, оба обнаженные. Каждый был очарован другим, как будто какая-то странная сила запрещала прикосновение. Разделенные не более чем футом, они смотрели друг на друга, такие неподвижные, что можно было подумать, что это статуи.

В этот момент Джеред взял ее за талию. Тесса вздрогнула, испуганная его прикосновением. У нее было чувство, что она была частью сцены в соседней комнате.

Ей хотелось попросить его увести ее отсюда, сказать, что такое зрелище — это ужасно, плохо, отвратительно. Нет, она не права. Тут присутствовал соблазн, который странным образом притягивал.

Ее глаза тянуло назад к окошку. Женщина улыбнулась и откинула волосы. Этот жест обнажил ее грудь, но она не попыталась прикрыться от взгляда молодого человека, показывая себя во всей красе. Было очевидно, что она старше мужчины, лицо ее партнера было слишком молодым, он был скорее студентом. Но в этот момент возраст не казался важным, даже для молодого человека, который протянул обе руки к ее телу, как будто он был изголодавшимся просителем, а она — угощением.

Руки Джереда двинулись вверх, большие пальцы коснулись низа ее грудей. Тесса прикусила нижнюю губу от этого ощущения. Когда он заговорил, слова были такими тихими, такими нежными, что казались легчайшим ветерком, только намеком на звук в ее ухе.

— Она будет учить его, Тесса. Только это, больше ничего.

Да, именно это она и делала. Юноша хотел поцеловать женщину, но она легко отстранилась и стала водить его пальцами по своей груди, пока сосок не порозовел и не затвердел.

Большие пальцы Джереда гладили ее по покрытой тканью груди, дразня соски и доводя их до точно такого же состояния. Он притянул Тессу спиной к себе и прислонился к стене, так что она оказалась словно окутана его телом. Она напряглась на долгое мгновение, молчаливое противостояние в темноте, прежде чем покориться его превосходящей силе. Но все, что он сделал, — это сомкнул руки на ее талии и стал покачивать ее взад-вперед, как в колыбели, и это было бы успокаивающим, если бы она не слышала его дыхание и не знала, что разворачивающаяся перед ними сцена влияет на него точно так же, как на нее.

Было бы легче признать, что она закрыла глаза и ничего не видела. Следовало игнорировать его дразнящие ласки и тихие насмешки, потребовать, чтобы он позволил ей уйти. Если бы она заговорила громче, их бы услышала пара в соседней комнате. Но она промолчала. Любопытство победило стыд. Влечение к запретному тоже манило ее.

Тихий стон юноши в комнате. Оттенок звука, мольбы, наслаждения — он заключал в себе все это и даже больше. Тесса смотрела из-под прикрытых век, эта сцена странным образам влияла на нее. Женщина протянула к нему руки, легко коснулась плеч, огибая выпуклости мышц. Едва касающееся движение вниз по его рукам, потом по груди. Там руки остановились в своем исследовании, нежное прикосновение дразнящего удивления. Взгляд в его глаза, быстрый поцелуй. Еще один мужской стон. Руки на его боках, нежная улыбка. Вот так выглядела бы праматерь Ева. Соблазн во взгляде.

Джеред поднял руки и откинул волосы Тессы с затылка. Его руки казались такими сильными, когда он, крепко держа ее, стал целовать сзади ее шею в таком месте, что все ее тело затрепетало. Его дыхание было горячим, но такой же была и ее кожа.

— Позвольте мне руководить вами, Тесса. — Едва слышный шепот.

Тесса посмотрела вниз. Он проник внутрь шелкового футляра, бывшего ее костюмом. Его пальцы соперничали по жару с ее кожей. Она чувствовала, что ее лицо пылает; странное ощущение, но не неприятное. Но, чувствуя это, было трудно дышать и еще труднее казаться безразличной.

Тыльная сторона его ладони прижалась к ткани ее корсажа, создавая воздушный карман между ее грудью и его ладонью. Только это. Не прикосновение, не вторжение. Как будто он готовил ее к своему прикосновению, знакомил ее со своей близостью. Когда его ладонь скользнула на сосок, водя взад-вперед, это было почти освобождение. У нее перехватило дыхание, а Джеред что-то одобрительно пробормотал. Казалось, у него возникло какое-то непреодолимое желание, которое нужно удовлетворить. Но это было невозможно, потому что такое же было глубоко внутри ее самой, как если бы ее тело нуждалось в чем-то, чего она не могла ему дать. Голод? Облегчение от боли? Страсть? Она не знала, но чувствовала, что оно нарастает с каждым мгновением, с каждым нежным прикосновением пальцев Джереда и шепотом доносящихся слов.

На мгновение она закрыла глаза, понимая, что тянется к нему. На мгновение, всего на мгновение, она забыла, что он не тот мужчина, каким ей сейчас представлялся, и что она была слишком невинна и слишком неопытна для него. Вместо этого она повернула голову, так что ее щека легла ему на грудь, ощущая ее твердость. Она слышала его учащенное дыхание, чувствовала жар его кожи.

Но Джеред не удовлетворился этим. Рука поднялась и мягко повернула голову Тессы так, что она снова оказалась перед окошком. Его пальцы гладили ее щеку, водили по нижней губе, словно изучая ее возможную реакцию.

Любопытство заставило ее открыть глаза и не позволило отвести взгляд от пары в соседней комнате.

Женщина опустилась на колени перед молодым человеком, ее голова запрокинулась. Одна рука обхватила его орган, распухший, большой и длинный, другая провела дорожку из-под колена вверх к ягодице, обхватила ее, как бы одобрительно оценивая. Тессу шокировала не просто нагота молодого человека, она старательно избегала смотреть ниже его талии. Ее удивили последующие действия женщины. Ее губы приоткрылись, показался язык и стал медленно и любовно лизать похожую на луковицу головку. Руки молодого человека стиснулись в кулаки, голова запрокинулась в наслаждении.

— Вы похожи на маленькую птичку, — прошептал теплый мужской голос. Джеред. Ну конечно, это был он. Мгновение она чувствовала себя парализованной, онемевшей or абсолютного изумления. — Что, нет вопросов?

Она покачала головой.

Джеред не сказал больше ничего, а просто расставил ноги и притянул еще ближе к себе. Она оказалась как бы окружена им, окутана, и она заметила бы это, если бы ее взгляд не был прикован к разворачивающемуся перед ней зрелищу.

Руки Джереда легли на ее живот, одна поверх другой. Она чувствовала его теплое дыхание на своей щеке. Тесса наклонила голову, чтобы быть ближе к нему, не замечая, что делает это, не видя, как он едва заметно улыбнулся, наблюдая за ней. Не заметила она, и когда обе его руки опустились ниже, прижимаясь через одежду, пока он не почувствовал ее тело под костюмом. Его ласкающее прикосновение облегчило боль желания, пульсирующую в ней.

Молодой человек застонал.

Тесса моргнула.

— Теперь она возьмет его весь в рот, — прошептал Джеред. Он наклонился и стал водить носом за ее ухом. Она нагнула голову, чтобы ему было удобнее, и прикусила губу, сдерживая свой собственный стон. Соблазнение, разумеется, перед ними развертывалось именно оно. Искусное, опытное и спланированное. Порок, конечно, но он волновал воображение, захватывал, затруднял дыхание.

Тесса отвернулась от зрелища за окошком, ей не хватало воздуха. Было что-то искушающее в том, что они наблюдали. Никто не делал вид, что это любовь, — в этом удивительном помещении, столь очевидно предназначенном для наслаждений плоти. И все же это не была только похоть. Никаких обязательств, никакого давления. Только наслаждение ради него самого, гедонизм без лицемерия. Удовольствие ради самого удовольствия.

— Тесса.

Тихий приказ. Не просьба. Джеред был правителем, не просителем. Она повернула голову, прильнула к его груди. Палец приподнял ее подбородок, нежный интригующий взгляд в слабом свете из окошка.

— Тесса?

Она только подняла на него глаза. В следующее мгновение он уже целовал ее, вознося по спирали ощущений.

Их прервал звук. Какой бы тихий он ни был, его оказалось достаточно, чтобы заставить их прийти в себя.


Женщина была умела в своем искусстве до такой степени, что Джеред чувствовал, что возбужден сверх меры. Не совсем, правда. Он рисовал в своем воображении Тессу на коленях перед ним, ее неумелые руки изучают его, ее рот, этот роскошный рот на его плоти в нежнейшем, а потом самом дерзком из всех поцелуев.

А потом она посмотрела на него, ее карие глаза расширились от смущения, ее лицо украшал румянец, который он видел даже в этом слабом свете. Желание в его чистейшем виде, неприкрашенное никакой фальшью. Жажда столь мощная, что она взывала к нему, находя ответ в его собственном прерывистом дыхании и набухающих чреслах. У него не было выбора, кроме как целовать ее, исследовать выражение ее глаз, коснуться языком ее губы и почувствовать, как она дрожит. Обнимать ее, чувствовать ее, слышать ее стон.

Он привел ее сюда, чтобы потрясти, а ей удалось поразить его. Нет, больше, чем это. Ему хотелось овладеть ею сейчас же, и к черту все. Разве он чувствовал когда-нибудь такое к любовнице? Вожделение, несомненно, но не эту яростную жажду.

Он снова повернул ее, так что она оказалась к нему спиной.

— Обнимите меня за шею, Тесса, — сказал он и взял ее под локти. Она выгнулась назад к нему, ее руки сомкнулись у него на затылке — позиция, поднявшая ее грудь. Он проник в ее корсаж, подцепил пальцем тонкое кружево сорочки, без колебаний разрывая его. Только тогда он освободил каждую грудь из ее тканевой тюрьмы. Тесса вздохнула, потом издала непонятный звук, бессловесное признание ощущения.

Он притянул ее к себе, его руки снова прижались к ее животу. Он закрыл глаза, покачивая ее в ритме, таком же древнем, как моря, таком же безрассудном и чувственном, как сцена, которую он видел в соседней комнате. Один взгляд показал ему, что молодой человек сжал в кулаках волосы партнерши, с экзальтацией и восторгом на лице, когда сделал толчок в ее искусный рот. Джеред положил ладони на место соединения бедер Тессы, прижимаясь сквозь ткань и кружево, пока не почувствовал ее очертания, ее нежность, ее жар.

Он не сомневался, что ее взгляд все еще прикован к сцене за окошком. Вуайеризм — головокружительное занятие, возможно, чересчур искушающее для такого невинного создания, как его жена. Но она скорее казалась наивной, и жар ее желания мог опалить его. Она могла не осознавать, что чувствует, но это не отрицало того, что она испытывает это. Так же, как и он.

Одна рука поднимала юбку, тогда как другая прижималась еще сильнее к ее мягкому треугольнику. Ее дыхание было прерывистым, почти таким же, как у молодого человека в соседней комнате. Джеред сунул руку под ее рубашку, прижимая ладонь к мягкой коже и еще более мягким волосам, погружая пальцы в набухшую и разгоряченную плоть.

Он качал ее снова и снова на своей руке, не заботясь о том, что его техника была вытеснена отчаянным желанием этого момента. Он хотел ее, должен был быть в ней, но все, что он мог, — это дразнить ее до тех пор, пока у нее не осталось другого выбора, кроме как закусить губу, чтобы сдержать крик. Молодой человек громко застонал в песне высшего наслаждения. Тесса задрожала, ее тело напряглось. Он сильнее прижался к ней и возбуждал ее нежными словами.



Глава 14


— Принести вам что-нибудь еще, ваша светлость?

— Нет, спасибо, Мэри. Я собираюсь лечь. Пожалуйста, скажи кухарке, что все было очень вкусно и я благодарю ее.

— Хорошо, ваша светлость, и я уже прямо так и слышу, что она ответит. «Передай ее светлости, что мы в любое время дня и ночи готовы выполнить любое ее желание».

— Даже так? — спросила Тесса с улыбкой. Молоденькая горничная была так серьезна и услужлива, что она не знала, как пресечь ее излияния. Бросить на нее холодный взгляд и сделать выговор? Но она ни с кем не могла бы обращаться так, тем более — со слугами. Она только улыбнулась, когда юная горничная присела в реверансе и вышла из комнаты.

Тесса снова осталась одна. Она встала, осмотрела комнату. Она была довольно уютной, даже более роскошной, чем планировала Тесса. У нее не было опыта в таких вещах, но хватило ума посоветоваться с теми, кто в этом разбирается. Диван был новый, покрытый изумрудно-зеленым бархатом. Ковер под ее ногами оказался тот же, что раньше лежал в одной из гостевых спален Киттридж-Хауса.

Он привлек ее внимание изображенными в центре корзинами фруктов. Тщательная чистка восстановила его сверкающие цвета, и теперь он обрамлял комнату, словно картина. Мебель красного дерева, сочетающаяся с мебелью в гостиной, была удобной, располагающей, приглашающей гостя к откровенной беседе, побуждающей обитателей комнаты разжечь камин, устроиться с ногами на оттоманке и открыть хорошую книгу.

Тесса прошла через дверь, ведущую в соседнюю спальню. Здесь тоже за очень короткое время произошли перемены, которые она посчитала бы невозможными. Все-таки в каком-то смысле быть герцогиней очень неплохо. Драпировки на кровати были такие же зеленые, как диван, — того оттенка, что заставлял думать о лесе в сумерках, тенях, сгущающих цвет. В этом углу стоял массивный гардероб, его резные панели были выполнены во французском стиле, а внутри было приданое, достойное принцессы. Или герцогини.

Везде, куда бы она ни посмотрела, чувствовалась роскошь. Миниатюра ее матери и отца, подаренная ей на свадьбу, в золотой раме, стояла на массивном мраморном постаменте. Старинная ваза возвышалась на четырехфутовом пьедестале. На одной стене висела картина Копли, на другой — Рейнолдса, на третьей — Жак-Луи Давида. На столике в ногах кровати стояла фарфоровая ваза с фруктами.

Тесса солгала молоденькой горничной. Она не собиралась ложиться спать, так как сомневалась, что вообще сможет заснуть.

Помогая ей привести в порядок одежду, Джеред не сказал ничего. Не произнес он ни слова, и когда закрыл перед ней окошечко. Молчал он, и ведя ее за руку по темному и гулкому коридору и вниз по лестнице к выходу. В карете по дороге домой они тоже не обменялись ни словом, и если он и смотрел на нее в темноте, Тесса не знала об этом. Она приподнимала пальцами занавеску на окне и делала вид, что разглядывает ночной Лондон.

Тесса обвила руками столбик кровати, прижалась лбом к резному дереву и крепко зажмурила глаза. О, что это за чувство? Этот жар, струящийся внутри ее, как лихорадка? Ей казалось, что она не может свободно вздохнуть. Она приказывала себе не вспоминать, но та сцена слишком часто всплывала в памяти. На этот раз, как во все предыдущие, она видела не молодого человека, которому доставляют удовольствие, а себя. Удивительная и возбуждающая сцена, в которой Джеред едва касался ее и все же довел до завершения одной своей близостью, словами и несколькими движениями своих умелых пальцев.

Как же он это делает?

Она чувствовала, что ее лицо краснеет точно так же, как раньше, каждый раз, когда она вспоминала эту сцену, соблазняющее покачивание его бедер, прикосновение его ладоней к ее груди. Она разделась и спрятала рубашку на дне шкафа, но не могла так же легко спрятать саму себя.

О, если бы только она могла!


Дверь открылась почти беззвучно. Слуги прекрасно справлялись со своими обязанностями: ящики открывались без скрипа, петли смазывались часто и тщательно, обувь чистилась, еда готовилась, белье стиралось. Необходимые для жизни мелочи, доведенные до искусства. Мир непринужденного комфорта. Хорошо оплаченного, разумеется.

Если он и издал какой-то звук, это были не его босые ноги по ковру и не вдох. Это мог быть щелчок, когда дверь закрылась и выдвинулся язычок замка.

Она стояла в темноте, ее руки сжимали столбик кровати, ночная рубашка была такой прозрачной, как только могло позволить воображение. Ощущение дежа-вю охватило его. Кроме, разумеется, взгляда, который она бросила на него, — не укоризненный и даже не невинный, а взгляд соучастия. И знания.

Это едва не опустило его на колени.

— Когда я согласился взять вас в жены, — сказал он, честность была единственным противоядием от ее взгляда, — я совсем не ожидал ничего подобного: стольких вопросов, которые вы задаете мне, того, как ваш разум перескакивает с одной мысли на другую, словно пьяная пчела. Я никогда и представить не мог, что вы шокируете меня теми вещами, которые говорите. Я думал, что вы останетесь в Киттридже, возможно, будете выращивать розы или читать стихи и ждать моих визитов к вам с плохо скрываемым…

— Страхом? — вставила она. — Или предвкушением? Или я должна была благословить тот день, когда вы покинули меня, и молиться, чтобы вы нечасто возвращались? И, возможно, я забеременела бы и растила ребенка одна в деревне?

— План был такой, — признал он.

— Тогда мне сделать вид, что я боюсь вас? Вы этого хотите?

— Теперь это не поможет. Я едва коснулся вас, и вы взорвались в моих руках.

— Как это случилось?

Ее вопрос намекал на большее. Ей все-таки нужна поддержка. Даже сейчас?

— Это случилось так, как обычно происходит, Тесса, когда между двумя людьми существует желание.

— И вы именно поэтому сейчас такой злой, не так ли?

Он сделал шаг ближе.

— Не совсем. Я зол, потому что у меня нет любовницы, чтобы удовлетворить мои желания. Потребуется больше, чем хорошенькая побрякушка, чтобы убедить Полин, что вы больше никогда не явитесь к ней с визитом. Я понял, что у меня недостаточно терпения, чтобы ухаживать за другой женщиной.

— Разве в таком вам следует признаваться жене?

— О, не любой, но мне придется признать, что непохоже, чтобы вы были обычной женой.

Он сделал шаг ближе.

— Честно говоря, поскольку вы стали такой сведущей спутницей и предложили мне свое представление о любовнице, я считаю, что только справедливо, чтобы вы сами сыграли эту роль.

Она не сказала ничего. Даже когда он протянул к ней руку и медленно провел пальцем по ее обнаженной руке.

— Джеред, вы взяли бы туда свою любовницу?

— Вряд ли. — Полин была более чем искушена в любовных играх, но это был комментарий, от которого он воздержался.

— Тогда почему вы взяли меня?

— Разве не достаточно того, что я дал вам любопытный предмет для размышления? — Ее волосы были искусно причесаны, как будто она ожидала любовника. — Тесса, мне кажется, вы многое для себя почерпнули. Всего несколько часов назад. — Он шагнул ближе, протягивая руки к ней, притянул ее спиной к своей груди. — Видите, как легко это вспомнить?

— Не надо.

— Чего не надо, Тесса? Не трогать вас, не обнимать вас?

— Пожалуйста, не говорите об этом.

Он отступил назад, медленно повернул ее в своих объятиях. Он едва видел ее, но что-то остановило Джереда, когда он хотел зажечь свечу.

Он сделал то, что вот уже несколько часов собирался сделать: наклонился и поцеловал ее, заглушая свои мысли и ее мольбы самым простым способом. Если не считать того, что целовать Тессу было очень приятно, это было и изобилие новых ощущений. Движение его языка по ее губам уговаривало их открыться, тепло ее рта вызывало в нем стон новичка. Ее язык был сначала робким, а потом осмелел, когда вступил в поединок с его языком. Простой поцелуй? Вовсе нет. Поле его зрения сжималось до тех пор, пока весь мир не превратился в черную точку, как если бы он терял голову от нахлынувших чувств.

Он постепенно продвигал ее к кровати, поднимая за талию, пока она не упала на простыни. Джеред развел ее ноги, распахнул свой халат, мимолетно подумав о собственной искусности и всех тех уловках, которые сделали его таким, по общему мнению, хорошим любовником. Но ничто не имело значения, кроме сверлящей неудовлетворенности, этого проклятого сексуального голода: ни ее желания и потребности, ни его опыт и знание. Ничто.

Он вошел в нее слишком внезапно, но она была уже горячей и влажной и готовой для него. Джеред застонал и едва не закричал от волны ощущений. Он был слишком опытным любовником, чтобы думать, что она так быстро возбудилась.

— Вы такая вот уже несколько часов, да, Тесса? — Он сделал движение, погружаясь в мягкость и жар. — Пылкая. Ждущая меня.

— Я не знаю. — Тихое признание, вздох осознания. Он вошел снова. Ее ногти вонзились в его руки, голова металась из стороны в сторону по простыне.

Он чувствовал себя как дикое животное с инстинктивной потребностью спариваться, в лихорадке от желания, отчаяния, готовый рвать когтями и кусаться, порвать любого на своем пути, все, что стоит между ним и извержением его семени. Джеред крепко схватил ее бедра, притягивая ближе к себе. Он взглянул вниз, где тени танцевали даже еще более эротический танец. Со стоном вошел глубоко еще раз. Все изощренные мысли покинули его, когда он взвыл как дикарь, каким себя и чувствовал. Волна экстаза вырвалась из его разума и сердца в тот же самый момент, когда его тело содрогалось, трепетало и ликовало.



Глава 15


— Я аннулирую свое обещание, — сказала Елена Эстли своей дочери. — Я более чем определенно собираюсь вмешаться в твою жизнь.

Она налила чашку чая, подала ее Тессе, пристально наблюдая за ней. Та вспомнила чаепития со своими куклами. Они были более дружескими, чем сегодняшнее.

— Твой отец сказал, что ты была полуголой на маскараде. И три человека сообщили мне, что ты и Джеред что-то громко выясняли на глазах у всех.

— Какой костюм был на вас, мама?

Елена отвела взгляд.

— Это не имеет значения, Тереза.

У нее проблемы! Мать крайне редко называла ее так. Когда она это делала, это походило на строгое внушение, возрождая все детские страхи. Елена была чудесной матерью, но очень строгой. В детстве Тесса думала, что у нее глаза расположены на затылке. Ни один из ее семерых детей никогда не совершал ничего, о чем бы не знала их мать.

— Вы опять наряжались валькирией, не так ли, мама? С металлическим нагрудником и этими конусами на груди?

— Дело не в этом.

— Держу пари, у вас было еще и копье.

— Дубинка. Мне порекомендовали больше не брать его.

— Я бы тоже сказала «нет» после того, как в прошлом году вы чуть не проткнули им графиню Вестмир.

— Не это сейчас обсуждается, Тереза.

— Мне не особенно интересна эта тема, мама. — Она сделала глоток чая, добавила сахару. — Я ведь уже взрослая.

Поднятая бровь. Ее мать так искусна в мимике! Тесса буквально услышала ее слова: «Тогда не веди себя как ребенок».

— Я, при всех моих недостатках, не устраиваю на публике скандалов с твоим отцом.

Тесса улыбнулась в свою чашку. Стены Дорсет-Хауса временами дрожали от их криков. У нее не было никаких сомнений в том, что родители любят друг друга. К тому же и отец, и мать всегда имеют свою твердую точку зрения. И хотя они, может быть, и не спорили на публике, совершенно точно бывали времена, когда Грегори и Елена не могли сблизиться на расстояние вытянутой руки, так были раздражены друг на друга.

— Мы с Джередом на самом деле не спорили, — сказала Тесса. — Я просто высказалась относительно его друзей. Он не умеет их выбирать.

— К несчастью, это не та история, о которой сплетничают.

— Мало ли о чем судачат люди, мама.

— Да, но свои действия ты в состоянии держать под контролем. Киттридж плохо с тобой обращается?

Тесса почувствовала, как ее лицо заливает румянец. Если бы Джеред обращался с ней хотя бы чуть-чуть лучше, она бы за неделю умерла от экстаза.

Елена подняла другую бровь. Тесса поставила свою чашку на поднос, встала и прошлась по гостиной матери. Лондонский дом Эстли являлся сейчас тихим убежищем, поскольку трое младших мальчиков пошли на прогулку, а старшие уехали в школу. Эта комната была ее любимой, с нежно-зелеными, обитыми шелком стенами и толстым ковром на полу. Мягкие стулья были невероятно удобными. Столики красного дерева отполированы до блеска. Здесь всегда пахло духами матери, с легким оттенком сандала. Восточные ароматы, такие же загадочные, как сама Елена.

Сегодня камин был зажжен, принося тепло и радость в серый день.

На полке тикали часы, и Тесса видела каждое движение стрелки.

Мать молчала. Это была ее уловка. Она терпеливо выжидала столь долго, сколько требовалось, чтобы признаться в грехе, умолять о прощении и обещать, что такого больше никогда не случится. Ее братья начинали извиняться уже через несколько минут. Тесса подумала: как долго она может выдержать паузу, прежде чем заговорить?

— Ты счастлива? — Это можно считать помилованием, потому что мать заговорила первой.

— Я не несчастлива, мама. — Вот это была правда. Что еще можно сказать?

— Существуют разные степени страдания, дорогая. И все они умещаются в широких рамках твоего ответа. Не быть несчастной — это не то же самое, что быть довольной своей жизнью.

— Я люблю моего мужа. — Еще одна правда. Ослепляющая. Она затуманивала ее зрение, оставляя все остальные неприятности невидимыми.

— А что, если Киттридж не любит тебя, Тесса? Об этом ты не думала?

Дочь провела пальцами по каминной полке. Как сказать матери, что она уже почти смирилась с мыслью, что скорее всего это так. Она просто забавляла его. Это не подлежало сомнению. Она могла только на какое-то время заинтересовать его. Сколько еще осталось до того, как он отвернется от нее совсем? Неделя? Месяц? Это был очень реальный страх. Она повернулась и посмотрела на Елену. Но как поделиться подобными размышлениями с родной матерью?

— Да, — тихо произнесла она. — Но разве это имеет значение?.. Ведь я-то его люблю.

— Ты просто дурочка, Тесса. Я бы посоветовала тебе беречь свое сердце. Не могу согласиться, что безответная любовь имеет какие-то привлекательные стороны. — Елена встала, обошла стол и остановилась перед дочерью. — Я не позволю ему причинить тебе боль. — На ее лице было такое же выражение, как в тот день, когда Роберт пришел домой с пораненной рукой. Он подрался с мальчиком на четыре года старше его и тот взял верх. Елена обработала раны сына, уложила его в постель, а потом пошла сама вершить правосудие. Ходила молва, что юный задира был выпорот на коленке своего отца на глазах у Елены. Урок был не только в том, чтобы выбирать соперника себе по возрасту, но и что лучше не приставать к кому-то из детей Уэллборнов.

— Тесса, я всегда ненавидела, когда кто-то говорил мне, что я не способна делать то-то и то-то. Я не вижу причин, почему мой ребенок не должен воспользоваться моим опытом. — На лице Елены появилась слабая улыбка.

— Это моя жизнь, мама. И мне надо самостоятельно пройти через все испытания, которые она мне приготовила.

— Да, но ты мой ребенок. — И этого, согласно Елене Эстли, было достаточно, чтобы любые возражения были отринуты.

Тесса вздохнула и подумала, должна ли она предупредить Джереда. Ее мать была ужасной собственницей. Жаль, что герцог Киттридж не чувствовал того же самого.



Глава 16


— Не могу выразить, как мы благодарны вам, ваша светлость, что вы позволили нам воспользоваться вашей ложей. Право же, мы с моей сестрой были в восторге от самой мысли о том, что сможем снова посмотреть «Оперу нищего». И как восхитительно, что такую веселую комедию представляют даже после сезона.

— Напротив, мисс Кроуфорд, — сказала Тесса, отступая, чтобы пожилые дамы могли усесться. — Это вы оказали мне услугу. Трагедиям надо сопереживать в тишине, с большим запасом носовых платков, тогда как смех можно делить. Вы так не думаете? — Она стала обмахиваться веером. Легкого движения воздуха было достаточно, чтобы заколыхались влажные пряди на висках. Свет считал допустимым, что люди набиваются в театр, как селедки в бочке. Не говоря уже о жаре от тысяч свечей. Жаль бедных зрителей под массивными канделябрами. На них периодически капал воск от догорающих свечей.

В сравнении с этим ложа, в которой сидели Тесса и сестры Кроуфорд, была просторной. Джеред специально зарезервировал ее, об этом свидетельствовала медная табличка, прикрепленная на стене около двери. Внутри стояли шесть удобных кресел красного дерева, усыпанные пышными мягкими подушками. На галерее было двенадцать таких лож, большинство из которых были почти всегда заполнены, но не меломанами, которые испытывали большую любовь к опере. Обитатели галереи приходили сюда только по двум причинам — увидеть кого-то и быть увиденными.

Несколько лож так и оставались пустыми, но, опять же, считалось модным опаздывать, даже приезжать в середине первого акта. В зависимости от ранга опоздавших пьесу могли даже прервать, чтобы дамы могли спокойно снять плащи, а джентльмены — опуститься в удобные кресла. Потом все возобновлялось, весь театр замирал от прихоти немногих избранных. Но большинство людей приходили под эту крышу, только чтобы сплетничать и критиковать друг друга.

В конце концов, это же театр.

В ложе рядом с ней пожилой джентльмен со счастливым видом ласкал ножку очень красивой молодой женщины. Ее светлые локоны были искусно украшены лентами и перьями, а платье больше подходило для бала, чем для выезда в театр. Седобородый джентльмен выглядел совершенно ослепленным, особенно из-за того, что всякий раз, когда она наклонялась к нему, чтобы задать вопрос, она открывала немало своих прелестей.

Любовница и чей-то муж. Далеко не самое необычное зрелище. Едва ли не общепринятое. Тесса слышала по меньшей мере об одном случае, когда однажды вечером муж в такой ситуации столкнулся лицом к лицу со своей собственной женой. Оба вежливо раскланялись и сделали вид, что незнакомы. Изумительное присутствие духа, особенно если учесть, что каждый был в сопровождении любовника.

В конце концов, это же театр.

Станет ли она через пять лет такой же? Разочарованной и совершенно довольной тем, что выстраивает свою жизнь отдельно от Джереда, удовлетворенной адюльтером как успокоительным средством против неверности своего мужа? Она так не думала, но в то же время месяц назад и представить не могла всех своих приключений в Лондоне.

Ее платье было сшито в русской манере: сочетание шелка и атласа, с талией под самой грудью, короткими пышными рукавами и низким круглым вырезом. Шлейф на плечах был закреплен тонкими шелковыми ленточками, почти розовыми, не достаточно светлыми, чтобы сливаться с ее кожей. Сам шлейф был расшит лентами — сотня ярких бутонов, оттеняющих строгость бледно-розового шелка. Это было противоречие: дерзкое платье и абсолютная простота отделки. Она не надела украшений, даже длинных каплевидных сережек, которые рекомендовала модистка. Ее волосы были заколоты так, что видно было, что их так же легко распустить. Ее шнуровка была такой же тугой, как и для платья менее свободного покроя — чтобы выгоднее продемонстрировать ее грудь, как сказала модистка. И действительно, она как будто плыла над корсажем с каждым ее вдохом.

Как было бы замечательно, если бы она могла двигаться с легкостью! Она позволила бы себе даже немного ссутулиться в кресле вместо вынужденной позы, диктуемой скованностью наряда. Каждый предмет одежды, носимый мужчиной или женщиной, был создан для того, чтобы колоть, тереть или любым другим способом раздражать тело.

Тесса со щелчком закрыла веер, раскрыла его снова и улыбнулась сестрам Кроуфорд, которые разглядывали толпу, как любознательные птички. Подруги ее матери, они были очаровательны и, без сомнения, знали все обо всем: начиная от того, как отмеривать чай для заварки, до того, как правильно жить. Сестры Кроуфорд были двумя из двенадцати членов литературного салона, который посещала ее мать, когда бывала в Лондоне. Не было случайностью, что каждый без исключения член этого литературного собрания за прошедшие несколько дней нанес Тессе визит. Она подозревала, что ее мать объехала всех своих друзей и дала понять, что ее дочь будет рада гостям.

От досады Тесса готова была съесть свой веер!

Как ни раздражалась она из-за позиции матери, но никогда не могла долго на нее злиться. Это ведь все равно что ругать ветер или сердиться на дождь. Елена Эстли благодаря своим личным качествам была как сила природы. Проще было позволить ей действовать по-своему, дождаться, пока все закончится, а потом вернуться к своим собственным планам. Елена пригласила престарелых сестер в театр не только потому, что дочери была нужна компания, но также и потому, что прекрасно осознавала их ограниченные возможности. Она сомневалась, что у них хватило бы денег купить билет в театр. Таким образом, ее миссия в этот вечер имела две цели: привлечь внимание мужа дочери и сделать добро двум леди, которые ей очень нравились.

Шум в театре был похож на жужжание сотен пчел в маленьком улье. Пьеса должна была начаться уже пятнадцать минут назад, но не было видно никаких признаков, что занавес скоро поднимут.

Как будто по ее команде, одну за другой погасили свечи в верхнем канделябре, оставив только бра между ложами, расположенные так, чтобы не соприкасаться с массивными драпировками. Создавалось впечатление, что свечи очерчивают каждую ложу, взывая к другим зрителям: смотрите, здесь настоящее представление. Разглядывайте эти диорамы, выставленные для вашего удовольствия.

Именно в этот момент и прибыл Джеред.


Он уже перестал пытаться узнать, как его жена получает информацию. Будь это служанка или горничная, или Чалмерс, его словоохотливый камердинер, — не важно, но каким-то непостижимым образом Тесса умудрялась предугадывать его намерения на вечер и следовать за ним. Или, как сейчас, затаилась в ожидании его появления — как хитроумный терпеливый паук. Один из капельдинеров предупредил Джереда о ее присутствии как раз вовремя, чтобы арендовать другую ложу.

Она была одета в платье бледно-розового, изысканнейшего цвета. Трудно выглядеть более привлекательно.

Он окинул мрачным взглядом переполненный театр, уверенный, что каждый зритель больше следит за ее улыбкой, чем за пьесой. Жаль. Они не увидят то, чего так очевидно ожидали.

Его гости собрались вокруг него, когда заиграла музыка. Сам он устроился в углу — место, откуда его не сразу можно было заметить. Он не хотел провести весь вечер, переглядываясь со своей женой и добавляя пищи для сплетен. Какие бы трудности он ни испытывал с Тессой, им лучше оставаться в тайне. Ради нее же. Он же не собирался, в конце концов, причинить ей боль. Только немного укротить.

Он снова избегал ее. На этот раз вот уже почти пять дней. Это было не особенно трудно делать — факт, который очень усиливал его раздражение.

Его компания в этот вечер была пестрой. Три дамы и двое мужчин. Идеальное сочетание пар. В этот вечер женщина с угольно-черными глазами и гривой рыжих волос не один раз сделала ему недвусмысленное предложение. Она довольно мила, это правда. И вполне доступна. Видимо, ищет покровителя.

Его правая рука приподнимала драпировку, почти скрывающую его, левая оставалась лежать на колене, бессознательно выстукивая какой-то ритм по ткани брюк.

Почему Тесса здесь? Чтобы вызвать его раздражение? Этот трюк она проделала довольно ловко. И кто, черт возьми, придумал это платье? Она же практически вываливается из него!

Ну и ладно, он вовсе не собирается обращать на это внимание.

— Я обожаю хороший фарс. А вы, ваша светлость?

Женщина, сидевшая рядом с ним, улыбнулась, ее ресницы опустились. Кокетливый жест, прекрасно отрепетированный, в этом он не сомневался. Он наклонился, улыбнулся, протянул руку и провел пальцем по ее щеке. Такая нежная кожа. Жаль, что она переусердствовала с румянами.

Он бросил взгляд на свою жену. Ее взгляд был прикован к сцене, но на щеках играл румянец, соперничающий с ее платьем. Ему искренне хотелось предупредить ее, чтобы она не вступала с ним в противоборство. У него были превосходящие силы и знание поля боя. Тесса не окажется победителем, вся ее стратегия заранее обречена на провал. Он не настолько глуп, чтобы выказывать свою слабость перед ее прелестями. Она хотела закрепиться в его разуме, в каждой его мысли, сделать так, чтобы весь его мир был «окрашен» Тессой. Фон, который должен был обрамлять его жизнь. Рама для нее. Она хотела не просто партнерства, а объединения, чтобы он пожертвовал своей свободой, нет, самим своим существованием ради их брака.

— Я так благодарна за приглашение в театр, ваша светлость. На самом деле я не хотела идти, но друзья заверили меня, что мне будут рады. — Губы соблазнительницы сложились бантиком.

Черт, как же ее зовут?

— О, разумеется, — произнес он, улыбаясь и пристально глядя в вырез ее платья. Декольте его жены было гораздо глубже.

Джеред откинулся в кресле и стал смотреть на сцену. Первый акт он практически не заметил. Второй запомнился ему тем, что спутница повторила песню Макхита:


Как сумрак ночной разгоняет денница,
Мужскую печаль исцеляет девица.
Ее голоском, словно звучною скрипкой,
Не можем мы, слово даю, не плениться.
Розы и лилии — щеки у ней,
Губы — налившейся вишни алей.
Ласкай ее,
Лобзай ее,
И в наслажденье
Найдешь спасенье
От меланхолии черной своей.

Перевод П.В.Мелковой



— Ну разве это не очаровательно, ваша светлость?

И снова его преследовал трепетный образ невинной девушки, дрожащей от возбуждения. Неважно сыграно, хотелось ему заметить. Большинство девственниц не настолько опытны, чтобы прикусывать нижнюю губу и дрожать словно в волнении. Некоторые даже смеялись в самые неподходящие моменты, в тревоге и удивлении распахивали глаза и тихо шептали: «О Боже».

Но ей не нужно знать это, а ему не следует это вспоминать. Джеред послал гневный взгляд через весь театр своей жене. Она смотрела на него.

Ну и какое ему дело? Почему он должен чувствовать, как краска подступает к лицу, как будто он всего лишь пятилетний ребенок, которого застали за какой-то шалостью? Он же герцог Киттридж. А она всего лишь его жена. Он знал свое место в этой жизни. Жаль, что она никак не могла запомнить свое. И, черт возьми, кто она такая, чтобы улыбаться с таким лукавым видом?

Тесса наклонилась в сторону, чтобы ответить на вопрос какой-то старой перечницы, и чуть не вывалилась из платья. Он стиснул зубы, поднял левую руку и щелкнул пальцами. Почти мгновенно появился лакей с серебряным подносом, на котором стояли несколько бокалов. Джеред взял два, протянул один своей спутнице, а второй осушил одним глотком. Еще одно движение пальцев, и ему подали второй бокал. Этот он потягивал медленнее, изучая свою жену поверх стеклянного края.

Почему все-таки она здесь? Чего собирается добиться? Может, она думала заставить его ревновать? Маловероятно, ведь ее спутницы две престарелые дамы. Она ждет кого-то еще? Какого-то мужчину?

Для других жен могло быть обычным делом заводить любовников, но будь он проклят, если позволит Тессе сделать это. Черт, да он убьет идиота, который только подумает прикоснуться к его жене! А Тесса? Ее он выпорет до полусмерти, вот так. Несмотря на ее жалостные крики и мольбы о пощаде, он поднимет рубашку, коснется ее восхитительного зада и…

Что, черт возьми, с ним происходит? Он замотал головой, чтобы поскорее прогнать столь несвоевременные мысли. В этот момент Джеред понял две вещи: ему была так же малоприятна мысль о присутствии Тессы в театре, как и внезапное осознание, что он перенял ее привычку постоянно задавать вопросы.


Глава 17


— Здравствуйте, Джеред!

Он наклонил голову. Безусловно, благородный жест, подумала Тесса. Но у Джереда он был почти царственным. Никто не мог подвергнуть сомнению его манеру держаться. Надменный, как принц. Может быть, это потому, что он в последние несколько дней старательно игнорирует ее присутствие? Пять дней, если точно. Собирается что-то ей доказать? Она была совершенно уверена, что это не сработает.

Тесса повернулась и представила своих гостей мужу. С ее спутницами он был более сердечен. Пожилые дамы практически были очарованы, когда Джеред закончил целовать им руки.

— Вам нравится спектакль? — вежливо поинтересовался он.

— О да, ваша светлость! — защебетала Сесили Кроуфорд. Дениз согласно закивала головой. Глаза обеих женщин расширились, когда Джеред вошел в ложу, и с тех пор их взгляды больше не отрывались от него. Тесса могла понять их. Он был слишком уж красив. И прекрасно сознавал это.

— Это очаровательный фарс, не так ли, ваша светлость? — спросила Дениз и опустила глаза. Тонкий носовой платок был зажат в ее стиснутых от сильного волнения руках.

— Вы правы, — мягко произнес он, и Тесса была уверена, что он говорил не о пьесе.

— Это, несомненно, один из наших самых любимых, — сказала Дениз. — И Тереза такая умница, что пригласила нас.

— О, она и в самом деле очень мила. В этом нет никаких сомнений, — любезно согласился он.

Тесса только улыбнулась ему. Сладко голосит муженек. Догадывается ли он, что она с удовольствием побила бы его? Наверное, иначе не послал бы ей этот взгляд, подстрекающий и в то же время предостерегающий.

Он сел в кресло, ближайшее к ней.

— Мы, ваша светлость, теперь редко посещаем театр, — вставила Сесили. — И когда Тесса пригласила нас, это было настоящее счастье. Просто удача.

— Тогда, миледи, можете считать мою ложу в полном вашем распоряжении. Здесь дают довольно много пьес, которые, я уверен, вам понравятся.

От этого заявления сестры Кроуфорд онемели. Это и правда был непринужденный царственный акт со стороны Джереда, действительно великодушный жест. Тесса одобрительно улыбнулась ему.

— Почему-то я думаю, что вы здесь не ради пьесы, Тесса.

— Я здесь по той же причине, что и вы, Джеред. Чтобы развлечься, разумеется. А вам разве не весело с вашими друзьями?

— Несомненно.

— С вами сегодня очень красивые дамы. Значит, вы завели новую любовницу? — Ее улыбка была сияющей.

— Будьте уверены, Тесса, что когда я сделаю это, вас это не будет касаться. — Он словно дал ей пощечину.

— Значит, вы пока еще присматриваетесь. Проводите конкурс на эту роль? Соискательницы стараются?

Его серьезный взгляд немного рассмешил ее. В этот момент нужно было либо плакать, либо смеяться, а она, разумеется, предпочла бы привести его в ярость своим весельем, чем доставить удовольствие своими слезами.

— Тем не менее дама, сопровождающая меня, обладает замечательными талантами. — Его глаза были такими холодными, что легко могли заморозить ее. Если не считать того, что такое заявление имело эффект, противоположный тому, на который он, очевидно, рассчитывал. Она не чувствовала себя ни в какой мере запуганной этим взглядом. Честно говоря, Тесса была в ослепляющей ярости. До такой степени, что, возможно, слишком возвысила свой голос, забыв, что в театре звук разносится очень хорошо.

— Она что, стоит на голове, когда вы имеете ее, Джеред? Пожалуйста, расскажите, мне будет к чему стремиться. Возможно, я смогу цитировать Овидия, облизывая ваш член. Хотя, я подозреваю, было бы еще большим подвигом, если бы это было на латыни. Не ваш член. Овидий.

Две сестры шокированно вздохнули хором и онемели. Театр затих. На сцене Макхит, Бен и Мэтт забыли о представлении и с разинутыми ртами смотрели на ложу Киттриджа.

Она в очередной раз оказалась в эпицентре скандала.

Его глаза уже не были холодными. В них горел гнев.

Тесса почувствовала, что ее вырвали из кресла руки, распаленные яростью. Ну, она определенно привлекла его внимание — и еще по меньшей мере трех тысяч человек. Если бы можно было сейчас сделаться невидимкой, мечтательно подумала Тесса. Джеред буквально вытолкал ее из ложи, протащил вниз по парадной лестнице и запихнул в карету.

Тессе удалось сказать что-то про сестер Кроуфорд, это дало ей несколько минут передышки, когда Джеред вышел из кареты, чтобы распорядиться насчет их возвращения домой. Но очень скоро он вернулся и уселся напротив нее. Хорошо, что он не зажег фонарь.

Какие-то звуки проникали снаружи: стук лошадиных подков по мостовой, кто-то засмеялся, кто-то закричал. Лондонская ночь такая неспокойная! Но даже такая, она была предпочтительнее атмосферы в карете. Очень долго он ничего не говорил, но это была не успокаивающая тишина. Тесса ощущала его ярость, чувствовала ее, как будто это был дикий зверь, вырывающийся из клетки.

— У вас что, вообще нет мозгов?

Она мрачно посмотрела на него в темноте.

— Ну подумаешь, Джеред, если я вызвала пересуды нескольких людей? Ваши собственные действия тоже под вопросом. Я думала, вы похвалите меня за мое поведение, поскольку оно до вашего появления было безупречным. Разве не гак?

— Не переворачивайте все с ног на голову, мадам. Здесь обсуждается не мое поведение.

— Сплетни порождаются складом вашего характера. Люди будут говорить, что вы ревнуете свою бедную деревенскую жену, зачем-то полезли в ее ложу. Все это мелочи. Конечно, вы, Джеред, могли бы жить полноценной жизнью, а вместо этого якшаетесь с идиотами и привозите в театр шлюху.

— Она знает эту пьесу едва ли не наизусть.

Это что, он так шутит? Тесса сжала губы, ее слова были бы слишком опрометчивы, чтобы произносить их вслух. «О, если бы ты только подумала об этом раньше. Сможешь ли ты когда-нибудь снова посетить театр? В этой жизни точно нет. Если только переодетой, в маске».

— О? «Жена — гинея, что идет с клеймом супруга в обращенье». Что-то в этом роде? Я предпочитаю: «Игроки и разбойники обычно очень добры со своими шлюхами, но они настоящие дьяволы со своими женами». Это, кажется, очень кстати, вы не согласны?

— Вы, Тесса, очевидно, недостаточно воспитанны для светского общества.

Нет, она ошибалась. В его голосе не было юмора. Он был как сланец, твердый и крепкий, ломкий при прикосновении.

— Поэтому меня надо отправить в Киттридж, — парировала она. — Какой удобный предлог для вас!

Они уже были у дома. Слишком быстро. Теперь Джеред снова оставит ее; на этот раз он не вернется до рассвета. Тесса знала это так же хорошо, как и то, что это рассчитанный жест, чтобы заставить ее стать такой женой, как он хотел. Молчащей, покорной. Отсутствующей.

Это уж чересчур!

Она подождала, пока он поможет ей выйти из кареты, прошла мимо него, ничего не сказав. Лестница была слишком высокой, слишком длинной. Она остановилась посередине и потянулась к китайской вазе, стоявшей там в нише. Она была почти три фута высотой. Прелестная фарфоровая вещица.

Тесса взяла ее и бросила.


Осколки чего-то ужасно острого полетели ему в лицо. Она швыряет в него вещи! Да это же китайская ваза, которая хранилась в их семье страшно сказать сколько лет!

Он почувствовал, что опять закипает, как будто кто-то поднес фитиль к пороху. Нет, точно надо было ее выпороть. Опять, непрошеное, пришло воспоминание о ее почти идеальном заде, с изящнейшими изгибами и этой ее гладкой розовой кожей. А потом другое воспоминание. Ее голос в театре, ее насмешливый тон, когда она поставила весь свет на уши. А дядя еще его называет диким.

— Я больше не хочу, чтобы вы так обращались со мной, Джеред. — Ее голос был довольно тихим, но в таком тоне вещала бы кошка перед тем, как броситься на хозяина с оскаленными зубами и выпущенными когтями. «С меня достаточно, — как будто говорила она, — твоих ласк и твоего надоедливого приставания. Оставь меня в покое!»

Он был уверен, что неправильно понял, но после еще одного взгляда на ее лицо решил, что нет. Его жена была более чем расстроена. По красным пятнам на ее щеках он мог только сделать вывод, что она смущена. Или даже, как ни трудно в это поверить, в ярости.

— Вы мой муж, а мужья не унижают своих жен.

Он только смотрел на нее.

— Вам жаль эту проклятую вазу, а не меня! — Она и правда уперла кулаки в бока и зло уставилась на него. Тесса что, действительно орет на него? Как быстро все меняется!

Джеред пошел вверх по лестнице, оценивая ее настроение. Бросать, к счастью, тут больше нечего. Он обнял Тессу, поймав в ловушку ее руки, и приподнял так, что ее глаза оказались на уровне его глаз. Безусловный подвиг, поскольку его жена была не такой уж хрупкой. Грациозной — да. Пышногрудой — безусловно. Миниатюрной? Нет. Он прижал ее к стене, думая, что хоть это остановит ее скандальное поведение. Нет, его жена огляделась, как будто ища новое оружие.

— Прекратите! — заорал он, только этот крик прозвучал подозрительно сдавленным. Однако он обладал уникальной способностью воздействовать на Тессу. Та замерла. Джеред стиснул зубы, закрыл глаза, а потом открыл их несколько секунд спустя, чтобы обнаружить, что выражение ее лица не изменилось ни на йоту. Она все еще хмурилась, а ее губы были сжаты сурово и укоризненно, странным образом напомнив ему его старую няню, которая так же смотрела на него, когда была ужасно раздражена. Скрываемые стыд и смущение вырвались наконец на поверхность, и он понял, что испытывает все эти чувства из-за своей жены. Еще один грех в ее копилку.

— Да что с вами такое? — Вот теперь это был действительно крик. Она заморгала, словно смущенная вопросом и смотрела на него так, будто он был психом из больницы Святой Марии Вифлеемской, — взгляд, в котором смешались в равных долях жалость, раздражение и отвращение.

— Я не позволю вам касаться другой женщины, Джеред. Это то, с чем я не готова смириться.

Одна из его бровей взметнулась вверх. Он чувствовал натяжение кожи, как будто это движение было совершенно не в его власти, и, возможно, так и было, точно так же, как он странно онемел из-за ее гнева.

— Мой отец всегда был предан моей матери. Я выросла с этим чувством и другого не знаю. А ваше поведение просто невыносимо.

Она покраснела от гнева, испепеляя его злым взглядом. Ее глаза горели огнем, а губы были поджаты, и грудь поднималась с каждым возмущенным вдохом. Она была грозой, посланной, чтобы призвать его к порядку, Зевсом в женском обличье во всей своей силе и страсти. Он поймал отблеск пламени, которое снова вспыхнуло в ее глазах.

— А что до возвращения в Киттридж, то я не думаю, что будет справедливо сдавать игру до того, как она окончена. Еще не все точки расставлены.

Она что, только что обвинила его в жульничестве? Конечно, нет.

— Я не позволю манипулировать мной, жена.

— Тогда не давайте мне поводов, муж.

Что заставляет ее думать, что она может говорить с ним вот в такой манере? Какая дерзость духа заставляет ее считать себя защищенной от его гнева? Может, она просто дура? Странная мысль, и к тому же никчемная. Она раздражала его, забавляла, мучила. Она была своевольная и избалованная, очаровательная, упрямая и раздражающая. Но она не была глупа.

— Вы даете мне слово, что ничего больше не собираетесь разбивать? — Он подождал ее кивка, прежде чем опустить ее на пол. Может, она хоть немного раскаивается? Его жена, однако, просто прищурила глаза и улыбнулась особенно тонкой улыбкой.

— Только если вы согласитесь обращаться со мной с таким же уважением, с каким вы обращались с той чертовой стекляшкой.

— Этой вазе было три тысячи лет.

Ее глаза расширились, взгляд метнулся через его плечо туда, где безмолвный лакей подметал осколки.

— Правда?

Он кивнул.

— О Господи!

— Достаточно будет обещать благоговеть перед вами, когда вы станете древней старухой?

— Нет.

Он смотрел на нее долгое мгновение. Потом кивнул. Один раз. Честно говоря, эта капитуляция ослабила напряжение в его груди. То, которое было там все время с начала этого проклятого вечера.

Его руки все еще обнимали ее, и он все еще прижимал ее к стене. Совсем неподходящее время осознать, что платье подчеркивает ее изгибы в некоторых очень пикантных местах.

— Вы знали, Джеред, что «похоть» и «шлюха» — это одинаковые слова, только с переставленными буквами? Вы думаете, это правда, что мужчины чувствуют больше страсти, чем женщины? Или что у женщин гораздо больше вещей, которыми можно заняться?

Он закрыл глаза. Но это никак не повлияло на его слух.

— Я подозреваю, Джеред, что достаточно не более нескольких нежных взглядов, чтобы превратить вас в хищного зверя. По-вашему, почему так? И почему я бы предпочла остаться сегодня ночью одна? Я полагаю, это потому, что вы на самом деле не извинились за все страдания, что причинили мне. Честно говоря, я вообще не считаю, что вы это сделали. И хотя вы можете считать это безупречным герцогским поведением, это не так.

Он оттолкнул ее, как будто она была пригоршней горячих углей. Тесса выпрямилась, мрачно глядя на него, и одернула платье. Потом поднялась на несколько ступеней вверх. Ему захотелось предупредить ее, что это расстояние недостаточно велико.

— Теперь вы собираетесь прочесть мне лекцию о том, как себя вести, мадам? Тогда я оставлю вас с моим собственным вопросом. Почему мне все время хочется быть как можно дальше от вас? — Он запустил руку в волосы и возмущенно посмотрел на нее.

— Вам не обязательно кричать на меня, Джеред, — тихо сказала она. — И я прекрасно знаю ответ, если вам это хочется знать. — Она смотрела на него с этой слабой улыбкой, играющей на ее губах. Той самой, которая была способна разъярить его.

Он поднялся по лестнице следом за ней, открыл дверь в свои покои и обернулся через плечо.

— Очень хорошо. И каков же ответ?

— Вам плохо из-за того, что вы поступили неосмотрительно, и ваша совесть беспокоит вас. Почему вам не пришло в голову избегать меня сегодня вечером? Знаете, какая моя самая любимая цитата из «Оперы нищих», Джеред? «Удобное состояние вдовства — единственная надежда, которая поддерживает дух жены».

Он покачал головой и закрыл за собой дверь. Возможно, с большей силой, чем было необходимо.

— К черту все!

— Прошу прощения, сэр?

— Ничего, Чалмерс. Просто я оценил собственную жизнь.

— Я что-нибудь могу для вас сделать, сэр?

— К сожалению, нет, — ответил Джеред, развязав и стянув галстук и подавая его камердинеру.

— Как скажете, сэр.

— Можешь идти, Чалмерс, — резко сказал он, шагая к двери своей спальни. Он открыл ее, не оглядываясь, чтобы убедиться, выполнил ли слуга его приказ. Да и зачем? Неподчинение ему означало увольнение. Его слуги понимали природу его неограниченной власти. Какая жалость, что его жена еще не научилась этому.

Его совесть беспокоит его? Ему плохо? Он снова захлопнул дверь, но хотя это и доставило ему какое-то удовлетворение, оно не смягчило мучительное подозрение, что Маргарет Мэри Тереза Эстли Мэндевилл была права.



Глава 18


— Вы редко приезжаете в Лондон, дядя, — заметил Джеред. — Должен ли я предположить, что вас привело сюда неотложное дело? — Он вошел в свою библиотеку, раздраженный тем, что тот занял кресло за его письменным столом. Это был рассчитанный жест, властный, и оба мужчины понимали его.

— Ты прав, — ответил Стэнфорд Мэндевилл, пристально глядя на него. Уже не первый раз на него смотрели вот так, как будто он был каким-то интересным насекомым, которое только что увидел его дядя. Он должен разглядеть его перед тем, как раздавить сапогом.

Если не считать сестры, Стэнфорд был единственным во всем мире родственником Джереда. И все же между ними всегда существовала напряженность. Джереду было пятнадцать, когда умер его отец. Он был достаточно маленьким, чтобы нуждаться в любви, и достаточно большим, чтобы делать вид, что ему это не нужно. И хорошо, потому что не получил этого. Только бесконечное повторение жалоб, которые произносил его отец. Правду сказать, были моменты, когда ему казалось, что тот вовсе даже и не умер.

Однажды у него появилась мысль, что дядя может чувствовать горечь оттого, что его рангом превзошел мальчишка, еще не начавший бриться. Он мог бы даже понять, если бы тот выразил свою зависть. Но Стэнфорду Мэндевиллу скорее всего было наплевать, что рождение Джереда лишило его титула. До тех пор пока перед ним лежали чертежи корабля, пока его знакомые в Совете по делам Индии нуждались в его рекомендациях, пока были люди, звавшие его в доки его величества, Стэнфорд Мэндевилл был абсолютно счастлив.

Итак, какого же черта он делает в Лондоне?

— Ты когда-нибудь разговаривал обстоятельно с Еленой Эстли, Джеред? — Дядя наблюдал за ним поверх сцепленных пальцев.

— Почему вы спрашиваете?

Он подошел к боковому столику, повернулся, взял графин и вопросительно посмотрел на дядю. Тот кивнул. Он налил два бокала, прошел к столу и подал один ему. Потом отошел к окну и стал смотреть в сад, не желая садиться напротив за свой собственный стол, как какой-то нашкодивший школьник.

— Ты должен признать, она очень привлекательная женщина. Когда-то я даже был влюблен в нее.

Джеред обернулся при этом признании.

— Так вы поэтому так решительно настаивали на моей женитьбе на ее дочери?

Дядя улыбнулся, глядя в свой бокал.

— Нет, Джеред. Я задолго до этого решил, что был бы несчастлив, женившись на Елене. Она довольно-таки упрямая женщина.

Джеред вспомнил свое столкновение с ней.

— Она передала эти черты своей дочери.

Дядя проигнорировал это его замечание.

— Елена написала мне позавчера, Джеред. Она совсем не в восторге от твоих поступков. Говорит, что ты делаешь ее дочь несчастной.

Джеред глотнул из своего бокала, глядя в окно на дорожку, ведущую от заднего входа в конюшню.

— Зачем жаловаться вам, дядя? Она же не думает, что вы имеете на меня какое-то влияние?

— Несмотря на то что мое положение несколько щекотливое, я думал, что делаю добро вам обоим. Я давал своей крестнице то, что, мне казалось, она хочет. И, возможно, этим немного обуздывал твою дикость.

Смех Джереда захлебнулся в горле, обжигающее виски проложило дорожку от его груди к носу.

— Мою дикость? — Он повернулся, со стуком поставил стакан на столик и взглянул на дверь, которая стояла как барьер, отделяющий от всего остального мира, одной рукой показывая в этом направлении. — Мою дикость? — повторил он, слова не торопились слетать с языка, сдерживаемые удивлением, раздражением, неверием. Те же самые эмоции он испытывал в присутствии своей жены. — Поищите мою жену, если хотите кого-то наказать, дядя. Она следует за мной везде! Она скачет верхом по лесу, цитируя детские сказки, она не перестает задавать вопросы от рассвета и до заката. У нее даже хватило безрассудства посетить мою любовницу! И это только малая часть ее проступков, а у вас хватает совести называть меня диким? Ха!

Он запустил обе руки в волосы и снова отвернулся к окну.

— Мне уже до смерти надоело носить ярлык дикаря только потому, что моя мать была шотландкой.

На лице Стэнфорда Мэндевилла появилось странное выражение — необычная смесь веселья и сострадания.

— Я не из-за этого называл тебя диким, Джеред, а из-за того, что случилось с тобой после ее смерти.

— Я не желаю говорить об этом.

— И поэтому ты прожигаешь свою жизнь? Не пора ли немного угомониться?

Джеред обернулся, удивление изогнуло его губы в искренней улыбке.

— Так вот что вы всегда думали? Моя жизнь не ограничивается одним событием. Если то, как я проживаю свою жизнь, не встречает вашего одобрения, то не изучайте ее так жадно. Ограничьте свои исследования тем, что касается строевого леса, мачт и чертежей кораблей. А меня оставьте в покое.

— Пока ты болтаешься на опасном мелководье?

— Я не какой-то там чертов корабль!

— Тогда кто ты, Джеред? И что ты собираешься делать со своей женой?


Тесса отошла от двери. Она не хотела слышать ответ Джереда. Не потому что подслушивала, просто такое было недостойно герцогини. Она не хотела знать о его планах относительно ее. Они, без сомнения, включали в себя ее ссылку в Киттридж-Хаус. И еще меньше она хотела слышать то, что он может сказать о своей подлинной натуре. Что он скажет? «Я никчемный человек, дядя. Я пропащая душа. Я человек, которого несло по течению и вдруг прибило к берегу любовью хорошей женщины».

«О, Тесса, не будь такой идиоткой!»

Она положила ладонь на дубовую дверь, желая, чтобы этот контакт с деревом мог хоть как-то упорядочить ее спутанные мысли. Он злился на нее и был в ярости на своего дядю. Почему тогда ей так хочется открыть дверь и утешить его? Хотя он не нуждался в этом, что было ясно из его слов.

Он не хотел ничего от нее.

Нет, возможно, это было неправильно. Иногда он спал в ее постели или она в его. В мягком свете рассвета они поворачивались друг к другу, предлагая друг другу утешение без слов.

И все же между ними все еще была пропасть, им явно не хватало взаимопонимания. Ей хотелось, чтобы он знал все мельчайшие подробности ее жизни, ее потребности, ее желания. Он охранял свой внутренний мир очень тщательно, не подпуская ее даже близко. Она была чересчур эмоциональна, он — сдержан. Семья — для нее это значило так много. Он не мог то же самое сказать про себя.

Тесса боялась слишком настойчиво расспрашивать о его жизни, его желаниях. Когда она хотела это сделать, ее останавливала мысль, что каждым вопросом она раскрывает перед ним свою собственную уязвимость. Она ничуть не сомневалась, что его ответ будет резким, нацеленным на то, чтобы поставить ее на место и отправить ее обратно в Киттридж-Хаус. А ей очень этого не хотелось.



Глава 19


Какого черта он вообще здесь?

Чтобы доказать что-то своему дяде? Зачем? У того есть свое мнение, его трудно в чем-то переубедить. Ему, в сущности, наплевать на все. Он просто хотел какое-то время побыть вдали от Лондона. Судостроительные верфи ничуть не хуже любого другого места.

Джеред был не в силах ответить на вопрос дяди. А главное, он не знал, что ему делать с собственной женой.

И вот он стоял в адмиральской каюте, глядя сквозь сильно скошенные окна кормовой галереи. В нижней трети окон были встроены закрытые деревянные шкафчики, а сверху на них лежала объемная пачка чертежей «Победы». Ему не нужно было читать их; каждый фут оснастки, каждый квадратный ярд парусов, каждая железная скоба, каждый брус, каждая доска обшивки, каждый инструмент были словно отпечатаны в его мозгу. Он знал корабль так хорошо, что мог бы сам заново построить его.

Корабельная верфь была сценой неистовой деятельности. Новый шлюп должен был быть спущен на воду всего через несколько недель. Не такой величественный, как «Победа». На самом деле он был так мал, что для управления им было достаточно двадцати моряков. А чтобы поднять один только якорь «Победы», требовалось больше сотни матросов. К битве готовились еще два корабля, присланные сюда, потому что военно-морские доки были переполнены кораблями, ждущими ремонта. Слухи утверждали, что на средства Мэндевиллов английский флот все больше крепнет. Каждый раз, когда французы давали повод, британские корабли готовились выйти из гавани.

Значит, дело дойдет до войны?

Людовик XVI вместе с семьей бежал из Парижа. Король низложен, а народ бунтует. Внимание Джереда было сосредоточено на сцене, разворачивающейся внизу. Он нанял сотни рабочих, мастеровых, бывших матросов, кораблестроителей в добавление ко всем тем, которые будут населять этот корабль, когда он снова выйдет в море. Сотни людей, много кораблей. Вся его жизнь перемежалась войнами — то одной, то другой, — и каждая наполняла сундуки Мэндевиллов.

Многие годы герцоги Киттридж играли в свои промышленные затеи, как в игрушки, которые держали в старой классной комнате. Стэнфорду Мэндевиллу понадобилось всего несколько лет, чтобы превратить верфи в предприятие не только прибыльное, но и престижное. Мэндевиллы могли по праву гордиться, что они не почивают на лаврах, а по сей день верно служат Короне.

Солнце сверкало на океанских волнах, и Джеред невольно залюбовался раскинувшимся перед ним простором. Он здесь уже почти неделю. Его первоначальный интерес к «Победе» превратился в нечто большее. Ведь эта посудина была самым большим из кораблей Мэндевиллов.

Это и в самом деле был внушительных размеров корабль, снаряженный для адмиралтейства, с сотней пушек, расставленных по трем его палубам. Нос корабля украшала деревянная фигура женщины: ее голова запрокинута, словно бы защищаясь от волн, рыжие волосы были вырезаны с таким искусством, что казалось — они завиваются по шпангоутам, ее грудь была задрапирована шарфом, на котором была вырезана дата постройки. Действительно, судьбоносный год.

И необыкновенный корабль. Для его создания потребовалось семь лет, на один только корпус ушло две тысячи дубовых стволов. У него было три мачты, двадцать семь миль такелажа, больше пяти акров парусов, и в нем могли разместиться больше восьми сотен офицеров и матросов.

Три года назад «Победа» пришла домой на построившую ее верфь Мэндевиллов для капитального ремонта. Ее днище обшили медью, выкрасили кубрики. Когда работа будет закончена, над кораблем взовьется флаг адмирала лорда Худа. Джеред обожал это семейное детище. Он был не просто заинтригован, он искренне восторгался этим кораблем, когда ребенком смотрел с широко распахнутыми глазами на то, как он первый раз сошел на воду.

Джеред покачал головой, как будто чтобы стряхнуть воспоминание о том дне: с солнцем, бьющим по глазам так яростно, что казалось, что вокруг полыхает пламя. Повсюду с криками кружили чайки, и он не сводил с них любопытного взгляда, таская мать за руку то туда, то сюда, чтобы показать ей самую отважную, самую вертлявую, самую ловкую. А она наклонялась к нему и смеялась вместе с ним, ее глаза сияли отблеском его детской радости. Потом она велела ему остановиться, ее теплая рука на его щеке и ее улыбка были только для него одного, и вместе они смотрели, как огромный корабль плывет, покачиваясь, в море.

А что он делал здесь сегодня, для чего приехал? Несомненно, не для того, чтобы впасть в меланхолию. Это он мог делать в любом месте. И, разумеется, не для того, чтобы узурпировать место дяди во главе судостроительной компании Мэндевиллов.

Надо быть чистосердечным по крайней мере с самим собой. И жить не воспоминаниями, а сегодняшним днем. Он бы предпочел сосредоточиться на том, что есть. В настоящем. Сейчас. Здесь. Вещественное, осязаемое и крепкое, как шпангоуты, высушенные на солнце.

Конечно, это была ее вина. Все стало другим с тех пор, как он завел себе жену. Вся его жизнь закачалась, как будто он тонул в зыбучем песке. В то время как все вокруг до тошноты лезли ему в душу, никого по большому счету не интересовало, что он думает, что чувствует. По крайней мере с тех пор, как Маргарет Мэри Тереза Эстли стала герцогиней Киттридж. Его мечты оставались забытыми, память потускнела; воспоминания томятся в темнице его прошлого, чтобы исчезнуть с остальными бестелесными призраками.

Но она захотела понять его, вникнуть в его мысли.

А если он начинал думать о ней, то неизменно приходил к одному выводу: жен нужно отсылать подальше, чтобы жить своей жизнью.

Ее нижняя губа была слишком полной, лицо хорошенькое, но обычное А вот тело Тессы имело восхитительные изгибы, что всякий раз волновало кровь. «Почему ты помнишь последний раз, когда касался ее, с такой точностью, Киттридж?»

Ее волосы рассыпались по простыне в бурном беспорядке. Он запускал в них пальцы, расчесывая, потом сжал в кулаки около самой головы. Он склонился над ней, нежно водя кончиком языка по краю ее уха, чувствуя, как она дрожит под ним. Его руки поднялись к ее шее, обхватили ее, большие пальцы легли в ложбинку, водили по ключицам, по плечам. Она была как тающий шоколад, который Джереду-мальчишке хотелось сунуть в рот и жевать целым куском. Опыт общения с женщинами говорил: чтобы прочувствовать вкус каждой крошки, надо не торопиться.

К черту ее! К черту. К черту эти дурацкие мысли. И его тоже, за то, что женился на ней. Она была раздражителем, ненужной проблемой, морщинкой на гладкой поверхности его жизни. Она полна решимости быть такой же, как все жены: противоречащей, вмешивающейся во все, сводящей с ума. С тех пор как он женился на ней, все стало по-другому, как будто он смотрел на свой собственный мир через подзорную трубу. Правда, у него были друзья, иногда — развлечения, у него был Лондон. Что еще нужно человеку?

Только не женщина, которая кричит на него в переполненном театре или швыряет в него китайские вазы. Не та, что ходит за ним по пятам и напивается с его любовницей.

Он поклялся, что расплата наступит. Тесса могла пытаться следовать странному примеру своих родителей, но будь он проклят, если позволит ей диктовать условия их брака. Жены должны быть молчаливы и покорны. Им пристало быть элегантными, послушными и непритязательными. Пусть они будут даже красивы, но не настолько, чтобы у других мужчин могло сложиться впечатление, что они распущенны и готовы нарушить супружеские узы.

Возможно, в этом и есть секрет жизни с Тессой. Держать ее в объятиях, крепко зажимать ее рот своим ртом. Заставлять стонать, чтобы она не могла задавать ему вопросы.

Это убьет его за месяц. Хуже того, превратит в ослепленного любовью дурачка; странно, он был готов восхищаться любовницей, но не боготворить жену.

Джеред почувствовал, как через окно просачивается холодок. Он стоял на солнце и смотрел, как с криками носятся чайки и ритмично плещется вода о балки доков. Он не обращал внимания на тех, кто смотрел снизу на кормовую галерею и заметил его присутствие.



Глава 20


«Гораздо приятнее быть в обществе герцогиней, чем девушкой на выданье», — подумала Тесса, оглядывая окружающих ее незнакомых людей. Она заслужила репутацию скандалистки. Люди просто не знали, бояться ли ее или жалеть за недостаток изысканности и воспитания. Сейчас, если она говорила что-то считающееся эксцентричным, половина людей смеялись, как если бы она рассказала потрясающе интересную историю. Другая половина улыбалась, не зная точно, как реагировать.

Но все прощали ей ее экстравагантность, потому что она удачно вышла замуж. Женщины, убеждали ее окружающие, должны проявлять любопытство только к определенным темам: неплохо поговорить о погоде или об открытии сессии парламента, о моде. Вот она точно ею не интересовалась. Если не считать тех редких случаев, когда выезжала туда же, где был Джеред, а так — она могла быть одета хоть в лохмотья, и ей было бы все равно.

Кто-то рассмеялся, и этот звук резанул по ее нервам. А чего она хотела: чтобы весь мир был в трауре? Да, это больше соответствовало бы ее настроению. Но она улыбнулась и приняла приветствие тех, кого ей представили, бормоча что-то любезное, тогда как их глаза, казалось, пытались проникнуть в ее душу. «Ах, Тесса, ты очень ошибаешься, если думаешь, что эти глаза могут видеть что-то, кроме бриллиантов Мэндевиллов». Одно их сверкание могло соперничать с сотней свечей. Почему люди придают такое значение каким-то камням? Красивым, несомненно, но всего лишь камням. А откуда вообще появляются бриллианты? Она положила руку в перчатке себе на шею, почувствовала их твердую тяжесть, улыбнулась и отошла от группы, окружающей ее.

Почему она пришла сюда? Потому что ей было так плохо в городском особняке, в одиночестве, какого она никогда раньше не испытывала. Она скучала по братьям, по шуму, который они устраивали, когда возвращались из школы, их проказам. Она скучала по отцу, ведь тот всегда находил время между чтением и письмами, чтобы поговорить с ней. Она скучала по матери, но никогда не призналась бы в этом вслух. Семья, которая любила ее, люди, которым было не все равно, как она живет. Как просто это казалось сейчас, и как ужасно недостижимо.

Разумеется, замужней женщине позволительно немного подышать свежим воздухом, возможно даже сделать это на террасе Витсундов. Их дом был не слишком далеко от Лондона, езды в карете не более пятнадцати минут. Это казалось ей хорошей идеей — провести вечер среди людей, поговорить с кем-то о жизни и о том, что происходит в мире. Если не считать того, что за несколько недель ничего не изменилось. Большинство собеседников предпочитали только сплетничать. И хотя было бы интересно обсудить новообретенное богатство герцога Витсунда или тот факт, что от леди Харгроув последнее время пахнет алкоголем, Тесса не могла забыть, как чувствовала себя, когда люди перешептывались о ней и поворачивали головы в ее сторону.

Она вышла в одну из стеклянных дверей, распахнутых, чтобы проветрить переполненные гостями бальные залы. По каменной террасе прогуливались несколько пар.

Вход в сад охраняли два массивных каменных грифона: клювы повернуты вверх, крылья раскинуты, как будто готовые к полету. Тесса задумчиво смотрела на них.

Вернулся ли Джеред к своей любовнице? Может быть, поэтому он не появлялся дома вот уже больше недели? Всего два из тех вопросов, что не давали ей спать. Она закрыла глаза, прогоняя видение его, обнаженного и мускулистого, выгибающегося в любовном экстазе над другой женщиной.

С каждым днем Киттридж-Хаус все больше казался ей тихой гаванью.

Тесса обернулась, услышав гул голосов. Значит, среди гостей появился какой-то интересный персонаж. Кто же это?

— Витсунд хорошо выбрал свою геральдику, вы не согласны? — Голос, который в последнее время она слишком часто слышала только в мечтах. Густой и бархатный, с оттенком сардонического юмора, всегда сквозящего в его словах. Она обернулась. Разумеется, это был Джеред, одетый во фрак, привычный для его ночных похождений.

Тесса не могла не отметить, что он выглядит великолепно. Но, опять же, он всегда именно так и выглядел.

Она сосредоточилась на движениях своих пальцев по каменному крылу грифона.

— Вы знали, что когда он стал графом, то попросил короля распространить этот титул на его покойного отца, чтобы не быть недавно пожалованным дворянином?

Джеред встал рядом с ней на ступеньки.

— Легендарная фигура — с орлиной головой и крыльями на львином теле. Знаете, говорят, что он произошел из Персии. — Как в высшей степени вежливо они говорят!

— И символизирует силу и бдительность. Почему, вы думаете, эти качества одни из самых почитаемых? — спросила Тесса.

— Потому, без сомнения, что история Персии полна массовых убийств и предательств. Для хана привычное дело — уничтожать своих братьев или ослеплять их, когда он становится правителем.

— Как он может так поступать? Мне кажется, братья — самые близкие люди.

— Ваши братья такие?

Она улыбнулась:

— Конечно. Знаете, мне кажется, что это ужасно — убить кого-то. Быть ответственным за окончание чьего-то земного пути. Вина, которая вечно будет лежать тяжким грузом на сердце, вы так не думаете?

— Ваши мысли всегда так переменчивы, Тесса? Мне кажется, что от меня не требуется произносить какие-то слова, потому что ваша мысль так быстро перескакивает от одной темы к другой. Я все равно не поспеваю. — Он улыбнулся, но это не лишило его слова жала.

— Просто, Джеред, меня интересуют очень много вещей. Вы же считаете любопытство большим недостатком.

— Нет, Тесса, — тихо произнес он. — По-моему, я сам поощрял его.

Сцена экстаза в свете свечей. Пылающий румянец на ее лице.

Она отвернулась. Куда бы пойти, чтобы не видеть его? В сгущающуюся темноту, чтобы потревожить влюбленных, искавших тень для запретного прикосновения? В бальный зал, где смех и перемывание костей были почти невыносимы? Или домой, что было почти худшим выбором из всех. К одиночеству ее комнаты, к размышлениям, ожиданию и воспоминаниям.

— Должен ли я сделать вывод, что вы готовы перестать узнавать меня, жена?

Это была шутка, конечно, но в ней сквозило предупреждение. Она не настолько глупа, чтобы игнорировать его.

Тесса взглянула через плечо на Джереда. На его губах была едва заметная улыбка, но глаза Мэндевиллов были холодны как лед. И все же она различала в этом взгляде тепло, пока его глаза не напомнили ей пар, такой горячий от мыслей, желаний и надежд, это было как если бы вся его душа была из огня.

— Я собиралась вернуться в бальный зал. — «Потому что я не хочу делать из себя дуру, а этот вопрос сжигает меня: Джеред, вы все это время были с другой женщиной?»

— Неужели? Несколько человек направили меня сюда. Честно говоря, показалось, что все чрезвычайно рады моему приезду.

— Без сомнения, чтобы побольше посудачить о вас. Почему это они кланяются и раболепствуют вам в лицо и не могут дождаться, когда вы повернетесь спиной? — Они с Джередом были предметом обсуждения, если считать показателем количество направленных на них глаз.

— Потому что среди них я мало кого назвал бы другом. — Он посмотрел в сторону переполненного бального зала.

— Они, похоже, проводят чрезмерно много времени, обсуждая других людей. Неужели это интересно?

Он пожал плечами:

— Мне кажется, это оживляет их собственную жизнь.

— Но есть же книги, чтобы читать, и пьесы, чтобы смотреть, и еще много других вещей, которые можно делать вместо того, чтобы сплетничать.

— Осторожнее, Тесса, вы начинаете так же вторгаться в их жизнь, как и они в нашу.

— И как же лучше всего обращаться с таким откровенным непочтением к хорошим манерам, Джеред?

— Игнорировать их.

— И они исчезнут? Большинство вопросов так легко не решается.

— Мой опыт, Тесса, подсказывает иное. Вам правда надо многое переосмыслить. Апатия предпочтительнее, чем попытки изменить все на своем пути. А сейчас, — сказал он, разведя руками, — я планировал провести ночь с друзьями и картами. Вынужден откланяться.

Света из бального зала было достаточно, чтобы бросить тень на его лицо. Тессе это показалось странно притягивающим. Полускрытый, полуосвещенный, он казался человеком с двумя лицами. Это была странная мысль, но, с другой стороны, для этого был подходящий момент, когда он смотрел на нее, как будто она была угрозой его покою, источником его раздражения. Сейчас эти глаза были не холодными, но кипящими. Огонь все еще горел.

— Так вот как вы поступаете со мной, Джеред? Игнорируете меня и надеетесь, что я уйду?

Вопрос прозвучал, но не получил ответа. Ее муж повернулся и вышел.


— Вызовите, пожалуйста, мою карету.

Лакей был в ливрее из парчи, его парик был напудрен так густо, что вокруг него возникало облако всякий раз, когда он двигался. Он слегка поклонился, и Тесса отступила на шаг.

— Карета Киттриджа уехала?

— Несколько минут назад, ваша светлость. Мне послать гонца, чтобы перехватить его?

Она покачала головой и стала ждать свой экипаж. Еще одно преимущество быть герцогиней. О богатстве часто перешептываются, о нем начинают судачить едва ли не с пеленок. Ее подруги в девичестве были одинаково дальновидны и информированы об истории семьи жениха так же хорошо, как и о сумме его наследства. В тех случаях, когда вопрос богатства не оставлял сомнений, но происхождение его было загадкой, оценивались другие материальные активы, такие как собственность. Мужчина считался приемлемым женихом, если имел карету и четверку лошадей, состоятельным, если имел ландо и фаэтон, и настоящим богачом, если имел больше одного городского экипажа, ландо, фаэтон и конюшню, заполненную превосходными лошадьми. Герцог Киттридж удовлетворял этому требованию, и даже больше. Вот ей не нужно ждать, пока Джеред освободит карету, а можно поехать домой в своей собственной.

Тесса села, кивнула кучеру и сделала через открытую дверцу знак лакею.

— Где в Лондоне можно развлечься? — спросила она, когда он подошел ближе. Тесса говорила тихо, помня о любопытном кучере.

— Ваша светлость? — Лакей согнулся почти вдвое. Фонари кареты освещали его лицо и румянец, рдевший на его щеках.

— Если бы вы были мужчиной, что бы вы выбрали? Он кашлянул и посмотрел наверх, а потом на многолюдную улицу.

— Здесь очень много таких мест, ваша светлость.

— Ну и куда бы вы поехали играть?

— Если бы был аристократом? — У него была совершенно очаровательная улыбка.

— Герцогом.

Он моргнул.

— Тогда есть только три места, ваша светлость, которые я мог бы рекомендовать. — Он назвал их, и она попросила его дать адрес каждого кучеру.


— Где, черт возьми, вы были?

Дверь открыл дворецкий, который отступил, поклонился и беззвучно затворил дверь, прежде чем раствориться в тени.

Тесса стянула перчатки — нелегкая задача, поскольку она носила их уже несколько часов. Казалось, что они срослись с ней, как вторая кожа. Слева от нее была гостиная, справа коридор к кухне. Перед ней поднималась величественная лестница на верхние этажи, а рядом с ней приемная, ведущая к кабинету Джереда, библиотеке и маленькой столовой. Комнаты для приема гостей располагались на втором этаже, их покои — на третьем. Это был вполне респектабельный дом, обставленный со вкусом и наполненный бесценными вещами.

А его владелец стоял всего в десяти футах от нее, глядя на нее мрачно, как на непрошеного гостя. Он не повторил вопрос, едва сдерживая гнев. Это было вполне очевидно по тому, как он сжимал и разжимал кулаки, и по этому его взгляду, который не отрывался от нее ни на мгновение с того момента, как открылась дверь. Она буквально чувствовала его.

— Я уже привыкла, что мои ночи превратились в дни, а дни в ночи, Джеред. Ну разве это не необычно? Я чувствую себя совершенно бодрой, даже учитывая, что уже почти три часа ночи. Как вы думаете, почему это?

Он шагнул ближе. Выражение его лица было совсем не дружелюбным, но Тесса решила, что его трудно винить. Он был полностью одет; единственная уступка позднему часу заключалась в том, что он снял фрак. Во всем остальном он был таким же, как всегда, — собранным, подтянутым. Мужчина в расцвете лет, одаренный красивой внешностью и здоровьем, чертами лица, которые были идеальны сами по себе, но вместе создавали образ, достойный внимания скульптора.

Это странное чувство снова нахлынуло на нее, как будто она не могла контролировать свое дыхание, как будто ее сердце вырывалось из груди.

Тесса вздохнула.

— Ответьте сначала на мой вопрос, Джеред, тогда я отвечу на ваш. Где вы были целую неделю?

Его глаза сверкали как вспышки молнии — предупреждение о надвигающейся буре.

— На верфи. Инспектировал, как трудятся корабелы, если вам угодно.

— Я разыскивала вас, — призналась она.

— А зачем?

— Должна же я знать, где находится мой супруг.

— И куда же вы направились на поиски?

— Боюсь, я немного подмочила вашу репутацию.

— Объяснитесь, — резко прозвучал его голос.

Тесса прошла мимо него и подобрала юбку правой рукой, готовясь подняться по лестнице. Другая, сжимавшая перчатки, легла на перила.

— Вас, без сомнения, повеселят истории о таинственной женщине, приезжавшей справляться о вас в ваши игорные клубы. — Она перечислила названия заведений, и каждый раз он напрягался все сильнее. Она и правда не могла смотреть ему в лицо, и в эти глаза Мэндевиллов, поэтому глядела в пол.

Но он больше не задавал вопросов и не двигался, даже не повернул голову, так что она не могла больше видеть его лицо.

— Это уж слишком даже для вас, Тесса.

Он резко повернулся и вышел, не оглянувшись.



Глава 21


«Она милая девочка, ты будешь гордиться ею. Умная, здоровая. Лучше жены не найдешь». Слова дяди пронеслись в его мозгу. Так же, как и другие замечания. Полин, которая неплохо разбиралась в людях, сказала, что Тесса очаровательное дитя.

«Я задаю слишком много вопросов, и у меня прискорбная привычка говорить все, что придет в голову, до того, как я подумаю. Это очень мешает». Она так и не переросла эти привычки.

Высший свет не живет по правилу, что, если ты не можешь сказать ничего хорошего о человеке, промолчи. Сплетни затихали до того момента, когда человек доказывал, что о нем стоит говорить или осуждать. Тесса сделала все, что могла, чтобы обеспечить себе место в сборнике историй светских гарпий. Кричала на него в театре, устроила из себя посмешище, таскаясь за ним по Лондону, как ищейка. Он не удивился бы, если бы она стала темой для жарких обсуждений по всему городу. То, что он не слышал сплетен, в большей степени объяснялось его нежеланием в них вникать, а не благородством и сдержанностью его знакомых. Ни у кого просто не хватало смелости рассказать ему.

И все же она осмелилась смотреть на него так, как будто обнаружила в нем какой-то прискорбный недостаток. Как будто он был недостоин даже ее презрения.

Джеред медленно поднялся по лестнице. Она была как пламя, а он был тем самым пресловутым мотыльком. Он помедлил и вошел через соединяющую их покои дверь без стука. Ему же не нужно спрашивать у нее позволения войти.

Тесса обернулась, когда он вошел. Горничной при ней не было.

На ней была прозрачная шелковая рубашка; она не скрывала ничего. Ее груди выпирали вперед, натягивая ткань, словно проверяя ее на прочность. Соски были большими, темно-коралловыми, с торчащими кончиками, дразнящими своей выпуклостью сквозь тонкую ткань. Ему захотелось целовать их сквозь материал, обжечь ее своим влажным ртом. Вместо этого он подошел ближе, протянул руку и положил ладонь на ее левую грудь. Она задрожала, но не отстранилась.

— Тесса? — Его голос был само соблазнение — теплый, бархатный. Она подняла руки и положила ему на плечи. Прикосновения ее пальцев к его коже там, где шея переходит в грудь, было достаточно. И все же он не поцеловал ее, а просто стоял и вдыхал ее аромат. Лаванда и лимон. Она стояла перед ним в облаке распущенных волос, дыша так тяжело, что он знал, что она возбуждена одним только фактом его присутствия. И все же он не двигался, довольствуясь наслаждением моментом.

— Да? — наконец произнесла она. Слово, которое было высечено в граните тупым резцом, подумал Джеред, за все то бесконечное время, потребовавшееся, чтобы его произнести. А ведь это было всего несколько секунд, подумал он со слабой улыбкой. Его пальцы дрожали, сердце гулко билось.

Было бы лучше, если бы она захлопнула дверь, ответила ему отрицательно, даже потребовала, чтобы он ушел. Она вела себя не так, как должна вести себя добропорядочная жена. Вместо этого она искушала и соблазняла.

Она была свечой в почти кромешной тьме, сияющая и нежно улыбающаяся, ее губы розовые, пухлые, чуть влажные. Ее нужно было уважать, а не вожделеть, почитать, а не хотеть. Она была матерью его будущих детей, но чтобы это случилось, ему нужно войти в нее со всей силой и желанием, на какие он способен, даря ей наслаждение и высвобождение и доводя себя до безумия.

Благословенная обязанность. Он никогда не уклонялся от нее.

Ее босые ноги были сомкнуты, пальцы поджимались, как будто от холода. Как это нелепо — первый раз в своей многоопытной жизни он чувствовал желание и нежность, слитые воедино. Это была пьянящая смесь, чувство, которого он никогда не испытывал раньше: желание коснуться ее, заставить ее ощутить то же самое безрассудство, которое ощущал он. Он вдыхал ее манящий запах, прекрасно зная, что хочет не просто обладать ею, что это желание превратило границы простого вожделения во что-то неотвратимое и пугающее. Он хотел, понял Джеред в проблеске ясности, испугавшей его, любви этой женщины.

Когда его губы коснулись ее шеи, она задрожала всем телом. А потом сама поцеловала его — жадно, страстно. Это был поцелуй любовников, хорошо знающих все чувствительные места друг друга. Это был отклик тел, помнящих восторг первого соития.

Ее рука скользнула по его груди. Его ладони прижались к ее спине, нежно подталкивая ее вперед. Она не могла не чувствовать, что он безумно хочет ее. Казалось, что между ними вспыхнул огонь, настоящий пожар, разгоревшийся от той искры, вызванной нежностью.

Джеред отстранился, заглянул в ее лицо, веря в этот момент в силу женской магии, в колдовство изнывающей от желания плоти.

Он наклонился и задул одинокую свечу.

Здесь, в этой комнате, было темно, но ее наполняли и аромат цветов, и легкое дыхание Тессы.

Его губы едва касались ее губ, жест не страсти, но исследования — или, может быть, укрощения. Его руки опустились с округлостей ее плеч на скрипичный изгиб ее талии — восхитительная и соблазнительная женская плоть в облаке теплого аромата.

Тесса положила ладонь на его затылок, пальцы изогнулись, обхватив его голову. Такое бесхитростное пожелание целовать ее крепче. Что-то, питаемое трепетом, превратилось в тихое мурлыканье, нежное воркование, неслышное и едва ощутимое. Они покачивались вместе, как будто на ветерке, прижимаясь друг к другу в безмолвной страсти. Это было вожделение, усиленное жаждой, приправленное тающей нежностью.

Ее руки обвили его шею, она прижалась к нему со страстью, которая удивила его. Прикосновение ее тела к нему было как искра на сухом дереве, как вода на иссушенной земле, сладостный дождь чувств, питающий его до самой глубины. Он прижал ее к себе еще сильнее, опустил руку вниз, как будто не мог ничего делать, не касаясь ее, не чувствуя свою ладонь на ее плоти.

Из ее горла вырвался слабый стон, что-то похожее на всхлип, звук такой соблазнительный и женственный, что возбудил его еще сильнее.

Он поднял чуть дрожащую руку и погрузил в гриву ее каштановых волос, лаская тяжелые пряди и оттягивая ее голову назад, чтобы открыть шею для его поцелуев.

Проклятая рубашка, так мешавшая ему, создавала ироническую непорочность, которую он имел все намерения разрушить. Он нетерпеливо снял ее и швырнул на пол это последнее препятствие к ее влекущему телу.

Джеред потянул Тессу на кровать, сбросил покрывала и одеяла. Если она дрожала, то не от холода. Он должен, однако, сохранить какой-то контроль над собой. Ему казалось, что он попал в водоворот, разум и тело отказывались повиноваться.

Где это написано, что мужчины соблазнители? Он чувствовал себя на седьмом небе. Вот оно, настоящее мужское счастье. Тесса улыбнулась ему, дрожащая невинная улыбка с оттенком дерзости. Или, может быть, это ему только показалось?

Его ладонь провела по ее ребрам к груди, накрыла ее, ощущая гладкую сферу в ее совершенстве, кончик был такой тугой и жаждущий. Ее сосок приглашающе торчал.

Джеред ответил ему нежным поцелуем. Затем последовал хриплый вдох Тессы, короткий, прерывистый звук страсти.

Нетерпеливые пальцы создавали волны необычных ощущений, скользя по ее закрытым глазам, ныряя в шелковистые волосы. И все время, пока он касался ее, Джеред не говорил ни слова. Тишина, если не считать их дыхания.

Она была вся — шелк и атлас. Даже кожа на локтях и пятках была нежная, как у младенца.

Ее губы были такими податливыми под его губами, ее язык касался его робким, нежным прикосновением.

Его пальцы скользили по ее коже, наслаждаясь ощущением. Когда они задержались на внутренней стороне ее локтя, он наклонился, чтобы коснуться губами там, подтверждая свое право обладания нежным поцелуем. Ее груди манили его, их кремовая мягкость принимала его язык, их торчащие соски, нежные и беззащитные, — такая легкая победа, учитывая его решимость. Он поймал ее в плен этим прикосновением, ее горячий сосок, окруженный губами, не желающими отдавать свой приз. Где бы он ни касался ее, ее женский жар изливался в ответ на жадное требование его языка. Джеред хотел поглотить ее с первобытной яростью хищника. Вполне вероятно, что роль жертвы в этой ситуации пришлась бы ей по душе.

Он лег рядом с ней, его пальцы скользили по ее ногам, обхватывая тонкие щиколотки, выпуклость колена, пробегая по плоти бедра, где его рука задержалась, пробираясь сквозь мягкое руно ее шелковистых волос. Она подвинулась — движение самозащиты, скромности, легкого игривого кокетства.

Казалось, будто сам воздух остановился, замер в ожидании продолжения его движений. Вместо этого она только тихо вздохнула, когда он продолжил свое нежное исследование, познавая в этом молчании больше, чем она могла бы рассказать ему.

И все же роль жертвы была не той, для которой она была рождена; даже только вступая на путь любви, она не была пассивной. Тесса требовательно протянула руку и притянула его голову к себе для поцелуя, ловя тихую усмешку, которой он отреагировал на ее ласковую тиранию.

Он наклонил голову, его губы коснулись ее губ. Только это, и не больше. Легчайшее прикосновение языка к изгибу ее плеча, от которого ее трепет усилился.

Ее руки блуждали по его спине, губы открылись широко для вторжения его языка, ее бедра подались вперед, чтобы принять его, приглашая войти. Он не делал ничего, только целовал ее, поднимаясь по спирали ощущений, а Тесса отвечала ему, вбирая в себя неповторимую чувственность этого момента, сладко извивалась под его неукротимым напором.

Его грудь коснулась ее груди, дразня ее жесткостью волос, щекоткой прикосновений. Ее руки нетерпеливо провели по его спине, ногти готовы были вонзиться в покрытую испариной кожу. Снова ее бедра качнулись вперед, ноги раздвинулись шире, сердцевина ее жара приглашала, завораживала, манила. Он ласково погладил шелковистые волосики — мягкое движение, заставившее ее снова задрожать.

Когда он вошел в нее, медленно скользя внутрь, ее ногти вонзились в его кожу так сильно, что он вздрогнул. Джеред нетерпеливо вошел совсем глубоко и полностью растворился в чудесном жаре ее тела.

Он вышел из нее, и она вздохнула, вся во власти наслаждения. Джеред наклонился и поймал ее грудь, дразня губами соски. Когда он снова погрузился в нее, она вздохнула и тихонько застонала.

Его губы зарылись в мягкие влажные пряди волос на ее виске.

— Тесса! — Ее имя казалось произнесенным как ласка или мольба. — Тесса!

Потом он снова стал ритмично двигаться, и она издала тихий нежный звук, природа и инстинкт заставляли ее бедра двигаться к нему навстречу, когда он отстранялся, соблазняя его, когда он возвращался.

Теперь она всхлипывала — настойчивые звуки, сводящие его с ума, забирающие остатки сдержанности. Она не могла знать, как сильно он хочет познать ее до конца, заставить ее плыть в этом чувстве, вновь и вновь испытывая настойчивое вожделение, неземную страсть.

Джеред наклонил голову, стал целовать и сосать ее грудь, заставляя ее стонать — умоляюще и одновременно требовательно.

Он обрушился на нее, касаясь ее лона, погружаясь в нее с неистовой страстью. Он чувствовал, как она взрывается, ее вздохи превратились в тихий стон, конвульсивная дрожь сделала теснее канал, который окружил его плоть, сжал с жадным трепетом, приглашая его сдаться, подчиниться природе.

Когда он наполнил ее собой, не в силах продлевать момент невыразимого наслаждения, он был опустошен и в то же время счастлив, как никогда.

Джеред ни разу в жизни не чувствовал такого. Не испытывал этого чуда, чистого восторга вожделения и любви. Никогда раньше он не хотел одновременно так яростно побеждать и сдаваться.

Возможно, это было предостережение, которое следует принять во внимание.



Глава 22


Когда объявили о визите матери, Тесса вздохнула. Она встала и встретила ее быстрым объятием и поцелуем.

Елена стянула перчатки, продолжая внимательно смотреть на нее. Наверное, таким взглядом львица смотрит на своего детеныша. Очень сердитая львица.

— Почему ты молчишь, Тереза?

— Я так понимаю, вы все слышали, — ответила дочь. — Честно говоря, я ожидала вас несколько дней назад. Что-то случилось? — Она сделала знак подать чай.

Все-таки здорово быть окруженной людьми, которые понимают каждый твой жест. Несомненно, еще одна привилегия быть герцогиней. Дома ей везло, если удавалось получить что-то первой. Печенье, конфету, ломтик арбуза — все призы выигрывал самый быстрый или самый хитрый, и надо было еще убрать это подальше от липких пальцев братьев.

— Твой отец болел. — В ответ на встревоженный взгляд Тессы она продолжила: — Простуда. Ему уже лучше. Однако я не сомневаюсь, что все эти разговоры отсрочили его выздоровление. Тереза, как ты могла! — Вот оно, внушение, которого она так боялась. — Отец узнал о твоем поведении даже раньше меня.

— И не сказал вам. — Она села. Это было хуже, чем она ожидала. Мать ненавидела, когда отец пытался защищать ее. Сколько раз Тесса слышала, как она говорила ему, что родила семерых детей без его помощи и вполне может сама разобраться с ними. Отец никогда не отвечал на это, ему оставалось только шипеть, фыркать и беспомощно смотреть на Тессу.

— Ты выглядишь ужасно. Брак с Киттриджем стал виной этому? Как ты могла произносить все эти ужасные слова? И где? На людях, в обществе!

— В свою защиту, мама, скажу, что король Генрих VIII довольно часто использовал одно из таких словечек. И слушатели были в восторге.

— Где ты откопала этот бред? Не важно, если архиепископ Кентерберийский любит каждый день повторять это своим розам. Тебя воспитывали не для того, чтобы ты вела себя в такой манере. Да еще и в театре!

Надо промолчать. Хорошо, что ее мать еще не все знает.

— Сесили Кроуфорд не может смотреть мне в глаза. А Дениз все еще не встает с постели.

Тесса подумала про себя, что это больше связано с холодной погодой и тем, что старшей из сестер Кроуфорд было уже за шестьдесят, но мудро воздержалась от высказывания этого вслух.

— И ты недосыпаешь. Я точно это знаю, Тесса. У тебя постоянно эти темные круги под глазами.

Тесса постаралась вздохнуть не слишком громко. Услышав шаги дворецкого, она ослепительно улыбнулась Майклзу. Он был немного удивлен этим, но ничего не сказал, а просто выскользнул за дверь с этой неземной беззвучной плавностью, которая была свойственна всем слугам ее мужа.

— Как Гарри?

— Замечательно.

— Стивен? Роберт? Алан?

— Все здоровы. И Майкл, и Джеймс. Никто из твоих братьев, и младших, и старших, не сделал ничего, что опозорило бы семью. Должна сказать тебе, Тесса, что я чрезвычайно недовольна тобой. Истории, которые я постоянно слышу, крайне неприятны.

Тесса разлила чай, подала матери чашку. Улыбнулась и придвинула тарелку с пирожными. Снова улыбнулась. Эх, выпить бы сейчас бренди! Но это из области фантазии. Жаль. Когда Тесса впервые приложилась к бренди, она не страдала от головной боли, просто тупо ломило лоб. Однако это продолжалось почти весь день — предупреждение, что больше одного бокала пить не стоит. Но сейчас бы это так помогло!

— Что сказал папа?

— Что-то идиотское о том, каково это — девчонке расти вместе с шестью братьями.

Тесса слабо улыбнулась.

Ее мать продолжала хмуриться.

— Что вы хотите, чтобы я сказала, мама?

— Что ты будешь вести себя прилично, помнить о своем происхождении, о положении твоего отца в палате лордов и о любви высшего света к сплетням. Что ты постараешься провести оставшееся время в Лондоне, помня, что хотя ты теперь и герцогиня, но всегда в первую очередь будешь Эстли, сейчас и всегда.

Закончив эту страстную речь, ее мать откинулась в кресле и сердито вздохнула.


— Я знаю, что лучше не оставлять вас одну, — сказал Джеред в тот вечер, глядя на себя в зеркало.

Тессе всегда было трудно долго находиться в чьем-то присутствии. Брак только усугубил это состояние. Столько людей то и дело входили и выходили из ее комнаты, совершенно не заботясь, что она не одета.

Джеред, однако, совершенно не заботился о том, что слуги присутствуют при самых интимных его нуждах, и принимал такое положение, казалось, не замечая его. Его как будто просто не было здесь. Не замечал он и то, что его лондонский дом был на удивление тихим. Складывалось ощущение, что их обслуживают призраки.

Все слуги были отлично вышколены, никто из них никогда не осмеливался даже на робкую улыбку в ее сторону. Молоденькая горничная, Мэри, призналась однажды в нежных чувствах к одному из лакеев. Но даже Мэри в последнюю неделю была менее разговорчивой, как будто сожалея о своей первоначальной дружелюбности. А Чалмерс взял в привычку быстро опускать глаза, когда видел ее: раболепный жест унижения, ничуть, однако, не одурачивавший ее Джеред кивнул дворецкому и тот ушел. Когда за ним закрылась дверь, Тесса только один раз подняла голову, а потом принялась рассматривать рисунок ковра под ее ногами.

— Дорогая, вы с тем же успехом могли бы пойти со мной. Если я не приглашаю вас, вы просто идете следом. — В ответ она подняла на него глаза, встретилась с ним взглядом в зеркале. И первой отвела взгляд.

Неловкость между ними должна была бы уже исчезнуть. Особенно после прошлой ночи. Но казалось, что напряженность стала даже более ощутимой, чем раньше, как будто бы слова, сказанные в темноте, стали досадным воспоминанием при свете дня. Если бы она не знала его лучше, то подумала бы, что Джеред злится на нее. Опять чем-то недоволен?

Почему? Потому что она расплакалась в его объятиях? Потому что он шептал такие ласковые, нежные слова? Потому что прошлой ночью она начала думать, что для него, может быть, еще совсем не поздно превратиться в человека доброго и великодушного. Человека чести, который не растрачивает на пустяки свою жизнь.

— Вы идете со мной или нет? — Он взглянул на нее и потянулся за тростью. Манерность, присущая людям его ранга? Он едва ли нуждался в ее советах, авторитетом для него был разве что страдающий подагрой дядя. Кто она такая, чтобы подсказать ему, что он выглядит с тростью как-то нелепо? Это была часть образа распутного аристократа. Быть именно таким считалось модным в их кругу. Но она замечала в Джереде черты, намекающие на что-то «человеческое», особенно когда лицо его озаряла улыбка. Вот тогда она им восхищалась. Но это было настолько редко, что она могла и ошибаться. А как на этот раз?

— Куда вы собрались?

Эти глаза Мэндевиллов как будто обжигали ее. И в то же время она ощущала напряженность, природу которой не могла понять. Тесса снова отвернулась, чувствуя абсолютную беспомощность, как ребенок, которого ругают за какой-то проступок. Но она же не маленькая девочка, она женщина и жена. И совсем не наивная дурочка, которой он ее считал, она не позволит обращаться с собой так.

— Я жду ответа. — На этот раз в ее голосе прозвучало не любопытство, а требование. Он улыбнулся ей, и она подумала, что, может быть, такое безапелляционное обращение — это то, что нужно в общении с мужем.


Оказалось, они намерены посетить таверну, слишком близкую к докам и обслуживающую очень разных клиентов, большинство из которых определенно не пустили бы в приличное общество.

Тесса вышла из кареты, взяла Джереда за руку. Он прошел мимо мужчин, собравшихся у стены здания. Среди них было немало инвалидов, людей без руки или без ноги, слепых или просто больных. Один из них что-то крикнул ей, это было не ругательство, а просьба. Тесса отпрянула от Джереда, сунула руку в ридикюль и бросила несколько монет калеке.

Джеред тут же отчитал ее:

— Никогда не давайте им денег, Тесса, иначе они никогда не оставят вас в покое.

— Джеред, у этого человека нет руки. Можно ведь проявить к нему немного сочувствия?

— Не сомневаюсь, что он напился и потеря конечности стала результатом несчастного случая. Не смотрите на все так романтично, Тесса.

— И вам его совсем не жалко?

Он остановился и посмотрел на нее сверху вниз. Свет из открытой двери почти не падал на них.

— Теперь, Тесса, вам не нравятся мои взгляды. На следующей неделе будет подвергнут критике мой костюм. Или, может быть, мои манеры за столом? Я должен считать, что мне повезло, что вы не инспектируете меня каждый вечер, чтобы убедиться, что я поменял белье.

— Джеред, я только хочу видеть в вас прежде всего добропорядочного человека.

Его рука рубанула воздух.

— А вы имеете на это право, мадам? У вас что, совсем нет недостатков, что вы так хорошо видите мои? Кто назначил вас целомудренной жрицей моей совести? Вы желаете изменить мою жизнь по своему образу и подобию. — Сейчас он был так близко, что она чувствовала его дыхание на своей щеке.

Его руки схватили ее за плечи. Пальцы впивались в ее тело. Было ощущение, что он еле сдерживает себя от дальнейших, более агрессивных действий.

— Джеред, я вовсе не хочу изменить ваш характер. — тихо произнесла она, глядя вниз, на тени у своих ног. — Я лишь пытаюсь понять вас.

— Зачем вам это? Мы ничего подобного друг другу не обещали. Я присутствовал на церемонии бракосочетания, мадам, и не припомню ни одной такой клятвы.

— Похоже, Джеред, что у вас проблема с памятью. «Брак предназначен для взаимопонимания, помощи и утешения, мужу и жене надо быть вместе в беде и в радости». Или вы забыли это так же, как и другие слова? — Она добавила: — «Отвергая всех остальных, храни себя только для нее, пока смерть не разлучит вас». Мы поклялись в этом перед Богом.

Он не ответил ничего, просто отпустил ее и вошел в таверну. Ей не оставалось ничего другого, кроме как последовать за ним.

Внутри не было ни хрустальных канделябров, ни богатых ковров, ни тихой музыки. Если это был игорный притон, то непохожий на все, какие она видела раньше. Честно говоря, это было самое непрезентабельное заведение, которое она видела в своей жизни.

Здесь воняло дымом, рыбой и какой-то гнилью. Войдя, Тесса поняла, что, хотя она не единственная женщина в зале — очень много девиц сидели на коленях у мужчин, — только она была прилично одета. Платье, которое выбрал Джеред, было из желтого шелка, расшитого золотой нитью. Корсаж — облегающий, декольте весьма скромное — оно считалось бы обычным нарядом в свете. Но в этой огромной комнате с сотней пар глаз, нацеленных на нее, Тесса поняла, что одета чересчур скромно для подобного заведения — она была одной из немногих женщин, чья грудь не была открыта жадным взглядам присутствующих мужчин.

Тесса последовала за Джередом в какое-то помещение вроде занавешенного алькова, отгороженного от основной комнаты. Здесь сидели три человека в нетерпеливом ожидании, если она правильно поняла выражение их лиц. Один из них, с фатоватыми усиками, неторопливо осмотрел ее с ног до головы. Этот взгляд был одновременно презрительным и как будто раздевающим ее. Она прильнула к мужу, но Джеред отстранился, давая понять, что не намерен опекать ее. Может быть, он хотел, чтобы она пожалела, что не осталась сегодня дома?

А ведь Тесса была так по-детски рада, что ему потребовалось ее присутствие в этот вечер. Почти благодарна, честно говоря. Он впервые взял ее с собой! «Тесса, не будь идиоткой. На самом деле он не хотел, чтобы ты была здесь, это же вполне очевидно, начиная с того, как он игнорировал тебя в карете, до только что возникшего небольшого, но красноречивого эпизода».

Он что, считает ее полной дурой? До сих пор ему не удалось шокировать ее, но он явно не прекращал попытки: хотел, чтобы она все больше возмущалась его поведением, относилась к нему с презрением, чтобы предпочла уехать в Киттридж-Хаус, чем быть с ним. Его жена не должна выходить за рамки тщательно прописанных границ, которые он установил для нее. И в эти ограничения входило: не возражать, что он проводил время со своей любовницей; не подвергать сомнению его выбор развлечений; никогда не критиковать его друзей, его способа тратить деньги. Другими словами, никогда не интересоваться тем, что делает Джеред Александр Мэндевилл.

Появилась служанка с подносом, уставленным полными до краев кружками. Она со стуком поставила одну перед Джередом, а потом встала, уперев поднос в бок и улыбаясь ему. Она была довольно красива — молодая женщина с черными волосами, кудрявыми и короткими, и явно накрашенными губами. Ее синее платье было сшито просто, с лентой, пропущенной по краю корсажа. Оно доходило до лодыжек, умудряясь скрывать и в то же время подчеркивать округлости ее тела. Когда она смотрела на Джереда, в ее глазах читалось откровенное приглашение. Она низко наклонилась и сказала ему что-то, заставившее его улыбнуться. Даже отсюда Тесса видела ее грудь, почти не скрытую тканью.

Служанка кокетливо хихикнула. Джеред кивнул, сунул руку в ее корсаж и вытащил наружу полную грудь с коричневым соском. Под аккомпанемент смеха его соседа большой палец Джереда погладил его. Женщина снова улыбнулась ему в ответ, прежде чем смахнуть его руку.

Он даже не повернулся посмотреть, заметила ли это Тесса.


Даже карты в этом помещении пахли дурно.

В воздухе было что-то удушливое, как будто кто-то побрызгал одеколоном, чтобы замаскировать вонь. И везде, куда бы Джеред ни клал свои руки, на них оставалось ощущение чего-то липкого, как от столетней грязи, которую никогда не смывали со столов и стульев.

Этот притон не входил в число его любимых игорных заведений, но здесь было интересно. В припортовой таверне редко жульничали в карты. Сделать это означало без лишних препирательств умереть от удара ножом или просто получить удар камнем по голове и быть сброшенным с пирса в море. А большинство к тому же не любили проигрывать, что добавляло азарта игре. Джеред был не против проиграть, но он все-таки чаще выигрывал. В любом случае это было забавнее, чем быть окруженным сотней людей, которым все равно, жив ты или мертв.

Он взглянул на жену, не выказывая интереса в своем небрежном взгляде. Она выглядела потрясенной и расстроенной, даже больше, чем он ожидал. Ну что ж, так ей и надо.

Джеред кивнул, когда один из его компаньонов предложил начинать. «Двадцать одно» — не слишком сложная игра, не требующая сосредоточенности, особенно когда знаешь все нюансы вдоль и поперек.

Тесса выглядела усталой. Ну что ж тут удивительного? Как же винить ее за это? Надо принять во внимание тот факт, что она совсем недавно была в центре самого эротичного события в своей жизни. Кстати, и в его тоже. Он до сих пор чувствовал ее, выгибающуюся под ним, обнимающую его за шею и дрожащую, как будто она была лук, а он стрелок, натягивающий его с умением и силой и… Тысяча чертей! Все это прекрасно, конечно, но ее надо вернуть в Киттридж-Хаус.

Джеред заставил себя отбросить воспоминания и сосредоточиться. Он кивнул и понял, что проиграл эту партию. Значит, отдаст сто фунтов. Достаточная цена за приятные мысли.

Он взглянул на Тессу. Ее расширенные глаза не отрываясь смотрели на потного матроса: тот флиртовал с местной красоткой, и этот факт совсем не скрывала полузадернутая занавеска. Джеред проследил за ее взглядом, поморщился, когда матрос жадно присосался к открытой груди сидящей у него на коленях шлюхи. Она смеялась, прижимая его лицо к возбужденным соскам, но не забывала в то же время протягивать руку к кружке эля.

Тесса повернулась, ее глаза встретились с глазами Джереда, и под его взглядом покраснела до корней волос. Он отвернулся к столу, только чтобы понять, что только что проиграл еще одну партию.

Он все время ощущал присутствие жены, это сбивало столку. Предостережение, если не что-то другое. Она могла даже стать необходимой в его жизни. И все-таки ее лучше отправить в Киттридж-Хаус — заниматься цветоводством и рукоделием.

Он проиграл еще один кон. Пятьсот фунтов — солидная сумма, а ведь не прошло и половины вечера. Ну, он все равно пришел сюда не за тем, чтобы выигрывать в карты. Это был бы бонус, но далеко не главная цель этого вечера.

Джеред бросил взгляд на Тессу:

— Вы уже беременны?

Она посмотрела на его партнеров, потом снова на него. Щеки пылали румянцем.

— Нет! — отрезала она, а потом, как раз когда он уже решил, что она больше ничего не скажет, выпрямилась и смерила его взглядом, напомнившим высокомерную холодность его бабушки. Та уже двадцать лет как умерла, но за последние пять минут Тесса как будто приобрела ее осанку и царственные манеры. — Курице довольно сложно вывести цыплят без хорошего петуха.

Его компаньонам это заявление показалось остроумным. Оно стоило ему еще сотни фунтов.


Было уже далеко за полночь. В соседней комнате началась драка, которая закончилась ударом ножа в живот. Жертву унесли, и никто в алькове не поинтересовался, жив человек или мертв. Джеред обнаружил, что теряет все больше и больше денег, он проиграл почти неслыханную для него сумму. Обычно у него хватало ума остановиться вовремя, особенно когда было очевидно, что он не в форме и так много проигрывает. Но эта ночь, это место и эта женщина губительно влияли на его разум и на здравый смысл.

Когда развлечение начиналось, он осознавал, что ему все равно, сколько денег будет ему стоить этот вечер. Было вполне очевидно, что он в любой момент достигнет того, чего хотел.

Таверна «Три колокола» была известна полностью раскрепощенной атмосферой. Здесь можно было выиграть в карты целое состояние, а каждую среду посмотреть состязание между шлюхами. При желании можно было даже стать его участником.

Откуда появилась эта идея, не знал никто. Джеред подозревал, что она возникла у какого-то книголюба, который читал о похожем состязании между римской императрицей и шлюхой. Но в данном случае оно происходило между двумя известными проститутками, которые желали испытать свою выносливость в обмен на изрядную сумму, которую платил владелец «Трех колоколов». Говорили, что в хорошую ночь приз достигал такой суммы, что победительница могла оставить свою работу. Однако это было не то зрелище, которое он бы с удовольствием посмотрел.

Двух женщин подняли на столы. Они заткнули юбки за пояс и раздвинули ноги. Какая из них выиграет — определялось по количеству обслуженных ею мужчин. Это был только чистый секс — иногда быстрый, иногда дольше.

Джеред теребил в руках карты, он опять проиграл, больше заинтересованный реакцией Тессы на происходящее в соседней комнате, чем картами. Он поднял глаза, отвел взгляд от ритмично двигающихся мужских ягодиц. Не вызывающее страсти действо. Вуайеризм был не его коньком, он не часто предавался ему, несмотря на то что так могла подумать Тесса. И все же искусное посвящение в любовь молодого человека опытной женщиной было гораздо более приятным зрелищем, чем это скотство. Сколько из них заболевают сифилисом после этой ночной забавы? Французы называли его «неаполитанской болезнью», итальянцы — «французской сыпью».

Джеред был прав, когда сравнил Тессу со своей бабкой. Она не двигалась, не отводила глаз от зрелища. Пожалуй, выглядела даже еще более надменно, чем раньше. Ее гордый профиль мог послужить моделью для художника или скульптора. Казалось, что вся эта грязь нисколько не марает ее чистоты. Неужели это та же самая невинная девушка, которая бесхитростно захватила его, поймала его в паутину страсти?

Почему же он чувствовал, будто наказывает ее за это?


К тому времени как закончился вечер, Джеред проиграл почти пять тысяч фунтов — больше, чем когда-либо в своей жизни. Ему не доставило удовольствия подписывать долговую расписку, но он сделал это вместе с распоряжениями своим поверенным.

Провожая жену до кареты, он подумал об опасности находиться в таком притоне. Он мог защититься от нападения пистолетом, и в трости его, как у многих, была спрятана рапира.

Джеред подождал, пока Тесса сядет в карету, прежде чем самому подняться по ступенькам и тоже войти внутрь. Небо на востоке уже начинало светлеть. Приближался рассвет. Он любил это время утра, медленное пробуждение от ночи. Лондон никогда не засыпал, но казался особенно тихим в эти несколько часов перед восходом солнца, как будто настороженно замирал в ожидании появления светила.

Тесса сидела в углу, безучастно глядя на светлеющее небо. В какое-то неуловимое мгновение ему захотелось рассказать ей, что он чувствует, поделиться своими мыслями. Но сделать это означало уничтожить все, чего он достиг сегодня, разве не так?

«Действительно, Джеред, это великий подвиг!»


Черт побери, он проиграл сумму, на которую можно было содержать двадцать семей долгое время. Выбросил на ветер за один только вечер! И еще то, другое. Нет, она не могла об этом думать.

Тесса закрыла глаза и прислонилась лбом к холодному стеклу. За кого она вышла замуж? Почему считала, что любит этого человека? Того, кто мог унизить ее, привезя в этот вертеп, того, кто так мало думал о своем состоянии, что выбрасывал его на ветер? Кто мог проявлять так мало интереса к миру, в котором жил, что просто не видел бедных, изувеченных, нуждающихся?

Ей хотелось оказаться подальше от него еще до того, как боль, которую она испытывала, отразится на ее лице. Оказывается, она совсем не знала своего мужа! В глубине ее памяти жило воспоминание о «незнакомце», который ласкал ее кожу, обнимал ее, утешал, когда она всхлипывала.

Ей хотелось, чтобы мир был таким, как месяц назад. Ей хотелось возвратить его, чтобы она могла отвернуться от Джереда, объявить о своем отъезде в Киттридж-Хаус словами такими же убийственными, как его собственные в таверне. Она хотела вернуться в прошедший день, чтобы могла закрыть за ним дверь и никогда не испытывать и намека на нежность, в мир, где нежное прикосновение заменяло слова, ведь он был слишком горд, чтобы произнести вслух ласковое признание.

Все это время она подпускала его все ближе к сердцу и думала, что полюбила его — вопреки всему, что он делал. А он плевать хотел на ее чувства, на ее нежность. И все надежды вдруг в одну минуту сжались в комок и тихонько умерли.

Джеред сидел напротив нее и упрямо молчал. Слова извинения никогда не слетят с его губ. Он никогда не опустится до объяснения, не захочет помочь ей понять его.

Он был не просто аристократом, он был островом в самом себе — отдельным, одиноким, заблудившимся в океане.

Все передаваемые шепотом сплетни, все грязные истории, которые она слышала о нем, не подготовили ее к восприятию мужа таким, каким он был на самом деле. Неужели у Джереда нет других интересов, кроме как по-глупому развлекать себя? Разве нет дел, интересующих его, умных мыслей, посещающих его мозг, чтобы быть высказанными или написанными? Было ли что-нибудь ценное для него, кроме его собственных забав?

Ее жизнь проходила среди аристократов, и она была свидетельницей, что мужчины, имеющие от рождения благородный титул, никогда не довольствовались только своим рангом. Они хотели большего. Ее отец, объединившись с Уильямом Уайберфорсом с целью прекращения дальнейшей перевозки рабов в британскую Вест-Индию, преуспел в этом. Он проводил много вечеров, объясняя дочери, почему так ненавидит торговлю живым товаром, как надеется однажды увидеть палату лордов, принявшую соответствующее предложение.

Стэнфорд Мэндевилл проводил свои дни, проектируя и строя военные корабли, большинство которых продавал Короне. Он был так же помешан на бригах с гербом Киттриджа, как Джеред на своей погоне за дешевыми наслаждениями Если только эти занятия можно сравнить!

И было много других людей с такими же представлениями, которые хотели укрепить свою нацию, готовились к будущему силой своей воли, талантом своих рук и властью своих кошельков и имен.

А вот Джеред Мэндевилл не был одним из них. Неужели нет ничего, чего бы он по-настоящему хотел в жизни? Быть герцогом — это все, чего он смог достичь? Вопросы, которые она собиралась, но не имела смелости задать ему. Нет, не вопросов она боялась, скорее ответов.

Когда он касался ее, тело становилось воском в его руках. А дух? Он обитал где-то далеко, испуганный, утративший иллюзии и даже как-то потускневший от мысли, что придется весь остаток жизни провести так же, как Джеред.

Любить его портрет было намного легче.


— Вы кажетесь немного мрачной, моя дорогая.

— Я полагаю, вы хотели сказать «испорченной», Джеред.

Он не ответил на ее колкость, игнорируя легкую волну эмоций, пробежавшую в нем при этих ее словах. Кто она такая, чтобы судить его? Он сделал глубокий вдох и тихо выдохнул, стараясь скрыть глубину своего раздражения. Это же то, чего он хотел, не так ли? Она отступила. Битва, которую они вели, была так же важна, как любая война за территорию. Он начал ее и должен победоносно завершить.

— Испорченной? Немного мелодраматично звучит, не так ли? — Он улыбнулся ей, но она избегала его взгляда.

— Как скажете, Джеред. — Ее голос был усталым. Так же, как и взгляд, который она бросила на него. Как будто она вдруг постарела за один день. Нет, месяц. Столько времени понадобилось, чтобы девичья наивность покинула ее глаза. Он знал, потому что отсчитывал это время на часах в своей груди, тех, которые тикали, когда она была поблизости, тех, которые замедляли ход, а потом почти останавливались, когда ее не было рядом.

Опасная женщина. Вооруженная чарующей улыбкой, саркастическим смехом и такая противоречивая. Когда она вернется в Киттридж-Хаус, он вздохнет с облегчением. Когда она будет далеко, втиснутая в эту маленькую нишу, которую он неохотно выделил для нее в своей жизни, он может продолжать то, что планировал. Проживать свою жизнь без постоянного осуждения в этих темных глазах.

— Вы так сильно ненавидите меня, Джеред?

Этот вопрос заставил его вздрогнуть.

— Это вовсе не так, Тесса. Напротив, у вас много черт, которыми я восхищаюсь. — Смелость. Настойчивость. Юмор. Ум.

Его раздражало, что достоинства его жены явно перевешивали ее недостатки. Она не была образцом. Она спорила с ним, задавала бесконечные вопросы. Она также обладала неизбывным оптимизмом. Она каждый день просыпалась с улыбкой, полной надежды и радостного предвкушения. Чувствовал ли он когда-нибудь такое?

— И все же, — продолжала она, — всякий раз, когда мы счастливы в какое-то одно мгновение, в следующее — вы делаете что-то ужасное, чтобы снова оттолкнуть меня.

— Тесса, вы меня извините, но я не собираюсь исследовать мой характер.

— Вы хотите сказать, что не терпите критики, не так ли? Потому что вы герцог? Знаете, что я думаю, Джеред? Мне кажется, что все эти развлечения, переполняющие вашу жизнь, планируются вами потому, что вы не можете долго находиться наедине с самим собой. Вы крепкий на вид, но внутри пустой.

Неужели она права?

— Мне в общем-то понравилась та полногрудая блондинка в театре, — сказал он. — Она собирается искать богатого покровителя. Вы согласны?

— Вы опять за свое. Стараетесь ранить меня. Интересно, почему мне понадобилось так много времени, чтобы распознать вашу суть? Таким способом вы пытаетесь защитить себя, когда чувствуете угрозу.

— Замолчите, Тесса.

— Почему, Джеред? Чтобы вы могли в тишине придумать еще что-то ужасное, чтобы сделать это со мной? Чтобы вы могли спланировать что-то, что нарушит скуку ваших будней, чем-то заинтересует вас? Вы хватаетесь за все, что может разрушить вашу жизнь. А заодно и мою. Вы становитесь как тот пьяница на улице. Каждый день ему требуется все больше виски, чтобы напиться.

— Я сомневаюсь, что он пьет виски, моя дорогая, — сказал он, развеселившись.

Она резко забарабанила по крыше, и когда карета стала тормозить, распахнула дверцу, удивляя его. Но еще больше его потряс взгляд, который она бросила на него в отблеске уличного фонаря. Он был наполнен гневом, способным испепелить оппонента. Значит, он хорошо сделал свою работу.

— Я не знаю точно, какое чувство испытываю сейчас, Джеред, но подозреваю, что это ненависть. Я никогда не чувствовала ее раньше. Наверное, это глупо и, уж конечно, наивно. Вы победили, Джеред. Оставайтесь со своими скачками, цирками и любовницами. Вы можете грабить кареты и водить по дому голых женщин, мне до этого уже нет никакого дела. Проиграйте все свое наследство или выбросьте его на ветер. Исчезните совсем. Меня это больше не интересует. Я вернусь в Киттридж-Хаус и никогда больше по своей воле не захочу встретиться с вами, — выдавила она.

За время их короткого союза ей удалось поразить его больше раз, чем он смог сосчитать. Сейчас ее гнев привел его в замешательство, как будто ручная диванная собачка вдруг взбесилась. Но ей удалось потрясти его еще сильнее, когда она выпрыгнула в открытую дверь кареты.


— Проклятие, Тесса!

В своем не слишком грациозном прыжке из экипажа на землю она вывернула лодыжку. Но она не вернется обратно. Она не могла больше вынести ни одной секунды рядом с ним. Казалось, что все ужасные вещи, произошедшие за этот месяц, слились воедино, вызывая у нее дурноту. Тесса обернулась через плечо и увидела, что он выходит из остановившегося экипажа. Она продолжала идти.

— Не будьте ребенком, Тесса. Это небезопасно.

Он еще поучает ее? Она чуть не подавилась горьким смехом.

— Не будьте идиоткой.

Она снова оглянулась через плечо. Джеред догонит ее через два шага.

— Джеред, я возьму кеб, чтобы доехать домой. Оставьте меня в покое.

— Герцогиня Киттридж не пользуется наемными экипажами.

Она повернулась к нему. Если не считать яркого пятна рубашки, он был черной тенью. Как точно! Он погряз в темноте, в самых худших человеческих пороках.

— Это не имеет значения, Джеред. Разбойники и воры мне не страшны. Я предпочту быть в их компании, чем в вашей.

Она побежала, ее мягкие лайковые туфельки почти не защищали от влажных камней мостовой. Недавно прошел дождь, и хотя он прибил пыль и очистил воздух, но превратил дорогу в грязь.

— Проклятие, вернитесь в карету!

Тесса всегда бегала быстрее своих братьев. Она бросила шаль, жалея, что не может так же легко избавиться от корсета. Но недостаток скорости Тесса восполняла решимостью. Она слышала грохот его шагов сзади, на мгновение почувствовала укол страха, и так же внезапно он превратился во что-то еще. Это было неприятное чувство, вмещающее в себя тревогу, горе и ярость. И все же оно помогало ей продолжать бежать, несмотря на то что Джеред наступал ей на пятки.

Прямо впереди была церковь Святой Агнессы, а еще через две улицы городской особняк Уэллборнов. Странно, как инстинкты юности управляли ею. Дом. Он не был величественным зданием, созданным для Мэндевиллов, и не был их древним родовым гнездом. Это были объятия ее матери, защита ее отца.

Святая Агнесса была старинной церковью, выросшей в центре разрастающегося Лондона. Тесса ходила туда на службы. Северный вход церкви выходил на улицу, поэтому она побежала на юг. Покойников всегда хоронили с южной стороны от церкви по двум причинам. Дьявол мог войти на церковный двор только с севера, и тень церкви никогда не должна падать на могилы. Суеверия, управлявшие размещением усопших. Но самым трогательным было то, что могила всегда ориентировалась головой на запад, чтобы глаза могли видеть восходящее солнце. Обрывки познаний, почерпнутые где-то и вдруг всплывшие в ее памяти. Предостережение не прятаться здесь? Мертвецы не могут причинить ей вреда больше, чем ее муж. Разве не так?

Она нырнула за одну из самых высоких могильных плит. Некоторые их них были датированы еще двенадцатым веком. Тесса никогда не была легкоранимой, при шести братьях это было бы странно. Но все же сейчас было не время вспоминать все те истории, которые рассказывали ей, — о призраках, гоблинах, женщинах, замурованных в стены замка, наказывающих своих обидчиков, блуждая по земле в мстительном гневе. Она почти слышала зов их духов. Она коснулась камня, чтобы восстановить равновесие, и подтянула перчатку. Полная луна осветила что-то на ее пальцах, что-то блестящее, фосфоресцирующее. Она вытерла перчатку о сырую траву.

— Тесса? Проклятие, ответьте мне!

Она не собиралась отвечать. И не собиралась возвращаться в его дом. Ей не оставалось ничего, кроме как вернуться в Киттридж-Хаус, хотя она с гораздо большим удовольствием вернулась бы в Дорсет-Хаус. Жизнь снова стала бы простой среди людей, которые ценили то же самое, что любила она. Не было бы больше ночей, превращенных в дни, уверенности, что людей больше интересует ее титул, чем ее душа. Она бы проводила время за чтением, могла бы гулять в парке и наслаждаться свежим воздухом, вместо того чтобы прижимать платок к носу и желать, чтобы в Лондоне было поменьше лошадей.

А как же личная жизнь?

Она забудет и это тоже. В конце концов воспоминание поблекнет. Возможно, когда-нибудь она не сможет вспомнить, как он научил ее вожделению, как она испытывала страсть.

Луна сияла ярко, освещая железное кружево на старых могилах, заставляя тени казаться еще темнее. Она могла помочь Джереду легко увидеть ее, но, с другой стороны, она сомневалась, что он догадается искать ее здесь, среди могил древних мертвецов. Он не мог понять, что сейчас она сделает все, что угодно, лишь бы убежать от него.

Короткие толстые вертикальные плиты обозначали новые могилы. Она использовала их как укрытие, чтобы оценить ширину церковного двора. Надгробные плиты, придуманные для защиты от грабителей могил, которые выкапывали свежие трупы и продавали их студентам-медикам, были более современным нововведением. Они покрывали всю могилу целиком, иногда даже заключая и само тело в прочную каменную гробницу. Тесса обогнула одну из них, прячась за надгробием.

— Тесса?

Его голос, кажется, прозвучал откуда-то издалека. Значит, он движется в противоположном направлении.

Она встала, устав сгибаться в три погибели. Теперь он вряд ли ее найдет. И все же она не забывала об осторожности, двигаясь вдоль вереницы могил у маленькой дорожки, ведущей к западной стороне церкви. Она была уже почти на улице, когда проходила мимо свежей могилы и наступила на что-то твердое, врытое в землю. Это что-то издало странный звук, взорвавшись под ее ногой.

Шок от чего-то, ударившего в грудь, бросил ее спиной на землю. Она не могла вдохнуть, лежала и смотрела на небо и луну. Она была у нее прямо над головой, нависая, как огромный белый шар. Земля была мокрой; сырость просачивалась сквозь спину ее платья.

«Вставай, Тесса. Ты испортишь платье. Леди не ложатся на землю в общественных местах. Что скажет твоя мама?»

«Веди себя прилично, помни о своем происхождении, о месте твоего отца в палате лордов, о любви высшего света к сплетням. Помни, что хотя ты теперь и герцогиня Мэндевилл, ты всегда будешь Эстли, сейчас и навсегда».

«Я стараюсь, мама. Честно».

Она поднялась на локте. Ее правая рука онемела. Она попыталась поднять ее. Ничего не получилось. Ощущение влажного тепла расползалось по ее груди. Она посмотрела на свой корсаж. В лунном свете желтая ткань превратилась в черную.

Сейчас ее будет ужасно тошнить. О Господи, только не сейчас. Она заставила себя подняться на колени, покачиваясь. Ее сердце не билось. Нет, билось. Так слабо, что она едва могла чувствовать его. Но ведь она не могла и дышать, гигантский кулак сжал ее грудную клетку, влез внутрь и вытягивал легкие через ее горло.

Она снова попыталась дышать. Получился только неглубокий вдох. Она не могла даже закричать, получался только едва слышный писк, слабее, чем плач недоношенного младенца. Она обхватила себя руками, чувствуя влагу, сочащуюся сквозь перчатки, покрывающую ее пальцы.

Что с ней происходит?

— Джеред? — Это был шепот. Никто не услышал, ничьи шаги не приближались. Она смотрела в небо, стараясь дышать, снова позвать на помощь. Все вокруг качалось, дрожало перед ее глазами. Она вытянула левую руку. Ее пальцы в перчатке скребли по земле, коснулись угла большого камня. Она посмотрела на него невидящим взглядом.

— Мама? — Детский плач, растерянный и умоляющий.

Она снова упала на землю, немая и беззащитная.

Это место серого камня и нависающих теней было монументом смерти. Боль, которую она ощущала, была совсем уж неуместной — свидетельство агонии живого человека.



Глава 23


— Это было пружинное ружье, — сказал граф Уэллборн. — Возможно, намерения были благими. В других обстоятельствах я, возможно, мог бы это понять. Я бы тоже не хотел, чтобы могилу моего любимого человека раскопали. Мне только кажется, что можно было бы каким-то другим способом защититься от грабителей могил.

— Я пригласил моего личного доктора, — сказал Джеред.

— В этом нет необходимости. У моей жены есть к кому обратиться за медицинским советом. Она уже послала за тем, кому доверяет.

Эта новость, похоже, тоже его не обрадовала. Но, с другой стороны, Грегори Эстли не дал бы и ломаного гроша за то, чего хочет и чего не хочет Киттридж в данный конкретный момент. Все происходящее было кошмаром. С той минуты как в их дом прибыл лакей с сообщением, что дочь ранена и зовет мать, по настоящий момент, когда они оба стояли у дверей комнаты Тессы и изображали нечто вроде взаимного участия.

Его жена сейчас занималась Тессой, то разражаясь дрожащими всхлипами, то впадая в безудержную ярость. В данный конкретный момент для здоровья Киттриджа лучше было бы находиться подальше от Елены. Тем более что она все равно не пустит его в комнату. Глаза Тессы приоткрылись только раз, чтобы заметить Киттриджа в ногах ее кровати. Она просто отвернулась и пробормотала: «Нет». Этот еле слышный шепот имел эффект папского указа, королевского эдикта. Отныне Киттриджу не позволено приближаться к его дочери.

— Я хочу видеть ее!

Грегори еще раз окинул взглядом Киттриджа. Какое счастье, что его лицо не выдает никаких эмоций. Иначе он был уверен, что его зять увидел бы всю степень его презрения.

— Боюсь, она не хочет видеть вас.

— Я ее муж.

— Немного поздновато вспоминать о супружеских правах, не так ли, Киттридж? Какого черта она оказалась на церковном дворе? Ей следовало быть дома. А если не там, то на балу или в театре. Она не должна была наступать на пружинное ружье, установленное около свежей могилы. Почему она оказалась там, Киттридж? Объясните мне. Если меня удовлетворит ваш ответ, я подумаю, стоит ли заступиться за вас перед моей женой.

Очевидно, он не единственный, кто умеет контролировать свои эмоции. Ему ответил злой взгляд этих странных глаз, и больше никакого выражения не появилось на лице Киттриджа. Ни заботы, ни сочувствия, ни вины. И ни слова объяснения не слетело с его губ.

Ну и хорошо. Он вообще сомневался, что смог бы скрыть свой гнев настолько, чтобы просить Елену позволить Киттриджу увидеть Тессу. Никакая причина не была достаточной, чтобы объяснить то, что произошло; ничто из того, что Киттридж мог бы сказать, не было бы достаточно значимым и разумным, чтобы уравновесить безумие этого момента.

Пружинное ружье! Его дочь! Она была невероятно бледна, как будто вся кровь из ее тела вылилась на платье. Ее губы были почти белыми, и в первый раз в своей жизни Грегори захотелось поднять кулак к небесам, закричать и выплеснуть свой гнев. Его обожаемая дочь! Его Тесса с ее улыбкой, с ее благонравием, ее карими глазами с искорками золота. В детстве у нее была привычка приходить к нему в библиотеку, когда он работал, пробираться под его письменным столом и вставать рядом с ним. Она терпеливо молча ждала, пока он заметит ее. Конечно, он видел ее сразу, едва она открывала дверь. Но прятал улыбку и ждал, пока она от нетерпения не начинала дергать его за брюки. Тогда он откладывал перо, сажал ее на колени и рассказывал сказку, пока она не засыпала у него на руках.

Когда она выросла, она улыбнулась ему и сказала, что хочет Джереда Мэндевилла в мужья. Какой отец мог бы отказать такой дочери?

Но это согласие могло убить ее.

Они стояли молча, пытаясь сохранить остаток светской любезности, которая становилась все тоньше с каждой проходящей минутой. Грегори наконец сел в одно из ближайших кресел. Киттридж стоял, его взгляд время от времени направлялся на куполообразную крышу, венчающую лестницу.

Или это он взывал к небесам?

В этом Грегори сомневался.


Это была действительно случайность, что его кучер нашел ее. Они разделились, чтобы искать Тессу, и как раз тогда, когда он уже уверился, что ее невозможно найти, Джеред услышал крик. Он побежал по улице, ведущей к церковному двору. Добежав до него, он понял, почему в голосе его кучера был такой ужас.

Тесса была залита кровью. Ее кровью.

Сначала он подумал, что она мертва. А потом его жена застонала, едва слышная мольба, от которой у него чуть не остановилось сердце. Единственным словом, которое она произнесла, было «мама». Не «Джеред».

«А какого черта ты ожидал? Ведь это именно то, чего ты хотел, что планировал, разве не так?» Охладить этот любящий взгляд в ее глазах, погасить эту нежную улыбку. Он не желал никаких эмоций, замыслил отослать ее назад в Киттридж-Хаус. Он хотел заставить свою жену быть покорной, послушной, молчаливой.

Теперь она была даже слишком молчалива. Только то одно слово в его сторону. «Нет». Просто и по существу.

Абсурдно, что он чувствует себя преданным. Нежеланным в своем собственном доме.

Час назад он старался унизить ее. Она только сидела и принимала его выходку с царственным видом, который произвел на него впечатление, а потом также сильно пристыдила его. Он сделал то, что пытался. Она отреклась от него так решительно, как он и хотел.

«Нет». Простое слово, простое действие. От ворот поворот.

Его тесть выглядел так, будто предпочел бы ударить его, чем все эти разговоры. Но это и к лучшему; он все равно не знал, что может сказать. Что сделал бы Грегори Эстли, если бы Джеред поведал ему правду? Можно ли рассказать эту правду? Могут ли слова передать всю растерянность, которую он чувствовал, все ею сожаление?

Он смотрел вверх на купол, на витраж с изображением греческой богини Геи, дочери Хаоса, матери и жены неба и моря. Искусные художники создали его, чтобы радовать глаз. В солнечный день сияющие синий и зеленый цвета были видны даже в холле. Сегодня они казались странно приглушенными из-за только что вставшего солнца.

Звук шагов, и невысокий мужчина с усами суетливо поднялся по лестнице. За ним появился дворецкий, совсем не такой торопливый, как незнакомец. Джеред сделал ему знак удалиться, когда его тесть приветствовал прибывшего и проводил его в спальню Тессы.

А потом захлопнул дверь у него перед носом.


Питер Лэнтерли склонился над Тессой и аппаратом, который называл цилиндром, снова прослушал ее грудную клетку. Цилиндр был полым куском дерева в фут длиной и два дюйма в диаметре.

— Таким способом возможно, — объяснил он, — услышать звук сердца более отчетливо, чем просто прикладывая ухо. — Он подошел к другой стороне кровати, встал на колени и снова наклонился над своей пациенткой. Хотя кровотечение из раны уменьшилось, появление крови у нее на губах было плохим знаком. — Дыхание не прослушивается в правой части груди. Действительно, перкуссия гораздо более четкая. И есть характерный шум флуктуации.

— Что за чертовщину он несет? — спросил Грегори Елену.

Питер Лэнтерли посмотрел на мужа своей покровительницы.

— Я очень боюсь, сэр, что это означает, что у вашей дочери проблема с легкими.

На вопросительный взгляд обоих родителей он продолжил:

— В теле два легких. Я не знаю, возможно ли жить без одного из них. Мы могли бы попытаться провести операцию, чтобы снова надуть этот орган. Но тут есть определенный риск.

— Какой риск? — Елена крепко сжала руку Грегори. Ее взгляд не отрывался от лица Тессы с того момента, как час назад она вошла в эту комнату.

— Гной в плевральной полости, последующее истощение, частый кашель, желтая вязкая мокрота, одышка, диарея. Перипневмония, почти наверняка фатальная.

— Я не понимаю ни черта из того, что он несет, — сказал Грегори.

Питер Лэнтерли продолжил:

— Простите, сэр, я иногда забываю, что говорю не с медиком. Я хотел сказать, что может развиться инфекция. Хотя вашей дочери повезло, сэр, в том, что пуля не задела сердце. Но инфекция — это реальная опасность.

— Существует ли альтернатива? — спросил Грегори.

— Боюсь, ее нет. Как я уже сказал, я не знаю, можно ли выжить с одним только легким. Без операции ваша дочь, вероятнее всего, умрет. С операцией тоже может умереть. Боюсь, разница только в степени риска.

— Что мы можем сделать? — Елена выпрямилась. Ее спина была твердой, ее напряженность такой ощутимой, что, казалось, ее можно потрогать.


Операция началась несколько минут спустя. Кровать окружили свечами, большинство из них закрыли стеклом, некоторые шипели и брызгали воском. Справа под Тессу подложили чистые простыни, чтобы поднять ее тело и чтобы впитывать кровь, которая неизбежно прольется во время операции.

Врач объяснял, что собирался сделать, в таких подробностях, что Елене дважды хотелось попросить его остановиться. Их проинструктировали, что, когда операция начнется, никто не должен ничего говорить и не задавать вопросов. Ничто не должно отвлекать его от точного процесса. На кону стоит жизнь их дочери.

Перо, такое же как те, которыми они каждый день пишут письма, будет вставлено в грудь Тессы. Доктор Лэнтерли будет дуть в него, чтобы расправить легкое. Тесса еще не пришла в себя, благословение Богу, потому что иначе она чувствовала бы все.

Елена пожалела, что не верит в магию. Но пусть это будет чудо. Она сжала спинку кровати Тессы и смотрела на лежащую дочь, такую бледную и неподвижную.

«Мама, пожалуйста! Дороти хочет носить высокую прическу, а все знают, какая она кокетка».

«Ну почему у меня шесть братьев? Почему столько? Они такие грубые, мама. Лучше бы у меня были сестры».

«Мама, ну разве розы не прекрасны этой весной? Я думаю, нам надо назвать одну из них в вашу честь. У нее такие изящные зеленые листья, точно такого же оттенка, как ваши глаза».

О Боже! Ее горло сжалось, и она прикусила губу. Она подняла глаза к потолку и даже не чувствовала обнимающих ее рук Грегори, сосредоточившись только на том, чтобы не всхлипывать вслух.

— Дорогая, все будет хорошо.

Она положила голову на его плечо, уткнулась лицом в его рубашку.

— Пожалуйста, продолжайте говорить это. Снова и снова. Пожалуйста.


— Как она?

Питер Лэнтерли закрыл за собой дверь, отвернул закатанные рукава и застегнул запонки.

— Вы Киттридж? — В его тоне не было ни капли любезности.

— Да. — В ответе Джереда не было ни капли тепла.

— Родители молодой леди просили меня, сэр, воздержаться от общения с вами. Если вы хотите знать о ее состоянии, я бы рекомендовал вам спросить их.

— Она будет жить?

Упрямое молчание в ответ. Джереду ужасно хотелось вытолкать этого докторишку пинками из своего дома, но он не мог, пока жизнь Тессы в опасности.

— Это моя жена лежит там, идиот, — наконец сказал он.

Под усами появилась слабая улыбка, говорящая вполне ясно, лучше, чем любые слова, что доктору глубоко плевать на то, чего хочет герцог Киттридж, муж он Тессы или незнакомец с улицы.

— Леди Уэллборн просила меня передать вам ее слова, если вы будете настаивать. Я с удовольствием повторю их. Все, что ее родители могут сделать сейчас, — это думать о том, что будет лучше для их дочери. О вас, ваша светлость, не было сказано ни слова. Всего хорошего!

И с легкой улыбкой он спустился по лестнице.



Глава 24


В конце концов было решено увезти Тессу из Лондона, Доктор Лэнтерли сказал, что грязь, запах, шум будут мешать выздоровлению. Решение перевезти ее в Киттридж-Хаус было принято после нескольких часов споров. Елена, разумеется, предпочла бы отвезти свою дочь домой в Дорсет-Хаус. Но, возможно, их дом был действительно немного шумным, даже несмотря на то что трое из мальчиков были в школе. В конце концов Елена уступила Грегори только потому, что понимала, что они бессильны перед лицом закона.

Тесса была женой Джереда; он мог приказать, чтобы она была рядом с ним, если бы захотел. Что до согласия или отказа Джереда, его мнения никто не спрашивал. Не сообщили ему и о том, что его жену везут в деревню. Это было сделано без него: накрытые одеялом носилки перенесли в специально подготовленную карету. Он ничего не сказал. Ни слова. Это, если не что-то другое, укрепило уверенность Елены, что их решение было правильным.

Она поклялась оставаться рядом с дочерью. Если понадобится, она даже перевезет младших мальчиков в Киттридж-Хаус и будет с Тессой, пока ее дочь не выздоровеет. А она твердо верит в это.

Когда она сказала все это Грегори, он только усмехнулся. В последние несколько недель смех был редкой роскошью.

Каждый день тем не менее оказывался важной вехой в их жизни. Тесса все еще учащенно дышала. С каждым днем ее раны заживали — и рана от пули, и отверстие, сделанное при операции, чтобы спасти ее жизнь. Елена скрупулезно следовала правилам ухода, предписанным доктором: меняла бинты дважды вдень, промывала раны смесью, издававшей отвратительный запах всякий раз, когда вынимали пробку из бутылки. Она рассыпала пудру по бинтам, как было сказано, готовила настойки на пару, как было велено, припарки, содержащие странные ингредиенты, которые она не подвергала сомнению. Она покровительствовала этому молодому доктору с тех пор, как впервые услышала, как он успешно лечит бедняков, и никогда не ставила под сомнение его медицинские приемы.

Каждый день, прожитый Тессой после ранения, словно снимал с груди Елены один из лежавших на ней камней.


Тесса оставалась в беспамятстве до начала третьей недели. Когда она очнулась, было очевидно, что ей больно, зато не было отмечено никаких признаков инфекции, за что родители выразили сердечную благодарность молодому доктору. Только тогда они узнали о его собственных опасениях и том факте, что Тессе очень повезло. Большинство пациентов умирают от инфекции, а не собственно от ран.

В ту ночь Елена сидела у кровати дочери, держала ее слабую руку и плакала.


Было уже почти темно, но вечер не принес покоя. Одна за другой в окнах зажигались свечи, прогоняя сгущающуюся тьму. Скоро засияют уличные фонари, и сторож начнет выкрикивать часы — не слишком громко, чтобы ненароком не потревожить покой обитателей богатых домов. Карета-другая появятся из-за зданий. Несколько молодых титулованных аристократов напьются и отправятся домой, считая себя невероятно смелыми, оттого что горланят песни во всю глотку. Это Лондон, и улицы здесь никогда не затихают.

С другой стороны, дом Джереда был почти гробницей. Тишина в нем почти не нарушалась. Не было слышно ни шарканья туфель по паркету, ни веселого пререкания в коридоре, ни взрывов смеха, столь характерных для благополучных семей. Как-то незаметно отпала надобность в слугах. Они исчезли. Появлялись лишь изредка, когда Джеред вспоминал о них. Прекрасная память оказалась одним из его недавно обнаруженных талантов.

В руках он держал письмо. Его доставили сегодня днем, и с тех пор он не решался его открыть. Он жадно сломал печать, но потом прижал пальцы к сложенной бумаге, чтобы она не развернулась. Хотел ли он знать о том, что в нем написано? Что-то, казалось, рвалось в его груди. Что-то мерзкое и темное, бьющее черными крыльями. Его душа?

Вот уже почти два часа он бесцельно бродил по своему дому, стараясь набраться смелости. Его пальцы пробежали по клавишам фортепьяно; но он тут же вспомнил, что Тесса не любила петь, говорила, что ее голос — это что-то среднее между вороньим карканьем и человеческим криком. Намек на улыбку заставил его сжать письмо в кулаке. Даже сейчас, на расстоянии, она могла заставить его улыбаться. Он прошел в кухню, не обращая внимания на слуг, безмолвно таращившихся на него. Джеред бросил им пару вопросов, едва ли выслушивая ответы, спустился во двор, походил между домом и конюшнями — вспомнил другую ночь, когда разыгрывал из себя разбойника.

Куда исчезло счастье?

Но знал ли он его когда-нибудь? Скорее всего он гонялся за призраком, старался развлекать себя, придумывать разные увеселения.

Он снова вошел в дом, быстро поднялся по лестнице, открыл дверь гостиной, прошел через другую смежную комнату в свою спальню, в другую комнату, потом в ее спальню. Это была обитая розовой тканью комната, где еще ощущался аромат Тессы. Даже сейчас. Она лежала здесь несколько недель, слишком бледная, почти готовая умереть. Тесса долго не пробуждалась, даже не шевелилась. Эту информацию он узнавал от горничной Мэри, которая ухаживала за его тещей с таким же усердием, как та ухаживала за своей дочерью.

Что-то снова затрепетало в его груди, подвергнув почти физическому страданию.

Он наблюдал, как ее выносят из дома на носилках. Лицо Тессы было неестественно бледным, а сон таким глубоким, что это не походило на обычное погружение в царство Морфея. Что он тогда чувствовал? Ничего. Он просто отключил, закрыл на замок ту часть своей души, которая была связана с эмоциями, и не ощущал ничего. А вот сейчас как будто кто-то сорвал эту заслонку, совсем не думая о последствиях. Боль от этого захлестнула его целиком, почти ослепив жарким пламенем, заставив терзаться, как никогда еще ему не приходилось.

Услышал ли Господь его молитвы? Или мольбы таких, как он, перехватывают ангелы? Может быть, они действуют как бастион против страстных просьб к Богу, чтобы он не тревожил Всевышнего своими просьбами как недостойный, никчемный его раб?

«Открой письмо, трус. Открой». Он повторял этот приказ самому себе неоднократно, прежде чем набрался смелости, чтобы распечатать конверт.

«Она будет жить». Три слова. Образ Тессы появился перед ним, такой живой, что хотелось немедленно заключить ее в объятия. Вот она держится за спинку кровати, ее волосы распущены, голова повернута к нему, губы ласкает улыбка. Взгляд, который появлялся у нее в минуты близости. Ее глаза, нежные и чистые, как у ребенка. Он видел в них восторг и удивление, предвкушение и робость. А иногда и гнев, когда она пыталась пристыдить его за недостойный образ жизни.

Он снова развернул бумагу. Она дрожала в воздухе в его трясущихся руках.

«Она будет жить». Он крепко сжал письмо от своей тещи в кулаке. Конечно, как же иначе? Ангел все-таки проявил милосердие, и Господь снизошел к его мольбам.



Глава 25


— Ты уже стоишь?

— Как видишь. Не очень хорошо, правда, но тем не менее я пообещала это себе уже очень давно. Это мой подарок самой себе на день рождения.

С огорчением Елена поняла, что совсем забыла об этом. Она не спрашивала себя, куда уходит время. Просто слишком хорошо знала ответ.

— Я больше не отмечаю дни рождения, — сказала она. — Сделать это — значит окончательно убедить людей, что я гораздо старше, чем есть на самом деле. А ведь иллюзии так приятны.

— Ты права, — ответила Тесса.

Ее улыбка заставила Елену прикусить губу и отвернуться. Слишком много ночей она хотела, чтобы ее дочь просто жила. То есть поддерживала физическое существование. Теперь Тесса улыбалась ей. Значит, дело пошло на поправку.

— Вы плачете? Мне так жаль, — поддразнила Тесса. — Я буду говорить всем, что мне всего двенадцать или что папа украл вас из колыбели. Какую версию вы предпочтете?

— Я не плачу, глупышка, — сказала Елена, вполне открыто вытирая слезы. — Но если это нужно, чтобы уложить тебя обратно в постель, что ж, пусть будет так.

— Я уже чувствую каждую пружинку в матрасе, мама. Пожалуйста, не требуйте от меня этого.

— Тогда сядь в это кресло. Давай, я помогу тебе.

Процесс занял гораздо больше времени, чем могло показаться Елене. Но путешествие по комнате до кресла у окна сопровождалось шутками и прибаутками. Возможно, это маскировало слабость Тессы.

— Выше нос, Тесса. Скоро ты окрепнешь.

— А пока что мною можно подпереть дверь. Нельзя же постоянно держать ее открытой, — со смехом сказала дочь.

— На это не стоит тратить силы. Ты начнешь не только ходить, но и бегать. Ну а пока, может, мне попросить Гарри зайти и поиграть с тобой в шахматы?

— Пожалуйста, не надо. Он совсем не умеет проигрывать, мама. У него прискорбная привычка только побеждать. Хуже того, он обвиняет меня в жульничестве.

— Ну тогда я могу почитать тебе, или твой отец мог бы обсудить с тобой свою последнюю новую идею.

— У меня нет ни малейшего желания, чтобы меня развлекали. Правда. — Она улыбнулась матери. — Я просто посижу здесь и посмотрю на мир. — Она взглянула в окно, как будто подтверждая свое намерение.

— Ты уверена?

— Более чем, — ответила Тесса. — Но я знаю вас, матушка. Вы приходите проведать меня как минимум четыре раза в час. Если я передумаю, я вас уведомлю.

— Хорошо, — сказала Елена, поправляя одеяло на постели и решив послать за горничной. Пора поменять белье.

— Мама?

Елена посмотрела на дочь. Сейчас Тесса выглядела старше, чем раньше, как будто за эти недели долгого сна она повзрослела — хотя не слишком.

— Да, моя дорогая?

— Спасибо вам за все. — Тесса моргнула несколько раз, отвернулась и снова стала смотреть на пейзаж за окном.

— Пожалуйста, Тесса. Ты поправляешься. И это главное.

Елена тихо закрыла за собой дверь, гадая, за что именно дочь поблагодарила ее.


Иногда, когда она смотрела в окно, казалось, что в воздухе ощущается дымка. Как будто множество мельчайших пылинок оседало на землю. Или как если бы она видела туман, когда он вот-вот превратится в росу. Это был феномен, который она испытывала только в ранние утренние часы или в сумерки, как сейчас.

Весь парк был покрыт инеем. Он сверкал на солнце, как будто крошечные алмазы облепили каждую травинку. Окружающие Киттридж-Хаус холмы возвышались вдали густой зеленой массой.

В парке была уединенная беседка. Она часто убегала туда в ту первую ужасную неделю своего брака. Кто-то говорил ей, что ее построил известный архитектор. Это был укромный уголок, его не просто было найти среди буйной зелени. Беседка благоухала запахом роз и всегда была восхитительно тенистой, солнце только слегка просвечивало сквозь решетчатую крышу. Это было ее любимое место в Киттридж-Хаусе, где можно посидеть и подумать вдалеке от роскошного и величественного дома. К счастью, гости Джереда не знали о ней. Тесса брала книгу стихов, томик Вольтера, роман Филдинга, но вместо чтения ее мысли все время улетали к ее вечно отсутствующему мужу.

Она часто плакала здесь, зарываясь лицом в ладони. Слезы приносили хоть какое-то облегчение.

В Киттридж-Хаусе можно было любить многое. Но кое-что могло и не нравиться. Тесса гадала, но никогда не спрашивала, относилась ли ее мать так же к дому ее отца. Когда она, юная невеста, приехала в Дорсет-Хаус, существовали ли у нее какие-нибудь опасения? Любила ли она свой новый дом или боялась его? Или, как сама Тесса, она ощущала смесь обеих этих эмоций?

Дома нельзя винить. Они просто хранят воспоминания о многих людях, живших здесь. Приятные. И не очень.

Она не произносила имя мужа. Не спрашивала о нем. Все вокруг так тщательно старались не упоминать о Джереде, как будто сделать это означало еще сильнее растравить ее рану.

Джеред…

Вот. Она произнесла это имя в своих мыслях.

Странно, но она никак не могла понять, как была ранена. Она помнила все, кроме того рокового момента. Но все остальное из событий той ночи, к сожалению, не поблекло, не притупилось и не исчезло из ее памяти.

Ничего.

Если Джеред и писал ей, она не знала об этом. Возможно, он и пытался прийти к ней, то так и не дошел до ее спальни. Если он в Киттридж-Хаусе сейчас, ей бы все равно не сказали, потому что семья так тщательно оберегала ее. Но Тесса не думала, что он здесь, так же как сомневалась и в том, что Джеред хотя бы вспомнил о ней после того, как она покинула Лондон.

Она посмотрела на его портрет, висящий в гостиной. Его было видно отсюда через дверной проем — факт, который не обнаружила ее мать. Тесса не сомневалась, что та закрыла бы дверь или, того хуже, убрала картину, если бы знала, что дочь может видеть ее. Как странно, что она ощущала враждебность матери к Джереду, хотя на эту тему никогда не было сказано ни одного слова. Ни звука осуждения, презрения или обвинения. И все же ощущение чего-то гнетущего витало в воздухе, невольно напоминая об этом человеке.

Тесса пристально посмотрела на портрет. Он был почти в натуральную величину и, несомненно, вызывал симпатию у непосвященного созерцателя полотна. А вот каким был на самом деле оригинал?

Его шотландское происхождение угадывалось в цвете его волос — таких темных, в чертах лица. Странно, но он никогда не вспоминал о матери и отце — или сестре, которая присутствовала на их свадьбе и была торопливо увезена мужем, нервным и не слишком любезным господином. Она думала, что знает его всю жизнь. Может быть, так казалось потому, что она столько лет разговаривала с ним в своем воображении? Даже если так, это совсем не подготовило ее к присутствию этого человека в ее жизни. Она могла бы слепить его скульптурный портрет. Ее пальцы точно знали форму его челюсти, полноту нижней губы, то, как опущены уголки его глаз, придавая облику какую-то ранимость.

Она замкнулась в себе. Это был способ противодействия эмоциям. Без особого труда она могла натянуть воображаемое одеяло на свои мысли, охраняя их от таких неразумных чувств, как сожаление, боль, тоска, — все это с некоторых пор только мешало ей жить.

Было ощущение, что с ее наивностью удалось покончить только сейчас. Последний барьер между девочкой и женщиной не сломался в ту первую ночь, когда Джеред обнял ее и стал ее учителем в любовных делах. Не произошло это и во все последующие ночи, когда он демонстрировал ей страсть во всех ее проявлениях.

Это случилось сейчас, когда она смотрела на лицо человека, которого любила, — и поняла с болезненной ясностью, что тот никогда не полюбит ее.



Глава 26


Парнишка остановился посреди коридора, озираясь вокруг в поисках мяча. И столкнулся с жестким взглядом Джереда. Мальчик опустил глаза, нагнулся, чтобы поднять свой мяч и крепко сжал его в руках. Боялся, что его отнимут?

— Ты не должен играть здесь. Тут столько дорогих вещей, которые можно испортить, — сказал ему Джеред. Это были слова его отца, не его. — Бесценных вещей, — услышал он свое бормотание. Разве он когда-то не вел себя так же, как этот мальчишка — упрямый, своевольный? Джереду захотелось вырвать мяч из рук ребенка и швырнуть его в ближайшее окно, только чтобы понять, что голос его отца умолк. Но он этого не сделал.

— Я охраняю мою сестру, — сказал мальчик угрюмо. Губы плотно сжаты. Голубые глаза смотрят враждебно. С таким трудно поладить.

— Ты, должно быть, Гарри, — сказал Джеред пристально смотрящему на него мальчишке. — А где твоя собака? — спросил он, пытаясь завести дружелюбный разговор.

— Она погибла.

— Мне очень жаль. А почему твою сестру нужно охранять?

— Чтобы защитить ее от вас.

Ну что ж, ничего другого он и не ожидал, вполне логично, не так ли?

— Где Тесса?

Он уже был в ее комнатах. Там не было ни души и стояла какая-то мистическая тишина. Ощущение, похожее на то, что возникло у него после смерти матери, как будто маленькое облако спустилось с неба с одной только целью — погрузить его во мрак, в меланхолию. Он вышел, решив, что это было случайное ощущение, результат слишком многих бессонных ночей.

— Где моя жена?

Упрямый взгляд, но никакого ответа.

— Ну, она определенно не живет в коридоре, так? Если ты охраняешь ее, мальчик, то делаешь это плохо.

— Сколько вам лет, Киттридж — тридцать один? А Гарри всего восемь. Вы не совсем на равных, не так ли? — Грегори Эстли стоял на лестничной площадке. Без сомнения, он обладал качествами, положенными каждому хорошему отцу. Он боится за своего сына? Джереду внезапно захотелось в приступе раздражения выпороть младшего Эстли. Он бы и сделал это, если бы не думал, что мальчишка может укусить его.

Это было неравноправное соперничество. Но Уэллборн ошибался, если считал, что его сын не справится с ним. Как это графу Уэллборну удается производить на свет таких упрямых отпрысков? Если остальные его дети такие же, как Тесса и Гарри, то Джеред может только пожалеть Грегори. Нелегко ему справляться с ними.

— Где моя жена? — спросил он, готовый к отпору.

— В оранжерее, — спокойно ответил Грегори, удивив его. — И очень хочет поговорить с вами. — Еще один сюрприз. — Точнее, даже ждет вас с нетерпением.


— Здравствуйте, Тесса.

Она была одета довольно просто — в зеленый вышитый халат, который облегал изгибы ее тела. Его глубокий вырез открывал ее роскошную грудь.

Оттоманка, на которой она сидела, была незнакома ему. Или взята из какой-то другой части дома? Он не помнил, чтобы раньше видел ее. Поза Тессы как будто была заимствована с римских гравюр — женщина полулежит, опираясь на локоть. Единственной уступкой холодной английской зиме был теплый плед, наброшенный на ее ноги.

Легкий кивок был единственным приветствием, которое она адресовала ему. Неудивительно, что ее отец с такой готовностью раскрыл местонахождение своей дочери. Та могла постоять за себя.

Что он должен сказать? Правда была слишком тяжкой ношей, особенно для него. «Я хотел узнать, как ваше здоровье». Это было слишком примитивно. И все же слова вырвались сами собой.

— Вы хорошо себя чувствуете?

Слабая, но ехидная улыбка тронула ее губы — да она насмехается над ним! Опять он почувствовал себя побежденным этой упрямицей, но на этот раз не испытывал раздражения. Он готов был терпеливо выслушать любой ответ.

— Неплохо, — ответила Тесса, ее голос был тихим, без малейших эмоций. Она что, заранее подготовилась к встрече? Отрепетированный тон, маска вежливого безразличия?

— Я рад.

— Я тоже. — Опять эта улыбка. Или она так и не покидала ее губ?

— Вы все еще бледны, — сказал он.

— Я полагаю, это следствие огнестрельной раны.

— Очень глупо все получилось.

— Действительно.

— Вы уверены, что нормально себя чувствуете?

— Вполне, — кивнула она. И снова улыбнулась.

— Если не считать бледности, вы выглядите как раньше.

Она была абсолютно невозмутима. Не пошевелила даже пальцем. Единственным признаком ее реального присутствия в комнате было тихое дыхание, размеренное движение вверх-вниз ткани корсажа. И еще улыбка, вежливая, но не более того. Даже ее глаза, пустые и безучастные, не выражали никаких теплых чувств.

— У меня все идет как обычно, — попытался он поддержать разговор.

Она наклонила голову. Безразличная улыбка, застывшая на лице, не выражающая никаких эмоций, кроме обычной любезности.

— Ну что ж, убедившись, что вы здоровы, я не вижу больше никаких причин задерживаться здесь. — Он ударил сложенными перчатками по колену, готовый немедленно откланяться. — Я вернусь в Лондон.

На это заявление она также не отреагировала.

— Именно этого мы и ожидали. — Женский голос, который он узнал еще до того, как повернул голову. Елена Эстли смотрела на него с таким же прищуром, как несколько минут назад ее сын. Совершенно очевидно, что либеральным политиком в семье был Грегори; его антипатия была не так очевидна. — Скатертью дорога!

— Как пожелание это довольно любезно с вашей стороны, — сказал он, чувствуя, как его заполняет гнев.

Наверное, это презрение в глазах всех членов семьи Эстли заставило его подумать о самообороне.

— Не обольщайтесь! Просто чем скорее вы уедете, тем быстрее моя дочь оправится от вашего визита.

Он посмотрел через плечо на жену. Она улыбалась ему. Взгляд абсолютно безразличный, но, кажется, что-то было в нем? Проблеск какой-то эмоции, которую не так легко скрыть?

— Моя жена, — сказал он, глядя на Тессу, — кажется, вполне здорова, мадам. Я могу даже позволить себе сказать, что она выглядит совсем как прежде. Трудно предположить, что она пережила такое потрясение.

Легкое движение лица Тессы выдало ее еще сильнее. Выходит, он заставил ее разозлиться? Хорошо. Даже это было лучше, чем та ледяная апатия.

— Вам так кажется, Киттридж? Моя дочь едва не умерла.

Она думает, что он забыл вид Тессы в ту ночь? Кровь, залившую ее платье? Недели неподвижности? Он снова посмотрел на свою тешу.

— Правда, мадам? — Это была самая безопасная фраза, особенно если учесть, что ему хотелось наорать на нее.

Но ее темперамент был не менее пылкий, чем у него.

В лице Елены было не просто презрение. Это была ярость. Она была лишенным сострадания драконом в самый момент неотвратимого возмездия. Джеред даже подумал, что же помешало ей испепелить его пламенем?

Она подошла к дочери и сдернула халат с ее правого плеча. Его жена издала какой-то протестующий звук и попыталась вырвать ткань из рук матери. Елена намеревалась потрясти его? Ей это удалось.

— Вы сомневаетесь в этом?

Когда-то кожа Тессы была совершенной, такого светлого оттенка, что напоминала сливочный крем. Это была грудь, которую он ласкал и дразнил, плоть, которую он целовал. Рана располагалась на полпути к соску, уродливый красный шрам.

— А еще один такой шрам под грудью, Киттридж, где ее разрезал доктор. Он вдувал воздух в легкое, чтобы она могла жить. Вы и теперь считаете ее здоровой?

Надо было ему подстричь ногти — они так впились в его ладонь, что он ощутил резкую боль. Как же ему сейчас хотелось придушить его несносную тещу!

Он слегка поклонился и вышел из оранжереи.


— Теперь ты видишь, каков твой муж? — с возмущением произнесла Елена.

Тесса поправила халат и осторожно спустила ноги с оттоманки. Прошло шесть недель, но ей все еще было трудно двигаться. Конечно, не так, как в первые недели, но она так полностью и не освободилась от памяти о своем ранении.

А теперь об этом не забудет и Джеред.

— А чего вы ожидали от него, мама? Чтобы он упал на колени в рыданиях?

— Немного раскаяния ему бы не помешало.

— Джеред непричастен к моему ранению, мама. Это был несчастный случай.

— Тесса, что ты делала на церковном дворе? — Этот вопрос был задан ей в первый раз. Что скажет ее мать, если она поведает ей правду? «Убегала от Джереда. Убегала от моего брака».

— Это не имеет значения, мама, я не хочу об этом говорить. Не сейчас. Потом как-нибудь.

Елена вздохнула.

— Ты все еще любишь его, да?

Тесса с трудом улыбнулась. В последнее время стало невероятно трудно сохранять оптимизм.

— Я уже не уверена в этом. Мы любим кого-то потому, что он похож на нас, или потому что непохож? Я любила Джереда потому, что находила в нем то, чем можно восхищаться. Или только делала вид, что в нем что-то должно быть такое, что не оставит меня равнодушной. Или я просто была уверена, что моя любовь способна изменить его…

— Если ты выходила замуж, полагая, что сумеешь изменить его, Тесса, я бы еще тогда могла сказать тебе, что это бесполезно. Женщины пытаются делать это от времен Адама и Евы, и у них это никогда не получается.

— Но мы все еще верим, что это возможно. Значит, это только наша самонадеянность?

Смех матери удивил ее. До сего момента в этот день юмора в их разговоре не просматривалось.

— Боже мой, ты говоришь как Дидро. Он совсем не любил женщин. — Елена помедлила, глядя в потолок, как будто чтобы найти слова, написанные там. — «Непостижимые в своем притворстве, жестокие в своей мести, упорные в своей цели, беспринципные в выборе средств, оживленные глубокой и скрытой ненавистью к подчинению мужчины». — Она махнула рукой, как будто чтобы припомнить оставшиеся слова. — И что-то о вечном заговоре ради господства.

— Получается, что мы очень опасны, — сказала Тесса, улыбаясь в ответ.

— О, мы действительно можем такими быть. Но мы, женщины, должны начать с признания правды о самой жизни. Тогда, и только тогда, мы можем на этом фундаменте что-то строить. Мы должны верить не в то, что может быть, а в то, что есть. А потом научиться жить с этим. Это уже от нас зависит.

Она погладила тыльной стороной ладони пылающую щеку дочери.

— Правда, я не знаю, есть ли в этом смысл, дитя мое. Просто прими на слово. Не борись, не трать понапрасну силы.

— А счастье? Как можно быть счастливой? — Тесса отвернулась и стала смотреть в окно.

— Опять-таки смирение, Тесса. Надо жить, наслаждаясь каждым днем, отыскивая лучшее в себе и для себя. И быть благодарной за любовь, когда она приходит.

— Но что делать, если человек, которого любишь, не способен ответить взаимностью?

— Я не тот человек, кого можно спрашивать о Джереде Мэндевилле. Боюсь, мой взгляд на твоего мужа несколько пристрастен.

— Он не нравится вам, да?

Елена улыбнулась, провела рукой по волосам Тессы.

— Я не терплю надменных мужчин. И признаюсь, что была очень обрадована тем хладнокровием, которое ты продемонстрировала. Но если он не нравится мне, Тесса, то это большей частью из-за боли, которую он причинил тебе. Но, в конце концов, не имеет никакого значения, что я думаю о Киттридже. Главное — твое мнение, не так ли?

— Джеред раньше ненавидел мою привычку задавать вопросы, мама, — сказала она, сопровождая свои слова дрожащей улыбкой. — До этого момента я и понятия не имела, что он чувствует на самом деле. Этакий «терра инкогнита».


Он любил свой дом, любил его историю, некоторую даже театральность его великолепия. Гордился также и тем фактом, что он представлял десятое поколение Мэндевиллов, что его родословную можно проследить до первого герцога, пожалованного дворянством за отвагу в битве.

В его доме было больше трех сотен окон, сто из них были видны с подъездной дороги, огибающей реку Най. Джеред любил ездить верхом вдоль старых дубов до изгиба дороги. Разлука с этими местами заставила его еще сильнее осознать красоту величественного здания, которое так долго принадлежало его семье.

Най катил свои воды под аркой высокой стены с бойницами, обеспечивая замок водой даже во время осады. Сохранились две орудийных башни по бокам внешнего двора, в их крепостных стенах до сих пор сохранились разбитые кирпичи и облупившийся раствор там, где Киттриджи обстреливали свои пушки во время гражданской войны. Свидетельства истории были везде, куда ни посмотри, как будто его дом сам был живым примером, монументом стойкости и упорства англичан. Киттридж-Хаус напоминал ему все лучшее и выдающееся, чем была Британия, — какая-то убежденность, вера в продолжение того, что было раньше, самодовольная уверенность в том, что как было вчера, будет здесь и завтра, и всегда. Но сейчас он не мог дождаться, когда уедет отсюда.

Даже в родном доме он чувствовал себя чужим, никому не нужным. Его сердце, казалось, было пересажено другому; жестяной стук скорее всего мог принадлежать телу постороннего человека.

Как странно чувствовать такую несуразность. Быть с собой в постоянном разладе.

Его конь гарцевал под ним, и Джеред пустил его по траве, хрупкой от инея.

Он любил скакать верхом — это давало ощущение свободы, освобождало от тягостных мыслей. Он пришпоривал коня, стараясь не думать ни о чем.

Но холмистая земля обманчива. Тут может быть кроличья нора, лисье логово, дыра от столба ограды. Лучше держать ухо востро.

Он притормозил, желая немного остыть и поразмыслить. Призрак матери возник перед ним, как туман воспоминания, исчезающий в одно мгновение. Странный укол в его сердце. Но ему больше не четырнадцать. Зачем вспоминать давно прошедшие времена?

Он оглянулся на свой дом, такой красивый в предзакатных лучах зимнего солнца.

Глаза Тессы… Какими милыми они были, даже когда она укоряла его. Это ему тоже лучше не вспоминать. А вот Тесса беспомощная и беззащитная, ее рана как знак уязвимости, бренности всего живого. Того, как близко она подошла к краю жизни.

Ему кололо глаза. Это все ветер. Дыхание мистраля. Намек на снег, зимний холод. Возможно, даже ледяной дождь. Он провел рукой в перчатке по щеке, дал коню волю и пригнулся в седле, гоня прочь осторожность, благоразумие и, самое главное, воспоминания.

И помчался наперегонки с ветром.



Глава 27


— Джеред, ты тратишь слишком много денег на мелочи.

Он только улыбнулся дяде. Несмотря на завидное состояние сундуков Мэндевиллов, Стэнфорд Мэндевилл был известным скупердяем.

— «Победа» прекрасный корабль, дядя. Она заслуживает самого лучшего.

— А что, черт возьми, случится, если она затонет? Всем будет наплевать, имелся ли ковер в адмиральской каюте.

— Большая часть денег ушла не на это, и вам это прекрасно известно.

Дядя проворчал что-то и снова, щурясь, посмотрел в гроссбух. Джеред сомневался, что это демонстративное изучение записей так уж необходимо. Он был уверен, что Стэнфорд Мэндевилл может при желании дословно процитировать все расходы на «Победу». Честно говоря, он бы даже поспорил на все свое состояние.

— Почему желтая краска?

— Эта краска отменного качества, шпангоуты будут не так быстро гнить.

— Ты уверен? — Дядя задумчиво глядел в окно, как будто размышляя. — Но как же адмиралтейство? Они ведь привыкли к красным палубам.

— Скажите им, что это оскорбляет мои художественные чувства. Мне совершенно наплевать, что вы придумаете, дядя. Адмиралтейство — это ваша забота.

— До того, как я умру. Тогда это станет твоей заботой.

— Оставайтесь в добром здравии как можно дольше, ради меня.

— Знаешь, я удивлен.

— Что я даже знаю, где находятся верфи? Или что я проявил интерес к работе?

— Думаю, и то и другое.

— Не старайтесь смотреть на меня так вопросительно, дядя. Это было временное помрачение рассудка. Каприз.

— Неужели не оказалось лучшего развлечения?

— Верно.

— И я не должен спрашивать с тебя большего, Джеред? Никаких обязательств перед семьей, никакого интереса?

— Опять верно.

— Твоя сестра на прошлой неделе родила ребенка. Ты знал?

«Джеред! Смотри, как я еду! Смотри!» Восторженный смех, подпрыгивающий под ней пони. Хихиканье и улыбка, такая искренняя. Сьюзи. Его младшая сестра. Слишком юная, чтобы рожать детей. Сколько ей? Его мысленные вычисления привели к поразительному результату. Господи! Она была на семь лет старше, чем его жена.

— Нет, — ответил он, с удивлением взирая на дядю.

— Мальчик. Они назвали его Майкл Джеред.

— Дядя, это обычная практика называть ребенка в честь титулованного родственника. Сделано, без сомнения, чтобы заставить меня раскошелиться.

— А не из-за любви, которую твоя сестра питает к тебе?

— Честно говоря, я сомневаюсь, что Сьюзан вспоминала обо мне все эти годы.

— Сколько времени прошло с тех пор, когда ты видел ее последний раз? Твоя свадьба не считается. Не думаю, что вы тогда хотя бы поздоровались.

— Слишком много лет. Вы этого признания добивались? — Джеред встал, отошел к окну. — Не думаю, дядя, что эта история так уж необычна. Она была на пять лет моложе меня. Еще ребенок, а я уже вырос.

— Осиротевший, однако, так же, как ты. Неужели ты совсем не думал о ней?

Джеред оглянулся через плечо на дядю.

— Обо мне в последнее время не было никаких сплетен, дядя? Вы поэтому вытащили что-то из прошлого, какое-то воспоминание, чтобы им бить меня? Тогда я признаю, что верно все то, что вы думаете обо мне. Я плохой брат. Практически не думал о Сьюзи.

— Ей было десять, когда она потеряла мать, и одиннадцать, когда умер ее отец.

— И я был не намного старше, дядя, если вы помните. Сьюзан взяла к себе кузина. А я, подразумевалось, должен был один справляться. Меня снова отправили в школу, не сказав утешительного слова, не поинтересовавшись, чего я хочу.

— Так вот в чем причина, Джеред, что ты постарался забыть всех, кто тебя любил? Почему ты никогда не спрашивал о родственниках твоей матери? Злился. Ну что ж поделаешь. Жизнь — непростая штука.

Джеред повернулся.

— Я не виню вас, дядя.

— И тем не менее ты в обиде на меня. Ты, Джеред, несколько недель назад сказал, что человеческая личность не определяется каким-то одним событием. Но иногда бывает иначе. Вспомни отца. Я бы взял на себя смелость сказать, что твоя мать была единственным и самым важным человеком в его судьбе, и ее смерть стала этим «определяющим событием». Он умер, потому что жизнь без нее потеряла для него всякий смысл. Как я мог объяснить это мальчишке?

Наступила тишина, во время которой Джеред отвернулся и смотрел на снег, на это белое одеяло, которое скрывало под собой скалы, холмы, расселины, оставшиеся в земле после прохождения ледника. А по нему разве не прокатился такой же ледник? Кому было до него дело?

— Дядя, он допился до смерти.

— Пистолет в этом смысле действует быстрее, но и пьянство весьма эффективно в руках самоубийц.

— Вы знаете, мой отец никогда не упоминал ее. С того самого момента, когда я принес ее, мертвую, в дом, до его смертного часа ее имя никогда не произносилось. Он винил меня, вы знаете. Сказал мне, что этот несчастный случай никогда бы не произошел, если бы не я. Он плакал. А потом умер.

— Вопрос в том, винишь ли ты сам себя?

— Я не знаю. Возможно. Я любил скакать верхом, устраивать гонки на холмах. Это всегда было небезопасно, особенно весной. А она любила ездить со мной. Ее лошадь споткнулась, и она упала. Случилось бы это, если бы она не поехала со мной? Нет. Могло бы это случиться позже? В какой-то другой день? Да.

— Судьба, Джеред? Или просто невезение?

— Я не верю в судьбу, дядя. И даже в удачу.

— А есть что-нибудь, во что ты веришь?

Джеред улыбнулся. Сосулька упала с ветки и разбилась.

— Крайне мало, — ответил он.

— Знаешь, ты идешь по губительному пути.

— Вы уже говорили это раньше. И, без сомнения, продолжите твердить до того дня, пока один из нас не умрет.

— Ты стал злым, Джеред. Это очень прискорбно.

Безразличное лицо Тессы. Ужасный шрам на белой коже. Он с шумом выдохнул и стал смотреть на корону, вылепленную на потолке, и выше, где на бледно-голубом небе были нарисованы керубины.

— И когда-нибудь моим именем будут пугать детей, да, дядя?

— Джеред, различие между порочностью и злом только в намерении. Можно оставаться порочным, гоняясь за удовольствиями, но не считая себя злодеем. Настоящее зло не требует усилий, потому что черта уже перейдена. И не раз. Я чувствую, что ты стоишь на краю пропасти. Так близко к бездне, что даже желания помочь тебе может оказаться достаточно, чтобы низринуть тебя туда.

— И вы хотите избавить меня от предстоящего падения, не так ли?

— Джеред, злой человек не может быть счастливым.

У него не было ответа на упреки дяди, только вопрос, который привел его сюда.

— Что вы имели в виду, — спросил он в тишине, — когда сказали, что я должен по-другому относиться к Тессе?

Он подумал, что дядя не собирается отвечать. Но вдруг, когда он уже хотел перевести разговор на другую тему, тот встал, обогнул стол и присоединился к Джереду у окна, глядя в него так же пристально, как он, как будто хотел там найти ответ.

— Она любит тебя. Я думал, ты уже знаешь об этом. Но сам факт, что ты спрашиваешь, говорит, что ты не ведаешь ничего о ее чувствах.

Стэнфорд повернулся и посмотрел на него. Пронзительный взгляд, подумал Джеред, вспомнив эффект глаз Мэндевиллов. Он сам использовал его довольно часто. Угрожать, выражать недовольство — для всего этого он был в высшей степени выразителен.

— Тесса уже очень давно любит тебя, Джеред. Но я не знаю, испытывает ли она по отношению к тебе то же самое, что раньше, или твои поступки заставили ее чувства измениться.

— Из-за того, что я такой злой, дядя?

— Да, — сказал Стэнфорд Мэндевилл, удивив его. — Именно поэтому.


— Елена, пожалуйста, не шевелитесь, дорогая, или я никогда не смогу завязать эту дурацкую штуковину.

— Ничего страшного, любимый. Вы так торопились развязать мой корсет, что усилие вернуть его на место не слишком затруднит вас.

Он нахмурился, глядя на шнурки, убегающие из его пальцев.

— Как вы все это носите?

Елена вернулась на место, стараясь сдержать смех, бурлящий во всем ее теле. Слишком поздно. Он вырвался на свободу, превратившись в хохот, когда она пожалела мужа и забрала из его рук корсет. Статуи, украшавшие углы библиотеки, ничуть не смутило их веселье. Без сомнения, за прошедшее столетие они привыкли к человеческим эмоциям. Она и Грегори были не единственными любовниками, которые воспользовались диваном у окна. Когда она упомянула об этом Грегори, он только ухмыльнулся.

— Только не посреди самой страшной ледяной бури в стране за много лет, любимая. У этого окна чертовски холодно. Не говоря уже о моем оголенном арьергарде.

— Сегодня чудесный день, дорогой. — Она ничего не могла с собой поделать, улыбка, сквозившая в ее словах, выдавала удовольствие от их словесной игры.

— Мы рисковали, Елена. Даже если у мальчиков уроки, Тесса могла наткнуться на нас, не говоря уже о самом Киттридже.

Разумеется, это был совершенно опрометчивый поступок, подумал Грегори, глядя на мятые брюки, а потом на жену, которая не спеша одевалась. Но, с другой стороны, они на несколько часов избавились от темного и мрачного интерьера их гостевой комнаты.

— Я сомневаюсь, Грегори, что в ближайшие десять лет Киттридж сунет сюда нос. Вы не видели тот взгляд, которым он смотрел на Тессу. То ли шок, то ли отвращение. Это не сулит ничего хорошего ее браку. — Она подняла руку. — Пожалуйста, не надо только говорить, что я делаю слишком поспешные выводы. А я в ответ не буду упоминать, что у меня с самого начала были дурные предчувствия.

Он вздохнул и протянул руку жене, уже полностью одетой.

— Все, что я собираюсь сказать, любовь моя, — это то, что буду вечно благодарить Господа Бога, что он даровал мне только одну дочь. Он знал, что больше я не смогу выдержать.

Она наклонилась и поцеловала его — горячий и пламенный поцелуй, напомнивший тот час, который они провели на этом диване у окна. Он стареет, разве она этого не понимает? Но пока он жив, никто не отнимет у него право любить собственную жену.



Глава 28


— Там, наверху, я приготовил для тебя лакомый кусочек, — сказал Эдриан. — Я затащил в твою постель довольно экзотичный экземпляр. Говорят, у нее весьма искусный ротик.

Джеред только улыбнулся.

— Я знаю, что в ответ ты предложишь найти какой-нибудь способ отослать ее домой, не воспользовавшись ее услугами. Почему я так считаю? Потому что всю эту неделю ты убийственно скучен.

Эдриан встал и прошел в другой конец комнаты, где стоял хрустальный графин.

— За это время ты не спал ни с одной женщиной и большинство вечеров провел, глядя в пустоту, как будто смотришь на призрака. Я думаю, тебе было бы лучше воспользоваться моей щедростью. Ты знаешь, она ведь недешевая штучка.

— А что в ней ценного, Эдриан?

— О Господи, похоже, наш дядюшка снова разговорился.

— Нет, — сказал Джеред, — на этот раз только голос опыта.

— Как в высшей степени мудрено ты говоришь. Это теперь так модно? Считаешь, надо подражать?

Джеред улыбнулся и поднял бокал бренди.

— Это все твоя жена, да? Тебя мучает совесть? Знаешь, тебе надо было позволить мне попробовать ее. Тогда мы могли бы сравнить впечатления. Это сделало бы тебя менее романтичным.

Всего мгновение назад Джеред сидел в кресле у камина, а в следующее он уже прижимал Эдриана к стене, сдавливая его горло рукой. Какой же он вертлявый! Не помеха, однако, для ярости, которая вспыхнула в нем. Сухой трут для искры. И это пламя зажгли подлые слова изо рта, зажатого другой его рукой.

— Никогда, — произнес Джеред, eго лицо всего в дюйме от лица Эдриана, — не смей говорить о герцогине Киттридж в таком тоне. — Мгновение, вдох, осознанное обуздание его гнева. — Если ты это сделаешь, мне придется убить тебя. Ты понял?

Быстрый кивок согласия, паника в глазах.

— А теперь вон из моего дома! — Джеред отшвырнул наглеца от себя и, не оглядываясь, вышел из комнаты. При том настроении, в каком он сейчас пребывал, Эдриан станет трупом, если останется.

Джеред отправил проститутку домой, его позабавило даже, что он смог сделать это с такой легкостью. Та заявила, что очарована его великолепными глазами, его прекрасной улыбкой, его статью. Звон монет, упавших в ее руку, вынудил девицу превозносить его до небес.

Какая ирония, что он не изменял своей жене с того момента, как священник обвенчал их! Это не было продиктовано благочестием, просто так сложилось. Тесса предупреждала, что будет следовать за ним везде. Потом еще один фактор укрепил его супружескую верность: жена полностью удовлетворяла его в постели. Сам Эрос не мог быть более доволен. Или изнурен.

Однажды она швырнула в него вазу в приступе злости от мысли об измене. Как повеселилась бы она, если бы знала, что он не помышляет ни о какой другой женщине, кроме нее!

А вот это уже пугающая мысль. Оказывается, его жизнь изменилась без его участия и совершенно точно без его согласия. Развлечения, которые он находил такими забавными раньше, теперь только наводили на него тоску. Неужели Тесса была права? Неужели все помыслы в его жизни преследовали одну цель: заполнить зияющую пустоту? С первого мгновения их брака она дразнила его, раздражала его, бросала ему вызов. Из-за нее он начал вспоминать свое прошлое. И даже не осознал до конца, как много забыл.

Он мог бы понять это лучше, если бы дело было только в Тессе. Но не только жена занимала его мысли в эти тревожащие его душу моменты. Его мать с ее рыжими волосами, зелеными глазами и радостной улыбкой все чаще появлялась в его воспоминаниях. И Сьюзан, малышка Сьюзи, с куклой, волочащейся позади нее, большой палец засунут в рот, прокралась в его память точно так же. Как часто она пряталась в его спальне во время грозы! Хотя между ними было пять лет разницы, иногда они так бесились и хохотали, что дрожала кровать.

И его отец. Как странно, что он едва мог вспомнить человека, который плакал, умирая, с именем жены, словно с иконой, которую он держал в руках до самой смерти. А ведь тот в детстве учил его ездить верхом, сам регулировал ему стремена, вместо того чтобы поручить это грумам. Забота отца, а потом добродушная подначка в первый раз, когда он упал с лошади. Потом они ходили вместе по западному крылу Киттридж-Хауса, и отец рассказывал о каждом портрете. Запомнилось ошеломление от огромных картин, которые тянулись до самого потолка и занимали каждый квадратный дюйм стен. Как согревала его тогда поддержка от ощущения большой и теплой руки отца, сжимающей его руку.

К чему эти воспоминания? Он вовсе не взывал к ним, они сами просачивались как известковый раствор между кирпичами, удерживая их вместе, но не меняя форму.

Самыми болезненными воспоминаниями были самые свежие, меньше всего затуманенные временем или расстоянием. Тесса. Женщина, которая часто вела себя как ребенок.

«Я вот тут подумала, что было бы интересно стать мужчиной. Всего на один день. Даже на час. Избавиться от корсета. Грязно ругаться и плеваться, пить бренди в большом количестве. Рассказывать непристойные истории и смеяться сомнительным шуткам.

— Таково ваше мнение о мужчинах?

— У меня очень много мнений о них, и они варьируются в зависимости от конкретных персонажей. Вы думаете, это потому, что у меня шесть братьев? Значит, мне надо иметь шесть точек зрения? Или семь, считая вас?»

«Вы думаете, Томас Пейн был прав, Джеред? Что монархия и аристократия не продержатся больше семи лет ни в одной из просвещенных стран Европы?»

«Почему, по-вашему, у птиц только две ноги, Джеред, а не четыре? Или их крылья на самом деле — это ноги в перьях?»

«Джеред, моя портниха сказала престранную вещь. Вы знали, что такое на самом деле черный цвет? Он — комбинация всех цветов. А белый — это отсутствие цвета. Правда интересно?»

«Почему, вы думаете, шелк такой чудесный на ощупь? Он же не должен казаться таким, если знаешь, что все эти маленькие червяки должны были умереть ради него».

«Любопытство — вот твое настоящее имя, Тесса. Слишком наивна. Был ли я когда-нибудь таким любознательным, таким простодушным? Да. Когда-то. Очень давно».

Неужели в ту ночь она была права?

Вопрос, который он задавал себе уже слишком много раз.

«Всякий раз, когда мы счастливы, в следующее мгновение вы делаете что-то ужасное, чтобы снова оттолкнуть меня».

Он прошел в свою гостиную, не находя себе места. «Неудивительно, Джеред. Ты тычешь и колешь себя словами, которые остры как кинжалы». Невольный приступ честности, вот как это называется. И все же он не мог выпить достаточно, чтобы утопить в вине эти тревожащие его вопросы. Он-то должен знать, ведь уже пытался отыскать на них ответы. Когда Тесса лежала в своей спальне, родители охраняли ее дверь, а он оставался в своей комнате и пил.

Это было бесполезное занятие. Хотя и приносило облегчение на какое-то время. «Еще одно прегрешение, дядя? Еще одна черта, которую я перешел?»

Он отпустил Чалмерса. Эта ночь была холодная, из тех, что не располагают к поездкам. Ледяной ветер заставлял дрожать даже в самых теплых каретах. Да и не было никаких мест, куда он хотел бы поехать. Эдриан в чем-то прав, большинство развлечений в последнее время бледнели в сравнении с его собственными воспоминаниями.

Что с ним происходит?

«Тесса уже очень давно любит тебя, Джеред. Но я не знаю, испытывает ли она по отношению к тебе то же самое, что раньше, или твои поступки заставили ее чувства измениться».

«Вне всяких сомнений, дядя. Она смотрела на меня так, будто я сам дьявол».

Содержательный обмен мнениями.


Свеча зашипела, брызгая воском, и в конце концов погасла. В ящике внизу их было полно, но Тесса не стала зажигать другую. Не имеет значения, сидит она в темноте или нет.

Она плохо спала с тех пор, как уехал Джеред. Ладонь легла на ее ночную рубашку, поверх шрама на груди. Почему он покинул ее, не сказав ни слова? Не сделав попытки поговорить с ней наедине?

Ей действительно должно быть все равно, разве не так? Ведь он ясно дал понять, что не желает, чтобы она оставалась в его жизни.

Лондон стал для нее проклятием. Для нее были неприемлемы развлечения, которыми так восхищались люди его круга. Она ненавидела запах дыма в воздухе, несмолкающий шум, лондонскую грязь. Конечно, здесь все, что только можно пожелать, легко получить за деньги. Герцог Киттридж имел их достаточно, но использовал для дурных целей.

Она положила руку на шрам и стала осторожно массировать. Он сильно зудел. Это знак, что скоро все заживет. По всем признакам она выздоравливала. Могла стоять и даже передвигаться без боли. Но что делалось в ее душе? Внутри, где прятались все мысли и чувства, боль не отпускала.

Память услужливо воспроизводила множество эпизодов. Ночь приносила сны. Но даже в сновидениях она не могла освободиться от чувства стыда, такого глубокого, что он стал частью ее натуры. Стыда не только за то, что она сделала, но и за осознание того, что еще есть глубины порока, в которые она спустилась бы. Если бы Джеред улыбнулся ей. Если бы прошептал ее имя. Она бы улыбнулась и обняла его. «О, Джеред! Пожалуйста, люби меня!»

Ее мать ошибалась. Может быть, невольно. Но она вышла замуж за человека, который обожал ее с самого первого момента их встречи. Человека, который был благороден и добр. Он был благословением не только для своей семьи, но и для мира, в котором он жил. Легко принимать жизнь, когда она дарит тебе такого спутника.

Гораздо труднее, когда все, чего ты страстно желаешь, никогда не совершится.



Глава 29


— Ваша светлость, вы же не собираетесь подниматься туда? — Глаза Чалмерса сделались круглыми от удивления.

Хорошо, что на небе полная луна — воровством лучше заниматься именно в такие ночи. Это знали и предки его матери. Может быть, в конечном счете, быть наполовину шотландцем — это даже достоинство.

— Конечно, собираюсь. Я делал это уже сотни раз.

— Простите меня, ваша светлость, но это было много лет назад.

— Чалмерс, я еще не совсем в маразме. А ты плохой компаньон, если не можешь сказать ничего, кроме предостережений.

— Прошу прощения, ваша светлость. Но нет ли другого способа?

— Если только ты не хочешь, чтобы я встретился с горгоной или был вызван на дуэль. И тогда, вполне вероятно, мне бы размозжили голову пулей.

— Вы уверены, сэр, что мы не могли бы просто проскользнуть через черный ход и подняться по лестнице? Она предназначена для слуг, а они сейчас все уже наверняка спят.

— Какого же дьявола ты не сказал об этом раньше?

— Мне бы не хотелось лишить вашу светлость удовольствия от предвкушения этого приключения.

— Я так понимаю, ты меня порицаешь, Чалмерс?

— Сэр, вы не могли бы говорить потише? — прошептал его камердинер.

— Я буду молчать, пока мы будем пробираться через черный ход. Хотя, должен признать, подъем по лестнице лишает похищение романтизма.

— Я боюсь, ваша светлость, что не вижу в этом ничего хоть сколько-нибудь романтичного.

— Как только я поднимусь наверх, ты, Чалмерс, можешь сделать вид, что ты ежик, и покатиться шариком назад в карету.

— Вы уверены, сэр, что вам требуется мое присутствие?

— Да ладно, Чалмерс, бодрящее морское путешествие — вот что тебе нужно, чтобы стряхнуть с себя паутину.

— Я действительно полагаю, что заболеваю заразной сыпью, сэр.

— Или какой-то другой болезнью? Морской воздух — вот что тебе необходимо.

— Могу ли я высказаться откровенно?

— А когда ты этого не делал?

— Было огромное количество случаев, ваша светлость, когда я сдерживал мой язык.

Джеред ничего не сказал, и камердинер продолжил:

— Вы совершенно уверены, что хорошо себя чувствуете, ваша светлость? Я ни разу, за все долгие годы, что служу у вас, сэр, не видел вас в таком настроении.

— То, что ты лицезреешь сейчас, Чалмерс, — это избыток возбуждения.

— Вы уверены, сэр? — Они уже были в задней части дома — не самое простое дело, поскольку Киттридж-Хаус был такой огромный. — Это не может быть какая-то болезнь?

— Как твоя несуществующая сыпь? Все это вздор. Среди всех приключений, в которых я участвовал, Чалмерс, это самое возбуждающее. Сейчас глубокая ночь, полнолуние. И все в наших руках.

— Боюсь, сэр, что ваша готовность к подвигам значительно перевешивает мою. Я все-таки на четверть века старше вас.

— Я буду обращаться с тобой с величайшей заботой. Ты будешь жить в одной каюте с первым помощником капитана, и меня заверили, что он не храпит. Смотри на это с другой стороны, Чалмерс, — сказал Джеред, открывая кухонную дверь и входя внутрь. — Могло быть хуже. Я мог бы похищать чью-то чужую жену. А эта — моя собственная.


Он дождался, пока ее свеча погаснет, потом надо было убедиться, что Тесса заснула. Она же может закричать при его появлении или сделать что-то еще, чтобы привлечь внимание родителей. Меньше всего он хотел объяснять им, почему собирается украсть свою жену у них из-под носа. Эта идея осенила его в один из тех затуманенных бренди моментов, когда он настойчиво искал выход из создавшегося положения.

Его наследником теперь был его племянник — мысль, которая ему не особенно нравилась. Не то чтобы он имел что-то против него. Тот, без сомнения, был идеальным ребенком, красивым, здоровым, учитывая наследственность Мэндевиллов. Но он, Джеред, сам еще довольно молод, и нет никаких причин, почему они с женой не могли бы обеспечить герцогству наследника без особых усилий с их стороны.

Тот факт, что она фактически не хотела его знать, создавал неприятную ситуацию, которую следовало изменить. После нескольких недель, проведенных в одиночестве, она будет понимать его лучше, К тому же ему теперь стало ясно, как обращаться с ней. Теперь они заживут счастливо, и всю эту чепуху о добре и зле можно будет просто отбросить как философскую трескотню.

Жизнь, как он считал, всегда можно начать сначала. С чистого листа.

Дверь ее гостиной Джеред нашел без особых проблем. Если нужно, он мог бы передвигаться по Киттридж-Хаусу с завязанными глазами. На самом деле он и проделывал это много раз, когда они со Сьюзи и детьми слуг играли в дождливые дни. Странно, он мог вспомнить много ребят, которые впоследствии выросли и остались в Киттридж-Хаусе. Взрослые мужчины и женщины, занявшие места своих родителей. Некоторые отсутствовали по вполне уважительным причинам: юноши ушли на войну, девушки вышли замуж и родили детей. Его мать была великодушной хозяйкой, брала на работу женщин с детьми, иногда принимала целые семьи. Продолжается ли это сейчас? Как странно, что он не знал.

В спальне было темно, но его жена не спала. Она сидела неподвижно в центре большой кровати, повернувшись лицом к двери.

— Здравствуйте, Джеред.

— Тесса, у вас что, кошачьи глаза?

— Только в полнолуние.

Он улыбнулся: молодец Тесса — сохраняет оптимизм, даже шутит.

— Вы хорошо себя чувствуете?

— Вы уже много раз спрашивали меня об этом с тех пор, как мы поженились.

— Это легко понять. Меня волнует здоровье супруги. Вы уже оправились от ран?

— Меня считают образцовой пациенткой. Киттридж-Хаус целительно действует на меня.

— Никаких обмороков, озноба?

— Я вполне здорова, Джеред, но вы же пробрались посреди ночи в мою комнату не для того, чтобы спросить об этом? Было бы достаточно и записки.

— Возможно, — сказал он, ощущая, как улучшается его настроение. — И дело в том, что я собираюсь вас похитить. Очень сожалею, моя дорогая, но это совершенно необходимо. — Он стянул с кровати стеганое одеяло и укутал ее.

— Вы серьезно?

— Да, и я должен поблагодарить вас за ваше хладнокровие. Я вообще-то подготовился к тому, что вы будете возражать.

— Как? Вы прихватили кляп, чтобы заткнуть мне рот?

— Глупышка, — сказал он с улыбкой, — я собирался зацеловать вас до бесчувствия.

— О!

Он завернул ее в одеяло и спокойно вынес из комнаты.

Эта афера была осуществлена с удивительной легкостью. Джеред мысленно отметил для себя: необходимо сделать выговор дворецкому за то, что тот не прячет хотя бы столовое серебро. Если вор мог так просто войти в его дом, удивительно, что его до сих пор не обчистили до нитки.

Жаровня в карете уже давно остыла. Одеяла, которые он взял с собой, были почти такими же холодными, если не считать мехового, которым он укутал Тессу.

— Надо было мне подумать о том, чтобы захватить ваш плащ, но, боюсь, я не слишком хорошо все продумал.

— Несомненно, это не включено в учебник по похищению людей, — сухо заметила она.

— Поверьте мне, если бы таковой существовал, Чалмерс прочитал бы его от корки до корки.

— Он тоже в этом замешан?

— Он прячется как трус у кучера. Боится предстать перед вами, я так думаю.

— Что вы делаете, Джеред?

Она говорила не о его попытках согреть ее руки и не о том, что он заткнул одеяло в угол кареты, где сильно дуло.

— Я хочу быть с вами, Тесса. Не в Лондоне. Не с вашими родителями, наблюдающими за мной каждую секунду. Вспомните, у нас же так и не было свадебного путешествия. Вы сделаете мне такое одолжение?

— Что у вас на уме? Вы жалеете меня? Сочувствуете? Или просто вас мучает совесть?

— Все эти понятия очень абстрактны, Тесса. Жалость, сочувствие… Таких слов нет в моем лексиконе. А что до моей совести, я и сам не знаю, есть ли она у меня.

Он подоткнул одеяло, желая, чтобы ночь не была такой холодной, чтобы гостиница оказалась не так далеко. Не дай Бог, она заболеет.

— Дайте мне несколько недель, это все, о чем я прошу.

— Джеред, я не собираюсь причинять вам боль. Но хочу, чтобы вы меня поняли. — Она поднесла руку к его холодной щеке. — Не надо никакого свадебного путешествия. Я хочу домой.

Он вздохнул.

— Тогда мужайтесь, Тесса, вместо этого вы едете в Шотландию.


Увидев здание гостиницы, Джеред испытал облегчение. Он зажег фонарь, и они оба прижимали к нему руки, чтобы хоть немного согреться. Но холод усиливался, и вскоре они уже видели внутри кареты пар от своего дыхания.

Шотландия? Вот уж куда она не собиралась! Но ее слова никак не повлияли на его решимость. Вместо этого он просто сгреб ее в охапку и понес по лестнице.

Влечение к запретному!

Он похищал свою собственную жену. Джеред улыбнулся, забавляясь нелепостью ситуации. Она должна была бы криком поднять на ноги весь дом, а не покорно повиноваться его плану.


Опасно быть так близко к Джереду.

Он появился на пороге ее комнаты, и ее руки чуть было не потянулись к нему по своей собственной воле, как будто что-то внутри ее приказывало: «Обними его, пожалуйста. Прижми крепко к себе». Как глупо!

«О, Джеред, что ты сделал со мной?»

Он был сейчас даже красивее, чем на портрете. Прядь темных волос падала на его лоб. Она едва сдержалась, чтобы не убрать ее на место. Джеред улыбался, когда уютно устраивал ее в кресле у камина. Потом пошел к двери и запер ее. Помешал кочергой в камине, чтобы пламя было жарче.

— Я никогда не видела, чтобы вы это делали, — сказала она, невольно очарованная его непринужденными жестами, загорелой рукой, держащей трут. Раньше он всегда звал слуг.

— Я кое-что умею, Тесса. Хотя и герцог. — Его голос был жесткий, с той ноткой, которую она уже научилась различать. Герцогская властность. Аристократизм. Может, он учился всему этому с колыбели?

Он улыбнулся, глядя на выражение ее лица, и снова отвернулся, чтобы заняться огнем.

— Вы знаете, сколько людей работает в Киттридж-Хаусе?

— Почему-то я уверен, что вы скажете мне это.

— Сто двадцать три.

Джеред удивленно поднял бровь:

— Так много?

— Все эти люди предназначены исключительно для вашего удобства, вашего благополучия, самого вашего существования.

— Кажется пустой тратой человеческих усилий, не так ли?

Он встал, отряхнул руки о брюки и улыбнулся как-то по-особому доверительно.

— Как-то я спросил отца, почему мы нанимаем так много слуг. Я, честно говоря, не мог это понять. Все-таки как-то неуютно, когда столько глаз смотрят в мою сторону. Отец объяснил, что, если мы начнем экономить, одну из молодых горничных придется уволить. Она, в свою очередь, не сможет поддерживать свою семью, что может означать, что им придется отправиться в работный дом. Вы знаете «Сказки Матушки Гусыни», Тесса? Слышали такую — «Не было гвоздя»?

Она покачала головой.

— «Не было гвоздя, подкова пропала. Не было подковы, лошадь захромала. Лошадь захромала, командир убит, конница разбита, армия бежит. Враг вступает в город, пленных не щадя, потому что в кузнице не было гвоздя».

— Получается, что вы помогаете людям совершенно бескорыстно. Из добрых побуждений.

— Он рассмеялся, а у нее почему-то сжалось сердце.

— Я не силен в логике, Тесса, но, мне кажется, люди довольны, что служат там. У них всегда есть кусок хлеба.

Он налил в бокал вина.

Тесса внимательно глядела на Джереда. Как он решился на такое? Конечно, надо быть осторожными, чтобы их не узнали. Тогда уж точно нового скандала не избежать.

— Ваши вопросы по какой-то странной причине имеют способность будоражить мои воспоминания, — сказал он. — Я только что вспомнил, что мне говаривал отец: «Без состояния знатность — это просто болезнь».

Он подошел к окну, проверил ставни. Вокруг дома свистел ветер. В камине трещал огонь, простыни греются кирпичами, — так поступают в деревенских гостиницах. Комната была большая, несомненно, лучшая из всего, что могли предложить. Ну еще бы, это же для герцога Киттриджа!

Предполагается ли, чтобы она чувствовала себя как невеста? Волна предвкушения накрыла ее с головой. А, была не была!

Пусть это будет их свадебное путешествие.

Тесса осторожно сложила руки на коленях, наклонила голову, чтобы он не мог видеть, но одна слезинка все-таки упала на ее сжатые кулаки: крошечная, предательская слезинка.

— Тесса?

Его руки, скользящие по ее телу с бесконечной нежностью, вызывали дрожь. Она была не готова к этому горячему трепету во всем теле.

— Что-нибудь не так?

Она покачала головой и услышала его вздох. Он поднял ее из кресла, она прильнула к нему, повернула голову, как будто приглашая его губы прикоснуться к ее губам.

Его руки были горячими, они касались ее подбородка так нежно… Он привлек ее ближе, бормоча какие-то глупости, лишь бы избавить от внезапной грусти.

Он стоял, обнимая ее, не делая больше ничего, только покачивая ее, как ребенка. С тех пор как они вошли в комнату, прошло не больше пятнадцати минут. И все же казалось, что миновали годы. Если эта боль никогда не утихнет, если эта ее скорбь никогда не смягчится, то все остальное не имеет значения.

Даже если он никогда больше не обнимет ее, не коснется, она не забудет его запах, ощущение близости. Вот этот самый момент, когда он стоял рядом и ждал, ничего не говоря, ее объяснения.

А что объяснять? Что выражать?

Соучастие, согласие, готовность. Если она не примет его сегодня ночью, то что за этим последует? Ведь он уже прокрался мимо ворот ее разума, открыл тяжелую дверь, охранявшую ее дух, не обращая внимания на скрип петель, заржавевших от слез.

Тесса вздохнула, ее сердце было слишком переполнено, чтобы говорить.

— Вам тепло?

— Да. — Она высвободилась из его объятий. — Но я очень боюсь.

Он отстранился и заглянул в ее лицо. Что он видел там? Ее глаза избегали взгляда.

— Чего, Тесса? Или кого? Меня? Какие слова мне сказать, чтобы вы простили меня? Что сделать?

— Джеред, мне написать вам шпаргалку? А потом сделать вид, что я удивлена, довольна и благодарна, когда вы произнесете написанное вслух? Вы для этого привезли меня сюда? Уговорить меня простить вас? Я почти поверила, что я вам небезразлична, но мы оба знаем, что это неправда.

Что выражает его лицо? Недовольство? Гнев?

— Значит, вы прикажете мне простить вас, Джеред? Жены ведь обязаны делать это, разве не так? Очень хорошо. Я прощаю вас. За порочность, безразличие, за несдержанные обещания. За ребячество вместо мужских поступков.

— Проклятие, Тесса, вы не делаете наше примирение легким.

Она внимательно поглядела на Джереда. По-видимому, впервые в жизни он склоняется к компромиссу со своей гордыней.

— Так вот в чем дело? — Она положила ладонь на его грудь. — Вы хотите примирения, потому что раньше вам никогда не противоречили, никогда ни в чем не отказывали? Или вы решили без помех соблазнить меня? Заняться любовью, и я стану услужливой и покорной женой? Вот и решение всех проблем.

— В этой идее есть свой резон, — сказал он. — Если не так, то почему вы так легко позволили мне увезти вас из Киттридж-Хауса?

Она попыталась смотреть в пол, но он не позволил ей этого: приподнял подбородок, так что их глаза встретились.

— Почему, Тесса?

— Может быть, я скучала по вас. Мы можем заниматься любовью, Джеред. Сегодня, завтра, сто дней, сто ночей. И это будет чудесно, восхитительно. Но это не будет настоящим браком. Между нами всегда будет что-то стоять.

— Вы никогда раньше так не думали.

— Такое случается, когда оказываешься на грани смерти, Джеред.

Потребовалась вся ее решимость, чтобы не заплакать, когда он вышел из комнаты.



Глава 30


«Изольда» имела неглубокую осадку и напоминала лебедя, скользящего по черной глади моря. И она действительно была похожа на него грациозностью линий, стреловидным корпусом, который не был ни обит медью, ни усилен железными скобами. Четыре ее высокие мачты тянулись к небу, белые паруса трепетали на ветру, как перья. Спроектированная для торговли, она была оснащена для мирных дел, а не для войны. И все же в эти тревожные времена было неразумно оставлять корабль без всякой защиты. Поэтому после первого плавания на «Изольду» должны были установить пушку.

Спуск корабля на воду был кульминацией трех лет работы. Стэнфорд Мэндевилл надеялся, что эго его детище послужит образцом для всего британского флота. Он сам дал новому судну имя, согласно традициям Мэндевиллов, и сделал это, имея в виду построить и «Тристан». Но в одном отношении он не последовал традиции. Он не принимал участия в первом выходе корабля в море, передав эту честь и привилегию своему наследнику-герцогу.

Джеред стоял на палубе полуюта. Прямо под ним располагалась капитанская каюта, переданная в этом первом плавании владельцу. Капитан Уильямс будет занимать каюту штурмана на левом борту шлюпочной палубы, где находились массивный штурвал и два компаса.

Сейчас их каюту занимала Тесса. К его удивлению, она все еще сидела в той же позе, как он ее оставил, на краю большой кровати.

Она молчала все время с утра, когда проснулась и нашла его спящим на полу у камина. Это был первый раз, когда он так поступил, но он не предупредил ее. Не объяснил, что своеобразный долг чести не позволил ему лечь в кровать, поскольку она так явно боялась его присутствия рядом.

— Почему мы плывем в Шотландию?

— Посетить родственников моей матери.

— Сейчас? — Больше она ничего не сказала. Только обвела взглядом каюту, увидела одежду, которую он привез для нее из Лондона, ее вещи, разложенные на привинченном к полу бюро. Он назначил одного из юнг прислуживать ей и ушел, оставив ее смотреть ему вслед с непроницаемым выражением лица.

— На паруса! — В первом плавании команда «Изольды» состояла только из опытных моряков, и несколько человек сразу бросились вверх по реям. Главная мачта была в двухстах футах над уровнем моря. Когда они оказались на местах, прозвучала другая команда. Держась за рею одной рукой, моряки стали другой распускать паруса. Эта опасная процедура была известна как «одна рука для себя, одна для корабля», и неопытный матрос легко мог упасть с такой высоты и разбиться насмерть. Джеред наблюдал, как все паруса были подняты, чтобы обеспечить кораблю максимальную скорость. Подняли якорь, и штурман встал за штурвал, ожидая сигнала.

В этот раз сигнал должен был дать владелец. Джеред поднял руку, и «Изольда» поплыла.

Он впервые оказался на корабле, который еще ни разу не выходил в открытое море Доски палубы стонали и поскрипывали под его ногами, хлопали туго натянутые паруса.

Посудина пахла деревом и смолой, кожей и дегтем, пенькой и краской. Ее палубу украшали изящно вырезанные балюстрады, как в доме на суше. Она была создана из тикового и красною дерева, меди и олова, и на его глазах паруса наполнялись ветром.

Штурман повернул штурвал, и шхуна ответила на это легким подрагиванием корпуса. Ветер был ее любовником, ласкающим и подталкивающим ее вперед, пока сам океан не заметил ее, и тогда волны расступились, принимая в свои объятия.

Они вышли из бухты в открытое море. Перед ними лежала только бескрайняя водная гладь. Странное ощущение — он чувствовал себя одновременно слабым и всемогущим. Скоро они повернут в Северное море.

На его лице играла улыбка; Джеред чувствовал, как она растягивает его губы. Но еще более удивительным было ощущение власти, как будто он сам повелевал морем, будучи его богом Посейдоном. Держась за канат, он ощущал океанские волны под ногами и понял, что смеется, чувствуя, как «Изольда» разрезает волны.

— Сэр? — Кто-то потянул его за рукав. Он посмотрел вниз.

Юнга, лет десяти, не старше, но стройный и крепкий. Его вид не был болезненным, как у большинства молодежи в Лондоне. Как странно, но ни у кого из его друзей детей не было, а он, как однажды подметил его дядя, не хотел ничего знать о своих шотландских родственниках. Добрые отношения с сестрой он тоже решительно пресек.

— Сэр?

Джеред покачал головой и снова взглянул на мальчишку.

— Ваша светлость, прошу прощения, но ее тошнит.

— Мою жену?

— Да, сэр. Она не хочет, чтобы я позвал вас, но ее рвет все время, как мы вышли из бухты.

Он спустился вниз и вошел в каюту. На кровать падало пятно света. Тесса лежала, прижав руку к глазам, другой вцепившись в одеяло.

Она ничего не сказала, только махнула рукой перед собой. Предостеречь его или что-то сказать. Он не знал, как поступить. В ее лице была такая напряженность, что он испугался. Она не двигалась, но он слышат ее слабое дыхание, как будто малейшее движение причиняло ей боль, когда он сел на край кровати.

— У нас на борту нет врача, сэр.

Они переглянулись, но не как хозяин и подчиненный, а как взрослый и ребенок. В этом взгляде читались и просьба, и соучастие, и беспомощность — с обеих сторон.

Тесса повернула голову.

Движение ее пальцев заставило его податься вперед. Он наклонился к ее губам, когда она прошептала:

— Простите, Джеред, но мне кажется, что в добавление к высоким фаэтонам и лошадям я также всем сердцем ненавижу океан.

— Вам плохо? Принести таз?

— Да. — Это был едва слышный шепот, не больше — но согласие от всего сердца. Он схватил таз, который ему очень вовремя принес юнга. Рвало ее очень сильно, снова и снова. Казалось, что ее тело избавляется не только от завтрака, но и от всей еды, что она съела с момента рождения.

Он попросил юнгу принести горячий чай и поджаренный хлеб, если в камбузе успели развести огонь. Если нет, то он даст ей бренди в надежде, что он успокоит ее желудок. Жаль, что он больше не знает ничего, чем можно было бы облегчить ее страдания.

Он принес Тессе влажное полотенце, велел прополоскать рот, потом сел на край кровати и исполнил ритуал, который совершал часто, но никогда не задумывался о нем. Она лежала молча, закрыв глаза, пока он доставал все шпильки из ее волос, складывая их на столик у кровати. Потом взял щетку, которую привез из Лондона, и тщательно расчесал ей волосы. Это, похоже, успокоило ее, потому что она пробормотала что-то, так и не открывая глаз.

Тесса свернулась калачиком, прижимая сжатые кулачки к подбородку. По ее телу пробегала дрожь. Он потянулся за одеялом, аккуратно сложенным в ногах кровати, встряхнул его и нежно укутал жену.

Ему надо было бы оставить ее полежать в тишине, одну, чтобы прийти в себя. Вместо этого он сел рядом и стал гладить ее по руке под одеялом. Ему так хотелось помочь ей! И еще более странно, что ее недомогание передалось и ему.


— Со мной все будет хорошо, — спустя несколько минут сказала она в ответ на его немой вопрос, желая только двух вещей на земле: чтобы Джеред перестал хлопотать и поскорее ушел, оставив ее в покое. Она была смущена больше, чем когда-либо в жизни, а в объятиях мужа это ощущение только усиливалось. Как-то вдруг оказалось, что его рука обнимает ее, ее лицо прижимается к рубашке на его груди. Он молчал и был такой неподвижный, теплый и заботливый, что она почувствовала, как к глазам подступают слезы.

Тесса отстранилась от него, перекатилась, свернувшись в клубочек. Запах рвоты висел между ними, как ядовитые испарения, а она не собиралась усугублять свой позор еще и слезами.

Тесса услышала стук обуви о деревянный пол, а потом Джеред лег рядом с ней на кровать, осторожно устроившись позади нее, так что она оказалась словно в колыбели. Его рука обнимала ее, почти не касаясь, но жест этот был такой собственнический, такой мужской, что она бы посмеялась, если бы не чувствовала себя так ужасно.

Несколько часов спустя он все еще обнимал ее, не двигаясь. Она потянулась и поняла, что, должно быть, задремала. Поцелуй Джереда в лоб дал понять, что он знает, что она проснулась, и она улыбнулась, давая понять, что рада видеть его. Тесса повернулась, легла на спину, закрыв глаза. Прислушиваясь к себе, она с удивлением почувствовала запах лимона и осознала, что у нее урчит в животе. Что это? Позыв к новому приступу тошноты или элементарный голод?

Она моргнула, открыла глаза и увидела Джереда, склонившегося над ней. Он улыбался, отводя ее волосы со лба.

— Вы храпите, знаете об этом?

— Ничего подобного. Храпят старики и плохо воспитанные леди.

Его улыбка стала шире. Она решила уточнить:

— Вы же преувеличили, правда? Неужели я храпела?

— Очень тихо. Так, легкое посапывание.

Она снова закрыла глаза. А он продолжал:

— А вот про себя я не могу точно сказать: храплю или нет. Не внесете ясность?

Она внимательно посмотрела на него.

— Не знаю. Мы очень редко спали вместе.

Воспоминания нахлынули мгновенно. Они делили постель в основном ради плотских утех. Единственный раз, когда они предоставили друг другу возможность поспать рядом, был в их брачную ночь, и после этого он покинул ее. До сегодняшнего дня Джеред никогда не обнимал ее просто так, из желания уменьшить ее боль.

Даже когда она была на грани смерти, его не оказалось поблизости.

— Вам было страшно?

Тесса не спросила, что он имеет в виду, лишь посмотрела ему в глаза.

— Я мало что помню. Вроде бы не было никакой боли, а потом она появилась. Сейчас я вижу только тени образов, странные зарубки памяти, но даже они с каждым днем меркнут. Мои мама и папа поддерживают меня. Мои братья — Стивен и Алан — молятся за меня. Стивен хочет быть епископом, он готовится к этому, я думаю.

— А Алан?

— Он еще мал, но считает себя великим воином. Мечтает о военной карьере.

— Только меня не было с вами тогда.

— Это не совсем так, — возразила она со слабой дразнящей улыбкой. — У меня был ваш портрет.

Он нахмурился.

— Какой же это?

— Тот, где вы стоите рядом с постаментом.

— На нем, кажется, еще изображена собака?

— Нет там никакой собаки. Но вы выглядите на нем совершенно порочным, как будто знаете какую-то тайну, доступную только отъявленным повесам.

— Несомненно.

— У вас сейчас очень странное выражение лица, Джеред. Вы смущены?

— Едва ли. — Он играл с краем простыни, отводя глаза.

— Так и есть. — Она поднялась на локте, улыбаясь мысли, что герцог Джеред Мэндевилл впервые в жизни смутился.

— Если хотите знать, когда я позировал, то придумывал разные способы, как соблазнить дочь художника. Насколько я помню, она то и дело заходила в студию со всевозможными поручениями к отцу.

— Я слышала, что художником была женщина.

— Вы, без сомнения, много чего знаете обо мне, — сказал он, облокачиваясь на спинку кровати. — Большая часть этого, к сожалению, правда. Однако в этом случае художник был морщинистым стариком.

— Портрет прекрасен, кто бы его ни написал. Знаете, вы с того холста стали моим ближайшим другом. Я сидела и разговаривала с вами, как будто вы меня слышите. — Должна ли она говорить ему такие вещи? Возможно, нет, но этот день был наполнен такими сюрпризами!

— А потом обнаружили, что оригинал не совсем совпадает с портретом?

Это было слишком близко к правде. Она промолчала.

— Что вы говорили мне? Тому, нарисованному?

— В основном то, что думала. Во время моих первых выходов в свет мне было трудно. Папа часто говорил, что я не должна говорить людям то, что думаю, и что я должна во всех случаях помнить о его положении в обществе.

Понимаете, он утверждал, что мои поступки, каждый мой шаг обязательно повлияют на его репутацию.

— Мудрый родитель сказал бы именно так. Полагаю, мне не следует напоминать инцидент в театре.

— Благодарю вас, — сказала она, скорчив уморительную гримасу. — На первых порах было очень трудно быть леди. Я была очень скованной. Единственный приемлемый разговор — о погоде. А единственное дозволенное выражение лица — задумчивая отрешенность. Не могу понять, почему я считала мой второй сезон в свете предпочтительнее первого. Какая разница? Думаю, я была обречена на неудачу.

— Вы уверены, что не напрашиваетесь на комплимент этим заявлением? Вы никогда еще не говорили таких глупостей.

— Вы очень любезны, Джеред. Благодарю вас.

— Так, значит, не нашлось кавалера, который бы заинтересовал вас?

— Честно говоря, я не могу вспомнить ни одного.

— Я должен этому верить?

— Ну, был мистер Рэндолф, но если вы когда-нибудь заговорите с ним, он непременно вспомнит о том, как я пролила пунш на его белый жилет.

— Все знают, что на этих балах так тесно, что трудно дышать.

— Или мистер Хоторн. Он клялся мне в вечной любви в беседке.

— Почему вы вообще оказались там с кавалером? — Лицо ее мужа совсем не шутливо нахмурилось.

— Потому что хозяйка дома заявила, что новый роман «Софи» — настоящий восторг и я просто должна рассказать о нем мистеру Хоторну. Думаю, он даже забавлял меня вначале своим несколько театральным признанием в вечной любви. Мне удалось справиться с шоком, пока он не дошел до заверения, что его душа погибнет — как форт сдается неприятелю после осады.

— Ужасная глупость, украденная у Сервантеса.

— К несчастью, я упомянула, что это напоминает мне знакомый литературный отрывок, на что он ответил, что приличные женщины должны знать только две вещи: звук голоса своего мужа и когда надо улыбаться.

— Испытав на себе ваш темперамент, я уверен, что вы не позволили этому болвану пробыть возле вас и пяти минут. — Его улыбка была предвкушающей.

— Признаюсь, я не помню точно, что сказала ему.

— И вот вы, потренировавшись на всяких Хоторнах, решили попытать счастья с герцогом.

— Вам, Джеред, очень хорошо удается дать понять людям, что вы думаете о них, не говоря ни единого слова. Фирменный знак Мэндевиллов. Или ваше естественное высокомерие.

Еще недавно такой разговор мог окончиться взаимным раздражением, гневом, маскирующим уязвленные чувства с обеих сторон. Но то ли из-за проведенных в обществе друг друга нескольких часов, то ли потому, что было некуда уйти, они улыбнулись друг другу. Совершенно довольные состоявшейся беседой.

Тесса подумала: как долго это может продлиться?


— Моей жене все-таки не понадобится карета, — сказал Грегори лакею. Молодой человек с поклоном вышел из комнаты.

Елена устала от всей этой предотъездной суеты.

— Вам никогда не нравилась моя мать, — неожиданно заявил Грегори.

Она не ожидала такого признания. Страстной мольбы не следовать за Тессой — да. Гневных филиппик в адрес Джереда — да. Но только не этого странного замечания.

— Она была очень привязана к вам. Это естественно. Но мою жизнь она сделала невыносимой, о чем вы прекрасно знаете. Всюду совала свой нос.

— А моя мать считала, что именно так поступаете вы.

— Вот как?

— Понимаете, она считала, что вы недостойны меня.

— Неужели?

— Учитывая все сказанное, Елена, должен ли я быть благодарен судьбе, что бедняжка умерла от инфлюэнцы всего через год после нашей свадьбы?

— Эта «бедняжка», — парировала Елена, — была настоящим кошмаром.

— Интересно, скажет ли Киттридж то же самое?

— А вот это действительно ужасные слова, Грегори.

— Елена, то, что вы планируете, неразумно. Вы можете испортить их, возможно, единственный шанс на счастье. Неужели вы этого хотите? Чтобы Тесса в тоске блуждала по нашему дому — так же, как по Киттридж-Хаусу? Она же станет несчастной.

— Вот именно поэтому я и собираюсь найти этого негодяя.

— Она не выглядела счастливой, и когда этого негодяя, как вы выразились, не было поблизости. Нравится вам это или нет, он ваш зять.

— Мне это вовсе не нравится.

— Пока это нравится Тессе, это все, что имеет значение, не так ли?

— Ваша мать была ведьмой, — неожиданно произнесла она, глядя в потолок. — Она вмешивалась тогда и вмешивается сейчас. Даже с небес.

— Елена, я знаю ваше чувство справедливости. Оно подогревается вашим материнским негодованием. — Грегори наклонился и поцеловал жену в плечо. Он, похоже, не мог остановиться там, где дело касалось ее тела, оно все еще продолжало возбуждать его. После того как она родила семерых детей, было бы естественно, если бы роза отцвела, фигурально выражаясь. Но, похоже, получалось наоборот. Она хорошела с каждым днем и волновала его как в молодости.

Елена встала, бросив на него взгляд, который напугал бы кого угодно. Да уж, такой женщине лучше не противоречить, но Грегори не уставал восхищаться своей женой. Разумеется, юмор был частью ее характера. Так же как и ее жизнелюбие, щедрость духа и многие другие качества, которые он ценил. Она старалась взять от жизни все лучшее. Дети и животные любили ее, мужчины вожделели, а большинство женщин опасливо сторонились.

Когда Грегори только добивался ее, то уже тогда знал, что будет любить ее до конца жизни.

— Тесса — мой ребенок, Грегори, и ваш, если вы об этом помните.

— Я очень хорошо это помню.

— В наших общих интересах помочь ей. Спасти!

Эго было важное заявление, и он отметил его поцелуем в щеку.

— Я как-то не решаюсь пристрелить ее мужа, дорогая. Знаете, это была не пустая угроза, которую вы когда-то высказали от моего имени.

Елена повернулась и посмотрела на мужа. Она протянула руку, и он взял ее. А потом снова сел, обнимая жену. Они глядели на огонь, прежде чем она заговорила.

— Я так боюсь за нее, — тихо сказала она. — Когда Тесса родилась, она была такая красивая, такая крошечная. Я проживала заново всю свою жизнь вместе с ней. Больше я никогда такого не испытывала. Вы думаете, это потому, что она у меня была первым ребенком?

Он пробормотал согласие, прижимая ее голову к своей груди.

— Я никогда не думала, что буду так волноваться о ней. Искренне верила, что как только она сделает взрослую прическу, выйдет замуж, я успокоюсь. Я мечтала иметь внуков, давать ей полезные советы, быть ее другом. Но я никогда не предполагала, что буду так беспокоиться из-за нее.

— Я чувствую, вы готовы переделать мир, лишь бы она была счастлива.

Она подняла голову и грустно улыбнулась мужу.

— А почему бы и нет? Как он посмел украсть ее? Этого нельзя так оставлять.

— Он ее муж и забрал ее из своего собственного дома. Остается только пристрелить его.

— Пуля наверняка отскочит от его железного сердца.

— Но он все-таки отважился на такой поступок. И сделал это из-за любви.

— Слишком поздно.

— Я согласен, Елена, что вы имеете право так строго судить его. Но только наша дочь должна решать, как ей быть.

— Почему, вы думаете, я так защищаю ее, Грегори? К мальчикам у меня такого чувства нет. Хотя я люблю их не меньше.

— Между вами и Тессой всегда существовала особая связь. Иногда вам с ней достаточно переглянуться, чтобы рассмеяться, вы без слов понимаете друг друга. Бывали даже моменты, — признался он, — когда я вдруг ощущал себя каким-то обделенным. Но потом понял, что мы, мужчины, не можем конкурировать с такими нежными отношениями между представительницами вашего пола.

— А вы и до сих пор не можете понять, почему мужчины такие идиоты?

— Но ведь не я же готов гнаться за собственной дочерью и ее мужем, любимая. А разве это признак здравого ума?

Они взглянули друг на друга и от души рассмеялись. Прошла минута, смех превратился во вздох.

— Я хочу, чтобы вы не волновались о ней. Она умная и рассудительная, — заметил Грегори.

— Она все еще очень слаба.

— Глупости. Она вполне здорова. На прошлой неделе наша больная носилась по холмам наперегонки с Гарри.

— Она снова будет страдать.

— Я подозреваю, Елена, что любить — это и означает страдать, даже если я не чувствую ничего, кроме радости, любя вас.

Она опустила голову, слыша барабанную дробь его сердца под своим ухом. Какой же он чудесный! И понимающий. Любовь ее жизни. Ее самый лучший и самый бесценный друг.

— И все же, Грегори… — Ее слова замерли. — Я была не права, вспоминая вашу матушку не лучшим образом. Уж не знаю, как вы только меня терпите.

— Я просто люблю вас, дорогая!


— Рискуя услышать укор, что я повторяю свой вопрос слишком часто, все-таки спрошу: как вы себя чувствуете?

Она одарила его сияющей улыбкой.

— Значительно лучше, учитывая то, что мы, похоже, движемся быстрее ветра.

— Ваш желудок, кажется, смирился с создавшейся ситуацией.

— А что ему остается?

— Возможно, нужно было перенести морскую болезнь один раз, а потом вы привыкнете к морю.

— И все же я не хочу больше пробовать ездить верхом или кататься в этом вашем фаэтоне.

— Ну по крайней мере из вас получается отличный моряк. Идите сюда, я покажу вам кое-что.

Джеред протянул ей руку, помог перебраться через скрученные канаты. Он схватился за бушприт, подтянул ее вперед, пока она не оказалась перед ним, потом обхватил ее руками. Его руки сомкнулись на ее талии, и он прижал ее спиной к себе.

Теперь поза выглядела весьма эротично.

Он наклонился и заговорил в самое ухо, его голос доносился сквозь шум волн и громкое хлопанье парусов.

— Ну разве мы не похожи на птиц? Мы могли бы летать, вместо того чтобы быть привязанными к земле.

Действительно, ощущение было именно такое. Даже птицы не пытались соперничать с ними. «Изольда» летела по волнам на запад, догоняя закатное солнце. Сине-серое небо раскрасили алые полосы. Единственными звуками были плеск разрезаемой носом воды и неистовый рев ветра.

Сколько они стояли там, очарованные видом моря? Наверное, долго.

Тесса попыталась улыбнуться, но губы ее не слушались. Она задрожала, когда еще один порыв ледяного ветра окатил ее с ног до головы.

— Мы можем спуститься вниз? — По крайней мере это она хотела спросить. Но получилось что-то невнятное. Тесса прижала руку в перчатке к губам, дыша в ладонь, чтобы согреть лицо. Возможно ли превратиться в лед изнутри?

Джеред повернулся и пристально посмотрел на нее. Она твердо решила не жаловаться.

— Господи, Тесса, вы же окоченели!

Она согласно кивнула. Джеред поспешил с ней вниз, подальше от резкого ветра. На трапе он привлек ее к себе.

— Проклятие. Ну почему вы не сказали, что уже посинели?

— Просто отведите меня в каюту, — сказала она, зарываясь замерзшим носом в его шею, пытаясь согреться. Это не был эротический жест, просто ей было очень холодно, и она инстинктивно искала источник тепла.

— Почему же вы молчали? — Он обмотал ее шею свои шарфом, укутал им ее лицо.

Она хотела сказать, что нечестно сначала задавать вопрос, а потом лишать возможности ответить на него. Но промолчала, шерстяной шарф так приятно согревал.

Она пошла за ним вниз мимо вереницы кают. Наконец они пришли на камбуз, где Джеред обратился к морщинистому человеку у плиты:

— Можешь приготовить что-нибудь для моей жены? Что-нибудь горячее и сытное?

— У нас есть картофельный суп, сэр, а на ужин я жарю баранью ногу.

— Сойдет все, лишь бы скорее.

Несколько минут спустя Джеред уже звал юнгу, отдавая ему инструкции насчет горячей ванны, супа и чая.

Через пару минут принесли ванну, и Тесса быстро залезла в нее.

— Вам нужна помощь?

Это что — веселье в его голосе?

— Нет, спасибо.

— Вы уверены? Тогда отчего вздыхаете?

— Это вздох блаженства, Джеред. Я согрелась первый раз за долгое время и в данный момент почти счастлива.

Тесса слышала, что пресная вода на корабле бесценна, и ей стало неловко, потому что ванна была огромной и до краев наполненной горячей водой. Пар от воды касался ее лица, оставаясь на нем крошечными блестящими капельками. Ей казалось, что она не чувствует ног, но постепенно согревалась.

— Нужно совсем немногое, чтобы доставить вам удовольствие, да, Тесса?

— Нет, мне чрезвычайно трудно угодить, — ответила она, укладывая голову на край ванны, — но я стараюсь делать вид, что это не так. Понимаете, я леплю из себя образ идеальной жены. Кто-то однажды во всеуслышание заявил, что от жен слишком много беспокойства.

Пауза, во время которой он оценивал ее настроение.

— В общем да. Или от одной конкретной жены.

— Я пыталась превратить себя в статую, знаете ли. Такую, которую можно спокойно переносить с места на место.

— Статуи разбиваются.

— Вот именно, — согласилась она. — Тогда, может быть, мне подражать чему-то, сделанному из железа?

— Железо ржавеет.

Тесса пошевелила пальцами ног и опустилась глубже в воду.

— Джеред, вам не угодишь. А как насчет стали? Та, что делают в Толедо, говорят, не ржавеет.

— Что-то смертоносно острое и, без сомнения, нацеленное в мое сердце?

— Вы всегда находите изъян во всех моих размышлениях. Впрочем, я могу остаться такой, какая есть.

— Неплохая идея, — подтвердил он, и веселье снова вернулось в его голос.

— Джеред, ну где вы там? — спросила Тесса через несколько минут.

— Да? — Он заглянул за ширму, и она нахмурилась. Однако это его не испугало. Его улыбка была несколько плутоватой, или по крайней мере так казалось в тени. Приближалась ночь, но он не пытался зажечь свечи.

— Почему вы внезапно почувствовали необходимость посетить своих родственников в Шотландии?

— Я все думал, когда же вы спросите. Мой дядя сообщил мне, что у меня там есть тетка и множество кузенов. Я никогда в жизни не видел их.

— И вас вот так внезапно к ним потянуло? И жена похищена, и корабль плывет?

— Я герцог Киттридж. Достаточно состоятелен и многое могу себе позволить. В том числе и путешествие. А вы недовольны?

— Богатство делает человека властелином. Вы только махнете рукой, и все вокруг раболепствуют.

— Большинство так и поступает.

— А я так не могу. Так вы поэтому хотели отослать меня в Киттридж-Хаус?

Он улыбнулся:

— Очень вероятно, что вы правы, Тесса. Вы первый человек, кто стал противоречить мне, постоянно подвергал сомнению мои приказы, задавал множество неудобных вопросов.

Его добродушное настроение раздражало ее, особенно учитывая неопределенность ее положения.

— Вы собираетесь уехать из Шотландии один? — неожиданно спросила она.

Его смех удивил Тессу. Так же, как и взгляд, которым он окинул ее.

— Так вот о чем вы думаете? Что я намерен избавиться от вас? Спрятать в Шотландии? Тогда будет чертовски трудно завести наследника, не так ли?

— Так все ради этого?

— Когда-то, Тесса, вы считали это стоящим делом. Она больше не пыталась спрятать свое тело, даже шрам, который смущал ее. Она опустила полотенце, которым прикрывалась. И смотрела, как его взгляд скользнул на ее грудь.

Его веселье куда-то испарилось. Дружелюбный спутник куда-то пропал. Она почти ожидала увидеть на его месте надменного герцога. Но Джеред не сказал ничего и просто удалился.

Через мгновение она услышала звук закрывающейся двери.

Он не вернулся до утра.



Глава 31


Рассветное небо сияло розовым и оранжевым, омывая весь мир праздничными красками. Луч солнца коснулся окна, робко переполз на подоконник, несмело тронул руку Джереда. Он повернулся, отказываясь наслаждаться великолепием природы ради другого удовольствия, более волнующего, — созерцания спящей Тессы.

Прежде чем вернуться в каюту, он дождался, пока она заснет. Подумав, решил, что не хочет видеться с ней, ему не нужны ни ее улыбка, ни сияющие искры в глазах. Как быстро все вернулось! Как легко она простила его! Даже если боялась его планов относительно ее. Ей надо было противоборствовать, держаться отстраненно. По крайней мере быть менее открытой, не столь доверчивой.

«А не ошибаешься ли ты, Джеред». Он отмахнулся от этой мысли.

Откинулся на спинку кресла и стал смотреть на встающее солнце. Его любимое время суток. Хотя для него это обычно был конец дня. Да и для тысяч других кутил, которые смотрели на рассвет как на зов трубы, призывающей разбегаться по родным норам. Они были ночными людьми, редко пересекающимися с теми, кто живет обычной жизнью. Нормальной жизнью. Они питались жадностью, возбуждением, дебошами. «Они, Джеред? Кто в этой досточтимой компании заставлял тебя жить такой жизнью?» Скорее всего никто. Он сам был себе хозяином. Невольный лидер группы, которая привыкла развлекаться по ночам.

Джеред прикрыл глаза. И почти сразу возникло видение. Его мать у камина, его младшая сестра, едва научившаяся ходить, рядом с ней. Он входит, держа в охапке щенка, гордый трюком, которому ему удалось научить Геродота с помощью кусочков вкусного бекона. Его появление встречено смехом, собачью ловкость все оценили. А где же был его отец? Разумеется, там же. Сидел в кресле, иногда опуская руку, чтобы коснуться волос матери, как будто ему это было жизненно необходимо. А мать смотрела на него и улыбалась ему. Тем особым взглядом, которым смотрят только влюбленные.

Другая сцена, мгновенно появившаяся перед его взором, поскольку он так часто ее вспоминал: его отец, ослабленный болезнью, сжимает его руку, из последних сил старается подняться с кровати. Тогда он не произнес ни слова, не высказал никаких упреков. Все вокруг погрузилось в благословенную тишину. Джеред повернулся, стараясь проследить за взглядом отца. Что могло вызвать столь торжественное выражение на лице отца, как будто ангелы спустились с небес, чтобы приветствовать его? Или, может, тень его матери осветила комнату свои сиянием, послала на него из-за облаков солнечный луч? Отец повернул голову, чтобы посмотреть на него, в его запавших глазах была такая радость, что трудно передать. Было мучением наблюдать, как отец снова посмотрел на окно. Он протянул руку и тихо, хриплым голосом произнес имя жены. После ее смерти он сделал это в первый раз. Потом с благословением на устах откинулся на подушки и умер. Он оставил после себя огромное состояние, герцогство и двоих детей, одним из которых был пятнадцатилетний сын, который горевал не только по матери, но и по отцу, хотя тот винил его в ее смерти.

В первый раз Джеред задумался: а как все это перенесла его сестра? Кто позаботился о том, что ее отправили к кузине? Какой была там ее жизнь? Ей ведь едва исполнилось одиннадцать, совсем ребенок. А он сам еще слишком мал, чтобы предложить помощь или утешение. Но он даже и не пытался. И за все прошедшие годы ни разу не пожелал увидеть ее или узнать о ней. Ее присутствие на его свадьбе было сюрпризом, но он провел не больше пяти минут в вымученном разговоре с нею, таком натужном, как будто она была незнакомкой, которую он случайно встретил в Лондоне.

Другое воспоминание: улыбающееся лицо матери и ее смех, когда она рассказывала старшему сыну, каким собственником он был, когда родилась его сестра. Ее принесли в детскую, крошечную принцессу, спящую в белой кружевной колыбельке. Он не помнил, что за ним водилось такое, но мать заверила его, что он тогда ходил по детской, касаясь двери, стены, занавески и игрушек, кровати на колесиках, простыней, каминной решетки и пола. «Мое!» Он хотел, чтобы все знали, что он не потерпит вторжения, узурпации хоть какой-то доли того, что он объявил своим. Его можно было извинить за такие действия. Ему было всего пять лет.

А сейчас? Какое у него оправдание сейчас?

Он открыл глаза, посмотрел на восток. Солнце почти встало. Джеред подошел к окну и стал смотреть на морскую воду с белой пеной. Его руки были сцеплены сзади. В этот момент он должен был бы чувствовать себя самым могущественным человеком в мире. Его корабль, который построили на его деньги, его наследие, плыл, не ведая никаких преград. Пьянящая свобода. Ощущение власти?

И все же вполне возможно, что в этот момент он был более несчастен, чем когда-либо, более недоволен своей жизнью, которую сам же и создал для себя.

Чего он хотел? Месяц назад он бы знал это точно. Чтобы его оставили в покое. Но то время так и не запомнилось ему чем-то примечательным. Он был погружен в одиночество, хотя и ненавидел это состояние. Все, чем он развлекал себя, было каким-то плоским, безвкусным. А весь мир был серым.

Действительно ли он хотел быть один? Почти всю жизнь, по крайней мере большую ее часть, он провел затворником, хотя и развлекался, пускаясь порой во все тяжкие. С годами он сделался пресыщенным. Маска повесы начала прирастать к его коже, так что даже осторожная попытка снять ее вырывала куски плоти, обнажая кости.


Тесса крепко спала, и он подумал о ней. Когда она стала ему так нужна? Он хотел узнать ее получше, как никакую другую женщину. Важно было понять ее, как он понимал своих друзей, всю их подноготную. Он хотел постоянно чувствовать ее присутствие, говорить с ней о своих мечтах и сокровенных желаниях, чтобы она была близка ему, чтобы могла договорить каждую его фразу, угадывать его мысли, опережать каждое движение.

Он хотел, чтобы у него все было как у его родителей. Только сейчас Джеред начал их по-настоящему понимать.

Тесса однажды сказала, что им чего-то недостает. Чего она ждала от него? Ответов на вопросы. Его общества. Не драгоценностей, не золота и не роскоши. Она просто хотела любить его. Того, которого она каким-то непостижимым образом разглядела или угадала под личиной распутного повесы. Когда-то он мог бы согласиться с ней и попробовать сбросить маску, которую носил. А вдруг она успела так прирасти к телу, что ее и не отодрать?

Может ли он дать ей то, чего она хочет? Самого себя? Переродившегося? Удовольствуется ли она частицей его души или пожелает завладеть всей?

«Я изо всех сил пытаюсь быть вашим другом, Джеред, но вы не делаете эту задачу легкой». Так она однажды сказала ему.

И что он тогда ответил? Странно, но он не мог вспомнить. Возможно, он мог попытаться все изменить. Но хватит ли у него сил? Да и желания.



Глава 32


Чалмерс замер на пороге, когда услышал доносящийся из-за двери смех. Он перехватил поднос, прислушиваясь. Раздался грохот. Еще какая-то часть каюты, без сомнения, была принесена в жертву, когда герцогиня Киттридж отрабатывала свой бросок. На лице Чалмерса застыла привычная невозмутимость, хотя искорки живого интереса плясали в его темных глазах.

— Отлично, Тесса! На этот раз ты попала!

Чалмерс закрыл глаза, когда из-за двери донесся голос Джереда:

— Мы еще сделаем из вас настоящего игрока. Все впереди!

Чалмерс вздохнул.

— Вам просто нужно развивать чувство мяча Рука идет наверх, вот так.

Грохот несколько секунд спустя сообщил, что ее рука еще недостаточно натренирована. Но основной урон каюте был нанесен в тот раз, когда Джеред был отбивающим: стоял такой шум, что юнга позвал Чалмерса, испуганный тем, что там происходит.

Чалмерс открыл дверь и обнаружил импровизированный крикетный матч. Лимон вместо мяча и герцогская трость вместо биты. Его появление, вместо того чтобы утихомирить участников, вызвала взрыв смеха.

— Как вы вовремя! Немедленно тащите завтрак!


— А бимер — это подача, когда мяч пролетает к отбивающему без касания, — сказал Джеред.

— Конечно, как я могла забыть?

— Если вы получаете дак, очки не засчитываются. Если у вас пара, это означает, что вам не удалось набрать очков в обоих иннингах матча.

— Джеред, это просто бессмысленно. Китайский удар, драг, подкрутка, как можно что-то понять в этой идиотской игре?

— Вы ошибаетесь, Тесса, — возразил Джеред. — В нее играют вот уже двести лет. А может быть, и больше.

Чалмерс принес завтрак. На этот раз его услышали за дверью. Смеющийся голос пригласил войти.

Он сразу увидел последствия игры. Подушки сброшены с кресла, на одной из стен красовалось желтоватое пятно, запах лимона стоял в воздухе. Он снова вздохнул. Герцогиня исчезла.

Этот вояж был просто одним из досадных происшествий в его жизни с герцогом Киттриджем.

Чалмерс поставил поднос на стол рядом с Джередом и поклонился.

Тот игнорировал его присутствие, как будто Чалмерс был невидимкой. Честно говоря, он и не хотел, чтобы его кто-то замечал. Чалмерс предпочитал находиться в тени. Но в этом путешествии он был практически бесполезен, если не считать доставки еды. У него не было повода готовить его светлости одежду; нечего чистить, нечего полировать. Герцог прекрасно справлялся без него.

Но не только эта бесполезность и положение, образно говоря, пятого колеса в телеге сбивали с толку старого слугу. За последние несколько дней он заметил странную вещь. Оба, герцог и герцогиня, превращались в одно целое, в то, что Чалмерс мог назвать только «они». Как будто чем больше они проводили вместе времени, тем сильнее прирастали друг к другу. Странный феномен, свидетелем которого был Чалмерс, чувствуя себя совершенно лишним. Это началось с совместного молчания, которое переросло в совместный смех, этих двоих как будто притягивало друг к другу. Он был бы просто счастлив проводить оставшееся время этого бесконечного плавания в своей каюте, даже делая вид, что не слышит храпа первого помощника капитана.

Чалмерс закрыл дверь каюты с чувством, очень похожим на облегчение.


— Он ушел?

— Сбежал, как кролик в охотничий сезон.

Тесса вышла из-за ширмы. В ее руке был раздавленный лимон, который она достала из-под кровати.

— Мне кажется, я не нравлюсь Чалмерсу, — сказала она, глядя на дверь.

— Вопрос не в том, нравитесь вы Чалмерсу или нет, а в том, нравится ли он вам? — сказал Джеред, наливая чай в чашку.

Она тщательно обдумала эту мысль.

— А что, если я скажу, что не особенно?

— Честный ответ, — ответил он, пряча улыбку.

— Даже если он был с вами… — она помедлила, — как долго?

— Почти двадцать лет.

— О, как много!

— Но я должен признаться, что бывают времена, когда я испытываю к нему теплые чувства.

— Я вас понимаю, — ответила она с такой безутешностью, что он рассмеялся.

— Ему просто придется привыкнуть к вашему присутствию в моей жизни, Тесса.

— Настоящий подвиг, Джеред.

— Но не обременительный, — сказал он, протягивая руку.

Тесса взяла ее и вдруг удивила его, поднеся ее к губам и поцеловав пальцы. Ее улыбка манила его ближе, и он поцеловал ее и отступил назад.

— Конечно, если он мешает вам, я могу его просто уволить.

— Господи, нет!

— Вы уверены?

Ее глаза были широко распахнуты.

— Людям нужна работа, Джеред. Особенно такая, к которой они привыкли за много лет. Вы просто не можете увольнять их без всякого повода.

— Я и не собираюсь. Только предложил. Вы отказываетесь от игры в крикет?

Тесса кивнула, потом снова улыбнулась.

— Ну а что вы предлагаете? Стало слишком холодно, чтобы гулять по палубе.

— Слава Богу, — пробормотав она.

Джеред театрально нахмурился.

— И хотя ваш второй выход не имел никаких дурных последствий, я думаю, что мы испытываем судьбу, учитывая ненадежное состояние вашего желудка.

— Джентльмен не стал бы говорить о таких интимных вещах при даме. И кроме того, я чувствую себя великолепно. — Она нахмурилась совсем не в шутку.

Ее вспыхнувшие щеки должны были помочь ему прочитать ее мысли. Вместо этого он понял, что просто поражен ее внешностью. Она не была слишком броской на вид, и все же бывали моменты, когда она выглядела красавицей, особенно когда поворачивала голову и улыбалась. В такие мгновения она заставляла его дыхание остановиться. У нее были безупречные зубы. Она любила улыбаться, причем частенько смеялась над собой. Ее темно-каштановые волосы вились вокруг плеч, изящно обрамляли лицо. Он протянул руку и погрузил пальцы в тяжелые пряди.

— Джеред?

Он стряхнул с себя все мысли и опустил руку.

— Почему вы никогда не говорите о вашей семье?

— Что сказать? Мои родители умерли, с сестрой мы чужие.

— Я думаю, что вспоминала бы своих домашних, даже если бы их больше не было со мной. Люди по-настоящему умирают, только когда их забывают.

Он протянул руку и коснулся кончика ее носа.

— Это звучит очень трогательно, Тесса, но не совсем верно. Иногда воспоминания делают утрату еще более болезненной. — Это он открыл совсем недавно.

Тесса внимательно смотрела на него, как будто определяя, насколько он расположен вести речь на столь щекотливую тему.

— Ваша матушка была тихой, скромной и непритязательной?

Он поднял бровь.

— Моя матушка носилась как черт на коне по холмам вокруг Киттридж-Хауса, ходила с нами на рыбалку и учила меня ходить под парусом.

— Тогда откуда вы взяли все эти ваши нелепые представления о женах, Джеред? Из светского общества? Это непохоже на вас, перенимать мысли тех, кого вы, как говорите, презираете.

Он подумал, что она сказала бы в ответ на правду? Просто примет это или будет копать дальше?

— Возможно, я не хотел, Тесса, испытывать то, что было с моим отцом, когда умерла моя мать.

— Он очень горевал? — Она всегда задавала вопросы.

— Можно ли умереть от горя? — Его глаза смотрели в стену. — Он как будто тоже умер вместе с ней. Почти не говорил, редко выходил из своей комнаты. Когда же он все-таки покидал дом, то направлялся только на то место, где она умерла. Он стоял там в любую погоду, по его лицу текли слезы. Однажды я нашел ею там на коленях, раскачивающегося взад и вперед и обнимающего воздух, как будто это была она.

Джеред посмотрел на нее. В ее глазах были слезы.

— Не плачьте, Тесса. Это давно прошло. Много лет назад.

— Так ли? Или вы до сих пор носите это внутри? Он, должно быть, очень сильно любил ее, иначе не страдал бы так.

— Я действительно не хочу обсуждать моих родителей, Тесса. — Он повернулся и отошел к окну, выходящему на корму судна.

— Джеред, но я не собираюсь проникать в ваши мысли. Я не хочу показаться любопытной. Просто пытаюсь вас понять.

— Я не уверен, что хочу быть понятым.

Она не могла оставить это вот так и коснулась его руки. Он посмотрел на ее руку на своем рукаве. Такая настойчивая в своей привязанности. Ей было трудно сопротивляться.

— Очень хорошо, на какие вопросы вы хотите, чтобы я ответил? — Он вернулся к столу и посмотрел на остывающий на подносе завтрак.

— Почему, Джеред?

— Почему — что?

— Вы прекрасно знаете что. Почему вы не прикасаетесь ко мне? Вы обращаетесь со мной как брат и каждую ночь оставляете меня одну.

Ее щеки были пунцовыми, и при всей ее решимости она не смотрела ему в глаза. Его упрямая жена смущена? Это что-то новое. Он попытался взять ее за подбородок пальцами, но она увернулась от его прикосновения.

— Это из-за шрама, да?

— Что?

Она взглянула на него и отвела глаза.

— Я вам неприятна?

— Конечно. Настолько, что я провел последние пять минут, восхищаясь вашей красотой. Я удивлен, что позволил вам занять мою каюту, когда вы такая хорошенькая ведьма. Знаете ответы на все вопросы.

Она заморгала. Потом нахмурилась.

— Из всех глупостей, которые вы иногда произносите, эта, должно быть, самая идиотская. Я могу смириться с тем, что вы цитируете посреди ночи «Сказки Матушки Гусыни». Даже терпеть ваши нескромные выкрики в переполненных театрах. Я могу даже зайти так далеко, что, возможно, даже выдержу ваше постоянное присутствие в моей жизни. Но я не выношу глупых женщин, Тесса.

Она бросила в него что-то. Это оказался его тост. Он не попал в Джереда, но она испортила вполне хорошую еду, тем более что это был его завтрак. Тесса стала есть позже, говоря, что чувствует себя лучше, когда ест умеренно.

Джеред взял серебряный прибор, состоящий из нескольких плошек, в одной из которых был яблочный джем. Он открыл серебряную крышку и ковырнул пальцем джем. Капля упала на щеку Тессы. Она засмеялась.

— О, прекратите, Джеред.

Она вытерла щеку и шагнула ближе.

— Спасибо вам, — сказала она, поднося обе его руки к своим губам. Потом наклонила голову и поцеловала центр каждой ладони поцелуем таким нежным и милым, что ему будто пронзило сердце. Это была скорее не страсть, а благословение. — Все чудесно. Но если дело не в моем шраме, тогда в чем же?

Он вздохнул. Ей не поможет ничего, кроме правды, не так ли? И все же, как же он ее озвучит? Слова никак не хотели вылетать изо рта. Этот брак был несправедлив к ней. И все же она никогда не переставала отдавать — себя, свой юмор, все те качества, которые делали ее уникальной. Он с самого начала был очарован ее чувственностью, ее неистощимой страстью. В том, что она чувствует то же самое, Джеред не сомневался; у него было гораздо больше опыта. И все же казалось нечестным использовать выработанные приемы, чтобы сильнее привязать ее к нему. Надо и честь знать. Честь… Странное слово, чтобы использовать в таких обстоятельствах, но оно подходило больше всего.

Он обнял ее, не позволяя повернуться, отступить или убежать.

— Тесса, — пробормотал он в ее волосы. — Пожалуйста. — Он собрался просить отпущения грехов? Кто его знает. Только понимает, что близится момент истины, никаких тайн от жены.

Джеред подошел к двери и крепко запер ее, гадая, стоит ли сказать ей, что он никогда в жизни не испытывал того, что чувствует сейчас. Он сомневался, что она поверит ему. У Тессы нет оснований считать его искренним. Он задернул шторы, закрывающие каюту от слабого солнца, погрузив ее в темноту, но потом понял, что совершил ошибку. Снова отдернул их, впустив в каюту серебристый свет.

Он молча подошел к ней, понимая с совершенной ясностью, что бывают моменты, когда слова бессильны. Важны только действия, движения его рук по застежке ее платья, подтверждающие эту мысль. Ее вдох показался острым как кинжал, способный пронзить его сердце.

Он поцеловал ее обнаженное плечо, любуясь его плавными изгибами, наслаждаясь нежностью ее кожи. Он касался подобным образом многих женщин. Но их кожа никогда не была такой гладкой, их плоть не была такой податливой, а их запах таким соблазнительным. Он поцеловал местечко, где шея переходит в плечо, провел языком по ключице, провел губами по ее горлу дразнящими поцелуями. Когда он наклонился и взял ее на руки, она только уткнулась лицом в его грудь. Робость? Или она испытывает такие же чувства, что он сейчас? Что ж тут странного? Ведь они — муж и жена: одинаково мыслят, одинаково чувствуют. Он нежно положил ее на кровать.

Его рубашка потеряла две пуговицы, неловкие пальцы никак не могли расстегнуть брюки. Ему показалось, что сапоги он зашвырнул в другой конец каюты и точно не знал, как справился с остальной своей одеждой.

Он лег рядом с ней, подпирая рукой голову — ленивая поза, скрывающая бешеное биение его сердца, идеальная поза, если бы он лежал удовлетворенный, не чувствуя этого неукротимого желания. Он положил руку Тессе на живот, выше аккуратного треугольника волос, скрывающего ее женственность. Она вздрогнула от этого прикосновения, но не отстранилась от него. Более того, выгнулась ему навстречу, ее руки водили по его груди, сводя его с ума. Ее груди, упругие и жаркие, взывали к ласке, и он не мог, да и не хотел этому противиться. Он лизал ее левую грудь, сосал ее, наслаждаясь ею с чувственным голодом, которого никогда раньше не испытывал. Она тихонько постанывала, обнимая его все крепче.

Ее сосок был горячий, кожа еще горячее, обжигающее пламя, такое же, как то, что горело в нем и которым он больше всего на свете хотел поделиться с ней, согреть ее изнутри.

Отраженное водой солнце заливало ее кожу кремовым светом. Ее волосы рассыпались по плечам, создавая настоящее произведение искусства. Она дрожала. Джеред натянул на нее одеяло, укрывая от холода.

Он положил руку на ее правую грудь, лаская, наклонился и поцеловал шрам, искажающий ее идеальную кожу. Его пальцы нежно водили по нему и по маленькому следу под ее грудью. Его охватил трепет, когда он лег рядом с ней, касаясь ее чувственными и ласковыми пальцами. Мгновение вновь пережитого ужаса, невероятной душевной боли. Это чудо, что он не потерял ее.

Он видел, как ее вены синеют под нежной кожей, вдыхал ее аромат. Потом провел носом по ее виску, по чувствительной коже на шее.

В какой-то миг, освещенный ее улыбкой, он поцеловал ее, такую покорную, такую красивую, такую приглашающую.

Его руки дрожали, пальцы так жаждали погрузиться в самые сокровенные женские тайны, что он едва ли не дрожал от желания. Он был тверже, чем когда-либо, в его мозгу промелькнула смешная мысль о стали. Он искренне волновался по поводу своей способности достойно завершить акт, так он был охвачен неистовым желанием. Он снова чувствовал себя ребенком, с детским жадным аппетитом ко всему вкусному.

Страсть… Он думал, что знаком с этим понятием уже давно. Он испытывал и раньше вожделение, чувствовал, как твердеет, глядя на привлекательную женщину, особенно когда касался ее отзывчивой груди. Но оказалось, что до этого момента он вообще не понимал, что такое страсть.


Тесса положила руку ему на грудь, покрытую волосами, провела по плечу, чувствуя гладкую кожу. Он не издал ни звука, но казалось, что вздохнул, открылся, как распахнувшаяся дверь. Она положила другую руку ему на затылок и заглянула в глаза.

Тесса воспользовалась его неподвижностью. Пальцы блуждали по выпуклостям и впадинкам лица, которое она знала так хорошо. На его широкий лоб упала прядь волос, и она мягко вернула ее на место. Его ресницы были такими длинными, брови — густыми, на щеках около рта — ямочки. У него был орлиный нос, подбородок четкий, не слишком выпирающий. Ее пальцы снова и снова возвращались к его рту, водя по нижней губе, по контуру верхней, деликатно исследовали щель между ними и замерли, как будто испугавшись своей смелости.

Она не остановилась, а робко коснулась его шеи. Плечи были такими широкими… она с удовольствием провела по ним ладонями.

Тесса хотела ощутить его всего, насладиться каждой черточкой.

Джеред внезапно поцеловал ее в ушко, и она услышала его дыхание, быстрое и взволнованное. Этот звук, казалось, растопил ее сердце. Она положила руку на его щеку — жест нежности. Этот момент она будет помнить вечно.

Ее груди налились тяжестью, а пульс бился слишком сильно, заставляя все тело вибрировать.

Она уносилась в вихре ощущений, а он не делал ничего, только обнимал ее, касался ее осторожно, с трепетом, лаская и как будто прося позволения двигаться дальше. У него вырывались вздохи, Джеред будто был слишком переполнен эмоциями, чтобы говорить, и должен был как-то найти им выход. Она прижалась щекой к его груди, понимая, что влюбилась в него, еще когда впервые увидела в детстве.

Она теснее прижалась к нему, наслаждаясь гладкостью его свежевыбритого мужского лица, ее пальцы ласкали волосы на его затылке, где они причудливо завивались.

Она никогда раньше не испытывала такого чувства — как будто поднимаешься над собой и улетаешь. Это было ново и даже немного пугающе. Она знала каким-то шестым чувством, что то, что она испытывает к Джереду Мэндевиллу, не похоже на все другие ощущения, которые она когда-либо переживала. Что-то, что не требует интеллекта или мудрости. Что-то простое и земное. Главное, что она знала, что он нужен ей. Сейчас и навсегда.

Его губы были такие умелые, пахли мятой и немного корицей, теплые и волнующие. Не оставалось ничего, как только отвечать ему поцелуем на поцелуй. Тесса прижалась к нему, а он обнял ее, целуя все более страстно и проникая языком в глубины ее рта, наслаждаясь ее теплотой и чувственностью.

Разве не странно, что можно чувствовать так много? Что губы могут трепетать и пульсировать? Ее кожа была такой восприимчивой, посылая волнующие ощущения по всему телу. Тесса прижалась губами к шее Джереда, его пульс бился так же сильно и быстро, как ее собственный. Но почему он так медлит? Почему ласкает ее так неторопливо, слишком осторожно? Ей хотелось попросить его быть более настойчивым, но она этого не сделала, запутавшись в паутине ощущений так же основательно, как будто она была жертвой, а не сообщницей в этой игре страсти.

Его теплая ладонь легла на ее сосок. Тесса выгнулась ему навстречу, чувствуя, как ее плоть требует более ощутимого контакта.

Его дыхание было теплым, обволакивающим, дразнящим. Его руки сомкнулись на ее пояснице, крепко обнимая, голова зарылась где-то между шеей и плечом, когда он безмолвно молил о том, чего не мог назвать, но она его понимала. Джеред хотел утешения, как ребенок, требующий сочувствия, выраженного в прикосновении.

Джеред отодвинулся, и внезапно стало холодно, неуютно, зябко. Это длилось всего несколько секунд. Она вопросительно взглянула на него. А он уже как будто окутывал ее волнами новых ощущений, которые начинались в ее ногах и дюйм за дюймом поднимались выше. Там, где лежали его пальцы, как будто появились ленты: ярко-красная, солнечно-желтая, небесно-голубая. Они сплетались вокруг нее, словно кокон, привязывая ее все крепче к нему. Она вздохнула, но звук превратился в стон, умоляющий и в то же время требовательный, мольба, которую он успокоил прикосновением языка.

Ее тело вибрировало, как будто внутри оказалась пчела, рвущаяся на волю. Она никогда раньше не испытывала ничего подобного. Тесса хотела двигаться, ее порывы были инстинктивными, идущими откуда-то изнутри, хотя внешне она оставалась неподвижной, стараясь не расплескать свои чувства, чтобы полнее ощутить их.

Ее руки потянулись к его голове, притягивая ее для поцелуя. В это соединение губ и языков Тесса вложила все свое желание, всю прошлую боль и страх. Потом она приняла его, как каждая женщина принимает своего партнера, с покорностью и любовью, нежной привязанностью и полным доверием.

Он улыбнулся и вошел в нее.

Пытка, но без боли, — это страстное вторжение. Она чувствовала ожидание, пульс, бьющийся глубоко в ней, отмеряющий предел ее способности к терпению. Она хотела освобождения от нарастающего напряжения, но Джеред не двигался, а только касался губами ее губ, шепча ласковые слова. Она хотела яркости, ослепительного взрыва, но он только наклонил голову и поймал ртом твердый сосок, дразня его зубами.

Слабо освещенная зимним солнцем, комната казалась волшебной. Тесса знала, что нежный стон, мольба, вздох выдают экзальтацию ее тела, когда Джеред стал двигаться внутри ее — медленно, чувственно. А потом солнце взорвалось, расколовшись на миллионы искр света.

Снова тишина, когда сердца бьются слишком быстро, а пульс начинает замедляться. Двое влюбленных смотрели в глаза друг другу и видели обнаженные души. И ничего прекраснее в своей жизни ни один из них не испытывал.

Слова были не нужны.



Глава 33


Его разбудил тихий стук в дверь. Джеред сел на краю кровати, аккуратно накрыл Тессу одеялом, надел халат и подошел к двери.

— Прошу прощения, сэр, — сказал капитан Уильямс. Кожа на его лице была дубленой и очень загорелой. Большинство мужчин, посвятивших свою жизнь морю, выглядели так же — лицо становится таким, когда долгие годы находишься под палящим солнцем, продуваемый ветрами.

— Да, капитан?

— Сэр, меня немного беспокоит погода. Барометр быстро падает. Если я не ошибаюсь, нас ждет сильный шторм. — Уильямсу предстояло стать капитаном «Изольды» после переоснастки и повести ее в Вест-Индию, а потом, возможно, и в Китай. Если она сможет выиграть несколько скоростных испытаний, будет отдан приказ срочно строить корабли такого типа. Таким образом, озабоченность его была вполне объяснимой: он думал о надежности своей шхуны. Капитан присутствовал при закладке ее корпуса и, без сомнения, имел родительские чувства к этому «детищу» из дерева и лака.

— «Изольда» — хороший корабль, капитан. Или вас беспокоит, что она всего пять дней как сошла на воду?

— Нет, сэр. Просто океанские течения в этом районе обычно гораздо теплее. Зимние штормы редкость. Но когда они приходят, с метелями и ледяным ветром, то чертовски опасны. Прошу прошения, сэр, но я счел своим долгом поставить вас в известность.

Джеред рассеянно кивнул.

— Если мы направимся назад в бухту, мы опередим непогоду?

— Сомневаюсь, сэр, но мы можем зайти в другой порт и переждать ее там.

— Капитан, я бы предпочел держаться теперешнего курса. Если море станет чересчур бушевать, «Изольда» проявит свои ходовые качества и успеет укрыться в безопасном порту.

Было мгновение, когда Джереду показалось, что капитан хочет возразить. Он уже открыл рот, набрал воздуха. Готовился изложить аргументы? Но, видимо, в последний момент передумал, резко повернулся и ушел.

Через каких-нибудь два часа Джеред понял, что совершил одну из самых больших ошибок в своей жизни. Самонадеянный приказ, который может стоить ему жизни единственного человека в мире, который стал смыслом его существования.


Тесса лежала на спине на кровати, раскинув руки и вцепившись ими в одеяло. Кровать поднималась вверх, потом уходила куда-то вниз. Нет, вся каюта выполняла этот причудливый ритуал, как будто поставив себе целью непременно заставить ее расстаться с ужином. Она чувствовала себя совсем скверно. Чалмерс заходил проведать ее пять минут назад, бедняга выглядел таким же бледным, как она. Тесса по себе знала, что не надо говорить с ним о еде, и только пробормотала слабым голоском, в котором едва узнала свой собственный, что ей ничего не нужно. Он быстро понял скрытый намек и выскользнул из каюты со вздохом, который можно было расценить только как признак облегчения.

Тесса схватила подушку, прижала ее к лицу и повторяла ругательство, которому научил ее брат Стивен еще до того, как решил посвятить себя церкви.

Она сжала веревку, которую ей дал Джеред, приказав Тессе привязаться к кровати, если море станет слишком бурным.

— Я не хочу, чтобы вы летали по каюте как мячик, дорогая, — сказал он тогда. — Все, что угодно, но вы должны быть надежно привязаны. — После этого он быстро поцеловал ее в лоб и ушел.

Это было по меньшей мере два часа назад, до того как буря стала такой сильной, что Тесса начала молиться. Настойчивые просьбы к Всемогущему были благоразумно лишены торга, к которому склонны несчастные грешники. Она не обещала ничего в обмен на спасение, только снова и снова бормотала свою короткую молитву, речитатив, который только становился громче с усилением шторма.

— Пусть все будет хорошо. Пожалуйста, Господи. Сохрани его. Пожалуйста, Господи. Пусть все будет хорошо.

Небо, которое еще недавно было серо-голубым, теперь совсем потемнело. Ветер свистел словно дикий зверь. «Изольда» ныряла в волнах, как беспомощное яблоко, брошенное в ведро с водой. Но это была уже не детская игра, что становилось яснее с каждым разом, когда корабль наклонялся, содрогаясь, а потом высвобождался из объятий волн и принимал горизонтальное положение, чтобы в следующую секунду все началось снова.

Тесса чувствовала себя как ребенок, которому страшно и хочется прижаться к маме. Но та была далеко. «Не будь трусихой, Тесса», — уговаривала она себя. Хотя трудно было не спасовать перед лицом такого яростного шторма.

Так где же ее муж?


Джеред никогда раньше не видел приливную волну, но сомневался, что что-то может быть выше, чем мощный вал, который едва не сбил главную мачту «Изольды». Вот только что волна была где-то внизу, держа корабль на весу, как гигантская лапа, а в следующее мгновение она накрывала их, заливая палубу и толкая шхуну на самое дно.

Как и все матросы на палубе, он был привязан веревкой к борту — единственное средство безопасности, учитывая, что волны стали уже вдвое выше. Он смахнул капли с лица и глубоко вдохнул, готовясь к появлению следующей волны. Она пришла слишком быстро, яростно обрушилась на них. Шторм как будто разъярился еще больше, рев сотен и тысяч галлонов воды заглушал все вокруг.

Он почти не видел нос корабля, но то, что он наблюдал, было угрожающим. Бушприт выглядел так, будто раскололся надвое и свисал в воду. Сломанная мачта висела мертвым грузом на корпусе. Кораблю требовались все силы, чтобы пережить этот шторм. Хуже того — высота грот-мачты уравновешивалась длиной бушприта, а если он отломается, «Изольда» имела все шансы потерпеть крушение.

Джеред уже давно не чувствовал кожу на лице, а его перчатки насквозь пропитались морской водой. Его ноги промокли, сапоги опровергали слова сапожника, расхваливавшего их крепость. И все же мерзнуть лучше, чем тонуть.

Погода продолжала ухудшаться. Стало еще холоднее. Настолько, что замерзшие веревки скользили, палуба стала покрываться льдом.

Будет чудом, если они еще не потеряли курс. Джеред сомневался, что штурвал цел. Сила волн была такой, что ломала в щепки толстые балки.

Он снова поднял глаза на грот-мачту. Море и небо теперь были одного цвета; на фоне беснующихся волн темную мачту почти не было видно.

Если корабль опрокинется, они погибнут. Это факт. Сколько можно продержаться в ледяной воде? Все они утонут. И Тесса. И Чалмерс, который так не хотел этого путешествия! Ему надо было оставить их обоих в Киттридж-Хаусе.

Если они погибнут, это будет его вина. Его самонадеянность. Его глупость. «Мое». Детский рефрен. Раздражающий, но еще простительный. А в устах взрослого мужчины совершенно идиотский. И преступный, если не хуже.

Он закрыл глаза, встречая следующую волну, и стал пробираться к двери, ведущей к трапу. Вода захлестывала его, но он так замерз, что уже не чувствовал сокрушительных ударов стихии. После первых пяти минут Тесса не будет чувствовать ничего. Он будет держать ее в объятиях и проклинать себя, пока ад не поглотит его. Супруги встретят свою смерть в один и тот же час.

Будет ли она улыбаться, умирая, посмотрит ли на него с таким же всепрощающим согласием на лице? Станет ли она задавать ему вопросы, пока ее губы не смогут больше двигаться? Пока она не погрузится в пучину моря?

Мысль, озвученная в его душе, не на губах. Тошнотворное чувство, очень похожее на отвращение, наполнило его. Он мог не позволить этому случиться, мог не позволить. «Опять самонадеянность, Джеред?»

Да. Будь она проклята. Да. Отныне и во веки веков. Аминь!


Тесса изо всех сил пыталась развязать веревку, ужасное предчувствие, чем-то похожее на тошноту, заставляло ее пальцы дрожать. «Изольда» утонет, она была уверена в этом. А она будет плавать в этой каюте, навсегда привязанная к кровати, пока вся она до потолка не заполнится водой.

Она предпочитает умереть стоя.

Тесса натянула платье, поверх него плащ. Две пары чулок, удобные сапоги, шаль. Она накрыла ею голову, завязала концы сзади, натянула перчатки для верховой езды, потому что они были кожаные и могли немного защитить от холода.

Тесса поднималась по лестнице на палубу, ища Джереда, готовая доходчиво объяснить, почему вышла из каюты. Но ее слова замерли от ужаса, когда она увидела, как тонны воды обрушились на корабль.

Они все погибнут. Сомнений нет!

Джеред обернулся. Он прокричал что-то, но она не слышала слов — рев стихии заглушал все звуки. Низкий вой возвестил о приближении новой волны. Джеред схватил Тессу как раз в тот момент, когда волна обрушилась на корабль. Он удержал ее только весом своего тела. Тесса стояла на верхней ступеньке, и сила волны смыла их вниз, пытаясь оторвать от нее Джереда. Она вцепилась в него, не дыша, уткнувшись лицом в его грудь, дрожа от холода и внезапного осознания неминуемой смерти. Вода окружала их, заполняя коридор, затопляя трюм, добавляя веса и так уже еле держащемуся на плаву кораблю.

Глоток воздуха. Он дался нелегко; казалось, что ей приходится изо всех сил напрягаться, чтобы вообще дышать. Она содрогнулась, вспомнив нечто подобное в своей жизни. Она выжила тогда, преодолеет и это.

Джеред крепко обнимал ее, она прижималась к нему, чувствуя необходимость быть сейчас рядом с ним. Особенно сейчас. Ее пальцы судорожно цеплялись за его пальто. Тесса дрожала, чувствуя тошнотворный вкус морской соли на губах. Еще один быстрый вдох, и она подняла на него глаза.

— Джеред, это правда, что большинство моряков не умеют плавать?

Она скорее почувствовала его смех, чем услышала его. Он поднял голову и посмотрел на нее. Его глаза, красные от морской воды, казались сейчас неуместно улыбчивыми. В них светилась нежность.

Значит, на одну молитву Господь ответил, но остальные оставались под сомнением.


— Киттридж!

Он обернулся, все еще обнимая Тессу. Капитан кричал с верхней палубы. Она, как и весь корабль, дрожала от напора воды.

— Киттридж!

Капитан махал рукой, стараясь привлечь его внимание, потом показал на небо. Джеред толкнул Тессу назад, в коридор, где было безопаснее, поднялся на несколько ступеней и посмотрел вверх.

Корабль больше не был перегружен в верхней части. Грот-мачта сломалась пополам, и верхние ее сто футов сейчас уносила волна. Оставшаяся часть болталась за бортом, привязанная канатами, которые когда-то держали паруса. Сейчас эта мачта представляла серьезную угрозу. Вместо того чтобы не давать кораблю опрокинуться, как это было бы с судном меньшего размера, она добавляла веса одной стороне корабля. Еще одна большая волна, и судьба «Изольды» будет решена. Шхуна уже сейчас заметно кренилась на левый борт.

Единственный шанс спастись — избавиться от мачты, пробраться по скользкой палубе и перерезать канаты. Джеред мысленно ответил на вопрос Тессы. Да. Большинство моряков не умеют плавать. А даже если бы и умели, он сомневался, что у кого-то на борту есть столь веская причина спасти корабль, как у него.

Он посмотрел на жену. Она дрожала, с одежды стекала вода. Тесса откинула волосы назад и замерла, глядя на него.

Что пробежало между ними в те короткие мгновения? Чертовски многое. Слишком многое. Память и сожаление. Желания и надежды. Раскаяние и тоска. Что там сказал его дядя? «Она очень давно любит тебя». Он открыл истину. Если он отправится на небеса, Боже милосердный, он будет знать, что Тесса любит ею. Он ведь и сам безумно любит ее, разве не так?

«Прости меня, Тесса, что избегал тебя, что испугался того, что ты изменишь мою жизнь. Ты была как солнце, а я, подземный житель, боялся яркого света. И больше всего прости меня, Тесса, за то, что причинял тебе боль».

Жаль, что он не может еще раз поговорить с дядей, процитировать ему то, что сейчас вспомнил из школьных книг. Это ведь Цицерон утверждал, что благородные поступки мы относим к добродетели, а неблагородные — к пороку. Ну вот сейчас все и решится. Добродетельный он или порочный, стихия не станет разбирать. Видимо, двум любящим сердцам суждено погибнуть вместе. И зачем он взял ее на корабль?

…Джеред повернулся и пошел на палубу.



Глава 34


— Нет! — Этот крик оцарапал ее горло.

Что бы ни собирался сделать Джеред, это было опасно. Она сразу же поняла это. Он посмотрел на нее, как будто прощаясь. В ту секунду ей показалось, что он любит ее. Человек с сомнительной репутацией, который смеялся в их первую брачную ночь, который тем не менее очаровал ее, который обнимал ее так нежно совсем недавно, сейчас смотрел на нее грустным глазами. Словно прощаясь.

Ветер подхватил ее крик, похоронив его под ревом волн. Джеред не остановился. Она упала на колени, прижимая руки ко рту, соль жгла глаза, но она не отрываясь смотрела на мужа. Он добрался до верхней палубы, склонился к капитану и что-то прокричал ему в ухо. Тот показал, что дверца шкафчика перед штурвалом открыта и оттуда надо взять топор.

Палуба была обледенелой и мокрой, Джеред дважды поскользнулся. Один раз выронил топор, и, когда корабль в очередной раз накренился, Тесса подумала, что он сейчас утонет. Но топор зацепился за спутанный такелаж, разбросанный по палубе. Джеред достал его, склоняясь под ледяным ветром. Когда он подобрался ближе к краю, Тесса подумала, что он собирается попытаться перерубить мачту. Она была по меньшей мере три фута в диаметре и вся покрыта дегтем. Это займет несколько часов, а по крену корабля было ясно, что такого времени у них нет. Веревки, которая предохраняла его от падения, явно не хватало, чтобы добраться до запутанной мачты. В ужасе Тесса смотрела, как Джеред шагнул ближе к краю без всякой страховки. Он опустился на колени и стал рубить пеньку широкими ударами. Один канат был перерублен, и мачта сместилась, чуть повернувшись, но не скатилась с палубы. Он разрубил другой, потом еще один, как будто забыв о холоде, опасности и бушующих волнах.

Что-то привлекло ее взгляд, и Тесса невольно повернула голову, чтобы увидеть огромный вал, собирающийся поглотить корабль. У нее перехватило дыхание, само время остановилось.

Она прокричала его имя, но Джеред не обернулся, не пошевелился. Он продолжал стоять на коленях и рубить канаты. Она закричала снова и снова. А потом в ужасе увидела, как волна накрыла корабль, унося ее мужа с собой.


Он услышал крики, потом понял, что это ревущий ветер. Он почти видел фигуру морского чудища в волнах, чувствовал, как его зубы вонзаются в его шею. Горячая кровь пролилась на его кожу, согревая его. Крики прозвучали снова, яростно и призывно. Казалось, кричала женщина. Или они доносились откуда-то с небес?

А почему бы и нет? Он посмотрел наверх. Черные, мрачные тучи и ничего больше. Его рука лежала на чем-то твердом. Холодном. Ах да, это топор.

Еще один крик. Что-то потянуло его, потом освободило. Лицо словно врезалось в стену. Он подумал, что это уже случалось раньше, наверное, он на мгновение потерял сознание. Выдох чуть согрел поверхность, о которую он ударился. Он прикоснулся к ней языком. Соль. Дерево. Краска. Он снова вздохнул, чувствуя свою собственную кровь и слюну. Он умирает? Несомненно. Но смерть не победит легко. Он не будет поддаваться. Ему еще нужно кое-что сделать. Срубить мачту.

Крик раздался снова, и что-то схватило его, вцепилось в его плоть. Он почувствовал, что его поднимают на небеса. Видимо, ангелы? Но он не хотел умирать. Что-то очень важное удерживало его на земле.


Два раза матросы почти добрались до него, смытого волной, обрушившейся на «Изольду». Джеред висел у борта. Веревка, которую он сжимал, обвилась вокруг его запястья, и он болтался на ней, еле держась.

Тесса стояла на коленях на краю, к ее талии тоже была привязана веревка. Один из матросов находился внизу нее, другой — сбоку. Она не позволяла им уйти, угрожая перерезать веревки, державшие их у борта корабля, если они попытаются спасать свою шкуру. Она орала на них, когда казалось, что они собираются ретироваться, оставив Джереда умирать. У нее болело горло, глаза разъедала соль, но ее муж будет спасен. Иначе гори оно все синим пламенем.

Третий замах через корпус оказался успешным. Массу спутанного такелажа с трудом втягивали на палубу. Тесса повернулась, дала знак, и матросы начали тащить веревки. Она не была уверена, к какой из них привязан Джеред, поэтому единственным выходом было вытянуть весь спутанный клубок на палубу. Медленно, так медленно, что время, казалось, отмеряло месяцы, а не минуты, появились его пальцы, такие окоченевшие, что казались почти черными. Она потянулась вниз и, отмахиваясь от рук, которые хотели помочь ей, схватила Джереда под мышки и потащила наверх.

— Пожалуйста, ваша светлость, позвольте мне помочь! Она подняла глаза на Чалмерса, который стоял на коленях рядом с ней.

— Я не дам ему умереть. — Слезы смешались с морской водой.

— Конечно, ваша светлость.

Она посмотрела вниз. Кто-то тащил Джереда на палубу. Неужели спасен?

— Пожалуйста, Чалмерс… — Ей было неприятно, что ее голос дрожит. — Пожалуйста, помогите мне. — Подступающие слезы жгли ее глаза. — Я не хочу, чтобы он умирал. — Она раскачивалась взад и вперед, ее всхлипы были странно беззвучными. Или это их просто не слышно из-за рева бури? Шторм, кажется, стихал, но ведь ее внимание было сосредоточено только на Джереде.

— Да, ваша светлость, — сказал он и наклонился, чтобы помочь ей подняться. Всю дорогу до каюты она держалась за рукав Джереда, отпустив его, только когда трап стал слишком узким, чтобы она могла идти с ним рядом. Матросы положили его на кровать и, не снимая с него одежду, накрыли одеялами.

— Ему нужно как можно больше тепла, ваша светлость. Но я сомневаюсь, что во время шторма на камбузе сохранился огонь.

— Да-да, — произнесла она, не отрывая глаз от мужа. Потом моргнула, приказывая себе вернуться к тому, что нужно сделать. — Что?

— Камбуз, ваша светлость. Мне посмотреть, есть ли там огонь?

— Да, конечно. Пожалуйста.

В каюте было очень холодно, но по крайней мере не было ветра. Она села на край кровати, подоткнула одеяла. Джеред не шевелился, губы почти синие. Что надо сделать? Она очень боялась, что не знает. «Думай, Тесса!»

Корабль еще больше кренился набок. Тесса наклонилась, согревая его щеку своим дыханием.

— Ваша светлость?

Она подняла глаза и увидела Чалмерса у двери. На его лице явно читался ужас.

— Да?

— Я очень боюсь, ваша светлость, что мы вот-вот сядем на мель!

«Изольда» героически сражалась. Ее такелаж был уничтожен, мачты разбиты, штурвал потерян, палубы в воде. Потом, когда показалось, что скалы вдоль берега манят ее, шхуна повернулась носом на запад, скрипя корпусом и дрожа килем, вздохнула. Битва оказалась слишком неравной. И «Изольда» сдалась.



Глава 35


— Я считаю это чудом, ваша светлость.

Тесса скосила на него глаза.

— Да, нам повезло, что мы оказались так близко к Мидлстону. Так, значит, вы не хотели бы быть современным Робинзоном Крузо, Чалмерс?

Ужас на его лице, похоже, был искренним. Да и она, по правде, не хотела бы остаться наедине с Чалмерсом на тропическом острове. Без сомнения, он бы постоянно ворчал и жаловался.

Последнее время он вел себя именно так: с того момента как их спасли и доставили в Мидлстон. «Изольда» налетела на скалы, не в силах противостоять мощной стихии. Потрясения от удара было достаточно, чтобы сбросить Тессу на пол, несмотря на меры предосторожности. Джеред остался на кровати только потому, что она обвязала его веревкой. Она поднялась с пола и легла на него, держась за спинку кровати, привинченную к переборке.

Звук киля, царапающего по острым скалам, был больше всего похож на крик. Тесса закрыла глаза и держалась, пока дрожь корабля не прекратилась. Очень долго никто не знал, затонет ли корабль от этого удара, но, кажется, было слишком мелко, чтобы затопить шхуну. Когда подошли первые лодки, Тесса поняла, что Господь услышал их молитву и послал спасение.

Их троих проводили в дом мэра, и Джереда сразу же уложили в постель. Горячие кирпичи и две грелки сделали кровать уютным оазисом тепла, но он все еще не приходил в себя. Должно быть, пострадал от удара, предположила жена мэра, увидев шишку на его голове.

Тессу, однако, волновал не этот пустяк, а то, что Джеред все никак не согреется, его тело остается холодным как лед. Если бы она не видела, как поднимается и опускается его грудь, его можно было счесть мертвым. Его правая рука так распухла, что стала почти в три раза больше, тело покрылось черными и синими пятнами. Его лицо было избито почти так же сильно. Вполне возможно, что у него даже сломан нос. Они с женой мэра раздели его, и теперь он лежал в одной из ночных рубашек ее мужа. Ее промокшая насквозь одежда уступила место фланелевой ночной рубашке и теплому халату. Поверх него она накинула шаль, которая укутала ее почти до пола.

Присутствие Чалмерса ничуть не смущало ее. Ей было все равно, прилично она одета или нет. Все, что ее интересовало, — это здоровье Джереда.

— Мне принести еще чая, пока мы ждем доктора, ваша светлость?

— Пожалуй, Чалмерс.

— Очень хорошо, ваша светлость.

Когда он ушел, Тесса откинула одеяло и устроилась рядом с Джередом. Его тело было как кусок льда, ее — не намного теплее. Несмотря на пылающий огонь и тепло в комнате, она ощущала холод изнутри. Она придвинулась к нему, положила руку на грудь.

— Вы помните, когда я в первый раз увидела вас, Джеред? Мне было шестнадцать, и я считала себя такой взрослой. Но мама не позволила мне присутствовать на ужине в вашу честь. Нет сомнений, она слышала о вашей сомнительной репутации. Вы поцеловали меня, помните? Я думала, у меня разорвется сердце. Я никогда никому не рассказывала об этом. Конечно, это был шокирующий поступок. Не столько для вас, сколько для меня.

Она начинала дрожать, волны озноба пробегали по ее телу, заставляя еще теснее прижиматься к Джереду. Она положила голову на его плечо.

— Я много часов проводила у вашего портрета. Я рассказывала ему такие вещи, которых никогда не поведала бы никому. Что мои волосы такие непослушные. А грудь растет и становится слишком большой, и, конечно же, мужчины никогда не обратят на меня внимания. Как я хотела выйти замуж! Мечтала, чтобы мой муж любил меня так же сильно, как отец любил мою мать. Вы были единственным, кто знал, что временами я сожалею, что у меня шесть братьев, которые только и делают, что насмехаются надо мной. Я хотела знать, что заставляет смеяться вас. Забавляют ли вас выходки акробатов и клоунов? Каких авторов вы читаете, каких философов изучаете? Миллион вопросов, Джеред. И только ваш портрет знал, как я хотела, чтобы вы полюбили меня.

Она крепче прижалась к нему.

— Вы думаете, желания сбываются? — Она улыбнулась. — Еще один вопрос. Понимаете, я ничего не могу с этим поделать. Меня учили задавать вопросы, Джеред. Читать, размышлять и понимать мир, в котором я живу, а вовсе не переделывать его по своему образу и подобию. От меня ждали, что я буду доброй к слугам и буду заботиться о моем спутнике жизни. Хотя никто не надеялся, что я как-то прославлю мою семью, подразумевалось, что я по крайней мере не опозорю ее.

Она помассировала рукой его грудь, натянула одеяло повыше, создавая вокруг него теплый кокон. Сама она теперь уже ощущала, что наконец-то начинает согреваться. Если ей станет лучше, то, возможно, и Джереду тоже. А пока надо растирать его тело рукой, массировать, отдавать собственное тепло.

— Я очень сильно разозлюсь, если вы умрете сейчас, особенно потому, что мы так много пережили вместе. Хотя много раз я боролась с тем фактом, что даже если я и люблю вас, то вы не очень-то приятный человек. Но ведь сердцу не прикажешь.

Она вздохнула, помассировала его грудь чуть сильнее, захватывая плечи, спускаясь вниз к животу. Его тело должно бы расслабиться под ее рукой, но оставалось твердым. При всем своем высоком положении, Джеред не был неженкой. Он умел, если надо, заняться простой работой, да и управляться с лошадьми было нелегким делом, по крайней мере так говорил ей один из братьев.

— Вы герой, вы знаете это? — сказала она, продолжая гладить его. — Если бы вы не отрубили мачту, вполне возможно, что мы бы все погибли. Капитан Уильямс о вас очень высокого мнения, он говорит, что счастлив служить такому человеку, как вы. Только не задавайтесь, хорошо? Джеред, я говорю сейчас то, что должна говорить верная и преданная жена, но иногда вы становитесь просто невыносимым.

Он не двигался. Казалось, что он стал немного «оттаивать», но недостаточно, чтобы она успокоилась. Может ли человек умереть от переохлаждения? Как там назвал это какой-то матрос? Ледяная болезнь. «Я слышал, это не самая плохая смерть». Она натянула одеяло повыше, подоткнула его вокруг шеи.

— Знаете, вы были правы. У меня было много времени, чтобы подумать об этом. Я пыталась изменить вас. Я вообразила себе вас до того, как узнала. Но человек не должен пытаться сломать другого. Теперь я это знаю, и на самом деле я бы не хотела, чтобы вы были другим. — Она прижалась к нему лбом. — Конечно, если не считать того, что я хочу, чтобы вы согрелись, улыбнулись мне. Пожалуйста, Джеред.

Он может умереть, несмотря на все ее усилия, несмотря на то что она трещала как сорока, несмотря на тепло ее тела, которым она щедро делилась с ним.

— Пожалуйста, Джеред, — снова попросила она. Еще одна молитва.


— Что случилось с ее голосом?

Он лежал с закрытыми глазами. Тесса ушла. Джеред слышал, как она тихонько закрыла за собой дверь. Почему, черт возьми, он так остро чувствует ее отсутствие? Капающая вода, стук кувшина, поставленного на комод, отвлекли его от этих неприятных мыслей. Чалмерс, конечно, это он.

Запах мыла, одеколона. Ну конечно, его же надо побрить. Прежде всего джентльмен не может выглядеть неопрятным. Это неприемлемо.

— Я полагаю, вы спаслись только из-за ее криков, сэр.

Его глаза распахнулись.

— Криков?

Чалмерс убрал от лица бритву, возможно, слишком резко.

— Да, ваша светлость. Она не позволяла матросам бросить вас. Угрожала застрелить, если они не вытащат вас в безопасное место.

Он снова закрыл глаза. Что-то сжалось в его груди. «Вот это да! Признай, Киттридж, ты не столько герой, сколько жалкий неудачник. Твоя жена должна спасать тебя от тебя самого. Пороком наслаждаться гораздо легче».

— Где мы, черт возьми?

— Город называется Мидлстон, по-моему, он находится на побережье.

— Значит, мы так и не добрались до Шотландии?

— Нет, сэр.

— А «Изольда»?

— Она села на мель, сэр. Подозреваю, что теперь шхуна стала добычей мародеров.

Мысль о корабле, обираемом грабителями, была не из тех, на которых он хотел останавливаться. Он отправил его на верную смерть. «Ну и дурак же ты, Киттридж».

Дядя будет недоволен. Полученный опыт достался слишком дорогой ценой. Ну по крайней мере теперь они знают, что мачта была слишком высокой, что она была опасно несбалансированна для бурного моря. Шхуну нужно было сделать длиннее, с более округлыми бортами, с тремя мачтами вместо четырех. Такой корабль мог бороздить океаны, не боясь штормов.

— А команда?

— Трое погибли, трое ранены, один тяжело. Ее светлость настояла, чтобы доктор осмотрел и их тоже.

После визита врача Джеред с удивлением обнаружил, что относительно цел. У него было сломано запястье, рука горела огнем, и он был уверен, что никогда уже не сможет окончательно согреться. Голова болела, а нос оказался сломан. Целый список травм. В калеку он, что ли, превратился?

Да уж, «удачный» вояж. Ничего не скажешь. Кроме, может быть, воспоминаний, но их он отбросил. Сейчас он не хотел думать о Тессе.

Он повернул голову к окну слева от него. Шел снег. Какие крупные снежинки! Наверняка покроют всю землю и сделают дальнейшее путешествие опасным. А с него хватит! Он не почувствовал волны возбуждения от этой мысли, только странную усталость, как будто не спал несколько дней.

— Чалмерс, ты можешь нанять карету?

— Если пожелаете, ваша светлость.

— Я желаю, — тихо сказал он. — Я хочу поехать домой.

— Вы уверены, что это разумный выбор, сэр?

Джеред посмотрел на камердинера. Его лицо выглядело измученным. Возможно, от того, что свои критические замечания он был вынужден несколько дней держать при себе.

— Благодарю тебя за заботу, Чалмерс, но со мной все будет в порядке.

— Я думал не столько о вас, ваша светлость, сколько о герцогине. Два последних дня она совсем не спала, Я сомневаюсь, что затеваемое вами путешествие пойдет ей на пользу.

— Ну, она же может предпочесть остаться здесь, не так ли? — Он отвернулся от этого неодобрительного взгляда. — И отправь сообщение моим докучливым родственникам: я хочу, чтобы к моему приезду они покинули Киттридж-Хаус.

— Киттридж-Хаус, сэр?

— Да, Чалмерс, ты не ослышался. Я нахожу, что Лондон может подождать.


С самого начала поездки стало очевидно, что путешествие в наемной карете не соответствует привычкам Киттриджа. Рессоры были слишком расшатанными, обивка — потертой, сиденья — твердыми как железо. В ней пахло табаком и очень сильно духами, тошнотворно сладкими.

Лошади тоже оказались жалкими клячами. Разномастные, а у одной был такой замученный вид, что Джеред чуть было не пристрелил беднягу, чтобы прекратить ее страдания. Это путешествие домой казалось таким же неудачным, как и поездка в Шотландию.

В первый день путешествия Тесса почти все время спала, скрючившись на заднем сиденье, тогда как Джеред с Чалмерсом устроились напротив. Во второй она дремала, но уже чаще просыпалась от внезапных толчков кареты или шума приближающегося города. Она плохо выглядела, глаза — какие-то испуганные, по крайней мере так он полагал в те редкие моменты, когда они все-таки смотрели друг на друга. Джеред подумал бы, что ее опять беспокоит желудок, но счел за благо промолчать. Зачем демонстрировать заботливость, когда все знали, что этим качеством он не обладает? Странно, однако, как быстро прошла ее морская болезнь. Она испытала ее один только раз и, видимо, сочла, что с нее вполне достаточно. Девственность тоже теряют лишь однажды, подумал он, а потом улыбнулся абсолютной глупости этой мысли.

Все-таки Тесса выглядела лучше его. Детская страшилка ничто по сравнению с его внешним видом. Под глазами — мешки с желто-коричневыми синяками, нос заткнут тампонами, рука перебинтована. Неплохой итог путешествия.

— Чалмерс, ты женат? — спросил он первое, что пришло ему на ум. Как странно, что он этого до сих пор не знал.

— Я вдовец, сэр.

— А дети у тебя есть? — Очень хорошо, что подобным разговором можно скоротать время в пути.

— Дочка. Живет в Хэмстеде.

— Только не говори, что ты уже дедушка!

— Дважды, ваша светлость.

— Ты видишься с внуками?

— Не так часто, как хотелось бы. Почему-то всегда не хватает времени.

— «Но за спиной я всегда слышу, как мимо пролетает колесница времени». Марвелл правильно сказал об этом, не правда ли? Вот если бы у нас сейчас была крылатая колесница!

Джеред взглянул на жену. Та смотрела в окно. Занятие, которое вряд ли могло рассеять скуку. В ответ на его взгляд она повернула голову.

— Вы хорошо себя чувствуете?

Он улыбнулся.

— Я бы спросил у вас то же самое, по ведь мне же запретили. Вам надо немного побаловать себя, Тесса. Я бы порекомендовал длительный океанский вояж, но, разумеется, не такой, что мы с вами испытали. Можно было бы поехать на воды в Бат. Но опять же я сомневаюсь, что вы сможете вытерпеть претензии тамошнего общества. Я бы не назвал их достойными похвалы. Его представители слишком старательно кланяются в присутствии сэра или леди. Их сплетни — не самые свежие. Их манеры — прискорбно прозаичные. И все же они очень ловко умеют испортить репутацию женщины и усугубить мнение о распутнике. Мне кажется, в Бате я заработал большую часть своей славы. Когда был еще зеленым юнцом.

Он откинул голову на спинку сиденья и закрыл глаза. Интересно, Тесса все еще сморит на него? Она уже беременна? Если это так, то пусть у них родится мальчик, чтобы он мог оставить ее в Киттридж-Хаусе и считать себя выполнившим свой отцовский долг. Она раздражала его, беспокоила в самом изначальном смысле, заставляла вспоминать вещи, о которых лучше забыть. Открыла дверь его души, которая должна быть окована железом и закрыта на самый крепкий замок. С ее любопытством, с ее упорством она вскоре узнает, что он совсем не здоров, что его душа сморщена и обуглена.

Он считал себя способным предложить ей сносную семейную жизнь, но вместо этого едва не погубил из-за своей самонадеянности. Неужели он ничего не может сделать правильно? Он вдруг обнаружил, что легче вернуться к роли, которую он создал для себя шестнадцать лет назад. Мужчина, лишенный чувств… Зачем ему ребенок, к которому он будет равнодушен? Ни чувства утраты, ни отчаяния, вообще никаких чувств.

— Полагаю, я должен поблагодарить вас за спасение. Мне о вас такое рассказали! И я поверил. Знаете, вы просто героиня. Матросы будут говорить о вас с восторженным благоговением, по вашему образу и подобию станут делать барельефы на носу кораблей.

Она не ответила. Молчание, возможно, не лучший вариант поведения для нее сейчас. Оно нервировало его. Если ему обязательно испытывать какие-то чувства, то пусть это будет раздражение. Его легко будет достать из багажа привычных душевных состояний. Он часто испытывал это чувство.

И вот оно снова овладело им. Он слышал почти каждое слово, что она говорила ему, когда он лежал обледенелым коконом. Он чувствовал тогда, что для него все кончено. Но Тесса думала по-другому: ее голос манил его, ее тело постепенно отогревало его.

«Пожалуйста, Джеред». Он слышал и это тоже. Женщина, не рожденная просить, но делающая это с таким пылом. Сейчас ее голос был хриплым. Ведь она кричала в бурю, обращаясь к Богу, к ветру, к разъяренному морю. Она молила за него, чтобы только он выжил. Вряд ли он заслужил такое отношение к себе.

Как он мог признаться, что всякий раз, когда он пытался сделать для нее что-то хорошее, все выходило наперекосяк, он сам же все и испортил, едва не погубил ее?

— Вы снова за свое. Насмехаетесь надо мной. — Она с горечью глянула на него. — Становитесь совершенно отвратительным. Мне потребовалось много времени, но я все-таки окончательно поняла вас, Киттридж.

— Вы, кажется, очень сердиты, Тесса.

— Это еще мягко сказано.

— Вы, без сомнения, раздражены. Усталость обычно усиливает эмоции.

— Не пытайтесь говорить банальности, Киттридж.

Глядя на несчастный вид камердинера, Джеред покачал головой.

Чалмерс стал покрываться красными пятнами.

— Мы смущаем Чалмерса, моя дорогая.

— Его гораздо больше может смущать то, что наш брак еще не распался.

— Неужели?

— Не говорите со мной таким тоном, Киттридж. Я не одна их ваших шлюх.

— Ваша светлость, мне совсем нетрудно пересесть к кучеру…

— Бросьте, Чалмерс, — буркнула Тесса.

— Кстати говоря, с момента нашей свадьбы у меня не было любовниц.

Мгновение тишины, пока она переваривала услышанное.

— Я должна этому верить?

— Почему нет? — Джеред взглянул на Чалмерса. Тот, казалось, был поглощен обозреванием заснеженного пейзажа. — У меня не было на это времени, моя дорогая. Да и физически я не всесилен.

— Я не ваши возможности имела в виду.

— Почти все время, что длится наш брак, Тесса, вы не давали мне и слова сказать. Без конца болтали как заведенная.

— Еще одна ваша уловка, Джеред. Довольно неплохая, кстати. Разозлить противника настолько, чтобы он отвлекся от темы разговора.

— Очаровательного противника!

— Как остроумно!

Он улыбнулся. Ему и правда нравилось пикироваться с ней.

— Очень хорошо. Какое монументальное открытие вы сделали относительно моего характера?

— Ваша светлость…

— Не сейчас, Чалмерс, — бросил он.

— Вы предпочитаете ко всему относиться с презрением. Вас пугает, что вы вдруг случайно станете счастливым.

— Даже так?

— И чтобы этого не случилось, вы мгновенно превращаетесь в напыщенного, невыносимого, самонадеянного осла. Счастье проскакивает мимо, и вы очень довольны.

— Ваша светлость, право же…

— Заткнись, Чалмерс! — одновременно рявкнули они.

Бедный камердинер съежился в углу. Воцарилось долгое молчание, и уже Джеред сосредоточился на пейзаже за окном.



Глава 36


— Я не могу уехать домой, пока не пристрелю вас, — сказал граф Уэллборн. Он стоял на пороге библиотеки — невысокий плотный мужчина, с довольно приличным брюшком, который, казалось, увеличивался в объеме каждый раз, когда Джеред видел его.

Однако в прямом противоречии с его словами на лице его играла улыбка. Непохоже, что граф действительно собирается его убить.

Джеред отложил перо, откинулся в кресле и посмотрел на гостя. Его тесть, без сомнения, уже давно получил право распоряжаться в его доме, поэтому возник на пороге без доклада.

— Дуэль? Или я просто должен сидеть здесь и ждать вашего выстрела?

— Полагаю, — сказал Грегори, — что я мог бы поступить так, если вы останетесь на месте. Я бы, пожалуй, совершил такой подвиг. Но признаюсь, что я не считаю себя хорошим стрелком.

— А это совершенно необходимо — стрелять в меня, или, может быть, другое оружие будет предпочтительнее?

— К сожалению, я совсем не спортсмен. Вот рыбачить люблю, но не думаю, что это поможет разобраться с вами, не правда ли?

— Тесса переняла свою привычку все время задавать вопросы от вас или от своей матери?

Грегори улыбнулся.

— Боюсь, это у нее врожденное. Когда она была маленькой, то интересовалась всем на свете. Почему трава зеленая, а небо голубое? Облака, может быть, это посланцы Бога, чтобы разговаривать с людьми? Знают ли цветы, будучи еще семенами, какого цвета они будут, когда вырастут?

— Да, у вас не было свободной минуты.

Грегори кивнул, все еще улыбаясь.

— Позволено мне поинтересоваться, за что я должен быть убит, или чтение перечня грехов приговоренному не позволено?

— По крайней мере вы понимаете, что их целый список. Знаете, а это уже какой-то прогресс. — Он подошел к креслу напротив стола и после кивка Джереда сел в него.

— О, я буду первым, кто признает свою порочность. По добродетельности вашей миссии я должен предположить, что вы человек без недостатков?

— В смысле «святой Грегори»? Звучит заманчиво. Боюсь, однако, что не могу претендовать на это звание. По крайней мере мое потомство точно умрет от хохота. Они, видите ли, дополнительная причина моего присутствия здесь.

— Так вы застрелите меня не от имени Тессы?

— О нет, вовсе нет. От имени мальчиков, конечно. Либо я как их представитель, либо они все шестеро сделают это сами.

Джеред повертел в руке перо, снова бросил его.

— Столько сыновей… Как вам это удалось?

Грегори поднял бровь.

— Вы знаете мою жену. Она очень привлекательна, с ней забываешь обо всем. В том числе и об умеренности.

Да уж, он понимал. Елена Эстли была колючкой в его боку, тигрицей, полной решимости защитить своего детеныша. И при всем при том невероятно очаровательной женщиной.

— Мои сыновья уверены, что вы очень плохо обращаетесь с их сестрой.

— И вы, несомненно, разделяете эту точку зрения.

— А что мне остается?

— С вами трудно не согласиться. — Он улыбнулся, увидев удивление на лице тестя. — Да и как иначе? Она получила пулю, едва не замерзла и пережила кораблекрушение.

— Не забудьте еще похищение.

— Я едва ли соглашусь, что это наказуемый проступок, поскольку я ее законный муж.

— Я все же думаю, что этот эпизод надо добавить к списку.

— Очень хорошо. — Джеред снова откинулся в кресле.

— Скорее всего мне не удастся уйти невредимым, если я убью герцога, — сказал Грегори.

— Это стоит иметь в виду.

— Что вы собираетесь делать дальше, Киттридж? — В глазах тестя был уже настоящий гнев, вся ирония исчезла в одно мгновение.

— Понятия не имею, — признался Джеред.

И он действительно не знал. Все его добродетельные шаги сведены к нулю его же идиотизмом. Его жене пришлось спасать его от самого себя. Он хотел доказать, что достоин ее, а все, что сделал, так только высветил свои новые недостатки, до того прятавшиеся в тени. Он кричал, черт возьми, когда его рука застряла в петле во время шторма, стонал и хныкал, как ребенок, попавший впросак из-за собственной шалости. Не самые подходящие для легенд деяния. Совсем не рыцарь на белом коне. Проклятие, да он наверняка проткнул бы себя собственным копьем, если бы только смог осуществить этот трюк. Кстати, в северном коридоре стоят прекрасные доспехи.

— Она несчастлива с вами, Киттридж.

Поскольку Джеред не видел свою жену три дня, это было ему неизвестно. И все же он не мог сказать, что удивлен услышанным от тестя.

— Елена говорит, что Тесса часто плачет, а мне очень не нравится, когда она страдает, сэр. Кроме этого, когда расстроена моя жена, Дорсет-Хаус становится не самым приятным местом для жизни. А я очень ценю домашний уют.

Джеред не понимал, как их дом может быть спокойным при таком количестве детей, но благоразумно воздержался от комментария.

— Как я понимаю, вы работаете с Уайберфорсом?

Перемена темы явно удивила тестя. Джеред очень надеялся на это, он совсем не собирался ни с кем обсуждать свои брак. Родители излишне назойливы. Он вдруг подумал, не приходила ли когда-нибудь такая мысль в голову Елене Эстли?

— Да. А что?

— Он будет снова вносить свое предложение? — Палата общин недавно обсуждала запрет вывоза рабов в Вест-Индию. Предложение не прошло, не хватило совсем немного голосов.

— Надо, чтобы этой проблемой занялась палата лордов, — заметил Грегори.

— Вам нужна помощь?

Еще один сюрприз, несомненно. Его тесть выглядел сбитым с толку.

— Вы ее предлагаете? Почему?

— Это неплохая альтернатива перспективе быть застреленным, вы не согласны?

Джеред вдруг осознал, что это первый раз, когда он услышал смех своего тестя.


Кстати, почему Джеред не живет в Лондоне? Ведь муж, по существу, вычеркнул ее из своей жизни. Люди приезжали в Киттридж-Хаус в любое время дня и ночи, и он принимал их, дверь его библиотеки никогда не закрывалась. Иногда она слышала смех, иногда только журчание разговора.

Драматических дней на корабле как будто никогда и не было. А ведь именно там, в каюте, он щедро дарил ей нежность и любовь. Может быть, это было только ее воображение, пылкий полет фантазии? Возможно, они даже не общались, не рассказывали друг другу историй и не играли в крикет и карты?

Ничего не осталось от того Джереда, которого она начала узнавать, того, который обнимал ее и шептал ее имя, как самое сокровенное слово. Сейчас в характере этого человека были только высокомерие и герцогская властность. Он держался равнодушно, надменно, отстраненно. Особенно от нее. Он всегда вел себя так. Она пробовала стать ему другом, пыталась следовать за ним везде, быть рядом каждую минуту.

Почему она решила, что сейчас подобные усилия окажутся бесполезными?

Она вспомнила тот взгляд на трапе корабля, когда он пристально посмотрел на нее. Как будто в его сердце проник солнечный луч и все эмоции мужа были предназначены только ей. Теперь в его глазах не было ничего, только холодности, которая уже стала ей привычна.

Какая надежда охватила ее, когда он впервые пошевелился, приходя в сознание! Она бросилась к кровати и позвала Чалмерса, и только потом доктора. Джеред будет жить. Слава Богу! Да, он жил, но тот человек, которого она жаждала найти, исчез.

Самонадеянный во всем. Его синяки цвели желтым и коричневым, и весь он выглядел каким-то потрепанным. На его носу больше не было той ужасающей повязки, но запястье все еще оставалось перебинтованным. Он стал носить трость в левой руке, а правую держал засунутой в карман. И это казалось для него вполне естественным.

Иногда она не могла удержаться от слез, когда, к примеру, получила письмо от Питера Лэнтерли, который справлялся о ее здоровье. Она написала в ответ, сообщая ему, что чувствует себя прекрасно, что шрамы бледнеют и что у нее нет никаких негативных последствий от операции. Она не упомянула, что с тех пор чуть не утонула и успела вполне оправиться после этого. Она вспомнила тот волшебный день, когда Джеред занимался с ней любовью, касался ее так нежно и с таким благоговением, как будто она была хрупкой статуэткой. Но с тех пор он не прикасался к ней. Даже не смотрел на нее, встречая в коридоре. Если бы не синяки, можно было подумать, что того дня вообще не было. А когда они сойдут, Тесса была уверена, что Джеред вернется в Лондон. Не может же он появиться в столице не в лучшей форме.

Она не поедет вместе с ним. Этот урок занял много недель, но она наконец-то выучила его. Он не желает иметь ее в качестве жены, а она не согласна на меньшее.


Странное ощущение смотреть на свой собственный портрет и чувствовать злость на человека, смотрящего с него. Почти такой же идиотизм, как ругаться на зеркало, но, с другой стороны, он же делал это на прошлой неделе.

«Вы немедленно превращаетесь в напыщенного, невыносимого, самонадеянного осла в тот же момент, когда обнаруживаете, что не несчастны». Что-то подобное она ему заявила совсем недавно.

Он очень сильно опасался, что она права. И все же в его жизни были воспоминания о смехе и радости. Это было еще до смерти его матери. Он так долго не мог поверить в эту утрату, что боль от нее, возможно, никогда не была полной. Возможно ли такое?

«Нет, Джеред, мы должны вернуться. Твой папа ждет нас, и я обещала почитать Сьюзи сказку. — Она откинула назад волосы, ее ослепительная улыбка соперничала с солнцем. — Не смотри так. Тебе удавалось смягчать мое сердце жалостным взглядом, когда тебе было четыре года, но сейчас я не поддамся». Она тронула лошадь и поскакала в Киттридж-Хаус. Через несколько мгновений он услышал крик и нашел мать лежащей на земле без признаков жизни.

Это ли был момент, когда он стал другим человеком? Или это случилось, когда умер его отец? Тогда он выучил урок, тот, который довел до совершенства повторением. Легче не ощущать ничего.

Быть равнодушным проще, чем чувствовать боль. Это делает тебя почти неуязвимым. Его отношения с приятелями были поверхностными и непрочными, избегал он и родственников, потому что те вытаскивали его из-за тщательно возведенных им стен.

Он отказался от Тессы. Боялся, что своей любовью она выведет его на дорогу жизни, где ему предстоит познать истинные человеческие чувства. А он бежал от них, пытался заглушить их в себе.

А порочность? Это ведь единственный способ соприкасаться с реальностью, то, что он хотел доказать себе своей непутевой жизнью. По внешним признакам он еще живой. Возбуждение, опасность, попрание закона, традиций и правил — своего рода наркотик. Он стал нуждаться в нем, просто чтобы чувствовать себя еще не погребенным.

Парализованная конечность не может чувствовать укол. А оцепеневшая душа? Нежный женский смех. Множество вопросов. Разбитая вдребезги ваза.

Молодой человек на картине был образцовым джентльменом. По крайней мере старался казаться таким, прикрывая внешней бравадой пустоту души.

Его дядя ошибался. Он вовсе не стремился стать воплощением зла. Это была укоренившаяся привычка. Отсутствие любви, повторяемые банальные поступки и слова, отторжение всего, что может ранить душу.

Почему портрет тревожит его? Ведь он льстит ему, показывает очень выгодно: чуть меньше морщин вокруг глаз, немного смущенная улыбка. Глаза — те же, волосы такие же темные, разве что прическа изменилась. Но это был не он. Жена ошибалась, восторгаясь этим портретом.

Немного унизительно было признавать, что его понимание себя самого началось только после женитьбы. Если бы не это важное событие, вполне возможно, что он оставался бы таким, как был. Несчастливым человеком, вынужденным изображать какую-то деятельность только затем, чтобы поменьше оставаться наедине с самим собой. Сейчас, когда он попытался устранить Тессу из своей жизни, одиночество не приносило ему облегчения.

Он при всех своих недостатках, всех бедах, обрушивавшихся на него, нуждался в ее участии.

«Знаете, ведь я сначала влюбилась в ваш портрет», — сказала однажды Тесса.

«Человек на портрете внимательно слушал меня. Был очень терпеливым. Похоже, был совсем не против всех моих глупых вопросов».

А его, реального, только раздражала ее детская непосредственность, наивность.

Как он был не прав! С гневом, удивившим его, он швырнул свою трость в этот проклятый портрет.

Болван с холста только продолжал улыбаться ему.



Глава 37


Он нашел Тессу в беседке. Это было нетрудно; она почти каждый день скрывалась там с книгой. На прошлой неделе он наблюдал за ней, когда она смотрела в пространство. О чем она думала? Не о нем, это точно. Она, похоже, успела выбросить его из головы.

Она не пошевелилась, когда он подошел, только повернула голову и посмотрела на него. Он положил здоровую руку на одну из колонн, поддерживавших сооружение, поставил ногу на первую ступеньку. Человек, которым он стал за последнюю неделю, был каким-то неуверенным, нерешительным. Это были непростые эмоции. Они раздражали его. Нет, скорее пугали.

Она наклонила голову набок, машинально улыбнувшись. Господи, как она очаровательна! В его груди что-то перевернулось.

— Я продаю дом в Лондоне, — сказал он без предисловий.

— Неужели?

Проклятие, она что, не понимает, какая это для него жертва?

— И я прекратил членство во всех моих игорных клубах.

Она подняла брови — вежливый и абсолютно равнодушный жест.

— С какой стати вам делать это?

Молчание, пока он набирался смелости.

— Потому что я готов все начать заново, — ответил он, — изменить мою жизнь.

Она заморгала. Она всегда делала это, когда он удивлял ее. Это случалось нечасто, но достаточно, чтобы он радовался в душе, когда это происходило.

— Я нанял секретаря, который приедет сюда жить через неделю. По рекомендации вашего отца. Несомненно, он шпион. Ну что ж поделать!

Вот это вызвало наконец улыбку на ее лице.

— Одна моя попытка быть достойным прискорбно провалилась, но это не означает, что я не могу попробовать еще раз. То есть, понимаете, гораздо легче в этой жизни быть безнравственным. Скатываться в пропасть, не пытаясь противостоять этому.

— Джеред, вы всегда были порядочным человеком. Вам не нравилось быть таким, но вы им были. Если бы нет, вы бы не организовали кражу своего собственного золота. Вы бы присоединились к тем, кто занимался любовью с проститутками в таверне. Вы нашли бы время и силы для любовницы. Вы не одолжили бы свою ложу сестрам Кроуфорд. Ваша проблема в том, что вы просто не готовы быть счастливым. Я очень рада тому, что услышала от вас сегодня.

Почему он думал, что она ускользает от него в мир вежливого безразличия? Нет, кажется, еще далеко не все потеряно.

— Я был идиотом, Тесса. Я ошибался. — Это признание должно разбить этот вежливый фасад. Сейчас или никогда!

— Мы оба ошибались.

Это она о том, что любила его?

Он поднял руку, чтобы остановить ее.

— Не говорите мне, что мы оба были не правы. Я виноват больше.

— Вы действительно так считаете? — спросила она, и на ее губах заиграла озорная улыбка.

— Проклятие, я люблю вас. — Не совсем романтическое заявление, зато от чистого сердца.

Она удивленно заморгала, глядя на него.

— И если вы не можете простить меня за все страдания, боль и горе, через которые я заставил вас пройти, то я не единственный в этой семье, кто ранен высокомерием. Разве не достаточно, что я перестроил свою жизнь? Черт, я составил списки всех тех людей, которые могли бы быть достойны общаться с вами. Я пожертвовал значительную сумму церкви, обеспечил средствами дом ветеранов и пообещал поддерживать три сиротских приюта.

Она промолчала, и он выложил последний козырь.

— Я послал вашей матушке записку с приглашением на чай.

— Вы любите меня?

— Разве я этого не сказал? Тесса, я прекрасно сознаю все свои многочисленные грехи, но я постараюсь исправить их. Самое меньшее, что вы можете сделать, — это поаплодировать моим усилиям. Ведь это совсем нетрудно.

— Я пока подожду, — тихо сказала она.

— Только и всего? — Он вдруг рассердился на нее больше, чем когда-либо. — Большинство женщин сейчас бросились бы в мои объятия, Тесса. Очень многие из них сейчас визжали бы от радости. Я никогда в жизни не говорил этих слов ни одной живой душе, а вы просто спокойно сидите тут и смотрите на меня как на барана.

Похоже, даже это заявление не заставило ее пошевелиться. Она просто смотрела на него, как на какой-то неодушевленный предмет.

— Я знаю, что вы любите меня. Я не идеален, как ваш любимый персонаж на портрете, но я постараюсь соответствовать ему.

Она что, окаменела? И что означает этот взгляд? Ее глаза как будто потеплели. Казалось, она вот-вот заплачет. Проклятие. Его слова не должны вызывать слезы.

У него был только один выход: завернуться в обрывки своей гордости и удалиться прежде, чем он унизит себя еще больше. Ведь он и так, кажется, уже вывернул свою душу наизнанку.


— Я вовсе не уверена, что ты поступаешь разумно, дорогая.

Тесса подняла глаза на мать, застегивая последнюю пуговицу на своем плаще.

— Мама, я люблю вас. Восхищаюсь вами и уважаю вас. И я надеюсь, что вы поймете то, что я собираюсь сказать.

— Я догадываюсь, о чем ты. — Елена улыбнулась своей единственной дочери. — Ты хочешь, чтобы я оставила тебя и Джереда в покое. Вы взрослые люди и сами во всем разберетесь. Так?

Тесса улыбнулась.

— Вы правы. Как всегда!

— Я помню, как говорила то же самое своей свекрови, — вздохнула Елена.

— А она вмешивалась в вашу жизнь?

— Еще как!

Тесса поднялась на одну ступеньку и поцеловала мать в щеку.

— Вы желаете мне добра, мама, но мне бы хотелось, чтобы вы больше занимались воспитанием Гарри. Есть признаки, что он станет с годами даже большим повесой, чем Джеред.

— Ты правда так думаешь?

— К тому же скоро старшие из моих братьев должны будут жениться. Или как минимум обручиться.

— И ты хочешь, чтобы я занялась поиском подходящих невест?

— Это было бы не худшим выходом для вашей энергии, мама, — с улыбкой ответила Тесса.

— Ты полагаешь, твой муж тебя стоит?

— Уверена.

— Разумеется, ты понимаешь, что это означает. В таком случае я тоже должна поверить ему, — с сомнением произнесла Елена. — Знаешь, он пригласил меня на чай. Я еще не ответила ему.

— Чай тебе понравится, — сказала Тесса, делая знак дворецкому открыть дверь. — И мой муж тоже.


Она забрала Чалмерса!

Тесса не только уехала в Лондон, но и взяла с собой его камердинера! Не то чтобы он никогда раньше не обходился без посторонней помощи, но, черт возьми, у него же повреждено запястье, да и забинтованную руку не так уж легко засунуть в рукав или вытащить из него.

Тот факт, что его лучшая карета исчезла, только еще больше распалил его гнев. Единственный оставшийся экипаж был жалкой колымагой, предназначенной возить только продукты с рынка. В нем было всего одно сиденье, и он так тарахтел, что казалось — Джеред все еще на корабле посреди бушующего моря.

Он был почти уверен, что не любит свою жену. Тесса превратила его жизнь в какой-то фарс, повсюду следуя за ним, заставляя его измениться, а потом отказавшись простить его, словно раскаявшегося блудного сына. Она осуждала его, стыдила, приводила в ярость. Не говоря уже о ее молчании в тот первый и единственный раз, когда он признался в любви к женщине. Этого он не простит.

Но зато ему никогда не было с ней скучно. Он чувствовал себя так, как раньше, когда грабил карету или совершал что-то запретное. Возбужденным. Живым. Жаждущим ее ласки. А она увезла его камердинера!

Обитатели коттеджей вдоль дороги были удивлены, услышав раскатистый хохот посреди ночи.


— Как это понять — она уехала?

Чалмерс подал ему записку. У его камердинера был весьма потрепанный вид. Ну это неудивительно. Джеред развернул записку, которую получил сразу же, как вошел в свой лондонский дом. Он прочитал пять слов, и его рот открылся от удивления.

— Она сказала, что либо это, либо ограбление кареты, ваша светлость. — У камердинера вырвался сдавленный смешок. — Она сказала, что терпеть не может лошадей.

— Чалмерс, у тебя истерика?

— Полагаю, что да, сэр.

Он уставился на своего камердинера.

— И ты вот так вот просто ее отпустил?

— Я ничего не мог сделать, сэр. Ее светлости очень трудно противоречить.

Поскольку он уже не однажды испытывал это, Джереду оставалось только молча согласиться.

— Кроме того, сэр, она взяла с собой братьев. Вы знаете, что у нее их шестеро?

— Они все здесь?

— Вот именно, сэр. И если мне будет позволено добавить, они, похоже, не слишком благожелательно настроены к вашей светлости. Я провел довольно много времени в их присутствии и должен сказать, что никогда не видел более решительно настроенных молодых людей. Самый младший, сэр, похоже, готов пустить ваши кости на суп, кажется, он так выразился.

— А ее родители здесь?

Чалмерс покачал головой.

— Но почему, черт возьми, она увезла тебя?

— Она сказала, сэр, что вы можете не заметить, что она уехала, а вот моего присутствия вам будет сильно не хватать.

— Мне надо бы поколотить ее.

— Именно так, сэр.

— Но мы оба знаем, что я этого не сделаю, не так ли?

Чалмерс снова хихикнул.


«Дворец удовольствий» был, как всегда, готов принять лондонских повес.

Вместо того чтобы подняться по лестнице, он обошел сзади и тихонько постучал в дверь. Ему открыла женщина средних лет, снабдившая его информацией, которую он искал. Ему прочли лекцию о целесообразности строго соблюдать установленные в заведении порядки. Он напряженно улыбался, желая, чтобы у него обе руки были здоровы. Чтобы легче было задушить ее. Конкретная девица, о которой шла речь, ожидала его появления на втором этаже. Он отклонил всю остальную информацию. В этом случае неведение было лучше всего.

Джеред воспользовался ключом, данным ему, открыл дверь и обнаружил комнату, освещенную одной лишь свечой. Комнату наполняли тени, но он сразу увидел свою жену. Обнаженную и лежащую на кровати.

Она не говорила ничего, просто улыбалась ему, как одалиска, обещающая наслаждения. В этом здании были и другие комнаты с соблазнительными женщинами, но он хотел только эту. Почему? Ни у одной из них не было таких глаз, в тепле которых он мог утонуть, или улыбки, согревающей его душу.

Она пугала его. Ее фантазия казалась ему беспредельной. Он походил на льва, который годами ходил взад-вперед по клетке и, выпущенный на волю, чувствует себя неуютно.

— Вы украли моего камердинера. — В высшей степени идиотское замечание, особенно в данной ситуации.

Она, видимо, подумала так же. Ее улыбка стала ослепительной.

Он подошел к стене, закрыл и запер на задвижку смотровое окошечко, потом повторил то же самое у дальней стены. Никто не будет свидетелем того, что здесь произойдет. Джеред подошел ближе, понимая, что не сможет снять свой собственный проклятый сюртук. Он протянул ей руку.

— Тесса, — только и произнес он.

— Что, Джеред?

— Дорогая… — Слова застряли у него во рту. Как странно, что он никогда раньше никого ни о чем не просил. Ни разу. Никогда в своей жизни. — Помогите мне, — прошептал он. — Пожалуйста.

Она села и мягко потянула за рукав, потом аккуратно сняла сюртук.

— Знаете, я действительно люблю вас.

— Вы как-то уж слишком обыденно об этом сообщаете.

— Я в ужасе. Вы пугаете меня. Все мое счастье, кажется, висит на волоске.

— О, Джеред, это очень ценное признание.

— Я погружаюсь в какое-то безумие. Вы знаете, что всю дорогу из Киттридж-Хауса я хохотал как сумасшедший?

— Правда?

— Меня растрясло. Я ехал на какой-то драной повозке. Вы украли и мою карету. — Он подошел ближе к краю кровати.

— Вообще-то я уверена, что вам не очень сильно повредила поездка в таком фургоне.

Он окинул ее взглядом. Тесса вальяжно раскинулась на кровати, едва прикрытая куском тонкого шелка.

— Тесса, вы любите меня?

— Всем сердцем, Джеред.

— Вам давно пора было известить меня. Я ведь пребывал в неведении.

— Сомневаюсь, что вы захотели бы услышать это еще месяц назад.

Он охотно кивнул, соглашаясь с горькой правдой ее слов.

— Сейчас у меня только одна здоровая рука, — поддразнил он, — иначе я присоединился бы к вам.

— Может быть, мы что-нибудь придумаем? — Ее улыбка была восхитительно порочной. Он закрыл глаза, произнес быструю молитву, благословляя день, когда увидел юную девушку, сидящую под деревом. Хорошо, что Господь сохранил ее и даровал ему немного разума, чтобы в его сердце зажглась любовь, когда она смотрела на него огромными и теплыми карими глазами.

— Что ж, дорогая, есть много интересных позиций, и я охотно вам их покажу.

— Я готова рискнуть, — сказала она, улыбаясь.

— Замечательно, — ответил он и прыгнул на кровать.

Несколько минут спустя мадам, хозяйка заведения, нахмурилась, прислушиваясь к шуму на втором этаже. Что за хохот оттуда доносился? Ведь здесь приличное заведение.



Эпилог


— Добрый день, Чалмерс, — сказала Тесса, когда камердинер осторожно вошел в комнату.

— Рад приветствовать, ваша светлость.

— Вы готовы к вашему отпуску?

— Да, и еще раз благодарю вас, ваша светлость.

— Не меня, Чалмерс, а Джереда. — Она села, завернувшись в простыню, и прошептала. — Понимаете, он счастлив, что его сестра с семейством приезжает завтра. А вы и правда должны чаще видеться с внуками.

Чалмерс улыбнулся.

— Благодарю вас, ваша светлость. Вы очень добры.

— Я не знаю, что она там говорит тебе, Чалмерс, — донесся голос Джереда из-под подушки, — Но все это — полная чушь, я в этом уверен.

Тесса шлепнула его по спине.

— Не слушайте его, Чалмерс. Он ведь тиран и деспот.

— Как вам будет угодно, ваша светлость.

— Господи, Тесса, теперь вы заставили его соглашаться с вами. — Голова Джереда вынырнула из-под подушки. — Это бунт, не так ли, Чалмерс?

— Ни в коем случае, сэр.

— Мы все пребываем в благоговейном ужасе перед вашей персоной, Джеред. О, я уже дрожу от одной только мысли о вашем недовольстве. — Тесса ослепительно улыбнулась.

— Я оденусь позже, Чалмерс, — медленно произнес Джеред, глядя на свою жену.

Не привлекая к себе внимания, камердинер попятился к двери и плотно закрыл ее за собой.

— Знаете, вы ломаете все мое расписание. Я должен встретиться с вашим отцом и его друзьями. В следующем году мы начинаем наступление на палату лордов, атакуем их блестящей риторикой. А Чалмерс искренне удивлен, что герцогиня так часто оказывается в моей спальне.

— Джеред, мои родители спят в одной комнате много лет. Я к этому привыкла.

— Сегодня вы так очаровательны!

— Вы говорите это каждое утро, — заметила она, откидываясь на подушку. — Но слышать это приятно.

Он поднялся на локте и посмотрел на нее. Ее лицо сияло, как будто солнце отражалось в ее глазах.

— Однако я говорю чистую правду.

— Это вы тоже повторяете неоднократно.

— Так, значит, я становлюсь многословным? — Он провел пальцами по ее руке, от локтя до запястья.

— Чрезмерно. — Она вздохнула, потом повернулась к нему лицом.

— Сегодня утром вам опять будет дурно?

— Надеюсь, нет. — Ее голос был тихим, под стать абсолютному покою раннего утра. Джеред внезапно понял, что ему нравится вставать вместе с солнцем. Это заставляло его чувствовать себя по-настоящему бодрым, способным на добрые дела.

— Хорошо. Так, значит, в скором будущем в семье герцога ожидается прибавление?

— Вы понимаете, разумеется, — сказала Тесса, — что это все меняет.

— Вот как?

— Вашей первоначальной идеей было держать меня в Киттридж-Хаусе. Но теперь, когда я беременна, вам нельзя отправляться в Лондон, бросая меня здесь на произвол судьбы. Скоро вы станете отцом. А отец всегда должен быть рядом со своим ребенком. — Она откинулась на подушку, улыбаясь. — И одаривать его любовью.

— И его братьев и сестер тоже?

— Разумеется.

— Но не шестерых, я надеюсь?

Ее улыбка стала невероятно озорной.

— Это уж как получится.

— Тесса, нашему браку обязательно во всем следовать примеру ваших родителей?

— Желательно.

Он вспомнил улыбку своей матери. Она ведь была счастлива с его отцом. Тот не смирился с ее потерей. А если бы Тесса погибла тогда во время бури? Как бы он жил без нее? Надо понять и простить отца. Время пришло.

Джеред откинулся на подушку и посмотрел на свою жену. На ее милом лице играл лучик света. Тесса вся была окутана сиянием, как будто спустившийся на землю ангел. В это мгновение он почувствовал себя счастливым. Не потому, что был знатен и богат, все это не стоило и одной улыбки его жены. Просто рядом с ней она нашел покой и счастье. Джеред осторожно обнял Тессу. Она положила свою ладонь поверх его прохладной руки, чтобы согреть ее.

Нельзя так обожать свою жену! Наверное, в свете так не принято. А вот он просто растворился в ней. Разве так бывает?


Только что распустившиеся зеленые листочки радостно тянулись к солнцу. Где-то в кустах птица запела весеннюю песню. Ее тотчас же подхватили пернатые обитатели леса. Лесные жители — кролик, лиса и барсук — высунулись из своих нор, чтобы приветствовать весну.

Легкий ветерок пробежал по головкам только что распустившихся цветов, лаская нарцисс и розу, шепча им что-то по пути. Едва слышный, он приглашал прислушаться, разгадать его нехитрую музыку. Природа дышала обновлением. Хотелось слиться с ней воедино, подставить лицо яркому солнцу и верить, что все самое лучшее еще впереди.



Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Эпилог



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке