КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Нити амбиций (fb2)


Настройки текста:



Коулмен Лорен Нити амбиций

Эта книга посвящается Майклу Стакполу одному из моих сайфу и хорошему другу

Отступать некуда:

Мне бы хотелось выразить признательность следующим людям, которые, каждый по-своему, сделали этот роман возможным.

Джиму Лемондсу - за его наставления и постоянную поддержку. Моим родителям, которые (в большей или меньшей степени) перестали просить меня найти "настоящую работу". Группе "Орландо", а в особенности Мэтту и Тиму, компьютерным гуру, и Расселу Лавдею, которые являются моими постоянными консультантами по оружию массового уничтожения.

Майклу Стакполу, который помог мне реализовать задуманную историю, рассказанную в этой книге, а также помог остаться в здравом уме при ее написании. По крайней мере, я надеюсь, что это так.

Как всегда, Дину Уисли Смиту и Катрине Кэфрин Раш, чья постоянная поддержка и дружба значат для меня очень многое.

Членам команды боевых роботов FASA, Брайну Нисталу и Рандаллу Биллсу, которые продолжают направлять мир вперед. Крису Хатфорду, Крису Хьюсси, Крису Троесену - за их комментарии. Редакционному комитету Клуба боевых роботов, особенно Донне Ипполито, за то, что помогла мне избежать убийства. В буквальном смысле слова.

Фанатам моего творчества - Морису Фитцджеральду и Уорнеру Долзу, которые настаивали на великодушии и милосердии своих героев.

Моему агенту - Дону Маасу за веру в мои силы.

Моей семье - Хизер, Талону, Конни и нашей недавно родившейся Алексии Джой, без которых все это ничего не значило бы.

ПРОЛОГ

Небесный Дворец

Зи-Джин Чет (Запретный Город), Шит

Сообщество Шиана, Конфедерация Капеллы

3 марта 3060 г.

Двери лифта Центра Стратегического Управления растворились, и Сунь-Цзы Ляо, Канцлер Конфедерации Капеллы, Первый Лорд возрожденной Звездной Лиги, почти беззвучно вошел в свой военный кабинет. Лишь складки его тяжелой темно-зеленой шелковой мантии тихо шелестели на ходу. Несмотря на то что он вошел очень тихо, вся деятельность в кабинете мгновенно прекратилась. Три главных советника, окруженные компьютерами и голографическими картами, повернулись и терпеливо ждали. Ни один из них не ожидал от Канцлера чего-то хорошего. По крайней мере, сегодня.

Один из них, и Сунь-Цзы был в этом абсолютно уверен, ожидал приговора.

Сунь-Цзы, не говоря ни слова, оглянулся. Двери лифта, замаскированные под тиковую обшивку кабинета, беззвучно закрылись позади него. Он медленно поднял руку, чтобы поправить высокий воротник с роскошной вышивкой - великолепными черными тиграми, вооруженными мечами дарндао, и ощутил приятное прикосновение шелка. Он еле заметно улыбнулся, хотя отлично знал, что его улыбка только накалит атмосферу в военном кабинете. Династия Ляо никогда не отличалась чувством юмора.

Гнев, которого ожидали его помощники, никуда не делся, он был внутри, раскаляя его и доводя до бешенства. Но Сунь-Цзы не собирался поддаваться слепому гневу. Вот его дед мог бы уступить своим эмоциям, даже до того, как Ханс Дэвион довел его до настоящего безумия. А его мать, Романо Ляо, в бытность свою Канцлером, довольно часто устраивала кровавые расправы. Но Сунь-Цзы Ляо считал такое поведение неприемлемым. Он учился управлять своими эмоциями, изучал их и умел направлять злость на конструктивные цели.

- Шесть месяцев, - сказал он почти шепотом. - Виктор Дэвион не появлялся во Внутренней Сфере уже шесть месяцев, а я узнаю об этом только сегодня.

Он прошел вперед - посмотреть, что изучали помощники перед его приходом. Посреди комнаты от пола до самого потолка располагалась огромная двумерная голо-графическая модель. Выйдя из лифта, Сунь-Цзы Ляо оказался почти в середине карты. Он заметил испарину на лбу Саши Ванли, которая возглавляла секретную службу, называемую Маскировкой. Саша нервно отступила назад, чтобы ему было лучше видно карту.

Внутренняя Сфера - шаровидная область приблизительно тысячу световых лет в диаметре. Проектор позволял отобразить лишь общий вид половины сферы, переведенный в двумерный вид. Однако даже такого изображения хватало, чтобы увидеть Великие Государства, контролирующие большинство звездных систем, куда люди переселились много столетий назад. В таком масштабе Конфедерация Капеллы выглядела тонкой, усеченной полосой рядом с огромной территорией Федеративного Содружества, которое ограничивало Конфедерацию с одной стороны, и Лигой Свободных Миров, граничащей с Капеллой - с другой. Даже область, захваченная Кланами у Лиранского Альянса, и Синдикат Дракона выглядели более значительно.

Именно из-за Кланов территория Конфедерации так уменьшилась. Не последнюю роль в этом сыграл и отсутствующий, но наиболее опасный враг Сунь-Цзы Ляо - Виктор Штайнер-Дэвион.

- Ну и где же он? - требовательно спросил он.

Уточнять, о ком идет речь, не требовалось. Все присутствующие прекрасно понимали, что речь идет о принце Викторе. Саша Ванли выступила вперед и неуверенно указала на скопление звезд, известное как Дорога Исхода.

- Мы предполагаем, что главная цель Виктора Дэвиона находится где-то в этой области. Не непосредственно на территориях Кланов, но где-то рядом.

Дорога Исхода была скоплением звезд, соединяющих территории Федеративного Содружества снаружи с границей Синдиката Драконов. Это был путь, которым Александр Керенский первоначально вел войска Звездной Лига к новым территориям, ставшим для них впоследствии домом. Это случилось более трехсот лет тому назад.

Сунь-Цзы оценил расстояние, которое преодолел Виктор.

- У Моргана Хассек-Дэвиона с Особым Отрядом Змеи эта поездка заняла бы от девяти месяцев до года. Как Виктору удалось совершить ее за семь месяцев?

Полковник Талон Цан, руководитель Вооруженных сил Конфедерации, воспринял этот вопрос довольно спокойно. На его молодом лице выделялись холодные темные глаза, пристальный взгляд которых выдавал не по годам проницательный и острый ум.

- Морган перемещался параллельно Дороге Исхода по более длинному и безопасному пути, приближаясь к Клану Дымчатых Ягуаров незаметно. Лазерным указателем полковник высветил линию на карте, указывая приблизительный маршрут. - Но никто не ожидал, что у Ягуаров на границах расположены настолько незначительные отряды. Войска Внутренней Сферы легко могли бы их разбить. Похоже, именно это и сделал Виктор.

Цан внимательно посмотрел на Сунь-Цзы. В его взгляде сквозило уважение, но никак не страх.

- Виктор перемещается так быстро потому, что теперь он преследует противника на его же территории.

- Это означает, что он может вернуться так же быстро и неожиданно, сказал Сунь-Цзы.

Он произнес это очень резким тоном, так как уже успел подсчитать в уме, сколько времени было потеряно из-за ошибки секретной службы. Сунь-Цзы выразительно посмотрел на бледную Сашу Ванли. По сравнению с Цаном ее некомпетентность была так же очевидна, как и ее возраст.

- Виктор имеет в распоряжении отряды Звездной Лиги, - проговорил Сунь-Цзы. - Как Первый Лорд я должен был быть информирован относительно их отбытия с территории Кланов, а не довольствоваться общеизвестными сведениями об операциях зачистки близлежащих областей. Как вы это объясните?

- Разрешите мне, - вмешался Цан. - Так как я читал отчеты Маскировки, то постараюсь объяснить.

Цан сделал небольшую паузу, которую Сунь-Цзы расценил как прием, направленный на привлечение внимания собеседника, а не как признак нервозности рассказчика. Прямолинейность и четкость изложения, присущие Цану, были теми качествами, которые Сунь-Цзы ценил, и именно благодаря этим характеристикам в свое время Канцлер и выделил Цана. С тех пор полковник работал все так же профессионально.

- Хотя Вы официально присвоили каждому действующему отряду цвета и эмблемы, обозначая тем самым их принадлежность к войскам Лиги, продолжал Цан, - все отряды были переданы в распоряжение Виктора, который убедил остальных членов Лиги в необходимости продолжать операцию из-за соображений безопасности.

Цан поглядел на Сашу Ванли, которая неохотно кивала в знак согласия.

Объяснение полковника отнюдь не порадовало Сунь-Цзы, но ему было необходимо узнать всю историю. Он взглянул на Сашу, чтобы та не думала, что он забыл про нее, а затем вновь повернулся к Цану.

- Вы оценили шансы Виктора на выживание при проведении операции в пространстве Кланов? - На этот вопрос нельзя было дать однозначного ответа, и Сунь-Цзы это знал. Но он не мог смириться с провалом Маскировки и хотел получить хотя бы приблизительный ответ человека, ответственного за стратегическое планирование.

Талон Дан, никогда не упускавший возможности показать свои знания, произнес:

- По-моему, было бы неразумно считать эту величину меньше одной сотой процента, Канцлер. В критических и нестандартных ситуациях Виктор Дэвион показал себя с наилучшей стороны. Он остался в живых после десятка сражений с Кланами, а теперь изгнал войска Дымчатых Ягуаров из Внутренней Сферы.

Сунь-Цзы одобрительно кивнул, пораженный таким быстрым ответом, однако чувство гнева, владевшее им, становилось все сильнее.

Цан был очень молод для занимаемой им должности, всего тридцать шесть лет, но он обладал одним из самых острых умов в Конфедерации. Хотя его назначение на самый высокий военный пост государства удивило и напугало старших, более опытных военачальников, никто не решился обсуждать возраст Цана с Сунь-Цзы, которому самому было двадцать девять. Из правителей Внутренней Сферы только Катрина Штайнер-Дэвион была моложе.

Конечно, Ивонна Штайнер-Дэвион тоже была очень молода, но Сунь-Цзы не принимал ее в расчет, так как она занимала трон всего лишь как регент Виктора. А Артура, самого молодого из династии Штайнер-Дэвионов, которого четыре раза отстраняли от власти его же старшие братья и сестры, и вообще упоминать не стоило! Зато Катрина сумела заслужить к себе более чем уважительное отношение. Три года назад ей удалось вырвать Лиранское Содружество из-под власти двоюродного брата. И тут же она беспечно заявила, что Содружество будет впредь именоваться Лиранским Союзом под ее управлением. Да, Катрина показала свою силу, с которой приходится считаться.

- Что вы об этом думаете, Ион? - Сунь-Цзы повернулся к последнему из советников. Ион Раш, Мастер Боевого Дома Имарра и Главный Мастер всех восьми Боевых Домов, стоял позади Цана, сложив за спиной руки. Крупный мужчина со славянскими чертами, он носил простую униформу цвета слоновой кости с зеленым (такой оттенок зеленого обычно называли "зеленым династии Ляо"). Сунь-Цзы очень ценил советы этого человека и часто к ним прибегал. Впрочем, как и к его дипломатическим способностям. - Вы очень молчаливы, Мастер Раш.

- Да, Канцлер, - невозмутимо произнес Ион Раш, - вы абсолютно правы. - Раш немного хмурился, пытаясь сосредоточиться, как будто Канцлер оторвал его от обдумывания чего-то постороннего и теперь Ращу приходится судорожно вспоминать, о чем идет речь. В конце концов он просто пожал плечами. - Виктор действительно выдающийся воин. Мне, кажется, добавить нечего.

- Да? А мне, кажется, есть! - Сунь-Цзы сузил холодные глаза цвета нефрита и повернулся к начальнице Маскировки. - Я говорю о тех шести месяцах, в течение которых Виктор Дэвион с многонациональной армией представляет для нас реальную угрозу, а кому-то здесь кажется, что не стоит обременять меня подобными пустяками.

Саша судорожно сжала за спиной морщинистые старческие руки. Она приняла на себя руководство Маскировкой после смерти Цзень-Шаня и убийства Романе Ляо, матери Сунь-Цзы. По состоянию здоровья Саше пришлось однажды уволиться, но Сунь-Цзы позвал ее обратно после того, как казнил того, кто ее заменил, за обман. Канцлер понимал, что Саша отлично знает, что лишь немногим руководителям Маскировки удалось умереть своей смертью, и это не может ее не тревожить.

- Я уже пыталась объяснить ранее, что передвижения Виктора остались не замеченными нашими службами по тем же причинам, по которым ему удалось ускользнуть и от наблюдения Кланов. У Маскировки есть несколько агентов, занимающих высокие политические посты в правительстве Содружества. Тем не менее все они были отстранены от дел. Конечно, им удалось внедриться вновь, но уже на более низкий уровень.

Сунь-Цзы с трудом подавил желание наброситься на ответственную за разведку. Физическое насилие ничего не даст и тем более не вернет потерянных шести месяцев. Он пытался успокоиться, расслабить напряженные мышцы. Спокойным голосом он спросил:

- Что можно предпринять теперь, когда мы знаем о его действиях?

Саша ответила очень быстро, явно подражая Цану:

- Я уже самым строжайшим образом наказала агентов, которые не смогли обнаружить отсутствие Виктора. Кое-какие действия...

Сунь-Цзы нанес удар. Левая рука взметнулась вверх. Ногти на мизинцах, средних и безымянных пальцах Канцлера, прозрачные и острые как бритва, были длиной десять сантиметров. Точно такие же были и у его отца. Они оставили на Сашиной щеке три кровавых следа. Сунь-Цзы спокойно мог бы и убить начальницу разведки, но у него была иная цель. Ему хотелось унизить ее и опозорить.

- Вы говорите мне о наших утраченных информаторах, об упущенных возможностях, но не предлагаете никаких действий для исправления ситуации. Вы что, хотите уничтожить все, чего мы добились? - язвительно прошипел Сунь-Цзы. - Вы что, совсем ничему не научились у моего отца?

Саша даже не подняла руки, чтобы стереть кровь, сбегающую по шее. Пристальный взгляд зеленых глаз Сунь-Цзы был обращен теперь на всех трех советников.

- Я хочу знать, как мы можем извлечь выгоду из отсутствия Виктора.

Первым заговорил Талон Цан, всегда готовый дать ответ:

- У нас есть план для возвращения себе Спорных Территорий.

Полковник подошел к ближайшему пульту, чтобы продемонстрировать, что он имел в виду. Голографическая карта поменялась, теперь на ней остались только Конфедерация Капеллы и непосредственное ее окружение. Два мира, остатки Империи Сарны, лежали напротив границы Конфедерации, а на расстоянии лежала ничья, но склонявшаяся к Ляо область Рубежа Хаоса, о которой говорил Цан. Ханс Дэвион присвоил эту систему и многие другие во время Четвертой Войны более тридцати лет назад, В 3057 году эта область вышла из-под контроля Федеративного Содружества, но к Конфедерации так и не примкнула, поскольку ситуация с некоторыми другими планетами оставалась довольно напряженной - они требовали полной независимости.

- Если мы положимся на наемников, - продолжал Цан, - и, возможно, на поддержку Магистрата, то мы могли бы активизировать действия в той области. Ничего особо важного, но нам будет с чего начать. К тому же мы сможем использовать ваши связи с движением Ксин Шенга.

Канцлер кивнул. Пытаясь завоевать популярность, Первый Лорд провел масштабные экономические, социальные и военные реформы в пределах Лиги, которые наиболее положительно сказались на Ксин Шенге. Тем самым Канцлер пытался возродить авторитет Конфедерации и укрепить ее позиции. Наиболее перспективным мероприятием было укрепление союза с Магистратом Канопуса, осуществленное непосредственно перед выборами Сунь-Цзы на пост Первого Лорда.

Сунь-Цзы в задумчивости потер подбородок указательным пальцем.

- Как обстоят дела с войсками Магистрата? - спросил он.

Вместо технической помощи Магистрат оказывал военную поддержку Дому Воинов Конфедерации. Две старшие дочери владетелей Канопуса в данный момент командовали несколькими отрядами, состоящими из военных роботов и пехоты. Эти отряды действовали и в пределах Конфедерации, а некоторые из них входили в силы Звездной Лига.

- Ничего стоящего упоминания, - сказала Саша покорным голосом, очень тщательно подбирая слова. - Очевидно, Даная Центрелла проводила отряды принца Виктора до пространства Кланов. А вот Наоми Центрелла, командующая большей частью сил Магистрата, наоборот, очень стремится объединить свои отряды с вашими.

Это заявление имело большое значение, так как Даная была старшей дочерью Магистра, а следовательно, и наследницей.

- Они как-то слишком инициативны, - промолвил полковник Цан. - Лично я бы проверил их.

Сунь-Цзы тоже подумал об этом.

- А что с Детройтской конференцией? Можем ли мы ее пропустить? спросил он после небольшой паузы.

Мир Детройта располагался на голографической карте где-то на уровне пола, зажатый между территориями, принадлежащими Магистрату, и Таурианским Конкордатом, совсем рядом с границей Конфедерации. Это была область, производящая малых роботов, которых инженеры Конфедерации усовершенствовали, применив новейшие технологии. Боевые роботы являлись наиболее мощным оружием из всего существующего на данный момент. Внешне они часто напоминали человека. Конечно, если бы все миры могли позволить себе производить роботов, на поле боя не было бы других боевых машин. Однако не у всех хватало денег, специалистов и ресурсов, чтобы построить заводы.

По-прежнему аккуратно подбирая слова, Саша ответила на вопрос Сунь-Цзы:

- Нет, пропускать конференцию не стоит. Для углубления отношений она очень важна. Можно заключить договор о производстве определенной линии роботов. Мои аналитики, рассмотрев ситуацию, советовали бы перед тем, как встречаться с Эммой Центреллой и Джеффри Кальдероном, приступить к производству на наших заводах хотя бы одной полной линии боевых роботов. Это значительно усилит наши позиции на переговорах.

Сунь-Цзы нахмурился. Встреча с Эммой Центреллой значила для него больше, чем просто усиление связей, уже существующих между Конфедерацией и Магистратом Канопуса. А Джеффри Кальдерой, возглавляющий Таурианский Конкордат, был главной фигурой в планах Сунь-Цзы. В дальнейшем на него можно было бы положиться,

"Мне жизненно необходима поддержка, - думал Сунь-Цзы. - Без помощи со стороны осуществить новые планы практически невозможно".

Он набрал свой запрос на ближайшем пульте. На карте отобразилась старая граница Конфедерации, включающая Великую Державу Сарны, большинство территорий Рубежа Хаоса и Объединенные Миры, которые одно время были планетарной системой Тихонова. Другая линия показывала расположенный недалеко от пространства Сент-Ивский Союз, которым управляла его тетя, Кэндис Ляо. Она отделилась от Конфедерации вместе со своими владениями во время Четвертой Войны. Сент-Йвский Союз до сих пор считался несправедливо утраченной территорией Конфедерации. Хотя Кэндис и являлась членом Звездной Лиги, многие до сих пор не простили ее за отделение от Конфедерации.

- Вы опять думаете о Сарне? - спросил Ион Раш, кивнув в сторону карты, на которой изображалась территория, состоящая из двух миров. В 3058 году Сунь-Цзы поручил Рашу напасть на Великую Державу Сарны. Со своей задачей Раш справился великолепно. Державы не стало, она раскололась на две территории.

- Два года назад вы оба, ты и Цан, уверяли меня, что Сарна находится в нашем подчинении благодаря продовольственной поддержке. - Сунь-Цзы вопросительно приподнял бровь. - Изменилась ли ситуация?

Оба советника отрицательно покачали головами. В кабинете повисло напряженное молчание. Затем, словно прочитав мысли Сунь-Цзы, Раш посмотрел на карту и сказал:

- Но пробовать вернуть Сент-Ивский Союз - очень опасно. Члены Звездной Лиги не допустят этого. Да и Кэндис сумеет настроить всех против нас.

Сунь-Цзы никак не отреагировал на слова Мастера Боевого Дома. Он продолжал пристально смотреть на карту.

- Саша, известны ли вам планы Катрины Штайнер-Дэвион?

- Есть сведения о восстаниях гражданского населения на территориях Федеративного Содружества, Ивонна Штайнер-Дэвион кажется очень обеспокоенной. - И, не дожидаясь вопроса Сунь-Цзы, Саша добавила: - На данный момент мы не можем точно сказать, достоверна ли полученная нами информация или это всего лишь слухи, распускаемые Катриной. Независимо от этого, если свести полученную информацию воедино, можно предположить, что она предпримет попытку завоевать земли брата, пока он отсутствует.

Раш, все еще обдумывая что-то свое, сказал, возвращаясь к предыдущей теме:

- Существует вероятность того, что Ивонна, Теодор Курита, Магнуссон и Кэндис создадут мощный блок внутри Звездной Лига. Гипотетически, конечно. - Раш продолжал, уверенный в одобрении Канцлера: - Вы как Первый Лорд новой Звездной Лига не имеете права не выполнить своих обязательств и допустить создание подобного альянса. История вам этого не простит.

Сунь-Цзы обратил внимание на то, что Цан промолчал. Канцлер посмотрел на полковника, но тот отвел взгляд в сторону. Через несколько секунд он овладел собой, пожал плечами и сказал:

- По военной силе Сент-Ивский Союз ничто по сравнению с Конфедерацией, хотя, даже при поддержке Магистрата, завоевать Сент-Ив будет непросто. - Он снова пожал плечами. - Впрочем, все зависит от вашей воли, Канцлер.

Пройдя немного вперед, Сунь-Цзы указал на Рубеж Хаоса.

- Мы все еще поддерживаем профессиональные группы повстанцев на Рубеже Хаоса, верно? - Дождавшись утвердительного кивка Цата, он продолжил: - Свяжите их с нашими отрядами и начните организованное наступление. Захватите как можно больше пространства... Переместите войска в Миры Тихонова, управляемые Федеративным Содружеством.

Цан выглядел удивленным. Подобный поворот событий оказался для него полной неожиданностью.

- Тихонов? Вы действительно рассчитываете удержать Миры Тихонова, расположенные на большом расстоянии от границы Конфедерации?

- Я не говорил, что собираюсь их захватывать. - Сунь-Цзы произнес это довольно спокойно, как будто какой-то четкий план созрел у него в голове. Канцлер прекрасно понимал, что ему опять придется положиться на Маскировку, но это даст Саше шанс искупить прежние ошибки. - Просто я хочу создать проблемы тем, кто сидит на троне Федеративного Содружества в Новом Авалоне.

Его взгляд стал острым и жестким. Советники переглянулись, ни один из них не мог понять намерений Канцлера.

- Так что насчет Сент-Ива? - в конце концов спросил Раш. - Вы говорили о...

Сунь-Цзы покачал головой, прерывая Мастера Боевого Дома.

- Нет, это вы говорили, - сказал он, глядя на троих помощников.

Под этим взглядом Саша поежилась и расстроилась. Ей никак не удавалось сложить кусочки мозаики воедино и увидеть общую картину, которую хотел получить Канцлер. Она явно утратила ясность ума, присущую ей когда-то. Ион Раш продолжал спокойно смотреть на хозяина, и только Талон Цан, казалось, понимал ход мыслей Канцлера.

- Так все-таки что насчет Сент-Ива? - прямо спросил Цан.

Канцлер Сунь-Цзы, Первый Лорд Звездной Лиги, представитель династии Ляо, еле заметно улыбнулся:

- По-моему, пора мне совершить поездку.

КНИГА ПЕРВАЯ ПУТЬ ТЕНЕЙ

Нет ничего более сложного, чем искусство маневра. Главная трудность состоит в том, чтобы превратить неудачи в преимущества. Это можно сделать, двигаясь по запутанному маршруту, сбивая врага с пути и заманивая его в ловушку.

Сунъ-Цзы, "Искусство войны"

Искусство уклонения преследует определенные цели; так почему же не использовать этот прием постоянно? Ведь подобная тактика, политическая или военная, приводит государство только к победе. Тем не менее она применяется в основном воинами, а не политиками.

Сунь-Цзы Ляо, запись в дневнике, 21 февраля 3058г.

I

Амфитеатр "Шен-Кай"

Провинции Гао Шан, Сарна

25 июня 3060 г.

Яркое полуденное солнце Сарны освещало серые, покрытые глубокими трещинами камни амфитеатра и сцену из красного дерева. Аккуратно подстриженные сосны росли плотным кольцом, у их подножия были расставлены красные деревянные корзины с папоротниками, плющом и многочисленными лиственными растениями. Все это произрастало внутри большой сферы. Здесь не было никаких цветов и сильно пахнущих растений, а из деревьев были посажены только хвойные. Воздух был наполнен ароматом свежести.

"Подходящее место для проведения посвящения", - подумал Арис Сунь.

Арис с гордостью смотрел на сцену из красного дерева, солнце блестело на его коротко подстриженных черных волосах. Он стоял слева от Мастера Ти By Нона, а справа расположился командующий пехотой Джессуп, Лишь небольшая часть мест амфитеатра была занята - пять первых рядов да еще несколько воинов сидели около центрального прохода. Всего на церемонии присутствовало около половины пехотного батальона армии Дома Хирицу. В данный момент Арис и Ти By Нон были единственными в амфитеатре, кто умел пилотировать боевых роботов. Ти By Нон был ответственным за посвящение, а Арис присутствовал здесь в качестве наставника одного из представленных для посвящения. Все присутствующие были одеты в черно-зеленую униформу Дома Хирицу и свободно развевающиеся плащи неотъемлемую принадлежность любой торжественной церемонии.

Точно так же был одет и Ли Винн, которому предстояло пройти посвящение.

Ли Винн на коленях стоял около главного входа, сложив руки, словно в молитве. На нем было скромное темно-зеленое шелковое одеяние, настолько простое, что еще чуть-чуть - и его нельзя было бы признать официальной униформой Дома Хирицу. Хотя Арис никогда не был на месте Винна - его собственное посвящение прошло при весьма нетипичных обстоятельствах, он догадывался, что Ли, посвящаемый сегодня, сейчас репетирует ответы на те традиционные вопросы, которые зададут ему во время церемонии Арис и Джессуп.

Арис внезапно почувствовал всю ответственность, налагаемую на него выдвижением кандидата на посвящение. Ему казалось несправедливым по отношению к Винну то, что выдвигал его именно он - человек, который сам не принимал формального посвящения. Арис никогда не стремился к официальным почестям, да и сейчас он с куда большим удовольствием забрался бы в кабину своего "Призрака" и поупражнялся в управлении боевым роботом.

"Не является ли все происходящее преддверием возвращения Спорных Территорий или даже Рубежа Хаоса? Супремат Сарны лакомый кусочек для Конфедерации", - думал Арис.

Сарна зависела от Конфедерации Капеллы с тех пор, как она утратила свой источник сельскохозяйственного производства - Кайфенг, отвоеванный Домом Хирицу, и теперь была вынуждена продавать большую часть военной продукции Конфедерации, которая, в свою очередь, поставляла оружие Звездной Лиге. Лига, в прошлом признавшая Сарну независимым государством, не обращала внимания на подобную ситуацию, с тех пор как Сунь-Цзы начал осуществлять военную поддержку Лига в ее действиях против Клана Дымчатого Ягуара. Впрочем, и теперь Лига предпочитала не сосредоточиваться на происходящем в Супремате.

Один из отрядов Конфедерации был расположен на Сарне вот уже шесть месяцев, чтобы следить за обстановкой и за тем, чтобы обязательства, принятые на себя Суп-рематом, неукоснительно выполнялись. Дом Хирицу исполнял эту почетную обязанность вот уже шесть месяцев. Это была награда за верную службу в прошлом. Но для Ариса, как и для большинства воинов, подобные обязанности не представлялись чем-то необычным и почетным - нормальная гарнизонная служба, которую надо было нести, пока родина не призовет их обратно. Конечно же, все воины Дома желали принимать более активное участие в укреплении Конфедерации. Даже Ли Винн поделился с Арисом своими мыслями о том, что подать прошение о зачислении в войска Дома Хирицу его заставил призыв Канцлера об "обновлении силы Капеллы". "Когда Дом возродится, - однажды в разговоре с Арисом сказал Ли, - я хочу быть частью его".

Арис оценил такой порыв, а также его помощь в битве на Кайфенге. Именно поэтому он выдвинул его кандидатуру на место в Боевом Доме. Когда придет время сражаться, он будет одним из лучших. Но скоро ли это будет?

Арис и предположить не мог, насколько быстро получит ответ на свой вопрос.

Посвящаемый в воины Ли чувствовал напряженность момента. Мучительное ожидание, когда Мастер Дома вызовет его, было тяжелее, чем бои на улицах Кайфенга, выговор начальства и время, проведенное в кабине боевого робота. Но впервые за двадцать один год Ли Винн почувствовал принадлежность к чему-то. И это ощущение стоило всех волнений и переживаний.

- Кандидат может подойти, - бесстрастно произнес Мастер Дома. В его голосе не прозвучало ни малейших эмоций.

Ли Винн быстро поднялся; Его длинные черные волосы колыхнулись в воздухе и рассыпались по плечам. Он заметил, что Ти By Нон наблюдает за амфитеатром и не обращает на посвящаемого никакого внимания. Арис объяснил ему, что обычно новые воины принимаются Мастером в возрасте двенадцати лет, а не двадцати одного года, именно столько было Ли Винну. Но Мастер Дома имеет право на исключения. И хотя все уже было решено, посвящение в воины для Ли будет более длительным и сложным, чем принято.

Под взглядами своих будущих товарищей Ли Винн поднялся на сцену и подошел к Арису Сунь. Его наставник достал из-под плаща небольшой кинжал и направил его на Ли.

- Для служения Дому Хирицу и Конфедерации Капеллы, - Арис говорил скорее для аудитории, чем для Ли, - на территориях Кайфенга, Рандара и Сарны претенденту предоставляется гражданство Конфедерации Капеллы.

Немалая честь. И Ли Винн знал это. Даже те, кто родился на территории Конфедерации, должны были выполнить нечто значительное, чтобы получить гражданство. Ли вспомнил, что Арис выдвинул его пока лишь для сопровождения Дома и каких-либо незначительных поручений, например сбора слухов на улицах.

Арис заглянул в темные глаза Ли.

- Как ты намереваешься служить народу Конфедерации?

- Я сделаю все, что в моих силах! - с чувством сказал Ли. - Как член общества и, надеюсь, как его защитник, клянусь в этом.

Наградив Ли легкой улыбкой, Арис кивнул. Ли провел ладонью по лезвию кинжала, и кровь, брызнувшая из пореза, окрасила сцену амфитеатра. Арис вложил кинжал в ножны.

- Командующий пехотой, я представляю гражданина Ли Винна на ваше рассмотрение, - произнес Арис, впервые назвав Ли гражданином и потенциальным воином Дома.

Ступая так, чтобы не оказаться на линии взгляда Мастера Ти By Нона, Ли подошел к командующему пехотой Дома Хирицу. Высокий, хорошо сложенный человек свысока посмотрел на маленького Ли. Джессупу не было никакого дела до Ли, и претендент отлично это знал, но Мастер Дома захотел сделать его воином, а желание Мастера - желание всего Дома.

- Служить в Боевом Доме - значит служить и государству, и лично Канцлеру, - произнес Джессуп. - Что вы готовы отдать для этого?

Вопрос казался неожиданным, но Арис предупредил его о возможных отклонениях в церемонии. Это делалось, чтобы сбить кандидата, не дать ему ответить заранее приготовленными фразами. Ли Винн растерялся лишь на секунду, а потом, внезапно ощутив силу и почувствовав спокойствие, исходящее от строгой красоты природы, окружавшей амфитеатр, ответил, перефразируя девиз Дома Хирицу:

- Я отдаю всего себя, какой я есть и каким могу стать. Мою честь, мои поступки, мою жизнь.

Командующий пехотой развернул свиток, на котором китайскими иероглифами были начертаны слова клятв Дома Хирицу. В конце свитка было оставлено свободное место, на котором Ли оставил отпечаток кровью. Не изящная печать, а кровавый след, багровый и широкий. Ли отметил, что кровь, сбегая по листу, не задела слов ни одной клятвы и не начала капать на землю. Ему показалось, что это хорошее предзнаменование, предвещающее долгую и честную службу. По крайней мере, он на это надеялся.

- Мастер Дома Нон, - произнес Джессуп, - у нас есть потенциальный воин, нуждающийся в наставничестве.

Полуобернувшись к Мастеру Дома, Ли мог рассмотреть лица Ариса, Джессупа и Ти By Нона. По хитрому блеску в глазах Мастера и его скривившимся в смешке губам он понял, что ему предстоит какой-то сюрприз. Ти By Нон поглядел на Ариса.

- Командующий Арис Сунь, поддерживая кандидатуру этого воина, вы приняли на себя ответственность за его поведение. Я назначаю вас сайфу, его Наставником, если командующий пехотой не имеет возражений, и освобождаю от других обязанностей.

- Мне будет приятно снова иметь под своим руководством Ариса Суня, незамедлительно отреагировал Джессуп. Он ответил так быстро, что Ли понял: командующий пехотой все знал заранее.

Арис стоял в нерешительности несколько секунд. Ли догадывался о его мыслях. Пост сайфу был очень почетным и ответственным. Ему предстояло передать молодому воину свои навыки, мастерство и традиции Дома. Но лично для Ариса перевод в пехоту после боевых роботов означал понижение.

Осознав, что Мастер ждет от него какой-нибудь реакции, Арис понимающе кивнул.

- Польщен вашим доверием, Мастер.

Когда взгляд Ариса пал на Ли, тот кивнул Наставнику. Он надеялся, что Арис не очень расстроен таким решением. "Я не подведу вас", - думал он, желая, чтобы Арис прочитал его мысли.

Арис никак не отреагировал на его кивок.

Арис Сунь, командующий пехотой Джессуп и Мастер Дома Ти By Нон ждали, когда пехота Дома Хирицу покинет амфитеатр. Пехотинец Ли Винн шел сзади и, перед тем как исчезнуть за кромкой деревьев, бросил последний взгляд на своего наставника.

Арис терпеливо ждал. Он надеялся получить объяснения от Ти By Нона, но требовать их он не собирался. Основой отношений внутри Дома Хирицу были принципы кунг-фу-тзу, по которым учтивость была одним из наиважнейших качеств. Ти By Нон заговорил бы о своем решении, если бы считал это нужным, в противном случае вопрос считался закрытым. Легкий летний бриз донес до Ариса запах свежих сосен, и Арис попытался насладиться им, ожидая слов Мастера. Это почти получилось. Окружающая природа доставляла Арису удовольствие, хотя и не могла полностью отвлечь от проблем.

- Полагаю, вы расстроены, хотя внешне вы - само спокойствие. Вы хорошо скрываете свои чувства, Арис Сунь.

В голосе Ти By Нона слышались неоднозначные интонации, но Арис сомневался в том, что Мастер хочет получить положительный ответ.

- Но это также может означать, что я не расстроен, Мастер. - Арис поглядел на Джессупа в надежде на поддержку, но командующий пехотой хранил гробовое молчание. - Уверен, что причины, заставившие принять вас решение о моем переводе, весьма значительны.

Мастер Дома засмеялся, что он делал крайне редко.

- Неплохо, Арис, неплохо. Вы вынуждаете меня объяснять причины моего поступка, не спрашивая напрямую. - Улыбка исчезла с его лица. - Вы переведены в пехоту потому, что вы нужны мне здесь. Поступили новые распоряжения.

Это заявление заинтересовало и Ариса и Джессупа. Принятое Канцлером решение о расширении Конфедерации Капеллы путем завоевания Спорных Территорий и Рубежа Хаоса позволило многим воинам Дома Хирицу надеяться на участие в боевых действиях. Успешное освобождение Кайфенга также подпитывало их надежды. Арис нахмурился. Если близятся военные действия, зачем же Мастер Нон переводит его в тыл?

- Мы не получали распоряжений относительно Спорных Территорий, сказал Ти, предугадывая вопрос собеседников. - Мы были выбраны как почетный отряд, непосредственно сопровождающий и охраняющий Канцлера Ляо. Он хочет неофициально ознакомиться с ситуацией на границе Конфедерации с Сент-Ивом. Сопровождать его будет Изис Марик. - Мастер сделал паузу, чтобы собеседники успели осмыслить его слова. - На Некромо и Козероге-3 мы будем основными силами охраны. При необходимости нас поддержит местная милиция. А на Релевоу и в других мирах мы сможем рассчитывать еще и на Кирасиров Маккаррона.

Канцлер! Голова Ариса пошла кругом. Все преследовало какую-то цель. Если предстоят бои, то зачем Канцлер подвергает себя опасности? Только чтобы проверить бесстрашие Дома Хирицу? Честь, оказанная Дому, была немыслимой, невероятной, безумной...

- А после поездки? - спросил Арис.

Ти By Нон ответил, решив разом избавиться от любых новых вопросов:

- Затем мы должны сопроводить Канцлера Ляо на Детройтскую конференцию. А после нее Канцлер пообещал нам столько военных действий, сколько мы выдержим.

Подобное обещание уже давалось воинам Дома Хирицу, когда начиналась операция в Кайфенге, однако участие в ней приняли не все, и это вызвало волну недовольства среди солдат, что чуть было не привело к поражению. Это все равно что готовить жеребца к скачкам, а потом запретить выступать. Арис чувствовал возбуждение, ему казалось, что он непременно будет участвовать в боях. Но он вдруг вспомнил, что его перевели. Еще не совсем потеряв надежду, он спросил:

- Вхожу ли я в отряд, сопровождающий Канцлера?

Ти By Нон взглянул на Джессупа, который слегка улыбался и кивал в знак согласия с невысказанными планами Мастера, известными только им двоим. Очевидно, Джессуп знал кое-какие детали, хотя и не все. Старый командир одобрительно посмотрел на Ариса. Затем взгляд его стал суровым:

- Вы назначаетесь командиром почетной стражи.


II

Военная база, тренировочный полигон

Хазлет, Нашу ар, Сент-Ивский Союз

5 августа 3060 г.

"Сюда стоило наведаться хотя бы ради одного лишь имитатора боя", подумал Морис Фитцджеральд, удивляясь реальности удара в голову, который он ощутил через шлем. Тренировочный полигон в Хазлете был лучшим в Нашуаре, и Фитцджеральд всегда с нетерпением ждал своей очереди потренироваться. Это также немного улучшало его довольно среднюю академическую успеваемость, а кроме того, повышало шансы на получение боевого робота.

Вражеский "Лихач", который удачно провел наступление, попытался нанести удар в наиболее уязвимое место - коленный сустав, и сразу же ушел из поля видимости. Омниробот Кланов был потрясающе подвижен, но имел очень тонкую броню. В сражении с более тяжелым "Черным Джеком" "Лихач" попытался применить тактику "ударь и беги".

- Бу тче ци, - пробормотал Фитцджеральд на китайском, которому мать научила его раньше, чем другим языкам. - Не в этот раз.

Он попытался развернуть корпус влево, активно давя на педали, чтобы разворот получился резким и неожиданным. Будучи прирожденным лидером, он не мог позволить роботу-разведчику вернуться к невыгодной для него позиции, даже на тренировке.

Пытаясь догнать противника, Фитц стрелял одновременно из двух больших лазеров. Из стволов, размещенных на руках его робота, по всему полю сражения разлетались огненные потоки энергии. Один заряд попал в корпус "Лихача", повредив машинное отделение. Второй пробил броню и почти отсек стальную ногу врага ниже колена.

Энергия лазеров, которая поразила "Лихача", вызвала повышение температуры в кабине боевого робота Фитцджеральда. Ему стало трудно дышать, и лишь хладожилет кое-как облегчал его положение внутри сорокапятитонного "Черного Джека". Система дисплеев дала сбой, а системы охлаждения двигателя вышли из строя, из-за чего на экране, показывающем уровень перегрева, Фитц видел лишь желтую полосу.

Однако времени на восстановление нормального температурного режима не было. Он это четко осознал, увидев новую опасность в левой четверти дисплея. Фитц сжал 360-градусное поле обзора до 120 градусов и увидел еще одного стажера, вступившего в бой. По одним только показаниям приборов Фитц мог сказать, что на сей раз его противником будет омниробот Кланов средней тяжести. И действительно, на вспомогательном экране появился пятидесятитонный "Черный Ястреб".

"Черный Джек" сильно раскачивался, так как "Черный Ястреб", выиграв несколько секунд, нанес по нему несколько серий ударов из автопушки среднего калибра. Фитц мог видеть броню, разбросанную вокруг его "Черного Джека". На земле то, что надежно защищало его в бою, превратилось в груду мусора. Нажав на педали, он включил прыжковые двигатели. Оставляя за собой хвост перегретой плазмы, "Черный Джек" взмыл над огненным лучом, выпущенным "Ястребом". Молодой воин направил свою машину в сторону омниробота Кланов.

Тяжело приземлившись (отчасти еще и потому, что толком не освоил искусство полетов), он пропустил несколько одиночных лазерных очередей. К счастью, нейрошлем не нарушил пространственной ориентации, и Фитц смог удержать гигантского "Черного Джека" в равновесии одним легким движением рычагов управления. Тем временем "Ястреб" перебежал в другой сектор поля, скрываясь из поля зрения "Черного Джека", который получил еще порцию ударов из лазера. Омниробот "Лихач" неожиданно взмыл в воздух и оказался прямо позади Фитца.

Маневр "Прыжок лягушки" Фитц слишком поздно повернулся, напряженные мышцы не сумели мгновенно развернуть робота. И тут серия лазерных очередей разрушила тонкую броню "Черного Джека", обнажив все, что было в нее вмонтировано: средний и малый лазеры, систему реактивных ракет ближнего действия, склад боеприпасов и легкое вооружение. По иронии судьбы "Ястреб" был снабжен легким вооружением - на случай защиты от пехоты, но никак не от другого робота, И вот выстрел из обычного автомата стал причиной гибели огромного, тяжелого боевого робота!

Кабина имитатора тяжело сотрясалась в смертельных судорогах. Ремни безопасности впились в грудь Фитцджеральда. К счастью, обратная связь через шлем не нарушилась, что вполне могло произойти после подобного взрыва в реальных условиях. Экраны мониторов вначале стали серыми, а затем совсем почернели. Лишь на вспомогательном экране горело последнее сообщение: "Отчет об имитированном сражении сохранен в памяти".

- Ма де дан! - выругался Фитцджеральд, ударяя кулаком по ноге. Он отстегнул ремни безопасности, снял нейрошлем, положил его возле главного монитора и стал спускаться из кабины имитатора, все еще сетуя на неудачное стечение обстоятельств.

Одетый только в шорты и майку, Фитц вошел в пустой конференц-зал. Это была нормальная форма стажеров, так как во время боя корпус робота нагревался весьма значительно. Он взял первый попавшийся металлический стул и уселся на него, прислонив спинку к стене. Очищенный кондиционером воздух казался удивительно приятным после спертого воздуха в кабине симулятора, хотя по опыту он знал, что скоро ему станет холодно от намокшей от пота одежды. Он судорожно сглотнул, во рту у него до сих пор было сухо после раскаленного воздуха кабины. С одной стороны, он радовался такому интересному бою, несмотря на поражение, С другой же его беспокоило то, что неудачное стечение обстоятельств могло неблагоприятно сказаться на его показателях.

- Тебе не помешало бы принять душ. - Так приветствовал его командор Неварр, бесшумно вошедший в комнату.

Высокий и мускулистый, он не выглядел слишком массивным. Очень светлые волосы и широко раскрытые голубые глаза делали его похожим на скандинавского героя. Говорил Неварр спокойно, немного хриплым голосом. Он привык говорить кратко и лаконично, так как на поле боя такая манера разговора была наиболее удобной. Конечно, он не был простым солдатом Сент-Ивского Союза. Это скорее можно было бы сказать о Фитце, стройном, с азиатскими чертами, свидетельствующими о наследии Капеллы. Неварр командовал отрядом боевых роботов внутренних сил Нашуара, а также наблюдал за индивидуальными тренировками стажеров. Каким-то загадочным образом он избежал обязательного ношения униформы и носил простое черное одеяние, которое напоминало Фитцджеральду о старых временах.

- Я сейчас все объясню, - сказал Фитц, приподнимаясь со стула.

Неварр выглядел рассеянным. Взяв для себя стул, он сел. Было заметно, что командора гнетет какая-то тяжелая мысль.

- Что ты пытался доказать? - В его голосе чувствовалась неимоверная усталость.

- Хотел победить противника, сэр, - ответил Фитц, зная, что такой ответ не устроит Неварра, но ничего лучше придумать ему не удалось.

- Это было больше похоже на самоубийство. - Неварр отклонился назад, заложив руки за голову. - Я предполагал, что ты сосредоточишься на "Лихаче", но ты потратил на него гораздо больше времени, чем можно было ожидать от твоего "Черного Джека". Ты не использовал разведывательные способности своего робота. А вот "Черный ястреб"... - Командор сделал паузу и покачал головой. - Это типичный поддерживающий робот Клана. Они редко ходят поодиночке. Если видишь одного, ожидай вскоре еще нескольких. Как правило, через пару минут поблизости от него появляется парочка "Бешеных Котов". - Неварр нахмурился. - Ты был ведущим своего звена. Ты не должен был отступать.

Фитцджеральд нахмурился, хотя знал, что командор был совершенно прав и не хотел обидеть его лично. Неварр разговаривал подобным образом со всеми кадетами.

- Я почувствовал, что могу победить "Черного Ястреба", а лишь потом отступить. Я совершил лишь одну ошибку, позволив заманить себя под обстрел противника. Хотя если бы появились два "Бешеных Кота", я бы сразу же отступил. Клановцы никогда не используют прицельный огонь.

Неварр наклонился вперед.

- Это старые правила. В наши дни многие Кланы придерживаются более современной тактики боя. Они мгновенно открывают прицельный огонь. Командор пристально посмотрел своими ярко-голубыми глазами в глаза Фитца. - Ты сделал неправильный выбор.

Фитцджеральд сжал кулаки и почувствовал, как напряглись мышцы шеи. Он мгновенно вспотел, майка прилипла к спине. Неварр знал, как задеть Фитца, и для этого ему не нужно было повышать голос и прибегать к оскорблениям. Но самое ужасное заключалось в том, что Неварр был абсолютно прав.

Поскольку кадет молчал, командор продолжил:

- Ты не командный боец, Фитцджеральд. Ты готов рисковать, не задумываясь о последствиях. Это погубит тебя. И хуже того, ты погубишь своих товарищей. Ну вот хотя бы сейчас, ну что ты хотел доказать? И не отвечай: "Ничего", - я лучше знаю, я видел все твои маневры.

Мышцы Фитца горели, во рту стоял металлический привкус. Он горько пожалел, что не успел принять душ перед беседой. Медленно выдохнув и попытавшись привести мысли в порядок, он ответил:

- Я просто хотел доказать, что достаточно хорош. Вы тестируете восьмерых из нас, стажеров внутренних сил Нашуара, на две свободные должности водителей боевых роботов. Я хочу получить это место. - Он остановился, а затем очертя голову продолжил: - Командир, я хочу быть водителем боевого робота. Я знаю, что могу им быть. Или хотя бы могу стать. Но у меня нет возможности закончить Академию Сент-Ива и получить назначение в действующие войска. Стать водителем боевого робота - мой единственный шанс. Тогда я мог бы попасть в Группу академической подготовки. - Фитцджеральд вздохнул. - Я не хочу быть простым пехотинцем.

Неварр посмотрел на Фитцджеральда долгим, немигающим взглядом, пока стажер не почувствовал себя неуютно.

- Я просмотрел твои файлы и отчеты боев. Твои возможности достаточно высоки, чтобы учиться в Группе академической подготовки Сент-Ива. Но я также знаю, что из-за твоего индивидуализма ты станешь последним в своей группе. Или тебя вернут во внутренние силы Нашуара.

Фитц почувствовал, что кровь бросилась ему в лицо. Неварр опять попал не в бровь, а в глаз, найдя самое больное место. Быть исключенным из группы, в которую он мог бы попасть, - это было худшее, что можно предположить, это даже хуже, чем не попасть в нее совсем. Это поставило бы окончательный крест на его карьере, и тогда он был бы обречен провести остаток жизни на простеньком роботе или бронемашине. "Если командор считает меня недостаточно способным для этой группы, не стоит его осуждать", - думал Фитцджеральд.

- Хорошо, - вздохнул он, - что я должен делать?

- Попробуй сработаться с группой, - сказал Неварр с легкой ободряющей улыбкой. - Попытайся. Научись хорошо работать в группе, а затем уже пытайся делать что-то самостоятельно.

Фитц задумчиво кивнул:

- Хорошо, я попробую сделать так, как вы сказали.

- Я рад. - Неварр быстро кивнул и холодно посмотрел на Фитца. - Но не соверши ошибки. Ты будешь учиться так, как я сказал, или не будешь учиться вообще.


III

Межзвездный Т-кораблъ

'"Жемчужина Истинной Мудрости"

Космический порт "Песчаный замок", Релевоу

Сообщество Капеллы, Конфедерация Капеллы

8 августа 3060 г.

Изис Марик нашла Сунь-Цзы в небольшом тренировочном зале межзвездного корабля "Лунг Вант". Канцлер завершал программу упражнений тай-ци, которые выполнял каждый день. В зале пахло свежей кожей матов и потом настоящая мужская атмосфера. Не желая отвлекать Канцлера, Изис остановилась в проходе, поправляя темно-зеленый жакет, который, как ей казалось, придает ей более военизированный вид. Темно-каштановые волосы волнами спадали ей на плечи, еще сохраняя следы фиксаторов, удерживавших их во время космического полета.

Планетное сообщество Релевоу было третьим пунктом программы путешествия Сунь-Цзы по границе Конфедерации. Здесь можно было установить полный контакт с Внутренней Сферой. Изис все утро отвечала на запросы, которые наконец-то до нее дошли. Она также получила короткое сообщение от отца, генерал-капитана Лиги Свободных Миров. Пришло письмо от Оми Куриты, желавшей доброго здоровья ее отцу и его новой семье. Изис никак не могла считать Шеррил или Джаноса членами собственной семьи, даже после двух месяцев, проведенных с ними. Это не было для нее трагедией, но оставляло чувство легкого сожаления.

- Ты что-то хотела, дорогая? - спросил Сунь-Цзы, выходя из последней позиции и стряхивая капли пота с волос. Он взял полотенце, висевшее рядом с ним, поднес его к лицу и тепло улыбнулся, ожидая ответа невесты.

Другие люди трепетали перед Сунь-Цзы, видя в нем реинкарнацию Максимилиана Ляо, но Изис с самого рождения привыкла уважать и даже любить в своем женихе силу характера и ясность мышления. "Он не позволяет людям увидеть его таким, каков он есть", - подумала Изис. Сунь-Цзы не был выдающимся воином, как многие из предводителей Внутренней Сферы, но Изис разглядела в нем мастера манипуляции и человека, отлично умеющего управлять своими чувствами - без этих качеств ему вряд ли удалось бы выжить при безумном дворе Шиана.

- Утром пришло несколько сообщений из Мира Блейка, - сообщила она ему, стараясь сдержать печаль, возникавшую в ее душе каждый раз, когда она вспоминала о детских годах своего жениха. - Мой отец хотел сообщить вам, что маленький Джанос, который болел пневмонией, выздоравливает. Он вне опасности.

Только сузившиеся зеленые глаза выдали эмоции Сунь-Цзы, в остальном же ничего не изменилось - маска осталась на месте.

- В самом деле? - сказал он, стараясь придать своему голосу нотки заботливости. - Тогда ты должна написать ответ Томасу и его подруге от нас обоих и выразить нашу радость по этому поводу.

- Шеррил, - промолвила Изис, - его жена.

Она понимала, что Сунь-Цзы не нужно было напоминать о свадьбе Томаса Марика и Шеррил Халас. Ведь объявление их маленького сына официальным наследником устранило последние финансовые препятствия для брака Изис Марик и Сунь-Цзы. То, что ее отец в течение восьми лет откладывал их свадьбу, было источником постоянного беспокойства для них обоих.

- Я сейчас же пошлю ему ответ, - пообещала она. Поскольку Изис не торопилась уходить, Сунь-Цзы, накинув полотенце на шею, довольно нейтральным тоном спросил:

- Что-то еще?

Быстрая смена настроений Канцлера не удивляла и не обижала Изис, особенно в последнее время. Она понимала, что ее жених не только является Первым Лордом Звездной Лиги, но и пытается вывести свой народ на ведущие позиции в числе других Великих Домов. Он устал. Поездка по мирам, граничащим с Сент-Ивским Союзом, была важна для дальнейшего планирования, для принятия решений, призванных закрепить последние успехи. Она улыбнулась, пытаясь хоть как-то ободрить его.

- Я подумала, что ты захочешь поговорить о своей речи, которую тебе предстоит произнести днем.

Сунь-Цзы улыбнулся в ответ, хотя от Изис не укрылось, что глаза его остались такими же холодными, как обычно. Ледяное равнодушие скользило в его взгляде. Не отвечая на ее вопрос, он сказал:

- Что ты думаешь о том, как нас принимали в системах Некромо и Козерога?

Изис растерялась, она не понимала, испытывает ли ее Канцлер или ему действительно интересно ее мнение. Хотя ей, конечно, хотелось бы верить последнему.

- Люди были в восторге, особенно на Некромо, где успех твоих экономических реформ очевиден. На Козероге-3, конечно, нет такого экономического благополучия, но тем не менее близлежащие территории, и особенно Арес, помогают субсидиями, тем самым поднимая уровень жизни населения. - Изис нахмурилась и решила добавить еще кое-что: - Тем не менее на Козероге-3 наблюдается сильный всплеск капелланского национализма, что видно по увеличению числа рекрутов.из этой области в нашей армии.

На этот раз Сунь-Цзы улыбнулся искреннее.

- Ты говорила с Цаном.

- И с Сашей, - сказала она и нахмурилась. - Хотя они смогли сообщить мне только общие сведения.

Сунь-Цзы не обратил внимания, что задел ее самолюбие, явно дав понять, что во многом она сама разобраться не в состоянии. Это раздражало ее.

- Если вам также хочется услышать подтверждение того, что внутри Ксин Шенга ситуация довольно благополучная, то я считаю это достоверным фактом.

Сунь-Цзы смотрел словно сквозь нее.

- Я в этом не сомневался, но что именно ты имеешь в виду? - Он задал вопрос так, как будто не ожидал ее ответа. Вопрос был чисто риторическим. Голос Канцлера окреп. - Еще столько дел, требующих незамедлительного выполнения.

Изис внутренне сжалась. Сунь-Цзы мог быть очень терпеливым, но, когда дело касалось Конфедерации, он становился невероятно безжалостным.

- Ты уже так много сделал, - сказала она как можно спокойнее и ласковее, пытаясь уйти от опасной темы, - даже недавние проявления прокапелланских настроений в древнем регионе Тихонова свидетельствуют об этом.

Сунь-Цзы не смог скрыть довольного блеска в глазах, и Изис продолжала:

- Нет, нет, никто ничего не говорит. Но всем очевидно, что это случилось только благодаря твоим усилиям. Единственное, чем я удивлена, так это тем, что никто из членов Звездной Лиги не выразил протеста.

- В действительности претензии могли бы выразить только двое, категорически заявил Сунь-Цзы. - Но Ивонна в данный момент очень занята отчетами о беспорядках и попытках мятежа в Федеративном Содружестве. Что ей Тихонов? Всего лишь капля в море. А Катрина... - Он замолчал, явно обдумывая, что можно рассказать, а что нет. - Она не станет выступать, пока я не начну непосредственно угрожать какому-либо из миров, подвластных Дэвионам.

Изис было трудно думать о Катрине Штайнер-Дэвион как о человеке, а не как о властительнице, хотя Сунь-Цзы был явно другого мнения, а он редко ошибался в людях. Она подошла и положила свою руку на его все еще влажное от пота после тренировки плечо.

- Будь осторожен, дорогой.

Сунь-Цзы уклонился от ее прикосновения. Впрочем, и от совета тоже. Изис заметила внезапную холодность в его глазах и почувствовала, как напряглись его мышцы. Она легко убрала ладонь. Сунь-Цзы несколько долгих секунд пристально смотрел на нее и вдруг неожиданно улыбнулся сияющей улыбкой, которая почти убедила ее в том, что его холодность ей всего лишь почудилась. "Он хотел или ожидал поддержки, - подумала Изис, обдумывая поведение жениха, - а я посоветовала ему быть осторожным".

- Приготовь письмо от нас своему отцу, - сказал Сунь-Цзы, как будто не почувствовав возникшей неловкости. - Я должен привести себя в порядок и подготовить речь. Если мой народ готов следовать за мной, как ты утверждаешь, то настала пора действовать и вести его дальше туда, куда я хочу. - Он направился к выходу, потом развернулся и одарил Изис нежной улыбкой. Подойдя к ней, он нежно провел указательным пальцем по ее щеке и добавил: - С твоей помощью, любовь моя, я вновь сделаю Конфедерацию великой державой.

Арис Сунь стоял у нижней ступеньки лестницы, ведущей на сцену. Черный шелковый плащ его униформы взметнулся, когда подул ветер, донесший запах океана, находившегося в нескольких километрах от города. Под плащом его правая рука, незаметно для окружающих, сжимала лазерный пистолет "Накждама". Карие глаза Ариса сузились, он повернулся, чтобы не терять из виду окна и крыши гарнизона - "Песчаного замка", а также соседние острова, где разместились репортеры с камерами и записывающими устройствами.

Грянули аплодисменты - это Сунь-Цзы Ляо закончил хвалить местные пограничные силы, а особенно полк Кирасиров Маккаррона. Звук аплодисментов напоминал Арису звук ливня, и, хотя на небе не было ни облачка, его не покидало чувство приближающейся бури. Он вытащил левую руку из-под плаща. В ней был маленький передатчик, провод от которого тянулся к аккумулятору на поясе. Поднеся его ко рту, он тихо прошептал:

- Проверка постов.

Крошечный приемник находился у него в ухе, и его провод терялся в складках одеяния. Один за другим постовые докладывали о состоянии дел, сообщая, что все в порядке. Затем Арис обратился к группам, расположенным по периметру места выступления Канцлера, к тем, кто наблюдал за большими скоплениями людей в больницах и аэропортах, а также к водителям боевых роботов, патрулировавших окрестности. Все группы подтвердили отсутствие трудностей и непредвиденных ситуаций.

- Главная сцена, все в порядке, - доложил Арис и убрал руку под плащ.

Хотя Арис и весьма тщательно выполнял свои обязанности, в этом не было особого смысла - более безопасного места просто не существовало. Релевоу был абсолютно безопасен. За всю его историю на планете не случалось не то что восстания, но даже и попытки такового. Охрану сцены, где выступал Сунь-Цзы, несли Кирасиры Маккаррона. Наемники преданно служили Конфедерации Капеллы уже более пятидесяти лет. Каждый из пяти полков охранял миры, граничащие с Сент-Ивским Союзом, что свидетельствовало о глубоком уважении и доверии Канцлера к соединению. Все репортеры и гости, присутствовавшие на выступления Канцлера, были проверены заранее - Арис и его люди тщательно изучили документы, а установленная ими аппаратура слежения работала безотказно. На сцене несли вахту четверо воинов из отряда Командос Смерти. Массивные, мускулистые мужчины, словно высеченные из мрамора, гигантскими черными статуями возвышались рядом с Канцлером. Два воина возле Сунь-Цзы и два за спиной Изис Марик.

Казалось, все должно идти гладко, без каких-либо неожиданностей. Сунь-Цзы, однако, придерживался другого мнения. Кивая и улыбаясь толпе, он сказал, после того как аплодисменты стихли:

- Я хвалил пограничные части из других миров, которые я посетил до этого, - Эта фраза привлекла внимание Ариса. - Но разница заключается в том, что там я хвалил граждан Конфедерации за честное исполнение своих обязанностей. Ведь гражданство не должно восприниматься как что-то само собой разумеющееся, потому что в Конфедерации каждое поколение должно его заслужить, как это сделали наши отцы и матери. Пограничные отряды, подобные вашему, доказывают, что они заслуживают гражданства, преданно и верно служа интересам нашей нации. - Сунь-Цзы жестом указал на стоявшего слева от Изис Марик полковника Маркуса Бакстера, командующего пятью полками наемников. - Разве Кирасиры Маккаррона не делают этого?

Сунь-Цзы сделал паузу, чтобы смысл его слов дошел до толпы. Арис Сунь поймал себя на том, что, затаив дыхание, ждет продолжения речи, оторвавшись от наблюдения за обстановкой.

- Немногие наемные войска служат Конфедерации с таким рвением, продолжал Сунь-Цзы, выдержав драматическую паузу. - Я бы даже сказал, немногие граждане Конфедерации способны так служить. Но факты остаются фактами. Вооруженная Кавалерия, - он снова повернулся к Бакстеру, - ваши Кирасиры доказали, что так служить можно. Вы и ваши люди проявили большую преданность, чем некоторые регулярные войска Конфедерации Капеллы. В самые тяжелые времена Четвертой Вой ни вы остались на стороне Конфедерации, в то время как другие полки и даже целые миры покинули ее.

Гром аплодисментов, не сравнимый с тем, что Канцлеру довелось услышать на других мирах, на мгновение заглушил все другие звуки. Арис почувствовал прилив гордости за свою нацию и даже подумал, что слова Канцлера вполне справедливы. Одним предложением Сунь-Цзы осудил Горцев Нортвинда, которые предали Капеллу в Четвертой Войне, а также миры, которые не смогли дать достойный отпор агрессии Дэвиона, а теперь не поддержали Конфедерацию по вопросу Спорных Территорий. И конечно же он явно намекал на Кэндис Ляо и ее Сент-Ивский Союз, предавших Конфедерацию и перешедших на сторону Дэвионов и их проклятого Федеративного Содружества. Арис понимал, что стал свидетелем речи, которая потрясет Внутреннюю Сферу и конечно же останется в истории навсегда. Особенно если Сунь-Цзы будет действовать в соответствии со своими словами.

Сунь-Цзы решительным жестом остановил овацию. Арис быстро проверил посты.

- Моя мать, - тихо сказал Сунь-Цзы, уверенный, что толпа ловит каждое его слово, - считала Кирасиров Маккаррона основной силой войск Конфедерации, которая должна пользоваться предпочтением во всех вопросах обеспечения. Я бы хотел пойти дальше, предоставив воинам и членам их семей гражданство Конфедерации. Это в моей власти, хотя я решил не лишать этой чести вашего нового Лорда.

Арис моргнул от удивления. До этого момента он понимал, чего добивается Сунь-Цзы. Неестественная тишина повисла в воздухе, каждый из присутствующих понимал, что сейчас последует самое главное заявление. И все напряглись в ожидании.

И Канцлер не разочаровал слушателей. Тихим, спокойным, деловым тоном он продолжал:

- Перед сегодняшней речью я конфиденциально предложил полковнику Маркусу Бакстеру титул Лорда Королевства. И он его принял. Как новый полноправный член Братства Благородного Меча, который конечно же пройдет соответствующую церемонию на Шиане, он будет управлять двумя звездными системами от имени династии Ляо. Кирасиры Маккаррона отныне и навсегда могут считать Конфедерацию своим домом. Этим должен гордиться каждый из здесь присутствующих, кто считает себя истинным гражданином Конфедерации. И конечно, под управлением Кавалерии мы должны взять то, что принадлежит нам по праву. - Канцлер махнул в сторону Маркуса. Позвольте представить вам, Лорд Маркус Бакстер.

Арис воздержался от аплодисментов, хотя это было нелегко. Ему хотелось аплодировать не полковнику, то есть не Лорду Маркусу Бакстеру (хотя как человек он более чем заслуживал назначения на столь почетную должность). Он не стал аплодировать Канцлеру Ляо, который одной речью завоевал расположение самого важного военного отряда, который укрепит положение Конфедерации на границе с Сент-Ивским Союзом, и поднял моральный дух Конфедерации. Перспектива сражений под знаменем Ксин Шенга обещала сплотить Конфедерацию Капеллы как никогда прежде.

Арис заранее жалел миры, которые не признают этот судьбоносный манифест о независимости Конфедерации. Единственное, чего он желал, когда прозвенел заключительный гонг, так это скорее приступить к службе в отряде боевых роботов.


IV

Королевский дворец Пан-Тан,

Сент-Ивский Союз

10 августа 3060 г.

Кассандра Аллард-Ляо наблюдала, как ее мать нажала кнопку выключения огромного трехмерного дисплея, размещенного на стене, на пульте дистанционного управления. Изображение ее кузена, стоящего на сцене Релевоу под оглушительные аплодисменты толпы, мгновенно стало черно-белым и исчезло. Аплодисменты и приветствия, которые только что заполняли уютную гостиную Кэндис Ляо, стихли, и привычное спокойствие вновь воцарилось во дворце Сент-Ива. Кассандра вынуждена была признать, что ее двоюродный брат действительно умеет строить шоу. Только охрана, казалось, не находилась под впечатлением прокапелланской риторики Канцлера, однако Кассандра по их горделивой осанке поняла, что кузену удалось воздействовать даже на их чувства. Хруст распрямляемых позвонков был слышен невооруженным ухом.

- Это впечатляет, - сказала Кассандра.

Кэндис Ляо нахмурилась, глядя на пустой экран, где только что был Сунь-Цзы, желая, чтобы сам Сунь-Цзы исчез так же быстро, как и его изображение. Она взглянула на дочь и сказала:

- В этом-то вся проблема.

Кассандра тоже нахмурилась, и на мгновение показалось, что у обеих женщин абсолютно одинаковые лица - только одна из них чуть старше. Давно перешагнувшая за семьдесят Кэндис Ляо сохранила ту не подвластную времени азиатскую красоту, которую передала своим дочерям. Всего несколько седых волосков серебрилось в ее блестящих черных локонах. Ее кожа сохранила здоровый румянец, и лишь морщинки вокруг глаз говорили о возрасте. Кассандра могла только надеяться, что ей удастся стариться так же, как ее мать.

- Я не понимаю, мама. Я слышала, как ты произносила похожие речи, привлекая людей на сторону Союза во время Четвертой Войны, и они выходили из состава Конфедерации. В чем же разница?

Герцогиня повернулась на своем кресле с высокой спинкой и расположилась так, чтобы ей было удобно смотреть на дочь. Увидев отражение собственной молодости, лицо Кэндис прояснилось, но тревога из глаз не исчезла.

- Это трудно объяснить тем, кто не жил в Шиане при дворе моего отца, - медленно подбирая слова, сказала герцогиня. - Символика играла огромное значение, такое же, как наше китайское происхождение, а кроме того, символические победы иногда были единственными, доступными нам. Моя сестра, Романе, несмотря на свое безумие, научилась совмещать настоящие победы и символические. Я знаю, Сунь-Цзы также способен на это. Он не дает пустых обещаний и не делает необоснованных угроз.

Мельком взглянув на пустой экран, как будто там вновь мог появиться ее двоюродный брат, Кассандра обдумала слова матери, перед тем как ответить. Она глубоко вдохнула и ощутила аромат благовоний, которые постоянно курились в комнате матери.

- Ты думаешь, он угрожает Сент-Иву? Да как он может?!

- Мне кажется, он провоцирует нас. Каким образом - точно сказать не могу. Но мой племянник очень хорошо понимает одну вещь: Сент-Ивский Союз - это, по сути своей, карточный домик, построенный на зыбучем песке, Герцогиня сцепила пальцы. Задумчиво прищурившись, она стала типичной женщиной Дома Ляо. - Конфедерация имеет виды на Сент-Ив. Наши народы связаны общей историей, культурой. Будет сложно сопротивляться ассимиляции.

Тряхнув головой, Кассандра упрямо сказала:

- Мы будем бороться!

Кэндис улыбнулась, и ее взгляд был не менее острым, чем у сверстников Кассандры.

- Огонь Джастина пылает в твоем сердце, - сказала она вспомнив своего последнего мужа. - Такой же характер и у твоего брата Кая, хотя его темперамент в большей степени контролируется хладнокровным разумом.

Был ли это упрек? Касандра была прекрасным воином, пилотом боевого робота, и жаждала доказать свое мастерство. Но если мать хотела упрекнуть ее в том, что ей далеко до брата, делать это было бессмысленно. Кассандра и так знала это слишком хорошо. Кай был одним из лучших водителей боевых роботов, которых когда-либо видела Внутренняя Сфера. И тем не менее слава брата не означала, что Кассандра не может внести собственный вклад в общее дело...

Кэндис сложила руки на коленях и вернулась к предмету разговора.

- Да, мы должны бороться, - решительно сказала она.- И мы будем. Но при нынешнем соотношении сил без посторонней помощи нам придется тяжело. И ты это знаешь не хуже меня. Нам придется, в случае необходимости, положиться на то, что Федеративное Содружество окажет нам военную поддержку.

- Но мы не можем рассчитывать на защиту со стороны Содружества, возразила Кассандра. - Угроза Кланов не позволит Содружеству выделить войска для нашей защиты. Кроме того, Катрина почти разделила королевство и только и ждет, как бы напакостить Ивонне. - Она сделала паузу, благодарная матери за то, что та дала ей возможность высказаться. Итак, единственный наш выход - избежать сражения.

Кассандра была уверена, что это именно тот ответ, которого ждет от нее мать, хотя лично она считала Сент-Ивский Союз достаточно сильным, чтобы суметь отразить нападение.

Кэндис снова кивнула:

- Мы должны как-то использовать речь Сунь-Цзы. Он ищет причину, которая оправдала бы его нападение. Мы никак не должны дать ему ее. В конечном счете он переключится на какой-нибудь другой проект, более легко достижимый или сулящий крупную выгоду. - Кэндис замолчала и вдохнула воздух, напоенный ароматом благовоний. - В свете защиты наших границ, я вижу серьезную потенциальную проблему. Мы располагаем большим количеством наемников - два полка, расположенные на Индикассе, могут противостоять силам Сунь-Цзы. Их фанатичная ненависть к Канцлеру настолько известна, что слухи о ней не могли не достигнуть его ушей. Его высказывания на Релевоу вызовут довольно бурную реакцию у большинства наемников.

- Он в основном говорил об обычных гражданах Конфедерации, - заметила Кассандра. - Однако, говоря об усилении роли Кирасиров Маккаррона в войсках Конфедерации, Канцлер тем самым принизил значение других наемных соединений.

Кэндис одобрительно улыбнулась:

- Я отозвала один из полков обратно в Сент-Лорис, тот, где дела с дисциплиной обстоят хуже всего.

Кассандра мысленно произвела некоторые расчеты, желая лучше вникнуть в планы матери, прежде чем она перейдет к другому вопросу.

- Я могла бы мобилизовать Второй батальон Сент-Ивских Улан в Индикассе за три-четыре недели. Я могу привлечь Киттери для перемещения межзвездных кораблей. Это, как мне кажется, следует сделать до того, как Сунь-Цзы доберется до Хустенга и Пурво, - сказала она, упомянув два мира Конфедерации, которые располагались близко к Индикассу. - Я укреплю пограничные полки, и надо, чтобы они находились в постоянной боеготовности.

Кэндис на минуту задумалась, а потом кивнула, одобряя такое решение.

- Огонь Джастина.... Отлично, бери своих людей и следи за ситуацией. А я пока прикажу гарнизонам на других пограничных мирах провести военные учения. Это должно привести их в форму, чтобы они не испугались возможного наступления Сунь-Цзы. Я также разошлю письма своим командующим, уверяя их в том, что нам не грозит никакая опасность. - В голосе Кэндис Ляо послышались стальные нотки. - Мы сохраним мир.

Кассандра восхищалась силой и стойкостью матери. Последние сомнения покинули ее. Пусть Сунь-Цзы приходит, если хочет. Сент-Ивский Союз сумеет постоять за себя.

Денбар Сент-Ивский Союз

Стоя напротив задней стены зала базы "Белая река" в Денбаре, потягивая ледяную воду и пытаясь не вдыхать наполненный сигаретным дымом воздух, майор Триша.

Смитсон тихо переговаривалась с другим офицером. Уже в четвертый раз воины Второго Уланского батальона Черного Ветра просматривали речь Сунь-Цзы в Релевоу. Они уже знали ее настолько хорошо, что начинали кричать и свистеть еще до того, как оскорбительные заявления прозвучат с экрана.

- Что вы думаете? - спросил Уорнер, имея в виду настроение воинов, которые свистели и делали непристойные жесты в сторону голографического изображения на экране.

Триша посмотрела на беснующуюся толпу, в которую за несколько часов превратился ее батальон. Учитывая то, что в течение шести лет она как командир внушала им антикапелланские настроения, другой реакции она и не ожидала. Она сумела хорошо их выдрессировать.

Она посмотрела на изображение Сунь-Цзы Ляо, так как больше ничто в зале не привлекало внимания, как раз в тот момент, когда он объявлял Маркуса Бакстера Лордом Конфедерации, затем, когда овация стихла, сделал несколько неприятных замечаний в адрес Сент-Ивского Союза.

- Думаю, они готовы к мелкому восстанию, - произнесла она, понизив голос и пытаясь скрыть свое довольство и уверенность. - Но в данный момент мы этого допустить не можем. Пока не можем. Полковник Перрин просто снимет меня с поста командира, если это произойдет.

Капитан Уорнер Долз рассеянно кивал, хотя Триша чувствовала, что собеседник разделяет ее чувства. Несмотря на наличие частных наград от Улан Черного Ветра, ее послужной список оставался девственно-чистым. Иногда даже казалось, что Перрин пытается забыть о существовании Второго батальона или даже обо всем мире Денбара. Он проводил время на Милосе или Теклосе, с Первым или Третьим батальонами. Когда же отличался один из воинов Второго, Перрин награждал его в рамках батальона, не посылая уведомлений и рапортов вышестоящим инстанциям.

Трехмерное изображение Сунь-Цзы в зелено-красном шелковом одеянии обрело звук:

- Кирасиры Маккаррона всегда были одним из передовых соединений Конфедерации Капеллы. Мы всегда сможем положиться на них в деле защиты нации от врагов, внутренних и внешних. С вашей помощью мы вновь станем прежними.

Внутренние враги. Выступление Канцлера не оставляло ей выбора.

- Ваши комментарии? - спросила Триша Смитсон у Уорнера. Вокруг раздавались возмущенные выкрики улан.

Уорнер принялся выбивать свою длинную трубку с глиняной чашечкой. Привычный ход человека, желающего выиграть время для обдумывания ответа. Заметив осуждающий взгляд Триши, он смущенно кивнул и убрал трубку в карман. Крепко сложенный мужчина провел рукой по светло-каштановым волосам и, сложив мощные руки на груди, прислонился к стене.

- Возможно, Ляо говорил о Спорных Территориях? - после долгой паузы сказал он.

- Но вы сами в это не верите? - возмутилась Триша, а про себя подумала: "А если верите, мне придется изменить ваше мнение".

Он мотнул головой:

- Нет, я конечно же не верю. Слишком многое в его высказываниях говорит о другом. - Один тот факт, что он считает Сент-Ивский Союз не чем иным, как государством, возникшим из-за трусливости отрядов, испугавшихся угрозы наступления Дэвиона, подтверждает вашу точку зрения. Давайте смотреть правде в лицо: если он захочет получить Союз, он его получит. Однако реформированная Звездная Лига стоит у него на пути. Только это да еще нежелание атаковать войска Федеративного Содружества, которые с согласия герцогини Ляо были размещены внутри границ.

Триша кивнула так, словно слова Уорнера были отражением ее собственных мыслей. Канцлер явно ищет причину. Он пробует различные методы. Она глотнула ледяной воды, охлаждая пересохшее от табачного дыма горло.

- Наш Солнечный мальчик, впрочем, как и его психованная мать, формально никогда не предъявлял прав на Союз. Но хватит ли ему сил, чтобы попробовать получить его?

На такое прямолинейное и грубое замечание Уорнер лишь пожал плечами. Для столь крупного человека у него был удивительно мягкий и тихий голос. Помолчав немного, он сказал:

- Герцогиня определенно не придерживается такого мнения. Мы не получали никаких комментариев по этому поводу из Сент-Ива.

Трища, очень тщательно подбирая слова, чтобы случайно не задеть чувств собеседника, сказала:

- Герцогиня Ляо неплохо разбирается в политике, но она сидит в Сент-Иве. А миру Денбар достанется, причем очень прилично. - Она кивнула в сторону экрана. - Он пугает нас Кирасирами Маккаррона, а мы просто сидим здесь и ждем, словно разжиревшие курицы, когда нас придут и перестреляют.

- А что нам еще остается? - спросил Уорнер, глядя на нее с интересом и беспокойством одновременно.

Триша наклонилась ближе к нему, не желая, чтобы ее слова были услышаны еще кем-то. Она попыталась высказаться кратко, профессионально и честно:

- Собирайте командиров и начинайте планировать дальнейшие действия. Мы должны обсудить возможности обороны и эвакуации. Нам нужно продумать все варианты действий Сунь-Цзы, чтобы враг не застал нас врасплох. Триша заметила тень недовольства, пробежавшую по лицу Уорнера, и добавила: - Он захватил ничего не подозревающий Супремат Сарны в 3058 году. На этот раз это не сойдет ему с рук.


V

Хсьен Парк

Юшуи, Гей-Фу

Сообщество Шиана, Конфедерация Капеллы

23 августа 3060 г.

Яркая молния полыхнула среди туч над городом Юшуй, и гром прогремел где-то вдалеке. "Впечатляющий фон для выступления Сунь-Цзы", - подумал Арис. Несмотря на погоду, в прибрежном парке собралось множество народу под зонтиками и в длинных непромокаемых плащах, надежно защищавших людей от буйства стихии. Гей-Фу славился сильнейшими ливнями в Конфедерации, так что простой дождик не мог испугать его жителей.

Речь Канцлера катилась по накатанной колее по тактике, отработанной во время выступления в Релевоу, что позволило Арису сосредоточиться на обстановке. Он вытер капли дождя, падавшие с волос на лицо и шею. Дождевик, надетый поверх униформы, позволял ему оставаться относительно сухим, несмотря на то, что Арис не поднял капюшон. Капюшон закрыл бы уши и значительно сузил поле зрения, что ослабило бы внимание и создало бы проблемы для обеспечения безопасности Канцлера. Гей-Фу никогда не считался безопасным местом и доверия у Ариса не вызывал.

Дом Хирицу установил свою власть на Гей-Фу в 3051 году, когда было подавлено восстание. Народ желал выйти из состава Конфедерации и присоединиться к Сент-Ив-скому Союзу. Арис ожидал, что Сунь-Цзы обязательно упомянет об этом в своей речи. По руслу реки Нунья в город тайно вошло подразделение боевых роботов. Они поднялись из воды, словно могучий левиафан, готовый сеять смерть и разрушение. Быстрая реакция Ариса когда-то спасла Мастера Дома Вирджинию Йорк здесь, на Гей-Фу. Именно поэтому Ти By Нон и Джессуп избрали его начальником отряда охраны.

Арис не мог избавиться от ощущения, что история может повториться.

Он думал об этом в Релевоу, но там его мысли были не столь мрачными. Здесь же, в Джей-Фу, он ощущал опасность более отчетливо, хотя формально Кирасиры Маккаррона уже поддерживали силы Дома Хирицу. Приближалась буря. Не просто дождь, гром и молнии, а столкновение людей и роботов. Арис знал это, он чувствовал, как кое-кто умеет чувствовать изменение погоды. Он ощущал это по жару, разливающемуся по его телу, по напряжению в мышцах и по непреодолимому желанию взяться за рычаги управления своим "Призраком". Но разразится буря именно здесь или нет - этого он точно сказать не мог. "А может быть, меня просто преследуют старые воспоминания", - подумал он.

Река Нунья, протекающая через город по феррокретовому руслу, расширялась около дамбы. На этот раз Арис установил датчики в нескольких километрах вниз и вверх по течению от места выступления Канцлера. Он также оставил копье роботов и небольшой отряд пехоты около дамбы, находившейся в нескольких километрах вверх по течению. Арис оставил их на тот случай, если кто-то решит расправиться с Канцлером, затопив город. Он не мог полагаться на случай и должен был предусмотреть все.

Арис тряхнул головой, смахивая дождевые капли с коротких волос, и посмотрел на толпу. Трава была вытоптана, а в нескольких местах даже проглядывала земля. Он заметил Ли Винна в гражданской одежде, прогуливающегося с камерой в руках, как если бы он был местным репортером, желающим запечатлеть исторический момент выступления Сунь-Цзы. В камере не было пленки, Арис знал это, но телеобъектив давал возможность спокойно рассматривать окружающих.

- За последние девять лет, - сказал Сунь-Цзы, и его голос благодаря мощным акустическим системам разносился над толпой, словно искусственный гром, - из Джей-Фу не слышалось ни единого слова протеста, что, на мой взгляд, свидетельствует о раскаянии народа в злополучном восстании. Вклад Джей-Фу в наши вооруженные силы трудно переоценить.

Желая хоть как-то укрыться от дождя, Арис вытер намокший лоб и уже в который раз услышал "Все в порядке" - сообщение с дежурных постов. "Канцлер довольно добр", - подумал он.

- Я глубоко сожалею о тех мятежных мирах, которые не последовали вашему примеру, - продолжал Сунь-Цзы. Он сделал паузу, чтобы каждый мог догадаться, на кого он намекает. - Ужасно, что они продолжают игнорировать свою принадлежность к Конфедерации и духовное наследие Капеллы, что несправедливое правительство продолжает подавлять естественное стремление людей объединиться со своими братьями и сестрами. Для воссоединения нельзя было найти более подходящего времени, чем сейчас, когда идет возрождение Конфедерации.

Ох! Арис вздрогнул. Он поразился тому, что такие простые слова Канцлера повлекут за собой длительные и кровавые бои за суверенитет Сент-Ивского Союза, крошечного Рубежа Хаоса и, возможно, за независимые миры Спорных Территорий. А может быть, и не только здесь, если подтвердятся слухи о волнениях на старых мирах Тихонова. Канцлер Ляо обладал способностью водителя боевого робота - он умел причинить максимальный ущерб, прикладывая минимальные усилия, даже если полем битвы была арена политической борьбы.

Ожидая, когда аплодисменты утихнут, Сунь-Цзы отошел от микрофона, чтобы конфиденциально переговорить с Изис Марик и Маркусом Бакстером, которые стояли по бокам от него. Изис легонько поцеловала его в щеку, то ли желая выразить свою поддержку, то ли для зрелищности. Лорд Бакстер ограничился кивком.

Сунь-Цзы вернулся к микрофону.

- Эти миры вновь познают мощь Конфедерации и ее величие, - продолжал он. - Это я вам обещаю. Подобное обещание я дал на Релевоу и дам снова во время своего тура по Овертону, Харлоку и Хустенгу.

На секунду Арис растерялся, так как Сунь-Цзы не упомянул Пурво, куда он должен был отправиться с Хустенга, но он решил, что Канцлер пропустил его, так как прокапелланские настроения там настолько сильны, что и говорить о нем как о колеблющемся мире не имело смысла. Это могло оттолкнуть население от идеалов Ксин Шенга. Ксин Шенг - новое рождение. Вот что предлагал Канцлер своим последователям.

- Наступает наше время, - заявил Сунь-Цзы, очевидно переходя к заключительной части выступления. - И все граждане Конфедерации смогут снова гордиться своим наследием. С такими мирами, как Джей-Фу, и такими войсками, как Кирасиры Маккаррона, Конфедерация вернет себе прежнее величие.

Гром, заглушивший на мгновение аплодисменты, напомнил Арису звуки поля боя. Он посмотрел на бушующие воды Нуньи, и почему-то ему показалось, что сейчас появится неприятельский робот. Он снова проверил посты, хотя всего минуту назад уже убедился, что все в порядке. Да, очевидно, буря приближалась. Но славная буря, в которой Арис сможет завоевать для Конфедерации новые миры.

Он только не знал, где и когда она разразится.

Ли Винн сделал вид, что снимает Сунь-Цзы и толпу. Объектив раскрылся, раздался щелчок. И не важно, что не было пленки. Всякий, кто обратил на него внимание, услышав щелчок, ничего не заподозрил бы.

Он очень осторожно шагал по сырой, пахнущей навозом земле, которую тысячи ног превратили в вязкую трясину. Он слышал запрос Ариса о проверке постов, несколько минут ожидал своей очереди, пока не откликнется третий пост. И эти минуты показались ему часами. Ли сжал маленький микрофон в левой руке.

- Все в порядке, - доложил он, а затем сделал еще несколько фальшивых фотографий.

Что-то насторожило Ариса, раз он провел две проверки подряд.

Ли не мог понять что, и хотя он доверял интуиции Ариса, но на короткую долю секунды не смог справиться с ощущением, что его наставник и сайфу перегибает палку. С его точки зрения, речь Канцлера протекала совершенно спокойно. Ли чувствовал зов Ксин Шенга. И что еще более важно, толпа была за Канцлера. Ли Винн знал, какое воодушевление может вызвать сравнение прошлого и настоящего.

На Кайфенге, до прихода Дома Хирицу, он был не просто уличным ребенком. Это еще мягко сказано. Маленький вор - вот как его можно было назвать. Ему вспомнилась ночь, когда он сидел под проливным дождем на сырой земле, а на улице впереди него сражались боевые роботы. Тогда он надеялся, что металлический монстр заденет ювелирный магазин или банк, прежде чем двинуться дальше. Арис Сунь заметил его и дал ему возможность приобщиться к чему-то большему. Приобщиться. Ли Винн никогда прежде не был частью чего-либо. Это было волшебство, которое забросило его после Хирицу на Рандар, а потом на Сарну. И он каждый день доказывал, что достоин признания. Все это продолжалось до тех пор, пока Мастер Ти By Нон не согласился наконец-то дать ему шанс. И теперь у него были обязанности как у гражданина Конфедерации и члена Боевого Дома.

Чего еще желать?

Ли Винн протиснулся сквозь группу людей, слушая Сунь-Цзы и сжимая в холодных пальцах камеру. Он не смог бы выразить чувства, бушевавшие внутри него, да он и не пытался. Хотя и не рожденный в Конфедерации, тем не менее он был истинным ее гражданином. И когда он оказался на службе Конфедерации, чувство собственного достоинства и гордость подсказывали ему, что будущее принесет ему нечто большее, чем чувство принадлежности. Нечто такое, чего он не мог определить, чего не мог получить прямо сейчас, но что манило его, как далекий свет, как касание крыла бабочки по щеке.

Почти всю свою жизнь Ли Винн боролся за выживание, не имея цели, направления, страсти. Сейчас, когда она у него появилась, ему самому захотелось увидеть, на что он способен.

И почти все время он чувствовал на себе взгляд Канцлера, взгляд, который призывал его действовать и направлял вперед.


VI

Военная база, тренировочный полигон

Хазлет, Нашуар, Сент-Ивский Союз

28 августа 3060 г.

Следящие устройства, направленные в темноту, яркие вспышки света, вырывающиеся из дул орудий, - все это создавало модель поля боя. В кабине тренажера царила невыносимая жара, вызываемая перегревом действующего оружия. Стряхивая пот, разъедавший глаза, стажер Морис Фитцджеральд, используя прожекторы дальнего действия, выхватил из тьмы силуэт противника, робота "Охотник", с его бочкообразным туловищем и с характерными барабанами орудий на руках. Он сделал выстрел из среднего лазера, как только увидел, что противник оказался в луче прожектора. Огненный луч лазера не попал в цель, так как "Охотник" внезапно отступил из зоны обстрела.

Это был знакомый сценарий. Фитцджеральд решил, что столкнулся с вариантом тактики, которая была применена на тренировке не более трех недель назад. Только вместо робота Клана перед стажерами внутренних сил Нашуара был теперь наиболее распространенный робот Конфедерации, на котором даже была символика Капеллы, что свидетельствовало об обострении Ситуации на границах Союза. "Охотника" и новенькую "Змею" прикрывала "Катапульта", несшая на себе новейшее вооружение. А более легкий робот-разведчик "Ворон" пытался напасть на стажеров с востока. "Ворон" был последним шансом. Если бы его удалось задержать, стажеры академии выиграли бы этот бой.

Это вселяло надежду.

Фитц сделал еще один выстрел по "Охотнику" и снова промахнулся. Ему хотелось кричать от злости, но он сдержался, так как знал, что установленный в кабине микрофон все запишет, чтобы Неварр мог прослушать. Окружающая темнота отнюдь не облегчала ведение боя. Это вынуждало воинов больше полагаться на показания датчиков, а не на зрительное восприятие передвижения противника и особенностей местности, что существенно изменяло ситуацию. Фитц понимал, что слишком много внимания уделяет мониторам, расположенным на голове робота. Но он доверял только собственному чутью, не полагался на товарищей и старался запомнить все данные о происходящей битве.

Самым трудным для Фитцджеральда было то, что в этой битве Неварр приказал ему поддерживать звено с тыла. Он должен был нейтрализовать вражеского "Ворона" и не допустить маневров с флангов. "Закрепить меня на одном месте!" Автопилот "Охотника" действовал очень правильно, выбирая оптимальный режим стрельбы из автопушки и уворачиваясь от тяжелого "Черного Джека".

Легкая дрожь сотряага кабину "Черного Джека". Монитор, отражающий повреждения робота, показал, что потеряна четверть защитной брони на левой ноге и руке. Он боролся с желанием броситься за вражеским роботом и сразиться с ним один на один. "Если я нарушу приказ, Неварр может отослать меня обратно и шансов стать настоящим водителем боевого робота у меня не будет". Больше не на что рассчитывать. Стиснув челюсти и сжав рычаги управления так, что побелели костяшки пальцев, Фитцджеральд начал отступление, стараясь укрыться за редкими елями и орешником. Еще один выстрел по движущейся мишени поджег деревья, вновь спасшие "Охотника".

- Номер один, это номер четыре, "Ворон" свободен, - послышался во встроенном наушнике нейрошлема Фитцджеральда шепот стажера Растехт, пилота "Дженера"-. Ей было сложно скрыть волнение. "Ворон" проскользнул мимо нее и теперь мог угрожать флангу кадетов. Единственный выстрел из "Катапульты" мог мгновенно уничтожить любого из членов их команды. - Я преследую его.

Фитц опустил нижнюю челюсть, активизируя переговорник.

- Номер три, иду на перехват, - сказал он, направляя своего "Черного Джека" на восток. "Перехват "Ворона" спасет положение и укрепит мои позиции".

Мечты о личной победе оказались недолгими, так как командир звена, Даниэль Сингх, приказала ему отступать.

- Отставить, номер три. Оставайтесь на месте. - Ее голос был твердым и уверенным. - Мы почти окружили "Змею". Просто держите "Охотника" подальше от нас, не дайте ему приблизиться. Номер четыре, перехватите "Ворона".

На экране показался быстро приближающийся с восточного фланга "Ворон", преследуемый не столь быстроходным "Дженером". Это была напряженная гонка, а "Черный Джек" находился прямо на их пути. Если Растехт его упустит, то Фитц узнает об этом первым.

- Прошу разрешения вступить в бой с "Охотником", - произнес Фитц. Если бы он только мог переместиться на более удобную позицию, он поразил хотя бы одного вражеского робота.

- Отставить, номер три. Оставайтесь между нами и "Вороном".

"Нан-рен фу-куан! Чтоб ты сдохла!" Фитцджеральд стиснул зубы, когда в его робота вонзились снаряды мелкокалиберной автоматической пушки. Он переключил основной монитор на ночное видение, но изображение улучшилось очень незначительно. "Охотник" бежал слишком быстро и не пользовался энергетическим оружием, которое повысило бы температуру корпуса, и датчики Фитца не успевали фиксировать противника. Проклиная тепловые волны, исходящие от его робота, Фитц одновременно выстрелил из обоих больших лазеров. Ему повезло: один из потоков энергии прошел сквозь сосны и попал в правый бок "Охотника". Сработала сигнализация, предупреждающая о перегреве "Черного Джека", Это могло привести к выходу из строя двигателя. Фитц отключил сигнализацию, задыхаясь от раскаленного воздуха. Тем не менее он был доволен, что в конце концов поразил противника.

Правда, ущерб, нанесенный "Охотнику", оказался не слишком значительным. Тяжелый робот просто отступил из зоны обстрела, выпустив на прощанье залп снарядов из автоматической пушки. Фитцджеральд чуть было небросился за ним и лишь нечеловеческим усилием воли остался на месте, чтобы не нарушать приказа.

- "Ворон" выведен из строя.

Растехт прокричала свое сообщение по общему каналу связи, и тут же изображение "Ворона" исчезло с монитора "Черного Джека". Последние ее слова были заглушены более спокойным голосом Даниэль:

- "Змея" уничтожена. - Опережая просьбу Фитца, она добавила: - Номера три и четыре, вы направляетесь для уничтожения "Охотника".

Фитцджеральд направил "Черного Джека" вперед, чтобы быстрее добраться до цели. Победа кадетов при таком раскладе была довольно очевидна. Теперь настало время заявить о себе.

Казалось, никто не заметил молчания Фитцджеральда, когда четверо кадетов возвращались с полигона. Все, кроме него, были в хорошем расположении духа, потому что выиграли без потерь. Уже во второй раз они применяли одну и ту же тактику, которая приводила к победе. Даниэль Сингх была в особенно хорошем настроении, и не без оснований. Мало того, что победа была одержана под ее командованием, она произвела решающие выстрелы, поразившие "Змею" и "Катапульту". Фрея Растехт заработала очки, уничтожив "Ворона", а четвертый кадет, Камерон Ли, принимал участие в уничтожении "Змеи" и "Катапульты" вместе с Даниэль.

Фитц не заработал ничего.

"Охотник" не подпустил его близко, а когда была уничтожена "Катапульта", он отвлекся и "Охотник" исчез из его поля зрения. Поняв это слишком поздно, он осознал, что еще минута - и противник мог бы его уничтожить.

Камерон открыл дверь кафетерия и пропустил остальных. Их сразу же окутал смешанный аромат выпечки и чистящих средств, которыми протирают столы. Фитцджеральд так задумался, что едва заметил, что Камерон подбадривающе похлопал его по плечу, проходя мимо. Разговоры в кафетерии на мгновение прекратились, когда четверо водителей-стажеров вошли в зал. Товарищи по оружию смотрели на них кто с нескрываемой завистью, а кто с безразличием. Беседы продолжились, а четверка, взяв подносы с едой, уселась за один столик.

- Я действительно думала, что отвлекла "Катапульту", - сказала Даниэль, слегка перекусив. - "Катапульты" обычно не укомплектованы большими лазерами. Неварр задал неплохую задачку. Но я с ней справилась. Хотя я уверена, что каждый из нас сделал бы так же. Тем не менее, когда слышишь сигнал попадания ракеты и знаешь, что это "Эрроу-4", волей-неволей напрягаешься.

Фитцджеральд подцепил немного риса и цыпленка терияки, делая это скорее для того, чтобы не участвовать в разговоре. Фрея рассказывала, как она преследовала "Ворона", а Камерон был, по его словам, поражен мощностью "Змеи".

- Если бы Фитц не держал "Охотника" на расстоянии, мы бы так легко не справились, - сказал он.

Его поддержала Даниэль. Фитц улыбнулся и кивнул, хотя в душе все же сожалел, что упустил вражеского робота.

Уничтожение противника не являлось основной целью тренировок. На самом деле физическое уничтожение вообще мало что значило. Очки присуждались за тактически оправданные передвижения, а обязанности кадетов распределялись так, чтобы каждый имел приблизительно одинаковую возможность поразить противника. Однако никто не мог бы сказать точно, что приготовит Неварр. Командир всегда по своему усмотрению добавлял либо вычитал очки у кадетов. Система очков была придумана для того, чтобы выбрать из восьми двух лучших. Для себя Неварр решил, что наибольшее количество очков вовсе не означает обязательный выбор стажера. Однако он признавал, что это довольно существенный момент, которым нельзя пренебрегать. И наличие хороших показателей уничтожения противника играло на руку стажеру.

Водителей боевых роботов всегда судили именно по, ним, разве не так?


VII

Межзвездный Т-корабль

"Жемчужина Истинной Мудрости"

Космический порт "Песчаный замок", Релевоу

Сообщество Шита, Конфедерация Капеллы

11 сентября 3060 г.

Лишь легкое покачивание свидетельствовало о том, что "Жемчужина Истинной Мудрости" приземлилась на Харлоке. Космический корабль такого типа требовал большой посадочной площадки, но зато приземлялся и взлетал почти незаметно. Тем не менее неопытному пилоту никогда не удалось бы так мягко посадить двухсот-пятидесятитонный корабль. Для человека невнимательного или не очень чувствительного к перепадам давления посадка вообще могла остаться незамеченной до того момента, пока не начались маневры торможения.

Но Сунь-Цзы все заметил. Сидя за металлическим столом со стеклянной столешницей, он ожидал приземления в личном кабинете, чтобы иметь возможность проверить мастерство пилота. Он всегда проверял умения и навыки окружавших его людей. Навык выживания вошел в его плоть и кровь после двадцати одного года, проведенного в Небесном дворце до того, как он стал Канцлером. Он ощутил легкий толчок и заметил небольшое колебание поверхности легкого сливового вина, налитого в изящный бокал из небьющегося стекла.

"Да, неплохая посадка, если принять во внимание все обстоятельства". Сунь-Цзы поднял бокал за способности своего пилота, но лишь пригубил вино. Совсем чуть-чуть, чтобы ощутить приятный вкус напитка, но не почувствовать желания выпить больше. "Всего в меру. Всему свое время". Своего рода упражнение в умеренности, как те незначительные ритуалы, которые заполняли его день.

Терпение.

Именно его не хватало Бакстеру. Бросив из полуприкрытых век пристальный взгляд на полковника Бакстера, Сунь-Цзы заметил, что гостю не совсем комфортно. Маркус Бакстер, который был значительно старше Сунь-Цзы, сидел в удобном кресле, перед которым стоял столик. Кресло выглядело достаточно удобным, чтобы провести в нем несколько часов, однако высокая деревянная спинка вынуждала сидящего слегка наклоняться к столу. Новый Лорд-полковник теребил ленты своей униформы, поправлял полы кителя. Он явно нервничал. Темные с проседью волосы, словно высеченные из камня черты лица и парадная форма говорили о том, что этому человеку несвойственны бессмысленные действия.

Канцлер не думал, что нетерпение Бакстера вызвано нервозностью или неудобством кресла - ведь Бакстер был джанши, воином. И подобно псу, выращенному для охоты, он бы хотел в данный момент быть там, где можно было бы использовать его умения в управлении боевым роботом, а не заниматься политическими маневрами, добиваясь почестей. Однако размещение кавалерии на Харлоке требовало присутствия и недавно провозглашенного Лорда.

- Побеждает тот, кто умеет ждать, - пробормотал Сунь-Цзы. Это было одно из его любимых изречений.

Бакстер поднял глаза:

- Вы что-то сказали, Канцлер Ляо? Сунь-Цзы слегка улыбнулся:

- Если удар ястреба сразу убивает жертву, это значит, что он правильно выбрал момент для атаки.

Бакстер улыбнулся, выглядя повеселевшим, но в то же время озадаченным.

- Вы начали цитировать Джерома Блейка, Канцлер Ляо, или мне показалось?

Сунь-Цзы нахмурился.

- Мудрость черпается из разных источников, хотя "Слово Блейка" пытается убедить нас в обратном, - сказал он не совсем уверенно, так как не знал, пошутил ли Бакстер или нет. - Я пришлю вам экземпляр "Искусства войны".

- Да, да, - кивнул Бакстер. - "Наносите удар противнику так же стремительно, как ястреб поражает свою добычу. Ему удается переломить хребет жертве, потому что он умеет выжидать удобного для нападения момента".

Полковник развел руками. - Боюсь, моя цитата не совсем точна.

- Главное - суть, - расслабившись, улыбнулся Сунь-Цзы. - Я просто хотел объяснить вам пользу терпеливого ожидания.

Он подождал, когда Бакстер понимающе кивнет, а затем приглашающим жестом указал на бар, который был прикрыт на случай, если возникнет невесомость.

- Выпейте что-нибудь, Лорд Бакстер. У меня есть небольшое дело, требующее моего внимания, раз уж мы приземлились.

Канцлер нажал кнопку пульта, встроенного в стол. Сенсорная клавиатура пришла в действие, и Сунь-Цзы ввел несколько простых команд, запустивших программы запросов и записи. В углу стола загорелся небольшой красный огонек, свидетельствуя о том, что включилась голографическая камера.

- Архонтессе Катрине Штайнер-Дэвион, Лиранскому Альянсу от Первого Лорда Сунь-Цзы Ляо, - произнес Канцлер, для соблюдения формальностей сделав паузу после своего титула, подчеркивая важность момента. А затем, придав своему голосу больше тепла и сердечности, произнес: - Я приветствую вас и весь ваш народ. - Общаясь с Катриной, знакомство с которой состоялась два года назад на Таркарде, он мог не использовать уловки и тактические ходы, с помощью которых влиял на других. Но, конечно, не все. - Я был чрезвычайно огорчен, получив ваше послание от десятого сентября, в котором вы высказали сильную озабоченность событиями, происходящими в Свободной Республике Тихонов.

Он умышленно не назвал это государство Сообществом Тихонова, поскольку это название ассоциировалось для него с Хансом Дэвионом и Четвертой Войной за Наследие.

- И хотя я скорее ожидал подобных упреков от вашей сестры, Ивонны, которая, как я надеюсь, все еще сидит на троне Нового Авалона, ваши, Сунь-Цзы сделал паузу, и несмотря на то, что выражение его лица не изменилось, глаза улыбались, - собственнические интересы мне также понятны.

Сунь-Цзы выдержал долгую паузу, чтобы дать Катрине время остыть после напоминания о том, что она все же правит не всем Федеративным Содружеством, что должно было вызвать у Архонтессы приступ настоящей ярости. Он выключил камеру и позволил себе небольшой глоток сливового вина, затем расправил широкие шелковые рукава своего одеяния. Он продолжал:

- А теперь позвольте мне официально заверить вас, что Конфедерация не имеет никакого отношения к Освободительному движению Тихонова и тем более не оказывает этому движению никакой поддержки, якобы рассчитывая на возвращение Старого Мира Тихонова в свой состав. Несмотря на то что до 3025 года он входил в состав Конфедерации, в данный момент это ничего не значит. Наши усилия требуются в другом месте. Итак, если вам нужен совет действующего Первого Лорда Звездной Лиги - обращайте на Освободительное движение Тихонова не больше внимания, чем на любое другое повстанческое движение, которые возникают в Содружестве повсюду. - "Это мой ответ, Катрина, на вашу завуалированную просьбу перестать поддерживать Освободительное движение и вообще не вмешиваться в дела Тихонова. В данный момент я занят другими делами и не могу постоянно контролировать Тихонов, и, на мой взгляд, эта не совсем стабильная ситуация на руку нам обоим". - Сунь-Цзы был уверен, что она поверит ему и оставит все как есть, если он, конечно, сам в ближайшее время не посягнет на Миры Тихонова. Эта уверенность также усиливалась тем, что на Таркарде у них уже был неформальный разговор на эту тему, в котором им удалось достичь взаимопонимания.

Каждой безупречно построенной дипломатической фразой Сунь-Цзы хотел напомнить Катрине о своей силе и могуществе, пусть это и поставит под вопрос хоть и не твердое, но все же уважение, завоеванное им на Таркарде.

- А теперь перейду к делу, требующему моего непосредственного участия, Архонтесса, и заранее прошу у вас прощения. Я знаю, что вы сможете использовать инциденты на Тихонове к собственной пользе. В конце концов, именно ваш благородный отец заявлял, что Федеративное Содружество, - Сунь-Цзы слегка улыбнулся и процитировал по памяти, "призвано поддерживать политическую свободу и обеспечивать право каждой личности определять собственную судьбу".

Закончив эту фразу, Сунь-Цзы нажал на кнопку под стеклом, останавливающую запись. Катрина Штайнер-Дэвион, если она, конечно, не швырнула что-нибудь в экран, не стала бы слушать точные цитаты Ханса Дэвиона, напрямую обвинявшие её. Но хуже всего было то, что Сунь-Цзы, как Первый Лорд, мог бы обнародовать эти цитаты и использовать их в интересах Конфедерации Капеллы. Сама по себе идея была неплоха.

Лорд-полковник Бакстер, все это время хранивший молчание, восхищенно кивнул. Конечно, он предпочел бы поле сражения политической борьбе, но понимал и уважал красивую игру, которую вел Сунь-Цзы.

- Достаточно, чтобы заставить ее задуматься, - сказал Бакстер. Он налил себе приличную порцию из бутылки "Тимбукского темного". Задуматься настолько, чтобы она не рискнула помешать вашим планам.

Сунь-Цзы тоже отпил сладкой, темной жидкости из своего бокала, потом отставил его в сторону и поклялся себе, что не прикоснется к нему до тех пор, пока Бакстер не покинет кабинет. Канцлер откинулся в кресле, сложил руки на животе и устремил взгляд на потолок.

- Меня никогда не беспокоило ее вмешательство, - признался он. Тихонов - это долгая игра, которая ожидает своего времени. Я просто укрепил свои позиции. Вскоре Катрина сделает ответный ход. А пока она лишь мешает Ивонне, что очень хорошо для нас.

В кабинете повисла тишина. Сунь-Цзы расслабился, стараясь успокоиться и передохнуть, чтобы от переутомления не принять иррациональных или неверных решений, которые могут погубить его грандиозные планы. "Пока все шло хорошо, но ведь когда-то придется заплатить по счетам. Очень скоро пути назад не будет". Вот тогда-то Бакстер и начнет нервничать и волноваться. Канцлер вздохнул и пристально посмотрел на своего гостя.

- Есть ли у вас какие-нибудь трудности, связанные с вашим недавним назначением? - спросил он.

Сделав еще один глоток из своего стакана, Бакстер покачал головой:

- Нет, Канцлер Ляо. Мой полк Ночных Всадников приспособился к гарнизонной службе на Кайфенге очень быстро и легко. И пока они не получат приказа наступать на Спорные Территории, все будет спокойно. Я планирую наступление на Вэй, с вашего разрешения, конечно.

- Действуйте, - кивнул Сунь-Цзы. - Спорные Территории требуют слишком много сил, которые вскоре понадобятся нам на Рубеже Хаоса и в других мирах. - Он замолчал, глядя на недавно назначенного Лорда своей империи. - Скоро начнутся очень напряженные времена, полковник, и я должен быть уверен, что вы держите своих людей под контролем. Они должны быть под наблюдением до тех пор, пока их энергия не понадобится нам для достижения главной цели.

Бакстер мрачно улыбнулся.

- Не беспокойтесь, Канцлер. Ночные Всадники добудут для вас Вэй, отдохнут, а потом с новыми силами бросятся на противника и переломят хребет добыче.

Космический порт Ксин Сингапур, Индикасс

Сент-Ивский Союз

Ничего интересного в Индикассе не было, однако Кассандра находила поездку через территорию Космического порта Ксин Сингапур чрезвычайно занимательной. Легкая Кавалерия Рубинского, которую ее мать считала наиболее дисциплинированным полком из Казаков Корсакова, охраняла старую башню управления и административные строения. Расположившиеся на южном крае поля, прямо напротив новых строений, кавалерийские соединения были подключены к планетарной защитной сети, а рядом с их космическими кораблями располагалось два стратегически важных завода, которыми Кассандра восхищалась. Чтобы сделать эту поездку запоминающейся, полковник Рубинский постарался устроить подобие небольшой торжественной церемонии.

Сойдя с транспортного корабля, доставившего Кассандру и ее батальон на планету, Кассандра увидела первого робота Кавалерии Рубинского. Это была новая модификация "Казака", окрашенная в красно-ржавый цвет и с эмблемой наемных войск на правом боку - русский казак мчался на коне по золотому полю, занеся саблю для последнего удара. "Казак" был облегченным роботом. Его разработка завершилась совсем недавно, и выпускать "Казаков" стали только в этом году на заводах "Перес Металз Индастриз" на Варлоке. Вооружение Легкой Кавалерии новой моделью боевого робота должно было способствовать усилению сил Сент-Ивского Союза, по крайней мере по мнению ее матери. Поэтому полковник Рубинский получил целое копье "Казаков". Кассандра была уверена, что, в свою очередь, Легкая Кавалерия непременно отблагодарит Союз, поддержав его в трудную минуту.

Новенький пуленепробиваемый седан Кассандры проделал часть пути на "Казаке", затем его перехватил старый, но все еще весьма эффективный "Ястреб-Феникс". И завершился путь на новеньком "Клинте". После километра пути она вышла из него, ознакомившись с техническими данными новой модели - вместо средних лазеров он был снабжен протонно-ионным излучателем и большими лазерами.

Она приблизилась к зданию, и два воина, одетые в традиционную форму казаков, отворили ей дверь и проводили внутрь.

Полковник Марко Рубинский встретил ее у дверей Центра стратегического планирования, который одновременно являлся и комнатой отдыха команды космического корабля.

- Майор Аллард-Ляо, - сказал он, соблюдая формальности.

Полковник слегка наклонил голову в знак приветствия, руки его были сложены за спиной. У Рубинского были седые волосы, отливающие серебром, и небольшая, аккуратно подстриженная бородка. Пристальные голубые глаза да и вся его фигура никак не говорили о том, что ему идет уже пятый десяток лет.

- Полковник, - поклонилась она, - я заметила что-то необычное при входе.

- Это старый казачий обычай. - Рубинский сердечно улыбнулся. Он говорил с сильным славянским акцентом, но это было даже приятно. - Гостя в лагерь всегда сопровождают хозяева.

Полковник провел ее через дверь, и они попали в комнату, располагающую к расслаблению и отдыху. Пульты управления и мониторы не горели. Вдоль стены стояло несколько диванов. Вокруг низкого стола были расставлены стулья. Войдя, Кассандра увидела двоих мужчин, удобно расположившихся за столом.

- Мой старший офицер, - сказал Рубинский, указывая на старшего мужчину с черными волосами и миндалевидными глазами. Лейтенант-полковник Раймонд Ли Трен.

Офицеры встали. Трен подал Кассандре руку.

- Мой сын, Тамас, - продолжил Рубинский, представляя Кассандре молодого человека, очень похожего на самого полковника, но отличающегося большей мягкостью черт. - Капитан, Второй батальон.

Тамас поклонился, заложив одну руку за спину а другую приложив к животу. Кассандра села, улыбнулась, а потом рассмеялась:

- Извините, но вы застали меня врасплох. Боюсь, я ожидала... - Она замолкла, внезапно почувствовав неловкость. Она ожидала, что, когда она войдет, все начнут обвинять ее в опасной ситуации. Вместо этого она обнаружила, что просто очарована этим милым человеком и его подчиненными.

- Что? - спросил Рубинский-старший, лукаво подняв бровь. - Ожидали, что мы начнем ругаться? Или сразу же начнем бунт?

Мужчины присели рядом с Кассандрой, и Тамас разлил по стаканам прозрачную жидкость. Над стаканами сразу же поднялся морозный дымок.

- Боюсь, именно этого я и ожидала, - призналась Кассандра, восстановив свое самообладание и уверенность. Хорошо ее встретили или нет, но ей предстояло взять ситуацию под контроль. - Напряжение на границе возрастает, и я должна скоординировать действия своего батальона и вашего полка.

- Водки? - предложил ей Тамас, пододвигая невысокий стакан прямо к ней.

Кассандра подняла стакан.

- Прошу вас. - Она подождала, пока трое мужчин поднимут свои стаканы в знак приветствия, а затем одним глотком опустошила стакан. Ледяная водка обожгла ей горло, а потом теплом растеклась по животу. - Как... попыталась спросить она, потом, откашлявшись, попыталась закончить: Как обстоят дела с обороноспособностью Индикасса?

Полковник Рубинский кивнул Ли Трану, который не замедлил с ответом.

- Герцогиня Ляо отозвала наш Первый полк на Сент-Лорис, но Легкая Кавалерия и два батальона Внутренних сил вместе с пешей милицией все же здесь. Более чем достаточно для охраны границ этого мира. - Подумав нескольких секунд, он добавил: - Даже для охраны стратегически важного завода "Церес Металз".

Кассандра припомнила, что завод "Церес Металз" производил несколько моделей бронированных военных машин. Очень важное для Сент-Ивского Союза предприятие. Неудивительно, что оно требует особой зашиты.

- Что-нибудь еще? - спросила Кассандра. Тамас, разливая следующую порцию, сказал:

- Два дня назад нам сообщили, что Третий Пикинерский батальон Сент-Ива в пути. - Его акцент был, в отличие от отца, почти неслышен, но все равно звучал очень приятно. - Он был расположен в Индикассе до тех пор, пока не вошел в состав войск, осуществляющих операцию против Клана Дымчатых Ягуаров. - Он сделал паузу, а потом спокойно добавил: - Я понимаю, что Пикинеры - это единственное соединение, которое в данный момент может направить для нашей поддержки Сент-Ив.

Наградив Тамаса улыбкой за тактичность, Кассандра кивнула.

- Я уверена, что Первый Уланский полк под командованием моего брата, который в данный момент ведет борьбу с Кланами, справляется со своей задачей. Но тем не менее нам приходится обходиться без него, - сказала она, никогда не допускавшая мысли, что это может быть не так. - Кланы изо всех сил старались убить Кая, но у них ничего не получилось.

"Хотя в этот раз он впервые пробовал достать их в их собственном логове", - про себя подумала она.

По тому, как мужчины кивнули, Кассандра поняла, что часть ее уверенности передалась и им. Она слегка улыбнулась и сказала уже более уверенным тоном:

- Он всегда выбирается сухим из воды. Полковник Рубинский поднял запотевший стакан, в его голубых глазах появилась озабоченность.

- Выпьем же за то, чтобы это всегда было так. - Быстрым движением запястья он отправил содержимое стакана в рот. - Майор Аллард-Ляо, Легкая Кавалерия Рубинского в вашем полном распоряжении.

Кассандра присоединилась к тосту, а потом более тщательно рассмотрела помещение Легкой Кавалерии, Несмотря на некоторое предубеждение в отношении наемников, свойственное любому штатному офицеру, она подумала, что ей нравится, как здесь делаются дела, - никаких помпезных церемоний, никаких официальных бумаг, скрупулезно описывающих права и обязанности сторон, а всего лишь устный договор, основанный на взаимном уважении и доверии, скрепленный тостом.


VIII

Межзвездный Т-корабль "Дайнву"

Прыжковая точка зенита, Система Харлок

Сообщество Шиана, Конфедерация Капеллы

18 сентября 3060 г.

Арис Сунь, наслаждаясь невесомостью, не спеша проплывал по одному из горизонтальных проходов прыгуна класса "Оверлорд", принадлежавшего Мастеру Дома Ти By Нону. Способный перевезти целый полк боевых роботов Дома Воинов, сейчас корабль находился в распоряжении только командного состава. На спине прыгуна "Тао-Те" примостились два корабля класса "Юнион", на которых разместились все остальные. Арис и его команда путешествовали высшим классом на прыгуне "Лао-Цзы", при Канцлере, так как выполняли охранные функции.

Подплывая к двери каюты Мастера Нона, Арис ухватился за один из ремней, висевших вдоль стен коридора, и пристегнулся. Трижды прозвучала сирена, извещавшая о скором переходе из системы Харлок в систему Хустенга. Арис взглянул на сигнализацию так, словно она имела какое-то отношение к этому знаменательному событию.

Несмотря на то что "прыгун" выглядел очень внушительно, все тяжелое оружие, а также роботы перевозились на шаттле немного позади Т-корабля. Во-первых, шаттл мог значительно быстрее добраться до планеты, а во-вторых, его грузоподъемность превышала грузоподъемность Т-корабля. Т-корабли редко направлялись в звездные системы, но когда направлялись, то это делалось из-за того, что они благодаря мощности двигателей Керни-Фушиды могли за мгновение перенестись на тридцать световых лет. Используя солнечные паруса или, когда была такая возможность, получая микроволновый доступ к подзарядкой системе, Т-корабль мог восстановить ресурсы к следующему прыжку в среднем дня за три, максимум за неделю. "Тао-те", то есть "Путь Силы", являлся новой моделью межпланетного Т-корабля. Он был оснащен литиевыми батареями, которые позволяли дважды прыгать, расходуя энергии столько же, сколько другим кораблям требовалось для одного прыжка. По мнению Ариса Суня, это был потрясающий прорыв в кораблестроении.

Он слегка нажал на кнопку звонка, расположенную рядом со стальной дверью, и, услышав еле слышное "Войдите" и звук открывающейся дистанционным пультом двери, проплыл внутрь.

- Командующий Арис Сунь для отчета прибыл, Мастер, - сказал он, пытаясь сохранить серьезный вид, барахтаясь и стараясь сохранить вертикальное положение, старательно держась за поручень, расположенный сзади.

Ти By Нон поглядел на него поверх документов, над которыми он работал: рапорты, отчеты.

- Пожалуйста, присядьте, Арис Сунь. - Он подождал, пока Арис вплывет в один из пустых стульев, и, опуская все предисловия, сказал: - Ваши обязанности изменяются.

Моргнув от удивления, Арис машинально кивнул.

- Желание Мастера Дома - закон, - сказал он, пытаясь скрыть свое разочарование. Вряд ли в обычных условиях Мастер изменил бы его функции - ведь он занимался настолько важным заданием, как охрана Канцлера Ляо, и в данном случае изменение функций могло означать лишь полное устранение от этого задания. Его утешала лишь мысль о той чести, которой он удостоился, уже сопроводив Канцлера на шести мирах.

- Нужны ли вам мои рекомендации по замещению охраны Канцлера? спросил Арис как можно более нейтральным тоном.

Мастер Нон покачал головой, отчего его волосы, взметнувшиеся вверх, так и остались в этом положении благодаря невесомости.

- Вы не поняли меня, я не отстраняю вас от охраны. Изменилось ваше назначение. Теперь вы отвечаете за охрану Изис Марик. Канцлер Ляо более не ваша забота.

- Могу я спросить, почему меня перевели? - спросил Арис, тщательно подбирая слова. Задавать вопросы Мастеру было непросто - формулировки должны были отвечать самым строгим требованиям протокола. - Если я ранее допустил какую-то ошибку, то мне нужно это знать, чтобы исправить ситуацию и не допустить подобного в будущем.

Ти By Нон несколько секунд пристально смотрел на Ариса, и в его взгляде явно читалось предостережение. Но стоило ему заговорить, его тон рассеял все страхи Ариса.

- Нет, вы не допустили ошибки, Арис Сунь. Просто Канцлер Ляо уже не нуждается в ваших услугах и доверяет вам заботу о своей невесте.

Арис чувствовал смесь облегчения и гордости от косвенной похвалы Ти By Нона. Мысль о том, что он может разочаровать Сунь-Цзы Ляо, сильно его беспокоила. Трижды прозвучала сирена, предупреждая пассажиров о скором гиперпространственном прыжке. Вой, хоть и приглушенный стальными дверьми, поглотил следующие его слова. Арис напрягся и попытался приготовиться к прыжку, хотя и понимал, что облегчить предстоящие несколько минут невозможно. Все было нормально, а уже в следующий момент всю комнату как будто вытянули. Это было настолько непонятно и мучительно для сознания, что Арис старался закрыть глаза и не раскрывать их, пока все не закончится. В переходный момент он, как ему казалось, мог чувствовать, как нервные импульсы маленькими электрическими разрядами пробегали по всей его нервной системе. Ощущение можно было сравнить с огнем, ползущим по бикфордову шнуру и в конечном итоге поджигающим взрывное устройство. И взрывом становилась реакция мышц. Наконец этот мучительный момент закончился, и все вернулось к нормальному состоянию.

Арис моргнул. Пытаясь стряхнуть неприятное ощущение, он поежился и потер руки, словно ему было зябко.

- Я изменю схему охраны и коды, Мастер, - сказал Арис.

- Нет, - неожиданно твердым голосом сказал Мастер Нон. - Никаких изменений в процедуре охраны и кодах. Все останется, как было при охране Канцлера. И вы не должны никому говорить об изменении вашего назначения.

Это было абсолютно бессмысленно. Совершенно ясно, что Мастер говорил не все, что знал. По тону Ти By Нона Арис понял, что дальнейшие расспросы недопустимы, однако ему нужно было кое-что прояснить.

- Координируем ли мы свои действия с Кирасирами Маккаррона, как обычно, или нет?

Внешне Мастер выглядел спокойно, словно он не заметил явного нарушения правил этикета, допущенного Арисом. Когда же он заговорил, в его тоне ясно звучала наигранная уверенность и спокойствие:

- Вы будете координировать свои действия лишь с отрядами милиции Хустенга. Отряд Ночных Всадников был переведен.

Арис чувствовал, что блуждает в темноте, разыскивая хоть что-то знакомое и понятное. Мастер Нон конечно же должен был понимать, что такое резкое изменение планов может вызвать сбой в охране. Его люди будут вынуждены действовать в изменившихся условиях и не получат точной информации. А теперь еще они лишаются основной поддержки - Кирасиров Маккаррона. Он чувствовал, что существует какой-то скрытый план, но ему не хватало информации, чтобы точно понять, в чем он заключается. Почетная миссия охраны вдруг показалась ему не такой уж и почетной. "Что они еще мне подбросят?"

Словно в ответ на его беззвучный вопрос замигала лампочка на приборной доске и послышался голос капитана корабля "Дайнву":

- Мастер Ти By Нон, "Небесный Странник", следующий за нами, совершил прыжок и сразу же выпустил "прыгун".

Мастер Нон, нажав кнопку ответа, произнес:

- И в чем же проблема, капитан Ван?

- Сэр, он в следующий момент прыгнул еще раз, оставив "Жемчужину Истинной Мудрости" позади.

Ти кивнул и приказал:

- Благодарю вас, капитан. Пожалуйста, наладьте связь с Хустенгом. Никаких сообщений без моего разрешения, а далее только при моем непосредственном контроле.

Масса вопросов готова были сорваться с языка Ариса. На "Небесном Страннике" находился Канцлер, это был его персональный Т-корабль. "Жемчужина Истинной Мудрости" была лишь шаттлом, на котором он иногда путешествовал. События развивались столь стремительно, что обеспечить защиту Канцлера в таких условиях было практически невозможно. Арис посмотрел на Мастера в надежде услышать хоть какие-то объяснения, но увидел лишь маску спокойствия на его лице.

- Вы свободны, Арис Сунь.

Арис вышел, все еще ощущая себя словно в потемках.

Пайндэл, Денбар Сент-Ивский Союз

В центре базы, в ангаре для боевых роботов Второго батальона, кипела бурная деятельность. Майор Триша Смитсон пришла туда вместе со старшим офицером Уор-нером Долзом. Густая ночная тьма царила за открытыми дверями, но внутри ангара было светло как днем. Триша ощущала запах пота, смазки и горячего металла. Ее защитные наушники свели оглушающую какофонию звуков до терпимого уровня.

Техники работали повсюду. Некоторые из них были из мастерских Внутренних сил Денбара, другие трудились в близлежащих городах. Они проверяли и ремонтировали боевых роботов, военную технику, а также средства передвижения. Бело-синие вспышки свидетельствовали о том, что где-то сваривают броню какого-то робота. Гражданские рабочие занимались подвозом амуниции и съестных припасов, формируя запасы батальона. Водители наблюдали за ремонтом своих машин и обсуждали слухи о приближающейся битве.

"Весь этот хаос, всю эту безумную игру придумала я", - думала Триша. Она повернулась к Долзу и сказала:

- Они действительно думают, что мы куда-то направляемся.

Уорнер Долз растерянно покачал головой:

- Я даже представить себе не могу, кто распространил слухи о предстоящем бое. Конечно, это кто-то из командующих, хотя вроде никто не должен заниматься глупыми, абсолютно беспочвенными предсказаниями. Наверное, все началось, когда кто-то заметил, что водители вытаскивают своих техников в ангары. А тут еще слухи с Хустенга...

- Что насчет разведданных? Они надежны? - Триша отошла, уступая дорогу автокару, везущему запасные ракеты, и внимательно посмотрела на Уорнера. - Сунь-Цзы остался без охраны?

- Он путешествует с Военным Домом, - напомнил ей старший офицер. - Я бы не назвал это отсутствием охраны. Хотя Кирасиры Маккаррона действительно куда-то переводятся, скорее всего с Хустенга на Кайфенг. Охранять Сунь-Цзы будут лишь отряды местной милиции и Военный Дом. Как вам известно, в эти части не входят боевые роботы.

Триша запустила пальцы в свои густые темно-рыжие волосы. Она скривила губы, обдумывая речь Сунь-Цзы, которую он произнес на Джей-Фу. Хустенг... Он сказал, что завершит свою поездку на Хустенге. Триша не сомневалась, что это был знак. Но готов ли Уорнер Долз двигаться в том направлении, в каком хотела идти она?

- Охрана рассредоточится вокруг галактики, чтобы укрепить позиции! почти прокричала Триша, чтобы хоть как-то перекрыть скрежет разрезаемого техниками металла. - Хотя Военный Дом - это сила, с которой надо считаться.

Они остановились перед "Победителем" Триши. Двое рабочих обслуживали ее машину, заряжая винтовку Гаусса крупнокалиберными, железоникелевыми снарядами. Триша и Уорнер на минуту остановились, любуясь мощью и великолепием боевой машины, а потом Уорнер сказал:

- Когда вы попросили меня составить план нападения, я переговорил с несколькими небольшими наемными отрядами, находящимися вне планеты. Мы могли бы получить еще два отряда боевых роботов. Это повысило бы наши шансы.

"Неплохо, неплохо", - подумала Триша.

- Они должны были уже подлетать к Хустенгу. Можем ли мы ускорить наш полет?

Разговаривая несколько дней назад с пилотом Т-корабля, Триша знала, что, в принципе, это возможно. Тем не менее ей нужно было вовлечь Уорнера в процесс подготовки, хотя она вполне справилась бы и одна. Он переходный элемент. Все, что она задумала, он постарается выполнить в той степени, в какой он предан Сент-Ивскому Союзу, а старая капелланская закалка заставит его исполнять приказы командующего, чего бы это ни стоило.

- Для перелета требуется семь дней, - объяснил Долз. - Если мы увеличим мощность двигателей на Т-кораблях, то сможем уложиться в три. Два навигатора уже рассчитали и наметили маршрут, по которому можно попасть в пиратскую точку на обратной стороне луны Хустенга. - Он задумался, но лишь на долю секунды, а потом утвердительно кивнул: - Да, мы могли бы сделать это.

Она думала точно так же. Т-корабль обычно переходит из одного мира в другой при достижении точки зенита или надира, за эллиптической орбитой системы, что снимает воздействие силы тяжести. Пиратские точки располагались внутри системы, где гравитационные воздействия компенсировались, что позволяло подойти гораздо ближе. Если бы это удалось, было бы здорово.

Триша несколько минут шла в молчании и, пройдя своего "Победителя", приблизилась к "Кузнечику" Долза. Она знала, что рискует, затевает опасную игру. А на кону стоит ее карьера в войсках Сен-Ива и долгие годы, потраченные на достижение той высокой должности, которую она сейчас занимала. Но до тех пор, пока полковник Пер-рин держит ее во Втором Пикинерском батальоне, карьеру и так можно считать законченной. Это был единственный шанс заявить о себе и вырваться на свободу.

Триша развернулась и в упор посмотрела на своего собеседника. Он встретил этот взгляд спокойно, показывая свою решимость к действию. "Не важно, чье это было решение - ваше или мое", - подумала она.

- Готовьте погрузку на корабли, - приказала она.


IX

Къюнглу, Хустенг

Сообщество Шиана, Конфедерация Капеллы

26 сентября 3060 г.

Арис Сунь, изо всех сил нажимая на рычаги управления, старался удержать в равновесии своего "Призрака", только что получившего мощный удар большого лазера в левую ногу. Излучение испарило сталь и уже почти уничтожило броню, подбираясь к каркасу. На дисплее тактического компьютера появилась еще одна угроза - "Горбун", который спрятался позади, а сейчас направлялся к основной скоростной дороге Кьонглу, прямо к "Призраку" Ариса. Почти рефлекторно Арис мгновенно выпустил из большого лазера, установленного на правой руке его робота, струю огненной энергии, целясь в корпус противника, но на этот раз он промахнулся и быстро сменил оружие, переключившись на основное для своего робота.

Нельзя позволить, чтобы время работало против нас. Только не сейчас.

Захваченный в космопорте Кьюнглу, вне территории города, Арис с изумлением наблюдал за тем, как Второй Пикинерский батальон Сент-Ива при поддержке нескольких отрядов наемников посмел напасть на мир Капеллы. Шок длился всего несколько секунд, а потом интересы Конфедерации - а именно его непосредственная задача - обеспечение безопасности Изис Марик - вновь завладели его сознанием. Решив, что самым безопасным будет оставить ее в центре города под охраной Командос Смерти и внушительного отрада пехоты Хирицу, он вернулся, чтобы скоординировать действия патруля боевых роботов и отрядов местной милиции. Однако если бы не отряды боевых роботов, патрулирующие окраины города с самого прибытия, то вряд ли бы удалось отразить внезапное нападение сил Сент-Ивского Союза.

От основных сил Ариса отделяли несколько километров и бог знает сколько врагов, поэтому он предпочел наземной машине своего боевого робота - "Призрака". Пятидесятипятитонный робот, работающий от двигателя на атомном реакторе, был быстрее любой из наземных машин, а кроме того, мог противостоять вражескому огню. Простота и лаконичность отдельных, почти не зависящих на первый взгляд друг от друга деталей, точно рассчитанные конструкторские решения - тонкая талия, позволяющая "Призраку" легко поворачиваться, и многое другое - все это впечатляло. Конструкторы Дома Хирицу сделали броню верхней части робота голубовато-стальной, что придало ему враждебный и угрожающий вид. Пока что робот мчался по пустой автостраде. Автомобилисты, завидев "Призрака", к этому времени уже развившего скорость более ста пятнадцати километров в час, спешили свернуть на обочину.

Арис связался с остатком своего отряда, наспех сформированного в космопорте, и предупредил о приближении вражеского робота - "Горбуна". Им следовало заняться всерьез, иначе он проникнет в город.

Пытаясь удержать "Призрака" в поле действия своего основного оружия, "Горбун" пустился бежать, и в этот момент Арис включил реактивные двигатели, расположенные на ногах "Призрака". Робот взмыл вверх. Арис даже толком не обдумал свои действия. Годы, проведенные за управлением боевыми роботами, научили Ариса мгновенно использовать ошибки противника для собственной выгоды. И сейчас он пролетел над "Горбуном", заметив характерную эмблему Второго Пикинерского батальона - синий топор на фоне желтого круга. В следующее мгновение он приземлился в десяти метрах позади противника.

Его большой лазер выпустил поток импульсов, которые расплавили броню робота противника, открыв внутреннюю часть "Горбуна" для средних лазеров "Призрака". Арис открыл огонь по внутренностям противника. Ему не удалось уничтожить кабину, но гироскоп "Горбуна" был полностью выведен из строя. Робот противника сделал несколько шагов и неловко упал. Никак нельзя было сказать, жив ли пилот или нет. Арис удивился тому, что вообще об этом подумал. Эти люди были его врагами. Температура внутри кабины быстро поднималась, но Арис не замечал этого. Он ощущал лишь соленый привкус пота на губах. Он вновь связался со своим отрядом.

- Изменение, - произнес он мрачным тоном, вновь прибавляя скорость. Один "Горбун" поражен. Уничтожен на пути к Капелле-Один. - Он замолчал, внезапно почувствовав угрызения совести и смутную боль. - Один робот выведен из строя. Сейчас проверю состояние пилота.

- Не жди нас, - послышался голос Рэйвен Клинуотер. Радиоволны лишили ее бесстрастный голос последних эмоций. - И не трать время на проверку, мы идем сзади и проверим,

Арис направил своего робота дальше.

На окраине Кьюнглу Арис сделал несколько выстрелов в "Катафрахта". Так же, как и "Горбун", он был помечен желтым и синим - цветами Пикинеров Сент-Ива. Арис пожертвовал броней на правой руке ради возможности произвести прицельный выстрел, поразивший тяжелого робота противника. В следующий момент он обнаружил, что зажат между двумя "Горожанами". Медлительные, но основательно вооруженные роботы перекрестным огнем буквально снесли с его "Призрака" всю броню. Удачным выстрелом Арису удалось повредить лазерную пушку одного из "Горожан". Потеряв половину своей огневой мощи, роботы противника отступили.

Но Ариса беспокоили не эти стычки с противником, а какое-то нараставшее внутри ощущение тщетности собственных усилий. Частично это происходило оттого, что ему приходилось сражаться с машинами, которые первоначально разрабатывались конструкторами Капеллы и носили цвета Конфедерации. Другая причина заключалась в том, что внутри роботов наверняка сидели люди с азиатскими чертами лица, свидетельствующими об азиатском наследии Конфедерации Капеллы. У Ариса появилось странное чувство, словно он предал и Изис Марик, и Канцлера Ляо. Он должен был оставить все сомнения в стороне. Он был воином Конфедерации и должен был стремиться победить врагов независимо от ситуации.

Еще два квартала.

Холод, пробравший Ариса до костей, не имел отношения к хладогенту, поступающему в хладожилет. Просто впереди себя Арис увидел огромный столб дыма. Если бы не отсутствие вражеских сил в этом районе города, он мог бы потерять надежду найти и спасти Изис Марик. Затем затрещал приемник.

- Всем отрядам, это говорит Мастер Ти By Нон. Отступайте к космопорту. Повторяю: всем отступать. Установить линию обороны в космопорте. Старшим офицерам принять командование на себя, пока не появится подкрепление. Отряды местной милиции переходят под командование Дома Хирицу и оставляют Кьюнглу. Город потерян.

Пока остальные подтверждали получение приказа, Арис молчал, даже когда подошла его очередь, продолжая двигаться вперед по улице. Это не было прямым неподчинением начальству. Тактическая доктрина Военного Дома позволяла возвращаться иным путем. Он обогнет этот квартал и подойдет с тыла. Если бы ему удалось найти охранников Капеллы-Один....

Его мышцы непроизвольно сжались, а "Призрак" на мгновение потерял управление. Координационный центр лежал в руинах, хотя ни одного вражеского робота поблизости не было. Стены центра обрушились, а улицы были завалены телами, среди которых Арис заметил и людей в униформе Дома Хирицу. Он также увидел воина в черном, который, судя по всему, принадлежал к отряду Командос Смерти. Тело его было разрезано лазером робота пополам. Заметив "Призрака" Ариса, несколько выживших воинов Дома Хирицу выбрались из близстоящих зданий. Арис начал надеяться на то, что сейчас появится и Изис Марик, но еле заметное движение руки воина, лежащего на земле, разрушило все его надежды.

- Арис Сунь, подтвердите приказ отступать! - послышалось из приемника

Арис включил передатчик. Он еле ворочал языком, можно было подумать, что он учится говорить.

- Командир отряда Сунь, подтверждаю, - медленно сказал он. Сопровождаю раненых пехотинцев в космопорт. Капелла-Один не найден. Повторяю...

- Подтверждаю, - прервал его Ти By Нон. - Вам разрешается задержаться для перемещения раненых в космопорт. - Повисла тяжелая пауза. Возвращайтесь домой, Арис.

"Сегодняшние события не покрыли нас славой", - подумал Арис. Ударив кулаком по бедру, он смотрел на то, что раньше было красивым городом Кьюнглу, и размышлял о том, что же случилось с Изис.

Всего в шести кварталах от того места, где находился Арис, пехотинец Ли Винн помог Изис Марик выбраться из поврежденного лимузина. Они с трудом пробрались к отелю и вошли в холл. То, что Командос Смерти удалось обеспечить их уход от боевых роботов неприятеля, причем на таком ненадежном средстве передвижения, казалось удивительным. На щеке Изис Марик виднелся синяк, а в каштановых волосах поблескивали осколки стекла, в остальном же она выглядела целой и невредимой.

"Она прекрасна", - подумал Ли Винн.

- Люди... перед отелем...

Ли покачал головой. Он уже успел проверить состояние Командос Смерти.

- Двигатель полностью отказал, - сказал он, стряхивая осколки стекла с плеч серой формы Изис и беря ее за локоть. - Я должен вывести вас отсюда.

Изис неуверенно посмотрела на разбитое лобовое стекло автомобиля. На глазах изумленных постояльцев отеля Ли потянул ее к черному выходу.

- Кто вы? - спросила Изис, слегка придя в себя и обретя некоторое самообладание.

- Пехотинец Дома Хирицу. - Ли отвел взгляд, так как понимал причину ее вопроса. Он носил белую рубашку навыпуск и свободные брюки. На шее у него все еще болталась пустая камера, словно он продолжал изображать фотографа. Он отбросил фотоаппарат в сторону и вывел Изис на улицу.

- Боюсь, дальше нам придется идти пешком, так как этот автомобиль привлекает слишком много внимания, - сказал он.

Ли быстро оглянулся. В двадцати метрах от них перед служебным входом гостиницы стоял белый фургон.

- Это то, что нам надо!

- Хлебный фургон? - Изис рассмотрела надпись "Свежий хлеб" на фургоне.

- Конечно! Кто будет открывать огонь по фургону с хлебом? - Ли дернул дверь. - Кроме того, она уже заведена.

Он открыл дверцу для Изис.

- Садитесь сзади, герцогиня, - приказал Ли, осматриваясь по сторонам в поисках вражеских боевых роботов.

Сам он сел на место водителя. Изис примостилась сзади, а затем наклонилась вперед. Ли надавил на газ, фургон рванулся с места. Завизжали тормоза. Фургон обогнул здание отеля и направился в южный сектор города.

И почти сразу же натолкнулся на вражеского "Крестоносца", Несколько снарядов разорвались прямо перед ними или около. Пули рикошетом отскочили от тротуара и разбили лобовое стекло фургона. Ли ничего не оставалось, как остановиться.

- Мне показалось, вы сказали, что они стрелять не будут! - закричала Изис, прячась на заднем сиденье.

- Ну, могу же я хоть раз ошибиться, - огрызнулся Ли, забыв, кто сидит сзади него. Он соревновался с временем и с мощными машинами, предназначенными для разрушения. Ли был настолько взвинчен, что решил все критические замечания выслушать потом. Он резко сдал назад, а потом вывернул руль до отказа и нажал на акселератор. Фургон развернулся, а затем, разбив стеклянные двери, въехал прямо в вестибюль гостиницы. Позади раздался отчаянный вопль Изис. Взглянув назад, Ли увидел, что ее почти засыпало падающими с полок батонами.

- Заройтесь в них, - приказал он, надеясь, что это хоть как-то защитит ее.

Полностью скрывшись из поля зрения вражеских роботов, Ли пытался принять правильное решение, что же делать дальше. Он пересек вестибюль и направил фургон в большой зал. Фургон в щепки разнес столы и стулья. Жалобно взвизгнуло пианино. Люди, только что вышедшие из лифта, шарахнулись назад. Дальше надо было выбирать между кафе, находившимся этажом ниже, и стеной. Он, конечно, выбрал кафе. Круша столы и стулья, он понесся так быстро, что не смог бы сказать уверенно, сбил ли он кого-то, хотя в данный момент это было для него не важно.

- Держитесь! - прокричал он, врезаясь в очередную стеклянную стену.

Дождь стеклянных брызг окатил белый фургончик, они вновь оказались на улице, изо всех сил удирая от грозного боевого робота. Находиться на улице было небезопасно, и Ли направил машину в ближайшую витрину. На этот раз они очутились в большом универмаге.

- Что вы делаете?! - кричала Изис Марик из-под батонов.

Ли немного притормозил перед огромными витринами, чтобы дать людям время уйти с его пути.

- Рассматриваю отдел женского белья, - огрызнулся он.

Ли еще посигналил, а затем, разбив вдребезги две витрины, проехал через здание универмага на другую улицу.

- Ну что же, а теперь поднажмем, - сказал он сам себе, выжимая сцепление до упора и устремляясь по пустынному переулку в сторону южного сектора. Да, он это сделал: вырвал Изис Марик прямо из лап врага! Ли Винн слегка улыбнулся. Не каждый день удается спасти прекрасную принцессу от ужасного дракона. Немного удачи и хотя бы один боевой робот Дома Хирицу - и они будут спасены.

Удача, однако, отвернулась от него уже через четыре квартала, когда фургон буквально наскочил на вражеского "Горожанина". На соседней улице показался "Охотник", отрезав все пути к отступлению. "Охотник" несколькими очередями из автоматической пушки разбил асфальт перед хлебным фургончиком. Один из снарядов разорвался совсем близко, и осколки разбили боковое зеркало.

- Похоже, они хотят, чтобы мы остановились! - прокричал Ли через плечо, высматривая хоть какую-нибудь стену, которую можно было бы разрушить и уйти из ловушки. К сожалению, они находились в районе небольших лавочек и магазинчиков, построенных из кирпича. Такие стены остановили бы даже грузовик, не то что хлебный фургончик. Ли изо всех сил нажал на тормоза в двадцати метрах от грозного "Охотника" и резко сдал назад.

Изис безуспешно пыталась выбраться из-под обрушившихся на нее батонов и пластиковых пакетов. Аромат свежего хлеба наполнял фургон.

- Что теперь?

В отчаянии Ли осмотрелся, пытаясь найти хоть какую-то лазейку. Единственное, что он обнаружил, была бейсболка водителя фургона с названием фермы и ее эмблемой, валявшаяся возле передней дверцы. Он поднял ее и покрутил в руках. Внезапно его осенила идея, но единственное, что его останавливало, - это то, кем была Изис. Он даже почти смутился, представляя, как расскажет ей свой план. Но выбора не было. Враги подступали. Он кинул ей бейсболку, одновременно расстегивая свою рубашку.

- Надеюсь, вы не очень стыдливы, - пробормотал он, а увидев, что она никак не реагирует на его слова, сказал официальным тоном: - Герцогиня Марик, снимите, пожалуйста, свою одежду.

Сержант Пикинеров Эрик Ричарде выкатил большую колесную пушку, маскируясь за громадным "Охотником", и нацелил ее на фургон. А вдруг он держит на прицеле самого Канцлера Конфедерации Капеллы? Один выстрел - и все угрозы и опасения в прошлом. Однако здравый смысл удерживал его от скоропалительных поступков. Здесь было только одно средство передвижения, да и майор Смитсон наверняка хотела получить Канцлера живым.

Он переключил микрофон, и его голос зазвучал из динамика.

- Эй вы, в фургоне! Выходите с поднятыми руками, - сказал он. - Любая попытка сбежать окончится для вас плохо - я буду стрелять и, уж поверьте, не промахнусь.

Передняя дверца отворилась, и показалась пара рук, которые, как оказалось минутой позже, принадлежали женщине в белом халате и фирменной бейсболке. Она остановилась около машины, не смея сделать лишний шаг.

- Отойдите подальше от машины, - приказал сержант по переговорному устройству.

Женщина не сошла с места. В наушниках Ричарде услышал ее дрожащий голос:

- Он... он навел на меня оружие.

Ричарде быстро переключил связь с громкой внешней на внутреннюю сеть.

- Возможны человеческие жертвы со стороны мирного населения. Выхожу, чтобы проверить ситуацию, - сказал он, беря винтовку и переносную рацию. - Спокойно, мисс, - сказал он, осторожно приближаясь к фургону. Говорил он достаточно громко, чтобы внутри машины были слышны его слова. - Если ваш водитель попытается что-нибудь сделать, этот милый робот "Охотник" в мгновение ока раздавит фургончик в лепешку.

Подойдя ближе, он увидел, что женщина вся в грязи, волосы ее под фирменной бейсболкой фермы, производящей хлеб, растрепались, а на щеке красуется синяк и большая ссадина.

- Просто отойдите от машины и идите ко мне, - успокаивающе сказал он.

Она сделала, что ей было сказано, вначале ступая нерешительно, а потом более уверенно. За несколько шагов до Ричардса она перешла на бег и, рыдая, бросилась на шею сержанту:

- Благодарю вас, о, благодарю вас!

Ричардсону весьма понравилась ее фигура и духи, которыми она пользовалась, поэтому он не стал останавливать поток благодарностей и позволил женщине оставаться в его объятиях. Надо сказать, это было очень приятно.

- А теперь идите к роботу и укройтесь за его ногой, - сказал он не только ей, но и в рацию, чтобы водитель робота был в курсе дела. Да, получить удовольствие от войны порой удается не только надменным хозяевам железных болванов!

Женщина отошла к роботу и скрылась за его гигантской ногой. Она более не находилась на линии огня. Ричарде направил винтовку на фургон.

- Ладно, выходи, иначе "Охотник" разнесет твой фургон на куски. Что ты предпочтешь?

- Я выхожу, - раздался голос изнутри.

Ричарде испытал приятное волнение, увидев азиатские черты и военную форму Конфедерации, в которую был облачен вышедший из фургона мужчина. Но это чувство быстро прошло, так как перед сержантом явно стоял не Сунь-Цзы Ляо и даже не один из командующих войсками. Форма явно не принадлежала мужчине, который очень медленно шел к нему, улыбаясь, с заложенными за голову руками, и это сильно огорчило сержанта. Форма сидела на мужчине как на корове седло.

- Имя и звание? - рявкнул Ричарде, внимательно следя за любым проявлением агрессии со стороны мужчины, стоявшего перед ним. Тот почему-то посмотрел поверх плеча сержанта, а потом оглянулся. Его улыбка стала шире. Сержант вышел из себя. - Не вижу ничего смешного!

- Пехотинец Ли Винн, Дом Хирицу, - просто ответил мужчина. - А смеюсь я оттого, что подумал: вы не очень-то похожи на дракона.

Шаттл "Небесный Странник"

Система Шиан

Сообщество Шиана

Конфедерация Капеллы

Стоя по стойке "смирно" на корабле Канцлера, один из Командос Смерти вслух зачитывал последние известия из газеты Звездной Лиги.

- Сегодня неожиданно и безо всякого предупреждения военные силы Сент-Ива напали на Хустенг, мир, входящий в состав Конфедерации Капеллы. Как сообщалось ранее, Канцлер посетил ряд миров на границе с Сент-Ивским Союзом, в том числе и Хустенг. В этой поездке его сопровождала невеста, Изис Марик. В последний раз герцогиню Марик видели до нападения на Хустенг. Точный состав нападавших не выяснен, но известно, что Второй Пикинерский батальон, больше - известный как Воины Черного Ветра, входил в состав атакующих. Никаких официальных заявлений со стороны Сент-Ивского Союза и от герцогини Кэндис Ляо не поступало.

Сунь-Цзы сидел за столом, положив перед собой руки, и сдержанно улыбался.

- Спасибо. А теперь проверьте мой шаттл.

Он подождал, когда воин выйдет, а затем сказал, обращаясь к пустой комнате:

- С твоей помощью, любовь моя, я вновь сделаю Конфедерацию великой. Как я и обещал.

КНИГА ВТОРАЯ КРОМЕШНЫЙ АД

Современная война основана на обмане. Действуйте, когда это выгодно, и изменяйте ситуацию путем рассеивания и концентрации сил.

Сунь-Цзы, "Искусство войны"

Беспорядок - это основа для принятия политических и военных решений. Когда мои противники стоят, не понимая ситуации, я могу делать все, что сочту нужным. Ведь кто-то же должен внести ясность.

Сунь-Цзы, запись в дневнике,

3 марта 3060 г.

Шиан

X

Королевский дворец

Тиан-Тан, Сент-Ив

Сент-Ивскчй Союз

6 октября 3060 г.

Для Кэндис Ляо галерея дворца все еще обладала особой атмосферой, чуть заметной, но все же ощутимой. Посещение этого места всегда вселяло в ее душу чувство ответственности перед великими предками, смотревшими на нее с холстов, развешанных на стенах, покрытых дубовыми панелями. В галерее приятно пахло полиролью для дерева, старыми холстами и масляными красками. Запах музея. Скульптуры, барельефы, картины - все это было со вкусом размещено по залам, хранившим на данный момент шедевры китайского искусства более чем за три тысячи лет. Некоторые экспонаты были действительно бесценны, например нефритовая статуэтка тигра эпохи династии Шань, которую Элиас Ляо, основатель династии Ляо, привез с Терры, когда освоение звезд только начиналось. Другие предметы казались на первый взгляд ничего не стоящими и действительно не представляли исторической ценности, однако, по мнению хранителя музея, это была дань настоящему, и они отражали состояние капелланской культуры на данный момент.

В отличие от своего странного брата Тормано, Кэндис любила свою коллекцию не за ее стоимость. Она создавала ее из уважения к прошлому своего народа и постоянно выставляла отдельные экспонаты в общественных музеях, устраивая передвижные выставки, чтобы люди могли получить то же наслаждение, что и она сама. Кэндис осторожно прикоснулась кончиками пальцев к прохладному нефриту тигра эпохи Шань, восхищаясь античной красотой и внутренней силой статуэтки - ее выносливостью.

Осторожные шаги отвлекли ее от размышлений. Кэндис обернулась и оказалась лицом к лицу с полковником Каролиной Сен, своим главным военным советником.

- Красивая вещь, - сказала Сен, и ее тихий голос эхом раскатился по пустынной галерее. - Она как-нибудь называется?

Каролину Сен очень мало интересовало наследие предков, Кэндис это хорошо понимала, однако полковник Сен отлично усвоила конфуцианские правила учтивого поведения. Именно поэтому она начала разговор с нейтральной темы. Кэндис улыбнулась, оценив вежливость Каролины, хотя ее острый взгляд заметил в раскосых глазах собеседницы огорчение и тревогу. Да и походка ее была очень напряженной. Плохие новости.

- Если статуэтка и имела имя, то утрачено оно было так давно, что никто и не помнит, - сказала герцогиня. - Элиас назвал ее дзи-лай-ю, "бегущий нефрит", когда нашел на Терре в 2181 году.

Сен задумчиво кивнула в ответ, словно была заворожена зеленым сиянием нефрита.

- Слово Блейка вновь обращает внимание на то, что инцидент на Хустенге не будет забыт, как и требовал Талон Цан, - сказала она через несколько минут. Карие оленьи глаза Каролины пытались поймать взгляд Кэндис. Нервно сглотнув, она добавила: - Цан сообщил мне, что единственное, что могло бы его удовлетворить, это приказ Второму Пикинерскому батальону остаться на Хустенге и безоговорочно сдаться силам Конфедерации Капеллы, находящимся на планете. И только после вашего публичного извинения перед гражданами Конфедерации.

Кэндис медленно прошлась по галерее, полковник Сен шла рядом. Их шага гулким эхом разносились по залам.

- Мой племянник знал, что делал, назначая этого человека на пост стратегического командующего, - наконец произнесла Кэндис, с еле заметным восхищением. - Подобная суета и неоднозначность позволяет им выдвигать любые абсолютно надуманные гипотезы, которые остальные принимают за правду, а кроме того, они отрезали от нас Второй Пикинерский батальон, никакой связи с ними у нас нет. Да, он умеет плести интриги - настоящий политик. Умеет жестко играть.

- Это ставит Союз в сложное положение, - согласилась Сен. - Если мы выполним его условия, то получится, что мы не контролируем в полной мере собственные войска и что Конфедерация имеет полное право удерживать Пикинеров на планете. Если не выполним, то это будет выглядеть так, будто бы мы поддерживаем нападение на Конфедерацию.

- Две недопустимые альтернативы, - сказала Кэндис, качая головой. Этот батальон никогда не считался абсолютно надежным, но я никогда и не предполагала, что они зайдут настолько далеко. Вы беседовали с командующим батальона Черного Ветра, полковник Сен?

Каролина утвердительно кивнула:

- Да, я говорила с полковником Перрином. Он признал, что с майором Смитсон возникали дисциплинарные проблемы, поскольку она фанатично ненавидит вашего племянника, Сунь-Цзы. Однако он пытался держать ситуацию под контролем, не прибегая к официальным мерам. - Каролина многозначительно кашлянула. - Он сразу же подал в отставку.

Поразмыслив немного, Кэндис решила, что подобное действие в данной ситуации было бы непростительным расточительством.

- Отклоните его просьбу, - сказала она. - Перрин слишком ценен для нас, мы не можем его потерять. Если ситуация накалится, нам будет сложно обойтись без него.

- Но вы, конечно, не собираетесь поддерживать действия майора Смитсон, не так ли? - спросила Сен, не сумев скрыть своего удивления реакцией герцогини. - Цан уже сумел замечательно воспользоваться демонстрациями на Денбаре, где население поддерживает Пикинеров - их Пикинеров, как они называют Второй батальон. Но если и вы официально их поддержите...

Кэндис остановила Каролину повелительным жестом, мгновенно рассеяв опасения полковника

- Конечно, неофициально, - сказала она. - Не совсем официально. Кэндис замолчала, пытаясь разобраться в собственных мыслях. - Военные силы Конфедерации готовы к боевым действиям прямо сейчас, например для захвата Спорных Территорий и установления своего контроля над Рубежом Хаоса. Тем не менее я уверена, что Талон Цан оставил хотя бы один отряд, наверняка самый мощный, на Хустенге, чтобы отразить возможное нападение и спасти своего Канцлера. Скорее всего, полк Кирасиров Маккаррона. Если бы Пикинерам удалось победить Дом Воинов или хотя бы захватать Сунь-Цзы, не дав ему возможности покинуть Хустенг, я бы могла попытаться вывести Сент-Ивский Союз из этой неприятной ситуации с минимальными потерями. Итак, мы выжидаем до последнего, молясь о том, чтобы Пикинеры выпутались из этого кошмара, который они сами и начали по собственной глупости.

Сен напряглась, обдумывая другие варианты.

- А если они не выпутаются? - спросила она.

- Тогда мы пожертвуем батальоном для блага всего Союза, - твердо и с жесткими интонациями сказала Кэндис. - Я публично подвергну осуждению действия майора Смитсон и передам ее в руки Конфедерации Капеллы. Остальных, возможно, удастся вернуть на родину, но даже сейчас ясно, что батальон будет расформирован. Карьера полковника Перрина будет разрушена, возможно, нам также придется расформировать и другие батальоны Пикинеров до того, как они поднимут бунт.

- Высокая цена, - устало кивнув, сказала Сен, - но необходимая.

Кэндис почувствовала на своих плечах всю тяжесть Сент-Ивского Союза. Однако более чем за тридцать лет правления она привыкла к такому давлению. Герцогиня направилась к выходу галереи, не желая больше находиться среди застывших экспонатов. Кэндис испытывала потребность в движении и действии.

- Я хочу проинспектировать все наши силы, - сказала она. Непосредственно пограничные отряды, наемники и внутренние войска. Я должна быть уверена, что ни одно из подразделений не усложнит ситуацию. А затем мы оперативно переведем их в состояние повышенной боеготовности на случай, если Цан решит предпринять ответные действия. Союз в любом случае пострадает от данной ситуации, и этого никак не предотвратить. Но будь я проклята, если облегчу им задачу.

Хазлет, Нашуар

Сент-Ивский Союз

Все восемь стажеров Внутренних сил собрались в квартире, которую делили Даниэль Сингх и Фрейя Растехт. Многие столпились вокруг проектора, который Даниэль приобрела совсем недавно, надеясь увидеть в новостях хоть что-нибудь о военном противостоянии на Хустенге. Даниэль и Тран Чойа, стажер другого отряда боевых роботов, сидели за общим столом и обсуждали происходящее. Содовая то и дело перемещалась из кладовки в холодильник, а после - в руки страждущих. В комнате витали ароматы только что доставленной пиццы.

Морис Фитцджеральд сидел поодаль от других, прислонившись к стене и удобно вытянув ноги перед собой. Совместное просматривание новостей и обсуждение казались ему пустой тратой времени. Лучше бы водители обсудили результаты последней тренировки. Морис закрыл глаза и стал прокручивать в голове свои действия на тренировочной площадке. Он изо всех сил пытался придумать способ выделиться из команды.

Разговоры и перемещения его товарищей, казалось, не имели для него ровно никакого значения, и он обратил внимание на то, что происходит вокруг него, только тогда, когда рядом с ним кто-то прислонился к стенке и сказал:

- Эй, ты где? Отключился, что ли? - Рядом стояла Даниэль.

Он открыл глаза. Даниэль села рядом с ним, но продолжала смотреть в сторону экрана. У нее были ярко выраженные азиатские черты лица. Они были значительно заметнее его собственных, впрочем, азиатскую кровь он унаследовал только от матери. Он посмотрел в ее глаза - зеркало души, как любила повторять его мать. Они были необычно яркими, голубыми, со светло-зелеными искорками. Живые, жизнерадостные - вот что хотелось сказать о них.

Даниэль носила волосы средней длины. Но согласно последней моде среди водителей-стажеров боевых роботов она выбривала маленькие участки на затылке для лучшего контакта с нейрорецепторами шлема. Фитцджеральд, по правде говоря, сомневался в эффективности этого приема. Однако самоубеждение - великая вещь, возможно, именно этим объясняются успехи Даниэль на тренировочном полигоне.

Даниэль поглядела на него и, заметив, что он открыл глаза, спросила:

- Тебе не интересно, что происходит с нашими на Хустенге?

Он пожал плечами и принялся застегивать пуговицу на манжете шелковой рубашки.

- Я предпочитаю информацию об исходе последних матчей на Солярисе. Но там, по крайней мере, можно ожидать честной борьбы. И правдивых репортажей.

- Мда, в данной ситуации Конфедерация диктует свои правила, согласилась Даниэль. - Новостям верить нельзя. Все знают, что это за независимые источники информации.

Она пожала плечами, но взгляд ее остался озабоченным и сосредоточенным. Фитцджеральд заметил, что она пристально изучает не экран, а стажеров, увлеченных просмотром новостей.

- Вы действительно интересуетесь матчами на Солярисе, Морис?

Фитцджеральд даже моргнул от удивления, когда она назвала его по имени. Он не особо любил его, но Даниэль произнесла красиво, с теплотой. Кивнув в ответ, он продолжал смотреть на нее, хотя Даниэль по-прежнему наблюдала за другими стажерами.

- Я просто смотрю соревнования, - он пытался также убедить себя в этом, - в последний раз я получил сто банкнот, поставив на "Гаррета".

- Да, неплохая, должно быть, была ставка. - Даниэль поджала губы, размышляя. - А ты никогда не ставил на "Кенотаф"? - спросила она, назвав клуб, принадлежащий Каю Алларду-Ляо, а в его отсутствие находящийся под управлением старинного друга семьи.

Фитцджеральд слегка покачал головой.

- Джейми Ферреро неплох, но тот клановец был намного лучше... - Он замолчал, почувствовав себя немного неудобно, но затем добавил: - Я предпочитаю ставить на победителя.

Даниэль посмотрела на него в упор, стараясь скрыть свои чувства, однако предательский румянец все же проступил на ее щеках. Как можно спокойнее она сказала:

- Это очень цинично. Даже для вас.

Под ее немигающим взглядом Фитцджеральд почувствовал себя неуютно. Он почти физически ощущал жар, заливавший ее щеки.

- Может быть, и так, но это реальность. - Он кивнул в сторону остальных, обсуждающих новости. - Точно так же, как и каждый из них мог бы поспорить, что Пикинеры смогут выбраться. Им не важны шансы, им не важно, кто окажется правым. Будем честными, не правы сами Пикинеры. Они проиграли.

Странное выражение на мгновение промелькнуло в глазах Даниэль, но оно исчезло так же быстро, как и появилось, так что Фитц не успел понять, было ли это разочарование или боль.

- Значит, так вы оцениваете нас, да, Фитц? - спросила она, назвав его привычным прозвищем. - А что насчет тренировок? Учитывая накаленную обстановку на Хустенге, открылось три вакансии вместо двух. Подполковника Ферра перевели во Второй Пикинерский батальон. Кого же из нас выберут, как ты думаешь?

Фитцджеральду не понравились ее интонации и сощуренные глаза. Он пытался понять ее, но безуспешно. "Да, конечно, она участвовала в этом конкурсе, но она же не враг мне. Неварр пробовал научить меня работать в команде. Уяснил ли я это?"

- Выберут конечно же тебя, - с легким оттенком зависти сказал он. - Я думаю, что на данный момент ты лидируешь по очкам, причем с огромным отрывом.

Даниэль удивленно посмотрела на него, не ожидая такого прямолинейного ответа.

Когда она заговорила снова, ее голос стал мягче.

- А еще кого? - спросила она, обхватывая руками колени.

- Мне сложно выбрать между Чойя, Фрейей и, надеюсь, мной, причем сложно выбрать не только мне, но и Неварру. Я все же думаю, что на мне он не остановится. Сейчас, по крайней мере. Остальные... - Он сделал паузу, не желая как-то обидеть Даниэль, а просто не осознавая собственных мотивов. - Остальные... Не думаю, что кого-то еще выберут. Кэмерон, может быть, но вряд ли, он почти не уничтожает противника.

- Ты сам знаешь, что уничтожение не самое важное, - сказала она, повторяя его собственные мысли прошлой недели. - Кэмерон очень хорошо охраняет тылы. Любой водитель боевого робота мечтал бы иметь такого человека в отраде. Он... - Она пыталась подобрать наиболее подходящее слово. - Он надежный. Так же как и ты, Морис. Эта я и хотела сказать, когда подошла. Я знаю, Неварр специально ставит тебя на непривычные позиции на поле боя, однако ты справился. Я не смогла бы добиться успеха без твоей поддержки. - Она опустила глаза. - Я подошла, чтобы поблагодарить тебя и пожелать удачи.

Она опустила руки, поднялась и вернулась к столу, чтобы продолжить дискуссию с Чойей.

Фитцджеральд внимательно проследил за ней и погрузился в размышления. Даниэль многое сказала ему. Ему было о чем подумать, даже более того. Может быть, он недооценивает свои возможности. Что было бы, если бы он более ответственно относился к каждой функции, которую давал ему Неварр от тренировки к тренировке. Не важно, какая это роль. Даже роль защитника. Может быть и так.


XI

Небесный Дворец

Зи-Джин-Ченг (Запретный Город), Шиан

Сообщество Шита, Конфедерация Капеллы

15 октября 3060 г.

На возвышении стоял огромный древний Небесный трон ручной работы, на котором восседали властители Конфедерации Капеллы. Сейчас на нем, удобно откинувшись, сидел Сунь-Цзы Ляо. На нем было черное шелковое одеяние с темно-зеленой вышивкой, выгодно оттеняющей его нефритовые глаза. Он специально не надел традиционные, с широкими рукавами одежды Канцлера. Сунь-Цзы нарушал традиции только целенаправленно, и то, что он не надел мантию Канцлера, обойдясь довольно скромным нарядом, в очередной раз подчеркивало то, что его пребывание на Шиане является большим и очень важным секретом.

Никто, и в этом Сунь-Цзы был абсолютно уверен, не захочет раскрывать этот секрет раньше времени.

Взгляд Сунь-Цзы блуждал от одного советника к другому, не задерживаясь ни на ком более нескольких секунд. Рядом с ним стоял Талон Цан в полной униформе. После исчезновения Канцлера с Хустенга он официально исполнял обязанности регента. Немного в отдалении стояли Мастер Дома Имарра, Ион Раш и начальница Маскировки Саша Ванли. Все они присутствовали на совещании, состоявшемся семь месяцев назад, когда план наступления только готовился. Единственным новым человеком была сестра Канцлера, Кали. Она стояла в тени древних доспехов династии Нань Бай Шао.

Это было единственное место в комнате, где можно было укрыться в тени, и Кали безошибочно его выбрала.

Присутствие сестры беспокоило Сунь-Цзы по нескольким причинам. Ему казалось, что она утратила свою индивидуальность и год от года становилась такой же безумной, какой была его мать. Являясь приверженкой культа тагов - убийц-душителей, она считала себя воплощением древней богини смерти, в честь которой и получила имя. Ее безумие очень беспокоило Сунь-Цзы, так как делало его сестру непредсказуемой, несмотря на заявления Саши Ванли и психоаналитиков о том, что Кали абсолютно предана Конфедерации и Сунь-Цзы лично. Кроме этого, она была одним из шести людей, которые были в курсе его возвращения во дворец, поэтому ее нельзя было не пригласить на совещание. Он не хотел с ней ссориться, сотрудничество было бы более выгодной формой их отношений.

А вот насчет сотрудничества...

- Почему моя тетя никак не реагирует на происходящее? - спросил Сунь-Цзы, высказав мучившие его более всего сомнения. Ему нужна была конфронтация с Кэндис, воевать с неотвечающим противником было бы более чем затруднительно. На ум пришла древняя поговорка: "Если твои решения зависят от реакции врага, не забудь предупредить его об этом". Сунь-Цзы тряхнул головой, отгоняя непрошеные мысли. Раньше или позже, он вынудит тетку действовать по его плану. Но для Конфедерации было бы выгоднее, если бы это произошло как можно раньше.

Цан кивнул в сторону Саши, переадресовывая вопрос.

- Кэндис придерживается выжидательной тактики, - сказала Саша с уверенностью, которой ей так не хватало на прошлом совещании. У нее было более полугода, чтобы выглядеть в глазах начальника достойным советником. Она тщательно готовилась и была уверена, что Канцлер это оценит. - Так как была соблюдена секретность, Кэндис была уверена, что вы на Хустенге. Она рассчитывала, что Пикинеры захватят вас врасплох, и, воспользовавшись этим, могла бы заключить ряд выгодных сделок. Однако если бы она знала, что вы ранее вылетели на Шиан, - ей и в голову не пришло ничего такого, - она мечтала бы оставить все как есть. - Саша расправила складки на рукаве своего черного платья. - В данный момент ей ничего не остается, если говорить словами полковника Цана, как согласиться с полной капитуляцией.

"Она не согласится на капитуляцию. Кэндис скорее отдаст Пикинеров Черного Ветра на полное уничтожение, чем примет неприемлемые - по ее мнению - условия Конфедерации", - подумал он. Кэндис должна была найти какой-то другой путь, он никак не рассчитывал на ее спокойное молчание. Этот путь был очень скользким и неоднозначным, он требовал хитрости и ума. Очень похоже на поведение истинной представительницы династии Ляо. Однако и в этой ситуации он увидел плюсы. Сложив ладони перед собой, он посмотрел на Мастера Раша и спросил:

- Это правда, Ион? Силы безопасности все еще держатся?

- Факты свидетельствуют об этом, Канцлер, - ответил массивный человек, сжав кулаки за спиной. В знак солидарности с Цаном сегодня он был в официальной форме Дома Имарры - не такой помпезной и величественной, как у Цана, однако на фоне Раша наряд Цана не особо выделялся и не обращал на себя внимание. - Связь с Хустенгом почти потеряна, однако дворцовая охрана сильна настолько, насколько это вообще возможно... - Ион украдкой взглянул на Кали, но ничего не сказал.

"Да, еще эта Кали. Она как та затычка из поговорки, что подходит к любой бочке".

Сунь-Цзы старательно сохранял нейтральное выражение лица.

- Что сейчас происходит на Хустенге? Слово Блейка выдвинуло какие-то требования?

Раш кивнул:

- Да, Пикинеры Черного Ветра технически удерживают столицу Хустенга, Кьюнглу, но только потому, что воины Дома Хирицу на своих шаттлах не позволяют им уйти. Разумеется, по вашей просьбе мы делаем вид, что Пикинеры отчаянно обороняются и пытаются удержать столицу, несмотря на все наши усилия вернуть город. - Мастер Дома сухо улыбнулся. - Борьба обострилась, когда Пикинеры осознали, что отрезаны от шаттла. Они попытались прорваться в горы, но воины Дома Хирицу обманным маневром заставили их вернуться в город. Я полагаю, что даже при самом благоприятном развитии событий им не продержаться больше месяца.

Еще один месяц отчаянной борьбы. Неплохая новость, но Сунь-Цзы был слегка обеспокоен. Это была его идея не дать возможности Пикинерам покинуть Хустенг, но приканчивать их на месте тоже не следовало. Канцлер знал, что многие воины и граждане Конфедерации будут страдать от затянувшейся войны, но поддаваться было нельзя. Конечный результат - то есть укрепление Конфедерации по замыслу Сунь-Цзы - требует жертв. Талон Цан откашлялся, привлекая к себе внимание.

- У нас также есть новости о Вашей невесте, Ваша Небесная Мудрость...

По официальному тону Цана Сунь-Цзы понял, что это будут за новости. Бесполезные и не имеющие особого значения для операции.

- Почти все ее телохранители из отряда Командос Смерти и около дюжины пехотинцев погибли, но Изис Марик, очевидно, была спасена одним из рядовых пехотинцев и находится в безопасности. В настоящее время в безопасности.

Изис вряд ли была ценнее дюжины жизней граждан Конфедерации. По крайней мере сейчас, когда ее отец Томас Марик завел нового наследника и по-прежнему откладывает их женитьбу. Сунь-Цзы нахмурился. Но в конце концов, ведь не все из запланированного осуществляется как задумано.

- Очень скоро народ будет недоумевать, почему мы не направляем на Хустенг войска, - сказал Канцлер. - Полковник Цан, какова текущая диспозиция наших войск?

- Ряд наших свежих сил продолжают выдавать себя за отряды Внутренних сил. После нападения на Хустенг и полной мобилизации войск Сент-Ивского Союза я перебросил все регулярные войска на границу с Федеративным Содружеством, а те гарнизоны, что находятся на основных мирах Конфедерации, привел в полную боевую готовность. Так мы сможем удержать противника от вторжения. Моральная поддержка, которую оказывают Пикинерам Черного Ветра Денбар и другие миры, никак не скажется на этой боевой операции. Учитывая наши успехи на Спорных Территориях и на Рубеже Хаоса, мы вполне можем перебросить оттуда несколько отрядов, не ослабив своей обороны. - Цан сделал паузу. - Я послал один отряд в Магистрат Канопуса, еще один поддерживает Наоми Центрелле, пока ее мать находится на Детройтской конференции. Но они располагаются слишком далеко, чтобы быть использованными на Хустенге.

Сунь-Цзы поднялся и медленно спустился к основанию трона. Не то чтобы он нервничал, просто он внезапно ощутил, какие огромные силы находятся под его контролем, и ему захотелось двигаться. Немного пройтись по залу - вот что ему нужно. Спокойный, размеренный шаг давал выход его физической энергии и не отвлекал от мыслей. Он подошел к курильнице и подбросил щепотку сандалового порошка. По комнате сразу же распространился тонкий, нежный аромат.

- Я переговорю с Томасом Мариком, - наконец произнес Сунь-Цзы. - Он должен первым узнать, что я не летел на Хустенг. Я смогу сказать, что его дочь замещала меня на этой планете. Тогда у меня будут основания попросить у него один из пограничных отрядов, скорее всего, Второй Восточный Гусарский, чтобы использовать их под флагом Конфедерации. Это укрепит нашу обороноспособность, а кроме того, свяжет нас с Томасом обоюдными обязательствами и таким образом спасет мою помолвку. Думаю, не стоит сообщать ему о том, что с Изис все в порядке, а впрочем, мне кажется, это его не очень-то и заботит. - Сунь-Цзы замолчал, обдумывая планы. - Надо будет связаться с Катриной, Теодором Куритой и Ивонной. В течение ближайших двух недель я обращусь к ним с просьбой о предоставлении войск в состав сил Конфедерации.

Цан улыбнулся одними кончиками губ. Глаза его хранили ледяное безразличие.

- Это также позволит нам не отвлекать основные силы, размещенные на границах и находящиеся в наступлении, - сказал Талон. - Одним выстрелом двух зайцев.

"Не двух, а трех", - про себя поправил своего командующего Сунь-Цзы. Но время полностью раскрыть все планы еще не настало, поэтому он просто утвердительно кивнул.

- Катрина Штайнер-Дэвион может потребовать кое-что взамен, - заметила Саша. - Со всех концов Федеративного Содружества поступают сообщения. После инцидента в системе Тихонова Катрина даже предлагала Ивонне войска своего дяди Тормано, чтобы успокоить восставших. - Усмешка, появившаяся на губах пожилой женщины, не отразилась в ее глазах. - Последнее происшествие довольно серьезно: несколько солдат Федеративного Содружества забрели в квартал Тихоновской столицы, где проходил так называемый Карнавал Мертвецов. Начались беспорядки. Солдат нашли распятыми на следующее утро.

"Неплохое окончание", - подумал Сунь-Цзы. Чего-то в этом роде он и ожидал. Но вот сообщение о том, что Катрина готова отправить силы Тормано Ляо на подавление восстания Движения за Освобождение системы Тихонова, обеспокоило его.

- Дядя уже возглавлял движение Свободная Капелла. Если он возьмется за дело серьезно, то сможет разрушить наши планы. - Сунь-Цзы задумался. Впрочем, работа с системой Тихонова требовала времени, и сейчас там можно было бы и отступить. - Я обращусь к Катрине с предложением раньше, чем она решится высказать свои просьбы. Пожалуй, я уступлю ей войска, полученные от Ивонны. Нужно идти на мелкие уступки. Возможно, это покажется ей выгодным.

- Вы собираетесь сообщить Кэндис о том, что находитесь на Шиане, через Ивонну или Теодора? - спросил Мастер Раш. - Тогда она получит преимущество и сможет спланировать свои действия.

Сунь-Цзы кивнул, уже приняв окончательное решение.

- В Теодоре я уверен, он не разгласит тайны, если я скажу ему, что это поставит под угрозу безопасность Изис. Однако в Ивонне я не могу быть так уверен. Она очень щепетильна, особенно в делах, касающихся Кэндис. Отправив Ивонне запрос, я тут же сделаю официальное заявление, обвиняя Сент-Ивский Союз в нарушении мира и угрозе безопасности моей невесты. После такого заявления, что бы ни говорила Кэндис, ее никто не будет слушать. К тому же столь долгое ее молчание уже подорвало доверие к ней со стороны других миров. - Сунь-Цзы холодно уставился на Мастера Дома. - Но, поскольку об этом заговорили вы, Ион, возможно, когда я буду записывать послание Ивонне, вы могли бы передать новости и моей тете тоже.

Ион Раш никогда не надеялся, что Сунь-Цзы забудет о его давних связях с Кэндис Ляо, хотя с тех пор прошло уже два года. Сунь-Цзы заметил, что Саша Ванли и Талон Цан с подозрением взглянули на Мастера Дома, но Раш не обратил на это внимания. Канцлер уставился на противоположную стену, всем своим видом показывая, что для подозрений нет никаких оснований. "Все вы вполне компетентный я не сомневаюсь в лояльности ни одного из вас, - подумал Сунь-Цзы. - Но для меня будет лучше, если вы не станете доверять друг другу. Не один правитель Внутренней Сферы был свергнут в результате заговоров, но если предатели не будут полностью доверять друг другу, заговор невозможен". Когда Сунь-Цзы перевел взгляд на пол, сомнения остались позади. Он заметил, что Кали только что покинула комнату.

Саша прервала эту затянувшуюся паузу.

- Канцлер, - сказала она, кинув быстрый взгляд на Раша и Цана, - я уверена, вы понимаете, что операция уже принесла свои плоды и доказала эффективность работы моей службы. Мы могли бы подготовить эвакуацию на случай, если у Кэндис возникнут подозрения.

Медленно шагая к Небесному трону, осторожно и точно ставя ноги, словно обдумывая каждый шаг, Сунь-Цзы кивнул.

- Согласен. Разведка может готовить эвакуацию.

Он взглянул на советников, заметив их явную заинтересованность, но далее развивать свою мысль не стал.

Талон Цан пожал плечами, а затем вернулся к предыдущей теме:

- По всем данным Кьюнглу сильно разрушен. Вы хотите, чтобы мы подготовились к оказанию гуманитарной помощи и предоставлению специалистов?

Здесь было над чем подумать. Каждый день ожидания, как и силы, потраченные на оказание помощи, могут стоить Конфедерации слишком дорого. С другой стороны, помощь пострадавшему населению усугубит моральный долг Сент-Ивского Союза, а Конфедерацию, наоборот, выставит в наилучшем свете - отразили вероломное нападение, да еще и помогли невинным жертвам. Решить было сложно, однако все же Сунь-Цзы сказал:

- Не надо. Ждите, пока Пикинеры будут готовы сдаться, а затем готовьте эвакуацию недели через три. - "Хотя нет, это ведь наши люди", подумал он и добавил: - Через две недели после полного освобождения.

Сунь-Цзы обвел суровым взглядом своих советников, поднялся на Небесный трон и легким движением левой руки расправил складки шелкового одеяния.

- Держите меня в курсе дел. Никаких промахов и ошибок в обеспечении безопасности быть не должно. Слишком много людей... моих людей... пострадало в этой кампании. Я должен быть уверен, что их страдания и жертвы были не напрасны.

Он кивнул, подавая знак советникам покинуть зал.

Только наедине с самим собой он мог еще раз обдумать все ходы, которые словно нити сплелись в причудливый узор. Многие из этих нитей перепутались между собой, и Сунь-Цзы старался аккуратно разделить их, потому что они в конце концов приведут его к главной цели - возрождению Конфедерации.


XII

Кьюнглу, Хустенг

Сообщество Шита, Конфедерация Капеллы

26 октября 3060 г.

Огонь противника поразил правую руку "Кузнечика", а лучи лазеров пронизывали воздух вокруг гигантского боевого робота. Несмотря на то что температура поднялась до предела, капитан Уорнер Долз все же включил реактивные двигатели, и его робот взмыл вверх на потоках раскаленной плазмы. Боковой прыжок должен был позволить роботу Долза укрыться в небольшой ольховой роще. Это дало ему несколько минут передышки, но не принесло особой пользы защитникам Кьюнглу. Не сговариваясь, Долз на "Кузнечике" и Смитсон на "Победителе" образовали единый оборонительный фронт, отражая нападение роботов Дома Хирицу, отвоевывая драгоценные минуты, чтобы дать возможность остальной части батальона обеспечить защиту города.

"Кузнечик" еще находился в воздухе, когда выстрел из малого лазера попал в его левую ногу. Заряд из расщепленного урана расплавил остатки брони. Обнажились внутренние соединения. Поврежденный робот покачнулся: из-за разрушения реактивного двигателя он более не мог оставаться в воздухе и тяжело рухнул на землю. Тонкие стволы разлетелись в щепки под семидесятитонным роботом. Уорнер старался удержать "Кузнечика" в вертикальном положении, не дать ему упасть, однако, пока он был занят этим, еще один удар поразил его - на этот раз в левую часть корпуса. Толстая сталь расплавилась и, стекая, повредила внутренности - проводки, стабилизаторы, микросхемы. Земля на тех местах, куда капала расплавленная сталь, чернела и корчилась, опавшие листья загорались.

Капитан Пикинеров понял, что более не может контролировать температуру в кабине, к тому же левая нога робота практически отказала. Струйки пота бежали по спине и плечам. Соленый пот разъедал глаза. Хотя увеличенные плечи его хладожилета несли на себе тяжесть нейрошлема, у Долза затекла шея - ведь он уже несколько часов не покидал робота. Битва была начата, чтобы получить ответы на важные для него вопросы, и он их получит во что бы то ни стало.

"Но будь я проклят, если я не заставлю ублюдков дорого заплатить за это", - подумал Долз.

Опершись на правое колено, капитан настроил прицел большого лазера и попытался поразить противника. На экране монитора мигали значки, обозначавшие противника. Он попытался взять на мушку самого стремительного робота Дома Хирицу - "Призрака". Прицелившись, он нажал на спусковой крючок, и огненная струя вылетела из руки его "Кузнечика". Земля перед ступнями "Призрака" задымилась, но очереди из среднего лазера все же удалось повредить правую ногу вражеского робота. Хотя ущерб был нанесен абсолютно незначительный, Уорнер все же на несколько секунд ощутил чувство удовлетворения.

На мониторе температуры плыли предостерегающие красные надписи, нестерпимая жара царила в кабине, не давая дышать, разрывая легкие. Завыла сирена, предупреждающая о перегреве реактора. Судорожно хватая воздух, Долз перевел прицел лазера на новую цель.

Целей вокруг было предостаточно. Единственной хорошей новостью было то, что остальные роботы Воинов Черного Ветра все же сумели вернуться на окраины Кьонглу. Все, за исключением двух - Джолли и Беркмайера, погибших при попытке прорваться в горы, в относительную безопасность, находились где-то недалеко.

Прекращение боевых действий - вот с какой миссией они были направлены на Хустенг. Уорнер вспомнил слепую ярость, которая охватила майора Смитсон, когда захваченный пехотинец во время допроса гордо заявил, что Изис Марик сбежала, причем не без его помощи, а после этого вообще отказался говорить. Исчезновение шаттла также стало жестоким ударом для Пикинеров, но, пока они верили в то, что Сунь-Цзы находится где-то на Хустенге, их не покидала надежда на победу. Однако вчера поступила информация от Слова Блейка, из которой стало ясно, что Сунь-Цзы даже не прилетал на Хустенг, и она полностью деморализовала воинов. Весь план, основанный на слепой ярости Смитсон и его ложном чувстве долга, рухнул. Остается лишь вернуться в Сент-Ивский Союз и тихо подать в отставку.

Но проблема состояла в том, что вернуться было невозможно. Дом Хирицу жестко настаивал на безоговорочной капитуляции. Майор Смитсон пыталась перегруппировать Пикинеров и наемников, чтобы прорваться в горы и переждать, пока герцогиня Ляо договорится об их возвращении или, возможно, пришлет подмогу, но после четырех попыток Долзу стало ясно, что им вряд ли удастся вырваться из окружения.

Вражеский выстрел из винтовки Гаусса попал в цель. Правая рука "Кузнечика" была повреждена, средний лазер выведен из строя. На мониторе Долз увидел, что на него надвигаются два боевых робота Дома Хирицу. Это были легкий и подвижный "Ю Хуанг" и "Воин-Гурон". На мониторе также высветился и "Призрак". Все они двигались в направлении майора Смитсон и ее "Победителя".

"Этот "Ю Хуанг" сожрет меня живьем", - подумал Долз. Несмотря на невыносимую температуру в кабине и поврежденную левую ногу робота, Уорнер осознавал, что прыжок - его единственная возможность выжить. Он включил реактивные двигатели, выбирая оптимальную траекторию перелета в город, но в этот момент поток энергии, выпущенный из лазера "Ю Хуанга", попал в правый бок "Кузнечика", расплавив броню и обнажив внутренние структуры робота. Гигантский робот закачался, его правую сторону окутал серо-зеленый туман, свидетельствующий о том, что поврежден второй охлаждающий элемент.

Долз с силой ударил по приборной доске, острая боль пронзила его правую руку. Больше ему ничего не оставалось. Нужно было ждать, пока температура немного снизится, иначе стрелять было невозможно. Заглушив реактивные двигатели, Долз принялся изучать повреждения своего робота. Повреждения правой стороны почти полностью лишили его ракетных запасов. "Хорошо еще при мне не было взрывчатки, - подумал Долз, - иначе я уже давно взлетел бы на воздух". Проклиная конструкторов за то, что они не предусмотрели подобной ситуации, Долз нажал кнопку сброса ракет близкого радиуса действия. На спине "Кузнечика" выдвинулись специальные панели, и более тонны боеприпасов рухнуло на землю.

То ли от непривычного сброса боеприпасов, то ли поврежденная левая нога окончательно подвела его, но Долза резко тряхнуло, а потом он и вовсе потерял управление. Семьдесят тонн искореженного металла рухнуло на землю. Последние листы брони слетели с левой руки робота. Долз чуть не потерял сознание, но сумел быстро справиться с собой. "Если я отключусь, - успел подумать он, - со мной будет все кончено. Впрочем, со мной и так все кончено".

Пытаясь встать, Долз заметил не меньше трех боевых роботов противника, в том числе и "Ю Хуанга", стремительно приближающихся к нему. Он не мог, просто не успел бы скрыться. Теоретически.

Справа приближался "Победитель" майора Смитсон, стреляя изо всех видов оружия. Винтовку Гаусса сняли с ее робота еще неделю назад, и теперь она использовала пушку, встроенную в правую руку "Победителя". Своей основной целью Триша выбрала вражескую "Змею". Смитсон заняла позицию в тридцати метрах от Долза и приготовилась встретить противника. Ее "Победитель" принял на себя весь вражеский огонь, предназначавшийся "Кузнечику". Она не представляла особой опасности для врагов, но все равно шла сражаться. Это единственное, что ей оставалось.

Долз услышал голос майора, прерываемый многочисленными помехами.

- Возвращайтесь в город, капитан. Это приказ.

Уорнер хотел было возразить, ведь, если бы их было двое, они хоть как-то могли бы сопротивляться наступавшим. И тогда у них еще были бы шансы остаться в живых. Но Триша не дала ему этого шанса. Вместо того чтобы уклониться от снарядов противника, ее "Победитель" ринулся вперед, стреляя изо всех оставшихся лазеров. Долз понимал, что Трише не выйти живой из этого сражения. Да и ему тоже, если он останется с ней. Их отряд останется без командования.

Он снова запустил реактивные двигатели. И еще раз. И еще. Каждый небольшой прыжок, так как на полноценный полет он после перенесенного не был способен, удалял его от сражения, которое вел несокрушимый "Победитель". Долз видел, как рухнула с разбитой кабиной "Змея", как под ударом пушки "Победителя" отступил "Призрак", но врагов было слишком много. Они набросились на "Победителя", словно волки на раненого медведя. А потом на поле битвы появился "Ю Хуанг", и все было кончено. Мощный лазерный луч прошил "Победителя", тот зашатался, упал на колени и рухнул на землю.

"Вот так закончим мы все, - думал Уорнер Долз. - Нас разобьют поодиночке, пока от батальона ничего не останется". Долз выключил реактивные двигатели и заковылял в город, где его встретили несколько роботов Пикинеров, готовых поддержать его огнем, если потребуется. Но не потребовалось. Дом Хирицу был полностью удовлетворен своей победой и не нуждался в новых жертвах. По крайней мере, до завтра.

"Нам не продержаться больше двух недель, герцогиня. Если вы собираетесь спасать нас, у вас есть две недели. Поторопитесь", мысленно повторял Долз.

- Мы продержимся, вот увидите! И я не собираюсь сидеть сложа руки!

Арис Сунь с заряженным и готовым к бою пистолетом стоял справа от стола Мастера Ти By Нона, сидя за которым тот допрашивал командира отряда Пикинеров Черного Ветра. Тришу Смитсон захватили на поле боя и доставили в административное здание космопорта, где расположился оперативный штаб Дома Хирицу. Триша беспрерывно выкрикивала проклятия. Она извивалась на полу, как пойманное животное, и постоянно твердила что-то о грядущей победе Пикинеров и мести со стороны Сент-Ивского Союза. Сначала Арис пытался ненавидеть эту женщину, как нечто олицетворяющее ненавистный Сент-Ив, но даже ее антикапелланские выкрики не смогли пробудить в нем чувство злости. Глядя на ее азиатские черты лица, он испытывал к ней только жалость.

Мастер же Нон выслушивал угрозы Триши совершенно спокойно. Он сидел за столом, полностью полагаясь на Ариса и Джейсона Джеймса. Если пленная попытается приблизиться к нему, ее будет кому остановить

- Значит, вы отклоняете наше предложение о капитуляции? - Терпению Мастера можно было позавидовать, учитывая то, сколько раз он спрашивал ее об этом.

- Идите к черту! - выпалила Смитсон, - Безоговорочно капитулировать и отдать моих людей на растерзание Канцлера Ляо, чтобы он сделал из них пушечное мясо? Ни за что! Месяц уж мы продержимся, а за это время Сент-Ив пришлет нам подмогу.

Арис удивленно поднял глаза. "Полезная информация. Если Смитсон разъярить, то ее поведение пойдет нам только на пользу".

- Не будет никакой подмоги, - четко произнес Ти By Нон. - Если вы будете упорствовать в своем бессмысленном сопротивлении, Сент-Ив откажется от вас и нам не останется ничего другого, как уничтожить ваш батальон Черного Ветра. Вы что, этого добиваетесь?

Смитсон одарила его презрительным взглядом.

- Может быть, наши роботы и повреждены, но они еще в состоянии продолжать борьбу. Я насчитала сегодня трех уничтоженных роботов Дома Хирицу. Один ваш пилот погиб, а пять бронированных машин пехоты сгорели. А что получили вы? Моего "Победителя" да пару легких роботов. По-вашему, это равноценный обмен? - зло засмеялась она.

Маска холодного равнодушия соскользнула с лица Мастера Нона, и Арис понял, что Смитсон зашла слишком далеко.

- Вы правы, - спокойно, без каких бы то ни было эмоций произнес Нон, а потом позвал: - Рядовой Чесе!

Дверь приоткрылась, и показался пехотинец Дома Хирицу.

- Слушаю, Великий Мастер!

- Рядовой, Арис Сунь обеспечивает мою безопасность. Вы же получаете новое назначение. - Мастер мельком взглянул на майора Смитсон, а потом снова перевел взгляд на солдата. - Возьмите машину и отправляйтесь к шаттлу "Дайнву". Расстреляйте двух Пикинеров, которые были захвачены сегодня. Убедитесь, что это действительно Пикинеры, а не наемники. После этого немедленно возвращайтесь.

Презрение на лице Триши сменилось ужасом, а потом недоверием.

- Вы не можете этого сделать! - воскликнула она.

- Приказ ясен, рядовой? - Дверь захлопнулась, и Мастер перевел ледяной взгляд на Тришу. - Кто же мне помешает, майор? И не такие вещи случаются сегодня.

На какое-то мгновение Арис ужаснулся жестокому приказу Мастера, но потом он вспомнил, что заключенные находятся не на "Дайнву", а на другом шаттле, на "Кондоре". Мастер специально приказал Чессу отправиться на "Дайнву" и вернуться. Но ведь майор Смитсон этого не знала.

Триша какое-то мгновение стояла молча, стиснув кулаки. Она бы бросилась на Мастера Нона, удерживало ее лишь наведенное на нее Арисом оружие.

- Я еще увижу тебя мертвым, - прошипела она. - Клянусь, увижу.

Ти By Нон пожал плечами. Ее угрозы не произвели на него никакого действия.

- Вряд ли вы увидите что-либо, кроме тюремной камеры, - спокойно произнес он. - Первый Лорд Ляо обратился к Конфедерации и другим государствам - членам Звездной Лига. Ваши действия подверглись всеобщему осуждению. Если вам даже удастся вернуться на Сент-Ив, будьте готовы к военному трибуналу.

Впервые с момента пленения на лице Триши отразилось еще что-то, кроме гнева. Арис заметил ее нервозность по тому, как она судорожно сжимала и разжимала пальцы. Так как Ти By Нон не мог этого видеть, Арис решил воспользоваться состоянием Смитсон и продолжил допрос.

- Ведь это вы повели войска, - мягко сказал он, играя на чувстве ответственности, которое любой офицер испытывал за своих подчиненных. Они доверяли вам. Вы хотите обречь их на гибель?

Нерешительность на ее лице стада еще более заметной, когда она перевела взгляд на Ариса. Несколько секунд она колебалась, а потом вновь яростно сказала:

- Уж лучше погибнуть на поле боя, чем попасть в руки капелланских мясников. Ничто не заставит нас капитулировать. Только прямой приказ герцогини Ляо. Я клялась служить Сент-Ивскому Союзу и не предам его.

Арис почти симпатизировал Трише - ее преданность своему повелителю заслуживала уважения, несмотря на то, что она явно перешла границы дозволенного. Арису были понятны ее чувства, ведь основной принцип Дома Хирицу гласил: "Воля Мастера Дома есть воля Дома". Но ему по-прежнему казалось, что она совершает ошибку.

Дни Пикинеров были сочтены. Недолго оставалось существовать и самому Сент-Ивскому Союзу.

Какие бы чувства ни испытывал Мастер Нон, он ничем их не выдал.

- Майор, - сказал он, - я прошу вас подумать о жизнях ваших солдат и гражданского населения, страдающего от военных действий в районе Кьюнглу. Но если вы снова отклоните мое предложение, я больше не буду предлагать вам капитуляцию. Мы продолжим уничтожать Пикинеров, а без вашего командования, полагаю, им долго не продержаться. Ваша же участь определена приказом, который я получил на прошлой неделе. Вас ждет одиночная камера, где вы и останетесь до тех пор, пока "Жемчужина Истинной Мудрости" не вернется на Шиан. И я очень сомневаюсь, что вы вообще оттуда выйдете.


XIII

Тренировочный полигон Внутренних сил

Хазлет, Нашуар, Сент-Ивский Союз

3 ноября 3060 г.

Пятый бой Морис Фитцджеральд должен был проводить в настоящем боевом роботе, и новизна ощущений кружила ему голову. Он вышел через переходный отсек, очутился на небольшой площадке на затылке "Черного Джека" и немного постоял, наслаждаясь смешанным запахом машинного масла и горячего металла, который царил в мастерской. Проведя рукой по корпусу робота, он ощутил приятную прохладу металла. Небольшой люк, ведущий в кабину, уже был открыт. Морис взял перчатки, размял ноги и проскользнул сквозь люк в тесное пространство кокпита. Он каким-то шестым чутьем почувствовал, как беззвучно затворилась за ним герметичная створка люка.

Из шкафа, располагающегося за креслом водителя, он достал хладожилет и тут же надел его на свое поджарое тело, затянув до упора ремни и застежки. Затем Морис удобно расположился в кресле и закрепился в нем так, чтобы иметь возможность при необходимости быстро покинуть кабину. Он присоединил хладожилет к системе охлаждения робота, а потом с помощью нескольких рычагов завел "Черного Джека". Раздалось ужасное громыхание и рев.

"Ты больше не можешь ждать. Или можешь? - Фитц улыбнулся. - Сегодня особый день. Я чувствую это". Это чувство появилось и росло в нем в последние недели, когда тренировки стали более напряженными. Никто из руководства не признавал, что активизация подготовки связана с ситуацией на Хустенге. Командующий Неварр пообещал задать стажерам на сегодняшней тренировке настоящую трепку. Предстояло определить, кто займет второе и третье вакантные места. Первое безоговорочно принадлежало Даниэль. Фитц поклялся, что одна из вакансий останется за ним. И не важно, что Неварр снова определил его на позиции прикрывающего - он и там найдет способ себя проявить.

Достав тяжелый нейрошлем с полки над прочным ферроглассовым экраном, он надел его и поудобнее устроил на голове. Края шлема опирались на расширенные плечи хладожилета, благодаря чему основной вес устройства приходился не на голову. Пять электрических проводов тянулись из-под подбородка. Четыре из них он подключил к панели биологических датчиков. Пятый, самый толстый провод он подключил к главному пульту.

- Компьютер, проверка по голосовому фактору, - произнес Морис.

- Проверка произведена, - ответил компьютер без всяких эмоций. Фитцу всегда казалось, что голос у компьютера скорее женский, хотя в намерения проектировщиков это скорее всего не входило. - Оператор Морис Фитцджеральд, повторите голосовую проверку с помощью ключевой фразы.

Так как голосовой отпечаток можно было подделать, каждый боевой робот требовал код, известный только водителю. Все ступени защиты были установлены не только на настоящих роботах, но и на тренажерах. Ключевая фраза Фитцджеральда уже была загружена в память его "Черного Джека".

- Во хен хао, - гордо произнес Морис. И это означало "Я буду победителем!".

Мог ли быть лучший способ начать бой?

- Два, повторяю, пока вижу только два вражеских робота - "Пса Войны" и "Поражающего". - Голос Даниэль звучал взволнованно, но не истерично. Третий, оставайтесь на месте. Они используют новую тактику, поэтому наверняка где-то есть еще враги.

"Если их только двое, дайте мне привлечь их внимание обманным маневром, и мы их уничтожим", - подумал Фитцджеральд и чуть было не произнес эти слова вслух, но в последний момент сжал челюсти и спокойно ответил:

- Подтверждаю. Первый.

Ей легко отдавать приказы. Ее местечко среди водителей боевых роботов давно забронировано.

Мысль Фитцджеральда была несправедливой, и он это понимал. Даниэль командовала их отрядом, и ей было необходимо, чтобы кто-то прикрывал тылы, чтобы их не обошли с флангов. Новая тактика противника являлась дополнительным поводом для беспокойства. Но Фитиу было обидно, что на роль атакующего Даниэль выбрала Фрею Растехт, а не его, - ведь ее "Дженер" более маневренный и ему проще было бы следить за маневрами противника.

На мониторах "Черного Джека" высветилось предупреждение. Выстрел из лазера дальнего действия попал в правую сторону корпуса. Разумеется, подобное попадание не могло причинить серьезного вреда. Фитц знал, что все это - имитация, результат действия программ, загруженных в датчики и сканеры. Оружие симуляторов не могло разрушить роботов противника, да и сотрясался боевой робот от действия встроенного гироскопа. Но когда пытаешься удержать равновесие и одновременно выискиваешь противников, о разборе тренировки в классе уже не думаешь.

Сердце Фитца учащенно билось, а голос дрожал от возбуждения, когда он вышел на связь.

- Сообщаю, - произнес он, удерживая "Черного Джека" в равновесии и не сводя глаз с тактического дисплея, - "Феникс-Ястреб", в секторе один-девять-пять, в пятистах метрах от меня.

"И он мой!" - с восторгом подумал Морис. Модель была довольно устаревшей, как и большинство роботов Внутренних сил, но все же вооружения у "Феникса" вполне хватило бы для того, чтобы разнести "Черного Джека" в пух и перья. Морис настроил монитор, и мороз пробежал по его коже. "Феникс-Ястреб" был выкрашен серой и коричневой краской, но не как обычно, полосами и пятнами, а настоящими перьями.

- Неварр! - воскликнул Морис, немного успокоившись. - Повторяю, против нас действует "Феникс-Ястреб" командора Неварра.

Он начал стрелять из двух больших лазеров одновременно, из-за чего температура в кабине резко повысилась. Однако Неварр уже переместился в укрытие - небольшую сосновую рощу. "Надо было быть осторожнее, упрекнул себя Морис. - Сдвоенные выстрелы следует приберегать для ближнего боя".

- Я перекрываю ему путь! - прокричал Морис.

Он перевел своего робота на бег и попытался преградить Неварру путь к остальным воинам своего отряда.

- Подтверждаю, - раздался в наушниках голос Даниэль. - Третий, остановитесь в трехстах метрах. Рядом с вами неопознанная цель. Не увлекайтесь.

"Можно подумать, что "Ястреб" - недостаточно опасный противник, - с досадой подумал Фитц. - Ну ладно, Неварр, если я разберусь с твоим "Ястребом", считай, что место в отряде боевых роботов мне обеспечено".

Неварр вырвался из укрытия и теперь выжимал из "Ястреба" все, на что тот был способен, - более девяноста километров в час. Фитцджеральд направился к деревьям, выбирая наиболее удобное расположение, но не успел укрыться. "Ястреб" начал стрелять. Изумрудно-зеленый и рубиново-красный лучи вырвались из его рук. "Черный Джек" покачнулся, с него сорвало не меньше тонны брони, но тем не менее удержать равновесие ему все же удалось. Фитц ответил одним выстрелом, сорвав броню с корпуса "Ястреба". Теперь ему придется оберегать легкий двигатель. Противник сразу же сделался уязвимым.

Словно подумав о том же, о чем и Фитц, "Феникс-Ястреб" взмыл вверх на реактивных двигателях. После такого прыжка у него ни за что не хватит энергии для включения обоих лазеров одновременно! Фитц рванул вперед, расходуя непомерно много энергии. Однако все усилия оправдаются, если он будет на месте приземления первым и захватит преимущество. "Если я буду от него хотя бы в трехстах метрах, то смогу использовать ракеты ближнего радиуса действия против его средних лазеров, и это даст мне преимущество".

Однако сократить дистанцию до трехсот метров ему не удалось, поэтому он произвел пару выстрелов из средних лазеров. Воздух на кокпите "Черного Джека" раскалился до предела. Один лазер отказал, но и "Ястреб" тоже потерял средний лазер. На мониторе повреждений Фитц увидел, что его "Черный Джек" утратил почти всю броню в центре корпуса и на левой руке. Но его выстрелы снесли броню с правой стороны корпуса "Ястреба", оставив Неварра беззащитным.

"Мне нужно еще пятьдесят метров", - твердил про себя Фитц. Он понимал, что ему нужно отойти на четыреста метров, но даст ли Даниэль ему сделать это? Как же заманчиво уничтожить такого противника, как Неварр! Тогда их отряду не придется думать о столь опасном враге, а сам он наберет себе дополнительные очки. Он посмотрел на монитор, нет ли поблизости других роботов противника, и двинулся вперед

Из-за повреждений и потери энергии "Черный Джек" уже не мог двигаться так быстро, как ему хотелось бы. Неварр, приземлившись, вновь совершил прыжок, вынуждая Фитца следовать за ним. Взмыв в воздух, он выстрелил в сторону "Черного Джека" и снес еще полтонны брони с его ноги.

В наушниках раздался голос Даниэль. Она как всегда умела сдерживать эмоции, но сила в ее голосе чувствовалась несгибаемая.

- Третий, вы слишком далеко! Фитц!

Огненный луч лазера поразил "Ястреба", как только он вновь поднялся в воздух. Резко сменив траекторию, "Феникс-Ястреб" упал около дубовой рощи и так и остался лежать.

- Противник поражен. Приканчиваю его и возвращаюсь, - доложил Морис.

- Фитц, возвращайся немедленно! Ты слишком далеко! Если что произойдет, мы не сможем прикрыть тебя! - звучал голос в наушниках.

"Тридцать секунд, мне нужно только тридцать секунд", - думал Фитц. Он направил "Черного Джека" к пораженному "Ястребу" на скорости около шестидесяти километров в час - на большее робот не был способен после таких повреждений. Фитц был так напряжен, что не замечал невыносимой жары в кабине. Но когда он почти достиг заветных трехсот метров, отделяющих его от противника, где он хотел использовать ракеты ближнего действия, "Ястреб" резко откатился в сторону, а на мониторе показался новый противник. Еще один робот двигался под прямым утлом к пути следования "Черного Джека". Ловушка!

"Ночной Ястреб", легкий тридцатипятитонный робот, вооруженный двумя мощными лазерами, выстрелил почти одновременно с Неварром. Изумрудные, рубиновые, сапфировые лучи переплелись в перекрестном огне, "Черный Джек", судя по монитору, потерял броню на корпусе и на правой руке. Один из выстрелов Неварра повредил гироскоп "Черного Джека". Поначалу Фитц пытался справиться с управлением, но в конце концов сдался. Падение сорока пяти тонн металла на землю было абсолютно реально. Броня, скрежещущая и ломающаяся над Морисом, дрожь земли и дикий шум - все это на мгновение ошеломило Фитцджеральда.

К тому времени, когда он пришел в себя и сумел оценить свое положение, все было кончено.

"Ночной Ястреб" и "Феникс-Ястреб" Неварра продолжали стрелять по поверженному "Черному Джеку". Хотя в аккумуляторах еще была энергия, компьютер показывал, что вся броня, защищающая двигатели, сорвана. "Черный Джек" замер на месте, лишившись возможности не только двигаться, но даже выйти на связь со .своими товарищами, постоянно запрашивающими его ответа по каналам связи. Но что самое неприятное, так это то, что "Ночной Ястреб" направлялся прямо в тыл к его команде, в то время как "Феникс-Ястреб" стоял метрах в тридцати от пораженного "Черного Джека".

Фитцджеральд не мог видеть лица Неварра в кабине "Феникса-Ястреба". Но он догадывался, что тот испытывает глубокое разочарование. Неварр понял: Фитцджеральд сам себе злейший враг. Сегодня он даже дал стажеру поразить себя. "Не соверши ошибки, - как бы говорил командор. - Научись работать в команде". "Феникс-Ястреб" развернулся и медленно пошел от лежащего "Черного Джека", постепенно исчезая с экрана монитора.

Фитцджеральд не смотрел на монитор. Он заглушил реактор и медленно выключил все системы, оставив только каналы связи. Он сидел в темноте и слушал, как умирают его товарищи, пусть даже в тренировочном бою.


XIV

Небесный Дворец

Зи-Джин-Ченг (Запретный Город), Шит

Сообщество Шиана, Конфедерация Капеллы

9 ноября 3060 г.

Саша Ванли снова была вызвана на ковер.

В тронном зале Небесного Дворца было ужасно холодно, но Саша не понимала, действительно ли это так или у нее просто разыгрались нервы. Конечно, она не думала, что Сунь-Цзы намеренно понизил температуру в зале, чтобы ей было неприятно. К счастью, длинные рукава черного шелкового одеяния скрывали ее руки, покрывшиеся гусиной кожей. Стоя на приличном расстоянии от трона в ожидании, когда Канцлер обратит на нее внимание, Саша смотрела на узкую кроваво-красную полосу ковра, протянувшуюся от подножия трона к бронзовым дверям.

Если бы Саша даже и не догадывалась о дурном расположении духа Сунь-Цзы, она мгновенно это поняла бы, войдя в тронный зал. Канцлер не пригласил ни полковника Цана, ни Мастера Раша. Впрочем, трудно было ожидать, что Раш сможет появиться во дворце - всю последнюю неделю он провел в больнице. Два Командос Смерти стояли по обе стороны трона так, чтобы и Канцлер и Саша постоянно находились в их поле зрения. Мышцы воинов бугрились под черной униформой. "Еще одно доказательство плохого настроения Сунь-Цзы", - подумала Саша. Он готов был уволить ее с поста командующего Маскировкой. Командос Смерти были довольно откровенным намеком на то, что ни один из пяти ее предшественников на этом посту не умер своей смертью. Двое из них были казнены по непосредственному приказу Канцлера.

"Те, кто возглавляет секретную службу, не надолго переживают свои ошибки. А в этом году я совершила уже две".

Волна холода окутала Сашу. Только внутренняя сила позволила ей не задрожать. "Осторожно, Саша, - подумала она. - Пока я жива, надежда остается. Если бы Канцлер хотел меня убить, то мое тело уже валялось бы где-нибудь далеко отсюда". Шестьдесят три года, более тридцати из них в Маскировке, причем семь в качестве начальника. Она не была готова расстаться с жизнью. Саша сама удивлялась, насколько сильно она желала избежать смерти. Ей казалось, что она уже пережила это чувство, но оказалось, что нет.

- Ион Раш был назначен главнокомандующим Боевых Домов небезосновательно, - сказал Сунь-Цзы тихим шепотом. - Он талантливый воин, ветеран и достойный член Конфедерации. - Немного помолчав, он добавил: - Тот взрыв чуть не убил его!

Саша медленно перевела глаза с красного ковра на темно-зеленые одежды Канцлера, на холодную, ничего не выражающую маску, которую он надел. На груди одеяния были золотом вышиты эмблемы Конфедерации. Нефритовые глаза Канцлера зло сузились, словно у тигра на охоте.

- Да, Ваша Небесная Мудрость, - спокойно произнесла Саша. - К счастью, отчеты врачей говорят о том, что он поправляется.

"Хотя ранения его настолько серьезны, что вряд ли он сможет встать в строй", - подумала она про себя, но признаваться в этом не стала.

- Я уверена, скоро он будет в строю, - лицемерно закончила она.

Легким движением руки Канцлер приказал охранникам выйти. Дождавшись, когда за ними захлопнутся двери, он продолжил:

- Вы, Саша Ванли, так же уверяли меня, что моя сестра Кали не представляет никакой опасности для моего правления. Но, судя по вашему собственному докладу, именно она сумела пронести бомбу мимо охранников Дома Имарра и почти лишить меня незаменимого помощника. - Он пристально посмотрел на Сашу. - И если она сумела это проделать один раз, то сможет это повторить уже во дворце.

Когда Командос Смерти покинули зал. Саша вздохнула с облегчением. Про себя она возблагодарила своего бога и свою карму. Впрочем, она знала, что выиграла только один раунд, битва еще впереди.

- Оплошность, Канцлер Ляо. Оплошность, которой нет прощения. Однако между Кали и Ионом Рашем никогда не было вражды, мы и подумать не могли...

- И что же изменилось? - спросил Сунь-Цзы, словно готовя какую-то ловушку.

Саша была готова к этому вопросу. Она надеялась, что разговор пойдет именно в таком направлении.

- Ваша сестра, очевидно, неверно истолковала ваши слова, обращенные к Мастеру Рашу касательно утечки информации к герцогине Кэндис. Она подумала, что вы обвиняете Мастера. - Саша сделала паузу, чтобы Канцлер обдумал сказанное. Она старалась переложить часть ответственности за случившееся на самого Сунь-Цзы, косвенно обвиняя его в произошедшем. Для Кали ваши слова прозвучали приговором. Она думала, что, пытаясь убить Мастера Раша, которого считала предателем, действует от имени Конфедерации и вашего имени также.

Молчание Сунь-Цзы Саша восприняла как подтверждение правильности своей тактики. Однако, когда тот вновь заговорил, голос его оставался все таким же холодным, как и прежде.

- Для Кали это в порядке вещей - ошибаться, Саша. - Она вновь обратила внимание на то, что даже в приватной беседе Канцлер старается не упоминать о том, что его сестра безумна. - Почему я должен ее прощать?

- Потому что она всегда была искренне предана вашей матери, ответила Саша. Она решила немного смягчить свои слова. Саша сцепила руки перед собой и заговорила, тщательно подбирая слова, чтобы ненароком не оскорбить Сунь-Цзы: - Да, Кали действительно чувствует, что обделена властью в силу своего младшинства. Однако Романо развила в вашей сестре чувство полной и безоговорочной преданности Конфедерации. То, что Маскировке удалось узнать о ее участии в событиях на Кайфенге в 3058 году, доказывает это. Да, она стремится укрепить свою власть, но только для того, чтобы хоть как-то способствовать процветанию Конфедерации.

Сунь-Цзы несколько минут обдумывал ее слова, с безразличным видом глядя в потолок. Наконец он сказал:

- Ясно. - Причем он произнес это таким тоном, словно разговор шел на какую-то повседневную тему. А затем молниеносно сменил предмет разговора: - В последнее время Маскировка не принимает активного участия в делах Конфедерации. Я хочу, чтобы вы занялись движением Ксин Шенге. Я дам вам несколько указаний по поводу своего видения этого дела, а вы вправе дополнить их своими разработками. Действуйте, как считаете нужным. - Его голова все еще была обращена к потолку, однако взгляд зеленых глаз перехватил взгляд Саши Ванли. - Я не потерплю еще одной ошибки Маскировки. Если подобное повторится, последствия для вас будут самые серьезные, - произнес Канцлер и подождал, когда она кивнет в знак согласия. - Ион Раш не должен знать о попытке убить его. Придерживайтесь версии о взрыве газопровода. С Кали я поговорю сам, однако рассчитываю на то, что наблюдение за ней будет вестись более тщательно. - Он посмотрел на Сашу. - Вам все ясно?

Другими словами ей давался еще один шанс, последний. Она понимала, что больше ошибок ей совершать нельзя. Но Канцлер был прав - подобные ошибки для разведки недопустимы.

- Да, Канцлер, мне все ясно, - решительно ответила она.

Встав с трона, Сунь-Цзы направился к дверям, и золотая вышивка на его одеждах блеснула на свету.

- Найдите Талона Цана, и пусть он придет с докладом в мой личный кабинет, - приказал он. - А затем займитесь своими делами.

Именно в личном кабинете Сунь-Цзы Ляо тридцать лет назад были подорваны основы Конфедерации. Именно здесь двойной агент Джастин Аллард, шпион Дома Дэ-вионов, разрушил правление Максимилиана Ляо и организовал несколько заговоров. Он похитил Кэндис Ляо и убедил ее передать миры, принадлежащие ей по праву рождения, проклятому Федеративному Содружеству. Став Канцлером, Сунь-Цзы чуть было не приказал уничтожить проклятое место, так чтобы и памяти о нем в Небесном Дворце не сохранилось, но в последнюю минуту передумал, сделал комнату личным кабинетом и стал работать в нем, чтобы возродить прежнее величие Конфедерации.

Сейчас ничто в этой комнате не напоминало о прошлом. Кабинет был выдержан в строгом капелланском стиле. Панели из полированного розового дерева приятно мерцали в свете неярких светильников, в комнате царил легкий аромат сандалового курения, которое Сунь-Цзы любил больше других запахов. На стенах были развешаны рисунки. На одном из них был изображен Элиас Юнь Ляо, основатель династии. Стол Канцлера стоял возле стены, неподалеку от большого французского окна, выходящего на балкон.

Сунь-Цзы зажег ароматическую палочку, которая начала благоухать сандалом, и закрепил ее в держателе. Над палочкой поднялась тоненькая струйка, дыма. Постепенно дымок расползся по всей комнате. Затем Канцлер подошел к аквариуму, стоявшему в углу кабинета, и бросил рыбкам щепотку корма. "Слишком рано, - думал он, глядя, как корм опускается на дно, но размышляя о разговоре с Сашей. - Слишком рано..."

Он не планировал реорганизацию Маскировки в ближайшее время. Допустить это в столь сложный момент было бы по меньшей мере опрометчиво. Но промахи, допущенные Сашей в последнее время, не оставляли ему выбора. Руководить Маскировкой должен был человек, обладающий опытом полевой работы, знанием организации, готовый к переменам. Судя по поведению Саши, трудно было сказать, как долго она еще продержится. Но Сунь-Цзы не мог начать реорганизацию раньше чем через несколько недель, может быть, через месяц, когда его план вступит в заключительную фазу.

"Хватит, - сказал он сам себе. - Когда решение принято, глупо менять его и еще более глупо его обсуждать".

Сунь-Цзы вернулся к столу и удобно устроился в высоком кожаном кресле. Он достал из кармана информационный куб с посланием тетки и вставил его в считывающее устройство, вмонтированное в угол стола. Картинка на экране монитора мгновенно сменилась. Изображение расширенных границ Конфедерации уступило место образу его тетки, Кэндис Ляо. Плоское, двумерное изображение было несколько нечетким - скорее всего, Кэндис воспользовалась специальным шифратором, - но вполне различимым.

Кэндис Ляо наклонилась вперед и слегка склонила голову.

- Вен-хоу, Первый Лорд Ляо, - произнесла она.

Сунь-Цзы улыбнулся этому традиционному китайскому приветствию и подумал, как, должно быть, Кэндис неприятно называть его Первым Лордом возрожденной Звездной Лиги.

- На данный момент я абсолютно уверена, что новости из Сент-Ивского Союза дошли до вас. Полагаю, вы в курсе, что Пикинеры Черного Ветра действовали без моего ведома и согласия. Их нападение на вас было ужасной ошибкой со стороны командира батальона, а то, что это случилось во время вашего ответственного тура, еще больше усугубляет вину.

"Я не совсем в этом уверен, - подумал Сунь-Цзы, когда Кэндис замолчала. - Они замечательно доказали мою точку зрения. Сент-Ивский Союз, фактически восставший против Конфедерации, не может рассчитывать на честь и достоинство Капеллы". Все же в груди Сунь-Цзы зашевелилось некоторое сомнение, хотя он был абсолютно убежден в том, что истинные граждане Капеллы с радостью принесут свои жизни в жертву будущему возрождению Конфедерации.

- Итак, - продолжала Кэндис, и лишь глаза ее сузились, выдавая скрытый гнев, - Слово Блейка на Хустенге отказалось подчиняться моим приказам. Ваши солдаты требуют безоговорочной капитуляции. Я уже сделала заявление для жителей Сент-Ивского Союза, в котором осудила действия Пикинеров в целом и командира Смитсон в частности. Я понимаю, что у вас есть все основания задерживать ее, и я заверяю вас, что она проведет остаток жизни в тюрьме, где у нее не будет возможности затевать подобные авантюры.

"Оправдываетесь, просите, а все оттого, что знаете, что проиграли, подумал Сунь-Цзы. Его не подкупил извиняющийся тон Кэндис, но, по правде говоря, он не думал, что Кэндис всерьез рассчитывала на его доверчивость. - Но форма должна быть соблюдена, ведь так?"

- Однако за остальных Пикинеров я несу определенную ответственность, - продолжала Кэндис, и в голосе ее зазвучала сталь. - После капитуляции, условной или безусловной, я буду требовать, чтобы их как можно быстрее вернули на родину. Я буду этого добиваться в Совете Звездной Лиги, как только срок ваших полномочий как Первого Лорда истечет. Прошу вас проявить снисхождение и великодушие и вернуть Пикинеров на Сент-Ив. Батальон, естественно, будет расформирован, а его цвета и символика навсегда перестанут существовать.

Изображение на экране исчезло, экран монитора почернел. В коридоре послышались шаги полковника Цана. "Ах, дорогая, рассудительная тетя, подумал Сунь-Цзы. - Значит, вы обвиняете Пикинеров и выбрали майора Смитсон козлом отпущения. Неплохо, неплохо... Федеративному Содружеству не удалось полностью вытравить из тебя корни Ляо. Да, я верну тебе твоих своенравных воинов. Только совсем не так, как вы ожидаете". Сунь-Цзы улыбнулся, обдумывая, как можно использовать собственные слова тетки против нее же.

- Вы посылали за мной, Канцлер? - В кабинет вошел полковник Цан. Теперь, когда более не нужно было утверждать, что Сунь-Цзы нет на Шиане, полковник сменил одеяния Канцлера на привычную военную униформу. Он почтительно остановился в дверях.

Сунь-Цзы кивнул, в задумчивости водя длинным ухоженным ногтем по подбородку.

- Пусть репортеры с Сент-Ива прибудут на Хустенг - и наоборот. - Цан стоял, почтительно склонив голову и ожидая дополнительных указаний, но Сунь-Цзы внезапно оборвал свою мысль: - Это все, полковник.

Цан нахмурился, что было на него не похоже - выдавать свои чувства, потом кивнул и сказал:

- Слушаю, Ваша Небесная Мудрость.

Когда полковник вышел, Сунь-Цзы подумал, что это очень хорошо, что Цан сумел не выдать своих сомнений. "Каждый раз, когда вам кажется, что вы уловили суть моих слов, я тут же меняю правила. Но вас это не касается. Политику определяет правитель. Ваше дело - выигрывать битвы там и тогда, когда я вам прикажу, а вот как - это можете решать сами".

Сунь-Цзы слушал, как шаги полковника удаляются. Наконец их совсем не стало слышно.


XV

Космический порт Нонджи

Кьюнглу, Хустенг

Сообщество Шиана, Конфедерация Капеллы

12 ноября 3060 г.

Арис Сунь сопровождал Изис Марик на борту "Жемчужины Истинной Мудрости", а затем на феррокретовой посадочной площадке. Он поднес левую руку к уголку рта и нажал кнопку, включающую микрофон внутренней связи.

- Капелла-один покинула корабль, - резко и отрывисто произнес он.

Холодный бриз гнал по небу серые тучи. Серое одеяние Ариса развевалось по ветру, пока он проверял состояние всех постов охраны. Все было в порядке, использовались прежние коды и процедуры. Арис ожидал, что теперь, когда нахождение Сунь-Цзы на Шиане перестало быть тайной, он снова станет его телохранителем, но Мастер Дома так и не изменил его обязанностей.

Хустенг более не был враждебной и опасной зоной.

Мастер Дома Ти By Нон ожидал их на космодроме. Сегодня он был одет в традиционную зеленую с черным униформу Дома Хирицу. Рядом с ним стоял капитан Уорнер Долз, офицер Второго батальона Пикинеров Черного Ветра. Небритый и помятый Долз на фоне безукоризненно одетого Мастера Нона смотрелся жалко, хотя ростом и комплекцией значительно превосходил его.

Впрочем, как еще мог выглядеть человек после шести недель упорных боев и неудач, принесших ему только позор и ненависть собственного народа?

Почетный караул выстроился за спинами Мастера Нона и его спутника, а затем образовал стройное каре. Только Арис Сунь остался стоять внутри каре, возле Изис Марик. Правая его рука постоянно находилась на спусковом крючке автомата. Капитана Долза нельзя было недооценивать. Хоть он и выглядел уставшим, однако вполне мог причинить вред Изис Марик, невесте Канцлера.

Изис не испугалась. Она смотрела на этого мощного человека с холодным безразличием.

- Как старшего по званию среди военнопленных, вас просили присматривать за вашими людьми. Можете ли вы подтвердить, что в тюрьме с ними хорошо обращаются? - Изис Марик, почти попавшая в плен к Пикинерам Черного Ветра и чуть не погибшая от их рук, казалась поразительно спокойной.

- Да, достаточно хорошо, - признал Долз. - Пятеро из моих воинов в данный момент находятся в госпитале "Кондор", но они идут на поправку. Полагаю, я должен быть вам признателен за великолепный уход, который они получают.

Пять человек тяжело ранены, девять получили ранения средней тяжести, шестеро убито. Арис читал заключительные отчеты. К тому же погиб один воин Дома Хирицу, а другой получил такие ранения, что никогда больше не сможет пилотировать боевого робота, как бы ни постарались для него медики. Арис по-прежнему считал Сент-Ив государством, в котором не существует законов. Но слишком высокой оказалась цена, заплаченная непонятно во имя чего. По крайней мере, Арис не понимал этого.

Арис следил за тем, как Пикинеры Черного Ветра грузились на шаттл класса "Кондор", побежденные, униженные, но не потерявшие чувства внутреннего достоинства. Кэндис Ляо публично заявила, что Второй батальон будет расформирован, а воины перейдут на службу в другие соединения. И насколько Арису было известно, только население Денбара высказало возражение по этому вопросу. "Несомненно, Кэндис Ляо потребует от Пикинеров публично признать свою вину, что станет для них тяжким испытанием", - подумал он.

- Если у вас нет никаких пожеланий, то наш разговор закончен, вежливо, но с ледяной холодностью в голосе произнесла Изис.

Уорнер шагнул вперед, но Арис легким движением плеча указал ему, что он должен находиться на безопасном расстоянии от Изис. Правая рука телохранителя, лежащая на спусковом крючке автомата, напряглась. Капитан Долз отступил немного назад и сказал:

- У меня есть две просьбы, герцогиня Марик, если вы позволите их высказать.

Арис положил руку Долзу на плечо, уже приготовившись увести его. К сожалению, Изис кивнула, разрешая пленному продолжать. Капитан Пикинеров откашлялся и сказал:

- Я не видел нашего командира, майора Смитсон, ни среди раненых, ни в списках убитых. Также я не вижу, чтобы на корабль грузились наши боевые роботы. Означает ли это, что они будут переправлены на Денбар отдельным кораблем? - Долз кивнул на робот "Дайнва", стоящий на другом конце поля. - Например, на корабле класса "Оверлорд"?

Изис на минуту задумалась, решая, имеет ли она право давать такую информацию. Наконец морщинка между бровей разгладилась, и она сказала:

- Майор Смитсон находится на борту "Жемчужины Истинной Мудрости", ее отправят на Шиан, где Первый Лорд Ляо выступит с обвинительной речью. Изис замолчала, давая возможность Долзу осознать сказанное.

Уорнер воспринял это достаточно спокойно, хотя Арис мгновенно почувствовал, как напряглось под его рукой плечо капитана. Было очевидно, что он все еще уважает своего командира и сохраняет ей верность, несмотря на допущенные ею ошибки. Похвальная преданность, хотя и не совсем уместная в данных обстоятельствах.

- Что касается роботов и другого вооружения, - продолжила Изис, - то их транспортировка не входит в планы Конфедерации. Все вооружение и шаттлы расцениваются нами как трофеи. Только наемники, которых вы склонили к участию в этой авантюре, смогут забрать свое оборудование, поскольку они следовали за законными представителями Сент-Ивского Союза, то есть за Пикинерами и лично за майором Смитсон.

Опозоренные и лишенные всего! На мгновение Арис почти отпустил плечо пленного, настолько потрясло его заявление Изис. Водитель боевого робота не может перенести утрату своего робота. Канцлер Ляо сумел получить выгоду из сложившейся ситуации, и выгоду весьма приличную. Роботы и остальное вооружение стоило многие и многие миллионы. Да и, кроме того, Сент-Ивский Союз будет обязан выплатить определенные репарации.

Долзу, очевидно, тоже стало не по себе.

- Некоторые из этих роботов - частная собственность, - сказал он, и в его голосе отчетливо послышались гнев и недоверие. - Большинство из них никогда не использовались вне Второго батальона! - Его негодование постепенно исчезло, и он устало сказал: - Вы не можете так поступить.

Ти By Нон встал между Долзом и Изис Марик.

- Думайте о своих манерах, когда разговариваете с герцогиней Изис, сказал он, даже не пытаясь скрыть злорадства, хотя речь его оставалась безукоризненно вежливой, как и подобало в присутствии герцогини Марик. Канцлер Ляо конечно же имеет на это право, ведь ваша капитуляция была безусловной. Радуйтесь, что он хотя бы позволил вам вернуться живыми на Сент-Ив. Роботов вы бы потеряли в любом случае.

- Роботы Пикинеров Черного Ветра будут использованы для создания нового соединения Конфедерации, - сказала Изис, и легкая улыбка на мгновение коснулась ее губ. - Подобно тому, как Рейдеры Харлока были выведены из Внутренних сил, Канцлер Ляо использует этот инцидент для создания отряда Воинов Хустенга.

Арис видел, что Изис одобряла решения своего жениха. Это был действительно блистательный ход - использовать поражение Сообщества для усиления военной мощи Конфедерации. Арис почувствовал прилив гордости за своего Канцлера. Теперь страдания людей на Хустенге обрели хотя бы какой-то смысл.

Ли Винн гордо шагал в составе почетного караула.

Его заключение у Пикинеров Черного Ветра было нелегким. Двадцать четыре часа он сидел в комнатенке без окон, где не гас свет, а через каждые восемь часов ему давали одну и ту же пищу. Ничего особо жестокого - но все же тяжело было сидеть вот так, не зная, день на улице или ночь. Но еще сложнее было без новостей о боях. Однако мысль о том, что он спас Изис Марик, невесту Канцлера, позволяла перенести это заточение. Он ощущал, как мгновенно изменился его статус.

"И теперь я снова служу ей, в самом привилегированном отраде - в пехоте Дома Хирицу", - с гордостью думал Ли Винн.

Мастер Ти By Нон зашел в госпиталь, когда Ли проходил осмотр после окончательной победы Конфедерации над Пйкинерами Черного Ветра. Мастер переговорил только с доктором, однако один этот визит доказал, что Ли является настоящим воином Дома. Командующий пехотой Джессуп не сказал ни слова, однако сразу же изменил обязанности Ли Винна и включил его в состав почетного караула.

Фактически только два человека хоть как-то прокомментировали поступок Ли. Арис Сунь, сайфу Ли Винна, раскритиковал его действия.

- Идея воспользоваться хлебным фургоном была ошибкой, - сказал он. Следовало двигаться самостоятельно. Так вам легче было бы перебегать от здания к зданию, да и время пребывания на улице существенно сократилось бы.

Однако несмотря на строгий тон наставника, Ли заметил улыбку в глазах Ариса - обьино ему удавалось ее скрывать. Он понял, что наставник доволен.

Вторым человеком была сама Изис Марик. Когда он в первый раз стоял в почетном карауле, они встретились лицом к лицу. Они не разговаривали пехотинец Дома Хирицу и мечтать не мог о беседе с герцогиней. Но Изис тихо сказала:

- Спасибо.

И ее благодарность, и молчаливое одобрение Ариса значили для Ли очень многое. Эти слова с лихвой компенсировали все перенесенные им неудобства. Кроме того, и товарищи по оружию стали относиться к Ли Винну, словно он служил с ними годы, а не месяцы, как это было на самом деле. Теперь Ли по-настоящему принадлежал Дому.

В данный момент Ли наблюдал, как Изис Марик и Мастер Дома Ти By Нон стояли лицом к лицу с пленным офицером Сент-Ивского Союза. Ли Винн всегда считал Сент-Ив чем-то вроде бешеной собаки, которую необходимо пристрелить. И вот последние слова были произнесены, Арис Сунь повел почетный караул, охраняющий Изис Марик, обратно на "Жемчужину Истинной Мудрости", а Мастер Дома остался с капитаном Пикинеров, чтобы передать его страже, которая должна была вернуть его на "Кондор".

Существование столь яростных врагов капелланской нации и идей Ксин Шенг глубоко возмущало пехотинца Ли Винна.

"Надеюсь, Канцлер совершит правосудие, - думал он, - и ни один предатель не укроется от наказания".

Ли Винн искренне надеялся, что к тому моменту будет жив, сможет увидеть наказание преступников и стать частью карающей силы.


XVI

Район Ксин Сингапур, Индикасс

Сент-Ивский Союз

1 декабря 3060 г.

Кассандра Аллард-Ляо, пристегнутая ремнями безопасности к креслу пилота своего "Цестуса" производства компании "Дженерал Моторс", в пятый раз проверяла состояние вооружения робота. "Цестус" был спрятан в небольшой рощице из кедров и сосен в пригороде Ксин Сингапур. Встроенная в корпус робота винтовка Гаусса действовала великолепно, в порядке оказались также сдвоенные средние и большие лазеры, установленные на руках. Кожу слегка покалывало от мороза, исходившего от хладожилета, однако Кассандра знала, что, как только начнется стрельба, об этой прохладе можно будет только мечтать. "Немного рановато для китайского Нового года, но я им устрою фейерверк", - подумала она.

Ее робот заурчал, готовый к действию.

- Поехали!

Кассандра посмотрела в обзорное окно "Цестуса" и увидела, как по предрассветному небу падают три яркие звезды, выстроившись в правильный треугольник. Подлетая ближе к поверхности, они разлетелись в разные стороны. Одна из звезд полетела к тому месту, где в данный момент находилась Кассандра и ее Второй батальон Пикинеров Сент-Ива и Легкая Кавалерия Рубинского. Две другие, резко сменив траекторию, полетели одна на юг, а другая на север, оставив в небе яркий след от резкого поворота, который еще долго таял в ночном небе.

На приборной панели "Цестуса" Кассандра включила канал связи с остальными офицерами.

- Похоже, ваш отец был прав, капитан Рубинский. Шаттлы летят на юг и на север.

В ответ по радиоволнам до нее дошел голос Тамаса, в котором ясно слышался славянский акцент.

- Конечно, майор Ляо. Мы же сами два года назад обдумывали, как можно захватить столицу Индикасса. Выбрасываем треть сил около Ксин Сингапура, треть - около завода металлов Цереса, а остальные войска размещены здесь, между этими двумя объектами, чтобы можно было поддержать любой из отрядов или перебазироваться в космопорт.

- Ну что же, надеюсь, соединение, отправленное к заводу, справится само. - Кассандра сжала пальцы на рычаге управления. - Похоже, что первая кровь прольется именно там.

Для Кассандры это было бы неплохо. Там были "Оверлорды", то есть сил батальону должно было хватить. Поддержка Тамаса да еще элемент неожиданности должны были позволить Пикинерам Сент-Ива захватить преимущество на поле боя.

- Майор Ляо, полковник Рубинский, это центр Легкой Кавалерии, послышался незнакомый голос из динамика. - Только что мы получили первое сообщение с кораблей. Нам приказано отойти.

Кассандра хотела было ответить, но полковник опередил ее.

- Кто приказал? - спросил он. Расположившись немного восточнее Ксин Сингапура, Рубинский находился в выгодной позиции - он мог легко сбить приземляющийся на севере вражеский корабль.

- Первый Лорд Сунь-Цзы Ляо. - Пауза. - Они говорят, что это оккупационные войска Индикасса. Миротворческие войска.

- Миротворцы-оккупанты! - саркастически хмыкнула Кассандра. Приземляются ночью, без предупреждения, да еще и без разрешения моей матери, герцогини Ляо! Непохоже на миротворцев...

Кассандра направила боевого робота вперед. "Неплохая идея, кузен, но больше мы на твои уловки не попадемся!" - думала она.

- Придерживаемся нашего плана, полковник Рубинский, нападаем на них, как только они выйдут из-под прикрытия кораблей. Готовы ли ваши войска, если придется нападать на них на земле?

- Никаких известий с Сент-Ива? - внезапно спросил Тамас, имея в виду запрос, который направила Кассандра Кэндис Ляо в связи с приближением капелланских кораблей. Очевидно, он был не в курсе ограниченного действия систем связи. Тамас был назначен ее адъютантом при Легкой Кавалерии, и Кассандре не хотелось поправлять его перед лицом отца и других офицеров.

Полковник же Рубинский оказался не столь деликатным.

- При самом лучшем раскладе на то, чтобы сообщение достигло Сент-Ива и вернулось, требуется около восьми часов. - От злости полковник начал ругаться, не отключив канала связи - то ли забыл, то ли не считал нужным скрывать свое раздражение. - Центральная, сообщите мне имя командира этого отряда. И передайте ему, что без приказа герцогини Кэндис Ляо я буду вынужден напасть на них, если они попробуют приземлиться.

Кассандра чуть не подпрыгнула от удивления. Почему это их войска нападут первыми? Но она знала, что, даже если сейчас свяжется с Рубинским, маневренная Кавалерия уже будет в движении и остановить ее не удастся. "Ну-ка, посмотрим, кто к нам прилетел, - подумала Кассандра, наблюдая, как гигантские "Оверлорды" приземляются в неглубокой лощине. Она увеличила изображение на экранах, установив также световые фильтры, чтобы не мешал свет от звезд. - Я разберусь, кто вы такие".

Как только большой яйцеобразный шаттл приземлился, откинулся люк отсека боевых роботов и гигантские машины стали спускаться на землю. Первыми, что и неудивительно, появились легкие машины-разведчики. Даже еще не рассмотрев символику на роботах, Кассандра поняла, что они какие-то чудные, не такие, как должны быть. "Оетскаут" явно не капелланского производства, "Меркурий" - редкая модель за пределами Комстара и Слова Блейка. Поддержку легких роботов обеспечивали два новых "Молота". Соединение явно формировалось для действий на невысоких холмах. Кассандра обо всем догадалась даже до того, как увидела изображение орла на борту корабля.

Лига Свободных миров Томаса Марика! Снаружи сгустились сумерки, и пассивные датчики Кассандры не могли более обеспечивать ее достоверной информацией. Началась выгрузка второго копья. Наверняка в его составе окажутся новейшие "Ахиллесы" Звездной Лига. Страшные воспоминания всплыли в мозгу Кассандры. Она вспомнила наступление объединенных войск Ляо и Марика в 3057 году. Сунь-Цзы и Томас Марик объединились, чтобы покорить Супремат Сарны. Тогда они вернули себе миры, захваченные Дэвионами тридцать лет назад. Кассандра судорожно сглотнула. Охвативший ее гнев не давал ей дышать.

"Ну что же, Томас, здесь вам делать нечего. Меня не интересует, какой хитроумный план задумал Сунь-Цзы, я сделаю свою работу - заставлю вас заплатить за все".

- Командное копье, - сказала она тихим и спокойным голосом, как будто ее мог слышать противник, - вы выступаете первыми. Следом за вами копье два-три. Тамас, вступайте в бой, когда сочтете нужным. Сосредоточьтесь на тяжелых роботах. - Кассандра навела прицел на "Меркурия", стоявшего ближе всех к ней, одновременно нажав кнопку активизации боевых сканеров. - Если нам удастся не позволить их разведке узнать, сколько нас, они выпустят хороших роботов после средних. Начинаем!

Кассандра нажала на кнопку, и все вспомогательные экраны засветились, заполняясь информацией со сканеров. Она увидела, что уже три копья вражеских роботов выгрузились на планету, причем два находились в пределах досягаемости огня соединений Сент-Ива. Когда черная мушка прицела засветилась золотым огнем, она взглянула на один из вспомогательных экранов и успела заметить на плече "Меркурия" крест Звездной Лиги.

"На этот раз я не позволю тебе спрятаться за спины твоих людей, кузен", - подумала она. Кассандра со злостью потянула за спусковые крючки и выстрелила одновременно из всех четырех лазеров и винтовки Гаусса. Лазерные лучи расплавили броню "Меркурия", обнажив внутреннюю структуру. А ферроникелевый снаряд из винтовки Гаусса попал "Меркурию" в правую ногу, повредив ее чуть выше коленного сустава.

Еще один из соратников Кассандры нацелился на несчастного "Меркурия". Снаряд из автопушки окончательно уничтожил его броню и повредил гироскоп легкого робота. Два других воина Сент-Ива тем временем расправлялись с "Остскаутом", обстреливая его из ПИИ и ракетных установок. "Молоты" пытались обороняться, но они были значительно слабее мощных роботов Сент-Ива. "Цестус" Кассандры нанес еще два удара из средних лазеров, а тяжелые роботы довершили картину разрушения.

Теперь в бой вступило соединение Тамаса, и в небе засияли, словно драгоценные камни, изумрудные, рубиновые лучи лазеров и молний ПИИ, переплетаясь в причудливом узоре на фоне ночного неба. Ракеты поражали роботов противника, срывали броню и безжалостно терзали миомерные мышцы боевых машин. Оба "Молота" были выведены из строя. "Вот так! радовалась Кассандра. - Всего одно соединение сумело справиться сразу с четырьмя роботами противника. Кай Аллард-Ляо не сделал бы лучше". Кассандра взглянула на экраны, оценивая ситуацию, складывающуюся на другой стороне шаттла.

Второй отряд Марика оказался в лучшем состоянии - там были потеряны только "Меркурий" и "Призрак". Однако с той стороны роботов прикрывала вооруженная пехота. Кассандра воодушевилась. Никакому водителю боевого робота не понравится, если на его машину начнут карабкаться вооруженные пехотинцы, срывая броню своими механическими когтями.

- Копье два-два, помогите третьему отряду, добейте этих жаб! приказала она.

- Отменяю приказ! - послышался твердый и властный голос полковника Рубинского, перекрывающий шум помех. - Всем отрядам оставаться на местах. Майор АлларД-Ляо, отведите свои войска. Это Второй полк Восточных Гусар.

Связавшись с Рубинским по личному каналу, Кассандра не пыталась скрыть раздражение.

- И поэтому они принадлежат Звездной Лиге. В чем дело, полковник? Кассандра переключилась на командную частоту и буквально пролаяла приказ: - Копье два-два, приказываю продолжать.

"Оверлорд" Гусар, ощетинившись оружием, начал отстреливаться, пытаясь уничтожить ближайшие к нему соединения Сент-Ива. Когда заряд не находил противника, то загорались рощицы, где могли бы укрыться боевые роботы.

- Полковник Рубинский, где наши истребители? - спросила Кассандра. Этот "Оверлорд" нас всех уничтожит.

- Эскадрон Брескина по моему приказу приземлился, - ответил Рубинский.

Он начал говорить еще что-то, но Кассандра переключила канал и, яростно сжав зубы, процедила, обращаясь к своим войскам:

- Мы потеряли поддержку истребителей. Всем приказываю отступать из сектора, находящегося под обстрелом вражеских орудий.

Боевые роботы начали отступать. Те, что находились ближе к вражескому шаттлу, иногда стреляли в сторону противника, но без особого результата. Кассандра утешала себя первой победой. "Мы нанесли ущерб противнику, не потеряв ни одного робота, - думала она. - Температура в моей кабине практически не поднялась. Я буду побеждать так каждый день".

"Цестус" Кассандры петлял, в надежде найти какого-нибудь робота Марика, который бы оказался настолько глуп, чтобы высунуть нос за огневое прикрытие шаттла.

- Всем копьям приготовиться к быстрой перезарядке и маневру. Мы на несколько секунд проникаем в поле огня противника, но лишь затем, чтобы нанести сокрушающий удар.

- Майор, - ее прервал полковник Рубинский, на этот раз по общему каналу. - Эти войска несут цвета Звездной Лиги. Не вступайте в бой, слышите, не вступайте в бой!

Кассандра так сильно сжала рычаги управления, что у нее побелели костяшки пальцев.

- Вы ошибаетесь, полковник! Или путаете символику. Я знаю, что делаю! Легкая Кавалерия, отряд боевых роботов - в наступление!

Ни один из роботов Сент-Ива не подчинился приказу Рубинского о ненападении. Они неслись на большой скорости, попали под обстрел с вражеского корабля, однако огонь противника был незначителен по сравнению с мощью, которую представлял отряд Кассандры. Под бешеным огнем роботов Сент-Ива упали два легких робота Звездной Лиги, а еще два были серьезно повреждены. Затем роботы Сент-Ива отступили, выйдя из зоны поражения противника. И тут Кассандра заметила, что отряд Тамаса не поддерживает их наступление.

- Тамас! - завопила она. Бездействие молодого Рубинского оскорбило ее куда глубже, чем вмешательство его отца. - Вы находитесь под моим командованием и должны выполнять мои приказы. Это ясно? Тамас ответил ей по личному каналу.

- Простите, майор Ляо. - Голос его звучал виновато и подавленно. Полковник запретил мне выполнять ваши приказы.

Вновь переключившись на личный канал связи с полковником Рубинским, Кассандра пыталась держать себя в руках. Крик сейчас не поможет.

- Полковник Рубинский, вы немедленно передадите войска Тамаса в мое распоряжение, а сами со своим отрядом приступите к обороне Индикасса. Это ясно?

- Да, вполне, - произнес Рубинский, и в его голосе почувствовались стальные нотки. - Я не подчинюсь этому приказу, майор.

Как это могло случиться?

- Должна ли я напомнить вам, полковник, что вы всего лишь наемник на службе моей семьи. Мое звание на Сент-Иве значения не имеет. Я уполномочена отдавать вам приказания.

- С этим я не спорю. - Голос полковника утратил все эмоции, стал абсолютно спокойным и формальным. - Однако согласно Соглашению по найму, подписанному вашей матерью, а также по Кодексу Воинской Ответственности Сент-Ива, я могу отказаться выполнять несправедливый, идиотский приказ. Майор Ляо, я отстраняю вас от командования.


XVII

Королевский дворец Тиан-Тан, Сент-Ив

Сент-Ивский Союз

9 декабря 3060 г.

Индикасс, Брайтон, Весталлас - все оккупировано.

Кэндис Ляо, сложив руки на коленях, сидела в удобном кресле с высокой спинкой, стоявшем в центре Королевского Военного кабинета. Военный кабинет в последние три года очень редко использовался - только во время планирования нападения Звездной Лиги на зону оккупации Клана Дымчатых Ягуаров. Теперь же здесь кипела бурная деятельность: младшие офицеры обсуждали новости, рассматривали карты, старшие же офицеры проводили заседания, вырабатывая тактику дальнейших боев. На самом большом из трех настенных экранов - не голографических, а просто видео - показывалась карта Сент-Ивского Союза. Три оккупированных пограничных мира были окрашены цветом, промежуточным между слоновой костью Сент-Ива и янтарным цветом тревоги, что говорило о том, что эти территории находятся в спорном состоянии. Кэндис в задумчивости рассматривала карту, словно пытаясь найти ключ к решению проблемы.

Старший полковник Каролина Сенг стояла позади герцогини вместе с генералом Симоной Девон, миниатюрной блондинкой. Эти женщины в данный момент делили высший пост военной структуры Сент-Ивского Союза. Сенг отвечала непосредственно за Военные силы Союза, а Девон была главнокомандующей тех соединений Федеративного Содружества, которые были предоставлены Кэндис Ляо.

- За исключением небольшой перестрелки на Индикассе, - произнесла Каролина, - нам удалось избежать военных столкновений, однако что будет дальше - сказать трудно. Ситуация очень непредсказуемая. Кивнув, Кэндис Ляо оглянулась через плечо:

- Пожалуйста, покажите мне данные о войсках захватчиков.

Каролина Сенг передала приказ младшему офицеру, сидящему у ближайшей консоли, однако генерал Девон опередила ее и, введя запрос на пульте голографического экрана, сказала:

- Вот это Второй полк Восточных Гусар, которых называют еще Вторым Безумным. Они высадились на Индикассе. У Синдиката Дракона Сунь-Цзы позаимствовал два батальона из Второго Диеронского полка, поддерживаемых пехотой и воздушными силами. Сейчас они на Весталласе. На Брайтоне находится Раманский отряд Федеративного Содружества.

Генерал еще не закончила говорить, а весь текст уже появился на большом вспомогательном настенном экране позади нее.

- Эти отряды по-прежнему заявляют, что они являются миротворцами Звездной Лиги? - спросила Кэндис. - Не было ли сделано каких-нибудь официальных заявлений со стороны Конфедерации?

- Ни одного, - уверила ее Сенг, - Шиан продолжает отрицать причастность к этому инциденту. Наши аналитики пытаются найти в его официальных заявлениях какие-то намеки, полуправду, хоть что-нибудь, что позволило бы нам обвинить его в двуличии или предсказать его дальнейшие действия. - Сенг глубоко выдохнула, не в силах скрыть расстройство и неуверенность. - К сожалению, это ничего пока не дало. Я не верю ни Сунь-Цзы, ни заверениям Цана в том, что их запрос на высадку просто не дошел до нас.

Кэндис вспомнила то заявление, на которое ссылалась Сенг. Оно было разослано всем государствам - членам Звездной Лига, за исключением Сент-Ивского Союза, хотя имя Кэндис в списке значилось. В этом заявлении Сунь-Цзы сообщал о своем решении разместить оккупационные силы Звездной Лига вдоль границы с Сент-Ивским Союзом до тех пор, пока он как Первый Лорд не сможет удостовериться в отсутствии враждебных намерений. Он также напомнил, что она сама просила его вернуть Пикинеров на Денбар, так что получается, она сама пригласила его на Сент-Ив.

Пикинеров действительно вернули на Денбар, но вот оборудование на сумму в пятьсот миллионов, включая шаттл, почему-то не вернулось, а сопровождавший пленных "эскорт" ненароком захватил еще три пограничных мира.

- Мастерски, - сказала она голосом, полным злости и восхищения. Хотя мне чрезвычайно неприятно это признавать. Он превосходно свел на нет мои усилия предотвратить оккупацию, причем опередил меня на несколько недель.

Генерал Девон покраснела, явно испытывая к Сунь-Цзы ненависть, но никак не уважение или восхищение.

- Ваш племянник действительно мастерски выставил Сент-Ивский Союз агрессором, а свой народ - невинной жертвой. Он выдоит из этой ситуации все, что только сможет. Боюсь, что ему удастся использовать ее для сокрытия собственных захватнических намерений.

Кивнув в знак согласия, Кэндис почувствовала навалившуюся за два месяца усталость. Шею и спину пронзила острая боль. Работа, связанная с нападением, выбила ее из привычного графика занятий тай-ци, и за это приходилось платить.

- Почему, каковы причины? - тихо, почти про себя, прошептала Кэндис. - Должны же быть причины. Сунь-Цзы знает, что делает. Чтобы его победить, я тоже должна это знать. Индикасс, Весталлас, Брайтон. Почему именно эти три мира?

- На Индикассе расположена компания "Церве Металз", - предположила Сенг. - Однако Брайтон и Весталлас не представляют стратегического значения. Кроме того, он обошел Денбар, постоянное место расположения Второго батальона Пикинеров Черного Ветра. Изданный момент именно Денбар поддерживает Пикинеров и жестко осуждает действия Сунь-Цзы. - Она тряхнула головой. - Не вижу во всем этом логики.

- Мой племянник не делает ничего, что не имело бы смысла, - сказала герцогиня Ляо убежденно. - Забыть об этом - означает навлечь на себя несчастье.

"Навлечь несчастье". Кэндис резко выпрямилась на стуле. Что-то начало проясняться

- Покажите распределение Военных сил Сент-Ива на тех трех мирах...

Младший офицер, сидевший у ближайшей консоли, ввел ее запрос. Ну конечно, Легкая Кавалерия Рубинского и два полевых батальона удерживают Индикасс. Кэндис прочла названия других соединений на текстовых этикетках, сопровождавших изображение.

- Смысл во всем этом есть, - спокойно сказала она. - По крайней мере часть. Пограничные войска на каждом мире являются потенциальной угрозой.

Генерал Девон недоуменно посмотрела на герцогиню.

- Да, казаки славятся своей ненавистью к Сунь-Цзы Ляо, хотя Легкая Кавалерия Рубинского считается наиболее умеренной в этом плане. Но я не уверена, что Горные Фузильеры Алиеши или Кирасиры Раймонда ненадежны.

- Их нельзя назвать ненадежными, - ответила Каролина, понимая сомнения Кэндис, - а скорее непредсказуемыми. Оба соединения в прошлом совершали несанкционированные нападения и придерживались довольно жесткой тактики. - Сенг наклонилась вперед, в ее голосе зазвучало возбуждение. - А посмотрите на состав оккупационных войск. Второй Безумный Лиги Свободных Миров также весьма непредсказуемый отряд. И Второй Дие-ронский прославился сомнительной репутацией и зверскими методами ведения боя.

- А как же отряды Рамана? - спросила генерал Девон. - Они не укладываются в вашу теорию. Войска Федеративного Содружества полностью надежны. В их истории нет ничего сомнительного.

Кэндис встала, чувствуя потребность в движении. Кусочки начали складываться в картину. Как мозаика.

- Отряды Синдиката Дракона... - задумчиво сказала она. - Они растратили все силы в нападении на Дымчатых Ягуаров, а после стали головной болью для Ивонны. Мне кажется, что к этому выбору приложила руку Катрина. - Во взгляде Кэндис светилась твердая уверенность. Синдикату Драконов не придется жаловаться на ослабление обороноспособности.

Симона Девон задумчиво посмотрела на герцогиню. Кэндис продолжила:

- И к тому же Сунь-Цзы привлек на свою сторону Кирасиров, единственное капелланское соединение, готовое пожертвовать своими жизнями в борьбе с Домом Дэвиона.

"Все сходится, - думала она. - Он готовит наступление, в этом нет никаких сомнений".

Сенг высказала мысли Кэндис вслух:

- Значит, он пытается спровоцировать нас.

- Обязательно, если учесть, что Кассандра уже дала ему повод, сказала Кэндис, покачивая головой. - Она должна была быть более прозорливой, но я надеюсь, что мне удастся это уладить с Томасом Мариком. Я уверена, что Сунь-Цзы не даст мне такого шанса. Нам надо благодарить бога за то, что полковник Рубинский в тот момент сохранил ясность ума и сумел оценил ситуацию. Все могло быть гораздо хуже. - "Я должна отозвать Кассандру с Индикасса, - думала Кэндис. - Ей нельзя там оставаться". - Прикажите Второму батальону Пикинеров Сент-Ива перебазироваться на Сент-Лорис. Пусть Кассандра там обдумает собственные действия.

Генерал Девон провела пальцами по своим светлым волосам и задумчиво спросила:

- Вы думаете, ваш племянник использует инцидент на Индикассе для активизации оккупации? Он хочет получить от Сент-Ива какие-то уступки?

Кэндис поджала губы, пытаясь поставить себя на место Сунь-Цзы, взвешивая все за и против. Наконец она сказала:

- Думаю, причины более серьезные. Он уже подготовил мощные оккупационные войска задолго до инцидента на Индикассе, я в этом уверена. А капелланские войска прибудут в самую последнюю минуту. Он найдет способ напасть на наши силы, создаст инцидент, и тогда на нашу территорию вторгнутся основные силы.

Полковник Сенг нахмурилась, словно войска Конфедерации могли мгновенно появиться перед ней.

- Однако он покинул Денбар, хотя именно там продолжаются жалобы и вообще обстановка нестабильна. - Она кивнула. - Вы сгущаете краски, герцогиня, но, полагаю, у вас есть для этого основания. Я не думаю, что нам удастся избавиться от оккупационных сил невоенными методами.

- Согласна, - сказала Кэндис. - Мы мало что можем сейчас сделать. Тут ее голос окреп. Герцогиня обвела офицеров ледяным взглядом. - Но многое мы можем предотвратить. Независимо от действий оккупационных отрядов, нашим соединениям следует отдать строгий приказ не открывать огонь. Они могут обороняться, но только если их начнут обстреливать. А я пока попытаюсь исправить ситуацию путем переговоров, политическими методами. Возможно, еще не слишком поздно исправить ситуацию. - Кэндис еще раз посмотрела на карту. - Если Сунь-Цзы будет настаивать, он получит любую поддержку со стороны Звездной Лига. Но пока Ивонна, Теодор, Магнуссон и я образуем мощный блок внутри совета, его действия будут находиться под контролем. Она посмотрела на Сенг и Девон и добавила: - Но мы не имеем права ошибиться: он пришел, чтобы остаться.

Шиан

Сообщество Шиана

Конфедерация Капеллы

В дворцовых садах осталось совсем мало зелени. Впрочем, как обычно поздней осенью на Шиане. Деревья тянули свои оголенные ветви в серое небо, а цветы спали в земле. Талон Цан, получивший звание генерала, прогуливался по каменным дорожкам сада рядом с Сунь-Цзы. Два Командос Смерти шли немного позади. Лишь несколько кустов да несколько вечнозеленых деревьев напоминали о жизни, которая забурлит здесь следующей весной. Весна - это возрождение жизни. Ксин Шенг.

Почти бессознательно Цан дотронулся до своих новых погон, которые он получил вместе с новой должностью. Звание генерала не присваивалось с 2455 года. Тогда Жасмин Ляо своим указом ограничила звания капелланских офицеров званием полковника.

Сунь-Цзы оглянулся, в его глазах появился блеск.

- Каково положение войск Конфедерации? - спросил он.

Цан опустил руку и уставился на камни дорожки. Несмотря на свое звание, он все еще не любил приносить Канцлеру плохие новости. Каждый промах, пусть даже допущенный не им лично, он расценивал как собственный провал.

Он сделал глубокий вдох, ощущая слабый морозец, запах сосновой хвои и тонкий аромат приближающегося дождя.

- Все готово, - сказал он, - Вооруженные силы Конфедерации находятся в полной боевой готовности. Изменения нашей тактики были с пониманием встречены войсками. Дух Ксин Шенг высок, как никогда. Новости с Хустенга демонстрируют нашу силу и доказывают близкую победу Дома Хирицу.

- А что воины с Хустенга? - Сунь-Цзы пнул небольшой камешек, оказавшийся на его пути.

- Сформированный батальон готовится и очень скоро сможет выступить. Осталось совсем немного - отшлифовать их мастерство. Дом Хирицу прилагает к этому все усилия.

- Однако ведь есть еще что-то? - спросил Канцлер спокойным голосом.

Слегка опустив плечи от сознания чувства вины, Цан кивнул:

- Да, Канцлер. Наши усилия на Спорных Территориях не приносят ожидаемых результатов. Мы продвигаемся, но медленно. Такие миры, как Вей и Альдебаран, доставляют больше проблем, чем мы ожидали. Планировалось, что Кирасиры Маккаррона сумеют покорить Вей недели через две... - Цан глубоко вдохнул, затем резко выдохнул, проследив глазами за облачком пара, возникшим в холодном воздухе. - А на Рубеже Хаоса продвижение наших войск вообще остановилось.

Сунь-Цзы направил на главнокомандующего тяжелый взгляд нефритовых глаз.

- Как это возможно?

- Я не знаю, - признался Цан, - пока не знаю. Миры слишком хорошо вооружены и организованы. По-видимому, это результат не только их усилий. Но агенты Маскировки до сих пор не выяснили, какой из Великих Домов их поддерживает. - "А теперь настало время перейти к главной проблеме", - с тоской подумал Цан и продолжил: - Я изучил ваш последний приказ, Канцлер Ляо. Вы желаете, чтобы войска Конфедерации выступили как часть оккупационных сил?

- Вы обещали мне, что войска будут в полной готовности.

- Они готовы, - заверил Канцлера Цан. - Если вы прикажете, массовое наступление на Сент-Ив начнется хоть завтра. Или на Рубеж Хаоса. Или даже на Старое Сообщество Тихонов. - "И мы действительно собираемся напасть на один из этих миров, хотя вы и не говорите, на какой именно", - подумал он. - Но это будет стоить нам резервов, которые вы просили накапливать.

Сунь-Цзы замедлил шаг и глубоко задумался.

- Вы говорите мне о времени, а не о материальных ресурсах. Пока мы могли бы располагать войсками, которые уже находятся в нашем распоряжении. Ваши оценки...

- Основываются на помощи, поступающей с Периферии, - очень осторожно прервал Канцлера Цан. Его слова служили доказательством важности обсуждаемого вопроса, а никак не знаком неуважения. "Мой долг перед Канцлером и всей Конфедерацией удостовериться в том, что Канцлер отчетливо представляет себе наше положение", - думал он. Сделав паузу, Цан продолжил: - Я читал отчеты, поступившие с Детройтской конференции. Джеффри Кальдерой не собирается следовать примеру Эммы Центреллы и вступать в альянс с Конфедерацией. Кроме того, я понял, что Таурианский Конкордат потерян для нас. Вот уже на одном фронте нам придется отступить. Иначе нам грозят неоправданные потери.

Сунь-Цзы остановился и посмотрел мимо Цана, на куст, подстриженный в форме бегущего тигра.

- Детройтская конференция еще не закончилась, - скдзал он. - Так что мы продолжаем наступление. На всех фронтах.

Талон Цан кивнул:

- Как вам будет угодно, Канцлер.

"Игра, конечно, это игра. Но поскольку я уже высказал свои сомнения, теперь мой долг в том, чтобы выполнить волю Канцлера", - подумал Цан. Словно прочитав его мысли, Сунь-Цзы кивнул:

- В конце концов все удастся, генерал Цан. Канцлер повернулся, чтобы продолжить свой путь, а потом добавил очень спокойным голосом:

- Подождем и посмотрим, что принесет нам новый год.


XVIII

Военная база

тренировочный полигон Хазлет Нашуар

Сент-Йвский Союз

19 декабря 3060 г.

Впервые сев за рычаги управления легкого танка на воздушной подушке "Дж. Эдгар", сержант Пикинеров Морис Фитцджеральд повел свое разведывательное звено из ангаров Хазлета. "Дж. Эдгар" был довольно старой моделью. Несмотря на то что кабина неоднократно проветривалась, а панель управления была натерта до блеска полиролью, в воздухе стоял стойкий запах пота водителей, работавших на машине в течение пятидесяти лет эксплуатации. Однако "Эдгар" был хорошо вооружен и мог продержаться под огнем боевого робота несколько минут. Фитц пересел на "Дж. Эдгара" и по этой причине тоже.

Две "Зануды" следовали слева и справа, а новенький разведчик "Сороконожка" замыкал процессию. Когда, по данным "Сороконожки", оказалось, что проход свободен и врагов не наблюдается, Фитц связался по радио со своими товарищами по команде:

- Говорит Бродяга-один. Двигаюсь вперед.

- Бродяга, действуйте по своему усмотрению. Удачной охоты.

Фитцджеральд выжал рычаги до предела, направляя "Эдгара" со скоростью сто километров в час по заснеженной земле. Зимние сумерки были как-то слишком уж хороши, чтобы понравиться Фишу, с искрящимся снегом и блестящими в черном небе звездами. А где-то впереди находились оккупационные силы Лиранского Альянса, которые им предстояло обнаружить и засечь.

И избегать конфликтов с Сунь-Цзы, чтобы не давать поводов к вторжению. Все шесть пограничных миров находились теперь под "защитой" Звездной Лиги. На них было объявлено военное положение, а местные войска были разоружены. "Чтобы предотвратить возможность новых актов враждебности и позволить регионам сохранить самоуправление" - так по крайней мере говорилось в прессе.

Фитц, как и остальные воины Внутренних сил, по распоряжению герцогини Ляо занимался очень ответственным делом - соблюдал мир с войсками Сунь-Цзы, что, впрочем, можно было назвать и по-другому. Он ничего не делал. Приказ о соблюдении мира был дан всем подразделениям, такова была тактика Кэндис Ляо, по крайней мере пока ситуация не прояснится полностью.

Выехав через широко открытые ворота, Фитц направился на северо-северо-восток. На мониторах обозначались отряды, и в частности синими кружками были изображены боевые роботы Внутренних сил Хазлета, в данный момент находящиеся на тренировке.

Пальцы, обхватившие рычаг, заболели оттого, что он слишком сильно их сжал. Фитц устоял перед соблазном свернуть на восток и продолжал двигаться вокруг патруля. Фитц подумал, что никто из его бывшей команды не знал, какое назначение он для себя выбрал. Как бывший член команды водителей боевых роботов, пусть и в качестве стажера, Фитцджеральд знал, что его маленькая машина, пусть и довольно неплохо укрепленная, не принимается во внимание пилотами, сидящими в кабинах гигантских боевых роботов.

На горизонте показались огромные, почти человеческие очертания боевых роботов. Вел соединение "Феникс-Ястреб" Неварра. Фитцджеральд не знал точно, кто какой робот пилотирует, но он слышал, что Даниэль выбрала "Черного Джека", на котором тренировался он сам, а Чойа и, что удивительно, Камерон положились на выбор командования.

Он прикусил губу, и струйка крови пробежала по его подбородку. Сам виноват! Неварр предупреждал тебя, а Даниэль пыталась помочь, но ты не хотел слушать. Или по крайней мере не услышал. Неварр позволил тебе проявить себя. Но в настоящем бою на твоей совести была бы гибель четырех боевых роботов, а возможно, и смерть товарищей. Ты не готов.

Именно поэтому после той тренировки он перевелся в разведывательный батальон. Фитц имел опыт управления тяжелыми танками, но после уединения в боевом роботе ему непривычно было бы снова находиться в команде с тремя напарниками. В то время как, работая на более легком средстве передвижения, он заставлял себя обеспечивать безопасность других, то есть Фитц пытался хотя бы сейчас освоить то, что не удалось ему на боевом роботе. "Я должен научиться полагаться на других, чтобы и они могли полагаться на меня", - думал он. Он надеялся, что Неварр оценит его выбор.

В этот момент "Феникс-Ястреб" замедлил ход, словно Фитцу удалось прочесть мысли своего бывшего командира и инструктора. Затем огромный робот остановился перед разведывательной группой. Фитц похолодел от неприятного ощущения. Вначале Фитц подумал, что "Феникс" просто ждет, когда танки освободят дорогу колонне, но робот все стоял и стоял, причем повернувшись лицом к машинам. Затем на какую-то долю секунды в кабине танка мигнули сигнальные лампочки. "Феникс" навел на него свой прицел.

Он знает! Руки Фитца непроизвольно сжались на рычагах управления. Он не видел Неварра с того неудачного боя, намеренно покинув помещение раньше командира. Но теперь он не сомневался, что Неварру судьба его стажера была небезразлична. Конечно, он знал о новом назначении Фитцджеральда. Несмотря на некоторую робость под пристальным взглядом Неварра, Морису Фитцджеральду вдруг стало очень приятно от этого маленького приветствия.

- "Бродяга", - произнес он по личному каналу связи разведывательного звена. - Разворачиваю орудийную башню направо. По моему сигналу выключаем освещение на три секунды! Сигнал! - Фитц выключил внешнее освещение, но инфракрасных датчиков и звездных сканеров было вполне достаточно для безопасного путешествия. - Включаем!

- Хорошей охоты! - прошептал чей-то голос по общему каналу.

- В добрый путь, - ответил Фитцджеральд. Это было традиционное пожелание водителей боевых роботов. Потом он снова переключился на внутренний канал. - Ну что же, теперь надо торопиться, чтобы создать дистанцию. Я хочу нагнать лиранских роботов часа через два.

Оставив боевых роботов позади, Фитцджеральд чувствовал на себе пристальный взгляд Неварра.

Графство Лейксайд, Денбар

Сент-Ивский Союз

Ни Тен Дхо слышал о новых отрядах, но, увидев их впервые, был поражен. Командир батальона покачал головой.

Пилотируя "Победителя", раньше принадлежавшего командиру Пикинеров Черного Ветра, майору Смитсон, Дхо посмотрел на обзорные экраны и увидел суету и беспорядок, воцарившиеся вокруг. Полдюжины Воинов Хустенга, управляющих более легкими боевыми роботами, пытались помешать грузовикам увезти их припасы. И неудачно, как с удивлением отметил Дхо. Грузовики отъезжали, а погрузка продолжалась.

Он надеялся, что эта инсценировка даст возожность потренироваться в организованном отступлении, однако он ошибался. На площадке царил полный хаос. Лишь водитель "Дженера", имевший некоторый опыт в обращении с боевым роботом, держал свою машину под контролем. Еле движущийся "Горожанин" явно не умел удерживать равновесие. Из-за этого он неуклюже растопырил огромные руки, используя их в качестве противовесов. Чуть поодаль "Цикада" почти рухнула навзничь, но потом удержалась и при этом чуть не врезалась в трейлер, который увернулся в последний момент. "Цикада" беспомощно замерла, а грузовик спокойно выехал в проем ворот.

"Да, похоже, для новобранцев нужно выбрать какой-нибудь другой цвет, - подумал Дхо. - Может быть, розовенький?"

Во всем населении Хустенга нашлось только восемь бывших водителей боевых роботов. Дхо был одним из них. Ему было пятьдесят девять лет, в отставке он находился уже десять лет. И тем не менее он с радостью принял на себя командование новым соединением, призванным служить Конфедерации и идеям Ксин Шенга. Дхо успел дослужиться до майора, и сейчас его восстановили в том же звании, но теперь он назывался зонг-шао.

На свободные вакансии приняли всех воинов Внутренних сил, имевших хоть малейшее представление о вождении боевого робота. Последние четыре места заняли выпускники местного колледжа, показавшие высокие результаты в местной игре "аркада", которая слегка напоминала занятия на симуляторе боевого робота. Интересно, что Четыре Рейнджера Аркады - так прозвали новичков в отряде - показывали более высокие результаты, чем остальные, однако те, ктй пришел из Внутренних сил, лучше представляли себе тактику и работу в команде.

Время и постоянная практика - вот и все, что было необходимо. Дхо почесал шею, жесткая бородка больно колола кожу. С помощью Дома Хирицу на интенсивную тренировку каждого воина отводился всего месяц. Еще бы месяца два, и из них получился бы вполне приличный батальон. Он не мог даже решить, кому поручить командование, но Канцлер Ляо, в своей неоспоримой мудрости, счел отряд вполне подготовленным и направил его на поддержку оккупационных войск Звездной Лиги. Почетная обязанность.

Дхо надеялся, что отряду удастся некоторое время подготовиться, прежде чем столкнуться с серьезной опасностью. Только так можно было оправдать доверие Канцлера Ляо. Однако после приземления Дхо понял, что ситуация довольно напряженная, и никто нянчиться с новичками не будет. Гарнизон Денбара, состоявший из Внутренних войск и нескольких отрядов наемников, игнорировал приказы Сунь-Цзы о разоружении. Они явно не собирались уступать территорию. Декларацию о военном положении, подписанную Сунь-Цзы как Первым Лордом Звездной Лиги, не принимали всерьез даже мирные жители. Боеприпасов не хватало, напряженность нарастала, так как войска Сент-Ива хотя и не вступали в конфронтацию, но упорно не сдавали своих позиций.

И к тому же не было никаких сведений о Втором Пикинерском батальоне Черного Ветра. Дхо чувствовал, что подобное положение породит серьезные проблемы.

- Достаточно, - услышал Дхо по общему каналу. Это вновь привлекло его внимание к той идиотской комедии, которая разыгрывалась на тренировочной площадке. Дхо еще не различал голоса своих подчиненных, но подумал, что это сунь-вэй Эвансу, один из командиров звеньев, пилотировавший "Дженера". - Мы достаточно долго валяли дурака. Хью, если ты еще надумаешь падать, сделай одолжение, упади поперек заднего входа, чтобы перегородить путь грузовикам. Ло Чанг, сделай то же самое около главного входа. Здесь осталось всего три грузовика, не дайте им уйти.

"Грубо, даже оскорбительно для большинства водителей боевых роботов, но эффективно", - подумал Дхо. Пульс его участился. Именно на это он и надеялся. На нечто подобное. Кто-то решился скоординировать боевые действия, пусть даже и неортодоксальным способом.

- Шен Кей, быстро выводи свою "Осу" за площадку. Надо срубить деревья и перекрыть с их помощью дорогу. Затем обойди площадку и перекрой все выходы. Тогда грузовикам ничего не останется, как кружить по площадке, пока не кончится топливо. Меня это мало волнует. - После небольшой паузы Эванс произнес: - Зонг-шао Дхо, это сунь-вэй Эванс. С вашего разрешения, сэр, я думаю, мы можем вызвать собственный транспорт.

- Вы прогрессируете, сао-шао Эванс, - сказал Дхо, предоставляя ему свободу действия, но пока не полномочия. Когда наш отряд будет расширяться, Эванс, несомненно, получит должность командира звена. - Я возвращаюсь на базу и доверяю вам закончить тренировку.

Работая педалями и рычагами, Ни Тен Дхо развернул своего "Победителя" и направился к дороге, ведущей к космопорту.

Да, конечно, увиденное не особо обрадовало его, но он сделал все, что мог, единственное, на что оставалось надеяться, так это на то, что новички сработаются и станут действовать более осмысленно и слаженно. Теперь оставалось вселить в них чувство долга и гордости за наследие Капеллы. Мы не должны были так торопиться. Если ситуация изменится, мы дорого за это заплатим. Но очень скоро я смогу сделать из них настоящий боевой отряд. Дхо еще раз взглянул назад на вспомогательный монитор и увидел боевых роботов, лежащих поперек проходов, словно баррикады. Что ж, пусть так, даже если воины Хустенга ничего не умеют, они, по крайней мере, прославятся своим рвением.

Зонг-шао Дхо вздохнул. Воля Канцлера будет выполнена.

КНИГА ТРЕТЬЯ РОКОВАЯ ЧЕРТА

Оцените ситуацию и только затем действуйте.

Сунь-Цзы, "Искусство войны"

Любое действие, любое усилие имеет свою цену. Экономическую, политическую, социальную - чем-то обязательно придется расплачиваться. И взвесить, стоит ли игра свеч, нужно еще до начала действий, когда Цену победы можно оценить в пределах определенных ограничений. После же начала действий вернуть ничего нельзя.

Сунь-Цзы, запись в дневнике, 22 ноября 3058г., Таркард

XIX

Небесный Дворец

Зи-Джин Ченг (Запретный Город), Шиан

Сообщество Шиана, Конфедерация Капеллы

5 января 3061 г.

В столь поздний час большая часть Небесного Дворца была погружена в сонную тишину и мрак. Сунь-Цзы сидел за столом, в который раз просматривая на небольшом экране монитора последнее обращение Кэндис Ляо к государствам-членам Звездной Лиги. Изис Марик, возвратившаяся с Хустенга, но еще не разместившаяся в своем городском особняке, стояла позади, положив руки ему на плечи. Оба они были одеты в удобные шелковые вечерние одежды. Ее пижама была вышита изображениями месяца, луны и звезд. Его - китайскими знаками Зодиака.

Разрываясь между желанием побыть в одиночестве и насладиться обществом невесты, Сунь-Цзы все же склонился к последнему и накрыл ладони Изис своими. "Пора снова привыкать к ее обществу", - подумал он и сосредоточился на изображении тетки Кэндис. Он надеялся увидеть подавленную последними событиями старуху, с затравленным взглядом и опущенной головой. Хотя бы злость или расстройство могли бы слышаться в ее голосе. Но ничего такого не было.

Кэндис сидела в кресле с высокой резной спинкой, обитом темно-вишневым бархатом. На ней было платье цвета слоновой кости с небольшими подплечиками и свободными рукавами, в разрезах которых виднелись красивые руки. Весь ее облик свидетельствовал об азиатском происхождении, однако не подчеркивал именно китайских корней. С гордо выпрямленной спиной, со спокойно сложенными на коленях руками, с холодным и уверенным взглядом, она была живым воплощением азиатских традиций и норм поведения.

Сунь-Цзы смотрел на экран с негодованием.

- Итак, уважаемые члены совета, - продолжала тетка, - в свете последних событий я вынуждена поднять вопрос об отмене решения Первого Лорда. - Кэндис подняла руки в предостерегающем жесте. - Я не обвиняю его в превышении полномочий. Я допускаю, что действительно произошли события, которые могли бы вынудить его принять такие жесткие меры. Мне хотелось бы думать, что Первый Лорд Ляо предпримет такие же жесткие действия в том случае, если что-то будет угрожать безопасности и благополучию Свободной Республики Расалхаг или Федеративному Содружеству.

Изис почувствовала, как напряглись под ее ладонями плечи Сунь-Цзы, и начала нежно их массировать. "Умный ход, - про себя подумал он, - Тем самым она сразу отрезает мне несколько путей". Принц Магауссон, владеющий небольшим королевством, расположенным между Синдикатом Дракона и Лиранским Альянсом, наверняка обеспокоится подобным прецедентом - ведь и Катрину, и Теодора вполне могут выбрать Первым Лордом. Ивонну в данный момент больше всего волнует то, что оккупационные войска Сунь-Цзы могут вторгнуться и на территории Федеративного Содружества. И еще он обратил внимание на то, как тетка тонко намекнула на его несоответствие столь высокой должности, удивляясь тому значению, какое он придал угрозе Конфедерации со стороны столь небольшого мира, как Сент-Ив.

Кэндис подняла руки и сцепила пальцы перед собой.

- Конечно, благие намерения Сунь-Цзы достойны уважения, однако мне кажется очевидным, что оккупационные войска, занявшие пограничную территорию и требующие разоружения моих войск, лишь накаляют атмосферу. Разумеется, я не могу поставить обороноспособность своей страны под угрозу, как поступило бы на моем месте любое другое государство Лиги. Я абсолютно уверена, что мы можем найти дипломатическое решение проблемы, возникшей в результате трагического происшествия на Хустенге. Однако для этого необходимо, чтобы ситуация стала более стабильной. Я, герцогиня Кэндис Ляо, возглавляющая Сент-Ивский Союз, голосую за аннулирование приказа об оккупации, изданного Первым Лордом Сунь-Цзы.

Герцогиня Ляо царственно склонила голову, и экран монитора погас.

Сунь-Цзы заметил одну ошибку в выступлении Кэндис. Единственную. Она не положила руки на колени. Этот мелкий жест показал ее расчетливость, сделал ее настоящей Ляо. Впрочем, вряд ли незначительный промах повлияет на решение остальных членов Совета.

- Что ты об этом думаешь, - спросил он, глядя через плечо на Изис Марик, а затем вспомнил, что нужно добавить, - дорогая?

Изис обошла вокруг кресла и встала перед столом розового дерева лицом к Сунь-Цзы. Скривив губы, она какое-то мгновение печально смотрела на него карими глазами, а потом медленно, тщательно подбирая слова, сказала:

- В своей речи Кэндис никак не нападала ни на Конфедерацию, ни на тебя лично, хотя ты на это надеялся. Она никак не оправдывалась за действия Союза и даже признала, что ты имеешь право требовать компенсацию за произошедшее на Хустенге. Но ты уже привел в боеготовность новый отряд, а Куан Инь Аллард-Ляо немедленно выступил на помощь гражданам Кьюнглу.

"Да, на четыре дня раньше, чем прибыл мой отряд, лишив меня лавров благодетеля". - Сунь-Цзы еле скрывал свое раздражение. Впрочем, Куан Инь не играл особой роли и не мог серьезно угрожать планам Канцлера.

- А что насчет предложения Кэндис об аннулировании моего решения?

Сунь-Цзь! доверял мнению Изис, так как ее спокойный характер иногда позволял ей заметить то, что он пропустил. Кроме того, он знал, что она уже побеседовала со своим отцом.

- Она вправе ожидать поддержки от своих постоянных союзников, спокойно и уверенно ответила Изис. Она немного задумалась. - Мой отец будет голосовать против нее из-за инцидента на Индикассе, когда Кассандра атаковала Второй полк Восточных Гусар. Позже Кэндис принесла свои извинения. Возможно, на его решение повлияло и то, что я подвергалась опасности на Хустенге.

Изис промолчала о том, что Томас Марик до сих пор публично не обвинил Кэндис за инцидент на Хуетенге, хотя Сунь-Цзы знал, что это ее очень огорчало.

- Катрина... - задумчиво произнесла Изис, причем на лице ее появилось брезгливое выражение, словно она попробовала что-то неприятное. Катрина - вот непредсказуемое звено. Она может проголосовать за тебя по ряду причин, которые мы неоднократно обсуждали. А может и против просто чтобы напакостить тебе за те неприятности, которые ты ей причинил в старой Свободной Республике Тихонов.

"Надо было сказать, старое Сообщество Тихонова", - подумал Сунь-Цзы. Ему почему-то стало неприятно, что Изис допустила ошибку, но он ничем этого не выдал, а лишь кивнул в знак согласия с ее оценкой.

- И что ты бы посоветовала? - спросил он нейтральным тоном, чтобы не помешать ей высказать свое мнение.

В подобных случаях Изис никогда не шла против совести, она сказала:

- Ты должен отозвать оккупационные войска до окончания голосования. На самый крайний случай, не форсируй введение военного положения. Перехвати инициативу, любимый, и ты получишь от Кэндас больше уступок, чем ты можешь получить за одну ошибку, допущенную ее людьми на регенте.

Возможно, разглядев что-то в выражении его лица, Изис продолжила, но уже более мягким тоном:

- Я знаю, у тебя был план завоевать Сент-Ивский Союз для Конфедерации, Сунь-Цзы. Усилия движения Ксин Шенг вызвали уникальный подъем прокапелланских настроений. Но взгляни правде в глаза - твои ресурсы ограничены, а ведь ты пытаешься установить контроль над Спорными Территориями и над Рубежом Хаоса. А тут еще неприятности на Детройтской конференции...

- Да, ты права. - Сунь-Цзы быстро согласился, поскольку Изис не захотела назвать вещи своими именами.

А ведь произошла настоящая трагедия. Неделю назад Шерман Малтин, президент региона Новой Колонии, расположенного между Магистратом Канопуса и Таурианским Конкордатом, устроил серьезную заварушку на торжественном рождественском банкете. Ему удалось захватить в заложники Джеффри Кальдерона и Эмму Центреллу, правителей двух, крупнейших государств Периферии. Малтин удерживал их до тех пор, пока Новую Колонию не признали независимым государством.

- Я знаю, что не мог бы направить войска им на помощь, но я чувствую себя обязанным перед Магистратом. Ведь они - наши союзники. И если бы не инцидент на Хустенге, я бы тоже был на Детройтской конференции и тоже мог быть захвачен в качестве заложника.

- Ну уж это вряд ли, - сказала Иэис Марик шутливо, но очень сухо. Не думаю, что тебе настолько не повезло бы.

"Вот это-то и называется настоящей рыбалкой, дорогая, - подумал Сунь-Цзы. - Целая куча очков - и всего за попытку".

Не обратив Внимания на побледневшее лицо невесты и пропустив ее последнее замечание мимо ушей, Канцлер вернулся к предыдущей теме:

- Итак, ты считаешь, что мне не приходится рассчитывать на захват пограничных миров и я должен играть по правилам других государств?

Тень сомнения пробежала по лицу Изис. Она явно колебалась, стоит ли высказывать свое мнение, но в конце концов решила не отступаться от своих принципов.

- Я думаю, ты мог бы захватить единственный мир - Денбар, и тогда Совет поддержал бы тебя.

- Но ничего больше? - уточнил Сунь-Цзы. Изис кивнула.

- Ты являешься Первым Лордом. Если ты продолжишь накалять ситуацию, это воспримут как превышение полномочий, и тогда другие члены Совета остановят тебя. Неужели ты думаешь, что это пойдет на пользу Конфедерации? - Изис поднялась и пристально посмотрела на Сунь-Цзы. - Ты всегда ставил интересы государства превыше своих амбиций. Ты должен сделать правильный выбор.

Она развернулась и направилась к выходу. У дверей Изис обернулась:.Тыидешь?

Сунь-Цзы отрицательно покачал головой и улыбнулся:

- Через несколько минут, любимая. Мне нужно еще кое-что сделать, я подойду попозже.

Остановившись в дверном проеме, Изис улыбнулась Сунь-Цзы ласково и любовно.

- Обдумывай каждый свой шаг, любовь моя, и история отнесется к тебе снисходительно.

Она вышла, и было слышно, как ее домашние туфли легко скользят по полу дворца.

"Правильно было сказать: "Ступай осторожно", - про себя в очередной раз поправил ее Сунь-Цзы. - Если уж цитировать Лао-Цзы, то надо делать это правильно". Он подождал несколько минут, пока шага Изис не затихли, чтобы убедиться в том, что она не услышит тою, чего ей слышать не стоило, и поставил в компьютер новую запись.

Катрина Штайнер-Дэвион, совершенно неотразимая в белом платье с золотистыми волосами, заплетенными в косу, которая лежала на ее левом плече, словно змея, смотрела на Сунь-Цзы с двумерного экрана темно-синими холодными глазами.

- Приветствую вас, Сунь-Цзы Ляо. Приветствую нашего достопочтенного Первого Лорда, - произнесла она с нескрываемым сарказмом. - Полагаю, что из всех членов Совета Звездной Лиги вы должны быть проинформированы первым. И именно мной, хотя посол на этой неделе передаст вам более подробный отчет. По прямой просьбе Ивонны я заняла трон Нового Авалона, чтобы справиться с гражданскими волнениями, доставшимися ей в наследство от моего брата Виктора.

Хотя Сунь-Цзы знал, что будет дальше, так как уже просматривал это сообщение раньше, он не смог скрыть довольной усмешки, скользнувшей по его лицу. "Ах, Виктор, ты опять неправильно определил для себя врага. Тот, что ждет тебя дома, куда опаснее. Ты поймешь это, когда вернешься, если вообще вернешься", - подумал он.

Катрина продолжала:

- Хотя процесс воссоединения Федеративного Содружества с Лиранским Альянсом занимает почти все мое время, я все же нашла время обдумать предложение герцогини Ляо по поводу отмены вашего решения. - Катрина отбросила фальшивое обаяние и перешла на деловой тон. - Я уверена, что Томас Марик будет на вашей стороне - хотя бы из-за тех проблем, что создала ему Кассандра на Индикассе. А может быть, из-за опасности, грозившей Изис на Хустенге. - На лице Катрины появилась прежняя фальшивая улыбка. - Как ужасно, что ей пришлось пережить такой кошмар... - Однако выражение сочувствия не заняло у нее много времени, и она сразу же вернулась к делу; - Теодор и Магнуссон поддержат Сент-Ив по причинам, хорошо известным нам с вами. Кэндис нужно две трети голосов, чтобы отменить ваше решение. Поскольку я приняла трон Нового Авалона, у вас остается всего шесть голосов. И это означает, что мой голос является решающим. Как удачно!

Что это, месть за подстрекательство восстаний на Тихонове? Сунь-Цзы мгновенно понял сложившуюся ситуацию, хотя, надо отдать Катрине честь, она не стала говорить об этом. Сейчас она была слишком довольна получением еще одного трона, чтобы злиться и мстить по-настоящему.

- Как я уже сказала, я не считаю себя вправе вмешиваться во внутренние дела Конфедерации Капеллы. Поэтому я собираюсь проголосовать против предложения герцогини Ляо. - Голос Катрины стал тверже. - Это будет мое второе одолжение вам. Но "прежде чем вы решите, что моя доброта не знает границ, подумайте о слет дующем. Вам, конечно, известно, что в этом году члены Звездной Лига вновь соберутся, чтобы избрать нового Первого Лорда. Традиция есть традиция - предыдущий Лорд выдвигает своего преемника, который обычно и становится Лордом. Уверена, что я могу на вас рассчитывать.

Изображение исчезло. Сунь-Цзы откинулся на спинку кресла, потирая правой ладонью подбородок, а пальцами левой барабаня по подлокотнику кресла. Ее анализ столь же безукоризнен, как и у Изис. Она хочет, чтобы я выдвинул ее кандидатуру в обмен на сегодняшнюю поддержку? Слишком легкая сделка. Какая мне разница, кто будет после меня? Пока я являюсь Первым Лордом, я должен использовать каждый шанс для того, чтобы усилить Конфедерацию и воссоединить ее.

Он взглянул на пустой дверной проем, где только что стояла Изис, История будет благосклонна ко мне? Историю пишут победители, дорогая, и если этим победителем станет моя Конфедерация Капеллы, то мои интересы будут учтены. Ситуация будет накаляться, так как мои войска прилагают все силы, чтобы начать войну. А если все эти инциденты не помогут, придется прибегнуть к более энергичным методам. Жители Конфедерации заплатят своей кровью за мои желания. И избежать этого нельзя, хочу я этого или нет. Однако правда в том, что все мы движемся к новым целям ты, я, все вокруг, - когда поставленные цели близятся к результату. Ксин Шенг. Закон возрождения.


XX

Полигон Уайтривер

Пиндейл, Денбар

Сент-Ивский Союз

17 января 3061 г.

Вы уполномочены применять любые меры самообороны, которые сочтете необходимыми для защиты своего отряда и каждого из воинов.

Такими были последние распоряжения из Шиана. Именно так и поступал Ни Тен Дхо, ведя своего "Победителя" через главные ворота Денбара, "Победитель" возглавлял процессию боевых роботов Воинов Хустенга. Пока мы позволяем Внутренним силам Пиндейла оставаться центром сопротивления Конфедерации, нам не защитить самих себя и уж никак не выполнить желания Канцлера.

Тяжелая поступь боевых роботов сотрясала землю, стекла в зданиях дрожали. Охранники полигона обрывали телефоны, названивая в милицию и наемные соединения, чтобы сообщить о вторжении. Дхо не обращал на все это внимания, продвигаясь к ангару для боевых роботов.

"Самооборона, - снова подумал Дхо, прокручивая в мозгу указания с Шиана. - Очень либеральная формулировка". На такой формулировке настоял сам Дхо после событий последних двух недель. Рабочие космопорта поймали трех солдат между зданием администрации и готовящимся к взлету шаттлом и жестоко избили их. Другого солдата ранили выстрелом из винтовки, произведенным с большого расстояния. Скорее всего, стрелял кто-то из радикально настроенных гражданских, хотя сложно что-то доказать или сказать наверняка. А вчера, когда звено Эванса пыталось мирно конфисковать штурмовое орудие "Гетцер", стрелок развернул стодвадцатимиллиметровое орудие против "Дженера" Эванса и вдрызг разбил гироскоп робота.

"Вы хотите играть по правилам, так пускай они будут выгодны мне", подумал Дхо, включая общий канал связи.

- Звено поддержки, оставайтесь на месте и перекройте выход с полигона. Командное звено, продолжайте продвигаться к ангарам с боевыми роботами и техникой...

"Канцлер и Первый Лорд Ляо объявил Денбар на военном положении, поэтому Внутренние войска подлежат разоружению. Именно это мы и собираемся сделать".

В пяти различных местах вокруг огромной территории полигона разместились сдвоенные звенья Воинов Хустенга. Вместе с ними стояли и звенья наблюдателей от Дома Хирицу. Они блокировали Внутренние силы Сент-Ива и наемные войска, чтобы заставить их выполнить волю Канцлера Ляо.

На тактическом мониторе высветились две цели и двинулись наперерез командному звену. Компьютер идентифицировал их как разведывательные танки на воздушной подушке "Пегас".

- Пусть проходят, - произнес Дхо, прежде чем его звено кинулось наперехват. - Они слишком быстроходны, нам их не догнать. Оставим их кому-нибудь другому.

Однако "Пегасы" не собирались проходить. Они стали кружить вокруг командного звена, все приближаясь к нему, словно пытаясь атаковать. "Это явная провокация, - подумал Дхо. - Они добиваются того, чтобы мы рассредоточились". Однако провокация не удалась, и танки двинулись прочь искать кого-нибудь другого, более податливого. Дхо успокоился и ослабил хватку на рычагах управления. Да, подобная тактика могле бы оказаться весьма эффективной, особенно если учесть слабую подготовленность Воинов Хустбнга. Дхо передал короткое предупреждение остальным звеньям своего батальона.

- Рейнджеры Аркады. Видим командное звено, - раздался в наушниках радостный голос.

Ни Тен Дхо проверил верхний монитор, нашел звено из четырех роботов впереди и чуть слева, прямо перед большим ангаром для боевых роботов и машин поддержки. Увеличив изображение на экране монитора, он насчитал трех роботов, расхаживающих вокруг ангара, и еще одного перед стальными дверьми. Дхо дал максимальное увеличение на вспомогательном мониторе. Теперь он был уверен, что командир звена пытается вскрыть огромные стальные двери ангара очередями из среднего лазера своего "Оправдателя".

- Это, конечно, не лучший вариант, но он обычно срабатывает, раздался в наушниках новый голос.

"Призрак" и "Воин-Гурон" появились перед ангаром, вывернувшись из-за угла.

"Наблюдатели Дома Хирицу, подумал Дхо. - Они покинули свои позиции". Двадцатитрехлетний стаж подсказывал ему, что следовало бы отослать роботов обратно, но здравый смысл перевесил. Воины Дома Хирицу не входили в состав регулярных сил и не подчинялись его приказам, несмотря на то, что по званию он их превосходил. Впрочем, действия Дома Хирицу произвели на Дхо глубокое впечатление, и если Арис Сунь и его напарник по звену покинули свое место, значит, для этого были веские причины.

- У нас есть поручение, которое мы должны выполнить, - произнес Дхо на частоте отряда Воинов Хустенга, стараясь говорить так, чтобы солдаты услышали в его голосе уверенность в их силах5 хотя на самом деле это было далеко не так. - Вот что для нас главное.

"Призрак" стоял на широко расставленных ногах, одну руку он откинул в сторону, а другой направлял Рейнджеров Аркады к ангару боевых роботов. Голубоватая сталь, блестящая на солнце, делала его похожим скорее на рыцаря в доспехах, а не на боевого робота.

- Это очень важно, зонг-шао. Но выполнить поручение означает и правильно выбрать цель. И пока ваше изобретательное звено собирается захватить несколько бронемашин, внутри ангара разогреваются два боевых робота.

Дхо направился к ангару, в надежде получше разведать ситуацию. Двери ангара начали медленно открываться, и на тепловых датчиках своего робота Дхо увидел два тепловых пятна от реакторов.

- Командное звено, блокируйте двери, - приказал он, понимая, что уже слишком поздно.

Хотя Арис Сунь с самого начала заметил в обстановке нечто необычное, не потребовалось чрезмерно напрягать воображение, чтобы увидеть потенциальную опасность.

Он подготовился к битее. Руки крепко сжали рычага управления, орудия приведены в состояние боеготовности. Арис нацелился на открывающиеся двери ангара и на всякий случай предупредил зонг-шао о двух вражеских роботах, готовящихся к бою. Они должны были заметить. Ангар следовало проверить в первую очередь. Но Арис отлично понимал" что ожидать от новичков и от давным-давно находящегося в отставке командира отряда, что они раскусят тактическую хитрость врага" было бессмысленно - новички еще не научились этого делать, а их командующий уже забыл все то, что умел. Им придется научиться, старые уроки всплывут в памяти командира, иначе Воины Хустенга бесславно погибнут.

Все было очень просто. Нужно было только справиться с эмоциональным напряжением.

По личному каналу Арис обратился к своему напарнику, Рэйвену Клиуотеру, управляющему "Воином-Гуроном":

- Пусть они сами справляются с этим, Рэйвен. Мы применим оружие только в том случае, если ситуация выйдет из-под контроля.

Мастер Ти By Нон считал, что гораздо важнее обучить Воинов Хустенга на их собственных ошибках, чем мгновенно установить на Денвере военное положение. Арису это решение казалось не самым разумным (чем скорее ситуация на планете будет взята под контроль, тем меньше жертв окажется, причем с обеих сторон), но спорить с Мастером Дома он не решился.

Как командир отряда Хирицу и ожидал; Дхо не успел вовремя блокировать дверь ангара. В дверном проеме показался огромный доисторический "Черный Джек", а следом за ним двигалась более свежая и маневренная "Цикада". Неплохое сочетание. Роботы отлично дополняли друг друга. "Черный Джек" имел возможность прыгать, что не позволяло взять его в кольцо, а "Цикада" могла развивать такую скорость, что ее не догнал бы даже "Призрак" Ариса.

Но противник не рассчитал, что дорогу ему преградят Рейнджеры Аркады.

Конечно, неопытным воинам не хватало координации. Четыре робота действовали скорее как четыре отдельных воина, а не как команда, но результаты их действий оказывались вполне эффективными, так что им можно было простить небольшие промахи. Четыре средних робота во главе с "Оправдателем" попытались окружить "Черного Джека", но не смогли этого сделать. "Черный Джек" рванулся в образовавшуюся лазейку, решив не использовать прыжковые двигатели. Однако дыру заметил не только он, но и "Оправдатель", который сразу же двинулся ему наперехват. Роботы столкнулись, и "Оправдатель" упал на колени, тем не менее он не был серьезно поврежден, скорее всего падение было запланировано.

Дхо, воспользовавшись этим, выстрелил в "Черного Джека" из винтовки Гаусса. Снаряд скользнул по правой руке робота и сорвал несколько пластин брони со спины. Тут же начали стрелять и Рейнджеры. Лазерные лучи и снаряды из винтовки Гаусса окончательно лишили "Джека" брони. Робот зашатался и упал, не в силах подняться под интенсивным огнем противника, В этот момент ошибку совершила "Цикада". Она открыла огонь по небольшим машинам Рейнджеров, пытаясь прорваться к выходу. Рейнджеры и еще три робота открыли огонь, целясь в левую ногу. Выстрелы из ПИИ полностью оторвали ее в бедренном суставе.

Жестокая тактика Воинов Хустенга не понравилась Арису. Сразу восемь роботов Конфедерации набросились на две машины Союза и не давали поверженному противнику подняться, "Цикада" сдалась первой, однако "Черный Джек" все еще пытался подняться. Но еще один снаряд из винтовки Гаусса окончательно лишил его этой надежды, вдребезги раздробив стабилизирующий гироскоп.

- Как по книге, - констатировал Дхо, не пытаясь объяснить, что именно он имел в виду.

Отведя своего "Призрака" подальше от места сражения, Арис глубоко вздохнул:

- Рэйвен, давай вернемся к "Лао-Цзы" и присоединимся к своим. Мы видели достаточно.

"Наивно? Да. Неэффективно? Определенно. Но Воины Хустенга выполнили свой долг, а скоро придет время выполнить свой долг Воинам Дома Хирицу", - подумал он.

Арису страстно захотелось ощутить тот энтузиазм, который он испытывал в начале этой миссии.

Каньон Солт-Ривер, Нашуар

Сент-Ивский Союз

Тонкий слой снега, подтаявший под необычно жарким январским солнцем, покрывал прошлогоднюю желто-коричневую траву в каньоне Солт-Ривер. Роботы двигались поперек каньона - широкой долины, зажатой между двумя горами, за которыми время от времени слышались выстрелы и поднимались клубы дыма. Звено бронированных танков на воздушной подушке короткими перебежками двигалось от одной группы деревьев к другой, чтобы избежать встречи с вражескими роботами.

Сержант Морис Фитцджеральд резко развернул свою машину, чуть было не забуксовав в снеге и влажной земле. Лиранский "Боевой Ястреб", раскрашенный старомодными крестами, послужил Морису отличным прицелом. Он мгновенно нажал на курок и послал пару ракет ближнего радиуса действия в спину противника. Быстро восстановив управление, Фитцджеральд укрылся за толстой сосной, пока "Боевой Ястреб" не развернулся и не сделал ответного выстрела.

Как это все началось? Даже в разгаре битвы Фитц не мог сказать, кто произвел первый выстрел. Насколько ему было известно, разведка и звено Внутренних сил выдвинулись на левый фланг Седьмого полка Федеративного Содружества, но открывать огонь разрешалось, только если лиранские войска поведут себя как оккупанты. Войска Федеративного Содружества, как и нашуарская милиция, полностью игнорировали объявление военного положения и предпочитали придерживаться приказов. Являясь частью войск, одолженных герцогине Ляо они должны были ей подчиняться. "Не думаю, что кто-нибудь считает, что лиранские войска откроют огонь по силам Федеративного Содружества, - подумал Фитц. - "Особенно когда Катрина Штайнер-Дэвион заняла трон Нового Авалона. Еще один признак хаоса, который царит повсюду".

Сражение началось еще до прибытия Фитцджеральда, и первое, что он услышал, был приказ отвести войска Лиранского Альянса, чтобы обезопасить Седьмой полк. Придется играть с машинами, в четыре раза тяжелее моей.

- Всем соединениям отступить и в бой не вступать. Седьмой чист. Голос принадлежал помощнику командира Даниэль Сингх, которая теперь командовала звеном Внутренних сил.

Фитцджеральд включил канал связи со своим звеном.

- "Бродяга", отступаем к северу и перегруппировываемся.

Он сокрушил несколько небольших деревьев и заметил, что слишком приблизился к опушке леса. Фитц немного притормозил, чувствуя, что непосредственная опасность осталась позади.

- Бродяга-один, это Четвертый. Тревога, тревога. Я подбит, повторяю, подбит, - послышалось в наушниках Фитца.

"Непохоже, чтобы мы находились в безопасности", - успел подумать он. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, он погнал машину на помощь товарищу.

- Бродяга-Один, на связи. Где вы, Четвертый?

- Сорок градусов южнее меня, и у меня на хвосте боевой робот. Я снес несколько деревьев и потерял наших из виду. - Голос умолк, а потом раздался вновь, еще более встревоженный: - Похоже, дела плохи, сержант. Конец связи.

Даниэль отслеживала переговоры в эфире и вмешалась в разговор еще до того, как Фитцджеральд успел ответить-:

- Сержант Фитцджеральд, отставить! Немедленно уходите оттуда, слышите?! Это слишком опасно, мы не можем позволить себе сегодня потерять еще одну машину. Четвертый подбит. Мы заберем его позже.

Фитц упрямо покачал головой, словно Даниэль могла увидеть его.

- Нет, я не могу, это мой человек, я его не брошу. Я за него отвечаю.

Он разогнал "Дж. Эдгара" до шестидесяти километров в час и помчался по направлению к югу.

- Второй и Третий, помогите, надо выручить Четвертого! - передал он по каналу связи своим напарникам.

- Я Второй, двигаюсь вам навстречу.

- Я Третий, двигаюсь вам навстречу.

"Ладно, вместе ответим за невыполнение приказа". Фитцджеральд посмотрел на монитор и увидел, что Третий приближается к нему слева, а Второй уже впереди.

- Фитц, уходи оттуда, слышишь?! Мы не можем поддержать тебя роботами. Я не могу прикрыть тебя!

- Знакомая фраза. Ты могла бы отговорить меня, но я уже на месте. Фитц ехал, петляя, потому что вражеский "Гэлоуглас" выпустил в его сторону несколько ракет дальнего радиуса действия. - Эй, Четвертый, привет, Дэвид! В следующий раз предупреждай, что меня ждет не легкий робот, как я ожидал, а настоящий здоровяк.

- Ладно, Фитц, в следующий раз обязательно так и поступлю, откликнулся Четвертый. - Я в шестидесяти метрах от этого урода. Покидаю машину. Встретимся на опушке.

У Фитца внезапно пересохло в горле.

- Второй, двигайтесь к Четвертому. Третий - вы со мной. Надо отвлечь противника. Я буду отвлекать его, а вы прикрывайте меня со спины.

Мчась прямо на "Гэлоугласа", Фитцджеральд был уверен, что водитель явно растерялся - не каждый день танки на воздушной подушке пытаются протаранить огромных роботов. Семидесятитонный робот отпрыгнул на девяносто метров в сторону, чуть не раздавив Третьего. Фитц выпустил несколько ракет и нанес серию прицельных лазерных выстрелов. Ничего, кроме вмятин в броне гиганта, эти выстрелы не принесли, но тот решил отомстить и пустил в действие два больших лазера. Единственный выстрел снес почти половину брони танка Фитца. Тем временем еще одна машина проскользнула сзади робота, выпуская ракеты ему в спину, где броня была тоньше.

Оказавшись между двух тяжелых и неплохо укрепленных машин, водитель "Гэлоугласа" пытался повернуться, чтобы предотвратить второй удар в спину, Фитц воспользовался своим преимуществом, совершил несколько неожиданных маневров и чуть было не потерял контроль над машиной, прежде .чем ему удалось присоединиться к Третьему. "Гэлоуглас" извернулся настолько, что сумел выпустить в машину Фитца заряд из ПИИ. Искусственная молния пробила остатки брони на машине Фитца, но ему удалось сохранить контроль. Ответный выстрел снес броню с левой нога и правой руки "Гэлоугласа" и окончательно повредил броню на слабоукрепленной спине робота. Две ракеты Фитца помчались в открывшиеся бреши, разнося вдребезги внутренности робота и пробивая защиту двигателя.

Практически лишившись всей брони, "Гэлоуглас" включил прыжковые двигатели и кинулся под прикрытие деревьев, куда танки последовать за ним не могли.

- Отбой, - передал по каналу связи Фитцджеральд. - Второй, вы подобрали Дэвида?

- Все в порядке, Первый. Он благодарит.

Фитц улыбнулся, сознание хорошо выполненной работы согревало и успокаивало его.

- Я за него рад, но он должен знать, сколько неприятностей он нам доставил.

- Если вы уже наигрались, возвращайтесь в лес, - вмешалась в разговор Даниэль, не стараясь скрыть раздражение. - Мы ждем не дождемся встречи с вами, герои.

- Мы уже в пути, - ответил сержант Фитцджеральд, возможно, даже слишком радостно.

Если Неварр и не выскажет ему своих претензий за то, что он не исполнил приказ Даниэль, то его собственное командование не упустит такого случая. Но работа была проделана мастерски, Фитц не потерял ни одного человека. Если для Неварра и остальных это ничего не значит, то это их проблемы. Я все сделал правильно,

И это главное.


XXI

Завод "Церес Металз"

Ксин Сингапур, Индикасс

Сент-Ивский Союз

27 января 3061 г.

Расположившись со своим соединением неподалеку от завода "Церес Металз" на Индикассе, Тамас Рубинский свободно развалился в кресле управления своего "Энфорсера". Он давно отключил охлаждающий поток в своем хладожилете, потому что понял, что активных действий в ближайшее время не предвидится. Нейрошлем валялся на полке над обзорным монитором. Двигатель пятидесятитонного робота накалился до предела, так как он уже достаточно длительное время стоял под палящими лучами солнца. Солнце давно уже осушило утреннюю росу и теперь сияло с сапфирового неба, освещая четыре здания завода и четыре отряда боевых роботов.

Ожидание длилось уже два часа. Солдаты звена Хамаса по-прежнему оставались сторонними наблюдателями.

Тамас потягивал теплый апельсиновый напиток, который многие водители боевых роботов пили, чтобы восполнить потерю жидкости из-за высокой температуры в кабине. Впрочем, сейчас он решил выпить не по этой причине. Просто ему хотелось хоть чем-нибудь заняться. Одно из звеньев Легкой Кавалерии разместилось перед основным зданием завода "Церес Металз". Роботы выстроились в одну линию лицом к северу, а с юга их прикрывала стена здания. Напротив, на расстоянии четырехсот метров от них, стояли два звена Восточных Гусар. Второй "Безумный" разбился на три группы по два звена, но не пытался ни оттеснить защитников завода, ни каким-либо иным образом на них воздействовать. Ни одна из сторон не хотела начинать бой.

Приказания Хамасу были даны предельно четкие - оскорбительно четкие. Отец до сих пор не простил его за участие в неприятном инциденте при высадке. "А чего он ожидал? - думал Хамас. - Я находился под командованием майора Аллард-Ляо, она приказала нападать. Это, конечно, не оправдание, и я это знал. Я просто подчинялся приказу". Исполнение приказа старшего по чину - самое распространенное оправдание неверных действий. По правде говоря, приказ Кассандры атаковать казался Хамасу верным. Второй "Безумный" явно не желал неприятностей. Возможно, именно поэтому они не стали атаковать соединения Сент-Ива. Пока что Легкая Кавалерия Рубинского также избегала начала перестрелки со Вторым батальоном, но Хамас понимал, что такое положение не могло сохраняться долго.

"Однако сами мы первыми огонь открывать не будем, чего бы они от нас ни ожидали".

Звено Легкой Кавалерии, которым командовал Хамас, ожидало приказа в четырехстах метрах к западу. Они расположились точно посередине между враждующими сторонами. Им даже не разрешили перенастроить прицелы своих сканеров до тех пор, пока противник не начнёт стрелять непосредственно по ним, и то только в том случае, если первые выстрелы сделают солдаты Второго "Безумного". Марко Рубинский дошел даже до того, что дал точное определение выстрела. По его мнению, выстрелом можно было считать только намеренное разряжение оружия с враждебными намерениями в сторону противника с причинением ущерба. Благодарю тебя, отец, за эту великую мудрость.

На вспомогательном мониторе "Энфорсера" внезапно высветились четыре новых символа. Хамас быстро расшифровал коды, определив, что перед ним вражеские роботы - "Гром", "Катафрахт", "Змея" и "Воин-Гурон". Он тут же натянул нейрошлем и включил подачу хладагента в жилет. Роботы Конфедерации. Все до единого.

- Всем приготовиться, - приказал он.

Чтобы проверить свои подозрения, он развернул "Энфорсера" так, чтобы видеть новых противников, и дал максимальное увеличение на мониторе. Знаков Звездной Лиги на роботах не было, только обычная эмблема Конфедерации Капеллы.

- Завести двигатели, проверить боеготовность оружия. Никаких компьютерных прицелов, но готовьтесь вступить в бой в любой момент.

Тамас наблюдал за тем, как вражеское звено приближается, развернувшись в боевой порядок. Вероятность конфронтации возрастала с каждой минутой.

В конце концов, относительно капелланцев отец не давал ему никаких указаний.

Сань-вэй Джерри Госсет, служащий во Втором полку Резервной Кавалерии Конфедерации, расположенном на Пурво, направлял новую модель "Грома" прямо в лапы смерти. В этом он был уверен. Его семидесятитонный боевой робот был оснащен тремя средними лазерами, ракетами дальнего радиуса действия и мощной лазерной пушкой "Кали Яма", расположенной на правой руке. И все это вооружение было приказано не использовать до тех пор, пока войска Сент-Ивского Союза абсолютно однозначно не оставят ему иного выбора.

Конечно, произвести первый выстрел часто означает произвести и последний. К тому моменту, когда мне разрешат стрелять, может оказаться слишком поздно. Но если Канцлеру требуется его смерть во имя процветания Ксин Шенга, что ж, он ее получит.

Второй батальон Восточных Гусар переместился, уступая его звену дорогу, и он остановился. У него была безопасная частота для связи со Вторым Безумным, но Госсетт решил воспользоваться общим каналом.

- Вам было приказано захватить этот объект, - произнес он без дополнительных предисловий. - Почему приказ до сих пор не выполнен?

- По приказу, - мгновенно пришел ответ, - Первый Лорд Ляо подрезал нам крылья. Нам приказано применять силу, только если нам не остается ничего другого, только в целях самообороны.

Ответ не стал для Госсетта неожиданностью. Именно к этому он и готовился. Но теперь он зафиксирован и записан на мониторах. Теперь можно было переключаться на безопасный канал.

- Ждите здесь, - приказал Госсетт, направляя своего "Грома" прямо на противника. Следом за ним двинулись и остальные три робота.

- Что вы собираетесь делать?

Госсетт криво ухмыльнулся, словно мысль о том, что он приносит себя в жертву Конфедерации, доставляла ему удовольствие.

- Я предпочитаю борьбу, - спокойно ответил он и подумал: "Воля Канцлера будет исполнена!".

Госсетту показалось, что он услышал ответную усмешку одного из противников:

- Мы вас поддержим.

Легкая Кавалерия совсем не реагировала на приближение роботов Конфедерации, несмотря на то что четыре тяжелые машины выстроились прямо перед ними. Роботы Госсетта остановились в десяти метрах от Легкой Кавалерии. Остановившись перед "Псом Войны", Госсетт по общему каналу связи произнес:

- Я уполномочен требовать, чтобы вы уступили территорию. В противном случае мне придется вас уничтожить.

- Думаешь, ты сможешь? - мгновенно последовал ответ. - Что-то я не заметил символики Звездной Лиги, которая могла бы прикрыть ваше вмешательство во внутренние дела.

В дальнейшие пререкания Госсетт вступать не захотел. Он попытался протиснуться между "Псом Войны" и стоявшим рядом с ним "Цестусом", однако "Пес" быстро преградил ему дорогу. То же самое повторилось, когда "Гром" попытался обойти "Пса" слева. Стиснув рычаги управления, Госсетт опустил руки "Грома" и попытался отпихнуть "Пса" плечом. Но и в этот раз "Пес" оказался быстрее и толкнул его так, что "Гром" чуть было не упал. Госсетту пришлось судорожно схватиться за рычага, изо всех сил стараясь удержать робота от падения. И это ему удалось.

Подобные действия можно рассматривать как повод к открытию огня. Госсетт снова бросился вперед, выставив обе руки вперед. Поскольку правую руку "Грому" заменяла мощная пушка, в рукопашной схватке на нее рассчитывать не приходилось. "Боевой Пес" отлетел назад, с силой ударился о стену завода, а затем повалился вперед прямо на "Грома". Миомерные мышцы сократились, и левый кулак "Боевого Пса" с силой врезался в правый бок "Грома", круша пластины брони. Осколки металла посыпались на землю.

Госсетг вздохнул с облегчением и про себя поблагодарил сент-ивекого вояку. Он проскользнул вперед, а потом сзади ударил "Боевого Пса" по левой ноге. В тот же момент он понял, что его товарищи вступят в такую же борьбу, пытаясь вызвать в рядах противника цепную реакцию и разорвать плотный строй вражеских роботов. Впоследствии можно будет уверенно заявить, что они вступили в борьбу, защищая жизнь своего командира, причем не применяя оружия. Насколько хорошим окажется такое оправдание, сказать было нельзя, поскольку все внимание Гоесетта сосредоточилось на кулачном бое с "Боевым Псом".

Два громадных боевых робота пихались и толкались. "Боевой Пес" получил некоторое преимущество в борьбе кулаками, а Госсетт больше полагался на изощренные пинки. Дикая драка, без радиосвязи, без присущего сражению боевых роботов нестерпимого жара в кабине. "Похоже, наши шансы уравнялись", - подумал Госсетт, в глубине души рассчитывая на это.

Наконец удар, которого Госсетт ждал с самого начала, обрушился на голову "Грома". Его правая похожая на глаз камера разбилась, засыпав кабину осколками феррогласа. Оправившись от легкого шока, потому что если бы такой удар пришелся чуть правее, то мог бы и убить Гоесетта, он наконец направил оружие на "Боевого Пса". Госсетт нажал спусковой курок среднего лазера. Рубиновые лучи энергетических потоков поразили корпус и левую ногу вражеского робота, почти полностью уничтожив броню и оголив каркас нога. В следующий момент он активизировал мощную пушку "Кали Яма". Двенадцатисантиметровые снаряды вывели из строя правую руку "Боевого Пса". Броня слетела, миомерные мышцы обнажились, и снаряд переломил каркас руки.

Потеряв почти две тонны брони, "Боевой Пес" не удержал равновесия и назвничь рухнул на землю. "Гром" еще раз с силой пнул поверженного противника в разбитую правую ногу и практически оторвал ее в бедренном суставе. "Теперь-то уж он точно не поднимется", - с удовлетворением подумал Госсетт.

Но наслаждаться победой ему пришлось недолго. Госсетт начал разворачивать робота, чтобы прийти на помощь кому-нибудь из своего звена, и тут же чуть не рухнул от мощного удара в спину.

Звено Легкой Кавалерии! Он сразу же понял, что это лазерный удар. Ощущения спутать было невозможно. Ментальная боль затопила все его существо, он слышал яростные крики умирающего робота. Лазерный луч проник через поврежденную броню на спине и попал в ракетный отсек. Перед глазами все поплыло, боль сделалась невыносимой. И прежде чем мрак поглотил его, он успел подумать о Сунь-Цзы Ляо и о том, что сегодня он хорошо послужил своему Канцлеру.

Тамас никак не мог избавиться от ощущения, что он присутствует при обычной драке двух уличных банд. Сначала последовал вызов, потом толчки, а потом кровавый кулачный бой, только вместо выбитых зубов и крови на землю летели куски брони. Воины Конфедерации сражались изо всех сил. После того как один из роботов Кавалерии получил сильный удар по голове и повалился на соседа, началась цепная реакция. Роботы падали один за другим, как цепочка костяшек домино.

"А как только один бандит получит по голове так, что больше не сможет подняться, в ход пойдут ножи и пистолеты", - подумал Тамас.

- Оружие к бою, - скомандовал он, как только увидел, что "Гром" готовит к бою лазерную пушку. - Как только кто-то из воинов Конфедерации или из батальона Восточных Гусар выстрелит в наших, незамедлительно открывайте огонь.

Отдав краткий приказ, Тамас выстрелил из большого лазера в спину "Грома", сумев попасть в ракетный отсек. Тамас зло ухмыльнулся. Впервые совершив агрессию по отношению к представителю Конфедерации Капеллы, он чувствовал себя превосходно.

Но как и у водителя "Грома", торжество Тамаса оказалось кратковременным. Легкая Кавалерия не была готова к бою в полной мере, и под сине-белыми лучами лазеров Второго "Безумного" полка Лиги Свободных Миров они начали отступать. Лазерные лучи впивались в броню, поврежденную толчками и пинками, разрушая внутренние структуры роботов. Снаряды автопушек довершали ущерб. Те, кому это удалось, быстро отступили. Однако Тамас не собирался уступать. И тем не менее под напором двойного звена Гусар ему пришлось это сделать.

- Отступаем, - приказал Тамас, пытаясь отбиться от наступающих роботов противника. Связавшись с командным центром Легкой Кавалерии, он попросил соединить его с полковником Рубинским.

- "Церес Металз" занят - Гусарами. Соединение Легкой Кавалерии оказывало активное сопротивление врагу. Повторяю, активное. Ответственность за уничтожение одного робота подтверждаю...

Он прервался, потому что заметил, что удачный выстрел из ПИИ, осуществленный "Оправдатетем" Легкой Кавалерии, только что снес голову "Буре" Восточных Гусар. Кабина была полностью разрушена, а водитель нашел свою смерть в пламени.

- Подтверждаю уничтожение двух роботов противника, - произнес Тамас и начал стрелять. Температура в кабине угрожающе поднималась, - Ожидаю, что количество увеличится.

"Кассандра гордилась бы мной", - подумал Тамас. Это было его единственным оправданием. Отец, напротив, будет очень недоволен, узнав, что Легкая Кавалерия оказала активное сопротивление оккупационным войскам Звездной Лига.

Командный пункт Легкой Кавалерии думал точно так же:

- Ваш отец будет очень недоволен. Вы хотите, чтобы я еще что-нибудь передал?

Тамас ухмыльнулся, хотя и невесело:

- Скажите ему, что все было спокойно, пока кому-то не выбили глаз.

Хунань, Сент-Лорис

Сент-Ивский Союз

Кассандра поерзала на стуле, глядя из окна гостиничного номера на заходящее солнце. Когда солнце зашло за горизонт, она закончила отчет о ситуации на Индикассе. Полчаса назад она получила сообщение о сражении около завода "Церес Металз", в котором принимала участие Легкая Кавалерия Рубинского. Судя по сводкам, соединение Тамаса разгромило противника, сохранив две трети личного состава. Что ж, неплохо, Тамас.

Держа в руках отчеты, она встала, подошла к стене, чтобы зажечь свет, и начала бродить по огромной комнате. Гостиница "Эндевор" предоставила ей лучшие апартаменты, с обитой бархатом мебелью, выкрашенными в кремовый цвет стенами и с пушистым ковром, который полностью заглушал звук ее шагов. Но это ее не радовало. Кассандра чувствовала себя тигрицей в клетке, а не почетной гостьей. "Если мне так не по себе вдали от границы, неудивительно, что Казаки буквально на стену лезут", подумала она.

Первый полк Казаков принял ее очень тепло, точно так же, как Легкая Кавалерия Рубинского. Правда, немного более необузданно, возможно, более грубо, но так же тепло и гостеприимно. И Кассандра отлично знала, что Казаков сослали на Сент-Лорис за то же, за что и ее, - они потрепали силы Сунь-Цзы, Все было бы неплохо, если бы Кассандра не подозревала, что мать направила ее сюда, чтобы она училась у Казаков, чего делать не следует.

"Но ведь я была права, - думала она. - Миротворческие войска, как же! Кузен провоцирует нас, намереваясь захватить наши территории. Мои действия были абсолютно правильными, вот только слишком рано я это сделала. Политически это было неверно".

Кассандра понимала, что ее действия фактически помогли Сунь-Цзы осуществить его планы даже быстрее, чем он рассчитывал. Но как еще можно было остановить силы Конфедерации? Кэндис сама не раз говорила, что если Сунь-Цзы принял решение, с пути его не свернешь. Если уж борьбы не избежать, то не лучше ли нанести первый удар? Что ж, действия Тамаса Рубинского на Индикассе подтверждали, что ее тактика была верной.

Кассандра свернула бумаги в трубочку и стала постукивать ею по ладони. Хорошо хоть мать продолжает держать ее в курсе дела. Что ей еще здесь делать? Нахмурившись, Кассандра со злостью бросила бумаги на стол. "Я должна быть на границе", - с тоской думала она. А вместо нее вдоль границы с гуманитарной миссией путешествовала Куан Инь.

Однако беспокоили ее не только отчеты о боях на Индикассе и путешествие двоюродной сестры. Кассандра бросила взгляд на только что брошенные ею бумаги, желая, чтобы они тут же сгорели у нее на глазах. Здесь были сообщения о восторженном приеме капелжанских войск. Мать предупреждала ее, что так и будет. Усилия движения Ксин Шенг затронули сердца многих граждан Сент-Ива. Даже некоторые армейские соединения были замечены в прокапелланских настроениях, во что Кассандра отказывалась верить.

Наши народы связывает общая культура, общая история. Между прочим, так всегда говорит ее мать. Неужели она боится именно этого? Кассандра упрямо тряхнула головой. Она не могла поверить в то, что ее мать чего-то боится, Капелланская пропаганда, ничего больше. По крайней мере, большая часть сообщений. Кассандра рухнула в кресло и уставилась в окно, где сгущались сумерки. Мы будем бороться! Это ее принципиальный ответ матери. Я буду бороться! Кассандра знала, что нужно было делать на Индикассе. Знала она и то, что ей нужно делать сейчас. Сент-Ивский Союз победит.

Но сомнения не оставляли ее.


XXII

Парк Ши-Цонг-Ксин

Пиндейл, Денбар

Сент-Ивский Союз

7 февраля 3061 г.

Зонг-шао Ни Тен Дхо направил своего "Победителя" через мелкий, заросший пруд центрального парка Пиндейла. Каждый шаг гигантского робота взбаламучивал воду и поднимал со дна грязь и ил. Дхо физически ощущал легкое потрескивание феррокрета и всю восьмидесятитонную громаду своей машины. В воду врезались снаряды. Лучи ПИИ и лазеров, попадавшие в пруд, испаряли огромные количества воды. Над прудом стоял густой туман, прорезаемый хвостами ракет и лазерными лучами. Казалось, что "Победитель", проходя по спокойному, тихому миру, превращал все вокруг себя в хаос.

Боевые роботы, двигаясь по парку, оставляли за собой обломки оплавившейся брони. Дхо изо всех сил старался сохранить контроль над своим роботом, несмотря на то, что в верхнюю часть корпуса и в голову машины уже попали несколько ракет дальнего радиуса действия. "Мы хотели, чтобы они остались и боролись. А теперь нам нужно выжить, потому что желание наше осуществилось", - думал он.

Командир батальона сообщил, что силы противника состоят из двух отрядов наемников, нескольких соединений местной милиции, укомплектованных роботами, взятыми из музея, и полностью вооруженного батальона. Некоторые из защитников Сент-Ива все еще оставались на улицах города, пытаясь защитить его, но основная часть оставшихся роботов была здесь - в парке. Дхо мог рассчитывать только на собственное звено, большую часть Второго звена и Рейнджеров Аркады из Третьего звена. Всех остальных унес ветер.

Или они находятся где-то на семидесяти восьми квадратных милях этого чертова города. Если разделить нас еще на полигоне не удалось, то в городе это произошло само собой.

Дхо посмотрел на монитор, на котором отображалось состояние боевых роботов его людей. Около шестидесяти ракет ближнего радиуса действия поразили только что отремонтированный "Дженер" Эванса. Сейчас на нем практически не осталось брони, каркас и миомерные мышцы робота виднелись в дюжине пробоин. К счастью, Эванс успел катапультироваться. Его кресло вылетело из кабины, и практически в тот же момент взорвался двигатель, и робот исчез в дыму и пламени.

Дхо заметил, что после этого происшествия Воины Хустенга стараются держаться подальше от противника. И обвинять их в этом нельзя. Редкий робот устоит перед таким ударом. Его "Победитель" добрался до берега, осторожно выбрался на берег и тут же наткнулся на носитель ракет ближнего действия. Машина не обладала высокой скоростью, полностью полагаясь на то, что мощные ракеты заставят боевых роботов держаться от нее подальше. Но Гауссовы винтовки роботов могли справляться с этой угрозой достаточно эффективно.

Дхо нажал на спусковой крючок, и винтовка Гаусса, вмонтированная в правую руку "Победителя", выплюнула ферроникелевый снаряд. Снаряд пролетел через когда-то прекрасный парк подобно серебряной молнии и впился в бок вражеской машины, срывая пластины брони. Он разорвался прямо в кабине. Дхо мог только представлять, какие ужасные разрушения принес кусок металла, летящий с такой бешеной скоростью. Не самая легкая смерть, но что делать? Он напомнил себе две основные заповеди победы: безжалостность и полная преданность воле Канцлера.

По крайней мере, эти заповеди можно было считать заповедями политически корректного поведения на поле боя. Ими можно было защититься в случае поражения, да и на воинов, чьей обязанностью было проливать как можно больше крови, они действовали успокаивающе, поскольку однозначно снимали с них всякую ответственность. Даже после десяти лет, проведенных в отставке,

Дхо помнил о них и свято верил в их незыблемость. И хотя сейчас с обеих сторон проливалась капелланская кровь, победа Конфедерации наполняла его гордостью. "Для этого нас и послали сюда", - думал он.

- Воины Хустенга, говорит зонг-шао Дхо, - произнес Дхо по общему каналу связи. - Собираемся в центральном парке.

Он понимал, что услышали его немногие - ведь уже три призыва остались практически безответными. Многие находились вне покрытия сети, в бетонных подвалах, на узких улочках, кто-то слишком увлечен боем, у кого-то разбито радио, а кто-то вообще не знает, где находится центральный парк.

Впрочем, одно он для них мог сделать.

- Для тех, у кого нет карты, сообщаю: центральный парк - это большое открытое пространство в центре города.

Дхо направил "Победителя" в тополевую рощу, обламывая ветки и валя целые деревья. Заметив вражеского "Карабинера" из наемных войск, он развернул верхнюю часть корпуса так, чтобы тот не мог его поразить. Из парка вылетели три ракетные установки, но этой угрозой можно было пренебречь, по крайней мере пока. "Что ж, есть какое-то преимущество в том, чтобы быть самым большим мальчиком на поле боя", - подумал он.

- Второй, запиши на мой счет еще пятнадцать очков.

- Хорошо, но за тобой еще двадцать.

"Победитель" Дхо выпустил из винтовки Гаусса очередную смертельную порцию свинца. "Карабинер" потерял правую ногу, так как снаряд угодил прямо в бедренный сустав. Вражеский робот упал. Дхо включил мониторы, чтобы посмотреть, откликнулся ли кто-нибудь на его призыв. Но, кроме Рейнджеров Аркады, защищавших юго-восточные ворота парка, никого не увидел.

Он включил канал связи, чтобы прочитать небольшую лекцию, но потом передумал. Пусть они не умеют играть по правилам с врагами и даже друг с другом, но если я хочу сохранить их жизни, то лучше мне не наставлять их на путь истинный. Подобные действия шли вразрез с философией Капеллы, но всему свое время.

- Если вы, ребята, собираетесь играть в свои игры, делайте это на личном канале, - в конце концов сказал он.

Внезапно в наушниках раздался чей-то голос. Дхо ожидал услышать кого-нибудь из Рейнджеров Аркады, но вместо них на связь вышел кто-то другой:

- Это относится и к нам, зонг-шао Дхо?

Голос был знакомым, несмотря на то что радиоволны лишали его индивидуальности. Дхо судорожно перебирал в памяти всех своих солдат. Голос сильный, спокойный и уверенный - это же Арис Сунь! Дхо посмотрел на монитор, расположенный над его головой, и увидел трех новых роботов, подходящих к нему с трех разных направлений. "Призрак" Ариса находился совсем близко. Роботы его звена вошли в парк с ближайшей улицы и сейчас продвигались к центру, сея панику в рядах защитников Денбара.

Батареи винтовки Гаусса перезарядились, и Дхо снова выстрелил в "Карабинера", который оказался настолько упрям и глуп, что пытался подняться с земли. На этот раз Дхо не ограничился только снарядом, но еще и пустил в действие средние лазеры. Изумрудные лучи впились в грудь вражеского робота, уничтожив главный гироскоп.

- Полагаю, моих воинов в городе вы не видели? - спросил он, поскольку "Карабинер" оставил всякую надежду встать на нога.

"Призрак" нацелился на бронированную машину противника, и та мгновенно кинулась наутек, чтобы выйти из зоны поражения лазеров робота.

- Видели, - любезно сообщил Арис. - Они не отвечали на ваши сообщения, потому что мы были вынуждены соблюдать режим радиомолчания.

Несмотря на то что парк буквально кишел солдатами Денбара, Ни Тен Дхо с удивлением обнаружил, что непосредственно рядом с ним никого нет. Он развернулся и выпустил очередь из винтовки Гаусса во вражескую "Цикаду", которая находилась довольно далеко. Эстафету от него принял "Призрак" Ариса, он прикончил противника импульсными лазерами.

Только сейчас Дхо внимательно рассмотрел "Призрака". На роботе Ариса он увидел эмблемы Дома Хирицу и Конфедерации Капеллы.

- Что-то я не вижу на вашей машине цветов Звездной Лиги, - сказал он.

- Всему свое время, зонг-шао, - откликнулся Арис Сунь. - Мастер Нон скоро развеет ваше беспокойство.

Командир Воинов Хустенга в своей кабине кивнул, словно Арис мог его увидеть. Другими словами, Канцлер и Первый Лорд подготовил нам очередной сюрприз...

Но когда битва закончилась, в душе Ни Тен Дхо пробудились прежние сомнения. Он огляделся вокруг. Сломанные и обожженные лазерными лучами деревья, разрушенная детская площадка, взрытая везде земля.

Дхо судорожно потер подбородок с отросшей щетиной. Безжалостность и беззаветная преданность. Никогда не забывай, к чему ты хотел вернуться, старик. Конечно, ты вряд ли мог отказать Канцлеру, когда тебе предложили вернуться в строй, даже если в отставке чувствовал себя вполне комфортно. Но впредь будь осторожен с тем, о чем просишь.

Тем временем Арис Сунь также разглядывал местность, думая о том, каким замечательным местом для пикников и семейного отдыха был этот парк до сражения. Сейчас центральный парк Пиндейла представлял собой обычное поле битвы, много раз виденное Арисом и ничем особо не отличающееся от других. Истоптанная и сожженная трава, поверженные деревья, обуглившаяся земля. И лишь озеро излучало спокойствие, потому что воду, в отличие от травы и почвы, уничтожить не так просто.

И в отличие от зданий.

Все дома, стоявшие на прилегающих к парку улицах, были разрушены или серьезно повреждены. Окна выбиты, в покрытых трещинами стенах зияли громадные проломы. Многие здания горели. Да, народ Денбара дорого заплатил за исполнение приказа герцогини Ляо о мирном неповиновении.

"Призрак" Ариса медленно вышагивал по периметру парка. Отсюда он отлично видел новенький "Ю Хуань" Мастера Нона, возвышавшийся над всеми остальными роботами. Мастер Дома следил за тем, как уцелевшие бронемашины и боевых роботов противника сгоняют к центру парка. Враги. Арис пытался убедить себя в том, что перед ним именно вражеские бронемашины и роботы.

Это было очень трудно. На бронемашинах была символика Внутренних сил, абсолютно одинаковая и в Сент-Иве, и в Конфедерации. И машины эти были поражены оружием сил Конфедерации. По аллее шла колонна пленных под охраной пехоты Хирицу. Лица многих выдавало явно азиатское происхождение, а форма пленных была того же покроя и цвета, что и у капелланцев. Слишком много общего. Слишком много.

- Мы спустились с орбиты немедленно, - произнес Ти By Нон, одновременно слушая отчет зонг-шао Дхо по личному каналу. Арис как командир соединения Дома Хирицу имел право слышать этот разговор. - Как только Арис Сунь доложил, что вы нуждаетесь в поддержке и что, по его мнению, основная битва вот-вот произойдет, мы расположились на холмах восточнее Пиндейла и стали следить за развитием ситуации. Это был наилучший способ сломить сопротивление Денбара.

- Не могу сказать, что мне нравится, когда меня используют как приманку, Мастер Нон. Но зато вы дали моим людям возможность проверить себя в деле.

Арис направил своего "Призрака" к поверженному "Карабинеру" и к тому, в чем с трудом можно было узнать остатки "Дженера" "да, зонг-шао, вашим людям нужна подготовка, - подумал он. - Неплохо было бы им еще годик провести в тренировочном лагере". Он свернул, обходя группу наблюдателей. Люди постепенно стягивались в парк, чтобы посмотреть, чем закончилось сражение и кто победил. Арис направился в глубь рощи, чтобы избежать встречи с ними.

Похоже, ответ Дхо удивил Мастера Ти By Нона.

- Мы дадим вам людей, чтобы восполнить ваши потери, - произнес он, и голос его стал более серьезным. - Канцлер пожелал всячески укрепить соединение Воинов Хустенга. За исключением того, что понадобится Дому Хирицу для немедленных действий (а нам потребуется немного), все машины и боевые роботы будут переданы новому батальону.

Голос Ни Тен Дхо стал более уверенным:

- Надеюсь, вы сообщите об этом до того, как ваша пехота обчистит все кабины. Эта информация доведет любого водителя боевого робота или танка до самоубийства.

Разговор стал утомлять Ариса, и он отключил канал связи. Беседа раздражала его. Люди, бродившие по парку, раздражали его. Пожарные машины, кареты "скорой помощи" и машины спасателей, кружившие среди разрушенных зданий, раздражали его. Но это было всего лишь событиями, а не проблемами. Арис был воином, и все эти события возникли по его вине. Но он больше не понимал, во имя чего он все это делал!

И в этом заключалась главная проблема.

Под прикрытием боевых роботов Дома Хирицу Ли Винн и другие пехотинцы Дома, переходя от машины к машине, от робота к роботу, разоружали тех, кто сопротивлялся оккупационным войскам Звездной Лиги. Сейчас Ли подталкивал прикладом винтовки очередного пленника, направляя его в зону задержания, которую охраняли два боевых робота и дюжина пехотинцев. Зона задержания располагалась вокруг флагштока, где обычно развевался стяг Сент-Ивского Союза с конской головой цвета слоновой кости. Сейчас же никакого флага на флагштоке не было, и только металлический карабин под порывами ветра слегка позвякивал. Звук этот преисполнял сердце Ли гордостью.

- Рано или поздно кто-нибудь насадит ваши головы на кол, обернувшись через плечо, крикнул пленный, которого конвоировал Ли Винн, молодой танкист из Внутренних войск с азиатскими чертами лица. - Рано или поздно, но надеюсь, мне доведется это увидеть.

Ли снова толкнул его прикладом, на этот раз не так осторожно. Он перехватил винтовку поудобнее и изо всех сил ткнул танкиста в спину так, что тот повалился на веревки, огораживающие зону задержания. Солдат Сент-Ива упал, а поднявшись, бросился на Ли Винна. Но он был к этому готов, и дуло винтовки уставилось прямо в грудь танкиста. Палец Ли лег на спусковой крючок. В узких, азиатских глазах танкиста зажглась ненависть.

- Лучше пораньше, мерзкая сволочь! - прошипел он. Танкист неловко повернулся и побрел за веревки. Ли ухмыльнулся ему в спину.

- Прошу внимания! - Из громкоговорителей, установленных на "Ю Хуане", раздался голос Мастера Дома Ти By Нона.

Ли обернулся, но затем снова сосредоточился на пленных, находящихся в зоне задержания. "Это говорится для вас, а не для меня". Он довольно улыбнулся, заметив, что пехотинцы Дома Хирицу двинулись к флагштоку.

- Поскольку Денбар предательски напал на мир Хустенга, принадлежащий Конфедерации Капеллы, поскольку милиция и внутренние войска открыто не подчинились оккупационным войскам Звездной Лиги, Дом Хирицу отныне объявляет Денбар частью Конфедерации Капеллы. И такое положение сохранится навечно. С сегодняшнего дня любое сопротивление силам Конфедерации будет оцениваться по капелланским законам военного положения.

Пленники разразились криками и проклятиями, но их волнение было мгновенно подавлено. Несколько пехотинцев выстрелили в воздух, и в зоне задержания установилась тишина. Ли перехватил поудобнее свою винтовку и не мигая уставился на пленных. "Уж я-то не промахнусь", - подумал он. Мысли Ли настолько явственно отразились на его лице, что пленные отступили.

- Флаги Конфедерации Капеллы будут вывешены во всех городах планеты, - продолжал Ти By Нон. - Флаг Сент-Ива можно вывешивать только приспущенным. Нарушение этого правила будет расцениваться как неповиновение и призыв к восстанию. Расходитесь по домам и передайте своим родным и друзьям, которые еще продолжают сопротивляться, что Конфедерация Капеллы вернулась на Денбар и более не потерпит неповиновения, инспирированного Сент-Ивским Союзом. Машины и боевые роботы будут конфискованы и переданы капелланским соединениям, а также лояльным новому правительству отрядам Внутренних войск. Это все.

"Ю Хуан" развернулся и медленно пошел прочь. Под его ногами содрогалась земля. Веревки упали, и пехотинцы показали пленникам, что те могут расходиться. Всего несколько человек обернулись, чтобы посмотреть на флагшток. Но на их крик повернулись и остальные. Ли Винн на мгновение отвлекся от толпы, чтобы посмотреть, что же их так возбудило.

Во время речи Мастера Нона был поднят Флаг Конфедерации. Но это был не старый флаг, в эмблемах произошли некоторые изменения. Старинная катана была заменена мечом явно китайского происхождения, а рука, протягивающаяся из-за границы треугольника, стала более тонкой, несомненно азиатской. Новая эмблема символизировала начало финальной стадии Ксин Шенга. Ли Винн ощутил прилив гордости. И гордость эту вызывал простой факт, оспорить который не мог никто из присутствующих.

Впервые за тридцать лет над миром Сен-Ива развевался флаг Конфедерации Капеллы.


XXIII

Небесный Дворец

Зи-Джии-Ченг (Запретный Город), Шиан

Сообщество Шиана, Конфедерация Капеллы

20 февраля 3061 г.

Тишина царила в дворцовом кабинете Сунь-Цзы, и тишину эту нарушало только тихое гудение аппарата очистки воды в огромном аквариуме и шелест переворачиваемых страниц. Пока Талон Цан просматривал секретные документы, Сунь-Цзы сидел в кресле, положив локти на стол и сцепив пальцы. Он внимательно рассматривал длинные, остро заточенные ногти на трех пальцах. Точно такие же ногти были у его отца. Над курильницей поднимался легкий дымок - сегодня в кабинете царил аромат вишни. Легкая улыбка касалась губ Первого Лорда, когда он смотрел на то, как Талон Цан, устроившись на единственном в комнате стуле, изучает отчеты.

Талон дочитал последнюю страницу отчета, выпрямился и глубоко вздохнул. Он положил бумаги на колени, потер подбородок, и глаза его засияли ярче обычного.

- Я весь год думал, что наша цель - полная дискредитация Сент-Ивского Союза. Военные маневры. Ваш тур по пограничным мирам в рамках движения Ксин Шенг. Фальшивые отчеты о сражениях, которые получала Кэндис. - Цан пожал плечами. - Однако вам удалось ввести в заблуждение не только противника, но и меня. Если бы вы предупредили меня о своих планах, я мог бы действовать лучше.

"Или совершить ошибку", - подумал Сунь-Цзы и произнес вслух:

- Как по-вашему, Талон, сколько человек могут хранить тайну? - И, не дожидаясь ответа, ответил сам: - Один. Если подключить еще кого-нибудь, возникает необходимость обсуждать, а следовательно, повышается вероятность утечки информации. И тайна почти наверняка будет раскрыта, потому что множество людей сохранить ее не в силах.

Утвердительно кивнув в знак понимания, Талон Цан кинул быстрый взгляд на секретные документы.

- Могу я спросить: и как давно вы это планировали?

- Со времени созыва конференции Звездной Лига в 3058 году. Я все решил после беседы с Катриной Штайнер-Дэвион. - Сунь-Цзы улыбнулся. - Я медленно подбирал все, что мне понадобилось бы. Бумаги, с которыми вы только что ознакомились, подготовлены мной лично и хранились в моем личном хранилище. Это единственный экземпляр моих заметок, данных о совещаниях и отчетов. Они - единственное доказательство существования операции "Тиан-е-ронг Шау-тао". А как вы сами знаете, в марте прошлого года мы перешли в фазу активных действий.

- Операция "Бархатная перчатка", - перевел Талон, и в его голосе явственно прозвучало восхищение. - Жесткость под видимостью спокойствия. Но в 3058 году? - Он покачал головой. - Похоже, на этот раз Маскировка справилась со своей задачей.

- Маскировка снабжала меня информацией, которую я у них запрашивал, но всегда под надуманным поводом, не отражающим моих реальных целей. Сунь-Цзы пренебрежительно махнул рукой в сторону кипы бумаг, лежащих на коленях у Талона. - Кстати, если внимательно просмотрите эту груду, то найдете и несколько собственных отчетов, которые вы предоставляли мне два года назад.

Талон Цан некоторое время смотрел в окно, собираясь с мыслями. Наконец, кинув еще один взгляд на документы, которые ему позволили прочесть, он снова посмотрел на Канцлера.

- Но Пикинеры Черного Ветра... Откуда в вас была уверенность, что они перейдут границу?

- Ну, этого вы в отчетах не найдете, дорогой мой Цан. - Сунь-Цзы откинулся в кресле, сцепил пальцы перед собой и улыбнулся. - Но, уж поскольку вы давно вовлечены в эту операцию, я вам скажу. Меня обманули.

- Вас обманули? - недоверчиво переспросил Цан.

- Я намеревался использовать в качестве приманки Казаков Индикасса. Глаза Сунь-Цзы угрожающе блеснули. "И я добился бы успеха, если бы тетушка не предприняла мер предосторожности", - со злобой подумал он. Но мне пришлось пустить в ход один из ранее отвергнутых планов. У меня был глубоко законспирированный агент, внедренный в ряды противника много лет назад. В речи на Гей-Фу содержался ключ, приказывающий агенту действовать. Поэтому я точно знал, куда мне лететь с Хустенга.

Канцлер наклонился вперед и нажал кнопку, скрытую под столешницей. Дверь в приемную отворилась, и в комнату вошла атлетически сложенная женщина в форме Конфедерации.

- Уважаемый Талон Цан, разрешите представить вам: зонг-шао Дакин, впоследствии майор Смитсон, командир Второго батальона Пикинеров Черного Ветра.

Талон Цан утратил дар речи. Наконец он собрался с силами и произнес:

- Мы уже встречались, Канцлер. Я допрашивал майора - прошу прощения, зонг-шао, - когда она была доставлена на Шиан. Должен признать, играла она свою роль очень убедительно.

- Ши-фен ган-ксие, сан джианг-джун Цан, - на безупречном китайском поблагодарила генерала Дакин.

Сунь-Цзы кивком позволил ей уйти, и она покинула кабинет.

- Ее основная задача заключалась в том, чтобы привлечь внимание Кэндис своей ненавистью к Конфедерации, - пояснил Сунь-Цзы. - К сожалению, этого не случилось. - "Из-за не в меру бдительного полковника Пикинеров", - про себя подумал Сунь-Цзы и забарабанил пальцами по подлокотнику кресла. - Я все это вам рассказываю, Талон, потому что передаю ее в ваше распоряжение.

- Простите? - переспросил Цан, скорее заинтригованный, чем удивленный. - В мое распоряжение?

Сунь-Цзы кивнул:

- Да, в ваше распоряжение. Саша считает, что ее нельзя использовать как агента без полного изменения внешности. Это слишком рискованно. Однако я хочу, чтобы вы придумали, как нам внедрить ее в прежнее соединение. А если вы найдете иное использование личности Смитсон, действуйте как сочтете нужным.

- Здесь лишь краткое изложение, Канцлер. - Цан хлопнул ладонью по стопке бумаг, лежащей у него на коленях. - Вы ознакомите с ними своих советников?

- Нет, еще не пришло время. Саша знает только то, что должна знать в связи с зонг-шао Дакин. И разумеется, Маскировка продолжит пропагандистскую кампанию на мирах Сент-Ива. Ион Ранг, закончив курс физиотерапии, узнает столько, сколько ему нужно будет знать как командующему Домами Воинов. И объем этой информации предстоит определить вам.

Сунь-Цзы устремил тяжелый взгляд на генерала и добавил:

- Вы занимаете пост стратегического координатора и можете ознакомиться со всеми документами. "Тот, чьи генералы обладают способностями и не спорят со своим сюзереном, одержит победу", процитировал он "Искусство войны". - Настало время вам принять на себя ответственность за все военные вопросы, а я посвящу себя дипломатическим усилиям. Я спрашиваю вас: справитесь ли вы со столь ответственной задачей?

- Обещаю, Ваша Небесная Мудрость, - убежденно произнес Цан. Уважение к замыслам Канцлера выходило за все возможные границы. - Сент-Ивский Союз ляжет к вашим ногам.

- Учитывая усилия, которых требует обстановка на Рубеже Хаоса?

На мгновение Талон задумался, но потом кивнул:

- Да, даже учитывая Рубеж Хаоса. На данный момент почти все Спорные Территории находятся под нашим контролем, за исключением нескольких мелких миров. Конечно, если я не смогу в полной мере поддержать наши войска на Рубеже Хаоса, им придется тяжело, однако захват Сен-Ивского Союза имеет для нас более важное значение.

Сунь-Цзы кивнул. Лицо его стало очень серьезным.

- А что насчет Вэй? - спросил он, вспомнив о самом беспокойном мире Спорных Территорий. - Лорд Маркус Бакстер требует крови, и мне он понадобится на Сент-Иве.

Цан скривился в усмешке.

- И я не могу упрекать его в этом. Потерять полный батальон Кавалерии без единого выстрела... - Он задумчиво покачал головой. - Но мы никогда не рассчитывали на то, что защитники планеты смогут раскрыть не в меру нервного агента. Ужасные события. Мы потеряем там хороших людей.

- Изолируйте этот мир в случае необходимости, - приказал Сунь-Цзы. Он видел голографический отчет с Вэя. "Ни один капелланец не должен умирать такой смертью, - подумал он, но потом быстро поправил себя: - Ни один настоящий капелланец". - Пошлите туда наемников и регулярные войска, в лояльности которых у вас есть сомнения. Если они справятся с проблемой, отлично. Если нет, позаботьтесь о том, чтобы их вооружение не пропало.

- Мне не нравится терять людей таким образом.

- Никому не нравится терять людей, дорогой Цан, - жестко сказал Сунь-Цзы. - Помните, каждый, кто погиб на Вэе или в Сент-Ивском Союзе, является истинным ка-пелланцем. Сыном или дочерью нашего государства, пусть даже и заблуждающимся в данный момент.

Цан почтительно склонил голову:

- Разумеется, Канцлер. Я именно это и имел в виду.

Глубоко вдохнув ароматизированный вишневым ароматом воздух и насладившись восхитительным ощущением в легких, Сунь-Цзы подумал про себя: "Однако вам следует тщательно следить за соотношением сил. Я хочу победить Сент-Ив, а не уничтожить его".

Легкий стук в дверь прервал разговор.

- Войдите, - разрешил Сунь-Цзы.

В кабинет вошел Коммандос Смерти, почти заслонив своим мускулистым телом весь дверной проем.

- Канцлер, представитель Сент-Ива просит аудиенции. Он ожидает в тронном зале.

Сунь-Цзы догадывался, о чем хочет поговорить представитель Кэндис. Однако он пришел на три дня позже, чем его ожидали.

- Скажите ему, что я не сторонник формальностей, и приведите его прямо сюда, - приказал он.

Отсалютовав, Коммандос Смерти вышел. Талон тоже попытался подняться, но Канцлер жестом остановил его.

- Нет, Цан, останьтесь. Это будет вам интересно. Займемся дипломатическими усилиями, о которых я уже говорил. Подайте-ка мне бумаги.

- Если таково ваше желание, то я, конечно, останусь, - сказал Талон, с поклоном подавая Сунь-Цзы бумаги.

- Ах, как жаль, что на Вэе у нас нет ни одного подходящего агента, задумчиво произнес Сунь-Цзы, глядя на дверь. - Сейчас бы я нашел ему интересное применение.

Сопровождение Коммандос Смерти заставило представителя Сент-Ива, Джонатана Ксиам Ху, понервничать, если не сказать больше. Точно рассчитанное оскорбление, неуважение к титулу и привилегиям полномочного посла. Капелланцы никогда не считали Сент-Ивский Союз как независимое государство, несмотря на то что остальные Великие Дома давно признали его суверенитет. Вот почему представителю Союза на Шиане не было позволено иметь здание посольства в столице Конфедерации и приходилось мириться с таким знаком неуважения, как военный конвой.

Невероятно мускулистый воин подвел Ксиам Ху к совершенно обычной двери, которая ничем не отличалась от остальных, и сделал приглашающий жест. Дипломат помедлил, одернул костюм, прижал к себе атташе-кейс. Однако воин не уходил. Он просто стоял в дверях и ухмылялся. Кровь бросилась в лицо Ксиам Ху. Ему пришлось протискиваться в кабинет, изо всех сил втягивая живот, чтобы не коснуться Коммандос Смерти.

Кабинет был обставлен просто, но в безупречном капелланском стиле. Вся мебель была выполнена из розового дерева. На стенах висели несколько черно-белых рисунков в изящных рамках, воздух благоухал вишней. Если бы не двое мужчин, сидевших прямо перед ним, Ксиан Ху чувствовал бы себя здесь вполне комфортно.

Сунь-Цзы сидел за столом, уперевшись в него локтями и сцепив пальцы перед собой. На стене за ним висела каллиграфическая надпись в рамке. Перевести ее можно было бы так: "Я начинаю войну только тогда, когда полностью готов к ней". Канцлер молча смотрел на дипломата, причем взгляд его был направлен куда-то в сторону. Прочесть мысли и чувства Сунь-Цзы по его лицу никому еще не удавалось. В кабинете помимо кресла Канцлера стоял всего один стул, и он был занят Талоном Цаном. Генерал сидел с таким же непроницаемым лицом, как и его повелитель.

Решив не поддаваться запугиванию, Ксиам Ху остановился в дверном проеме, сцепив руки за спиной, как солдат. Он ожидал, что ему предложат сесть или хотя бы официально приветствуют как дипломата иностранного государства. Он пять раз хлопнул себя атташе-кейсом по ногам, прежде чем Сунь-Цзы произнес первое слово.

- Вы хотели видеть меня, господин Ксиам Ху, - раздраженно сказал Сунь-Цзы. - А говорить вы, в конце концов, собираетесь?

Настолько сухим и официальным был тон Канцлера, что у Ксиам Ху пересохло в горле. Чтобы справиться с собой, он расцепил руки и теперь держал атташе-кейс перед собой. Он вытащил большой конверт и положил его на стол Канцлера.

- Это официальное изложение жалобы герцогини Ляо, - сказал он, стараясь говорить как можно более официально, - а также реакция каждого из государств - членов Звездной Лиги. Результаты стали известны в течение месяца: четыре за, два против. Герцогиня полагает, что официальные документы должны быть доставлены вам как Первому Лорду.

Сунь-Цзы не протянул руки, чтобы взять конверт. Он смотрел на дипломата с выражением смертельной скуки на лице, а когда заговорил, в его голосе явно слышалось издевательство:

- Это все, Ксиам Ху? Или Кэндис велела передать еще что-нибудь?

- Нет, это не все, - ответил посол, изо всех сил пытаясь сохранить спокойствие и не дать Сунь-Цзы возможности использовать его горячность для того, чтобы создать Сент-Иву дополнительные трудности. - Герцогиня Ляо, правительница Сент-Ивского Союза, - он решил назвать свою повелительницу всеми официальными титулами, на случай, если Сунь-Цзы забыл, что имеет дело с независимым государством, членом Звездной Лиги, - передает вам свой официальный протест против действий Конфедерации на Денбаре, а также против прибытия войск Конфедерации на ряд пограничных миров. Оккупационные войска носят цвета Конфедерации Капеллы, Первый Лорд, а отнюдь не Звездной Лиги.

Взглянув на генерала Цана, Сунь-Цзы кивнул, разрешая ему говорить.

- Естественно, - произнес Цан таким тоном, словно говорил с малым, неразумным ребенком. - Естественно. Ведь войска действуют по распоряжению Сунь-Цзы Ляо как Канцлера Конфедерации, а не Первого Лорда Звездной Лиги. Одно не исключает другого. - Он возвел руки к небу, демонстрируя полную беспомощность. - Но как вы можете обвинять войска Конфедерации в оккупации этих миров, уважаемый Ксиам Ху? Они отказались принять миротворческие войска Звездной Лиги, а это означает, что мы можем рассматривать их как потенциальную угрозу нашей нации.

- Ни один мир Конфедерации больше не будет страдать так, как Хустенг, - добавил Сунь-Цзы.

Ксиам-Ху попытался было возразить, но остановился. Чтобы успокоиться и собраться с мыслями, он сделал несколько глубоких вдохов. "Аккуратнее, - приказал он себе. - Нужно прислушаться к доводам здравого смысла".

- Батальон Пикинеров Черного Ветра был расформирован, как и обещала герцогиня Ляо. Она уполномочила меня начать переговоры о репарациях в пользу Конфедерации. Но вы не вправе ожидать от нас, что Сент-Ивский Союз полностью разоружит войка на границе перед лицом подобной провокации. Мы так просто не покоримся.

- Я понял, - спокойно сказал Сунь-Цзы, полуприкрыв глаза. - Вы не оставляете мне выбора.

- Я готов выслушать ваши доводы, Первый Лорд. Но если...

- Совсем не оставляете выбора, - перебил его Сунь-Цзы спокойным голосом, в котором слышались стальные нотки. - Кроме того, Денбар не единственный мир, на котором надо навести порядок и восстановить спокойствие.

Ксиам Ху поперхнулся и остановился на полуслове, проклиная себя за глупость. Как он мог попасться в такую ловушку? Он не мог поверить в то, что Сунь-Цзы Ляо так откровенно говорит об эскалации вооруженного конфликта.

- Вы не можете этого сделать, - наконец промолвил он, забыв о формальностях. - Наш народ этого не потерпит! Этого не потерпят государства - члены Звездной Лига!

Вот теперь Сунь-Цзы наконец-то взял конверт, переданный ему дипломатом. Не обращая ни малейшего внимания на возмущенные крики Ксиам Ху, он медленно вскрыл конверт так, чтобы все видели, что кроме текста жалобы Кэндис в нем лежит еще несколько документов.

- Вы так считаете, господин Ксиам Ху? Но они уже поддержали меня. Полагаю, четыре против двух - это результаты окончательного голосования.


XXIV

Королевский дворец

Тиан-Тан, Сент-Ив

Сент-Ивский Союз

26 февраля 3061 г.

Кэвдис Ляо сидела за столом в залитой солнцем комнате в окружении широколиственных растений. Она не спеша потягивала утренний кофе, готовясь к разминке тай-чи. Несколько лет назад последний муж привил ей эту привычку, благодаря которой она сохраняла превосходную форму.

Она поставила чашку на белый металлический столик. Жестом Кэндис предложила вошедшей в комнату Симоне Девон присесть напротив нее. Симона села, но в ее осанке чувствовалась явная напряженность. Кэндис отметила это про себя и подумала, что разговор будет нелегким. Похоже, Симона не принесла хороших новостей. Впрочем, вот уже несколько недель, как Кэндис ни от кого не получала хороших новостей.

- Симона, что вы думаете по поводу сложившейся ситуации? - спросила Кэндис, откидывая со лба черные волосы. - Поскольку вы пришли без Каролины Сенг, я полагаю, она не присоединится к нам?

Симона кивнула.

- Она приносит свои извинения, герцогиня. Ей хотелось бы поговорить с вами позже. Поступили новые сообщения с Нашуара и Индикасса. Каролина хотела ознакомиться с ними до того, как беседовать с вами.

- И какие же новости? - спросила Кэндис, почти уверенная в ответе собеседницы.

Симона Дэвон тряхнула непослушными волосами, спутавшимися после долгой бессонной ночи, проведенной за анализом военной ситуации.

- Боюсь, ничего хорошего. Индикасс захвачен. Наши войска подавлены. Легкая Кавалерия Рубинского делает все, что в ее силах, чтобы помешать быстрой победе Конфедерации, но без поддержки Первого полка Казаков нет никакой надежды восстановить контроль над планетой. В Нашуаре... - Она покачала головой. - Нашуар на грани катастрофы. На планете находятся наши внутренние войска и Седьмой полк Федеративного Содружества. Оккупационные войска не могут рассчитывать на мирное разоружение. Сунь-Цзы наверняка пришлет подкрепление, причем очень скоро. И тот факт, что оккупационные войска принадлежат Лиранскому Альянсу, меня очень тревожит.

Кэндис нахмурилась, взяла чашку и сделала небольшой глоток. Хоть что-то сладкое.

- Я надеялась, что эти соединения будут отозваны, когда Катрина заняла трон Нового Авалона.

"Не ожидала, что она перейдет на сторону Сунь-Цзы так быстро, - про себя подумала она. - Разве что Катрина надеется получить что-то от него в обмен на поддержку. Все это мало успокаивает".

- Пятый Лиранский полк настроен проштайнеровски, - сказала Девон. Они всегда сопротивлялись слиянию двух государств. Я не думаю, что они присоединятся к войскам Федеративного Содружества, как Седьмой полк. Там уже были беспорядки.

- Я понимаю, Симона, в каком положении вы окажетесь, если войска Федеративного Содружества и Лиранского Альянса вступят в конфронтацию. Кэндис задумчиво сжала губы и поставила чашку на блюдечко. Легкий звон фарфора разнесся по комнате. - Подобная ситуация рушит карьеры и судьбы. Вы считаете, что мне следует перестать сопротивляться оккупации?

Симона Дэвон встала. Эта хрупкая женщина обладала стальным характером.

- Герцогиня, моя карьера не имеет никакого значения. Принц Виктор направил меня под ваше командование, и Архонтесса принцесса Катрина не отдавала мне никаких иных распоряжений. - Симона слегка расслабилась. Но я отлично понимаю проблему, связанную с Нашуаром. Если вы продолжите сопротивляться оккупации Звездной Лиги, то, что произошло на Денбаре, будет повторяться снова и снова, пока ситуация окончательно не выйдет из-под контроля.

- Все и так повторяется, генерал, - сказала Кэндис, глядя через стеклянную крышу на сапфирово-голубое небо Сент-Ива и путаясь привести мысли в порядок. Какой восхитительный день и какая неприятная беседа! Когда мой племянник установил военный контроль на Денбаре, он перешел границу дозволенного. Дороги назад для него нет. Если он вернет этот мир Сент-Ивскому Союзу, то потеряет лицо и престиж, а этого он не может себе позволить. Подобный поступок подорвет его планы по восстановлению границ Конфедерации. И его грубое обращение с моим представителем это доказывает.

Кэндис посмотрела на Девон. В ней крепла решимость и четкое понимание того, что следует делать.

- Мы не должны отдавать эти миры Сунь-Цзы. Я знаю, что Каролина Сенг считает, что мне нужно уступить Денбар и другие миры, чтобы сохранить Индикасс. И тогда Звездная Лига может настоять на том, чтобы Сунь-Цзы пошел на эту сделку. Но он обязательно вернется. Захват двух сент-ивских миров поможет ему в следующий раз активнее продвигать капелланское единство.

- Тогда нам нужно выиграть время, - сказала Девон. - Сунь-Цзы найдет способ спровоцировать и использовать в своих интересах любые вооруженные инциденты. Мы должны тянуть время, чтобы Звездная Лига наконец-то обратила внимание на наше положение и решилась что-нибудь сделать.

Герцогиня закончила пить кофе и поставив чашку на блюдце, отодвинула ее в сторону.

- Я получила кое-какие сведения от агентов, - сказала она. - К нам движутся несколько соединении наемников, в том числе группа Дабл-Ю, которую мне удалось увести из-под носа у Катрины. Кроме того, мы можем рассчитывать на Аркадианцев и Черных Кобр Бэрра.

Симона прикрыла глаза. Кэндис знала, что ее генерал сейчас роется в своей фотографической памяти.

- Отличные соединения, причем все три. Группа Дабл-Ю очень хорошо оснащена и сможет оказать нам реальную помощь. А Кобры Бэрра до сих пор стараются загладить свою оплошность, которую они допустили в 3057 году.

- Я также приму все меры к усилению наших отрядов сопротивления, добавила Кэндис и подумала про себя: "Сунь-Цзы получит свои инциденты несмотря Hи на что. Поэтому для нас будет лучше подготовиться как следует". - Старайтесь при любой возможности уклоняться от вооруженных столкновений, но тактически рейды в отношении запасов противника я позволяю.

- Позвольте мне сказать еще кое-что, герцогиня. Отзовите Кассандру с Сент-Лориса.

Глаза Кэндис сузились.

- Судя по отчетам, которые я оттуда получаю, она все еще слишком импульсивна. - Герцогиня подняла руку не давая Девон возразить. - Я знаю, что ее действа на Индикассе не привели ни к чему такому, что без этого не случилось бы. Но она сделала неправильный выбор и должна это понимать.

- Да, я согласна, - кивнула Симона. - Но я знаю Кассандру уже несколько лет, герцогиня. Я разговаривал с ней. Она живет по очень высоким стандартам. - Симона вздохнула. - Все мы совершаем ошибки в пылу битвы Кэндис. - Столь неформальное обращение объяснялось тем, что разговор пошел на личные темы. - Но именно на них мы и учимся. Кассандра все понимает, а сейчас она нам очень нужна.

Кэндис не позволила личным чувствам отразиться н ее лице.

- Я слушаю вас, Симона. Что вы предлагаете?

- Поручите ей те тактические рейды, о которых вы говорили. Пошлите ее на Милос или Весталлас. Народ Союза будет приятно увидеть ее на границе, сражающейся вместе с Пикинерами Сент-Ива. Это вдохновит людей не меньше, чем гуманитарная поездка Куан Инь, с которой она отправилась на Денбар.

Герцогиня не смогла сдержать теплой улыбки, скользнувшей по ее губам.

- Да, всего за неделю до капелланского вторжения, это серьезно обеспокоит моего племянника.

Симона кивнула, но со своего не свернула.

- Роль Кассандры не менее значительна, Кэндис. Вы могли бы сделать из нее героя Ляо. Куан Инь, несмотря на очень важную и хорошо проделанную работу, никак не годится на роль героя войны. Молодого Квинтуса почти забыли, да это и к лучшему.

При упоминании о младшем сыне глаза Кэндис затуманились. Действительно, наверное, лучше было, что Квинтуса забыли - ведь он сам к этому стремился и тщательно возводил вокруг себя мощные барьеры. И очень хорошо, что мы внимательно следим за Катриной.

Генерал Девон наклонилась вперед, упершись локтями на стол.

- Кай, конечно, настоящее совершенство. - Она вздохнула. - Но ведь сейчас его здесь нет. А наши с вами дни в кабине боевого робота, увы, остались в прошлом.

- Говорите только за себя, генерал, - сказала Кэндис с несколько преувеличенной гордостью. Однако к совету Симоны следовало отнестись серьезно. "Не слишком ли жестоко я обошлась с Кассандрой? Кай тоже совершил немало ошибок, прежде чем достичь совершенства. Несправедливо судить Кэсс по успехам Кай. Симона права, я сама совершала ошибки, куда более серьезные, чем поступок Кассандры на Индикассе", - подумала она, а вслух произнесла: - Хорошо, Симона. Я составлю соответствующий приказ.

Девон улыбнулась.

- Кассандра не подведет вас, герцогиня.

- Хочу сразу же сказать, что я не позволю ей подвести меня. - Лицо Кэндис снова стало серьезным. - Нам нужно разработать верный план для того, чтобы сдержать наступление Сунь-Цзы. Нельзя позволить ему захватить еще хотя бы один мир.

Хазлет, Нашуар

Сент-Ивский Союз

Морис Фитцджеральд занимался ремонтом своего танка в хазлетских механических мастерских. Он поднял глаза и увидел, что по ангару идет Даниэль Сингх. "Ищет кого-то", - подумал Фитц и продолжил работу. Вместе с механиком он ремонтировал прицел пушки, но краем глаза не переставал следить за своей бывшей напарницей. Даниэль рассеянно смотрела по сторонам, кого-то разыскивая, и тут ее взгляд остановился на Фитце. Она не смогла скрыть своего удивления. Одежда Фитца была в масле, руки по локоть в смазке. Он ничем не походил на бравого водителя боевого робота, каким был когда-то.

Форма же Даниэль была тщательно вычищена и отглажена. Знаки различия показывали, что она уже получила повышение и стала командиром звена нашуарских Внутренних войск.

- Фитц, - сказала она, останавливаясь перед его танком. - Ты весь в грязи.

- Посмотрел бы я на тебя, если бы тебе пришлось чинить миомерную мускулатуру твоего робота, - пожал плечами Фитц. Он передал инструменты механику и спустился к ней. "Она пришла не просто так, - подумал он. Что-то затевается". - Подожди, пока я вымоюсь.

- Все еще занимаешься предсказаниями? - Хотя Даниэль и старалась говорить как можно более непринужденнее, в голосе ее все равно слышался интерес. - Что ж, на этот раз ты выиграл. Даю тебе пять минут.

Умывание заняло всего три. Переодеться Фитц не успел, но ладони и руки помыл довольно тщательно. Они с Даниэль двинулись через ангар к казармам Внутренних войск. В коридоре на них наткнулись два пилота боевых роботов. Увидев в своей вотчине грязного танкиста, они не смогли скрыть удивления, но холодный взгляд Даниэль заставил их промолчать.

- Я еще не поблагодарила тебя, - сказала она, когда пилоты прошли мимо. - Без твоей помощи мой человек погиб бы в каньоне Солт-Ривер.

- Не бери в голову, - пожал плечами Фитц. - Ты не должна благодарить солдата за то, что он нарушил приказ, пусть даже ему крупно повезло.

- Я припомню твои слова, после того как ты встретишься с Неварром.

Неварр? Фитцджеральд припомнил холодную отповедь, выслушанную от командира во время их последней встречи. Неужели Неварр хочет поговорить с ним - ведь прошел уже месяц?

- Я надеюсь, не по поводу рейда лиранских войск? Мои Бродяга не отвечают за действия северного патруля.

Судя по всему, Сент-Ив испытывал отчаянную нужду во всех, кто умел управлять боевыми роботами. Фитц знал о том, что произошло: Седьмой полк потерял трех роботов и одного потеряли Внутренние войска.

Даниэль искоса взглянула на него:

- Хм, я думаю, сейчас тебе ответят на все вопросы.

Расспросить ее подробнее Фитцу не удалось. Они остановились перед дверью и вошли в кабинет.

Неварр выглядел как обычно. В черной форме, он полусидел на краешке стола, сложив руки на груди.

- Сержант Фитцджеральд, - произнес он. - Рад видеть вас снова.

- Я тоже, сэр, - автоматически ответил Фитц, но дружелюбие командира показалось ему подозрительным. Он был уверен, что Неварр не стал бы его вызывать только для того, чтобы расспросить о его здоровье.

- Расслабься, Фитц, - сказал Неварр. - Я не собираюсь тебя терзать. Я хочу, чтобы ты вернулся в наше соединение.

Командир всегда говорил откровенно и без экивоков. Даниэль пододвинула себе стул и села.

- Сержант Манг получил серьезное ранение в инциденте с лиранскими войсками. В команде образовалась вакансия. - Она сделала паузу, а потом уставилась на Фитца непроницаемым взглядом. - В моем звене.

Фитцджеральд нахмурился, его черные брови буквально сошлись над переносицей.

- Я не подчинился приказу, а ты хочешь, чтобы я перешел в твое соединение? Не обижайся, Даниэль, но это самый плохой пример позитивного мышления, какой мне только доводилось видеть.

- Твою кандидатуру предложила она, - вмешался в разговор Неварр, - но одобрил ее я. - Он наклонился вперед, упершись ладонями в колени и устремив на Фитца ледяной взгляд голубых глаз. - Твое неподчинение связано с подготовкой водителя боевого робота. Ты по-прежнему слишком независим. Но ты научился отвечать за своих товарищей. И что еще более важно, на мой взгляд, твои люди не колеблясь бросились тебе на помощь, хотя ситуация была очень тяжелой и на поддержку им рассчитывать не приходилось. Ты завоевал их доверие, а значит, научился быть частью команды.

"Возможно, это самая длинная речь, какую я только слышал от Неварра, - подумал Фитц. - Командир не просто похвалил меня, но и предложил мне то, о чем я так страстно мечтал, ради чего работал. Работал и потерпел неудачу".

- Я польщен, Даниэль, командир Неварр, -произнес он. - Действительно польщен. Ваше мнение очень много значит для меня. - Фитц глубоко вдохнул. - Однако я отказываюсь от предложения.

Даниэль чуть со стула не свалилась. Неварр лишь моргнул, но удивления своего не выдал.

- Ты больше не хочешь быть водителем боевого робота?

- Хочу, и даже сильнее, чем когда бы то ни было. - Фитцджеральд сцепил руки за спиной. Напряженность, владевшая им с самого начала разговора, спала. Он понял, что принял правильное решение. - То, что вы сочли меня готовым, огромная честь для меня. Но это неправильно. Меня не волнует то, что думаете вы. Себя оценить могу только я сам. И я был не прав.

Фитц заметил удивление и разочарование в глазах Даниэль. Понять Неварра, как всегда, было нелегко. Он лишь кивнул, принимая его ответ. Принимая и не осуждая.

Фитц направился к выходу, но у самой двери остановился и обернулся.

- Я дам вам знать, когда буду готов, - произнес он.


XXV

Курорт Дансин

Дансин, Нашуар

Сент-Ивский Союз

13 марта 3061 г.

Покрытые снегом склоны знаменитого лыжного курорта Дансин были пусты. Ни лыжников, ни сноубордистов. Кабинки подъемника сиротливо раскачивались под порывами ветра, стоянка для машин также пустовала. И это было хорошо, потому что на белых склонах дюжина боевых роботов с символикой Дома Хирицу вела бой с таким же числом роботов Седьмого батальона Федеративного Содружества. Седьмой батальон перевели сюда неделю назад, а когда ситуация на Нашуаре обострилась, хозяева курорта поняли, что им лучше не выступать. Три века непрерывных сражений и четыре Войны за Наследие научили их подчинению.

Присутствие гарнизона было расценено как вызов.

Арис Сунь направил своего "Призрака" вниз по склону, стараясь держаться поближе к деревьям - на случай, если его пятидесятитонный робот поскользнется на обледеневшем снегу. Он развернулся, чтобы лицом встретить приближающегося черно-серого "Невидимку", принадлежащего войскам Содружества. Роботов разделяло не более девяноста метров. Впервые за год, прошедший с момента отлета с Сарны, Арис стоял лицом к лицу с боевым роботом Содружества. "Это не капелланец, - думал он. Просто еще один воин Дэвиона, тот самый, кто отобрал у Конфедерации слишком много земель во время Четвертой Войны за Наследие. Мы предложили им мирно уйти. Они не захотели. Больше мы им ничего не должны".

Конечно, Дом Хирицу не собирался вступать в бой так быстро, ведь шел всего лишь второй день их пребывания в Нашуаре. Основной гарнизон Сент-Ивского Союза все еще находился в столице планеты, Хазлете, расположенном у подножия гор, где сейчас и сражались Арис и его товарищи по Дому Хирицу.

Арис выждал, пока перекрестье прицела окончательно сфокусируется на цели. "Призрак" слегка покачивался, так как вражеские лазеры снесли броню с его левой ноги и корпуса. Прицелившись, он нажал спусковой крючок, и огненные лучи, вырвавшиеся из его правой руки, поразили "Невидимку" в левую часть корпуса, расплавив броню, которая окутала робота серым туманом и потекла на снег. Один лазер Ариса вдребезги разнес левую ногу "Невидимки", а второй попал в корпус.

Температура в кабине робота, поднявшаяся еще во время прыжка, после лазерной очереди дошла до предела. Куда бы ни ступал "Призрак", везде поднимался пар от растаявшего снега. Дыша раскаленным воздухом, в котором практически не осталось кислорода, Арис пытался смотреть на экраны, хотя это было непросто, так как пот заливал глаза. Ну что же, выстрел принес результаты - "Невидимка" рухнул. Лазеры Ариса снесли слишком много брони с его левого бока, чтобы ему удалось сохранить равновесие. Вражеский робот копошился в снегу, пытаясь подняться. Наконец ему это удалось, и он отступил, чтобы не дать роботу Ариса совершить прыжок назад.

Арис притаился среди деревьев, пытаясь укрыться, пока температура в кабине немного не опустится. "Невидимка" не заставил себя долго ждать изумрудные лучи его средних лазеров заискрились между деревьев, совсем близко от "Призрака". Арис активизировал большой лазер - один удачный выстрел из нее должен был прикончить "Невидимку". Огненный луч метнулся к правой руке противника и снес с нее почти всю броню.

Вражеский робот начал отступать. Арис глянул на тактические экраны, оценивая, насколько он нужен своей команде в данный момент. Убедившись, что особой потребности в нем не испытывают, он начал преследование "Невидимки", отступавшего вверх по склону. Он не мог дать ему так просто уйти. Выстрел противника стоил Арису полутонны брони с правой руки, но он отплатил сторицей, уничтожив последние остатки брони, прикрывавшие левую сторону корпуса "Невидимки".

"Невидимка" включил реактивные двигатели и взмыл в воздух, пытаясь уйти от "Призрака". Арис перешел на бег, не желая допускать перегрева реактора. Он отлично знал, что другие роботы ему не угрожают - они слишком далеко. Приземлившись, "Невидимка" пустил в ход лазеры и выпустил несколько ракет ближнего радиуса действия. Одна ракета проделала солидную пробоину в корпусе "Призрака". Взрыв повредил гироскоп - важнейшую деталь оснастки робота.

Сжимая рычаги управления, Арис судорожно пытался удержать робота в вертикальном положении, но был вынужден прекратить свои попытки. "Призрак" наклонился вперед, упершись правым плечом в замороженную землю. Арис приготовился к выстрелу. "Это твой единственный шанс", мысленно сказал он противнику. Оба прицела средних лазеров он навел на поврежденную левую ногу "Невидимки". После выстрела обнажились миомерные мышцы, и нога противника подкосилась окончательно.

"Невидимка" заскользил вниз по склону, заваливаясь на левый бок. И в этот момент раздался оглушительный взрыв. На груди "Невидимки" расцвел огненный цветок, повалили клубы черного дыма.

Взорвался отсек боеприпасов! Арис не знал внутреннего устройства "Невидимки", но сразу же догадался, что в его груди сдетонировали невыпущенные ракеты. Огонь заскользил по левой руке робота, подбираясь к корпусу. Он плавил защиту двигателя и остатки брони. "Неужели у такого современного робота нет дополнительной защиты?" - подумал Арис, и в этот момент "Невидимка" взорвался. Куски искореженного металла усеяли снежный склон.

Готово! Арис поднял "Призрака". Впрочем, он понимал, что пилот вражеского робота вряд ли успел катапультироваться. Падение, взрыв и скольжение вниз по склону почти наверняка должны были лишить водителя сознания. Арис так сильно сжал рычаги управления своим роботом, что у него побелели костяшки пальцев. Последние мгновения жизни "Невидимки" ужаснули его.

- Подбил одного "Невидимку", - передал он по каналу связи, хотя в глубине души у него осталось ощущение поражения.

- Я заметил, - откликнулся Рейвен Клируотер. - Если бы мне пришлось ставить тебе оценку, ты получил бы у меня 9,9.

Арис попытался улыбнуться, но улыбка застыла на его лице. Это должна была быть славная битва, триумфальная победа. Но страшная смерть противника оставила в его душе чувство пустоты. Он обвинял воина-федерала в том, что тот украл у него чистую победу, но потом перестал об этом думать.

"У тебя был шанс смириться с мирной оккупацией, - твердил он себе. Я дал тебе второй шанс, когда ты мог уклониться от битвы. Теперь я тебе ничего не должен".

И хотя Арис пытался полностью погрузиться в эту мысль, события на Нашуаре отличались от того, что произошло на Денбаре и даже на Хустенге. "Я воин, - продолжал повторять он. - Я служу Конфедерации. Это мой долг". Он повернул "Призрака" вниз по склону и присоединился к битве.

Территория Юлит,

Депбар

Сообщество Ксин Шенг,

Конфедерация Капеллы

Стоя на небольшом холме, господствующем над речной долиной, Уорнер Долз поднес к глазам бинокль и осмотрел окрестности. На берегу реки дымились остатки двух машин, "Мантикоры" и очень старого "Онтоса". На обеих была видна символика Воинов Хустенга. Сейчас они превратились в груду обломков, но до этого успели заманить по меньшей мере одного робота-разведчика в ловушку. К счастью, его можно будет восстановить. Пикинеры Черного Ветра понесли незначительные потери, хотя было бы лучше обойтись без них.

- Майор Долз! - Чей-то голос прервал его наблюдения. Долз обернулся и увидел одного из командиров звеньев, который протягивал ему только что полученные радиограммы. - У нас есть данные из долины. "Ворона" можно спасти, но им требуются лазеры, которых у нас нет. Водитель робота и четыре члена экипажа машин живы и арестованы.

Батальон практически прикончен, а командиры все еще пытаются придерживаться старых обычаев. Долз пытался как-то объединить своих людей во время битвы, но это ему не удалось. После начала оккупации он вывел Пикинеров Черного Ветра к холмам к югу от Пиндейла, понимая, что Денбар будет захвачен, а к его людям станут относиться как к занозе в заднице. Впрочем, такими они и являлись. Хотя и ненадолго.

- Благодарю вас, командир. Мы скоро получим лазеры, но "Ворона" впредь будем использовать только в целях разведки, - произнес Долз.

Это было начало. Получив три робота местной милиции, люди Долза снова образовывали вполне боевое соединение. Он знал, что им нужны механики и боеприпасы. И тогда они смогут дать достойный отпор врагу.

Он не мог забыть о перенесенном поражении. Мысль о нем постоянно крутилась у него в мозгу. Но это не должно повториться. Настало наше время, мы поднимемся из пепла. Это наш долг перед герцогиней и перед всем Сент-Ивским Союзом.

- Больше никаких ошибок, - сказал Долз, снова поднося к глазам бинокль. - Разберите эти машины на запчасти и возьмите все, что может нам пригодиться. А затем двинемся на юг. Когда этот патруль не вернется на базу, на нас могут обратить внимание.

- Слушаюсь, сэр, - козырнул командир и бросился в радиорубку, чтобы больше не беспокоить командование.

Направив бинокль на берег реки, Долз увидел, что на помощь техникам пришли его люди. Они суетились вокруг обломков, как муравьи. Да, это было начало. Одно звено очень скоро превратится в два, а два - в батальон. Наверняка где-нибудь еще есть очага сопротивления. Внутренние войска Денбара не могли добровольно сдаться Конфедерации. Может быть, мы еще воспрянем. Если только нам хватит времени.

Но пока что время было не на стороне Сент-Ива.


XXVI

Предгорья Хай-Се, Милос

Сент-Ивский Союз

23 марта 3061 г.

Яркий свет звезд лился с ясного полночного неба Милоса. Звезд было так много, что было светло, почти как днем. Кассандра Аллард-Ляо стояла на вершине небольшого холма, направив мощный прибор наблюдения на горизонт. На ней был только легкий комбинезон водителя боевого робота, но дрожала она не от холода, а от возбуждения.

- Они идут, - сказала она, заметив на горизонте какое-то движение. Как мы и рассчитывали.

Капитан Джулиус Скаврос, командующий Первым полком, кивнул.

- Они должны пройти между этими двумя холмами. Мы готовы к встрече.

Как Фузильеры Третьего полка Канопуса так быстро отследили прибытие Второго батальона Пикинеров Сент-Ива, Кассандра могла только догадываться. То ли у них было лучшее оборудование, то ли мы не заметили пехотный патруль - не важно. Увеличение количества патрулей в этом районе позволило Пикинерам устроить ловушку. Три соединения расположились в разных точках, и Кассандра сумела правильно выбрать место. Это давало ее людям серьезное преимущество, не говоря даже о моменте неожиданности. Свои шансы она оценивала как два к одному. Впрочем, эффект неожиданности недолго будет являться для них преимуществом. "Почему мне кажется, что они будут настороже? - думала Кассандра. - Ведь даже местные фермеры, земли которых мы пересекали, не догадываются о том, что мы здесь".

Она потерла руки, словно пытаясь их согреть. Почему же она так нервничает?

- Приступим, - произнесла Кассандра. Офицеры заскользили по склону к подножию, где стояли их роботы. Кассандра все еще продолжала обдумывать причины охватившего ее беспокойства. - Вы уверены, что сможете и дальше сохранять тишину? Я не хочу, чтобы подкрепления появились до прилета нашего шаттла. Нам потребуются все силы, на которые мы можем рассчитывать.

- Пока мы находимся поблизости от "Спектра", которым управляет лейтенант Фрейкс, все будет в порядке. Его модифицировали так, что сохранились только частоты наших собственных каналов.

Скаврос отсалютовал и направился к своему "Гэлоугласу", стоявшему в тридцати метрах от подножия холма.

Кассандра по веревочной лестнице забралась в кабину своего "Цестуса" и закрыла за собой люк. Она скинула комбинезон, стащила тяжелые ботинки и быстро расположилась в кресле управления, сразу же подключив датчики хладожилета и нейрошлема к системе. Все функционировало нормально. Кассандра вышла на безопасную частоту и связалась со своими воинами:

- Всем включить двигатели для прогрева и проверить вооружение. Выступаем через две минуты.

"И если нам повезет, холмы прикроют нас до тех пор, пока для войск Канопуса не окажется слишком поздно, - подумала она. - Я покажу им, во что обойдется союз с Конфедерацией!"

- Наступают! - послышался чей-то голос в наушниках. - Наступают сзади!

На тактическом дисплее Кассандры появились три маленьких кружочка. Это были колесные машины, но компьютер пока не мог определить их тип. Коды постоянно менялись. Сначала компьютер идентифицировал машины как "Хозяев Саванны", потом как БМП и, наконец, как легкие грузовые транспортники. Огни одной из машин скользнули по холму, за которым укрылся ее "Цестус", и Кассандра оказалась на виду. Просвистевшая рядом с кабиной пуля доказала, что приближающиеся были настроены враждебно.

Они атакуют с помощью ружей? Это простые пехотинцы? Внутренний голос подсказал Кассандре, что перед ней новая угроза, которая так беспокоила ее. Она развернула "Цестус" так, чтобы видеть противника. Ей на помощь пришел другой Пикинер. Из малого лазера он подбил одну из машин. Рубиновый луч пронизал ночной воздух и впился в незащищенную машину. Та мгновенно взорвалась. Оранжевое пламя осветило две другие машины. Одна из них оказалась простым пикапом. В кузове стояли двое мужчин и ожесточенно палили по боевым роботам из винтовок. Вторая была обычным гусеничным трактором. Вот почему компьютер не мог их опознать! Он просто не был рассчитан на гражданскую технику.

- Не стрелять, это гражданские! - приказала Кассандра. Но вот что они здесь делали, она не имела ни малейшего представления. Впрочем, никакой засады уже не получится. - Атакуем Фузильеров первыми! Они знают, что мы здесь. Лейтенант Фрейкс, в атаку!

Кассандра включила реактивные двигатели и скачком переместилась на вершину ближайшего холма, чтобы увидеть полную картину боя. Она приземлилась среди тополей, сломав несколько огромных деревьев своим массивным роботом. Два звена Фузильеров разбились на пары и заняли оборону. Старые машины, почти все очень старые.

"Как и большинство техники Внутренних войск, нанятых Конфедерацией, подумала Кассандра. - Что ж, теперь наш ход". Несправедливая получится борьба, учитывая слабое вооружение противника. Но и оккупация Сент-Ива войсками Конфедерации тоже была несправедливой.

Кассандра выбрала "Витворфа", который находился так близко, что она могла прицелиться в него без помощи техники, и выстрелила в него из винтовки Гаусса и двух больших лазеров. Огненные лучи прорезали тьму и поразили правую руку и левую часть корпуса вражеского робота. Снаряд тоже попал в цель - броня на правой части корпуса разлетелась на куски. Ей удалось также повредить и пусковую ракетную установку. "Витворф" уже не сделает ответного выстрела. После ее атаки он стал совершенно беспомощным.

Волна жара захлестнула ее кабину. Впрочем, охлаждающие установки "Цестуса" быстро справились с этой проблемой. В другое время Кассандра обязательно прикончила бы "Витворфа", который предпринимал хоть и тщетные, но упорные попытки подняться. Однако сейчас значительно важнее было поразить как можно больше роботов Канопуса, присланных для поддержки войск Сунь-Цзы. Пока она искала следующую жертву, новенький "Маршал", изготовленный явно за пределами Магистрата, облегчил ей задачу, выпустив в спину ее "Цестуса" пять ракет и лазерный заряд. "Цестус" покачнулся, но Кассандре все же удалось удержать робота в равновесии.

Кассандра мельком глянула на монитор повреждений. Оказалось, что на левой ноге потеряна четверть брони, зато ракеты оставили на корпусе просто царапины. Кассандра направила прицел на силуэт "Маршала", но ей мешали деревья. Она все же выстрелила из винтовки Гаусса, одновременно пустив в действие большие и средние лазеры и решив положиться на случай.

Случай оказался на стороне "Маршала". Ферроникелевый снаряд снес огромный тополь, а большие лазеры подожгли ветки стоящих рядом деревьев. И только выстрел из двух средних лазеров попал в противника. Левая рука и корпус "Маршала" потеряли около полутонны брони. Не самый удачный выстрел, Кассандра! Могла бы и получше.

- "Коммандос" в секторе два-пять-девять. Аккуратнее... - раздался голос ее товарища по команде в наушниках.

Смахнув с лица пот и приготовившись к следующему выстрелу, Кассандра почти не обратила внимания на сообщение о том, что робот Магистрата находится в пределах досягаемости робота Фрейкса. Но потом она поняла, что вражеский робот оказался за ним, где достать его практически никто не мог. Зато она с вершины холма вполне могла это сделать. Кассандра навела прицел на правую границу экрана, развернув корпус "Цестуса" так, чтобы вражеский "Коммандос" оказался в пределах досягаемости. Понимая, что визуально ей противника не заметить, она решила положиться на термальные датчики.

Кассандра выстрелила, не дожидаясь, когда оружие придет в полную боеготовность. Красные и синие лучи вылетели из рук ее "Цестуса" в направлении конечностей вражеского робота. Затем, для верности, она выстрелила еще и из винтовки Гаусса. Снаряд попал "Коммандос" чуть ниже колена, снес броню и обнажил титановые кости. Этот выстрел лишил робота возможности обороняться, поскольку он утратил способность к передвижению.

- Кто-нибудь, разгребите эту грязь, - приказала она, гордая таким удачным выстрелом.

Внезапно целый град лазерных лучей посыпался на нее. Лучи попали в голову и корпус, из-за чего ей пришлось отступить. "Маршал", воспользовавшись ее беспомощностью, приблизился к ней на опасное расстояние. Тополя пылали вокруг нее. Положение Кассандры становилось все более и более сложным.

Кассандра быстро справилась с головокружением и попыталась удержать "Цестуса" в вертикальном положении. Нейрошлем передавал ее чувство равновесия гироскопу робота, но этого было недостаточно. Она стала совершать движения руками и ступнями, чтобы положение "Цестуса" стало более устойчивым. Ей удалось выпрямить робота, и она бросилась вдогонку за "Маршалом". У нее было вдвое больше роботов, чем у противника, но почему же никто из ее товарищей не добил его?

Ответ, который напрашивался сам собой, пугал своей простотой. Никто не стрелял в "Маршала", как никто не стрелял и в "Витворфа". Потому что она делала это. Она вспомнила диск с записью сражений брата во время вторжения Кланов и некоторых сражений матери в бытность ее водителем боевого робота. Сколько раз Кассандра становилась свидетелем того, что водители боевых роботов не приходили им на помощь, считая, что Кай и Кэндис могут принять их вмешательство за оскорбление. Тогда она считала, что это знак уважения.

"Маршал" тем временем принялся карабкаться на ее холм, чтобы выстрелить ей в спину. Кассандра крутанула корпус "Цестуса", пытаясь взять его на мушку. Второй робот, сражавшийся на склоне холма, действовал на руку Кассандре, позволяя ей спокойно прицеливаться. И тут "Маршал" очутился прямо на гребне, на котором стоял ее "Цестус". Он оказался так близко, что она смогла рассмотреть символику Фузильеров и эмблему, говорящую о том, что водитель являлся командиром звена. "Самый опытный противник, - подумала она. - Ты хотела узнать, насколько ты хороша, Кассандра? Что ж, вот тебе и шанс!"

Изумрудный луч вырвался из лазера, вмонтированного в правую руку "Маршала". Второй луч исходил из его корпуса. Два выстрела слились в один. Большой лазер буквально испарил остатки брони на правой стороне корпуса ее робота, а средний повредил остававшуюся целой правую руку. Одновременно с этим вражеский робот принялся теснить ее "Цестуса", пытаясь воспользоваться преимуществами неровности ландшафта. Кассандра отступила.

И тут же выстрелила из винтовки Гаусса. Расстояние было небольшим, и она промахнулась, но это уже не решало исход битвы. Большие лазеры "Цестуса" выплюнули огненные лучи в верхнюю часть корпуса "Маршала", а средние поразили его в правую руку и ногу. Рубиновые лучи плавили броню или просто отрезали от нее огромные куски. Расплавленный металл капал на землю. "Надеюсь, вы обратили на меня внимание", - думала Кассандра, довольная своим выстрелом, уже не в первый раз за это сражение.

Она почувствовала содрогание земли и услышала грохот сокрушаемой брони. "Маршал", лежащий на земле, дотянулся до ее ноги и вцепился в нее мертвой хваткой. Кассандра с легкостью удержалась на ногах, а потом пнула противника со всей силы. Миомерные мышцы, способные выдержать вес ее шестидесятипятитонного робота, придали ее пинку невероятную силу. Ступня "Цестуса" врезалась в правый бок "Маршала", сокрушила броню и впилась во внутренние конструкции робота.

В наушниках, встроенных в нейрошлем, зазвучали голоса. Пикинеры докладывали о поражении и уничтожении нескольких роботов противника. Сами же Пикинеры потеряли всего одного робота, да и то его легко будет починить. "Черному Джеку" повредили ногу. "Маршал" рухнул на землю и опустил руки. Кассандра расценила его поведение как знак полной капитуляции.

Командиру патруля Фузильеров следовало бы запросить условия сдачи. "Не может быть никакой сдачи, не должно быть", - думала Кассандра, чуть было не открывая огонь по вражескому роботу.

- Фрейкс, - позвала она. - Выключите свою глушилку, я должна поговорить с "Маршалом".

Выждав несколько секунд, она вышла в эфир на общей частоте.

- Говорит майор Кассандра Аллард-Ляо. Вы сдаетесь? Голос противника был слабым, на него накладывались помехи, но принадлежал он, несомненно, женщине.

- Не хотела бы, но приходится. Какой выкуп вам нужен, чтобы мои люди могли отступить с поля боя?

Кассандра поразилась. Почему-то она была уверена, что ее противник мужчина. Она забыла, что в армии Магистрата Канопуса большинство составляли женщины. Кассандра сглотнула и прочистила горло.

- Мы не берем выкупа. Моя миссия заключается в том, чтобы захватывать все материальные ценности и оборудование, которое может быть конфисковано силами Конфедерации Капеллы на Хустенге и Денбаре. Ваши люди будут взяты в плен для дальнейшего обмена пленными.

- Тогда мы будем сражаться до конца, майор Ляо. И все смерти будут на вашей совести!

Температура в кабине "Цестуса" понизилась до приемлемого уровня, дышать стало легче. Кассандра присвистнула.

- Однако, когда вы вели своих людей в бой, вы в любом случае рисковали их жизнями, не так ли? Кроме того, исчезновение вашего соединения отвлечет силы противника на ваши поиски, и тогда они не смогут напасть на силы Сент-Ивского Союза.

Кассандра чувствовала, как ярость постепенно уходит. Она знала, что командир Фузильеров будет пытаться убедить ее в обратном.

И она не разочаровалась в своих ожиданиях.

- Два моих человека были вынуждены катапультироваться из-за столкновения с гражданским грузовиком, - сказала командир Фузильеров. Искать нас не будут. В моем распоряжении четыре действующих робота, если считать и "Команде" с оторванной ногой. Я готова сдать вам своего "Маршала" в обмен на трех остальных роботов и свободу для всех моих людей. Я полагаю, что Первый Лорд Ляо возместит наши потери из захваченного у вас оборудования, а может быть, пришлет нам новые разработки Конфедерации.

Кассандра даже зубами скрипнула, услышав, с каким почтением ее противница говорит о Сунь-Цзы. Но затем она успокоилась. Что в такой ситуации сделали бы Кай или Кэндис? Впервые она не была уверена в том, что оба поступили бы одинаково. Кай никогда не стал бы медлить с тем, чтобы прикончить "Маршала". Мать скорее всего выдвинула бы более выгодные для нее условия и, применив свой талант политика, добилась бы своего.

Но Кассандра не была ни Кай, ни Кэндис.

Ей нужна была только победа. Пусть не полная победа, о которой она столько мечтала, но это только начало.

В темноте кабины своего робота Кассандра кивнула:

- Я принимаю ваши условия, командир.

В следующий раз она обязательно добьется большего.


XXVII

Небесный Дворец Зи-Джин-Ченг (Запретный Город), Шиан

Сообщество Шиана

Конфедерация Капеллы

1 апреля 3061 г,

Сунь-Цзы пододвинул кресло так, чтобы удобнее было смотреть на аквариум в углу кабинета. Низкое гудение насоса, перекачивающего воду, было почти неслышным. Гораздо более шумно вели себя дворцовые служащие, спешащие по своим утренним делам. Однако Канцлер не обращал на шум никакого внимания, углубившись в созерцание рыбок. Он был очарован огненно-красной китайской бойцовой рыбкой, которая грациозно скользила между яркими неонами и маленькими серебристыми рыбками-ангелами.

- Ну что, Кай, - задумчиво произнес Сунь-Цзы, обращаясь к бойцовой рыбке, замершей между водорослями, - вернулся ли ты к Виктору?

Ему всегда хотелось унизить двоюродного брата, Кай Аллард-Ляо, пусть даже в мелочах. Неудивительно, что он назвал аквариумную рыбку его именем. Впрочем, особым унижением это вряд ли можно было назвать. Рыбка обладала сильным характером и была очень осторожной, в точности как Кай. Ее огромные, широко расставленные глаза постоянно следили за Сунь-Цзы, не давая ему забыть о том, чье имя она носила. Кай тоже никогда не забывал о Шиане. И сейчас он наверняка оценивает ту угрозу, которую Конфедерация Капеллы представляет для семьи Аллард-Ляо, владеющей Сент-Ивским Союзом. К счастью, в Кае всегда перевешивала воинская сторона его натуры, политические интриги были ему чужды.

Но тем больше поводов опасаться кузена. Сунь-Цзы нахмурился.

За последние два года Канцлер несколько раз подсаживал других бойцовых рыбок к своему любимцу, желая посмотреть на их бои. И Кай ни разу не проиграл. Он всегда с легкостью побеждал своих соперников. Конечно, Сунь-Цзы мог бы расценить это как плохой знак, но, к счастью, нездоровая увлеченность Кая различными предзнаменованиями, проклятиями и другим религиозным вздором служила ему постоянным напоминанием о бессмысленности подобных верований. Впрочем, однажды он подсадил в аквариум другую рыбку, Победителя. Кай и Победитель не стали драться, уклонялись от встречи друг с другом и просто поделили территорию. Сунь-Цзы разозлился, выловил Победителя и выбросил его в мусорное ведро. Неудачный тогда выдался день.

Но он никогда не называл бойцовых рыбок своим именем, чтобы выставить их против рыбки, носящей имя кузена. Хотя он не верил в предзнаменования, но и искушать судьбу без нужды ему не хотелось. Сунь-Цзы задумчиво провел длинным, заточенным ногтем по подбородку. Кай считался лучшим водителем боевого робота в своем поколении. Может быть, самым лучшим. Если бы Кай остался дома, Сунь-Цзы вряд ли решился бы напасть на Сент-Ивский Союз именно сейчас.

Но Кай улетел вместе с Виктором покорять Кланы. Даже если он вернется, будет уже слишком поздно.

- Малыш Виктор, - прошептал Сунь-Цзы, и губы его искривились, словно он улыбался своему отражению в стекле аквариума. - Что ж, отдыхай на Люсьене.

Канцлер громко рассмеялся, наслаждаясь звуком собственного голоса. Как бы ему хотелось оказаться рядом с Ивонной Дэвион, когда та сообщила своему лишенному трона брату о том, что она утратила свое королевство. По сообщениям Маскировки, Виктор Штайнер-Дэвион с остатками Особого Отряда Змеи и собственных войск вернулся во Внутреннюю Сферу две недели назад, узнал печальные известия и очутился в ссылке на Люсьене. Экспедиционный отряд доставил на планету тело Моргана Хассек-Дэвиона, который когда-то был главной опорой Кэндис.

"Удачный сегодня день", - подумал Сунь-Цзы.

Лишь немногие новости, полученные за последние двадцать четыре часа, можно было счесть неблагоприятными. Доклады Талона Цана свидетельствовали о том, что войска Сент-Ивского Союза начали испытывать нехватку боеприпасов и техники. Недавние рейды войск Кэндис против баз поддержки на Спорных территориях провалились. Элитные наемные соединения, к помощи которых прибегла герцогиня, надежд ее не оправдали. Пожалуй, даже если Кай вернется и встанет во главе Первого полка Пикинеров Сент-Ива, это не повлияет на заключительную стадию игры.

Миры Рубежа Хаоса все еще сопротивлялись его возвращению, причем гораздо упорнее, чем предполагалось, но все это были мелочи. Из всех Спорных Территорий только Вэй и мощный гарнизон Плейона представляли собой реальную угрозу. Да еще движение "Свободный Тихонов", как ни старалась Катрина его подавить, продолжало сопротивляться изо всех сил. "Надеюсь, она все же постарается, - думал Сунь-Цзы. - Ничто не подпитывает гражданский огонь так, как активные репрессии. Несмотря на то что дэвионовская пропаганда во всех смертных грехах обвиняет Конфедерацию, у них самих рыльце в пушку. Их власть удерживается только силой оружия".

Сколько нитей сейчас сошлось в его руках и уходило за горизонт! И пусть некоторые из них пропитаны кровью, даже капелланской кровью. Любой узел нужно развязать, а сотканный из них ковер превзойдет все созданное ранее.

Наоми Центрелла - еще одна ниточка из тех, что должны будут в финале связаться в единый узел - скоро прибудет на Детройт во главе колониальных войск и капелланских полков, чтобы спасти свою мать и положить конец смехотворному заговору Малыгина. И после этого Сунь-Цзы распространит известия о том, что ее старшая сестра мертва, погибла в сражении с Кланами под командованием Виктора. И тогда Наоми приблизится к трону Магистрата. "Они с матерью значительно укрепят мое положение в борьбе с Федеративным Содружеством - кого беспокоит то, что Виктор более не является его правителем? К тому же я не виноват в смерти Данаи. Просто подарок судьбы".

Сунь-Цзы подвинулся на краешек кресла. Как хотелось ему сейчас просто удобно устроиться перед аквариумом и отложить все проблемы на завтра! Но поступить так он не мог. "Сейчас мне удалось всего лишь одержать несколько мелких побед, которые укрепили мое царство, - думал он, - и обещают хорошие перспективы на будущее. Но победы эти не абсолютны. Завоеванное нужно защитить".

Он поднялся, зажег еще одну ароматическую палочку с запахом сандала и принялся расхаживать по кабинету. Осознать проблему до того, как она воплотится в реальность, нелегко. Пока что, насколько он мог сказать, его планы развивались совершенно стабильно. До следующей Конференции Звездной Лиги осталось шесть месяцев. Еще полгода он будет оставаться на посту Первого Лорда. За это время ему надо установить над Сент-Ивом полный военный контроль и окончательно укрепиться в этом регионе. Да и еще кое-где.

Поскольку рассчитывать на полную победу над Сообществом Тихонова к ноябрю не приходится, даже если пойти на определенные жертвы, то будет лучше прибыть на Таркард не только с военным конфликтом на Сент-Иве как главным результатом его деятельности на посту Первого Лорда. В конце концов, он поддержал действия Внутренней Сферы против Клана Дымчатого Ягуара, помог быстро восстановить разбитые армии, но все это померкнет перед лицом абсолютной победы Виктора и постоянными жалобами Кэндис.

"Мне нужно вывести из равновесия других членов Совета, - думал Сунь-Цзы. - Заставить их сосредоточиться на том, что выгодно мне, и не позволить им объединиться против меня. Поддержка Катрины очень ограниченна. Она бросит меня, как только я назову ее своей преемницей и это решение будет одобрено. Она предаст меня точно так же, как я сам предал бы ее. Я могу рассчитывать на Томаса, но маленький Джанос Марик абсолютно здоров, да и ходят слухи о втором ребенке. Я даже не могу быть уверенным в том, что опасность, которой Изис подвергалась на Хустенге, послужит для Томаса веским аргументом".

Изис Марик - вот еще одна проблема, хотя решать ее придется не сегодня. Сунь-Цзы покачал головой. "Надо что-то придумать, - думал он. Мне нужна победа, которая вернула бы мне былой престиж и заставила окружающих относиться ко мне с опаской".

Впрочем, чем это могло бы быть, сейчас он сказать не мог.

Но отступать от своих планов относительно Сент-Ива Сунь-Цзы не собирался. Стабильное присутствие на Сект-Иве подразумевает установление мира в этом регионе. Сунь-Цзы остановился перед большим французским окном и стал смотреть на серые небеса, нависшие над столицей.

- Если у вас еще и остались какие-то сомнения на мой счет, дорогая тетя Кэндис, - прошептал он, - то в скором времени у вас их не будет.

Королевский дворец Тит-Тан, Сент-Ив

Сент-Ивский Союз

Кэндис тихо вошла в военный кабинет, не желая прерывать совещание, которое Каролина Сенг проводила со старшими офицерами. Жестом руки она остановила охранников, пытавшихся доложить о ее приходе, и не стала проходить в комнату, а остановилась возле дверей. Каролина изучала топографическое изображение разбитых боевых роботов. Результат последней битвы или новые планы?

- На Нашуаре мы терпим сильные потери, - произнес один из офицеров, указывая на останки роботов, громоздившиеся друг на друге. - И это доказывают полученные нами материалы.

"Так, - подумала Кэндис, - значит, речь идет о последних событиях. Очень неприятно".

- Силы Лиранского Альянса, выступающие под флагом Звездной Лиги, значительно усилили давление на наши войска, так как им на помощь пришел Дом Хирицу, - продолжал офицер. - Седьмой полк пока держится, но силы их на исходе.

Генерал Симона Девон покачала головой.

- Они продержатся столько, сколько будет нужно. - Она посмотрела на Каролину Сенг, отвечающую за политику Союза в целом. - А вот если бы им в подкрепление послать одно из новых наемных соединений, тогда они смогли бы удержать северные границы Нашуара.

Сенг кивнула с отсутствующим видом. Сейчас все ее внимание было сосредоточено на голографическом изображении.

- Вы ухе обдумывали, какое соединение подошло бы для этой цели? спросила она.

- Аркадианцы, - быстро ответила Девон. - У них служат в основном бывшие жители Федеративного Содружества, поэтому их интеграция в наши структуры должна пройти безболезненно. К тому же их тактика очень напоминает нашу.

Кэндис уже не в первый раз была приятно удивлена уровнем осведомленности Симоны. "Хорошо, что она у нас есть. Впрочем, она настолько лояльно настроена к Виктору, что Катрина вряд ли захочет, чтобы она вернулась", - подумала Кэндис.

- Я изложу вашу просьбу герцогине, - сказала Каролина. - Уверена, что соответствующий приказ вскоре будет издан.

Кэндис тактично откашлялась, давая понять, что она здесь.

- Я не возражаю, полковник Сенг. К чему возражать против здравых решений? - А про себя она подумала: "И если это решение сможет хоть как-то облегчить положение войск Симоны, это самое малое, что я могу для нее сделать". - Есть ли еще проблемы, требующие моего вмешательства? Пока я здесь, я с радостью их решу.

Никто не осмелился обратиться к ней с просьбой, но Кэндис отчетливо прочитала сомнение в глазах Каролины Сенг.

- Вы что-то хотели сказать, Каролина?

- Наши войска все еще действуют, исходя из принципа минимальной силы, - неуверенно начала Каролина. - Но за последнюю неделю агрессивность войск Сунь-Цзы значительно возросла. Мы несем серьезные потери. Я понимаю, что подобные действия могут привести к эскалации конфликта, но...

- ...но избежать этого уже невозможно, - закончила за нее Кэндис. - И это поднимет дух у наших людей. Я на это очень надеюсь. - Герцогиня кивнула в сторону голографической карты. - Я надеялась, что нам удастся протянуть время до следующей Конференции Звездной Лига. Но Сунь-Цзы не намерен давать нам это время.

- Речь идет не только о Нашуаре, - вмешался офицер Второго батальона Пикинеров Сент-Ива. Он был всего лишь капитаном, но, поскольку Каролина сочла возможным пригласить его на это совещание, в компетентности его сомневаться не приходилось. К тому же он чувствовал себя достаточно уверенно, чтобы высказывать свое мнение. - Весталлас и Брайтон готовы к сопротивлению, особенно после прибытия Кирасиров Маккаррона. Они нуждаются в подкреплении. Надо развязать руки нашим солдатам, чтобы они могли связать захватчикам руки.

- Связать руки? - переспросила Кэндис. - Вы считаете, что противник не намерен задерживаться на этих мирах и добиваться полного примирения?

Капитан отрицательно покачал головой.

- Я изучил действия Кавалерии, герцогиня. Они покинут эти миры, как только убедятся в том, что другим соединениям капелланской армии будет где развернуться. Уверен, что их целью является Тага, а может быть, и Сент-Лорис. Это выглядело бы вполне логично.

Сенг кивнула, выражая согласие со словами молодого офицера.

- Я тоже так считаю. Сунь-Цзы хочет отбросить нас назад, хочет заставить нас обороняться на территории Союза. И тогда он отступит и сможет консолидировать миры первой волны, пока мы будем сосредоточены на обороне вторичных целей.

Кэндис нахмурилась. Подобный план казался ей вполне логичным, но таковы ли на самом деле замыслы Сунь-Цзы?

- А что, если нам применить ту же тактику, что и при подавлении заговора Марика-Ляо в пятьдесят седьмом году?

- Теперь Сунь-Цзы располагает всей силой Лиги Свободных Миров, ответила Каролина. - Однако он более ограничен в ресурсах. Несмотря на то что на его стороне выступили войска Магистрата, ему приходится направлять силы на усмирение региона Новых Колоний и Рубежа Хаоса.

- И он захочет укрепить свою позицию до конференции на Таркарде, задумчиво произнесла Кэндис, обдумывая новые преимущества, которые захотел получить ее племянник. В ее мозгу забрезжила слабая надежда на то, что им удастся помешать его планам. - Что ж... Укрепите наши позиции на пограничных мирах наемными войсками. Я оттягивала этот шаг до последней минуты. Но, похоже, пришло время заставить Сунь-Цзы заплатить сполна.

Кэндис повернулась и направилась к двери, но на полпути остановилась и обратилась к своим офицерам:

- Так или иначе, но мы прекратим эту войну.

КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ СМЕРТЕЛЬНЫЕ ПОЛЯ

Причина, по которой солдаты убивают противника, это ярость.

Сунъ-Цзы, "Искусство войны"

К сожалению, большинство генералов забывает о том, что у палки два конца.

Сунь-Цзы Ляо. Запись в дневнике, 28 июля 3059 года, Шиан

XXVIII

Парк Ши-Цонг-Ксин

Пиндейл, Денбар

Сообщество Ксин Шенг, Конфедерация Капеллы

15 апреля 3061 г.

Теплый ветер разносил по центральному парку Пиндейла аромат травы, смешанный с запахом сырой земли. Воины Хустенга и жители города пытались ликвидировать последствия февральского боя. Ни Тен Дхо, не выпуская из рук лопаты, остановился, вытер пот со лба и откинул назад начавшие седеть волосы. Физический труд под теплым солнцем заставил сердце старого воина забиться так, как оно никогда не билось, когда он сражался в боевом роботе. Прежде чем вернуться к работе, он не удержался и погладил новые знаки отличия на воротничке - после того боя его сделали полковником.

- Все не нарадуетесь, санг-шао? - Сао-вэй Ху Фен смотрел на командира с теплой улыбкой, столь редкой на его мрачном лице. Сегодня Фен находился в особенно приподнятом настроении. Он вонзил свою лопату в груду земли и начал забрасывать выжженный шрам, оставленный на почве очередью из ПИИ.

Свежеиспеченный полковник рассеянно кивнул. Получив материалы и оборудование от Дома Хирицу, а также приказ от Канцлера о расширении отряда, он отправил небольшую команду на Хустенг для вербовки новых рекрутов. В приказе Канцлера говорилось, что они имеют право реквизировать вооружение внутренних войск Хустенга и набирать в свой отряд пехотинцев, чтобы иметь возможность сформировать батальон поддержки. Удивительно, но финансовый департамент без возражений завизировал этот приказ. Дхо был повышен в должности, а также получил право повышать своих людей в соответствии со штатным расписанием.

"Но когда такое было, чтобы полковники занимались земляными работами?" - думал Дхо. И ответа на свой вопрос он не получил.

За исключением одного боевого робота и нескольких звеньев пехоты, которые патрулировали Пиндейл и охраняли свой шаттл в космопорте, все Воины Хустенга работали в парке. Неделя гуманитарной помощи имела главный приоритет - таков был приказ сначала Куан Инь Ляо, а затем и самого Канцлера. Бои в Пиндейле и его окрестностях почти прекратились, хотя отдельные гражданские все еще доставляли определенное беспокойство, из-за чего Дхо пришлось выделить одно звено боевых роботов для охраны парка. Другие соединения были отправлены в разные города Денбара, чтобы закрепиться на планете и подавить сопротивление непокорных внутренних войск. Судя по отчетам, а также по исчезновению нескольких патрулей, организованное сопротивление Конфедерации крепло, и санг-шао Дхо явно придется иметь с этим дело, правда, не сегодня.

Сегодня был день демонстрации доброй воли и единения всех новых граждан Конфедерации Капеллы.

Основная идея восстановительных работ заключалась в том, чтобы воины осознали свою ответственность за ущерб, который они причиняют своими действиями, а для этого им пришлось восстанавливать разрушенное своими руками. С утра солдаты вооружились лопатами, граблями и другим инвентарем, одолженным в местном департаменте городского благоустройства, и приступили к восстановлению изуродованного парка. Некоторые занимались земляными работами, как и санг-шао Дхо. Другие убирали сломанные деревья и сажали новые. Больше всего людей было направлено на восстановление пруда, вода из которого утекала через огромную трещину, образовавшуюся после прогулки "Победителя" Дхо.

Восстановление пруда должно было расположить к солдатам Капеллы местное население. Этот пруд всегда считался гордостью парка. Восстановительные работы шли всего шесть часов, однако позитивные сдвиги были уже заметны. Почти все утро Воины Хустенга трудились в одиночестве. Около полудня в парк потянулись жители Пиндейла, так что рабочих рук прибавилось. Один из гражданских даже притащил с собой тачку, на которой теперь возил землю, чтобы засыпать следы ног боевых роботов, оставленные на газонах. Не слишком большая помощь, но это только начало.

Рация, пристегнутая к поясу Дхо, подала признаки жизни, и из нее послышался знакомый голос, пробивающийся через помехи:

- Санг-шао, говорит сао-шао Эванс. Получены два сообщения из космопорта, сэр. Хотите вначале узнать хорошие новости или сразу начнем с очень хороших?

Дхо слегка нахмурился. Пот заливал ему лоб и глаза. Он потер подбородок и отстегнул рацию от пояса. Эванс в захваченном "Черном Джеке" патрулировал окраины парка. Робот ему достался довольно старый, но ничем другим заменить "Дженера" пока не удавалось. "Думаю, нужно спокойно поговорить с Эвансом, - подумал Дхо. - Он очень сильно опоздал, когда должен был броситься на поддержку Рейнджеров Аркады". Впрочем, портить настроение подчиненному прямо сейчас ему не хотелось. Дхо включил передатчик:

- Начинай с хороших, Дэнни.

- С Кавалерией противника покончено. Просят вашего разрешения для расформирования вражеского отряда.

Судя по всему, это было Третье звено Внутренних войск Денбара, которое продолжало сопротивляться с самого начала капелланской оккупации. Дхо улыбнулся. Решение Мастера Нона о конфискации вооружения и оборудования сопротивляющихся соединений явно вызывало озлобленность и сопротивление со стороны воинов, вынужденных вернуться к гражданской жизни. Впрочем, большинство соединений либо заняли нейтральную позицию, либо открыто перешли на службу Конфедерации. Дхо усмехнулся. Отличный ход.

- Передайте, пусть действуют по своему усмотрению, - ответил он. Хотя я бы предпочел, чтобы они вернулись в тот же город, откуда прибыли.

- Я полагаю, сэр, именно это они и собираются сделать.

Дхо кивнул. Он был удовлетворен, но сомнения по поводу выбора командира этого соединения не переставали его терзать. Нет, он не мог сказать, что зонг-шао Илза Кашгучио была некомпетентной и не подходила для подобной должности, но в этом чувствовалось явное отклонение от традиций Капеллы. Когда это было, чтобы пилотами боевых роботов командовал командир звена поддержки? Впрочем, Воины Хустенга и так уже нарушили множество традиций, хотя Дхо и считал их устаревшими и тормозящими развитие армии. Он снова включил передатчик.

- Ну, а теперь переходи к лучшим новостям.

- Легионеры Маршигамы уже на орбите. Они везут нам новых роботов и уже в ближайшее время приземлятся на восточном континенте.

Легионеры? Дхо поморщился, услышав радостный вопль сао-вэя Ху Фена... Легионеры были одним из старейших отрядов наемников, связанных тесными узами с Конфедерацией Капеллы. Это соединение давно усвоило стиль Кирасиров Маккаррона. Однако они отличались эгоизмом и неуживчивостью, другим отрядам взаимодействовать с ними было очень сложно. И это отличные новости?

- Они же не будут взаимодействовать с нами? - спросил Дхо.

Веселость Эванса чувствовалась даже в обезличенных радиопереговорах.

- Нет, сэр. В этом и заключается замечательная новость. Я полагаю, что они будут совершенно самостоятельными. А мы сможем переложить на них большую часть ответственности за Денбар.

Что ж, это действительно хорошее известие. Санг-шао Дхо не будет возражать. Его соединение заняло столицу и самый важный континент планеты. Легионерам придется охотиться за сопротивляющимися отрядами Внутренних войск на южном материке и в горах. Да и четыре новых боевых робота нам никак не повредят.

- Я не думаю, что среди новых роботов есть "Ю Ху-анг", не так ли? спросил Дхо, пытаясь скрыть возбуждение в голосе. Впрочем, явно слышащаяся усмешка в голосе Ху Фена сразу же прояснила всю обстановку. "Победитель", на котором до сих пор сражался Дхо, был неплохим роботом, как и все, сделанные в Содружестве, но новая машина, принадлежавшая Мастеру Нону, произвела на полковника неизгладимое впечатление.

- Нет, санг-шао. Привезли "Ворона", "Змею" и двух "Воинов-Гуронов".

Дхо пожал плечами. Добротные капелланские машины.

- Хорошо, Дэнни. Спасибо за новости. Передайте мои поздравления санг-шао Маршигаме, а потом можете вздохнуть с облегчением.

- Мне отключиться, сэр? - спросил Эванс. Дхо увидел, как робот сао-шао повернулся в его сторону.

Усмехнувшись, Дхо махнул ему рукой:

- Да, а то я что-то не вижу у тебя в руках лопаты. Не пора ли заняться делом?

Дхо отключил передатчик и громко рассмеялся. Эванс так резко развернул своего "Черного Джека", что робот с трудом удержал равновесие. "Может быть, я слишком погружен в прошлое, - подумал он. Разговор с Эвансом поднял ему настроение. - Теперь мои солдаты могут стать обычными представителями Конфедерации на Ден-баре, проводниками идей Ксин Шенг. Все мы гордимся своим капелланским происхождением, но не боимся перемен. Главное - это то, что мы сделали свою работу".

Однако эти приятные чувства владели Дхо всего несколько секунд, пока он не увидел, как одна женщина из гражданских, работающая невдалеке, упала навзничь с пулевым ранением в шею. Раздался треск далекого винтовочного выстрела. Дхо схватил рацию.

- Снайпер! - рявкнул он, и тут Фен сильно толкнул его в спину и повалил на землю, прикрывая собственным телом.

Полулежа в глубокой рытвине, оставленной очередью из его собственного ПИИ, Ни Тен Дхо чувствовал острый запах озона, смешивающийся с запахом обгоревшей земли и травы. В трех метрах от него раненая женщина несколько раз дернулась и затихла. Трава вокруг нее пропиталась кровью. "Предназначалась ли эта пуля моим людям? - думал Дхо. - Или кто-то решил наказать колла-борационистку за сотрудничество с врагом?"

Вторая пуля просвистела совсем рядом с Ху Феном и вонзилась в землю всего в метре от головы Дхо. Он проследил траекторию и мгновенно передал Эвансу:

- Жилой дом на юге, этаж пятый или чуть выше.

Ху не стал тратить время на раздумывание. Он сразу перевернул свою тачку так, чтобы за ней можно было укрыться. Ни Тен Дхо очутился в импровизированном убежище, а долю секунды спустя там же появился и сао-вэй Ху Фен.

Но он опоздал. Третья пуля попала ему в грудь.

Ху рухнул на землю, успев лишь коротко вскрикнуть. Кровь фонтаном брызнула из раны, залив рукав Дхо.

- Шестой этаж, - послышался голос из приемника, поскольку Эванс успел проследить третий выстрел. - Пятое окно.

Дхо нажал кнопку передатчика. Он задыхался от ярости.

- Достаньте этого мерзавца! Не знаю как, но достаньте мне его!

В ответ раздалась отрывистая очередь. Похоже, стреляют из легкой автопушки. Дхо выкатился из-за тачки, пытаясь увидеть, куда двинулся "Черный Джек" Эванса. Робот стоял между парком и зданием. Его тридцатимиллиметровая пушка была наведена на шестой этаж. Стекло и кирпич разлетались в разные стороны. Для полной уверенности Эванс выпустил по этажу еще одну очередь. Вряд ли кому-нибудь удалось бы пережить нечто подобное.

Санг-шао Ни Тен Дхо медленно поднялся на нога. Он перевел взгляд с разрушенного здания на своего мертвого товарища и женщину, которая просто хотела что-то наладить в своей жизни, что-то сделать лучше. "Ее нужно похоронить в парке, - подумал Дхо, снимая китель и прикрывая лицо женщины. - Их обоих нужно похоронить здесь, где земля окроплена их кровью. И обязательно поставить памятник!" Может быть, это ничего и не значило, но Дхо надеялся, что память будет значить очень многое.

Это было самое большое, что он мог для них сделать.


XXIX

Предгорья Хинган

Нашуар

Сент-Ивский Союз

24 апреля 3061 г.

В утренних тенях по ущельям и оврагам Хинганских предгорий продвигался Седьмой полк сил Федеративного Содружества. Сержант Морис Фитцджеральд на своем "Дж. Эдгаре" наткнулся на поле боя. Он остановил танк, выключил воздушную подушку, глубоко вздохнул, проверил винтовку и фонарик и открыл люк. Он понимал, что осматривать поле боя в одиночку довольно рискованно.

Впрочем, похоже, что здесь никого не осталось.

- Фитц, ты что, с ума сошел? - послышался из маленького передатчика голос капрала Чи Кунг, которая управляла вторым танком. - Эй, Мо, прикрои его на всякий случай!

Фитц вылез из танка. Весеннее солнце пригревало ему спину. Он осмотрелся. Повсюду, насколько хватал глаз, громоздились обломки боевых роботов, разбитые машины пехоты, изувеченные трупы пехотинцев. Даже за двадцать метров от поля боя слышался явный запах разложения. От большинства машин остались только каркасы. Несколько роботов было изуродовано настолько, что распознать их можно было только по отдельным деталям, сохранившимся в массе расплавленного металла. И над всей этой чудовищной картиной раздавалось легкое птичье щебетание.

"Мы должны были рассчитывать на это, - подумал Фитц, ожесточенно растирая рукой шею и пытаясь восстановить дыхание. - Два Дня мы не сталкивались с противником. Но должны были быть готовы к подобному".

Надо сказать, что для Внутренней Сферы, несмотря на обилие войн и конфликтов, подобная ужасающая картина выглядела абсолютно непривычно. Спасательные команды победившей стороны, а то и обеих сторон, появлялись на поле боя с последними орудийными залпами. Они собирали своих мертвых, при необходимости хоронили врагов и прочесывали все окрестности в поисках сохранившегося вооружения. Оттуда, где он стоял, Фитц заметил по меньшей мере трех роботов, стоящих не один миллион, каждый из которых вполне мог быть пущен в дело. Восстановить оторванную ногу или починить гироскоп особого труда не представляло. "Неужели они сражались до последнего человека? - думал Фитц. - Неужели здесь не было победивших?"

Похоже, так оно и было. Фитц оглядел поле боя, пытаясь заметить хоть какое-то движение. Но только ветер колыхал высокую, поникшую траву. Фитц стянул с головы шлем, чтобы услышать стоны раненых, но услышал лишь шелест листьев. Снова натянув шлем, он включил передатчик.

- Бродяга-три, Бродяга-четыре, разведайте местность, - приказал он отрывисто. - Дайте мне точные сведения о количестве подбитых машин и роботов. Отметьте конструкцию и цвета, если это удастся. - На нескольких роботах Фитц отчетливо увидел эмблемы Лиранского Альянса. Впрочем, серо-голубая окраска говорила сама за себя. - Если найдете выживших или роботы Конфедерации, сразу же сообщайте.

Почему вдруг его заинтересовали роботы Конфедерации, Фитц и сам не знал. Было очевидно, что без Дома Хирицу здесь не обошлось. Фитц спрыгнул на землю и направился к трупам. Пехотинцы, вооруженные только легкими винтовками, уничтоженные огнем тяжелых пушек. Он отвернулся и двинулся к машине поддержки системы "Гоблин".

"Может быть, мне лучше считать, что капелланцы, пусть даже наши враги, не могли устроить подобной бойни, - думал он. - Потому что если это дело их рук, то и мы имеем право на такое". Сражаться так было невозможно. Одна из сторон должна была отступить, сдаться, предложить определенные условия. Можно было выплатить выкуп или провести переговоры. Переходя от одной разбитой машины к другой, от одного трупа к другому, Фитцджеральд пытался понять, что же его так тревожит.

- Они убили друг друга? - раздался голос из рации. Оглядев поле битвы и попытавшись хотя бы представить, что же здесь произошло, Фитц покачал головой.

- Вряд ли. По крайней мере, я так не думаю. Уж кто-нибудь должен был остаться в живых, хотя бы с одной стороны. А возможно, и с обеих, но связаться ни с кем нам не удастся.

- Бродяга-один, говорит Бродяга-три. Ни живых, ни роботов Конфедерации не обнаружено. Насчитали двадцать три, повторяю, двадцать три боевых робота и двенадцать бронемашин. Все принадлежат силам Федеративного Содружества и Лиранского Альянса.

Бродяга-четыре подтвердил донесение напарника.

Итак, разведка Седьмого полка натолкнулась на лиранских боевых роботов и была полностью разбита, но сумела унести с собой всех противников. Оценивая уровень понесенных лиранцами потерь, результат бью неплохой. Фитцджеральд поднялся на свой танк и окинул поле смерти прощальным взглядом.

Вернув рацию и винтовку на свои места, Фитц натянул шлем и пристегнулся в водительском кресле.

- Ладно, - нехотя сказал он, пытаясь говорить твердым и уверенным голосом. Боевой дух его команды после подобного зрелища явно нуждался в поддержке. - Мы имеем одного лиранского робота, который в состоянии хромать за нами. Это нас затормозит, но потом наверстаем. Возвращаемся.

"И если нам повезет, - подумал он про себя, - нам больше не придется проводить подобной разведки".

Но Фитцджеральд не верил сам себе. По крайней мере сейчас.

Фитц в задумчивости сидел в тесной столовой. Он не чувствовал голода и ел чисто механически. Жареная рыба с рисом. Обычное блюдо, которое трудно испортить даже в гарнизонной столовой. Фитц гонял кусок рыбы по тарелке, пытаясь построить из риса фортификационные укрепления, и так увлекся этим делом, что не заметил, как к нему подошла Даниэль Сингх.

- Ты собираешься это съесть или сделаешь экспонат?

Даниэль поставила свою тарелку на стол и уселась напротив него.

- Слышала о ваших сегодняшних похождениях. Я думала, что хотя бы спасательную команду удастся вытащить.

- Наше звено задержалось на двадцать четыре часа, - ответил Фитц, продолжая гонять рис по тарелке. - Мы опоздали. - "Интересно, случайно ли Даниэль подсела ко мне? А может быть, она хочет сделать мне новое предложение?" - А как твои дела? внутренние войска вас прикрывают?

- Только тяжелая пехота. Они хотят покончить с этим как можно быстрее. - Даниэль подцепила на вилку небольшой кусок рыбы и начала тщательно его пережевывать. - Похоже, это правильное решение. Батальон Фузильеров Канопуса прибыл, прежде чем мы успели освободить регион от войск Конфедерации.

А вот это было уже интересным. Фитц отодвинул тарелку.

- Фузильеры? - переспросил он. - Я думал, они еще на Милосе.

Фитц внимательно следил за перемещениями войск, словно эти знания могли принести ему какую-то пользу. Он только что не делал ставок на эту игру, словно на очередной бой на Солярисе.

Даниэль пожала плечами.

- Кто может отследить перемещение всех игроков? Ходят слухи, что лиранцев отзовут, а Фузильеры займут их место. - Даниэль с надеждой посмотрела на тарелку Фитца. - Почему ты не ешь, Фитц?

- Я не голоден, - ответил он, благодарный ей за понимание. Если с кем-то он и мог сейчас поговорить, то только с ней. - Поле боя - вот что меня действительно волнует. - Он пристально посмотрел на нее, уже уверенный в том, что она села за его стол не случайно. - Ты хотела поговорить со мной?

Она кивнула.

- Я обратилась к Чи Кун. Она сказала, что картина была ужасающей и что ты не захотел пообедать с ними в Хазлете. - Даниэль заботливо посмотрела на него. - Никогда не думала, что у тебя такой слабый желудок.

"Мозгов у меня нет, - подумал Фитц. - А с желудком все в порядке". Он отрицательно покачал головой.

- Да, это действительно было очень неприятно, - сказал он. - Но все прошло. Меня беспокоит нечто другое. Я объехал поле боя на легком танке и видел поверженных боевых роботов. Не знаю, чего я должен был добиться своей разведкой.

"Чего мы вообще надеемся добиться, сражаясь против Конфедерации", подумал он про себя.

Даниэль отложила вилку и толкнула тарелку к центру стола.

- Мы сумели вытащить с поля пять ремонтопригодных машин, прежде чем до них добрались Фузильеры. Нам нужны опытные водители. Ты обдумал предложение Неварра?

В голосе Даниэль звучала искренняя надежда. Фитц глубоко вздохнул.

- Я не переставал об этом думать, Даниэль. Но мне не кажется, что я готов принять его предложение. Я не выдержал тренировок и не хочу потерпеть провал в реальных условиях, когда мой промах может стоить кому-то жизни.

- Уверена, у тебя все получится. Фитцджеральд не поверил собственным ушам. После встречи с ней и Неварром он и предположить не мог, что Даниэль скажет что-то подобное.

- Я думаю, ты вполне справился со своей маленькой проблемой, торопливо говорила Даниэль. - Но теперь ты совершаешь новую ошибку. Все мы делаем ошибки. И порой они стоят кому-то жизни. Седьмой полк и Аркадианцы не в состоянии поддержать нас, Фитц. Нам нужны водители боевых роботов.

- Нам нужна группа Дабл-Ю, но их отправили на Тагу на тот случай, если Конфедерация вторгнется на территорию Союза, - с горечью ответил Фитцджеральд. "Или на случай, если Кай Аллард-Ляо и его Первый полк Пикинеров Сент-Ива вернутся, - подумал он про себя. - Если только он вернется вовремя". Он сглотнул, чувствуя, как его душит гнев. - Один водитель не сделает погоды на Нашуаре.

Внезапно в голосе Даниэль послышалась тревога:

- Ты говоришь так, словно поставил против нас... Фитц справился с собой и даже постарался улыбнуться.

- Не думаю, что я настолько плох. Не настолько. Мы закрепились здесь, нас поддерживают наемники-Аркади-анцы. Мы вполне в состоянии разбить Фузильеров и даже Дом Хирицу. Но не забывай, они будут огрызаться!

- Ты тоже не забывай, что место в нашем соединении не будет тебя долго дожидаться, - отрезала Даниэль, поднимаясь из-за стола. - Сегодня мы открыты. Кто знает, когда это повторится.

Фитцджеральд проводил ее глазами до выхода, поднялся и вышел следом. "Раньше, чем хочется всем нам, - беззвучно повторяли его губы. - И на это я готов поставить собственную жизнь".


XXX

Пойанг Ху

Провинция Ванцай, Нашуар

Сент-Ивский Союз

8 мая 3061 г.

Курорт на озерах в отдаленной нашуарской провинции Ванцай походил на древнюю китайскую деревню, раскинувшуюся на берегах зеленоватого озера Пойанг Ху. Все здания, начиная от торжественного главного корпуса и заканчивая небольшими бунгало, были выполнены в традиционном стиле с широкими изящными крышами, которыми Китай всегда славился и которые впоследствии позаимствовала у него Япония. По всей территории росли тщательно подстриженные кустарники и деревья, обеспечивающие домикам некую видимость уединенности. Полуденное солнце отражалось в воде. Все вокруг дышало миром и покоем.

Арис Сунь, все еще в униформе Дома Хирицу, сидел на лодочном причале, прислонившись спиной к деревянной стойке, и лениво смотрел на озеро. Он то и дело опускал руку в спокойную воду, нарушая спокойствие отражений. Он не искал ни спокойствия, ни покоя. Его соединение было отправлено на отдых, и все обязанности командира принял на себя Ли Винн. Арису же хотелось разобраться в своих мыслях и чувствах. Но азиатская атмосфера курорта беспокоила его и отвлекала от раздумий.

Мастер Нон выбрал это место для базы не случайно - по его замыслу эта местность должна была напоминать воинам тот мир, который когда-то принадлежал Конфедерации, потом был утрачен, а сейчас вновь может быть обретен.

После смерти предыдущего Мастера Дома, Вирджинии Йорк, Арис был настроен крайне критически по отношению к вновь назначенному Мастеру Нону, хотя, конечно, никогда не высказывал своего мнения вслух. Однако за последние несколько лет он изменил точку зрения. Ти By Нон стал настоящим Мастером Дома Хирицу. Его приказы часто основывались на таких доводах, которые были непостижимы для простого воина, но в конце концов их глубокая мудрость открывалась всем.

Арис почувствовал, как доски настила завибрировали под ним, а затем услышал легкие шаги. Он предпочел не обращать на них внимания, сосредоточившись на отражениях в озере.

- Пассивное ожидание - не то качество, которое я ценю в моих воинах, - раздался за его спиной голос Мастера Ти By Нона. - Особенно в воинах Дома Хирицу.

Арис сделал резкое движение, пытаясь подняться, и чуть было не упал в спокойные воды озера. Однако Мастер Нон неуловимым движением кинулся вперед и удержал его за плечо.

- Не поднимайся, Арис Сунь, я посижу с тобой. - Мастер Дома опустился на колени, расправил широкие рукава своего одеяния и устремил взгляд на зеленоватую поверхность озера, на которой отражались покрытые лесом берега. - Ты выбрал прекрасный вид для созерцания.

Многие воины Дома в мирной обстановке носили обычную одежду. Арис же, напротив, предпочитал униформу. Ему казалось, что это сближает его с Домом, с миссией, с Конфедерацией в целом. Однако сейчас, сидя рядом с Мастером, глядя на красивый пейзаж, он вдруг почувствовал себя как-то неуютно. Жесткий воротничок как-то сразу сдавил шею.

- Не пассивное ожидание, Мастер Дома, - произнес он в ответ на замечание Ти By Нона. - Созерцание отражений.

- Разве это не одно и то же? - усмехнулся Мастер Дома. - Да, окуппация Нашуара дорого обошлась нам всем, Арис Сунь. Я бы никогда не осмелился говорить, что Дом Хирицу был неверным выбором для этой миссии, но учение Мастера Кунга давит на нас. Мы всегда стремимся пожертвовать своей семьей, собственной жизнью. И нам трудно отказываться от своих ценностей, даже если этого требует долг.

"Неужели Мастер решился критиковать Канцлера?" - поразился Арис, но согласно кивнул. Учение Кунг-фу-цзы - Конфуция, как называли великого учителя те, кто был не силен в древнекитайском, - являлось основой философии Дома Хирицу. Сам Дом строился на чувстве чисто семейной верности. Тем не менее Арис понял, что хотел сказать Ти By Нон. Возможно, Мастер Нон был прав: для оккупации Нашуара лучше подошел бы Дом Имарры, искушенный в политических интригах, или Дом Дайдачи, стремящийся достичь совершенства в сражении.

Наступило молчание. Арис подумал, что Мастер Дома ожидает от него какого-то ответа. Но не просто почтительного, вежливого замечания, а ответа искреннего и честного.

- Я изучил записи битвы при Хингане, - осторожно сказал он, по осанке Мастера поняв, что тот внимательно его слушает. - Лиранцы все записали, прежде чем Канцлер Ляо приказал им возвращаться на территорию Альянса. В этом сражении не было чувства долга, это было чисто личное дело. Я сомневаюсь, что воины Дома Хирицу могли бы отнестись к другим капелланцам с подобной жестокостью.

Ти By Нон пристально посмотрел на Ариса, их темные глаза встретились.

- Наверное, именно поэтому нас и выбрали, - задумчиво произнес он. Интересная точка зрения. Продолжай думать так же, Арис Сунь, и ты добьешься успеха.

"Не добьюсь, - подумал Арис. - Не добьюсь. Но я выполню свой долг. А когда это произойдет, я смогу гордиться тем, что принял на себя ответственность". Не показав своих мыслей, он склонил голову и почтительно ответил:

- Вы правы, Мастер Нон.

Текучим, неуловимым движением Нон поднялся на ноги.

- Я не собирался прерывать твое... созерцание отражений. Я пришел просто для того, чтобы полюбоваться озером и сказать, что очень удовлетворен прогрессом твоего подопечного. Пехотинец Ли Винн проявил себя с самой лучшей стороны. Могу даже сказать, что он явился ценным приобретением для Дома. - С этими словами он поднялся и пошел прочь.

Арис был доволен. Он сразу же припомнил, с каким восторгом юный воин принимал посвящение, как мечтал послужить своему Дому. Хотя Арис понимал, что Ли придется еще очень многому учиться.

- И мне тоже, - прошептал Арис, глядя на отражения в зеленоватой воде озера. Он протянул руку и нарушил спокойную гладь воды. - Мне тоже.

Пехотинец Ли Винн с трудом сбросил с себя тело убитого товарища, чтобы высвободить нога. "Кто-то должен за все это ответить", - подумал он.

Внутри новенького транспорта на воздушной подушке царил полный хаос. Мертвые тела и оружие валялись вповалку. Машина на что-то напоролась, и сейчас стояла, накренившись под невообразимым углом. На левой стороне брони не осталось совсем, в борту зияли глубокие пробоины, а следы от лазерных лучей еще дымились. Осколки металла поразили нескольких пехотинцев, и кровь их скапливалась в углу большой лужей. Ли быстро ощупал себя. Кроме ссадин и ноющих суставов, все остальное было в порядке.

- Они окружают нас, - раздался крик водителя. - "Зануда" и "Дж. Эдгар".

Над головой раздался рев ракеты дальнего радиуса действия.

Ли не полагался на то, что транспорт сможет их защитить. Преимуществом "Бурана" была высокая скорость, а сейчас он лишился и этой, последней защиты. Подхватив на плечо винтовку, Ли Винн ухватился за поручень и был уже у задней двери, когда раздалась команда к эвакуации. Оставшиеся в живых пехотинцы хватали попавшееся под руку оружие, кошки, ранцевые мины и бежали к выходу. Ли нажал на рычага управления, и задняя стенка машины отъехала в сторону. Он первым спрыгнул в грязь и мгновенно кинулся к небольшому холму, чтобы найти укрытие.

Битва разворачивалась между двумя длинными, пологими грядами холмов. Звено боевых роботов под командованием полковника Джеймса удерживало один проход, а нашуарские Внутренние войска - другой. "Буран" должен был доставить пехотинцев на поле боя, чтобы те могли установить ранцевые мины на боевых роботах противника, но тут легкие танки Внутренних войск подбили его.

"Пехота Дома Хирицу так просто не сдается", - подумал Ли Винн. Он заметил два вражеских танка на воздушной подушке, которые по большой дуге огибали боевых роботов Дома Воинов. Ли перебежками кинулся прочь. Теперь ему предстояло около сотни метров пробежать по открытой местности,

- Ли, вернись! - крикнул пехотинец Михаил Чесе, заметив, что Ли покинул укрытие. - Что ты делаешь?

- Прикройте меня! - не оборачиваясь, крикнул Ли. Больше он не думал ни о чем, кроме того, чтобы не споткнуться и достичь своей цели.

Маленький колючий кустарник позволил ему перевести дух. Ли примостился за ним. Но думать он мог только о предстоящем пути. И тут рядом с ним появился еще один человек.

- Я не дам тебе пойти одному, - произнес Чесе. В этот момент над их головами полетели ракеты, и они бросились на землю, прикрывая головы руками. Снаряд разорвался в двадцати метрах от них, полузасыпав их грязью и обугленными ветками. - А что мы, собственно говоря, делаем?

- Я собираюсь подбить один из тех танков, - просто ответил Ли.

Кошки были изобретены для того, чтобы пехотинцы могли действовать против боевых роботов. На одном конце шеста была закреплена устойчивая опора, а на другом специальный липкий шар, который крепился на тонком тросе. Идея заключалась в том, что шар приклеивался к нижней части корпуса робота, а затем пехотинец подтягивался к нему. При определенной удаче, пехотинец мог закрепить ранцевую мину в самых уязвимых местах робота - на коленном или бедренном сочленении.

Что ж, у танков тоже есть свои уязвимые места. Ли расстегнул ремни на ранцевой мине и обмотал ими опору шеста-кошки. Не понадобится даже активировать мину, она не подведет.

- Ли, смотри, они приближаются!

На тридцать метров ближе, чем ожидал Ли. Он заторопился.

- Значит так, первого я не смогу взорвать в любом случае. Поэтому, как только я крикну, открывай лазерный огонь по "Зануде", - приказал Ли и бросился наперерез танкам.

Как он и планировал, "Дж. Эдгар" пронесся мимо него на скорости свыше ста километров в час. А для "Зануды" он попал в мертвую зону.

- Пора! - закричал Ли, прицеливаясь кошкой в танк. Он хотел, чтобы водитель отвлекся и не заметил его. Все получилось даже слишком хорошо. "Зануда", ослепленный яркими лазерными вспышками, закрутился в поисках невидимого стрелка и на полной скорости пронесся мимо притаившегося Ли Винна.

Ли не упустил момента швырнуть кошку в танк и тут же бросился на землю, потому что тяжелая машина пронеслась буквально в двух шагах от него. Рев двигателей оглушал. Ли чувствовал себя так, словно попал в гигантский воздушный компрессор. Волосы хлестали его по шее, грязь засыпала глаза и уши. Он слышал чей-то крик, почти потонувший в реве двигателей, но потом, когда танк немного удалился, ставший совершенно отчетливым.

Лишь через несколько секунд Ли понял, что кричал он сам. И тогда он замолчал и стал считать вслух, глядя в спину удаляющемуся "Зануде". На цифре "шесть" грянул взрыв. Ранцевая мина, прикрепленная к кошке, взорвалась, а от взрыва сдетонировали боеприпасы "Зануды". С танка сорвало четверть брони, воздушная подушка с шипением исчезла, "Зануда" зарылся носом в землю. Взрывы продолжались друг за другом. Обломки танка разлетелись по всей округе.

Ли медленно поднялся, стряхнул с себя землю так спокойно, словно он был не на поле боя. Не обращая внимания на дикий рев боевых роботов, все еще сражавшихся между холмов, он поднял свою винтовку и направился к "Зануде". "У меня будет пленный или труп врага", - думал он.

И пехотинцу Ли Винну было безразлично, чем он подтвердит свой успех.


XXXI

Хай-Фен Лин

Провинция Каш Сингапур, Индикасс

Сент-Ивский Союз

28мая 3061 г.

Откинув люк своего "Цестуса", Кассандра выбралась на плечо боевого робота и вдохнула свежий воздух. То, что она увидела своими глазами, разительно отличалось от изображения на мониторе или вида через исцарапанное ферроглассовое стекло кабины. Яркое солнце, теряясь в широких листьях и лианах, еле доходило до земли. Вокруг царил благородный оттенок зеленого, переливающийся и ежесекундно меняющийся. Именно благодаря этому цвету лес получил свое название - Хай Фенг-Лин, что означало "Темный лес".

Однако этим мирная картина и исчерпывалась. Лесная тишина была жестоко нарушена хрустом ломающихся веток и валящихся деревьев. Батальон Кассандры обустраивал свой лагерь. Им удалось достать множество запасных частей к собственным роботам и захватить три абсолютно целых робота производства Лиги Свободных Миров, в том числе и последнюю модель "Аполлона".

Тамас Рубинский ожидал ее у ноги "Цестуса". Его "Энфорсер" стоял в тридцати метрах поодаль, молчаливый и величественный, как и подобает командиру. Остальные воины Легкой Кавалерии сидели или вповалку валялись на траве. Кое-кто спал, постелив одеяла прямо на землю. "Пока все неплохо", - думала Кассандра, зная, что самой ей еще несколько часов спать не удастся. У нее страшно ныли суставы после долгих часов, проведенных в кабине боевого робота. Высохшие струйки пота оставили на щеках грязные полоски, глаза воспалились, рот пересох. Весь ее организм был обезвожен, но ничего нельзя было поделать.

Она выбросила веревочную лесенку и начала спускаться, а Тамас галантно придержал другой конец, чтобы ей было удобнее.

- Благодарю вас, - сказала Кассандра, спрыгнув на твердую землю.

Возникла мгновенная неловкость. Кассандра вспомнила, как познакомилась с Хамасом впервые и каким образом сложился ее боевой путь вместе с Легкой Кавалерией на Индикассе. "А ведь я была права, подумала она. - Сунь-Цзы все равно напал на нас, несмотря ни на что. А задним умом мы все крепки".

Держа одну руку за спиной и загадочно улыбаясь, Тамас стоически перенес неловкий момент.

- Я очень рад снова вас видеть, майор Аллард-Ляо, - приветливо сказал он.

Кассандра резко потерла лицо, пытаясь отогнать сон, а затем подозрительно взглянула на капитана.

- Только не говорите, что у вас за спиной бутылка водки и два стакана!

Тамас засмеялся и покачал головой.

- Нет, это не водка. - Он достал из-за спины "Ви-та-Орандж" тонизирующий напиток, предназначенный для спортсменов и пилотов боевых роботов, которые теряют очень много жидкости во время работы. - Но мне кажется, это как раз то, что вам нужно.

- И чего мне это будет стоить? - спросила Кассандра, наслаждаясь легким флиртом почти так же, как и предвкушением напитка. "Как давно мне не удавалось нормально расслабиться рядом с красивым мужчиной!" мечтательно подумала она.

- Сочтемся, - махнул рукой Тамас, и Кассандра снова услышала тот чудесный славянский акцент, который ей так нравился. - Выпьем за успех вашей операции.

- Договорились, - улыбнулась Кассандра, принимая пластиковую бутылку. Тамас снова рассмеялся. Как же она любила его смех, энергичный и полный жизни, как и его акцент! Она сделала большой глоток и блаженно вздохнула. - Если бы я не была такой уставшей, я бы вас расцеловала. Но вдруг она вновь сделалась серьезной и задумчивой. - Тамас, скажите мне честно, что вам нужно из оборудования? Берите все, что вам нужно. Мои Пикинеры уже полностью вооружены, мы можем поделиться.

Тамас жестом пригласил Кассандру сесть на расстеленное поблизости одеяло. Она с радостью села и вытянула гудящие от усталости ноги.

- То, что вы привезли с Милоса, гораздо более ценно, - сказал Тамас. - Полковник просил передать вам его благодарность. Поэтому я хочу спросить: а что нужно вам, майор?

- Мне кажется, мы знаем друг друга достаточно давно, чтобы ты называл меня Кассандрой, - заметила Кассандра, делая еще один большой глоток. И я отделалась малой кровью. Один робот уничтожен и два повреждены. Зато не погиб никто из людей. Они не ожидали, что столкнутся с целым батальоном.

Тамас некоторое время молчал.

- У каждого воина Легкой Кавалерии есть боевой робот. Значит, вы должны забрать оборудование себе или передать другому соединению.

- Отдать оборудование? - Кассандра не сумела скрыть удивления. Подобный подход противоречил всей психологии наемника. - Возможно, у полковника Рубинского иное мнение.

- Он сказал, что я должен обеспечить вас всем необходимым, - пожал плечами Тамас, хотя упоминание его отца неприятно резануло ему слух. Думаю, у вас есть и другие проблемы, кроме Индикасса.

Кассандра ощутила прилив сил и села.

- Может быть, и нет. У меня есть план, который позволит нам вернуть, Индикасс. По крайней мере, мы сможем отвоевать "Церес Металз". Но мне понадобится поддержка Легкой Кавалерии, прежде чем я изложу свой план матери. - Кассандра подвинулась к краю одеяла и начала чертить схему прямо на земле. - Если бы нам удалось какой-нибудь диверсией отвлечь Второй батальон Восточных Гусар...

- Кассандра, Гусары уже не охраняют завод, - осторожно перебил ее Тамас. - Я говорил с отцом буквально накануне вашего прилета... Теперь этим занимается Дом Воинов Дайдачи.

- Дом Дайдачи? Здесь? - Кассандра со стоном рухнула на спину. Злость, гнев и разочарование слышались в ее голосе. Она пыталась осмыслить новую информацию.

Дом Дайдачи считался одним из лучших Домов Воинов Конфедерации. Конечно, она могла бы выставить своих людей против них, но отлично понимала, что мать никогда не позволит ей рисковать целым батальоном. Кассандра ударила кулаком по земле и на удивление спокойно сказала: Тогда план не сработает.

- Не получится сейчас, - поправил ее Тамас. - Но Легкая Кавалерия продолжает борьбу с Конфедерацией. Раньше или позже, но тебе удастся выполнить то, что ты задумала. - Тамас помолчал, а потом добавил: - Если честно, Кассандра, я считаю, что, когда Гусары высадились на Индикассе, ты все сделала правильно. Для нас всех было бы лучше вовремя дать им по носу.

Кассандра слабо улыбнулась.

- Спасибо, Тамас, это для мня многое значит. Но я поняла, что нет смысла быть правой, если не имеешь ресурсов, чтобы доказать свою правоту. - Тяжело вздохнув, она подумала про себя: "И сегодня Сунь-Цзы переиграл меня". - Боюсь, мне придется принять твое предложение. Всю технику, которая мне не понадобится, я передам другому соединению в другом мире. Если предложение остается в силе, конечно.

"Рано или поздно, но я остановлю кровавую колесницу кузена", - думала она.

Тамас прищурившись смотрел на нее.

- Я не знаю, - сказал он, и она в очередной раз услышала этот чудесный акцент. - Я уже сказал: мой отец несчастлив, а это не самое приятное зрелище.

- Я помню, - откликнулась Кассандра, приподнимаясь на локтях. Легкая улыбка коснулась уголков ее губ, но быстро исчезла. - И во что мне это обойдется, Тамас?

- Твои Пикинеры присоединятся к моим Кавалеристам. Нас ждет скромный ужин в походных условиях. А затем мы переберемся в новый лагерь, и ты вызовешь шаттл. - Тамас широко улыбнулся. - А уж на новом месте у нас найдется бутылочка и пара стаканов.

Кассандра решила отбросить хотя бы на время все терзавшие ее сомнения и проблемы. Она приказала себе наслаждаться приятной компанией, пока у нее есть такая возможность.

- Ты запросил высокую цену, Тамас, - сказала она. - Но сделка есть сделка.

Небесный Дворец

Зи-Джин-Ченг (Запретный Город),

Шиан, Сообщество Шиана,

Конфедерация Капеллы

И снова Сунь-Цзы не стал облачаться в праздничные одежды Канцлера, чтобы подчеркнуть свое положение Первого Лорда. Он надел расшитую золотом шелковую куртку в стиле Хань и шелковые брюки. На широких рукавах куртки красовались зеленые драконы. Прежде золото позволялось носить только императорам. Точно такой же наряд он надевал в самом начале конференции Звездной Лига на Таркарде, когда его выбрали на этот пост. Все прекрасно, если только Талон Цан все не испортит.

Бронзовые двери, ведущие в тронный зал Небесного Дворца, были распахнуты, ожидая его прихода. Удивляло только отсутствие двух Командос Смерти, которые обычно стояли на страже. Сунь-Цзы вошел в зал. Изис Марик, Талон Цан и санг-шао Командос Смерти Хун-Сей ожидали его на другом конце зала, возле Небесного Трона.

Вдоль красной ковровой дорожки выстроились двадцать четыре воина Черной Стражи, по двенадцать с каждой стороны.

Старинная охрана Первого Лорда!

Каждый воин почетного караула был одет в старинный наряд, которого Внутренняя Сфера не видела уже триста лет. Клетчатые шарфы, повязанные вокруг пояса, и кильты, выдержанные в гамме Черной Стражи. Такого сочетания цветов не носил никто со времен битвы за Терру. Плотные куртки цвета лесной зелени высокими воротниками и широкой каймой напоминали старинную форму Сил самообороны Звездной Лига. Меховые сумки у пояса были украшены кремовыми и черными кисточками. Знаки различия воины Черной Стражи носили у плеча, а на головных уборах у них красовалась древняя эмблема этого соединения.

"Призраки прошлого", - подумал Сунь-Цзы. Почетной обязанностью этого полка была защита Первого Лорда Звездной Лиги. Когда же старая Звездная Лига пала, вместе с ней в небытие ушла и Черная Стража. Сунь-Цзы медленно шел между воинами, пытаясь взглядом проникнуть в душу каждого из них. Когда он проходил мимо, воины щелкали каблуками и отдавали честь. И в глазах каждого Сунь-Цзы видел безжалостную, фанатическую преданность, точно такую же, как у Командос Смерти. Первым Сунь-Цзы приветствовал Талона Цана.

- Я могу поверить в то, что это возможно, - сказал он, разглаживая полы своей куртки. - Неужели все эти триста лет Черная Стража продолжала существовать?

Цан движением головы указал на последнего воина в правой колонне.

- Полагаю, полковник Нейл Кэмпбелл сможет лучше ответить на этот вопрос, Первый Лорд.

Повернувшись к командиру Черной Стражи, Сунь-Цзы мысленно выругал себя за невнимательность. У офицера были знаки различия полковника Звездной Лиги, хотя Цан сначала сообщал о существовании всего двух звеньев Черной Стражи. Но кто, за исключением разве что Первого Лорда, мог заставить этих людей подчиняться строгим правилам субординации? Сунь-Цзы внимательно посмотрел на полковника и был вынужден признать, что увиденное ему понравилось. "Судя по всему, это именно то, что я искал", - подумал он.

- Неужели это правда, полковник?

Поскольку Первый Лорд обратился к нему, командир Черной Стражи сделал шаг вперед и замер.

- Истинная правда, Первый Лорд Ляо. Многие Горцы Нортвинда всегда считали себя воинами Черной Стражи по духу. Они хранили традиции Звездной Лиги. Горцы сформировали соединение и сохраняли его существование в тайне, ожидая возрождения Звездной Лиги.

Санг-шао Хун-Сей недоверчиво нахмурился.

- Тогда почему же вы не заявили о себе два года назад? - спросил он.

В тоне командира Командос Смерти Сунь-Цзы почувствовал подозрительность и ревность, но вопрос был справедлив. Заметил он и то, как напряглись под черной униформой мышцы его телохранителя. Командос Смерти был опасным человеком, и Сунь-Цзы мог быть абсолютно уверен, что тот не уронит ни собственного престижа, ни престижа Конфедерации.

- Мы считали необходимым доказать свою боеспособность, - просто ответил полковник Кэмпбелл, как будто эти слова объясняли все. - Хотя бы самим себе.

Он помолчал, а потом добавил: - Черная Стража потерпела всего одно поражение двести лет назад, когда узурпатор Амарис устроил заговор, который и уничтожил Звездную Лигу. Мы страдали от чувства вины. И прежде чем просить Первого Лорда оказать нам доверие и принять на службу, мы решили сначала проверить себя в войне против Кланов, представлявших угрозу не меньшую, чем узурпатор.

Сунь-Цзы полуприкрыл глаза, боясь поверить. Это было слишком хорошо, чтобы быть правдой.

- Отлично сказано, полковник. И два ваших соединения отправились воевать с Кланами на их территории?

- Только одно соединение, Первый Лорд. - Голос полковника не дрогнул. Он отвечал искренне, поэтому медлить ему не было смысла. - После возвращения мы постарались как можно быстрее добраться до Шиана. Второе соединение с Нортвинда, лучшие из тех, кого мог предложить Нортвинд, присоединились к нам по дороге. И мы собираемся расширяться, чтобы стать такими же, как прежде.

- И вы надеетесь заменить моих Командос Смерти? - Сунь-Цзы намеренно проявил некую неуверенность, чтобы успокоить Хун-Сея.

- Пока не выбран новый Первый Лорд, - не задумываясь ответил полковник, - мы готовы отдать свою жизнь и честь ради обороны вашей родины.

"Если я прибуду на следующую Таркардскую конференцию с эскортом Черной Стражи, это произведет впечатление, - подумал Сунь-Цзы. - Может быть, даже придаст мне дополнительный политический вес, который мне очень пригодится на заседаниях. А уязвленную гордость Хун-Сея я успокою позже, в личной беседе". Сунь-Цзы гордо вскинул подбородок, словно слова Кэмпбелла вселили в него новые силы.

- Полковник, добро пожаловать на Шиан.

И эти слова выражали именно то, что он и думал.

Полковник Кэмпбелл лично поставил двух воинов Черной Стражи на постоянный пост у бронзовых дверей тронного зала, а затем отправился ко входу, чтобы установить пост и там. Изис Марик осталась с женихом. Когда Сунь-Цзы полусел-полуприлег на Небесный Трон, ее сердце преисполнилось гордостью. "Как многого ему удалось добиться. И с моей помощью он добьется еще большего", - думала она.

- Полагаю, сейчас ты посоветуешь мне оставить Сент-Ив в покое, сказал Сунь-Цзы, потягиваясь, словно кот. - Просто чтобы доказать, что я заслуживаю иметь таких воинов, как Черная Стража.

Язвительный тон Сунь-Цзы покоробил Изис, краска прилила к ее щекам. "У него тяжелый период", - напомнила она себе, стараясь найти для него извинения. Единственное, что она могла себе позволить, это легкую обиду в голосе.

- Это несправедливо, Сунь-Цзы. Да, я предложила тебе смягчить политику в отношении Сент-Ивского Союза, но это не означает, что я считаю тебя недостойным. За три коротких года ты сделал для Внутренней Сферы и для своего народа больше, чем можно было даже предположить. Изис улыбнулась. - Позволив Черной Страже сопровождать тебя на конференцию, ты очень эффектно закончишь свою деятельность.

Сунь-Цзы слегка нахмурился.

- Значит, теперь ты поддерживаешь мой план по возвращению Сент-Ива Конфедерации? - Насмешливый тон исчез, но не до конца.

- Как только ты объявил Денбар миром Конфедерации, отступать стало поздно, - пожала плечами Изис, чувствуя в голосе жениха какой-то подвох. - Может быть, я ошибалась, и действительно настало время объединить Конфедерацию.

Слова Изис, казалось, успокоили Сунь-Цзы, и он устроился на троне поудобнее.

- Если ты не сможешь донести эту мысль до своего отца, обязательно отправь ему письмо. Уж если он не позволяет нам жениться, то пусть хотя бы пришлет побольше отрядов.

Грубые слова шокировали Изис. "Но у Сунь-Цзы есть основания для подобного цинизма, - подумала она. - Девять лет - слишком большой срок для помолвки, даже принимая во внимание все политические мотивы".

- Конечно, любимый. Я обязательно сделаю это прямо сейчас.

- Прямо сейчас не надо, - махнул рукой Сунь-Цзы. - Вполне можно сделать это и завтра. - Он поднялся с трона. - Извини меня, Изис, но дела требуют моего внимания.

Изис почувствовала себя отвергнутой. Она коротко кивнула.

- Как хочешь, Сунь-Цзы.

Изис закусила губу, подавив вздох. Конечно, она надавит на отца и попросит его помочь Сунь-Цзы. Может быть, он даже пришлет помощь. Он сделает все, лишь бы она не возвращалась. Все, кроме разрешения на брак, о котором она столько мечтала. Но когда они появятся на Таркарде в сопровождении Черной Стражи, может быть, тогда удастся надавить на отца и заставить его дать наконец разрешение на брак.

И, выходя из тронного зала, Изис почти убедила себя, что именно так и случится.


XXXII

Йасу

Провинция Ванцай, Нашуар

Сент-Ивский Союз

3 июня 3061 г.

Сержант Морис Фитцджеральд направил свой танк прямо через торговый квартал города Йасу, одновременно наблюдая и за тем, что показывал тактический монитор, и за тем, что он мог видеть через феррогласовое стекло кабины. Йасу располагался к югу от Хазлета и не представлял особой стратегической ценности, по крайней мере на данный момент. Сейчас здесь шел бой, причем один из самых жестоких, какие только доводилось видеть Фитцу. Местность не представляла из себя ничего примечательного узкие улочки, небольшие домики, не выше трех этажей, - но вот тесно здесь было ужасно. Руки Фитца ныли и дрожали - ведь уже несколько часов он не вылезал из своего "Дж. Эдгара".

Не обращая внимания на падающие кирпичи и проносящиеся снаряды, Фитц на скорости свыше ста километров в час пристроился за танком Карен Симмонс, а следом за ним двигался Аркадианец на "Гусаре". С самого начала битвы они стали держаться вместе, когда звено Аркадианцев было вынуждено отступить под напором войск Дома Хирицу. И сейчас их несло, словно листья под ветром. В лабиринте узких улочек они искали пути к отступлению.

"Три слепых мышонка, вот мы кто", - подумал Фитц. Строчка из детского стишка пришла ему на память неизвестно откуда. На самом деле все было не так уж плохо. Им нужно было просто двигаться на дым.

Дома в Йасу были невысокими, и Фитц без труда заметил высокий столб черного дыма, поднимающийся над близлежащей деревней - дома там строили из дерева, поэтому сразу было понятно, что пожар возник не в торговом квартале, а на окраине. Пока его группа не выберется из города, любые спасательные средства и пожарные машины будут стоять на месте, а пожар распространится еще больше. Фитц выругался. Командир Аркадианцев решил отступать через небольшой город, а командир Дома Хирицу не пожелал упустить противника.

"Впрочем, и самого себя тоже можешь выругать, - подумал он. - Ты же тоже здесь. Ведь разведку проводил именно ты - и вполне мог отправить их в другом направлении". Однако эти сожаления были бессмысленны. В трех других направлениях были болота и густые леса. Не хотелось бы ему попасть в лапы Дома Хирицу в такой местности. Он знал свою работу. И сейчас он должен был помочь Аркадианцам перегруппироваться. Еще один поворот, и еще один. Похоже, они приближаются к своим.

Но, насколько им удалось приблизиться, Фитц понять не успел. Внезапно прямо с неба метрах в девяноста от "Гусара" приземлился вражеский "Призрак". Фитц не был уверен, что их действительно здесь поджидали. Если бы это было так, робот сразу же открыл бы стрельбу. Фитц среагировал инстинктивно, не обдумывая своих действий. Он мгновенно развернул своего "Эдгара" на сто восемьдесят градусов и бросился назад, немного притормозив, чтобы не налететь на своих. "Гусар" остановился, перешагнул через небольшой танк. Фитц выстрелил из среднего лазера, а затем выпустил свои, ракеты. Стреляй и беги - самая подходящая тактика для подобной ситуации. Плана у Фитца не было, но по наитию он поступил совершенно правильно.

Лазерный луч поразил "Призрака" в левую ногу, оставив ее практически без брони. На ноге робота появился зияющий пролом, а на землю обрушилась четверть тонны брони. Фитцу удалось попасть в противника двумя ракетами из четырех. Одна разбила "Призраку" левый локоть, вторая попала в голову, уничтожила две антенны и явно задала пилоту хорошую встряску.

Однако, судя по всему, пилот Дома Хирицу не потерял самообладания и правильно оценил силы противника. Он пустил в действие импульсные лазеры, прицелившись в отступающего "Гусара". Яркие лучи впились в слабо защищенную спину наемника. Часть брони испарилась на глазах. Легкий робот покачнулся, но удержал равновесие и продолжал движение.

- Нас отрезали слева! - раздался в наушниках голос Карен. Ее танк и "Гусар" уже скрылись за ближайшим поворотом.

"Настало время и мне подумать об отступлении", - подумал Фитц, яростно разворачивая свою машину на узкой улочке. "Дж. Эдгар" накренился вправо и покатился по небольшой аллее, раскидывая в стороны пластиковые мусорные баки. Рев двигателя эхом отдавался от кирпичных стен. Пыль и старые газеты поднимались в воздух, скрывая следы танка. "Так меня будет сложнее обнаружить", - подумал Фитц, но тут же вспомнил о том, что у "Призрака" были прыжковые двигатели.

- Бродяга-трй, - произнес Фитц, включая передатчик, - отступайте! Этот "Призрак" спокойно снесет дома и снова окажется на вашем пути. Отступайте!

Он вырвался из аллеи, пересек улицу и нырнул в очередной темный переулок.

- Слишком поздно, - услышал Фитц спокойный голос Карен. - "Гусар" подбит". Куда отступать, Фитц?

Фитц изо всех сил ударил кулаком по подлокотнику кресла и выругался, кляня и ситуацию, и самого себя. "Я просил наемников, и мы получили наемников, а теперь мы наемников потеряли, - думал он. - Отлично, просто отлично! В прошлом месяце я потерял Чи Кун, Бродягу-два, а неделю назад Дэвида - Бродягу-четыре. Слава богу, что он остался жив, но ему придется протезировать ногу. Эти сволочи из Дома Хирицу буквально растерзали мое соединение". Фитц заскрипел стиснутыми зубами.

- Я двигаюсь по аллее, параллельно вам, - наконец произнес он, пересекая очередную улицу. - Сворачивайте налево, и мы встретимся.

Впрочем, это были только предположения. Планировка Йасу была столь беспорядочной, что два танка вполне могли разъехаться в абсолютно противоположные стороны. Фитцджеральд мог только надеяться на то, что он окажется прав.

- Подтверждаю, Бродяга-один. Следую вашим курсом. - После короткой паузы Карен добавила: - Все чисто.

Рев, раздавшийся в конце аллеи, дал Фитцу знать о том, что Карен приближается. Фитц прибавил скорости и выехал на набережную озера. Озеро оказалось узким, но очень длинным - оно отделяло торговый квартал от жилых районов. Вдоль него раскинулись газоны и парки, благодаря чему в центре города образовалось свободное пространство, которое и использовали для маневров боевые роботы. То же самое случилось и здесь. Посмотрев на экран монитора, Фитц увидел, что роботы Дома Хирицу затеяли смертельную игру с Аркадианцами.

Настроив тактический дисплей и контролируя ситуацию через обзорное стекло, Фитц понял, что большинство роботов заняли оборонительную позицию и яростно отстреливались, используя тяжелое вооружение и ракеты среднего радиуса действия. Дым, который Фитцджеральд заметил уже давно, поднимался от горящих домов на том берегу озера. Аркадианский "Центурион" бродил по площадке, используя дома в качестве прикрытия. Его обстреливал "Воин-Гурон" Дома Хирицу. Изумрудные лучи больших лазеров робота Конфедерации, направленные на "Центуриона", подожгли крышу соседнего дома. Раздался треск, и горящие куски полетели в разные стороны. Загорелось еще несколько домов.

Выругавшись, Фитцджеральд включил радио и попытался связаться с наемниками.

- Удар-два, - произнес он, прочитав позывные "Центуриона" на тактическом дисплее, - отступайте.

Фитцджеральд направил свой танк по узкому серпантину, и в это время капелланская "Катапульта" выпустила по нему несколько ракет дальнего радиуса действия. Несколько из них попали ему в левый бок, посыпалась броня, но в целом ущерб оказался не очень серьезным. Фитц продолжил движение.

- Эти дома не защитят от тяжелых ракет, - передал он по радио.

- Я тоже не могу вас защитить, - ответил наемник. - Я потерял шестьдесят процентов брони, и мне некуда отступать.

- Тогда бегите, - приказал Фитцджеральд, считая себя вправе отдавать приказы. Но, черт побери, должен же кто-то отвечать за этих людей!

- Говорит Удар-один, - вмешался в разговор командир звена поддержки Аркадианцев. - Мы будем удерживать эту позицию до тех пор, пока не сможем связаться со своим командованием или, хотя бы со своей разведкой.

Бродяга-один, вы можете подтвердить, местонахождение нашей разведки?

"Если ты не собираешься двигаться, - подумал Фитц, - то попытайся убедить "Воина-Гурона", чтобы тот стрелял в другую сторону". Фитцджеральд с радостью увидел, что танк Карен тоже появился на набережной. Он направился к воде, Карен двинулась за ним. Воздушная подушка позволила им без проблем пересечь озеро.

- Звено разведки было уничтожено, - сообщил Фитц офицеру-Аркадианцу. - Последним подбили "Гусара".

Добравшись до твердой почвы, Фитц прибавил скорость. Первым на его пути оказался "Воин-Гурон". Фитцджеральд выпустил по нему две ракеты. Карен сочла это количество недостаточным и добавила свои четыре. "Катапульта" атаковала два не в меру активных танка, однако ее ракеты впились в землю, осыпав машины грязью и пылью, но не причинив никакого вреда. "Воин-Гурон" не обратил на танки никакого внимания, полностью сосредоточившись на "Центурионе". Капелланский робот выпускал в него лазерные очереди и расстреливал его из винтовки Гаусса. Ферроникелевый снаряд попал "Центуриону" в правое плечо, вдребезги разнес сустав и полностью оторвал руку, лишив робота основного оружия.

Развернувшись для новой атаки, Фитцджеральд выругался. "Центурион" выпустил по противнику ракеты дальнего радиуса действия, но "Воин-Гурон" успел укрыться за соседним домом. "Вряд ли удастся его догнать, подумал Фитц. - Эти двое не успокоятся, пока не уничтожат друг друга, а мы по сравнению с ними слишком малы. Мы не можем сражаться с боевыми роботами".

- Наше командное звено направляется в промышленный район, - услышал он в наушниках чей-то голос. Фитц подумал, что это может быть Удар-один, но полной уверенности у него не было. - Их преследует "Призрак" и "Гром". Видите кого-нибудь из них?

Уже открыв было рот, чтобы запросить описание "Призрака" серо-голубая сталь робота, поразившего "Гусара", была абсолютно уникальна, - Фитцджеральд быстро его закрыл, поскольку его отвлекли другие события. "Я снова напрашиваюсь на неприятности", - сказал он себе. И в этот момент два легких танка попытались атаковать "Воина-Гурона". На этот раз их действия были более слаженными: они пустили в действие средние лазеры и выпустили семь ракет и тем не менее не смогли причинить среднему роботу хоть какого-нибудь видимого ущерба.

- Ваше командное звено либо разбито, либо уже покинуло город, сообщил Фитцджеральд Аркадианцам. - "Призрак" уничтожил "Гусара" менее чем в пяти кварталах отсюда. А значит, сюда скоро прибудет новое звено Дома Хирицу.

- Тогда мы отступаем и попытаемся прорваться в промышленный район. Собирайте выживших и постарайтесь перегруппироваться.

"Значит, снова предстоит двигаться через жилые районы", - с тоской подумал Фитц.

- Если вы будете отступать к окраинам города, - передал он, Бродяга-три и я сможем пробраться в промышленный район. Мы сможем сделать это быстрее вас. - "И нам не придется палить из тяжелого вооружения посреди жилых кварталов", - про себя подумал он и продолжил: - Если они еще там, мы выведем их. Если нет, то разведаем окрестности и направим их к вам.

- Мы что? - услышал он в наушниках возмущенный крик Карен, но не обратил на него внимания, ожидая ответа от командира звена поддержки. "Соглашайся, дурень, - думал он. - Здесь ты будешь бессмысленно терять своих людей".

Похоже, Аркадианец пришел к тому же решению.

- Эта битва проиграна, сомнений не осталось. Хорошо, Бродяга-один, мы отступаем. Хорошей вам охоты!

Фитцджеральд перешел на личный канал связи с Карен.

- Мы возвращаемся тем же путем, что и пришли, - сказал он. - И не останавливаться, пока мы не увидим Аркадианцев.

- Подтверждаю, - отозвалась Карен. Фитцджеральд оценил поведение Карен. Они друг за другом нырнули в лабиринт узких улочек Йасу, где в любой момент могли наткнуться на роботов противника. Но они должны были защищать жителей Нашуара, пусть даже ценой собственной жизни. Это был их долг, и они собирались его исполнить.

Фитцджеральд нахмурился, вспоминая свой последний разговор с Даниэль. Тогда они говорили именно об этом. Мы не имеем права отступить, несмотря ни на что.

Сержант Морис Фитцджеральд стоял в кабинете Неварра, держа танкистский шлем на левой руке. Он зашел сюда под предлогом того, что ему нужно пополнить боезапас и узнать, как дела, но на самом деле ему хотелось застать Неварра. Фитц по-прежнему был в полевой форме Внутренних войск, и сейчас более всего ему хотелось принять душ. Вид у Фитца был, конечно, неважный - сбитые в кровь пальцы, нерасчесанные волосы, потрепанная форма.

- Вы могли бы принять душ, - сказал Неварр, не поднимая головы от работы.

Фитц вспомнил, что год назад он произнес ту же самую фразу.

- Да, капитан, - ответил он, заметив новые нашивки на воротнике кителя Неварра. Возможно, соединение боевых роботов расширяется? Очень хотелось бы верить. - Сэр, я пересмотрел свое решение относительно вашего предложения войти в ряды водителей боевых роботов.

Неварр не казался удивленным. Он спокойно посмотрел на Фитцджеральда поверх своих бумаг.

- Я читал ваш доклад, который вы передали час назад, - сказал он и снова уткнулся в бумаги, периодически переводя взгляд на экран компьютера. - Снова превысили полномочия, не так ли? Это входит у вас в привычку, Фитц.

Фитцджеральд выпрямился, воротничок кителя впился ему в шею. Неварр всегда знал, как побольнее уколоть подчиненного.

- Да, сэр, - просто ответил он.

- На этот раз, похоже, именно вам удалось спасти то, что осталось от соединения Аркадианцев, - проворчал Неварр. - Что, ситуация на озере была такой тяжелой? Могли Аркадианцы победить Дом Хирицу?

Было ли в этом мире что-то, чего бы Неварр не знал? У него было не более сорока пяти минут, чтобы ознакомиться с ситуацией.

- Они могли победить на озере, - признал Фитцджеральд. - Да, это так, сэр. Но в целом ситуация была очень нестабильной. Победа не приносит пользы, если вы не знаете, как ею распорядиться. - Он помолчал, а потом добавил: - К тому же надо принимать во внимание присутствие гражданских лиц на поле боя.

Неварр никак не отреагировал на его слова.

- Так почему же вы решили стать водителем боевого робота? В прошлый раз вы такого желания не изъявляли.

- Я сказал, что вернусь, когда сочту себя готовым. - Фитц понимал, что его слова звучат странно, но не знал, как лучше объяснить свои чувства. - Я оставался со своим танковым звеном из чувства ответственности, хотя мне всегда хотелось быть водителем боевого робота больше всего на свете. Сегодня я понял, что полностью исчерпал все возможности этого рода войск. - Фитц судорожно выдохнул, пытаясь подобрать нужные слова. - Я отвечаю за своих людей, за свое соединение, за всех граждан Нашуара, капитан Неварр. И я могу это сделать лучше, если стану водителем боевого робота. Я смогу принести больше пользы.

- Звучит довольно эгоистично, сержант. - Тон Неварра оставался абсолютно нейтральным, словно ему не было дела до того, о чем они говорили. Он помолчал, а затем неожиданно спросил: - Фитц, как вы считаете, сможем ли мы победить Конфедерацию?

Мороз пробежал по спине Фитцджеральда, когда он понял, о чем его спрашивает командир. Год назад, даже месяц назад Морис наверняка ответил бы положительно. И солгал бы и Неварру, и самому себе.

- Нет, сэр, - печально ответил он. - Мы можем лишь оттянуть неизбежное. Если этой войне и суждено завершиться, это произойдет не на Нашуаре. Наша работа в том, чтобы обеспечить необходимое время.

Неварр подтянул к себе тонкую стопку бумаг, лежавшую на углу стола. Перебрав несколько листочков, он вытащил один и мельком глянул на него.

- Третий батальон группы Дабл-Ю прибывает сюда с Таги. Они сопровождают корабль поддержки, на котором перевозят еще двух роботов для Внутренних войск: "Черного Джека" и совершенно нового "Императора". - Лицо капитана не выражало никаких чувств. - Какого вы предпочитаете?

- Если это возможно, я бы предпочел "Черного Джека".

- Не атакующего робота? - Неварр нахмурился. - Неужели вам не кажется, что на "Императоре" вы могли бы принести еще больше пользы?

Фитц покачал головой.

- Я искренне считаю, что так будет для меня правильнее. Я много тренировался на средних роботах, поэтому начать мне следует именно с них. По крайней мере, надеюсь, что я научился сдерживать свое честолюбие.

Неварр улыбнулся, в его глазах явно сквозило удовлетворение.

- Я тоже так считаю, лейтенант Фитцджеральд, - произнес он, мгновенно повышая собеседника в звании. - Добро пожаловать домой.


XXXIII

Каньон Хе-Ми-Лу

Провинция Юлит, Денбвр

Сообщество Кет Шенг

Конфедерация Капеллы

13 июня 3061 г.

Санг-шао Ни Тен Дхо ненавидел каньоны, а каньон Хе-Ми-Лу был самым ужасным из всех, которые ему доводилось видеть. Здесь было столько трещин и расселин, что заблудиться не составляло никакого труда. Отвесные скалы поднимались метров на сорок, а то и выше. В самом широком месте скалы расступались на двести метров, а в самых узких между ними с трудом мог протиснуться человек, не говоря уж о боевом роботе. Скалы были настолько неустойчивыми, что любое движение могло вызвать камнепад. К тому же постоянно приходилось проверять, чтобы никто не отстал и не заблудился, что значительно замедляло движение. Идеальное место для засады.

"Точно такой же, в какую попали мои Воины Хустенга", - подумал Дхо.

Завыла сигнальная сирена, предупреждая о приближающейся опасности. На экране тактического монитора появился вражеский "Аполлон" в ста шестидесяти градусах к югу от капелланского робота. Дхо стиснул рычага управления, понимая, что развернуться вовремя он уже не успевает. Тем не менее он рывком развернул своего "Победителя" лицом к противнику. "Аполлон" выпустил две ракеты. Одна попала "Победителю" в левый бок, сорвав пластины брони с его ноги, руки и спины. Повреждения нельзя было считать значительными, и тем не менее лучше было бы обойтись без них. Слишком много сюрпризов, слишком много неизвестных...

Впрочем, сюрпризом было и само появление Пикинеров Черного Ветра. Они вернулись на поле боя, подобно духам мщения. И откуда, спрашивается, они взяли роботов, разработанных Лигой Свободных Миров?

С момента самой первой стычки, когда два звена Пикинеров атаковали передовой рубеж Воинов Хустенга, сомнений в том, кто является противником, не оставалось. Раскраска боевых роботов могла быть различной, но на каждом из них гордо красовалась эмблема Пикинеров Черного Ветра - синий топор на желтом фоне. Если же у кого-то еще и остались какие-то сомнения, водители боевых роботов рядом с лезвием топора нарисовали китайский иероглиф, обозначающий цифру два. Теперь становилось ясно, что произошло с якобы расформированным соединением. Впрочем, самое интересное было в том, откуда они взяли новых роботов.

Легким движением левой руки Дхо выстрелил по "Аполлону" из винтовки Гаусса. Маневренный "Аполлон" успел увернуться от снаряда и скрылся в узкой расщелине между скалами. Ферроникелевый снаряд впился в скалу, поднялось облако пыли, с вершины посыпались камни. Дхо окончательно потерял робота Пикинеров из виду. Странно, "Аполлона" производили на Терре, и продавать такие модели Сент-Ивскому Союзу было строжайше запрещено. Откуда же он здесь взялся?

Внезапно в наушниках раздались ликующие крики.

- Санг-шао Дхо, - радостно доложил Эване, - мы наконец-то нашли эту "Бурю"! У нее нет ноги, но сейчас ее прикрывают "Маршал" и "Охотник". Прошу разрешения продолжить наступление.

- Отставить, - приказал Дхо. - Оставайтесь на месте. - "Мы и так слишком рассредоточены, - подумал он. - А тут еще эти Пикинеры Черного Ветра. Если поблизости находится весь батальон, они уничтожат нас поодиночке, стоит нам лишь высунуться". - "Буря" была самым сильным их роботом, поэтому сосредоточьте на нем все силы. Если это был их командир, то нам будет легко с ними справиться.

К сожалению, все получилось не так, как предполагал санг-шао Дхо. Из расщелины снова появился "Аполлон", причем расстояние между противниками оказалось достаточно велико, чтобы использовать ракеты ближнего радиуса действия. Дхо навел на "Аполлона" прицел и снова выстрелил из винтовки Гаусса. На этот раз тяжелый снаряд попал прямо в грудь вражескому роботу, справа от эмблемы Пикинеров. "Аполлон" разом лишился примерно тонны брони, но успел ответить двумя ракетами. Дхо еле успел увернуться.

Но он никак не ожидал, что слева, из прохода между скалами, появятся сразу восемь роботов противника, причем все средние или тяжелые. На его "Победителя" обрушился настоящий шквал огня.

- Ловушка! Вторая ловушка! - успел крикнуть санг-шао, и в этот момент в "Победителя" впились лазерные лучи, очередь из ПИИ, несколько снарядов и ракет. Робот зашатался и тяжело рухнул на землю. Дхо даже не пытался подняться, на земле его "Победителю" было спокойнее.

- На нас напали, - раздался в наушниках голос Эванса. - По меньшей мере четыре звена Пикинеров Сент-Ива. Два робота уничтожены. Мы отступаем.

"И попадете под огонь еще двух звеньев", - мрачно подумал Дхо, переворачивая "Победителя" и пытаясь поднять машину на ноги. От падения у него гудела голова, привязные ремни больно впились в тело. Нужно двигаться вперед к горному хребту, пустив в авангард тяжелых роботов. При такой огневой мощи противника погибнет каждый третий Воин Хустенга. Им не выбраться из каньона. Пикинеры Сент-Ива занесли над их головами свой топор.

- Всем приказываю отступить, - приказал Дхо, подняв наконец-то своего "Победителя".

Его робот потерял семь тонн брони - более половины. Правый бок и нога остались практически без защиты, но, к счастью, жизненно важные узлы оказались незатронуты. "Следующая атака меня прикончит, - подумал Дхо, но, может быть, мне удастся выиграть время, чтобы мои люди успели отступить". Стоя посреди каньона в окружении вражеских роботов, Ни Тен Дхо приготовился дорого продать свою жизнь. Сражение до последнего в безвыходной ситуации - ничто не может более соответствовать капелланскому духу.

Тут он заметил трех роботов: "Оправдателя", новую "Змею" и "Черного Джека", которые на прыжковых двигателях перемещались к горному хребту. Рейнджеры Аркады!

"Но добраться до гребня под силу только "Змее"!" - с удивлением подумал Дхо, но удивлялся он недолго, потому что радом с "Аполлоном" появился четвертый Рейнджер на "Горбуне". Сейчас оба робота стояли возле скалы, разрушенной Гауссовым снарядом Дхо. "Оправдатель" и "Черный Джек" должны были приземлиться на промежуточной скале, чтобы использовать ее в качестве трамплина - только так они могли попасть на вершину гребня. Только бы им удалось вырваться со дна каньона...

Санг-шао Дхо нацелился на вражеского "Цестуса". Винтовка Гаусса этого робота сейчас представляла для него самую большую опасность. Изумрудные лучи средних лазеров впились в левый бок и руку "Цестуса", а винтовка Гаусса выплюнула ферроникелевый снаряд прямо ему в грудь. В цель попали и три из четырех выпущенных Дхо ракет: одна поразила вражеского робота в голову, две другие окончательно снесли пластины брони с его груди. "Цестус" сумел ответить только, серией выстрелов из двух больших лазеров и одним из винтовки Гаусса. Гауссов снаряд расплавил броню на правой руке и корпусе "Победителя".

Как он и рассчитывал, Рейнджеры Аркады сумели отвлечь на себя огонь нескольких боевых роботов Пикинеров Сент-Ива. Пока четвертый Рейнджер с помощью тяжелой пушки "Кали Яма" атаковал "Аполлона", три других набросились на четверых вражеских роботов. "Черный Джек" сражался сразу с двумя противниками. "Змея" пустила в ход свое новейшее вооружение, и ей удалось сбросить с гребня сент-ивского "Гэлоугласа".

Соотношение сил изменилось. Теперь только три робота Сент-Ива вместе с "Цестусом" атаковали "Победителя". Бело-голубой луч, выпущенный из ПИИ, поразил робота Дхо в левый бок, обнажив внутреннюю структуру и чуть было не уничтожив пусковую ракетную установку. Сразу четыре лазерные очереди прошили его руку и грудь, но, к счастью, все вооружение уцелело.

Дхо изо всех сил работал рычагами управления, пытаясь задержать противника как можно на более долгое время, чтобы Воины Хустенга успели выбраться из каньона и перегруппировать силы. И тогда все будет по-другому, даже если Пикинерам удастся уничтожить его "Победителя". Он будет сражаться до последней капли крови, лишь бы дать своим людям хоть какое-то преимущество. "Будем продолжать?" - мысленно спросил он у командира противника.

И "Цестус" ответил. Выпустив на прощанье снаряд из винтовки Гаусса, робот исчез с гребня. Поодиночке и по двое роботы Пикинеров стали покидать поле боя.

- Рейнджеры, возвращайтесь, - приказал Дхо, не собираясь держать своих людей на виду и делать из них легкие мишени.

Из авангарда ему сообщили, что враг не оставил попыток атаковать Воинов Хустенга, но стал более осторожным. "Змея" и "Черный Джек" благополучно приземлились, а вот "Оправдателю" это не удалось. Он задел о скалу, и с поврежденного робота посыпалась броня. Но, к счастью, повреждения оказались несерьезными.

- Сэр, докладывает сао-шао Званс, - раздался в наушниках знакомый голос. - Следует ли нам переходить к атаке? Мы потеряли трех роботов, один водитель ранен.

Дхо покачал головой. Обидно проигрывать битвы, имея таких замечательных людей, но сегодня победа осталась за Пикинерами. Им еще повезло, что удалось вырваться из ловушки.

- Не стоит, - ответил он. - Сегодня победили Пикинеры. Им отлично известен этот каньон, и нам нужно выбраться отсюда, пока они не устроили нам новой ловушки. Рейнджеры, сегодня вы герои дня. Будете двигаться в авангарде. Эванс, ваши люди пойдут сзади. Мы нанесли противнику серьезный ущерб, - напомнил Дхо своим людям, чтобы те относились к сегодняшним событиям как к тактическому отступлению, а не позорному бегству. - Может быть, Пикинерам и удалось нас потрепать, но все могло обернуться гораздо хуже. Два месяца назад ни один из вас не выбрался бы отсюда живым. Ради этого вы и прибыли сюда, Воины Хустенга. И не тревожьтесь. У нас еще будет возможность поквитаться.

Дхо выключил передатчик и повел своего "Победителя" из каньона. "Мы еще зададим им трепку, - думал он. - И еще раз. И еще. Не похоже, чтобы война закончилась в ближайшее время".

Солнце почти село. Скалы каньона Хе-Ми-Лу укрыли шаттл Пикинеров Сент-Ива густыми тенями. Кассандра Ляо крепко пожала руку майору Уорнеру Долзу, командиру Второго батальона.

- Ваши люди сегодня проявили себя с лучшей стороны, майор Долз, сказала она, обратившись к нему по званию, присвоенному накануне битвы. - Простите, что не смогли вас поддержать.

- Вы старались, майор Аллард-Ляо, - отсалютовал Долз. - Мы не могли рассчитывать на большее,

Кассандра покачала головой.

- Могли, - вздохнула она. - Доброй охоты. Она резко повернулась и направилась к шаттлу. В транспортном отсеке кипела работа, техники размещали роботов Пикинеров на корабле, готовясь к космическому перелету. Никто не узнал и не окликнул Кассандру, и она была рада этой возможности побыть в одиночестве.

"Мой план должен сработать, - думала она. - Должен!" Нет, она не ждала, что успех одного рейда решит исход этой войны. Но если Пикинерам удалось как следует потрепать Воинов Хустенга, это должно привлечь внимание Сунь-Цзы, и тогда он перебросит на Денбар больше сил.

Кассандра усилием воли заставила себя успокоиться. Пикинеры Черного Ветра возвращались практически не потрепанными. К тому же им удалось захватить три робота у Воинов Хустенга. Если им повезет, они смогут развернуть неплохую партизанскую войну.

Сейчас Денбар не имел приоритета. Еще до приземления из последних известий они знали, что сражения идут уже на Сент-Лорисе и Амбергристе. "Никто не говорил о том, что происходит на Нашуаре и Брайтоне... Кассандра задумчиво закусила губу. - Если все пойдет по плану, то казаки на Сент-Лорисе зададут войскам кузена отличную трепку, которую те не скоро забудут".

Подумав о казаках, Кассандра сразу же вспомнила и о Тамасе. Индикасс находился под контролем Конфедерации и входил в образованное Сунь-Цзы Сообщество Ксин Шенг. Но полного мира на планете еще не было. До Кассандры доходили отдельные сообщения, из которых она понимала, что Легкая Кавалерия Рубинского не прекратила сопротивления. "Удачи тебе, Тамас, - про себя прошептала она. - Я вернусь к тебе, как только смогу".

Кассандра нашла пустое ведре и села на него, прислонившись к прохладной металлической стенке. Она наблюдала за техниками, чинившими ее разбитый "Цестус". Мать скоро отправится на Таркард, на конференцию Звездной Лиги, а ее место займет Каролина Сенг. И тогда Кассандра продолжит сражаться. "Пикинеры Сент-Ива отправятся на Амбергрист, думала она. - Мы поможем им воевать с Конфедерацией. А оттуда можно будет лететь на Индикасс. И я найду слабое звено в планах кузена, обязательно найду". Кассандра с радостью подумала, что в сражении ее люди почти не пострадали, что Кэндис не отозвала ее и не заставила лететь вместе с ней на Таркард. "На Таркарде мне делать нечего, - думала она. - Мама и Кай справятся без меня. Я нужна здесь. Я понимаю, что нужно сделать, и я это сделаю. Я смогу!"

ЭПИЛОГ

Королевский дворец

Тиан-Тан, Сент-Ив

Сент-Ивский Союз

1 июля 3061 г.

Кэндис Ляо в сопровождении Каролины Сенг медленно шла через Зал Сокровищ, Ей всегда нравилось в музее, но сейчас у нее не было времени наслаждаться красотой экспонатов. Кэндис шла четкой, почти военной походкой, выпрямив спину и сцепив руки за спиной. Несмотря на напряжение последних шести месяцев, на тот груз, который обрушился на ее плечи, на полное одиночество, Кэндис изо всех сил сопротивлялась старости. "Пока я жива, - думала она, - я не должна показывать признаков слабости. Я должна дать народу надежду. Нужно постараться извлечь из этой ситуации хоть какую-то пользу".

- Индикасс захвачен? - спросила она Каролину, зная, что той тяжело говорить об этом первой.

- Да, захвачен, - ответила Каролина. - Индикасс, Денбар и Весталлас находятся под полным контролем Конфедерации. Они теперь объединены в так называемое Сообщество Ксин Шенг. Хотя на каждом из миров все еще остаются наши войска, продолжающие сопротивление, однако мирные жители страдают от длительных военных действии. - Она замолчала на минуту, а потом продолжила: - Не могли бы мы использовать увеличение числа проблем, с которыми сталкивается мирное население, как средство борьбы с Сунь-Цзы? Может быть, истолковать эту ситуацию как провал его программы Ксин Шенг?

- Можно попробовать сделать это в ноябре, на конференции Звездной Лиги, но боюсь, они используют это против нас. Посмотри, как он использовал гуманитарную миссию Куан Инь. Он сумел представить все таким образом, что мы чувствуем ответственность за военные действия, хотя я уверена, что поездка Куан Инь вывела его из себя.

Название Ксин Шенг означает "новое рождение". Философия Капеллы вполне может истолковать страдания населения как цену, которую следует уплатить за плохую карму, возникшую во время предыдущей жизни Союза, когда Сент-Ив предал Конфедерацию во время Четвертой Войны за Наследие.

"И так оно и будет, - про себя подумала Кэндис. - И самое печальное в этом то, что подобная идея найдет отклик в сердцах и моих подданных тоже".

Каролина Сенг не собиралась сдаваться так просто.

- Мы должны что-то сделать, герцогиня, иначе мы потеряем Брайтон. Наши войска не выступают против присутствия оккупационных соединений Звездной Лиги, но поступают сообщения о том, что на планету прибыли Кирасиры Маккаррона. На Нашуаре резня, а на Милосе... - Каролина умолкла, но через минуту продолжила: - С Милоса вообще нет вестей, ни хороших, ни плохих. И это меня беспокоит. - Сжав кулаки, Каролина повторила: - Мы должны что-то сделать.

- И мы сделаем, Каролина, - тихо сказала Кэндис, кладя тонкую руку на плечо своей подруги и соратницы. - Мы уже затормозили продвижение войск Конфедерации, а теперь должны проявить терпение.

Но Кэндис отлично знала, что научиться терпению очень нелегко, а без постоянной практики это чувство мгновенно атрофируется. Джастин научил ее терпению много лет назад, и ей не представилось случая забыть об этом и поддаться импульсу. Каролина же привыкла реагировать мгновенно, и ожидать от нее терпения было бы довольно самонадеянно.

- Вы хотите сказать, что мы ничего не должны делать, герцогиня? - В голосе Каролины явно звучало раздражение.

Кэндис улыбнулась и покачала головой.

- Мы ничего и не могли сделать, Каролина. Мы не могли это предупредить и не можем с этим бороться. Сунь-Цзы давно решил напасть на Сент-Ив и только искал повода. Но в основном он полагается на политический вес занимаемого им поста и на Вооруженные силы Звездной Лиги. - Голос герцогини зазвучал более уверенно. - И вот тут-то его слабое место. Мы сможем атаковать его. Это всего лишь вопрос времени.

- В ноябре состоится конференция на Таркарде, - понимающе кивнула Каролина.

- Именно это я и имела в виду. Мой брат Тормано сообщает, что Катрина готова поддержать меня, если я проголосую за ее кандидатуру на пост Первого Лорда. Но даже если это не так, я уверена, что мы сможем переубедить Томаса Марика. Ему самому хочется стать Первым Лордом, а я помогу ему укрепить свою репутацию как поборника мира. - Глаза Кэндис сузились, голос окреп. - К тому же скоро появится Кай. Если кто и может дать Сунь-Цзы отпор, так это мой сын.

Каролина улыбнулась.

- Да, Кэндис, Кай любого поставит на место. Он самый лучший воин в нашем мире. Ты по праву можешь им гордиться. - Каролина замолчала, словно пытаясь вспомнить что-то. - Итак, мы лишим Сунь-Цзы поддержки, затем форсируем отзыв войск Звездной Лига, что сделает его положение в Сент-Ивском Союзе весьма шатким. Но, может быть, нам лучше перетянуть войска Звездной Лиги на свою сторону и сразу же использовать их?

- Это было бы идеально, - кивнула Кэндис. - Но мы должны быть осторожны. Нельзя допустить того, чтобы наш Союз стал протекторатом Звездной Лиги. Катрина Штайнер-Дэвион слишком близко - ведь она заняла трон Нового Авалона. Мы можем получить нового завоевателя, скрывающегося под личиной Первого Лорда.

- Нелегко выбрать между Катриной и Сунь-Цзы, - сказала Каролина, пытаясь шутить, что, впрочем, ей плохо удавалось.

Кэндис посмотрела ей прямо в глаза.

- Нет, дорогая, - мягко проговорила она. - Это нетрудно. Это нетрудно народу Сент-Ива, нетрудно даже тебе, Каролина. Это опасно. И мы не имеем права отдать свою власть в руки моего племянника. Этого нужно избежать любой ценой.

"Если Сент-Ивский Союз хочет существовать", - про себя подумала она.

Небесный Дворец Зи-Джин-Ченг (Запретный Город), Шиап

Сообщество Шиана Конфедерация Капеллы

Сунь-Цзы сидел на резном троне Конфедерации Капеллы. В левой руке он держал небольшой бокал легкого сливового вина, а правой задумчиво потирал подбородок. Да, долгий путь был проделан за эти двенадцать месяцев. Момент подлинного возрождения Конфедерации во всей ее силе и славе так близок. Сунь-Цзы холодным, непроницаемым взглядом обвел своих советников, стоявших перед ним с бокалами в руках.

Талон Цан чувствовал себя уверенно и спокойно, как всегда. Казалось, что он мысленно перенесся куда-то далеко. Может быть, вспоминает прошедшую битву или планирует новую? Нервничала только Саша Ванли, по-видимому вспоминая о своих неудачах в прошлом году. Но в целом реформирование Маскировки шло успешно, поэтому Сунь-Цзы ободряюще ей улыбнулся. Ион Раш, полностью восстановивший силы после множества операций, стоял чуть поодаль, словно дистанцируясь от остальных. На шее и левой руке у него виднелись следы ожогов. "Все они заслужили слово признательности и благодарности, - думал Сунь-Цзы. - Но расслабляться рано, наше дело еще не закончено. Мы начали ткать свой ковер в прошлом году и смотрим в год будущий с уверенностью".

Сунь-Цзы поднял хрустальный бокал.

- За возрождение Конфедерации Капеллы, - торжественно произнес он. Его голос был негромким, но исполненным внутренней силы. Сунь-Цзы пригубил вино, отметив некоторую терпкость, характерную для прошедшего года.

Все присутствующие подняли бокалы и выпили вино, налитое им самим Канцлером. Сунь-Цзы заметил, что Саша несколько замешкалась, словно боясь, что вино окажется отравленным. Ион Раш пил медленно, очень осторожно, как будто каждое движение причиняло ему боль. Канцлер заметил, как сокращались миомерные мышцы под форменным кителем Мастера Дома Имарры, даже когда тот находился в состоянии покоя. "Я оставил

ему возможность выбора, - подумал Сунь-Цзы. - И он принял мое предложение".

- Итак, Цан, я ознакомился с вашим отчетом. Командос Смерти положили конец недоразумениям на Вэе. Мы нашли агента, которого они использовали против Кирасиров Маккаррона и остальных? - Сунь-Цзы говорил медленно и спокойно.

- Не совсем так, Канцлер Ляо, - ответил Цан, на мгновение утратив уверенное выражение. - На Вэе установлен мир, это так. - Цан взглянул на двери, где вместо Командос Смерти стояли воины Черной Стражи. Использование Черной Стражи освободило Командос Смерти, и мы смогли положить конец восстанию, но санг-шао Эрцог докладывает, что химическое хранилище было найдено, а агенту удалось скрыться. - Талон в упор посмотрел на Сашу Ванли. - Хотя главари восстания уверяют, что им удалось вывезти лишь небольшое количество химикатов, я почти уверен в том, что Маскировка сможет докопаться, куда были перевезены химические средства.

Очень неудачно. Нет, Сунь-Цзы не собирался немедленно использовать этот опасный материал, но было бы лучше держать его под собственным контролем.

- Вы читали доклад Наоми Центреллы о ситуации на Детройте? Вы удовлетворены результатами?

Цан сохранял на лице выражение полного безразличия. Только острый глаз Сунь-Цзы мог заметить, что темные глаза его командующего на мгновение утратили свойственную им живость.

- Гибель Джеффри Кальдерона меня не беспокоит, Канцлер, и я этого не скрываю. Он мешал планам Конфедерации. Его смерть во время битвы за Детройт нас очень устраивает, с военной точки зрения. - Цан посмотрел в глаза Канцлера и поднял бокал в молчаливом салюте. - Может быть, после этого нас поддержит Таурианский Конкордат.

Саша Ванли откашлялась, пытаясь вступить в разговор.

- Позвольте мне, - сказала она. - Маскировка отмечает усиление антифедеральных настроений в Таурианском Конкордате. Правда, точных доказательств тому нет, но таурианцы считают, что за заговором Мальтина и гибелью Кальдерона стояло Федеративное Содружество.

Она помолчала и добавила: - Маскировка не обнаружила никаких следов умышленного убийства.

Сказано это было таким тоном, словно в другом обществе Саша сказала бы гораздо больше.

"Ты что-то утаила от меня, Саша? - улыбаясь, подумал Сунь-Цзы. Теперь ты раздумываешь над тем: я ли убрал Кальдерона и как мне это удалось? Знаешь, сколько людей может сохранить секрет? Только я. Канцлер подумал о Наоми Центрелле, освободительнице Детройта и наследнице Эммы. - Может быть, эта нить и сформирует тот последний узел, которого недостает в моем гобелене? Может быть, может быть..."

Сунь-Цзы пригубил вино.

- Ион, что вы можете сказать о войсках Звездной Лиги в Сент-Ивском Союзе? Вы готовы ответить?

Мастер Дома Имарры утвердительно кивнул, но двигались у него только голова и шея. Все тело осталось неподвижным, словно скала. Или сталь.

- Лиранские войска уже переведены на Брайтон, на Нашуаре остаются только силы генерала Цана. Мы контролируем Индикасс и Весталлас, там нет никаких проблем. По вашему приказу, Канцлер, я переведу оттуда войска. Безопасность будет обеспечена.

- Я на вас рассчитываю, - сказал Сунь-Цзы. - Начинайте операцию. Я хочу, чтобы к началу конференции в Сент-Ивском Союзе не осталось войск Звездной Лиги.

"Не разрушит ли это планы Катрнны? - подумал он про себя. - Она наверняка уже пообещала моему дядюшке Тормано, что, став Первым Лордом, немедленно выведет войска Звездной Лига из Союза". Сунь-Цзы взглянул на Сашу Ванли. Именно она раскрыла готовящийся заговор, перехватив письма Тормано Кэндис. Переводить целый гарнизон так спешно нелегко. Но нужно найти способ напомнить Катрине, что его, Сунь-Цзы, лучше иметь в союзниках, чем во врагах. На случай, если она забыла.

Сунь-Цзы посмотрел поверх голов своих подданных.

- Активизируйте действия в зоне Тихонова, - приказал он.

"Это только начало, - думал он. - У меня с Катриной личные счеты. И свести их придется на Таркарде".

- Скоро я уезжаю на конференцию Звездной Лиги, - сказал Сунь-Цзы. - И надеюсь, вернувшись на Шиан, застать ситуацию лучше, чем до моего отъезда.

Три советника одновременно кивнули.

"Хотя они постоянно оставались здесь, но моя власть как Первого Лорда вселяла в них дополнительную энергию, - думал Сунь-Цзы. - А когда я вернусь, с этим будет покончено. Однако вплоть до окончательного голосования я остаюсь Первым Лордом. Никто не может сместить меня с этого поста, и я никогда не позволю никому отобрать у Конфедерации Капеллы то, что принадлежит мне по праву".

- Наши усилия по укреплению Конфедерации увенчались успехом, продолжил он. - Мы знаем, каким путем идти и какие нити связывать. На этот раз ситуация в наших руках. Не теряйте веры. - В голосе Канцлера явно прозвучала угроза. - Но даже не думайте расслабляться. Вы все помните, чем обернулась для нас наша беспечность. Мы защитим свои завоевания и станем еще сильнее. Ксин Шенг только начинается.


Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • КНИГА ПЕРВАЯ ПУТЬ ТЕНЕЙ
  • КНИГА ВТОРАЯ КРОМЕШНЫЙ АД
  • КНИГА ТРЕТЬЯ РОКОВАЯ ЧЕРТА
  • КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ СМЕРТЕЛЬНЫЕ ПОЛЯ
  • ЭПИЛОГ



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке