Предрассветный поцелуй (fb2)


Настройки текста:





Барбара ХАННЕЙ ПРЕДРАССВЕТНЫЙ ПОЦЕЛУЙ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Поставив чемодан на высохшую траву, Кейт Броуди окинула взглядом место, где девять лет назад ей разбили сердце.

Она надеялась, что будет спокойнее, вернувшись спустя столько лет в эту малонаселенную местность, но при виде приземистого дома, жарящегося под беспощадным австралийским солнцем, у нее сдавило грудь.

Какая неожиданная реакция после стольких лет! Она больше не была той наивной английской девочкой-подростком, приехавшей на каникулы на ферму своего дяди. Она уже давно излечилась от боли, которую причинил ей Ноа Кармоди, красивый молодой помощник ее дяди.

Кейт снова посмотрела на тихий дом с крышей из рифленого железа, края которой, словно поля шляпы, нависали над верандами. К горлу подступил комок. Она без труда представила себе, как дядя Ангус ждет ее на ступенях. Как его седые волосы блестят на солнце. Как он с широкой улыбкой раскрывает руки, чтобы принять ее в свои объятия.

Здесь он жил в добровольной ссылке. Кейт это место всегда казалось краем света. Ангус был ее единственным родственником мужского пола. Рядом с ним она всегда чувствовала себя защищенной. Ей было так трудно смириться с тем, что его больше нет.

Медленно повернувшись, она снова осмотрелась в этой бескрайней пустоте. Среди сухой травы проглядывали участки красной, выжженной солнцем земли. Туристический автобус, который привез ее из Каннамаллы, уже растворился в призрачной дымке.

Дядя писал ей о продолжительной засухе в этой части Австралии, но увиденное просто потрясло ее.

Девять лет назад здесь все было покрыто сочной зеленой травой, а в руслах рек текла вода. В саду рядом с домом среди зеленых лужаек благоухали цветы.

Сейчас среди этой безжизненной пустыни дом потерял свое былое величие. Он выглядел поблекшим и унылым, как и все на сотни километров вокруг.

Четыре одиноких дерева франгипани по обеим сторонам крыльца пережили засуху. Их ветви были покрыты цветами, и эти пятна походили на мазки масляной краской — белоснежные, малиновые и абрикосовые.

Настоящая мечта фотографа.

Но сейчас было не время для фотографий.

Поднявшийся ветер швырнул ей в лицо крупицы пыли. Опустив голову, Кейт часто заморгала. После долгого утомительного путешествия это было слишком. Она до смерти устала и страдала из-за смены часовых поясов.

А ей предстояла еще встреча с Ноа.

Но с этим не должно быть проблем. Она была уверена, что Ноа Кармоди уже давно забыл о ее юношеском увлечении им. Как-никак, все это случилось, когда ей было семнадцать. Ноа узнал о ее чувствах, сжалился над ней и поцеловал ее.

К несчастью, она ответила на этот поцелуй с такой страстью, что он был потрясен. Кейт очень надеялась, что Ноа забыл о ее унижении.

Тогда она была так упряма и по-юношески отчаянна, так сильно в него влюблена, что не смирилась с его отказом. Думала только о его поцелуе. По возвращении в Англию она стала мечтать о том, как окончит школу, найдет работу и будет копить деньги на билет в Австралию.

Она собиралась вернуться на дядину ферму, снова встретиться с Ноа, завоевать его сердце и выйти за него замуж.

Вот идиотка!

Как же глупа она была, споря со своей матерью и отказываясь поступать в университет. Она пожертвовала всем ради одной-единственной мечты, а к тому времени, когда ей удалось скопить денег на билет, дядя Ангус сообщил ей в письме, что Ноа женился.

Даже сейчас, девять лет спустя, при воспоминании об этом письме у нее сдавило горло. Слава богу, что она в конце концов справилась со своей болью. На это потребовалось несколько лет, но Кейт нашла в себе силы двигаться дальше. Ее нынешний бойфренд Дерек был молодым перспективным лондонским банкиром, и Кейт была абсолютно уверена, что Ноа остался в прошлом. Окончательно и бесповоротно.

Когда они встретятся снова, она будет держаться спокойно и дружелюбно, как он всегда держался с ней. Единственным проявлением ее чувств будет печаль из-за смерти Ангуса.

Полная решимости, Кейт подошла к ступеням. Старая собака, дремавшая в тени у веранды, подняла голову и посмотрела на нее своими карими глазами. Затем она поднялась и, виляя хвостом, направилась к ней.

Кейт остановилась. Она не знала, как обращаться с большими собаками, и испугалась, но пес даже не залаял на нее.

— Есть кто дома? — спросила она.

Лениво вильнув хвостом, собака вернулась в тень. Кейт прекрасно ее понимала. Блузка прилипла к ее спине, по ложбинке на груди тек пот, и она быстро поднялась по деревянным ступенькам на веранду.

И замерла на месте. Мужчина, о котором она только что думала, развалился в кресле. На нем не было рубашки.

Сглотнув, Кейт уставилась на него.