Неожиданная встреча (fb2)


Настройки текста:



Яна Алексеева Нежданная встреча


Лиссаэль, маг огня

Тиха, тиха была летняя ночь. Звезды перемигивались в бархатной темной вышине, легкий ветерок разносил по окрестностям ароматы поздних яблонь.

И по широкому утоптанному двору осторожно кралась низенькая тень. Почти бесшумно, почти. Едва тень протянула руку, касаясь запора калитки, как раздался пронзительный скрип. Распахнулись ставни на первом этаже, темноту прорезал луч света, упал на съежившуюся у каменного забора фигурку.

Раздался голос, подобный грому:

– Лиррдан Деррейн, куда это ты собрался?!

Застуканный на месте преступления Лиррдан съежился, развернулся обреченно и поплелся обратно.

– Но мама, мне надо…

– Куда надо, оболтус? Мало тебя отец драл? Гулять небось пожелал? Опять с той оборванкой?

Хлопнула дверь черного хода. В световой проем выдвинулась широкая, плотная фигура. Прихватив за ухо провинившегося сына, любящая мать удалилась в дом, таща того следом. Стоны и вопли Лиррдана затихли в каменных лабиринтах гномьего жилища, сильно напоминающего собой пещеры, вырезанные из скал и перенесенные на поверхность.

Раздраженно вздохнув, я встала, потянулась и спрыгнула с крыши. Приземлилась на полусогнутые ноги и побежала к крыльцу. Два этажа не самой высокой усадьбы мне не страшны, как и темнота. Поднырнув под низкую притолоку, скользнула в узкий коридор, изгибающийся полукругом. Вообще эта резиденция похожа на сложный лабиринт. Но, опять-таки, не для меня. Вхожу в большой полутемный зал, занавешенный десятками драпировок. Между тонких желтоватых колонн, имитирующих природные сталагнаты, растянуты плетеные циновки. Высота потолков здесь позволяла выпрямиться, что я и проделала. Откинув длинную косу, потягиваюсь и, пробираясь между немного пыльных, расшитых белой, чуть заметно светящейся в темноте нитью, занавесей, захожу в свой закуток.

На низкой кровати, под тлеющей лампадкой, сидел мой работодатель. Молодой Глава Дома Деррейн, типичный низкорослый бородатый гном, хмуро созерцал сундук, украшенный десятком серебряных заклепок.

Я задернула занавесь, присела напротив, на холодный пол, скрестила ноги.

– Вот скажи, Лисил, за что я тебе плачу? – риторически вопросил Виррдан, буравя меня серо-синими глазами.

– За охрану персоны Главы и его семьи, – процитировала я один из пунктов договора.

– А как же тогда называется то, что ты не остановила моего младшего сына, когда он попытался сбежать?

– Хм, я защищаю только от физической опасности, но не от собственной глупости, – хладнокровно заявила я, прикрывая глаза. Не стоит лишний раз задевать гнома видом вертикальных зрачков и тускло светящейся алым радужки. В конце концов, он прилагает довольно большие усилия, чтобы такого не случалось… часто. Ох, мои замечательные синие глаза, унаследованные от папы-эльфа! Во что вы превратились!

– Ну, ты и хитра, к словам цепляться! – хлопнув руками по ляжкам, гном встал, заправил бороду за широкий, изукрашенный каменьями пояс.

– У меня были замечательные учителя, – бесцветно заметила я.

– Хотел бы ними познакомиться. И, кстати, завтра ты будешь мне нужна, Лисил. Мы пойдем нанимать кое-кого…

– Н-да?

Я дернула ухом. Вот бы не советовала с моими учителями знакомиться. Никому.

– Проблема со складами, помнишь?

– Да, Глава, помню.

– Вот и хорошо, до завтра… Пойду, проведу парочку воспитательных мероприятий, – гном многозначительно хрустнул короткими пальцами, разминая суставы.

Пороть будет, пороть.

Усмехаясь, я разделась, распустила волосы и завалилась в постель. Скрутившись в уютный комок, закуталась в меховое покрывало. Хорошо… это место мне служит домом уже три года. Приятное разнообразие после более чем десяти лет кочевой наемничьей жизни. У меня просто не было возможности спокойно где-то осесть. Неконтролируемые вспышки магии и темперамента как-то не способствовали спокойному существованию. То убегаешь от тех, кого пожгла, то скрываешься от желающих нанять в качестве убийцы. Но было в бродяжничестве и нечто положительное. Опыт, репутация для наемника – почти все. Для меня еще – легкая возможность затеряться в большом городе или какой-нибудь дикой территории. Вот таких мест после войны Ронии и Геронии хватало. Как и работы. Проводником, охранником. Времена неспокойные сейчас.

Но, в конце концов, я устала. И приняла предложение одного из гномских Торговых домов города Ксаша. Не самого крупного, но вполне устойчивого. И, главное, еще не приобретшего так не нравившихся мне черт: формальности, пренебрежения к служащим, не являющимся родичами и общегномской гордыни, выражающейся в нежелании общаться с инородцами чаще, чем необходимо для работы.

Движением руки погасив свет, прикрыла глаза.

Пальцы привычно поглаживали кристалл, напоминание о прошлом. Это уже почти ритуал. Я нечасто тревожу душу брата, отданную в качестве оплаты, нет… Он устал, поблек и отчаялся, и давно хотел покоя. Это мое эгоистичное желание окончательно привязало его к кристаллу. Теперь… теперь я думаю, что некромант отпустил бы его, останься кристалл в его руках. Даже и без моей просьбы, просто потому, что никакой выгоды в сохранении души моего брата нет. Он на нее меня ловил, а потом… Зачем отдал? Не знаю.

Да и общение с мертвыми не заменяет настоящей, живой дружбы.

Короткие записки от прикрывавших мою спину соратников, необременительные попойки с товарищами по Гильдии, попытки изысканных маневров с молодым Главой Дома, где я сейчас работаю, веселые перепалки с его многочисленными кузинами…

Но каждый вечер я все равно, прикрыв глаза, мысленно представляла себе брата и рассказывала, как прошел день. И обещала, что найду способ его освободить.


Ранним утречком, на рассвете, мы отправились в гости к человеку, способному решить проблемы Дома.

В которые я, кстати, не вникала так уж сильно. Знала только, что кто-то портит товар на складах, имитируя крыс или еще каких-то грызунов. И убытки, возникающие вследствие этого, уже достигли критической величины в семь долей из ста от уставного капитала Торгового Дома.

Этот «кто-то» носил вполне конкретное наименование конкурента, вот только выяснить личность и поймать его за руку не получалось. Нужен был специалист.

Главу, облаченного в плотный камзол с нашитыми на грудь стальными бляхами, большим золотым медальоном и церемониальным топором сопровождал наследник, соизволивший привести себя в порядок, три гнома из младших родичей, сверкающих кольчугами и трое людей, включая меня.

Гномы щеголяли шапками набекрень и заплетенными в косы бородами. Колокольчики, вплетенные в волосы, мелодично позванивали при движении. Мое торжественное облачение бряцало и переливалось на солнце. Инкрустированная перевязь, светлый, расшитый синей шелковой нитью камзол, короткие мечи и кинжалы на поясе, сапоги с железными набойками. Длинные волосы тоже заплетены в косу, только бренчали там не колокольчики, а острые лезвия.

Внушительная делегация сохраняла каменные лица.

Выйдя за ворота, гномы расселись в расписные возки, мы, люди, устроились верхом. Возничий, лихо прищелкнув поводьями, аккуратно стронул с места первую повозку.

Процессия потянулась мимо высоких оград. Кирпичные, деревянные, резные и литые, они демонстрировали статус жильцов, скрывающихся за стенами невысоких домов с плоскими, украшенными башенками крышами.

Мы проехали по центральной улице, стук копыт по аккуратной мостовой далеко разнесся в залитом розовым светом восходящего солнца пригороде. Подняв пыль, свернули на боковую дорогу, ведущую к горам. До полудня ползли, не торопясь, по утоптанной дороге, мимо загородных усадеб, утопающих в зелени. Пообедали, и весьма плотно, в замечательной таверне, и к вечеру добрались до первых горных отрогов.


На вечерней зорьке, в алом свете, пробивающемся сквозь пурпурные облака и заливающем поросшие елями склоны, перед нами неожиданно возник особнячок.

Он будто бы выплыл из тумана, прикрывающего небольшой овраг. Лошадь моя недовольно фыркнула, заставив нахмуриться.

Аккуратно вытянула руку, выслав вперед поисковый импульс, и дернула пальцами от боли. Буквально спружинивший от смолистого елового ствола огонек, вернувшись, обжег кожу.

Зло прищурившись, соединила кончики пальцев, собирая между ладоней силу. Гномы во втором возке заволновались. Глава шикнул, махнув рукой, и велел всем успокоиться. Я с сожалением опустила руки, рассеивая искрящийся клубок. Выдохнула, сбрасывая напряжение в плечах. Когти спрятались, а радужки медленно посинели. Вот ведь зараза! Чуть только из себя выхожу – когти наружу, глаза бешеные, магия играет огнем между пальцев!

Глаза – отдельная история. Мерзкая и отвратительная. Когда я не в настроении, они стремительно меняют цвет, выцветая сначала до бледно-сиреневого, а потом и до красного. А не в настроении я последние десять лет почти всегда, когда с кем-то общаюсь. Отвратительно… Так и хочется кого-нибудь поджарить!

Вот чем и хороша моя нынешняя работа! Я ее еще не сожгла только по одной причине: Глава Дома шаман, и периодически начитывает, помимо защит, на всех своих домочадцев Спокойствие и Умиротворение. Мне помогает декады на две.

Виррдан Деррейн тем временем спустился с возка, сделал пару шагов к туману, приложив к невидимой стене кругляшок амулета. Прямо под его сапогами возникла и протянулась дальше в овражек узкая золотистая тропка. Он ступил на нее, зычно кашлянул и приказал:

– Ждать здесь. Лисил, со мной.

Я спешилась, поправила перевязь и ступила на тропку следом за Главой. Дорожка, будто присыпанная желтым речным песком, петляя между склонами овражка, камнями и низкими кустами, вывела к одинокому строению, упорно не желавшему приближаться. Но, тем не менее, у нас получилось добраться до входной двери.

Оглядевшись, я вздохнула. Красиво. Серокаменный одноэтажный дом очень аккуратно вписывался в мрачноватый пейзаж. Островерхая крыша, покрытая черепицей болотного оттенка, почти сливалась со склонами, окна были закрыты ставнями, а вьющиеся ветви дикого крючника цеплялись не только за широкий фундамент, но и за косяки входной двери, образуя непритязательную, но оригинальную арку вместо традиционного навеса.

Виррдан пригладил голову и решительно взобрался по высоковатым для гнома ступеням, дернул за простое бронзовое кольцо. Глухой стук разнесся по овражку. Подождав, Глава сердито притопнул ногой, но тут тяжелая дверь из мореного лиственя распахнулась.

Почувствовав, как всколыхнулась сила, напряглась, но все же прошла за работодателем в пахнувшую теплом темноту. Запускать поисковые импульсы я не рискнула, буквально кожей чувствуя, насколько сильно пропитан магией этот дом. Медленно, но верно в сознании вновь нарастала утихшая было рядом с гномом ярость, но даже напитанный алым взгляд не мог победить темноту.

Потоптавшись у входа, я сделала шаг вперед, нащупывая носком сапога дорогу. Вроде плиты какие-то… В конце концов, я должна охранять Деррейна.

Неожиданно раздался грохот, звяканье и неразборчивая ругань на гномском наречии.

Засунув обратно в ножны неожиданно оказавшийся в руках клинок, добавила на высоком эльфийском.

И, кажется, все это сработало, как заклятие. Потому что вдоль стен начали зажигаться огни. Один за другим желтые светляки, прилепившиеся к подсвечникам, обрисовали небольшое помещение типа прихожей. Шагов десять на десять, обитое светлыми панелями из того же лиственя, с вешалкой в углу, темными бархатными портьерами и непонятными статуями в рост человека, расставленными в произвольном порядке. Вот на одну из них и наткнулся Виррдан Деррейн, сейчас с покряхтыванием выбирающийся из разлапистых объятий и выпутывающий бороду из торчащих в разные стороны завитков.

Одна из портьер напротив входа резко отдернулась, и в проеме возник человек.

– Ну, здравствуйте, гости дорогие, – издевательски протянул он.

И тут меня как молнией ударило. Голос-то знакомый, в кошмарных снах являющийся! Я вперила взгляд в хозяина дома.

Рост средний, волосы темные, лицо неприметное, глаза зеленые… сволочь!!! Огонь полыхнул между пальцев и хлестнул тонкой плетью по стенам. Запахло горелой тканью, пламя мгновенно сожрало портьеру, осевшую на каменный пол серым пеплом.

Еще, еще!

Но эта сволочь резво увернулся, что-то крикнул в унисон с гномом, откатившимся к стене. И сознание погасло.


Вывели меня из темноты голоса. Глухой рокочущий гнома и тихий, спокойный, приятный даже некромантский.

– Значит, вы согласны?

– Почему нет? Приятное разнообразие в делах. Контракт, будьте добры.

Шелест пергамента, скрип перьев.

– А горазды вы пунктов добавлять! В стандартный аж полторы дюжины, – восхитился гном.

– Мною руководил обширный опыт,– флегматично заметил тот, чье имя я не хочу произносить.

– Угу… пункт три, подпункт А: «предоставить объект в живом и/или пригодном для допроса состоянии»? Э?

Короткое молчание.

– Неравнозначные понятия, на самом деле. При моей специализации последнее – проще. Насчет живого не гарантирую, только в случае если этот объект меня заинтересует.

– А вы откровенны, господин Мерлен!

– Честность – лучшая политика.

– Ага, то-то я смотрю, Лисил че-естная! Я правильно понял, вы были знакомы раньше? И хорошо?

– Трудно было не догадаться. Помнится, ваш батюшка тоже любил делать такие, хм, банальные выводы из увиденного. Это я на счет «хорошо». Просто знакомы.

– Ну и понятно, зачем вам этот вот пункт: предоставить помощника! – в голосе гнома хитринка, причем какая-то скрабезная. Что он там думает обо мне? Но ярости нет.

– Не понятно вам, на самом-то деле… – снисходительный тон, спокойно-равнодушный. – За сделку, тем не менее!

Звякнули бокалы.

А уж мне-то как непонятно! Поизмываться гад решил! Мало мне из-за него неприятностей.

А как все болит! Ох, мои кости… Лежат они, кстати, на чем-то мягком. И ароматы вокруг… ах, аппетитные. Открыв глаза, уперлась взглядом в белый потолок с лепниной. Обернулась на голоса, с трудом поднимая руку и откидывая прядь волос с лица.

– Утро доброе, – пробасил гном, уловив мое движение. Он развернулся на цветастой кушетке, взмахнул бокалом. Заливающее комнату солнце играло в вине, на обивке, отполированных до блеска заклепках камзола Главы, заставляя жмуриться.

Действительно, утро. Это сколько же я провалялась?

– Всю ночь,– раздалось совсем рядом. И как я не заметила, что ко мне этот подобрался? Некромант, покачивая бокалом, рассматривал меня этим самым взглядом… под который я надеялась больше не попадать. Изучающим.

– Сволочь!

– Разумеется. А ты все так же мыслишь вслух.

– Так, – поднялся гном, – я поеду домой. И жду от вас первых результатов через, – тут он вопросительно глянул на некроманта, задумчиво созерцающего что-то над моей головой.

– Три дня, не раньше, – отозвался тот.

Я встала, оглядываясь в поисках оружия.

– Лисил, остаешься с господином Мерленом, ясно? И без этих твоих… – Деррейн покрутил рукой, отставив бокал на заставленный вкусностями столик.

– Но.. – растерянно оглядевшись, попыталась подавить возникшую откуда-то панику.

Я же здесь все разнесу. И светлые стены, и изящную мебель, и высокие канделябры со свечами.

Некромант подошел, дернул меня за ворот:

– И как ты, красавица, в наемниках-то выжила? – он подсунул под нос амулет, надетый мне на шею.

– Не мой, – рассматривая прозрачный гладкий кварц с дырочкой посередине, в которую был продет тонкий кожаный шнурок.

– Потрясающая наблюдательность! Руна смирения и спокойствия. Носи не снимая, пока я тобой не займусь.

– Это еще зачем? Я…

– Ты, – неожиданно раздался голос гнома, – останешься здесь и будешь слушаться господина Мерлена. Радуйся, что он предложил свою помощь!

Я обернулась, возмущенно уставившись на коротышку. Опять меня перепродали! И кому! Тот внушительно кивнул.

– Ты хорошая наемница, а будешь еще лучше. Вот когда это случится, я обещаю пересмотреть контракт в сторону повышения суммы вознаграждения. За усердие.

Я только ресницами хлопнула. Да как же это? Хотя… гномы, тем более Главы Домов, слов на ветер не бросают. Расплывшись в улыбке, кокетливо поправила ворот, отстраняясь от холодных некромантских рук.

– Слушаю и повинуюсь, слушаю и повинуюсь…

– Вот и отлично. Я – поехал. Дорогу к выходу найду. Мое почтение. – И Деррейн исчез за колыхнувшейся тяжелой черной портьерой. Шаги затихли.

Стиснув пальцы в замок, обернулась к некроманту.

– Ну, так что?

– А ничего. Располагайся, отдыхай. Закончу дела, оправимся ловить ваших крыс, – и вышел.

Замечательно! Все меня бросили! Поймав себя на такой детской мысли, выругалась вслух, подобрала валяющиеся у кушетки ножны и подсела к столику. Фрукты и сладости были красиво разложены на больших серебряных тарелках с чеканкой. Узоры из кровожадных морд как-то не пробуждали аппетит. Тем не менее, разглядывая новый амулет, в прозрачной глубине которого светилось переплетение линий, незаметно для себя умяла все содержимое, неэстетично запивая красным вином прямо из бутылки. Ароматное… дорогое.

Ярость, привычно сопровождавшая меня много лет, поутихла, и пробудилось любопытство. Рассудив, что раз не запрещено, то разрешено, привела себя в порядок, привычно экипировалась и отправилась исследовать обиталище бывшего повелителя Темной Империи.

В конце концов, он же сам – бесцеремонная сволочь.

Особнячок разочаровал. Обычный, обделанный светлыми панелями и темными портьерами. Изящная мебель, серый каменный пол, кое-где разбросаны плетеные циновки. Ничего интересного. Единственное, ни одной двери, только плотные бархатные занавеси в проемах и арках. Обойдя все десять комнат, поняла, чего не хватает – спальни и кабинета. Тех мест, что означают личность. Потому что дом был ну, нежилой будто бы. Декорация, витрина. Качественная, с безделушками у камина, картинками и декоративными барельефами, развешанными в стратегических местах.

О, я забыла еще лаборатории, где некромант творит страшные кровавые ритуалы. Он умеет, знаю. Вот место самое что ни на есть личное. И где оно может быть? Раз не здесь, то внизу. А любовь к потайным ходам я еще с замка Ордена Бездны отчетливо припоминаю. Та еще мерзость!

И я пошла еще раз, только уже выстукивая стены, обращая внимание на мелкие детали вроде узоров на плинтусах, выполненных с большим мастерством и вкусом.

Если бы не магия, наполнявшая каждую пядь дома, можно было бы сказать, что это просто обиталище одинокого аристократа. Впрочем, господин Мерлен таков и есть.

Вот только где он?

Отвечая на незаданный вопрос, под пальцами неожиданно поехала панель с канделябром. В проеме возник некромант. Уже в дорожном сером камзоле и при сумке.

– Ну?

– Что ну? – переспросила, делая глупые глаза.

– Ты готова? Все осмотрела?

Кивнув, выжидательно замерла. Тут маг схватил меня за руку и втащил в проем, пихнул вперед и вниз, по крутым ступеням. Вот хватка! Запнувшись, окунулась в сумрак, прохладу и тишину. Под пальцами оказался отполированный мрамор. Странно, даже магия здесь была какая-то легкая и свежая, будто сквозняком протянутая.

Еще один толчок и я едва не слетела вниз. Прямо в светящийся синим шестиугольник постоянного телепорта. Сбежала вниз, оглядывая помещение. Три темных коридора, светящиеся панели на потолке, и более никаких подробностей личной жизни Темного мага, а жаль. Тот неслышно приблизился, стиснул меня за плечи, заставляя сделать шаг. Тело продавило тонкую пелену, сознание помутилось. По голове будто кувалдой, обмотанной шарфом ударило. Мир мигнул, глаза на миг застлала медовая вспышка.

И все? Мы стояли посреди какой-то полянки, рядом с изящной беседкой, оплетенной розами.

С последнего раза, который весьма отчетливо мне вспомнился сейчас, некромант весьма улучшил свою технику. И объятия у него…

Что?

Вырвавшись из рук мужчины, я обернулась. Этот гад смеялся!

– Что еще в этом амулете? – схватив шнурок, болтающийся поверх рубахи, раздражено вопросила я.

– Ничего, – некромант пожал плечами, – успокойся. И погаси свой огонь.

Ошеломленно ощутив, как согревают пальцы язычки пламени, почти не заметные в ярком солнечном свете, спешно спрятала руки за спину. О, Тьма и ее магистры, ну почему у меня такое ощущение, что с последней встречи с этим типом прошло всего-то месяца два. И я по-прежнему глупая и неопытная полукровка. Ничего не понимаю, ничего не замечаю, и вообще… истеричка.

Мрачно насупившись, поправила оружие и, оглядев выстроившиеся рядами деревья, двинулась вперед по еле заметной тропинке, старательно не обращая внимания на мягко ступающего следом некроманта.

Не выдержала… любопытно мне.

Чуть скосив глаза, заметила, что мужчина, порывшись в карманах, принялся унизывать пальцы неказистыми перстеньками. Серебряные, с гладкими отполированными камешками. Аметисты, горный хрусталь и хризолит с насечками… Главное их достоинство не в красоте, а в содержимом. Весьма хорошо прикрытом. Как я не силилась, напрягая чувства, разобрать, что туда упрятано, не смогла.

И отдалась скольжению среди деревьев и кустов. Свежая зелень источала яркие ароматы, под ногами шуршала травка, подстриженные в виде шаров кусты старательно прятали колючки и шипы, демонстрируя распускающиеся бутоны. Серебристые тополя и вязы выстроились торжественными рядами. И я, пока не выбралась на широкую гравийную дорожку, все никак не могла опознать смутно знакомую местность. Только узрев высаженные по обочинам синие и фиолетовые цветочки, разобралась. Впрочем, мне простительно. Не так уж часто я в центре Ксаша бываю.

Но со стороны некроманта это – наглость, использовать в качестве точки выхода телепорта сад градоправителя.

Неторопливо пройдясь до выхода, означенного симпатичной калиточкой в высокой железной ограде, вышли прямо на центральную площадь.

– Так, – скептически озирая особняк местного главы, сказал некромант, – теперь ты отведешь меня к этим вашим складам. А заодно поговорим.

– О чем это?

– О симптомах, красавица, о симптомах твоих, – некромант вздохнул, подхватывая меня под руку и разворачивая в сторону неширокого Главного Луча.– Я, конечно, прекрасно понимаю, что обратиться по указанному адресу, едва возникли проблемы, для вас, моя дорогая, было совершенно невозможно. Но, ради Бездны, неужели не нашлось ни единого специалиста, консультанта или хотя бы хорошей библиотеки?

Нет, что он меня отчитывает, как малолетку? Вырвав руку, буркнула:

– Вашими стараниями, господин Мерлен, я в неизвестно что превратилась, и с власть имущими рассорилась, где мне было знатоков искать?

– А на власть имущих свет клином не сошелся, как и тьма, впрочем, – вновь хватая меня и разворачивая в нужную сторону, сказал некромант. – Веди давай, и поестественнее.

Расслабив сведенное гримасой лицо, и убрав невесть как оказавшийся в руках кинжал, улыбнулась.

– А к складам нам не сюда, а на Купеческую сторону, – наконец сообщила я. Оказалось, что мы шли мимо магазинчиков, старательно огибая всех встречных-поперечных. Лица у них были настороженные. Ну да, тут не принято на спутников с оружием кидаться, респектабельный район. Извинившись перед встрепанным рыжим гномом, хозяином модной лавки, которому мы перекрыли вид витрины, отошла подальше. Те, кто держат магазины у самого особняка Главы, не отличаются ни добродушием, ни терпением.

Свернула в переулок, быстро пробежала между оплетенных вьюном оград в надежде, что некромант отстанет. Как же. Даже не запыхался.

Премия, премия… все это – ради денег! Нет, кого я обманываю. Мне еще и интересно. Как, однако, приятно жить, не обуреваемой постоянно неконтролируемой яростью.

– Так, когда начались приступы?

– Э? – я аж на стену налетела, когда раздался неожиданный вопрос. Господин Мерлен, а плевать, магистр Мерль, мне так больше нравится, был доволен моей реакцией. Прищурившись, придержал меня за плащ.

– Так когда?

– Что? – ну кто меня дергает переговариваться?

– На каком году ты начала терять контроль над эмоциями? И над силой?

– На втором, – пусть будет честно.

– Как все запущено-то. И жива до сих пор, да наемничаешь, да еще и репутацию себе сделала… Талантливая красавица. Но совершенно не способная использовать то, что имеешь.

– А что я имею?

– Так ли тебе это хочется узнать? – очень серьезно вопросил некромант, останавливаясь.

Я скосила на него глаза и кивнула.

– Ну-ну, что-то ты не торопилась раньше узнать…

– Лучше поздно, чем никогда.

– Глупая банальность. Иногда лучше – никогда.

Он чуть наклонил голову, отбрасывая со лба отросшие волосы, вытянул вперед руку.

– Что? – настороженно вопросила я, отступая к кирпичной стене и рефлекторно выстраивая Щит. Тонкая огненная завеса замерцала меду нами.

– Не закрывайся. Отдиагностирую только.

Короткий жест и налившая фиолетовым закорючка сорвалась с пальцев мужчины, в миг прошила желтоватую, горячую пелену и врезалось в грудь.

Тело будто прошила ледяная игла. Согнувшись пополам, я закашлялась. Легкие явно пожелали вывернуться наизнанку. Спустя два удара сердца отпустило.

Медленно выпрямившись, собрала между ладоней огненную плеть. Хлестнула по мостовой, сшибая мусорный бак и оставляя темный подпаленный след на камнях. Плавно уйдя из-под удара, магистр швырнул в меня еще чем-то сине-фиолетовым, отчего тело будто окаменело, и торжественно заявил:

– Поздравляю вас, госпожа Лисил, магический полуоборотень и истинный маг Огня.

Прелестно! И что это значит?


Оказалось, это значило, что если я не хочу оказаться в тайных лабораториях Ронии, Индолы или какой-нибудь еще менее гуманной страны, придется научиться себя контролировать, а значит, остаться поближе к некроманту. Он меня натренирует.

– Куда уж ближе, – недовольно пробурчала я, прижимаясь к нему боком. Ниша, в которой мы прятались, была узкой и неглубокой, но единственной, из которой открывался прекрасный вид на склады Дома Деррейн.

За время сидения в засаде я успела смириться с тем, что в моей жизни опять возник этот сволочной маг. Что это будет долгий, но веселый и безопасный период в моей жизни, я не поверила. То есть ему-то будет хорошо, а мне?


– Ну, жива останешься, – прочитав меня, как книжку, ответил некромант, методично обходя длинное здание склада и каждые десять шагов прикладывая руку к серым облезлым стенам. Я шагала сзади, выводя подобранным и лично наполненным силой прутом линию вдоль фундамента.

– Мне это выгодно, – пояснял маг. А раньше, помнится, он этим себя не утруждал, – изучение еще одного интересного случая магического изменения поможет выстроить кое-какую статистику. По бывшему Внутреннему морю. Знаешь, что там сейчас происходит?

Я только кивнула. Бардак там, смертельно опасный. Твари прут, жрут и гадят, где могут. Последствия затейливых экспериментов темных магов. Не зря, не зря бывший магистр сдал эту свою Империю. Уж очень много там было любителей поизучать интересное. А самый главный сейчас рядом со мной ходит, колдует.

– Фактически же ты останешься на прежнем месте работы, только с повышением до личного телохранителя Главы Дома.

– С чего бы это? – старательно повторяя контур длинного задания, даже не подняла головы. За палкой змеился огненно-рыжий след, взвиваясь язычками пламени, а потом оседая тонкой еле заметной нитью пепла.

– У тебя отличная реакция, внимательность и сообразительность на уровне… «вижу и бью, потом разбираюсь», примерно так, – невозмутимо перечислил маг, продолжая шагать. Я аж замерла. Меня что, хвалят? Как же, таким-то тоном? – когда исчезнет проблема с силой и настроением, ты вполне подойдешь на эту роль. Цепная псинка…

Я рычу, по-настоящему, весело, скалясь и задирая губу. Почему-то хочется смеяться. Обернувшись, некромант улыбается в ответ. Сволочь зеленоглазая, думаю я, но почему-то совсем без злости, просто констатируя факт.

А я – огненный полуоборотень. Отлично звучит. Тоже факт. За этой незатейливой мыслью не заметила, как мы замкнули круг.

Остановившись у широких, окованных железными полосами дверей, потянулась. Оглянулась, усмехнулась и пошла. Ужинать. Потому что солнце уже начало клониться к закату, заливая мрачные, лишенные каких-либо украшений улицы складского пригорода золотисто-розовым светом. Но некромант непререкаемо поймал меня за рукав, стряхнул с плеча искру и запихал в вышеупомянутую узкую нишу.

То еще новое впечатление. Такая близость… хм, тел смущала. Когда я последний раз вот так стояла, боком притиснувшись к чело… существу противоположного пола? Романтика, однако. Нежданная.

Зато я рассмотрела мужчину в подробностях. Еле заметный шрам над левой бровью, несколько седых волосков в темных волосах, морщинки в уголках глаз, приятный изгиб губ, три простых сережки-кольца в ухе… Интересно, если я магический оборотень, должна его чуять? Чуть прикрыв глаза, сильно втянула носом воздух. Закашлялась, захлебнувшись ароматами подворотни. Тьфу! Зато разобрала еле заметный хвойный аромат. Чуть не уткнувшись носом в камзол мага, вдохнула еще раз. Точно… сосновая смола. А аура? Ведь этот тип сильный некромант. Прищурившись, отодвинулась. От удивление даже чуть язык не прикусила. Он воспринимался не более как слабый стихийник. Обычная для них тонкая сетчатая аура, пропускающая больше, чем забирающая… Маскируется? Ну, наверное, он прав, я же тоже прячусь, но так капитально скрыть ауру?

А еще я идиотка. Лезу куда не надо. Маг, правда, на мои ерзания вокруг него ни капли внимания не обратил, неотрывно наблюдая за дверями склада. Только за волосы дернул, отводя выбившуюся из косы прядь.

Отвернувшись, уставилась туда же. Вообще непонятно, что такое с товарами творится. Чары, наложенные профессиональными магами, да и напетые шаманские песни ни разу не были нарушены, стража не спала, отчитываясь за каждую свечу ночного бдения, сторожа регулярно обходили территорию. Зерно мыши и крысы портили, но вот беда, ни одного хода не было найдено.

Оба, а это еще что? Два гнома из младшей стражи Дома, заступившие на пост около ворот, едва солнце скрылось за коньком крыши противоположного склада и обменявшиеся приветствием со сторожем, начали медленно оседать на землю. Похрапывая. А на их месте воздвиглись прозрачные на мой магический взгляд фантомы.

Я сунулась было ближе, желая разглядеть в подробностях, но маг удержал меня за руку, прошептав:

– Пусть он войдет.

– Кто?

– А вон, у левого угла.

И точно, от серой стены отделилось расплывчатое пятно размером с человека, скользнуло мимо спящих, подложивших бороды под головы гномов. Сила всколыхнулась, и на них легли какие-то чары.

– Незаметности? – неслышно шевельнув губами, спросила я некроманта.

– Не очень сильные, мои сильнее.

– Э?

– Нас-то не заметил этот некто, да и ты сама…

Возмущенно фыркнув, вытянула вперед руку, кончиками пальцев ощупывая воздух. Точно! Щель перегораживало тонкое изящное плетение, построенное с минимальным расходом сил.

– Предупреждайте в следующий раз, – дернула за рукав плотного камзола, выпуская когти.

– А самой слабо разобраться? Вошел.

Обернувшись, успела заметить, как небольшая дверка, вырезанная в воротах, закрылась.

– Способный молодой человек, – удовлетворенно пробормотал некромант, выходя из ниши. Соединив кончики пальцев, он послал волну силы вперед, в нарисованный мной контур. Слабый поток вплелся в оставленный мной, заиграл, наращивая мощность, заставляя окружающее пространство колебаться. Стены склада еле заметно дрогнули, по серому камню пробежали тонкие спутанные линии более темного оттенка. И ввысь взметнулся, замыкаясь намертво, серебристый купол.

– Попался! – выскочив следом, воскликнула я.

А маг, развернувшись, сдернул с моей шеи амулет.

– Пойдем, попугаем молодой талант.

– Чтоб впредь неповадно было, – чувствуя, как меня затапливает шалая радость, рванула вперед, обгоняя неспешно шествующего, иначе не скажешь, некроманта. Тонкая стена ловушки пропустила меня как родную, обдав только холодом. На цыпочках скользнув к дверям, подцепила створку кончиками пальцев, заглянула в щель.

В сумраке почудилось какое-то движение. Будто тени танцевали среди высоких, под потолок, стеллажей и ящиков. Искорки света расчерчивали загустевший воздух серебристыми звездочками. Над ухом раздался тихий шепот:

– Он прекрасно экранируется, не находишь?

Я дернула ухом. Арр! Мешаешь, маг!

– Тогда вперед, яростная моя!

И он толкнул меня в спину. Зло рыча, я влетела внутрь, преодолевая сопротивление закручивающейся внутри силы. Защита лопнула, обнажая залитое светом пространство. Две дюжины магических свечей стояли на сундуках, а на каменном полу выложена цветной лентой золотистая октограмма.

– Попа-ался!! – завопила я в спину невысокой, хлипковатой фигурке, стоящей ко мне спиной. Это некто обернулся, вздергивая руки, и навстречу мне из темных углов ринулись с низкого старта два десятка крупных, красноглазых крыс. В нос шибануло запахом разложения.

Мер-ртвых крыс!

Захохотав, развела руки, выпуская хлыст. Огонь хлестнул, разрубая тушки в полете. Обугленные, аппетитно прожаренные клочки тел упали, судорожно подергиваясь. Издевательски хохоча, танцевальным па отклонилась от неуклюжего удара зеленым огнем, топоча ленту и распинывая оставшиеся целыми тушки. Одна, сорвавшись с носка, отлетела через весь склад и врезалась в стеллаж с бутылками.

Упс! Со звоном посыпались вниз бутыли элитных вин. В воздухе поплыли пряные ароматы.

Еще раз приложила плетью, задев ящики, за которые метнулся мелкий гаденыш. Запахло паленой шерстью. Под потолком метались тени. Внезапно со свистом мне на голову спикировало нечто. Пригнувшись, поймала за крыло мумию летучей мыши.

Прелесть какая!

А вот это уже наглость! Ножами кидаться! Поймав на лету, на волосок от шеи, короткий серебристый клинок, зло оскалилась. Чистая ярость огнем затопила разум. Ну, я вот сейчас… дам!

Чары заплясали на кончиках пальцев, набирая силу. Потоки магии, закручиваясь среди стен, пронзали ящики. Затрещали доски. Сейчас…

Поток холодной воды, обрушившийся на голову, заставил захлебнуться словами активации. Сила рассыпалась пеплом, а следом рухнуло, придавливая к земле, сине-фиолетовое, густое, как желе, сияние. Стиснув зубы, выпрямилась, медленно вытаскивая из ножен клинок.

Шаги некроманта отдавались дрожью во всем теле. Тот скользящим шагом обогнул скульптуру «полуэльф в ярости посреди разгромленного склада», меня, то есть, скрылся за углом и одним движением вытащил оттуда нечто тряпкоподобное. Встряхнув за шиворот, убрал остатки отводящих глаза чар.

И передо мной предстал мальчишка, натурально мальчишка. Лет шестнадцати, худой, большеглазый, по самые брови заляпанный пеплом и грязью. Синие глаза метали молнии, руки и ноги судорожно подергивались, а тело под подпаленным балахоном мелко дрожало.

Ну, чем бы нас двоих некромант не приложил… Мне действительно плохо, хочется лечь в грязь и умереть. Что уж об этом таланте говорить.

– Ну что, молодой человек, попались? – снисходительно укоризненно спросил маг, еще разок встряхивая паренька.

– Ар! – выдала я, подаваясь вперед.

– Спокойнее, красавица, – меня обдало холодом. Зеленые глаза сощурились. – Лечить тебя еще и лечить!

Это меня?! От возмущения я полыхнула Белым огнем. На пару мгновений, пока он жадно пожирал остатки зомби-крыс, на складе стало светло и жарко, как в полдень на плацу.

– Вот видишь, с кем работать приходится? – Это некромант снова мальчишке: – Ты-то хоть как, говорить будешь?

Тот упрямо помотал головой, пытаясь выдохнуть и нащупать ногами пол. Вот ведь некромант, вроде и невысокий и хлипковатый, а сильный. На вытянутой руке вредителя подвесил.

Я, улыбнувшись, сделала шаг вперед. Малыш еще и неразговорчивый? Вот и отлично. Сейчас я очень-очень злая, и плохая.

– Можно мне… несколько лет назад узнала парочку очень интересных чар. Темных… Я их адаптировала под себя.

Буквально чувствуя, как выцветают до алого глаза, выпустила когти. Преодолевая фиолетовый кисель незнакомой магии, блокирующей ауру, двинулась вперед.

Я плохая, я злая… И это игра. Знакомая. Со мной тоже так играли. После острова.

Я плохая, я злая. А некромант?

Тот улыбнулся, поймав мой взгляд. Прекрасно понимает, что со мной творится, и молчит. Подыгрывает.

А я схожу с ума при виде испуганного лица жертвы.

Брезгливо передернувшись, господин Мерлен опустил руку, позволяя парню коснуться ногами пола.

– Одевай амулет, буди гномов и пойдем, порасспрашиваем добычу, – он свободной рукой кинул мне камешек, щелчком снял свои чары, вновь поразив меня их полной магической бесшумностью, и поволок паренька наружу. Тот был все еще в шоке, и слабо упирался сапогами в пол.

– Меня очень, очень интересует твой учитель, – встряхнув его за шиворот, доверительно сообщил некромант, – а вот ты сам не настолько ценен, так что сгодишься и в мертвом виде. Шагай.

О-ой, а вот этот тон мне знаком. Экспериментаторский, вкрадчивый, от которого по спине ознобные мурашки полками маршируют. Пока маг не надумал и на мне опытов поставить, надела амулет.

И почувствовала, как сознание окутывает легкое, прохладное полотно спокойствия. Горный хрусталь чуть заискрился в темноте. И я поспешила следом за некромантом, уже сознательно поигрывая маленькой белой огненной змейкой.

И старательно не оглядывалась на разгромленный склад. Ох, кто это все оплачивать будет? Плакало мое повышение. И премии…

Я – идиотка.

– Нет, просто с ума сходишь, и быстро.

И еще я вслух разговариваю.

Обернувшись к некроманту, возюкающему мальчишку в пыли, сдернула разом все чары. Защитные, купол, сонные, незаметности, мороки… Движением руки опрокинув на гномов по ведру воды, удовлетворенно улыбнулась. Не все же мне мокнуть. Кстати… липкие волосы и промокшая насквозь одежда вопияли.

Промаршировав к некроманту, заявила:

– Мне надо переодеться, – белая змейка, засевшая на плече, согласно зашипела.

– Не наглей.

– А мне плевать, я не адекватна.

Мальчишка смотрел на нас с ужасом во все более расширяющихся глазах.

– Вот уж точно. Радуйся, что твое желание в чем-то совпадает с моим. – И маг одним движением ладони, затянутой в перчатку, раскинул пентаграмму перемещения.

Шаг вперед, лиловый огонь, судорога тела, миг пробравшегося в кости холода… И мы снова в подземелье, в черте медленно угасающей синей стационарной звезды перемещения. Мужчина изобразил поклон, указывая на один из проходов:

– Тебе направо, нам налево. Приводи себя в порядок, о королева!

Он направился в указанную сторону. Я в противоположную, подавив желание проверить центральный ход. В конце концов, я в гостях, и мне, кажется, доверяют… Ну еще бы… Столько защитной магии, аж кожу дерет.

Короткий темный коридор вывел меня в анфиладу уютных комнат. Вот где эта темная личность обитает. В небольших, уставленных книжными шкафами комнатках, где на продавленном диване брошены какие-то бумаги, в углу пылится отличный короткий тонкий клинок, от которого прямо таки разит темной, жгучей силой, сплетенной в тугой жалящий комок, из шкафа торчит бархатная пола дорогого плаща, а у изразцового камина с еще не остывшими угольями стоит кресло, обитое веселой желтой в клеточку тканью. Вытертый ковер, прожженный в паре мест, был как будто бы подран кошкой.

Я принюхалась. Животными не пахло. Оставляя на полу грязные следы, отправилась на поиск ванной, дергая за все, что придется и открывая все, что открывается. Комната, кладовая, комната, столовая…

Две монументальные светлые двери с ручками в виде голов виверн в конце анфилады меня не пустили. Животные, едва я коснулась косяков пальцами, зло ощерились, скаля внушительные клыки.

– Пусти! – стукнула по дереву.

– Не дошшдешшся-а! – протянула правая ручка.

– Но мне надо! – демонстративно обернулась вокруг оси, демонстрируя, что мокра с головы до ног, да еще и в серой грязи измазана.

– В с-шпальню? – виверна выпучила глазки. – Нам там такие не нушшны! Впроч-шем, если очень хочешшшшь…

Я отскочила. Не хочу, хотя и любопытно. Подозреваю, что если я в некромантскую спальню войду, то живой уже не выйду.

– Нет? Ш-шаль… бесшшш хозяина шкушшшно…

Обернулась ко второй. Виверна с хохолком насупилась, и разговаривать не пожелала. Только злобно фыркнула:

– Тебя не фф кабинет, а фф лабораторию, на опыты…

Ага, значит кабинет… тоже интересно. Но я не самоубийца, хотя иногда и очень похожа. А одушевленные двери – оригинально.

Роскошная ванна обнаружилась за портьерой с геометрическим узором. Кажется, это было стилизованное изображение кровавого ритуала полного Подчинения. Синее на черном, золотые спирали, алые мерцающие кляксы огня.

В том же стиле и ванная была оформлена. Синий мрамор пола, черные стены с золотым узором, алые огоньки по потолку, большой бассейн и куча барахла на одной из скамей. Полотенца, халаты элегантных бежевых оттенков… Красота. И вода горячая. Только раздевшись, задумалась, отчего так доверяю хозяину таких замечательных подземелий? Ведь и все оружие сняла, побросав на пол.

Вероятно, это безумие происходит потому, что не верить ему нельзя. Какие есть варианты? Верить, не верить… Хотел бы некромант избавиться от неудобной свидетельницы – сделал это еще десять лет назад. К тому же обещания он держит. Так или иначе. И заключил договор с Главой Дома Деррейн.

Как бы эта помощь боком не вышла… мне. Услуга за услугу, я прекрасно помню принцип. Что ему от меня нужно, кроме банального желания поставить пару опытов на измененной полукровке?

Страшно немножко…

Пока же я желаю получить с данной ситуации все, что только можно. Для начала, горячую ванну.


Наплескавшись, закуталась в один из халатов и выползла к камину. Странно, но ощущала я себя на редкость уютно. Было тихо, огонь вновь разгорелся, не сам собой разумеется. В ярком забавном кресле сидел некромант, бездумно глядя в камин.

Вздохнув, я наглым образом уселась у него в ногах и принялась заплетать в косу распущенные волосы. Плечом упираясь в резной подлокотник, задумчиво перебирала пряди. Огонь плясал на закопченных камнях маленькими огненными саламандрами. Те подмигивали мне рыжими глазками и весело выгибаясь, пытались покусать друг друга за хвостики.

Одна неожиданно перепрыгнула через решетку и подбежала, оставляя подпалины следов, к моим ногам. Заворожено протянув руку, коснулась мелких чешуек, украшавших спинку алой ящерки. Та вскочила на предложенную ладонь, затанцевала, закрутилась золотисто-алым вихрем, согревая кожу. И сорвалась вверх со свистом, оборачиваясь обжигающим языком пламени.

Зашипев, я отдернула руку.

– А вот не надо баловаться, красавица, – раздалось у меня над головой.

Подув на ладонь, хмыкнула:

– Мои руки что хочу, то и делаю.

– Но дом – мой, – отрезал маг, вставая. – И чары на нем – мои. Радуйся, что слепок твоей силы есть в домовом камне. Садись уж, бедная родственница.

А вот снисходительности не надо. И я осталась на полу. Гордая!

– Прими решение. Окончательное. Доверяешь и остаешься или… уходишь и умираешь. Решишь, заходи. Скучно не будет.

Мягкие шаги. За спиной хлопнула одна из дверей:

– Приффетстффую, хоссяин, – донеслось до меня восторженное шипение дверной ручки.

Дверь захлопнулась.

Прими решение, понимаешь ли? Сволочь. Мало мной играли? Что сейчас происходит, как не игра? Да я же уже все решила, не так ли? Еще в нише у многострадального склада. Хотя стоп…Я просто смирилась. А некромант требует принять решение. Осознанное. Очередное… Вслепую! Мерзость какая.

Но голову поднимало любопытство. Чувство, за последние годы изрядно придавленное яростью и безумием, кружило голову. Магия танцевала на кончиках пальцев, не желая служить орудием убийства.

Что маг сделал с пойманным вредителем, кто его нанял, и как мы будем с ним разбираться?

И что из себя представляет господин Мерлен, бывший Великий Магистр Ордена бездны, простой наемный маг?

Мне интересно. Очень, очень…

А еще обещанные Главой деньги. И сила, которую можно подчинить.

И брат, которого можно будет освободить, не отправляя в Бездну…

В прострации я выпустила когти и принялась снимать стружку с подлокотников. Тонкие курчавые завитки осыпались на халат, устилали пол и вытертый подранный ковер золотистой шелухой.

Это, кстати, тоже интересный вопрос. Кто подрал ковер?

Значит… доверяем? Вверяемся заботам некроманта? Поползла к камину, запустила руки в огонь, позволяя лепесткам пламени сплестись вокруг пальцев в сложном узоре.

Подскажешь?

Поможешь?

Магия закружилась, призрачно-алая воронка объяла тело теплым пуховым платком. Разошлась волной, скользя между затаившихся защитных чар.

Есть ли у меня выбор? Сколько я протяну на успокаивающих ярость шаманских песнопениях? Год, два? Потом сорвусь, и никто меня не остановит… И не спасет потом с трудом заработанная репутация.

Пламя согласно рыкнуло, стискивая запястья.

Я не хочу умирать.

Достойно ли ради жизни и разума податься в подопытные к опасному, жестокому и безжалостному магу, пусть и скрывающемуся за маской обывателя? А это маска… я уверена. Другие не выживают там, где выжил он.

О… этому я тоже хочу научиться.

Поднявшись, затянула потуже пояс на халате, на цыпочках крутнулась вокруг себя, позволяя огненному вихрю завиться спиралью, путаясь в так и не заплетенных волосах, осесть плащом на плечах и рассеяться, вливаясь в общий круговорот здешней силы. Прокралась к двери. Прислушалась, приложив ухо к двери.

Мерзкий виверн раззявил пасть и зашипел, попытавшись укусить меня за нос:

– О, решшила, шшшоштавить кампанию-у?

Стоит ли связываться? О, да… Мой разум, моя магия, моя жажда наживы, мое любопытство, мои ярость и безумие кои веки согласны друг с другом. Этот маг интересен. И рано или поздно я разберусь, что именно ему от меня нужно.

– Открывай, – не церемонясь, пнула ногой дверь. И поджала пальцы от боли, потому как сапоги благополучно забыла в каком-то углу. Вот так вот, подпрыгивая, прихрамывая и поругиваясь, я собралась вступить в очередную новую жизнь.

Дверь медленно и торжественно отворилась, пуская меня в святая святых.

Поговорим о будущем.


Оглавление

  • Яна Алексеева Нежданная встреча