КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Как обольстить вдову (fb2)


Настройки текста:



Кэролайн Линден Как обольстить вдову

Рут и Лукасу. Я скучаю по вам обоим.

Глава 1

Даже рождение Энтони Хэмилтона было связано со скандалом, и, пока он рос, скандалы не прекращались.

У единственного сына графа Линли был другой отец, что являлось почти неопровержимым фактом. У супругов почти десять лет не было детей, и вдруг леди Линли родила здорового, красивого малыша, не походившего ни на лорда Линли, ни на кого-либо из Хэмилтонов. Линли не отказался ни от жены, ни от ребенка, но то, что большую часть времени леди Линли и ее сын проводили за пределами Линли-Корт, по мнению окружающих… «что-нибудь да значило».

К тому же мистер Хэмилтон был испорченным ребенком. Ему пришлось сменить более трех школ – по просьбе дирекции – главным образом из-за драк, а один раз – из-за того, что обманул преподавателя во время игры в карты. Энтони Хэмилтон завершил свое образование в Оксфорде в рекордно короткие сроки, а затем обосновался в Лондоне, где начал вести жизнь безнравственную и распутную. Именно в это время молодой человек перестал прибавлять к своему имени отцовский титул. Он не разрешал обращаться к нему «виконт Лэнгфорд», как подобало бы наследнику Линли, и настаивал, чтобы его звали просто мистером Хэмилтоном. Он регулярно принимал участие в карточных играх с высокими, подчас рискованными ставками, а также водил компанию с богатыми вдовушками и матронами. В общем, репутация у Хэмилтона была скандальная, что привлекало к нему неистребимый интерес и возбуждало любопытство высшего света, завораживало и приводило в восторг.

Однажды во время игры в кости молодой человек поставил на карту все, что у него было, даже костюм, и каким-то непостижимым образом вышел сухим из воды, покинув игорный дом с полными карманами денег. Был еще какой-то постыдный спор с леди Николс, который закончился тем, что во время бала в Карлтон-Хаус леди Николс протянула ему свои бесценные рубины. В другой раз сэр Генри Мильтон обвинил Хэмилтона в том, что тот является отцом ребенка, которого в это время носила под сердцем леди Мильтон. В ответ на обвинения мистер Хэмилтон лишь улыбнулся, шепнул пару слов сэру Генри на ухо, а уже через час мужчины, словно два закадычных друга, сидели вдвоем за столом с бутылочкой вина. О Хэмилтоне постоянно ходили самые невероятные и противоречивые слухи: то – что его забирают на военную службу на флот, то – что он богат, как Крез. Энтони Хэмилтон был соткан из противоположностей, он был весьма сдержан и не любил о себе распространяться, что лишь подогревало любопытство и давало пищу новым слухам.

До ушей Селии Рис доходило все, что о нем болтают. Несмотря на предостережения матери, она пристрастилась к светским сплетням во время своего первого сезона в Лондоне. И всякий раз оказывалось, что в самых блистательных из них так или иначе замешан Энтони. Селия находила его подвиги на редкость занятными. Сколько Селия себя помнила, Энтони всегда дружил с ее братом Дэвидом и часто приезжал на школьные каникулы в Эйнсли-Парк, фамильную усадьбу Рисов. По мере того как дурная слава Энтони росла, его визиты становились все реже, а потом и вовсе прекратились. Селия догадывалась, что ее мать запретила Энтони их навещать, но сама она до сих пор вспоминала о нем с большой нежностью, относясь к нему почти как к брату. Юноша привязывал леску к удочке Селии, помогал запускать в небо бумажного змея, а тот факт, что сейчас Энтони стал до того порочным, что юные барышни боялись проходить мимо него, бесконечно забавляло Селию.

При столь сомнительной репутации Хэмилтона было ясно, что Селия никогда больше его не увидит. Заботливая мать, Розалинда, твердила Селии, что порядочные девушки не должны общаться с порочными молодыми людьми. Селия воздержалась от замечания, что ее собственный родной брат ничуть не лучше мистера Хэмилтона в этом отношении. Она, как обычно, сочла необходимым подчиниться матери. Селия с восторгом принимала участие во всех балах и светских мероприятиях, наслаждаясь своим первым сезоном, и не собиралась делать ничего такого, что могло бы испортить ей удовольствие. Больше всего на свете ей не хотелось с позором возвращаться в скучный Эйнсли-Парк из-за того, что она водила компанию с неблагонадежными молодыми людьми.

К счастью для нее, у Селии не было недостатка в мужском внимании. Она могла выбирать себе кавалеров. Будучи дочерью, а теперь и сестрой герцога Эксетера, Селия считалась в свете выгодной партией. Граф Каррик каждую неделю присылал ей лилии, сэр Генри Эйвеналл – розы. Герцог Уэр неоднократно приглашал ее на танец, виконт Грейвз возил на прогулку в парк, а лорд Эндрю Бертрам сочинял ей сонеты.

На балу в этот вечер к ней проявлял повышенное внимание лорд Юстон. Привлекательный молодой граф представлял собой для многих богатый улов, поскольку считался в свете завидным женихом – с его поместьем в Дербишире и значительным состоянием, которым он обладал. К тому же он был великолепным танцором, а Селия обожала танцевать. Когда молодой человек подошел к ней в третий раз за вечер, она не удержалась от довольной улыбки.

– Леди Селия, подарите мне этот танец, – сказал лорд Юстон.

Помимо прочих достоинств, лорд Юстон обладал еще и прекрасными манерами.

Селия покраснела: лорд не мог не знать, что согласно правилам хорошего тона ей непозволительно танцевать с ним еще раз. Это даст пищу для пересудов.

– По правде говоря, сэр, я вынуждена вам отказать.

Он совсем не удивился и даже не огорчился.

– Полагаю, вы правы. Не согласились бы вы в таком случае пройтись со мной на террасу?

Пройтись на террасу – наедине с джентльменом! Селия бросила украдкой взгляд на свою мать, которая была неподалеку. Розалинда не спускала глаз с дочери. Она едва заметно кивнула и посмотрела на лорда Юстона ободряюще. У Селии учащенно забилось сердце. Никогда еще она не прогуливалась наедине с молодым человеком. Извинившись перед подругами, которые смотрели на Селию с нескрываемой завистью, она дала руку лорду Юстону.

– Для меня большая честь, что вы согласились прогуляться со мной, – сказал он, ведя ее по бальному залу.

– Мне тоже очень приятно, – сказала Селия и улыбнулась графу.

Он лишь кивнул в ответ и больше не проронил ни слова. Они вышли через открытые двери на террасу, и Селия с удовольствием вдохнула свежий, прохладный ночной воздух. Но вместо того чтобы остаться возле дверей, лорд Юстон продолжал идти дальше, ведя Селию к концу террасы – погруженному в темноту и наименее оживленному, если не сказать уединенному. Сердце Селии забилось еще сильнее. Что лорд Юстон намерен делать? Еще никто из ее поклонников не целовал ее. Селия была бы польщена, если бы он попытался ее поцеловать. Ведь ей нужно немного попрактиковаться в поцелуях.

Сгорая от любопытства, Селия украдкой бросала взгляды на своего спутника. При свете луны он казался немного красивее, чем на самом деле. Селия задумалась о том, каким будет этот поцелуй. Что она почувствует? Неловкость или ей будет приятно? И как ей следует вести себя? Скромно и застенчиво или смело и откровенно? И вообще, можно ли позволить ему эту вольность? Можно ли…

– Я должен вам кое-что сказать. – Услышав эти слова, Селия нервно облизнула губы, готовясь к тому, что должно произойти, и до сих пор пребывая в сомнениях; следует ли ей это позволять. Однако граф не пододвинулся к ней. – Леди Селия, я должен признаться, что страстно вас люблю.

Его слова явились полной неожиданностью для Селии.

– Ах… да? Ах, в самом деле?

– С того самого момента, как я вас увидел, все мысли мои – о вас. – Лорд Юстон взял Селию за руку и с надеждой посмотрел на девушку.

– Я… я польщена, сэр, – пробормотала Селия.

– Вы тоже меня любите? – спросил лорд Юстон.

– Я… Ну, то есть… Я… – Она откашлялась. – Что?

– Вы любите меня? – От такой настойчивости Селия начала терять присутствие духа.

Нет. Разумеется, нет. Пусть лорд Юстон хорош собой и превосходный танцор и, возможно, Селия могла бы позволить ему украдкой целомудренный поцелуй в щечку. Однако любить его? Нет. Уж лучше бы она не соглашалась идти с ним сюда.

– Лорд Юстон, по-моему, это неприлично обсуждать.

Селия попыталась высвободить руку, но лорд Юстон ее не отпускал.

– Если вам это не позволяет девичья скромность, я пойму. Также я пойму, если вы опасаетесь неодобрения наших родных. Скажите только одно слово – и я согласен ждать вас хоть сто лет.

– Ах, прошу вас, не надо. – Селия еще раз попыталась высвободить руку, на этот раз дернув сильнее, но лорд, Юстон еще крепче сжал ее.

– А если вы скажете еще одно слово – сегодня мы смогли бы пойти к его светлости. И до конца сезона мы могли бы пожениться, моя дорогая леди Селия.

– Ах, но… Но дело в том, что мой брат сейчас в отъезде, – сказала она, незаметно пятясь.

Юстон в ответ пододвинулся к ней, привлекая к себе, и положил ее руку в свои ладони.

– Я нанесу ему визит, как только он приедет.

– Лучше не надо, – прошептала Селия.

– Ваша скромность меня обезоруживает. – Он пододвинулся к ней вплотную.

Его глаза лихорадочно горели.

О Боже…

– Милая Селия, подарите мне вечность своим поцелуем!

Селия поморщилась и отвернулась. Она решила про себя никогда больше не танцевать с лордом Юстоном.

– Добрый вечер, – услышали они в темноте чей-то голос.

Лорд Юстон в то же мгновение отпустил леди Селию и отпрянул от нее. Он повернулся к непрошеному гостю, который нарушил их уединение. Селия с облегчением убрала руки за спину. Только в этот момент девушка осознала, что наделала, и мысленно ужаснулась этому. Боже милостивый, она сейчас – наедине с холостым мужчиной, в темноте. Если бы кто-то застал их здесь вдвоем, репутация Селии была бы погублена.

– Какой прелестный вечер, не правда ли? – сказал Энтони Хэмилтон, входя на террасу с двумя бокалами шампанского.

– Да, – нехотя выдавил из себя лорд Юстон.

Узнав своего спасителя, Селия почувствовала облегчение и закрыла глаза: она спасена! Уж кто-кто, а Энтони все поймет правильно и не станет поднимать шума.

– Здравствуйте, леди Селия. Как я рад снова видеть нас. – Энтони посмотрел на Селию заговорщически, словно прекрасно понимал, какую сцену только что прервал, и находил происходящее в высшей степени забавным.

– Добрый вечер, мистер Хэмилтон, – пробормотала она и присела в реверансе.

На мгновение воцарилось неловкое молчание.

– Нам пора возвращаться. – Лорд Юстон протянул Селии руку, намеренно не глядя на другого мужчину.

– Нет! – словно само собой вырвалось у Селии. Юстон застыл на месте. Он был заметно обескуражен. Селия залилась краской. – Я приду через минуту, сэр, – сказала она более вежливо, лихорадочно ища предлог не идти вместе с ним. – Здесь так прохладно. Мне хотелось бы еще немного подышать свежим воздухом.

– Да, – с мрачным видом проговорил лорд Юстон. – Понимаю. Доброго вам вечера, леди Селия.

Селия поймала себя на мысли, что за этот вечер красота лорда Юстона померкла в ее глазах.

Она пробормотала что-то в ответ, про себя желая лишь одного – чтобы лорд Юстон поскорее удалился.

– Доброго вам вечера, Юстон, – попрощался с ним мистер Хэмилтон.

– Доброго вечера и вам, сэр, – сказал лорд Юстон, посмотрев на мистера Хэмилтона с подозрением.

Он помедлил немного и удалился, на прощание бросив на леди Селию разочарованный взгляд.

Селия повернулась и оперлась руками о балюстраду, которая окружала террасу. Господи правый! Все вышло совсем не так, как она ожидала. Почему ее мать одобряла лорда Юстона?

Мистер Хэмилтон оперся о перила рядом с Селией и сказал:

– По-моему, это было самое худшее предложение руки и сердца из тех, что мне довелось слышать когда-либо.

Селия закрыла глаза и тяжело вздохнула. Но в следующее мгновение не выдержала и прыснула со смеху.

– Полагаю, вы слышали все, что он сказал?

– Кажется, да, – признался он. – Включая ту часть, которую он позаимствовал у Кристофера.

– Не может быть! Правда? – ахнула Селия. Мистер Хэмилтон улыбнулся в ответ. – Только, пожалуйста, никому не говорите о том, чему только что оказались свидетелем.

– Как можно? – обиженно сказал Энтони. – У меня язык не повернется повторять такие вещи вслух. Я сгорю от стыда и окончательно разрушу свою репутацию. – Селия снова рассмеялась, а мистер Хэмилтон улыбнулся. – Хотите шампанского?

– Благодарю вас. – Она приняла у него бокал и с удовольствием пригубила шампанское.

Мистер Хэмилтон поставил свой бокал на балюстраду и облокотился о перила, вглядываясь в глубину погруженного в темноту сада.

– Значит, вы не намеренно довели Юстона до такого состояния?

– Не смешите меня, – фыркнула она. – Я никогда не согласилась бы с ним прогуляться, если бы знала заранее, что он собирается сделать мне предложение.

– Так почему же в таком случае вы согласились? – спросил он с подкупающей прямотой, предполагающей взаимное доверие, глядя на нее открыто и честно.

Селия вздохнула и сделала еще один глоток шампанского.

– Он отличный танцор, – объяснила она.

– И ужасный зануда, – заметил мистер Хэмилтон.

Селия рассмеялась:

– С вашей стороны невежливо так говорить, но… Но… возможно, вы правы.

– Возможно, – пробормотал он.

– А сейчас он, может быть, жалуется моей матери, – вздохнула Селия.

Она прекрасно понимала: одно дело выйти на террасу с лордом Юстоном с разрешения матери и совсем другое – проводить время наедине с мужчиной в темноте. Не говоря уж о том, что этот мужчина – скандально известный повеса, общению с которым ее мать препятствует всеми силами.

– Мне пора возвращаться.

– Значит, вы хотели, чтобы он вас поцеловал?

Селия собралась уходить, но эти слова заставили ее резко остановиться. Когда мистер Хэмилтон задал этот вопрос, он все также продолжал смотреть в темноту, в сад. Прошло мгновение. Селия молчала.

– Хотели?

Селия подошла к нему ближе. Он повернулся и пристально посмотрел на нее. Мистер Хэмилтон смотрел на нее не мигая. Он был так близко от Селии – достаточно было протянуть к нему руку. Она уже забыла, как с ним легко было разговаривать на любые темы.

– Не смейтесь надо мной, Энтони, – сказал она. – Я… я ни разу ни с кем не целовалась, и мне показалось, что сегодня – подходящий день для поцелуя, и сначала это был такой романтичный вечер, пока он не начал меня расспрашивать о том, люблю ли я его. Да, романтичный, – повторила она. – Неужели это так постыдно и из-за этого мы все не достойны уважения, раз нас тянет на скандальные приключения?

– Нет. Вы достойны всяческого уважения, – возразил Хэмилтон.

– А вы? – широко улыбнулась она, цепляясь за возможность поменяться с ним местами и самой подразнить его. – Сами знаете, из-за этих сплетен в лондонском свете все без ума от вас.

Энтони вздохнул и покачал головой:

– Я не такой дерзкий и не так глуп, как обо мне говорят. Может быть, вы, как образец добродетели и пристойности, дадите мне совет, как избежать нездорового внимания, которое пагубным образом влияет на мою жизнь.

– С огромным удовольствием. Мой совет очень прост, – сказала Селия. – Найдите себе девушку по сердцу, влюбитесь в нее, а затем обзаведитесь семьей. Тогда никто про вас слова плохого не скажет.

Энтони усмехнулся:

– Вашими бы устами да мед пить, милая барышня. Легче сказать, чем сделать.

– А вы хотя бы раз пытались?

Мистер Хэмилтон пожал плечами:

– Честно говоря, нет.

– Тогда откуда вы знаете. Десятки молоденьких девушек хотят выйти замуж. Выберите одну…

Он приложил палец к губам.

– Может быть, я не мог это сделать.

– Могли.

– Нет, не мог.

У Селии загорелись глаза.

– Это звучит как вызов.

Он искоса посмотрел на нее и широко улыбнулся:

– Это не вызов. Не пытайтесь меня сосватать. Я человек пропащий.

– Вовсе нет, – решительно заявила Селия. – С чего вы взяли? Любая девушка в Лондоне…

– Любая меня не устроит. И я не любой подойду.

– Мисс Уэзерби, – предложила Селия.

– Слишком тощая.

– Леди Джейн Крэнстон.

– Чересчур высокая.

– Мисс Олком.

– Слишком… – Он задумался. – Слишком веселая.

– Так какую же вам тогда надо? – удивилась Селия.

Ее забавляло его упрямство.

Он снова стал смотреть в сад.

– Возможно, никакую.

– Это нечестно. Вы даже не стараетесь. Так много прекрасных девушек…

Энтони фыркнул:

– Это неподходящая тема для разговора. Слишком скучная. Нынче весна нас побаловала погодой, не правда ли?

– Любая девушка, которая возьмет на себя труд узнать вас поближе, отнесется к вам благосклонно, – настаивала Селия, не обращая внимания на его попытки перевести разговор на другую тему.

– Кажется, вы уже перебрали и вычеркнули всех женщин в Англии, – сказал он, вглядываясь в темноту.

– Кроме меня, – заявила Селия и осеклась, спохватившись.

Селии показалось, что Энтони потрясен не меньше, чем она. Он ошеломленно посмотрел на Селию:

– Что, простите?

Селия густо покраснела.

– Я… я только хотела сказать, что знаю вас. И мне прекрасно известно, что вы совсем не такой плохой, каким хотите казаться!

Энтони устремил на нее взгляд – мрачный, полный скрытой печали.

– Совсем не такой плохой, – задумчиво пробормотал он. – Редкий комплимент.

Селия снова рассмеялась. Она была рада, что Энтони просто дразнит ее. Но выражение его лица вызвало у нее тревогу. Энтони напоминал волка перед прыжком. На одно сумасшедшее мгновение Селии даже показалось, что он и в самом деле может наброситься на нее. И что еще хуже, Селии пришлось признаться самой себе, что в глубине души она испытывала жгучее любопытство. Она могла позволить лорду Юстону поцеловать ее – но только ради того, чтобы потом можно было похвастаться перед подружками, что она уже целовалась. У нее и в мыслях не было сгорать от страсти к лорду Юстону, который – как справедливо заметил Энтони – страшный зануда. Но поцеловаться с одним из знаменитых повес в Лондоне – совсем другое дело. Эта мысль щекотала ей нервы.

– Вы понимаете, что я имела в виду, – гоня прочь греховные мысли, проговорила Селия. – Я знаю, у вас доброе сердце, хотя вы это всячески скрываете. Сами судите. Вы сейчас делаете все, чтобы я оправилась после самого отвратительного на свете предложения руки и сердца. Будь здесь сейчас Дэвид, он умер бы со смеху, а потом рассказал бы эту историю всем друзьям и знакомым.

– Но я не ваш брат, – с улыбкой ответил Энтони, не сводя с нее глаз.

– Да, это верно. – Допив шампанское, Селия поставила бокал на перила. – И именно поэтому мне пора возвращаться в бальный зал. А вы, как я полагаю, останетесь здесь, чтобы под покровом ночи продолжать вести свой порочный образ жизни.

– Вы слишком хорошо меня знаете.

Селия снова рассмеялась.

– Спокойной ночи, Энтони. И спасибо. – Она одарила его на прощание улыбкой и поспешила прочь.

Она расскажет матери о том, как лорд Юстон сделал предложение ее дочери, и мать не будет задавать ей слишком много вопросов о том, где она пропадала все это время.

Энтони стоял в задумчивости, облокотившись о перила террасы, и прислушивался к тому, как в тишине затихали ее шаги. Селия ушла… Он тяжело вздохнул, с наслаждением ощущая приятный лимонный запах, который все еще витал в воздухе после ее ухода. Почему от нее пахнет свежими лимонами? Почему она не душится розовой водой или духами, которыми пользуются другие барышни?

– Вижу, вы отдали мое шампанское другой, – услышал он низкий женский голос за спиной.

Энтони с улыбкой протянул бокал, к которому никто не прикасался.

– Нет, я отдал ей свое.

Фанни, леди Драммонд, с напускной застенчивостью приняла у него бокал.

– В самом деле, – Она оглянулась и посмотрела на дом, – По-моему, такие женщины не в вашем вкусе: эта леди слишком молода.

– Это моя старая подруга, – сообщил Энтони. – Младшая сестра моего старинного приятеля. Юстон приставал к ней.

– Вы растете в моих глазах, – с иронией заметила Фанни. – Не знала, что вы благородный рыцарь в сверкающих доспехах.

– Отнюдь нет, – пожал плечами Энтони.

– Полно вам, дорогой, я на вас не в обиде. – Фанни погладила его по руке. – Она – первая невеста этого сезона. По слухам, ее приданое составляет две сотни тысяч фунтов.

– Как сплетникам удается раздобыть такие точные сведения?

– Полагаю, с помощью постоянного шпионажа. Почтенные матери семейств в Лондоне дадут сто очков вперед любым сыскным агентам, – Фанни приложила кончик веера к подбородку и пристально вгляделась в лицо Энтони. – Признаться, поначалу я решила, что вы наметили для себя новую цель, решив воспользоваться благоприятной возможностью.

Энтони промолчал. Чем меньше он будет распространяться на эту тему, тем лучше.

– А может, так и есть? – не отставала Фанни. Затянувшаяся пауза усилила возникшие у нее подозрения. Фанни подошла к Энтони ближе. От любопытства у нее загорелись глаза. – Боже милостивый! Неужели самый лучший любовник в Лондоне сохнет по какой-то молоденькой девице?

Энтони повернулся к Фанни.

– Это просто моя знакомая, – сказал Энтони. – Я знаю ее с самого детства и испытываю к ней теплые чувства. Фанни, вы бы все поняли, если бы слышали, что Юстон ей говорил. Мне хотелось заткнуть ему рот.

– Как бы то ни было, там и впрямь было что-то еще, – насмешливо прищурившись, изрекла Фанни. Энтони вздохнул, теряя терпение. Фанни рассмеялась и взяла его за руку. – Но скажите честно, вы ведь подумали об этом: она решила бы все ваши проблемы, не правда ли? Деньги, связи, респектабельность…

Он убрал руку.

– Ну да, теперь осталась самая малость – убедить герцога Эксетера дать свое согласие, преодолеть крайнюю неприязнь к моей персоне вдовствующей герцогини, а затем попросить саму даму множеству достойных поклонников с незапятнанной репутацией предпочесть меня. У меня слишком мало шансов. Перевес сил не на моей стороне, Фанни.

Она самодовольно усмехнулась:

– Только что вы говорили, что она «просто девушка», а теперь называете ее «дамой». – Энтони посмотрел на Фанни с нескрываемым раздражением. Фанни придвинулась к нему почти вплотную – так близко, что ее дыхание щекотало его ухо. – Я бы не стала винить вас, если бы вы попытались, дорогой, – нежно проворковала она. – Это ведь ничего не изменит в наших с вами отношениях, не правда ли? Почему бы вам: не зайти ко мне сегодня?

– Насколько я понимаю, вы хотите услышать новости из Корнуолла?

Когда Энтони сменил тему, Фанни надула губки, но возражать не стала.

– Я бы не позволила вам соблазнить меня, если бы знала, что нужна вам только для того, чтобы вложить деньга в шахту. – Энтони посмотрел на нее, приподняв бровь. – Ну ладно, – с улыбкой сдалась она, многозначительно глядя на него, – я бы все равно позволила вам меня соблазнить, но на более выгодных для меня условиях.

– Надеюсь, при любом раскладе, что бы ни случилось, мы и впредь будем прекрасно ладить друг с другом, – сказал он, поднеся ее руку к губам.

Фанни смягчилась:

– Я тоже на это надеюсь. А материальная заинтересованность… Это не единственное, что нас объединяет.

Энтони улыбнулся. Он беспощадно заставил себя прогнать из памяти мгновения своего геройства и все связанное с Селией Рис. Фанни может не придавать этому большого значения, но сам он нуждается в каждом дополнительном фартинге, вложенном Фанни в это рискованное предприятие с шахтой по добыче олова. И Энтони хорошо знает, как ему вести себя с ней, чтобы не ставить под удар судьбу своего дела.

Энтони в подробностях пересказал отчет управляющего шахтой. Фанни в отличие от остальных женщин живо интересуется состоянием своих средств, вложенных в деловые предприятия. У нее острый, практичный ум, их отношения продуктивны и взаимовыгодны. Энтони очень устраивало, что Фанни живет настоящим, не вспоминая о прошлом, главное – о его прошлом.

Но когда Фанни вернулась в бальный зал, Энтони снова погрузился в задумчивость. Фанни почти на пятнадцать лет старше его, но все еще хороша собой. Она умна, ей присуще чувство юмора. У Фанни огромный жизненный опыт, которым не могла похвастаться девушка, впервые начавшая выезжать в свет. Фанни нравилась Энтони. К тому же с помощью ее денег осуществлялись его финансовые проекты. Его устраивало, что она без упреков принимает их связь. Жаль, что от Фанни не пахнет лимонами, как от Селии…

Энтони повернулся лицом к дому. Ему пора возвращаться. В его планы на этот вечер входила игра в карты, он намеревался выиграть деньга, чтобы заплатить арендную плату за несколько месяцев. Однако из-за проклятых лимонов он вряд ли сможет сосредоточиться на игре. Энтони тяжело вздохнул и направился к дому. Он мысленно повторял себе то, что сказал Фанни: Селия для него просто знакомая девушка. Он заговорил с ней из обычного человеколюбия. Проявил к ней великодушие. Хотя в душу ему запали слова Селии о том, что она единственная женщина в Англии, которая считала его… как там она сказала… «не таким плохим, каким он хочет казаться».

Энтони вошел в душный бальный зал. В дверях задержался на мгновение. Не собираясь искать глазами Селию в толпе, Энтони тем не менее сразу же увидел ее. Она танцевала с другим таким же молодым щеголем, как Юстон. Кавалер кружил Селию в танце. Ее золотистые локоны блестели при свете свечей. Взгляд Энтони упал на ее спину, на руку кавалера, танцевавшего с ней. Видно было, что молодому человеку очень нравится танцевать с Селией. Впрочем, неудивительно. Она тоже смотрела на него, глаза ее сияли, она улыбалась. В этот момент Энтони с безотчетной тревогой подумал о том, что Селия – потрясающе хороша собой. Она уже не ребенок и не подросток, а зрелая молодая женщина. Она идет на прогулку с молодым человеком в тайной надежде получить от него поцелуй, когда они останутся наедине, но вместо этого ей приходится выслушать от него предложение руки и сердца и ответить отказом.

Энтони стал пробираться через толпу. Пройдя через зал, спустился по лестнице к выходу и вышел из дома. Был поздний вечер. Энтони миновал вереницу ожидающих экипажей и неспешно зашагал по лондонской улице. Весенний воздух был свеж и прохладен, стояла чудесная погода, располагающая к пешим прогулкам. Но Энтони шел пешком вовсе не для того, чтобы наслаждаться весенним вечером.

Наконец он добрался до места, где жил. Энтони снимал квартиру в доме, еще сохранявшем респектабельность. Он поднялся по лестнице в свои незамысловато обставленные комнаты. Вложив все свои сбережения в шахту по добыче олова, Энтони пришлось до предела сократить расходы. Его жилье не могло похвастаться ни роскошью, ни уютом. По крайней мере такая обстановка едва ли могла привлечь дочь герцога. Подумав об этом, Энтони криво усмехнулся. Он сбросил пиджак и развязал галстук. Вряд ли его образ жизни может прельстить хоть какую-то даму.

Тем не менее…

«Кроме меня самой»…

Эти слова Селии до сих пор звучали у него в ушах.

«Ни одна девушка в Англии не отнесется к вам благосклонно, кроме меня», – снова слышал Энтони слова, которые ласкали ему слух.

Он снял жилет и бросил на стул. Все видели в нем бездельника и транжиру – в общем, никчемного человека, охотника за наслаждениями.

«Все, кроме меня».

Ее слова не шли у него из головы.

«Она младшая сестра твоего друга. Это все равно что твоя родная сестра». Однако никакие доводы не помогали.

Энтони до сих пор мог, закрыв глаза, представить Селию маленькой девочкой с румяными щеками, застенчиво протягивающую ему припрятанную после чая пшеничную лепешку, завернутую в носовой платок. Он помнил, как эта девочка плакала от обиды, когда мальчики пошли на рыбалку, а брат не взял ее с собой.

Селия Рис очень нравилась Энтони, когда была девочкой. Но он ни разу не позволил себе думать о ней как о женщине. Такие девушки, как Селия, не для него. Пока Энтони продолжал относиться к ней как к девочке, все было прекрасно. Но сегодня он обнаружил, что видит в ней женщину, и встревожился. Сегодня перед ним была женщина, которая ждала от мужчины поцелуя. И Энтони знал, как просто было ему стать тем самым мужчиной, который подарил бы ей этот поцелуй.

«Кроме меня самой», – снова звучали у него в ушах ее слова.

Она сказала это, не имея в виду ничего особенного. Но потом до нее самой дошел смысл нечаянно вырвавшихся у нее слов. Он видел, как она покраснела и как вспыхнул у нее в глазах огонек. И то, что она поняла, и этот интерес – все это могло круто изменить его судьбу, и с братскими чувствами по отношению к ней было бы навсегда покончено.

Даже если бы Селия проявила к нему благосклонность, ее семья ни за что ей это не разрешит и никогда его не примет. Конечно же, нет… Правда, брак самого герцога Эксетера, который женился в прошлом году на деревенской вдове без единого пенни, был довольно необычен. А второй брат Селии, Дэвид, опустился еще ниже. Энтони знал, что его жена была когда-то воровкой-карманницей.

Если семейство Рисов закроет глаза на то, что Энтони не обладает состоянием, высоким общественным положением и незапятнанной репутацией, тогда, может быть… Впрочем, это маловероятно, но в жизни всякое бывает.

Скандально известный в Лондоне повеса Энтони Хэмилтон лежал без сна на своей узкой кровати и мечтал о том, что когда-нибудь у него будет шестеро детей, много собак и щенков.

Глава 2

К огромной радости Селии, случай с предложением лорда Юстона сошел ей с рук, и ее не ругали. Ей удалось превратить все в шутку, и они с матерью вместе посмеялись над этим недоразумением.

Но от расспросов любопытных подруг Селии не удалось так же легко отделаться.

– Он вставал на одно колено? – спросила ее Джейн Мелвилл.

Селия поморщилась:

– Нет.

– Он сначала поцеловал тебя? – поинтересовалась Луиза Уизерспун.

– Слава Богу, нет.

– Но ты же этого хотела, – не унималась Мэри Грин.

Селия задумалась.

– Когда я согласилась с ним прогуляться, то предполагала, что он может попытаться украдкой поцеловать меня, – призналась она. – Это и я могла бы ему позволить.

– Могла бы? – воскликнула Луиза, не веря своим ушам. – Юстон – писаный красавчик!

– И великолепный танцор, – вставила Джейн.

Мэри кивнула в знак согласия.

– Но он невероятный зануда, – ответила Селия. – Сначала он сказал, что обожает меня.

– Хорошее начало, – дружно согласились подруги.

Селия кивнула:

– Верно. Неплохое. Но потом спросил, люблю ли я его.

Джейн с Мэри переглянулись и обе посмотрели на Луизу. Та пожала плечами. Как догадывалась Селия, Луиза восхищалась лордом Юстоном больше всех остальных.

– И я не могла ответить «да», потому что, несмотря на то что он недурен собой и превосходно танцует, я его не обожаю.

Даже Луиза вынуждена была признать, что нельзя лгать джентльмену в таком серьезном вопросе – как бы он ни был привлекателен внешне и как бы ни был искусен в танцах.

– Тогда он решил поговорить с моим братом. Разумеется, Эксетер сказал бы ему «нет», но… Ну, в общем, мне не хочется, чтобы бедняга напрасно тратил время, потому что я не хочу выходить за него замуж.

– Совсем-совсем не хочешь? Нисколечко? – переспросила Луиза.

– Нет, – обреченно сказала Селия. – Нисколечко.

– А он что? Умолял тебя передумать? – У Джейн загорелись глаза от любопытства.

Селия поморщилась:

– А потом он сделал попытку меня поцеловать. «Подарите мне вечность своим поцелуем», – сказал он.

– О, это строка из Шекспира, – воскликнула Луиза, закатив глаза. – Как романтично!

– Это строка не из Шекспира, а из Мильтона, – поправила ее Джейн.

– Из Мильтона? Это тот, который написал то ужасное стихотворение о Люцифере? Разве лорд Юстон хотел сравнить Селию с дьяволом? Или он намекал на то, что она ангел?

– Это строка из Марло, – изрекла Селия, мысленно поблагодарив Энтони за подсказку. Сама она не была бы в этом уверена, если бы не Энтони, на мнение которого можно было положиться: если кто и знал любовную лирику, так это Энтони Хэмилтон. – И все это совсем не выглядело романтично: он схватил меня за руку и не отпускал, не давая мне уйти.

– Как же тебе удалось выпутаться из этой ситуации? – Мгновенно позабыв о поэзии, все три девушки посмотрели на Селию.

Селии очень хотелось рассказать о том, как на сцене появился Энтони и спас ее, но, взглянув на подруг, она передумала. Она знала, как ее подруги любят посплетничать, и Селии не хотелось, чтобы ее имя упоминалось рядом с именем скандально известного Энтони Хэмилтона. Несмотря на то что он был добр к ней и что ми он, ни она не совершили ничего предосудительного.

– В этот самый момент кто-то вошел на террасу, и лорд Юстон отпустил мою руку, – сказал она. – Он вернулся в бальный зал, а я покинула террасу сразу же после него.

Ее объяснения произвели нужное впечатление на ее подруг.

– По крайней мере он не сделал тебе предложение на глазах у всех, – заметила Мэри. – Сэр Джордж Лейси сделал предложение Марте Уинтерс в театральной ложе, битком набитой людьми. Ты только представь, как трудно было бы отказать джентльмену в такой ситуации.

Селия кивнула.

– Вот уж никогда не думала, что лорд Юстон предложит мне выйти за него замуж. Тем более вчера вечером. А если бы знала это заранее, ни за что не вышла бы с ним на террасу.

– Любой девушке полезно получить хотя бы одно предложение руки и сердца, которое она вынуждена будет отвергнуть, – с глубокомысленным видом заметила Джейн. – Моя мама всегда так говорит.

– Ах Боже мой! Вон он идет! – прошептала Мэри.

– Кто? – спросила Джейн, проследив за взглядом Мэри. А затем, получив ответ на свой вопрос, резко отвернулась. – Лорд Юстон!

Вспомнив, как он схватил ее за руку, Селия невольно поморщилась. На память ей также пришло то, какое у лорда Юстона было недовольное лицо, когда ему пришлось оставить ее наедине с мистером Хэмилтоном – даже всего на несколько минут. Осмелев, она украдкой бросила взгляд через плечо. Не похоже, что он пришел, чтобы принести ей свои извинения. У него был такой вид, словно он раздражен или даже рассержен. Селия прибегла к самому трусливому способу выхода из ситуации – она решила спастись бегством.

– Кажется, мне нужно срочно отлучиться в дамскую комнату, – прошептала она подругам.

– Мне пойти с тобой? – спросила Мэри.

Селия покачала головой.

– Не беспокойся, Селия, мы его задержим и не дадим ему тебя преследовать. Постараемся сделать так, чтобы он станцевал с Луизой.

Луиза выразила свое негодование, но Селия, опустив голову, уже протискивалась сквозь толпу в комнату, где дамы отдыхали и приводили себя в порядок.

Как раз в тот момент, когда Энтони собирался войти в комнату для игры в карты, он увидел, как Селия выскользнула из бального зала. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, от кого она убегала: с молодыми леди, ее подругами, беседовал Юстон. Извинившись перед друзьями, Энтони оставил их и направился к той же самой двери, в которую вошла Селия.

Он сам не знал, что собирается сделать. То, что Селия избегает Юстона, неудивительно, думал он, поднимаясь по лестнице вслед за девушкой в голубом платье. Возможно, узнав, что он следует за ней, она тоже не обрадуется, но Энтони решил не отступать.

Дойдя до конца лестницы, Селия вошла в дамскую комнату. Энтони остановился. Следовало догадаться, что она направится туда, где Юстон не сможет до нее добраться. Точно так же, как и сам Энтони. А если для того, чтобы с ней поговорить, он будет дожидаться у дверей, когда она выйдет, это будет похоже еще на одну сцену, которых она, без сомнения, собирается избегать. С трудом скрывая разочарование, Энтони повернул в комнату для игры в карты.

– Хэмилтон, – услышал он чей-то голос за спиной. – Можно вас на минутку, сэр?

Энтони оглянулся. Его лицо приняло обычное равнодушное выражение.

– Да?

Мужчина подошел ближе. Это был сэр Джордж Холард, баронет с весьма скромным состоянием и с не в меру честолюбивой женой. Он не входил в круг доброжелателей Энтони. Приблизившись к Энтони почти вплотную, мужчина спросил:

– Какого черта вы разговаривали с моей женой и о чем?

– Полагаю, вы ее уже спрашивали об этом, – бесстрастным тоном ответил Энтони.

Встреч с леди Ховард было трудно избежать: в последнее время он так часто ее видел, что Энтони иногда казалось, будто она подкарауливает его.

Ховард схватил его за грудки и встряхнул. Энтони не протестовал, лишь поморщился. Сэр Джордж, видимо, искал предлог, чтобы вызвать его на дуэль.

– Отвечайте! – рявкнул сэр Джордж. – Хочу услышать это от вас.

Энтони вздохнул, стараясь подавить раздражение. Сэр Джордж продолжал держать его за грудки.

Энтони был на несколько дюймов выше ростом, но у сэра Джорджа были огромные кулачищи. Провоцируя его, Энтони ничего бы не добился. Тем более что свидетелями этой сцены были приятели баронета.

– Это была всего лишь светская беседа, – ответил Энтони.

Ховард еще раз его встряхнул. Глаза у сэра Джорджа сердито блестели. Он был слегка навеселе.

– Чепуха. Светская беседа не сопровождается таким большим количеством улыбочек и не заканчивается исчезновением с моих счетов трех тысяч фунтов.

Энтони удивленно приподнял бровь. Какие три тысячи фунтов? Леди Ховард дала ему только две, клятвенно заверив его, что муж ничего не заметит.

– Вы обвиняете меня в воровстве?

– Не совсем. – Ховард метал громы и молнии. – Держитесь подальше от моей жены.

Энтони наклонил голову.

– Как вам будет угодно. – Неужели этот глупец не понимает, что его поведение чревато еще большим скандалом, чем любые контакты Энтони с леди Ховард?

Глаза у Ховарда налились кровью.

– Я вам это серьезно говорю, – сказал он, повысив голос.

Сэр Джордж поднял кулак и потряс им перед носом у Энтони.

– Держитесь подальше от моей жены!

Теперь все окружающие с любопытством глазели на них. Женщины, входившие в дамскую комнату и выходившие из нее, останавливались и разинув рты с интересом следили за развитием событий.

Энтони понизил голос:

– Отпустите меня, Ховард. Я никогда не прикасался к вашей жене.

– Я вам не верю. – Один из приятелей сэра Джорджа вышел вперед и прошептал что-то ему на ухо. После этого Ховард впал в еще большую ярость. – Проклятый соблазнитель, – гневно бросил он Энтони. – Вор. Мне понятно, чем вы занимаетесь. Морочите голову женщине – делаете вид, будто влюблены в нее, потом выманиваете у нее денежки. Вы к этому времени наверняка уже проиграли мой три тысячи фунтов в карты, не так ли? Я вижу вас каждый день за карточным столом. Вам ведь наплевать на то, выигрываете вы или проигрываете. – Его приятель, нервно озираясь по сторонам, снова прошептал что-то ему на ухо, после чего баронет еще раз встряхнул Энтони. – Вам наплевать на это, потому что денежки-то не ваши!

Краешком глаза Энтони заметил, как вдали промелькнуло голубое платье. Господи, угораздило же его последовать за Селией! Лучше бы она не видела это.

– Отпустите меня, – тихо сказал Энтони ровным голосом. – Прекратите этот спектакль. На нас все смотрят.

Сверкая глазами, сэр Джордж оттолкнул Энтони с такой силой, что тот едва не упал.

– Держитесь подальше от моей жены, – повторил Ховард, тыча в Энтони толстым пальцем.

– С превеликим удовольствием, – пробурчал Энтони себе под нос, поправляя пиджак и поворачиваясь, чтобы уйти.

Он решил завтра же вернуть деньги леди Ховард и впредь избегать ее.

Но к сожалению, баронет расслышал его слова и, вырвавшись из рук друзей, которые его держали, бросился на Энтони. Своим огромным кулачищем Ховард ударил Энтони прямо в нос.

Застигнутый ударом врасплох, одно мгновение от боли Энтони не мог дышать. У него потемнело в глазах. Словно сквозь туман он видел, как приятели сэра Джорджа схватили его и отташили в сторону.

Ища опору, чтобы не упасть, Энтони прислонился к стене. У него звенело в ушах. Он дотронулся рукой до лица и увидел, что его пальцы в крови. Возможно, этот сумасшедший сломал ему нос. Кровь закапала на жилет. Внезапно почувствовав слабость, Энтони стал шарить в карманах в поисках носового платка.

– Мистер Хэмилтон? – Услышав за спиной чей-то встревоженный голос, Энтони втянул голову в плечи. – Вы не пострадали?

– Нет, – ответил он едва слышно.

Наконец, нащупав в кармане носовой платок, он приложил его к носу, надеясь, что Селия уйдет.

Но Селия подошла к нему и ахнула:

– Как это нет? Я же вижу, что вы пострадали!

– Ничего страшного, – заверил он ее, морщась от боли.

– Как это ничего страшного? – воскликнула она. – Вы весь в крови. Ах, Энтони! – Селия положила руку ему на плечо. В глазах у нее было отчаяние. – Стойте здесь. Я сейчас вернусь.

Ему следовало бы уйти, как-то добраться до дома и в гордом одиночестве зализывать раны. Совсем не так он представлял себе встречу с Селией. Но больше всего ему не хотелось, чтобы она услышала, что сэр Джордж ударил его из-за того, что подозревал Энтони в интрижке со своей женой. Надо было ретироваться, не дожидаясь ее возвращения.

Но когда Энтони уже собирался уйти, Селия успела вернуться.

– Ну вот. Сейчас я вам помогу. – Селия осторожно убрала с его лица пропитанный кровью носовой платок и промокнула кровь у него на лице чистым платком. – Что произошло?

– Мужской спор. – Он стоял, привалившись к стене, и, несмотря на боль, наслаждался нежными прикосновениями ее рук.

Селия презрительно фыркнула:

– Мужской спор! Такой откровенной лжи я в жизни не слышала. В туалетной комнате сказали, что, прежде чем вас ударить, сэр Джордж назвал вас вором.

– Может быть, и так. – Несмотря на попытки Селии оказать ему помощь, кровь по-прежнему лилась у него по подбородку. – Ну ладно, дайте я сам. Нужно сильнее прижать платок к лицу. – Забирая у нее платок, он накрыл ее руку ладонью. Когда их руки встретились, Энтони почувствовал, как между ними пробежала искра. – Вам нужно возвращаться на бал, – с подобием вежливой улыбки скачал Энтони, прикладывая к носу платок и опуская голову.

– И оставить вас здесь в таком состоянии? Ни за что! – Селия оглянулась по сторонам. – Пойдемте – вон там стоит канапе. Садитесь.

Он махнул рукой, отказываясь, но она взяла его за руку и потащила к диванчику. Когда Энтони сел, она опустилась на канапе рядом с ним.

– Со мной все в порядке, – сделал он еще одну слабую попытку разуверить ее. – Не портите себе вечер из-за меня.

Селия рассмеялась:

– Энтони, полно вам притворяться. Вы даже говорите с трудом. У вас вся одежда в крови. А нос у вас обязательно вспухнет. Перестаньте твердить мне, что с вами все и порядке.

Энтони окинул взглядом свою одежду.

– О Господи! Ну и вид у меня! – Его галстук съехал набок, от жилета отлетело несколько пуговиц. Вся одежда была в крови.

– Представляю, как расстроится ваш камердинер, – заметила Селия.

– Ах… Ну да. Вне всяких сомнений. – Энтони снова приложил платок к носу.

– Проследите, чтобы он обязательно сделал вам холодный компресс, – напутствовала Селия. – Однажды Дэвид сломал нос, и мама посылала за льдом. Лед помогает снять боль.

– Буду доверять только вашим советам.

Селия просияла.

– Если хотите, я спрошу у мамы, что еще может помочь. Или у вашего камердинера богатый опыт в подобного рода делах?

– Едва ли он с этим сталкивался раньше, – криво усмехнулся Энтони. Селия нахмурилась, и Энтони поспешил продолжить: – Просто он чересчур горд. Считает уход за больным ниже своего достоинства. Он дал мне это понять.

Селия посмотрела на Энтони с искренним недоумением:

– Вот уж не поверю, что ваши слуги держат вас в черном теле.

Энтони вздохнул:

– Как пить дать, он сделает мне выговор за то, что мой жилет испачкан кровью. И не преминет добавить, что так мне и надо.

– Какой ужас! Вы не должны позволять ему так помыкать собой. Уверена, вы ни в чем не виноваты. – Глаза Селии гневно сверкнули. – Сэр Джордж весьма неуравновешенный субъект, любой это скажет. Даже Дэвид говорит, что у него вспыльчивый нрав.

– Без сомнения, он был пьян.

– Это его не оправдывает, – не унималась Селия. – Что он себе позволяет?

Энтони знал ответ на эти вопросы. Знал, о чем думал сэр Джордж. Он отдавал себе отчет в том, как быстро весь Лондон подхватит эту историю. Не пройдет и недели, как каждый поверит в то, что у Энтони роман с леди Ховард и что обманутый супруг защищал ее честь. А еще – что Энтони прикарманил три тысячи фунтов, принадлежавшие сэру Джорджу. Об этой детали тоже нельзя забывать. Подумав об этом, Энтони обессилено прислонился к стене.

– Вам плохо? – с тревогой спросила Селия, пододвигаясь к Энтони. – Может быть, послать за доктором? Или принести вам еще один носовой платок? Хотите выпить или…

– Нет-нет, что вы. – Он через силу улыбнулся. – Я чувствую себя превосходно. Кровотечение остановилось. – Он убрал платок с лица.

Селия внимательно разглядывала его нос, и, когда еще ближе придвинулась к нему, Энтони затаил дыхание. Господи, у нее глаза – голубые, как небо. А ее губы такие… такие…

– Селия! – Подняв голову, Энтони увидел ее мать, Розалинду, вдовствующую герцогиню Эксетер.

Она стояла прямо рядом с ними. За ее ледяной вежливостью скрывалось раздражение. Женщина была явно недовольна, что застала свою дочь с ним.

– Мама, сэр Джордж Ховард ударил мистера Хэмилтона кулаком в лицо, – надеясь встретить поддержку, сказала Селия матери.

– Селия, давай не будем сплетничать, – твердо заявила мать.

– Это не сплетни, мама. Я видела это собственными глазами, выходя из дамской комнаты. Посмотри: может быть, он сломал мистеру Хэмилтону нос!

Не похоже, чтобы на герцогиню этот факт произвел какое-нибудь впечатление. Когда Энтони попытался подняться, чтобы поздороваться, она, поджав губы, строго посмотрела на него и сухо сказала:

– Прошу вас, не надо, мистер Хэмилтон. В этом нет необходимости.

Энтони тем не менее поднялся и поклонился.

– Леди Селия была так добра, что оказала мне помощь.

Герцогиня натянуто улыбнулась:

– Рада это слышать. Может быть, кто-нибудь пошлет за камердинером лорда Карфакса, чтобы он вами занялся?

– Послать за льдом, мама? – спросила Селия. – Как сделала ты, когда Дэвид сломал нос.

– Мистер Хэмилтон сам в состоянии послать за тем, что ему нужно.

«Если только общество ее дочери – это не единственное, что ему нужно», – подумал Энтони и произнес с легким поклоном:

– Вы правы. Искренне признателен вам за вашу доброту, леди Селия.

– Не стоит благодарности. – Она присела в реверансе. – Берегите себя, сэр.

Он кивнул:

– Постараюсь.

Вдовствующая герцогиня увела дочь, оставив Энтони на диване. Он сидел, держа в руке окровавленный носовой платок, и размышлял. Ему следует рассматривать поведение герцогини как предупреждение. Она, несомненно, смотрела на него так же косо, как и все остальное общество, готовое в любую минуту впасть в ярость из-за его действий – тех, которые действительно имели место или о которых просто ходили слухи.

В этот момент к нему подошел лорд Карфакс, хозяин дома. Он извинился за поведение сэра Джорджа и позвал слугу, чтобы тот помог Энтони привести себя в порядок. Энтони отвели в комнату для гостей, где он умылся. Нос у него распух, голова раскалывалась от боли. Его одежда была в весьма плачевном состоянии. Быть может, хозяйке комнат, где он живет, удастся вывести пятна крови.

Глядя на свое отражение в зеркале, Энтони наспех поправил одежду и завязал галстук. Он сам не знал, что на него нашло, когда он рассказывал Селии сказки про своего камердинера, которого у него не было. Может быть, потому, что Селия почему-то решила, что у него должен быть камердинер, а он не хотел ее в этом разуверять. Возможно, потому, что он предпочел быть посмешищем в ее глазах, чем позволить Селии нянчиться с ним. Когда она вытирала кровь с его лица, прикосновения ее рук были такими нежными.

Он что, болван? Скорее всего да.

Энтони со вздохом отвернулся от зеркала. Самым разумным сейчас было бы сыграть в карты, выиграть кругленькую сумму и навсегда позабыть о том, как Селия суетилась вокруг него, о нежных прикосновениях ее рук.

Энтони всегда старался поступать разумно.

Глава 3

Почти две недели Селия не виделась с Энтони Хэмилтоном. Прочитав ей нудную лекцию о недопустимости общения дочери со скандальными молодыми людьми, такими, как мистер Хэмилтон, мать не спускала с нее глаз, когда они куда-нибудь выезжали. Селия не хотела ослушаться матери, но ей необходимо было знать, поправился ли Энтони. Поскольку о нем везде говорили, Селия вскоре узнала, что после того, как его ударил сэр Джордж Ховард, Энтони вернулся в комнату для игры в карты, где до рассвета играл в пике, сидя за столом в жилете, заляпанном кровью. Однако эти сведения не давали представления о состоянии его здоровья. Тогда Селия обратилась к своему брату:

– Как поживает Хэмилтон?

– Прекрасно, – беззаботным тоном ответил Дэвид, провожая глазами жену, которая танцевала с лордом Милбери.

Он не скрывал нежных чувств к супруге и при любой возможности показывал, что никому не даст ее в обиду. Вивиан выросла в трущобах и промышляла карманными кражами, пока не встретила Дэвида. Как именно они познакомились, от Селии скрывали, поскольку опасались, что обстоятельства их знакомства могут показаться ей шокирующими. Стоило кому-то проявить к его жене пренебрежительное равнодушие, как Дэвид был тут как тут, чтобы вступиться за нее. Несмотря на то что внимание Дэвида раздваивалось и он постоянно был рассеян. Селию это нисколько не обижало. Напротив, она находила его преданность супруге трогательной.

– Нет, правда, Дэвид. – Селия тронула его за плечо. – Он пострадал во время драки.

– Кто – он? Ах, ну да. Но сейчас у него все в порядке.

– Ты в этом уверен?

Дэвид наконец оторвал взгляд от Вивиан.

– Да, Селия, уверен. Это был скользящий удар.

– Но ему могли сломать нос!

Дэвид отмахнулся.

– Это был одиночный удар кулаком. Хэмилтон и не в такой переплет попадал. В свое время его и не так отделывали.

– Но после того вечера я его ни разу не видела.

Эта фраза не могла остаться для Дэвида незамеченной. Он насторожился.

– А что, ты его искала?

Селия вспыхнула:

– Нет, ну что ты. Просто хотела узнать, как мистер Хэмилтон себя чувствует.

– Прекрасно. – Дэвид прищурился и пристально посмотрел на сестру. – Маму хватит удар, если…

– В таком случае ничего ей не говори, – резко сказала Селия. – Теперь ты мне сказал, что с ним все в порядке. И этого вполне достаточно.

Дэвид по-прежнему смотрел на Селию с подозрением, но не стал настаивать на дальнейших объяснениях.

– Вот и хорошо.

Оставив брата, который иногда действовал ей на нервы, Селия возвратилась к подругам. По пути она с гневом размышляла о том, почему ей нельзя поинтересоваться состоянием здоровья своего знакомого. Энтони не настолько порочен, что желать ему добра непозволительно.

– Добрый вечер, леди Селия. – Этот голос заставил ее вздрогнуть.

Оглянувшись, Селия с изумлением увидела того, о ком она сейчас думала: перед ней стоял сам Энтони Хэмилтон.

– Добрый вечер, мистер Хэмилтон, – ответила Селия, – как я рада видеть вас! – с чувством проговорила девушка. Брови Энтони удивленно поползли вверх. Заметив это, Селия рассмеялась и, чтобы скрыть смущение, пояснила: – Я хотела сказать, что очень рада видеть вас в добром здравии.

– Благодарю вас, я очень хорошо себя чувствую. – Энтони как-то странно на нее взглянул. – Надеюсь, у вас тоже все хорошо.

– О да. Но когда я видела вас в последний раз, вы были весь в крови.

– Ах, вы об этом! Это было небольшое недоразумение. – Энтони криво усмехнулся. – Надеюсь, я не слишком вас напугал.

– Еще как испугали. Вам могли сломать нос. Я с тех пор вас не видела, но Дэвид сказал, что у вас все замечательно. – Селия фыркнула. – А что, у джентльменов бить друг друга в нос – в порядке вещей? Дэвид меня заверил, что это сущие пустяки.

Энтони мгновенно стал серьезным.

– Я польщен тем, что вы справлялись о моем здоровье.

Селия взглянула на него, однако лицо Энтони было непроницаемым. Девушка вздохнула и покачала головой:

– А я не имела ни малейшего понятия, что значит это «замечательно». Дэвид, например, даже на смертном одре твердил бы, что чувствует себя прекрасно.

– Нет никаких поводов для беспокойства. У меня действительно все хорошо. Я хотел бы поблагодарить вас за доброту, которую вы проявили ко мне в тот вечер.

– Это было самое меньшее, что я могла сделать, – сказала Селия. – Полагаю, от меня тогда было мало толку. Мне не приходилось ухаживать за больными.

– Из вас вышла бы самая лучшая в мире сиделка. – Энтони не сводил с нее глаз и мечтательно улыбался. – Впрочем, мне не хотелось бы еще раз предстать перед вами в столь неприглядном виде. Это не самые благоприятные обстоятельства для возобновления нашего знакомства.

Селия сочувственно улыбнулась:

– Это верно. Но вы были так любезны и внимательны накануне вечером, когда лорд Юстон… Но что греха таить, мы с вами оба были не на высоте.

– Что касается лично вас, вы были просто безупречны.

– Вам это кажется лишь потому, что вы не видели меня несколько лет, – усмехнулась Селия. – Еще несколько встреч – и вы станете считать меня такой же надоедливой, какой я была в детстве.

– Я никогда не считал вас надоедливой, – возразил Энтони.

Селия уже пожалела о сказанном.

– Да-да. Вы всегда были очень добры ко мне, чего не скажешь о Дэвиде! Я никогда этого не забуду. – Тут Селия заметила, что ее мать приближается к ним с грозным видом. – Мне надо идти. Доброго вам вечера, мистер Хэмилтон. – Селия поспешно присела в реверансе.

– И вам доброго вечера, леди Селия. – Он поклонился, и она поспешила наперерез матери, чтобы предупредить ее взрыв гнева своевременно преподнесенными объяснениями.

Энтони не посмел посмотреть ей вслед. Он знал, что ничего не выйдет хорошего из противостояния со вдовствующей герцогиней. Но когда он взял с принесенного слугой подноса бокал вина, его рука дрожала, а сердце продолжало биться учащенно после встречи с Селией.

Пригубив вино, Энтони думал о ней. Было очевидно, что Селия рада его видеть. И все это время она о нем беспокоилась. Смакуя вино, он наслаждался этой упоительной мыслью. Затем он осушил бокал.

Энтони был опытным игроком. Но ему катастрофически не везло. Он не видел способа, как выкрутиться, выбраться из полосы неудач. Падкие на скандалы газеты не оставляли без внимания ни одного его промаха, раздувая из мухи слона. Они даже приписывали ему чужие похождения. Ему прекрасно было известно, что при таком раскладе, раз ему не везет, лучший способ выпутаться – выйти из игры, откланяться. Как можно скорее. Возможно, следует годик переждать. Год – немалый срок. За это время он исправится, наведет порядок в своей жизни, прежде чем искушать судьбу.

Но… Селия сейчас танцует с другим мужчиной. Это лорд Эндрю Бертрам, единственный сын и наследник графа Лансборо. Ну вот, еще один красивый и респектабельный молодой человек – такой же, как Юстон. Энтони прищурившись, наблюдал за тем, как они кружились в танце – Бертрам и Селия.

«Нет, целый год – слишком долго», – подумал Энтони.

Хотя маловероятно, что Бертрам задумывается о женитьбе – он на год моложе Энтони и известен своим веселым нравом и беспечностью. Но вне всяких сомнений, есть много других. Если Энтони хочет попытать счастья, ему нельзя медлить.

Он снова увидел, как Селия улыбается Бертраму, и сердце замерло у него в груди. Энтони не мог не улыбаться, глядя на ее сияющее лицо, на то, как она весела и полна жизни. Пусть в руках у него плохая карта и нет козырей – он полон желания выиграть. Он не может сейчас выйти из игры. Хотя это было бы разумным с точки зрения логики. Но иногда игра стоит свеч.


В течение двух недель он все обдумывал. Обстоятельства, казалось, складывались против него – леди Ховард сначала отказывалась принять назад свои деньги – даже когда Энтони был вынужден пригрозить ей, что все расскажет ее мужу. Она вела себя как настоящая истеричка, бросалась ему на шею и расстегивала платье до пояса. Он опасался, что, вложив свои деньги в его дело, леди Ховард ожидала получить отдачу в той форме, в которой Энтони и не думал даме ее предлагать. Когда вид ее обнаженных грудей не возымел должного эффекта, леди Ховард стала преследовать Энтони и ездила за ним по городу. Она подходила к нему в общественных местах и угрожала в любой момент устроить сцену. Чтобы не встречаться с леди Ховард, Энтони пришлось четыре вечера подряд нигде не показываться, что лишало его возможности увидеть Селию.

Может ли Селия питать к нему хоть какие-то чувства, то и дело спрашивал себя Энтони. Вряд ли. Энтони ломал над этим вопросом голову, сидя в полумраке прокуренной комнаты для игры в карты и тщетно пытаясь сосредоточиться на игре. Энтони играл с людьми из самых широких слоев общества, однако понимал, что, по мнению окружающих, он в каком-то отношении хуже всех остальных. Некоторое время воздерживался от игр, пытаясь вести новую для себя, правильную жизнь человека с высокими моральными устоями. Но затем пришел счет от портного, и ему пришлось вернуться за карточный стол. Даже в его стесненных обстоятельствах единственное, на чем он не мог экономить, – это на одежде. Если он начнет одеваться по средствам, люди перестанут давать ему деньги, и тогда он пойдет ко дну.

Но Энтони по-прежнему думал о Селии. О шестерых детях и целом выводке щенков и собак.

В конце концов Энтони решил, что ключом к решению будет получение согласия герцога Эксетера. Он никогда до этого не спрашивал разрешения, чтобы начать ухаживать за дамой, – и вот судьба распорядилась так, что ему придется испрашивать согласие у строгого и непреклонного герцога Эксетера. Однако одобрение старшего брата Селии и ее опекуна было жизненно важным, поскольку, получив его, Энтони сделал бы большой рывок вперед на пути завоевания доверия и одобрения – если не благословения – вдовствующей герцогини. Чтобы убедить герцога, Энтони решил пойти на полную и безоговорочную капитуляцию. Он раскается во всех своих грехах, признается в своих чувствах и торжественно поклянется исправиться. Энтони надеялся, что эта тактика возымеет действие.

Энтони удалось добыть приглашение на ежегодный бал у Роксбури. Он знал, что Эксетер и лорд Роксбури были единомышленниками в парламенте и даже дружили, если так можно было сказать о графе Эксетере. Собираясь на бал, Энтони с особой тщательностью выбирал костюм.

Прошел уже целый час, а Эксетера нигде не было видно. Ни его самого, ни его супруги, ни вдовствующей герцогини, ни самой Селии. Наконец возле комнаты для игры в карты Энтони заметил брата Селии, своего старого приятеля Дэвида Риса.

– Эксетер здесь? – приосанившись, спросил Энтони, сгорая от нетерпения.

– Должен быть здесь, – ответил Дэвид Рис. – Хотя сюда он не зайдет.

– Это верно. – Энтони бросил взгляд в комнату для игры в карты, по привычке прикидывая способности каждого игрока, после чего с решительным видом направился в бальный зал.

Всем было известно, что Эксетер не одобряет азартные игры, и Энтони отдавал себе отчет в том, что его репутация в этом отношении повредит делу. Он рассчитывал, что герцог примет его объяснения.

Рис последовал за ним.

– У тебя какой-то конкретный вопрос к Маркусу?

– Что? – рассеянно спросил Энтони, ища глазами герцога.

– Зачем он тебе понадобился? – повторил Рис.

Энтони посмотрел на друга.

– У меня к нему вопрос насчет инвестиций, – уклончиво ответил он. – Мне порекомендовали узнать его мнение по этому вопросу.

У Риса в глазах промелькнуло удивление.

– Насчет инвестиций?

– Ну да, – произнес Энтони. – Весьма деликатного свойства.

Ответ явно не удовлетворил приятеля.

– Понятно. Ну вот, сейчас спрошу у Вивиан.

Его супруга пробиралась через толпу, направляясь к ним. Когда Энтони увидел рядом с ней Селию, сердце у него учащенно забилось.

– Наконец-то, любовь моя. – Дэвид привлек жену к себе, не стесняясь проявлять при всех свои чувства. – Ты видела Маркуса? Он нужен Хэмилтону.

– Я пришла сказать, что они уехали домой, – с едва заметным ирландским акцентом ответила она. – Ее милость почувствовала недомогание. Полагаю, сейчас они уже дома.

– Ах вот оно что. Тебе не повезло, – обратился Дэвид к Энтони.

Энтони выдавил из себя улыбку и кивнул, сделав вид, будто это его нисколько не огорчило.

– Ну, тогда в другой раз.

– У вас был срочный вопрос, мистер Хэмилтон? – Селия подняла на него глаза.

На ней было платье, сшитое по последней моде, светло-голубое, в тон глаз. Скромность фасона рождала в Энтони страстное желание увидеть Селию без одежды. Чтобы ее стройную фигуру скрывали от его взгляда только рассыпанные по плечам золотистые волосы.

– Нет, это не срочно. Я могу подождать. – Но не слишком долго.

Что это будет за восхитительное зрелище для света: скандально известный повеса вздыхает по юной, неопытной девушке!

– Надеюсь, ее светлость скоро поправится.

Селия ласково улыбнулась ему:

– Я непременно передам, что вы пожелали ей здоровья.

Энтони кивнул. В следующее мгновение подошли две девушки и увели с собой Селию, оставив Энтони с Дэвидом Рисом и его супругой.

– Полагаю, небольшая задержка не сыграет отрицательную роль в судьбе твоих инвестиций.

Энтони, который задумчиво смотрел Селии вслед, рассеянно посмотрел на друга:

– Нет, я заеду к нему.


На следующее утро Энтони появился в Эксетер-Хаусе так рано, как это позволяли правила приличия. Дворецкий проводил его в кабинет герцога. Эксетер не слишком удивился, увидев Энтони. Может быть, Рис уже успел ему что-то сообщить.

– Здравствуйте, Хэмилтон, – поприветствовал герцог Энтони и жестом предложил ему сесть.

Энтони поклонился и сел, стараясь ничем не выдать своего волнения. Он решил сразу взять быка за рога и выпалил:

– Я пришел, чтобы испросить позволения ухаживать за вашей сестрой, леди Селией.

Брови герцога поползли вверх. Он был ошеломлен. Энтони вздохнул и продолжил:

– Я отдаю себе отчет в том, что моя репутация заставляет вас колебаться. Для меня это очень серьезно. Это не минутный порыв. Я знаю леди Селию с детства, и мне всегда она нравилась.

– Н-да… – протянул герцог, который, по всей видимости, был застигнут врасплох напором Энтони.

– Я знаю, что обо мне ходят сплетни и распространяются слухи, но в большинстве случаев это ложь. Я сделаю все, чтобы Селия была счастлива, и никогда не скомпрометирую ее.

– Мистер Хэмилтон…

– Я постараюсь наладить отношения с отцом. Любить мы друг друга не будем, но я ведь его единственный наследник. И добьюсь того, чтобы леди Селию приняли как будущую графиню.

– Мистер Хэмилтон…

– А мое финансовое положение… – Энтони сделал паузу, после чего стал говорить медленнее. – Ваша милость, игра в карты не моя прихоть. Для меня это источник дохода. Вот уже несколько лет я не получаю денежное содержание от графа. Мне пришлось искать средства к существованию. У меня есть вложения, хотя и весьма скромные, и я в состоянии содержать жену. А с ее приданым я перестану играть в азартные игры. – Энтони замолчал, ожидая, что скажет герцог в ответ.

– Мистер Хэмилтон, – сказал Эксетер, подавшись вперед и сверля его взглядом, в его глазах трудно было что-либо прочесть, – все это прекрасно, но вынужден сказать вам, что я недавно дал разрешение другому мужчине, который попросил у меня руки моей сестры.

До Энтони не сразу дошел смысл слов герцога. Такого поворота событий он не ожидал.

– Понятно… – медленно проговорил он после минутного молчания. Нанося визит герцогу, Энтони готов был защищаться, приводить факты в свое оправдание. Он даже был готов к отказу. Но ему не приходило в голову, что он опоздал. – И что она? Согласилась?

Герцог кивнул.

– Ясно. – Мгновение Энтони пытался осмыслить сказанное.

Он отдавал себе отчет в том, что Селия может не согласиться и отвергнет его. На одно сумасшедшее мгновение ему захотелось спросить, можно ли ему все равно подойти к ней – только затем, чтобы узнать, не приняла ли Селия предложение другого мужчины лишь потому, что он, Энтони, тогда еще не попросил ее руки, и не может ли она передумать.

Но Энтони понимал, что порядочность Селии не позволила бы ей поступить подобным образом. Если она отнеслась к кому-то благосклонно, значит, собирается выйти за своего избранника замуж. Само собой разумеется, у Селии и в мыслях не было принять в расчет Энтони Хэмилтона, повесу и распутника, карточного игрока, пользующегося дурной славой. Он не просто опоздал. Надо посмотреть правде в глаза: у него не было не единого шанса получить ее руку.

– Разумеется, – в конце концов пробормотал Энтони. – Желаю ей счастья.

Эксетер наклонил голову.

– Мне, право, очень жаль.

– Нет, – сказал Энтони, – не стоит ни о чем сожалеть. – Его улыбка была вымученной. – Надеюсь, вы ничего не скажете ей… об этом. У нее такое доброе сердце, что она тоже может расчувствоваться и пожалеть меня. – Он помолчал. – А я не хочу, чтобы Селия меня жалела.

– Я сохраню наш разговор в тайне от Селии и всех остальных, – сказал граф.

На лице у него было написано искреннее сочувствие.

– Благодарю вас. – Энтони поклонился и, быстро попрощавшись, вышел из комнаты.

За то короткое время, пока он находился в кабинете герцога, Эксетер-Хаус ожил. Энтони направился по коридору в главный холл. Мимо него сновали слуги с корзинками цветов. Он услышал, как его окликнули по имени, и, повернувшись, увидел Дэвида Риса, который направлялся к нему.

– Ну что, Хэмилтон, поймал в конце концов Маркуса?

– Да. Дом гудит, как пчелиный улей.

Дэвид поморщился:

– Намечается бал. Дамы заняты изготовлением гирлянд и составлением букетов. – Он показал рукой на открытую дверь, приглашая Энтони войти.

Энтони заглянул в комнату и увидел Селию.

Она сидела на диване, сплетая цветы в небольшие букетики, а перед ней лежала целая горка роз. Яркое утреннее солнце светило в окна, и ее локоны казались золотыми. Бледно-зеленое платье было усыпано лепестками. Она была похожа на богиню любви с полотен Боттичелли – такая же красивая и почти такая же недоступная.

Увидев ее, Энтони позабыл обо всем на свете и не слышал ничего из того, о чем говорил ему Дэвид.

– …разумеется, после свадьбы, – наконец донеслось до его ушей. – Розалинда уже решила, что это будет главным событием нынешнего сезона.

– Что? – переспросил Энтони, с трудом оторвав глаза от Селии и поворачиваясь к Дэвиду. – Что ты сказал?

– Селия выходит замуж за Бертрама, – повторил Дэвид. – Молодой бездельник, изворотливый малый, но моя мачеха заявила, что Селия выйдет замуж за того, кого выберет себе сама. А она по какой-то причине выбрала именно его. Даже Маркус ничего не может ей возразить.

– В самом деле… – рассеянно пробормотал Энтони.

Он снова перевел взгляд на Селию, которая беззаботно смеялась, беседуя с другими леди. Судя по выражению ее лица, она была счастлива. Вздохнув, Энтони подумал: она влюблена.

– Ты закончил свои дела с Маркусом? – спросил Дэвид, прервав его размышления.

– Ах… Ну да… – Энтони надеялся, что герцог никому не расскажет об их разговоре.

– Ну и как? Он ответил тебе на твой вопрос? – допытывался Дэвид.

– Да, – пробормотал Энтони. Послышался женский смех, и щеки Селии залились румянцем. У Энтони комок подступил к горлу. – Это был рядовой случай, ничего особенного. Сущие пустяки.

– А-а. Понятно. – Дэвид пристально посмотрел на него. – Ну ладно. Кстати, в этом году у меня превосходные жеребята. Может быть, как-нибудь зайдешь взглянуть на них? Если захочешь, возьмешь себе одного.

После женитьбы Дэвид стал очень домовитым. Построил конюшню и стал разводить чистокровных лошадей. Если бы Энтони мог себе позволить держать лошадь, он непременно воспользовался бы его предложением.

– Может быть, – сказал он.

Мало кому было известно о том, что Энтони стеснен в средствах. Дэвида Риса он тоже не собирался посвящать в свои проблемы. Гордость не позволяла. Хотя Дэвид был его старинным приятелем и отличным парнем.

Попрощавшись с Дэвидом, он ушел. Полуденный воздух был теплым. На мгновение Энтони задержался на ступеньках Эксетер-Хауса. Только сейчас, выходя из ее дома – возможно, в последний раз в жизни, – Энтони осознал, как страстно надеялся, что мечта его осуществится…

Но может быть, что ни делается – все к лучшему? В конце концов, кто он такой, чтобы мечтать о Селии Рис? Была одна причина, по которой он никогда раньше не позволял себе думать о ней. И только сейчас до него дошло, насколько эта причина разумна. Селия его не любит! И никогда не полюбит. Он для нее просто приятель брата. Энтони это переживет.

Энтони вздохнул и не оглядываясь спустился по ступенькам.

Дневник леди Селии Рис

Июнь 1819 года


Завтра – день моей свадьбы. Наконец-то! Мне кажется, прошла целая вечность с того момента, когда мой дорогой суженый, опустившись на одно колено, сделал мне предложение. А ведь это произошло всего два месяца назад. Какое счастье – быть невестой джентльмена с такими изысканными манерами, с таким обаянием и шармом! Многие девушки мечтали, чтобы он им хотя бы улыбнулся. А он выбрал меня! И все это было так романтично. Я чувствую, что должна запечатлеть на бумаге все подробности его ухаживания, чтобы однажды рассказать об этом нашим будущим детям. Именно по этой причине мама подарила мне этот дневник. Она говорит, что у девушки должно быть место, где она может сохранить свои счастливые воспоминания. А мне очень хочется это сделать. Но – ах! – сегодня у меня нет времени! Достаточно сказать: на сегодняшний момент ни один мужчина не был со мной таким нежным и любящим, как мой любимый. Он прямо-таки избаловал меня любовью и вниманием, стихами и цветами и такими ухаживаниями, что это стало предметом зависти всех незамужних девушек в Лондоне, и, без сомнения, некоторых замужних тоже! Я жду не дождусь, когда все увидят, какое красивое у меня подвенечное платье. Оно сшито из голубого французского шелка, на лифе украшено жемчугом, с бесчисленным количеством кружев. На голове у меня будет мамина фата, а на ногах – прелестные атласные туфельки, искусно украшенные стеклянными бусинками в форме лилий. В руках у меня будет букет свежих лилий.

А сейчас мне пора идти спать: всего через каких-нибудь десять часов я стану леди Эндрю Бертрам!


Июнь 1819 года


Как прекрасно быть замужем. Мы совершили путешествие в Озерный край. Хотя Берти не слишком интересуется живописными пейзажами, он везде сопровождает меня, не отходя ни на шаг. Когда я натерла ногу, он взял меня на руки и отнес в гостиницу! Мы устраивали прелестные пикники и романтические прогулки, он читал мне стихи. Я все сильнее влюбляюсь в него.


Июль 1819 года


Сегодня впервые проведем ночь в нашем новом доме, в Кенлингтон-Эбби. Он совсем не похож на Эйнсли-Парк. Он более старый. Когда-то здесь помещался монастырь. Дом имеет внушительный вид. Там нет той жизнерадостной и теплой атмосферы уюта, который создала в Эйнсли мама. Хотя, возможно, этого следовало ожидать, потому что мать Берти умерла, когда он был еще ребенком, и с тех пор в Кенлингтоне не было хозяйки. Признаться, меня немного пугает мысль, что мне придется отвечать здесь за все, но я буду стараться изо всех сил.

Пока мы путешествовали, Берти рассказывал мне кое-что из истории их рода, хотя и признался, что он не такой большой знаток истории их семьи, как его отец. Все наследники рода Лансборо на протяжении трех столетий родились здесь, в Кенлингтоне. Когда я думаю о том, что теперь я буду частью этой истории, мне становится немного не по себе.


Август 1819 года


Сегодня состоится званый ужин. Приглашены все местные семьи с положением в обществе. Лорд Лансборо весьма щепетилен во всем, что касается общественного положения. Он всегда представляет меня не иначе как «сестра герцога Эксетера». Полагаю, он делает это для того, чтобы лишний раз показать всем, как выгоден для Берти наш союз, но я искренне надеюсь, что лорд Лансборо вскоре перестанет это подчеркивать. Мне очень хочется обрести здесь друзей, и я не желаю прослыть гордячкой.


В тот же день, немного позже


Странный ужин. Из всех гостей, похоже, только две девицы Блейк кажутся мне дружелюбными. Это две сестры – старые девы, которые живут недалеко от Кесвика. Обе веселые и не лишены чувства юмора. Сквайр и леди Мелтон также были очень добры, как и остальные гости. На ужине также присутствовали два холостых джентльмена, близкие друзья Берти. Берти все время находился в приподнятом настроении. Он до сих пор еще сидит в гостиной с сэром Оуэном Генри и сэром Уильямом Кейном. Я надеялась познакомиться еще с какими-нибудь молодыми дамами, пусть даже немолодыми. Но в дальнейшем у меня будут для этого другие возможности. Я получила от Джейн Мелвилл уже два письма. Очень скучаю по ней.


Сентябрь 1819 года


Тихий семейный вечер. Утром Берти вместе с сэром Оуэном и мистером Кейном ходил на охоту. Я хотела пойти с ними, но лорд Лансборо отговорил меня, потому что опасается за мое здоровье: говорит, что я не привыкла к северной погоде и могу простудиться. Ни для кого не секрет, что лорд Лансборо мечтает, чтобы мы с Берти как можно скорее подарили ему внука, наследника. Берти – его единственный ребенок, и в настоящий момент он последний из рода Лансборо. В день нашей свадьбы отец Берти поцеловал меня в лоб и умолял об одном – чтобы он успел увидеть внука, прежде чем его призовет Господь.

Я изо всех сил стараюсь выполнить его просьбу, однако мне бы хотелось хоть изредка выходить из дома – в любую погоду.


Сентябрь 1819 года


Ужасный день. Мы с Берти поссорились. Я хотела пойти в Кесвик – размяться, подышать свежим воздухом, а заодно и осмотреть город. Берти отказался меня сопровождать, потому что он уже договорился с мистером Кейном отправиться на рыбную ловлю. Лорд Лансборо уговаривал его пойти со мной вместе, потому что Кесвик довольно далеко. Он боялся, что я могу заблудиться или что дорога может оказаться слишком тяжелой для меня, потому что я не привыкла к долгим пешим прогулкам. Лорд Лансборо по-прежнему печется о моем здоровье. Но в Кенлингтоне такая скука, что это не поддается описанию. Никто не приходит в гости, и здесь все очень редко собираются вместе. Даже простые деревенские танцы могли бы поднять мне сейчас настроение.

Но Берти отказался сопровождать меня. Он сказал, что невежливо, сказать мистеру Кейну, что он не сможет пойти с ним на рыбалку. Может быть, мне надо было отнестись к этому с пониманием, но у меня нет подруг и мне не к кому пойти в гости. Берти знает, что я все дни напролет сижу дома. Мог бы и выполнить мою просьбу. Уверена, Маркус старается выполнять желания Ханны, а Дэвид – просьбы Вивиан.


Конец сентября 1819 года


Чтобы загладить свою вину, Берти все-таки повел меня сегодня в город. В последнее время мы с ним редко бывали наедине, а до города путь был неблизкий. Всю дорогу мы без умолку болтали. Берти сказал, что не очень любит Камберленд и поэтому в последнее время был не в духе. Камберленд, конечно, обладает своеобразным очарованием, но это суровый край, не то что Кент. Быть может, это и является причиной некоторой нервозности Берти. В общем, это была прелестная прогулка, по дороге Берти даже сочинил стихи, но очень плохие – мы оба хохотали над ними до упаду.

В городе мы встретились со множеством людей. Пили чай с другими молодоженами – мистером и миссис Уинслоу. Мистер Уинслоу, которого совсем недавно посвятили в духовный сан, вырос в Кесвике, и они с Берти хорошо знают друг друга. Миссис Уинслоу была очаровательна. Я бы с радостью познакомилась с ней поближе, но в скором времени они переезжают в Дербишир, в новый приход, куда назначили мистера Уинслоу.


Ноябрь 1819 года


Я получила письма от мамы и от Джейн. В последнее время я получаю много писем. Мама пригласила нас в гости в Эйнсли-Парк на Новый год, но лорд Лансборо не хочет, чтобы мы ехали. Он по-прежнему надеется, что скоро у него появится наследник, и поэтому не одобряет путешествий. Он сказал, что, если мне этого хочется, в будущем году я могу пригласить маму в гости в Кенлингтон.

Джейн спрашивает, когда мы снова собираемся в Лондон. Берти, точно так же как и я, хотел бы съездить туда весной. Я мечтаю, как мы вместе с ним будем посещать балы и театры.


Январь 1820 года


Сегодня мне ужасно грустно. В конце концов выяснилось, что мы не поедем в Лондон, когда начнется сезон. У лорда Лансборо обострился ревматизм, и он не встает с кресла. Доктор говорит, что несколько месяцев ему нельзя никуда ездить. Лорд Лансборо не может без нас обойтись и не хочет отпускать нас в Лондон. Я расстроилась – не только потому, что мне будет не хватать лондонских развлечений, но и потому, что соскучилась по Маркусу и Ханне. Мама пишет, что у Ханны будет ребенок. Я решила не говорить об этом лорду Лансборо, чтобы не огорчать его: наши с Берти неизменные усилия в этом направлении пока безрезультатны. Я попросила Берти еще раз поговорить с отцом относительно поездки в Лондон, но он отказался. Хотя уверена, Берти тоже огорчен. Он вместе с сэром Оуэном ушел в пивную и не вернется до рассвета.


Февраль 1820 года


Какой ужас! После ужина лорд Лансборо попросил меня почитать ему вслух. Зрение у него становится все хуже, а ему, как он говорит, очень нравится мой голос. Целый час я читала ему, а потом набралась смелости и спросила, нельзя ли нам с Берти поехать в Лондон на время сезона.

– Нет, дорогая. Я объяснил это Берти. Ваша с Берти жизнь теперь связана с этим домом. Вы должны вжиться в роль хозяина и хозяйки. Вы оба нужны здесь, а Берти будет полезно немного остепениться.

– Но Берти всегда выезжал в Лондон на время сезона, – осмелилась я возразить. – А как же парламент?

– Берти нужно было подыскать себе жену, а также хорошую работу. Когда он станет Лансборо, он будет приезжать в Лондон на заседания парламента, и каждую весну вы сможете наведываться в Лондон. Мое теперешнее состояние здоровья не позволяет мне выполнять тот же объем работы, что и раньше, и Берти должен учиться управлять Кенлигтоном самостоятельно. Надеюсь, я не слишком огорчил вас. Ничего страшного, уверен: на следующий год весь Лондон будет у ваших ног.

Лорд Лансборо не может поехать по причине своего недомогания и не желает, чтобы мы с Берти уехали в Лондон без него. Я не считаю, что дела в Кенлингтоне настолько запущены, что требуют ежедневного тщательного изучения. Берти не проявляет никакого интереса к усадьбе и старается проводить здесь как можно меньше времени, несмотря на предупреждения лорда Лансборо. Он отсутствует дома даже ночами. Возвращается под утро. Видимо, Берти здесь все надоело также, как и мне. Вместе мы не скучали бы. Нашли бы способ развеселить друг друга. А одной мне очень одиноко.


Май 1820 года


Ужасное разочарование. Мы должны были ужинать сегодня у Мелтонов, но внезапно разразился сильный ливень и началась гроза. Берти объявил, что, несмотря ни на что, все равно поедет и не станет проводить вечер дома. Отец умолял его не выходить из дома, но Берти ушел, а мы с лордом Лансборо остались дома.

И почему Берти так настаивал на том, что ему непременно нужно сегодня уйти из дома: в общей сложности за последний месяц мы провели вместе не более десяти дней. Здоровье его отца в последнее время стало ухудшаться. Он больше прежнего волнуется из-за Берти. Если бы Берти больше щадил своего отца и взял бы на себя заботы об усадьбе, лорд Лансборо чувствовал бы себя лучше, а может быть, даже пошел бы на поправку.


Май 1820 года


Прошло уже четыре дня, а Берти так и не вернулся домой от Мелтонов. Он передал весточку, что группа гостей из Оксфордшира тоже задержалась и что в такой замечательной компании он весело проводит время.

Как грустно, что мое общество больше не кажется ему таким же желанным, как прежде.


Июнь 1820 года


Берти вернулся домой в приподнятом настроении. Похоже, нигде ему не бывает так весело, как в компании друзей. А его отец тем временем еще сильнее разболелся и устроил ему настоящую головомойку.

Раньше после его ссор с отцом я старалась его приободрить и всегда была на его стороне. Но на этот раз я поддержала графа Лансборо. Берти должен бывать в Кенлингтоне чаще. Услышав мои слова, Берти заявил, что я предательница, и обвинил меня в вероломстве. Разве я не могу сказать ему напрямик то, что думаю? Я полагала, что мы можем говорить друг с другом откровенно, но Берти, видимо, это пришлось не по вкусу.


Август 1820 года


Сегодня получила письмо от мамы. Она пишет, что у Маркуса и Ханны родился сын и назвали его Томас. Лорд Лансборо был очень рад и попросил меня передать от него поздравления в ответном письме. Но потом весь день был печален и рано ушел спать. Берти сказал мне, что я не должна была рассказывать о письме отцу. Когда я заикнулась, что хочу навестить родных и увидеть малыша, Берти заявил, что это лишь усугубит состояние отца. Возможно, он прав. Я не желаю больше огорчать лорда Лансборо, который мечтает о внуке. Берти сказал, что я могу написать Ханне и Маркусу и послать им подарок.

Надеюсь, что в следующем году мы поедем в Лондон на время сезона.


Декабрь 1820 года


Тихое Рождество в Кенлингтоне. Мама должна была приехать к нам в гости, но ей пришлось остаться дома из-за сильной простуды.

В своем письме она намекает на мое «положение». Несомненно, она недоумевает, почему за полтора года брака у нас до сих пор не ожидается прибавления в семействе. Но не могу же я ей ответить, что вместо того, чтобы остаться на ночь со мной, Берти предпочитает дружескую попойку в «Черном быке» в Кесвике. Я опасаюсь, что в результате постоянных просьб отца и разговоров о наследнике в нем развилось отвращение ко всему, что с этим связано. В то время как его отец старается затащить его ко мне в постель, Берти избегает этого и предоставляет мне каждый месяц говорить лорду Лансборо, что я не жду ребенка. Его отец не отстанет от Берти, пока у нас не появится ребенок, а пока отец не будет давать ему проходу, Берти будет искать другого общества. Порочный круг.

Нельзя сказать, что Берти избегает близости со мной. Но почему Господь до сих пор не послал нам ребенка? Может быть, рождение ребенка вернуло бы мне любовь Берти.


Февраль 1821 года


Мама прислала мне пакет с последними журналами мод. Она недоумевает, почему в этом году мы снова не приедем в Лондон. Я ответила ей, что лорд Лансборо плохо себя чувствует и нуждается в моей заботе. Это отчасти правда, отчасти – не совсем. Правда заключается в том, что Берти даже не смеет спросить у отца разрешения, а без его средств нам не на что проводить сезон в Лондоне.

В любом случае я не уверена, что мне там понравится. Боюсь, что за это время я стала не по-модному спокойной и скучной до занудства, хотя и сделала большие успехи в рукоделии и прочла множество книг.


Март 1821 года


Сегодня после обеда лорд Лансборо пригласил меня в свои апартаменты и преподнес мне великолепный комплект драгоценных украшений – не хуже жемчуга герцога Эксетера. Он сказал, что эти драгоценности принадлежали матери Берти, а теперь должны стать моими.

Я поблагодарила его и ушла. Полагаю, лорд Лансборо думает о том, что однажды отойдет в мир иной, и исполнен самых добрых намерений. Но я вернулась к себе в подавленном настроении. Мне некуда надеть эти украшения – здесь, в забытом Богом Камберленде.


Апрель 1821 года


Мама спрашивает, можно ли ей приехать к нам в гости. Из малодушия я ответила «нет». Приехав, она непременно будет рассказывать о сыне Маркуса, а это расстроит лорда Лансборо и либо вызовет раздражение у Берти, либо оставит его равнодушным.

Перед свадьбой Берти клялся, что безумно любит меня. И будет любить до конца дней своих. Либо наши взгляды на то, что такое любовь, расходятся, либо «вечность» – срок не такой длинный, как я предполагала.


Май 1821 года


Джейн Мелвилл помолвлена! Обручена со старым приятелем Дэвида, мистером Перси. Сначала она не писала, кто именно ее жених, сообщила лишь, что скоро мы станем почти сестрами и что ее будущий муж – хороший приятель моего брата. На мгновение я предположила, что она имеет в виду мистера Хэмилтона, потому что сама она и остальные молодые дамы Лондона от него в восторге. К стыду своему, должна признать, что эта мысль меня не обрадовала. Джейн – просто прелесть, но она никогда по-настоящему не поймет мистера Хэмилтона.

Ее письмо заставило меня впервые за несколько месяцев вспомнить о нем. Знаю, что Берти это не обрадовало бы, но скучаю по тому, с какой легкостью мистер Хэмилтон относился к моим добродушным насмешкам. Никогда и ни с кем я так не смеялась, как с ним.


Июль 1821 года


Лорду Лансборо по-прежнему нездоровится. Его плохое самочувствие расстраивает Берти, который постоянно отсутствует. За две последних недели мы едва перебросились с ним парой слов. Я даже не знаю, о чем теперь разговаривать с мужем. Дома он унылый и задумчивый. В компании – очаровательный и веселый. Представить не могу, как я раньше этого не замечала.


Август 1821 года


Завтра Берти уезжает в Йорк с друзьями поохотиться. В Йорке у мистера Кейна есть охотничий домик. Лорд Лансборо недоволен. Я слышала, как вчера вечером они целый час ссорились. Лорд Лансборо хочет, чтобы Берти взял на себя управление делами в Кенлингтоне, а Берти не желает. Когда я спросила у Берти, почему он не интересуется своим будущим имением, он ответил, что после смерти отца у него будет достаточно времени на все эти «нудные хлопоты».

«Почему я должен гробить на это свою молодость?» – сказал Берти и добавил, что, пока у него есть возможность, он хочет наслаждаться жизнью, потому что ему всего двадцать семь.

Когда мой отец умер, оставив Эксетер-Хаус на Маркуса, моему брату было всего двадцать три года. И я ни разу не слышала, чтобы Маркус жаловался на то, что его тяготят «все эти нудные хлопоты».

Берти назвал меня сварливой женщиной и посоветовал больше времени проводить за вышивкой и другим рукоделием. Мне захотелось швырнуть ему в голову пяльцы для вышивания.


Август 1821 года


Сегодня пришло письмо от Берти. Я должна попросить лорда Лансборо немедленно выслать ему денег. Сначала я испугалась, что Берти угрожает какая-то опасность или с ним что-то случилось, но в таком случае его друзья пришли бы ему на помощь. Тогда что у него за неприятности, хотелось бы знать?


Август 1821 года


Лорд Лансборо отказался выслать сыну деньги. Надеюсь, он не передумает. После ужина я услышала, как сплетничали две служанки. Одна из них сказала, что слышала от посыльного, который привез письмо Берти, что эти деньги нужны, чтобы замять скандал из-за одной девушки в Йорке. Похоже, Берти вел себя с ней легкомысленно! Я была бы рада, если бы ему пришлось остаться в Йорке и сполна ответить за свои действия.

Но в таком случае бедная девушка останется ни с чем, я это несправедливо. Несомненно, она, как и многие другие, была ослеплена его шармом и прекрасными манерами.


Сентябрь 1821 года


Сегодня Берти вернулся из Йорка. Он находился в приподнятом настроении и очень тепло приветствовал меня и отца. Я не могла поверить своим глазам. Когда мы остались с ним наедине, я спросила его о той девушке из Йорка. Хотела узнать, правда ли это. А он отчитал меня, заявив, что мне не хватает широты взглядов. И при этом ничего не отрицал.

У меня такое чувство, словно пелена упала с моих глаз. Берти всегда был таким: очаровательным и неотразимым, когда вокруг была публика, на которую ему непременно нужно было произвести впечатление, а во всех остальных случаях он был эгоистичным и высокомерным. Выйдя за него замуж, я совершила ужасную ошибку и теперь не таю, как можно ее исправить.


Сентябрь 1821 года


Целую неделю мы с Берти не разговаривали. Он считает, что я принимаю все слишком близко к сердцу, потому что ругаю его за то, как он себя вел в Йорке. Я не могу взять в толк, как я могла быть так слепа и вовремя не распознала истинный характер Берти. Он не только не отрицал и не отвергал обвинения в непристойном поведении, но заявил, что я настоящая мегера.


Октябрь 1921 года


В этом месяце я получила два письма от мамы. И не знаю, что ей ответить. Мне тяжело рассказать ей правду о том, что на самом деле происходит между мной и Берти. Она была так рада за меня, когда я вышла замуж по любви – и вот чем это все обернулось. Если она узнает, это разобьет ей сердце. Но долго ли я смогу держать ее в неведении? Если она к нам приедет, сразу все поймет.


Февраль 1322 года


Лорду Лансборо стало лучше. Установилась хорошая погода, и я уговорила его каждый день выходить вместе со мной на прогулку в сад. Он уверяет меня, что это принесло огромную пользу его здоровью и сказал, что, возможно, в этом году сможет поехать в Лондон, когда начнется светский сезон. Полагаю, лорд Лансборо просто хочет сделать мне приятное, чтобы загладить вину Берти, который прошлой осенью вел себя отвратительно.

Я ждала Берти, чтобы сообщить ему новости, но он вернулся из «Черного быка» очень поздно – промокший до нитки, в дурном расположении духа и пьяный в стельку. В последнее время он стал пить больше, чем следовало. Я опасаюсь, что это повредит его здоровью, но не осмеливаюсь сказать ему об этом. Все мои замечания вызывают у него негодование или презрение. Хочу надеяться, что, когда мы будем проводить время в светском обществе, наши отношения улучшатся. Не знаю только, сможем ли мы когда-нибудь вернуть чувства, которые когда-то испытывали друг к другу.


Февраль 1822 года


Берти заболел. Ночью я сидела у его постели, но он был так сердит, что я нагрубила ему. Потом заявил, чтобы я убиралась прочь, и я ушла. Нехорошо заставлять горничных дежурить у постели хозяина, когда он болен. Поэтому сегодня я снова буду сидеть возле него – это мой долг. Хотя для меня это не самая приятная обязанность.

Лорд Лансборо удручен всем происходящим. Он надеялся, что женитьба и ответственность за Кенлингтон сделают Берти более здравомыслящим, но, к сожалению, этого не случилось. Что же касается меня, я, несомненно, стала более здравомыслящей.

Трудно жалеть человека, который к тридцати годам думает только о своем удобстве и развлечениях, а на остальных ему наплевать.


Март 1822 года


Сегодня утром Берти скончался.

От острой пневмонии, как сказал врач.

Лорд Лансборо убит горем.


Март 1822 года


Сегодня Берти похоронили в фамильном склепе Лансборо. Лорд Лансборо весь день плакал. Теперь, когда Берти покинул этот мир, не оставив после себя наследника, лорд Лансборо – последний из Бертрамов. Он сразу постарел на десяток лет.

Все оставили меня в покое, предполагая, что я схожу с ума от постигшего меня несчастья. Возможно; так оно и есть. Честно говоря, я сама не знаю. Я не чувствую ни боли, ни потери. Ощущаю какую-то странную пустоту внутри. Сижу и смотрю невидящим взглядом в одну точку.

Вряд ли я буду продолжать вести этот дневник. Боюсь, мои мысли не стоят того, чтобы их запечатлевать на бумаге.

Глава 4

Весна 1823 года


Селия, леди Бертрам, смотрела в окно экипажа. Она так давно не была в Лондоне, что уже забыла, какой он оживленный. Улица, по которой они ехали, была переполнена другими каретами, господами верхом на лошадях, пешеходами и уличными торговцами. После тишины и уединения Кенлингтон-Эбби Селия отвыкла от шума и грохота столичных улиц, и город казался ей настоящим адом. Все здесь было Селии чужим. Ей не верилось, что когда-то она здесь жила.

Мать, встретив ее, просияла:

– Как я рада видеть тебя, дорогая. Я так соскучилась по тебе за эти четыре года. Представляю, как ты удивишься, увидев, как все переменилось в Эксетер-Хаусе. Младшие мальчики имеют обыкновение переворачивать там все вверх дном! Дэвид и Вивиан тоже скоро приедут в Лондон. Ах, дорогая, как мы все по тебе скучали… – Она продолжала говорить, рассказывая в подробностях обо всем, что случилось с тех пор, как Селия уехала из города четыре года назад.

Селия уже не слушала мать. Герцогиня начала свой рассказ, еще когда они выехали из Кенлингтон-Эбби, неделю назад. Вынужденная слушать болтовню матери в течение восьми дней, Селия поняла, что за четыре года успела привыкнуть к тишине.

Когда экипаж остановился у Эксетер-Хауса, к ним спустился лакей и подал руку Розалинде. Выйдя из кареты, Селия подняла глаза на дом, ожидая, что на нее нахлынет знакомое чувство восторга. Фамильный дом герцога Эксетера всегда вызывал у нее душевный подъем. Ей казалось, что, приехав в Лондон, она пустилась в увлекательное приключение. Она задрала голову и окинула взглядом величественное здание. Набрав в легкие воздуха. Селия ждала, что размах и великолепие грандиозного сооружения захватят ее с новой силой, но ничего подобного не случилось. Никакого нетерпеливого радостного предвкушения, никакого чувства, что она наконец-то вернулась домой. Она ощущала себя так, словно снова посетила место, где прожила лишь некоторое время, много-много лет назад. Может быть, надо было предложить матери заехать в Эйнсли-Парк, а не в Лондон? Может быть, в Эйнсли-Парке Селия снова почувствовала бы, что она здесь своя, а не посторонняя.

Селия вошла в дом вслед за матерью. Слуги приветствовали их поклонами. Холл выглядел так же, как раньше, но в чем-то – по-другому. Прежде белые стены были теперь нежно-желтыми. На столике у двери в вазе стояли лилии. Селия развязала ленты на шляпке. У нее было странное чувство, будто она, явившаяся невесть оттуда, самозванка. Незваная гостья, вторгнувшаяся в чужие владения.

– Ах, вы уже приехали! – Из глубины холла появилась Ханна, герцогиня Эксетер, и поспешила им навстречу. Она порывисто обняла Селию, затем стала ее пристально разглядывать. – Рада снова тебя видеть, – сердечно сказала она. – Надеюсь, поездка была не слишком утомительной.

– Нет, все время стояла хорошая погода, – сказала Розалинда.

Сняв дорожный плащ и шляпку, она подошла к Ханне, чтобы приветствовать ее.

– Как вы жили, пока меня не было?

Ханна рассмеялась:

– Все ждали с нетерпением. Дети засыпали взрослых вопросами: «Они еще не приехали?», «Когда приедут бабушка и тетя Селия?», «Сегодня?». – Ханна укоризненно покачала головой. – Они неисправимы – все трое.

– Все трое? – Селия подала лакею свой плащ. И только в этот момент осознала, как ужасно, должно быть, выглядит в своем пыльном мятом черном платье.

– Да. Молли прожужжала все уши Томасу и Эдварду. Всем не терпелось скорее увидеться с тобой. – Ханна пристально вглядывалась в лицо Селии, словно не узнавая ее.

Наверное, на взгляд жены ее брата, Селия сильно изменилась с тех пор, как они виделись в последний раз. Впрочем, точно так же, как и сама Ханна: ее темные волосы были гладко причесаны, а вокруг глаз легли едва заметные морщинки. Все эти четыре года Ханна жила в Лондоне с Маркусом. Многое произошло в ее жизни. У них было двое детей.

Селия через силу улыбнулась:

– Мне тоже не терпится познакомиться с ними. Мама много писала о них.

Ханна закатила глаза и грустно рассмеялась:

– Ты в жизни не встречала таких шалунов.

– Очень хочется их поскорее увидеть, – сказала Селия.

– Но сначала ты должна прийти в себя после поездки. – Ханна подозвала дворецкого. – Харпер, распорядитесь, чтобы через час нам подали чай. – Дворецкий с поклоном удалился. – Я приготовила твои комнаты. Ты устала с дороги, надо немного отдохнуть.

Селия кивнула. Не то чтобы дорога сильно утомила ее – просто ей хотелось побыть наедине с самой собой. Несмотря на то что все эти долгие месяцы в Кенлингтоне Селия скучала по друзьям и родным, едва приехав в Лондон, она почувствовала неодолимое желание отдохнуть от них. Ей требовалось время, чтобы снова привыкнуть к этому дому, к Лондону. Она чувствовала себя как моряк, вернувшийся из долгого плавания. Ханна и мать оживленно беседовали между собой. Молча поднимаясь за ними вверх по лестнице, Селия прислушивалась к их разговору и ловила себя на мысли, что ничего не понимает: не знакома с людьми, о которых они говорят, ничего не знает о вещах, которые они обсуждают.

У двери в комнату, которая с детства принадлежала Селии, Ханна остановилась.

– Не буду тебе надоедать. Дети умоляли меня немедленно сообщить им о твоем приезде, и я обещала Молли, что, как только ты приедешь, сразу же скажу ей об этом.

Селия улыбнулась:

– Она будет с нами пить чай?

– Сейчас я ее приглашу, – смеясь сказала Ханна.

– Тебе что-нибудь нужно, дорогая? – с нежностью спросила мать.

Селия покачала головой:

– Нет, мама. Хочу немного отдохнуть.

Розалинда сжала ее руку.

– Тогда мы оставим тебя. Отдыхай, милая.

Ханна и мать удалились, а Селия, проводив их взглядом, вошла в свою спальню.

Это было похоже на путешествие в прошлое. Здесь ничего не изменилось. Видимо, Ханна заперла комнату на ключ и никого сюда не впускала. Селия остановилась посреди комнаты и с изумлением огляделась. Она вспомнила, как выходила из этой комнаты, когда была новобрачной. Свадебное платье до сих пор висело на портновском манекене. Горничная сказала ей, что битых три часа гладила его. Это был вечер накануне ее свадьбы.

Селия подошла к окну и выглянула в сад. Он был роскошный. Кенлингтонские сады не шли с ним ни в какое сравнение, поскольку некоторые растения не могли пережить суровую северную зиму.

Селия отвернулась от окна и села за туалетный столик. В Камберленде не приживались не только теплолюбивые растения. Селия стала внимательно рассматривать с вое отражение в зеркале.

Вне всяких сомнений, она выглядит теперь старше. Когда-то Селия часто любовалась здесь своим отражением в зеркале. Она привыкла видеть в нем румяную, улыбчивую девушку, а сейчас на нее смотрела бледная, осунувшаяся женщина со строгим пучком белокурых волос. Голубые глаза потускнели и были печальны, щеки утратили румянец. Черное траурное платье подчеркивало бледность. Селия закрыла глаза, и ее снова охватили воспоминания о прошлом: красивое лицо Берти, который улыбается ей, пылкие объятия и слова любви. Эти слова отдавались насмешливым эхом в пустоте ее души. Селия снова открыла глаза.

Берти – очаровательный юноша исчез. Он превратился в равнодушного, сухого мужа, который покинул этот мир. Селия размышляла о том, какую часть ее души Берти унес с собой в могилу.

Селия медленно поднялась. Как она ни устала, прилечь на кровать ей не хотелось. Наедине с собой ей не удалось обрести душевное равновесие – даже в своей девичьей комнате, которая была когда-то ее тихой гаванью. Селия решительно направилась к двери.

В коридоре она встретила Ханну.

– Ах, – удивилась Ханна, – ты же собиралась отдохнуть?

– Я так долго отсутствовала, что мне не хочется проспать весь день. Жаль терять время.

– Разумеется, – улыбнулась Ханна. – Я как раз собиралась к детям. Хочешь составить мне компанию?

– С удовольствием. – Селия еще не видела младших сыновей Ханны и Маркуса. – Слышала, что с мальчиками вам приходится нелегко.

Ханна тяжело вздохнула и сокрушенно покачала головой:

– Это верно. Они настоящие озорники. Младший еще несмышленый, а вот Томас с утра до вечера не дает нам покоя. – Ханна повела Селию наверх, в детскую.

Дверь в детскую была открыта. Маленький мальчик с вьющимися темными волосами сидел за маленьким столиком и расставлял в шеренги оловянных солдатиков.

Когда они вошли, он поднял голову и посмотрел на них. Его глаза сияли.

– Мама! – Он вскочил со стула и бросился матери на шею.

– Томас! – воскликнула Ханна, обнимая его. – Познакомься со своей тетей, леди Бертрам. – Ханна повернулась к Селии. – Она только что приехала.

Мальчик притих, прижался к матери и искоса поглядывал на Селию. Томас был пухленький крепыш с блестящими глазами. Селия вышла вперед и присела в реверансе.

– Рада познакомиться с вами, сэр, – сказала она. – Но вы должны называть меня не леди Бертрам, а просто тетя Селия.

– Селя, – прошептал мальчик, спрятав лицо в подоле матери.

Ханна рассмеялась, а Селия улыбнулась. Если на то пошло, то, по логике вещей, самой Селии следует обращаться к Томми «Тависток», потому что он наследник Маркуса, но малышу всего три года.

– Можно мне познакомиться с твоим братиком? – спросила она Томми.

Не поднимая глаз, Томас кивнул, и Ханна провела Селию в соседнюю комнату. В колыбельке у окна спал круглолицый младенец, сжимая в крошечных пальчиках деревянную уточку.

– Он обожает эту утку, – прошептала Ханна. – Не засыпает без нее.

Селия вспомнила, как купила эту уточку своему новорожденному племяннику у одного умельца из Кесвика, который вырезал из дерева фигурки животных. Это было за неделю до того, как Берти заболел. Когда Селия подумала об этом, ее глаза погасли и она незаметно вздохнула.

– Хорошенький малыш, – тихо произнесла она, с тоской подумав о том, что у нее самой хорошенький малыш так и не появился.

– Спасибо, – с улыбкой ответила Ханна. В ее голосе слышались любовь и гордость. – Ну а теперь пойдем к Молли. – Ханна посадила Томми за стол, успокоила, когда он стал возражать, что мать его оставляет, и передала сына на попечение няни, которая все это время тихо сидела в уголке.

Селия нашла Молли в комнате для занятий, где когда-то и сама Селия училась читать и писать. Селия хорошо помнила Молли – милую девчушку, которая любила ковыряться в песочнице и ловить жуков. Она не узнала белокурую девочку, которая подняла на них глаза, когда они вошли.

– Тетя Селия! – Молли вскочила и торопливо присела в реверансе. – Как я рада снова вас видеть!

– Я тоже, Молли. – сказала Селия. – Хотя тебя трудно узнать: ты так выросла.

Молли улыбнулась. Ее белокурые волосы были аккуратно уложены, лицо удлинилось, его черты стали точеными, как у матери. Руки девочки были измазаны в краске.

Заметив взгляд Селии, Молли покраснела и спрятала руки за спину.

– Извините, – сказал она. – Я рисовала.

– Можно взглянуть?

Молли кивнула, и Селия подошла ближе, чтобы посмотреть рисунок. На рисунке был изображен тюльпан.

– Красиво, – сказала Селия.

– Благодарю вас. – Молли принесла папку. – Здесь мои рисунки. – Мы с мистером Григгзом сейчас проходим садовые растения.

– Ты молодец, – сказала Селия, пораженная скорее не мастерством, а редкими для девятилетней девочки терпением и усидчивостью, без которых невозможно било рисовать с натуры.

Молли просияла:

– Благодарю вас, мэм.

Селия положила папку на стол.

– Называй меня тетя Селия, как и раньше.

– С радостью, тетя Селия.

– Ваша милость, вам пора к мисс Престон на урок верховой езды, – сказала молодая женщина, видимо гувернантка.

Ханна посмотрела на Молли:

– Если хочешь, после урока можешь присоединиться к нам. Мы будем пить чай.

– Спасибо, с удовольствием. – Молли приветливо улыбнулась Селии. – До встречи. – И отправилась переодеваться для урока верховой езды.

– Она совсем большая, – сказала Селия.

– О да. А еще считает себя всезнайкой. У нее на любой вопрос готов ответ, о котором она не замедлит нам сообщить. Твоя мать говорит, что она подражает манере поведения Маркуса. Едва, ли это хорошо для девочки ее возраста.

– А где Маркус? Он придет?

По какой-то непонятной для нее самой причине Селия не спешила встретиться с братом. У нее было какое-то дурное предчувствие. Она не забыла, что Маркус нехотя дал согласие на брак Селии, потому что считал, что Селии нужно лучше узнать характер Берти и подойти к этому вопросу более здраво. Селия знала, что Маркус не станет говорить с ней на данную тему, но понимала, что он этого не забыл.

– Он скоро вернется. Я пригласила Вивиан и Дэвида к нам на ужин. Надеюсь, это не слишком утомительно для тебя?

– Нисколько, – заверила ее Селия.

Может быть, в тесном семейном кругу она воспрянет духом и снова почувствует себя дома.


Но надежды Селии не оправдались. Дэвид в порыве братских чувств обнял ее, чуть не свалив с ног. Вивиан, которая раньше казалась Селии настороженной и сдержанной, теперь почти совсем вписалась в семью, хотя до сих пор держалась с Розалиндой довольно официально. Платье Вивиан не скрывало ее округлившийся живот. Маркус принял Селию также сердечно, как и Дэвид. Однако Селия опасалась, что от проницательного взгляда Маркуса не укроется то, что мог проглядеть Дэвид. Но, как она и предполагала, Маркус не сказал об этом ни слова.

– За Селию! – произнес Дэвид тост за ужином. – Как замечательно, что ты снова в Лондоне. – Вслед за Дэвидом все подняли бокалы.

Селия смущенно улыбнулась:

– Я тоже счастлива видеть вас.

Селия слушала, как обсуждают события, о которых она не имела ни малейшего представления, называя незнакомые ей имена. Наконец она спросила:

– Дэвид, твой друг мистер Перси в Лондоне в этом сезоне?

– Перси? Думаю, да.

– Он женился на моей подруге Джейн Мелвилл, – объяснила Селия. – Мне хотелось бы с ней встретиться.

– Э-э… хорошо. – Дэвид откашлялся. – Полагаю, ты с ними увидишься.

Селия улыбнулась и кивнула. На секунду воцарилось молчание, затем Дэвид сменил тему беседы. До конца ужина Селия не поднимала глаз от тарелки. Она чувствовала себя потерянной.

В гостиной все обстояло еще хуже, чем в столовой. Дэвид сел рядом с женой на маленький диванчик и обнял ее. Детям разрешили войти и пожелать всем спокойной ночи, после чего Маркус и Ханна повели их в детскую. Кроха Эдвард весело махал ручонками, сидя на руках у матери, а Томас подпрыгивал на плечах отца. Молли следовала за ними.

Несмотря на то что женитьба ее обоих братьев была сопряжена со скандалами и сплетнями, в итоге они были счастливы в браке. Только Селия, у которой была самая красивая свадьба в сезоне, выйдя замуж за самого подходящего, респектабельного джентльмена, была несчастна. Мгновение Селия недоумевала, почему у нее все так вышло. Если бы она совершила какое-нибудь сумасбродство вроде побега с актером или бегства в Шотландию, могло ли все выйти по-другому, лучше?

– Ну вот. – Ее мать с улыбкой села рядом с ней, и Селия очнулась от своих грустных мыслей. – Я подумала о твоем гардеробе, и мадам Леско будет здесь.

Селия удивленно взглянула на мать и нахмурилась:

– Мама, я… У меня нет пока настроения выезжать в свет.

– Конечно, – с готовностью кивнула мать. – Но согласись, дорогая, тебе пора отказаться от траурной одежды. С тех пор как ты покинула Лондон, мода сильно изменилась.

Селия вздохнула. Может быть, мать права. Надо снять траурное платье – возможно, тогда она избавится от уныния.

– Мода, разумеется, не стоит на месте.

Розалинда обрадовалась:

– Господи, как же я соскучилась по тебе, Селия! Какое счастье для матери, когда ее дочь – рядом с ней.

Селия не нашлась что сказать. А счастлива ли дочь, когда рядом – мать? В настоящий момент от общения с родными Селии стало только хуже. Она пребывала в смятении, ощущала себя среди них белой вороной. У нее не было ощущения, что она вернулась домой. Она чувствовала себя неприкаянной, словно у нее вообще не было дома. Словно нет места на свете, где она может найти душевный покой. Эксетер-Хаус – дом Маркуса и Ханны, а не ее. Дэвид и Вивиан счастливы. А Розалинда, судя по всему, вбила себе в голову, что сможет снова сделать Селию счастливой. Что они будут ходить вместе по магазинам, болтать без умолку о пустяках и вести себя так, как когда-то.

Селия разглядывала гостиную, словно никогда раньше здесь не бывала.

«Я здесь чужая», – думала она.

Селии не хотелось разговаривать с матерью, это было выше ее сил. Сославшись на усталость, она отправилась в свою комнату.

Глава 5

Селия рано легла спать и на следующее утро рано проснулась. Она все еще жила по деревенскому распорядку дня. Когда пришла горничная, Селия сказала, что будет завтракать внизу. То ли вознамерилась во что бы то ни стало сблизиться с родными, то ли ей хотелось убежать от мучительных воспоминаний о прошлом, которые преследовали ее в этой комнате. Селия оделась и спустилась вниз.

Дверь в комнату для завтрака была открыта. Услышав голос матери. Селия заставила себя приветливо улыбнуться.

Ее внимание привлек обрывок разговора, происходившего в комнате. Она прислушалась и замедлила шага.

– Но счастлива ли Селия? – с тревогой в голосе спросила Ханна.

Селия замерла, ожидая, что ответит мать. Селия и сама не знала, счастлива ли она. Она не так уж несчастна. Но это не значит, что она счастлива.

– Меня беспокоит ее состояние, – ответила Розалинда. – Она замкнулась в себе.

– Селия потеряла мужа, – напомнила Ханна. – Ей нужно время, чтобы смириться с постигшим ее горем…

– Нет, – перебила ее Розалинда. – Дело не в этом.

– Тогда в чем же?

Мать едва слышно ответила:

– По-моему, она давно несчастна.

– А как же ее письма? – помолчав, возразила Ханна. – В них она и словом не обмолвилась ни о чем подобном.

Розалинда вздохнула:

– Не могу себе простить, что раньше этого не заметила. Она никогда не писала ни об ужасной погоде в Камберленде, ни о Кенлингтон-Эбби – старом доме, который не ремонтировался со времен королевы Елизаветы, ни о причудах старика Лансборо. При том, что я очень люблю своего мужа, изредка я на него все-таки злилась Что же касается Селии, мне казалось. Бертрам не давал ей повода на него сердиться.

– Это означало, что они идеально подходили друг другу и жили очень дружно.

Селия закрыла паза. Она долго лгала своей родне в письмах – мол, все у нее хорошо и она счастлива, в то время как была глубоко несчастна.

– Мне следовало об этом догадаться, на то я и мать! Я должна была это сердцем почувствовать.

– Не будь слишком строга к себе, Розалинда. Нам нужно было приложить больше усилий, чтобы вытащить ее в Лондон. Вне всяких сомнений, Лансборо сдался бы, если бы Маркус стал настаивать. Нам следовало ее навестить. В этом есть и доля нашей вины.

Мысли Селии лихорадочно метались. Боже мой, да разве поймешь теперь, кто виноват в том, что случилось с Берти? Она сама? Лорд Лансборо, который держал их в Камберленде, когда было ясно, что Берти не по душе жизнь в глуши? Или ее родные? Она отговаривала их, когда они хотели приехать к ней в гости, – пусть думают, будто она счастлива. Так что она сама во всем виновата.

У Селии пропал аппетит. Она поднялась и вышла в сад. Может быть, вернуться в Камберленд, с тоской подумала она, идя по тропинке среди роз, которые недавно зацвели. В Лондоне она чувствует себя потерянной и одинокой, всячески избегает родных. А что печальнее всего – Селия не знает, как себе помочь. Селия опустилась на скамейку и погрузилась в размышления.

За все эти месяцы, которые прошли после смерти мужа, Селия старалась проанализировать свою жизнь. Ей всего двадцать два. Она не может всю оставшуюся жизнь провести в трауре, в одиночестве! Когда приехала мать и объявила, что увезет Селию в Лондон, лорд Лансборо пытался возражать. Если Селия уедет, он – старый и больной – останется совершенно один. Селии жаль было лорда Лансборо, и она цеплялась душой за привычный уклад жизни в Кенлингтон-Эбби. За четыре года, проведенные здесь, она успела привыкнуть к тишине и покою, к размеренному, неторопливому ритму деревенской жизни.

Лондон с его суетой потерял для нее былую притягательность. Селия опасалась, что в Лондоне не сможет избавиться от воспоминаний о своем первом и единственном светском сезоне, проведенном в Лондоне, когда Берти буквально ворвался в ее жизнь с букетами цветов и пышными сонетами, ослепив ее своим великолепием. Он так пылко, так изысканно и романтично ухаживал за ней! Селия не успела оглянуться, как он сделал ей предложение.

Селии потребовалось два года, чтобы осознать, что ее любовь к Берти была лишь сном. Селия всегда верила в любовь с первого взгляда. Поэтому ее нисколько не смущал тот факт, что она была знакома с Берти всего два месяца, прежде чем они поженились. Ей в голову не приходило, что два месяца – достаточный срок для того, чтобы влюбиться. Но мал для того, чтобы как следует узнать друг друга.

Только сейчас Селия осознала, что слышала смех Берти лишь в веселых компаниях. С Селией ему было неинтересно, скучно. Он жаждал развлечений. Предпочитал тихому вечеру в семейном кругу с женой веселую попойку в обществе незнакомых людей в местном пивном пабе. Несмотря ни на что, Селия старалась быть ему хорошей женой. Но ее чувства к нему постепенно угасли. Значит, она никогда не любила его по-настоящему.

В этом и заключается ее вина. Никто не заставлял ее выходить замуж за Берти. Она сама выбрала его, и пути назад не было.

Отец Берти потребовал, чтобы молодожены поселились в деревне в ожидании появления наследника – это лишь усугубило положение дел. Быть может, в богатом Лондоне они с Берти сберегли бы свою любовь. Не заметили бы, что не подходят друг другу. Или закрыли бы на это глаза. Селия уставала от Берти, а он считал ее слишком скучной. Вскоре стало ясно, что ребенка у них не будет, однако лорд Лансборо настаивал на том, чтобы Селия с Берти оставались в Камберленде. А поскольку средствами распоряжался он, им ничего другого не оставалось, как подчиниться.

Селия задумалась о том, знал ли лорд Лансборо истинную натуру своего сына. Возможно, он полагал, что, заставляя Берти жить в Кенлингтоне, он со временем преодолеет стремление сына к развлечениям и любовь к светскому блеску. Старого Лансборо удручало, что Берти не проявлял интереса к ведению дел в усадьбе. Тем не менее Селия не могла не заметить, что лорд Лансборо был в высшей степени щепетилен и даже придирчив во всем, что касалось хозяйства. В тех редких случаях, когда Берти что-то делал, лорд Лансборо имел обыкновение бранить его за допущенные недочеты. И Берти оказался прав, придя к выводу, что отцу невозможно угодить.

Рассуждения Селии ни к чему не привели. Она знала, что лорд Лансборо донимал Берти разговорами о необходимости как можно быстрее произвести на свет наследника. Может быть, поэтому Берти в конечном счете потерял интерес к занятиям любовью со своей женой. Селия надеялась, что причиной этого была не она сама. Остывающие чувства не добавляли им обоим любовного пыла. А после скандального случая в Йорке Берти больше ни разу не делил с Селией брачное ложе.

Селия сидела в саду и размышляла о жизни, когда ее разыскала ее мать Розалинда.

– Так вот ты где! – воскликнула она и сердечно обняла ее, прижавшись щекой к ее щеке. – Ты не спустилась к завтраку, а Агнес сказала, что не приносила тебе поднос с едой. Ты не заболела?

– Нет, мама. – Селия попыталась улыбнуться. – Просто я еще не пришла в себя после поездки.

Мать пристально посмотрела на Селию:

– Тебе нужно больше есть, милая. Ты очень похудела. Хочешь, я прикажу кухарке испечь пирожки с черной смородиной?

– Не надо, мама.

– Тогда пшеничные лепешки? Пышки? Может, хочешь клубники со сливками?

– Нет, мама, – твердила Селия.

Розалинда нахмурилась, но не стала настаивать.

– Чем бы тебе хотелось заняться сегодня? Я послала за мадам Леско. Но может быть, тебе больше хочется пойти на прогулку? И наверное, ты горишь желанием скорее встретиться с подругами.

Селия вздохнула. Положа руку на сердце, ее ничто не привлекало.

– Не знаю, мама. Я просто сидела здесь и любовалась садом. – Розалинда кусала губы, что выдавало ее тревогу. Селии было неловко, что она причиняет матери такое беспокойство. – Может быть, съездим попозже покататься? – предложила она.

Розалинда просияла от радости.

– Да, конечно, съездим! – Она пожала Селии руку. – После полудня я закажу экипаж. – Она колебалась. – Значит, сказать мадам Леско, чтобы не приезжала?

Селия вздохнула. Ей не хотелось, чтобы с нее сейчас снимали мерки, но ей в самом деле нужна была новая одежда.

– Нет, пусть приедет.

Мать с облегчением вздохнула.

– Я скажу ей, чтобы не задерживала тебя, – широко улыбнувшись, пообещала Розалинда. – Мы не хотим тебя утомлять.

Селия горько усмехнулась. Как можно утомиться, ничего не делая? Селия никак не могла понять, почему потеряла интерес ко всему окружающему. Надо чем-нибудь заняться. Нельзя бездельничать.

– Пойдем в дом. Позавтракаешь. Или хотя бы выпьешь чашку чая, – предложила Розалинда.

Селия тяжело вздохнула. Есть ей не хотелось.

– Попозже. Я посижу здесь еще немного. Сад в Кенлингтоне не был так красив, как наш. Я соскучилась по нашему прелестному саду.

Розалинда огорчилась, но вида не подала и молча кивнула. Ласково погладив Селию по щеке, она вернулась в дом.

Селия закрыла глаза и подставила лицо теплому утреннему солнцу. Как все же хорошо, что она в Лондоне подумала Селия. В это время дня в Камберленде еще прохладно. А сад Эксетеров она и впрямь любила. Селия помнила, как в детстве играла здесь в прятки с отцом, у фонтана. Ей было восемь лет, когда отец умер, и Селия помнила его весьма смутно. Он не слишком часто играл с детьми. Тот день был редким исключением. Хотя Селия не помнила черты его лица, в ее памяти он был той силой, которая заставляла все крутиться в доме. Слуги сновали по дому, а вокруг все гудело, как пчелиный улей.

Похож ли на отца Маркус, Селия не знала: она не могла себе представить, чтобы отец нес на плечах ребенка.

Послышались шаги, и Селия очнулась. Открыв глаза, она увидела Молли, которая, заметив ее, собиралась улизнуть. Селия искренне обрадовалась племяннице.

– Молли, не уходи.

Молли вернулась.

– Я не хотела вас беспокоить, – сказала Молли. – У вас на лице была такая безмятежность.

Селия улыбнулась:

– Я просто нежилась на солнышке. На юге солнце гораздо теплее.

Девочка подошла ближе.

– Правда? Что это за край – Камберленд?

Селия поморщилась:

– Там холодно и мрачно. Но в этом есть своеобразная красота. Посиди со мной.

Молли села. В руках у нее была папка для рисования.

– Мне велели найти новые цветы для рисования с натуры, – объяснила она. – Мне кажется, мистер Григгз знает все на свете о растениях в нашем саду.

– У тебя здорово получается.

Молли вздохнула:

– Благодарю вас. Но будь моя воля, я не стала бы сегодня рисовать.

– Почему?

– Я бы лучше отправилась на прогулку верхом. Два раза в неделю приходит мистер Бичем и дает мне уроки верховой езды. Он превосходный наездник. Умеет выполнять на лошади множество трюков, как настоящий циркач. Я хотела, чтобы он приходил три раза в неделю, но мама не разрешила, сказала, что я должна обучаться танцам.

Судя по выражению лица Молли, девочка была недовольна.

– Танцы тебе понравятся.

– Возможно. А вот французский мне не понравится никогда.

Селия едва сдержала смех.

– Интересы меняются. Раньше тебе нравилось ловить головастиков в пруду.

Молли виновато опустила глаза.

– Теперь мама не разрешает мне ходить на пруд. Говорит, барышням не следует туда ходить, только мальчикам.

– Ты рада, что у тебя есть младшие братья?

Молли поморщилась:

– Они ужасно надоедливые. Малютка Эдвард очень мил, но Томас – настоящий сорвиголова. Он не слушается гувернантку и постоянно бегает за мной. Хватает все подряд. Один раз пролил чернила на мои рисунки!

– Знаешь, я всегда мечтала о сестренке. – Селия грустно улыбнулась. – Сколько себя помню, мне было очень одиноко одной. Когда твоя мама вышла замуж за моего брата, я была очень довольна. У меня словно появились две сестры: твоя мама и ты.

Молли робко подняла на нее глаза:

– Правда? Я не была для всех источником беспокойства?

Селия покачала головой:

– Разумеется, нет. Наоборот.

Молли расплылась в улыбке:

– Я так рада это слышать. – Она склонила голову набок и после паузы сказала: – Наверное, с мальчиками все по-другому. Иногда я слышу, как папа рассказывает маме о дяде Рисе, и, судя по всему, он был еще хуже Томаса.

– Ну да, моя мама не знала Дэвида, пока ему не исполнилось десять лет, – сказала Селия. – Уверена, что он задавал всем жару. Куда Томасу до него!

– Значит, со временем Томас будет еще хуже. – Молли тяжело вздохнула, и на этот раз Селия прыснула.

Она уже забыла, когда в последний раз смеялась. Селия подумала, что впредь ей следует проводить с Молли как можно больше времени. Только с этой девочкой она чувствовала себя легко и непринужденно.

– Давай сходим на пруд, – предложила Селия.

У Молли заблестели глаза.

– Давайте.

– Может быть, поймаем пару лягушек, – добавила Селия, хотя не имела ни малейшего понятия, как их ловят.

– Для… Томаса? – удивилась Молли.

– Совершенно верно. Должен же кто-нибудь научить его этому, чтобы потом он смог изводить учителей?! – улыбнулась Селия, а Молли хитро хихикнула.

– Пойдемте же! – Молли спрятала альбом для рисования под скамейку, и они вместе с Селией отправились на пруд.


– Красивые ноги.

– И прелестный рот: губы такие мягкие и приятные.

– Гм… А какова она в деле?

Вместо ответа Дэвид Рис подозвал лошадь, и она послушно подошла к нему. Ее седок спешился.

– Мистер Хэмилтон желает прокатиться, Саймон.

Молодой человек кивнул и протянул Энтони поводья высокой гнедой кобылы.

– Она не идет, а летит.

Энтони сел на лошадь. Кобыла была необыкновенно хороша – красивая, чистокровная, отлично выдрессированная. Молодой главный конюх мистер Бичем превращал отличных коней Дэвида в поистине эксклюзивных.

Энтони не стал бы приобретать кобылу для того, чтобы самому кататься на ней, но Дэвид его уговорил. Он сказал, что это самая лучшая лошадь из всех, которые у него были: ласковая, но горячая, изящная, но сильная, к тому же не пугливая. Энтони пустил лошадь по кругу. У нее и впрямь была легкая поступь. С разрешения Дэвида Энтони вывел кобылу из загона. Он внимательно наблюдал за ней, но не находил ни единого недостатка. Когда они добрались до парка, Энтони ослабил поводья, и ее рысь сменилась галопом. Лошадь чутко отзывалась на каждое прикосновение и мгновенно выполняла все команды седока.

Вернувшись, Энтони спрыгнул с лошади.

– Мистер Бичем, вы великолепно выдрессировали лошадь.

Глаза у молодого человека заблестели от гордости.

– Благодарю вас, сэр.

– Рис, мне трудно устоять перед таким искушением. Эта кобыла точь-в-точь такая, как ты мне ее описывал. Твои похвалы не преувеличение. Мне не остается ничего другого, как ее купить.

Дэвид победно улыбнулся. Он три года уговаривал Энтони купить у него какую-нибудь лошадь.

– Превосходно. Я так и знал, что сумею тебе угодить. Саймон, отведи кобылу домой. Мы с мистером Хэмилтоном сделаем необходимые приготовления.

– Да, сэр.

Мистер Бичем снова взял поводья и погладил лошадиную морду. Вскочив в седло, он ускакал, а Энтони повел приятеля к своему дому.

– У тебя отличный конюх, – заметил Хэмилтон.

Дэвид довольно улыбнулся:

– Ты тоже так считаешь? Это не конюх, а подарок судьбы. Представляешь, а Вивиан хотела, чтобы мальчишка стал мясником.

Энтони удивленно поднял бровь:

– Мясником? Тогда он зарыл бы свой талант в землю. Может быть, я переманю его к себе.

Дэвид фыркнул:

– Ничего у тебя не получится. Из родни у него – всего одна сестра, и я выдал ее замуж. Теперь он все равно что член моей семьи, и он мой главный конюх. Так что извини, старик.

Энтони рассмеялся. Они вошли в дом, и Энтони провел приятеля через холл в библиотеку. Он предпочитал работать здесь, а не в кабинете. Библиотека была просторным, светлым помещением с высокими окнами, между которыми были расположены полки с книгами. На самом деле два года назад он купил этот дом потому, что ему понравилась в нем библиотека.

– Хочешь кофе? – спросил Энтони гостя.

Было еще слишком рано для напитков покрепче.

– Спасибо.

Энтони распорядился насчет кофе, и, когда слуга его принес, они с Дэвидом договорились о цене на кобылу.

– Иметь с тобой дело – одно удовольствие, – сказал Дэвид, беря чашку.

Энтони отмахнулся.

– Мне тоже очень приятно.

– Завтра Саймон приведет ее тебе. – Энтони кивнул и глотнул кофе. – Сейчас – самый подходящий момент, чтобы передать ее в твое распоряжение, – продолжал Дэвид. – Скоро все мы уезжаем в деревню. И мне не хотелось бы оставлять ее в городе.

– Вы снова возвращаетесь в Блессинг-Хилл? – спросил Энтони, имея в виду деревенскую ферму, где Дэвид разводил и выращивал лошадей.

Приятель покачал головой:

– Нет, в Эйнсли-Парк.

– А-а-а, фамильное имение. В деревне сейчас хорошо. Я собирался съездить посмотреть новую железную дорогу, которую Пейс построил в Дареме, но он поспешил от меня отделаться.

– Тогда поедем в Кент.

Энтони откинулся на стуле.

– Это еще зачем?

– Мачеха устраивает там домашнюю вечеринку.

– Едва ли она мне обрадуется, – криво усмехнулся Энтони. – Но все равно спасибо за приглашение.

– Вечеринку устраивают в честь Селии, – сказал Дэвид. – Точнее, ради ее блага. Знаешь, Селия вернулась в Лондон, и мы с трудом узнали ее, когда она приехала. – Энтони замер. – Бертрам оказался не муж, а одно недоразумение. Впрочем, не могу сказать, что я сильно удивлен.

– Все считали их самой лучшей парой сезона, – пробормотал Энтони, не поднимая глаз. – По всему было видно, что это брак по любви. Селия казалась такой счастливой.

– Но вскоре почувствовала себя несчастной. Ее мужу, этому прохвосту, быстро наскучила жизнь в Камберленде. Мне трудно винить его за это, но я никогда не видел свою сестру такой подавленной. – Дэвид поднялся. – Она выглядела потерянной и несчастной. Розалинда поехала и пригласила в Эйнсли-Парк ее подруг. На месяц. Она решила сделать все, чтобы подбодрить Селию.

– Ты опасаешься, что вечеринка с участием ее подруг не поднимет ей настроения?

– Ты всегда ей нравился, – сказал Дэвид. – Уверен, ей гораздо приятнее будет увидеть тебя, чем дюжину сплетниц, сующих нос не в свои дела. Ей придется удовлетворять любопытство всех, кто желает знать, в чем именно Бертрам проявил свою несостоятельность как супруг. Вряд ли это может помочь ей зализать старые раны.

– Я не хочу навязывать свое общество леди Бертрам, когда она скорбит по усопшему мужу, – возразил Энтони.

Ему совсем не хотелось увидеть Селию печальной, в трауре. Наблюдать, как беззащитная, ранимая Селия убита горем.

– Кому-то же надо это сделать, – сказал Дэвид. – Она больше года предается скорби. Ее необходимо вывести из этого состояния, иначе она погибнет.

Энтони колебался.

– Я не получил приглашения.

– Ты получил его только что из моих уст. По сути дела, это слезная просьба к тебе с моей стороны. Я сойду с ума в деревне, если рядом не будет ни одной дружеской физиономии. – Энтони с обидой посмотрел на приятеля. Дэвид рассмеялся: – Ладно-ладно, завтра у тебя будет письменное приглашение, но если ты не примешь его, я сочту себя оскорбленным.

– Когда я его получу, то подумаю, стоит ли ехать, – уклончиво ответил Энтони.

– Рассматривай это как насущную необходимость помочь старому другу. – Не дожидаясь ответа, Дэвид удалился.

Энтони вздохнул. Он понимал, что ему не следует ехать в Кент. У него дела в Лондоне. Какой смысл ехать в Кент на один день, тем более на целый месяц. Леди Бертрам, возможно, не желает его видеть – если она так подавлена, как рассказывает Дэвид. Дэвид всегда был склонен преувеличивать факты, когда это его устраивало. Любая вдова, потерявшая недавно супруга, будет унылой и подавленной. А вдовствующая герцогиня скорее согласится увидеть на своей вечеринке туземца с острова Пасхи, чем Энтони Хэмилтона, незаконного сына графа Линли.


Но в тот же день после обеда пришло приглашение. Его доставил лакей Эксетеров в роскошной ливрее. Энтони смотрел на аккуратные строчки, написанные герцогиней, и думал о том, что ему не следует ехать.

К сожалению, в ушах у него до сих пор звучали слова Дэвида: «Бертрам оказался не муж, а одно недоразумение… Она больше года предается скорби». Неужели и впрямь прошел год? Энтони вспомнил тот день, когда он услышал о смерти Бертрама. Разумеется, это имя сразу же привлекло внимание Энтони. Он хотел услышать хоть что-нибудь о вдове Бертрама: все ли с ней хорошо? Не захворала ли она, заразившись от мужа болезнью, которая свела его в могилу? Об этом никто ничего не знал, но Энтони все равно беспокоился о Селии. И вот теперь ему представилась возможность получить ответы на все волнующие его вопросы. Месяц в Кенте с вполне конкретной целью – поднять Селии дух, после того как она провела целый год в трауре.

Энтони поднялся. У него нет никаких причин даже думать об этой поездке. То, что он испытывал к Селии когда-то, было безрассудным увлечением, плодом его разыгравшегося воображения. Когда он справился с настигшим его разочарованием, то понял: что Бог ни делает, все к лучшему. Хорошо, что он не ухаживал за Селией, тем более не женился на ней. В тот год его финансовые дела ухудшились, и лишь благодаря паре рискованных сделок и нескольким займам он удержался на плаву. На следующий год корнуоллские оловянные рудники пережили экономический подъем, и большую часть года Энтони провел в Корнуолле. Он не смог бы уделять столько времени рудникам, если бы у него была жена, особенно такая, как Селия. Правда, в этом случае он не был бы доведен до банкротства, у него не было бы проблем с деньгами. Он мог бы нанять кого-нибудь, кто оберегал бы его интересы в Корнуолле. Энтони нелегко было думать о том, что было бы, женись он четыре года назад на Селии. Энтони тяжело вздохнул. Болван, сентиментальный болван. Как глупо сохнуть по женщине, которую он не видел четыре года, которая уже наверняка о нем забыла.

Нет, ему точно не следует ехать в Кент.

Глава 6

Следующие две недели прошли как в тумане. Мать ни с того ни с сего объявила, что устраивает домашнюю вечеринку в Эйнсли-Парке. Ханна с такой готовностью поддержала ее план, что Селия стала подозревать, что они задумали это ради нее. Маркус тоже одобрил этот замысел, что еще больше подтвердило подозрения Селии. Она понимала, что родные делают это из лучших побуждений, поэтому ничего не сказала и позволила вовлечь себя в приготовления.

Вопреки своему обещанию не слишком утомлять Селию Розалинда, похоже, не могла удержаться и заказала дочери полностью обновленный гардероб. Судя по всему, она заплатила мадам Леско целое состояние, потому что каждый день, и даже дважды, в день, от портнихи присылали большие коробки. Селии, привыкшей к неизменному черному цвету, яркие краски новых нарядов казались странными и неуместными. С огромным волнением и душевным трепетом она отложила в сторону траурную одежду. Селия привыкла использовать траур как надежный щит, без него она чувствовала себя совершенно голой, но понимала, что пришло время расстаться с трауром.

Селия не знала, кого именно ее мать пригласила в гости, пока ей не стали приходить письма. Старые друзья, люди, которых Селия с трудом могла вспомнить, и те, от которых много лет Селия не имела никаких вестей, радовались ее возвращению в Лондон и выражали соболезнование по поводу кончины Берти. Но только Джейн Перси подняла ей настроение.

Селия по-прежнему не чувствовала себя раскованно в кругу семьи и часто ловила на себе тревожный взгляд матери. Одна только Молли не смотрела на нее как на ненормальную, поэтому Селия старалась проводить с ней как можно больше времени.

Прибыв в Эйнсли-Парк, они выяснили, что там все вымыто и начищено до блеска, готово для приема гостей, которые начали съезжаться уже на следующий день после того, как туда приехала вся семья. Следом за Луизой Уизерспун – а теперь леди Элтон – с супругом появились Джейн и мистер Перси. Леди Трокмортон, крестная Селии, привезла двух своих старших дочерей, Китти и Дафну. Принял приглашение и лорд Сноуден, чьи земли граничили с владениями Эксетеров. Селия с ужасом и изумлением смотрела, как каждый час прибывают все новые и новые гости.

Решив, что мать и Ханна займутся гостями, Селия незаметно выскользнула из дома. Как ни приятно ей было снова увидеться с некоторыми друзьями, Селия почувствовала, что задыхается. Как, скажите на милость, ей отвечать на простой и логичный вопрос: «Как ты поживала все эти годы, дорогая?»

Вдали показался еще один экипаж. Вот он уже катился по лужайке, а затем – по выложенной гравием дорожке перед домом. Селия остановилась. О Господи, еще кто-то приехал…

Повинуясь порыву, Селия повернулась и направилась прочь, зайдя за угол дома. Она понимала, что это невежливо, но приветствовать новых гостей было выше ее сил. Низко опустив голову, Селия пошла по проторенной тропке в лес, который начинался за конюшней. В детстве лес часто служил ей убежищем, и она была рада снова воспользоваться проверенным способом для побега.

Занятая своими мыслями, Селия чуть не наткнулась на человека, который вырос как из-под земли.

– Ой! – воскликнула она и резко остановилась.

Он тоже остановился.

– Здравствуйте, леди Селия, – сказал он, – извините, леди Бертрам. – Он учтиво поклонился.

Одно мгновение Селия просто смотрела на него в оцепенении. О Господи! Да это же мистер Хэмилтон! Как давно она его не видела! Он совсем не изменился. Она могла бы узнать его даже по голосу. Он по привычке обратился к ней «леди Селия» – удивленно и радостно. Так же, как звал ее раньше. И как он сразу же после этого назвал ее «леди Бертрам» – так тихо и печально, словно давая понять, что соболезнует ее горю. И это новое в его устах обращение напомнило Селии, что она теперь не прежняя резвая девочка, а вдова Берти.

– Здравствуйте, мистер Хэмилтон, – придя наконец в себя, пробормотала Селия и присела в торопливом реверансе.

Было непривычно соблюдать все эти церемонии в общении с Энтони Хэмилтоном, но они не виделись целых четыре года и были сейчас друг другу практически чужими.

Энтони не был готов к встрече с Селией. Он был застигнут врасплох ее неожиданным появлением. Сработала привычка, и он обратился к ней так, как привык ее называть за долгие годы знакомства. И только потом спохватился: разумеется, она больше не леди Селия, а он для нее – посторонний человек.

Энтони понимал, что должен отвернуться, отвести от нее взгляд, но не мог. Селия была похожа на тень. Ее когда-то живые и блестящие голубые глаза были печальны. Золотистые непокорные локоны убраны и уложены в по-монашески строгий пучок. До момента встречи с Селией Энтони говорил себе, что ему не о чем сожалеть – он не может сокрушаться из-за потери того, чего у него никогда не было. Но сейчас, когда Селия стояла перед ним, глядя на него удивленно своими прекрасными глазами, он не мог проронить ни слова. Он остолбенел, не мог даже пошевелиться. Убедив себя заранее в том, что готов к встрече с Селией, Энтони был потрясен тем, как сильно он заблуждался.

– Я как раз собирался заняться своей лошадью, – сказал Энтони, когда понял, что пауза затянулась. – Я только что приобрел ее у вашего брата.

– О! Ну да, конечно. – У нее порозовели щеки. Энтони видел, что она немного разволновалась. – А я просто… – «сбежала, чтобы не встречать новых гостей», – мелькнуло у нее в голове, а вслух она произнесла: – Вышла немного прогуляться. – Поняв, что придумала не слишком удачную отговорку, Селия стала нервно кусать губы.

Она совсем пала духом.

– Я жду приезда моего камердинера, – продолжал Энтони, пытаясь прервать неловкое молчание и помочь преодолеть ее смущение. – Я отправил его с моим багажом в экипаже. Камердинер заявил, что не годится приезжать на одной лошади, сказал, что нужно выслать экипаж. Только в этом случае он поедет и будет выполнять обязанности камердинера. А экипаж должен быть на рессорах, чтобы его не слишком сильно трясло в дороге.

У Селии приподнялись уголки рта, но это едва ли можно было назвать улыбкой.

– Вами до сих пор манипулируют ваши слуги?

Энтони тяжело вздохнул:

– Увы, да. На двери моего дома надо написать табличку: «Здесь живет простак».

Уголки ее рта еще сильнее приподнялись.

– Мне трудно в это поверить. Невозможно. Вряд ли кто-то смог бы вас одурачить, мистер Хэмилтон.

– Вы и представить себе не можете, какой я болван. – искренне проговорил Энтони.

Уголки ее губ снова опустились.

– Уверена, что это не так. – Поколебавшись, Селия добавила: – Рада снова вас видеть.

– Я тоже очень рад видеть вас. – «Лучше сказать и разом покончить со всем этим». – Я сокрушался, узнав о том, какую потерю вам пришлось пережить.

Лицо Селии приняло печальное выражение. Она опустила глаза и едва слышно проговорила:

– Благодарю вас.

Минуту оба стояли и молчали, не сводя друг с друга глаз. Наконец Энтони почувствовал, что надо что-то сказать, хотя, будь его воля, он бы стоял и смотрел на Селию.

– Ваш брат… – начал он как раз в тот момент, когда Селия пролепетала: «Не хочу…»

Они заговорили разом и одновременно замолчали.

– Извините, вы что-то хотели сказать? – спросил Энтони.

– Не хочу вас задерживать, – произнесла она. – Наверное, вы желаете переодеться или отдохнуть с дороги.

– Да, конечно, – нехотя согласился он, видя, что Селия хочет поскорее его оставить. – Был очень рад, миледи.

Селия немного оживилась.

– Я тоже. – Она присела в реверансе. – До ужина, мистер Хэмилтон.

– До ужина, – с поклоном произнес он.

Селия пошла по тропинке дальше, а Энтони оглянулся. Когда она повернула за конюшню и исчезла из виду, он продолжил свой путь.


Франклин, камердинер Энтони, прибыл и привез багаж. Энтони встретил его в доме как раз в тот момент, когда дворецкий Эксетеров показывал лакеям, куда отнести чемодан. Увидев Энтони, Франклин проговорил с поклоном:

– Добро пожаловать в Эйнсли-Парк, сэр.

Дворецкий Эксетеров тоже поклонился:

– Его светлость приветствует вас и приглашает пройти в вашу комнату либо осмотреть усадьбу. Герцог немного задерживается, но, если вам что-то понадобится, позвоните.

– Благодарю вас. – Энтони наклонил голову.

Дворецкий Эксетеров снова поклонился и отвел его в просторную, хорошо обставленную спальню на втором этаже. Чемодан Энтони стоял уже здесь.

После того как дворецкий вышел, Энтони принялся осматривать комнату.

– Хорошо ли доехал?

– Хорошо, сэр. – Франклин открыл чемодан и стал распаковывать вещи.

Энтони выглянул в окно. Оно выходило на конюшню. Селии нигде не было видно. Видимо, она отправилась на прогулку в лес.

– Приготовить вам ванну, сэр? – спросил Франклин.

– Нет, – пробормотал Энтони, вглядываясь в даль и ища глазами Селию. – Пожалуй, прогуляюсь перед ужином. Приготовишь ванну, когда я вернусь.

– Как прикажете, сэр.

Энтони умылся и переоделся в костюм для верховой езды. Затем вышел из дома и направился в сторону конюшни. Селии не было видно поблизости. Хорошо, он увидится с ней за ужином, решил Энтони и направился к озеру. Неприлично преследовать женщину.


– Хэмилтон, Боже милостивый! Подожди! – окликнул его Дэвид Рис, когда Энтони был на полпути к озеру. Дэвид, запыхавшийся, с растрепанными волосами, подошел к нему. – Все-таки ты приехал, дружище! – сказал он, сердечно пожимая приятелю руку.

Энтони улыбнулся:

– Приехал.

– Наконец-то. – Дэвид зашагал рядом. – Дом полон гостей. – Энтони промолчал. Он не стал говорить, что до последнего момента сомневался, стоит ли ему принимать приглашение. Он и сам до сих пор не мог понять, что именно заставило его согласиться на эту авантюру. – Розалинда в своей стихии, – продолжал Дэвид. – Я рад тебя видеть. Честно говоря, думал, что ты откажешься.

– Ты велел мне приехать. – Энтони завел руки за спину и посмотрел на гладкую поверхность озера. – Практически приказал. Даже угрожал обидеться на меня.

Дэвид рассмеялся:

– Значит, ты испугался и приехал?

– Может быть, и так, – шутливым тоном ответил Энтони и добавил, понизив голос: – Я видел леди Бертрам. Мы встретились случайно на тропинке.

Дэвид сразу же посерьезнел:

– Ты уже видел ее? Хорошо. Когда гости все прибывали и прибывали, на нее тяжело было смотреть.

Энтони не хотелось говорить на эту тему.

– Она так подавленна. Совсем на себя не похожа.

Брат Селии покачал головой:

– А что я тебе говорил? Ты видел ее когда-нибудь такой? Теперь ты понял, что я имел в виду? Надеюсь, мачеха права, встреча с друзьями поднимет ей настроение. – Он похлопал Энтони по плечу. – Может быть, вернемся?

Энтони посмотрел вдаль.

– Нет, пойду прогуляюсь.

– Как хочешь. Увидимся за ужином. – Дэвид направился к дому, а Энтони продолжил прогулку.


Селия возвратилась в дом, когда уже надо было одеваться к ужину. Стоило ей подумать об ужине, как на душе у нее стало муторно. Гости наверняка будут смотреть на нее с любопытством, спрашивать о здоровье, интересоваться ее семейной жизнью.

– Не волнуйся, Агнес, – сказала Селия горничной, которая была в панике, что не успеет сделать хозяйке замысловатую прическу. – Просто причеши меня и заколи волосы – вот и все.

Агнес укоризненно покачала головой и выполнила приказание.

– А платье?

Посмотрев на платья, предложенные горничной, Селия выбрала темно-синее с белой атласной отделкой. Чем темнее, тем лучше, подумала она.

К тому времени, когда Селия спустилась в гостиную, почти все гости были уже в сборе.

– Наконец-то! – бросилась к ней Розалинда, когда Селия появилась в дверях, и, прижавшись щекой к ее щеке, окинула ее взглядом, сказав с нежностью: – Ты сегодня прелестна, дорогая. Синее тебе очень к лицу. Не то что черное. – Мать повела ее в гостиную. – Ты не со всеми знакома. – Они остановились возле высокого мужчины с грубоватыми чертами лица. – Лорд Уорфилд, разрешите представить вам мою дочь леди Бертрам.

Мужчина поклонился.

– Познакомиться с вами для меня огромное удовольствие, леди Бертрам, – пробасил он.

– А это его кузен мистер Эдвард Чилдресс.

Мистер Чилдресс, – красавец с тонкими чертами лица и темными волосами, поклонился.

– Как поживаете, леди Бертрам?

– Благодарю вас, – ответила Селия, как того требовали приличия.

Как она раньше не догадалась, почему мистер Чилдресс приглашен на ужин. Он не был ни ее другом, ни другом их семьи. Мать говорила, что Чилдресс – любимец общества, но Селия не придала значения ее словам. Селия почувствовала себя загнанной в угол! У нее больше не оставалось сомнений в том, что мистер Чилдресс приглашен в качестве претендента на ее руку. Селия решила сегодня же поговорить с матерью – раз и навсегда решить этот вопрос.

Но это было только начало. Дальше – больше. Холостых молодых людей было пятеро, не считая шестого джентльмена – мистера Уорфилда, старше Селии лет на двадцать. Дело кончилось тем, что даже присутствие их соседа, лорда Сноудена, вызвало у Селии опасения. Все господа были прекрасно воспитаны и любезны, но Седин не искала себе мужа. Те, с кем Селия искренне жаждала встретиться – ее подруги Джейн и Луиза, – терпеливо ждали, пока Розалинда по очереди знакомила Селию с холостяками, передавая бедняжку от одного к другому, как переходящий приз.

– Леди Бертрам! – подойдя к ним, сказала Джейн, когда мать Селии беседовала с последним претендентом – лордом Марбери. – Очень рада видеть тебя! – Джейн нежно обняла подругу. – Пойдем посидим немного, вспомним старые времена. Можно мне ненадолго похитить ее у вас, ваша милость? – Джейн ослепительно улыбнулась Розалинде, которой не оставалось ничего другого, как улыбнуться ей в ответ и кивнуть.

– Спасибо, – прошептала Селия, когда они с подругой отошли в сторону.

– У тебя был такой вид, словно ты шла на эшафот, – ответила Джейн. – Вряд ли с таким выражением лица ты сможешь привлечь к себе какого-нибудь мужчину.

– А мне это не нужно, – со вздохом сказала Селия, когда они расположились на маленьком диванчике. – Это мама преисполнена благих намерений.

– На то она и мать. – Джейн улыбнулась. – А что касается меня, я не устану ее благодарить за то, что пригласила нас всех. Эйнсли-Парк – самая красивая усадьба из всех, которые я когда-либо видела. Я была бы счастлива провести здесь месяц, а уж с тобой тем более. – Джейн раскрыла веер и наклонилась к Селии. – Сейчас ходит столько любопытных сплетен и слухов, что я просто не знаю, с чего начать!

– Расскажи лучше о себе, – попросила Селия. – Где мистер Перси?

Джейн поморщилась:

– Вне всяких сомнений, на конюшне. Сейчас Перси думает только о скачках. Уверена, что он согласился на поездку в Эйнсли-Парк лишь потому, что здесь – лорд Дэвид.

– Ах, – пробормотала Селия.

Она вспомнила о мистере Хэмилтоне. Он прибыл несколько часов назад, однако в гостиной его не было. Интересно, явится ли он на ужин?

В этот момент, по комнате пробежал шепоток, и Селия, подняв глаза, увидела Энтони в дверях – вместе с Дэвидом и мистером Перси. Селия была поражена тем, как он изменился. Четыре года назад у него была внешность, которая привлекала к нему людей. Как говорили о нем в одной сплетне, он был очаровательнее, чем может быть любой настолько же порочный, как он, мужчина. Селия помнила, каким откровенным и искренним был Энтони, она готова была чувствовать себя с ним так, словно ему можно рассказать обо всем на свете – и он при этом не будет над ней смеяться и не будет считать ее глупым, несмышленым ребенком. Даже когда он приобрел скандальную репутацию, казалось, люди все равно были не в состоянии его не замечать.

Сейчас мистер Хэмилтон казался еще более загадочным, еще более отрешенным, словно держался особняком от всех остальных. При оставшейся неизменной красоте в нем появилось что-то новое. Находясь под прицелом устремленных на него пристальных взглядов, Энтони Хэмилтон каким-то образом умудрялся вести себя так, словно он этого не замечает. Словно он один в этой комнате. Эта едва уловимая циничная усмешка у него на лице была Селии незнакома. Селия подумала, что Энтони Хэмилтон выглядит таким же холодным и равнодушным, какой она сама ощущает себя в глубине души.

– Боже милостивый, он выглядит таким же порочным, как и его репутация, – прикрываясь веером, сказала Джейн.

Селия оторвала взгляд от Энтони, который присоединился к лорду Уорфилду и некоторым другим джентльменам.

Джейн, напротив, рассматривала мистера Хэмилтона с нескрываемым любопытством. Четыре года назад он внушал Джейн страх, а теперь она буквально пожирает его глазами.

– Джейн, ты уставилась на него – это неприлично, – прошептала Селия.

– Не я одна. Все женщины не сводят с него глаз. Просто не верится, что он здесь.

Селия нахмурила брови.

– Полагаю, его пригласил Дэвид.

Селия слышала краем уха разговор Розалинды и Ханны. Розалинду не обрадовал приезд Хэмилтона.

– Ну что же, – лукаво глядя на Селию, проговорила Джейн, – остается лишь сказать лорду Дэвиду «спасибо».

По какой-то непонятной причине все это не понравилось Селии. Когда подруги отправились на ужин, она продолжала хмуриться. Мать усадила ее за стол рядом с графом Марбери. По другую сторону от Селии оказался мистер Пиктон-Льюис. Напротив Селии восседала леди Хилленби, урожденная Мэри Грин, вместе с мистером Чилдрессом, лордом Сноуденом и леди Трокмортон. Все были милы и очень вежливы, но даже титанические старания Ханны не смогли оживить вяло текущую беседу. На другом конце стола, где сидели Джейн и Луиза, было шумно, слышался смех и оживленный разговор. Время от времени бросая взгляд на другую сторону стола, Селия заметила, что главными весельчаками и балагурами были Дэвид и мистер Перси. Она сидела как на иголках, недоумевая, что могло показаться таким интересным и занимательным гостям на противоположном конце стола.

Мистер Хэмилтон сидел за столом рядом с Вивиан, женой Дэвида, они вели оживленный разговор. Мистер Хэмилтон улыбался Вивиан. Улыбка у него была прежней, по-настоящему искренней. Судя по выражению лица Вивиан, она наслаждалась прекрасным вечером. Чего не скажешь о Селии. Когда мистер Пиктон-Льюис спросил Селию о видах птиц, которые водятся в Камберленде, и предпринял попытку снова привлечь ее внимание, Селия незаметно вздохнула. Наверное, если бы Селия в той же степени увлекалась орнитологией, как мистер Пиктон-Льюис, этот разговор показался бы ей захватывающим, однако при существующем положении вещей Селия с трудом дождалась конца ужина.

После ужина дамы, предоставив джентльменам заниматься сугубо мужскими делами, на время покинули их и вернулись в гостиную. На этот раз Селия постаралась ускользнуть от матери и расположилась рядом с Джейн, Луизой и Мэри в тихом уголке гостиной. Это было именно то, чего она так долго и с таким нетерпением ждала – после стольких лет разлуки поговорить с подругами, отвести душу. Именно этого ей так не хватало в Камберленде – дружеского общения. Какое счастье, проведя целый год наедине с престарелым тестем, получить наконец возможность общаться с ровесницами.

Но беседа разочаровала Селию. Она надеялась услышать совсем другое.

Глава 7

– Боже правый! Я глазам своим не поверила, когда увидела, что он здесь, – с трудом сдерживая волнение, говорила Мэри.

– Это лорд Дэвид постарался, – со знанием дела заметила Джейн. – Они с Перси приятели.

– В самом деле. – Мэри и Луиза переглянулись.

– Неужели вы имеете в виду мистера Хэмилтона. – удивилась Селия.

– Кого же еще, Селия, дорогая, мы были потрясены, узнав, что он приехал. Он редко появляется в обществе.

– По крайней мере в приличном обществе, – перебила ее Джейн.

– О нем говорят такое… Но он сам виноват в том, что у него скандальная репутация. Он сам приложил к этому руку.

– О нем всегда невесть что болтали, но далеко не все соответствует действительности.

– Даже если хоть что-то из того, что о нем говорят, – правда, он порочен по сути своей. И все же его по-прежнему принимают в обществе.

– Он вхож в общество потому, что старик Линли в любую минуту может отдать Богу душу, – сказала Луиза.

– Его принимают только потому, что он сколотил состояние на уэльском олове или еще на чем-то, – сказала Джейн. – А графский титул плюс богатство и красота играют огромную роль.

– Его будут принимать в обществе даже в том случае, если будет доказано, что он прикончил того мужчину в Бате, – закивала Мэри.

– Что? – ахнула Селия. – Он убил человека? Да не может этого быть!

Джейн повела плечом.

– Это не смогли доказать. Перси говорит, что мистера Хэмилтона в это время не было в Бате. Но некоторые утверждают обратное.

– Он не способен на убийство, – заявила Селия.

– Может, убитый сам напросился, – произнес Мэри, – довел его. Говорят, убитый первым схватился за пистолет.

– Потому что выяснил, что мистер Хэмилтон жульничал во время игры в карты, – заявила Луиза. – С тех пор Хэмилтона пускают не во все игорные дома, только в самые низкопробные. Никто не желает сидеть с ним за одним игорным столом.

– Ни за что не поверю, что Хэмилтон мошенничал, тем более – совершил убийство. – Селия попыталась найти новую тему для обсуждения.

– Да он и не на такое способен, – заверила ее Луиза. – Из-за него миссис Риджли швырнула в леди Пирс рыбу, потому что Хэмилтон бросил миссис Риджли ради леди Пирс.

– Верно. Я помню! – воскликнула Мэри. – Это произошло на балу у Нидеркотов. Как жаль, что мне не удалось пойти на этот бал, чтобы увидеть все собственными глазами: Хилленби отказался идти к Нидеркотам, потому что хозяин дома проголосовал за какой-то ирландский закон, который Хилленби не поддерживает.

– Мы с Перси тоже это пропустили, – утешила ее Джейн. – Перси не показывает носа к Нидеркотам, потому что сэр Роберт не сторонник азартных игр и в своем доме разрешает только игру на грошовые ставки.

– А вот мне повезло: я там была в тот момент и видела все до мельчайших подробностей, – с торжествующим видом заявила Луиза.

– Швырнула в нее рыбу?

От того, с каким смаком Луиза преподносила эту историю, и от того, как Мэри была расстроена, что упустила шанс стать свидетельницей разразившегося скандала, у Селии засосало под ложечкой.

– Да. Это была целая рыбина – тушеный лосось под сливочным соусом. Миссис Риджли схватила блюдо со стола и швырнула его в леди Пирс как раз в тот момент, когда гости садились за стол. Наряд леди Пирс – прелестное голубое платье, отороченное золотым шитьем и светлым кружевом, – был безнадежно испорчен. Платье было сшито по последней моде, но из-за разыгравшегося скандала никто не решается заказать себе наряд, похожий на тот, который был в тот день на леди Пирс. – Луиза скорбно вздохнула и замолчала, словно хотела минутой молчания почтить память красивого платья.

– Но при чем здесь мистер Хэмилтон? Как можно вменять ему в вину то, чего он не совершал? – произнесла Селия.

Мэри развела руками.

– Но всем хорошо известно, кто за всем этим стоит. А мистер Хэмилтон наверняка великолепный любовник, раз женщины готовы из-за него пожертвовать своей репутацией. На следующий день после этого инцидента супруг Кэтрин Риджли увез ее в деревню, и с тех пор она больше не появлялась в обществе.

– Видимо, от любви у нее помутился рассудок, – закатив глаза, с восторгом заявила Луиза. – Остается только гадать…

Подруги обменялись понимающими взглядами. Первым побуждением Селии было встать и уйти. Раньше ей тоже нравилось немного посплетничать, но то, что она услышала, не укладывалось ни в какие рамки. Луиза и Мэри не скрывали злорадства, рассказывая о случившемся. Селия не была лично знакома с миссис Риджли и понятия не имела, что заставило ее швырнуть рыбу в соперницу. Но ей было жаль обезумевшую женщину.

– А как лорд Элтон? – обратилась Селия к Луизе, чтобы сменить тему.

Подруга поморщилась:

– В добром здравии.

– Я только вчера с ним познакомилась, – сказала Селия. – Он мил и любезен?

Луиза удивилась:

– По-моему, да. Мы нечасто с ним видимся, только в компаниях.

– Старый сухарь, – рассмеялась Джейн. – По крайней мере Перси нельзя назвать скучным.

– Да он обычный выпивоха, – заметила Луиза.

Джейн округлила глаза, но не стала возражать.

– В один прекрасный день Перси станет баронетом, и внешностью его Бог не обидел, но хотелось, чтобы отец перестал держать его на коротком поводке. Мне приходится урезать расходы на ведение домашнего хозяйства, чтобы заплатить модистке.

– Когда муж распоряжается финансами, тоже радости мало, – сказала Луиза. – Денег, которые он мне дает, с трудом хватает, чтобы заплатить слугам. И при этом он выражает недовольство, если каждый день к столу не подают мяса.

– По крайней мере ты сама ведешь домашнее хозяйство, – проворчала Мэри. – Хилленби выдает мне только небольшую сумму на мелкие расходы – и все.

В этот момент в комнату вошли джентльмены. А мать направилась к Селии.

Розалинда весь вечер перешептывалась с леди Трокмортон. У Селии появилось недоброе предчувствие. После разговора с подругами настроение у Селии ухудшилось, у нее разболелась голова. Это невыносимо, думала она, чувствуя, что становится очередным объектом всеобщего интереса в качестве безутешной молодой вдовы. Ее несчастья, наверное, обсуждают с таким же смаком и злорадством, с каким Луиза обсуждала, точнее, осуждала мистера Хэмилтона. Вне всяких сомнений, так оно и есть. Просто они не осмеливаются делать это в ее присутствии – пока не осмеливаются.

Селия поднялась.

– С вашего позволения.

– Разумеется! – Джейн сжала ее руку. – Тебе нехорошо?

Селия кисло улыбнулась.

– Нет. Просто хочу подышать свежим воздухом.

– Составить тебе компанию?

Селии хотелось побыть одной.

– Не стоит, – улыбнулась Селия. – Оставайся здесь, развлекайся в свое удовольствие.

Джейн обрадовалась и кивнула. Мэри и Луиза пожелали Селии всего хорошего.

Селия незаметно выскользнула из комнаты. Минуту она постояла в коридоре у дверей в гостиную, слушая, как разговоры чередуются со взрывами смеха. Всем весело. Всем, кроме нее.

Она шла по коридорам, знакомым ей с детства. Эйнсли-Парк – небольшое поместье, пусть и одно из самых красивых в Англии. Дом строили на протяжении нескольких столетий совершенно разные люди, а, как известно, у каждого человека свои причуды. Поэтому в доме было полным-полно секретных шкафчиков, запасных выходов и потайных дверей. Но Розалинда обновила дом, насколько это было возможно. В детстве Селия облазила здесь каждый уголок, с восторгом открывая тайны старинного дома. В отличие от сурового аскетизма Кенлингтон-Эбби в Эйнсли-Парке все было обжитым, обустроенным и ярким.

Селия вышла из дома через боковую дверь. На землю спустилась ночь. Звезды сияли, состязаясь в яркости с серпом луны. Селия остановилась на широких каменных ступеньках и, закрыв глаза, вдохнула полной грудью прохладный ночной воздух. На мгновение она почувствовала, что вернулась домой.

Открыв глаза, Селия ахнула. Неподалеку в темноте стоял мужчина и наблюдал за ней. От страха у Селии учащенно забилось сердце. Она прижала руку к груди.

– Извините, сэр. Вы меня напугали.

Мистер Хэмилтон не шелохнулся.

– Это я должен перед вами извиниться. Но я не хотел вас напугать.

Селия улыбнулась:

– Тогда давайте извиним друг друга.

– Договорились, – рассмеялся Хэмилтон. – А что, вечеринка будет продолжаться на открытом воздухе?

– Что? Ах нет. Я просто вышла прогуляться.

Она вспомнила, что Мэри и Луиза говорили о мистере Хэмилтоне: что он порочен до мозга костей, что, возможно, убил человека и что из-за него женщины устраивают публичные скандалы. Знает ли он, что о нем говорят? Наверняка догадывается. Может быть, именно поэтому он здесь, в одиночестве, а не вместе с остальными, в гостиной.

– Может, прогуляемся по саду? – Эти слова сами собой сорвались у нее с губ: Хэмилтон бежит от того же, от чего и она.

– С огромным удовольствием, – ответил Энтони.

Некоторое время они шли молча. Энтони вышел в сад, чтобы избежать ссор, которые могли бы вспыхнуть из-за него в гостиной. Только слепой мог не заметить, какими взглядами его награждали за столом во время ужина. Даже Рис и Перси понимающе кивнули, когда он удалился в сад. Ему следовало бы сердиться на Риса за то, что он заставил его приехать на эту домашнюю вечеринку, понимая, какие разговоры вызовет его появление в обществе. Лорд Элтон и лорд Уильям Норвуд смотрели на него с нескрываемым презрением. Энтони привык к такому отношению и не обращал внимания. Его это даже забавляло. Он с трудом сдерживался, чтобы не заявить во всеуслышание, что готов поспорить, что в два счета соблазнит любую светскую даму.

Но Энтони предпочитал покинуть гостиную и выйти в сад прогуляться в одиночестве перед сном.

Однако вскоре его одиночество было нарушено: пришла она. При свете луны Селия казалась необычайно красивой, такой, какой он ее запомнил, даже еще красивее. В ней больше не было того розового изобилия, присущего юности, но горе не разрушило ее красоту. Невинная округлая мягкость исчезла, обнажив в Селии что-то новое и загадочное, что, по его мнению, делало ее еще более привлекательной.

Энтони не сомневался в том, что леди Элтон или ее мать рассказали ей о нем множество всяких историй, к которым Энтони не имел никакого отношения. Когда, увидев его, Селия ахнула, Хэмилтон решил, что она не станет с ним разговаривать, но, к его удивлению, Селия предложила ему прогуляться. Энтони было хорошо и спокойно рядом с Селией, и он невольно замедлил шаг.

– Мистер Хэмилтон, – вдруг сказала она, – я знаю, вы никогда не обращали внимания на распространяемые о вас сплетни. Скажите, как вам это удается?

– Я просто не реагирую на сплетни, есть множество более интересных вещей, которые заслуживают моего внимания.

– Но когда… то есть я хотела сказать, если… – торопливо поправилась Селия. – Если вы догадывались, что именно о вас говорят, как вы могли это выносить? Что лучше – слушать, что они говорят, или избегать всего этого?

– Не всегда удается всего этого избегать. Некоторые сплетни настолько нелепы, что порой это забавляет. – Чтобы не расстраивать Селию, Энтони умолчал о том, что сплетни, которые близки к правде, калечат душу.

– Пожалуй, вы правы, – проговорила Селия.

Снова наступило молчание. Они миновали деревья и вошли в декоративную часть сада. Энтони искоса взглянул на свою спутницу: Селия была задумчива, погружена в себя и чем-то встревожена. А когда-то в детстве эти глаза были такими пытливыми и живыми, а выражение лица менялось каждую минуту. Энтони вспомнил, какой Селия была в тот день, когда он узнал о ее помолвке – в платье, усыпанном лепестками роз, весело смеющаяся. Она вся светилась от счастья. Он в очередной раз пытался понять, что же пошло не так в ее жизни. Значит, Бертрам был на редкость отвратительным мужем, раз Селия так изменилась.

Впрочем, неизвестно. Энтони знает о ее браке лишь то, что рассказал ему Рис. Быть может, ее печаль вызвана скорбью о безвременно ушедшем муже, или чувством вины, или чем-то еще. Не следует забывать, что Энтони не имеет ни малейшего понятия о том, какой она стала теперь. Селия, которая была сейчас рядом с ним, даже не смотрела на звезды над головой. Она словно ничего не замечала вокруг – ни красоты серебристого, призрачного сада, ни темного, усыпанного звездами неба. Ни его, Энтони.

– Вы видели? – тихо спросил он. – В небе только что упала звезда.

– Правда? – Селия запрокинула голову. Но взгляд ее остался таким же тусклым и безжизненным. Она посмотрела на небо только потому, что Энтони ей это сказал. – Нет, я не заметила, – ответила Селия.

– Возвращаясь к вашему вопросу о сплетнях, я хотел бы добавить кое-что, – сказал Энтони. – Наверное, мой ответ был слишком краток и поспешен. – Селия посмотрела на Энтони. Он продолжал любоваться звездами. Искал еще одну падающую звезду. Мать говорила, что, когда они падают, надо загадать желание – и оно обязательно исполнится. – Требуется время, чтобы привыкнуть и научиться не замечать сплетен о себе. Сначала человеку хочется узнать и услышать все. При этом испытываешь потрясение, унижение, возмущение, а даже гнев. Это естественно. Зачастую трудно удержаться от своего рода мести или сведения счетов. Но увы, это приводит к обратному эффекту: люди начинают еще больше о тебе судачить. Этим вы лишь подливаете масла в огонь. Даете им пищу для новых измышлений. Становится все труднее не обращать внимания на кривотолки, потому что сплетники стараются спровоцировать вас на реакцию, чтобы вы дали им еще больше поводов для обсуждения вашей персоны. По правде говоря, это своего рода порочный круг. Но со временем, если не обращать внимания не сплетни, злые языки рано или поздно оставят вас в покое. А потом кто-то совершит что-то из ряда вон выходящее и отвлечет внимание от вас.

– Это ужасно, – тяжело вздохнула Селия.

– Как однажды мне было сказано, лекарство здесь только одно – быть скучным, насколько это возможно, и таким образом избежать повышенного интереса к собственной персоне. – Энтони проговорил это беззаботным тоном, гадая о том, помнит ли она слова, которые когда-то сказала ему.

Краешком глаза Энтони следил за реакцией Селии. Выражение ее лица не изменилось. Значит, она не помнит, решил он и хотел продолжить свою мысль, как вдруг у нее загорелись глаза. Она вспомнила!

– Я сказала тогда не совсем так. Я сказала: когда вы остепенитесь и будете вести спокойную, размеренную жизнь примерного семьянина, все разговоры о вашей порочности утихнут.

– Вы посоветовали мне обзавестись семьей, шестью детишками и целым выводком собак. – Селия посмотрела на Энтони с нескрываемым изумлением. Он грустно улыбнулся. – Я хорошо помню.

– Я тоже помню. – проговорила она и широко улыбнулась. – В тот вечер, когда вы спасли меня от лорда Юстона.

– Я до сих пор содрогаюсь при мысли, что вам пришлось выслушать столь вопиющее злоупотребление поэзией.

– Ну что вы. Бывало и похуже. Вот лорд Фарнсуорт однажды прочел стихотворение собственного сочинения, которое называюсь «Ода графину бренди».

– Несомненно, это был не самый лучший образчик любовной лирики.

Селия прыснула.

– Полагаю. – Она покачала головой. – Когда лорд Фарнсуорт декламировал это стихотворение, он держал графин на весу. Его номер всех развеселил. – Селия перестала улыбаться. – Я чувствую себя такой лицемеркой, – сказала она. – Не хочется, чтобы люди говорили обо мне и моих несчастьях. Однако я считаю занятным, когда кто-то, взгромоздившись на стол, признается в вечной любви к бутылке.

– Никакая вы не лицемерка, – сказал Энтони. – Подвыпивший парень, сочиняющий оды дешевому бренди, выставляет себя на посмешище, изображая клоуна, чтобы привлечь к себе внимание. Фарнсуорт сам находил это занятным, ему было весело. А на следующий день, когда он протрезвел и у него перестала болеть голова, смеялся над своей дикой выходкой вместе со всеми. Сугубо личные переживания человека редко бывают забавными. Их нельзя выставлять на всеобщее обозрение.

– Но некоторые считают иначе, упиваясь чужими неприятностями.

Энтони покачал головой:

– Чужие проблемы щекочут людям нервы. Когда они узнают, что у кого-то не все гладко, их переполняет чувство собственного превосходства. Дело не столько в самом скандале, сколько в том, что люди узнают то, чего не вправе знать.

Помолчав, Селия сказала:

– По-моему, вы правы. Мне почему-то это не приходило в голову. Очень логично. Вы здравомыслящий человек.

– Что же, теперь я могу со спокойной душой удалиться, – с улыбкой произнес Энтони. – Поскольку высказал хотя бы одну здравую мысль.

– Уверена, это была не первая ваша здравая мысль за сегодняшний вечер. – Они дошли до дальнего конца сада.

Селия подняла голову и посмотрела на звездное небо.

– Ни одной падающей звезды на этот раз, – пробормотала она. – Вот уж не везет так не везет – пропустила единственную падающую звезду за сегодняшний вечер.

– Если хотите, могу подарить вам желание, которое я загадал.

Селия покачала головой:

– Оставьте его себе. А мне пора идти. Мама, наверное, с ног сбилась, разыскивая меня.

Ни слова не говоря, Энтони повернул к дому. Обратно они возвращались молча. В дверях Селия пожелала Энтони спокойной ночи. Он видел, как она вернулась в дом. Сам он пока не был готов возвращаться.

Так, значит, люди обсуждают Селию, и ей об этом известно. Он почувствовал приступ гнева на неблагодарных, невоспитанных гостей, которые шептались за спиной о несчастьях хозяйки. Одно дело – Лондон, где сплетницы с острым языком потехи ради готовы порвать чужую жизнь в клочья. Но ведь предполагалось, что здесь должны быть друзья Селии. Дэвид сам так сказал. И если так с ней обращаются ее приятели и подруги…

– Леди Бертрам! – Энтони вздрогнул от неожиданности, услышав чей-то голос из другого конца сада. – Леди Бертрам! – позвал кто-то снова.

Энтони повернулся и увидел Неда Чилдресса, который направлялся прямо к нему.

– Это ты, Хэмилтон? – удивленно воскликнул Нед.

Нед Чилдресс приходился Энтони дальним родственником, кажется, троюродным кузеном – седьмая вода на киселе. Его отец был кузеном лорда Уорфилда, дяди Энтони, и они с Недом в детстве проводили летние каникулы в шотландском имении Уорфилдов. Нед был одним из немногих друзей Энтони.

– Я искал леди Бертрам. Ты не видел ее?

– Видел. Она только что вошла в дом.

– А-а-а. – Нед заметно огорчился. – Ее светлость попросила меня проследить, чтобы с леди Бертрам ничего не случилось.

– Когда я ее видел, с ней было все в порядке.

– Хорошо. – Нед колебался. – Что ты здесь делаешь?

Энтони вздохнул.

– Дышу свежим воздухом. Деревенский воздух очень полезен для здоровья.

Нед рассмеялся, сразу смекнув, в чем дело:

– Этот воздух не сравнить с удушающей атмосферой гостиной, где женщины сплетничают. – Губы Энтони растянулись в улыбке. Он промолчал. – Никогда не мог понять, что они находят в тебе интересного? Ты самый нудный из всех, кого я знаю.

– Ты говоришь как настоящий друг.

Нед снова рассмеялся:

– Разумеется! – Он оглянулся на входные двери. – Поскольку леди Бертрам здесь нет, я могу возвращаться. Пойдешь со мной?

Энтони тяжело вздохнул. Он не прочь был пойти с Недом – не прятаться же ему в темноте. Поговорив с Селией, Энтони понял, что он не единственный, кого раздражают сплетни вокруг его персоны. Правда, за долгие годы он с грехом пополам научился с ними справляться. Переключив на себя хоть малую толику внимания сплетников, он сделает доброе дело для Селии.

– Конечно.

Глава 8

Первые несколько дней в Эйнсли-Парке были полны всевозможных неожиданностей и подвохов. С одной стороны, Селия была рада снова увидеться с друзьями, оказаться в деревне, где прошло ее детство, подышать свежим воздухом, погреться на солнышке, сменить траурные платья на разноцветные. Настроение ее менялось. То она чувствовала себя самой собой, испытывала почти счастье. То ей снова хотелось убежать от всех. Чем больше времени она проводила с Джейн, Мэри и Луизой, тем яснее осознавала, что она не единственная вышла замуж после сравнительно короткого знакомства, ее чувства, которые едва ли можно было назвать любовью, быстро угасли. Луизу удовлетворяло ее высокое общественное положение и титул виконтессы. Иначе ее никогда не привлек бы лорд Элтон. Брак Мэри устроили родители, муж значительно старше и обращался с ней как с ребенком. Джейн питала привязанность к Перси, но о любви не могло быть и речи. Селия вспоминала то время, когда они с подругами вместе проводили в Лондоне свой первый светский сезон и мечтали о любви и романтике, о красивых молодых людях. За каких-то четыре года ее подруги превратились в утомленных жизнью, пресыщенных гусынь.

И еще эти постоянные сплетни. Они удручали Селию. В свое время она и сама была не прочь посплетничать. Мать уговаривала ее не делать этого, но Селия тогда не видела большого вреда в том, что она шепчется о том о сем с подругами. Всегда казалось, что, когда что-то случается, самое интересное окружающие утаивают от юных девушек. Но после того как они стали замужними дамами, Селия пожалела, что не вняла советам матери.

– Мэри сказала, что собирается соблазнить мистера Хэмилтона, – сообщила Луиза однажды утром, когда они сидели и наблюдали за игрой в шары.

Сами они уже закончили игру и уступили площадку мужчинам.

– В самом деле? – равнодушно переспросила Джейн, на которую это заявление не произвело никакого впечатления.

– Хилленби хочет наследника, но, видимо, не способен произвести потомство или хотя бы удовлетворить Мэри. – Луиза разглядывала стоявший на столе поднос с закусками и прохладительными напитками. – А что, сладких булочек больше не осталось?

– Хилленби не идет ни в какое сравнение с мистером Хэмилтоном, – заметила Джейн. – Интересно, удастся ли Мэри его соблазнить?

Луиза усмехнулась:

– Вряд ли. Мистеру Хэмилтону нравятся совсем другие женщины.

– Говорят, он неразборчив. Перси утверждает, что мистер Хэмилтон при желании может соблазнить любую женщину. Стоит ему только глазом моргнуть – они сами прыгают к нему в постель. – Джейн округлила глаза. – По-моему, Перси ему даже немного завидует.

Селия бросила взгляд на мистера Энтони. Интересно, догадывается ли он о том, что всего в пятидесяти футах от него о нем говорят? Он находился сейчас на игровой площадке вместе с другими мужчинами.

Мистер Хэмилтон не был повесой в полном смысле этого слова. Он одевался с безупречным вкусом, но совсем не так, как одеваются, чтобы привлекать к себе внимание женщин. Он был хорош собой, но не красавец. Высокого роста, хорошо сложен. Густые каштановые волосы немного короче, чем того требует мода, хотя такая стрижка была ему к лицу. Особой притягательностью обладали его глаза – карие, теплые, как расплавленное золото, и его взгляд, проникающий в самую душу.

В этот момент Энтони заметил, что Селия смотрит на него, едва заметно ей кивнул. Выражение его лица стало мягче. Энтони тоже смотрел на нее, но это нисколько не смущало Селию. Под его взглядом Селия чувствовала себя так, словно подошла к ярко горящему камину в холодный зимний день. Селия опустила глаза, а когда подняла их, Энтони уже отвернулся. Мистер Чилдресс встретился с Селией глазами и приподнял шляпу в знак приветствия. Застигнутая врасплох, Селия спохватилась и отвернулась от игрового поля, где стояли мужчины.

– Вот в этом-то все и дело, – говорила в этот момент Луиза. – Если он захочет Мэри, он ее получит. Да что там, готова поспорить: он застанет ее нагишом в своей постели, прежде чем закончится вечеринка. Сама знаешь, Мэри никогда не была скромницей. Но если он ее не хочет… – Луиза с торжествующим видом улыбнулась. – Уверена, для таких повес, как он, важна скромность и недоступность дамы. Если он без всякого труда может уложить женщину в свою постель, зачем тогда ему нужна эта женщина? Чтобы привлечь внимание таких, как он, женщина должна быть недосягаема. Для него.

– Что привлекает мужчину в женщине? – Джейн посмотрел на лужайку, где мужчины бросали шары. Ее муж готовился сделать удар. – Если мужчина совсем молод, можно сказать юнец, женщине достаточно иметь красивое лицо и фигуру, чтобы понравиться ему. Если мужчина собирается жениться, важно приданое невесты и ее происхождение. А если мужчина уже женат… – Мэри вздохнула. – Его можно заманить в сети, если получишь в наследство призового жеребенка.

С лужайки донесся радостный крик Перси.

– Я попал! Вы видели этот удар? – закричал он, повернувшись к женщинам.

Джейн улыбнулась:

– Отлично. Ты молодец, Перси!

Перси повернулся к другим мужчинам. Они весело смеялись и громко разговаривали. Селия заметила, как кто-то из них передавал из рук в руки мелкие деньги. Интересно, знает ли мать, что гости играют на деньги? Розалинда не одобряла азартные игры.

– А ты что об этом думаешь, Селия? – Луиза увидела блюдо с маленькими аппетитными кексами и положила парочку себе на тарелку. – Надеюсь, наша болтовня не докучает тебе?

Селия натянуто улыбнулась:

– Нет.

– Луиза, эти кексы портят фигуру, – заявила Джейн. – Два дня подряд я их ела и теперь едва влезаю в корсет.

Луиза поморщилась и отставила кексы в сторону.

– По-моему, вы несправедливы к мистеру Хэмилтону. – сказала Селия. – Он холост и, естественно, общается с женщинами, но я уверена, он не распространяется о них и о себе не говорит.

Луиза удивленно взглянула на Селию:

– Совсем забываю, что ты его знаешь. Каким он был в детстве?

– Очень добрым. И совсем не испорченным. Даже намека на порочность в нем не было. Много лет мы с ним не виделись. Он друг моего брата.

– А-а, – разочарованно произнесла Луиза. – Очень интересно быть знакомой с кем-нибудь таким же порочным, как Хэмилтон, и знать, каким он был раньше.

– Он не порочный, – возразила Селия. – Ни за что в это не поверю.

– Может быть, и так, – с сомнением произнесла Луиза.

– Вполне вероятно, – согласилась Джейн. – Кстати, все говорили, что Перси такой же распущенный.

– А что, разве нет? – Луиза взяла с подноса еще один кекс.

– Нет, – возмущенно заявила Джейн. – По крайней мере насколько мне известно. Он играет в карты и много денег тратит на скачки. Полагаю, он увлекается спиртным. Но ни разу не слышала, чтобы говорили, будто у него есть другая женщина.

– Тогда тебе повезло, – сказала Луиза. – Готова биться об заклад, что у Элтона очень дорогая любовница, если судить по тому, как он скупердяйничает и экономит каждый пенни. Он не хочет тратить на меня деньги.

– А мне бы хотелось, чтобы Перси больше занимался домом, чем азартными играми. Если бы дома он проявлял столько же энтузиазма, как на игровом поле, я была бы счастлива. Уверена, мистер Хэмилтон в постели говорит не о лошадях и не о карточкой игре, – заметила Джейн.

– А если и говорит, то с большим пылом, – с игривой улыбкой предположила Луиза.

Джейн нахмурилась, а затем прыснула со смеху:

– Возможно. Но разве женщину соблазнишь разговорами о скачках?

– Если кто и способен на это, так только мистер Хэмилтон.

Селия опустила глаза. Ей не нравилось, когда подруги говорили об Энтони так, словно он бесчувственный повеса, у которого на уме только одно: соблазнить как можно больше женщин. Селия знала, что Энтони не настолько примитивен. Но не могла не признать, что именно такие сплетни когда-то вызывали в ней чувство гордости и она с удовольствием злословила, повторяя вслед за другими шокирующие подробности. Как может она осуждать других, если сама не без греха?


– Ставим пять фунтов за джекпот, Хэмилтон?

Энтони, который в это время смотрел на дам, сидевших на террасе, перевел взгляд на Неда.

Нед расплылся в улыбке. Перси был плохим игроком в шары. Но именно он предложил делать ставки на удары.

Перси с мрачным видом взял шар и встал на стартовую черту. Энтони снова украдкой бросил взгляд на террасу. Леди Хилленби подошла к барышням Трокмортон – двум смешливым юным девушкам, которые громко хлопали в ладоши каждый раз, когда на стартовую черту вставал лорд Уильям Норвуд. Энтони чувствовал, как леди Хилленби буквально раздевает его глазами. Накануне после ужина она подошла к нему и сделала откровенно непристойное предложение. Даже если бы его влекло к ней, Энтони в голову не пришло бы так опрометчиво вести себя на домашней вечеринке, тем более на этой. Интересно, о чем думает Селия, которая смотрит на него сейчас с грустью в глазах.

– Она ходит вокруг тебя кругами, Хэмилтон, – пробормотал Нед. – Она сейчас у тебя за спиной.

– Не будь смешным, – сказал Энтони.

В это время Перси бросил шар, и мужчины загалдели.

– Берегись, Хэмилтон! Она явно хочет прыгнуть к тебе в постель, – рассмеялся Нед, увидев, что Энтони бросил на него уничтожающий взгляд. – Ах, если бы женщины бросались мне на шею также, как тебе. Я по крайней мере был бы им за это благодарен и не остался бы перед ними в долгу.

– Обстановка здесь не располагает, – объяснил Энтони. – Здесь собралось слишком много мужей.

– Что верно, то верно, – согласился Нед. – Хотя не все присутствующие здесь дамы замужем. – Энтони помолчал, а затем проследил за взглядом Неда. Нед не сводил глаз с Селии, которая сидела на террасе с миссис Перси и леди Элтон. – У леди Бертрам закончился траур, – понизив голос, продолжал Нед. – Она прелестна. Готов поспорить, что она почти также красива, как жена Перси.

Энтони знал, что большинство мужчин отдадут предпочтение миссис Перси с ее темными локонами и пухлым маленьким ртом. Но по мнению Энтони, красивее всех была Селия. Любой мужчина из плоти и крови не мог этого не видеть, не догадываясь в то же время, что истинная ее красота скрыта от посторонних глаз. Что ее красота – в ее золотом сердце. Энтони не ожидал, что Нед тоже догадался об этом.

– Интересно…

– Да? – резко спросил Энтони, когда Нед замялся.

– Интересно, решила ли она снова выезжать в свет, – проговорил Нед, не отрывая взгляда от Селии. – И может быть, выйти замуж вторично. Леди Бертрам – во всех отношениях удачная партия. Она совсем еще молодая, ей лет двадцать пять, не больше.

Селии было всего двадцать два – она была на восемь лет моложе Энтони. Она еще так молода, и поэтому, конечно же, снова выйдет замуж.

– Полагаю, она еще не пришла в себя после кончины мужа.

– Если бы это было так, разве здесь присутствовало бы столько холостяков? – При этих словах Энтони нахмурился. – Я просто размышлял вслух. Ты не можешь отрицать, что леди Бертрам хороша собой. К тому же со средствами и положением в обществе. Думаю, стоит дать ей понять, что она меня заинтересовала, разумеется, нужно сделать это исподволь – на тот случай, если у нее уже закончился траур. Как бы то ни было, мне пора обзавестись семьей. А в моем положении женитьба на богатой вдове – как раз то, что надо. А ты что об этом думаешь? Ты ведь знаком с ее семьей.

Энтони заставил себя улыбнуться:

– Не достаточно хорошо, чтобы быть тебе помощником в этом вопросе.

Нед рассмеялся:

– Мне едва ли требуется чья-то помощь, когда речь заходит об ухаживании за дамой. Они хоть и не бросаются мне на шею, как тебе, но у меня есть свой шарм.

– Ты мне уже все уши об этом прожужжал.

Нед пропустил мимо ушей замечание Энтони и не утратил свой боевой настрой.

– Помилуй, Хэмилтон! Как там насчет ее семьи? Леди Бертрам занимает намного более высокое положение в обществе, чем я. Вдова наследника Лансборо и сестра герцога. Есть ли у меня, простого дворянина, хоть какой-нибудь шанс?

Энтони так и подмывало ответить «нет». Он отважился еще раз взглянуть на Селию. Она сидела опустив голову, ни на кого не глядя. Как может Энтони посоветовать Неду, что сказать Селии, чтобы ей угодить? Кто он такой, черт возьми? Энтони понимал, что Селию нельзя упрекнуть в излишней гордыне или болезненном самолюбии, из-за которых Селия отвергла бы Неда лишь потому, что у него нет титула. Однако интуиция подсказывала ему, что Нед вряд ли сможет завоевать ее сердце. Впрочем, кто знает? Чужая душа – потемки.

– Если она увлечется тобой, у тебя есть такие же шансы, как у любого другого мужчины, – честно сказал он. – Эта леди добра и великодушна по натуре.

– Превосходно. – Нед просиял.

Энтони приуныл.


В тот вечер Селия допустила досадный промах: после ужина она имела неосторожность сесть рядом с девицами Трокмортон. Селии наскучила болтовня Мэри и Луизы о скандалах и любовниках, и она пересела, но, как говорится, попала из огня да в полымя. Дафна и Китти были всего на несколько лет моложе ее, но показались Селии неразумными детьми. Они не переставали хихикать и без умолку болтали. Селия знала девушек много лет, потому что их матери дружили. Ее поразил тот факт, что Дафне и Китти столько же лет, сколько было ей, когда она вышла замуж за Берти, но в свои восемнадцать они показались Селии пустоголовыми глупышками.

– Прелестная вечеринка, не правда ли, леди Бертрам? – хихикая, спросила Китти.

– Самая веселая из всех, на которых я бывала, – вставила Дафна, прежде чем Селия успела ответить. – Когда мама сказала, что мы обе поедем в Эйнсли-Парк, я была на седьмом небе от счастья. Нас обеих пригласили, потому что в будущем году у нас будет первый светский сезон в Лондоне.

– Хотя я все равно не считаю справедливым, что мне придется ехать в Лондон вместе с тобой, – жаловалась Китти. – Я же старше.

– Ты старше меня меньше чем на год. Почему я должна ждать целый год? Ведь я красивее тебя. Уверена, что я подцеплю мужа быстрее, а тебе придется проводить остаток сезона в одиночестве.

Китти захлопала ресницами.

– А у меня, может быть, муж появится еще до начала будущего сезона!

– Ну да, если ты имеешь в виду лорда Уильяма, не возлагай больших надежд на то, что он предложит тебе руку и сердце, – ответила Дафна. – Я ему больше нравлюсь, чем ты. Леди Бертрам, вы наверняка это заметили.

– Э-э… – Селия в этот момент думала о том, как ей пересесть от девиц Трокмортон, не показавшись невежливой. – Нет, не заметила.

Китти торжествующе посмотрела на Дафну и самодовольно улыбнулась:

– Разумеется, он оказывает внимание мне. Но это не значит, что я приму его ухаживания – по крайней мере пока не приму. В следующем сезоне я буду самой желанной невестой во всем Лондоне.

– После меня, – процедила сквозь зубы Китти.

– Мне бы хотелось, чтобы лорд Уильям сделал мне предложение потом, когда у меня будет первый бал и мне сошьют новые наряды. Мама сказала, что на этой вечеринке поможет мне научиться хорошим манерам и войти в приличное общество, но она наотрез оказалась заказывать мне новые платья. По-моему, это ужасно несправедливо. А вы что думаете, леди Бертрам? Как мы сможем представить себя в лучшем виде в этом старье? – Она показала на свое платье.

– Кроме платьев, есть и другие способы представить себя в лучшем свете. – Боже милостивый! Неужели она была так же глупа в этом возрасте? И как только родные со всем этим мирились? Селия в конце концов решила отбросить условности этикета и нашла отговорку, которую поймут даже Китти и Дафна. – Извините, мне нужно поговорить с моей матерью.

– Ну вот, наконец-то, – сияя, сказала Розалинда, увидев дочь, и сердечно пожала ей руку, усадив Селию на диван рядом с собой. – Целый день тебя не видела.

Селия притворилась веселой.

– Как у тебя дела, мама?

Розалинда улыбнулась:

– Замечательно. А как ты, дорогая? Тебе нравится вечеринка?

Селия огляделась. Луиза кокетничала с лордом Уильямом, пока ее муж дремал у камина. Мэри пожирала глазами бедного мистера Хэмилтона. Лорд Хилленби, как обычно, после ужина сразу же отправился спать. Девицы Трокмортон бросали испепеляющие взгляды на Луизу и шепотом спорили между собой, а их мать играла в вист с лордом Сноуденом, мистером Пиктон-Льюисом и мистером Перси, который, кажется, был согласен играть во что угодно – лишь бы можно было поставить на выигрыш хотя бы фартинг. Мистер Хэмилтон… Мистер Хэмилтон сидел в одиночестве и читал книгу.

Неужели именно об этом Селия мечтала все эти долгие четыре года, которые проведав Камберленде? Обсудить шепотом, кто с кем спит и как можно соблазнить очередного любовника? Селия не была настолько наивной, чтобы думать, будто ее личную жизнь Джейн и Луиза не обсуждали. Наверняка они и ей, как и всем остальным, перемывали косточки. Она привыкла считать их своими подругами, но теперь сомневалась в том, настоящие ли они друзья.

Селия вздохнула:

– Да, мама.

– У тебя есть какие-нибудь пожелания относительно завтрашнего дня? Может быть, тебе хотелось бы каких-нибудь новых развлечений? Я думаю, не пригласить ли как-нибудь на вечер труппу акробатов и циркачей? Как ты думаешь?

Мать подчеркнуто бодро рассуждала о своих планах внести разнообразие в программу вечеринки. Селия слушала ее рассеянно, думая о своем.

– Да, мама, – сказала она, закрыв глаза.

Розалинда пристально вгляделась в ее лицо.

– Селия, ты так бледна. Тебе нездоровится?

Селия через силу улыбнулась и покачала головой:

– Я немного устала.

– Ложись спать. Утром почувствуешь себя лучше.

Селия молча кивнула и отправилась к себе в спальню, сожалея о том, что оставила Камберленд и приехала домой.

Глава 9

Проснувшись на следующее утро, Селия решила больше не насиловать себя: она будет вести себя так, как может, точнее, как хочет. Просто будет самой собой. С того времени как приехали гости, Селия ни разу не видела Молли. В этом не было ничего удивительного: Ханна не разрешала детям общаться с гостями. Селия догадывалась, что Молли наверняка страдает от этих ограничений – точно так же, как она сама когда-то в детстве, если мать не выпускала ее из комнаты, когда к братьям приходили гости. После завтрака она направилась прямо в детскую.

– Мама, скажи ему, чтобы он перестал! – еще в коридоре Селия услышала голос Молли и заторопилась.

В комнате для школьных занятий царил хаос. На рисунки и принадлежности для рисования Молли, лежавшие на столе, была, видимо, опрокинута ваза с цветами. Вода стекала со стола, и на полу образовались цветные лужицы. Ханна стояла в углу с испуганным крохой Эдвардом на руках. Томас дергал ее за юбку и громко вопил. Молли стояла по другую сторону стола, прижимая к груди альбом с рисунками.

– Молли, он еще маленький, – сказала Ханна, передав младенца няне и наклонившись к Томасу, который бросился к ней на шею и спрятал лицо у нее на плече. – Извини…

– Но он опять испортил мой рисунок! – Чуть не плача произнесла Молли. – Почему я должна рисовать в комнате? Почему мне нельзя пойти в сад?

– Молли, ты сама знаешь почему. Пожалуйста, пойми.

– Из-за Томми одни неприятности, а я козел отпущения. – Две крупные слезинки покатились у нее по щекам. – Это несправедливо!

– Несправедливо, – со вздохом согласилась мать. – Извини, Моли, но, пока у нас живут гости, тебе нельзя разгуливать по усадьбе, как раньше.

Селия решила принять главный удар на себя.

– Я как раз собиралась пойти погулять. И пришла, чтобы спросить: нельзя ли Молли пропустить сегодня школьные занятия и отправиться со мной на прогулку?

У Молли загорелись глаза. Она с надеждой посмотрела на мать.

– Разумеется, можно, – сказала Ханна. – Оставь свои вещи, Молли, и принеси шляпку. – Молли стремглав выбежала из комнаты.

Селия вошла и огляделась. Вокруг царил беспорядок.

– Молли сейчас не по себе, – объяснила Ханна. – Обычно ей разрешают свободно гулять по усадьбе, но я не хочу, чтобы она мешала нашим гостям.

Селия улыбнулась:

– Мне хорошо знакомо это чувство. Я росла с двумя старшими братьями. Из-за этого мне приходилось часто сидеть в детской, пока они занимались чем-то, что, по мнению мамы, мне не полагалось видеть.

Ханна снова улыбнулась. Томас перестал плакать и тихо всхлипывал в ее объятиях. Ханна поставила Томми на пол и, наклонившись над ним, строго сказала:

– Томас, не трогай вещи сестры.

Мальчик обиженно выпятил нижнюю губу.

– Но, мама, Молли любит красивые цветочки! Я принес ей еще!

– Да, но после этого пролил воду на ее рисунки. – Ханна положила руки ему на плечи. – Молли очень огорчилась. Не надо ей мешать, когда она занята. Даже если у тебя добрые намерения. Это невежливо.

– Молли огорчилась?

– Да.

Мальчик приуныл.

– Если ты будешь ей досаждать, она не захочет с тобой водиться. Ты же любишь играть с Молли, правда?

Томми немного подумал, а затем кивнул.

– Тогда попроси у нее прощения.

Молли вернулась в комнату.

– Извини меня, Молли, – сказал Томми.

Молли немного смягчилась.

– Хорошо, Томас.

Ханна с облегчением вздохнула.

– Я готова, тетя Селия, – сказала Молли.

– Тогда пошли.

Молли летела как на крыльях. Спустившись с лестницы, они вышли из дома.

– Спасибо, что пригласили меня на прогулку, тетя Селия. Мне так хотелось вырваться из дома!

Селия улыбнулась:

– Я это заметила.

– Томас не дает мне житья. – Она надула губы. – Мама говорит, что, когда Эдвард подрастет, Томми будет играть с ним и оставит меня в покое. Но до этого еще так далеко.

– Разумеется, – сказала Селия. – Мои старшие братья не только не желали иметь со мной дела, им позволяли многое, чего не позволяли мне. А ты будешь главной среди братьев. Говорят, ты уже отлично ездишь верхом.

У Молли загорелись глаза.

– Это все благодаря мистеру Бичему. Я так рада, что он на этот раз поехал в Кент вместе с нами. Теперь мы сможем продолжить уроки верховой езды. Он замечательный тренер, тетя Селия. Может заставить лошадь выполнять любую его команду. – Молли огляделась и, понизив голос, сказала: – Давайте, если можно, во время прогулки остановимся ненадолго возле конюшни. Я покажу вам моего пони.

– Разумеется.

Они повернули на тропинку, которая проходила мимо конюшни. Когда Молли была совсем маленькой, она часто забредала на конюшню, где наблюдала за тем, как ухаживают за лошадьми. Молли подвела Селию к стойлу, где жевал сено серый в яблоках пони.

– Ее зовут Люсинда. – Молли буквально распирало от гордости.

Узнав голос Молли, лошадь затрясла головой и, подойдя ближе, ткнулась мордой девочке в ладонь.

– Она настоящая красавица.

– Да. – Молли что-то ласково бормотала Люсинде. – Мистер Бичем говорит, что никогда раньше не видел такого красивого пони. – Молли оглянулась. – А вот и он. Так хочется, чтобы у меня сегодня был урок.

Селия знала, что мистер Бичем, младший брат Вивиан, тощий молодой человек, ей ровесник. Селия не успела с ним как следует познакомиться, потому что Дэвид женился на Вивиан всего за несколько месяцев до замужества Селии и ее отъезда в Камберленд. Тогда он был тихим, скромным парнем, сейчас держался более уверенно. Насвистывая, он чистил высокую гнедую кобылу.

– Какой красивый конь, – сказала Молли, подойдя к тренеру.

– Да. – сказал Саймон. Бросив взгляд на Селию, он кивнул. – Добрый день, леди Бертрам.

– Добрый день, мистер Бичем.

– Это лошадь дядюшки Риса? – спросила Молли, разглядывая коня.

– Нет, любопытная барышня, это кобыла мистера Хэмилтона. Самая лучшая из лошадей, которые когда-либо были у вашего дяди. Предвижу ваш следующий вопрос и заранее говорю «нет». Я не позволю вам угостить ее яблоком. Мой долгий, упорный труд не должен пойти насмарку: я не позволю вам избаловать лошадь. – Бичем подмигнул Молли. – Если будете здесь стоять, я засажу вас за работу: заставлю причесывать ей хвост.

Лошадь мистера Хэмилтона… Селия удивилась. У Энтони – кобыла. Берти садился верхом только на горячих жеребцов, даже если с ними трудно было справиться. Берти нравилось рисковать. Это щекотало ему нервы. Видимо, у мистера Хэмилтона в жизни другие ценности. Селия никогда раньше не видела столь хорошо выдрессированную лошадь, как эта. Хотя Молли крутилась вокруг нее, кобыла стояла совершенно спокойно.

Через некоторое время они с Молли продолжили прогулку. Они ушли далеко в лес, шагая по тем лесным тропинкам, которые в детстве исследовала и Селия. В конце прогулки Селия была в курсе всего, что происходило в жизни Молли, – она в подробностях узнала обо всех радостях и горестях девятилетней девочки. Селия с улыбкой вспоминала себя в этом возрасте, все, против чего восставал ее свободолюбивый нрав, о чем она мечтала и что обожала. В чем-то Селия осталась такой же, а в чем-то изменилась.

Когда после прогулки они дошли до террасы, навстречу им вышел дворецкий с подносом в руках.

– Вам письмо, миледи. – Он протянул Селии письмо, лежавшее на подносе.

Когда Селия взяла письмо, ее душевный подъем сменился подавленностью. Письмо было от свекра, лорда Лансборо.

Селия посмотрела на Молли:

– Спасибо за прелестную прогулку, Молли.

Девочка просияла:

– Это вам спасибо, тетя Селия. Так приятно было с вами гулять.

Селия пожала ей руку.

– Я рада, что тебе было приятно. Иди скажи своей гувернантке, что мы вернулись.

Молли кивнула и вприпрыжку побежала в дом.

Селия завернула за восточный угол дома и зашла в тихий уголок сада. Там можно было уединиться в беседке, в тени деревьев. Некоторое время Селия просто сидела, держа в руках письмо, словно боялась его открыть. Она знала, что, прочитав его, захочет некоторое время побыть наедине с собой.

После ее отъезда лорд Лансборо писал Селии почти каждую неделю, и к этому времени она начала взирать на его послания с ужасом. За годы, проведенные в Камберленде, она успела привязаться к старику. Смерть Берти подкосила лорда Лансборо. И раньше не отличавшийся жизнерадостностью, после потери сына старик впал в глубокое уныние. В скупых строчках письма он оплакивал Берти, писал, что очень скучает по Селии, рассказывал, как пуст теперь Кенлингтон и как все в доме напоминает ему о Берти. У старика, кроме Селии, никого больше не осталось. Селия с тяжелым вздохом распечатала письмо.


Энтони старался сосредоточиться на работе.

Как только стало ясно, что остальная часть гостей весь день проведет на улице, он удалился в библиотеку. Кажется, никто не заметил его отсутствия, чему Энтони был несказанно рад.

Библиотека была расположена в задней части дома. Очевидно, в комнате в последние годы делали перепланировку, о чем свидетельствовали высокие французские окна, из которых открывался прекрасный вид на сад и лужайки. Помещение напоминало Энтони просторную, полную воздуха библиотеку в его собственном доме. Он занял место за столом у самого окна. Некоторое время все было прекрасно. Энтони неторопливо просматривал письма от поверенного в делах, запросы от изобретателей, искавших инвесторов, пока его внимание не отвлекло мелькнувшее среди деревьев знакомое голубое платье.

Большая часть гостей играла в крикет на лужайке, но Селии среди них не было. Энтони повернул голову и увидел ее. Она сидела под деревом на каменной скамейке. Одна-одинешенька в разгар вечеринки, устроенной в ее честь. Энтони старался не обращать на Селию внимания – но не смог. Его взгляд сам собой упал на ее нежную шею, золотистую прядку волос, которая выбилась из-под шляпки. Энтони залюбовался Селией. Он вдруг представил, как целует ее…

Энтони отвернулся.

«Оставь женщину в покое», – сказал он себе и сосредоточился на письме, которое писал.

Закончив составлять ответ, он убрал перо и запечатал конверт. Затем краешком глаза увидел ее. Она сидела на том же самом месте.

Энтони нервно забарабанил пальцами по столу, а затем скрестил руки на груди. Он не станет нарушать ее уединение, которого, очевидно, она искала в саду. Он должен оставить ее в покое. В конце концов, у него есть дела. Энтони увидел, как она вздохнула, и снова отвел от нее взгляд, потом поднялся из-за стола, собрал бумаги, убрал их подальше, а затем вышел в сад.

Селия подняла голову, не сумев или не успев скрыть глубокую печаль, которая была у нее в глазах.

– Добрый день, мистер Хэмилтон.

– Добрый день, леди Бертрам. – Энтони замолчал. Он был неприятно поражен тем, что прочел в ее взгляде. – Как здесь хорошо.

– Да.

– И вы нашли самый тихий уголок в саду.

– В самом деле? – Селия вздохнула и сложила письмо, которое до этого читала. – Пожалуй, вы правы.

Он медлил в нерешительности, не зная, что делать дальше, и наконец сел на скамейку. Сначала оба молчали. Селия сидела с низко опущенной головой и размышляла над письмом, которое было у нее в руках. А Энтони исподтишка за ней наблюдал.

– Это письмо от лорда Лансборо, – объяснила она, – моего свекра. После того как я уехала из Кенлингтона, он живет один. Ему сейчас очень одиноко.

– Уверен, вы были для него большим утешением, – пробормотал Энтони.

– Смерть Берти его сломила, – продолжала Селия. – Берти был его единственным сыном. Лорд Лансборо страстно мечтал о наследнике, и я чувствую… я боюсь, что не оправдала его ожиданий.

Энтони заерзал на скамье.

– Если только я правильно проинформирован, создание наследника требует участия двух людей.

– Но теперь, кроме меня, у него больше никого не осталось, – прошептала Селия.

– Он упрекает вас? – помолчав, спросил Энтони, стараясь не выдать своего волнения.

Селия вздохнула украдкой.

– Нет. Но может быть… будь я более… – Она осеклась, отвела глаза и часто-часто заморгала.

– Может быть, – согласился он. – А может быть, и нет. Увы, не всем нашим мечтам суждено сбыться.

Селия украдкой бросила на него полный любопытства взгляд.

– Разве легко хотя бы на время отказаться от своей мечты?

Ответ на этот вопрос был слишком хорошо знаком Энтони.

– Нет, нелегко, – согласился он. – Но… иногда… бывает полезным с самого начала понять, что твоей мечте не суждено сбыться.

Селия нахмурилась:

– Не понимаю, как это?

– Ну… – Он откашлялся. – Если вы мечтаете о чем-то несбыточном, в случае неудачи не будете страдать от острой душевной боли. Зачастую горькое сожаление возникает от того, что человек мог что-то сделать, но не сделал. Душевную боль вызывает груз собственной вины из-за того, что из-за своей беспечности мы не достигли желаемого. А если изначально ничего нельзя было с этим сделать, значит, так было предначертано судьбой.

Селия вздохнула:

– Что же вы предлагаете?

Энтони устремил взгляд на крону дерева, которое росло прямо над ними.

– Если вы чего-то хотите, делайте все, что в ваших силах, чтобы достичь желаемого. Не оставляйте места для сожалений. А если, несмотря на все усилия, не получили желаемого, утешайте себя тем, что вы в этом не виноваты и что со временем вам представится другая возможность.

– А если будет уже поздно?

Мгновение Энтони молчал.

– Тогда нужно отправиться на рыбалку, – неожиданно сказал он.

Селия округлила глаза, а затем рассмеялась. Но тут же перестала смеяться и с тревогой огляделась.

– Какой прок в рыбалке?

– Прок, может, небольшой, – с грустной улыбкой произнес Энтони, – но это гораздо приятнее, чем горестно размышлять над постигшим вас несчастьем.

Селия с трудом удержалась от смеха. Увидев ее смеющиеся глаза, Энтони обрадовался. Ему удалось развеселить Селию.

Но через мгновение Селия снова стала печальной и посмотрела на лужайку, где гости играли в крикет.

– Моя мать считает, что у меня хандра, – неожиданно сказала Селия. – Она думает, что я до сих пор убиваюсь по Берти. Считает, что мне пора перестать его оплакивать и нужно снова бывать в обществе. Все эти развлечения и пикники были задуманы, чтобы поднять мне настроение и отвлечь от грустных мыслей.

– Ну и как, ее затея удалась? – помолчав, спросил Энтони.

Селия покачала головой:

– Она сильно заблуждается. Проблема совсем не в этом. И я не считаю, что домашняя вечеринка – выход для меня. – Селия тяжело вздохнула. – Возможно, выхода для меня вообще не существует. Я чувствую себя так, словно все мои надежды не оправдались. Я вышла замуж не по расчету, не ради богатства или связей в обществе. Я вышла замуж по любви – и совершила ужасную ошибку. Я полагала, что, если выходишь замуж по любви, это означает, что будешь счастливило конца дней. Девушка встречает молодого человека, они влюбляются друг в друга и живут долго и счастливо до гробовой доски, храня друг другу верность. Но жизнь преподносит неприятные сюрпризы, не так ли?

Энтони не нашел что ответить и промолчал. Селия понизила голос.

– Кто же виноват во всей этой истории? Если они не счастливы вместе, значит ли это, что они никогда по-настоящему не любили друг друга? Или любили, но их любовь длилась недолго? Или, может быть, никакой любви вообще нет?

– Любовь есть, – сказал Энтони. – Посмотрите хотя бы на вашего брата. Я никогда не видел, чтобы мужчина был так безумно влюблен.

Селия грустно рассмеялась:

– Которого из них вы имеете в виду?

– На самом деле обоих.

– Вы правы. – Селия вздохнула. – Однако оба они не сразу поняли, что полюбили. Пусть это служит слабым утешением, но настоящая любовь может быть у тебя прямо под носом, а ты об этом не догадываешься.

Энтони боялся посмотреть на Селию.

– Ваши братья со временем поняли, что это любовь.

– Гм-м. – Селия опустила глаза на письмо, которое держала в руке. – Я поспешила.

– Все мы иногда слишком торопимся.

Она кивнула:

– А иногда, наоборот, слишком медлим.

Энтони криво усмехнулся:

– Сущая правда.

Селия сунула письмо в карман. А что, если действительно пойти на рыбалку? При мысли об этом Селия почувствовала себя немного лучше. Энтони всегда так на нее влиял. В порыве благодарности она взяла его за руку.

– Благодарю вас. Вы были так добры, что выслушали меня. Надеюсь, я не испортила вам настроение и весь этот праздник.

Энтони чуть заметно пожал ее руку. Он заглянул Селии в глаза, желая понять, что у нее на душе.

– Никогда об этом не думайте.

Энтони пристально посмотрел на Селию, и она снова испытала то странное ощущение тепла и комфорта – только оттого, что сидела здесь с ним и вела неспешную беседу. Ей и раньше с Энтони было легко, но на этот раз она ощутила что-то совсем другое…

– Может быть, присоединимся ко всем остальным? – Его вопрос вывел Селию из задумчивости.

Она кивнула. Он помог ей подняться. Селия протянула ему руку, и они вместе пошли по лужайке к гостям.


В ту ночь Энтони допоздна мерил шагами комнату. Он не мог заснуть. В нем боролись две противоположные силы. Та его часть, которая отвечала за рассудок и холодный расчет, ратовала за то, чтобы оставить все как есть. Счастье Селии не его ума дело. В самом-то деле, кто она ему? Она ему не сестра, не кузина, не любовница. Всего лишь старая знакомая, сестра его старинного приятеля. Существует множество веских аргументов в пользу того, что он не должен совать нос не в свое дело и вмешиваться в чужую жизнь. Энтони убедился на собственном опыте, что к голосу разума необходимо прислушиваться.

Но другая часть Энтони – его сумасбродная, импульсивная часть – загорелась желанием сделать что-то для нее. Если он останется для Селии только верным другом, на которого можно положиться в трудную минуту, печальные тени прошлого не уйдут из ее памяти. Особенно после того, как она получила это письмо от лорда Лансборо. Какой мужчина останется в стороне, когда женщина, которая ему дорога, страдает? Когда она несчастна? Проблему осложняло и то, что на все, что он ни делал, окружающие взирали с подозрением. По той простой причине, что это делал он, а не кто-либо другой. А Энтони не хотелось, чтобы о Селии стали еще больше сплетничать. Тем более он не хотел скандала, который может вспыхнуть, если Энтони станет за ней ухаживать, какие бы благородные мотивы им ни двигали.

Заложив руки за спину, он продолжат мерить шагами комнату. Он может рассказать ее брату о том письме… А что может сделать Рис? Может быть, жены ее братьев, которые кажутся здравомыслящими и отзывчивыми женщинами, знают, как успокоить Селию, вывести ее из уныния, которое еще сильнее овладело ею после получения письма лорда Лансборо? Однако Энтони плохо знал обеих женщин и боялся, поделившись с ними, обмануть доверие Селии. По той же причине он не мог рассказать о письме кому-нибудь еще, кого знал еще меньше. Если бы Селия захотела рассказать о письме своей родне, она непременно сделала бы это. Ради Селии и ради себя самого Энтони решил действовать осторожно.

Но что он может сделать в сложившейся ситуации? Энтони вспомнил, как Селия поблагодарила его – только за то, что он ее выслушал. Сейчас он ненавидел лорда Лансборо за то, что старик заставил ее почувствовать себя виноватой. Но его ненависть не поможет Селии. Она жалеет старика свекра, к которому наверняка успела привязаться.

Энтони стал рыться в памяти и перебирать в голове весь широкий спектр обычных хитростей и приемов, находившихся в его арсенале повесы. Что он обычно предпринимал, чтобы сделать приятное женщине? Что-то изысканное, утонченное, чарующее. Но все, что приходило ему в голову, в данном случае не годилось. На самом деле единственное, что подходило здесь… А что, может быть, это удачная мысль?

Он остановился на этой мысли, стараясь взвесить все «за» и «против». Пойдя на это, он может сохранить свое инкогнито. А анонимность – это только плюс. Да, возможно, это наиболее удачный выход. Он сможет приободрить ее, поднять ей настроение, сам при этом оставаясь в тени, и не поставит Селию в трудное положение. Быстро – пока не успел передумать – Энтони отпер ключом письменный стол. Почему-то воровато озираясь по сторонам, он вынул лист бумаги и открыл чернильницу.

Окунув перо в чернильницу, он помедлил немного. Что ей написать? Что-то сердечное, лестное. Нужно выразить свое восхищение, однако тут важно не перестараться, не перегнуть палку, не изъясняться слишком пылко. Написать что-то романтичное, трогающее сердце. Но при этом оставляющее для него возможность пойти на попятную – на тот случай, если она обидится. Что-то такое, чтобы Селия никогда в жизни не догадалась, что это мог написать он. Энтони тяжело вздохнул. Надо быть болваном, чтобы решиться на такое. Однако Энтони решился и стал писать послание.

Глава 10

Селия проснулась еще до рассвета, но ей не хотелось подниматься с постели – даже когда в комнату вошла горничная. Ночью Селии приснились похороны Берти и безутешные рыдания графа Лансборо. Она проснулась в слезах. Ей надоело все время печалиться и грустить. Селия понимала, что лорд Лансборо написал ей не для того, чтобы ее расстроить, но это ее не утешало, ей стало только хуже. Она дома, в Кенте, окруженная любящей родней и друзьями, а лорд Лансборо совершенно один в своем поместье, и с каждым днем здоровье его ухудшается.

– Доброе утро, мадам, – удивленно прошептала Aгнес, войдя в комнату с кувшином теплой воды. – Надеюсь, вы не слишком заждались меня.

– Нет, совсем нет.

– Мне уйти?

– Нет, – сказала Селия. Не может же она весь день проваляться в постели. – Я сейчас встану. – Агнес присела в реверансе, кивнула и выскользнула из комнаты.

Через некоторое время она вернулась с подносом, на котором был завтрак, и Селия заставила себя подняться. Если она весь день проведет в постели, ее мать будет волноваться. Селии на мгновение захотелось либо пойти на рыбалку, как сказал мистер Хэмилтон, либо на прогулку, либо просто спокойно сидеть в комнате и читать. Сегодня у нее не было ни малейшего желания веселиться.

Агнес вручила ей поднос, и Селия равнодушно стала смотреть на то, что лежало на тарелках. Но даже испеченные кухаркой нежные маленькие кексы с апельсиновым мармеладом не возбудили у нее аппетит. Селия взяла с подноса чашку с чаем и с удивлением обнаружила под блюдцем свернутый листок бумаги.

– Что это, Агнес? – спросила Селия, взяв в руки листок.

Горничная, которая в этот момент раздвигала шторы, с недоумением посмотрела на Селию.

– Не знаю, миледи. Это лежало на кухне, на бумаге было написано ваше имя. Кухарка сказала, что я должна принести это вам.

Слегка заинтригованная, Селия распечатала конверт и развернула письмо. По мере того как она читала, ее удивление росло.

– Агнес, кухарка сказала, кто именно это прислал?

Агнес покачала головой:

– Нет, мадам.

Селия перечитала письмо.

– Ступай спроси ее.

– Простите, мадам?

– Ступай на кухню и спроси кухарку, кто это прислал, – повторила Селия.

Агнес торопливо присела в реверансе.

– Слушаюсь, мадам. – Девушка тороплива вышла.

Селия отложила письмо. Как странно! Кто-то послал ей любовную записку без подписи. Было время, когда этот факт привел бы Селию в состояние душевного волнения. Сейчас, разумеется, она стала старше и мудрее и перестала верить подобной чепухе. Скорее всего это чья-то жалкая попытка расшевелить ее, немного встряхнуть, заставить почувствовать себя лучше. Селия не удивилась бы, узнав, что это дело рук ее матери. Надо немедленно положить этому конец. Вернулась Агнес.

– Кухарка ничего не знает, мадам, – сказала она, опустив голову. – Кто-то оставил письмо на кухне ночью. Никто не видел, кто именно.

– Понятно. – Селия погладила рукой странную записку. – Сегодня утром надену голубое полосатое платье.

Агнес поспешила достать платье из гардероба, а Селия вскочила на ноги. Он схватила записку с подноса и подошла к камину. Огонь не был разожжен, но угли еще слабо тлели. Селия помешала их кочергой, пока не воспламенился краешек бумаги. Когда листок сгорел дотла, она отвернулась.

Тем не менее она целый день гадала, кто мог послать эту записку. Почерк ей не был знаком, но это ничего не значит.

Возможно, это проделки ее матери. А вдруг это она подговорила одного из мужчин написать ей это письмо, содержание которого мог подсказать любой из сборников стихотворений? Мама – настоящая сводня. Но с кем именно она пытается ее свести?

Лорд Уорфилд слишком стар и не станет заниматься подобными глупостями. Тем более он не обращает на Селию никакого внимания. Селия знала, что лорд Уорфилд вместе с Маркусом проводят долгие часы в кабинете за обсуждением строительства какой-то железной дороги. Лорд Уорфилд редко принимает участие в увеселительных мероприятиях вместе с остальными гостями. Лорд Сноуден, их сосед и предположительно подходящая партия? Селия никогда не думала о нем как о потенциальном женихе и сомневалась, что и он когда-либо думал о ней в этом плане. Мистер Пиктон-Льюис – человек научного склада ума и вряд ли обладает столь поэтической душой. Хотя лорд Уильям наверняка способен написать столь трогательное послание, как и мистер Чилдресс, а также лорд Марбери. Мистер Марбери проявлял к Селии большой интерес. Положа руку на сердце, даже некоторых женатых джентльменов нельзя было исключить из круга подозреваемых.

Ах, еще мистер Хэмилтон. При мысли об Энтони Селия криво усмехнулась. Станет ли красавчик Хэмилтон, у которого нет отбоя от поклонниц, готовых прыгнуть к нему в постель, писать ей подобную чушь?

Но в ту же ночь на своей подушке она нашла еще одну записку, а утром – очередное письмо ждало ее на подносе с завтраком. Вконец сбитая с толку, дождавшись, когда Агнес выйдет из комнаты. Селия отнесла письма на стол. Слова в них были самые заурядные. Селия сама не знала, раздражена она или польщена этими посланиями.


«Дорогой сэр, я была очень удивлена, получив ваши письма. Неудивительно, что вы их не подписали. К чему утруждать себя, если вы не слишком долго корпели над этими записками. Взяли первый попавшийся томик стихов и состряпали любовное послание. Если я захочу почитать стихи, то пойду в библиотеку. Если вы не в состоянии написать ничего оригинального, прекратите заниматься чепухой, не тратьте напрасно время. С.Б.»


Энтони нашел записку на кухонном столе, когда глубокой ночью проскользнул на кухню.

«Лицу, которое ведет переписку с леди Б.», – было написано на конверте.

Энтони воровато огляделся. Не промелькнул ли кто-то в темноте? Поблизости никого не было. Убедившись, что разоблачение ему пока не грозит, Энтони забрал конверт. У него в кармане халата лежало еще одно письмо для Селии, но он не положил его на стол, как раньше. Энтони разбирало любопытство: что написано в послании Селии – благоприятные новости или плохие? Два дня он исподтишка наблюдал за ней. Но Селия вела себя как обычно. Видимо, ни одна из его записок не дошла до Селии, несмотря на то что одну из них он с риском для себя оставил прямо у нее на подушке.

Не медля ни минуты, Энтони унес нераспечатанный конверт к себе в комнату и, заперев дверь, принялся читать письмо Селии.

Расплывшись в улыбке, он дочитал до конца ее полное едкого сарказма послание: ему удалось немного расшевелить Селию. Может быть, цель достигнута и пора остановиться? Ему удалось вывести Селию из душевной спячки и теперь надо оставить ее в покое.

И наверное, ему следует оставить без внимания вызов, который был заключен в ее словах. Но его рука как бы сама собой потянулась к чистому листку бумаги, и Энтони, поразмыслив, сел за стол и взял в руки перо.


«Дорогая мадам…

Простите мне отсутствие остроумия и оригинальности. Все те же нерешительность и сомнение, которые не позволяют мне поставить подпись под этими письмами, являются причиной того, что я ищу спасения в чужих словах, произнести которые сам не осмеливаюсь. Хотя слова заимствованы у других, чувства, которые они выражают, – мои собственные. Если завтра вы появитесь с желтой ленточкой в волосах, я пойму, что мои чувства – точно так же, как мои слова, – нежеланны для вас. Ваш преданный слуга».


– Приготовь мне сегодня персиковое платье, Агнес.

Селия нервно теребила в руках новое послание от своего таинственного друга по переписке. Честно говоря, она не ожидала, что сегодня снова получит от него записку. Похоже, он отступает по всем фронтам.

«Что ж, тем лучше, скатертью дорога!» – думала Селия, подходя к туалетному столику и роясь в ящике.

Она пыталась найти желтую ленточку.

Этим утром она ходила в город. Вместе с Джейн, девицами Трокмортон и несколькими джентльменами. Выдался солнечный день. Дул легкий прохладный ветерок. Некоторое время она шла с Джейн, но потом немного отстала. Вскоре рядом с ней как-то сам собой оказался мистер Чилдресс. Он был в ударе: очаровательный и остроумный, но Селию все это время не покидало смутное ощущение какой-то неловкости. Лишь когда она вернулась в спальню, чтобы переодеться к обеду, ясно осознала, что послужило причиной ее тревоги: мистер Чилдресс напоминал ей Берти.

Она предположила, что, возможно, несправедлива к этому джентльмену и бедняга совсем не похож на Берти. Но что правда, то правда: мистер Чилдресс, точно так же, как Берти, проявлял к ней интерес. Он ловил каждое ее слово. Его обаяние и ум были слишком хорошо вышколены, являясь природными свойствами его натуры. Мистера Чилдресса нельзя было назвать непосредственным. Он грубо льстил ей и изо всех сил старался очаровать. Селии это было не по душе. Несколько лет назад Берти точно так же завоевал ее сердце.

Возможно, окружающие сочли бы ее сумасшедшей, думала Селия. Разумно ли для женщины чувствовать отвращение, видя, как мужчина за ней ухаживает? Большинство женщин отнеслись бы с восторгом к тому, что такой блестящий светский любимчик, как мистер Чилдресс оказывает им знаки внимания и всячески стремится подчеркнуть свою преданность. Селия гадала, не он ли написал все эти глупые письма. Они были вполне в его духе. Хотя… будь автором писем мистер Чилдресс, он наверняка подписал бы их, чтобы не оставалось ни малейших сомнений относительно его намерений.

Подумав о письмах, Селия протянула руку к волосам, желая снять желтую ленточку, которую вплела в прическу утром. Может быть, усиленные ухаживания мистера Чилдресса были попыткой смягчить ее сердце и переубедить, после того как он увидел эту самую желтую ленточку, о которой шла речь в письме? Однако, к ужасу своему, Селия не обнаружила ленточку ни в волосах, ни в ящике туалетного столика. Она стала искать ее в других местах, но тщетно. Видимо, во время прогулки лента развязалась и потерялась.

Ну и ладно. Это не настолько важно. Селия оделась к ужину и спустилась, чтобы присоединиться к остальным гостям. Она была уверена в себе и спокойна. Странно, конечно, что для уверенности в себе и душевного равновесия ей требовалась такая малость – всего лишь отвергнуть кого-то. Однако ей самой это казалось очень важным. Она стала мудрее, чем раньше. Теперь у нее не кружится голова от грубой лести. Она видит всех мужчин насквозь и знает им цену. Ни одному из них нельзя доверять. В этот вечер Селия ужинала с большим аппетитом, чем обычно. Особенно после того, как мать посадила ее за стол рядом не с мистером Чилдрессом, а с лордом Сноуденом. Лорда Сноудена с его разговорами – при всем его занудстве – Селия считала искренним.


Утром Селия была чрезвычайно удивлена, увидев на подносе новую маленькую записку.

– Придется спускаться к завтраку, – недовольно пробурчала она себе под нос, открывая послание.

Она готова была швырнуть записку мистеру Чилдрессу в лицо и заявить ему напрямик, что она не…


«Дражайшая леди…

Не могу описать словами, какое испытал облегчение, когда не увидел в ваших волосах той самой желтой ленточки. Всю ночь я не спал. Не смел надеяться на вашу благосклонность. Могу лишь надеяться и молить Бога о том, что отсутствие ленточки в вашей прическе означает, что вы милостиво решили предоставить мне еще один шанс – доверить бумаге слова, которые я не решаюсь сказать вам при встрече. Прошу вас, не осуждайте меня за мою робость. Мое сердце учащенно бьется от радости – оно готово выпрыгнуть из груди. Знали бы вы, каково это – так сильно желать вас и скрывать свои чувства, вы бы поняли ту безмерную радость, которую я испытал. Пусть эта радость птицей долетит и до вас – это будет всего лишь тихий шепот восторга, преданности и надежды.

Ваш вечно преданный вам слуга».


Селия дочитала послание до конца. Ну что ж, по крайней мере это лучше, чем те напыщенные утомительные оды, которые содержались в первых посланиях. Вместо того чтобы швырнуть письмо в камин, как Селия поступила с предыдущими посланиями, она положила его на стол. Одеваясь, Селия задумчиво смотрела на листок. Чем объяснить эту разительную перемену в содержании записки?

Может быть, стоит ответить? Пусть молодой человек узнает, что на самом деле Селия вчера вплетала желтую ленточку в волосы, не собираясь продолжать переписку. Селия решила ответить.

Но вечером забыла об этом. Ее мать наняла театральную труппу, состоявшую из актеров пантомимы. Они разыграли одну из комедий Шекспира, и Селия нашла спектакль довольно занятным. Несмотря на то что мистер Чилдресс ухитрился сесть рядом с ней и то и дело пытался завязать разговор. Селия рассеянно кивала и улыбалась, хотя слушала вполуха. Вечер пролетел незаметно. К тому времени, когда усталая Селия свалилась в постель, она забыла о письмах и о том, что собиралась ответить и на этом закончить эту нелепую переписку. Она вспомнила об этом, лишь когда на следующее утро снова увидела на подносе письмо.

– Агнес, откуда это берется? – спросила она, протягивая письмо.

– Не знаю, мадам. Утром я нахожу это на столе на кухне, И на конверте стоит ваше имя. Мне не следует приносить их вам?

Селия поджала губы и вскрыла письмо. Оно было еще лучше предыдущего. В общем, оно было милым.


«…Мой мир озарила надежда. Моя душа взлетает к звездам, когда я признаюсь вам в своей привязанности. Кто-то сказал, что безответная любовь приносит самые мучительные страдания, ослабляет волю человека и истощает его жизненные силы. Я знаю, что это не так: чем больше я обнажаю свои сокровенные желания, тем полноводнее становится их источник. Поток любви, который течет к вам из него, никогда не остановится, а их источник – не иссякнет…»


Кто же посылает ей эти письма? – недоумевала Селия.

– Нет, Агнес, приноси их, – сказала Селия. Но почему-то не попросила горничную непременно выяснить, кто присылает эти записки.

Глава 11

Однажды после обеда леди Хилленби все же застала Энтони врасплох в коридоре возле его комнаты. В течение недели после приглашения наведаться в ее постель ему удавалось избегать эту даму. И вот теперь она прижала его к стенке, и Энтони старался побыстрее от нее отделаться. Неужели мужчине нигде нельзя найти покой? Он даже не может удалиться в свою комнату без того, чтобы хотя бы несколько минут ему никто не мешал.

Разумеется, Энтони, воспользовавшись удобным моментом, ускользнул от всех, для того чтобы написать ответ на последнюю записку Селии. С тех пор как она начала отвечать на его послания, Энтони было трудно думать о чем-то другом. Он не принимал участия в разговорах и был постоянно занят сочинением все новых и новых писем. Он никогда до этого не вел столь оживленной переписки. И вот теперь его рассеянность привела к этому неловкому противостоянию.

– Мы можем уединиться прямо сейчас, – говорила Хилленби.

От ее писклявого голоса у Энтони заболела голова. Кажется, она слишком молода, чтобы заниматься таким вещами.

– У меня уже есть договоренность.

– Ну и что? – Она провела рукой по его груди, и Энтони схватил ее за руку. – Ничего страшного. Это не займет у нас много времени.

– Но если уж браться за что-то, нужно делать все как следует, – ласково сказал он. – Попросите мужа, чтобы он показал вам, как это делается.

– Я хочу, чтобы вы мне это показали. – Она надула губки и попыталась высвободить руку. – Ведь я буду не первой, кому вы это показываете, не правда ли?

– Леди Хилленби…

– Мистер Хэмилтон. – Услышав этот голос, леди Хилленби замерла.

На мгновение у нее в глазах отразился страх. Но когда она узнала ту, кому принадлежал этот голос, ее страх исчез. Энтони оглянулся и увидел Селию. Она стояла и молча наблюдала за тем, как он пытался освободиться от ручек леди Хилленби.

– Вас разыскивает мой брат, – сказала Селия. – Он хочет, чтобы мистер Бичем показал вашу лошадь.

– Я как раз шел на конюшню, – ответил Энтони. – Спасибо, что передали мне то, о чем попросил ваш брат.

– Прошу прощения. Надеюсь, я не помешала, – Селия посмотрела на леди Хилленби в упор.

Та изобразила на лице высокомерие.

– Ах! Ничего страшного. – Леди Хилленби бросила на Энтони взгляд из-под опущенных ресниц. – Мне нужно идти. Сэр Хилленби ждет меня.

«Слава Богу, – подумал Энтони. – Пусть идет к своему мужу».

Он наклонил голову, и леди Хилленби с достоинством удалилась. Уходя, она постаралась коснуться его своей юбкой. Когда женщина скрылась из виду, Энтони посмотрел на Селию.

– Спасибо, – снова сказал он.

Селия едва заметно улыбнулась:

– Пожалуйста. Я сначала сомневалась, стоит ли вмешиваться, но затем почувствовала, что вы не станете возражать.

Энтони снова посмотрел в глубину коридора, где исчезла леди Хилленби, чтобы убедиться, что она действительно ушла.

– Я ваш должник на всю оставшуюся жизнь. Спасибо, что вмешались. – Селия расплылась в улыбке. Энтони с удовлетворением заметил, что в последние два дня Селия стала чаще улыбаться. – А что, Рис и вправду ждет меня?

– С нетерпением, – подтвердила Селия. – Полагаю, лорд Уильям рассержен из-за своего коня, и Дэвид хочет доказать, что он не прав, предложив ему сравнить жеребца лорда Уильяма с лошадью из его конюшни. – Она замолчала, и ее щеки залил румянец. – Полагаю, там речь идет о каком-то пари и ставках.

– А-а, – сказал Энтони. – В таком случае без участия Перси там наверняка не обошлось. – Селия рассмеялась. О Господи, как же ему нравился ее смех! – Вы будете смотреть соревнования?

– Вместе с другими дамами я буду их судить, – ответила Селия.

Энтони предложил ей руку, и они вместе пошли по коридору.

По дороге Селия объяснила Энтони, что случилось. Лорд Уильям и еще несколько джентльменов отправились на конную прогулку, а возвратившись, встретили дам, которые прогуливались на свежем воздухе. Лорд Уильям принялся демонстрировать достоинства своего жеребца, а девицы Трокмортон восторженно восклицали и громко аплодировали. Действия лорда Уильяма становились все более сопряженными с риском и испугали других лошадей. И когда конь Перси встал на дыбы и чуть не сбросил своего седока, Дэвид обозвал лорда Уильяма фигляром и сказал, что ему нужно завести себе лошадь, которой он в состоянии управлять, – может быть, даже пони. Лорд Уильям посчитал себя оскорбленным и возразил, что знает о разведении и дрессировке лошадей не меньше Дэвида. Оказывается, когда-то они поспорили друг с другом, чьи лошади лучше, и сделали ставки. И сейчас гости собрались возле конюшни, чтобы решить, кто победил. Дэвид захотел, чтобы мистер Бичем продемонстрировал всем кобылу Весту, недавно приобретенную Энтони, которая должна была послужить веским доказательством в этом соревновании. Поскольку джентльмены делали ставки на исход пари и являлись лицами заинтересованными, было решено, что судьями будут дамы.

– Женщины, – заявила Селия, – более объективны.

– Хотите сказать, что девицы Трокмортон будут судить беспристрастно? – усмехнулся Энтони.

– Они уже заверили лорда Уильяма, что победу одержит именно он – и никто другой. – Селия вздохнула и покачала головой. – Девушки очень милые, но пустоголовые, у обеих ветер в голове.

– Они совсем еще юные.

– Они достаточно взрослые, чтобы совершить роковую ошибку, – сказала Селия, – и всю жизнь за нее расплачиваться.

Энтони подумал, что Селия имела в виду собственный жизненный опыт. Видимо, она была очень несчастна в браке и сожалеет о том, что вышла замуж. Но Селия говорила спокойно, и в глазах у нее не было прежней грусти.

Они дошли до конюшни. К ним вышел Дэвид Рис.

– Хэмилтон, хорошо, что ты пришел. – Дэвид улыбнулся сестре: – Спасибо, что предложила привести его, Селия.

– Мне это было даже приятно, – сказала она и оставила их, чтобы присоединиться к остальным дамам.

Что? Селия сама вызвалась привести его к брату? Дэвид посерьезнел.

– Ты не будешь возражать, если Саймон ненадолго возьмет твою кобылу? Я собираюсь утереть нос этому тупоголовому ослу Норвуду, а у тебя – моя самая лучшая кобыла.

– Разумеется, не против, – ответил Энтони. – Я охотно передам любого своего коня в руки мистера Бичема. До сих пор мечтаю переманить его к себе.

Дэвид рассмеялся:

– Ничего у тебя не получится. Надеюсь, за тот месяц, пока лошадь у тебя, моя работа не пошла коту под хвост?

– Успокойся. Я не испортил лошадь, – сказал Энтони.

– Девушку я бы тебе не доверил, – подмигнув, сказал Дэвид и велел конюху привести кобылу Хэмилтона.

Энтони нахмурился. Он знал, что Дэвид пошутил, однако… Энтони набрался храбрости и посмотрел туда, где стояла Селия. Рядом с ней была девчушка в зеленой амазонке – дочь герцога, вспомнил он. Остальные дамы находились в нескольких футах от них. Мужчины столпились в дальнем конце двора и о чем-то спорили. Энтони вздохнул: он понимал, что ему придется соблюсти этикет и присоединиться к джентльменам – по крайней мере на время.

– Но почему дяде Рису понадобилось, делать это именно сейчас, когда у меня должен быть урок верховой езды? – воскликнула Молли и в сердцах пнула деревянный забор.

– Это не займет много времени, Молли, – попыталась успокоить ее Селия. – Всего полчаса, не больше.

Девочка закатила глаза и вздохнула:

– Это целая вечность! Скорее бы закончилась эта домашняя вечеринка. Я жду не дождусь, когда все снова будет так, как всегда.

Селия покачала головой, сжала руку Молли и, оглядевшись, шепнула ей на ухо:

– Признаться, я тоже. Но давай потерпим еще немного, хорошо?

– Разве вам не нравится все это веселье вокруг вас? – Молли округлила глаза. – Мисс Пэрриш сказала, что вечеринка была задумана специально для вас.

Селия натянуто улыбнулась. Бетти, няня и мисс Пэрриш, горничная, не должны были сплетничать о ней при ребенке. Однако теперь положа руку на сердце Селия могла признаться в том, что начала получать удовольствие от вечеринки. Но не благодаря гостям, точнее, благодаря одному-единственному загадочному гостю. Каждое утро, видя очередную записку на своем подносе для завтрака, Селия испытывала радость.

– Да, отчасти это так. Моя мать пригласила нескольких моих друзей по случаю моего приезда.

Молли с сомнением посмотрела вдаль, на лорда Уильяма, который заставлял лошадь выполнять цирковые трюки, и на хихикающих девиц Трокмортон, которые махали ему платочками.

– Да? А я не знала, что все они – ваши друзья.

Селия тоже посмотрела на лорда Уильяма. Она представления не имела, почему мать его пригласила. Вообще-то наследник маркиза был внешне привлекателен, а главное – холост. Селия искренне надеялась, что мать не рассчитывала на то, что дочь влюбится, например, в лорда Уильяма.

– Ну, некоторые из гостей – мои близкие друзья, – сказала она, – не все, конечно.

Молли задумалась. Она смотрела на гарцующую лошадь и довольного собой седока.

– Надеюсь, он хотя бы хорошо танцует, – сказала она. – Потому что наездник из него – никакой.

Селия едва не расхохоталась. Молли – невинная душа: она говорит то, что думает.

В какой-то момент Селия споткнулась и потеряла равновесие. Энтони подскочил к ней и поймал, подхватив за локти.

– С вами все в порядке, леди Бертрам? – спросил он.

– Да, – выдохнула она и посмотрела ему в глаза.

– Понятно, – произнес он.

Мгновение Хэмилтон пристально смотрел на нее, затем отпустил. Селия сделала шаг назад и отвела взгляд, пытаясь скрыть смущение.

– Ну, закончили они или нет? – теряя терпение, воскликнула Молли, которая все это время с надеждой смотрела на лорда Уильяма, ожидая конца представления.

Энтони оторвал взгляд от Селии и повернулся к девочке.

– Не совсем. Хотя Норвуд, по-моему, завершил свое выступление.

Молли повернулась к Энтони.

– А вторая лошадь – ваша? – поинтересовалась она.

Энтони кивнул:

– Да, моя.

Молли взглянула на кобылу, которую вывел мистер Бичем.

– Красивая лошадка. Мы с тетей Селией на днях видели ее в стойле.

– Спасибо. Я горжусь тем, что ее приобрел.

– Молли, ты знакома с мистером Хэмилтоном? – спросила Селия. – Мистер Хэмилтон, познакомьтесь с мисс Молли Престон, моей племянницей. Мисс Престон, позвольте представить вам моего друга мистера Хэмилтона.

Энтони поклонился, а девочка грациозно присела в реверансе.

– Для меня большая честь познакомиться с вами, мисс Престон.

– А для меня – с вами, мистер Хэмилтон, – с серьезным видом произнесла Молли и с чувством воскликнула: – И мне очень хочется, чтобы ваша лошадь непременно выиграла, потому что она мне очень нравится!

Энтони рассмеялся, а Селия улыбнулась, и их глаза встретились. На мгновение он позабыл обо всем на свете. Впервые за много дней Энтони увидел, что глаза у Селии сияют.

– Почему вы не следите за исходом соревнования вместе с остальными джентльменами? – спросила Селия.

– Э-э… Меня удалили с поля на основании того, что я заинтересованная сторона. Я не смог бы продемонстрировать непредвзятость в этом вопросе.

Перси заявил, что Энтони должен уйти, чтобы не выиграть и не забрать все деньги себе. Чему Энтони был необычайно рад, потому что получил возможность побыть рядом с Селией.

Тем временем лорд Уильям закончил выступление, спрыгнул с лошади и театрально поклонился дамам. В этот момент он случайно задел морду лошади концом своего кнута. И без того возбужденный жеребец громко заржал и встал на дыбы. Лорд Уильям упал ничком и стал ползти назад, как рак, а его конь несколько раз встал на дыбы, а затем начал бешено метаться по двору.

Дамы в страхе закричали, а мужчины побежали. Энтони с тревогой взглянул на свою лошадь, не зная, как поведет себя испуганное всей этой суматохой животное, оказавшееся в уязвимом положении в ограниченном пространстве двора. Однако Бичем действовал решительно и быстро. Он перебросил поводья Весты через забор, чтобы Энтони их поймал, а затем ринулся в погоню за храпящим жеребцом. Молодой конюх остановился посреди двора и громко свистнул. Жеребец замедлил бег, повернулся, а затем рванул вперед, Селия ахнула и от страха вцепилась в руку Энтони. Еще секунду – и взбесившийся конь растоптал бы мистера Бичема. Но конюх успел ухватиться за гриву жеребца и вскочил в седло. Сделав всего пару кругов по двору, конюх успокоил лошадь, и она пошла рысью под дружные аплодисменты женщин и восторженные крики мужчин. А сконфуженный лорд Уильям, красный, измазанный землей, перелез через ограждение.

– Браво, мистер Бичем! – хлопая в ладоши, кричала Молли. – Браво!

– Великолепное выступление, Саймон! – закричал Дэвид.

Подошли еще два конюха и осторожно направились в сторону жеребца. Энтони перевел взгляд на Селию. Она подарила ему ослепительную улыбку.

– Поздравляю. По-моему, ваша победа очевидна. – Во время всей этой суматохи Веста, кобыла Энтони, не проявляла никаких признаков беспокойства, лишь поводила ушами и трясла головой, когда жеребец бешено носился мимо нее.

– Да. Впрочем, я этого ожидал.

Селия все еще держалась за его руку.

«Это для меня настоящая награда», – думал Энтони.

– А теперь у меня наконец-то начнется урок верховой езды, – запрыгала от радости Молли. Двое конюхов уводили храпящего потного жеребца лорда Уильяма, а Дэвид пожимал руку мистера Бичема. – Мне нужно проследить, чтобы Люсинду немедленно оседлали. – Позабыв обо всем на свете, Молли побежала к конюшне.

Только сейчас спохватившись, что продолжает держать Хэмилтона за руку, Селия выпустила ее.

– Молли обожает уроки верховой езды, – сказала Селия извиняющимся тоном.

– У нее настоящее чутье на хороших коней, – заметил Энтони. – Мне очень нравится эта юная леди.

Селия подняла на него глаза и рассмеялась. Энтони слышал ее смех, смотрел на румянец у нее на щеках, на то, как блестят у нее глаза, и внезапно почувствовал, как что-то шевельнулось у него в груди.

«Спаси меня, Боже, – думал он, осознавая всю тщетность этой молчаливой молитвы, обращенной к Господу, – все бесполезно, я пропал! Даже Бог тут бессилен».

Все гости устремились к ним, искренне изумленные решительностью и храбростью мистера Бичема и его высоким профессиональным мастерством. Когда Селия удалилась вместе с дамами, Энтони долго смотрел ей вслед. Он не мог оторвать от нее взгляда. Эта женщина притягивала его к себе как магнит.

В тот вечер Энтони, как всегда, боролся с желанием видеть Селию, смотреть на нее. Он запрещал себе это, но дважды ловил себя на том, что глазеет на леди Бертрам, когда они находятся в одной комнате. Энтони понял, что не может отказать себе в удовольствии ее лицезреть. Чем дальше, тем больше. Он ничего не мог с собой поделать. Каждый раз, когда Энтони слышал смех Селии, ее голос, его голова словно сама собой поворачивалась в ее сторону. И каждую ночь он изливал свои чувства на бумаге, все больше и больше теряя свою защитную броню, свой извечный щит внешнего безразличия. Пока Энтони был бесстрастен – пока ему удавалось убедить себя в том, что все это время он действовал лишь ради того, чтобы приободрить Селию, не дать ей упасть духом, – он был неуязвим.

Проблема была в том, что ответные письма, которые он получал от Селии, вызывали чувство привязанности к ней. Заставляли поверить в невозможное. Энтони пришел к выводу, что несбыточность его надежд не станет для него утешением. Хотя Селию совсем недавно убеждал в обратном. Энтони чувствовал, что между ними что-то происходит и развиваются какие-то отношения, невидимые постороннему глазу и не высказанные вслух. И эти отношения, несмотря на его скандальное прошлое, затронули его сердце, чего с ним никогда не бывало.

Все это лишало Энтони присутствия духа. Он никогда не терял голову из-за женщин. Менял их как перчатки. А чтобы с тоской искать женщину в толпе – такого Энтони даже представить себе не мог. Однако факт остается фактом: именно этим Энтони и занимался по крайней мере два раза в день.

– У тебя довольная физиономия, – сказал Нед, подойдя к нему. – Интуиция мне подсказывает, что не только потому, что у тебя лучшая лошадь и ты выиграл пари. Хотелось бы знать почему. Собираешься вложить деньги в какое-нибудь скучное изобретение? Нашел способ, как удвоить капиталы, играя на бирже? – Нед бросил взгляд в сторону дам, которые сидели в другом углу гостиной. – Или благодаря новой красотке, которая согревает твою постель по ночам?

Энтони напустил на себя равнодушный вид. Сердце учащенно билось: слова Неда застали его врасплох и он не успел надеть маску безразличия, как обычно.

– Все далеко не так интересно, как тебе показалось.

– Я разочарован, – сказал Нед. – Не ожидал от тебя, дружище, – проговорил он.

– Ты всегда говорил, что в душе я настоящий зануда. И на сей раз оказался прав.

– Да, это верно: ты скучный, старый зануда. Но вокруг столько хорошеньких женщин. И я полагаю… – Нед понизил голос: – По-моему, мои отношения с одной из дам прогрессируют.

Энтони заметил, что к цепочке для часов, на которые Нед посмотрел, достав их из кармана, привязана ленточка цвета весенних нарциссов.

– Знак благосклонности от дамы?

Нед поспешно спрятал ленточку в карман. Но от внимательного взгляда Энтони не укрылось выражение лица Неда: он был доволен.

– Возможно.

Энтони отвел взгляд. Разумеется, такую ленточку могла подарить Неду любая дама. Не обязательно Селия. Но ленточка была желтого цвета…

Значит ли это, что ленточку Неду подарила Селия? Не может быть, подумал Энтони, наблюдая за ней. Он запомнил, что Селия написала в своей последней записке: «Мне кажется, вы, как и я, знаете, что значит горечь разочарования в любви и боль, которую испытываешь, потеряв любимого. Иначе невозможно понять страдания разбитого сердца и отчаяние, которое охватывает тебя, когда в конце концов осознаешь, что совершил роковую ошибку, сделав неудачный выбор в любви».


Ее сердце было разбито, она совершила ошибку и теперь страдает.

А что, если Селия думает, будто автор адресованных ей писем – Нед? Исключено. Сама мысль об этом смехотворна. Но возможно, Селия не знает Неда так хорошо, как знает своего друга он, Энтони. Чтобы завоевать женщину, Нед делал ставку на свою красивую внешность и хорошие манеры. Он не обладал ни состоянием, ни титулом. Однако скандальной репутации у Неда тоже не было. Зачем же ему скрывать свое имя, посылая даме записки без подписи?


В ту ночь Энтони снова, как всегда, взялся за перо. Слова Селии адресованы ему, а не кому-то другому, знает об этом Селия или нет. Может быть, в конечном счете у него не останется ничего, кроме ее писем, но раньше и этого не было. В данный момент и писем достаточно. Единственное, что Энтони нужно – это открыть Селии свою душу.

Глава 12

Розалинда, которая вначале жалела о том, что устроила вечеринку, желая поднять настроение Селии, и даже провела несколько бессонных ночей, стала замечать, что Селия повеселела, не замыкается в себе, стала более общительной, не избегает гостей. Она принимает участие в салонных играх, играет в шары и вместе со всеми совершает прогулки. Мать не могла нарадоваться, глядя на дочь. Селия преобразилась, ее словно подменили. Произошло чудо. И это чудо пролилось целительным бальзамом на душу матери.

Единственным, что омрачало счастье Розалинды, было присутствие в Эйнсли-Парке скандально известного мистера Хэмилтона. Герцогиня нисколько не сомневалась в том, что этот повеса и распутник, вконец позабыв о приличиях, завел интрижку с леди Хилленби прямо под носом у ее супруга, уважаемого лорда Хилленби. Да и сама леди Хилленби хороша! Пусть Селия считает леди Хилленби своей подругой, Розалинда сожалеет о том, что пригласила супругов Хилленби в Эйнсли-Парк. Но этот ужасный мистер Хэмилтон не унимается. Теперь, похоже, он положил глаз на Селию. Только этого не хватало! За ужином Розалинда заметила, что Хэмилтон исподтишка бросает взгляды на Селию. Видимо, намерен проводить ее потом. Этого нельзя допустить, решила Розалинда.

Разумеется, надо действовать осторожно. Нельзя приказать зарвавшемуся наглецу держаться подальше от Селии. Розалинда не знала, что входит в планы мистера Хэмилтона, но решила лечь костьми, но не подпускать распутника к дочери. Розалинда пересадила мистера Хэмилтона на противоположный конец стола, а рядом с Селией каждый вечер сажала нового джентльмена. Она мысленно хвалила себя за то, что у нее хватило ума пригласить всеобщего любимца мистера Чилдресса. Этот дамский угодник мог очаровать любую женщину, и на него всегда можно было рассчитывать, если речь шла о том, кто будет провожать или сопровождать Селию на светские мероприятия. Все вечера Розалинда была начеку и продумывала развлечения, которые исключали ситуации, когда участники хотя бы ненадолго оставались друг с другом наедине. Ради блага дочери герцогине пришлось вместе с гостями принимать участие в игре в шары.

Сначала она просто наблюдала за игрой в стороне, пока не обнаружила, что приятель Дэвида, бесшабашный Эдвард Перси, подбивает мужчин делать ставки во время игры. Розалинда в который раз убедилась в том, что здесь ничего нельзя пускать на самотек и везде нужен глаз да глаз.

Усилия вдовствующей герцогини были вознаграждены. Хотя она по-прежнему замечала, что мистер Хэмилтон тайком поглядывает на ее дочь, по мере того как настроение Селии улучшалось, качественно обновлялось и ее окружение. И поскольку она больше не оставляла гостей раньше времени, у мистера Хэмилтона оставалось все меньше возможностей застать Селию одну. У Розалинды отлегло от сердца.


Розалинда сидела за письменным столом, составляя меню на следующий день, когда дверь у нее за спиной распахнулась, а затем захлопнулась.

– Мадам, вы совершаете ошибку! – раздался чей-то сердитый голос.

Розалинда оглянулась и открыла рот от изумления. Перед ней, подбоченившись, стоял граф Уорфилд. Розалинда не собиралась приглашать этого высокого рыжеволосого графа-шотландца в гости. Это Маркус в последний момент внес его фамилию в список приглашенных на вечеринку в честь приезда Селии. Они с графом разрабатывали план строительства железной дороги, и до сих пор граф большую часть времени проводил в кабинете Маркуса, не общаясь ни с кем из гостей. Розалинду это вполне устраивало. Лорд Уорфилд – добрый малый, но он груб и неотесан. Громко смеется, не отличается изысканными манерами и деликатностью в обращении. Розалинду он назвал «сногсшибательной девочкой». Как будто позволительно так отзываться о вдовствующей герцогине и матери взрослой дочери! И что хуже всего, лорд Уорфилд – дядя мистера Хэмилтона. Весьма странное родство – грубовато-прямодушный и общительный граф и бездушный повеса с холодным сердцем.

Герцогиня наконец пришла в себя.

– Да как вы смеете!

– Как я смею? – Уорфилд наступал на нее. Розалинда поднялась с места. Она выпрямила спину и развернула плечи. Ее лицо приняло выражение холодной неприступности. Как смеет этот человек, какой-то там неотесанный шотландец, отчитывать ее, как ребенка? – Это как вы смеете! Вы унижаете порядочного человека!

– Сэр, всякому безобразию есть свой предел.

Уорфилд в ярости разрубил воздух ребром ладони.

– Совершенно верно. Кто дал вам право относиться к Хэмилтону как к изгою.

Розалинда изумленно подняла брови:

– Боже милостивый, как я могу относиться к гостю как к изгою? Будь то мистер Хэмилтон или кто-либо еще.

– Вы знаете, что я имею в виду, – рявкнул Уорфилд. – Вы намеренно сажали свою дочь за ужином с неженатыми мужчинами – каждый вечер с разными, но ни разу не посадили ее рядом с Хэмилтоном. Вы просили всех холостяков по очереди читать вслух по вечерам – всех, кроме Хэмилтона. Вы из кожи вон лезли, чтобы уговорить каждого неженатого джентльмена по очереди спеть дуэтом с леди Бертрам – но только не Хэмилтона! Неужели вы думаете, что все вокруг слепые?

– Моя дочь, – ледяным тоном проговорила Розалинда вне себя от гнева, – только что сняла траур по своему покойному супругу. С ней необходимо обращаться бережно и деликатно. Я хочу уберечь дочь от ненужных волнений и переживаний любого рода и…

– Вы проявляете к ней сочувствие весьма странным способом, – перебил ее Уорфилд. – Только слепой не видит, что ваша дочь сторонится людей, погружена в себя и свои переживания, и есть только один-единственный человек, с которым она разговаривает, – молодой Хэмилтон. Но вам это не нравится. И вы готовы горы свернуть, чтобы их разлучить. Почему?

Розалинда не сразу ответила. Этот проныра попал в точку, сказал чистую правду. Однако все это его не касается.

– Если я была нелюбезной хозяйкой, прошу меня извинить, – проговорила герцогиня тем же ледяным тоном. – Передайте мои извинения мистеру Хэмилтону.

– Вы порете чушь! – вскричал Уорфилд. Розалинда потрясенно ахнула. – Мне не нужны ваши чертовы извинения! Я хочу знать, почему вы ведете себя подобным образом. Если парнишка вам не нравится, зачем было его приглашать?

– Я его не приглашала, – резко ответила Розалинда. – Это сделал Дэвид. Теперь вы удовлетворены?

Гнев Уорфилда сменился искренним удивлением.

– Чем Хэмилтон вам не угодил? Почему вы точите на мальчика зуб? Что вы имеете против него?

Розалинда поджала губы.

– То же самое, что может иметь любая мать в Англии против жестокого, бесчувственного повесы. Он видит в моей бедной, убитой горем дочери всего лишь богатую вдовушку, с которой можно поразвлечься.

– Не так страшен черт, как его малюют, – смущенно проговорил Уорфилд, явно озадаченный заявлением Розалинды. – Злые языки болтают о мальчике всякую чушь. Сплетники готовы очернить любого. Неужели вы верите во все эти россказни? Я считал вас более здравомыслящей и прозорливой. Разве он хоть чем-то опорочил леди Бертрам? Совершил что-то предосудительное?

– Нет. Этого я не говорила, – вынуждена была признать Розалинда.

– Разве леди Бертрам сторонится Хэмилтона? Не хочет с ним общаться?

Розалинда гордо вскинула голову.

– Я не обсуждаю с посторонними секреты, которые доверяет мне моя дочь, сэр.

– Ладно. – Уорфилд скрестил руки на груди, подошел ближе и сверлил Розалинду взглядом. – Почему все же вы недолюбливаете Хэмилтона?

– Я не стану этого объяснять!

– Если вы считаете свои намерения непредвзятыми, нет причин их скрывать.

Розалинда выдержала его взгляд.

– У мистера Хэмилтона ужасная репутация. А как известно, нет дыма без огня. От одного его присутствия веет скандалом. Вы считаете меня ханжой, лицемеркой и к тому же сплетницей, но вы ошибаетесь: я просто мать. И впредь буду делать все, чтобы защитить дочь и предотвратить то горькое разочарование, которое может ее постичь. И если для этого мне придется нанести обиду самому отъявленному негодяю на всем свете тем, что я не прошу его читать после ужина стихи вслух, я пойду на это, ни секунды не колеблясь. Надеюсь, я достаточно четко и доходчиво изложила вам свою позицию?

– Вполне, – спокойно ответил Уорфилд. Розалинда в знак благодарности чуть наклонила голову. – Однако вы заблуждаетесь, и ваше мнение о Хэмилтоне ошибочно.

– Возможно, – проговорила герцогиня сухим, бесстрастным тоном, который свидетельствовал о том, что на самом деле она не испытывает ни малейших сомнений на счет мистера Хэмилтона.

Уорфилд покачал головой:

– В один прекрасный день вы поймете, что ошибались. Надеюсь, я буду при этом присутствовать. – Уорфилд повернулся, собираясь уйти, но остановился в дверях. – Тогда я охотно выслушаю ваши извинения.

– Всего хорошего, лорд Уорфилд, – холодно произнесла Розалинда.

Кривая усмешка Уорфилда вывела ее из себя. Если кто-то и заблуждается относительно скандально известного мистера Хэмилтона, так это его всепрощающий дядюшка.

Кроме того, Розалинда считала, что знает свою дочь лучше, чем какой-то там лорд Уорфилд, поэтому была уверена в том, что Селия не пожелает иметь ничего общего с мистером Хэмилтоном. По крайней мере такой мужчина уж точно не сможет сделать Селию счастливой. Негодяй соблазнит ее и бросит – точно так же, как бросал множество других женщин, разбив им сердце и опозорив их имя.

Гнев Розалинды превратился в холодную решимость. В последнее время настроение Селии изменилось в лучшую сторону. Если бы причиной этого был какой-либо мужчина, материнское сердце Розалинды подсказало бы это. Кому, как не матери, узнавать о таких вещах первой. А если там все-таки замешан мужчина, необходимо разузнать, кто это такой, чтобы убедиться, что он подходящая партия. Но если дело тут вовсе не в мужчине, а в чем-то другом, ей все равно нужно быть в курсе, чтобы поощрять и впредь то, что может вывести Селию из меланхолии.

Розалинда застала Селию в саду, где она неспешно прогуливалась одна с мечтательной улыбкой на лице. Впервые за все время, с тех пор как она вернулась из Камберленда, Селия выглядела по-настоящему счастливой. Сердце у Розалинды переполнилось восторгом. Она еще раз убедилась в том, что была права, настояв на ее приезде.

Преисполнившись еще большей решимости, Розалинда направилась к Селии. Она была рада, что застала дочь одну.

– Ах вот ты где, дорогая моя, – воскликнула она.

Селия подняла голову.

– Да, мама?

Селия укрылась в саду, чтобы прочесть очередную записку от своего тайного воздыхателя. Теперь она перечитывала каждую записку по несколько раз.

Розалинда заглянула Селии в глаза.

– Как я рада, что ты снова улыбаешься.

Щеки Селии покрыл густой румянец.

– Я сама этому рада, мама.

Розалинда просияла:

– Хорошо, что ты теперь дома, правда?

Селия опустила глаза.

– Да, хорошо, что я вернулась, но это больше не мой дом, – произнесла она, печально усмехнувшись.

– Что за глупости! – воскликнула мать. – Даже когда у тебя появится другой дом, в Эйнсли-Парке тебе всегда будут рады.

– Знаю, – заверила ее Селия. – Я только хотела сказать, что ощущаю себя так, словно приехала в гости, а не вернулась, чтобы остаться здесь жить.

– В самом деле? – Розалинда подхватила Селию под руку, и они пошли по саду вместе. – У тебя есть причины полагать, что ты скоро уедешь?

Селия опустила голову, делая вид, что разглядывает клумбу с розами. Мать прощупывает почву, ходит вокруг да около, не желая спросить у Селии напрямик.

– Нет, мама. Просто я точно знаю, что однажды уеду.

– Разумеется, – поспешила заверить ее мать. – Это естественно, что молодая женщина желает быть хозяйкой в своем собственном доме. – Селия снова отказалась отвечать на вопрос, который сам собой подразумевался. Наконец Розалинда продолжила, взяв быка за рога: – Разумеется, ты еще слишком молода, чтобы провести свою жизнь в одиночестве.

В голове Селии зазвучали слова из записки, оставленной для нее на подносе с завтраком, и она улыбнулась. Селия больше не чувствовала себя одинокой.

– Да, мама.

– Ты… – Розалинда замолчала, пристально вглядываясь в лицо дочери. – Дорогая моя, может быть, один из находящихся у нас в гостях джентльменов… растревожил твое сердце? – Селия украдкой покосилась на мать. – Я спросила только потому, что мечтаю видеть тебя счастливой. Ах, дитя мое, когда я приехала в Камберленд, у меня сердце кровью обливалось, глядя, как ты страдаешь! Ты ходила как в воду опущенная. Тихая, молчаливая, подавленная. А сейчас, когда я снова вижу твою улыбку, слышу твой смех… – Не в силах продолжать от избытка чувств, Розалинда умолкла и сжала руку дочери в своих ладонях. – Если это какой-то мужчина, обещаю не вмешиваться в ваши отношения.

Селия остановилась и повернулась к матери.

– Прошу тебя, не волнуйся. С тоской и печалью покончено. Мама, в Камберленде…

– Тебе не обязательно рассказывать мне об этом, дорогая, – перебила ее Розалинда. – Все позади, и не стоит ворошить прошлое.

Селия покачала головой:

– Хочу тебе кое-что рассказать. Понимаешь… Я совершила ошибку, выбрав себе в мужья Берти. Оказалось, что мы с ним – абсолютно разные люди. До свадьбы я совершенно не знала его и повторять ошибку не собираюсь. Не обвиняй себя, – сказала Селия, увидев отчаяние в глазах матери. – Ты всегда была хорошей матерью, нежной и любящей, ты позволила мне выбрать того, кого я хочу. Ты не виновата в том, что я ошиблась. И не вини ни в чем Берти. Он думал, что мы будем счастливы вместе. У него были самые лучшие намерения. Лорд Лансборо не отпускал нас из Камберленда, потому что питал надежды на то, что Берти остепенится, будет управлять усадьбой и станет хорошим хозяином. На самом деле никто не виноват. Все мы действовали из лучших побуждений. – Селия замолчала. – Но в итоге оказалось, что мы все заблуждались.

– Почему ты раньше не рассказывала мне об этом, – прошептала Розалинда.

Селия кусала губы.

– Я не хотела, чтобы ты об этом, знала.

– О, моя дорогая деточка…

– Но я извлекла из всего этого урок для себя. Да, есть один джентльмен, который вызвал мой интерес, но на сей раз я буду более осторожной и осмотрительной.

– Понимаю, – сказала мать. – Я не собираюсь вмешиваться или давить на тебя. Для меня достаточно того, что ты снова весела. – Мать поцеловала Селию в щеку. – Хочу, чтобы ты была счастлива.

Селия улыбнулась:

– Знаю, мама. Спасибо.

Сияя от радости, Розалинда удалилась. А Селия продолжала прогуливаться по саду. Она знала, что, несмотря на клятвенные заверения матери и ее добрые намерения, она будет исподволь выяснять, кто заинтересовал ее дочь. Слишком сильно было ее любопытство, особенно когда дело касалось ее дочери. После смерти отца и вплоть до замужества Селии они с матерью были неразлучны. Селия понимала, что ей повезло, что у нее такая любящая и преданная мать, но кое-что она от нее скрывала. Матери хотелось быть в курсе всех подробностей ее жизни.

Но теперь Селия решила хранить в тайне свои секреты. Она не хотела, чтобы мать узнала о ее таинственном друге по переписке. Кем бы ни оказался этот мужчина, не нужно, чтобы мать о нем знала. Селия предчувствовала, что мать не одобрит этого джентльмена, потому что все больше и больше была уверена в том, что автор адресованных ей записок – Энтони Хэмилтон.

Никаких доказательств у Селии не было, но с каждой новой запиской в ней все больше и больше росла уверенность в этом. Трудно было представить, чтобы эти слова мог адресовать ей какой-то другой мужчина, который был в числе гостей званой вечеринки. Их разговоры убеждали ее, что ни с кем она не чувствовала себя так раскованно и естественно, как в его обществе. Ему первому Селия без утайки поведала всю правду о своем несчастливом замужестве. Даже такие сугубо личные подробности, как переживания из-за того, что у них с Берти не было детей, и угрызения совести по этому поводу. Селия ни разу не пожалела о том, что открыла Энтони свою душу. Его общество не тяготило ее. Напротив, никто не мог ее рассмешить так, как он. Никто не понимал ее так, как Энтони.

И еще эти письма без подписи. Они стали чрезвычайно важны для нее. Начав с посланий, полных романтической чепухи, их автор стал откровенно делиться с ней своими мыслями и чувствами, не стесняясь обнажать свою душу. Только Энтони был способен написать эти письма, он единственный. Но говорить о своей догадке ему она не собиралась. Она просто наслаждалась их общением.

Теперь мать будет начеку. За этим снова последует вереница мужчин, которых будут поочередно сажать за столом рядом с ней, будут их ей представлять, а в это время за ними будет следить недремлющее око ее матери. Разве мать сможет удержаться? Селии не хотелось снова проходить через эту медленную пытку. Она почувствовала необходимость прояснить как можно скорее все насчет этих писем, а если возникнет необходимость, то и поговорить с автором. Пока ее не опередила мать. Агнес уже пообещала держать в секрете все связанное с таинственными записками. Однако Селия была намерена еще раз поговорить с ней, уговорить горничную не рассказывать о письмах даже вдовствующей герцогине.

Она должна уговорить своего таинственного друга встретиться с ней с глазу на глаз. Если автор романтических посланий не Энтони, а кто-то другой, она попадет в неловкое положение. Больше всего на свете ей хотелось, чтобы им оказался Энтони. Сердце подсказывало ей, что это он.

Глава 13

Войдя в комнату, чтобы помочь хозяину переодеться к ужину, Франклин протянул Энтони очередную записку. Энтони строго-настрого приказал камердинеру следить за появлением на кухне каких-либо адресованных ему посланий. Сам он по-прежнему оставлял письма для Селии на кухонном столе. На том же столе появлялись и ответные записки Селии. С сильно бьющимся сердцем Энтони взял записку и сразу же вскрыл конверт.

То, что было в письме, явилось для него полной неожиданностью.

Не веря своим глазам, он перечитал послание во второй раз:


«Если вы и вправду мой друг, давайте встретимся сегодня вечером. После ужина в библиотеке. Буду ждать вас там».


Проклятие. Разумеется, он не может туда пойти.

Энтони бросил записку на письменный стол. Ему нужно ответить, сказать, что он слишком робок и застенчив и не может с ней встретиться.

Свидание с ней наедине – это то, чего Энтони в глубине души и хотел, и боялся одновременно. Почему она изъявила желание встретиться с ним? Неужели его искренние слова затронули струны ее сердца? Или она просто из любопытства хочет выяснить, кто пишет ей эти послания? Может быть, ей это надоело и она решила прекратить переписку? А может быть, у нее в мыслях совсем другое?

Разумеется, пойти на свидание к ней он не может.

Вся эта затея постепенно вышла у Энтони из-под контроля. Вначале он просто рассчитывал написать пару цветистых фраз, чтобы польстить ее женскому тщеславию и возродить в ней жажду жизни. Для большинства женщин этого было бы достаточно. Энтони не считал себя тонким знатоком женской души. Так получилось, что он изливал этой женщине душу, – женщине, для него недоступной, о которой он тайно мечтал на протяжении нескольких лет. А она никогда не испытывала к нему ничего, кроме братских чувств. Его не страшило, что он обнажил душу, – он боялся открыть ей свое имя.

Если он пойдет на свидание, Селия все узнает. Если заявит, что писал ей только затем, чтобы приободрить ее в тяжелую минуту, она почувствует себя обманутой, что вполне естественно. Если признается, что каждое слово в его письмах – правда… Селия узнает о его чувствах. Нет, лучше всего никуда не ходить.

Энтони сунул записку в ящик.


Казалось, ужин никогда не кончится. От волнения у Селии пропал аппетит. Отпивая вино из бокала, она старалась прислушиваться к разговору за столом, время от времени украдкой поглядывая на Энтони. Ей хотелось узнать, изнывает ли он от такого же нетерпения, как и она.

Похоже, нет. Вел он себя совершенно спокойно. Только что Селия нисколько не сомневалась в том, что все эти письма пишет ей Энтони. А что, если она ошибается? Если на свидание к ней придет не Энтони, а мистер Пиктон-Льюис, или мистер Чилдресс, или лорд Уильям. В этом случае она вежливо поблагодарит любого из них и скажет, чтобы они прекратили переписку.

Но никто из этих господ не придет в библиотеку, потому что писал ей Энтони.

Наконец ужин закончился, и женщины направились в гостиную. Розалинда предложила организовать музыкальный вечер и принялась упрашивать дам спеть и сыграть на фортепиано. Селии это было на руку. Но придется немного потерпеть, прежде чем ей удастся улизнуть. А ее нервы на пределе. Когда мать посмотрела на нее, Селия покачала головой.

– Нет, мама.

– Хорошо. Тогда посиди со мной, пожалуйста. – Ласково улыбаясь, Розалинда взяла ее за руку.

– Нет, мама. – Селия убрала руку. – Мне что-то нехорошо. Хочу пораньше уйти.

Розалинда с тревогой посмотрела на дочь:

– Ой, милая моя. Ты что-то бледна. И за ужином почти ничего не ела.

– Уверена, что со мной все будет в порядке. – Селия выдавила из себя улыбку.

Ее мать кивнула и оставила ее в покое.

– Тогда спокойной ночи. Извинюсь перед гостями за тебя.

На негнущихся ногах Селия вышла из гостиной. Джентльмены сидели за столом и пили портвейн. Убедившись, что в коридоре никого нет, Селия подхватила юбки и побежала в библиотеку.

Там не было ни души. Селия медленно вошла в комнату и стала ждать, когда глаза привыкнут к темноте. Тусклый лунный свет проникал в помещение через высокие французские окна. Почти все шторы в библиотеке были опущены, и даже через несколько минут Селия с трудом различала в темноте предметы. Превосходно. Стараясь успокоиться, Селия прошла в глубину комнаты. Она еще ни разу никого не соблазняла. И ее ни разу никто не соблазнял. Да и подходящее ли это место для соблазнения? Что за мысли лезут ей в голову? Селия с трудом сдержала смех. Может быть, по каким-то соображениям ее адресат вообще не явится. И тогда она будет чувствовать себя полной идиоткой, дожидаясь его в темноте.

Но вот у нее за спиной распахнулась дверь, а затем тихо закрылась. Селия затаила дыхание. Сердце у нее учащенно забилось, словно хотело выпрыгнуть из груди. Чтобы не упасть, Селия вцепилась в спинку стула.

«Господи, помоги мне, – молча взмолилась она. – Господи!..»

В следующее мгновение послышались шаги.

Селия перестала дрожать. Ей показалось, что сердце у нее остановилось, а затем снова начало биться – гулко и сильно. От охватившей ее радости. На губах у нее заиграла счастливая улыбка.

Войдя в библиотеку, Энтони сначала никого не увидел в темноте, решил, что Селия передумала и не пришла, – и вздохнул с облечением. Во время ужина он сидел как на иголках, то и дело исподтишка бросая взгляды на Селию и пытаясь угадать, о чем она думает. Энтони был бы счастлив оставить все, как есть, не открывая Селии своего имени. Но в конце концов решил, что дальше так продолжаться не может. Это нечестно по отношению к ней. Селия должна узнать правду и, если пожелает, отвергнуть его.

О том, что Селия здесь, в библиотеке, Энтони догадался по едва различимому аромату лимонов. Он медленно прошел в комнату и наконец увидел Селию. Она шагнула к нему навстречу. При свете луны он увидел ее тонкий стан, обнаженные плечи, изгиб груди – и его окатила волна желания. Все его благородные намерения вмиг улетучились. Дыхание участилось. Напрасно он сюда пришел.

– Вы здесь, – проговорила Селия радостно. А может быть, удивленно?

К горлу Энтони подкатил комок.

– Напрасно я это сделал.

– А я очень рада, что вы здесь. – Она сделала еще шаг ему навстречу. – Я этого хотела.

Энтони собирался крикнуть ей: «Не подходите!» – но не смог, и Селия продолжала к нему приближаться, пока не остановилась прямо перед ним, на расстоянии вытянутой руки.

– Почему не надо? – прошептала она.

– Нужно зажечь лампы, – сказал Энтони. – Это не… неблагоразумно.

– Благоразумие есть не что иное, как малодушие, стремящееся себя оправдать. – Селия подошла к нему вплотную и положила руку Энтони на грудь.

Он желал только этого, пронеслось у Энтони в голове. Ему нужно было одно-единственное прикосновение, чтобы он оказался у ее ног, на коленях. За все те годы, которые они были знакомы, он никогда не прикасался к ней – разве что к ее руке, как того требовали правила хорошего тона. Стараясь подавить желание, Энтони стиснул кулаки. Он не воспользуется тем, что они с Селией сейчас здесь, в темной комнате, наедине.

– Разве вы не хотите меня? Не хотите меня так, как я хочу вас?

– Селия, вы не отдаете себе отчета в том, что делаете… – начал было Энтони, но Селия не дала ему договорить.

– Отдаю. – Она посмотрела на Энтони, но в темноте трудно было разглядеть выражение его лица. – Но если вы не желаете, чтобы я осталась, я уйду.

У Энтони язык не поворачивался сказать, чтобы она ушла. Это было выше его сил.

– Селия, – хрипло проговорил Энтони, стараясь собрать остатки благоразумия, вспомнить о чести и порядочности, – я должен вам сказать…

– Я знаю, кто вы, – прошептала Селия. – С некоторых пор я это знаю, Энтони.

То, что она назвала его по имени, для Энтони было как отпущение грехов. Значит, Селия знает, кто сейчас перед ней. По-прежнему существовало множество причин, почему он не должен был этого делать, но слова, которые Селия произнесла только что и несколькими минутами раньше: «…Так, как я сама хочу вас», – заставили Энтони забыть обо всем на свете.

Он прикоснулся губами к ее губам один раз, потом еще. Энтони провел ладонью по ее нежной щеке, затем обнял за шею. Селия тихо ахнула и прижалась губами к губам Энтони. Ему хотелось, чтобы этот поцелуй никогда не кончался. Хотелось наслаждаться каждым мгновением. Насладиться ею до конца.

Селия гладила его грудь. Она обняла Энтони за шею и прильнула к нему еще теснее. Энтони все еще не мог прийти в себя от изумления и поверить, что он сейчас здесь, с ней, с женщиной, о которой столько лет запрещал себе даже мечтать. Хмельной от счастья, Энтони подхватил Селию на руки. В объятиях Энтони Селия словно заново родилась для счастья и любви. Энтони прикасался к ней бережно и нежно, но Селия чувствовала силу его желания. Она гладила его шею, его тугие мускулы, откровенно исследуя его тело. Когда ее пальцы заблудились в его густых волосах, она почувствовала, как напряглись его плечи. Он прошептал ее имя и стал осыпать поцелуями ее лицо.

– Да, – выдохнула она. – О да. Поцелуй меня еще.

Энтони стал целовать ее еще – со всей силой страсти. У Селии было такое чувство, словно прорвало плотину. Энтони все крепче сжимал ее в объятиях. Селия застонала от восторга. Она хотела его. Как же она его хотела! Впервые в жизни Селия почувствовала себя женщиной.

Они стали нетерпеливо раздевать друг друга. Энтони расстегнул Селии лиф и провел кончиками пальцев по холмикам ее груди.

Затем его руки скользнули к ее талии и бедрам. Энтони усадил Селию на край стола и уткнулся щекой в ее плечо. Дыхание его участилось. Селия тихо застонала.

Энтони снова поцеловал ее и, отбросив все сомнения, поддался искушению.

Его рука скользнула по ее ноге. Селия прижимала колени к его талии и тяжело дышала. Он развязал ее подвязку, и шелковый чулок соскользнул вниз, Селия почувствовала, как его теплая ладонь поднялась выше ее колена.

Энтони снова поцеловал ее и положил на спину, Селия обхватила ногами его бедра, понимая, что поступает дурно. Ловким движением он еще ниже опустил ее лиф, и ее грудь обнажилась еще сильнее.

Когда он коснулся ее соска языком, Селия затаила дыхание. О Боже, какое блаженство!

Его руки, его губы… О Господи… Затем его рука проникла в разрез ее длинных, в оборках панталон. Селия задрожала – она дрожала всем телом и задыхалась, как будто ей не хватало воздуха.

Она приподнялась на дрожащих руках и потянулась к нему. Он глухо застонал, когда она провела рукой по передней части его брюк.

– Селия, я не могу заняться с тобой любовью на столе.

– Тогда на диване, – пробормотала она, целуя его в шею и гладя его через брюки.

– Ты – искусительница, – рассмеялся он.

– Не дразни меня, – прошептала она.

Энтони рассмеялся, нежно поцеловал ее и расстегнул брюки.

Селия затаила дыхание, когда Энтони вошел в нее и стал двигаться.

Селия двигалась в такт его движениям и, когда взлетела на вершину блаженства, громко застонала.

Энтони держал ее в объятиях, пока она не успокоилась, шепча ей ласковые слова. Селия положила голову ему на плечо. Он прижался щекой к ее золотистым волосам, с наслаждением вдыхая аромат лимонов.

Глава 14

Селия прильнула к нему. Она снова поцеловала Энтони в губы, когда он снял ее со стола и отнес на диван.

Он не знал, сколько времени они провели в библиотеке. Энтони взял ее выбившийся из прически локон и намотал на палец. Он понимал, что им нужно поговорить, но, когда Селия лежала в его объятиях, он не мог сосредоточиться. Ему было так легко с ней, что его воля отключилась. Ему ничего не хотелось – только вот так лежать с ней всю ночь напролет – а может быть, всю жизнь. Он откинулся на диване и закрыл глаза.

Сквозь дрему Энтони смутно услышал голоса. Узнал голос Дэвида Риса. Из коридора донесся смех. Голоса становились все громче, они приближались. Энтони открыл глаза. Только бы эти люди прошли мимо и не заглянули в библиотеку. Иначе разыграется скандал и им с Селией не избежать позора. Платье на Селии было наполовину расстегнуто, а его пиджак и жилет валялись на полу. Времени привести себя в порядок не было.

Дверь в библиотеку распахнулась, и в комнату просочился свет.

– Ну и болван ты, Норвуд, что согласился на это пари, – говорил Дэвид. – Если ее светлость говорит, что это так значит, так оно и есть. Но я буду рад взять у тебя деньги, раз мы… – Дэвид умолк.

Энтони снова откинулся на диване. Вот невезение!

– Селия? – проговорил Дэвид, не веря своим глазам.

Она медленно села. Энтони выпустил ее из объятий, но его руки остались лежать на ее обнаженных бедрах. Он поправил ее задравшуюся юбку, прикрыв Селии колени.

– Так, понятно… – ошеломленно проговорил Дэвид и поставил лампу на стол. – Убирайтесь все отсюда.

Друзья Дэвида, вполголоса переговариваясь между собой, бочком вышли из комнаты.

– Впрочем, ничего удивительного… Хэмилтон – тот еще тип… Порочен до мозга костей… Значит, больше не убита горем…

– Селия, приведи себя в порядок, – сказал Дэвид. – А ты, Хэмилтон…

Селия стала подниматься. Энтони тяжело вздохнул. Повернувшись спиной к брату. Селия стала приводить себя в порядок. Энтони последовал ее примеру. Дэвид поджал губы. Глаза у него потемнели от гнева. Он то сжимал, то разжимал кулаки.

– Назови мне хотя бы одну причину, – зловещим тоном проговорил Дэвид. – Хотя бы одну, по которой я не должен прямо сейчас сломать тебе шею.

Энтони застегнул наконец жилет.

– То, что здесь присутствует дама.

– Селия, ступай наверх – приказал Дэвид.

– Нет, – решительно заявила Селия, глядя на брата.

– Ступай, – повторил Дэвид.

– Нет, – с гневом повторила Селия. – Я уже не ребенок. Я совершила то, что ты сам делал не раз.

Дэвид разинул рот от изумления и хватал ртом воздух, словно рыба, вытащенная из воды.

– Как ты смеешь сравнивать меня с собой?

– Повторяю, я уже не ребенок. Я все о тебе знаю. Вздумал распекать меня?

Дэвид покраснел – то ли от ярости, то ли от смущения. Энтони восхитила смелость, с которой Селия защищала себя.

– А за что Дэвид тебя распекает? – спросил еще кто-то.

Это был герцог Эксетер, который только что подошел. Энтони расправил плечи и приосанился.

Селия повернулась к своему второму брату, который в это время закрывал за собой дверь. У него был хмурый вид, из чего Энтони заключил, что Эксетер знает, что именно только что произошло.

– Это тебя не касается, Маркус, – заявила Селия.

Он выгнул бровь.

– Тогда, может быть, объяснишь мне, как я должен реагировать, когда гости стоят в коридоре и говорят, что моя сестра низко пала, связавшись с негодяем?

Селия поджала губы. Она была до крайности раздражена.

– Вышвырни их из дома.

– Что еще я должен сделать?

Селия с тревогой взглянула на Дэвида и перевела взгляд на герцога.

– Ничего не говори маме.

– Мне этого не придется делать: кто-нибудь другой ей расскажет.

В этот момент из коридора донесся взволнованный голос вдовствующей герцогини, и в следующее мгновение она ворвалась в библиотеку.

– Селия… Где Селия? – тяжело дыша, спросила она, прижимая руку к сердцу.

Она изумленно посмотрела на дочь, а затем перевела взгляд на Энтони, который был без пиджака. Даже при тусклом свете лампы было видно, как вспыхнуло лицо герцогини.

– Что вы сделали? – вскричала она.

– Мама, успокойся, – сказала Селия.

– Успокоиться? – Она повысила голос. – Когда этот… этот негодяй обесчестил мою дочь?

Селия ахнула.

– Розалинда, – укоризненно проговорил герцог.

Розалинда повернулась к нему:

– Маркус! Ты же не допустишь, чтобы этот охотник за приданым соблазнил и погубил твою сестру!

– Мама, прекрати, – сказала Селия.

Эксетер перевел взгляд с мачехи на Энтони.

– К сожалению, не все в моей власти.

– Это определенно в твоей власти! – Герцогиня бросилась к дочери и, схватив ее за руку, попыталась увести. – Держитесь подальше от моей дочери! – крикнула она Энтони.

– Мама, перестань!

– Розалинда! – строго проговорил герцог.

– Я не… – начал Энтони, потрясенный тем, что кто-то думает, будто он охотится за приданым Селии.

– Разве нет? – воскликнул Дэвид. – Ты к тому же еще и лжец? – Не успел Энтони и глазом моргнуть, как Дэвид ударил его кулаком в лицо.

От неожиданности Энтони потерял равновесие и упал.

– Дэвид, перестань! – закричала Селия, стараясь вырваться от матери, которая крепко держала ее за руку.

– Поднимайся. – рявкнул Дэвид. – Раз провинился – веди себя как мужчина, Хэмилтон.

– Тихо! – крикнул Эксетер. – Розалинда, успокойся. Дэвид, хватит.

Вдовствующая герцогиня закрыла ладонью рот и выпустила руку Селии, которая склонилась над Энтони. Держась за скулу, Энтони поднялся.

– Я в порядке, – спокойно сказал он Селии.

Герцог поднял руку, разрезал воздух ребром ладони – и в комнате воцарилась тишина.

– Чтобы не возникло недопонимания и дело еще больше не осложнилось, попытаемся собрать остатки здравомыслия. Дэвид, освободи коридор от зевак. Розалинда, я уверен, что ты постараешься убедить наших гостей в том, что никакого скандала не случилось.

Розалинда, не сдержав слез, посмотрела на Селию, которая стояла рядом с Энтони, кивнула герцогу, после чего вместе с Дэвидом вышла из библиотеки.

Эксетер повернулся к ним спиной. Уж лучше гнев доведенного до белого каления Дэвида Риса, чем холодная непреклонная властность герцога, с тоской подумал Энтони. По крайней мере было ясно, чего ожидать от Дэвида. Герцог остановил на Энтони пристальный взгляд, словно видел его насквозь. Энтони не знал, что ему делать: то ли рассыпаться в извинениях, то ли оправдываться, то ли спешно составлять завещание.

– Какие бы планы вы ни строили раньше, думая о последствиях, которые может иметь этот вечер, придется их пересмотреть. Садитесь. – Герцог жестом показал на стул.

Энтони сел на стул, Селия – на диван. Герцог стоял, скрестив руки на груди, переводя взгляд с Энтони на Селию.

– Обычно я не вмешиваюсь в личную жизнь людей, но только что личная жизнь стала публичным достоянием. Как я должен, по-вашему, поступить?

Оба молчали. Энтони краем глаза взглянул на Селию. О чем она сейчас думает? Селия сидела на диване, низко опустив голову, сложив руки на коленях.

– Ну же? – спросил Эксетер. – Ты, Селия? – Она кусала губы и молчала. – Хэмилтон?

– Я могу уехать, – сказал Энтони, откинувшись на стул; хотя от этой мысли у него засосало под ложечкой. – Могу разом покончить со всем этим, поскольку Селия, видимо, не может предложить какой-либо выход из положения. Через час меня здесь не будет.

Селия удивленно посмотрела на него. Энтони было интересно знать, почувствовала ли она облегчение от того, что он только что с такой легкостью предложил. Вне всяких сомнений, она будет страдать. Но Селию все будут жалеть за то, что бесчестный Хэмилтон соблазнил ее и погубил ее репутацию. Люди будут шептаться о том, что Энтони воспользовался ситуацией, когда безутешная вдова еще не оправилась после потери мужа, что ослабило ее волю. Зато Селия будет свободна. Ей не придется связывать свою жизнь с человеком, который ей не нужен.

– Нет, – сказал Эксетер.

Энтони повернулся и посмотрел: на него, мгновенно насторожившись.

«Почему "нет"»? – хотелось ему спросить. Несомненно, все здесь желали, чтобы он убрался отсюда после того, что произошло…

– Это погубит репутацию Селии, – продолжил Эксетер, – Я не могу этого допустить.

– Маркус, я не ребенок, – вспылила Селия.

– Я и не отношусь к тебе как к ребенку.

– Тогда ты не можешь заставить его остаться и жениться на мне!

– Я и не говорил, что он должен на тебе жениться или что ты должна выйти за него замуж, – внес ясность герцог. – Я просто сказал, что он не уедет посреди ночи, как вор, который боится, что его поймают. – Маркус подошел к сестре. – Но тебе следует знать, что это вызовет ужасный скандал.

– Но этот скандал будет касаться только меня. Он не бросит тень на всю семью.

Энтони удивился, когда Эксетер рассмеялся.

– Ты не первая, кто опозорил всю нашу семью, Селия. Дэвид внес в это дело такой большой вклад, что тебе его не перещеголять. Даже я не без греха. Но я предлагаю тебе задуматься о том, что будет с твоим именем и какая судьба тебя ждет, а также подумать, что будет с именем и судьбой мистера Хэмилтона. Принимать решение придется не только тебе. Вам нужно некоторое время побыть наедине, чтобы обсудить это. – Маркус сочувственно посмотрел на Селию, улыбнулся и направился к двери.

– И… ты прислушаешься к моему решению? – с сомнением в голосе спросила Селия.

Герцог поднял бровь.

– Да, как обычно.

Сбитая с толку Селия замолчала. Эксетер выразительно посмотрел на Энтони и вышел.

После того как за герцогом закрылась дверь, прошла примерно минута, прежде чем Энтони и Селия заговорили.

– Сожалею, что так получилось, – проговорила Селия.

– Не обвиняй себя. – Энтони вздохнул. Ему было не по себе. Еще днем они с Селией были друзьями, а вечером стали любовниками. И теперь избегают смотреть друг на друга, и им нечего друг другу сказать. – Я один во всем виноват.

– Хватит искать виноватых! – Селия вскочила на ноги.

– Я слышал их голоса в коридоре за несколько минут до того, как они вошли, – сказал Энтони. – И если бы не растерялся…

– Меня нисколько не заботит, что они вошли, – заявили Селия и повернулась к Энтони. – А тебя? Что случилось, то случилось. Надо подумать, что нам делать.

Это был непростой вопрос, Энтони понимал, что не имеет права отвечать на него. Если он не женится на ней, все будут шептаться за ее спиной, что Селия – вдовушка, не обременяющая себя моральными принципами, никому не отказывает. Энтони охотно женился бы на Селии, но ведь он ей не нужен, и если даже Селия согласится выйти за него, то лишь потому, что их застали врасплох.

– Мой брак был не таким уж ужасным, – ни с того ни с сего сказала Селия. – Берти ни разу не ударил меня, не держал меня взаперти. Он просто… – Голос ее дрогнул. – Он просто не любил меня.

Энтони понимал, какие именно слова успокоили бы сейчас Селию. Но Берти тоже когда-то говорил Селии, что любит ее. Поэтому Энтони решил, что, если он объяснится ей сейчас о любви, Селия ему не поверит.

– Ты же ни в чем не виновата.

– Не надо, Энтони. Я сама решила выйти за него замуж. Я сделала неправильный выбор. Думала, что влюблена, но ошиблась.

Энтони хранил молчание.

– Я не могу повторить ту же самую ошибку, которую уже один раз совершила, – сказала Селия, пристально глядя на Энтони. – Не могу выйти за тебя замуж только потому, что нас застали врасплох.

Энтони безропотно ждал окончательного приговора, который вынесет ему Селия.

– Может быть, мы… Может, мы с тобой попробуем? – робко спросила Селия. – Прежде чем решить окончательно, подождем некоторое время, посмотрим, подходим ли мы друг другу?

– Я сделаю все, как ты скажешь, – проговорил он.

Селия покачала головой:

– Нет! Именно этого я и не хочу. А ты сам чего хочешь, Энтони?

«Увести тебя куда-нибудь отсюда, – подумал он. – Подальше от любопытных глаз, подозрительных родственников и болезненных воспоминаний о прошлом. Хочу, чтобы ты была со мной, чтобы улыбалась. Чтобы я мог заниматься с тобой любовью».

Энтони вздохнул:

– Я сделаю то, чего хочешь ты.

– А ты сам чего хочешь?

– Мне все равно, – ответил Энтони. – Я не собираюсь ничего предпринимать, чтобы сохранить лицо. Но ради тебя готов позаботиться о сохранении приличий. Если ты сочтешь брак лучшим решением, я готов жениться. Если скажешь, чтобы я навсегда исчез из твоей жизни, я исчезну.

– Почему тебе все равно? – Селия заглянула Энтони в глаза.

– Потому что так оно и есть. – Он отмахнулся.

– Почему? – не унималась Селия.

Энтони покачал головой.

– Давай подождем некоторое время – столько, сколько пожелаешь, пока ты не решишь.

– Благодарю – едва слышно произнесла она.

Сама мысль о том, что еще какое-то время Энтони проведет с Селией, делала его счастливым. Селия поднялась.

– Спокойной ночи, – сказала она.

– Спокойной ночи, – ответил Энтони.

Селия наклонила голову и вышла из библиотеки. Энтони опустил голову и вздохнул.

Глава 15

Кажется, в коридоре никого нет. Селия с облегчением вздохнула. Руки у нее дрожали, и она стиснула их в замок. Она шла быстро, не оглядываясь, направляясь в свою комнату. У нее в душе бушевала целая буря противоречивых эмоций – страстное желание счастья, надежда, страх и паника. Боже мой! Ее застали с мужчиной вечером в библиотеке, где они занимались любовью! Ее брат! Когда Селия убедилась в том, что письма, которые возродили ее к новой жизни, писал Энтони, ей захотелось отбросить условности, послать к черту осторожность и благоразумие. Тем не менее потрясение оказалось слишком велико. Случившееся не только позор, но и самая настоящая глупость. Селия понимала, что из сложившейся ситуации есть только два выхода. Ей удалось отсрочить принятие решения, однако его нельзя откладывать до бесконечности. И что бы они с Энтони ни решили, чтобы выполнить задуманное, ей придется собрать в кулак всю свою волю. Берти в свое время тоже хотел жениться на Селии, а она – выйти за него замуж. И вот чем это все закончилось. Селия не была уверена в том, что Энтони ее любит и что она любит его. Вспоминая о письмах Энтони и о том, как пылко он занимался с ней любовью, ей хотелось сказать Энтони «да». Однако ее не мог не насторожить тот факт, что, когда Маркус надавил на него, Энтони предложил немедленно исчезнуть из ее жизни – навсегда. Она понимала, что брак с человеком, который не очень-то хочет жениться, обречен. А значит, будет еще хуже, чем с Берти. Она с ужасом вспоминала нудные долгие годы, проведенные с Берти, и представляла, как нежность к ней Энтони сменится со временем холодностью и равнодушием с его стороны, как это случилось с Берти.

Селия осознавала, что, промолчав в сложившейся ситуации, она взвалила бремя вины на Энтони. И Энтони, как подобает настоящему мужчине, взял это бремя на себя, только сказал, что сделает все так, как захочет Селия.

Но при мысли о том, что она не выйдет за него замуж и, что еще страшнее, никогда больше не увидит Энтони, Селию охватило отчаяние.

– Селия! – К ней подбежала Луиза, которая, видимо, давно ждала Селию возле спальни. – Ты?..

– Со мной все в порядке, – ответила Селия.

Луиза заулыбалась и подошла ближе.

– Ну как? – Луиза понизила голос.

Селия нахмурилась:

– Что как?

Луиза потупилась.

– Как тебе было… с Хэмилтоном? – У Луизы блестели глаза. – Хорошо?

– Луиза! – укоризненно проговорила Селия, шокированная подобной бестактностью.

– Я умираю от любопытства. А тебе все-таки удалось его заполучить! Мэри целую неделю его обхаживала, пытаясь соблазнить. Но все тщетно. Ходят слухи, что он самый лучший любовник в Лондоне. Значит, тебе было с ним хорошо?

– Я не желаю отвечать, – заявила Селия, дрожа от гнева. – Это вульгарно и унизительно.

Луиза удивленно захлопала ресницами.

– Я не… Но нет… Ах, дорогая. Ты меня не так поняла. Послушай… Селия. Я и вообразить не могла, что он тебе нравится.

– По-моему, это тебя не касается.

Селия повернулась и с гордо поднятой головой пошла дальше. Луиза последовала за ней.

– Извини! Я не знала! Я полагала… Ну, потому что мы говорили о нем…

Селия повернулась к ней.

– Это вы говорили о нем.

– Да, говорили, – призналась Луиза. – А ты даже словом о нем не обмолвилась!

– А с какой стати я должна была о нем говорить? Он человек со своими взглядами и пристрастиями. Мистер Хэмилтон не новая шляпка, которую покупатель приобрел потому, что она ему понравилась. Ты замужняя женщина, и вы с мужем живете в этом доме!

Луиза смотрела на нее, разинув рот от изумления. Селия смягчилась:

– Извини.

Луиза снова бросилась за подругой и схватила ее за руки.

– Не извиняйся. Ах, я плохая подруга. Я так хочу, чтобы ты снова была счастлива. Просто я была несколько ошарашена твоим выбором. А теперь… После этой сцены… Ах, я искренне надеюсь, что тебя никто не принуждал делать то, что тебе противно.

Селия судорожно вздохнула.

– Нет.

Никто ее не принуждал. По правде говоря, она сделала все возможное, чтобы Энтони занялся с ней любовью. И даже после этого она вышла сухой из воды, избежав мучительных последствий, предоставив Энтони выпутываться в одиночку.

Луиза сочла благоразумным удержаться от дальнейших расспросов и робко улыбнулась:

– Хорошо. Мне было тяжело видеть… Ну ладно. Прекрасно. – Она кивнула. – В таком случае спокойной ночи.

– Спокойной ночи, – пробормотала Селия. – Она уже дошла до своей комнаты, войдя, закрыла за собой дверь и некоторое время стояла, прислонившись спиной к двери.

Хорошо ли это было? Луизе хотелось это знать. Закрыв глаза, Селия вспоминала ласки Энтони, его пылкие поцелуи. Блаженство, которое она познала в его объятиях. От этих воспоминаний у нее стали слабеть колени и участилось дыхание. О да, это было очень хорошо.

Но что ей делать дальше? Ответа на этот вопрос у Селии не было.


Когда Энтони наконец вышел из библиотеки, его ждал Уорфилд. Выражение лица дядюшки не предвещало ничего хорошего. Энтони кивнул ему и направился к себе в спальню. Уорфилд последовал за ним.

– Я должен поинтересоваться вашими намерениями, молодой человек, – заявил Уорфилд, когда они зашли в комнату Энтони и плотно закрыли за собой дверь.

– Должны? – Энтони стал расстегивать пиджак и сделал знак заглянувшему в дверь Франклину оставить их с дядей наедине.

– Разумеется, не должен. Надеюсь, ты сам мне об этом расскажешь.

Энтони повел плечом. От его пиджака до сих пор пахло лимонами.

– Я уверен, что молодой Хэмилтон не станет забавляться с женщиной ради развлечения. Я хорошо знаю моего мальчика. И не сомневаюсь в том, что он расскажет мне, какие чувства питает к этой девушке. Хотя меня это не касается.

Энтони бросил пиджак на кушетку.

– Разве так уж важно, что именно я скажу?

Дядя кивнул:

– Для меня важно.

– Тогда ты прав. Тебя это не касается. – Энтони отвернулся и стал развязывать галстук.

– Пропади все пропадом, парень. – Уорфилд запустил пятерню в свою все еще густую шевелюру. – Скажи мне, что тебе очень нравится эта женщина. Это так?

Энтони хотел отшутиться, но дядя ждал его ответа, потому что любил племянника, проявлял о нем поистине отеческую заботу. Поэтому Энтони решил не юлить.

– Да, – ответил он, – эта женщина мне нравится.

– Замечательно. Я так и знал! – обрадовался Уорфилд. – Тогда все закончится хорошо.

Энтони грустно рассмеялся:

– Не торопись. Селия не желает выходить за меня замуж, а Эксетер не принуждает ее к замужеству.

Уорфилд только отмахнулся.

– Разумеется, она колеблется. Впрочем, не все ли равно, если вы влюблены? Все хорошо, что хорошо кончается. А твое дело – ее убедить. А поскольку она тебе нравится, это не составит труда. Мужчина по-настоящему ценит лишь ту женщину, за которую надо бороться.

– Она не хочет снова выходить замуж, – сказал Энтони. – Ее первый брак оказался неудачным, и это отбило у нее охоту когда-либо выйти замуж снова.

– Первый брак не в счет – она выходила не за тебя, – возразил Уорфилд. – Не скромничай, парень. Ты знаешь, как понравиться женщине. Только слепой мог не видеть, как эти две недели женщины здесь глазели на тебя. В прошлом ты не раз этим пользовался, – добавил он, выгнув бровь.

– Это совсем другое.

– Не другое, просто – хуже, – сказал дядя. – Там не было никаких чувств.

По мнению Энтони, присутствие чувств не являлось бесспорным преимуществом. Если чувства не задействованы, его не особенно огорчало, если не удавалось вызвать интерес у какой-нибудь женщины. В конце концов, есть другие, думал он всякий раз. Раньше, чтобы завоевать женщину, он пускал в ход свое обаяние. И если терпел неудачу, это прежде всего задевало его самолюбие. Но в Селию Энтони был давно и безнадежно влюблен. Страх потерпеть фиаско означал крах всей его жизни. Так что лучше не предпринимать никаких попыток и оставить все как есть.

– Я боюсь… – начал он, – боюсь…

Пока он пытался облечь в слова свои страхи, за спиной у него послышались шага дяди. Уорфилд положил руку на плечо Энтони.

– Все мы боимся, сынок, – ласково произнес он. – Тем более когда дело касается женщины.

– Но это не просто женщина. Она особенная.

– Значит, убедить ее ты должен каким-то необычным способом. – Уорфилд хлопнул Энтони по спине и широко улыбнулся. – Она единственная и неповторимая для тебя, да?

Энтони гневно сверкнул глазами.

– Ты мне в этом деле не помощник.

– Напрасно ты так думаешь. Я наблюдал за ней все это время и давно заметил, что ты нравишься Селии. Я сказал ее матери, чтобы она перестала совать нос не в свое дело и вставлять вам обоим палки в колеса. И вот ты пошел и… Ну ладно, теперь тебе осталось просто пойти и уговорить ее заполучить тебя. То есть в качестве мужа, конечно.

– Ты сказал ее матери?.. – Энтони потрясенно смотрел на дядю, а Уорфилд стоял с победным видом и улыбался.

– Клянусь Богом, я ей прямо так и сказал.

– Значит, все пропало. Герцогиня меня на дух не переносит.

– Уговори дочь, а матери не останется ничего другого, как одобрить ее выбор, – сказал дядя. – Все в твоих руках. Надо быть последним трусом, чтобы отвернуться от своего счастья.

– Надеюсь, это все, что мне нужно сделать? – сухо спросил Энтони.

Уорфилд кивнул.

– А герцогиню я возьму на себя.

– Ну уж нет, – сказал Энтони. – Не надо, прошу тебя.

Дядя хлопнул рукой по столу.

– Глупости! Она мать и волнуется за дочь. Но герцогиня умная женщина. Когда дочь согласится выйти за тебя, здравомыслие у герцогини возобладает и она изменит свое мнение о тебе. А я только шепотом замолвлю перед ней за тебя словечко.

– Шепчи не шепчи – ничего не поможет, – отмахнулся Энтони.

– Она тебя просто не знает. Я ей открою глаза.

– И не пытайся.

– Послушай, парень. Энтони! – Энтони поднял на него глаза. Дядя редко обращался к нему по имени. Уорфилд был серьезен. – Не будь болваном. С каких это пор тебя пугают хмурящиеся мамаши? Ты же сам сказал, что леди Бертрам не просто женщина. Она особенная женщина. Она стоит того, чтобы за нее побороться. А если ты не попытаешься убедить ее выйти за тебя замуж – грош тебе цена.

Энтони откинулся в кресле и закрыл глаза. Уорфилд прав. И возможно… У него в груди затеплилась надежда. Он вспомнил, как пылко отвечала Селия на его поцелуи и объятия. Сколько в ней было страсти! Может быть, дело не так безнадежно, как кажется на первый взгляд, и у него есть шанс. Разумеется, герцогиня ненавидит его, а Дэвид Рис, возможно, хочет поколотить после случившегося. А вот Эксетер не очень разгневан. Селия всего лишь попросила его об отсрочке. Она сказала, что ей нужно время, чтобы понять, подходят ли они друг другу. А это означало лишь одно: она рассматривала такую вероятность, считала ее возможной.

А значит, ему нужно ухватиться за этот шанс на счастье.

Глава 16

Селия понятия не имела, что Маркус сказал гостям. Розалинда давно решила вывезти гостей на пикник в прелестное местечко возле развалин старинной часовни и не стала менять планы. Розалинда была весела, болтала без умолку, видимо, надеялась, что, если будет вести себя как ни в чем не бывало, скандал с ее дочерью канет в небытие.

Никто из гостей и словом не обмолвился о том, что накануне вечером произошло в библиотеке. Вряд ли гости об этом забыли. Но Селию почему-то не волновали сплетни. Она думала об Энтони. Вспоминала подробности их свидания в библиотеке, переживая заново каждое мгновение блаженства. В отличие от нее Энтони все время был один. С ним никто не разговаривал, он тоже ни с кем не общался. Только с лордом Уорфилдом. Это беспокоило Селию. Энтони принял на себя всю тяжесть удара, а она отделалась легким испугом. Он ни разу не подошел к ней, не заговорил и даже не смотрел в ее сторону.

Гости ехали на пикник в четырех экипажах. Джейн, не умолкая, болтала с Луизой. Лорд Элтон дремал в углу кареты рядом с ней, тихо посапывая. Селии хотелось, чтобы все поскорее закончилось и она могла бы предаться своим размышлениям.

– Вот мы и на месте! – радостно воскликнула Розалинда, когда гости высыпали из экипажей. Слуги со всем необходимым для пикника прибыли раньше, и ленч могли подать по первому требованию. – Разве здесь не прелестно?

Селия выдавила из себя улыбку:

– Да, мама.

Мать просияла:

– Отдыхай и наслаждайся жизнью, дорогая моя.

Джейн махала Селии рукой, подзывая ее. Луиза прогуливалась, осматривая развалины часовни. Селии показалось, будто Розалинда попросила Джейн не подпускать Селию к мистеру Хэмилтоку. Селия тяжело вздохнула и направилась к Джейн.

Энтони подумал, что лучше всего было бы не ездить на пикник. Все там будут чувствовать себя неловко, а он не хотел причинять Селии неприятности. Но Уорфилд буквально вытолкал его из комнаты. Дядюшка заявил, что, если Энтони не поедет, он привяжет его к лошади и повезет насильно. Пришлось Энтони согласиться.

Как он и предполагал, атмосфера на прогулке была напряженная. Несколько женщин крутились вокруг Селии, занимая ее беседой, и Энтони удавалось лишь издали смотреть на Селию. Дамы и некоторое женатые джентльмены должны были добираться до места в экипажах, остальные мужчины ехали верхом. Кроме Уорфилда, с Энтони разговаривал только Перси – да и то, шепотом извинившись, откланялся. В ответ на его извинения Энтони кивнул и знаком предложил ему следовать дальше. Энтони догадывался, какие разговоры идут о нем и Селии. О том, что произошло накануне вечером. По правде говоря, самому Энтони не очень-то хотелось в этот момент с кем-то разговаривать.

Казалось, пикник никогда не кончится. Энтони сидел далеко от Селии, время от времени украдкой бросая на нее взгляды. Он ничего не мог с собой поделать. Раз или два их взгляды встречались. У нее в глазах он видел печаль и обращенный к нему немой вопрос. Однако Энтони прекрасно осознавал, что самое лучшее, что он может сделать сейчас для Селии. – это не подходить к ней, потому что это только подогреет всеобщее любопытство и вызовет новые кривотолки.

– Ты должен подойти к твоей даме и поговорить с ней, – сказал Уорфилд. – Ты же сидишь здесь сам не свой – распускаешь нюни и умираешь от отчаяния.

Энтони перевел взгляд с Селии на дядюшку:

– Ах, как ты поэтично настроен сегодня.

– Ой, правда? – рассмеялся Уорфилд.

Он поднялся и многозначительно подмигнул Энтони. Энтони, прищурившись, смотрел, как Уорфилд прошел через лужайку… к… о Господи! Нет! Его дядя направлялся к вдовствующей герцогине, которая сидела на другом конце поляны вместе с леди Трокмортон.

– Хэмилтон! – Энтони поднял глаза. Перед ним стоял Нед. Все утро Нед молчал, ни словечком не перемолвился с Энтони, впрочем, как и остальные гости. – Может, прогуляемся? – предложил он, кивнув в сторону ручья.

Энтони еще раз украдкой бросил взгляд на Селию. Она в этот момент беседовала с мистером Перси. Уорфилд только что закончил разговор с Дэвидом Рисом. Возможно, сейчас – самый подходящий момент, чтобы сбежать с пикника. Энтони поднялся и последовал за Недом. До ручья они шли молча.

– Я хотел поговорить с тобой о том, что произошло вчера, – наконец нарушил он молчание.

– А-а… – Энтони догадался, что хотел сказать ему приятель.

Он как-то упустил из виду планы, которые Нед строил в отношении Селии.

– Леди Бертрам… Я понятия не имел, что ты так высоко метишь.

– Я не намеревался ее соблазнять, если ты меня именно об этом хотел спросить.

– Нет. – На лице у Неда заходили желваки. Он повернулся в сторону ручья. – Я просто… просто хотел еще разубедиться.

– Я уже некоторое время восхищаюсь ею, – сказал Энтони, понимая, что это слишком мягко сказано, однако достаточно близко к истине.

Нед опустил голову и ссутулился.

– Хорошо. Хорошо. – Он кивнул. – Она прелестная женщина. Очень добрая и… очаровательная.

Энтони кивнул:

– Да.

Нед покачал головой и горько хмыкнул:

– Сам знаешь, я никогда особенно не рассчитывал… Но разумеется, она необыкновенная женщина, правда? К ней трудно оставаться равнодушным. Многие мужчины по ней вздыхают. Но положа руку на сердце, Хэмилтон, я никогда не думал, что она в твоем вкусе. Это не тот тип женщин, который тебе нравится. Она не для тебя.

В голосе приятеля слышалось раздражение, что было несвойственно Неду. Энтони это не понравилось:

– Как это?

Нед снова рассмеялся – совсем невесело.

– О да, конечно, она богатая вдовушка. С этим все в порядке. А еще она красивая. Но ты долгие годы дружил с Рисом, и я подумал… ну, тут нужен особый, деликатный подход, чтобы успешно провернуть это дело, не правда ли?.. Интрижку с сестрой друга?

– Это не интрижка, – ответил он, как отрубил.

– Разве нет? Ну-ну. Что ж, поздравляю, – сказал Нед. Чувствовалось, что он раздавлен, хотя и пытается это скрыть. – Везет же некоторым.

Энтони не проронил ни слова. Через минуту Нед пробормотал что-то нечленораздельное о том, что хочет выпить, и вернулся на пикник. Похоже, Нед чувствовал себя так, словно все его надежды на благосклонность Селии в одночасье рухнули. Но это не должно было являться для Неда неожиданностью: у Неда не было состояния, хотя Уорфилд предоставлял ему денежное содержание. Однако Энтони не мог представить себе Селию в объятиях Неда. Энтони не умалял достоинств Неда, он знал, что Нед – всеобщий любимец, пользуется успехом в обществе благодаря остроумию и обаянию и что его высоко ценят многие хозяйки гостиных, может быть, даже сама вдовствующая герцогиня, раз уж она его пригласила. Вне всяких сомнений, ее светлость скорее обрадовалась бы тому, что Селия увлеклась Недом, чем таким, как Энтони. Интересно, будет ли герцогиня более настойчиво поощрять Селию рассматривать кандидатуры других мужчин – таких, как Нед. Что бы ни чувствовала Селия, она не заслужила, чтобы ее заставляли испытывать подобные мучения.

И разумеется, он очень боялся, что, если Селия прислушается к совету матери, она легко сможет найти кого-то более подходящего, чем он, Энтони.

Энтони сорвал длинную тонкую тростинку, которая росла на берегу ручья. Ободрав ее, сделал прутик. Ему хотелось кого-нибудь побить, чтобы выпустить пар, и прибрежная трава подходила для этого как нельзя лучше. Услышав шаги за спиной, он раздраженно обернулся. Кого еще черт принес? Кто на этот раз собирается его изводить?

– Все в порядке, Хэмилтон? – спросил Перси, криво усмехнувшись. – Надеюсь, ты не свалился в ручей?

– Обошлось, – процедил сквозь зубы Энтони и отвернулся, продолжая орудовать прутиком.

– Ну, тогда хорошо. – Перси похлопал его по плечу. – Иначе дамы растерзали бы меня, сообщи я им такую новость.

– Не все ли им равно? – Энтони провел пальцем по стеблю прутика. – Например, что за дело до этого миссис Перси?

Перси передернуло. Он вдруг разволновался.

– Послушай, Хэмилтон… – начал он.

Энтони всплеснул руками:

– Нет. Нет! Ради всего святого, почему все в этом доме думают, что я бегаю за твоей женой? – Он остервенело хлестнул прутом траву.

– Ах, – помолчав, проговорил Перси, – мне не следовало так думать. Разумеется, ты бы никогда… Ну по крайней мере уж точно не с женой твоего друга. Только не с Джейн. Хотя я знаю, что она порядочная женщина и хранит мне верность…

– Тогда сделай все, чтобы она была счастлива. – Энтони бросил прут в воду и смотрел, как его уносит течением. – Я никогда не видел, чтобы счастливая жена искала приключений на стороне.

– В самом деле? – Перси посмотрел на Энтони с нескрываемым интересом. – Значит, счастливых жен не так уж много.

– Да, – мрачно согласился Энтони, глядя, как прут исчезает из виду на излучине.

– Полагаю, тут могут помочь новые драгоценности, – предположил Перси. – Что-то в этом роде. И еще, Джейн пристала ко мне, что ей нужны карманные деньги. Еще она хочет экипаж…

– Перси, – перебил его Энтони. – Если ты хочешь, чтобы твоя жена была довольна и счастлива, говори с ней. Внимательно слушай, что она говорит тебе. Пиши ей письма, когда уезжаешь. Время от времени вывози ее в театр и в оперу, если она это любит. Занимайся с ней любовью до изнеможения. Иначе кто-то другой будет рад делать это вместо тебя.

Перси испытал потрясение.

– Писать ей письма?! – воскликнул он. – А это еще для чего?

– Потому что, когда ты ей пишешь, ты думаешь только о ней. – Энтони вспомнил, как изливал Селии душу в записках, и покачал головой. – Ну ладно. Все это не важно.

– Нет-нет, подожди! Я занимаюсь любовью со своей женой. – Энтони повернулся и пошел к гостям. Перси побежал за ним. – Каждую неделю!

– Браво, Перси! Поразительная пунктуальность!

– Но ей нравится! – Перси зарделся от смущения.

– Превосходно, – бросил Энтони через плечо.

– Хэмилтон! – окликнул его приятель. Энтони обернулся. – А ты ведь без ума от нее, не так ли? – Эта фраза прозвучала не как вопрос, а как только что сделанное изумленным Перси открытие.

Энтони не ответил. Он стоял посреди поля, на ветру и смотрел Перси в глаза, в которых видел понимание.

«Надо же, – промелькнула у него мысль, – Перси впервые и жизни проявил не свойственную ему проницательность».

– Но тогда, значит, все хорошо, правда? – поднял голову Перси. – Я бы сказал, это залог успеха. Графский титул и огромное состояние, считай, у тебя уже в кармане. Большинство мужчин провернули бы это дельце в течение недели. – Энтони вздохнул и отвел глаза. – И если ты без ума от нее и делаешь все то, что сказал… пишешь письма… и все такое… Заполучив тебя, она будет рада, не так ли?

Энтони мог только на это надеяться. Он покачал головой:

– Понятия не имею, Перси.

Глава 17

Существовала большая вероятность того, что вдовствующая герцогиня Эксетер потеряет самообладание.

Возмутительный скандал, случившийся накануне вечером, непоправимо испортил прелестную домашнюю вечеринку, которую она так тщательно спланировала и на которую возлагала большие надежды. Ее дочь скомпрометировала себя: ее застали в щекотливом положении вместе с повесой, пользующимся дурной славой! С повесой, от которого герцогиня на протяжении более десятка лет всячески старалась ее уберечь. Когда-то, много лет назад, Розалинда имела несчастье позволить Дэвиду пригласить его приятеля в Эйнсли-Парк, потому что Дэвид заявил, что его другу некуда поехать на каникулы. Хотя молодой Лэнгфорд вел себя не хуже, чем остальные приятели Дэвида, в нем было что-то такое, что заставляло Розалинду все время быть начеку. У Розалинды было такое чувство, что, хотя молодой человек был с Дэвидом и остальными его приятелями, на самом деле он не был похож на них. Словно он был отгорожен от них незримой стеной. Одинокий волк, как Розалинда про себя называла его. В конце концов она сказала Дэвиду, чтобы он больше не приглашал Хэмилтона. Она сделала это ради того, чтобы защитить свою подрастающую овечку – Селию.

А теперь… Когда она видела, как Селия смотрит на него, у Розалинды начинало сосать под ложечкой. Дочь снова стала бледнеть и чахнуть, снова ходила как в воду опущенная – словом, снова стала такой же, какой приехала из Камберленда. Хотя нет, нельзя сказать, что Селия была совершенно такой же тогда. Розалинда волей-неволей вынуждена была признать, что Селия больше не выглядела печальной, скорее, задумчивой. Однако это было еще хуже: значит, он запал ей в душу.

– Я правда не понимаю, зачем ты его пригласила, – сказала Гарриет Трокмортон.

– Ты знаешь, что это не я, – поджав губы, ответила Розалинда. – Это Ханна. С подачи Дэвида.

– Не хочу лезть не в свое дело, но должна тебе сказать, Розалинда, слишком уж он ужасен. Я бы на твоем месте вмешалась и сказала, чтобы ноги его здесь больше не было. Особенно учитывая тот факт, что тут будет присутствовать слишком много молодых особ. – Гарриет повернула голову и посмотрела на двух своих дочерей, которые сидели и хихикали, издали наблюдая за мистером Бичемом.

Розалинда вздохнула:

– К счастью для тебя, его, кажется, не интересуют твои девочки. Только моя.

С другой стороны поляны сидел мистер Хэмилтон, он поднял глаза и встретился взглядом с Селией. Несколько мгновений оба смотрели друг на друга, пока кто-то не обратился к Селии с вопросом или предложением – и даже тогда было заметно, что Селия неохотно отвела взгляд от мистера Хэмилтона. У Розалинды упало сердце. Боже! Даже издали видно, что этих двух молодых людей связывает сильное взаимное влечение. Первым побуждением Розалинды было броситься через поле и защитить дочь, заслонив ее своей грудью.

– Для меня Селия все равно что родная дочь, – говорила Гарриет. – Если бы Трокмортон был здесь, я велела бы ему не спускать глаз с этого повесы.

– Уверяю тебя, знай, что он сделает, я настояла бы, чтобы Маркус с ним поговорил. – Она бы настояла, чтобы он вышвырнул его вон.

Пока Розалинда наблюдала за ним, объект наблюдения встал и отправился с мистером Чилдрессом к ближайшему ручью. У Розалинды отлегло от сердца.

– У тебя просто ангельское терпение, – сказала Гарриет. – А теперь твоей дочери причинили тяжелую душевную травму. Боюсь, что она сейчас просто раздавлена. Это состояние вполне можно понять, учитывая, что ей пришлось пережить в прошлом.

Розалинда не ответила. Она думала о том же самом. Ее дочь еще не полностью оправилась после неудачного брака, и Розалинда поклялась себе больше не допустить, чтобы Селия во второй раз наступила на те же грабли. Это ее материнский долг. Розалинда винила себя в том, что замужество Розалинды оказалось неудачным: ведь это она настояла на том, чтобы Селии позволили самой выбрать себе мужа. Розалинда уговорила Маркуса вопреки его желанию разрешить молодому Бертраму жениться на Селии. Маркус считал, что мальчик слишком молод, а Селия настроена идеалистически по поводу замужества. Розалинда убедила Маркуса в том, что он не прав – и вот что из этого вышло.

Однако на этот раз имелось множество явных доказательств того, что мистер Хэмилтон – еще более неудачная партия, чем был Бертрам. Сердце Селии уже однажды было разбито. Разве можно ее снова травмировать? Розалинда сама пережила смерть мужа и знала не понаслышке всю горечь вдовства и одиночества, неутоленную жажду мужской ласки, жажду быть любимой и желанной, страстное стремление не оставаться одной. Мистер Хэмилтон явно был способен удовлетворить физические потребности женщины, но все остальное, что о нем слышала Розалинда, указывало на то, что едва ли такой человек мог понять более глубокие и тонкие устремления женского сердца. Он не отличался верностью, был азартным игроком, а его состояние, похоже, то прибывало, то шло на убыль, подобно приливам и отливам на море. Его семья отказалась от него много лет назад. Его имя было постоянно окружено сплетнями и слухами о распутном поведении и разного рода неприятностях – вплоть до обвинения в убийстве, пусть и не подтвержденного. Вряд ли о таком муже для дочери мечтает мать.

– Если бы только он был респектабельным… – со вздохом проговорила герцогиня. – Если бы он мог быть подходящим мужем для Селии, я была бы счастлива за них обоих – даже закрыла бы глаза на тот позор, который мне пришлось пережить накануне.

– Одно то, что произошло вчера, говорит о том, что такой человек не подходит Селии. – Гарриет придвинулась к Розалинде и понизила голос. – Мужчина, который заставляет женщину заниматься любовью публично, у всех на глазах, – отъявленный негодяй.

– Что ты говоришь, Гарриет! – раздраженно воскликнула Розалинда. – Они не занимались любовью у всех на глазах – это было в библиотеке.

– Ну да, конечно, я не говорю, что он овладел ею на полу в гостиной у камина, у всех на глазах. Но в любой момент кто-то мог войти в библиотеку, – ответила Гарриет. – В доме, где полным-полно гостей. Нет, я склонна считать это публичным местом.

Розалинда закрыла глаза и сжала ладонями виски. Гарриет права – отчасти, и с этим ничего нельзя было поделать.

– Ах, дорогая. – пробормотала Гарриет, – к нам направляется граф.

Розалинда вздохнула и открыла глаза.

– Какой… Ах. – Тот самый граф. Не Марбери, а Уорфилд. Ей не хотелось с ним говорить, тем более сейчас.

Однако полный враждебности взгляд герцогини не остановил Уорфилда. Он подошел к ней и Гарриет и поклонился.

– Великолепный день для пикника, ваша светлость.

– Благодарю вас, сэр. – Розалинда холодно улыбнулась, надеясь, что он откланяется.

– Люблю старые развалины, – как ни в чем не бывало продолжал злополучный граф, как всегда, не обращая внимания на нерадушный прием. – Не окажете ли мне честь прогуляться со мной до старинной часовни?

Вежливая улыбка Розалинды была вымученной. Ей очень хотелось сказать ему «нет». Она знала, что, если старый плут скажет хоть слово о своем гнусном племяннике, она может потерять самообладание. Но, как назло, в голову ей не пришло ни одной отговорки, чтобы отказаться. Гарриет спокойно сидела рядом с ней, неспешно потягивая лимонад, не собираясь приходить ей на выручку. Радушной хозяйке не оставалось ничего другого, как смиренно ответить:

– Разумеется, сэр.

Уорфилд подал ей руку, помогая подняться. Гарриет на прощание бросила на Розалинду взгляд, полный сочувствия, и Уорфилд повел ее к развалинам часовни.

– Должна признаться, что я не большой специалист в этом вопросе, – заметила Розалинда. – Если хотите узнать побольше об истории этих мест, вам следует поискать материалы об этом в библиотеке.

При слове «библиотека», которое слетело у нее с языка, Розалинду передернуло. Ей хотелось бы навсегда забыть о том, что произошло накануне вечером в библиотеке.

– Нет-нет, – беспечно заметил Уорфилд, – мне нравится самому быть исследователем и иметь обо всем собственное суждение, а не вычитывать чужие мысли из книг. Люди могут ошибаться. Они обычно мыслят стереотипами. – В глазах Розалинды мелькнуло подозрение, но Уорфилд и виду не подал, что его слова имеют более глубокий смысл, чем казалось на первый взгляд.

Розалинда решила немного развеяться. В конце концов, Уорфилд ее гость, а она радушная хозяйка. Небольшая прогулка ей не повредит, а при первом же удобном случае она откланяется.

– Ну что ж, тогда слушайте. Эта часовня – все, что остаюсь от старинного монастыря, который стоял здесь когда-то. Самый первый Эксетер, в те времена еще имевший титул графа, был покровителем и щедро выделял средства на строительство святой обители, пока католики не лишились власти, и во время правления Кромвеля монастырь был разрушен. Последующие поколения снесли монастырь. Осталась только эта часовня. Там даже каким-то чудом сохранилось витражное стекло. – Розалинда тяжело дышала, потому что Уорфилд тащил ее на холм, и они шли довольно быстро.

– Ах да, понятно. – Он не останавливался, а продолжал идти. Наконец они добрались до вершины. Уцелела только часть стены часовни, и здесь было не так ветрено. Уорфилд остановился и посмотрел на растрескавшиеся, просевшие каменные плиты пола. – Кто здесь похоронен?

– Насколько мне известно, в основном священники и прелаты. Семейная усыпальница находится в другом месте.

– Гм-м. – Уорфилд осторожно расчистил ботинком одну из каменных плит, но под воздействием стихии и времени надпись стерлась.

Он прошел туда, где когда-то помещался алтарь. За ним возвышалась стена с окнами с цветным витражом, состоявшим из трех частей. Витраж каким-то чудом уцелел почти полностью. Подняв голову, Уорфилд разглядывал цветное стекло.

– Вот уж не ожидал, что здесь, посреди поля, такая красота, – сказал он. Розалинда вежливо улыбнулась. Было ветрено, и ей не терпелось поскорее вернуться к гостям. – Что за сцена здесь изображена?

– Э-э… По-моему, это святой Георгий. – Розалинда поплотнее закуталась в легкую шаль и взглянула на тучи, которые собирались на горизонте. – Нам лучше вернуться, сэр. Похоже, будет дождь.

– Дождь может пойти в любой момент – среди ночи и дня, – рассеянно проговорил Уорфилд, продолжая разглядывать витраж. – С этой стороны ничего не видно. Давайте обойдем кругом.

Розалинда закрыла глаза и тяжело вздохнула. Граф ждал, когда она подойдет. Преодолевая раздражение, Розалинда последовала за ним. Он взял ее за руку и помог обойти груду обломков камней. По другую сторону стены ветер дул еще сильнее. Ветер развевал юбку герцогини.

– Давайте вернемся, – сказала Розалинда.

– Посмотрите. – Уорфилд провел, ее вдоль стены и показал на окна.

Здесь через старинное стекло просвечивало солнце. Разноцветные краски словно ожили – это было изображение святого Георгия, убивающего дракона, а сонмы ангелов смотрели на это с высоты. Витраж смотрелся так изысканно и волшебно, словно был сделан из драгоценных камней.

– Ах, теперь вижу. Отсюда это выглядит изумительно, – восхищенно проговорил Уорфилд, повернувшись к герцогине. – А когда мы находились внутри церкви, я и представить себе не мог, что это такое. Все зависит от того, как падает свет.

– Да, – рассеянно согласилась Розалинда. В этот момент ее больше заботила шляпка, которую могло унести ветром. – Ветер, лорд Уорфилд…

– Мне кажется, чаще всего впечатление о вещах зависит от того, как они освещаются. – продолжал он, упрямо отказываясь уходить отсюда. – При одном освещении некоторые вещи кажутся темными, как ночь, при другом – яркими и красочными. Видите, как свиреп дракон, как благороден святой Георгий – теперь, когда вы смотрите на них под правильным углом.

– Несомненно. Ну что, присоединимся к остальным?

– Да, – в конце концов сдался Уорфилд.

В этот момент сильным порывом ветра с головы Розалинды сорвало шляпу.

– Ах! – Розалинда бросилась за шляпой, прижимая к себе шаль, чтобы ее тоже не унесло, но Уорфилд обогнал герцогиню. – Благодарю вас, – сказала Розалинда, когда Уорфилд вернулся, держа в руках ее шляпу.

– Ну вот, – сказал он, – здесь и вправду сильный ветер!

Розалинда протянула руку за шляпкой. Однако Уорфилд держал шляпу так, что Розалинда не смогла до нее дотянуться.

– Ваши волосы… – Свободной рукой граф убрал ей волосы со лба.

Вдовствующая герцогиня вспыхнула, представив себе, как ужасно выглядит с растрепавшимися на ветру волосами.

– Благодарю вас, – снова сказала Розалинда, забрав шляпу у графа и собираясь ее надеть.

Но ленты хлестали ее по лицу, волосы растрепались еще сильнее, пока она пыталась засунуть их в шляпку, а концы тонкой шали раздулись, как паруса.

– Ах! – вконец расстроенная, воскликнула герцогиня, когда ветер сорвал у нее с плеча один конец шали.

– Проклятие! – Уорфилд вздрогнул от неожиданности. Он поймал вырвавшийся на волю конец шали, а затем и саму шаль. – Ну вот, – сказал он, взял ее за руку и повел туда, где порывы ветра были потише – место между стеной часовни и грудой шифера, который, видимо, был когда-то частью крыши.

Граф повернулся спиной к ветру, заслонив Розалинду от стихии, пока она приводила себя в порядок. Герцогиня было потянулась к шали, но Уорфилд сам бережно накинул на нее шаль. На мгновение его руки оказались на ее плечах. Но он так и не смог оправить шаль, чтобы как следует сидела, все было тщетно – ветер лишил Уорфилда такой возможности.

– Благодарю вас, – выдохнула она, придерживая шаль. – Он убрал руки.

Розалинда подняла глаза и увидела, что он смотрит на нее с любопытством в сине-зеленых, как море, глазах. Граф был высок ростом и широкоплеч. За его широкой спиной, заслонившей Розалинду от ветра, она и вправду на мгновение почувствовала себя защищенной.

– Вам не кажется, что, возможно, то, что я говорил о цветном стекле, справедливо и по отношению к людям? Все зависит от того, под каким углом зрения на них смотреть.

Розалинда с ходу поняла намек.

– Если вы имеете в виду вашего племянника, сэр, уверяю вас, я не питаю к нему никакой вражды, – сказала герцогиня. – Но он не тот человек, который нужен моей дочери.

– Что? – Уорфилд заморгал, и лицо его вытянулось. – Ах да, вам можно не опасаться Хэмилтона. Он и мухи не обидит. Уверяю вас, даже волосок не упадет с головы вашей дочери. Он не причинит ей вреда.

– А я и не думала, что он причинит ей физический вред, – помолчав, сказала Розалинда. Значит, для этого Уорфилд притащил ее сюда – чтобы защитить своего племянника? – Да будет вам известно, я боялась, что он разобьет ей сердце.

– Скорее всего сердцу вашей дочери ничто не грозит. Он дорожит ею больше, чем собственной жизнью.

Граф хотел добавить еще что-то, но передумал. Он просто стоял, заслонив Розалинду от сильного ветра, и пристально смотрел на нее.

После его слов у Розалинды отлегло от сердца.

– Рада это слышать. А теперь нам в самом деле надо возвращаться на вечеринку. Я не могу оставить моих гостей, когда начинается дождь.

Уорфилд вздохнул:

– Ну да, разумеется. – Он отошел в сторону и дал ей возможность пройти.

Крепко держа шаль и шляпку, Розалинда пошла назад, обходя развалины. Когда она спустилась с холма, ветер стих. Сердце у герцогини все еще билось учащенно. У нее разыгралось воображение. Вот уже четырнадцать лет она вдова. Мужчины и раньше пытались завязать с ней отношения. Она отвергла предложения руки и сердца, поступившие от маркиза, двух графов и барона. По меньшей мере смешно, что грубый, неотесанный шотландец с громким голосом тоже попытался бы это сделать – тем более не кто-нибудь, а он. Нет, все это ей только показалось, говорила она себе. Лорду Уорфилду хорошо известно, что она думает о нем.

Однако Уорфилд не последовал за ней, когда она спускалась с холма.

Гарриет уже велела слугам упаковывать вещи, которые они привезли. Леди Хилленби и леди Элтон распоряжались, чтобы все расселись по экипажам. Появилась Розалинда. Она была в дурном расположении духа.

– Что там делал Уорфилд? – Гарриет смотрела на нее с любопытством. – Тебя не было целую вечность.

– Это все из-за сильного ветра. – Розалинда похлопала по шляпке. – Мою шляпку унесло ветром.

– Ах! – Подруга как-то странно посмотрела на нее. – Тогда все ясно. Ты выглядишь расстроенной.

– Разумеется, – сказала Розалинда. – Мой пикник испорчен – сейчас начнется дождь. Спасибо, что взяла все на себя. Селия, поедешь со мной? – крикнула герцогиня дочери, стоявшей неподалеку.

– Нет, мама, – ответила она. – Я поеду с Ханной.

Розалинда кивнула и вежливо улыбнулась. Она не хотела возвращаться домой в экипаже вместе с Гарриет. Подруга наверняка будет задавать вопросы, на которые Розалинде не хочется отвечать.

«Воображение, – говорила она себе, – у меня просто разыгралось воображение»

– Ах, мама, можно мы тоже поедем с ее светлостью, – крикнула Дафна.

– Ну пожалуйста, – поддержала сестру Китти.

Розалинда направилась туда, где стояли экипажи, а Гарриет в это время разговаривала с дочерьми. Она разрешила им ехать вместе с герцогиней. Догадывалась, что девочки больше интересуются мистером Бичемом, который управлял открытой коляской Ханны. Гарриет следует быть начеку и сохранять бдительность, если она не хочет, чтобы с кем-то из дочерей произошел скандал. Как вышло у Розалинды, которая не уследила за дочерью. Она прибавила шагу. Проклятый мистер Хэмилтон. Проклятый лорд Уорфилд, его дядюшка. Розалинда была бы счастлива никогда больше не видеть ни того ни другого.

К тому времени, когда Гарриет присоединилась к ней в экипаже, Розалинда буквально кипела от гнева. Ей удавалось сохранять спокойствие только благодаря хорошему воспитанию, отточенному многолетней практикой.

– Уорфилд разговаривал с тобой, верно? – с сочувствием спросила Гарриет.

Розалинда поджата губы и не проронила ни слова.

– У него виноватый вид, – продолжала Гарриет, глядя туда, где стоял Уорфилд. – К тому же он какой-то взбудораженный. Господи, как ты отважилась пойти с ним на прогулку? Восхищаюсь твоей смелостью.

– Гарриет, прошу тебя.

– Точь-в-точь как его непутевый племянник, – неодобрительно прищелкнув языком, сказала подруга Розалинды, которая была так поглощена наблюдением за лордом Уорфилдом, что не обращала внимания на Розалинду и на то, что та раздраженно кусает губы. – В них обоих есть что-то такое… Но ведь они не кровные родственники, не правда ли? Младший больше похож на сирену, заманивающую к себе ничего не подозревающих женщин, а вот граф в отличие от него – охотник. Я так и вижу, как этот хищник хватает женщину, чтобы уволочь ее куда-нибудь и делать там с ней бог знает что. Знаешь, когда он потребовал, чтобы ты пошла с ним осматривать древние развалины, я, признаться, подумала, что он собирается тебя изнасиловать! Ведь в нем течет горячая шотландская кровь…

Розалинда не выдержала и закричала:

– Замолчи! Он мне ничего не сделал!

– Ну и что! – Гарриет была неприятно поражена всплеском гнева герцогини. – Я все равно не заслужила такого отношения с твоей стороны.

Розалинда была вне себя от гнева. К счастью, вскоре к ним в экипаж сели Элтоны, прекратив этот неприятный разговор. Однако Розалинда всю дорогу до Эйнсли-Парка продолжала сердиться на подругу.

Глава 18

Селия пожалела, что решила поехать домой вместе с Ханной, как только Дафна и Китти стали упрашивать мать разрешить ей присоединиться к ним. Ей хотелось побыть в тишине. Но она поняла, что теперь ей волей-неволей придется терпеть бессмысленную болтовню не смолкавших ни на минуту девиц Трокмортон. Вероятно, Дафна и Китти разочаровались в лорде Уильяме, увидев, как их бывший герой выбирался ползком со двора конюшни, спасаясь от собственного взбесившегося жеребца. Теперь они восхищались, глядя на мистера Бичема. Не было никаких сомнений в том, что желание девушек ехать с ними было вызвано тем фактом, что открытой коляской Ханны управляет мистер Бичем. Переглянувшись с Ханной, Селия поняла, что жена брата придерживается такого же мнения.

Саймон подготовил коляску и помог Ханне и Селии устроиться внутри. Китти и Дафна отталкивали друг друга локтями – каждая норовила первой сесть в экипаж.

– Ах, ах! Мой зонтик от солнца! – воскликнула Дафна, прижимаясь к руке мистера Бичема, который помогал ей подняться в экипаж. – Мистер Бичем, я оставила свой зонтик!

Саймон удивленно посмотрел на нее и помог девушке снова спрыгнуть на землю.

– Помнишь, где ты его оставила, Дафна? – крикнула Китти, высунувшись из коляски.

Дафна огляделась и посмотрела на Бичема.

– Не знаю. Может, пойти поискать его?

– Я пойду с тобой. – Китти выпрыгнула из коляски.

– В этом нет нужды, – резко ответила Дафна. – Мы и без тебя справимся.

– Глупости. Две головы хорошо, а три – лучше, не правда ли, мистер Бичем? – Хлопая ресницами, она посмотрела на Саймона.

Он занервничал и взглянул на Дэвида, словно ища у него поддержки. Дэвид вернулся, чтобы узнать, что задержало экипаж Ханны. Он только поднял брови – и Саймону пришлось нехотя согласиться с Китти. Девушки взяли его под руки и отправились на поиски зонтика, хотя, судя по всему, только мистер Бичем был заинтересован в том, чтобы пропажа нашлась.

– Бедняга Саймон, – проговорил Дэвид, глядя им вслед.

– Сочувствуешь ему, а сам пальцем о палец не ударил, чтобы его выручить, – широко улыбаясь, сказала Ханна.

Дэвид рассмеялся:

– Ах, он с ними в полной безопасности. Две глупышки без царя в голове – чем это может ему грозить? Этот парень в состоянии усмирить даже взбесившегося жеребца.

– Необъезженные жеребцы – это не глупенькие девочки.

Дэвид отмахнулся:

– Пора ему научиться и с ними управляться. Видишь, кажется, он держит ситуацию под контролем.

Саймон искал зонтик в густой траве и тащил за собой девиц Трокмортон.

– Зря ты бросил его им на растерзание, – сказала брату Селия. – Они до смерти заговорят его.

– Хочешь, чтобы они заговорили до смерти меня?

– Твое общество их не интересует, – заметила Селия, подумав о том, что, если бы Энтони не уехал раньше, с остальными мужчинами, он спас бы Саймона от Дафны и Китти.

Одно его присутствие их так пугало, что они теряли дар речи. Тогда бы Энтони смог извлечь пользу из своей скандальной репутации, употребив ее всем на благо.

– Правда? – Дэвид сделал гримасу. – Неужели что-то может остановить этих хохотушек, которые ни на секунду не умолкают?

Наконец Саймону удалось обнаружить зонтик – далеко, на другом конце поля. Дафна и Китти из кожи вон лезли, чтобы задержать его: каждая пыталась привлечь его внимание. Когда они наконец дошли до коляски Ханны, лица у всей троицы были раскрасневшимися: у Саймона – от гнева, а у девушек – от быстрой ходьбы.

– Что-то мне расхотелось ехать в экипаже. Пожалуй, пойду пешком. – Ханна вышла из коляски.

Селия последовала за ней.

– Но до усадьбы отсюда мили три, не меньше, – воскликнули в один голос девицы Трокмортон.

– Если идти полем, то от силы две, – заверила их Ханна. – Я давно не ходила пешком, а это полезно для здоровья. А вы езжайте. А то ваша мама будет волноваться.

– Да, конечно. – Дафна так и сияла от радости.

Саймон стоял, насупив брови, и молчал.

Чтобы узнать, по какой причине случилась задержка, подоспел конюх на лошади, который сначала ехал с основной партией гостей. Должно быть, сжалившись над Саймоном, Дэвид обратился к конюху:

– Вот тебе, Бенвик, поводья, а мистеру Бичему отдай свою лошадь.

Дафна и Китти заметно приуныли. Селия с благодарностью взглянула на брата, а он широко улыбнулся.

– Не мог же я допустить, чтобы эти девицы свели его с ума своей болтовней, – сказал он, когда экипаж тронулся в путь, а Саймон поехал впереди верхом на лошади конюха. – Мне он еще пригодится.

– Я бы тоже сошла с ума, если бы мне пришлось всю дорогу до Эйнсли-Парка слушать их болтовню, – согласилась Ханна.

Дэвид широко улыбнулся. Селия с трудом сдерживала смех.

– Неужели я не единственная, у кого от них болела голова?

– Конечно, нет, – воскликнула Ханна. – Интересно, понимает ли их мать, насколько они пустоголовы?

– Матери редко это понимают, – задумчиво проговорила Селия.

– Ханна, ты правда решила идти пешком? – спросил Дэвид. – Может быть, мне лучше опередить всех и выслать за тобой еще один экипаж?

– Нет, спасибо, я действительно хочу прогуляться.

– Я тоже, – сказала Селия.

– Тогда, может быть, проводить вас?

– Нет-нет, – отказалась Ханна, – мы и одни доберемся. Ты лучше проследи, чтобы мистер Бичем со страху не доскакал до самого Эссекса, только бы убежать от назойливых девиц Трокмортон.

Дэвид рассмеялся:

– Как вам угодно. Если вы вовремя не доберетесь до места, Маркус созовет народное ополчение.

Женщины помахали ему в ответ и отправились в путь через поля. Они долго шли молча, понимая друг друга без слов. Селия была рада, что Ханна то и дело не справляется о ее самочувствии, как делала ее мать. И не предлагает ей купить что-то, либо что-то съесть, либо куда-либо съездить или сходить. Вот бы ее мать была такой же чуткой и понимающей, как жена Маркуса.

– Что с тобой? – спросила Ханна, Селия вздрогнула.

– Почему ты спрашиваешь?

– Ты так тяжело вздохнула. Может быть, сбавим шаг?

– Нет. – Селия снова вздохнула. – Я просто наслаждаюсь тишиной и покоем.

– Если тебе надоест тишина, я позову Дафну и Китти, – улыбнулась Ханна.

Обе рассмеялись.

– Ханна, – расчувствовавшись, спросила Селия, – Можно спросить тебя… То есть… Ну, мне хотелось бы узнать кое-что очень личное. О том, когда женщина – вдова. – Ханна была так долго замужем за Маркусом, что Селия иногда забывала о том, что у Ханны уже был до этого муж – деревенский викарий. После того как он умер, с ней познакомился Маркус.

– Ну разумеется, Спрашивай что хочешь. Мы же с тобой как сестры.

– Я хочу знать, сколько должно пройти времени, чтобы забыть наконец предыдущий брак, словно его и не было.

– Гм-м… – Они поднимались на холм по высокой траве. Ветер еще не утих, но грозовые тучи были далеко, над линией горизонта. – Полагаю, у всех по-разному. В зависимости от того, что происходит с тобой после замужества.

– А если ничего не происходит? – спросила Селия.

Ханна улыбнулась:

– Что-то всегда происходит, даже если в это время это не кажется таким уж важным. Я могу судить лишь по собственному опыту. Иногда самые неожиданные на первый взгляд вещи могут иметь огромное значение.

Ее отношения с Энтони вряд ли можно назвать чем-то неожиданным. Раньше она даже представить себе не могла, что может в него влюбиться. «Влюбиться…» Подумав об этом, Селия вздрогнула. Когда-то она мечтала влюбиться. А теперь сама мысль об этом страшила. Вдруг она снова сделает неправильный выбор?

– Ты не боялась снова влюбиться?

Лицо Ханны стало печальным.

– У меня и в мыслях этого не было. Мои обстоятельства были далеки от идеальных; я искала совсем другое – не любовь. По правде говоря, я меньше всего думала о том, что Маркус подарит мне любовь.

– Но когда ты поняла… Ты боялась любви? После того как уже потеряла любимого.

– Я знала, что Маркус никогда не разобьет мне сердце намеренно, – сказала она. – Еще до того как у меня возникли к нему чувства, я знала, что он порядочный, достойный уважения мужчина. Но ты права, я немного боялась. Это был большой риск – мы совсем не подходили друг другу.

– Ну что ты, это совсем не так! – воскликнула Селия.

– Именно так. Чтобы простая деревенская вдова, не имея ни титула, ни состояния, вышла замуж за герцога? Такое даже представить себе невозможно, сама понимаешь. Мы с Маркусом не поженились бы, если бы не вмешательство твоей матери, ее помощь и одобрение. Я благодарна ей за это. К тому же она помогла мне не только стать герцогиней, но и быть ею. Если бы не она, меня не приняли бы в обществе. – Ханна помолчала. – Но, несмотря на то что это был большой риск, игра стоила свеч. Если бы меня испугала разница в общественном положении, я никогда не сказала бы Маркусу, что люблю его, и тогда как много я потеряла бы в жизни! У меня не было бы прекрасных родственников – тебя, Вивиан и Дэвида, твоей матери, и, конечно, у меня не было бы Томаса и Эдварда.

– И Маркуса, – добавила Селия, округлив глаза. – У тебя не было бы Маркуса.

Ханна мечтательно улыбнулась:

– Разумеется. Больше всего я жалела бы, что в моей жизни нет Маркуса.

Слушая Ханну, Селия невольно вспомнила Энтони и вчерашний вечер в библиотеке:

– Не знаю, что делать, – прошептала Селия. – Не могу разобраться в своих чувствах. Не понимаю, что испытываю к Энтони. Я знакома с ним уже много лет, мы, несомненно, привязаны друг к другу. Мне с ним легко. Я знаю, что на самом деле он совсем не такой, как о нем болтают сплетники. Но все вокруг в один голос твердят мне о том, что он мне не пара, что он не тот тип мужчины, который будет довольствоваться одной женщиной. Говорят, что он попользуется мной, а потом, когда я ему надоем, бросит. Не уверена, что смогу это пережить.

– А что подсказывает тебе твое сердце?

Селия промолчала. Ей хотелось, чтобы Энтони был верным и преданным ей одной – только такой мужчина ей нужен, а не бессердечный повеса, как его называют. Селия не верила слухам и сплетням. Она сама должна во всем разобраться и убедиться, что Энтони – тот, кто ей нужен.

– Когда мы с Маркусом решили пожениться, все говорили, что он женился на мне потому, что я от него забеременела, – сказала Ханна. – Говорили, что у него нет сердца, что он холодный, высокомерный, не способен на искренние чувства, тем более к бедной деревенской девушке. Я убедилась, что эти люди совершенно не знали Маркуса, не имели ни малейшего понятия о том, какой он на самом деле.

– Да, – пробормотала Селия. – Я просто… я просто хотела бы узнать…

– Есть только один способ узнать правду. – Ханна положила руку Селии на плечо. – Приходится рисковать. Не попробуешь – не узнаешь.

– А что ты думаешь о мистере Хэмилтоне? – Селия с надеждой заглянула Ханне в глаза.

Ханна улыбнулась:

– Я видела его только мельком, да и то пару раз. Этого недостаточно, чтобы у меня сложилось о нем какое-то определенное мнение. Внешность бывает обманчива, и мое мнение может быть ошибочным, точно так же, как мнение окружающих. Не верь сплетням и слухам. Поступай так, как подсказывает сердце.

Селия понимала, что должна сама все решить. Мало ли что о нем говорят злые языки. Энтони боготворит ее. Вряд ли это притворство. С какой нежностью он на нее смотрит. Но после того как Селия ошиблась в Берти, она перестала доверять себе. Ее мать слышать об Энтони не желала. И это мешало Селии принять правильное решение. Она привыкла всегда и во всем полагаться на мать. И огорчать ее не хотела. У Селии было такое чувство, будто она идет на ощупь в непроглядной тьме по краю пропасти. И только непоколебимая вера в. Энтони давала ей силы идти дальше.


– А где дамы? – спросил Энтони, когда подъехал Дэвид Рис.

До последней минуты он прятался возле конюшни. Девицы Трокмортон – угрюмые и недовольные – прибыли некоторое время назад, но ни герцогини, ни Селии в экипаже не было.

– Они решили пойти пешком. – Дэвид спрыгнул с коня и протянул поводья мальчишке-конюху.

– Что? Так далеко? – Энтони посмотрел на небо. Того и гляди начнется гроза.

– Всего около двух миль, – ответил Дэвид. – А Селия с детства знает здесь каждую тропинку. Сам знаешь – она здесь выросла.

– Конечно, – сказал Энтони, с надеждой вглядываясь в даль и ожидая, не покажутся ли Селия с Ханной.

Дэвид откашлялся.

– Э-э… Хэмилтон… Прошлой ночью…

Энтони насторожился и с опаской посмотрел на Дэвида:

– Да?

– Зря я тебя ударил… Извини.

Удивленный, Энтони кивнул, принимая извинения.

– Моя сестра уже взрослая и сама может о себе позаботиться, – продолжил Дэвид. – Я не должен был… вмешиваться. Не мое это дело.

– Спасибо. – Мгновение они молча смотрели друг на друга, а затем Энтони в знак примирения протянул Дэвиду руку.

– Но если ты разобьешь ей сердце, я сломаю тебе шею.

– Понятно. Договорились.

Дэвид направился к дому, а Энтони стал прогуливаться по саду, продолжая смотреть, не появятся ли вдалеке Селия и герцогиня. Наконец он их увидел – запыхавшихся, с растрепавшимися на ветру волосами. Они весело смеялись. Энтони радостно улыбнулся, увидев Селию. К ней возвращалось ее былое жизнелюбие. Не желая вмешиваться в беседу, которую вели герцогиня и Селия. Энтони счел нужным удалиться.

Сегодня Энтони ни разу не подошел к Селии. Хотя чувствовал, что она этого хочет. Он знал, что его дядюшка уговорил мать Селии пойти с ним на прогулку – Энтони догадывался, что Уорфилд увел герцогиню подальше, чтобы дать ему возможность поговорить с Селией. Герцогиня вернулась с прогулки мрачнее тучи. Энтони знал, что мать Селии считает его законченным негодяем.

Сегодня весь день он пытался вести себя так, словно вчерашний вечер был лишь ничего не значащей интрижкой, о которой лучше забыть.

Но сегодня вечером Энтони был полон решимости убедить Селию, что это было не пустяковой интрижкой, а чем-то большим.

Глава 19

Во время ужина у Селии слипались глаза. Долгая пешая прогулка ее утомила. Гости, сидевшие за столом, тоже выглядели усталыми и рано отправились спать.

Селия отпустила горничную, сама расчесала волосы. Она была рада возможности немного побыть в тишине, в одиночестве. Она много раз прокручивала в голове свой последний разговор с Ханной. Рано или поздно ей все равно придется пойти на риск и отдать кому-то свое сердце. Если она этого не сделает, то обезопасит себя от нового разочарования в любви, но будет лишена шанса снова познать любовь и счастье. А Энтони… Энтони заслуживает того, чтобы ради него рискнуть.

В дверь тихо постучали. Селия глазам своим не поверила, когда увидела Энтони.

– Что вы здесь делаете?

– Ш-ш. – Он прошмыгнул в спальню и осторожно прикрыл за собой дверь. – Делаю все, чтобы вас убедить.

– Убедить меня? В чем?

Он озорно улыбнулся.

– Энтони, – попыталась возразить Селия, но он приложил палец к ее губам.

– Прошу вас. Я никогда себе не прощу, если хотя бы не попытаюсь это сделать. – Селия округлила глаза, а он широко улыбнулся. – Чтобы незаметно проскользнуть сюда, я долго ждал. Если вы меня выгоните, меня могут увидеть и разразится скандал. Если же выслушаете, возможно, не пожалеете, что я отнял у вас немного времени.

– Вы несносны, – заявила Селия.

Энтони рассмеялся:

– А ведь я еще ничего не сделал.

– Итак, вы собирались меня в чем-то убедить. – Селия села на стул возле туалетного столика. Сцепив руки в замок, она смотрела на Энтони, ожидая его объяснений. – Тогда приступайте быстрее к делу. Я устала.

Он снял халат и положил на туалетный столик.

– Ложитесь на кровать. – Селия округлила глаза. – Вы устали, а так вам будет удобнее. Ну же, смелее.

Поглядывая на Энтони с любопытством, Селия медленно подошла к кровати и села на край.

– Ложитесь. – Энтони шагнул к Селии.

Она с подозрением смотрела на Энтони: он казался ей соблазнительным и опасным одновременно. Преодолевая волнение. Селия легла на постель. Он пододвинул стул к кровати и сел у ног Селии. От волнения у нее пересохло в горле. Боже праведный! Что он собирается сделать с ней? Неужели насиловать? Здесь? Сейчас? И самое главное – как?

– Приподнимите юбку, – сказал Энтони. Глядя в потолок, Селия приподняла подол. – Выше, еще выше, еще… А вы, оказывается, шалунья. Ну что вы, право, не так высоко, – насмешливо проговорил он. – Но мне понравился ход ваших мыслей.

Энтони взял ее ступню в ладони и стал растирать подушечками больших пальцев.

Селия не ожидала этого, отчего ее удовольствие только удвоилось.

– Как вы догадались? – с тихим стоном спросила она.

Энтони усмехнулся:

– Если женщина пройдет целых две мили по полям в этих смешных туфлях, непременно заболят ноги.

– Я обожаю эти туфли, – сказала Селия, вращая пальцами ног, и Энтони тотчас занялся ими. У него в руках появилась какая-то мазь, которой он стал обрабатывать ноги Селии. – Это мои самые красивые туфли.

– Они хороши для танцев в бальном зале, а не для прогулок на свежем воздухе.

– В них я выгляжу выше, – сказала Селия.

О Господи, откуда он знает, что нужно ее усталым ногам?

Энтони снова рассмеялся:

– Но вы и так не маленького роста.

Энтони разминал пальцами ее щиколотку. Несколько минут Селия буквально купалась в блаженстве.

– Ну как, лучше? – поинтересовался Энтони, творя те же самые чудеса со второй ногой Селии.

Не открывая глаз, Селия улыбнулась:

– В сто раз лучше. Просто восхитительно…

– Всего лишь в сто раз? Значит, я должен приложить еще больше усилий.

– Если вы приложите еще больше усилий, я, пожалуй, умру от наслаждения.

– Ради этого я готов стараться.

Открыв глаза, Селия увидела, что он смотрит на нее с озорной и лукавой улыбкой.

– Мистер Хэмилтон, это часть вашего плана, имеющего целью воспользоваться мной? – Он рассмеялся и стал разминать подушечки ее пальцев. Селия снова закрыла глаза от удовольствия. – Если так, то вы в этом преуспели. О Боже мой! Господи, да, здесь. О! Ах, Энтони…

– Мне нравится, когда вы произносите мое имя, – прошептал он, продолжая гладить ее ноги. – Может быть, купить вам пару туфель на высоких каблуках, чтобы вы пускали меня в свою спальню каждую ночь?

– В таком случае пусть эти туфли будут голубого цвета. В тон моему новому вечернему платью.

Энтони усмехнулся:

– Ах, но тогда у вас заболят не только ступни, но и колени. А потом и вся нога. – Теперь его рука оказалась на ее бедре.

Селия не открывала глаз и не шевелилась. Она почувствовала облегчение в ступнях, но, когда Энтони начал гладить ее ноги, все выше и выше задирая подол ее ночной сорочки, ее тело замерло в предвкушении.

– Нет, пожалуй, не стану вас подкупать, – пробормотал он и прикоснулся губами к ее колену. – Я намерен соблазнить вас не новыми туфлями, а чем-нибудь другим.

– Чем же, интересно?

– Нужно подумать… Драгоценностями? Они слишком холодны и тверды. – Ее ночная рубашка задралась выше талии. Селия лежала не шевелясь и учащенно дышала. – Розами? Красота их мимолетна. – Его нежные пальцы заскользили по ее животу, и Селия тихо ахнула. – Вы заслуживаете чего-то большего, чем это.

– Чего же? – У Селии пересохло во рту.

– Вы заслуживаете, чтобы вам поклонялись. – Энтони снова взял ее ступню в ладони и стал покрывать поцелуями, начиная от пальцев и поднимаясь выше. – Чтобы обожали каждый дюйм вашего тела. – Он поцеловал ее лодыжку, затем икру, а затем, поставив ее ногу на кровать, проделал то же самое с ее второй ногой.

– В женском теле есть нечто экзотичное и притягательное. Я мог бы всю жизнь провести, познавая его и поклоняясь ему.

Селия учащенно дышала.

– Эти долины и выпуклости такие незнакомые, такие таинственные, – прошептал он. Теперь он гладил ее живот, опускаясь все ниже. – Все так загадочно, соблазнительно. И вот – последняя завеса. Тайная святыня. – Он раздвинул пальцами завитки. – Карта, дающая ключ к сокровищу, за обладание которым мужчина готов отдать жизнь.

Селия вцепилась руками в простыни.

– Позвольте мне обожать вас, – пробормотав Энтони, лаская внутреннюю поверхность бедер Селии. Она застонала. – Позвольте мне поклоняться вам. – Селия почувствовала, что там, где только что были его пальцы, сейчас оказались его губы.

Селия тихо ахнула. О да. О Господи, она никогда не испытывала ничего подобного… Селия приподняла бедра, пододвигаясь к нему. До этого она понятия не имела, что ее тело может быть таким отзывчивым, таким чувствительным. Селия прильнула к Энтони, и ее пальцы заблудились в его волосах. Ей хотелось, чтобы он продолжал, чтобы вошел в нее. Она хотела его. Только его.

– Селия, милая, – сказал он прерывающимся шепотом. – Бог ты мой, как вы прекрасны сейчас. – Селия трепетала всем телом, и слезы текли у нее по щекам.

– Эн… Энтони, – хрипела она, – прошу вас… Пожалуйста…

Волосы Селии разметались по подушке, она поворачивала голову из стороны в сторону, готовая в любую минуту зарыдать в экстазе. Застигнувшая ее кульминация страсти наполнила ее живот сгустком жара, а затем раскололась, рассыпавшись по всему телу. Селия выгнула спину и сдавленно закричала.

Когда Энтони вошел в нее и стал двигаться, Селия снова вскрикнула. Затем Энтони стал двигаться в ней медленно и ритмично.

Селия взлетела на вершину блаженства в считанные секунды. Услышала победный стон Энтони, потом его голова упала ей на грудь, и он затих.

Через, мгновение Энтони посмотрел на Селию, протянул к ней руку и ласково погладил по щеке.

– Любимая, – пробормотал он. – О, Селия.

Она не могла говорить, только сжимала в ладонях его пальцы и целовала его руки. Он опрокинул вверх ногами ее мир, из-за него у нее разбежались мысли. Она не знала, что думать. Сейчас ей хотелось только лежать здесь с Энтони, плывя в этой нежной дымке, наслаждаясь приятной истомой.

Через некоторое время он отвернулся от нее, сделал что-то, а через мгновение застегнул брюки.

– Что это? – спросила Селия, увидев у него в руке какую-то штуку.

Ей не хотелось, чтобы Энтони уходил. Ей хотелось узнать, каково это – заснуть в его объятиях и, проснувшись, увидеть его рядом с собой. В этот момент она не думала, что рискует, находясь сейчас вместе с ним, в этой постели.

– Это предотвращает зачатие, – объяснил Энтони.

Селия удивленно на него посмотрела:

– А-а. А зачем… То есть я хотела сказать… Может быть, я вообще не способна…

Его улыбка стала грустной.

– Зачем? Я поклялся, что у меня никогда не будет внебрачных детей. Это пагубно отразится на судьбе его матери и самого ребенка. – Он пожал плечами и, взяв ее руку, приложил к своей щеке. – Это было бы несправедливо по отношению к ребенку. Не хочу, чтобы он прожил жизнь, полную унижений, – по моей милости, из-за моего минутного удовольствия.

– Ах… Тогда… Тогда вы не…

Он со вздохом выпустил ее руку.

– Нет, ни одного. – Энтони поднялся и надел халат.

Селия молча смотрела на него. Энтони выглядел спокойным и уверенным в себе. Как всегда. Казалось, ничто не может вывести его из равновесия.

Одевшись, он снова подошел к ней.

– Спокойной ночи, миледи, – тихо произнес Энтони.

– Вам нужно уйти? – Селия потянулась к нему.

– Да, нужно. Вы сами это знаете. – Он заботливо укрыл ее одеялом, подоткнув его по краям. И улыбнулся, прищурив глаза. – Спите крепко до самого утра. – Поцеловав ее в лоб, Энтони ушел.

Селия задумалась. Энтони принимает меры, чтобы не плодить внебрачных детей. Не хочет, чтобы они повторили его судьбу – судьбу незаконнорожденного сына. Чтобы прошли через те же страдания, что и он. Не хочет, чтобы Селия покрыла позором свое имя, произведя на свет внебрачного ребенка. Возможно, Энтони – человек, любящий наслаждения, как говорят о нем люди, однако он не безответственный и эгоистичный охотник за удовольствиями.

Глава 20

На следующее утро Хилленби уехали в Лондон. Когда Мэри прощалась с Селией, она то и дело с опаской поглядывала на своего супруга. Мэри была подавлена. Прощаясь, лорд Хилленби окинул Селию ледяным взглядом. Видимо, подумала Селия, Хилленби торопится уехать из-за нее. Мэри, опустив голову, следовала за мужем к экипажу. Селия провожала их до ворот. Экипаж тронулся, однако Мэри ни разу не оглянулась.

Селия подумала, что могла бы сейчас быть на месте Мэри. Не потому, что вышла бы замуж за мужчину много старше себя, а потому, что они с Берти тоже прошли через это: молчание и чувство обиды. Правда, Селия в отличие от Мэри не боялась своего мужа.

Селия прошла в дом и застала Луизу в гостиной. Толстяк Элтон вставал поздно. Обычно Луиза была этому рада, но сегодня ей почему-то было не по себе. Селия все еще находилась под впечатлением ночи с Энтони и не была расположена к разговорам. А Джейн долго не выходила из своей комнаты, и Луиза была раздражена.

– Ну вот, наконец-то, – воскликнула Луиза, когда в конце концов появилась Джейн. – Она прищурилась. – Вижу, с утра у тебя отличное настроение.

Джейн с довольной улыбкой на лице впорхнула в гостиную.

– Доброе утро, – приветливо сказала она, опускаясь в кресло рядом с Селией. – Какой чудесный день!

Когда Луиза удивленно взглянула на моросящий за окном дождь, на лбу у нее появились две тонкие складки.

– С чего бы это ему быть чудесным, Джейн?

Джейн широко улыбнулась Селии.

– После такой исключительной ночи день может быть только прекрасным.

– А какой была у тебя ночь? – насмешливо спросила Луиза, с трудом скрывая раздражение.

Селии намного ближе было настроение Джейн.

– Гм-м… Перси…

Щеки Джейн залились румянцем, и Селия вдруг поняла, чем ночью занималась Джейн. Подумав об этом, Селия сама слегка покраснела.

– И это все, что ты в состоянии сказать? – сердито взглянула на нее Луиза. – Так что там насчет Перси? Он приходил и разговаривал с тобой о лошадях?

Джейн рассмеялась, как смеются только удовлетворенные женщины.

– Он не сказал ни слова о лошадях! О Боже праведный, нет! Сначала я опешила, увидев его. Он проводил меня прямо до постели, что необычно. Особенно когда собралась такая прекрасная компания, как здесь! Обычно Перси допоздна играет в карты или в бильярд. Но этой ночью… – Джейн вздохнула и мечтательно закатила глаза. – Он спросил меня, счастлива ли я и может ли он сделать меня счастливее как свою жену. От удивления я потеряла дар речи.

Луиза стала мрачнее тучи.

– Что ты ему сказала?

Джейн снова залилась краской и понизила голос:

– Сказала, что хочу ребенка. Мы женаты почти два года, но Перси не торопит меня с наследником.

На этот раз Луиза просто молча уставилась на нее. Селия открыла рот от удивления, а Джейн закивала:

– И он согласился. – Голос Джейн потеплел, и она снова мечтательно улыбнулась. – А потом… Мы разговаривали с ним всю ночь напролет. Представляете, я понятия не имела, что Перси любит скрипку! Вообще не думала, что он хоть что-то смыслит в музыке.

– И что это вчера на него нашло? – спросила Луиза, снова обретя дар речи.

Джейн воровато огляделась, а затем пододвинулась к подругам.

– А это было самое удивительное, – заговорщическим тоном сказала Джейн. – Когда я спросила его, с чего вдруг он стал таким внимательным, он извинился, что не был таким раньше. Вы только представьте себе! Перси извинился. Но что самое удивительное, он сказал, что мистер Хэмилтон провел с ним беседу, в общем, просветил его. Кто бы мог подумать! Я спросила, что он имел в виду, и он сказал, что это мистер Хэмилтон убедил его, что он должен уделять мне больше внимания! – Блестя глазами, Джейн весело рассмеялась. – Я была ошеломлена. Но если результат столь очевиден, пусть Перси проводит побольше времени с мистером Хэмилтоном.

– Ушам своим не верю, – помолчав, заметила Луиза.

– Утром, пока я одевалась, Перси сочинил для меня стихотворение. – Джейн снова хихикнула. – Разумеется, рифма и размер были ужасны, но в то же время забавны. Я едва не лопнула от смеха. Поэтому так долго одевалась.

– Как жаль, что Элтон не будет говорить с мистером Хэмилтоном, – сокрушалась Луиза. – Быть может, мистер Хэмилтон объяснил бы моему супругу, что должен сделать меня счастливой.

– О да! – Джейн вздохнула. – Это лучше, чем видеть, как он из кожи вон лезет, чтобы скрыть свою связь на стороне. И разумеется, намного лучше, чем весь этот шум, когда уже больше нельзя ничего скрывать. Мой свекор – ярый поборник нравственности и пригвоздил бы меня к позорному столбу за подобный скандал. Пусть бы мы с Перси стали одной из тех отвратительно трогательных счастливых супругов, которые всю жизнь хранят друг другу верность. Я бы не возражала. Насмотревшись на герцога и герцогиню, на лорда Дэвида и его жену, я могу сказать лишь одно: на такие пары приятно смотреть.

«Да, – мечтательно подумала Селия, – что верно, то верно».

Она вспомнила, какое выражение лица было вчера у Ханны, когда они разговаривали, возвращаясь с пикника.

– Кто бы мог подумать, что мистер Хэмилтон на такое способен? – воскликнула Луиза. – Уж точно не я. А ты уверена, что Хэмилтон сказал это лишь потому, что собирался тебя соблазнить и хотел отвести от себя подозрение Перси.

– Нет, – ответила Селия, опередив Джейн, – разумеется, не поэтому. – Луиза удивленно посмотрела на нее. – Он бы так не поступил.

Луиза кашлянула, чтобы скрыть смущение.

– Э-э… Нет. Может быть, нет.

– Ах, ну полно вам. Перестаньте, – как ни в чем не бывало проговорила Джейн. – Перси не ревнив. Уверена, мистер Хэмилтон сказал это без всякого умысла. Просто дал дружеский совет. И мне лично хотелось бы сказать ему за это спасибо. Пусть дает Перси любые советы в том же духе.


Только после обеда Селии представилась возможность поговорить с Энтони. Когда дождь прекратился и выглянуло солнце, кто-то предложил покататься на лодках, и гости направились к озеру. Селия каким-то образом ухитрилась оказаться с Энтони вдвоем в одной лодке. А когда Дэвид собрался к ним присоединиться, бросила на него такой уничтожающий взгляд, что ее брат не посмел к ним приблизиться. Пусть они с Энтони сейчас у всех на виду, зато могут поговорить, не опасаясь косых взглядов.

– Благодаря вам миссис Перси теперь на седьмом небе от счастья, – сообщила Селия, когда лодка отчалила от берега.

Налегая на весла, Энтони с недоумением посмотрел на Селию. Селия широко улыбнулась.

– Да, – подтвердила она. – Джейн теперь прямо светится от счастья.

Брови Энтони поползли вверх.

– Я не имею к этому никакого отношения.

– И тем не менее она утверждает, что ей бы следовало поблагодарить вас.

– Что-то не припомню, чтобы за последние несколько дней я хоть словечком перемолвился с миссис Перси.

– Зато вы провели беседу с ее мужем. И это пошло ему на пользу.

– Ах вот оно что! – Энтони улыбнулся. – Я рад, что невольно оказал миссис Перси услугу.

– Все это время мне не дает покоя вопрос: о чем вы говорили с ее мужем?

– О том, как выиграть на скачках.

Селия окунула руку в озеро и обрызгала Энтони водой. Он рассмеялся и, не желая оставаться в долгу, слегка ударил веслом по воде, окатив Селию брызгами.

– Нет, в самом деле, что именно вы ему сказали? – смеясь, спросила Селия.

– Так… Всякую чепуху… О том, как доставить удовольствие женщине, – сказал он, многозначительно глядя на нее и продолжая усиленно работать веслами.

Селия картинно надула губки.

– Видимо, все считают вас непревзойденным экспертом в этой области…

– Все? Признаться, и представить себе не мог, что моя слава простирается так далеко.

– И поэтому вам кажется, что вы изучили этот вопрос вдоль и поперек.

– Я никогда не останавливаюсь на достигнутом, мадам.

– Ах, какой же вы распутник! – воскликнула Селия. В ответ он лишь посмотрел на нее с коварной улыбкой, а Селия залилась краской. – Так в чем же заключается секрет, который вы открыли мистеру Перси? Что именно вы ему сказали?

Энтони пожал плечами:

– Так, ничего особенного. Сказал, чтобы он сначала как следует помассажировал ей ножки. – Энтони рассмеялся, увидев, что Селия округлила от ужаса глаза и стала оглядываться, опасаясь, что их могут услышать на других лодках, оказавшихся поблизости. – Ну разумеется, я пошутил. Откуда мне было знать, что вам это понравится. Вы могли просто выставить меня за дверь, оскорбившись от одного лишь предложения прикоснуться к вашим обнаженным лодыжкам.

– Вы умеете представить все таким образом, что даже самые невинные вещи выглядят как порочные. – Селия успокоилась, увидев, что другие лодки по-прежнему находятся далеко.

– Вы придумали что-то более порочное, чем это? А ну-ка выкладывайте! Весьма любопытно.

– Раз вы отказываетесь отвечать на мой вопрос, я и отместку не отвечу на ваш. Итак, что вы сказали мистеру Перси?

– Посоветовал уделять больше внимания жене, – в конце концов признался Энтони. – Разговаривать с ней. Слушать ее. Сказал ему, что счастливая супруга хранит мужу верность. А что Перси решил сделать после нашего разговора, мне не известно. В семейные дела я не вмешиваюсь.

– Откуда вы так много знаете о семейной жизни и о том, как угодить жене? – Селия наклонилась вперед и пристально посмотрела на Энтони.

Он скривил губы.

– За свою жизнь я встречал множество несчастливых семейных пар. И еще больше несчастных женщин.

– Что же в таком случае делает брак счастливым?

Энтони долго молчал, не решаясь ответить.

– Я знаю, что несчастливый брак – это тот, где между супругами мало любви и уважения, – наконец сказал он. – Теплые, дружеские отношения, взаимная забота способствуют счастью в семье и одновременно сохраняют любовь. Несчастье в семейной жизни толкает женщину на поступки, которых она никогда не совершила бы.

– А что делает женщину счастливой?

Энтони улыбнулся. Селия затаив дыхание ждала, что он ответит.

– Я не теряю надежды узнать это, когда женюсь и у меня появится семья.

У Селии отлегло от сердца.

– А что бы вы сделали, если бы у вас была жена?

Энтони наклонился так, что его лицо оказалось очень близко от лица Селии.

– Прямо сейчас, в этот самый момент?

Она кивнула.

– Если бы в этой лодке, на этом озере… я был со своей женой?

Селия снова кивнула. Энтони задумался. Затем снова наклонился вперед.

– Я бы… – Он остановил блуждающий взгляд на ее лице. Чувственная улыбка тронула его губы, – Ах, ну и вопрос вы задали мне, дорогая моя!

– У вас нет на него ответа?

– Есть. И не один.

– Так скажите мне, какие у вас есть ответы.

Энтони снова широко улыбнулся и принялся усиленно грести.

– Я предпочел бы, чтобы сейчас было немного темнее. – Он снова усиленно заработал веслами. – По сути дела, так же темно, как ночью. Да, это было бы лучше всего. Чтобы это была ночь. И чтобы ночь была безлунной, и дул легкий ветерок.

– Чтобы была ночь?

Энтони кивнул:

– Да, поздняя ночь, когда все уже давно ушли спать. Кроме нас – меня и моей жены. Мы бы незаметно выскользнули вместе из дома и, сев в лодку, стали бы плавать по озеру. Мы были бы только вдвоем: я и моя супруга. Вот как мы с вами сейчас. Заплыв на середину озера, я отложил бы весла в сторону. И мы легли бы на дно лодки.

– И…

– …И считали бы звезды на небе. Что еще можно делать в темную, безлунную ночь на лодке посреди озера?

– Негодник, – рассмеялась Селия. – Вы догадались, о чем я подумала. Вы хотели сказать, что занимались бы с ней любовью!

– В лодке? – Энтони поморщился. – Фу, как неприлично. Просто возмутительно! Как вы могли такое подумать!

Селия покраснела, но снова рассмеялась:

– Ну вот, вы насмехаетесь надо мной.

Лицо Энтони расплылось в улыбке.

– Вовсе нет. Я просто не мог предположить ничего подобного. Но вы, возможно, долго это обдумывали, – вдруг сказал он, и у него загорелись глаза. – Это любовная фантазия, которая недавно появилась у вас, миледи? Раз так – не смею вам отказать.

– Нет! – воскликнула она, покраснев до корней волос.

– Гм-м… – Он снова налег на весла, глядя на Селию с дьявольской улыбкой. – Жаль…

– Разговор окончен, – заявила Селия и отвернулась.

Энтони снова улыбнулся и сделал еще несколько неторопливых движений веслами. Вокруг никого не было: они всех опередили. Энтони не думал об условностях, он наслаждался каждым мгновением, проведенным наедине с Селией.

– Энтони, – через некоторое время сказала Селия. – Я размышляла над тем, что вы сказали мне вчера ночью, поскольку не поняла, что вы имели в виду.

– О чем вы?

– Вы сказали, что пришли, чтобы убедить меня. Что вы хотели этим сказать?

– Ах это… – Он с облечением вздохнул. – Хотел убедить вас в том, что я – парень порядочный.

Она отмахнулась:

– Нет, не это. Я знаю вас уже много лет. Скажите правду.

Энтони снова заработал веслами, и лодка стала медленно кружиться.

– Я хотел убедить вас в том, что вам нечего меня опасаться. Что я не хочу огорчить вас или разочаровать. Что вы не погубите свою жизнь, если свяжете ее со мной, если вам придется принимать решение… – Энтони не договорил, потому что Селия отвела взгляд и густо покраснела.

«О Господи», – подумал он, внезапно охваченный отчаянием.

– Почему? – спросила Селия.

– Почему? – переспросил он и показался самому себе полным идиотом.

– Почему вы хотели убедить меня в этом? – Селия подняла на него глаза. – Почему именно меня, а не кого-то другого?

Этот вопрос так удивил Энтони, что он не сразу нашелся что ответить. Почему именно Селию? Потому что это была она, а не кто-то другой. Потому что ему было важно, что она о нем думает, в то время как на мнение окружающих ему было наплевать.

– Что вы имеете в виду? – осторожно переспросил он.

– В предпоследнюю ночь, там, в библиотеке. Когда моя мать и Дэвид обвинили вас в том, что вы соблазнили меня и погубили мою репутацию, я промолчала. Но вы не оказались бы в тот вечер в библиотеке, если бы я не назначила вам там свидание. И я не думаю, что вы занялись бы со мной любовью, если бы я сама не вешалась вам на шею. Все обвиняли в случившемся вас, но вы хранили молчание.

Энтони удивленно приподнял брови:

– А разве надо было что-то сказать?

– Я подвела вас, умолчав о том, как все было на самом деле. И после этого терялась в догадках, почему вы согласились выполнить просьбу и сделать вид, будто мы с вами подумываем о свадьбе. Я повела себя как настоящая трусиха. Палец о палец не ударила, чтобы прийти вам на выручку. И когда вы сказали, что хотели меня убедить… Мне остается лишь недоумевать, как после этого вы можете питать ко мне добрые чувства. – Энтони смотрел на Селию с искренним изумлением. – Я прекрасно понимаю, что любая женщина, которую вы захотите, будет вашей. Так что вряд ли я вам очень нужна.

Нет, подумал Энтони, Селия ему очень нужна.

– Вы утверждаете, что любая женщина, которую я захочу, будет моей? Подумать только! У меня словно камень с души свалился, когда я это услышал от вас.

Селия поджала губы и посмотрела на него с укором. Энтони перестал улыбаться и покачал головой:

– Не знай я вас, подумал бы, что вы напрашиваетесь на комплимент. Однако я вас знаю. Всегда очень уважал вас и ценил. Считал вас своим другом.

– Другом… – медленно повторила она, явно разочарованная.

Энтони был раздосадован. Он злился на себя и на свою небрежность. Тоже мне нашел слова любви и страсти! Он, видите ли, всегда считал ее своим другом! Теперь ей только остается броситься ему в объятия!

– Очень дорогим, близким другом, которому можно доверять, – поспешил он уточнить. – И еще считал вас красивой женщиной, которая мне дорога. И… – Он осекся, понимая, что говорит чепуху.

– А-а… – сказала Селия. – Понятно.

Однако Энтони видел, что она ничего не поняла.

– Думаете, я не искренен? – спросил он, пытаясь повернуть беседу в более безопасное для себя русло.

– Нет. Я не знаю. Знаю, что вы искренне пытаетесь сделать все, чтобы избежать скандала, и я думала… Я надеялась… Что ваши письма… – Селия отвела взгляд. – Я думала о нашем уговоре, – сказала она. – И я верю…

В этот момент с одной из лодок что-то закричали. Дэвид, который сидел в одной лодке с женой, и семья Перси – в другой догнали их с Селией и стали обмениваться шутливыми репликами. Селия смеялась, разговаривая с миссис Перси и леди Дэвид. Энтони хотелось отчалить от них подальше и попросить Селию договорить то, чего она не успела. Решила ли она, что будет делать? Скандал рано или поздно утихнет, о нем постепенно забудут. Вокруг – родственники Селии и ее друзья, вряд ли кто-то из них захочет чернить ее имя. Если Селия решила отказать ему, это не повлияет на ее положение в обществе, полагал Энтони.

Но для того чтобы сохранить свою репутацию, она должна решить, нужен ли ей Энтони.

«Почему именно меня?» – спросила его Селия, словно для того, чтобы ее любить, нужна какая-то веская причина. Она красива, изысканно соблазнительна. Великодушна и добра. Она самая добрая из всех, кого Энтони когда-либо знал. Селия обаятельна и хорошо воспитана, она нежная и страстная, сильная духом и заботливая. К тому же она богата. Для Энтони ее деньги и связи не имеют большого значения, но для любви мужчины они важны.

Селия воплощала в себе все, о чем может мечтать нормальный мужчина. В то время как он, Энтони, не имел никаких достоинств – только пороки и недостатки. Вряд ли нормальная женщина хотела бы выйти за него замуж.

Перси бросил Энтони и Дэвиду вызов. Они трое будут соревноваться между собой, чтобы решить, кто из них лучший гребец. Будут грести наперегонки к берегу. Дэвид сразу же отказался: его жена ждет ребенка. Энтони принял вызов Перси. Он рад был отвлечься от своих мрачных мыслей.

Энтони сосредоточенно работал веслами. Селия и миссис Перси подбадривали их с Перси смехом и криками восторга. Селия отложила свой зонтик в сторону и схватилась за свою шляпку, придерживая ее рукой, чтобы она не слетела и не упала в воду.

– Ах, мы идем впереди! – воскликнула Селия.

Глаза ее блестели. Энтони, который не привык сдаваться, удвоил усилия – и они причалили к берегу первыми, намного опередив лодку Перси.

– Молодец! – закричала Селия, выпрыгнула из лодки и стала плескаться у берега.

Следом за ней выскочил Энтони.

Перси ковылял за ними.

– Хэмилтон, ты – проклятый негодяй, – запыхавшись, проговорил он. Его лоб был покрыт испариной. – Меня едва не хватил апоплексический удар, когда я старался тебя догнать.

Энтони рассмеялся, хотя от бешеной гонки у него саднило в груди.

– Секрет успеха прост: больше физических упражнений и меньше бренди, Перси.

Перси застонал, потом закашлялся. К нему подбежала жена, похлопала его по спине. Селия подбежала к Энтони и привычным жестом подхватила его под руку.

– Зрелище было захватывающее, – прошептала она, глаза ее сияли.

Энтони улыбнулся. Он все еще тяжело дышал.

– Мне нравится побеждать.

Селия рассмеялась, и вся компания двинулась в сторону дома. Миссис Перси с нежностью льнула к мужу, а Перси наслаждался вниманием жены, которая носовым платком промокнула его потное лицо. Дэвид шел рука об руку с женой, увидев большую лужу, Дэвид подхватил ее на руки и перенес через грязь. Селия шла под ручку с Энтони. И Энтони, со всех сторон окруженный счастливыми семейными парами, уже чувствовал себя счастливым молодоженом.

Потому что именно так все и будет, если он женится на Селии, думал Энтони, пока они все не торопясь направлялись к дому. Селия будет держать его под руку. Она будет рядом с ним – бок о бок. Будет поворачивать к нему свое смеющееся лицо с сияющими глазами. И эта радость будет вызвана какой-нибудь сущей безделицей, чем-то таким же простым и незатейливым, как импровизированные гонки на лодках. У Энтони на душе никогда не было так хорошо, так спокойно и радостно, как сейчас. Ах, если бы этот прекрасный день никогда не кончался…

Когда они были дома, супруги Перси – рука в руке – направились вместе наверх. Леди Дэвид попыталась скрыть, что зевает, но муж заметил это и увел ее спать. Энтони и Селия остановились в широком просторном коридоре. Оба ощущали неловкость. Разумеется, он не может отвести Селию в ее комнату или к себе – по крайней мере среди бела дня.

– Мне нужно переодеться и переобуться, – грустно сказала она. – Я промочила туфли и чулки. От радости, что мы выиграли, я, позабыв обо всем на свете, прыгнула в воду.

– Это был бой не на жизнь, а на смерть, – сказал Энтони.

Селия рассмеялась и попрощалась с ним. А он, стоя у основания лестницы, смотрел ей вслед. На верхней ступеньке она оглянулась, помахала ему рукой и улыбнулась. Энтони помахал ей в ответ и тоже улыбнулся. Но когда она ушла, он ощутил одиночество, надеясь, что в ближайшее время его одиночество кончится.

Глава 21

На следующей неделе Селия безуспешно пыталась найти еще одну возможность поговорить с Энтони без свидетелей. Зарядившие дожди заставили гостей несколько дней подряд сидеть в четырех стенах. Когда Селия набиралась храбрости, чтобы поднять интересующую ее тему в разговоре с Энтони, всякий раз кто-нибудь обязательно оказывался поблизости. Ей не давал покоя вопрос, на который она пока не получила ответа от Энтони: почему он хочет убедить ее выйти за него замуж? Селия считала себя обыкновенной женщиной. А Энтони наверняка знаком со множеством красивых и умных женщин, которые более достойны того, чтобы он за ними ухаживал.

Разумеется, Селии хотелось, чтобы Энтони ухаживал только за ней, чтобы хотел только ее. Но она опасалась, что он разочаруется в ней точно так же, как когда-то разочаровался Берти. И уж если ее сердцу суждено быть разбитым, лучше сейчас, чем потом, когда будет слишком поздно. Энтони так мило умалял свои собственные достоинства, уклонялся от прямых ответов, когда они разговаривали в лодке и Селия пыталась выведать у него, что особенного он в ней нашел.

Энтони по-прежнему оказывал ей знаки внимания, хотя делал это теперь более скрытно. Однажды утром на ее подносе для завтрака лежала крошечная лодочка из серебристой бумаги. Агнес сообщила, что Энтони вручил ей эту лодочку в коридоре. Селия поставила подарок на каминную полку и улыбалась всякий раз, когда смотрела на этот маленький сувенир, напоминавший об их победе в шутливых соревнованиях на озере.

На следующее утро из модного лондонского магазина прислали коробку, на которой было написано имя Селии. Озадаченная Селия открыла коробку и обнаружила в ней голубые атласные туфли с ленточками, на небольшом каблучке. Ленточки завязывались вокруг щиколоток. Селия взяла туфельку в руки и принялась разглядывать, восхищаясь ее изяществом. На туфлях были вышиты вьющиеся виноградные лозы и крошечные, украшенные бисером цветочки.

Подарок был очень личным, даже интимным, что не могло не шокировать Селию. Но как бы то ни было, Селия отнесла туфли к себе в спальню и немедленно бросилась примерять их. Ее восторгу и удивлению не было предела, когда она обнаружила, что туфли ей впору и идеально подходят к ее новому вечернему платью. Хотя никто, кроме Энтони, не мог прислать Селии такой подарок, не было никаких очевидных доказательств того, что это сделал он: в коробку не была вложена визитка. Похоже, что ни одно слово, сказанное Селией, не оставалось без внимания Энтони – он все запоминал и принимал к сведению. Селия опустила юбку и еще раз вгляделась в свое отражение в зеркале.

Достойна ли она такого мужчины, как Энтони?

Селия стала присматриваться к Энтони еще внимательнее, чем прежде. Энтони – загадка для большей части высшего общества. Вечером, за ужином, Селия видела, что он томится от скуки, когда за столом гости в очередной раз с высокомерным видом, в весьма язвительных выражениях обсуждали кого-то. Лорд Уильям всячески стремился спровоцировать Энтони и время от времени вставлял на первый взгляд невинные замечания. Энтони с улыбкой уклонялся от возражений. Он сидел за столом с равнодушным видом, словно ничто на свете не могло пробить броню его спокойствия. Не обращал внимания на едкие ремарки, которые – окажись на его месте Дэвид или мистер Перси – непременно вывели бы их из себя. Для Энтони важнее всего было сохранять самообладание в любой ситуации.

После ужина вокруг царила атмосфера расслабленности. Джентльмены довольно быстро присоединились к дамам. Некоторые гости прогуливались по саду, наслаждаясь погожим, теплым вечером, наступившим после проливных дождей. Селия сидела вместе с Вивиан, помогая ей распутывать нитки для вышивания. Вивиан шила наряд для своего будущего малыша. Она тяжело переносила беременность, быстро уставала и часто чувствовала слабость и недомогание, поэтому редко проводила время с гостями. Это был практически первый вечер, когда она после ужина, вместо того чтобы пойти к себе, осталась в гостиной.

– Вам не обязательно сидеть тут, в углу, со мной, скрываясь ото всех, – сказала Вивиан, когда Селия опустилась на диван рядом с ней.

– Ах, ну что вы! Мне хочется спокойно поговорить. Я так редко вас вижу.

Вивиан погладила рукой округлившийся живот.

– Дэвид вбил себе в голову, что родится мальчик.

Селия улыбнулась:

– Уверена, он будет на седьмом небе от счастья, кто бы ни родился, мальчик или девочка. Он любит Молли и ласков с ней. – Она покосилась на Энтони, который сидел неподалеку и читал книгу.

Внезапно в голове у Селии промелькнул вопрос: интересно, что Энтони думает о детях? Он сказал, что не хочет, чтобы его ребенок рос без отца и вкусил все «прелести» положения внебрачного ребенка. Но какой отец выйдет из Энтони?

– Вам в самом деле ни к чему сидеть возле меня, – повторила Вивиан. – Я для вас не самая интересная компания.

– О нет, мне очень хорошо с вами. – Селия начала осторожно разбирать спутанные нитки.

Краешком глаза увидела, что Вивиан покосилась в сторону Энтони и понимающе улыбнулась. Селия залилась краской. Вивиан ничего не сказала, только еще ниже склонилась над шитьем.

В гостиной ненадолго наступила благословенная тишина. Ее нарушили вернувшиеся из сада мужчины.

– Нам нужен четвертый, – заявил лорд Уильям, когда они с мистером Перси и мистером Чилдрессом уселись за карточный стол. – Хэмилтон, присоединяйтесь к нам.

Энтони не поднял головы от книги.

– Спасибо, что-то не хочется.

– Я настаиваю. – Норвуд рассмеялся. – Хочу хоть раз посидеть с вами за одним столом. – Энтони оторвал взгляд от книги, посмотрел на Норвуда, ничего не сказал и снова углубился в чтение. Лицо лорда Уильяма вспыхнуло. – Послушайте, Хэмилтон, вы ведете себя неучтиво.

– Оставь его в покое, Норвуд, – сказал мистер Чилдресс, таща карты. – Не забывай про манеры.

– К черту манеры. Этот тип посмотрел на меня сейчас так, словно меня здесь нет. Как будто я не достоин с ним играть.

– Не стоит горячиться из-за пустяков, Норвуд, – сказал Перси, которому поведение Норвуда не нравилось. – Может, сразимся лучше в бильярд?

– Нет. Я хочу играть в карты. Хочу убедиться, что этот субъект на самом деле хорошо играет в карты. – Лорд Уильям допил вино и поднялся с места.

Селия смотрела на него с тревогой. Вивиан укоризненно качала головой. Розалинда продолжала разговор с леди Трокмортон, находясь на другом конце комнаты. Как назло, Дэвид и Маркус куда-то запропастились. Остальные гости либо не обращали на мужчин внимания, либо не придавали значения возникшему спору.

– Норвуд, сядь, ты перебрал, – очень тихо сказал мистер Чилдресс.

– Но я могу обыграть его!

– Брось. До сих пор никому не удавалось обыграть Хэмилтона, – спокойно заметил Перси, зевнул и посмотрел на часы. – Тебе тоже не удастся.

Лицо лорда Уильяма пошло красными пятнами.

– Черта с два! – рявкнул он.

Наступила тишина.

Энтони отложил книгу и поднялся с места.

– Очень хорошо, Норвуд. – Он пересек комнату, подошел к столу и сел напротив мистера Перси.

Лорд Уильям с победным блеском в глазах занял свое место за карточным столом.

У Селии отлегло от сердца. Лорд Уильям забыл о правилах приличия. Энтони согласился, чтобы не разыгрался скандал.

Мужчины сначала играли в полной тишине. Через некоторое время атмосфера за столом немного разрядилась. Когда слуга принес еще вина, мистер Перси развеселился. Селия время от времени бросала взгляд на игроков. Энтони выглядел совершенно спокойным. И вдруг лорд Уильям взорвался от гнева:

– Этого не может быть!

Снова наступила тишина. Лорд Уильям тяжело дышал, глаза его сверкали, лицо побагровело. Он впился глазами в карты и вцепился руками в края стола.

– Норвуд, не кипятись, – сказал мистер Чилдресс, кладя свои карты на стол.

– Ставки были грошовые, – заметил мистер Перси.

– Нет! – Лорд Уильям вскочил на ноги, его кресло упало. – Это невозможно! Недопустимо!

Мистер Чилдресс тоже поднялся:

– Может быть, сыграем в бильярд, Перси?

– С удовольствием. – Перси тоже поднялся и с тревогой посмотрел на единственного оставшегося за столом игрока.

Энтони сохранял невозмутимость. Он медленно встал.

– Тогда я…

– Оставайтесь на месте! – заорал лорд Уильям, тыча в Энтони пальцем. – Оставайтесь на месте и объяснитесь, сэр!

– Просто ему повезло, – сказал мистер Чилдресс.

– Говорил тебе: никто не сможет его одолеть, – напомнил мистер Перси.

Лорд Уильям фыркнул и швырнул свои карты на стол.

– Как же, повезло, – рявкнул он и обратился к Энтони: – Вы шулер, сэр!

Селия сидела ни жива ни мертва. Никто из гостей не проронил ни слова. Все взгляды были устремлены на Энтони. Он посмотрел на лорда Уильяма долгим немигающим взглядом и, чуть заметно поклонившись, вышел из комнаты.

«Какое самообладание, – восхищенно подумала Селия. – Он даже не отреагировал на оскорбление».

– Пусть идет, – прошептала Вивиан, схватив Селию за руку, когда та хотела последовать за Энтони.

Мистер Чилдресс бросил на лорда Уильяма уничтожающий взгляд и тоже поспешил удалиться. Мистер Перси постоял в нерешительности и в следующее мгновение последовал за мистером Чилдрессом. По гостиной пронесся шепот.

– Как посмел этот человек назвать его шулером! – воскликнула Селия, обращаясь к Вивиан. – И почему никто его не одернул? Пойду поговорю с мистером Хэмилтоном.

– У мистера Хэмилтона есть чувство собственного достоинства, – сказала Вивиан. – Если вы сейчас побежите за ним, как это будет выглядеть со стороны?

– Мне все равно!

– Зато ему, возможно, не все равно. Мужчины щепетильны в подобных вещах.

Селия медлила в нерешительности, затем покачала головой:

– Возможно, и так. Но по-моему, мистер Хэмилтон слишком долго все это терпел. Должен же хоть кто-нибудь за него заступиться.

На этот раз Вивиан нечего было возразить, и она отпустила Селию.

Глава 22

Энтони вернулся к себе в состоянии оцепенения. У всех на глазах, в присутствии Селии Норвуд посмел назвать его шулером. Раньше Энтони непременно попался бы на эту удочку и ввязался в драку с Норвудом или вызвал бы его на дуэль. Раньше, но не сейчас. Энтони все это надоело. Что бы он ни сделал, что бы ни сказал, как бы себя ни повел – он всегда виноват.

На него навесили ярлык шулера – только за то, что он использует во время карточной игры свою феноменальную память и способность просчитывать комбинации ходов. Когда отец выгнал Энтони из дома, он нашел способ добывать себе средства к существованию – и ему навесили ярлык мошенника. Он вкладывал деньги в различные предприятия по просьбам женщин, чьи мужья выделяли им слишком мало денег на карманные расходы, – и его прозвали распутником, соблазнителем дам. Когда он прекратил всяческую деловую активность, его провозгласили охотником за богатым приданым. Даже с Селией он все сделал не так, как следовало. Когда Норвуд оклеветал его в глаза, у Селии на лице было написано такое же потрясение, как и у всех остальных, присутствовавших в тот момент в гостиной. Это послужило для Энтони последней каплей, переполнившей чашу терпения. Ведь Селия, также как и остальные, питает к нему отвращение. И это теперь, когда он уже начал надеяться, что мечты его сбудутся.

Но может быть, он и в этом заблуждался, как и во всем остальном? Энтони надоело притворяться, будто он не замечает, как женщины восторгаются им. Как мужчины настороженно за ним наблюдают. С какой враждебностью за ним следит вдовствующая герцогиня. Какие у него есть основания полагать, что Селия, не обращая внимания на советы и возражения своих родных и друзей, выберет Энтони с его скандальной репутацией? Он с самого начала понимал, что ему не следует ехать в Эйнсли-Парк. До этого визита он, казалось, смирился с жизнью и был вполне доволен существующим положением вещей. А теперь у Энтони появилось такое чувство, словно его постигла какая-то большая потеря. Хотя на самом деле это было не что иное, как призрак его надежд и сокровенных желаний, которым никогда не суждено сбыться.

Франклин уже ожидал Энтони: земля слухом полнится. Энтони снял пиджак и жилет, развязал галстук. А затем приказал камердинеру на следующее утро начать укладывать вещи, потому что завтра они возвращаются в Лондон. Франклин ответил поклоном, и Энтони велел ему отправляться спать. Он не хотел сегодня никого видеть, хотел немного побыть наедине с самим собой.

Закутавшись в халат, Энтони подошел к окну. Шторы все еще были раздвинуты, и из окна Энтони видел освещенную лунным светом лужайку и конюшню. Прислонившись к стене, Энтони стал смотреть в окно. Когда-то давным-давно, он с удовольствием приезжал в эти места. Дэвид Рис, при всех его недостатках, был хорошим другом гордому и одинокому Энтони, который под маской высокомерия скрывал свою ранимость. Как раз перед этим граф сказал ему, чтобы он никогда не возвращался в Линли-Корт. Энтони полагал, что ему следует быть признательным Линли за то, что он оплачивал его учебу. Однако тогда он поклялся, что больше не примет от Линли ни гроша. Для отца он был как бельмо на глазу. Раз он не нужен графу, он не будет ему навязываться. И он сдержал свою клятву и никогда больше не обращался к Линли, даже когда находился в стесненных финансовых обстоятельствах и имел репутацию самого скандального мужчины во всем Лондоне.

В Эйнсли-Парке Энтони принимали почти благосклонно, даже когда Дэвид окончил школу. Но с течением времени он и здесь перестал быть желанным гостем. На сей раз подоплека этого была очевидна. Все было ясно как день. Хотя Энтони ни разу за все время не позволил себе ничего предосудительного с Селией, он знал, что герцогиня не желает видеть его рядом с дочерью – из принципиальных соображений. Энтони не винил в этом герцогиню. Дурная слава всегда бежала впереди него.

Ах, ну ладно, что уж там! Энтони давно смирился со своей подмоченной репутацией. Бессмысленно из-за этого убиваться. Что ни делается – все к лучшему. Может, нужно быть признательным Норвуду за то, что благодаря ему теперь у Энтони появился благовидный предлог, чтобы уехать отсюда. И для Селии тоже так будет лучше…

Размышления Энтони прервал стук в дверь. Энтони замер. Стук повторился. Наверное, это Перси. А может быть, даже Нед, который хочет заверить его – разумеется, с глазу на глаз, а не при всех, – что на самом деле друзья не считают его мошенником. Хороши друзья, ничего не скажешь.

Вздохнув, Энтони открыл дверь. Увидев Селию, удивился.

– Мне очень жаль, – выпалила она с порога. – Лорд Уильям – настоящий фигляр.

Энтони отмахнулся, спрятавшись за привычной маской безразличия.

– Это не имеет значения. Вне всякий сомнений, этот господин находился в изрядном подпитии.

– Он назвал вас шулером, не имея на это никаких оснований. Все так растерялись, что не смогли дать ему достойный отпор. Я сожалею, что вас оклеветали в моем доме, на моей вечеринке.

Энтони растянул губы в вежливой улыбке.

– Благодарю вас. Но, право же, не стоило из-за меня беспокоиться.

В глазах у Селии по-прежнему была тревога.

– Вы позволите мне войти?

Одно короткое мгновение Энтони колебался, а затем пропустил ее. Проскользнув мимо Энтони, Селия вошла в комнату, и он затворил за ней дверь.

– Не понимаю, – сказала Селия – голос ее дрогнул. – Не понимаю, почему вы не защищаете себя, когда…

– Как прикажете мне себя защищать? – Энтони прислонился спиной к двери. – Потребовать доказательств? Возразить, голословно заявив, что я не виноват? Вряд ли Норвуд поверит мне на слово, даже если я дам ему слово джентльмена. Едва ли он вообще считает меня джентльменом.

Селия кусала губы. Она понимала, что в этом Энтони прав.

– Но вы не проронили ни слова в свое оправдание.

Энтони вздохнул и прошел в глубину комнаты. Зря он впустил Селию. Но ничего: он скажет несколько слов, чтобы ее успокоить, и выпроводит.

– Это не имеет никакого значения, завтра утром я уезжаю. Я подумал, что нет смысла поднимать шум из-за того, что произошло.

Селия еще сильнее разволновалась. Она стала нервно вышагивать по комнате, шурша шелковыми юбками.

– Я подумала… Я понимаю… Разумеется, это ваше право – решать, говорить или нет что-то в свое оправдание, когда вас незаслуженно оскорбляют. Даже в том случае, если это беспокоит и огорчает других людей. Но я хочу… я очень хочу, чтобы вы доверяли мне и объяснили, почему вы так спокойны, когда кто-то на вас клевещет.

Энтони закрыл глаза и потер лоб.

– Просто мне это безразлично.

– А мне – нет. По-моему, именно здесь кроется разгадка вашего характера.

Энтони удивленно посмотрел на Селию. Их взгляды встретились. Она умоляюще смотрела на Энтони. Он опустил голову.

Селия вздохнула и направилась в его сторону. Энтони собрал в кулак всю свою волю. Однако Селия подошла к столу и взяла в руки колоду карт, затем приблизилась к постели и села на кровать. Она перемешала карты и посмотрела на Энтони выжидающе.

– Сыграем? – предложила она. – Если выиграю я, вы откроете мне причину вашего такого странного безразличия к мнению окружающих. А если выиграете вы, я оставлю вас в покое и вы больше не услышите от меня ни одного вопроса на эту тему. Согласны?

– Нет.

– Почему? – Селия бросила ему карту. Энтони поймал карту и положил на одеяло между собой и Селией. – Боитесь, что я вас обыграю?

– Ужасно боюсь, – шутливо ответил он.

– Я неплохо играю, – сообщила она, тасуя колоду. – Дэвид научил меня нескольким фокусам.

– Не советую вам впредь прибегать к ним. Вряд ли вы извлечете из них какую-нибудь пользу, они только вызовут подозрение.

– Уф. – Она бросила ему еще карты. – А я считала, что вы не робкого, десятка. Вы отказываетесь отвечать на мои вопросы и боитесь принять мой вызов? А я думала, брошенный вам вызов может вас раззадорить, а не испугать. Думала, вы любите, когда перед вами ставят трудные задачи. Чего вы боитесь?

Энтони не обращал внимания на карты, которые лежали перед ним на кровати.

– Селия, я не хочу играть с вами в карты.

– Не заговаривайте мне зубы. Какую игру вы предпочитаете?

Он вздохнул и отвел глаза.

– Не надо, Селия.

Услышав металл в его голосе, Селия отложила карты в сторону.

– Почему не надо? Вы же играете с Норвудом и остальными. Даже если вам этого не хочется.

– Да, и вот к чему это привело. – Опустив глаза, Энтони теребил рукав халата.

– Потому что вы выиграли, – заметила Селия.

– Потому что они думают, что я плутую. Вы прекрасно это знаете.

Селия собрала разбросанные карты.

– В этой игре невозможно плутовать, – сказала она, раздавая карты. – Исход игры целиком зависит от воли случая.

– Так всегда кажется вначале, – пробормотал Энтони.

– Что вы хотите этим сказать? – не поняла Селия, но Энтони лишь пожал плечами. – Вы знаете, что можете мне доверять, – тихо сказала Селия. Энтони снова поднял на нее глаза. В них была насмешка. – Даже если бы вы признались мне, что жульничаете, об этом не узнала бы ни одна живая душа. Хотя я уверена, что вы не шулер.

Какое-то время он просто смотрел на нее. Селия затаила дыхание. Она понимала, что наступил решающий момент и Энтони вот-вот откроет ей правду.

До нее доходили слухи, что он шулер и мошенник. Селия никогда этому не верила. Однако ей казалось странным, что Энтони так необыкновенно удачлив в игре, в то время как все остальные, включая ее брата Дэвида, проигрывали ровно столько же, сколько выигрывали. В чем заключался секрет Энтони? Могли он плутовать в игре? Селия не верила в это, и все же… Если бы он и впрямь был шулером, признался бы он ей в этом? Нет, он не настолько ей доверяет.

– Я умею считать карты, – сказал он наконец.

Селия нахмурилась:

– Считать карты? И так известно, сколько их всего.

– Я запоминаю, сколько и каких именно карт каждой масти уходит во время игры и сколько еще осталось в колоде, – объяснил он. – В течение всей игры.

Мгновение Селия соображала, как это понимать и как это помогает ему выигрывать.

– Правда? Неужели вы можете все это запомнить? Или вы смеетесь надо мной? – не поверила она.

Энтони объяснил, что вначале просто наблюдал за игрой других и играл, не придерживаясь какой-либо системы, играл как Бог на душу положит. Тогда он часто проигрывал, однако ему хватало благоразумия ставить на кон только мелкие суммы. Но по мере того как колода у него в руках сокращалась, его ставки становились все больше, он запоминал, какие карты были отыграны, а какие все еще находились в игре.

– Это поразительно. – Селия была ошеломлена.

Его лицо вытянулось.

– В этом нет ничего поразительного.

– Есть, – настаивала она.

Энтони криво усмехнулся:

– Из-за этого проклятого умения, когда я был мальчишкой, меня исключили из трех школ. Все были уверены, что я жульничаю. А я был чересчур горяч. Болезненное самолюбие не позволяло мне дать выиграть другим. Преподаватель математики заявил, что мне не победить его, но я, болван, его обыграл. Он так разозлился, что написал моему отцу, и вскоре меня выгнали из школы. Точно так же дело обстояло со всеми школами, где я учился.

– Но почему вы не рассказали обо всем отцу? Разве он не был расстроен, что вас обвиняли в том, чего вы не совершали?

Энтони ссутулился и облокотился на подушку. Он сидел, подпирая рукой щеку, глядя на карты.

– Вот вам ответ на ваш вопрос, дорогая моя: моего батюшку не особенно интересовало, каким образом и при каких обстоятельствах я выиграл у преподавателя в карты. Главное, что его заботило, – сам факт, что меня обвинили. Потому что это, видите ли, позорило его имя. – Энтони горько усмехнулся. – Сидя сегодня за карточным столом, я даже не старался выиграть. Я хотел дать фору Перси. Но он такой болван, что ни разу не воспользовался предоставленным ему преимуществом.

– Теперь я буду играть в вист только с вами – и больше ни с кем.

– Я не люблю играть в вист.

– Должны полюбить. С вашими способностями мы смогли бы оставить Дэвида и мистера Перси без гроша.

– Я играю не затем, чтобы пустить кого-то по миру.

– Но Дэвид это заслужил, – пробормотала она. – Значит, вы собрались уезжать лишь из-за того, что умеете делать то, что, кроме вас, никто не умеет?

– Я собираюсь уехать, потому что не хочу, чтобы меня снова назвали шулером. И потому что… – Он колебался. – Потому что не хочу, чтобы вы из-за меня расстраивались.

– Значит, вы оставляете меня?! – воскликнула Селия.

Энтони еще больше помрачнел.

– Я не хочу, чтобы вы снова попали из-за меня в неловкое положение. – Он проговорил это резким, категоричным тоном. А затем вскочил и подал руку Селии, чтобы помочь ей встать. – Ступайте к себе. Вам пора идти.

Селия не двинулась с места.

– Для чего вы писали мне все эти письма?

На щеках у Энтони заиграли желваки.

– Чтобы расшевелить вас, поднять вам настроение.

– Только поэтому?

Энтони вздохнул:

– Селия, вы не должны здесь находиться. Зря я позволил вам войти.

– Нет, вы лучше ответьте мне: неужели причина только в этом? – не унималась она. Энтони не поднимал на нее глаза. Сердце у него билось учащенно. – Просто скажите мне – и все, – спокойно и твердо сказала Селия. – Если это была единственная причина, то мне следует поблагодарить вас: это и в самом деле меня расшевелило. – Энтони повернулся к ней спиной и подошел к нише, в которой было расположено окно. Селия вскочила с кровати и последовала за Энтони. – Это была единственная причина? – Он не ответил. Она тронула его за руку. – Энтони…

Он повернулся к ней, а затем взял ее лицо в ладони и страстно поцеловал ее, прижимая к стене, которая была у нее за спиной. Селия прильнула к Энтони, охваченная желанием.

Она потянулась к нему. Энтони схватил ее за запястья и прижал их к стене, возле ее головы. Селия обмякла и оперлась спиной о стену.

«Да!» – с ликованием думала она. – О да…»

– Селия, – выдохнул он, прикасаясь губами к мочке ее уха, – остановите меня.

Она поворачивала голову из стороны в сторону, купаясь в волнах наслаждения.

– Ни за что.

Он прислонился лбом к ее шее и простонал:

– Вы должны это сделать.

Его губы заскользили по ее шее. Селия прильнула к нему всем телом. У нее отпала необходимость во что бы то ни стало услышать ответ на свой вопрос из уст Энтони. Теперь в этом не было особой нужды.

Собрав в кулак всю свою волю, Энтони отстранился. Он стоял перед Селией, сжимая кулаки. Его грудь вздымалась, глаза потемнели от желания. Мгновение Энтони и Селия оба молчали, глядя друг на друга. Затем Селия бросилась к нему и принялась снимать с него рубашку. Энтони вяло сопротивлялся, но Селия настояла на своем. Она прильнула губами к его шее, Энтони замер и затаил дыхание. Когда она прижала его к стене алькова, он перестал сопротивляться.

– Селия, – прошептал обессиленный Энтони, – прошу вас, ради Бога.

– Ш-ш… – Она приложила палец к его губам и посмотрела на него. – Не нужно ничего говорить.

Через минуту он закрыл глаза и сдался на ее милость. Селия перестала его держать, но Энтони даже не пошевелился. От радости у Селии учащенно забилось сердце, и мурашки побежали по спине от сладостного предвкушения.

Она сняла с Энтони халат. Когда она расстегнула его рубашку, Энтони судорожно вздохнул, но не пошевелился. Селия вглядывалась в его лицо – у него в глазах было страстное томление. Он показался ей сейчас таким одиноким, а у нее в ушах звучали его слова: «Просто мне все равно… Это не имеет значения». Но некоторые вещи на самом деле имеют значение, и Селия не уйдет отсюда, пока Энтони это не поймет.

Селия медленно расстегнула его брюки и, взяв в руки его увеличившийся в размере ствол, принялась его гладить, слыша, как у Энтони учащается дыхание. Когда она ласкала его, он на мгновение задержал дыхание, а затем резко и судорожно выдохнул и задрожал. Приободренная, Селия улыбнулась и опустилась на колени.

Когда в прошлый раз Энтони занимался с ней любовью, лаская ее ртом, Селия тайно лелеяла желание узнать, что будет, если она сделает с Энтони то же самое. Мысль о том, что она сможет довести Энтони до такого же экстаза, до какого довел ее он, не давала ей уснуть по ночам. И вот теперь она здесь, перед ним, на коленях, и заставляет его трепетать от наслаждения. Ее глаза победно блестели. Селии хотелось доставить ему удовольствие, и, направляемая его рукой, она тихо ликовала, видя, какую власть возымела над Энтони.

Вдруг он резко сорвал с себя рубашку и швырнул ее на пол. Тяжело дыша, Энтони рухнул на колени перед Селией. Его глаза потемнели от желания, а вены на шее напряглись.

– Вам нужно было уйти, когда у вас была для этого возможность.

Селия медленно покачала головой. От его горящего взгляда по телу у нее побежали мурашки. Энтони протянул к ней руку и нежно погладил ее щеку. Селия схватила его руку и прижалась к ней щекой, а затем поцеловала его ладонь. Энтони начал покрывать горячими поцелуями ее шею, так что Селия застонала. Резкими, порывистыми движениями Энтони расстегнул лиф ее платья, а затем потянул за него.

– Развяжите сорочку, – хриплым голосом велел он.

Селия развязала ленточки сорочки и тихо ахнула, когда Энтони принялся ласкать губами ее сосок. Она выгнула спину, бесстыдно предлагая ему себя, умоляя и требуя.

Когда он вошел в нее, ритм его движений был жестким, властным и быстрым. Здесь не было места для нежности или игры в соблазнение – было только необузданное, неукротимое желание.

– Вы – настоящая ведьма, – задыхаясь, бормотал он. – Что вы делаете со мной…

Когда Селии показалось, что сейчас она взорвется, ее накрыла волна наслаждения. Энтони еще раз толкнулся внутри ее, а потом замер с хриплым возгласом.

Туман в голове Энтони понемногу рассеивался, и он начал постепенно приходить в себя. К нему возвращалась способность соображать. Он понял, что Селия лежит на полу под ним и тяжело дышит, обнимая его ногами. Ее растрепанные золотистые пряди закрывают ее лицо. Он убрал рукой локоны с ее лица – Селия даже не пошевелилась.

Энтони закрыл глаза. Еще совсем недавно он говорил Селии, что ей нужно уйти, предприняв последнюю попытку остановить это безумие. Но сейчас Энтони не понимал, как сможет ее отпустить – после того как он положил ее на пол и занимался с ней любовью, как дикарь, позабыв обо всем на свете. Впервые за много-много лет он потерял самообладание. Разум покинул его. Возобладала животная страсть.

Перси прав: Энтони без ума от Селии. И он всегда будет от нее без ума.

– Селия, – выдохнул он. Она медленно повернула голову и посмотрела на него. В глазах у нее был туман. Энтони выпустил ее и поднялся на ноги. – Идите ко мне, любимая, – сказал он, помогая ей подняться и обнимая ее. – Идите в постель.

– Вместе с вами? – Она мечтательно улыбнулась и обняла его за шею. – С радостью.

Селия тихо смеялась, пока он нес ее на кровать.

– Вы отдаете себе отчет в том, что мы с вами еще ни разу не лежали в постели обнаженными?

Селия смеялась, когда он расстегивал ей платье и снимал его. Он снял с нее туфли – те самые красивые голубые шелковые туфли, которые заказал для нее, и она снова рассмеялась.

Когда она была полностью раздета, Энтони тоже разделся и, присоединившись к Селии в постели, нежно обнял ее.

– Простите меня, – прошептал он.

– За что? – удивилась она и приподнялась, чтобы посмотреть ему в глаза.

– Зато, что был… слишком груб. – Он покачал головой. – Я хотел, чтобы это произошло совсем не так.

– Возможно, – тихо сказала она. – Но для вас в тот момент это было необходимо.

Энтони закрыл глаза и прислонился лбом к ее плечу. Селия понимает его. А если она старается его понять, значит, он ей не безразличен. Догадывается ли она, насколько это для него важно?

– Можно, я попробую исправиться? К лучшему?

– Да, – согласилась Селия, обнимая его.

Потом Энтони снова занимался с ней любовью – на этот раз медленно и нежно, словно бы лениво и исподволь. Он несколько раз доводил ее почти до экстаза, но в последний момент отступал. И когда она, изнемогая, взмолилась о пощаде, он вошел в нее и она наконец взлетела на вершину блаженства. Оба в изнеможении рухнули на постель.

В эти мгновения тишины и блаженства, когда их тела были все еще крепко сплетены друг с другом, Селия отчетливо поняла, что привело ее сегодня вечером к двери Энтони, что заставило ее остаться у него, когда он велел ей уходить: это была любовь. Не головокружительное, пьянящее кровь увлечение незрелой юности, которое соединило ее с Берти, а настоящее, глубокое чувство. Оно не было похоже на хилое тепличное растение, которое напоминала ее привязанность к Берти. Ее чувство к Энтони не боялось никаких превратностей судьбы. Оно крепло с каждым новым жизненным испытанием, пока корни этого диковинного цветка не проникли в глубину самого ее существа. Это чувство нельзя было вырвать у нее из сердца – разве что вместе с частью ее души. Сердце подсказывало Селии: чувство, которое испытывал к ней Энтони, так же сильно. Ей не обязательно было услышать признание от него самого, потому что он много раз ей это доказал.

– Да, – прошептала Селия, и сердце у нее стучало так сильно, что почти заглушало ее голос. – Да.

Энтони поцеловал ее в шею и спросил:

– Что значит «да», любимая?

– Да, – повторила она. – Я выйду за вас замуж.

Глава 23

Маркус воспринял эту новость не моргнув глазом.

– Желаю тебе счастья, – сказал он и поцеловал сестру в щеку.

Селия просияла:

– Спасибо.

– Хочешь, чтобы я сообщил об этом твоей матери?

– Нет, – ответила она, улыбаясь своим мыслям. – Не сомневаюсь, что она будет рада за меня.

Маркус недоверчиво приподнял бровь, но предпочел не делиться своими сомнениями по этому поводу. Селия отправилась разыскивать мать. Разумеется, она не проявит особого энтузиазма, но скрепя сердце все же уступит. Селия не сомневалась, что, когда ее мать увидит, как счастлива дочь, материнское сердце дрогнет – и она пойдет на попятную. Ведь так было всегда.

Услышав новость, Розалинда с тревогой посмотрела на Селию и принялась нервно расхаживать по комнате.

– Дорогая моя, – осторожно начала она, – ты уверена, что хочешь этого?

– Да, мама, уверена.

Розалинда тяжело вздохнула:

– Тогда… Но… Конечно же, я хочу видеть тебя счастливой, но все же меня беспокоит…

– Я понимаю. Ты должна мне доверять.

В глазах матери промелькнуло отчаяние.

– Я доверяю тебе. Правда, доверяю. Но я не доверяю… ему.

– Перестань, мама, – с укором проговорила Селия.

Розалинда села в кресло напротив и взяла руки Селии в свои ладони.

– Прежде чем обвинять меня в предвзятости, выслушай меня, пожалуйста, – взмолилась она. – Селия, я – твоя мать. На моих глазах ты уже один раз совершила ужасную ошибку, выйдя замуж за Берти. Тогда ты тоже была уверена в том, что любишь Берти. Мое сердце разрывается, когда я вижу, как ты снова совершаешь точно такую же глупость. Прошу тебя, выслушай, что меня беспокоит.

Селия не могла согласиться с тем, что сегодняшняя ситуация была такой же, как тогда, когда она выходила за Берти, но молча кивнула.

– Спасибо. Я не хочу, чтобы ты страдала, как раз наоборот, я желаю тебе добра. Но тебе следует знать, дорогая, что мистер Хэмилтон – непорядочный джентльмен.

– Разве не ты учила меня не слушать сплетни?

Розалинда покраснела.

– Да, учила. И не жалею об этом. Селия, тебя целых четыре года не было в городе. Ты не знаешь, что мистер Хэмилтон делал все это время.

– А ты знаешь?

– Разумеется, я не стала бы обвинять человека только на основании сплетен, – продолжала Розалинда, пропустив мимо ушей вопрос Селии. – Однако многие слухи подтвердились. Верность не его конек, дорогая моя. Сомневаюсь, что он рассказал тебе обо всех своих любовницах. Могу назвать самое меньшее четырех женщин, которые побывали в его постели, и заметь: ни одна из них не относилась к разряду тех, на которых мужчины женятся. Ходили слухи, вполне подтвержденные неоспоримыми фактами, что он соблазняет состоятельных женщин для того, чтобы получить доступ к их средствам, а потом, промотав их деньги, бросает несчастных. Его страсть к азартным играм выходит за границы общепринятой нормы. Не секрет, что он частый посетитель самых злачных притонов Лондона. И он ходит туда на протяжений многих лет – главным образом потому, что в приличном обществе давно известно, что он пользуется нечестными приемами в картах. Твоя крестная, леди Трокмортон, сообщила мне по секрету, что всего несколько лет назад он находился в такой отчаянной финансовой ситуации, что за долги его чуть не завербовали на королевский флот. Леди Трокмортон собственными глазами видела повестку на его имя. Есть доказательства, что в прошлом году он убил в Бате человека во время спора, который возник за карточным столом. Дорогая, и за такого человека ты хочешь выйти замуж?

Селия спокойно смотрела в полные тревоги глаза матери.

– Ты его совершенно не знаешь, мама. Если он убил человека, почему в таком случае его не посадили, в тюрьму? Если он не может остановиться в своей страсти к игре, почему лорд Уильям с таким трудом уговорил его сыграть с ним партию в карты? Если бы общество делало изгоем каждого мужчину, у которого есть долги, дамы на балу остались бы вовсе без кавалеров.

Полная отчаяния Розалинда закрыла глаза.

– Я так и знала! – обреченно проговорила она. – Мои самые страшные опасения подтвердились! Ему удалось соблазнить тебя и околдовать, чтобы заставить выйти за него замуж!

– С какой целью, мама? Он уже сколотил себе приличное состояние. Графский титул он получит в наследство. – Селия сделала паузу. – И он ни к чему не принуждал меня.

Мать смотрела на Селию, округлив от ужаса глаза.

– Брак с тобой сделает его приличным человеком, – прошептала она. – А доброе имя он не сможет ни унаследовать, ни создать себе заново. – Селия нервно кусала губы, а Розалинда протянула к ней руки и взяла ее лицо в ладони. – Я не переживу, если он разобьет тебе сердце, милая.

– Пошли за Дэвидом, – сказала Селия, осознав, что в одиночку не сможет переубедить мать. – Кто, как не Дэвид, знает Энтони лучше кого бы то ни было. Если он станет порицать Энтони, я повременю с замужеством. Но если поручится за Энтони, ты должна будешь изменить свое мнение, мама.

Розалинда была не в восторге от этой затеи, но нехотя кивнула и дернула за шнурок.

– Передайте лорду Дэвиду, что мне нужно немедленно с ним поговорить, – сказала она горничной, которая явилась на звонок. – Сомневаюсь, что мнение Дэвида будет самым объективным, – пробормотала она.

– Но твое мнение тоже грешит предвзятостью, – возразила Селия. – Впрочем, как и мое.

Когда в комнату вошел Дэвид, Селия поднялась.

– Дэвид, нам нужно знать твое мнение.

– Вот как? О чем же? – ничего не подозревая, спросил Дэвид.

Неожиданно Селия вспомнила, с какой яростью набросился ее брат на Энтони, когда застал их ночью в библиотеке, и ее охватило дурное предчувствие.

– Скорее о ком, а не о чем. Речь идет о мистере Хэмилтоне, – сказала Розалинда.

Дэвид в недоумении переводил взгляд с Селии на Розалинду.

– Что он еще натворил?

– Ничего, – поспешила вмешаться Селия, опередив мать. – Ты же его ведь знаешь. Что он за человек?

Поколебавшись Дэвид ответил:

– Он порядочный парень.

– Ты же знаешь его пятнадцать лет! Неужели это все, что ты можешь о нем сказать? – выпалила Селия.

– Разумеется. Но по-моему, ты тоже можешь о нем кое-что сказать. А если не хочешь, я тоже не буду этого делать.

Селия гневно сверкнула глазами, а ее мать с облегчением вздохнула.

– Он предложил Селии выйти за него замуж.

– Ах вот оно что. – Дэвид кивнул. – И как я предполагаю, Селия намерена принять его предложение, а тебе хочется, чтобы она отвергла Хэмилтона.

– Нам нужно знать твое мнение, – ангельским голоском проговорила Розалинда. – Он честный человек? Добрый? Респектабельный?

Дэвид пристально посмотрел на Селию и ответил:

– Да.

У Селии словно камень с души свалился, однако мать не унималась:

– Что?

– Он честный малый, – повторил Дэвид. – На прямой вопрос он дает прямой ответ. Как это ни странно, он очень уравновешенный. Обычно держит свои мысли при себе, возможно, из-за того, что отец выгнал его из дому, когда ему было пятнадцать лет. У него хорошее финансовое чутье. Заработав приличную сумму, он создает новое прибыльное предприятие. Он сам заработал свое состояние.

– А как насчет азартных игр? – крикнула Розалинда. – У него есть долги?

Дэвид был смущен.

– Он ничем не хуже, чем я, Розалинда. Полагаю, долги являются следствием того, что он делает вложения в новые предприятия. Нужно время, чтобы дело стало процветать. Вот что я вам скажу: если мне понадобится превратить сотню фунтов в пять сотен, я со спокойной душой отдам ему деньги.

– Он не респектабельный. – Розалинда цеплялась за последнюю надежду, словно утопающий за соломинку. – Ты не можешь это отрицать.

Дэвид пожал плечами:

– А что такое «респектабельность»? Он не виноват, что его имя с ранних лет окружено сплетнями.

– Его поступки… – начала Розалинда.

– Розалинда, Хэмилтон – честный человек, – повторил Дэвид. – Не понимаю, почему все к нему цепляются? Он никогда не лгал, не мошенничал, не нарушал данное им слово, не злоупотреблял чьим-либо доверием. И никогда не обманывал женщин. Если он сделал предложение Селии, значит, она свела его с ума.

От слов Дэвида душа у Селии расцвела. Глаза ее сияли.

– Тогда почему ты ударил его на днях? – не унималась Розалинда.

Улыбка исчезла с лица Дэвида. Он смущенно откашлялся.

– Ах это… Меня застали врасплох, и сгоряча я наломал дров.

Розалинда наконец признала свое поражение. Селия с трудом сдерживала радость.

– Дорогая моя, – снова сказала Розалинда, – ты уверена, что поступаешь правильно? Подумай, замужество – серьезный шаг. Тебе предстоит всю жизнь провести с этим человеком.

– Знаю, мама. И уверена, что сделала правильный выбор.

Мать не отрывала от Селии полные тревоги глаза. Затем улыбнулась улыбкой святой мученицы.

– Тогда я начну готовиться к свадьбе.

Селия бросилась матери на шею.

– Спасибо, мамочка.

Розалинда крепко обняла дочь, тяжело вздохнула и поджала губы.

– Единственное, чего я хочу, чтобы ты была счастлива, милая.

Селия кивнула:

– Я буду счастлива, мама.

Розалинда извинилась и с обреченным видом вышла из комнаты. Когда дверь за ней закрылась, Селия повернулась к брату.

– Спасибо, Дэвид.

Он откинулся в кресле и скрестил руки на груди.

– Если он хоть чем-то тебя обидит, я сотру его в порошок.

Селия возмутилась:

– Ты же только что сказал, что он честный малый!

– Да, честный, – сказал Дэвид. – В основном. Но я знаю о нем такое, о чем ты и не подозреваешь.

– Догадываюсь. За тобой тоже водится немало грешков, которые ты предпочитаешь от всех скрывать. – Она улыбнулась, когда Дэвид нахмурился. – А если ты вздумаешь вмешиваться в мою семейную жизнь, я выведу тебя на чистую воду и расскажу обо всем Вивиан.

– Вивиан мне доверяет.

– А я доверяю Энтони. В таком случае нам обоим не о чем беспокоиться. – Селия понизила голос. – Не дуйся. Я узнала, почему Энтони постоянно выигрывает в карты.

Брат заметно оживился:

– Почему?

– Мошенничество тут ни при чем. Он выигрывает благодаря своему природному дару. Дэвид снова помрачнел, а Селия выразительно вздохнула. – Которым ты, видимо, не одарен.

– Теперь это уже не важно. Я редко играю в карты. – Дэвид направился к двери, но, прежде чем выйти, спросил: – А этому можно научиться? Я много лет ломал над этим голову, – пробормотал он. – Это что-то сверхъестественное.

Селия широко улыбнулась:

– Спасибо, что повлиял на маму, Дэвид.

Он вздохнул и обнял сестру.

– Это самое малое, чем я могу тебе помочь, потому что в данный момент твой жених находится в кабинете у герцога Эксетера: его светлость проводит дознание.

Селия ахнула:

– Что? Маркус не посмеет…

Дэвид рассмеялся, когда Селия бросилась к двери:

– Ты плохо знаешь Маркуса: еще как посмеет!


Герцог Эксетер засыпал Энтони вопросами. До этого утра Энтони был уверен, что герцог не станет препятствовать их браку. Селия вдова, но она младшая сестра герцога, а Эксетер никогда не давал в обиду своих близких. Энтони не хотелось погубить все дело из-за безрассудства или по глупости. Было бы в высшей степени неразумно не отдать дань уважения герцогу.

Эксетер ждал его: Селия уже сообщила ему новость. Энтони вглядывался в лицо герцога, пытаясь угадать, каков его ответ, однако лицо Эксетера было непроницаемым – словно высеченным из камня.

«Мужайся», – мысленно сказал себе Энтони.

К удивлению Энтони, герцог знал о нем больше, чем можно было себе представить. Его вопросы касались вещей, о которых сам Энтони не распространялся. Однако это не поколебало его решимости, и он отвечал герцогу с искренностью и прямотой. Ведь наградой была женитьба на Селии, и игра стоила свеч. Время от времени Эксетер едва заметно наклонял голову, но это было единственным выражением поддержки, которое Энтони получил от герцога.

Когда Энтони начал приходить к выводу, что не утаил ни единой детали своей биографии, в комнату громко постучали, а уже в следующее мгновение дверь распахнулась настежь.

– Что здесь происходит? – вопрошала запыхавшаяся от быстрого бега и раскрасневшаяся от волнения Селия.

Эксетер поднялся, Энтони тоже встал.

– Раз мы собираемся породниться и стать одной семьей, нам нужно познакомиться, – спокойно объяснил герцог.

Селия вопросительно посмотрела на Энтони – он чуть заметно кивнул. Глаза у Селии вспыхнули.

– Так, значит, ты не… вы не…

Герцог улыбнулся и вышел из-за письменного стола.

– Что ты мямлишь, Селия?

Она покраснела.

– Я вам обоим желаю счастья.

– Спасибо, Маркус. – Приподнявшись на цыпочки, она поцеловала брата в щеку. – Дэвид сказал, что ты устроил Энтони дознание.

В глазах у герцога вспыхнули озорные огоньки.

– Ну что ты. Вовсе нет. Мы вели задушевную беседу.

Энтони подумал про себя, что, если инквизиторский допрос герцог называет задушевной беседой, можно представить себе, в какой форме он выказывает собеседнику свою враждебность.

Селия повернулась к нему и спросила с надеждой в голосе:

– Значит, все решено?

Энтони расплылся в счастливой улыбке:

– Да, полагаю. – Эксетер промолчал, и, расценив это как знак согласия, Энтони еще шире улыбнулся. – Да, – повторил он более уверенно.

Селия не сводила глаз с Энтони, она вся сияла.

– Тогда пойду сообщу маме. Спасибо, Маркус. Знай: твое одобрение будет для мамы большим утешением.

Маркус лишь усмехнулся в ответ, Селия торопливо вышла из его кабинета. Эксетер задумчиво посмотрел ей вслед.

– Не припомню, чтобы сестра выглядела когда-нибудь такой счастливой.

– Я сделаю все, что в моих силах, чтобы охранять ее счастье, – очень серьезно произнес Энтони.

Эксетер посмотрел на него и широко улыбнулся:

– С этого момента вы отвечаете за это перед Селией, а не передо мной.

– Ах… ну да, верно, – сказал Энтони. Он до сих пор не забыл, как Дэвид, которого он считал своим закадычным другом, набросился на него с кулаками, защищая честь сестры. – Разумеется.

Продолжая улыбаться, герцог покачал головой.

– Дэвид придерживается того же мнения. Ступайте. Уже подали обед.

Глава 24

В тот же вечер за ужином герцог объявил о помолвке. Дэвид Рис первым встал и провозгласил тост за жениха и невесту, Перси был вторым. Все подняли бокалы, словно давно ждали этого момента и были рады, что он наконец-то наступил. Объявление Эксетера, казалось, разрядило обстановку, царившую до этого на вечеринке. Скандал в библиотеке был предан забвению. После того как дамы удалились, беседа потекла непринужденно, и, когда мужчины поздравляли Энтони, он впервые за все время чувствовал себя спокойно.

Только Нед был расстроен. Он впал в уныние, пил портвейн больше, чем обычно, и помалкивал. Энтони не забыл их разговор у ручья. Судя по всему, Нед сам мечтал жениться на Селии. И надеялся на взаимность. Неду самому хотелось оказаться на месте Энтони – принимать поздравления от друзей, думать о том, как лучше провести свадебное торжество, и строить планы на будущее с молодой женой. Энтони подумал, что бутылка портвейна едва ли поможет человеку, оказавшемуся в подобной ситуации.

– Молодец, парень! Ты просто молодец! – Уорфилд дружески похлопал Энтони по спине, когда мужчины направились в гостиную, чтобы присоединиться к женщинам, а Уорфилду и Энтони представилась возможность перекинуться парой слов с глазу на глаз. – Твоя дама светится от счастья. Впрочем, как и полагается невесте.

Энтони улыбнулся:

– Я сделаю все возможное, чтобы она не пожалела о своем выборе.

– Не сомневаюсь, – сказал Уорфилд. – Мне нравится, что ты добиваешься своего – раз уж что-то решил. Это чертовски здорово, скажу тебе! Желаю тебе и Селии долгой и счастливой семейной жизни.

Энтони кивнул. Его взгляд упал на Неда. Встретившись с приятелем глазами, Нед резко повернулся и вышел из комнаты. Энтони загрустил.

Реакция Неда не осталась для Уорфилда незамеченной.

– Вижу, не все здесь рады этой помолвке. Кого-то она очень огорчила.

– Да, – вздохнул Энтони.

– Ну ничего, Нед переживет и со временем смирится. Ты не виноват, что твоя дама предпочла тебя.

– Разумеется, – пробормотал Энтони.

– Ну что, пойдем к дамам? Твоя невеста уже заждалась, – сказал Уорфилд. – Люблю наблюдать за счастливыми влюбленными. Когда вы с Селией смотрите друг на друга, у вас светлеют лица.

Они направились в гостиную следом за остальными мужчинами.


В тот вечер Энтони впервые почувствовал, что к нему относятся почти как к члену семьи, принимая его как родного. Игра в шарады сопровождалась взрывами веселого хохота. Селия сидела на диване рядом с Энтони. Время от времени Энтони получал возможность тайно от всех касаться ее руки, и от этого щеки Селии покрывались румянцем. А когда вечер закончился, они медленно поднялись рука об руку по лестнице и недолго постояли одни в коридоре.

– Спокойной ночи, любимая, – прошептал Энтони, привлекая Селию к себе у дверей ее спальни.

– Вам тоже спокойной ночи. – Она подняла на него глаза и мечтательно улыбнулась. Энтони поцеловал ее в губы – сначала нежно, а потом страстно. – Приходите ко мне немного позже, – жарко прошептала она, прильнув к нему.

Ее глаза горели, она учащенно дышала.

Энтони приложил палец к ее губам.

– Нет, – твердо сказал он и снова нежно обнял и поцеловал Селию.

– Почему? – искренне удивилась она.

– Подождите нашей первой брачной ночи, – прошептал он, поглаживая ее спину. – А потом отведем душу, и я буду любить вас до умопомрачения. Поэтому сейчас вам надо отдохнуть и набраться сил, миледи.

Селия тихо рассмеялась. Энтони держал ее в объятиях. Их могли увидеть, но это нисколько не заботило Селию.

– Я и так полна сил и готова вас любить день и ночь напролет. Зачем ждать?

Энтони высвободился из ее объятий и поправил Селию прическу.

– Прошлой ночью я поклялся себе впредь не прикасаться ни к одной женщине, кроме жены.

У Селии учащенно забилось сердце.

«Как это романтично!» – подумала она.

– Но ведь я ваша жена.

– Пока еще нет. – Улыбка Энтони обещала ей блаженство, и Селии пришлось скрепя сердце смириться.

Она мысленно согласилась с Энтони и отпустила его. Он открыл ей дверь, Селия вошла к себе в комнату. А Энтони направился к себе.

Войдя в комнату, Селия несколько минут стояла, прислонившись спиной к двери.

«До свадьбы еще две недели!» – думала Селия. У нее горели щеки. Целых две недели томительного ожидания!

Селия закрыла глаза, ее губы снова тронула счастливая улыбка. Клятва, которую дал Энтони, пришлась ей по душе.


На следующей неделе настроение у всех было приподнятое. Гостям предложили остаться в Эйнсли-Парке до свадьбы Селии и Энтони, но они предпочли не злоупотреблять гостеприимством хозяев и разъехались по домам. В Эйнсли-Парке остались только чета Перси, Уорфилд и Нед. Нед почти все время проводил у себя в комнате, избегая Энтони, а в компании был немногословен и держался отстраненно.

Когда гости разъехались, Энтони и Селия украдкой целовались и обнимались. Энтони уже пожалел о данной клятве – не заходить в спальню Селии до свадьбы. Осталась всего неделя. Ничего, он подождет. У Энтони было такое чувство, словно он ждал Селию всю жизнь.

Чтобы отвлечься от мыслей о Селии, Энтони по утрам ездил верхом. Но сегодня все было иначе. Энтони в костюме для верховой езды спускался с лестницы. В гостиной он увидел Неда – в полном дорожном облачении. В прихожей стоял его большой дорожный кофр, а лакей нес его саквояж к экипажу. Нед нетерпеливо постукивал перчатками по руке. Когда Энтони спустился, Нед поднял на него глаза и с облегчением вздохнул:

– Ах, вот и ты, Хэмилтон. А я хотел оставить тебе записку.

– Правда?

– Да. – Нед кашлянул. – Хотел пожелать тебе всего хорошего. – Энтони наклонил голову. Нед замялся. – Счастья в семейной жизни.

– Благодарю.

– Я был не слишком любезен в последнее время.

Энтони молча наклонил голову.

«Не слишком любезен» – мягко сказано. За последнюю неделю Нед не перекинулся с ним и парой слов.

– Значит, уезжаешь?

– Да, появилось одно срочное дело, которое требует моего внимания. – Нед криво усмехнулся. – С Уорфилдом и остальными гостями я попрощался еще вчера.

Энтони немного смягчился. Кто он такой, чтобы судить другого? Он и сам когда-то находился в стесненных обстоятельствах. Энтони слишком хорошо понимал, каково это. Насколько ему было известно, Нед и до этого находился в состоянии нервного напряжения – по причинам, никак не связанным с помолвкой Энтони. Невеликодушно, жестоко с его стороны сомневаться в Неде, с которым он дружил столько лет.

– Желаю тебе счастливого пути.

– Спасибо. – Он широко улыбнулся и на мгновение снова стал похож на того, прежнего Неда, каким его знал Энтони. – Передай мои поздравления своей невесте.

Энтони улыбнулся в ответ и пожал Неду руку. Нед надел шляпу, и они с Энтони вышли из дома и направились к экипажу, где Неда ждал камердинер.

– Я буду скучать по этому дому, – сказал Нед, натягивая перчатки и щурясь на ярком солнце. – Говорят, это самая красивая усадьба в Кенте.

– Я всегда так считал.

– Ах да. Я и забыл, что в детстве ты здесь часто бывал, – почему-то обиженным тоном произнес Нед.

Энтони с недоумением взглянул на Неда, но он в это время обозревал окрестности.

– Не слишком часто.

Нед вздохнул:

– По крайней мере гораздо чаще, чем я. Ну что ж, прощай, Хэмилтон.

Энтони пожал плечами. Он проводил приятеля и направился к конюшне. Не желая утруждать конюхов, сам оседлал Весту. Объехав вокруг озера, Энтони направил лошадь туда, где простирались обширные поля и луга.

Когда Энтони доехал до грязной дороги, которая вела к развалинам часовни, где несколькими днями раньше они останавливались на пикник, откуда-то слева, из леса, донесся странный громкий звук, похожий на выстрел. Кобыла прижала уши и захрапела. Энтони остановил лошадь и стал вглядываться в заросли. Может быть, ему показалось, что это выстрел?

Второй выстрел угодил прямо в шляпу. Энтони пригнулся, прижавшись к шее кобылы. Что за черт? Кто стреляет в лесу и зачем? Ведь с оружием шутки плохи.

– Эй вы, прекратите пальбу!

Не прошло и секунды, как грянул третий выстрел. Веста громко заржала, рванула вперед и поскакала галопом. Кобыла так резко сорвалась с места, что Энтони с трудом удержался в седле. Грянул еще один выстрел. Веста резко повернула направо, бросившись на склон холма. Застигнутый врасплох, Энтони потерял стремя. Ему оставалось лишь прижаться к шее лошади и уповать на Бога. Вероятно, умелый тренер мистер Бичем не предусмотрел подобную ситуацию и не приучил животное сохранять спокойствие, когда в него палят из ружья. Энтони не мог винить лошадь – он и сам не на шутку встревожился. Тем более если учесть, что он до сих пор не имел ни малейшего представления ни о том, кто стрелял, ни о том, где прячется стрелок, ни о том, почему кто-то до такой степени его невзлюбил, что решил прикончить. Энтони отпустил поводья и думал только о том, как не вылететь из седла.

Прежде чем лошадь перешла на рысь, они проскакали мили три, если не больше. Бока кобылы лоснились от пота. Энтони направил лошадь под сень дубов и остановил ее.

Осторожно соскользнув на землю, Энтони стал внимательно осматривать кобылу. Она хромала на левую заднюю ногу. Он наконец понял, что заставило ее понестись стрелой: на боку у нее была рана, из которой сочилась кровь. По одному виду раны нельзя было определить, застряла пуля в теле лошади или только оцарапала ей бок – крови было слишком много. Когда Энтони разглядывал рану, кобыла храпела и била копытами. Он постарался успокоить ее ласковыми словами и оставил в покое. Здесь, в лесу, он не сможет ей ничем помочь. Нужно скорее вернуться в конюшню.

Осматривая лошадь, Энтони все время был начеку. Он внимательно оглядывал кусты: не там ли прячется стрелок? Первая пуля прошла мимо, вторая попала в его шляпу, третья угодила в лошадь. Четвертая могла настичь Энтони в любой момент. Ясно было одно: кто-то целился именно в него.

Энтони не мог точно определить, где находится в данный момент. Когда он отпустил поводья и Веста понеслась во весь опор, они пересекли границы Эйнсли-Парка. Энтони надел шляпу, которую все это время сжимал в руке, и попытался сосредоточиться. Некоторое время они скакали к югу от развалин. Постоянно оглядываясь по сторонам в поисках стрелка, Энтони наметил маршрут и поправил седло. Он хотел повести раненую лошадь под уздцы, однако, поразмыслив, все же сел в седло: злоумышленник с пистолетом, возможно, преследует его – гораздо безопаснее встретить его верхом.

– Ну ладно, поехали домой, – пробормотал он, поворачивая кобылу назад и пуская ее шагом. – Будем двигаться медленно и осторожно.

Глава 25

Хотя Селия сказала матери, что свадебное торжество пройдет в узком кругу, но Розалинда возразила, что без некоторых вещей никак нельзя обойтись.

– Тем более что это должна быть необыкновенная свадьба, – заявила ее мать, когда они гуляли по саду. – Ты уже выбрала фасон подвенечного платья?

– Нет, – ответила Селия, наклонившись над кустом роз, чтобы понюхать распустившийся бутон.

Прошла уже целая неделя с тех пор, как они объявили о помолвке, а Селии все было недосуг заняться подготовкой к свадьбе. После того как гости разъехались, Элтоны и Трокмортоны тоже вернулись в Лондон, а лорд Сноуден возвратился домой, в свое имение, находящееся по соседству.

– Я послала за мадам Леско, хотя мы можем переделать одно из твоих новых платьев, – продолжала Розалинда. – Ханна одолжит тебе свою кружевную мантилью, в которой была на своей свадьбе. И разумеется, тебе нужно надеть жемчуг.

– Мама, я не люблю кружева и жемчуг, – сказала Селия и сорвала розу. – Моим единственным украшением будут розы в прическе. Они так восхитительно пахнут.

Мать вздохнула:

– Разумеется, дорогая. Как хочешь.

Селия улыбнулась. Последнее время счастливая улыбка не сходила с ее лица.

– Да, хочу, – Она вертела розу в руках, вдыхая сладковатый аромат. – Не обязательно переделывать платье. Голубое шелковое вполне сгодится. А гостями на свадьбе будут все, кто остался в Эйнсли-Парке.

Розалинда тихо охнула:

– А как же граф Линли?

Селия помолчала, размышляя. Отец Энтони. Они должны пригласить его, хотя Селия подозревала, что Энтони не захочет с ним встретиться – отца он не любил.

– Я спрошу у Энтони, – наконец сказала она. – Но мне кажется, мама, граф Линли не захочет приехать к Энтони на свадьбу. Они не ладят друг с другом.

– Да, я знаю. Но отец есть отец. Мы должны пригласить его хотя бы ради того, чтобы соблюсти правила приличия.

Селия кусала губы, продолжая теребить в руках цветок.

– Хорошо, я спрошу у него, – повторила она.

– Селия, если ты будешь настаивать…

– Если я буду настаивать, Энтони, возможно, его пригласит. Но с какой стати я должна настаивать? Чтобы соблюсти правила приличия, говоришь? Мне безразлично, будет ли на свадьбе лорд Линли или нет. Мне кажется, Энтони не захочет его видеть, чтобы не омрачать свой самый счастливый момент в жизни.

– Дорогая, – начала мать спокойным, но твердым тоном, который обычно действовал на дочь безотказно, – в один прекрасный день ты станешь графиней. Даже если твой супруг не придерживается формальностей и церемоний, ты сама обязана это делать.

– Мама, я хочу выйти замуж без особого шума, тихо и счастливо. Давай не будем спорить?

Розалинда закрыла глаза и вздохнула, словно мысленно обратилась к Богу с молитвой, чтобы ниспослал ей терпение и вразумил упрямую дочь.

– Нет; – сказала она, – нам не обязательно из-за этого спорить.

– Пойми, я уже счастлива, – с жаром проговорила Селия. – Ты всегда так много делала для меня и для всей нашей семьи. Не думай, что я этого не ценю. Но сейчас я просто хочу купаться в своем счастье. А на приличия мне наплевать. Особенно если из-за этих самых приличий мой муж вынужден будет пригласить на свадьбу своего отца.

Розалинда вздохнула:

– Ты права. Это твой праздник, и я не буду настаивать. Я… я пока не привыкла к мысли о том, что ты взрослая, независимая женщина. Мне хочется пестовать тебя, окружать заботой. Особенно после того, как я несколько лет не виделась с тобой и ты только недавно ко мне вернулась. Я так соскучилась по тебе, дорогая моя.

– Может, тебе стоит продолжать меня пестовать, – с улыбкой сказала Селия. – Относись ко мне так, как относишься к Ханне или Вивиан.

Розалинда смущенно рассмеялась:

– Как бы нежно ни любила я своих невесток, это не идет ни в какое сравнение с материнскими чувствами. – Она ласково погладила щеку дочери. – Ты – мое дорогое и единственное дитя. Мы столько лет провели вместе – ты и я, пока твои братья учились в частных школах и у них была своя собственная жизнь где-то вне стен дома. Я не привыкла делить тебя с кем-то и не привыкла обходиться без тебя.

Селия вдруг ясно осознала смысл сказанного матерью.

Розалинда посвятила Селии всю жизнь. Когда мать овдовела, ей не было и тридцати, но она больше не вышла замуж. Предпочла размеренную и спокойную жизнь в глуши, в деревне, где растила Селию и была ей нежной, заботливой матерью, как и Маркусу с Дэвидом. И счастливое, беззаботное детство Селии, и безоблачное отрочество, и даже ее скоропалительное, опрометчивое первое замужество, когда она была ослеплена первым чувством – все самое лучшее в жизни Селии было результатом заботы и любви Розалинды.

А что бы сделала сама Селия, если бы у них с Берти родился ребенок? Стала бы она после смерти Берти воспитывать его в Лондоне? Или осталась бы в доме отца Берти, в Кенлингтоне, и не влюбилась в Энтони? В этот момент Селия ощутила эгоистичное чувство радости от того, что у нее нет ребенка от Берти. В то же время она понимала, от чего отказалась ради нее мать. Селия бросилась ей на шею и обняла.

– Ты будешь часто приходить к нам в гости, мама, – сказала Селия. – я тоже не могу без тебя жить.

Розалинда обняла дочь. А затем сказала с неизменной улыбкой на лице:

– В таком случае позаботься о том, чтобы твой муж присмотрел вам подходящую усадьбу. Хоть с милым рай и в шалаше. – Обе рассмеялись.

– Селия.

Оглянувшись, они увидели Маркуса.

– Да, что такое?

– Селия, мне нужно срочно с тобой поговорить.

Что-то в словах и в выражении лица Маркуса насторожило Селию.

– О чем, Маркус?

Он молча взял ее за руку:

– Пойдем со мной.

– Маркус, в чем дело? – встревожилась Розалинда.

– Точно не знаю. Может быть, это какое-то недоразумение. Селия!

– Да, уже иду.

По дороге Маркус не проронил ни слова. Чем ближе они подходили к дому, тем тревожнее становилось на душе у Селии. Наконец они вошли в дом и поднялись в кабинет Маркуса, где у дверей их уже ждал Дэвид. У него было непроницаемое выражение лица.

Старший брат провел Селию в кабинет. Дэвид тоже вошел и плотно закрыл за собой дверь. С беспокойством поглядывая на братьев, Селия села в кресло. Дэвид и Маркус были мрачнее тучи.

– Что случилось?

– Ты не знаешь, где мистер Хэмилтон? – спросил Маркус, – Его с самого утра никто не видел.

– Нет, не знаю, – ответила Селия. – В последний раз я видела его вчера вечером. Он пропал? Может, камердинер знает, где он?

– Камердинер сказал, что он поднялся ни свет ни заря и вышел из дома, одетый для прогулки верхом, – ответил Дэвид. – Его лошади нет в стойле.

– Нужно немедленно отправиться на его поиски! – Селия поднялась. – Может быть, с ним что-то случилось…

– Мы так не думаем, – сказал Маркус, останавливая Селию жестом. – Мы просто хотим поговорить с ним, но не можем его найти. Может, тебе что-нибудь известно?

Она покачала головой:

– Нет, мне ничего не известно. – Маркус и Дэвид переглянулись. – Скажите же мне наконец, что стряслось! – воскликнула она. – Зачем вам срочно понадобился Энтони?

Братья снова переглянулись.

– Мы ничего не знаем наверняка, – сказал Маркус. – Селия, Хэмилтон никогда не говорил тебе о том, что него есть кто-то еще, кроме тебя? – спросил Дэвид. – Селия взглянула на него в полном недоумении. Дэвид откашлялся. – О том, что у него есть другая женщина? – уточнил он.

– Нет, – ответила она.

– Он никогда ни словом, ни намеком не давал тебе понять, что у него могут возникнуть трудности с заключением брака? – продолжал Дэвид. – Какие-либо препятствия?

– Нет, – растерянно ответила Селия.

– Он не говорил тебе, что уже женат? – осторожно спросил Маркус.

Селия недоуменно заморгала глазами, а затем нервно рассмеялась:

– Нет, конечно.

Дэвид вздохнул и опустил голову. Маркус закрыл глаза.

– Если вы сейчас же не перестанете ходить вокруг да около и немедленно не скажете мне, в чем дело, я не останусь здесь ни секунды, – заявила Селия, гневно сверкая глазами, и решительно направилась к двери.

– К нам с визитом явилась одна дама, – сказал Маркус. – Она сейчас внизу, в малой гостиной. Эта леди утверждает, что она миссис Хэмилтон, законная супруга твоего жениха.

Селия была так потрясена этим заявлением, что на мгновение застыла на месте. Может быть, она ослышалась?

– Не может быть, – с трудом проговорила она.

– Она утверждает, что они с Хэмилтоном поженились некоторое время назад. Она услышала о вашей помолвке и сразу же бросилась сюда, чтобы предотвратить скандал. Эта дама приехала сегодня утром.

– Это невозможно, – прошептала Селия.

– Селия, у них есть ребенок, – сказал Дэвид.

У Селии все оборвалось внутри. Комок подступил к горлу. Неужели Энтони – лжец и двоеженец? Неужели он так искусно лгал и ей, и той женщине? Селии казалось, будто перед ней разверзлась пропасть и она стоит на самом краю. За ее спиной тихо отворилась дверв. Селия вздрогнула и, оглянувшись, увидела мать. Она подошла к ней и встала рядом. Ее глаза были полны сочувствия.

– Это невозможно, – проговорила Селия, едва сдерживая слезы.

– Нет никаких сомнений в том, что это правда, – сказала Розалинда. – Ханна мне все рассказала. Маркус, ты говорил с этой женщиной?

Не отрывая взгляда от Селии, Маркус кивнул. Дэвид прошел в комнату и протянул Селии листок бумаги.

– Она сказала, что это его последнее письмо, адресованное ей. Селия, тебе знаком почерк мистера Хэмилтона?

О да, ей знаком его почерк. Очень хорошо знаком.

Селия с тревогой смотрела на листок бумаги у нее в руках: его решительный росчерк, аккуратные буквы, только ему одному присущие особенности письма. Как больно видеть, что эти строчки он адресовал другой женщине. И не просто другой женщине, а своей жене!

(Селия закрыла рот рукой. Нет! Это неправда! Как она может в нем сомневаться? Но как в таком случае понять это письмо?..

Мать взяла у нее из рук письмо и, держа листок так, чтобы Селии было видно, прочла его:


«Дорогая моя Фанни…

Получив твою записку, я очень обрадовался; кажется, будто я не виделся с тобой сто лет. Сожалею, что не могу сообщить тебе лично последние новости, но обстоятельства требуют моего присутствия здесь. Надеюсь, осталось ждать не больше месяца. Я соскучился.

Твой навеки Э.Г.».


Воцарившееся в комнате молчание, казалось, будет длиться вечность. Наконец Розалинда сказала, посмотрев на Дэвида.

– Ты должен знать его почерк. Это писал мистер Хэмилтон?

Дэвид колебался:

– Не могу поручиться.

Селия потрясенно посмотрела на письмо. О да, это его почерк. Она не верила своим глазам.

– Нет, – как во сне проговорила она.

Пристально глядя на Селию, Дэвид подошел к сестре.

– Ты уверена, что это не его почерк?

– Нет, – она покачала головой, – не уверена. Не знаю!

Дэвид и Маркус снова переглянулись.

– Нужно срочно разыскать его, – сказал Дэвид.

– Нет, – сказала Селия. Она говорила громче и увереннее. – Это письмо ничего не доказывает. Оно не дает оснований сомневаться в Энтони. Я уверена, что он не способен на такое вероломство. Энтони никогда не поступил бы так ни со мной, ни с какой-либо другой женщиной. Он никогда не бросил бы жену и ребенка. И не стал бы меня так жестоко обманывать. Зачем?

– Селия, ты очень богатая женщина, – напомнил ей брат. – Возможно, ты гораздо богаче Хэмилтона.

– Вы не можете знать это наверняка. – Она повернулась к матери, ища у нее поддержки: – Мама, ты же веришь мне, да?

Розалинда захлопала ресницами.

– Селия, мы должны попросить его самого это все объяснить, – сказала мать.

Селия отступила от нее на несколько шагов.

– Может быть, вам всем это нужно, а вот мне – нет, – заявила Селия. – Я и так знаю, что Энтони никогда не сделал бы ничего подобного.

На мгновение комната снова погрузилась в тишину. Маркус посмотрел на Дэвида, Дэвид перевел взгляд на Розалинду. Та скорбно заламывала руки и с ужасом смотрела на Селию.

– А как же все эти рассказы о нем, милая? Не зря же говорят: нет дыма без огня, – прошептала Розалинда с болью в голосе.

– Все эти глупые россказни, – ложь! – выпалила Селия. – Где лорд Уорфилд? Он знает Энтони. Спросите у него!

– А что мы скажем этой женщине? – вопрошал Маркус, прислонившись к письменному столу и скрестив руки на груди. – Той, которая называет себя его законной женой?

Селия сжата руками виски.

– Не знаю. Может быть, речь идет о другом джентльмене, его однофамильце. Может быть, эта женщина на самом деле Энтони в глаза не видела.

Дэвид кашлянул.

– Гм-м…

– Что? – спросила Селия.

Не обращая внимания на сестру, Дэвид смотрел на Маркуса. Маркус снова помрачнел.

– В чем дело? – снова спросила Селия. – Выкладывай, Дэвид!

– Нет, она его видела, – с явной неохотой проговорил Дэвид. – Я помню, что они были… компаньонами. Несколько лет назад.

– А что было между ними потом?

Дэвид покачал головой:

– Что было потом, мне не известно. Мы с Хэмилтоном почти не общались тогда. Он уезжал в Уэльс или куда-то еще на год или больше, а после его возвращения тоже редко встречались.

Маркус перевел взгляд на Розалинду. Она покраснела.

– Я… я правда не знаю, Маркус. Последние несколько лет я нечасто бывала в Лондоне.

– В таком случае надо ждать, – сказал Маркус.

– Чего? – спросила Розалинда.

– Возвращения Хэмилтона. Как совершенно справедливо заметила Селия, возможно, это недоразумение. Хэмилтон все объяснит. Но если он не вернется сегодня. Селия… – Он понизил голос. – Это будет выглядеть подозрительно.

– Я понятия не имею, куда он поехал!

– Сбегаю за Уорфилдом и Саймоном, – сказал Дэвид. – Поедем его искать.

Маркус кивнул.

– Ханна возьмет на себя женщину и постарается ее успокоить. Я пошлю в Мейдстоун и попытаюсь что-нибудь выяснить об этом письме: в частности, оттуда ли оно было послано.

– Селия, пойдем со мной, – сказала Розалинда, обнимая дочь.

Селия убрала ее руки и встала посреди комнаты, расправив плечи и выпрямив спину.

– Не пойду. – Голос Селии дрогнул.

Маркус подошел к сестре.

– Положись в этом на меня.

– Я знаю, что ты ему не доверяешь, – прошептала Селия.

Он вздохнул:

– Я хочу все выяснить.

– Я тоже.

– Но ты ослеплена любовью, – ласково возразил Маркус. – А любовь – великая сила. Ради нее влюбленные готовы пожертвовать жизнью. Я должен выяснить, заслуживает ли этот человек тебя и твоего доверия. – Селия закрыла глаза, и по щеке у нее покатилась слезинка. Маркус обнял ее. – Хочу, чтобы Энтони оправдал твое доверие.

Селия кивнула и вытерла слезы.

– Спасибо, Маркус. Уверена, вскоре все выяснится. Энтони – честный человек.

Маркус улыбнулся и ласково потрепал Селию по щеке.

– Вот и молодец. А теперь пусть Дэвид разыщет Хэмилтона, и мы вместе во всем разберемся.

– Я хочу ее увидеть. Эту женщину.

Розалинда ахнула. Брови Маркуса удивленно поползли вверх.

– Зачем?

– Хочу, и все.

– Дорогая моя, это неразумно, – пробормотала Розалинда.

Селия упрямо покачала головой:

– Я не тепличное растение, мама. Где она?

– В малой гостиной, – сказал Маркус.

Селия направилась в гостиную. Она была уверена, что Энтони ее не обманул. Но кроме этой веры, у нее не было никаких доказательств. Селия не знала, что за женщина сидит у них в гостиной, с какой целью она сюда явилась и что ей нужно от Энтони.

Дойдя до двери, ведущей в гостиную, Селия замедлила шаг.

Ей хотелось только взглянуть на непрошеную гостью. Она не собиралась входить в комнату и тем более разговаривать с ней. По коридору шла горничная с подносом, на котором стоял чай. Подать в гостиную чай наверняка распорядились Маркус или Ханна. Горничная присела в реверансе перед Селией, открыла дверь и вошла в комнату, Селия вытянула шею и заглянула внутрь.

Незнакомка оказалась старше, чем она думала. Красивая, статная, в темных волосах заметна седина. Пару лет назад ее одежда считалась бы очень модной, но теперь выглядела изрядно поношенной. Женщина взяла с подноса печенье и протянула сидевшему возле нее на диване маленькому мальчику.

Красивый мальчик с кудрявыми светло-каштановыми волосами и большими темными глазами, примерно ровесник Томасу. Малыш жадно схватил протянутое матерью печенье. Нет, Энтони ни за что не бросил бы своего ребенка.

Селия на цыпочках попятилась от двери и осторожно, не привлекая к себе внимания, удалилась. Нет, это не его ребенок. Но где же Энтони? Скорее бы он вернулся.

Глава 26

Вне себя от гнева, Розалинда пулей пролетела по коридору. Она постучала в дверь лорда Уорфилда, а через мгновение ворвалась в его комнату.

– Ну что? – гневно вопрошала она. – Что вы теперь скажете о своем племяннике?

Лорд Уорфилд опешил.

– Ах? А что такое?

– Ваш драгоценный племянничек! Подлый лжец, совратитель женщин, распутник! Он чуть не стал двоеженцем! – с возмущением проговорила она. – Представьте себе мое состояние, когда герцог Эксетер сообщил мне, что объявилась законная жена мистера Хэмилтона. А представьте состояние моей бедной дочери!

– Жена? – Уорфилд ушам своим не поверил. – Нет у Хэмилтона никакой жены.

– Есть! И ребенок тоже есть! – с коварной улыбкой проговорила герцогиня. – И эта дама в этот самый момент сидит у нас в гостиной.

Граф отложил в сторону перо, поднялся из-за стола и медленно приблизился к герцогине.

– Уверен, это какое-то недоразумение…

– Единственное недоразумение, которое мне известно, – это ваш дорогой племянник! – с пафосом заявила Розалинда. – До сих пор корю себя за легковерие и мягкотелость. Почему я не попросила его покинуть мой дом еще несколько недель назад? Я ни слова не сказала, хотя он соблазнил мою дочь и уговорил ее дать согласие выйти за него замуж. Я поверила клятвенным заверениям в его порядочности, поверила вашим словам, словам Дэвида и Селии, хотя в глубине души знала, что он негодяй и развратник.

– Ш-ш, – пробормотал Уорфилд. – В вас говорит обида. Вы сейчас расстроены, милочка моя.

– Не смейте меня так называть, – с угрозой в голосе проговорила герцогиня.

Уорфилд смутился:

– Что же в таком случае вы хотите от меня услышать? Говорю вам: Хэмилтон не женат – а вы заладили свое: женат, женат. Похоже, на ваше мнение о Хэмилтоне может повлиять одно лишь слово какой-то никому не известной самозванки – полагаю, она вам незнакома?

– Знакома, представьте себе! – Розалинда гордо вскинула голову. – Это бывшая леди Драммонд. О них с Хэмилтоном одно время ходили сплетни – несколько лет назад. Просто я ничего не слышала об их браке.

– Драммонд… – задумчиво пробормотал Уорфилд. – Одно могу сказать: мой племянник ни слова не говорил мне об этой даме. Последние несколько лет он жил отшельником.

– Однако нашел время, чтобы зачать с этой женщиной ребенка.

– Что? Ребенка? Ну теперь-то уж я окончательно убедился: все это ложь! Хэмилтон никогда бы не оставил своего ребенка! После того как его родной отец выгнал Хэмилтона из дома, когда мальчику было пятнадцать лет, и сказал Хэмилтону, что он незаконнорожденный. Хэмилтон не стал бы лгать вашей дочери. Не такой он болван – какие бы пороки вы ему ни приписывали. Какой ему от этого прок? Факт двоеженства не так-то просто скрыть. Его не спрячешь и не положишь под коврик. Он потерял бы все.

Розалинда отвела взгляд. Она не желала прислушиваться к разумным доводам. Ей было бы легче, если бы Энтони Хэмилтона публично высекли и четвертовали. Он разгневал ее тем, что сначала сделал ее дочь счастливой, а потом опозорил.

– Селию это убьет. А я не переживу ее горя. – Розалинда с трудом сдерживала рыдания.

– Все это неправда, самая настоящая ложь, – сказал Уорфилд. Неподдельное сочувствие в его взгляде на минуту смягчило гнев Розалинды. Уорфилд подошел к ней ближе. – Если то, чего вы опасаетесь, подтвердится, клянусь вам: я сам его высеку, – продолжал Уорфилд. – И никогда не стану защищать. Но ради всего святого, ради счастья вашей дочери не торопитесь обвинять Хэмилтона во всех смертных грехах. Сначала убедитесь в том, что он действительно виноват.

Граф взял Розалинду за руку. Мгновение герцогиня сопротивлялась, но затем уступила и позволила подвести ее к дивану.

– Все пошло не так, как я планировала, – в отчаянии проговорила она. – Я надеялась, что эта вечеринка поднимет Селии настроение – и моя дочь снова оживет. Она была такой печальной и молчаливой, такой бледной. Я не ожидала, что она начнет с кем-нибудь встречаться в ближайшее время. И уж точно – не при таких шокирующих обстоятельствах и не с таким скандальным итогом. Я люблю свою дочь, лорд Уорфилд, и очень хочу, чтобы она была счастлива.

– Разумеется, вы хотите именно этого. – Уорфилд взял руку герцогини и накрыл своей ладонью. – Как любая мать.

В дверь постучали.

Пришел Дэвид. Он вкратце объяснил вполголоса, что случилось, и попросил Уорфилда отправиться вместе с ним на поиски Хэмилтона. Уорфилд кивнул. Вдруг Дэвид заметил Розалинду и остановился, без сомнения, удивившись тому, что застал ее у Уорфилда. Герцогиня только кивнула пасынку – и он, не проронив ни слова, удалился. Уорфилд закрыл дверь и снова повернулся к Розалинде.

– Мы отправляемся на поиски Хэмилтона.

Герцогиня кивнула. Уорфилд подошел к ней и опустился на колени.

– Он все объяснит, и все встанет на свои места, – мягко сказал он и добавил: – или он не станет омрачать этот дом своим присутствием. Даю вам слово.

Розалинды отлегло от сердца. Она чувствовала, что Уорфилд – человек, на которого можно положиться.

– Благодарю вас, сэр.

– Не стоит благодарности, – пробормотал он, коснулся ее руки губами, а затем прижался к ней щекой. Розалинда ахнула.

Она не ожидала таких проявлений нежности и деликатности от Уорфилда, которого считала невежей. Поднявшись, граф старался не смотреть на Розалинду.

– Мне нужно переодеться, – сказал он. – Через полчаса мы с Рисом встречаемся на конюшне.

– Благодарю вас.

Уорфилд кивнул. Кажется, он покраснел, или Розалинде просто показалось? Она вышла из комнаты и через закрытую дверь услышала, как он вызвал камердинера.

В коридоре Розалинда остановилась. Вот так неотесанный шотландец с грубыми манерами! Кажется, у этого дикаря нежная душа. Она неосознанно погладила руку – там, где он прислонялся к ней щекой. Разумеется, никакой речи об этом быть не может, и все же… Находясь в полном смятении чувств, Розалинда направилась к себе.


Энтони не знал, сколько времени ушло у него на дорогу домой, но к тому моменту, когда он ввел Весту в конюшню Эйнсли-Парка, была уже вторая половина дня. Он послал мальчика – помощника конюха поискать мистера Бичема, а сам завел кобылу в стойло, расседлал и принялся тщательно осматривать ее рану.

Пуля оставила глубокую рану на боку у лошади, но не застряла в ее теле. Вскоре прибыл мистер Бичем, и Энтони объяснил ему, что случилось. Конюх был ужасно удивлен, но не подал виду. Он только молча кивнул и принялся промывать рану.

– С кобылой все будет в порядке, – сказал мистер Бичем после того, как они перевязали рану лошади. – Шрам останется, но уж лучше лошадь, чем вы, сэр. Пуля могла попасть в вас.

Энтони бросил взгляд на кобылу, которая теперь спокойно стояла в стойле, устало закрыв глаза после пережитых мытарств.

– Да, но это слабое утешение. Если бы пуля прошла на один фут ниже, лошади – крышка.

Мистер Бичем кивнул.

– А если бы пуля прошла на один фут выше – крышка вам, сэр. – Конюх покосился на шляпу Энтони. – Пусть бы лучше погибла кобыла, чем вы.

Энтони снял шляпу, в конце концов сообразив, что привлекло внимание мистера Бичема. Прямо над полями шляпы зияла дырка. Энтони сунул палец в отверстие – края были чистыми и ровными. Выстрел был произведен с близкого расстояния. Значит, стреляли в него, в Энтони. Кто-то пытался его убить. Но кто это был и по чему хотел с ним расправиться?

Энтони оставил мистера Бичема и поспешил к дому. Он был взвинчен и раздражен. Озирался по сторонам и внимательно вглядывался в кусты, стараясь заметить при знаки малейшего движения. Даже дойдя до дома, он не почувствовал себя в безопасности. Не имея представления о том, кто стоит за всем этим, Энтони не знал, что ему теперь делать. Разумеется, нужно сообщить герцогу. Пока не выяснится, что все это значит, другим обитателям дома стоит проявлять бдительность. Может быть, Энтони спугнул браконьера и он с испугу стал палить в первого встречного? Но если прозвучали четыре выстрела, значит, злоумышленников было несколько.

Он увидел в холле Дэвида Риса. Дэвид был одет для конной прогулки и держал в руках пару пистолетом. При виде Энтони Дэвид резко остановился.

– А вот и ты, Хэмилтон, – с облегчением вздохнув, проговорил он. – Наконец-то. – Он смотрел на Энтони настороженно.

– Разве я кому-то здесь срочно понадобился? – спросил Энтони.

Дэвид подошел к нему ближе и стал пристально вглядываться в его лицо.

– Можно и так сказать. Где ты пропадал все это время?

Энтони спрятался за привычную маску сдержанности.

– Ездил верхом.

– Куда?

– Вокруг усадьбы.

– Путь неблизкий, – заметил Дэвид. Энтони кивнул. – Что происходит, черт возьми? У тебя были какие-то планы?

– Нет, – ответил Энтони. – Не совсем так.

Дэвид прищурился.

– Кто же хотел меня видеть? Селия?

Дэвид ответил не сразу.

– Возможно, она хотела тебя видеть. А может, и нет. Мне надо с тобой поговорить.

– Не в обиду тебе будет сказано, я предпочел бы сначала встретиться с Селией.

– Вряд ли ты бы это сказал, если бы узнал о том, что случилось нынче утром, – пробормотал Дэвид. – К тебе приезжали гости.

– В самом деле?

– Да, в самом деле. – Дэвид пристально посмотрел на него и добавил: – Твоя жена.

Энтони не сразу понял, что все это значит, и нахмурился. Селия пока ему не жена. И Дэвид к тому же сказал, что Селия хотела его видеть. Что имел Дэвид в виду?

– Это не моя сестра, – ледяным тоном внес ясность Дэвид. – Это твоя первая жена. И ее сын.

– Моя жена? – тупо повторил он.

– И сын, – добавил Дэвид.

У него нет ни жены, ни сына. Но если приехала женщина с ребенком и выдает себя за его жену… И Дэвид Рис ей поверил…

– Где Селия? – снова спросил Энтони.

– В библиотеке. Не знаю, захочет ли она тебя теперь видеть. Может быть, да, а может быть, нет.

Энтони молча кивнул. Дэвид нахмурился:

– Ты можешь прояснить ситуацию, Хэмилтон?

– Нет, – рассеянно пробормотал Энтони. Его мысли лихорадочно метались. Кто это мог быть, черт возьми? Знает ли об этом Селия? О Боже, можно себе представить, что она после всего этого подумала о нем! – Где?..

– Эта женщина в малой гостиной. Иди, Хэмилтон, объяснись с ней! – сказал Дэвид. – Здесь никто не хочет в это верить, но раз ты сам этого не отрицаешь…

– Прошу меня извинить. – Энтони по рассеянности протянул Дэвиду свою простреленную шляпу и направился в малую гостиную, не обращая внимания на удивленный возглас Дэвида у него за спиной.

Неужели в него стреляли для того, чтобы он не смог вернуться обратно и опровергнуть все, что говорила та женщина? Это она организовала пальбу по нему? Или просто сегодня ему весь день не везет?

Приближаясь к малой гостиной, Энтони замедлил шаг. Потом медленно вошел. Какая-то дама наклонилась над маленьким мальчиком, взяла с подноса с чаем салфетку и вытерла рот ребенку. Женщина выпрямилась и повернулась к Энтони лицом. Мгновение они молча смотрели друг на друга.

– Фанни? – холодно проговорил Энтони.

Она присела в реверансе.

– Здравствуй, Энтони.

Он не видел ее два года – с тех самых пор, как вернулся из Корнуолла. Некоторое время они обменивались письмами, но после того, как Фанни вышла замуж, он больше ничего о ней не слышал; вскоре после свадьбы она переехала в Йоркшир. Фанни почти не изменилась, хотя годы не прошли для нее бесследно: в темных волосах блестела седина, а вокруг глаз и рта появились морщинки.

Энтони жестом предложил ей сесть. Фанни села в кресло, а он расположился напротив.

– Признаться, не ожидал снова тебя увидеть.

Ее лицо залила краска смущения. Она нервно рассмеялась:

– Правда?

– Это для меня большой сюрприз. Я думал, ты хорошо устроилась, обосновавшись в Йоркшире.

– Нет. То есть сначала все так и было, до последнего времени…

В этот момент к ней подбежал мальчик. Он смотрел на Энтони с любопытством, но настороженно. Фанни взяла ребенка на руки и погладила по кудрявой голове.

– Красивый малыш, – сказал Энтони.

Женщина ласково посмотрела на ребенка.

– Спасибо. – Она бросила взгляд на Энтони. – Извини, возможно, герцог подумал, что это твой сын. И я не стала его разуверять.

– Да, здесь у всех создалось такое впечатление, – сухо заметил Энтони.

Фанни вспыхнула:

– Мне очень жаль. Но, Энтони… У меня не было другого выхода. У меня возникли такие обстоятельства…

– Обстоятельства? – Энтони не испытывал к Фанни сочувствия: он все время думал о том, что могла вообразить Селия, услышав лживый рассказ Фанни. – И я в этом виноват?

Ее щеки стали почти пунцовыми.

– Нет, – резко сказала она. – Но я в отчаянии и ради сына пошла на обман.

– И опозорила мое доброе имя.

Фанни поджала губы.

– Мне больше некуда пойти и не к кому обратиться. Я надеялась, что ты поможешь мне – в знак былой привязанности и, может быть, в знак благодарности за то, что я пришла тебе на выручку, когда ты находился в стесненных обстоятельствах.

Темноглазый кудрявый мальчик смотрел на них серьезно и печально, внимательно слушая каждое слово.

– Не уверен, что понял, что ты имеешь в виду.

– Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду! – Фанни вскочила на ноги. – Я дала тебе десять тысяч фунтов, чтобы ты начал свое дело – открыл шахту по добыче олова. Не будь меня, ты никогда бы не смог сколотить состояние. Остался бы обыкновенным игроком, каких в Лондоне пруд пруди, был бы заурядным лондонским повесой. А теперь ты важный джентльмен, у которого есть слуги и богатая невеста.

– Это верно, – согласился Энтони. – Ты помогла мне своими деньгами заработать состояние. Но не забывай: ты сделала это не бескорыстно. У нас с тобой, Фанни, было деловое соглашение, которое тоже принесло тебе немалую прибыль.

– Ну и что? Все лопнуло. Деньги закончились! – Сын Фанни заплакал, и она стала гладить его по голове. – Ничего не осталось. Мой муж не умел обращаться с финансами. Он прогорел, а потом еще имел наглость сломать себе шею, и я осталась одна с ребенком на руках. Пока муж не погиб, я понятия не имела, что он пустил по ветру все состояние. В течение месяца после его смерти кредиторы забрали все. В итоге у меня не осталось ничего, Энтони. Ровным счетом ничего.

– И поэтому ты явилась сюда меня шантажировать?

– Мне больше не к кому обратиться! – повторила она.

Энтони вздохнул и опустил голову.

– Фанни, тебе не надо было так поступать. Я бы и так тебе помог, если бы ты меня об этом попросила. Зачем было являться сюда, рассказывать всем сказки, что мы с тобой женаты и что у нас с тобой есть общий ребенок? Что ты планировала делать после того, как я откажусь? Какие собиралась предъявлять доказательства для своего обмана?

Фанни сразу сникла.

– Я в отчаянии. Я знала, что у меня мало шансов, но решила рискнуть ради сына. Может быть, я напрасно сказала, что мы с тобой женаты. Но я боялась, что, женившись на богатой, ты не захочешь меня видеть.

Энтони снова вздохнул:

– Сколько лет мальчику?

– Два года, – сказала она. – Ему всего два года, а у него нет отца. Только мать без гроша за душой.

Энтони печально смотрел на спокойного малыша.

– Главное – у него есть заботливая мать, которая его любит, – сказал Энтони. – Не надо это сбрасывать со счетов.

Фанни кусала губы. Она всхлипнула и прижала к себе ребенка.

– Что толку, если я не в состоянии его содержать? Не могу его защитить… – Она вытерла глаза стареньким носовым платком. – Я никогда не думала о том, что у меня будет ребенок – и вот пожалуйста, теперь я живу только ради него. Но я уже немолода, родных у меня нет. Если со мной что-то случится, что будет с моим дорогим мальчиком? Неужели ему придется отправиться в работный дом или в приют? – Фанни невесело рассмеялась. – О, как же я глупа. Эта затея была нелепой самого начала, но я… Я просто плохо соображала, что делаю. На меня словно затмение нашло… Я надеялась… надеялась, что ты сжалишься надо мной. Но я заблуждалась. Он убедил меня в том, что только так я смогу добиться цели – и я поверила ему. Извини, Энтони.

– Не понимаю. О ком ты говоришь? Кто убедил тебя в том, что это – единственный способ?

Фанни снова зарделась.

– Мы договорились, что я не буду упоминать его имя. Он сказал, что действует бескорыстно, из благородных побуждений – и предложил мне этот план. Но теперь я поняла, что он солгал. – Фанни вздохнула. – Почему я должна хранить его имя в тайне, если он обвел меня вокруг пальца? Это твой приятель, мистер Чилдресс.

Несколько минут Энтони сидел не двигаясь. Когда Фанни назвала имя мистера Чилдресса, он не удивился. Выходит, он был прав, не доверяя Неду. Но зачем понадобилось Неду затевать все это? Что бы он выгадал, если бы имя Энтони было связано с очередным скандалом? Не мог же он вообразить, что его интриги могут в конце концов привести к тому, что Селия бросится в его объятия? Или он просто хотел отомстить ему за свою неудачу на любовном поприще?

– Вот. – Фанни порылась в сумочке и вынула письмо. – Мистер Чилдресс написал мне это письмо неделю назад. Он сообщил, что ты вот-вот вступишь в выгодный брак и восстановишь свой титул. Но если я успею все провернуть до твоей свадьбы, то смогу извлечь из этого выгоду. Это… это был безумный план. Такое мне никогда бы не пришло… – Она не договорила.

Энтони взял письмо, быстро пробежал глазами ровные, четкие, аккуратные строчки.

– Мне очень жаль, – проговорила она. – Сожалею, что так поступила с тобой. Я больше никогда не побеспокою тебя.

– Я помогу тебе, – сказал Энтони, – но при условии, что ты признаешься герцогу Эксетеру и всем членам его семьи, что ты солгала им о наших с тобой отношениях, и поклянешься, что никогда больше не будешь называть отцом своего ребенка никого, кроме твоего покойного мужа, – Он снова посмотрел на мальчика, и его взгляд смягчился. – Сын должен знать, кто его отец.

Фанни молча кивнула.

– Но только давай договоримся, Фанни, это в последний раз. – Энтони покачал головой. – Я бы и так тебе помог, если бы ты меня попросила.

У Фанни задрожал подбородок.

– Знаю, – прошептала она. – Мне надо было раньше это понять.

– Где ты остановилась?

– В гостинице в Мейдстоуне.

Энтони сложил письмо.

– Я сегодня же вышлю туда банковский чек.

Она закрыла глаза и вздохнула:

– Спасибо. Прежде чем уйти, я объясню все его светлости и извинюсь перед ним.

– До свидания, Фанни.

– До свидания, – прошептала она и ушла, держа сына за руку.

Глава 27

После того как Фанни ушла, Энтони некоторое время продолжал сидеть в гостиной. Леденящий холод охватывал его душу, когда он думал о том, что могла натворить Фанни. Боже! Эта несчастная чуть не разрушила его счастье из-за денег. А Нед из мелочной злобы и чувства мести научил ее, как ему навредить. И их обоих Энтони считал друзьями. Зачем он нужен Селии, если так плохо разбирается в людях?

Селия! Энтони медленно поднялся и направился в библиотеку, все больше и больше прибавляя шаг, пока почти не побежал. С гулко бьющимся сердцем он резко открыл дверь. Где Селия? Там ли она по-прежнему? А что, если она…

Когда он ворвался в комнату, Селия подняла на него глаза. Она казалась на удивление спокойной. Совсем не похожей на женщину, которая только что узнала, что у ее жениха есть жена и сын. Энтони затаил дыхание.

– Селия… – проговорил он и замолчал.

Энтони был уверен, что потерял Селию навсегда. А без нее жизнь для него не имела бы смысла.

– Она ушла? – только и спросила Селия.

Сложив руки на коленях, она сидела на маленьком диванчике возле высоких французских окон, через которые был виден сад. Не было и намека набурю эмоций, которую ожидал встретить Энтони. Ни следов слез, ни красных пятен на щеках от гнева. Энтони замер. Значит, ей все равно? Неужели у нее не осталось к нему никаких чувств?

– Селия, то, что вы думаете обо мне… – начал он, в отчаянии не зная, как подобрать слова, и подходя к ней ближе. – Клянусь вам, она мне не жена. И этот ребенок не мой…

– Не надо, – сказала Селия. – Не надо оправдываться. Я ни секунды не сомневалась в вас, Энтони.

Энтони застыл в изумлении. Он стоял, открыв рот, и потрясенно смотрел на Селию. Она ни секунды в нем не сомневалась! Даже когда к ней в дом пришла женщина, которая назвалась его женой и объявила, что у них есть общий ребенок!

– Я знала, что вы никогда мне не солжете, – продолжала Селия. – Что вы никогда бы не бросили своего ребенка. Я знала…

Энтони не дал Селии договорить и, схватив ее в объятия, стал целовать. Она любит его! И что еще удивительнее – верит ему. Селия посмотрела на него влажными от слез глазами.

– Неужели вы могли подумать, что я поверю, что вы совершили нечто подобное? – спросила она, ласково гладя его по щеке.

Энтони накрыл ее руку своей ладонью.

– Большинство женщин поверили бы, окажись они на вашем месте.

– Ах, разве я похожа на большинство? – усмехнулась Селия.

– О нет, совершенно не похожи! – восхищенно проговорил он, вглядываясь в ее бездонные голубые глаза. Господи, как бы он жил без нее? – Вы для меня – единственная женщина на свете.

– Я знаю.

Энтони взял ее руку и прикоснулся к ней губами.

– Она отправилась к вашему брату, чтобы признаться, что солгала. Она… Селия, когда-то эта женщина была моей подругой. – Он помедлил и откашлялся. – Когда-то она была моей любовницей… Много лет назад, – поспешил внести ясность Энтони. – Она вложила свои деньги в мои рудники по добыче олова, и у нас была связь. Это было давно. Потом эта женщина вышла замуж за другого и родила. Она приехала сюда, потому что ее муж умер, оставив их с сыном без гроша, и ей нужно было на что-то содержать малыша. Она представилась моей женой, поскольку надеялась, что я дам ей денег, чтобы она исчезла и не испортила нашу свадьбу.

Селия посмотрела на него с сочувствием:

– Вы дали ей денег, верно?

Энтони ответил не сразу.

– Да. Но только потому, что она во всем призналась и обещала рассказать обо всем вашим родным.

Селия улыбнулась:

– Не понимаю, как кто-то может считать вас холодным и расчетливым? Энтони Хэмилтон, вы еще более мягкий и сентиментальный человек, чем я.

Он нахмурился:

– Едва ли.

– Почему же тогда выдали этой женщине денег?

– По-вашему, я не должен был этого делать?

– Нет, я не это хотела сказать, – мягко возразила Селия. – Я никогда бы не стала винить вас за сострадание.

Энтони закрыл глаза и прислонился лбом к ее лбу. Селия обняла его, и несколько минут они сидели молча, обнявшись. Энтони впервые за последние несколько часов снова испытывал спокойствие. Но затем он осторожно высвободился из объятий Селии и поднялся с места. Ему нужно было еще кое-что сказать Селии. Он может принять ее любовь, только когда его совесть будет до конца чиста.

– Селия, – сказал он, – я не был с вами до конца честен. – Селия заморгала. – Есть кое-что, что я должен вам сказать, то, что вы должны узнать, прежде чем решите выйти за меня замуж. А я, как болван, считал, что мне не обязательно вам это говорить, что мне не надо… – Он осекся и провел руками по лицу. – Я думал, что не должен признаваться вам в своих недостатках.

– У всех есть недостатки, – сказана Селия.

Энтони горестно рассмеялся:

– Несомненно. Но не торопитесь говорить что-либо, пока не выслушаете меня.

Селия не стала возражать, просто кивнула.

Энтони вздохнул. То, в чем он собирался признаться Селии, не смог вытянуть из него даже герцог Эксетер во время своего дознания. Селия должна это узнать. Пока не связала себя с ним на всю жизнь, пока еще есть время расторгнуть помолвку. До этого Энтони обманывал себя, полагая, что может просто забыть о своем прошлом и притвориться, что этого никогда не было в его жизни, избавиться от угрызений совести. Селия – доверчивая и добросердечная женщина, ей и в голову не придет прямо спросить об этом. Но сей факт не сможет служить ему оправданием, если он решит промолчать. Боясь поднять на Селию глаза, Энтони начал рассказывать:

– Я уже говорил, что отец рассердился, когда меня исключили из школы. Моя мать умерла незадолго до этого. Отец сказал, чтобы ноги моей больше не было в Линли-Корте, И признаться, я не слишком из-за этого расстроился, потому что мы с отцом давно не ладили. Но мне было всего пятнадцать лет, и я не имел средств к существованию. Селия, я… я… – Он вздохнул. – Я мошенничал, – признался он. – Сдавал экзамены за других… за деньги, пока не окончил школу. Выигрывал в карты. Держал пари на деньги. Но этим можно было заработать лишь незначительные суммы, которых хватало, чтобы сводить концы с концами, но было недостаточно, чтобы начать собственное дело. Я долго не мог остановиться. Мне хотелось большего. Хотелось богатства. Хотелось доказать Линли, что я обойдусь без него, его усадьбы и его денег. Я решил вложить деньги в какое-нибудь дело и стал регулярно играть на бирже. Сидя за одним карточным столом с финансистами, я кое-чему научился. Мне нравилось делать деньги, – признался Энтони. – Но чтобы вкладывать деньги, нужно сначала иметь необходимую сумму, нужно ее как-то добыть. – В этом Энтони было особенно тяжело признаваться Селии. Он не знал, как она все это воспримет. – В общем, я брал деньги у женщин, – выпалил он наконец.

Селия округлила глаза и схватилась за грудь.

– Как это?

– Я занимал у них деньги, – сказал Энтони, – и возвращал взятую сумму с процентами. Я зарабатывал деньги для женщин, которым мужья не выделяли достаточно средств на карманные расходы. Я убеждал себя в том, что благодаря мне они становятся независимыми от мужей.

– Но в этом нет ничего плохого, – заметила Селия.

– Возможно, – сказал Энтони, – но с некоторыми из этих женщин я заводил интрижки. – Энтони замялся. – С несколькими из них. С Фанни – в том числе.

– Со всеми?

– Нет, не со всеми, – поспешил он заверить Селию.

– А-а… – Она снова притихла, и в глазах ее отразилась печаль.

Энтони судорожно сглотнул.

– Некоторые наверняка говорили потом, что я соблазнил их, чтобы получить деньги. Сам я так не думал, но по молодости лет считал это своего рода игрой. Я думал только об удовольствии и о деньгах. Успех меня опьянял. Я наделал ошибок. Путался с женщинами, которые, позабыв об осторожности и здравом смысле, рассказывали о нашей связи, – и в итоге меня ославили как соблазнителя женщин и отъявленного повесу.

– Ах, Энтони, – вздохнула Селия, – если бы я знала раньше, как тяжело вам приходилось в жизни…

– Прошу вас, не надо. – Его суровый тон заставил Селию вздрогнуть. – Я сам выбрал себе такую жизнь. Никто не заставлял меня держать пари на деньги, соблазнять женщин и лгать. Будь я лучше, чище – нашел бы другой способ…

– Вы выбрали самый трудный путь. – Селия подошла к Энтони. – Другой на вашем месте не возвращал бы долги, или жил за счет родственников и друзей, или даже воровал. Вы были вольны делать все, что необходимо, чтобы выжить.

– Но этим я причинил вам боль.

Она покачала головой:

– Мне причиняет боль другое: что вы ощущали себя недостойным человеком. Что ваш отец заставил вас почувствовать себя обманщиком и вором. А вы… Да разве я вправе осуждать вас? Я никогда не знала, что такое нужда, что значит, когда нет средств к существованию. Я никогда не знала, что такое одиночество, когда ты – один на один с враждебным миром. Надеюсь, мне хватило бы сил выдержать все то, что довелось пережить вам. Но я никогда с этим не сталкивалась.

– Ах, как мило, – раздался голос у Энтони за спиной. – Неудивительно, что ты решил на ней жениться. Эта женщина всегда найдет отговорку, чтобы оправдать любой твой шаг, Хэмилтон.

Энтони оглянулся. Через открытые французские двери в библиотеку вошел Нед. Его волосы были растрепаны, а глаза лихорадочно блестели. Одежда Неда была покрыта пылью.

– Ты, кажется, говорил, что тебя ждут в Лондоне.

– Ах да. Ждут. До сих пор. Но здесь у меня остались кое-какие дела.

Энтони сопоставил отдельные факты и понял, что произошло сегодня утром. Нед, который хотел жениться на богатой невесте, Селии. Нед, который перестал с ним разговаривать после того, как было объявлено о помолвке Селии с Энтони. Нед, который не мог удержаться от насмешек и колкостей в адрес Энтони, который рано утром уехал куда-то, которому было все известно о Фанни и ее отношениях с Энтони. Нед, который даже сейчас, улыбаясь, прятал за спиной пистолет.

– Это ты стрелял в меня сегодня, – спокойно сказал Энтони. Селия ахнула и испуганно посмотрела на Неда. Она заметила пистолет. – А сейчас пришел, чтобы сделать еще одну попытку?

Нед вздохнул:

– Видишь ли, я не хочу этого. Но тебе удалось уйти целым и невредимым, не так ли?

– Вы стреляли в Энтони? Зачем? – воскликнула Селия. – Какой вам прок его убивать? Он же ваш друг!

– Друг… Поэтому я предпочел бы не убивать его, – спокойно проговорил Нед. – Он отличный парень, и я ничего не имею против него. За исключением его дьявольского везения в карточной игре. Но факт остается фактом – я испытываю финансовые затруднения, а он увел у меня богатую вдовушку, на которую я имел виды. – Селия открыла рот от изумления. Нед театральным жестом приложил руку к груди. – Клянусь вам, дорогая леди, я буду вам верным и преданным мужем. Если уговорю вас перенести вашу привязанность на меня, тогда мне не нужно будет… – Он сделал выразительную паузу и приподнял брови, ожидая реакции Селии. Глядя на него с гневом, она покачала толовой. Нед снова вздохнул. – Я так и знал. Значит, придется убедить вас другим способом. – Пойдемте со мной, леди Бертрам.

– Не пойду, трусливый, жалкий, лживый…

– Да-да, я знаю. Можете не продолжать. Я уловил вашу мысль. Но я в самом деле вынужден настоять на своей просьбе.

– Что это тебе даст? – спросил Энтони, не сводя глаз с пистолета.

Он сделал еще шаг в сторону, намереваясь встать между Недом и Селией.

– Разумеется, я не питал иллюзий, что, порвав с тобой, она выйдет замуж за меня. Но я боялся, что ты меня убьешь. Не волнуйся, Хэмилтон, мне нужен только выкуп. Получишь свою Селию назад в целости и сохранности. Скорее всего еще до свадьбы.

– Я мог бы на это согласиться, – сказал Энтони, – но я тебе не доверяю. Поэтому от лица леди Бертрам, как ее будущий муж, вынужден отказаться.

Нед вздохнул:

– Ну пожалуйста. Я не стану тебя умолять, но советую вам обоим не лезть на рожон.

– Зачем ты пригласил Фанни? – спросил Энтони.

– О-о… – Нед скривился и смущенно рассмеялся. – Это было неосмотрительно с моей стороны. После того как Эксетер объявил о помолвке, я напился с горя и… ну не подумав, по глупости написал письмо Фанни. А когда она была уже в пути, отступать было некуда. Пришлось доводить свой план до конца.

– Вы могли его убить, – с ненавистью в голосе проговорила Селия.

Нед притворился оскорбленным:

– Я? Ну что вы! Я не убийца, мадам. Я целился ему в руку.

– Один выстрел был мимо цели, вторая пуля попала в мою шляпу, третья – в мою лошадь. Так недолго и убить. Раз уж ты скверный стрелок, не стоит браться за это дело.

– Он попал в твою лошадь? И в твою шляпу? – Селия запустила в Неда фарфоровой статуэткой, но он увернулся, и статуэтка разбилась о стену.

Когда Селия швырнула в Неда вторую статуэтку, Энтони бросился к Неду и, сбив его с ног, повалил на пол.

Нед боролся с ним, но Энтони нанес ему удар локтем в живот и вцепился в руку, в которой тот держал пистолет. Они катались по полу, усыпанному осколками разбитого фарфора. В какой-то момент Нед громко вскрикнул и ослабил хватку. Энтони резко изогнулся, пытаясь завладеть пистолетом, однако Нед изо всех сил сжимал его в руке.

– Жалкий, проклятый лжец! – Селия схватила книгу в кожаном переплете и стукнула Неда по голове. – Вы негодяй, мазила и бездарный поэт.

– Селия, не мешайте! – крикнул Энтони.

Нед схватил его за горло и стал душить.

– На помощь! – закричала Селия.

– Вызовите слуг, – прохрипел Энтони.

Нед повернул голову, и Энтони почувствовал, как сжимающие ствол пистолета пальцы начали соскальзывать. Он набрал в легкие воздуха и что было силы нанес Неду удар плечом в живот, навалившись на него всем телом. Нед застонал, и Энтони выхватил у него пистолет.

– Вызовите слуг, – повторил он, с трудом поднимаясь на ноги. Селия бросилась на другой конец комнаты, где висел шнур звонка. Нед продолжал лежать на полу, завалившись на боки тяжело дыша. – Боже милостивый, зачем ты это сделал, Нед? – Это было первое, что ему хотелось спросить у человека, которого он считал своим другом: ну зачем, зачем?

Нед поднял голову.

– Разве не понятно зачем? Из-за денег, естественно.

– Я бы тебе помог, – сказал Энтони, который до сих пор не пришел в себя от потрясения: человек, к которому он относился как к брату, только что хотел его убить. – Уорфилд помог бы тебе.

Нед невесело рассмеялся:

– Жалкие несколько фунтов в долг не спасли бы меня. У меня долги, Хэмилтон. Огромные долги. Меня не ждет перспектива получить в будущем состояние или титул. А чтобы вести жизнь, достойную джентльмена, требуется немало средств. Тебе хорошо рассуждать о благородстве: ты чертовски удачлив в картах.

– Его удачливость здесь совершенно ни при чем! – вспылила Селия.

Нед с кислой миной стал медленно подниматься с пола.

– Это не важно. Факт остается фактом: мне нужны деньги, а эта леди – ключ к сундуку с сокровищами. – Огромные долги… – повторил Нед, сделав ударение на первом слове. – Чтобы уладить дела, мне требуется не менее тридцати тысяч. Я знаю, ты не можешь выплатить мне такую большую сумму немедленно. А Эксетер мог бы это сделать. Пойдемте ко мне, дорогая моя. – Нед вынул из кармана пиджака еще один пистолет.

Энтони мгновенно среагировал и нажал на спуск. Однако оружие дало осечку. Нед посмотрел на дуло направленного на него пистолета и зловеще улыбнулся.

– Я правда не хотел никому причинять вреда, – сказал он, поднявшись на ноги. – Первый пистолет не был заряжен. Однако в этом, – он показал на второй пистолет, – настоящие патроны. Ну ладно, миледи, пойдемте со мной. И пожалуйста, не бросайте в меня фарфор.

– Селия, выйдите из комнаты, – сказал Энтони, опустив руку с пистолетом.

Селия некоторое время медлила в нерешительности, а затем начала пятиться к двери. Нед резко повернулся и направил дуло пистолета прямо на нее. Селия замерла и посмотрела на Энтони.

– Проходите сюда, леди Бертрам, – повторил Нед.

Его взгляд стал жестким. Из раны на щеке сочилась кровь, а глаза как-то странно блестели. Он был похож на безумца.

Всего несколько минут назад Селия испытывала гнев, ярость, негодование. Но сейчас страх вытеснил эти чувства. Она боялась не столько за себя, сколько за Энтони – когда он встал, заслонив ее от дула пистолета обезумевшего Неда.

– Не бойтесь, Селия, – спокойно проговорил Энтони. – Вы никуда не пойдете с ним.

– Я не хотел убивать тебя, Хэмилтон, но, видимо, придется это сделать.

– Нет, – сказал Энтони. – Убери пистолет, Нед.

Селия незаметно стала пятиться назад, лихорадочно обдумывая, что ей делать. Ей не хотелось оставлять Энтони наедине с вооруженным сумасшедшим, но если она останется в комнате, то будет только отвлекать Энтони. Селия стала осторожно пятиться, пока не уперлась спиной в дверь. Все это время она не отрывала взгляда от Энтони и Неда. Всякий раз, как Нед делал шаг в сторону, Энтони двигался вместе с ним, оказываясь между Недом и Селией. Селия прекрасно понимала, что нужно бежать за подмогой, – если только ей удастся вырваться из этой проклятой комнаты. Она отвела руку за спину и стала судорожно искать ручку двери.

– Проклятие! – выругался Нед. – Я думал, у меня не поднимется рука тебя прикончить. Впрочем, я сделаю это без малейшего сожаления.

Грянул выстрел.

Селия, охваченная ужасом, застыла. Энтони дернулся, но не упал. Селия оглянулась и увидела лорда Уорфилда. Он стоял в дверях, бледный, с горящими глазами, держа в вытянутой руке пистолет с дымящимся дулом.

Нед лежал на полу и не шевелился. Его пистолет валялся рядом.

С бешено колотящимся сердцем Селия бросилась к Энтони. Он ранен? Что, если пуля Неда попала в него? Хотя Селия слышала только один выстрел, но опасалась, что два выстрела прогремели одновременно. Энтони ошеломленно стоял на том же самом месте. Селия бросилась ему на шею.

– Вы не ранены? Он выстрелил в вас?

Энтони обнял ее.

– Нет, – растерянно ответил он, – не выстрелил.

Селия всхлипнула и зарыдала в голос. Энтони закрыл глаза и еще крепче прижал ее к себе.

Энтони не хотелось думать о Неде. Он до сих пор дрожал от гнева, вспоминая, как Нед хотел взять Селию в заложницы для получения выкупа. В глубине души он чувствовал боль, что его предал друг, которому он доверял как самому себе. Только крайнее отчаяние могло толкнуть Неда на предательство и на попытку убийства.

Слава Богу, с Селией ничего не случилось. Энтони с трудом сдерживал слезы.

– О Боже милостивый, Селия! – Услышав в коридоре выстрел, Розалинда бросилась в библиотеку и, оттолкнув лорда Уорфилда, который продолжал стоять в дверях, с криком бросилась в комнату. – Селия!

– Не волнуйтесь, – проговорил Уорфилд, пропуская герцогиню. – Теперь ваша дочь вне опасности.

Розалинда успела заметить на графе костюм для верховой езды, а в руке – пистолет, который тот намеревался взять с собой, отправляясь вместе с Дэвидом на поиски Энтони. У Розалинды отлегло от сердца, когда она увидела Селию в объятиях мистера Хэмилтона. Ее дочь жива и здорова!

Только потом герцогиня заметила лежавшего на полу в крови мистера Чилдресса и пистолет, который валялся возле него. Розалинда похолодела от ужаса.

– Что все это значит? – спросила она.

Уорфилд повернулся и, шатаясь, направился к стене, держась за нее, чтобы не упасть. Увидев, что графу плохо Розалинда бросилась ему на помощь.

– Нед, – проговорил он и покачал головой. – Ах, Нед.

Розалинда посмотрела на его пепельно-серое лицо и ни слова не говоря, забрала пистолет из трясущихся рук графа. Уорфилд оперся на ее плечо и заплакал.

Комната постепенно наполнялась людьми, встревоженными звуком выстрела. Явился слуга, которого вызвала Селия. Маркус велел лакеям вынести из комнаты тяжело раненного Неда. Тотчас же послали за лекарем. Дэвид протянул Энтони пистолет, который выронил Нед. Оружие было заряжено. Розалинда пыталась успокоить потрясенного случившимся лорда Уорфилда.

Энтони взял Селию за руку, они вышли из дома и прошли через сад к лужайке. Там Энтони остановился и, повернувшись к Селии, спросил:

– Вы не передумали выходить за меня замуж?

– Нет. Почему я должна передумать?

– Если вы передумали, я все пойму, – сказал Энтони. – Я навлекаю на вас одни неприятности и скандалы, к тому же подвергаю вашу жизнь опасности. Любая нормальная женщина будет рада избавиться от такого жениха.

– А я – нет, – сказала Селия. – Я по-прежнему хочу выйти за вас замуж.

– Наверное, это потому, что я люблю вас. Я никогда никого так не любил, как вас. Я испытывал к другим женщинам привязанность, похоть, дружеские чувства, но не любовь. Ничего похожего на те чувства, которые питаю к вам. Боюсь даже представить себе, что было бы со мной, если бы он вас убил.

Селия приложила палец к его губам.

– Он меня не убил.

Энтони опустил голову.

– Если я вам не нужен, умоляю, скажите мне это сейчас. Не знаю, как я смогу это пережить, но…

– Выбросьте это из головы. Я очень хочу выйти за вас замуж – я вас люблю.

– Я вас люблю, – повторил Энтони и крепче сжал руку Селии. – Я вас люблю..

Селия улыбнулась.

– Я знаю, – с нежностью произнесла она.


Глубокой ночью Энтони пришел к Селии. Увидев его, Селия ахнула от удивления, но Энтони приложил палец к ее губам, молча взял ее за руку, они выскользнули из дома и отправились к озеру. Энтони помог Селии сесть в лодку и протянул ей одеяло. Когда они приплыли на середину озера, Энтони перестал грести и обнял Селию, укутав ее плечи одеялом. Селия прильнула к нему и, запрокинув голову, вгляделась в ночное небо.

– В прошлый раз, когда мы катались на лодке, вы спросили, почему я хочу жениться на вас, – прошептал Энтони. – Тогда я не знал, что ответить. И сейчас не знаю. Причин так же много, как звезд на небе. Перечислить их все так же трудно, как сосчитать эти звезды.

– Было глупо с моей стороны спрашивать вас об этом, – произнесла Селия.

– Нет, непременно спрашивайте меня обо всем, что вам придет в голову. Мне нечего от вас скрывать. Я понял, что вы – та девушка, которая мне нужна, в тот самый момент, когда вы бросили мои ботинки в озеро. Здесь, прямо на этом месте. – Он показал на большой валун, с которого они ныряли, когда были детьми.

Селия нахмурилась:

– Я не бросала ваши ботинки в озеро.

Энтони рассмеялся:

– Это случилось, когда я впервые приехал в Эйнсли-Парк. Ваш брат пригласил сюда нескольких друзей из Оксфорда, и мы решили пойти на рыбалку. Вы тогда изъявили желание пойти вместе с нами. Дэвид сказал, что вы еще маленькая и он не возьмет вас с собой. Но вы все-таки увязались за нами, а потом швырнули мои ботинки в воду со словами: «Вот, я уже не маленькая, раз могу это сделать». И убежали. Только вы ошиблись: ботинки были мои, а не вашего брата.

Селия округлила глаза.

– Но я… Я была тогда ребенком! Почему вы так и не сказали мне, что это были ваши ботинки, а не Дэвида? Я тогда решила, что проучила Дэвида: у него постоянно рвалась обувь, и ему то и дело приходилось покупать новую.

– Вам тогда было восемь лет, и таким образом вы отстаивали свои права, – с улыбкой заметил Энтони. – И я подумал, что у девчонки есть характер.

– Да, но это не значит, что вы меня полюбили, – медленно проговорила Селия.

Энтони улыбнулся.

– Вы были дочерью самого герцога Эксетера. – сказал он. – А я был кукушонком в семейном гнезде Линли. Мне было непозволительно питать к вам любовь.

– Непозволительно? Кто мог вам это запретить? – недоумевала Селия.

– Общество. Ваша семья. Да я и сам не мог себе это позволить. – Энтони вздохнул. – Я чувствовал к вам глубокую привязанность… любил вас, как сестру. Но спустя несколько лет я увидел вас во время вашего лондонского сезона. Это произошло сразу после того, как Юстон сделал вам на редкость нелепое предложение руки и сердца. И вы тогда сказали что-то смешное о нем, и мы с вами смеялись. Вы были так хороши собой в тот вечер. – Он понизил голос. – И еще вы сказали, что вы единственная в Лондоне, кто знает, что я не такой плохой, каким хочу казаться.

Селия пыталась вспомнить этот вечер в деталях. Она вспомнила нелепое предложение лорда Юстона и как Энтони спас положение своим появлением в самый ответственный момент. И даже вспомнила, как размышляла в тот вечер о том, что случилось бы, если бы Энтони ее поцеловал. Но в то время она была наивной, с романтическими фантазиями. Не имела понятия о том, что такое любовь. Вряд ли Энтони заинтересовался бы ею в то время.

– И с тех пор я больше не мог смотреть на вас как… как на сестру, – смущенно проговорил Энтони. – Я даже набрался наглости попросить у Эксетера разрешения ухаживать за вами.

Селия ахнула и резко выпрямилась.

– Не может быть! Правда? Я даже не подозревала об этом! Маркус и словом ни о чем таком не обмолвился. Он отказал вам? Он…

– Эксетер незадолго до этого дал Бертраму согласие на ваш брак с ним.

Селия была поражена. Несколько мгновений она молчала, стараясь представить себе, как сложилась бы ее жизнь, если бы Энтони за ней ухаживал и если бы она вышла замуж за него, а не за Берти. Берти женился бы тогда на какой-нибудь другой женщине, которая подходила бы ему гораздо больше, чем она. Возможно, он был бы сейчас жив и здоров и у него родились бы дети, которые росли бы на радость его отцу, графу Лансборо. Энтони не был бы одинок все эти годы. А она…

– Сейчас уже невозможно узнать, что случилось бы, если бы я пришел с этой просьбой к Эксетеру несколькими неделями раньше, – мягко сказал Энтони, словно угадав, о чем подумала Селия. – Мы оба были тогда не такими, какие мы сейчас. Мы оба изменились с тех пор.

Да. Селия вдруг ясно осознала, что она определенно была тогда совсем другой. Четыре года назад она была совсем еще глупышкой с книжными представлениями о том, что такое любовь и что такое семейная жизнь. В состоянии ли она была оценить тогда Энтони по заслугам? Нет, во всяком случае, она не ценила бы его так, как сейчас. После того, что ей пришлось пережить, она стала лучше понимать, что довелось пережить Энтони, прежде чем он стал таким, как сейчас. Ни слова не говоря, Селия прислонилась щекой к руке Энтони, которая лежала у нее на плече.

– От судьбы не уйдешь, – тихо проговорил Энтони. – Я готов был ждать этого хоть пятьдесят лет.

Селия улыбнулась. Только она знала, какой Энтони неисправимый романтик. Она единственная.

– Я рада, что нам не пришлось ждать так долго.

Глава 28

Свадьба прошла в узком кругу, как этого хотела Селия, – не то что ее первое свадебное торжество. Бракосочетание проходило в часовне Эйнсли-Парка, а не в церкви Святого Георгия в Лондоне. На церемонии присутствовали только родственники невесты и несколько подруг. Селия не стала шить по этому случаю особого, продуманного во всех деталях наряда, а просто надела свое самое лучшее платье. Она держала в руках букет полевых цветов, которые сорвал для нее жених, а не лилии из оранжереи, обернутые в кружева. Но Селия считала, что на этой свадьбе в отличие от той, первой, было намного больше веселья. Сегодня Селия видела перед собой только Энтони, который ждал се у алтаря.

На этот раз она ловила каждое слово, которое говорил священник, обращаясь к ним, с особым смыслом произносила слова любовных обетов и слушала торжественные клятвы Энтони. У нее дрожала рука, когда Энтони надевал ей на палец обручальное кольцо. Когда викарий объявил их с Энтони мужем и женой и благословил, ей хотелось броситься Энтони на шею.

– Ты счастлива, любимая? – спросил Энтони, впервые обратившись к Селии на ты, после того как они записали свои имена в церковной книге.

– Почему ты спрашиваешь? Разве это не видно по моим глазам? – рассмеялась Селия, тоже обратившись к Энтони на ты.

Энтони улыбнулся:

– Не удивляйся, если сегодня от счастья я буду говорить глупости, дорогая. Все будут спрашивать тебя, почему ты вышла замуж за такого болвана.

– Я буду отвечать, что вышла за него замуж, потому что мы любим друг друга, – сказала Селия, когда они выходили из церкви во двор, залитый солнцем.

Глядя, как дочь и новоиспеченный зять спускаются со ступенек часовни, Розалинда вытирала платком слезы. Молодые были так счастливы, что не сводили друг с друга влюбленных глаз. Розалинда наконец поняла, что Энтони любит ее дочь по-настоящему, точно так же, как и Селия любит его. От тревоги Розалинды не осталось и следа. Она больше не скажет о зяте ни единого дурного слова.

К Розалинде подошел лорд Уорфилд.

– Добрый день.

Герцогиня улыбнулась и поспешно сунула носовой платок за пояс.

– Добрый день, лорд Уорфилд. – Хотя Розалинда не сводила глаз с новобрачных, она чувствовала на себе взгляд лорда Уорфилда.

Селия и мистер Хэмилтон, направляясь к экипажу, то и дело останавливались, принимая поздравления.

– Вы… э-э… – Лорд Уорфилд смущенно откашлялся. – Вы довольны, не правда ли?

Она вздохнула, смахнув с ресниц слезинки.

– Разумеется. А вы в этом сомневаетесь?

– Ну… Вы смотрите на молодых и плачете… Я знаю, что вы не в восторге от Хэмилтона.

– Он теперь – мой сын, и я буду любить его так, как если бы он был моей плотью и кровью. – Герцогиня выразительно посмотрела на лорда Уорфилда. Дэвид, разумеется, рассказал ей все о кознях мистера Чилдресса, о том, как они все заблуждались, обвиняя Энтони, и Розалинде больше не хотелось об этом говорить, тем более сегодня, в этот торжественный день. – Как матери невесты, мне простительно проливать слезы радости.

– Ах, ну если это были слезы радости, тогда другое дело. – Он вздохнул с облечением. – Радость можно только приветствовать.

– Особенно на свадьбе, – улыбнулась Розалинда.

Уорфилд улыбнулся в ответ.

«У него приятная улыбка», – неожиданно для себя подумала герцогиня.

Разумеется, когда Уорфилд не провоцирует ее и не вступает с ней в пререкания.

– Можно мне поговорить с вами? – спросил граф.

– Конечно, – удивленно ответила она. Последние несколько дней они редко разговаривали – после того злополучного дня, когда расстроенная герцогиня пришла к нему и граф, успокаивая Розалинду, ласково гладил ее руку. Герцогиня осознавала, что Уорфилд в большей степени был Энтони отцом, чем когда-либо за всю свою жизнь старый граф Линли. И она была не прочь исподтишка выведать о своем зяте как можно больше. К своему удивлению, чем больше Розалинда разговаривала с графом, тем большей симпатией проникалась к нему. – О чем вы хотели со мной поговорить?

– Не здесь. – Он покосился на открытую настежь дверь часовни, за которой гости, смеясь, непринужденно беседовали о чем-то с женихом и невестой. – Давайте пойдем туда.

Розалинде стало любопытно, и она прошла с ним туда, куда показал граф: в ризницу, где хранился журнал для регистрации, в котором только что поставили свои подписи Селия, ее братья и сама Розалинда. Пролистав журнал, герцогиня с изумлением увидела выцветшую подпись ее покойного мужа Уильяма тридцатилетней давности, а рядом – свою собственную. Господи, как давно это было!

– Ваш муж? – хрипло спросил Уорфилд.

Розалинда кивнула. Она помнила, как нервничала, какие сомнения ее терзали в тот день, когда она выходила замуж за герцога, который был вдвое старше ее и имел двух сыновей, старший из которых был всего на восемь лет моложе ее самой. Герцог был таким серьезным, представительным и элегантным. Красивым, высоким, темноволосым. Розалинда любила Эксетера, но это была любовь, смешанная с благоговейным преклонением. Она робела перед ним, особенно в первое время после свадьбы. Между ними никогда не было той непринужденности в общении, какая существовала между Селией и Энтони.

– Тоскуете по нему? – спросил граф.

Розалинда перевернула страницу, пролистав книгу, и вернулась к последним записям. А потом отложила журнал.

– Да. Иногда. Он был хорошим мужем.

– Хорошо, хорошо. – Уорфилд заметно нервничал. Его взгляд то и дело ненароком падал на журнал. – Но вы уже давно вдова.

Розалинда опустила голову.

– Почти пятнадцать лет.

– И вы никогда… То есть я хотел сказать… – Граф нервно облизал губы. – Вы никогда не думали выйти замуж вторично? Или, может быть, у вас когда-нибудь возникала сердечная привязанность к какому-нибудь мужчине? – Герцогиня удивленно посмотрела на него. Уорфилд вздохнул, а затем, к немалому изумлению Розалинды, взял ее руку в свои ладони. – Ваша светлость, я всей душой восхищаюсь вами, – сказал он. – И питаю к вам глубочайшее уважение.

– А каких-то две недели назад вы не относились с должным уважением к моему мнению, – проговорила Розалинда. – Вы говорили, что я сужу слишком опрометчиво и не отличаюсь здравым смыслом.

Уорфилд жестом остановил ее:

– Это потому, что вы обвиняли Хэмилтона во всех смертных грехах.

– У меня были на то основания.

– Предположим, но…

– Хотелось бы знать, как бы вы себя повели, если бы в итоге права оказалась я, а не вы.

– Но прав все-таки был я, – уточнил лорд Уорфилд.

Розалинда поджала губы.

– Человеку свойственно ошибаться.

Уорфилд помолчал.

– Разумеется. Надеюсь, вы отнесетесь ко мне великодушно, если я окажусь не прав.

– Так вы об этом хотели со мной поговорить?

– Я бы хотел, чтобы вы позволили мне за вами ухаживать, – выпалил Уорфилд, опасаясь, что она сейчас уйдет и он не успеет ей сказать то, что хотел. – После того как ваша дочь и зять уедут, нам больше не о чем будет спорить.

– Может быть, у нас всегда найдется повод поспорить, – насмешливо произнесла Розалинда.

– Вот и хорошо: это добавляет браку пикантность, – не моргнув глазом, ответил он.

– Браку? – Герцогиня рассмеялась. – Кто говорит о браке?

– Я говорю. При этом, заметьте: я не прошу дать мне ответ прямо сейчас. Может быть, выяснится, что вы мне не подходите. – От такой наглости Розалинда округлила глаза, а Уорфилд широко улыбнулся. – Но по-моему, подходите. Я люблю женщин с перчинкой. Но хотелось бы знать, могу ли я рассчитывать на симпатию с вашей стороны.

– Лорд Уорфилд. – Розалинда призвала на помощь всю свою сообразительность. Этот наглец ведет себя совершенно возмутительно. Однако Розалинда поймала себя на мысли, что это приятно щекочет ей нервы. В глубине души она находила его поведение волнующим и даже странным образом очаровательным. – Едва ли вы думаете…

– Вы говорите мне «нет»? – Лорд Уорфилд сделал шаг к ней навстречу. Розалинда приложила руку к груди и посмотрела на графа. Герцогине хотелось сказать ему «да», но она промолчала. – Слава Богу. – Уорфилд вздохнул с облегчением.

Он обнял Розалинду за плечи, привлек к себе и поцеловал.

– Л-лорд Уорфилд, – пролепетала Розалинда.

– Патрик, – сказал он. – Зовите меня Патрик. Вы хотите, чтобы я вас отпустил?

Взгляд Розалинды упал на его губы. Она продолжала обнимать графа за плечи. Господи, что это с ней? Она сошла с ума.

– Нет.

– Вот и хорошо, – сказал он и снова поцеловал ее.

Глава 29

Граф Линли приехал утром, спустя несколько дней, без предупреждения. О его появлении в Эйнсли-Парке возвестила только краткая записка, которую он послал из местной гостиницы: «Я лично нанесу вам визит».

Энтони прочел записку, отложил ее в сторону и как ни в чем не бывало продолжил завтрак. Его не волновало, что Линли приехал в такую даль из Суссекса, и не интересовало зачем. Линли никогда до этого не волновала судьба Энтони, так же как его судьба Линли.

Вошла Селия, и Энтони показалось, что в комнате сразу стало светлее.

– Доброе утро, милый. Ты сегодня рано встал.

Энтони поднялся и наклонил голову.

– Не хотел тебя беспокоить, дорогая.

Селия наморщила нос.

– Понятно. Что это? – спросила она, показывая на украшенный геральдическим гербом конверт, который лежал на столе возле тарелки Энтони.

– Линли хочет навестить нас. – Селия искренне удивилась. Энтони пожал плечами. – Я знал, что рано или поздно это случится.

– Тебе не хочется с ним встречаться?

– Мне все равно. Несомненно, он решил взглянуть на тебя. Хочет посмотреть, отвечаешь ли ты его высоким требованиям.

Селия взяла руку Энтони в свои ладони и, помолчав, сказала:

– Если не хочешь его видеть, скажи ему, чтобы не приходил. Маркус тебя поймет.

Энтони задумался. Он не видел Линли несколько лет. С тех самых пор, как этот человек покинул кладбище после похорон жены, не сказав ни слова и даже не оглянувшись на Энтони. Хотя ненависть Энтони к графу прошла, у него не было желания с ним общаться.

Но, отрекаясь от графа, Энтони лишит многого Селию. Она – дочь герцога и заслуживает того, чтобы когда-нибудь стать графиней. Даже если сам Энтони не заслуживает чести быть графом. Селия полюбила его, закрыв глаза на его во многом сомнительное прошлое. Энтони считал своим долгом быть ради нее как можно более респектабельным, а это значит, ему нужно выдержать визит Линли. Энтони сплел свои пальцы с пальцами Селии.

– Будет лучше, если я с ним встречусь. А ты, возможно, хочешь познакомиться с ним. Ведь он твой свекор.

– Похоже, со свекрами мне не очень везет, – заметила Селия. – Но если твой отец меня обидит, тебе придется меня утешить.

– С удовольствием, – улыбнулся Энтони. – Знаешь, я тут подумал… – Он замялся. – Может быть, мне стоит разрешить людям называть меня Лэнгфордом… Раньше, когда речь шла только обо мне, мне было все равно, но теперь, когда это касается и твоего имени…

– По-моему, имя Селия Хэмилтон – вполне благозвучно, – непринужденно заметила она. – Я уже заказала визитки.

Энтони уставился на Селию удивленно.

– Ты и я – теперь одно целое.

Он поднес к губам ее руки.

– Но твоя половинка этого целого, дорогая моя, кажется мне намного лучше моей.


В то же утро, немного позже, в Эйнсли-Парк приехал Линли. Селия вопросительно посмотрела на Энтони – тот лишь повел плечами, и она велела дворецкому позволить графу войти. Энтони отложил сборник стихов, которые читал Селии вслух. До этого самого момента они с Селией, сидя в уютной, залитой солнцем гостиной, наслаждались покоем и семейным счастьем.

– Можно позвать маму, чтобы дала ему от ворот поворот и отбила охоту к нам приезжать, – предложила Селия, но Энтони отмахнулся:

– Нет, лучше я сам поскорее покончу со всем этим.

– Граф Линли! – через несколько минут доложил дворецкий.

Селия поднялась с кресла, с трудом скрывая свое любопытство. Энтони не двинулся с места. Селия положила руку ему на плечо. Энтони не проронил ни слова, только молча поцеловал ее руку. Затем поднялся и встал рядом с ней.

Граф Линли оказался совсем не таким, каким Селия его представляла. Старше, чем она думала, на несколько дюймов ниже ростом, чем Энтони, худой и сутулый, с длинным кривым носом и волнистыми седыми волосами. Он опирался на тросточку и был одет строго, как подобает министру. Линли одно мгновение молча смотрел на нее поверх очков.

– Леди Лэнгфорд, – наконец сказал он и, несмотря на хромоту, учтиво шаркнул ножкой и поклонился.

– Добро пожаловать в Эйнсли-Парк, сэр, – ответила Селия, присев в реверансе.

– Гм-м… – Он продолжал смотреть на нее испытующе. – Сколько вам лет?

Селия прищурилась:

– Нет еще двадцати трех.

Линли презрительно фыркнул:

– Значит, не слишком стара. Это хорошо.

– А теперь прикажешь ей показать свои зубы? – съязвил Энтони.

Граф наконец удостоил сына взглядом.

– А ты все такой же грубиян, как и прежде.

Энтони криво усмехнулся, но промолчал.

– Присаживайтесь. – Селия считала, что, чем быстрее они узнают о цели визита Линли, тем быстрее избавятся от его присутствия.

Граф опустился в кресло. Селия села рядом с мужем, стараясь не думать о том, что отец Энтони напоминает ей огромного паука.

– Чему обязаны такой честью? – спросил Энтони.

– Я слишком поздно получил известие о том, что ты женишься, и поэтому не смог присутствовать на бракосочетании.

Энтони отрывисто кивнул.

– Это была скромная церемония, без всякой помпы.

Лицо графа выражало неудовольствие.

– Да, я знаю, – с кислой миной проговорил он. – Тебе, как будущему графу, следовало выбрать местом церемонии бракосочетания часовню Линли.

– Если я правильно тебя понял, мне было запрещено появляться на территории усадьбы Линли. Или предлагаешь провести бракосочетание без жениха? Это выглядело бы несколько странно.

Линли нахмурился:

– Полагаю, провести церемонию в часовне Эксетеров – тоже неплохая идея.

– Слава Богу, – пробормотал Энтони, – тем более что церемония уже прошла.

К этому моменту Селия пожалела, что позволила матери написать лорду Линли и сообщить об их свадьбе.

«Что за неприятный, чопорный старик», – думала Селия.

Неудивительно, что Энтони не хотел иметь с ним ничего общего.

Граф повернулся к ней.

– Можете быть свободны.

Селия не могла скрыть изумления. Она была неприятно поражена такой бесцеремонностью графа. Округлив глаза, она повернулась к Энтони. Его лицо было мрачным, но он кивнул и поднялся на ноги. Селия тоже поднялась и присела в реверансе перед Линли, а затем повернулась к Энтони.

– Если хочешь, я останусь, – прошептала она.

– Ты должна быть рада, что можешь спастись отсюда бегством, – ответил Энтони. – Когда он уйдет, я тебя найду.

После того как Селия их оставила, Энтони продолжал стоять посреди комнаты. Ему не хотелось садиться в кресло напротив графа Линли, как много лет тому назад. Когда его наказывали за какую-нибудь провинность, Линли заставлял его сидеть на табурете в углу своего кабинета, и если Энтони случайно чихал или дергался, то получал удар плеткой. Хотя он признавал, что никогда не был пай-мальчиком, ему не хотелось вновь мысленно это переживать.

Энтони молча прошел к окну. Граф взял трость и встал рядом с ним.

– Вижу, ты в конце концов взялся за ум и перестал быть таким никчемным, как раньше, – сказал граф, глядя в окно.

– Я такой же, каким был всегда, – ответил Энтони.

– Гм-м… Может быть, ты все-таки мой сын.

Энтони холодно посмотрел на Линли:

– Боже правый, надеюсь, что нет.

Брови Линли поползли вверх, и он громко рассмеялся:

– Ну вот, я же говорил, что ты мой сын. Что и требовалось доказать.

Энтони сделал вид, что ему стало ужасно скучно.

– Ты увидел то, за чем приходил?

Линли медленно кивнул:

– Красивая девушка. Хорошая семья.

– Лучше, чем была у меня, – сказал Энтони.

– Лучше, чем та, на которую, по моему мнению, ты мог рассчитывать, – таким же равнодушным тоном ответил Линли. – Полагаю, она состоятельная женщина и тебе не придется приползать ко мне на коленях и просить прощения, да?

– Прощения? За что? За то, что я появился на свет?

– Я никогда не был уверен, мой ты сын или нет. Но теперь это не имеет значения. Мне нужно кого-то назначить наследником. Этим наследником можешь быть ты.

Энтони так и подмывало бросить Линли в лицо, что ему не нужны ни его имение, ни его проклятый титул. Заявить, что он сам заработал состояние и пробил себе дорогу в жизни. Но потом ему пришло в голову, что, если старик не считает Энтони своим сыном, оставить ему наследство было бы поступком со стороны Линли.

– Почему ты думал, что моя мать тебя обманывала?

– Когда я на ней женился, она была еще ребенком. Видимо, ей вбили в голову, что она не должна ни огорчать меня, ни сердить. Первые несколько лет после свадьбы она со мной почти не разговаривала. Я и голоса-то ее почти не слышал.

Перед мысленным взором Энтони пронеслись воспоминания, о далеком детстве. Его мать с испуганным лицом берет его за руку, и они торопливо спускаются с лестницы и выходят из дома. Она умоляет Энтони не плакать, когда он упал и содрал колено. Мать ужасно боялась Линли. Он нагонял на нее ужас. Энтони понимал это, даже когда был совсем маленьким.

– Но однажды она пришла ко мне и сказала, что ждет ребенка. – Линли презрительно фыркнул. – Ей понадобилось десять лет, чтобы забеременеть. – Он пристально посмотрел на Энтони. – Возможно, ты мой сын. А может, сын дворецкого, или конюха, или странствующего торговца. Теперь ничего не докажешь.

– Если она так боялась тебя, зачем ей было рисковать? – ледяным тоном спросил Энтони.

Линли прищурился. Он молчал и барабанил пальцами по тросточке.

– По-моему, ты не сомневаешься в том, что она была тебе верна, – продолжал Энтони. – Если бы ты действительно подозревал, что она носит под сердцем ребенка от другого мужчины, ты бы выгнал ее из дома. Так же как выгнал меня. У тебя не было к ней никаких чувств, но ты понимал, что тебе нужен наследник. Поэтому ты никогда не отрекался от нас – ни от меня, ни от матери.

Линли был взбешен.

– Не забывай, с кем говоришь. Мог бы проявить ко мне хоть каплю благодарности. Разве хороший сын унижает отца?

– Хороший отец проявляет к сыну доброжелательный интерес.

Граф, поджал губы.

– Я исполнял свой долг – оплачивал твое образование в лучших школах. Но из всех школ тебя выгоняли.

Энтони скривил губы.

– Да, не стоило мне обыгрывать в карты преподавателя математики. Как я посмел это сделать?

– А один раз тебя исключили за драку. Чуть что – ты пускал в ход кулаки, словно какой-нибудь простолюдин. Ты позорил фамильную честь.

– Я не сдержался, когда оскорбили мою мать, – сказал Энтони. – Хотя уверен, что тебе этого не понять, ведь ты был к ней равнодушен. А я ее любил – и поэтому не смолчал.

– Гм… Ну что же, все это в прошлом. Оставим этот разговор. Полагаю, теперь, когда ты женился, ты снова возьмешь себе свой настоящий титул.

Энтони пожал плечами:

– Мне и без него хорошо.

– Ты даже теперь намерен меня позорить?

Энтони взглянул на Линли изумленно. Что? Позорить? Он позорит Линли? Он своим трудом и своими собственными усилиями заработал себе состояние – знает, как сохранить его и приумножить. У него есть верные друзья – их немного, но они готовы стоять за него горой. Жена-красавица, которая любит его и ему всецело доверяет. И он никому за это ничего не должен, тем более Линли.

– Всего вам хорошего, сэр.

– Принимай титул, и можешь приехать в Линли-Корт, – предложил граф, делая вид, будто не слышал, что сказал Энтони. – Я хотел бы посмотреть, как эта девушка ведет себя в роли хозяйки дома.

– Девушку зовут миссис Хэмилтон, – сказал Энтони. – И я уверен, что она будет вести себя великолепно в роли хозяйки дома – так же, как делает все остальное. Однако она будет хозяйкой моего дома, в Лондоне. Так что даже не мечтай о том, чтобы она занималась Линли-Кортом. – Энтони поклонился. – По-моему, вопрос исчерпан. Хорошего вам дня, сэр.

Линли изумленно уставился на сына.

– Что? – вскричал он. – Ты гонишь меня?

– Нет, не гоню, – сказал Энтони. – Ведь это не мой дом. – Он подошел к двери. – Я извещу его светлость о том, что ты здесь. С твоего позволения я должен откланяться. – Он открыл дверь и вышел прочь.

Изумленный Линли так и остался стоять с открытым ртом.

Энтони нашел Селию в саду. Она занималась с детьми. Селия повернулась к нему с сияющей улыбкой на лице, и от любви у Энтони сладко защемило сердце.

Селия будет превосходной графиней – его графиней. Наверное, со временем он сдастся и примет титул и снова приедет в Линли-Корт. Однажды он даже будет разговаривать с графом. Но это будет на его условиях и тогда, когда он сам это решит, а не потому, что Линли соблаговолил ему это пожаловать. Энтони не станет отказываться от наследства, потому что, будь жива его мать, она захотела бы, чтобы он принял наследство – после всего, что она выстрадала ради того, чтобы у Энтони все это было.

– Чем вы здесь занимаетесь? – поинтересовался Энтони.

– Мастерим бумажные кораблики. – Селия погладила племянника по голове. – Томас хочет быть адмиралом, поэтому мы должны построить ему флотилию.

– А Эдвард будет капитаном, – добавил Томас, не отрываясь от работы.

– Я пришел, чтобы похитить у вас тетю Селию. – Энтони взял ее за руку и потянул за собой.

Оставив детей на попечение няни, Селия пошла с ним по тропинке.

– Он ушел? – спросила она.

Энтони пожал плечами:

– Не знаю. Когда я его оставил, он все еще был в гостиной.

– Оставил? – удивилась Селия.

Он кивнул.

– Мне ничего не надо от Линли, – тихо сказал Энтони, сжимая руку Селии в своих ладонях. – У меня есть все, что мне нужно для счастья. Главное – у меня есть ты. Самый большой приз, который я завоевал в своей жизни.

– Я не приз, который можно завоевать, – возмутилась Селия. – Я сама подарила тебе себя – всю, без остатка.

Энтони рассмеялся и обнял жену. – И от этого ты для меня еще дороже.

Селия нахмурилась:

– Я не желаю, чтобы меня принимали как нечто само собой разумеющееся. Может быть, надо было заставить тебя еще некоторое время побегать за мной.

Энтони улыбнулся и крепче обнял Селию. Она обвила его шею руками и подставила губы для поцелуя.

– Я готов бегать за тобой всю жизнь, любимая, – прошептал он, целуя ее.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Дневник леди Селии Рис
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики