КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Признание повесы (fb2)


Настройки текста:



Стефани Лоуренс Признание повесы

Глава 1

Ночь была темной, дождливой и на редкость отвратительной. С неба как из ведра лил холодный дождь, и сколько Роберт Джеррард ни прищуривался, сквозь длинные ресницы, отягощенные ледяными капельками, он не мог разглядеть ничего, кроме сплошной стены воды. Даже пальто из толстого сукна не защищало от непогоды. Скорчившись на козлах своего дорожного экипажа, он держал поводья одной рукой. Вряд ли в таких обстоятельствах лошади могут понести.

– Еще совсем немного, – ободрил он их, подгоняя.

Вряд ли лошади слышали его сквозь шум дождя, но ласковые уговоры давно вошли у него в привычку. Если хочешь что-то получить от животных или женщин, такой тон просто незаменим. В этом Роберт убеждался не раз.

Сильные красивые кони, обычно надменно мерившие землю длинными ногами, теперь осторожно вытаскивали копыта из грязи и едва плелись.

Мысленно проклиная все на свете, Роберт всмотрелся в даль. Хоть бы увидеть какую-нибудь веху!

Стоял февраль. Мать Роберта придерживалась того мнения, что путешествовать в феврале ни в коем случае не следует, и, как бывало почти всегда, оказалась права. Но Роберта позвали в дорогу неотложные дела, поэтому он, повинуясь долгу, покинул роскошь и тепло очага в своем родовом поместье Джеррард-Парк, неподалеку от Уолтема-на-Уолдз, и отправился в город.

Он собирался провести ночь в гостинице «Королевский колокол» в Сент-Неотсе и сразу выехал на Большую северную дорогу около Костеруорта. Но как только миновали Стамфорд, кучер Уиллис, случайно оглянувшись, увидел мрачную гряду грозовых туч, надвигавшихся на них с севера, и Роберт приказал мчаться во весь опор, чтобы успеть добраться до непогоды в Брэмптон. Они как раз покинули деревушку Норман-Кросс, когда хляби небесные разверзлись с такой яростью, что езда, даже по самой благоустроенной в Англии дороге, мгновенно превратилась в кошмар.

Вскоре Роберт приказал кучеру поменяться с ним местами, и теперь промокший до костей Уиллис забился на сиденье в углу экипажа, дрожа от холода. Сам Роберт, хоть и промок, все же был покрепче, лучше справлялся с воистину апокалиптическим ливнем и упрямо пытался отыскать взглядом хоть какое-то подобие убежища.

В Сотри они прибыли примерно час назад, но, к сожалению, все гостиницы и постоялые дворы оказались забиты до отказа путешественниками, искавшими убежища. Тех, кого ливень в это время застал на Большой северной дороге, было немало: почтовые дилижансы, омнибусы, частные экипажи, не говоря уже о повозках и фургонах. Все они, пустые, оставленные пассажирами, были разбросаны по всему Сотри.

Никто не захотел впустить уставших промокших путников, хотя гроза не только не унималась, но, похоже, только усиливалась.

И тут Роберт вспомнил о маленькой чистой гостинице в Коппенгфорде. Дорога, на которой лежал городок, примыкала к Большой северной дороге всего в миле к югу от Сотри. Иного выхода все равно не было. Роберт решил рискнуть, проехав не только лишнюю милю по большой дороге, но и еще две – по проселочной.

Но теперь, ночью, на холоде, окруженный чем-то вроде ледяного непроницаемого мокрого савана, пытающийся заставить лошадей брести по щиколотку в отвратительной слякоти, он серьезно задумался, так ли уж правильно поступил. Хотя… даже при создавшемся положении и такой гнусной погоде весьма сомнительно, что «Герб Коппенгфорда» будет полон.

Сейчас единственной целью Роберта было отыскать приют для себя, Уиллиса и лошадей. Инстинкт и здравый смысл подсказывали, что все это можно найти в «Гербе Коппенгфорда».

Он уже почти решил спрыгнуть на землю и вести лошадей в поводу, как вдруг за деревьями мелькнул огонек. Роберт моргнул, отряхнулся, так что капли воды полетели во все стороны, и всмотрелся в даль. Сквозь стену дождя просматривался слабый свет.

По мере того как экипаж подъезжал ближе, свет становился ярче, и постепенно Роберт различил впереди невысокое, но прочное двухэтажное здание из серого камня. Судя по мерцающим отблескам в окне, в камине горел огонь. Только сейчас Роберт, поняв, как сильно замерз, затрясся в ознобе.

Рядом с домом виднелся арочный вход в конюшни. Роберт свернул туда.

– Уиллис! Просыпайся, парень, мы приехали!

– Я и не спал!

Уиллис на ходу спрыгнул с подножки.

– Давай-ка сюда и позаботься о конях, пока их не смыло!

Спустившись на землю, Роберт увидел, как навстречу бежит главный конюх. Запыхавшись, он схватил узду коренного:

– Мы отведем их в конюшню и там распряжем, иначе смоет нас самих.

Роберт кивнул кучеру:

– Уиллис, иди с ними. Я сам возьму саквояж и закажу комнаты. Приходи, когда закончишь с лошадьми.

Уиллис лихо отсалютовал и отправился помогать конюху распрягать промокших и уставших коней.

Роберт вытащил из багажного отделения экипажа саквояж и пошел к крыльцу бокового входа.

Приоткрыв дверь и протиснувшись внутрь, он первым делом крикнул:

– Хозяин!

– Я здесь, сэр!

Роберт поднял глаза. Владелец гостиницы, тот самый вежливый, тихий человек, которого он помнил все эти годы, стоял за стойкой у лестницы, с обреченным видом озирая лужу, уже успевшую образоваться вокруг сапог гостя. Вздохнув, хозяин оглядел высокую фигуру вошедшего и мигом оживился, отметив качество элегантного пальто, под которым виднелись не менее элегантные, хоть и насквозь мокрые фрак и жилет.

– Кошмарная ночь, сэр. Вам, конечно, понадобится уютная сухая комната?

– Та, что с камином. И еще одна – для моего кучера. Он сейчас придет.

Знакомый голос заставил хозяина всмотреться в лицо Роберта. Он недоуменно моргнул.

– Как… благослови меня Господь! Это… – Он поспешно прикусил язык. – Лорд Джеррард, не так ли? Сколько лет, сколько зим, милорд!

Похоже, весь мир его знает!

Роберт поспешно нацепил на физиономию чарующую улыбку: верное оружие, с помощью которого почти неизменно добивался своего.

– Совершенно верно. Вы – Билт, не так ли?

Билт, польщенный тем, что столь важная персона помнит его имя, вышел из-за стойки.

– Что-то ужасное творится, милорд. В жизни ничего подобного не видел. Ну и дождь! Чисто Ноев потоп! Одна из передних комнат свободна. Сейчас велю миссус сменить белье и разжечь огонь в камине. – Стараясь угодить новому клиенту, он потянулся к саквояжу гостя. – Если соблаговолите посидеть немного в распивочной, перевести дух, я постараюсь все сделать как можно быстрее.

Роберт отдал саквояж. Он так устал и промок, что хотел только одного: немного обсохнуть и, если очень повезет, согреться.

Билт обеими руками поднял громоздкую ношу и поспешил к лестнице.

– Бьюсь об заклад, вы помните, где находится распивочная.

Роберт кивнул и шагнул к арочному проходу, за которым находилась распивочная, довольно большая комната с барной стойкой вдоль стены.

Здесь царила ледяная тьма. Значит, это не та комната, в которой мерцал огонь.

Роберт уставился на дверь напротив арочного входа. Если память ему не изменяет, она ведет в гостиную. Он двумя шагами пересек комнату и открыл дверь. На него мгновенно обрушились тепло и золотистый свет.

– Милорд! Э-э-э…

Роберт, уже успевший переступить порог, обернулся. Билт, по-прежнему сражавшийся с багажом гостя, взирал на него с ужасом.

– В чем дело? – удивился Роберт, вскинув брови.

– Прошу извинить, милорд, надеюсь, вы не обидитесь, но гостиная уже сдана.

Повеса заглянул в комнату.

– Но кто бы он ни был, вряд ли приедет в такую погоду, да еще среди ночи. Зато в камине горит огонь. На случай если вы не заметили, Билт, я промок до костей. Не хотите же, чтобы я простудился, пока вы готовите комнату, тем более что огонь все равно горит зря и никого не согревает. – Он снова улыбнулся, на этот раз слегка раздраженно, так что серебристо-серые глаза похолодели. – Подожду здесь, у огня.

Войдя в гостиную, Роберт закрыл за собой дверь и подошел к камину. И с каждый шагом все острее ощущал благословенное тепло, тянувшееся к нему, охватывающее… но только руки и ноги. Только те места, которые не были скрыты одеждой. Все остальное оставалось промерзшим до костей.

Остановившись перед огнем, он скинул пальто, повесил на спинку стула у камина, после чего мысленно пожал плечами – все равно никто не увидит – и стащил фрак. Нелегкая задача, учитывая то, какие средства применил портной Шульц, чтобы фрак сидел как влитой, обтягивая плечи и спину. С жилетом было полегче, но даже галстук и рубашка прилипали к телу.

Роберт не помнил, когда в последний раз попадал в такой ливень. Галстук представлял собой ярд смятого влажного полотна, он бросил его поверх фрака. Лосины – слава Богу, он не переоделся в брюки перед тем, как пуститься в путь, – хоть и не пропускали влагу, но и от них шел пар.

Роберт поразмыслил, решая, стоит ли сбрасывать и рубашку, но ему не терпелось согреться, и ждать не было смысла. Вытащив рубашку из лосин, он долго извивался, прежде чем сумел стянуть ее через голову. Вода капала с волос, но жар, ласкающий грудь и руки, принес Роберту немедленное облегчение. Он вздохнул, закрыл глаза, вытер волосы смятой рубашкой и постепенно почувствовал, как унимается озноб. Сведенные от холода мышцы стали расслабляться. Роберт еще не согрелся, но уже не был прежней замерзшей статуей.

Передернув плечами, Роберт промокнул спину влажной сорочкой и сильно растер руки, чтобы кровь живее текла по жилам. Настала очередь груди, но тут ничего не получилось: ткань сорочки больше не впитывала влагу.

Можно сказать, Роберт почти окончательно размяк и примирился с жизнью, когда дверь открылась. Думая, что пришел Билт, он повернулся…

И оцепенел.

В комнату вошла дама. Повернулась и закрыла за собой дверь. Очевидно, не замечая незваного гостя, она откинула капюшон, стряхнула воду с зонта, направилась к камину и остановилась.

Дама была одета в теплый плащ, подол которого был мокрым и грязным. Роберт рассеянно отметил, что ее волосы цвета полированного ореха уложены в аккуратный узел, а черты овального личика на удивление тонки и изящны.

Черты, которые Роберт узнал и которые все еще обладали силой пресечь дыхание в его груди.

Пока еще она не видела его. Не замечала его присутствия.

– Какого черта ты здесь делаешь? – хмурясь, выпалил Роберт.

Женщина подскочила от неожиданности и тихо вскрикнула. Но крик замер на губах, когда она подняла глаза и уставилась… нет, не на его лицо. На грудь, на обнаженную грудь.

Роберт прекрасно знал, как выглядит его грудь и почему женщины глазели на нее с таким выражением. Но это была Лидия, и подобный взгляд только ухудшал положение.

Где-то в глубине гостиницы пробили часы. Двенадцать ударов. Полночь.

Роберту оставалось только игнорировать свой непристойный вид. Могло быть еще хуже.

– Лидия! Да очнись же! Какого дьявола ты здесь оказалась? Вернее, где, черт побери, была среди ночи и в такой ливень?

Он говорил резче, чем намеревался: реакция на не слишком приятное осознание того, что десяти лет оказалось недостаточно, чтобы умерить силу воздействия, которое она по-прежнему на него имела. И всего, что из этого проистекало.

Его так и подмывало хорошенько встряхнуть ее, тем более что она явно занималась чем-то безумно опасным.

Лидия недоуменно моргнула. Взгляд медленно поднялся от его груди к плечам, шее и, наконец, лицу.

Губы ее приоткрылись еще больше, глаза распахнулись еще шире.

– Роберт?!

Он стиснул зубы и изо всех сил старался держать себя в руках.

– Как видишь. А теперь не угодно ли тебе объяснить, где это ты была все это время и почему гуляешь так поздно?

Лидия Мейкпис упорно молчала, впервые в жизни полностью осознав истинное значение выражения «как громом пораженная». И не сводила взгляда с джентльмена: джентльмена-распутника, игрока, известного неразборчивыми похождениями бессовестного бабника и признанного развратника. Полуголого негодяя, стоявшего перед ней и буквально излучавшего соблазн. Огонь, мерцающий в камине, ласкал его грудь, скульптурно вылепленные мышцы живота, изгибы широких плеч и руки.

Во рту Лидии мгновенно пересохло. С усилием сглотнув, она вынудила себя сосредоточиться на его взгляде. На раздражении, явно читавшемся в серебристо-серых глазах.

Даже кое-как собравшись с мыслями, она смутно поняла, что ее планы, тщательно продуманные, абсолютно жизненные планы летят в пропасть.

– Нет! – охнула она.

Роберт подозрительно прищурился. Она ответила ему тем же и надменно вскинула подбородок.

– Думаю, что мои дела, милорд, вас не касаются.

В ответ он зарычал. В самом деле зарычал!

– Ты что, забыла мое имя?!

Осекшись, он глянул поверх ее плеча. Дверь открылась.

Лидия оглянулась. На пороге стоял владелец гостиницы. На его губах быстро таяла улыбка. В точности как Лидия минуту назад, он таращился на грудь Роберта, но в отличие от нее хозяин пришел в ужас:

– О, ради всего святого!

Роберт встряхнул зажатую в руке сорочку, но одного взгляда было достаточно, чтобы понять: вряд ли ее удастся когда-нибудь снова надеть.

Подняв голову, он пригвоздил Лидию к месту взглядом.

– Подожди здесь. Я поднимусь к себе и переоденусь. Не смей покидать эту комнату.

«А если покинешь, я пойду за тобой хоть на край света».

Она отчетливо расслышала не высказанную вслух угрозу. И снова выдвинула вперед подбородок: безумные видения проносились перед ее взором. Вот его уводит вызванный ею констебль… или по крайней мере выкидывает из дома в ночь…

Но сейчас на улице страшный дождь. Льет как из ведра, ни зги не видно, и кто будет выбрасывать его на улицу? Хозяин и вся королевская рать?

В этот момент они удивительно походили друг на друга: одинаково тонкие губы, одинаково прищуренные глаза.

Лидия сложила руки на груди, наблюдая, как Роберт собирает промокшую одежду.

– Хорошо. Я подожду здесь.

Она отлично понимала, что возражать не стоит. Во всяком случае, ей это никогда не удавалось. И похоже, за последние десять лет между ними ничего не изменилось.

Он коротко кивнул и прошел мимо нее к двери.

Владелец гостиницы, все еще стоявший с разинутым ртом, поспешно отступил, давая дорогу виконту.

Едва последний исчез, к Лидии вернулась некоторая доля ее привычной сообразительности. И слава Богу. Если она хоть сколько-нибудь знает этого повесу – а она его знает, – ей понадобится немало ума, проницательности и даже хитрости.

Хозяин, деликатно кашлянув, прошептал:

– Мисс, если хотите ускользнуть в свою комнату, я вас провожу. На двери крепкий засов, и можете еще загородить ее маленьким сундучком.

Лидия недоуменно воззрилась на добряка, отчаянно пытаясь припомнить, как его зовут. Немного подумала и наконец заговорила холодно, спокойно и чуть надменно:

– Это совершенно ни к чему, Билт. Вам нечего бояться. Я смогу справиться с этим… господином.

Она так надеялась. По крайней мере молилась…

– Вы знакомы с его сиятельством? – подозрительно спросил Билт.

Она отчетливо представляла, какое направление приняли его мысли и что, по его представлению, означает «знакомы».

– Совершенно верно, – небрежно бросила она. – Друзья детства. – И видя, что подозрения Билта не окончательно рассеялись, Лидия сварливо добавила: – Надеюсь, у вас имеется голова на плечах? Будь у нас какие-то тайные отношения, мы встретились бы наверху, а не в вашей гостиной.

Билт не сразу сообразил, что даже такой повеса, как Джеррард, вряд ли предпочтет гостиную удобной постели. Впрочем, учитывая репутацию виконта, Лидия не стала бы осуждать Билта за его намеки.

Деловито вручив ему зонтик, она шагнула к камину.

– Лорд Джеррард, очевидно, только что прибыл, и ясно также, что он не ужинал. Конечно, жаль, что сейчас так поздно, но если миссис Билт сможет подать нам ужин, мы с его сиятельством были бы крайне благодарны. – Повесив на стул сброшенный плащ, Лидия пригвоздила Билта к месту повелительным взглядом. – Хороший обед всегда улучшает его настроение.

Кроме того, Билт будет подавать блюда и, следовательно, постоянно находиться рядом. А это успокоит ее ничем не обоснованные страхи.

– Да, конечно, мисс, – поклонился Билт. – Превосходная мысль.

Чем больше Лидия думала об этом, тем больше убеждалась в правоте Билта. Общение с Джеррардом тяжело ей дается. Может, есть способ обернуть его неожиданное появление в свою пользу?

И эта задача поможет ей сосредоточиться на цели своего пребывания здесь и не думать о том, что случилось во время их последней встречи.

Она, во всяком случае, не может себе позволить думать об этом.

Подол платья почти не вымок, так, дюйм-другой, поэтому она оставила патены[1] у двери гостиницы. Но с подола все равно капало на туфли. Тогда она поставила их перед огнем и поднесла подол к огню.

И стала думать, как усмирить повесу Джеррарда. В нем всегда были сильны инстинкты защитника. Рыцаря в сверкающих доспехах, мчащегося на помощь каждый раз, когда она в нем нуждалась. Конечно, все это было больше десяти лет назад, но, несмотря на репутацию, которую он приобрел за последнее время, Лидия подозревала, что в нем осталось нечто от рыцаря, скрытое, правда, под маской утонченности и светского воспитания.

Распутник, повеса, игрок, известный неразборчивыми похождениями бессовестный бабник и признанный развратник: все эти эпитеты она применяла к нему, и не без веской причины. Свет хорошо знал о его бесчисленных романах и связях, о безрассудной игре, о невероятных пари, как выигранных, так и проигранных, о непристойных ужинах и вечеринках, которые, если верить злым языкам, недалеко ушли от настоящих оргий.

В памяти всплывали все новые неприличные подробности. Правда, все сплетни смолкли лет шесть назад, и теперь многие считали, что с годами он стал более осмотрительным. Несмотря ни на что, виконт оставался любимцем общества, чья красота равнялась только его богатству. Но к несчастью для заботливых маменек незамужних дочерей, в обществе слишком хорошо знали его репутацию, чтобы посчитать совершенно неподходящим кандидатом в мужья. Да и кому захочется знать, что дочь несчастна в браке?!

В этот момент явилась чета Билтов с тарелками, столовыми приборами, салфетками и блюдами. Лидия ободряюще кивнула и предоставила им накрывать маленький круглый столик, который они выдвинули в центр комнаты.

Стоя перед огнем и старательно просушивая подол, Лидия неожиданно нахмурилась. Все эти годы, представляя очередную встречу с Джеррардом, она считала, что увидит другого человека, мужчину, на котором праздная распутная жизнь оставит свою метку. Но вместо этого перед ней предстал тот же Роберт, которого она знала… только старше на десять лет. В молодости он был неотразим. Теперь же впечатлял. Он стал шире в плечах, мускулистее и словно излучал силу и мощь.

В молодости при виде его сердце ее билось неровно.

Сейчас же колотилось так, словно рвалось из груди.

Она услышала его шаги на лестнице и повернулась. Оказалось, что Билты все приготовили и успели уйти. Они накрыли стол на двоих, хотя Лидия уже ужинала. Может, она съест яблоко или грушу, чтобы составить компанию Роберту.

Лидия поспешно подошла к стулу и воззрилась на дверь.

Мощная фигура виконта заполнила дверной проем.

Но это был не тот повеса, который только что ушел, а другой, несравненно более грозный и пугающий. Этот был безупречен, от гладко причесанных блестящих каштановых волос, лежавших влажными волнами, до белоснежного, идеально повязанного галстука, заколотого простой золотой булавкой, и строгого покроя фрака и жилета.

Темные брюки обтягивали его длинные ноги, отчего он казался еще выше. Аристократические черты лица каким-то образом казались более жесткими, отчетливыми и более резко очерченными.

Он перевел взгляд с Лидии на стол, вскинул брови и захлопнул за собой дверь. Но прежде чем успел что-то сказать, она показала на блюда:

– Мы подумали, что ты, должно быть, голоден.

Так оно и было. Он просто умирал от голода. А когда увидел еду, у него ноги подкосились от слабости. Но Роберт, ничем себя не выдавая, коротко кивнул и выдвинул для Лидии стул.

Хотя он держался из последних сил, ничего не помогало. Слишком остро ощущал он ее присутствие. Ее близость. Стоит только руку протянуть.

Лидия села, и он поспешно отступил.

Усевшись за стол, Роберт положил себе кусок пирога с дичью и взглянул на Лидию:

– Итак, что ты здесь делаешь?

Она уже подумывала сплести более-менее правдоподобную историю, но мудро решила не делать этого. Он как по книге читал правду в ее безмятежном выражении, в чистоте красивых голубых глаз.

Сложив руки перед собой, она спокойно встретила его взгляд.

– Я здесь, чтобы найти и вернуть потерявшееся письмо Табиты.

Он доел пирог и снова обратил свой взгляд на Лидию. Наверное, придется вытащить из нее всю историю, слово за словом. Иначе не получится. Табита была сестрой Лидии, на год моложе, но настоящая сорвиголова. И была такой всегда, даже когда он в последний раз видел ее в пятнадцатилетнем возрасте. Теперь же, в двадцать пять, Таб, по слухам, стала настоящим синим чулком и пыталась учить жизни женщин, заявляя, что они не нуждаются в мужчинах, и в особенности джентльменах, и должны хорошенько подумать, прежде чем вручить свободу и состояние в их руки.

Лидия в свои двадцать шесть была куда более спокойной и сдержанной, уравновешенной и надежной. Таб же, казалось, была двойником Роберта, только в юбке: печально известная и опасная своими проделками особа. По крайней мере так считал свет.

Но ни ту ни другую сестру нельзя было упрекнуть в слабости.

Виконт потянулся к ростбифу.

– Это письмо – у кого оно? Какую угрозу оно представляет для Таб? И почему ты, а не она пытаешься его вернуть?

Губы Лидии слегка сжались, но она глубоко вздохнула и ровным голосом ответила:

– Это письмо Таб написала много лет назад, когда ей было семнадцать. Ты помнишь мою сестру и знаешь, какова она. Как она бросается в любое предприятие очертя голову, и пусть все летит к черту!

Роберт потянулся к бокалу и кивнул.

– Ну… прежде чем она стала синим чулком, отстаивающим права женщин, и особенно право не выходить замуж…

– Она влюбилась, – докончил за Лидию Роберт. Зная Табиту, он почти в этом не сомневался.

– Совершенно верно. Ей было семнадцать. Она написала этому человеку и, будучи Табитой, ничего не скрыла. То есть была безгранично откровенна. Без всякой оглядки на общепринятые правила приличия и с таким энтузиазмом… – Она снова вздохнула. – Достаточно сказать, что, если содержание письма станет широко известно, сестра превратится во всеобщее посмешище.

Роберт вскинул брови:

– Все так плохо?

– Даже еще хуже, – поморщилась Лидия. – От нее откажутся друзья, единомышленницы, весь ее круг. – Помолчав, она добавила: – Такова ее теперешняя жизнь, но из-за этого письма она стоит на грани краха.

Роберт повертел в руках вилку.

– Но почему это письмо всплыло только сейчас, через семь лет?

– Потому что Таб вспомнила про него и попросила вернуть.

Очевидно, содержание письма было настолько возмутительным, что даже Таб, которую никак нельзя было назвать нежной фиалкой, опасалась последствий.

– Итак, она обратилась к человеку, которому оно было послано. И тот не пожелал его отдать, – заключил Роберт.

– Почему же? Согласился, – раздраженно бросила Лидия. – Еще бы не согласиться. Прикажи ему Таб прыгнуть через горящий обруч, он и то согласился бы.

– А кто он? – удивился Роберт.

Лидия долго размышляла, прежде чем признаться:

– Монтегю Аддисон.

Роберт вытаращил глаза, стараясь не улыбнуться.

– Аддисон? Эта тряпка? Мягкотелый слизняк?

Лидия, сухо поджав губы, кивнула:

– Именно.

– Вот как? – Роберт отодвинул тарелку и поднес к губам бокал с вином. – Это многое объясняет.

Включая и тот факт, почему Табита Мейкпис боялась замужества как огня. Если впечатлительная семнадцатилетняя девочка считала Монтегю Аддисона идеалом мужской добродетели, вполне понятно, почему теперь она отрицает брак.

– Итак, – продолжал Роберт, – Аддисон согласился вернуть письмо. Что же произошло?

– Получив записку Таб, Аддисон, этот круглый идиот, сунул конверт с письмом в карман фрака. Утверждает, что намеревался отыскать Таб на балу и отдать письмо, хотя она крайне редко посещает балы. И, ради всего святого, вспомни, сейчас февраль. В городе вообще не даются балы. А если бы он потрудился прочитать записку до конца, понял бы, что мы сейчас дома, в Уилтшире. Но Аддисон, будучи Аддисоном, не подумал ни о чем подобном. Он побывал на нескольких вечеринках, а потом очутился в игорном доме «У Люцифера».

Роберт поморщился, он, кажется, понял, что произошло дальше и где именно находится сейчас письмо Табиты.

– Я знаю это место, – сухо бросил он.

Лидия мгновенно вскинула голову, отвлекшись от своего невеселого рассказа.

– Да, я так и подумала. – Тряхнув головой, она снова вернулась к рассказу о злополучном Аддисоне. – Аддисон много проиграл. Насколько мне известно, такое с ним случается часто. Ему пришлось написать долговую расписку… некоему джентльмену, и… полагаю, к тому времени он был так пьян, что вытащил письмо Таб и написал расписку прямо на конверте, после чего отдал его… вышеупомянутому джентльмену.

И тут Роберт окончательно прозрел:

– А имя этого джентльмена – Стивен Барем, ныне лорд Алконбери из Аптон-Грейндж.

Лидия мгновенно застыла. Долго смотрела ему в глаза, прежде чем медленно потянуться за виноградиной.

– Почему ты так думаешь?

Она оторвала виноградину, сунула в рот и постаралась принять невинный вид.

Роберт невесело улыбнулся:

– Потому что Барем – завсегдатай «Люцифера». Потому что Аддисон вечно пытался снискать дружбу этой компании, потому что Аптон-Грейндж лежит по ту сторону леса… – в подтверждение своих слов он пальцем указал направление, – и потому что, когда ты пришла, подол плаща был мокрым. – Кулаки его сами собой сжались. – Ты бродила по лесу среди ночи во время ливня поистине библейских масштабов… почему?

Пришлось сделать нечеловеческое усилие, чтобы подавить терзавшие его эмоции, эмоции, рожденные осознанием того, какую глупость затеяла Лидия. И этого было достаточно, чтобы его вопрос не прозвучал угрожающе.

Она нервно облизнула губы.

– Надеюсь, Роберт, ты понимаешь, что у тебя нет оснований для вмешательства. Моя жизнь – только моя, и я буду делать что пожелаю.

Он молча смотрел на нее.

– Я приехала днем, еще до начала дождя, – призналась наконец Лидия. – Мне нужно было вернуть письмо как можно скорее, прежде чем Барем поймет, что именно попало ему в руки. Ты знаешь, какой он негодяй, и если обнаружит письмо, растрезвонит по всему Лондону. Таб и Барем не раз скрещивали шпаги, а победа, как правило, оказывалась не на стороне Барема. Поэтому он многое отдал бы, чтобы обличить Таб и уничтожить ее в глазах света.

Лидия попыталась угадать мысли Роберта. Он ответил бесстрастным взглядом, но все же кивнул. Немного приободрившись, она продолжала:

– Вот я и отправилась посмотреть на его дом – Аптон-Грейндж. Определить, насколько он велик, трудно ли в него проникнуть и обыскать. Кроме того, я не знала, будет там Барем или нет. – Она прикусила губу и умоляюще взглянула на Роберта. – Он дома. И у него полно гостей.

– Я так и понял, – буркнул Роберт и, поколебавшись, спросил: – Полагаю, это означает, что ты сознаешь, что невозможно проникнуть в Аптон-Грейндж и найти это письмо?

Если судьба будет к нему добра, все кончится хорошо, и он сам проводит ее в Уилтшир, как только дождь прекратится и дороги подсохнут.

Но Лидия мрачно нахмурилась:

– Ничего подобного! Мне нужно получить письмо. Причем как можно скорее. Пока оно остается в руках Барема, риск увеличивается с каждым днем. Неужели не ясно?

Роберт так сильно сжал зубы, что казалось, вот-вот лишится двух передних.

– Возможно. И все-таки мне непонятно, почему ты, именно ты, должна его возвращать. Почему не Аддисон или хотя бы сама Таб?

Глаза Лидии превратились в щелки.

– Это еще более очевидно. Аддисон не может идти к Барему, не возбуждая подозрений. Единственный способ получить письмо – отдать деньги, а он и без того вот-вот окажется в долговой тюрьме. И разве можно доверить такому, как Аддисон, тайный обыск дома? Разве он способен вернуть письмо? Он же круглый дурак! Его обязательно поймают, и тогда скандал разразится наверняка, причем куда более ужасный!

– Ну а Табита?

Глаза Роберта превратились в твердые серые камешки, неподатливые и упрямые. Лидия долго смотрела в них, прежде чем решительно вздохнуть и сказать ему правду, хотя прекрасно знала, что ему такая правда не понравится.

– Понимаешь, это невозможно. Когда я уезжала, Таб была немного не в себе. На нее нашло… словом, она удушила бы Аддисона, если бы смогла до него добраться. Что же до Барема… думаю, наткнись она на него во время обыска, возможно, набросилась бы и тоже попыталась бы удушить. Исключительно из принципа. Сам знаешь, какова она. Представить немыслимо, что она тайком проникнет в Аптон-Грейндж, чтобы стащить потихоньку письмо. Обязательно устроит какой-нибудь грандиозный взрыв, а там скандала не избежать. Зная Таб, можно заранее предсказать, как все будет.

Роберт хотел что-то сказать, но Лидия повелительно вскинула руку:

– Любимое занятие Табиты – поднять шум, устроить переполох, привлечь всеобщее внимание. В этом я – полная ее противоположность.

Глаза его метнули стрелы.

– А что произойдет, если поймают тебя, как оно скорее всего и произойдет? Думаешь, скандал не будет громким?

Лидия уверенно покачала головой и позволила себе улыбнуться:

– Лично я подозреваю, что вся история не выйдет за пределы стен Аптон-Грейндж.

– Почему? – нахмурился Роберт. – Какая разница… – Он вдруг осекся, и во взгляде мелькнуло нечто напоминающее озарение.

Лидия улыбнулась чуть шире.

– Совершенно верно. Таб имеет репутацию сорвиголовы, фурии и мегеры. Меня же все окружающие считают спокойной, сдержанной, хорошо воспитанной, приличной девушкой. Там, где речь идет о Таб, можно поверить всему, но кто же поверит, что у меня хватит смелости забраться в чужой дом? Если Барем поймает меня – а ему вряд ли это удастся: я в отличие от Таб умею вести себя тихо и осмотрительно, – но даже если это произойдет и он окажется настолько глуп, чтобы рассказать подобную историю, включая и содержание письма Таб, всему свету… много ли найдется таких, кто захочет его выслушать?

Роберт не шевельнулся, но и не отвел от нее взгляда.

– Для того чтобы спасти репутацию Табиты, ты намеренно рискуешь своей, – изрек он наконец.

Улыбка Лидии померкла.

– Видишь ли, иногда сестры помогают друг другу.

Роберт с непроницаемым видом выдержал ее взгляд, но тут же взорвался:

– Какого черта ты еще не замужем?!

Ему хотелось запустить пальцы в волосы. С силой дернуть прядь. Почему она не замужем? Не сидит у камина в доме своего мужа, защищенная от всех опасностей, а особенно от него, повесы Джеррарда? Он прекрасно понимал, к чему все идет. Плохо дело… особенно для нее, не говоря уже о нем.

Лидия удивленно моргнула, рассмеялась – звуки, которые он забыл, пытался забыть, и почти сумел похоронить в глубинах памяти.

И сейчас эти звуки проникли в сердце, как ласка.

– О, Роберт, надеюсь, ты не воображаешь, будто я рискую возможностью сделать хорошую партию? – спросила она, снисходительно покачивая головой. – Но мне уже двадцать шесть, а такие на брачном рынке уже не ценятся. В свое время мне делали предложения, но я всем отказывала.

Вот этого он никак не мог взять в толк, и хотя держался от нее на расстоянии, все же слышал, что за ней ухаживало немало джентльменов, внешностью не хуже его, а многие – и богаче. Он заранее старался привыкнуть к известию о ее помолвке и столько раз ожидал удара, которого так и не последовало. Правда, злые языки утверждали, что Лидия чересчур разборчива, но, даже отказывая женихам, он вела себя сдержанно и не предавала огласке случившееся.

Но сейчас она наблюдала за ним, и на губах играла прежняя полуулыбка.

– У меня был выбор. И я его сделала – и ни о чем не жалею. Теперь моей репутации вряд ли что-то угрожает. И оберегать ее вовсе не так уж необходимо, как раньше. При необходимости я вполне могу ею рискнуть.

Этот спокойный, ровный, безмятежный тон лучше всяких доводов убедил его, что она не отступится. И сделает все, чтобы вернуть письмо Табиты. Она все обдумала, определила степень риска и свои шансы и удостоверилась, что ее план сработает.

Обе сестры отличались на редкость сильной волей. Уж ему было точно известно, какие они упрямые. И спорить с ней напрямую не получится.

– Лидия… – Он глянул на свои руки, обдумывая аргументы, контролируя собственный тон, скрывая все свидетельства примитивно-дикарской реакции, вызванной ее хитроумным планом. – Невозможно вот так просто проникнуть в дом Барема и искать это письмо. Во всяком случае, не сейчас, когда у него полно гостей. После того как они разъедутся… кто знает, вдруг и получится, но пока следует подождать, – объявил он наконец.

Она ответила ему хладнокровным взглядом. По ее глазам было почти невозможно ничего прочитать. Никакого намека на то, что она решила. Но смотрела она с тем же спокойствием, с той же безмятежной прямотой, как и много лет назад. И впервые за все эти годы он позволил себе задаться вопросом, что она видит и о чем думает, когда смотрит на него вот так…

Однако тут Лидия встала и отодвинула стул. И только после этого негромко сообщила:

– Завтра я начну обыскивать Аптон-Грейндж. – Продолжая изучать, его, она чуть наклонила голову. – Если хочешь, можешь мне помочь. Но вот остановить меня не удастся. Этого я не допущу. Даже не пытайся. – Кивнув, она отвернулась.

Роберт тоже поднялся. Когда Лидия уже взялась за дверную ручку, он ее остановил:

– Нет! Посиди со мной, выпей бренди и согрейся.

Лидия поколебалась, оглянулась на него и покачала головой:

– Доброй ночи. Возможно, увидимся утром.

Переступив порог, она осторожно закрыла за собой дверь.

Роберт долго смотрел на деревянные панели, прежде чем рухнуть на стул, с силой растереть ладонями лицо и застонать.

Посидев в такой позе несколько минут, он выпрямился, широко развел руки и возвел глаза к потолку.

– Почему?!

Ответа он не получил. Злясь на себя, он потянулся к бутылке, оставленной Билтом, налил на палец бренди в бокал, развернул стул и уставился в огонь.

Мысли невольно возвращались к их последней встрече. К тому судьбоносному лету, когда они были гораздо моложе…

Дочери тех самых эксцентричных Мейкписов, чей отец был ученым, почти не появлявшимся в свете, а мать – матроной из хорошей семьи, умело сочетавшей обязанности жены и матери, Лидия и Табита каждое лето гостили у родных миссис Мейкпис, поместье которых граничило с Джеррард-Парком. И хотя Роберт был на шесть лет старше Лидии, все же мгновенно ее заметил. Эта шестилетняя девочка занимала внимание, мысли и воображение взрослого двенадцатилетнего джентльмена! Но разница в годах не имела значения. Ни тогда, ни сейчас.

Однако когда невинной, нетронутой девушке исполнилось шестнадцать, Роберт был уже опытным светским молодым человеком двадцати двух лет. Но даже это не играло роли… не в тот день, когда они, как это часто бывало, встретились в саду. Гуляли, разговаривали, она восторженно делилась планами своего дебюта, ожидаемого в следующем году. Взволнованно расписывала, как будет вальсировать с поклонниками почти неизвестной ей породы джентльменов: все эти годы она провела в Уилтшире, с родителями-отшельниками. Окончательно развеселившись, она попросила потанцевать с ней прямо под яблонями. Роберт улыбнулся, кивнул и стал напевать мелодию вальса, не подозревая, что произойдет дальше… Они кружились, и вокруг все кружилось, и что-то возникло в воздухе, протянулось между ними, мягко, неотвратимо взяло его в плен… Он перестал напевать, замедлил танец, а когда остановился, оказалось, что она потерялась в глубинах его глаз, а он навеки утонул в ее голубых озерах. Тогда он нагнулся и поцеловал ее. Даже в двадцать два года он уже знал, как вскружить женщине голову поцелуем. Но поцеловал ее вовсе не так, а нежно, нерешительно… благоговейно.

Именно этот поцелуй и открыл ему глаза. Роберт поднял голову, и оказалось, что отныне он видит Лидию в совершенно ином свете. В ее глазах сверкали звезды. Он отметил это, все понял и запаниковал. Очаровательно улыбнувшись, пробормотал какие-то извинения… и сбежал.

Так быстро и так далеко, как только мог. Разум двадцатидвухлетнего юнца твердил, что она не может, просто не может быть его судьбой.

С той самой поры, когда нянька впервые назвала его повесой, Роберт был исполнен решимости заслужить этот титул. Оправдать ожидания окружающих. Страшно было подумать: а вдруг ему не удастся стать повесой?

Поэтому он позорно удрал и вынудил себя больше никогда не оглядываться. Никогда не искать Лидию в яблоневом саду.

По-прежнему глядя в огонь, Роберт допил бренди, закрыл глаза и вздохнул. Следующие четыре-пять лет его жизни прошли в вихре гедонистских удовольствий, которые и определили его репутацию. Репутацию повесы, не знающего преград в удовлетворении своих желаний. Но потом… Все неожиданно изменилось. И развлечения надоели. То, что раньше влекло его, стало скучным и ненужным. Он оставил приятелей, покинул круг друзей и стал искать других занятий – занятий, которые смогли бы поглотить его целиком.

Бывший повеса стал другим человеком. Последние годы он провел за книгами и учебниками. И жадно впитывал знания. Но несмотря на все это, оказалось, что репутацию легче заслужить, чем исправить. Даже сейчас те, кто искал и не находил его в игорных домах, считали, что он предавался еще более гнусным порокам. Его отсутствие на скандально-беспутных вечеринках объяснялось очередной непристойной связью. Многие продолжали приглашать его в загородные дома, в надежде что он, как душа компании, придаст оргиям недостающую пикантность. Но когда он не отвечал на приглашения, все считали, что повеса Джеррард посещает более утонченные собрания.

Он не гнушался пользоваться вышеуказанной репутацией для достижения собственных целей, как, например, для защиты от пронырливых мамаш с жаждущими выйти замуж дочерьми. Как и в качестве удобной ширмы, не позволявшей тем, кто вел с ним дела, оценить противника по достоинству…

Роберт открыл глаза и снова уставился на огонь, от которого остались лишь тлеющие уголья. Еда, бренди и тепло сделали свое дело. Он наконец согрелся.

Вздохнув, он поставил бокал на стол, поднялся и направился к двери. Почти бесшумно поднимаясь по лестнице, Роберт гадал, что подумает Лидия и как бы она смотрела на него, зная, что он один из самых крупных европейских филантропов.

Он не стремился к этому. Но судьба, обстоятельства и удивительные совпадения вели его в этом направлении. Оказалось, что у него не только настоящий талант, но и призвание к филантропии, и вскоре он нашел тех, кто разделял его взгляды. Сначала к нему относились с недоверием, зная его репутацию, но он усердно выполнял все поручения, и постепенно его приняли. И поняли.

Но для того чтобы работать спокойно, ему была необходима анонимность.

Если когда-нибудь станет известно, что он, повеса Джеррард, самый печально известный распутник в обществе, шесть лет назад стал другим человеком, его немедленно занесут на первое место в списке выгодных партий. Еще бы! Ему тридцать два года, никаких близких родственников по мужской линии. Древний титул, превосходные связи, большой дом и огромное богатство. И тогда он вряд ли сможет отбиться.

Но все же интересно, что Лидия подумает о нем сейчас… если узнает правду.

Роберт поднялся наверх, оглядел обе комнаты, гадая, находится ли в одной из них Лидия, открыл другую дверь и вошел.

Порылся в сумке и вынул стопку приглашений, без которых устрашающе деловитый секретарь Мартин Камберторн никогда не выпускал его из дома. В карточках указывались все мероприятия, на которые был приглашен Роберт, начиная от вчерашнего числа и заканчивая концом следующей недели: время, которое он намеревался провести в Лондоне, встречаясь с другими филантропами по делу, касающемуся устройства школ в районе порта.

Встав перед туалетным столиком, он при свете единственной свечи стал перебирать карточки, пока не нашел ту, которую искал. Поднес ее к глазам, прочитал текст, после чего, стиснув зубы, швырнул на столик и отвернулся.

Похоже, судьба, обстоятельства и совпадение снова вмешались в его жизнь.

Глава 2

Стук закрывшейся двери проник сквозь сонный туман в голове Роберта и отложился в сознании. Но он точно знал, что сейчас очень рано, и поэтому со стоном натянул одеяло на голову. Однако странная способность слышать посторонние звуки и шаги, крадущиеся мимо его комнаты, и скрип ступенек его не оставляла.

Роберт мысленно заткнул уши, устроился поудобнее и попытался снова завернуться в ускользающую паутину сна.

И тут же вспомнил, где находится: не в Джеррард-Парке, а в «Гербе Копленгфорда». Эта отрезвляющая мысль заставила его моментально проснуться. Он вспомнил, кто еще остановился в гостинице, и открыл глаза. Отбросив одеяло, он свесил ноги с кровати и сел. Уставившись на закрытую дверь, он выругался.

Значит, это Лидия кралась мимо его комнаты и спускалась по лестнице.

– Проклятие!

Вскочив, он бросился к двери, приоткрыл ее и велел принести воды для бритья. Скорее всего Лидия завтракает, но он знал, точно знал, что, проглотив последний кусочек, она немедленно отправится в Аптон-Грейндж, чтобы попробовать проникнуть в дом.

Раздался тихий стук: это прибыл Билт с горячей водой и вычищенными сапогами и лосинами. Роберт освободил хозяина гостиницы от ноши и, как только Билт ушел, спешно стал бриться, умываться и одеваться. Короткий взгляд в окно помог выяснить, что небо по-прежнему свинцовое, но ливень по крайней мере прекратился.

Черед десять минут Роберт сбежал вниз по лестнице и остановился. Из распивочной доносились мужские голоса и звон вилок, но дверь в гостиную была закрыта.

Неизвестно откуда появился Билт с тяжелым подносом. Роберт остановил его:

– Кто еще гостит у вас?

– Только два торговца, милорд, застряли в непогоду, хотя успели добраться сюда еще до бури. Угодно вам подождать? Мы немедленно приготовим завтрак.

Роберт замялся, не зная, что делать. Он не знал, под каким именем путешествует Лидия и привезла ли она с собой кучера или горничную.

– Я позавтракаю в гостиной, – решил он наконец. – Леди не будет возражать.

Повернувшись, он устремился к двери гостиной, но Билт смущенно кашлянул.

– Ну… поскольку леди уже ушла, думаю, особого вреда не будет.

Роберт остановился.

– Когда она ушла?

– Э-э-э… – протянул Билт, – она позавтракала в своей комнате и ушла… с полчаса назад или вроде того.

– Пешком?!

Билт нервно дернулся, но все же кивнул:

– Леди направилась к дороге и свернула направо, к Бакуорту.

Продолжая сыпать негромкими проклятиями, Роберт зашагал к выходу.

– Милорд… ваш завтрак…

– Вернусь через полчаса, – прорычал он. – Тогда и подадите завтрак. В чертову гостиную!

Выбравшись на улицу, он приостановился и оценил состояние дороги, после чего спустился с крыльца и, обходя самые большие лужи, побрел к опушке леса.

Оказавшись на мокрой траве, то есть на более твердой почве, он свернул налево и зашагал в направлении, противоположном тому, куда ушла Лидия. Она отправилась вовсе не в Бакуорт. Просто вчера случайно обнаружила заброшенную подъездную аллею, ведущую от Аптон-Грейндж и соединявшуюся с проселочной дорогой. Роберт знал об аллее, потому что во время своей разгульной юности часто ею пользовался, когда выезжал из Джеррард-Парка, чтобы навестить своего приятеля, известного всему Лондону распутника Стивена Барема.

Теперь Барем стал лордом Алконбери, но в отличие от Роберта не думал исправляться.

По времени Лидия уже должна была приблизиться к дому Барема. Следовало как можно скорее перехватить ее. Поэтому Роберт выбрал короткую дорогу, которой Барем и его приятели ездили в гостиницу.

Добравшись до тропы, он пустился в путь. Густые кроны деревьев, нависавшие над дорогой, не дали окончательно ее размыть. Однако ноги все же скользили по влажной глине. Всеми силами удерживая равновесие, Роберт старался не думать о том, что будет, если люди Барема обнаружат Лидию и притащат к хозяину. И хуже того, если на Лидию наткнется кто-нибудь из гостей Барема.

Пересекая поляну, Роберт взглянул на небо: тучи сгустились прямо над головой. Но поскольку час был смехотворно ранний, особенно для него и круга его приятелей из гостей Барема, вряд ли кто проснулся, ведь еще не было и семи утра.

Крепко сжав губы, Роберт нырнул в лес: оставалось преодолеть последнюю полосу деревьев перед окружавшими дом газонами. Добравшись до опушки, он замедлил шаг. Чуть дальше раскинулся Аптон-Грейндж – приземистая серая каменная глыба, почти без каких-либо отличительных черт, выросшая в центре открытого пространства. Судя по состоянию газонов, кошелек Барема сильно поистощился.

За окнами Роберт различил кое-какое движение – и на первом, и на втором этажах, особенно в спальнях, как гостевых, так и хозяйской.

Ничуть не удивленный, он мысленно фыркнул, подбоченился и огляделся, чувствуя, как колотится сердце. И не только от быстрой ходьбы. Оставалось молиться, чтобы у Лидии не хватило ума подойти к дому.

Нигде не найдя ее, Роберт задумался, но решил обойти дом, держась под деревьями, чтобы его не увидели из окон. Первым делом он направился к заброшенной подъездной аллее. И немедленно заметил Лидию.

Облегчение, охватившее его, было неимоверным. Стиснув зубы, Роберт осторожно зашел ей за спину.

Лидия стояла за первой линией деревьев, надежно укутанная в синюю ротонду и держа в руках свернутый зонтик. Судя по выражению лица, она была крайне раздражена. Когда чья-то рука сжала ее локоть, она, еще не успев обернуться, поняла, кто это: только прикосновение Роберта имело силу уже через мгновение лишить ее способности мыслить здраво.

Его лицо было замкнутым, абсолютно каменным. Серые глаза недобро блестели.

– Уходим, – прошипел он и потащил ее за собой в лес, подальше от дома.

– Нет! – бросила она, упираясь изо всех сил.

Но следующий рывок едва не оторвал ее от земли, напомнив, как силен Роберт. Лидия ничуть не сомневалась, что он сделал это нарочно. Она зловеще прищурилась, но устоять на месте не смогла.

– Роберт! Я предупреждала тебя…

– Сейчас ничего нельзя сделать, – перебил он, даже не глядя на нее. – И нечего стоять и ждать, пока тебя заметят!

Лидия в отчаянии оглянулась на дом, быстро исчезавший за зарослями деревьев, и неохотно последовала за Робертом. Он слегка разжал пальцы, и хотя не отпустил ее, все же замедлил шаг.

– Я думала, они еще не проснулись, – недоуменно объяснила Лидия, – надеялась проникнуть в дом незамеченной, пока все спят. Кто бы мог подумать, что они встанут в такую рань?

Роберт заскрипел зубами, но нашел в себе силы объяснить:

– Для них это не рано. Просто они еще не ложились. По крайней мере не разбрелись по постелям.

Лидия озадаченно вскинула брови, но тут до нее дошло.

– Вот как, – обронила она, глядя прямо перед собой.

– Именно, – кивнул Роберт. – Представляешь, что случилось бы, попади ты им в лапы? – Для него мысль о возможных последствиях была невыносима.

Лидия шмыгнула носом, который тут же задрала к небу.

– Я прекрасно знаю, что развлечения Барема обычно описывают как мало чем отличающиеся от оргий.

– Мало чем отличающиеся…

Потрясенный тон Роберта сделал бы честь самому Кину.[2] Снова сжав локоть Лидии, он вывел ее на дорогу, ведущую к гостинице.

– К твоему сведению, – процедил Роберт, – нет такой вещи, как «мало чем отличающиеся от оргий». Либо это оргия, либо нет. Когда речь идет об оргиях, тут уже не до тонкостей. И можешь расспросить тех, кто хорошо знает Барема: его развлечения – это определенно оргии.

Лидия искоса взглянула на Роберта, но тут же отвернулась.

– Пытаешься испугать меня?

– Надеюсь, мне это удалось.

– Я все равно обыщу Аптон-Грейндж и найду письмо Таб. И не воображай, что передумаю!

Они молча пошли по тропинке, и их молчание, казалось, вихрилось планами, надеждами, эмоциями. Лидия не понимала, почему атмосфера между ними с каждой минутой становится все более напряженной.

Ночью она видела Роберта во сне. Впервые за все эти годы он пришел к ней, в мир теней, хотя где-то в глубине души она хранила воспоминания о встречах с ним как нечто драгоценное. Впрочем, это вряд ли можно считать удивительным: она мечтала о нем десять лет! Только он больше не был двадцатидвухлетним юношей, укравшим ее сердце всего одним невинным поцелуем в саду. Прошлой ночью он был таким, как сейчас. И поцелуй никак нельзя было назвать невинным.

Усилием воли Лидия выбросила из головы вчерашний сон. Иначе она непременно покраснеет, а он, неестественно наблюдательный во всем, что касалось ее, скорее всего угадает причину. И тогда ее унижению не будет границ: уж скорее она пожелает оказаться участницей безумной оргии.

Кстати, об оргии…

Лидия повернула голову.

– А когда самое подходящее время для обыска сегодня? Медлить мне нельзя.

Суровое лицо Роберта словно было высечено из камня. Они свернули на дорожку, ведущую к гостинице.

– Позже, – коротко ответил он. – Обычно первая половина дня – самая спокойная. Гости разбредутся по спальням, слуги успеют прибрать после ночного кутежа и тоже отправятся отдыхать до очередной вечерней суматохи.

Лидия кивнула. Его рассуждения, пожалуй, имели смысл!

– Хорошо. Я вернусь позже и…

– Не вернешься.

Роберт остановился. Они оказались напротив гостиницы. Между ними и нижней ступенькой крыльца лежала грязная река дороги.

– Пойду я, – сказал он. – Я знаю дом. И знаю, где Барем хранит подобные документы.

Лидия, как всегда бесстрашно, смотрела на него. Спокойно, собранно изучала, как могла только она, и при этом, казалось, заглядывала в душу.

Наконец она вздохнула, словно готовясь произнести речь.

– Спасибо, конечно. Но это моя миссия. Я знаю, что попытки проникнуть в дом Барема связаны с определенным риском, и хочу сделать это сама. Найду письмо Таб и благополучно скроюсь. Или хотя бы попробую. Как ты сказал, я благоразумная старшая сестра. Мудра, осторожна, не то что эксцентричная младшая сестрица. Но на этот раз моя очередь ходить по краю пропасти. Надеюсь, ты способен это понять?

Роберт смотрел в ясные голубые глаза Лидии и жалел, что не может сказать, будто ничего не понимает. Он понимал.

Неожиданно нагнувшись, он подхватил ее на руки.

Лидия вскрикнула, но тут же притихла, и пока Роберт нес ее по раскисшей дороге, внимательно изучала его лицо. Он же старательно избегал ее взгляда.

Добравшись до гостиницы, Роберт поставил Лидию на крыльцо. Она поспешно скинула патены, открыла дверь и вошла в гостиницу. Роберт шагнул за ней.

Остановившись у порога, она подняла глаза:

– Что это означает?

Прошло несколько секунд, прежде чем он сумел выдавить:

– Это означает, что я сам поведу тебя в Грейндж. Я знаю, как проникнуть туда.

– Правда? – просияла Лидия.

– Да, – кивнул он. – Мы можем обсудить это в гостиной. Я еще не завтракал и очень голоден. Мой мозг работает гораздо лучше, когда его питают.


«Лорд Алконбери будет рад присутствию лорда Джеррарда на лишенных всяких условностей празднествах в Аптон-Грейндж между двадцать третьим и двадцать седьмым февраля».

Лидия смотрела на приглашение, которое Роберт вытащил из кармана и протянул ей.

– Вечеринка началась вчера и продлится еще три дня.

Лидия удивленно уставилась на Роберта, с аппетитом поедавшего яичницу с колбасками, ветчиной и беконом и запивавшего все это кофе.

– Что значит «без всяких условностей»?

Роберт прожевал и проглотил, прежде чем ответить:

– Именно то и значит.

Лидия молча подняла брови.

– Если предпочитаешь остаться, я вполне справлюсь сам, – объявил Роберт, отодвигая пустую тарелку.

– Н-нет… как я сказала, мне хочется сделать что-то необычное, и потом, неизвестно, как все сложится. Это может быть… весьма познавательно.

Кажется, он зарычал… впрочем, может, она и ослышалась. Игнорируя странный звук, Лидия вновь перечитала написанный от руки текст карточки, задумчиво постучала уголком по столу и нахмурилась:

– Тут ничего не говорится о сопровождении. Неужели они не посчитают странным то обстоятельство, что ты явился вместе с дамой?

Непонятное выражение промелькнуло в глазах Роберта: смесь настороженности, подозрительности и обреченности. Словом, все сразу.

Он встретился с ней взглядом. Помялся. Она вскинула брови еще выше.

– Посчитают. Если со мной будет дама, – сухо сообщил он. – Но куртизанка… вполне допустима.

Лидия на секунду потеряла дар речи.

– Мне придется выдавать себя за куртизанку?!

Ее миссия с каждой минутой приобретала все более интересные особенности. Таб буквально позеленеет от зависти!

Губы Роберта, и без того сжатые, превратились в тонкую бесцветную линию.

– Как я уже сказал, тебе ни к чему…

– Но что мне теперь делать? – Она подалась вперед, сверля его восторженным взглядом. – Я совершенно не похожа на куртизанку. И никто меня за таковую не примет! Полагаю, мне необходим другой костюм! И нужно каким-то образом изменить внешность. Но как этого добиться? Представления не имею.

На этот раз в глазах Роберта промелькнуло нечто такое, отчего Лидия посчитала себя ужасно смелой. Словно она дразнила тигра! Но пока их разделял стол, она чувствовала себя в полной безопасности и была уверена, что Роберт ни за что не догадается, как он на нее действует. Потому что стоило ему коснуться ее – и она теряла голову. Когда он подхватил ее на руки, мысли мгновенно разлетелись, как испуганные птички. К счастью, он ни о чем не спросил, пока нес ее через дорогу. Общение с ним в весьма нетрадиционном и мало приемлемом стиле будоражило душу, словно она смело флиртовала на куда более опасном, чем обычный, уровне. Словно действительно рисковала будущим и репутацией.

Лидия сама не понимала толком, почему поддается соблазну постоянно задевать его самолюбие, но, судя по выражению его лица, он не вполне уверен, делает она это намеренно или нет. И что бы там ни говорили сплетники, какова бы ни была репутация Роберта, она твердо знала: он никогда не переступит границ, никогда не отомстит за издевки, шокировав или напугав ее. Только не он. С ней Роберт всегда останется идеальным джентльменом.

Но это не означает, что она не мечтала о том, чтобы стать для него отнюдь не идеальной леди.

Лидия потихоньку вздохнула и снова взглянула на карточку. Конечно, она не способна ни на что из ряда вон выходящее, поскольку всем была известна ее репутация разумной, прекрасно воспитанной девушки.

– Первым делом необходимо отыскать тебе платье, – объявил Роберт. – И… и что-то нужно сделать с твоими волосами.

– Ч-что?! – ошеломленно выпалила Лидия.


– Лорд Джеррард! Добрый день, милорд! Добро пожаловать в Аптон-Грейндж. Давненько не имели удовольствия видеть вас!

– Добрый день, Графтон. – Роберт одарил чарующей улыбкой дворецкого Барема и скучающе протянул: – Пожалуй, вы правы. Есть определенное удовольствие в том, чтобы возвращаться туда, где ты испытал немало удовольствий. К сожалению, в дороге у моего экипажа сломалась ось. Не вынесла этой мерзкой грязи.

С этими словами Роберт бросил мимолетный взгляд на Лидию, повисшую у него на руке. «Девица» была закутана в плащ, так что из воротника едва виднелся кончик носа, и весьма правдоподобно изображала избалованную вниманием мужчин особу. К тому же она подняла и закрепила булавками капюшон, почти целиком скрывавший ее лицо от любопытных.

– Ми… леди и мне пришлось обойтись какой-то телегой, на наше счастье проезжавшей мимо. Вы, кажется, успели ее увидеть! – Роберт небрежно махнул рукой в сторону подъездной аллеи. – Надеюсь, здешнее гостеприимство позволит мне стереть из памяти пережитые испытания.

– Разумеется, милорд. Конечно.

Графтон, высокий, представительный мужчина с широкой грудью и крайне ограниченным воображением и преувеличенным сознанием собственной значимости, сделал знак лакеям.

– Надеюсь, обошлось без неприятностей? Никто не ранен?

– Мой кучер ударился головой, но ему уже лучше. Наши вещи привезут позже… если только меня не вызовут назад, разбираться со случившимся. Тем не менее после стольких лет мне наконец удалось найти время и посетить один из великолепных праздников Стивена! Да и миледи, наслышавшись поразительных историй об этих собраниях, жаждала развлечений. И вот мы здесь.

– Хозяин будет в восторге, милорд! У нас уже готова спальня. Не пожелаете подняться?

– Спасибо. Пожалуй, так мы и сделаем.

Роберт позволил себе плотоядно оглядеть Лидию.

– Беда в том, что, хотя отсутствие багажа не создаст мне неудобств, миледи надела дорожный костюм и у нее нет подходящего платья на вечер. Насколько я понимаю, у Стивена имеется специальный гардероб на такие случаи.

– Совершенно верно, милорд. Вы все найдете в Зеленой комнате, – сказал Графтон и низко поклонился. – Уверен, что хозяин будет рад, если ваша спутница выберет себе подходящий туалет.

– Еще раз спасибо.

Роберт небрежным жестом отпустил дворецкого и, взяв под руку Лидию, последовал за лакеем.

– И передайте привет хозяину, когда он проснется.

– Обязательно, милорд, будьте уверены. – Остановившись у подножия лестницы, Графтон крикнул вслед: – Уверен, что вы припомните наш распорядок: завтрак будет подан в столовой с четырех дня, обед – в десять вечера.

– И после этого начнется сам праздник, – сдержанно улыбнулся Роберт.

Он действительно помнил распорядок, установленный в доме Барема, но надеялся благополучно доставить в гостиницу Лидию вместе с письмом Таб уже к четырем часам.

– Благодарю. Если что-то понадобится, мы позвоним.

Лакей услужливо провел их через галерею и по коридору в большую спальню, окна которой выходили на лес. Едва за ним закрылась дверь, как Лидия откинула капюшон, осторожно стянув его с головы. Оказалось, что по указаниям Роберта горничная уложила ее волосы узлом, выпустив несколько вьющихся прядок, кокетливо обрамлявших лицо.

– Ну? Как видишь, все не так уж сложно!

– Это, – процедил он, – было самой легкой частью. Но то, что последует дальше, вряд ли придется тебе по вкусу.

Лидия, развязывая тесемки плаща, настороженно воззрилась на него:

– А что дальше? Выбор платья?

Роберт кивнул.

– Подожди здесь. Я пойду принесу несколько подходящих туалетов, и ты сможешь выбрать лучший, – объявил он, шагнув к двери.

– Нет, я тоже хочу пойти, – заупрямилась Лидия. – Я выберу платье прямо в гардеробной: так будет быстрее.

– Нет, – отрезал Роберт и, сжав ручку двери, оглянулся. Весь план – чистое безумие, и все же он здесь. И делает все, что хочет Лидия. Устраивает для нее приключение. Но если учесть, что все предметы, которые Стивен готов ссудить гостям для их забав, тоже находятся в Зеленой комнате, он не готов исполнить ее каприз и зайти так далеко.

– Останешься здесь. Чем меньше людей увидят твое лицо, тем лучше.

Не дожидаясь возражений, Роберт вышел и плотно закрыл за собой дверь.

Пока что они в полной безопасности. Барем и его гости крепко спят и начнут шевелиться не раньше трех. У них с Лидией имеется больше двух часов на то, чтобы найти письмо Таб и тихо удалиться. Но сначала ей нужно подобрать маскарадный костюм.

Зеленую комнату Роберт нашел довольно быстро, а вот с платьем для Лидии возникли затруднения. Все наряды, висевшие в огромном гардеробе, никак нельзя было назвать приличными. С большим трудом Роберту удалось выбрать три более-менее сносных платья. Перекинув их через руку, он вернулся в спальню.

Лидия стояла у окна. Заслышав шаги, она обернулась.

– Вот… самая скромная одежда, которую я только мог найти, – вздохнул Роберт, положив платья на кровать.

– Очень мило, – кивнула Лидия.

Она подняла изящный наряд из светло-вишневого шелка, словно похищенный из гарема восточного шейха, с воланами и оборками из газа и тюля. Однако слои прозрачной ткани доходили едва ли до середины бедра, а вырез открывал грудь едва ли не целиком. В таком наряде она будет все равно что голая.

– Пожалуй… это не подойдет, – выдавила Лидия, чувствуя, как краснеют щеки. Неужели Роберт не подумал о том, как она будет выглядеть в этих платьях?

Второе платье было из светло-зеленого атласа. Лидия не сразу поняла, что оно сшито на манер римской тоги. Оно свисало с одного плеча, и драпировка полностью закрывала грудь. Зато спина была открыта, причем гораздо ниже талии.

– Думаю… что нет… это тоже не подойдет.

Отложив атласное платье, она потянулась за последним: оно было воздушным, из белого шелка и темно-синего кружева. Лидия взмолилась, чтобы произошло чудо. Она не могла отделаться от мысли, что Роберт намеренно выбрал платья, которые она не сможет надеть и вынуждена будет оставаться в комнате до тех пор, пока он не найдет письмо.

Однако последнее платье вселило некоторую надежду. Приложив его к себе, Лидия повернулась к зеркалу.

– Это задумано как платье молочницы?

Роберт встал за ее спиной.

– Скорее уж это в стиле рококо.

– Ты прав, – вздохнула Лидия.

Платье было сшито по моде прошлого века: широкие верхние юбки с длинной присборенной нижней. Неглубокий вырез сзади отделан темно-синим кружевом, а на спине – кокетливая синяя шнуровка. Корсаж и юбка – оторочены кружевом. А сверху надевается очень красивое прозрачное верхнее платье.

Неприличным можно было назвать лишь вырез спереди, широкий и низкий, он едва-едва прикрывал грудь. Однако в этом вырезе топорщилось синее кружево, и Лидия рассудила, что оно прикроет все, что необходимо прикрыть.

– Вот это, – решила она, не желая, чтобы Роберт лишил ее столь увлекательного приключения, тем более что она наслаждалась каждым мгновением и трепетала от сознания, что творит нечто незаконное, предвкушая грядущую опасность.

Подняв глаза, Лидия взглянула на Роберта. Он все еще изучал ее отражение. Их глаза встретились в зеркале. Он коротко кивнул, отвернулся и посмотрел на каминные часы.

– Поскорее одевайся. Чем скорее ты будешь готова, тем скорее мы сможем начать поиски.

И тем скорее он сумеет положить конец этой пытке. Роберт до сих пор не верил, что отважился согласиться на такую эскападу и даже составил определенный план. У него уже ныло все тело, а дальше будет только хуже.

Продолжая прижимать к груди платье, Лидия огляделась, но, конечно, не нашла в комнате никакой ширмы.

Роберт процедил:

– Я отвернусь к окну. Тебе нужна помощь с этой шнуровкой. Скажешь, когда будешь готова.

Лидия, явно горевшая радостным энтузиазмом и наслаждавшаяся каждым моментом, дождалась, пока он подойдет к окну, и повернулась к кровати.

До Роберта донеслись шорох шелка и негромкое пение. Он определял, что делает сейчас Лидия, по тихим знакомым звукам, но упорно смотрел в окно, хотя не видел ничего, кроме деревьев и неухоженного газона. Однако перед глазами стояла она в нескромном платье. Он долго крепился и наконец заметил:

– Под это платье нельзя надеть сорочку.

Воцарившаяся тишина была более чем красноречива. Даже шорохи смолкли. Но потом Лидия негромко фыркнула, после чего Роберт услышал тихий шелест и попытался не задумываться над тем, что он означает. Только бы не дать воображению разыграться…

– Я готова.

Роберт повернулся.

Лидия стояла перед зеркалом в пене юбок из синего кружева, придерживая на груди расшнурованный корсаж.

Роберт сосредоточился на ее спине: это куда безопаснее, чем смотреть на грудь. Он поймал концы шнуровки и стал продевать через петли, затягивая как можно туже.

Подобную услугу он не раз оказывал бесчисленным дамам и поэтому действовал не задумываясь, старательно выбрасывая из головы непристойные мысли и образы. И это ему удавалось до тех пор, пока Лидия не вильнула бедрами.

– Я и не думала, что оно будет таким узким.

Он посмотрел в зеркало и уставился на соблазнительные белоснежные холмики груди, оттененные синим кружевом. Мысленно выругавшись, он опустил глаза на шнуровку. За десять лет Лидия стала чудо как хороша.

– Стой смирно, – проворчал Роберт. – Я затягиваю как нужно!

Жмурясь от обольстительного зрелища, он завязал шнуровку крепким двойным узлом. Таким, который будет не под силу развязать даже ему.

Лидия охнула, но тут же поняла, что Роберт все сделал правильно. Широко раскрыв удивленные глаза, она заглянула себе за спину, стараясь понять, что творится сзади.

– Что…

Полуобернувшись, она наконец увидела всю непристойность своего костюма: шнуровка доходила только до середины спины.

– О Господи! – воскликнула Лидия.

«Вот и я того же мнения…» – подумал Роберт. До него наконец дошла вся степень сотворенной им глупости, и теперь, когда смотреть на Лидию было невыносимо, оставалось только стиснуть зубы и терпеть. И стараться не пялиться на нее слишком уж откровенно. Потому что у него уже слюнки текут…

Когда он, изобретая этот план, позволил Лидии участвовать в рискованном предприятии, он вовсе не подозревал и не предвидел чего-то подобного. Платье оказалось эротической мечтой любого распутника, тем более в сочетании с такой кокетливой прической. А с этими волнистыми прядками, ниспадавшими до самых плеч, Лидия выглядела женщиной, просто молившей затащить ее в постель.

– Ну вот, – пробормотан Роберт, – все в порядке.

Еще бы не в порядке!

Собравшись с духом, он сжал ее локоть.

– Идем. Нужно найти письмо и поскорее избавиться от этого чертова платья.

Она бросила на него странный, почти затравленный взгляд, но позволила повести себя к выходу. Роберт открыл дверь и выглянул.

Все было спокойно. Ни гостей, ни суетящихся слуг. Взяв Лидию за руку, он вышел за порог и захлопнул дверь.

– Сюда.

Она пошла за ним, отставая на пару шагов. Они пересекли галерею и узким коридором вышли в другое крыло.

Лидия огляделась, отмечая ряд закрытых дверей. За каждой спали люди, общаться с которыми она не имела ни малейшего желания. Поэтому и старалась идти на цыпочках. При этом неприятные ощущения, которые она старалась игнорировать, еще усилились: она никогда не надевала платья, тем более такого, без всякого нижнего белья.

С каждым шагом тонкая сборчатая нижняя юбка, прижатая несколькими верхними из тонкого шелка и кружев, ласкала ее обнаженную плоть. Кроме платья, на ней остались только чулки и подвязки. И поэтому она чувствовала себя голой, непристойно открытой мужским взглядам.

Желая приключений, Лидия не представляла, что придется пойти на такое, но жаловаться она не собиралась. Впервые за эти годы она чувствовала себя по-настоящему живой. Впервые за все эти годы понимала, что толкало Табиту на дерзкие, необдуманные поступки.

Добравшись до конца крыла, Роберт стал спускаться по лестнице для слуг.

– Куда мы? – прошептала Лидия, подавшись к нему.

– В библиотеку. Барем держит все долговые расписки в ящиках письменного стола.

А она удивлялась, почему Роберт так уверенно ведет ее по дому Барема, словно знает каждый укромный уголок.

– Ты хорошо знаком с ним?

Они оказались на первом этаже. Роберт остановился перед дверью и посмотрел на Лидию:

– Был знаком.

Он открыл дверь, и они вошли в библиотеку. Закрыв дверь, Роберт кивнул в сторону письменного стола:

– А вот и он.

– Какой огромный! – ахнула Лидия.

– До Стивена он принадлежал его деду и отцу.

Роберт подошел к массивному, украшенному резьбой письменному столу, возвышавшемуся подобно толстому дубовому пню перед тремя окнами-эркерами. Лидия пошла за ним.

При каждом окне было широкое сиденье-подоконник, заваленное пышными подушками в красных бархатных наволочках. Окна выходили на ту же сторону, что и их спальня. Обойдя стол, Лидия увидела в обеих широких тумбах множество ящичков. Пространство между тумбами было совсем узким.

Лидия потрясенно насчитала четыре ряда. В каждом было по пять ящиков.

– Двадцать! – простонала она.

Роберт скорчил гримасу.

– Будем надеяться, что он держит долговые расписки не во всех сразу, – буркнул он, выдвигая первый.

Просмотрел содержимое, после чего выдвинул второй, третий…

И злобно выругался.

Надежды его не оправдались. Похоже, что лорд Алконбери хранил все долговые расписки, которые когда-либо получал. Сейчас его милости было тридцать пять. Последние пятнадцать лет он был завзятым игроком.

Глаза Лидии округлились.

– На то, чтобы обыскать все ящики, уйдет целая вечность!

Роберт мрачно глянул на часы.

– У нас всего полтора часа.

Он подтолкнул кресло к Лидии.

– Твоя сторона эта. Я возьму другую.

Если повезет, они найдут письмо Таб прежде, чем Барем или кто-то еще наткнется на них.

Глава 3

– Это абсурд. Совершенно безнадежно.

Лидия уставилась на гору расписок, громоздившихся на столе. Они работали десять минут, но она не освободила и четверти верхнего ящичка. Одного из десяти, что ей предстояло обыскать.

– Я думала, что джентльмены возвращают должникам оплаченные расписки.

– Большинство так и делают, – пробормотал Роберт, не отрывая взгляда от своего ящика. – Но есть и другие способы. Некоторые ставят подписи поперек расписок, подтверждая, что долг оплачен.

Он показал ей такую расписку, где роспись Барема красовалась поверх подписи Ригби Ландсдауна.

– Так почему Барем хранит весь этот мусор?

Роберт пожал плечами:

– Некоторые мужчины вешают на стены головы животных – свои охотничьи трофеи. Думаю, и эти расписки – нечто вроде трофеев Барема. Он играет больше пятнадцати лет и постоянно посещает игорные заведения.

– Ты прав. – Лидия ткнула пальцем в три расписки, которые разложила на столе. – Эта, десятилетней давности, от лорда Силлигборна. Эта получена пять лет назад от мистера Суонсона, а последняя – всего три месяца назад от виконта Суинборна.

Роберт фыркнул и уставился на расписки, которые держал в руке. Затем он наскоро просмотрел другие бумаги, разбросанные на столе, и спросил:

– Все твои расписки от людей, чьи имена начинаются на «С»?

Лидия вскинула голову, но тут же стала просматривать уже проверенные расписки.

– Да. Именно на «С». А твои?

– От людей, чьи имена начинаются на букву «Л».

– А это означает…

С трудом подавляя волнение, Лидия уставилась на первый ящик. Роберт открыл его, вынул наугад три расписки и кивнул:

– Да. Эти на «А».

– Слава Богу, хоть что-то прояснилось.

Лидия сунула лежавшие перед ней расписки в ящик, не заботясь ни о каком подобии порядка. Пусть Барем сам разбирается в этой путанице.

– Дай мне часть расписок.

Но Роберт сначала проверил второй ящик.

– «Б». Прекрасно. Все «А» – в этом ящике.

Он вытащил кипу расписок и разложил на столе. Лидия набросилась на свою долю и стала быстро перебирать бумаги всех размеров, форм и содержания. Некоторые оказались счетами от портного, а один – от модистки. Интересно, для кого шил туалеты закоренелый холостяк лорд Эвинли?

Какое-то время они молча рылись в документах, однако вскоре Роберт выпрямился и покачал головой.

– Что? – удивилась Лидия.

– Ты сказала, что Аддисон еще не заплатил долг? Его расписки здесь нет.

– Но не все эти расписки оплачены, – возразила Лидия.

– Если джентльмен платил Барему не здесь, а в другом месте, тот давал должнику карточку, на которой писал несколько слов, удостоверяющих оплату долга. После этого большинство кредиторов уничтожают оригинал расписки, но Барем держит их в этом столе. Так что эти все погашены.

Роберт принялся запихивать расписки обратно в ящик.

– Их слишком много, большинство безнадежно устарели, и потом, Барем не стал бы хранить денежные документы в таком беспорядке.

Лидия молча пододвинула ему остальные расписки.

– Так где же находятся еще не погашенные? – не выдержала она.

Роберт закрыл ящик и оглядел стол. Столешница была почти пустой. Ни одного документа. В углу стояла лампа. Сбоку – чернильница с пером и пресс-папье.

– Они должны быть здесь! Я сам видел, как он приносил сюда новые расписки и выходил без них.

Кончиком пальца он потрогал кожаную подставку для пресс-папье. Она не сдвинулась с места.

– Вот как! – улыбнулся он.

– Что? – выдохнула Лидия. – Что ты обнаружил?

Роберт сделал ей знак отойти.

Она отодвинула кресло назад и в сторону, чтобы дать ему место. Роберт встал на колени, заглянул под стол. Под столешницей оказался еще один ящик, который, однако, не выдвигался.

Но Роберт быстро нашел маленький рычаг и потянул. Что-то громко щелкнуло.

– Есть! – воскликнул он.

Ближайший край кожаной панели поднялся. Роберт встал и потянулся к подставке. Лидия с любопытством заглядывала поверх его плеча. Оказалось, что верх подставки – это кожаная прямоугольная крышка на петельках, скрывавшая потайной ящик, в котором лежали принадлежности для письма, нож для разрезания бумаг и еще один, перочинный, печати Барема, остаток свечи и воск. Тут же находилась связка долговых расписок толщиной дюйма три.

Роберт поколебался. Какого бы мнения он ни был о Бареме, все же нехорошо копаться в личных бумагах человека. Однако…

Собравшись с духом, он взял расписки, перебрал и вытащил конверт.

– Это почерк Табиты! – обрадовалась Лидия.

Роберт, осмотрев конверт, кивнул:

– С распиской Аддисона на обороте.

Он заглянул в конверт и вытащил оттуда тонкий, аккуратно сложенный, исписанный неровным почерком листочек и отдал Лидии:

– Проверь, то ли это, за чем мы пришли.

Вероятно, они отыскали письмо, но разве можно быть в чем-то уверенным, когда речь идет о несчастном слизняке Аддисоне?

Лидия развернула листок, подошла к окну и поднесла письмо к свету.

Роберт сунул конверт с распиской на место и закрыл потайной ящик, после чего придвинул к столу кресло. Отступил на несколько шагов и осмотрел стол. Все было в полном порядке. Никто не скажет, что здесь что-то искали.

Лидия все еще стояла перед окном, погруженная в чтение письма. Он уже хотел окликнуть ее, когда услышал тяжелые неспешные шаги в коридоре. Кто-то шел к двери. У Роберта оставалось всего несколько секунд, чтобы что-нибудь придумать. Защитить Лидию и изобрести правдоподобное объяснение своего присутствия здесь.

Выбор был крайне ограничен.

Лидия тоже услышала шум и подняла голову. В глазах ее мелькнул страх. Губы приоткрылись.

В этот момент он схватил ее за талию, поднял и, развернув, усадил на сиденье-подоконник. Не успела она опомниться, как он коленом поднял ее юбки.

Лидия едва сдержала крик. Она оказалась сидящей на каменно-твердых бедрах повесы: юбки задраны, коленки утонули в бархатных подушках.

Лидия сжала в руке письмо Табиты – поразительно детальное описание единственной ночи, проведенной в объятиях Аддисона, мягкотелого слизняка, – другую руку она положила на плечо Роберта. Голова ее кружилась, мысли мгновенно разлетелись, приведенные в полное смятение ощущением его руки, твердой и жаркой, на талии. Их разделял лишь слой тончайшего шелка.

Прежде чем Лидия успела прийти в себя, Роберт отпустил ее талию, поспешно растрепал ей волосы и завладел губами. Откуда-то издалека до Лидии, словно в тумане, донесся тихий щелчок дверного замка. Но тут восхитительные ощущения нахлынули, завертели ее в водовороте восторга и унесли. Окружающий мир перестал существовать. Остался лишь Роберт, страстно целующий ее, властно требующий, приказывающий и настаивающий на ответе, на полной и безоговорочной капитуляции. Его ладони сжимали ее лицо, и каждый долгий жгучий поцелуй, каждая бесстыдная ласка проникали в самые ее глубины, и она таяла, таяла…

Лидия бессильно обмякла на его груди. Она давно уже перестала дышать, и у нее не было сил даже удивляться подобному явлению. Весь ее разум, все ее существо было сосредоточено на Роберте и на том, что он с ней делает.

Он оторвался от ее рта, чтобы набрать в легкие воздуха, и прошептал в самые губы:

– Здесь Барем. Он наблюдает за нами.

Склонив голову набок, он осыпал ее жаркими поцелуями.

– Сделай вид, что изголодалась по мне.

Сделать вид?

Сунув письмо под складки шелка, Лидия положила руку на грудь Роберту и медленно повела пальцы вверх, наслаждаясь каждым мгновением. Ощущая твердые мышцы, массивное плечо… шелковистые черные волосы… Обхватив его голову, она ответила на поцелуй, потому что и без его просьб изнывала от чувственного голода к этому человеку.

Чуть приподнявшись на коленях, она прильнула к Роберту и стала осыпать его поцелуями. Только чтобы обнаружить, что между ними завязалась своеобразная дуэль, жаркий, страстный обмен поцелуями, Лидия застонала. Она не успевала отвечать на бурные ласки Роберта. Чем быстрее возрастала ее алчность, тем откровеннее становилось каждое его движение. Она всем своим существом сознавала, как рождается в нем отчаянная потребность в ее близости, в ее исступленных поцелуях. Он смело вел ее в бурлящий водоворот ощущений. Все дальше и дальше в неизведанное…

Откуда-то издали донеслось деликатное покашливание.

– Виконт, дорогой мой! – воскликнул Барем.

Роберт неспешно, с видимой неохотой и нетерпеливым вздохом поднял голову. Не делая ни малейшей попытки отстранить Лидию, он по-прежнему полулежал на сиденье-подоконнике среди подушек. Только картинно поднял бровь. Но при этом крепко сжимал ладонями лицо Лидии, опасаясь, что она вздумает обернуться и тогда Барем поймет, кто перед ним.

Барем понимающе улыбнулся:

– Какая радость вновь видеть тебя в этих стенах! Графтон упомянул о твоем приезде.

– Ты прав, старина, здесь очень мило, – скучающе протянул Роберт с видом человека, которого оторвали от весьма увлекательных занятий. Человека, который, только подчиняясь правилам вежливости, вынужден вести светскую беседу. – Понимаешь, я просто воспользовался возможностью присоединиться к вашей компании, но поскольку не был уверен в том, что дам хватит на всех, решил развлечься тут со своей… спутницей и в более спокойной обстановке, пока не встанут остальные.

Барем кивнул и улыбнулся, играя роль гостеприимного хозяина, но при этом продолжал изучать спину Лидии.

– Не помню, чтобы имел удовольствие познакомиться с твоей новой дамой.

Роберт улыбнулся, как кот, укравший сливки:

– Совершенно верно, старина. Ты ее не знаешь. Но надеюсь, не будешь возражать, если мы отложим знакомство? – Он красноречиво приподнял бедра, раскачивая Лидию. – Как видишь, сейчас мы очень заняты.

Барем ответил откровенно похотливой улыбкой, однако Роберт знал, что возражать он не будет. В конце концов, на его вечеринках подобные ситуации отнюдь не были редкостью.

– О, верно. Продолжайте. – Барем направился к двери. – Присоединяйтесь к нам, когда освободитесь. Скоро подадут завтрак. Вы оба, конечно, захотите восстановить свои силы для вечерних игр.

Повеса Роберт позволил себе расплыться в чувственной улыбке:

– Вне всякого сомнения. Мы оба придем.

Барем отсалютовал и взялся за дверную ручку. Роберт, не дожидаясь, пока он уйдет, припал к губам Лидии и проник языком в ее рот, в сокровищницу жарких, запретных наслаждений, отчаянно пытаясь запомнить ее вкус, прежде чем все предлоги для поцелуев исчезнут.

Оказавшись у двери, Барем приостановился и стал беззастенчиво наблюдать за парочкой.

Повеса обнял Лидию, притворяясь, будто хочет развязать шнуровку, и обнаружил, что двойной узел из крученого шелка легко поддался при первом же прикосновении. Шнуровка распустилась, края спинки разошлись, встопорщились, и он ощутил прикосновение другого шелка, горячего и чуть влажного, шелка, которым он желал обладать, чтобы сделать Лидию своей… стать ее повелителем.

Барем вышел и закрыл за собой дверь.

Роберт велел себе немедленно убрать руки, прервать поцелуй и помочь Лидии сменить весьма откровенную позу на более пристойную. Но ничего не мог поделать со своим телом, попавшим в паутину чувственного голода, оказавшегося сильнее и могущественнее, чем он подозревал. Огромное усилие воли потребовалось ему, чтобы вынудить себя отстраниться и едва слышно выдавить:

– Он ушел. Теперь можно встать.

Подняв свинцовые веки, он уставился в лицо Лидии, которое было сейчас совсем близко. Его пальцы все еще ласкали ее голую спину, из-за предательской шнуровки с каждым мигом обнажавшуюся все больше.

Лидия, в свою очередь, приоткрыла глаза, ошеломленно уставилась на Роберта и облизнула губы, не отрывая взгляда от его рта.

– Я не хочу вставать.

Но им нужно убираться отсюда!

– Лидия…

– Нет. Не спорь. – Она коснулась его губ своими, распухшими и влажными. – Только поцелуй меня и покажи – я хочу знать.

Скорее приказ, чем мольба…

Роберт из последних сил боролся со своими низменными инстинктами. Как было бы легко ответить и удовлетворить просьбу дамы. Ведь обязанность джентльмена – подчиняться!

Слишком хорошо он знал свою натуру – и не доверял ей.

И прежде чем он сумел собраться с мыслями, чтобы выдвинуть какой-то неопровержимый довод, Лидия взяла в ладони его лицо и снова поцеловала, на этот раз крепче, более пылко и куда обольстительнее, чем прежде. Жар этого поцелуя растопил остатки решимости. Все добрые намерения полетели к черту. Правда, Роберт попытался оборвать поцелуй и сесть, но она наклонилась над ним и положила руки на его грудь. Для того чтобы приподняться, ему пришлось бы схватить ее и отстранить, но его ладонь лежала на ее голой спине, и схватить Лидию не представлялось возможным. Роберт с трудом перевел дыхание.

– Письмо Табиты у нас. Нужно скорее бежать отсюда, – выпалил он и выругался про себя: голос был хриплым, а в тоне звучало скорее предложение, чем приказ.

– Рано, – отрезала Лидия, поудобнее устраиваясь на его бедрах – сплошное нежное тепло, – а обещание пламенного рая, таившегося между ее бедрами, было совершенно недвусмысленным.

Роберт подавил стон. Он был возбужден до такой степени, что испытывал настоящую боль. Качая Лидию на бедрах, он дал понять, насколько сильно его желание, и теперь она сгорала от любопытства. Это было видно по ее лицу. Лидия смотрела на него, точно зная, что момент настал. Тот единственный момент, тот единственный шанс, когда она сумеет узнать, испытать сама то, о чем мечтала годами. Сначала мечты были невинными, потом – не очень, но теперь, прочтя все, что писала Табита, все, что описывала в мельчайших деталях, Лидия не могла больше жить в неведении, не познав то, что необходимо познать каждой женщине.

Тем более что с ней Роберт, единственный мужчина, с которым она хотела это испытать. Они вместе, в этой комнате, где будут надежно отгорожены от всего окружающего мира и где он обнимает ее, одетую в платье, специально предназначенное для того, чтобы соблазнять мужчин.

И их необычная поза, и странная ситуация давали Лидии некий шанс убедить Роберта и преодолеть его внутреннее благородство. Его неизбежное сопротивление.

– Мы уйдем… но немного позже. – Голос Лидии сам собой понизился до знойного шепота.

Слегка приподнявшись, она глянула ему в глаза и медленно, подчеркнуто неторопливо воспользовалась преимуществом, которое давала ей развязанная шнуровка: скрестила руки на груди и сдвинула с плеч крохотные кружевные рукавчики. Если она хочет добиться успеха, необходимы крайние меры. Нужно быть храброй: фортуна благоволит смелым.

Глаза Роберта расширились. Из-под длинных ресниц блеснуло расплавленное серебро. Под бедром Лидии шевельнулась нетерпеливая плоть.

Лидия выпростала руки из рукавов, и корсаж спустился до талии. Она не смотрела на свои обнаженные груди, а вот взгляд Роберта был устремлен на ее упругие холмики. Зато она наблюдала за ним, видела, как продолжает плавиться от жара серебро его глаз, как твердеет его лицо, становясь все более суровым, как медленно сжимаются зубы.

Он глубоко, прерывисто вздохнул.

Но прежде чем попытался что-то сказать, Лидия тихо прошептала:

– Только не пытайся меня убедить, будто тебе не нравится то, что видишь. – И чуть шевельнулась, придавив своим лоном его мужское достоинство. При этом грудь обнажилась еще больше и оказалась совсем близко.

Лидия чувствовала себя бесстыдной распутницей. Мощный бугор, прижатый к низу ее живота, затвердел еще сильнее, превратившись в горячий мраморный шар, и это чувствовалось даже через ткань.

Не сводя глаз с груди Лидии, Роберт судорожно сглотнул и облизнул губы.

– Лидия…

Он не мог поверить, что это происходит с ним. И не мог оторвать взгляда от сказочно красивой груди цвета слоновой кости, так откровенно выставленной напоказ.

Какая-то часть его сознания была откровенно удивлена, что это вообще ему удалось. Он еще не убрал руку со спины Лидии, наслаждаясь ощущениями, другая его рука лежала на ее талии… Несмотря на все старания, он, казалось, мигом растерял всю силу, всю способность действовать.

Роберт скрипнул зубами.

– Нам нельзя этого делать.

Огромные голубые глаза Лидии распахнулись еще шире.

– Почему нет?

Его зубы стиснуты так, что челюсть сейчас треснет.

– Потому что…

Он слегка поколебался в поисках подходящих фраз и доводов, но Лидия с понимающей улыбкой помогла ему:

– Потому что я не из тех дам, с которыми ты обычно проводишь время в подобных занятиях?

– Совершенно верно, – кивнул он. Слава Богу, она хотя бы это понимает! – Это и есть главная причина.

К сожалению, Лидия не обратила на эту причину никакого внимания. Разведя полы его фрака, она стала расстегивать пуговицы его жилета, желая побыстрее раздеть Роберта. Просунула руки под его рубашку и медленно провела ладонями по груди и животу, наслаждаясь тем, что испытывала. В этот момент глаза ее походили на васильки.

– Возможно, в обычных обстоятельствах этой причины было бы довольно, чтобы остановиться. Но не делать того, чего мы оба так хотим… – пробормотала она. Ее голос напоминал песню сирены и обольщал с тем же волшебством… – Роберт, через год-другой я окончательно заслужу звание старой девы, и впереди меня никто и ничто не ждет. Поэтому…

Ее руки вновь легли на его плечи, сжали щеки, и она подалась ближе, так что ее роскошная грудь прижалась к его груди. Роберт ощущал ее тепло и изнемогал от желания.

Теперь их лица разделяло всего несколько дюймов. Он не смел дышать, не пытался шевельнуться, иначе он потеряет голову, и тогда… тогда пропадет навсегда. И навсегда лишится разума. Не станет слушать никаких уговоров. Он станет ее верным рабом.

И кажется, это уже произошло.

Лидия удерживала его взгляд, и Роберт не мог отвернуться.

– Я проживу жизнь и умру старой девой, – спокойно констатировала она, – но я хочу один раз, единственный, быть с тобой. Пожалуйста, Роберт, не заставляй меня умолять.

Роберт твердил себе, что у него хватит сил воспротивиться, и какое-то время он собирался с духом сказать то, что должен был сказать. Но тут Лидия улыбнулась мягкой, задумчивой, сожалеющей и такой понимающей улыбкой, подалась вперед и нежно поцеловала его.

– Пожалуйста, Ро… – выдохнула она ему в губы и отстранилась, ровно настолько, чтобы видеть его глаза. – Сделай это ради того дня в саду, когда ты вальсировал со мной и поцеловал… Пожалуйста, только покажи мне.

Что он мог сказать?

Оставалось лишь тяжело вздохнуть и смириться с тем, что было неизбежно с самого начала.

Он неожиданно понял, что, воспротивившись, просто отринет правду. Правду, которой жил десять долгих лет. Правду, которой невозможно избежать. Ведь именно по этой причине он так и не женился. Может, именно поэтому и Лидия так и не пошла к алтарю. Над этим следовало поразмыслить, но сейчас у него были другие дела, другие занятия.

– Так и быть, – мрачно пробормотал он. По телу Лидии прошла дрожь ожидания, как у скаковой лошади перед выстраданным финишем. Роберт наконец позволил своим горящим ладоням ласкать ее. – Как пожелаешь.

Он стал целовать ее, давая понять, каковы его истинные намерения. Она дрожала и трепетала в его объятиях, с каждым мгновением все крепче сжимая руки, пытаясь притянуть его к себе. Подгоняя и требуя. Но он в этом не нуждался.

Роберт потянулся к волосам Лидии, распустил узел, разбрасывая шпильки, и длинные шелковистые пряди раскинулись по ее плечам. Он снова стал ее целовать, стараясь взять все, что мог, и отдавая ей куда больше, чем она просила.

Его пальцы скользили по ее шее, по набухшей груди, играли с сосками. Лидия затаила дыхание. Воздух никак не хотел проходить в легкие… Роберт сжал ее грудь и стал мять, пропуская нежную плоть между пальцами, отчетливо сознавая, что этого недостаточно. Ни для него, ни для нее. Лидия охнула и ответила на поцелуй. Отчаянно, безоглядно.

Он сжал ее талию и проложил дорожку из жарких поцелуев по шее, к ямочке между ключицами, где тревожно колотился пульс, и ниже, к вершинке груди. Снова обвел языком сосок, прислушался к частому дыханию Лидии, чуть прикусил тугой бутон, вобрал в рот и стал сосать.

Лидия вскрикнула, но тут же плотно сжала губы. На миг оторвавшись от нее, Роберт прошептал:

– Никто не услышит. Столовая – на другом конце дома.

Он жадно слушал ее вскрик. И хотел слышать больше. Сделать все, чтобы она кричала, забыв об осторожности. Дать больше. Взять больше. Больше, куда больше, чем ожидала Лидия. Больше, чем она мечтала. Но не больше, чем хотела.

Запустив руку в волосы Роберта, закрыв глаза, чтобы не видеть, как он целует ее грудь, Лидия обняла его и впитывала каждое ощущение. Позволяла ему освежать ее иссохшие, завядшие чувства. И под его ласками эти чувства набухали, распускались и расцветали.

Она открылась ему, желая получить больше. Более острые, более яркие ощущения. Сейчас каждый ее нерв был напряжен, дрожал как струна при любом прикосновении, натягивался в ожидании того, что будет дальше. Жар разливался под ее кожей, горел в крови, собирался внизу живота.

Она снова поерзала, ощутила, как Роберт на мгновение застыл. Горячая рука подняла ее юбки, погладила бедро, скользнула выше и нашла полушария ягодиц. Он гладил, сжимал и снова гладил, отвлекая ее. Пальцы другой руки ласкали внутреннюю сторону бедра, тугие завитки и проникли чуть дальше. Коснулись, погладили, нашли чувствительный бугорок, раздвинули створки лона…

Лидию трясло, словно она стояла на краю пропасти, в которую вот-вот прыгнет, но тут он стал целовать еще более самозабвенно, а палец проник внутрь.

Лидия тихо застонала, когда палец стал ритмично наступать и удаляться, а пламя в ней разгоралось все сильнее, пока не заполыхало, как при лесном пожаре. И тогда она не смогла больше ждать.

Слегка оттолкнув Роберта, Лидия принялась лихорадочно откидывать юбки, пока не нашла пуговицы на его брюках.

Руки Роберта были спрятаны под прозрачными слоями шелка и батиста, так что он не успел остановить Лидию, но когда она расстегнула ему брюки, Роберт выругался, сжал ее бедра и приподнял так, что она оседлала его и, потеряв равновесие, упала ему на грудь.

– Роберт! – умоляюще выдавила Лидия.

– Д-да, – выдавил он, хотя понятия не имел, о чем она хотела сказать. Вряд ли они сейчас могли обмениваться вопросами. – Только подожди минутку…

Лидия всхлипнула от нетерпения, но Роберт ощущал только, что внутри она влажная и горячая и готова принять его. Он тоже готов взять ее, и нет смысла и дальше длить эту пытку.

Он подвел свою плоть к лепесткам ее лона, поднял бедра, сжал ее ноги и начал медленно входить.

Лидия охнула, задохнулась, однако, словно поняв, что делать, стала потихоньку опускаться на упругое копье.

Почувствовав преграду ее девственности, Роберт остановил Лидию, поднял ее и снова стал опускать. Лидия закрыла глаза, но когда она почувствовала, что он снова в ней, лицо отобразило неземное блаженство.

Не прошло и минуты, как она все поняла и усвоила, а потом поднялась еще дважды, после чего Роберт сильнее сжал ее бедра и одним мощным толчком преодолел преграду. Лидия со сдавленным криком вобрала его в себя целиком, окутав влажным обжигающим жаром. Роберта же одолевала мучительная потребность вскинуть ее вверх и с силой опустить, а затем вонзаться раз за разом в ее тугое лоно.

Он скрипнул зубами, противясь отчаянному порыву, однако выражение ее лица – мимолетная гримаса боли, смытая чувственным восторгом, – запечатлелось в его душе.

– Легче, – пробормотал он, направляя Лидию.

Она следовала его безмолвным указаниям, сначала осторожно, потом все самозабвеннее, особенно когда боль утихла и осталось одно лишь наслаждение. Наслаждение, которое она была намерена получить сполна и разделить с ним.

Лидия приоткрыла глаза и повелительно выдохнула:

– Покажи, как сделать это. Как угодить тебе.

– Ты великолепна. Поистине великолепна. И с тобой мне хорошо, как ни с одной женщиной.

Но говоря это, он продолжал сжимать ее бедра, стараясь сохранить ритм и установить нужный темп. Позволил напряжению копиться, нарастать… а желание все сильнее их подстегивало.

В последний, отчаянный момент Лидия припала к его губам. Они целовались пылко, страстно, сплетаясь языками, в том же чувственном ритме. Роберт сделал выпад, удерживая ее на месте, чтобы проникнуть еще глубже, и… плотина наконец прорвалась, и поток унес их с собой, а огонь страсти навсегда выжег на обоих свое клеймо, наполнил их и поглотил. Остался лишь нестерпимый жар и неутомимый ритм. Реальность раздробилась на миллион осколков, и они полетели в пропасть, беспомощные, но счастливые. Пока экстаз не прорвался, как солнечный луч сквозь тучи, и не испепелил их. Оставив обоих в полубессознательном состоянии, довольными, обессиленными, но исполнившими заветную мечту.


Его временным помрачением воспользовались!

Роберта не раз обвиняли в том, что он пользуется слабостями дам. Как правило, обвиняли сами дамы – всегда после свершившегося и всегда несправедливо.

Но на этот раз соблазнили его. Повесу Роберта Джеррарда.

Его совратили, вскружили голову и заставили овладеть невинной девицей. Принудили к капитуляции.

Глядя в потолок и обнимая Лидию, лежавшую на его груди, он никак не мог согнать с лица улыбку.

Он всегда подозревал, что дамы слишком уж яростно протестуют.

Темно-серое, с нависшими тучами небо за окном сейчас казалось ему голубым и безоблачным. Теперь оставалось только найти способ как-то довести до сведения Лидии, что ей не суждено умереть старой девой. И что, как он только сейчас обнаружил, всякое сопротивление бесполезно.

Глава 4

Еще через час Лидия позволила Роберту спешным порядком протащить ее по заросшим газонам Аптон-Грейндж под прикрытие окружающих деревьев. Было уже около пяти. На землю спустились сумерки.

Как только их поглотила лесная тьма, Роберт замедлил шаг, взял Лидию под руку и помог перебраться через груды хвороста. Вскоре они добрались до тропы.

– Этой дорогой мы вернемся в гостиницу, – сообщил он.

Лидия кивнула. Она все еще не пришла в себя, и казалось, находится далеко отсюда. Вид у нее был такой, словно обычные повседневные вещи больше не имели для нее значения.

Роберт почти все время молчал. Он был спокоен, собран и решителен.

Лидия исподтишка наблюдала за ним. Видела, как он оглянулся, внимательно осмотрел деревья и собравшиеся под ними тени. Он по-прежнему был напряжен, очевидно, ожидая, что на них могут напасть и ему придется ее защищать.

Она едва заметно покачала головой. Вполне возможно, что жаркие объятия производят на мужчин совершенно иной эффект. Сама же она, несмотря ни на что, не шла, а плыла по воздуху и с трудом сгоняла с губ глупую улыбку. Будь она одна, не снизошла бы до таких усилий, не стала бы сдерживаться. Пусть с трудом, но дождалась, пока останется одна, чтобы мысленно, с безумным восторгом перебирать в памяти каждую деталь.

Она вернула письмо Табиты и получила неожиданную награду: чудесное и познавательное приключение, от которого не отказалась бы за все сокровища мира. И все это без нежелательных последствий. Ей не пришлось платить дорогую цену. Она просто улучила момент, рискнула и победила!

Жаль только, что пришлось оставить в Аптон-Грейндж белое с синим кружевом платье. Едва она оправилась настолько, что смогла стоять, Роберт принялся торопить ее, желая поскорее и благополучно убраться из дома Барема, и предпочтительно, не встретив ни одной живой души. Он утащил ее наверх, помог переодеться, снова завернул в плащ и заставил поднять капюшон.

В последний раз Лидия видела белое с синим платье, когда оно беспорядочной грудой валялось на полу. В этом наряде она чувствовала себя… другой. Более свободной.

Оно показало Лидии стороны характера, о которых та даже не подозревала. Но от этого чувствовала себя еще лучше, словно получила в дар некую власть, некое могущество. Табита часто употребляла это слово, однако Лидия не особенно обращала на него внимания. До этого момента. Пожалуй, стоило пойти на многое, чтобы получить все это!

И она навсегда сохранит нежные воспоминания о белом платье, символе мгновения ее торжества. Единственного момента в жизни, когда она вырвалась из рамок надежности и здравого смысла и потянулась к тому, о чем давно мечтала. Единственного момента в жизни, когда она подчинялась порыву, а не здравому смыслу.

Возможно, стоит заказать модистке такое же платье…

Лидия все еще размышляла об этом, когда они добрались до дороги и свернули влево. Дорога все еще утопала в грязи, но обочины достаточно просохли, чтобы по ним можно было благополучно пройти. Шагая рядом с Лидией, Роберт смотрел вперед, в надвигающуюся темноту. Иногда он оглядывался. За ними никто не следовал.

– Думаю, мы в безопасности. Вряд ли кто-то заметил наш уход. Все гости и большинство слуг были либо в столовой, либо поблизости, а это противоположный конец дома. И мы ничего не украли: я серьезно сомневаюсь, что Барем знал о существовании письма.

Лидия невольно подняла руку к корсажу, за которым лежало письмо Табиты.

– Всего один листок!

Роберт кивнул.

– Барем будет удивлен и озадачен, а узнав о нашем исчезновении, заподозрит неладное. Но, учитывая, что у него ничего не пропало, он просто выбросит из головы мысли о моем весьма странном появлении. Разве что спросит при следующей встрече, куда я подевался.

Поскольку в последнее время их дорожки почти не пересекались, следующая встреча произойдет скорее всего через несколько лет, а к тому времени Барем, вероятно, обо всем забудет.

– Нас видели только он и слуги, так что можно не бояться, что кто-то тебя узнал.

– Хм-м…

Не дождавшись более связного ответа, Роберт взглянул на Лидию. В сумеречном свете он едва различал черты ее лица. Когда Лидия лежала на его груди, там, в библиотеке Барема, было заметно, что она еще не пришла в себя и пребывала на седьмом небе, во власти чувственного восторга. Но этого следовало ожидать. К тому времени он сообразил, что сейчас самое главное – благополучно добраться до гостиницы, пока никто не знает о ее падении, пока ее репутация остается в неприкосновенности. Поэтому ему было не до болтовни. Теперь же, когда все обошлось и перед ними выросло здание гостиницы, Роберт, немного встревожившись, стал гадать о причине ее упорного молчания.

Что же оно означает, это молчание? И что она чувствует после того, что произошло в Аптон-Грейндж? Сам он считал эти мгновения лучшими и важнейшими в своей жизни. Помимо испытанного им чисто физического экстаза он чувствовал другое, неопределенное, неуловимое, но очень значимое изменение, которое случилось с ними обоими, и уж он, конечно, не собирался тратить время, делая вид, будто ничего не было.

Глубоко вздохнув, он остановился.

– Лидия… насчет…

– Робби, там, в библиотеке… – Она повернулась к нему и осеклась.

Они заговорили одновременно.

Роберт сдержанно кивнул, предлагая ей продолжить.

Лидия судорожно вздохнула и вскинула подбородок: по его опыту подобные жесты сулили недоброе.

– Я хотела удостовериться, что мы поняли друг друга… – она неопределенно повела рукой, – относительно того, что случилось в библиотеке.

Несмотря на темноту, Роберт уверенно поймал ее взгляд.

– Когда мы нашли письмо или когда были вместе?

Она поджала губы, но все же кивнула.

– Последнее. Хочу заверить тебя, что никому и никогда не упомяну об этой… истории и, уж конечно, не ожидаю и не потребую, чтобы ты сделал предложение, только… только из-за этого случая.

Случай? Вот в каком свете она видит то, что было между ними!

– Тебе это не понравилось?

Лидия недоуменно моргнула и всмотрелась в его лицо:

– Как это может не…

– Лидия… ты наслаждалась так же, как я, или нет?!

Она, не сводя с него глаз, подняла подбородок еще выше.

– Да. Конечно, да. Но ты, как признанный любимец женщин, прекрасно все знаешь. Так что это вряд ли явилось для тебя сюрпризом.

Роберт фыркнул:

– Когда речь идет о тебе… и твоей сестре, меня уже ничто не может удивить. Однако сначала давай уточним: ты наслаждалась нашей встречей?

Глаза Лидии вызывающе сверкнули.

– Если так уж хочешь знать, да, и очень. Все было прелестно.

Прелестно? Сам он выбрал бы такие эпитеты, как «поразительно, невероятно, незабываемо». Но «прелестно»?!

– Но, невзирая ни на что, – продолжала Лидия тоном, исполненным твердой решимости, – я хочу, чтобы между нами все было абсолютно ясно. И не желаю слушать всякую чепуху насчет того, что ты обязан предложить мне руку, потому что мы… были близки. Повторяю, никаких предложений, сделанных из ложно понятого благородства. Мало того, если кто-то пронюхает, как все было, и начнет настаивать, я без обиняков дам понять, что сама соблазнила тебя, а не наоборот. – И, повернувшись, с гордым видом Лидия направилась к гостинице.

Прекрасно. Ничего не скажешь, прекрасно!

Роберт догнал Лидию, сжал ее локоть и повел дальше, грустно распрощавшись с такой привлекательной до этого момента идеей заявить ей, что необходимость выйти за него замуж диктуется правилами приличия.

Они оказались напротив гостиницы. Из-за того что они прибыли в Аптон-Грейндж на повозке, Лидия не надела патены; чтобы перенести ее через раскисшую дорогу, Роберт взял ее на руки. А пока нес ее к крыльцу, обдумывал, как лучше объяснить ей все произошедшее. Ему не хотелось признать истинную причину, по которой он был твердо намерен жениться на ней, и, уж во всяком случае, пускаться в объяснения. В конце концов, есть и другие способы опровергнуть ее аргументы: недаром его прозвали повесой.

Он стоял у крыльца гостиницы, отмечая упорное молчание Лидии. Именно это молчание заставило его настороженно оглядеть ее.

Ее отсутствующий взгляд подтвердил, что она упорно думает, планирует, что-то замышляет. Дурной знак. Особенно если мечтаешь о спокойной, счастливой жизни вдвоем с любимой женой.

– Что? – неожиданно спросил он.

Лидия встрепенулась, вскинула голову и, поколебавшись, пробормотала:

– Ничего…

Роберт сжал кулаки и сказал себе, что это не важно. Отныне он все равно не выпустит ее из виду. Во всяком случае, пока не поговорит с ее отцом и не услышит из ее собственных уст, что она согласна выйти за него.

Осторожно поставив Лидию на ступеньку крыльца, он подошел к скребку для обуви. Лидия не сдвинулась с места, оглядывая дорогу, ведущую в Уилтшир.

– Еще слишком грязно, чтобы рискнуть ехать в экипаже, – заметил Роберт. – Даже в моей коляске. Если ночью пойдет дождь, считай, мы заперты здесь по крайней мере до послезавтра. Но даже если дождя не будет, вряд ли до этого времени можно отправляться в путь.

Лидия фыркнула и взглянула в другом направлении, на дорогу, ведущую в Лондон.

– Там тоже все тонет в грязи, – предупредил Роберт. – На шоссе будет лучше, но до него больше двух миль, а дорога – сплошное месиво.

Лидия молча подождала, пока он закончит очищать грязь с подошв, затем повернулась и вошла в дом.

Роберт, улыбаясь про себя, последовал за ней. За стойкой стоял Билт, готовый выполнить любой приказ.

– Нам стоит поужинать, – предложил Роберт Лидии. Никогда не помешает покормить женщину после дня, проведенного в наслаждениях, особенно если намереваешься еще раз испытать это наслаждение ближайшей же ночью.

Билт вопросительно смотрел на парочку.

Лидия обернулась к Роберту. Вид у нее был рассеянный. Брови сведены к переносице.

Он чарующе улыбнулся, подошел к ней и, взяв ее руку, поднес к губам.

– Ты, вне всякого сомнения, хочешь освежиться после наших приключений, – сказал он, улыбаясь.

Лидия наклонила голову.

– Ты совершенно прав. Я немного устала.

Роберт выпустил ее руку, и Лидия пошла к лестнице. Он обратился к Билту:

– Надеюсь, миссис Билт сможет подать нам ужин?

– Разумеется, милорд, – заверил хозяин. – Через час мы накроем стол в гостиной.

Роберт кивнул и направился вслед за Лидией. Не ей одной строить планы и интриговать!


Стоя у камина в гостиной, Роберт ждал Лидию. Заслышав шаги, он повернулся.

Лидия остановилась. «Все-таки Роберт джентльмен, – подумала она, – джентльмен, на пути которого осмелятся встать лишь немногие». Несколько мгновений она упивалась видом любимого человека, но потом закрыла дверь и вошла. Только тогда она поняла, что Билт тоже здесь – наливает вино в бокалы.

Стол был накрыт на двоих: похоже, миссис Билт обо всем позаботилась. Белоснежная скатерть, сверкающие столовые приборы, красивый серебряный подсвечник в самом центре.

Роберт взял Лидию за руки, подвел ее к столу. Отодвинув стул, он дождался, когда она сядет.

– Боюсь, сегодня не будет роз, – прошептал он ей на ухо. – Сейчас середина зимы, и мы далеко от цветочных магазинов.

Лидия пожала плечами, молча наблюдая, как он садится напротив. Стоило ему кивнуть, как Билт немедленно появился с супницей и наполнил тарелки, после чего поставил супницу на буфет и удалился.

Не зная удивляться или радоваться, Лидия взяла ложку и стала есть. Как же она проголодалась! Да и Роберт не страдал отсутствием аппетита.

Как только они доели суп, в комнате немедленно возник Билт и убрал тарелки.

После его ухода Роберт стал расспрашивать Лидию о Табите.

И она не задумываясь стала рассказывать обо всех событиях, случившихся в семье за последние десять лет.

Затем, желая ответить любезностью на любезность и, если возможно, отвлечь его, Лидия стала расспрашивать Роберта о его матери, виконтессе Джеррард, с которой была знакома. К ее удивлению, Роберт оказался столь же откровенным и подробно поведал ей о своей жизни в загородном поместье и в Лондоне.

Когда Билт пришел убрать остатки бисквита, пропитанного ликером и залитого сбитыми сливками, Лидия вдруг обнаружила, что весело смеется, давно уже расслабилась и чувствует себя вполне непринужденно. Такого она уж точно не ожидала, особенно входя в эту комнату. Вид Роберта заставил ее насторожиться. Стоило им встретиться глазами, как она преисполнилась уверенности в том, что он что-то задумал, уже успел составить собственный план, преследует цель, желая что-то получить от нее.

Цель была ей не известна, но теперь ее подозрения почти улеглись. Роберт был неотразимо обаятельным и, казалось, не представлял ни малейшей угрозы.

Он взял ее за руку:

– Пойдем. Посидим у огня. Еще рано.

Она позволила ему подвести ее к диванчику, стоявшему наискосок от камина. Оба уселись и стали смотреть на огонь.

– Помнишь, как мы забрели в сад старой миссис Суитин и она натравила на нас терьера?

– Табита забралась тебе на спину, – засмеялась Лидия.

– А ты схватила мою руку и спряталась за моей спиной…

Пока они предавались воспоминаниям о детских проделках, Билт убирал со стола. Он даже предложил Роберту бренди, но, когда тот отказался, тихо вышел.

Лидии было так хорошо, так уютно рядом с этим человеком, что она не могла ощутить угрозы. Исходившей не от него, а от нее. От другой ее ипостаси.

Пытаясь стать прежней, разумной и рассудительной, она глубоко вздохнула, смело встретила его взгляд, но тут же опустила глаза на сцепленные на коленях руки.

– Я говорила с Уишартом, своим кучером. Он сказал, что к утру дороги подсохнут. Так что после завтрака я отправляюсь домой.

– Домой, в Уилтшир? – спросил Роберт, немного помолчав.

Лидия кивнула.

– Я нашла письмо Таб. За этим и приезжала. Но нашла не только это…

Роберт, в свою очередь, кивнул и слегка улыбнулся:

– Помнишь, как мы встречались в саду?

– Конечно!

Эти моменты были самыми счастливыми в ее жизни.

– А во время последней встречи мы вальсировали.

– Да.

Как она может забыть?!

Его улыбка стала шире. Поднявшись, он поймал ее руку:

– Пойдем, потанцуй со мной!

Она не смогла устоять. Вальс для нее знаменовал расставание. Как в тот раз…

Когда он привлек ее к себе и стал тихо напевать, в точности как много лет назад, ей показалось, что и эта встреча закончится вальсом.

Подняв голову, глядя ему в глаза, она позволила себе унестись в прошлое. Теперь она вальсировала куда лучше. Как и он.

Роберт медленно кружил ее по комнате, и Лидия впервые чувствовала себя единым целым с мужчиной. Пусть она нервничала, когда его ладонь гладила ее спину, пусть застывала и напрягалась, когда он был рядом… теперь, после того как они стали близки и она плыла в его объятиях, ее тело, ее чувства и даже разум, казалось, твердили, что именно здесь – ее место.

Они расслабились, наслаждаясь танцем, и позволили этому простому удовольствию нести их по волнам неслышной музыки.

Их взгляды встретились. Медленно, шаг за шагом Лидия тонула в тепле его взгляда. Постепенно Роберт замедлил шаг. Перестал напевать. И все же она не думала освобождаться от его рук, державших ее осторожно, как хрупкое стекло. Он опустил голову. Неспешно. Давая ей время отстраниться. Если она того захочет.

Когда его губы были совсем близко, Лидия сама подняла голову и позволила себя поцеловать. Их поцелуй с каждой секундой становился все более пылким. Тепло снова проникло в каждую частичку ее тела. Роберт обнял ее крепче. Она буквально вплавилась в него, в его объятия, готовая снова ощутить его обольстительную силу.

Руки Роберта лихорадочно гладили ее спину. Вскоре они спустились ниже, сжали ягодицы, словно вбирая ее целиком, давая понять, как сильно он жаждет ее, как страстно желает.

При этой мысли Лидию охватил озноб.

Она не задумывалась о том, хочет ли его: нарастающее тепло превратилось в жар и вливалось в ее вены, чтобы собраться внизу живота. В ней вдруг открылась странная болезненная пустота, и Лидия мгновенно поняла, что ей необходимо сейчас, чего она добивается… Какие чувства Роберт вызывает в ней.

Она чуть отстранилась, пытаясь набрать воздуха в легкие. Но руки Роберта, нежные умелые руки легли на ее грудь.

– Робби… что ты делаешь?

Его губы улыбались, хотя лицо оставалось замкнутым.

– Соблазняю тебя. Ведь соблазнила же ты меня в библиотеке! Теперь моя очередь. – Он снова нагнул голову, поцеловал ее долгим, сладостным, мучительно нежным поцелуем и прошептал: – Как думаешь, мне это удается?

Лидия поколебалась, обдумывая ответ. Что сказать? В чем признаться?

– Да, конечно… – решилась она наконец.

– Вот и прекрасно, – кивнул Роберт, сжимая ее талию. – Пойдем наверх.

Лидия с недоумением посмотрела на него.

– Хочу, чтобы ты лежала в постели. Подо мной. Я подарю тебе истинное наслаждение. А для этого необходима кровать.

Он признанный эксперт во всем, что касается женщин. Кто она такая, чтобы спорить?

Изнемогая от предвкушения, Лидия кивнула:

– Пойдем.

Ноги не держали ее, но Роберт велел ей опереться на его руку.

Он открыл дверь гостиной и проводил Лидию к лестнице. Она раскраснелась, губы ее слегка опухли. Роберт огляделся в поисках Билта и увидел его в распивочной: слишком далеко, чтобы заметить что-то подозрительное.

Они стали подниматься по ступенькам: Лидия впереди, он – за ней. Оба успели добраться до верхней площадки, а Лидия – даже исчезнуть из виду, прежде чем запыхавшийся Билт подбежал к лестнице.

– Вам еще что-то понадобится, милорд?

– Нет, спасибо, Билт, мы идем спать.

– Я позвоню, если понадобится помощь, – сказала Лидия. – Пожалуйста, передайте это моей горничной. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, мисс, милорд!

Билт поспешил обратно в распивочную.

Мысленно благословляя Господа за поздних посетителей, Роберт последовал за Лидией в ее спальню и закрыл за собой дверь.

На столике рядом с большой кроватью с четырьмя столбиками, стоявшей у стены, горела единственная свеча. Занавески были приспущены, но не задернуты, открывая толстый матрац, застеленный белоснежными простынями под канифасовым покрывалом, и пышные подушки. В камине ярко горел огонь, бросая на пол и стены мерцающие золотистые отблески. Лидия остановилась у кровати и обернулась.

Не сводя с нее взгляда, Роберт неспешно преодолел короткое расстояние, разделявшее их, притянул ее к себе и закружил в вальсе поцелуя.

Впервые в жизни он отдался страсти, без размышлений, без колебаний. Отдался постепенно нарастающему жару и… и ей, целиком и безвозвратно.

Лидия была столь же безрассудной и безоглядной, и он ощутил это в ее поцелуе, в безудержном пыле, который она не трудилась скрыть… или хотя бы замаскировать.

Они стали с лихорадочной поспешностью сбрасывать одежду, отрываясь друг от друга только для того, чтобы снова слиться в жадном поцелуе. Желание возрастало, сменяясь страстью, посылая неистовые языки огня, сжигавшие обоих. За окном завывал ветер, но они ничего не замечали.

Выступив из озерца платья и сорочки, Лидия шагнула к Роберту и ахнула, когда он, обвив руками ее талию, притянул ее к своей широкой груди. Их губы снова слились, и Роберт остро ощутил безумную жажду, страсть и яростное желание, связавшее обоих. Лидия словно растворилась в нем: голая грудь – к его груди, обнаженные бедра – к обнаженным бедрам.

Роберт отнял руку от упругой груди, от соска, который все это время нежно теребил, и поднял голову, но только для того, чтобы осыпать горячими поцелуями шею Лидии, ее ключицы, грудь и ноющие соски.

У Лидии закружилась голова. Нервы не выдерживали обвала нахлынувшего блаженства. Горячие губы прижались к ее животу. Не поднимая тяжелых век, Лидия зарылась руками в его волосы, почувствовала, как Роберт гладит ее бедра и скатывает чулки.

Она послушно выступила из чулок – от туфель она избавилась за несколько минут до этого. И сейчас ждала, когда он поднимется с колен, сбросит брюки и…

Его губы прижались к крохотным завиткам, целуя… а потом…

– Роберт! – ахнула Лидия, вцепившись в его волосы.

Язык Роберта касался, лизал, проникал внутрь.

Колени Лидии подогнулись.

Но Роберт подхватил ее, прислонил к кроватному столбику и снова стал целовать, лизать, гладить… прежде чем поднять ее ногу и положить себе на плечо, чтобы лучше открыть ее и поцеловать нежное чувствительное местечко между бедрами. Он слишком хорошо знал, как обращаться с женщинами. Ненасытный и безжалостный, он сводил ее с ума, заставлял терять голову. Его язык наполнил ее, и Лидия вскрикнула. Она словно провалилась в темноту. Но он снова поймал ее, удержал, после чего поднял и положил на кровать.

Обнаженная, сгоравшая от предвкушения, Лидия ждала, стараясь отдышаться. Пока Роберт сбрасывал с себя оставшуюся одежду, беззастенчиво рассматривала его длинные ноги, мускулистые бедра и тяжелую восставшую плоть, освещенную пламенем камина.

Он оперся коленом о матрац, немного подумал, подвинулся ниже, раздвинул ее ноги и встал между ними на колени.

Погладил ее колени, жадно впился глазами в разгоряченную набухшую плоть, вкус которой узнал только сейчас, нежно прижался губами к локонам, покрывавшим венерин холмик, и стал подниматься выше, осыпая нежную кожу поцелуями и медленно опускаясь на изящное женское тело, покорное всем его желаниям.

Когда же наконец он завладел ее губами, Лидия уже теряла рассудок и беспомощно цеплялась за него.

Он проник языком в ее рот, властно и решительно, как в завоеванный город, и одним мощным выпадом наполнил ее.

В эту секунду ее мир покачивался на краю пропасти, но Роберт вышел из нее и вонзился еще глубже. Лидия охнула. Выгнулась и впилась ногтями в его спину. Он проник еще глубже.

Лидия всхлипнула и прильнула к нему, когда Роберт стал двигаться в медленном, ровном, неустанном ритме глубоко, жестко, завораживающе.

Этот ритм давал ей более чем достаточно времени, чтобы впитать каждый нюанс, каждую грань поразительного спектра ощущений, которые он пробуждал в ней и посылал по телу. Времени, чтобы ощутить его тяжесть, настойчивые, резкие выпады, насладиться сознанием, что она принадлежит ему и он может делать с ней все, что пожелает… и при этом дарит бездонное наслаждение. Огромное, тревожащее душу, отравленное страстью…

Роберт оборвал поцелуй. Открыв глаза, Лидия смотрела в искаженное мучительным желанием лицо. Пламя свечи золотило его черты, и она вдруг залюбовалась его чувственным ртом. Ресницы лежали на его щеках, но глаза на мгновение блеснули серебром, прежде чем веки снова опустились.

Оба задыхались, жадно ловя ртом воздух. Лидия ощутила медленно копившееся напряжение, сулившее неизбежный подъем к пику. Роберт ускорил темп, резко входя в нее. Лидия запрокинула голову и пронзительно вскрикнула за миг до того, как обоих закружил смерч.

Роберт цеплялся за Лидию, за единственную опору в этом мире. Опору, от которой он так позорно сбежал десять лет назад. И как выяснилось, зря.

Страсть омывала его, удовольствие становилось сладостной пыткой. Но он покорно принимал все.

Он прижал Лидию к себе и с последним болезненным стоном обмяк в ее объятиях. И сделал то, чего не делал никогда в жизни. Помыслить не мог, что способен на такое. Но для Лидии, и только для нее… Он с радостью положил свое сердце к ее ногам и отдал ей душу.

Глава 5

– Все в порядке! Я ее сестра!

Роберт неохотно открыл глаза, поднял голову с подушки и бросил ленивый взгляд на дверь как раз в ту минуту, когда та распахнулась и на пороге появилась дама с буйно вьющимися рыжими волосами и остановилась, открыв рот и потрясенно вытаращив глаза.

– Роберт?! – воскликнула дама. Взгляд ее скользнул чуть левее, и глаза едва не вылезли из орбит. – Лидия!!!

Роберт застонал и поскорее зажмурился.

– Выйди, Табита!

Лидия с трудом выпросталась из-под его руки.

– Таб? Господи Боже! – Приподнявшись на локте и прижимая простыню к груди, она уставилась на сестру. – Каким образом… – Но, взглянув поверх плеча Табиты, она яростно прошипела: – Ради всего святого, Таб! Выйди и закрой дверь!

Однако Табита, немного оправившись от потрясения, растянула губы в широчайшей улыбке:

– Да, конечно. Мы подождем внизу.

Повернувшись, она вышла в коридор, где уже маячила пожилая пара.

Дверь захлопнулась.

Роберт повернулся на бок и утонул в подушках. Стонать и жаловаться не имело смысла.

– Это были твои родители. Верно? За спиной Табиты?

Лидия, все еще растерянно смотревшая на дверь, кивнула.

– Насколько я понял, ты оставила записку? – обреченно допрашивал он.

– Только чтобы Таб не волновалась. Я написала, что остановлюсь в гостинице недалеко от дома Барема и постараюсь выкрасть письмо и чтобы она оставалась дома и предоставила мне все уладить.

– С каких это пор Табита слушалась приказов, твоих либо чьих-то еще? – покачал головой Роберт, садясь и спуская ноги с кровати.

– Мне в голову не приходило, что она приедет, да еще притащит с собой маму с папой! – выдохнула Лидия.

Роберт, пожав плечами, стал одеваться. Что ж, Табита оказала ему огромную услугу! Он немедленно все уладит, и даже не придется ехать в Уилтшир!

Он натянул жилет, сунул ноги в туфли и потянулся за фраком, прежде чем Лидия сообразила, к чему ведут его действия, и мрачно осведомилась:

– Что ты задумал?

– Ничего. Просто одеваюсь и иду вниз поговорить с твоим отцом. Возможно, и матушкой тоже.

– Что?! – Лидия молниеносно спрыгнула с кровати. – Не глупи! Что ты им скажешь? – выпалила она, рывком натягивая мятую сорочку.

Роберт одернул фрак и недовольно нахмурился:

– А что, по-твоему, я должен им сказать? Они видели нас в постели. Мы лежали вместе, одежда валялась на полу. Не нужно быть мудрецом, чтобы понять, чем мы занимались.

– Послушай… – Лидия, на секунду замолчав, принялась сражаться с платьем. – Я поговорю с ними… все, что было между нами, не имеет ничего общего… – Но тут, просунув голову в вырез, она обнаружила, что осталась одна в комнате. – Роберт! Немедленно вернись! – закричала она и бросилась к двери так поспешно, что едва не упала. Приоткрыв дверь, она закричала еще громче: – Я запрещаю тебе говорить с ними!

Однако тут в комнате снова появилась Табита.

– Криками ты ничего не добьешься: он уже внизу, – сообщила она, оттесняя Лидию.

– О, слава Богу, это ты, Таб… помоги мне! – взмолилась Лидия, запутавшаяся в юбках. – Мне нужно поскорее одеться и спуститься вниз, прежде чем он наделает глупостей.

Табита критически оглядела сестру, подошла к кровати, уселась, покачалась на пружинах, легла на спину и подняла глаза к потолку.

– Ни разу не слышала, чтобы Роберт делал глупости! С чего это ты решила, будто он вдруг поведет себя иначе и натворит дел?

– Потому что он благородный человек и, как последний идиот, намерен потолковать с отцом и сделать мне предложение, – прошипела она.

– Я тоже так думаю, – кивнула Табита. – Но разве это дурацкий поступок?

– Да, потому что он не любит меня и делает это лишь потому, что так велит честь, тем более что мама и папа застали нас в постели.

– А ты знаешь, что сказала мама? – ухмыльнулась Табита.

– Нет, конечно. Что именно?

Лидия и не представляла, что можно так запутаться в платье: чем больше она дергала, тем безнадежнее увязала в юбках, словно это самое платье вдруг ожило и стало решительно сопротивляться.

– Она сказала: «Господи Боже, да еще и с лордом Джеррардом! Я всегда гадала, когда она на это решится».

– Ты все сочиняешь! – фыркнула Лидия.

– Клянусь всем, что свято! Кроме того, ты и сама знаешь, что подобные высказывания вполне в мамином духе.

Лидия и не пыталась это отрицать. Если не считать ее самой, остальные члены семьи донельзя эксцентричны и имеют репутацию чудаков и сумасбродов. Но им каким-то образом все сходило с рук, наверное, потому, что остальное общество находило их пугающе забавными.

– Таб! Ради Господа Бога, немедленно слезь с кровати и помоги мне! Мне нужно спуститься вниз и спасти его! Ты знаешь, каков он: если сделает предложение, сразу заупрямится как осел, и отказать ему будет невозможно.

Табита легла на бок, приподнялась на локте и нахмурилась:

– Но почему ты хочешь отказать ему? Ты всегда его любила, и все это знают, даже, как видишь, мама. По-моему, эти твои протесты совершенно бесполезны.

Поборов наконец платье и одернув юбки, Лидия полоснула Табиту яростным взглядом:

– Это совершенно не важно! Я могу его любить, но вот он ко мне равнодушен! В том-то все и дело!

– Вздор и чепуха! Он так же отчаянно влюблен в тебя, как ты – в него. Влюблен чуть ли не с первой встречи!

Лидия презрительно фыркнула.

– Нет, это правда! – настаивала Табита. – В тот год, когда я впервые стала выезжать – это был твой второй сезон, – я часто видела его на балах, причем он всеми силами старался, чтобы ты его не заметила. Но достаточно было взглянуть на его лицо, когда он смотрел на тебя, чтобы все понять. – Табита поморщилась. – Если хочешь знать, именно поэтому я и связалась с Аддисоном: думала, что в один прекрасный день Роберт капитулирует и сделает тебе предложение, а ты, конечно, примешь его, и вы наконец будете счастливы друг с другом… мне хотелось иметь своего мужчину.

Лидия перестала лихорадочно поправлять рукава и уставилась на Табиту.

– Ты поощряла Аддисона, зная, что мы с Робертом любим друг друга?!

Табита кивнула.

– Но Роберт струсил и не поехал к нашему отцу делать предложение. Кстати… ты нашла мое письмо?

Лидия дернула подбородком в сторону саквояжа:

– Оно там.

К этому времени ей удалось справиться с платьем, но оставалась еще шнуровка, которую Роберт, спешивший раздеть ее, полностью выдернул из петель.

– Таб, умоляю, затяни шнуровку!

– Ты совсем меня не слушаешь? – нахмурилась Табита. – И не веришь, что он влюблен в тебя. Почему же тогда он помчался говорить с папой?

– Потому что это Роберт, и иначе поступить не может! – Выведенная из себя, Лидия топнула ногой. – Он считает, что погубил меня, или что-то в этом роде. Голова у него забита всякой чепухой, поэтому…

Табита фыркнула:

– Лидия, мы говорим о повесе Джеррарде. Ты знаешь, почему его так зовут? Не потому, что он милый озорник! Он способен обольстить любую женщину! И при этом неуправляем! Роберт делает все, что хочет, и так было всегда! Никто и ничто не может ему помешать! Если он чего-то пожелает, значит, получит. А он определенно желает тебя.

– Вздор! Он просто решил поступить, как полагается, но я тоже имею право на собственное мнение. И не потерплю, чтобы меня силой вели под венец.

Табита покачала головой:

– На этот раз он тебя не упустит. Особенно теперь, зная, что ты его любишь.

Лидия заскрипела зубами и попыталась продеть шнуровку сквозь петли, не снимая платья.

– Он не любит меня. И уж конечно, понятия не имеет, что я его люблю.

Табита воззрилась на нее, оглянулась на смятые простыни и снова повернула голову к сестре.

– Лидия, он знает. Конечно, знает.

– Бред! Я старалась ни в чем ему не признаваться. Даже в самые интимные моменты.

– Для этого не обязательно что-то говорить. Господи Боже, тебе двадцать шесть, и последние несколько лет ты не жила в монастыре. У тебя было много поклонников, готовых жениться на тебе или, на худой конец, обольстить, в зависимости от того, что бы ты предпочла. И вот ты здесь… – Табита показала на кровать. – Роберт – твой первый мужчина, и думаешь, он не догадается, почему после стольких лет ты решила отдаться именно ему в свой первый раз?

– Не первый, – вздохнула Лидия. – Первый раз случился в доме Барема.

Глаза Табиты округлились.

– В доме Стивена Барема?!

– Да, я тогда была в платье куртизанки.

Табита открыла рот.

– Когда фамильные черты Мейкписов взяли верх, ты, очевидно, отправилась в город. Так что расскажи все. Ты должна!

– Расскажу, если поможешь мне с чертовой шнуровкой!

Табита только отмахнулась и поудобнее устроилась на постели.

– Нет! Роберту, пожалуй, потребуется больше времени, чтобы убедить маму и папу… хотя, учитывая, что тебе двадцать шесть, даже если они ему откажут, сомневаюсь, что он смирится и покорно уйдет прочь. Возможно, он похитит тебя и вы сбежите. Как все это увлекательно!

– Табита! – ахнула Лидия, пораженная изменой сестры. – Что случилось с твоими принципами?! Ты же сама утверждала, что джентльмены и замужество – проклятие каждой женщины! А теперь?! Как тебя понимать?

Табита небрежно повела плечиком.

– Мои правила не распространяются на леди и джентльменов вроде тебя и Роберта. Они для женщин вроде меня, которые никогда не найдут мужчину, которому смогут довериться.

Лидия раздраженно вздохнула, раз, другой, пытаясь не думать, сколько убедительных аргументов уже успел привести родителям Роберт.

– Пожалуйста, Табита, будь хоть на что-то годна и затяни шнуровку.

Табита, не собиравшаяся уступать сестре, упрямо помотала головой:

– Нет. Чем дольше Роберту придется говорить с мамой и папой, до того как ты попытаешься собственными руками уничтожить свое счастье, тем лучше для всех нас.

Лидия прищурилась и зловеще объявила:

– Прекрасно. Пусть последствия падут на твою голову. – С этими словами она повернулась и направилась к двери. Пришлось завести руки назад, чтобы придерживать катастрофически расходившуюся спинку платья.

Табита рассмеялась, и Лидия поклялась непременно отплатить сестрице за то, что та обожала вмешиваться в чужие дела.

Оказавшись на первом этаже, она немедленно зашагала к двери гостиной и при этом старательно игнорировала заинтересованные… нет, изумленные взгляды миссис и мистера Билт, пребывавших в этот час за стойкой.

Набрав в грудь воздуха, Лидия взялась за дверную ручку. Старшие Мейкписы восседали в креслах, перед ними стоял Роберт. Судя по всему, все шло гладко.

Роберту не пришлось доказывать очевидного: того факта, что Лидия влюблена в него. Это она успела с поразительной ясностью показать в библиотеке Стивена Барема и подтвердила свои чувства в последние несколько часов. И хотя он сам разглагольствовал о давнем и глубоком уважении к ней, все же ему не было необходимости признаваться в безумной и, как казалось, безнадежной любви, вспыхнувшей в то далекое время, когда ему исполнилось двадцать два года.

Отец Лидии, как выяснилось, довольно много знал о нем… о его характере, занятиях и истинный привычках. У них оказался общий друг Гидеон Армистед, известный филантроп, поэтому тон беседы был вполне дружелюбным. Роберт не пытался объясняться или доказывать, что его репутация в последние шесть лет была лишь дымовой завесой, оставшейся после давно потухшего огня. Не знал он и того, что миссис Мейкпис регулярно переписывается с его матушкой. Хотя свет считал их совершенными сумасбродами, старшие Мейкписы произвели на него впечатление абсолютно разумных и рассудительных людей, особенно когда речь шла об их дочерях. Отец Лидии дал Роберту разрешение ухаживать за Лидией, а мать с любезной, но предостерегающей улыбкой напомнила, что, несмотря ни на какие разрешения, все зависит от согласия Лидии.

Когда в комнату ворвалась Лидия, они уже почти обо всем договорились. И хмурое, но решительное выражение ее лица немного их удивило.

Лидия прошла к Роберту, встала перед родителями, спиной к нему, и, не оглядываясь, пробормотала:

– Ради всего святого, зашнуруй мне платье.

Роберт опустил глаза и послушно принялся за работу.

Лидия взглянула на родителей, с нескрываемым интересом наблюдавших за происходящим. Поскольку они были Мейкписами, никакого потрясения на их лицах не наблюдалось.

– Что он вам говорил? – спросила она и, прежде чем ей успели ответить, повелительно подняла руку. – Нет… не важно! Невзирая на все, что он сказал, невзирая на все, что тут сочинял, это было мое, только мое решение, и я не…

– Значит, ты нашла письмо Таб? – добродушно улыбнулся отец, глядя на нее сквозь очки.

Лидия перевела дыхание.

– Да. Оно у меня наверху.

– Превосходно, – кивнула мать, складывая руки на коленях. – Насколько я знаю, Роберт помог тебе его вернуть.

Лидия сжала губы и кивнула. Пусть отец несколько рассеян, зато мать – женщина практичная. Ее проницательные голубые глаза спокойно смотрели на Лидию.

Та облизнула губы.

– Мы вместе были в доме Барема.

– Интересное, должно быть, приключение. – Мать подняла тонкую бровь. На губах играла понимающая улыбка. – И как я понимаю, все прошло лучше некуда. Надеюсь, теперь Таб может успокоиться и перестать устраивать сцены, хотя, уверена, она еще долго будет жаловаться, что на твою долю достались все развлечения. – Мать добродушно усмехнулась. – Ну и метаморфоза: ты пускаешься в безумную авантюру, а Таб спешит тебе на выручку. – Взгляд ее упал на Роберта, ловко управлявшегося со шнуровкой. – Однако все кончилось благополучно, и, похоже, Роберт хочет что-то тебе сказать. Горячо рекомендую подумать над его словами.

Лидия усилием воли вырвалась из гипнотической паутины благодушия, в которую завлекла ее мать.

– Нет. То есть… – Она прерывисто вздохнула, моля Бога о терпении, которое почти утратила при общении с Табитой. – То есть все действительно кончилось благополучно. И у Роберта есть, что мне сказать, только сначала я хочу объяснить: что бы он ни наговорил и какими бы странными ни показались вам некоторые обстоятельства, у него совершенно нет причин делать мне предложение.

Отец недоуменно уставился сначала на Роберта, потом на дочь.

– Но это вовсе не то, о чем говорил нам виконт, дорогая. Возможно, тебе стоит его выслушать.

– Нет! То есть, конечно, я его выслушаю: не могу же я запретить ему говорить. Однако я желаю, чтобы он знал и понял: несмотря ни на что, я не позволю силой тащить его к алтарю! – Она вызывающе подбоченилась и с несгибаемой решимостью встретила улыбку родителей… кстати, почему они улыбаются? Что такого забавного находят в происходящем? – Он может просить моей руки, но я не…

Широкая жесткая ладонь зажала ей рот. Стальная рука обвила талию.

– Прошу извинить нас, сэр, мадам. Похоже, мне придется кое-что объяснить вашей дочери.

Мать улыбнулась еще шире:

– Да, разумеется, дорогой Роберт. Мы подождем столько, сколько потребуется.

Отец закивал седой головой:

– Тем более что уже поздно. Завтра снова поговорим… как только Лидия поймет.

– Я и без того все понимаю, – попыталась ответить она, но ничего не получилось, поскольку Роберт снова зажал ей рот.

Повернувшись, он понес ее к двери, и уж тогда ему пришлось отнять руку от ее губ, чтобы взяться за ручку.

– Роберт, если ты немедленно не отпустишь меня, я…

Но Роберт не дал ей договорить, так как быстро вынес ее из гостиной и закрыл за собой дверь.

Лидия не помнила, как они оказались в распивочной. Стояла ночь, свет был потушен, и никто не видел, как Роберт остановился и отпустил ее. Она немедленно развернулась, чтобы как следует отчитать его, но он сжал ладонями ее лицо и запечатал ей рот поцелуем. Голова пошла кругом, и все мысли разом улетучились.

И все же Лидия попыталась заупрямиться. Она вырвалась из объятий Роберта и, уставившись на него, упрямо выдвинула подбородок.

– Я не…

Он снова поцеловал ее, на этот раз крепче и дольше, более страстно, более пылко, доведя до такого состояния, что, когда он поднял голову, Лидии пришлось вцепиться в него и прижаться к стене, у которой они стояли. Лишь бы не упасть. Кроме того, она на несколько минут лишилась дара речи, и Роберт, похоже, это понял.

– Прекрасно, – слегка улыбнулся он. – Полагаю, мне следовало знать, что жениться на женщине из семейства Мейкписов будет не так легко. Никакой надежды на то, что я просто сделаю тебе предложение, которое ты примешь.

Лидия заставила себя нахмуриться.

– Нет… только выслушай! – остановил ее Роберт. – Ты уже высказалась. Теперь моя очередь. Да, я сказал твоим родителям, что хочу жениться на тебе. Однако даже не пытался напомнить, что я соблазнил тебя или что ты соблазнила меня, что мы были близки и так далее и тому подобное. Я ничего не сказал, потому что вовсе не по этой причине желаю видеть тебя своей женой.

Он замолчат, испытующе глядя на нее. Ощутив, что он ведет некую внутреннюю битву, преодолевает непонятную нерешительность, прежде чем высказать правду, Лидия тоже прикусила язык, чтобы дать ему закончить.

Роберт прикусил губу, глянул ей в глаза и неожиданно выпалил:

– Вот уже десять лет, как я хочу жениться на тебе – с того дня в саду, когда мы вальсировали. Я уже тогда понял это и смертельно перепугался. Мне было двадцать два. Я ничего не знал о любви и понятия не имел, что делать, когда обнаружил, что нашел ее куда раньше, чем предполагал.

Лидия взглянула в его серебристо-серые глаза и почувствовала, как ось ее мира покачнулась, наклонилась под каким-то безумным углом и медленно встала на место. Только на этот раз перед глазами возникла картина, которую она не ждала увидеть.

Роберт грустно усмехнулся:

– Да, знаю. Прошло слишком много времени, но теперь мне тридцать два, и все это время я любил только тебя. – Он слепо потянулся к ее руке, поймал, поднес к груди. – Мое сердце бьется только для тебя. Для тебя единственной. Так было всегда. Так будет всегда. Я не хотел говорить тебе, не хотел, чтобы ты знала, потому что это делает меня очень беспомощным и уязвимым, зависимым… – Снова сжав ее руку, он поднял ее к губам, поцеловал сначала пальцы, потом ладонь. – Я хочу, чтобы ты стала моей женой. Моей виконтессой. Чтобы всегда была рядом. И теперь я знаю, что ты тоже хочешь меня, как бы этого ни отрицала. Поэтому я больше тебя не отпущу. Даже если ты сейчас не согласишься, я не уйду. Не возьму обратно свое положение. Не позволю уехать отсюда без меня. Я стал твоим под яблонями десять лет назад. И теперь можешь делать со мной все, что пожелаешь. Я принадлежу тебе. Моя жизнь – твоя, мои сердце и душа – в твоих руках. И что бы ты ни сказала, что бы ни сделала – него не изменится.

Высказавшись, он мгновенно отрезвел. Почувствовал, как прежняя неуверенность поднялась в нем. Он знал, как упряма Лидия. Знал, что должен заставить ее признать правду и убедить принять его приложение. Если он горд, то и она не менее горда и не сдастся, пока не поверит ему. Он молился только о том, чтобы она поняла, как крепка существующая между ними связь.

Тяжело вздохнув, он заставил себя снова заговорить. Ему необходимо было выяснить, что она думает.

– Надеюсь, ты простишь меня за то, что заставил тебя ждать все эти годы? Ты найдешь силы забыть прошлом? И примешь мое предложение, чтобы начать новую жизнь вместе со мной? – Он помедлил. Снова нашел и сжал ее пальцы. – Моя первая и единственная любовь, ты выйдешь за меня?

Получить ее в жены было нелегко, потому что он не мог требовать, не мог распорядиться, чтобы она принадлежала ему. Лидия должна согласиться по собственной воле, принять собственное решение, или им никогда не суждено быть вместе.

Роберт мучился, не в силах понять выражение ее лица, и ждал ответа, слов, которые так хотел услышать. Он мог поклясться, что в этот момент у него буквально остановилось сердце.

Откуда-то донесся звон часов, пробивших двенадцать раз.

И тут Лидия заулыбалась, сначала нерешительно, потом все шире, пока не просияла так, что Роберт даже зажмурился.

– Конечно, я выйду за тебя!

Не успел он опомниться, как она бросилась ему на шею и стала целовать.

Облегчение, смешанное с торжеством, охватило Роберта. Он схватил ее в объятия и принялся целовать.


Когда новости о грядущей женитьбе Роберта Джеррарда на мисс Лидии Констанс Мейкпис из семьи уилтширских Мейкписов обрушились на ничего не подозревающее общество, немедленно пошли сплетни и предположения о том, каким образом мисс Мейкпис без всякого труда удалось то, что много лет не удавалось ни одной женщине.

Пожилые матроны, однако, в один голос заявляли, что тут нет ничего удивительного: леди, укротившая повесу, была такой же сумасбродкой, как и остальные члены ее семьи, несмотря на то что притворялась спокойной, рассудительной и порядочной молодой леди. Потому что только женщина, обуреваемая страстями, способна приручить повесу Джеррарда.

До Роберта, естественно, доходили эти слухи, но он только улыбался и не трудился что-то объяснять. Ведь он знал правду и носил ее в сердце.

И вовсе не загадочные страсти, обуревавшие Лидию – хотя сама загадочность очаровывала и привлекала, – делали его верным и преданным мужем, а любовь, чистая и истинная. Их взаимная любовь определила его судьбу.

Любовь стала единственным оружием, перед которым он капитулировал. Оружием, с помощью которого свершилось то, что свет театрально именовал «Падением повесы Джеррарда».

Примечания

1

Высокие деревянные платформы с ремешками. В то время их надевали вместо калош. – Здесь и далее примеч. пер.

(обратно)

2

Знаменитый английский актер начала XIX в. Прославился исполнением ролей злодеев в шекспировских пьесах.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • *** Примечания ***



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке