69 мест, где надо побывать с мертвой принцессой (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Стюарт Хоум 69 мест, где надо побывать с мертвой принцессой

- Я рассматриваю истину как божественное чревовещание.

Меня не заботит, из чьего рта по возможности будут исходить эти звуки, лишь бы только произносимые слова оказались внятными и доступными для понимания.

Кольридж, “Biographia Literaria”.

— Я — машина, осужденная поглощать книги.

Маркс в письме к своей дочери Лауре от 11 апреля 1868 г.

1

ЧЕЛОВЕК, больше не называвший себя Каллумом, приехал в Абердин с намерением закончить здесь свою жизнь. Он хотел умереть, но не от своей руки. Вот тут-то на сцене и появилась я. Он пожелал, чтобы я помогла ему разыграть его смерть, как в театре. Устроить психодраму. Когда я встретила Каллума, он сказал мне, что его зовут Алан.

Стоял холодный пасмурный день. Я проснулась поздно и отказалась от своего плана сходить на пляж. Я любила там бродить. Даже зимой. Даже ночью. Но не тогда, когда моросил дождь. Я отправилась на Юнион Стрит. Ничего лучшего мне и в голову не пришло. Магазины были забиты под завязку различными товарами, но все они вызывали у меня уныние. Книги. Пластинки. Абердинские торговцы отнюдь не потворствовали вкусам, подобным моим. Я возлагала надежды на лавчонки, торгующие секондхэндом, на заказы по почте, на подарки от друзей, на поездки в Эдинбург и Лондон. Положение могло быть гораздо хуже. Я могла бы жить в Данди, где плата за квартиру была дешевле, однако тамошний городской центр представлял собой настоящий кошмар для любителя прошвырнуться по магазинам. В Абердине было лучше: здесь был пляж, Юнион Стрит и нефтяные деньги. Если Брайтон был Сан-Франциско Южного Побережья, то Абердин можно было считать Лос-Анджелесом на Северном Море.

Тоскливое, невыразимо скучное время ланча в середине недели. Пабы были на удивление пусты. Я удачно воспользовалась этой ситуацией, чтобы избежать встречи с моими друзьями, и пошла в “Гриль”, очень традиционный бар. Я никогда раньше не бывала там, несмотря на то, что об этом месте ходили легенды. Пожилые мужчины, постоянные посетители “Гриля”, славились своей репутацией ненавистников пьющих женщин. Я слышала, что хозяева постоянно откладывали установку женского туалета. Это гарантировало завсегдатаям возможность наслаждаться преимущественно мужским окружением.

Я вошла внутрь, встреченная дюжиной враждебных взглядов. Алан поднял глаза от книги, помахал мне и сказал “добрый день”. Я подумала, что ослышалась, еще ведь не пробило 12.30, и тут мне пришло в голову, что он произнес мое имя. Анна Нун. Я не узнала Алана, но, судя по всему, он должен был знать меня. Я подошла и села рядом с ним. Он тут же поднялся и пошел купить мне выпивку. Я поглядела на книгу, которую он читал. “Нежелательные знакомства для одиноких”, новая поэзия от Найэлла Куина, Ника Мациаса и Ника Лэйта. Алан вернулся с джином для меня и очередной пинтой темного крепкого. Я попросила его прочитать мне свое любимое стихотворение из “Нежелательных знакомств”, и он продекламировал по памяти страницу оглавления.

Я разбавила джин тоником и поднесла стакан к губам. Перед моими глазами плавали сидевшие в баре старики. На их пустых лицах отражалась борьба за то, чтобы идти в ногу со временем. Город изменился. Его изменила нефть. Старики пили медленно, оберегая насколько только возможно свои пенсии и воспоминания. В старые добрые дни вещи казались совсем другими. Нефть перевернула их мир вверх тормашками. Цены на жилье зашкалили до умопомрачения. Их дети уехали прочь. Они не могли позволить себе жить в этом городе. Абердин изменился. Я не хотела говорить. И я не хотела, чтобы Алан говорил. У нас обоих был английский акцент. И ни один из нас не был вовлечен в эту возню с буровыми вышками.[1]

Я закончила с выпивкой и предложила перебазироваться в один из пабов рядом со станцией. Моя очередь платить. Алан сказал, что мы можем зайти в его квартиру.


Я не совсем поняла по его тону, расценивать ли это как искреннее предложение или как некую угрозу. У него с собой была бутылка “Спрингбэнка”. Я не знала, что это такое. Кэмпбелтаунское виски, — объяснил он. У Алана также имелась бутылка джина. Это уже было вполне приемлемо для меня. Шел дождь. Ни у одного из нас не было зонтика. Алан заплатил за такси до Юнион Грув. Ехать было недалеко. Восточная сторона района больших обособленных домов, предпочитаемых нефтяниками. Входная дверь в этот многоквартирный дом явно нуждалась в новой покраске. Ступеньки же не мешало подмести. Квартира Алана была на втором этаже.

Мы вошли. Я никогда еще не видела ничего подобного. Везде были книги. Книжные полки стояли даже в прихожей, покрывали каждый дюйм стенного пространства от пола до потолка. Но все равно места для книг на полках было недостаточно. Груды их валялись повсюду на полу. А также старые газеты. Алан провел меня в гостиную. Она была тоже забита книгами. Я удивилась при виде мебели, ковров и занавесок. Коричневая кожа и хром. Коричневая ворсистая шерсть. Голубой бархат. Кто-то определенно тратил деньги на квартиру. Хотя сочетание цветов оставляло желать много лучшего. Меня охватила зависть. Убрать все эти книги, и квартира могла бы стать просто потрясающей! Гораздо пристойнее моей норы.

Я указала на книги, стоявшие высоко на полках, загромождавшие стол, лежавшие на полу. Что это? Алан сказал, что это оккультная система воспоминаний. Затем он вышел из комнаты. У моих ног лежали письма. Счета. Они были адресованы Каллуму Макдональду, квартира 3, 541, Холловэй Роуд, Лондон. Алан вернулся с виски и джином, льдом и лимоном. Он был воплощением собранности и организованности, несмотря на то, что его квартира была помойкой. Вот что он был одет? Если бы я только знала, что соберусь написать о нем позже, я бы уже тогда сделала несколько записей. Он не любил выделяться из толпы. Алан часто носил черные Левайсы, шнурованные ботинки, майку навыпуск и темный пиджак. Он надевал джемпер с глухим воротом, когда наступали холода. У него было несколько плащей, все темного цвета. Когда мы оказались в квартире, он снял с себя куртку и джемпер. Центральное отопление было включено, и двойные оконные стекла сохраняли в комнатах тепло.

Я отхлебнула джина и спросила Алана, чем он занимается. Он ответил, что читает книги, а когда закончит читать, умрет. Я спросила его, почему он приехал в Абердин. Он сообщил, что унаследовал квартиру и находившиеся в ней книги. Когда я спросила, богаты ли его родители, он расхохотался. Квартира не принадлежала его семье, ей раньше владела пожилая женщина, весьма увлекавшаяся им. Алан пинком разбросал кучу книг и сказал, что он в Абердине лишь несколько дней. Он хотел убрать квартиру, книги раздражали его. Я предложила ему попытаться сходить в “Старый Абердинский Книжный”, большой магазин рядом с университетом, специализировавшийся на качественных подержанных книгах. Алан засмеялся. Он собирался прочитать каждую из этих книг, прежде чем избавится от них.

Алан поднял с пола раскиданные им книжки в мягких обложках. Подборка работ Эриха Фромма. Он сказал мне, что все это мусор и нарочито торопливо, громко прочитал фрагменты из введений к “Искусству любви”, “Революции надежды”, “Иметь или Быть” и “Анатомии человеческой деструктивности”. В каждом введении Фромм повторял сам себя, извиняясь за разжевывание прошлых текстов, подводивших к материалу его новой книги, но одновременно оправдывался тем, что они обеспечивали необходимую структуру, благодаря которой читатель сможет понять очередные прозрения, содержащиеся в его последней работе. Алан спросил меня, знакома ли я с трудами Фромма. Нет. Он дал мне “Бегство от свободы”, сказав, что я могу оставить ее у себя. У него было английское издание этой книги, выпущенной RKP. Называлась она “Страх свободы”, но текст был идентичен американскому изданию с оригинальным названием. Теперь у меня есть они оба. Вскоре после того, как мы встретились, Алан начал продавать прочитанное им в “Старый Абердинский Книжный”. Я заходила в магазин раз или два в неделю, покупая абсолютно все, что сбрасывал туда Алан.

Я поинтересовалась, сколько ему лет. Он заявил, что ему 36. Сначала я подумала, что он шутит. Я полагала, что он, возможно, на два или три года старше меня. Мы сошлись довольно легко, вероятно причина в джине, и шестнадцатилетний разрыв в возрасте совершенно не чувствовался. Я предложила Алану заняться сексом. Он привел меня в спальню, и спросил, не буду ли я возражать, если он свяжет меня. Я отказывалась, пока он не пообещал, что не сделает мне больно. Алан связал мне руки за спиной, надел повязку на глаза, затем накинул на мою голову капюшон. Он перевернул меня на живот и провел рукой по позвоночнику и ягодицам. Потом коснулся позади коленок. Сунул большие пальцы моих ног в свой рот и начал сосать их. Он медленно продвигался по мне. Поднял мои руки и лизал у меня в подмышках. К тому времени, когда он вынудил меня поднять попку и сунул два пальца в мою щелку, я вся уже была мокрая.

Я подозревала, что Алан не использовал презерватив, когда трахал меня. Или же он порвал его, потому что вскоре я почувствовала, как его кончина капает из моей пизды. Алан набросил на меня одеяло и куда-то ушел. Не знаю, как долго я там лежала. Алан велел мне не двигаться, он вскоре вернется. Я лежала в полудреме, то погружаясь, то вырываясь из объятий сна. Эротические грезы. Эротические мысли. Я доверяла Алану. Мне понравилось ощущать его сперму, капающую из моей дырки. Мне понравилось чувствовать себя беспомощной, меня захлестнуло возбуждение, когда я снова услышала его голос после перерыва, показавшегося бесконечностью бессонных грез и безгрезных снов.

Я подумала, что это именно Алан трогает пальцем мою пизду. Взбирается на меня. Вставляет свой большой твердый член в мою мягкую, податливую кремовую щелку. Я была уверена, что это Алан, потому что все время могла слышать его голос. Он сказал, что я самая красивая девушка во всем мире. Что я по-настоящему завожу его. Что он хочет, чтобы я забеременела. Тут Алан погрузился в молчание, но я могла ощущать горячее дыхание у моего затылка. Затем случилось что-то странное. Подо мной оказались две руки, ласкающие мои соски. Другая пара рук сняла с меня капюшон и гладила мои волосы. Эти же руки подняли мою голову, и пальцы скользнули в мой рот. Вскоре к ним добавился член. Меня все еще трахали в собачьем стиле сзади. Пальцы, мокрые от слюны, игрались с моими волосами. Я не знала, кто это, и не могла видеть, кому делаю минет.

Пальцы затеребили мою повязку и неожиданно сняли ее. Я подняла глаза и увидела Алана. Теперь я знала, у кого отсасывала, но понятия не имела, кто трахал меня. Краем глаза я могла видеть чревовещательскую куклу. Я заметила ее раньше, когда вошла в спальню, еще до того как мне связали руки и завязали глаза.[2] Я оргазмировала, чувствуя сперму Алана у себя во рту, и как набухает член другого мужчины. Наконец он выпустил в меня свой заряд. Алан отстранился от моего рта и снова набросил капюшон мне на голову. Я могла слышать, как кто-то одевается и уходит. Алан развязал веревку, что стягивала мои запястья. Мы свернулись вместе калачиком под одеялами и заснули.

Наше забытье длилось не слишком долго. Алан разбудил меня, выбираясь из постели. Я смотрела, как он одевается. Позади него была стена, заставленная книжными полками. Когда он начал снимать книги с полок, я рывком поднялась с кровати. Алан заметил, что с книгами нужно обращаться достойно, передвигать их, выказывать к ним интерес или же они умрут, прямо как растения. Он пожаловался, что ожидал найти нечто большее, чем груду коммерческих изданий в мягких обложках. Его приятельница занималась магией, и там попадались оккультные работы, но их заметно превосходили числом философия, политика, литература, история, социология и ряд других тем. Мы прошли в гостиную выпить еще. Я взяла книгу Эриха Фромма, которую дал мне Алан. Мой хозяин сказал, что Фромм так яростно критикует механизацию, поскольку его собственная литературная техника механизирована. На тот момент я не была уверена в понимании того, что имеет в виду Алан, но когда приобрела большинство его книг, то осознала, что не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы это понять.

Алан критиковал Фромма за осуждение механической культуры смерти, так что она может бесконечно репродуцироваться под видом жизни. Алан сравнивал концепцию социального характера Фромма с Шпенглеровским аграрным мистицизмом и утверждением, что для сельской местности и для города характерны несхожие социальные типы. Когда я сказала, что не понимаю, о чем он говорит, Алан предложил мне взять его экземпляр “Заката Европы”, если мне хочется потратить несколько часов на пустую болтовню правого крыла. Он поднял с пола “Анатомию человеческой деструктивности” Фромма. Напротив меня сейчас, когда я это пишу, стоит его издание 1977 года в мягкой обложке, выпущенное “Пингвином”. Алан открыл книгу на странице 440 и указал на высказывание Фромма о лозунге “Да здравствует смерть!”. Алан нашел экземпляр “С другого берега” Александра Герцена и показал, что русский популист использовал лозунг “Viva La Mort! И пусть будущее восторжествует!” в конце письма, написанного в Париже 27 июня 1848 года.[3]

Алан критиковал Фромма за непонимание как исторического генезиса лозунга “Да здравствует смерть!”, так и его значения. Он снял с полки “Отверженных” Виктора Гюго и продемонстрировал мне отрывок, где описывались толпы, отстаивавшие Парижские баррикады 1832 г., и кричавшие “Да здравствует смерть!”. Он заставил меня посмотреть два текста Маркса от 1848-го г., “Классовая борьба во Франции” и “18 Брюмера”. Он подчеркнул, что более поздняя работа начинается со знаменитого наблюдения о повторении истории самой себя — в первый раз как фарса, а во второй раз как трагедии, — и, согласно Алану, именно это и произошло в Испании во время гражданской войны. Затем он вытащил “Конец истории и последний человек” Фрэнсиса Фукуямы и привлек мое внимание к цитате в начале главы 13 из Гегелевской “Феноменологии”, относительно диалектики хозяин/раб. Алан пробормотал, что даже такой правый кретин, как Фукуяма, продвинулся гораздо глубже в своем поверхностном чтении Гегеля, чем Фромм.

Алан в ярости расшвырял по комнате несколько книжек Фромма, отвергая их и их автора за игнорирование смерти Сократа, как акта самозаклания, которое дало рождение западной философии. Алан настаивал, что любой философ или оккультист, достойный своего статуса, может сказать тебе, что смерть — дополнение к жизни, точно как жизнь — дополнение к смерти, и что мы только начинаем жить в смерти. Способность воображать нашу собственную смерть не только делает нас людьми, она может еще сделать нас богоподобными. Фромм воображал, что он — марксист, — и по-прежнему полностью игнорировал то, что Гегель говорил о смерти. Заметив дальше, что даже Норман О. Браун предпочтительнее Фромма, Алан поднял свою куртку и предложил выйти на улицу где-нибудь перекусить.

Мы направились в “La Bonne Baguette” и съели там французский луковый суп с хлебом. Алан пил эспрессо, я каппучино. Я спросила его, много ли людей он знает в Абердине. Он ответил, что никого, и что я была первым человеком, с которым он подружился, успев пробыть в городе лишь пару дней. Тогда я захотела выяснить следующее: если Алан никого не знал, то кого он привел, чтобы трахнуть меня. Он заявил, что меня трахал Дадли. Дадли? Дадли Стояк. Кто такой Дадли Стояк? Чревовещательская кукла, которую я видела в спальне. Алан привез ее из Лондона. Я сказала Алану, чтоб он не нес околесицу. Алан тогда спросил, смогу ли я поверить в то, что он просто вышел и подцепил на улице какого-то двадцатилетнего мальчика. Я нашла эту идею очень сексуальной. Я почувствовала, как мои трусики становятся влажными.

Перекусив, мы пошли в “Принц Уэльский”. Там мы встретились с несколькими моими знакомыми парнями. Алан захотел уйти после первой же пинты. Гарет сообщил мне, что провел весь день, работая над эссе. Алан вставил, что в трудах проливаются как сперма, так и чернила. От семени к семантике. Он намекал на то, чем мы занимались после ланча. Мы заглянули в “Голубую Лагуну”. Нам помахали Сьюзи и Джил, приглашая за их столик. Сьюзи только что разошлась со своим бойфрендом, а Джил пыталась дружески поддержать ее. Мы решили посидеть с ними какое-то время. Алан спросил меня, западала ли я когда-нибудь на другую женщину. Я ответила отрицательно. Тогда он спросил, читала ли я “69 мест, где надо побывать с мертвой принцессой” К. Л. Каллана. И снова мой ответ был отрицательным.

Вскоре Сьюзи и Джил оказались втянуты в нашу беседу. Треп в основном шел о фильмах и книгах, но каким-то образом разговор стал серьезным. Джил сказала, что Линн Тиллмэн была лучшей из современных авторов, которых она читала. Алан заметил, что “лучший” — совершенно неподходящий термин по отношению к литературе. Затем он заговорил о нескончаемой и неумышленной деконструкции литературной формы Ангусом Уилсоном. Согласно Алану, путем воспроизведения безусловно банального набора ценностей Уилсон был способен иллюстрировать то, о чем он был не в состоянии заявить — об отсутствии основополагающих принципов знания. Провал между тем, что Уилсон намеревался сделать, и тем, что он действительно сделал, обнажал литературный дискурс этого произведения — басни без начала или конца, заранее предполагавшей своим происхождением мифологическое превосходство над другими текстуальными формами. Ангус Уилсон и Уильям Макгонагэл были двумя единственными писателями, которых Алан мог без колебаний рекомендовать каждому, кто допытывался его мнения по вопросу, что нужно читать.

Я пошла в туалет вместе с Джил. Она подслушала, как Алан ранее сказал мне, что хотел бы позабавиться с ней. Джил решилась предложить мне расстегнуть ширинку Алана и вытащить наружу его член, так чтобы она смогла его хорошенько рассмотреть. В тот момент ее предложение показалось мне хорошей идеей. Мы вернулись и снова сели за столик. Алан соблазнял Сьюзи, запустив свою руку ей в трусики. Я положила руку на его промежность, спустила молнию на его джинсах, и вытащила наружу хуй. Он был мягкий и обвисший, но быстро начал твердеть в моей руке. Джил погладила эрегированное орудие Алана и оно выскочило из моей ладони. Мы рассмеялись и убрали фаллос с глаз долой. Я волновалась, мог ли кто-нибудь за пределами нашего маленького круга заметить, что я вынимала его. Джил предложила нам пойти к ней. Все согласились, так что Алан купил немного пива навынос и мы отчалили.

Джил снимала квартиру с девушкой по имени Карен. Ее соседка спала. Мы были пьяны и продолжали пить из взятых навынос банок. Алан попросил Сьюзи заняться со мной сексом на ковре. Раздеваясь, я попросила Джил спустить с него штаны и сделать ему минет. Я лежала голая на ковре напротив газовой плиты, прижимая к груди Сьюзи и водя руками по ее спине. Поглядела на софу. На Алане осталась его рубашка, но ниже пояса он был обнажен. Джил водила языком вверх и вниз по его копью. Алан потягивал из банки с лагером и, не отрываясь, смотрел на меня. Я сунула руки между ног Сьюзи. Она была мокрой. Я попробовала пальцем ее клитор, затем плавно скользнула им в ее теплую пизду, такую знакомую и близкую по ощущениям, как старый друг. Сьюзи кончила, увернулась от моей руки и принялась вылизывать меня.

Я снова глянула на Алана. Он был возбужден. Он вытащил свой член изо рта Джил, прошел к камину и расставил ноги Сьюзи. Та подняла свою голову и выдохнула от удовольствия, когда он вошел в нее. Затем она опустила голову и продолжила лизать мои прелести. Джил сняла с себя трусики и задрала юбку. Она подошла ко мне и села на мое лицо. Я разделила ее мясистые занавеси своим языком. Она была теплой, влажной и пахла гиацинтами. Оргазм взорвался в центре моего мозга и рябью прошел через мое тело. Я была беспомощной, счастливой и отъехавшей. Я вымазала мое лицо в секрециях Джил. Она поднялась. Алан все еще трахал Сьюзи. Джил оттащила Алана от холмика вожделения, толкнула его лицом вниз на пол, перевернула. Стимулируя его эрекцию своими влажными губами, она затем начала двигаться по спирали.

Из спальни появилась Карен, вялая спросонья. Она надела на себя ночнушку, но под ней ничего не было. Я крикнула, чтобы она села на лицо Алана. Она заколебалась. Я повторила команду, и она сделала так, как ей было сказано. Сьюзи по-прежнему лизала меня, и я испытала еще один оргазм, когда смотрела, как Карен садится на корточки над Аланом и опускается вниз. Я уставилась в потолок, мысли несло течением по морю слов, узор на ковре отражался в белой краске, поблескивающей в восьми милях над моей головой. Я была полусонной от алкоголя и секса. Я задремала, потом внезапно проснулась. Алан собирался уходить. Я сказала ему подождать, пока я оденусь. Я хотела пойти с ним.

Мы прошли на набережную. Белая пена, чайки, кружащиеся над нашими головами. Спустившись на пляж, мы не увидели ни одного кафе, ни эспланады, нисходящей от них к западной кромке мола. Запах соли. Инкрустированные ею водоросли. Безбрежный океан, вспученный, аморфный. Стальные буруны, огни судов, покачивающихся на волнах. Серебристые брызги, барашки, рев воды, вечно вздымающейся и падающей. Я прижала ладонь ко лбу. Я чувствовала, как растворяюсь в море. Я уже не знала, кем была и отделяло ли меня что-нибудь от этой великой массы творения. Океан, пустыня, внутри и снаружи, всюду вокруг. Что я делала? Мне надо было убраться от воды. У меня в голове всё завертелось. Я едва не упала. Я пробормотала что-то Алану. Мы повернулись и взобрались на эспланаду. Увидели, что машины все еще разъезжают вверх и вниз по бульвару. Разные там Карен и Гэри симулировали симуляцию вне мифологизации мифа. Я нашла их более соблазнительными, чем их тусклая модель, фильм “Американские граффити”.

Мы устало брели по направлению к Юнион Стрит. Алан снова заговорил об Эрихе Фромме. Он прочитал несколько его книжек прошлой ночью. Они вызвали у него отвращение. Он продаст их, как только сможет. Алан поднял на смех обращение с футуристическим движением в “Анатомии человеческой деструктивности”, говоря с издевкой, что Фромм был погребен под своими собственными посылками. Если человек собирается использовать исторические методы, то влияние витализма Бергсона должно быть прослежено через Сореля к футуристам. Даже в своих личных терминах Фромм ошибается, равняя футуризм со смертью. Алан споткнулся, возобновил свою речь, но уже забыл о Фромме. Он гневно обличал то, что Луис. Дж. Халле говорил в “Идеологическом воображении”. Ужасная книга. Я не могла следовать цепочке его рассуждений.

Мы выбрались на площадь у начала Юнион Стрит, но повернули направо. Я была на автопилоте, когда мы неторопливым шагом двигались по Кинг Стрит. Я просто хотела пойти домой и поспать. Алан все еще оставался со мной, теперь он был частью меня. Я замешкалась с ключами. Моей комнате требовалась уборка. Я легла на кровать. Алан взял мой экземпляр “Цыган путешественников” Джудит Оукли. Он прочитал несколько страниц, насмешливо фыркнул, переключился на другую книгу. Отбросил от себя роман после прочтения первого же абзаца. Снова схватил Оукли. Кэмбридж, 1983. Я закрыла глаза. Не знаю точно, бодрствовала я или спала. Алан провел несколько часов, изучая мои книги.

Этой ночью мне снилось, что я путешествую по А12 из Лондона. Затем я ехала через Саффолк по очень узким сельским дорогам. Алан послал меня побыть с Дадли, его чревовещательской куклой. Дадли приготовил чай со сладостями, которые я купила в булочной в Голдерс Грин — печенье из сливочного сыра и chokla с джемом. Это напомнило мне о детских праздниках, проводимых с дедушкой и бабушкой в Лондоне. Я пристрастилась есть chokla, как лакомство на уикэнд, после того как была вынуждена есть черный хлеб всю неделю. Я любила бабушку и дедушку и обожала Лондон, но мне не хватало Южного Побережья. Дадли нравился кофе, так что мы пили эспрессо с печеньем, но я настояла еще на кружке чая, чтобы запить chokla.

В моем сне Дадли был истощенной версией Алана. Я нашла его очень привлекательным. Мы прекрасно поладили прямо с самого начала и говорили о всевозможных вещах: музыке, фильмах, книгах. Позже отправились на пляж. В самом его конце находилась Сайзвеллская атомная станция. Мы присели и стали наблюдать, как волны накатывают на берег в солнечном круге. Пляж был полностью в нашем распоряжении и, хотя было тепло, я вовсю прижималась к Дадли. Вскоре уже мы в объятиях друг друга катались по гальке. Через несколько мгновений мои джинсы опустились к лодыжкам и Дадли погрузил лицо в мою пизду. Лежать там было просто невероятно — звучание океана, пульсирующее в моих ушах, и безбрежная протяженность разреженных облаков, двигающихся волнообразно в темнеющем небе.

Мои вопли потревожили каких-то морских птиц, приземлившихся рядом на ночь, и многие из них пронзительно и злобно кричали, взмыв ввысь к тускнеющему горизонту. Дадли сосал мой клитор, и орудовал двумя пальцами туда-сюда в моей щелке. Я хотела почувствовать вес его тела, прижавшегося к моему, так что схватила его за уши и с силой рванула на себя. Дадли словно растворился во мне. Я чувствовала свои любовные соки на его губах, когда они впивались в мои. Мы с Дадли совершенно обезумели, нарушая вечернее спокойствие своими выкриками. Каким-то образом мне удалось попросить Дадли не кончать в меня. Он продолжал шуровать своим членом, замедляя темп время от времени, пока, наконец, ему не пришлось выйти. Я толкнула Дадли на спину. Его джинсы были по-прежнему спущены, и я наклонилась сбоку от него, поводив языком вверх и вниз по его хую. Мне нравилось смотреть вверх на облака, но я заметила, как Дадли пристально глядит на мою попку, приподнятую к небу.

Держа член Дадли за основание указательным и большим пальцем, я cунула его прибор себе в рот. Меня охватила какая-то детская жестокость, когда я вымазала его в моей слюне. Я сжала зубы и принялась водить ими вверх и вниз по его мясу. Дадли корчился подо мной, не уверенный в том, где провести разделяющую линию между наслаждением и болью. Я повторила этот прием несколько раз, пока чревовещательская кукла не начала выкрикивать мое имя, каждый раз на другой лад. Анна. Анна. Как бы ты его произнес, все равно ничего не изменится. Назад. Вперед. Составляя анаграммы. Нун. Нун. Я взяла в рот одно из яичек Дадли и игриво покусала мешочек. Несколько минут спустя я снова переключила свое внимание на любовный жезл куклы. Заставить его кончить мне в рот было не слишком трудно. Моя цель свершилась и я по-французски поцеловала вторую половину Алана. Это дало мне подходящую возможность выплюнуть огромный сгусток малафьи, выжатый из Дадли, в его рот. Я продолжала сжимать его, пока он все не проглотил.

После этого мы просто лежали на пляже очень долгое время. Мы не думали о том, чтобы принять душ, перед тем как отправиться в постель, и хотели моментально отключиться. Мы оба были с ног до головы обсыпаны песком и после еще одного быстрого перепихона кровать стала по-настоящему песчаной. Когда мы проснулись, то еще немного поеблись на перекрученных грязных простынях. Затем поехали в Саффрон Уолден. Припарковав машину, мы прошли в Бридж Энд Гарденз. На скамейках в парке повсюду было птичье дерьмо. Протиснувшись через пролом в ограде, мы подобрались к живой изгороди лабиринта Бридж Энд с восточной стороны. Много плутали и поворачивали, прежде чем нашли дорогу к центру. Статуи и другие памятники, первоначально украшавшие лабиринт, бесследно исчезли. Мы занимались любовью на том самом месте, которое является целью лабиринта, и в этот момент я проснулась.

2

Я ВЫРВАЛАСЬ внезапно из глубокого провала сна. Алан уже вовсю шевелился и проскользнув между моим цветочным пуховым одеялом и белым покрывалом поднялся с кровати. Мне потребовалось некоторое время, чтобы вспомнить, кто такой Алан. Расставляя по местам события прошлого дня я слышала, как он писает в туалете. Когда Алан вернулся к моей кровати, я рассмеялась, потому что он был голый, а я знала, что это проймет до корней волос нимфоманку, живущую напротив меня, если она столкнется с ним на лестнице у туалета. И тут я увидела Ханну, мою обезумевшую от секса соседку, вошедшую вслед за Аланом. Она любила групповой секс и когда приводила домой парня, которого я находила привлекательным, для меня не представляло особого труда присоединиться к ним.

Алан стоял надо мной, широко улыбаясь. Ханна обнимала его сзади. Ее руки как змеи обвились вокруг его торса. Она поласкала его член до эрекции, затем крепко сжала. Ханна сунула указательный палец свободной руки себе в рот и продолжила массировать слюной левый сосок Алана. Он корчился от удовольствия. Я привстала и взяла его конец в свой рот. Ханна опустилась на колени и начала вылизывать ему анус. Увлажнив его копье, я почувствовала, как сама становлюсь вся мокрая. Я опустилась на четвереньки и повернулась так, чтобы он смог войти в меня сзади стоя. Ханна сбросила свою юбку и трусики и забралась на кровать. Она нагнула мою голову к матрасу, забралась на меня спиной к спине и закинула ноги на плечи Алана.

Я не могла ничего видеть, — мои глаза были закрыты, но я догадывалась по звукам и движениям наших тел, что Алан вылизывал Ханну, одновременно вставляя мне. Я кончила, когда он выстрелил свой заряд в мою дырку, и по громкому выкрику Ханны поняла, что оргазм пронесся через ее тело тоже. Ханна с трудом высвободилась из клубка сплетенных конечностей и сказала нам, что ей надо бежать или же она опоздает на работу. Алан лег в постель рядом со мной и мы проспали как младенцы чуть меньше двух часов. Снова занимались любовью, когда проснулись. Миссионерская позиция, ничего экстраординарного. Наконец стали одеваться. У меня кончилось молоко, так что мы двинули к “Кармин” на Юнион Террас на ранний ланч. За пастой и каппучино мы обсуждали литературу.

Алан комментировал мою коллекцию работ Кэти Экер — “Большие надежды”, “Кровь и кишки в средней школе”, “Дон Кихот”, “Прозаическое безумие”, “Империя бесчувствия”, “Портрет глаза”, “В память об иденичности”, “Моя мать: демонология”, “Ганнибал Лектор — мой отец”, “Рабочие тела”, “Эвридика в подземном царстве”, и “Киска, король пиратов”. Он восхищался Кэти Экер, но сказал, что так никогда и не смог прочитать до конца ее книг. Он был удивлен, когда я поведала ему, что читала взятые наугад отрывки, и что не было никакого смысла читать Кэти Экер с начала и до конца. В какой-то момент Алан заметил, что в своих эссе Экер отстраняется от тех посылок, которым следует в своей прозе. Я сказала Алану, что он не понимает, как читать. Воображает себе начало на странице первой книги и затем продолжает двигаться до конца.

Я слышала всякие истории о писателях-мужчинах, с которыми Кэти жила в разные времена своей жизни. Они были менее талантливыми и менее удачливыми, чем Экер. Это привело к тому, что один из этих писателей убедил себя, что именно он и есть Кэти Экер, пока она была на промоушн-туре. Когда Кэти вернулась домой, молодой писатель оказался не в состоянии вынести крушение фантазии, что он был успешным автором, и пережил нервный срыв. Алан не посчитал эту историю правдивой. Она звучала подозрительно, как если бы это был фрагмент из какого-то пост-модернистского романа. Кроме того, Кэти была слишком таинственной, слишком загадочной, чтобы быть вовлеченной во что-то настолько очевидное. Он заговорил о Майкле Брейсвелле, которого я всегда расценивала как журналиста. Алан извлек из сумки три его романа. Он рассказал, что Брейсвелла обнаружила Кэти Экер и привела в издательство Serpent`s Tail, опубликовавшее его первую книгу.

Алан объяснил, что Брейсвелл был одним из первых “стильных” или “клубных” авторов — достижение, которое обязательно должно быть отмечено в контексте долгой истории прозы для тинейджеров. У меня сохранились три книги Брейсвелла, полученные от Алана, и, ознакомившись с ними, я попыталась воссоединить все то, что он сказал тогда за пастой в “Кармин”. По этим книгам заметно, что Брейсвелл учился писать по мере своего продвижения вперед. Стиль прозы в “Крипто-Амнезия Клубе” и “Теряя Маргейт”, обе датированы 1988 г., довольно жесткий и сырой. К тому времени, как в 1995 году была опубликована “Сент Рейчел”, Брейсвелл уже выдавал филигранно выписанную прозу, по форме напоминающую Олдоса Хаксли и Ивлина Во. Несмотря на любовь Брайсвелла к традиционному английскому роману, достойна восхищения его трансформация в прозаика-стилиста.

Трудно представить себе, что Кэти Экер мог понравится “Сент Рейчел”, хотя, например, Линн Тиллмэн обожала его. Кэти должно быть нравилось все плохое у Брейсвелла. Показной блеск. Застенчивая борьба с традиционными предрассудками в “Теряя Маргейт”, ставшим культовым андрогинным романом, читавшимся наряду с “Первоисточником” Айн Рэнд. Манера, в которой воплотилась ностальгия Брейсвелла по Англии, хранила его от совращения всевозможным пост-модернизмом. Это то, что Экер, возможно, ценила в Брейсвелле. Алан пришел к выводу, что трагедия Брейсвелла состояла в том, что он научился писать. Будущее всегда просачивается обратно и влияет на прошлое. Написав компетентные вещи, Брейсвелл так никогда и не смог действовать под гнетом критической точки зрения.

Восьмидесятые закончились в экономической депрессии, и, хотя ранние работы Брейсвелла продавались на рынке как сатира, это было в конечном счете воспевание потребительства среднего класса. Дела пошли наперекосяк и, как документально доказывает “Сент Рейчел”, все закончилось Прозаком. Слабое место Брейсвелла заключалось в историчности, даже большей, чем у Сирил Коннолли. Он понимал с самого начала, что был плохим патриотом, и что той Англии, которую он жаждал видеть, никогда не существовало и она никогда не будет существовать. Брейсвелл был зациклен на англизированности, но описывал совсем не ту страну, что населена героями рабочего класса, торжествующими в бестселлерах типа “Англия на выезде” Джона Кинга. Брейсвелл был выходцем из Саттона и преодолел рамки мелкой буржуазии путём воспевания восходящей мобильности.

Придумывая себя заново, Брейсвелл был вынужден осмыслить все ходы, должные пройти как полностью буржуазные. Созданная фигура была почти совершенной, но ему не хватало высокомерия и полнейшей глупости Энтони Пауэлла. Разрывы отношений, бесконечно фиксируемые в романах Брейсвелла, служат свидетельствами его разбитых надежд. Он оставался скотоводом, даже когда писал о большом городе. Вторая “большая” вещь Брейсвелла была впервые опубликована как часть “Быстрого конца” — сборника работ трех молодых писателей. Когда подошло время для допечатки, Дон Уотсон и Марк Эдвардс были отвергнуты и “Теряя Маргейт” вышла отдельно. Брейсвелл был писателем восьмидесятых. Он продолжал жить журналистикой и выступлениями по ТВ. Отели, рестораны, дизайнерские шмотки, стиль жизни, организованный вокруг этих объектов желания, никогда бы не смог поддерживаться на гонорарах от продажи относительно успешных романов.

Брейсвелл потерпел неудачу, поставив перед собой цель преуспеть. У него была хорошая репутация, но она не сделала продаж, достаточных чтобы оправдать двадцатитысячные авансы. Именно пресса дала ему возможность поддерживать стиль жизни среднего класса. Многие писатели соблазнены деньгами, которые делаются на журналистике. Брейсвелл был умён, он не устраивал душевный стриптиз своего подсознания, вспенивая откровениями газетные и журнальные колонки. Очерки в пять тысяч слов в многотиражной прессе стали его специальностью, и его имя по-прежнему содержало в себе соозначение слова “качество”. Брейсвелла не сбивали с толку литературные фигуры, поддерживавшие его ранее, он не Колин Уилсон или Иэн М.Бэнкс. Его первые издатели до сих пор гордятся им.

Восьмидесятые канули в лету, большинство писателей той эры более или менее забыты. Если работа Брейсвелла, как писателя, сравнивается с музыкальными достижениями Duran Duran или Сulture Club, то его знакомые авторы, дрейфовавшие по десятилетию этого стиля, преданы забвению и не котируются даже рядом с такими ничтожествами, как Sigue Sigue Sputnik. В связи с этим Алан особенно выделил Джона Уайльда. Такой жалкий писака, как Уайльд, только и может быть сравнен с ансамблем, который ничего из себя не представлял и имел название, которое ничего не значило. Следуя в кильватере Брейсвелла, лучшее, на что шелкопер, типа Уайльда, мог надеяться, так это на интервьюирование увядающих знаменитостей в позднейший период их жизни, фриланс-фантазия без начала или конца. Уайльд был зомбирован колдунами вуду и обезглавлен, попав в капкан в самом отъявленном кошмаре, которого Брейсвелл удачно избежал посредством охранительных чар.

Алан захотел сыграть шутку со Сьюзи. Он позвонил ей из телефонной будки и получил приглашение зайти в ее квартиру. Мне же надо было собрать компанию знакомых ей людей. Она жила рядом с кампусом, и множество студентов проходило мимо окон ее квартиры на втором этаже, направляясь в центр города. Алан объяснил Сьюзи, что всегда хотел заняться сексом с женщиной, пока она высовывается из окна, беседуя со своими друзьями. Та повелась на это предложение. Алан целовал и прижимал ее к себе, затем снял с нее трусики и потрогал клитор. Как только выступил сок, Сьюзи высунулась посмотреть, кто был на улице. Я разговаривала с Джил под окном ее гостиной. Сьюзи поприветствовала нас и спросила, чем мы занимаемся. Я поведала ей, что мы обсуждаем романы Айена Синклера и обе думаем о тесной связи нарочитой двусмысленности его прозы с поп-артом Энди Уорхола.

Сьюзи высовывалась из окна, тюлевые занавески ниспадали на ее спину. Я не могла видеть Алана, но знала, что он задрал на талию ее юбку, пристроился за ней и шпарит вовсю. Я устроила так, что по улице шаталось великое множество знакомых Сьюзи и вскоре там уже собралась толпа человек в двадцать, желающих с ней побеседовать. Ее лицо покраснело и речь была бессвязной. Сьюзи не нравился Майкл, парень, живший над ней, потому что он по ночам ставил альбомы Боба Дилана. Майкл учился со мной на одном курсе в университете и я позвонила ему, прежде чем мы с Аланом занялись каждый своим делом. Он согласился пойти и постучать в дверь Сьюзи, как только наша орава соберется на улице. Алан прошептал ей, что разберется с тем, кто постучал. Он вышел из гостиной, прошел в коридор, привел в порядок свою одежду и пустил Майкла в квартиру.

Сьюзи не знала, что тот занял место Алана сзади нее. Майклу она всегда нравилась и он был рад представившемуся шансу выебать ее. Сьюзи пыталась поддерживать беседу, так что не могла заметить изменение ритма, когда двое мужчин поменялись местами. Алан же отправился на улицу и присоединился к нашей компании. Он посмотрел вверх на Сьюзи, окликнул ее и спросил, помнит ли она его по прошлому вечеру. Она стала мучительно припоминать, на её лице отразилось смущение. Потом она вскрикнула. После того, как Сьюзи кончила, Алан объяснил шутку, которую он сыграл с ней и с Майклом, все еще наяривающим сзади. Это обеспечило достаточную стимуляцию, чтобы доставить моей подруге второй оргазм.

Сьюзи пригласила всех в ее квартиру и предложила парням вставить ей хоровой пистон. Я стояла за то, чтобы устроить оргию, но Алан удержал меня. Он заметил, что теперь очередь Сьюзи быть в центре внимания, и я не должна лишать ее этого мгновения славы. Алан просмотрел книги Сьюзи. У нее их было не так много, но он был впечатлен, когда наткнулся на “Избранные политические труды Розы Люксембург”, под редакцией Дика Хаурда, опубликованные Monthly Review Press. На время своей публикации, 1971-й, это была “радикальная американская книжка”. Вместе с тем Алан был озадачен, когда обнаружил, что у Сьюзи есть “Я люблю Дика” Крис Краус. Эта книга бессвязно излагала сексуальную одержимость автора Диком Хебдиджем, английским профессором, бывшим интеллектуальной знаменитостью в восьмидесятые на волне успеха “Субкультуры: Значение стиля”.

Субкультура” — первая книга Хебдиджа — была опубликована в 1979 году, в то время, когда студенты все еще наивно полагали, что политехнический лектор невероятно хипповый, раз может говорить о молодежной культуре. Алан пришлось объяснить мне это, потому что к тому времени, как я поступила в университет, уже каждый кампус кичился своими местными знатоками этого вопроса. Алан был озадачен, что 20 лет назад Хебдидж воспринимался скорее как объект желания, нежели эксперт по потребительскому фетишизму. Он находил тенденции развития академических издательств невероятно увлекательной темой, и раз уж ему пришлось сказать свое слово о Хебдидже, то нельзя было пройти мимо Джудит Уильямсон. Либо тогда, либо немного позже я поспорила с Аланом, настаивавшим, что истинная ценность “Я люблю Дика” состоит в том, как она обнажает бедность академической жизни и поливает грязью не только Дика Хебдиджа, но даже Феликса Гваттари и Тони Негри. Я же утверждала, что наиболее ценной в “Я люблю Дика” была глава о Ханне Уилк, хотя также высоко ставила ее как пародию на пост-модернистское теоретизирование. Как только все присутствующие парни отымели Сьюзи, кто-то предложил нам пойти в паб. Люди начали уходить, разбредаясь в разных направлениях.

Алан хотел продать некоторые из его книг, так что мы отправились за ними в его квартиру на Юнион Грув. Она выглядела в значительной степени такой же, как мы ее оставили — то есть помойкой. Он начал разбирать книги. Составлять пачки из первых изданий. Перекладывать экземпляры в мягких обложках. Он продолжал тасовать работы Жана Бодрийяра, как будто они были козырными картами. Рассказал мне, что перечитывал Брейсвелла, потому что ему был интересен путь трансформации психоанализа, сокративший представления 19 века об описании характера и литературной глубине. Потом перешел на моду восьмидесятых. Перелистывание страниц “Я люблю Дика” Крис Краус в квартире Сьюзи не помогло. Краус была замужем за Сильвером Лотрингером, сыгравшим огромную роль в переводе, публикации и общем навязывании Бодрийяра англоязычным читателям в восьмидесятые. “Я люблю Дика” была дешевым рыночным американским эквивалентом Бодрийяровских “Бесстрастных воспоминаний”, где было дозволено свалить все в одну кучу. К тому же афористичность писателя просто не выдерживала никакой критики.

Согласно Бодрийяру все стало очевидным, непристойным, и не было больше никаких секретов. Алана не убедили эти заявления, хотя Бодрийяр вне всякого сомнения обеспечил Краус и ее муженька, хипстера Лотрингера, теоретическим оправданием публикации их литературного хорового пистона. Алан не хотел жить после оргии, он даже не хотел пережить смерть оргии, для него оргия истории не имела ни начала, ни конца. Он хотел деконструктивировать деконструкцию, принести в жертву жертвоприношение, совратить совращение и симулировать симуляцию. Он читал Жирара, Батайя, Маркса, Гегеля, Делеза, Лукача, Хоббса, Вирильо, Жижека и Иригарари. Алан хотел быть непоследовательным в своей непоследовательности. Чем больше он читал, тем меньше ему нравилось чтение. Деррида стал огромным разочарованием. Изучив последователей Дерриды, ему не было нужды доставлять себе раздражение чтением “О грамматологии”. Он усвоил содержание раньше, чем потребил его, и после Дерриды казалось бессмысленным перечитывать Руссо или Леви-Стросса. Чем больше Алан читал, тем меньше ему нужно было читать. Это была наркомания.

Я бросила взгляд на чревовещательскую куклу, сидевшую развалясь в кресле, и прошептала ее имя. Алан взял “Представления о приматах: виды, раса и природа в мире современной науки” Донны Харауэй и завопил, швырнув ее через комнату. Это был большой том, почти 400 страниц, и прежде чем грохнуться на пол, он опрокинул с полки несколько книг в мягкой обложке. Алан жаловался, что даже не начинал читать Джудит Батлер, не говоря уже о Донне Харауэй. Ему, наверное, вообще не надо было читать, раз уж он проглотил Сади Плант “Нули и единицы” за один заход, а затем начал поносить её. Где он мог найти время для всего этого чтения? Казалось, будто он никогда не закончит жить (третий раздел в “Бодрийяр вживую: Избранные интервью”, под редакцией Майка Гейна, был озаглавлен “Я перестал жить”; в “Я люблю Дика” Крис Краус утверждала, дескать, в то время, когда она преследовала Хебдиджа, он заявил ей, что не читал ничего в течение двух лет). Была ли это месть магического кристалла? Алан не знал, все это становилось перебором. Такой французский теоретик, как Бодрийяр, мог быть переведен на английский каким-то незначительным издательством, типа Semiotext(e), с минимальной корректурой и распространением, и ты даже не успевал узнать об этом, как тут же переводы изблевывались издательствами Verso, Polity, Pluto, Stanford и Routledge. Сходные вещи случались с Делезом и Дерридой, тогда как Барт и Фуко становились классикой “Пингвина”. Тебе не надо было следить за этим. Если бы ты даже захотел это отслеживать, то все равно бы не смог.

Иногда мне становилось интересно, было ли происходившее между мной и Аланом, обменом субъективностей. Во время моего второго визита в его квартиру я впервые слабо заподозрила это. Мир Алана становился моим миром. Читая своего Гваттари, Алан хотел стать женщиной, и в этом процессе я чувствовала себя так, словно превращаюсь в мужчину. Почему же я хотела приобрести все книги, которыми владел Алан, когда они, несомненно, не принесли ему ничего хорошего? Все, чему Алан научился от своего чтения, так это более красноречивым способам объяснений, что он ничего не знал. Он приобретал культурный капитал, но по довольно-таки дорогой цене. Это была фаустовская сделка, абсолютно бессмысленная. Бесконечное перетасовывание текстов и Алан буквально бежал вприпрыжку над книгами в этом процессе. На полу валялись издания в мягких обложках. Он оступился, я поймала его. Отчаяние Алана, пытавшегося избавить себя от этих объектов и одновременно забыть о словах, слетающих с языка с их помощью, планомерно возрастало. Работа была словно создана для него. Без начала или конца, и это происходило, когда я появилась. Альтернативная версия такова: Алан хотел исчезнуть, хотел сам стать объектом. Так как он не придерживался религиозных верований, то был неспособен принести свою тень в дар дьяволу, а вместо этого попытаться навязать свою субъективность мне. Алан хотел стать машиной.

Он показал мне пожелтевшую газетную вырезку из Independant on Sunday, от 21 июля 1996 года. Она была озаглавлена: “Тонущий в мире слов: по мере роста числа академических журналов, как предполагает Ноэл Малькольм, профессура пишет меньше, а думает больше”. В конце статьи стояло примечание, подтверждавшее, что этот текст был перепечатан из тогдашнего свежего номера Prospect. Суть эссе заключалась в том, что профессора и преподаватели были неспособны придерживаться своих собственных специализированных областей исследования. Из-за того, что карьерное продвижение зависело от публикаций, профессура была вынуждена выдавать бесконечный поток статей. В вырезке предполагалось, что в среднем академическая статья имеет только пять читателей, но не прояснялось, входят ли в список читателей редактор и два референта — стандартные составляющие этой части издательской индустрии. Алан не имел никакого отношения к науке, и если специалисты не могли придерживаться их собственной области интереса, то какие надежды мог питать обыкновенный читатель с интересами сразу в нескольких областях?

Книги, которые Алан хотел продать, были дважды перетянуты тесемками и помещены в большой рюкзак. Он разбрасывал их по всей квартире, но, как хороший потребитель понимал, что должен представить скидываемый им книжный мусор в надлежащем виде, как будто о нем заботились. Мы не задержались в “Старом Абердинском Книжном”. Алан взял деньги, которые ему предложили, не торгуясь. Как только мы оказались на улице, он сказал, что цена соответствовала его ожиданиям. Очевидно, в Лондоне он смог бы проделать эту операцию с большим успехом. Пока мы были в магазине, я купила “Шлюху Штази” Энтони Бобарзински, и теперь, выйдя на улицу, дала ее Алану, как символ моей любви. Мы прошли вниз к перекрестку, и Алан поймал проезжавшее мимо такси. Расплатившись с таксистом в Хейзелхэд Парке, мы отправились на поиски лабиринта. Алан читал о нем, но был здесь впервые.

Лабиринт был закрыт, однако проволочная ограда у входа была прорвана, и мы без особых проблем миновали поврежденное заграждение. Паззл лабиринта был сложным и мы блуждали взад и вперед почти час, прежде чем достигли цели. Живая изгородь, образовывавшая стены лабиринта находилась в хорошем состоянии, и, оказавшись в центре, мы никого не смогли увидеть, хотя и слышали голоса, раздававшиеся в парке повсюду вокруг нас. Я помнила окончание моего сна прошлой ночью. К тому моменту я еще не записала его в свой дневник. Мне надо быть осторожней, сны драгоценны и легко забываются. Алан упомянул вчера днем лабиринт Хейзелхэд. Я никогда не слышала о нем, и Алан показал мне его описание в “Путеводителе по лабиринтам Британии” Адриана Фишера и Джеффа Соурда. Так как в книге перечислялись лабиринты в алфавитном порядке по месту нахождения, то Хейзелхэд, находясь в Абердине, был описан самым первым.

В своём сне я занималась сексом с Аланом на месте цели одного из двух лабиринтов Саффрон Уолден. Я полистала несколько книг Алана о лабиринтах, и ознакомилась с разного рода измышлениями, связующими их с ритуалами плодородия. Это чтение, а также неистовая ебля, которой я занималась, вне всякого сомнения, объясняли содержание моего сна. Мы сидели на зелёной парковой скамейке, поставленной в центре лабиринта. Цвет скамейки сам по себе наводил на мысли о ритуалах деторождения. Я склонилась над Аланом и ощупала его ширинку. К тому времени, как я вытащила член из его штанов, он уже стоял. Я опустилась перед ним на колени, игриво пощипывая его мускул. Я стала обрабатывать его губами, языком и зубами. Кроме этой скамейки в центре лабиринта ничего подходящего не нашлось, и, поскольку у меня не было желания заниматься сексуальными экспериментами на сырой почве, я заставила Алана кончить в мой рот.

После того как он привел себя в порядок, мы прошли к остановке, и, болтая, стали ждать автобуса, чтобы отправиться назад в город. Алан говорил о писателях, чей прозаический стиль сознательно изменялся с каждой написанной книжкой. Среди критиков существовала тенденция характеризовать такого рода современных авторов, как умышленно извращенных, и, пока они достигали культового статуса среди знакомых писателей, широкая читательская публика оставалась для них недостижимой. Показательный пример — Линн Тиллмэн. Барри Грэхэм — также хорошая иллюстрация. Первый роман Грэхэма “О тьме и свете” был стилизацией под хоррор, опубликованный Bloomsbury. Ко времени выхода его третьего романа “Книга человека” он уже публиковался Serpent`s Tail. Этот пародийный пересказ жизни Александра Троччи получил поддержку от Ирвина Уэлша, Денниса Купера и Линн Тиллмэн, написавших рекламные фразы на задник обложки. После этого Грэхэм переехал из родной Шотландии в США, где подписал контракт с Incommunicado, выпустившей роман “До того”, в котором Алан изощрённо вычитывал гетеросексуальную пародию на Денниса Купера. Алан не был знаком со вторым романом Грэхэма и, отдавая должное способности автора переключаться с одного стиля на другой и менять тематику, не испытывал никакого желания узнать, на что же это было похоже.

Благодаря нашей увлекательной литературной беседе время прошло быстро, и вскоре мы были уже в “Вашингтоне”, кафе на приморском бульваре. Я заказала яичницу, чипсы и фасоль. Алан остановился на сырном омлете с чипсами и горохом. Я пила кофе, Алан чай. Наш тет-а-тет продолжался за трапезой. Алан упомянул “Болезнь движения” Линн Тиллмэн как пример книги анти-путешествий. Это был ее первый роман, опубликованный на Британских островах. Ему предшествовал сборник рассказов “Отсутствие правит сердцем”, датированный 1990-м г., побудивший большинство английских литературных критиков заклеймить ее как отъявленную порно-экстремистку. Первая британская публикация Тиллмэн вышла с рекламными фразами на задней обложке от Гарри Мэттьюса, Гэри Индианы и Эдмунда Уайта. Ее первый роман “Наводненные призраками дома” был опубликован в США в 1987-м с фразами на обложке от Кэти Экер, Эдмунда Уайта, Гарри Мэттьюса и Денниса Купера.

В 1992-м Тиллмэн опубликовала в США сборник рассказов под названием “Комплекс Мадам Реализм”. Эта книга вышла в издательстве Semiotext(e), в серии “Родные агенты”, редактор которой, Крис Краус, позднее там же опубликует свой собственный опус “Я люблю Дика”. Хотя Алан восхищался всеми работами Тиллмэн, в том числе и ее четвертым романом “Жизнь без сдачи в аренду”, ему особенно нравился “Сомнительный прогноз”. В этом романе два главных персонажа, Хорас и Хелен. Повествование идет от лица Хораса, гея, пишущего криминальные триллеры, но надеющегося однажды закончить действительно серьезный труд. Хорас может восприниматься как представитель классицизма или модернизма. Хелен, молоденькая американская девушка, исчезающая по ходу дела, ассоциируется с романтизмом или пост-модернизмом. История Хораса и Хелен заключается в полном провале представляемых ими эстетических формаций найти любую точку для общения. Хелен — это отсутствие в тексте. Мне пришло в голову, что таким образом получилось настоящее феминистское чтиво, но я ничего не сказала. Алан заплатил за еду и мы покинули кафе.

Мы нашли спокойный паб с пристойным выбором виски. Наш план состоял в том, чтобы совершить воображаемый вояж на Айлей, потребляя виски от каждого из его восьми производителей. Я купила первую порцию, но прежде чем она была выпита, Алан для затравки описал своё путешествие на Гебриды. Он начал его в Кеннакрэйге, где сел на паром, идущий с большой земли. Мне пришлось воображать, как я сижу на палубе и наслаждаюсь восхитительными видами полуострова Кинтайр и острова Джура, открывающимися слева и справа. Будет сиять солнце, по небу будут нестись пушистые белые облака. Алан сказал мне, что дорога до Порт Эллен, благоустроенной деревни с великолепными белыми домиками, основанной в 1821 году, занимает чуть больше двух часов. Завод Порт Эллен был закрыт больше двадцати лет назад, и место теперь использовалось исключительно для производства солода. К счастью, все еще можно купить виски Порт Эллен, и Алан заставил меня понюхать его, перед тем как выпить.

Как только мы покончили с нашей первой выпивкой, Алан поднялся и, заказав семь различных сортов, принес стопки на подносе. 14 стаканов позвякивали, когда он осторожно опускал их на наш столик. Виски было выстроено в линию в том порядке, в каком мы собирались пить его, и Алан тщательно проверил, чтобы стопки не перепутались. Алан сказал, что завод Лэпроэг находится всего в нескольких минутах езды от Порт Эллен. Мне пришлось представить, как я спускаюсь с дороги и иду мимо чистеньких побеленных зданий завода к морю. Лэпроэг — большой завод, и, стоя на морском берегу, неподалёку от домика для посетителей, можно посмотреть на побережье Антрима в 12 милях оттуда. Как и виски Порт Эллен, Лэпроэг обладает торфяным привкусом, но и отличительными целебными свойствами. Я никогда не была большим ценителем виски, но Алан обратил меня. Мне понравились жгучие ароматы Айлей.

Нашей следующей остановкой был Лагавелин — короткая поездка вдоль берега. Алан велел мне вообразить, что я стою у речки, которая течет через завод. При взгляде на мыс перед моим взором представали руины Данивегского Замка, старейшие строения которого относились к 14 веку. Я принюхалась к виски, затем осушила стакан. Янтарная жидкость словно похвалялась своей впечатляющей тяжестью, отдавала дымком и лекарствами. Порт Ардбег был нашей последней целью на южном побережье Айлей. Алан велел мне думать о тюленях, принимающих солнечные ванны на скалах рядом с этим заводом. Я понюхала следующую стопку и подержала виски на языке. Я вызвала в воображении панораму живой природы в районе поросшей лесом береговой линии, которая проходит мимо Викторианского замка Килдалтон.

Нашей следующей стопкой был Каол Ила. Этот завод уютно расположился прямо на берегу неподалёку от Порт Эскэйг в проливе Джуры. Чтобы добраться туда, нам пришлось вернуться назад, так как прямого пути не было. Мы промчались через Порт Эллен по А846. Своим характерным ароматом виски Айлей было обязано торфяникам, расположенным с обеих сторон этой замечательной прямой дороги. Мы не стали останавливаться в Боуморе. Алан сказал, что мы вернемся туда позже, и мы понеслись через Бридженд к Порт Эскэйгу. Мне было сказано, что лучший вид на Каол Ила обеспечит пятиминутная поездка на лодке к Феолин на Джуре. Я рисовала себе отходящую лодку, затем представляла, как оглядываюсь на Айлей и вижу завод к северу от причала. Как только я сошла на берег, мне пришлось карабкаться к проселочной дороге, ведущей от Феолин к Инверу. Через пролив открывался прекрасный вид завода, а также море, мерцающее на переднем плане. В этом виски было поменьше “дымка”, чем в виски с юга Айлей, но и оно было чрезвычайно приятным.

Алан бывал в Крейгхаусе, примерно в восьми милях от Феолина, главном поселении Джуры, в которой обитало около 200 человек, и, соответственно, родины местного виски. Алан не был поклонником сорта, производимого на заводе Джуры, и по этой причине дорога нашей фантазии миновала Крейгхаус — мы просто сели на лодку, шедшую назад в Порт Эскэйг. Дорога на север, к Баннахабхэйн, была пугающе узкой. Алан сказал, что припаркует машину на стоянке у берега рядом с заводом, и мы пройдем на север по побережью, а затем повернем на запад. Мы брели через северную оконечность острова, двухчасовой отрезок пути, никаких дорог, портящих общий вид, и сотни оленей вокруг нас. На пути назад перед нами открылся восхитительный вид завода, с остроконечными вершинами холмов Джуры, образующими ландшафт по ту сторону пролива. Когда я понюхала и выпила свой Баннахабхэйн, то почувствовала себя слегка пьяной.

Я представляла себе, что заснула в машине, когда Алан мчался обратно через Порт Эскэйг и Бридженд. Я устала после нашей долгой прогулки. Завод Боумор cтоял в центре одноименной благоустроенной деревни. Боумор, хотя и располагается у узкого морского залива — психогеографический, а также административный — центр Айлей. “Боуморская Легенда” стала моей седьмой по очередности порцией, которая буквально разорвала на части мое небо. Воображаемое путешествие Алана происходило по его собственной логике: серьезный любитель виски должен завершать более крепкими сортами с юга Айлей, мы же начали с них. Алан велел мне снова представить возвращение в Бридженд, а затем, вместо того, чтобы отправиться в Порт Эскэйг, мы последовали в обход вокруг Лох Индаал к Бруихладдих. Это был завод на крайней западной оконечности Шотландии, и, после того, как я опрокинула свою стопку, мы покинули паб. Алан хотел пойти домой один и сесть за чтение. Перед тем, как мы расстались, он дал мне экземпляр “69 мест, где надо побывать с мертвой принцессой”, сказав, что желал бы знать мое мнение об этой книге. Я дошла до Кинг Стрит, приняла ванну и залезла в постель.

3

В своём сне я летала, а затем мчалась по железнодорожным путям. Я была экспресс-поездом Вена-Белград. Я приняла человеческий облик, когда поезд пришел в Будапешт. Станция, задуманная в свое время весьма помпезно, была обветшалой, с износившейся и грязной крышей. Я сошла на платформу, где меня ждал Дадли, чревовещательская кукла. Мы пробежали сквозь толпу жалких венгров, предлагавших дешевое жилье, и отделавшись от них, прошли по подземному переходу и вышли на улицу. Стояла солнечная погода. Для ориентации в городе Дадли использовал издание 1989 г. “Венгрия: Краткий путеводитель". С момента выхода книги все названия улиц были изменены, и это обеспечило нам потрясающе дезориентирующий психогеографический опыт.

Прошло три часа с того момента, как я покинула Вену, и я чувствовала, что умираю с голоду. Мы поели в ресторане недалеко от Эржбет Корут под названием “Пицца Белла Италия”. Заказали пасту. Официантка была молоденькая и заигрывала со всеми мужчинами-посетителями. Помещение было слишком маленьким, поэтому стенная роспись, изображавшая итальянские здания на фоне голубого неба с облаками, не производила должного впечатления. Красная роза и желтый банан на дверях туалетов указывали на различие полов. Я извинилась, вышла и наблюдала с улицы, как официантка втянула Дадли в оживленный разговор. Я изучала граффити на одной двери, когда он присоединился ко мне. Ему понравился рисунок голой женщины, которая произносит нечто вроде “GYERC EREZM AKARON AWYELK ED!!!”. К этому был добавлен телефонный номер и, по всей видимости, имя.

Мы поблуждали по боковым улочкам и зарегистрировались в Международной Студенческой Гостинице на Андрасси в Октагоне. Затем направились к Мювезу, чтобы насладиться атмосферой одной из традиционных кофеен Будапешта. Мы сидели за столиком на улице. Машины с ревом пролетали вниз по дороге. Расплатившись за завтрак, мы перешли в кафе “Моцарт” для постмодернистской имитации опыта пребывания в подобных заведениях. Там был огромный выбор напитков, однако разнообразие состояло не в сортах кофе, а в его крепости, количестве молока или сливок, а также в добавлении различных специй. Официантки были одеты в костюмы 18 века, а росписи на стенах представляли собой виды старой Вены. Моцарт посвистывал из скрытых колонок. Мне пришлось ущипнуть себя, чтобы немедленно освободиться от этого кошмарного зрелища.

Казалось, что пролетела целая вечность, прежде, чем мы покинули “Моцарт” и двинулись через район красных фонарей к бару под названием “Голубой Слон”. Там мы пили вишневый бренди, наблюдая за пролетарской клиентурой, играющей в шахматы, поющей и поглощающей напитки. На второй раунд Дадли заказал “Уникум”, тогда как я предпочла грушевый бренди. Столики в баре были покрыты трещинами, заведение явно нуждалось в переустройстве интерьера. Когда стемнело, мы решились выйти на улицу, и увидели там множество девушек. Я смотрела на Дадли, стоящего под уличным фонарем. Он видимым усилием заставил себя тронуться с места. Я была оснащена как мужчина, и сказала, что хочу заняться сексом. Дадли забрался в мою машину, и мы поехали к реке. Я попросила его сделать мне минет. Я чувствовала, как руки манекена расстегивают мою ширинку, и ощутила его раздражение, когда он искал мой член. Я вытащила из бардачка молоток и обрушила его на череп Дадли. Кровь была повсюду. Я отволокла тело к воде и сбросила его в Дунай.

Я шла вниз по течению к Дворцу Грэшема, огромному зданию, украшенному изображением Сэра Томаса Грэшема, основателя фондовой биржи в Лондонском Сити. Одно из угловых помещений на первом этаже было теперь занято Казино Грэшем. Я повернулась и посмотрела на реку. Дадли покачивался в воде рядом с берегом. Я двинулась туда и вытащила его. Манекен был одет в скафандр астронавтов восьмидесятых, с него ручьями текла вода. Кто-то напал на него с молотком или топором, и его голова была разбита вдребезги. Я довезла Дадли до Студенческой Гостиницы и положила его на койку. Я уже почти отключилась, когда меня разбудил телефон.

Алан хотел встретиться со мной. Я была сонной и разговор зашел в тупик. В этом полубессознательном тумане до меня вдруг дошло, что он не знает, как меня зовут. Я была порядком шокирована. И это после всего того, чем мы занимались, как кролики, пару дней. Я уверяла его, что он произнес мое имя, когда я встретила его в “Гриле”. Он же объяснил, что сказал “добрый день”. Вот тут-то я и поняла, что тогда ослышалась. Я сказала ему, что меня зовут Анна Нун, и он засмеялся. Мы договорились встретиться в “Пицца Экспрессе”. Помимо пиццы и салата мы заказали хлебцы с чесноком. Мы без проблем заняли столик, потому что встретились в полдень, еще до наступления ланчевой лихорадки.

Я спросила Алана, что он читал. Он назвал “Мертвечину” Кью, объяснив, что пытался сравнить творчество Брейсвелла с недавними клубными романами. “Мертвечина” шла на рынке как “бульварное чтиво”, несмотря на очевидные литературные устремления автора. Хотя Кью удачно использовал клише детективного романа, такие как фигура рассказчика, только что вышедшего из тюрьмы, в его работе чисто формально использовался кибер, пластиночная промышленность и кинематографические сборища. В ней очень обдуманно были развернуты повторения по ходу действия. Например, требование дать информацию о киллере проходит рефреном через всю книгу. Пол Гилрой горячо и убедительно защищал характерные особенности черных британцев в “Черной Атлантике” и других работах. Кью, казалось, расширил этот дискурс. Различные изменения интонации в прямой речи демонстрировали лишь один из более очевидных путей, благодаря которым этот интерес четко проявил себя в “Мертвечине”. И даже не стоит обсуждать тот факт, что взгляды и переживания Кью в связи с тем, что и как считать “английским”, весьма отличаются от взглядов и переживаний Майкла Брейсвелла, как и то, что он считал хипстерским.

Вместо того, чтобы по ходу чтения следить за ясностью мысли, Алан страстно искал во всем путаницу. Знал ли завсегдатай клубов Кью о существовавшем до него английском писателе, также известном как Кью, и было ли присвоение им этого псевдонима частью сознательной критики расовых кодировок, которые можно найти в традиционном литературном дискурсе? “Оригинальный” Кью, Артур Куиллер-Коуч, был представителем истеблишмента. Закончив Оксфорд, Кью позднее читал лекции по классической литературе в своей альма-матер, получил звание рыцаря и даже был избран мэром своего родного города Фоуи в Корноуэлле. Помимо написания романов и стихов, “оригинальный” Кью редактировал “Оксфордскую книгу Английской поэзии” и выдал уйму критических трудов, среди которых “Литературные исследования” и “Чарльз Диккенс и другие Викторианцы”. Алан не был уверен, была ли буква Q сознательно избрана вторым Кью или какая-либо другая сила свела их вместе. Эти двойники оставили его в полном недоумении. Алан бился об заклад по поводу того, было ли некритическое отношение к культурному потребительству в “Мертвечине” иронией или же просто результатом авторской неспособности оперировать скрытыми смыслами переживаний, изначально политизировавших его. Разумеется, допуская, что книга, как артефакт, является средством для улучшения товарного производства, Алан часто сомневался в целесообразности использования литературы для критики капитализма.

Алана глубоко озадачил кибер-линчеватель, изображенный Кью в своем романе. Этот преступник, сорвавшийся с цепи в Лондоне и линчевавший своих жертв, оказался черным американским копом. Кибер-линчеватель убивал педофилов, и тут же появлялся рассказчик, одобряя это. Допуская расовую подоплёку линчевания, Алан считал совершенно невероятным, что черный американец может избрать такой способ расправы над педофилами. И вообще казалось неправдоподобным, что черный британский рассказчик в “Мертвечине” одобряет линчевания. Алан не понимал того, что пытался делать Кью, и находился в замешательстве. Он не знал, использует ли Кью иронию и двусмысленность, чтобы подорвать уверенность своих читателей в увековечивании белой буржуазной субъективности, или же повествование просто отражает авторскую неспособность избегнуть доминирующего кода. Тогда как двойное сознание не защищает тебя от этого кода, оно несомненно открывает для тебя различные перспективы, с помощью которых можно над этим размышлять.

За кофе Алан обсуждал “Глубоко под прикрытием: внедрение агента ФБР в радикальный андеграунд” Грила Пейна. Автор повествует о процессе, с помощью которого он обретает освобождение от чар своего работодателя и поэтому теряет ощущение собственной личности. Не имея никакого отношения к консерваторам или радикалам, Пейн становится заложником фортуны, его бросает из огня в полымя, и в итоге он лишается чувства своего "Я".[4] Алан рассматривал эту книгу как назидательную историю, предупреждение тем, кто хочет быть вовлечен в мрачные миры разведки и контрразведки. Как только он оплатил счет, мы рванули по Юнион Стрит для быстрого погружения в потребительский фетишизм. Я купила губную помаду и новую пару туфель. Затем затащила его в “Уотерстоун”, потому что хотела купить “Одинокую планету. Путеводитель по Исландии”. Постельное чтиво, которое могло отвлечь меня от занятий в колледже. Нас вышибли из магазина, прежде чем я смогла заплатить за покупку — продавец заметил, как Алан засовывает себе в ширинку порнографический роман. Когда нас выволакивали из здания, он неоднократно прошипел слово “библиомания”,

У Алана был рюкзак, полный книг, и, после того как я закончила со своими магазинами, мы устало побрели в “Старый Абердинский Книжный”. Владелец отсутствовал, так что Алан оставил книги его жене, договорившись с ней, что вернется на следующий день, когда будет в состоянии обсуждать цену. Мы прошествовали вниз к приморскому бульвару и выпили кофе в кафе “Инверснеки”, коротая время, пока Алан сможет забрать свою машину из ремонта. Боковое окно было разбито вором, который украл выпивку, оставленную на заднем сиденье. Я объявила, что чувствую себя как рассказчица в романе “Прощай, Джонни Фандерс” Тани Киндерсли. Он сказал, что бросил эту книгу на странице 13, где героиня описывала мужчину, соблазнившего ее, как политического активиста левее Ленина. Алан полагал, что работа писателей состоит в указании особенностей, а не в утверждениях общего характера. Он хотел знать, был ли обсуждаемый говнюк Бордигистом или соглашателем, предпочитал политику Розы Люксембург или Отто Рюле. Ленин атаковал все пролетарское окружение в “Детской болезни левизны в коммунизме” и Алан фыркнул, что, если уж говорить о том, что политические взгляды человека левее правореакционных, то надо подбирать для этого подходящие выражения.

Я защищала Киндерсли, говоря, что общий смысл ее романа заключался в его бессмысленности. Сама история не заслуживала описания: бедная маленькая богачка, играющая в плохую девчонку, у которой случается связь с полным неудачником. Кроме того, Киндерсли, очевидно, не рассчитывала, что читатели воспримут ее книгу серьезно. Кто может поверить в состоятельность персонажей, чьи музыкальные вкусы ограничиваются Джонни Фандерсом и Пинк Флойд среднего периода? Книга получилась игривой и ироничной. Не стоило говорить, что её чтение — бесполезная трата времени. “Прощай, Джонни Фандерс” была рассчитана на скучающих субъектов, индивидов, искавших новые способы расходовать свое время, стремившихся к комфортному прозябанию. Это была книга для печальных мудозвонов, считавших наркотики одновременно очаровательными и опасными. Алан не пытался опровергнуть эти заявления. Он посмотрел на часы и заплатил за наши каппучино. Направляясь в мастерскую за его машиной, мы обсуждали монстрообразных близнецов.

Я была разочарована, когда автомобиль Алана оказался “Фиестой”. Я рассчитывала на что-то более вызывающее. По крайней мере, мы благополучно добрались на ней до Стоунхевена, где Алан, по его словам, обнаружил фотографа, почитавшего за счастье делать хардкор-фото избранных клиентов. Я ожидала увидеть парня, но как выяснилось, Алан нанял женщину, чтобы заснять нас в порнографических позах. У Анджелы были татуировки и пирсинг, однако, снимая нас на резиновом водяном матрасе в ее подземной темнице, она напялила на себя мешковатую спортивную одежду. Выглядело все довольно клинически. Алан, казалось, забил на все. Я полагаю, что бытие порнозвезды отнюдь не является некой из ряда вон выходящей фантазией в нашем постмодернистском мире. Алан хотел выполнить со мной множество рутинных действий. Сосание, ебля и лизание. Он чрезвычайно возбудился, сидя на стуле вместе со мной, устроившейся у него на колене. Его член вставлен в мою пизду. Чистая порнография. Он настаивал, что эта поза должна быть заснята фронтально, должно быть видно всё, кроме трех четвертей его хуя внутри меня. Эта классическая вариация на гетеросексуальную тему стала предпоследним извратом этой сессии. На последнем снимке, достаточно предсказуемом, Алан кончал мне в лицо. Кульминация была забавной, но я не испытала оргазм.

Разделавшись со Стоунхевеном Алан повез меня назад в Абердин. В машине, а потом за легкой закуской в “Брассери Жерара” мы говорили о книгах. У него, казалось, занозой в мозгу засел Уильям Макгонагэлл. Алан прочитал “В Аббатстве нет убежища поэту: драматическая история Уильяма Макгонагэлла” Дэвида Филлипса, а также собрание сочинений этого шотландского альтернативного национального барда, и к тому времени знал о Макгонагэлле гораздо больше меня. Макгонагэлл писал вирши, считая себя равным Шекспиру и Бернсу. Он начинал как ткач, но, поскольку ему стала являться муза, 20 лет прожил в нищете, непреклонно следуя поэтическому зову. Над ним насмехались, когда он занимался своим ремеслом в Данди, его закидывали яйцами и гнилыми фруктами во время чтений. Макгонагэлла имел успех как шут — в конце концов его наняли читать вечерами в местном цирке, но каждый раз во время его выступлений происходили такие страшные беспорядки, что ему местный магистрат запретил ему появляться на публике.

Представители высшего класса в Эдинбурге предпочитали издеваться над Макгонагэллом в более мягкой манере, выказывая притворное восхищение его возможно бессмертными работами и щедро платя за его выступления. Богатым не потребовалось много времени, чтобы потерять к нему интерес. Они переключились на другие вещи, оставив поэта умирать в нищете. Алан рассматривал многих писателей как современных Макгонагэллов. Наиболее подходящий пример этого феномена — Джойс Кэри. После выхода “Я люблю Дика” Крис Краус сходного статуса достигла не только номинальный автор, но также ее муж и соратник Сильвер Лотрингер. Мартин Эмис попал в эту категорию наряду со всеми его друзьями-писаками. Иногда казалось, будто в мире не было ни одного живого или недавно умершего автора, которого Алан не посчитал бы страдающим от синдрома Макгонагэлла. Бодрийяр оставался одним из его любимых примеров, поскольку никто не мог серьезно воспринимать человека, принявшего Сильвера Лотрингера как своего переводчика. Согласно Алану, все эти хиппи-хипстеры могли думать только о том, чтобы приводить других мужчин трахать их жен.

После обеда мы поехали в аэропорт. Ну не совсем туда на самом деле. Мы проехали вдоль промышленного района позади аэропорта, а затем вверх по ухабистой дороге, обогнув поле. Подъехали к Тайрбэггер Хилл, и для того, чтобы добраться до находившегося на нем так называемого “лежащего” каменного круга, нужно было только перелезть через ворота и срезать угол через поле. Над нами возвышались заброшенные электрические столбы, нескончаемый поток самолетов и вертолетов взмывал в небо с летной полосы внизу. Нефть сделала аэропорт Абердина крайне загруженным. Камни располагались в кругу деревьев, само место было чрезвычайно амбиентное. Сюрреалистические наслоения древнего и современного. Аэропорт, промышленный район, брошенные столбы и каменный круг. Алан окрестил эту комбинацию убийственной. Настоящая магия. Не случайно К. Л. Каллан начал “69 мест, где надо побывать с мертвой принцессой” с визита сюда. Покамест я даже не успела посмотреть книгу, которую он дал мне прошлым вечером, и не понимала, о чем он говорит. Тем не менее, я нашла немного странным, что он утяжелил свою чревовещательскую куклу кирпичами и притащил ее наверх к этому памятнику. Я недостаточно хорошо знала Алана, так что решила не комментировать его эксцентричное поведение.

Лежащие каменные круги состоят из огромного камня, уложенного горизонтально с одной стороны, двух высоких боковых камней, и кольца камней, расходящихся вокруг этой точки фокуса. Лежащий камень в Тайрбэггер был слегка наклонен, рядом с ним недавно разводили костерок. Пепел был холодный как лед. Алан повернул меня к себе лицом и заставил опуститься на колени. Я резким движением сорвала с него штаны. Его Левайсы были стянуты до лодыжек, трусы же удалось спустить только до колен. У Алана была эрекция. Это не удивило меня. Он развел руки и потянулся вперед, сохраняя равновесие, оперевшись о лежащий камень. Я энергично потрясла его член, затем провела языком вдоль ствола. Алан застонал, и громкость его стонов усилилась, когда я сунула его болт себе в рот. Какое-то время я осторожно работала губами вверх и вниз по прибору, и хотя Алан вопил во все горло, он не кончал. Я решила использовать зубы. Чем я сильнее покусывала, тем больше Алан корчился и вопил. Когда он кончил, я увидела самолет, трогающийся внизу со взлетной полосы. После этого мы поменялись местами и он вылизал меня по полной программе.

Наконец мы вернулись к машине и поехали к аэропорту. Мы прошли в терминал и заказали каппучино от концессии под названием “Дели Франс”. В Абердине было несоразмерное количество едален во французском стиле, потому что люди, прожигающие деньги, похоже считали “брассериз” верхом изысканности. Обслуживание в “Дели Франс” было паршивым, но кофе не так уж плохо. После того, как Алан отоварился в магазине виски, нам потребовалось всего 15 минут, чтобы добраться до городского центра. В приподнятом настроении мы бросились в его квартиру. Он вытащил “Полароид” и попросил меня изобразить его сексуальные фантазии с чревовещательской куклой. Позы довольно сходные с теми, которые мы принимали перед профессиональным фотографом в Стоунхевене. Впрочем, и на этот раз он одержимо переставлял книги на полках рядом со мной и Дадли. Работы писателей, таких как Б.С. Джонсон и Ален Роб-Грийе, были заново расположены в определённом порядке, когда я вытягивала губы и принимала клишированные порнографические позы перед камерой. Водя своими ладонями по скользким теплым поверхностям изданий в мягких обложках, Алан сказал, что находит книги крайне эротичными. Они вызывали в нем нестерпимое желание насрать в штаны.

Через несколько минут Алан отшвырнул от меня куклу. Он почувствовал ревность. Затем мой партнер начал раскидывать по полу книги. Он попытался сыграть в футбол экземпляром “Неужели ты слишком молод, чтобы писать свои мемуары” Б.С. Джонсона, разражаясь тирадами о неразрешимой двусмысленности работы последнего. По его словам, Джонсон сделал такие нелепые заявления в своей прозе, что трудно было понять, мог ли кто-то когда-либо воспринимать его серьезно. Теоретическое объяснение Джонсона своего творчества никак не вязалось с теми посылками, на которых базировалась его работа. Алан считал Джонсона одновременно скучным и веселым. Он принялся гневно обличать паблисити, созданное взаимоотношениями Джонсона со своей матерью, и навязчивое желание писателя, чтобы та высоко оценила его книги. Одержимость Джонсона своей матерью доходила до абсурда. Алан обвинял его в эдипизации литературы. Он оплакивал тот факт, что невероятные технические способности Джонсона были скованы его пуританским сознанием. Алан осудил Гарри Мэттьюса и Раймона Кено за тот же самый порок. Затем он объявил, что Жорж Перек был единственным писателем из группы OULIPO,[5] которого он ценил. Наконец мне удалось его успокоить. Мы выпили немного виски, растянулись на кровати и занялись сексом. Традиционным сексом. Миссионерская позиция. Несмотря на тот факт, что Алан был в курсе буквально каждого эротического варианта, известного мужчине, он всегда настаивал, что самый кайф из кайфов это секс после соития. Для Алана секс изначально был ментальным феноменом, и он желал истощить себя им.

В ту ночь мне снилось, что мы забрали “Фиесту” со стоянки аэропорта и поехали в темноте к Кэмбриджширской деревне Хилтон. Розоватые персты рассвета прорезались сквозь облака, когда мы шли по деревенскому саду, якобы разбитому Преподобным Брауном. Нашей целью был древний многоуровневый торфяной лабиринт и мы прошли девять кругов, чтобы достичь памятника Уильяму Спэрроу в его центре. Вернувшись по тому же маршруту к выходу, мы снова вышли в сад и легли на мокрую траву. Одно следовало за другим — не прошло и нескольких минут, как мы уже занимались любовью, катаясь по росе. Мои приятные сны вдруг улетучились, и я проснулась от того, что тряслась кровать. Я почувствовала горячее дыхание на своём лице и заставила себя открыть глаза. Алан склонился надо мной, поправляя простыни, и положил рядом куклу. Я хотела закричать, но крик застрял у меня в глотке. Лунный свет струился мимо не задернутых занавесок, и я смогла увидеть глаза Алана — они были закрыты. Он оказался лунатиком.

Алан резко поднялся и покинул комнату. Я осторожно опустила ноги на край кровати и последовала за ним в гостиную. Он перекладывал книги. Гладя теплые поверхности обложек. Читая пальцами фолианты. Все время декламируя искаженные, взятые наобум строчки из Шекспира. Погасил свет. Ах, если бы не все эти духи Аравии. Я подумала о том, чтобы разбудить Алана, но тут вспомнила, что читала где-то о возможной опасности, исходящей от потревоженного лунатика. Я оставила его перебирать детективные романы и прошла на кухню налить себе стакан воды. К тому времени, как я утолила жажду и вернулась в гостиную, Алан уже ушел. Я нашла его в кровати, обнимающим куклу. Я подняла пуховое одеяло и забралась в постель рядом с ними. Это разбудило Алана. Моментально очнувшись, он бесцеремонно сбросил манекен на пол и обнял меня. Наши губы встретились, и я почувствовала его эрекцию через свою ночную рубашку.

Он не торопился трахать меня, он хотел быть уверенным, что я должным образом смазана, прежде чем вставлять член в мою пизду. Он поводил руками по моему телу, покусывая соски и поддразнивая меня, поглаживая руками вокруг моей дыры, не касаясь клитора. Алан был опытным мужчиной, он был гораздо старше меня. Я никогда еще не встречала человека, занимающегося любовью с такой научной тщательностью. Каждая ласка взывала к пределу возможного. Он медленно вытащил свой член, слегка коснувшись головкой точки между моих губ, затем с равной осторожностью потянул его назад, прижимая к верхним складкам моей вагины, затем также медленно вошел в меня. Затем, когда весь ствол уже был внутри, и казалось, будто мой живот заполнен им, Алан начал осторожно двигать им из стороны в сторону, вынуждая большую круглую головку тереться восхитительным образом о чувствительный рот моей матки. В экстазе я орала непристойности. Достигнув оргазма, мы оба застонали от переизбытка удовольствия, и моя пизда затрепетала вокруг его пульсирующего инструмента, когда из противоположного источника наслаждения извергся поток жизни в струях маслянистой спермы.

Алан лег на спину отдышаться и отдохнуть после такого напряжения. Когда он увидел, что я вытираю свой мокрый приёмник бумажной салфеткой, то попросил меня оказать ему ту же услугу. Я охотно подчинилась, встав на колени сбоку от него, взяла его мягкий и влажный член, нежно обтерла его всюду, затем, нагнувшись вперед, сомкнула мои губы вокруг его истекающего спермой кончика. Мой анус приподнялся, и Алан, придя в себя, немедленно воспользовался этим. Забросив мою ночнушку на спину, он начал придвигать меня к себе, пока мой голый зад не оказался почти напротив его лица. Раздвинув мои бедра, он открыл губы моей щелки, поиграл с клитором, и увлажнив свой палец в пизде, сунул его в мое анальное отверстие. Пока Алан изучал все складочки и изгибы в моём заду, я ласкала его член и обрабатывала яички. Немного погодя я широко расставила ноги перед ним, затем начала опускаться, пока мой орган не коснулся его рта. Я была мокрая, чувствовала его теплое дыхание, обдувающее волоски моей пизды, его гибкий язык, извивающийся вокруг моего клитора, танцующий между малыми губами и исследующий тайный проход внутри. Когда Алан перешел к другому входу и начал щекотать языком мои самые чувствительные складки, шлюзы наслаждения распахнулись, и мне показалось, будто я таю.

Я вывернула крестец и отогнула кожу у моего анального отверстия, чтобы позволить языку Алана продвинуться глубже. Я взяла головку и плечи его хуя в мой рот и начала сосать изо всех сил, крутя языком вокруг его рельефной шейки, сжимая его яички одной рукой и поглаживая ему задницу другой. Алан начал приподнимать и опускать поясницу, действуя так, будто он трахал мой рот. Его любовное копье становилось все больше, сильнее и горячее. Я чувствовала его открытый рот у моей пизды, он глотал им капли наслаждения, сочившиеся с возбужденных складок. Наконец, стремительный поток горячей малафьи, приторный и сладкий, ударил мне в рот и потек в глотку. Я повернулась, и вскоре мы уже спали в объятиях друг друга. Мне снились круги на полях, падающие звезды и запрещенные книги. Алан прошептал мне на ухо, что он никогда не может вспомнить своих снов. Я не поверила ему. Он хотел потерять свою субъективность, дать выход мести магического кристалла, но его фатальная стратегия не достигла пока еще желанной цели.

4

МОЁ ТЕЛО, МЕДЛЕННО ВЫПОЛЗАЮЩЕЕ из глубокой ямы сна, сдавлено весом Алана. Его грудь прижата к моей спине. Он шуровал членом между моих ног, пока я преодолевала сумеречную зону между сознанием и забытьем. Кончив, он с усилием выбрался из-под спутанных покрывал. Я чувствовала его малафье, капающее из меня. Алан оставил дверь открытой и я слышала, как он мочится. Шум пущенной из крана воды. Я поднялась, когда до меня донесся свист кипящего чайника. Я умылась, оделась и прошла на кухню. Алан швырнул на стол “Интеллектуалов” Пола Джонсона и налил мне чашку чая. Он выдал несколько загадочных комментариев о карьере Джонсона, местами напоминающей карьеру одного жалкого писаки по имени Дж. К.Сквайр.

Алану не понравились “Интеллектуалы”. Он прочитал отрывок из Маркса, который Джонсон характеризовал как бессмысленный, и предоставил свое толкование. Алан не любил писателей, которые обращались со своими читателями так, будто они полнейшие мудаки и кретины. Джонсон на самом низкопошибном уровне описывал произведения самых разных авторов, от Руссо до Сартра, а затем приступал к смакованию сексуальных неудач своих героев. Глава о Марксе была типичной. Джонсон заявлял, что автор “Капитала” был не в состоянии выдерживать уровень на протяжении всей книги, однако его “Интеллектуалы” были просто серией бедно написанных прозаических скетчей, которые можно спокойно читать по отдельности без какого-либо ущерба для восприятия. Отказываясь развивать свои аргументы, Джонсон снова и снова проявлял иррациональную предубежденность против критического мышления в серии убого схематизированных глав. Джонсон утверждал, что Маркс был в сущности талмудичен в своих писаниях, и что “единственно” выдавал критику работ других. Тот же самый аргумент мог быть выдвинут и против Джонсона, если бы он поднялся до уровня критического дискурса. А что касается сексуальной жизни Джонсона, еще можно поспорить, у кого она была лучше.

Алан поднялся и вышел из кухни. Вернувшись, он протянул мне книгу “Карл Маркс: жизнь и работа” Отто Рюле. Этот труд, объяснял Алан, пока жарил грибы, возможно и испорчен дешевой психологизацией, но его достоинство состоит в преодолении стерильной аргументации, обычно обнаруживающейся в прозе тех, кто хочет защитить Маркса. Рюле был влиятельным левым коммунистом, еще в двадцатые годы признававшим, что Маркс допустил огромное количество просчетов. Благодаря этому, а также таким текстам, как “Борьба против фашизма начинается с борьбы против большевизма”, Рюле стал красной тряпкой для реакционеров правого крыла типа Ленина и Троцкого. Даже не пытаясь защитить личные провалы Маркса, Рюле остроумно заявлял, что все эти характерные недостатки во многом дали возможность коммунистическому теоретику довести до конца свою важную работу от имени пролетариата.

Алан поставил напротив меня тарелку. На ней лежали два тоста, один с фасолью, другой с жареными грибами. Он сел за другой конец стола, и мы принялись с жадностью поглощать его стряпню. Покончив с едой, он спросил меня, предпочту ли я отправиться в Данди или к Беннахи. В тот момент я ещё не знала, что Беннахи это гора. Поскольку Алан настаивал, чтобы я сделала выбор, я решила подбросить монетку. Получилось так, что жребий посылал нас на юг к Данди, и Алан велел мне проверить монету, которую я схватила с подоконника. Я повертела ее в руках, на обоих сторонах была голова. Судьба бросала меня в направлении одного из наименее привлекательных городов Шотландии, переименованного местным муниципалитетом, отчаявшимся привлечь туристов, в “Город Открытий”.

Как только я собралась, мы выехали из Абердина в сторону Бриг о `Ди. Я поймала себя на том, что моя рука бессознательно потянулась к бардачку. Я открыла его и вытащила стопку книг: “Черепно-мозговые травмы” Конрада Уильямса, “Кокаиновые ночи” Дж. Г.Балларда, “Надушенная голова” Стива Бирда, “Пришествие” Марка Во (с “ограниченным тиражом на компакт-диске”; компакт был вынут из конверта) и “Если очень долго падать, можно выбраться наверх”, “классический роман шестидесятых” Ричарда Фарины. Мы мчались вниз по А90, слева промелькнул Портлефен. Я тогда еще не знала, что прямо справа от нас находился ряд впечатляющих каменных кругов, и по крайней мере один из них был виден с дороги. Я спросила Алана о книгах. Он сказал, что намеревался скинуть их в “Старый Абердинский Книжный”. Я могла заметить, что Алан пребывал в плохом настроении, он обычно сдерживался в выражении своих взглядов, но как раз в это утро его прорвало целым потоком ругательств. Я предположила (как выяснилось, неправильно), что он предпочел бы Беннахи Данди в качестве места назначения.

Фарина, как сообщил мне Алан, был полным бездарем, худший тип хипповых писаний, которые только можно себе представить. Леонард Коэн на транквилизаторах. Балларда он бы не стал рекомендовать в любом случае — речь шла о поздней работе, в которой была сделана масса уступок устаревшим литературным условностям, таким, как описание характеров. Алан добавил, что слышал спор о том, что, дескать, “Кокаиновые Ночи” это не просто попытка Балларда описать туристический лагерь, что автор задумал издевку над самим собой, пародируя как и свои собственные работы, так и более традиционных романистов. Он не купился на эту теорию. Плохая книга есть плохая книга, ей и останется. “Кокаиновые ночи” изобиловали усредненными клише, включая исходную последовательность событий, в которой было ненамного больше толка, чем в образе рассказчика-путешествующего писателя. По иронии судьбы, герой поспешно бросает это занятие и начинает заниматься менеджментом в клубе для отдыха. В таком пересказе это было весьма похоже на пародию, но Алан заверил меня, что слова просто падают мертвыми со страницы. И не стоит удивляться, что книга была включена в окончательный список номинантов на Премию Уитбред за лучший роман 1996 года.

Алан также проклинал “Черепно-мозговые травмы”. Он назвал роман реакционным. Конрад Уильямс — молодой писатель, специализирующийся на том, что энтузиасты определяют как спектральный фикшн. Имеется в виду прежде всего роман ужасов с претензиями на литературу. Его главные герои одиноки, и Уильямс исследует их прошлые и настоящие жизни в таких утомительных подробностях, что можно рассчитывать только на умственно отсталых людей, высоко ценящих “литературную глубину” и “искусство создания характеров”. Изначальный компромисс заключался в том, что объяснение происходящего Уильямс сохранял в тайне, чтобы читатель был вынужден выбирать между психологическим и сверхъестественным толкованием событий.

Больше энтузиазма Алан испытывал относительно “Пришествия” и “Надушенной головы”. Обе обходились без линейного сюжета, а эту особенность Алан всегда высоко ценил в современном романе. Экспериментальная проза была популярна в шестидесятые и семидесятые, а затем, в связи с затуханием революционной составляющей и продолжающейся конгломерацией издательской индустрии, редакторы становились все более консервативными, и большинство из тех, кто базировался на Британских Островах, стало относиться к нелинейной прозе с полнейшим презрением. Экспериментальные работы публиковались редко, а вещи такого типа, если и создавались, то выходили в независимых издательствах. “Пришествие” и “Надушенная голова” безусловно найдут в будущем своих читателей, потому что они переступают границы своего времени.

Кольцевая дорога закружила нас вокруг пригородов Данди, затем неожиданно мы припарковались на Юнион Стрит, серебряные воды Тай Эстюари были видны в нескольких сотнях ярдах к югу. У Алана были ключи от квартиры на западной стороне этой улицы. Мы взошли по лестнице и очутились внутри “Классических Данных” Пита Хоробина. Хоробин был художником, в ходе восьмидесятых документировавшим каждый аспект своей жизни; в какое время он встает, выходит на улицу, с кем он встречается. Он даже записывал, когда он срет. Записи этой деятельности хранились в квартире в записных книжках и на компьютерных распечатках. Каждый день за десять лет Хоробин отображал данные на листках бумаги, а затем прикладывал к ним фотографию или какую-нибудь другую памятную деталь прошедших часов. Хоробин заявлял, что таким образом он расчленяет креативный процесс на его составные части, но результаты в действительности обернулись тем же безумием, что и в случае с Кафкианской бюрократией.

Посещение этой квартиры дало мне примерное представление о том, что должны были чувствовать те, кто обнаружил “Марию Челесту”, на борту этого брошенного пустынного корабля. Хоробин сохранил все, чем он пользовался в течение восьмидесятых. Квартира была полна изношенных ботинок и одежды, не говоря уже об упаковках всей той еды, которую он потреблял. Дайте 50 лет и это барахло будет золотой жилой, музеи будут предлагать за него миллионы. Но пока оно не достигло статуса раритета и оставалось просто бесполезным мусором. Хоробин исчез, как утверждают, в направлении Северного Полюса. Хотя он был безработным на протяжении большей части десяти лет этого проекта, ему каким-то образом удалось купить эту квартиру. Мне так и не удалось выяснить, почему у Алана был доступ туда и кто платил по счетам за его пропавшего владельца.

Эстетическое безумие “Классических Данных” резко контрастировало с хаосом книг, переполнявшим квартиру Алана в Абердине. Вещи Хоробина были в полном порядке, все было каталогизировано и расставлено по своим местам. Хотя заполнение своего жилища мусором в любом случае выглядит бессмысленным, даже если там и хотели создать капсулу времени. Алан, разумеется, считал всю эту обстановку в целом гораздо более зловещей и низменной, чем аскетическое выражение вкуса. “Классические Данные” были способом Пита Хоробина навязывать свое сознание другим. Это были средства, с помощью которых он намеревался впрыскивать свою субъективность в восприимчивые юные мозги. Я не знаю, пытался ли Алан произвести на меня впечатление или сбить с толку. Напротив квартиры находилось здание с офисами и мне страстно захотелось заняться сексом в задней спальне, прекрасно понимая, что куча работяг в белых воротничках будут в состоянии увидеть, как я раздеваюсь.

Алан без всякой тени смущения стянул с себя штаны. Он вздрочил и сказал мне раздеться. Я изобразила нерешительность, немного посопротивлялась его настойчивым просьбам и в конце концов очутилась на кровати, борясь с ним. После всего хохота, пиханий и толканий он преуспел в том, чтобы положить свою руку на мой сосуд наслаждения. Мне нравилось наблюдать за его лицом, светившимся от удовлетворения, когда его нетерпеливые пальцы ощупывали выпуклый холмик и мягкие, округлые губы, определявшие внешний облик моего пола. Алан превозносил и целовал меня. Крепко прижимался к моему телу. Щипал мой клитор. Его пальцы терли мою щелку, он осторожно поднимал вверх мое платье и стаскивал с меня трусики M&S, и, наконец, я оказалась в том виде, в котором он желал. Он расположил меня на кровати так, чтобы любой деск-жокей из офисной братии, пожелающий посмотреть из окна, смог получить полное обозрение моих прелестей.

Глаза Алана заблестели, когда он поцеловал мои половые губы, а затем сунул внутрь свой язык. Он склонился надо мной сбоку, позволив моей руке расслабленно поблуждать по его бедру. Его хуй начал твердеть, когда мои пальцы сомкнулись вокруг него. Алан казался невероятно довольным, приподнявшись, он ткнул болтом прямо мне в лицо. Я стала поглаживать себя, сосредоточив взгляд на его члене. Он попросил меня сделать ему минет. Я взяла его мужское достоинство в рот и обвела языком. Алан застонал и я принялась отсасывать. Когда я резко высвободилась и попросила его засунуть свой стояк мне в дырку, то заметила, что ряд офисных сотрудников бросили свою работу и смотрят на нас через окно спальни. Осознав, что у нас есть аудитория, я возбудилась и спустя несколько мгновений кончила. Я позволила Алану подергаться на мне еще несколько минут, затем швырнула моего непотребного партнера на спину и выебла его до полного изнеможения.

Приводя в порядок мою одежду, я выглянула из окна. Белые воротнички торопливо отскочили к своим компьютерам, старательно избегая моего взгляда. Алан расправлял простынь и покрывала, полный решимости оставить квартиру в том виде, в каком мы нашли ее, невзирая на тот факт, что ее владелец вряд ли туда вернется. Мне был устроен скоростной тур по городскому центру Данди. Улицы, перекрытые для транспорта, дали возможность ознакомиться с некоторыми чрезвычайно уродливыми торговыми рядами. Хиллтаун обладал большей цельностью, но невзирая на его расположение на возвышенности и привлекательную в целом ауру, этот район был явно несостоятелен в качестве психогеографической доминанты города. После Хиллтауна наша прогулка по Данди продолжилась броском к вершине Ло Хилла, на которой мы провели десять минут, обозревая окрестности. Возвращение к нашей машине мимо Невергейтского Центра заставило меня высоко оценить Абердин и его знаменитого архитектора Арчибальда Симпсона. Город, ставший мне домом, был способен сохранять достоинство в эпоху нарастающего потребительства и засилия вульгарного популярного искусства.

Некоторые темы заставляли Алана хранить молчание, наверное, он просто не считал нужным высказываться. Как только мы приехали в Замок Эдзел, я попыталась разобраться в этом, спросив о его любимых книгах, десятке или двадцатке лучших. Алан был оскорблен, ему не было интересно излагать свою точку зрения или составлять какие-то списки, это самым банальным образом отвечало бы запросам исследователей рынка и масс-медиа. Через проход в живой изгороди мы проникли в английский сад Эдзела, шедевра ренессанса, побеспокоив фазанов, помчавшихся в соседние поля. В развалинах замка можно было найти некоторые прекрасные символы, высеченные на стенах. Я записала, что мы видели Сатурн, Юпитер, Марс, Солнце, Венеру, Меркурий и Луну. Настроение Алана улучшилось, и я поняла, что нащупала нечто, когда спросила его о писателе К.Л. Каллане. Мой спутник считал, что опубликованные в издательствах работы Каллана пострадали от излишнего уважения к литературной эстетике, а вот труды писателя, публикуемые за свой счет, более эксцентричные и обруганнные критикой, Алан, разумеется, оценивал очень высоко. В частности, как я уже знала, Алан был без ума от документального произведения под названием “69 мест, где надо побывать с мертвой принцессой”. Мне довелось услышать об этом тексте значительно больше в последующие дни. Но сейчас я не должна забегать вперед. К этому моменту я еще не прочитала книгу Каллана, которую Алан подарил мне несколькими днями ранее.

Проглядывая мои заметки, я нашла трудным свести все воедино, в точности так, как оно происходило. Если мне не изменяет память, мы поехали через Феттеркэйрн к ресторану “Клаттерн Бриг”. Джордж и Ина, владельцы этого заведения, предлагали внушительные порции по низким ценам, их вегетарианские кушанья обладали сюрреалистическим качеством пабовой жратвы. Мои “весенние рулеты” были поданы с кисло-сладким соусом на большом ложе из риса. К этой огромной деревянной тарелке также прилагалось немного салата и массивная порция чипсов.[6] Из “Клатеррин Бриг” мы поехали в Центр Грассика Гиббона в Арбутнотте. Когда мы обозревали перья, монеты и халаты, принадлежавшие давно умершему писателю-мудозвону Льюису Грассику Гиббону, наше безразличие граничило с презрением

Вместо того, чтобы отправиться из Арбутнотта прямо домой, мы заскочили на пляж в Инверберви. Нашей следующей остановкой было Храмовое кладбище в Мэрикалтер. Мы не собирались бесцельно шататься там по берегу Ди, поскольку Алан был крайне заинтересован в исследовании связи этого места с королевским домом. Его одержимость Мэрикалтером развилась после того, как он прочитал “Храм и Ложу” Майкла Бэйгента и Ричарда Лея. По крайней мере, мне он сказал именно так. Тем не менее, когда дело дошло до обсуждения книг, Алан стал делать весьма двусмысленные заявления, откровенно наслаждаясь этим. Неискушенный человек мог воспринять как похвалу то, что Алан говорил о Бэйгнете и Лее, я же, будучи уже достаточно хорошо знакомой с его modus operandi, понимала, что его высказывания о самых диковинных теориях, связанных с Вольными Каменщиками, были не столь уж таинственным и утонченным образчиком сатиры.

Кладбище было обнесено стенами и располагалось прямо за деревенским отелем. Когда мы приехали туда, в наше поле зрения не попало ни одно человеческое существо. Рука Алана обхватила мою талию, и он сжал меня в своих объятиях. Он поцеловал меня в щеку, потом в губы. Мое воображение вспыхнуло, игры Алана становились всё более разнузданными и откровенными, отодвигая все прочие обстоятельства на второй план. Его руки проникли под мою блузку и начали щупать возбужденные груди. По мере того, как Алан становился более страстным, во мне росли вялость и податливость. Он поднял мою юбку и обнажил для обозрения бедра и роскошный пучок волос, казавшийся уютным гнездышком в сладострастной точке их соединения. Он повалил меня на спину, содрал трусики и расставил мои ноги. Затем разделил мягкие влажные складки моей кожи своими пальцами. Он сунул средний палец в мой любовный проход, и я начала извиваться от удовольствия. Вскоре место пальца Алана занял его член. Он вогнал его внутрь, и всё моё тело пронзила дрожь наслаждения. Мы оба быстро кончили. За несколько секунд привели в порядок одежду и удалились.

Я припоминаю, что покинув кладбище, мы поехали в отель Мэрикалтер и выпили там кофе. Алан заплатил, и, насколько я помню, цена меня ужаснула. Оглядываясь назад, очень трудно расставить все по порядку, мои собственные воспоминания стали спутанными благодаря тому, что рассказывал мне Алан, и тем инцидентам, о которых я читала позже в его книгах и дневниках. Я уверена, что мы пошли на кладбище до того, как поехали в отель, но не уверена, очутились ли мы в Мэрикалтере раньше чем в Портлефене. В любом случае, в какой-то момент перед тем, как направиться назад к Гранитному Городу, мы посетили четыре каменных круга к западу от Портлефена. Крейгхэд Бэйдентой стал первой остановкой в нашем списке. Эта часто посещаемая туристами фермерская земля принадлежала людям, владеющим сворами охотничьих собак. Мы постучали в дверь, и поскольку все собаки были уведены с поля в псарню, очень дружелюбная женщина устроила нам экскурсию к камням. Круг навевал приятные ощущения, вздымающаяся насыпь делала это место особенно заманчивым для ебли на свежем воздухе — хотя шанс заняться там сексом весьма небольшой, принимая во внимание, что вокруг почти постоянно рыскают собаки. Поблагодарив нашу спутницу за то, что она поделилась с нами знаниями об этом месте, мы спустились вниз с холма и через промышленный район направились к Кэйрнвеллу. Это булавовидное кольцо камней было передвинуто на несколько сот ярдов, чтобы придать хоть какой-то шарм безликой промышленной территории. Алан таскал Дадли на своей спине к обоим этим кругам.

Заправив машину, мы отъехали назад к Оучкухортиз, что всего в полутора милях от Крэйгхэд Бэйдентоу. Как-то раз мы занимались любовью под ущербной луной на этом памятнике. Но насколько я могу вспомнить, наш первый визит к этому каменному кругу состоялся, когда еще было светло. Мы не озаботились спросить разрешения фермера, чтобы пройти на поле, так как Алан в общем и целом предпочитал нарушать чужое право владения. Круг состоял главным образом из красных камней, хотя имелись и два гранитных, с кварцевыми прожилками — один лежащий и один боковой Не более чем в трехстах ярдах находился Олд Боуртрибуш, и чтобы добраться до этого чудовищно изуродованного круга, надо было просто пересечь поле. Как раз на полпути между двумя этими древними монументами началась серия моих продолжительных бесед с Аланом о фильмах ужасов и порнографии. Ему нравились низкобюджетные кинофильмы семидесятых и восьмидесятых, не только потому, что он вырос на этом трэше, но и из за его болезненного интереса к тому, что аудитория этих картин — в основном мужская — идентифицировала себя с их героинями-жертвами.

Помню момент, когда я подошла к Олд Боуртрибушу с чревовещательской куклой Алана и — возможно, на меня подействовали прочитанные книги: я принялась навешивать на куклу травяные венки и попыталась найти корову, чтобы она их съела. Алан всегда возил куклу с собой в машине, и я полагаю, она была с нами в наш первый приезд к Оучкухортиз. Как бы то ни было, коровы не проявили особого интереса к поеданию куклы, несмотря на то, что она была одета в прекрасный костюм из травы. Алан загадочно сказал, что я закончу тем, что съем его сама. Возможно, именно тогда я впервые выразила свое намерение устроить трапезу из останков Алана, или по крайней мере начала вынашивать подобные планы. Здесь я забегаю вперед, но то, что Алан делал со мной своими разговорами о книгах и субъективностью, напоминало изнасилование и в большой степени убивало меня. Дело вовсе не в том, что я хотела убить Алана, просто его смерть была неизбежна по сценарию, в ней состоял общий смысл нарративной модели “изнасилование-месть” — насильник должен умереть.

К тому времени, как мы добрались до машины, Алан заговорил о романе под названием “Блюз Хэкмена” Кена Брюена. Хотя он считал, что книга была написана убедительно, его не интересовала возможность забраться внутрь сознания психопата-преступника, особенно когда рассказчик от первого лица ухитряется сделать себя центром внимания, хотя очевидно, насколько активно он сопротивляется буржуазным нормам. Какая-то собака завыла на луну, и тут Алан высказал свою настоящую претензию к книге Брюена. Рассказчик, у которого нулевой вкус по части выпивки, в какой-то момент заказывает “Гленфиддич”, думая, что благодаря этому будет выглядеть как знаток. Алан мог потреблять виски Айлей в любой день недели. Я думаю, что именно тогда в машине, когда Алан распинался по поводу Кена Брюена, я решила посвятить свои зрелые годы воинственной кампании по освобождению проституток.

Фермер со своим разрешением был послан далеко и надолго, и мы двинулись прямо к Гранитному Городу. Поездка была недолгой, около семи миль, и, управляя машиной, Алан рассказывал мне о прочитанной им книге одного парня по имени Питер Мэйсон, под названием “Дело Коричневой Собаки”. Это был правдивый исторический отчет об истории памятника подвергнутой вивисекции собаки, поставленного в Лондоне в 1906 году. Статуя была расценена реакционерами провокационной и ее установка привела к беспорядкам среди студентов-медиков в следующем году. На самом деле я не смогла постичь энтузиазм Алана по поводу этой книги, и не могу до сих пор, хотя этот раритет, опубликованный за свой счет, стоит напротив меня сейчас, когда я это всё записываю. С вершин Портлефена Гранитный Город протянулся под нами как серебряная нить на льняном полотне. Этот вид напомнил Алану о книге, которую он однажды читал, называлась она “Крупица истины: воспоминания шотландского журналиста” Джека Уэбстера. Алан посмеивался над этим старым писакой, который совершенно сбрендил от пафоса, описывая свое возвращение из Глазго в родной Абердиншир.

Тем вечером мы ели в “Тихоокеанских Ветрах”, рекламировавшихся как самый элегантный и вместительный ресторан в Абердине. Китайская и Тайская кухни, телефон 01224 572362, 25 Краун Террас, открыт семь дней в неделю, ланч с 12 до 2, ужин с 5.30 до 11 часов. Принимаются все основные кредитные карточки. Мы оба ели жареное мясо с орехом кешью, созерцая колдовскую луну. Даже больше чем едой, я наслаждалась доброжелательностью и обходительностью обслуги. Между первым блюдом и горячим Алан показал мне потрепанный экземпляр “Четырех квартетов” Т.С. Элиота. Я помню, как прочитала тогда в “Тихоокеанских ветрах” сделанную от руки дарственную надпись на пустых страницах в конце книги (я читала ее много раз с тех пор): “18 июля, 1961 г. Этим вечером мы сидим на полукруглой глыбе красного песчаника на Олдгейтской автобусной остановке, ожидая автобуса Зеленой Линии. Мы читаем, Любовь… исчезает…” Несколько лет тому назад я пролила на книгу кофе, и большая часть цитируемых поэтических строчек расплылись и стали нечитаемыми.

Насладившись исключительными яствами и умиротворяющей легкой музыкой, я все же в достаточной мере владела своими критическими возможностями и могла осознать, что в заявлении Алана о реакционности Т.С. Элиота не было ничего поразительно оригинального. Также нетрудно было увидеть, почему Алан чувствует себя изнасилованным буржуазной культурой, которая вдоволь поизмывалась над ним во время занятий в Лондонской средней школе. Он чувствовал, что нельзя подавлять воспоминания о жестком обращении с ним и хотел понять, что произошло, почему он был единственным мальчиком в своем классе, выносившим это вплоть до поступления в университет. Алан был изнасилован теми, кто навязывал ему самоопределение буржуазного субъекта, но над его мучителями надругались в равной степени.

Той ночью, а может ночью раньше или позже, я отказалась пускать Алана в свою комнату. Я пребывала в замешательстве. Я хотела скрыть свидетельства моего надругания над ним. Он не знал, что я покупаю его ненужные книги, сбрасываемые в “Старый Абердинский Книжный”. У меня вошло в привычку таскать книги в магазин вместо него. На самом деле, я просто относила его потрепанные спортивные сумки с книгами прямо в свою квартиру. Обходилась без посредника. Я была гермафродитом. Переняв буржуазную чувствительность, я не только стала главным субъектом, я ещё и перекодировалась в белого мужчину. В подростковом возрасте я фетишизировала змей, но Алан заставил меня фетишизировать книги. Мне нравился их запах, старый и затхлый, я любила гладить их ладонями, когда какала в туалете. Больше я не позволяла Алану появляться в своей квартире. Полки в его логове пустели. Он начал вырывать деревянные и металлические опоры, поддерживающие их. Я забирала стеллажи, когда только могла. Переустанавливала их в моей комнате. Книги сваливались в кучи на полу. Башни из книг были расставлены у стен. Много было запихнуто под кровать. Я хотела обладать Аланом, завладев всем, что он когда-либо прочитал.

В ту ночь я нежилась в постели с “Хрестоматией Фракфуртской школы”, под редакцией и с предисловиями Эндрю Арато и Айка Гебхардта. Я заснула, читая эссе Теодора В. Адорно, озаглавленное “О характере фетиша в музыке и регрессии в прослушивании”. Я забросила свои занятия в университете. Я предпочитала читать книги Алана. “Обязательное для читателя Франкфуртской школы” было компромиссом. Она принадлежала Алану, но могла помочь мне в моей курсовой работе. Зеленый корешок, поблекший и мерзко исчерканный. Я купила этот фолиант за 5.95 фунтов в “Старом Абердинском Книжном”. Цена была написана карандашом на форзаце. Оригинальная цена все еще оставалась на наклейке сзади. 6.60 фунта. БЭЗИЛ БЛЭКВЕЛЛ. Я была уверена, что Алан купил эту книгу уже не новой, и мне было интересно, сколько же он все-таки заплатил за нее.

Я спала тревожным сном. Мне снилось, что башни книг, расставленные вокруг, обрушиваются на мою кровать и раздавливают меня. Я умерла, и Дадли важно расхаживал по руинам моей комнаты, одетый в форму пожарного. Манекен внимательно исследовал месиво рухнувших книг, найдя, в конце концов, мое тело под многочисленными экземплярами “69 мест, где надо побывать с мертвой принцессой”. Затем Дадли содомизировал меня. Выстрелив свой заряд в мою гниющую прямую кишку, он откусил большой кусок от моих ягодиц. Он пришел в крайнее возбуждение, шлепая по моей мертвой плоти и обзывая меня сотнями оскорбительных выражений. Шлюха. Блядь. Подстилка. Срань. Говноедка. Хуесоска. Жопализка. Дадли разложил мое тело на кровати, тщательно расставив ноги, потом вытащил соломинку из-за своего левого уха и вставил ее в меня. Манекен воткнул соломинку в мой мочевой пузырь и высосал мочу. Он напился мочи. Будучи неодушевленным сам, Дадли считал крайне забавным, что я была мертвой.

5

Я НЕ ПОМНЮ, ни когда проснулась, ни где встретила Алана. Тем не менее, я твердо знаю, что заходила в его квартиру на Юнион Грув перед тем, как мы поехали к Мейден Стоун на Беннахи. Алан злился, что я не позволила ему спать со мной прошлой ночью. Мне было неловко, моя комната была забита до отказа книгами, которые он продавал. Сначала я просто покупала их в “Старом Абердинском Книжном”. Потом меня как молнией осенила идея предложить ему самой относить их в секондхэнд на пути в университет. Я затыкала ему рот небольшой суммой наличными и без всяких объяснений забирала его старые книги в свою дыру на Кинг Стрит. Так казалось проще со всех сторон, вот только мне не хотелось, чтобы он знал, куда попадают его старые книги — таким образом, я не могла больше позволять ему посещать меня.

Наверное, мы не поехали прямо сразу к Мейден Стоуну, и могли посетить до этого по дороге какие-то каменные круги. Довольно тяжело свести все воедино в надлежащем порядке. Я так толком и не выспалась. Я просидела большую часть прошлой ночи, почитывая отрывки из нескольких книг Алана, думая обо всем сразу. Мы, вероятно, сначала заглянули в Археололинк в Ойне. В дороге я захотела кофе, и Алан предложил выпить каппучино в кафе “Сейфвея” на краю Инверури, довольно близко от хорошо сохранившегося каменного круга Истер Оучкухортиз. Я думала, что кофе поможет мне проснуться, но не захотела идти в супермаркет завтракать, поэтому заставила Алана везти меня прямо к Археололинку. Нам не надо было платить за вход, так как мы не собирались смотреть реконструкции жизни Железного Века. Я страшно разозлилась на Алана, когда он настоял на том, чтобы посадить Дадли за наш стол.

После Археололинка мы направились к Мейден Стоуну. Алан сфотографировал меня, стоящей у восточной стороны камня. Я же сняла его и Дадли с западной. Сделав фотографии, мы вернулись к машине и поехали на парковку Иссона, примыкающую к Беннахи Центру с его туалетами и широким выбором ознакомительного материала на тему горы. Лично я не понимала, почему в этом сооружении так и не устроили кафе. Как бы то ни было, мы с Дадли, привязанным к спине Алана, двинулись по крутой тропе, ведущей прямо наверх к Мивер Тэп. Первая часть восхождения — сравнительно легкая прогулка по сосновому лесу, — и пока мы шли, Алан рассуждал об относительных достоинствах региона Грэмпиан по сравнению с севером и северо-западом Шотландии. В Абердиншире довольно много богатой фермерской земли, а также гор и лесов. Различие с западной стороной Шотландии заключалось в сравнительно небольшом числе озер. Хотя до моря было рукой подать, горы не доходили до него, и там не было столь эффектных, вздымающихся из воды отвесных скал, сделавших Горную Страну и Острова такими привлекательными для туристов.

Ландшафты Грэмпиан и Гебрид отчетливо контрастируют друг с другом. Каждый наблюдательный путешественник, побывавший на Западных Островах, охотно подтвердит, что красота их неровных суровых берегов во многом усугублена морем и окрестными скалами. В этом аспекте как Сатерленд, так и Гебриды, превосходят даже пики Швейцарии. Отсутствие океана нисколько не умаляет величественности убранных снегом вершин Альп в стране Жана Кальвина и не кажется недостатком внимательным наблюдателям этой дивной стихии. Тогда как Абердинширу, благословленному живописным влиянием моря на его восточном берегу, не хватало беспредельного, ошеломляющего эффекта, производимого западом Шотландии, где горы вздымаются отвесно из воды. Возвышенное очарование ландшафта Западных Островов обязано трем величайшим силам природы — небесам, морю и горам.

Запад Шотландии и Гебриды горделиво сохраняют пальму первенства в воображении туристов и богемы, с тех пор как в 18 веке были проложены дороги к островам. Среди ранних опубликованных работ, разжигавших этот интерес, были “Вояж на Сент-Килд” Мартина Мартина и “Описание Западных Островов Шотландии”. Первая была опубликована в 1697 г., а вторая в 1703-м. Как объяснил мне Дадли, пока мы оглядывали с вершин Мивер Тэпа раскинувшееся под нами пространство, Мартину традиционно приписывалось влияние на Босвелла и Джонсона, вдохновившее их на свое весьма знаменитое путешествие по Шотландии. Тем не менее, поспешил добавить Дадли, влияние таких трудов, как “Путешествие по Шотландии в 1769 году” Томаса Пеннанта часто недооценивается. Как и Пеннант, Босвелл и Джонсон посещали Абердин, но их документально зафиксированные впечатления о городе разумеется высокомерны, резко контрастируя с записями валлийца, побывавшего там четырьмя годами раньше.

“Абердин — красивый город, расположенный у небольшой бухты, образованной рекой Ди, достаточно глубокой для судов водоизмещением в двести тонн. Он составляет в окружности около двух миль, и в нем проживают около тринадцати тысяч жителей, и еще около трех тысяч в предместьях; общее же число обитателей между мостами Ли и Дон, включающее как Абердин, так и разбросанные окрестные дома, или деревушки, оценивается в двадцать тысяч. Абердин в свое время славился активным участием в торговле табаком, но в конце концов был вынужден уступить ее Глазго, который гораздо более удобно расположен для этого. В настоящее время, его импорт поступает с Балтики, и несколько местных купцов торгуют с островами Вест-Индии и Северной Америкой. Его экспорт состоит из чулков, ниток, лосося и овсяной муки: первое — самая важная статья, что подтверждается следующими данными. Для этого производства, закупается на 20, 800 фунтов шерсти, и на 1600 фунтов масел. Из этой шерсти ежегодно делается 69, 333 пары чулок, по цене, в среднем, один фунт и десять шиллингов за дюжину. Их делают сельские жители почти во всех частях этого великого графства, получая за прядение четыре шиллинга за дюжину, и за вязание четырнадцать шиллингов за дюжину; так что там ежегодно выплачивается шестьдесят две тысячи триста двадцать девять фунтов и четырнадцать шиллингов. И, кроме того, производится еще примерно на две тысячи фунтов чулок из местной шерсти, в графстве активно поощряется разведение овец; даже в таких отдаленных местах, как Инверкаулд, фермер продает своих овец по цене двенадцать шиллингов за штуку, и держит их до четырех-пять лет ради шерсти. Постоянно нанимаются также около двухсот чесальщиков. Другая значительная статья — производство ниток, хотя она не столь велика, как производство шерсти”.

Хотя Джонсон и превозносил Пеннанта как лучшего путешественника по Шотландии, он назвал свой путевой дневник 1773 г., “Путешествие на Западные Острова Шотландии” и способствовал возникновению моды на Хайлэндз, устойчиво державшуюся от романтиков до современных хиппи, в ущерб более густо населенной северо-восточной прибрежной полосе. Босвелл, сопровождавший Джонсона во время поездки, назвал свои путевые заметки “Журнал путешествия на Гебриды”. И, поскольку, уйма достопримечательностей была сосредоточена на западе, путешественники, направляющиеся в Шотландию, испытывали немного стимулов для поездки на северо-восток. Например, Сара Мюррей, автор “Справочника и полезного путеводителя по красотам Шотландии”, так и Дороти Уордсворт, составившая записки, озаглавленные “Воспоминания о поездке в Шотландию, 1803 г от Рождества Христова”, обе исключили Абердин из своих путевых заметок. Подход Джонсона был более саркастическим.

“Знакомство с городами нашего собственного острова, сделанное со всей серьезностью географического описания, как если бы мы окидывали взглядом заново открытое побережье, внешне производит впечатление довольно фривольного хвастовства; покамест Шотландия по-прежнему мало известна огромному кругу тех, кто может прочитать эти наблюдения, не будет излишним поведать, что под названием Абердина скрываются два города, стоящие в приблизительно миле в стороне друг от друга, но управляются, я думаю, одним и тем же магистратом. Старый Абердин — древний епископский город, в котором все еще можно увидеть развалины собора. Его внешний облик наводит на мысль об упадке, ведь он существовал в те времена, когда коммерция все еще была не развита, и очень мало внимания уделялось удобствам гавани. В Новом Абердине бросается в глаза суматоха города, живущего торговлей, а также все признаки возрастающего богатства. Он построен на берегу. Дома большие и высокие, а улицы широкие и чистые. Они построены почти полностью из гранита, используемого теперь в новом мощении улиц Лондона, хорошо известных своей неспособностью выдерживать тяжести. Гранит же прекрасный и долговременный материал. Я не осведомлялся, какие особенные области коммерции главным образом развиваются купцами Абердина. Производство, бросающееся в глаза незнакомцу — это вязание чулок, для которого, видимо, нанимаются женщины низшего сословия. В каждом из этих городов есть колледж, или на более строгом языке университет; в обоих преподают профессора сходных областей знания, и колледжи проводят свои сессии и присуждение ученых степеней в полной независимости друг от друга”.

Алану явно наскучило чревовещание и он сбросил куклу на землю. Он вытащил яблоко из своего рюкзака и принялся задумчиво его грызть, когда к нам на вершине присоединилась молодая пара. Как только эти двадцатилетние юноша с девушкой решили вернуться к своей машине, и начали спускаться вниз, Алан поднял куклу и Дадли заметил, что Босвелл и Джонсон должны нести персональную ответственность за поток романтиков, наводнивших северо-запад Шотландии. Скотт, Китс, Мендельсон, Тернер, Вордсворт, каждый из них был еще хуже тех, кто последовали за ними. Худшим из худших, согласно Дадли, был Лорд Байрон, посещавший Абердинскую школу латинской грамматики. Дадли заявил, что отчет Уильяма Макгонагэлла о его путешествии в Балморал намного превосходил всю чушь, написанную профессиональными романтиками. Существовал только еще один писатель, взгляды которого на Хайлэндз ценил Дадли, и им был Би Джей, человек, которому воздано должное как утраченному звену между Макгонагэллом и “бессмертным” Брюсом Четвином. Передо мной, когда я это пишу, лежат все принадлежавшие Алану книги Би Джея — подписанные первые издания “И это произошло”, “Край Радуги”, “Закат над Озером”, “Горные Жемчужины”, “Позор Ардврека” и “Шангри-ла Шотландии”.

Перед тем как двинуться дальше, я должна, вероятно, добавить, что мое первое издание “Шангри-ла Шотландии” было не только подписано, можно еще похвалиться почтовым конвертом, адресованным авторской рукой “Мистер Х.Торнзу, 5 Гроув, БИШОПТОН, Ренфрешир”. Последние два слова подчеркнуты, “Ренфрешир” поставлено значительно ниже и справа от “БИШОПТОН”. На конверте напечатана следующая информация: “Шангри-ла Шотландии”. Если не будет доставлена, верните С.Баркеру Джонсону, Стрэт, Гэрлок, Росс-шир”. К конверту были приклеены три марки, две по три пенса и одна на семь с половиной пенса. Все три марки франкированы, с головой Елизаветы II и Шотландским Львом, стоящим на задних лапах. Внутри были два письма от автора мистеру Торнзу, датированные 29/11/67 и 24/10/72 соответственно. Оба письма были написаны на почтовой бумаге с бланком, на первом изображение головы оленя-самца, на втором черный силуэт оленя на горном склоне. Тексты на обоих написаны от руки черными чернилами и включали в себя несколько эксцентричных выделений. Письмо от 1972 года выделялось даже одним особенным эмфатическим выделением красной ручкой.

Я не помню всего, что Дадли рассказывал мне о Би Джее в это первое восхождение на Мивер Тэп, но припоминаю, что он не одобрял авторских замечаний по поводу женщин-водителей и жестов, которые якобы делают итальянцы, когда они чем-то взволнованы. Любимой книгой Би Джея у Дадли была, несомненно, “Край радуги”. В этой работе автор рассказывает в невероятных подробностях содержание некоторых бесед, имевших место, пока он ухаживал за своей будущей женой Фионой. Дадли особенно нравился обмен шутками между Би Джеем и его будущей женой во время их первого свидания на острове Малл. Би Джей объяснял, что у него вышла книга — не уточняя, что он издал ее за свой счет — и он подумывает о написании следующей. Фиона воскликнула: “О, как интересно!”

Дадли находил обращение Би Джея со временем в “Крае Радуги” очень любопытным, особенно если принимать во внимание тот факт, что на форзаце экземпляра Алана под подписью автора были слова, начертанные черными чернилами: “Это правдивая история, С.Б.Дж”. Согласно повествованию в “Крае Радуги”, Стенли Баркер Джонсон или Би Джей начал ухаживать за своей будущей женой Фионой после того, как он опубликовал за свой счет “И это произошло” в 1962-м. “Край Радуги” был издан за свой счет в 1964-м, и автор самоуверенно завершает ее следующим высказыванием: “После затянувшегося медового месяца в Северной Ирландии (включая визит в Замок Блэрни, в пяти милях от Корка, чтобы поцеловать магический Камень Красноречия!), мы вернулись в Дом Грез в Гэйрлоке. Как я уже говорил раньше, мы не испытывали никакого разочарования; разница в возрасте, как ее не порицали, не иссушила нашу великую любовь”. Дадли вследствие этого настаивал, что, вне зависимости от того, осознавал ли это Би Джей или нет, он был пролетарским постмодернистом, поскольку не заслуживающее доверия повествование от первого лица было убедительным подтверждением того факта, что у него не было никакого желания утвердить себя в качестве центрального буржуазного объекта. Несколько дней спустя Алан повторил это высказывание слово в слово, когда описывал “Четыре акра и осел: мемуары служителя туалета” С.А. Б. Роджерса.

Прочитав к тому времени изрядное число книг Алана, и вследствие этого во многом переняв склад его ума и личные качества, я чувствовала себя более чем готовой противоречить аргументам Дадли. Я предположила, что Би Джей был на самом деле Бергсонианцем, а не пролетарским постмодернистом. Вместо того, чтобы обращаться со временем как с однородным явлением, Би Джей чувствовал силу и глубину своих взаимоотношений с Фионой в более, чем оправданном заявлении, что они будут вместе долгие годы, несмотря на то, что период, о котором идет речь, похоже не превышал двенадцать календарных месяцев. Дадли не терял времени, сразу же резко осудив мое замечание, как совершенно неуместное, и настаивая вместо этого, что Би Джей специально прибегал к клишированным нарративным условностям. Разумеется, полнейшая невероятность прозы Би Джея наводила на предположение, что он сам был либо совершенно ненормальный или же просто забавлялся за счет легковерных читателей.

Когда я перечитываю написанное мной, меня осеняет, что вполне вероятно, скептические читатели давным-давно изрядно повеселились насчет Би Джея. Безусловно, многое из подчеркнутого “подхалимства” Кристофера Ишервуда принадлежало к древней традиции “издевательского восхваления”, и Би Джей мог просто быть другим примером одного и того же феномена. Трудно поверить, что Алан был искренним, когда — вялым движением отбросив куклу на землю — заявил, что “И это произошло” является классикой, поскольку во введении к этой книге Би Джей признаётся, что он обожает выпить стакан “Гленливета”. Так как Алан был неравнодушен к “Макаллану”, ему, конечно, не нравился Гленливет, и он на физиологическом уровне не мог относиться серьезно к любому автору, считавшему это за виски.

Насколько я припоминаю, причина, по которой Алан тащил Дадли на Беннахи, заключалась в проверке правдоподобия повествования К.Л. Каллана в “69 местах, где надо побывать с мертвой принцессой”. Автор этого непристойного и оскорбительного текста утверждал, что смерть принцессы Дианы в автокатастрофе была фальшивкой, и она на самом деле была задушена в стиле душителей северной Индии неизвестным ассасином. Службы безопасности, застигнутые таким образом врасплох, были приведены в крайнее замешательство, и передали тело К.Л. Каллану, полагая, что он найдет удачный способ избавиться от него. Каллан решил взять и провезти Диану по району Гордона, так называемой Тропе Каменного Круга, в качестве приманки для завлечения туристов к доисторическим достопримечательностям древнего Абердиншира. Разумеется, будучи немного фанатиком, он действительно начал с поездки по Тропе Каменного Круга, но закончил тем, что добавил 58 примечательных мест к своему оригинальному маршруту из одиннадцати остановок, в результате получив довольно неудачное название своей книги — “69 мест, где надо побывать с мертвой принцессой”. Каллан, конечно, утверждал, что он никогда не был некрофилом, но многие из тех, кто ни разу не читали его научных текстов, а знали только по слухам, утверждали, что уж кто-кто, а этот человек никак не мог пристойно обойтись с народной принцессой. Алан хотел проверить осуществимость похождений Каллана, так что он утяжелял Дадли кирпичами и пытался повторить героическое путешествие, подробно изложенное в “69 местах, где надо побывать с мертвой принцессой”.

Принимая во внимание исключительность конструкции повествования Каллана и проверив его на основании книги “Каменный Круг: ранняя история Гордон”, я теперь поняла, что Алан перетасовал порядок, в котором автор “69 мест, где надо побывать с мертвой принцессой” совершал свое паломничество к различным древним памятникам и что даже он склонился к тому, чтобы сойти с тропы, проложенной для туристов. И, продолжая мое собственное повествование, следует сказать о том, о чем я еще не удосужилась упомянуть — перед тем, как покинуть Археололинк и приехать к Мейден Стоуну, мы осмотрели небольшие камни-символы, кои можно найти на землях Лодж Хауса. День проходил примерно так, как я описывала его, реально наш первый с Аланом день, проведенный на Тропе Каменного Круга, однако памятники, нами увиденные, Каллан посещал во второй день ознакомления с древними местами Гордона. По причинам, лучше известным ему самому, Алан решил полностью изменить порядок передвижений Каллана с мертвым телом в первые два дня. Точно также, как Алан, так и Каллан, уклонились от инструкций в буклете о Тропе Каменного Круга, и решили взобраться на Мивер Тэп следуя по самой круче.

Туристов Тропы Каменного Круга Мивер Тэп привлекала прекрасным видом на крепость Железного Века, расположенной на холме прямо под вершиной. Меня и Алана это не волновало ни в малейшей степени. Алан положил меня на плоский камень и я должна была изображать из себя мертвую. Он задрал мне юбку на талию и спустил мои трусики до лодыжек. Довольно-таки тяжело было сопротивляться желанию сосать, когда он сунул свое эрегированное мужское достоинство в мой открытый рот. Это был эксперимент, благодаря которому Алан надеялся выяснить, на что же это было похоже, если проделать так 69 раз с трупом, поэтому я не сглатывала, несмотря на почти всеподавляющее искушение это сделать. Тем не менее, когда он обвел языком мой клитор, я не смогла удержаться и немного поизвивалась. Наконец, я испытала оргазм, и вскоре после этого знаменательного события он выстрелил сгусток своей спермы в мой рот. Мы привели в порядок свою одежду, и Алан снова навесил на Дадли кирпичи, свалившиеся с него во время чревовещательского акта. Как только кукла была привязана к верху рюкзака на его спине, мы двинулись назад к Парковке Эссон. Я спросила его, на что был похож минет от трупа, но он уклонился от ответа, сказав, что это очень своеобразное ощущение.

Сев в машину и отправясь на новые приключения, я начала думать, что Тропа Каменного Круга сама по себе довольно тягомотная. Мы проехали через Инсч к крепости на холме Даннидиар. По сравнению с Беннахи, Даннидиар — крошечное возвышение. Даже с Дадли, привязанным к спине Алана, нам потребовалось всего лишь пять минут, чтобы пройти от парковочной стоянки и взобраться на вершину. Там находились руины средневекового замка, а также крепость Железного Века на самом верху. Уцелевшая арка замка лучше выглядела с дороги, чем при ближайшем рассмотрении, а от крепости сохранилось чуть больше камней, чем от той, которую мы только что оставили на Мивер Тэпе. Сделав несколько фотографий, мы отправились к Пикарди Стоун в двух милях к северу от Инсча. К счастью, этот Пиктский камень не стал разочарованием, так как на нем было три хорошо изображенных и легко различимых символа. По глупости я не делала никаких заметок, и не в состоянии вспомнить, что именно мы видели высеченным на камне.

Я задремала в машине на пути назад в Абердин. Когда Алан разбудил меня, я все еще пребывала в ступоре. Я не выспалась прошлой ночью, поэтому после легкого перекусона в “Оулиз” пошла домой одна. Я бросилась на постель, и хотя свет все еще струился потоком сквозь занавески, заснуть было только вопросом нескольких секунд. Утомленная и больная, я подъехала к каким-то хижинам после часовой прогулки на Мивер Тэп. Я осознала, что это были реконструкции жилищ Железного Века, построенные как часть комплекса Археололинка, хотя центр для посетителей, рядом с которым они стояли, исчез. Дадли вышел из одной из хижин, держа в левой руке свои гениталии. Я легла на спину и он навалился сверху, сунув свой член в мою руку. Он был огромный и твердый. Позволив головке проскользнуть между моих пальцев, я отогнула мягкую кожу, и почувствовала, как она разделяется в моей руке.

Дадли перенес центр тяжести. Я чувствовала, как его хуй трется о влажные губы моей пизды. Он прошел в меня, растягивая каждую складку и чувствительный рот моей вагины. Затем Дадли с отчаянной энергией начал вколачивать свое орудие в мой медовый горшочек и с хриплым стоном выстрелил поток горячей спермы. Я чувствовала, что моя пизда переполнена ею. Его горячая генетика капала с моего клитора. Я поглядела вверх и вместо Дадли увидела Алана. Я закрыла глаза и испытала оргазм, стремительно пронесшийся сквозь мое тело. Когда я снова открыла глаза, то увидела Дадли, одевающегося в густеющих сумерках. Как только я оделась, мы проследовали в одну из хижин, где пришли к обоюдно выгодному соглашению. Я представлю Дадли нескольким моим одиноким подругам, жаждущим секса, а он поможет мне убить Алана.

6

Я ПРОСНУЛАСЬ рано и прошла вверх по Юнион Стрит к Юнион Грув. Этим утром забирали мусор, поэтому на улицах были выстроены в ряд пакеты с ним. По своему обыкновению слетелись местные чайки, ожидая сбора в надежде найти лакомые кусочки. В результате все улицы были усыпаны очистками. Машина Алана была припаркована рядом с его домом, сзади сидел Дадли. Я надеялась, что его не бросили тут на всю ночь, не отставив ничего, кроме наброшенного одеяла. Из мусорного пакета, стоявшего рядом с машиной Алана, вывалились книги. Я обнаружила несколько работ Кристофера Бернса — “О теле”, “Каменное ложе”, “Состояние льда”. Я впихнула их обратно в пакет и оставила внизу на лестничном пролете у квартиры Алана.

Я вытащила его из постели и отругала за выбрасывание книг, как если бы это был просто мусор. Он оправдывался тем, что Кристофер Бернс это и есть мусор, как и все другие литературные — и Алан сделал ударение в слове “литературные” — неудачники, коих он считал отбросами. После нескольких минут словесного пинг-понга он оделся. Когда мы вышли из квартиры, он кинулся к пакету с книгами, которые я затащила на лестничную клетку. Я заставила Алана бросить его, и он отшвырнул пакет с такой злостью, что книги Кристофера Бернса рассыпались по полу. Я подобрала их и понесла с собой, заявив, что позже заберу и остальную добычу. Алан сказал, что “Старый Абердинский Книжный” не будет покупать работы такого рода. Я ответила, что их наверняка с радостью примут в “Оксфаме” или “Кансер Кэйа”. Он насмешливо улыбнулся и заметил, что невозможно даже раздарить этих забытых мужей — он сказал “мужей”, а не мужчин и женщин — литературы. Он указал на липкую полоску, приклеенную к обложке “Каменного ложа”: “Включена в окончательный список номинантов на премию Уитбред, Роман Года, 1989 г.”. Бернс оказался в числе вновь забытых писателей. Он приблизился к вершине, но так и не достиг её, на свою беду он обладал большим талантом, чем типы, подобные Иви Комптон-Бернетт.

Мы сели в машину и направились к Инверури. Я перелистывала “О теле” и наткнулась на рассказ, героем которого был имитатор Элвиса Пресли. Алан отвергал прозу Бернса как вычурную. Как слишком застенчивую, чтобы быть адресованной тому, кто понимал трэш. К несчастью, он был прав. Мы обсуждали то, как труд неудачливых писателей, художников и музыкантов помогает отлично продаваться творениям преуспевших. Бернс проложил себе дорогу к публикациям и респектабельным литературным журналам. Однако, выбрав свой жанр, он отрезал себе путь к большим прибылям. Он не собирался цеплять за собой хардкор-последователей или продаваться на долгосрочной основе, как Ги Дебор и Уильям Берроуз. У него не было преданной читательской аудитории и имелся небольшой шанс задержаться в печати на долгое время, если оставить в стороне возможность новой публикации лет через 30–40. Если коротко, это типичный автор среднего эшелона.

Мы проехали через Дайс и мимо аэропорта. Алан хотел попрактиковать чревовещание, так что уже Дадли указал холм Тайрбэггер с заднего сиденья. Я почти забыла об оральном сексе, которым там наверху несколькими днями раньше мы занимались у “лежащего” каменного круга, но воспоминание вернулось с прозрачной ясностью повторяющегося сна. Дадли говорил о писателе Дункане Маклине, описывая его как этакого местного парня, родившегося в Фрэйзерборо и выросшего в какой-то маленькой деревушке за Бэнкори. Дадли сообщил мне, что в первой книге Маклина “Ведро языков” был один рассказ, названный “Друиды высирают это, не в состоянии показать”, в котором кодла футбольных фанатов принадлежавших среднему классу, напилась в стельку на вымышленном месте, вольно соотнесенному с окрестностями Тайрбэггер. Я спросила Дадли, как он узнал, что хулиганы принадлежали среднему классу. Он ответил, что это было просто. Каждый дурак знал, что фанаты Абердина, добившиеся дурной славы на страницах таблоидов в эпоху восьмидесятых, были просто оравой буржуазных кретинов. Их вечно плохо одетый лидер-талисман Джей Аллан даже похвалялся этим в своей безграмотной попытке автобиографии “Кровавые фанаты: Дневник футбольного хулигана”.[7]

Дадли характеризовал Маклина как пролетарского постмодерниста, который хотел подойти к Дайсу с психогеографических позиций, преувеличивая расстояние от вертолетной площадки и ближайшей автобусной остановки. Понимая, что тусовка городских мудаков будет лезть вон из кожи и облазит кучу холмов, чтобы добраться до этой легкодоступной местной достопримечательности. Даже не стоит обсуждать интеллектуальные недостатки его персонажей — невежественной свиноподобной кодлы буржуазных фантазеров — которые привели их к непоколебимой уверенности, что камни Тайрбэггера были воздвигнуты Друидами. Издатели книги не могли отделить правду от вымысла в том, что касалось ландшафта, но местные, читавшие этот рассказ, смогли вдоволь посмеяться над шутами-журналистами в Эдинбурге и Лондоне, обманутыми этим вздором!

Алан прервал Дадли, разразившись старинной тирадой ярмарочного зазывалы, которую он часто использовал, когда взаимодействовал с манекеном. Я не помню точно, что он тогда сказал, но суть его слов была в следующем: “На вершине Тайрбэггер Хилл находится языческий храм. Он состоит из десяти высоких камней, размещенных по кругу; диаметр его около двадцати четырех футов. Самые высокие из камней, около девяти футов над землей, стоят на южной стороне; самые низкие же, четыре с половиной фута, на северной стороне. Между двумя самыми южными камнями, около шести футов в высоту, есть также еще один камень, поставленный на ребро. Все они необработанны, огромных размеров. Также можно увидеть много очень больших камней, собранных вместе и расставленных в определенном порядке; они разбросаны по всему северо-востоку Шотландии; способы установки камней различались, и по большей части они располагались на вершинах или склонах холмов. Это были места языческих жертвоприношений — широко распространенная традиция; для них и им подобного должна была проводиться церемония языческого поклонения, и обязательно на возвышениях. Я не буду возражать, если вы посмотрите, видны ли на этих камнях следы огня. Мы знаем о библейском Иакове, устанавливающем камень — эта религиозная церемония тех дней и языческое идолопоклонство, без всякого сомнения, связаны друг с другом”.

Как только Алан закончил свою речь на нашем мероприятии, Дадли заявил, что читал много работ Дункана Маклина, например, “Черное логово”, подробно описывавшее округу Бэнкори. В нем Маклин показывал “длинный нос” мнимо искушенным столичным читателям, сравнивая Боджи и Гэди — позади О`Беннахи — с американской рекой, которая по его утверждению называлась Крэнберри. Это дало Дадли возможность вдоволь посмеяться своим утробным смехом над литературными рекламщиками Маклина, продвигавшими его прозу как жестокий реализм! Наряду с Маклином, был еще один местный автор, которого манекен по-настоящему ценил — вышедшая на пенсию учительница начальной школы по имени Дорис Дэвидсон. Эта проживающая в Абердине писательница выдала целый набор романтической классики, включая “Выступ Гэллоугейта”, “Дорога в Тоуанбра”, “Время пожинать” и “Воды сердца”. Тогда как Маклин иронично противостоял заботам тех, кого пресса обозначала, как молодых мужчин, Дэвидсон адресовала свои фантазии тем, кто позволял клеймить себя “женщинами среднего возраста”. Постоянные ссылки на “разведенных зверей”, топающих домой и колотящих в двери — часто повторяемое послание Дэвидсон, подразумевающее, что мужчины просто не могут контролировать свои сексуальные побуждения.

Рассуждения Дадли об исторических романах Дэвидсон были прерваны нашим приездом к “Сейфвэю” на окраинах Инверури. Алан внес куклу в кафе супермаркета и разместил ее на стуле, пока я заказывала два завтрака. По причине раннего утра в супермаркете было не много покупателей, и меня приятно удивила амбиентность кафе “Сейфвэя”. Большие окна с зеркальными стеклами подразумевали избыток естественного света и даже несмотря на то, что вид на парковочную стоянку не открывался глазу посетителей, это было приятно. Пока мы ели, Алан глумился, что у меня теперь имеются кое-какие деликатесы, имея в виду его мусорный пакет литературных отбросов. Он упомянул несколько имен. О большинстве я понятия не имела, но знала Роберта Маккрама, потому что в то время он был литературным редактором The Observer.

Еженедельная колонка Маккрама часто раздражала меня и я прекратила ее читать ближе к концу 1998 года. Последний каплей был перл о том, что на протяжении последних нескольких лет происходило сопротивление проникновению крупных деловых кругов на книжный рынок. Временная шкала Маккрама была на несколько столетий оторвана от реальности, и я смогла только прийти к выводу, что он не знал о решающей роли, которую книга играла в развитии капитализма. Есть много способов сделать книгу первым в торговом рейтинге товаром, и целые тома написаны об улучшении этой формы товара. Я решила, что если Маккрам не отличает своей задницы от локтя, тогда наряду с буквально всеми ведущими газетных колонок, нанятыми на Флит Стрит, он и в самом деле не заслуживает внимания. Я желаю подчеркнуть, что вряд ли Маккрам особенно страдает от неспособности выполнять свою работу. The Observer, как и огромное число других газет, предпочитает заполнять свои страницы колонками, и решающим качеством при устройстве в одну из этих регулярных кормушек оказывается склонность к эмоциональному потаканию своим желаниям, душевному стриптизу, а также отказ заниматься исследованием проблемы. От ведущих колонок ожидают, что они будут заполнять колонки словами и, судя по этому критерию, Маккрам является превосходным профессионалом.

Алан обрадовался моему знакомству с Маккрамом, и в перерывах между поглощением огромных кусков яичницы с сосиской, беконом и бобами, выкрикнул сто одну гадость в адрес этого претендента на роль настоящего автора. Согласно Алану, Маккрам был оппортунистом, и это вполне очевидно по его первой книге “В тайном государстве”. Якобы триллер, а на самом деле роман об офисной политике и о том, как человек продвигается вперед по бюрократической лестнице. Позиция Маккрама в отношении власти, как заметил Алан, типичное заблуждение, особенно он облажался, не поняв, что бюрократы просто действуют по сценарию. Для человека использование власти заключается в обязательной способности вызывать изменения. Литературный редактор или писатель-невидимка, который единственно следует ритуальной форме принятия решений, представляет собой уже сложившийся образчик поведения и имеет весьма небольшую реальную власть. Маккрама Алан приводил в качестве лучшего примера. Когда он был литературным редактором в издательстве Faber and Faber, его хилая попытка сломать стереотипы издательской политики, окончилась полным провалом. Разумеется, учитывая связи Маккрама, ему удалось пробить публикацию своих книг и получить на них благосклонные рецензии, но его никак не назовёшь человеком влиятельным. Он был бюрократом с головы до ног и никогда не будет формировать взгляды.

Алан продолжал говорить о первой книге Маккрама, укладывая Дадли в машину, и через минуту мы поехали к Брэндсбаттскому камню-символу. Он находился в жилом квартале, совсем рядом с “Сейфвеем”. Одно время к Брэндсбаттскому камню примыкал каменный круг, но он был уничтожен давным давно. Вытащив Дадли из машины мы сделали несколько снимков. Я подумала, что Алан перейдет к коронной теме “69 мест, где надо побывать с мертвой принцессой” Кевина Каллана, но ему надо было исчерпать тему Роберта Маккрама. Когда мы снова сели в машину, он выдал серию шуток о Байроновском комплексе, которым якобы страдал Маккрам. Как и Байрон, герой “В тайном государстве”, разумеется, хромает, и Алан загоготал, что единственное, хромающее в это романе, это сама проза.

К этому моменту мы уже не следовали ни маршруту Каллана, ни маршруту Тропы Каменного Круга. Алан посмеивался по поводу многих ляпов в первой книге Маккрама. Он пребывал в настоящей истерике относительно того факта, что Маккрам довольно часто использовал перечитывание своим героем Карлайла, как бы утверждая тем самым, что данный стереотипный персонаж любил историю. Автор явно пребывал в блаженном неведении, ибо, если человек хоть немного знает о предмете, он никогда не станет воспринимать автора “Французской Революции” и “Истории Фридриха Великого”, как серьезного историка, учитывая, что именно провалы в его последней работе сделали ее одной из любимых книг Гитлера. Как только мы достигли деревни Дэвайот, Алан заехал на парковочную стоянку у скаутской хижины. Пройдя мимо каких-то деревьев, мы оказались у каменного круга Лоэнхэд в Дэвайоте. Прямо перед нами находился “лежащий” камень с двумя боковыми и восемь других, образующих круг, внутри которого возвышалась ритуальная пирамида из камней. К востоку располагалось огороженное археологами кремационное кладбище Бронзового Века. Все это размещалось на невысоком склоне, к северу от которого раскинулись фермерские поля.

Алан швырнул Дадли на лежащий камень и манекен слабым голосом объявил, что он устал и желает, чтобы мы потанцевали и поиграли перед ним. Мы повальсировали вокруг каменного круга и одновременно сорвали с себя одежду. Алан сунул свою ногу между моими бедрами и таким образом наши половые органы и задницы были выставлены напоказ перед Дадли в наиболее непристойном виде. По мере продолжения наших танцев, мы становились все более возбужденными, шлепая друг другу по крестцу, пока Алан не осмелел достаточно, чтобы выдернуть несколько волосков с моего лобка. Затем он нежно поцеловал мой орган, страстно вылизал его и вскоре мы уже трахались.

Земля была неровной. Алан поднялся, сместил Дадли с его места отдыха, и откинулся назад на лежащий камень. Я склонилась над ним, лаская его член и улыбаясь, по мере того как он становился все тверже и тверже. Как раз в этот момент я заметила двух девушек моего возраста, наблюдающих за нами с лесной опушки. Я подмигнула им, отогнув мягкую крайнюю плоть и обнажив огромную набухшую головку Алана, красную и блестящую, как спелая слива. Он также заметил двух наших поклонниц, указал мне рукой сесть на его лицо и позвал сюда девушек, сказав, что ему бы понравилось, если бы они поиграли с его членом и задницей. Я взобралась на лежащий камень, и стала на колени над плечами Алана так, чтобы я смогла опустить мою пизду на его рот. Одна из этих девушек легла между ног Алана, подняла их вверх, вдавила его ягодицы, что дало ей доступ к его приподнятому анусу, в который она сунула свой мокрый язык настолько глубоко, насколько только смогла. Другая взяла его член в свой рот, но без мастурбации, которой, как я заметила, она тщательно избегала, когда сосала головку и нежно поглаживала яички.

Мы продолжили в том же духе еще какое-то время под нещадно палившим солнцем, пока Алан и я не испытали одновременно оргазм. Две девушки вот-вот должны были кончить, так что мы спрыгнули с лежащего камня, а они откинулись назад. Мы задрали их юбки, спустили с них трусики и принялись за работу нашими языками. Как только наши новые друзья кончили, мы привели себя в порядок и все вместе пошли к машине. Мы высадили девушек в Инверури, затем проехали мимо “Сейфвэя” к каменному кругу Истер Оучкухортиз. К счастью, на дороге были указатели, так как нам пришлось проехать по одноколейке добрую часть мили. На крошечной стоянке Истер Оучкухортиз, когда мы приехали, стоял старый 2CV. Мы вытащили Дадли с заднего сиденья, прошли по дороге, свернули направо и очутились у камней. Я забыла, что Алан говорил мне о втором романе Маккрама “Утрата сердца”, когда мы шли туда.

Какая-то хипповая мамочка лет под сорок обходила круг, с закрытыми глазами кладя свои руки на каждый камень, надеясь почувствовать энергетику. Значительно цивильнее выглядящий мужчина пытался развлекать двух детей. Как только малыши увидели Дадли, они захотели поиграть с куклой. Алан устроил немного чревовещания, заставив Дадли объяснить, что ему нравится резать глотки детишкам и поджаривать их почки. Дети были очарованы, их отец был благодарен за то, что получил передышку, а их мать была так поглощена своими поисками мистической энергии, что проигнорировала болтовню куклы, которую при других обстоятельствах могла бы посчитать оскорбительной.

Отделавшись от маловразумительной семейки, Алан вернулся к теме Роберта Маккрама. Он заговорил о третьем романе литературного оппортуниста “Невероятный англичанин” и посмеивался над тем, что в этой работе литературные способности Маккрама простирались не дальше описания австрийской железнодорожной станции как типично австрийской, и воздуха на платформе, как обладающего характерными станционными запахами. Когда Алан сказал мне это, я было подумала, что он преувеличивает отвратность писательского стиля Маккрама. Тем не менее, когда я, наконец, добралась до издания этого романа в мягкой обложке, то нашла эти чудовищные литературные описания на страницах 66 и 67 в точности в том виде, как описывал Алан. К счастью, Маккрам избегнул обвинения в незнании материала, сделав своего главного героя писателем-неудачником. Когда мы миновали городской центр Инверури, Алан заметил, что будучи бюрократом до мозга костей Маккрам не только преуспел в пробивании этого романа в печать, он даже получил хвалебные отзывы в прессе за свои блестящие описания. Мне было интересно, что могло твориться в голове Маккрама при ознакомлении с этими рецензиями, так как большинство тех, кто читал его книгу, вдоволь посмеялись за его счет, отделываясь дешевыми, ничего не значащими фразами. Это был синдром Макгонагэлла, повторявшийся снова и снова.

К тому времени, как мы достигли Абердинской стороны Инверури, Алан исчерпал тему прозы Роберта Маккрама, как объект насмешки. Он был занят тем, что оправдывал свое отклонение от маршрута, описанного К.Л.Калланом в “69 местах, где надо побывать с мертвой принцессой”. Он заявил, что нам нужен был приличный завтрак, и коли уж мы направились в кафе “Сейфвэя”, имело смысл перепланировать первый день путешествия в книге Каллана. Доводы Алана состояли в том, что мы просто пытаемся проверить правдоподобие заявлений автора, таская с собой куклу, утяжеленную кирпичами, по Тропе Каменного Круга в районе Гордона, и не намереваемся воссоздать путешествие, которое описывал Каллан.

Бруменд оф Кричи не выглядит теперь презентабельно, фактически осталось только название, но несколько тысяч лет назад он был, наверное, наиболее важным ритуальным центром в местах, которые впоследствии стали известны как северо-восток Шотландии. Мы повернули налево у бензоколонки и поставили позади нее машину. Перелезли через ворота и пересекли заросшее поле. Я не могла сначала различить камни, но вскоре Алан вывел нас прямо к ним. Я также не заметила окопанной круглой площадки в поле, пока мы не оказались рядом с ней. Впадину скрывала высокая трава, разросшаяся еще более внушительно вокруг остатков каменного круга. Остались только два оригинальных камня, да и то они были потревожены. Пиктский камень-символ был передвинут со своего первоначального местоположения на 150 ярдов и поставлен с этими камнями, когда здесь в 19 веке прокладывали железную дорогу. На площадку с севера и юга были входы. Тропы от стоящих камней, в свое время ведшие к другим кругам, давным давно были уничтожены.

Алан опустил Дадли на землю рядом с Пиктским камнем и сфотографировал куклу. Затем он схватил меня и притянул к себе, одновременно прислонившись к одному из камней. Он с силой впихнул одно из своих колен между моих ног, и, подняв мою юбку, начал срывать трусы. Я повернулась к нему спиной, нагнулась и расставила ноги так, чтобы он смог потереть мой клитор. Вскоре он работал одним из своих пальцев туда-сюда в моей влажной скважине. Я приподнялась и задвигала руками за моей спиной. Я замешкалась на несколько секунд, ощупывая его, но все же расстегнула ему пояс, спустила молнию на ширинке и опустила штаны. Он убрал свой палец из моей дырки и я направила его член во влажный проход. Я заставила его прижаться спиной к камню и обработала его мясо в своем темпе. Алан был зажат между мной и камнем. Он кончил именно так, как я хотела, выстрелив своей горячей спермой в мою истекающую влагой разгоряченную пизду. Мы испытали одновременный оргазм, и, всё ещё буравя меня своим полувялым хуем, Алан использовал свои навыки чревовещания, чтобы трансформировать Дадли в пассивного наблюдателя-извращенца, горячо поблагодарившего нас за воплощение его самой потаенной фантазии.

Приведя в порядок нашу одежду, мы вернулись к машине и двинулись вниз по А96 к Кинтору. Припарковались в центре деревни, прямо у церковного кладбища. Я стояла, обвив одной рукой куклу прислонившись к краю камня-символа Кинторского кладбища, пока Алан делал моментальный снимок. Алан потащил Дадли к другой стороне камня, где протянул мне камеру, чтобы я смогла снять их обоих, держащихся за руки. После этого мы вернулись к машине и поехали к камням рядом с западными воротами Дьюнект Хауса. Эти глыбы обеспечили задний план для еще большего количества фотографий. В какой-то момент, еще до нашей остановки у Мидмар Кирк, Алан начал рассказывать о Николасе Ройле. Я знала его как составителя антологий и критика. Алан сказал, что не может придираться к моим знаниям, однако упомянутые мной таланты Ройла вне всякого сомнения были отточены благодаря обильному изданию его прозы. Ройл по большей части работал на сходной территории с Конрадом Уильямсом, неплохо применяя в своей прозе глубокие знания как жанровых, так и стилистических приемов. Алан безусловно высоко ценил первый роман Ройла “Двойники”, прославившийся своим шизофреническим повествованием, которое могло читаться только как целенаправленное оскорбление буржуазной тематики.

Мидмар был непохож на любой из каменных кругов, которые я до этого видела, и не только потому, что он находился сразу за церковью, но еще из-за того, что вокруг него было построено кладбище. Весьма ухоженная лужайка с подстриженной травой, расположенная внутри круга камней, и получающаяся в результате сверхчеткость изображения навели меня на мысль о гиперреалистичном расположении древнего памятника. Массивный лежащий камень и его два боковых во многом усугубляли впечатление, что Мидмар был ничем иным, как непомерно раздутой имитацией. Наконец, расположение камней было просто неправильным, и это указывало на то, что в какой-то момент их потревожили, причем переустанавливавшие их люди сделали это крайне небрежно. Как только мы расположились на лужайке внутри этого круга, мои спутники начали бормотать о классификации Абердинширских памятников древности. Я не помню точно, что сказал Дадли, но суть этого могла быть достигнута посредством автоматического письма, которое я недавно осуществляла, вставив вибратор себе в пизду, чтобы открыть своё тело для психических влияний и таинственных посланий.

“Поклонение необработанным камням, как представляющим из себя или содержащим в себе божество, предположительно произошло из-за падения метеоритов, к которым древние естественно относились с глубоким изумлением, и воображали их посланцами небес к человеку. Если рассмотреть религиозные обряды этих священных мест, все стадии развития язычества и — что самое абсурдное — развития от язычества к христианству, то никаких сомнений не может возникнуть по этому поводу. Если удаленный камень был направлен на юго-запад, и если обычная линия от центра лежащего камня была направлена на северо-восток, то маг, глядящий вдоль этой линии, мог увидеть восход солнца в летнее солнцестояние, находясь либо у удаленного камня, либо у середины лежащего. Круги были часами, и маг имел возможность объявлять любой отрезок времени, он даже ночью обходился без какого-либо шума, и, не тревожа никого из своей общины, просто сжигал охапку сухой травы. Таким же образом, гэльское слово “clachan” (церковь) означает “камни”. Церковь (kirk) была так названа, потому что она была единственным каменным строением в округе. Местная идиоматика показывает, что во многих случаях вопрос “Идешь ли ты в церковь?” воспринимается как выражение: “Идешь ли ты к камням?””.

Современные исследователи, разумеется, предполагают, что основное расположение по одной линии “лежащих” каменных кругов скорее лунное, чем солнечное, и Алан не откладывал в долгий ящик определение других странностей в высказываниях Дадли. Разнеся в пух и прах взгляды, выраженные его куклой, Алан указал на каменный круг Санхани, находившийся на фермерской земле около в миле отсюда. Вместо того, чтобы предлагать ключ к разгадке происхождения исчезнувшего племени, ряд искателей пришло к выводу, что это место было центром проведения жутких оккультных обрядов. 3 июня 1944 года Джон Фостер Форбс привел к памятнику свою магическую ассистентку Мисс Айрис Кэмпбелл для осуществления психометрических замеров. Результаты этой странной сессии были воспроизведены в книге Форбса “Гиганты Британии”, шедевре маниакального исследования с большими причудами. Форбс и Кэмпбелл не были единственными психами, пришедшими к выводу, что эти таинственные камни безмолвно источают какое-то невыразимое зло. Хипповый безумец Пол Скритон заявил в своей книге “Подвижное как ртуть наследство”, что в этом месте в последние годы практиковалась черная магия и он нашел круг настолько неприятным, что не хотел бы посетить его снова.

Когда Алан рассказал мне это, я инстинктивно поняла, где все, что мы делаем вместе, закончится. После того, как мы сделали несколько фотографий Дадли, растянувшегося на лужайке, окруженной Мидмарским каменным кругом, Алан предложил направиться к Санхани. Я настаивала, чтобы мы подождали, мы еще не готовы, и до поры до времени должны держаться тропы, которую К.Л. Каллан проложил для нас в “69 местах, где надо побывать с мертвой принцессой”. Нашим следующим местом назначения стал Каллерди — несколько низко расположенных глыб, установленных без лежащего камня посреди богатой фермерской земли. Внутри круга находился ряд крошечных ритуальных пирамидок из камней. Алан прислонил Дадли к одному из восьми камней, являвшихся главной приманкой для туристов, и сделал фотографию. Посмотрев на свои часы, он сказал, что пришло время расстаться. Мы поехали назад в Абердин по А944. Остановившись на Юнион Грув, мы увидели, как из дома Алана выходит моя подружка Рита. Мой спутник выскочил из своей машины и бросился ей вдогонку. Я быстро юркнула на лестничную клетку, чтобы забрать оставленные там книги, но они исчезли. К тому времени, как я вышла на улицу, Рита уже поглаживала задницу Алана, запиравшего свою машину. Я сказала ему, что увижу его утром и пошла домой. Я была более чем счастлива такому неожиданному появлению Риты, потому что хотела остаться в полном одиночестве и почитать Кристофера Бернса и целую груду других вещей.

7

МНЕ СНИЛОСЬ, что я стою на краю высоченной пропасти, и бездну невозможно было измерить глазом, хотя удавалось разглядеть ужасные волны огненного океана, разбивавшиеся, сверкавшие, и ревевшие внизу, выбрасывая свои горящие брызги высоко вверх, чтобы окатить с ног до головы мое грезящее “я” сернистым дождем. Раскаленный докрасна океан внизу был живым — каждый вал нес в себе агонизирующую душу, поднимавшуюся на волнах как обломки погибшего корабля, сыпавшую проклятиями, издававшую пронзительные вопли, разбиваясь вдребезги у этой адамантиновой пропасти — тонувшую — и поднимавшуюся снова, чтобы повторить этот жуткий эксперимент! Каждый вал огня был таким образом связан с бессмертным и агонизирующим существованием — каждый был отягощен душой, что поднималась на пылающей волне в терзающей как пытка надежде спастись, и в отчаянии разбивалась о скалу, добавляя свои нескончаемые вопли к реву этого огненного океана, и тонула, чтобы подняться снова — и все напрасно — и навсегда!

Неожиданно я почувствовала, как что-то сбросило меня вниз в пропасть, но пролетев половину расстояния до океана я попала на небольшой выступ. Я стояла, трясясь на этом выступе. Поглядела вверх, но вместо светлой полоски неба увидела лишь непроницаемую черноту — но еще чернее этой черноты была гигантская вытянутая рука Дадли, схватившая меня играючи с выступа этой инфернальной бездны. А другая рука, которая, казалась, была каким-то страшным и таинственным образом связана со схватившей меня конечностью, как если бы обе не принадлежали Дадли, а какому-то существу слишком громадному и ужасному для того, чтобы иметь определённую форму даже в воображаемом пространстве сна, указывала вверх на циферблат, установленный на самой вершине этой пропасти и зловеще озаряемый вспышками океана. Я видела загадочное вращение одной руки Дадли — видела, как она достигла установленной цифры 69 — пронзительно завопила, и, с этим сильным импульсом, часто ощущаемым во сне, почувствовала рывок руки, державшей меня, сковывающий движение ладони.

С этим усилием я упала и, падая, делала попытку ухватиться хоть за что-то, что могло меня спасти. Я падала по вертикали как камень — ничто не могло спасти меня — скала была гладкой, как лед — океан огня ревел у ее подножья! Неожиданно появилась группа фигур, поднимавшаяся вверх по мере того, как я падала. Я судорожно вцеплялась в них — сначала Дадли, затем Алан — Рита — Джил — Карен — Ханна — Сьюзи — Майкл — все миновали меня — и каждого я пыталась ухватить с целью остановить мое падение — все они поднимались на вершину. Я хваталась за каждого в своём нисходящем полете, но все они отмахивались от меня и удалялись вверх.

Мой последний отчаянный, брошенный вверх взгляд выхватил циферблат, отражавший сексуальные варианты — поднятая вверх рука, казалось, толкает вперед ладонь — 0, затем 1, затем 69 — она быстро остановилась на стадии оральной фиксации — я была ребенком — я падала — я тонула — я горела ярким пламенем — я пронзительно вопила! Огненные волны выросли над моей тонущей головой, и циферблат сексуальных вариантов глубоким, низким голосом выдал мои отвратительные тайны — “Анна занималась сексом с чревовещательской куклой!” — и волны пылающего океана ответили, ударяясь об адамантовую скалу — “Желания Анны — это океан, иллюзия, и теперь она будет заниматься любовью сама с собой, то есть со мной!”.[8] В этот момент я проснулась. Раздался звонок с улицы. Это была Карен, одна из моих подружек в колледже. Нажав кнопку домофона, я впустила ее в дом.

Шел дождь, и на улицах пока еще не было слишком шумно. Я отодвинула дверную задвижку. Спустя мгновение Карен ворвалась в мою комнату и протянула короткую записку от одного из моих профессоров. Я швырнула ее в мусорное ведро. Он хотел получить от меня объяснения по поводу моего пропуска консультации. Я решила солгать и сказала, что была больна. Ужасный жар. Я пролежала в постели много дней. Карен сделала чай, пока я одевалась. Она налила мне чашку и мы обменялись шутками. Она была озабочена моим поведением, и сказала, что не может дольше покрывать мое отсутствие в колледже. Я ответила, что скоро приду туда, но настояла, что должна оставаться больной еще один день. Я нацарапала записку, чтобы она могла предъявить ее там от моего имени. Карен похихикала относительно своего соучастия в моем сачковании. Я сделала тост и разделила его с ней.

Дождь ослаб, когда я шла вверх по Юнион Стрит к Юнион Грув. Я открыла дверь и проникла в квартиру Алана. Я не помню точно, когда он дал мне ключ, но знаю, что это произошло еще до того, как мне приснился сон об огненном океане. Алан лежал в постели, спал с Ритой. Когда я разбудила их, он захотел ебли на троих, но я сказала, что мы займемся этим позже. Нам надо было кое-что сделать, и постельные скачки могут подождать, пока не стемнеет. Алан стоически покорился моему решению и встал. Рита захотела потратить время на косметику, но я сказала ей не беспокоиться на этот счет, поскольку мы будем через некоторое время восходить на Тэп о`Ноф, и косметика только растечется от пота. У Алана кончились как кофе, так и яйца, так что мы просто прыгнули в машину и направились в Инверури. Я хотела зайти в кафе в городском центре, но Алан считал, что кроме растворимого кофе там вряд ли делают что-то еще, так что мы отправились в “Сейфвэй”.

Рита была в замешательстве, когда мы усадили Дадли на стул за нашем столиком. Женщины, разносившие яичницу с беконом и сосикой, узнали нас (мы заходили туда за день до этого) и были дружелюбны. Я посетила туалет, отдраенный до блеска. Мы проехали через Ойн, Инсч и Кеннетмонт, и добрались до Райни. Нашей первой остановкой был Олд Киркъярд. Дикое разочарование. Пиктские камни-символы были передвинуты под отвратную деревянную конструкцию для защиты и сохранения их от воздействия мха. Производимый эффект был не гиперреальный, а абсолютно земной. Не было больше никакой ауры таинства вокруг этих камней. Мы провели пару минут, осматривая их, и ушли. Еще несколько камней-символов находилось в Райни Сквеа, очень приятной, окруженной деревьями и кустарниками, деревушке. Весьма насыщенная атмосфера, хоть и не такая возвышенная, но все же сохранявшая привлекательность. Мы задержались у этих камней, потому что человек отправляется в такие места именно ради атмосферы, как, впрочем, и ради многого другого.

Парковочная стоянка Скардэркью у подножия Тэп о`Ноф была лишь в нескольких минутах езды от Райни. Алан утяжелил Дадли несколькими кирпичами и закинул куклу себе на спину. Нам пришлось объяснить Рите, что мы пытаемся проверить правдоподобие нон-фикшна К.Л. Каллана “69 мест, где надо побывать с мертвой принцессой”. Рита сочла трудным поверить, что кто-либо даже осмелился заявить о том, что он возил тело мертвой принцессы по главным памятникам Абердиншира, если даже допустить, что такое действительно возможно. К счастью, у Алана в машине лежал экземпляр трактата Каллана, так что я сунула ей его под нос. В машине я также заметила стопку книг о кино, которую Алан положил рядом с водительским сиденьем. Я решила, что он намеревался продать их в “Старый Абердинский Книжный” и мысленно отметила, что надо не забыть спросить о них перед тем, как отправиться назад к Гранитному Городу.

Мы прошли через окаймленное деревьями поле. Затем двинулись по тропинке, окруженной живой изгородью, и миновали другое поле. Оттуда тропинка запетляла вверх по овальной горе, совершенно правильной по очертаниям. Алан жаловался, что восхождение было скучным. Он предпочитал неровности и неожиданные варианты. Местный совет по делам туризма решился пойти на серьезные преувеличения, подчеркивая в своем буклете, что скала на этой вершине содержит некоторые самые старые из известных в мире окаменелостей, включая Rhyniella praecursor, самую ранюю окаменелость насекомого. Это, конечно, могло обеспечить топливо для воображения писателя в жанре хоррор, такого как Г.Ф. Лавкрафт, но не делало слишком большой погоды для Алана, поскольку окаменелости были микроскопическими. Алан несся вперед на ненормальной скорости, невзирая на Дадли и связку кирпичей, прикрученных к его спине. Рита ныла, что восхождение на гору, занявшее всего сорок минут, было утомительным.

Наше коллективное настроение улучшилось, когда мы достигли крепости, расположенной на вершине Тэп о`Ноф. Виды были весьма эффектные, а каменная кладка Железного Века впечатляющей. Затащив наверх куклу, утяжеленную кирпичами, Алан саркастически заметил, что не захотел бы взять на себя затаскивание на вершину тысяч валунов, составлявших крепость. Камни были выстроены в овале по плоской вершине горы, образуя защитную стену. Как только их клали на место, на них наваливали хворост и поджигали, чтобы создать витрификацию. Обожженные, они сплавлялись вместе, делая крепость неприступной. Мы прошли вдоль каменной стены. Укрепления были гораздо более внушительными, чем те на Мивер Тэп. Печально, правда, что правильные черты Тэп о`Ноф лишают эту гору какого-либо особого шарма.

Я изучила буклет Тропы Каменного Круга, пока мы стояли, захваченные открывшимся видом, и сказала, что мы завершили наш маршрут. Алан засмеялся и заметил, что есть особые тайные места, не включенные в этот проспект, такие как лежащий каменный круг Уайт Хилл. Когда я спросила его, как он узнал об этом, он велел мне проверить доску объявлений на парковочной стоянке у подножия горы. Он взглянул на нее, когда мы начинали подъем, и сразу вычислил эту дополнительную приманку. Кроме того, хихикнул мой партнер, Уайт Хилл упоминается в “69 местах, где надо побывать с мертвой принцессой”, так что я, очевидно, не проводила своё исследование достаточно внимательно. Рита, неуклюже возившаяся с книгой Каллана, бросила реплику, что затащив куклу вверх на Тэп о `Ноф мы доказали возможность доставки трупа во все места, упомянутые в этом тексте. Она тогда предложила, что сделав это однажды, нет никакого смысла брать Дадли в любое другое место. В ответ, мы с Аланом дружно выпалили, что кукла безусловно отправится с нами для посещения Санхани.

Как только мы присели у крепости, передавая друг другу банку с водой, я спросила Алана насчёт книг о кинематографе в его машине. Как я и подозревала, он планировал продать их. Он объяснил, что не видел многих японских секс-фильмов, описанных Джеком Хантером в “Эрос в аду: Секс, кровь и безумие в японском кино”, но в некоторых других изданиях очень аккуратно описывались фильмы, которые он смотрел в Лондоне еще подростком. Алан обожал читать “Мясо это убийство: иллюстрированный путеводитель по культуре каннибализма” Микиты Броттмана, так как в детстве был большим поклонником картин “Холокост каннибала” и “Техасская резня бензопилой”. Он сокрушался, что в связи с приходом видео закрываются многие кинотеатры. Он часто посещал так называемые “блошиные отстойники” по всему Лондону, когда был молодым, и сейчас большинство из них исчезло. В высшей степени социальная активность похода в кино была заменена частным пороком видеопросмотра. Эти две вещи имели между собой мало общего. Алан настаивал, что его неспособность утвердить себя как буржуазного субъекта, частично обязана влиянию пролетарского постмодернизма в виде фильмов ужасов, не имевших стержневых фигур.

Хотя Бев Зэлкок использовала определенные элементы феминистской теории для защиты трэш-фильмов в “Сестрах ренегатках: женские банды в кино”, Алан предпочитал бесстыдное “интеллектуальное” исследование “низкопробной” культуры Кэрол. Дж. Кловер в “Мужчинах, женщинах и бензопилах: жанры в современных фильмах ужасов”. Для Алана все, что было противоречивым в подходе Кловер, представляло собой ее наиболее продуктивный критический вклад. Он особенно ценил расширенный комментарий недостатков, присущих “мужскому взгляду”, несмотря на тот факт, что ее доводы были по-прежнему безнадежно опутаны сетью совершенно дискредитировавших себя рассуждений из Фрейдистской психологии. Вера некоторых людей в подсознательное была полностью за пределами понимания Алана. Что касается его мнения, то суеверия такого рода весьма слабо отличались от традиционной религии.

Алан, казалось, впал в транс, описывая в чрезмерных подробностях кинотеатры, в которых он впервые видел различные трэш-фильмы, так что Рита и я обвили друг друга руками и приступили к любовным играм. Пока мы обнимались, я весьма возбудилась и после того как Рита сунула палец в мою дырку, я осознала, что она вся исходит соками. Чтобы довести Риту до кондиции я сняла с себя одежду и выставила на ее обозрение мою задницу, надеясь, что она может покусать и поцеловать ее. Моя подруга сказала мне возбужденно, что у меня просто потрясающая задница, с этими выпирающими огромными толстыми щечками, и очаровательной, вызывающе выглядящей пиздой, призывно зияющей в углублении между бедрами. Рита открыла своими пальцами мои губы, чтобы посмотреть на насыщенный кармин внутренних складок, блистающих росой любви. Затем, сбросив с себя свою одежду в попытке привлечь внимание Алана, она согнулась передо мной и погрузила свое лицо между моими широко расставленными бедрами, поцеловав мою пизду с такой страстью, что я издала громкий стон удовольствия. Этого шума было достаточно, чтобы вырвать Алана из его грез, и пока Рита вылизывала меня всю, наш партнер опустил свои штаны и приступил к обработке ее дырки своим пульсирующим мужским достоинством. После всех хрюканий, мычаний и криков наслаждения, составивших добрых 20 минут безостановочной ебли, мы кончили все вместе, взорвав наши эго в одновременном оргазме.

После этой оргии похоти мы посидели некоторое время, пристально рассматривая игру солнечного света на земле, раскинувшейся под нами. Мы спускались c Тэп о`Ноф болтая взахлёб только уже не о фильмах, а о пластинках и книгах. Я не помню всего сказанного, но в какой-то момент Алан начал рассыпаться в похвалах “Откровениям опасного разума: неавторизованной автобиографии” Чака Барриса. Как сказал Алан, эта книга о знаменитости имеет ряд примечательных отличий от других работ такого рода. Утомительная детализация карьеры Барриса, стартовавшей на самом дне и увенчавшейся славой The Gong Show была, разумеется, перебором, которого вряд ли ожидали в подобном изложении. Однако, вместо того, чтобы стимулировать пассивность среди своих читателей, Баррис построил книгу диалектически и в этой манере поощрил критическое отношение к шоу-бизовским сплетням. Поступая так, автор вел повествование о своей публичной карьере наряду с контр-повествованием о своей “секретной” работе на ЦРУ в качестве убийцы. Баррис, не собираясь предлагать “правду для избранных”, хотел, чтобы люди задались вопросом о правдивости всего того, что он отстаивал. Согласно Алану, сходный прием был использован с гораздо большим эффектом в “Дурной Мудрости” Билла Драммонда и Марка Мэннинга, где каждый из писателей предлагал противоречащий другому отчет об одном и том же событии.

Эта дискуссия всё ещё звенела у меня в ушах, когда мы поехали назад через Кеннетмонт и Инсч к Беннахи. Я хотела пойти к Уайт Хилл, но Алан настоял на том, что есть другое место, требующее посещения первым. Рите, казалось, было наплевать, куда мы отправимся, она знала о камнях даже меньше меня и была счастлива просто прокатиться. Нашей первой остановкой стал Друидстоун. Алан оставил “Фиесту” прямо на обочине дороги, утяжелил Дадли несколькими кирпичами и тронулся через поле. Там стояли два парня с собакой, ружьями и грузовичком пикапом. Они грузили только что застреленную ими дичь, и Алан вступил с ними в беседу. Они не были спортсменами, они были местными и намеревались съесть птиц, которых убили. Когда Алан сказал, что мы направляемся к Друидстоуну, они понимающе кивнули и дали подробные указания, как его найти.

Друидстоун — часть остатков круга Бронзового Века. Нам пришлось тащиться с трудом через поле побитой ветром пшеницы, прежде чем мы нашли его у подножия склона рядом с какими-то брошенными строениями. Нависавшая над нами Беннахи выглядела великолепно. Я знаю, что в связи с “нависать” напрашивается “величественно”, а не “великолепно”, но я намеренно смешиваю метафоры, чтобы выразить противоречивые эмоции, которые вызывала в воображении гора. Алан скинул Дадли у камня на краю разрушенного круга, и, когда Рита начала убаюкивать куклу в своих руках, я почувствовала ревность. Как только Алан сделал четыре фотографии моей подруги, ласкающей манекен, я настояла, чтобы он снял Дадли с его рукой под моей юбкой.

По возвращении к машине следующим номером нашей программы оказался Котемуир Вуд. Этот каменный круг не был виден с дороги, но мужчины, которых мы встретили рядом с Друидстоуном, сказали, что тропа, ведущая к мегалитам, перегорожена деревянными кольями, и что с противоположной стороны есть аллея, усаженная деревьями. Я заметила камень из круга, мелькнувший за деревьями, когда мы легким, неторопливым шагом двигались мимо них. Отличная возможность незаметно подойти к кругу. Сначала мы заметили проблеск в отдалении и стали подбираться все ближе, чтобы увидеть круг во всех подробностях. Котемуир Вуд, расположенный в окрестностях Замка Форбс, похоже, первоначально состоял из одиннадцати стоящих вертикально камней, в основном около семи футов в высоту, образующих круг диаметром 25 ярдов. Два боковых камня имели девять с половиной футов в высоту, и находились в 15 футах друг от друга, а промежуток между ними на западной стороне круга был занят массивным лежащим камнем свыше пяти футов в диаметре и тринадцати с половиной в длину. Несколько отдельных камней валялись в середине круга, а недалеко от центра — плита в четыре или пять футов в длину и в ширину закрывала небольшую впадину, открытую с южной стороны. Лежащий камень с двумя боковыми плюс два вертикальных сохранили правильное расположение. Трое других оставшихся камня стояли накренившись — таково было разрушительное воздействие времени. У Котемуир Вуд я сняла с себя юбку и спустила трусики, позволив Алану сделать фотографию Дадли в моих объятиях.

Двигаясь на машине дальше, мы увидели с дороги остатки каменного круга Олд Кэйг. Тем не менее, памятник исчез из нашего поля зрения, когда мы остановились у дальнего конца двойного ряда деревьев, среди которых он находился. Нам пришлось перелезть через колючую проволоку, чтобы проникнуть на эту аллею, и вместо того, чтобы сразу же привязать Дадли к своей спине, Алан передал мне куклу через заграждение. Сначала проход перекрывали недавно посаженные молодые деревца, но, как только мы пробрались через них к более старым деревьям, продвигаться стало немного легче. И все же тропа, на которую мы попали, была довольно заросшая, и я бы предпочла иметь на себе джинсы, поскольку через колготки в меня впивалась ежевика. Круг предстал перед нашими глазами только когда мы оказались совсем рядом с ним. Этот памятник, пострадавший от времени гораздо больше, чем Котемуир Вуд, до разрушения имел, похоже, 66 футов в диаметре. В окружности было два вертикальных камня, два боковых на южной стороне, по девять футов, и лежащий между ними четырехугольной формы камень около 16 футов в длину, шести футов в высоту и пять футов в ширину. Рита выставила напоказ свои груди, прежде чем позволила Алану сфотографировать Дадли, обнимающего ее.

На пути назад в Абердин Алан остановился на проселочной дороге, уходящей в сторону от А96. Мы прошли мимо руин Бэлкухэйнского Замка, мимо огромной фермы и нескольких коттеджей, и очутились на поле рапса. Памятник, который мы искали, находился на следующем поле. Бэлкухэйнский каменный круг пострадал едва ли меньше, чем Олд Кэйг — один лежащий и три вертикальных камня оставались на месте, остальные же были разбросаны поблизости. Прямо в нескольких футах от круга стоял отдельный кварцевый камень, который прямо-таки ослеплял приближающихся к нему игрой света. Не менее потрясающим был вид с Бэлкухэйна на Мивер Тэп. Этот круг, впрочем, производил гораздо большее впечатление, если обозревать его с А96. На расстоянии трава, растущая вокруг раскиданных камней, напоминала зеленый круг в море рапса, и весьма кстати придавала памятнику четкость изображения. Вблизи этот эффект терялся, казалось, камни были просто накиданы невпопад, это разочаровывало. Мы с Ритой заключили перемирие, так что когда Алан фотографировал Дадли, я села на его пластиковое лицо, задрав юбку на талию. Моя спутница тем временим якобы делала манекену минет, сунув голову между его ног. После этого Алан указал на какие-то чашевидные метки на одном из камней. Рита спросила у меня, сколько времени, после чего велела Алану прекратить нести всякую хуйню и начинать собираться восвояси. Ей надо было добраться до Абердина, потому что она обещала пойти в кино со своей мамой.

Высадив Риту, мы решили попробовать индийской кухни и попытать удачи в “Бриллианте в английской короне”. По общему признанию, уже на протяжении нескольких лет это был лучший ресторан в Абердине, а ни один из нас там еще не побывал. Рядом с “Бриллиантом” была частная парковочная стоянка для клиентов, так что мы поехали прямо к ней. Естественно, мы ели жареную в масле чечевичную лепешку с чатни, на первое Алана заказал грибное бхаджи, а я — овощную сомосу. Алан также заказал картофель со шпинатом под карри с рисом и острым соусом, я же предпочла овощную корму с рисом и чаппати. Запивалось всё это лагером “Кингфишер”. Мы ели и говорили о тех местах, где побывали вместе: Алан был уверен в необходимости таскать Дадли на своей спине, он утверждал, что мы должны посетить с ним те исторические памятники, которые К.Л. Каллан перечислил в “69 местах, где надо побывать с мертвой принцессой”. Я посетовала, что из-за этого мы вынуждены пропускать очень многие клевые места, которые иногда находятся всего в сотне-другой ярдов от посещаемых нами памятников. Я упомянула Нью Крэйг, следующий за кругом Лоэнхэд оф Дэвиот, и Балблэйрский камень в лесу рядом с Мидмар Кирк. Эти достопримечательности мы действительно должны посетить после предстоящей казни Дадли как божественного заместителя Алана.

К тому времени, как принесли десерт, Алан заговорил о “Кольцах Сатурна” У.Г. Себальда. Мой партнер считал ее одной из худших книг о путешествиях, которую он когда-либо читал. Себальд был профессором современной немецкой литературы в университете в Норвиче, в Восточной Англии. Этот набитый деньгами писака сел на поезд, шедший с его академической базы в Норфолке до границы с Саффолком, а затем написал отчет о своих путешествиях по югу вдоль побережья. Помимо прочего, Себальд заявлял, что ему трудно представить себе, как туристы и путешествующие бизнесмены могут принять решение посетить Лоустофт. Алан заметил, что как раз благодаря такого рода непродуманным риторическим уловкам извращенец-профессор пытался выйти за пределы социальной системы, из которой, судя по его снобистским комментариям, ему никогда не сбежать без посторонней помощи.

Алан жестоко критиковал Себальда за то, что он очень мало рассказывал читателю о Саффолке, а то, что все же было сказано, никогда не поднималось выше уровня бессодержательных клише. Остановившись в деревне Миддлтон, чтобы посетить своего друга, “писателя” Майкла Гамбургера, Себальд не только счёл заслуживающим подробного изложения наличие в кухне пачки одноразовых почтовых пакетов, ожидающих нового использования, но даже приложил их фотографию. Алан с едкой иронией говорил об этом примере “анекдотической информации” из книги Себальда. Он сказал, что всё это и ежу понятно: многие писатели посылают большое число книг — некоторые на рецензии, другие в знак дружбы, и еще больше получают, выписывая книги по почте в исследовательских целях — и что авторы непременно сохраняют почтовые пакеты для того чтобы в очередной раз отправить по почте свои труды — заслуживающим и не слишком заслуживающим внимания получателям. Помимо прочего, хорошо известно, что большинство писателей существуют на скромные доходы, и вынуждены экономить на почтовых пакетах.

За кофе наша беседа перешла на “Как вести войну” Наполеона. Говоря о Саффолке, который был сильно укреплен башнями Мартелло в то время, когда британское правительство опасалось, что Бонапарт попытается вторгнуться в их владения, Алан довольно естественно переключился на маленького капрала, превратившего себя в диктаторы. Мой спутник располагал недавним английским переводом Наполеоновских военных афоризмов и расценивал их как величайшее руководство по искусству обольщения, так никогда толком и не написанного. Позже, когда я бегло просматривала книгу, то сразу же поняла, как Алан использует ее уроки не только в приземленных взаимоотношениях, которыми он наслаждался со мной, но также и в отношениях с другими женщинами. Алан обнаружил — а точнее заново открыл — следующее: теория никак не пересекается с практикой обольщения. Разумеется те, чей опыт в искусстве обольщения ограничен областью теории, даже не в состоянии выдать пристойного теоретизирования. Недостаточно теоретизировать по поводу искусства обольщения, его нужно вовсю практиковать. А чтобы практика была эффективной, она должна иметь под собой историческую базу. Сокращая насыщенный полет мысли Алана до нескольких слов, скажу так: распутник должен постоянно пробивать себе проход между теорией и практикой обольщения. В конечном счете, соблазнитель должен быть обольщен этим искусством, так чтобы чувства могли обратиться в теорию. Довольно странно, Алан всегда настаивал, что орудием обольщения являются выделяемые им запахи перед купанием, а это доказывало, что он был не только мастером-стратегом, но также и хитрым тактиком.

Перед тем как покинуть “Бриллиант в английской короне” и поехать на Юнион Грув, я спросила Алана, что он читал о каменных кругах Грэмпиана, помимо “69 мест, где надо побывать с мертвой принцессой” и “Каменного круга: ранней истории Гордона”. Как только мы дотащили Дадли до квартиры Алана, он показал мне “Путеводитель по каменным кругам Британии, Ирландии и Бретани” Обри Берла и “Современного любителя древностей” Джулиана Коупа. Он сказал, что работал над библиографией книг о каменных кругах на северо-востоке Шотландии и готов предоставить мне экземпляр, как только сделает несколько дополнений.[9] В тот вечер он ограничил себя язвительной критикой по поводу вклада Джулиана Коупа в вырубку лесов. Не трудно было увидеть, почему Алан невзлюбил поблекший хипповый мистицизм поп-звезды и его одержимость Матерью Богиней. В книге было полно моментальных снимков Коупа и его семьи, стоящих у камней в одеждах из леопардовых шкур и другом неуместном барахле, страницы были ярко раскрашены, а авторский спаленный наркотиками мозг выказывал полную неспособность выдавать логически последовательные мысли. И, что самое худшее, Коуп включил туда главу, озаглавленную “59 каменных кругов в Абердиншире”, в которой были упомянуты не только места, на самом деле находящиеся в Банффшире, но и восхвалялся Даннидиир под Беннахи — только потому, что этот паршивый холм напомнил ему своим видом вершину холма Гластонбери! Принимая все это во внимание, “Современный любитель древностей” был откровенной собачьей чушью.

Алан читал мне различные фрагменты из абсурдной и бессмысленной прозы Коупа, посмеиваясь по ходу дела. Заскучав, я обнажила и принялась трогать мою пизду. Наконец Алан сунул свой член в мою истекающую соками дырку. У него, несомненно, был огромный опыт в ебле. Я никогда еще не встречала человека, занимающегося любовью с такой научной тщательностью. Каждая ласка взывала к пределу возможного. Он медленно вытащил свой член, слегка коснувшись головкой точки между моих губ, затем с равной осторожностью потянул его назад, прижимая к верхним складкам моей вагины, затем также медленно вошел в меня. Затем, когда весь ствол уже был внутри, и казалось, будто мой живот заполнен им, Алан начала осторожно двигать им из стороны в сторону, вынуждая большую круглую головку тереться восхитительным образом о чувствительный рот моей матки.

Достигнув оргазма, мы оба застонали от переизбытка удовольствия, и моя пизда затрепетала вокруг его пульсирующего инструмента, когда из противоположного источника наслаждения извергся поток жизни в струях маслянистой спермы. Алан лег на спину отдышаться и отдохнуть после такого напряжения. Когда он увидел, что я вытираю свой мокрый приёмник бумажной салфеткой, то попросил меня оказать ему ту же услугу. Я охотно подчинилась, встав на колени сбоку от него, взяла его мягкий и влажный член, нежно обтерла его всюду, затем, нагнувшись вперед, сомкнула мои губы вокруг его истекающего спермой кончика. Мой анус приподнялся, и Алан, придя в себя, немедленно воспользовался этим. Забросив мою ночнушку на спину, он начал придвигать меня к себе, пока мой голый зад не оказался почти напротив его лица. Раздвинув мои бедра, он открыл губы моей щелки, поиграл с клитором, и увлажнив свой палец в пизде, сунул его в мое анальное отверстие. Мне весьма понравилось демонстрировать таким образом свои анальные прелести. Пока Алан изучал все складочки и изгибы в моём заду, я ласкала его член и обрабатывала яички. Немного погодя, поставив меня перед собой с широко расставленными ногами, Алан заставил меня опуститься, пока мой орган не коснулся его рта. Вся похоть, заложенная в меня природой, проснулась, когда я чувствовала его теплое дыхание, обдувающее волоски моей пизды, и его гибкий язык, извивающийся вокруг моего клитора, играющий между малыми губами и исследующий тайный проход внутри. Но когда он перешел к другому входу, я почувствовал, как он щекочет языком мои самые чувствительные складки, шлюзы наслаждения распахнулись, пришло ощущение, будто я таю, подсказавшее, что я кончила ещё раз.

Вскоре после моего второго оргазма я заснула на софе. В какой-то момент Алан провел меня в полубессознательном состоянии в спальню, где раздел и уложил под одеяла. В ту ночь мне снилось, что я вернулась в Будапешт. Дадли повел меня в цыганский бар под названием “Голубой Слон”. Внутри воздух был спёртый от сигаретного дыма. Там были какие-то парни, сидевшие вокруг сломанных столов на сломанных стульях. Некоторые из них пели, другие играли в шахматы. Народа была не так много. И совсем мало женщин, только две официантки из обслуги бара. Дадли заказал “Цселени”. Вишневый брэнди. Его венгерский был очень хорош. Я смотрела рассеянно на заляпанные плитки на стене и на огромный постер какого-то курорта, который так и не смогла идентифицировать. Меня особенно не волновал “Цселени”, но, похоже, с постоянными клиентами дело обстояло иначе, так как это был основной товар в скудном ассортименте бара. Алан стоял на улице. Когда мы вышли из бара, он обругал Дадли, избил его и оставил валяющимся в луже блевотины.

Алан повез меня в аэропорт, мы успели на самолет в Лондон. Без задержек миновали паспортный контроль, но, когда мы проходили таможню, нас затормозил Дадли. Манекен уверенно держался, имел военную выправку и проявил огромный интерес к книгам, лежавшим в небольшом плоском чемодане Алана. Наружу был вытащен экземпляр “Изобилия виски” Комптона Маккензи, и кукла громким голосом потребовала объяснить, почему этот труд не был задекларирован. Алан объяснил, что он только использовал эту книгу как противовес его интересам на востоке, и что Маккензи был маячком из прошлого, чьи вещицы, написанные на Хайлэндз и Островах, обеспечили отличный контрапункт современным писателям Восточного побережья, типа Дункана Маклина. Конечно, повествования Маккензи были сентиментальными и беспорядочными, но всё же несли в себе определенную утонченность. Алан сказал, что его давно интересовало, почему Гебридские острова оставались бастионами основанного на Библии фундаментализма, тогда как люди на Оркнейских и Шетландских островах становились все более беспечными относительно религиозных обрядов. Маккензи дал ему ключ к этой загадке. Соперничество между католическими и протестантскими островами заправляло горючим религиозный импульс на западе.

Пока Алан стоял и спорил с куклой относительно невнесения в декларацию “Изобилия виски”, сквозь мое сознание пронеслись видения. Скорее всего не я, а ни кто иной как сам Алан вернулся в Будапешт. Он бродил по Гозсду удвар, ряду связанных между собой внутренних двориков, расположенных между Добуца и Киралиуца. Архитектура пришла в упадок, однако эти внутренние дворики обладали подлинной атмосферой старого еврейского квартала. Первые этажи зданий все еще использовались как магазины и мастерские, но квартиры выше были пустынны, их окна разбиты. В занятых домах с прилегающими постройками были закрыты ставни. Сгущались сумерки и шел дождь. Алан двигался неторопливым шагом в запахе протухшего масла. Он изучал старые кирпичи, всматривался в закрытые окна. Из будки ночного сторожа появился манекен, одетый в черный пиджак летчика, сторожевая собака рвалась с поводка, который он держал в своей пластиковой руке. Алан расстегнул ширинку на своих черных Левайсах и помочился на морду пса. Когда струя мочи ударила в собаку, она растворилась. Я вернулась на таможню, где Алан оспаривал заявление куклы, что Маккензи был анти-модернистом, указывая на то, что автор был ранним энтузиастом граммофона. Дадли конфисковал его книги, но позволил нам пройти.

Сон окончился явлением тела Дадли, безжизненно качающегося в водах Дуная. Алан скрывался в тени, и, когда я попыталась сбежать от него, улицы превратились в каменный лабиринт. Алан преследовал меня по продуваемым ветром коридорам и, куда бы я не забегала, дальнейшему движению препятствовала вода со взболтанной пеной, в которой плавал раскинувший руки Дадли.

8

Я НЕ ПОМНЮ, когда проснулась, сколько чашек кофе выпила за завтраком, и занимались ли мы с Аланом любовью перед тем, как мы встали. Тем не менее, я твердо знаю, что он довез меня до университета и ждал в столовой, пока я ходила на консультацию. Сначала мой профессор злился на меня за пропуск занятий, но беседы с Аланом о литературе не прошли даром, так что мне удалось убедить профессора, что я не теряла времени зря. Я представила себе, что он кладет руку на мою ногу и ведет ее вверх под моей юбкой. Такие грезы помогли мне убить время, хотя на самом деле мой научный руководитель был настолько положительным, чтобы даже подумать не мог о возможности изменить своей жене. Наконец я выбралась из офиса моего профессора, и Алан повез меня в супермаркет “Донсайд Теско”. Мы заказали в кафе яичницу с беконом и сосиской. Между нами безмолвно сидел Дадли. Мы прошлись по магазину, Алан прихватил пакет с пончиками.

Исчерпав в машине тему моей консультации, в “Теско” мы беседовали о совершенно других вещах. Я предложила посетить все супермаркеты в Абердине и рассматривать эти экскурсии во многом так же, как наши поездки к каменным кругам. Алан утверждал, что будет трудно заниматься сексом в этих магазинах, не имеющих туалетов для покупателей. Я сказала ему, что он не улавливает сути моего предложения, которое было весьма поэтичным, и что он должен был представить себя живущим три тысячи лет спустя и делать вид, что посещает древние руины. Мой спутник сказал, увы, это невозможно, так как материально-техническое обеспечение конструкции супермаркетов не подразумевало такой долговечности. Его ответ был более чем уныл и неубедителен, так что мне, в конце концов, удалось склонить его к поездке в “Норко” в Киттибрюстере после того, как мы покинем “Теско”. Тем временем, пока мы стояли в очереди, чтобы заплатить за пончики, разговор снова пошел о книгах.

Алан настаивал, что если я хочу продолжить читать современную литературу, от которой он быстро избавлялся, я должна самым серьезным образом рассмотреть “Биографию Томаса Лэнга: Роман” Джонатана Бакли. Этот текст, добавил лукаво Алан, просто взывает к тому, чтобы быть охарактеризованным как прекрасное литературное произведение. Облеченный в форму серии писем, роман демонстрировал — в манере отдаленно напоминающей некоторые из эссе из “Письма и различия” Деррида или определенные работы Уиндхэма Льюиса, такие как “Враг звезд” — что человек, желающий достичь истины, должен одновременно вести себя так, будто он отказывается от нее. Не подлежит обсуждению, что язык — сложная и запутанная штука, и честность всегда прячет себя во лжи. Алан превозносил Бакли за сохранение представлений 19 века о литературной глубине, сказав, что, как и в случае с многими знаменитыми модернистами и постмодернистами, проза этого автора была возвратом к более высокому уровню домодернистской формы.

Книга Бакли — это роман, если только можно дать это неадекватное определение прозаическому произведению, главный герой которого из всех сил старается не быть таковым, и не только потому, что Томас Лэнг, фигурирующий в заголовке, мертв. Как я уже сказала, книга состоит из посланий, в основном это переписка между Майклом Дессауэром и Кристофером Лэнгом. Первый — предполагаемый биограф пианиста по имени Томас Лэнг, второй — брат умершего героя. С самого начала книга имеет диалектическую структуру, но это диалектика полного отсутствия. Майкл Дессауэр не в состоянии свести воедино противоречащие друг другу свидетельства, которые он получает о своем герое. Разумеется, достоверность даже этого материала ставится под вопрос, так как в какой-то момент Кристофер Лэнг признает, что дурачил своего корреспондента, фабрикуя письма, написанные рукой его брата.

Время от времени, игра Бакли в прятки с читателем становится утомительной, и, по мнению Алана, писатель явно намеревался изнурить свою аудиторию с помощью определённых приемов, таких как описание заурядных фотографий, якобы сделанных Томасом Лэнгом. Эти прозаические дубликаты весьма напоминали технику французского “нового романа”, поэтому Алан без колебаний заявил, что это его любимые пассажи. Алан был предрасположен находить элементы подражания в любом произведении. По моему подозрению, роман Бакли сильно выигрывал на фоне прочих литературных биографий, поэтому Алан и хвалил “Томаса Лэнга”. Мишенями Алана в этой связи немедленно стали “Поиски Корво: биографический эксперимент” А.Дж. А. Саймонса и “Фрэнк Харрис” Хью Кингсмилла.

Барон Корво, он же Фредерик Рольф, был завзятым шелкопёром и бесстыдным педофилом. Хотя Рольф и получал похвалы от таких авторов, как Д.Х. Лоуренс, с продажами у него долгое время дела шли туго. Алану понравились первые семь глав биографии Корво, предоставляющие ряд противоречащих друг другу портретов от разных писателей. Корво — блестящий, но непризнанный автор, Рольф — обманщик и мошенник, который сфабриковал и присвоил себе аристократический титул, Корво — развратный педераст и сводник, Рольф — благородный выдумщик, перешедший в католическую веру. После прекрасного начального раздела Саймонс пытается разрешить противоречия, которые он так самозабвенно выстраивал. Для Алана это было хуже, чем просто скука, это была капитуляция перед буржуазным представлением о главном герое. С “Фрэнком Харрисом” Хью Кингсмилла у него были проблемы такого же рода. Алану понравились первые части книги, где Кингсмилл полагается на Харрисовские ненадежные и часто даже противоречивые отчеты о его жизни. Он особенно наслаждался отчетами о путешествии Харриса домой в Европу из Америки — как на запад через Тихий океан, так и на восток через Атлантику — для того, чтобы встретиться самому с собой в Париже. Но как только Харрис достиг славы и появились надежные источники о жизни этого лжеца, хвастуна, шарлатана и волокиты, Алан стал находить чувство определенности, прокравшееся в работу Кингсмилла, до одури скучным.

Однако, он все же считал, что сравнивать карьеры Фрэнка Харриса и Барона Корво поучительно. Харрис, полагал Алан, доказал, что люди, пораженные как болезнью буржуазным менталитетом, читают книги, интересуясь скорее фигурой автора, нежели написанным им. Следуя Гегелю, этот порок, подмеченный моим спутником, более распространен среди критиков, чем среди обычной публики. Последнюю оба ставили выше по широте кругозора и восприятия. Харрис был литературно успешен настолько долго, насколько был способен преуспевать в своем общественном браке, союзе, к которому он также подогнал свою амбицию стать английским Бисмарком. Харрис неизбежно присоединился к не тем членам Консервативной Партии. Кингсмилл корректно характеризует взгляды своего героя, как Тори-анархиста, и Харрис не продвинулся в политике дальше разных прочих реакционных бумагомарателей, изображавших из себя людей действия. Хотя такой печальный скунс, как Эрнст Юнгер, был и моложе Харриса, и правее его политически, это не простое совпадение, что “интеллектуальный” Фюрер национал-большевизма был проницательно охарактеризован, как “Прусский анархист”.

К моменту этого обсуждения мы уже покупали пинту молока в Ко-оп супермаркете в Киттибрюстере. Как только мы прошли кассу, беседа перешла на пятый том “Моя жизнь и любимые” Фрэнка Харриса. Морис Жиродиа из издательства Olympia Press в Париже приобрел права на эту книгу у вдовы автора за весьма значительную сумму. Александр Троччи был нанят для того, чтобы переписать полученный материал и сочинить остальную часть книги. Шестьдесят пять процентов окончательного текста являлось оригинальной прозой Троччи, а оставшиеся заметки Харриса были доведены им до удобоваримого состояния. Троччи состряпал эту книгу за десять дней и, считая Харриса напыщенным индюком, использовал подвернувшуюся возможность чтобы написать злую, язвительную сатиру и пародию на Тори-анархиста. Результат был достаточно хорош, чтобы одурачить всех литературных экспертов, превозносивших книгу пять лет, пока мистификация не была раскрыта. Алан считал эту фальшивую автобиографию лучшей из всех порно-романов Троччи и единственным произведением, “созданным” Харрисом, которую он мог посчитать достойной для рекомендации другу. Это, безусловно, улучшило биографию Кингсмилла в плане предоставления по-настоящему вымышленного портрета человека.

Впрочем, Алан не считал “Мою жизнь и любимые: пятый том” лучшей литературной мистификацией Троччи, несмотря на скорее положительное отношение к тому, что этот активист-хипстер выдал семь порнографических книг против только двух “серьезных” романов. Троччи создал свои лучшие фальшивки в шестидесятые, когда обратился к книжному бизнесу как к средству поддерживать свою героиновую зависимость. Так как к этому времени был уже спрос на его “оригинальные” манускрипты, Троччи ответил на него так — начал подражать своим уже опубликованным книгам. Алан полагал, что это была отличная шутка, благодаря которой он мог смотреть сквозь пальцы на склонность к шаблонным литературным ходам в порнографических книгах Троччи. Согласно Алану, Троччи проявил всё, на что он был способен, в “Книге Каина” и фальшивом финальном томе “Моя жизнь и любимые”. На “Книгу Каина” Троччи затратил огромное количество усилий и создал неподдельно экспериментальное литературное произведение, тогда как мистификация с Фрэнком Харрисом трещала по швам, потому что была написана плохо и неряшливо, ничем не отличаясь от бессмысленной болтологии любого порнографического писаки. Работая ради денег, Троччи достиг самого что ни на есть подлинного транса палп-писателя, чем, безусловно, превзошёл автоматическое письмо сюрреалистов.

Везя меня к “Сейфвэю” на Кинг Стрит, Алан разглагольствовал о “Плетках”, еще одной из грязных книг Троччи. Действие “Плеток” происходило в Глазго и его можно воспринимать как последний вздох пролетарского романа в худшем его проявлении. Описания Троччи хулиганья с бритвами и трущоб Горбалз подменяли риторику реализма странной алхимией слова, и в этой манере сквозило снисхождение к рабочему классу. По мере развития истории, она дегенерировала в литанию с обычной трескотнёй о тайных обществах с культами господства и подчинения. Алан утверждал, что если человеку так уж нужно читать такого рода бред, то гораздо лучше взяться за “Историю О”. “Плетки” показывают самого Троччи как мазохиста, и не из-за любимых им описаний куннилингуса, и не из-за того, что рассказчик в конце концов довольно охотно позволяет себя распять, а из-за того, что в его прозу достаточно умело изгонялась — как нечистая сила — без конца возникающая безумная страсть, столь обожаемая садистами. Мазохисты типа Троччи отвлекаются на искусство с его замороженными натюрмортами, садисты же предпочитают банальность настоящей порнографии.

Алан купил шоколадных бисквитов в “Сейфвее” и страшно разозлился, когда я сказала, что мы не сможем перейти через улицу и зайти отдохнуть в мою комнату. Я оказалась в неловком положении — мое жилище было забито книгами, от которых он избавлялся. К тому времени, о котором идёт речь у меня еще не было старых книг Троччи, принадлежавших Алану, но сейчас они лежат передо мной, как литературные останки, в самом деле весьма поучительные.

Конец семидесятых Алан провел за чтением многочисленных книг из издательского списка Джона Калдера, хотя и не любил признавать это. Таким образом от Самуэля Беккета, Уильяма Берроуза и Александра Троччи он пришёл к французским писателям, таким как Ален Роб-Грийе, Маргерит Дюрас, Клод Симон и Натали Саррот. Неудивительно, что его экземпляр “Книги Каина” был первым британским изданием в твердой обложке, сделанным Джоном Калдером в 1963 году, и приобретенным Аланом 15 лет спустя, когда он все еще оставался этим мифическим зверем, “тинейджером”. Экземпляр “Молодого Адама”, также приобретенный им в секондхэнде в конце семидесятых, был карманным изданием Pan с классической обложкой шестидесятых. Его экземпляры порнографических книг Троччи свидетельствовали о том, что интерес к этому писателю был, наверное, у него более устойчивым, чем он готов признать. Там были издания Olympia Press “Моей жизни и любимых: пятый том” и “Элен и желание”, добытые в секондхэнде в начале восьмидесятых. Алан приобрел издание в мягкой обложке “Сафо с Лесбоса”, когда оно было переиздано Star в 1986-м. Экземпляры “Чувственных дней Элен Сеферис”, “Школы греха” и “Белых Бедер” оказались переизданиями в мягкой обложке, выпущенными американским порно-издательством Masquerade Books в начале девяностых. “Плетки” оказались менее доступными. Чтобы приобрести свой собственный экземпляр, Алану пришлось ждать, пока Blast Books переиздаст их в 1994 году, хотя он и читал роман в Британской Библиотеке ещё в восьмидесятые. Ему также удалось достать “Невидимое восстание миллиона умов: читатель Троччи”, под редакцией Эндрю Мюррея Скотта, выпущенное Polygon Books в 1991 году. Хотя он владел рядом книг, которые перевел Троччи, в его коллекции не было поэтического сборника “Мужчина на досуге” и он прямо признавался, что ему не интересны стихи этого автора.

После долгих споров я отстояла неприкосновенность моего жилища, и мы поехали в “Асду” на Бридж о`Ди, где неплохо провели время в кафе для покупателей. В этот момент Алан вернулся к теме “Плеток”. Он утверждал, что описание Глазго как серого шотландского города в этом романе было совершенно неправильным и вводило в заблуждение. Любой, кто хорошо знал всю Шотландию — и здесь важно помнить, что Троччи очень мало прожил там, будучи взрослым — понимает, что серым городом являлся в этой стране Абердин, так как был построен из серого гранита. Материалы, использованные для постройки Глазго, во многом отличались от тех, с помощью которых обрел свой облик Абердин. Принимая во внимание, что Абердин находится на Восточном побережье, заявление Троччи, что шотландские города Западного побережья серые и Глазго самый серый из всех, становится еще более нелепым и смехотворным. На примере только одних “Плеток” знание Троччи Шотландии было столь же неубедительным, как и его сентиментальное изображение Горбалз. По этой причине Алану казалось странным, что лондонский издатель Троччи Джон Калдер выделил эту главу в “Плетках”, как настоящее литературное достижение, в своем эссе, написанном для специального номера Edinburgh Review, посвященного писателю.

Выпив каппучино, мы покружили по “Асде”, и Алан взял пару упаковок продуктов моментального приготовления. Затем мы понеслись как на пожар к “Сейнсбери” в Бридж о`Ди. Как раз в это время Алан связал свои размышления о Троччи с “Биографией Томаса Лэнга”, упомянув о том, что отец писателя был пианистом. Утверждали, что Троччи, якобы, имел родственников, занимавших высокие посты в Ватикане, и вне зависимости от того, было это правдой или нет, влияние этого института отчётливо прослеживалось в “Плетках”. Тайное общество, описанное в книге, Папа Священной Боли, Кардиналы Боли, Великие Магистры Боли и подчиняющиеся им обычные наставники и наставницы Боли — всё это явно срисовано с Католической Церкви. Алан считал, что, переворачивая вверх ногами религиозные предрассудки своей семьи, Троччи пришел к воспроизведению в своей прозе того самого, что он страстно желал уничтожить. Упражнение, каждой частью своей столь же бесполезное и реакционное, как и так называемые Черные Мессы Сатанистов. Ущерб Ватикану, конечно, с большей вероятностью могли нанести сверхревностные новообращенные, а не Троччи. В этом отношении Алан выделил тошнотворные сексуальные описания пятилетнего принца в патетической фантазии Фредерика Рольфа “Адриан Седьмой”.

Возвращаясь к сути своих доводов, Алан огласил природу взаимосвязи между “Плетками” и “Молодым Адамом”. В обеих книгах есть персонажи, действующие под фамилией Гоулт. В “Плетках” главарь уличных хулиганов Джон Гоулт известен как оборотень Горбалз. В “Молодом Адаме” Лесли Гоулт, мужичина постарше — импотент, и сама фамилия упоминается в повествовании только однажды. Алан утверждал, что “Плетки” со всеми своими ошибками представляют хоть какой-то интерес в том случае, если читать их наряду с двумя серьезными литературными произведениями Троччи. В романе имелся даже любопытный пассаж почти в духе потока сознания, когда женщина-рассказчица насилуется и силком удерживается в публичном доме. Поскольку “Плетки” — очень неровная и достаточно скверная работа, она даёт полезную возможность всем желающим “распаковать” ловко сварганенное описание Троччи пролетарского Глазго в “Молодом Адаме”.

Пока мы приобретали в “Сейнсбери” упаковку “Принглз”, Алан говорил, что членство Троччи в Ситуационистском Интернационале дает отличный стимул для диалектического чтения его работ. Для этого прекрасно подходят “Плетки”, подрывной в конечном счете “Молодой Адам”, и даже “Книга Каина”. Троччи, как и многие другие члены СИ, был выходцем из высших эшелонов буржуазии. Алан утверждал, что факт бунта Ги Дебора и Алекса Троччи против своего привилигированного происхождения ни в коем случае не ставит под сомнения ими достигнутое, и поэтому неспособность многих представителей прессы отличить гегельянский марксизм Ситуационистского Интернационала от чистого анархизма представляется больше, чем просто несчастьем. Так как Троччи не был, в отличие от Дебора, столь строгим и безжалостным при детальной разработке своей теоретической позиции, тот, кто не сталкивался с левым коммунизмом во всей его оригинальности и не понимал природы его разрыва с Третьим Интернационалом, никогда не уяснит ни политический бэкграунд работ Троччи, ни способы, с помощью которых он двигался вперед, все время изобретая ходы между теорией и практикой.

Алан избавился от своей коллекции политических книг и журналов за несколько лет до того, как я встретилась с ним, и, когда он переходил на такого рода темы, мне часто бывало трудновато следовать ходу его мыслей. Жак Каматт был одним из основных теоретиков в этой области, насколько полагал Алан, и, хотя я пыталась достать ряд работ этого автора в переводе, большинство его материалов могло быть прочитано только по-французски или по-итальянски. Я так и уразумела цепь рассуждений, что привела Каматта от сверх-Ленинизма Бордиги к мысли о том, что капитал вышел из-под человеческого контроля и теперь доминирует над универсальным человеческим классом.[10] Так как я совершенно некомпетентна и не смогу объяснить идеи, что лились потоком изо рта Алана, когда он ехал от Бридж о`Ди к Беннахи, я опущу дальнейшее изложение их. Тем не менее, мне пришло в голову, что в комментариях Алана по поводу Троччи есть еще одна вещь, которую я должна записать. Он считал забавным, что в “Моей жизни и любимых: пятом томе” есть наскок на Маркса за его солидаризацию с пролетариями, а не с богемой, то есть с теми, кто мог насладиться настоящей свободой.

Как только мы достигли Беннахи, Алан объявил, что это самая знаменитая и популярная гора на северо-востоке Шотландии. Он сказал, что этот факт легко объяснить. Изящные очертания горы; она возвышается в сравнительном одиночестве, и поэтому различима и бросается в глаза со всех точек; величественная панорама открывается со всех ее вершин; предельная доступность; все это способствовало тому, чтобы Беннахи воздали должное даже те, кто не занимался скалолазанием. Расположена в Гэриоч, между Дон и Гэди, ее главные вершины, с востока на запад — Мивер Тэп — 1698 футов, Крэйг Шэннок — 1600 футов, Оксен Крэйг — 1733 фута, Уотч Крэйг — 1619 футов, Хермит Сит — 1564 фута и Блэк Хилл — 1412 футов.

Поскольку Беннахи возвышается на 1000 футов над окружающей её сельской местностью, гора видима со многих мест, которые я посещала вместе с Аланом. Она стоит, черная и молчаливая, доминируя в окрестном ландшафте. Вершина Мивер Тэп, вторая по высоте, наиболее заметна, так как земля здесь отступает более резко, чем у более высокой Оксен Крэйг. Хотя Алана можно было довольно справедливо охарактеризовать как страстного поклонника “69 мест, где надо побывать с мертвой принцессой”, он считал текст несовершенным из-за того, что единственной посещенной автором вершиной Беннахи была Мивер Тэп, да и то им был выбран легкий маршрут. Мы решили отдохнуть денёк от проверки работы Каллана на правдивость, поэтому Дадли находился внизу в машине, пока мы исследовали гору во всей её протяженности. Нашей первой вершиной при восхождении стала Мивер Тэп, как наиболее популярная и самая посещаемая из всех, к тому же нам уже знакомая. Расстояние между Мивер Тэп и Оксен Крэйг — около мили с четвертью. С Оксен Крэйг открывается наиболее пространный вид и, хотя день был не слишком ясный, мы легко определили многие отдаленные горные вершины. Едва виднелись слегка покрытые снегом Лохнагар, Бен Авон, Бейнн а`Бхуирд и Бен Райннес, тогда как Маунт Кин, Морвен, Клохнабен, Маунт Бэтток, Хилл оф Фейа, Бэк оф ве Габрах, Тэп о`Ноф и многие небольшие холмы были хорошо различимы, поскольку находились на более близком расстоянии. Когда мы достигли Оксен Крэйг, начался кратковременный ливень, но небо вскоре прояснилось.

Ниже Гарбит Тэп, на полпути между вершинами, которые мы посетили, но немного к югу, находится старая заброшенная каменоломня и примыкающая к ней развалившаяся хижина. В течение ряда лет в 19 веке это было жилище Уильяма Джемисона, известного в округе как “Горный Ворон” о`Беннахи. Джемисон был изгоем общества, неприкасаемым, и настолько хорошо играл роль призрака для всех местных детей, что через какое-то время его слава распространилась за пределы местной округи. Мы спустились к Бичес Велл, затем обогнули подножье горы и вернулись к машине. После всех наших блужданий по Беннахи мы проголодались, так что бросились назад в Абердин по А96. Припарковав машину на улице рядом с домом Алана на Юнион Грув, мы миновали короткое расстояние до “Паппагаллос” на Холборн Стрит. Там нет ничего кроме легкой, но превосходно приготовленной итальянской закуски для разжигания страсти, так что за кофе мы решили отправиться на Юнион Грув и основательно поебаться.

Квартира Алана превратилась в настоящую пустыню по сравнению с первым моим ее посещением. В спальне больше не было никаких книжек. Вся мебель была вывезена, одежда, которая ещё осталась, была свалена в кучу в углу. Кровать тоже отсутствовала, только матрас на полу с одеялом из грубой ткани, наброшенным поверх. Алан прошел на кухню, чтобы принести немного виски, и через какое-то время вернулся с бутылкой. “Лапроэг” был поставлен на пол и моя любовь склонилась надо мной, как тени в сумерках, окутывающие милую деревушку. Его розовые конечности, казалось, парили в небесно-голубом свете. Я протянула вверх руки и сказала любимому, как это восхитительно — быть с ним сейчас. Я чувствовала его славные руки, ощупывающие губы моего трепещущего органа. Я расставила бедра и подняла зад, прошептав, что он должен почувствовать мою пизду, как горяча она в своем нестерпимом желании его хуя. Его пальцы нежно щекотали меня, но я хотела именно его член, засаженный до самого своего основания в моё девичество.

Алан перевернул меня и лег мне на спину. Он натянул повязку на мои глаза, затем откинулся назад, чтобы осушить свой стакан. Потом поднял мою голову и влил виски мне в горло. Я уже не видела его, но могла чувствовать руку, обвившую меня, и его теплое тело, прижимающееся ко мне. Он сунул свой огромный и крепкий член в мою руку. Пропустив головку сквозь пальцы, я отогнула назад мягкую крайнюю плоть. Я чувствовала ее предел своей рукой. Я попросила Алана войти в меня, рывком потянув его конец к моей пизде. Сказала ему, что страстно желаю проникновения, и что моя пизда горит от желания. Я чувствовала, как головка трется между моими влажными губами. Я чувствовала, как она вжимается в возбужденное разгоряченное отверстие. Я приподнялась, и он скользнул внутрь. Я слабо вскрикнула от удовольствия, когда он вошел в мой орган, растягивая каждую пропитанную соками складку и чувствительный сгиб увлажненного прохода. Его хуй казался по ощущениям большим, чем обычно, и я задыхалась в полном восторге о того, как Алан трахал меня, потому что он довольно редко обращался со мной так грубо.

Он с безудержной энергией еще раз всадил в мой домик свой член и с низким стонущим криком выстрелил в меня потоком горячей спермы. Я почувствовала, как моя пизда наполняется ею. Я знала, что она покрылась пузыристой корочкой по краям. Я провела рукой по Алану. Он стал больше и тяжелее с тех пор, как мы трахались в последний раз. Его кожа была не такой мягкой, какой я её помнила. Затем Алан (по крайней мере, в тот момент я все еще верила, что этот мужчина Алан) поднялся. Он удалился и затем уже действительно Алан обнял меня. Позже я выяснила, почему он так долго ходил за виски. Он привел одного студента, огромное животное, жившее внизу. Студент прятался рядом со спальней, пока Алан не завязал мне крепко глаза, затем тихо проскользнул внутрь и занял место моего любовника. Осознавая более или менее, что должно было случиться, я почувствовала себя ещё более распалённой, чем обычно, когда Алан ткнулся своим конец в мой мокрый лобок. Я завопила, чтобы он перестал тереться о мой кустарник и оттрахал меня со всей силы. Он подчинился моим приказаниям и спустя несколько минут мы оба кончили. Внутри меня все было еще раз залито спермой. Алан поднялся и налил нашему гостю стакан виски. Я откинулась назад на подушку и через несколько мгновений уже спала.

В ту ночь мне снилось, что повсюду вокруг меня холмы, их гордые вершины украшены величавыми деревьями, а внизу — скромная долина, раскинувшаяся рядом с живописной серебряной рекой, луга, изумрудные от всевозможных цветов и зарослей, покрытых приятной тенью, радующих глаз множества порхавших птичек, насвистывавших веселые мелодии. На пастбищах в безмятежном спокойствии паслись овцы, и очаровательные ягнята блеющей ораторией провозглашали мир и блаженство этой Аркадии. Мальчик-пастушок играл на волынке так, как будто он никогда не состарится. Молодая пастушка вязала и пела, ее голос успокаивал ее руки и они соединялись в одно целое время с прядями небесной музыки. Дома в этой долине располагались на расстоянии друг от друга, невозможно было найти двух домов, стоящих бок о бок, однако их обитатели были всегда готовы помочь друг другу. Ощущение одиночества и утонченной дикости. Живописность этого места заметно контрастировала с черной величественностью Беннахи, чей розовый гранит быстро темнел, открытый разнообразным стихиям.

9

Я ПРОСНУЛАСЬ, обнаружив, что меня насилует Дадли, а, может быть, Алан разбудил меня, когда помогал своей чревовещательской кукле симулировать изнасилование. Огромный дилдо был привинчен к паху Дадли, и Алан пытался вставить его в мою мармеладку. Я завопила, но он положил руку мне на лицо. Вскоре у меня во рту оказался кляп. Я сопротивлялась, но Алан, исполненный решимости заставить Дадли сделать свое дело со мной, привязал мои конечности к четырем углам матраца. В какой-то момент Алан схватил короткий кнут и принялся бить меня. После этих стимуляций отросток Дадли легко скользнул внутрь меня. Я не помню, когда впервые призналась Алану, что имела фантазии об изнасиловании меня куклой, но он выслушал очень внимательно, и та благожелательность, с которой он угождал моим сексуальным потребностям, была очень приятной. После того, как Дадли опробовал в действии свое отделяемое приспособление, Алан поднес свои влажные губы к моей разгоряченной пизде, словно поклонялся ей. Он обработал языком распухший клитор и вставил два пальца в мою матку. Затем он впился зубами в клитор, уже возбужденный донельзя, и оргазм огромной силы и продолжительности судорогой пронесся сквозь мое отяжелевшее тело.

Алан забрался на меня и погрузил главное орудие для воспроизводства человеческого рода в мою гостеприимную вульву. Прекрасные ощущения, но чего я действительно хотела, так это еще одного избиения. Он вытащил кляп из моего рта, и я попросила его высечь меня сзади, а затем трахнуть по-гречески. Не успела я изложить свою просьбу, а он уже начал развязывать мои путы. Он очень грубо перевернул меня на живот и принялся хлестать. Алан, которого я на мгновение перепутала с Дадли, понял мою истинную натуру и мои самые тайные желания гораздо лучше меня. Он не только оставлял все возраставшее число глубоких красных кровоподтеков, когда обрабатывал мои ягодицы, но и прошелся кнутом вверх и вниз по моим ногам и по спине. Как он объяснил мне позже, та область, которая всё время подвергается сечению, вскоре становится онемелой, и раб при такой порке чувствует только небольшую боль. Так как я искала большего, чем простое унижение, моё удовольствие усиливалось за счет расширения области боли. Наконец, Алан швырнул на пол кнут и налег на мои иссеченные ягодицы. О, какая это радость — чувствовать, как его член преодолевает слабое сопротивление мышц моего сфинктера и погружается в мой анус! Мой партнер сделал, наверное, десять рывков, прежде чем из него вырвалась живительная влага и он повалился на мою спину, придавив меня, как обрушившееся здание.

Мы подремали еще немного перед тем, как встать. Готовя завтрак, Алан начал рассказывать о книге “Александр Троччи: создание монстра” Эндрю Мюррея Скотта. Ему было безразлично, добрую ли службу сослужила Троччи эта биография, его интересовало как читателя то, что он мог получить от книги. Иронические нотки, связанные с соотнесением фигуры Троччи и перспектив шотландского национализма, были неубедительны и явно не входили в замысел Мюррея Скотта. Разумеется, Энди Скотт так плохо разбирался в предмете, что вряд ли имел способность глубокомысленно врать читателю. Увлекшись, Алан продолжал опускать Мюррея Скотта по дороге к Эллону. Мы проехали через город и запутали сами себя, пропетляв четыре с половиной мили по второстепенным дорогам, направляясь к каменному кругу Сауф Ифси. Алан остановил машину у тропинки, которая вела к монументу. Он закинул Дадли на свои плечи и мы последовали по деревянной стрелке-указателю, помеченной словами “каменный круг”.

Круг был “восстановлен” в 1994 году по инициативе местного владельца, который ограничился тем, что поместил внизу у тропинки вывеску с информацией о камнях. Мы прошли по тропе, свернули с нее и пересекли пшеничное поле, там где знак провозглашал: “Переходите здесь”. Были обнаружены шесть камней и возведенная вокруг них земляная насыпь. Наличие земли свидетельствовало о проблемах с восстановлением, не было ясно, действительно ли люди, ставившие камни, намеревались насыпать землю вокруг них, или же эта особенность была позднейшим добавлением. Земляная насыпь была ликвидирована более 100 лет назад и недавно восстановлена. Главная дорога от Абердина до Фрейзерборо пролегала через пару полей за нами, и поэтому можно было не опасаться, что кто-то из проезжающих по маршруту “А” заметит, что Алан втиснул Дадли в расщелину расколовшегося юго-западного камня, а затем заставил меня подрочить ему и помочь кончить на лицо куклы.

Как только Алан застегнул молнию на джинсах, он взвалил Дадли на свои плечи, и мы тронулись обратно к машине. Мы использовали проселочные дороги, так как они выводили нас туда, куда мы направлялись, а не к магистральным путям, расходящимся из Абердина. Двигаясь в сторону каменного круга Шифин, мы сделали большой круг. Во время поездки Алан рассказывал о работе Александра Троччи с издательством Olympia Press и книге Жана де Сент-Жорре “Славный корабль Венеры: эротическое плавание Olympia Press”. Olympia, конечно, занималась не только порнографическим материалом, издательство также публиковало “серьезные” работы таких авторов, как Самуэль Беккет и Жан Жене, прежде чем к ним приступали другие издатели на английском языке. Алан сказал, что он с самого начала знал чего ожидать от Де Сент-Жорре, так как в своем вступлении этот кретин говорит о запрещенных книгах, сжигаемых подобно еретикам религиозными тиранами. Алан всегда был рад разоблачить жестокую бесчеловечность либеральных мудозвонов, безответственно стиравших связи между человеческой жизнью и продуктами литературной культуры, которые пока еще избежали потребительского оформления.

Мы припарковали машину рядом с какими-то коттеджами, выстроившимися в ряд рядом с каменным кругом Шифин, и сверились по военно-геодезической карте Алана. Земля отлого поднималась, и мы не могли видеть камней, когда с трудом пробирались через ячменное поле. Круг был разрушен, камни убраны с поля и сложены в кучу на возвышении. Алан швырнул Дадли на единственный стоящий камень и отпинал куклу перед тем, как мы пошли обратно к машине. На протяжении всего пути он жаловался, что не понимает, почему Шифин был включен в “69 мест, где надо побывать с мертвой принцессой”, так как, по его мнению, место не заслуживает посещения. Как только мы направились на “Фиесте” на север, Алан вернулся к теме книги Де Сент-Жорре, которую он считал невыносимо скучной. Ее полоумный автор совершенно не понимал, что Троччи играл центральную роль в Olympia Press, и не уделил ему достаточно места. Вместо этого там были четыре главы, посвященные судебному процессу над “Олимпией” в связи с злоупотреблениями с авторскими правами по “Джинджермэну”, “Лолите” и “Кэнди”.

Алан с горечью говорил о главе, которую Де Сент-Жорре посвятил раскрытию “истинной” сути индивида, написавшего “Историю О”, и, хотя ему нравилась эта работа, он находил трудным поверить, что хоть кого-то слишком беспокоило, кто был ответственен за нее. Равно нелепым было желание Де Сент-Жорре объяснить произведения Уильяма Берроуза, как будто они заключали в себе нечто очень сложное. Другая потерянная глава могла быть посвящена различным шуткам Olympia Press, типа выпуска романа под названием “Президент Киссинджер”, смеси фантастики, порно и политических коннотаций, или же издания грязной книжки под названием “Сэр Сирил Блэк” с главным героем-садистом, скопированным с члена Парламента правого крыла Сэра Сирила Блэка. Де Сент-Жорре, будучи буржуазным занудой, пропускал стеб такого плана, отделываясь несколькими предложениями вместо того, чтобы отвести ему вполне заслуженное место. Характерный пример шелкоперского менталитета.

Наконец Алан повернул на фермерскую тропу и припарковал машину максимально близко от каменного круга Айки Бра. Указателей не было, но тропа была явно проложена для посетителей. Сначала мы пересекли поле, затем проследовали через небольшой лесок. Тропа обозначалась своеобразными бортиками из гальки. На опушке другого леска мы нашли круг. Только четыре из вертикально поставленных камней оставались стоять до сих пор. Шесть вертикальных были перевернуты, расколоты и лежали вокруг в виде больших и маленьких обломков. Диорит, гнейс и гранит. Гнейс — это камень этого района, гранит можно найти в пределах полумили, но заметных диоритовых валунов в округе нет, хотя ледниковые отложения можно увидеть в заборах близлежащих полей. На южной стороне круга находится огромный диоритный камень, который располагается с востока на запад, имеет 14 футов и 9 дюймов в длину, 5 футов и 9 дюймов в высоту, то же самое в ширину и весит около 20 тонн. Верхняя поверхность плоская, образует весьма солидную платформу, на которой могут с легкостью встать полдюжины человек. Этот лежащий камень подпирали по бокам два самых больших из вертикальных: один со стороны востока, стоящий, шести футов в длину и боле семи футов в высоту, другой со стороны запада — шесть футов восемь дюймов в длину и девять футов в высоту. Последний разбит, но его форму и размеры легко установить по самым большим обломкам. Справа и слева от этих боковых камней находятся два других, также огромных размеров, соответственно девять и шесть футов в высоту.

Так как мы были хорошо скрыты от посторонних глаз, и деревья загораживали ближайшие участки дороги, я устроила медленный стриптиз. Алан посадил Дадли на лежащий горизонтально камень и принялся лениво пошлепывать меня, время от времени так подстраивая свой голос, что получалось, будто кукла велит ему заткнуться и понукает меня поторопиться и снять с себя наконец все барахло. В этой манере Алан спорил с Дадли добрую часть 20 минут. Как только я оказалась в чем мать родила, он сказал мне расставить ноги и пописать. Я повиновалась и, когда я раскрыла свои шлюзы, Алан сунул руки под золотой дождь. Когда я закончила, он проверил рукава своего пиджака. Он был в ярости, заметив на них несколько капель мочи. Мне было приказано слизать их. Затем он заставил меня встать, расставив руки на лежащем камне, и принять наказание.

Я могла чувствовать, как краснота расцветает на моих ягодицах после первого яростного шлепка, за которым быстро последовал обжигающий удар, затем второй, третий, четвертый. В этот момент из-за деревьев показалась двадцатилетняя парочка. Алан велел им раздеться, и я, признаться, была изрядно удивлена, когда они подчинились. Он приказал мне и другой девушке тереться своими пёздами, но не прошло и нескольких минут, как он растащил нас. Я была посажена на лежащий камень рядом с Дадли так, чтобы мальчик мог вылизывать меня, пока его подружка делает Алану минет. После того, как мы испытали оргазм, Алан снял Дадли с камня и заставил мальчика вытянуться на этой огромной плоской поверхности. Затем он заставил девушку лечь сверху в стиле 69 и наблюдал, как они доводят друг друга до кондиции. Я оделась, мы обменялись телефонами с этой парой, чтобы можно было и в дальнейшем устраивать совместные забавы у древних памятников. Cогласные на все, они по-прежнему резвились, сверкая голыми задницами среди камней, когда мы ушли с Дадли вслед за Аланом.

Удобно устроив куклу на заднем сиденье машины, Алан упомянул о книге “Парижская Интерзона: Ричард Райт, Лолита, Борис Виан и другие на левом берегу 1946–1960” Джеймса Кэмпбелла, касавшейся, по его мнению, тех же проблем, что и “Славный корабль Венеры”, но гораздо более предпочтительной. В книге была отражена хорошая подборка авторов, Троччи также было отдано должное. К сожалению, как заметил Алан, в случае с Троччи беглого обзора его взаимоотношений с другими писателями явно недостаточно, потому что в то время, когда он редактировал журнал “Мерлин”, он также являлся членом малоизвестной авангардной группы Леттристский Интернационал. Среди других ее участников были Мишель Бернстайн, Ги Дебор и Джил. Дж. Вулмэн. Однако Кэмбелл совершенно адекватно продемонстрировал, что Троччи являлся прямо-таки основной фигурой для Olympia Press. Процитированных автором документов было вполне достаточно для того, чтобы выявить всю претенциозность и мегаломанию Троччи. Согласно Алану, именно эти особенности сделали Троччи великим писателем, и мы действительно много потеряли от того, что в итоге его затмил по этой части друг Дебор.

Алан притормозил на краю Лоудон Вуд, и Дадли был в очередной раз взвален на его плечи. Мы прошлись вниз по главной тропе, затем свернули налево, потом направо. Наконец еще раз взяли вправо, продрались через густой кустарник и мгновение спустя очутились на прогалине. Каменный круг, оказавшийся перед нами, был больше круга на Айки Бра, он составлял шестьдесят футов в диаметре, и, хотя сам круг по размерам был больше, камни, составляющие его, судя по сохранившимся, были меньше. Лежащий камень был не такой массивный, как на Айка Бра, но сохранялось сильное сходство в их общих контурах, так же как в их расположении. Стояли только два вертикальных камня и боковой, один на западе — самый большой — имел семь футов и два дюйма в высоту. Круг, получалось, состоял из двух концентрических кругов, внутренний имел около 50 футов в диаметре, но находился в полуразрушенном состоянии, так что трудно было утверждать наверняка. Похоже кто-то пытался разбить некоторые из рухнувших камней, а земля, прилегавшая к кругу, была заболочена. Однако расположенный на лесной поляне памятник обладал своеобразным жутковатым величием.

Алан был обеими руками за то, чтобы заняться сексом еще, но я отказалась, поскольку мы бы неизбежно вымазались в грязи или набили себе шишек о твердую поверхность лежащего камня. Вместо этого мы пошли назад через лес. Перешли дорогу, на обочине которой стояла наша машина, пересекли поле и взошли на холм. Пока мы шли, мой партнер жаловался, что в “69 местах, где надо побывать с мертвой принцессой” был описан двухчасовой пикник у круга Лоудон Вуд. Я указала на то, что в отличие от К.Л. Каллана мы не наслаждаемся чистым небом и полной луной. Небо, разумеется, было полностью затянуто тучами, когда мы шли к камням. Так как мы только пытались проверить правдивость повествования Каллана и в этом мероприятии заменили тело мертвой принцессы куклой, утяжеленной кирпичами, то проводить слишком много времени в этих местах было бессмысленно. Нашей цель было лишь обойти всю территорию, освещенную в “69 местах, где надо побывать с мертвой принцессой”. Наша способность сделать это вовсе не доказывала, что эта плутовская история была правдой, но всё же появлялся гипотетический шанс, что она не была высосана из пальца.

Алан был неспособен противостоять железной логике моего довода, поэтому к тому времени, как мы достигли каменного круга Аухмахар, или по крайней мере того немногого, что от него осталось, он бросил свой скулеж. От того, что когда-то было огражденным насыпью кругом с лежащим камнем, осталось только два камня. Поблизости находилась разрушенная ритуальная пирамида камней Бронзового Века. Эти реликты особенно не впечатляли, так что мы сбежали с холма в сторону Уайт Кау Вуд. Когда Алан шагал передо мной большими шагами с куклой за плечами, я ощутила всю извращенность идеи бродяжничества по этой богатой фермерской земле с телом мертвой принцессы. Тем не менее, принимая во внимание изгороди и грязные поля, которые нам пришлось преодолевать, я была рада, что мы используем только утяжеленный манекен. Хотя Дадли мог привлечь внимание, для нас было довольно безопасно проводить наш эксперимент при дневном свете. Если бы нам на самом деле пришлось использовать труп, как об этом заявлял К.Л. Каллан, то для того, чтобы копировать его modus operandi, пришлось бы посещать эти древние священные места глубокой ночью.

Мы довольно легко идентифицировали каменный круг Аппер Аухнагорт, хотя один из оставшихся камней был вставлен в ограду, а постоянная утечка воды из цистерны привела к его полному уничтожению. Мы пробыли там ровно столько времени, сколько было необходимо, чтобы рассмотреть и осмыслить этот вандализм. Рядом был круг Уайт Кау Вуд. Он был образован из огромного числа сравнительно небольших камней высотой от одного до двух с половиной футов, также были использованы камни трех или четырех футов в длину, расставленные по земле таким образом, что высота окружающего круга не превышала двух с половиной футов. Камни обеспечивали ровную поверхность внутри круга, но снаружи повсюду вокруг них была навалена земля. Поэтому круг был фактически образован из низкого земляного вала, облицованного с внутренней стороны камнями, причем их вершины иногда поднимались над ним, но очень часто были им скрыты. Немного восточнее, на южной стороне, в круге был сделан пролом, камни или их обломки были выброшены наружу. Наиболее замечательной особенностью этого круга было надгробие или каменный саркофаг, расположенный немного к северу от центра. Его внешние размеры составляли семь на пять футов и два фута три дюйма в высоту.

Мы стояли, восхищаясь остатками святилища. Все более мелкие камни были унесены прочь в 19 веке и использовались для каменных оград. То, что осталось, было похожим на привидение, лес вокруг нас был очень густой, но внутри круга земля была совсем голая и черная. Едва заметные следы растительности виднелись среди камней, которые оказались слишком большими, чтобы вывезти их для постройки каменной ограды, тогда как снаружи буйно росли мох, трава и вереск, создавая впечатление, что круг оставался голым с незапамятных времен. Мое предположение заключалось в том, что он был очищен недавно для археологического изучения. Когда мы пролистали относящиеся к делу отрывки в “69 местах, где надо побывать с мертвой принцессой”, то не нашли ничего, что могло бы пролить свет на причину появления этой словно выжженной земли внутри круга.

Мы собирались покинуть святилище, и тут долго собиравшийся дождь наконец хлынул с неба, и мы бросились к лесу. Мы хорошенько укрылись среди деревьев, и Алан использовал этот вынужденный перерыв для разговора об “Истории порнографии” Х.Монтгомери Хайда. Эта книга могла бы стать отличным сопроводительным материалом к работе Троччи с Olympia Press, если бы автор поменьше копался в английских законах и судебных делах в поисках утомительных сюжетов по этой теме. Хайд также сделал странную ошибку, которую Алан не мог отказать себе в удовольствии заклеймить как типично буржуазную. Например, во втором разделе своей первой главы Хайд предполагает, что в 18 веке умели читать только представители высшего класса. Как подчеркнул Алан, поскольку аристократия и буржуазия редко принимали участие в работе над производством книг, которые они потребляли, и, поскольку для того, чтобы набрать шрифт — а эта профессия составляла неотъемлемую часть производства книг в 18 веке — человек должен был уметь читать, заявление Хайда — очевидная неправда. Наверное, как великодушно допустил Алан, эта ошибка произошла из-за того, что Хайд воспринял описание печатников как аристократов рабочего класса, слишком буквально. Надо добавить, что, поскольку книга Хайда была опубликована в шестидесятые, определенное место в ней было уделено Морису Жиродиа и Olympia Press. Троччи упомянут не был, хотя и был указан его роман “Белые бедра”.

Когда дождь прекратился, мы направились к машине. Мы едва успели укрыть Дадли на заднем сиденье, и тут снова полило как из ведра. Дождь барабанил в ломаном ритме, но постепенно затих, пока мы ехали. Погода улучшилась, когда мы достигли Стричен Хауса. Пробираясь по раскисшему от воды полю в сторону заброшенного поместья, я подумала о полном неприятии Джонсоном камней, к которым мы приближались: “Мы обедали этим днем в доме мистера Фрэзера из Стричена, который показал нам на своих землях некоторые камни, по-прежнему стоящие в Друидическом круге, и, что как я полагаю, скорее заслуживает упоминания, ряд вековых лесных деревьев”. С того дня в августе 1773 г. много воды утекло, круг уничтожался по крайней мере дважды только затем, чтобы быть заново установленным, в последний раз в начале восьмидесятых после двух тщательных археологических осмотров.

Почва стала особенно рыхлой, когда мы приблизились к развалинам поместья, и нам пришлось медленно продвигаться вокруг огромного участка, заросшего кустарником, единственного, который не был полностью вытоптан коровами, совсем недавно прогнанными через поле. По мере продвижения к нашей цели я размышляла над теми немногими словами, которые Босвелл посвятил Стричену: “Мы выехали в девять. Доктору Джонсону было любопытно увидеть одно из тех сооружений, которые северные ценители древности называют Друидскими храмами. Я вспоминал об одном таком в Стричене, я видел его пятнадцать лет назад; и вот мы направились туда, пройдя четыре мили в сторону от дороги после пересечения Олд Диа. Мистер Фрэзер, владелец Стричена, был дома и показал его нам. Однако я преувеличил его размеры в своем воображении; остались только два камня, установленные на одном конце круга, и длинная глыба, лежащая, как обычно, между ними, а также ещё один камень на небольшом расстоянии от них. Этот камень был самым важным в круге, опоясывавшим то, что осталось. Мистер Фрэзер был очень гостеприимен. В Стричене проходила ярмарка; и он пригласил несколько своих соседей, участвовавших в ней, к себе на обед”.

Спустившись вниз и пройдя через одно поле, мы двинулись вверх по холму на другое, и круг предстал перед нашими взорами, как только мы поднялись. Камни были защищены от пасущегося скота проволочной изгородью. Мы с Аланом были разочарованы, трудно сказать почему. Стоящее на вершине небольшого холма, это сооружение было менее впечатляющим, чем многие другие места, которые мы посещали. Не помогало даже знание истории этого круга. Я ценю хлопоты людей, которые восстанавливали в разные времена эти памятники, но частота и настойчивость таких вмешательств отняли у романтической части моей натуры благоговение перед этой древностью. Наверное, меня отталкивала абсолютная доступность круга. Это был единственный лежащий камень в районе Бучан, обозначенный во всех местных туристических путеводителях. Алан усадил на глыбу Дадли и предложил поговорить о Босвелле и Джонсоне. Я ответила, что, возможно, будет забавным перепечатать их отчеты о путешествии в Шотландию друг против друга, сцена против сцены, чтобы их голоса могли сбивать и путать друг друга. Алан оплакивал консерватизм книжного бизнеса и, как следствие, возможность читать отчеты Босвелла и Джонсона об их поездке только по отдельности.

Когда мы шли к машине, на нас падали удивительно тяжелые дождевые капли. Небеса разверзлись сразу после того как мы достигли “Фиесты”. Наш план состоял в том, чтобы направиться к каменному кругу Беррибра, но, принимая во внимание погоду, мы решили посетить Фрейзерборо. Для проведения досуга в городе предпочительнее было остаться сухими. Дождь все еще лил, когда мы припарковали машину и прошли прямо в кафе, на окнах которого рекламировались каппучино и эспрессо. Кофейный автомат Gaggia был совершенно новый, и, после того, как мы профланировали к стойке и спросили эспрессо, официантка немного озадачилась и спросила, не хотим ли мы каппучино без молока. Алан взорвался, истошно вопя, что нет такой вещи как каппучино без молока. Официантка сказала, что в таком случае она не знает, как сделать эспрессо. Алан орал, что именно этот кофе рекламировался в окне, и мы хотим именно его. Наконец официантка кого-то вызвала и получила инструкции по поводу того, что нужно сделать с мерцающим Gaggia-автоматом для получения эспрессо. В конце концов нам принесли наш крепкий черный кофе в двух чашках для каппучино, заполненных до краев.

Принимая во внимание качество эспрессо, которым нас обслужили, напитки стоили очень дешево. Алан улыбнулся и вежливо поблагодарил официантку, когда она принесла ему какую-то сдачу. Он не собирался особенно заморачиваться и объяснять концепцию эспрессо смазливой девушке из маленького шотландского городка. Жизнь была слишком коротка и, кроме того, прекрасная фигура и благородная наивность официантки вызывали в памяти бычью прозу Эрнеста Хемингуэя. Алан потягивал свой кофе и наша беседа перепархивала с “Прощай оружие” на “Долгое время сожжений: история литературной цензуры в Англии” Дональда Томаса. Последний труд порой касался тех же тем, что и “История порнографии” Хайда, но был расширен в части политики и религии, а иногда автор позволял себе настоящие непристойности. Томас осознавал возможность наскучить читателям, уделяя слишком много времени юридическим вопросам, и всё же в книге уделялось больше места закону, чем хотелось бы Алану. Если говорить о положительной стороне, то Томасу удалось раскопать ряд забавных анекдотов в анналах государственных процессов. Самым лучшим был абзац, повествующий о попытке в феврале 1728 г. наказать издателя Эдмунда Кьюрила за выпуск секретных политических работ, таких как “Мемуары Джона Кера” (правительственного шпиона), а также грязных книг типа “Венера в монастыре” и “Трактат об использовании телесных наказаний”: “Этот Эдмунд Кьюрил стоял у позорного столба на Чаринг Кросс, однако не был забросан камнями и грязью, он не вызывал у толпы враждебности; будучи ловким, хоть и безнравственным человеком, он подстроил дело так, чтобы по всему Чаринг Кроссу разбросали отпечатанные листки, в которых сообщалось, что он стоит там, защищая память королевы Анны. Эти листовки произвели такое воздействие на чернь, что выступать против него стало даже опасным, и когда его уводили от позорного столба, толпа подхватила его на руки и восторженно донесла до ближайшей таверны. Это было похоже на триумф”.

Покончив с напитками, мы решили остаться в Фрэйзерборо, пока не прекратится дождь. Предусмотрительно захватив зонтик, мы предприняли прогулку вдоль гавани, где увидели рыболовецкую флотилию. Это был основной источник благосостояния городка. Затем поблуждали по улицам, занятым различными лавчонками и магазинами, но нашли немногое, на что можно было обратить внимание. Легко понять, как Фрэйерборо приобрел такую скверную репутацию за злоупотребление героином. На лодках делались хорошие деньги, и это отражалось на высоких ценах на недвижимость, рекламируемую местными агентами. Мужчины отправлялись в море на несколько недель рыбачить, затем возвращались домой и ширялись героином до умопомрачения. Там больше не хера было делать. Мы попытались пройти в местную библиотеку, но ее исторический отдел пребывал в полном беспорядке и Алан не смог найти то, что искал. В тот момент, когда прекратился дождь, мы двигались обратно к машине.

Беррибра находился в шести с половиной милях от Фрэйзерборо, и каменный круг мы увидели с дороги. Алан закинул Дадли себе за спину, мы перелезли через ворота и пошли по полю к лежащему каменному кругу. Камни располагались в окружении группы деревьев, они были отгорожены так, чтобы пасшиеся рядом коровы не смогли их изгадить. Стадо заметило нас и со скучающим видом наблюдало за тем, что мы делаем. Как раз тогда я заметила, что одна из “коров” похрапывает и роет землю передним копытом. Поглядев на вымя я увидела вместо него огромный хуй, и почти немедленно осознала, что это чудовище было быком. Я заорала от страха. Алан велел мне заткнуться и стоять спокойно. Примерно через десять минут стадо потеряло к нам интерес и двинулось прочь. Выйдя из-за ограды памятника, мы энергично зашагали через поле в противоположном от стада направлении.

Алан посмеивался над этим инцидентом, пока вез меня обратно в Абердин. Он припарковал машину напротив своего дома на Юнион Грув и мы, еле переставляя ноги, побрели вверх по улице в бистро под названием “Рандеву”. В ту ночь мне снилось, что я потерялась в подземном лабиринте, и когда достигла центра, на меня напал белый бык и забодал насмерть. Я проснулась от собственного вопля. Алан заключил меня в свои объятия, и не прошло нескольких минут, как мы уже занимались сладкой любовью друг с другом.

10

ПРИДЯ В СЕБЯ от непробудного сна, я вытолкнула Алана из постели. Он проспал достаточно долго, у нас впереди был целый день. Мне не терпелось пуститься в путь, и я настояла на том, что дома лучше не завтракать, а перехватить что-нибудь по пути. Мы продрались сквозь густой поток транспорта на Юнион Стрит, затем повернули на север вверх по Кинг Стрит. Алан хотел захватить некоторые книги из своей квартиры, но я убедила его заехать за ними по возвращении в город. Мне не терпелось добраться по крайней мере до Эллона, прежде чем мы остановимся. Сидя за рулем, я рассказала Алану о книге, которую читала — “Долгое время сожжений: история литературной цензуры в Англии” Дональда Томаса. Меня особенно впечатлила глава, в которой готический роман характеризовался как придающий социально приемлемое выражение садизму и нездоровой сексуальности, обнаруженной в запрещенной порнографической литературе. Конечно, как указывал Томас, Мэттью Льюис в “Монахе” перешагнул эту черту, и избежал преследований и суда только потому, что выпустил кастрированную версию своего жуткого шедевра.

Я остановилась напротив “Сейфвея” в Эллоне, и мы рискнули зайти, надеясь найти там кафе. Алан был чудовищно разочарован, когда не обнаружил там даже туалета для посетителей. Мы оставили машину и пошли к грязной забегаловке за яичницей с беконом, бобами и сосиской. Пока мы ели, я раздумывала над теми огромными изменениями, которые Эллон претерпел со времени визита Босвелла и Джонсона во вторник, 24 Августа, 1773 г. Босвел: “Мы отправились в путь около восьми утра и позавтракали в Эллоне. Ко мне обратилась хозяйка гостиницы: “Неужели это именно тот самый великий Доктор, который путешествует через всю страну?”. Я ответил: “Да”. “Ах, — сказала она, — мы слышали о нем, и я пришла специально, чтобы посмотреть на него. Его появление здесь — это что-то невероятное. Это истинное удовольствие принимать такого человека в чьем-либо доме; человека, который сделал так много хорошего. Если бы я могла знать об этом раньше, я бы показала ему моего ребенка, у него опухоль в горле уже некоторое время”. “Однако, — сказал я, — он не доктор медицины”. “Неужели он оккультист?” — спросил хозяин гостиницы. “Нет, — (сказал я), он просто очень ученый человек”. Хозяин: “О нем говорят, что он величайший человек в Англии, за исключением Лорда Мэнсфилда”. Доктора Джонсона все это чрезвычайно развлекало, и, как я полагаю, он тоже получил удовольствие. Он сказал: “Мне нравится это исключение. Быть названным величайшим человеком в Англии — совершенно бессмысленный комплимент, но исключение означает, что похвала была совершенно серьезна; в Шотландии исключением должен быть Лорд Мэнсфилд, либо Сэр Джон Прингл”.

Джонсон, разумеется, оставил без внимания не только этот случай, но и весь эпизод завтрака в Эллоне, сказав только, что “дорога за Абердином становится более каменистой и проходит по земле лишенной всякого растительного убранства. Мы прошли по участку рядом с морем, который не так давно пострадал от нежданного и необычного бедствия. Прибрежный песок поднимался бурей в таких количествах и разносился на такие расстояния, что окрестные владения были завалены им и стали совсем непригодны. Бесплодность этих мест была настолько безнадежной, что владелец, когда от него потребовали заплатить обычный налог, пожелал лучше отказаться от земли… ”.

Катая кусочек по тарелке с тем, чтобы собрать остатки яиц и бекона, я допила остатки кофе и заплатила по счету. По возвращении к нашему драндулету, я вывела его с парковки “Сейфвея” и погнала по проселочным дорогам. Сначала мы путешествовали по B9005, а вскоре после пересечения Элви Берн направились окольным путем на север к Кэндлскому Камню. Мы достаточно легко нашли его, так как он был видим с дороги, по которой мы двигались. Я остановила машину, и мы зашагали вверх по холму. Камень был расположен чуть ниже вершины отлогого ската, и Беннахи производила потрясающий эффект на заднем плане. Кэндлский Камень был массивным, неудивительно, что его никогда не убирали с поля. Там не пасся скот, но, когда мы пришли, я вообразила себе коров, трущихся с довольным видом об эту гигантскую глыбу.

Я велела Алану спустить штаны. Не требуется добавлять, что, к тому времени, как его штаны опустились на лодыжки, у него была эрекция. Я нагнулась и взяла член Алана в рот. Пососав немного его толстый, сочный прибор, я облокотилась на Кэндлский Камень и повернула моего партнера. Как только мои груди прижались к его спине, моя рука, как змея, обогнула его пояс и начала трогать пальцами его яички. Солнечный свет отражался в стекле, и я увидела какую-то девушку, видимо, не старше двадцати, стоявшую у верхнего окна дома, рядом с которым я припарковала машину. Одной рукой она прижимала к глазам бинокль, ширинка на ее джинсах была расстегнута, и другая рука находилась в ее трусиках. Я сомкнула мою ладонь вокруг члена Алана, и медленно дернула, постепенно увеличивая темп. Девушка не отставала от меня, и ее ритм менялся с моим. Мою руку свело от безостановочного движения, и когда Алан кончил, девушка отшатнулась от окна в тот же самый момент, очевидно в спазмах оргазма. Алан отодвинулся, отдышался и привел в порядок свою одежду. Когда мы дошли до машины, там под одним из дворников лежала записка. На ней было написано имя Джанет, телефонный номер и послание, умоляющее нас заранее оповестить её в следующий раз, когда мы посетим Кэндлский Камень.

Мы тронулись в обратный путь к Эллону, я настолько устала от жалоб Алана по поводу отсутствия Дадли, что попросила его заткнуться. Я считала так: если мой друг хочет устроить себе праздник трехсторонней ебли, он должен это делать с настоящими живыми извращенцами. Я нашла его привязанность к чревовещательской кукле мягко выражаясь эксцентричной. Я также дала ему понять, что мне до смерти наскучило слышать о “69 местах, где надо побывать с мертвой принцессой”. Книга даже не имела логической последовательности. Я сосчитала места, которые, по утверждениям автора, были посещены им с королевским трупом, их оказалось 169. Алан защищал своё любимое фактологическое произведение от моих нападок, уверяя, что в названии должна быть опечатка, единица потерялась при наборе, и автор несомненно намеревался назвать ее “169 мест, где надо побывать с мертвой принцессой”.

Когда мы достигли Эллона, я остановилась на парковке “Сэйфвея”, и мы зашли в кафе выпить кофе. Наши каппучино оказались чудовищно слабые. Вплоть до шестидесятых Эллон был простой маленькой деревней, но, в связи с нефтяным бумом превратился в небольшой городок, в буквальном смысле затопленный деньгами. Я решила помириться с Аланом после нашего спора в машине, и сказала, что, когда мы доберемся до дома, я собираюсь позвонить одной из моих подружек из колледжа и заставить его снять перед ней штаны, а потом вылизать девушку с ног до головы. Это предложение возбудило не только Алана, оно также взволновала одну женщину, подслушавшую нашу беседу. Ее муж работал на буровой вышке, его не было в городе, так что мы направились в ее квартиру, и я понаблюдала, как Алан, стиснув зубы, трахает распутницу средних лет.

Он всегда наслаждался сексом со скучающими домохозяйками, но, как только мы направились на север, начал препираться по поводу “69 мест, где надо побывать с мертвой принцессой”. Если быть краткой, то, к тому времени, как мы достигли Крюден Бей, я расставила все точки над “и”, сказав, что я более чем счастлива посещать каменные круги, но никоим образом не собираюсь шататься по всем Грэмпианским производителям виски и замкам, якобы посещенным мертвой принцессой. Вся эта ситуация была на самом деле довольно омерзительной, поскольку когда труп начал чудовищно разлагаться К.Л. Каллан, по собственным описаниям, обезглавил его, вырвал сердце и поместил его в королевский рот. Эти части тела были завернуты в пластиковый пакет и помещены в рюкзак, чтобы путешествие по замкам и производителям виски было не слишком обременительным. Хотя физически расчленение, описанное во второй и третьей части “69 мест, где надо побывать с мертвой принцессой”, было возможным, повествование по-прежнему злоупотребляло доверчивостью читателя. В самый разгар нашего спора мы вылезли из машины и взошли на поросший травой небольшой холм на северной стороне Крюден Бей. Встав на вершине, мы смогли как следует рассмотреть замок Слейнс в полумиле от нас.

Мы намеревались пойти к замку, но раздались раскаты грома, и с неба полило как из ведра. Замок был построен в конце 16 века, и в 19-м ему был придан готический вид. Мрачно нависая над морем, замок Слейнс, как говорят, обеспечил Брэма Стокера вдохновением для написания Дракулы. Наверное, лучше пропустить то, что написал о замке Босвелл — его сила, как писателя, состояла в изображении людей и социальных обстоятельств, возвышенное же было одним из его слабых мест. Комментарии Джонсона были краткими и ясными. “Днём мы подошли к замку Слейнс, построенному на берегу моря так, что стены одной из башен казались продолжением перпендикулярной скалы, у подножия которой разбивались волны. Обойти вокруг здания оказалось невозможно. Из окон взгляд устремлялся в море, разделявшее Шотландию и Норвегию, и, когда неистовствовали ветра, можно было наслаждаться всем потрясающим великолепием буйной морской стихии. Я бы не желал шторма для своего увеселения; но, так как шторма, желаемые или нет, иногда происходят, я могу сказать, без оскорбления рода людского, что если бы мне пришлось выбирать, я бы глядел на них из замка Слейнс”.

Мы двинулись назад к машине и, хотя успели основательно промокнуть, всё же поехали к геологической достопримечательности, известной как Буллерс оф Бучан. Эта перпендикулярная плоская скала соединена одной стороной с высоким берегом, а с другой круто вздымается высоко над уровнем моря. Открытая верхушка, с которой можно видеть темную пучину воды, струящуюся во впадину через провал в низшей части Буллерс. Она имеет вид громадного колодца, огороженного стеной. Края Буллерс совсем не широкие, и для тех, кто ходит по ним, оказываются очень узкими. Человек, который осмелится посмотреть вниз, увидит, что, если его нога соскользнет, он рухнет со страшной высоты на камни с одной стороны или в воду с другой. Мы, тем не менее, обошли все кругом и были довольны, что прогулка закончилась благополучно, потому что хотя дождь и спал, все равно было довольно скользко.

Спустившись к морю, мы увидели несколько лодок с гребцами и решили исследовать Буллер у его подножия. Мы достигли арки, которую проделала вода, и оказались в таком месте, которое, даже если вы совсем не думаете об опасности, наводит самый настоящий ужас. Своеобразный бассейн, в который мы спустились, был почти кругл, имел, наверное, 30 ярдов в диаметре. Мы были окружены естественной стеной, круто поднимающейся со всех сторон до высоты, навевая мысль о безысходном заточении. Доступ света был полностью преграждён, царил гнетущий мрак. Вокруг нас была отвесная скала, над нами далекое небо, внизу — толщи воды неизвестной глубины. Если бы я таила злобу на блуждающего духа, то вместо того, чтобы погрузить его в Красное Море, приговорила бы его к пребыванию в Буллерс оф Бучан.

Впрочем, в отсутствие настоящей опасности страх это всего лишь спорт для воображения, добровольное возбуждение сознания, длящееся до тех пор, пока доставляет удовольствие. Вскоре мы решили осмотреть место более тщательно и обнаружили много впадин, уходящих на глубину, которую, как сказали нам любители водного спорта, они никогда не исследовали. У нас не было времени пытаться измерить их протяженность; снова хлынул дождь, и, выбравшись на берег, мы сразу же побежали обратно к машине.

Достигнув Питерхэда, мы немедленно отыскали кафе, чтобы просохнуть. Я спросила два двойных эспрессо в одной чашке. Сначала в этом было отказано, официантка сказала, что никогда не слышала о такой штуке. Поскольку я упорствовала в своем заказе, в конце концов было достигнуто соглашение, что я могу получить свой кофе в каком угодно виде, но никто не будет виноват, если я почувствую себя плохо. Официантка и несколько ее клиентов глазели на меня, пока я потягивала этот напиток, и я решила предоставить им настоящую тему для разговора. Громким ясным голосом я рассказала Алану о своей прогулке к собору в Турку, в Финляндии. Могилы в некоторых часовнях содержали останки тех, кто сражался на стороне Швеции, когда она угнетала своего маленького соседа. Некоторые из этих имперских наемников были шотландскими солдатами удачи или их потомками, на это указывают такие фамилии, как Кокберн и Веддерберн.

Памятник генералу Кокберну в соборе Турку особенно поразителен: на высеченном изображении бросается в глаза чертополох. Через весь ранний период шведской оккупации Финляндии проходят подвиги шотландцев. Фамилии, происходящие от этих шотландских воинов-бродяг, сформировали большую часть говорящей по-шведски аристократии, которая долгие столетия угнетала финнов. Рамсеи, Фрэзеры, Дугласы, Монтгомери, Гамильтоны… Моя маленькая речь была воспринята не слишком адекватно, и меня попросили покинуть кафе, что я и сделала, не уплатив по счету. Дождь прекратился, и на пути к машине Алан попытался обсудить биографическую работу Стефана Барбера под названием “Антонен Арто: взрывы и бомбы”, но я сказала, чтоб он засунул ее себе в задницу. У меня было отвратительное настроение, под стать погоде.

Я довезла Алана до Невертона, лучше всего сохранившегося каменного круга с лежащим камнем в Бучане. Остановилась к северу от деревни Кримонд. Как и множество мест, которые мы посещали, этот древний памятник находился на частной земле, но меня и силком не заставишь спрашивать у владельца разрешение на осмотр. Так как круг располагался вблизи главной дороги Фрэйзерборо-Питерхэд, то многие из тех, кого он привлекал, очевидно, просто вторгались на частную территорию. Оба боковых камня стояли, как и пять других. Внутри круга повсюду валялись мелкие камни, они могли быть остатками ритуальной пирамиды. Я прилегла на лежащий камень. Дождь прекратился, однако небо было полностью затянуто тучами, и света было немного.

Когда Алан приблизился ко мне, оказалось, что он весь блестит, его тело было полупрозрачным. Я думала о непроходимых горах Исландии, фантом надвигался, и тут меня как громом поразила мысль, что северные призраки пришли из неизведанной ни мужчинами, ни женщинами земли. Это были таинственные существа, их королевство находилось на севере под Fir Chlisneach, полярным сиянием. Там они всегда оставались молодыми. Их тела были белыми как дикий лебедь, волосы желтыми как мед, глаза голубыми как лед. Их ноги не оставляли следов на снегу. Женщины были белыми как молоко, с глазами как вишни, и губами как красная рябина. Они сражались с тенями, преисполненные радости; но тени не были для них тенями. Они убивали великое их множество при полной луне; но никогда не охотились в безлунные ночи, а также при восходе луны и при наступлении оттепели. Их копья были сделаны из блестящего как лёд тростника, и несли верную гибель любому смертному, так как имели наконечники с солью моря, которой не касалось ни одно живое существо, ни плачущие чайки, ни взмахивающая плавниками sgadan, ни ее племя, ни нарвал. Там не было мужчин из человеческих племен, и не было берегов, а приливы и отливы были запрещены.

Алан шел вперед, и я завопила, и мой крик потонул в раскатах грома и всполохах молний. Небеса разверзлись, дождь хлестал по мне, и, пока я лежала на этом каменном алтаре, мои ноги были раздвинуты в стороны какой-то неземной силой. Алан проткнул меня своим копьем, затем растворился в моем теле. В такой ужасный ливень эта местность выглядела суровой и вызывающе прекрасной, угрюмо намекая на свободу от всех условностей. Я подумала о моих родителях и одновременно изгнала их из моего сознания. Я приехала в Абердиншир, чтобы убраться подальше от моей семьи. Мой отец хотел иметь сына и одевал меня как мальчика, пока мне не исполнилось двенадцать. Я была Анной в школе и Аланом дома, но даже после того, как я достигла половой зрелости, Алан не оставлял меня в покое. Я пыталась отрезать себя от него, но происшедшее в Невертоне оказалось гораздо лучшим вариантом. Алан растворился во мне. Мы слились как Старый и Новый Абердин, Вудсайд, Торри и Рутристон соединились в один город только благодаря силе растущего населения. Если бы я не смогла изгнать Алана, то тогда должна была собрать его воедино, и не запирать, а объединить его в единое целое в моем существе.

Мне пришлось оставить в покое то, что существовало отдельно, и заключить в себя то, что сохранялось во всем его единстве. Абердин довольно сильно отличался от сельской местности, раскинувшейся передо мной в Невертоне, даже если дорога на север к Эллону и Питерхэду была по сути продолжением Кинг Стрит, где я однажды жила. Река Дон была естественной преградой, и Бридж о`Дон, оказавшийся у меня на пути, стал сигнальным флажком на линии моего полета. Мост с прекрасной готической аркой был перекинут через реку с одной скалы на другую, высота от верхушки арки до воды составляла 60 футов, а в ширину семьдесят два фута. Он был построен Генри де Шейе, епископом Абердина, который, по возвращении в город после ссылки, использовал все доходы, накопившиеся за время его отсутствия, для оплаты стоимости сооружения. Когда я огляделась вокруг, мысли о воде отступили, вместо этого я нашла беспредельное умиротворение в ужасающем беспорядке кустов и травы, пестрящей вереском и застенчивыми колокольчиками, что смущались на ветру и дожде. Я видела землю, как она есть, как была и как будет. Завораживающий покой вещей ушедших и вещей грядущих в темно-зеленых лесах с причудливыми цветниками из опавших листьев и мха, хвоя и сосновые шишки, вкрапленные между ними. Как только небо прояснится, солнцу будут препятствовать сучья, сплетающие свой полумрак.

Я воображала себя медленно идущей через остаток старого леса, затем мимо вырубки, на которой суетились ужасно занятые лесорубы. Совершенно неожиданно музыка бесподобного голоса коснулась моих ушей, вибрируя, кружась во внимающем небе нотами безупречной лютни. Я стояла, замерев на месте, и слушала. Крестьянская девушка играла мелодичную балладу северо-востока, посвященную Бучану и Абердинширу — земле этой песни. Во времена земледельцев Бронзового Века песня впервые вторглась в те земли, которые иногда называют Шотландией, но которые лучше воспринимать как юго-западную Скандинавию. Здесь песнь тех, кто устанавливал круги с лежащим камнем, сохранились на века в человеческих сердцах, живя вечно новой жизнью на человеческих устах, созвучных неумирающей музыке и тоннам накатывающей на берег воды. История этой части Шотландии, как и многих других пограничных областей — история штормов и бурь; но яростные воды Северного Моря сохраняли восточную границу Абердиншира нетронутой. Таким образом, работа диалектика состоит в том, чтобы внимательно выслушивать квалифицированного и неквалифицированного рабочего, с тех пор как вся человеческая история этой земли окутана мелодичным говором пролетариата. Языки Пиктов, Кельтов, Норвежцев, Африканцев и Саксонцев соединились в местном диалекте.

Именно это культурное перекрестное опыление, действующее через обычный язык, определяет рабочий класс как прародителя всех богатств человечества. Голос пролетариата исправляет и компенсирует отсутствие равновесия в буржуазной истории, долго сдерживаемая мощь стремительно вырывается наружу. Он может быть меланхоличным, но несравненная, спокойная печаль природы, глубокая общность сознания, на которое в течение столетий было наложено гипнотическое проклятие одиночества, величественности покоя, невероятного очарования тихих мест, есть порождение глубокой мысли, неиспорченной идеалистическими извращениями буржуазной жизни. Теперь, когда Алан исчез внутри меня, его отравленное копье больше не представляло угрозы. Я никогда больше не встречу его. Мы никогда не расстанемся. И только путем восприятия грубой материи моего тела и производимых им выделений, я буду способна постигнуть мое исторически обусловленное место в этом мире.

Ощущение цельности и единства сопровождало меня, когда я с трудом брела в одиночестве, и в то же время не в одиночестве, назад к машине. Когда я проезжала через Гримонд, то подобрала хитчхайкера, сказавшего, что его зовут Каллум, и он изучает геологию в Университете Глазго. По мере того, как мы говорили, берег начал становиться крутым и скалистым, причудливо изрезанным небольшими бухточками или довольно внушительными глубокими расселинами. Я предложила выйти из машины и пройтись, так как ни один человек, интересующийся геологией, не должен просто так пройти мимо Буллерс оф Бучан. Этот знаменитый наземный ориентир — огромная впадина в скале, вдающейся в море и открытой на вершине, морская вода проникает внутрь через эту величественную арку, сотворенную природой, в эту естественную гавань могут проходить лодки и стоять там в безопасности. Вокруг вершины пролегает тропа, в некоторых местах такая узкая, что путешественник должен идти рука об руку со страхом, так как глубина здесь около 30 саженей, и вода плещется по обоим сторонам. С юга и севера расположены небольшие бухты.

Рядом стоит особняком огромная скала, отделенная от берега узкой и очень глубокой расселиной. Эта скала словно пробита насквозь посередине — как раз между водой и вершиной, и во время сильнейших штормов волны перекатываются через нее чрезвычайно громко и стремительно. По бокам, как и на соседних утесах, плодится множество моевок. Молодые моевки — местный деликатес, который подают небольшими порциями перед обедом, чтобы возбудить аппетит, но, из-за их зловонного запаха и вкуса, кажется, будто они с большей силой производят обратный эффект. Мне однажды рассказали об одном честном джентльмене, который впервые попробовал эту закуску. Он расправился с шестью моевками и с огромным нетерпением объявил, что, съев полдюжины, не почувствовал себя более голодным, чем в начале трапезы.

Я сказала Каллуму, что мы должны заняться сексом на краю скалы, а затем скатиться с нее вниз, когда достигнем одновременного оргазма. Каллум не посчитал это хорошей идеей, поскольку дождь, судя по всему, мог начаться снова, и земля была уже пропитана влагой. Он предложил пойти к машине и заняться любовью на заднем сиденье. Его предложение поразило меня типично мужской фантазией, и я пресекла это в зародыше, сказав, что, если мы не собираемся заниматься сексом под открытым небом и под шум ревущих волн, то можем с таким же успехом поехать обратно в Абердин, где комфортно потрахаемся в моей комнате. Этот сценарий оказался вполне приемлемым для хитчхайкера, поэтому мы вернулись к машине. Каллум попытался было втянуть меня в разговор, но его речь раздражала меня, и мы в абсолютном молчании ехали вниз по Кинг Стрит, вверх по Юнион Стрит и по Юнион Грув.

Каллум захотел зайти в туалет, когда мы вошли в квартиру. Лампочка перегорела, запасной у меня не было, так что я выкрутила лампочку в коридоре и отнесла ее в мою темную ванную. Пока мой гость справлял нужду, я разделась. Я позволила Каллуму обхватить меня и сунула его блуждающую руку между моими легко разошедшимися в стороны бедрами, где он исследовал своими развратными пальцами тайные прелести сочной влажной щелки в точке соединения моих чувственных бедер. Я откинулась назад на софу, расставив ноги, чтобы доставить Каллуму полнейшее удовольствие от тщательной инспекции постепенно набухающего холмика и полных сладострастных губ моей очаровательной пизды.

Пока мой гость стоял надо мной, я расстегнула его “Левайс”, задрала вверх его рубашку и вытянула его любовный жезл. Я задабривающим жестом взяла его своей хорошо тренированной рукой и осторожно провела пальцами вверх и вниз по стволу и по нависающей головке. Затем, наклонившись к ней, я взяла ее в теплый рот, поиграла с ее кончиком и шейкой своим гибким языком, и стала нежно посасывать, сжимая губы, двигая головой взад и вперед над ней. Я медленно забавлялась с членом Каллума, пока, наконец, он не смог больше выносить моей вкрадчивой ласки и вонзил свой пылающий инструмент в средоточие моей непорочности. Он быстро кончил, совершенно не заботясь о моем удовольствии, поскольку хотел лишь избавиться от напряжения, распиравшего его изнутри. После того как Каллум испытал оргазм, я заставила его обработать языком мою пизду, чтобы я тоже могла позволить себе передышку от страстей, бурлящих внутри меня.

Свет в кухне был на последнем издыхании, лампочка нуждалась в замене, и как только она потухла, стало невозможно готовить. Поэтому Каллум и я прошли вверх по Юнион Грув к “Дежа Вю”. Это хозяйство было недавно переоборудовано из традиционного кафе в бистро. В результате цены увеличились вдвое. Я заказала тапас, а Каллум рыбное блюдо, и счет мы оплатили в складчину. Каллум хотел провести ночь в моей комнате, но я сказала ему, чтобы он даже не помышлял об этом, и разъяснила, как добраться до студенческой гостиницы. Как только я провалилась в сон, мне приснилось, что я была чревовещательской куклой, которой снилось, что она женщина. Я привожу мои сны как сны и это уже дело читателя — решать, сохраняю ли я здравый рассудок, когда сплю, или же эти кошмары есть ни что иное, как вымысел, и Афро-Кельтское социальное “тело” бодрствовало с самого начала.

11

Я ОСТАВИЛ Анну спать, поскольку она только мешала моему исследованию К.Л. Каллановской “69 мест, где надо побывать с мертвой принцессой”. Кроме того, меня сильно тянуло блевать от бесед, которые она вела со своим воображаемым другом по имени Аллан. Позвольте мне сказать вам, что не так-то просто быть чревовещательской куклой, и мое предназначение делать куннилингус каждой избалованной девушке из колледжа, испытывающей возбуждение от приставаний к неодушевленным объектам, действовало мне на нервы. В любом случае, я не смог бы заняться дома чем-то дельным. Небо было сплошь затянуто облаками, и даже электрическая лампочка в туалете перегорела. Я тщетно напрягал мои глаза, пытаясь читать без освещения.

Я залез в машину. Одна из подружек Анны по колледжу спала на заднем сиденье. Нэнси проснулась, когда я завел мотор. Она немедленно начала жаловаться, что ей надо написать эссе по “Отцу и сыну” Эдмунда Госсе. Я посочувствовал, книга была скучной. Много лет тому назад учитель английского, который на любительском поверхностном уровне занимался драмой, попытался заинтересовать этой работой класс толстых богатых детишек, заставив меня обсуждать ее с ним. Я всегда находил отчеты о детстве в автобиографиях чрезмерно депрессивными, поскольку дети имеют так мало контроля над своей жизнью. Я упомянул в качестве примера “Травяную арену” Джона Хили. Первые главы этой книги, где описывалось детство Хили и время, проведенное им в армии, совершенно утомительны. Затем повествование постепенно разрушалось. Вместо сюжета Хили предложил ряд схем, чье произвольное расположение напоминало нелинейную структуру, использованную Берроузом для “Голого ланча”. Нэнси не отвечала и даже не спрашивала меня, куда мы направляемся. Казалось, ей наплевать. Она не отреагировала и после того, как мы проехали через Калтс и Питеркалтер. Так что я просто продолжал говорить.

Когда издательство Faber & Faber подумало, что анти-нарративу Хили необходимо предисловие от Колина Маккэйба, это был настоящий позор. Введение было, очевидно, помещено туда ради читателей средней уровня, которым требовалось подтверждение, что автобиография этого пропойцы не угрожает их прекрасному вкусу. Построения Хили соответствовали им же описанным синдромам алкоголического помешательства. Сюжет с его спасением при помощи шахмат был в высшей степени дрянным (он использовал игру, чтобы избавиться от пристрастия к выпивке), а вот неожиданное перемещение в индийский ашрам было мастерским, не укладывающимся в привычные рамки, ходом. Во многом сюрреальным, напоминающим отчет Билла Драммонда о путешествии на поезде через Индию в “Ежегодном репортаже из Маверикса, с Фестиваля Литературы и Кино”, и развивающим железную логику сна. Драммонд вырывал каждую прочитанную им страницу из книги стихов Теда Хьюза, делал из этих стихов бумажные самолетики и пускал их из окна поезда.

Моя речь лилась, как вода из графина, мы промчались через Бэнчори к Эбойну. Я остановился за кладбищем, довольный тем, что дождь прекратился. Мы прошли вверх по лесной тропе и довольно легко нашли каменный круг Имидж Вуд. Он находился среди деревьев на краю поля. Очень близко от того места, где паслось стадо овец. Там было пять массивных камней. Трое стоят вплотную друг к другу. Два слегка разделены. Меня не слишком вдохновляло это место, хотя колебания по поводу того, считать ли этот круг оригиналом 3000-летней давности или же просто фальшивкой, установленной в 18 или 19 веках, вносили в моё восприятие элемент абсурда. Я сделал фотографию, на которой скрюченный ствол срубленного дерева напоминает ещё один камень. Мы ушли вскоре после этого, найдя Имидж Вуд в высшей степени лишенным амбиента.

Мы проехали на запад настолько далеко, насколько было только возможно, и я повернул с проселочной дороги на восток на А93. Вернулся по старому маршруту до Эйбона, вплоть до поворота на Глассел, припарковался напротив Глассел Хаус, и мы дошли по лесной тропинке до ручья. Круг был обозначен на моей туристической карте рядом с водой и находился где-то к югу от нас. Обнаружение камней на территории лесного массива может занять много времени, поскольку трудно ориентироваться по заметным объектам, и памятник скрыт среди деревьев. Мы двинулись вниз по тропе у ручья, но через несколько минут вернулись по собственным следам и стали пробираться среди деревьев. Дул довольно сильный ветер, опасно раскачивая некоторые стволы, словно стремился вырвать их с корнем. У нас ушло около пяти минут на то, чтобы найти круг. Он находился на прогалине на краю леса и озарялся вспышками солнечных бликов, игравшими на поверхности камней.

Нэнси предложила заняться сексом, и мне пришлось объяснить, что будучи чревовещательской куклой, я не имею необходимого для этого органа. Тогда она попросила меня не беспокоиться, легла посредине круга и занялась мастурбацией у меня на глазах. Приведя в порядок свою одежду, Нэнси заметила, что ее оргазм был чрезвычайно интенсивным, и поэтому она считает, что камни расположены на очень мощной энергетической линии. Я сказал ей, что то ли еще будет с этими оргазмами, так как в большинстве кругов, которые я желал посетить этим днем, имелись лежащие камни, а они возбудят ее еще сильнее. Узенькая тропинка, ведущая, как нам показалось, в сторону машины, вывела нас на тропу, по которой мы шли раньше, примерно в 100 ярдах от того места, где я припарковался. Когда мы ехали через Бэнчори и затем по нескольким проселочным дорогам к Страчану, я привел “Мемуары глотателя шпаг” Даниэля Мэнникса, как пример отличной, хотя и явно недостоверной, автобиографии.

Мы коротко поговорили о Троччи. Нэнси спросила меня, читал ли я когда-нибудь “Голубой костюм” Ричарда Райнера. Я находил как повествование, так и сам стиль прозы в высшей степени скучным. Претенциозная чепуха для обывателей. Романы о скинхэдах, которые писал под псевдонимом Ричард Аллен канадский хрен Джеймс Моффат, были упомянуты там дважды, и во втором случае Райнер перепутал имя автора и назвал его Мартином Алленом. Кроме того, Райнера выдавали даже его литературные вкусы. Хэмингуэй, Камю и Энтони Берджесс. То же самое происходило с философией, где Райнер рассыпался в панегериках Бертрану Расселу. Непростительный грех. Он также проявлял интерес к Джону Обри как к биографу, я же знал, что его “Краткие жизнеописания” могли быть гораздо лучше, если их ещё подкоротить. Разумеется, Обри невозможно игнорировать, но что требовало жесткой критики, так это его деятельность как собирателя древностей. Именно Обри был первым, кто запустил в мир абсурдную теорию, что каменные круги были храмами Друидов. Весьма прискорбно, что, сумев вовлечь Джеймса Гардена в переписку о кругах в Абердиншире, Обри уселся на своего друидического конька и заставил профессора теологии спорить с ним, вместо того, чтобы дать подробное описание этих мегалитических мест.

Моя речь была прервана нашим прибытием к Девяти Камням, также известным как Гэррол Вуд. Это место находилось на участке лесного массива, но, поскольку располагалось очень близко к обочине дороге, его легко было найти. Мы осторожно прошли по высокой траве к кругу и сели на лежащий камень. Я объяснил Нэнси, что ранние круги с лежащим камнем имели тенденцию состоять из двенадцати камней, тогда как позже такие круги, как этот, состояли только из девяти. Мы не задержались там надолго, потому что оставалось довольно много мест, которые надо было посетить в этот день. Проехав назад, но только до первого поворота, мы нашли на заболоченном поле Большой Эссли. Прямо вверх по дороге, на следующем поле, располагался Меньший Эссли, совершенно разрушенный и заросший травой. Нашей следующей остановкой стал Кэйрнфолд, где я припарковал машину в самом начале грязной дороги, ведущей к ферме. Мы прошли вниз по тропинке между изгородями, и, так как на первом поле зрел урожай, мы обогнули его по холму через второе, заросшее травой. С края холма мы проскользнули на залитое водой и перепаханное вдоль и поперек поле, где столкнулись лицом к лицу с камнями.

Я бросил один взгляд на развалины памятника и повернулся к ним спиной. По пути вниз с холма Нэнси спрашивала меня, как я заинтересовался каменными кругами. Я решил проявить немного осторожности и ни разу не упомянул “69 мест, где надо побывать с мертвой принцессой”. Вместо этого я мистифицировал мою спутницу, рассказав про мое продолжающееся исследование трилогии Льюиса Грассика Гиббона “Шотландская Загадка”. Когда мы добрались до машины, я вытащил из бардачка объемистое издание этой работы 1998 года, выпущенного “Пингвином” под видом Lomond Books, которое приобрел по дешевке в магазине, где распродавались остатки тиража. Я указал на абзацы, выделенные мною на страницах 23, 26, 43, 52, 54, 55, 89, 97, 104, 140, 158, 182, 191, 192, 193, 203, 275, 300 и 332, каждый из которых касался каменных кругов. Нэнси не была бы Нэнси, если бы не спросила, почему я также подчеркнул предложение на странице 55, описывавшее могильную плиту с выгравированными на ней изображениями черепа со скрещенными костями и песочных часов. Она дико возмутилась, когда я объяснил, что это была масонская могила, и заявила, что у меня нет доказательств!

Я тронулся с места и принялся смеяться над рекламной фразой на заднике “Шотландской загадки”. Согласно ей Грассика Гиббона можно было сравнить с Джойсом. И хотя сравнение превосходило все пределы благосклонности, оно казалось просто невероятным. Писатель из Абердиншира не был модернистом, и тогда как Джойс был первым и самым выдающимся мастером этого направления, его одержимость техникой заставляла перенимать точку зрения прогрессивного мира, даже когда он не пытался осознать скрытый смысл своих проектов. Работа Грассика Гиббона была анахронизмом, она вновь обращалась к наследию шотландских писателей, писавших на родном языке, таких как Уильям Александер.[11] Камни, описанные Грассиком Гиббоном, как стоящие якобы рядом с Блауэри Лох, разумеется вымышлены, но они достаточно хорошо укладываются в систему всех каменных кругов Грэмпианского региона. По ходу “Песни заката”, первой книги трилогии Гиббона, камни первоначально ассоциировались с Друидами, затем использовались для проповедей, и в конце концов превратились в военный мемориал. Священник вымышленного Гиббоном Кинраддие даже проводит службу в одновременно старом и новом военном мемориале. Символический образ продолжающегося осквернения языческих святынь христианами.

Мы мчались на юго-запад по Слаг Роуд по направлению к Стоунхевену, когда я рассказывал всё это Нэнси. Я должен был признать, что “Песнь заката” почти убедительна как стилизация под Викторианский роман, но, поскольку трилогия была написана в начале 1930-х, невозможно отрицать того факта, что эстетически она столь же реакционна в каждом своём пассаже, как и Гиббонские сталинистские политические взгляды, достойные осуждения. “Облако Хауи” и “Серый гранит”, другие романы, составляющие трилогию “Шотландской загадки”, демонстрируют, что, подобно всем формам ностальгии литературный ревизионизм Гиббона действует в соответствии с законом убывающего плодородия. Таким же образом метафорическое использование этим клоуном мегалитических камней в “Песни заката” могло бы сработать гораздо лучше, если бы он избегал ошибочной идентификации их с Друидами. Гиббон желал документально доказать и обосновать конец старого сельскохозяйственного образа жизни, начавшегося с земледельцами Бронзового Века, которые установили первые стоящие камни, и преуспел бы, если бы не связывал эти памятники с религией, не существовавшей в те времена, когда они были воздвигнуты. Несмотря на избитость клише символического использования Беннахи как ориентировочного знака в конце “Серого гранита”, по крайней мере, это можно считать значительно более значительным достижением, чем использование автором каменных кругов.

Когда мы вышли из машины в самом начале узкой тропинки, ведущей вверх к ферме Уэст Редайкс, я подумал, что будет уместным упомянуть о Нэн Шепард — другом авторе из Абердиншира, активно работавшей в те же времена, что и Гиббон — открывшей свой первый роман “Лес у каменоломни” сценкой с Мартой Айронсайд, играющей на огромной груде камней. Там, где мы остановились, висел туман, он начал сгущаться, когда мы прошествовали к жилому дому на ферме. Дорожка была вся в грязи, а в одном месте, на углу, где земля вокруг была абсолютно пропитана влагой, забетонирована. В фермерском доме горели огни, но мы не озаботились постучаться, чтобы спросить разрешение подняться к кругам, находившимся за ним. Туман все сгущался, и едва можно было разглядеть фермерские постройки на полпути вверх к соседнему полю. Мы по-прежнему брели вверх по холму, повсюду вокруг нас были разбросаны валуны. Мы обследовали ряд кустов и камней, нам потребовалось 15 минут, чтобы определить границы кругов.

Туман стал настолько плотный, что было видно только на несколько футов вперед. У меня не было ощущения ландшафта, в котором находились камни. Я мог бы с таким же успехом смотреть на их археологическую реконструкцию в музее. Я сказал Нэнси, что мы должны пойти назад вниз с холма. Она ответила, что хочет посмотреть на римские укрепления, которые располагались немного в стороне от каменных кругов. Я заметил, что она вольна сделать так, как хочет, я же собираюсь вернуться к машине. Нэнси образумилась и последовала за мной. Хотя у меня была с собой туристическая карта, она принесла не слишком много пользы, потому что я не мог ничего видеть в тумане. Я хранил молчание по поводу того, что оставил свой компас в машине, и большими шагами двигался в том направлении, которое казалось мне правильным, Нэнси отчаянно пыталась держаться наравне со мной. Я было решил, что заблудился, но тут же сориентировался, заметив пару столбов справа от меня. Когда мы шли наверх, они были по другую руку. Мы спустились к фермерскому дому, после чего оставалось только следовать по тропинке, приведшей нас прямо к моей “Фиесте”.

Отдышавшись, я поехал к Слаг Роуд, затем направился на юго-запад по направлению к Стоунхевену, потом свернул на север вверх по А90. Прямо перед Портлефеном я повернул налево, поехал по проселочным дорогам и остановился у тропинки, которая вела вниз к племенной ферме. Мы торопливо пробежали по дорожке мимо фермы и пошли напрямик через поле. Там было два каменных круга — Оучкухортиз и Олд Боуртрибуш — стоявших близко друг от друга, в пяти милях к югу от Абердина. Один из них представлял собой два круга камней — внешний круг состоял из 13 огромных камней, помимо двух упавших, и широкого камня, лежащего по направлению к югу, около трех ярдов над землей. Вертикальные стояли на расстоянии семи-восьми шагов друга от друга. Диаметр составлял 24 больших шага, а внутренний круг был на расстоянии около восьми шагов от внешнего, и камни меньшего круга были высотой около трех футов. По направлению к востоку от этого памятника на расстоянии 26 шагов находился массивный камень, почти полностью вросший в землю и имевший частично естественную, частично искусственную выемку, которая могла содержать, как я полагаю, не меньше шотландского галлона воды. Возможно, она предназначалась для омовения жрецов, для жертвоприношений и других вещей, почитаемых священными среди язычников.

Каменный круг Олд Боуртрибуш, такой же огромный, лежит на расстоянии выстрела из лука от Оучкухортиз. Он состоит из трех кругов с обычным центром. Камни самого большого круга имеют около восьми футов в высоту, а камни меньших кругов — около трех футов. Самый отдаленный круг имеет около трех шагов в диаметре, его камни стоят вплотную друг к другу. Один из камней внешнего круга на западной стороне памятника имеет выемку на вершине, которая могла бы удержать в себе английскую пинту. Другой камень того же круга с восточной стороны имеет на своей верхушке узкую выемку около трех пальцев в глубину, в которую вставлен кювет толщиной в дюйм в шириной в два дюйма, а еще один такой же спускается вниз по поверхности камня. Нэнси предложила заняться сексом в круге, но как только я напомнил ей, что у меня нет хуя, она удрученно побрела назад к машине.

Мы срезали немного в сторону Ди и, оставаясь к югу от этой реки, посетили каменный круг Клюн Хилл, с еще одним прекрасным лежащим камнем. Мы припарковались у входа в лес, и парочка смазливых девушек, катавшихся на своих пони, приветствовали нас, когда мы стали взбираться на холм. Во время этого последующих визитов к другим местам вокруг Инсча и Элфорда не произошло ничего заслуживающего внимания. Мы осмотрели Кинеллар Кирк, и поглядели на камень у стены церковного кладбища, который был когда-то частью круга, впоследствии уничтоженного. На его месте построили церковь. Я говорил об Оксфорде и его развращающем влиянии. Чтобы осознать обречённость Оксфорда, достаточно посмотреть на такого писателя, как Саймон Мэйсон, который учился в Леди Маргарет Холл и устроился на работу в Varsity Press. Его отец, наверное, был профессиональным футболистом, но читатель никогда не догадается об этом по отвратительным описаниям Оксфорда в бездарном романе Мэйсона “Смерть фантазера”.

После посещения Тайрбэггер Хилл мы побродили вокруг аэропорта и деревни Дайс. Возвышенность Дайс расположена в пяти-восьми милях к северо-западу от Абердина. Происхождение этого названия неизвестно. Она граничит с Ньюхиллс на юге и юго-западе, Кинелларом на северо-западе, Финтрей на севере, Нью Махар и Олд Махар на востоке. Ее длина около шести миль, а ширина самое большее около трех миль. Возвышенность, пролегающая с северо-запада на юго-восток, имеет практически овальную форму, слегка искривленную в самой узкой оконечности. На северо-западе, в более широкой своей части, край овала образует низкий холм под названием Тайрбэггер, тянущийся вниз к юго-востоку почти три мили, то есть половину длины возвышенности, которая резко нисходит и сливается с примыкающими равнинами.

Предпочитая не говорить с Нэнси о геологии и зоологии, я заметил, что, несмотря на наличие плеяды блестящих английских писателей, таких как живущий в Лондоне валлиец Айен Синклер, в общем и целом американцы выказывают большую одаренность, облекая наш общий язык в свежие формы. Нэнси велела мне заткнуться, ей наскучили мои речи, она добавила, что, если я не смогу выебать ее, она убьет меня. Мне пришлось объяснить, что, будучи чревовещательской куклой, я — неодушевленный, и вследствие этого не могу быть убитым. Нэнси возразила, что, возможно она окажется не в состоянии умертвить меня, но сможет, по крайней мере, сделать свой лучший выстрел. Моя спутница вытащила из кармана пистолет и приказала мне вернуться к машине. Я был принужден открыть багажник и залезть туда. Я оказался в ловушке, окруженный темнотой, и подумал о Дженнифер Лопес в фильме “Вне поля зрения”. На самом деле, я думал не столько о Дженнифер Лопес, сколько об одной части ее анатомии. Чтобы быть более точным, я думал о ее заднице. Она была потрясающей, и мне весьма понравились кадры с Джорджем Клуни, который касается ее, обнаружив Лопес засунутой в багажник машины, а также сцена, когда Дженнифер ранена, и сцена, когда на ней спортивные шорты. Фильм сам по себе был довольно непримечательным, один из шаблонных криминальных триллеров, снятых по ширпотребным романам Элмора Леонарда. Но задница Дженнифер Лопес была чем-то особенным. Искусство и природа не могли соединиться, чтобы привести к таким потрясающим результатам, со времен сногсшибательной последовательности кадров в самом начале фильма “Колючая проволока” с Памелой Андерсон в главной роли. Когда торчишь в багажнике машины, делать особо нечего, наверное, поэтому мои мысли блуждали.

Наконец машина остановилась, и, когда Нэнси открыла багажник, я осознал, что мы в Санхани. Нэнси, приставив пистолет к моей спине, повела меня мимо фермерского дома к каменному кругу. Когда мы подошли к нему, она сказала мне спустить штаны. Наверное, подумал я, затаив дыхание, Нэнси не поверила мне, когда я сказал ей, что у меня нет мужских причиндалов, и все будет в порядке, как только она поймет, что я не лгал. Хотя я всего лишь чревовещательская кукла, но если бы я был мужчиной, я был бы энергичным, полным жизни, имел бы вкус к крупной ягодке с красными волосами, типа Нэнси. Дело было не в том, что я не находил Нэнси привлекательной, но, когда я поглядел туда, где предполагалась эрекция, там ничего не было. Кроме ног в нижней части моего тела любоваться было нечем. Нэнси кровожадно рассмеялась, и назвала меня никчемным мужчиной. Тогда же она приказала мне снять остальную одежду. Затем она приколотила меня гвоздями за руки к одному из многочисленных деревьев, окружавших каменный круг.

Каменный круг Санхани великолепно расположен на низком холмике, окаймленным кольцом деревьев. Он окружен со всех сторон более высокими холмами, вторящими его сферическим очертаниям. Большинство камней все еще стояли, но массивный, чашевидной формы лежащий камень был сдвинут с места и брошен прямо в круге. Нэнси легла спиной на этот огромный кусок гранита и, задрав свою юбку, работала пальчиками под белыми трусиками. Она смотрела на меня, прибитого к дереву, и доводила себя до исступления, метаясь из стороны в сторону на этой огромной каменной глыбе. Я не знал, куда глядеть. Я попытался сфокусироваться на некоторых из стоящих вертикально камней, но они имели настолько фаллические формы, что я перевел взгляд на кольцевую ритуальную пирамиду в центре круга. К несчастью, эта достопримечательность была довольно сильно разрушена и не подлежала восстановлению. Наконец, я поймал себя на том, что строю глазки Нэнси. Она на самом деле была великолепна. Крупная девушка с длинными красными волосами, ниспадающими на плечи, шурующая рукой у себя в трусах. В тот момент я глубоко сожалел о том факте, что у меня нет фаллоса. Хотя я был символическим эквивалентом лежащего камня, я поймал себя на ассоциации с фаллическими боковыми камнями.

Как только Нэнси закончила доставлять себе удовольствие и привела в порядок свою одежду, она сняла меня с дерева и заставила снова улечься в багажник машины. Там была кромешная темнота и, не имея возможности что-либо видеть или делать, я обнаружил, что мои мысли снова вернулись к заднице Дженнифер Лопес. Я мог бы нарисовать ее сейчас, изящную и обольстительную, с ягодицами, округляющими ее шорты до совершенства. Когда машина остановилась, и открылся багажник, снаружи было темно. Пока мы не спустились к озеру, я еще не осознавал, что Нэнси привезла меня к Лох Скину, самому большому сосредоточию пресной воды в Абердиншире. Из-за облака появилась луна, и озеро купалось в ее мрачном отблеске. Нэнси заставила меня встать на берегу и приставила пистолет к моей голове. Резкий хлопок, раздавшийся после того, как она нажала на спусковой крючок, был довольно глухим, и пуля безвредно упокоилась в набивке, которая была бы моими мозгами, если бы я не был неодушевленным.

Нэнси в гневе топнула ногой и я засмеялся. Я перестал смеяться, когда она приказала мне полезть в воду. Я протестовал, говоря, что я не умею плавать, но Нэнси сказала, что она уже это знает. Под дулом наведенного на меня пистолета я погружался все дальше и дальше в холодную воду. Я, должно быть, шел по отмели, потому что неожиданно под моими ногами не оказалось ничего, и я обнаружил, что опускаюсь вниз на бесконечную глубину. Наконец я ударился о какие-то подводные скалы, где увидел обломки судна, покоящегося на дне озера посреди водорослей. Все три мачты корабля оказались в целости и сохранности, его нижние палубы с протянутыми поперек реями также были неповрежденными. Однако больше, чем что- либо, мой взгляд привлекло огромное надпалубное сооружение, тянущееся вверх от поручней, почти на половину расстояния до мачтовых верхушек, и оно, как я был способен понять, поддерживалось канатами, протянутыми с нижних площадок. Из какого материала была сделана это надпалубная постройка, я не имел понятия, настолько она заросла водорослями — как и почти весь корпус, еще различимый между пышно растущими в пресной воде растениями — как бы укрываясь от моего внимания. И из-за этого изобилия растений до меня дошло, что корабль, должно быть, потерян для мира очень давно. Вслед за этим мне в голову пришло множество печальных мыслей, и я не единожды подумал о шикарной заднице Дженнифер Лопес, поскольку решил, что оказался на кладбище Лох Скин.

Так как я был слишком истощен переживаниями этого дня, чтобы пройти в сторону странного судна, то просто прилег отдохнуть здесь же, на дне озера, и погрузился вскоре в глубокий сон. Мне снилось, что я был женщиной, которой снилось, что я чревовещательская кукла. Я воспринимал мои сны как сны, и надеялся, что именно в качестве снов обретут их другие спящие. Галлюцинации внутри галлюцинации, что жила сама по себе.

12

Я ПРОСНУЛАСЬ от собственного крика. Мои вопли разносились эхом по пустой комнате. Я продала свои книги и большую часть мебели — в квартире даже не было ни одной работающей электрической лампочки. Я поднялась с голого матраса, на котором спала, натянула на себя единственный свитер и джинсы, которые у меня остались. В холодильнике нечего было есть, на самом деле его уже и не было. Я продала его несколько дней тому назад. Я не успевала поесть в кафе, потому что у меня была назначена встреча с моим научным руководителем. Я вышла на улицу к машине. Кто-то залез в нее. Боковое окно было разбито, чревовещательская кукла украдена. Место дурных снов заняло ощущение тревоги, вызванное кражей. Я убрала разбитое стекло с пассажирского сиденья, затем бросилась в “Бунгало Шоп”, чтобы купить батончик “Марса” перед поездкой в университет.

Мой научный руководитель беспокоился за меня. Он сказал, что я очень способная, и стал убеждать, что я нахожусь на грани нервного срыва. Он характеризовал мои эссе как блестящие и, патетически взмахнув рукой, подчеркнул, что это не дает мне право прогуливать лекции. Профессор позвонил моим родителям и узнал, что я отдалилась от них. Он выяснил, что я не видела родителей больше года, и они не желают посещать меня, пока не получат приглашения. Моя мать позвонила в мою дверь, не поставив меня в известность о своем прибытии, вскоре после того, как я приступила к университетским занятиям, и я захлопнула дверь моей квартиры прямо у нее перед носом. С тех пор я с ней не разговаривала. Поскольку мои родители не желали посещать меня, был предложен компромисс. Один друг моего отца жил теперь в Абердине, и мой научный руководитель дал его телефонный номер. Я не хотела звонить ему, но профессор подчеркнул, что я должна встретиться с этим человеком, если хочу, чтобы на мою плохую посещаемость не обратили внимания. Он также договорился о моей встрече с психологом колледжа. Я ненавидела мозгоправов, родители посылали меня к нескольким перед тем, как я покинула дом. Они все, казалось, думали, что моя сексуальная жизнь была именно тем, чем я просто обязана поделиться с ними. Грязные старые козлы.

Мы обсудили мою диссертацию. Я хотела прочитать “Девушки из Кэмдена” Джейн Оуэн через призму “На дороге” и “Улисса”. В “Девушках из Кэмдена” использовалась модель буржуазной субъективности как нечто само собой разумеющееся, так что это давало мне возможность поговорить о возрождении как высокого модернизма, так и трэша, в культурной индустрии. Оуэн использовала поток сознания в настоящем времени, чтобы воссоздать в форме романа значение массового распространения женских журналов. На самом деле, не имеет значения, читала Оуэн Джойса или нет, потому что, даже если бы она читала, ее восприятие было явно отфильтровано поп-культурой. Оуэн никогда не сталкивалась с Джойсом во всей его оригинальности, и не понимала природу его разрыва с натурализмом и буржуазной тематикой. Когда мой руководитель попытался прервать эту речь, я попросила его забыть о Генри Миллере.

Я хотела расположить Оуэн в контексте как британского попа, так и британского искусства. Есть невероятные параллели между “Девушками из Кэмдена” и искусством 90-х. Рециркуляция концептуализма, опустошившая политическое содержание своей модели образца 60-х и заменившая ее безвкусными поп-культурными отсылками. Популярная литература является также полезным резонатором. Читаемые вне исторического контекста, Оуэн и Керуак оказывались женским и мужским зеркальным отражением друг друга. Тем не менее, несмотря на всю их слабость, тексты Керуака были обогащены напряжением, возникшим из его сопротивления доминирующим литературным стилям Америки 50-х. Чего нельзя сказать об Оуэн. “Девушки из Кэмдена” не сопротивлялись читателю. Вместо того, чтобы предложить критику потребительства, Оуэн превозносит капитал за его способность гомогенизировать огромную множественность мировых культур, очищая их от любых следов социального происхождения, а затем предлагает их в гигиенической форме для потребления белым буржуазным субъектам. Такие книги, как “Девушки из Кэмдена”, всегда подчеркивают принадлежность своих главных героев к среднему классу.

Мой руководитель был не очень-то впечатлен этими идеями. Он снял с полки несколько книг, все они были написаны женщинами. “Умопомешательство” Анны Рейнольдс, “Спорная территория” Кэндии Макуильям, “Остаток жизни” Мэри Гордон. Мне было предложено пойти и посмотреть эти произведения, они могли бы стать лучшими предметами исследования для моей диссертации, если я действительно настаиваю на том, чтобы заниматься современной прозой. Я ушла, загнала свою машину в мастерскую, чтобы вставили новое окно, позвонила другу моего отца Каллуму и договорилась встретиться с ним в “Гриле”. Я пришла рано, Каллум опаздывал. Я перелистывала книги, которые мне дал профессор. Макуильям не привлекла ни в малейшей степени, она родилась в Эдинбурге, и профессор, казалось, страстно желал, чтобы я ознакомилась с шотландской прозой. Мэри Гордон была более захватывающей, чем Анна Рейнольдс. Америка в очередной раз торжествует над Англией. Обложки всех трех книг наводили на мысль о нераспроданных остатках тиража, дизайн книги Анны Рейнольдс был наиболее экстраординарным. Девушка в черном безрукавном платье, ее голова запрокинута назад, позади нее темно-красные занавески — отличное клише. Тем не менее, шрифт был действительно шокирующим, буква “А” была больше и толще, чем “S” и “N”, которые были больше чем первая “N” и вторая “I”, а те в свою очередь больше чем первая “I” и “Y”. Буквы были как ряд ступенек, вверх и вниз. Вниз и вверх. Назад и вперед. Задом наперед. Ужасно. Уродливо. Мои глаза воспринимали шрифт, но он стал беспорядочным месивом в моем мозгу. Это заставило меня почувствовать тошноту. Я, пошатываясь, прошла через бар. Заказала себе еще один джин.

Приехал Каллум. Он купил мне выпить. Джин и все такое. Он взял себе пинту темного крепкого. Он был моложе, чем я ожидала. Лет 35. Он работал с моим отцом, пока новая и лучшая работа не привела его на северо-восток. У Каллума был английский акцент. Он объяснил, что родился в Лондоне, но его семья была шотландской, отсюда и имя. Он спросил меня, как у меня обстоят дела в колледже. Я засмеялась, затем погрузилась в молчание. Каллум сказал, что поведает мне секрет, если я обещаю не говорить моему отцу. Я согласилась, заметив, что такое обещание излишне, поскольку я не разговариваю со своими родителями. Каллум поведал, что его с треском выгнали с работы. Его поймали, когда он попытался стащить компьютер и какие-то деньги. Он живет на свои сбережения. Он заметил, что находит моего отца очень консервативным, и не состоит с моей семьей в дружеских отношениях, они просто знакомые. Я решила, что мне нравится Каллум и повела его в мою квартиру. Он был шокирован, увидев, что она пустая, и предложил, что нам будет более комфортно у него на Кинг Стрит. Мы пошли туда. Его квартира была битком забита книгами.

Каллум спросил меня, знаю ли я что-нибудь о писателе Эндрю Синклере. Мой ответ был отрицательным. Каллуму не слишком понравился первый роман-бестселлер Синклера “Разрушение Бамбо”, но он искренне признавал, что эта проза отличалась как более свободной формой, так и изложением, чем последовавшая за ней “Мой друг Иуда”. Синклер имел отношение к синдрому “Сердитых Молодых Людей” и вследствие этого большим занудой, так считал Каллум. Небрежный полуавтобиографический роман о службе в королевской гвардии и ещё более небрежное продолжение — о жизни студента последнего курса в Кембридже — быстро и спокойно перевели Синклера в разряд забытых стариков английской словесности.

Синклер, если верить его автобиографии “В любви и гневе”, бывал во всех правильных местах во все правильные времена. Он был с “Черными Пантерами” на Кубе. Довольно прискорбно, что, являясь представителем истеблишмента, он не смог поведать ничего интересного об этом эпизоде своей жизни. В книге “Последние из лучших: аристократия Европы в двадцатом веке” представлены наиболее спорные идеи Синклера: он слегка иронически предполагает, что “сливки общества”, переходящие из мира живых в царство истории, должны делать это изысканно и утончённо. “Необходимость давать: меценаты и искусство” была в равной степени напыщенной, хотя и более широкой по историческому охвату. В этой работе Синклер выказывает свое восхищение коллекционерами искусства, такими как Чарльз Саатчи. Люди, которых он превозносил, не испытывали необходимости в его поддержке. Наверное, Синклер полагал, что эти люди все-таки поддерживают его. К началу 90-х Синклер мог по-прежнему иметь приличные авансы, при том, что цена на его книги обычно снижалась вскоре после их выхода.

В “Мече и Граале” Синклер перекроил огромное количество исторического материала о Тамплиерах. Заявив, что он является прямым потомком принца Генри Сент-Клера, Синклер попытался усилить ослабевающее правдоподобие этой книги. К несчастью для Синклера он не был излишне легковерен, как большинство тех, кто пишет популярные работы о монашеских военных орденах и тайных обществах. Синклер рассматривал церковь Rosslyn Chapel как настоящее сокровище Тамплиеров, причём это даже не самое сенсационное из его умозаключений. Как утверждают, “Меч и Грааль” оказался наиболее популярной книгой Синклера со времен “Красного и голубого: разведка, государственная измена и университеты”. Согласно Каллуму, набор тем, исследуемых Синклером, был не был таким уж широким, как казалось на первый взгляд. От Кембриджских Апостолов, отказавшихся принять Синклера в свои ряды, до ключевой роли предков Синклера в делах Рыцарей Храма — всего один шаг. Пусть Синклер плохо писал, он по крайней мере был последовательным в рассказах о самом себе, не думая о том, будет ли это подаваться на рынке как художественная литература, либо как исторические исследования.

Я спросила Каллума, чем он занимается с тех пор, как перестал работать. Он сказал, что изучает лежащие каменные круги. Он хотел по-новому осмыслить изобилие мегалитических остатков, разбросанных по всему Абердинширу. Большинство людей посещали скопления кругов, тщательно прокладывая свой маршрут по различным частям Грэмпианского региона. Каллум посещал их по названиям в алфавитном порядке. Таким образом он собирался увидеть камни в абсолютно новом свете. Он показал мне список мест, который он составил: Айки Бра, Ардлэйр, Арнхилл, Очли, Очмахар, Очмалидди, Оучкухортиз, Олд Кирк о`Таф, Бэкхилл оф Дрэчло (Восточный и Западный), Бэлхэгарди, Болнкрэйг, Болкьюхэйн, Беллманс Вуд, Беррибра, Бингхилл, Блю Кэйрн, Богтон Лханбрайд, Боуртрибуш (он же Олд Боуртрибуш), Брахэд Лесли, Брэндсбатт Инверури, Бруменд оф Очлевен, Брумд оф Кричи (он же Друидсфилд), Кэйрнборроу Джингомайрс, Кэйрнфолд, Кэйрнхолл, Кэйрнтон, Кэйрнвелл, Кэмп, Кэндл Хилл оф Райни (он же Олд Райни), Кэнди, Карлин Стоун (он же Кэйрн Рив), Кастл Фрэйзер, Чэпел о`Синк и Арк Стоун, Клюн Хилл (он же Рэйс оф Клюн), Корри Кэйрн, Коррстон Вуд, Корридоун, Кортс, Котемуир Вуд, Крэйгхэд, Крукмуир, Каллерли (он же Стоящие Камни Эчт), Кулсалмонд, Кулш, Каррахс, Диир Парк Моннимуск, Доун оф Далмор, Друидсфилд, Друидстоун, Драмфорс Кашни, Даннидиир, Даннидиир Ноф, Ист Кричи, Истер Оучкухортиз, Истер Форнет у Скина, Эссли Большой, Эссли Меньший, Форви Сэндс, Френдрот, Фуллертон, Гаск (он же Спрингхилл), Гоул Кросс, Гэвал, Гэйвени Брас, Джинджомайрс, Глассел, Гоук Стейн, Грей Стейн, Грей Стейн Клочфорби, Грейстоун (он же Олд Кирк), Хэйа Стейнс и Вуф Стейн, Хиллхэд Бэнхэд оф Клэтт, Хилл оф Фиддс, Хантли, Имидж Вуд, Инчмарлоу, Иннесмилл Уркуахарт, Иншфилд, Йерихо-Коулпи, Киннелар Кирк, Кирктон оф Боурти, Лэнгстейн о`Абердин, Лэнгстейн о`Крэйгерн, Лэйс оф Даммуи, Лоэнэнд (он же Хокхилл), Лоэнхэд оф Дэвиот, Лаудон Вуд, Мэйнс оф Хаттон, Мэрионборо, Мэрнох Кирк и Беллмэн Вуд, Мелгам, Мидмар и Бэлблэйр, Милл оф Карден, Миллплау, Мандорно, Невер Балфуа (он же Уайтфилд), Невер Корски, Невер Коулли, Невер Дамеф, Невертон, Нью Крэйг, Найн Стейнс (Маллох) (он же Гэррол Вуд), Ноф Баррелдэйлс, Ноф Строун, Олд Кэйг, Олд Уэстер Эчт, Питхилл, Пинки Стейнс, Питгласси, Радайкс, Рэйч, Ровимэй, Сент Брэнданс Стейнс, Сэнденд, Шелдон, Шифин (он же Рэкстон), Скеллмуир Хилл, Сауф Форнет, комплексы Сауф Лейордж и Лейлодж Феттерлеттер (одно целое), Сауф Айфси, Стэндинг Стейнс о`Стрэфбоги, Стоунхэд, Стричен, Санхани, Санкен Кирк (он же Тофтхиллс оф Клэтт), Тэмнэгорн, Тэмплэнд (он же Аппа Од), Темплстоун, Темпл Стоунс, Форакс, Тилкухилли, Томнавери, Туах, Тайрбэггер, Аппа Очнэгорт, Аппа Уричи, Аппа Лэгмор, Аппа Фед, Уэнтонвеллс, Уокмилл, Уэллс оф Айвэн (он же Лоджи Ньютон), Уидлмонт (он же Кэйллих), Уайт Кау Вуд, Уайтхилл Вуд, Уайт Леди оф Тиллифор (он же Уайтхилл), Уитчес Стоунс, Йондер Богни и Уэстертон.

Я спросила Каллума, как он пришел к тому, что круги нужно располагать в алфавитном порядке, ведь существуют различные произношения, а также различные названия. Он сказал, что это не имеет значения. Насколько произвольно произвольное? Если перед ним стоял выбор при определении названия или произношения, то он останавливался на том, что его наиболее привлекало. Не существовало точного списка Грэмпианских каменных кругов. Разумеется, многие из кругов, перечисленных Каллумом, были уничтожены, но мы по-прежнему могли посетить эти места и вообразить себе, что круги там есть, или, по крайней мере, могли там быть. Каллум спросил меня, хотела бы я составить ему компанию для посещения Олд Кирк о`Таф, он собирался туда в тот день. Я согласилась, но настояла на прогулке по пляжу перед отъездом. Выходя из квартиры я заметила несколько нераспечатанных писем, адресованных Алану Макдональду.

Мы прошли на набережную. Белая пена, чайки, кружащиеся над нашими головами. Спустившись на пляж, мы не увидели ни одного кафе, ни эспланады, нисходящей от них к западной кромке мола. Запах соли. Инкрустированные ею водоросли. Безбрежный океан, вспученный, аморфный. Стальные буруны, огни судов, покачивающихся на волнах. Серебристые брызги, барашки, рев воды, вечно вздымающейся и падающей. Я прижала ладонь ко лбу. Я чувствовала, как растворяюсь в море. Я уже не знала, кем была и отделяло ли меня что-нибудь от этой великой массы творения. Океан, пустыня, внутри и снаружи, всюду вокруг. Что я делала? Мне надо было убраться от воды. Мое сознание закружило и завертело. Я едва не упала. Я пробормотала что-то Каллуму.

Мы повернулись, вернулись к самому началу, и взобрались на эспланаду. Не было никакого начала. Увидели, что машины все еще разъезжают вверх и вниз по бульвару. Загадка, решаемая одним росчерком пера. Мы перестали жить. Начало не было, и оно не могло быть первоочередным по отношению к концу. Человек, больше не называвший себя Аланом, приехал в Абердин. Он сказал мне, что его зовут Каллум. Я поверила ему. Интерпретация, расшифровывающая элементы сна. Галлюцинации внутри галлюцинации, что жила сама по себе. Тело мертвой принцессы как метафора для литературы. Работа по конденсации и вытеснению. Переживая смерть этих фантазий в ночи разрушения и оскорбления, мы потребляемы переворачиванием страницы…[12]

Примечания

1

Как отличается этот “приморский” город от воображаемого Энн Куин! Проза в этой первой главе и в самом конце идет на компромисс между Гертрудой Стайн и Самуэлем Беккетом. Избегая Эрнеста Хемингуэя, я вместо этого делаю крюк в сторону Энн Куин. Не любя Хемингуэя, я вместо этого делаю крюк в сторону Энн Куин. Избегая Стайн, я вместо этого делаю крюк в сторону Энн Куин. Не любя Стайн, я вместо этого делаю крюк в сторону Энн Куин. Чувствуя, что Беккет — слишком очевидная базисная точка, я вместо этого делаю крюк в сторону Энн Куин. Несмотря на продолжающиеся слухи о ренессансе Б.С.Джонсона, я чувствую, что было бы полезнее обратить наше внимание на Энн Куин.

(обратно)

2

Сексуальное мастерство Алана приковывает внимание, потому что британская разведка преследует его за сводничество и плагиат. Алан также недавно попал в неприятную ситуацию, когда назвал Джулиана Барнса “изнеженным”. После яростного спора ему удалось убедить ряд его собутыльников, что под “изнеженным” он имел в виду “того, кого литературные обозреватели часто характеризуют как английского экспериментального романиста, ха-ха!”. В связи с этим, главная трудность Алана состояла в том, что его попытка заставить своих знакомых пьяниц называть его “Каллумом” потерпела полную неудачу — они отказались делать это из-за пугающей частоты, с которой он, с учащенным дыханием, совершал анонимные звонки, и из-за того, что он настаивал на потреблении дорогого виски, такого как “Спрингбэнк” и “Талискер”.

(обратно)

3

В книге “Тысячи плато” Делез и Гваттари дают полезное определение микрофашизма как феномен, проявляющийся через политический и социальный спектры. Однако, несмотря на многократное определение крика “Да здравствует смерть!” Жана-Пьера Фоэ, как глупого и отвратительного, Д и Г не удается пояснить, ни как этот лозунг функционирует, ни почему он так хорошо вписывается в необходимую двусмысленность программы фашистского модернизма. Восхваляя разрушение, “Да здравствует смерть!” одновременно провозглашает смерть смерти и рождение нового, предположительно “бессмертного” порядка. Если Д и Г нападают на подразумеваемое риторическое заявление, что “Смерть мертва, да здравствует смерть!”, тогда нет особой необходимости читать Нормана. О. Брауна “Жизнь против смерти” как противовес ошибочной логике их сверх-рационального “рассуждения”. Д и Г просто не понимают, что лозунг “Да здравствует смерть!” устанавливает неразрешимую динамику между противоположными, но соразмерными значениями. Один афоризм, традиционно приписываемый поэту Джеппе Аакьяеру, окажет нам помощь в переориентации этих дебатов: “Я не научусь ничему из мертвых слов живых людей. Я научусь всему из живых слов мертвых людей — да здравствуют мертвые”. “Символический обмен и смерть” Бодрийяра несомненно представляет другую линию полета мысли внутри этого спора. Для критики положений Бодрийяра о смерти смотрите “Пределы теософии” Стюарта Хоума в “Re: Action 9” (Лондон, Осеннее солнцестояние, 399 MKE).

Не подлежит обсуждению, что определение Д и Г желания как продуктивного фактора полезна в подрыве представления о репрессии и таким образом целой доктрины организованного психоанализа, однако их концепции механистичного производства желания все еще основываются на внушительной и неисследованной вере в так называемое бессознательное. Таким же образом, при чтении полемической по отношению к Д и Г работы Брауна по вопросу смерти, также необходимо прочитать полемическую по отношению к Брауну работу Д и Г по вопросу становления животного. Механизм стаи Д и Г должен быть прицеплен к механизму индивидуальности Брауна. Точно также, антигегельянский риторический механизм Д и Г должен быть прицеплен ко многим диалектическим механизмам хозяин/раб, которые уже приложили самих себя к чтению Брауном Гегеля в его главах о смерти. Несмотря на нападки Д и Г на Гегеля, как на философа Государства, есть работы Гегеля, которые будучи прицеплены к анти-Эдиповому механизму Д и Г во многом усиливают их анализ микрофашизма. В связи с этим интерпретация Пола Гилроя диалектики хозяин/раб в “Черной Атлантике: современность и двойное сознание” становится определяющей. Таким же образом, “Иудаизм и современность: философские эссе” Джиллиана Роуза — полезная базисная точка для тех, кто обсуждает положения Гилроя. Мы должны быть внимательны, чтобы не сверхрационализировать капиталистические общества, так как именно эта ошибка привела к печальному спектаклю “ультра-левого” нигилизма.

(обратно)

4

Переживания Пэйна могут быть удачно протипоставлены урбанистическому мифу о душевнобольном пациенте, подвергнутом тесту на детекторе лжи, на котором его спросили, является ли он писательницей Кэти Экер. Правильно предположив, что врачи хотят, чтобы он отверг свою “истинную” личность, пациент сказал двум мужчинам, допрашивающим его, именно то, что они хотели услышать. Тем не менее, детектор лжи указал, что он лжет. Эта фанатическая вера в их собственный бред вдвойне истинна в случае с покойным неудачливым писателем и Абердинширским художником по имени Джозеф Фаркухарсон, знаменитым своими сельскими пейзажами, изображающими овец и снег.

(обратно)

5

Недолюбливая прозу Раймона Кено и свойственный ей дендизм, я также крайне неоднозначно отношусь к его роли в составлении подборки речей Александра Кожева о Гегеле. Я полагаю, полезно иметь доступ к лекциям Кожева, и всё же, собрав эти лекции для печати, Кено усилил их пагубное воздействие на французскую культуру. Упрощенное восприятие Кожевом Гегеля быстро становится определяющим стандартом среди марксистских интеллектуалов в послевоенной Франции.

(обратно)

6

Я не дурачу вас, и позвольте мне заверить вас, что после того, как я съела это фирменное домашнее блюдо ресторана “Клаттерин Бриг”, я нашла отличное применение туалетам, находящимся между обеденной залой и магазином подарков. Это блюдо, несомненно, сильно превосходит сюрприз Бластера Эла Экермана в виде гигантского моллюска, удивлявшего всех тех, кто ел его. Особенно они изумлялись, когда обнаруживали, что заболели ботулизмом. После посещения Экермана в Балтиморе и потребления предложенной мне пищи я несколько дней считала себя чревовещательской куклой, непрерывно делающей «ка-ка». К сожалению, не могу сказать точно, был ли это последствием потребления “вегетарианского” моллюска, поданного в мою честь в качестве сюрприза, или бурбона “Четыре Розы”, который мы пили.

(обратно)

7

Помимо запредельной глупости, Джей Аллан — воплощение привелигированного расиста, шутливо перекладывавшего обвинение в расизме на свои жертвы. Например, он напыщенно говорил о происшедших футбольных беспорядках “где есть капля ирландской крови, достаточно густая, чтобы вспомнить 1690-й”.

(обратно)

8

Я также записала в дневнике другой сон, приснившийся той ночью. В первом сне мне снилось, что я — мой будущий муж Дадли Стояк, и что мы женаты 15 лет. Наши отношения давным-давно достигли стадии, известный среди писак Флит Стрит как “брачное терпение”. Многократное превышение мной кредита в банке убедительно доказывало, что, подобно моей любовной жизни, моя карьера находилась в полном упадке. Ее основу составлял мой брэнд по андеграундному производству фильмов, в основном мягкого порно, облеченного в форму искусства. По причинам, всегда остававшимся непонятными для меня, было время, когда миллионы мужчин с университетским образованием могли наблюдать за актрисой, снимающей свою одежду, только в том случае, если бы она промямлила несколько строчек, перефразированных из философов-экзистенциалистов, прежде чем начать развлекать их игрищами в неглиже. Увлечение любительским порно, которое многие интеллектуалы рассматривают как “не-эксплуативное”, благодаря его участникам, которым якобы просто нужна бесплатная сексуальная атлетика, вышибло меня из бизнеса.

Мои финансовые проблемы, к большой досаде Анны, проявляли себя физиологически, и в течение более чем двух лет у меня совершенно не было эрекции. Тем не менее, отсутствие телесной близости оказалось не худшей из наших проблем. Из-за отрицательного баланса невозможно было получить второй залог под наш дом, и становилось все более очевидно, что нашему старшему сыну придется оставить закрытую частную привилегированную школу для мальчиков из-за моей неспособности платить по счетам за обучение. Я полагаю, что Анна всегда играла главенствующую роль в наших отношениях, и именно ей принадлежала блестящая идея, дескать, я должен приложить руку к подделке любительского порно, которое, с его ультра-низким бюджетом, может оказаться чрезвычайно прибыльным. Моя жена даже предложила, что мы можем играть главные роли в фильмах нашего производства. Я немедленно отреагировал в том смысле, что это абсурдная идея, поскольку в то время был неспособен на больший хардкор, чем поцелуй и ласки в голом виде. Анна, всегда обладавшая практичным умом, заметила, что на самом деле это не проблема, так как мы можем найти мужчин, которые жаждут бесплатного перепихона, листая разделы специальной рекламы, размещаемой не слишком уважающими себя глянцевыми журналами. Все, что требовалось от меня, это способность отразить объективом камеры многообразие приемов горизонтального действия.

Пролистав различные женские издания, я был приведен в смятение грубостью тона, употребляемого многими из тех, кто ищет возможностей поразвлечься в сексуальном андеграунде. Послания, читавшиеся между строчек, как “ты можешь отодрать мою жену, если не против, что я буду смотреть” были несомненно предназначены для привлечения внимания строительных рабочих и другой нежелательной публики. Так как Анна приносила себя в жертву во имя благополучия нашей семьи, я хотел выследить и завлечь к нам каких-нибудь заботливых и чувствительных мужчин. Моя первая попытка в рубрике объявлений — послание на латыни, с некоторыми очень остроумными классическими аллюзиями — не вызвало вообще никакой реакции. Наконец, я поместил объявление, которое гласило: “Орнитолог с собственной птичкой ищет мужчин для взаимодействия с его питомицей. Необходимы фотография, требуются видеопробы. Мы посмотрим на тебя, парень!” В то время люди, не скрывшие своих сексуальных намерений, казалось, вовсю преуспевали в своей посевной компании, я надеялся, что, благодаря очень пристрастной маскировке, мое желание быть вовлеченным в созерцание эротических сцен отобьет охоту у наиболее экстремальной когорты дегенератов.

Первый человек, связавшийся с нами и приглашенный в наш дом, представился как коллекционер книг. Алан казался достаточно приятным парнем, он болтал о современной классической музыке, и успел впить несколько чашек чая, пока Анна не предложила нам всем пройти в спальню. Настроение Алана претерпело разительную перемену в тот момент, когда он заметил больших размеров манекен, использовавшийся в одном из моих фильмов и оставленный на память о чрезвычайно удачном кадре. Алан немедленно бросился к манекену, повалил его на пол, не переставая кричать: “Помоги мне Дженнифер, помоги, помоги мне, Дженнифер”. Анна бросилась к телефону и вызвала полицию, я же тем временем забаррикадировался вместе с детьми в нашей спальне на втором этаже.

Такая защитная реакция оказалась излишней, потому что Алан попытался залезть внутрь манекена, все время рассказывая о сногсшибательной сцене, устроенной им однажды утром на станции Чаринг Кросс и ставшей его звёздным часом. Эта скотина хвасталась тем, что вывела из душевного равновесия компанию школьниц, спуская то, что он называл своим “генетическим богатством”, в корзину, наполненную одеждой скинхэда, старым грязным бельем, мертвыми павлинами и искусственными конечностями. Он был одет в клобук из наволочки и требовал, чтобы его называли “молодым бриттомонахом”. Как оказалось, наш гость был хорошо известен местным органам здравоохранения, и был в конце концов выведен из дома в смирительной рубашке с душераздирающими воплями: “Давай, почувствуй мой любовный мускул!” Этот инцидент имел ряд неприятных последствий, в частности, несколько наших соседей прекратили с нами разговаривать.

(обратно)

9

Алан никогда не предоставлял мне экземпляр своей библиографии. Среди его бумаг, оказавшихся в моем распоряжении, была страничка, которая могла быть наброском этого потерянного документа. Она гласила следующее: “КНИГИ/МАТЕРИАЛЫ. Сослаться на Берла, Хэймэна, Гардена, Гордона, Джеймса Андерсона 1779, Пеннанта 1774, Общество любителей древностей Шотландии, “Археология и доисторические анналы Шотландии” Уилсона 1851, “Высеченные камни Шотландии” Дж. Стюарта 1856, “Примитивные каменные памятники во всех странах” Фергюсона 1872 г., “Крепости на холмах…” и “Что означают эти камни” Маклэгана 1875 и 1894, “Бруменд оф Кричи” PSAS Долримпла 1884, “Каменные круги рядом с Абердином” JRAI Льюиса 1888, Фрэд Коулс 1899–1910, Норман Локиер, Преп. Брауни, Сэр А. Огстон, Пиксли, Кэмпбелл, Фостер Форбс, Уоткинс”.

Из этой скудной странички и моих собственных исследований в справочном зале Абердинской Библиотеки я составила библиографию, которая, хочется верить, максимально близка к пропавшей работе Алана. Она выглядит так:

Aberdeen Spalding Club (1843) Collection for a History of the Shires of Aberdeen and Banff

Aberdeen Spalding Club (1847-69) Antiquities of the Shires of Aberdeen and Banff

Alexander W.M. (1952) Place Names of Aberdeenshire Aberdeen

Ashmore P.J. (fthcomng) Temples and Tombs London: Batsford

Boece, Hector (1527) History of Scotland

Browne, Rev.G.F. (1921) On some Antiquities in the Neighbourhood of Dunnecht house, Aberdeenshire Cambridge 7700.f.12

Brown.P.L. (1979) Megalithic Masterminds (Robert Hale, London)

Burl, A. (1979) Rings of Stone: Prehistoric Stone Circles of Britain and Ireland Frances Lincoln Publishers Ltd x.322/8945

Burl, H.A.W. (1976) Stone Circles of the British Isles Yale X.421/10279 WW

Garden. J. (1766) A Copy of a Letter from the Rev.James Garden… to John Aubrey (1692) Archaeologia

Gordon, Cosmo A. (ed.) (1960) Letters to John Aubrey Miscellany of the Third Spalding Club (Aberdeen)

Feachem, R. (1963) A guide to Prehistoric Scotland Batsford 7711.t.39

Forbes, J.F. (1945) Giants of Britain (Thomas` Publications) 7711 a.21 St Pan

Forbes, J.F. (1948) The Castle and Place of Rothiemay 7822 bbb 35 St Pan

Forbes, J.F. Living Stones of Britain WP 8387 WW

Grinsell, L.V. (1976) Folklore of Pre-historic Sites in Britain Newton Abbot

Hannah, I.C. (1934) The Story of Scotland in Stone Oliver and Boyd 07815.eee.54

Hayman,R. (1997) Riddles in Stone: Myths, Archaeology and the Ancient Britons YC.1997.b.839

Heggie, H. (1981) Megalithic Science London

Keiller, A. (1934) The Megalithic Monuments of North East Scotland A reprint for the Morven Institute of Archaelogical Research, London

Kirk, W. (1953) Prehistoric Sites at the Sands of Forvie, Aberdeenshire Aberdeen

Lewis, A.L. (1888) Some Stone Circles near Aberdeen Journal of the Royal Anthropological Institute (JRAI) 17 pp44-57

Lockyer, J. (1906) Stonehenge and Other British Stone Monuments Astronomically Considered London 07709.cc.8

MacDonald, J. (1900) Place Names of West Aberdeenshire Ac.1483

MacDonald, J. (1891) Place Names in Strathbogie Spalding Club 12978.c.34

MacKenzie, D.A. (1930) Scotland: The Ancient Kingdom 9510.bb.13

MacKenzie, D.A. (1935) Scottish Folklore and Folklife 20018.g.31

Mackie, E. (1977) Science and Society in Prehistoric Britain London

MacLagan, C. (1875) Hill Forts, Stone Circles … of Ancient Scotland Edinburgh 7708g3

MacLagan, C. (1894) What Mean these Stones? Edinburgh 07708.g.35

McPherson, J.M. (1929) Primitive Beliefs in the North East of Scotland Longmans 010006.f.35

Miller, H. (1834–1902) Scenes and Legends of the North of Scotland Edinburgh?

Ogston, Sir.A. (1931) The Prehistoric Antiquities of the Howe of Cromar Aberdeen, Third Spalding Club Ac.8246(2)

Pennant, T. (1774) A Tour in Scotland 3rd Edition, Warrrington 567.e.2

Piggot, S. (ed.) (1962) The Prehistoric Peoples of Scotland London W.P.D. 397/5

Ritchie, A. (1989) Scotland BC Edinburgh

Ritchie, G. And A. (1981) Scotland: Archaeology and Early History London

Ruggles, C.L.N. & Clive (1984) Megalithic Astronomy… Study of 300 Western Scottish Sites x.425/5449

Ruggles, C.L.N. & Burl.A. (1985) A New Study of the Aberdeenshire Recumbent Stone Circles, 2. Interpretation in Journal for the History of Astronomy (JHA) 8, S27-S60 (на журнал также ссылаются как на Archaeoastronomy)

Shepherd, I.A.G. (1986) Exploring Scotland`s Heritage: Grampian Edinburgh BS.170/14

Shepherd, I.A.G. (1987) The Early Peoples in Omand, D (ed) The Grampian Book Golspie YC.1989.a.5763

Scott-Moncrieff, G. The Stones of Scotland Batsford

Simpson, W.D. The Ancient Stones of Scotland Hale X410/300 (1944) The Province of Mar AU Studies no.121

Stuart, J. (1856) Sculptured Stones of Scotland AC.8244/17

Thom, A. (1967) Megalithic Sites in Britain Oxford: Clarendon x.410/720

Thom, A. Megalithic Lunar Observations x620/1857

Thom, Thom & Burl (1980) Megalithic Rings: Plans and Data for 229 monuments in Britain Oxford

Toland, J. (1814) A New Edition of Toland`s History of the Druids by P.Huddleston 1123.g.29

Tyler, F.C. (1939) The Geometrical Arrangement of Ancient Sites London, Simpkin Marshall D-07702.aaa.55

Wood, J.E. (1978) Sun, Moon and Standing Stones OUPx421/10666

Proceedings of the Society of Scotland Ac.2770/2a

Recumbent Stone Circles 88 Derivation from Clava tradition, p197

Walker, I.C. (1962/3) pp88-89 96 The Clava Cairns (in Ireland and Scotland) pp95-100 96

Burl, H.A.W. (1969/70) pp56-81 102 Recumbent Stone Circles of North east Scotland

Coles, J.M.; Taylor, J. J. P97 102 Excavation of a Midden … Cublin Sands, Morayshi

Stone Circles in Aberdeenshire

Dalrymple, C.E. (1884) 18 Notes on the Excavation of the Stone Circle at Crichie, Aberdeenshire pp319-25

Peter, J. (1885) 19 Stone Circles in Old Deer pp370-377

Coles, F.R. (1899/1900) 34 p139

Coles, F.R. (1900/1) 35 pp187-248

Coles, F.R. (1901/2) 36 pp488-581

Coles, F.R. (1902/3) 37 pp82-142

Coles, F.R. (1903/4) 38 pp256-306

Coles, F.R. (1904/5) 39 pp190-206

Coles, F.R. (1905/6) 40 Stone Circles pp164-206

Coles, F.R. (1906/7) 41 Stone Circles in Baffshire and Morayshire pp130-172 48 p191

Ritchie, J. (1916/7) Notes on Some Stone Circles in Central Aberdeenshire pp30-47

Ritchie, J. (1917/8) Cup Marks on the Stone Circles and Standing Stones of Aberdeenshire and Part of Banffshire pp86-121

Ritchie, J. (1918/9) Notes on some Stone Circles in S Aberdeenshire and N Kincardineshire pp64-79

Ritchie, J. (1919/20) 54 The Stone Circle at Broomed of Critchie

Ritchie, J. (1922/3) Stone Circles at Raedykes nr Stonehaven pp20-28

Ritchie, J. (1925/60) 60 Folklore of the Aberdeenshire Stone Circles and Standing Stones pp304-313

Keiller (1927.) Interim-Report — Stone Circles of Aberdeenshire andKingarshire Scheduled as Ancient Monuments

Killbride-Jones, H.E. (1933/4) — Stone Circles: A New Theory of the Erection of the Monoliths pp81-99

Killbride-Jones, H.E. (1934/5) 69 Excavations: Loanhead of Daviot and Cullerlie pp 169-204

Killbride-Jones, H.E. (1935/6) 70 A Late Bronze Age Cemetery — Loanhead of Daviot pp278-310

Aberdeen, Third Spalding Club (1932) The Third Spalding Club: What is it, etc Ac.8246(6)

Aberdeen and North of Scotland Library and Information Co-operative Service (1982) A Directory of Library Resources in the North East of Scotland — составлена Сьюзан Сэмпл (2-е издание) x950/15761

The Kirkyard of…

Discovery and Excavation, Scotland

New Statistical Account of Scotland Vol xii Aberdeenshire (Edin 1843)

Old Statistical Account of Scotland

Ordnance Survey Name Book

(обратно)

10

Некоторые другие “французские” ультра-левые течения этого периода стали более доступны широкому читателю, потому что люди, связанные с ними, позже стали знаменитыми профессорами. Корнилиус Касториадис и Жан-Франсуа Лиотар принимали активное участие в группе “Социализм или Варварство”, собрание их политических работ доступно в заслуживающих доверия английских переводах, опубликованных уважаемыми академическими издательствами. “Социализм или Варварство” возникло из течения Шалье-Монталя внутри Троцкистского Интернационала (французской секции). Их разрыв 1948 года с этой организацией повлек за собой бескомпромиссное осуждение Троцкизма и полное отрицание абсурдного представления, что СССР было государством “дегенерировавших трудящихся”. С самого начала “Социализм или Варварство” содержали в себе два отдельных течения, представленных Шалье (псевдоним Касториадиса, поддерживавшего революционную партию) и Монталя (псевдоним Лиотара, стоявшего за спонтанную самоорганизацию рабочих). К сожалению, Лиотару до настоящего времени не удалось заручиться поддержкой среди англоязычных академических издателей. Только уловив соответственные позиции как Касториадиса, так и Лиотара, возможно понять, как “Социализм или Варварство” привлекал элементы как советского, так и Бордигистского полюсов французских ультра-левых.

(обратно)

11

Вне всякого сомнения, анахронистичный характер работы Грассика Гиббона, с акцентом на форму и многочисленные повторения, обязан частично тому факту, что ему приходилось выпихивать свои писания через небольшую дыру в боку портняжного манекена, в котором он жил после того, как туда его заперла жена, решив не признаваться друзьям, что ее муж не был псевдо-метафизическим поэтом и критиком Уильямом Эмпсоном, обучавшимся в Уинчестер и Магдалена Колледжах Кэмбриджа. Как говорят, для Гиббона действие, созидание, удовлетворение желания творить было первостепенным, несмотря на неуверенность морального толка и трудность двигать руками внутри манекена. Работа Гиббона ужасна во всех смыслах этого слова, но особенно в смысле ношения в публичном доме коричневого войлочно-фетрового халата, оборванного по краю, поверх пары усыпанных блестками длинных чулков, и девушки даже не глядели на него, пока не были одурманены наркотиками. Единственное, за что можно похвалить Гиббона, так это за то, что он избегал академической подготовки, имеющейся у таких авторов, как Бо Фаулер и Роберт Ирвин, раздражающе педантичных в своих попытках заставить английскую литературу выглядеть как “интеллектуальное левое крыло”, несмотря на крайне скучный характер их прозы и отчаянного желания получить признание в качестве как “стилистов”, ха-ха!

(обратно)

12

В качестве альтернативы я мог бы так начать и таким образом кончить, наверное, “начать снова” было более точной формулировкой, с расширенной версией следующей “импровизации”: Человек, больше не называвший себя Аланом, приехал в Абердин. Он сказал мне, что его зовут Каллум. Как бы между прочим он выскользнул из моей жизни. Жизнь ускользнула из Каллума. Если бы я могла дотянуться и коснуться его. Дотянуться. Коснуться его. Подскользнуться. Ускользнуть. Жизнь ускользнула. Как бы между прочим. Он ускользнул. Моя жизнь. Если бы я смогла ускользнуть. Если бы я смогла дотянуться. Мужчина. Мужчина по имени Каллум. Больше не. Он выскользнул из моей жизни. Если бы я могла выскользнуть из моей жизни. Дотянуться и коснуться. Дотянуться и коснуться его. Дотянуться и коснуться его как бы между прочим. Он ускользнул. Он ускользнул из Абердина. Жизнь выскользнула из него. Человек по имени Алан приехал в Абердин. Человек по имени Алан приехал в Абердин со мной. Алан выскользнул из этой жизни. Алан и Каллум приехали в Абердин. Человек по имени Каллум изменил свое имя на Алан и я больше не уверена, убила ли я его или нет.

Он сказал мне, что его зовут Каллум. Как бы между прочим он выскользнул из моей жизни. Человек, больше не называвший себя Аланом, приехал в Абердин. Если бы я смогла дотянуться и коснуться его. Жизнь выскользнула из Каллума. Коснуться его. Дотянуться. Выскользнуть. Подскользнуться. Как бы между прочим. Жизнь выскользнула. Моя жизнь. Он ускользнул. Если бы я могла дотянуться. Если бы я смогла ускользнуть. Человек по имени Каллум. Человек. Он выскользнул из моей жизни. Больше не. Дотянуться и коснуться. Если бы я смогла выскользнуть из моей жизни. Дотянуться и коснуться его как бы между прочим. Дотянуться и коснуться его. Он ускользнул из Абердина. Он выскользнул. Человек по имени Аллан приехал в Абердин. Жизнь выскользнула из него. Алан покинул Абердин. Человек по имени Алан приехал в Абердин со мной. Алан и Каллум приехали в Абердин. Алан выскользнул из этой жизни. Человек по имени Каллум изменил свое имя на Алан и я больше не уверена, убила ли я его или нет.

Алан и Каллум приехали в Абердин. Человек, больше не называвший себя Аланом, приехал в Абердин. Алан покинул Абердин. Он сказал мне, что его зовут Каллум. Человек по имени Алан приехал в Абердин со мной. Как бы между прочим он выскользнул из моей жизни. Жизнь выскользнула из него. Жизнь выскользнула из Каллума. Он ускользнул. Если бы я смогла дотянуться и коснуться его. Дотянуться и коснуться его. Если бы я смогла выскользнуть из моей жизни. Больше не. Дотянуться. Человек. Коснуться его. Если бы я смогла дотянуться. Подскользнулась. Моя жизнь. Ускользнула. Он выскользнул. Как бы между прочим. Жизнь выскользнула. Если бы я смогла ускользнуть. Человек по имени Каллум. Он выскользнул из моей жизни. Дотянуться и коснуться. Дотянуться и коснуться его как бы между прочим. Он ускользнул из Абердина. Человек по имени Алан приехал в Абердин. Алан выскользнул из этой жизни. Человек по имени Каллум изменил свое имя на Алан и я больше не уверена, убила ли я его или нет.

Человек, больше не называвший себя Аланом, приехал в Абердин. Алан и Каллум приехали в Абердин. Он сказал мне, что его зовут Каллум. Алан покинул Абердин. Как бы между прочим он выскользнул из моей жизни. Человек по имени Алан приехал в Абердин со мной. Жизнь выскользнула из Каллума. Жизнь выскользнула из него. Если бы я смогла дотянуться и коснуться его. Он выскользнул. Если бы я смогла выскользнуть из моей жизни. Дотянуться и коснуться его. Дотянуться. Больше не. Человек. Если бы я смогла дотянуться. Коснуться его. Моя жизнь. Подскользнулась. Он ускользнул. Жизнь выскользнула. Как бы между прочим. Человек по имени Каллум. Если бы я смогла выскользнуть. Дотянуться и коснуться. Он выскользнул из моей жизни. Он ускользнул из Абердина. Дотянуться и коснуться его как бы между прочим. Алан выскользнул из этой жизни. Человек по имени Алан приехал в Абердин. Человек по имени Каллум изменил свое имя на Алан и я больше не уверена, убила ли я его или нет. И т. д., и т. д., и т. д.

(обратно)

Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12