Ловчие Удачи (fb2)


Настройки текста:





   Автор: Вячеслав Седов

   Роман-дилогия "Ловчие Удачи" из цикла "Наследие" Книга 1.

   2004-2005 год

   (c) все авторские права защищены

Пролог

   В трагическую годину история возносит на гребень великих людей, но сами трагедии дело рук посредственностей.

   Морис Дрюон


   Все кончено. Надежды не осталось. Я умру здесь, и усталая грудь исторгнет последний вздох...

   Беловолосый эльф твердо ступал по огромному каменному диску алтаря. Возвышение в центре манило своими ступенями. Вокруг, на восьми каменных зубьях, переливались всеми цветами радуги кристаллы стихий, готовые к погружению вместе с алтарем в земную твердь.

   Ноги - по колено, руки - по локоть в крови. О нет, это не метафора! Я стараюсь не поскользнуться и не дать рукояти меча выпасть из залитых этой красной жидкостью пальцев. Я не выбирал себе этого. Выбор был сделан за меня, будто кто-то раскрыл книгу и решил написать очередную историю, поместив меня туда, в качестве действующего лица.

   Я всегда жил своим умом и не боялся дороги, пусть и в полном одиночестве. Но время идет своим чередом, запущенное по большому кругу, где многие забывают, с чего все началось. С чего начал я? К чему это знать, если вскоре я стану еще одним призраком на страницах хроник? Они еще поведают вам, и не раз, о победах, турнирах, войнах, колдовстве и драконах. Развернут красивое полотно, где изображены рыцари в сияющих доспехах, и прикуют к себе восхищенный взгляд. Или, может статься, маг, в роскошной робе и колпаке, с воздетыми руками и набирающим меж пальцев силу заклятием более привлечет ваше внимание. Куда мне, простому наемному убийце, тягаться с ними? Хотя, нет! Будет что вспомнить и обо мне.

   Представлюсь: я - Аир А'Ксеарн, Xenos, проклятье Материка и хранящих его Восьми Кристаллов Стихий. Я - смерть в сапогах, что выхаживал некогда по дорогам этого мира. Отравитель, мерзавец, подлый убийца, коварный злодей и душегуб. "Таких еще свет не видывал!" По крайней мере, это я слышу себе вдогонку. Я поднял руку на хранителей Материка, архимагистров восьми орденов стихий. Как я посмел?! Ведь все было так хорошо и безоблачно. Какого черта я стал грозовой тучей на небосклоне, когда отгремели великие битвы со Злом?! Когда хронисты насидели мозоли, без устали скребя перьями о новых и новых победах Света над Тьмой.

   Вокруг алтаря кипел бой. В слепой ярости адепты орденов стихий сражались с немногочисленными сторонниками последнего из Xenos, что шел к алтарю под грохот и лязг стали, громогласные проклятия, крики раненых и хрипы умирающих.

   Как же люди увлечены героическими сказаниями, доложу я вам. Вот они, "сказания", вокруг, орут и умирают. Пожалуйте в самую гущу этой резни, судари и сударыни, чтобы понять, какими чернилами написано то, что развлекает вас у теплого камина осенними и зимними вечерами, записанное каллиграфическим почерком в толстом томе.

   Время придет, и хронисты перестанут отсиживать свои зады, без конца копируя новые и новые образчики безжалостных творений. Их старания заменят вырезанные из дерева и выплавленные из металла литеры, что позволят быстрее помещать очередное героическое сказание на бумагу. Она не будет краснеть. Оставим хотя бы "бледность" ей, изумленной до глубины души тем, как над руинами городов и заваленными трупами полями битв еще хватает сил греметь победным трубам. Да, до глубины души! У бумаги есть душа, но слишком робкая, чтобы спорить с тем, кто взахлеб пишет о смертоубийстве за правое дело.

   Редко какой хронист остановится посреди гущи "бумажной" войны и подумает над тем, кто только что испустил дух, пронзенный его пером. И не сделает различия на чаше весов с вывеской "Правое и левое дело", а скажет равно и за героя, и за мерзавца. Человек вообще любит создавать что-нибудь, чтобы потом разрушить, в довесок столкнув лбами достойных героев.

   Вот увидите, господа! Сейчас Материк ограничен Творцами незримой линией, и обитателям нет дела до того, что творится дальше "на шарике этом летающем, с которого спрыгнуть нельзя". Эпоха досталась та еще, но что будет дальше? Кто знает? Не берусь судить. Я видел правосудие, прикрывающееся справедливостью, с мечом наперевес. И почему-то всякий раз представлял фигуру палача в черном колпаке, застывшего в ожидании на плахе. Поэтому, думается мне, человек создаст еще множество вещей, дайте только место грандиозным замыслам, снова разрушит, и разрушение будет сообразной грандиозности.

   Беловолосый эльф поднялся по ступеням и встал на возвышении посредине алтаря, направив острие клинка себе в грудь. Его большие изумрудные глаза ярко сверкнули.

   Прощай, Материк! Замысел Творцов свершится сегодня. В этот день, посреди Островов Восьми, колыбели народов, я навсегда заберу Кристаллы Стихий. Но мое наследие останется с тобой! Берегись, жалкий клочок земли! Ведь ты еще терпишь на своем горбу тех, кто снова начнет делить мир на "черное" и "белое". Еще остались судьи и пророки, провозгласившие за собой право на решения, обрекшие когда-то меня на участь изгоя! Еще живы лжецы, оправдывающие убийство "во имя"... Что ж, ты получишь сполна, если кровавых войн для детей твоих мало, чтобы уразуметь ценность жизни.

   Неумолим бег времени. Мое Наследие настигнет тебя в недобрый час, коли не суждено питомцам твоим жить в мире, прозреть и увидеть, что сталось после Сокрушения Идолов, не протянуть руку страждущему, а забыть и снова праздновать победу в черте города, когда снаружи тела навалены вровень со стенами, тогда... в Бездну этот мир!

   Клинок пронзил грудь...

   Битва прекратилась сама собой, когда в небо из центра алтаря устремилась огромная радуга. Эльфы, люди, гномы, халфлинги - все в изумлении опустили оружие и смотрели, задрав головы, вверх.

   "Ta'Erna!" - воскликнул кто-то, вспомнив строки древнего пророчества о Xenos. Пророчества, которое положило конец всем пророчествам на Материке...


   Старый, убелённый сединами хронист откинулся на спинку дубового стула. Оставив воспоминания, он размышлял над тем, как начать еще один свой труд в бесконечной череде лет, что подарили ему Творцы.

   Отгремели кровавые битвы и пали многие великие герои. Пожалуй, не оставив ничего взамен, кроме разрушений и утрат.

   - И что же теперь? - грустно улыбнулся сам себе старец, - Закат легенд? Все о нем только и говорят. Закат, который предвещала Ta'Erna - магическая радуга, вырвавшаяся на свободу с гибелью последнего из Xenos. Говорили, что пролив свою кровь на диск алтаря, куда он приковал кристаллы, довершился обряд, разомкнувший цепь истории. Цепь, неизменно возвращавшую мир на грань уничтожения.

   Жизнь Xenos, с тех пор, как у кристаллов не стало хозяев, потеряла всякий смысл. Но Ta'Erna, единым вздохом свободы и надежды, пролилась по небосклону и была видна отовсюду. Она принесла с собой много радости, и после.... А, впрочем, что мне до того, что после? Я из того времени, а не из этого. Сейчас все слишком неопределенно и чуждо для всех, кто привык жить рядом с чародеями и драконами. Но любое время, даже самое смутное, стоит записи в хронике. Вдруг среди серых красок сыщется что-то, что блеснет не титулом и не происхождением, не золотом и не доблестью, а тем, что не получишь в наследство, не украдешь и чему не научит и сотня высоколобых наставников.

   Старик заскрипел пером по бумаге, и вскоре на странице красовалось первое слово: "Наследие". Сухие пальцы ловко отчертили его пером и вывели ниже несколько четверостиший в качестве эпиграфа зачинающемуся памятнику для настоящего, которое так и не покинули тени прошлого и вряд ли когда-либо покинут предсказания будущего:


   Клянусь, мне тяжко слышать фразы

   Тех, кто выдают сужденья сразу

   О том как, от чего и что проистечёт

   Так, словно, мудрых род наперечёт


   Он, кто вознамерился судить

   О том, что будет, а чему не быть

   Не проникая вглубь и смысл слов,

   Тот никуда не годный пустослов




Книга 1
"Осколки"
We are but falling leaves in the air hovering down Unaware we are spinning around. Scattered fragments of time, like blinks of an eye. We are... That's all we are.


Sami Lopakka*



   Глава 1

   "Порочности - это не просто качества, это материализуемое Качество"

   запись в "Большой Книге Опыта" чернокнижников Каменного Цветка


   Истания была страной больших возможностей для тех, кто любил держать ноги в тепле, а собственное брюхо - сытым, особенно после того, как над миром взошла Ta'Erna, положив тем самым отсчёт новому времени, эпохе крупных перемен и закату легенд.

   Корабли прибывали в порты Зюдрадзеля едва ли не каждый день, и сошедшие по трапу путешественники растворялись в наполненном жизнью городе. Шумели трактиры, на торговых площадях яблоку негде было упасть, отчего страже прибавлялось с каждым днем хлопот с кишащими в таких местах карманниками. И, судя по многочисленным виселицам, заплечных дел мастера неплохо справлялись, сколачивая новые и спешно освобождая старые, чтоб вздернуть оставшееся в узилищах ворье.

   Бургомистром в Зюдрадзеле был халфлинг* и ревностно следил за порядком в городе. Для приезжего он оставался, чуть ли не единственным напоминанием о том, что Истания являлась страной, населённой этим низкорослым народцем. Теперь халфлингов можно было повстречать только в пригородах и деревнях, подальше от густонаселённых центров торговли и ремёсел.

   На просторах Истании этой весной царили покой и умиротворение. Только приграничье с Лароном напоминало о недавней войне пепелищами сожженных сел да вытоптанными полями. Впрочем, на деревьях шумела первая листва, чирикали птицы. Халфлинги вели свой простой и размеренный провинциальный быт. Из-за невысоких заборчиков в садах слышались их картавые голоса, ведущие разговоры о цветах, репе и будущих посевах. Где-то играла простую мелодию дудочка.

   Мэрилл пребывал сегодня в скверном настроении. Во-первых, закончился его любимый табак. Во-вторых, он сегодня ещё не завтракал. В-третьих, его драгоценная супруга вот уже битый час без умолку трещит с подругой о каком-то проезжем, совершенно забыв о том, что ему, Мэриллу, иногда хочется есть, как и всякой живой твари, и этому треклятому проезжему в том числе. Но дражайшая супруга была так увлечена, что халфлингу не оставалось ничего, кроме того, чтобы пойти к своему давнему приятелю и соседу и одолжить полюбившегося фивландского табачку.

   - Утро доброе, Мэрилл. Чего такой кислый? - крикнул ему с крыльца Керн, едва халфлинг подошёл к калитке.

   - И тебе доброго, дружище! Не возражаешь, если я посижу у тебя, пока моя и твоя жены перемоют все кости тому проезжему? Будь он неладен!

   - Конечно, - подмигнул другу Керн и, заметив пустую трубку в руках Мэрилла, со смехом бросил тому мешочек с табаком, - Держи. И таки убери эту недовольную рожу!

   Два друга уселись на ступеньки и закурили. В воздух поднялись клубы ароматного дыма из трубок.

   - А ты видел его? - спросил Мэрилл немного погодя, так как, хоть и неприятно было, но приходилось признать, что для деревеньки этот приезжий оказалось целым событием.

   - А чего там было видеть? Высокий всадник, закутанный по уши в плащ. Сильванийская широкополая шляпа с облезлыми перьями нахлобучена по глаза.

   - Так чего же тогда вокруг столько шуму?

   Керн сделал большую затяжку и, задумчиво разглядывая выпущенное облачко, ответил:

   - Видишь ли, он спрашивал дорогу до подводных пещер, что в горах Драконьего Проклятия.

   - И всё?! - изумился Мэрилл.

   - А разве этого мало?!! - Керн с раздражением вытряхнул свой чубук, - Опять в то злачное местечко стекается всякий сброд, хоть и всегда так по весне. Прям как птицы возвращаются с зимовья... А этот вообще ехал не через Арганзанд, как прочие, а от Зюдрадзэля. Таки совсем обнаглели!

   - Да, - протянул Мэрилл, - Тамошний бургомистр, что твой кот, совсем мышей не ловит.

   - А чего ему? Его дело маленькое: принимать в порту, спроваживать до городских ворот да скорее их захлопывать. Эти "ловчие удачи" не настолько глупы, чтобы в городах, таких как Зюдрадзэль промышлять. У нас быстренько познакомят с пеньковой верёвкой и обмылком, не то, что у людей в Феларе - целыми кварталами ворьё живет и ничего, - Керн сплюнул, - Ты бы видел, глазища этого субчика, что таращился на меня, когда жена ему дорогу объясняла. Хотя, чего там... Не дурак видать! Только глазища и видно было. И конь у него таки чёрный, и плащ, и шляпа. Только перья на шляпе огненные такие, из петушиного хвоста небось.

   - Да уж, - Мэрилл принял еще более задумчивый вид, - А я таки думаю, если спрашивал, стало быть, первый раз туда направляется. Но места там ой неспокойные...

   - Угу, - Керн снова набил чубук, - Когда, помню, ещё мальчишкой, собирал возле топей хворост с отцом, коленки тряслись так, что еле домой дошёл.

   - Да полноте, чего ты там увидел? - усмехнулся Мэрилл.

   - Ха! Молчи лучше, сам то сын мельника, ничего кроме киллмулис* тебе вообще не мерещилось!

   - Ага, всё лучше, чем твои бредни об эллильдян... или как их там? Больше заезжих эльфов слушай и двинешься разумом точно!

   - Невежа, ellylldan - бродячие огни. Они там водятся, на болотах. Так что этому проезжему лучше поостеречься. Заведут в топи и конец.

   Керн встал со значительным видом халфлинга, изрёкшего нечто очень важное, и направился навстречу вернувшейся жёнушке, улыбаясь, как голодный волк при виде кролика. Ещё бы! С каждым её шагом приближался долгожданный завтрак, а поесть, как известно, халфлинги очень любили. Особенно в истанийской провинции после сбора очередного урожая, где трапезы, порой, занимали едва ли не треть всего дня, помимо меланхоличного раскуривания трубок в беседках.

   - Хм, если не эллильдян на болотах, то кобольды в горах. Какая, по сути, разница? Всё равно этому глазастому крышка, - намеренное коверкая название болотных огней, пробубнил себе под нос Мэрилл и отправился домой.

   Он, также как и его друг, собирался потребовать свою законную утреннюю трапезу, коль скоро та особа, которую он оберегал от всего, даже от крыс в подвале, была его жена.


* * *


   Путь до подводных пещер оказался неблизким. Тому самому "проезжему" понадобилось несколько дней, чтобы добраться до пещер в Горах Драконьего Проклятия, вернее до болот преграждавших путь в горное чрево. Они обширно раскинулись возле дороги, охраняя путь в то злачное место своими знаменитыми трясинами и всякой нечистью, что обитала в окрестностях.

   Путник остановился у края топей и огляделся. Солнце садилось за грань выжженных полей. Дорога, словно чертой, отсекла их от зелёных лугов, спускавшихся к берегам реки, до которой теперь было рукой подать, - Бэргшлюсселя.

   Большие желтые глаза с миндалевидным разрезом не отрываясь смотрели на закат. Путник чего-то ждал, застыв как изваяние.

   Изредка в воздухе разносились крики стрижей, стрекот кузнечиков и кваканье болотных лягушек. Ветер, уснувший в полях, пробудился, волнуя зелёную траву и камыш у реки.

   Закат догорал, когда путник снова пришел в движение и ловко соскочил с седла. Из-под плаща показалась его рука в черной перчатке с коротким широким раструбом и стальными набойками на костяшках. Взяв лошадь под уздцы, он решительно направился вглубь топей.

   По мере того как начинало темнеть, один за другим на болотах зажигались огни, уводившие вереницей к горам.

   Эллилдан очнулись от дневного сна.

   Под ногами хлюпала болотная жижа, доходившая почти до колен высоких сильванийских ботфорт. Путник старался следовать за вереницей огней, так как здесь они, и только они, были надежными провожатыми для знающего странника.

   Болота постепенно оживали и наполнялись сонмом причудливых звуков. От некоторых из них путника пробирала дрожь, так как он догадывался, что за твари могли их издавать.

   До казавшихся теперь такими гостеприимными гор, даже при всей мрачности черных громад, оставалось совсем недолго.

   В ночное небо взошла луна. В тот самый момент, когда хозяйка ночи осветила топи своим тусклым сиянием, искрясь на поверхности мутной воды, по болотам прокатился громкий булькающий вой.

   - Проклятье! - путник остановился и резким движением сорвал с себя широкополую шляпу, выпустив на свободу копну густых кроваво-красных волос до плеч и длинные острые уши, покуда нижняя половина лица осталась закутанной в плащ.

   Конь встревожено фыркнул. Вой повторился. Путник навострил уши. Широко распахнутые желтые глаза обшаривали каждую кочку, каждое дерево. На небольшом пригорке позади, где громоздилось развалина старого дуба, появилась туша безголовой собаки. Встав на задние лапы, тварь повторила свой призыв, и в этот раз на него послышались такие же отклики. Из среза шеи монстра вывернулось несколько щупалец. Они изгибались, обшаривали окружающий воздух.

   В руке путника блеснул кинжал:

   - Прости меня.

   Конь недоуменно посмотрело на своего хозяина.

   Красноволосый шумно выдохнул, зажмурился, словно не хотел видеть того, как его рука вооруженная клинком вспарывает кожу на крупе животного. Брызнувшая из раны кровь отозвалась торжествующим ревом тварей и удаляющимся жалобным ржанием.

   Путник подхватил кожаные сумки с поклажей и бросился бежать, оставив снятое седло в трясине. Из-за спины уже доносились звуки начавшегося пира безголовых чудищ, еще более подстегивая ноги беглеца.

   Надо отдать должное, путешественник отлично бегал, даже по колено проваливаясь в болото он почти не снижал взятый темп, а, выбравшись на твердую почву, ловко продирался сквозь густые кустарники.

   - Скорее, если хотите жить, сюда! - закричал ему постовой с наблюдательной вышки на небольшом островке у подножия гор.

   Руки и ноги красноволосого заработали поразительно быстро и слаженно, когда из открывшегося сверху деревянного люка ему была сброшена верёвка. Он в мгновение ока оказался на вышке. Привалившись спиной к деревянной стенке, путник сидел и тяжело дышал:

   - Откуда они здесь?!

   - Этого никто не знает, - постовой пожал плечами, но насторожился от отдающего металлом голоса, заприметив к тому же совсем не по-эльфийски длинные острые уши, выглядывающие из красной шевелюры незнакомца, - Но адские псы просто так никогда не являются. Очевидно, кто-то из набедокуривших чернокнижников сбежал сюда, в поисках защиты за рунами барьера над входом в пещеры. Вот теперь эти твари и кормятся здесь каждую ночь. Выжидают.

   - Ну и чертовщина!

   - Вам повезло, что вы уцелели. Старожилы говорят, что такое уже бывало. Когда луна пойдет на убыль, псы уберутся, но до этого успеют пожрать немало народу.

   Будничное спокойствие, с которым это было сказано, озадачило приезжего, хотя он был далеко не таким впечатлительным, как могло сперва показаться.

   С тех пор, как отгремели войны, и взошла на небосклон Ta'Erna можно было ожидать много "нового". Однако большинство из нововведений во флору, фауну и монстриарии имело своё, почти здравое, алхимически-магическое объяснение. Но вот адские псы не вязались как-то ни с одним, хоть сколько-нибудь дельным, предположением о явлении монстров в мир. Этих тварей никто не мог обуздать и контролировать и редко заносил в справочники, как бы поспешил сделать любой творец из сонма тех, кто постоянно играли в бога. Не делалось это из-за того, что, собственно, кроме пышного и зловещего названия о безголовых псах ничего толком не было известно. Ну, разве что, появлялись они фактически ниоткуда, без всяких шумовых, колдовских и прочих эффектов, и преследовали всех, кто изрядно перегибал палку в игре с природой. По крайней мере, так было принято считать среди магов, исходя из этикета.

   Далеко не все знали грань разумного после становления волшебства практически вседоступным. Сами собой упразднились академии, разрушенные отчасти популярным принципом "и сам с усам". Врожденный талант больше не играл определяющей роли, и состоятельные придворные могли себе позволить присоединиться к магическим таинствам, при этом абсолютно ничего не смысля в них, нанимая наставников из гильдий и щедро приплачивая авантюристам, готовым раздобыть или выкрасть старинные фолианты из библиотек. Или извлечь таковые из катакомб, склепов и развалин какой-нибудь магической башни у черта на рогах, чей хозяин сгинул во время войны.

   - А вы, стало быть, из "ловчих удачи"? Уж больно прытко вы по кочкам скакали и по верёвке без узлов взобрались, - прервал затянувшееся молчание постовой, зажигая фонарь.

   - Верно, - красноволосый поднялся, - Как, впрочем, и добрая треть всех, кому, прямо как по старинному ларонийскому проклятию, выпало жить в эпоху перемен.

   - В этом вы правы, - слабая улыбка озарила каменное лицо парня, и он принялся подавать знаки фонарём, явно адресованные небольшой башенке, выдающейся на скале в свете луны, словно кривая печная труба.

   Вскоре последовал ответ. Постовой облегчённо вздохнул и, развернувшись, красноречиво отворил щеколду на люке. Красноволосый шарахнулся в сторону от яркого света фонаря, закрывая рукой глаза.

   - Хм, видимо, вы действительно проделали большой путь, - сказал парень, окончательно убедившись, что перед ним далеко не простой эльф, или даже не эльф вовсе, - Теперь осталось совсем немного. Порядка двухсот-трехсот ярдов* ... Да! И конюшня у нас конечно не ахти, но за хороший куш вам могут подыскать неплохого скакуна. Коли на вас шпоры, но вы остались без лошади.

   Приезжий ничего не ответил и соскользнул по верёвке вниз. Встав на твердую почву, он снова нахлобучил свою шляпу с петушиными перьями. Плотнее завернувшись в короткий плащ и, удобнее перехватив за ремни сумки с поклажей, он быстрым шагом двинулся по тропинке к тому месту, где в горах слабо мерцали огоньки пылающих рун.

   Наслушавшись историй о, якобы, могущественном заклятии, наложенном на потайной вход в пещеры, красноволосый был разочарован, когда увидел, что это оказалось всего лишь сочетанием иллюзии и магического барьера. Эта побасенка о "могущественном" таинстве заклятия была, скорее всего, рождена "доблестными" борцами со злом, инквизиторами и иже с ними, из-за их полного бессилия. Ведь соваться в подобную вольницу решались только выжившие из ума бродячие рыцари. Отчего неудивительно, что в последнее время их количество уменьшалось пропорционально возросшему числу подобных злачных местечек по всему Материку.

   Стражи гор без проволочек впустили его внутрь. Едва привыкнув к неверному свету факелов вдоль стен пещеры, приезжий столкнулся нос к носу со здоровенным детиной. Судя по смуглому цвету кожи и выпирающим нижним клыкам, тот являлся отпрыском орочей крови, столь редкой теперь и всегда изрядно разбавленной человеческой.

   - Чего надо здесь!? - хрипло рявкнул детина, распространив вокруг удушливый запах чеснока, несомненно, съеденного им недавно для сокращения времени возможного общения со всеми, кому вздумается явиться в столь поздний час.

   - Не твое собачье дело, зубастый. Говори правила здешние и не испытывай моё терпение, - пресек попытки дознания красноволосый, озадачив стража своим диковинным металлическим голосом.

   - Та-ак, - протянул детина, поигрывая в руке увесистой дубиной. Но, ничего не найдя сказать, лишь буркнул, что проливать сегодня кровь в "городе" лучше не стоит, и дал отмашку остальным пропустить.

   В вольницах с правилами было туго, особенно для охраны у входа. Так как непонятно было, кого они должны охранять, толи обитателей от приезжих, толи наоборот. Большинство "местных" сами могли за себя постоять, и поединки случались почти ежедневно. Запрещались только драки группа на группу числом более десятка участников с каждой стороны.

   Впрочем, основной заботой у стражей были гнездовья выверн в сводах. Эти твари могли хорошо послужить при обороне расположенной среди пещерных озер цитадели, но их надо было чем-то кормить, чтобы, с голодухи, не пожрали народ. Поэтому поиск пропитания по большей части и был основным занятием стражи, а именно: собирание тел тех, кого в потасовках насадили на нож, или тех, кого прикончила цинга... До старости здесь мало кто доживал.

   Узкий ход вывел красноволосого к круто спускающейся вниз дороге.

   Внутри невероятного размера пещеры помещалась высокая, под самый свод, крепость с отвесными стенами, уходящими вверх и распускающихся там, словно цветок, лепестками башен, нависая над фортификацией. Цитадель так и называли "Каменным Цветком", а вокруг небольшого островка, среди озер тухлой мутной воды, где она помещалась, лепили вкривь да вкось жилища те, кого нелёгкая занесла до кучи к чернокнижникам на эту окраину мира: гноллы, крысолюды, полукровки всех мастей и человекоящеры. Последние, в большинстве своем, оказывались беглыми каторжниками с Острова Туманов. Это объясняло причину их нахождения в такой дали от родного острова в южных морях. Ведь чем дальше от кандалов, тем лучше.

   У входа, откуда зашагал приезжий, располагалось людское "поселение". Если так можно было назвать выстроившиеся вдоль улицы несколько хибар, у каждой из которых кучковались матери и дочери и продавали себя - эхо недавно отмененного закона в Феларе о "меченных". Падших женщин в этом людском королевстве клеймили, и дальнейшая их судьба была незавидна. Впрочем, такая же участь изгоев постигла воров и убийц. Пусть закон отменен, но всякое напоминание о нем - с глаз долой!

   Это было воистину обиталище "меченых". Они жили здесь целыми семьями, а отличить их всегда можно было по стигмам* на лицах. К ним относились с пренебрежением. Однако, даже вооруженный до зубов гнолл из цитадели, когда проходил здесь, поджимал свой хвост. Укромных уголков для того, чтобы вспороть брюхо и обобрать до нитки, среди хибар было предостаточно.

   Красноволосый лишь примерно знал, куда ему следует двигаться, но, не особо озираясь по сторонам, поспешил пройти опасное место под хор многочисленных предложений продажной любви.

   - Карнаж? - послышалось со спины.

   Красноволосый обернулся. Перед ним стояла полуэльфка в старомодных обносках, с вульгарно накрашенным лицом и плохо расчесанными светлыми волосами, спадавшими на глубокое декольте.

   - Вы ошиблись, - голос, прозвучавший странным для стража у входа, стал, к тому же, холодным и немного хриплым.

   Из-под полей шляпы не было видно, как нахмурились огненные брови, над глазами, где зрачок стал величиной в полбелка.

   - Извините, - прошептала проститутка и отвернулась.

   Карнаж зашагал дальше.

   Его зрение обострилось до предела, отчего с глазами и произошла подобная метаморфоза - смешанная кровь эльфов и жителей Ран'Дьяна частенько давала хорошее преимущество в плохо освещенных местах.

   Полукровка узнал полуэльфку, но теперь это не имело значения. Куда более его беспокоило, что узнали его. И он ругал себя за то, что обернулся. Недаром в переулке, когда эта продажная девка сдуру сказанула его имя, шмыгнул крысолюд. Это племя отличалось известными повадками, а цель его, Карнажа, визита могла заинтересовать не только этих горбатеньких грызунов, ходящих на двух лапах, но и куда более серьезных лиц.

   Красноволосый рассудил, что следует поспешить, иначе он рисковал не успеть добраться до обиталищ чародеев у стен "Каменного Цветка". А ведь там у него имелось одно выгодное дельце с чернокнижницей.

   Запах сырости усилился, когда он подошел к выдолбленной в скале лестнице. Рядом, на сваях в пруду, громоздилась таверна. Из окон бил яркий свет и доносились крики, клацанье глиняных кружек и попытки сыграть на каком-то, видимо, изрядно покалеченном струнном инструменте.

   - Если они и соберутся напасть, то только здесь, - хрипло буркнул себе под нос Карнаж.

   Действительно, более удачного места найти вряд ли бы удалось, так как до каменных лестниц ведущих к башням у цитадели было рукой подать, а шум из таверны мог приглушить возню схватки.

   Едва полукровка успел остановиться, как сзади послышались торопливые шаги. Красноволосый метнулся в сторону - о камень недалеко от того места, где он стоял, звякнуло что-то металлическое и отлетело, бултыхнувшись в пруд.

   Крысолюд неуверенно потянулся своими длиннющими, ниже колен лапами к голенищу сапога за ещё одним ножом, оглядываясь в поисках только что стоявшего перед ним красноволосого. Где-то сбоку хлопнула ткань плаща, в следующее мгновение наброшенная на голову крысолюда, начавшего беспорядочно кромсать перед собой воздух. Полукровка отпрыгнул - появился второй грабитель: человек с длинным ларонийским кинжалом в руке, в легкой кольчуге и стигмой наемного убийцы на небритой щеке. Все это наводило на мысль, что оба было далеко не простое ворьё, обитавшее здесь в изобилии. Скорее заезжее, из городских гильдий, но, тем не менее, ворье.

   Карнаж стоял перед ними, сгорбившись, держа обе руки за спиной на рукоятях оружия. Его черная с петушиным пером шляпа валялась под ногами, кроваво-красные волосы спадали на лицо, скрывая частично глаза. Из-за высокого стоячего воротника приталенной ран'дьянской куртки был виден оскал белых зубов. Он перекосил треугольное, немного суховатое лицо с небольшим белым шрамом под левым глазом.

   Человек в кольчуге прищурился: из-под расстегнутой на груди куртки полукровки блеснул медальон с крупным рубином в золотой оправе.

   - Это он, - пропыхтел крысолюд своему напарнику.

   - Оно и хорошо, - усмехнулся наемный убийца, почесывая лезвием кинжала щетину там, где красовалась стигма, - Люблю пустить кровь нелюдям, особенно остроухим выродкам вроде этого.

   - Зачем так торопиться? - процедил сквозь зубы Карнаж.

   - Приятель, сам ведь знаешь золотое правило: у кого есть золото, тот правила и устанавливает! Извини, но нам хорошо заплатили.

   Пока человек это говорил, крысолюд наклонился почти до земли, подняв для атаки сжатый в лапе нож над головой.

   - Но есть ещё одно "железное" правило, у кого клинок острее - тому и золото, - зло прошипел полукровка.

   - Вот мы и проверим, - фыркнул крысолюд и бросился в атаку.

   Красноволосый извернулся, хватая противника. На его спине полыхнули вшитые в бахрому куртки на уровне лопаток огненно-красные перья.

   Нож вылетел из лапы напавшего, зарывшегося своим крысиным носом в каменную крошку.

   Кинжал полукровки засел в черепе крысолюда по самую рукоять.

   - Феникс!? - воскликнул меченый, различив на куртке подшитые перья.

   - Он самый!

   - Жаль, что придется убить почти "легенду", у нас их так мало осталось, - скривился наемник, обходя полукровку по кругу.

   - А ты вперёд горя не горюй, - посоветовал Карнаж.

   - Я знаю, что ты мастерски владеешь кинжалом. Но сегодня тебе это не поможет, я защищен отличной кольчугой на этот случай.

   - Зря ты так, в наш смутный век нельзя быть в чем-то уверенным, - Феникс завел левую руку за спину, откуда правая только что извлекла клинок, пригвоздивший предыдущего противника.

   - Ха! А этот крысюк, что теперь просто корм для выверн, не был достаточно уверен? Вот поэтому и сдох, так что я попробую по-другому, если ты не против?

   - Кто тебя нанял, пустобрёх?

   - У чертей в аду спросишь! - меченый подскочил к полукровке.

   Карнаж ушёл от удара ларонийским изогнутым кинжалом в живот и перехватил на возврате руку убийцы. Простому человеку было далеко до реакции такого полукровки. Разумеется, меченый тоже оказался достаточно быстр и проворен, но у него практически не оставалось шансов, даже при должной выучке, которой оба противника явно не были обделены в прошлом.

   - О-па! - на лице красноволосого заиграла недобрая улыбка.

   Сильванийские ботфорты, одетые на Фениксе, давно вышли из моды, однако их предназначение заключалось больше не в щегольстве владельца, а в боевом применении. Это становилось ясно из обитых металлом округленных мысков и массивных пяток над низким каблуком. Собственно то, что устраивало полукровку в боевом отношении, и что он с охотой использовал, абсолютно не устраивало сильванийских модников, отчего такие ботфорты с некоторых пор носили представители не самых дружелюбных профессий. А эльфийские щеголи предпочитали открытые острые мыски без металлических обоек, более мягкие пятки и каблуки повыше.

   Феникс не замедлил пустить в ход свои, "вооруженные" таким манером длинные конечности, как, впрочем, использовал любое преимущество, особенно длину своих рук и ног.

   Меченый взвыл, когда полукровка вывернул ему руку, так крепко вцепившись в сгиб кисти, что освободиться старым приемом, крутанув кинжал, у человека не вышло. Находчивость меченного подсказала выход, и он свободной рукой попытался дотянуться и ударить в лицо противника. Но руки у Карнажа оказались слишком длинными, и он без труда увернулся, ответив сильным ударом обитого мыска под колено. Затем, от щедрот своих, добавил убийце еще и в бок.

   Незадачливый грабитель вскрикнул и выпустил оружие, успев пожалеть о том, что не спросил у кого надо, хорошо ли Феникс умеет драться в рукопашную, слишком увлекшись выяснением его клинковой техники.

   Рука "ловца удачи" великодушно ослабила хватку, и меченый вырвался.

   - Ну, давай! - мотнув головой, рявкнул убийца, поднимая кулаки к лицу.

   Одна огненная бровь Феникса от удивления поползла вверх - неужели напавший и в самом деле был таким болваном?

   Сверкнули набойки на перчатке сжатой в кулак руки - меченый успел среагировать и закрыть голову от жестокого удара в висок. Однако замах, увиденный им, оказался явно солиднее, чем сам удар. А настоящий удар бедняга получил ногой в промежность. В тот же момент левая рука Феникса метнулась за спину и вылетела обратно, сжимая еще один кинжал, с тонким лезвием. Клинок резко ударил в звенья кольчуги с боку, прошив их и войдя в ребра человека на половину лезвия.

   Меченый охнул и осел.

   - Кольчуга, говоришь? - Карнаж выдернул оружие.

   Противник согнулся и захрипел.

   Следующий удар добил беднягу в горло.

   Красноволосый оглядел поле боя, поднял свою шляпу и, отряхнув, нахлобучил на голову. Попутно он с издевкой обратился к испустившему дух противнику: "Кольчуга? Похоже, милейший, вы никогда в глаза не видел славных феларских стилетов*".

   Севернофеларский шабер** вернулся в ножны на пояснице следом за темноэльфийским шпаголомом, с хрустом извлеченным из черепа крысолюда.

   Будучи искушенным в подобного рода делах, а именно по части укорота особо резвым "стервятникам", готовым выхватить добычу буквально из зубов, красноволосый поспешил скорее убраться с места схватки. Подхватив свои сваленные у выбитой в камне лестницы сумки, он взбежал по ступеням.

   Со стороны кусок скалы, на котором громоздились башни, напоминал эдакую грибницу, которая прислонялась вплотную к "Каменному Цветку". Постоянных хозяев у жилищ не было, так как редкий чародей задерживался в "Великих Подводных Пещерах" надолго. В основном здесь скрывались от правосудия. А поскольку Карнаж знал, какое "право" предоставляет "суд" большинства королевств чернокнижникам, то не боялся встречи с обитателями. Народ собирался здесь на удивление приличный.

   Островной стиль построек определяли надежность, долговечность и грубость материалов с полным отсутствием какой бы то ни было отделки. Обитатели южных островов слыли практичным народом, не любившим излишеств. Жизнь среди морей вокруг Материка к этому не располагала, отчего не удивительно, что в местах, подобных этому, трудились их славные зодчие, возводившие все быстро, крепко и одинаково. И, самое главное, никогда не просящие прибавки за то, что гнут спины в "таких жутких условиях", потому как для человекоящеров с острова Туманов в здешней сырости была своя особая благодать.

   Карнажу пришлось изрядно побродить по прямым и спиралевидным лесенкам, что связывали воедино всю "грибницу", пока он, наконец, увидел свежую табличку из не первой свежести куска дерева, на которой вырезали имя очередного съемщика башни:


   "госпожа Дивана. Чернокнижница"


   Красноволосый немного удивился, но постучал. В конце концов, среди тех дверей, которые он обошел, не было ни одного женского имени. Или уж, на худой конец, женского окончания в подписи оглашающей профессиональную принадлежность поселенца. Та, по возможности, писалась на феларском, практически "всеобщем" языке Материка.

   - Кого там ещё черти принесли на мою голову?! - послышался изнутри сонный женский голос.

   - Ты это у них сама спроси, ведь вы почти родня, - съязвил Феникс.

   - Карнаж... - протянула чернокнижница.

   - Он самый, Zhash'Ka, - красноволосый не без удовольствия посмотрел на гримасу демонессы, открывшей перед ним дверь.

   - Здесь я - Дивана! - её красные глаза заискрились от яркости выбранного имени из древних легенд.

   - Как знаешь, но, видно, для адских псов ты как была Zhash'Ka, так ей и останешься, даже после того как...

   - Я же не величаю тебя Khar сын Nazha?! - понизила голос Дивана, - Вот бы удивился означенный папаша, узнай он, какого выродка ему в родословную присоседила одна ран'дьянская изгнанница. Хотя, для тех, кто следит за такими как ты, ты как был потомком Xenos, так им и останешься. Не смотря на все ухищрения твоей матери.

   - Так величать меня, как ты сказала, невозможно. Сама знаешь, что я не чистокровный ран'дьянец. И всем тем, кто, как ты выразилась, "следит", очевидно, что мой отец явно не Nazh.

   - Вот и не перегибай палку, полукровка! Каждый из нас пусть остается при своем имени и делах. Мои эксперименты никого не касаются! А, чтобы этим адским псам прикончить меня, сперва надо поймать, - она провела его по винтовой лестнице в кабинет, запахнувшись в свой тонкий черный халат с богатой вышивкой.

   Её торчащие изо лба маленькие рожки выделялись на чистой перламутровой коже свежей позолотой. Взгляд красных глаз жадно обшаривал сумки Карнажа, пока тот неторопливо усаживался в кресло, взвалив ноги на пуфик перед камином.

   - Ну, наглец, - прошипела чернокнижница, сложив руки на груди, тем самым лишь еще более подчеркнув её полноту.

   - Дивана, в горле пересохло, налей чего-нибудь, - ответил Феникс, улыбнувшись.

   - С чего бы это?! - усмехнулась демонесса, однако взяла графин с вином и плеснула немного в фужер, - У нас здесь довольно сыро.

   Карнаж неторопливо отпил, пытаясь смаковать какой-то дешевый феларский сорт.

   - Пришлось немного попрыгать с парой засланных наемников, крепко севших мне на хвост.

   - Неужто? - озадаченно протянула она, наливая и себе тоже, - Но ты, надеюсь, не поделился с ними? За сохранность я тоже плачу тебе, и плачу немалые деньги.

   Карнаж отрицательно мотнул головой.

   В наступившем молчании только звук потрескивающих в камине поленьев несколько оживлял воцарившуюся тишину.

   - Стало быть, ты...

   - Да, я убил их... обоих, - в руке Феникса возник медальон с огромным рубином в золотой оправе.

   Тем самым красноволосый прервал явно пошедший не туда разговор. Он не любил обсуждать издержки своего непростого ремесла, пусть они и имели место всюду, где бы ни появлялись "ловцы удачи".

   Демонесса подхватила протянутую ей вещь и усмехнулась, разглядывая оплавленный драконьим пламенем камень.

   - Ха! Наконец-то! - она закружила по комнате, не отводя глаз от артефакта, - Ты удостоверился в его свойствах?

   - Разумеется, - Карнаж вздохнул, - При всем моем скептицизме, который изрядно помогает не свихнуться от общения со всякого рода коллекционерами, должен сказать, что этот камушек действительно заживляет раны. Кровь сворачивается мгновенно, даже при глубоких порезах.

   - То-то и оно. Ларонийцы правильно умеют использовать союз с драконами. Эльфья кровь, белобрысые выродки! - рассмеялась она, - Я думала, не смогут так приспособить оплавленные рубины из драконьих жилищ. Однако... Ах, да! Извини, я не расплатилась с тобой.

   Карнаж встал из кресла и принял протянутый ему кошелёк на тесьме. Высыпав на ладонь пригоршню золотых монет, полукровка, глядя прямо в глаза демонессе, попробовал одну на зуб.

   - Вкусно? - раздраженно поинтересовалась Дивана, которую поражало оказанное ей недоверие.

  -- Деньги не имеют вкуса, хотя иногда пахнут кровью, - усмехнулся Феникс.

   После того, как монеты вернулись в кошелек, тот исчез у него в руках, словно у ярмарочного иллюзиониста.

   - Правильно. Но деньги - это как желанные гости: без них - тоска, а с ними - веселье.

   Дивана проводила его вниз по лестнице.

   - Хотелось бы узнать, если возможно, зачем тебе этот медальон? - спросил Карнаж, направляясь к двери, - Ведь ты достаточно хорошо владеешь магией, чтобы не нуждаться в подобных побрякушках, скорее пригодившихся какому-нибудь целителю или наемнику.

   - Знаешь что, красноволосый, - холодно ответила Дивана, - Я отвечу тебе только потому, что это сможет помочь нашим дальнейшим доверительным отношениям. Ведь ты наверняка подумал, что это я подослала к тебе наемников. И они, выпустив твои кишки, принесли бы добытое тобой мне, не зная истинной стоимости. Примитивная экономия, не находишь? Как я наслышана о тебе, ты в лицо ничего не скажешь, но больше заказов не примешь, не так ли?

   - Верно, - полукровка обернулся и, убрав руки за спину, выпрямился и пристально посмотрел на демонессу, - Только полный идиот вернётся на живодерню, с которой только-только умудрился сбежать.

   - Так я и думала, - Дивана тяжело вздохнула, - Ты по-прежнему держишь ухо востро. Даже сейчас твои пальцы готовы вцепиться в рукояти кинжалов. Они там, у тебя за спиной. И ты накинешься при первом подозрении, даже зная, что нет ни единого шанса?

   Карнаж только усмехнулся уголком рта, сверкнув белыми зубами.

   - Шанс есть всегда? Ты так подумал?! - изумилась чернокнижница, вскинув брови.

   - А ты спроси у Рэйтца из Красных Башен, - ответил Карнаж, у которого, все же, не обострились плохие предчувствия по поводу окончания этого разговора.

   - Судя по сказанному, придется провести сеанс спиритизма? - натянуто улыбнулась Дивана.

   - Что верно, то верно.

   - Знакома ли тебе чародейка Роксана из севернофеларского Высокого Совета? Она, в свое время, обвиняла покойного ныне Рэйтца в том, что тот потворствует ренегатам с Острова Отчаяния.

   - А, по-моему, в этом была здравая мысль, - Карнаж покосился на открытую дверь, - Хотя от такой магики можно ожидать чего угодно. Если она любит повторять по сто раз всем давно понятные истины. Как, например, то, что собирать новый орден магов Огня без кристалла стихии - все равно, что пытаться срубить дерево топорищем без топора: шума много, а толку никакого.

   - Ладно, я вижу, ты торопишься, поэтому скажу вкратце: у этой нашей общей знакомой приключилось несчастие, её ребенок от рождения страдает "плохой кровью". Любой порез или маленькая ссадина - целая проблема и... Смекаешь?

   - Хм, и поэтому ты попросила вытащить этот медальон у неё из-под носа?

   - А ты соображаешь, полукровка! - демонесса громко рассмеялась, - Она сама виновата, зачем прыгать по постелям кузенов? Будто в мире других мужиков мало. Однако я свою месть свершила. Если хорошо поразмыслить, то можно подрезать кончик даже у самого острого язычка, верно? Ну что ж, Феникс, теперь твоя очередь. Предоставляю тебе возможность поквитаться с ней. Я наслышана о вашей не столь давней конфронтации. Ведь дело куда серьезнее, нежели простая словесная перепалка, что приключилась у меня?

   - Она по-прежнему в Шаргарде? - будто между делом спросил Карнаж, выходя на каменную лестницу.

   - Где же ещё?! И дела у нее идут неплохо. В гильдии позиции только укрепляются. Так что удачи, "ловец удачи", она тебе понадобится, если еще не раздумал тягаться с этой магикой.

   Дверь с шумом захлопнулась.

   - Да, есть о чем подумать, но сперва нужно найти где заночевать, - сказал сам себе Феникс и нарочито громко продолжил, обращаясь к двери, - Ведь пускать на постой усердных наемников не принято. Особенно когда дело сделано!

   Карнаж был немного раздосадован, ведь полагал услышать от демонессы что-нибудь новое касательно Роксаны. Но услышал лишь то, что знал, и даже понял, что знал он явно больше, чем сама чернокнижница, поскольку в свое время собственноручно искал средство от болезни "плохой крови" для ребенка упомянутой магики.

   Желудок предательски заурчал, напоминая, чтобы его не забывали так надолго. Тут Фениксу вспомнилась запримеченная ранее таверна, стоящая пусть и на сваях посреди зловонной лужи, но все лучше, чем морозить бока о холодные камни пещеры, вдобавок, натощак.

   Приняв решение, Карнаж уверенно зашагал обратно по уже изученным лестницам. Откуда-то сверху слышалось эхо от криков выверн. Оно, парящее столь высоко над сонмом не стихающих ни днем, ни ночью звуков, переходивших в неясный гул, немного разбавляло ту монотонности, что царила вокруг. И все же это производило довольно гнетущее впечатление на того, кому было важно знать, хотя бы примерно, когда полдень, а когда полночь.

   К таверне вел только один путь - по той же лестнице, от башен, вниз. То бишь к месту недавней схватки, что грубо нарушало здравый смысл для пролившего уже не первый раз чью-то кровь головореза. Карнаж решил рискнуть и, нахлобучив свою шляпу на самые глаза, невозмутимо проследовал по ступенькам.

   Тела убитых уже перенесли и уложили нашедшие их стражи, укрыв под куском грязной парусины. В Подводных Пещерах убивали почти каждый день, отчего вывернам не грозила голодная смерть, а обитателям - хлопоты с похоронами.

   Тела караулил огромный гнолл, чья и без того гнусная собачья морда была иссечена многочисленными шрамами. Под его началом суетились два крысолюда. Их черные носы беспокойно втягивали сырой воздух, выглядывая из глубоких капюшонов.

   Феникс направился мимо троицы по навесному мостику к таверне, прекрасно понимая, что эти твари узнали, что он приезжий хотя бы по свежести его запаха, чем, надо признать, мало кто из постоянно обитающих здесь мог похвастать. Следовательно, надо было поостеречься и не ввязываться более ни во что серьёзнее какой-нибудь шумной попойки.

   Двери таверны гостеприимно распахнулись, и на пороге полукровка столкнулся нос к носу с каким-то толстяком, ниже его на две головы. Человек отпрянул назад и бросил на "ловца удачи" быстрый взгляд, уступая дорогу. В его взгляде Карнаж прочитал удивление. Смутные догадки вскоре подтвердилось. Едва он ступил через порог, как снаружи послышался крик:

   - Скорее сюда! Вот он! Вот, кто пролил кровь этой ночью. Я сам видел!!!

   - Ах ты, рожа! - рявкнул Карнаж и выскочил обратно на мостик.

   В руках красноволосого сверкнул шпаголом* с раздвоенным лезвием, однако времени оставалось совсем мало - гнолл вытащил из-за пояса огромный тесак, а его подручные крысолюды извлекли из-под складок своих роб короткие мечи и все вместе поспешили на крик.

   Толстяк попытался удержать "ловца удачи", ухватив за руку с оружием, за что Карнаж тут же двинул ему кулаком в ухо. Удар получился смазанным и вспорол стальными набойками на перчатках кожу на жирной щеке. После чего не в меру прыткий поборник своеобразной законности поплатился за усердие и был брошен в зловонную воду.

   - С тобой я закончил! - пообещал пускающему пузыри толстяку Феникс, ловко взобравшись на крышу таверны, подальше от засвистевших внизу клинков.

   - Спускайся вниз, дерьма кусок! - прорычал гнолл, размахивая тесаком, - Деваться тебе все равно некуда!

   - Ошибаешься, - усмехнулся Карнаж, - Это тебе не блох в собственной шерсти ловить!

   Красноволосый сгруппировался, убрал кинжал в ножны за спиной, покрепче перехватил ремни сумок и прыгнул... Резко и очень далеко, перелетев на соседнюю крышу в доброй дюжине ярдов от таверны.

   Собравшиеся на расправу проводили "ловца удачи" изумленными взглядами, разинув рты.

   Однако сам прыжок оказался куда эффектнее, чем приземление. Феникс грохнулся на ветхую крышу какой-то пристройки, что не замедлила с треском проломиться.

   Изрыгая страшные проклятия на смеси всеобщего и фивландского языков, так как в последнем словечки оказывались покрепче, Карнаж выбрался из-под заваливших его обломков досок. В воздухе над головой витали пух и перья, а из темных углов доносилось кудахтанье насмерть перепуганной живности.

   - Сраный курятник! - выразив такой "емкой" фразой отношение к месту падения, красноволосый вскочил и отряхнулся.

   - Кто там!? А ну выходи, вор! - послышался снаружи голос хозяина, ревностно оберегавшего свою собственность с ржавыми вилами наперевес.

   Карнаж не спешил выполнить требование, притаившись возле стены. Но не прошло и минуты, как на него налетел другой хранитель разорённого курятника - огромный петух, успевший опомниться от посланного сверху "потрясения".

   Человек с вилами был отброшен в сторону, когда Карнаж вылетел из курятника, преследуемый по пятам разъяренной птицей. "Ловец удачи" стрелой пронесся мимо заголосившего мужика, пытаясь стряхнуть вцепившегося когтями в плечи петуха, того и гляди норовящего угостить полукровку своим клювом в затылок. Только когда он перемахнул через старый, прогнивший от сырости плетень, преследователь оставил его в покое, усевшись с победоносным видом на один из кольев. А опрокинутый пещерный горе-птицевод еще долго голосил, словно Феникс и вправду стащил у него всех кур. На зов сбежались стражи, но к тому времени "ловца удачи" и след простыл.


   Стоя возле окна, она думала о неожиданной встрече. Она помнила его. Конечно же, можно было спутать, так как в Подводных Пещерах каждый день появлялись новые лица, но почему-то уверенность не покидала ее. Это было провидением, встретить Феникса здесь, в тот самый момент, когда она готова была пасть так низко, напрочь забыв о своей гордости и доблестном прошлом лучницы из вольных лесов Роккар.

   Времена сильно изменились. На месте тех краев, где жили племена диких эльфов и под сенью густых лесов обитали редкие звери и птицы, теперь гулял ветер над пепелищем от сожженных под корень деревьев и травы. Он оставался там, словно дыхание матери, которая, пытаясь облегчить страдания своего чада, дует на еще свежий ожог...

   Едва полуэльфка отошла вглубь плохо освещенной комнаты, как на подоконник плюхнулось две кожаные сумки, а следом забрался и владелец.

   - Скиера, не волнуйся. Свои, - успокоил её незваный гость, который тут же поспешил сесть на пол, чтобы его не было заметно с улицы.

   - Карнаж!? - названная Скиерой сначала растерялась, но потом перед глазами промелькнула недавняя сцена на улице, изрядно омрачив ее радость, - Как ты нашел меня?

   - Долго объяснять, - красноволосый приложил палец к губам и прислушался к разговору стражников неподалеку.

   Помимо грубой солдатской брани вперемежку с гноллским тявканьем можно было понять, что они собирались прекратить поиски. Если кому-то нужно быстро затеряться здесь, то он смог бы без труда этого добиться. В Подводных Пещерах любой мог всегда найти укромный уголок, чтобы переждать превратности судьбы. Собственно, с подобными целями сюда съехались, чуть ли не все нынешние обитатели.

   - Ты лучше объясни, какого черта ты здесь делаешь? Среди "меченных"! - ответил встречным вопросом Карнаж, когда стражи разошлись по своим постам.

   - А ты еще не понял? Я же ведь полукровка, наполовину человек, и ко мне применимы некоторые людские законы. Остатки моего отряда, после гибели лесов, когда мы перебирались через границу, укрылись в одном притоне. Но нас нашли. Мужчин убили, а женщин... сам знаешь, что делают с теми, кто оказывается не в том месте и не в то время, - Скиера отвела рукой прядь своих русых волос, оголив выжженную на скуле ближе к острому уху стигму.

   - Проклятье! - красноволосый сверкнул глазами, - Надеюсь, ты достойно отомстила за такую "поспешность"?!

   - Тот, кто сделал это клеймо, поплатился позже обеими руками. Но на то оно и клеймо...

   - Не волнуйся, я знаю нескольких чародеев, которые за умеренную плату смогут помочь от него избавиться.

   Скиера недоверчиво скривилась.

   - Я говорю не о друидах с их эликсирами и мазями. Конечно, это эффективно, но, боюсь, тебе не удастся убедить их в своей непорочности. Тем более они, хоть не берут денег, но и помогают не всем. А там, где звон золота, шире взгляд на вещи.

   - Феникс, неужели ты так и продолжаешь думать, что деньги решат все? Хотя, чего я ожидаю от "ловца удачи"? Ведь знаю тебя не первый год.

   - А разве я не прав? - Карнаж, поднялся с пола и подошел к ней.

   - Тогда за что, по-твоему, сражались те, кто погиб, защищая леса Роккар?! - она поймала его холодный взгляд.

   - Деньги решают многое, иначе, почему я встретил тебя на улице среди прочих шлюх? - прозвучал беспощадный вопрос, - Да и леса были сожжены не в последнюю очередь из-за ценной древесины, что стоила немалые деньги.

   Скиера ничего не ответила и отвернулась от него, закрыв лицо руками.

   Феникс пожал плечами и принялся неторопливо перекладывать свои пожитки с двух сумок в одну, изготовив для неё ремень так, чтобы можно было перекинуть через плечо. Всё лишнее приходилось оставить. Впрочем, это было обычным делом для него. Не первый раз стечение обстоятельств заставляло уходить налегке и пешком, сложив пожитки в одну седловую сумку.

   Полукровка замер, неожиданно вспомнив своего коня. Это был не просто конь, а верный товарищ, вместе с которым они проделали не одну сотню миль по трактам Материка. Пусть одни и те же скакуны у него долго не задерживались, но ,все равно, не было ему по сердцу выкручиваться, принося в жертву безвыходным ситуациям живое создание.

   - Скиера, я скоро покину это место. Если хочешь, отправимся вместе?

   - Куда? Что это с тобой вообще сегодня? То ты меня не узнаешь, то вваливаешься прямо в окно, как заправский любовник. А сейчас вообще нарушаешь золотое "правило одиночки" ловчих удачи...

   - Я не люблю долго быть совсем один. Ты же знаешь. Так что выбор за тобой. Более того, я нутром чую, что отсюда надо убираться по добру по здорову. И, чем скорее, тем лучше.

   - "Доверяй своему чутью так же, как клинку", да? - усмехнулась полуэльфка.

   Карнаж не ответил и встал, закинув сумку за плечо. У окна он ненадолго задержался, осмотрелся и выпрыгнул наружу, оттолкнувшись руками от подоконника.

   - Подожди! Я... - окрик Скиеры был прерван торжествующим булькающим воем, разнёсшимся эхом под сводами пещер.


   Никто точно не знал всех путей, что вели внутрь горы, где располагались Великие Подводные Пещеры. Подробная карта имелась только в хранилищах "Каменного Цветка", что были закрыты для всех обитателей пещер по вполне понятным причинам. Однако, наличие подобных лазеек иногда приводило к тому, что из неизведанных дебрей Гор Драконьего Проклятия являлись такие твари, описание которых невозможно было сыскать ни в одном монстриарии Материка. Только после того, как порождение Бездны, Zeg'Zesa, одним махом уничтожило всех обитателей подземного города темных эльфов на западной стороне горного хребта, были сделаны попытки детально изучить пещеры. Ведь они окружали также и бывшую секретную цитадель. В итоге, только в Подводных Пещерах было найдено более пяти десятков довольно крупных лазов. Многие удалось перекрыть, но древняя система вентиляции воздуха, неизвестно кем сооруженная в каменных сводах, предоставляла ещё столько же лазеек. Хотя до них было не так просто добраться

   Паника в мгновение ока охватила тесные улочки. Воздух задрожал от гула набата со стороны "Каменного Цветка". На его башнях ярко загорелись болотные огни.

   С того места, где стоял Карнаж, было хорошо видно, как из северных тоннелей бежали без оглядки стражи, а следом за ними врывались огромные безголовые псы.

   Карнаж озадачился. Неужели эти твари и вправду способны были учуять кровь так далеко? Или голод настолько обострил их чутье?

   - Черт возьми! Целая стая! - гавкнул бежавший мимо крупный гнолл, обращаясь к своим собратьям, что дружно бряцали доспехами и оружием следом за ним, - Поднажмем, братва! Все и так драпают к цитадели!

   Это могло означать только одно: владыки "Каменного Цветка", кто бы он ни были, собирались спустить на "адских псов" гнездившихся под сводами выверн. А это сильно убавляло шансы уцелеть в грядущей бойне.

   Скиера нагнала Карнажа на углу, где тот размышлял, куда дальше направиться. Красноволосый обернулся и окинул ее быстрым взглядом: старый охотничий костюм темно зеленого сукна куда более подходил ей, нежели цветастое тряпье проститутки. Выглядывавший из-за спины лук обнадеживал, что, при случае, не придется лезть в рукопашную с адскими псами, так как это было уже чистой воды самоубийством.

   Они побежали по опустевшим улицам вдоль западных стен пещеры. Феникс заранее решил, куда следует двигаться: наверх, по крутым лестницам, под самый свод, подальше от мечущихся адских псов и пикирующих вниз выверн.

   - Карнаж, почему бы нам ни свернуть здесь? Прямая дорога до цитадели! - предложила набегу полуэльфка.

   - В самое пекло?! И переждать не получится, тем более я все равно собирался уносить отсюда ноги!

   Перед одним из ведущих наверх подъемом из нескольких соединенных меж собой лестниц стояла хибара того самого птицевода, в чей курятник совсем недавно свалился Карнаж. Хозяин растеряно стоял с ржавыми вилами в руках у своего дома. По его виду становилось ясно, что он едва ли понимал происходящее. Однако, завидев красноволосого, человек выставил свое орудие перед собой, полный решимости остановить наглого вора.

   - Ха, вспомнил! Вот где я потерял свою шляпу! - Феникс помчался прямо на птицевода, доставая из ножен на пояснице темноэльфийский шпаголом.

   В кинжале Скиера, к своему немалому удивлению, узнала печально знаменитый "Vlos'Velve"*. Кровавый Клинок некогда делил одно имя со своим бывшим хозяином, безжалостным убийцей темным эльфом. Раздвоенное лезвие был довольно широким, а по толщине не уступало мечу. Вместе с рукоятью, на конце которой имелся острый шип, оружие было примерно в локоть длиной, и принадлежал к тому разряду древних клинков, которые, по сравнению с элегантной сильванийской шпагой или ларонийским эстоком*, выглядели просто грубо сработанными монстрами.

   Карнаж не успел. Старая хибара разлетелась в щепки, и на её месте возник адский пес. Ржавые вилы упали на землю, послышался вопль ужаса и хруст впивающихся в жертву щупалец. Тварь приподняла злосчастного птицевода и, неторопливо, с урчанием высасывала кровь и внутренности.

   "Быстрый" путь наверх оказался перекрыт. Феникс выругался и вернулся к Скиере.

   - Та-ак, началось! - протянул он, извлекая из сумки моток веревки с "кошкой" на конце.

   Другого выхода не было, и они принялись вдвоем сноровисто карабкаться по заброшенной наверх веревке вдоль отвесных стен пещеры.

   На оставшегося внизу адского пса спланировало сразу две выверны, и Скиера с ужасом наблюдала за короткой и жестокой схваткой чудищ.

   - Надо добраться до вентиляционных шахт. Это наш единственный шанс! - крикнул, уцепившись за уступ, Карнаж, - Не зевай, для летающих тварей мы здесь как на ладони!

   Добравшись до выступа, от которого наверх поднимались остатки выдолбленных в скале ступеней, они задержались перевести дух. Феникс устало привалился спиной к стене пещеры, сматывая веревку и как-то отрешенно глядя на то, что творилось внизу.

   Там кишел сущий ад. Отовсюду слышались крики и призывы о помощи, рев адских псов и громкое шипение кружащих над ними выверн. Походило на то, что хозяева "Каменного Цветка" явно переоценил угрозу и пробудил больше своих летающих слуг, чем требовалось, отчего те начинали набрасываться на обитателей пещер и стражей, без разбора разрывая все живое своими острыми когтями.

   - Они вышли из повиновения! - воскликнула Скиера, тяжело дыша.

   - Не думаю, что это сильно расстраивает здешних владык, - предположил Карнаж.

   Однако, наперекор его словам, со стороны цитадели послышался громкий треск магических разрядов, разлетавшимися вокруг яркими сгустками. Феникс напряг зрение, стараясь разглядеть того, или, вернее, тех, кто стояли на самой высокой и крупной башне "Каменного Цветка". Без сомнения это была группа чародеев, судя по одеждам и вспыхивающим вихрям элементной энергии меж распростертых над головами рук. Порождаемые каскады ярких искр опадали вниз, распугивая выверн, и отгоняя адских псов от стен.

   - Проклятье! И здесь верховодят маги, - проворчал себе под нос полукровка.

   - Откуда эти адские псы вообще взялись? - изумилась Скиера, проверяя натяжение тетивы у своего лука.

   - Замечательный вопрос! - ответил Карнаж и, поднявшись, в полтона добавил, словно говоря это самому себе, - Надеюсь, это не из-за тех двоих ублюдков. Крови я пустил порядочно. Могли и унюхать...

   - Ты о чем там бормочешь? - спросила полуэльфка.

   - Да так. Поторапливайся, скоро выверны начнут возвращаться в свои гнездовья.

   Они направились по плавно уходящему вверх каменному карнизу, который вел под самый свод. Карнаж, когда искал башню Диваны, заприметил там небольшую площадку, к которой теперь они и направлялись. "Ловец удачи" был наслышан о древней системе вентиляции, благодаря которой, собственно, это место и стало более пригодно для обитания. Также ходили слухи, что цитадель возводилась здесь далеко не с пустого места, а на остатках какого-то строения. Это лишний раз могло подтвердить, что существование вентиляционных шахт не выдумка. И то, как ревностно оберегали их от посторонних правители цитадели, тоже косвенно подтверждало их существование. Хотя, с давних времен считалось, что попасть в Великие Подводные Пещеры можно было только одним путем - через топи по соседству с Бергшлюсселем.

   Через некоторое время путь к площадке преградили гнездовья выверн. Крылатые ящеры спокойно спали в разломах и выбоинах. Звуки творившегося внизу смертоубийства не достигали обиталища и поэтому не потревожили их сна. Скиера попыталась пройти дальше, но Карнаж грубо оттащил её назад, за остаток непонятно зачем вырезанной в скале колонны.

   - Дальше нельзя. Разве не видишь? Там, чуть поодаль, их кладка. Та из выверн, что сторожит яйца, никогда по-настоящему не засыпает. Стоит ей поднять крик и... - Феникс многозначительно кивнул в сторону обломков костей под ногами.

   - О, Сильф! - полуэльфка прикрыла рот ладонью.

   - Нашла когда вспомнить эльфийского Хранителя?, да еще и под землей, - съязвил красноволосый, внимательно осматривая стены пещеры в поисках способа миновать опасное место.

   - Как же они сами проходят здесь? - изумилась Скиера, пропустив въедливое замечание мимо своих острых ушек.

   - А никак они не проходят! - раздалось у них за спиной.

   Карнаж обернулся и, надо признать, немало удивился тому, кого увидел. Жашка стояла перед ними, изрядно потрепанная, но не побежденная, с гордо вскинутой головой. Красные глаза пылали ещё не утихшим азартом схватки, и весьма горячей, судя по опаленному плащу и рассеченной брови.

   - ...Если эти неучи, что называют себя чернокнижниками и живут в "Каменном Цветке", даже не потрудились узнать, с какой целью все это было сооружено и кем.

   - Ты о вентиляционных шахтах? - уточнил Карнаж.

   - О них самых, - демонесса приблизилась к остатку колонны.

   На ее лице возникло выражение, которое можно было бы назвать скорбным:

   - Сколько столетий назад это произошло.... Это был величественный город, возведенный здесь моими предками, как только они снискали способ перемещений между измерениями. Они никого не трогали и жили скрыто от тех, кто обитал на поверхности.

   - Что за откровения, Дивана?! - изумился Феникс, отпрянув от чернокнижницы.

   - Не удивляйся ничему, "ловец удачи", - загадочно улыбнулась демонесса, - Просто считай, что сегодня ты поймал свою удачу за хвост.

   Жашка приблизилась к колонне и начала водить по гладкому камню ладонью, нашептывая что-то себе под нос. Карнаж и Скиера с изумление наблюдали за этим гипнотическим по своей размеренности и неторопливости движением. Вскоре, следуя за движениями ладони демонессы, на колонне начали зажигаться и гаснуть мелкие значки, испещряющие всю поверхность старого камня.

   - Будь я проклят! - не выдержал Феникс.

   - Узнал письменность? - как-то сдавленно и тихо спросила чернокнижница.

   Демонесса закрыла алые глаза и принялась торопливо перебирать своими тонкими пальцами только по одной ей известным точкам, порождая каждый раз вспышки, словно ударяя в разгоревшиеся угли. Раздался треск раскалывающегося камня. По остову колонны пробежали сеткой трещины, и она осыпалась внутрь стены пещеры, освободив узкий вертикальный лаз.

   Жашка стояла, покачиваясь, словно пребывала в трансе. На неё нахлынул "поток", высвободившийся из заточения в холодном камне. Он был виден только ей. В голове загудел говор сотен голосов. Ее тело пронзал холодный ветер, вырывающийся оттуда, из глубин. Он нес c собой сонм незнакомых скорбных лиц, переходящих в мученические гримасы...

   Неожиданно все это оборвала резкая боль в спине, рев выверны и ругань Карнажа где-то позади. Глаза заволокла черная пелена, в которую она упала, вывалившись из "потока" на холодный камень внутри лаза.

   Очнулась она оттого, что кто-то ее упорно тормошил. Дивана с усилием открыла глаза. Ее оттащили подальше от входа. Там осталась с луком наготове Скиера, а Карнаж склонился над чернокнижницей и держал ее левой рукой за ворот. В правой он сжимал свой "Vlos Velve", весь красный от крови.

   - Карнаж... - прошептала, задыхаясь, демонесса, - Скорее, медальон.

   Красноволосый кивнул и расстегнул её воротник, сняв с шеи артефакт.

   Когда он, со всеми предосторожностями, переворачивал ее на спину, Жашка снова потеряла сознание. Полуэльфке стало дурно, когда она краем глаза увидела страшную рваную рану на спине у демонессы, оставленную когтями выверны. Той самой, что лишь дремала на кладке...

   - Скиера! Не сюда смотри, а следи за входом! - одернул её Феникс.

   Полуэльфка послушно отвернулась. Снаружи что-то промелькнуло. Мгновенно посланная стрела отдалась яростным шипением выверны.

   Ларонийский камень в медальоне тускло замерцал над краями раны. Через несколько минут послышались сдавленные ругательства, изрыгаемые Диваной в жутких количествах. Их с лихвой хватило бы на всех дядьев, дедушек, бабушек и прабабушек злополучной выверны.

   - Похоже, полегчало, - подмигнул "ловец удачи" Скиере, которая морщилась, выслушивая тираду демонессы. Даже у сапожника уши бы завяли.

   Карнаж помог чернокнижнице подняться.

   - Феникс, ты знаешь... я не умею благодарить, - тихо произнесла она.

   - И не нужно, - усмехнулся полукровка, - "Спасибо" в карман не положишь. Лучше выведи нас отсюда, если ты, конечно, не открывала потайной лаз под носом у выверн с другой целью.

   Он увидел немую благодарность в брошенном на него взгляде. За столько веков демоны не научились благодарить в устной форме, наверняка из-за недостатка практики. Но такой взгляд от Жашки мог стоить и тысячи пустых слов, так как память у этих пришельцев из ближних измерений была не в пример лучше ораторского искусства.

   - Пойдемте. Не оглядывайтесь, спрашивайте и, после, не вспоминайте, - прозвучала знакомая Карнажу фраза чернокнижницы, неизвестно где вычитанная ранее.

   Жашка повела их по узкому ходу куда-то вниз. Карнаж следовал за ней, держа Скиеру за руку, так как в подобной темноте хорошо видела только демонесса, да и то благодаря заклятию. "Ловец удачи" ощущал его действие кожей. Сам он здесь мог различить лишь силуэт чернокнижницы, шествовавшей в двух шагах перед ним.

   Скиера дрожала всем телом, толи от приближающегося холода, толи от страха, который многие из обитателей лесных дебрей испытывали при виде узких горных тоннелей с кромешной тьмой, которая неприятно обволакивала с ног до головы. И едва пройдешь немного вглубь, как уже стоишь, будто окунувшись в черный омут...

   - Карнаж, что это за шум позади? - шепотом поинтересовалась полуэльфка.

   - Это срастается горная плоть, укрывая нас.... Не оборачивайся, черт побери!!! Даже если знаешь - молчи, и позволь силам, спасающим тебя, считать это и дальше их секретом!

   Дивана тихо засмеялась.

   - Что смешного?! Я же не знала! - вспылила лучница.

   - Вот именно поэтому так мало тех, кто знает, - от подобного ответа демонессы у Скиеры по спине пробежали муражки.

   Они остановились.

   Дивана чего-то ждала.

   - Карнаж? - наконец донеслось из темноты.

   - Я помню, - отозвался Феникс.

   - Поклянись!

   - Клянусь.

   - И ты тоже, полуэльфка! Клянись сохранить тайну.

   - Я.... Клянусь.

   Когда клятва была принесена, последовала яркая вспышка, после чего начал нарастать грохот, исходящий будто из головы Скиеры. Это было невыносимо. Она отпустила ладонь Карнажа и рухнула на колени, обхватив голову руками.

   - Поднимайтесь, нет времени здесь разлеживаться! - наконец раздался голос Диваны, до которого, казалось, прошла вечность полная затмевающего все и вся шума.

   Полуэльфка снова обрела способность видеть и ощущать. Было достаточно светло, но свет был странным, красным, но не ярким, а мягким и словно живым. Он еле заметно пульсировал перед глазами. Карнаж стоял рядом, сгорбившись и вцепившись руками в собственное горло. Он судорожно хватал ртом воздух. На побледневшем как полотно лице проступил холодный пот, широко распахнутые глаза смотрели прямо перед собой огромными черными зрачками.

   - Полноте, Феникс, - хлопнула его по плечу демонесса, - Она тоже полукровка и, как видишь, ей хоть бы что.

   - Не забывай, какая у меня кровь вместо той половины, которая у нее человеческая, - сипло ответил "ловец удачи".

   - О, Сильф! Где мы?! - раздалось за их спинами.

   Скиера стояла посреди небольшого зала и в изумлении, смешанным с ужасом, смотрела на огромное бьющееся сердце, наполовину погруженное в бассейн с кипящей кровью, который занимал почти все горное чрево.

   - Это одно из сердец, которое повелители демонов вырвали у себя из груди, чтобы спасти наш род, когда надежды обрести в этом мире новый дом рухнули, - ответ Диваны прозвучал так отчужденно, словно она процитировала выученный отрывок из хроник своего народа.

   - Но... почему надежды рухнули?

   - Ох, девочка, ты задаешь риторический вопрос.

   - И почему тогда ваш род, род shar'yu'i, до сих пор живет среди нас на Материке?

   - Не путай слова. Они в вашем мире значат куда больше, чем ты думаешь. Между "живет" и "иногда встречается" существует небольшая разница. Не находишь?

   - Вас разгромили, потери были слишком велики, и вы затаились, - обратился к демонессе Карнаж, заодно отвечая на вопрос Скиеры, - Я давно читал об этом. Еще когда посещал библиотеки Форпата.

   - "Посещал"!? - переспросила Дивана.

   - У меня там было небольшое дельце, - уточнил Феникс.

   - Сразу бы так, а то в таких местах "ловцам удачи" рубят головы так же, как в ином городе ворам руки. Впрочем, ничто не помешало тамошним магам нанимать тебе подобных, надежно скрываясь под личиной добродетельности. Точно так же, как и тем, кто пришел сюда давным-давно, убивать во имя света, в тоже время искать тайны нашего бессмертия и могущества. Глупцы, это когда-то погубило нас и погубит их.

   Теперь ты понимаешь, Скиера? А те из нас, кто еще странствует на свой страх и риск, пробудят остальных, когда наступит час отмщения. Когда придет время избавить мир от наших знаний.

   - А где же тогда укрываются остальные? - как-то неуверенно спросила Скиера, понимая, что сейчас, возможно, ступает на тот нож, по острию которого будет ходить всю оставшуюся жизнь.

   - Они здесь. Их тысячи. Правда, они деградировали и вынуждены вести жалкое существование в качестве паразитов, источником пропитания которым служит энергия, выделяемая такими местами, как Подводные Пещеры.

   - Энергия? Но я здесь не чувствую ни одного источника? - изумился Карнаж.

   - Ошибаешься... - Жашка приблизилась к огромному сердцу, - Смотри, как оно пульсирует. Часто-часто, ведь сейчас над нами творится столько ненависти, злобы, отчаяния и ярости. Когда-то все это было обрушено на нас. Теперь мы научились черпать из этого силы.

   До поры спокойное лицо, походившее скорее на маску, озарила воистину демоническая улыбка и чернокнижница знаком предложила следовать за собой.

   Карнаж и Скиера переглянулись и охотно пошли следом за ней, так как оставаться в горном чреве, отделенном сотней футов камня от всего живого было очень неуютно, особенно когда в ушах мерно отдавалось биение огромного сердца.

   Демонесса отвела их к небольшой мембране, что закрывала вход в овальное помещение в глубине зала. Через тонкую пленку виднелись радужные переливы, исходившие оттуда.

   - Лучше вам забыть то, что вы видели здесь. Но никогда не советую забывать о вашей клятве. Надеюсь, уточнять ее смысл не стоит? - напутствовала демонесса, когда они ступали внутрь вращающейся за мембраной радужной сферы.

   Слова прощания поглотил нестерпимый грохот, снова нарастающий в ушах ...

   На этот раз переход был не столь мучительным, но куда более длительным.


   Когда Карнаж очнулся, наконец, от забытья, в голове витала непонятная пустота, словно кто-то вынул все мысли и позабыл их вернуть. Память оставила себе только смутные картины подземелья, на которых, как краткие вспышки, возникали урывками лица, действия и звуки. Особенно один, зловещий и гулкий, звук бьющегося сердца, который навсегда врезался в память, пусть даже и кратким было пребывание в каменном чреве. Но вряд ли Феникс когда-либо его забудет. Тем более он хорошо постарался, чтобы удержать именно это воспоминание от чар демонессы. Пусть и пришлось пожертвовать почти всем остальным, однако оно того стоило. Особенно на случай, если, со временем, демонессе станет недостаточно просто клятвы, и она соберется заставить "ловца удачи" молчать более надежным и верным способом.

   Занимался рассвет. В воздухе витал дым догорающего костра. У дерева беспокойно фыркали привязанные там две оседланные лошади. В кронах деревьев пели птицы. У костра, укутавшись в длинный дорожный плащ, спала, свернувшись калачиком, Скиера.

   Много ли времени потратила чернокнижница, чтобы избавить их от всего, что могло позже напомнить и привести в то гнездовье shar'yu'I, среди подгорных дебрей? Наверняка нет. Ее могущество среди прочих демонов было неоспоримо, коль скоро ее выбрали для такой важной миссии. Она была явно не ровней другим чародеям, смертным и бессмертным...

   Полуэльфка еще долго будет ломать голову, какая сила бросила ее сюда. Или же просто очнется и станет думать, что подводные пещеры оказались долгим и дурным сном. Такое могло оказаться только к лучшему.

   До острых ушей полукровки донесся шум близкой реки. Феникс поднялся, размял сильно затекшие ноги и медленно побрел по берегу.

   Постепенно возвращалось ощущение реальности происходящего. Чтобы окончательно отогнать неясную пелену, блуждающую перед глазами, "ловец удачи" умылся холодной речной водой. Он присел и с шумом вдыхал свежий воздух, наблюдая за быстрым течением. Потом поднялся на пригорок и бросил взгляд в сторону не столь уж далеких гор и чернеющих стволами погибших деревьев топей. В утренний час в лучах восходящего солнца болота не казались такими зловещими, раскинувшись у подножия гор неприветливым темным пятном.

   Из груди полукровки невольно вырвался вздох. Вздох облегчения.

   Солнечные лучи заиграли на огненных перьях, вшитых в линию на спине куртки. Феникс откинул спавшие на лицо мокрые от умывания волосы, потянулся и, посмотрев на уводящий в сторону Ларонийской границы тракт, произнес: "Удачи тебе, Zhash'Ka, и спасибо за все".

   Он знал, что демонесса была уже далеко и ехала как всегда и как все ее немногочисленные собратья одиноким силуэтом всадника, чернеющим на пустынной утренней дороге беспокойной тенью, что исчезнет, едва вдалеке замаячит разъезд или крупный обоз с охраной. А потом снова вернется и продолжит свой одинокий и долгий путь, избегая больших городов и оживленных трактов.




   Глава 2
   "Цитадель и рассадник..."

   Окулюс Берс, философ Материка


   На горизонте виднелись доки приближающегося Швигебурга.

   Ветер гнал одинокий кораблик через Море Скал к причалам столицы Фивланда. Там уже было пришвартовано довольно много судов, от хлипких посудин с острова Палец Демона до гигантских "плавучих городов" шаргардской гильдии магов.

   Начинался торговый сезон.

   Когда-то на месте Швигебурга находился огромный вулкан, доставивший в свое время немало хлопот обитателям западной половины Материка. Теперь же в его чреве помещалась торговая столица.

   Гномы умудрились превратить потухший вулкан в одно из самых грандиозных сооружений. Прошли века, прежде чем обосновавшимся там кланам удалось обжить его от подножия до верхушки. Зато теперь это был надежный оплот для их народа. Он позволял держать под контролем всю территорию Фивланда. Защита границ осуществлялась довольно просто: из недр вулкана выходила сеть подземных тоннелей, которая соединялась с другой, опутывавшей территорию от северных гор, где располагалась Цитадель Бормов, до берегов Лары и Пога - естественных границ с империей Заран, Сильванией и Ран'Дьяном.

   Карнаж спустился по трапу на пристань, где и стал дожидаться Скиеры, которая не замедлила вскоре появиться на палубе. Её шатало, а на бледном лице под зелеными глазами набухли синяки от бессонных ночей. Полуэльфка, оказалось, очень плохо переносила морские путешествия.

   "Ловец удачи" задрал голову вверх и с интересом наблюдал за дирижаблями, парящими у самой вершины Швигебурга. Они кружили вокруг жерла вулкана, скрываясь в серой мгле печного дыма, практически незримые на фоне свинцового неба. Полукровка задавался одним вопросом со всеми приезжими, кто сейчас также как он созерцали творения инженерной мысли гномов: когда же эти детища не обделенных талантом и выдумкой механиков смогут перелетать моря, бороздить небо, достигая самых отдаленных уголков Материка? Пока эти громоздкие машины были способны только облететь Швигебург, и то далеко не все.

   Возможно, уже скоро...

   Тогда закончится голод в Пепельных Пустошах, ведь Ларон не пропускал продовольственные обозы на северный край Материка в отдаленные людские поселения, что еще оставались там после эпохи Сокрушения Идолов. Поэтому приходилось посылать корабли с провизией вокруг Материка, к северному побережью.

   Тогда ученые мужи смогут вести обширную переписку со своими коллегами по всему свету, не опасаясь за судьбу своих мыслей изложенных на бумаге. За смертью гонца, и не подозревавшего порой, какое опасное вольнодумие он везет на груди под камзолом, скажем, в Фелар, часто следовало наложение запрета на корреспонденцию. Это если ученый был известен, или даже смерть от клинка сыскаря из канцелярии, если, на свою беду, вольнодумец еще не успел себя должным образом зарекомендовать среди коллег.

   - Поторапливайся, скоро будет сильный дождь, - когда Феникс обернулся к Скиере с этими словами, то застал ее в изумлении смотрящей вверх, - Надо найти крышу над головой.

   - О, Сильф! Что это?! - воскликнула полуэльфка.

   Карнаж подошел к ней, взял за руку и повел вглубь города под любопытными взглядами портовых зевак.

   - Старайся не привлекать к нам внимания, своими возгласами докладывая всем, что ты здесь впервые. Сама видишь - все смотрят по большей части молча, - прошипел красноволосый ей на ухо, когда они проталкивались через запруженную народом улицу к трактиру.

   В пригородах Швигебурга имелось множество всяческих заведений, где можно было наесться от пуза фивландской кухни и снять комнату. Искать таковые следовало не только по вывескам, но и по гостеприимно открытым дверям и доносившейся изнутри музыке. К тому же, каждый владелец трактира или гостиницы, особенно если он был гном и вел свои дела в столице, старался иметь в своем распоряжении хотя бы одного волынщика, чтобы тот мог привлекать соотечественников, или просто странников, не чурающихся чужих традиций, культуры и кухни. Музыкант, даже не очень искусный по части своего ремесла, всегда мог исполнить ту самую, "старую добрую" мелодию, которая разносилась по улицам из открытых нараспашку окон. Она, отдающая духом времени, приправляла и без того соблазнительные запахи съестного, а гомон и клацанье пивных кружек оказывались просто непреодолимым соблазном для того, кто много времени провел в пути и искал куда приткнуться.

   - Карнаж, ты что же, потащишь меня в какой-то провонявший рыбой трактир!? - изумилась Скиера, когда они остановились перед вывеской, на которой красовались кружка пива, вяленая рыба и несколько луковиц, нарисованные в основании витиеватых значков фивландской каллиграфии.

   - Простите, графиня, или как Вас там? - "ловец удачи" картинно расшаркался, - Но соблаговолите почтить присутствием наш недостойный хлев, чтобы ваш верный слуга не помер с голоду!

   - Я только хотела сказать, что подобные места не очень безопасны, - смущенно заметила Скиера, - Мы можем влипнуть в какую-нибудь историю. Почему бы нам ни остановиться в городской гостинице?

   - Послушай, в Швигебург попасть не так уж просто, особенно таким как мы - это, во-первых. Во-вторых, стоит узнать немного о последних событиях, прежде чем соваться, а для этого лучше места, чем трактир, не найти. В конце концов, я не совсем понимаю тебя. Вся жизнь бродяги проходит на дорогах и в местах подобных этому. Поверь мне, здесь не такое уж плохое общество. Да, у него свои взгляды на вещи и свое понимание места каждого в этой жизни, но так у всех бродяг.

   - Ты считаешь себя бродягой?

   - Удивительно, правда?! Скажи мне, ты видела хоть раз оседлого "ловца удачи"?

   Полуэльфка отрицательно мотнула головой.

   - Вот видишь. Это часть той жизни, которую я веду. И ты начинай ее вести, коль скоро твой прежний дом для тебя навсегда потерян. Все лучше чем продажная любовь в Подводных Пещерах.

   Скиера опустила глаза.

   - Пойдем, - Карнаж взял ее за руку и потянул за собой внутрь.

   В трактире в этот час собралось много народу и довольно разношерстного, так как порт находился рядом, а многие из приезжих вели как раз тот самый образ жизни, о котором говорил Феникс. Отчего разнообразие лиц и рас здесь оказалось завидно широким.

   Едва они вошли в общую залу с фивландским низким потолком, как со всех сторон полетели фразы: "Ух ты!", "Вот это девка!" и им подобные, что вогнали Скиеру в краску.

   Карнаж заметил это и, окинув присутствующих колючим взглядом, объявил:

   - Эта девушка со мной, так что все вопросы, которые у вас появятся к ней, задавайте сперва мне. Вы меня поняли? Отлично! Всем доброго аппетита!

   Лучница и "ловец удачи" уселись за небольшой стол у стены. К ним тут же подошел трактирщик, состроив самую доброжелательную мину из тех, что имелись у него в запасе:

   - Чего желаете?

   - Яичницу с мясом, жаркое и... то, что там у тебя на вывеске нарисовано. Да побыстрее! - немного призадумавшись, ответил Феникс.

   - Сделаем, господин, - с этими словами гном поспешил на кухню.

   Карнаж принялся рассматривать окружающую их публику. Кого тут только не было! Разумеется, островитян и гномов оказалось больше всего. Но можно было встретить и кучку феларских наемников, забившихся в угол и сверкавших оттуда своими доспехами. Казалось, они вообще никогда их не снимали, даже во время трапезы.

   - Ты кого-то ищешь? - поинтересовалась Скиера.

   - Да, есть тот, кого я бы с удовольствием повидал. Тем более он исколесил весь Фивланд. Пусть не бывал нигде более, но сейчас его совет мне бы пригодился.

   - Слышь, рыжий! - донеслось из-за спины "ловца удачи", - А если у меня вопрос к ее замечательной заднице!? Ты тоже на него ответишь? Или за нее?

   Высказывание сопроводил глухой смех, будто смеялся старый филин. К столу подошел крепкий гном в видавшем виды феларском бахтерце*. Из-под надвинутого на голову капюшона топорщилась короткая седая борода.

   "Ловец удачи" пропустил грубую шутку мимо ушей. Он узнал этот голос.

   - Как поживаешь, Феникс? - спросил гном и, нисколько не смутившись, уселся на пододвинутый им же стул.

   - Филин, - обрадовался Карнаж, - Тебя то я и искал. Удача снова благоволит нам!

   - Черт возьми, за это надо выпить! Хозяин, пошевеливайся! В горле пересохло. Что ты там возишься? - крикнул Филин.

   Скиера плохо понимала грубый, даже для гнома, юмор, и готова была потребовать извинений, коль скоро Феникс никак не отреагировал на слова наглеца. Но, когда Филин повернулся к ней и нахально подмигнул, поняла, что это будет бесполезной тратой времени. Серый цвет грубой морщинистой кожи и черные, глубоко посаженные глаза выдавали в приятеле Феникса дуэргара.

   Трактирщик принес пива и, начавшие было разгораться, страсти постепенно улеглись.

   - Я смотрю, ты не бедно живешь, - усмехнулся Филин, ополовинив свою кружку.

   - Не бедствую, - сухо ответил Карнаж, - А ты, я вижу, все еще в Фивланде обретаешься?

   - Почему бы и нет, работы здесь навалом, надо только поискать. Тут сорока на хвосте принесла, что тебя в одном местечке с собаками ищут... С адской сворой! - дуэргар заухал и впрямь как филин, из чего окончательно становилось ясно, откуда у него такое прозвище.

   - Я не чернокнижник, чтобы на меня так славно охотились.

   - Однако, ты явно связался с таковым, - Филин сощурился и пристально посмотрел на Феникса, - Ты знаешь, в тех пещерках уложил одного из местных? Швигебургская гильдия этого не одобрит.

   - Двоих. Если быть точным. Один был крысолюд, видимо, пособник или наемник. И я давно уже не в гильдии. А, коль скоро "ловцы удачи" и воры Швигебурга заключили договор, то гильдия в любом случае была бы недовольна смертоубийством среди "своих". Они собирались забрать то, что добыл я. И не просто отнять, а перерезав мне глотку. Знаешь, не могу сказать, что мне добытое с неба свалилось, а уж жить хочется любой твари. Поэтому считаю их потраченные усилия смехотворными, а намерения неразумными. В данном случае. Так что воры позорят само себя, если считают таких крыс членами этой самой гильдии.

   - Да уж, язык тебе хорошо подвесили, - дуэргар хлебнул еще пива, - Так что, будем считать, речь, какую ты тут толкнул, меня убедила. Вот, только, не знаю я, как теперь уладить все. Ты же сам к ним не пойдешь, верно? Эх...

   Карнаж отрицательно покачал головой. Разговор угас на некоторое время.

   Скиере просто нечего было сказать на все услышанное. Филин всецело погрузился в опустошение первой кружки пива, явно задавшись целью скорее увидеть дно. Карнаж же глубоко задумался: какая нелегкая сделала его старого приятеля, по сути, тем, кто раздавал "черные метки"? Хотя, на подобную должность дуэргар, вследствие своего, в последнее время, оседлого образа жизни, подходил плохо.

   Разговор продолжился, когда принесли еды. Давно было известно, что на голодный желудок беседа неважно клеится.

   - Кстати о чернокнижниках, - начал Филин, с хрустом разламывая пальцами свежую луковицу, - Уж не потому ли ты заявился, что в ближайшие дни в окрестностях Лангвальда появится Странствующая Башня?

   - Там обитает не чернокнижник.

   - Без разницы.

   - А она точно появится? - спросил Феникс, начиная разговор о делах насущных.

   - Следи за временем, дружище. Високосный год минул. И ко всем чертям его в Бездну! Так себе был год, согласись. Много наших потеряли. А Хронос появится вместе со своей башней в предместьях Лангвальда, думаю, к концу месяца. Простоит там недельку-другую, как обычно, снова добавив седин тамошним обитателям.

   - Замечательно! Как думаешь, старик будет в хорошем настроении?

   - А пес их разберет этих архимагов с их заморочками! Тебе лучше знать. Ты же бывал у него? - дуэргар зло сплюнул на пол, - Может и расцелует тебя в обе щеки, а может и спалить до твоих сильванийских ботфорт. За еще один год, проведенный в подвешенной среди времени и пространства башне, можно окончательно рехнуться. Но до этого, вроде, умом не трогался. Так что рискни.

   - Хм, неплохо было бы иметь хоть немного уверенности, - проворчал Карнаж, которого не совсем устраивало такое положение дел.

   Филин не ответил. Он, не спеша, насыщался, поглядывая изредка в сторону Скиеры.

   Полуэльфка явно нервничала и постоянно проверяла, закрывают ли ее длинные волосы стигму на щеке.

   - Слушай, дружище, - обратился к гному Феникс, когда трапеза была окончена, - Сам знаешь, в Лангвальд к сроку я вряд ли доберусь, поэтому хотел узнать, у тебя еще остались связи с швигебургской стражей?

   - Ты торопишься? - Филин удивленно воззрился на красноволосого, - К чему бы это? Я бы на твоем месте подождал, пока к Хроносу не отправится первый проситель. А там бы решал, стоит ли дело того или нет.

   - Не люблю делать такие вещи после кого-то. Ведь первый проситель получает в разы больше, чем все последующие.

   - Резон тут конечно есть, но и риск возрастает.

   - Так ты поможешь? - Карнаж постарался поймать взгляд дуэргара, что было совсем не просто, - Сам понимаешь, подземной дорогой выйдет гораздо быстрее и безопаснее.

   - Ладно, - наконец ответил Филин, - Только собирайтесь живее. Надеюсь, за проход в тоннели стражи запросят не слишком много.

   Когда они расплатились и вышли наружу, их встретила стена проливного дождя и пустынные улицы города, ставшего сразу холодным и негостеприимным.

   Дуэргар вел их по узкой улочке, огибающей выстроившиеся в линию дома с задних дворов, словно она пряталась там, стесняясь собственного убожества и грязи.

   Скиера плотнее укуталась в плащ и шла между "ловцами удачи". По крайней мере, ей показалось, что знакомый Феникса являлся его коллегой по ремеслу. Полуэльфка заметила, что, чем ближе были они к огромным вратам ведущего во чрево вулкана тоннеля, тем напряженнее становился взгляд больших желтых глаз Карнажа, которые обшаривал каждый пройденный закоулок.

   Феникса насторожили слова Филина о том, сколь сильно "огорчило" патронов воровской гильдии происшествие в Подводных Пещерах. И полукровка не спешил терять бдительность.

   У вершины вулкана сильный ветер безжалостно качал из стороны в сторону пришвартованные там дирижабли. Дождь усиливался, хлеща холодными струями то в лицо, то в спину. Они успел промокнуть до нитки, прежде чем выбрались на небольшую площадку у ворот, с которой были видны как на ладони все пригороды, вплоть до тонущей в легкой дымке тумана пристани.

   Пока Филин что-то обсуждал со стражей, а Карнаж выжимал под козырьком сторожки свои волосы, Скиера откинула с головы капюшон накидки и задрала голову вверх. Вблизи городских ворот дождь был не настолько сильным, и она, щурясь от редких капель, что отскакивали от крыши пристройки, смотрела ввысь. Полуэльфка непременно хотела увидеть и прочувствовать всю реальность этой громады города-вулкана, возвышающегося на берегу моря.

   Младший из двух братьев вулканов - Швигебург, как повествовали старые легенды, сначала был нравом в своего старшего брата, Фойервельта. Но, постепенно, двое братьев разошлись во мнениях. Швигебург совершил только одно большое злодейство, обрушившись на дикие племена кентавров, коренных жителей Материка, незадолго до прибытия народов с Островов Восьми. Пытаясь следовать примеру жестокого брата на юге, он забрал немало жизней, отделив своим извержением новый остров.

   Позднее это печально событие помогло выжить нескольким племенам кентавров, когда восемь народов принялись делить меж собой обширные материковые земли. Некоторые хронисты придавали этому извержению невиданной силы даже благостное значение для кентавров. Швигебург покарал их за дикие и жестокие обычаи, но и даровал естественную резервацию, и редкую возможность начать все сначала.

   Вулкан принял народы с Островов Восьми и, успокоившись, больше не тревожил новых обитателей, что поселились у его подножия. Вскоре Швигебург принялись обживать гномы, которые и дали ему такое название. Но, словно наперекор этой покорности своего младшего брата, старший, Фойервельт, наоборот показал весь свой необузданный нрав. Отделившись от Материка сильнейшим извержением, он уничтожил под корень всех орков, забрав себе небольшую вотчину, остров Отчаяния, безжизненный клочок земли посреди моря. Там его хозяин продолжал обрушивать гнев на любого, кто смел устроить поблизости свое жилище, не разбирая изгнанник то был, или завоеватель. Смилостивившись лишь для племени человекоящеров, джарров, которые поклонялись ему и по сей день, Фойервельт позволил основать единственный город на побережье своих владений - Тар'Джар.

   Скиера слышала много историй о Швигебурге, "Молчаливом Замке" хранителя и прародителя гномов - Основателя, и теперь в восхищении стояла у подножия.

   Скала была обработана от ворот вверх на несколько десятков футов, представляя из себя сплошное нагромождение различных геометрических фигур, сходящихся острыми углами и прямыми линиями, без намека на плавный изгиб. Далее подобные элементы встречались все реже. Только если это оказывалась выступающая на большой высоте часть жилища. А так, рядом с небольшими круглыми окошками, в обточенных каменных рамах, и квадратными, торчащими тут и там трубами печных и вентиляционных шахт, на грубых скальных выступах редко, но все же гнездились птицы. В солнечную погоду они выпархивали из гнезд, поднимались к самой вершине и там парили над жерлом вулкана.

   Там, высоко-высоко, Швигебург венчала "корона" из башен, равноудаленных друг от друга. То были "Высокие Шпили" - место, где жили главы совета кланов и магистры искусств механики, алхимии и кузнечного дела. Когда-то там же обитал и Бергзальц - единственный гном-архимаг, глава ордена Стихии Земли. Но, с тех пор, как последний из Xenos убил его, появилась единственная башня, что никогда больше не обретет нового хозяина. Гномы отказались от магии в эпоху Сокрушения Идолов, увидев, сколько несчастий способно принести это, по их меркам, весьма сомнительное могущество...

   После долгих препирательств со стражами ворот, за время которых Карнаж успел продрогнуть до костей, их пропустили.

   Филин, не проронив ни слова, уверенно повел спутников вглубь тоннеля.

   - Спустимся к подземным "дорогам" через одно потайное местечко, - наконец сказал дуэргар, когда они приблизились к небольшой двери, являвшейся ни чем иным, как черным ходом из кабака, - Не стоит, судя по тому, как нас сегодня приняли, рассчитывать на особую благосклонность закона.

   - Хм, кабак "У сварливой гарпии", как всегда? - уточнил Феникс, уверенный, впрочем, что за время его отсутствия мало что могло измениться.

   - Он самый, - кивнул Филин.

   Скиера, исходя из сказанного, пребывала теперь в полной уверенности, что оба ее провожатых оказывались даже больше, чем просто коллеги.

   Раньше существовало несколько типов "ловцов удачи". Первые - это те, кто рисковал собственной шеей и лез во всякие переделки с целью разжиться за счет поручений различного рода у магов, или просто у тех, кто мог себе подобное позволить. Вторые занимались обеспечением первых всем необходимым, от снаряжения до информации. "Поручениями" являлись заказы на доставку редких реагентов, артефактов и прочего магически-алхимического барахла, которого на Материке скрывалось в тайниках, пряталось в склепах и закапывалось в лесах столько, что это становилось весьма прибыльным и стабильным заработком. После становления магии настолько доступной, многие приступили к ее серьезному изучению, но, без определенного инвентаря, "глубокое погружение" в предмет изысканий считалось невозможным.

   С недавних пор "ловцы удачи" предпочитали заниматься своими делами каждый в одиночку, сохраняя лишь положение о взаимовыручке и честности с заказчиками. Поэтому Феникс и Филин являлись двумя, возможно, последними из красочных представителей обоих типов. Первый странствовал и добывал, а второй разгребал и улаживал проблемы вызванные действиями первого. На такую деятельность зачастую косо смотрел закон, не говоря уже об официальных кодексах немногих уцелевших и не популярных нынче школ высокой магии, но бывших от того не менее влиятельными. Пусть и не на столько, как легендарный Совет Восьми?.

   Дуэргар вел их туда, где располагалось пристанище для "ловцов удачи" и прочих, кого жизнь поставила перед выбором: жить в риске или сдохнуть в бедности. И многие оказались не робкого десятка: браконьеры, фальшивомонетчики, иллюзионисты, просто мошенники и даже воры из местной гильдии. Ошибочно полагал тот, кто считал, что мастера плаща и кинжала - лишь наемные убийцы и шпионы. В кабаке "У сварливой гарпии" так называли всех, кого укрывал от ненужных взглядов плащ, а жизнь и кошелек стерег верный клинок у пояса, да сточенный нож за голенищем старого сапога.

   - Карнаж, ты предупредил свою спутницу, что там, куда мы идем, ей может не понравиться? - бросил через плечо Филин.

   - А что такого может быть в простом кабаке, что, вы думаете, мне не понравится?! - не дав красноволосому ответить, спросила полуэльфка, знаменуя тем самым, что способна дельные советы быстро мотать на ус, пусть даже она женщина и усов у нее отродясь не было.

   - Скажем так, не сам кабак, а публика в нем, - уточнил Феникс, - Если тебе не понравилось в порту, то здесь не лучше.

   Едва он успел это сказать, как до них долетели чьи-то крики, и впереди послышался торопливый топот ног.

   - Скорее, тащите его сюда! - голос показался Карнажу знакомым.

   Из темноты тоннеля появились несколько фигур, две из которых несли на руках стонущего темного эльфа. Страдальца опустили на мостовую, прислонив спиной к стене.

   Карнаж и Филин подошли ближе. У бедняги на животе красовалась приметная рваная рана, явно оставленная одним из тех милых образчиков кузнечного искусства, о которых ходила слава по всему Материку - сильванийским кинжалом.

   - Феникс!? - изумился один из приятелей, когда поднял склоненную над раненым голову, - Ты же умер!?

   - В который раз, Филин? - усмехнулся полукровка.

   - Где-то в пятый... - немного задумавшись, подсчитал дуэргар.

   Раненый захрипел и попытался приподняться.

   - Будь я проклят! Это же, - "ловец удачи" присел на корточки и откинул со лба раненого пепельно-серые волосы, - Галчонок! Какого дьявола!?

   - Надо позвать стражу, - объявила Скиера.

   На нее тут же устремились изумленные взгляды всех присутствующих.

   - Филин, а кто это такая, что предлагает столь гениальные идеи?! - спросил худой как жердь подросток, с охотничьим ножом за поясом.

   - Она со мной! Лучше скажи, кто это сделал?! - потребовал Карнаж.

   Парень отпрянул, когда полукровка шагнул к нему.

   - Это Кеарх, из гильдии, - подал голос раненый.

   - Зачем ты связался с этим мясником? - по-отечески скорбно спросил Филин, осматривая безнадежную рану и доставая из своей торбы склянки со снадобьями, но не для того, чтобы прекратить, а лишь немного облегчить страдания.

   Скиера принялась помогать дуэргару. Полуэльфка с удивлением обнаружила, что тот, кого называли Галчонком, оказался совсем еще молодой темный эльф. В больших белесых глазах с кошачьими зрачками была пустота, когда он смотрел на распоротый живот, хлещущую из раны кровь и на то, как безуспешно пытались ее унять два нежданных эскулапа.

   Карнаж подтолкнул одного из принесших раненого в обратном направлении, коротко приказав: "Веди, живо!"

   - Куда? - изумился парень, боком пятясь от наступающего на него "ловца удачи".

   - Гром и молния! Туда, где твоему другу только что выпустили кишки! - сверкнул глазами Феникс.

   - Оставь парня в покое, - вмешался Филин, - Будто ты не знаешь, где может сидеть Кеарх с его подпевалами из гильдии? Именно там, куда мы и шли. Кабак "У сварливой гарпии"!

   - И то верно, - согласился Карнаж, шумно выдохнув.

   Скиера проводила взглядом торопливо удалявшегося Феникса в компании друзей раненого. У них теперь появился предводитель на пути отмщения. Полуэльфка не понимала всего происходящего сумбура из крови, мести и неписаных правил. Перед ней лежал умирающий от далеко не смертельной раны, которого эти самые правила не позволяли отправить к лекарю, ведь тот немедленно сообщит страже. На ее потерянной родине целители быстро и хорошо заштопали бы несчастного, и был бы он жив и здоров.

   - Филин?

   - Да? - отозвался дуэргар, не сводя взгляд с раненого.

   - Он так и умрет? Здесь, на холодном камне, в городском закоулке?

   - Так умираем по большей части мы все, когда удача рано или поздно отворачивается от нас. Не удивляйся, лучше подай мне... Впрочем, уже не нужно.

   Галчонок сорвал с шеи простенький медальон из трех перекрещенных серебряных копий с пером галки на перекрестье. Его кисть, со сжатой фамильной реликвией, истощенная этим последним усилием, упала в широкую ладонь Филина. С бледных губ темного эльфа слетели, подавившись кровью, последние слова: "Карнажу, он знает..."

   Скиере ком подкатил к горлу, когда дуэргар сомкнул веки остекленевших глаз и тихо произнес:

   - Прощай, друг. Врата Бездны открылись для тебя.

   Тем временем Карнаж и его провожатые вошли в кабак, где произошла печальная кульминация недавней ссоры.

   "У сварливой гарпии" было не лишенным уюта заведением с высокими потолками вполне в феларском стиле вечно полных народом кабаков в людских королевствах. По вечерам здесь собирались и рассаживались в углах члены воровской гильдии, которая фактически была на легальном положении, так как платила страже немалые деньги со своих доходов. Отсюда следовало, что всяческие конфликты с ними были крайне нежелательны.

   Феникс окинул взглядом общий зал, повернулся к стойке, где ему приветливо улыбнулся хозяин. Они были давними знакомцами. Владелец кабака, сутулый человек с копной серо-седых волос, вдобавок топорщившихся в разные стороны, поприветствовал "ловца удачи", расплывшись в улыбке. После чего взгляд его внимательных глаз из-под густых бровей покосился в сторону сидевшей за столом у стены компании, тоже проявившей интерес к красноволосому.

   Откинувшись на стуле и взгромоздив ноги в сапогах на стол, среди приятелей сидел сильванийский эльф и, не спеша, платком вытирал кровь со своего элегантного кинжала, более приближенного по форме к стилету, что были в ходу на его родине. Это и был Кеарх.

   Кто бы мог подумать, что за подобным безмятежно-ангельским личиком могла скрываться гримаса вора и убийцы, отменно владевшего клинком и отмычкой? Поговаривали, что он был из родовитых сильванийцев, но сбежал, так как, при всем благополучии и достатке, личная свобода у лесных эльфов в последние века оказалась лишь номинальная. К тому же, тяготение все более к анклаву крепко закрывало доселе почти незримые границы. И вот, сейчас, его темно-синие глаза не отрываясь и не моргая смотрели, ловя каждое движение Карнажа, то бишь полукровки, а их лесные эльфы испокон веков недолюбливали. Возрастание числа смешанных браков как раз и побуждало сильванийских королей надежнее закрыть свои границы.

   - Что желает мой добрый завсегдатай? - поинтересовался кабатчик, по привычке доставая глиняную пивную кружку, но потом, спохватившись, собирался взять небольшой стаканчик, более подходящий для вина, однако Феникс удержал его и кивнул в сторону бочки с меткой имперских провинций.

   Хозяин изумленно воззрился на клиента, вкусы которого, как ему казалось, он превосходно изучил. Он пытался найти в глазах полукровки ответ на терзавшие его догадки, пока золотистая жидкость заполняла кружку, практически не пенясь. Судя по всему, "ловец удачи" явился не просто так, а пиво заказал для вида, намереваясь затеять добрую ссору и наверняка пригвоздить кого-нибудь.

   Карнаж развернулся и встал, облокотившись на стойку, даже не прикоснувшись к пиву, с интересом отметив, что из тех, кто сопровождал его до дверей "У старой гарпии", рядом не осталось никого.

   От стола, за которым сидел Кеарх и его приятели, поднялся молодой полуэльф и развязной походкой паяца подошел к Фениксу. Убрав руки в карманы залатанных широких лангвальдских штанов, он постарался вложить все презрение, на которое был способен в усмешку. Ее адресат спокойно взял кружку дешевевшего пива, по качеству не уступавшему моче, и даже поднес к губам.

   - Господа, - объявил полуэльф, - Смотрите, кого мы имеем честь видеть! Сам Феникс залетел сюда, чтобы почистить перышки, а вы все по какому разу пили за упокой его грешной душонки. Да, даже сдохнуть эти "ловцы хлама" не умеют. Что эта вот красноволосая "легенда", что Вран, чьей знаменитой шпаги так никто и не увидел на "Ковре почета и памяти". Наверное, потому, что владелец-то сбежал так быстро, что обронил по дороге оружие!

   - Не тебе судить, щеночек, - ощерился Карнаж, - Зубки еще в клыки не превратились, а уже тявкаешь? Смотри, разорвут и хвоста не останется.

   - Так одного уже порвали! - засмеялся полуэльф, - А ты, видимо, явился потому, что хвостик от него нашел. Да? Или просто так, имперского пивка полакать?

   - Нет... - пиво из кружки резко плеснуло в глаза наглецу, - Я пришел за тем, за чем пришел. Но могу кое-кого угостить за свой счет.

   С этими словами опустевший массивный глиняный сосуд обрушился на голову полуэльфа. Осколки разлетелись по полу. За ними следом свалился и сам зачинщик ссоры. Его рука рванулась к поясу за ножом, но оружия не было. Стоная, полуэльф перекатился на другой бок подальше от противника, протянув руку к сапогу, но за голенищем тоже было пусто. Попытка подняться окончилась жестоким ударом в живот обитым мыском сильванийского ботфорта.

   Кеарх не моргнул и глазом, когда в стену над его головой друг против друга вонзились два ножа, некогда составлявшие нехитрое вооружение полуэльфа, и которых Карнаж его лишил, оказавшись не в пример расторопнее противника.

   Подручные эльфа вскочили с насиженных мест.

   Со всех сторон послышались крики: "Круг! Круг!"

   - Что ж, у этого темноэльфийского выродка оказался такой известный защитник? Я удивлен, - сильваниец встал и, вертя в пальцах свой кинжал, свободной рукой расстегнул серебряные застежки у горла на дорогой швигебургской куртке.

   Они встали друг против друга. Вышла занимательная картина разительного отличия даже в таком обществе, что собиралось "У старой гарпии". Эльф, причесанный и одетый как дворянин, в костюме красной кожи, дорогих отороченных золотом перчатках и сапогах последней придворной моды, и полукровка, с шевелюрой неровных, обросших по плечи волос цвета свежей крови, в одежде из потрепанной черной кожи. Его короткая ран'дьянская куртка с воротником-стойкой, не доходящая до пояса, и ботфорты выше колен обитые на мысках и пятке железом давно вышли из моды и теперь их носили разве что бродяги или наемники.

   Карнаж два раза хлопнул в ладоши, после чего руки медленно скользнули за спину, откуда не торопясь, с шипением, вытащили из ножен шабер и шпаголом. На лице Феникса заиграла недобрая улыбка, оголявшая белые ровные зубы без выраженных резцов.

   Столы и стулья были убраны, и в образовавшемся кругу остались только двое.

   Перехваченный лезвием вниз Vlos'Velve жадно поблескивал огнями свечей вместе со стальными плоскими набойками на костяшках перчатки. Кеарх узнал это "раздвоенное" лезвие проклятого шпаголома и судорожно сглотнул - оставленные клинком шрамы никогда не исчезали, а раны очень плохо затягивались.

   В руке сильванийца сверкнул второй кинжал, и эльф тут же кинулся в атаку.

   Оба резко пришли в движение. О столкновении клинков свидетельствовал только звон от всполохов метавшихся как молнии лезвий. Противники кружили и прыгали, словно в диком танце, оглашая замерший над ними воздух резкими криками. Они то прогибались друг под друга, то изворачивались, нанося удары от груди и через спину.

   Вот Кеарху удалось резануть, вспоров на спине Феникса черную кожу куртки. Но, к его изумлению, из-под нее показалась черная крупная чешуя подкладки, на которой не осталось толком и царапины, хоть удар и был отменным.

   Испустив проклятье, эльф отпрыгнул назад, но полукровка извернулся, и шпаголом, ставший будто одним целым с рукой, заступом влете в грудь сильванийца. Кеарх тоже был не так прост, Vlos'Velve порвал звенья кольчуги под курткой, но сам владелец остался невредим.

   Карнаж зло рыкнул, и шип на основании рукояти врезался в подбородок эльфа. Тот отлетел к стойке. Замах явно был маловат, чтобы сокрушить челюсть сильванийца, однако из лопнувшей кожи обильно брызнула кровь.

   Кеарху хватило сноровки, увернуться от шабера, влетевшего по самую рукоять вместо его груди в доски стойки. Стилет застрял, но подхваченный Карнажем табурет уравнял шансы, обрушившись на правую руку сильванийца, которой тот, поднимаясь, на мгновение оперся о стол.

   Эльф взвыл и яростно рассек воздух перед собой кинжалом в уцелевшей левой руке. Ей он владел также как и правой.

   - Стража! - раздался крик кабатчика, по привычке созерцавшего подобные драки на своем любимом месте, возле небольшого оконца рядом с жаровней, чтобы в процессе таких привычных и увлекательных развлечений не дать подгореть готовившемуся мясу.

   Все вокруг засуетились, но было поздно. Закованные в латы гномы ворвались внутрь, свалив первых, кто попался им под руку ударами массивных фивландских алебард с характерными длинными узкими наконечниками и простейшей гравировкой на топорах. Стража не особо церемонилась с обитателями бедных и "опасных" кварталов, отчего через мгновение на полу валялось уже четверо с раскроенными черепами, а остальных выталкивали наружу, где ждали остальные солдаты.

   В суматохе все позабыли про двоих поединщиков. Однако оба не испытывали никакого желания попадаться в руки страже и посетить стены мрачного швигебургского узилища, где коротали время в компании с крысами и чахоточниками многие, не менее лихие чем они, парни.

   Кеарх прыгнул за стойку и исчез за ней. Феникс выдернул засевший меж досок шабер и перемахнул следом, чуть было не переломав себе все ноги, когда провалился в открытый потайной люк, ведущий колодцем глубоко вниз.

   "Ловец удачи" никогда не покупал бесполезных вещей и старался следовать этому правилу во всем. Вот и теперь обитые железом мыски сильванийских ботфорт врезались в камень кладки колодца и остановили падение. Едва упершись ногами и спиной, и остановив падение посреди колодца, он оказался в полной темноте - проворный трактирщик быстро закрыл люк.

   Карнаж замер, навострив уши. Внизу послышалась непонятная возня. Колодец был не очень глубоким и, по прикидкам полукровки, "застрял" он где-то на середине. Феникс знал, что внизу есть туннель, ведущий в канализационное подземелье под Швигебургом. Этим лазом часто пользовались посетители кабачка, так как среди них нередко попадались те, по которым мыло и петля на помосте у городской ратуши плакали горючими слезами не первый год.

   "Ловец удачи" закрыл глаза и сосредоточился, немного наклонив голову. Нет, внизу его ждали, спускаться было нельзя. Чутье вторило острому слуху.

   Рука Феникса распахнула куртку и скользнула за широкий бандаж* из черной кожи с ромбовидными клепками. Неторопливо, стараясь не шуметь, он извлек из-за него довольно длинную цепочку, сделанную из мелких запаянных звеньев фивландской стали. Она одинаково годилась и на роль удавки, и просто веревки, легко выдерживающей вес двух взрослых мужчин.

   Шабер и Vlos'Velve были своевременно убраны в ножны еще до спуска в колодец, но шпаголом снова был извлечен из своего лежбища и прикреплен за небольшое кольцо сбоку гарды к цепочке. Темные эльфы всегда старались как можно больше расширить круг применения своих клинков, соблюдая для этого особенные баланс, прочность и вес оружия.

   Кеарх услышал звон упавшего вниз предмета, залетевшего немного вглубь туннеля. Там эльф поджидал своего преследователя. Он подступил ближе, полагая, что полукровка выронил оружие, пытаясь зацепиться. Сильваниец машинально склонился над чем-то блестящим, за что после еще не раз проклинал себя.

   Это был кинжал. Кеарх среагировал, но слишком поздно. Клинок молнией подлетел вверх, попутно врезавшись ему в лицо, и снова исчез в темноте.

   Vlos'Velve послушно прыгнул в руку хозяина под оглушительные вопли, доносящиеся снизу.

   Кеарх, задыхаясь от злобы и ярости, побрел вглубь туннеля, закрывая обеими руками распоротое лицо. Вслед ему из шахты колодца донесся ядовитый смешок.

   "Ловец удачи" не спешил. У него было довольно времени, чтобы переждать и не лезть в схватку, так как в туннеле не было места для маневра, без которого победить Кеарха, владевшего одинаково хорошо и правой и левой рукой, да к тому же злого как сто чертей, оказалось бы очень непросто. А вот сильванийцу из-за ранения терять времени было нельзя.

   Когда все стихло, Феникс мягко спрыгнул на дно и двинулся вглубь. Пробираясь по туннелю он наткнулся на брошенные чехлы с метательными ножами. Такие клинки часто крепились на бедро. Видимо, прежнему владельцу зачем-то понадобились тонкие ремешки от них. Основываясь на находке, "ловец удачи" заключил, что хорошо попал, если эльф второпях побросал даже оружие.

   Карнаж подобрал находку и, небрежно перекинув ее через плечо, гораздо увереннее продолжил свой путь. Теперь у него имелось кое-что против Кеарха. Стремление подтвердить собственный статус подвигло эльфа на то, чтобы заказать эти метательные ножи у сильванийского кузнеца. Мастера в Шаргард занес практически тот же ветер перемен, что и его постоянного клиента, готового изрядно потратиться, но после гордо заявить, как он пользуется "только сильванийским" оружием. Истинно эльфийское самодовольство...


   Филина и Скиеру вели двое закованных в латы стражей. Их схватили вместе с остальными, кто прохлаждался у порога "Старой гарпии". Однако большинство смогли откупиться, а членов гильдии воров освобождали сразу же после того, как они показывали солдатам свои особые метки. Простые карманники в таких заведениях редко кутили, поэтому почти все, кто был пойман, оказались немаловажными фигурами.

   У дуэргара не оказалось с собой достаточно денег, и они с полуэльфкой были присоединены к остальным, кому тоже не посчастливилось с толстым кошельком или нужными связями. По дороге нашлись даже те, кто отважились бежать. Точнее, это были все из полудюжины человек кроме Скиеры и Филина. За теми из беглецов, кто сразу не рухнул с арбалетным болтом между лопаток, устремилась и большая часть солдат. Теперь, по началу представительное шествие под проливным дождем, сократилось до четырех участников и продолжало неторопливо двигаться в сторону швигебургского узилища.

   Поднявшись где-то на четверть высоты вулкана, они проследовали по коридору и выбрались на внешний парапет, откуда вел длинный мост над пропастью, отделяющей невысокую скалу с громоздившейся на ней башней, по форме напоминавшей бочку. Из-за стены дождя можно было разглядеть огни из сотен маленьких узких бойниц, симметрично расположенных на нелепой громаде серой каменной кладки.

   - Что это за место? - прошептала напуганная Скиера.

   - Это? "Башня Умолкших Криков", - с вздохом ответил Филин, что продолжал незаметно работать над кандалами, в которые их сразу по задержанию заковали, соблюдая фивландскую предусмотрительность.

   Своеобразное усердие швигебургского правосудия больно сдавливало обоим кисти рук за спиной, напоминая лишний раз о засилье в совете кланов сторонников жестких мер, явно возлагавших на подобные издержки судейства большие надежды, чем на здравый смысл старых законов.

   - Она самая, дуэргар. Отличное место для всякого ворья и распутных девок, вроде вас двоих, - поразительно бойкий на язык для гнома, страж подтолкнул Филина к мосту.

   - Спасибо за уточнение, приятель, - хмыкнул дуэргар.

   В ответ последовал еще один грубый тычок. Лицо Филина озарилось, и он украдкой подмигнул Скиере. Замок на кандалах поддался.

   На небе сверкнула молния, и загрохотал далекий гром.

   - Проклятая погода, - пожаловался второй стражник, - Ладно, пошевеливайтесь! Вроде на мосту никого нет.

   Узилище возводилось давно, когда еще не были освоены все инженерные решения, на которых стоял современный Швигебург. Мост, соединяющий скалу и вулкан, пришлось сделать узким, чтобы хоть как-то облегчить конструкцию, грозившую в противном случае рухнуть в пропасть. Однако через много лет этот "недостаток" исправлять не стали. Иного способа выбраться из "Башни Умолкших Криков" не было, а это значило, что столь узкий мост мог стать серьезным препятствием на пути узников в случае массового побега. К тому же, он был рассчитан на определенный вес, и сразу принять большое число человек не мог. Также не стоило забывать, что при такой узости мост ничего не стоило наглухо перекрыть всего десятку стражей. Правда, имелась и обратная сторона - на мосту с трудом могли разминуться трое, особенно если это были дюжие гномы из городской когорты.

   - Смотри-ка, кто-то все же потащился в такую погоду, - произнес первый стражник, разглядывая приближающуюся к ним фигуру в плаще с капюшоном, - Наверное, судебный пристав. Вот поназначали на эти должности кого попало. Одни феларцы да имперские эмигранты. Неплохо делают свою собачью работу, да только вездесущи. От их постных рож тошнит уже.

   - Ты обучался где-то? На писаря? - спросил Филин.

   - А тебе какое дело, мразь?! Ну, обучался и что?

   - Да просто так. Смотрю, много слов знаешь и языком треплешь, а сам тупой как...

   Стражник не дал дуэргару закончить, опрокинув того ударом древка алебарды в лицо.

   - Как ты там сказал?! Какой я?! Сейчас дерьмо жрать будешь, что б рот другим занят был!

   Филин спокойно сплюнул кровь из разбитой губы, потер скулу и тихо, почти шепотом, сказал:

   - Дурак, на мост этот без сопровождения не может ступать никто, даже глава кланов.

   Гном опешил от такого известия, стоя спиной к мосту. Сзади раздался крик перешедший в предсмертный хрип. Метательный нож нашел лазейку, влетев в открытое забрало шлема второго стражника, и ранил того в лицо, после чего убийца, скрытый плащом, в два прыжка подскочил к стонущему гному и сноровисто перерезал бедняге глотку.

   С яростным криком уцелевший стражник ринулся на напавшего, чуть было не разрубив того на месте. Убийца отскочил назад, выхватывая еще один нож. Но гном предусмотрительно надвинул забрало надежного, как швигебургские банкиры, шлема и с громким сопением двинулся на противника, поудобней перехватывая алебарду.

   Об эту надвигающуюся махину металла беспомощно звякнул сначала один метательный нож, за ним второй.

   Страж глухо засмеялся. Алебарда свистнула в воздухе, рассекла завесу дождя и врезалась в каменные плиты моста. Убийца пятился, уклоняясь от сыпавшихся на него один за другим ударов под всполохи молний и оглушительный рокот грома. Наконец, он отпрыгнул достаточно далеко и сорвал с себя плащ, которым теперь размахивал перед наступавшим на него стражем.

   - Карнаж! - закричала Скиера.

   - Не вопи, а помоги лучше, - зашипел на нее дуэргар, подставляя руки в кандалах.

   - Как? - изумилась полуэльфка.

   - Хватай за цепь и тяни, что есть силы! Замок старый! Заклинило, будь он не ладен!

   Феникс метался из стороны в сторону, насколько позволял узкий мост, и пытался хоть как-то приблизиться к наступавшему на него стражнику, выписывая в воздухе узоры мокрой тканью порядком изодранного плаща и нетерпеливо поигрывая кинжалом в другой руке. Со стороны это чем-то походило на укрощение быков на имперских аренах. Только там у храбреца, дерзнувшего поиграть со смертью, имелось гораздо больше пространства, а быки, по обыкновению, выходили на поединок без увесистых алебард и славных швигебургских доспехов. Положение становилось отчаянным. Еще немного и их станет видно со стороны башни.

   Бросив взгляд за спину усердствующего сверх всякой меры хранителя порядка, "ловец удачи" горячо поблагодарил свою покровительницу, судьбу, за то, что она все еще не оставила его. Дальше двигаться было нельзя, иначе его заметят, и подоспеет подмога. Бросаться вперед и попытаться ухватить оружие за древко при той силище, которой обладал гном, не имело никакого смысла. Из немногих оставшихся идей Карнаж ухватился за одну, которая могла дать немного времени Филину.

   Vlos'Velve с глухим звоном врезался в верхнюю часть шлема, еще больше разозлив стражника. Тот отвесил яростный удар. Алебарда отскочила от камня моста и ушла в сторону. Этого вполне хватило Карнажу, чтобы подскочить к гному немногим ближе, чем позволяло оружие, и бросить на закованного в доспехи противника то, что оставалось от плаща. Красноволосый тут же откатился назад от свистнувшей следом алебарды, попутно подобрав шпаголом. Кинжал добился лишь немногим больших успехов, чем сильванийские метательные ножи.

   Пока солдат с проклятиями срывал мокрую ткань, Филин, наконец, освободился от оков. Подобрав алебарду, валявшуюся возле тела убитого стражника, он обрушил ее на спину гнома. Дуэргар тоже обладал немалой физической силой, но схватил оружие почти за самый конец древка двумя руками и замахнулся так, что вполне мог снести на своем пути стену. Грохоча доспехами, стражник рухнул навзничь у ног Карнажа.

   Полукровка вскинул голову вверх, подставляя лицо под льющий с неба холодный поток, и жадно ловил ртом влагу, стекавшую ручьями по коже.

   Его безумная затея удалась! Пусть придумана была наспех, ведь он едва успел выбраться из туннеля в известном всем завсегдатаям кабачка месте, как там его поджидал один из друзей Галчонка, тут же передав известия об аресте Филина и Скиеры. Пришлось бежать во все лопатки, чтобы успеть раньше пусть неторопливых, но изрядно опередивших его стражей. Но, все таки, удалось.

   Дуэргар, устало опустился на колени, тяжело дыша и потирая затекшие от кандалов кисти рук. Скиера медленно подошла к Фениксу и встала рядом с ним. Ее встретил усталый взгляд. По губам "ловца удачи" пробежала легкая ухмылка. Он прижал ее к груди, наблюдая через плечо за неторопливыми и четкими действиями Филина, вскрывавшего замок на кандалах полуэльфки.

   Они были совсем одни посреди дождя. Ни на парапете, ни в коридорах, ведущих к нему, в такую погоду невозможно было встретить даже одного стражника, не говоря о патрулях.

   - Пойдемте отсюда, - предложил Филин, когда освободил руки Скиеры.

   - Да, только еще одно... - Карнаж отстегнул от карабина на ремне чехлы с метательными ножами Кеарха и бросил их возле убитых стражей.

   - Скверная привычка работать сильванийским оружием в столице Фивланда, - заметив действия полукровки, сказал дуэргар, - Этот эльф искал дешевой популярности. Что ж, он найдет дешевую веревку?.

   С последними словами замок на кандалах поддался, и руки полуэльфки выскользнули из металлических колец.

   - Куда теперь, Филин? - спросил Феникс, когда они снова оказались в городе.

   - Я думаю, нам надо где-нибудь обсохнуть, подождать пока утихнет непогода. А потом убираться по добру по здорову из города. Ты ведь, как всегда, решил проблемы кровью, - в словах дуэргара звучал укор.

   - Проклятье, у меня был выбор?! - вспылил Карнаж, - Времени оставалось мало и пришлось действовать вот так. Или хочешь сказать, что знаешь способ выбраться из Башни Умолкших Криков? Особенно теперь, когда стража и приставы зверствует дальше некуда?

   Они свернули за угол. Следуя за Филином по безлюдным улицам, спустились к западным воротам. По крышам и брусчатке мостовой барабанил дождь, сливаясь ручьями с карнизов и заполняя водостоки квартала мастеровых грязной от древесной пыли и металлической крошки водой.

   - С Кеархом быстро разберутся. Он заплатит, если еще не надоел бургомистру своими выходками, и нас примутся искать воры. Пес со стражами, хотя за своих они порвут в клочья, но спрятаться от воровской гильдии будет мудрено...

   - Ничего, выкрутимся. Бывало и похуже, - пытался приободрить дуэргара Карнаж.

   - Я стар, Феникс, трудно мне будет пуститься в странствия в мои то годы. Уж совсем на покой собирался уходить, а тут... Зачем ты рисковал? Порешили бы всех, если чего, и весь сказ о славных "ловчих удачи" и их подруге из Вольных Лесов.

   - Филин, сам знаешь, жизнь - это поединок со смертью, в котором молодые иногда помогают... пожилым. Не грусти, осядешь в Лангвальде и там найдешь, чем заняться.

   В ответ дуэргар засмеялся с характерным уханьем.

   - Предлагаешь снова взяться за ремесло аптекаря?

   - Почему бы нет? - улыбнулся Феникс, - Отмолить загубленные души вряд ли сможешь, но хоть будет на что купить кусок хлеба и стаканчик вина.

   - А куда мы идем? - поинтересовалась Скиера, - К городским воротам?

   - Почти, - ответил Филин, - Оттуда недалеко живет наш старый знакомец, Ян "Часовщик". У него и отсидимся.


   Кеарх, следуя по туннелям, прекрасно знал, куда за ним Феникс точно не пойдет. Пробираясь по сложной системе швигебургских подземелий, эльф неуклонно двигался в северную часть города. Наконец, он достиг знакомого пролома в каменной кладке и оказался в подвале старого дома. Кое-как выбравшись наружу по остаткам ступеней, он вышел под проливной дождь.

   Холодные капли дали немного облегчения пылающему жаром раны лицу.

   Эльф осмотрелся.

   Его встретили, как полагалось. В переулках среди врезанных в скалу домов шмыгнули несколько теней. По навесным деревянным мостикам и балкам меж верхних этажей зданий на узкой улице прогуливались несколько фигур, закутанных в плащи. Сильваниец застыл в ожидании. Смотрители тоже остановились. Наконец, сквозь шум дождя, эльф различил условный сигнал и направился вглубь улиц. Тонкий пересвист металлических свистков, которые имелись у каждого дозорного в воровском квартале, некоторое время провожал его.

   Кеарх уверенно постучался в дверь ничем не приметного дома и тут же открыл ее. Внутри его встретила тишина и пустующие скамьи возле столов в трапезной. Эльф остановился, плотнее прижимая кусок оторванной от рубахи ткани, прикрепленной ремешками от чехлов метательных ножей к лицу.

   - Садись-садись, чего встал? - раздался простуженный голос от камина, где тлели остатки поленьев.

   Тень махнула рукой в сторону ближайшего стола.

   Сильваниец послушно сел.

   - За лекарем уже послали, - продолжил голос, - Мы то уж думали, что не придешь, ведь трактирщик видел, как Попрыгун за тобой сиганул в колодец.

   - Меня прикончить не так просто, - огрызнулся эльф и зашипел от боли, отдернув окровавленную ладонь от лица.

   - Это еще что. Он двоих наших прикончил в Подводных Пещерах. А они, я тебе скажу, и не таких убивали. Видать, сильно поднаторел полукровка после того, как от нас ушел.

   - Так не надо было отпускать, - заметил Кеарх.

   - Я вот тоже так думал, и тоже возмущался. Но совет гильдии решил, а мы выполняем ... до сих пор.

   - А почему никого нет? В такую погоду хороший хозяин собаки не выгонит, - поинтересовался эльф, озадаченно оглядывая пустующую трапезную, в которой сегодня не зажгли даже и пары свечей.

   - Все на страже.

   - Как?!

   - Вот так. Совет теней собрался. Обсуждают. На две недели раньше срока собрались.

   - Из-за войны банд в Феларе? Так это не новость, - бросил сильваниец, стуча зубами от холода и подвигаясь ближе к камину, - Где этот чертов лекарь!?

   Рука в черной перчатке с широким раструбом вынырнула из сумрака у камина и подбросила в огонь пару поленьев.

   - Банды кончились, - хрипло ответил голос, - В Феларе кипит заварушка похлеще. Там почти гражданская война. Два рыцарских ордена рвут друг друга на куски. Пока суд да дело - банды примирились. Как обычно поделили и начали вместе с контрабандистами снабжать одни тех, а другие этих. Так что бы ты думал? Кто-то из канцелярии смекнул и подсидел всех как щенков. Письма отправил и тем и другим, якобы на встречу и переговоры. Да так хитро состряпал, что ни те, ни другие, ничего не заподозрили и явились в Шаргард. Той же ночью всех перебили. Те, кто на страже были, ни сном ни духом. Утром пришли - все мертвые.

   - Проклятье! - по спине Кеарха пробежал холодок.

   Эльф имел представление о ранних войнах гильдий и знал, сколько крови и трупов лежало на пути объединения или разделения сфер интересов, и, если что-то подобное грозило случиться в ближайшем будущем, то вряд ли ему удалось бы прожить долго, так как он был из тех, кто всегда на виду.

   - Как только тебя подлатают, займешься этим полукровкой.

   - Это приказ гильдии? - неподдельно изумился эльф, - А о чем они в совете раньше думали?!

   - Заткнись и слушай! Твое дело не спрашивать, а выполнять! - голос угрожающе повысился, - Он сорвал один наш заказ. Магика из шаргардской гильдии чародеев платила весьма щедро за ту безделушку, из-за которой двое наших парней пошли на корм вывернам. Слишком щедро. Усекаешь? Так что теперь садись на хвост этому Фениксу. Мы его не трогали, и он нас не трогал. Раньше. Но теперь все иначе, и он знает, кому перешел дорогу.

   - Почему сейчас?! Скажите, почему не тогда, когда он предал, убил и... ушел, дьявол его забери, с парадного хода! И еще глаза мне мозолил, пока его шкура под запретом совета была! - вскричал Кеарх и тут же схватился рукой за лицо, сорвавшись на вымученный рык.

   - Ты не шуми. Вон, уже навоевался. Всю рожу он тебе располосовал. Отпустили тогда, потому что убил на тренировке ученика... ну, туда тому и дорога, взялся за куш не говори, что не дюж...

   - А как же наставник, тоже "не дюж" был? - едко подметил Кеарх.

   Входная дверь отворилась. На пороге в сопровождении пяти закутанных в плащи смотрителей появился лекарь-гном с кожаной сумкой на плече. Громко чихнув, он прошел к камину, обливая доски пола дождевой водой с плаща и широкополой шляпы.

   Лекарь принялся за свое привычное дело, ловко запихнув брошенный на стол кошелек за пазуху настолько привычным жестом, словно практиковался в нем ежедневно.

   Кеарх шипел и постанывал под крепкие проклятия гнома, щедро отсыпаемые им в адрес клинков темных эльфов.

   - Слушай своим острым ухом, времени у меня мало. И не хнычь тут как девка, черт подери! - безжалостно приказал хриплый голос, - Наставника он убил, потому что тот его хотел первым на нож посадить. Попрыгун, или как его теперь там... Феникс? Тоже мне прозвище. Петух подпаленный. В общем, наставник подбивал его на заговор против одного патрона из совета, что в доках хозяйствовал от гильдии. А как понял, что Попрыгун ему не помощник, так и решил глотку взрезать и делам конец. Заметь, сам Фениксу приказал встать на тренировке против еще одного своего ученика, хоть и знал... Тогда у полукровки ум за разум заходил и срывался он, чуть что, как бешенный. Наставник знал, что Попрыгун прибьет неумеху, который тоже случайно оказался в курсе дел, а потом сам бы вспорол брюхо полукровке и все. Никому и невдомек, а ему все чин чином, только на могилках за городом скорбеть за упокой безумных и невинно убиенных.

   Хриплый смех, которым разразился невидимый собеседник, посчитавший всю раскрытую перед эльфом бесхитростную интригу достойной лишь веселья, пробрал Кеарха до костей. Или так показалось от мази, которой лекарь натер края раны, и она холодила, сводя судорогой мышцы.

   Впервые сильваниец оказался там, куда всегда избегал попадать - в гуще интриг гильдии. Его дело до этого было простым и незамысловатым: жить, как полагалось в обществе, щеголять нарядами, да слыть в особых кругах тем, кто всегда поможет связаться с "нужными" людьми. Взимать плату, отнимая от нее свою долю за посредничество - и все! Но теперь эльф прекрасно понимал, что его "товар", за который он и занимал порученную должность, был сильно подпорчен.

   Его сразу определили, как только он пообжился в гильдии, потому что, как утверждали в совете теней, "мордой как надо вышел" и годился для светских приемов и разговоров с глазу на глаз. Теперь все повернулось иначе и, судя по причитаниям лекаря, сменившим проклятия, довольно скверно.

   - Ты там не стенай, гном, а говори чего с мордой у этого задиры? - неумолимо потребовал голос, тоже заприметивший перемену в настроении лекаря.

   - Темноэльфийский клинок. Здесь я бессилен, смог бы помочь, кабы сразу. А так, только у сильванийских целительниц затянуть. Либо на всю жизнь шрам будет.

   - Так чего ж ты, курва, так долго тащился? Давно ведь позвали! - в камин с грохотом полетело еще одно полено.

   - Так не за этим ведь звали, - возразил гном и осекся.

   - Правильно, потому как стража тебя сегодня тягала. Так что выкладывай, - выдержав паузу, хмыкнул незримый собеседник, выделившийся неясной тенью возле камина, когда огонь там разгорелся с новой силой, - На кой ты им понадобился?

   - У Башни Умолкших Криков кое-кто заставил одного стражника улыбнуться во все горло, от уха до уха, а другому в спину сунули алебарду в полтопора.

   - Замечательно. И что нам с того? Новая банда появилась? Своих вызволяли?

   - Может быть. Только вот сильванийские ножички больно знакомые там нашли. Я с собой один прихватил. Навроде как для экспертизы. Нате, полюбуйтесь, - лекарь выложил на скамью один из метательных ножей.

   Кеарх почувствовал, как мокрые волосы на его голове зашевелились от подступившего к горлу животного ужаса.

   - Опаньки, - протянула тень возле камина и склонилась над оружием.

   Блики играли на лысой до блеска макушке, и, казалось, в свете пламени рыжая всклокоченная борода тоже пылает подстать языкам огня, лижущим решетку камина. Сбросив свой плащ с широких плеч, феларец встал и выпрямился во весь свой рост. Уперев огромные кулаки в пояс у ножен с громадными охотничьими ножами, он прищурился на эльфа.

   - Ротбард, это не я, - прошептал Кеарх.

   - С чем тебя и поздравляю, сучий потрах! - рявкнул феларец, - Ножички-то приметные. Так что сам теперь расхлебывай все дерьмо, что навараканил! Говорили тебе... Деньги девать некуда было, да? Тебя ж, дурня, стража как облупленного знает! Спору нет, кто-то тебя здорово подставил. Сам то ты и одного гнома из швигебургской когорты не прикончишь. Только объяснять все не мне, а в Башне Умолкших Криков тамошним крысам будешь.

   - Это Феникс! Это его рук дело! - сильваниец вскочил от неожиданной догадки, - Больше некому! Он оставался в туннелях, когда я уходил и бросил чехлы, взяв ремни от них! Зачем я только их оставил!?

   - Вот и отлично. Значит, все делать будешь, как приказали, но без меня. Я со стражей лясы точить не стану. Себе дороже.

   Ротбард двинулся к входной двери, но не взял плащ, оставив тот на полу.

   - Вы куда? - спросил Кеарх упавшим голосом.

   - Это не я, это ты сейчас пойдешь, куда понадежнее. За тобой скоро придут стражники, и гильдия прикроет тебя только в одном случае, - буркнул феларец, открывая входную дверь, - Если сделаешь то, что нам приказали. Сам. А я попрошу, чтобы приказ страже задержали, пока ты уедешь из города.

   Эльф отстранил руку лекаря. Сильванийская гордость пробудилась немного запоздало, но успела истребить в душе труса, которого вовсю праздновали сжавшиеся от страха кишки.

   - Что сделаю? - голос Кеарха зазвучал гораздо тверже.

   - Убьешь Феникса, - спокойно сказал Ротбард, словно речь шла о чем-то само собой разумеющемся, - Потому что у вас с ним произошла стычка, и много кто это видел. Если справишься - иди на все четыре стороны, тебе приплатят, нет - то, если еще не сдохнешь, сделай так, чтобы этот "ловец удачи" хотя бы исчез из города. Надолго. Такие как он не любят быть дичью в городской тесноте.

   - Я изгнан? - голос эльфа по-прежнему оставался тверд.

   - А на кой ты нам нужен? Скачи в Сильванию, к своим остроухим, пусть подлечат тебя. Но, сперва, дело обделай, да как следует. Заодно раструби, что ты больше не в гильдии. Понял?

   Кеарх согласно кивнул.

   - Ротбард?

   - Что тебе еще?

   - Дай совет, ты же знаешь, что я никогда не убивал на заказ.

   Рыжебородый немного задумался и ответил:

   - Этого Феникса тогда не тронули, потому что оказался он выкормышем одного из наставников "Диких мечей". Побоялись мести, ведь шпионские сети островитян еще очень сильны.

   Кеарх лихорадочно начал вспоминать все, что ему приходилось слышать об этих убийцах.

   Впервые они появились на острове Палец Демона довольно давно. Сначала их обучали как простых шпионов, но потом возникла идея о создании особой школы. Они прослыли самыми коварными вестниками Бездны - как на островах называли убивавших за деньги. Основа их техники состояла в постоянном собирании всех стилей, с которыми они сталкивались. Сильванийцу приходилось даже читать о специальных трактатах. В них древние мастера наставляли адептов, как быстро и точно копировать чужие техники боя.

   Теперь все вставало на свои места! Теперь ему становилось ясно, почему того наставника, которого убил Карнаж, нашли с кинжалом в макушке. Это был тайный прием, который ученик незаметно украл у учителя. Теперь эльф с усмешкой вспоминал свою зависть к Попрыгуну, когда тот схватывал все, чему его учили, буквально на лету и всегда хвалили при остальных. Дохвалились!

   Проклятый полукровка даже смог сбежать от них той ночью, когда произошла резня, воспользовавшись, к общему удивлению всех преследователей, акробатической манерой перемещения по городским закоулкам, которой на их глазах обучали старших товарищей. Правда, если бы не запрет совета теней, то уже на следующий день они бы его разыскали и всадили нож меж лопаток в укромном углу.

   - Он чуть не убил меня тогда, в трактире, - тихо произнес Кеарх, многозначительно посмотрев на Ротбарда.

   - Ну, думай! Если не кинжал, тогда стрела, - предложил феларец.

   - Да куда ему сейчас!? - попытался вступиться за эльфа целитель, - У него же голова...

   - Что "голова"?! Голова не жопа, завяжи и лежи! Всё! Кончен разговор! Пошли вон, оба!!! - Ротбард раздраженно топнул ногой и указал на распахнутую дверь.



* * *

   Скиера, Филин и Карнаж долго шли по тесным улочкам, изредка выбираясь на небольшие площади. Поистине в Швигебурге дорогу могли найти только гномы или кто-то из их сородичей. Тесно посажанные однообразные дома представлялись приезжим картиной полного хаоса, где-то выстраиваясь в линию, где-то замыкаясь в кольцо, а где-то рассыпаясь по одному, будто внутри незримо очерченных квадратов.

   Дуэргар оказался неплохим провожатым. Его тяжелая походка не потеряла и толики уверенности, словно он и впрямь неплохо разбирался в логике оригинального планирования фивландских градостроителей. Правда, полуэльфке показалось, что они несколько раз прошли мимо одного и того же места, и она даже расслышала, как Филин чертыхался себе под нос. Но, тем не менее, через час они оказались возле двухэтажного дома, спрятавшегося в тупике по соседству с вывеской цирюльника.

   Дуэргар уверенно поднялся на маленькое крыльцо и взялся за дверной молоток в виде головы кобольда.

   Ян по прозвищу "Часовщик", был человеком преклонного возраста, зарабатывавший себе на жизнь теми знаниями, которые смог освоить, а большинство просто украсть из фивландских обществ алхимиков и механиков. За скромную плату, которую взимал с заказчиков исключительно серебром и золотом, он мог изготовить все что угодно. Его изделия были весьма специфическими: всевозможного рода приспособления, запрещенные для изготовления в Фивланде. С помощью них клиент мог некоторое время бегать по воде и лазать по отвесным или гладким как зеркало стенам, открывать практически любые замки также просто, словно у него имелся собственный ключ, и прочее в том же духе. Однако мастер требовал достойную цену за свои труды, а многим это было не по карману. Тем более за подобные устройства, если по глупости кто-то ими хвастал, могли сварить в масле, или, по старой гномьей традиции, пропустить через огромные шестерни в назиданье и изготовителю, и потребителю. Не говоря уже о тех зверствах, которые творили с недотепами маги, больше всего страдавшие от подобных детищ прогресса. Из, казалось бы, неприступных башен в Высоких Шпилях с помощью таких приспособлений не раз выкрадывались вещи и реагенты большой ценности.

   В век развитого чародейства и волшебства простые и банальные сокровищницы сильных мира сего изрядно уступали в популярности лабораториям чародеев. Так как утащить на собственном горбу мешок золота было куда тяжелее, нежели стянуть магическую безделушку размером с кулак, а потом получить за нее некоего лица все тот же самый мешок золота, с которым не придется улепетывать во все лопатки от спущенных сторожевых псов.

   Ян открыл дверь и немало удивился такому визиту. Он посмотрел на гостей поверх сдвинутых на кончик носа очков с толстыми линзами и, проскрипев своим странным голосом без интонации: "Ну, входите", - впустил всех троих. Они прошли внутрь небольшой мастерской, а Часовщик поспешно захлопнул за ними дверь и запер ее на засов.

   Карнаж обратил внимание, что его давний знакомый ведет себя и выглядит как-то странно. Помимо красных от бессонницы глаз и трехдневной щетины, полукровка заметил, что мастер еще больше похудел, хотя и до этого был несуразно длинным и тощим. На хилое тело мастера было надета только короткая кожаная безрукавка, да старые протертые штаны с грязным рабочим фартуком, а на руках красовались громадные перчатки с широкими раструбами.

   В мастерской творилась полная неразбериха. Все столы были завалены чертежами, колбами, хитроумными инструментами - в общем, сонмом изделий стеклодувов и скобяным хламом, не считая всего того, что, навскидку, нельзя было бы причислить ни к чему из предыдущего. Создавалось ощущение, что Ян работал не покладая рук несколько дней, будто собираясь разом выполнить все заказы, на каждый из которых у него обычно уходило по неделе, если не больше.

   Часовщик шикнул на подвернувшегося ученика, которого недавно взял в подмастерья, и тот скрылся на лестнице, ведущей на второй этаж.

   - Мы побудем у тебя недолго, - сказал Филин, освобождаясь от своего бахтерца.

   - А... да-да, конечно, располагайтесь, - ответил Ян так, словно его вырвали из глубоких раздумий.

   Часовщик достал из-за уха на своем безволосом обтянутом кожей черепе самокрутку и, прикурив ее о непотушенную алхимическую горелку, задымил, усевшись на табурет в углу.

   Карнаж повесил мокрую рубаху на спинку стула, развернул его к небольшой печке у окна, сел и принялся критически рассматривать свою куртку, особенно в тех местах, где кожа была распорота и выглядывала весьма ценная чешуйчатая подкладка. Скиера протянула ему толстую иглу и нитки, а сама развесила намокшую одежду на металлической струне, натянутой над печкой для подобных целей.

   Полуэльфка скользнула взглядом по поджарому и жилистому торсу "ловца удачи". Когда тот нагнулся вперед, чтобы выжать над полом свои волосы, она увидела на спине возле лопаток две закрепленные за кожу скобами выпуклые металлические пластины. Феникс выпрямился и посмотрел на ее побледневшее лицо.

   - Наследство, доставшееся мне от ран'дьянских родственничков, - коротко объяснил полукровка.

   - Так это правда, что у изгнанников не вырастают крылья... - Скиера не отрывала взгляда от двух овальных металлических пластин, поблескивавших от огня в печи.

   - Да, полуэльфка. А еще они причиняют сильную боль тому, кто обладает смешанной кровью, - бесстрастно разъяснил подошедший Ян.

   Зажав самокрутку в зубах, Часовщик повернул Карнажа спиной к себе и, надвинув очки, долго осматривал свое давнее творение.

   - А ты тоже снимай и рубаху, пока не простудилась, здесь не приходится стесняться. Не терпи, времени будет много, - не отрываясь от дела бросил он Скиере.

   Полуэльфка посмотрела на Филина. Тот согласно кивнул.

   Стыдливо закрывая грудь, она присела на пол, отвернувшись от остальных и глядя на потрескивавшие в металлическом цилиндре печки дрова.

   - Что случилось? - спросил Часовщик, продолжая осматривать спину Карнажа.

   - Мы попали в знатный переплет, - проворчал Филин, - И нам надо убираться поскорее из города. Возможно навсегда. Слушай, Ян, я заберу у тебя свой старый аптекарский короб?

   - Сам знаешь, где он - в чулане. Как лежал там, так и лежит, - отрезал своим бесстрастным голосом мастер.

   Комнату огласил протяжный стон Карнажа. Полуэльфка дернулась и с беспокойством принялась наблюдать за возней Яна, орудовавшего какими-то длинными спицами, подсунутыми под выпуклые металлические пластинки на спине "ловца удачи".

   - Терпи уж. Сам ведь шлялся черти где. Зашел бы раньше, - Часовщик со щелчком вскрыл пластины, немного отошедшие от кожи по краям, обнаружив под собой еще два стальных круглых крепежа, - Ну вот, кристаллы почти растворились. И воспаление пошло.

   Ян взял щипцы и вытянул два маленьких остатка. Феникс изогнулся. Его тело свела жестокая судорога.

   Скиера с усилием отвела глаза, надеясь увлечь их пляской пламени в печи. Филин подошел к Карнажу и мокрой тряпкой отирал выступивший пот со лба полукровки, стараясь не смотреть в широко распахнутые от адской боли черные глаза.

   - Принеси "бусы", - попросил мастер дуэргара.

   Филин направился вглубь комнаты, где стоял высокий стеллаж. Немного повозившись, он вернулся назад, сжимая пальцами толстую нить, на которой действительно висело некое подобие бус, только это были кристаллы, образовавшиеся на нитке из специального раствора, в который ее погружали. Дуэргар взял со стола ножницы и срезал два средних по размеру с более гладкими краями, чем у остальных. После чего выдрал остатки нити и передал Яну.

   Феникс вцепился зубами в рукоять своего шабера и вместо вопля издал только глухой рык. С сухим щелчком кристаллы были помещены под пластины.

   - Готово, - возвестил Часовщик, вытирая руки тряпкой.

   Клацнули крепежи, и полукровка упал на пол, сжавшись в комок. Скиера подхватила его и, прижав к себе, укуталась вместе с ним в протянутое Филином покрывало, устроившись прямо на полу. Из зажмуренных от боли глаз "ловца удачи" по щекам сбежали две слезы...

   За окном бушевала непогода. Карнаж дремал, прислонившись спиной к холодной стене у окна. Скиера сидела возле него и согревалась горячим чаем из огромной фивландской глиняной кружки, поминутно прислушиваясь к спокойному и тихому дыханию Феникса.

   Его лицо с сомкнутыми веками выглядело во сне так спокойно и безмятежно, показывая унаследованные им гармоничные тонкие черты смешанной крови эльфов и ран'дьянцев. Если бы не белая полоса горизонтального шрама на скуле...

   Глядя на "ловца удачи", полуэльфку не покидало странное ощущение. Для кого-то, возможно, это было лицом убийцы, и тем более зловещим становилось ощущение какой-то маски, как у тех сильванийских солдат, что выгоняли ее из лесного королевства. Тогда их тонкие и гармоничные черты перекашивала гримаса злобы и ненависти. Скиере вдруг стало жаль тех далеких времен, когда эльфы, ран'дьянцы и ларонийцы еще не умели ненавидеть так сильно.

   Ян продолжал что-то мастерить у верстака, нарушая своей возней тишину. Под потолком парили колечки ароматного дыма из трубки Филина. Дуэргар задумчиво курил, глядя на всполохи молний в небольшом оконце у печи, сотрясавшие запоздалым гулом стены, и изредка поглядывая на "ловца удачи".

   - Скажите, Ян, давно он мучается с тем, что у него на спине? - спросила полуэльфка.

   - Я не знаю, Филин привел его ко мне уже подростком, - ответил Часовщик.

   - Так вы его знаете с детства?

   Оба утвердительно кивнули:

   - Не совсем так конечно, ну да ладно, - нехотя начал дуэргар, - Как всем известно, в Ран'Дьяне живут те, кто обитал на Материке задолго до того, как явились переселенцы с Восьми Островов. Говорят, у них со временем вырастают крылья. Странствующие барды называют их феями и вовсю слагают баллады о красоте и мудрости, но забывают упомянуть, сколько народу сгинуло вокруг тех чертовых земель на южном берегу Лары, с густыми туманами в долинах и гигантскими деревьями до облаков. Мать Карнажа была оттуда. От нее он унаследовал дар природы ран'дьянцам, но, к сожалению, получил сплошные мученья.

   - А что помешало его крыльям вырасти? Я его спрашивала, но он никогда мне не рассказывал, - Скиера бросила на красноволосого быстрый взгляд, чтобы убедится, что он все еще спит.

   - А! Ты себе представила такие огромные два крыла белого пуха и перьев, как у ангелочков на феларских фресках!? - рассмеялся Филин, - Или может быть как у бабочек на сильванийских гобеленах?! Не думаю, что ран'дьянцы умеют вить себе коконы.

   - Прекрати насмехаться, я правда не знаю. Если они не похожи на крылья, к чему тогда так называть? - насупилась полуэльфка.

   - Потому что их обладатель может летать. Вот почему, - пояснил Ян.

   - Но, как я слышал, развиться эти "крылья" могут только на землях Ран'Дьяна и больше нигде, - дуэргар развел руками, - Наверное, поэтому они стали проклятьем фей-изгнанников, и будут отдаваться страшной болью весь период положенного им роста. И мало кто знает, сколько примерно времени такое будет продолжаться. Что ж тут поделаешь? Вот и решили мы подсобить бедняге. Ян сумел кристаллизовать минерал, который часто используют некроманты для своих экспериментов над умершей плотью, чтобы обманывать простейшие механизмы жизненной силы организма и уберечь воскрешенных от невыносимой боли продолжающей разрушаться плоти.

   Лицо Скиеры исказила гримаса отвращения.

   - И все получилось как нельзя лучше, - поспешил вставить Ян, заметив выражение лица полуэльфки.

   Часовщик отложил в сторону готовое изделие и старательно вытер с рук масло подвернувшейся тряпкой.

   - Карнаж смог даже овладеть некоторыми свойствами этих "крыльев", - продолжил мастер, устало опустившись на стул и извлекая из-за старого сундука початую бутылку шаргардского рома. Это стало очевидно по характерному запаху, едва чпокнула пробка, откупорив толстое горлышко.

   - Какими же? - не унималась Скиера.

   Часовщик налил полную кружку и неторопливо осушил ее:

   - Я не знаю, что это за крылья такие и как они устроены, но, имея только зачатки, наш подопытный мог довольно резво и высоко прыгать. Даже старое его прозвище в гильдии было Попрыгун. Но потом, когда он подрос, начались боли. Теперь такие вот прыжки равносильны тому, чтобы растеребить старую, плохо заживающую, рану.

   - Пришлось здорово разодрать бедняге всю спину, чтобы сделать возможным запихивать кристаллы в те отростки, - Филин бросил на спящего Карнажа сочувственный взгляд и пододвинул к бутылке еще одну кружку.

   Мастер тут же наполнил. Дуэргар одним махом осушил. Часовщик налил ему еще. Снова одним глотком опорожнив содержимое, Филин вытер ладонью губы.

   - Пора тебе уже спать, а то поздно, - посоветовал Скиере дуэргар, - А мы с тобой, Ян, давай помянем Галчонка.

   После этих слов на лице Часовщика впервые за все то время, что полуэльфка видела его, показалось нечто похожее на эмоцию:

   - Как?! Когда?

   Филин было открыл рот, собираясь вкратце ответить на вопрос, но осекся, глянув на полуэльфку, и снова протянул Яну свою кружку, значительно кивнув.

   Скиера плотнее закуталась в покрывало и устроилась на плече Карнажа, стараясь отогнать воспоминания о темном эльфе, умиравшем сегодня у нее на глазах, на холодных камнях тоннеля с распоротым животом. Сквозь подступающий сон, который все никак не овладевал сознанием, утомленным и взбаламученным увиденным, она слушала тихий разговор. Хотя собеседники и подождали немного, давая ей возможность заснуть.

   - Кеарх из гильдии... Пырнул знатно, чертов живодер!

   - Что к лекарю не снесли. Да не смотри ты так, я про нашего говорю, - возмутился Ян.

   - От трактира "У старой гарпии"? Он бы сто раз помер, прежде чем дотащили. Это если стража не повстречалась бы по пути.

   - Совсем озверели. В гильдии уже своих режут. Точно надо собирать манатки и рвать когти из города. Вот заказы докончу и все. И так многих знакомых умельцев половили да в Башню отправили. Что за времена настали, ей богу!?

   - Я вот тоже не думал, что с теплого угла сниматься придется, - грустно отозвался Филин.

   - Тебе-то чего? Ты же из гильдии ушел давно. Все тихо мирно, чин чином. Это твой Карнаж, звереныш, новичка убил, да и наставника присоседил на тот свет.

   - А ты его не трогай! - повысил голос дуэргар, - Сам знаешь, как дело было. Парень созрел, и крылья тоже зреть начали - вот башню и сорвало. Ты вспомни, как он выл, когда мы с тобой ему спину латали и кристаллы совали. Зато потом сразу утихомирился.

   - Не напоминай. И так, как вспомню ту кровавую кашу у него на лопатках тогда, аж дрожь пробирает. Что ж эти ран'дьянцы за твари, коль у них такая чертовщина на спинах вместо крыльев?

   - Не наше это дело, - отрезал Филин, - Сам куда податься думаешь?

   - В Лангвальд.

   - И я туда же.

   Помолчали. Клацнули кружками.

   - Сам, все же, каких дел натворил, если у меня спрятался? - немного отпив, спросил Ян.

   - Не поверишь! На старости лет стража угробил.

   Часовщик поперхнулся и глубоко закашлялся.




   Глава 3

   "Новая дорога, что новая обувка.... Бродягами рождаются"

   Жан по прозвищу "Стоптавший сотню сапог"


   Темноту разорвал детский крик полный ужаса.

   Маленький мальчик стоял один посреди ночи на склоне черной как сажа горы. Чьи-то сильные руки протянулись к нему и схватили. Он вырывался. Там, на самом краю, извивалась в вихрях пламени женская фигура.

   Словно огонь факела... ОНА сгорала, проливая гиблый свет кругом себя, разрывая темноту ночи... И сильный ветер, уносящий вверх пепел с черного мрамора "жертвенного алтаря".

   Для мальчика ОНА была воплощением всего того, что вообще светлого могло быть в серой безысходности, что заполняла жизнь тех, кто созерцал Сокрушение Идолов.

   - Мама! - сиплый крик простуженного ребенка был просто криком мало еще понимающего в этой жизни существа, чтобы полыхнуть злобой или обагриться яростью.

   - Будьте вы прокляты!!! - раздался другой крик, полный того, чего, покамест, был лишен предыдущий.

   Отец прижимал его к груди, пытаясь скрыть происходящее от взора, но две черные бусинки продолжали смотреть из-под упавшей на лоб челки кроваво-красных волос, как сгорала в страшных мучениях Рунэада. Изгнанница, покинувшая свою родную страну, а теперь, по решению драконов, изгнанная и из жизни.

   Дважды ее изгонял этот мир. Палачами несчастной стали достаточно могущественные и самые безжалостные служители судьбы: закон и пророчество.

   - Прими достойно наше решение, Xenos, - словно гром раздался сверху голос мелькнувшей в звездном небосводе тени.

   Мальчик испугался и отвернулся, уткнувшись в грудь беловолосого эльфа.

   Отец прижал его крепче к себе.

   Аир А'Ксеарн бессильно стоял на коленях, заключив в объятия последнее, что у него осталось. Изумрудные глаза горели в темноте едва ли не ярче того пламени, что забирало возлюбленную.

   Эльф ощерился до хруста сомкнутых зубов на взмывающую все выше в ночное небо тень. Из не плачущих глаз отца скатилась слеза. Она сбежала по щеке, и мальчик почувствовал, как на его нос упала теплая капля. Он посмотрел туда, где сверкали два огромных "изумруда" во взоре истинного Xenos. Встретив взгляд сына, Аир, не отрываясь, смотрел в эти, новые, глаза. Совсем другие. И, когда стихло хлопанье огромных крыльев, прижал голову Карнажа к груди, не в силах больше выносить этого взгляда, рвущего немым вопросом те осколки, что оставались еще от разбитого отчаянием сердца...


   Карнаж вздрогнул и открыл глаза.

   Скиера мирно посапывала у него на плече. Из небольшого окна проникал скудный свет пасмурного, холодного и влажного после вчерашнего ливня утра.

   Рядом с печкой храпел, завернувшись в старую медвежью шкуру, Филин. Сам хозяин дома, пошел спать на второй этаж в любимом гамаке, устроенном среди склада инструментов. У Яна "Часовщика" не имелось погреба и в помине, поэтому приходилось хранить весь, далеко не самый скромный по размерам рабочий инвентарь, где придется.

   Феникс тяжело поднялся и встал. Скиера тоже проснулась и сонно терла глаза. "Ловец удачи", проходя мимо храпящего Филина, задержался и дал тому легкого пинка. Дуэргар ухнул, недовольно заворчал и продолжил храпеть дальше. Полуэльфка украдкой наблюдала за этой сценой, одеваясь в высохшую одежду. Карнаж усмехнулся и, хорошенько размахнувшись ногой, от души врезал обитым мыском сапога по толстой заднице спящего.

   - Курва! Ты, что, ошалел!? - возопил дуэргар, вскочив с вытаращенными глазами.

   - Собирайся, нам пора в дорогу, если не хочешь бесплатно кусок прочной веревки и мыла, - объявил полукровка, надевая рубаху.

   Филин обиженно заворчал, но последовал совету.

   Сам Феникс собрался довольно быстро. Его пальцы ловко застегнули все три небольшие пряжки на бандаже, за который он заткнул свой худой кошель и длинную цепь с мелкими звеньями. Шнуровку у рубахи на горле он не стал завязывать, а лишь одел на шею два небольших мешочка на тесьме. Проверив, на месте ли кинжалы и легко ли они выходят из ножен, Карнаж накинул свою короткую куртку и принялся со сдавленным шипением расчесывать спутавшуюся шевелюру, жертвуя гребню немало волос.

   Ян, зевая, спустился по лестнице вниз и с полным безразличия видом наблюдал за возней собиравшихся в дорогу гостей.

   - Карнаж, я тут вспомнил. Ночью прибежал парнишка от хозяина кабачка "У старой гарпии" и сказал, что твои вещи у него, и чтобы ты поторопился их сегодня забрать, - произнес, наконец, Часовщик.

   - Ты сказал ему, что я у тебя? - спросил полукровка, усаживаясь за стол рядом с уминающим за обе щеки дуэргаром.

   - Конечно нет! Я что, похож на идиота?! Он зашел, потому, что знает, что мы знакомы. В конце концов, в этом городище не так много мест, куда ты мог бы податься.

   - Это точно, но я ведь тоже не похож на идиота, - засмеялся Феникс, - Сходить в кабак за оставленной там поклажей! Проклятье! За кого меня вообще держат?!

   - Мда, - протянул Филин, терзая зубами кусок вяленого мяса, - Ну и шкура же этот кабатчик! Видать, за разгром его заведения никто платить не стал, вот он и решил дать страже ущучить кого-нибудь за хороший барыш. Придет "ловец удачи" забирать свое барахло, а его тут же и сцапают.

   Карнаж хмыкнул и рассек ножом луковицу.

   - Однако, я остался ни с чем. Даже без отмычек, - полукровка многозначительно покосился на Яна.

   - Черт бы тебя побрал! - Часовщик, тихо ругаясь, поднялся по лестнице наверх и оттуда, немного погодя, крикнул, - Ладно, соберу я тебе торбу. А ты, как до Лангвальда доберешься, поищи мне хату, где устроится и пошли весточку.

   - Договорились! - ответил с набитым ртом Феникс.

   Перемигнувшись с Филином, они чокнулись кружками с остатками вчерашнего рома.

   Кроме всего прочего, надо сказать, довольно приличного снаряжения, которое Ян положил от щедрот своих в торбу, Карнаж попытался растрясти мастера на пару кульков с провизией и на старый, но еще способный послужить плащ, что пылился на крюку у двери. Часовщик воспротивился, резонно утверждая, что тем, кто всякий раз пускает в ход этот предмет одежды не по прямому назначению давать его бесполезно и убыточно.

   Снабдив гостей провиантом и напутствовав поскорее убираться из города, пока стража не заинтересовалась ими всерьез, Ян облегченно захлопнул дверь.

   Скиера давно была в седле и подозрительно посматривала на пасмурное небо, грозившее, того и гляди, вновь разверзнуть свои хляби. Рядом с ней со значительным видом восседал на осле Филин, подбоченившись и задрав для пущей важности подбородок, как какой-нибудь знатный барон. Такое средство передвижения вполне устраивало дуэргара, хотя он бы конечно предпочел карликовую лошадь. Но такая покупка была им не по карману. Да и вообще, "покупать" лошадей в Швигебурге могли только приезжие, а местные знали достаточно способов просто "одолжить" животное и даже с седлом и упряжью.

   Начинался торговый сезон и в фивландской столице склады и конюшни были полны. Даже искать особо не пришлось. Что, собственно, и сделал Феникс, хорошенько вдарив по затылку отворившему поутру стойла конюху. Покуда Скиера и Филин завтракали и собиралась в дорогу, Карнаж таким способом раздобыл лошадей, а за неимением карликовых прихватил осла, явно изумленного до глубины души тем, что смог понадобиться бесхитростному конокраду.

   Насколько полукровка знал своего старого друга и компаньона, тот, даже в самом неудачном положении, мог повернуть дело так, чтобы превратить в достоинство любой недостаток, а насмешку сделать поводом для гордости. Вот и теперь Филин самодовольно расписывал истории из хроник своего народа, поминая древних мыслителей, ученых, алхимиков и просто "бравых парней", разъезжавших, как и он, на ослах. Скиера сначала слушала, но, к тому моменту, как Карнаж вскочил в седло, и они двинулись к городским воротам, уже бросала на красноволосого умоляющие взгляды, в которых читалась немая просьба заткнуть ходячий цитатник дуэргарской истории.

   Перехватив этот взгляд, "ловец удачи" только пожал плечами. Он вынул из торбы аккуратно сложенный плащ, который Ян ни в какую не хотел отдавать, и набросил себе на плечи.

   - Ну, ты, брат, хитер! Собрался в дорогу как надо, - хохотнул Филин, увидев обновку друга.

   - Куда мы направляемся? - спросила Скиера, стараясь поддержать смену разговора.

   - Как я и говорил раньше, в Лангвальд, там мы встретимся с одним магом. О нем мы говорили с Филином. Ты, я думаю, слышала. Он поможет избавиться тебе от твоего клейма, а мне - от финансовых затруднений, - солгал Феникс, ведь истинные причины его визита были не столь просты и безобидны.

   - А я там устроюсь аптекарем, - слова дуэргара меж тем не светились энтузиазмом, - Похоже, пришло время подыскать себе конуру, что б помереть тихо и спокойно.

   - Но-но, Филин! Выше бороду, - приободрил полукровка, - И в Лангвальде у тебя дел будет по горло. Будто не знаешь тамошней публики.

   - Да уж, все лучше, чем каменный мешок в "Башне Умолкших Криков", - проворчал Филин.

   - Скажите мне, а почему она так называется? - спросила Скиера.

   Ей действительно стало интересно происхождение этого жутковатого названия.

   Полуэльфка задала свой вопрос довольно громко и совсем некстати, так как они подъехали к воротам.

   - Тихо, - прошипел Феникс, приложив палец к губам, - За лишние разговоры об этом месте туда можно ненароком и угодить.

   Скиера заметила, что взгляд Карнажа устремлен мимо нее в сторону ворот. Глаза "ловца удачи" пристально за кем-то наблюдали. Она последовала по направлению взгляда и увидела, как среди толпы приезжих мелькнула фигура с надвинутым на лицо капюшоном отороченной золотом сильванийской накидки.

   - Я вас нагоню за городом, - тихо произнес полукровка, придерживая лошадь.

   - Что случилось? - насторожился Филин.

   - Ничего особенного. Занятное совпадение, но ничего не опасайтесь. Скорее проезжайте, а я не дам этой змее пустить в ход ядовитый язык.

   - Да объясни ты толком! - потребовал дуэргар.

   - Проклятье! Не теряйте времени! Проезжайте быстрее! - прикрикнул Карнаж, спешиваясь.

   Не смотря на то, что западные ворота из Швигебурга не были скованы ведущим к ним тоннелем, а находились на открытом воздухе, все же, при всей своей огромности, они не могли пропустить за городские стены всех желающих сразу. Особенно в начале торгового сезона, когда с Большого Тракта у Цитадели Бормов сворачивали целые обозы, направляясь в столицу Фивланда, и гораздо реже к ее соседу, Лангвальду - месту небогатому и беспокойному.

   Повозки стража пропускала только после тщательного досмотра. Совет Кланов делал все, чтобы город не стал перевалочным пунктом контрабандистов. Поэтому не удивительно, что у ворот с утра до вечера было постоянное скопление народа. Приезжие заполняли небольшую площадку, огороженную высокой каменной стеной, проходя через первые ворота. Внутри производился досмотр и, после, их пропускали через врата, ведущие к тоннелю внутрь потухшего вулкана.

   Карнаж протискивался сквозь толпу к той самой фигуре в зеленой сильванийской накидке, что явно торопилась достичь сторожки. Там со скучающим видом курил свою трубку капитан швигебургской стражи.

   Скиера и Филин уже проехали внутрь огороженной стеной внешней площадки, и медлить было нельзя. Понимая, что не успеет, Феникс резко окликнул того, кого так упорно преследовал:

   - Эй, сударь!

   Фигура вздрогнула и резко обернулась. Под капюшоном мелькнуло перевязанное тряпками лицо, оставляя открытым только один глаз.

   Их взгляды встретились. Карнаж отрицательно покачал головой и покосился на свой шабер, который незаметно держал в левой руке, прижав лезвием к предплечью.

   Мгновение, и фигура отпрянула назад, замешавшись в толпе.

   Теперь была очередь его, Феникса, уносить ноги. Наверняка Кеарх явился не один, а с дружками из гильдии воров, и, даже если ему не удалось привлечь в дело стражу, то все равно он попытается отомстить своими силами. Вертя головой во все стороны, Карнаж начал медленно продвигаться в сторону ворот.

   Повозок было очень много и у стражи хватало забот, поэтому его одного пропустили быстро. Оказавшись на огороженной стеной площадке, полукровка, не смотря на все неудобства, продолжал вести лошадь под уздцы и не торопился вскочить в седло, за что слышал кучу ругательств в свой адрес, в том числе и от проезжавших мимо всадников. Желтые глаза внимательно изучали каждый фут парапета, каждый укромный угол каменной фортификации на полукруге стены.

   Ему показалось, что со стороны внешних ворот возле дозорной башни мелькнула чья-то тень. Ее выхватило проглянувшее ненадолго сквозь тучи полуденное солнце.

   Лучник занял неплохую позицию во многом благодаря связям гильдии воров, так что отравленный наконечник стрелы мог поджидать "ловца удачи" и здесь, и снаружи на широком каменном мосту через пропасть, обрывавшую там тракт.

   В любом случае, снаружи было больше шансов. Там можно было пришпорить коня и гнать, что есть духу до спасительных крон деревьев. Внутри же лучник вряд ли будет стрелять из-за тесноты и скопления народа. Но и стража может заприметить подозрительного полукровку, что препятствует общей торопливости и суете. К тому же, вырваться из живого потока, несущего "ловца удачи" к воротам, было практически невозможно.

   Под аркой, ценой невероятных усилий, Фениксу удалось остановиться и вскочить в седло. Он задержался настолько, насколько это было возможно, усердно осыпая особо рьяных торопыг ударами хлыста.

   Вскоре поднялся настоящий гвалт, что явно добавило нервозности поджидавшему убийце, так как цель все не появлялась. Наконец, когда вмешалась стража, Карнаж пришпорил лошадь и рванулся вперед, опрокинув несколько человек на своем пути.

   Лучник непроизвольно дернулся, когда из ворот вылетел всадник и поскакал во весь опор по мосту.

   Стрелку пришлось снова целиться.

   - Ну же! Ну, давай, убей его! - вопил сидящий рядом Кеарх, чье напряжение дошло до предела.

   Карнаж мчался вперед. Его сердце бешено колотилось. Невозможно было привыкнуть к бегству от смерти, пусть со временем страх переродился в какой-то безумный азарт. "Ловец удачи" кожей чувствовал, как в нетерпении скрипит тетива лука и жадно сверкает на солнце нацеленный ему в спину наконечник стрелы...

   Слишком тесно и долго! Он не успевал, и даже хорошие навыки наездника не могли ему помочь.

   В решительную минуту на глаза Феникса попался воз, где под куском старой мешковины, едва прикрытый ей, лежал щит с узором одного из гномьих кланов. Судя по краске и зеркально начищенному металлу, владелец вез его на продажу, будучи из тех кузнецов, кто не любили шумных городов, почитая их мешающими истинному искусству. А это значило, что щит действительно сделан на совесть!

   Полукровка резко осадил коня, тот встал на дыбы. Едва удержавшись в седле, Карнаж выхватил щит из-под парусины. Пущенная к тому времени стрела бессильно звякнула о начищенную фивландскую сталь.

   Со швигебургских стен донеслось громогласное проклятие, подобное реву смертельно раненого зверя. Окружающие задрали вверх головы, изумленно уставившись на фигуру, укутанную в плащ, с бессильно сжатыми от злости кулаками. Кеарх проводил взглядом скрывшегося под сенью деревьев полукровку и с ненавистью глянул на брошенный тем, надежный, словно фивландские банкиры, фивландский же щит.

   Феникс быстро нагнал Филина и Скиеру. Дуэргар отпустил поводья и похлопал в ладоши:

   - Ловко, ловко, ничего не скажешь. Только в следующий раз со щитом может и не повезти.

   - В следующий раз может и этому сильванийцу не повезти, и мой кинжал доберется до его глотки раньше, - ответил, отдышавшись, Карнаж.

   - У тебя еще будет такая возможность, поверь мне. Кеарх этого так просто не оставит, - заметил Филин, - Ты же утверждаешь, если не соврал конечно, что перепахал ему пол лица своим темноэльфийским чудищем.

   - Надо же было оставить что-нибудь на память, - ответил "ловец удачи", когда они тронулись в путь.

   После этих слов дуэргар помрачнел, немного задержался и бросил полукровке безделушку, что хранил за пазухой, со словами: "Вот кое-что памятное и для тебя". Карнаж мгновенно среагировал и схватил вещицу, даже не глядя. Вопросительно посмотрев на дуэргара, красноволосый разжал руку - на ладони лежал медальон Галчонка с засохшей кровью владельца. Феникс смотрел на украшение широко раскрытыми глазами, отказываясь верить.

   - Почему? Почему не отдал мне его раньше?! - запинаясь, почти крикнул, а не спросил "ловец удачи".

   - А зачем?! Ты же тогда никуда бы не уехал, а стал бы искать отмщения. Хотя совсем не об этом просил Галчонок... И погиб бы, в итоге! И так еле ноги унесли. Черт возьми, не воры, так стража проломила бы твою горячую башку! - Филин впервые показался Скиере таким раздраженным, - Я не для того выходил тебя, чтобы так просто дать погибнуть, причем еще так глупо! Ты же мне почти как сын.

   - Можешь хотя бы ты не говорить этого "почти как сын", - тихо, но твердо сказал Феникс, убирая медальон, - Потому что все мои "почти отцы", наставляя меня, сами погибали очень глупо и снова оставляли меня одного.

   Дуэргар растеряно посмотрел на Карнажа и, как-то совсем по-стариковски, опустил голову и насупился. Достав из кармана трубку, он с тихим неразборчивым ворчанием принялся набивать ее табаком.

   Скиера попыталась успокоить Феникса, но тот зло стряхнул ее руку со своего плеча. Некоторое время они ехали молча, и вдруг "ловец удачи" неожиданно повернулся к полуэльфке и ответил на недавно заданный ей вопрос:

   - "Башня Умолкших Криков" называется так, потому что конструкция стен не позволяет звукам изнутри выходить за пределы узилища. Хоть сорви глотку, но снаружи никто не услышит. Когда к ней волокут осужденных, они в отчаянии вопят так, что уши закладывает. Но, стоит захлопнуться воротам, и крик не просто стихает, а резко обрывается. Я видел такое, и мне приходилось слышать эту неожиданную тишину.

   Скиера ошеломленно воззрилась на него, но Карнаж снова устремил взгляд вперед. Лучница обернулась и проводила шпили утопающего в кронах деревьев Швигебурга. Город более не казался ей таким удивительным...

   Путь до пересечения с Большим Северным Трактом был не столько дальним, сколько однообразным и нудным. В скором времени путники выбрались из леса на равнины Фивланда. Даже в сравнении со степями Империи Заран, окружающее выглядело голо и покинуто, храня память о давней войне гномов и дуэргаров.

   Издревле эта страна славилась своей безжизненностью, так как столкновения прибывших с Восьми Островов народов и коренных обитателей Материка оканчивались по разному. И если люди, ушедшие в степи будущей Империи, смогли договориться с кентаврами настолько полюбовно, что отправили тех в резервацию на остров посреди Моря Скал, доходчиво окрестив жалкий клочок суши Островом Четырех Копыт, то гномы и дуэргары бились на полях будущего Фивланда грудью в груди еще пару веков. Попутно совместными усилиями они давали отпор любой третьей стороне, неважно пытавшейся примирить или, наоборот, разжечь конфликт.

   Никаких легендарных побоищ и громких имен на подобие Гарана Молотобойца, первым приведшего своих собратьев на негусто заселенные дуэргарами территории, история не сохранила. В бессмысленной мясорубке герои появлялись каждый божий день и так же каждый день погребались под шестью футами земли, за которую рвались вперед в бой навстречу арбалетным болтам с топором наперевес.

   В конце концов, обеим сторонам надоело воевать. Поскольку никто не хотел уходить так же, как и драться дальше, оба народа начали отстраиваться на ставшей общей территории, показывая друг другу волосатые задницы в шпионские зрительные трубки.

   Потрясающим для Материка оказался тот факт, что и те, и другие немало преуспели на поприще созидания. Мораль обоих народов предлагала иметь вместо надежного врага худого друга, даже если в подобном случае столь обожаемая гномами и дуэргарами однозначность не была на лицо. За прошедшие века они сблизились и стали фактически одним целым. Возможно, благодаря тому, что сами дуэргары, едва выбравшись из-под рабского ига темных эльфов, только начинали осваивать новые земли, а появление гномов во многом спасло будущую страну от захвата. Ведь многие народы имели свое видение дальнейшей судьбы богатых недр Фивланда при откровенной бедности поверхности.

   - О Сильван! Сколько я здесь была, но никак не могу привыкнуть, - испустила вздох Скиера, - Как здесь пусто.

   - Но-но, - буркнул Филин, - Тут просто кипит жизнь по сравнению с вашими Пепельными Пустошами!

   Удар попал в цель.

   Знаменитые некогда леса Роккар, также называемые "Вольными", раскинувшиеся на севере, за грядой Драконьего Проклятия, были сожжены дотла в ходе войны между Лароном и Истанией. Защищали древние дебри вместе с малочисленными дикими эльфами как раз полукровки и прочие. Все те, кому не нашлось места в мрачном мире Сокрушения Идолов, полном жестокости и резких суждений о чужаках. В те времена на "своих" и "чужих" делили не по убеждениям, а по чистоте крови.

   Горе поражения выпало и на долю полуэльфки, которая потеряла семью слишком рано и, едва обретя новую в лесах Роккар, снова потеряла все и сразу за несколько лет войны.

   Дуэргар не считал, что сказал со зла. Он просто заступился за свою отчизну. Но, при всей известной черствости, фивландцы не были лишены сердца, тем более, когда на их слова отвечали молчаливым укором мокрые от слез глаза.

   - Зря ты так, - укоризненно посмотрел на Филина Карнаж, - Я бывал у края Пепельных Пустошей. Это страшное зрелище.

   - Скиера, - дуэргар почувствовал себя весьма погано, - Я не хотел... Наша земля настрадалась не меньше, просто времени прошло больше... И на твои слова любой урожденный фивландец ответил бы также.

   - Я понимаю, - достаточно твердо сказала полуэльфка.

   Тракт, будто швигебургский гном, шел прямо, через холмы, протискивался сквозь нагромождения камней, в которых строители находили лазейки, даже не думая обогнуть. Солнце ярко светило, высушивая мокрую землю с редкими травинками вокруг. Откуда-то издали доносились странные звуки, издаваемые живностью, что умудрялась обитать здесь, вырыв нору или забившись в расщелины меж больших серых камней. Знаменитых фивландских камней, которые были разбросаны по всему королевству, будто Основатель просыпал горсть, украсив таким образом пустынные равнины и холмы на свой вкус.

   - Странные эти фивландские дороги, - тихо произнес Феникс.

   Сколько разных трактов он изъездил, но нигде подобных не встречал. Здесь каждый забирался в себя, оставляя лишь маленькое оконце глаз, через которое смотрел, чтобы не сбиться с пути или не угодить в яму. А, едва стоило к кому-нибудь обратиться, как тут же вырывался жесткий ответ. Словно трактирщик, разбуженный по утру ранним путником, спросонья посылает гостя ко всем чертям, так как радушие и гостеприимство еще отдыхают после напряженного дня, где трудились они на славу, одаривая теплом и улыбкой всякого, кто просил постоя и трапезы.

   - И все же, взгляд стынет от того холодного запустения, что царит здесь и зимой и летом, - не выдержала полуэльфка.

   - Каждый смотрит сам. И так, как умеет, - гораздо спокойнее возразил Филин, и с неожиданным чувством произнес, - Посреди холмов есть болота - излюбленное место чудаковатых алхимиков. Кое-где курганы. Там живут мои сородичи. Обитаемых мест здесь на самом деле очень много! К примеру, поселения гномов в горах на западе. И если там не шумят листвой леса и не поют птицы, это еще не значит, что там нет жизни. Стоит вслушаться! Ведь там, среди снежных шапок гор, жизнь гномов поет стуком кирки старателя на рудниках и штольнях, шипением раскаленного металла в кузнях и бульканьем кипящего на огне горького и крепкого лангвальдского чая. Наши далекие предки сражались только меж собой, и никогда с землей, что даровал Основатель. Даже сберегли леса, которыми скупо поделился Сильван. И мне искренне жаль, что с роккарскими дебрями случилось такое. Подумать только! Сжечь дотла объект споров Истании и Ларона с помощью драконов, чтобы в итоге не досталось никому.




   * * *


   Кеарх был из старой породы сильванийских эльфов, в которых еще оставалось довольно древней крови, чем, собственно, и гордился весь род молодого "рыцаря плаща и кинжала". Юный, по эльфийским меркам, отрок унаследовал и мстительность, и жестокость, присущую сильванийским эльфам, поэтому никак не мог оставить все как есть и позволить Карнажу безнаказанно уйти. Хотя, надо признать, Кеарх недооценил противника. Попрыгун еще в юношеские годы успел отличиться, да так, что многие его уважали. Правда, на этом их приятельские отношения с эльфом в гильдии воров и закончилось.

   Сильваниец хорошо помнил как былые, казалось, такие сердечные наставники запихнули их в настоящее пекло. Он, Попрыгун и еще несколько молодых "стажеров" были направлены в одну из башен в Высоких Шпилях. И, если для юношей это было захватывающей авантюрой, то для бывалых воров являлось чистой воды самоубийством. В вопросе противостояния ловкого и смекалистого воришки, с быстрым как молния кинжалом, и мага, вооруженного такими знаниями, как, например, превратить щелчком пальцев человека в горстку пепла, все решал случай.

   В тот момент обитатель башни, случайно задержавшийся там несколько дольше обычного, оказался молодым ворам явно не по зубам. Прежде чем они сумели оправиться от удивления, застав мага в библиотеке за чтением старинного фолианта, тот в гневе испепелил двоих. После чего немного успокоился, собрал нужные книги на глазах остолбеневших от страха Кеарха и Попрыгуна.

   То был Рэйтц. Магу едва перевалило за тридцать, но талант заслуживал признания. Он направлялся на собрание чародеев в традиционно выбранных для этого залах феларской резиденции придворной гильдии, чтобы там сделать свой легендарный доклад и образовать орден Красных Башен. Будущий магистр пребывал в весьма скверном расположении духа, а, так как он славился своими маниакальными наклонностями прирожденного пиромана, то сожжение пары никчемных, по его мнению, молокососов только подняло настроение.

   Маг воздел руки и зашептал формулу, открывая в огромном зеркале в глубине библиотеки портал. Весьма самоуверенный поступок - он повернулся к оставшимся в живых спиной. Хотя, откуда ему было знать о пережитом Карнажем в детстве потрясении и о том, какое последствие оно возымело? Оправившись от оцепенения, в которое повергло сожжение товарищей, Попрыгун, словно оголодавший волчонок, набросился с яростным рыком на Рэйтца. Если бы маг не успел повернуться, то удар потрепанного старого шабера пришелся бы между лопаток, а так стилет вонзился лишь в плечо...

   Кеарх пришпорил коня, продолжая гнать во весь опор по дороге на Лангвальд.

   Дальше он плохо помнил. Но очнулся, когда библиотека пылала, а мага и след простыл. На свое счастье он оказался рядом с дверью. Попрыгун же стоял столбом с широко распахнутыми жуткими черными глазами и таращился на отгородившую его от выхода стену огня, подле разбитого зеркала. Эльф даже не позвал его, а, что есть духу, бросился вниз по лестнице, спасая собственную шкуру. Хотя он прекрасно знал, в какое оцепенение вводил Карнажа открытый огонь. За это, впрочем, после он получил от учителей воровского дела хорошую взбучку. Даже у воров бросать напарника никуда не годилось.

   Едва Кеарх выбрался наружу, где поджидали проверяющие, как сверху послышался звон стекла. Из маленького окошечка в тлеющей, а местами и горящей одежде, выпрыгнул оставленный им товарищ. Сделав в воздухе сальто, он умудрился ловко приземлиться, не переломав себе с такой высоты ноги. За Попрыгуном давно заприметили надежно вбитые кем-то в его голову рефлексы, и, порой, он вытворял удивительные акробатические "па!". Тогда-то, когда полукровка падал вниз в горящей одежде, кто-то и крикнул: "Гляди-ка, прям феникс какой-то! Из пламени выпорхнул и хоть бы хны!"

   Сильванийца всегда бесило это молчаливое превосходство Карнажа над ним. Поэтому он только вздохнул с облегчением, когда красноволосый покинул гильдию.

   Но теперь... Теперь дела обстояли иначе, и ставки были высоки. По крайней мере, для Кеарха. Репутация оказалась под ударом, и в гильдию возвращаться нечего было думать. Там его ждали только ножи Ротбарда. Такой убийца насадит его на клинок без колебаний.

   Эльф прекрасно понимал, зачем все это было нужно. Чтобы отыграться, чтобы показать "Диким мечам", насколько воры Швигебурга и Шаргарда едины и способны отплатить убийством на убийство, пусть и в соотношении пары десятков к одному. Да и просто потому, что следующими целями ранкенов могут оказаться главы Совета Теней. Еще тогда, когда перед отъездом эльф пытался узнать больше о Фениксе, они поджали хвосты и с неприкрытой ненавистью говорили о Карнаже, напоказ жалея, что не прикончили полукровку, когда могли. Но, меж тем, дали Кеарху в подчинение только одного лучника - желторотого юнца, пусть и меткого как сам дьявол, но в делах стрельбы по гнилым тыквам и связкам хвороста. Чтобы убить живого противника, нужна была солидная практика.

   Сильваниец горько пожалел о своей самоуверенности, когда схватился с "ловцом удачи" в трактире. За прошедшие годы Карнаж стал еще опаснее. Кеарх помнил, как с этим красноволосым бесом никто из учеников не хотел вставать в спарринг на тренировках, потому что тот был талантлив, но безжалостен, и любливал калечить кого-нибудь, якобы случайно...

   Красноволосый был глух к чужой боли и страданиям. Как-то раз молодняк повели в подвал, чтобы начинающие путь в швигебургской гильдии воров сразу поняли цену за предательство. Там пытали одного переметнувшегося.

   Кеарх содрогнулся в седле.

   Никогда ему не забыть, как некоторых выворачивало наизнанку. Кого-то приводили в чувства из глубокого обморока. Самого сильванийца мутило, но он держался из последних сил. Потому что рядом стоял треклятый Попрыгун с каменным лицом, примечая все болевые точки и приемы, внимательно наблюдая за работой проводивших пытку мастеров так, словно рассматривал какой-нибудь манускрипт с описанием древней техники боя, а не лицезрел воочию страдания живого человека, чей истошный крик, не умолкая, рвался по стенам жутким протяжным эхом. На лице Карнажа тогда не появилось и капли эмоции. Он только часто-часто моргал своими огромными глазами, впившимися в извивающегося от мук предателя.

   Всех патронов гильдии, что раньше с чинным видом молчали, когда Кеарх, невзначай, поднимал разговор о Фениксе, словно прорвало, когда перед отъездом эльф решил в последний раз попытать счастья. По их мнению, полукровка оказывался силен и опасен не столько своими клинками, которые тоже не стоило сбрасывать со счетов, сколько изворотливым умом и постоянно пополняемыми знаниями. Знаниями методов и всего сопутствующего тактике так называемой Войны Кинжалов. Даже когда начинало, как говаривали в гильдии, "пахнуть жареным", он действовал всегда по-своему, презирая большинство воровских законов. А ведь один из них гласил, что на пролитой крови можно рано или поздно поскользнуться. В свое время это доставило гильдии немало хлопот.

   Складывалось ощущение, что некто, еще до прихода полукровки в гильдию, основательно вбил в него какое-то подобие кодекса, но слишком разветвленного для всех известных школ убийц на Материке, всегда отличавшихся жутковатой простотой, целостностью и зловещей логикой. Можно было бы опознать наставника Феникса по приемам ученика в бою. Но ничего существенного наблюдения не дали, кроме того, что техника чем-то напоминала островитянские изощренные приемы, которые в те времена стали слишком популярны, чтобы считаться диковиной. Сколько Попрыгуна не спрашивали напрямую, откуда все это - он уклончиво отвечал, что не стоит беспокоить прах его учителя.

   Кеарх помнил, как при этом полукровка непроизвольно брался за один из мешочков на тесьме, которые постоянно носил с собой. Мастера гильдии оставляли расспросы до следующего раза, и на следующий раз они заканчивались точно также. Эльф считал все эти неписанные законы почитания наставников, пусть даже чужих, чепухой, но всегда оставался со своим мнением в меньшинстве.

   Вот и получилось, что в гильдии проморгали адепта "Диких Мечей". Те в последнее время, словно кукушки яйца, подбрасывали своих выродков в чужие "гнезда", где и без того хватало желторотых "птенцов". Причем, очень часто, случалось таким "подкидышам" следовать примеру из природы, ненароком убивая кого-нибудь среди учеников. Им прощали в основном потому, что они оказывались поразительно "способными" и "схватывали на лету". Но в результате все это оказывалось пустой тратой времени. Получив то, что ему нужно, такой "одаренный" бесследно исчезал. Но с Карнажем все сложилось иначе, поэтому его пощадили в тот раз. Но теперь, когда "Дикие мечи" практически объявили войну гильдиям, он, Кеарх, мог открыто поквитаться с Фениксом.

   Эльф заскрежетал зубами, вспоминая прочитанную ему отповедь забавных аллегорий мастера из Совета Теней на аудиенции. Сильваниец требовал и ждал несколько часов, когда каждая минута была на вес золота. И в гильдии об этом знали. Значит, им действительно хотели прикрыться. Принести в жертву, создавая иллюзию последствий для "Диких мечей", которые никогда не оставляли своих адептов без внимания. Даже если последние не знали о том, кто они на самом деле.

   Получалось, что сильваниец подходил для мести лучше остальных. Он был заметной персоной в гильдии и, на свое горе, успел скрестить клинки с Фениксом, а слухи об этом распространились самые невероятные. Теперь эльфу предстояло показать "Диким мечам" подлинную "решимость" гильдии. Гильдии, которая, вместо того, чтобы своим могуществом стереть "ловца удачи" в порошок, посылает вслед одинокого "мстителя". Дешевое представление, разыгранное Советом Теней, было курам на смех и открывало Кеарху подлинное положение вещей, где мастера довольствовались тем, что вынудили Феникса покинуть Швигебург.

   В итоге вся щедрость гильдии для сильванийца заключалась в худющем кошельке и это при том, сколько швигебургские воры заполучили в общаг с его помощью. Но Кеарх не отчаялся и, воспользовавшись старыми связями и своим положением, попытался найти союзников в таком щекотливом деле.

   В окрестностях Швигебурга имелся постоялый двор, где останавливались в большинстве своем те, с кем эльфу раньше приходилось иметь дело. Хозяин заведения, в прошлом многим обязанный Кеарху, рассказал, что недавно приютил странного гостя с косым сабельным шрамом во все лицо. То был человек преклонных лет с изрядной лысиной и скверным характером. Однако рассказывал интересно, платил щедро, а что еще нужно было от постояльца в пригородах? Вот эти рассказы сильваниец и вытянул, чуть ли не клещами и в прибавку парой монет. Хозяин заведения подозревал, что интересующий эльфа постоялец был сведущ в магии и побаивался распространяться даже такому хорошему знакомцу. И все-таки за выданное в гильдии серебро Кеарху открылись интересные подробности! В том числе и то, что постоялец настойчиво расспрашивал о некоем красноволосом "ловце удачи".

   Эльф решил нанести визит бродячему колдуну, который направился, по словам хозяина постоялого двора, в Лангвальд, как и все прочие, кто хотел посетить Хроноса. Странствующая Башня со дня на день должна была появиться в окрестностях "города полукровок". Вот только имени колдуна сильваниец не смог узнать. Единственное, что у него было: скудное описание и прозвище - Шрам. Впрочем, и этого могло с лихвой хватить, ведь все дороги ведущие путников в Лангвальд непременно оканчивались у порога гостиницы славного полу-гнома полу-дуэргара Николауса.


   Солнце давно скрылось за горизонтом. С предгорий у Цитадели Бормов повеяло вечерней прохладой, доносимой северными пробудившимися от дневной спячки ветрами. Перекресток двух трактов показался на дне долины, и трое путников остановили своих лошадей на ее краю, наблюдая, как кипела жизнь на знаменитом фивландском перепутье. Многочисленные костры были охвачены широким кругом истанийских повозок, фивландских телег с большими колесами и крытыми имперскими фургонами.

   Скиера и Филин направились в сторону призывно горящих в наступающих сумерках костров. Оттуда доносился многоязычный говор странников и купцов. А Карнаж остался на краю долины безмолвной черной тенью. Полуэльфка то и дело удивленно оборачивалась, беспокойно глядя на "ловца удачи". В очередной раз позади них никого не оказалось - Феникс растворился в ночной темноте.

   Полукровка съехал с тракта и скрылся в зарослях под раскидистым дубом, наблюдая, как гном и лучница приближаются к купеческому биваку.

   Даже если бы в Лангвальд вела добрая дюжина трактов, Карнаж все равно поступил бы также. Когда имеешь дело с воровской гильдией, особенно с теми, кто целил в спину стрелой, лучше немного подождать и ступать осторожно, как по коварным истанийским топям, нежели торопливо идти прямо, не оборачиваясь. Ведь такая опрометчивость походила на разыгрывание со смертью партии в кости, где в стакане "костлявой" их три, а в его, Феникса, хорошо, если одна и та стершаяся.

   Карнаж спешился и стоял в ожидании, поглядывая на зажигающиеся в небе одна за другой звезды. Холодный горный ветер трепал складки плаща, в который он закутался так, что выглядывал только его небольшой прямой нос, да в темноте сверкали желтые глаза.

   Наконец донесся стук копыт, и припозднившийся всадник, точно так же как и полукровка, остановился на краю долины. Незнакомец завертел головой в разные стороны и натянул поводья.

   Довольно улыбнувшись сам себе, "ловец удачи" повел лошадь под уздцы вниз по склону, скрываясь среди растущих у предгорий деревьев. Лес зеленой волной спускался на дно долины вплоть до самого тракта. По пути Карнажа заметил, как прибывший, простояв несколько минут, спешился и отвел коня под тот самый дуб, за которым несколько минут назад обретался и сам полукровка.

   Теперь можно было спать спокойно. Кеарх не отважился приблизиться к биваку, и будет прозябать всю ночь под сенью древьев, так как предгорья даже летом не радовали теплыми ветрами, а "ловец удачи" сможет прикорнуть на пару часов.

   Карнаж почувствовал непреодолимое желание завалиться где-нибудь рядом с потрескивающим углями костром и хоть на некоторое время выкинуть из головы все эти предосторожности, раздумья над визитом к Хроносу и прочее, что не давало покоя, пока они ехали по тракту до фивландского перепутья. Хотя с Филином и его ослом это было слишком сильно сказано. Они не ехали, а плелись еле-еле, добавляя хлопот полукровке, который давно заметил преследователя. Тому пришлось ехать за ними тем же темпом, и эльф наверняка сыпал проклятьями на осла дуэргара так же, как и "ловец удачи". Хотя, именно благодаря тому, что осел дуэргара не показал должной прыти тогда, когда этого от него требовалась, и удалось обнаружить погоню.

   Но это было слабым утешением для Карнажа, толком не сомкнувшего глаз несколько ночей к ряду. Филин оказался уже не тот хват, что был раньше. Пусть и здорово засадил алебарду в спину столичному стражу, но заснул в свой черед сидеть на стреме в первую же ночь! "Ловец удачи" был взбешен до крайности. Им и так приходилось избегать постоялых дворов у большого тракта, так как швигебургская воровская гильдия имела своих людей от Лангвальда до Вигпата, и ночевать приходилось на голой земле, так еще и Филин решил вздремнуть.

   При этом воспоминании полукровку больно кольнула такая редкая в последнее время гостья - совесть. Он вспомнил, как дуэргар, опустив голову, молча сносил его упреки посреди ночи, а потом Скиера с укоризной глядела на полукровку, кутала виновато и растерянно трущего мерзнущие плечи Филина в плащ и укладывала спать. Что ж, они оба остались целы, хорошо выспались и не замерзли благодаря тому, что "ловец удачи" остаток ночи бодрствовал и поддерживал костер, злобно терзая зубами одну соломинку за другой, пытаясь тем самым унять непонятное смятение от оставшейся недосказанности. Если полуэльфке было что сказать, пусть сказала бы. Феникса, еще с того времени, как они впервые познакомились, бесила ее манера недоговаривать, а молча смотреть, будто он обязан читать мысли.

   Какого черта?! Это же не поединок, где изыскиваешь слабости и страх в самом суровом взгляде. И не сделка, чтобы схватить за ворот, едва шельмовство мелькнет где-то в глубине зрачков, оповестив едва различимым прищуром...

   Скиера и Филин удивились той поспешности, с которой Карнаж выскочил из ночной темноты, как черт из табакерки, напугав привязанных у повозок коней. Пристроив свою лошадь и пожелав всем с деланным ран'дьянским акцентом, особенно заметным в фивландском языке, доброго аппетита и спокойной ночи, "ловец удачи" завалился спать прямо на траве, подложив под голову седло.

   Дуэргар, как мог, постарался успокоить сидящих вокруг костра сотрапезников. У них кусок застрял в горле, глаза от изумления вылезли из орбит, а кинжалы на несколько дюймов из ножен. Дело в том, что, до последнего момента, не то, что люди, животные не заметили приближения полукровки.

   - Зачем он говорил с этим идиотским акцентом? - шепотом спросила Скиера у Филина.

   - Да ладно тебе, - ответил дуэргар, - Неплохая уловка. С ран'дьянцами никто не любит связываться, неважно, где встретит. Сама знаешь, эти "коренные" снискали себе скверную репутацию. Мало кто любит тех, кто умеет поглощать чужие жизненные силы. Сам я с ними не сталкивался, но зато видел какие штучки иногда выкидывал подростком Карнаж. Впечатляет. Хорошо хоть чистокровные редко колесят по Материку, а сидят себе в туманных долинах на жутких деревьях. Ты, наверное, видела такие?

   Скиера утвердительно кивнула:

   - У нас тоже раньше были, росли почему-то все в одном месте. Плотно-плотно, переплетаясь ветвями. Гиблые были места. Те, кто селились подле них, быстро старились.

   На слова Скиеры Филин только пожал плечами и покосился на сладко посапывавшего Феникса. На лице дуэргара появилось умиленное выражение глубокой душевной теплоты:

   - Посмотри на него. Вот хитер, бродяга! Спит без задних ног у костра, пока тот, что ехал следом за нами, отбивает зубами на холодной земле фивландские марши, боясь разжечь костер.

   - Почему? - удивилась полуэльфка.

   - Ну, это же очевидно, - Филин откупорил флягу и, сделав пару глотков, продолжил, утирая губы, - Наш недруг боится схлопотать холодной стали под ребра. В этом деле Карнаж мастак. Уж не знаю, только ли воры учили его так ловко владеть клинком. Главное, если что, он медлить не станет. За это, как ты слышала, я его часто ругаю. Кровожадность вообще действенна далеко не всегда. А! Что я тебе говорю? Ты же была среди защитников лесов Роккар и знаешь почём фунт лиха.

   - Почему бы просто не подстеречь этого "провожатого" на дороге? Если нас преследовали, мы всегда устраивали засады и после спокойно уходили в лесные дебри...

   - Дело в том, - перебил дуэргар, значительно подняв указательный палец, - Что с нашим, как ты выразилась, "провожатым" - другое дело. Опытного вора не так просто застать врасплох. Пусть он и один, так как, будь у него соратники, давно бы нагнал и устроил кровавую баню, но и в одиночку представляет немалую опасность. Кеарх - искусный сукин сын, и Карнаж вряд ли смог бы так просто его убить ... Да и, черт возьми, доберемся до Лангвальда, а дальше не твои заботы. Феникс сам нашел на свою жопу приключение. Вот пусть до конца и разберется. Не впервой ему, поверь.

   - Странно, мне всегда казалось, сколько я его помню, что он...

   - Что? - не удержался от улыбки Филин, - Вы с ним не так часто, как я понял, встречались. По его рассказам, дороги вас как случайно сводили вместе, так и разводили каждого в собственную сторону. С "ловцами удачи" постоянно так. Они исходят сотню дорог, заимеют хоть тысячу знакомых, а своего угла у них как не было, так и нет. Привычка.

   - А ты сам? - изумилась Скиера такой отповеди от того, кто занимался подобным ремеслом до седин.

   - Все так же, как я и сказал, только я еду в Лангвальд, чтобы там остаться, а мой добрый друг за тем, чтобы вновь куда-то отправиться. Уверен, он своими острыми ушами наловит много интересного в гостинице Николауса, и ему будет чем заняться. Благо заведение мэтра кишит слухами, сплетнями и прочей дребеденью. Иной раз попадаются действительно выгодные предприятия, если выгорят.

   Полуэльфка бросила на мирно посапывающего Карнажа озадаченный взгляд.

   В детстве, по вечерам, когда они в приюте для сирот собирались вокруг старого камина и молодая монахиня из феларского ордена "Милосердие" читала им сказки, Скиера внимательно слушала и запомнила их все. Книга была старая, и многих страниц не хватало, отчего сказок без начала и конца было гораздо больше, чем с завязкой и развязкой довольно простых сюжетов. Очень часто монахиня сама придумывала окончание историй. Но была одна сказка, которую полуэльфка особенно запомнила, потому что вразумительную концовку их наставница так и не смогла сочинить. Это была сказка о мальчике, который родился сыном ларонийской знатной эльфки и сбежал от родичей, когда его мать умерла, в поисках приключений. Его приютила семья феларских крестьян, но, не смотря на свою красоту, мальчик оказался очень холодным и жестоким...

   Феникс ей в самом деле был симпатичен, но, чем больше она про него узнавала, тем больше понимала, что это только на первый взгляд. Он все сильнее напоминал ей того самого мальчика из сказки, который отправился бродить по свету со своим жестоким сердцем, когда его прогнали из дома приютившие крестьяне. А дальше... Страниц этой странной сказки не было, и начиналась совсем другая история. Как всегда про принцев, принцесс и драконов...



   * * *


   Гостиница с простым и незатейливым названием "У мэтра Николауса" была довольно большим и вместительным пристанищем для всех желающих, исходя из того числа странников, что ежегодно топтали Большой Северный Тракт своими сапогами.

   Здание было в целых четыре этажа - постройка невиданного размаха для такого места как Лангвальд. Его и городом-то можно было назвать с натяжкой. Большинство жилищ строились на деревьях и лишь несколько не особо выразительных строений наполняли центр города, раскинувшегося на берегу Покинутого Моря. Ни верфи, ни пристаней, ни лодок - ничего не показывало хоть какого-то отношения жителей к водной глади. Она просто являлась памятником былым потрясениям, после которых в море больше не водилось ничего живого, ни рыб, ни растений и в спокойную погоду через кристально прозрачную воду можно было созерцать зловещую картину пустого, оголенного дна из камней и песка.

   Пожилой постоялец, осадивший у порога свою лошадь, едва устроился в снятой им комнате, как под вечер ушел один на берег моря. На ту самую пограничную полосу в несколько десятков ярдов шириной, что на веки отделила живых существ от мертвых вод. Он сидел там и любовался полной луной. Мрачная романтика этого места всегда влекла его словно фивландский магнит. С одной стороны - огни Лангвальда и городской шум, с другой - пустота до самого горизонта, словно край мира и правда находился где-то там, далеко, у самого горизонта.

   Шрам испустил тяжкий вздох и провел своей сухой морщинистой рукой по обвисшей коже на шее, где красовался заметный даже сейчас, через много лет, след от петли. Что-то сдавило горло и он тяжело закашлялся. Продленный заклятиями жизненный путь подходил к концу. Он чувствовал это, хотя бы потому, что очень часто в последнее время сознание посещали назойливыми кошмарами старые воспоминания. Видения, где грубая веревка стягивает горло, и чей-то безжалостный кнут стегает по крупу лошадь, уводя из-под дрожащих ног белокурого юноши последнюю опору, отделяющую его от небытия.

   Вместе с остальными пробудилось и еще одно старое воспоминание. Казалось, оно очень давно оставило его, пошатнувшийся после крушения Ордена Стихии Воды, разум: чернокнижник снова видел перед собой злые, горящие во тьме изумрудным пламенем глаза последнего из Xenos - Аира А'Ксеарна. Этот "белобрысый демон" рассек ему лицо саблей, когда триумф был так близок...

   Маг помрачнел. Почему опять эти мысли посетили его, ведь этого врага давно нет в живых? Пусть смерть последнего Xenos и не была его заслугой, но к гибели последователей Шрам приложил-таки свою руку, и не раз... А тот триумф должен был стать триумфом молодого аспиранта Синэя, но превратил юношу в того, кого теперь немногие помнили как Шрама. Ирония судьбы состояла в том, что подлинное имя сохранилось только в памяти врагов, последнего из которых маг сокрушил с десяток лет назад. Но время теперь не имело значения. Он обречен на незавидную участь призрака эпохи Сокрушения Идолов, не смея претендовать на спорное в своей почетности звание "наследия".

   Из какой-то, непонятной тогда ему самому зависти, Шрам хотел уничтожить всех, кто подлинно был Наследием. Ведь сторонников у Аира имелось не так много. А уж в живых осталось и того меньше - по пальцам одной руки перечесть. Давно Шрам хотел поквитаться, но успел застать только одного - старого мастера с острова Палец Демона, который, как оказалось, приютил потомка Xenos. Словно малюсенький черепок от разбитого горшка, что не достала из дальнего угла метла времени.

   Старый мастер был не промах, но годы брали свое, и Шрам, не без труда, но убил островитянина. Да что там? Испепелил мощным заклятием и весь сказ! Чернокнижник позже не без удовольствия вспоминал последние слова, которые он бросил бывшему мастеру "Диких мечей", ведь ранкены сами нередко произносили что-нибудь эдакое над умирающим противником...

   Молодого ученика он отбросил, как щенка, даже не используя магию, а просто хорошенько резанув того по лицу припрятанным за пазухой шабером. Это получилось случайно, но Шрам был настолько доволен удачным совпадением, что посчитал это достаточным и забрал меч старого мастера, бросив у тела лежащего без сознания ученика тот стилет, которым оставил на юношеском лице горизонтальную рану.

   Подул сильный ветер, кроны деревьев закачались и, через шум листвы, послышалось карканье ворон и звон с колокольни церкви феларской миссии, расположенной недалеко от того места, где сидел Шрам. Маг потер глаза - нет, ему не показалось, по берегу прямо к нему шел большой черный пес. Руки и ноги отказывались слушаться, но Шрам не паниковал. Бессмысленно было скидывать путы pishogue*. Он же сам наладил устойчивую связь для собственной пользы с той плоскостью мироздания, где обретались многие, кто обладал незаурядными знаниями в области колдовства и прорицания. Те, кого принято было считать объектами суеверий простых смертных - разношерстное сборище существ из иных, слишком близких миру плоскостей и измерений.

   Собака приблизилась на расстояние ровно тринадцати шагов, села и заскулила протяжно и жалостливо. Как громко в этот раз! Шрам не без смятения слушал эту песнь, ведь наваждение к этому и устремляло рассудок любого чернокнижника, ищущего прорицания или знаков. На месте глаз у черного, как сажа, пса зияли пустые глазные впадины. Из них струились ручейки слез. Пес протяжно завыл, содрогнув воздух вокруг и снова побрел к магу. По спине невольно пробежал холодок - грим* давал плохое предзнаменование. Он увязался за Шрамом еще от кладбища вблизи Швигебурга. Сначала чернокнижник подумал, что это простая псина, что шатается за путниками и попрошайничает. Но сколько бы он не спрашивал у встречных, видят ли они черного пса, настойчиво преследующего его, все как один изумленно таращились на пустой тракт и недоуменно вертели головой.

   Шрам протянул руку и потрепал за ухом легшего у его ног пса, что было равноценно праведнику прикоснуться к крыльям ангела. Полночный гость полежал так немного, поднялся и медленно, на подгибающихся лапах захромал, жалобно поскуливая, к черной морской глади. Не потревожив ее покоя, грим продолжал брести, медленно погружаясь, словно в складки черного шелка. Маг со смятением наблюдал, как пес исчез в Покинутом Море, неотвратимо и покорно возвращаясь в Бездну.

   Постепенно, сначала издалека, но приближаясь и приближаясь, вернулись звуки и близкого города, и последние удары церковного колокола, и плеск волн о берег...

   Перед магом возникла фигура, закутанная в накидку с надвинутым на лицо капюшоном. Незнакомец несколько мгновений простоял в нерешительности под недружелюбным взглядом Шрама и, наконец, собравшись с духом, произнес:

   - Рад приветствовать вас! Я искал с вами встречи. Мое имя - Кеарх, я из гильдии воров города Швигебурга...

   - Поздравляю, - перебил его маг, - А теперь убирайся!

   Чернокнижник прикоснулся к медальону, висящему у него на шее, и исчез.

   Через мгновение сильваниец увидел его силуэт в шагах тридцати от прежнего места.

   Эльф решился проявить настойчивость и последовал за Шрамом, пусть даже тот мог своей ворожбой перемещений дать фору любому леприкону. Последовавшая за этим "погоня" за чернокнижником продолжалась добрых полчаса, но, в конце концов, упорство Кеарха принесло свои плоды. Старик пребывал в подавленном настроении духа после увиденного и быстро сдался, выслушав просьбу.

   Когда Шрам снял повязки с лица эльфа, то несколько изумился увиденному следу проклятого клинка, который почитал уничтоженным каким-нибудь сбиром. Они, являясь верными и недалекими прислужниками феларской церкви, крушили многие подлинные шедевры колдовского и кузнечного искусства, ведь их ограниченное религией сознание не воспринимало такую ценность. Чернокнижник цокнул языком, по достоинству оценив и удар и заклятие самого лезвия, после чего скорбно изрек:

   - Будет страшный шрам. Вот и ты получил одну из тех регалий судьбы, что носит почти всякий бродяга, как свидетельство непростого наживного опыта. Только тебе повезло меньше с тем местом, где она появилась. Я мало чем смогу помочь, но, по крайней мере, рана заживет. Однако о делах где попало не беседуют. Ты устроился на ночь у мэтра Николауса?

   - По правде сказать нет, я еще не нашел пристанища, - Кеарх готов был провалиться на месте, так как подобная торопливость была свойственна разве что новичкам.

   Найти ночлег после полуночи было делом непростым и вызывало большие подозрения и кривотолки в Фивланде.

   - Однако, сударь... При вашем роде деятельности... Вам что, мало одного шрама? - изумился маг, - Ладно, прошу за мной. Я остановился в здешней небезызвестной гостинице. Пусть про нее знают повсеместно, но там сейчас достаточно всякого сброда, чтобы наш визит не заметили. Следуйте за мной и предупреждаю, мои услуги стоят недешево, а должников я не оставляю в покое. Никогда.


   К тому времени, когда небольшой обоз, с которым прибыли Карнаж, Скиера и Филин остановился у порога гостиницы, в заведении "У мэтра Николауса" вовсю клацали пивные кружки, трещал огонь в большом камине общей залы, и скрипели от натуги старые дубовые стулья под задами в большинстве своем не отличавшихся субтильностью телосложения постояльцев.

   Не смотря на все протесты Филина на перепутье, "ловец удачи" чуть ли не силком усадил того в повозку, а осла продал тому купцу, который вез в этой повозке товары в Лангвальд, пообещав присматривать за небольшим обозом. Хотя действительно "присматривать" осталась только полуэльфка, а сам Феникс решил положить конец преследованию Кеарха, рыская по дороге, как голодный волк, пока двое его спутников были в безопасности среди прочих путников, для надежности сбившихся в большой караван. Таким образом, Кеарх был вынужден уехать вперед.

   Когда они вошли внутрь заведения, ужин был в самом разгаре. В центре залы, окруженной столами, парила в необычайном своей веселостью танце полуэльфка с черными, как крыло ворона, длинными волосами. Угольки ее огромных глаз сверкали, словно звезды в ночи, когда она кружилась с бубном под восхищенными взглядами зрителей.

   Мэтр Николаус наливал пива и следил, чтобы его подручные поварята были порасторопнее и вовремя подносили еду и питие.

   Танец закончился и в воздух поднялся одобрительный гвалт. Полуэльфка обворожительно улыбнулась публике и отошла передохнуть к столу, за которым сидел, взвалив на него ноги, бард. Рядом с кружкой доброго лангвальдского пива лежала широкополая шляпа со срезанной тулей, что носили раньше в Южном Феларе, и редкой красоты сильванийская лютня. Когда полуэльфка приблизилась, бард спустил ноги и усадил ее на колени. Их губы слились в нежном поцелуе под завистливыми взглядами собравшихся.

   - Эй, красотка! - осклабился подсевший к милующейся парочке рыжебородый горбун, - Старику тоже хочется ласки. Как ты смотришь на то, чтобы пересесть мне на колени за пару серебряников?

   - Эй, приятель, хоть бы лысину прикрыл что ли? Ну-ка двинься!

   После этих слов нога в сильванийском ботфорте выбила из-под горбуна стул, а рука в черной перчатке с набойками на костяшках схватила нахала за шиворот и бросила под общий хохот к дверям гостиницы.

   Карнаж поднял стул и устроился на нем сам, закинув одну ногу на стол. Эти предметы мебели в заведении были довольно низкими и очень подходящими для того, чтобы взгромоздить уставшие с дороги конечности.

   Парочка не обращала внимания на происходящее и продолжала целоваться, словно остальной мир перестал существовать. Полукровка терпеливо подождал несколько минут, но потом позвал барда:

   - Лан! Лан, черт возьми, ты же всегда говорил, что вас связывает только музыка!

   - Не только, - ответил человек на вид лет двадцати пяти-тридцати, освободившись из объятий своей страстной подруги, - Ты забываешь о творческом экстазе... Рад видеть тебя, дружище! Какими судьбами?

   На его небольшом треугольном лице отразилась искренняя радость. Карие глаза весело посмотрели из-под сбившихся на лоб темных вьющихся волос. Небольшая аккуратно подстриженная бородка и усы обрамляли доброжелательную и открытую улыбку. Полуэльфка тоже развернулась к Фениксу, бесстыже подмигнула ему и, подхватив со стола лютню и поправив длинную юбку, уселась на скамье, что-то тихо наигрывая.

   - Ты здесь надолго? - спросил Карнаж, искоса наблюдая за тем, как разгневанный горбун, осыпая всех отборной заранийской бранью, пробивался обратно в зал.

   - Зачем? Мир огромен, и на одном месте долго оставаться нет смысла, - Лан склонился и вполголоса добавил, - Тот, кого ты ищешь, здесь. Он попросил нас исполнить одну песню и щедро заплатил.

   - Наконец-то! Я же говорил, что рано или поздно он снова придет к Хроносу на поклон. Чертов фанатик! - Феникс непроизвольно вцепился рукой в висящие у него на шее мешочки на тесьме.

   Барда передернуло от дикого взгляда загоревшихся азартом желтых глаз.

   Будто в противовес вспыхнувшей злобе "ловца удачи" полуэльфка заиграла тихую мелодию, чуть слышно, почти шепотом, напевая что-то на лангвальдском наречии.

   "Тарабарщина полукровок", как незаслуженно обзывали многие этот мелодичный язык, созданный бродягами и менестрелями в века скитаний по дорогам Материка. Небольшими группками, пытающиеся выжить и скопить на кусок хлеба, они развлекали народ в больших городах и окрестных деревнях. Сколько баллад было сложено за все те времена, пока в Фивланде им не досталась крохотная земля, где позволили жить, сколько здравиц тем королям, что гнали их прочь из своих владений...

   Это была одна из немногих песен, которые Феникс знал, а не просто слышал, не разбирая слов. "Ловец удачи" переменился в лице, когда расслышал, что именно заказал тот, кого он искал столько лет, имея лишь скудную надежду на случайную встречу.

   Лан бросил на друга обеспокоенный взгляд, но тот кивнул, выдавив слабую улыбку, и, опершись лбом на руку, прикрыл ладонью глаза, вперив неожиданно опустевший взгляд в доски стола.

   Бард пересел к полуэльфке, взял в руки гитару и, устроившись так, спина к спине, они заиграли.

   У всякого, кто когда-либо топтал своими ногами землю Материка, были в жизни страницы, которые тот с неохотой перелистывал на досуге или вообще старался забыть о них, словно школяр со злости выкидывает из учебника закладку, оставленную на так и не вызубренной теме.

   Два инструмента повели неторопливый разговор, заставивший прекратиться все прочие беседы и шумные обсуждения вокруг. От удивления, порожденного такой резкой сменой настроения вечера, даже оскорбленный Карнажем горбун остановился на полпути к своей красноволосой цели и, что-то недовольно проворчав, уселся за ближайший стол и опрокинул кружку недопитого кем-то эля, смачно крякнув.

   Всем было что вспомнить - это была их песня и песня о них. Тех кто ни "то" и ни "другое", кто "наполовину", кто не в счет, кто, возможно, просто один такой на весь белый свет. И никто, никогда не уступит ему угла даже в плохо прогретой старой печкой корчме у дороги.

   Лютня плакала, своим тонким голоском наворачивая капли слез на суровых лицах окружающих, которые размякли от пива, словно черствые корки хлеба в луже. Гитара служила ей утешением, помогая выдержать и не сорваться, делая мелодию тверже.

   Голос спутницы Лана, Катрин, был странным и незнакомым, как у всех полукровок, словно смешение крови придало что-то необычное в знакомое звучание. Но нежность и мелодичность просто так не придаст никакая кровь, будь она хоть трижды чистой и благородной. Хоть в чем-то было некое равенство свыше.

   Бард тихо подпевал ей. Его голос тоже звучал необычно для человека, хоть Лан и казался таковым с виду. Хотя, кто мог знать, где и как скажутся корни когда-то случайной примеси, что удружила прабабка?

   Разговоры погасли. Собеседники, даже в самых дальних углах, осеклись, озадаченно переглядываясь. По старой традиции шляпа музыканта упала на пол.

   Когда бард впервые принес едва написанную песню в эту гостиницу, он сделал так же, как делали нищие, прося подаяния. В те далекие времена музыка в трактирах и постоялых дворах людских королевств, где полукровок еще терпели, считалась своеобразным попрошайничеством, и шляпы клались на пол едва ли не чаще, чем на паперти у феларских церквей. Теперь же это стало просто традицией...


   Кровь кипит, источая пар,

   Унося с собой чужой жизни дар

   После сечи той не ушел никто

   Кто был рядом - пал, обратившись в дождь


   Всех их больше нет, а кто есть - не в счет

   Не они тогда открывали счет

   Тем кровавым дням, дням мольбы и слез

   Смертям наших чад, памяти отцов...


   Видеть смерть - не бояться её

   Знать, когда будешь пред ней стоять

   Будет грустно жить - весело умирать

   Не имея ничего, не любя никого.


   Полетит душа на простор родной,

   Если есть он...

   Страх подойдет, посмотрит в глаза

   Обернётся старухой с косой


   И жизнь - сон, явь - зла

   Ведь не придумаешь лучше ответ

   И уходя, открыв глаза,

   Сказав смерти последнее "нет"...


   Лан и Катрин не сорвали бурю оваций, но в шляпе барда образовалось горстка серебряников. Это не была "любимая" песня, однако она создавалась в "нелюбимые" годы, а время не так сильно все изменило. Эхо тех лет их шло рядом насмешками и презрением "чистокровных" и глухой ненавистью ларонийцев по ту сторону Цитадели Бормов в горах.

   Скиера подошла и затормошила застывшего, словно изваяние, Карнажа. Тот не обратил внимания.

   Все вокруг пришли в движение, и снова робко пробивались ростки бесед, сметенные песней как прошедшим ураганом. Лучница перегнулась через плечо Феникса и увидела, как между пальцев закрывавшей его лицо руки горят ненавистью ставшие черными глаза, вперившие свой взгляд куда-то вперед. Подобно той птице, которой был обязан прозвищем, он не выпускал свою цель из виду ни на секунду.

   Полуэльфка заметила, как по лестнице, ведущей с общего зала в апартаменты постояльцев, поднимались две фигуры. Впереди шел лысый пожилой мужчина с косым застарелым шрамом, пересекающим лицо наискосок, а за ним плелся еще кто-то, закутанный в плащ с надвинутым на лицо капюшоном сильванийской накидки.

   - Смотри-ка, уже спелись... - тихо произнес каким-то не своим голосом "ловец удачи".



   Глава 4
   "Дельный совет подскажет и верный путь укажет"

   Хронос "Время"


   - Доброго утра, господа! - громко пожелал мэтр Николаус всем тем, кто в этот ранний час сидел в общей зале его гостиницы, потягивая лангвальдский чай. Этот крепкий напиток по распоряжению хозяина заваривали всем, кто пожелает, до полного восхода солнца, согласно старой фивландской традиции. Однако желающих оказалось немного. И, скорее всего потому, что не все были в силах оторвать свои спины от мягких постелей после вчерашней гулянки, либо потому, что не всем был по вкусу крепкий лангвальдский чай. Его подавали в сферических глиняных кружках с небольшими металлическими трубочками, через которые и пили, так как горячая жидкость находилась под толстым слоем мелко нарубленных и высушенных чайных листьев.

   - И вам доброго утра, гостеприимный хозяин, - отозвался один из постояльцев, не отрываясь от разложенных на столе пергаментов и книг.

   Николаус смутился. По внешности того, кто ответил на пожелание, можно было судить, что он ни кто иной, как ларонийский эльф. А их не очень-то жаловали местные. Впрочем, и сами соседи за горами не оставались в долгу и отвечали тем же.

   Длинные белоснежные волосы гостя спадали ниже плеч на фиолетовую рубаху с широкими рукавами, скованными у кистей резными браслетами из чистого серебра. Тонкие длинные пальцы рук, перелистывающие страницы, были затянуты в темные перчатки из мягкой кожи. От кружки с лангвальдским чаем поднимался густой пар, окутывающий лицо незнакомца.

   Он прибыл далеко за полночь. Ларониец не попросил комнату, а сразу закинул свой камзол на скамью у окна и сел за стол, потребовав заправить гаснущую лампу маслом и чая, что было незамедлительно исполнено. Ведь, в дополнение к солидному виду этого эльфа, явно дворянского сословия, на стол упала серебряная п'о'ксессальская крона.

   - Пусть наш сорт чая, взращенный моим прадедом, добавит вам бодрости и долголетия, - немного помявшись, с натянутой улыбкой добавил Николаус.

   - Да-да, и тебе не кашлять! - донеслось от противоположного окна. Там потягивал "фамильный" напиток Карнаж, коротавший время в компании огарка свечи, торбы валяющейся у его ног, и странной формы короткого клинка в ножнах, покоящегося на коленях.

   Ларониец вскинул голову и с интересом посмотрел на того, кто вместе с ним тоже пил чай, а не посапывал возле остывающей кружки, как остальные.

   Внимательные фиолетовые глаза под тонкими белыми бровями пристально разглядывали полукровку. По тонким губам пробежала легкая многозначительная усмешка.

   - Вы тоже бодрствовали этой ночью? - спросил ларониец.

   - Да, как видите, - сухо ответил "ловец удачи".

   - Что же вас так занимало?

   - То, как любят ваши соотечественники совать свои точеные носы в чужие дела, - невозмутимо ответил Феникс.

   Начатый взаимными колкостями разговор прервала шумно распахнувшаяся дверь и лязганье лат громадного рыцаря, с обнаженным полуторным мечом в руке.

   - Хозяин! - загремел его грубый простуженный бас, - Налей-ка пива и освобождай комнату. Нашли мы твоего постояльца, что пропал этой ночью. Валяется на крыше какой-то халупы со стилетом в груди по самую рукоять. Видно, тот, кто его пригвоздил, был изрядный выдумщик. Мало того, что затащил тело на крышу, даже не вынув оружия, а еще обмотал ручку кинжала тряпьем и поджег. Видать, чтоб быстрее нашли по такому вот "факелу".

   - Мастер Хронос заставляет себя ждать, и терпение у многих кончается. Что еще ожидать от сброда, кроме поножовщины в качестве способа убить время и, заодно, сократить очередь? - со вздохом изрек белый эльф.

   - Что же это делается! - засуетился Николаус, подавая рыцарю пива, - Надеюсь, вы оградите нас от таких беспорядков?

   - Все, что в моих силах, мэтр. Но тут воюет не простой "сброд", коим всех считают особо умные и благородные остроухие, а маги. Покойный ныне мэтр Шрам слыл изрядным ублюдком при жизни. Я знавал его. Цех даже поручал мне добыть его голову, но чернокнижник оказался хитер, как лис, и постоянно ускользал. Хотел бы я посмотреть на того молодца, что смог так славно его отделать. Прежде, чем добить, кто-то сперва от души поломал беднягу.

   У окна, где сидел "ловец удачи", раздался едкий смешок. Карнаж тут же отвернулся от устремленных на него взглядов и с беспечным видом продолжил потягивать свой чай.

   - Мое имя Зойт Даэран, - белый эльф склонился к рыцарю, не сводя подозрительного взгляда с красноволосого полукровки, - Если вы что-нибудь еще узнаете о смерти Шрама, прошу вас сообщить мне. Сведения будут оплачены по мере их значимости.

   - Ну уж увольте, милсдарь! - вспылил здоровяк, - Чтобы каратель магов снюхался с эльфийским колдуном?! Никогда!

   - Да? Вы тоже из инквизиторов? - разочарованно протянул Зойт.

   - Я из "Ордена Надзора". Сиречь наблюдаю, что творит ваш брат, и убиваю отступников по мере надобности.

   - Забавно, - улыбнулся ларониец, сворачивая пергаменты, так как заприметил, что "ловец удачи" собирается уходить, - О высоких сферах магии поставили судить недалекого болвана с железкой наперевес.

   - Полегче, сударь! Ненароком не обидеть бы вас...

   - Попробуете?!! - полыхнуло в глазах Зойта белое пламя, когда он резко обернулся.

   В общей зале повисла напряженная тишина. Рыцарь и маг мерили друг друга взглядами.

   Мэтр Николаус растеряно стоял возле столов с мокрой тряпкой, которой заботливо протирал полированную годами дубовую поверхность. Его сердце сжалось, едва он представил весь тот тарарам, что могли устроить в его гостеприимном доме эти двое. Он бросил умоляющий взгляд на Карнажа. Полукровка задержался у дверей, с нескрываемым интересом ожидая дальнейшего развития событий.

   Феникс понимающе кивнул хозяину и подошел ближе к повздорившим. Ему никогда не нравилась эта игра в "гляделки". Оба делали значительный вид, а в результате без единого шанса сказать хоть что-то наверняка. Уже готовые бросить последнее, веское, слово в преддверии вызова, они, почему-то, всегда затягивали, ожидая этого от оппонента.

   Повисшую тишину прорвал смех с отзвуком металла, громкий и даже немного естественный. Это несколько обескуражило обе конфликтующие стороны, ведь оказалось совсем не к месту.

   - Господа, ну что же вы медлите?! Неужели обязательно соблюдать все эти прелюдии? Черт возьми, благородный каратель, если все ваши действуют с таким количеством церемоний, то неудивительно, что Шрама убил другой! Видимо, более расторопный.

   - Можно подумать, что вы, сударь, знаете убийцу?! - вспыхнул рыцарь.

   - Возможно, и знаю.

   Феникс поразился, с какой скоростью каратель подскочил к нему, схватил за ворот и прижал к стене.

   - Ты скажешь мне его имя, щенок, клянусь всеми демонами преисподней!

   - Зачем же так орать? - спросил Карнаж, медленно освобождая руки от торбы и ножен с мечом, - Знаете ли, от собственного крика можно и оглохнуть.

   - Это еще как? - прохрипел рыцарь.

   - А вот так! - сложенные "лодочками" кисти полукровки резко и синхронно ударили карателя слева и справа от красного лица.

   Опустившись на корточки возле скорчившегося здоровяка, Карнаж с насмешкой процитировал окончание старинной детской песенки: "Как-то он серебряник принял за медяк... Проще объяснить вам, рыцарь был дурак".

   Полукровка невозмутимо поднял брошенные им вещи и вышел на улицу.

   Ноги сами несли куда-то, где не было шума голосов, лишних вопросов и любопытных взглядов. Ведь торжество, переполнявшее его этим утром, слишком развязало язык и чуть не выдало с головой.

   Феникс остановился только когда оказался посреди распаханного поля на окраине Лангвальда. Он вдыхал утренний, влажный воздух, такой густой над дымкой плывущего под ногами тумана, что, казалось, с усилием наполнял легкие. Мимо, отделенная низкой изгородью, проходила дорога, ведущая из города на тракт. У "ловца удачи" было неудержимое желание пойти по ней дальше. Хотя бы и пешком, ведь для того, чтобы забрать лошадь, пришлось вернуться в город, где он пролил кровь этой ночью.

   Его огненные брови нахмурились, и лицо стало жестче. Он хорошо запомнил каждый крик несчастного, хотя старался не слышать, каждый удар, хотя впервые бил так яростно, но не просто в запале схватки. Ярость шла откуда-то изнутри, наливая невероятной силой руки и ноги. Возможно, он слишком долго ждал.

   Шрам не ждал такой встречи. Чернокнижник даже не сразу узнал полукровку, когда заприметил вставшую на пути фигуру. Хитрец! Не приблизился, а пошел дальше, словно и не собирался идти туда, куда шел до этого, хотя уже ступил в тень переулка. Карнаж был удивлен такому его поведению, ведь не одел ни плаща, ни шляпы, и его становилось легко узнать даже ночью. Когда они столкнулись во второй раз, чернокнижник спросил кто он - ответа, разумеется, не последовало.

   Для схватки было еще рановато, а для прелюдии самое время. Ровно двадцать шагов разделяли их во время этих двух, якобы, случайных столкновений. Смятение овладевало Шрамом, и Феникс чувствовал это.

   В третий раз полукровка оказался в пятнадцати шагах...

   Когда фигура оказалась перед чернокнижником в третий раз, Шрам потерял всякую веру в случайность таких совпадений.

   - Кто ты такой?! И зачем преследуешь меня? - голос чернокнижника дрогнул.

   Произнося свой вопрос, Шрам заметил, что незнакомец стоит немного ближе, чем до этого. Появилась смутная догадка из рода тех, что проносятся в голове вихрем кратких воспоминаний. Шраму вспомнилось его глумливое преследование ученика Киракавы, которым он развлекал себя на протяжении стольких лет.

   Неужели стоящий перед ним сейчас и был тот, с кем чернокнижник, для начала, пять лет назад так забавно поиграл в кошки-мышки, случайно обнаружив, что ученик Киракавы, не погиб, а нашел пристанище в швигебургской гильдии воров? Тогда Шрама отвлекли неотложные дела, а, когда он вернулся в фивландскую столицу, оказалось, что Попрыгун ушел из гильдии. Раздосадованный таким поворотом, чернокнижник оставил Карнажа в покое, рассчитывая позабавиться с ним при следующей встрече.

   Через несколько лет он снова услышал о полукровке, теперь уже как о "ловце удачи" Фениксе, чьи дела шли весьма успешно, и многие маги по всему Материку жаждали нанять такого ловкого прохвоста. Еще бы, ведь тот брался за любые заказы.

   Шрам намеревался нанести решительный удар, но угнаться за молодым полукровкой был не в состоянии. Когда же ему все-таки удалось оказаться с ним в одном городе, в Лангвальде, во время последнего визита Хроноса несколько лет назад, то неожиданное известие, услышанное им в гостинице, сильно озадачило чернокнижника. Один из собутыльников за соседним столом утверждал, что печально известный кинжал Vlos'Velve в очередной раз сменил владельца, и теперь обладателем клинка стал некто по прозвищу Феникс.

   Будучи Синэем, молодым студентом в академии, Шрам помнил изображение страшного раздвоенного лезвия этого шпаголома на одной из гравюр, словно специально сделанного против популярных в те далекие времена у магов зачарованных шпаг и рапир. Как утверждали историки, немало чародеев приняло мучительную смерть от рук убийц темных эльфов, velg'larn, пользовавших такие клинки.

   И вот это жуткое оружие оказалось в руках того, с чьей жизнью он забавлялся, как и с игрушкой. Что ж, Шрам жаждал когда-нибудь узреть в лице сына Аира А'Ксеарна достойного противника и сразиться, не собираясь упускать случая на реванш с потомком Xenos. Ведь они лишили его всего: власти, денег и большей части могущества. И в тот самый момент, когда все это было так близко, особенно после убийства архимагистр ордена Стихии Воды. Тогда ему стоило лишь протянуть руку....

   С недавних пор за Шрамом охотились ларонийские агенты и не только они, поэтому чернокнижник рассудил, что перед ним вряд ли был тот самый потомок Xenos.

   - Что же ты молчишь? Отвечай! - Шрам больше не собирался отступать, а тем более уезжать из города в канун появления Странствующей Башни, как пришлось сделать в прошлый раз, когда выяснилось, что Феникс тоже ищет встречи с Хроносом.

   - Я - всполох клинка, что препроводит тебя в Бездну! - раздался неожиданный ответ.

   - Ранкен!? - вырвавшееся из уст Шрама имя "Диких Мечей", коим их величали на островах, встретил едкий смешок.

   Убийца бросился в атаку. Устремившееся навстречу ему заклинание прорвало пустоту и унеслось в темень переулков, с треском разбившись о каменный угол дома.

   У Шрама от удивления округлились глаза. Перед ним снова была пустынная улица, хотя, какое-то мгновение назад, на него не просто бежал, а буквально летел кто-то в черном, выхватив странный по форме клинок. В памяти чернокнижника возникло лицо Кеарха, напомнив о любопытной ране гостя из швигебургской гильдии воров. Она была оставлена без сомнения проклятым клинком. Стало быть, Vlos'Velv! Так вот где судьба заключила свое предостережение, которое он с успехом проворонил, слишком впечатленный появлением грима!

   Убийца неожиданно обрушился откуда-то сверху, словно совершил до этого гигантский прыжок, уходя от первого заклинания. Шрам успел поднять руки и пробормотать формулу - защитный купол встал между ним и ранкеном. Однако тот явно ожидал нечто в таком духе и, резко выкрикнув подряд несколько слов на наречии острова Палец Демона, прямо в воздухе пустил в ход темноэльфийский клинок, безошибочно определив смещенный центр плетения заклятия. Чернокнижник скрытно направлял туда стабильный поток из своих рук. Но как противник угадал направление?!

   Старик вскричал от ожога, пронзившего изнутри руки расколотым заклинанием, и схватился за медальон на груди.

   Ранкен, тем временем, плюхнулся на землю и запустил руку под короткую куртку, ожидая появления противника. И тот не заставил себя долго ждать, переместившись на дюжину ярдов назад. Едва Шрам снова возник, как в воздухе свистнули направленные в него заточенные метательные пластины. Все, что успел сделать чернокнижник, так это прикрыть голову, грудь и плечи. Быстрое заклятие, наспех скрученное перед собой, не прикрывало целиком. В глазах потемнело от дикой боли, что пронзила голень и бедро. Старик с ужасом воззрился на изуверское островитянское оружие, что вгрызлось кривыми краями в его плоть.

   Убийца выдернул из земли темноэльфийский клинок и прыгнул в сторону от посланного в него очередного яростного заклятия, попутно убирая кинжал в ножны за спиной. Когда ранкен скрылся за углом дома, чернокнижник отступил с улицы в переулок. Стоная от боли, Шрам оперся одной рукой о стену, а другую направил к ноге, пытаясь притупить боль и остановить кровь быстрым заговором. Но в этот момент рослая тень вывернулась у него за спиной, словно почувствовав плетения заклятия и, схватив за плечо, резко крутанула старика по оси в свою сторону, откуда уже летел навстречу кулак со стальными набойками на перчатке. Удар разорвал магу губы, выбросив обратно на улицу.

   Сознание Шрама помутилось, но он заметил, как ранкен устремился следом. В панике чернокнижник снова воздел руки, пытаясь оттолкнуть беспощадного противника. Рослая фигура перехватила его кисти, сцепив своими пальцами пальцы мага в замок. Лунный свет озарил перекошенное яростным оскалом лицо с горизонтальным шрамом на скуле. Из-под спадавших на лицо красных волос убийцы сверкнули большие желтые глаза.

   - Феникс! - прохрипел в ужасе Шрам.

   Старик издал громкий вопль - полукровка резким движением выломала фаланги пальцев мага в обратную сторону их сгиба. Из глаз чернокнижника градом полились слезы. Убийца презрительно фыркнул и швырнул Шрама на землю сильным ударом сапога в грудь.

   Старик распластался на холодном камне ступеней у порога чьего-то дома, захлебываясь в слезах и крови из разбитых губ. Он с ужасом понимал, кто стоит перед ним, немного сгорбившись и испепеляя беспощадным взглядом.

   Ранкен замер и молчал.

   Чернокнижник сплюнул кровь. Мысли совсем перепутались в голове. Трясущаяся кисть снова потянулась к груди. Шрам, превозмогая дикую боль сломанных пальцев, дотронулся до измазанного в крови медальона. Мгновение - и он на крыше какого-то строения неподалеку, самого высокого, которое успел заприметить. Разбитые губы кривились в попытке произнести нужную формулу, чтобы хоть немного притупить боль и поправить суставы. На это нужны были считанные мгновения, но убийца громыхнул обитыми железом сапогами по черепичной крыше возле него, разметав вокруг себя фонтан мелких осколков.

   С шипением из ножен за поясом вышел знакомый магу шабер, и Карнаж свободной рукой сорвал с шеи старика медальон. "Ловец удачи" сидел, нависая над чернокнижником, едва не касаясь коленями крыши. Правая рука была вытянута в сторону. Пальцы нетерпеливо сжимали рукоять. Остывшие от ярости глаза уставились в грудь жертвы.

   - "Вдохни поглубже, ведь это в последний раз!" - не своим голосом прорычал полукровка те слова, которые перед своей смертью услышал от Шрама его старый учитель десять лет тому назад.

   - Кеарх!!! - только и успел в отчаянии позвать во всю силу легких старик, перед тем как стилет вошел в его сердце по самую рукоять.


   Карнаж мотнул головой - видение растворилось в дымке утреннего тумана, словно оттуда и явилось. Настолько глубокое погружение в совсем недавнее воспоминание настораживало. В горле стало сухо. Феникс машинально поднес к нему руку... Это была магия.

   Его одурачили!

   Полукровка развернулся и схватился за рукоять меча, выставив вперед правую ногу. Уж что-что, а плетение заклятия он ощущал пусть в ущерб собственному здоровью, но, как и его ран'дьянские сородичи, великолепно.

   - Идиот!!! - зрачки Зойта расширились, и он едва успел бросить парализующее заклинание.

   Феникс продолжал, скрипя зубами, потихоньку вынимать меч покойного учителя из ножен. Все тело свела мучительная судорога, и он едва мог шевелиться.

   Маг стремглав бросился к "ловцу удачи" и, схватившись за длинную рукоять меча, задвинул клинок обратно в ножны. В глазах Карнажа сверкнула молния, и сквозь сжатые зубы он прорычал:

   - Подлец! Убью!

   - Ну-ну, сударь, я вижу вас рано еще освобождать от магических пут. На ваше счастье успевших сковать вас в нужный момент, - ларониец перевел дух и лукаво посмотрел на взбешенного полукровку, - В мече ловушка. Разве вы не почувствовали? Старый лис знал, что вы придете за ним, и предпринял меры, дабы после его смерти вас не минула кара. Ваша кровожадность явно перебирает меру благоразумия. Я лишь помог вызвать в вашем воображении эти видения, потому что мне нужно знать, кто ещё был со Шрамом в тот вечер. Только и всего. Зачем же убивать меня за простое любопытство, не принесшее ничего кроме пользы?

   Рука в черной перчатке со стальными набойками не без усилия разжала пальцы, вцепившиеся в рукоять...

   Маг озадаченно попятился.

   Феникс протяжно взвыл и резким движением выпрямил согнутую спину, сбросив заклятие, словно ветхий плащ, накинутый на плечи.

   По теории одного старого, выжившего из ума иллюзиониста, путы некоторых парализующих заклинаний имели свои центры, откуда незримые цепи скручивали жертву. На счастье всех магов Материка бедняга успел описать только два наиболее распространенных заклятия, после чего благополучно умер от начавшейся в городке, где он жил, холеры. Однако его рукописные труды были выкрадены "ловцом удачи" прямо на похоронах из гроба усопшего и, разумеется, нашли своего состоятельного покупателя в гильдиях магов. Правда, перед этим были основательно прочитаны и изучены полукровкой, как того требовал основной принцип "Диких мечей" - изучать любые полезные техники.

   - Что не так с моим клинком? - спокойно спросил Карнаж, приблизившись к растерянному Зойту, и протянул тому меч.

   - По старинному обряду шпионов с острова Палец Демона вам надлежит извлечь меч из ножен и омыть его в водах реки Саины в том месте, где она впадает в море, что будет означать обретение клинком преемника, - взяв себя в руки ответил ларониец, - В этом и заключается принцип ловушки.

   Колдун осторожно потянул за рукоятку и продемонстрировал изумленному "ловцу удачи" еле заметную струну, соединившую квадратную гарду с небольшой выемкой на боку ножен.

   - Проклятье! Я ваш должник, - усмехнулся Феникс.

   - О нет, это я вам вернул свой долг, - белый эльф осторожно подцепил струну пальцем, резко сжал, и она растворилась, после чего вернул меч Карнажу.

   - Каким образом вы умудрились мне задолжать, я впервые в жизни увидел вас нынче утром? - с этими словами полукровка развязал обмотанный вокруг ножен широкий черный шнур, закрепил оба его конца петлями за на выемки их краях и повесил через плечо.

   - С помощью ваших воспоминаний, еще достаточно свежих, я смог прочитать даже страх в глазах Шрама. Будто бы сам оказался на его месте. И все благодаря тому, что произошло это недавно, а вы глубоко переживали содеянное, пока сидели и пили свой чай. Остатки направленной чужой эмоции еще свежи, и могу вам сообщить, что еще один ваш враг был рядом в тот момент, когда вы доканчивали старика. И он также боялся вас как самой смерти.

   Они направились обратно к гостинице, преисполнившись друг о друге весьма поверхностного и наполненного стереотипами мнения. На полпути Зойт остановился, вдохнул полной грудью утренний воздух и продолжил, попутно откупоривая свою флягу, чтобы промочить пересохшее от пережитых треволнений горло:

   - Если вас не затруднит, поведайте мне об этом враге, который был вместе с магом.

   - К чему это вам?

   - Не вы один посетили апартаменты покойного еще до того, как нашли его тело. Собирались, очевидно, прикарманить кое-что из скудного багажа новопреставленного, - маг помрачнел, бросив взгляд на меч за спиной полукровки, - А мне вот не посчастливилось. Я там был, но опоздал, что со мной, к несчастью, не в первый раз... Старый чернокнижник выкрал коллекцию ценных книг из архива в славном городе Арганзанде. Не известно, какая нелегкая занесла "эти ценные книги" туда, но ими заинтересовался Хронос и Шрам решил воспользоваться изысканиями хозяина Странствующей Башни. Вам, наверное, все известно, ведь в кругах "ловцов удачи" про эти книги было много сказано.

   - Более того, я знаю, что, вам доверили их охранять. Вы не справились, и были изгнаны, - Карнаж остановился, - Я слышу такие истории не в первый раз и также не в первый раз грею на этом руки. Ближе к делу. Если я расскажу то, что знаю, что получу взамен?

   - Люблю таких как вы! С вами всегда можно договориться без ненужного пафоса и убеждения в лучших риторических традициях Сильвании! - от души рассмеялся Зойт.

   Карнаж согласно кивнул. Еще бы! На нем сейчас применялись излюбленные риторические традиции ларонийской школы, то бишь обильное многословие откровений, которые, иной раз, позволяли навесить на уши такой лапши, чьей длине позавидовали бы многие островитянские кулинары.

   - Итак, баш на баш? - уточнил Феникс, давая понять, что не заметил словесных маневров белого эльфа.

   - Извольте, - ларониец развязно поклонился, сделав рукой ротвальдский жест приветствия, который любили излишне вычурно повторять все его сородичи, насмехаясь над лесными братьями по крови.

   - Что имеете предложить? - скрестил руки на груди полукровка, испытывая истинный интерес к будущей "ценности" предложения, так как был убежден, что ничего путного этот паяц предложить не сможет, не считая уже знакомых магических фокусов.

   - Вы направляетесь к мэтру Хроносу, не так ли? Иначе, какая еще нелегкая занесла вас в это, всеми старательно забытое, место?

   - А если и так?

   - Что ж, тогда я зря старался и спасал вашу жизнь, хотя заклятием обезопасил свою. Дело в том, что задумка покойного ныне Шрама, он же Синэй из былой феларской академии, состояла в том, чтобы наши с вами ошметки разбросало по всему Фивланду до самых крайних пределов. И что же? Теперь, когда это едва не удалось, вы уверенно пойдете в пасть льва, что с удовольствием слопает вас, если будет в скверном настроении?

   - Что-то я плохо понимаю, о чем вы?

   - А разве не очевидно? - Зойт кашлянул в кулак и продолжил, - Речь идет о мэтре Хроносе и о его скверном раздвоенном характере. Разве не благоразумно вместо того, чтобы испытывать порядком уставшую от ваших вызовов судьбу заручиться парой веских гарантий?

   - Черт возьми! И этими гарантиями станут нечто вроде рекомендательных писем некоего мэтра Зойта Даэрана? Я прав? - усмехнулся Карнаж.

   - Вам не хватило сущей малости вашей поразительной проницательности, чтобы понять, что, означенный вами "мэтр", путешествует далеко не с пустыми руками. А имеет неплохие полномочия, если вы знаете о принципе ларонийского кнута и пряника? Да, я изгнан, но в дорогу, помимо поручений, я получил толстый кошелек и неплохие "полномочные" бумаги для важной миссии. Если я найму вас, то это куда как облегчит прием и последующую беседу с Хроносом.

   - Проклятье! - глаза полукровки округлились от изумления. Так как он не привык удивляться дважды на дню, тем паче дважды за несколько минут, то в этот раз был застигнут врасплох.

   - Видите ли, Карнаж, я не просто фокусник или "паяц", как вы изволили подумать. А вполне серьезный "колдун", но предпочитающий договориться по-хорошему, не оставляя за спиной выжженной земли и гор пепла вперемешку с черепами. Хотя... могу, при случае. И этот вор, чья клептомания, словно пристрастье у сороки тащить все, что ни попадя к себе в гнездо, будет дорого ему стоить. Поверьте, этот сильваниец еще попрыгает у меня как вошь на гребешке! - по губам белого эльфа пробежала злая улыбка.

   - Да вы маньяк, сударь, - правая бровь Карнажа поползла вверх.

   - Не больше вашего, исходя из того, что я видел в глазах одного чернокнижника.

   Намек был понят, и уточнений "ловец удачи" не потребовал. На них все равно не достало бы времени, так как, едва они переступили порог гостиницы, как им на встречу полетела приветственная фраза рыцаря из "Ордена Надзора":

   - О! Вот и они! Я же тебе говорил, Николаус. Второго смертоубийства сегодня не предвидится. Эти остроухие спелись, готов побиться об заклад! На то они и остроухие, - убийца магов грохнул кулаком по столу, чем окончательно добудился всех, кто еще дремал в этот ранний час за столами, - А спелись эти двое ясно зачем! Чтобы всех нас, господа, одурачить и без установленного порядка, в обход сложившихся правил, попасть к мастеру Хроносу!

   Карнаж невозмутимо прошествовал к стойке, за которой стоял хозяин заведения, и спросил насчет вместимости подвалов и погребов на предмет горячительного. Негодованию Николауса не было предела, так как его заведение было самым крупным в этой части Материка и могло поспорить с швигебургскими соседями по всем статьям, не говоря уже о погребах, что было честью и достоинством любого трактира или гостиницы в этой, никогда не отличавшейся образцовой трезвостью, стране. В конце концов, его заведение и было, по сути, самим Лангвальдом, хоть и находилось на окраине. Потому что мало кому из приезжих могло взбрести в голову побродить меж кучки построек, где всяк всем сват и брат, а чужих сторонится и дичится. И уж тем более забираться к хижинам на огромных деревьях, где нависали лабиринты мостиков и канатов.

   Однако, когда Феникс назвал то, что ему требовалось, полу-гном полу-дуэргар смутился и проронил еле слышно всего два слова: "Это контрабанда". Взгляд Николауса скользнул на меч за спиной "ловца удачи". Хозяин гостиницы, разумеется, помнил, кому раньше принадлежало это оружие. Он замялся, пытаясь подать знак убийце магов, и немного склонился в сторону. Карнаж тут же шагнул в ту же сторону, куда склонился хозяин, снова закрыв собой общую залу для обзора, и многозначительно кашлянул в кулак.

   От белого эльфа не ускользнуло это минутное замешательство между ними, и он поспешил на выручку полукровке, из которого еще не добыл все необходимые ему сведения. Николаус опасливо покосился на Зойта, тут же смекнув, что, видимо, напрасно с утра так возмущался творимым в Лангвальде беззаконием. В конечном итоге он ни разу не видел, чтобы маги, наподобие покойного постояльца со шрамом, носили при себе такие странные мечи, что теперь висел за плечами полукровки. На памяти Николауса, даже во времена моды на ношение клинков, заклинателями использовались только шпаги. Основываясь на этом, полу-гном полу-дуэргар смекнул, что не все тут так просто и клинок перешел из рук в руки явно не случайно. И, скорее всего, также по-настоящему не принадлежал магу со шрамом, как не принадлежал и двоим остроухим, что встали у стойки.

   Колдун, тем временем, видя столь сложное выражение лица Николауса, полное глубоких раздумий, решил ускорить ход дела, зашелестев бумагами с ларонийскими печатями, и вполголоса произнес:

   - Этот полукровка - мой компаньон, так что будьте так любезны, мэтр...

   - Ага! - не унимался рыцарь, указывая в сторону стойки, - Вот они и хозяина заставили с ними сотрудничать!

   - Не твое собачье дело! - рявкнул Даэран, обернувшись, - Протрезвей, поборник правил и законности. Тычь пальцем в Феларе, а не здесь! Ты что, не понимаешь, что твой орден направил тебя сюда не за тем, чтобы справлять старые каноны, а для того, чтобы ты следил за соблюдением очереди на прием к магу. Так что заткнись и пей свое бесплатное пиво, цепной пес!

   Рыцарь замер. На свое горе он был не настолько пьян, чтобы не понять сказанного в полной мере так, как понял бы кто другой, не будь он членом ордена. Угрюмо опустившись обратно на стул и уткнувшись носом в глиняную кружку, он вдруг схватил ее и запустил в стену, где та разлетелась вдребезги над головами изумленных постояльцев, что не раз успели пожалеть о том, как рано покинули свои комнаты этим утром.

   Спустившись в подвал, Николаус уверенно провел Карнажа в дальний его конец. Там, за грязной ширмой, громоздились стеллажи пузатых глиняных бутылок.

   Хозяин гостиницы остановился и окинул придирчивым взглядом свои запасы:

   - Какой сорт предпочитаете?

   - Черт побери, мэтр, я плохо в этом смыслю, - признался Карнаж.

   - Я тоже не разбираюсь в островитянской выпивке, и ничего не могу о ней сказать, кроме того, что, по мне, это редкостная гадость.

   - У меня есть одна вещица, оцените ее и предложите что-нибудь подходящее по цене, - перед глазами изумленного Николауса Феникс держал на вытянутой руке болтавшийся на цепочке медальон.

   Хозяин не успел и рта раскрыть, как рука Зойта перехватила побрякушку. Карнаж даже не подумал отпустить цепь, а схватился за рукоять кинжала за поясом, бросив многозначительный взгляд на колдуна.

   - Две цены! - прошипел ларониец, - Иначе, клянусь кишками нашего императора, я заберу амулет силой!

   - Да что же вы творите, господа?! - возмутился Николаус, которому порядком надоели все это, что начинало походить на воронку интриг, в которой простой житель Материка потонет в мгновение ока, - Я отдам вам лучшее, что смогу найти! Только прошу вас покинуть мой дом, чье гостеприимство вы топчите своими пыльными сапогами, нарушая все неписанные правила, заведенный испокон веков странниками в этом славном городе!

   Феникс разжал пальцы, и Зойт отдернул руку, пряча медальон под одеждой. Полукровка смерил взглядом колдуна, наконец, показавшего свою истинно ларонийское лицо, и взял выбранную для него глиняную бутыль, опечатанную и исписанную всякой тарабарщиной знаков с Острова Палец Демона. Ничего не ответив на причитания Николауса, он поднялся обратно в общую залу. Но этого и не требовалось. В руку обиженного хозяина гостиницы ларониец бросил два золотых и напомнил, что молчание - золото, а болтливость за серебро шпионов ни к чему путному никогда не приводила. А в подкрепление этого утверждения посоветовал вспомнить религиозные верования? Фелара.

   - Вам есть, где приткнуться до завтрашнего полудня? - спросил, нагоняя "ловца удачи" на улице, ларониец, - Коль скоро нас выпроводили из гостиницы.

   - Найдется угол. С недавних пор здесь проживает один из моих друзей, - неохотно ответил Карнаж, чувствуя, как Зойт снова пытается вкрасться в его сознание.

   Проклятый колдун был силен, и полукровку даже брало сомнение в правдивости истории, навешенной на его длинные острые уши.

   П'о'ксессальская гильдия магов, чуть ли не единственная в своем роде по сохраненному былому могуществу, никогда не направляла своих адептов куда попало. Об этом было известно многим, так как белые эльфы часто действовали напористо, жестко и очень "громко". Но, безусловно, добивались хороших результатов. Многие короли затыкали себе рты кулаком, не позволяя выказать слишком сильного возмущения, так как договор Ларона с последними семьями драконов, обитавших в северных горах, оказался не мифом, а самой суровой реальностью. Однако белые эльфы не так часто перегибали обоюдоострую палку политического взаимопонимания, что, меж тем, не мешало многим владыкам предлагать баснословные суммы за яйца или драконьи головы всяким сорвиголовам, что отваживались попытать счастья в северной гряде.

   "Мир их праху", - подумал Феникс, вспоминая многочисленные разговоры, которые ему приходилось слышать зимними вечерами на постоялых дворах от тех, кто гордо именовал себя "охотниками на драконов". Когда зима подходила к концу, и сезон охоты заканчивался, они часто подводили не самые утешительные итоги.

   - Карнаж, какой же вы скользкий тип, - почти с восхищением произнес колдун, - Мало того, что вы не даете спокойно покопаться в ваших мыслях, вы еще намеренно вспоминаете ненавистные для любого ларонийца вещи!

   - Проклятье, сударь! Я знал, что ваша братия нахальна в своей напористости дальше некуда, но я впервые встречаю такого наглеца как вы!

   - Скажите мне все сами, и я оставлю вас в покое. Мне плевать, чего будет стоить возвращение тех бесценных книг. Но времени у меня мало, отчего я несколько ограничен в выборе средств.

   - Ого! Уже "бесценных"... - прищурился Карнаж, но быстро сообразил с каким огнем играет и поспешил продолжить свою мысль, - Я хочу сказать, что, зная Кеарха так хорошо, как могу знать я этого сильванийского мерзавца ...

   - Воистину вы правы! - перебил Даэран, - Продолжайте.

   - Я бы сказал, что он, не долго думая, соберет книги в охапку и загонит несколько лошадей вплоть до Форпата. Путь неблизкий, а по тоннелям его никто не пустит. Так что дышите глубже, сударь. Не стоит под угрозой мгновенного аутодафе выколачивать информацию из всех, кто под руку подвернется. Можно просто обдумать и прикинуть, где ближайшее место сбыта ворованного хлама, имеющего отношение к магии сто лет в обед.

   - Черт возьми, вы снова правы, прошу простить и не держать на меня зла, - Зойт отвел свои большие фиолетовые глаза в сторону.

   Это не ускользнуло от "ловца удачи", у которого сложилось такое ощущение, будто колдун плохо знает мир по эту сторону границ своей родины.

   - Я не буду держать на вас зла, если вы сдержите ваше слово и перестанете по всякому поводу лезть в мою голову! - Карнаж взял протянутый ему конверт и, напоследок, не смог удержаться от ехидного замечания, - В конце концов, купите себе карты и пару-тройку книг по истории земель, которые намереваетесь посетить.

   "Ловец удачи" поспешил оставить бледнеющего от подступающей злобы колдуна, который все же бросил ему вдогонку:

   - Так я не прощаюсь. Еще увидимся!

   У Карнажа имелось несколько дел, которые предстояло закончить, а вся эта возня с ларонийцем явно не могла способствовать скорейшему их завершению. Предстояло хорошенько выспаться и решить, каким способом обойти очередь из всех тех, кто ожидали приема у мастера Хроноса. Ведь "тот, кто ценит свое время - никогда не будет испытывать в нем недостатка", - как любил повторять сам хозяин Странствующей Башни.

   Лангвальдский лес встретил полукровку тишиной и спокойствием. Ветер изредка тревожил верхушки высоких старых деревьев, меж корней которых вела узкая тропинка. Это оказалось так необычно после вихря событий и страстей, что еще не улеглись в голове полукровки и продолжали там кружить, словно суп на огне суп, который только оставила помешивать ложка поварихи. Поднятый водоворот не сразу успокоится, а покружит еще, щеголяя поднятой со дна нехитрой заправкой дешевой похлебки, явив глазу даже картофельную шелуху и засушенный до невозможности чеснок, курчирующий целой флотилией маленьких долек целой головки.

   Карнаж остановился посреди спокойствия и тишины просыпающегося ранним утром леса. Распустил зачем-то узел шнура от ножен на груди и оглядываясь вокруг широко раскрытыми глазами, он перевернул ножны с мечом рукоятью вниз и повесил их за спину под правую руку. Взявшись проверить, как хорошо клинок выходит из ножен и удобно ли будет достать при случае, "ловец удачи" замер. К чему это было здесь, он не мог сказать спросившему его откуда-то изнутри голосу. Лес встретил его тишиной, а он нарушил ее шипением стали. Полукровка не боялся проигрывать иной раз так некстати задаваемым откуда-то изнутри вопросам. Можно было придумать сотни отговорок, нарекая их уверенно доводами, но... Феникс снова остановился, когда вдруг заметил, что идет по тропинке так быстро, словно кто-то гнался за ним. Не стоило еще и еще думать обо всем хотя бы здесь. Раздумья странным образом подстегивают ноги, будто в стремлении догнать отпущенное на них время за счет пути, который предстояло пройти.

   Карнаж несколько раз глубоко вдохнул. Сначала один шаг, потом второй... Наконец, удалось совладать с тем бегом, что поселился в ногах и, особенно, в голове.

   Тропинка вывела "ловца удачи" к небольшому домику, прислонившемуся одной стеной к огромному раскидистому дубу. Старое дерево оставалось здесь единственным с таким почтенным возрастом, будто товарищи из лангвальдского леса оставили его приглядывать за молодыми деревцами, обступившими небольшую поляну, на краю которой и располагалось жилище травника. Из печной трубы шел дым, пронзаемый лучами утреннего солнца, заливающего светом зеленую высокую траву на поляне.

   "Ловец удачи" неуверенно направился к порогу. Солнечный свет добрался до тропинки и ласковым теплом согрел плечи. Полукровка невольно размял их, и почти согнулся, так как и немного горбился при ходьбе, и, довольно зажмурившись, подставил спину под греющие солнечные лучи, сверкавшую огненными перьями среди бахромы на лопатках куртки.

   Дверь дома раскрылась и на пороге показалась Скиера. Полуэльфка не сразу заметила нежданного гостя, который так резко отказался пойти с ними, не смотря на все уговоры и даже ругань Филина.

   Она села на крыльцо и нежилась на солнце, закрыв глаза и откинувшись спиной на дверной косяк.

   Карнаж посмотрел на нее из-под сбившейся челки обросших кроваво-красных волос. Он растерянно остановился посреди утреннего покоя и великолепия пробуждающегося леса, словно увидев все это со стороны... и себя черной фигурой, поблескивавшей сталью с перчаток, ботфорт и бандажа. И перья, вшитые в ряд на спине куртки горели совсем ярко, словно огонь убитого для этой цели птенца феникса, как и обещал бродячий торговец, у которого "ловец удачи" их приобрел. Такое пламя больше не жгло, а просто яркостью цвета радовал глаз тех, кто мог принимать за украшение подобные вещи.

   Скиера, открыла глаза и поднялась, легко соскочив с крыльца. Она собиралась пойти на поляну, но, заметив Карнажа, остановилась. Полуэльфка явно не ожидала его увидеть. Сначала даже испугалась - "ловец удачи" показался ей каким-то высушенным: щеки ввалились, скулы выпирали, под глазами чернели тени бессонных ночей, желтые глаза болезненно щурились и слезились от яркого света.

   Вот, он и потер их.

   - Какое яркое солнце, - проворчал полукровка, моргая.

   Окружающее перед его взором все равно продолжало расплываться.

   - Что случилось? Зачем ты пришел? - в ее голосе еще слышалась обида за те резкие слова, которыми он их выпроваживал из гостиницы.

   - Хотел узнать, как вы устроились.

   - Все отлично, - сообщила Скиера, приблизившись, - Узнал?

   - Узнал и рад, - слабая улыбка едва мелькнула на сухих губах.

   Феникс развернулся и быстрым шагом скрылся между деревьев.

   Запоздало протянутая к нему рука полуэльфки повисла в воздухе. Она озадаченно посмотрела ему в след и даже не успела ничего сказать, настолько быстро он исчез среди деревьев, едва тропинка, по которой он шел, свернула за густой кустарник.

   Скиера постояла так немного, пытаясь понять, зачем приходил Карнаж, хотя сам только вчера упрямо остался в городе. Неужели он не понимает, как иногда чудесно пожить в лесу вдали от всех?

   - Что случилось? - послышался у нее за спиной голос Филина.

   Дуэргар вышел на крыльцо и сонно потянулся.

   - Ничего особенного, дедушка, - с улыбкой ответила полуэльфка.

   Он больше не протестовал, чтобы она его так называла. Помощница по части изготовления зелий из нее получалась хорошая, но Филин все равно не понимал настойчивого желания остаться здесь. Ладно ему, кто провел свои бурные годы пускаясь во все тяжкие и, сказать по чести, сытому по горло этим, но ей... Хотя, стоило вспомнить то, что он вычитывал в столь любимых им жизнеописаниях дуэргарских героев из хроник. Там говорилось, что каждому боги наливают из своего кубка, кому через край, а кому и на донышко две капли. Сладость счастья вперемешку с горем. Кто-то пьет такой горько-сладкий напиток, не торопясь, даже смакуя, а кто залпом осушит и едва ли разберет вкуса. Возможно по собственной воле, а, может быть, найдется тот, кто поторопит.

   - Неужели Карнаж заявился? - спросил с улыбкой Филин, понимая, что такого просто не может быть, так как его подопечный слыл изрядным упрямцем, да и дела свои в городе вряд ли закончил так скоро.

   - Ты угадал, - кивнула полуэльфка.

   - И ты его отпустила?! - почти крикнул дуэргар, мгновенно переменившись в лице и торопливо натягивая рубаху и сапоги.

   Скиера растерялась, не зная что ответить. Она, вроде бы, никого не приглашала, но и не гнала прочь.

   Дуэргар заметался по дому. Через открытую дверь было видно, как он схватил сумку и запихивал в нее какие склянки со снадобьями, что успел вчера наготовить, вспоминая свои былые навыки. Наконец, собравшись, он выскочил на порог и окинул взглядом окружающий поляну лес.

   - А что мне было делать? Расцеловать его? - собравшись с духом, спросила полуэльфка, - Он же вчера сам с проклятьями выгнал нас из города.

   - Рановато он что-то... - обеспокоено бросил ей Филин, торопливо проходя мимо, - Его могли ранить или отравить, вот они и пришел сюда. Потому что, кроме нас, никому больше не верит. Значит, и в самом деле было опасно оставаться в Лангвальде.

   - Откуда мне было знать?! - крикнула в спину дуэргару лучница.

   - Иногда лучше не узнавать кого-то слишком близко, - бросил через плечо Филин, - Чтобы после сохранить светлую память о нем. Надо было просто позвать меня, вот и все.


   Карнаж обессилено привалился спиной к дереву, откупорил флягу, и прохладная вода заструилась по его пылающим, опухшим векам.

   Силы медленно покидали. Он знал почему. Столько дней без сна и толковой пищи, к тому же обезболивающее кристаллы, что милосердный Ян "Часовщик" положил ему под пластины на спине, было далеко не без побочных эффектов, вызывая через некоторое время слабость. И это не учитывая того, сколько раз ему приходилось за последние сутки сталкиваться с возмущением магических сил, которые тоже не проходили бесследно для наполовину ран'дьянской крови, что даже, казалось бы, преимущество в чувствительности к магии обращала в недостаток с завидным постоянством.

   "Ловец удачи" опустился на землю, вливая в пересохшее горло остатки воды из фляги. Короткий меч в ножнах, прислоненный рядом к стволу, соскользнул и упал Фениксу на колени. Полукровка нежно погладил ножны, словно котенка. Меч его старого учителя наконец-то оказался в тех руках, в которых должен был быть.

   Кинжал поддел печать на горлышке пузатой глиняной бутыли. Меч с шипением вышел из ножен и вонзился в землю. Проникающее сквозь кроны деревьев солнце играло на клинке с выгравированным речным драконом, что извивался у самой рукояти. Чуть изогнутое лезвие было в двадцать четыре дюйма* длиной, из добротной стали и достаточно широкое. Рукоять имела в длину двенадцать дюймов, переплетенная полоской кожи, с металлической съемной заглушкой на основании. Легкий, прочный меч, казавшийся полукровке, когда он только начинал свои странствия с Киракавой, самой красивой вещью, что ему приходилось видеть на свете.

   Старый мастер редко позволял ученику держать в руках это оружие, но когда позволял, то для полукровки это был целый праздник. Клинок совсем по-другому ощущался в руке. Не то, что вырезанное жалкое его подобие из дерева, которым Карнаж орудовал на тренировках, стирая руки до кровавых мозолей. Односторонняя заточка, косой срез лезвия на кончике - как сильно отличалось это оружие от всего того, что повидал полукровка на Материке. Только потом, несколько лет спустя, Феникс понял, зачем его учитель так долго не позволял браться за этот меч. Для него оружие Киракавы в ту пору было не больше чем просто красивой игрушкой с множеством секретных свойств. Эти клинки "Дикие мечи" позаимствовали у шпионов с острова Палец Демона, только изготавливали их из более прочной стали и немного удлинили лезвие.

   Хлопнула пробка и крепкий островитянский напиток, булькая, полился из горлышка по лезвию, проникая через отверстия в квадратной цубе, пропитывая сухую землю у корней дерева.

   Карнаж заворожено наблюдал, как прозрачная жидкость стекает ручейками по клинку, как в ней зажигаются звездами лучи солнца. "Ловец удачи" провел пальцем по лезвию и тут же отдернул руку. Ему почудилось, будто снова кровь, густая и темная стекала с меча, как тогда... и он снова смазывает ее с лезвия. Почему это воспоминание вернулось? Наверное, для того, чтобы он, Феникс, не забывал об истинном предназначении этого оружия.

   В Трёдэле, городе-порте, полукровка и Киракава ожидали корабль на Материк. В пригородах, где они обретались, проживало немало островитянской знати. Однажды, проходя мимо распахнутых ворот небогатого поместья одного дворянина, Карнаж услышал стук палок и захотел украдкой подсмотреть, что там происходило. Оказалось, один островитянин с поистине солдатской выправкой учил своего сына владеть мечом, используя такие же выточенные из дерева подобия клинков, какими учил своего подопечного Киракава. Но низкорослого мальчишку хвалили, трепали по копне коротких черных волос всякий раз, когда у него получалось, и подбадривали, когда он наносил удары в связанное из сена чучело.

   У него даже было собственное чучело!

   Карнаж никогда не слышал похвалы и упражнялся на стволах деревьев. Вряд ли они могли дать ощущение полноценного удара по живому противнику, но оставляли всякий раз на руках болезненные мозоли. Пальцы дрожали от напряжения потом всю ночь, даже во сне...

   Феникс был рослым подростком, длинные руки и ноги только зрительно прибавляли ему возраста, поэтому ничего удивительного не было в том, что Киракава позволял брать с собой меч, когда отправлял в порт, чтобы справиться насчет корабля на Материк. Суда часто запаздывали, а в Трёдэле без опасения за свою жизнь могли ходить только пилигримы, женщины и малые дети.

   Карнаж смотрел на тренировку, которую заботливый отец проводил для сына в тени, а не на палящем полуденном солнце, под которым, заливаясь потом, полукровка орудовал своим деревянным мечом, без конца повторяя и копируя порой умопомрачительно сложные приемы, что ему показывал учитель. Стоя под нависающей над тропинкой веткой дерева в саду, Феникс, не отрываясь, смотрел за тем, как маленький мальчик смеялся. Он улыбаясь во всю ширь своего рта, напрягая пухлые щеки и утирал едва выступивший пот со лба рукавом одежды из настолько дорогого шелка, что старый учитель и полукровка могли есть досыта целую неделю всего за один лоскут драгоценной ткани.

   Позже к отцу паренька зашел его друг, и они сидели в тени, потягивая сливовое вино. Воин делил трапезу с торговцем. Теперь понятно было, откуда такие ткани и яства. Карнажу хорошо был знаком тот знак, что кисть сортировщика вывела черной краской на глиняной бутыли. Как-то на рынке, через который ходил к докам каждый день, он услышал, сколько мер риса просил торговец только за одну бутылку, и чуть не упал в голодный обморок.

   Феникс не мог даже заплатить водоносу за кружку питья под этим палящим, безжалостным солнцем, от которого шелушилась и сползала с неприкрытых одеждой плеч кожа...

   Карнаж тяжело вздохнул, поднес бутыль ко рту и сделал глоток. Жидкость неприятно обожгла горло. Сморщившись, "ловец удачи" поставил бутыль к согнутой в колене ноге.

   Он посещал это поместье с гостеприимно открытыми воротами каждый раз, когда возвращался из доков и, скрываясь в тени деревьев, наблюдал. Зависть нарастала, но он не пытался с ней бороться. Глаза пытливо ловили и запоминали каждый шаг, финт, замах, стойку, переход, - все, что требовал от него запоминать и повторять Киракава.

   Воин был опытен, и его друг из простых торговцев не переставал восхищаться под ликование сына, что с гордостью смотрел на отца.

   Однажды гость пришел с каким-то свертком, и они снова вместе весело выпивали. Феникс начал отходить к воротам, когда его окликнул садовник, заприметивший чужого во владениях хозяина. В тот же момент торговец развернул сверток, и до острых ушей полукровки долетели громкие пьяные выкрики. Он обернулся. В руках воина блистал новый меч, по сравнению с которым оружие Киракавы меркло и по размерам, и по отделке.

   Садовник подскочил к Карнажу, пытаясь схватить. Полукровка ударил ему в живот рукояткой меча, даже не вынимая того из ножен. Островитянин шумно выпустил воздух из легких, повалившись под ноги Фениксу.

   Гневный взгляд хозяина поместья встретили холодные желтые глаза из-под нестриженных огненно-красных волос. Торговец в шутку предложил воину возродить старую традицию купания нового клинка в крови.

   Карнаж опешил от неожиданности. Вот так вот просто! Под вечер, найти себе такое развлечение, и еще считать за азарт наличие у него оружия. Это противоречило всем древним канонам, которые в такую "шутку" пытался обратить ничтожный торгаш!

   Глотнув еще напитка, "ловец удачи" достал из-за воротника маленькие мешочки. Они, как всегда, висели там на шнурке. Отвязав один, он убрал другой на прежнее место.

   Вояка был изрядно навеселе и принял шутку всерьез. Бросился на него, подняв для удара меч над головой. Карнаж вывернулся, отведя клинок противника. Вывернувшись в сторону от напавшего, он перебросил оружие в левую руку и, припав на одно колено, из-за спины, не глядя, вонзил меч в ребра воина, почувствовав, как лезвие противника просвистел над головой, срезав несколько непослушно торчащих прядей.

   Какой шум тогда поднялся! Торговец побежал в дом, а мальчишка громко кричал, видя, как его отец заваливается на бок, сраженный собственным коронным ударом, которым не так давно похвалялся.

   Феникс растерянно стоял, смазывая пальцами кровь с лезвия. Он впервые убил кого-то. Он заранее знал, каким именно ударом попытается атаковать воин. Когда пробовали новый клинок, желательно было разрубить живого человека надвое, ото лба до чресл, например крестьянина, что подвернется под руку. Таким образом продемонстрировать все возможности нового оружия и особенно то, что новый владелец его действительно достоин.

   Когда торговец вернулся с длинной пикой, то не застал таинственного красноволосого убийцу, а на тропинке в саду, у тела отца, сидел сын с перерубленным надвое деревянным мечом, в изодранной одежде, от которой оторвали целый рукав. Но богато украшенный меч остался в руках убитого воина нетронутым. Ранкены не забирали клинок поверженного противника, как это делали прочие убийцы.

   Какое-то кисло-горькое, непонятное чувство свершенного, непоправимого и тем гнетущего, село тогда за плечи и терзало сомнениями и безысходностью. Но дорога жизни любого, кто шел по ней, была не без камней.

   В итоге Феникс прятал под замок все те лица, что потом доводилось видеть с распахнутыми в последнем изумлении глазами. Скрывал в самые дальние комнаты сознания. Но ключи от тех комнат не выбрасывал. Иначе их могли найти совесть или сожаление. Туда же отправился и Шрам, с его перекошенным лицом и остекленевшими глазами...

   Пустым делом было сожалеть о том, что не исправит до конца даже самый могущественный некромант. Не то время вело отсчет на Материке, чтобы таким, как "ловчие удачи", размышлять о призрачной морали. Каждый жил и выживал, как мог. А все великие свершения и оправданные кругом и всюду герои остались в эпохе Сокрушения Идолов, оставив свое, вот такое своеобразное Наследие, тем, кто продолжал жить дальше.

   Маленький мешочек осторожно раскрыли трясущиеся пальцы в перчатках, и пепел тонкой струйкой просыпался на мокрую от островитянского напитка землю, подле вонзенного в нее клинка.

   - Прощайте, учитель, я буду всегда помнить вас. И если разум изменит мне, вы всегда останетесь в моем сердце, - прошептал на языке острова Палец Демона полукровка, наблюдая, как легкий ветер подхватил струйку пепла и бурый порошок оседал на мокром лезвии.

   С необходимым ритуалом теперь было покончено.

   Феникс с жадностью припал к бутылке и проглотил вместе с изрядной долей выпивки подступивший к горлу ком, подавляя воспоминания.

   Довольно. Надо было отбросить и идти дальше, как учил его Киракава. "Ловец удачи" и так столько лет не давал заезжим в Швигебург сильванийским лекарям по настоянию глав гильдии воров свести шрам от шабера со скулы, чтобы не забывать. Тем более Карнажу не улыбалась перспектива наряжаться, словно придворный франт, и расточать фальшивые улыбки на приемах как это делал Кеарх. Но теперь, когда месть свершилась, "ловец удачи" собирался воспользоваться одним средством и избавиться от следов прошлого, в том числе помочь в этом и Скиере. Полукровка досыта насмотрелся, как она всю дорогу до Лангвальда прятала стигму за волосами, стыдясь в этом даже их с Филином.

   Едва Карнаж снова поднес бутыль ко рту, как за его спиной раздалось предупредительное покашливание.

   Филин покачал головой и приблизился к сидевшему на земле полукровке.

   - Что с тобой? - спросил дуэргар, присаживаясь возле "ловца удачи" на корточки.

   - Хочу напиться, - ответил Феникс и, сделав еще пару глотков, сморщился.

   - Дай-ка сюда, - усмехнулся Филин.

   Взяв бутыль и, едва пригубив, гном тут же выплюнул обратно, грубо выругавшись и утирая губы.

   - Пошли! - резко заявил он, выкинув полупустой сосуд.

   - Куда?

   - Домой.

   Дуэргар помог Карнажу встать и поддерживал некоторое время, пока они не вышли снова на тропинку. Там силы окончательно покинули Феникса, и Филин, взвалив его на свои могучие плечи, дотащил до крыльца.

   - Милостивый Сильван! Что приключилось с нашим "ловцом удачи"?! - деланно изумилась Скиера, уловив запах островитянской выпивки.

   Тот мог соперничать по стойкости и с весьма дорогими форпатскими духами, правда, изрядно уступая последним в изысканности аромата.

   - Доловился, - дуэргар серьезно посмотрел на полуэльфку, - Принеси лучше воды, да похолоднее.

   Филин снял с Карнажа куртку, усадил на крыльцо и окатил того принесенной Скиерой ледяной колодезной водой из ковша. Холодные капли стекали по бледному лицу полукровки, мокрые кроваво-красные волосы прилипли ко лбу, но глаза остались закрытыми.

   - Что с ним?! - не выдержала полуэльфка, почти крикнув свой вопрос на ухо дуэргару.

   - Отнесем его в дом, - коротко предложил Филин и, когда она взялась помогать, тихо добавил, - Вместо того приема, который ты ему оказала, могла бы быть полюбезнее. Ведь он почти не спал все то время, что мы ехали в Лангвальд, а стерег наши глотки от сильванийского стилета.

   Скиера помогла дотащить Феникса до скамьи у открытого окна, где просидела возле него до сумерек, пока Филин колдовал без устали возле своего рабочего стола, заставленного различными приспособлениями для аптекарского дела. Их он прикупил вместе с домом у одного выжившего из ума старика. Тому, как нельзя кстати, на старости лет приспичило податься в паломники, и дуэргар просто не мог упустить такой случай. Правда, на покупку ушил все его сбережения.

   Ближе к вечеру, когда Карнаж пришел в сознание, Скиера протянула ему кружку с отваром, приготовленным дуэргаром, но "ловец удачи" был еще слишком слаб, и девушке пришлось помочь. Придерживая его голову, она постепенно, небольшими глотками, дала выпить содержимое. Фениксу временами становилось тошно от ее виноватого взгляда и, как только он смог, тут же отвернулся к окну. Полуэльфка молча встала со стула и вышла на улицу.

   Скиера сидела на крыльце и смотрела на затянувшееся тучами небо, слушала редкое пение птиц и задумчиво поправляла волосы. Немного погодя дверь позади нее открылась и рядом сел дуэргар. Отерев тыльной стороной ладони пот со лба, он набил свою трубку и задымил, пуская ароматные колечки в недвижимый перед будущей грозой воздух.

   - С ним все будет в порядке, - подмигнул он полуэльфке, - Это раньше его приходилось выхаживать несколько дней, а теперь взрослый организм восстанавливается гораздо быстрее. Снимаю шляпу перед наставником бедолаги, тот не только многому научил, но и укрепил тело.

   - Неужели все ран'дьянцы такие слабые? - изумилась Скиера, - Тогда почему столько веков они слывут непобедимыми?

   - Наверное, оттого, что живут только на своих землях. У них нет колоний, - дуэргар принял свой обычный значительный вид, явно собираясь в очередной раз поделиться знаниями, и, как всегда, не особо интересуясь, хочет того собеседник или нет, - Ларонийцы непобедимы, потому что вокруг императорского трона собрался мощный кулак из военной олигархии. А Ран'Дьян - потому что им ничего не нужно от этого мира, и миру тоже ничего не нужно от них. Ведь среди покрытых извечным туманом лесов, где растут деревья, питаемые Соками Земли из подземных озер, обычный человек просто погибнет через пару дней от испарений и спор некоторых растений. Видимо, для этого их рассадили на всякий случай у приграничья.

   - Говорят, те земли прокляты... - начала было полуэльфка, но, увидев улыбку на лице гнома, запнулась.

   - Конечно. Ты будешь так думать, ведь ты - дитя лесов Роккар. Почему сразу прокляты? Может все гораздо проще - отравлены?

   - Но кем?

   - Этого не знают даже сами "феи". Да уж, мне иногда кажется, что люди готовы все назвать феями, если оно имеет пару рук, пару ног и крылья, не похожие на крылья птиц.

   - Настоящие "феи" обитали только в наших лесах! - гордо вскинула голову Скиера, - Они помогали нам и не поглощали жизненных сил, как ран'дьянцы.

   - Конечно! - рассмеялся Филин, - Ваши хоть и были всего в пару футов ростом, но хитро путали тропы, заводили в глубокие дебри истанийских лесорубов и там спокойно давали тем умереть с голоду, окружив стеной из могучих деревьев. Топоров не хватит прорубиться.

   - Халфлинги сами виноваты! Мы их не звали. Они явились без приглашения. А с незваными гостями разговор у нас был коротким.

   - Вам помогли от них избавится ларонийцы, затеявшие кровопролитную войну с Истанией. Но ведь потом они и вас уничтожили, не так ли?

   - Лучше погибнуть от руки врага полного ярости и ненависти, чем от руки скупого торгаша, который все готов обратить в деньги, пусть даже это будет краса и гордость всей природы Материка! - вспылила Скиера, - Истанийцы имели виды на наши леса и небольшими группами делали вылазки за редкой древесиной. Они даже не предлагали торговли, так как считали накладным организацию посольств и прочих церемоний. О, Сильван, эта огромная и богатая страна мелочно приворовывала у тех, чьим единственным богатством был, по сути, только лес!

   - Просто этим низкорослым скупердяям щелкнули по носу гномы, которым не нравилось засилье истанийских банкиров. Вот они и снабдили Ларон оружием, - дуэргар протянул полуэльфке трубку.

   - Зачем? - удивилась лучница, глядя на Филина.

   - Этот сорт называется "Роккар", разве ты не узнала этот аромат?

   Скиера набрала в рот немного горького дыма и медленно выпустила через нос. Знакомый запах раскрыл, словно цветастый веер воспоминаний, промелькнувших перед глазами. Она закашлялась и вернула трубку дуэргару, утирая выступившие слезы.

   - Забористый табачок!

   - Да уж, как из костра дыму глотнуть! - скривилась полуэльфка.

   Где-то вдали загремел гром. Сверкнула молния.

   - Пожалуй, надо затопить печь, - сказал сам себе дуэргар и вернулся в дом.

   Скиера еще долго сидела на крыльце, окруженная таким знакомым запахом. Фивландцы знали толк в табачном деле. На мгновение воспоминания стали настолько живы, что она, не в силах больше вынести этого, закрыла глаза. Веселое потрескивание костра, радостные лица, взгляд ее возлюбленного, - все это мгновенно поглотила тьма сомкнутых век. Под отзвуки утихающих флейт и лютней в наступившем мраке она ощутила, как две горькие слезы сбежали по щекам. Лангвальд действительно оправдал для нее, для полукровки, свое феларское название. На первый взгляд оно не доносило всего смысла. Два разрозненных слова слившихся в одно, но путь к лесу оказался и правда долог и тернист. Теперь она не знала, считать ли за счастье достижение этого уголка на Материке, где, подобные ей, могли дожить свой век спокойно...

   Едва открыв со скрипом несмазанных петель дверь, Скиера столкнулась нос к носу с дуэргаром. Тот держал в руке масленку.

   - Тихо, - прошептал Филин, - Он уснул. Я уж, было, подумал, что бедняга промается всю ночь, как в прошлый раз. Но теперь все в порядке.

   Скиера прошла к камину и уселась возле него, согревая мерзнущие руки. Дуэргар, тем временем, торопливо смазал дверь и закрыл ее.

   По крыше забарабанил дождь, и ветер сердито завыл в дымоходе.

   - Ты голодна?

   - Нет, я просто хочу спать, - ответила, зевая, Скиера.

   - Ну, тогда располагайся. Одной кровати на вас, вроде, должно хватить. Я пока здесь, у камина устроюсь, а завтра с плотником и со столяром потолкую.

   Полуэльфка отдернула полог, прошла вглубь небольшой комнаты, куда дуэргар перетащил со скамьи Феникса. Она остановилась возле кровати, в которой посапывал Карнаж. Опять немного постояла, любуясь его спокойным и безмятежным выражением лица, ведь успела преисполниться уверенности, что, когда его обладатель бодрствует, ей не доведется такого видеть. Разделась и легла рядом, прижавшись к этому красноволосому неугомонному существу. Ведь завтра, едва ему полегчает, он опять встанет, ни свет, ни заря, торопливо соберется и махнет рукой с порога. И гадай, вернется он к ужину или нет, и вернется ли вообще? Последним вопросом в отношении "ловцов удачи" приходилось задаваться всем их подругам без исключения, отчего первые вели довольно одинокий образ жизни. Без сомнения, наполненной мимолетными увлечениями, к которым приучает всегда свободная дорога за окном, но так крепко, что после на одном месте оставаться мочи не было, даже если идти оказывалось совсем некуда...


   Разразившаяся гроза бушевала за окнами гостиницы. Но Мэтру Николаусу до стихии не было никакого дела. Он занимался своими обычными обязанностями, то и дело подгоняя поварят и справляясь, время от времени, у жены о готовности пищи. Нынче ночью его заведение пользовалось особой популярностью. Погода на дворе стояла скверная. Поэтому даже местные жители пришли, чтобы поговорить о том, о сем и выпить пару стаканчиков подогретого вина с пряностями.

   Лан и Катрин развлекали собравшихся. Им редко выдавалась возможность сыграть для такого количества публики, которая, ко всему прочему была, при деньгах. И, надо сказать, в последний вечер перед появлением долгожданной Странствующей Башни народу собралось очень много, и все столы были заняты. Возле скамей громоздились кирасы, шлемы и мечи с топорами, а их владельцы кутили с товарищами по оружию, вещая байки столетней давности о походах и турнирах, которые то и дело взрывали собравшиеся компании хохотом и клацаньем кружек. Время словно остановилось для них там, задолго до войны, когда еще было о чем говорить и за что сражаться.

   Рыцарь из "Ордена Надзора" угрюмо сидел в углу, потягивая свое пиво в полном одиночестве. Ему, по всей видимости, не нужны были собутыльники. На счастье хозяина он занял самый маленький стол из всех, что оказались в общей зале, и никто не нарушал его одиночества этой ночью. Так бы и продолжалось, если бы один из постояльцев, который вернулся в гостиницу после того, как мэтр вежливо попросил его убраться, и не заплатил за последнюю свободную комнату.

   Николаус очень не хотел снова связываться с ларонийским колдуном, но тот просто очаровал его жену, и она упросила пустить белого эльфа переночевать, ведь на улице разыгралась такая непогода. Поэтому Зойт, спустившись по лестнице в общую залу и не найдя себе свободного места среди скамей забитых наемниками, охотниками на все на свете и гордо задравшими свои клиновидные бородки молодыми друидами, ни капли не смутившись, уселся напротив одиноко пьющего свое пиво рыцаря.

   - Доброй вам ночи и выпивки! - пожелал Даэран, состроив самую доброжелательную мину.

   Каратель буркнул что-то неразборчивое, очевидно, посылая нежданного гостя ко всем чертям, но белый эльф уже заказал себе стакан подогретого вина и утку с яблоками. Когда заказ был подан на стол, он с аппетитом принялся уплетать великолепно приготовленную дичь, поминутно нахваливая кулинарные способности жены хозяина, отчего она таяла как свеча с недостаточно укороченным фитилем.

   - Сударь, я смотрю у вас, как у всякого убежденного нахала, великолепный аппетит в моем обществе, судя по треску за вашими острыми ушами? - наконец нарушил застольное молчание рыцарь.

   - Вы правы. Я чертовски голоден, а ваше общество было бы мне еще приятнее, если бы вы не сидели с такой гнусной рожей. Что случилось? Вам жаль того, что завтра мастер Хронос, наконец, избавит вас от необходимости надзора за всяким сбродом?

   - Полегче, сударь! Имейте хоть каплю сострадания. В этот день, много лет назад, я потерял жену и сына.

   - Черт возьми, я не знал этого и прошу простить, если чем-то задел вас. Однако, рискну предположить, что после того несчастья и началась ваша история как карателя, не так ли?

   - Да, - рыцарь допил содержимое кружки и, чтобы она не отправилась туда же, куда улетела этим утром ее сестра, хозяин лично поспешил наполнить.

   - Что же приключилось много лет назад? - спросил Даэран, откинувшись на спинку стула со стаканом подогретого вина в руке и вытирая губы платком.

   - Они погибли, когда один маг-недоучка призвал какую-то тварь и не смог с ней управиться. Мало того, что этот безмозглый молокосос сам был съеден со всеми потрохами, так этот монстр еще и напал на деревню. Увы, солдаты подоспели слишком поздно. Я был среди них. Все, что нам оставалось - это помогать рыть могилы. Монстр исчез к тому времени, но успел натворить немало дел.

   - Кого винить, скажите мне? Того, кто неумело использовал знания или того, кто вручил ему эти знания? Неужели вы думаете, что в прежние времена такого не случилось бы, когда Разделенная Магия была в руках архимагистров? Тогда даже ордена, подобного вашему, не было и в помине. Ему просто не позволяли существовать, - Зойт выдал все это с сочувственным выражением лица, которое было большой редкостью на ларонийских физиономиях.

   - Раньше я тоже думал, как, впрочем, и многие, что Ta'Erna - это свобода от гнета аристократии волшебников, но время, как видите, покарало меня за мои убеждения.

   - Отлично! И в результате вы прониклись еще более ничтожными убеждениями, что оступившихся надо убивать без суда и следствия.

   - Заметьте, только магов! - возразил рыцарь.

   - Еще бы, зачем вам тогда доспехи с печатью охранного круга от колдовства? Металл так и сияет этим, стоит опытному чародею присмотреться получше, - усмехнулся Зойт, - Но вот вопрос, а магов ли вы убивали? Или все больше таких же несмышленышей, один из которых отправил на тот свет вашего сына и жену?

   - Что?! - вскричал каратель.

   - Полноте, сударь. Я наизусть помню список тех убийц магов, от которых стоит держаться подальше всякому чародею, что недешево ценит свою жизнь. Вас в нем, видимо, нет, если вы здесь и не боитесь за свою шкуру в преддверии появления мастера Хроноса. Ведь он не упускает случая при своем визите испепелить какого-нибудь знатного убийцу коллег, что сыщется в округе. Собственно, многоуважаемый владелец Странствующей Башни сам и выпустил в свет тот знаменитый список, с каждым годом сокращая его сверху вниз, попутно продолжая от последней строки новыми именами. На его счету более полутысячи борцов против Единой Магии. Вот он - грозный противник, воплощение, можно сказать, бессмертия волшебства в наше время. Что скажете?

   - Он помогает людям. От него нет никакого вреда.

   - Великолепно изложено и старательно записано в книгах учения вашего ордена, не так ли?

   - На что вы намекаете?

   - Я хочу сказать, что развалить башку недоучке гораздо проще. Но, с другой стороны, он способен творить куда меньшее зло, чем опытный чародей. Поэтому в вашем ордене мелочным целям придают большой статус, а крупным целям - недосягаемый статус. Удобная политика выживания, а не борьбы, во имя которой изначально и были призваны такие как вы.

   - Я убивал и опытных чародеев в честном бою, - сверкнул глазами каратель.

   - Я вам не верю, - отрезал ларониец, допивая поостывшее вино, - Вы ослеплены банальной жаждой мести и каждый раз добавляете значимости, чтобы не потерять ту нить, которая изначально привела вас к такому печальному финалу, не понимая, что вы давно ее потеряли. Опытный маг давно бы положил конец вашим безысходным мытарствам в поиске истины, ростки которой вы срубаете своим мечом всякий раз, когда они поднимаются перед вашими глазами.

   Рыцарь вскочил, яростно сжав кулаки. Взгляд Зойта облил его презрением. Белый эльф тоже встал и направился к лестнице.

   - Тогда... Я вызываю вас!!! - крикнул на весь зал каратель.

   Воцарилась неловкая тишина. Все смотрели в их сторону с любопытством и плохо скрываемым азартом. Даэран остановился, взявшись за перила и, не поворачиваясь, ответил:

   - Что ж, готовьтесь. Завтра вы умрете.

   - Посмотрим, сударь!

   Рыцарь готов был поклясться, что слышал, как Зойт, обернувшись, отчетливо произнес: "Сказал слепец..." Но губы колдуна не шевельнулись, а в общей зале снова полились разговоры, будто последнее слово осталось за карателем, а не за эльфом.


   Карнаж проснулся рано утром. Он чувствовал себя просто прекрасно. Было такое ощущение, что кто-то влил в него сил, и теперь все тело ныло от бездействия. Протерев заспанные глаза, он обнаружил возле себя Скиеру и все понял.

   - Ясно, - сказал сам себе "ловец удачи", нахмурившись.

   Он склонился над спящей полуэльфкой, провел рукой по ее длинным волосам и поцеловал в губы. Лучница испустила тихий стон. Феникс поднялся и заботливо укутал ее в одеяло.

   Она будет еще долго спать, восстанавливая силы. Карнаж никогда бы не согласился на подобное, но, когда он был без сознания, природа брала свое и, не слушаясь голоса разума, забирала из первого попавшегося объекта нужные силы для восстановления. Если бы на его месте оказался настолько же изможденный чистокровный ран'дьянец, Скиере вообще не суждено было бы проснуться.

   Одеваясь, полукровка даже не задавался вопросом, зачем она это сделала, как стал бы сокрушаться несмышленый романтик. Ведь знала... Что ж, каждый получал своё в итоге. Так было и будет всегда и для него, и для любого другого "ловца удачи".

   Но... что-то было в этой жертвенности полуэльфки, что не восхищало, а, почему-то, успокаивало Феникса. Значит, он еще был кому-то нужен.

   Он вышел из комнаты, потуже затягивая шнур ножен на груди, снова поместив меч за спиной так, чтобы его рукоять смотрела вниз под правую руку. Одернув ворот короткой куртки, он пожелал сидящему за столом Филину приятного аппетита. Тот пробубнил что-то в ответ с набитым ртом, дополнив свою речь громким пусканием ветра.

   - Силён, - похвалил Карнаж, сморщившись, - Есть что-нибудь пожевать?

   - Вареных бобов хошь? - предложил дуэргар, пододвигая красноволосому полную миску своей стряпни.

   - О, нет! - воскликнул Феникс.

   - Ну и все! - обиженно проворчал Филин, - Настоящая мужская пища - перченые бобы. Еще мой дед говорил: "Внучек, жри это дерьмо и ни один враг не устоит перед тобой!"

   - Конечно, если ты при нем так бзднешь, то сразу наповал!

   - Ну и что?! В бою не до деликатности знаешь ли... Эй, ворюга, оставь в покое мою вяленую рыбу... эй!!!

   - Спасибо за угощение! - не оборачиваясь, махнул рукой полукровка.

   Брошенное вслед "ловцу удачи" смачное фивландское ругательство встретилось с захлопнувшейся дверью.

   Снаружи начиналось еще одно лангвальдское утро. Вокруг было достаточно светло, хоть солнце и скрывалось где-то за светло-серой дымкой облаков. В мокром после ночной грозы лесу слышалось редкое поскрипывание стволов деревьев, которые раскачивал гулявший над верхушками ветер. Феникс поежился, подтянул ремни, перехватывавшие кисти на перчатках, и уверенно зашагал по тропинке. Было как-то неуютно и зябко. Пока он шел через лес, его не раз окатило с мокрой листвы деревьев. Словно ветер нашел, наконец, того, над кем можно подшутить в этот ранний час.

   Когда полукровка выбрался к пригородам Лангвальда, то встретил ожидаемую картину безмолвия средь редких домов с закрытыми ставнями. Из печных труб шел дым. Карнаж остановился, оглядываясь и попутно терзая зубами вяленую рыбу, которую утащил из жилища Филина. Печной дым еле шел. Видимо, хозяева только разжигали камины, чтобы согреть свои остывшие за ночь жилища.

   Действительно, утро выдалось промозглым и ветреным. Дыхание полукровки превращалось в пар на холодном воздухе. Отбросив в сторону хвост и плавники - все, что осталось от прихваченной в дорогу пищи, Карнаж вытащил засевшую между зубов кость и поспешил к гостинице, услышав скрип отворяющейся двери где-то позади. Ему не хотелось, чтобы его видели сегодня утром раньше, чем это было нужно.

   "Ловец удачи" собирался разыграть неплохой спектакль, однако не знал, что параллельно с ним на сегодняшнее утро еще вчера было назначено представление, которое избавляло от необходимости собственной постановки. Феникс подходил к заведению мэтра Николауса, попутно раздумывая, откуда здесь взялась вяленая рыба, ведь в Покинутом Море давно не водилось никакой живности, когда заприметил пару гномов. Те что-то жарко обсуждали, стоя у распахнутых дверей гостиницы.

   Карнаж немало удивился, когда, пройдя мимо них внутрь, обнаружил пустые столы. Хоть час и был ранним, но все же в общей зале обычно хоть кто-то да завтракал. Полукровка мало верил в общее сонливое единодушие постояльцев, поэтому поспешил наружу, окончательно сбитый с толку.

   - Доброго вам утра, сударь, - пожелал один из гномов, у которого за поясом "ловец удачи" заприметил великолепный фивландский шестопер*.

   - И вам, господа. Скажите мне, а какая нелегкая заставила в такую рань постояльцев покинуть гостиницу? Им чем-то не угодил мэтр Николаус?

   - Нет, - усмехнулся один из гномов, - Дело в том, что, вчерась, поссорились двое парней, и один другого вызвал на бой. Вот все и пошли поглазеть.

   - Можно подумать, что в окрестностях происходит мало дуэлей, - изумился Феникс.

   - Нет, почему же, этот край славится многочисленными бретерами, но не каждый день доведется увидеть битву рыцаря и мага!

   Для гнома это было, видимо, действительно стоящим зрелищем, судя по значительному виду, с которым он это говорил, с трудом преодолевая собственное косноязычие.

   - Интересно, и где происходит сие действо? - спросил "ловец удачи", прекрасно понимая, кто могли быть те двое спорщиков, решающих свои разногласия подобным способом.

   - Пойдемте с нами! - предложил совсем лысый гном, тот, чей шестопер так радовал глаз Карнажу, - Предлагаю вам сделать ставку. Десять к одному против мага. Дело верное!

   Втроем они направились в сторону дороги, ведущей на восток, по которой прошлым утром Фениксу так хотелось покинуть Лангвальд. Попутно Карнаж отсыпал гному горсть предусмотрительно разменянного в Швигебурге серебра и получил свой клочок грубой бумаги. На нем писарь, которым оказался один из его спутников, низкорослый и коренастый швигебургец, написал имя и ставку.

   Выбор полукровки был очевиден для него самого, но не для гномов, которые потешались над уверенностью в победе ларонийского колдуна. Признаться, Карнаж не спешил их разубеждать, ведь при таком соотношении ставок он мог неплохо поживиться.

   Дуэль должна была произойти на большом невспаханном в этом году поле, которое, к разочарованию Феникса, находилось не так близко к Лангвальду, как того хотелось бы. Противники расположились по разные его края. Вокруг рыцаря из "Ордена Надзора" толпилось море зевак, с интересом наблюдавших за тем, как несколько наемников помогали воину влезть в могучие доспехи. В полном комплекте они превращали владельца в груду непроницаемого металла. Разумеется, первым гномы посетили карателя, так как он представлял из себя яркое зрелище, пусть немного и устаревшее в современном военном деле Материка, но от этого не менее красочное. Феникс с интересом глядел на эту железную статую, что словно сошла со страниц древних легенд о воителях и раздутых менестрелями подвигах.

   - Что смотрите? - грубо спросил простуженный голос из-под забрала.

   - Восхищен вашими доспехами! - ответил "ловец удачи" без капли истинного восхищения, - Вы собираетесь идти на колдуна прямо отсюда или, для начала, приблизитесь на разумную дистанцию?

   - Что значит "на разумную дистанцию"?

   - Ну, хотя бы на расстояние полета стрелы.

   - У меня нет лука. Оставьте это подлое оружие для трусливых сильванийских солдат, если их так можно называть. Ничто и никогда не заменит меча.

   - Ваша правда, - усмехнулся полукровка, - В таких доспехах вам вряд ли удастся воспользоваться луком. Стало быть, вы поедете верхом?

   - Черт возьми, сударь, прекратите строить свои догадки, если не знаете кодекса истинного карателя магов! - с этими словами воин отвернулся к одному из наемников, что проверял, ладно ли сидит левый наплечник.

   Перекинувшись парой фраз с наемниками и справившись о готовности поединщика, гномы двинулись по полю в направлении "лагеря" ларонийского мага. Карнаж поспешил к ним присоединиться. Попутно он выслушал множество восхищенных криков "о настоящих воинах, не то что в нынешнее время", которые только укрепили его уверенность в правильности своей ставки. Он даже начал подсчитывать примерный размер той суммы, что скоро осчастливит его ненасытный кошелек.

   Вокруг невозмутимо потягивающего вино из изящного фужера Зойта Даэрана собралось куда меньше народу. В основном это были молодые друиды из какого-нибудь Круга в Фивланде, где их брат несколько веков тщетно пытался восстановить былое великолепие природы. Молодые последователи древних учений явно намеревались получить неплохой куш в качестве пожертвований их общине, поэтому появление еще одного претендента на выигрыш не прибавило энтузиазма.

   - О, Карнаж, и вы здесь!? - обрадовался ларониец и протянул полукровке свой фужер с вином.

   - Разумеется, я явился, как только услышал о вашем поединке, - ответил Феникс, принимая угощение под завистливыми взглядами окружающих.

   По старинному обычаю белых эльфов, они пили не за свою победу, а за поражение противника, ставя, тем самым, во главу угла цель, а не собственное тщеславие. Карнаж последовал этому обычаю, "поддержав" устремления Зойта, и осушил фужер, вернув магу. Тот принял его с одобрительным кивком. В конечном итоге Феникс оказывался среди всех присутствующих единственным, кто немного знал традиции Ларона.

   - Не теряйте времени, - тихо произнес колдун, сбрасывая свой великолепный плащ.

   Гномы засуетились, полагая, что фраза была адресована только им. На самом деле ее подлинный красноволосый адресат поспешил смешаться с остальными зрителями.

   Противники были готовы, и вышли на поле. Покуда оглашались титулы и фамилии, а также причины поединка, писарь и сборщик ставок под охраной своих соплеменников переместились подальше от места действия, где старательно пересчитали полученные деньги.

   - Отлично! - сказал один, - Если нам повезет, то к мастеру Хроносу мы явимся гораздо богаче, чем были до прибытия сюда. Клянусь бородой Основателя, этот поединок озолотит нас. Как думаешь?

   - Не знаю, много ставок на карателя. А если он выиграет? Тогда плакали наши денежки!

   - Не так громко! - приложил палец к губам сборщик ставок, оглядываясь на шестерых гномов с увесистыми топорами, которые стояли чуть в отдалении и охраняли то ли от охотников до общественного золота и серебра, то ли золото и серебро от самих счетоводов.

   - Делить выигрыш придется только с кучкой этих молодых друидов, но они и поставили не очень много. У адептов Круга, сам знаешь, в карманах больше не деньги, а листья, - заговорщицким тоном продолжил гном, - Но этот полукровка поставил довольно много. Черт бы его побрал! Кстати, где он!?

   Оба тут же завертели головами, стараясь найти того, о ком они говорили, по приметной кроваво-красной шевелюре. Однако объекта поисков нигде не было видно. Писарь посмотрел на приятеля и, почесав в затылке, удивленно добавил:

   - И где твой шикарный шестопер?!


   Карнажу пришлось истратить немало времени, чтобы покинуть ряды увлеченных будущим поединком зрителей, потому как, чем ближе становилось событие, тем менее проходимы становились ряды собравшихся.

   Вернувшись, наконец, в Лангвальд, он попался на глаза мэтру Николаусу, но это уже не имело значения. Пожелав хозяину гостиницы доброго утра, Феникс двинулся по дороге к лесу на берегу моря.

   "Ловец удачи" как никто другой чувствовал приближение того, чего ждали все те, кто явился в этот город на краю обитаемого мира.

   Небо над гладью Покинутого Моря приобретало свинцово-серый оттенок, словно перетекающий из чернеющих вдали, на линии горизонта, туч, которые, однажды возникнув там много веков назад, уже никогда не рассеивались.

   Когда-то давно Карнажу приходилось слышать множество предположений об этом явлении на диспутах магов в Высоких Шпилях Швигебурга. Тогда посещение подобного рода собраний было свободным для всех желающих приобщиться к тайнам мироздания. И Феникс с интересом "приобщался", выслушивая нескончаемые речи о Пустоте, что затаилась на грани мира темной громадой и, якобы, вот-вот должна двинуться в сторону Материка. Постепенно в речи какого-нибудь оратора явственно различалась паника, так как бедняга сам глубоко проникался собственными словами, и, в определенный момент, хватаясь за голову, затихал и садился на свое место с заключительной фразой: "Мы обречены".

   Потомок Xenos также слышал множество упреков в адрес своего беловолосого родителя, который избавил мир от непосредственной власти над Восьмью Стихиями, в результате чего магия ослабла, став Единой. Точнее, возможностей в магическом плане появилось больше, но, для того, чтобы творить нечто равное по силе тем, кто обладал раньше Кристаллами Стихий, приходилось совершенствовать и развивать собственный потенциал. А он, разумеется, был безграничен по идее, но очерчивался навыками и достижениями за все то время, что прошло с восхода Ta'Erna. Слышалось множество утверждений на разный лад о том, как легко могли былые магистры Орденов Стихий совместными усилиями остановить Пустоту, если той вдруг вздумалось бы двинуться на Материк. Однако, нашлись и те, кто могли опровергнуть утверждение, вспомнив тот факт, что Аир А'Ксеарн и его славная шайка именуемая "Xenos и его последователи" не без труда, но смогли одолеть всех магистров. Конечно, не сразу, а по очереди. Но то были простые смертные, а Пустота, по утверждениям чародеев, которых, кстати, не опровергал уважаемый мастер Хронос, могла являться темпоральной аномалией, что было куда серьезнее горстки удачливых храбрецов.

   Тропа вела меж редких чахлых деревьев наверх к утесу. Карнаж прибавил шаг. Все быстрее и быстрее, пока не осознал что бежит, словно на ежедневных тренировках Киракавы, где учитель клал ему на грудь соломенную шляпу и велел бежать так быстро, чтобы потоки встречного воздуха не давали головному убору свалиться на землю.

   Топот его ног, еле различимый, благодаря науке старика, сейчас отдавался растянутым неестественным эхом в ушах. Воздух стал тугим и густым как вода. Феникс с усилием рассекал его, чувствуя нарастающую боль в мышцах.

   Голова гудела. Один за другим исчезали, словно растворяясь эхом, окружающие звуки. Над головой нависало тяжелой, прижавшейся своей громадой почти к самой земле, свинцово-серое небо. Деревья вокруг страдальчески изогнулись, обшаривая ветвями воздух и, поминутно, сцепляясь друг с другом. Феникс старался не смотреть по сторонам, а устремлять свой взор только вперед.

   Наконец, он вырвался из наступившего затишья, резко спадшего, словно пелена, едва он успел остановиться на краю утеса.

   Внизу пенилось и бурлило Покинутое Море. Ветер постоянно менял направления: то налетая со спины, то ударяя в лицо и не давая вдохнуть. Высокая трава волновалась у обитых мысков сильванийских ботфорт. Карнаж стоял один посреди всего этого хаоса и лицезрел, как, медленно и неторопливо, из-за высоких далей темнеющей у горизонта тучи появилась черная точка. Она плыла в воздухе, быстро приближаясь, оставляя за собой шлейф неясной субстанции, которую, видимо и составляла, так называемая, Пустота. Темное вещество полосой спускалось на бурлящие внизу воды, и отходило по ним обратно к линии горизонта.

   Феникс впервые встречал Странствующую Башню здесь, в Лангвальде. Раньше он приезжал слишком поздно, но теперь обстоятельства заставили быть первым из первых и он не жалел об этом. Подобное зрелище стоило того.

   Огромная конструкция башни начала вырываться из окутывавшего ее "кокона", прорезая сиянием лунного камня* густую оболочки и вспарывая водную гладь, словно ножом, отчего в тех местах клубился густой пар.

   Мимо острых ушей Карнажа медленно плыли звуки, то приближаясь, то отдаляясь и, под конец, изламываясь до неузнаваемости. Послышался резкий треск, и "кокон" лопнул, рухнув остатками неясного черного облака в воду.

   Два огромных кольца замедлили свое хаотичное вращение, открывая сферу, в которой помещался невероятных размеров обелиск, перевернутый каменным острием вниз, будто готовый пронзить морское зеркало. Теперь вода ясно отражала его своей тихой гладью, хотя еще недавно бурлила.

   На основании перевернутого обелиска вырастала сама башня, что представляла собой оплавленный излишек лунного камня с прорезанными в нем окнами и дополненная, где это было необходимо, металлическими опорами, мраморными колоннами и опоясанная толстой изгородью из крупного камня.

   Два кольца остановили свое вращение и медленно спустились к острию обелиска, почти коснувшись водной поверхности. Они разомкнулись и, извиваясь как две змеи, устремились в разные стороны. Одна пружиной ушла в море, другая изогнулась и врезалась в край утеса, разметав остатки старого маяка, что доживал свой век неподалеку от того места, где стоял "ловец удачи".

   Свинцово-серые тучи отступили обратно в море. Вернулся ветер и прочие звуки, подступая к Карнажу откуда-то со спины. Вокруг стало светлее, и башня, следуя за всем прочим, чему возвращался привычный вид, менялась прямо на глазах. Обелиск превратился в воздушный остров, похожий со стороны на огромный вырванный ком земли с травой и цветами.

   Феникс с изумлением наблюдал, как неказистая и хаотичная конструкция башни преображалась во вполне привычные и обыденные формы классических феларских "подзорных труб" с балконами и колоннадой у основания, среди небольшого сада.

   Полукровка с изумлением отметил, что это не иллюзия, поскольку, если бы это было так, то он давно бы упал замертво от всплеска магических сил такого масштаба. Все менялось само собой, становясь, насколько это было возможно, так же естественно, как и окружающее.

   Всякий раз башня была разной и никогда полностью не повторялась. Единственным, что в ней было неизменно, это заключенный в ней владелец. Однако, нравы Хроноса, словно в противовес образу его существования, слыли своим непостоянством. Так, например, Фениксу, незадолго до путешествия в Подводные Пещеры, удалось узнать от одного из "искателей истины", которые из года в год бродили по свету следом за Странствующей Башней, что мастер сменил стражей обиталища.

   "Это не какие-то там оживающие статуи или големы, а сущие крылатые демоны, что спят в камне! Гар-гаульи!!!" - вещал, делая страшные глаза, пьяный в стельку "искатель". Собственно, полукровка с этой целью и напоил беднягу в одном из трактиров Зюдрадзеля, прежде чем отправится с визитом к демонессе-чернокнижнице. "Ловцу удачи", как тому, кто не даром ест свой хлеб, необходимо было выведать, какие сюрпризы может повстречать тот, кто захочет оказаться первым из всех. Все дело действительно стоило тех поощрений, что оказывал Хронос подобным храбрецам, которые не дожидались, пока в башню можно будет попасть по навесному мосту, а действовали, измышляя иные способы. Конечно же, многие гибли, но слухи о тех, кому посчастливилось добраться, ходили самые невероятные.

   Один из счастливчиков, например, получил книгу, в которой была описана вся его жизнь от рождения до самой смерти и смог, благодаря этому, прожить полтораста лет, являясь простым человеком, но ловко обходя всяческие болезни и невзгоды. Тем не менее, злые языки утверждали о двоякости "даров" Хроноса. Милости архимага способны были принести владельцу также и бесконечные страдания, ведь упомянутый "счастливчик", в сущности, боялся собственной тени и превратился, со временем, в полное ничтожество, берегущее свою жизнь, которая стала его целью и проклятием в итоге. Владелец Странствующей Башни всегда платил дважды за проявленное усердие отчаянных храбрецов, только не всегда они это понимали, ведь все зависело от того, какую цену затребовать и как этим распорядиться.

   Карнаж решил рискнуть по-крупному впервые в своей жизни, так как принадлежал к небольшому числу тех, кто считал, что цель всегда оправдывает средства, если она того заслуживает.

   "Ловец удачи" осторожно ступил по металлу вонзившегося в утес стержня. Кольца распрямились для того, чтобы некоторое время служить опорами для башни во времени и пространстве, как предполагал Феникс. Эдакие "гвозди", которыми Хронос наспех приколачивал свое жилище к этой плоскости мироздания. И каждое мгновение они уходили все глубже: один в морское дно, другой в утес. Следовало поспешить.

   Полукровка стоял, соизмеряя расстояние от его кончика стержня, до парящего острова. Наконец, собравшись с духом, рванулся с места, готовясь к отчаянному прыжку, чувствуя, как закипает кровь, отдаваясь тупой пульсацией под металлическими пластинами на лопатках.

   Последний шаг, мощный толчок и полет над бездной...






   Глава 5
   "И ноги имеются, и руки, но и голова на плечах тоже ништяк!"

   фраза, нацарапанная на стене тюремной камеры сбежавшим узником


   Готовые к поединку, они стояли по разные стороны поля. Зойт с усмешкой разглядывал ту гору металла, что собиралась двинуться на него с минуты на минуту. Он неплохо знал свое дело, как, впрочем, и каратель, поэтому понимал, что не стоит слишком полагаться на дистанцию. В конце концов, большинство прошлых противников рыцаря явно недооценивали ту прыть, с которой мог перемещаться латник, знающий о своей неуязвимости для магии.

   Протрубил рог.

   Каратель с яростным ревом кинулся на мага. Даэран смотрел на надвигающуюся опасность широко раскрытыми глазами, с усилием сводя раскинутые в стороны руки. Лицо ларонийца исказила безумная гримаса - он собирал "нити" в свои руки. Белоснежные волосы взвились столбом вверх. Мощный поток, собиравшийся в его руках, преображался из бесцветной массы простой энергии в нечто, что собирался с толком использовать колдун. Кисти его рук встретились, ознаменовав это событие гулким хлопком в ладоши, мгновенно истончившимся в горизонтальной плоскости эхом, что ударило в стороны от Зойта, отбросив нескольких друидов.

   - Так то оно лучше! - рявкнул Даэран и начал заплетать своими длинными пальцами в тонких перчатках замысловатый узор.

   Особенности ларонийской школы чародейства состояли в том, что адептов с детства брал под свою опеку наставник, который учил их одинаковому владению обеими руками и в особенности пальцами. Со временем пластика движений доходила до абсурда на взгляд простого непосвященного. Белый эльф совершенно спокойно мог пальцами на одной и той же руке сплетать "нити" двух совершенно разных заклятий, независимо друг от друга, используя все пять или только два, если заклятия были не слишком сложными, при этом остальные три практически не шевелились, иначе их движения разрушали построение узора.

   Зойт будто в припадке рухнул на колени, снова раскинув руки. Он, закрыл глаза и впал в некое подобие транса. Тело эльфа извивалось как у змеи, а пальцы все убыстряли и убыстряли свои движения, то складываясь вместе, то разлетаясь в стороны и выкручиваясь значками и сочетаниями новых форм.

   Для ларонийца это была музыка. Он творил то, что окружающие вокруг него могли воспринимать лишь в убогом, урезанном, ощущении, что способны были лишь кое-как передать основные чувства, которые даровались ни за что, собственно, любому живому существу. Отчего непосвященные не могли понять и осмыслить всей подлинной красоты магии.

   Слух, обоняние, зрение... Что, в сущности, они доносили из того каскада красок, всплесков и звучания, что испытывал он, не прибегая ни к одному из них? Нагнетание воздуха вокруг, головокружение, нарушения зрения, галлюцинации - как это все было ничтожно по сравнению с тем творением, которое осуществлял беловолосый колдун сейчас, впадая в экстаз в окружении "нитей", словно многих тысяч струн с их неповторимым звучанием, которое ушами простому смертному никогда не дано услышать!

   Каратель с изумлением таращился на противника. Тот бился на земле как припадочный, оглашая поминутно все поле гулким, изламывающимся, каким-то нереальным смехом психопата, торжествующего по одному ему понятным причинам. Рыцарь прибавил шагу, собираясь поскорее с этим закончить. Он был объят страхом этого непонятного, разрастающегося, словно пелена тумана вокруг, безумия. Даже молодые друиды, казалось бы, куда более искушенные в делах колдовства, чем он и любой другой из окружающих, падали один за другим хватаясь за головы.

   - Почему они не отойдут от него?! - недоумевал рыцарь.

   Он не знал, что друиды и рады бы отойти, и сильно жалели, что так неосмотрительно приблизились к колдуну, но ничего не могли теперь поделать - плетение нитей сковало их, не столько общей силой, сколько количеством не складывающихся, но действующих слаженно различных сил.

   Ларониец торжествовал. Переплетая почти несовместимое, он взращивал цветок сложного заклятия. Одновременно ответвлял от него еще один, новый, так как собирался использовать весь букет разом. Зачем было бормотать себе под нос какие-то формулы? Они оказывались нужны при построении очень долгих и объемных заклятий, словно каркас, на который после накладываешь нужную "нить", а потом прибавится возни с тем, чтобы, в конце, извлечь голосовую составляющую, которая тоже имеет пусть бледную, но энергетическую окраску.

   Колдун неплохо владел импровизацией. Ведь в ней заключалась половина могущества ларонийских боевых магов, которые, благодаря своим навыкам, могли спутать такой клубок "нитей", что последствия возрастали эффективностью либо сразу, либо с течением времени, в зависимости от нужной мощности заклятия. А та, благодаря такому варианту построения, могла достигаться любых высот, ограниченная лишь способностями самого чародея.

   Зойт пошел от сложного к простому, так как опасался не успеть, поэтому первое боевое заклятие связки, как только было закончено, тут же выставлялось на защиту. С этого момента каратель, которому, не хватало еще около тридцати футов до того, чтобы, спутать колдуну карты своими зачарованными доспехами, был обречен. Защитная аура его лат могла разрушать вязь некоторых элементов заклинаний, но только на небольшом расстоянии.

   Колдун встал и, выпрямившись во весь рост, встретил налетевшего на него рыцаря.

   - Умри!!! - вскричал каратель.

   Взметнувшаяся невидимая волна подкинула рыцаря, словно щепку, высоко вверх. Даэран повернул к нему свое лицо с сомкнутыми веками, по которым со лба тек пот, легко преодолевая белые тонкие брови.

   В ушах воина ураганом разнесся резкий, неприятный хохот ларонийца, хотя внешне лицо эльфа было спокойным и безмятежным.

   Каратель услышал потрескивание у самого уха и непонятное ощущение того, что его руки и ноги, закованные в латы, будто лишились своей обычной подвижности. Он начал медленно опускаться вниз и попытался перехватить свой полуторный меч двумя руками, однако, едва он соединил их на груди, как треск повторился, а ремни, скрепляющие его старую кирасу, просто взяли и раскололись, просыпавшись глиняной крошкой. Следом за первой волной прошла вторая, вспоров ауру доспехов и сорвав кирасу с груди. Простейший переход материи из одного состояние в другое, ловко вплетенный ларонийцем в самую суть атаки, вкрался в принцип действия магической защиты карателя, чьи доспехи были хороши, но лет эдак двадцать назад. Ведь он совсем позабыл о времени, погрязнув в мести...

   Резко мотнув головой, Зойт откинул свое тело назад, согнув одну ногу в колене, почти отворачиваясь от летевшего на него противника. Белые волосы захлестнули лицо.

   Узор был закончен.

   Яростный рев карателя прервала выкинутая вперед рука с растопыренными пальцами, почти коснувшаяся незащищенной более груди. Вокруг прокатился крик, надрывным громким эхом отозвавшийся в ушах скрючившихся от страха зрителей, и бездыханное тело рыцаря рухнуло на траву футах в шестидесяти от колдуна с проломленной и развороченной в пух и прах грудной клеткой, откуда топорщились обломки ребер и пузырились легкие.


   Карнаж висел над Покинутым Морем, едва умудрившись зацепиться рукой за корень, что выпирал из зависшего в воздухе острова. Полукровка успел осыпать своего нежданного спасителя сотней благодарностей, так как не ожидал, что прыжок выйдет столь неудачным.

   Но что сделано, то сделано, не висеть же теперь, сокрушаясь, до вечера? Карнажу нужно было успеть до полудня, то есть до того времени, как солнце на небосклоне разбудит горгулий, что поджидали его в обители Хроноса, устроившись где-нибудь на балконе центральной из башен.

   - Черт бы побрал этих чародеев с их дешевыми фокусами и обманом зрительной дистанции! - прорычал себе под нос Феникс, цепляясь за корень второй рукой и подтягиваясь.

   Но стоило отдать должное изобретательности, с которой были выполнены отдельные элементы в защите Странствующей Башни. Кому еще взбредет в голову перелопатить пару десятков книг по демонологии и древним проклятиям, составленным по причудливым правилам эпохи Сокрушения Идолов, чтобы переориентировать старинные каноны, предписанные горгульям в их довольно сложном существовании. И все это ради смертельного сюрприза храбрецу, который рискнет сунуться в башню до полуночи, когда, в принципе, и должны оживать крылатые каменные чудища.

   Чувство юмора явно не изменило старикану с тех пор, как Карнаж последний раз был у него по довольно заурядному вопросу, касательно местонахождения какой-то старой как мир реликвии, имевшей значение, возможно, только для заказчика. Однако звон золотых монет открывал уши любого из "ловцов удачи" для просьб так же верно, как отмычка вора замок на сундуке ростовщика.

   Карнаж удивился, когда прямо перед носом из ссохшейся земли вылетел стальной и острый как игла шип толщиной в руку. Все было не так просто, как могло показаться на первый взгляд.

   - Банально, - усмехнулся сам себе полукровка, для верности выждав немного, - Они даже не уходят назад и не двигаются в разнобой. Если архимаг способен стареть дальше, то, похоже, это с ним и происходит.

   Феникс принялся храбро карабкаться вверх, сноровисто избегая выскакивающих шипов и, после, используя их в качестве опоры. Получалось даже быстрее, чем он планировал. Однако это была обманчивая легкость. К концу своего восхождения, "ловец удачи" уже вовсю сыпал проклятия, едва успевая выворачиваться от шипов, то вылетающих наружу, словно стрелы из лука, то неожиданно уходящих из-под ног. На некоторых участках земля острова отваливалась целыми кускам, чуть не увлекая "ловца удачи" за собой в море.

   Не собираясь больше рисковать, Карнаж в пару прыжков достиг ближайшего края, подтянулся на руках последний раз и, вскарабкавшись, наконец, на небольшую изгородь вокруг великолепный сада, оглянулся. Кусок земли у самой изгороди рухнул вниз под залп всех шипов подряд на маршруте подъема "ловца удачи". Если бы не привычка подстраховаться лишний раз, то сейчас он бы летел в морскую пучину забавным "ежиком" со стальными колючками, торчащими из всех частей тела.

   Потерев ноющие плечи, куда резко отдалась боль из-под пластин на лопатках после его диких прыжков, Карнаж осмотрелся. Цветы, клумбы и кусты предстали перед ним размытыми очертаниями, как во сне, что постепенно овладевает сознанием и вырисовывает окружающее медленно и робко.

   До слуха полукровки донесся чей-то неприятный и писклявый голосок. Едва повернув голову, "ловец удачи" тут же кубарем слетел вниз по покатой крыше маленького домика, стоявшего в упор к ограде. В камень стены, на том месте, где он только что переводил дух, врезался огромный тесак из металла черного цвета с оголившейся медью заточенной кромкой.

   На клумбе, в нескольких шагах от того места, куда свалился Феникс, подпрыгивал на месте маленький, толстенький бесенок. Его темно-синего цвета кожа искрилась на солнце, небольшие перепончатые крылья за спиной нервно трепыхались, а белесые глазищи злобно таращились на непрошенного гостя. Длинный язык свисал изо рта до самой земли, что не мешало его обладателю твердить, словно заведенному болванчику, одно и тоже слово, сливая его в непрерывный поток незнакомой речи: "Garla-garla, garla-garla!!!"

   - Ух, ты! Вот и садовник, - процедил сквозь зубы Карнаж, которому начинало казаться, что он и вправду спит и видит какой-то сумасшедший кошмар, начавшийся, судя по всему, еще тогда, когда он висел и гадал, чем был до трансформации тот корень, за который он уцепился, и где могло оказаться само дерево.

   - Garlaaarrrr!!! - возопил бесенок, увеличиваясь в размерах прямо на глазах.

   Изо рта этого создания показались огромные клыки, большая голова уже плотно сидела на ставших достойного размера плечах. Бес прыгнул на ограду и выдернул свое оружие, бросив недвусмысленный взгляд на "ловца удачи".

   - Замечательно, - протянул Карнаж, медленно отступая вглубь сада.

   Такой сторож был вполне во вкусах многих чародеев, которые имели более обширные владения, чем просто торчащая из земли одинокая башня "слоновой кости" где-нибудь на окраинах провинциального городка. Для практикующего мага считалось очень солидным обставить свое жилище как надо, хотя бы потому, что, коль скоро он не затворился от всего мира и не зарылся в книги, а продолжает принимать просителей, ему следовало, как говорилось, "держать марку". Что значило обзавестись приемной, обеденным залом и, разумеется, превосходным садом. Все это ввела в моду одна колдунья несколько веков назад. Начав с сада, она выстроила в результате великолепный дворец, где устраивала приемы для своих коллег. Это новшество имело огромный успех, тем паче подобные торжества оказались тогда среди чародеев в новинку.

   Довелось на таких приемах бывать и Фениксу, так как "ловцы удачи" и состоятельные маги были неразлучны как нитка с иголкой. Там он впервые увидел нечто подобное этому бесенку, однако та тварь помещалась в огромном стеклянном сосуде в специальном растворе, а эта - размахивала у него перед носом своим не в меру большим тесаком. Тогда, на досуге, полукровка поинтересовался у знающих коллег, что делать с подобными выкидышами соседних измерений, на что получил поразительный ответ. Оказалось, эти уродцы выращивались из тел рожденных мертвыми младенцев, а после отправлялись вездесущими и незримыми посредниками демонов shar'yu'i непосредственно заказчику. Снаружи это было беспощадное и кровожадное отродье, но внутри сидел разум ребенка, примитивный и неразвитый с соответственной психикой, которую защищала злоба и инстинкты чудища. Не зная таких особенностей, поединок с подобным противником мог превратиться в довольно нешуточный бой. Однако любопытство не раз спасало Карнажу шкуру, потому что он был из тех, кто проповедовал принцип, заимствованный "ловцами удачи" у имперских сыскарей: "Меньше знаешь - крепче спишь вечным сном".

   Бес носился по саду за Фениксом, разрубая кусты и деревья, вытаптывая клумбы и проламывая небольшие деревянные заборчики вокруг целых картин из чудесных феларских и сильванийских роз. Полукровка не без труда, но уклонялся от атак, давая чудищу возможность выдохнуться. Тесак был слишком большим для, пусть и изрядно увеличившегося в размерах, но все же ростом с человека монстра. Расчет явно делался на то, что незадачливый вторженец в чужие владения станет драться с этой тварью и, разумеется, лишиться оружия, а потом и жизни, так как подобной махиной, что сжимал в лапах бес, можно было разрубить надвое даже латника.

   Карнаж бегал от своего, казалось, неутомимого преследователя довольно долго. Они даже разнесли изящный фонтан, скрывавшийся за густой "живой" изгородью. Наконец, полукровка, уловив тяжелое дыхание твари, оторвался от своего преследователя, и перемахнул через густо растущие кусты шиповника, но не побежал дальше, а затаился у ограды. Сторож последовал за ним. Медно-черное лезвие врезалось в землю, сделав очередной промежуток в густых насаждениях.

   Бес немного замешкался, вынимая свое оружие, и в этот момент к нему подлетел "ловец удачи", который до этого использовал подобные случаи, чтобы убежать еще дальше. Меч, схваченный полукровкой двумя руками, с силой обрушился на рукоять тесака в том месте, где она сходилась с лезвием, пройдя как раскаленный нож сквозь масло. Тварь недоуменно уставилась на оставшуюся у нее в лапах рукоять, явно огорчившись тем, что сломали любимую "игрушку".

   Феникс поймал растерянный взгляд белесых глазищ и хищно улыбнулся. Его локоть влетел в правый глаз беса. Тварь махнула лапой - ловец удачи пригнулся и ответил ударом колена в живот, после чего основание рукояти меча полукровки обрушилось судорожно глотавшему ртом воздух сторожу на темя.

   - Черт возьми, а мечи на острове Палец Демона и вправду делают отменные, - заключил Карнаж, проникаясь ностальгией и попутно продолжая жестко охаживать противника, не давая тому продыху.

   Однако ни разу "ловец удачи" не коснулся монстра лезвием своего меча, который даже предусмотрительно убрал в ножны, дабы избежать случайностей. Один порез холодной стали, и тварь разнесет его клочки по всему парящему острову. Это была своеобразная и невеселая придумка магов, касательно быстрого правосудия скорых на расправу воинов, чьи чаши весов суждений о мире зачастую подвешивались одна с рукояти, а другая - с кончика клинка. Таким образом, получался занятный баланс в решении дилеммы "казнить или миловать".

   Феникс загнал оглушенного противника в угол стены, где долго бил того ногами с усердием сбира, в чьи руки попался нераскаявшийся еретик. Так "ловец удачи" продолжал до полного изнеможения и своего, и твари, пока "бес" не усох и не превратился обратно в "бесенка".

   - Иди и скажи хозяину, что к нему гости! - рявкнул вконец озверевший Карнаж, закончив экзекуцию и выпуская тварь из угла.

   - Tuzak-tuzak-tuzak, - затараторил, всхлипывая, бесенок, во все лопатки удирая к башне.

   Вслед ему раздался едкий смешок Феникса, решившего освежиться в разбитом недавней дракой фонтане. Полукровка разгреб осколки мраморной статуи, набрал пригоршню воды и окатил лицо и шею, громко фыркая. Сощурившись, он посмотрел на солнце. До полудня оставалось не так много времени, как хотелось бы.

   Цветы в саду перестали быть аморфной картиной стекшихся красок, будто расплывшейся от дождя. В той стороне, куда побежал избитый бес, в стенах образовались ворота с заманчиво приоткрытой створкой.

   Карнаж отдал должное изощренности Хроноса, который всякий раз придумывал что-то новое. Возможно даже, что его способности в темпоральной магии давали шанс предугадать следующего "первого" просителя и он подбирал испытания сообразно этому, хитря в смеси простоты и предсказуемости с абсурдом и иллюзией. Поэтому Карнаж даже не попытался приблизиться к створкам ворот, будь они даже распахнуты настежь. В этой гуще аллегорий и символов - излюбленных вещей среди большинства магов - "ловец удачи" начинал улавливать нить, действительно имевшую к нему отношение. Хронос построил защиту таким образом, словно знал о Фениксе довольно много и проверял, насколько верны слухи и сплетни о полукровке. Начиная с того самого корня, торчавшего из парившего над водой острова. Ведь специально для него. Обман зрительной дистанции по нехитрой аналогии постоянных ошибок в долгосрочных планах, которые когда-то в своей жизни строил Карнаж, достигая цели, но едва-едва не срываясь. Тот же самый бес - знания и осторожность...

   "Ловец удачи" поднял с земли торбу, которую обронил у фонтана, и задумчиво посмотрел на створки ворот. Очевидность для многих, как гибельное исключение для единиц. Скорее всего, магический барьер. И хорошо если полукровка от его мощи не издохнет на месте, а сможет на карачках отползти, обессиленный, назад. Ведь Ян заменил ему обезболивающие кристаллы под пластинами на спине, и чувствительность к магии на некоторое время возросла.

   Выбрав башню не слишком неприступную, но и не слишком низкую, Феникс приблизился к ней, осторожно огибая по очерченной для себя безопасной дуге ворота. "Ловец удачи" вынул из торбы веревку с "кошкой", раскрутил и со свистом отправил это приспособление для верхолазанья в воздух, вдоль отвесной стены. Но тут произошло то же самое, что случилось, когда полукровка бесстрашно сиганул через пропасть. Снова обман. Снова расстояние оказалось гораздо больше, чем на первый взгляд, и несостоявшийся верхолаз-самоучка с руганью отскочил от упавшей назад "кошки", чуть не расколовшей ему по возвращении череп.

   Оставался только один способ, не раз опробованный за то время, пока полукровка выполнял заказы по всему Материку.

   - Проклятый маразматик! - прорычал Феникс, затягивая ремни стальных когтей на кистях и предплечьях, попутно защелкнув крепления с шипами на обитых железом мысках своих сапог, - Можно подумать, что я, как в феларских романах, приперся сюда за смазливой принцессой, а не по серьезному делу!

   Карнаж принялся карабкаться наверх, благо камень кладки был достаточно грубым, попутно продолжая ворчать под нос свой монолог:

   - Осталось только сразится с драконом и потребовать у папаши венценосной девственницы пол королевства в приданое. И, черт меня возьми, если старый развратник действительно не припрятал что-нибудь вроде избалованной августейшей особы у себя в закромах!

   Башня действительно оказалась гораздо выше. Где-то на середине пути, если вообще можно было строить предположение о том, сколько еще осталось, Феникс понял, что слабеет. Обман зрения, или что это могло быть, действительно оказался почище всех препятствий вместе взятых. Лезть по отвесной неровной стене вверх и вверх, скрежеща стальными когтями о кладку, превратилось в настоящую муку, как не поднимешь взгляд - долгожданный балкон все еще далек. Однако вниз спускаться нечего было и думать. Слишком высоко, и Карнаж прекрасно знал, что силы оставят его раньше. Поэтому, стиснув зубы, он вперил взгляд в стену и решил продолжать лезть, пока не выдохнется. Фут за футом по нагретой солнцем каменной кладке, которую обдавало его горячее дыхание. Полукровка впал в какое-то полузабытье... Но руки и ноги продолжали работать. Ужасно хотелось пить, мышцы сводило от усталости и приходилось часто останавливаться, чтобы дать отдохнуть конечностям. Он уже и не думал посмотреть вверх, чтобы прикинуть, сколько еще оставалось до балкона.

   Это восхождение начало казаться Карнажу бесконечным, и он даже не сразу понял, когда протянувшаяся в очередной раз вверх рука уперлась в нависающую каменную плиту.

   - О-па, - еле слышно прошептал Феникс, облизывая пересохшие губы, - Неужели?! Чего ж так рано?

   Тяжело перевалившись через край балкона, полукровка бухнулся на теплый камень и лежал так, свернувшись калачиком, несколько минут приходя в себя. Прополоскав рот водой из фляги, "ловец удачи" поднялся и, покачиваясь, стоял, рассматривая четыре огромные каменные статуи, в задумчивости сидевшие в ряд на парапете, расправив огромные крылья. Сильно развитые плечи и ноги, огромные когти на мощных лапах, рогатые, вытянутые, как у ящеров, морды и длинные хвосты - образчик, что надо для сочинителя баллад об этих летающих тварях. Барды возносили их в строках нехитрых рифм, как возносили все, что угодно, лишь бы это делало слушателей щедрыми, а образ поэта - неповторимым и ярким. А еще было очень желательно, чтобы сама живописуемая тварь держалась от персоны сочинителя подальше.

   Романтику современных баллад Феникс понимал не всегда, отчего особенно долго любоваться на готовых, того и гляди, пробудиться монстров не собирался.

   - Жили-были, не тужили, четверо горгулий, - устало пробормотал полукровка, отстегивая от пояса шикарный фивландский шестопер, который недавно "одолжил" у одного настолько же рассеянного, насколько и лысого гнома.

   Удар за ударом оружие начало вгрызаться в головы монстров, раскалывая превосходную работу скульптора, вдохнувшего жизнь в грубый камень.

   Закончив с монстрами, чьи обезглавленные статуи теперь тихо и смирно встречали полуденное солнце, как и полагалось всем статуям, полукровка повесил шестопер на пояс и, кряхтя, уселся в прохладной тени, подложив под поясницу торбу.

   С моря подул ветерок, приветливо теребя волосы. По небу беспечно плыли облака. Карнаж старался не провалиться в сон, который подступал к усталому телу, а оно всеми своими частями было согласно и не видело более необходимости бодрствовать. Разум вскоре сдался, и "ловец удачи" провалился в непонятную, свинцовую дремоту переутомленного рассудка.

   Феларская церковь. Вокруг орет и неистовствует толпа. Кто-то толкает его в бок. Он оборачивается. Высокий плотный человек в мантии и короне называет его "зятьком", подмигивает, улыбается и протягивает ему большую, искусно нарисованную карту.

   Он, ничего не понимая, уставился на кусок пергамента, который незнакомец на его глазах старательно разрывает пополам, так, чтобы получилось как можно ровнее, после чекго предлагает выбрать, какую половину королевства ему хотелось бы. Не дожидаясь ответа, вдруг подхватывает под руку и тащит внутрь, где ждет невеста в ослепительном белоснежном платье и фате.

   Они вместе подходят к алтарю. Священник толкает напыщенную речь...

   "А теперь поцелуйте невесту", - наконец объявляет святой отец.

   Он поворачивается, поднимает фату и видит перед собой синюю рожу беса с белесыми глазами, который тут же вырывается из свадебного платья и набрасывается на него.

   Раздался резкий, неприятный скрежет металла о камень. Высокая дверь с диковинными узорами, ведущая на балкон, медленно открывалась, уходя наверх, в пространство между стенами. Феникс едва успел продрать глаза, когда из башни чинно вышла фигура, запахнутая в великолепный плащ с золотой оторочкой и сильванийскими узорами, проступающими из глубины ткани.

   На лице пожилого человека с орлиным профилем было поистине каменное выражение. Холодные карие глаза смотрели прямо перед собой, густые брови хмурились, взирая на берег Покинутого Моря. Ветер робко поигрывал беспорядочными, вьющимися пепельными волосами, изрядно уступившими место лысине. На голове архимага был металлический обруч, невзрачный на вид по началу, но, если к нему приглядеться, то становилось заметно, как он играл туманными красками. Они появлялись и пропадали где-то в глубине, подобно неясным всполохам молний в ночных тучах.

   От фигуры веяло какими-то, несомненными, силой и властью...

   Хронос, не спеша, подошел к краю балкона и долго смотрел вниз. Потом краем глаза заметил то, что произошло с его слугами, и каменное выражение лица преобразилось. Черты изломились в гневную маску. В глазах полыхнул огонь, и они принялись обшаривать балкон в поисках виновника. В углу, опустившись на одно колено и почтительно склонив голову, ожидал своей участи "ловец удачи". Карнаж дрожал всем телом, готовившимся к безумному прыжку с балкона. Холодный ветер будто пронзал насквозь, словно сама смерть положила на плечо ледяную длань.

   Полдень давно минул. Солнечные лучи снова не могли пробиться через затянутое тучами небо. Они неторопливо плыли своими громадами, казалось, над самой головой, едва не касаясь острого шпиля башни. Полукровка не смел поднять голову. В сознании остался только этот балкон, он и архимаг, стоявший напротив. Они парили где-то высоко над жизнью, над временем... Над всем. С каждым мгновением становилось страшнее чувствовать этот отрыв, будто улетая куда-то вдаль и навсегда.

   - Прекратите... Прошу вас, мастер, - взмолился Феникс, чуть не падая.

   - То-то же! - отозвался из глубины тьмы, поглотившей взгляд и разум, резкий, и хрипловатый голос.

   - Ты зачем раздолбал моих горгулий, щенок!? - спросил Хронос, когда гость начал постепенно приходить в себя.

   - Ваши слуги пробуждаются в полдень, а не в полночь. Я знал это и постарался обезопасить свой визит.

   - Ты и вправду так считаешь?! - архимаг разразился гулким хохотом.

   Его рука взвилась в воздух - каменная кожа треснула, словно яичная скорлупа, и четыре монстра встали перед ошеломленным "ловцом удачи". Феникс во все глаза смотрел, как из разорванных мышц и проломленных костей на обезглавленных туловищах высовываются длинные щупальца и тянутся в его сторону. Получалось, что "адская свора" тоже имела вполне определенного владельца. И им был Хронос.

   - Взять его!

   Откликом на громкий приказ архимага послужил яростный крик Карнажа. Он выхватил свои меч, собираясь дорого продать свою жизнь, и прямо из ножен ударил в приблизившегося монстра, рассекая тому щупальца и грудь.

   - Назад, идиоты, я же пошутил! - донесся из-за спин монстров, готовых разорвать полукровку на месте, певучий голос молодого человека.

   Феникса прошиб холодный пот. На лице пожилого мужчины появилось такое выражение радушия, какое бывает у молодых людей, если те давно ни с кем не общались и всегда открыто радовались внезапно появившимся гостям. По крайней мере, нечто вроде этого узрел "ловец удачи" перед собой, когда горгульи расступились.

   Хронос распахнул длинный плащ и продемонстрировал новенький богато украшенный камзол фиолетового бархата с жемчугом и золотыми вставками, шитый по последней моде. Да и всему остальному в его костюме мог позавидовать черной завистью любой придворный франт. Карнажу приходилось иногда являться к заказчикам прямо на баллы, где он до тошноты насмотрелся на великолепие тканей, костюмов и обилие бархата, атласа, туфель, каблуков, подвязок, бантов и аксельбантов. И теперь он с изумлением смотрел на разодетого в пух и прах архимага, который так держался во всем этом, словно его лицо не отражало, навскидку, шесть десятков человеческих лет.

   - Значит, вы прибыли первым? Замечательно! Я рад. Я очень рад. На моих стражей не обращайте внимание... Ей, вы! Соберите головы и нечего тут шевелить из мяса моими "секретами" вашей живучести. Поторапливайтесь! У нас сегодня еще несколько посетителей, которые хотят побеспокоить "старика", - затараторил Хронос молодым голосом человека, которому по глазам, весело и живо смотревшим на "ловца удачи", можно было дать чуть больше двадцати лет от роду.

   Посреди неутихающего водопада учтивых выражений полукровка протянул архимагу конверт Зойта, надеясь, что хотя бы ларониец не станет проявлять весьма оригинальное чувство юмора, присущее, как начинало казаться "ловцу удачи", подряд всем колдунам, чародеям и прочим из разношерстной магической братии.

   - А! Даэран, - протянул Хронос, читая письмо ларонийца, - Передавайте, что буду ждать его визита с нетерпением. Кстати, пусть явится ночью, так как к вечеру я ожидаю одного героического рыцаря. Не правда ли без них жизнь и история скучали бы и зевали? Похищение возлюбленной это так живо и интересно... Да! А вам, Карнаж, принцесса не нужна?

   Феникс отрицательно мотнул головой, неуверенно следуя за архимагом внутрь башни по длинному коридору, который давно перестал бы умещаться в небольшом строении феларского стиля, отвечай оно общепринятым законам времени и пространства.

   В прошлый визит "ловца удачи" ждал совершенно другой прием. Тот Хронос, что вышел на балкон и взирал на берег Покинутого Моря, был скуп на слова и краток в советах, приняв красноволосого просителя, явившегося далеко не первым и не таким способом как сейчас, в плохо освещенном кабинете и довольно быстро разрешил его затруднения парой дельных советов и указаний. Теперь же полукровка начинал понимать, чье сознание породило идею двойственности цены и вообще вознаграждения за проявленную дерзость. Хотя, именно двойственность цены придумали, очевидно, сообща обе половинки раздвоения одного человека, который давно перестал быть таковым, ведь темпоральная магия, первым и единственным адептом которой он являлся, смешалась с сознанием и поглотила тело. Те, кто считали время делимым на части, утверждали, что хозяин Странствующей Башни неуязвим, потому что невозможно уничтожить частицу самого времени, вечно странствующую между этими самыми "частями".

   - Итак, - начал архимаг, устраиваясь на разложенные посреди поляны подушки у горного ручья, выплывшего из мрака коридора, - Что у вас ко мне за просьба? Говорите, я жду с нетерпением!

   Хронос скинул плащ, взял в руки трубку, соединенную с колбой, где плескалась какая-то жидкость, взял щипцами с железного подноса уголек и, положив в чашечку, прикрепленную вертикально к колбе, сделал пару тяг, отозвавшихся бульканьем жидкости в сосуде.

   Кольца ароматного дыма проплыли мимо острых ушей Карнажа, молча собиравшегося с мыслями.

   - Мастер, я хотел спросить, возможно ли для вас снять стигму и заживить старый шрам...

   - Не продолжай больше. Можешь забыть об этом, как ты и планировал забыть об одном убийстве, но не забывать о свершенной мести. Это было не интересно и мне, и, как я полагаю, тебе. Дальше...

   - Тогда скажите мне, что может помочь исцелить болезнь, которую мне назвали "плохой кровью"?

   - Zhash'Ka! - усмехнулся Хронос, - Ох уж эти неугомонные shar'yu'i. Все хотят отомстить миру. Переступают всякие границы и даже мстят дважды. И, надо думать, Роксана из гильдии магов в Шаргарде, скоро пожалеет о том, что повздорила с демонессой.

   - Не только с ней.

   - Ах, да, - протянул архимаг, - От любви до ненависти - один шаг... Забавно. Ты пришел только за тем, чтобы я вручил в твои руки нити, которые помогут прийти к тому, как расквитаться с давней любовью? Что столь беспощадно указала на балу твое место и место твоих чаяний в придворном мире? Неужели стоило рисковать шеей из-за брошенного под ноги, как цепному псу, кошелька? Ведь ты ищешь не только этого. Ты ищешь большего. Возможно, даже слишком. И жизни, пусть и долгой при твоей наследственности, тебе никогда для этого не хватит.

   - Вы про мою мать и поспешность драконьего правосудия? - Карнаж принял поданную ему трубку.

   - Именно.

   - Я живу не только ради мести.

   - Это верно. Ты вообще не живешь ради чего бы то ни было. Во имя. Вопреки. Сколько слов и, пока что, для тебя без особого смысла, не правда ли?

   Карнаж задумался над сказанным архимагом, выискивая, куда тот мог в будущем запрятать двойственность своего совета или услуги.

   - Болезнь сына Роксаны довольно редка теперь, когда благоразумие восторжествовало, и монархии больше не занимаются кровосмешением. Но все проще, чем ты думаешь. Найди перо взрослого феникса, которому не более дня с тех пор, как его лишилась эта птица. Заметь, взрослая особь, которая способна дышать огнем. После чего надлежит три дня водить его кончиком по всему телу больного, далее смочить в "плохой крови" и дать вылежаться до ближайшего новолунья, после чего стереть в порошок и изготовить эликсир. Обычно, выпив такое снадобье, больной поправляется через месяц, - говоря все это Хронос сверлил "ловца удачи" своими карими глазами, - Я не буду советовать "поспешить", просто скажу, что сыну Роксаны осталось не более полугода.

   Карнаж старался не меняться в лице и сохранить хотя бы внешне невозмутимость, пусть торжество и бурлило в нем, словно ротвальдский чай на огне.

   - Итак, мой дар определен. Теперь поведай мне немного о том, что изменилось в мое отсутствие? - продолжил архимаг, взяв вторую трубку и протянув ее полукровке, при этом сам безотрывно выпуская кольца дыма.

   Фениксу и с пары тяг этого густого кисло-сладкого табака казалось, что он вертится волчком вокруг своей оси.

   - Ты и твоя цель мне больше понравились, нежели тот дуралей, котором так приспичило жить полтораста лет.

   После этих слов Карнаж глубоко закашлялся, подавившись дымом...

   Они еще долго беседовали. Архимаг был ненасытен, тем более что в его руки попался просто-таки кладезь сплетен, слухов и историй. "Ловцы удачи" всегда были неплохо осведомлены о насущных делах, и причина была вовсе не в том, что они много странствовали. Ремесло полукровки и его коллег предполагало сбор всевозможных сведений, основу которых, помимо тренировок и прочитанных книг, составляли даже простые слухи. Как никак, в бездонном океане молвы можно было отыскать полезные и занимательные вещи, и главным в этом деле становилось найти что-то действительно стоящее или хоть немного достоверное.

   Поначалу, для "ловца удачи", считающего себя готовым к выходу на большую дорогу жизни, так как никто не определял это кроме него самого, самым важным являлось впервые проявить себя должным образом. Добыть какую-нибудь безделушку - это пол дела. Самое главное состояло в том, чтобы найти покупателя и не продешевить, сбывая результаты своих усилий. Для этого нужно было знать о добытом "товаре" все или почти все, что требовало посещения библиотек, архивов или коллекционеров. Очень часто заказчик требовал от только начинающих простого воровства, что, в принципе, можно было поручить и настоящему вору, однако это было чревато. "Ловцы удачи" тем и славились, что никогда не обманывали заказчика, в отличие от воровских гильдий, где выгода ставилась выше доброго имени, и без особого риска, так как многие действовали анонимно или под сотней другой различных прозвищ. К тому же, многое в ремесле "ловцов удачи" было простому воришке не по силам, так как в большинстве своем вояками те были так себе и при необходимости не могли дать отпор какой-нибудь твари или стражу, что заключались во всевозможные магические артефакты. А когда и простого клинка оказывалось мало, тогда "ловцами удачи" и пускались в дело различные сведения, собранные по крупицам, а вору, даже сносно владеющему оружием, в такой ситуации приходилось скорее уносить ноги.

   Феникс тоже о чем-то спрашивал Хроноса. Вскоре архимагу надоело отвечать на вопросы словами и перед глазами полукровки проносились вереницей странных снов видения из прошлого или из будущего. Разобрать было сложно, так как все происходило слишком быстро. Архимаг иногда говорил ему что-то. Что-то, возможно, важное, а, возможно, просто лишенное смысла, так как речи хозяина Странствующей Башни приходилось иной раз действительно постигать.

   Когда-то давно полукровке говорили о том, что Хронос страдает разрывным мышлением, но несколько иного свойства, чем простые люди, ведь у них это была болезнь. По меньшей мере, так утверждали врачеватели. А, может быть, все это оказывалось пустой болтовней и ничем больше, иначе как можно судить о вещах двояко: если простой смертный - значит умалишенный, а если чародей - значит великий чародей?

   Карнаж вышел из ворот, когда стемнело. Бесенок носился вокруг него, и что-то приветливо горлопанил, таща в лапах пожитки гостя.

   Садовник, как окрестил стража "ловец удачи", проводил до ворот, что тут же распахнулись перед ними, разомкнув наружу перекрученные меж собой железные прутья.

   Длинный каменный мост теперь соединял парящий остров и берег Покинутого Моря. В лунном свете он показался Фениксу каким-то нереальным и очень хрупким. Уж больно тонки были исполненные в черном камне опоры и блестящие цепи, поддерживающие конструкцию с высоких шпилей, что вырастали с двух сторон от моста из глубин вод черными, ровными иглами.

   Голова у Карнажа гудела и кружилась после трубки, как он подозревал, с каким-то наркотиком. Он в нерешительности стоял, уставившись на мост, по которому все еще сомневался пройти. Что ни говори, а тяжело было воспринимать конструкцию реально, если всего несколько часов назад на этом самом месте ты в прыжке и с руганью пролетал над раскинувшейся внизу бездной.

   Из сада за воротами вылетел блуждающий огонек и, покружив вокруг стоящего в нерешительности Карнажа, устремился вперед по мосту, пока не достиг противоположного конца. Феникс пошел следом, массируя себе виски.

   Сзади послышалась тихая мелодия свирели, плывущая в холодном воздухе одиноко и немного печально. "Ловец удачи" обернулся и увидел бесенка. Тот вскарабкался на ограду возле ворот и играл. Створки медленно и плавно закрывались под музыку. Перейдя на более простой мотив, сторож освободил одну лапу и на прощание помахал гостю.

   Ступив на твердую землю, Карнаж с облегчением вздохнул. Все же, этот Хронос, если на время забыть о том, что он являлся архимагом, показался "ловцу удачи" незаурядным человеком. Так ловко и непринужденно заставить гостя плясать под собственную дудку... Тут одной магии мало. Здесь было нечто другое. Возможно, внушаемое всеми подряд, у кого ни спроси, благоговение перед фигурой чародея, заранее создавало должное впечатление. Однако Хронос действительно соответствовал всему тому, что о нем говорили.

   Первый визит Карнажа оказался слишком непродолжителен, и полукровка долго недоумевал, что же такого необычного находили прочие посетители. Но сегодня он в полной мере ощутил, насколько сильна воля хозяина Странствующей Башни. Слушая Хроноса, Феникс несколько раз вообще забывал, зачем явился к архимагу, и с немалым трудом умудрялся вспомнить.

   Головная боль постепенно отступала, напоминая своими отголосками о выкуренной трубке, хотя до этого Карнаж никогда не соблазнялся табаком. Вместе с тем появилось неприятное ощущение, что его провели как мальчишку, и вместо ответов у "ловца удачи" возникло еще больше вопросов. Но ничего другого не оставалось, кроме как ждать, когда время предоставит доказательства того, что "ловец удачи" не зря рисковал и прошел через все это.

   Наверняка архимаг запрятал свое предсказание в подсознание, ведь сделал его напрямую, а не зашифровал в катренах*, как Морвириари. Следовательно, полукровке стоило ожидать в будущем нечто вроде того, что чародеи называли дежавю. То есть, архимаг прятал все им предсказанное, чтобы память не помешала судьбе идти своим чередом, а в тот момент, когда предсказание начнет сбываться, у полукровки появится ощущение, что это уже было, или о происходящем он знал заранее.

   Оставив дальнейшие размышления, так как чем больше Карнаж думал, тем быстрее возвращалась едва утихшая головная боль, он уселся на камень и принялся критически осматривать свой подпорченный восхождением по отвесной стене инвентарь, заодно вспомнив, что совсем забыл снять шипы с мысков сапог.

   Когда полукровка заканчивал, вталкивая "когти" обратно в торбу, из леса выехал всадник.

   Доспехи, перья, плащ, копье и верный гнедой конь - все как положено, настоящий рыцарь. Осадив своего скакуна, воин помедлил и обратился к полукровке, приветственно поднимая вверх руку в превосходной работы феларской латной перчатке.

   - Доброй ночи и яркой луны, - гулко произнес рыцарь из-под забрала.

   - И вам того же, сударь, - неохотно ответил Феникс.

   - Не ты ли тот эльф, что должен указать мне путь к замку, где зло спрятало от меня мою возлюбленную, за которой я готов пойти на край света?!

   - Какой еще, к дьяволу, замок?! - изумился Карнаж, пропустив мимо своих острых ушей то, что его ран'дьянскую половину обозвали эльфом.

   - Так вот же он! - раздраженно воскликнул всадник, указав за спину полукровке, - За мостом! Я вижу, как парят над его шпилями зловещие крылатые создания.

   Феникс обернулся и даже плюнул с досады. За мостом теперь действительно красовался мрачный замок, над которым между башен парили тенями "крылатые создания". Наверняка те самые горгульи.

   "Ловец удачи", все же, решил проявить хоть каплю уважения к тому, кто не только словом, но и делом готов был доказать, что он настоящий рыцарь. Не каждый день встречаешь того, кто ради какой-то "юбки" действительно готов, а тем более и вправду потащился на край света, судя по севернофеларскому гербу на стяге. Поэтому полукровка решил поднапрячь свои познания в древнем сильванийском наречии, на котором к нему обратились, словно эльфы не идут в ногу со временем или не понимают феларского.

   - Да! Конечно. Так вот же он, доблестный рыцарь, за мостом! - расшаркался перед всадником Карнаж, картинно склонив голову и указывая рукой в сторону ворот, с досадой отметив для себя, что умудрился исковеркать нехитрую фразу сразу двумя акцентами, в довесок к куче ошибок.

   - Благодарю тебя, друг! Скоро эти твари познают силу моего возмездия! - воскликнул воин, чье забрало аж клацнуло от праведного гнева.

   Верный конь понес своего седока навстречу подвигу, а Феникс, проводив вояку взглядом, пожал плечами и направился к городу, попутно раздумывая о том, написал ли доблестный рыцарь перед отъездом завещание или нет? Ведь можно было, в случае чего, явиться к его родным и, представившись тем самым "эльфом, что указал путь к логову зла", потребовать пожертвований своим лесным собратьям за оказанную помощь в поисках принцессы.

   Если эти графы, герцоги и маркизы готовы в век шпаги и аркебузы нацепить хлам двухсотлетней давности, что носили еще их прапрадеды, и щеголять им, осыпая золотом трактирщиков и оруженосцев за лесть и восторженные пьяные выкрики, то чем он, Карнаж, хуже? По крайней мере, его помощь была куда существеннее, чем пустые вопли тупых как пни и пьяных как сапожники холуев...

   Ночь выдалась прохладной, какой она всегда была в Лангвальде, даже в самые жаркие дни лета. Этот цепкий хлад приходил с моря. Откуда он тут брался никто не смог бы внятно ответить. Слишком много непонятного и, порой, абсурдного случалось на Материке, что становилось со временем в порядке вещей для обитателей. Не мог же простой человек вечно чему-то удивляться? "Почему?" - это вопрос часто оставалось без ответа, когда речь заходила о том, что окружает мир. Кому-какое дело до того, что твориться у самого края, когда в центре проблемы куда более реальные?

   Феникс шел по темной тропинке, свернув в сторону от города.

   Он должен был. Всякий раз, когда судьба заносила на своем горбу в окрестности Лангвальда, он посещал одно место на отшибе, почти у самых гор. Когда-то давно там остался навсегда пепел, который, временами, тихо стучал в молодое сердце полукровки из маленького мешочка на груди, робко напоминая о себе.

   Ему не было ни тяжело, ни легко... Просто пустота, которую он чувствовал тем острее, чем более сгущался мрак закрывавших луну крон деревьев. Разумеется, "ловец удачи" недурно видел в темноте, но все равно не как белым днем или в сумерках. Очертания предметов переходили из черной неразберихи в серую мглу, и это если ночь выдавалась лунной, а звезды рассыпались из сумки Сильвана каскадом щедро зачерпнутой горсти по небосклону.

   Ограда кладбища показалась из-за старого, расколотого молнией дуба, что расположился подле валуна, где громоздились скопом свечи. Их каждую неделю приносили сюда понемногу коренные жители Лангвальда. Они соглашались похоронить кого угодно, не важно кем тот был, кем тот стал и как умер.

   Через ворота предстояло совершить слишком большой крюк, поэтому Феникс, как обычно, перепрыгнул через невысокую ограду и приблизился к неприметному могильному камню.

   "Здесь покоится пепел Рунэ'Ады" - гласила надпись.

   Сын устало сгорбился и опустился на колени напротив того, что ему оставалось в напоминание о матери. Это, должно быть, неплохо звучало, особенно в устах тех, кто действительно считал, что это все, что, осиротевшим так рано, оставалось.

   Карнаж молча смотрел на камень. Он просто пришел, как приходил к ней всегда, и как будет приходить до своего последнего вздоха.

   У него, еще маленького, временами очень болела спина, там, где со временем должны были вырасти крылья. Но он не был чистокровным ран'дьянцем, и вместо приятного зуда испытывал острую боль в лопатках. Он не мог уснуть по ночам и тихо плакал в подушку, стараясь не разбудить мать, которая намаялась за день и очень усталая спала по соседству. Но она все равно просыпалась, ворошила его волосы, успокаивала и водила своими теплыми пальцами по его спине, рисуя сильванийские руны, которые он должен был угадывать и называть ей шепотом.

   Постепенно боль отступала, детские глазенки начинали слипаться, и Рунэ'Ада, уже ничего не спрашивая, рисовала причудливых птиц и животных. И он засыпал... А потом она болела. Весь день проработав в лавке аптекаря, он стремглав несся домой с лекарством, которым его вознаграждали за, казалось, непосильные для ребенка труды. Он сидел всю ночь возле ее кровати, с одиноко горевшей свечой на столике, ловил каждый ее тяжкий вдох и боялся, что следующего никогда не услышит.

   Учитель запретил ему, но Карнаж выбрался ночью. В ливень. В грозу.

   Он не маленький! Он может многое и... сам, потому что больше некому за него что-то делать. Поскальзываясь, падая, разбив в кровь колени и локти, он прибежал на кладбище. Зацепился и разорвал рубашку об ограду и сбросил никуда не годные лохмотья.

   По горевшей от боли спине колотили капли ледяного осеннего дождя.

   Больше некому для него что-то делать...

   В руках зубило и деревянный молоток, что он раздобыл среди прочего хлама в лачуге, где они жили с Киракавой. Зубы стучат от холода, тело сводит судорога и он, дрожащими руками, начинает выбивать на мокром камне надгробья ту жалкую деталь, что навсегда обрекла его мать на скитания.

   В Ран'Дьяне издревле существовал обычай: коренные жители обладали "двойным" именем. Сначала писалось имя самого подданного, а потом, через апостроф, выводилось имя отца для мужчин и матери для женщин. Произносилось это с соответственным препинанием. Изгнанники же лишались этой особенности. Имя становилось единым и произносилось в одно слово, как у большинства жителей Материка. Тем самым несчастные навсегда теряли те корни, которым на их родине придавалось очень большое значение.

   Зубило соскальзывало, половина ударов деревянным молотком проходили впустую. Мокрое от дождя лицо закрывали налипшие волосы. Сжав зубы, он продолжал свою работу, выбивая эту несчастную, маленькую, вертикальную черту, что отделила их с мамой от родного края, оставшись там, где оканчивались границы и шумело течение Лары.

   Учитель незаметно подошел и стоял позади, наблюдая за трудами своего тринадцатилетнего ученика. Старик не обращал внимания на ливень, а лишь сурово смотрел на Карнажа из-под густых седых бровей, терпеливо дожидаясь пока тот закончит.

   Последний удар отдался фонтаном каменных крошек. Киянка и зубило валялись рядом с вытянувшимся на холодной земле мальчишкой. Пальцы врылись в мокрую землю у основания надгробья. Занесенная для удара бамбуковая палка учителя остановилась. Карнаж, сотрясаясь от рыданий, хрипло произносил самую страшную в своей жизни клятву...

   Феникс поднялся и зашагал прочь. Воспоминания быстро оставили его и унеслись куда-то вверх и вдаль.

   На мгновение он остановился.

   К могильному камню повернулось незнакомое, чужое лицо: в глазах скорбь, глубокая и чистая, из самых потаенных дебрей сердца...

   Карнаж подходил к воротам кладбища, когда с удивлением заметил, что в этот, довольно поздний час, оказался не одинок в намерении посетить тех, кого забрала под свой плащ смерть.

   - Зойт?! - изумился "ловец удачи", подойдя к фигуре, скрывавшейся во мраке, возле полуразвалившейся усыпальницы.

   Ларониец потягивал вино, уперев одну ногу в могильный камень, возле которого земля была еще слишком свежей.

   - Не ожидал увидеть вас здесь, Карнаж, - сказал колдун, не поворачиваясь.

   - Взаимно, - полукровка подошел еще ближе и увидел, что на гладком камне выбито всего одно слово: "Каратель"

   - Немного, правда? - спросил Даэран.

   - Мне приходилось видеть и меньше, - сложил руки на груди Феникс.

   Холодный ветер, гулявший по кладбищу, наконец, добрался до них, словно намекая на то, что им пора удалиться.

   - Знаете, - голос ларонийца дрогнул, - Я много получил от этого убийства. Мне отвалили солидный куш... Я готов был щедро вознаградить и тех, кто копал, и каменотесов, и священника из феларской миссии. Но ни за какие деньги я не смог узнать имени этого несчастного. Интересно, в ордене хоть заметят, что он пропал? Проклятье, Карнаж, он же был никому не нужен в целом мире, среди сотен и тысяч людей, таких же, как и он сам! Он защищал их от магов, от зла, как он считал... Благородные цели... Порывы... Что они, в сущности, дали, кроме слепой ненависти, если даже хоронить его пришлось тому, кто убил?

   Остатки вина из фужера пролились на землю могилы.

   - Я всем заказал выпивки, - продолжал Зойт, - А сам пошел сюда. Наверное, одиноко и тоскливо лежать здесь, под холодной луной? Он достойно бился и жил как умел. Я убийца, я знаю. Но... я не хочу и боюсь, что вот также, когда-нибудь, лягу в сырую землю, и мои похороны устроит лишь тот, кто оказался сильнее меня в бою.

   - Неужели!? - засомневался Карнаж, поражаясь такому поведению от ларонийца.

   - Я - хранитель, вернее, бывший, - с грустью произнес белый эльф, - Иначе как, по-вашему, я попал в арганзандское книгохранилище? Это же пограничная территория, и туда берут только тех, у кого... никого не осталось с той страшной войны. Наш император знает, что, такие как я, будут драться до последнего, если проклятые истанийцы опять нападут.

   - Потому что вам большего в этой жизни не осталось, ведь ларонийцы однолюбы. Я знаю, Зойт, простите если...

   - Ничего. Забудьте. Как ваш визит к мастеру Хроносу?

   - Благодаря вам все отлично. Старик ожидает вас с нетерпением... - Феникс осекся, заметив слабый огонек, мелькнувший в глазах колдуна.

   - Я не пойду к нему. Мне не о чем спрашивать. Я и сам знаю, что можно вернуть, а что не стоит.

   Последняя капля вина упала на могилу карателя. Фужер разлетелся вдребезги о надгробный камень. Так ларонийцы провожали в последний путь своих собратьев и тех своих врагов, по которым некому больше плакать и сожалеть, кого не будет ждать бессонными ночами любящие домочадцы, в надежде глядя из окон на пустынную дорогу, с горящим очагом и котелком доброй похлебки на столе.

   - Пойдемте-ка со мной, Зойт.

   - Куда? - предложение вызвало удивленный взгляд ларонийца.

   - Туда, где горит очаг и на столе давно дожидается котелок с похлебкой.

   - Но...

   - Не желаю ничего слышать! Сударь, нам завтра вместе ехать в Форпат. Я держу свое слово, как и вы свое, - Феникс развернулся и пошел к воротам кладбища.

   Из-за спины "ловца удачи" донеслись слова благодарности на ларонийском.

   Белые эльфы плохо умели благодарить, и колдун явно рассчитывал, что "ловец удачи" не знает их мудреного языка. Карнаж и правда знал мало, всего эту пару слов...

* * *

   На земле лежал рыцарь, вернее то, что от него осталось среди развороченных доспехов. Чуть поодаль, в освещенном луной уголке сада, громоздилось тело горгульи с обломком копья в груди.

   Немного прошло времени с момента жестокого убийства, свершившегося здесь. В воздухе еще витал дух предсмертной агонии.

   Боевой конь виновато брел к телу хозяина.

   Животное остановилось, заметив женскую фигурку в белом платье, порхнувшую к останкам воина. Это была прелестная молодая девушка. Ее дивные золотые кудри спадали ниже плеч, тонкой работы диадема на лбу искрилась россыпью драгоценных камней. С ангельского личика смотрели синие как море глаза. Ножка в белой туфельке вынырнула из-под платья и толкнула смятый в лепешку шлем.

   - Фи! - произнесла девушка тонким голоском.

   - Что ты хочешь, дорогуша? Это смерть во всей ее неприглядности, - раздался позади голос Хроноса.

   - Я со счета уже сбилась! Сколько же этих железных болванов пытаются добиться моей руки, а, кроме клятв и гербов, ничего предложить не могут! - принцесса капризно скривила губки и повернулась к архимагу.

   - Что поделаешь? Будем искать. Будем ждать, - пожал плечами владелец странствующей башни.

   - Я устала ждать!

   - Не капризничай, - укорительно произнес Хронос, протягивая ей руку и помогая перешагнуть через вспаханную падением всадника землю, где поблескивали осколки разбитого меча.

   - Все образуется, вот увидишь. Нужно время. Ты же сама хотела настоящего рыцаря в сияющих доспехах. Идем. Появление моего дома меняет погоду в окрестностях, и лангвальдские ночи становятся еще холоднее. Смотри, не простудись, - утешал чуть не плачущую девушку Хронос, уводя ее к башне.

   Когда они удалились, конь приблизился к останкам своего хозяина. Жалобное ржание разнеслось по саду, в котором спали цветы.

   Розы... Им было все равно, даже до того холода, что царил вокруг. Неизвестный селекционер-алхимик позаботился, чтобы лишить их хрупкости и нежности, оставив только великолепие красок и ароматов.

   Бесенок робко приблизился к одиноко стоявшему коню и протянул животному половинку моркови из того скудного рациона, что выделял ему хозяин.

   Пучеглазый садовник долго стоял с протянутой лапкой, мурлыча что-то на своем странном языке. Наконец, конь принял угощение. Бесенок осторожно погладил его и принялся собирать тот лом, что остался от некогда сияющих доспехов.

   Взяв в охапку все, что осталось от рыцаря, садовник пошел к мосту и выбросил в Покинутое Море. Когда он вернулся, отряхивая лапки, конь лежал на земле и с тоской смотрел куда-то вдаль, вытянув шею. Бесенок засуетился вокруг него. Гладил, дергал за разорванные поводья, пытался поднять... Все тщетно. У животного остекленели глаза. Тогда он уселся на корточки возле головы коня и начал рыть ямку, положив рядом мешочек с семенами все тех же роз, что в изобилии росли вокруг.


   Из хижины на тропинку лился теплый, манящий свет. Двое припозднившихся путников торопливо подошли к двери. Зойт по уши закутался в свой плащ и молча стоял рядом, пока Карнаж стуча зубами от холода, еще громче стучал в дверь кулаком. Изнутри послышались недовольные возгласы дуэргара, щедро сыпавшего ругательства на головы нежданных гостей. Это могло означать, что им скоро откроют.

   И действительно, после крепкой фивландской брани громыхнул засов, и дверь отворилась. На пороге, подбоченившись, стоял хозяин дома, переводя суровый взгляд то на одного, то на другого полуночного визитера.

   - Какого лешего вам здесь надо?! - спросил Филин, который с лангвальдского самогона еле лыко вязал.

   - Ах ты, старый пьяница!

   - Карнаж?!! Где тебя черти носили весь день?! Внученька, ты посмотри кто заявился! А ты волновалась, - рассмеялся дуэргар, - Входите уже... Э! Феникс, а это кто с тобой?

   - Мэтр Зойт Даэран, ларонийский чародей, - представился белый эльф.

   - Ого! - выпучил глаза Филин, - За это надо выпить! Не каждый день мне доводится принимать в своем доме благородных особ, клянусь кишками Основателя! И пусть меня разорвет ко всем чертям, если я достойно не приму такого гостя!

   Зойт замешкался, не зная, что ответить на такое неожиданное приветствие. Карнаж, тем временем, прошел внутрь, где ему на встречу выбежала Скиера и обвила руками за шею изумленного таким поворотом дел полукровку. Дуэргар с пьяным умилением посмотрел на эту сцену, потом, снова повернувшись к колдуну, схватил того за полу плаща и затащил в дом со словами: "Да ты заходи-заходи! Чего стоишь как не родной!?"

   Филин, хоть и был изрядно навеселе, однако повел себя как радушный хозяин и тут же налил гостю кружку лангвальдского самогона от одной капли которого, как говорилось, собака завизжит.

   Ларониец осушил кружку и глазом не моргнул, зато у дуэргара челюсть от удивления отвисла. Бывший компаньон Карнажа, видимо, совсем позабыл о том, что ларонийцы имели высокую устойчивость не только к магии, но и к алкоголю, и, чтобы им набраться, надо было выпить изрядное количество чего-нибудь покрепче. Таким образом, на эту ночь собутыльник Филину попался как на заказ: выносливый и почти трезвый. К тому же Даэран представлял собой как раз тот редкий тип ларонийца, который пошел дальше убогой философии большинства подрастающих ксенофобов из белых эльфов, в ряды недругов которых такими темпами, какими шел молодой император, в скором времени могли попасть все прочие народы Материка подряд.

   Зойт же, как верноподданный прежнего императора, старой закалки, как таких называли, разделял лишь неприязнь к полукровкам. И то к тем, которые, по мнению упраздненного сената, были особенно опасны, то есть к носителям человеческой крови.

   Карнаж в свою очередь приложил все усилия, чтобы Скиера не увидела того, кого он с собой привел. Это грозило скандалом, а полукровка не испытывал особого желания выслушивать еще один экскурс в историю войны Ларона и Истании, где крайними оказались леса Роккар.

   Однако особых усилий и не потребовалось. Чтобы разжечь старый костер, чьи угли еще тлели одиноко на краю тракта этой жизни, достаточно было легкого дуновения. Она не обратила внимания ни на гостя, ни на пошлые шутки дуэргара, сыпавшиеся как из рога изобилия под ларонийский металлический смех. Полуэльфка прижалась к груди "ловца удачи", зарывшись носом под ворот его куртки. Феникс почувствовал тепло ее тела...

   Когда-то давно они были вдвоем, всего одну ночь, а с рассветом, будто и вовсе не зная друг друга, разъехались в разные стороны. Она поехала на север, а куда двинулся он - и сам полукровка толком не помнил.

   Когда бы они ни встречались, всегда были в пути и даже не собирались искать тихой гавани посреди неспокойного моря бытия. После восхода Ta'Erna это оказывалось непозволительной роскошью. Временами начинало так сильно "штормить", что в тавернах среди бела дня резали глотки, на светских раутах подсыпали яды, а в темных подворотнях гораздо чаще на шеи накидывались удавки. Отголоски смутных времен еще ясно слышались, особенно в людских королевствах и на берегах Истании, не говоря уже о вечно бушующей войне на острове Палец Демона.

   Оба прекрасно понимали, что покой и умиротворение на Материке позволить себе может далеко не каждый.

   Они вошли в комнату. Порыв Скиеры не встретила стена, как это часто случалось раньше. В зеленоватом свете сильванийского ночника она посмотрела ему в глаза.

   - Ты опять ходил туда, к ней? - робко спросила лучница.

   Карнаж кивнул, и устало опустился на кровать, брякнув на пол свою торбу и ножны с оружием.

   Она удивленно провела рукой по его гладкой щеке, где раньше проходила белая полоса жестокого шрама, оставленного стилетом чернокнижника. Феникс улыбнулся и откинул ее длинные волосы - стигма тоже исчезла без следа.

   Хронос действительно был щедрым кудесником, не боявшимся употреблять свои знания на мелочи. Полуэльфка попыталась закрыть то место, где раньше стояло клеймо, но пальцы не нащупали бугрившейся от раскаленного металла кожи. Ее глаза вспыхнули озорным огоньком и губы нежно коснулись груди "ловца удачи", а руки не выпускали из объятий.

   На пол возле торбы и оружия упала куртка и черная рубаха. Все это накрыло легкое лангвальдское платье, а рядом бухнулись сильванийские обитые ботфорты. В комнате воцарилось недолгое молчание, словно затишье перед надвигающейся бурей, предвестником которой стал тихий вздох, перешедший в стон...

   Филин подлил себе еще, когда услышал звуки кипевшей по ту сторону полога страсти.

   - Ух-ух, - осклабился дуэргар, - Даэран, дружище, вы слышите это?!

   - Ха! Только глухой не услышал бы, - понимающе кивнул ларониец.

   - Да, - протянул Филин, - Чую, будут скоро детки на радость старику.

   - Полноте, сударь, вы еще в самом расцвете сил! Ваш брат, как я слышал, горазд детей делать до гробовой доски!

   - И это верно, черт меня возьми! Основатель здорово потрудился в начале времен, и если во мне хотя бы одна сотая его сил, то...

   Речь дуэргара прервал страстный женский крик.

   Рука Филина, сжимающая кружку, взвилась в воздух. Он соскочил со стула и повернулся к ларонийцу:

   - Так выпьемте же за здоровье моего будущего крестника!

   - Вы собираетесь крестить чадо здесь, в феларской миссии?! - изумился белый эльф.

   - А черт его знает, может оно и к лучшему?! Отправится себе в Фелар и найдет там службу, а не будет мотаться всю жизнь по белу свету, как его родители. Уж будьте уверены, я прослежу за этим!

   Кружки одобрительно клацнули друг о друга, в поддержку этого утверждения, которое оба не раз постигли на своем примере. Пусть даже и похожи были лишь тем, что бродили то туда, то сюда по родной земле, не успевая не то что сказать "до свидания" вчерашнему дню, а поприветствовать сегодняшний. Обретая что-то ненадолго, они не успевали этим насытиться в полной мере, так как закон дороги беспощаден, и вот теперь одинаково растеряны, потому что оказались снова на дороге, но незнакомой и чужой. Возможно, долгой и трудной... возможно даже в никуда.

   Дуэргар остановил этот бег, устроил свой угол, дом и решился, пусть и так поздно, создать что-то для себя. Ларониец потерял все в войне, понимал ценность этого, и ему становилось не по себе при мысли, что завтра Карнаж вскочит в седло и поедет с ним в Форпат, оставив Филина и эту полуэльфку здесь одних.

   Но такие как этот красноволосый "ловец удачи" не были похожи на домоседов. Пусть он, Зойт, и повидал еще не так много по эту сторону границ Ларона, однако этот полукровка точно был бродяга, неисправимый...


   Рано утром Даэран отправился в заведение мэтра Николауса, чтобы раздобыть лошадей и запастись провизией. Полу-гном полу-дуэргар принял колдуна с распростертыми объятиями, теплота которых была прямо пропорциональна количеству выпитого и съеденного вчера по случаю победы ларонийского колдуна. Мэтр мгновенно организовал лошадей и провиант, хоть час и был ранним, попутно интересуясь, собирается ли маг пойти на прием к Хроносу. Зойт, разумеется, ответил что собирается, иначе могли подумать, что он очередной шпион. Пусть обитатели Лангвальда и не слыли особо подозрительным, однако языки у них были без костей.

   В дверях ларониец столкнулся с Филином. Дуэргар пребывал в скверном расположении духа и как-то смутно удивился неожиданной встрече с тем, кого полагал давно едущим по тракту куда-нибудь в Форпат, что было более чем логично, ведь колдуну прямая дорога в город чародеев.

   - О, радушный хозяин? - изумился белый эльф, - Что вы здесь делаете так рано?

   - Да, мелочь. Карнаж послал меня сюда с какой-то бумазейкой, чтобы получить положенные ему деньги. Самому ему, видите ли, лень, - буркнул Филин и окликнул Николауса, - Эй, любезный, кто распоряжается ставками за вчерашний поединок?!

   Мэтр удивленно посмотрел на дуэргара. По его лицу пробежала тень, и он громко позвал кого-то, очевидно, стараясь докричаться до отдельной комнаты, где потчевал особо важных гостей:

   - Эй, сударь, явился посланник от красноволосого счастливчика, чтобы забрать выигрыш!

   Воцарилась минутная тишина, после которой в ответ на речь хозяина гостиницы послышался крик полный отчаяния.

   - Чего это он? - изумился дуэргар.

   - Очевидно, выигрыш слишком велик, а, по правилам, если счастливец не явится за деньгами, вся сумма переходит тому, кто принимал ставку.

   Крик повторился, только стал еще громче, словно бедняга расслышал и эти слова мэтра.

   - Да что он там, волосы на голове рвет что ли? - скривился Филин.

   - О нет, сударь, он лыс как яйцо, - улыбнулся Николаус.

   - Ну что ж теперь делать?! Пусть рвет хоть на заднице, но побыстрее, потому что я все равно забираю выигрыш!

   Когда в руки дуэргара попал туго набитый серебром кошелек, врученный взаправду лысым, как яйцо, гномом, Филин сочувственно посмотрел на него. Сумма действительно была очень неплоха. Ошеломленный дуэргар некоторое время взвешивал кошелек то на правой, то на левой руке, а потом, опомнившись, засуетился:

   - Да! Черт возьми, совсем забыл! Меня просили еще вернуть кому-то вот этот шикарный шестопер...

   Лысого гнома вовремя успели схватить и, не без труда, оттащили от Филина.


   Карнаж стоял возле крыльца, встречая еще одно, последнее утро в Лангвальде. Дымка утреннего тумана стелилась по поляне возле дома аптекаря. Желтые глаза смотрели как-то растеряно и отстраненно на лес, окружавший чернеющими под пасмурным небом стволами деревьев. Листва угрюмо зашелестела над головой, испуганная нежданным дуновением северного ветра.

   Снова торба и ножны с оружием лежали в ожидании у порога.

   Сколько их было, этих порогов, у гостеприимно открытых дверей, от которых он уходил, направляя свои стопы к дороге, что всегда найдется где-то поблизости? А зачем считать? Да у любого их хватает, и редко кто сразу отыщет себе надежный приют, где обзаведется семьей, взрастит детей и спокойно состарится.

   - Может быть, я еще вернусь... - сказал сам себе Феникс.

   Он подхватил поклажу и быстро зашагал по тропинке, собираясь где-нибудь свернуть, сократив путь, и выйти прямо к гостинице.

   - Ты опять так уходишь?

   Полукровка встал как вкопанный.

   - Почему?

   "Ловец удачи" молчал, он закрыл глаза и продолжал стоять, встречая спиной ее слова.

   - Даже не попрощавшись. А если я тебя больше не увижу? - Скиера подошла к нему.

   Карнаж все также встречал ее полные горечи упреки спиной. Он это знал, он все это уже слышал и не раз, но ждал... Всегда будет сказано что-то еще. Среди укоров в бессердечии, упрямстве, холодности и прочих будет место чему-то, самому болезненному, что придумает именно она, эта полуэльфка.

   - Я не смогу заменить тебе возлюбленного.

   - Я тебя об этом просила? - Скиера испустила тяжкий вздох, - Неужели ты сам не считаешь, что заслужил немножко счастья, радости и домашнего уюта?!

   А вот это было совсем ново! Полукровка наслушался в свой адрес проклятий и ругани, на которые были щедры все случайные спутницы. Он даже ждал чего-то в этом роде от лучницы, и вот почти, когда готовы услышать его острые уши...

   - Это потому что ты был там. Ты ходил туда, к ней! Потому что так случилось с твоим отцом и матерью. Дитя героя, отродье Xenos, легенды ходячие... Сколько красивых слов о вас...

   Вот-вот, ему становилось немного легче.

   - Я поклялся, - голос Феникса стал железным.

   - А я..., - руки коснулись его плеча.

   Скиера почувствовала, как Карнаж вздрогнул от этого прикосновения. Ее пальцы скользнули по шее и зарылись в шевелюру кроваво-красных волос.

   - У меня никого больше нет, кроме тебя и Филина. Мне некуда идти. Я, словно осколок, от тех, былых времен. Как и ты. Мы с тобой столько времени знаем друг друга. И вот теперь вокруг нас никого не осталось, и из-за закрывавших нас раньше чужих спин и лиц снова встречаемся взглядами. Ты вспомни...

   - Но разве это любовь?

   - А ты точно знаешь, что это такое?

   - Нет...

   - Я буду ждать. Наверное, в благодарность. Не знаю сколько, - раздался шепот Скиеры у самого уха, - Чтобы тебе было немножко теплее оттого, что где-то, далеко или близко, для тебя горит очаг. Что о тебе думают, что тебя ждут.

   - Зачем?

   - Ты не знаешь...

   Она отпустила его, и он зашагал прочь, по обыкновению немного сгорбившись и заложив большие пальцы рук за пояс. Скиера расстегнула воротник своего охотничьего костюма и, откинув голову назад, с силой вдохнула влажный утренний воздух.

   Хорошо, все же, что он ушел не по тропинке, а растворился в тумане как призрак.

   - О, доброго утра! - Филин направлялся по тропинке к дому.

   С собой дуэргар тащил корзины полные съестного и выпивки.

   - А что наш красноволосый лежебока? Еще дрыхнет? - в его голосе звучала такая радость, - Давай, буди его, будем завтракать! Я не ожидал, что он и выиграл такую кучу денег. Мне даже один гном чуть морду не разбил, когда я забирал выигрыш!

   Полуэльфка молча проводила дуэргара взглядом. Тот вошел, грохнул корзины и бутылки на пол и принялся звать Карнажа. Сначала громко, потом несколько неуверенно, а потом ... Он вышел на крыльцо, сел, кряхтя, на ступеньки, достал мешочек с табаком, трубку и так и остался сидеть, опустив голову, даже не закурив.


* * *



   Чужие окна,

   В них радостный свет

   Там тебя нет - ты чужой

   Там все свои, там радость, покой

   А ты шагаешь один,

   Идешь, укутанный мглой,

   В мире чужих

   Надежд и людей...


   Пальцы Лана последний раз нежно коснулись струн гитары. Он редко пел собственные песни, оставляя это мелодичному голосу Катрин. Но сегодня утром вспомнил давно написанные строки, согрев струны рукой, еще помнившей крепкое прощальное рукопожатие Карнажа в гостинице Николауса, обнадеживающее барда на новую встречу.




   Глава 6
   "Бездна есть в каждом из нас

   Она скрыта за прозрачными стеклами глаз..."

   последняя запись в дневнике Безымянного, сгинувшего в Бездне


   Большой Северный Тракт брал свое начало в Северном Феларе, проходил по территории Сильвании, пронзал фивландские земли и далее растворялся в Лароне, хотя многие считали, что оттуда он все же продолжался вплоть до истанийской столицы - Ойленбурга. Но, даже если это и было так, то там он терял свое главное значение основной торговой артерии Материка. Ведь не в пример быстрее и намного безопаснее было воспользоваться услугами доков Швигебурга и добраться до Зюдрадзеля. Собственно, как и делалось это с тех пор, как в Море Скал нашли удобные и безопасные морские пути, щедро приплатив за такие находки тысячами жизней моряков с затонувших судов, наткнувшихся в шторм на поднимающиеся из воды по всему морю высокие, заостренные скальные образования. Они, словно иглы, поднимались со дна этого моря и торчали где пусто, а где густо, но неизменно напоминая о себе очередным кораблекрушением. Правда, стоило отдать должное феларской картографии, это случалось все реже и реже, на радость купцов и заботу военных.

   - Вы задержались, друг мой, я долго ждал вас у гостиницы. Вас не хотели отпускать? - напомнил Карнажу Зойт, когда они минули перекресток двух трактов, выбравшись на Большой Северный, и двигались к Форпату.

   На этот путь понадобилось гораздо меньше времени, чем предполагал ларониец. Однако молчание, за редким исключением коротких фраз, когда устраивались на ночлег в дороге, начинало его тяготить. "Ловец удачи" пребывал в каком-то задумчиво-расслабленном состоянии. Это не очень устраивало колдуна, так как он полагал, что Феникс сможет быть его телохранителем на то время, пока они ищут наглого воришку. Тот, по заверениям Феникса, сбежал в Форпат под теплое крылышко бургомистра Окулюса Берса.

   Зойт знал, что старик слыл сентиментальным и легко предоставлял убежище всем, кто, так или иначе, занимался магией, что, разумеется, было оправдано, так как в имперских землях и на территории Феларов, ударившихся в религию, чародеям приходилось не сладко. Но, как ни странно, "ловцов удачи" архимаг наотрез отказывался пускать в "верхний" город, считая, что своим присутствием они оскверняют чистоту науки.

   Выходила забавная ситуация: заниматься магией было похвально, но доставать необходимые для этого артефакты, реагенты и прочие, немаловажные, вещи практикующие это занятие должны были сами. И это когда в приграничных вольному граду землях не так давно дымились костры инквизиции, а в эльфийских лесах посвистывали предупредительные стрелы возле уха какого-нибудь незадачливого адепта, решившегося пустить на клыки и шкурку редкого зверька, или птичку на пух, перья и коготки. Не говоря о том, что ученый в робе и очках на дороге был куда более беззащитен, чем его посыльный-головорез, увешанный оружием с ног до головы, подготовленный к тяготам, лишениям и, вдобавок, весьма крепкий и выносливый физически.

   Обитателям Форпата было далеко до ларонийских колдунов, которых сразу готовили как боевых магов, но и белым эльфам оказывался нелишним надежный попутчик. Таким и заручился Даэран, потому как считал, что будет не очень удобно продолжать свой путь со стилетом Кеарха в спине или разбойничьей стрелой в горле, пущенной из-за дерева каким-нибудь подонком.

   - Кажется, я задал вам вопрос, сударь? - напомнил колдун.

   - Да, не хотели, - ответил Карнаж, снова равнодушно и отрешенно.

   - Что ж, любовь банальна.

   - Но в этом, наверняка, и есть ее завлекательность. Чувство одинаковое по сути, но каждый, заполучив его, ищет что-то свое и, что удивительно, находит со временем.

   - Вы нашли?

   - Еще нет.

   - Так какого дьявола вы едете с видом по уши влюбленного мечтателя?! Мы, покамест, в Фивланде, и тракт местами небезопасен!

   - Вы правы. Черт возьми! Но я не беспокоюсь за свою жизнь, а вы? Если считаете, что задумчивый вид свойственен только мечтателям, то вынужден сделать вам открытие - не только им, - легкая усмешка полукровки заставила брови Зойта нахмуриться.

   - Сударь, что вы скажете на предложение быть моим телохранителем до ворот Форпата? А там, когда мы закончим наши с вами дела, каждый поедет своей дорогой.

   - Отличное предложение! Вполне в ларонийском духе. Но не просите меня убивать для вас. Я буду только защищать вашу шкуру по мере своих скромных сил, - Карнаж зевнул, прикрыв рот ладонью.

   - О! У вас есть принципы? Проклятье! Бедного Шрама вы зверски убили, набросившись, словно зверь на чернокнижника, спешу напомнить, весьма почтенного возраста. Иными словами хладнокровно изувечили и после добили старикана, надежно приколотив его стилетом, как гвоздем к крыше!

   - Полноте, Даэран, не сгущайте краски. Я отомстил за смерть своего учителя и наставника. Обычная, столь же банальная, как и любовь, месть. И все. Я вернул себе меч, который полагался мне по праву. И великолепной работы меч! А дух учителя теперь покоится с миром, отомщенный и насытившийся кровью своего врага. И меня не волнует, был ли у Шрама шанс или нет. Месть, как говорится, не бывает благородной, потому что месть - это неумение прощать своих врагов.

   - Стало быть, вы не умеете?

   - Отнюдь! Я считаю, что мое прощение надо заслужить. Ведь ничто не дается даром в этом лучшем из миров.

   Полуденное солнце заиграло на перьях, подшитых в ряд на спине куртки Феникса. Из-под челки кроваво красных волос на колдуна покосились два желтых глаза с расширившимися зрачками.

   Тракт вел прямо, почти не сворачивая, мимо перелеска, где на обочине громоздился большой серый валун, которыми в этой стране заменяли указатели. По выбитым на камне рунам стало ясно, что их цель близка. Недалеко располагался спуск в систему фивландских тоннелей. По ним можно было легко добраться до Форпата меньше чем за два дня, что и требовалось Зойту. Иначе Кеарх мог опередить их, и вопрос о выкупе ценных книг мог взлететь до астрономической суммы, окажись фолианты в руках знающих магов из форпатских библиотек.

   - Мы скоро будем на месте, - сообщил "ловец удачи" колдуну, так как Зойт делал вид, что плохо понял надпись на валуне и красноречиво чесал в затылке, - А убивать я и правда не люблю, потому что много хлопот с трупами. Всегда найдется добрый десяток любопытных, которым мертвец не сват и не брат, но все равно интересно почему, да за что. Как будто это поможет им, когда настанет их черед получать свой нож в брюхо? Тем более в вашем деле простой поножовщиной вопрос не решить, так как Форпат славен своей стражей и тайной канцелярией. Я думаю, они заинтересуются ларонийским шпионом, пусть и бывшим.

   - Что вы сказали, сударь?! - колдун поворотил лошадь.

   Карнаж остановился, развернул своего коня и подъехал к Зойту, глядя тому прямо в глаза:

   - Странно, что вы так неплохо знаете язык земель, в которых, как утверждаете, никогда не бывали. Впрочем, ваш промах в этом вполне обоснован, ведь кто такой Кеарх знал из всего Лангвальда, возможно, только один я. И ломать при мне комедию было бы неразумно. Но так красноречиво остановиться у валуна, почесывая в затылке, меж тем бойко пробежав фивландские выбитые руны, как и следует, снизу-вверх...

   - Ну, я немного знаком с языками Материка, но этим могут похвастаться и другие.

   - Э, нет, - Феникс значительно поднял вверх указательный палец, - Вы знаете и используете слишком много речевых оборотов, причем уже по привычке. Черт возьми, да я видел вас на том самом приеме, где мне указали место! И, готов побиться об заклад, отлично помните, что там случилось?

   - Так это были вы? - изумился колдун, - Не могу сказать, что тогда, когда вам под ноги бросили кошелек за такую, надо признать, великолепную работу, я вам сочувствовал. Я не был о "ловцах удачи" высокого мнения, но считал, что вам действительно нечего было делать на том приеме. Пусть с Роксаной вас и могло связывать нечто большее, чем простой наем.

   - Я согласен, мне действительно нечего было там делать. А что там делали вы? Ларонийский боевой маг среди скопища чародеев-ученых и адептов-теоретиков? Уж не те ли самые книги влекли вас? Библиотека в одном из замков Северного Фелара - это просто модное явление, но лишь до тех пор, пока этим замком не завладеет маг, а на полках вместо никчемных жизнеописаний, сборников баллад и романтической многотомной тягомотины не появятся лакомые кусочки старых знаний и руководств по практической алхимии, демонологии и прочего. Что скажете?

   - Ничего, я всегда был против замкнутости Ларона. Наши знания уникальны, но их мало, по сравнению с тем объемом, которым владеют на Материке. Моему императору плевать было бы на эти книги, так как все что нужно мы про них узнали. Но...

   - Неужели вы и были тем храбрецом, что рискнул похитить архивы "Закодированных Посланий" Морвириари?! - у Карнажа округлились от изумления глаза, ведь столько его коллег сложили, в свое время, головы за эти, по сути, никчемные без ключа к шифру труды великого философа и ученого, которого полагали не от мира сего.

   - Именно, - колдун кивнул, опустив голову.

   Медлить было нельзя, полукровка узнал его. Краешек губ эльфа дрогнул, и вперед вылетела рука с растопыренными пальцами. Но перед ним уже стоял конь без седока.

   Заклятие растворилось, не встретив на своем пути цели.

   Ларониец непроизвольно съежился, почувствовав, как взметнулся воздух над его головой. Он понимал, что сейчас на него что-то обрушится сверху и... Как же все-таки быстр этот красноволосый!

   За спиной колдуна послышались сдавленные хрипы.

   Зойт обернулся.

   На земле валялся разряженный самострел, а хрипел его владелец, которого полукровка схватил одной рукой за плечо, а другой ворочал стрелой в горле незадачливого грабителя.

   Эту сцену, помимо Даэрана, наблюдали еще двое человек. Они остолбенели от того прыжка, который совершил красноволосый из седла, да еще и через всадника.

   Ларониец перевел дух и, довольно скрестив руки на груди, предоставил своему телохранителю полную свободу действий.

   Самострел у троицы оказался всего один. Поэтому оставшиеся двое не спешили приближаться к Карнажу, что бросил испустившего дух разбойника под копыта лошади Даэрана.

   Грабители оказалась примечательны. Один был взрослый мужчина, по всей видимости, с территории имперских владений, если судить по немного вьющимся темным волосам и резким чертам смуглого лица. А второй - молодой парень, с едва пробивающимся на лице пушком, явно из Южного Фелара, с длинным русыми волосам, мягким чертам и голубым глазам. И компания стала совсем полной, когда эльф признал в убитом стрелке северянина, с характерным подбородком и высоким лбом.

   Оба оставшихся в живых грабителя попятились от шагнувшего к ним "ловца удачи", удивленные дальше некуда. Виданное ли дело? Так быстро высвободить ноги из стремян, подтянуть их, сгруппироваться, опершись на облучку седла, и прыгнуть. И как прыгнуть!

   Киракава немногому успел научить своего подопечного, однако советы старого шпиона пригодились адепту и даже очень, когда он оттачивал свои навыки в уличных драках и акробатических па, вытворяемых им в бытность свою в гильдии воров Швигебурга. Ведь изумленный противник не сразу может совладать с собой, и чем глубже изумление, тем дольше он будет биться в полсилы.

   Карнаж с удовольствием отметил, что должный эффект достигнут, так как двое противников продолжали отступать, попутно вытащив оружие. Откуда им было знать о занятных вещах, что скрывалась на спине под курткой полукровки? Как и о том, что эти вещи отдались обладателю неприятной тянущей болью - Феникс действовал слишком резко. Как, впрочем, и эти двое. И если молодой феларец вытащил простой длинный нож из-за голенища сапога, то зараниец выхватил куда более интересную вещь - имперский кинжал с широким лезвием. А тут становился серьезней разговор. Значит бывший вояка, не плохо знающий свое дело. Правда, твердолобый, как большинство тех, кто служили в легионах империи Заран, потому что только дурак устроит "разбойничье" лежбище в единственном перелеске у дороги в ближайших милях трех по окружности.

   "Даже слишком неплохо!" - подумал "ловец удачи", оценив, как зараниец перехватил кинжал лезвием вниз, прижав клинок к предплечью. Пальцы не напряжены, кисть свободна и выгнута так, чтобы удар шел молниеносно. В тоже время это добавляло сомнений - вот так, за здорово живешь, сократить полезную длину оружия.

   Зараниец двигался мягко, словно кошка, обходя полукругом Феникса. Кинжал запрыгал в его руке, переходя то в прямой, то в обратный хват. Это делало атаку достаточно непредсказуемой, но и показывало, что противник засомневался, не слишком полагаясь на собственную реакцию. В тоже время светловолосый феларец как-то неуклюже стоял, скрючившись с ножом так, будто у него живот прихватило, но, по крайней мере, не изощрялся с клинком.

   Карнаж после первого же броска бывшего легионера разорвал дистанцию, шире расставив ноги и немного пружиня на них, чтобы четко держать равновесие и ни на секунду не останавливаться. Правая рука полукровки взялась за свисавшую через спину к поясу рукоять меча, а кисть левой, согнутой в локте, держалась на уровне груди, готовая встретить удар.

   Ларониец с интересом наблюдал за этим танцем смерти, как, впрочем, и молодой феларец, стоявший немного поодаль. Бросив беглый взгляд на всадника, парень понял, что сделай он еще хоть шаг - ему конец. Зойт собирался должным образом оценить работу Карнажа и, исходя из своих наблюдений, предложить соответствующее жалованье, поэтому не хотел, чтобы какой-то неумеха вклинивался в поединок.

   Белые эльфы слыли безжалостными и циничными, однако Даэран знал цену жизни и немало удивился, как забавно пошутила с ним судьба. Решись он убить догадливого полукровку раньше, и сам бы уже валялся на обочине со стрелой между лопаток. Конечно, ситуация могла сложиться и по-другому, но "наверняка" - это наверняка, как говаривал его отец, а если "если бы", то заранее оформляй заказ гробовщику и старайся не строить планов на будущее.

   Карнаж и зараниец продолжали кружить между колдуном и феларцем, меряя друг друга взглядами. "Ловец удачи" старался заприметить каждую деталь в действиях оппонента и, разумеется, не собирался драться равным оружием. Его короткий меч был значительно длиннее кинжала бывшего легионера, но до поры находился в ножнах, чтобы не дать противнику шанса узреть всю опасность раньше, чем требовалось.

   Несколько бросков снова встретили воздух, но имперский кинжал так и не был пущен в атаку. Противник Феникса был неплох, даже подозрительно неплох, что нельзя было сказать о его компаньонах.

   Легионеры были отчаянными и выносливыми воинами, однако плохо приспосабливались к изменениям на поле битвы, если сталкивались с чем-то ранее им не встречавшимся. Впрочем, Карнаж и раньше имел возможность убедиться, что использование всякого рода ухищрений и мало знакомых на Материке техник боя приносили всегда свои плоды, сбивая с толку любого врага. Заставив легионера осторожничать, полукровка, тем не менее, выиграл не так много времени, ведь все держалось на его подвижности. А легионер экономил силы, выжидая.

   Несколько махов правой ногой не принесли Карнажу никакого результата. Опытный вояка только мрачно усмехнулся на неуклюжие попытки Феникса выбить у него оружие. Но полукровка продолжал, сильно рискуя своей конечностью с каждым разом убедительно доказывая, какой он неуклюжий. Вот снова на мгновение поднял ногу, согнув в колене для удара. Легионер решился и кинулся вперед, прикрывая голову свободной рукой и вынося вперед кинжал.

   Того, что случилось, не ожидал ни Зойт, ни паренек, оставшийся стоять в стороне. Молниеносно переступив на правую ногу, Карнаж с дикой скоростью ударил противника в лицо мыском левой со стороны клинка, попутно уклонившись от лезвия имперского кинжала. Легионер свалился на землю, но тут же вскочил, переступил пару раз и, шатаясь, отошел, выставив перед собой оружие и тряся головой.

   Выражение лица полукровки в тот момент, когда он в последний раз подскочил к своей жертве, светившееся в глазах диким азартом, чем-то напомнило колдуну жестоких ларонийских мальчишек, когда те стреляли из рогаток по воробьям...

   Зараниец метнулся навстречу "ловцу удачи", рассчитывая сыграть на противоходе, но слишком порывисто. Удачно выверенный момент, и меч молнией вырвался из ножен снизу-вверх в лицо бывшего легионера. Тот, не издав ни звука, отлетел и рухнул на землю в футах четырех от полукровки. Карнаж крутанулся на месте и застыл. Кинжал прошел близко, но недостаточно близко от его груди. С короткого меча, сжимаемого полукровкой лезвием вниз, обильно стекала кровь. Вот и первая капля упала на землю, будто последняя точка, поставленная в финале красными чернилами.

   - Браво! - Зойт размеренно похлопал в ладоши.

   Феникс невозмутимо подошел к остолбеневшему от страха парню, отирая кровь с клинка.

   Беднягу прошиб холодный пот, когда "ловец удачи" убрал свое странное оружие в ножны и спокойно предложил:

   - Ну? Нападай, твоя очередь.

   Отчаяние вырвалось из молодой груди словно бы предсмертным криком, брызнув слезами из зажмуренных от страха глаз.

   Нож прямо и бесхитростно устремился в живот красноволосого.

   Парень боялся открыть сомкнутые веки, почувствовав, как его оружие вылетело из кисти, по которой будто полосонули раскаленным железом. Сильная рука ухватила за волосы, и кулак влетел в левое ухо, опрокинув на холодную землю.

   - Господин... умоляю, простите.

   - Что?! - мысок сильванийского обитого металлом ботфорта врезался парню в живот.

   - Я не хотел...

   - Хотел! - удар повторился.

   - Мне нужны были деньги... - простонал парень, задыхаясь не то от побоев, не то от слез.

   - Зачем?! - удара не последовало, - Чего молчишь? Говори!

   - На лекарства... матери... - рыдание вырвалось искренностью признания, которое вынудило молодого человека из обедневшего рода покинуть отчий дом и искать удачи на большой дороге. Там его уже ждали с выбором подлость убийства или напрасная смерть, что клались на чаши весов за жизнь родного человека.

   Парень давно понял, как мало знает, чтобы найти деньги достаточно быстро. Вместе с этим росло беспокойство, что он не успеет. Вот и пришлось согласиться на предложение тех двоих, которые теперь валялись на земле. И он в скором времени присоединится к ним. Неужели все кончится именно так?... А как же еще? Ведь этому красноволосому страннику неоткуда знать все это. Да и слушать историю какого-то разбойника он никогда не станет.

   Полукровка отошел и присел возле трупа заранийца, принявшись тщательно обшаривать карманы. В скором времени он нашел то, что искал: полупустой кошелек с вышитым на нем, казалось бы, заурядным знаком ключа феларского казначейства. Мало кто знал, что ключ - был символом строжайших секретов шпионов Ларона. Конечно же, кошелек мог попасть к бывшему имперскому легионеру и случайно. Однако любой здравомыслящий человек давно бы от него избавился, так как только в Феларе это могло не вызвать подозрений, а в остальных странах - это была метка, за которую иногда отправляли на дыбу, особенно если владелец вызывал подозрения.

   Карнаж задумчиво подбрасывал кошелек на ладони. Потом встал и, подойдя к покорно остававшемуся на земле пареньку, схватил того за ворот и приподнял. Молодому феларцу было очень страшно смотреть в эти две черные пропасти - поистине истории о ран'дьянцах не были выдумкой. Такие глаза затягивали, но в них сквозил холод. Казалось, они вспарывали сознание как две острые ледышки.

   Все, конец...

   Во взгляде паренька "ловец удачи" уловил какую-то обиду.

   Полукровка молчал. Конечно, за собственную шкуру некоторые готовы на все что угодно и не только на громкие слова, но уж больно неказисто смотрелся этот "щенок" среди тех "волков", что валялись на земле. Фениксу даже стало интересно, зачем они вообще взяли с собой этого сопляка? Наверное, решили, что ему можно заплатить гораздо меньше и, в то же время, за гроши он пойдет на все.

   - Вот, - свободная рука красноволосого подняла кошелек и, перевернув его, высыпала остающиеся там золотые ларонийские кроны на землю, - Поклянись, что немедленно вернешься к матери!

   Парень сначала не поверил тому, что слышал. Но, собравшись с силами, встал на колени перед "ловцом удачи" и молча смотрел на своего нежданного спасителя. Он даже не прикоснулся к деньгам, которых оказалось более чем достаточно. Просто смотрел, стараясь запомнить во всех подробностях этого полукровку, который был словно посланником. О нем взывал к создателю отчаявшийся юноша, чьи странствия увели так далеко от родного дома. Когда перед глазами постель с умирающей матерью и скорбное лицо, будто сразу постаревшего на десяток лет отца, с утра до вечера ищущего способ занять денег, ноги сами несут из дома, не считают мили и не стряхивают пыль с башмаков.

   - Клянусь, сударь! Если вам когда-нибудь понадобится помощь...

   - Живи, - прервал его Карнаж и отошел к своей лошади.

   Вскочив в седло "ловец удачи", многозначительно кашлянул, подкинув Зойту пустой кошелек. Ларониец впился взглядом в "метку" своих соотечественников на грубой ткани и как-то растеряно посмотрел на Феникса.

   - Они думали, что вы будете ехать один, - бросил Карнаж через плечо, пришпоривая лошадь.

   - Но почему!? Проклятье, на бородке ключа добавлен еще один зубчик - ошибки быть не может! За нами охотятся ларонийские сыскари! - воскликнул колдун.

   - За "вами", сударь. Я спас вашу жизнь и ударить в спину вы мне не сможете, но я сыт по горло ларонийскими кондовыми методами истребления всего, что имеет голову на плечах. Дело столь давнее, а вы все равно собирались превратить меня в горстку пепла!

   - Простите меня, прошу вас, - Даэран нагнал Феникса, - Не за свою жизнь прошу, просто, я не хочу терять такого спутника. Я не ожидал подобного и готов платить вам столько, сколько скажете, и не буду таить того, что знаю. Надеюсь, вы тоже будете следовать кодексу "ловцов удачи"?

   - Да-да, я уже ему следую, покидая вас. А на свою лесть поищите-ка дурака! Вон, позади, один носом хлюпает у тракта.

   - Гром и молния! Я заплачу вам как десяти наемникам!

   Полукровка натянул поводья, озадаченно глянув на колдуна. Уж не в горячке ли тот выдает такие щедрые предложения?

   - Проклятье! Чувствую, что должен послать вас ко всем чертям, - усмехнулся Карнаж, - Но мне и правда нужны деньги, хоть и ввязываться в такой переплет не очень хочется. Ладно, по рукам.

   - Вот и отлично! Пять золотых ларонийского монетного двора в два дня вас устроят?

   - По пять за день! - возмутился Феникс столь низкой оценке своих способностей.

   - Торгаш!

   - Сквалыга!

   Обменявшись взаимными упреками, оба пришпорили коней, наверстывая упущенное время, так как в тоннели пускали группами, но с определенными промежутками, и иногда эти промежутки оказывались в пол дня.

   По дороге Зойт и не думал скрывать своего возмущения тем, во сколько оценил свои услуги "ловец удачи", так как ларонийское золото было высшей пробы и высоко ценилось, а этот красноволосый невежда ровняет его с феларскими сплавами.

   В тоже время полукровка мысленно проклинал самодовольство ларонийских путешественников, которые явно полагали, что их толстые ларонийские кроны всем прочим деньгам деньги. Однако не подозревали, как приметно было это золото и какие длинные языки оказывались, порой, у менял.

   Вот, едет, оскорблено задрав свой точеный нос! Для таких дел, за которое взялся этот благородный, будь он посмекалистее, давно бы сменял золото серебряными швигебургскими унциями. Ларонийские кроны годились только надежно затыкать рты болтунам с глазу на глаз, когда не было способа проще и жестче. Тем паче, что боевые маги белых эльфов весьма скверно работали там, где нужно было что-нибудь тонко стереть из памяти случайного свидетеля. Поэтому мозги последних закипали, вытекая через уши с мрачной регулярностью, не смотря на все потуги колдунов.


   Тоннели под Фивландом были обнаружены давно, но прошло немало времени, прежде чем гномы и дуэргары постигли тонкости их системы. Сперва казалось, что это катакомбы естественного происхождения. Но в таком случае их размах был неправдоподобно грандиозен. Более глубокие исследования, осуществляемые орденами стихий, когда они были на пике своего могущества, дали неплохие результаты. В том числе обнаружились разрывы пространства в определенных участках тоннелей, что позволяло перемещаться под территориями Фивланда гораздо быстрее, чем на поверхности. К сожалению библиотеки орденов стихий после Сокрушения Идолов оказались только частично в руках властителей, которые предоставляли адептам земли в своих владениях - остальное было разворовано и ходило по рукам самоучек, отступников и коллекционеров. Вот тогда-то, когда отгремели войны, по Материку и поползли зловещие слухи о множестве загадочных мест, которые ранее рисовали в воображении обывателя довольно простыми и понятными явлениями искусные руки магов. Теперь манипулировать и оберегать "хрупкое" сознание простого смертного стало некому, и на поверхность всплыли довольно неприглядные факты. Именно "факты", ведь это было куда более спокойное слово после восхода Ta'Erna, нежели такое громкое как "правда".

   Слухи стремительно разносились по Материку, и вскоре люди узнали об истинной сути Подземных Озер, что разливались под Ран'Дьяном и южными сильванийскими областями, а также о Бездне в дебрях Скалы Проклятых, из которой на самом деле и выходила система фивландских тоннелей.

   В некоторых летописях сохранились заметки о порождениях Бездны, которых встречали в тоннелях и на подступах к ней. Красноречивее любых доказательств стали гонения на всех, кто пытался донести это знание до остальных. Также изъятие книг, где каким-либо образом упоминалась Бездна, даже отрезание языков особо упорствующим болтунам, казни и пытки - в общем, полное отрицание слухов и, одновременно с этим, полная изоляция тоннелей ведущих в сторону Скалы Проклятых. Не говоря о том, как опечатывались и охранялись подступы к этому месту на поверхности.

   Такое "шило" утаить в мешке было очень не просто. Фивландские стражи Скалы Проклятых подозрительно часто менялись. Находившаяся там крепость меняла гарнизон целиком раз в два месяца. А те, кто возвращались, в большинстве своем никогда более не соглашались снова туда отправиться.

   С одним из стражей, который, соблазнившись хорошим жалованьем, побывал там дважды, приключалась истерика, если он слышал звук скрежета металла о камень. Широкоплечий, коренастый, бородатый гном забивался в угол и плакал как дитя, таращась на окружающих испуганными глазами. Сначала все только потешались, но, после того, как ему развязали язык целым бочонком выпивки, он рассказал о том, что повидал в крепости у проклятого дневным светом места.

   Заплетающимся языком гном бормотал что-то несвязанное о ночном "карябаньи чьих-то когтей о камень стен" цитадели, когда на утро стражи видели совершенно дикие, не похожие ни на что знаки и узоры, появлявшиеся то тут то там на стене в добрых сорок, а местами и пятьдесят футов высотой. И даже с той стороны, где их крепость отделяла от окружающих гор пропасть, дна которой не было видно, все равно появлялись эти значки, глубоко высеченные в кладке стены. Без какой-либо видимой логики и похожести они возникали особенно часто, если Бездну в очередной раз пытались опечатать. Черная, как сажа, Скала Проклятых, со стороны походившая на кусок ссохшегося феларского сыра, была сплошь покрыта этими символами, и имела у самой верхушки сквозные отверстия с ровными краями - многие считали, что это были врата в иные плоскости мироздания.

   Однажды швигебургский совет созвал "консилиум" именитых магов, чтобы раз и навсегда покончить с этой неприглядной "язвой" на лике их государства. Решено было наложить печати и навсегда закрыть доступ в это проклятое место. Собрали каменщиков, архитекторов, солдат, а также делегацию чародеев из швигебургских Высоких Шпилей.

   Экспедиция началась просто отвратно. Поначалу, преследовавшие гномов по пятам несчастья, складывавшиеся в любопытную картину нешуточных совпадений, не смогли сломить их дух. Все решились идти до конца. Но, через месяц после начала работ, перестали поступать какие-либо известия. Незамедлительно была снаряжена целая армия из наемников, самых отчаянных храбрецов, которых можно было сыскать на Материке, и направлена к скале. Когда они прибыли туда и распахнули врата цитадели, жуткая картина встретила их: занесенные снегом, смерзшихся горы огромных трупных червей громоздились во внутреннем дворе, возле конюшен, на плацу и лестницах. В крепости не осталось никого, кто отправился туда, кроме коменданта, что должен был принимать экспедицию и вводить чародеев в курс дела. Замерзшее тело нашли в одной из башен, где он забаррикадировался. Помощь опоздала всего лишь на несколько дней. Ветеран многих воин, доблестный полководец во времена своей молодости, он сидел застывшим изваянием за столом, а рядом лежал его кинжал. Перед смертью гном выколол себе глаза. На полированных досках стола все тем же кинжалом было накарябано несколько фраз на языке, которым пользовались только маги из Высоких Шпилей, произнося свои формулы: "Вырви глаза - и ты не увидишь, растопи разум - и ты не осмыслишь. Только смерть спасает от плена безумия"...


   Карнаж не ожидал, что вокруг спуска в тоннели скопится столько путников. Что-то было не так, потому что "ловец удачи" не раз пользовался подземными дорогами, и никогда ему не приходилось видеть такого столпотворения. Фивландские стражи пускали с промежутками, конечно, но довольно крупные группы, иногда даже целые обозы.

   Повсюду слышались разговоры и пересуды. Некоторые домыслы вызывали улыбку на лице полукровки, но к иным приходилось внимательно прислушиваться.

   Даэран и Феникс спешились и, ведя лошадей под уздцы, направились ко входу, зияющему в нагромождении камней на невысоком холме, охваченных поясом невысоких стен с парой сторожевых башен. Они собирались получить у капитана бумагу с номером их группы и устроиться где-нибудь, ожидая своей очереди.

   - Приветствую доблестных фивландских солдат, - поднял руку Карнаж, завидев офицера, у которого на правым наплечнике был выгравирован знак и номер когорты.

   - Что угодно господам? - пробубнил хмурый гном в седую бороду.

   - Нам нужно отправится до Форпата. Когда отходит ближайшая группа? - старательно выговорил Феникс, видя как морщится капитан от его скверного фивландского.

   - Я бы не советовал господам отправляться сегодня. Эта треклятая Странствующая Башня... После ее явления в тоннелях черти чего творится. Мы потеряли два патруля. Сопровождать обозы своих солдат я не пущу и не думайте. Так что сами собирайте безумцев себе в компанию. Бумаги я вам не выпишу, так как не хочу лишиться своего звания. Но мы откроем решетки тоннеля, если уж так приспичило.

   - А где бы нам найти таких "безумцев"? - спросил Даэран не в пример лучшим произношением, нежели его телохранитель, однако это не сильно изменило выражение лица гнома, так как он это слышал от ларонийца.

   - Да сыщется, я думаю, полдюжины. Вот, полюбопытствуйте у той странной парочки, что с утра в кости играет. Трактир "У Бездны", он тут всего один. Там их и найдете, - офицер махнул рукой в сторону приземистого здания возведенного в скромных швигебургских традициях.

   Скрыв свое неудовольствие таким поворотом дели, но найдя в себе силы поблагодарить давшего ценный совет гнома, Даэран дал знак Карнажу следовать за собой.

   Трактир стоял особняком от дороги, недалеко от спуска в тоннели. У коновязей было не тесно, так как задержка на полнедели, а то и больше, мало кого устраивала, учитывая цены за еду и ночлег. Большинство путников не собирались ждать, пока все наладится, а устроили бивак под прикрытием форта, чтобы переночевать и, с рассветом, снова двинутся в путь по обычной дороге.

   Раскидистые, высушенные болезнью деревья свисали своими ветками на крышу строения. Поразительно яркое для этой страны солнце сегодня не пряталось за облаками, а дарило тепло оголенной земле с редкой пожухлой травой среди поднимающегося то тут, то там сухостоя.

   - Ну и местечко, - проворчал Зойт, - Неужели кто-то и вправду останавливается на ночлег в этой глухомани?

   - Как посмотреть. Для Фивланда это вполне населенная территория, - ответил Карнаж, привязывая своего коня и подзывая молодого гнома, чтобы тот позаботился об уставшем животном.

   Трактир приятно удивил обоих, едва они ступили на порог. Камин, над ним рога - по истине редкость, если они принадлежали ранее фивландскому оленю, немного низкий потолок и свободно расставленные столы. На стенах имелось даже несколько гобеленов. По прибитым внизу дощечкам с надписями становилось ясно, что это были подарки важных особ, которые нашли здесь приют в тяжкие для них времена.

   С кухни доносились приятные и немного резковатые ароматы готовящихся там блюд традиционно швигебургских трапезных. Трактирщик на неудовольствие Даэрана оказался халфлингом и, приветливо подмигнув вошедшему "ловцу удачи", тут же отворил краник на бочке и налил полную кружку пива. Память у халфлингов была отменной, и они хорошо запоминали своих частых постояльцев, на радость соглядатаев и сыскарей. Находились остряки, которые утверждали, что именно поэтому на Материке так много постоялых дворов, трактиров и гостиниц, хозяевами которых были истанийцы. Некоторые даже утверждали, что тайные канцелярии большинства королевств охотно содействовали эмигрантам халфлингам, если те собирались открыть какое-нибудь заведение.

   Поступив характерно по-истанийски, халфлинг не сдул пену и не стал дожидаться, пока она отстоится, а сразу протянул кружку Карнажу.

   - Приятного вам дня и приятнейшего вам аппетита, добрые господа! - звонко и картаво отчеканил трактирщик, потирая висок сквозь густые бакенбарды.

   - Подай чего-нибудь поесть, только не торопи в этот раз свою женушку, а то опять бросит скалкой, если что-то подгорит, - улыбнулся "ловец удачи".

   - Уж будьте покойны, сударь, она у меня теперь как шелковая! - подбоченился трактирщик, задрав вверх свой нос картошкой, - Мора! МОРА! Мясо таки готово?!

   - А у меня таки не десять рук, старый ты черт! - донеслось с кухни, - Сам повыгонял всех поварят, а теперь вынь ему и положь!!!

   - Ладно, Скарб, не торопи ее, - примирительно произнес Феникс, - Мы можем подождать.

   - Эх, нету с ней сладу. И я Карб, а не "Скарб"!

   - Ну, извини.

   Полукровка кивнул Зойту на стол у окна. Ларониец закинул свои сумки на скамью и уселся там, выложив на стол к удивлению "ловца удачи" знаменитый красный томик почти эпического сказания о Фивланде под авторством какого-то известного придворного сочинителя, об чью замысловатую фамилию язык можно было сломать. Что, впрочем, не являлось редкостью среди швигебургских кланов, также как и пристрастие к графомании.

   - Эй! Кучерявый! Подай яду, курва истанийская! - раздался из дальнего угла скрипучий, неприятный голос.

   Халфлинг вспыхнул и, что-то ворча себе под нос, достал из-под стойки длинную, узкогорлую бутыль матового стекла. После чего аккуратно наполнил небольшой серебряный кубок синей, густой, как масло, жидкостью с легким, но неприятным запахом безжалостно раздавленного клопа.

   - Как старому знакомому скажу вам, сударь, что вон там, в углу, с самого утра сидит странная парочка, - зашептал халфлинг, - Уж не вас ли они дожидаются?

   - А кто они? - склонился к Карбу полукровка, не поворачиваясь.

   - Друид и некромант...

   - Не может быть!

   - Я таки говорю, что "странная".

   - Пошевеливайся, шельма, иначе сейчас у меня попляшешь! - снова заскрипел тот же голос, уже из-за спины "ловца удачи".

   - Сударь! - Карнаж резко повернулся, - Вы здесь не один, а от ваших мерзких криков уши вянут! Так что полегче, прошу вас. Иначе он и впрямь спляшет над шестью футами земли, которой вас засыплют!

   - Да ты что, щенок!? Меня тут каждая собака знает! - воскликнул некромант, наверняка побледнев со злости, если бы его пепельно-серая кожа, обтягивающая гладкий череп и сухое лицо была еще способна на это.

   - Поздравляю! - процедил сквозь зубы Феникс, уперев свой Vlos'Velve раздвоенным острием в выпирающий кадык неугомонного нахала, - Будет, кому повыть на вашей могиле.

   - Черт побери! - прохрипел некромант, сощурив глаза и что-то вспоминая, - Карнаж!?

   - Он самый, Кассар, он самый, - темноэльфийский шпаголом юркнул обратно в ножны так же молниеносно, как и появился, а освободившаяся от него рука передала пожилому заклинателю мертвых серебряный кубок с ядом.

   - Какого дьявола ты здесь делаешь? - приняв кубок, поинтересовался некромант, морщась и поглаживая шею в том месте, где ее коснулся кинжал.

   - Ищу компаньонов для того, чтобы спуститься в тоннели.

   - Вот как!? Так давай к нам за стол! - просиял Кассар, увлекая полукровку за собой, - Мы туда собираемся нынче ночью.

   - Тут есть сложность, - удержал некроманта за рукав черной робы "ловец удачи", - Я с ларонийским колдуном. Не думаю, что он обрадуется твоей компании.

   - Да брось ты! Дело древнее, как бородавка моей прабабки! Сейчас все уладим.

   - Что ж, попытайся, - Феникс отвернулся, словно это его не касалось, и продолжил пить свое пиво, краем уха слушая, что творилось у него за спиной.

   - Приветствую славного ларонийского чародея, - гаркнул Кассар.

   - Да как ты вообще посмел даже заговорить со мной!? Могильщик! - взревел Зойт, задыхаясь от ярости.

   - Да что ты на меня так вылупился!? Дело-то давнее! Вы же победили? Раздолбали нашу башню, но я не в обиде. Так давай забудем! На-ка, лучше выпей...

   Некромант с шумом перевернутых стульев, треском костей и досок влетел в стойку, рядом с "ловцом удачи".

   - Ну, как? - поинтересовался Феникс.

   - Все отлично! - растянулся в довольной улыбке Кассар, с кряхтением вправляя себе позвонки, - Теперь можно и поговорить по душам.

   - А ну заканчивайте тут ваше чародейство! - завопила Мора, выйдя с кухни, - Жаркое уже давно готово. А ты не стой, старый пень, а налей-таки выпивки по кружкам да подавай гостям! У нас давно не было столько народу!

   Как бы то ни было, но голос хозяйки дома, дарившего гостеприимство путникам на дороге, был весомее указа короля для тех, кто чтил законы тракта. Покуда подавали жаркое, свежие овощи и прочую снедь, обставляя все это бутылками вина и кружками с пивом, Карнаж вполголоса уговаривал Зойта поумерить свою ларонийскую спесь. Доводы Феникса были просты и показались Даэрану даже убедительными. Ведь, ссорясь на тракте со всеми, с кем попало, так как устои белых эльфов были хороши и бесконфликтны только у них на родине, оказывалось не лучшим способом странствовать быстро и неприметно. К тому же, если колдун будет продолжать в том же духе, то до Форпата он не доберется просто потому, что в Фивланде всякого сброда выше крыши, даже на взгляд простого крестьянина, и перебить всех, кто встретится, никаких сил не хватит.

   За столом ожидал широкоплечий мужчина, с немного вытянутым лицом, небольшой бородкой и спутавшимися темными волосами. Он медленно перевел взгляд с опрокинутого вверх дном глиняного стакана на столе и пары "костей" на подошедших. Его зеленые глаза безучастно посмотрели на ларонийца и полукровку сквозь прозрачные линзы маленьких, аптекарских очков, которые он сдвинул на кончик носа. Темно-зеленая роба и старый как мир знак друидского Круга на груди - вырезанный в деревянном кольце дуб с раскидистой кроной - выдавали в нем сторонника консервативной части общин жрецов природы.

   - Приветствую путников, - произнес друид голосом монотонным и спокойным, словно пономарь, - Мое имя Фарай. Я - глава друидского круга.

   Зойт и Карнаж невольно переглянулись - действительно, то, что говорили о служителях Великого Дуба было правдой. В Феларе их называли "блаженными", в Сильванию их не допускали, отчего никак не называли, а Империя и Фивланд были единодушны и крепки в бранных словах адресованных этим самопровозглашенным хранителям природы, которые не совали свои носы разве что туда, где их могли совершенно точно оторвать, то бишь в Ларон и Истанию.

   Колдун и "ловец удачи" представились в ответ и уселись за стол под ставшим вдруг колючим взглядом зеленых глаз Фарая. Полукровке даже подумалось, не учуял ли случаем этот друидище подкладку из драконьей чешуи, скрытую под кожей куртки на плечах и лопатках ловца удачи. Хотя, одного вида перьев феникса, вшитых для красоты на спине ран'дьянского изделия, вполне могло хватить для предубеждений, пусть даже эту птицу Карнаж в жизни ни разу пальцем не тронул.

   Кассар, тем временем, предложил всем выпить за встречу, первым опрокинув свой кубок с ядом - весьма изысканное, как считалось, развлечение у некромантов, так как со временем подобная практика все более приближала их тело к нежити. Такова, впрочем, и без этого оказывалась плата за власть над миром мертвых.

   Подобные тенденции перехода в стихию наблюдались при Разделенной магии сплошь и рядом, но наиболее сильно это оказывалось заметно у адептов из орденов Жизни, Смерти, Порядка и Хаоса. Первых двух - потому что сильно затрагивались аспекты физического тела, а второй пары - потому что сильному влиянию были подвержены ментальные стороны личности.

   Некромант медленно опустил кубок на стол, прикрыв свои белесые глаза и облизывая тонкие сухие губы. Даэран сел напротив Феникса и, пригубив вина, покосился на своего соседа-друида. Тот хлопнул пустым стаканом по столу, осушив его одним махом и, разумеется, без видимого удовольствия.

   Карнаж спокойно потягивал пиво, наблюдая за сотрапезниками, так как слова Карба о "таки странной парочке" вызывали в нем не то что подозрения, но определенную настороженность точно, пусть даже с Кассаром он был знаком ранее.

   - Скажите мне, белый эльф, возможно ли восстановление былой красы природы этого края? - неожиданно обратился Фарай к Зойту.

   - Не обращайте внимания, сударь, - посоветовал Кассар, - Он у всех это спрашивает.

   - Что же тут плохого? - спросил ларониец, глядя на некроманта.

   - Да ничего плохого в этом, разумеется, нет, - заметил Карнаж, - Однако, прежде чем что-то восстанавливать, стоит задуматься, а нужно ли это обитателям здешних земель?

   - Ты прав, клянусь своей черепушкой! - воскликнул Кассар, - Пусть сначала сгинут гномы, а потом, лет эдак через двести, можно будет заводить разговор о зеленых насаждениях. Кстати говоря, и нашу соседку на данный момент, Бездну, неплохо бы до конца запечатать, ведь и она, по мнению друидов, отравляет земли. Не так ли, Фарай!?

   - Истинно... - вздохнул друид.

   - Уж не об этом ли ты беседовал с тем перекати-полем, от которого я тебя оттащил, чтобы составить мне компанию в этом трактире!?

   - Ты не услышишь и не поймешь стоны растений и плач земли... несчастный.

   Некромант разразился громким хохотом, похлопывая Фарая по плечу. В этот момент, из широкого рукава робы друида на стол выкатился кусок янтаря с заключенным внутри камня четырехлистником. Повисла недолгая тишина, которую вскоре прорвала брань Кассара.

   - Так вот почему ты не проигрывал мне в кости! Мошенник! Талисманом пользовался, ах ты курва!!! - возопил некромант, схватив по-прежнему невозмутимого друида за грудки и тряся того, как яблоню.

   Карнаж невольно бросил взгляд на четки, отложенные на край стола заклинателем мертвых, чтобы на время освободить руки, и не смог сдержать улыбки. Оказывается, Кассар старательно прятал в ладони прикрепленный на четках маленький черепок летучей мыши, на котором была только одна глазница вместо двух. Это был очень древний признак талисмана удачи, примерно столь же редкий и по силе, и по возможности его отыскать, как и злополучный четырехлистник друида.

   Феникс взял в руки четки и с интересом разглядывал столь редкую нынче вещь. Кассар заметил это и отпустил Фарая.

   - А сами вы что делали? - спросил друид, разглаживая помятую робу, - Тоже жульничали, между прочим.

   -Да, господа, - протянул "ловец удачи", возвращая четки владельцу, - В Фивланде как всегда: жулик на жулике сидит и жуликом погоняет. Ничего здесь не изменилось.

   - Предлагаю выпить за старые добрые времена! - подхватил некромант, - В конце концов, мы оба ничего не потеряли кроме пары часов бесплодных попыток наполнить свои карманы за счет дарованного талисманами везения.

   Трапеза пошла своим чередом. У Кассара был необычайный для некроманта аппетит, а Фарай, не гнушаясь, употреблял "братьев своих меньших" в жареном виде. Очевидно, положенные ему в Круге трава и сыр не приносили спокойствия и смирения в отношении "варварской" пищи ни его разуму, ни, тем более, его желудку.

   Карнаж и Зойт тоже, не спеша, насыщались. Ларониец спокойно потягивал вино и присматривался к будущим спутникам, ведь, советовавший им поискать здесь гном оказал, тем самым, весьма ценную услугу. Друид и некромант перемещались налегке и, следовательно, не будут задерживать их обозом, как какие-нибудь торговцы. С другой стороны, если в тоннелях действительно что-то пойдет не так, то помощь еще двух школ магии может пригодится. Единственное, что не давало покоя, так это то, зачем такая странная парочка стремится в тоннели именно сейчас? Кассар почему-то особенно настаивал на том, что лучшего времени, чем ночью, не будет.

   Полукровка задавался этим же вопросом, наблюдая, как за окном постепенно сгущались сумерки. Его молодая кровь бурлила в жилах при мысли об опасности, чувства словно взбесились, но одно из них подсказывало, соглашаясь с некромантом: нужно идти, через минуту, может через час, но сегодня, а не через день или два...

   На дворе стояла уже глубокая ночь, когда четыре фигуры молча приблизились к костру, за которым неторопливо раскуривал трубку капитан стражи. Гному показалось, что они еле бредут, словно призраки, среди биваков по вытоптанной траве, еще более прибавляя уныния.

   Первое, что удивляло многих путешественников в центральной части Фивланда - это безмолвные, глухие ночи. Ни крика совы, ни волчьего воя - вообще никакого свидетельства ночной жизни, будто время в равнинной части этого королевства останавливалось, а жизнь теряла свои краски и звуки. Даже ветер замирал на ночной серой скатерти фивландских равнин, в которые уходил тракт, ведущий в Форпат, прячась среди редких перелесков и холмов.

   Гном окинул взглядом всю четверку, поднял глаза вверх и выпустил колечко дыма в холодный воздух, сощурив один глаз, чтобы увидеть, как оно на мгновение охватило луну, мерцавшую начищенной монетой в беззвездном небе.

   - И все же вы пойдете? - спросил на всякий случай офицер, заранее знавший ответ, вставая с бревна, где просиживал свой зад добрых шесть часов.

   - Разумеется! Клянусь своей черепушкой, близость Бездны и какая-то там летающая башня не смогут испугать таких храбрецов, как мы! - ответил скрипучий, неприятный голос.

   - Или безумцев... - сказал гном, направляясь к форту.

   - Это как вам будет угодно, - в ответе капитан стражи расслышал еле уловимый, но уже знакомый ларонийский акцент.

   Решетки со скрипом начали подниматься одна за другой, едва они подошли к воротам форта. Под ухом у Карнажа потрескивал факел, сжимаемый в дрожащих руках один из провожатых. Солдат должен был провести их по спиралевидному спуску глубоко под землю, к началу тоннеля, там убедиться, что путники отправились в дорогу и закрыть проход решеткой.

   Пламя выхватило из темноты ставшее каким-то жестким лицо полукровки, и бедный гном с ужасом смотрел на огромные, распахнутые черные глаза, вперившие свой взгляд в темноту зияющего впереди спуска в тоннель.

   Когда поднялась последняя решетка, резкий порыв холодного ветра вырвался наружу из пролома в скале. Стражи шарахнулись в стороны от разлетевшихся углей с железных треножников. Только четверка невозмутимо осталась стоять на месте.

   Наконец гном взял себя в руки и пошел впереди, освещая путь факелом.

   Среди бликов, бросаемых пламенем на неровные стены пещеры, бесновались тени. Они в дикой пляске кружили над головами, завораживая взгляд, падали к коленям шедших путников и выли! Стонали, молили и плакали, протягивая бесплотные черные лапы к голенищам сапог.

   По вискам Феникса струился холодный пот, но, поддерживаемый довольно мощным заклятием объединенных усилий некроманта, друида и ларонийского колдуна, он шел уверенно, все глубже и глубже погружаясь во мрак, который, казалось, с каждым шагом пожирал свет факела, сначала такой яркий, но все более становившийся блеклым и тусклым.

   Возможно, это было несправедливо по отношению к гному, который вел их, но чародейство подхлестывало ноги солдата вернее двойного бича, при этом, надежно заткнув ему рот, отчего были слышны только жалобные постанывания. К концу пути страж шарахался в стороны от любой подозрительной тени или звука, но Кассар безжалостно, железной рукой держал сознание гнома, подавляя чувство опасности.

   Некромант являлся одним из тех, кто, в свое время, озаботился тем, чтобы урвать себе кусок от знаний, что оставил его орден в архивах Старой Башни. И, разумеется, вложил, как прозорливый швигебургский банкир в надежное и выгодное дело, а именно в период дележки наследия орденов Стихий.

   Когда Аир А'Ксеарн и его сподвижники "обеспечили" магам крах, Кассар пустился во все тяжкие, стремясь раскопать хоть немного сведений о Бездне, так как подозревал, что магистры его ордена во времена былого могущества не раз пользовались чем-то оттуда, из самых дебрей небытия.

   Сколько вычислений и целое море астрологических формул оставил некромант в черновиках прежде, чем смог узнать больше известного прочим, а именно, что ночь и появление Странствующей Башни - самое надежное время, для странствия в Бездну. Он не собирался просто идти по тоннелю до Форпата. О, нет! В его планах было совсем другое. И он не поверил заверениям Карнажа и ларонийского колдуна о том, что они просто направляются в Форпат. Возможно, он бы и поверил им в любое другое время. Но, когда башня Хроноса появлялась у побережья Покинутого моря, то она неплохо искажала пространство и выявляла все скрытие опасности, что охраняли Бездну в тоннелях.

   Мало кто знал, откуда Хронос добыл свое могущество, которое позволило странствовать даже в Запустении на краю мира - границе, неизвестно от чего отделяющей и куда способной привести.

   Кассар подозревал, каким именно образом бывший имперский придворный маг нашел путь туда, куда на самом деле вели тоннели. Попасть в Бездну, было не дверь открыть за медную ручку. Туда должно было погрузиться вместе с телом и сознание возжелавшего постичь таинства. Однако телесной оболочке требовалась одна из двух вещей: либо ритуал, сложный и муторный, либо совпадение определенных условий. Кассар решил использовать второе, так как для первого, как он ни силился, не мог найти достаточно сведений.

   Поэтому никуда этого стража с факелом, что шел перед ними, он отпускать не будет и слушать возражения тех, кто с ним, тоже не станет! Он слишком близок к цели, и никто и ничто его не удержат! Впрочем, лишняя осторожность не помешает, и страж в качестве безвольной марионетки, как разведчик, вполне подойдет.

   Взмах бледной кисти с длинными костлявыми пальцами, и решетка сама собой опустилась. Эхо закрывшейся магической печати прокатилось треском и гулом в чернеющую глубь тоннеля.

   Они медленно двигались вперед, под жалобные завывания гнома. Такие, что, словно у побитой собаки, вещали о предсмертной тоске, когда животное чувствовало, как сердце бьется все медленнее и медленнее.

   Треск и гул магической печати вернулись назад, и прямая линия пересекла стену тоннеля рядом с ними. Ларониец метнулся вперед и начертил в воздухе "купол", под которым укрылись его спутники.

   Из глубин нарастал грохот. Стоны гнома перешли в истошный вопль, когда пространство перед ним исказилось и лопнуло, рассыпавшись на осколки.

   Темнота превратилась в смесь сложных геометрических фигур. Они выпирали углами всюду, тысячью тысяч плоскостей вертикально и горизонтально перекрывая тоннель и наступая на тех, кто дерзнул направиться в Бездну. Плоскости мутными зеркалами окружали со всех сторон, складываясь в объемные фигуры, на гранях которых застыли рисунками тени, что ползали под ногами, пока все четверо спускались вниз.

   Кассар распахнул неимоверно широко свой рот и издал крик, походящий на плачь бэнши*. Зеркала разбивались, осыпая их дождем осколков. В одном они увидели того самого солдата, что вел их сюда. Даже пламя факела в его руке застыло, изогнувшись и скривившись подобно лицу несчастного гнома, который стал частью двумерной плоскости.

   Некромант чувствовал, как его спутников охватывал ужас. В тот же миг Карнаж, Зойт и Фарай услышали даже не совет, а приказ, что не прервал между тем воплей бэнши: "Закройте глаза и остановите ЕЁ там, в сознании! Я долго не смогу ей препятствовать!"

   Феникс закрыл глаза и сжал веки так сильно, как только мог. Ему было страшно, ему было очень страшно... Он никогда не испытывал такого ужаса, от которого был готов вырвать сердце у себя из груди и сдохнуть прямо на месте. Это желание росло, тем паче, что закрытые глаза не подарили успокоения темноты. Там, в его сознании, черные зеркала тоже обступили со всех сторон. Но он был один. Он пятился, а они росли и выталкивали его на середину круга, который образовывали. Разбивались и осколками падали под ноги, откуда снова поднимались, росли, почти прикасаясь к ногам. Сердце уходило в пятки, кровь стыла в жилах. Полукровка шарахался от этих черных зеркал без отражений.

   Вдруг в одном из них же что-то появилось. Вынырнувшая из гладкой поверхности рука в тонкой перчатке схватила Карнажа за руку и потянула к себе со словами: "Скорее! Сюда!".

   "Ловец удачи" отпрянул, едва понял, что это был его собственный голос!

   Отражение пропало, и черная поверхность зеркала пошла трещинами, осыпаясь пылью под ноги, что снова вздыбилась, подобно морской волне, и устремилась к нему новыми наростами зеркал.

   Отступать становилось совсем некуда. Бездна сводила с ума, не давая и шанса на сопротивление, отнимая все силы, парализуя чувством тоски и неизбежности.

   "Не открывай глаз, картина не изменится, ведь ее нет"

   Фениксу казалось, что он знает, чего ждет. Но его чувства были смешаны и хаотично разбросаны, убивая интуицию. Как будто кто-то хотел, чтобы он и правда ждал, а не действовал, или, может быть, только давая обманчивую иллюзию того, что его обманывают?

   Это не был хаос по сути. Это был жестокий и холодный просчет, созданный чьим-то неимоверно глубоким разумом, предвидящим очень многое, если не все. Однако столь великое детище требовало быть доступным. Пусть и почти невозможным, но шансом для того, кто дерзнет. Иначе, зачем требовалось создавать все это, когда достаточно было просто распылить нежданного гостя на частицы времени, едва он коснется запретного хоть одним пальцем?

   "Не плыви ни по течению, ни против него, ведь его тоже нет"

   Время было не на его стороне. Если оно вообще здесь было. Похоже, он провалился сквозь его поток. Теперь оно не отсчитывает ему часы. Значит, он не сможет вырваться сам, если даже мысли покинули его. Но оставались инстинкты, так как разрыв с телом был не столь велик, хотя рос с каждым осколком, что проносился рядом и мимо, в потоке над головой. Пожалуй, только этот процесс еще неумолимо шел в сознании или, вернее, в том, что от него оставалось.

   "Если действие не рождает противодействие - это не значит, что тебя в нем нет"

   Ничего не осталось... Он улетал куда-то частицей чего-то, что еще не покорилось обступившим его со всех сторон зеркалам, но движение было, хотя он стоял, и тишина нависала, хотя он кричал, если бы мог слышать... наверное, уже сорвал себе горло. Но он должен знать, что он кричит, ведь, пока не услышит себя - его никто не услышит. Он силился и напрягал слух - бесполезно. Нет звуков. Надо вернуть тело... связь с ним и вытянуть наружу инстинкты, которые дадут то, что поможет без слов, движений и мыслей. Самая суть, что всегда защищает любого, если он с ней заодно. Целостность! Ее и разрушает Бездна! Вот как она проникает в глубь, делит на плоскости, а потом распыляет и их, после чего без усилия поглощает остатки. Она этим питается! Значит, это не небытие, а просто охотник и жертва, переиначенные до неузнаваемости.

   "Тебя нет"

   Надо играть, если это игра. Надо выжить... У Бездны свои законы. Она не даст сделать хоть что-то, что ты знаешь, потому что все то, что ты принес с собой, здесь исчезнет, так как здесь нет ничего и твоему "багажу" не во что перетечь и перейти. Он признан избытком, и ты его лишен. Однако ты в ней, ты проникаешь все глубже, и значит ты есть. Но для себя самого неимоверно сложно сделать этот вывод... Потому что нечему составить этот вывод.

   Тогда нужно сделать что-то... нечто, что есть ты и этим будешь. Выразить себя и свою волю. Все, что остается.

   Призыв? Нет. Карнаж просто направился куда-то. Не наугад, не по наитию, не по выбору и не по случайности...


   Зойт схватил его за руку и выдернул из зеркала, толкнув в сторону воронки, что потоком осколков рвалась через зеркала.

   Они оба оказались в коридоре с гладкими ровными стенами и потолком. Глаза постепенно привыкали, будто прозревшие от слепоты.

   Белые прожилки в камне кладки дарили непонятную серую мглу, в которой виднелись очертания стен и покатых ступеней, ведущих наверх.

   Даэран стоял перед Карнажем. Ловец удачи сидел на корточках и мерно покачивался из стороны в сторону, обхватив голову руками.

   - Молодчина, ты ЕЙ не поддался, - похвалил ларониец, пытаясь оторвать руки полукровки от головы, - По крайней мере, дал мне шанс тебя вытащить. Теперь мы внутри, что не сильно облегчает нам задачу. Надо выбираться отсюда и поскорее, пока мы не сошли с ума.

   - Что это?! - внезапно вскочил на ноги Карнаж, поворачиваясь к ступеням.

   - Где?! - колдун покосился в сторону одностороннего портала, через который они пришли сюда.

   Воронка из мечущихся осколков постепенно уменьшалась. С другой стороны куски разбитых черных зеркал лились направленным потоком, а с этой смешивались в кашу, которая недвусмысленно давала понять, что будет с тем, кто рискнет шагнуть назад...

   - Крысы!!! - закричал Карнаж, поняв, что странный нарастающий шум составляло движение неисчислимого множества коготков по каменным ступеням.

   Теперь и Даэран расслышал громкий, приближающийся иступленный писк и шипение этих соседей всего живущего на Материке. Разносчиков чумы и болезней, предвестников несчастий и бед - крыс.

   Феникс завертел головой по сторонам. Стены были гладкими. В них не нашлось трещин достаточно широких, чтобы прошел клинок. Потолок оказался достаточно высок, однако на нем кое-где имелись белые прожилки и возле них были видны очертания крючьев, вогнанных в камень почти до упора.

   - Пришло время вернуть мой долг вам! - бросил полукровка ларонийцу и подпрыгнул, вцепившись в крючья руками.

   Словно гигантский паук, прижавшись к потолку, он начал проверять насколько хорошо они там сидят, благо выбирать было из чего. Зойт слышал тихие проклятья, доносившиеся сверху, и нетерпеливо разминал пальцы.

   Лавина крыс скатилась по ступеням неожиданно и устремилась на колдуна. Тот выкинул вперед руку, собираясь дорого продать свою жизнь, когда за нее ухватились пальцы свесившегося с потолка полукровки. Длинная цепь с мелкими звеньями обвила предплечье Даэрана, еще надежнее скрепив кистью "ловца удачи", и Феникс со стоном потянул колдуна вверх.

   Зойт мгновение приходил в себя, когда его пальцы надежно держали холодное железо вбитого в потолок крюка. Напротив висел Карнаж, вперив в него безумные глаза:

   - Не советую смотреть вниз, достаточно того, что мы будем слышать!

   Едва полукровка произнес это, как слух прорезало такое, что они до конца своих дней не забудут. Внизу разверзлась сущая самоубийственная мясорубка. Крысы с рвущим ухо писком стремились к закрывающемуся одностороннему порталу, по дороге разбрасывая и убивая своих же собратьев и кидаясь в ненасытные "жевала" Бездны, перемалывающие их на частицы все убыстряющими вращение осколками.

   Шум нарастал, словно карабкаясь наверх от кишащей внизу массы по стенам и запрыгивая в уши двоих, что висели под потолком. Он метался в голове и разрывал душу кривыми когтями ужаса, едва утихшего там после тоннеля и вот снова подступающего к горлу.

   - Когда же это закончится!? - воскликнул бледный, как смерть, Зойт.

   - Кричи! - посоветовал Карнаж.

   - Что?!

   - Просто кричи, иначе сердце не выдержит!!!

   Бойня у них под ногами достигла своего апогея, заполнив все окружающее пространство звуком и запахом смерти. Стены тряслись. Белые прожилки то ярко вспыхивали, то гасли, погружая происходящее внизу во мрак.

   Полукровка и ларониец висели друг напротив друга и орали, как резаные, высвобождая ужас, который оказался донельзя заразителен.

   В висках туго пульсировала кровь. Оба доходили до края... предела, где можно и не повернуть назад.

   Бездна там, внизу стирала в порошок целые полчища крыс. Одних из самых живучих тварей на всем Материке. Грызуны стремились туда по собственной воле... И это они, что способны были выжить практически где угодно.

   Прошло много времени, если оно вообще шло. Односторонний портал закрылся после того, как в залитом кровью и заваленном трупиками коридоре больше не осталось живых грызунов. Бледный свет снова спокойно сочился из прожилок в камне, порождая вокруг тоскливую серую мглу.

   Карнаж и Зойт спрыгнули вниз, поднялись по лестнице и сели на полу спина к спине, медленно приходя в себя. Колдун машинально потирал затекшие руки. "Ловец удачи" смотрел вниз. Там, у ступеней, по которым они не без труда поднялись, в крови плавали трупики крыс, которые, так или иначе, достигли своей цели.

   Феникса уже не удивляло то, что вокруг стояла глухая звенящая тишина, которую еще более подчеркивало их с Даэраном дыхание. Даже то, что кровь в коридоре постепенно впитывалась в пол и с тел мертвых грызунов слезала разодранная кожа, оголяя кости, тоже не удивило "ловца удачи". Ему просто еще больше захотелось отсюда выбраться. Наверное, ничего в своей жизни он не желал так, как этого.

   - Что будем делать? - шепотом спросил ларониец.

   - Убираться отсюда, - фраза полукровки вызвала у обоих какой-то неровный, хриплый смех.

   Часто приходилось останавливаться и переводить дыхание, так как, то ли так казалось, то ли и впрямь вокруг царила невозможная духота. Однако они шли, сами не зная куда. "Ловец удачи" тащился за ларонийцем, попутно обещая себе при случае выпустить мэтру загробных дел Кассару кишки, если, конечно, они выберутся. В этом Феникс начинал сомневаться.

   Зойт вел куда-то, не проронив и слова за все то время, что они бесплодно топтали многочисленные коридоры, более напоминавшие дикий лабиринт. Проходы становились то уже, то непомерно расширялись. "Ловец удачи" и колдун преодолели немало винтовых лестниц, взбираясь на платформы к проходам, перегороженным зарешеченными колодцами. Из них сквозь прутья поднимался холодный пар. Пока Даэран с недоумением проводил рукой над этим "чудом" Бездны, "ловец удачи" проверял прочность решетки и с ворчанием перебирался на другую сторону, ведь обойти не было никакой возможности.

   Звуки то пропадали вовсе, то появлялись, налетая как долгожданный бриз. Они были разными. Иногда слишком разными, чтобы появиться в одном месте, а иногда, словно хором похожести, врывались в уши, прогоняя звон тишины, едва становилось слышно, как бьется сердце.

   Зойт остановился лишь тогда, когда во второй раз увидел свисающую с низкого потолка цепь. Ту самую, которой его приковали за давнюю его провинность в п'о'ксессальском узилище.

   - Символ, - хрипло огласил он, словно приговор, и смиренно уселся перед цепью.

   - Что? Привал? - не дожидаясь ответа, Карнаж бухнулся на каменный пол неподалеку.

   - Это узилище для тела и рассудка, - Даэран многозначительно погремел цепью и растянулся на полу, подложив руки под голову.

   - Замечательно! - сплюнул Феникс, - И как нам отсюда выбраться?

   - Надо освободить наш разум и наше тело и, желательно, одновременно, - отозвался Зойт.

   - Не понимаю...

   - Так было написано в трудах Морвириари, за которыми мы едем в Форпат.

   - Может быть, вы удосужитесь поделиться со мной вашими знаниями? Я тоже знаю довольно много различных вещей связанных с магией...

   Даэран рассмеялся и лукаво посмотрел на Карнажа.

   - Это не магия, друг мой! - ларониец неожиданно вскочил на ноги и ударил кулаком по стене, - Это живая тварь!!! Она питается сознанием тех, кто сюда попадает, словно пьяница, что осушит бутылку, а потом разобьет пустой сосуд! Однако, если бы только сознание попадало в это "узилище", тогда бы задача была не столь велика. Но ведь и тело тоже забирается Бездной, как залог того, что сознание, которое по сути сильнее в своем чистом виде и повелевает даже плотью, не сможет сбежать в одиночку, а будет ослаблено, так как придется одновременно вызволять и физическую оболочку. Морвириари знал это. Мы в Лароне смогли разобрать часть старинного шифра не без помощи драконов, конечно, которые подняли из покинутых чертогов темных эльфов обелиски с руническим текстом, в котором заключался смысл некоторых знаков, что встретились нам во время перевода. Самое забавное, что руны оказались не из языка подгорного народа. Но, к сожалению, это все, что я могу сказать о Бездне, не считая того, что это постоянно действующая система, которая реагирует на изменения так называемого "психического поля" попавшего в нее.

   - Черт возьми, Зойт, даже я знаю, что "психическое поле" пока всего лишь теория и не больше. Кстати, весьма смахивающая на шарлатанство! - нахмурился Карнаж.

   - Хорошо, как вы иначе объясните то, что в разных местах я натыкаюсь на одну и ту же цепь, которой меня приковывали в Лароне? А вы, когда пытались запомнить какое-нибудь место, обязательно натыкались на него вновь, будто ходили кругами, при этом, чем лучше оно вам запоминалось, тем быстрее мы к нему возвращались?!

   - Зойт...

   - Что?!

   - Звуки... Они снова пропали... совсем.

   Даэран хлопнул в ладоши, но звука хлопка не последовало.

   - Тогда почему мы слышим друг друга? - недоумевал колдун.

   - Еще скажите, что это заслуга некоего "поля", - язвительно усмехнулся "ловец удачи".

   Колдун опустился на пол возле Феникса и принялся нервно теребить ножны с ларонийским стилетом, что висели у него на поясе. Полукровка тоже сидел и смотрел на стену. Не было ни отчаяния, ни страха, - вообще ничего, словно все эмоции куда-то провалились и не собирались выбираться назад сами.

   "Ловец удачи" долго смотрел на камень и белые прожилки в нем. Рука сама потянулась к шпаголому за поясом, и темноэльфийский клинок, извлеченный из ножен, начал карябать ровную поверхность кладки.

   Все упорнее и упорнее. Как одержимый, Карнаж пытался высечь из бездушного камня звук, словно искру из огнива. Даэран, недоумевая, смотрел за работой полукровки, чьи глаза вперились в раздвоенный клинок, не останавливающийся ни на секунду. Вскоре колдун тоже присоединился к своему компаньону, и уже вместе они рвали пустоту и тишь, окутывавшую их как саваном.

   Vlos'Velve и ларонийский стилет на пару били и резали стену. Снова и снова руки толкали стальные лезвия, что жалами вонзались, пытаясь добыть хоть каплю, хоть частицу звука... Они даже не заметили, как отвратительный скрежет, постепенно нарастая, вырывался из пут безмолвия и наполнял пространство вокруг них.

   - Вот оно! Все! За мной! - Даэран вскочил на ноги и побежал вниз по лестнице, открывшейся возле них вглубь серого пространства, к центру чернеющей на дне воронки.

   - Назад! - запоздало крикнул Феникс.

   На его глазах воронка и лестница переросли в два квадратных колодца один на потолке, другой у полукровки под ногами. Даэрана подбросило вверх, и он снова рухнул в темноту колодца на полу.

   "Ловец удачи" застыл в ожидании. Перед ним развернулся целый зал, где пол и потолок были сплошь усеяны такими колодцами, расположенными точно друг над другом. С гулким клацаньем из верхних в нижние нескончаемым потоком посыпались кости и черепа. Конца и края всему этому не было видно. Серая мгла просто скрывала истинные размеры этого зала, если у него вообще имелись границы.

   - ЗОЙТ!!!

   Истошный вопль полукровки подхватило эхо говорившее его, Феникса, голосом и разнесло вокруг в искаженном восприятии, отражаясь от пола и потолка словами: "Эхо-эхо-эхо!!!"

   Со спины "ловца удачи" раздался громкий скрежет, как тот, что добывали они недавно с колдуном из камня исчезнувшей стены.

   Звук неумолимо приближался. Из серой мглы показалась огромная фигура твари с неимоверно длинными ручищами, вросшей в плечи головой с торчащими лоскутами кожи. Один единственный глаз смотрел с лица безо рта и носа на Карнажа, маленькие ножки мельтешили по полу, неся с огромной скоростью весь массивный корпус на "ловца удачи". Феникс успел разглядеть, что на месте ушей у монстра вбиты с одной и с другой стороны два больших гвоздя, а вместо пальцев на руках изогнутые ножи и кинжалы различных форм.

   Яростный рев полукровки заглушил скрежет рвущейся на него твари, и он ринулся на противника, выхватив и откинув в сторону руку с мечом, вкладывая в клинок остатки своей храбрости.

   Они сшиблись. Тварь отлетела назад, распластавшись на полу. Карнаж с трудом поднялся с одного колена, на которое припал от удара. Существо легко вскочило на свои кривые короткие ножки. Оно словно было соткано из той мглы, что окружала Феникса - те же черные и белые цвета и оттенки. Тварь закружилась волчком, разрывая уши скрежетом, и отбросила "ловца удачи" далеко назад, к краю одного из колодцев. Полукровка охнул, выплевывая кровь. Его снова схватили и без видимого усилия метнули сквозь поток костей, сыпавшихся между колодцев.

   Карнаж кубарем прокатился по гладкому камню, но кое-как сгруппировался и остановился, опершись одной рукой о пол. Оглядевшись и не найдя своего противника, он вдруг заметил, как в потоке костей рядом с ним мелькнула рука Зойта, потом снова и снова, будто поток был запущен по кругу.

   Хромая и опираясь на меч, Феникс подошел к краю колодца и рухнул там, одной рукой вцепившись в выбитые вокруг колодцев каменные конусы, а другую обмотал цепью и скинул конец вниз, вместе с закрепленным там шпаголомом.

   Даэран почувствовал, как что-то вспороло его рукав, преодолев защиту, которую он успел поставить прежде, чем свалился в колодец. Активно работая руками, ларониец отбрасывал кости с пути и со следующей попытки уцепился за рукоять шпаголома. Колдун рванулся наверх, довольно бойко перебирая руками, благодаря натренированным пальцам. Защита выдержала напор сыпавшихся костей.

   Наверху его ждала жуткая картина: Карнаж валялся у колодца лицом вниз, сжимая в руке спасительную цепь, а на его спине прыгала жуткая тварь, оттащившая несчастного от края и разрывавшая его спину кинжалами-пальцами. Издаваемый ей громкий скрежет навел колдуна на мысль о сути этого порождения Бездны. Даэран прыгнул навстречу монстру. Длинная ручища рванулась в его сторону, растопырив пучок клинков. Этого и ждал маг. Он резко крутанулся вокруг своей оси и снова развернулся в направлении удара, сжимая в руках как щит небольшое, сотканное магией зеркало. Скрежет прекратился, сорванный звоном разбившегося стекла...

   Зойт стоял, тяжело дыша и пошатываясь, перед неподвижно лежавшим "ловцом удачи", засыпанным осколками стекла, в которые рассыпался монстр. Вокруг воцарилась относительная тишина, затягивающая разверзшиеся колодцы на полу и потолке. Даэран аккуратно стряхнул с Карнажа осколки и попытался приподнять. Из груди "ловца удачи" вырвался тяжкий стон.

   - Благодарю, - отдышавшись, произнес колдун, скинув почти не порезанную куртку полукровки и осматривая куда сильнее разодранную спину.

   Колдуну поразился. Кинжалы на лапах твари либо по своим размерам не соответствовали наносимому урону, слишком малому, либо проникали через материал подкладки и бандаж. Но пару ребер монстр, все же, умудрился сломать "ловцу удачи", который в очередной раз оправдал название своей профессии. Конечно же, это не было чистым везением, но, по крайней мере, твари не вздумалось размозжить голову полукровки о каменный пол. Это, впрочем, и оказывалось всей удачей, которая выпала на долю Феникса.

   - Что это было? - простонал он.

   - Это? - колдун задумчиво провел рукой по ранам и ссадинам на спине под сдавленное шипение Карнажа, - Это очередная уловка Бездны. Она материализовала звук, которым мы пытались прорвать тишину, нацеленную на то, чтобы погасить сопротивление сознания. Вот на нас и напал сам Скрежет. Во плоти, так сказать...

   - Довольно, Зойт. Иначе я сойду с ума.

   - Не стоит, вам еще представится много случаев, сударь, при вашем роде занятий, - колдун продолжил "лечение", стараясь притупить боль и кое-как заживить порезы и ссадины.

   После пары простых заклятий Даэран окинул критическим взглядом свою работу. Получилось недурно, все ссадины и легкие порезы затянулись. Колдун некоторое время сидел возле Карнажа, с недоумением переводя взгляд то на почти целую куртку, то на испещренную рубцами спину владельца из-под изодранной в клочья рубахи. Раненый начинал постепенно приходить в себя, уже сам смог подняться и сесть, стараясь как можно меньше беспокоить сломанные ребра.

   - Мы не сможем покорить Бездну, - задумчиво произнес ларониец, - Однако, у этой системы должен быть защитный механизм, который содержит в целости все ее, пусть и хаотичное, но построение. Поднимайтесь, Карнаж, нам нужно двигаться дальше!

   - Идите к черту, Даэран, по вашей милости мы оба чуть не погибли! - ответил Феникс, надевая куртку.

   - Здесь нет смерти, - колдун силком поднял "ловца удачи", - Ваша куртка почти не пострадала, а вот рубаха.... спина вся исполосована. Потому что вы слишком полагались на защиту драконьей чешуи. Но это не помеха Бездне. Она просто не учла вашего ухищрения, как видно по истерзанной рубахе и вашей шкуре, но совершенно целой куртке

   Карнаж застонал, громко изрыгая поток ругательств, ничуть не уступающий мощью потокам "двойных" колодцев. Но Зойт, не обращая внимания на все протесты полукровки, перекинул его руку через плечо и потащил в направлении лестницы, снова разверзшейся у их ног.

   - Это вызов. Она принимает его! Ха-ха! - возопил маг, сбегая вниз по ступеням.

   - Ты свихнулся! - закричал Феникс, у которого от дикой боли закружилась голова.

   Ступени раскололись и рухнули, бросив их в свободное падение. Ларониец схватил полукровку за грудки и заорал тому на ухо, пока они продолжали падать вниз:

   - Заткнись и старайся поменьше думать! Стань со мной одним целым! В одиночку мое сознание не удержится! Она собьет меня и тогда все - нам конец! Уразумел!?

   Феникс согласно кивнул.

   - Что мне делать?

   - Ничего! Запомни - у тебя под ногами перина! Ты понял? Ты падаешь на пе-ри-ну!

   Внизу показался гладкий каменный пол. Зойт развернулся и раскинул руки - едва начавший изламываться камень у них под ногами снова стал ровным.

   - Она пытается разрушить наше сознание, уже в который раз! Прибегая к образам, воздействуя на наше тело, играя на боязни получить травму или потерять оболочку. Ослабляя тем самым наш рассудок, который сильнее, когда независим - это же база теории ларонийской магии.

   Даэран и Карнаж влетели в каменный пол. Он прогнулся под ними, словно и впрямь был отлично взбитой периной, и подбросил их вверх. Однако второй раз они опустились на жесткий пол. Это не сильно их удручало, так как второе падение с шести футов было куда лучше, чем первое с шестидесяти.

   Феникс еле успел перевести дух, как колдун схватил его в охапку и потащил куда-то. Полукровка уже мало что понимал - ларониец спутал его мысли и главенствовал. Отчаяние придавало ему сил.

   Импровизация.

   Они летели куда-то по коридорам под неустанный монолог Даэрана, решавшего в беседе с сознанием "ловца удачи" и своим до кучи какую-то сложную задачу:

   - Вот оно! Это хаос, но даже в хаосе есть система, есть слабые стороны... Они в мельчайших, недостижимых для мысли и взгляда деталях. Есть защита, черт возьми! Если Она не сможет обработать наше сознание, то сделает по самой простой схеме - избавится от нас! Может закрыть глаза? Точно, если мы их закроем, тогда переместимся полностью в плоскость сознания. Но она ударит и по этому, постарается выбить нас из равновесия, заставив вернуться в наши оболочки и, меж тем, нам нужно двигаться... нет, невозможно... В Бездне нету ничего живого, ведь только наполовину она материальна и те крысы, скорее всего, были не живыми, а вынырнули из глубин подсознания. Нашего подсознания! Проклятье, довольно глубоко способна проникать Бездна! Надо сузить ей круг, чтобы ей было негде уместить всю эту неделимую систему, надо выйти на диалог с нашими "тенями", понимаешь? Карнаж, давай, постарайся! Мне очень нужна твоя ран'дьянская половина! Сейчас же!!!

   Коридор впереди сузился, надломился и рухнул вниз, унося их обоих сразу мимо свободно парящих в воронке черных плит.

   Достигнув ее дна они прошли насквозь и поднимались наверх с другой стороны, где открывалась еще одна воронка.

   - Не думай о ней, твоя мать умерла! - рявкнул что есть мочи Зойт, - Нам надо обратно! Сужай, а не разливайся мыслями! Сплоти сознание и подсознание, гармонизируй их, чтобы Бездне некуда было приткнуться! Ну же!!!

   Они смогли опуститься вниз и там, на дне между двух воронок открылся проход к винтовой, казалось, бесконечно долгой лестнице уводящей снова вниз.

   - Теперь держись!!! - колдун крепче схватил за плечи "ловца удачи" и буквально бросил вниз по ступеням.

   Шахта уводила все глубже и глубже.

   - Все против логики и одновременно не целиком в противовес! Мы не идем "от обратного", понимаешь?! - кричал, задыхаясь, Зойт, постепенно успокаивая свое дыхание.

   Это было странно, так как его ноги неслись так быстро, что их даже не было ясно видно.

   - Вместе сумеем! Давай, поднажми. Здесь нет усталости! Убей боль, она тоже мнима! Все это разрывает тебя изнутри, разделяет на части, чтобы поглотить. Только не разум, как в тоннеле, а теперь тело!

   Лестница пропала, и показался зал. Там их встретила одинокая фигура, сжимавшая в руках книгу. Даэран и Карнаж дружно выругались, когда стены, сперва небольшого зала, начали расползаться в стороны, снова окружая неизмеримым пространством.

   - Погоди. Это же Безымянный! - воскликнул Феникс.

   - Он самый! - усмехнулся Зойт, - Еще один знакомый, призванный разрушать и расшатывать равновесие. Это Хронос в молодости! Морвириари не солгал. Этот имперский ублюдок не постиг Бездну, а принес себя в жертву. Проще говоря, совершил сделку. Он стал частью времени и частью ЕЁ одновременно! Все бессмертие в мире, даже школы некромантов, произошло отсюда. Здесь корни вечности!

   Стены вернулись на свои места, сжав зал до тесной комнатушки, каморки, в которой обитал тот Хронос, что оставался вне времени и не старился. Но он отдавал ровно половину могущества той своей оболочке, что блуждала в темпоральных вихрях, следуя железному закону: осторожно переступать через дороги во времени, так как стоит пересечь чужой Путь без спроса, и кара окажется мгновенной и неизмеримой для жестокости.

   - Прерви с ней связь! - закричал, срывая глотку, Феникс, почувствовав неладное в молчании колдуна, - Забудь, что видел, что чувствовал! Она завлекает, но мы не за этим здесь! Не принимай ее сделку, Зойт!!!

   - Я слышу тебя, - в голосе мага не было и тени колебания, - Вперед. Сейчас что-то будет, держись!

   И... Она ударила их в самое больное место любого смертного создания...

   У каждого оно свое, но есть суть, и смысл в эмоциях, чувствах, желаниях. Всего того, что терять может только покойник, мертвец, чей дух отбродил по темным лабиринтам Бездны свой срок до очищения и снова, как белый лист, выбрасывался наружу. Осмеяла неизмеримо в своей жестокости ничтожность их целей и бесполезной, до отчаяния, суеты. Потом отделила от эмоций, прервав посеянное оглушительное отчаяние, чтобы не постичь разом все известные только ей законы мироздания. Ведь они сводили в мгновение ока с ума любого из смертных. После чего великодушно вернула их память в самое начало пути внутри своего чрева. А затем отторгла...

   Бездна вышвырнула их наружу из своих глубин, вволю наигравшись, и снова опустила непроницаемый занавес, сотканный из пустоты и безмолвия фивландских тоннелей.



   Глава 7
   "И в восхищении не будет нам предела

   Покуда жизнь рисуется умело

   Той краскою, что все зовут Судьбой..."

   слова одного старого хрониста из городского архива Форпата


   Лагерь, разбитый неподалеку от тракта, ведущего в сторону форпатских ворот, медленно и сонно встречал солнечное и теплое утро южных областей Фивланда. Палатки бродячего цирка расположились возле указателя на повороте к городу. Шпили башен виднелись за лесом, который здесь, вблизи течения Лары и Пога, мог похвастать высокими деревьями с густыми кронами.

   В утреннем воздухе разносились фырканье лошадей и ругань обозников. Петухи, прокукарекавшие раннюю побудку, с чувством выполненного долга важно расхаживали между шатров.

   Заргунский силач - высокий детина косая сажень в плечах, нес следом за очаровательной сильванийской акробаткой на плечах коромысло с полными ведрами. Гигант подобострастно взирал на свою белокурую спутницу, а она лишь кривила свой точеный эльфийский носик в ответ на расточаемые им неумелые комплименты.

   Эльфка порхнула в шатер, сказав своему помощнику ждать снаружи. Силач с расстройства грохнул ведра наземь и угрюмо уселся на корточки, ожидая, словно верный пес.

   - Она опять пошла к нему? - спросил его грубый женский голос.

   - Да, - угрюмо буркнул детина, щелкая костяшками пальцев.

   - И что вы, силачи, так падки на акробаток, я не пойму!? - возмутилась полноватая женщина с бородой, смачно сплюнув на землю и откусив еще жевательного табаку, - Вы же их, того и гляди, пальцами одной руки нечаянно переломите.

   - Ты не понимаешь. Она такая... А! Что мне тебе говорить, побрейся и буду тебя любить, во! - осклабился гигант.

   - Не, - протянула задумчиво дама, поглаживая свою густую бороду, - Силенок у тебя не хватит. Мне нужен такой мужик, что б не надорвался и два коромысла дотащить. И, при этом, не трепал много языком.

   Оба рассмеялись. Они были старыми приятелями, поэтому шутки друг друга хорошо знали и понимали. Иногда оказывалось так кстати в нужный момент смехом прикрыть печаль и тоскливую тяжбу неразделенной любви с чувствами той, что холодна и неприступна.

   - Не грусти. Считай, что она делает это не просто так, а за деньги. Всем нам пришлось потуже затянуть пояса, а тут - такая удача! Ларониец с полными карманами золота и со спутником, которому кто-то жестко посчитал ребра. Да в придачу не подозревающий, что его спутника мы все давно знаем, - она подмигнула силачу и отстранила рукой полог шатра, громко возвестив о своем появлении фразой: "Итак, что мы имеем?!"

   Красноволосый страдалец лежал на насыпанной в углу соломе, накрытой куском старой парусины. Его оголенный жилистый торс от груди до пряжки ремня на кожаных штанах был старательно перебинтован. Возле лежбища стоял табурет с громоздившимися на нем склянками снадобий и потушенной масляной островитянской лампой. Рядом, опустившись на колени, хлопотала эльфка. По ее озаренному нежной заботой личику Клара сразу поняла, что дела силача складывались очень скверно.

   Бородатая женщина была в таком возрасте, когда опыт сразу подсказывал ей, и без особых сомнений присущих юношеству, как обстояли амурные дела. К тому же, зная того, кто исполнял роль "несчастного страдальца" в этой импровизированной пьесе, достойной, впрочем,пера какого-нибудь автора в Шаароне, она могла заключить, что без помощи с ее, Клары, стороны, развязка потребует усилий не романиста-южанина, а драматурга из северных королевств.

   - Как здоровье, больной? - спросила она, присоседившись и тыкнув пальцем беднягу в ребра.

   Красноволосый охнул и приоткрыл глаза. Несколько мгновений разглядывая сидевшую перед ним он будто что-то вспоминал, но потом его глаза округлились от боли и он воскликнул:

   - Дьявол меня раздери! Клара! Больно же!

   - Смотри, как заговорил! А ты, девочка, иди, погуляй пока... Нам поговорить надо о том, о сем, и, в частности, как нехорошо уезжать от женщины не попрощавшись.

   Эльфка послушно встала и быстро вышла из шатра.

   - Где это тебя так? - спросила Клара у "ловца удачи", проводив эльфку взглядом.

   - А, - протянул полукровка, - Понесла тут нелегкая в тоннели...

   - Неужели?! И это ты в компании того ларонийского колдуна? Карнаж, только не говори, что вы с ним из тех четырех дурней, что недавно туда сунулись. О вас такие слухи ходят!

   - Не советую верить слухам. Подай воды, от ваших снадобий в горле сухо.

   Феникс жадно припал к протянутой ему кружке.

   - Значит, это правда? Не брешут люди, - заключила она, принимая назад пустой сосуд.

   - Лучше скажи, зачем ты выгнала ее? - спросил "ловец удачи", немного приподнявшись на руках и осторожно разминая плечи, - Она так трогательно ухаживала за мной.

   - Да потому, что знаю твои замашки! Ранним утром в седло и поминай, как звали. Для нее тут появилась неплохая партия, знаешь ли, пока тебя не было. И так наш цирк уже не тот, да если еще и без акробатов останемся - совсем туго будет.

   - Ладно-ладно, - проворчал Карнаж, - Все равно я вас сегодня покину.

   - Ох, какой резвый! - возмутилась Клара, - Едва от задницы отлегло, и сразу в путь-дорогу!? Погостил бы у нас?

   - Не хочу стеснять, да и дело у меня есть с колдуном. Я его телохранитель. Тем более он может заподозрить. Надо знать меру. И так несколько дней водите его за нос, что впервые меня видите.

   - С каких это пор ты в охранники подался?! - изумилась она, сплевывая в сторону.

   - Сейчас не те времена, чтобы нос задирать. Ведь вы разбили лагерь у дороги, а раньше выступали на городских площадях, не так ли? - прищурился Феникс, - До Форпата всего ничего, пара миль не больше. Так чего же вы здесь прохлаждаетесь?

   - Бургомистр не дозволил нашему маэстро проехать. В "нижнем" городе недавно обнаружили склад контрабандистов, и теперь очень сурово относятся к приезжим. Вот, пережидаем пока все уляжется. А потом через Сильванию сразу в Фелар двинем. Будут праздники сбора урожая, поживимся на славу.

   - Ну, как твои дела? Ожил? - бесцеремонно спросил вошедший в шатер Зойт.

   - Ожить то ожил, но ему бы еще полежать пару дней, - развернулась к ларонийцу Клара.

   - Э! Так вы женщина или мужчина? - вскинул брови Даэран, окончательно сбитый с толку тем, что ему довелось увидеть среди этого, весьма странного, сборища, почему-то приютившего их с Карнажем сразу, без лишних вопросов.

   - Я - женщина.

   - А почему с бородой?

   - Эй! Может мне так нравится? Я же не спрашиваю, почему вы без нее!

   - А...

   Феникс хохотнул над обескураженным выражением лица ларонийца, но его смех закончился стонами. Сломанные ребра давали о себе знать.

   Зойт помог Карнажу подняться. "Ловец удачи" набросил на плечи куртку, перекинул через плечо изодранную черную рубаху и, медленно и неторопливо, вышел на свежий воздух. Даэран пошел следом.

   Снаружи ларониец недовольно сморщился и предложил:

   - Нам стоит посетить баню. И чем раньше, тем лучше.

   - А я смотрю, ты не привык к местам, подобным этому. Тебе предоставляют кров и помощь, а ты, как только будет возможность, тут же почистишь перышки и все позабудешь? - Феникс многозначительно хмыкнул и покосился на колдуна.

   - Да-да, а еще горячего шоколада мне в теплую постель! - ядовито заметил ларониец, еще раз изумляясь, как они смогли перейти на "ты" с тех пор, как выбрались из тоннелей, - Вряд ли я смогу позабыть бородатых женщин, эльфиек-акробаток, без труда складывающихся пополам в обе стороны! И то животное, с маленькой головой на широченных плечах, что поднимает груженую повозку, как я книгу.

   - Кстати, то самое "животное" на днях видело кого-то, очень похожего на Кеарха. Скорее всего, наш "друг" уже скрылся за стенами Форпата.

   - Так чего же мы ждем?! - встрепенулся Зойт.

   - А вот торопиться нам некуда, - ответил Карнаж, умываясь водой из принесенных силачом ведер, - Клара сказала мне, что недавно в городе накрыли шайку контрабандистов. Так что, пока идет дележка конфискованного...

   - Дележка? - изумился колдун и, последовав примеру "ловца удачи", тоже окатил прохладной водой лицо и шею.

   - А ты как думал? Никто не прочь поживиться задарма, будь то хоть последний крестьянин или начитанный до треска черепа от напора мозгов маг. Согласен, не все такие, но сейчас дело происходит в Форпате, а там конкуренция среди ученых мужей очень велика. Они растащат под чистую все, что изъяла стража.

   - Ты намекаешь, что контрабанда оказалась специфической? - Даэрану было не по душе, когда в его присутствии высказывались такое мнение про практикующих магию. То бишь оскорблялось искусство, посредством хулы на его последователей.

   - Проклятье! А какой она еще может быть в городе магов?! Реагенты, готовые эликсиры и наверняка множество побрякушек. Кеарху сейчас будет трудно пристроить книги, но это только первое время. Так что, едва уляжется шум, надо, не теряя даром времени, искать нашего воришку. Едва он скинет товар и получит деньги - все, ищи ветра в поле. В Сильвании нам его не настичь, а то, что он первым делом пересечет границу, это я могу сказать наверняка.

   - Проклятье, сударь, простите великодушно, но чьей-то знакомой методой он действует? - нахмурился Зойт.

   - Верно, как "ловец удачи", - ничуть не смутился Феникс, - Это нам и на руку! Наши друг друга хорошо знают, не считая всякой самозваной шушеры, которую мы и сами с успехом сажаем на нож.

   Клара вышла из шатра и вопросительно посмотрела на Карнажа и Зойта, почесывая свою бороду. Это зрелище породило гримасу отвращения на лице ларонийца, на что женщина показала ему язык.

   - Так вы останетесь? Или мне принести ваше барахло с пожеланиями попутного ветра в спину?! - спросила она, подбоченившись.

   - Клара, ты же знаешь... - опустил голову Феникс.

   - Ладно-ладно, знаю, - она добродушно потрепала его по горящим как пламя в ярких лучах утреннего солнца волосам, - Это же твое ремесло. Просто рада была тебя повидать, и... знать, что ты жив и здоров. Будет тебе одиноко, ты знаешь где нас найти. На дороге в Фелар.

   Последние слова бородатая женщина произнесла с особым чувством, словно заботливая тетка. Взгляд, брошенный ей на Зойта, несколько смутил белого эльфа, уже готового изобличить обоих в обмане, ведь сказанное до конца убедило его в том, что "ловца удачи" здесь все давно знали. Следовательно, могли и не просить с колдуна платы за помощь. Но странная бородатая женщина смотрела на него каким-то колючим взглядом, словно догадывалась о чем-то, о чем он предпочитал молчать.

   Если просто сосчитать года и не делать скидку на то, как молодо кто выглядит в отпущенный ему век, Даэран и Клара вполне могли оказаться ровесниками. Но ларонийцы старились внешне очень медленно, от чего, наверное, даже во вполне почтенном возрасте вели се6я молодцевато. Как давно сказал один остряк: тебе столько лет, на сколько ты выглядишь. Но глаза всегда выдадут возраст...

   Колдун стоял перед ней, читая немую просьбу в обращенном на него взгляде. Он плохо знал людей, возможно даже слишком плохо, но его поражало, как они, порой, легко начинают заботиться и переживать за совершенно чужих им по крови. Для нее этот красноволосый полукровка был что-то вроде озорного мальчишки, которому иногда надо врачевать разбитые коленки. Она наверняка считала, что Карнаж попал в дурную кампанию. Что и говорить, предубеждений против белых эльфов существовало неисчислимое множество, особенно в людских королевствах. Однако Даэран полагал, что столь трогательная забота излишня. Все же Феникс оказался не такой уж молокосос. В этом он, Зойт, убедился и не раз. Тем паче подобного головореза нужно было поискать, и как следует, себе в телохранители. Такие на дороге не валяются, а уж возле нее тем более.

   "Ловец удачи" был не так наивен, как о нем судила эта женщина, и знал, на что шел. Этот ее колючий взгляд явно порожден незнанием другого лица полукровки, которое не так давно колдуну и одному пареньку из южного Фелара посчастливилось узреть на обочине северного тракта.

   Поэтому, если возникнет необходимость, колдун все равно прикроется "ловцом удачи" от своих ларонийских коллег, как бы она Клара на него сейчас не смотрела. Сыскари считали, что вели хитрую игру. Что ж, когда жертва замысла в курсе дел, игра из забавной становится опасной!

   Клара проводила их, после чего вернулась в лагерь, где ее поджидала акробатка, не без труда избавившаяся от своего надоедливого громилы-ухажера. Эльфка окликнула женщину. С милого личика злобно смотрели глаза с характерным сильванийским разрезом.

   - Чего так зыркаешь? - сощурилась Клара.

   - Почему ты меня прогнала? Это же был Карнаж? Я его хорошо знаю.

   - Конечно, - усмехнулась бородатая женщина, - Но его не так хорошо знаешь. Только совсем маленькой его видела. Так что, мой тебе добрый совет, не связывайся с тем, у кого мыски сапог всегда смотрят в сторону двери. Плохая это примета.

   Акробатка хотела еще что-то сказать, но запнулась на полуслове. Довод Клары был хорош, даже слишком.

   Тем временем Зойт и Карнаж неторопливо приближались к Форпату. Им не следовало слишком поспешно миновать пригороды, что домами и мастерскими толпились возле надежных стен, словно прижимаясь к этому очагу благодати, который немного приукрасил пустынность и омертвелость земель Фивланда, возродив вокруг себя лес и поля. Стража города в ранние часы была неприветлива и подозрительна. К тому же, Даэран оказался тверд в своем намерении посетить гостиницу и помыться с дороги, а заодно привести в порядок свой гардероб, чтобы явиться в столицу магов в достойном виде. Это, впрочем, также входило и в планы Феникса, не говоря уже о том, чтобы где-нибудь найти целителя и основательно подлатать сломанные ребра.

   Хорошо известное всем в округе заведение под названием "У подножия башни" им советовали все, у кого бы ларониец ни спрашивал по дороге. "Ловец удачи" терпеливо ждал, когда колдун поинтересуется его мнением.

   Наконец, Зойт сдался и, обернувшись к Карнажу, спросил:

   - Что думаешь?

   - Думаю, что другого нам бы и не ответили. "У подножия башни" почти единственное мало-мальски известное заведение в пригородах.

   - Что же вы молчали, сударь?! - возмутился ларониец, полагая, что его телохранитель должен был сообщить это сразу.

   Феникс ничего не ответил и поехал впереди, показывая дорогу. В последнее время поведение спутника его настораживало и даже очень. Видимо, чем дальше от родины был колдун, тем неуживчивее становился его характер. Либо нежданная встреча на тракте с наемниками так подтачивала и истощала его нервы постоянным беспокойством, что это бросалось в глаза "ловцу удачи". Впрочем, никому не доставит радости, если на хвост сядет тайная канцелярия белых эльфов.

   В этот ранний час трактир встретил их свободной общей залой, где весь шум исходил от веселой компании, устроившейся за большим столом слева от входа, у окна.

   Феникс присмотрелся к молодым людям, что праздновали, видимо, окончание какого-то доходного предприятия, судя по обрывкам фраз и повышенному вниманию со стороны хозяина заведения, который исправно подавал пива и уносил опустошенные миски. К сожалению, своих коллег по цеху "ловец удачи" среди них не нашел.

   Однако, заслышав удивленное восклицание Зойта за спиной, полукровка развернулся и, к своему немалому удивлению, увидел возле окна, на противоположном краю общей залы, старых знакомых - Фарая и Кассара. Оба с азартом со стороны некроманта и полным безразличием со стороны друида опять играли в кости, словно какая-то неведомая сила перенесла их, как есть, из трактира "У Бездны".

   - Какого дьявола?! - ругнулся Феникс и двинулся вперед, но тут же оперся о стол и схватился за бок.

   - О! Что я слышу?! - усмехнулся Кассар, поворачиваясь к полукровке, - Знакомая перебранка сломанных костей. М-м-м... Музыка! Не находишь, Карнаж?

   "Ловец удачи" повстречался с некромантом взглядом, и что-то ему подсказало в этот момент, что теперь с заклинателем мертвых связываться не следует. Полукровка даже предположил, блуждая между неясных догадок, словно меж деревьев в сильванийской чащобе, что изыскания Кассара в Бездне оказались куда более успешны, чем их с Зойтом. Собственно о последних они даже не могли ничего толком вспомнить. Но, с другой стороны, они туда попали "случайно", как впрочем и некромант, который наверняка постарается доказать всем, что это действительно была случайность и ничего более.

   - Давай-давай, Феникс, подходи и садись! - пригласил Кассар, не обращая внимания на ларонийского колдуна, словно того вообще здесь не было, - Кажется, история повторяется, как в дурном сне.

   Карнаж не преминул воспользоваться предложением и осторожно присел на скамью. Даэран кашлянул в кулак и, сложив руки на груди, посмотрел на некроманта, обуреваемый желанием проучить этого наглеца, который не замечал его, или делал вид, что не замечал.

   - Да и вы присаживайтесь, мэтр, - пригласил друид, обращаясь к колдуну.

   Ларониец подчеркнуто вежливо поблагодарил и уселся напротив некроманта, когда Фарай немного отодвинулся, уступая ему место.

   Феникс уткнулся носом в принесенную трактирщиком кружку пива с совершенно безразличным видом, при этом навострив свои уши. "Ловец удачи" почувствовал нагнетание в воздухе, которое все возрастало и возрастало. Ему стало интересно, какова же причина тех грозовых туч, что сгрудились на прямой линии взглядов Кассара и Зойта. Того и гляди посыплются молнии и грохнет гром, а, вроде, и слова лишнего сказано не было.

   - "Слабак! Я звал тебя тогда, а ты полез за этим "ловцом удачи"! Какой ты маг после этого?!" - звучал в голове ларонийца голос некроманта, - "Позор тебе! Ты отринул знание, которое своим могуществом равно вершинам столетий совершенствования простого смертного!"

   - "Ты не предупредил меня тогда! Тем более я задолжал этому полукровке, а для истинного ларонийца честь превыше всего!" - возразил Зойт, - "Ты - подлец!"

   - "А ты - дурак! Даже то, что протягивала тебе Бездна сама. То, за что я в конце пути бился всеми силами, а тебе доставалось просто так. Ты не взял!"

   - "Проклятье!"

   - "Что? Не ожидал?! Да, колдун, я теперь силен. Я знаю все, что с вами было, хотя сами и не помните. Потому что ОНА отбросила вас в самое начало пути, коль скоро вы отказались... Вас отторгли, вышвырнули за шкирку, как обоссавшихся в доме котят выбрасывают из милосердия за порог, а не сажают в мешок и несут на реку".

   - "И что теперь? Убьешь меня?" - фиолетовые глаза полыхнули белым огнем, - "Попробуй!"

   - "А следовало бы? Ты много знаешь. Я понимаю, ты готов к смерти. Но ты даже не подозреваешь, как тебе свезло! Думаешь, это красноволосое отродье Xenos просто так, по-приятельски уселось от меня по правую руку? У него кое-что есть, чем он меня прикончит, едва я начну плести заклятие. Vlos'Velve. Он честен и верен своим обязательствам, потому что твой телохранитель, а ты собираешься продать в случае чего своим ларонийским выродкам из тайной канцелярии. Стоило ли тогда спасать его там, в Бездне?".

   - "Ба! Могущественный некромант боится темноэльфийского шпаголома?!"

   - "Не смей! Это оружие выкованное против магов. На нем заклятие на языке Бездны. Сам знаешь, кто пробудил многое, что дремало в подгорных чертогах, - темные эльфы. Благо они не справились, и большинство из них погибло тогда".

   - "Туда им и дорога!"

   - "Сильно сказано. Однако никто, кроме них, не рискнул. А ты помнишь, как у тебя были полные портки страха, когда до вас, там, наверху, в горах, повсеместно долетали их крики из чертогов в глубинах. Вопли полные ужаса и предсмертной тоски, когда Zeg'Zesa пожирала их без остатка!? Это порождение Бездны, черная жижа, которая разлагает в мгновение ока любую живую тварь. И этот запах, а?! Запах трупной вони. Помнишь?!"

   - "Прекрати!"

   Зойт под изумленными взглядами Фарая и Карнажа обхватил голову руками и прижался к столу. Желтые глаза полукровки многозначительно покосились на некроманта, скрываемые обросшей челкой красных волос. Кассар не увидел, а почувствовал этот взгляд - холодный, без тени сомнения и без малейшей возможности на колебания.

   - "Не смей преследовать меня. Феникс не наемный убийца и не станет таковым, а переходить ему дорогу я пока не собираюсь. Так что живи, пока можешь. Твои все равно тебе не поверят и не подарят жизнь за то, что ты про меня расскажешь.

   Наш орден снова восстанет из праха. Уже скоро. Уразумей хорошенько мои слова, колдун!" - некромант согласно кивнул в сторону "ловца удачи" и сам налил тому фужер дорогого вина, отставив в сторону кружку пива, которое полукровка еще не успел толком распробовать.

   Друид захлопотал вокруг Зойта. Деловито отведя руки белого эльфа в стороны, Фарай натирал тому виски мазью с резким запахом, бормоча банальные рекомендации от частых мигреней, обязательных для всех, кто практиковал магию.

   - Пойдем, Карнаж, я вправлю тебе ребрышки. А то твоя кислая физиономия меня удручает, а "вопли" сломанных костей больше не прибавляют веселья, - усмехнулся некромант.

   Оставив друида и ларонийского колдуна за столом, они поднялись в комнату, которую снимал Кассар. Там, сняв повязки, заклинатель мертвых даже присвистнул от представшего ему зрелища.

   - Что не так? - спросил Карнаж.

   - Ты помнишь? Тогда, на тракте? Давным-давно... - уходя от ответа, задумчиво произнес заклинатель мертвых, - Никто не хотел помочь некроманту, которого шарахнул заклятием придворный чародей. Даже за деньги... Я не успел уступить дорогу и валялся на обочине, подыхая, как сбитый телегой бродячий пес. А ты, пусть и торговался, но выполнил просьбу. Довез куда надо. И это в Феларе, где за помощь таким, как я, могут вздернуть, а полукровку отправят в петлю с двойным удовольствием!

   Костлявая рука с длинными пальцами прикоснулась к месту перелома, и "ловец удачи" взвыл от боли. Он даже схватился за рукоять кинжала за поясом. Но Кассар уже закончил.

   Феникс перевел дух и хрипло ответил:

   - Помню. Особенно твою ругань, когда я перекинул тебя через седло лошади. Такое не скоро забудется. Но не думай, что это было милосердие. Мне все равно кто платит, если ему что-то нужно. Мы в расчете.

   - Ты - "ловец удачи". Я знаю вашего брата. Нанимал как-то. Вряд ли кто-то из твоих коллег стал бы так рисковать. Впрочем, я сделаю вид, что поверил тебе. Но в деньгах за спасенную шкуру долг не отдают, сам знаешь, - вскинул брови некромант, погладив свой обтянутый бледной кожей череп, - Не хочу хвалиться, но твои ребра грозили большими неприятностями.

   - Какими?

   - Неважно. Теперь ты будешь жить, клянусь своей черепушкой! Напоследок еще одно: твои предположения о Зойте правда. Не подставляйся под удар тайной канцелярии Ларона, а то, выходит, зря я тебя латал.

   - Что-то ты больно разговорчив и милосерден. Готов побиться об заклад, тебе это нужно, - заметил Карнаж, накидывая рубаху и куртку.

   - Точно. Иначе пустое милосердие может выйти боком, а чрезмерная разговорчивость станет глупостью. Теперь мы в расчете. Удачи! И еще. Пустой совет: смотри в оба. Сейчас в Форпате небезопасно, особенно таким, как ты.

   Из комнаты Феникс вышел озадаченным еще больше, чем тогда, когда увидел Кассара с Фараем в общей зале. Некромант, конечно, был взбалмошным и словоохотливым ублюдком, который наверняка мог одновременно вырывать из трупа позвоночник и рассказывать очередную уморительную байку, но чтобы так... Вдруг хлопотать о ком-то, как добросердечная тетушка и торопиться закрыть долги, как душой и сердцем благородный рыцарь!?

   Кассар смотрел на него и окружающих свысока, меж тем в глазах стояла непроницаемая стена. От этого появлялось какое-то мимолетное, но знакомое ощущение, которое Феникс пережил тогда, на балконе Странствующей Башни в присутствии Хроноса. Оно было неясным, но, тем не менее, единожды возникнув, хорошо запомнилось.

   Карнаж слишком доверял своей интуиции, чтобы упустить такую перемену в заклинателе мертвых.



   * * *


   Проникнув за высокие стены Форпата, ровным кольцом обхватившие город, Кеарх немало удивился тому, что его встретил... снег. Белые хлопья сыпались на брусчатку мостовой, кружили вокруг многочисленных, недосягаемо высоких башен "верхнего" города.

   Снаружи было солнце, день ясный и погожий. Здесь - зима и всамделишный холод, и свинцово-серое небо. Сильваниец стоял в растерянности и смотрел ввысь. Прохожие шли мимо и толкали эльфа плечами, посылая в его адрес сдавленные ругательства. Там, в узких окнах башен, горел свет. Ярко, иногда прерывисто мерцая в темноте меж настолько высоких, что дух захватывало, шпилей. В этом нагромождении из упирающихся, казалось, в само небо строений, вытянувшихся как подзорные трубы, царило чинное спокойствие. По переходам и мостикам между ними, а также на небольших балконах можно было разглядеть несколько фигур. Они все так далеко находились от тех, кто обитал в "нижнем" городе, и так редко опускали свой задумчивый взгляд вниз, чтобы посмотреть на ту суету, которую отделили десятки футов каменной кладки стен...

   Очевидно, у бургомистра было скверное настроение, что и выразилось в такой погоде и, вдобавок, скудном освещении на улицах. Кеарх пару раз споткнулся и чуть не упал, покуда брел вглубь тесных переулков и высоких стен, окружавших со всех сторон холодной громадой без окон, что служила опорой какой-нибудь башне. Медные столбы со сферами различных расцветок попадались все реже и светили как-то тускло.

   По улицам бродили мрачные, серые жители. Укутанные в теплые вещи, они несли вязанки хвороста в свои жилища. Со всех сторон доносилось хлопанье дверей и покашливания. Дым из каменных, обглоданных временем печных труб аккуратно стелился над головой где-то на уровне водостоков, словно боясь потревожить высоких господ-ученых там, наверху.

   Будто и ночь царила здесь, а звезд и луны не было видно.

   Сильваниец шел и шел, стараясь глубже запрятаться в этот запутанный "нижний" город. Там, где нет медных столбов с горящими сферами. Найти себе жилище, снять какую-нибудь каморку и переждать, забившись в темный угол, подальше от любопытных глаз.

   Кеарх с содроганием вспомнил расправу над Шрамом. Как быстро и как жестоко. Он ведь едва отлучился, оставив чернокнижника совсем ненадолго, а потом сидел за углом и с ужасом смотрел за происходящим. Он даже не сразу понял кто напал, поэтому не спешил помогать, ведь воровская смекалка подсказывала, что бросать на убой тело, не зная дела, будет довольно опрометчиво. И чутье не подвело. В ту же минуту, как эльф размышлял об этом, рана на его лице заныла так, словно и не лечили ее вовсе... А этот предсмертный зов! Он, как команда, как хлыст подстегнул его ноги, и сильваниец помчался обратно к гостинице. Куда угодно лишь бы подальше от той черной фигуры, что возвышалась над телом убитого чернокнижника!

   Кеарх вбежал в комнату - надо было скорее собрать все, что имеет ценность. Покойнику все равно не пригодиться, а ему в дороге в самый раз. Но в Лангвальде не оказалось ломбарда, а с того добра, что удалось раздобыть, не стоило и пытаться выручить хоть сколько-то у местных жителей.

   С лестницы донеслись торопливые шаги.

   По спине сильванийца пробежал холодок. Сердце бешено забилось, и он сиганул в окно, прижимая к груди связку книг. Задержавшись на карнизе, он украдкой посмотрел, выглянув из-за подоконника, на вошедшего и был еще более удивлен, увидев ларонийского эльфа.

   Все становилось ясно. Здесь орудовала тайная канцелярия Ларона. Видимо, Шрам не все сообщил из того, что нужно было бы знать Кеарху, и теперь бедняга мог угодить в знатный переплет.

   Но, покамест, эльф был еще сам себе хозяином и осторожно спустился вниз, рассчитывая незаметно добраться до конюшен. Из-за угла выскочили три черные, как и вся та ночь, личности. Эльф и троица некоторое время смотрели друг на друга, затем разошлись. Сильваниец вскочил в седло, а незнакомцы снова попрятались по темным углам, не проронив ни слова.

   Черт побери, тот, кто утверждал, что Война Кинжалов канула в лету вместе с эпохой Сокрушения Идолов, был самонадеянным болваном! Резали нынче ничуть не меньше чем прежде, только делали все гораздо тише и с элегантностью, полной нездорового цинизма.

   Ох уж эти маги! Чинно расселись по башням. Взгляд эльфа снова скользнул вверх по каменной стене. Будто и не было Xenos и их последователей. Да и правители угомонились и старались не вести больше войн. Однако подспудно дела кипели. И еще какие! Заговоры, интриги и перевороты. Каждый сам за себя и против всех с готовностью защищать свою шкуру, даже если его овчинка выделки не стоила.

   Форпат был символом этого абсурдного времени, которое скромно и тихо крутило шестерни на часах проходящего века. Кто бы мог помыслить раньше, что вольный град, в котором не могла действовать магия из-за хранящих его ста двадцати башен по форме напоминавшими обелиски с огромными сферами из оникса на верхушках, превратится в обитель адептов Объединенной магии.

   Возможно, Форпат хорошо подходил своим статусом города-государства для своевольных магов. После войны сразу же нашлись деньги и охотники помочь восстановить порушенный осадами и чумой "памятник былого". Они поселились в "верхнем" городе, возведенном довольно быстро, а тех, кто уцелел после погромов и резни, оставили внизу.

   В каменных мешках и тупиках стен еще виднелись остатки башен, что хранили когда-то "вольный град", а теперь, сломанными "зубами", торчали из земли то тут, то там. Разбитые ониксовые сферы растащили и понаделали из них бесполезных, но дорогущих амулетов. Они вроде как защищали от магии. Хотя все прекрасно знали, что противопоставить чародейству такую побрякушку было пустым делом. Амулет из подобного материала должен был быть огромных размеров и попросту придавил бы владельца. Но все равно местные жители носили на шее малюсенькие осколочки на цепочках. Так было спокойнее...

   Угол, где приткнуться, найти оказалось делом не сложным. Кеарх немного успокоился, договорившись с хозяйкой одного из обиталищ, что находилось прямо в стене монолита, поддерживавшего целый "букет" построек "верхнего" города. С трех сторон двор окружали стены, из которых светили в два ряда маленькие окошки, а, чтобы попасть в жилище, приходилось спускаться по ступеням к дверям, которые прятались в глубине каменной кладки, словно стесняясь собственного убожества и размера.

   Едва эльф успел обосноваться, как вскоре его начал бить жестокий кашель. Сначала незаметно подкравшийся к горлу, а потом вцепившийся в грудь, словно кузнечными клещами, не отпуская беднягу ни днем ни ночью.

   В комнатушке, где он устроился, было холодно, и сильваниец спасался только горячим чаем, который пил дни напролет, усевшись на стул возле окна и закутавшись в плащ.

   Вечером он зажигал свечу и смотрел на пляску пламени, продолжая сидеть у окна. Чувства притупились, красные от бессонных ночей глаза постоянно щурились.

   Кеарх забывался воспоминаниями и почти ничего не ел. Вскоре и сил на страх не осталось. Болезнь пробегала бредом в сознании, и ему грезилось, что Карнаж умер, сам бросился на кинжал, повесился на суку у тракта... А еще у него были сладостные грезы, как красноволосого убивает тот самый ларониец, что проник в комнату, едва Шрам испустил дух.

   Иногда, когда болезнь отпускала, и сильваниец с лежанки снова перебирался на свой стул у окна, он держал в руках бесценные книги Морвириари. С наслаждением шелестел листами, на которых каллиграфический ларонийский почерк вывел частично ключ к шифру. Он обожал каждую из этих закорючек в отдельности и все их вместе.

   Его ни за что не найдут в этом городе, а если и найдут, то сильванийские стилеты всегда были наготове. Теперь он богат, и только руку протяни - все будет. Почет, богатство, хороший дом в Сильвании.

   Разве можно все это украсть там, в Швигебурге? Даже имя этого города на феларских вездесущих картах с их манерой называть все так, как угодно людям, означало "Молчаливая Крепость". И не трудно было догадаться почему, так как первое, что интересует путешественников из "ловчих удачи", не знающих еще законов чужой страны, это узилища и плахи наподобие Башни Умолкших Криков, а не история древнего как мир потухшего вулкана.

   Наставники Кеарха всегда говорили о том, что сорвать большой куш - редкая удача. Что ж, сами они, исходя из принципа "воруй, но в меру", так ничего себе и не насидели за все эти годы. А ему, вот, свезло. Однако риск...

   По ночам, когда у организма находились силы, сильванийца посещали беспокойные видения: дверь открывается и входит Карнаж... Искаженное лицо прирожденного убийцы, губы кривит почти оскал, а не улыбка, красные волосы встопорщены как у демона. Проклятое раздвоенное лезвие кинжала тянется к горлу...

   Эльф с криком вскакивал посреди ночи или просто распахивал испуганные глаза и смотрел в остолбенении на дверь. Иногда вплоть до самого утра.

   Однажды, когда полукровка вместе с печным дымом влез в крохотное оконце и снова набросился на спящего эльфа, Кеарх проснулся с таким реальным ощущением кинжала в груди, как тогда вогнанного Шраму по самую рукоять, что фонтан сил просто захлестнул его. Он даже вышел из своей комнаты и велел заколотить наглухо окно, оставляя небольшие щели для обзора. Потом, собрал всех шатавшихся без дела подростков, и что-то говорил им про свою гильдию в Швигебурге. Что, мол, всех их примут, если они отберут кинжал у одного приезжего, который шатается где-то в городе, а узнать его не так сложно по волосам и куртке с перьями феникса вшитыми на спине.

   Кеарх боялся этого кинжала пуще самого "ловца удачи". Он наивно рассчитывал на то, что подростки смогут изыскать способ убить преследователя, чье присутствие сильваниец ощущал и необычно и, с другой стороны, заурядно - у него горел и полыхал шрам оставленный Vlos'Velve на лице. Пусть покойный чернокнижник и неплохо потрудился, срастив рваные края раны в широкую белую полосу через всю физиономию, но проклятие оружия давало о себе знать.

   Болезнь и рана плясали в сознании эльфа дикие танцы, обманывая логику и начисто стирая чувство времени. И он продолжал опасаться всего и сомневаться во всем. Хотя сильваниец уже знал, где и как продать книги, кто поручитель и кто заказчик. Все было выведано его юными подручными, для которых в серой повседневности это стало смыслом жизни. Они, ничуть ни меньшей наивности, чем сам Кеарх, вырисовывали картины того, как их примут в гильдию воров по поручительству эльфа. Ведь те медяки, что он платил им, весело звенели в карманах и казались вернее любых обещаний.

   Гордость. Сильванийская характерная черта, доводимая до абсурда правителями страны в столице Ротвальде... Именно из-за нее Кеарх покинул родной край. Он гордо шагал тогда, сам, своей дорогой. Ветер дул в лицо и развевал длинные волосы, хлопая складками дорогого плаща. Он шел из дома навстречу дороге, свободе и приключениям. А теперь вдруг, через столько лет, впервые написал письмо родным в Сильванию в минуту глубокого отчаяния, когда почувствовал себя вдруг совсем одним и больным, и не нужным никому, кроме врагов. Здесь, в темной комнатушке подле свечи, в несколько заходов, писал то гневно, то жалостливо. То просил прощения, то обвинял, то умолял, то угрожал.

   Неизвестно каким чудом письмо дошло, но в чьи руки? Знал бы Кеарх, что горькие строки читал его брат, которого он ненавидел больше всего на свете. Что брат уже не тот подросток, который отбирал внимание и тепло родителей. Избалованный высокородный придворный, он в миг переменился, схоронив отца, мать и обожаемую обоими братьями сестру. Что он искал последнего родича по крови оставшегося ему в этом мире. И как он радовался, до слез, получив эту весточку, адресованную пусть не лично ему, но... Некому больше было прочитать.

   Еще один вечер.

   Весь день в Форпате лил дождь и не известно только ли в самом городе по прихоти Окулюса Берса, архимага и бургомистра, или так было и за стенами тоже.

   На улицах стало сыро и совсем тихо.

   Кеарх по обыкновению сидел в своей комнатушке и пил чай. Болезнь отпускала, но медленно.

   Через щели досок капли сбегали по стеклу. Эльф смотрел на них, провожая взглядом, потом отворачивался и таращился на дверь, напрягая слух и абстрагируясь от шума небесной воды, что стучала по лужам, карнизам и лилась в водостоках.

   Сегодня ему доложили, что видели Карнажа совсем близко от его убежища, на рынке неподалеку. Небольшая шайка подростков, которая слушалась каждого слова сильванийца и смотрела ему в рот, дежурила у дверей под навесом, полные решимости защитить своего главаря.

   Однако теперь эльф мыслил более трезво и знал, что Фениксу эта кучка детей не помеха. А ведь всего через три дня за книгами должен был явиться посыльный от высокого лица, согласного купить и книги, и шифры за кругленькую сумму.

   Деньги. Да с такими деньгами можно было и тех парней, что помогали ему все это время, не забыть! И добрую хозяйку, что делилась лечебными травами, хоть и не одобряла увлечения своих чад бредовыми обещаниями сильванийца. Неужели не получится?

   Кеарх навострил уши. Снизу раздались возбужденные голоса и какая-то неясная возня...


   Зойт начал понимать, что его присутствие тяготит и мешает Карнажу выполнять ту работу, в которой "ловец удачи" был дока. Общение с простыми людьми в кварталах пропахших рыбой и гнилыми овощами было явно не для Даэрана. Уж тем более проводить там почти все дни напролет, по крупицам собирая информацию: то выпивая с забулдыгой в харчевне, то прижимая к стенке и считая зубы не в меру разговорчивому салаге, то задыхаться от ядреного фивландского табаку в закутке сапожника. Особенно это вредило кишкам ларонийца, так как качество пищи в "нижнем" городе мог выдержать, похоже, только луженый желудок полукровки.

   Во время посещения заведения у одного островитянина с острова Палец Демона, с которым мало того, что пришлось разделить совершенно дикую трапезу из блюд сырой рыбы и весьма острых хлебных изделий, так Феникс еще тараторил с ним на совершенно непонятном языке. От этого на обращения в свой адрес Зойту оставалось только тупо кивать.

   Колдун, в конце концов, сдался и препоручил своему телохранителю заботу о поисках Кеарха. Сам же направился в "верхний" город, где куда больше преуспел, быстро найдя общий язык с бургомистром. Еще бы, ведь труды Морвириари пришлись как нельзя кстати в свете последних событий, а именно подтверждении слухов о том, что некроманты собирались возродить свой зловещий культ Бездны.

   Между делом, Даэран лишний раз подтвердил догадки Окулюса Берса, упомянув о появлении Кассара, отчего снискал всякого содействия и даже получил для Карнажа пропуск через врата в "верхний" город. Неслыханное дело для "ловца удачи".

   Верховный маг ожидал результатов, а их все не было. Феникс словно сквозь землю провалился, и от него не было вестей. К тому же, ситуацию подогревало то, что Кассар совершенно спокойно пробрался в Сильванию, минуя Форпат, попутно обратив в прах несколько магов из числа хранителей города, когда они собрались ему помешать.

   Конечно, силой некромант не мог сравниться с Окулюсом или самим Хроносом, но теперь явно выбивался из середнячков. Это делало его неплохим лидером ордена, к которому повыползают из всех не законопаченных феларской инквизицией щелей заклинатели и заклинательницы мертвых различных мастей и рангов.

   Попытки Карнажа только после нескольких недель бесплодных поисков увенчались успехом. К сожалению, ему не смогли помочь коллеги, так как в их круг не забредали сведения о продаже коллекции Морвириари, но сработала другая ниточка растянутой им по кварталам паутины. Один бондарь услышал от собственного сына о желании вступить в гильдию воров Швигебурга. Желание, безусловно, похвальное, но вот откуда оно могло взяться на ровном месте - оставалось хорошим вопросом. Особенно в глухом квартале Форпата, где и о новой войне узнавали последними, а уж о возможности попасть в столичную фивландскую гильдию...

   Вечером парень шел по улицам с таким видом, словно он был негласным членом тайной канцелярии, то есть вел себя наперекор всем тем правилам, которые свято чтили настоящие сыскари. И когда перед ним вырос высокий худощавый полукровка в намокшей от дождя куртке и с кинжалом наперевес, парень попросту растерялся. Ведь он был так сосредоточен и крутил головой во все стороны, что вперед редко посматривал, отчего чуть не налетел на выставленный клинок.

   - Письмо, - коротко потребовал Феникс, - Вякнешь - убью.

   Конверт мгновенно перешел из рук в руки, а горе-посыльный удрал так быстро, что только пятки сверкали.

   Феникс с усмешкой убрал свой "страшный" кинжал обратно в ножны за поясом и вскрыл послание.

   Пока "ловец удачи" посвящался в дела семейные Кеарха, чье описание встретил на страницах письма, выдержанного в лучших ротвальдских романтически-сопливых традициях, паренек добрался до своих друзей, которые прятались от дождя под навесом у двери, и предупредил о грядущей опасности. Но было поздно.

   Вечер опустился на улицы, и в смутном сиянии сферы на медном столбе, одной единственной на весь этот закоулок, перед семью парнями, почитавшими себя одной ногой в гильдии воров, стоял красноволосый полукровка, картинно заведя руки за спину и сцепив их там в замок. Желтые глаза недобро смотрели исподлобья на всю кампанию перед ним, неуверенно разбредавшуюся по дворику. У кого-то в руке сверкал нож, у кого-то ножка от стула, даже имелась одна дубинка с набитыми в нее ржавыми гвоздями.

   Пока они окружали, красноволосый стоял спокойно, не шевелясь. Воздух был пропитан страхом и неуверенностью. Видимо, некоторые начинали понимать, что сейчас стоят одной ногой не в гильдии, а скорее в могиле. Но их наверняка смущало то, что он всего один. Надо было преподать урок.

   Первый накинулся сзади, замахнувшись дубинкой с набитыми в нее старыми ржавыми гвоздями. Меч срезал ее как коса, и тут же нога с разворота влетела в грудь парня, отбросив того на пару футов. Тот затих, здорово приложившись затылком о мостовую.

   В живот Феникса устремился нож.

   Слаженно.

   Короткий меч ловца удачи скользнул в ножны, пока он выворачивался от неумелого удара.

   Дети.

   Одна рука перехватила кисть с ножом и одновременно вторая врезалась ударом в висок парня, не давая времени выйти из захвата. Тут же удар ноги в руку сжимающую ножку от стула у одного из нападающих перешел во второй удар в голову. Трое отскочили от отлетевшего к ним товарища. Четвертый пытался поймать ртом хоть немного воздуха, когда Карнаж двинул ему, единственному безоружному здоровяку, полагавшемуся больше на свои кулачищи, в промежность. Полукровка схватил беднягу за плечи, врезался лбом в переносицу парня и, закрывшись от остальных его широкой спиной, лупил поочередно то левым, то правым коленом в живот.

   Оставшиеся трое недоуменно смотрели как сын кузнеца, широкоплечий детина, упал на колени и скрючился у ног красноволосого под его глумливый смех сквозь губы. Они уже и не думали атаковать, после такой мгновенной расправы. Но шаг был сделан, и как выпутываться теперь они не знали.

   - Ой! Что же это делается!? Стража!!! Убивают! - завопила выбежавшая на шум хозяйка дома, - Нелюдь! Зверь! Пошел прочь!!!

   - Да что вы?! Никто никого тут не собирался убивать, - ответил Карнаж, с улыбкой покосившись на выбитый им нож, - Я просто зашел к приятелю, а меня не пускают.

   - Да, силы небесные! Проходите куда хотите, только детей оставьте в покое! - после этих слов женщины, пытавшейся привести в чувства валявшегося без сознания на мостовой сына, Феникс ясно расслышал клацанье и звон выброшенного из рук оружия.

   Дверь затрещала под напором обитых сапог. Кеарх вжался в стену у заколоченного окна, соорудив из кровати и стула баррикаду.

   Стилеты были готовы к бою.

   Петли не выдержали, и дверь рухнула внутрь комнаты.

   - Добрый вечер, - сказала тень в проеме, уклонившись от свистнувшего в воздухе клинка.

   Кеарх заорал во всю силу больного горла, когда Карнаж вошел внутрь.

   - Заткнитесь, сударь! - рявкнул "ловец удачи" и подошел к столу, где были аккуратно сложены книги.

   Сильваниец зашевелился. Vlos'Velve был продемонстрирован ему полукровкой, и эльф схватился за лицо.

   - Я кое-что принес тебе взамен. Поверь, это куда более ценно, чем те проклятые книги. Из-за них режут глотки не первое столетие, сам знаешь, - начал Карнаж, сгребая коллекцию томов со стола, - Твой брат ответил. Вот письмо. Как из него следует, больше никого из родных у тебя не осталось. Я кладу его вместо этих книг. А дальше решай сам. Прощай!

   - Ты не убьешь меня? - голос Кеарха дрожал от гнева и боли, пока он извивался, схватившись за шрам на лице.

   - У тебя и так есть кровник, и, поверь мне, темные эльфы обязательны в своей мести. За смерть Галчонка ты заплатишь, я в этом не сомневаюсь.

   Карнаж вышел из комнаты и спустился по лестнице. Довольный собой, он даже не сразу заметил, что снаружи его ждали.

   Двое.

   Из-под капюшонов выбивались белые как снег локоны. На полукровку безотрывно смотрели две пары светящихся фиолетовых глаз.

   Тайная канцелярия Ларона.

   - Проклятье! - прошипел себе под нос "ловец удачи", - И на старуху бывает проруха.

   У парочки под ногами лежали все семеро парней и мать одного из них, что выбежала к сыну и так и осталась с ним, уронив голову на грудь, когда ее настигла смерть в виде ларонийского короткого меча.

   Это были точно они. Сыскари белых эльфов. Убийцы, которым всегда и все равно кого и за что убивать.

   Надо было выиграть хоть немного времени. В ушах Карнажа заиграли кастаньеты костлявой хозяйки мертвых, сопровождаемые громовыми раскатами с высот "верхнего" города, предвещавшими непогоду. Полукровка выдернул из стопки книг бумаги с разгадкой шифра и отвел их на вытянутой руке в сторону. Ларонийский кинжал свистнул в воздухе и пригвоздил их к столбу, что подпирал навес.

   Договориться не получится.

   Убийцы метнулись к навесу. Один подскочил к Фениксу, а второй к столбу, и бумаги исчезли под его плащом.

   Связка книг полетела первому в лицо. Белый эльф увернулся и встретил набросившегося на него полукровку. Островитянский меч и короткий клинок убийцы сцепились, и их хозяева повалились на мостовую. Кинжал сбил на бандаже "ловца удачи" одну из клепок. Карнаж вскочил, подхватил связку книг и побежал, нет, полетел прочь. Его ноги так быстро еще никогда не бежали. Ведь позади, хлопая темно-фиолетовыми плащами, за ним гналась сама смерть.

   Сказать, что у Феникса не было шансов даже против одного ларонийского сыскаря, значило не сказать ничего. Он бы упал через мгновение с кинжалом в животе, и никакие его навыки не помогли бы. Эти убийцы были слишком быстрые, слишком невозмутимые, слишком искусные. Они посвящали всю свою жизнь этому занятию. Они рождались для этого, умирали редко и не своей смертью это точно.

   Полукровка метался из стороны в сторону, избегая возможности пустить метательный нож себе в спину. Прогибался в низких арках. Скользил сапогами на резких поворотах, стараясь любой ценой не потерять темп. Перемахивал через нагромождения повозок, ящиков, бочек и тут же резко уходил в сторону, скрываясь в закоулок... Как тогда, когда удирал от гильдии в Швигебурге. С тех пор уроки такого бега фивландских воров вместе с преподанной Киракавой стремительностью тренированных ног бессчетное количество раз спасали "ловцу удачи" шкуру.

   Где же этот портал в "верхний" город?!

   Мысли смешались в его голове. Как же ему, черт побери, хотелось жить!

   Не оборачиваясь, вперед, перемахивая через бочки, отталкивая прохожих. Скорее, скорее...

   Дождь хлестал в лицо, сапоги опасно скользили на открытых площадях.

   Кто-то позвал стражу.

   Рука одного из ларонийцев вылетела из-под плаща. Как молния набегу сверкнул кинжал, и бедняга, поднявший крик, свалился с рассеченным горлом.

   Поворот, переулок, тупик... прыжок! Феникс сиганул через стенку как перепуганная блоха, чем сильно озадачил преследователей и стражей портала за ней.

   Жезлы направились в его сторону и заискрились набирающими силу заклятиями, пока он рвался вверх по лестнице.

   - Посольство Ларона! - крикнул "ловец удачи", размахивая пропуском, который дал ему Зойт.

   Уже входя в портал, чувствуя, как кровь колотится в висках, Карнаж обернулся и с содроганием посмотрел на две пары фиолетовых огоньков в темном углу. Значит, сыскари не имели официального прикрытия и были посланы следом за колдуном второпях. Повезло...

   На другой стороне портала его поджидал Зойт. Феникс остановился. Колдун стоял в двадцати футах впереди, на мосту, ведущему к галереям. Стражи подтолкнули полукровку, советуя не задерживаться.

   "Ловец удачи" устало побрел в сторону ларонийца, который ожидал, опершись спиной о колонну и сложив руки на груди.

   Если бы каждый из них знал, как напряжен в этот момент другой, развязка стала бы печальной для обоих.

   Карнаж остановился, пройдя ровно половину пути до колдуна. В левой руке он сжимал ремень, связавший стопку книг, в то время как правая готовилась выхватить из-за спины меч. Благодаря тому, что рукоять оружия помещалась снизу, со стороны казалось, будто полукровка браво подбоченился.

   Зойт резко двинулся в его сторону, убыстряя шаг. Руки белого эльфа по-прежнему покоились на груди. Феникс повернулся боком, и правая кисть легла на рукоять. В голове мелькнула мысль о том, что Кассар оказался прав. Можно было даже представить, как тот усмехнется, узнай он позже о схватке.

   - Книги, - коротко потребовал Даэран.

   Точно как полукровка тогда, прижав посыльного с письмом. Что ж... Пальцы разжались, и кипа "бесценного собрания" ухнулась о камень моста.

   Истинно ларонийская усмешка.

   Карнаж подхватил освободившейся рукой кошелек с деньгами. Все как обычно и как бывало с ним не раз.

   - Пойдемте, сударь. Теперь, когда мы в расчете, я думаю, нам обоим будет нелишне посетить бургомистра, - предложил колдун, - Вы, очевидно, скверного мнения обо мне теперь? Еще бы, вас знатно погоняли по переулкам этим вечером.

   - Что верно, то верно.

   Безразличие, с которым это было сказано, глубоко поразило ларонийца.

   - Вы чуть не погибли! - обернулся к следующему за ним Карнажу Зойт.

   - Да, пришлось отдать бумаги с частью расшифровки. Так что вы смело можете вычесть из моего жалования.

   - И не подумаю! - колдун вел "ловца удачи" куда-то наверх.

   Они поднимались по лестницам, проникали в порталы под приветственные поклоны стражи медальону, что блестел на груди Зойта.

   Все двери им открылись - колдун хорошо постарался.

   У Феникса захватило дух от той высоты, на которую они забрались, ведь снаружи стен Форпата виднелось всего лишь несколько башен пусть и высоких, но не до такой степени. Очевидно, маги выстроили свою обитель таким образом, потому что никакое сооружение из камня возводимое с земли не способно было достичь такой высоты. Надо было отдать должное придумке Окулюса Берса, который изломил пространство наподобие зеркала и увеличил высоту "верхнего" города почти вдвое, словно поиграв над отражением в зеркале. Но каким образом ему удалось материализовать иллюзорную проекцию? Грубо говоря, извлечь из того же зеркала и взять в руки отражение, чтобы потом вертеть им как вздумается, да еще и закрепить как часть действительного мира!

   Карнаж никогда раньше здесь не был. Самое большее, что ему удавалось, так это проникнуть через первый портал в район обитания по большей части алхимиков, а не магов. Среди них оказалось много перекупщиков и тех, кто, по совместительству, являлся глазами и ушами какого-нибудь достойного чародея. Если посбивать с них спесь, то можно было получить весьма доходный заказ.

   Полукровка остановился на площадке очередной лестницы и глянул вниз, мимо жерла трубы. Оттуда валил удушливый черный дым, и ничего разглядеть не удавалось, словно в печах аспиранты уважаемого профессора усердно жгли истанийских ростовщиков, которых к зиме в этот город навалило, как грязи. Что было вполне объяснимо, так как маги будут платить "ловцам удачи" и прочим лихим парням за реагенты и прочую снедь, вдвое ценную в зимнее время. Соответственно, кое-кто срубит хороший куш, а кто-то заплатит этот куш из кармана ростовщика, предварительно чиркнув свою закорючку на долговой расписке. Так здесь было всегда. Но, во многом благодаря этому, Форпат и стал как раз тем, чем его всегда хотел видеть вдохновитель всего дела, Окулюс Берс, то есть самым крупным центром развитой магии и алхимии на Материке. Этот город мог с легкостью заткнуть за пояс даже имперские лаборатории и феларские, непомерно раздутые, гильдии.

   Бургомистр собирал все лучшее, что топтало своими ногами в бесконечных странствиях тракты, познавая мудреные чародейские истины. И здесь, почти на самом пике его детища, упиравшегося шпилями в облака, словно бросая вызов богам, было хорошо видно этот небывалый размах. Переплетение мостов и площадок, колоннад и садов, террариумов и зверинцев, с возвышающимися башнями всевозможных архитектурных стилей.

   В светивших в ночи окнах мелькали фигуры, эхом разносились восклицания, бормотание магических формул и хлопки алхимических смесей в колбах и пробирках. Тихие разговоры в беседках лились неспешно и содержательно на этой головокружительной высоте, что призвана была выдернуть сознание из повседневной муравьиной суеты, подавляющей полет мысли там, внизу.

   Странная судьба постигла этот город. Здесь, лишь на самом верху его, можно было понять то величие, которое предначертали ему Xenos. Все вместе и каждый по отдельности, невольно объединив разрозненную стихийную магию в нечто, что дало возможность действительно талантливым и могущественным чародеям совместными усилиями сотворить такое великолепие.

   По пути Даэран что-то говорил Карнажу, называл громкие и известные имена и фамилии, но полукровка плохо слушал. Он задумчиво шел мимо кружащихся в воздухе стеклянных пирамид, разглядывая эти конструкции, то прозрачные, то мутные, то вовсе непроницаемые, то отражающие все вокруг, как зеркало.

   - Они дают возможность дышать здесь, по крайней мере, прозрачные. Назначение остальных я не знаю, - сказал колдун, когда "ловец удачи" остановился возле одной.

   - Еще бы, - протянул Феникс, - Ведь мы находимся даже выше фивландских гор.

   - Мы почти пришли, - Зойт указал рукой в сторону небольшой башни, что соседствовала с оранжереей, скрытой под переливающимся радужным куполом.

   Их встретили. Целая толпа стражей в витиеватых шлемах с небольшими жезлами в руках. Они окружили молчаливым кольцом ларонийца и полукровку на площадке, соединявшей оранжерею с башней.

   Карнажу и Зойту пришлось разоружиться.

   Под многозначительными взглядами магов, которым было явно не достаточно его меча и кинжала, Феникс с недовольным ворчанием принялся вынимать прочие секреты экипировки: метательные заточенные пластины из-под куртки, ножи из-за голенища, цепь, мешочки с какими-то порошками из-за бондажа, под конец полукровка даже щелкнул пряжкой ремня, освобождая валлет*.

   Даэрана неподдельно изумился, когда узрел все многообразие арсенала полукровки, в то время как сам он отдал только стилет и пару флаконов с взрывчатыми смесями, заблаговременно приготовленными для ларонийских сыскарей. У мага в голове не укладывалось, как только Феникс умудрялся все это прятать?

   Покончив с обыском, их отвели в оранжерею, где оставили ждать появления Окулюса.

   В искусственно созданных миниатюрных водопадах шумела вода. Слышалось пение птиц, под ногами безбоязненно разгуливали павлины. В нос бил сущий тарарам из резких запахов редких цветов. Они ковром стелились иногда отдельно по сортам, иногда вперемешку. С веток тараторили на все лады попугаи. Один из них, крупный и белый как снег, с черным большим клювом, поносил, на чем свет стоит, некромантов, используя такие крепкие словечки, что даже Карнажу, который вдоволь наслушался в свое время в швигебургских доках, становилось неловко от обширных познаний птицы, особенно здесь, в верхах мысли и магии.

   Полукровка замедлил шаг и начал разглядывать хулителя. Когда попугай повернулась к нему другим боком, Феникса передернуло - только наполовину птица имела живую плоть и перья, другая же оголилась выбеленными костями скелета.

   В центре оранжереи имелся небольшой фонтан. Дорожки сходились у него со всех концов и соединялись в мозаику любопытных узоров.

   Туда и направились колдун и "ловец удачи". С другой стороны, по дорожке, меж растущих можжевельников, к ним навстречу тоже шли двое.

   Карнаж впервые видел Окулюса Берса. Неужели этот худой, низкорослый, энергичный старикан с аккуратно подстриженной седой бородкой и длинными вощеными усами, почти лысый, в больших очках на носу с горбинкой и был тем архимагом, который объединил и создал все это? Верилось с трудом. Но ошибки быть не могло, хоть и одет бургомистр был весьма скромно в просторную белую рубаху с широкими манжетами и темно-коричневые панталоны, но его спутник совершенно точно был простым хронистом в серой робе с пером за ухом и принадлежностями для письма под мышкой.

   Окулюс остановился, покручивая пальцем торчащий длинный ус, и лукаво посмотрел на двоих гостей, склонившихся в низком почтительном поклоне.

   - Рад приветствовать вас, господа! - воскликнул он звонким и сильным голосом.

   Указав хронисту место возле клумбы, где тот уселся на скамью, разложив на пюпитре листы бумаги и чернильницу, Окулюс завел руки за спину и, вытянувшись, разглядывал своих гостей, в особенности "ловца удачи".

   - Как прошла ваша охота, мэтр Зойт? Вы же знаете: результаты, результаты и еще раз результаты! - Берс начал мерить шагами мозаику, четко останавливаясь на ее границе и поворачивая в обратную сторону, - Да поднимите головы свои, черт возьми! Вы здесь не у короля.

   На его вытянутом морщинистом лице с впалыми щеками и выдающимися скулами играла довольная ухмылка, а усы, длинные как у таракана, стали чуть ли не торчком.

   - И садитесь, садитесь господа! - архимаг указал на мраморные скамьи возле фонтана.

   Ларониец и полукровка молча повиновались.

   - Итак, - Берс с легкостью подхватил стопку книг стянутых ремнем, пересчитал их и покосился на Карнажа, - Так вот что нам птичка феникс на хвосте принесла. Благодарю, сударь. Впервые говорю это "ловцу удачи" за последнюю сотню лет!

   Бургомистр разразился громким хохотом, отправляя "бесценное собрание" под ноги хрониста.

   - И все же, какая наглость, Даэран! Вы воспользовались услугами мало того, что "ловца удачи", так еще и полукровки? Где же было ваше хваленое ларонийское достоинство? Неужели тайная канцелярия настолько остудила ваш идейный пыл?

   - Признаться, да, - угрюмо ответил колдун.

   - Узнаю манеру белых эльфов! Ну, не волнуйтесь. Теперь, когда каждый остался при своем, я думаю, вас оставят в покое. Недавно мы наладили с Лароном неплохие взаимовыгодные соглашения, и вас здесь не тронут, иначе им не избежать дипломатических осложнений. Тем паче, что и не зачем. Ведь ваш наемник купил себе шанс выжить за бумаги, которые сыскарям были куда нужнее, нежели книги Морвириари. Возможно, оно и к лучшему? Оставайтесь у нас, мэтр, тут не так уж плохо. А путь на родину вам все равно заказан.

   - Благодарю, - тихо ответил колдун.

   - Ну же, не вешайте нос. Все образуется. Но вашего компаньона, несмотря на все его заслуги, прошу покинуть город. Не дело, знаете ли, чтобы такие, как он, помогали богатым разгильдяям практиковаться в магии. Согласен, иногда их помощь полезна, но в основном они зарабатывают свой хлеб за счет бездарностей-толстосумов. Чародейство нынче превращается в модное развлечение для богатеев, и настоящее "дарование" опускает руки, ведь у него, по обыкновению, в карманах блоха на аркане, а "ловцы удачи" - это такие добытчики, которые заставляют худеть даже очень толстые кошельки!

   Окулюс остановился напротив Карнажа. Полукровка встретил испепеляющий взгляд бургомистра со спокойствие и наглостью истинного наемника. Он не первый раз слышал такие речи и, меж тем, продолжал работать на "дарования", которые сначала набивают за счет как раз своего таланта свои же карманы, где раньше гулял безмятежный ветер, почти священной для адепта, бедности. Потом они начинали ценить свои умные головы и посылали вместо себя в рискованные странствия "ловцов удачи". Платили не худо, в том числе и здешние чародеи.

   Еще бы! Одно дело по звездам высчитывать день, когда надо принцессе поцеловать жабу, чтобы та превратилась обратно в принца, а совсем другое - это полностью снять родовое проклятье, чтобы не приходилось каждого королевского младенца мужского рода отправлять вместо люльки в дворцовый пруд. А тут ведь парой формул и телескопом не обойдешься!

   - Наглец! - почти восхитился Берс, - Даже глаз не опускает! Эй, хронист, прерви свои записи и посмотри, кто к нам явился не запылился!

   ... это был он. Осколок прошлого.

   Я старательно заносил в летопись все, что слышал еще о его отце - Аире А'Ксеарне. Сильванийский эльф из знатного рода преследуемый всеми за его кровь, которая несла неистребимые корни Xenos в этот мир.

   Беловолосый, статный, хорошо сложенный для эльфа, с удивительными изумрудными глазами. Ему суждено было стать героем...

   Выходило, стать героем можно было заставить? Заставить платить цену. И какую цену! Тяжелое бремя легло на его плечи еще тогда, когда Материку нужны были герои, или просто противодействующая сторона более сильным мира сего.

   Он погиб, как и все, кто был с ним.

   Один за одним, они уходили. Отдавали свои жизни за что-то, что казалось важным. Сокрушали и некромантов в зачумленном и полном нежити Форпате тех лет, и сильванийских прекрасных чародеек, вырывая им сердца из груди. Брели сквозь войну, перешагивая через трупы соратников. Тяжел был их путь. Кто-то им помогал, кто-то препятствовал.

   Сколько битв и событий, как наполнен был тот век на многострадальной земле Материка, прежде чем Аир пронзил свое сердце на алтаре меж Островов Восьми и его кровь сковала собранные, наконец, воедино кристаллы Стихий. Они упокоились навсегда, каждый на своем месте, не даруя более могущество тому, кто владеет, а простирая его на всех и каждого, кто пожелает познавать и идти дорогой магии. Алтарь скрылся в подземных дебрях, став могилой для последнего из Xenos. Их кровь успокоилась и больше не проявлялась в потомстве.

   И вот один отпрыск. Растрепанный, словно намокший под дождем воробей, которого несет по жизни куда-то, как некогда и его отца.

   "Ловец удачи", наемник, который как-то умудряется сводить концы с концами в этом свихнувшемся на магии мире.

   Он уже заплатил, вернее, его заставили заплатить тогда, когда еще считались с пророчествами. В те времена было принято преувеличивать, и я, как хронист, должен был отвечать принятым требованиям эпоса. Хотя, по сути, Аир и его сторонники были нечто вроде еще одной силы в мире, которой повезло больше. Все вместе они отстаивали тот порядок вещей, который хотели, и теми же методами, не лучше и не хуже методов их врагов. Убийство везде одинаково, хитрость и выдумка всегда принесут свои плоды. Жалость и безжалостность, благородство и подлость всегда дают двоякий результат, такой же противоречивый, как и они сами.

   Древнее пророчество предвещало рождение убийцы драконов, палача для одних из самых сильных созданий этого мира. Когда-то меня принудили написать им в заслуги и мудрость. Но срок жизни, просто череда сосчитанных лет, вряд ли кого-то делают истинно мудрым. Прошли времена старейшин, когда седины давали право на советы и суд.

   Для драконов десяток лет не в счет, а для маленького полукровки, которому "посчастливилось" родиться в то время, это были десять лет скитаний и тягот, терпения в надежде на лучшую долю. И вот, предотвращая пророчество, грозящее им гибелью, драконы исполнили свое решение - они сожгли, уничтожили изгнанницу, Рунэаду, "которая породит отпрыска двух народов, убийцу драконов с волосами цвета свежей крови". Они опоздали, ведь время не для всех течет одинаково, и ребенок уже успел родиться. И вот, через несколько лет, мальчик, чьи глаза видели такое правосудие, на могиле своей матери поклялся в том, что отомстит. Кому? Наверняка тому самому дракону, который свершил злодейство.

   Потеря чего-то несметно дорогого оставляет в душе брешь, чью пустоту не затянет время, сколько бы его ни утекло туда. Ее, эту брешь, заполнит жажда мести или что-то еще. Силой или слабостью называть сожаление и горе от потери, или желание воздать кому-то за эту пустоту - кто рассудит? Так происходило, и будет происходить, покуда еще остаются пророки, покуда останется желание заглянуть в будущее хоть краем глаза. Предвидеть, предугадать, строить предположения, иногда следуя логике, иногда наобум. Бредовой идеей, кажется даже попытка предотвратить пророчества. Впрочем, как и теория о том, что они так и устроены в своей сути.

   Аир возложил на алтарь судьбы ту жертву, которую считал достойной и необходимой. Его сын тоже принес свою месть на тот же алтарь и, как и отец, станет жертвой своего подношения.

   Что ж... Нужна сила и отвага, чтобы принять вызов этого Алтаря, который стоит перед всеми и перед каждым, и, рано или поздно, его служитель и жрец, Время, отсчитает у всех отпущенный им срок без остатка. И каждый в этот срок должен решить, сделать выбор, что он возложит на алтарь и возложит ли вообще что-нибудь. А дальше... Время рассудит, какова была жертва, и каков был ее подносивший.

   - Итак, - Окулюс просмотрел записи хрониста.

   Архимаг скривился, заметив пометки касающиеся "ловца удачи", но ничего не сказал по этому поводу. Он уважал труд своего подопечного, который вел летописи еще с того времени, когда восемь народов только-только высадились на Материк.

   Мало кто знал, что скромный форпатский хронист был ровесником Берса, одного из самых старых магов в истории. Бургомистр давно взялся опекать этого странного долгожителя, который отличался, помимо прочего, отменным здоровьем и мог работать дни напролет.

   - Мэтр Зойт, останьтесь, нам нужно еще многое с вами обсудить, а вашего наемника я более не задерживаю. Еще раз признателен потомку Xenos за доставленные книги. А поскольку, нужно же продемонстрировать какое-нибудь чародейство... Ведь такой, как я, не должен появляться совсем без каких-либо впечатляющих эффектов, за что прошу простить, так как не люблю церемоний. С полным церемониалом и соблюдением формальностей этот город никогда бы не был возведен. Что ж, я открою вам портал, "ловец удачи", чтобы вам быстрее покинуть нашу обитель. И, как говорится, в добрый путь. Не смею вас больше задерживать, - Окулюс шагнул в сторону дорожки, вдоль которой выстроились рядами можжевельники.

   Бургомистр поднял руку - ткань пространства надорвалась, словно лист старой бумаги, из-под которой заискрилась бесформенная чернеющая масса.

   - Прощайте, сударь, - с усмешкой бросил в спину полукровке архимаг.

   - До встречи, мэтр, - сверкнул через плечо желтый глаз "ловца удачи", когда он заходил в портал.

   - Что ж, собаке собачья смерть, - задумчиво изрек Берс, когда портал с треском закрылся.

   - Не слишком ли вы суровы, мэтр? И почему вдруг заговорили о смерти? - Зойту показался странным тот тон, в котором все было сказано.

   - Отнюдь. Ведь они почитают себя "ловчими удачи", как многие по старинке их называют. Но ловчий - командует сворой. А такие, как этот полукровка, на деле нередко оказываются простыми гончими и бездумно носятся за фортуной по пятам. Но настоящий, "великий" ловчий, что руководит бесконечной охотой - это время. Иногда такие вот ярые гончие, как этот красноволосый, забывают, что в лесах водится много голодных волков.

   Даэран вскочил и подошел к бургомистру:

   - Довольно аллегорий! О чем вы?

   Фиолетовые, яркие глаза встретил холодный взгляд бледных серых, что подозрительно сузились за стеклами очков.

   - О! Вы позабыли о "последнем испытании", которое ваши соотечественники подбрасывают пособникам, "пешкам" игры? Разумное введение тайной канцелярии, не правда ли? Последний раз удостовериться под конец партии, какова фигура без направляющих пальцев шахматиста. Эндшпиль по-ларонийски, черт возьми!


   Карнаж разложил все свое вооружение по местам, перекинул меч за спину рукояткой вниз, и затянул потуже широкий шнур от ножен на груди. Отсалютовав стражам у портала в "нижнем" городе, Феникс торопливо сбежал по каменной лестнице.

   Надо было убираться из города и как можно скорее. Не зря старый маг с ним попрощался. Окулюс наверняка думал, что он, Карнаж, не знает, что такое "последнее испытание". Впрочем, это было и немудрено, так как мало кто это испытание выдерживал, отчего и знали о деталях немногие.

   Тайная канцелярия Ларона давала шанс, как считалось, тому, кто перешел ее сыскарям дорогу, но, тем не менее, по ряду причин смог выполнить задуманное или суметь выжить. Проще говоря, таких признавали достойными противниками и не приговаривали к смерти, ведь поединок с ларонийским сыскарем был приговором, а нанимали убийцу со стороны и, после, проверяли, как тот выполнил работу.

   Немного странная традиция имела исторический смысл, так как лучшими убийцами, все же, испокон веков считались ларонийцы, поэтому "последнее испытание", следуя из названия, призвано было проверить, достоин ли перешедший им дорогу жизни. И не был ли успешный исход его дел прежде простой удачей?

   Не смотря ни на что "ловец удачи" не держал зла на колдуна. Ведь он, следуя законам чести, повел его к Окулюсу, чтобы представить архимагу того, кому был обязан успехом предприятия, а не забрать все почести себе. Полукровка имел возможность лишний раз убедиться в том, что белый эльф действительно плохо знал нравы Материка, и, следуя кодексу чести мага, сам того не подозревая, отвесил неплохой щелчок по носу бургомистра, явно переоценивавшего многих своих коллег по ремеслу в возможностях вести любые дела самостоятельно.

   Лошадь захромала, едва полукровка успел выехать из конюшен. Чертыхаясь, он повел животное к кузнецу.

   Пока мастер возился с расковавшимся копытом, Феникс стоял под навесом, прислонившись к подпирающей его балке, вжав голову в плечи и потирая мерзнущие руки. Следовало купить новый теплый плащ, так как после Сильвании, где "ловец удачи" собирался переждать немного, в Феларе его встретят холода, а на них легкая и короткая ран'дьянская куртка не была рассчитана.

   Занимался рассвет. Солнце робко выглядывало лучами из-за городских стен.

   Полукровка, щурясь, косился на него из-за воротника и бросал поминутно взгляды в кузницу, откуда доносился грохот молота.

   - Что он так долго? - проворчал Карнаж себе под нос.

   Рука нащупала на груди по соседству с мешочком на тесьме медальон. Феникс удивленно воззрился на него, но потом его брови нахмурились. Он совсем позабыл об этом деле. Ведь, чтобы Кеарх поплатился за убийство, нужно было доставить это фамильное украшение тому, кому оно предназначалось. Если бы это было так просто...

   Карнаж еще немного подождал. Молот все так же грохотал в кузне. "Ловцу удачи" не в первый раз после удачного предприятия приходилось в спешке уносить ноги. Время остужало пыл тех, кому приходилось лишаться каких-то "вещей", на которые полукровка получал заказ, и они вскоре списывали потери, но по горячим следам с ними лучше было не связываться. А уж имея за спиной тайную канцелярию Ларона, всяческие задержки оказывались смерти подобны.

   - Простите, сударь, что задержал вас, - извинился кузнец, вытирая руки об фартук.

   - Готово?

   - Да, забирайте лошадку.

   Карнаж взял животное под уздцы и заставил приподнять копыто.

   - Отличная работа!

   - Благодарствую. Жаль, некому продолжить будет, - горько произнес кузнец и отвернулся.

   - Почему же?

   - Сына моего убили этой ночью. Зарезали в подворотне вместе с его дружками. Вон там, на колодки, положите, сколько вам не жалко. Счастливого пути.

   "Ловец удачи" подождал, пока мастер скроется в кузне.

   После того, как полукровка вскочил в седло и уехал, жена кузнеца, к своему удивлению, нашла на колодках плату как за десяток подкованных кобыл на все четыре копыта. Она взяла деньги и прижала к груди, оглядываясь, чтобы муж не заметил, а то пропьет с горя.

   Не сказать, что Феникс был слишком суеверен, но предпочитал избежать гнева духов горна, загладив хоть как-то вину перед их подопечным.


   Восточные ворота, что широким мостом через Лару вели прямиком в Сильванию, этим ранним утром открывать не торопились. Карнаж выбрался слишком рано, и площадь перед ними еще пустовала.

   Получив отказ от стражи с пожеланиями тихо и спокойно дождаться, когда подойдет нужный час, Феникс привязал лошадь у коновязи городского склада, а сам расположился неподалеку, усевшись на бочки в углу дворика.

   Бессонные ночи давала о себе знать, и "ловцу удачи" страшно хотелось спать. Ведь добрых две с половиной недели он опять провел на ногах, и снова редко выдавалась возможность хорошенько отдохнуть. Но приходилось терпеть.

   Отдохнуть он успеет в Сильвании, где гораздо спокойнее, чем в Форпате, ведь в город магов стекались осенью все кому не лень, отчего "нижний" город напоминал скорее пиратскую бухту где-нибудь на островах, чем столицу чародейства и алхимии.

   Феникс извлек из своей торбы мешочек, отсыпал из него пригоршню смеси из сушеных трав, растер в ладонях и, морщась, ссыпал себе в рот. Сухой эликсир подействовал, хотя он оказывал лишь небольшое тонизирующее действие, а в основном обострял слух, но другого средства под рукой не оказалось.

   Именно благодаря этому "ловец удачи" расслышал сдавленное шипение где-то сверху, еле уловимое даже для его ушей. Мгновенно метнувшись от бочек подальше, так как они стояли вплотную к высокой стене склада, он резко обернулся. В тени, на высоте, вцепившись в кладку всеми четырьмя лапами, сидел человекоящер и таращился на него змеиными глазами.

   Судя по лохмотьям, перетянутым множеством ремней с кольцами и перьями чаек, а также по гребню на голове - это был джарр, представитель довольно воинственного племени обитавшего в южной части Острова Отчаяния.

   Ран'дьянцы в свое время покорили этот народ, превратив их в рабов, а тропические леса в выжженную пустыню, которую собирались засадить своим лесом, что рос только в их стране и давал всем им жизнь. Но многое помешало этому замыслу, в том числе гнев вулкана Фойервельта, и остров превратился только в протекторат Ран'Дьяна, со столицей в порте Тар'Джаре.

   На спине джарра находилась откинутая туда широкополая тростниковая шляпа, державшаяся на веревке, которую он неторопливо развязывал у горла одной лапой, высовывая свой длинный раздвоенный язык из пасти.

   Карнаж все понял - вот оно, "последнее испытание", сидит и злобно таращится на него со стены. От такого зрелища былую сонливость как рукой сняло.

   Шляпа свистнула в воздухе - меч полукровки рассек ее надвое перед лицом.

   Убийца пропал с прежнего места, и его нигде не было видно.

   Догадка запоздало врезалась в напряженное сознание "ловца удачи". Но удар лезвия под лопатку остановила подкладка куртки из драконьей чешуи, а пальцы левой руки успели встретить удавку.

   Джарр крепко перехватил деревянные ручки на концах металлической струны, отбросив сломанный нож, и тянул, что было силы крест накрест.

   Карнаж кинулся назад, пытаясь пальцами ослабить натяжение удавки, но человекоящер был не так прост и не давал толкнуть себя спиной в стену. Он схватил из-за пояса Феникса темноэльфийский кинжал и занес над своей жертвой, целясь в грудь. Меч успел раньше и вспорол кожу на предплечье джарра.

   Послышалось яростное шипение, и Vlos'Velve со звоном упал на мостовую. Человекоящер замешкался, и "ловец удачи" ударил убийце под ребра локтем, с ревом напряженных до предела мышц перекидывая довольно массивного противника через себя.

   В это мгновение Феникс краем глаза увидел, как двое стражей стоят неподалеку, покинув свои посты у ворот, и с нескрываемым интересом наблюдают за схваткой. Они даже не собирались останавливать их, а просто смотрели так, будто две бездомные собаки дрались в подворотне.

   От очередного удара мечом человекоящер ускользнул, отпрыгнул немного назад, сгруппировался и выстрелил в "ловца удачи" как пружина, сжимая в каждой руке по островитянскому кинжалу с листовидными лезвиями и сильно изогнутыми, почти перпендикулярно клинку, ручками.

   Карнаж припал к мостовой - противник перелетел его. Пальцы распустили узел, удерживающий ножны за спиной. Джарр снова метнулся к нему. Кинжалы развели в стороны руки полукровки, а голова человекоящера тараном влетела Фениксу в живот. Он отлетел и упал спиной на мостовую с двумя резаными ранами от кинжалов на груди. Едва вскочив, "ловец удачи" снова грохнулся на мостовую, сбитый ударом ноги под колени. Откатившись от высекших искры из брусчатки листовидных клинков, полукровка большим пальцем руки открыл металлическую заглушку на конце рукояти своего меча, и в глаза джарру полетела горсть слепящего порошка. Массивный стальной набалдашник ножен ударил в левую, уже раненую руку человекоящера, выбив из нее кинжал. Убийца взревел и отскочил, стараясь протереть глаза. Карнаж не отпускал его, атакуя мечом, и, когда джарр отбивал удар своим клинком, орудовал ножнами как дубинкой.

   - Что же не поделили эти двое? - с усмешкой спросил один страж другого.

   - Да деньги, как всегда. Ну что, будем спорить или просто посмотрим?

   - Бьюсь об заклад джарру конец.

   - Принимаю, - усмехнулся предложивший стражник, - Но вот увидишь, остроухий здесь тоже испустит дух.

   В ладонь стражника звякнули сначала его монеты, а потом и монеты его приятеля.

   Кинжал джарра метнулся в грудь полукровки. Меч встретил атаку, связал оружие противника, и "ловец удачи" ударил ногой под колено убийце, заодно накрывая ножнами руку с островитянским клинком. Но человекоящер, лишившись оружия, набросился на Феникса, и они покатились по мостовой. Джарру тоже удалось обезоружить Карнажа и в ход пошли ноги и кулаки.

   Оба вскакивали, снова падали, сбивали друг друга с ног, заламывали руки.

   Полукровка использовал все слабости противника, бил в раненные места, снова и снова наносил удары в сломанную ногу. Человекоящер рвал Фениксу когтями грудь, отбрасывая от себя эту безжалостную, красноволосую тварь, что накидывалась на него снова и снова. Карнаж чувствовал, как противник слабеет, и сам из последних сил атаковал.

   Толкнув джарра плечом на стену и там подсев под его длинные лапы, Феникс, с нарастающим рыком, принялся лупить убийце кулаками в живот, сдирая стальными набойками на перчатках чешую, не давая вдохнуть.

   Человекоящер повис у него на плече, ударяя растопыренными когтями в спину с нашитыми на куртке перьями, но все медленнее и медленнее.

   Изможденные, они оба свалились на мостовую. Полукровка выбрался из-под противника, навалился сверху, не давая тому оторвать спины от холодного камня.

   Резкая боль пронзила бок. Карнаж вскрикнул и сгорбился - в бандаж справа засел стальной штырь. "Ловец удачи" перехватил руку джарра, толкающую оружие вглубь. Валлет с легким щелчком вышел из пряжки ремня, зажатый меж пальцев руки, и вонзился человекоящеру в грудь. Штырь остановился. С хрустом вывернув потайной кинжал, полукровка снова воткнул его уже в горло убийце.

   - Похоже, ничья, - сказал стражник, отсыпая деньги обратно их владельцу, когда красноволосый свалился рядом с поверженным противником.

   - Однако, было завлекательно, - ответил второй стражник, пряча деньги под свою робу.

   - Время открывать врата. Скажи тем, кто на стенах, пусть поспешат.

   - Будет исполнено.


   Карнаж поднялся. Не сразу, постепенно, зажимая рану в боку. Затуманенным взором осмотрелся вокруг. Стражей конечно и след простыл, ведь зрелище закончилось.

   Рядом стояла его лошадь. Странно. Кто-то подобрал оружие полукровки и рассовал меж сумок притороченных к седлу.

   - Клянусь, я здесь не сдохну! - процедил сквозь зубы "ловец удачи", протягивая руку и хватаясь за поводья.

   Кто-то стоял сзади. Феникс это чувствовал.

   Взгляд через плечо.

   Беловолосой сыскарь из тайной канцелярии махнул ему на прощание рукой и одобрительно кивнул из-под глубокого капюшона фиолетового плаща.

   С такой дырой в боку нечего было думать вскакивать в седло. Феникс плюнул на каменную мостовую и побрел к воротам, сгорбившись, почти ничего не видя перед собой, весь помятый и избитый, в крови и своей, и чужой.

   Он так и прошествовал, сопровождаемый удивленными взглядами стражей. Один многозначительно кашлянул в кулак и толкнул второго спорщика под локоть. Но тот не спешил расставаться с деньгами, а кивнул в сторону моста. Оба смотрели вслед красноволосому озадаченными, выжидающими взглядами, словно пара стервятников.

   За воротами, так же как и в городе ярко светило утреннее солнце. В воздухе разносилось редкое чириканье воробьев и карканье ворон. Ветер волновал зеленую траву в поле на той стороне реки.

   Вокруг не было ни души. Тракт пустовал. Лишь сильванийские стражники сверкали вдоль дороги своими начищенными шлемами.

   Карнаж шел и шел вперед, покидая Форпат, оставляя позади его тесные улицы с нагромождениями стен и крыш. С шумом вдыхая и выдыхая свежий, прохладный воздух, полукровка брел посередине широкого моста. На спине его куртки едва заметными краткими всполохами мелькали в солнечных лучах остатки перьев феникса.

   Под ноги капала кровь из разодранной груди и пробитого бока. Пропитав черную рубаху, она оставляла красный след позади. Сначала редкими каплями, потом полосами, потом кляксой, когда "ловец удачи" споткнулся и со стоном припал на одно колено.

   Стражи позади заметно оживились.

   Надо было добраться до сильванийского форта за мостом. В этом полукровка положился на свою удачу, которая не оставила его пока, и роптать только из-за своей попорченной шкуры он не собирался.

   По крайней мере, он еще оставался на ногах и должен был преодолеть ровно столько шагов, сколько отделяло от сильванийского форта за рекой. Не больше, но и не меньше. Данная целительницами культа Сильвана клятва обязывала помогать всем, кто просил помощи. Хоть что-то после войн осталось по-прежнему. Но этой "помощи" еще нужно было "попросить" и, желательно, разборчиво. Если рухнуть в траву у дороги, даже на глазах эльфийской стражи, то можно было там и остаться. Полукровка заслужит не больше, чем пару тычков древком сильванийской алебарды, чтобы удостовериться и, если не ответит, так и останется лежать, пока не приедет повозка для вывоза тел на погост за полмили от форта вглубь Сильвании.

   Феникс посмотрел на безмятежное голубое небо с редкими облачками. Ему почему-то вспомнились старые, когда-то давно прочитанные Ланом строки, где говорилось про то, как хорошо дышать полной грудью, вдыхая зарю, слушая трав разговор и ветра шептание... В такое утро нельзя умирать, глядя на это прекрасное небо...

   Приободрив себя этими словами "ловец удачи" собрался с силами и поднялся с колена. Предчувствие говорило, что в следующий раз ему уже не суждено так подняться. Поэтому Карнаж двинулся дальше осторожнее, вперив взгляд под ноги, и снова потянул за собой череду красных капель, оставляя своеобразное многоточие на сегодняшней странице своей жизни.







Вячеслав Седов

2004-2005г.

   _____________________________________________________________


   * "We are but falling leaves" No Sentenced

   * Халфлинг - от англ. halfling - полурослик (хоббит)

   * киллмулис - забавные фэйри, которые живут на мельнице. Считается что каждая мельница имеет своего киллмулиса. Этот фэйри всячески заботится о благополучии мельника и горько плачет в канун какого-либо несчастья. ("Мифология Британских Островов" энциклопедия)

   * ярд - единица длины в английской системе мер, равная 3 футам, или 91,44см


   * stigma - (гр.) метки или клейма на лицах рабов и преступников


   * стилет - (ит.) небольшой кинжал с тонким трехгранным наконечником.

   ** шабер - стилет с трехгранным клинком и круглым деревянным череном, отменно подходивший для преодоления защиты вроде кольчуги или стеганки.

   * шпаголом - клинок (клинки) с глубокими пилообразными насечками (пазами) или какое-либо иное устройство, специально предназначенное для захвата и приведения в негодность оружия противника

   * Кровавый Клинок No ToL drowish dictionary

   * эсток - меч с клинком -- квадратным, ромбовидным или шестигранным в сечении, -- предназначенным для укола. Длина клинка 1120-1150 мм, длина рукояти 330-340 мм, ширина гарды 250-270 мм.

   ? "Хранителями" сильванийские и дикие эльфы называли духов стихий, по их поверьям, участвовавших в создании их расы. Сильфа, хранителя ветра, и Сильвана, хранителя лесов(прим. автора)

   * бахтерец - Пластинчато-кольчатый доспех из нескольких вертикальных прямоугольных пластин, наложенных друг на друга и соединенных между собой кольцами. Имеет вид рубахи без рукавов и ворота.


   ? Совет Восьми - организация, состоявшая из восьми глав орденов стихийной магии, объединенных под эгидой сохранения Кристаллов Стихий. В последствии все члены Совета были уничтожены последователями "Xenos"(прим. автора)

   * Бандаж - Защитный щиток в виде эластичного пояса, стягивающего низ живота

   ? За казнь осужденного палачи получали деньги в соответствии с орудием приводящим приговор в исполнение; веревка была одним из самых дешевых (прим. автора)

   * Pishogue - заклинание, тот на кого оно направлено теряет ориентацию в пространстве и видит совсем не то, что есть на самом деле.

   * Grim - существа, которые селятся на церковных кладбищах. Обычно грим принимает обличье черного пса, пугает людей, воет под окнами больных, предвещая тем скорый конец. Грима можно увидеть в дождливую погоду, но встреча с ним не опасна и нанести вред человеку он не способен, только напугать.

   ? Религия Фелара строилась на монотеизме. Вера в Единого Создателя появилась вместе с первыми сторонниками много веков назад, которые помогали якобы сыну самого Создателя нести просветление в души людей, отрицая существование Бездны как конца всего сущего. В скором времени это не понравилось влиятельным магам в том регионе и они решили пресечь на корню разрастание новой религии. Подкупив серебром одного из сторонников так называемого Сына Создателя, они схватили его и казнили, обвинив в шпионаже. Однако это не уничтожило новую религию, а лишь укрепило ее, превратив казненного в мученика (прим. автора)

   * Дюйм - единица длинны в англ. системе мер, равна 1/12 фута или 2,54 см.

   * Ударное ручное топорообразное холодное оружие, состоящее из металлического "яблока" с шестью "перьями", насаженного на рукоять.


   * Камень из разряда селенитов.

   * Катрен (франц. quatrain, от quatre - четыре), четверостишие, отдельная строфа из четырёх строк.

   *banshee - дева, предвестница смерти с длинными распущенными волосами и красными от слез глазами. Увидеть ее - к скорой смерти, увидеть нескольких - к смерти великого человека. Плачет бэнши на языке, которого никто не понимает; в ее воплях будто сливаются воедино крики диких гусей, рыдания брошенного ребенка и волчий вой.

   * Валлет - нож, замаскированный в пряжке поясного ремня. Его рукоять имеет вид пряжки или декоративного украшения.