Тень каннибала (fb2)


Настройки текста:



Воронин Андрей Тень каннибала


Глава 1

Микрорайон возвышался на самом краю города, издали сильно напоминая ряд высоких и обрывистых береговых утесов. Он тупым клином вдавался в изрезанные шрамами дорог, вытоптанные, распаханные, сотни лет назад освоенные и обезображенные, давно переставшие быть бескрайними просторы подмосковных полей и перелесков. С большого расстояния огромные параллелепипеды многоэтажных зданий казались монолитными, как белые меловые скалы и такими же несокрушимыми и древними. На самом же деле микрорайон был молод по любым меркам — не только геологическим и историческим, но даже и по меркам быстротечной человеческой жизни. Последние строители ушли отсюда каких-нибудь восемь-десять лет назад, прихватив с собой, свои чадящие и грохочущие механизмы, будки, щитовые заборы и вагончики, но их дух — дух масляной краски, известковой пыли, горячего битума и солярки, — казалось, до сих пор незримо витал здесь, среди еще не успевших покрыться грязными потеками светлых стен, над широкими улицами и шумными голыми дворами.

Сразу за кольцом троллейбуса начиналась роща — все, что осталось от шумевших здесь сотни лет назад бескрайних лесов. Когда-то в этих местах с гиком и леденящими кровь воплями гуляли татары, бородатые мужики с рогатинами и топорами охотились на медведей и неосторожных путников; по узким лесным дорогам, бряцая железом, скакали княжеские дружины и отряды опричников. Старухи из окрестных, ныне прекративших свое существование деревень поговаривали, будто еще лет двести назад в этих местах жили члены какой-то странной секты, поклонявшиеся неведомо кому — не то древним идолам, не то сатане — и отправлявшие жутковатые обряды, во время которых чуть ли не угощались человечинкой. Впрочем, старух никто не слушал, да и сами они, похоже, не очень-то верили в свои сказки — все это были разговоры по принципу «не любо — не слушай, а врать не мешай». Говорили также, что в свое время здесь сотнями расстреливали врагов народа и что где-то тут, в этой самой замусоренной пустыми бутылками и пакетами из-под чипсов роще, расположены массовые захоронения жертв сталинского режима… А может быть, вовсе и не сталинского режима, а, наоборот, немецко-фашистской оккупации. На эти разговоры тоже никто не обращал внимания. Да и кто, в самом деле, может с уверенностью заявить, что прямо под ним, на глубине двух-трех метров, нет ни единой человеческой косточки?

Зато вид из окон стоявших на окраине домов открывался самый что ни на есть приятный: зелень деревьев, небольшие тенистые пруды и даже безымянный ручей, который еще не успели спрямить, одеть в бетон и обозвать «водно-зеленым комплексом». Разумеется, при ближайшем рассмотрении оказывалось, что земля под деревьями вытоптана, замусорена и покрыта пятнами старых и новых кострищ, дно в прудах илистое, а в мутной грязно-зеленой воде плавает все тот же вездесущий мусор. Тем не менее близость к природе, пусть даже такой обезображенной и полумертвой, с лихвой искупала те неудобства, с которыми была сопряжена каждая поездка в центр города. Роща и пруды сразу стали любимым местом отдыха новоселов. Зимой здесь катались на лыжах, а летом устраивали пикники, загорали и купались. Отдельные сумасшедшие пытались ловить в прудах рыбу и, по слухам, иногда ухитрялись что-то поймать; впрочем, рассказам удачливых рыбаков не верил никто, в том числе и они сами. Единственный раз, когда в местных водоемах действительно что-то ловилось, был полтора года назад.

Тогда какой-то движимый административным энтузиазмом «озеленитель» из муниципалитета отдал распоряжение завезти и выпустить в пруды две цистерны мальков карася и плотвы. Рыбаки явились, когда цистерны еще не успели уехать, и к вечеру того же дня рыбу всю выудили.

С конца октября и до самого начала мая в микрорайоне было довольно неуютно — как, впрочем, и во всех без исключения микрорайонах. Придерживая у горла концы воротников, продуваемые до костей, озябшие прохожие последними словами кляли талантливых архитекторов, ухитрившихся разработать проект, превративший место, где живут люди, в идеальную действующую модель аэродинамической трубы. Действительно, на главной улице микрорайона дуло даже тогда, когда вокруг не было ни ветерка. По запутанным лабиринтам дворов гуляли страшные сквозняки, гудя и завывая в узких бетонных арках и проходах. Развешанное в лоджиях белье реяло по ветру, как вымпелы боевых кораблей, и часто рвалось с веревок, норовя унестись в облака; в такт налетающим порывам ветра вибрировали и дребезжали оконные стекла.

В начале марта на микрорайон сырым ватным одеялом опустилась оттепель. Казалось, серые тучи, устав странствовать по небу, прилегли отдохнуть на заснеженную землю да так и остались здесь, намертво застряв в бетонных рифах шестнадцатиэтажных корпусов. Утром и вечером микрорайон тонул в сыром липком тумане. Сугробы сделались рыхлыми, потемнели и стали понемногу уменьшаться в размерах, пропитывая замерзшую землю ледяной талой водой. На тонких голых ветвях блестела вода, которая непрерывно капала с деревьев и кустов, наполняя рощу бесконечным таинственным шорохом. Лед на прудах пожелтел и больше не вызывал доверия, дороги превратились в реки отвратительной серо-коричневой жижи, которая веером разлеталась из-под колес и неопрятными наростами налипала на днища автомобилей. В эти серые дни микрорайон казался отрезанным от города и от всего остального мира. Он словно застыл в ожидании какого-то события — скорее страшного, чем приятного, — и однажды утром событие свершилось.

От универмага, который стеклянным кубиком торчал на краю микрорайона, к автобусной станции через лес вела хорошо утоптанная, скользкая по случаю оттепели тропа, проложенная гражданами, которых по тем или иным причинам не устраивал троллейбус, хотя до конечной остановки от универмага было буквально рукой подать. Тропа эта пользовалась дурной славой — не столько потому, что здесь действительно происходило что-то нехорошее, сколько потому, что оно, это нехорошее, могло произойти здесь в любой момент. В каждом городе и в каждом микрорайоне есть такие места, надежно укрытые от любопытных глаз, глухие и небезопасные. В таких местах, как правило, нет фонарей, и сюда очень редко заглядывают милицейские патрули. Осторожные обходят такие места стороной, и только беспечные рискуют появляться здесь под покровом темноты.

Летом тропу, о которой идет речь, можно было назвать живописной естественно, если научиться не замечать вездесущего мусора, бесстыдно белевшего среди вытоптанной травы, и не обращать внимания на блеск валявшегося тут и там бутылочного стекла. В ясные зимние дни здесь бывало по-настоящему красиво, а в оттепель… Что ж, оттепель — дело особое, и, чтобы увидеть красоту в многообразии оттенков грязно-серого цвета, нужно быть настоящим художником или счастливым влюбленным, настолько опьяненным гормональной бурей, чтобы существование вещей безобразных или хотя бы просто некрасивых было незамеченным.

Трое приятелей, шагавших в то туманное мартовское утро по тропе в сторону автостанции, не были ни художниками, ни влюбленными. Впрочем, ни туман, ни шорох падающих в ноздреватые сугробы капель не оказывали на них угнетающего воздействия по той простой причине, что все трое были очень молоды и еще не вступили в тот возраст, когда люди обращают внимание на подобные мелочи. Если вам шестнадцать лет от роду и вы с друзьями решили прогулять занятия в ПТУ, то промозглая туманная сырость и слякоть под ногами вряд ли способны испортить вам настроение; а если у вас к тому же есть пачка сигарет и мелочь на пиво, то жизнь становится прекрасной независимо от погоды.

— «Продиджи» твои — фуфло, — авторитетно заявил Леха Пятнов по прозвищу Пятый, на ходу закуривая сигарету от одноразовой зажигалки. Серый ты, Тюха, как ментовские штаны. Куда стадо — туда и ты. Скоро ты мне скажешь, что Киркоров — это круто.

Жека Малахов, шагавший по узкой тропинке чуть позади Пятого и Тюхи, засмеялся и с уверенностью произнес, поправляя под мышкой тощую дерматиновую папку на «молнии»:

— Не скажет. Постесняется. Он Киркорова по ночам слушает. Под одеялом, блин, втихую. «Ой, мама, шика дам…»

— Козлы вы, — делая вид, что совсем не обиделся, проворчал Андрей Пантюхин, которого приятели для краткости называли Тюхой. Слова Пятого задели его за живое, и он изо всех сил старался не показать этого. Пятый служил Тюхе примером для подражания. Тюхе вовсе не нравилась музыка «Продиджи», и он упомянул о появившемся у него новом альбоме этой группы только для того, чтобы немного приподняться в глазах своего насмешливого приятеля. Тем более что каких-нибудь полгода назад Пятый сам носился с этими «Продиджи» как с писаной торбой. Тюха был тугодумом и не всегда шагал в ногу со временем. Откуда, в самом деле, ему было знать, что «Продиджи» для Пятого — вчерашний день, пройденный этап и вообще, как он выразился, фуфло? Тюха чувствовал себя обманутым. Купленный на Горбушке за сумасшедшие деньги свежий компакт-диск «Продиджи» был ему совершенно не нужен. Уж лучше бы он просадил эти деньги в баре…

— За «козлов» ответишь! — воскликнул Малахов и с разбега прыгнул Тюхе на спину, обхватив его всеми четырьмя конечностями.

Тюха покачнулся, но устоял. При росте в сто восемьдесят пять сантиметров он весил девяносто три килограмма и, как правило, очень твердо стоял на земле. Иметь его в приятелях было выгодно: соображал он медленно, зато в драке равных ему не было. Пятый, у которого излишне бойкий язык частенько опережал мысли, считал это Тюхино качество очень полезным и частенько прятался за его широкую спину, не переставая при этом подчеркивать собственное превосходство.

— Ответь за «козлов», а то загрызу! — грозно рычал Малахов, делая вид, что собирается вцепиться зубами Тюхе в загривок.

— Попался, урод! — подхватил Пятый и выплюнул в сугроб сигарету. Мочи попсушников!

С этим боевым кличем он подскочил к Тюхе и изо всех сил толкнул его в плечо. Обремененный скакавшим у него на плечах Малаховым, Тюха поскользнулся, оступился и с треском завалился в торчавшие из сырого ноздреватого сугроба кусты. Придавленный его весом Малахов завопил, барахтаясь в мокром снегу и хохоча во все горло. Пятый, тоже вопя и смеясь, обеими руками сгреб здоровенную пригоршню липкого мартовского снега и швырнул этот увесистый ком в распростертого на спине Тюху. Ком попал Тюхе в грудь, разом превратив его в заснеженное чучело.

— А! — возмущенно завопил Тюха. — Вот вы как, собаки волосатые! Сейчас обоих закопаю!

Обессилевший от смеха Малахов наконец выскребся из-под тяжеленного Тюхи и попытался удрать на четвереньках. Тюха ухитрился поймать его за ногу, и Малахов снова плюхнулся в снег. Пятый швырнул в Тюху еще одну пригоршню снега, а потом подскочил к приятелю, сорвал с его головы старенькую кроличью шапку и, размахнувшись, забросил ее в кусты подальше от тропинки.

— Ну, Пятый, ну, на хрена?! — обиженно взревел Тюха. — Совсем оборзел, что ли? Кто теперь за ней полезет?

— Кто, кто, — деловито отряхивая снег с кожаной куртки, сказал Пятый. — Конь в пальто. Кому надо, тот и полезет.

— Урод, — проворчал Тюха, поднимаясь на ноги и тоже принимаясь чиститься. — Блин, все шмотки насквозь промокли. Детский сад какой-то… Мне моя старуха за шапку башку отвинтит.

— Факт, — хихикая, подтвердил Малахов. — В этой шапке еще ее дед Зимний брал. Семейная, типа, реликвия.

— Заглохни, мудак, — уже без намека на шутку сказал Тюха, очень болезненно воспринимавший критику подобного рода. Семья Пантюхиных жила небогато, и угнаться за своими более обеспеченными приятелями Тюхе было тяжело.

Малахов послушно заглох, поняв, что дело может плохо кончиться. Тюха злился медленно, но, разозлившись, долго не мог успокоиться.

Кое-как отряхнув мокрый снег со своей потертой кожанки, Тюха вздохнул и, треща кустами, полез за шапкой. Его ноги при этом почти по колено проваливались в изрядно осевшие, но все еще довольно глубокие сугробы. Малахов наклонился, поднял свою папку и рукавом стер с нее снег. Пятый снова достал сигареты, закурил сам и угостил Малахова.

— Винишка бы сейчас, — сказал он. — Слышь, Тюха, может, скинемся?

Тюха не ответил. Он даже перестал трещать кустами и хрустеть снегом. Приятели посмотрели на него с легким недоумением. Тюха стоял спиной к ним метрах в десяти от тропинки, уставившись на что-то у себя под ногами. Пятому и Малахову были видны только его туго обтянутые потертой кожанкой плечи и коротко остриженный затылок с торчащими красными ушами. Поначалу Пятый решил, что Тюха никак не может отыскать свой знаменитый головной убор, но Пантюхин стоял столбом и даже не вертел головой, озираясь по сторонам. Впечатление было такое, будто Тюха ни с того ни с сего впал в столбняк, а то и вовсе превратился в одну из тех дурацких деревянных скульптур, которые устанавливают на детских площадках в скверах и дворах.

— Эй, Тюха! — позвал Малахов. — Слышь, ты чего? Чепу свою потерял, что ли?

Пантюхин молчал, продолжая стоять совершенно неподвижно. Где-то в отдалении хрипло каркнула ворона. Пятого вдруг передернуло, словно кто-то плеснул ему за шиворот ледяной воды. Из всех троих он был самым сообразительным, и поза Тюхи с каждой секундой нравилась ему все меньше. Он уже начал понимать, что произошло что-то непредвиденное.

Тюха вдруг начал пятиться, спиной вперед возвращаясь на тропинку. Примерно на полпути он зацепился ногой за какую-то деревяшку, которая сломалась с гнилым треском. Пантюхин покачнулся и взмахнул руками, удерживая равновесие.

— Ты чего, Тюха? — повторил Малахов. На этот раз Пантюхин обернулся. Пятому показалось, что широкое лицо Тюхи сделалось непривычно вытянутым и острым, а цвет его почти не отличался от цвета ноздреватых мартовских сугробов. На этом грязно-белом фоне расширенные глаза Тюхи выглядели ненормально большими и темными.

— Блин, — выдохнул Тюха, с трудом разлепив синевато-белые губы.

Остановившись на приятелях, его глаза приобрели более или менее осмысленное выражение. Повернувшись спиной к тому, что лежало в сугробе, Тюха с треском и пыхтением устремился к тропинке, разгребая ногами рыхлый снег и отмахиваясь руками от хлещущих со всех сторон мокрых ветвей. Он торопился так, словно боялся, что его вот-вот схватят сзади за ногу точь-в-точь как он схватил Малахова пару минут назад. Он даже рот разинул от напряжения, и, глядя на его перекошенную физиономию, Пятый окончательно понял, что их сегодняшняя прогулка не задалась с самого начала.

Выбравшись на тропу, Тюха первым делом протянул к Пятому трясущуюся руку, и тот безропотно отдал ему свою сигарету. Пантюхин одной могучей затяжкой выкурил ее почти до фильтра, обжег пальцы, зашипел и бросил окурок под ноги.

— Б-блин, — повторил он, избегая смотреть в сторону кустов. Пятый заметил, что Тюха так и вернулся без шапки.

— Ты чего, братан? — пристал к нему недалекий Малахов.

Тюха перевел на него немигающий взгляд и энергично потряс головой, словно пытаясь таким образом поставить на место перепутавшиеся извилины.

— Чего, чего, — сказал он неожиданно нормальным голосом. Краски начали понемногу возвращаться на его лицо. — Жмурик там, вот чего. Подснежник, елы-палы…

— Обалдел, что ли? — по инерции спросил Малахов.

Но Пятый уже понял, что шутки кончились.

— Какой жмурик? — спросил он, хватая Тюху за рукав кожанки. — Где?

— Б-баба, — с трудом выговорил Тюха. Его снова начало трясти. — Голая. Синяя, блин… Там. Т-ты в нее моей шапкой почти попал. Чуток не хватило, а то бы прямо в рожу…

— Аида посмотрим, — решительно скомандовал Пятый.

— Ты что, с дуба рухнул? — возразил Малахов. — Надо когти рвать, а то еще скажут, что это мы ее… того.

— Найдут — хуже будет, — ответил на это Пятый. — Тогда уж точно не отмажешься. Пошли, говорю. Ты что, Жека, в штаны навалил?

— Шапку мою захвати, — попросил Тюха, непослушными пальцами выковыривая из мятой пачки сигарету.

— А ты? — удивился Пятнов, но, бросив на приятеля еще один взгляд, махнул рукой. — Ладно, стой тут, калека… Пошли, Жека. Посмотрим, что он там надыбал…

Решительно раздвигая кусты, он сошел с тропинки и двинулся туда, где минуту назад столбом стоял Пантюхин. Малахов беспомощно оглянулся на Тюху, пожал плечами и без всякой охоты последовал за Пятым. Продираясь через кусты, он все время оглядывался, словно ждал, что Тюха вот-вот окликнет его и позовет обратно, так что, когда Пятый вдруг остановился, Малахов наткнулся на него, как на дерево.

Пятый стоял в разрытом ногами Тюхи мокром снегу и молча смотрел на что-то прямо перед собой. Малахов проследил за направлением его взгляда и едва успел отвернуться в сторону. Если бы он этого не сделал, его стошнило бы прямо на спину Пятнову. Все время, пока он кашлял, тужился и отплевывался, Пятый молча стоял на месте, глядя в одну точку, а потом, медленно наклонившись, поднял валявшуюся на снегу шапку Пантюхина и начал пятиться к тропинке.

Милиция прибыла через полчаса, а уже к вечеру микрорайон гудел от слухов и домыслов, как осиное гнездо, в котором кто-то энергично пошуровал палкой.

* * *

Полковник устало прикрыл глаза и немного помассировал веки пальцами. Он знал, что заниматься этим при подчиненных не стоило, но в последнее время с глазами творилось черт знает что: к концу дня они напрочь отказывались смотреть на белый свет. У него было такое ощущение, словно в глаза сыпанули песка. Раньше так бывало после двух, а то и трех проведенных без сна ночей, теперь же для возникновения подобного эффекта достаточно было просто отработать полный рабочий день.

«Старею, наверное, — подумал полковник, усилием воли заставляя себя открыть глаза. — Податься, что ли, на пенсию?»

Чтобы немного потянуть время, он вынул из кармана сигареты, вытряхнул одну из пачки и принялся задумчиво постукивать фильтром по краю стола, словно в руке у него была «беломорина» с нуждавшимся в прочистке мундштуком. Кто-то торопливо чиркнул зажигалкой, и полковник погрузил кончик сигареты в ровное оранжево-голубое пламя, одновременно окинув своего предупредительного подчиненного строгим взглядом: подхалимов он не любил. Впрочем, зажигалка принадлежала капитану Резникову, которого, насколько знал полковник, можно было обвинить в чем угодно, кроме подхалимажа. Поэтому полковник лишь благодарно кивнул и откинулся на спинку кресла, окутавшись облаком серого табачного дыма.

— Хорошо, — негромко сказал он, — давайте продолжим.

Горло у него все еще немного саднило от крика, а правая ладонь онемела от недавнего удара по столу. В кабинете стояла нехорошая настороженная тишина. «Старею, — снова подумал полковник. — Вот и орать на подчиненных начал, как какой-то фельдфебель…»

Сигарета, казалось, была набита конским волосом пополам с навозом. Полковник недовольно поморщился и, щурясь, всмотрелся в сделанную мелким шрифтом надпись повыше фильтра. «„Мальборо“, — подумал он. — Надо же! А воняет, как какая-нибудь „Лайка“ или „Дымок“…»

Дело, разумеется, было не в качестве сигарет, а в их количестве, и полковник Сорокин прекрасно об этом знал. Знал он также, что по возвращении домой супруга непременно проинспектирует выданную ему утром пачку и обязательно выскажет свое нелицеприятное мнение по этому поводу. Естественно, мадам Сорокина будет совершенно права, утверждая, что он губит себя собственными руками и притом за собственные деньги, но ему-то, стареющему милицейскому полковнику, вряд ли станет легче от сознания ее правоты…

Сорокин с отвращением раздавил только что закуренную сигарету в переполненной пепельнице, отлично зная, что скоро полезет за новой. «Ну и ладно, — снова раздражаясь, подумал он. — Некогда мне сейчас заниматься психоанализом и копаться в ерунде. У меня собственных дел по горло». «Ишь, притихли, — подумал он о подчиненных. — Наверняка приготовили еще какую-нибудь гадость и ждут, пока я вытяну ее из них клещами. И ведь придется тянуть, никуда не денешься. Такая у нас работа…»

— Ну, — глуховато сказал он, поднимая глаза и обводя знакомые лица, что притихли? Чья очередь? Докладывай, Жуков, что там у тебя.

Черноволосый приземистый крепыш Жуков, действительно похожий на жука, нехотя встал со своего места, скрежетнув по паркету ножками стула. Он по обыкновению был в штатском. Серый пиджак в мелкую черную клетку, казалось, вот-вот лопнет на его каменных плечах, высокий ворот черного свитера плотно облегал короткую шею. Жуков вздохнул, почесал кончик носа коротким и толстым указательным пальцем с квадратным ногтем и отступил на шаг от стола.

— У нас, товарищ полковник, как всегда, — сказал он. — Свеженький труп. Если кто хочет, могу поделиться…

— Пошути, пошути, — сказал ему Сорокин. — Шутник, трах-тарарах… Филармония по тебе плачет.

Жуков снова вздохнул, подошел к висевшей на стене кабинета подробной карте Москвы и ткнул пальцем куда-то в самый ее краешек, указав на окраинный микрорайон, далеко за границей Кольцевой автодороги.

— Вот здесь, — сказал он, — в лесочке. Трое учащихся ПТУ обнаружили труп молодой женщины…

— Погоди, — перебил его Сорокин. — А что эти пэтэушники делали в лесу в марте месяце?

— Там, товарищ полковник, есть тропинка. Они, местные то есть, по ней к автобусной станции напрямик бегают. По асфальту чуть ли не километр крюка получается, а тут раз — и ты уже на месте. Минут за десять, не больше. В общем, шли они на занятия и наткнулись… Насчет этих ребят все чисто, товарищ полковник, я лично проверил. И потом, труп пролежал там не меньше двух недель. То есть за две недели эксперт головой ручается. На самом деле могло быть и больше, потому что, сами понимаете, зима.

Он опять вздохнул и некоторое время молча разглядывал карту, словно силясь разобрать набранный мелким шрифтом текст подсказки.

— Труп лежал в стороне от тропы, — продолжал он, — на расстоянии примерно восьми метров, л, был засыпан снегом. В последние несколько дней было тепло, снег стаял, и вот…

— Подснежник, — со вздохом произнес кто-то.

— Так точно, — уныло подтвердил Жуков. — Так что раскрыть преступление по горячим следам не представляется возможным.

— Несчастный случай исключен? — уточнил Сорокин, хотя и без того понимал: если бы речь шла о несчастном случае, Жуков не стал бы докладывать об этом на совещании.

— На двести процентов, — ответил Жуков. — Труп раздет, имеются следы насилия… — он замялся. — Откровенно говоря, товарищ полковник, эксперт подозревает, что мы имеем дело со случаем каннибализма.

По кабинету пробежала волна негромкого ропота, в которой полковник без труда различил чей-то приглушенный возглас: «Ни хрена себе!» «Господи, подумал Сорокин. — Он что, с ума сошел? Какой, к чертям собачьим, может быть у нас на Москве-реке каннибализм? И ведь что интересно: года не проходит, чтобы не прокатился по городу слух, что где-то кого-то съели под водку и соленые огурчики… К счастью, на поверку эти слухи всегда оказываются пустыми. Вот только эксперт…»

— Поподробнее, пожалуйста, — попросил он и незаметно для себя полез в пачку за очередной сигаретой.

— Результаты вскрытия будут только завтра, — сказал Жуков. — Пока что мы имеем только данные поверхностного осмотра, но и они, я бы сказал, впечатляют. У трупа удалены внутренние органы — сердце, печень, почки, — а также срезаны мясистые участки бедер, икроножных мышц, рук и спины…

— Да какое там, на спине, мясо? — негромко пробормотал кто-то.

— Балык, — так же негромко, но довольно резко ответил сидевший рядом с Сорокиным капитан Резников.

— Причина смерти пока не установлена, — продолжал Жуков, — но эксперт говорит, что можно почти не сомневаться в ее насильственном характере. Далее. Час назад поступило сообщение, что труп удалось опознать. Ольга Белоконь, студентка, уроженка и жительница Москвы. Проживала в этом самом микрорайоне. Каждое утро ездила в институт на автобусе. Пропала около трех недель назад, о чем в местном отделении милиции имеется поданное родственниками заявление.

— Нашлась, значит, студентка, — устало констатировал Сорокин.

— Так точно, товарищ полковник.

— Еще что-нибудь есть?

— Не очень много. Эксперт утверждает, что… ну, что ее… черт… в общем, что разделали ее очень аккуратно. Он сказал, профессионально. Работали каким-то очень острым инструментом, возможно, даже хирургическим скальпелем.

— Вряд ли это сделали бомжи, — заметил кто-то.

— Экспертиза покажет, — сказал Жуков. — У меня есть предварительная версия… Вы позволите, товарищ полковник?

— Докладывай, — сказал Сорокин.

«Вот так, — грустно подумал он. — Теперь у нас завелся каннибал. Или просто псих, считающий себя каннибалом. Если честно, не ощущаю разницы. М почему мы не можем их просто убивать? Террористов, маньяков, грабителей, способных размозжить женщине голову кирпичом, чтобы завладеть сумочкой с тощим кошельком, насильников, извергов, садистов… Мораторий на смертную казнь — ах, как это гуманно! Как это соответствует духу времени!.. Человек подкладывает взрывчатку в подвал жилого дома и плевать хотел на нас, на суд и вообще на всех на свете, потому что максимум, что ему грозит, — это пожизненное заключение. А там, в перспективе, за большие деньги хороший адвокат добьется пересмотра дела, срок скостят, а потом амнистия, или условно-досрочное освобождение, или просто побег, подготовленный оставшимися на воле друзьями… Каннибал… Хотел бы я посмотреть на психиатра, который отважится назвать вменяемым парня, жрущего на ужин филе своего соседа. Одно утешение: наши психушки в большинстве своем хуже любой тюрьмы…»

— Тот факт, что преступник удалил внутренние органы, — говорил между тем Жуков, — наводит на мысль о ритуальном характере убийства. Возможно, мы имеем дело с проявлением какого-то тайного религиозного или мистического культа, связанного с принесением человеческих жертв…

— А как насчет мясистых частей? — перебил его Резников. — Странная какая-то получается жертва.

— Ничего странного, — подал голос сидевший на дальнем краю стола майор Ребров. — Ритуальный каннибализм известен с древнейших времен. Ты что, в детстве книжек не читал? Съевший тело врага автоматически наследует все его положительные качества…

Сорокин сломал в кулаке незакуренную сигарету и бросил ее в стоявшую под столом корзину для бумаг. «Вот так сюрприз, — подумал он. — Как нарочно, приберегли для пятницы. Плакали мои выходные…» Ему было тошно не то от усталости, не то от чрезмерного количества выкуренных за день сигарет, не то от зрелища выпотрошенного, мастерски разделанного трупа, которого он никогда не видел, но который тем не менее неотступно маячил у него перед глазами.

— Прошу внимания, — негромко сказал он, и разговоры за столом смолкли. — Давайте все-таки не отвлекаться на исторические исследования. История и теоретические обоснования ритуального каннибализма — это, конечно, интересно, но мы к сожалению, имеем дело с практикой. Я согласен с Жуковым: это можно принять в качестве рабочей версии. Одной из версий, скажем так. Нужно прощупать всех сектантов, всех знахарей, колдунов и гуру, которые орудуют в том районе. Свяжитесь с местными, пусть напрягут свою агентуру. Может оказаться, что мы имеем дело с обыкновенным маньяком… Это, на мой взгляд, хуже всего. Проработайте все связи этой Белоконь. Вдруг ее зарезал дружок, какой-нибудь студент-медик. Зарезал из ревности, а потом разделал, чтобы пустить нас по ложному следу. В общем, надо работать… Кстати, мне помнится, у нас было что-то такое, связанное именно с этим районом…

— Так точно, — торопливо сказал Жуков. — Я как раз собирался вам напомнить. Исчезновения. За два месяца — три заявления от граждан, у которых пропали родственники. Белоконь — одна из этих пропавших.

— Значит, — медленно произнес Сорокин, — у нас есть основания полагать, что остальные тоже найдутся.

— Да, — негромко согласился капитан Резников. — И находок может оказаться больше, чем заявлений о пропаже. Бомжи, одинокие люди, иногородние…

— Фу, — снова подал голос Ребров. — Бомж — это же невкусно!

«А, чтоб тебя! — подумал Сорокин, сдерживая желание снова грохнуть кулаком по столу. — Кругом остряки! Только одни орудуют языком, а другие медицинским скальпелем или чем-то в этом роде…»

— А может быть, это чеченцы? — предположил кто-то. — Нет, погодите, не смейтесь! Если бы я хотел создать в городе атмосферу террора и нездоровых слухов, я не стал бы пользоваться взрывчаткой.

Тем более что со взрывчаткой сложно. А так — разделал десяток человек, и готово: весь город стоит на ушах, во всех газетах сплошные людоеды, и все косятся друг на друга — не торчит ли у кого-нибудь из-за пазухи окорок Марьи Ивановны…

Сорокин припомнил прочитанную давным-давно статью какого-то американца, который на полном серьезе утверждал, что каннибализма как такового никогда не существовало. Автор с цифрами и фактами в руках доказывал, что слухи о каннибализме создавались искусственно и возникали в разных частях света именно тогда, когда государство вело или собиралось начать колониальную войну. По мнению исследователя, такие слухи были призваны оправдать массовое уничтожение врага: дескать, это не люди, потому что они едят друг друга и пьют кровь христианских младенцев. «Да, — подумал полковник, — это очень удобно. Многие были бы рады узнать, что зажатые в угол боевики начали от бессилия ловить и жрать прохожих на московских улицах. И кто-то дальновидный мог решить, что если такой ситуации нет на самом деле, то недурно было бы ее выдумать». «Следовательно, — с ядовитым сарказмом мысленно подытожил Сорокин, — мы тут имеем дело с политической провокацией, организованной ФСБ с целью создания образа врага. Осталось только поймать на Арбате лицо кавказской национальности, до ушей перемазанное кровью и с куском человеческого мяса в зубах. Вот уже много лет я шагу не могу ступить без оглядки на этих уродов из ФСБ. Потому что никогда нельзя с уверенностью сказать, разыскиваешь ты уголовника или офицера контрразведки, возомнившего себя первым заместителем Господа Бога на грешной земле. А, пропадите вы все пропадом!»

Кабинет опустел. Сорокин еще немного посидел за столом, время от времени косясь на дверцу замаскированного деревянной панелью стального сейфа, где у него хранилась бутылка армянского коньяка. С одной стороны, немного расширить сосуды не мешало бы, а с другой — ну какое удовольствие хлестать дорогой коньяк в одиночку, без компании, как лекарство? Сплошной перевод продукта…

В животе у полковника неприлично заурчало. «Вот именно, — подумал он. — Да еще без закуски… Хотя закуска — дело наживное. Позвонить дежурному, вызвать его в кабинет, завалить, разделать и схарчить под коньячок. Елки-палки, неужели у нас в Москве завелся людоед? Быть этого не может! Людоед — это персонаж страшной сказки или, к примеру, какого-нибудь старинного приключенческого романа о дикарях. „Робинзон Крузо“ или что-нибудь в этом роде. Даниель Дефо, Жюль Берн или, скажем, Фенимор Купер. А в наше время, в благополучной и сытой, в общем-то, Москве… Да что им, в самом деле, колбасы не хватает?»

«Конечно, дело не в колбасе, — подумал он, вставая и подходя к карте. — Пожалуй, Жуков прав: это какой-то ритуал, и отправляет его явный маньяк, доморощенный жрец какого-нибудь Маниту или Мумбо-Юмбо… А ловить маньяка занятие не из приятных. Маньяки — ребята хитрые и непредсказуемые. Предугадать их следующий ход практически невозможно по одной простой причине: они действуют бескорыстно, из любви к искусству…»

«А Ребров-то прав, — решил полковник, задумчиво разглядывая тупой клин микрорайона, расчерченный на неровные четырехугольники тонкими линиями улиц. — Молоденькая студентка действительно вкуснее старого пропитого бомжа. Ну, и что это нам дает? Какие будут практические соображения, товарищ полковник? Есть, например, предложение собрать по Управлению всех симпатичных сотрудниц моложе сорока лет, нарядить их в штатское и наводнить ими район. Впервой нам, что ли, удить рыбку на живца? Вот только что ты станешь делать, полковник, когда кого-нибудь из этих девчонок ненароком съедят? А? То-то, дружок… И как ты объяснишь этот свой план начальству? А объяснять придется — и здесь, в Управлении, и в мэрии…»

На столе затренькал городской телефон. Полковник недовольно покосился на него, бросил взгляд на часы и снял трубку, уверенный, что звонит жена.

Он не ошибся. Супруга интересовалась, почему он до сих пор на работе и как зовут его новую секретаршу. Сорокин, мысли которого были заняты совсем другими вещами, не сразу понял намек, а когда понял, то даже не разозлился, а лишь тоскливо вздохнул в трубку. Услышав этот вздох, жена сразу изменила тон и спросила, стоит ли ждать его к ужину.

— Конечно, — сказал Сорокин. — Сейчас еду.

Положив трубку, он взял со стола пачку сигарет и заглянул вовнутрь. В картонной пачке сиротливо болталась одна-единственная сигарета. Сорокин снова вздохнул, сунул сигарету в зубы и чиркнул зажигалкой.

По дороге домой он велел шоферу остановиться у табачного киоска, вышел и купил пачку «Мальборо». Здесь же, у киоска, он содрал с пачки целлофановую обертку, вынул сразу шесть сигарет и спрятал их в карман пальто. Пачку он положил в другой карман и вернулся в машину, несколько успокоившись по поводу того, что скажет госпоже полковнице. Наблюдавший за этими маневрами водитель сдержал понимающую улыбку. В другое время он непременно отпустил бы шутливое замечание, но сейчас, судя по выражению лица полковника, момент для шуток был самый неподходящий.

На светофоре включился желтый сигнал, и машина с Сорокиным рванулась с места и растворилась в городских огнях, с плеском разбрызгивая колесами талую коричневую жижу.

Глава 2

Черная полковничья «Волга» с торчавшей на крыше длинной гибкой антенной радиотелефона плавно затормозила у тротуара. Водитель давил на педаль тормоза так нежно, словно между ней и его подошвой лежало сырое куриное яйцо, но машина все равно прошла юзом не меньше метра, с неприятным мокрым шорохом скользя по бурой снеговой каше. Сидевший сзади полковник недовольно поморщился, но промолчал: ничего страшного не произошло, а манеру срывать свое дурное настроение на подчиненных он считал хамской и недостойной цивилизованного человека затеей.

— Вас подождать? — спросил водитель, обращаясь к зеркальцу заднего вида.

— Даже не знаю, — после короткой паузы, во время которой он недовольно жевал губами, медленно ответил полковник. — Ну, подожди минут десять… А в общем-то, не стоит, наверное. Отправляйся в гараж. Если что — доберусь домой на такси.

Этот расплывчатый, не слишком уверенный ответ был настолько не в духе полковника, что водитель даже не отважился еще на одну реплику. А уж о том, чтобы спорить или вылезать с какими-то своими инициативами, не могло быть и речи: водитель знал своего патрона не первый год и отлично видел, что любое неосторожное слово может тронуть с места лавину полковничьего раздражения. Конечно, потом успокоившийся и устыдившийся полковник непременно выкопает похороненного под этой лавиной подчиненного, отряхнет ему одежду, похлопает по плечу и даже извинится, но кому от этого станет легче? Пусть уж лучше чудит по своему усмотрению…

Водитель полковничьей «Волги» хорошо знал дом, возле которого ему приказали остановить машину. Это да еще предательское позвякивание, периодически доносившееся из лежавшего рядом с полковником кейса, позволяло предположить, каким именно образом намерен сегодня отдыхать полковник. «Что ж, — решил водитель, — все мы люди, все мы человеки — от генерала до рядового. Ничто человеческое нам не чуждо — по крайней мере, до тех пор, пока здоровье позволяет. И разве есть лучший способ снятия стресса, чем выпитая в хорошей компании бутылочка?»

Его так и подмывало поделиться с полковником своими соображениями по этому поводу, но он молчал, твердо зная, что слово — серебро, а молчание золото. Тем более что некстати оброненное слово в данном случае могло обернуться вовсе не серебром.

Полковник распахнул дверцу и, прихватив кейс, выбрался из машины. Пола его длинного черного плаща при этом проехалась по густо забрызганному дорожной грязью крылу автомобиля.

— Черт подери, — проворчал полковник, безуспешно пытаясь стереть грязное пятно тонкой кожаной перчаткой. — Что за свинство, в самом деле? Неужели нельзя было помыть машину?

— Утром, — лаконично отозвался водитель, решив выбрать из двух зол наименьшее и все-таки подать голос.

— Что — утром?

— Утром мыл, — со вздохом сказал шофер, отлично зная, что последует дальше. — В восемь ноль-ноль.

— А сейчас сколько времени? — как по-писаному, спросил полковник.

Водитель, которому оставалось только покориться жестокой судьбе, бросил короткий взгляд на вмонтированные в приборную панель часы и отрапортовал:

— Шестнадцать сорок три.

— Вот именно, — еще злее сказал полковник, окончательно раздражаясь из-за собственной не правоты.

— Так погода какая, — плачущим голосом заныл водитель. — Сколько ни мой, все равно через два метра то же самое…

— Естественно, — саркастически проворчал полковник, — погода… У нас всегда и во всем виновата погода. Просто не страна, а сборище климатических аномалий.

— А я тут при чем? — обиделся водитель.

— А тут все ни при чем, — сказал полковник. — Все сидят по уши в дерьме и разводят руками: что это, дескать, за напасть такая?

— Точно, — пошел в контратаку водитель. — Вот и я думаю: и что это за напасть?

Полковник немного помолчал, стоя над открытой дверцей и переваривая это заявление.

— Поговори у меня! — выдавил он наконец. — Я смотрю, наш гараж пора переименовывать в филармонию. Сплошные артисты разговорного жанра, а машину помыть некому.

Оставив таким образом за собой последнее слово, он с лязгом захлопнул дверцу и, повернувшись к машине спиной, решительно зашагал к узкой арке, которая вела во двор старого дома на Малой Грузинской. Снежная каша разлеталась из-под ног серыми брызгами, сырой промозглый ветер шевелил короткие, уже начавшие заметно седеть волосы на гордо вскинутой голове. Полковник чувствовал себя далеко не лучшим образом, и глупая пере-г палка с водителем не способствовала улучшению самочувствия.

«Погода и в самом деле дерьмо, — думал он, сворачивая в арку. — Не стоило набрасываться на водителя… А, к черту! Кто на него набрасывался? Если бы я на него действительно набросился, он бы костей не собрал. Подумаешь, слегка намылил шею… Настоящий начальник должен быть как орел из легенды о Прометее, то есть регулярно налетать на подчиненного и клевать его печень… А, будь проклят этот Забродов с его дурацкими афоризмами! Еще один клоун на мою голову. Сейчас непременно начнет приставать со своими подколками…»

Знакомого оливково-зеленого «Лендровера» на привычном месте почему-то не оказалось. Полковник Мещеряков удивленно приподнял бровь и недовольно нахмурился. Илларион по телефону сказал, что будет дома. Но где же в таком случае его машина? Неужели уехал?

«Ну и денек, — подумал полковник. — А я свою машину отпустил… Собственно, может, это и к лучшему. Нашел, кому жаловаться на жизнь Забродову! Илларион таких вещей не признает в принципе. Если он решит, что кто-то из его друзей нуждается в помощи, то он ее, эту помощь, обязательно окажет — советом, или деньгами, или более радикальными методами… Но плакаться ему в жилетку бесполезно. Не поймет. Да еще и на смех поднимет. И, что самое неприятное, будет при этом прав на сто процентов. Сам он никогда и никому не жалуется, просто не умеет. Конечно, спецназ ГРУ — не институт благородных девиц, там слабонервных не держат. А Илларион — не просто спецназовец. Он — инструктор спецназа, пускай себе и бывший. В нашем деле, как верно заметил какой-то безымянный гений, бывших не бывает».

Размышляя подобным образом, полковник по инерции продолжал твердо шагать вперед. Уже в подъезде он вспомнил про мобильный телефон, но махнул рукой: ему оставалось всего-навсего несколько лестничных маршей — плевое дело для зрелого мужчины в приличной физической форме. «А для кабинетного работника, — вдруг ехидно произнес у него в мозгу посторонний голос, подозрительно похожий на голос Забродова, — такой подъем может послужить неплохой зарядкой. Просто для профилактики, чтобы седалище ненароком не сделалось шире плеч…»

— Мерзавец, — выругался полковник, сам не понимая, кого конкретно имел в виду — себя или Забродова, без спроса поселившегося у него в голове.

Он поднялся на пятый этаж и по привычке забарабанил в дверь кулаком, хотя Илларион давным-давно установил звонок — по его, Андрея Мещерякова, настоянию, между прочим. Спохватившись, полковник перестал стучать и ткнул пальцем в кнопку.

Из-за двери донеслось противное электрическое дребезжание, от которого Мещеряков, как всегда, поморщился. «Господи, — привычно подумал он, — где Илларион раздобыл этот звонок? Таких ведь давно не выпускают! Или он сам его смастерил?»

Нервы у полковника все еще были на взводе, фантазия разгулялась, и он против собственной воли представил, что при желании могли смастерить умелые руки инструктора учебного центра спецназа ГРУ Иллариона Забродова из стандартного электрического дверного звонка и кое-каких дополнительных деталей — тоже, в общем-то, стандартных, но гораздо менее доступных массовому потребителю. Разумеется, это была чепуха: даже Забродову вряд ли пришла бы в голову фантазия минировать собственную дверь, — но Мещеряков поймал себя на том, что снял палец с кнопки звонка с излишней поспешностью.

— Иду, иду, — донеслось из-за двери. — Только взрывать не надо!

Полковник вздрогнул и с подозрением покосился на кнопку звонка. Только после этого до него дошел смысл произнесенной Илларионом фразы: неугомонный Забродов, конечно же, имел в виду, что после стука и звонка нетерпеливому гостю осталось воспользоваться разве что взрывчаткой, и, как всегда, не потрудился не только оставить свою сомнительную шуточку при себе, но даже облечь ее в мало-мальски доступную форму-Дверь открылась, и Мещеряков увидел Забродова.

— Ты что, в запое? — спросил он после долгой паузы, на протяжении которой внимательно и с легким чувством брезгливости разглядывал своего старинного приятеля и бывшего подчиненного.

«Конечно, — подумал он. — Рано или поздно это случается с большинством из нас. Особенно с теми, чья жизнь внезапно и нелепо потеряла смысл: ослепшие художники, оглохшие музыканты, спортсмены, прикованные к инвалидному креслу, любящие мужья и отцы, в одночасье потерявшие семью… А также офицеры элитных подразделений, по тем или иным причинам ушедшие из армии в расцвете сил и карьеры. Такие либо идут в наемники, либо спиваются к чертовой матери и, сидя у себя на заставленной пустыми бутылками кухне, пьяным голосом орут маршевые песни в половине второго ночи…»

— В запое? — удивленно повторил Забродов и вдруг словно сломался. Плечи у него обвисли, он неприятно ссутулился, со скрипом потер пегую недельную щетину, которой густо заросли его впалые щеки, и пьяно причмокнул безвольно распущенными губами. — Какой может быть запой, Андрюха? А если бы даже и так, так кто ты такой, чтобы задавать такие вопросы? Ты мне больше не начальник, понял? И пью я, между прочим, на свои кровные… Кровные, понял? Заработанные кровью — своей и чужой. Да что я тебе рассказываю! Ты ведь лучше меня знаешь, сколько на мне крови…

Мещеряков быстро оглянулся на пустую лестничную площадку у себя за спиной, уперся ладонью в грудь Забродову и толкнул его в глубину прихожей. Делая это, полковник испытывал сильнейшие опасения: Илларион, похоже, был совершенно невменяем, а сошедший с катушек специалист его профиля и квалификации представлял собой очень серьезную опасность — смертельную опасность, если уж называть вещи своими именами.

Забродов, впрочем, послушно подался назад, дав полковнику возможность переступить порог и закрыть за собой дверь. При этом он — Забродов, разумеется, а не полковник, — запутался в собственных ногах и непременно грохнулся бы на пол, если бы не успел схватиться рукой за висевший на стене пятнистый армейский бушлат. Вешалка затрещала, но выдержала.

— А?! — с гордостью воскликнул Забродов. — Р-р-реакция! Ни у кого такой нет, только у нас, офицеров спецподр-р-разделений… А ну давай теперь я тебя толкну. Посмотрим, наш ты человек или агент Ант… Антанты. Если не свалишься — значит, наш.

«Ну и денек, — подумал Мещеряков. — Единственное, чего мне теперь не хватает для полного счастья, так это вернуться домой и поссориться с женой из-за какой-нибудь ерунды».

— Я не упаду, — сказал он, стараясь не морщиться.

— М-да? — с пьяным удивлением произнес Забродов. — А почему?

— Потому что позади меня дверь, — сказал полковник. — Ладно, Илларион. Я, пожалуй, пойду. Позвони мне, когда проспишься.

— Погоди, Андрюха, — взмолился Забродов. Он, казалось, пьянел прямо на глазах. — Слышь, ты, того… Ты понимаешь, какая история… В общем, рубликов сто не найдешь? До пенсии, а?

Мещеряков торопливо полез за пазуху, вынул бумажник и, борясь с нервной дрожью, протянул приятелю требуемую сумму. Ему казалось, что он спит и видит страшный сон: наяву такое не могло происходить.

Забродов подался вперед, чтобы взять деньги, в очередной раз потерял равновесие и вцепился в воротник полковничьего плаща, чтобы не упасть.

— Р-реакция, — заплетающимся языком повторил он, возя ногами по полу в безуспешных попытках принять вертикальное положение. — Нас с ног не собьешь… Нам, Андрюха, нет преград ни в море, ни, сам понимаешь, на суше…

Мещеряков вдруг насторожился и повел носом. Спиртным от Забродова не пахло. «Неужели наркотики?» — ужаснулся полковник, а в следующий миг с глаз его словно упала пелена.

— С-скотина, — прошипел он, отрывая пальцы Забродова от лацканов своего плаща. — Пусти, недоумок, ведь помнешь же! Что за идиотские шутки?

— Ну вот, — разглаживая на полковничьей груди плащ, совершенно трезвым голосом сказал Забродов, — уже и обиделся. У меня, видите ли, идиотские шутки. А вопрос, который ты задал вместо приветствия, не был идиотским? С чего это ты взял, что у меня запой?

Мещеряков сердито дал ему по рукам и самостоятельно привел лацканы плаща в окончательный порядок.

— А ты себя в зеркало видел? — проворчал он. — Папуас ты хренов! У тебя что, лезвия кончились?

— А, ты про это! — Илларион снова потер подбородок со скрипом, от которого Мещерякова передернуло. — А что, по-твоему, все бородатые мужчины — алкоголики?

— Нет, не все, — буркнул Мещеряков, — но очень многие. Особенно это касается таких, как ты, бородатых внезапно и скоропостижно. К тому же борода тебе совсем не идет.

— Да где ты видишь бороду?! — возмутился Забродов. — Так, немного щетины… Тоже мне, армейская жилка! Устроил тут утренний осмотр! Может, тебе еще подворотничок показать? Я что, не имею права немного расслабиться?

— Имеешь, — согласился Мещеряков. — Черт с тобой, зарастай хоть до самой… гм… поясницы. У меня только один вопрос, прежде чем мы оставим эту тему. Вот ты решил расслабиться… Ну и как, получается?

— Да как тебе сказать… — Забродов снова со скрежетом почесал щеку. Весьма относительно. Понимаешь, эта дрянь все время чешется, и спать на ней невозможно — колко. Так что эксперимент можно считать окончательно провалившимся. И потом, ты прав, эта свиная щетина мне не идет. Как увижу себя в зеркале — не поверишь, пугаюсь. Кто это, думаю, ко мне в дом забрался? Да ладно, хватит об этом. Давай раздевайся, проходи. Сто лет тебя не видел. Кстати, ты очень вовремя. Я тут собрался в некотором роде попутешествовать, побродить…

— И где же ты собрался бродить? — снимая плащ, спросил давно привыкший к частым отлучкам Забродова полковник. Он уже перестал сердиться: шутки и розыгрыши Забродова были сродни атмосферным явлениям, а кто же злится на погоду?

— Да я еще и сам толком не решил, — признался Илларион, принимая у него плащ и с подчеркнутой аккуратностью вешая его на плечики. — Россия большая, и в ней сколько угодно мест поинтереснее Подмосковья.

— Да уж, — с легкой завистью сказал Мещеряков. — Подмосковье в марте это… гм, да. Выходит, я действительно вовремя. И надолго ты решил исчезнуть?

— Да как получится. На день, на год — ну откуда мне знать? Как карта ляжет, в общем.

— Цыганское отродье, — пробормотал Мещеряков. Ему вдруг сделалось тоскливо. «Что за сучья жизнь, — подумал он. — Все время приходится выбирать, отказываясь от одного во имя другого. И почему-то в самом конце очень часто оказывается, что ты выбрал не то, что следовало выбрать, и отказался от того, что было тебе действительно нужно… Вот Забродов, к примеру, легко и непринужденно — во всяком случае, если смотреть со стороны, — отказался от карьеры кадрового военного. Генералом ему теперь уже не стать, да и полковником, пожалуй, тоже. Зато он волен жить, как ему вздумается, идти куда глаза глядят и отвечать при этом только за себя».

Полковнику вдруг представилась бесконечно длинная вереница одинаковых дней, которые ему предстояло прожить до ближайшего отпуска… а потом до пенсии… а, черт! Горячие дела уже позади, теперь ими занимаются другие те, которых он, полковник Мещеряков, будет посылать на смертельный риск, сидя в своем уютном, просторном, хорошо освещенном и отменно проветриваемом кабинете. Однообразие, тоска, серость… А теперь еще и Забродов собрался исчезнуть — то ли на день, то ли на год… За год при его способностях можно дважды обогнуть земной шар без денег и документов. Вряд ли он станет это делать, но главное-то не в этом. Главное, что он располагает такой возможностью, а вот полковник Мещеряков — увы… Да и не в этом суть. Суть в том, что не к кому будет заскочить на огонек, некому пожаловаться на служебные неприятности — без подробностей, конечно, очень аккуратно, но все-таки…

— Не вешай нос, полковник, — принимаясь скрести подбородок, весело сказал Илларион. — Что ты, как красна девица, закручинился? Аида на кухню, займемся твоим чемоданчиком.

— Нюх у тебя, Илларион, как у служебной собаки, — проворчал Мещеряков, вслед за хозяином входя в комнату.

— Так дрессировочка! — откликнулся Забродов. — На таможне псов натаскивают на героин, а вы с Сорокиным меня уже который год на коньяк дрессируете. Я его теперь через любую стену чую, если хочешь знать.

В комнате царил страшный кавардак — вещь в этом доме, в общем-то, довольно редкая. Мещеряков видел подобный разгром всего пару раз, когда нелегкая заносила его сюда во время затеянной Забродовым генеральной уборки. Повсюду в беспорядке разбросаны книги и какие-то антикварные штуковины, многие из которых Мещеряков не смог бы даже назвать, не говоря уже о том, чтобы догадаться об их назначении. Впрочем, он никогда не ломал над этим голову — для него все эти вещи были просто более или менее забавными безделушками, которыми падкий до всего красивого и, главное, старого Забродов набивал свой дом.

Многие книги были открыты на разных страницах, словно Илларион рылся в своей богатой библиотеке в поисках какой-то информации. Полковник не стал задумываться, что искал в этих пыльных книженциях его приятель. Наверняка это был какой-нибудь пустяк наподобие забытой строчки стихотворения никому не известного арабского поэта или даты выхода в свет какого-нибудь богословского трактата. «Видимо, опять поспорил со своим Пигулевским, подумал полковник. — И, как всегда, по поводу какой-нибудь ерунды… Зато теперь у этих двух маньяков есть занятие. Не будут ни спать, ни есть, пока не разберутся, кто из них прав, а кто, как они выражаются, невежда и выскочка. Перелопатят тонны старой бумаги, наглотаются пыли, накричатся до хрипоты, сто раз обзовут друг друга ослами и неучами, а потом сядут пить чай среди собственноручно учиненного разгрома. И оба, черт бы их побрал, будут полностью довольны собой и друг другом, поскольку с их точки зрения во всем этом есть какой-то смысл, совершенно недоступный пониманию окружающих».

«Странно, — подумал он. — Ну, ладно, Пигулевский — антиквар, букинист, человек не от мира сего — изначально, по определению. С ним все ясно, он таким родился и таким умрет. Но Забродов!.. Ведь что такое офицер спецназа? Гора мышц, два километра шрамов, краповый берет набекрень, каменная морда с волчьими глазами и голос, от которого стекла в окнах дрожат… Нет, шрамов у Иллариона хватает, и с мышцами у него тоже полный порядок, хотя по виду этого не скажешь. А бойцов таких еще поискать, да и найдешь ли еще — вот вопрос… Но! Краповых беретов он сроду не носил и не признавал — ему это, видите ли, смешно. Он, видите ли, полагает, что кичиться своим умением убивать людей неэтично. Никто и никогда не слышал, чтобы капитан спецназа ГРУ Забродов повысил голос, хотя, надо признать, не было случая, чтобы тот, к кому он обращался, его не услышал. Не говоря уже о том, чтобы не выполнить отданный этим негромким, неуместно интеллигентным голосом приказ. И книги! Ведь он же их не просто коллекционирует, как другие значки или монеты. Ничего подобного! Он же все их прочел, и не по одному разу! Он же специалист в этом деле, это даже его Пигулевский признает. Вот и спрашивается: как он ухитряется совмещать несовместимое? Ведь если бы тот же Пигулевский вдруг ни с того ни с сего начал ломать ребром ладони кирпичи и снайперски стрелять в полной темноте на голос, у всех бы крыша поехала от удивления. А к Забродову привыкли, хотя профессиональный солдат с его замашками — явление ничуть не менее, а может быть, и более уникальное, чем годный к строевой службе букинист.

— Эй, полковник! — донесся из кухни голос Забродова в сопровождении музыкального позвякиванья коньячных рюмок. — Ты там, часом, не заснул?

Мещеряков напоследок огляделся еще раз. Ему показалось, что вычурных антикварных безделушек в квартире Забродова как будто прибавилось. Впрочем, виной тому вполне мог оказаться царивший в комнате кавардак. Пожав плечами, полковник двинулся на кухню, по дороге едва не свалив громоздившуюся на краю стола шаткую пирамиду из книг.

Забродов уже поджидал его за наскоро накрытым столом, потирая ладони от нетерпения. Побриться по случаю прибытия своего бывшего начальника он, разумеется, даже не подумал. Запутавшись взглядом в его наполовину седой щетине, Мещеряков невольно поморщился: ну что это такое, в самом деле? Не офицер, а какой-то бродяга, разбойник с большой дороги…

— Не кривись, не кривись, господин полковник, — заметив его гримасу, сказал Забродов. — Ты знаешь, как звали одного из сыновей Ноя? Того самого, который отвернулся от своего отца, когда тот лежал на земле нагой и пьяный?

— Понятия не имел, что у Ноя были сыновья, — присаживаясь к столу, сказал полковник. — И как же его звали, этого брезгливого древлянина?

— Его звали Хамом, — самым невинным тоном сообщил Забродов. — Ты что, правда этого не знал? Хамом, Хамом, не сомневайся. Интересно, верно?

— Да пошел ты, — отмахнулся полковник. — Давай, наливай, а то и без тебя тошно.

— Его звали Хамом, — повторил Забродов и, рассмеявшись своим беззвучным смехом, наполнил рюмки.

После третьей Мещерякову немного полегчало. Оттаяв, он поведал Забродову о своих неприятностях — разумеется, в самых общих чертах, не вдаваясь в подробности, которых Иллариону, как человеку штатскому, знать теперь не полагалось. Впрочем, бывший инструктор учебного центра без труда сложил два и два и додумал то, о чем умолчал полковник.

— Что ж, — сказал он, — потомки Ноя расплодились по этой грешной земле, и среди них, увы, было немало сыновей Хама. Чем ты, собственно, недоволен, Андрей? Всю жизнь мы только и делаем, что жалуемся друг другу на дураков, а их почему-то никак не становится меньше.

— Живучие, сволочи, — кровожадно заметил Мещеряков, сосредоточенно выковыривая из своей пустой рюмки ненароком упавшую туда хлебную крошку. Прямо как тараканы.

— У меня была бабка, — сказал Забродов.

— Ну да?! — оживился полковник. — Никогда бы не подумал!

— Не перебивай, а то твои звезды тебя не спасут. Просто вспомнилось вдруг… Мы ей говорим: ба, у тебя в щах тараканы! А она их ложкой оттуда выбирает и говорит: „Сами вы три дня не умывались. Никакие это не тараканы, а угольки“.

Мещеряков глубокомысленно потер пальцами подбородок.

— Ну и что? — спросил он, не дождавшись продолжения.

— Да ничего! Я же говорю, вспомнилось. Мещеряков брезгливо вытер палец с прилипшей к нему размокшей хлебной крошкой о бумажную салфетку, между делом подумав о том, что Илларион, видимо, все-таки начинает стареть. Вот уже и о бабке своей заговорил, хотя раньше узнать что-либо о прошлом капитана Забродова можно было только из его личного дела. Надо же, у Забродова — бабка! И бриться перестал, черт седой…

— Гадость какая, — сказал он.

— Это ты о чем?

— Да о тараканах же. Ну, и вообще… О жизни, короче говоря. Ты Сорокина давно видел?

Илларион, который в это время закуривал сигарету, искоса посмотрел на приятеля поверх привычно сложенных лодочкой ладоней.

— Давно, — сказал он, запрокидывая голову и выдувая в потолок толстую струю дыма. — А что? Опять вы вдвоем что-то затеваете?

— Ни боже мой, — поспешно ответил Мещеряков. — Просто, как ты говоришь, вспомнилось. По ассоциации с тараканами в щах.

— По-моему, Сорокин не похож на таракана, — задумчиво сказал Илларион. — Хотя его коллеги в массе способны навести на подобную мысль. Особенно те, которые из ГИБДД.

— Эти, скорее уж, клопы, — хмыкнул Мещеряков. — Кровососы придорожные. Но я тебе про другое толкую… Налей-ка, а то всухомятку как-то… не так, в общем.

Илларион налил. Полковник взял рюмку, зачем-то понюхал и снова поставил на стол, не притронувшись к коньяку.

— У Сорокина на работе скандал, — сказал он.

— Прямо как у тебя, — вставил Забродов.

— Не совсем. Знаешь, не хотел бы я сейчас оказаться в его шкуре. Представляешь, в городе завелся людоед.

— В нашем городе? — уточнил Илларион, не проявляя при этом никаких эмоций, словно каннибализм в средней полосе России был явлением привычным и даже обыденным.

Мещеряков назвал район.

— А, — сказал Илларион, — припоминаю. Там, по слухам, раньше какие-то сектанты кучковались. Чуть ли не сатанисты, кажется. В общем, место с историей. Хотя история в данном случае, скорее всего, ни при чем. Я всегда говорил, что в этих бетонных муравейниках кто угодно может сойти с нарезки.

— Но людоедство! — гадливо морщась, воскликнул Мещеряков. — Вот ты, например, смог бы съесть человека?

— Запросто, — не задумываясь, ответил Забродов. — Естественно, если мне придется выбирать между каннибализмом и поеданием, скажем, дождевых червей, то я предпочту последних. Но в безвыходной ситуации… В общем, смог бы. Разумеется, такого близкого друга, как ты, я бы есть не стал. Нашел бы кого-нибудь менее симпатичного и более упитанного.

— М-да, — сказал Мещеряков.

В словах Иллариона не было ни тени шутки, ни намека на пьяную браваду. В безвыходной ситуации он действительно был способен поддерживать в себе жизнь любыми средствами и употреблять в пищу невообразимую дрянь — от лебеды до кузнечиков и дождевых червей включительно. И оказавшись, скажем, заваленным в каком-нибудь подвале вместе со свежим трупом, он без колебаний съел бы своего невольного соседа, не дожидаясь, пока мясо испортится. „Впрочем, — тут же подумал полковник, — я опять не прав. Будучи заваленным, Илларион бы все-таки подождал с трапезой: а вдруг откопают и застукают во время приема пищи? Некрасиво может получиться…“

Он невольно представил себе исхудавшего до предела, грязного и небритого — прямо как сейчас! — Забродова, который в кромешной темноте зубами рвет человечину. Его передернуло. „Свят, свят, свят, — подумал полковник. — Боже сохрани! Что-то у меня сегодня воображение расшалилось… К дождю, что ли?“

— Опять ты кривляешься, как макака в обезьяннике, — сказал невежливый и нечуткий Забродов. — Выпей вот лучше. И закусывай, закусывай! Не бойся, котлеты не из соседа, а из гастронома.

— Болван, — вместе с парами коньяка выдохнул полковник, тыча вилкой в котлету. Аппетит у него вдруг начисто пропал, и он раздраженно бросил вилку. — Язык у тебя, Илларион, без костей. Ты же отлично понимаешь, что я имею в виду.

— Понимаю, — сказал Илларион, — но чувств твоих, увы, не разделяю. Табу на каннибализм, которое кажется тебе всосанным с молоком матери, на самом деле постоянно нарушалось. Оно нарушалось бы еще чаще, если бы мы, как встарь, жили натуральным хозяйством. Тебе приходилось когда-нибудь забивать или разделывать свинью? А корову? Могу поспорить, ты даже курицу никогда не потрошил. Поверь, когда занимаешься этим впервые, аппетит отшибает так основательно, что вообще перестаешь понимать, зачем ты это делаешь. Возникает сильнейшее искушение сделаться вегетарианцем, ей-богу. Так что многих наших современников сдерживает не столько цивилизованное воспитание, сколько страх, неумение и элементарная брезгливость. Насколько мне известно, никто ни разу не потрудился поинтересоваться мнением самих свиней по этому поводу. Думаешь, под ножом они визжат от радости? Да что там свиньи! Возьмем лошадь. Старый, проверенный, красивый и общепризнанно умный друг человека. Даже сейчас есть люди, готовые жизнь отдать за своего коня, а раньше их было еще больше. И что же, это кому-нибудь мешало за обе щеки уминать сервелат?

— Чепуха и банальщина, — сказал Мещеряков, воспользовавшись паузой в рассуждениях Забродова. — Ах, курочку жалко! Человек все-таки не курочка. Ты что, согласен, чтобы тебя съели?

— Я не согласен, чтобы меня закололи, как кабана, — ответил Илларион. — А что будет с моим телом после смерти, мне безразлично. Сам посуди, Андрей: какая разница, кто тебя съест — черви, какие-нибудь шакалы в горах или сосед по лестничной площадке? Некоторые, например, завещают свои тела анатомическим театрам, и после смерти их тупыми скальпелями режут на куски неумелые студенты, двоечники и лоботрясы. Это, по-твоему, лучше? Помню, у нас в полевом госпитале медбратом служил один такой… Окончил медучилище, получил диплом фельдшера и — в военкомат! Так вот, он рассказывал, как подрабатывал в анатомичке. Он там, видишь ли, головы вываривал.

— Что? — несколько сдавленным голосом переспросил Мещеряков.

— Головы, — повторил Илларион. — Вываривал. Положит в бак и варит до полного обалдения, пока, значит, мясо само отставать не начнет. Я так понимаю, им зачем-то были нужны черепа… Так вот, включил он как-то ночью плитку, открыл учебник и, ясное дело, закемарил. Ну, вода у него, конечно, выкипела, и пошло это дело гореть. Сгорело основательно — так, что и спасать нечего. Проснулся он от смрада. Кругом дым, вонь — в общем, полный апокалипсис. Заглянул он в свою кастрюльку, выматерился, открыл окошко и шварк туда эту самую голову вместе с кастрюлей! Благо под окошком сугроб без малого в человеческий рост. А наутро шла мимо бабулька, бутылки собирала. Видит — кастрюля… В общем, насилу откачали. А ведь тоже человек был.

— Врешь ты все, Забродов, — сказал полковник. Ему вдруг почудилось, что в кухне пахнет паленым. — Врешь и не краснеешь. Причем уже не в первый раз. Мне кажется, эту историю я от тебя уже слышал.

— За что купил, за то и продаю, — ответил Илларион. — А знаешь, к чему я это тебе рассказываю? Я считаю так: то, что какой-то маньяк предпочитает человечину другим сортам мяса — его личное дело. Страшно другое: он убивает людей — живых, здоровых, почти наверняка молодых и красивых…

— Почему молодых и красивых?

— Да потому что кому охота копаться в стариковском сале и счищать с морщинистой шкуры бородавки?

— Какая гадость, — с отвращением повторил Мещеряков. — А ты циник, Илларион.

— Я прагматик, — ничуть не обидевшись, парировал Забродов. — Причем исключительно в тех случаях, когда мне это выгодно.

Мещерякову показалось, что это опять была цитата, вот только он не знал, откуда именно, и потому не стал рисковать, уличая Иллариона в плагиате.

— Наше время — время прагматиков, — продолжал Забродов, подливая коньяку себе и полковнику и закуривая новую сигарету. — Я не знаю, хорошо это или плохо, но таково положение вещей. А этот ваш каннибал… Он романтик. На свой извращенный лад, конечно, но романтик — безумный и безнадежный. Вероятно, ему кажется, что он действует во имя каких-то высших целей, приносит жертвы какому-то мрачному божеству, которое в знак благодарности подарит ему вечную жизнь или что-нибудь еще столь же скучное и бесполезное, сколь и вожделенное для этого несчастного психа. И как бы он ни хитрил, как бы ни путал следы, наш прагматичный Сорокин непременно наступит ему на хвост своим тяжелым милицейским сапогом.

— Ты так говоришь, словно тебе его жалко, — заметил Мещеряков.

— Жалко, жалко, не сомневайся. Мне всех жалко, поскольку все мы части единого целого. Другое дело, что этот ваш маньяк — больная часть, объективно приносящая вред и потому подлежащая скорейшему удалению. Встретившись с ним на улице, я бы отвел его в укромный уголок и там пришиб не задумываясь, как комара. Если твоя конечность поражена гангреной, ты предпочтешь расстаться с ней, а не с жизнью, но это ведь не означает, что тебе ее не будет жалко, правда?

— Опять ты полез в кухонную философию, — проворчал Мещеряков. Неужели нельзя выпить спокойно и поговорить о чем-нибудь более аппетитном, чем каннибализм?

— С удовольствием, — сказал Илларион. — Хочу лишь напомнить тебе, что ты первый затронул эту тему.

— Ну, так я ведь просто пересказал свежую сплетню, — стал оправдываться Мещеряков. — А ты развел тут… тьфу ты, черт! Развел какую-то прозекторскую, честное слово. Даже блевать потянуло.

— В туалете лампочка перегорела, — быстро предупредил Илларион. Учти, полковник: запачкаешь пол — заставлю убирать.

— Прагматик, — пробормотал Мещеряков. Это прозвучало как ругательство. — Слушай, а капусты у тебя нет? Что-то я после всех этих разговоров на мясо смотреть не могу.

— Есть огурцы, — сказал Илларион. — Бочковые, соленые. Дать?

— Коньяк с солеными огурцами… Как-то… Мещеряков с сомнением покрутил в воздухе вилкой.

— Коньяк с капустой, конечно, лучше, — иронически заметил Илларион. Особенно с квашеной. Очень утонченное сочетание. Так дать тебе огурец?

— Не огурец, а огурцы, — строго поправил его полковник. — Давай, жлоб, открывай свои закрома.

Забродов рассмеялся и полез в холодильник, где на нижней полке у него стояла трехлитровая кастрюля с купленными накануне солеными огурцами.

О каннибале они больше не говорили, и, когда в одиннадцатом часу вечера подвыпивший полковник Мещеряков погрузился в такси и отправился к себе домой, настроение у него уже было не такое поганое, как в начале вечера. Общение с Забродовым, как всегда, помогло, и оставалось лишь сожалеть о том, что Илларион опять уезжает на неопределенный срок.

Уже подъезжая к дому, полковник спохватился, что так и не спросил у Иллариона, куда подевался его автомобиль, но потом расслабился и махнул рукой: какая, в сущности, разница?

Глава 3

После работы Сиваков ненадолго заскочил домой, чтобы перекусить и переодеться. Войдя в свой подъезд, он повел носом, и его лицо расплылось в довольной улыбке: на лестнице пахло свежими пирогами, да так, что рот у него, как у собаки профессора Павлова, мгновенно наполнился слюной. Этот запах мог означать только одно: из деревни приехала теща, и они с женой по своему обыкновению весь день провели на кухне, стряпая и сплетничая почем зря. Сиваков ничего не имел против: с тещей у него сложились распрекрасные отношения, не говоря уже о жене. Что же касается стряпни, то в этом искусстве теща Сивакова не знала себе равных, и ее дочь в полной мере унаследовала это полезное качество. Теща была дамой старомодной, о феминизме и эмансипации ничего не знала и знать не хотела, и порядок, который она установила в доме своей дочери, вполне устраивал Сивакова. Частью этого порядка, между прочим, была сытная и очень вкусная еда, к которой в будние дни по вечерам, а в выходные к обеду непременно прилагалось умеренное количество ледяного и чистого как слеза тещиного самогона.

Подумав о самогоне, Сиваков запустил пятерню под фуражку и огорченно поскреб затылок. Эх, жизнь! Сейчас бы, в самом деле, опрокинуть стопочку холодненького, со слезой, первача, да закусить хрустким огурчиком прямо из бочки, да потом еще пирогом — большим, сдобным, душистым, с пылу, с жару, с лучком и яйцом… Поинтересоваться деревенскими новостями, рассказать теще свежий анекдот — она их просто обожает, — похвалить ее стряпню, пожаловаться на начальство и в утешение получить еще одну ледяную стопочку… Эх!

Жена и теща давно стали для Сивакова единственными родственниками. Отца он не помнил, а мать-алкоголичку уже к шестнадцати годам возненавидел до такой степени, что, выпорхнув из родного гнезда, не захотел иметь с ней ничего общего. Он даже взял себе фамилию жены, поскольку в первые годы учебы в школе милиции мать частенько доставала его, появляясь в совершенно непотребном виде под окнами общежития, пьяным голосом вызывая любимого сыночка. Случалось это, как правило, когда у нее кончались деньги. Через две недели после его свадьбы мать сгорела по пьяному делу вместе со своим полуразвалившимся домом. Сиваков не любил говорить об этом. Его жизнь была четко поделена на две половины: до женитьбы и после. Возможно, с точки зрения строгой морали позиция лейтенанта Сивакова могла показаться довольно уязвимой, но он жил, как умел, и такое положение вещей его более или менее устраивало.

Сиваков строго откашлялся, поправил сползшую на нос фуражку и пробежал пальцами по пуговицам форменной куртки, приводя в порядок не столько одежду, сколько собственные мысли. Он работал участковым инспектором всего второй год и еще не успел махнуть рукой на свои обязанности. Разумеется, по всем законам он имел полное право провести этот вечер в кругу семьи, попивая самогоночку под пироги и соленые огурчики, болтая о пустяках и поглаживая жену по коленке перед экраном телевизора. Но разве может настоящий участковый инспектор позволить себе такое, когда по его участку шастает настоящий маньяк, высматривая очередную жертву? Да что там маньяк! На участке Сивакова вовсю орудовал людоед, и мириться с таким положением вещей лейтенант не собирался. И дело тут было вовсе не в нагоняях, которые он регулярно получал от начальства начиная с марта месяца. В отличие от многих своих коллег, лейтенант Сиваков работал не за страх и даже не за деньги, а за совесть, и нагоняи тут были ни при чем. Да и начальство Сивакова, по правде говоря, отлично понимало, что криком и угрозами тут ничего не добьешься: задача, с которой вот уже три месяца не могли справиться матерые сыскари с Петровки, вряд ли была по плечу рядовому участковому инспектору.

Так считало начальство. Сиваков, как дисциплинированный сотрудник органов внутренних дел, с начальством не спорил, но при этом имел на сей счет свое собственное мнение. У него и в мыслях не было сомневаться в высоких профессиональных качествах оперативников с Петровки, но он не без оснований полагал, что знает свой участок как-нибудь получше этих заносчивых капитанов и майоров в штатском. Они приходили и уходили ни с чем, а он, лейтенант Сиваков, жил здесь, ежедневно с головой окунаясь в водоворот слухов и предположений, которые строило взбудораженное и насмерть перепуганное население микрорайона.

„Да, — подумал Сиваков, медленно поднимаясь по лестнице. — Уж чего-чего, а слухов и предположений за эти три месяца накопилось столько, что хоть сейчас садись и пиши толстенную энциклопедию. Если каждой версии, выдвинутой старухами в очередях или на скамейках у подъездов, посвятить по коротенькому, строчки на три-четыре, абзацу, по-“ лучившийся том все равно потянет килограммов на пять, а то и на все восемь… И очень может быть, что в этом нагромождении пустопорожней болтовни, как жемчужина в навозной куче, скрывается зерно истины. А для того, чтобы отыскать его, это крохотное зерно, необходимо запастись терпением и, главное, не бояться замарать руки».

Укрепив таким образом свой боевой дух, Сиваков легко преодолел последний лестничный марш и позвонил в обитую рыжим дерматином дверь своей однокомнатной квартиры. Ему открыла жена, румяная и разгоряченная — сразу видно, что только что от плиты. На кухне громыхала посуда, а сытный дух пирогов, как только открылась дверь, сделался таким плотным, что его, казалось, можно было резать ножом.

Сиваков чмокнул жену в горячую щеку, а потом, не удержавшись, нащупал ртом ее губы, одновременно пустив правую руку прогуляться от тонкой беззащитной шеи через мягкую набухшую грудь к округлой тугой выпуклости живота. Раньше он часто слышал, что беременная женщина, если она любима, становится особенно желанной, но никак не мог в это поверить. Ну как, в самом деле, можно хотеть заняться любовью с чем-то, что больше всего напоминает страдающий круглосуточной тошнотой колобок? На поверку, однако же, оказалось, что молва не лгала, и, проведя ладонью по прикрытому шелковой тканью халата тугому полушарию, Сиваков против собственной воли почувствовал растущее возбуждение.

Жена со смехом дала ему по рукам и высвободилась, поправляя растрепавшиеся волосы. Сиваков крякнул с притворным огорчением, снял фуражку и закрыл за собой дверь.

Сидя за столом в кухне и уплетая пироги с обжигающим чаем под добродушную тещину воркотню, Сиваков снова думал о работе — вернее, о том, что не давало ему покоя в последние три месяца. Как бы он ни старался хотя бы на время забыть о маньяке-людоеде, его грязная тень постоянно маячила где-то на заднем плане, сделавшись привычным фоном для всех мыслей и повседневных дел лейтенанта Сивакова. Больше всего на свете Сиваков хотел изловить этого мерзавца — не ради премий, очередного звания или благодарности от начальства, а просто потому, что это была его работа. Сиваков был молод и хотел прямо смотреть людям в глаза — тем самым людям, с которыми ему ежедневно приходилось встречаться по долгу службы.

Когда неделю назад ему пришлось урезонивать разбушевавшегося алкаша в доме напротив, тот без обиняков заявил: «Ты, начальник, сначала маньяка посади, а потом уж приходи меня сутками пугать. Может, я хочу, чтоб ты меня на десять суток упрятал. Может, мне на улицу выйти боязно, оттого и пью…» Это, конечно, был обыкновенный пьяный бред, но, с другой стороны, что он, Сиваков, мог на это возразить?

Страшнее всего, по мнению Сивакова, было то, что внешне маньяк, скорее всего, ничем не отличался от окружающих. Если бы он расхаживал по микрорайону, непринужденно помахивая обглоданной берцовой костью, изловить его было бы гораздо легче. Но людоедом мог оказаться кто угодно, и в последнее время Сиваков ловил себя на том, что избегает поворачиваться к окружающим спиной, словно кто-то в самом деле мог в любой момент прыгнуть ему на загривок и впиться клыками в шею.

Поужинав, Сиваков вышел в лоджию и закурил сигарету, наблюдая за тем, как между домами микрорайона сгущаются вечерние тени. С прудов тянуло мягкой прохладой, воздух был по-деревенски чист. Пахло сосновой хвоей, молодой листвой, сеном и — совсем чуть-чуть — разогретым за долгий и жаркий майский день асфальтом. Где-то звонко бухал о бетонную стенку резиновый мячик, звенели детские голоса. Потом, словно по команде, в этот пискливый хор пароходными сиренами начали один за другим вклиниваться зычные голоса мамаш, которые зазывали своих детишек по домам. Сиваков посмотрел на часы и вздохнул: было двадцать ноль-ноль. В голосах, которые окликали заигравшихся на улице детей, не было ничего, кроме родительской тревоги, но участковому инспектору упорно чудился горький упрек, обращенный непосредственно к нему, лейтенанту милиции Павлу Сивакову. Чувство вины стало совершенно нестерпимым после того, как две недели назад в кустах за ручьем был обнаружен разделанный, словно мясная туша, труп двенадцатилетней девочки. Убийца даже не потрудился как следует спрятать тело. Он просто срезал с него самые мясистые куски, а остальное бросил в кусты, как ненужный мусор.

Сиваков глубоко затянулся сигаретой, обжег губы и выбросил окурок в сгущающиеся сумерки. Тлеющий красный огонек прочертил в синеющем воздухе стремительную дугу, ударился об асфальт пятью этажами ниже, подпрыгнул и покатился, рассыпаясь на десятки гаснущих искр. По дороге прямо под лоджией, в которой стоял лейтенант, медленно прокатилась патрульная машина, слепо шаря по стенам бледными пятнами включенных фар. Сиваков проводил взглядом тлеющие рубиновые точки габаритных огней и вздохнул: нужно было собираться, а это означало очередной спор с женой… а сегодня, черт подери, еще и с тещей.

Как ни странно, на сей раз теща решительно приняла его сторону, снова доказав Сивакову, что была и осталась мировой женщиной, и даже не просто женщиной, а человеком. Собственно, если разобраться, этого можно было ожидать. Теща всю жизнь проработала директором сельской школы, и котелок у нее варил как следует. Во всяком случае, узнав, что зять на ночь глядя собрался уходить из дому, она не стала кудахтать и хватать его за одежду, а спокойно и твердо сказала своей дочери:

— Помолчи. Он мужик, и это его работа. А с тобой тут ничего не сделается. Тем более что я здесь. Ступай, Паша. Я тебя подожду. Вернешься пропустим по пять капель для расширения сосудов.

Ободренный подобным образом, Сиваков рассовал по карманам служебное удостоверение, старенький плоский фонарик в облупившемся черном корпусе, сигареты, спички и табельный пистолет — вычищенный, смазанный и заряженный, с восемью патронами в обойме и одним в стволе. Кладя оружие в карман, лейтенант твердо знал, что, если придется, рука у него не дрогнет. Конечно, потом придется написать тонну рапортов и объяснительных записок, но эта перспектива его не пугала. «Только попадись мне, — одними губами шептал Сиваков, спускаясь по лестнице. — Только попадись!..»

Воздух на улице был теплым, как парное молоко. Внизу запах горячего асфальта ощущался сильнее, чем на балконе пятого этажа, но и он был приятным, напоминая Сивакову о том, что за спиной у него раскинулся огромный мегаполис, гражданином которого он мечтал стать всю свою сознательную жизнь. «К черту Америку! Зачем она русскому человеку, если на свете есть Москва? Там, в Америке, все искусственное — еда, питье, обычаи, человеческие отношения и даже сами люди. Это там впервые снимали фильмы, насмотревшись которых можно вообразить, что насилие — единственный способ решения всех проблем. Тупой и самодовольный культ силы — вот что такое Америка… А забросить сюда десяток-другой ихних хваленых гангстеров через неделю ковырялись бы в помойке, дрались с собаками за объедки и просили милостыню возле каждого гастронома, а наши доходяги-бомжи, проходя мимо, от нечего делать пинали бы их, как пустые пакетики из-под чипсов..»

Лейтенант остановился под фонарем, закуривая сигарету. Взгляд его при этом привычно блуждал по сторонам, пока не остановился на белом бумажном четырехугольнике какого-то объявления, кривовато налепленного на фонарный столб. Несколько бумажных язычков с номером телефона уже были оборваны, хотя с виду объявление казалось совсем свежим. Пряча в карман спички, Сиваков подошел к столбу. Он уже начал понемногу присматривать приданое для своего будущего наследника или наследницы, что при его доходах было делом нелегким, поэтому чтение объявлений в последнее время стало для него такой же привычной и обязательной операцией, как чистка зубов.

Распечатанное на современном принтере объявление гласило следующее: «Избавлю от страданий, открою путь к духовному и физическому совершенству. Тайны черной и белой магии, диагностика кармы, составление астрологических прогнозов, коррекция осанки, гимнастика йогов и др.».

— Гм, — с сомнением произнес Сиваков, которому больше всего понравилось многообещающее «др.», заключавшее текст.

Он присмотрелся к номеру телефона и с удивлением обнаружил, что автор объявления рискнул помимо всего прочего оставить на столбе свой домашний адрес. Для шарлатана, зарабатывающего себе на жизнь обманом легковерных простаков и просто несчастных людей, не знающих, к кому обратиться со своими бедами, это было довольно нетипично. Сиваков потянул за бумажный язычок и спрятал отделившуюся бумажку с телефоном и адресом в нагрудный карман. Сделал он это вовсе не из любопытства и не потому, что хотел найти путь к духовному совершенству через коррекцию осанки с уклоном в астрологию и черно-белую магию. Причина, по которой лейтенант обратил внимание на объявление, была проще: автор этой многообещающей листовки проживал на участке Сивакова.

Застегивая клапан кармана, Сиваков слегка хмурился: не было печали! Ему была отлично известна версия, которой придерживались ребята с Петровки: согласно ей происходившие в районе серийные убийства носили ритуальный характер. В ходе разработки этой версии МУРовские опера перетрясли всех сектантов, астрологов и колдунов, которые не только жили в микрорайоне, но и имели несчастье хотя бы раз здесь появиться. Тогда же удалось разогнать компанию сопляков, которые именовали себя сатанистами и на этом основании цистернами хлестали пиво, дымили как паровозы и время от времени при свечах мучили кошек. В течение нескольких недель с этими «сатанистами» активно работали, но это не дало результатов: они были именно теми, кем были, то есть кучкой одуревших от сытости и безделья, насмерть перепуганных таким повышенным вниманием со стороны милиции сопляков. Весь этот шум, однако, имел и положительный эффект: в период с конца марта по начало мая в районе прекратили свою деятельность двое астрологов, одна гадалка и дипломированный колдун по фамилии Кандыба, оказавшийся при ближайшем рассмотрении злостным алиментщиком. За этого колдуна Сивакову, помнится, основательно нагорело: проглядел, недоработал, пустил на самотек…

И вот теперь извольте полюбоваться: черная и белая магия, астрология, йога и еще, видите ли, какое-то «др.»! Как будто того, что было перечислено, автору объявления показалось мало…

«Завтра первым делом надо навестить этого умника, — решил Сиваков. — Я тебе покажу белую магию! Ты у меня живо посинеешь…»

В то, что автор объявления может оказаться тем самым маньяком-людоедом, Сивакову не верилось. Такие люди — в смысле, маньяки, как правило, не тратят время на саморекламу. Впрочем, чем черт не шутит… В юности Сиваков прочел тонны полторы детективов и хорошо усвоил, что лист проще всего спрятать в лесу, а каплю — в океане. Иногда то, что ты безуспешно ищешь неделями и месяцами, преспокойно лежит на самом видном месте, примелькавшись настолько, что его уже никто не замечает. Возможно, каннибал рассчитывал именно на такой ход мыслей: дескать, кто же станет сам на себя стучать? Другое дело, что наши родные российские преступники редко так мудрено запутывают след. Так ведь наши преступники и людей, как правило, не едят…

Попыхивая сигаретой, Сиваков ленивой походкой двинулся наискосок через дворы, по дороге с грустью отметив, что район выглядит вымершим. Правда, большинство окон все еще светилось, а кое-где за темными стеклами угадывалось голубоватое мерцание включенных телевизоров, но вот на улицах не было ни души. Несмотря на теплую погоду, на детских площадках не толпилась молодежь и даже древние старухи, которых при любых обстоятельствах вряд ли кто-то отважился бы употребить в пищу, не сидели на скамейках у подъездов, перемывая кости соседям. Окна первых этажей были задраены наглухо, как иллюминаторы идущих в штормовом море кораблей, и вообще вид у микрорайона был такой, будто по нему с наступлением темноты стадами бродили самые настоящие вампиры.

Проходя мимо ряда припаркованных на освещенной площадке машин, Сиваков словно невзначай поднял руку, коснувшись пальцем виска. Со стороны могло показаться, что он просто почесался или поправил волосы, в то время как на самом деле лейтенант поприветствовал экипаж наружного наблюдения, скучавший в салоне одного из автомобилей — какого именно, он не знал. Поначалу почти каждая вечерняя прогулка Сивакова заканчивалась проверкой документов. Так продолжалось до тех пор, пока все наружники с Петровки не запомнили участкового в лицо, после чего недоразумения прекратились и Сиваков с МУРовцами больше не мешали друг другу заниматься делом. Оперативники при этом были уверены, что участковый просто валяет дурака, разыгрывая из себя великого сыщика, а Сиваков, в свою очередь, считал, что они сами попусту тратят время и государственные деньги, которые можно было бы потратить на что-нибудь гораздо более полезное.

Проторенная через весь микрорайон, хорошо утоптанная тропинка вывела Сивакова на окраину в двух шагах от универмага, который уже закрылся и был похож на пустой, тускло освещенный аквариум. Лейтенант нисколько не удивился бы, увидев, как из глубины пустого магазина выплывает и бесшумно скользит вдоль стекла огромная белая акула. Впрочем, если акула-людоед и была где-то поблизости, то находилась она вовсе не по ту сторону стекла, а по эту — кружила где-то в теплой душистой темноте майской ночи, высматривая добычу.

Сивакова передернуло, по спине холодной волной пробежали мурашки. Он не боялся, но это повторялось каждый вечер именно на этом самом месте: его вдруг начинали одолевать сомнения в том, что он, Паша Сиваков, годится на роль истребителя акул. Возможно, это объяснялось тем, что отсюда было хорошо видно начало тропинки, отчетливо белевшей в черной гуще кустарника. В мертвенном свете ртутных фонарей утоптанная земля была похожа на выбеленную солнцем и дождями кость какого-то доисторического животного. Ветра не было, но по кустам волнами пробегал едва слышный шелест, словно там кто-то шептался, поджидая неосторожного путника и между делом обсуждая способы разделки туш.

Привычным волевым усилием подавив в себе атавистический страх перед темнотой, Сиваков решительно пересек пустую асфальтированную дорогу и ступил на тропинку, нащупывая в одном кармане фонарик, а в другом пистолет. Его сюда никто не гнал, но, поверни он сейчас назад, его вечерняя прогулка сразу потеряла бы всякий смысл. Что толку патрулировать у пятачка освещенного асфальта перед универмагом? Это как у Ершова в «Коньке-горбунке»: «…и всю ночь ходил дозором у соседки под забором»… Если существует шанс встретить убийцу, то произойдет это именно здесь, среди темных кустов, на берегах молчаливых прудов или в зарослях лозняка над ручьем. И лейтенант Сиваков считал такое положение вещей правильным, более того — единственно приемлемым: он не собирался церемониться с людоедом и не нуждался в свидетелях. Он так решил для себя в один из вечеров, когда ему вдруг представилось, что очередной жертвой маньяка может стать его жена. Именно тогда Сиваков понял, что, если это окажется в его силах, никакого суда над маньяком, никакой психиатрической экспертизы не будет: он, лейтенант Сиваков, сам вынесет приговор и сам приведет его в исполнение — не как сотрудник милиции, а как человек. Как мужчина, если уж на то пошло…

Круг света от карманного фонаря прыгал у него под ногами, послушно повторяя изгибы и неровности почвы. Дорога была знакомой до тошноты: круглый булыжник с прожилками кварца, торчащий из глины посреди тропы; обломанный высохший сук без коры, призрачно белеющий в желтоватом электрическом свете; сосновый выворотень, в темноте похожий на сказочное чудище… Сиваков проходил этой дорогой десятки раз и всякий раз старательно делал зарубки в памяти: валун, поворот, сухой сук, канавка справа, старая ель, сосновый выворотень, еще один поворот… А вот и расколотый фаянсовый бачок от унитаза, происхождение которого по сей день оставалось для лейтенанта тайной за семью печатями: казалось бы, микрорайон был далеко не так стар, чтобы кому-то из его жителей пришло в голову менять сантехнику, а вот поди ж ты…

Он еще раз свернул направо, следуя прихотливым изгибам тропинки, и тут его ушей коснулся какой-то подозрительный звук. Сиваков замер на месте и затаил дыхание, вслушиваясь в ночные шорохи. Спустя две или три секунды звук повторился, и на сей раз лейтенант не сомневался в его природе: это был придушенный женский визг.

С третьего раза Сивакову удалось более или менее точно засечь направление. Он выхватил из кармана тяжелый пистолет, большим пальцем взвел курок и бросился на крик, светя под ноги фонариком, чтобы не расшибить лоб, споткнувшись в темноте о какую-нибудь корягу.

Он ураганом вырвался на небольшую поляну, поросшую редкой вытоптанной травой и со всех сторон окруженную чахлым малинником. Когда малинник, неприятно напоминавший густые заросли сухих рыбьих костей, перестал трещать у него под ногами, лейтенант отчетливо услышал хриплый мученический стон, закончившийся тонким беспомощным вскриком.

Времени на размышления не оставалось, да это и не требовалось: лейтенант сотни раз во всех подробностях представлял себе эту ситуацию и точно знал, что нужно делать. Прыгающий круг электрического света вырвал из темноты что-то белое, двигающееся вверх-вниз в размеренном и жутковатом механическом ритме.

— Не двигаться! Милиция! Буду стрелять! — надсаживая глотку, выкрикнул Сиваков и отработанным резким движением выставил перед собой пистолет, обеими руками изо всех сил стиснув теплую ребристую рукоять.

Фонарик при этом оставался в его левой руке, и, еще не успев до конца прокричать свое грозное предостережение, Сиваков осознал увиденное. В круге тусклого рассеянного электрического света посреди поляны ритмично двигалась вверх-вниз пара гладких, напрочь лишенных растительности, тугих и довольно симпатичных ягодиц — не мужских ягодиц, женских.

Пронзительный женский визг рассек тишину майской ночи, как любовно отточенный скальпель рассекает дряблую старческую плоть. Два белых полушария стремительно метнулись вверх и в сторону, мгновенно покинув границы освещенного пространства. Взгляду Сивакова на краткий миг открылось нечто бледное, косматое и гораздо менее аппетитное, чем то, что он наблюдал до сих пор, а потом на противоположном конце поляны громко затрещал малинник, и поляна опустела, если не считать совершенно обескураженного лейтенанта и некой белой тряпицы, которая при ближайшем рассмотрении оказалась дамскими трусиками приблизительно сорок четвертого размера.

На несколько секунд на поляне воцарилась мертвая тишина. По прошествии этого краткого отрезка времени полностью осознавший конфузность своего положения лейтенант Сиваков спрятал в карман пистолет, откашлялся в кулак и громко, раздельно произнес:

— Мать твою за ногу и об колено, деда медного по чайнику! Чтоб вас, уродов, вошь лобковая заела! Ф-фу ты, черт!

— Да, — раздался позади него негромкий интеллигентный голос, заставивший лейтенанта непроизвольно подпрыгнуть и схватиться за карман, где лежал пистолет, — неловко получилось. Но, с другой стороны, вы не виноваты. Нынешняя молодежь — это что-то особенное. Я имею в виду, конечно же, их половую распущенность.

Сиваков резко обернулся. На поляне было темно, но он успел разглядеть длинные волосы и тусклый блеск массивных, на пол-лица, очков. В следующее мгновение раздался короткий треск, и лейтенант ощутил болезненный удар, сотрясший буквально каждую клетку его тела. Парализованные электрическим разрядом нервы онемели, лишив разом одеревеневшее тело подвижности и отрезав мозг от органов восприятия. Потеряв сознание, участковый инспектор Сиваков без единого звука упал на землю.

Ущербная луна выглянула из-за деревьев в тот самый момент, когда обутые в поношенные кроссовки ноги участкового, бороздя пятками утоптанную землю, скрылись в малиннике. На какое-то время на поляне воцарилась тишина, а потом кусты раздвинулись, и из них показалась темноволосая девица в сопровождении бритоголового увальня лет восемнадцати. Оглядевшись, девица заметила белевшие на темном фоне травы трусики, вороватым движением подхватила их и вместе со своим приятелем скрылась в лесу. Когда шум их шагов затих в отдалении, в кустах раздался едва слышный шорох, и над похожими на рыбьи скелеты стеблями малинника, тускло блестя в лунном свете, взметнулось узкое стальное лезвие.

* * *

— Перестань скулить! — жестко сказала Анна Александровна. — Слушать противно, честное слово! Не хочешь думать о себе — подумай о ребенке. Прекрати вести себя, как последняя корова, иначе я просто уйду.

Смотрела она при этом почему-то не на дочь, а в окно, но молодая женщина, сидевшая на диване, уткнувшись лицом в ладони, естественно, не могла этого видеть.

Слова Анны Александровны подействовали на нее, как внезапный удар хлыста. Она подняла к матери распухшее от слез лицо, которое при иных обстоятельствах могло показаться довольно милым и даже красивым, и с недоумением уставилась на нее расширившимися от незаслуженной обиды глазами. Руки ее при этом неосознанным движением бережно обхватили сильно выпирающий вперед живот, словно она стремилась защитить своего еще не родившегося ребенка от всех невзгод, которые сулил ему холодный и жестокий мир, в котором даже матери способны говорить такие слова своим беременным и к тому же только что овдовевшим дочерям.

— Ты… Как ты сказала? — не веря собственным ушам, переспросила Марина Сивакова, на миг позабыв о своей невосполнимой утрате.

— Я сказала: перестань скулить, — раздельно и четко повторила Анна Александровна. Глаза у нее были красными и припухшими, точь-в-точь как у дочери, но в голосе звенел металл, и держалась она на удивление прямо и уверенно. — Все, чего ты можешь добиться, рыдая и наматывая сопли на кулак, — это выкидыш.

— Что?.. — пролепетала окончательно растерявшаяся Марина.

— Выкидыш, — все так же жестко и холодно повторила Анна Александровна. — Если это именно то, к чему ты стремишься, можешь продолжать в свое удовольствие, но, извини, без меня.

Марина еще раз непроизвольно всхлипнула, но тут же поджала губы, сделавшись неуловимо похожей на мать. Да, что и говорить, порой Анна Александровна могла удивить кого угодно, внезапно продемонстрировав свой знаменитый директорский характер. Вот только Марине казалось, что момент для этого был выбран неудачно. И вообще, на ближайшие сто лет сюрпризов с нее было довольно.

— Я тебя не держу, — ломким от подступающих слез голосом сказала она, глядя в угол. — Ты и так сделала все, что могла, отправив Пашу… туда.

Она хотела сказать «на смерть», но эти страшные слова почему-то не шли с языка, осев тяжким грузом на душе. Если бы не мать, она постаралась бы удержать мужа, не пустить его на улицу в тот роковой вечер, как пыталась удержать его уже много, много раз до того самого последнего дня. И плевать, что он ушел бы все равно. Сейчас Марине требовался хоть какой-нибудь виновник, а мать вела себя так, словно сама напрашивалась на эту роль.

— Не притворяйся большей дурой, чем ты есть на самом деле, — холодно парировала Анна Александровна. Удивительно, но из ее речи напрочь исчез напевный провинциальный акцент, который Марина помнила с раннего детства и считала неотделимым от образа матери. Теперь Анна Александровна Сивакова говорила чистым литературным языком, как телевизионная дикторша, зачитывающая сводку новостей с места стихийного бедствия. Марине ни к селу ни к городу вспомнилось, что в роду у нее по материнской линии, кажется, были какие-то дворяне — не то белые офицеры, не то польские шляхтичи. Но тут она почувствовала весьма ощутимый толчок в живот — не снаружи, а изнутри, — и все генеалогические тонкости разом вылетели у нее из головы. Она опять вспомнила о том, что ее ребенок родится сиротой, и тихо заплакала от бессильной жалости к нему, к себе, а больше всего — к мужу, которого несколько часов назад похоронили в закрытом гробу.

— Ты отлично понимаешь, — продолжала Анна Александровна, — что слезами горю не поможешь. Говорят, в таких случаях надо выплакаться. Ну, так я тебе скажу, что ты уже выполнила три годовых нормы. Может быть, хватит? Тебе не кажется, что пора что-то делать?

— Делать? — дочь снова подняла на Анну Александровну заплаканные глаза. — Делать?! Что я могу сделать? Паша попытался что-то сделать. Ты видишь, что из этого получилось?

— Для начала ты можешь перестать гробить ребенка своими истериками, — уже немного мягче сказала Анна Александровна. — А что касается Павла, то он как раз и был одним из тех, кто обязан был что-то делать. Ты должна гордиться им, а не жалеть себя. Теперь у тебя совершенно не останется времени на жалость к себе, и чем раньше до тебя это дойдет, тем лучше. Я помогу, чем смогу, но могу я не так уж много, да и жить я буду не вечно. Тебе придется научиться быть сильной.

— Хватит, — проведя по заплаканному лицу рукой, зло сказала Марина. — Ты могла бы выбрать другое время для нотаций. Иногда мне кажется, что ты… что ты вообще ничего не чувствуешь.

— Хватит так хватит, — устало сказала теща лейтенанта Сивакова. — Ложись, тебе надо поспать. Ребенку это просто необходимо. Еда в холодильнике и на плите. Разогреешь сама. И не вздумай морить себя голодом! Не имеешь права, ясно?

Она почти силой уложила дочь на диван и набросила на нее клетчатый плед. Подойдя к окну, она задернула желтые шторы, отчего в комнате сразу стало сумрачно, как в забытом мавзолее. Это впечатление усиливалось все еще витавшим в воздухе слабым запахом ладана и восковых свечек. Стоя спиной к дивану, на котором лежала дочь, Анна Александровна едва заметно поморщилась — этот запах был ей ненавистен с тех самых пор, как она похоронила мужа. Ей до смерти хотелось закурить, чтобы перебить эту тошнотворную приторную вонь, но она сдерживалась, помня о ребенке.

Когда она окончательно овладела собой и повернулась к дочери, та уже спала. Ее опухшее от слез лицо выглядело несчастным и беззащитным. Анна Александровна едва слышно вздохнула. Любовь и жалость боролись в ее душе с сильнейшим раздражением. За что ей это на старости лет? Тридцать лет в школе — тяжкий крест, даже если не считать того, что довелось увидеть и пережить за стенами школьного здания. И вот теперь, когда, казалось бы, все более или менее наладилось и настало время отдохнуть, надо же было случиться такому!

Анна Александровна не стыдилась этих мыслей, потому что знала: между тем, о чем ты думаешь в минуту слабости, и тем, что ты делаешь и как живешь на самом деле, — пропасть. Она напоминала самой себе солдата, который после долгого и полного опасностей перехода едва успел устроиться на привал, как услышал команду на построение. Естественно, солдат станет в строй и пойдет дальше, но кто сказал, что он должен этому радоваться?!

Неслышно ступая по собственноручно отмытому и натертому до матового блеска паркету, она вышла из комнаты, заглянула на кухню и, убедившись, что там все в порядке, осторожно, чтобы не разбудить дочь, открыла входную дверь.

Она не знала, куда пойдет и что станет делать, но сидеть сложа руки в пропахшей смертью однокомнатной квартирке за плотно задернутыми желтыми шторами было выше ее сил. Анна Александровна была неглупой женщиной и понимала, что идти в милицию, стучать кулаком по столу и требовать немедленно, сию минуту изловить преступника совершенно бесполезно. Маньяк был хитер, как все маньяки, а среди тех, кто пытался его искать, судя по всему, не было ни Шерлоков Холмсов, ни эркюлей пуаро. Да если бы и были, им вряд ли удалось бы справиться с этим делом. Что толку от самых хитроумных умозаключений, дедукции и тончайшей логики, когда имеешь дело с хитрым и кровожадным сумасшедшим, укрывшимся в многомиллионном городе и действующим вопреки здравому смыслу? Все, на что могла рассчитывать милиция, — это случайно поймать маньяка на месте преступления, схватить его из засады, запугать и заставить признаться в своих преступлениях. Это была единственно возможная тактика в сложившейся ситуации, но она, насколько могла судить Анна Александровна, до сих пор не дала никаких результатов. Если, конечно, не считать результатом того, что зверь выследил и сожрал одного из охотников…

Она бесцельно шла по улице, обсаженной тоненькими прутиками, которым через много лет предстояло превратиться в березы, липы и рябины, и снова, в который уже раз, пыталась понять, почему такое несчастье случилось именно с ней, с ее семьей.

Неужели все-таки правы те, кто талдычит о переселении душ, карме и прочей чепухе, которую невозможно ни доказать, ни опровергнуть и которую ни один здравомыслящий человек не станет воспринимать всерьез? Неужто в нынешнем своем существовании каждый из нас расплачивается за грехи, совершенные в прошлых жизнях, причем вовсе не обязательно за свои собственные? Тогда у места, где мы живем, есть название, решила Анна Александровна. Это название — ад. Нас всю жизнь пугают адом, а мы, глупцы, послушно пугаемся, не зная, что мы уже в аду, что мы родились здесь, выросли и умрем в свое время, чтобы перейти в следующий круг. Котлы, сковородки и вилы — чепуха. Если ад существует, то он должен выглядеть точь-в-точь как этот микрорайон. Или как наша деревня после того, как в сорок третьем году она восемь раз переходила от наших к немцам и обратно… А те редкие минуты радости, любви и счастья, что выпадают нам иногда, тоже имеют свой смысл и свое предназначение в этом пекле. Человек привыкает ко всему, в том числе и к страданиям. Вот для этого нам и дается радость чтобы не привыкали, чтобы каждый новый удар ощущался в полном объеме, со всей остротой…

Она огляделась, ища скамейку, на которую можно было бы присесть, чтобы спокойно выкурить сигаретку. Но вокруг был только серый асфальт, вытоптанные газоны с чахлыми прутиками деревьев да огромные бетонные махины многоэтажных жилых корпусов. Ближайшая скамейка виднелась в паре сотен метров от того места, где стояла Анна Александровна, на троллейбусной остановке, где уже топталось человек пятнадцать. Сивакова махнула рукой, щелкнула замком сумочки и вынула пачку «Мальборо-лайт». В конце концов, здесь была Москва, а не родная деревня, где ее знала любая собака и где, случись ей закурить на улице, пересудов хватило бы на полгода.

Умело, по-солдатски закуривая от спички, она невесело усмехнулась краешком твердо очерченного, немного жестковатого рта. «Родная деревня»… Господи, кто бы знал, как она всю жизнь ненавидела эту дыру, в которой ей пришлось прожить большую часть своей жизни! Ах, если бы, если бы у нее был выбор! Но выбора у нее, увы, не было. В сороковом году отца арестовали, припомнив ему и дворянское происхождение, и то, что его отец, штабс-капитан Леваневский, воевал на стороне Врангеля, и даже то, что его мать была дочерью приходского священника. Через месяц после отца забрали маму. Они так и не вернулись из лагеря, а если вернулись, то не смогли разыскать дочь. Потом был детский дом с его вечной голодовкой и звериными порядками, потом педучилище, институт… Вышла замуж за директора сельской школы, в которой работала по распределению, а потом, когда муж умер от рака, сама стала директором. Вот так и осела навечно в «родной» деревне…

«Карма», — подумала она, мысленно катая на языке полузнакомое слово, взвешивая, примериваясь, пробуя его на вкус.

Ноги сами собой вывели ее на окраинную улицу, где за широкой полосой асфальта зеленел вытоптанный пригородный лес. Кроны деревьев застыли в мертвой неподвижности, источая густые запахи нагретой солнцем листвы, древесной коры и сосновой хвои. Буйство молодой, ярко освещенной зелени показалось Анне Александровне зловещим и кощунственным, более того, абсолютно неуместным, как присутствие на поминках подвыпившего гармониста, с пьяных глаз перепутавшего похороны со свадьбой.

В двери расположенного поблизости универмага по одному, по двое входили и выходили люди. До Анны Александровны доносились их голоса, шарканье подошв по бетону и стук дверей, но ощущение пустоты и какой-то нехорошей предгрозовой тишины от этих звуков только усиливалось. Сивакова видела, как двое молодых людей, перевалив через невысокий глинистый вал, оставленный на противоположной стороне дороги строителями, скрылись в лесу, шагая в сторону автостанции по той самой тропинке. Они о чем-то оживленно разговаривали. Перед тем как исчезнуть из виду, один из них засмеялся, поправляя на плече ремень спортивной сумки.

Анна Александровна огляделась, ища, куда бы бросить окурок. Легкий ветерок катал по асфальту россыпи бычков и конфетных бумажек, хотя урна для мусора поблизости имелась. Она стояла возле осветительной опоры и была набита доверху. Обертки от мороженого, какие-то скомканные газеты и банановая кожура буйно выпирали из нее во все стороны, свешиваясь через край и грозя вывалиться на асфальт. На светло-сером бетоне столба белело какое-то объявление, и Анна Александровна, подойдя к урне, механически пробежала его глазами.

«Избавлю от страданий, открою путь к духовному и физическому совершенству. Тайны черной и белой магии, диагностика кармы, составление астрологических прогнозов, коррекция осанки, гимнастика йогов и др.», гласило объявление.

Анна Александровна горько улыбнулась и покачала головой. Эту бумажку словно нарочно прилепили здесь к ее приходу. Диагностика кармы — это было как раз то, что ей сейчас требовалось. По крайней мере, будет повод размазать хоть кого-то по стенке, этого шарлатана-диагноста например. Или шарлатанку, безразлично. Подобные тонкости волнуют, как правило, только мужчин, да и то лишь тех, которые безнадежно испорчены интеллигентным воспитанием. А таких в наше время — раз, два и обчелся. Остальным же глубоко плевать, кого вколачивать в землю по самые ноздри — мужчину, женщину или ребенка…

Анна Александровна аккуратно отделила от объявления бумажку с номером телефона и домашним адресом шарлатана, даже не подозревая, что трое с небольшим суток назад ее покойный зять стоял на этом самом месте и занимался тем же, чем занималась сейчас она. Даже мысли Анны Александровны в какой-то степени повторяли мысли лейтенанта Сивакова, но она об этом, конечно же, не догадывалась.

Спрятав листок с адресом в сумочку, которая, честно говоря, больше напоминала хозяйственную сумку, чем дамский ридикюль, Анна Александровна неторопливо двинулась дальше, почти бессознательно держа путь по указанному в объявлении адресу.

Ее мысли вдруг сделали неожиданный поворот и свободно потекли по новому руслу. Анна Александровна не прилагала к этому никаких усилий, да это, в общем-то, и не требовалось: русло было готово заранее и только и дожидалось, чтобы кто-нибудь поднял шлюзы, пустив в него мутную воду подозрений.

Директор сельской школы Анна Александровна Сивакова, в девичестве Леваневская, всю жизнь терпеть не могла шарлатанов, к числу которых, по ее мнению, поголовно принадлежали служители всех без исключения известных и неизвестных науке религий и культов, от деревенского попа-бабника, каждый вечер напивающегося до поросячьего визга и гоняющего по дому попадью, до какого-нибудь перемазанного тюленьим жиром шамана с Чукотки, предсказывающего погоду по рыбьим внутренностям. Вывешенное на столбе объявление дало очередной толчок дремавшей в ней неприязни. Если раньше эта неприязнь была сродни легкой брезгливости, то теперь в ней появился определенный смысл.

Участковый инспектор Сиваков уважал свою тещу. Жену он любил без памяти, а вот тещу именно уважал, причем настолько, что иногда делился с ней служебными секретами, чего никогда не позволял себе в разговорах с женой. Недели две назад, попивая ледяной самогон, он вскользь обмолвился о том, что сотрудники уголовного розыска упорно придерживаются версии о ритуальном характере происходящих в районе убийств. Сам он в эту версию, судя по всему, не очень-то верил, и, похоже, именно это неверие стало для него роковым. Во всяком случае, то, что от него осталось, напоминало отходы какого-то языческого ритуала. В отличие от Марины, Анна Александровна успела очень хорошо разглядеть то, что сегодня утром отправилось под землю в закрытом гробу. Воспоминание об этом зрелище не вызвало у нее содрогания: ей приходилось видеть и не такое. В конце концов, отец одной из ее учениц, по пьяному делу угодивший под гусеницы собственного трактора, выглядел ничуть не лучше. А ведь тот раздавленный, как попавшая под грузовик лягушка, алкоголик был далеко не самым страшным зрелищем из тех, что довелось наблюдать Анне Александровне. Вот и говори после этого, что мы живем не в аду…

«Мы живем в аду, — мысленно повторила Анна Александровна. — И один из местных чертей угнездился неподалеку. Даже если он не настоящий черт, то наверняка возомнил себя им. Путь к духовному и физическому совершенству… Интересно было бы узнать, что это за путь такой. Может быть, для того, чтобы достичь совершенства, необходимо живьем есть людей? По слухам, африканские и австралийские каннибалы верили, что можно унаследовать ум, физическую силу и отвагу поверженного врага, если в торжественной обстановке подкрепиться его телом. Так, может быть, весь секрет в этом?» Вряд ли, конечно, автор объявления станет в открытую пропагандировать каннибализм, но Анне Александровне почему-то казалось, что она узнает людоеда, как только увидит. Она вовсе не думала, что он одет в звериные шкуры и имеет клыки, которые не помещаются у него во рту. Но тридцать лет педагогической деятельности — это такая школа прикладной психологии, которой позавидует любой профессор. Если, конечно, ты педагог, а не просто фельдфебель с указкой… Анна Александровна была настоящим педагогом и не без оснований считала, что умеет разбираться в людях.

Она на ходу расстегнула сумочку, проверила, на месте ли бумажка с адресом, и ускорила шаг, впервые за эти страшные три дня чувствуя, что может сделать что-то полезное.

Глава 4

Он проснулся после полудня из-за того, что солнце, описав дугу на небосклоне, нащупало щель в портьерах и уперлось ему в лицо, своим горячим пальцем.

Некоторое время он неподвижно лежал на спине, слушая удары собственного пульса и вглядываясь в красный полумрак под зажмуренными веками. Постепенно бешеное сердцебиение улеглось, и остатки отвратительного кошмара, приснившегося ему перед самым пробуждением, окончательно растворились в умиротворяющем покое пустой квартиры. Тогда он повернул голову, так что горячая полоса солнечного света сместилась с лица на шею, и открыл глаза.

Несмотря на кошмар и преждевременное пробуждение, он чувствовал себя выспавшимся и отдохнувшим. Признаться, так он не чувствовал себя уже давно. «Все верно, — сказал он себе. — Так и должно быть. Здоровый образ жизни, правильное питание, полноценный отдых…»

Он не глядя протянул руку и нащупал на тумбочке часы. Было начало второго пополудни — в самый раз для человека, который заснул в шестом часу утра. «Ночная смена, — с ухмылкой подумал он. — Ночной образ жизни. Так жили наши волосатые предки, и так живут сейчас те, у кого хватает ума понять, что ночь — самое хорошее время для того, чтобы жить полной жизнью…»

Он рывком сел на постели и спустил босые ноги на нагретый солнцем, уже успевший слегка запылиться паркет. В косом солнечном луче кружились пылинки, исполняя свой вечный танец, замысловатые «па» которого оставались неизменными в течение тысячелетий и в то же время никогда не повторялись. Человек, который сидел на постели и наблюдал за танцем пылинок, не видел в таком утверждении ничего парадоксального: да, никогда не менялись и в то же время никогда не повторялись! Нет никакой нужды в том, чтобы менять фигуры этого солнечного танца, и в то же время их существует бесчисленное множество, настолько огромное, что перебрать все возможные варианты нельзя за время существования Земли. Скорее всего, именно этим и обусловлено отсутствие необходимости перемен, решил он. Бессмысленно пытаться изменить то, что существует в бесконечном множестве вариантов, — все равно придумаешь нечто, что и без тебя давным-давно придумано.

В этом рассуждении ему почудилась какая-то предопределенность. Это напоминало попытку измерить бесконечность или понять, как у ленты Мебиуса может быть одновременно и две стороны, и одна. Такая неуловимость того, что поначалу казалось столь простым и определенным, слегка раздражала его, и он, отбросив рассуждения, потянулся за брюками: портить себе настроение в самом начале дня не хотелось.

Он натянул тренировочные брюки и встал, во весь рост отразившись в зеркальной двери платяного шкафа. Тело у него, несмотря на далеко не юный возраст, все еще оставалось крепким и мускулистым. Его можно было бы с чистой совестью назвать красивым, но так его никто никогда не называл: отношения с женщинами у обладателя этого крепко сбитого, стройного тела складывались, мягко говоря, довольно своеобразно.

Он взял в углу за кроватью десятикилограммовые гантели и в течение получаса истово махал ими в воздухе, пока каждый мускул его тела не загудел от приятной усталости. Тогда он вернул гантели на место, постаравшись сделать это как можно аккуратнее, чтобы стук не потревожил соседей снизу. При этом в нос ему ударил запах собственного пота — густой, терпкий, необъяснимо приятный и одновременно отталкивающий. Он слегка поморщился, но тут же сунул ладонь под мышку и поднес ее к носу, втянув ноздрями опьяняющий аромат своего разгоряченного тела.

Приняв контрастный душ, он вышел на кухню, приглаживая мокрые после купания волосы, в которых местами уже поблескивала седина. Волосы все еще были длинными и густыми, только вот это непрошеное, незваное серебро… Впрочем, с этим ничего поделать было нельзя, разве что начать краситься в подражание какой-нибудь стареющей кокетке.

Он отыскал свои очки и бережно водрузил их на переносицу, все еще продолжая улыбаться: сравнение с кокеткой его искренне позабавило. Стекла в очках были слегка притемненными, и мир сквозь них выглядел удивительно четким и контрастным, хотя и не таким ярким, как без очков. Это тоже было хорошо и правильно: излишек цветов сбивал с толку, отвлекая от главного и мешая распознать истинную суть предметов.

Он вышел в лоджию, намеренно оттягивая момент, когда можно будет закурить первую в этот день сигарету, и, как обычно, получая удовольствие от своей власти над собственными привычками и потребностями. Конечно, с точки зрения здорового образа жизни от курения было бы лучше отказаться вовсе, но он ограничился тем, что сократил количество выкуриваемых сигарет до минимума. Это было невинное удовольствие, маленькая уступка давно покоренному и закованному в стальные цепи несгибаемой воли демону саморазрушения; кроме того, он твердо знал, что при желании может бросить курить в любой момент — сейчас, сегодня, завтра… да хоть вчера!

Окно в застекленной лоджии было приоткрыто, и сквозняк слегка шевелил висевшие на бельевом шнуре узкие линялые джинсы и простую серую рубашку из тонкой хлопчатобумажной ткани. Здесь же, укрепленные с помощью двух архаичных деревянных прищепок, висели изрядно поношенные матерчатые туфли на стоптанной резиновой подошве. Вынутые из них потрепанные шнурки висели отдельно, как два мертвых дождевых червя.

Он пощупал одежду. Джинсы и туфли все еще были слегка влажноватыми, зато рубашка уже высохла — хоть сейчас надевай. Придирчивый осмотр показал, что на вещах не осталось ни одного постороннего пятнышка: автоматическая стиральная машина и новый порошок с биодобавками отлично справились со стиркой. Раньше, когда он еще не купил себе стиральную машину, стирать приходилось вручную, а это было довольно утомительно. А еще зима и осень! Да и весна, коли уж на то пошло… В холод и в дождливую погоду выстиранная одежда никак не просыхала, и ее приходилось уносить в кухню и развешивать над включенной плитой. Плита у него стояла электрическая и жрала просто сумасшедшее количество энергии, заставляя его нести дополнительные расходы. Это было накладно, но необходимо: не мог же он появиться на людях в грязной одежде!

Стоя в лоджии, он прикрыл глаза и прислушался к едва слышному шороху и звону в ушах. Это был неустанный ток крови, питавшей кислородом клетки его организма. «Шумит, — с неожиданным умилением подумал он. — А странная получается штука, если разобраться: пока кровь циркулирует внутри твоего тела, это то, что дает тебе жизнь; но стоит ей попасть на одежду, на пол и вообще пролиться, как она тут же автоматически превращается в грязь, да еще в такую, которую не сразу и отмоешь…»

Он открыл глаза. Отсюда, сверху, открывался отличный вид. По широкому тротуару внизу, болтая и смеясь, прошли три молоденькие девушки. Впрочем, подумал он, при ближайшем рассмотрении девушки могли оказаться не такими уж молоденькими: расстояние и ракурс мешали разглядеть их как следует. «Интересно, — подумал он, — почему же я решил, что они молоденькие, совсем юные? Наверное, потому, что они уж очень громко и непринужденно болтали так, что их голоса были слышны даже здесь, хотя и неразборчиво».

«Самый возраст, — подумал он. — Организм цветет, и материнство еще не успело выпить из него все соки. Материнство, работа, муж-алкоголик, кровосос-начальник… Кофе, сигареты, спиртное, болезни, усталость — все это откладывается в клетках организма, накапливается и разлагается, превращая цветущее молодое тело в рассадник инфекции».

Его передернуло от отвращения. Какая гадость!

Он вернулся на кухню и открыл дверцу холодильника. Полуторалитровая бутылка темного пива поджидала его на нижней полке, и он решил, что она ждала уже достаточно долго. После трех или четырех глотков пиво начало потихоньку туманить мозг, окончательно прогоняя неприятные мысли и воспоминания. Например, о том, как однажды ему повстречалась внешне вполне здоровая, с виду крепкая и чистая женщина, все тело которой под одеждой оказалось покрытым какими-то отвратительными гнойными язвами. Он бежал от нее как от чумы, а она… Ей было все равно. Им всем было все равно молодым и старым, здоровым и больным. Всегда. После нескольких минут знакомства они теряли к нему всяческий интерес — разумеется, кроме тех, с которыми ему приходилось контактировать на работе. Ну, те — разговор особый. Интересно, почему все его коллеги женского пола вечно думали только о том, как затащить его в постель? Их что, специально отбирали по этому признаку или такое единодушие явилось результатом случайного стечения обстоятельств?

Обдумывая этот немаловажный вопрос, он глотнул еще пива и решил, что настало время перекусить. Черт с ними, с этими похотливыми кошками. Все равно с работы он уволился и возвращаться туда не намерен. У него есть сбережения, он здоров и уж как-нибудь сумеет раздобыть кусок мяса на обед. Сумеет ли? Конечно, сумеет! Если кто-нибудь в этом сомневается, можно заглянуть в морозильник и убедиться собственными глазами. Кстати, заодно можно и поесть — кажется, как раз подошло время обеда.

Он разморозил в микроволновой печке кусок вырезки, положил его на разделочную доску и окинул оценивающим взглядом. Мясо выглядело просто отменно: без костей и прожилок и жировая прослойка совсем тоненькая… «Ну-ну, — с легким скептицизмом подумал он. — Посмотрим, каково оно на вкус».

Ножи лежали в выдвижном ящике буфета, и он минуты две, а то и все три выбирал подходящий. Все они были хороши — сверкающие, любовно отполированные, острые как бритвы, с удобными деревянными рукоятками — боже сохрани, никакого пластика! Конечно, пластик прочнее, но он всего-навсего заменитель доброго старого дерева, а от всех заменителей за версту тянет подделкой. А что может быть хуже подделки, особенно когда имеешь возможность пользоваться оригиналом?

Его пальцы любовно пробежались по отполированному прикосновениями темному дереву рукоятей, осторожно трогая медные заклепки, словно это были глаза любимой женщины. Наконец он остановил свой выбор на одном из ножей, аккуратно вынул его из ящика, чтобы не повредить режущую кромку, и бедром задвинул ящик на место.

Размороженное мясо резалось легко. Он отделил от большого куска два ломтя величиной с ладонь, вынул из другого ящика шипастый кухонный молоток и тщательно отбил оба куска. Вскоре на сковороде заскворчал кипящий жир и по квартире поплыл вкусный аромат жарящихся отбивных. Сдабривая мясо специями, он насвистывал сквозь зубы что-то веселое, стараясь не обращать внимания на тот факт, что его слюнные железы превратились в настоящие фонтаны. «Условный рефлекс, — думал он, одну за другой переворачивая отбивные. — Вся деятельность большинства из нас — просто непрерывная цепь условных и безусловных рефлексов, как у кроликов или лабораторных крыс. Думать — это так утомительно! Наверное, поэтому подавляющее большинство представителей homo sapiens предпочитают кумекать, соображать, прикидывать или шурупить — что угодно, но только не думать. Сплошная инстинктивная деятельность, и главный инстинкт — стадный. Он отодвигает на второй план даже инстинкт размножения. Да что там размножение! Когда речь идет о необходимости отбиться от стада ради спасения собственной никчемной жизни, стадный инстинкт сплошь и рядом оказывается сильнее инстинкта самосохранения. Отсюда то, что газеты и телевидение называют героизмом и самопожертвованием. Для бедного барана осуждение собратьев оказывается страшнее смерти, и он безропотно дает себя убить ради каких-то высосанных из пальца идей и понятий, от которых ему, если разобраться, ни жарко, ни холодно».

«Взять хотя бы нашего участкового, — подумал он, аккуратно выкладывая мясо на тарелку и без стука опуская тарелку на стол. — Взять участкового, да…»

«Да, — подумал он, встрепенувшись, и положил рядом с тарелкой столовый нож и вилку. — О чем это я? Да о нашем участковом, которого хоронили сегодня утром. Черт, мясо жестковато… Впрочем, этого и следовало ожидать. Когда нет выбора, приходится брать что под руку подвернется. Итак, участковый. В газете про него написали, что он погиб на боевом посту и, как это… при исполнении служебного долга. Какая чушь! Его боевой пост — за столом в опорном пункте охраны правопорядка, а его служебный долг растаскивать дерущихся супругов и искать украденное с веревок белье. За каким дьяволом он сунулся в этот лес? Знал ведь, что рискует жизнью, и все равно полез. Зачем, спрашивается? А затем, чтобы благодарные бараны промемекали ему хвалебную песнь и могли спокойно продолжать жрать и размножаться, не опасаясь угодить под нож мясника. Выходит, он добровольно пошел на смерть только для того, чтобы услужить стаду и, боже упаси, не удостоиться его, стада, порицания… И это вы называете героизмом и исполнением служебного долга? Смешно, ей-богу… Н-да, а мясо действительно жестковато. Пельменей, что ли, накрутить? С лучком, с перчиком… А? Решено, — подумал он. — Будем лепить пельмени. Не выбрасывать же добро, в самом-то деле. Кстати, мясо кончается, надо бы выйти, пополнить запасы, то да се…»

Он с некоторым усилием прожевал последний кусок, подобрал жир хлебной коркой, тщательно вымыл посуду и принялся, насвистывая, собирать и устанавливать архаичную мясорубку. Пока он чистил лук, перекручивал мясо на фарш и замешивал тесто, короткая стрелка на его часах перевалила через цифру четыре и начала свое неумолимое и незаметное для глаза движение к пяти. Он бросил короткий взгляд на циферблат, усмехнулся и стал не торопясь раскатывать тесто: до наступления темноты было еще очень много времени, а пельмени из участкового инспектора Сивакова были уже почти готовы — их оставалось только слепить.

* * *

Дом был такой же, как и все остальные в этом ряду, шестнадцатиэтажный, бежевый с серым, издалека казавшийся стройным и красивым, а вблизи громоздкий и уродливый, как все вещи, утилитарное назначение которых было трудно замаскировать из-за их огромных размеров. Все эти крупнопанельные дома напоминали Анне Александровне кучи склеенных между собой обувных коробок, которые можно было лишь с очень большой натяжкой назвать жильем.

Вокруг дома энтузиасты из местного населения уже разбили палисадник. По краям палисадника росли какие-то цветы, но основная площадь его представляла собой голую, без единой травинки, тщательно разрыхленную граблями землю. У Анны Александровны при виде этого знакомого зрелища возникло сильнейшее подозрение, что какой-то трудолюбивый абориген от большого ума перепутал цветочную клумбу с картофельным полем.

«Москва, — подумала она с горькой иронией. — Столица! Третий Рим… Можно подумать, что город в блокаде, и они тут умирают от голода. Картошки им не хватает, видите ли. Неужели эта страсть к ковырянию земли действительно сидит в генах? Одному не хватает картошки, и он разводит огород в палисаднике вокруг шестнадцатиэтажного дома, причем ясно же, что урожая он не дождется, поскольку сообразительные соседи не упустят возможности поживиться на дармовщинку; другой не в состоянии выйти в магазин и купить себе мяса, и по этой причине он охотится на людей… Тоже правильно, — ядовито подумала она. — Картошка на клумбе — это еще куда ни шло, но вот свиноферма в лоджии — это уже будет посложнее. И потом, у кого-то в генах намертво засела привычка к землепашеству, а у кого-то выработанный столетиями охотничий инстинкт. Вечный конфликт земледельцев и кочевников, изуродованный, извращенный и видоизмененный огромным городом вот что это такое».

Установленная перед подъездом скамейка, как ни странно, была пуста. У Анны Александровны немедленно возникло почти непреодолимое желание воспользоваться этим, присесть и не спеша выкурить еще одну сигарету, а заодно в последний раз все как следует обдумать. Хотя, с другой стороны, что ей было обдумывать? Желание потянуть время было признаком слабости, а Анна Александровна всю жизнь не давала спуску ни себе, ни другим.

Внезапно налетевший из-за угла порыв теплого ветра швырнул ей в лицо горсть пыли. Несколько песчинок иголками вонзились в щеку. Застигнутая врасплох, Анна Александровна закашлялась, прикрывая лицо ладонью, и решительно двинулась к подъезду.

На двери подъезда красовался новенький кодовый замок. К такому сюрпризу Анна Александровна оказалась не готова. До деревни, где она жила, подобные новшества еще не добрались, да если бы даже и добрались, что толку: кода-то она не знала!

Это было, по сути дела, непреодолимое препятствие, и, осознав этот неутешительный факт, Анна Александровна неожиданно испытала огромное облегчение. Разумеется, в объявлении не случайно был указан номер телефона. Нужно было позвонить, заранее договориться о встрече… Попытка застать адепта черной и белой магии врасплох провалилась в самом начале, и, проанализировав собственные ощущения, Анна Александровна убедилась в том, что действительно этому рада.

Она немедленно устыдилась такого приступа непозволительной слабости, а устыдившись, преисполнилась решимости войти внутрь любой ценой — вплоть до вульгарного взлома.

Мимо, глухо рокоча по асфальту роликами коньков, прокатился парнишка лет двенадцати, одетый как американский подросток из рекламного фильма: бейсболка козырьком назад, просторная фуфайка, обрезанные чуть выше колена джинсы, кожаные наколенники и такие же нашлепки на локтях, легкий свитер, рукава которого были завязаны узлом на талии, и, конечно же, неизменная жевательная резинка за щекой.

— Молодой человек! — окликнула его Анна Александровна своим чистым и твердым «педагогическим» голосом. — Вы не могли бы мне помочь?

Парнишка плавно развернулся на пустой парковочной площадке, лихо затормозил напротив подъезда, выдул изо рта чудовищный резиновый пузырь и с выжидательным видом уставился на Анну Александровну. Его тощие загорелые ноги при этом едва заметно елозили взад-вперед, словно ему не терпелось поскорее возобновить движение.

— Я пришла к знакомым, — сказала Анна Александровна, — а кода не знаю. Как быть?

Резиновый пузырь, заслонявший половину мальчишечьей физиономии, еще немного увеличился в размерах и неожиданно лопнул с громким хлопком, от которого Анна Александровна непроизвольно вздрогнула. Парнишка отработанным движением языка убрал жвачку за щеку и с легким пренебрежением сообщил:

— Это же домофон, тетя.

Обронив эту загадочную фразу, он хотел было укатить восвояси, но Анна Александровна остановила его очередным вопросом.

— Ну и что? — спросила она, чувствуя, что выглядит в глазах этого подростка серой деревенской клушей. Впрочем, ей было на это наплевать.

Парнишка, который уже успел повернуться к ней спиной, снова крутнулся на месте.

— Из деревни, что ли? — с великолепной непосредственностью поинтересовался он. — Домофон, понимаете? Набираете номер квартиры, нажимаете большую кнопку и ждете ответа. А потом говорите, как по телефону. Если ваши знакомые дома, они вас впустят.

— Надо же, как просто, — сказала Анна Александровна. — Большое спасибо.

Парнишка ничего не ответил — он уже был далеко.

Сивакова снова открыла сумочку и сверилась с адресом, чтобы не перепутать номер квартиры. Пользоваться домофоном действительно оказалось совсем просто, тем более что вытравленная на металле инструкция, оказывается, висела здесь же, намертво привинченная к двери железными болтами. Анна Александровна мысленно обозвала себя бестолочью и с преувеличенной тщательностью новичка произвела все необходимые манипуляции с простенькой кнопочной клавиатурой домофона.

Из встроенного в светлую алюминиевую панель динамика послышалось негромкое гудение работающей линии, потом там что-то хрюкнуло, и приятный мужской — все-таки мужской! — голос сказал:

— Слушаю вас.

То, что астролог и хиромант оказался мужчиной, укрепило Анну Александровну в ее подозрениях. Это обстоятельство немного увеличивало мизерную, в общем-то, вероятность того, что ей удалось совершенно случайно найти человека, которого уже три месяца безуспешно искала столичная милиция. «Впрочем, — подумала Анна Александровна, — знаем мы, как они ищут, если их не заинтересовать материально…»

— Добрый день, — сказала она. — Я по вашему объявлению. Извините, что без звонка, но так сложилось, что…

— Входите, пожалуйста, — перебил ее голос из динамика. — Седьмой этаж.

Замок отчетливо щелкнул, и, потянув на себя дверную ручку, Анна Александровна обнаружила, что путь свободен.

Она вошла в сумрачную прохладу подъезда, гадая, почему голос из динамика поначалу показался ей приятным. Он хотел казаться приятным, бесспорно, но у него это плоховато получалось. Этот голос напоминал ей квартиру, торопливо прибранную неряшливой хозяйкой к приходу гостей: пол посреди комнаты натерт до блеска, на ковре ни соринки, но в углах под мебелью прячутся мохнатые комки пыли, под ковром ступня без труда нащупывает наспех заметенный туда мусор, а зеркало и экран телевизора испещрены следами жирных пальцев. Так было и с голосом: хорошо поставленный, предельно вежливый и интеллигентный баритон, но с каким-то едва различимым подголоском, с этаким нехорошим пришепетыванием, словно у обладателя голоса был мелкий дефект дикции…

«Словно ему мешают клыки», — подумала Анна Александровна. Мысль была скорее ироническая, но вот эффект она произвела нешуточный: по спине Анны Александровны холодной волной пробежали мурашки, а живот невольно поджался, как будто в ожидании удара. Сивакова вдруг очень своевременно вспомнила, что никому не сказала, куда отправилась. Правда, существовал парнишка, который помог ей справиться с дверью, но надежды на него, откровенно говоря, было маловато.

«Ба, — насмешливо подумала она, — какие мы впечатлительные! Пришепетывание нам не понравилось! Вот и прививай после этого детям любовь к чтению. А они начитаются Брема, Толстого и Булгакова, а потом будут шарахаться от каждой тени только потому, что она, видите ли, пришепетывает».

Она вошла в лифт, борясь с неприятным ощущением, что по собственной воле поднимается в покои графа Дракулы, и твердой рукой нажала кнопку седьмого этажа. Снаружи, за тонкими бетонными стенами, был ясный майский день, шумела Москва, с воплями носилась по вытоптанным газонам и дворам детвора, одуревшая от тепла, света и предвкушения скорых летних каникул. Кругом, в тесных коробках квартир, жили люди — справа, слева, сверху, снизу, буквально со всех сторон. Положим, на крик они не прибегут, но в милицию позвонят почти наверняка. И кто же станет в такой ситуации нападать на женщину у себя в квартире? Правильно, никто не станет. Для этого нужно быть маньяком…

Спокойнее от этих рассуждений почему-то не стало. В конце концов, тот, кого она рассчитывала отыскать, и был самым настоящим, полновесным маньяком. Конечно, он вряд ли убивал всех, до кого был в состоянии дотянуться, но кто знает, что может взбрести в голову сумасшедшему? Возьмет и пырнет ножом прямо на пороге, а у нее с собой нет даже пилочки для ногтей. Впрочем, у зятя был заряженный пистолет, и что с того?

Лифт остановился мягко, без толчка. Створки двери разошлись в стороны с негромким стуком. Рука Анны Александровны сама собой потянулась к кнопке первого этажа, но замерла на полпути, потому что, как выяснилось, Сивакову уже поджидали.

Одна из выходивших на площадку седьмого этажа дверей была распахнута настежь. Хозяин квартиры стоял в дверном проеме, радушно улыбаясь Анне Александровне. Заметив ее колебания, он поспешно шагнул на площадку, протянув вперед правую руку, словно собирался помочь гостье сойти с подножки автомобиля или, скорее уж, кареты. Его плавные, отточенные, как у танцора, движения показались Анне Александровне слегка жеманными, почти женственными.

Отступать, однако, было поздно, и Анна Александровна храбро шагнула вперед, проигнорировав, разумеется, протянутую хозяином руку.

— Я по объявлению, — повторила она, не зная, с чего начать разговор.

— Я вижу, — сказал хозяин. — Да вы не волнуйтесь так, пожалуйста. Проходите в дом. Не станем же мы с вами беседовать на лестничной площадке!

«С чего это вы взяли, что я волнуюсь? — хотела спросить Анна Александровна. — И почему бы нам с вами не побеседовать на лестничной площадке?» Но полные холодного сарказма слова застыли у нее на губах. Конечно же, хозяин был прав: она таки волновалась, и лестничная площадка была не самым удобным местом для разговора — если, конечно, Анна Александровна действительно хотела о чем-то поговорить. «А ну перестань быть дурой», — мысленно прикрикнула она на себя и пошла к раскрытой двери квартиры, со стыдом ощущая противную слабость в коленях.

Створки лифта сошлись у нее за спиной с мягким стуком, и Анне Александровне стоило огромных усилий не подскочить до потолка от этого неожиданного звука. Хозяин стоял у дверей и с улыбкой совершал руками некие приглашающие жесты. Теперь Анна Александровна поняла, чем был вызван тот странный и неприятный дефект речи, который послышался ей в голосе хозяина. Причиной тому был длинный и извилистый, явно не правильно сросшийся шрам, который пересекал левую щеку стоявшего перед ней мужчины от брови до подбородка. Верхний его конец прятался под большими темными очками в массивной оправе, а нижний скрывался в довольно опрятной, местами тронутой сединой бороде. Шрам заметно оттягивал кверху уголок рта и наверняка мешал хозяину не только разговаривать, но и вообще двигать мышцами щеки. Он был рельефным, бугристым, как миниатюрная модель горного хребта, и выделялся на бледной незагорелой коже неприятным розовато-фиолетовым пятном. Зрелище было отталкивающее и в то же время притягательное, и Анна Александровна с некоторым трудом заставила себя отвести от него глаза. Раньше она даже не подозревала, что способна, забыв о вежливости, пялиться на чье-то физическое уродство, как одуревшая от сенсорного голодания торговка семечками с местечкового рынка. Вспыхнувшее в ней смущение пополам с легким чувством вины было абсолютно неуместным, и Анна Александровна, сердито поджав губы, шагнула в темноватую прихожую.

Хозяин вошел следом и запер дверь. Анна Александровна снова вздрогнула — впрочем, незаметно, внутри собственной кожи. Ей вдруг почудилось, что захлопнувшаяся дверь квартиры навсегда отрезала ее от внешнего мира. Она заметила, что дверь обита изнутри непривычно толстым слоем какого-то звукоизолирующего материала, поверх которого красовалась блестящая ярко-красная кожа — похоже, натуральная.

Обстановка прихожей была под стать двери — сплошные ковры, портьеры, тяжелые драпировки, выдержанные в мрачноватых багровых тонах и призванные, как показалось Сиваковой, не столько украшать интерьер, сколько заглушать звуки. Тяжелые литые бра — не то бронзовые, не то декорированные под бронзу — висели по бокам большого овального зеркала в массивной резной раме. Лампочки, прикрытые шарами матового стекла, то ли были совсем слабенькими, то ли горели вполнакала — во всяком случае, света они давали маловато. Хозяин запустил руку куда-то в недра винно-красной бархатной драпировки и что-то такое сделал, отчего лампы засияли ярче.

Анна Александровна увидела свое отражение в зеркале и опять, в который уже раз, вздрогнула, когда хозяин совершенно неслышно возник у нее за спиной. Роста он был среднего, сложен очень даже неплохо — видимо, привык следить за собой. Довольно длинные русые с проседью волосы тщательно расчесаны на прямой пробор, борода и усы аккуратно подстрижены… Остальное скрывалось под темными очками и просторным махровым халатом в неуместную красно-белую полоску. Снизу из-под халата торчали ноги в спортивных шароварах и мягких шлепанцах, в вырезе виднелась голая незагорелая грудь. На этой груди Анна Александровна заметила две цепочки — простенькую золотую с небольшим, похожим на маленькую монетку, тоже золотым амулетом и еще одну — гораздо более массивную, не то серебряную, не то просто стальную, на которой болталась черненая подвеска в виде человеческого черепа. «Мещанство какое! — подумала она с отвращением. — Если это людоед, то какой-то очень уж неосторожный. Впрочем, чудить никому не возбраняется и за ношение безвкусных украшений у нас, слава богу, больше не сажают. Зато какая маскировка! Кто станет обращать внимание на дурака? А выглядит он полным дураком, да еще и с голубоватым оттенком вдобавок…»

— Так-так, — сказал хозяин, по-прежнему стоя за спиной у Анны Александровны. — Давайте посмотрим, что тут у нас…

Сивакова снова вздрогнула, потому что на плечи ей вдруг опустились две небольшие крепкие ладони с длинными, очень чистыми, любовно ухоженными ногтями. Ей даже показалось, что эти ногти подпилены и заострены по форме звериных когтей — если, конечно, бывают такие аккуратные, красивые, тщательно обработанные когти. На безымянном пальце левой руки поблескивал массивный золотой перстень с крупным рубином. Перстень был выполнен в виде свернувшейся спиралью змеи, а рубин сидел на том месте, где у рептилии должен был располагаться глаз. Для глаза он был, пожалуй, крупноват, словно змея страдала хроническим запором и все время вынуждена была тужиться изо всех сил.

— Спокойно, — сказал хозяин своим пришепетывающим интеллигентным голосом. — Это быстро и совсем не страшно.

Эти слова вовсе не успокоили Анну Александровну, а, напротив, окончательно напугали, тем более что она вдруг почувствовала, как пальцы хозяина вцепились в ее плечи мертвой хваткой, отгибая их назад так, что лопатки сошлись вместе, а спина прогнулась. Она увидела в зеркале над своим правым плечом сосредоточенное бородатое лицо, наполовину скрытое темными очками, и ощутила, как что-то твердое уперлось ей в поясницу. Поскольку руки у хозяина были заняты, оставалось лишь предположить, что это его колено. Анна Александровна с ужасом поняла, что ей вот-вот сломают хребет. «Боже, как нелепо», — подумала она и попыталась вырваться, но хозяин сжимал ее плечи мертвой хваткой. Она хотела закричать, но в это самое мгновение хозяин резко потянул ее плечи на себя, одновременно сильно надавив коленом на поясницу. Сивакова услышала, как в спине у нее что-то отчетливо хрустнуло, и тут же почувствовала, что ее больше не держат.

— Ну вот, — сказал хозяин, — готово. Правда, легче?

— Что вы себе позволяете?! — возмущенно воскликнула Анна Александровна и осеклась на полуслове, поняв, что ей действительно стало легче.

Надоедливая ноющая боль в пояснице, изводившая ее уже второй десяток лет и временами становившаяся нестерпимой, прошла, словно ее и не было. Анна Александровна так привыкла к этой боли, что практически перестала ее замечать, но теперь, когда боль исчезла, облегчение оказалось огромным.

— Мелочь, — небрежно заявил хозяин. — Легкое смещение межпозвонкового диска и как следствие — ущемление нерва. Если впоследствии снова возникнут проблемы, вы сможете решить их сами. Я вас научу, это совсем несложно.

— Однако, — не скрывая легкой оторопи, произнесла Анна Александровна. — Могли бы, кажется, и предупредить. А то хватаете как медведь… Тем не менее спасибо. Мне действительно стало легче. Сколько я вам должна?

— Полноте, — мягко возразил хозяин. — Не надо меня обижать. Давайте пройдем в комнату, сядем и поговорим о том, что вас действительно волнует. Ни за что не поверю, что вас привела ко мне проблема, с которой мог бы справиться любой мало-мальски грамотный массажист.

— Что ж, — приняв окончательное решение, сказала Анна Александровна, вы правы. Сюда?

Хозяин предупредительно отвел в сторону тяжелую бархатную портьеру, которой был занавешен вход в комнату, и Анна Александровна, слегка наклонив голову с высокой старомодной прической, вступила в полумрак гостиной, где сильно пахло какими-то восточными благовониями и — почему-то — жареным мясом.

Глава 5

— Дурацкая планировка, — как-то совсем по-простецки пожаловался хозяин, вслед за Анной Александровной входя в гостиную. — Как бы я ни ухищрялся, кухонные ароматы все равно проникают сюда, и не просто проникают, а, я бы сказал, концентрируются здесь.

Сивакова заметила, что он сильно хромает на правую ногу, словно та была сантиметров на пять короче левой. Впрочем, несмотря на хромоту, двигался он легко и плавно.

— А вы не пробовали проветривать? — поинтересовалась она, усаживаясь в предупредительно пододвинутое хозяином кресло.

— Проветривать? — переспросил он. Эта идея, казалось, застала его врасплох. — Интересное предложение… Право же, интересное!

Хромая и пританцовывая, он приблизился к окну и отодвинул в сторону тяжелую штору. За окном оказалась застекленная лоджия, в которой на бельевом шнуре болталось какое-то тряпье. Вид этого развешанного для просушки барахла почему-то немного успокоил Анну Александровну, разом лишив хозяина большей части таинственного ореола, которым он, судя по некоторым признакам, старательно себя окружал.

— Я не очень-то люблю солнце, — признался хозяин, со стуком открывая форточку. — Чувствительные глаза, знаете ли. И вообще, на мой взгляд, ночной образ жизни намного романтичнее и, как бы это выразиться, осмысленнее, что ли. По ночам все меняется — природа, люди, мысли, даже время… Вы не находите?

— Не знаю, — сказала Анна Александровна, для которой признание хозяина не явилось таким уж неожиданным. — Честно говоря, не пробовала.

— А вы попробуйте! Сразу увидите, как все вокруг вас изменится, приобретет глубинный смысл. Нет, правда, попробуйте! Причина большинства наших болезней и неприятностей — суета, спешка, стрессы, ненужные контакты с неприятными нам людьми… Если жить по ночам, все это отпадает само собой. Лично я именно так и живу и, как видите, счастлив!

Анна Александровна промолчала, с интересом оглядываясь по сторонам. Здесь действительно было на что посмотреть. По сравнению с гостиной перегруженная декором и драпировками прихожая выглядела голой. Ковры с развешанным диковинным холодным оружием; какие-то огромные, топорно вырезанные и аляповато размалеванные маски самого устрашающего вида; стоящие и лежащие повсюду книги, среди которых попадались по-настоящему старые, в покоробленных переплетах из телячьей кожи, с позеленевшими медными застежками; какие-то пики с пышными волосяными бунчуками и длинными широкими наконечниками; бамбуковые трубки, шандалы, семисвечники, резные подставки для ароматических палочек — от всего этого разбегались глаза и шла кругом голова. Люстры не было, а с вбитого в потолок крюка, слегка покачиваясь на сквозняке и издавая таинственные, не лишенные приятности звуки, свисала мудреная конструкция из полых бамбуковых стеблей, между которыми болталась, заставляя их звучать, увесистая деревянная колотушка. Анна Александровна не была разочарована: ей всегда казалось, что именно так должна выглядеть берлога астролога, хироманта, колдуна и мага — проще говоря, шарлатана.

Правда, спину он ей починил мастерски. «Кстати, — подумала Анна Александровна, — а откуда он узнал, что у меня проблемы с поясницей? И денег не взял… Впрочем, как раз это ничего не значило: разговор о деньгах наверняка был впереди».

— Послушайте, — сказала она, когда хозяин, чему-то нервно улыбаясь и с неприятным сухим шорохом потирая ладони, уселся в кресло напротив, — а как вы узнали, что у меня непорядок со спиной? Или это, как это?.. Профессиональный секрет? Белая магия?

— Просто опыт, — переставая улыбаться, ответил хозяин. — Достаточно было одного взгляда на то, как вы стоите. Магия тут абсолютно ни при чем.

Улыбаться-то он перестал, но вот левый уголок его рта по-прежнему оставался задранным кверху из-за шрама, и это очень нервировало Анну Александровну.

— Странные речи для того, кто рекламирует себя как знатока магических тайн, — не скрывая иронии, сказала она.

— Давайте сразу договоримся, — быстро сказал хозяин, выставляя вперед ладонь, как будто желая отгородиться от слов, которые собиралась произнести его гостья. — Я не рекламирую себя, а предлагаю людям бескорыстную помощь. А что касается магии… Зачем тревожить то, что не до конца понимают даже самые просвещенные из нас по такому ничтожному поводу, как сместившийся кусочек хряща? Ведь вы же не станете сводить пятно с блузки концентрированной серной кислотой, правда?

Сказано это было предельно серьезным и даже доверительным тоном. Тем неприятнее было Анне Александровне услышать раздавшееся вслед за этой тирадой мелкое визгливое хихиканье.

— Отличное сравнение, не так ли? — потирая руки и пришепетывая сильнее обычного, спросил хозяин. — Магия — слишком сильное средство, пригодное лишь для самых крайних случаев. Кроме того, это всегда палка о двух концах. Я в любой момент помогу вам, чем смогу, и ничего не попрошу взамен, но силы, которыми повелевает магия, никогда и ничего не делают даром. И цена, которую они запросят, может показаться вам непомерной. Понимаете? Я говорю не о деньгах! — поспешно воскликнул он, предупреждая готовое сорваться с губ Анны Александровны замечание. — Деньги — грязь, особенно для обитателей иных плоскостей нашего печального мира. Вы знаете, что они любят? Кровь, кости и плоть — вот обычная цена за их услуги. Это может быть мизинец, или просто капелька крови, или… Ну, вы меня понимаете. Мы же с вами, как говорится, интеллигентные люди.

Он снова противно захихикал, сделавшись при этом омерзительным. Этот человек ежеминутно менялся, как картинка в калейдоскопе, и невозможно было понять, то ли он слегка чокнутый подвижник, то ли отпетый мерзавец. Он словно расплывался перед глазами, двоился и троился, и так было до тех пор, пока на ум Анне Александровне не пришло грубоватое, но очень емкое определение: псих. У этого парня явно были не все дома, и, придя к такому выводу, Сивакова успокоилась: хозяин перестал раздваиваться, обретя непротиворечивую целостность образа. Теперь оставалось только выбраться отсюда целой и невредимой. Анне Александровне почему-то казалось, что с этой задачей она справится без особого труда: главное — не перечить сумасшедшему, не заставлять его нервничать и, конечно же, ни в коем случае не злить.

«А с другой стороны, — подумала она, — я ведь пришла сюда не для того, чтобы поставить ему диагноз. И потом, псих — это не диагноз, а ругательство. Мне ведь хотелось понять, имеет ли он отношение к… В общем, не надо кривить душой и искать обтекаемые определения. Мне хотелось узнать, не людоед ли он. В наше время тот, кто ест человеческое мясо, наверняка душевнобольной, но это утверждение не имеет обратной силы: редкий псих отважится по собственной инициативе отведать человечины».

— Да аллах с ней, с магией, — продолжал между тем хозяин. — Я всей душой надеюсь, что проблема, которая привела вас ко мне, не потребует вмешательства сверхъестественных сил, про которые, кстати, никто толком не знает, есть они на самом деле или их вовсе нет. Между прочим, позвольте представиться: Ярослав Велемирович Козинцев, ваш покорный слуга. Имечко у меня, как сказал герой одного литературного произведения, некруглое, поэтому можете называть меня просто Славой.

Анна Александровна удивленно приподняла правую бровь: Ярослав Велемирович цитировал «А зори здесь тихие» Бориса Васильева — вещь хотя и широко известную, но не имеющую ни малейшего отношения к астрологии, хиромантии и магии. Все-таки он был до оторопи странным типом — странным и страшноватым в своей странности.

Однако элементарная вежливость требовала от Анны Александровны ответного жеста, и она, слегка наклонив голову, представилась:

— Петрищева. Людмила Сергеевна.

Она понятия не имела, зачем солгала, назвавшись чужим именем. Хорошо еще, что на язык ей подвернулась фамилия коллеги, с которой они рука об руку оттрубили двадцать с лишним лет в сельской школе. В противном случае Анна Александровна запросто могла бы оконфузиться, ненароком забыв, как ее зовут.

Впрочем, по зрелом размышлении она решила, что в этой лжи все-таки был определенный смысл. Если ее зятя убил этот странноватый Ярослав Велемирович, он мог быть в курсе, кого убивал, или просто заглянуть в документы. В таком случае назваться собственной фамилией означало бы подписать себе смертный приговор. Анна Александровна похолодела, внезапно осознав, что только что беспечно провальсировала по самому краю пропасти, думая о чем угодно, но только не о деле. Лишь теперь до нее окончательно дошло, за какое серьезное дело она взялась, и она на миг усомнилась в своей способности справиться с поставленной перед собой задачей.

— Итак, Людмила Сергеевна, — сказал хозяин, сделав перед именем своей гостьи коротенькую паузу, которая очень не понравилась Анне Александровне, — может быть, вы скажете, что привело вас в это недостойное жилище?

Он снова непроизвольно хихикнул и поспешно прикрыл ладонью рот, одновременно каким-то женским движением запахивая на груди халат. Анна Александровна снова обратила внимание на то, какие длинные и ухоженные у него ногти. Судя по виду, эти ногти были стопроцентно здоровыми и очень, очень крепкими…

— Карма, — неожиданно для себя сказала она. — Я хочу понять, что это такое и как с этим бороться.

— Бороться? — Ярослав Велемирович, казалось, был несказанно удивлен. Господь с вами, Людмила Сергеевна, да разве можно бороться с кармой! Это, между нами, наилучший способ многократно увеличить и без того тяжкое бремя. Что это вам пришло в голову? — он вдруг уставился в лицо Анне Александровне слепыми темными линзами очков, на пару секунд застыл, как каменный истукан, а потом удовлетворенно кивнул. — Ясно, — сказал он. — Черная полоса, несчастья сыплются одно за другим, вы устали и не можете понять, за что вам такое наказание. А слово «карма» у всех на слуху. Никто толком не понимает, что оно означает, но все знают, что это что-то нехорошее, вроде наказания за грехи, которых ты, может быть, вовсе и не совершал. Что-то наподобие… гм… процентных выплат по займу, который сделал твой пра-пра-прадед триста лет назад на крайне невыгодных условиях.

Анна Александровна только-только собралась признать, что для психа Козинцев рассуждает очень уж спокойно и логично, как он опять хихикнул и принялся с сухим шорохом потирать ладони.

— Надо вам сказать, милейшая Людмила… э…

— Сергеевна, — подсказала Сивакова, сделав вид, что не заметила этой маленькой проверки.

— Сергеевна, благодарю вас. Так вот, Людмила Сергеевна. Беда заключается в том, что все религии… Простите, вы не религиозны?

— Увы.

— Вот и славно. Так вот, все религии, в том числе и индуизм, из которого к нам пришло понятие кармы, грешат одним недостатком: их утверждения невозможно ни доказать, ни опровергнуть. Помните, как у Высоцкого: кто верит в Магомета, кто в Аллаха, кто в Иисуса… А карма это, если разобраться, совсем просто. Представьте себе этакое досье, в которое заносится все, что вы сделали и чего не сделали на протяжении всего своего существования, — я имею в виду все жизни, которые, по мнению индусов, проживает бессмертная душа. Допущенные ошибки можно исправлять или, наоборот, усугублять, и в зависимости от этого тяжесть вашей кармы, то есть количество предстоящих воплощений и степень их… э-э-э… мучительности, соответственно увеличивается или, напротив, уменьшается.

— А, — сказала Анна Александровна, — понятно. Десять заповедей в расширенном виде. Будь паинькой — и придет царствие небесное.

— Как бы не так! — хихикая и потирая руки, воскликнул Козинцев. — В том-то и загвоздка, что в этом случае никто не знает, что такое хорошо и что такое плохо. Пожалев того, кто недостоин жалости, оказав помощь тому, кто на самом деле в ней не нуждается, или, скажем, подписав смертный приговор отпетому негодяю, вы рискуете взвалить весь груз его кармы на свои плечи, и груз этот может оказаться непосильным. Христианство в этом смысле проще и, я бы сказал, человечнее. Но и примитивнее в то же время. Древние религии и культы не знали милосердия. Они были величественны и жестоки, и, по-моему, все они врали так же, как врут наши современные попы. Плюньте вы на эту свою карму, ну ее совсем! Может быть, ее и вовсе не существует, а в ваших бедах виноваты нехорошие люди. Вы об этом не думали?

— А… Э… Гм… Знаете, вы меня озадачили, — сказала Анна Александровна. Она действительно была озадачена, если не сказать растеряна. — Простите, но разве не вы написали в своем объявлении, что занимаетесь диагностикой кармы?

— Мало ли что я там написал, — легкомысленно махнул наманикюренной рукой Козинцев. — Я ведь уже сказал, что просто помогаю людям. Помогаю, понимаете? Это можно делать по-разному. Большинство из нас, увы, больше нуждается в красивой лжи, чем в реальной помощи. Если кто-то хочет, чтобы ему рассказали захватывающую историю о его трехстах двадцати восьми воплощениях во всех частях света, то я не вижу причин для отказа. А сочинить такую историю ничего не стоит. Для этого нужны всего лишь кое-какие специальные знания, чуть-чуть наблюдательности и крупица здравого смысла. Здравого смысла! — повторил он с какой-то странной торжественностью, словно пытался доказать кому-то — и прежде всего самому себе, что у него этот здравый смысл имеется, в чем Анна Александровна сомневалась с каждой минутой все сильнее.

— Не понимаю, зачем вы все это мне рассказываете, — сказала Анна Александровна, старательно отводя взгляд от страшного рубца на щеке Козинцева. Ей вдруг до смерти захотелось узнать, откуда у него эта отметина, но она, разумеется, не стала задавать вопросов по этому поводу. В самом деле, — продолжала она, — а вдруг я пришла к вам именно за красивой сказкой? Вы же так растеряете всех своих клиентов!

— Ну вот! — по-женски всплеснув руками, воскликнул Ярослав Велемирович (просто Слава, не к месту вспомнила Сивакова). — Опять вы за свое! Клиенты, деньги, бизнес… Помешались все на этом бизнесе. Помешались, вам ясно? — он хихикнул. — Я же только что вам сказал: немного наблюдательности! Помните Шерлока Холмса? Вы умный, жесткий и весьма консервативный человек, Людмила Сергеевна, и вы сами толком не знаете, зачем сюда явились. Вам нужна помощь, не спорю, но диагностика кармы интересует вас в самую последнюю очередь. Какая, к дьяволу, — ах, простите! — карма?! Ведь вы же всю жизнь учили детей материализму!

Анна Александровна вздрогнула и непроизвольно хватанула ртом воздух, как выброшенная на берег рыба. Вот так сумасшедший!

— Откуда… Откуда вы знаете? — с трудом выговорила она.

— Что вы педагог? Помилуйте, Людмила Сергеевна! Судя по вашей прическе, вы ежедневно проводите перед зеркалом как минимум полчаса. Как минимум, подчеркиваю. Неужели вы до сих пор не заметили, что весь ваш послужной список отпечатан у вас на лбу крупными буквами? А тому, кто не умеет читать, достаточно один раз услышать ваш голос, чтобы понять, кто вы. Вы завуч или директор? Я имею в виду должность, которую вы занимали перед выходом на пенсию.

— Я что, выгляжу такой старой?

— Ни в коем случае. Просто в конце мая в самый разгар рабочего дня встретить облеченного властью педагога на расстоянии свыше трех метров от здания ближайшей школы — дело совершенно немыслимое. Так завуч или директор?

— Директор, — призналась Анна Александровна, окончательно запутавшись в собственных умозаключениях. И это псих?! Да он умнее и проницательнее всех, с кем ей доводилось встречаться! И хитрее, пожалуй.

Опасное сочетание, подумала она. А главное, до сих пор непонятно, есть ли смысл во всем этом разговоре. Возможно, она попусту теряет время, болтая с тихим умалишенным, в то время как ее беременная дочь, только что похоронившая мужа, сидит одна в пустой квартире…

И тут, словно в ответ на ее сомнения, в глаза ей бросилась лежавшая на захламленном журнальном столике книга. Взгляд Анны Александровны все время блуждал по комнате, беспокойно перебегая с предмета на предмет, и эту книгу она, конечно же, уже видела, но лишь теперь до нее дошел смысл отпечатанного на потрепанной коленкоровой обложке названия. «Тайные ритуалы племен Новой Гвинеи»! Папуа Новая Гвинея. Папуасы! «Ну, почему аборигены съели Кука?» Впрочем, Кука съели все-таки не папуасы, но дела это, в сущности, не меняет…

Анна Александровна придала своему лицу самое светское выражение, на которое была способна при сложившихся обстоятельствах, и изящным жестом достала из сумочки сигареты. Хозяин, который молча наблюдал за ней и то ли улыбался, то ли нет — из-за шрама понять это было затруднительно, предупредительно пододвинул к ней пепельницу в форме дракона и чиркнул украшенной барельефом черепа зажигалкой.

— Я, с вашего позволения, присоединюсь, — как ни в чем не бывало сказал он, вынимая из кармана мятую пачку «Парламента». — Знаю, что надо бросать, но в этой жизни так мало удовольствий!

— Вы правы, — со светской улыбкой согласилась Анна Александровна. — А у вас широкий круг интересов, — сказала она, указывая на лежавшую на столе книгу. — Это беллетристика?

— Отнюдь, — сказал Козинцев и любовно погладил ладонью засаленный переплет. — Это весьма серьезное исследование одного малоизвестного английского антрополога. Он прожил больше десяти лет среди каннибалов и ухитрился при этом не только не угодить в котел, но и сделаться доверенным лицом их вождя. Вернувшись домой, он написал фундаментальное исследование и мог бы стать знаменитым, если бы не одно печальное обстоятельство.

— Какое же? — заинтересованно спросила Анна Александровна.

— Он закончил свои дни в сумасшедшем доме. Дело в том, что в процессе наблюдения за каннибалами сей ученый муж незаметно для себя усвоил некоторые их наклонности и привычки, которые в Англии сочли несколько, гм… нетрадиционными. Он успел съесть четырех своих соотечественников, прежде чем его изловили и заперли в печально знаменитом лондонском Бедламе. Большинство экземпляров книги, которую он успел издать на собственные средства, было уничтожено, так что перед вами самый настоящий раритет, библиографическая редкость, имеющая огромную ценность — как антикварную, так и познавательную.

— Познавательную?

— Разумеется! Они были не так уж глупы, эти самые каннибалы… Их совершенно напрасно считали дикарями лишь на том основании, что у них не хватило ума изобрести штаны и огнестрельное оружие. А им это было не нужно, представьте! Зато они научились жить в гармонии с природой и с собой.

— И есть при этом друг друга и всех, кто подворачивался под руку, борясь с легкой тошнотой, — добавила Анна Александровна.

— Ну, во-первых, далеко не всех, — обиженно возразил Козинцев, — а во-вторых, это тоже было неотъемлемой частью гармонии, — он опять разразился своеобразным смехом. — У них было чему поучиться, поверьте, — заключил он, резко оборвав свое хихиканье. — А кстати, не желаете ли перекусить?

— Человечиной? — не успев поймать себя за язык, спросила Анна Александровна и мгновенно покрылась холодным потом. «Что я делаю? — панически подумала она. — Боже, что я натворила! Этот чертов маньяк меня спровоцировал, а я купилась как последняя дура! Что же теперь будет? Что он со мной сделает?»

Впрочем, ничего страшного не произошло. Хозяин воспринял последнюю реплику Анны Александровны как шутку и от души рассмеялся — именно рассмеялся, а не захихикал, на мгновение сделавшись почти симпатичным.

— Да нет, — сказал он, перестав смеяться. — Всего лишь пельменями. Хотя… Кто их знает, из чего они делают фарш у себя на мясокомбинате? В эти их мясорубки может угодить что угодно… вернее, кто угодно. Согласен, то, что я говорю, звучит не очень аппетитно и даже, я бы сказал, не совсем прилично, но правда частенько бывает неприглядной, вы согласны? Именно поэтому я стараюсь как можно реже покупать продукты в магазинах. Ничего не могу с собой поделать — противно. Так как насчет пельмешек?

— Благодарю вас, — вежливо ответила Анна Александровна, подавив внезапный рвотный позыв, — я сыта. Мне, пожалуй, пора, я и так засиделась у вас до неприличия долго. Вы правы, диагностика кармы — это совсем не то, что мне требуется. Вот поговорила с вами, и на душе полегчало.

— Нехватка нормального общения, — спокойно констатировал Козинцев, провожая ее до дверей. — Звоните или приходите в любое время. Только, если вас не затруднит, во второй половине дня.

— Непременно, — не покривив душой, сказала Анна Александровна.

В прихожей она остановилась, осененная внезапной идеей. Вопрос, который она собиралась задать, был дурацким, но удержаться Анна Александровна просто не могла, тем более что это вдруг показалось ей очень важным.

— Скажите, — спросила она, глядя на хозяина через плечо, — это, случайно, не вы посадили под окнами картошку?

— Разумеется, я, — без тени замешательства ответил Козинцев и мелко захихикал, с сухим шорохом потирая ладони.

* * *

После занятий Пантюхин заглянул на пруд. Погода в последние две недели стояла сухая и жаркая, вода в прудах успела прогреться до приемлемой температуры, так что купальный сезон был в полном разгаре. Тюха собирался окунуться разок-другой перед обедом, но, уже начав расстегивать джинсы, вспомнил об одном неприятном обстоятельстве, которое начисто исключало всякую возможность купания — по крайней мере, здесь и сейчас.

Дело было в том, что накануне мать загнала Тюху в ванну. Это дело Андрей Пантюхин по присущей ему лености не любил, так что с самого детства и по сей день купание происходило в приказном порядке: мать просто наполняла ванну, выкладывала на крышку стиральной машины чистое полотенце и свежее нижнее белье и железным голосом командовала: «Андрей! Мыться!» Двухметровый Тюха безропотно шлепал в ванную, поскольку знал, что спорить бесполезно: разозлившись, мать могла запросто надавать по шее, а мысль о том, чтобы защищаться, используя свое превосходство в росте, весе и физической силе, как-то не приходила Тюхе в голову. Все-таки это была его мать, которую Тюха искренне любил и которой всячески помогал в меру своих сил. Он и в строительное училище пошел только потому, что при его способностях это был едва ли не единственный реальный шанс быстро получить пользующуюся повышенным спросом профессию.

Короче говоря, накануне Тюха принимал ванну, после чего, естественно, надел чистое белье. Из ванной он вышел в одних семейных трусах, босиком прошлепал на кухню, где возилась у плиты разгоряченная мать, и, обиженно надув губы, продемонстрировал ей не слишком обширную, но очень заметную прореху сзади.

По правде говоря, трусы — сатиновые, ветхие, с ослабшей от старости резинкой, давно потерявшие первоначальный цвет, — давно просились на помойку, но финансовое положение семьи было таково, что каждая сэкономленная копейка приходилась весьма кстати. Что касалось верхней одежды, то тут мать буквально ложилась поперек себя, стараясь, чтобы ее сын выглядел не хуже других, но вот белье у Тюхи явно не годилось для того, чтобы демонстрировать его на людях. В принципе, Тюхе на это было глубоко плевать. Кому какое дело, что у тебя за трусы, если их все равно не видно?

Увидев дырку, мать огорченно вздохнула, легонько шлепнула сына по тугому (с дыркой) заду и сказала:

— А до следующей стирки ты потерпеть не можешь? Постираю — зашью. Все равно все твои тряпки в корзине с грязным бельем. Мог бы, между прочим, сам постирать, не маленький уже.

— Угу, — недовольно прогудел Тюха, — счас. Ладно, и так сойдет.

В общем, дырка на трусах наличествовала и в данный момент, так что о купании нужно было забыть. На низком травянистом берегу некуда было ступить — повсюду лежали, сидели, стояли, играли в карты, ели, пили и беседовали бледные после долгой зимы москвичи. Тюха отлично понимал, что всем им нет до него никакого дела, но появиться на людях, среди которых было полно молодых симпатичных девушек, в дырявых трусах он просто не мог. Не имел права, вот и все. Девушки, или телки, как называл их Тюха с приятелями, не прощают подобных вещей. Подойдешь к такой вот на дискотеке, пригласишь подергаться, а она тебе и выдаст: а, дескать, ты тот самый, который по пляжу в драных «семейниках» разгуливал! И с подружками — шу-шу-шу, шу-шу-шу… Тьфу, блин!

— Эх, маманя, — без особой, впрочем, горечи вздохнул Тюха и принялся застегивать наполовину расстегнутые брюки.

Он забросил на плечо ремень сумки с учебниками, без всякого желания закурил сигарету и ленивой походкой двинулся прочь от пруда.

Выбравшись из прозрачной, пронизанной солнечными лучами тени перелеска на пышущий нездоровым жаром послеполуденный асфальт, он пошел еще медленнее. Жара навалилась на него, как тонна тлеющего угля, вспотевшие ступни скользили внутри горячих кроссовок, по спине тек пот, скапливаясь под широким кожаным ремнем. Даже ветер, порывами налетавший неизвестно откуда, не приносил облегчения: он был горячим и нес с собой тучи колючего песка. Разомлевший Тюха уже начал подумывать о том, чтобы лечь прямо на газон и не двигаться с места, пока вечер не принесет с собой хоть немного прохлады, когда вдруг заметил Пятнова, только что вышедшего из перелеска и как раз переходившего дорогу.

Пятый едва переступал ногами, изнемогая под тяжестью двух здоровенных, туго набитых чем-то матерчатых сумок. Ручки сумок он повесил себе на плечи, а их днища при этом колотили его по ногам чуть выше щиколоток. Выглядел он еще больше разомлевшим, чем Тюха. Его ехидная физиономия покраснела и лоснилась от пота, а темные стекла солнцезащитных очков горели, отражая солнце, как фары автомобиля.

При виде приятеля Тюха испытал некоторую неловкость. С одной стороны, он был рад встрече, а с другой — не знал, чего от нее ожидать. Дело в том, что неделю назад Пятого с треском выперли из училища. По идее, Тюху должны были выставить пинком под зад вместе с ним, но Пятый повел себя по-мужски, и о Тюхином участии в столь плачевно закончившемся мероприятии так никто и не узнал.

История вышла довольно некрасивая и, честно говоря, уголовно наказуемая. На сухом и корявом языке милицейских протоколов то, что поначалу казалось Тюхе невинной шалостью, называлось попыткой изнасилования. Дуреха, с которой они решили немного пошутить после второй бутылки портвейна, подняла визг, как будто ее резали тупым ножом. Тюхе повезло — он держал ее сзади, так что она не видела его лица, и успел вовремя рвануть когти. Замешкавшегося Пятого замели на горячем. До возбуждения уголовного дела, к счастью, не дошло, поскольку Пятый только и успел, что забраться этой идиотке под майку (где, кстати, по мнению Тюхи, не было ничего заслуживающего внимания), но педсовет был единодушен и непреклонен в своем стремлении избавиться от Пятнова, который давным-давно сидел у всего педагогического коллектива в печенках, селезенках и прочих внутренних органах. На историческом заседании педсовета Пятый держался стойко, как партизан, хотя сохранить Тюхино инкогнито оказалось непросто: потерпевшая уже успела ляпнуть, что «насильников» было двое, и имя второго из Лехи Пятнова тянули чуть ли не раскаленными щипцами.

Именно поэтому Тюха испытывал сейчас сильнейшее замешательство: он-то остался в училище и даже не присутствовал на том знаменитом заседании педсовета, где из Пятого делали отбивные. Теперь он невольно оказался перед Пятым в неоплатном долгу, который к тому же нечем было отдавать.

Нерешительно покрутив на пальце перстень с коровьим черепом, Тюха выплюнул сигарету и двинулся наперерез Пятнову, издалека поднимая руку в ленивом приветствии. Он решил вести себя как ни в чем не бывало — а что еще ему оставалось делать? В конце концов, идея прижать ту дуру в углу за мастерскими принадлежала Пятому. И потом, окажись сам Тюха на месте Лехи Пятнова, он бы тоже ни за что не раскололся, хотя, вылетев из училища, потерял бы гораздо больше, чем Пятый, которому, похоже, все было трын-трава.

Пятый наконец тоже заметил Тюху и остановился на проезжей части у самой бровки тротуара, с облегчением опустив на землю свои неподъемные баулы. Тюха обратил внимание на то, что он обращался со своей ношей как-то очень уж бережно, словно в мешках была электронная аппаратура или хрусталь. У Тюхи мелькнуло нехорошее подозрение: уж не спер ли Пятый все это барахло из какого-нибудь киоска или, того хуже, из квартиры?

— Салют, — сказал он, подойдя и нерешительно протянув Пятому руку. Ты откуда с таким багажом?

— А, — небрежно отмахнулся Пятый, пожимая Тюхину ладонь и вытирая со лба обильный трудовой пот, — ерунда. Это я, типа, работаю. Маман, сам понимаешь, уже неделю в истерике, только что ногами по полу не стучит, а папан сказал: раз ты, типа, такой здоровенный, что тебе твое здоровье девать некуда, иди, типа, вкалывай. Бабок, говорит, больше не получишь. Хочешь, говорит, нормальный прикид, диски там или сигареты, так иди и заработай. На завод к себе устроить предлагал, типа, учеником токаря.

— А ты? — сочувственно спросил Тюха, вынимая из кармана сигареты.

— А я, типа, разбежался, — небрежно ответил Пятый и отстранил протянутую Тюхой пачку. — Убери ты это говно. На, закури моих. Настоящие Штаты, не твоя задрипанная Украина.

— Не хило, — сказал Тюха, осторожно выуживая из предложенной Пятым пачки непривычно длинную сигарету с тройным золотым ободком. — А откуда тогда такое курево?

— Тюха ты, Тюха. Я же говорю: работаю! Пристроился к соседу продавцом. Реализатором, типа.

— Ух ты! — воскликнул простодушный Тюха. — В киоске? Ну, теперь у тебя курева будет завались! Слушай, а пиво у тебя в киоске есть?

— Да какое пиво, баран?! Какой киоск? Я в Измайлово, на вернисаже, картины толкаю. Пять процентов от выручки мои. Ну и, ясный хрен, все, что поверх хозяйской цены смогу накрутить, тоже мое. Сосед у меня, типа, художник, понял? Так что я теперь тебе не хрен собачий, а деятель искусства!

— Что, в натуре? Картинки, да? Слышишь, Пятый, дай посмотреть!

— Может, тебе еще пососать дать? — огрызнулся Пятнов. — Я их задолбался упаковывать, а ты — посмотреть… Буду я тебе корячиться посреди улицы. В общем, перетопчешься. Хочешь — приезжай в Измайлово и смотри сколько влезет.

— Счас, — лениво обронил Тюха. — Делать мне больше нечего — по такой жарище в Измайлово пилить. Покупают-то хоть хорошо?

— Мне хватает, — ответил Пятый, — и сосед не жалуется. Он вообще нормальный дядька. Ну, ты огня дашь? В моей зажигалке бензин кончился. Она его жрет, как старая «Волга», в натуре. Хрен напасешься.

— Класс, — сказал Тюха, вынимая из кармана газовую зажигалку. Прикинь, картина: подкатываешь ты к бензоколонке верхом на «Зиппо» и бакланишь: але, братва, залейте-ка мне двадцать литров «семьдесят шестого»!

Пятый лениво фыркнул и склонился над сложенными лодочкой ладонями Тюхи, чтобы прикурить. Тут в глаза ему бросился перстень с коровьим черепом.

— Ого, — сказал он с невольным уважением. — Некислая хреновина!

— Да ну, — почему-то смутившись, ответил Тюха. — Смотрится, правда, клево. Я от нее тащусь, в натуре.

— Не скажи, — задумчиво проговорил Пятый, разглядывая перстень. — Это тебе не тот фуфелек, которым на каждом углу с лотков торгуют. Зуб даю, ручная работа. Серебро?

— Обалдел, что ли? Откуда у меня серебро? Обыкновенная железка. Правда, если такой в рыло дать, классная дырка получится.

— М-да? — с сомнением произнес Пятый. Он вырос в сравнительно обеспеченной семье и, хоть и не был специалистом по драгоценным металлам, все-таки мог на глаз отличить железо от серебра. Сказать, где серебро, а где, например, мельхиор, он бы уже не взялся, но железо есть железо, как его ни декорируй. — А ну снимай свою «гайку»! Дай-ка мне на нее поближе посмотреть…

Тюха привычно повиновался. Пятнов поднес перстень к глазам и повертел его так и этак, разглядывая со всех сторон. Особенное внимание он почему-то обратил на внутреннюю поверхность кольца. Его поиски очень быстро увенчались успехом. Он удовлетворенно кивнул и поморгал, давая отдохнуть уставшим от непривычного напряжения глазам.

— Слушай, — сказал он, не торопясь возвращать перстень Тюхе, — отдай его мне, а?

Что-то в голосе приятеля насторожило туповатого Тюху. Кроме того, перстень ему нравился — и чисто внешне, и потому, что действительно был неплохим заменителем кастета.

— Счас, — лаконично ответил он и, чтобы до Пятого лучше дошел смысл ответа, добавил:

— Только галоши надену.

— Ну, тогда продай, — настаивал Пятнов. — Пять баксов тебе хватит? Ну ладно, десять. Десять гринов, Тюха! Соглашайся, пока я добрый!

— Ладно, добрый, — проворчал Тюха. — Давай сюда гайку и кончай гнилой базар. Дела все равно не будет. Самому надо, понял?

— Да подавись ты своим дерьмом, — сказал Пятый, возвращая перстень. В его голосе не было злости. — Только на твоем месте я бы эту штуку втюхал за любые бабки. Ты же баран, тебя же с ней заметут.

— Счас, — повторил Тюха, лексикон которого не поражал богатством и разнообразием. — С чего это меня вдруг заметут?

— А с того тебя заметут, — вкрадчиво сообщил ему Пятый, — что гаечка эта наверняка паленая. Колись, Тюха, где ты ее стырил? А если не стырил, то нашел. Хрен редьки не слаще. Все равно отберут да еще и кражу пришьют — для отчетности, типа. Гаечка твоя — серебро высшей пробы. Всосал, дебил?

— Я-то всосал, — проворчал Тюха, с усилием насаживая перстень на распухший от жары палец. — Десять баксов, говоришь? Что-то ты расщедрился. Гаечка-то граммов на двадцать потянет, не меньше. И высшая проба… А насчет ментовки не беспокойся. Мне эту штуку один мужик подарил.

— Какой еще мужик? — презрительно спросил Пятый, не сомневаясь, что Тюха пытается навешать ему лапши на уши.

Тюха вдруг снова засмущался, целиком сосредоточив свое внимание на сигарете, которая и без того вполне исправно дымила, распространяя вокруг аромат хорошего заграничного табака. Было видно, что Пантюхину до смерти хотелось поделиться с приятелем какой-то буквально распиравшей его новостью и в то же время он опасался, что его поднимут на смех.

— Ну, — чутко уловив эту странную перемену в настроении приятеля, надавил Пятый, — чего жмешься? В голубые, что ли, подался? Гайку, небось, спонсор подарил?

— А в рыло? — меланхолично поинтересовался Тюха.

Пятый хорошо знал эту меланхолию. Знал он также и то, что слова у Тюхи обычно не расходятся с делом. Поэтому он поторопился отработать назад, обратив все в шутку.

— Да ладно тебе, — миролюбиво сказал он. — Чего ты в бутылку лезешь? Я же о тебе, дураке, забочусь.

— Не дурнее тебя, — огрызнулся Тюха.

— Это как посмотреть. Мне мужики колечек не дарят. Нынче этих извращенцев развелось, как грязи, в натуре. Ко мне недавно один в метро клеился, пока я его открытым текстом не послал: ПНХ, МДК… ну, как положено, в общем.

— Не, — длинно сплюнув на пыльный асфальт, лениво произнес отходчивый Тюха, — этот не извращенец. Он знаешь кто? Колдун.

— Ну, ты прикололся, — фыркнул Пятый. — Такого я даже от тебя не ожидал. Или это кликуха такая — Колдун?

— Какая еще кликуха! Колдун, понял? Реальный. Я, когда понял, чуть в штаны не навалил. А потом присмотрелся — ничего, клевый мужик. Бакланит так, что заслушаешься. Гайку вон подарил.

— Слушай, — осененный внезапной идеей, воскликнул он, — а давай к нему вместе зарулим! У него этого барахла, как грязи. Говорит, это типа амулетов. От дурного глаза, там, от импотенции, чтоб бабки водились… Пошли, Пятый!

— Чтоб бабки водились? — насмешливо переспросил Пятый. — Не, Тюха, ты все-таки лох. Давай, рассказывай, как этот козел тебе мозги запарафинил. Только давай шевелить ногами, а то так и поджариться можно.

Тюха выплюнул окурок, беспрекословно подхватил одну из сумок с картинами, и они не спеша двинулись в глубь микрорайона. По дороге Тюха поведал Пятому о своем знакомстве с колдуном.

Началось все с того, что мать Тюхи прочла вывешенное на столбе объявление какого-то народного целителя. Туманные заявления насчет магии, кармы и прочей зауми ее ничуть не смутили, зато коррекция осанки живо заинтересовала мадам Пантюхину, которую давно беспокоила привычка ее сына сутулиться. Она созвонилась с целителем, и тот назначил встречу. Время было не совсем удобным: в назначенный час мать Тюхи должна была находиться на своем рабочем месте. Но она вполне логично рассудила, что ее оболтус уже достаточно вырос для того, чтобы самостоятельно пройти двести метров и не перепутать номера квартир. Она снабдила сына энной суммой на оплату медицинских услуг и отбыла на работу, пообещав своему отпрыску не оставить у него на заднице живого места, если он вздумает пропустить сеанс.

Таким вот образом Тюха и попал в завешенную портьерами и заваленную всевозможным экзотическим хламом квартиру Ярослава Велемировича Козинцева. В квартире ему понравилось, и, пока хозяин мял его и гнул во все стороны почем зря. Тюха заинтересованно глядел по сторонам.

Перстень с коровьим черепом он заметил сразу. Тот лежал на заваленном какими-то книгами, курительными трубками, подсвечниками и прочей ерундой журнальном столике, наполовину скрытый листком пожелтевшей, готовой рассыпаться от ветхости бумаги — а может быть, и не бумаги вовсе, а самого настоящего пергамента. «Баран! — решил посмеяться Пятнов, — это же была человеческая кожа!» «Может, и так», — согласился Тюха, немало удивив этим приятеля.

Короче говоря, когда после сеанса массажа хозяин отлучился в ванную помыть руки, Тюха дождался, пока он закрыл за собой дверь и пустил воду, и втихаря приватизировал приглянувшийся перстенек. Вернувшись, хозяин отказался от предложенных Тюхой денег, а уже в дверях, перед тем как отпереть замок, как бы между делом заметил, что воровать нехорошо дескать, кое-где на Востоке до сих пор сохранился обычай рубить ворам руки. При этом он с улыбкой указал на карман Тюхиных джинсов, где в это время лежал присвоенный Тюхой перстень. Тюха, естественно, ушел в глухую несознанку, и тогда хозяин сделал что-то, что Тюха так и не смог до конца осознать, не говоря уже о том, чтобы описать во всех подробностях. Козинцев, продолжая улыбаться, шагнул вперед, а в следующее мгновение рослый, тяжелый, сильный, понаторевший в драках Тюха вдруг почувствовал, что пол стремительно уходит у него из-под ног. После третьего кувырка в воздухе он окончательно потерял ориентацию в пространстве и очень удивился, обнаружив себя стоящим на прежнем месте. Хозяин стоял напротив и с улыбкой показывал Тюхе раскрытую ладонь, на которой лежал злосчастный перстень. При этом он даже не запыхался, что, по мнению Тюхи, противоречило всем известным науке физическим законам. «А главное, — с жаром сказал Тюха, как он узнал, что я взял этот чертов перстень?!»

— Подглядывал, — предположил скептичный Пятнов.

— Вот тебе — подглядывал! — Тюха сделал неприличный жест и едва успел подхватить соскользнувшую с плеча сумку с картинами. — Через портьеры и закрытую дверь? Я тебе дело молочу, а ты — «подглядывал»…

В общем, перстень Тюхе подарили, сопроводив дар продолжительным чаепитием и не менее продолжительной беседой, в ходе которой Тюха узнал много интересных вещей, не имевших отношения ни к коррекции осанки, ни к мелким нарушениям уголовного кодекса. Напоследок его пригласили заходить и приводить, если будет желание, с собой друзей или подруг.

— Вот такая, брат, ботва, — закончил свой рассказ слегка осипший Тюха. — Ну, так как, сходим?

— А фиг ли нам, красивым бабам? — сказал Пятнов, скрывая под развязностью тона жгучую заинтересованность. — Вечерком смотаемся, если будем живы. А он точно бабок не берет?

— С меня же не взял, — пожал плечами Тюха. — Спрячь, говорит. Я, говорит, у людей последнее не забираю. Ну вот скажи, откуда ему знать, «что мамане до зарплаты еще две недели корячиться, а бабок в доме — ни хрена?

Пятнов пожал плечами, не став говорить о том, что финансовые проблемы Тюхиного семейства легко угадать по его не слишком интеллектуальной физиономии и разбитым кроссовкам. Впрочем, даже это не объясняло странного поведения Тюхиного нового знакомого: Пятый уже успел как следует усвоить, что в наше время никто не спрашивает, сколько дней тебе осталось до получки; всех интересует другое — сколько с тебя можно содрать.

— Ладно, — сказал он, — заметано. Вечерком, часиков в восемь, заскочи за мной, о'кей?

— Угу, — сказал Тюха, — заскочу.

Глава 6

Восемнадцатого мая компания из трех девушек и четырех парней, среди которых был и приятель Пантюхина и Пятнова Жека Малахов, отдыхала на берегу самого дальнего из прилегавших к микрорайону прудов. Пруд этот был небольшой, тенистый, сильно заросший водяными растениями и с таким илистым, захламленным всяким мусором дном, что в нем практически никто не купался. На самых подробных картах Москвы и Подмосковья он выделялся крошечным безымянным пятнышком бледно-голубого цвета; в народе же этот пруд без затей звался Круглым. Ходу до него по прямой было примерно полчаса, и, как уже было сказано, бывали здесь редко: к чему тащиться в такую даль, если нельзя даже искупаться? Плоские, заросшие густым кустарником и смешанным лесом берега пруда посещала в основном молодежь, искавшая уединения, чтобы без помех выпить вина, пыхнуть раз-другой запретным косяком и потискаться в свое удовольствие на лоне подмосковной природы.

Так было и в этот раз — с той лишь разницей, что травки никто не принес. Вина тоже было не слишком много, но это никого особенно не заботило: нет, и не надо. Когда кончится, можно будет смотаться в город и достать еще, а пока что нечего забивать себе голову ерундой!

Зато кто-то приволок волейбольный мяч. Парни, в особенности Жека Малахов, от души поржали над „спортсменом“, но девушки неожиданно приняли его сторону, и, когда вино все-таки закончилось, решено было немного постукать в волейбол. Играли на относительно ровном, свободном от кустов и деревьев пятачке над самой водой. Поначалу игра шла вяло, но через некоторое время парни разошлись не на шутку. Азарт игры не обошел стороной и девушек. Они визжали и неумело подпрыгивали, чтобы достать пролетающий над головой мяч; их крепкие молодые груди при этом тоже подпрыгивали, так и норовя выскочить из мизерных чашечек купальников. Сексуально озабоченный Жека Малахов, часто облизывая губы, думал о том, что ему скоро придется выйти из игры, чтобы не осрамиться при всем честном народе. От этих мыслей его возбуждение только увеличилось, а вместе с ним увеличилось и кое-что еще. Жека невольно опустил глаза, чтобы проверить, не вырвался ли его одноглазый приятель на волю из-под резинки плавок, и в этот момент кто-то не слишком умело, но очень сильно срезал высокий пас. Белый кожаный мяч чувствительно съездил Жеку по макушке, отскочил и плюхнулся в самую гущу зарослей камыша и аира, которыми была покрыта почти вся поверхность пруда.

Народ встретил происшествие дружным ржанием. Жеке Малахову было не столько больно, сколько обидно. Всякий раз, когда мишенью для шуток становился он сам, а не кто-нибудь другой, у него пропадало чувство юмора. Обиженно надув губы, Жека обозвал приятелей козлами и полез в свои брошенные неподалеку джинсы за сигаретами. „Эй, Малаха, — крикнули ему, — а мячик?“ „А я тут при чем? — сосредоточенно раскуривая сигарету, буркнул Жека. — Пускай автор сам за своим произведением лезет. Больно мне охота в дерьме бултыхаться!“

Он на всякий случай проверил валявшиеся в траве пустые бутылки, не столько надеясь отыскать глоток портвейна, которого, как он знал, не осталось ни капли, сколько для того, чтобы не видеть, как один из его приятелей под шуточки остальных лезет в воду, раздвигая камыш и брезгливо поднимая длинные костлявые ноги. Ему почему-то ни к селу ни к городу вспомнилась аналогичная ситуация, свидетелем которой он стал недавно. Только тогда был не пруд, а кусты и лежал в этих кустах не мячик, а Тюхина знаменитая шапка. Микрорайон гудел от слухов о маньяке-людоеде, и Жека, плевавший на эту болтовню с беспечностью молодости, сейчас вдруг почувствовал себя очень неуютно: он-то наверняка знал, что трепотня старух на скамеечках у подъездов и перешептывания домохозяек в общественном транспорте имели под собой самую что ни на есть реальную основу.

То, что осталось от двадцатилетней Ирины Васнецовой, заявление об исчезновении которой поступило в милицию полторы недели назад, плавало всего в трех метрах левее и ближе к середине пруда, чем улетевший от приятелей волейбольный мяч. Бледное, обескровленное, раздувшееся от воды нечто, еще совсем недавно бывшее милой вагоновожатой одного из московских трамвайных парков, тихо покачивалось на поднятой копошившимся неподалеку подростком мелкой волне, уставившись в голубое майское небо пустыми провалами глазниц. Над камышом жужжали мухи, вокруг кишела мелкая водяная живность, спеша угоститься тем, чем пренебрег убийца. Из-за того что тело целиком находилось в воде, запах был не очень сильным, однако и его хватило для того, чтобы полезший за мячом подросток заявил:

— Офигенная вонь на этом Круглом!

— Болотный газ, — авторитетно пояснил кто-то.

— Сероводород, — подхватил другой.

— Говноводород, — заключил Жека Малахов, испытывая огромное облегчение.

Труп пролежал в воде еще сутки, прежде чем его обнаружил бизнесмен Самохвалов, который выгуливал в районе Круглого своего ротвейлера Гришку. Гришка происходил от чемпионов породы и, вероятно, поэтому страдал многочисленными пороками, присущими представителям благородных, но вырождающихся семейств. Кормили его как на убой, но благородный Гришка тем не менее никогда не упускал случая сожрать на улице какую-нибудь дрянь, начиная от конфетной обертки и кончая чьими-нибудь фекалиями, за что и получил от хозяина подпольную кличку „Говноед“. Обидного смысла этого прозвища Гришка не понимал и потому откликался на оба своих имени естественно, только в тех случаях, когда у него вообще была охота на них откликаться.

Побегав немного вокруг пруда в поисках очередного лакомства, Гришка вдруг замер на берегу, по-, вернув похожую на черно-коричневый валенок морду в направлении противоположного берега. Ноздри его чутко затрепетали, а вялые лопухи ушей тревожно задвигались, временами становясь топориком. Вдруг он сорвался с места и с шумом и плеском устремился в камыши, не обращая никакого внимания на окрики удивленного хозяина. Бизнесмен Самохвалов действительно пребывал в крайнем изумлении: как правило, Гришку невозможно было загнать в воду никакими силами.

Через некоторое время причина стала ясна: судя по доносившимся из зарослей камыша звукам, Гришка что-то с аппетитом жрал. Сорвав глотку в попытках докричаться до этого благородного ублюдка, бизнесмен Самохвалов разулся, снял брюки и, ругаясь страшными словами, полез в пруд за своим, с позволения сказать, домашним любимцем. В его действиях был резон: в пруду могла плавать какая угодно зараза, а тратиться на ветеринара Самохвалову не очень-то хотелось.

Когда он увидел, что именно жрал Гришка, его немедленно вывернуло наизнанку, да так, что он не удивился бы, заметив в камышах собственные кишки. Последующие десять или пятнадцать минут превратились в сущий кошмар: в лобастой Гришкиной голове явно замкнуло какое-то реле, и он вознамерился во что бы то ни стало защитить свою находку от посягательств хозяина и любой ценой завершить начатый пир. Задыхаясь от трупной вони, увязая в тине, путаясь ногами в скользких корнях камыша, наступая на какие-то гнилые коряги и поминутно рискуя оставить в зубах у своего любимца часть какой-нибудь из конечностей, Самохвалов пытался отогнать пса от его добычи. В голове у него при этом все время крутилась мысль о спрятанном в гараже пистолете и о том, что он сам, лично, за свои собственные — и немалые, черт подери! — деньги натренировал чертова барбоса на активную защиту. Если у этого крокодила по-настоящему поехала крыша, то Самохвалов в данный момент рисковал разделить участь того, что плавало в мелкой воде у него перед глазами.

В конце концов он вернулся на берег, подобрал в кустах брошенный кем-то здоровенный и кривой березовый кол и двинулся на Гришку, мысленно доводя себя до яростного исступления. В принципе, сделать это было нетрудно: мало того, что этот вырожденец жрал человечину, так у него еще и хватило наглости рычать на собственного хозяина!

Будь на месте Самохвалова кто-то другой, ему бы наверняка не поздоровилось. Но, увидев приближающегося с огромной дубиной в руках хозяина и безошибочно уловив исходившие от него волны ярости, Гришка сплоховал. Поджав обрубок хвоста и трусливо отвернув в сторону перемазанную морду, поднимая водопады брызг, огромный пес пустился наутек.

В тот же вечер бледный от пережитого потрясения Самохвалов, нацепив на Гришку стальной намордник и ошейник с обращенными внутрь шипами, сдал своего пса приехавшим по его вызову собачникам, а микрорайон получил новую пищу для сплетен и пересудов.

Двадцатого мая сантехник Петр Андреевич Крылов спустился в теплоузел, чтобы там, в тишине и уюте, употребить бутылочку вина, перепавшую ему в одной из квартир в качестве гонорара за ремонт подтекающего сифона в ванной. До теплоузла он так и не добрался, потому что, спустившись в подвал, чуть было не наступил на распростертое на земляном полу зверски изуродованное тельце одиннадцатилетней девочки. Хуже всего было то, что девочка была знакома Крылову: она жила в соседнем подъезде и иногда играла вместе с его сыном Петькой. Звали ее, кажется, Леной, а вот фамилии новой жертвы местного людоеда Петр Андреевич не знал.

Бутылка выпала из разом онемевших пальцев и с глухим треском разбилась о выступавший из сырого земляного пола обломок бетона. Дешевое вино брызнуло во все стороны и стало впитываться в землю, по дороге смешиваясь с кровью. Но Петр Андреевич не обратил на это внимания: пятясь, спотыкаясь и едва не свалившись со ступенек, он бросился прочь из подвала.

Двадцать четвертого мая не вернулся с дискотеки пятнадцатилетний Олег Грязнов. Его аккуратнейшим образом отделенную от тела голову на следующее утро обнаружили в мусорной урне, все остальное бесследно исчезло. Местное отделение милиции буквально осаждали разгневанные жители, среди которых было очень много матерей и отцов, не хотевших, чтобы их дети превратились в чей-то ужин. Сотрудники милиции, проходя по улицам, прятали глаза обстановка складывалась такая, что даже самые толстокожие из них начали ощущать некоторую неловкость.

В тот же день полковника Сорокина вызвали наверх и после непродолжительной беседы открытым текстом пообещали „семь шкур с него спустить и голым в Африку пустить“. Полковник, который за время своей работы в правоохранительных органах наслушался таких обещаний более чем достаточно, довольно дерзко ответил, что такая крутая мера вряд ли будет способствовать скорейшему раскрытию преступления. Ему посоветовали не умничать, а лучше браться за работу, с чем полковник и был отпущен восвояси.

Вернувшись к себе, полковник собрал срочное совещание, на котором его подчиненные в полной мере испытали на себе то, что сам он недавно испытывал в кабинете у начальства. Меча во все стороны громы и молнии, Сорокин отлично понимал, что впустую тратит время и нервные клетки: все, что можно было предпринять, было сделано. Участковые и оперативники не знали покоя; район, в котором совершались преступления, денно и нощно патрулировался всеми силами, которые можно было бросить на это дело; ежедневно в местное отделение милиции доставлялись десятки подозрительных типов, которые при ближайшем рассмотрении неизменно оказывались не теми, кто был нужен сыщикам. Десятки оперативников сутками томились в засадах, в результате чего были взяты с поличным четверо квартирных воров и веселая компания гастролеров из Казани, промышлявших в столице вульгарным гоп-стопом и знать не знавших, в какое осиное гнездо занесла их нелегкая; количество квартирных краж, преступлений на бытовой почве, пьяных дебошей и хулиганских выходок в районе в период с марта по май волшебным образом снизилось на семьдесят пять процентов по сравнению с таким же периодом прошлого года. Разумеется, никаким колдовством здесь даже не пахло: просто переодетых в штатское сотрудников милиции в микрорайоне стало едва ли не больше, чем жителей. Кто-то из столичных щелкоперов, безумно раздражавших Сорокина своей привычкой лезть без мыла во все дырки, назвал то, что происходило в микрорайоне, террором. Несмотря на раздражение, Сорокин вынужден был признать, что журналист прав: население микрорайона было в самом буквальном смысле терроризировано проделками маньяка, которые раз от раза становились все более изуверскими. Мерзавец словно развлекался, водя за нос милицию и попутно удовлетворяя свой аппетит.

А аппетит у него был отменный: количество жертв уже достигло девяти человек, и Сорокин почти не сомневался, что в скором времени микрорайон отпразднует печальный юбилей — десятый покойник явно был на подходе. В минуты слабости полковник мучительно колебался между двумя крайностями: уйти в отставку или начать посещать церковь, моля Господа Бога помочь ему в этом поганом деле.

В ходе совещания выяснилась одна небезынтересная деталь: в наводненном милицией микрорайоне, оказывается, объявился какой-то новый гуру, адепт черной и белой магии и вообще подозрительный тип. По словам оперативника, делавшего сообщение, гражданин, о котором шла речь, действительно вызывал подозрение у всех, с кем сталкивался, и подозрения эти были самого неприятного свойства. Были люди, которые открытым текстом заявляли, что он и есть тот самый людоед. Такого же мнения, вероятно, придерживался и убитый участковый инспектор лейтенант Сиваков. Во всяком случае, в нагрудном кармане его пропитанной кровью рубашки был обнаружен листок, на котором с трудом можно было разобрать номер телефона и адрес, по которому проживал упомянутый гражданин. Докладчик особо обратил внимание присутствующих на это обстоятельство. Можно предположить, сказал он, что Сиваков либо посетил, либо собирался посетить подозреваемого, и тот, вероятно, почел за благо покончить с чересчур догадливым участковым. Так что, заключил свою речь докладчик, имеются все основания повнимательнее присмотреться к этому гражданину. Может быть, сказал он, в этом деле наконец-то появился просвет-Сорокин в ответ на эту реплику только поморщился: по его мнению, до просвета в этом деле было еще очень далеко. Он указал присутствующим на то, что у следствия нет против упомянутого гражданина ничего конкретного, кроме досужих домыслов и сплетен. Единственной уликой мог служить обнаруженный в кармане Сивакова клочок бумаги с адресом, но эту, с позволения сказать, улику можно было истолковать как угодно, а можно было и вовсе не истолковывать, списав на чистую случайность. Но, сказал Сорокин, мы с вами не в том положении, чтобы упускать пусть даже самую мелкую деталь. „Работайте, — сказал полковник Сорокин своим подчиненным. — Пощупайте этого чародея из микрорайона, присмотритесь к нему… Можно даже слегка на него надавить — а вдруг ненароком расколется? Но аккуратно!“

Вид у полковника Сорокина при этом был какой-то совсем уж усталый, и смотрел он почему-то в стол, так что никто из присутствующих не мог видеть выражения его глаз. Впрочем, макушка склоненной полковничьей головы тоже выглядела довольно красноречиво: было совершенно очевидно, что версия о причастности этого колдуна и чародея к убийствам в микрорайоне не вызывает у полковника ни малейшего энтузиазма. Понять и разделить мнение полковника Сорокина было легко: уж слишком настойчиво и неприкрыто этот черно-белый маг лез в глаза всем подряд и милиции в том числе. Впрочем, понять логику маньяка никому не дано, а то, что в микрорайоне орудует самый настоящий маньяк, ни у кого не вызывало сомнений. Возможно, расклеенные по всему району объявления были частью хитроумной системы маскировки…

Так или иначе, все это следовало тщательнейшим образом проверить. Выходя из кабинета Сорокина, многие, если не все поголовно, участники совещания испытывали очень неприятное ощущение: им казалось, что все они находятся в положении утопающего, который цепляется за проплывающую мимо соломинку.

* * *

Утром двадцать пятого мая, где-то в начале двенадцатого, в дверь квартиры, где проживал Ярослав Велемирович Козинцев, позвонили. Звонок долго заливался электронными трелями в пустой, сплошь занавешенной пыльными бордовыми портьерами прихожей, прежде чем в глубине квартиры раздалось недовольное бормотание, позевывания и шаркающие шаги. Портьеры раздвинулись, и в прихожей появился Ярослав Велемирович собственной персоной. Его длинные волосы были всклокочены, обычно идеально ровная бородка торчала во все стороны, а на здоровой щеке виднелся оставленный подушкой розовый рубец, почти симметричный страшному рваному шраму, который обезображивал левую половину его лица. Ярослав Велемирович широко и громко, с прискуливанием, зевал, поправляя на переносице массивные темные очки. Он был одет в свой краснополосый махровый халат, из-под которого виднелись голые жилистые ноги в домашних тапочках. Почесывая под халатом голую грудь, на которой поблескивали золотом и нержавеющей сталью цепочки, Ярослав Велемирович заглянул в дверной глазок, чему-то криво улыбнулся, потуже затянул пояс на халате и стал один за другим отпирать замки, утопавшие в толстой обивке двери.

За дверью стоял высокий и худой как жердь милиционер с пластиковым кейсом в левой руке. Правую руку страж порядка почему-то держал в кармане брюк, что придавало ему несколько неуставной вид. Ярослав Велемирович в течение как минимум двух секунд очень откровенно разглядывал оттопыренный чем-то тяжелым карман милиционера, после чего приветливо сказал:

— Добрый день.

Не успев до конца произнести приветствие, он снова широко зевнул, вежливо прикрыв рот наманикюренной ладонью, на которой поблескивал массивный золотой перстень в виде змеи с единственным рубиновым глазом.

— А почему вы не спрашиваете, кто там? — угрюмо поинтересовался милиционер, с явной неохотой вынимая руку из кармана.

— Ваши пуговицы и нашивки, капитан, сверкают на всю лестничную площадку, — любезно пояснил хозяин, кивнув на дверной глазок.

— Старший лейтенант, — сердито поправил его милиционер. — Моя фамилия Зайцев, Юрий Степанович. Я ваш новый участковый. Разрешите войти?

— Да, конечно.

Хозяин отступил от двери, и старший лейтенант Зайцев шагнул в прихожую. Как только он освободил дверной проем, его сейчас же заполнили двое серьезных молодых людей в штатском — гладко выбритых, аккуратно подстриженных и очень спортивных с виду.

— Простите, — сказал Козинцев, — это у меня с глазами что-то или вас действительно трое? И все — Юрии Степановичи Зайцевы?

— Это оперативные сотрудники уголовного розыска, — веско сказал участковый. — С вашего позволения, они хотели бы присутствовать при нашей с вами беседе.

— А заодно и осмотреть квартиру, — как бы между прочим заметил Козинцев и хихикнул. — Боже, как это забавно! Нет, я не против, конечно же, но все же мне хотелось бы узнать, чему я обязан… э… таким вниманием. Вы что, обходите всех и каждого? И ко всем являетесь с эскортом? А, понимаю! Вы, наверное, боитесь людоеда, про которого в последнее время столько болтают у нас в районе. Но это же просто сплетня! Очередной нелепый слух и не более того. К тому же лично вам, на мой взгляд, бояться нечего: вы чересчур костлявый. Не то что ваш предшественник.

Слегка сбитый с толку этим неожиданным напором, участковый неловко кашлянул в кулак. Оперативники с Петровки переглянулись у него за спиной, и на их лицах проступило желание вмешаться в беседу. Козинцев бросил в их сторону быстрый взгляд и поспешно сменил тон.

— Простите, — сказал он. — Я пошутил и, кажется, как всегда, неудачно. Чувство юмора у меня довольно своеобразное, вы уж не обессудьте.

— Мы заметили, — проворчал участковый, на костлявых скулах которого перекатывались каменные желваки. — Вы позволите присесть? Я должен заполнить кое-какие бумаги, поэтому…

Присесть в прихожей, как нарочно, было не на что. Оперативники снова переглянулись, уверенные, что хозяин предложит подождать здесь и вынесет из кухни табуретку, но тот гостеприимным жестом отодвинул портьеру и сделал приглашающее движение рукой в сторону комнаты.

Милиционеры вошли и остановились на пороге, откровенно озираясь по сторонам. Участковый неловко примостился на краешке предложенного хозяином старомодного кресла с резными деревянными ручками и красной плюшевой обивкой. Он щелкнул замочками кейса и положил перед собой чистый лист бумаги — прямо на кейс, так как на заваленном книгами, бумагой и безделушками журнальном столике не оставалось ни миллиметра свободного места. О том, чтобы подвинуть весь этот хлам, нечего было и думать — он непременно обрушился бы на пол. Оперативники остались стоять, и, приглядевшись к ним как следует, можно было заметить, что они очень медленно дрейфуют по комнате, перемещаясь со скоростью часовой стрелки: один вправо от двери, а другой — влево. При этом глаза их, как выпущенные из неволи белки, безостановочно перебегали с предмета на предмет.

Записав анкетные данные Козинцева и бегло просмотрев его паспорт, участковый перешел к делу.

— Скажите, Ярослав Велемирович, на какие средства вы живете?

Хозяин удивленно поднял над оправой очков не затронутую шрамом бровь.

— Это допрос? — осведомился он и зачем-то дотронулся до кончика носа указательным пальцем с длинным, отполированным и, кажется, даже покрытым бесцветным лаком ногтем. Сделал он это так, как делают пациенты на приеме у невропатолога, — ну, может быть, и не совсем так, но похоже.

— Впрочем, — продолжал он, не дождавшись ответа, — секрета тут нет. У меня есть кое-какие средства, плюс пенсия по инвалидности… ну, и кое-какие другие доходы, о которых наша родная налоговая полиция осведомлена в полной мере. Я, скажем так, свободный художник. Немного здесь, чуть-чуть там…

— А вот ваши соседи, — перебил его участковый, — утверждают, что вы занимаетесь незаконной медицинской практикой.

— Как интересно! — с неуместным восторгом воскликнул Козинцев. — А что еще они утверждают?

— Давайте для начала разберемся с медицинской практикой, — предложил участковый.

— Давайте, — радостно согласился Козинцев. — С превеликим удовольствием! Поймите меня правильно: я ничего не имею против своих соседей. Это милейшие люди, но они впали в какое-то прискорбное заблуждение и вдобавок ввели в заблуждение вас. Возьмем простой пример… Вы женаты?

— Это к делу не относится.

— Ну, допустим, что женаты. Вы не против? Отлично! Допустим, вы женаты, и вот ваша жена отправляется на кухню чистить картошку. Вы мужчина серьезный, хозяйственный, и все ножи у вас дома наточены так, что ими можно бриться…

Тут участковый Зайцев слегка смутился, поскольку его супруга частенько жаловалась на то, что в доме нет ни одного острого ножа — и не только ножа, но и мужчины, который мог бы этот нож наточить. Но вида он, разумеется, не подал, а лишь слегка нахмурился, давая хозяину понять, что ему следует держаться немного ближе к делу.

— И вот, — продолжал Козинцев, — она порезала палец и прибежала к вам, держа этот окровавленный палец перед собой. Что вы делаете? Может быть, вы бросаетесь к телефону и вызываете „скорую“? Нет, конечно. Вы дуете на несчастный пальчик, говорите ласковые слова, может быть, даже слизываете кровь… — тут он сделал едва заметное, явно непроизвольное глотательное движение и слегка осипшим голосом продолжал:

— Потом вы обрабатываете ранку какой-нибудь дрянью — скорее всего, обыкновенным йодом, — и, как умеете, бинтуете несчастный пострадавший палец. Это незаконная медицинская практика? Да или нет?

— Это оказание первой медицинской помощи, — парировал участковый, — не требующее специальной квалификации. А как насчет коррекции осанки?

— Рассмотрим другой пример, — потирая руки, с энтузиазмом предложил Козинцев. Похоже было на то, что он получает от беседы искреннее удовольствие. — Кто-то из этих молодых людей — он указал на оперативников, которые, уже не скрываясь, осторожно шарили по полкам, — занимаясь в спортивном зале, повредил себе спину. Допустим, вы знаете, что нужно делать в подобных случаях. Заметьте, не предполагаете, как большинство недоучек, которые сидят в районных поликлиниках, а точно знаете! Человеку больно, вы можете ему помочь… Неужели же вы вместо этого заставите его тащиться к черту на кулички и торчать полдня в очереди, чтобы в результате его искалечили еще сильнее? А?

Он уже почти кричал, безостановочно потирая ладони, словно они у него мерзли.

— Не надо так волноваться, — без намека на теплоту сказал участковый. — Разумеется, если бы я был уверен в своих силах, я бы помог человеку. Но не ради денег, а вот именно чтобы помочь…

— Стоп, — переставая потирать ладони и выпрямляясь в кресле, остановил его Козинцев. — Деньги? Ах, вот оно что! А я-то думаю: при чем тут какая-то медицинская практика? Да господь с вами, майор!

— Старший лейтенант.

— Да хоть ефрейтор или этот, как его… генералиссимус! Я же вам говорю: вас ввели в заблуждение. Я не беру денег с людей, которым и без того приходится туго! Зачем мне лишнее? Кроме того, это противоречит моим принципам, — он захихикал. — Надо же, деньги! Это вам кто-нибудь сказал или вы сами придумали? Давайте говорить как интеллигентные люди, свято чтящие уголовный кодекс: вам этого никогда не доказать, потому что этого на самом деле не было. Найдите тех, кто ко мне обращался, и пусть хоть один из них скажет, что я взял с него деньги!

Участковый, который знал, что это чистая правда, начал понемногу раздражаться. Этот тип ему активно не нравился, и он отлично понимал добропорядочных граждан, которые требовали изолировать его от общества. В этой квартире все было странным — от хихикающего, причудливо искалеченного хозяина с его побрякушками на шее и маникюром на ногтях и до последнего вбитого в стенку гвоздя. Вспомнив о маникюре, участковый машинально опустил глаза, но взгляд его уперся в меховые тапочки, сквозь которые невозможно было разглядеть, делает ли Козинцев педикюр.

— Хорошо, — сказал он, стараясь сохранять спокойствие. — Не надо так нервничать, Ярослав Велемирович. Вас ведь ни в чем не обвиняют…

— Пока, — вставил один из оперативников. Прислонившись плечом к книжной полке, он рассеянно листал „Тайные ритуалы племен Новой Гвинеи“ печально известный труд английского антрополога Джеймса Риджвика.

Козинцев не обратил на эту реплику ни малейшего внимания. Или сделал вид, что не обратил.

— А что это говорят, — продолжал участковый, — будто вы исповедуете какой-то экзотический культ? И не только исповедуете, но и, по слухам, проповедуете?

— Говорят, — повторил Козинцев с таким выражением, словно выплевывал ненароком забравшуюся к нему в рот жабу. — Говорить можно все, что угодно. Я, например, могу сказать, что вы это выдумали только что, вот тут, на этом самом месте. И в суде мое слово будет против вашего. Только я еще добавлю, что вы вломились ко мне в дом в сопровождении двоих неизвестных мне людей, произвели несанкционированный обыск и похитили мое личное имущество.

Привалившийся к книжной полке оперативник торопливо поставил на место „Тайные ритуалы…“ и выпрямился. Второй, который в это время пытался прочесть выцветшие каракули, покрывавшие небрежно брошенный на подоконнике листок пергамента, покосился на хозяина и неопределенно усмехнулся. После этого он снова вернулся к своему занятию, присмотрелся повнимательнее и вздохнул: закорючки на пергаменте не имели ничего общего ни с кириллицей, ни с латынью. Судя по форме букв, это был какой-то восточный язык — не то арабский, не то еврейский, не то и вовсе какой-нибудь санскрит.

— Ну, хорошо, — сказал участковый, преодолевая желание свернуть этому наглецу шею. — А объявления? Объявления на столбах ваши?

— Объявления мои, — великодушно согласился Козинцев. — Как вам текст?

— А вы знаете, что это запрещено?

— Ах, вот оно что! — казалось, Козинцев был счастлив оттого, что тягостное недоразумение наконец разрешилось. — Право же, я не думал, что такой пустяк… — он хихикнул и дернул изуродованной щекой. — Я, наверное, должен заплатить штраф? Сколько с меня? Подождите, куда же я подевал бумажник? Молодой человек, — обратился он к оперативнику, — вы не видели там, на полке, моего бумажника?

Он явно издевался, но в такой форме, что придраться было не к чему. Чувство юмора у гражданина Козинцева, похоже, действительно было весьма своеобразным.

— Вам придется проехать с нами, — решив идти напролом, объявил участковый.

Один из оперативников бросил на него изумленный взгляд, но тут же согласно кивнул. Действительно, в отделении с этим гадом можно будет поговорить по-другому. Это, конечно, противозаконно, но победителей не судят. Перед ними сидел псих, а такие, если на них надавить чуть-чуть сильнее, как правило, раскалываются подчистую и начинают требовать адвоката, журналистов, телевидение и расстрельный взвод, причем все это необходимо им одновременно и сию же минуту.

— Проехать так проехать, — покладисто согласился Козинцев. — С детства мечтал прокатиться на милицейской машине. Вы позволите мне одеться? А то в халате как-то…

— Одевайтесь, — разрешил участковый. Козинцев встал и скрылся в завешенных портьерой дверях спальни. Один оперативник двинулся за ним, а второй направился на кухню.

— Зайцев, — окликнули участкового из спальни, — зайди-ка сюда!

Спальня по контрасту с захламленной гостиной показалась старшему лейтенанту совершенно голой. Здесь были только самые необходимые предметы: полуторная кровать со скромным покрывалом, двухстворчатый шкаф и тумбочка. На тумбочке стояло то, что привлекло внимание оперативника. Это был какой-то грубо вырезанный из темного дерева идол с тяжелым жестоким лицом, покатыми жирными плечами и далеко выдающимся вперед животом. Толстые губы идола были густо вымазаны чем-то темно-бурым, почти черным, а в каменной чаше, стоявшей у него на коленях, участковый с содроганием увидел лужицу какой-то загустевшей жижи, цветом более всего напоминавшей полусвернувшуюся кровь.

— Ну, — не скрывая неприязни, обратился он к Козинцеву, — а это как понимать? Говорите, насчет культа я все выдумал?

— Могли выдумать, — поправил его тот. — Могли, понимаете? Кстати, юридически вы этого не видели. Свидетелей здесь нет, и я могу сказать, что этот… э-э-э… алтарь соорудили вы сами. Но я не стану этого делать. У нас свобода вероисповедания, вы помните об этом? Заметьте, алтарь стоит у меня в спальне, а не в зале, где я принимаю гостей… э-э-э… посетителей. Так что это мое личное дело. Сугубо личное. Я могу верить хоть в бегемота с крыльями, хоть в инопланетян, и никто не вправе мне это запретить. Разве нет?

— В отделении разберемся, — сказал оперативник. — А в миске что?

— Это не миска, — оскорбился Козинцев, — а жертвенник!

— Хорошо, — терпеливо согласился оперативник. — Так что у вас в этом вашем жертвеннике?

— Кровь, естественно!

Козинцев неожиданно шагнул к тумбочке и, прежде чем ему успели помешать, обмакнул в миску указательный палец.

— Видите? — со странным торжеством в голосе сказал он, поднимая палец кверху. Палец до первого сустава был покрыт густой темно-красной жидкостью. — Это кровь!

Он внимательно осмотрел собственный палец, а потом непринужденно засунул его в рот и с удовольствием облизал. Участковый подавил рвотный спазм. Оперативник поморщился, а потом вдруг окинул внимательным взглядом сначала хозяина, потом тумбочку с языческим алтарем. Он шагнул вперед, присел на корточки, принюхался, а затем вдруг в точности повторил действия хозяина: обмакнул палец в жертвенник, внимательно его осмотрел, еще раз понюхал и осторожно лизнул.

— Кровь, говоришь? — медленно разгибаясь и вытирая палец носовым платком, с угрозой сказал он хозяину.

— Ну, разумеется, символическая, — спокойно ответил тот. — Где же я в наше время настоящую достану?

— Вишневый сироп, — пояснил оперативник позеленевшему участковому. Одевайтесь, — приказал он Козинцеву.

Тот скинул халат и полез в шкаф, за брюками. Увидев его мускулистое, без единой капли жира, вдоль и поперек исполосованное рубцами и шрамами тело, оперативник присвистнул. В халате Козинцев выглядел гораздо более безобидным, чем в своем естественном виде.

— Откуда шрамы? — с профессиональным интересом спросил человек с Петровки.

— Так, — неопределенно откликнулся Ярослав Велемирович, натягивая брюки. — Знаете, как в жизни бывает: то везет, то не везет. Просто мне не везло чаще, чем другим.

Он снова разразился своим противным хихиканьем, и участковый подумал, как это здорово, что руки у него заняты штанами; так он, по крайней мере, не может потирать ладонями.

На кухне хлопнула дверца холодильника. Через несколько секунд в спальню заглянул второй оперативник.

— Послушайте, папаша, — сказал он, — зачем вам столько мяса?

— Есть, — лаконично ответил Козинцев, застегивая рубашку. — Обожаю мясо. А вы?

Он больше не хихикал. Он улыбался отвратительной улыбкой обожравшегося тигра, и участковый Зайцев почувствовал, как по спине у него поползли мурашки.

Перед тем как выйти из квартиры, милиционерам пришлось минут пять ждать в прихожей, пока Козинцев тщательно, неторопливо и с большой любовью причесывал перед зеркалом волосы и бороду. Внимательно оглядев напоследок свое отражение и удовлетворенно кивнув, Козинцев взял стоявшую в углу прихожей массивную черную трость с затейливой резной рукояткой, снял с крючка бренчащую связку ключей и сделал милиционерам приглашающий жест в сторону выхода.

Все время, пока его везли в отделение, пока тянулась утомительная процедура оформления бумаг и снятия первичных показаний, гражданин Козинцев вежливо и слегка иронично улыбался. Улыбался он и во время допроса. Впрочем, вполне возможно, что это только казалось из-за шрама, который оттягивал кверху левый уголок его рта.

Полковник Сорокин оказался прав: взять гражданина Козинцева голыми руками не удалось. Он был готов сотрудничать, он шутил, хихикал и потирал руки, он был несказанно удивлен своим задержанием и тем, что сотрудники милиции, оказывается, верили досужим сплетням о людоеде, который якобы завелся в микрорайоне, и он ни в какую не желал впадать в истерику и раскалываться. Он был неуязвим, и утром двадцать шестого мая, после проведенной на жестких нарах ночи, гражданин Козинцев был неохотно отпущен на свободу. Он вежливо попрощался с дежурным по отделению и удалился, опираясь на свою трость и сильно припадая на правую ногу.

А сутки спустя, ранним утром двадцать седьмого мая, в микрорайоне был обнаружен очередной труп — десятый по счету из тех, что удалось обнаружить. На сей раз убийство произошло не в лесу и не в подвале, а прямо в лифте одного из стоявших ближе к центру микрорайона шестнадцатиэтажных домов. Но почерк был тот же, и несчастная женщина, первой попытавшаяся войти в лифт в то утро, неделю отлеживалась дома, включив в квартире весь мыслимый свет и не принимая внутрь ничего, кроме лошадиных доз валерьянки и корвалола.

Когда полковнику Сорокину доложили об этой находке, он сквозь зубы выругался нехорошими словами и после минутного размышления сказал:

— Хорошо. Этим вашим Козинцевым я займусь сам. Лично.

В устах полковника Сорокина это было не такое уж частое заявление. Оно означало, что над гражданином Козинцевым неумолимо сгущались тучи.

Глава 7

Домой он возвращался в подавленном настроении. Суточный ритм был нарушен, и биологические часы, стрелки которых грубо передвинули немытым пальцем, тикали как попало, ежеминутно сбиваясь с такта. Трясясь сначала в метро, а потом в набитом до отказа, раскаленном и душном автобусе, он то впадал в тяжелую полудрему, то снова просыпался, обводя обступивших его плотным частоколом пассажиров ненавидящим взглядом сквозь темные стекла очков.

Ему было дурно от близости такого количества разгоряченных, затянутых в пыльную ткань, сочащихся потом и испускающих чудовищный букет самых разнообразных запахов тел. Бледная, загорелая, поросшая волосами или, напротив, совершенно безволосая, дряблая и тугая, молодая и старая плоть обступала его со всех сторон, прижималась, наваливалась и дышала нездоровым теплом. Он всей душой ненавидел эти редкие моменты, когда обстоятельства вынуждали его оказываться в самой гуще человеческого стада; в такие минуты абстрактная любовь к ближнему бессильно опускала руки и отступала, уступая место нарастающему раздражению. О боги, как же трудно было любить этих людей!

Хуже всего было то, что в такие моменты, когда они собирались вместе, он ничем, абсолютно ничем не мог им помочь. Толпа самодовольна и самодостаточна, и одиночка, пытающийся открыто противопоставить себя этому тысячеглавому монстру, заранее обречен на гонения и мучительную смерть. А толпу ничем не проймешь. Иное дело — отдельно взятый человек. Большим усилием воли он заставил себя преодолеть отвращение и стал вглядываться в заполнявшую салон „Икаруса“ толпу, стараясь выделить из нее человека, который не только нуждался в помощи, но и был ее достоин. Это было сложно и даже мучительно, но, в конце концов, ему всякий раз приходилось проходить через это, когда он хотел сделать кого-то счастливым и разделить это счастье со своим избранником.

Процесс выбора действительно был сложным. Кто? В самом деле, кто? Вот эта толстуха с огромным, круглым, как глобус в планетарии, туго обтянутым шелковым сарафаном брюхом? Огромная обвисшая грудь, изуродованные варикозом ноги, широкое, лоснящееся от пота, густо подмалеванное глупое лицо и небритые подмышки, из которых со страшной силой разит потом пополам с дезодорантом… Нет, ей уже ничем не поможешь. Она не примет помощи; более того, она ее недостойна. Ей всего хватает, она всем довольна и не ищет никаких новых радостей, кроме тех, что привычны и доступны: очередной бразильский сериал по телевизору, возможность пожаловаться кому-нибудь на жизнь и выслушать встречную жалобу, сочувственно кивая и тряся всеми своими подбородками. Ну и, конечно же, жратва — насквозь пропитанное канцерогенными веществами, жирами и ядовитыми пищевыми добавками тухлое месиво промышленного производства, которым завалены прилавки магазинов и торговые ряды рынков.»

Или, может быть, вот этот — тощий, лысый, с огромным унылым носом на загорелом дочерна лице? В руке потертый портфель из натуральной кожи, на потной морщинистой шее строгий однотонный галстук — интеллигент… Интересно, где это он успел так загореть? У себя в конторе? Да нет, вряд ли. Наверняка на даче, с лопатой и граблями в руках, под присмотром фундаментальной, как пирамида Хеопса, горластой и непоколебимой супруги. Зачем ему помощь? Это давным-давно не человек, а обыкновенная рабочая скотина, которой суждено подохнуть лет через десять от разрыва не выдержавшего нагрузок сердца. Произойдет это почти наверняка все на той же даче — скорее всего, при попытке взвалить на плечо мешок картошки или стронуть с места до отказа нагруженную вонючим навозом тачку…

Бойкая старушенция в очках и с полным ртом железных зубов, навьюченная авоськами, из которых во все стороны выпирает какая-то вялая зелень… Этой можно было помочь лет пятьдесят, а то и все семьдесят назад.

Или этот — крепкий, широкий, квадратный, чуть ли не кубический, с гладко выбритым, похожим на крупный булыжник, непроницаемо надменным лицом и сверкающей лысиной? Сидит у окна и смотрит прямо перед собой ничего не выражающим взглядом, положив короткопалые, поросшие жестким черным волосом ладони на стоящий на коленях старомодный пластиковый кейс Пахнет от него дорогим одеколоном и хорошим табаком. И даже не вспотел… Этот все знает, все понимает и ничего не хочет. У него все схвачено и расписано до мелочей, все просчитано на двадцать пять ходов вперед. Не человек, а ходячий калькулятор с вакуумным насосом вместо сердца и парой микросхем в черепной коробке. Если ему и понадобится какая-нибудь помощь, то оказать ее сможет разве что хороший механик.

Он устало смежил горящие веки за темными стеклами очков. Подумать только, полный автобус народу, и ни одного человеческого лица! Рожи, морды, кабаньи рыла, потные куски несвежего мяса с мутными стекляшками лишенных выражения глаз…

«Не нужно было мне сегодня ехать в город, — подумал он. — Зачем я это сделал? Помнится, в тот момент мне казалось, что существует какая-то причина для этой поездки, но вот какая? Если бы вспомнить! Может быть, тогда сделалось бы хоть немного легче…» Что же это — начинаются провалы в памяти? Плохо. Это очень плохо — провалы в памяти. Он сейчас не в том положении, чтобы позволить себе роскошь не помнить, где был и что делал.

Это была правда. Он всей кожей, каждым нервным окончанием, каждой клеточкой своего тела ощущал приближение опасности. Охотники шли за ним по пятам, смерть летала над ним, сужая круги, и за каждым углом, за каждым деревом его подстерегала засада. До сих пор ему удавалось уходить от опасности, путая следы, но это не могло продолжаться бесконечно. Это было дьявольски тяжело: думать о вечном, помогать людям обрести покой и гармонию со Вселенной и при этом все время помнить о голодных псах, рыщущих в темноте у него за спиной.

Что ж, подумал он, тут ничего не поделаешь. Такова участь всех, кто несет свет в этот несчастный, погрязший в пороке и заблуждениях мир. Каждый, у кого хватает смелости выпрямиться во весь рост, каждый, кто рискует иметь собственное мнение, собственный взгляд на вещи, обречен. Это нужно принимать как данность, потому что рано или поздно псы настигнут тебя и самый быстрый и свирепый из них прыгнет тебе на плечи, повалит и вонзит клыки в беззащитную шею. И надо приучить себя к мысли, что это будет не боль и ужас, а наивысшее блаженство, доступное человеческому существу…

Ближе к конечной остановке автобус стал постепенно пустеть. Солнце уже скрылось за крышами домов, в салоне стало немного прохладнее. Под потолком загорелись пыльные плафоны, наполнив дребезжащую стеклянную коробку автобуса тусклым грязно-желтым светом. Свежий воздух врывался в открытые форточки, справа за пыльным оконным стеклом все чаще мелькали пятна темной зелени, пока не слились в сплошную полосу пригородного леса — того самого, с которым у него было связано столько приятных, хотя и несколько смутных воспоминаний.

Автобус проехал мимо милицейского «УАЗа», кособоко стоявшего на обочине дороги. Наступал вечер, и псы вышли на охоту — множество дрессированных псов со стальными клыками и когтями, с яркими бляхами на форменных ошейниках и с привычным сознанием своей вечной и неизменной правоты в микроскопических мозгах. Эти были неопасны: со всеми своими пуговицами, лычками, бронежилетами и спецавтомобилями, они были видны за версту, как новогодняя елка на Красной площади. Гораздо опаснее были другие — те, что рядились в овечьи шкуры и, затесавшись в самую гущу тупо мемекающего стада, зорко оглядывались по сторонам, подстерегая добычу.

Он отвел взгляд от окна, запустил пальцы под очки и немного помассировал набрякшие веки. Стало чуть-чуть легче. Казалось, врывавшийся в открытые окна, напоенный ароматами близкого леса воздух — воздух микрорайона, в котором он жил и по собственному разумению творил добро, придавал ему сил, наполняя усталое тело бодростью, а душу — железной решимостью следовать по избранному пути до самого конца.

Он огляделся. В опустевшем салоне автобуса оставалось человек пятнадцать, не больше. Чтобы окончательно взять себя в руки, он пересчитал их по головам. Получилось ровно пятнадцать, и он обрадовался тому, что его первоначальное предположение оказалось верным. Все-таки он был на голову выше их всех. Интересно, подумал он, кто из них с такой скрупулезной точностью смог бы с первого взгляда определить количество пассажиров, разбросанных по полупустому салону автобуса? Да никто, ответил он сам себе. Для этого нужно перестать быть бараном и сделаться человеком, а на это они не способны — во всяком случае, без посторонней помощи. Без его помощи. Он свято верил в то, что в краткий миг, предшествующий мученической смерти, каждый человек испытывает нечто вроде озарения, во время которого ему открываются все сокровенные тайны бытия. Все то, чего человек не сумел или не захотел увидеть и понять при жизни, в его последний миг предстает перед ним в одной краткой и ослепительной вспышке. Это мгновенное и всеобъемлющее познание проникает в каждую молекулу умирающей плоти, пропитывает ее насквозь и становится неотделимым от нее.

Размышляя таким образом, он продолжал рассматривать пассажиров. И тогда он заметил ее.

У нее были русые волосы того оттенка, которого невозможно добиться никакими ухищрениями, никакой, самой дорогой и современной косметикой, и глубокие серо-голубые глаза. Еще у нее были очень свежие, по-детски припухлые губы, гладкие округлые щеки и крепкая высокая грудь, вызывающе приподнимавшая тонкую ткань простенькой блузки. Круглые, великолепной формы колени были целомудренно сведены вместе, а молочно-белые точеные ноги были стройны и длинны как у топ-модели. Лет ей было что-то от восемнадцати до двадцати одного, и она напоминала готовый вот-вот распуститься розовый бутон — свежий, полный сил, но от рождения обреченный на неминуемое увядание и смерть.

Она была хороша — настолько хороша, что он зажмурил глаза за темными линзами, давая ее образу немного отстояться в мозгу.

Пока он укрощал беспокойного демона своей фантазии, автобус вдруг замедлил ход и остановился. Зашипел, вырываясь на волю, сжатый воздух, двери протяжно заскрипели и лязгнули. Потом эта какофония повторилась в обратном порядке, автобус зарычал разбитым дизельным движком и медленно возобновил движение.

«Остановка, — подумал он, не открывая глаз. — Дьявол, как я мог забыть?! Это же не скорый поезд, а всего-навсего рейсовый городской автобус, делающий остановки возле каждого столба. Что ж, — решил он, — так тому и быть. Значит, не судьба. Мы еще встретимся. Обязательно встретимся, потому что мир тесен, а наш уютный микрорайон еще теснее. Главное, что я ее увидел и запомнил. Ее нужно разыскать. Ей просто необходимо помочь, потому что позволить этому совершенному во всех отношениях, прекрасному и чистому созданию превратиться в тупо жующую, заморенную бесконечными родами корову с отвисшим выменем было бы настоящим кощунством».

Он осторожно открыл глаза и едва не задохнулся от прихлынувшего теплой волной счастья: она по-прежнему сидела на своем месте, глядя в черное окно на проплывающие мимо огни микрорайона с таким видом, словно там, за темным стеклом, происходило что-то крайне значительное и важное. Ее узкие ладони мирно лежали на обтянутых короткой юбкой стройных бедрах, как две присевшие отдохнуть пугливые белые птицы. В маленьких, плотно прилегающих к красивому черепу ушах острыми искорками поблескивали сережки с прозрачными камешками. Тонкие брови были красиво изогнуты, а хрупкие плечи вызывали острое желание защитить это словно сотканное из вечернего воздуха создание от житейских невзгод и целых морей грязи, которые поджидали ее в ближайшем будущем.

Он перевел дыхание. Муторное дремотное состояние вдруг прошло, словно его и вовсе не было. Он был бодр и свеж и отлично понимал, чем вызвана эта волшебная перемена. Он принял решение и знал, что теперь все будет хорошо по крайней мере, на сегодняшний вечер. В обдумывании деталей не было нужды — он целиком полагался на свой инстинкт, который его еще ни разу не подводил. В такие моменты он всегда ощущал себя не совсем самостоятельным, словно кто-то огромный, невидимый и обладающий высшим разумом уверенно управлял его мыслями и поступками, положив ему на плечо бесплотную, но невероятно сильную ладонь. До тех пор, пока эта ладонь покоилась у него на плече, с ним просто не могло случиться ничего плохого. Он был надежно защищен; он был избран.

Автобус, погромыхивая, скрипя и устало клокоча двигателем, вкатился на широкую асфальтированную площадку автостанции и замер, напоследок вздохнув пневматическим приводом дверей. В этом вздохе чудилось облегчение.

В открытые настежь дверные проемы тянуло вечерней прохладой и запахами разогретого за день асфальта и близкого леса. Откуда-то — скорее всего, с ближайшего пруда — доносились заливистые трели лягушачьего концерта. Последний красноватый отблеск заката догорал за шестнадцатиэтажными пластинами микрорайона. Доехавшие до конечной остановки пассажиры вытекли из открытых дверей, словно вода из поднятого со дна моря корпуса затонувшего корабля через пробоины в бортах, и растворились в наступающей ночи. Выходя из автобуса, он подумал, что раньше до конечной доезжало гораздо больше народа. Времена изменились, и теперь многие предпочитали покидать автобус на одну-две остановки раньше, чтобы не идти в темноте по лесной тропинке, которая пользовалась дурной славой. Это было забавно, поскольку большинству из них ничто не угрожало: он просто не стал бы об них мараться.

«Да, — подумал он, — времена изменились, и, как всегда, не в лучшую сторону». Теперь его в любой момент могли остановить и обыскать. Впрочем, электрошоке? — это все-таки средство защиты. Помилуйте, господа, как же без этого?! По району бродит маньяк, которого вы никак не можете поймать, а у меня нет ни малейшего желания попадать в желудок каннибалу. А перочинный нож — он и есть перочинный нож. Даже у обозленного постоянными неудачами, сто раз одураченного мента вряд ли повернется язык назвать эту игрушку холодным оружием. Конечно, орудовать остро отточенным кухонным ножом или охотничьим тесаком не в пример приятнее и намного удобнее, но жизнь не стоит на месте, и тому, кто хочет выжить, приходится приспосабливаться к переменам.

На теплом, слегка пружинящем под ногами асфальте автобусной стоянки он ненадолго остановился, чтобы закурить сигарету и дать своим попутчикам окончательно определиться с выбором дороги. Трое или четверо решили рискнуть, избрав короткий путь через лес; остальные, в том числе и его избранница, предпочли более продолжительную, но менее рискованную прогулку по асфальту в обход злосчастной рощи. Он проводил долгим насмешливым взглядом смутно белевшее в темноте пятно рубашки последнего из отважных покорителей лесных недр и не спеша двинулся по теплому пыльному тротуару, освещенному мертвенным голубоватым светом ртутных ламп.

Вечер был тихим и теплым. Под фонарями толклась мошкара, по шоссе проносились редкие автомобили. Потом мимо, приглушенно клокоча движком и чем-то ритмично позвякивая, прокатился милицейский «уазик» с бортовым номером 33 — тот самый, что давеча стоял на обочине. Изнутри через открытое окно послышался обрывок какого-то сообщения, переданного по рации. Из форточки со стороны водителя вылетел окурок, ударился об асфальт, подпрыгнул, рассыпая искры, и откатился к бордюру. «Уазик» рыкнул двигателем, скрежетнул шестернями коробки передач, нехотя набрал скорость и вскоре исчез за поворотом.

Он немного ускорил шаг, боясь упустить свою избранницу. Пассажиры автобуса один за другим сворачивали налево, исчезая в темноте плохо освещенных дворов. Встречных прохожих почти не было: все сидели по домам, опасаясь маньяка. Только один раз навстречу ему попался плечистый парень с бритой макушкой, который вел на поводке лохматую кавказскую овчарку. Эта парочка живо напомнила ему недавнюю историю с ротвейлером Гришкой, который решил полакомиться остатками его собственного пира и поплатился за это своей собачьей жизнью. То, что случилось с псом, было закономерно, ибо что позволено Юпитеру, то не позволено быку… а тем более кобелю с родословной длиной в полтора метра.

Проходя мимо, парень с овчаркой окинул его долгим внимательным взглядом. Возможно, общение с собаками было для него не хобби, а основной профессией, и его кавказская овчарка жила вовсе не в благоустроенной квартире, а в клетке милицейского питомника. Вполне возможно… Ну и что? Сейчас, когда он шел по следу, они не могли причинить ему вреда.

Светлая блузка, молочно-белые, будто светящиеся собственным светом стройные ноги и заметная даже в темноте русая прическа по-прежнему мелькали впереди. Девушка торопилась, нервно поправляла на плече ремешок сумочки и поминутно бросала пугливые взгляды в сторону рощи, из которой все так же волнами накатывали раскатистые самозабвенные лягушачьи рулады. Впереди уже показался тускло освещенный дежурными лампами стеклянный параллелепипед универмага. Выходит, девчонка действительно сделала порядочный крюк только из страха перед ночным лесом.

Он с грустной улыбкой подумал о том, какое это безнадежное занятие пытаться обмануть собственную судьбу. Судьба все равно хитрее, от нее не спрячешься…

Она наконец свернула, и он свернул вслед за ней, на всякий случай сойдя с освещенного тротуара в темноту, на газон, который к тому же заглушил его шаги. В это самое мгновение девушка, словно что-то почуяв, обернулась и бросила через плечо испуганный взгляд назад. Но там, позади, никого не было.

Она все-таки увидела его — в самый последний момент, когда оглянулась перед тем, как войти в лифт. Это тоже было правильно: чтобы эффект получился полным, она должна была понимать, что происходит. И она поняла, в этом не было сомнений. Глаза у нее расширились, рот округлился, но крикнуть она уже не успела. Электрошокер прыгнул ей прямо в лицо, как рассерженная гадюка, и контакты впились в нежную кожу под челюстью, как два ядовитых зуба. Ее тело содрогнулось и безвольно опустилось на пол кабины.

Он убрал шокер в карман, шагнул в кабину и вынул из другого кармана перочинный нож с коротким, но очень острым лезвием.

Двери лифта сомкнулись с негромким лязгом, и кабина тронулась вверх прямиком в рай.

* * *

Возле самого дома его внезапно окликнули и, светя прямо в лицо мощным карманным фонарем, потребовали предъявить документы. Сказано это было тем особенным тоном, каким часто разговаривают с добропорядочными гражданами низшие милицейские чины — этакая натужная, через силу, предписанная уставом, неумелая и непривычная вежливость, готовая в любой момент уступить место начальственному окрику и обыкновенному хамству, столь милому сердцу не обремененного излишним воспитанием русского человека.

Он был вынужден сунуть под мышку свою тяжелую трость и, прикрывая лицо ладонью от режущего света, свободной рукой вынул из внутреннего кармана и протянул человеку с фонарем свой паспорт.

Слепящий круг света немного сместился, осветив паспорт, и теперь стали видны светлые пуговицы и нашивки, смутно маячившие позади фонаря. Милиционер быстро перелистал паспорт, вглядываясь в записи и печати. Второй сопел в темноте рядом, переступая с ноги на ногу и тихо позвякивая амуницией.

— Козинцев Ярослав Велемирович, — сказал сержант, не торопясь возвращать паспорт. — Куда путь держите?

— Мой паспорт у вас в руках, — с издевательской вежливостью ответил Козинцев. Он безумно устал от людей в погонах и не видел никакой необходимости церемониться с этим плечистым сопляком из глубинки, возомнившим себя полновластным представителем Великого и Ужасного Закона. Там указан мой домашний адрес. Мой дом находится прямо у вас за спиной, и, если вы позволите мне пройти, я буду в своей квартире буквально через пару минут.

Сержант ничуть не смутился.

— Поздновато гуляете, — заметил он, снова принимаясь листать паспорт. — Или вы по делу?

— Да нет, — спокойно отозвался Козинцев, — какие могут быть дела в такое время?

— Вот и я говорю: какие? — гнул свое подозрительный сержант.

— Да никаких. Я действительно гуляю. Люблю, знаете ли, перед сном подышать свежим воздухом. И, насколько мне известно, у нас за это не сажают.

— За это — нет, не сажают, — многообещающе произнес сержант. Сожалею, но мы должны вас осмотреть.

— Смотрите, — благодушно позволил Козинцев и предупредительно повернулся в профиль.

— Гм, — сказал сержант. — Ваши карманы…

— Ага, — неизвестно чему обрадовался Козинцев. — Так бы и сказали: обыскать. А то пудрите мозги… Я слышал, что для обыска необходим ордер…

— Обыск и осмотр — разные вещи, — невозмутимо парировал сержант. Покажите, что у вас в карманах.

— Прошу вас.

Козинцев отдал свою трость второму милиционеру и вынул из карманов пачку сигарет, зажигалку, бумажник и связку ключей с увесистым затейливым брелоком. После этого он жестом делающего зарядку дошкольника вскинул руки вверх, давая милиционерам возможность себя обыскать, что и было сделано со всей возможной тщательностью.

— Чисто, — с ноткой разочарования в голосе сказал сержант, возвращая Козинцеву содержимое его карманов.

Второй милиционер подергал ручку трости, словно рассчитывая обнаружить спрятанный внутри клинок, и отдал трость хозяину.

— Я могу идти? — с ледяной вежливостью осведомился Козинцев.

— Да, — утратив к нему всякий интерес, сказал сержант. — Можете… пока. И я бы советовал вам пока что воздержаться от ночных прогулок.

Козинцев, который уже успел удалиться метра на три, внезапно остановился и обернулся, всем телом опираясь на трость.

— У меня тоже есть для вас совет, — сказал он. — В следующий раз не забудьте проверить мои зубы: а вдруг там застрял кусок человеческого мяса?

С этими словами он повернулся к патрульным спиной и, хромая, двинулся в сторону освещенного ртутной лампой подъезда.

— Козел, — пробормотал сержант, когда Козинцев удалился на приличное расстояние.

— Думаешь, это все-таки он? — спросил его напарник, глядя вслед удаляющемуся Козинцеву.

— Все так думают, — с ненавистью процедил сквозь зубы сержант. — А доказать никто ничего не может. Хитрый, падло, как хорек. Помню, у нас в деревне повадился один хорь курей душить. Чего мы только не делали! И ловушки ставили, и мясо отравленное разбрасывали, а ему хоть бы хны. Мясом тем батин кобель насмерть отравился, кошке крысоловкой лапу перебило… Батя прямо озверел. Ночей пять в курятнике с ружьем просидел, а потом все-таки подкараулил этого сучонка… Как дал картечью из обоих стволов только мокрое место осталось. Так и этот гад — походит, покуражится, а потом все равно попадется.

— А может, не он все-таки? — робко предположил напарник.

— А кто тогда — я, что ли? — огрызнулся сержант. — Сам смотри: позавчера его в отделение забрали. Ночевал он на нарах, и за ночь, заметь, ничего не произошло — никто не пропал, никого не убили. Вчера его выпустили, а сегодня утром нашли ту бабу в лифте. Замочить бы его, гада, а то, боюсь, в суде отмотается. Закосит под дурачка и поедет лечиться… А его не лечить, его мочить надо!

Он зашуршал в темноте сигаретной пачкой и принялся чиркать колесиком зажигалки. В это время напарник схватил его за рукав.

— Смотри, смотри! — сдавленно воскликнул он и рванулся было вперед, но сержант, быстро оценив ситуацию, остановил его, поймав за ремень, и оттащил в тень.

— Стой спокойно, — сказал он, — не дергайся.

— Так а как же…

— А вот так. Если боишься, можешь отвернуться. Не-е-ет, братан, Бог не Тимошка, видит немножко…

Козинцев как раз собирался войти в подъезд, когда откуда-то из темноты за пределами отбрасываемого фонарем размытого светового круга вдруг выскочил крупный, немного грузноватый мужчина лет сорока пяти. Одет он был явно впопыхах, почти по-домашнему. Короткие рукава линялой фуфайки открывали мощные загорелые руки с внушающими уважение бицепсами и трицепсами, тяжелая нижняя челюсть почернела от проступившей щетины. Он подскочил к Козинцеву со спины и занес над головой небольшой топор — один из тех аккуратных, прикладистых топориков, без которых не может обойтись ни один хороший хозяин даже в таком большом городе, как Москва.

Участь Козинцева, казалось, была предрешена. Но тут произошло что-то странное: тяжелая черная трость вдруг полетела в сторону, со стуком запрыгав по выложенному кафельной плиткой крыльцу, а Козинцев, внезапно развернувшись на сто восемьдесят градусов, перехватил уже готовую опуститься руку с топором.

По сравнению со своим массивным противником он выглядел довольно щуплым, так что сомневаться в исходе поединка, пожалуй, не приходилось.

— В чем дело? — неожиданно спокойно спросил Козинцев. — Вам не кажется, что вы меня с кем-то спутали?

— Сдохни, тварь! — с ненавистью прохрипел неизвестный мужчина и попытался ударить Козинцева в лицо кулаком свободной руки.

Ярослав Велемирович легко и непринужденно перехватил и этот удар. Теперь двое мужчин стояли друг против друга, причем Козинцев без видимых усилий удерживал оба запястья своего противника. Тот рванулся, пытаясь высвободиться, но тщетно: хватка хромого бородача оказалась неожиданно сильной. Тогда он ударил коленом, целясь в пах, но Козинцев небрежно блокировал этот удар одним движением бедра.

— Вам надо успокоиться, — сказал он.

— Ах ты мразь! Успокоиться! Дочку мою, Катеньку… Ах ты людоед! Думаешь, на тебя управы не найдется? Зубами загрызу! Голыми руками в клочья разорву!

— Сомневаюсь, — холодно сказал Козинцев. — Я же говорю: вам надо успокоиться, а вы вместо этого теряете силы на пустые угрозы. Кроме того, вы пьяны.

— Пусти, урод! — почти прорычал мужчина. Козинцев промолчал, продолжая сжимать его запястья. Темные стекла его очков бесстрастно поблескивали, отражая холодный свет горевшего над крыльцом ртутного фонаря. Страшный, не правильно сросшийся рубец на левой щеке оттягивал кверху уголок его рта, и от этого казалось, что Козинцев насмешливо улыбается.

Борющиеся мужчины замерли на несколько бесконечно долгих секунд, издали напоминая какую-то уродливую скульптурную группу. Потом пальцы мужчины медленно, против его воли разжались, и топор выпал из онемевшей ладони, безобидно звякнув о крыльцо. Козинцев не глядя отфутболил его подальше.

— Ну, все, все, — миролюбиво сказал он. — Все?

— Убью, — прохрипел в ответ мужчина. — Все равно убью гада…

— Значит, еще не все, — со вздохом констатировал Ярослав Велемирович.

Они снова замерли, но продолжалось это совсем недолго. Рослый и грузный противник Козинцева внезапно издал хриплый стон и медленно, в три приема, опустился на колени. Козинцев продолжал сжимать его запястья, сверху вниз глядя на побежденного противника, который сначала осел задом на пятки, а потом стал неловко заваливаться на бок.

Стоявший в тени соседнего дома сержант медленно, как во сне, опустил руку на кобуру, отстегнул клапан и сделал неуверенный шаг вперед. Его напарник приподнял ствол автомата, готовый следовать за своим товарищем, чтобы предотвратить очередное убийство. Ситуация была ясна: отец одной из жертв — скорее всего, той, что была обнаружена утром, — решил сам свершить правосудие над маньяком. Увы, его постигла неудача, и теперь, судя по всему, он должен был вот-вот последовать за своей дочерью. То, что в карманах Козинцева не было обнаружено ничего опаснее связки ключей, в данном случае ничего не значило: он мог запросто свернуть своему противнику шею голыми руками.

Тут сержанту вдруг вспомнилось кольцо, блестевшее на безымянном пальце Козинцева, — вернее, не кольцо, а перстень в виде обвивавшей палец змеи с рубиновым глазом. Когда Козинцев протянул ему паспорт, сержант успел разглядеть этот перстенек во всех подробностях. Он, правда, не запомнил, имелись ли у этой золотой змеи зубы, но теперь ему казалось, что имелись, притом весьма острые. Сержант был человеком простым, деревенским и, в общем-то, не склонным к всевозможным мистическим умозаключениям, однако то, что случилось с несчастным отцом убитой девушки, здорово отдавало чертовщиной и наводило на мысли если не о колдовстве, в которое сержант не верил, то о каком-то специфическом яде, которым наверняка были щедро смазаны предполагаемые зубы золотой змеи. В самом деле, не мог же этот бородатый, волосатый и хромой мозгляк обладать такой силищей, чтобы играючи поставить на колени здоровенного мужика с топором! И никакого бокса, никаких восточных единоборств — просто взял человека за запястья, подержал немного, и тот тихо спекся…

Сержант сделал еще один шаг вперед, нащупывая под кожаным клапаном кобуры холодную рубчатую рукоятку пистолета, но тут Козинцев выпустил наконец запястья своего противника. Тот мягко повалился на крыльцо, а потом медленно, с трудом сел, засунул под мышки пострадавшие кисти рук и принялся раскачиваться из стороны в сторону, всхлипывая и что-то невнятно бормоча. Козинцев огляделся, легко наклонился, поднял свою трость и, тяжело опираясь на нее, скрылся в подъезде.

— Пошли, — со вздохом сказал сержант, застегивая кобуру, — отвезем парня домой. Еще простудится. Ему, бедняге, и так не позавидуешь…

Козинцев аккуратно, без стука закрыл за собой тяжелую дверь подъезда и двинулся к лифту, постукивая тростью и хромая сильнее обычного. Он выглядел как всегда, но его брови находились в непрестанном движении, то прячась под массивной оправой темных очков, то выныривая оттуда, как два мохнатых дельфина. Уродливый шрам непристойно багровел на бледной коже лица пожалуй, намного более бледной, чем обычно. Похоже, нападение вооруженного топором мстителя все-таки затронуло Ярослава Велемировича гораздо глубже, чем он хотел бы показать. Возможно, он даже был слегка напуган… а может быть, и не слегка.

Выйдя из лифта на седьмом этаже, Козинцев быстро подошел к своей двери и один за другим отпер все три замка. Руки у него не дрожали, но движения могли показаться стороннему наблюдателю чересчур порывистыми, словно Ярослава Велемировича одолевало сильнейшее раздражение. По-прежнему тихо и аккуратно, сдерживая эмоции, он вошел в квартиру, запер за собой дверь, секунды три или четыре постоял, привалившись к ней спиной, а потом вдруг от души, с силой запустил тростью в противоположную стену. Трость отскочила и запрыгала по паркетному полу. Снизу немедленно откликнулся сосед застучал, забарабанил чем-то в потолок, как в бубен, словно весь вечер ничего не делал, а сидел в прихожей и ждал, когда же наконец Козинцев вернется домой и даст ему повод как следует вдарить по перекрытию.

«Конечно, — подумал он, — сосед с гораздо большим удовольствием врезал бы своей палкой не в перекрытие, а мне по черепу. И не он один… Боятся. Ненавидят и боятся. Шипят по углам, строчат доносы, сверлят спину ненавидящими взглядами, а в лицо либо улыбаются, либо просто отводят глаза. Но здороваются все. Да оно и понятно: а вдруг съем? Ненависть и страх — что может быть отвратительнее? Но это — неотъемлемая часть создаваемого образа, часть моей маскировки. Если они не будут ненавидеть меня, если перестанут бояться, вся моя защитная окраска слезет, как побелка под дождем, и тогда мне конец. Конец моей миссии в этом грустном местечке… А кое-кто уже устал бояться. Взять хотя бы того мужика с топором. Еще бы доля секунды, и…» Впрочем, Козинцев прекрасно знал, что как раз этой самой доли секунды у напавшего на него человека не было — просто не могло быть.

Он снял и с раздражением швырнул на подзеркальную полку очки с темными стеклами. Глаза у него чертовски устали, и он некоторое время массировал их пальцами. Ну что за жизнь! Хотя, конечно, помогать людям всегда тяжело. Они, люди, с негодованием отвергают любую непрошеную помощь, кроме, разумеется, финансовой. В чем-то они, наверное, правы, но как быть ему, если он тоже по-своему прав?

Он глубоко вздохнул и двинулся прямиком на кухню. Его хромота при этом волшебным образом исчезла, словно ее и не было. Козинцев двигался легко и непринужденно. По дороге он заглянул в ванную и тщательно вымыл руки. Свой золотой перстень с рубином он при этом положил на полочку рядом с безопасной бритвой и тюбиком зубной пасты. Никаких ядовитых зубов у золотой змеи, естественно, не было.

На кухне он вынул из холодильника и поставил на плиту разогреваться сковороду с холодным жареным мясом. Когда на сковороде начало шипеть и потрескивать, Козинцев разбил туда два яйца, посолил, убавил мощность электрической конфорки и накрыл сковороду крышкой. Пока яичница доходила на медленном огне, Ярослав Велемирович снова сунулся в холодильник и достал оттуда початую бутылку армянского коньяка. Настало время ужина, а без коньяка ему сегодня не обойтись.

Наколов на вилку первый кусочек жаркого, Козинцев огладил ладонью усы и бороду, поднял рюмку с коньяком и вдруг ни с того ни с сего представил, как это мясо выглядело при жизни. Он тряхнул головой, отгоняя дурацкое видение, выпил коньяк и стал с аппетитом закусывать, помогая себе хлебной коркой.

Глава 8

Сорокин уже собирался уходить, когда в дверь кабинета коротко стукнули, и в нее сразу же, не дожидаясь приглашения, просунулась голова майора Реброва. На длинной, лошадиной физиономии майора застыло выражение вселенской тоски и необоримой скуки, появлявшееся всякий раз, когда Ребров бывал чем-нибудь по-настоящему занят Он сонно поморгал на Сорокина глазами, словно пытаясь припомнить, каким ветром его сюда занесло, немного пожевал губами и наконец изрек:

— Товарищ полковник, тут к вам посетитель. Вернее, посетительница…

— Ко мне? — удивился Сорокин. — А почему мне никто не доложил?

— Ну так вот я же и докладываю… — Ребров еще немного помялся, почесал кончик носа указательным пальцем и продолжал:

— Собственно, она не совсем к вам… Ей, собственно, безразлично, к кому именно, но я решил, что лучше всего к вам.

— Ага, — с угрозой в голосе произнес Сорокин, — ты, значит, решил. А почему ты так решил, если не секрет?

Ребров опять вздохнул.

— Ну так ведь вы же в некотором роде сами приказали… Вы же сказали, что лично займетесь этим самым Козинцевым, а она как раз насчет него… Говорит, у нее важная информация-Сорокин печально поглядел в окно, за которым сгущались синие летние сумерки, и со вздохом вернулся за стол.

— Зови, — сказал он.

Посетительница вошла. Это была представительная дама лет пятидесяти, одетая, несмотря на жару, в черный суконный костюм строгого делового покроя. Костюм этот ей, в общем-то, шел, и только повязанная поверх волос черная газовая косынка подсказала полковнику, что черный цвет в данном случае является не данью моде, а признаком траура. Лицо у дамы было загорелое, почти без косметики, немного простоватое и вместе с тем в полной мере наделенное тем твердым, даже жестковатым выражением, которое жена полковника Сорокина в шутку называла «генеральским». Присмотревшись повнимательнее, Сорокин понял, что придает лицу посетительницы это выражение. Жесткость и привычка отдавать приказы затаились в серых, немало повидавших на своем веку глазах и в уголках широкого рта, который был бы очень красивым, если бы был чуть-чуть помягче.

— Добрый вечер, — сказал полковник, торопливо вставая и делая приглашающий жест в сторону кресла для посетителей. — Присаживайтесь, пожалуйста. Моя фамилия Сорокин. А вы…

— Сивакова, — представилась посетительница. — Анна Александровна.

— Очень приятно. Погодите-ка… Анна Александровна Сивакова? Вы родственница лейтенанта Сивакова? Его мать, наверное?

— Теща.

— Ага… Постойте, как это — теща? Фамилия…

— Он взял фамилию жены. То есть моей дочери.

— Ах, вот оно что! Извините, я не знал. Итак, вы, по всей видимости, пришли, чтобы узнать о ходе расследования…

— Ничего подобного, — твердо перебила его Сивакова. — Я и без вас знаю, что расследование зашло в тупик и топчется на месте. Все эти ваши засады, все эти оперативники в штатском, которыми вы наводнили район, детский лепет. Если бы это могло сработать, оно сработало бы давно. Ваш маньяк умнее вас. Он над вами смеется, а вы продолжаете сидеть в засадах… Мой зять, пусть земля ему будет пухом, поступил как настоящий мужчина храбро, но глупо.

Сорокин, не удержавшись, кивнул, но тут же спохватился, строго откашлялся и сел прямо, положив локти на подлокотники кресла и сцепив ладони перед животом. Сивакова была права на все сто процентов, но знать ей об этом было совсем не обязательно. Впрочем, Анна Александровна и не нуждалась в подтверждении своей правоты. Она говорила четко, размеренно и сухо, словно доказывала теорему у классной доски, и в голосе ее не было ни тени сомнения, ни намека на вопросительную интонацию.

— Повторяю, — говорила она, — убийца умнее ваших сотрудников. Ну, пусть не умнее, а хитрее. Я где-то читала, что преступник просто не может быть хоть в чем-то выше обыкновенного человека, что склонность к убийству это всегда патология, моральное уродство. Может быть, это так, а может быть, и нет. Конечно, с головой у него не все в порядке, он просто должен быть помешанным, если ест людей. Но, во-первых, он может не есть их, а просто обставлять убийства таким образом, что все вокруг говорят о каннибализме; во-вторых…

— Простите, — перебил ее Сорокин, — но вы говорите очевидные вещи. Мне сказали, что у вас есть какая-то информация по Козинцеву.

— Информация? Ну, можно сказать и так, хотя… Видите ли, сумасшедший неизбежно должен себя проявить. А Козинцев проявляет себя настолько активно, что я никак не могу понять, почему он до сих пор на свободе. И не я одна, между прочим. Ведь его, кажется, уже арестовывали?

— Задерживали, — уточнил Сорокин. — Но законных оснований для предъявления ему обвинения в чем бы то ни было у нас не оказалось, и его пришлось выпустить.

— И он в тот же вечер совершил новое убийство.

— Ну так уж и он… Наши сотрудники, между прочим, не спускают с него глаз, хотя это порой бывает… гм… довольно затруднительно.

— Вот именно! Когда вы ждете его в лесу, он убивает на улице; вы бросаетесь патрулировать улицы, и находите труп в подвале; а когда ваши люди начинают прочесывать подвалы, очередное убийство происходит в лифте или снова в лесу… Вы физически не в состоянии поставить милиционера в каждом подъезде и под каждым деревом. Кроме того, этот ваш Козинцев не брезгует и милиционерами.

— Да почему вы так уверены, что это именно Козинцев? Только потому что он странно себя ведет? Так ведь многие из нас в быту ведут себя, мягко говоря, не совсем так, как на работе.

— Да? А вы сами с ним общались? Не у себя в кабинете и не в допросной камере, а на улице или, еще лучше, у него дома? Вы видели, какие книги он читает, каким богам молится? Вы знаете, что он посадил у себя под окнами картошку?

— Картошку?!

Сорокин казался ошеломленным, да так оно, в сущности, и было. Картошка под окнами шестнадцатиэтажного дома — это ли не признак сумасшествия?

— Представьте себе, — сказала Анна Александровна. Она выглядела удовлетворенной, словно пришла сюда только затем, чтобы удивить полковника милиции Сорокина. — Причем сделано это не из любви к земледелию, а по идейным, можно сказать, соображениям: он наотрез отказывается употреблять в пищу покупные продукты. Говорит, никогда невозможно узнать, что за дрянь тебе там подсунули. И при этом у него полный холодильник мяса во всех видах: сырого, мороженого, вяленого, жареного, вареного…

— М-да, — задумчиво сказал Сорокин. — Но ведь это не может служить доказательством его вины.

— Я говорю не о доказательствах, — отрезала Сивакова, — а о сумасшедшем, который свободно разгуливает по городу, открыто проповедуя каннибализм.

— Тише, тише, Анна Александровна, — взмолился Сорокин. — Мы с вами беседуем без свидетелей, и я могу сделать вид, что ничего не слышал, но… Поймите, такие обвинения могут быть расценены как злостная клевета. Давайте разберемся по порядку. Чтобы посадить человека в тюрьму, нужно решение суда. Чтобы человек предстал перед судом, необходимо возбудить уголовное дело по признакам того или иного преступления и провести предварительное следствие. Я не могу возбудить против Козинцева уголовное дело. Вот вы говорите: проповедь каннибализма. Так ведь у нас и статьи-то такой в уголовном кодексе нет! И потом, вы скажете: проповедовал. А он скажет: вранье. Наймет грамотного адвоката и сдерет с вас семь шкур в качестве компенсации морального ущерба. Сейчас в адвокатском корпусе развелось много таких ловкачей. Поэтому, чтобы прищучить человека по всем правилам, нужны веские, неопровержимые доказательства его вины. А голословные утверждения ничего не стоят, пусть вы даже точно знаете, что говорите правду. В последнем я, кстати, склонен усомниться. Может быть, в вас говорит обида или желание отомстить за смерть зятя? Это в высшей степени понятные и даже похвальные чувства, но закон смотрит на такие вещи немного иначе. Вы знаете, что такое презумпция невиновности? Вижу, что знаете. А о судебных ошибках слышали? Помните Витебское дело, когда пострадали совершенно невинные люди? Одного даже успели расстрелять за преступления, которых он не совершал. Вы готовы взять такой грех на душу? Я — нет.

— О каком грехе вы говорите? — устало спросила Анна Александровна. — Я не сомневаюсь, что убийца — Козинцев. Я это знаю. Достаточно пять минут пообщаться с ним у него дома…

— А вы общались? — быстро спросил Сорокин.

— Один или два раза, — слегка смутившись, ответила Анна Александровна.

Сорокин вздохнул, наклонился, со стуком открыл нижний ящик стола и вынул оттуда картонную папку. Нарочито медленно развязав тесемки, он открыл папку, перебросил несколько страничек, бегло просмотрел какой-то текст и удовлетворенно кивнул.

— Да нет, Анна Александровна, — сказал он, — не один раз и даже не два. Четыре раза на прошлой неделе и два на этой. Сегодня у нас среда, так? Когда у вас следующий сеанс — завтра? А, Людмила Сергеевна?

Теперь настала очередь Анны Александровны хватать ртом воздух и таращить глаза. Полковник, впрочем, не выказал по этому поводу никакой радости. Окинув Анну Александровну внимательным и, более того, сочувственным взглядом, он протяжно вздохнул, поднялся, подошел к стоявшему в углу сейфу, с лязгом отпер дверцу и извлек из пропахших канцелярщиной стальных недр полбутылки коньяка и блюдечко с нарезанным, уже слегка подсохшим лимоном. Две микроскопические коньячные рюмки обнаружились там же. Полковник отлучился к скрытому за портьерой умывальнику, сполоснул рюмки и выставил их на стол. Уже слегка оправившаяся Анна Александровна наблюдала за его манипуляциями со странным выражением лица: было невозможно понять, одобряет она действия Сорокина или, наоборот, строго порицает.

— Надо выпить, — пояснил полковник, усаживаясь на место. — Расширяет сосуды, способствует мыслительному процессу и вообще… Помогает преодолевать мелкие житейские невзгоды, я бы так сказал. Правда, я боюсь, что для вас это покажется слишком крепко, но выбора, увы, нет. Ничего, мы же по чуть-чуть…

— Крепко, — фыркнула Анна Александровна. — Попробовали бы вы…

Она осеклась, бросив на полковника непонятный косой взгляд. Сорокин мог бы поклясться, что взгляд этот был испуганным, и он отлично знал почему.

— О вашем самогоне я наслышан, — сказал он, наполняя рюмки, — но вот пробовать, увы, не приходилось. Впрочем, вы производите впечатление очень серьезного и основательного человека, так что, надо полагать, продукт у вас получается первосортный.

Анна Александровна, которая уже взялась было за рюмку, поспешно разжала пальцы и убрала руку со стола, чтобы не было заметно, как она дрожит. Давно забытые страхи темной волной поднялись у нее в душе. Что с того, что сейчас не тридцать седьмой год и даже не пятьдесят первый? Что с того, что здесь не Лубянка, а Петровка? Та же страна, то же государство, те же люди и те же, многократно проверенные и отточенные до совершенства, методы работы…

— Кой черт занес меня на эти галеры? — едва слышно пробормотала она.

Сорокин улыбнулся.

— У меня есть приятель, который тоже обожает цитировать Мольера, сказал он, — и тоже безбожно его перевирает. Да вы пейте, Анна Александровна! Это, конечно, не ваш первач, но тоже… гм… не дрянь какая-нибудь. Вы только не подумайте, что сыщики с Петровки много лет шли по вашему следу, чтобы ущучить вас за самогоноварение. Господь с вами! То, что я знаю про вас, является просто побочным продуктом нашего расследования. Побочным, а не основным. Мы наблюдаем за Козинцевым, а заодно и за всеми, с кем он более или менее регулярно вступает в контакт, отсюда и моя осведомленность в ваших… гм… делах и обстоятельствах.

— Волк, думая попасть в овчарню, попал на псарню, — грустно произнесла Анна Александровна и решительно взяла со стола рюмку.

— Еще одна любимая цитата Иллариона, — рассмеялся Сорокин.

— Кого?

— Моего приятеля, о котором я вам говорил.

— У вас начитанный приятель.

— Не то слово, Анна Александровна! Не то слово! Честно говоря, тем, кто с ним общается, периодически становится дурно от его начитанности и разносторонности. Ну-с, так вернемся же к нашим баранам. Вы совершенно справедливо заметили, что сумасшедший, а тем более маньяк, неизбежно должен себя проявить. В вашем районе завелся некий тип, который убивает и ест людей — или делает вид, что ест. Делается это явно не от недостатка калорийного питания. Наши специалисты, как и вы, склонны усматривать в действиях маньяка некий ритуальный акцент. Не знаю, кем уж он там себя мнит — носителем высшего знания, новым мессией, Антихристом или кем-то еще, — но человек, который только что приобщился к какому-то культу или сам его изобрел, рано или поздно неизбежно начнет искать единомышленников. А если единомышленников нет, он постарается их создать. Насколько я понимаю, вы рассуждали точно так же. Ведь не для того же вы через день ходите к Козинцеву, чтобы вкусить от секретов высшего знания? Ясно, что не для того.

— Он очень неплохо отремонтировал мне спину, — заметила Анна Александровна. — Тут я просто обязана отдать ему должное.

— Ну, ваши проблемы со спиной мог бы решить любой мало-мальски грамотный массажист, — заявил Сорокин.

— То же самое сказал мне Козинцев. Буквально этими же словами.

— Потому что это очевидно, — без запинки ответил полковник и полез за сигаретами.

Он предложил сигарету Анне Александровне, закурил сам и откинулся на спинку кресла.

— Вечереет, — как бы между прочим заметил он, бросив взгляд в окно. С вами очень приятно беседовать. Не хватает разве что вашего самогона и хорошей закуски. Но, увы! Меня ждут дела, а вам еще нужно добраться домой живой и невредимой. Это я к тому, что на сегодняшний день наш с вами разговор не может дать никаких позитивных результатов. Хотя… Мы с вами, по крайней мере, выяснили, что занимаемся одним и тем же — каждый по своим каналам, но в одном направлении. Рано или поздно наш клиент потеряет осторожность и проявит себя во всей красе. Все, что нам остается, — это ждать и наблюдать. Ну, может быть, стоит попытаться немного подтолкнуть его в интересующем нас направлении. Я этого сделать не могу, а вот вы… Понимаете? Только очень аккуратно. И я вас умоляю: никаких активных действий! Никаких попыток собственноручно задержать, уличить, связать… Я уж не говорю о линчевании. Может быть, достаточно просто проявить заинтересованность в вопросе, который, как мы предполагаем, больше всего волнует его самого. Договорились? Ну, давайте еще по одной на посошок!

Слегка ошеломленная таким напором, Анна Александровна послушно выпила на посошок, закусила ломтиком лимона, раздавила в пепельнице наполовину выкуренную сигарету и, провожаемая самыми добрыми напутствиями, покинула кабинет полковника Сорокина.

Проводив Сивакову, Сорокин вернулся за стол, навел на нем порядок, закурил еще одну сигарету, а потом, немного поколебавшись, махнул рукой и тяпнул подряд две рюмки коньяка. Восстановив таким образом душевное равновесие, полковник бросил еще один печальный взгляд на сделавшееся из синего почти черным окно, снял телефонную трубку, набрал чей-то номер и стал ждать ответа, про себя считая гудки.

* * *

На берегу пруда было людно, хотя солнце уже клонилось к западу, а падавшие на травянистую, вытоптанную почти до голой земли лужайку тени росших вокруг деревьев становились с каждой минутой длиннее. Приближался вечер, и наиболее осторожные отдыхающие начали беспокойно переводить взгляды с неба на свои часы и обратно. Возвращаться в раскаленные бетонные соты многоэтажных домов никому не хотелось, но по вечерам в микрорайоне стало неспокойно: после захода солнца улицы, скверы и особенно рощу с прудами словно накрывала мохнатая тень — тень каннибала, который неслышно крался сквозь ночь, высматривая очередную жертву.

Сидевший на корточках метрах в трех от воды и вслепую давивший прыщи у себя на спине Андрей Пантюхин по прозвищу Тюха без всякого интереса наблюдал за тем, как толстая, вся покрытая трясущимися жировыми складками тетка в черном открытом купальнике сосредоточенно вытряхивала мусор из подстилки, на которой до этого загорала. Свисавшее со всех сторон дряблое сало подпрыгивало в такт ее движениям, а здоровенные, как спелые тыквы, груди так и норовили выскочить из тесноватых чашек купальника. Тюха вспомнил, как еще до поступления в ПТУ писал в школе сочинение на тему «Если бы я был президентом». Он тогда написал какую-то чепуху, за которую ему впаяли единицу и вызвали в школу мать. Дома мать надавала ему оплеух и на целую неделю оставила без карманных денег, так что курево ему пришлось стрелять у прижимистого Пятого. А за что? Подумаешь, написал, что разрешил бы покупать водку с двенадцати лет и открыл бы при каждой школе стриптиз-клуб со свободным входом… Конечно, теперь Тюха вырос и стал умнее. Теперь он написал бы так: «Если бы я был президентом, я бы издал закон, чтобы старые толстомясые коровы не появлялись в общественных местах без верхней одежды. А нарушителей чтобы отправляли на принудительные занятия аэробикой или мешки таскать, покуда не похудеют. Потому что, когда такую видишь на пляже, становишься импотентом, а это плохо влияет на демографическую ситуацию».

Тюха нащупал между лопатками крупный прыщ, сдавил его кончиками пальцев и зашипел от боли. Придуманная им фраза насчет демографической ситуации развеселила его. Надо запомнить и рассказать Пятому, подумал он, зная при этом, что через пару минут наверняка забудет свой шедевр.

Из воды, тряся головой, фыркая и отплевываясь, выбрался Пятнов. Он немного попрыгал на одной ноге, избавляясь от попавшей в ухо воды, зажал пальцем ноздрю, высморкался, повторил ту же операцию с другой ноздрей и наконец присел рядом с Тюхой, подстелив под себя рваный полиэтиленовый пакет, который принесло откуда-то ветром.

Довольный Тюха рассказал ему про демографическую ситуацию. Они немного поржали. Потом острый на язык Пятнов с удовольствием развил тему, украсив выдвинутый Тюхой законопроект некоторыми художественными деталями и придав ему совершенный, стилистически законченный вид — хоть сейчас отправляй на утверждение в Думу. Тюха ему так и сказал:

— Хоть сейчас в Думу на утверждение. Проголосуют единогласно, гадом буду.

Пятый зубами вытянул из пачки сигарету, с залихватским щелчком откинул крышечку своей латунной, с костяными накладками «Зиппо», но прикуривать не стал. Вместо этого он вдруг уставился на Тюху с выражением какого-то непривычного интереса в прищуренных глазах.

— А ты растешь, Тюха, — сказал он. — Медленно, но верно. Словечек нахватался… а главное, до сих пор их не забыл. Ты что, головой ударился или японцы лекарство от тупости изобрели?

— А вот я тебе сейчас как наверну, — глядя мимо него на блестевшую под лучами вечернего солнца поверхность взбаламученного пруда, лениво проговорил Тюха, — тогда позырим, кто из нас башкой ударенный.

Пятый мотнул головой, стряхивая повисшую на кончике носа каплю воды. Сигарета у него в зубах совсем размокла, и он не глядя выплюнул ее в траву.

— Навернуть любой дурак может, — сказал он. — Ты лучше скажи, с чего это ты такой умный заделался?

— Какой был, такой и остался, — проворчал Тюха и зашипел, выдавив очередной прыщ. — Здоровенный, блин, — сказал он, разглядывая испачканный палец. — И откуда они берутся? Колдун сказал, это что-то с обменом веществ. Сказал… ну, в общем, что это проходит, когда регулярно трахаешься.

— Регулярно, — повторил Пятый с таким выражением, словно это было слово из марсианского языка. — Я шизею!

Недоуменно покачивая головой, он взял себе новую сигарету и протянул пачку Тюхе.

— Опять Колдун волну гнать будет, — озабоченно сказал Тюха, прикуривая от поднесенной Пятым зажигалки.

Пятый убрал со лба мокрые волосы и запрокинул лицо, подставив его лучам заходящего солнца.

— С чего это? — довольно равнодушно спросил он.

— Так унюхает же, что курили, — ответил Тюха, не вынимая из зубов сигареты. — Он базарил, что это дело не только на здоровье, но и на ауру влияет.

— Угу, — глядя в небо, насмешливо сказал Пятый, — и на демографическую ситуацию, блин. Ты его больше слушай, он тебе расскажет, лектор хренов…

— Ты чего на него гонишь-то? — удивился Тюха. — Сам чуть ли не каждый вечер к нему бегает, а сам гонит… На хрена ты тогда к нему ходишь?

— Хожу, потому что по приколу, — ответил Пятый и длинно сплюнул сквозь зубы. — Может, мне интересно посмотреть, как один клоун пятерым другим лапшу на уши вешает. Может, у меня там свой интерес есть.

— Какой еще интерес? — насторожился Тюха. — Если ты решил его хату выставить, я тебе не советую. Он тебя в два счета найдет и расколет. Сам потом пожалеешь, да поздно будет.

— Нужна мне его хата! — Пятый презрительно сплюнул. — Там же взять нечего! Ни телевизора, ни видака — ничего! А то, что есть, ни в один «комок» не сдашь. Они там как глянут, так и разговаривать не станут, сразу ментов вызовут. На хрена мне этот геморрой? У меня и без этого бабок достаточно, а будет еще больше. Вот сделаю одно дело и сразу в магазин. Куплю мотоцикл, прикид кожаный, все дела…

— Мотоцикл? — Тюха на мгновение перестал шарить по собственной спине в поисках прыщей и насмешливо посмотрел на приятеля. — Размечтался… Скажи еще, что на свои.

— Так не на твои же, — затягиваясь сигаретой, с таинственным видом произнес Пятнов. — Ясно, что на свои.

— «Ковровец», что ли? — фыркнул Тюха. — Нет, погоди, дай угадаю! Ты у нас крутой мэн, тебе импортный байк положен… А, знаю! «Минск»! Это круто, Пятый! Покататься дашь?

Тюхино остроумие обострилось от зависти: ему не приходилось мечтать даже о мопеде, не говоря уж о «Ковровце» или «Минске», которые были хоть и плохонькими, но все-таки мотоциклами.

— На «Харлей» я, конечно, не наскребу, — спокойно ответил Пятый, — это без базара. Но «Хонду» подниму свободно. Или «Кавасаки». Как два пальца обсморкать. А тебе, если будешь много пылить, даже выхлопную трубу пососать не дам.

— Кинься, — с трудом подавляя дрожь в голосе, сказал Тюха. Он попытался сконцентрироваться, как учил его Колдун, и взять себя в руки, но сегодня это плохо удавалось: уж очень неожиданной и потрясающей была новость. Пятый, который после Тюхиной хохмы насчет демографической ситуации впервые в жизни заговорил с ним чуть ли не с уважением, снова одним стремительным рывком удалился на недосягаемое расстояние, причем сделал это таким способом, в котором Тюха заведомо не мог с ним состязаться. Ну, разве что написать масляной краской на ободранной раме своего древнего раздолбанного велосипеда: «Харлей-Дэвидсон»… — Кинься, Пятый, — повторил он. — Откуда у тебя такие дурные бабки?

— Не дурные, а заработанные, — наставительно поправил его Пятый. Пока ты, как пугало, на балконе торчишь, типа, дыхательной гимнастикой занимаешься, — я бабули заколачиваю. Работать надо, Тюха! Головой работать, а не брюшным прессом.

— Ни хрена себе работа, — сказал Тюха, прихлопывая на голом плече шального комара. — Ты мне мозги не керосинь, считать я тоже умею. За какую же это работу такие бабки отстегивают? Ты что, олигархом устроился, типа, по совместительству? С утра картинки на горбу таскаешь, а после обеда нефть налево впариваешь. Целыми танкерами. Тяжело, наверное, да?

— Отвали, — лениво сказал Пятый. — Что ты ко мне пристал, как банный лист к ж…? Я же тебе сказал: проверну одно дельце и получу капусту. Дельце плевое, зато оплата клевая. Понял, муфлон?

— Да пошел ты, — внезапно потеряв интерес к предмету разговора, отмахнулся Тюха. Он возобновил свои изыскания, но прыщи на спине, похоже, кончились — по крайней мере, до завтра. Ему показалось, что Пятый просто дразнит его. Заело, наверное, что не он придумал про демографическую ситуацию, вот и достает… — Гонишь какое-то фуфло, уши вянут тебя слушать. Дельце какое-то придумал, мотоцикл… Ты бы уж сразу машину купил, что тебе, в натуре, стоит? Красную «Феррари». Слабо? В детский сад вали, в ясельную группу, там свои сказки рассказывай.

Пятый не стал спорить с тугодумом Тюхой, ограничившись еще одним презрительным плевком. Некоторое время он молча наблюдал за тем, как худая, похожая на сушеную воблу мамаша пыталась согнать в кучу троих визжащих карапузов, из которых один щеголял в перепачканных землей и зеленью мокрых трусах, а потом, не удержавшись, искоса посмотрел на Тюху.

В последнее время Тюха удивлял его неоднократно, но сегодня с ним как будто произошел какой-то качественный скачок. «Смотри-ка, — подумал Пятый, — разговорился… Чувство юмора у него прорезалось. Откуда бы это? Раньше, только заикнись про мотоцикл, месяц бы ходил хвостом, как привязанный, и ныл: ну, Пятый, ну дай прокатиться… А тут вдруг взял и отбрил, да так, что и ответить нечего, разве что в морду дать. Так ведь потом, как говорится, отдача замучает… Неужели это он от Колдуна набрался? В принципе, может быть. Колдун — мужик крученый, непростой, как начнет языком чесать — заслушаешься… Только Тюха здесь при чем? У него же мозгов с гулькин хрен, он же, помнится, басню про ворону и лисицу два месяца вызубрить не мог…»

Пантюхин сидел рядом, глядя куда-то поверх пруда с непривычным выражением задумчивости на тяжелом, грубо вылепленном лице. Он действительно пытался думать — не тасовать без всякого смысла беспорядочно мелькающие в затуманенном мозгу обрывки фраз, старых анекдотов и сцен из телевизионных боевиков, а именно думать, выстраивать логические цепочки от причины к следствию, делать выводы и даже что-то прогнозировать — так, как учил его Колдун.

Именно о Колдуне он и пытался думать. Тюха отлично знал, что говорят про Козинцева в микрорайоне. Тюхина маман, наслушавшись этих разговоров, категорически запретила сыну приближаться к Колдуну на пушечный выстрел. Ей как-то сразу стало плевать на его осанку. Пусть уж лучше сутулится, чем этот хромой черт со шрамом на пол-лица полакомится ее сыночком или, того хуже, научит его каким-нибудь своим гадостям! Она так и сказала: узнаю, что ты ходишь в этот вертеп — живого места на заднице не оставлю, месяц будешь на животе спать. Самое забавное то, что Тюха честно попытался выполнить материнский наказ, но… не утерпел. Ему было интересно у Колдуна, а запрет… Что ж, это был не первый нарушенный Тюхой запрет и, вероятно, далеко не последний.

Тюхе было интересно у Колдуна всегда — и на происходивших через день так называемых сеансах, где, как справедливо заметил Пятый, Колдун вешал какую-то лапшу на уши приходившим к нему совершеннолетним придуркам, и в особенности когда Тюха являлся к Козинцеву в неурочное время. Колдун знал массу захватывающих историй и умел мастерски их рассказывать. Кроме того, он всерьез занимался Тюхиной осанкой и даже показал ему несколько приемов какой-то чрезвычайно экзотической борьбы, сопровождая буквально каждое движение целой лекцией — как ни странно, тоже очень интересной. Суть этих лекций, насколько Тюха сумел разобраться, сводилась к следующему: прежде чем дать кому-нибудь в рыло, следует хорошенько подумать. По мнению Андрея Пантюхина, такой подход разом сводил к нулю все преимущества от владения хитрыми приемами: пока ты будешь думать, считал он, тебе как раз успеют пару раз навесить по чавке, и думать тебе станет не о чем, а может так случиться, что и нечем.

Однажды он отважился поделиться этими соображениями с Колдуном, чем привел того в необъяснимый восторг. Колдун долго хихикал в своей дурацкой манере, которую Пятый без обиняков именовал голубоватой, потирал руки и пристукивал по полу пяткой искалеченной ноги. Нахихикавшись вдоволь, он сказал Тюхе, что фокус как раз в том, чтобы научиться думать, причем думать быстрее, чем действуют условные рефлексы.

Тюха имел об условных рефлексах самое общее представление — что-то такое, связанное с собаками Павлова, электрическими лампочками и выделением слюны. Он сомневался, что когда-нибудь сможет соображать быстрее, чем у него выделяется слюна при виде приготовленных матерью котлет, но спорить с Колдуном не стал, потому что до сих пор его побаивался, а если уж говорить начистоту, то просто боялся.

Да и как его было не бояться! С этой его хромотой, страшным шрамом, темными линзами на полфизиономии, из-за которых невозможно было разобрать, куда он смотрит и что собирается делать, с его кошмарными масками, пялившимися со стен слепыми дырами глаз, с его туманными, полными смутной угрозы разговорами, с этим идиотским хихиканьем! А еще эта его привычка щупать мускулы Тюхи — не так, как щупает тренер в спортзале, и даже не так, как это делает стареющий педик, подбивающий клинья к очередному мальчику, а так, как щупает домохозяйка разложенное на прилавке мясо, выбирая на ужин кусочек посочнее… В сочетании с ходившими по микрорайону слухами и с привычкой Колдуна каждый вечер после наступления темноты отправляться на долгую прогулку по окрестностям эта его манера хвататься за мясистые части повергала Тюху в дрожь. Кроме того, Колдун ни от кого не скрывал, что обожает мясо, и поглощал его в огромных количествах. Тюха, например, не съедал за месяц столько свинины, сколько Колдун уминал в один присест. На работу Колдун не ходил, денег со своих посетителей не брал, и оставалось только гадать, на какие шиши он так питается. В силу сложившихся в его семье обстоятельств Тюха знал толк в ценах на продукты, и ему частенько приходило в голову, что мрачные слухи, обвинявшие Колдуна в людоедстве, могут оказаться правдой. В самом деле, зачем тратиться на мясо, когда его можно взять даром?

В общем, Тюха ходил к Колдуну не только исправлять осанку и слушать его малопонятные, но все равно интересные разговоры, но и бояться. Бояться ведь тоже можно по-разному. Можно, например, бояться, что мать проведает о том, что ты украл в мастерской немного белой краски и написал на спине кожаной куртки мастера производственного обучения короткое матерное ругательство; можно бояться летать на самолетах или писать контрольную по алгебре; можно трусить перед началом драки с превосходящим тебя противником. Но этот страх проходит, стоит только разок получить по зубам и как следует врезать в ответ. И можно, наконец, бояться, что ржавая осколочная мина, которую ты вот уже полчаса вертишь в руках, пытаясь разобрать на запчасти, все-таки рванет и разнесет тебя самого. Именно такой страх Тюха испытывал перед Колдуном — страх, смешанный с бешеным восторгом. Каждая клеточка его тела звенела от напора адреналина; Тюха буквально потел адреналином, особенно когда Колдун делал ему массаж позвоночника и он становился беспомощным в твердых, как тиски, когтистых лапах этого непонятного и страшного человека.

Вот-вот, вспомнил Тюха, — когти! Точнее, ногти. Такие ногти у мужчины Тюха видел только один раз, в кинофильме «Сердце Ангела». Там у Роберта де Ниро, который играл Люцифера, были точно такие же ногти — длинные, холеные, заостренные на концах, как звериные когти. «С такими ногтями, — подумал Тюха, — не нужны ни нож, ни вилка — цепляй, что приглянулось, и отправляй прямо в рот. И даже пальцев не запачкаешь».

В последнее время Андрея Пантюхина все чаще одолевали тягостные раздумья. Он быстро уставал от этого непривычного для него занятия, раздражался и начинал испытывать неприятное чувство, похожее на голод. Буквально каждое утро, выслушав за завтраком от матери очередную порцию нравоучений, сплетен и страшных слухов, Тюха с тревогой думал о том, что вечно играть ржавой миной нельзя — рано или поздно обязательно доиграешься. Это все равно что сдуру лезть с отверткой в работающую, гудящую от высокого напряжения трансформаторную будку: авось не шарахнет. Так ведь шарахнет же, не может не шарахнуть!

Впрочем, временами Тюхе казалось, что может и не шарахнуть. В конце концов, Колдун мог уже сто раз приготовить из него мясо по-французски, причем безо всякого риска. Тюха частенько приходил к нему по вечерам, один и, что самое главное, тайком, чтобы не узнала мать. Что стоило Колдуну прикончить его в один из таких вечеров? Ответ был очевиден: да ничего не стоило! Так может быть, Колдун по какой-то неизвестной причине выделял Тюху из толпы? Может, он хотел его приблизить?

Тюха родился в самом начале Перестройки, и общий скептицизм, вызванный повальной голодухой и горькими разочарованиями тех памятных лет, был всосан им, что называется, с молоком матери. Это заставляло его сомневаться в сверхъестественных способностях Колдуна и в том, что он, Колдун, решил научить его своим штучкам-дрючкам. С какой радости-то? За какие такие заслуги? Да и в то, что Колдун якобы жрет людей почем зря из чисто религиозных соображений, Тюхе верилось с трудом: он скорее понял бы алкаша, который зарезал собутыльника на мясо, когда кончилась закуска. Но с другой стороны… С другой стороны, очень многое в образе жизни и поведении Ярослава Велемировича Козинцева не поддавалось рациональному объяснению. Именно эти странности, делавшие Козинцева в глазах его соседей опасным сумасшедшим, казались Тюхе наиболее интригующими и вселяли в него робкую надежду, а вдруг он не такой, как все? Вдруг он все-таки не хуже, а в чем-то лучше других? Вдруг Колдун разглядел в туповатом с виду подростке какие-то скрытые возможности, которых в помине нет, скажем, у того же Пятого? Тогда как, а? Упустить свой единственный, может быть, шанс стать необыкновенным человеком? А из-за чего, спрашивается? Из-за того, что болтают старые перечницы на скамейках у подъездов? Да провались они сквозь землю вместе со своими скамейками! Жить, как раньше, в тупом полусне, смотреть в рот Пятому, вкалывать всю жизнь на стройке, а потом выйти на пенсию и сдохнуть как собака? Можно, конечно, и так. Вот только…

Он осторожно покосился на сидевшего рядом Пятнова. Пятый курил, запрокинув голову к закатному небу и закрыв глаза. Тюхе вдруг представилось, как он одной рукой берет приятеля за волосы, отгибает его голову еще дальше — так, чтобы затылок почти коснулся лопаток, — и подносит к его беззащитному горлу острый-преострый нож. «Пятачок, Пятачок, — говорит он, — я тебя съем. Как ты на это посмотришь? Может быть, хочешь напоследок еще разок обозвать меня тупарем или валенком? Давай, не стесняйся, я подожду».

Перед его мысленным взором стремительным вихрем пронеслась вереница заманчивых картинок, часть которых пришла из его старых сексуальных фантазий, а другая, более свежая часть была плодом последних размышлений. Тюху вдруг осенило: Колдун предлагал ему то, о чем он никогда не мог даже мечтать, неограниченную власть, власть без ответственности, власть без последствий. Тем способом, о котором подумалось сейчас Тюхе, можно было уговорить любую девчонку. При этом она позволит тебе делать с ней все, что угодно, и потом, когда все закончится, не побежит жаловаться маме и писать заявление об изнасиловании. Ха! Чем бежать-то? А писать чем?

А мясо… Ну, мясо — оно и есть мясо. На нем не написано, чье оно. Колдун правильно говорит: откуда нам знать, что мы покупаем на рынке под видом свинины? Может быть, румяные пирожки, которыми торгует на углу симпатичная бабенка в белом фартуке, начинены старым бомжем, загнувшимся от рака или заживо съеденным сифилисом в подвале дома, где живет эта самая торговка? Может быть, магазинные пельмени сделаны из покойников, за которыми никто из родных не явился в морг? А куда деваются всякие ампутированные руки-ноги, удаленные миндалины, желудки и прочая требуха? Может, ими кормят собак в питомниках? Так ведь их и говядиной кормят, и свининой… А от перемены мест слагаемых сумма не меняется: если собаки могут жрать то же, что и мы, тогда и мы вполне можем питаться тем же, чем питаются они. А если кому не нравится, может не жрать — никто не заставляет!

«Ну и ну, — подумал Тюха, украдкой переводя дух. — Вот это да! Да ну, — подумал он, — чепуха это все. Никакой Колдун не людоед, а просто нормальный мужик, с которым интереснее даже, чем с Пятым. Не подкалывает, не издевается, а то, что на него бочки катят кому не лень, так это от зависти. У нас же всегда так: хлебом не корми, а дай найти крайнего, чтобы было на ком оторваться».

«Потому что козлы, — подумал он с внезапным раздражением. — Куда ни глянь, везде одни козлы. Ну, и еще коровы». Он честно попытался припомнить хоть одного нормального человека из тех, кого знал, но так и не сумел. Ну, разве что мать, да и то…

Сам того не осознавая, Тюха готов был следовать за Колдуном, куда бы тот его ни повел, в точности как детишки за Гаммельнским крысоловом в жутковатой истории, которую однажды рассказал ему Ярослав Велемирович.

На голую Тюхину спину спикировал комар, потом еще один, потом целых три кровососа вонзили в него свои шпаги по самые глаза и принялись жадно сосать. Тюха зашипел, выматерился и принялся с треском хлопать себя по спине ладонями. Только теперь он заметил, что стало смеркаться. Воздух сделался темно-голубым и прохладным, и в нем тучами звенело вышедшее на охоту голодное комарье. Последние отдыхающие спешно покидали насиженные места, унося с собой свое барахло.

Тюха торопливо закурил, чтобы отогнать хотя бы часть наглых кровопийц, и стал натягивать джинсы. Пятый уже зашнуровывал кроссовки, тоже дымя как паровоз.

— Ну что, Тюха, — сказал он, — ты прямо к своему Колдуну? Ты там смотри, поосторожнее с ним, а то оглянуться не успеешь, как он тебя того… оприходует.

Он сделал красноречивое движение бедрами, одновременно махнув руками назад, словно отталкиваясь лыжными палками.

— А потом сожрет, — продолжал он, отмахиваясь от комаров. — С хреном. Или с кетчупом.

— Пошел ты на…, - сказал ему Тюха. — Ты сам-то идешь?

— К Колдуну или туда, куда ты меня послал? — уточнил Пятый. — Туда не пойду, не та ориентация. А к Колдуну заскочу чуток попозже, когда все соберутся.

— Только ты не опаздывай, — нахмурился Тюха. — Колдун не любит, когда во время сеанса кто-нибудь вламывается.

— Ты куда меня послал? — спросил у него Пятый. — Адрес хорошо помнишь? Вот сам туда и иди вместе со своим трахнутым Колдуном, понял? Он еще учить меня будет, валенок сибирский…

Они разошлись весьма недовольные друг другом, — впрочем, как всегда в последнее время.

Через двадцать минут Тюха уже звонил в знакомую дверь. В глубине квартиры раздались неровные шаги, защелкали отпираемые замки, забренчали цепочки, и дверь открылась.

Колдун уже успел переодеться для сеанса. На нем был его дурацкий, в общем-то, длиннополый угольно-черный сюртук с глухим стоячим воротом, который, как ни странно, сидел как влитой и смотрелся очень торжественно, черные кожаные штаны и тяжелые ботинки с квадратными носами. Обе цепочки и золотая, и стальная — висели поверх сюртука, ярче обычного сверкая на темном фоне.

— Здравствуй, — кривя в жутковатой приветственной улыбке изуродованный рот, сказал он Тюхе и сделал приглашающий жест рукой, на которой сверкал золотой перстень-змея. — Ты, как всегда, первый Проходи.

Тюха вошел. Хозяин запер за ним дверь.

— Время еще есть. Может быть, перекусишь? — как всегда, предложил он.

— Спасибо, я только что поел, — как всегда, соврал вечно голодный Тюха.

Голод голодом, но до того, чтобы угощаться чем бы то ни было в этом доме, он еще не дошел.

Глава 9

Минут через пятнадцать после того, как Тюха уселся на свое обычное место на мягком плюшевом диване, в дверь позвонили. Это означало, что вечернее сборище начинается. Козинцев вежливо извинился перед Тюхой — он всегда извинялся, — встал и направился в прихожую, хромая и с сухим шелестом потирая ладони.

Пока его не было, Тюха извернулся на диване винтом и потрогал висевший на стене длинный кинжал с острым как бритва обоюдоострым лезвием и тяжелой рукояткой черненого серебра.

— Не порежься, — донеслось из прихожей.

Тюха дернулся, как гальванизированная лягушка, и сел прямо, борясь с сильнейшим желанием перекреститься. Сердце у него билось где-то в глотке, словно он только что пробежал километров пять во весь опор. Какого черта?! Дверной проем был завешен плотной бордовой портьерой, в которой, как бы небрежно ее ни опускали, никогда не оставалось ни единой щелочки. Тюха проверял это неоднократно и точно знал, что видеть его, находясь в прихожей, Колдун просто не мог. Так какого черта, в самом деле?! Он что, действительно колдун? Пятого бы сюда, пускай бы сам убедился, а то ему все шуточки…

В прихожей защелкали замки, звякнула дверная цепочка, и сразу же забубнили голоса. Тюха посмотрел на часы. Конечно же, это явился Морозов, которого Пятый очень метко окрестил Отморозовым. Он действительно был какой-то отмороженный, весь не от мира сего, словно его регулярно били по голове пыльным мешком. Этот тип таскался на каждый сеанс, жадно ловя каждое слово Козинцева и глядя ему в рот с таким вниманием, словно ждал, что оттуда вылетит птичка. Пятый считал, что Отморозов — просто пассивный педераст, без памяти влюбленный в Колдуна. У Пятого все были педерастами, но в данном случае Тюхе казалось, что его приятель прав. Что-то такое, голубоватое, в Отморозове, несомненно, было. Впрочем, что-то такое было и в Колдуне, но Тюха старался этого не замечать, чтобы не наживать себе лишних проблем, которые впоследствии непременно пришлось бы мучительно обдумывать и решать. Незаметно для себя Тюха начал понемногу умнеть, но он еще не успел поумнеть настолько, чтобы сломя голову бежать подальше от этой квартиры.

Морозов-Отморозов вошел в комнату и боком, неловко поклонился Тюхе, глядя при этом куда-то в угол. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что Отморозов считал Тюху отпетым хулиганом и до смерти его боялся. Очки с толстенными стеклами криво сидели на его заметно свернутом набок носу, на безвольных вялых губах блуждала кривая полуулыбка, и весь он был какой-то кривой и извилистый, бледный, белобрысый, анемичный и словно пылью припорошенный. Лет ему было не то под тридцать, не то уже за сорок — точнее не скажешь, не заглянув в паспорт. Клетчатый пиджак поверх серой майки болтался на нем, как на огородном пугале, а новенькие джинсы в сочетании с сиротскими сандалиями смотрелись примерно так же, как седло на корове. Неслышно ступая по пушистому ковру, он пересек комнату и скромненько опустился на самый краешек дивана подальше от Тюхи, комкая в ладонях какие-то свернутые в трубочку густо исписанные листки. Увидев эту писанину, Тюха сразу загрустил: сегодня должны были состояться очередные поэтические чтения. Отморозов был, в общем-то, вполне безобидным придурком, если бы не его манера изводить всех неимоверно занудными виршами собственного сочинения. Тюха, например, не понимал и половины слов, которые Отморозов использовал в своих опусах. Там были какие-то осмосы, девиации, эфиры и зефиры, повергавшие несчастного Тюху в состояние полного ступора. Читал Отморозов запинаясь, с трудом разбирая собственный почерк, но при этом с подвыванием, как настоящий поэт, — в его понимании, разумеется. Пятый, в отличие от Тюхи, получал от стихов Отморозова огромный кайф. Он говорил, что согласился бы платить за то, чтобы только посмотреть на такого придурка, а тут смотри сколько влезет и притом совершенно бесплатно.

Почти сразу же вслед за Отморозовым явилась толстая тетка, имя которой Тюха никак не мог запомнить. На сеансах она в основном молчала и глупо хлопала глазами, упорно борясь с одолевавшим ее сном. Тюха никак не мог взять в толк, зачем она сюда таскается, а Пятый полагал, что эта «секс-бомба» надеется закадрить здесь какого-нибудь лоха — того же, Отморозова, к примеру, — и дуриком выскочить замуж.

Толстуха величественно приземлилась на диван между Отморозовым и Тюхой. Тюхе показалось, что диван, как живой, присел под ее тяжестью и протяжно вздохнул. От тетки со страшной силой тянуло духами, потом и нездоровым теплом разгоряченного тела. Тюха отодвинулся от нее подальше, не слишком стараясь, чтобы это вышло незаметно.

— Сейчас, друзья мои, — сказал, выныривая из-за портьеры, Козинцев. Я думаю, остальные вот-вот подойдут… У меня для вас…

В дверь снова позвонили, и он, извинившись, нырнул обратно за портьеру.

Отморозов развернул свои бумажки и стал, шевеля губами, вчитываться в кривые строчки. «Репетирует», — с отвращением подумал Тюха, но тут сидевшая рядом с ним бабища набрала в грудь побольше воздуха и шумно, по-коровьи вздохнула. Пантюхина обдало волной густого лукового перегара. Он задержал дыхание. В прихожей бубнили приглушенные голоса. Тюха понял, что если не рванет когти сейчас, то наверняка застрянет на весь вечер между подлокотником дивана и этой потной тушей, нашпигованной сырым луком.

Он встал, немного подрыгал ногами, делая вид, что они у него затекли от долгого сидения, притворно зевнул и, выписав по комнате пару вензелей, плюхнулся в стоявшее у окна кресло.

Портьера снова отодвинулась, и в комнату в сопровождении Колдуна вошла Училка. Кем она была на самом деле, ни Тюха, ни Пятый не знали, но, едва увидев ее в первый раз, единогласно решили, что перед ними педагог с большим стажем работы. Первое время она порывалась, делать Пятому и Тюхе замечания — не так сидишь, кто так разговаривает и т, п., - пока Колдун мягко, но вполне конкретно не объяснил ей, что у него в доме каждый волен вести себя, как ему вздумается. Скованность мешает усваивать знания, заявил он Училке. Не оттого ли, сказал он, коэффициент полезного действия нашей отечественной педагогики так ничтожно мал, что мы заставляем своих учеников сохранять тишину и почти полную неподвижность на протяжении целого учебного дня? Училка проглотила это с крайне недовольной миной, но молча и с тех пор старалась вообще не замечать Пятого и Тюху. Звали ее, кажется, Людмилой Сергеевной, и Тюхе было начхать на нее с высокой колокольни.

Толстуха вдруг зашевелилась на диване, заерзала, высвобождая свой огромный зад из плюшевых объятий, и заявила, что хочет пить. Тут в прихожей опять раздался звонок, и Колдун похромал открывать, извинившись и сказав толстухе, что минеральная вода стоит в холодильнике. Толстуха выплыла из комнаты, по дороге, как всегда, запутавшись в портьере и едва не своротив ее на пол. Стало слышно, как она копается в холодильнике, бренча там бутылками, потом хлопнула дверца, стукнул поставленный в раковину стакан, и стало тихо.

Тюха надеялся, что пришел Пятый, но это оказался ЯХП — Я-Хочу-Понять. Это было его любимое словосочетание, которым он начинал чуть ли не каждую фразу. Желание понять собеседника было, конечно, похвальным, но буквально за пару дней знакомства даже Тюхе стало ясно, что одного желания порой бывает маловато. ЯХП был осанистым, когда-то, наверное, очень красивым, неплохо воспитанным человеком лет пятидесяти. Еще он был полным дураком и пустопорожним болтуном. Работал он, кажется, каким-то лектором — пудрил кому-то где-то мозги и все время хотел кого-нибудь понять.

Поздоровавшись с присутствующими своим хорошо поставленным баритоном, ЯХП плюхнулся на свой любимый пуфик в углу. Училка занимала второе кресло, и Тюха с большим трудом сдержал злорадную улыбку: теперь Пятому предстояло занять единственное оставшееся свободным место на диване рядом с луковой толстухой — то самое место, с которого он, Тюха, так предусмотрительно слинял пять минут назад. Так тебе и надо, подумал Тюха. Говорил же дураку: не опаздывай, не любит этого Колдун…

Ему вдруг подумалось, уж не Колдун ли своей властью рассадил присутствующих именно так, как они сидели сейчас, но он поспешно отогнал эту дурацкую мысль. Рассказать такое Пятому — засмеет. И будет прав, между прочим. Клички кличками, но какие, в самом деле, в наше время могут быть колдуны?

Толстуха вернулась и уселась на место. Отморозов вдруг вскочил и, пробормотав какие-то извинения, выбежал из комнаты, едва не сшибив в дверях Колдуна. Через некоторое время в туалете с ревом, хлынула в унитаз вода, а потом опять забренчало бутылочное стекло в открывшемся холодильнике. Колдун не врал, когда говорил насчет полной свободы действий в своем доме: каждый из присутствующих действительно был волен делать что хотел, не спрашивая разрешения у хозяина. Тюха знал причину такого демократизма: он отлично помнил, как во время своего первого визита сюда попытался стянуть перстень — тот самый, который носил теперь на пальце, не снимая даже на ночь.

Колдун появился в комнате, с извинениями прохромал через нее, обогнув по дороге сначала заваленный книгами и амулетами журнальный столик, а потом кресло, в котором сидела Училка, и скрылся за другой портьерой, где у него была спальня.

Тюха бывал в спальне Козинцева регулярно — именно там Ярослав Велемирович делал ему массаж позвоночника и грудной клетки. Когда Колдун снова появился в гостиной, в руках у него был предмет, при виде которого Тюха удивленно выпучил глаза. Это был тот самый деревянный истукан со злой жабьей физиономией, который стоял на специальной подставке в изголовье кровати Колдуна. Колдун кормил его вишневым сиропом, вареньем и тому подобной ерундой — во всяком случае, так он говорил. Еду он клал — или наливал, в зависимости от ее вида, — в каменную плошку, которую истукан держал на коленях. Перед тем как наполнить плошку, он всегда мазал едой губы истукану, а потом, приблизив к уродливой статуэтке ухо, с совершенно серьезным выражением лица делал вид, будто прислушивается к тому, что шепчет ему это полено. Получив одобрение истукана, он наполнял плошку, глубоко кланялся, сложив перед лицом ладони, и удалялся — очевидно, для того, чтобы дать кукле без свидетелей стрескать то, что ей принесли.

Воспринимать такое дурацкое поведение всерьез не мог даже Тюха, но высказываться по этому поводу он не рисковал: Колдун относился к своему истукану, как истинно верующий православный христианин к святым мощам, а ссориться с ним из-за ерунды Тюхе не хотелось И потом, кто его знает, этого истукана: а вдруг он все-таки того… действует? Сегодня ты над ним посмеешься, а завтра тебе кирпич на голову свалится, а может, целый самолет? И доказывай потом всем, что это, дескать, чистая случайность.

Обычно Колдун держал своего божка подальше от посторонних глаз. Тюха, пожалуй, был единственным из гостей Колдуна, кто удостоился чести быть представленным этому деревянному чучелу с недовольной, вечно по самые гляделки перемазанной различными продуктами питания рожей. Как-то раз Тюха спросил, как зовут истукана и что он может делать, на что Колдун в несвойственной ему сухой и даже сердитой манере ответил, что имя этого могучего божества непосвященным знать не положено и что может это божество буквально все, что взбредет в его деревянную голову. «А может он превратить меня, к примеру, в бревно?» — не подумав, ляпнул тогда Тюха. Колдун посмотрел на него, склонив голову к плечу, нехорошо улыбнулся и спросил: «А ты действительно этого хочешь?» «Да я так, — торопливо забормотал похолодевший Тюха, — я спросил только…» «Запомни, — сказал ему тогда Колдун, — превратить человека в тупую деревяшку — пара пустяков. Обратный процесс, знаешь ли, гораздо сложнее».

В общем, истукан был как бы личным секретом Колдуна, который он доверил одному лишь Тюхе, — этакое тайное сокровище наподобие засмотренного до дыр порнографического журнала, бережно хранимого под матрасом двенадцатилетним сопляком. И теперь, когда тайное вдруг ни с того ни с сего сделалось явным, Тюха испытывал острое разочарование, которое было сродни ревности. Он-то, дурак, думал, что Колдун выделяет его, доверяет ему, а тот взял и не моргнув глазом поставил его в один ряд с Отморозовым и провонявшей луком жирной коровой. Да и ЯХП ничуть не лучше этих двоих. Вот разве что Училка… Ну, училка есть училка, им иметь голову на плечах и железный характер по уставу положено. Те, которые пожиже, до ее возраста в школе просто не доживают. Естественный отбор, прямо как у Дарвина, который, кстати, по слухам тоже был малость не в себе…

Деревянный болван был тяжелым даже на вид, но Колдун держал его перед собой как ни в чем не бывало, словно тот вообще ничего не весил. Можно было подумать, что статуэтка пустотелая, но Тюха знал, что это не так: однажды он случайно зацепился бедром за постамент, на котором стоял истукан. На бедре потом неделю красовался здоровенный синяк, а постамент даже не покачнулся. С тех пор Тюхе приходилось все время гнать от себя очень неприятную мысль: ему все время чудилось, что деревянный болван его недолюбливает.

Колдун между тем водрузил истукана на краешек журнального столика и подвинул его ближе к середине, не обращая ни малейшего внимания на градом посыпавшийся со стола хлам: книги, какие-то разрозненные листы, амулеты, побрякушки и даже подсвечник с тремя свечами. Тяжелый бронзовый подсвечник глухо ухнул в покрытый толстым ковром пол, сломанные свечи разлетелись во все стороны. Тюха инстинктивно подался вперед, но Колдун остановил его движением руки.

— Лучше зажги свечи, — негромко сказал он, пришепетывая сильнее обычного и таинственно поблескивая темными линзами. — Их у нас достаточно.

Тюха встал, задернул на окне тяжелые бархатные шторы, чиркнул колесиком зажигалки и пошел обходить комнату по периметру, поднося трепещущий оранжево-голубой огонек к фитилям. Свечей в комнате действительно было достаточно: и простых, стеариновых, и восковых, какие продаются в церквах, и ароматических, от которых по комнате сразу пошел тяжелый сладковатый дух. По мере того как Тюха двигался вдоль стен, комната наполнялась сумрачным оранжевым светом и пляшущими угольно-черными тенями. Красноватые отблески живого огня заплясали на лезвиях кинжалов и наконечниках копий и дротиков, на темной бронзе канделябров и тяжелых лепных рам. В темных очках Колдуна зажглись два пляшущих оранжевых огонька, а с дивана, словно в ответ, светил своими бифокальными линзами Отморозов. Тени шевелились и плясали, то выплескиваясь из впадин и углов, то снова пугливо уменьшаясь в размерах. Казалось, что стоящий на столе деревянный истукан гримасничает, корча страшные рожи и перемигиваясь с развешанными по стенам шаманскими масками, которые тоже кривлялись и гримасничали ему в ответ. Можно было подумать, что вся эта куча раскрашенного дерева только и ждала появления истукана, чтобы тот возглавил невиданный и жуткий деревянный бунт. И вот они дождались и теперь договариваются, без слов обсуждают план кровавой расправы…

Тюха быстрее двинулся вдоль стен, зажигая многочисленные свечи. Зажигалка нагрелась у него в руке, но он не стал останавливаться, чтобы дать ей остыть. Ничего, уже немного осталось… Колдун стоял посреди комнаты рядом со своим божком и, наверное, наблюдал за Тюхой сквозь темные стекла очков. «Черт бы побрал эти его очки, — подумал Тюха с внезапной и необъяснимой дрожью. — Никогда не поймешь, куда он смотрит и что у него на уме».

Когда была зажжена последняя свеча, в комнате стало светло почти как при включенной люстре, которой здесь, кстати, не было. Правда, углы за мебелью по-прежнему тонули во мраке, но освещенные со всех сторон маски перестали кривляться, а божок, по обе стороны от которого Колдун лично установил две толстые черные свечки, снова превратился в обыкновенный кусок умело обработанного дерева, не то тщательно отполированного, не то просто засаленного и залапанного до матового блеска. Его вечно перемазанная зверская рожа сегодня была непривычно чистой, и в каменной плошке, к удивлению Тюхи, не оказалось ни крошки хлеба, ни капли варенья или сиропа. Голодный, черт, подумалось Тюхе, и от этой невинной, в общем-то, мысли по спине у него снова забегали мурашки. Что-то будет, понял он, и ему вдруг захотелось уйти.

ЯХП гулко откашлялся в кулак, открыл рот, собираясь, по всей видимости, заявить, что хочет что-нибудь такое понять, но передумал и захлопнул свое ротовое отверстие. Вместо него вдруг подал голос Отморозов.

— Ярослав Велемирович, — сказал он, — друзья мои. Минувшей ночью у меня родилось несколько строк, и я хотел бы…

— Не сейчас, — в совершенно не свойственной ему манере перебил Отморозова Колдун. — Не сегодня, Альберт Эммануилович, я вас очень прошу.

Отморозов обиженно умолк, совсем завалился в щель между спинкой дивана и жирным боком толстухи и стал поблескивать оттуда очками, как паук из норки. Тюха облегченно перевел дух: несколько строк, о которых упомянул Отморозов, представляли собой четыре густо исписанных с обеих сторон листа писчей бумаги.

— Так вот, друзья мои, — потирая руки, прошелестел Колдун, — сегодня у нас с вами не совсем обычная и, я бы даже сказал, торжественная встреча. Мы с вами знакомы уже не первый день, и для вас наконец настало время познакомиться со мной поближе — и со мной, и с моим, так сказать, покровителем.

Он с совершенно серьезной миной сложил ладони перед лицом и отвесил почтительный полупоклон в сторону своего истукана, произнеся при этом несколько негромких слов на каком-то неизвестном наречии. Сейчас он был похож на референта-переводчика при каком-нибудь африканском царьке, который решил посетить Москву с дружественным визитом. «Цирк», — подумал Тюха, но смешно почему-то не было. Сам не зная зачем, он посмотрел на Училку. Училка сидела напряженно выпрямившись в кресле и сверлила Колдуна каким-то очень странным взглядом. Тюхе почему-то показалось, что эта пожилая тетка не прочь хоть сию минуту вцепиться Колдуну в глотку своими все еще очень неплохими зубами и сожрать его заживо вместе с его деревянным приятелем…

— Это… — снова заговорил Колдун, но тут его прервал раздавшийся в прихожей звонок. — Это, наверное, Алексей, — сказал Козинцев, — он вечно опаздывает.

«Это уж точно, — подумал Тюха. — Чтобы Пятый да не опоздал? Вот ведь козел!»

— Прошу меня простить, — сказал Козинцев. — Я должен вас ненадолго покинуть — Нужно открыть дверь.

Он снова поклонился своему истукану, пробормотал что-то на тарабарском языке — видимо, тоже извинился, — и похромал за портьеру.

ЯХП снова гулко откашлялся в кулак, заставив пугливо вздрогнуть пламя свечей.

— Я только хотел бы понять, — сказал он своим густым жирным голосом, что, собственно, нам предстоит. Как вы полагаете, товарищи?

— Ах, да замолчите же вы, наконец! — с неожиданным раздражением откликнулась Училка. — Что вы заладили как попугай: я хочу понять, я хочу понять… Не вы один хотите понять.

— Я всего-навсего хотел понять… — сказал ЯХП, но тут же осекся, махнул рукой и, встав с пуфика, отправился вон из комнаты — тоже на водопой, судя по доносившимся со стороны кухни звукам.

Как с ума все посходили, подумал Тюха, слушая, как сначала ЯХП, а потом, кажется, еще и Пятый шарят в холодильнике. Будто вокруг пустыня и попить негде, кроме как у Колдуна на кухне. Мне, что ли, тоже сходить? Напиться впрок, как верблюд. Естественно, он никуда не пошел — во-первых, потому, что совершенно не хотел пить, а во-вторых, потому, что в следующее мгновение в комнату вернулся Колдун. За Колдуном явился ЯХП, а немного погодя из-за портьеры вынырнул Пятый. Он вытирал рукавом мокрые губы, свободной рукой придерживая на плече свой фасонистый кожаный рюкзак.

— Всем привет, — сказал он без тени смущения. — Как говорится, сорри, ай эм лейт… Что-то типа этого.

Тюха мстительно ухмыльнулся, видя, как Пятый зашарил глазами по комнате в поисках свободного места. Впрочем, поставить Пятого в безвыходное положение было практически невозможно, поскольку он, как барон Мюнхгаузен, в существование безвыходных ситуаций попросту не верил. Окинув помещение быстрым взглядом, Пятый непринужденно уселся прямо на ковер, по-турецки скрестив ноги и положив между ними рюкзак. Вид у него при этом был самый что ни на есть довольный.

«Козел, — снова подумал Тюха, на сей раз с легкой завистью. — Ничем его, гада, не проймешь, все с него как с гуся вода…»

— Что ж, — сказал Колдун, — если все в сборе, мы, пожалуй, начнем.

Он вдруг нахмурился, помрачнел и даже как будто сделался выше ростом. Тюхе показалось, что в комнате стало темнее. Колдун вскинул над головой руки, резко опустил их, вытянув перед собой параллельно полу, и Тюха с замиранием сердца увидел в его правой руке диковинный кинжал с волнистым, как тело змеи, узким лезвием.

* * *

С работы полковник Сорокин пошел домой пешком. Собственно, пошел он вовсе не домой, поскольку пешая прогулка с Петровки до полковничьего дома была делом долгим и утомительным. Просто полковнику вдруг захотелось пройтись, никуда не спеша, ни с кем не общаясь и никого не задевая локтями. Вечер был хорош, погода держалась на удивление теплая и ровная, а дома его никто не ждал. Жена полковника отправилась на дачу заниматься ковырянием земли, весьма недовольная тем, что Сорокин наотрез отказался составить ей компанию, а волнистый попугайчик, которого она завела месяцев восемь или девять назад, как раз накануне умудрился вскрыть свою нехитрую клетку, вылетел в форточку и отбыл в неизвестном направлении — надо полагать, на юг, в Австралию, на свою историческую родину. Госпожа полковница об этом еще не знала, и Сорокин старался не думать о том, что она скажет ему по возвращении. Попугайчика было, конечно, жаль, но полковник, как взрослый человек, не мог не испытывать некоторого облегчения, избавившись от этого носатого крикуна и погромщика.

Темнело. Город зажигал огни. Витрины магазинов сияли, а коммерческие палатки казались ярко освещенными изнутри стеклянными шкатулками, до отказа набитыми пестрой дребеденью. По мостовой, сверкая габаритными огнями и отражая полированными боками многоцветье неоновых реклам, катился сплошной поток автомобилей. Через опущенные окна до полковника доносились обрывки музыки, в темных салонах призрачно светились приборные панели и огоньки зажженных сигарет. Пахло теплым асфальтом, вечерней прохладой, выхлопными газами, табачным дымом и жевательной резинкой «Орбит» — без сахара, разумеется. Тротуары были заполнены прохожими, под полосатыми тентами и зонтиками с рекламой сигарет «Уинстон» пили кофе, пиво и коньяк, смеялись, разговаривали и флиртовали москвичи и гости столицы. Полковник ослабил узел галстука, расстегнул верхнюю пуговицу сорочки и тоже закурил. Он очень любил такие вот одинокие прогулки по вечерней Москве — наверное, потому, что случались они крайне редко.

На углу он остановился и, задрав голову, попытался разглядеть в темном небе над Москвой хотя бы одну звезду. Весь день в окна полковничьего кабинета светило солнце, в небе не было ни единого облачка, а это означало, что звезды тоже должны были находиться где-то там, прямо над головой. Но звезд не было: их неверный мерцающий свет напрочь забивало электрическое зарево Москвы.

«Ну а ты как думал, — мысленно сказал себе полковник, возобновляя свое неторопливое движение в сторону Страстного бульвара. — Надо было ехать с женой на дачу. Там бы ты насмотрелся и на звезды, и на все, что к ним прилагается. На сорняки, например».

«Вот оно, — подумал Сорокин с неуместным весельем. — Вот почему я терпеть не могу все это сельское хозяйство — из-за сорняков! Я ведь всю жизнь занимаюсь прополкой общества и лучше, чем кто бы то ни было, знаю, какое это безнадежное занятие — борьба с сорной травой. Особенно когда щиплешь по одной травинке… Да только иначе не получается и еще нескоро, наверное, получится. Но полоть все равно надо, потому что в противном случае твое поле зарастет к дьяволу, и черта с два ты потом в этот дерн лопату воткнешь».

«Долой философию, — подумал он. — Дадим несчастным ментовским мозгам немного отдохнуть. А для этого нам требуется что? А требуется нам для этого сущая чепуха — дать своей единственной извилине, она же след от фуражки, на какое-то время разгладиться и исчезнуть. Как? Да очень просто! Сесть во-о-он под тот зонтик и заказать пивка… Или лучше коньячку?»

Полковник мысленно пересчитал имевшуюся в кармане наличность и решил, что хотя коньяк и лучше, но пиво в данный момент все-таки предпочтительнее. Иначе, подумал он, придется добираться домой на перекладных, а это чертовски долго и нудно. Тем более что коньячок и так имеется — дома, в холодильнике.

Уличное кафе было обнесено выкрашенной в белый цвет временной металлической оградкой, неприятно напоминавшей могильную. Полковник прошел внутрь и уселся за свободный столик, из центра которого вырастал большой полотняный зонтик красного цвета с рекламой «Лаки Страйк». Он придвинул к себе пепельницу и не спеша, с удовольствием, словно совершая некий ритуал, выложил на столик сигареты, зажигалку и трубку мобильного телефона. «Ну вот, — иронически подумал он про себя, — московский чиновник готов к культурному отдыху. Все, что нужно, под рукой, церемониал соблюден, и можно не опасаться, что кто-нибудь примет тебя за приезжего провинциала. Удивительная штука! Ведь если не все, то очень многие из нас отлично понимают, что стремление ничем не выделяться на общем сером фоне — штука не очень хорошая с любой точки зрения. Понимают это очень многие, а сделать практические выводы отваживаются считанные единицы».

«Ну, хорошо, — подумал Сорокин, заказывая подошедшей официантке пиво. — Если ты такой гордый и независимый, милости просим. Давай, сделай практические выводы. Явись на службу в старых галифе, тапочках на босу ногу, в своей любимой спартаковской футболке и в галстуке. А что вам не нравится? Мне так удобно, я от себя такого просто торчу… Интересно, вызовут они „скорую“ или нет? Во всяком случае, дискомфорт будет ужасный и для них, и для меня. А почему? Пустячок ведь, если разобраться! Подумаешь, нарядился не по правилам. Не голый ведь, разве не так? Зато Забродов, узнав о такой выходке, был бы доволен. Он у нас закоренелый индивидуалист — этакий кот, который гуляет сам по себе и не нуждается в чьем бы то ни было одобрении».

«Между прочим, — подумал Сорокин, — эта зараза у меня в голове именно от него, от Забродова. Как будто мне подумать больше не о чем! И вообще, мы, помнится, решили временно ни о чем не думать, а просто сидеть и пить пиво. Где оно, кстати?»

Пиво ему тут же принесли. Оно было ледяное, пенное, очень свежее и имело неплохой вкус. Полковник одобрительно хмыкнул и осторожно погрузил в пену верхнюю губу. Хорошо, подумал он. Все-таки в этом печальном мире еще остались кое-какие удовольствия!

Он аккуратно, почти без стука поставил на столик высокий запотевший бокал, вынул из пачки сигарету и с удовольствием закурил, глядя поверх низенькой «кладбищенской» оградки на уличную суету. Он решил, что был не прав, посчитав оградку некрасивой и неуместной. Возможно, снаружи, с улицы, она именно такой и казалась, но, попав внутрь ярко освещенного, отделенного от внешнего мира пространства, Сорокин вдруг ощутил себя на удивление покойно и уютно, словно заботы и неприятности, которыми была наполнена его жизнь, остались там, за оградой уличного кафе.

«Хорошо, — подумал он снова. — А вот интересно, нет ли у них в меню вяленой рыбки? Впрочем, даже если и есть, то это не то. Вот Забродов — тот по этой части мастер. С ним пиво пить — одно удовольствие, особенно когда он грызет вяленого леща и помалкивает. Эх, Забродов… Где-то ты сейчас, с кем выпиваешь, какую рыбку удишь, в каком таком водоеме? Кому ты сейчас пудришь мозги своими теориями?»

За соседним столиком сидела довольно шумная компания молодых людей. Вели они себя вполне прилично, но разговаривали при этом, никого не стесняясь, так что их голоса и смех разносились по всему кафе, создавая тот неповторимый звуковой фон, который присущ по вечерам большинству таких вот забегаловок. Сорокин не обращал на них внимания: он умел отключать свое внимание от того, что его в данный момент не интересовало, и в издаваемом веселой компанией гаме для него сейчас было не больше смысла, чем в шуме телевизионных помех. Однако его настроенное на определенный уровень звука ухо автоматически насторожилось, когда голоса беседующих за соседним столиком внезапно понизились до приглушенного заговорщицкого бормотания.

— Двенадцать, — говорил один голос. — Я точно слышал, что двенадцать.

— Ну, брат, ты отстал от жизни, — перебил его другой. — Гляди-ка, что вспомнил — двенадцать! Уже позавчера было пятнадцать! У меня сестра в том районе живет. С апреля дает объявления об обмене, но никто не откликается. Даже не звонят. Оно и понятно, когда такие дела творятся. Так что, друг мой Саша, не двенадцать, а пятнадцать.

— Слушайте, но это же кошмар! — воскликнула молоденькая блондинка в короткой юбке и белоснежной кофточке. — И вы об этом так спокойно говорите: двенадцать, пятнадцать…

«Чепуха, — подумал Сорокин. — Не двенадцать и не пятнадцать, а ровным счетом десять. Хотя лично мне от этого почему-то не легче. Черт бы вас побрал, ребята, не могли вы посплетничать где-нибудь в другом месте…»

— А как мы должны об этом говорить? — возразил блондинке мужской голос. — Если бы я мог хоть что-то сделать, я бы непременно сделал. Но его вся наша доблестная милиция уже четвертый месяц не может найти.

— Менты вообще мышей не ловят, — проворчал кто-то еще. — Ясное дело, это не пьяных в подворотнях обирать! Читали, что в «МК» пишут?

Компания стала горячо обсуждать последнюю публикацию «Московского комсомольца», посвященную событиям в микрорайоне, где орудовал каннибал, и Сорокин перестал слушать. Он читал эту статью, и по прочтении ему оставалось только развести руками. Вся информация по этому делу была строго засекречена, но блокировать целый микрорайон так, чтобы никто ничего не узнал, было, конечно же, невозможно. Люди ежедневно ездили оттуда на работу, в гости, многие вообще, взяв отпуска, бежали из Москвы, надеясь пересидеть события у живущих в провинции родственников. В такой обстановке ни о какой секретности, разумеется, не могло быть и речи. Жители микрорайона не видели причин, по которым они должны были молчать, а так как никто из них толком ничего не знал, в средства массовой информации поступали самые противоречивые сведения. Некоторые из появлявшихся в газетах публикаций были похожи на бред, другие отчетливо отдавали провокацией, и Сорокин, как всегда в подобных случаях, с тоской вспоминал благословенные застойные времена, когда ни один журналист не смел пикнуть без команды сверху, а уж о том, чтобы путаться под ногами у ведущих расследование сотрудников МУРа, никто из этих писак и подумать не мог.

«Но где-то этот парень прав, — подумал полковник о человеке, который сказал, что милиция не ловит мышей. — Мы опять сели в калошу. Мы действительно никого не ловим, а только сидим и ждем, когда эта сволочь сделает следующий ход, в надежде, что он наконец-то ошибется и даст нам шанс. Это тактика слабого, тактика, заведомо обреченная на провал. Черт бы побрал это дело!»

Что-то ритмично мигало на самом краю поля зрения. Это мигание раздражало одолеваемого мрачными мыслями полковника. Он сердито повернул голову и непроизвольно вздрогнул: у края тротуара стояла, мигая аварийной сигнализацией, черная «Волга». Поначалу Сорокин решил было, что это его машина, и уже начал лихорадочно соображать, что такое могло случиться, из-за чего его выследили даже здесь. Потом он увидел длинный ус антенны на багажнике, литые диски колес, о которых почему-то так мечтал его водитель, разглядел номер и понял, что машина чужая. «Ну, может быть, не совсем чужая, — подумал он с кривой усмешкой. — Серия номерного знака уж больно знакомая…»

— Разрешите присесть? — вежливо осведомился чей-то голос у него за спиной.

— Милости прошу, — отворачиваясь от машины и делая приглашающий жест, сказал Сорокин. — А я думаю, что это за нахал свое корыто в неположенном месте поставил?

— Фильтруй базар, начальник, — гнусавым «деловым» голосом произнес полковник Мещеряков, пожимая Сорокину руку и присаживаясь к столику. Чисто аварийная остановка, ты понял? У меня радиатор прохудился, трубы горят, охлаждающая жидкость во как нужна!

Он чиркнул по горлу ребром ладони.

— Охлаждающая жидкость здесь на уровне мировых стандартов, — похвалил местное пиво Сорокин. — Только не говори, что специально ехал сюда на служебной машине и совершенно случайно наткнулся на меня.

— Параноик, — обозвал его Мещеряков, жестом подзывая официантку. Кому ты нужен, чтобы за тобой охотиться? Ехал мимо, смотрю, сидишь, как на витрине, сосешь пиво и скучаешь. Давненько, думаю, я пива не пил в приятной компании. А ты мне с ходу — допрос с пристрастием…

— Да, — сказал Сорокин, — в смысле приятности компании я сейчас того… не очень.

— Неприятности? — вскользь поинтересовался Мещеряков, благодарно кивая официантке, которая поставила перед ним длинный запотевший бокал со светлым пивом.

— Можно подумать, твоя работа — сплошной праздник, — уклончиво ответил Сорокин.

— Да, — задумчиво согласился Мещеряков и пригубил пиво. — Работа — это всегда головная боль. Особенно когда отвечаешь не столько за себя, сколько за других.

— Вот-вот, — поддакнул ему Сорокин. — А когда в лейтенантах ходил, небось, думал: погодите, вот стану полковником, вы у меня попляшете! Буду сидеть в кабинете и указывать: ты туда, ты сюда, а ты, морда, вообще ступай сортиры драить… Было дело?

— А как же! — улыбнулся Мещеряков. — Но должен тебе сказать, что сортиры в нашей конторе действительно чистые.

— У вас только сортиры и чистые, — не удержался Сорокин и немедленно устыдился: вряд ли стоило срывать на полковнике ГРУ свое дурное настроение.

Мещерякова, впрочем, было не так-то легко обидеть: он прошел отличную выучку, и немалая заслуга в этом, насколько было известно Сорокину, принадлежала Иллариону Забродову.

— А у вас зато и сортиры не блещут, — спокойно парировал Мещеряков. Сорокин вздохнул.

— Очко в твою пользу. Был я недавно в одном отделении… А, к черту, не будем о грустном. Ты извини, я что-то к вечеру стал уставать. На пенсию, что ли, уйти?

— Ага, давай, — язвительно подхватил Мещеряков. — И я с тобой. Пошлем всех подальше и будем жить в свое удовольствие. Помнишь, как в армии шутят? Снял портупею — и рассыпался. Не боишься?

— Забродов же не рассыпался, — зачем-то сказал Сорокин.

— Забродов рассыпаться не может, — наставительно произнес Мещеряков. Говорил он в бокал с пивом, и голос его звучал глухо, как в бочку. Забродов — не человек.

— Интересно, — сказал Сорокин, — а кто он, по-твоему?

— Забродов — беглец из какого-то романа, — сказал Мещеряков. — Фенимор Купер, Майн Рид… Да нет, даже не так. Не из романа, а из утопии. Идеальный человек в представлении какого-нибудь кабинетного философа.

— Гм, — сказал Сорокин. — Да… Ну, это ты, брат, загнул. Хорош идеальный человек! Идеальный солдат — это я еще понимаю.

— Говори потише, — попросил Мещеряков. — Тоже мне, идеальный солдат… Тебе бы такого подчиненного, ты бы его лично через неделю расстрелял перед строем. Потом бы, конечно, посмертно представил к ордену, но сначала все-таки расстрелял бы.

— Пожалуй, — подумав с минуту, хмыкнул Сорокин. — А все почему? Все потому, что в нашей грубой жизни ничто идеальное не приживается.

— Этот негодяй прижился очень даже неплохо, — заметил Мещеряков.

— Идеальная приспособляемость, — подсказал Сорокин.

— Очень смешно, — огрызнулся Мещеряков. — Что-то ты сегодня и в самом деле… того. Колючий, как дикобраз. В чем дело?

— Сейчас, — проворчал Сорокин, — расскажу… Тебе как: полный доклад представить или только тезисы?

— Конспективненько, — усмехнулся Мещеряков, — вкратце. Впрочем, можешь не трудиться. Я, знаешь ли, иногда из чистого любопытства просматриваю газеты.

Сорокин шепотом произнес матерное ругательство.

— Целиком и полностью с тобой согласен, — не слишком сочувственно сказал Мещеряков. — Журналисты — это вечная заноза в наших с тобой задницах. Ничего не поделаешь — свобода печати… Слушай, а ты не пробовал их, скажем, расстреливать? Или сажать, а? Берешь кило героина, заряжаешь им редакционную машину, сажаешь всех до последнего курьера в кутузку, а потом тихо шлепаешь при попытке к бегству… Не пробовал? А ты попробуй.

— Смешно тебе, — проворчал Сорокин, с тоской заглянув в бокал с пивом. — А у меня, между прочим, какая-то сволочь людей ест.

— Ну, у меня людей тоже периодически едят, — сказал Мещеряков. Приходишь утром на службу и отдаешь приказ: такого-то ко мне в кабинет, А тебе отвечают: никак невозможно, потому как такого-то вчера съели. Вызвали наверх и сожрали с потрохами, а объедки отправили на Чукотку, в театральный бинокль за американскими разведывательными спутниками следить.

— Ну и что ты тогда делаешь? — с неожиданно вспыхнувшим интересом спросил Сорокин, — Ну а что в таких случаях делают? — вяло откликнулся Мещеряков. — Хватаюсь за свою задницу и щупаю: на месте она или половину уже кто-нибудь отгрыз? Тьфу! Хотел поднять тебе настроение, а получилось, что свое испортил. Девушка! Организуйте-ка вы нам коньячку… Граммов по пятьдесят для начала, хорошо?

— А что скажет госпожа полковница? — на всякий случай спросил Сорокин.

— А твоя?

— А моя уже все сказала и укатила на дачу.

— А моя, — со вздохом сказал Мещеряков, — в Париже. Франко-российская дружба — это тебе не хухры-мухры, понял?

— Понял, — сказал Сорокин. — Да здравствует свобода?

— Что ты называешь свободой? Вот это? — Мещеряков обвел нетерпеливым жестом уличное кафе. — Или это? — он раздраженно кивнул в сторону своей машины, которая терпеливо дожидалась его у бровки тротуара, мигая оранжевыми огоньками аварийной сигнализации, как новогодняя елка. — Слушай, а давай напьемся!

— М-да? — с некоторым сомнением в голосе сказал Сорокин.

— А что? Со старшими по званию пить приходится осторожно — вдруг что-нибудь не то ляпнешь. С младшими — сам понимаешь, еще хуже. А с тобой как раз, что называется, в уровень. И повод есть…

— Какой повод?

— Свобода, елки-палки!

Принесли коньяк. Сорокин задумчиво повертел рюмку в пальцах и вдруг спросил:

— Тебе Забродов, случайно, не звонил?

— А что? — быстро откликнулся Мещеряков, бросив на приятеля острый взгляд, которого тот, похоже, не заметил.

— Да так, вспомнилось почему-то. Наверное, по ассоциации со свободой. Никогда не видел более свободного человека. Не считая душевнобольных, конечно.

— Вот-вот. Да нет, не звонил, конечно. От него разве дождешься? Понятия не имею, где его носит. Судя по тому, как долго он отсутствует, занесло его довольно далеко. Это же Забродов! Он мог, например, отправиться прогуляться в Непал — поболтать с ламой и вообще развеяться… Одно слово чокнутый!

На столе зазвонил мобильник Сорокина.

— Да уж, — беря телефон в руку, согласился Сорокин, — что есть, того не отнимешь… Вот же чертова штуковина! — воскликнул он, имея в виду телефон. — Я его когда-нибудь растопчу, ей-богу!

Хоть бы раз сказали что-нибудь приятное, а то все норовят сообщить какую-нибудь гадость.

— А вдруг? — с философским видом предположил Мещеряков. — Вдруг это, к примеру, Забродов — легок на помине? Вернулся и горит желанием повидаться… А?

— Сомневаюсь, — буркнул Сорокин, поднося трубку к уху. — Слушаю! — сердито бросил он в микрофон.

Слушал он совсем недолго. Видимо, ему рассказывали что-то интересное, потому что, несмотря на железное самообладание полковника, лицо его буквально на глазах менялось, приобретая, как в калейдоскопе, все новые выражения: от угрюмой озабоченности к удивлению, затем через недоверие к робкой надежде и наконец к огромному облегчению.

— Да, — сказал он, дослушав до конца, — конечно. Еду.

— Ну вот, — недовольно проворчал Мещеряков, — называется, напились.

Сорокин торопливо засунул в карман сигареты, зажигалку и телефон и поднял свою рюмку.

— Напьемся непременно, — пообещал он. — А пока давай просто выпьем. Тем более что теперь повод действительно есть.

— Да ну? — вяло удивился Мещеряков. — Не секрет?

— Секрет, но тебе я скажу. Наши ребята только что взяли эту сволочь.

— Забродова, что ли?

— Типун тебе на язык! Каннибала.

— Ото, — садясь ровнее, быстро сказал Мещеряков. — Поздравляю. Тебя подбросить?

— Если тебе не трудно.

— Трудно, но ради такого дела… Девушка! Счет, пожалуйста!

Глава 10

А произошло вот что.

Зачарованно глядя на извилистое лезвие кинжала, Козинцев пробормотал что-то на неизвестном никому из присутствующих языке и сказал:

— Я намерен с вашей помощью произвести один из самых древних обрядов, известных человечеству, — обряд жертвоприношения. Приняв участие в этом таинстве, вы станете сопричастны величайшей из истин, которые доступны людскому пониманию. Эта сопричастность даст вам то, чего вы были лишены всю вашу жизнь, — полную свободу без ограничений и понимание того, как этой свободой пользоваться. Дисциплина ума несет здоровье телу, но лишь покровительство высших сил, высшего разума по ту сторону добра и зла способно даровать нам настоящее счастье.

— Я хотел бы понять… — вмешался в плавное течение его речи неугомонный ЯХП.

— Поймете, — коротко пообещал Колдун.

-..что вы имеете в виду, говоря о жертвоприношении, — закончил ЯХП.

— Не беспокойтесь, — снисходительно пророкотал Колдун. Легкая шепелявость вдруг исчезла из его голоса, да и сам голос изменился настолько, что казалось, будто за Колдуна говорит другой человек. Теперь он разговаривал низким раскатистым голосом, почти басом, даже более глубоким, чем лекторский баритон ЯХП, и это было не столько удивительно, сколько страшно. Можно было подумать, что в тишайшего Ярослава Велемировича вселился демон.

— Не беспокойтесь, — повторил Козинцев пугающим, не своим голосом. Мы не станем мучить и убивать несчастных животных. Все, что требуется от каждого из нас, это пожертвовать частичкой собственной жизни, малой толикой бегущего по нашим жилам животворного огня. Вот так.

Он снова заговорил на незнакомом языке. Продолжая нараспев произносить какую-то абракадабру, которая больше всего смахивала на колдовское заклинание, он медленно поднес кинжал к указательному пальцу своей левой руки и легко коснулся подушечки кончиком лезвия. Сразу же выступила кровь тяжелая, казавшаяся при свечах совсем черной капля. Непрерывно бормоча, Козинцев поднес палец к каменной плошке, что покоилась на коленях деревянного истукана, перевернул ладонь и подождал, пока увесистая капля, набухнув, не сорвалась вниз. Свечи, казалось, на миг вспыхнули ярче, и замерший в кресле Андрей Пантюхин мог бы поклясться, что по комнате пронеслось короткое, но очень холодное дуновение, этакий сквознячок, отдававший запахом старого склепа. Впрочем, это могло быть просто игрой воображения.

— Кто следующий? — неожиданно нормальным, неуместно деловитым голосом спросил Козинцев, обводя публику взглядом темных, сверкавших при свечах линз. Извилистое лезвие сверкало в его руке. Трепещущее пламя свечей плясало на блестящей стали, и от этого казалось, что лезвие шевелится, извивается, как живая змея, силясь вырваться из плена и поразвлечься на свой лад, жаля и полосуя всех, кто подвернется под руку, то есть не под руку, конечно, а под режущую кромку.

По комнате вдруг снова прокатилась волна воздуха. Пламя свечей испуганно дрогнуло и на мгновение вытянулось параллельно полу, а висевшая на месте люстры конструкция из полых бамбуковых стеблей издала тихий мелодичный перестук. Но это не было ледяное дыхание демона, просто с дивана поднялась полная дама, так не полюбившаяся Тюхе.

— Это какое-то безобразие, — громко и обиженно заявила она. — Я не дам себя резать, даже не мечтайте! Я думала, тут приличные люди, а это какие-то сектанты! А ну-ка выпустите меня отсюда!

Обстановка мигом перестала быть торжественной и жутковатой. Козинцев от неожиданности даже слегка приоткрыл рот. ЯХП опять гулко откашлялся в кулак, Отморозов в углу дивана зашелестел своими листками и зашаркал ногами по полу, а по-турецки сидевший на пушистом ковре Пятый откровенно заржал. Единственный из всех присутствующих, он получал от происходящего чистое, ничем не замутненное удовольствие, поскольку не верил ни в бога, ни в черта, ни в каннибалов, а Козинцева считал просто тихим психом, по которому давно плачет дурдом.

Пока толстуха медленно и очень неловко, как выбирающийся из слишком узкой гавани океанский лайнер, продвигалась к выходу и путалась в портьере, погасли целых четыре свечи. Козинцев поклонился своему идолу, пробормотал слова извинения и похромал ее провожать. Тюха встал и пошел зажигать потухшие свечи, борясь с ощущением, что занимается бесполезным делом. Он был уверен, что, вернувшись, Колдун включит свет, извинится и скажет, что теперь из-за чертовой толстухи у них ничего не выйдет и что пора расходиться по домам. Тюхе казалось, что он будет огорчен таким поворотом событий; на самом же деле в глубине души он только об этом и мечтал. Он был напуган, но пока не так сильно, чтобы признаться в этом даже самому себе.

Училка вдруг полезла в свою сумку, пошуршала там чем-то и, щелкнув газовой зажигалкой, закурила сигарету. Движения ее рук были излишне резкими, и даже не отличавшийся проницательностью Тюха понял, что она тоже нервничает. Она нервничала, но не уходила, хотя запросто могла бы последовать примеру толстухи. Это было неожиданно: заподозрить ее в склонности к мистицизму можно было в последнюю очередь.

Вернулся Козинцев. Он вовсе не казался обескураженным. Нетерпеливым жестом усадив на место Тюху, он взял со стола кинжал, чуть-чуть побормотал, обращаясь к истукану, и сказал:

— Ничего страшного. Всякий волен выбирать свой путь по собственному усмотрению. Некоторые люди не нуждаются в помощи; иные ее просто недостойны, и мы не вправе осуждать их за это.

— Правильно, — поддержал его Пятый. — Меньше народа — больше кислорода! Он веселился.

— В какой-то мере Алексей прав, — сказал Колдун. — Но поговорим об этом позже. Это очень серьезный разговор… разговор посвященных, я бы сказал. На этой печальной земле действительно слишком много народа. Итак, кто следующий? Возможно, кто-нибудь еще желает нас покинуть?

Желающих покинуть сборище больше не оказалось. Продолжающий веселиться Пятый высказал желание первым, как он выразился, сдать кровь. Теперь вся компания действительно немного напоминала очередь перед кабинетом, где берут кровь на анализ. Когда процедура была закончена, Колдун размешал собравшуюся на дне каменного жертвенника лужицу кончиком кинжала, обмакнул в нее палец и смазал кровью губы истукана.

— Прими нашу жертву, великий, — сказал он и снова забормотал не по-русски.

Продолжая бормотать, он между делом облизал палец, которым перемешивал кровь. Тюхе на мгновение сделалось тошно. Пятый скорчил рожу, делая вид, что его сейчас вырвет, а Училка, вздрогнув, уронила себе на колени столбик пепла с сигареты. ЯХП опять кашлянул в кулак, а Отморозов, похоже, так ничего и не заметил, хотя и пялился на Колдуна, разинув в изумлении рот.

— Что ж, — неожиданно сказал Козинцев, прервав свое бормотание, как показалось присутствующим, на полуслове — вот и все. Наша жертва благосклонно принята. Теперь для всех нас — для всех вас, я хотел сказать, — начнется совершенно новая жизнь. Пока что вы этого не чувствуете, но почувствуете очень скоро. Я полагаю, это нужно отпраздновать. Праздничный обед готов. Если вы согласны секундочку подождать, я принесу угощение.

— Согласны, согласны, — снисходительно пробормотал Пятый, обсасывая уколотый кинжалом палец. — Давайте, правда, пожрем чего-нибудь.

Козинцев ушел и очень быстро вернулся, неся обеими руками огромное, антикварной красоты серебряное блюдо, на котором горкой лежала какая-то снедь. По комнате, забивая запах ароматических свечей, благовоний и дыма Училкиной сигареты, поплыл какой-то острый и пряный, совершенно незнакомый, но, несомненно, мясной дух, от которого у Тюхи мгновенно начала выделяться слюна.

— Есть придется руками, — объявил Колдун. — Это блюдо можно есть только так, иначе теряется не только смысл, но и значительная часть вкусовых ощущений. Тоже, знаете ли, своего рода ритуал.

— Не делайте из еды культа, — схохмил Пятый и, протянув руку, цапнул с блюда первый подвернувшийся кусок. Кусок оказался большим, с косточкой. С него обильно капал соус, и Пятому пришлось подставить снизу сложенную лодочкой ладонь. Он впился в мясо зубами, отхватил, сколько поместилось в рот, и одобрительно затряс головой. — М-м-м, — вещь! — прошамкал он с набитым ртом.

— Ценю твою похвалу, — со странной интонацией сказал Козинцев и протянул блюдо Училке.

Вот тут-то все и случилось.

Училка вдруг села очень прямо и всем телом подалась назад, словно Козинцев совал ей в лицо змею или кучу дерьма на лопате.

— Что это? — спросила она металлическим голосом, каким, наверное, привыкла разговаривать у себя в школе с двоечниками.

— Мясо, как видите, — спокойно ответил Козинцев и тихонечко хихикнул. — Приготовлено по старинному рецепту одного из ныне вымерших племен, населявших когда-то Соломоновы острова. Чувствуете, какой запах? Попробуйте, вам должно понравиться.

— Мясо? — переспросила Училка таким тоном, словно сбылись ее самые худшие ожидания. — А чье, позвольте узнать?

До Тюхи стало мало-помалу доходить, что она имела в виду. Он посмотрел на Пятого. Пятый жрал, сидя на ковре, на подбородке у него блестел соус. У Тюхи внезапно пропал аппетит.

— Какая вам разница, в конце концов? — с легким раздражением сказал Колдун. — Мясо и мясо. Не собачье, не волнуйтесь.

— Простите, — неожиданно поддержал Училку ЯХП, — я все-таки хотел бы понять. Если я что-то ем, я должен знать, что именно. Мясо? Отлично! Но чье мясо?

Тюха вынужден был признать, что ЯХП не такой дурак, каким прикидывался все это время. Он снова посмотрел на Пятого.

Пятый обгладывал кость, с интересом прислушиваясь к спору.

— Ну что вы заладили: чье, чье… — уже откровенно раздраженным тоном сказал Колдун. — Какая вам разница? Ведь вы же ее все равно не знали!

Наступила мгновенная звенящая тишина, в которой было слышно только тихое потрескивание свечей.

Потом что-то с глухим стуком упало на ковер. Это была выскользнувшая из жирной ладони Пятого кость.

Училка медленно встала, и одновременно с ней, так же медленно, словно во сне или под водой, встал Пятый. Училка открыла рот, чтобы что-то произнести, но Пятый ее опередил.

— Это хохма такая, да? — спросил он не своим, каким-то дребезжащим, надтреснутым голосом. — Типа, по приколу?

Если Козинцев и собирался ответить, то он просто не успел этого сделать. Пятый вдруг издал грубый утробный звук, выкатил глаза, надул щеки, изо всех сил прижал обе ладони ко рту и пулей выскочил из комнаты. До туалета он не добежал, и в гнетущей тишине присутствующие вынуждены были слушать, как его выворачивало наизнанку в коридоре.

Тюха сидел как обухом ударенный, не зная, как быть, и ровным счетом ничего не чувствуя. ЯХП опять нерешительно кашлянул в кулак, тоже, видимо, надеясь, что это просто неудачная шутка. Отморозов глупо хлопал белесыми ресницами за толстыми линзами очков и явно до сих пор ничего не понимал. Зато Училка, похоже, все отлично поняла и ни капельки не испугалась. Она стояла прямая, как железный лом, и непоколебимая, как памятник Минину и Пожарскому.

— Человечина, — сказала она без вопросительной интонации.

— Ну не свинина же, — хихикнув, подтвердил Козинцев. — По ту сторону добра и зла, вы помните?

В следующую секунду началось столпотворение. Кто-то перевернул столик, на котором стоял деревянный истукан. Черные свечи упали на пушистый ковер, но, к счастью, сразу же погасли. Отморозов и ЯХП попытались одновременно проскочить в дверь, запутались в портьере, застряли, с треском сорвали портьеру и, толкаясь, вывалились в прихожую. Это выглядело бы довольно комично, если бы не было так страшно.

Тюха не помнил, как очутился в прихожей.

Здесь горел свет, из открытой настежь входной двери тянуло запахами сырого цемента и кошек. Сквозняк шевелил бордовые драпировки на стенах. Колдун стоял в дверях гостиной, по-прежнему держа в руках серебряное блюдо с мясом. Он улыбался.

Тюха понимал, что надо уходить и чем скорее, тем лучше, но что-то не пускало его. Он все еще не мог оправиться от удара. Мечта сделаться умным, сильным и значительным потускнела и облезла, на глазах превратившись в полную чепуху. Хуже всего было то, что старухи на скамейках оказались правы: Колдун все-таки был никаким не колдуном, а сумасшедшим придурком, который убивал и ел людей и наконец обалдел окончательно и стал угощать человечиной гостей. Это было все равно, что застать свою мать трахающейся с перемазанным навозной жижей племенным хряком. Нужно было что-то сказать, или сделать, или…

— Пошел, пошел, — училка, которая, оказывается, тоже еще не ушла, твердо схватила Тюху за локоть и с неожиданной силой толкнула его к дверям. — Убирайся отсюда, нечего тебе здесь делать. Тюха послушно убрался, забыв про лифт. Когда грохот его каблуков стих внизу, Анна Александровна Сивакова твердо посмотрела Козинцеву в глаза, но увидела лишь непроницаемые темные линзы и отвратительную ухмылку сытого тигра.

— Ну вот и все, мразь, — с ненавистью сказала она.

Козинцев хихикнул.

— Да, Анна Александровна, — сказал он, — вот и все.

Сивакова вышла из логова каннибала, сильно хлопнув дверью, и сразу же позвонила в соседнюю квартиру.

— Простите, — сказала она открывшему дверь мужчине, — вы не позволите мне воспользоваться вашим телефоном? Необходимо срочно вызвать милицию.

Уже набирая 02, она вдруг сообразила, что Козинцев назвал ее настоящим именем, и ее с головы до ног окатила ледяная волна запоздалого ужаса.

* * *

Сивакова дозвонилась первой. Через две минуты после ее сообщения на пульт службы «02» поступил звонок Альберта Эммануиловича Морозова, а еще через десять минут из уличного автомата позвонил запыхавшийся гражданин, который подтвердил поступившую информацию, через каждые два слова повторяя: «Я хотел бы понять…» Непонятливого гражданина звали Игорем Владимировичем Запольским, и он безнадежно опоздал со своим звонком: в то время, как он разговаривал с оператором, милицейский наряд уже грохотал сапогами по лестнице дома, в котором жил Козинцев.

— Он не выходил, — сказала милиционерам стоявшая на лестничной площадке пожилая женщина в строгом черном костюме и с черной косынкой на пышных крашеных волосах.

— Не выходил, — подтвердил маячивший за ее плечом рослый пузатый мужчина в тренировочных брюках, застиранной майке и домашних тапочках на босу ногу. В руке у него милиционеры увидели пятикилограммовую гантель, прихваченную, очевидно, в качестве оружия на случай, если маньяк вырвется из квартиры, размахивая мясницким ножом.

— Гантель положите, — сказал ему один из милиционеров, взводя курок пистолета.

— А? — не понял мужчина.

— Положите гантель, — терпеливо повторил милиционер.

— Зачем? — спросил мужчина, но гантель все-таки положил.

Старший наряда проследил за этой операцией пристальным и довольно-таки неприязненным взглядом. Ему никогда не приходилось задерживать маньяка, но и обычные, вполне добропорядочные и психически нормальные граждане при определенных обстоятельствах порой умели удивить. Этот тип с гантелью, к примеру, запросто мог оказаться тем самым психом, ухитрившимся захватить заложницу и теперь притворявшимся соседом, который просто выскочил на шум. Повернешься к нему спиной, а он треснет тебя своей железкой по затылку и возьмет ноги в руки…

— Зайдите в квартиру, — приказал он.

— В эту? — удивленно спросил мужчина, указывая на дверь квартиры Козинцева.

— В свою, — сказал сержант. — В которой живете.

Мужчина с обиженным видом подобрал гантель и скрылся за дверью соседней квартиры. Сержант подумал, что гантель лучше было бы на время конфисковать, но тут же мысленно махнул рукой: в квартире наверняка имелась еще одна.

В дверь квартиры Козинцева позвонили, и, когда после третьего по счету звонка хозяин не отозвался, сержант принял решение ломать дверь. Прежде чем приступить к этой ответственной операции, он просто на всякий случай попробовал покрутить дверную ручку, и дверь неожиданно легко открылась.

В сплошь завешенной пыльными драпировками прихожей ярко горели укрепленные по обе стороны большого овального зеркала бра. Свет горел и в покинутой разоренной гостиной, где до сих пор сильно пахло какими-то восточными благовониями. Деревянный идол валялся на боку среди разбросанных книг, сломанных свечей и рассыпавшихся безделушек. От удара об пол каменная плошка жертвенника слетела с его колен и откатилась в угол. Дно ее было запачкано красным.

В спальне было темно и пусто, в окно светила поднявшаяся над микрорайоном луна.

Хозяин квартиры обнаружился на кухне. Там тоже горел свет, мирно, по-домашнему урчал работающий холодильник. Козинцев сидел за кухонным столом в своем дурацком черном сюртуке и, одним глазом поглядывая в потерянные Отморозовым во время панического бегства листки, с аппетитом уплетал жаркое, лежавшее в глубоком серебряном блюде антикварной красоты. При этом он, наплевав на собственные слова, кощунственно пользовался мельхиоровой вилкой.

Он поднял голову и без всякого удивления уставился на вооруженных милиционеров слепыми темными линзами.

— Обожаю графоманов, — дружелюбно заявил он, тряхнув зажатыми в левой руке листками. — У них попадаются просто восхитительные строчки… Вот послушайте.

Он уставился в бумагу, некоторое время водил носом по строчкам и наконец прочел:

— Свежи прозрения мгновенья, легки, как тополиный пух. Они нам дарят озаренья, и Космоса прикосновенья ласкают наш усталый дух. Каково это вам?

Он захихикал и отправил в рот очередной кусочек жаркого.

Сержант, которого перед выездом успели более или менее ввести в курс дела, сразу взял быка за рога.

— Мужчина, — сказал он угрюмо, — что вы едите?

— Мясо, — ответил Козинцев. — Обожаю свинину. Хотите кусочек?

— Свинину? — еще более угрюмо переспросил сержант. — А вот женщина утверждает, что человечину.

Козинцев мельком посмотрел на Анну Александровну, чье бледное лицо едва виднелось из-за плечистых фигур в бронежилетах.

— А у нее не все дома, — равнодушно сказал он. — Она помешанная, наверное. Все время бредит какими-то каннибалами.

Один из милиционеров — огромный, как шкаф, с непроницаемой круглой физиономией и бритым затылком, — внезапно выдвинулся вперед.

— Вы не возражаете? — спросил он и, не дожидаясь ответа, протянул руку.

Он взял тяжелое блюдо за краешек одной рукой, легко поднял его на уровень лица, внимательно осмотрел содержимое, понюхал, а затем аккуратно и без видимых усилий вернул блюдо на стол.

— Похоже на свинину, — сказал он.

— Человечина, говорят, тоже похожа на свинину, — возразил сержант, глядя на Козинцева как солдат на вошь. Он видел этого типа в отделении и знал, что взять его голыми руками непросто.

Колебания сержанта не остались незамеченными.

— Кстати, — с аппетитом жуя, сказал Козинцев, — я что-то не помню, чтобы приглашал вас или хотя бы открывал вам дверь.

— Мы звонили, — с ненавистью сказал сержант, чувствуя, что хозяин прав.

— Правда? — удивился Козинцев.

— Вы не ответили, — продолжал сержант.

— Значит, либо не слышал, либо не хотел отвечать. У вас часы есть? Вы умеете определять по ним время? Я собирался поужинать и лечь спать, а дискутировать с вами по поводу сравнительных характеристик свинины и человечины я как раз не собирался. А если бы меня не было дома? Вы что же, высадили бы дверь? Без ордера, без… ну, я не знаю, без чего еще. Без стыда и совести, например.

Он раздраженно ткнул вилкой в мясо и отправил в рот очередной кусок.

До сержанта внезапно дошло, что у него на глазах самым наглым образом уничтожается вещественное доказательство.

— Мужчина, — сказал он, — прекратите есть. Козинцев снова повернул к нему голову.

— Зачем? Я голоден.

Сержант сделал знак рукой, и круглолицый милиционер молча забрал блюдо с остатками жаркого.

— К нам поступили жалобы на то, что вы… гм… пытались угостить собравшихся у вас людей человечиной. Нам придется задержать вас до выяснения обстоятельств.

Козинцев всплеснул руками.

— Но это же была шутка! Как же можно этого не понимать? Да над вами будет хохотать вся Москва! Вас же со службы выгонят! Что вы, в самом деле, с ума сошли? Я жаловаться буду, в конце концов! Врываетесь в дом, мешаете отдыхать, притаскиваете с собой какую-то психопатку… Она меня преследует, если хотите знать! Вбила себе в голову неизвестно что и прохода мне не дает! Это из-за нее, между прочим, ко мне второй раз врываются ваши вооруженные варвары и топчутся по коврам в грязных сапогах. Я выше этих мелочей, но есть же, наконец, предел!

Сержант заколебался.

— В отделении разберемся, — сказал он.

— На здоровье! — без паузы отреагировал Козинцев. Было видно, что он здорово взбешен. — Разбирайтесь сколько угодно, но без меня. Я с вами не поеду. У вас нет оснований меня задерживать. Я не пьян, не буяню, даже не шумлю. Сижу себе дома, принимаю пищу. Вот с ней разбирайтесь, — он сердито ткнул вилкой в сторону Сиваковой. — А я в вашей конторе уже насиделся. Продержали целые сутки, как какого-то уголовника, и никто даже не подумал извиниться. Вам это так просто с рук не сойдет! — неожиданно взвизгнул он. — Лично вам, сержант! Вы у меня живо сделаетесь рядовым!

— А вы меня не пугайте! — сдерживаясь изо всех сил, сказал сержант. Меня не такие пугали. И вообще, мое дело маленькое…

Круглолицый здоровяк снова понюхал стоявшее на холодильнике блюдо.

— Да свинина же, — сказал он. — Что я, свинины не знаю?

— Ты вообще много знаешь, — зарычал на него сержант. Он чувствовал себя глупо, не знал, что делать, и от этого злился все сильнее с каждой минутой. — Мужчина, положите вилку!

Козинцев удивленно поднял брови, но потом понял, насмешливо улыбнулся, тщательно облизал вилку и с подчеркнутой аккуратностью положил ее на самый дальний от себя угол стола.

— Удовлетворены? — спросил он с холодной улыбкой.

— Минуточку, — сказал сержант и по рации связался с отделением.

Он вкратце, не вдаваясь в ненужные подробности, описал ситуацию и спросил, что ему теперь делать.

— Как что? — удивились в отделении. — Задерживать.

— Да? А за что?

— За задницу, — посоветовал хриплый голос из микрофона.

Козинцев отчетливо хихикнул и принялся с сухим шелестом потирать ладони.

— Очень смешно, — угрюмо ответил сержант, неодобрительно косясь на Козинцева. — А незаконное задержание вы опять на меня повесите?

— А то на кого же, — жизнерадостно отозвался безликий голос из рации. — Погоди-ка, тут по твоему клиенту что-то такое было. Сейчас… А! Оставайтесь там, ничего не делайте. К вам выехала бригада с Петровки.

Оперативники с Петровки прибыли через четверть часа. Это были старые знакомые — те самые, что не так давно навещали Козинцева вместе с новым участковым.

— Ну что, Ярослав Велемирович, опять у вас неприятности? — спросил один из них.

— Представьте себе да, — сказал Козинцев. — Ну скажите хоть вы им! Это же просто невыносимо!

— Непременно скажу, — пообещал оперативник. — Только сначала нам придется осмотреть вашу квартиру.

— Опять?!

— Да. Только более тщательно, чем в прошлый раз. Сержант, зови понятых.

— Как угодно, — обиженно сказал Козинцев и непроизвольно хихикнул.

Пока длился обыск, он под присмотром двух милиционеров сидел на диване в гостиной, развлекая присутствующих чтением избранных мест из поэтического наследия позорно бежавшего Отморозова. Сонные понятые ничего не понимали и испуганно озирались по сторонам. Милиционеры боролись с острым желанием надавать Козинцеву по шее.

Шутки кончились приблизительно через полчаса, когда вся компания милиционеры, оперативники с Петровки, понятые и продолжавший хихикать и нести белиберду Козинцев — вернулась на кухню и приступила к осмотру забитого мясными продуктами холодильника.

Один из оперативников вынимал из морозных недр пакеты и свертки, разворачивал их и демонстрировал присутствующим. Второй в это время составлял опись изъятого. Это была очень странная опись: вместо огнестрельного оружия и ценностей в ней фигурировали такие непривычные вещи, как вырезка, ветчина, мороженые котлеты, балык и прочие мясопродукты. Судя по виду, все они при жизни были коровами и свиньями, но никто не хотел делать выводы до заключения экспертизы. Впрочем, экспертиза экспертизой, но среди понятых были две опытные домохозяйки, да и сами оперативники не относили себя к вегетарианцам: все они видели, что никакой человечиной в холодильнике даже не пахнет. Однако дело следовало довести до конца. Даже если трюк с жертвоприношением и приготовленным из человеческого мяса ритуальным угощением был обыкновенной, хотя и несколько дикой, шуткой, шутника следовало наказать.

Шутник сидел на кухонном табурете, хихикал, читал стихи, потирал ладони и все чаще демонстративно поглядывал на часы. В небольшой кухне было тесно. Развернутые заиндевелые пакеты с мясом уже загромоздили все свободные плоскости вплоть до подоконника, но в объемистом морозильнике их еще оставалось более чем достаточно. Иней таял, собираясь в лужицы. Понятые зевали.

Из холодильника извлекли очередной пакет. Оперативник, составлявший список, достал из папки чистый лист бумаги, чувствуя себя при этом донельзя глупо. Он положил лист перед собой, поместил руку с шариковой ручкой в его левом верхнем углу и поднял скучающее лицо к своему товарищу, готовясь писать дальше.

Извлеченный из холодильника сверток был небольшим и, в отличие от большинства других кульков и свертков, непрозрачным. Верхний его слой представлял собой черный полиэтиленовый пакет, который был удален под невнимательным наблюдением обалдевших от этой тягомотины понятых. Под полиэтиленом оказалась перехваченная шпагатом вощеная бумага. Оперативник развязал шпагат и стал разворачивать бумагу.

Козинцев декламировал стихи, читая их по оставленной Морозовым-Отморозовым бумажке. Один из милиционеров, деликатно отвернувшись в сторонку, устало ковырял в носу.

— Так, — сказал оперативник, развернув бумагу. — Понятые, прошу взглянуть.

Понятые взглянули. Один из них, тот самый мужчина, из квартиры которого Сивакова звонила в милицию, позеленел и зашатался. Его от греха подальше вывели из кухни и прислонили к стене рядом с дверью туалета.

В пакете обнаружилась кисть руки — судя по некоторым признакам, женской, даже девичьей. На указательном пальце поблескивало колечко — то самое, которое, судя по описанию, было на руке последней жертвы маньяка в день ее гибели.

— Козинцев, — тихим, но многообещающим голосом сказал оперативник, посмотрите сюда. Это ваше?

В лице Ярослава Велемировича что-то едва заметно дрогнуло. Он молчал целых четыре секунды.

— Мое при мне, — с оскорбительной вежливостью заявил он и продемонстрировал присутствующим свои ладони с длинными холеными ногтями.

Воспользовавшись этим, второй оперативник на время оставил свой список и защелкнул на запястьях Козинцева стальные браслеты наручников.

— Это произвол, — сказал Козинцев.

— Это не произвол, — с улыбкой, которая не сулила плененному Ярославу Велемировичу ничего хорошего, сказал оперативник. — Произвол начнется потом, когда мы тебя, козла, доставим на место. Вставай, морда, поехали. Нас там уже заждались.

— До свидания, Анна Александровна, — сказал Козинцев Сиваковой, проходя мимо нее в коридоре.

Садясь в милицейскую машину и позже, по дороге в отделение, он нараспев декламировал стихи Отморозова, хихикал и потирал руки, звеня цепочкой наручников.

Глава 11

Полковник Сорокин лично прибыл в отделение милиции, чтобы препроводить задержанного на Петровку, 38. С Козинцева уже сняли первичный допрос, протокол которого полковнику передал дежурный, выглядевший одновременно сонным и взбудораженным. Полковник наискосок пробежал протокол глазами, стараясь дышать через нос, неопределенно хмыкнул и кивнул сержанту, который ждал, чтобы проводить задержанного в камеру.

Задержанный Козинцев сидел на нарах, по-прежнему одетый в длиннополый сюртук, кожаные брюки и тупоносые ботинки, но уже без цепей, перстня, очков, брючного ремня и даже без шнурков. Судя по его виду, настроение у него было бодрое. Когда полковник Сорокин вошел в камеру, задержанный копался у себя в бороде длинными, как у манекенщицы, ногтями и вполголоса картаво напевал: «Мы красные кавалеристы, трам-трам-трам, и нету лучше конника, чем наш Абрам…» Перед полковником сидел самый настоящий псих, и Сорокин даже засомневался: тот ли это человек, за которым он приехал?

Увидев полковника, задержанный страшно обрадовался.

— Здравствуйте, — живо вскакивая с нар и протягивая Сорокину когтистую пятерню, сказал он. — Слава богу, будет с кем поговорить. Я же вижу, вы интеллигентный человек. Вас за что сцапали? Меня, представьте, совершенно ни за что. Шьют, вы не поверите, какой-то каннибализм. Не отделение милиции, а сумасшедший дом! Знаете, у кого-то из западных писателей был такой рассказ, где сумасшедшие вырвались на свободу, захватили лечебницу, посадили весь персонал на свои места, а сами прикинулись врачами и санитарами. И, представьте, никто не заметил подмены! Это наводит на некоторые размышления, правда? Каннибализм, подумать только! Надеюсь, вы не станете бояться меня из-за этого вздора?

Сорокин недовольно пожевал губами. Все-таки это был именно тот человек, ошибка исключалась.

— Успокойтесь, Козинцев, — сказал он сердито и непроизвольно вздохнул. — Хватит ломать комедию.

— А я не Козинцев, — сказал Козинцев. — Действительно, хватит ломать комедию. Знаете, кто я?

— Знаю, — устало сказал Сорокин.

— Врете, не знаете! Я — несчастный Робинзон Крузо. Видите, какая борода? Кстати, а вы кто такой? От вас пахнет коньяком и — ну-ка, ну-ка, позвольте! — да! — пивом! Да вы псих! Опасный маньяк! Вы мешаете коньяк с пивом и после такого коктейля вламываетесь в камеру к одинокому мужчине! Охрана! Охрана!!! Уберите алкоголика!

В камеру заглянул угрюмый сержант.

— Вам помочь? — спросил он у Сорокина.

— Спасибо, сержант, — сказал полковник, — я как-нибудь справлюсь.

— А вы уверены? — лукаво улыбнулся Козинцев. — Учтите, живым я не дамся. А хотите, я вам стихи почитаю?

— Не хочу, — сказал Сорокин.

— Зря. А почему, собственно? Хорошие стихи. Один чокнутый сочинил.

— Один сочинил, другой читает… Я-то не чокнутый, чтобы слушать! В общем, собирайтесь, поедем на Петровку. Концерт окончен, Козинцев.

— Да, — внезапно перестав кривляться, сказал Ярослав Велемирович, похоже на то. Вы не поверите, но я рад этому гораздо больше вашего.

— Ничего удивительного, — буркнул Сорокин и кликнул охрану.

Они вышли на крыльцо вчетвером: усталый и раздраженный Сорокин, притихший наконец Козинцев и двое оперативников. Оперативники были довольны сегодняшним уловом и никак не могли взять в толк, что грызет их начальника. Один из них тащил на буксире прикованного к своему запястью наручниками Козинцева, другой подстраховывал Ярослава Велемировича слева на тот случай, если бы ему вдруг вздумалось побуянить, воспользовавшись в качестве оружия своими великолепными ногтями.

Козинцев не буянил. Он молча хромал между двумя оперативниками. Без темных очков его лицо выглядело постаревшим и усталым, а оттянутый кверху страшным шрамом левый уголок рта больше не улыбался, застыв в страдальческой гримасе. Милиционеры тоже молчали. У каждого из них было что сказать пойманному с поличным маньяку, но все они работали в уголовном розыске не первый год и давно убедились в полной бесперспективности подобных разговоров.

На крыльце Сорокин остановился и полной грудью вдохнул теплый ночной воздух, наполненный ароматами близкого леса, которые после захода солнца немного потеснили привычные запахи большого города. Над крыльцом ярко горел фонарь, оснащенный подарком всемирно известной фирмы «Филипс» — лампой повышенной интенсивности. Свет был розовато-желтым и действительно очень интенсивным. Мельтешившая вокруг фонаря мошкара при таком освещении напоминала стайку оживших драгоценных камней.

Полковник посмотрел на задержанного. Козинцев щурил глаза, словно не отфильтрованный темными линзами свет резал ему сетчатку. «Сволочь, подумал Сорокин. — Ну, я тебе…»

Оперативники молча потащили притормозившего было Козинцева вниз, к стоявшему на асфальтированной площадке перед отделением микроавтобусу.

— Стойте, — сказал им Сорокин. Оперативники остановились.

— Я сам его отвезу, — сказал полковник. — А вы давайте по домам, ребята. Время позднее, жены, небось, заждались. Тем более что с утра у вас будет куча работы.

— Так, товарищ полковник… Как-то оно… гм…

— Не волнуйтесь, все будет в порядке. Никуда он не денется.

— Я же хромой, — подал голос Козинцев. — И зачем мне бежать? Это же недоразумение. Оно уладится, и меня отпустят. Зачем мне бежать?

— Помолчите, задержанный, — раздраженно сказал оперативник и вынул из кармана ключ от наручников.

Второй оперативник синхронно с ним вынул из наплечной кобуры пистолет.

— Не стреляйте, — сказал Козинцев. — Я несчастный Робин Крузо.

Полковник Мещеряков наблюдал за происходящим с заднего сиденья своей «Волги», стоявшей поодаль от милицейского микроавтобуса. Он уже начинал испытывать раздражение. Добрые дела наказуемы, думал он, поглядывая на часы. Нельзя позволять эмоциям брать верх над разумом, думал полковник. Не мальчик уже, чтобы на радостях следовать первому же благородному порыву. Теперь вот сиди тут как дурак вместо того, чтобы спокойно отдыхать дома перед телевизором, с рюмочкой коньяка и с бутербродом…

Когда компания на крыльце разделилась и двое рослых ребят в штатском, оставив хромого бородача на попечение Сорокина, двинулись к микроавтобусу, Мещеряков все понял и мысленно застонал. «Свинья Сорокин, — подумал он. Мент поганый. Вот уж действительно: дай палец — всю руку откусит… А вот возьму сейчас и уеду, а он пускай со своим маньяком на такси добирается. Старая сволочь! Нет, это ж надо было такое придумать! Что я ему извозчик?»

— Добрые дела наказуемы, — сообщил он водителю.

Водитель в ответ только вздохнул. Он знал об этом не хуже полковника, а может быть, даже лучше.

Маньяк приближался, сопровождаемый сердитым Сорокиным. Он сильно хромал на правую ногу и что-то говорил на ходу Сорокину, отчего тот досадливо морщился. Его бородатое лицо было обезображено жутким шрамом, похожим на след ожога. Одет он был дорого и нелепо и вдобавок ухитрялся, несмотря на хромоту, заметно вилять бедрами при ходьбе.

— Вот это кадр, — не удержавшись, произнес водитель.

— Да уж, — согласился Мещеряков. Осененный внезапной мыслью, он торопливо выбрался из машины и пересел на переднее сиденье.

— Вот это правильно, — одобрил его действия водитель. — Не хватало вам еще рядом с этим сидеть… Еще зубами вцепится.

О цели поездки водителя никто не информировал, но он, конечно же, обо всем догадался сам — Москва полнилась слухами, а водитель, как ни крути, работал не в таксопарке, а в ГРУ.

Задняя дверца открылась.

— Залезайте, — приказал маньяку Сорокин и вслед за ним забрался в салон. — Ты извини, — обратился он к Мещерякову. — Я решил, что так будет лучше.

— Естественно, — не оборачиваясь, саркастически ответил Мещеряков. Ну, раз уж ТЫ так решил, поехали.

Водитель перекрутился на своем сиденье, чтобы получше разглядеть Козинцева, — он никогда не видел настоящего живого каннибала.

— Здравствуйте, — вежливо поздоровался каннибал и хихикнул. — Какое общество! Вы не поверите, но я так устал от общества грубых, неотесанных людей в погонах и без! Так приятно видеть умные, интеллигентные лица! Впрочем, вот этот, на переднем сиденье, — он, по-моему, военный, озабоченно сказал каннибал, обращаясь персонально к Сорокину. — Я бы сказал, что полковник. Такой, знаете ли, кабинетный стратег. Это же сразу бросается в глаза, разве нет?

Водитель хрюкнул, сел прямо и включил зажигание.

— Куда поедем? — спросил он, ни к кому персонально не обращаясь.

— В номера, — сказал маньяк, опередив обоих полковников.

— На Петровку, — угрюмо буркнул Мещеряков, который с первой же минуты почувствовал, что сыт подопечным полковника Сорокина по горло и даже выше. «Надо же, — подумал он, — какая проницательная сволочь! Неужели по мне действительно все видно?»

— На Петровку? — почему-то переспросил водитель.

— Более или менее, — как-то странно ответил с заднего сиденья Сорокин. — В общем, приблизительно в том направлении. Слушай, — пожаловался он Мещерякову, — я так от него устал!

— Только постарайся обойтись без этих ментовских штучек, — не оборачиваясь, попросил Мещеряков. — Убит при попытке к бегству и все такое прочее… Не в моей машине, ладно?

— Обижаешь, — сказал Сорокин.

— В самом деле, — поддержал его арестованный, — какое еще бегство? Я же инвалид, вы что, не видите?

Машина тронулась.

— Обратите внимание, — снова заговорил Козинцев, — какой чудесный вечер! Я, знаете ли, обожаю гулять после наступления темноты. Обычно я прогуливаюсь пешком, но на машине тоже неплохо, учитывая мою хромоту. Посмотрите, какое небо! Здесь, вдали от шумного центра, можно даже увидеть звезды! Вы замечали, что в центре звезды не видны?

— Да, — неожиданно для Мещерякова согласился Сорокин. — Я как раз сегодня обратил внимание.

— Вы делаете успехи, полковник, — похвалил его Козинцев. — Кстати, я не представился присутствующим. Козинцев Ярослав Велемирович, можно просто Слава. А кто эта угрюмая личность на переднем сиденье? Вы не знаете, как его зовут? Впрочем, молчите. Я ведь могу и сам догадаться. Возможности белой магии не так велики, как черной, — сами понимаете, слишком много ограничений, устаревших этических норм и так далее, — но кое-что сделать можно. Хотите, я попробую?

— Лучше не надо, — сказал Сорокин.

— А жаль. Мне кажется, ваш сердитый приятель — очень любопытная фигура. Такой молчаливый, скрытный, прямо как профессиональный разведчик.

Водитель снова хрюкнул.

— Ладно, — сказал Козинцев, — белой магии вы не хотите, черной не хочу я сам, разговор у нас не клеится… Тогда стихи!

— Опять? — уныло спросил Сорокин.

— Да! Слушайте. «Мы побочные дети судьбы, мы росли на задворках казармы. Мы рабы неискупленной кармы, мы чужих прегрешений рабы». Класс, правда? Безграмотный бред, полная белиберда, зато сколько чувства!

— О господи! — воскликнул Сорокин. Козинцев хихикнул.

— Не сердитесь, — попросил он. — Может быть, это моя последняя возможность пообщаться с культурными людьми. Может быть, завтра мне на голову наденут мешок, выведут в тюремный двор и дадут команду «пли!»…

— В наше время все происходит немного иначе, — возразил Сорокин. — И вообще, вряд ли вас расстреляют. Хотя, на мой взгляд, стоило бы.

— Но за что?! — искренне возмутился Козинцев. — Ведь вы же умный человек, вы должны понимать, что я невиновен!

— Бросьте, — глядя в окно, устало сказал Сорокин. — Вас же взяли буквально с поличным.

— С каким еще поличным! Ведь ясно же, что эту гадость ко мне в холодильник просто подбросили!

— Кому ясно? — спросил Сорокин, и Козинцев увял.

— Да, — сказал он после минутного раздумья, — действительно… Все улики указывают на меня. Послушайте, неужели это действительно я убил всех этих людей? Какой кошмар! Какой ужас!

Он охватил косматую голову когтистыми ладонями и начал раскачиваться из стороны в сторону, как человек, одолеваемый нестерпимой зубной болью.

— Хватит, — с отвращением в голосе сказал ему Сорокин, и Козинцев послушно угомонился.

«С ума сойти, — подумал Мещеряков, закуривая сигарету и опуская оконное стекло. — Ну и работа у этого Сорокина! А ведь он получает меньше, чем я. Да ему надо платить золотыми слитками! Каждый день общаться с подонками, с мразью, с откровенными психами и при этом внешне оставаться нормальным человеком — да это же черт знает какой подвиг! Это тебе не потенциальный противник, с которым приходится иметь дело нашей конторе…»

Задумавшись, он перестал следить за дорогой и очнулся только тогда, когда машина свернула в какую-то арку и остановилась.

— Мерси, — сказал водителю Сорокин. — Выходим, задержанный. Ты с нами или как? — обратился он к Мещерякову.

Мещеряков недоуменно огляделся по сторонам. Вокруг было темно, и в темноте горели редкие окна.

Фары «Волги» освещали щербатый асфальт, край тротуара и какие-то лохматые кусты.

— Что за черт? — спросил он. — Это же не Петровка. Куда это мы приехали?

— Темно, как у негра в ухе. Опять лампочка перегорела, — недовольно проворчал Козинцев, выбираясь из машины. — И выпить наверняка нечего…

— Я слетаю, — с готовностью предложил водитель.

— Стоп, — сказал Мещеряков. — Куда это ты слетаешь? Что тут происходит?

— Ну хватит, Андрей, — не своим, каким-то подозрительно знакомым голосом сказал задержанный Козинцев. — Это уже не смешно.

— Почему же, — с непонятной грустью возразил Сорокин, вынимая из кармана и отдавая задержанному какие-то ключи, — по-моему, очень даже смешно. Обхохочешься.

— Так я слетаю? — повторил свое предложение водитель и протяжно хрюкнул.

Мещеряков медленно открыл дверцу, медленно выбрался из машины и медленно выпрямился во весь рост.

— Кр-р-ретины, — с чувством сказал он. — Маньяки. Каннибалы, так вас! Большего идиотизма я просто не видел. Я даже представить себе не мог, что такое возможно. Ослы, онагры, лошади Пржевальского…

Водитель больше не хрюкал. Ржать во весь голос ему не позволяла субординация, и поэтому он молча трясся, вцепившись обеими руками в руль, намертво стиснув челюсти, выкатив глаза и заставляя «Волгу» заметно покачиваться на амортизаторах.

Сорокин с тоской в глазах наблюдал за тем, как бушует, последовательно перебирая представителей животного мира планеты, в очередной раз выведенный из себя полковник ГРУ Мещеряков. Илларион Забродов стоял в позе распекаемого двоечника и с виноватым видом копался в бороде. Его кожаные штаны глупо блестели в свете фар, долгополый сюртук после пребывания, в камере был испачкан побелкой.

— Ну, извини, — сказал он, когда Мещеряков наконец иссяк. — Кто же мог подумать, что ты не узнаешь меня в этом клоунском костюме? Мы не собирались тебя разыгрывать. Ты нас сам спровоцировал, между прочим.

— Да, — авторитетно подтвердил Сорокин. Водитель от полноты чувств два раза ударился лбом о руль. Мещеряков свирепо покосился на него, и водитель мигом сделал серьезное лицо.

— Так я слетаю, товарищ полковник? — сдавленным голосом спросил он, утирая кулаком выступившие на глазах слезы.

— Слетай, — вздохнул Мещеряков. — Ну, чего ждешь?

— Денег, — кротко ответил водитель. Мещеряков посмотрел на Сорокина. Тот развел руками и сделал выразительный жест, как будто выворачивая пустые карманы. Смотреть на Забродова полковник Мещеряков не стал — что возьмешь с маньяка, только что по знакомству выпущенного из кутузки?

— Уроды, — сказал он, доставая бумажник. — Нищие мерзавцы, клоуны!

— Мы все вернем, — лживым голосом пообещал Сорокин.

Он изо всех сил подыгрывал Забродову, но на самом деле смешно ему не было, а было, напротив, очень грустно.

— Не переживай, полковник, — сказал он Мещерякову. — Зато ты как в воду глядел.

— Когда это?

— Когда спросил, не Забродова ли арестовали мои орлы. Я ведь, старый дурень, надеялся, что это все-таки не он. Хотя мог бы, кажется, догадаться.

— Слушайте, полковники, — сказал Илларион, — я домой хочу. Я три месяца дома не был, можете вы это понять? Там, в привычной обстановке, я еще раз принесу вам обоим свои извинения.

— Помолчите, задержанный, — сказал Сорокин.

— Вас не спрашивают, — подхватил Мещеряков. — Каннибал хренов, добавил он, не удержавшись.

Они поднялись на пятый этаж молча и со всей возможной быстротой: Иллариону вовсе не улыбалось встретиться с кем-нибудь из соседей в столь предосудительном виде. Однако все их предосторожности пошли прахом: как только Забродов вставил ключ в замочную скважину, дверь соседней квартиры распахнулась, и на пороге возник сосед.

— Простите, — сказал он, — вы кого-то ищете? Мещеряков крякнул, но промолчал. Илларион старательно держался к соседу спиной.

— Здравствуйте, — сказал Сорокин. — Вы меня узнаете? Мы с вами уже встречались.

— Да, — сосед сразу успокоился, но в то же время явно загрустил. Здравствуйте, полковник. Встречались, встречались… Увы, при весьма печальных обстоятельствах. А Забродова нет дома. Исчез, как сквозь землю провалился.

— Я в курсе, — сказал Сорокин. — Он мне звонил, просил кое-что забрать из квартиры. А что же вы так неосторожно открываете дверь? А если бы бандиты?

— Плевать, — равнодушно сказал сосед Забродова, и Сорокин знал, что это не бравада: с некоторых пор ему действительно было на все наплевать.

В это время Илларион наконец отпер дверь и, по-прежнему стараясь держаться к соседу спиной, нырнул в темную прихожую.

* * *

— Конечно, это было глупо, — сказал Сорокин, вертя в пальцах пустую коньячную рюмку. — Жест отчаяния, который к тому же оказался совершенно бесполезным. Ну а что я должен был делать? Внедрить туда своего оперативника я не мог — вернее, мог, конечно, но не хотел. Его могли узнать. Кто-нибудь из местных ментов, например, да и свои ребята в таком случае были бы в курсе.

Он взял из пачки Мещерякова сигарету и принялся щелкать зажигалкой. Зажигалка плевалась снопами искр, выпускала тонкие струйки голубого дыма, но ни в какую не желала гореть. Мещеряков поморщился и толкнул к нему свою зажигалку. Сорокин благодарно кивнул, прикурил и перебросил зажигалку обратно.

Сквозь открытую форточку в комнату тянуло ночной прохладой. Это было приятно: простоявшая три месяца запертой квартира насквозь пропиталась мертвым нежилым духом. На свет настольной лампы залетел одинокий комар, каким-то чудом оказавшийся в центре Москвы, в царстве камня и горячего асфальта. Он принялся кружить вокруг Мещерякова, нежно припадая к его лбу и щекам и пискляво жалуясь на жизнь. Бессердечный Мещеряков дал ему приземлиться и освоиться, а потом звонко прихлопнул и брезгливо стряхнул невесомый трупик на ковер.

— Не понимаю, — сказал он, — на что вы собственно, надеялись.

— Я и сам не очень-то понимаю, — признался Сорокин. — Ну, представь себя на месте этого… гм… каннибала. Не с голодухи же он, в самом деле, людей ест! Значит, есть какая-то идеология, какая-то теоретическая база.

— Могу себе представить эту теоретическую базу, — хмыкнул Мещеряков, подливая себе и Сорокину коньяка. — Этакий сверхчеловек, стоящий над толпой и использующий эту толпу по собственному усмотрению, в том числе и в пищу… Хотя возможен и другой вариант: просто грязная тварь, извращенец и негодяй.

— Ну, нет такого извращенца, который не воображал бы себя уникумом, возразил Сорокин. — Я имею в виду настоящих извращенцев в клиническом смысле слова. Вот… А он же человек все-таки! Стадо там или не стадо, но общаться хоть с кем-то он должен! Хвастаться, поучать, наставлять, выслушивать слова поддержки и одобрения, доказывать собственную значимость. Вот, мол, я какой: все меня боятся, и никто поймать не может. А тут появляется наш… гм… экстрасенс, колдун и маг и начинает будоражить почтеннейшую публику разговорами о том, что в магазинах-де торгуют дрянью и что дикари-людоеды были в чем-то очень даже правы. Представляешь, он даже картошку в палисаднике посадил.

— Псих, — убежденно сказал Мещеряков.

— Вот и бдительные граждане так же подумали. И пошел слушок, что гражданин Козинцев, дескать, и есть тот самый каннибал. Тем более что он не очень-то и отпирался. Представляешь, каково настоящему маньяку было это слушать? Во-первых, какой-то приезжий фраер захапал себе всю его добытую ценой великих трудов славу, а во-вторых… Ну, а вдруг единомышленник? В общем, как ни крути, а маньяк наш был просто обязан выйти на Иллариона. Хотя бы для того, чтобы просто посмотреть, решить, как с ним быть дальше.

— Ну, и как? — спросил Мещеряков. — Решил? Сорокин помолчал, затягиваясь сигаретой и нюхая коньяк в рюмке. Было слышно, как в ванной плещется, жужжит электрической машинкой для стрижки волос и немелодично напевает Забродов.

Струйка сигаретного дыма, истончаясь, вытекала в открытую форточку. Вокруг настольной лампы кружили три или четыре ночных мотылька, бестолково стукаясь о стекло, падая на стол и снова поднимаясь в воздух, чтобы через минуту опять упасть на спину. Мещеряков поставил рюмку, взял с подставки один из метательных ножей Иллариона, взвесил его на ладони, примериваясь, и метнул в укрепленный на стене липовый спил. Нож ударился о край мишени рукояткой, отскочил и с глухим стуком упал на пол.

— Тише ты, краповый берет, — сказал Сорокин. — Ночь на дворе, соседи милицию вызовут.

— Ты сам милиция, — немного смущенно огрызнулся Мещеряков. — Забыл, что ли? Так я не понял, что там у вас вышло с этим маньяком? За что Иллариона-то повязали? Или вы просто решили, что дело это бесперспективное, и разыграли спектакль?

— Не совсем, — возразил Сорокин. — Илларион немного перегнул палку. Собрал у себя своих, как он выражается, учеников, разыграл перед ними какой-то ритуал с кровавым жертвоприношением, а напоследок предложил всем угоститься человечиной. Естественно, гостей вывернуло наизнанку, и они его сдали сразу же, как только добежали до ближайшего телефона. Он, наверное, рассчитывал, что после второго ареста и освобождения каннибал в той или иной форме пойдет с ним на контакт. Вот только «освободить» его мы теперь не можем.

— Почему?

— Потому что каннибал уже вступил с ним в контакт, но не совсем так, как мы ожидали. Дело в том, что у Иллариона в холодильнике нашли кисть руки, пару дней назад отрезанную у убитой и частично съеденной девушки. Вариантов только два: либо руку подбросил кто-то из гостей, либо Забродов и есть каннибал.

— Узко смотришь, полковник, — сказал Мещеряков и выпил коньяк. — Узко! Вариантов не два, а как минимум три. Два ты уже назвал, а третий такой: отныне ты имеешь дело не с одним, а с двумя каннибалами. Сначала он был один, а потом Илларион так вошел в роль, что действительно стал его коллегой и единомышленником. Нравится?

— Потрясающе, — сказал Сорокин. — И как это я сам не додумался?

— Дарю, — самодовольно сказал Мещеряков. — Ну, и как мы теперь поступим? Будем колоть его здесь, повезем к тебе на Петровку или просто шлепнем при попытке к бегству?

— Кого это вы тут собрались шлепать? — осведомился позади него бодрый голос.

— О! — сказал Сорокин. — Ты смотри, человек человеком. Поздравляю со вторым рождением.

— Да, — сказал Илларион, подсаживаясь к столу. — Давайте выпьем за упокой души гражданина Козинцева. Я с ним как-то сроднился, хотя, скажу вам по секрету, пакостный он был тип, хотя и не каннибал.

Мещеряков, разумеется, ожидал увидеть именно то, что увидел, но ему все равно захотелось тряхнуть головой и протереть глаза. Илларион был гладко выбрит и аккуратно, хотя и без затей, подстрижен под машинку. Короткие, миллиметра с три длиной, волосы топорщились на голове ровной щеткой, на левой щеке розовела складка, оставленная фальшивым шрамом, глаза смеялись На Забродове были ветхие брюки от старого летнего маскировочного комбинезона, пошитые из легкой сетчатой материи, и застиранная почти до полной потери цвета солдатская фуфайка с коротким рукавом. Он был босиком, а с шеи на простенькой цепочке свисал самодельный солдатский медальон, вырезанный из консервной банки. Сорокин почему-то уставился на этот медальон. Илларион перехватил его взгляд, потрогал медальон и сказал:

— Пардон. Я попозже сниму, а пока пусть повисит, ладно? Привык за три месяца, что на шее все время что-то болтается.

— Да, кстати! — спохватился Сорокин и начал выгружать из карманов изъятые у гражданина Козинцева ценные вещи: часы, перстень в виде золотой змеи с рубиновым глазом, золотую цепочку с медальоном и еще одну, серебряную, с увесистым черненым черепом. — Вот, — сказал он. — Паспорт на имя Козинцева и прочие липовые бумажки останутся у меня, ты уж извини. А эту дребедень можешь забирать.

Илларион осторожно дотронулся до перстня кончиком пальца, словно боясь, что тот его укусит.

— С мылом их, что ли, помыть? — задумчиво сказал он. — Странная вещь человеческая психика. Ведь знаю же, что сам все это носил, и самому же противно. Как будто все это барахло сняли с убитого маньяка. Как будто оно заразное, ей-богу. Вот я и говорю: с мылом, что ли, помыть?

— Прокипяти, — иронически посоветовал Мещеряков. — В спирту.

— С отбеливателем, — добавил Сорокин.

— Ладно, — сказал Илларион, сгребая побрякушки со стола и небрежно перекладывая их на подоконник. — Завтра отвезу это барахло Пигулевскому, а то старик, наверное, уже начал волноваться. Он мне, конечно, доверяет, но три с половиной месяца — чересчур долгий срок. Тем более что взял я у него очень много: книги, картины, мебель кое-какую, тряпки, железки… И не только у него. У его приятелей тоже, а они со мной незнакомы. Плешь, наверное, проели моему Марату Ивановичу за свои сокровища.

Сорокин нахмурился и строго кашлянул в кулак.

— Ты вот что, — сказал он, — ты эту блажь пока что из головы выбрось. Никаких Пигулевских! Никаких прогулок по городу, утренних пробежек и посиделок в ресторанах! И вообще, было бы очень даже неплохо, если бы ты на время исчез из города. А Пигулевскому мои ребята все доставят в лучшем виде… Ладно, не кривись, сам доставлю! А ты собирай вещички и катись. Лето на дворе, джунгли зовут… А?

Мещеряков скептически ухмыльнулся: он знал, что ответит Илларион.

— Да? — сказал Забродов. — Так может, ты меня действительно посадишь? Во избежание ненужной огласки. Что это ты выдумал, полковник? Я не говорю обо всем остальном, но по отношению к Марату Ивановичу это будет просто некрасиво. Брал сам, а отдавать прислал каких-то мордатых сержантов. Еще сломают что-нибудь по дороге или украдут… Да ерунда это! Пигулевский старый человек, больной. Когда он увидит твоих ментов со своими вещичками, его запросто может кондрашка хватить. Решит, что со мной что-то случилось, и помрет раньше, чем ты рот успеешь раскрыть. Нет, так не пойдет. И вообще, мы живем в свободной стране. Не хочу я никуда ехать! Я только что вернулся, а ты меня высылаешь, как декабриста.

Сорокин помолчал, опустив голову и раздраженно барабаня пальцами по краю стола.

— Ты хотя бы понимаешь, — сказал он наконец, — что убийца отлично знает тебя в лицо? Он тебя знает, а ты его — нет. Интересная получается ситуация, правда?

— Ничего подобного, — уверенно возразил Илларион. — Все как раз наоборот. Я отлично знаю всех, с кем контачил под видом Козинцева, а вот меня ни одна собака без бороды, шрама, очков и деревянной ноги не узнает. Что, не так?

— Воистину так, — сказал Мещеряков. — Уж если я тебя не узнал…

— Зато водитель узнал, — сказал Сорокин. — Причем в потемках и практически с первого взгляда. Да нет, граждане, об этом и речи быть не может! Это детский сад какой-то!

— Детский сад — это когда ты заставляешь меня сломя голову бежать из десятимиллионного города только потому, что в нем есть один — один! человек, который может меня узнать и воткнуть мне нож в брюхо. Может узнать, а может, кстати, и не узнать.

— Не будет он тебя тыкать ножом, не надейся, — угрюмо сказал Сорокин. — Думаешь, ты такой крутой? Он замахнется, а ты его скрутишь и доставишь прямо ко мне в кабинет — упакованного и перевязанного ленточкой, да? Вот тебе! — Он сделал неприличный жест. — Этот тип сначала тычет в человека электрошокером, а уж потом ножом.

— Подумаешь, — сказал Илларион.

— Нет, Илларион, Сорокин прав. Ты все-таки поосторожнее, посмеиваясь, сказал Мещеряков, который, как и Забродов, просто не воспринимал всерьез исходившую от какого-то районного маньяка угрозу. То есть маньяк, конечно, был опасен, но не для Забродова же! Нашли, чем пугать боевого капитана спецназа — электрошокером!

Сорокин свирепо поглядел сначала на него, а потом на Иллариона.

— Ну, вы, — сказал он, — супермены. Вы хотя бы понимаете… Ты хотя бы понимаешь, — повернулся он к Иллариону, — что можешь его просто спугнуть? Если он на тебя нападет — это еще полбеды. Я не сомневаюсь, что ты способен с ним справиться. А если он увидит тебя издалека, сложит два и два и ляжет на дно? А потом, когда его перестанут искать, когда мы снимем посты в микрорайоне и займемся наконец другими делами, снова возьмется за нож. Ты этого хочешь?

— А вот это аргумент, — сказал Забродов. — Шаткий, спорный, но аргумент. Такую возможность исключать нельзя. Хотелось бы исключить, но нельзя, черт бы ее побрал! Уговорил, полковник. Только из города я никуда не поеду. Да не волнуйся ты! Буду сидеть в своем районе и выходить только в булочную. Такой расклад тебя устроит?

— Не так, чтобы очень, — кисло ответил Сорокин, — но это все-таки лучше, чем ничего. Насколько я понимаю, большего мне от тебя не добиться.

— Не добиться, это факт, — сказал Илларион. — Слушай а что ты намерен делать дальше? Моя миссия, похоже, провалилась к чертовой бабушке…

— Ты действительно хочешь обсудить это? Именно здесь и именно сейчас?

— А когда? Где? На Петровке, у тебя в кабинете? Или, может быть, в допросной камере Бутырской тюрьмы?

— В общем-то, — сказал Сорокин, — если честно… Ну, оказал ты посильную помощь следствию, за что тебе почет и уважение. Я вообще твой должник по гроб жизни, но… Ты ведь у меня не работаешь, а то, что ты хочешь сейчас узнать, на бюрократическом сленге называется тайной следствия.

— Э, — надулся Илларион, — я так не играю.

— И я, — сказал Мещеряков. — Ты свинья, Сорокин. Хряк в полковничьих погонах. Я три месяца был начисто лишен общения со своим лучшим другом, а ты буквально сегодня строил мне глазки и спрашивал, не звонил ли мне Илларион. И после этого ты имеешь наглость говорить нам о тайне следствия! Илларион, дай ему чайный стакан! Сейчас мы его напоим, и он нам все расскажет как миленький!

Забродов встал.

— Но-но! — закричал Сорокин. — Вы что делаете, фашисты! Мне, между прочим, завтра с утра идти на работу и разгребать всю эту кучу дерьма, которую мы с тобой, Забродов, вдвоем наворотили.

— А тогда перестань кривляться, — сказал Илларион, садясь на место и наливая всем коньяка. — Иначе свяжем и будем пытать. Андрюха, ты еще не забыл, как это делается?

— Такое разве забудешь? — сказал Мещеряков. Сорокин внимательно посмотрел сначала на одного, потом на другого, но так и не понял, была это шутка или спокойная констатация имевшего место в отдаленном прошлом факта. Или фактов. Кто их, чертей, разберет? На войне как на войне, а эти двое воевали даже тогда, когда вся страна была уверена, что на планете мир и спокойствие — благодаря дорогому и любимому Леониду Ильичу, разумеется.

— Черт с вами, — сказал он наконец. — Придется положиться на вашу скромность. А то еще, чего доброго, и впрямь придется расстаться с ногтями.

Илларион вытянул перед собой левую ладонь и с удовольствием осмотрел коротко остриженные ногти.

— Да, — сказал он, — с ногтями расставаться жаль. Растишь их, растишь, а потом чик, и нету. Ну, так рассыпь же перед нами бисер своей мудрости!

— Да какой там бисер! В общем, все, как всегда, вышло совсем не так, как мы рассчитывали. То есть маньяк, судя по всему, полностью поверил в твой маскарад, внимательно рассмотрел тебя под увеличительным стеклом и решил, что из тебя выйдет отменный козел отпущения. От-мен-ный! В общем-то, если честно, тебе за твой спектакль полагается почетная грамота и именные часы «Полет». Убийцу ты обманул, публику обманул… Даже местных ментов обманул! Подбросив тебе эту, как ты выразился, гадость, наш маньяк себя выдал.

— Действительно, — вставил Мещеряков, — я об этом как-то не подумал. Круг подозреваемых сузился до предела. Раньше можно было подозревать буквально кого угодно, а теперь… Сколько там у тебя было гостей, Забродов?

— Да ерунда это, — отмахнулся Илларион. — Во-первых, у меня там была не квартира, а проходной двор. Кого там только не было! Да, существовал кружок постоянных посетителей, но с чего вы взяли, что это кто-то из них? На то, чтобы засунуть в морозильник пакет с этой конечностью, потребовалось от силы двадцать секунд, а мяса для поддержания своей репутации я туда напихал столько, что мог бы не найти руку еще полгода — Вот! — сказал Сорокин. — Думать надо, товарищи офицеры! Сегодня у нас какое число? Правильно! Девушку, которой при жизни принадлежала эта рука, убили чуть больше недели назад. Значит, искать надо среди тех, кто бывал в доме на протяжении недели. И потом, какой смысл подбрасывать улику просто так?

— Что значит «просто так»? — спросил Мещеряков.

— Я понял, — сказал Илларион. — Улика только тогда становится уликой, когда ее находят нужные люди. А если бы тот пакет нашел и вскрыл я? Точнее, не я, а чокнутый гражданин Козинцев. Он либо побежал бы с ним в милицию, либо тихо выбросил бы это дело в мусоропровод. Да, Сорокин, ты прав. Если бы я не устроил этот цирк с жертвоприношением, меня бы все равно забрали не сегодня, так завтра. Один анонимный звонок, и дело в шляпе.

— Верно! А теперь наш маньяк уверен, что ты такой же чокнутый, как крыса из уборной, и не сможешь отпереться. На его месте я бы сейчас лег на дно. Лежал бы и посмеивался, представляя, как тебя на Петровке допрашивают.

— Ну, хорошо, — сказал Илларион. — И кто, по-твоему, сейчас лежит дома и посмеивается?

— Тебе виднее, — ответил Сорокин. — Всех твоих посетителей мы по мере возможности фиксировали и проверяли. Подозрений ни один из них как будто не вызывает, но… Ты общался с ними накоротке, тебе и судить, кто из них больше остальных подходит на роль маньяка.

Илларион задумчиво оттянул верхнюю губу и щелкнул ею, как резиной. После этого он почесал затылок и вдруг непроизвольно хихикнул. Мещеряков вздрогнул, Сорокин нахмурился.

— Виноват, — сказал Забродов. — Вошел в роль. Кстати, у меня в доме мяса ни грамма. Добровольцы есть?

— Пошел ты, — сказал Мещеряков, а Сорокин протяжно вздохнул.

— Тебя о деле спрашивают, — возмутился он, — а ты как маленький!

— О деле? Понимаешь, полковник, по делу мне тебе сказать нечего. Я бы сказал, что теоретически — подчеркиваю, только теоретически! — каннибалом мог оказаться либо ЯХП, либо Отморозов — Кто? — ошарашенно переспросил Сорокин, хорошо знакомый со списком постоянных гостей гражданина Козинцева и не видевший там ничего подобного.

— Черт, — рассмеялся Илларион — Я имел в виду Морозова и Запольского. Это Пятый с Тюхой им клички придумали…

— Кто?! — снова переспросил Сорокин.

— Пятнов и Пантюхин. Ну, эти пэтэушники.

— Кстати, о твоих пэтэушниках, — заметил Сорокин. — Ты в курсе, что самый первый труп обнаружили именно Пятнов и Пантюхин?

— Ну и что? — сказал Илларион. — Не думаешь же ты, что шестнадцатилетние мальчишки…

— А почему бы и нет? Жертвы в основном были молодыми женщинами… как правило, красивыми. В семи случаях из десяти эксперты уверены, что перед смертью жертвы подвергались сексуальному насилию. Участковый Сиваков не в счет — судя по всему, он просто помешал убийце расправиться с намеченной жертвой и вообще путался под ногами… И потом, то, что с убитых срезали мясо, вовсе не означает, что это мясо было съедено. Может быть, мальчики развлекались как хотели, а потом придавали всему вид ритуального убийства. Скажешь, они не могли до этого додуматься? Тогда включи телевизор и посмотри, что там показывают. Преступления на любой вкус — тщательно спланированные, разработанные во всех деталях, с указанием возможных ошибок и путей их устранения. А что до моральной стороны дела, так сейчас сколько угодно отморозков, которым человека убить — все равно что плюнуть.

Тут Сорокин слегка смешался и замолчал, с некоторым опозданием сообразив, что как раз такой «отморозок» в данный момент сидит прямо перед ним.

Илларион, похоже, верно оценил замешательство полковника и рассмеялся своим беззвучным смехом. Правда, глаза его при этом не смеялись.

— Нет, полковник, — сказал он. — Звучит все это довольно убедительно, но я в это не верю. Не верю, и все. Я с ними общался, понимаешь? Пятый… виноват, Пятнов — порядочное гнильцо, но не до такой же степени. А Пантюхин ничего подобного сроду бы не сочинил.

— Это все поэзия, — отмахнулся Сорокин. — Но ты прав. Мы проверяли. В ночь, когда было совершено последнее убийство, оба сидели по домам.

— Это тебе их родители сказали? — ухмыльнулся Мещеряков.

— Соседи, — ответил Сорокин.

— Ну, если соседи… Тогда действительно…

— Кстати, — обратился к Иллариону Сорокин, — а Сивакова?

— Это теща участкового, что ли? Думай, что говоришь, полковник. Она просто хотела, чтобы убийца ее зятя был наказан. По закону, понимаешь? Если бы она просто жаждала мести, давно бы пырнула меня кухонным ножом.

— Вот именно, — сказал Сорокин. — Но ведь она же не попыталась! Семейные дела — это такие потемки… Все утверждают, что они с зятем жили душа в душу. Да и мне она, честно говоря, при личной встрече понравилась. Но при этом дама она сильная, с характером.

— Сорокину больше не наливать, — заявил Илларион. — Что ты несешь, полковник?! Ну хорошо, допустим, что она поссорилась с зятем, прикончила его и свалила все на маньяка. А остальные девять эпизодов — это что, для отвода глаз?

— Я не несу, — обиделся Сорокин, — а продумываю возможные варианты. Подавитесь вы своим коньяком! Подумаешь, гиганты мысли… Между прочим, у твоих Морозова и Запольского тоже железное алиби — по крайней мере, на момент последнего убийства. Съел?

— Съел, — согласился Илларион. — Только не я, а ты. Как ты совершенно справедливо заметил, я в вашей конторе не работаю, и меня, если разобраться, все это не касается. Что же это выходит? Выходит, что все мои посетители чисты, аки голуби, а без алиби остался один я? Так, что ли, получается?

— Вот-вот, — поддакнул Сорокин. — А ты говоришь, не касается. Кое-кто из моих коллег, между прочим, был бы счастлив поскорее закрыть это дело, повесив всех десятерых жмуриков на тебя. Ты же идеальный подозреваемый! Заломать можешь кого угодно, бывший спецназовец… Мозги отшибленные, делать нечего, вот крыша и поехала. Улики имеются, свидетельские показания тоже… Хоть сейчас оформляй дело и передавай в суд! Психиатрическая экспертиза, думается, признает тебя полностью вменяемым. На смертную казнь у нас мораторий, но пожизненное заключение тебе, можно сказать, гарантировано. Ты рад?

— Безумно.

— Учти, я шучу только наполовину. Я знаю, что ты действовал по моей просьбе, и сознаю… гм… всю меру ответственности. Но я не Господь Бог, так что неприятности не исключены. Если мы в ближайшее время не вычислим эту сволочь, нам с тобой придется попотеть, доказывая, что ты не верблюд.

Мещеряков разразился издевательскими аплодисментами. Забродов закатил глаза к потолку, почесал стриженый затылок и вдруг расплылся в улыбке.

— Нет, Сорокин, — сказал он. — Доказывать придется тебе. Ты забрал из отделения задержанного Козинцева, так? Так. Это документально оформлено. Ты посадил его в чужую машину, отпустил своих сотрудников… Ну, и где он теперь, твой задержанный? Как ты докажешь, что я — это он?

— Разжаловать в рядовые патрульно-постовой службы, — железным голосом сказал Мещеряков. Он был уже изрядно навеселе и развлекался вовсю.

— Разбежались, — проворчал Сорокин, вынимая из его пачки очередную сигарету. Мещеряков поморщился, но промолчал. — В квартире Козинцева полно отпечатков пальцев. Твоих, Забродов, отпечатков. Криминалистика — это наука, ясно? Наливай по последней, уголовник, и давайте расходиться. Утро вечера мудренее. А то мы с вами тут черт знает до чего договоримся…

Глава 12

Ночь, наступившая после ареста Козинцева, не принесла новых жертв. Следующая ночь тоже прошла спокойно, и микрорайон вздохнул свободнее — пока еще не полной грудью, с некоторой опаской, но все-таки свободнее. Средства массовой информации отозвались на арест короткими и довольно невнятными сообщениями, которые все до единого заканчивались словами «ведется следствие».

Следствие действительно велось. Каждый, кто хотя бы раз переступил порог квартиры Козинцева, был вызван на Петровку и там подвергнут тщательнейшему допросу в качестве свидетеля по известному делу. Те, кто посещал «нехорошую квартиру» постоянно, были допрошены неоднократно и с прежним нулевым результатом.

Впрочем, результаты все-таки были. Если бы в роли подозреваемого действительно выступал Козинцев, следствию с избытком хватило бы косвенных улик, чтобы передать дело в суд. Все свидетели в один голос утверждали, что Ярослав Велемирович был человеком, мягко говоря, странным, обожал гулять по ночам, о чем неоднократно без стеснения сообщал всем, кто соглашался его слушать, читал книги, от которых нормальных людей мороз продирал по коже, и вел еще более странные разговоры, сводившиеся в конечном счете к тому, что каждый волен выбирать себе диету по своему вкусу. Кроме того, в свой последний вечер на свободе Козинцев докатился до прямого призыва к каннибализму. И хотя экспертиза установила, что поданное Козинцевым в тот вечер угощение действительно было приготовлено из свинины, а в холодильнике у него, помимо свинины, хранились большие запасы говядины и парной телятины, это, по мнению свидетелей, нисколько не перевешивало найденной в том же холодильнике человеческой кисти. Хуже всего для Козинцева было то, что многие из сотрудников МУРа склонялись к тому же мнению, и только авторитет полковника Сорокина вкупе с приводимыми им доводами до поры сдерживал энтузиазм любителей простых решений.

А микрорайон между тем начал мало-помалу забывать о каннибале. О нем еще говорили, но разговоры эти велись уже в прошедшем времени, да и тема, честно говоря, наскучила. Новых убийств не происходило, усиленные милицейские патрули перестали мозолить обывателям глаза, и жизнь потекла своим чередом. Насмерть перепуганные трехмесячным кровавым разгулом мамаши все еще не рисковали выпускать своих чад из дому после наступления темноты, но через несколько дней этот вопрос решился сам собой: зарядили дожди, похолодало, и делать на мокрых неуютных улицах стало совершенно нечего. Чада — молодые, гладкокожие, неплохо упитанные — смирно сидели перед телевизорами или собирались друг у друга на квартирах — послушать музыку, пообщаться и между делом проверить на прочность пару-тройку презервативов. Ветер и дождь рябили свинцовую поверхность опустевших прудов, раскачивали камыш и монотонно шумели в мокрой листве деревьев.

Анна Александровна Сивакова на время переехала к дочери, чтобы помочь ей оправиться после смерти мужа. Кроме того, не могла же она позволить своему родному ребенку рожать в одиночку, в чужом городе! Возвращаться домой, в деревню, дочь отказалась наотрез. Анне Александровне пришлось в срочном порядке распродать свою немногочисленную живность, запереть дом и распрощаться с соседями. Чем дольше она сидела в Москве, тем сильнее ей казалось, что теперь это навсегда. Дочь делалась с каждым днем все беспомощнее, словно смерть мужа надломила в ней какой-то стержень, без которого Марина Сивакова начала мало-помалу рассыпаться, превращаясь в апатичное создание с выпирающим животом и темными кругами под глазами. Она ничего не знала, ничего не могла и, главное, ровным счетом ничего не хотела. Глядя на нее, Анна Александровна все чаще задумывалась о том, что придется все-таки продавать дом и на старости лет приспосабливаться к столичному ритму жизни.

Стоя по вечерам у темного, забрызганного дождем окна, она подолгу смотрела на огни микрорайона. В эти минуты ею овладевала непонятная гнетущая тревога: Анне Александровне почему-то казалось, что еще ничего не кончилось и черная тень каннибала по-прежнему бесшумно скользит вдоль стен. Разум протестовал против такого предположения, но звенящие от напряжения нервы упрямо гнули свое: Сиваковой все чаще казалось, что милиция взяла не того.

Анна Александровна гнала от себя эту мысль. В конце концов, разве не она целый месяц ходила домой к этому полоумному Козинцеву, чтобы доказать его вину? Она была уверена в его виновности; более того, она знала, что он виновен. Он фактически сам признался во всем и был взят с поличным. Анна Александровна лично присутствовала при аресте и обыске. Она видела, что нашли оперативники в набитом мясом холодильнике, и это зрелище, она была уверена, врезалось ей в память на всю оставшуюся жизнь. Теперь, когда каннибал был арестован при ее непосредственном содействии, казалось, можно успокоиться и начать как-то налаживать жизнь, но покоя не было. Грязная тень убийцы по-прежнему лежала на тротуарах и стенах микрорайона, и Анна Александровна всей кожей ощущала его присутствие где-то поблизости.

Это вовсе не означало, что она днями и ночами простаивала у окна, надеясь по каким-то никому не известным признакам распознать каннибала среди прохожих. Она жила — ходила в магазин, готовила еду, прибирала в доме, пыталась как-то расшевелить дочь и даже смотрела телевизор. Два раза она проходила мимо дома Козинцева, а однажды даже вошла в подъезд и поднялась в лифте на седьмой этаж. Ничего интересного она там не увидела. На двери квартиры висела большая красная печать. Посаженная Козинцевым картошка взошла, зазеленела и уже начала зарастать сорной травой.

Как-то раз, идя из магазина, она встретила Алексея Пятнова — того самого подростка, которого рвало во время памятного ужина у Козинцева. Увидев Анну Александровну, Пятый шарахнулся от нее как от зачумленной. Вид у него был бледный и измученный — вероятно, вкус съеденного в гостях у Ярослава Велемировича мяса все еще не давал ему покоя. Это пройдет, подумала Анна Александровна. Через недельку-другую парень оклемается и постарается забыть этот кошмар. Наверное, никто так и не потрудился сообщить ему, что там, на блюде, была все-таки не человечина, а обыкновенная свинина. Но он в этом и не нуждается. Он забудет и так, а если не забудет, то уже через месяц возведет свой ужас и позор в разряд высокой доблести: слышь, ты, урод, а ты человечину жрал? Не жрал? А я жрал. Вот и заткнись, сявка, а то и тебя с дерьмом сожру…

Пятому действительно никто не сказал о том, что он ел не человечину. Следователь, который его допрашивал, от великого ума решил, что если парень что-нибудь знает, то его легче будет расколоть, шантажируя якобы имевшим место каннибализмом. Полковник Сорокин ничего не знал об инициативе своего продвинутого в области подростковой психологии подчиненного, что спасло последнего от больших неприятностей. Впрочем, успеха этот хитрый тактический ход не принес: Пятый не смог добавить ничего нового к показаниям остальных участников той памятной вечеринки.

Лехе Пятнову было плохо. Его непрерывно мутило, словно, отведав угощения Козинцева, он принял медленно действующий яд. Вкус мяса не шел из памяти, в руке все время ощущалась скользкая от жира мозговая кость. Пятый при каждом удобном случае запирался в ванной и подолгу с остервенением чистил зубы и тер намыленные руки жесткой губкой. Это не помогало, поскольку грязь осела не на коже, а в мозгу.

Родители Пятого, которых все тот же чрезмерно старательный следователь подробно проинформировал о том, чему конкретно их сын посвящал часть своего свободного времени, пребывали в тихом шоке. Мать пробовала читать ему нотации, отец впервые за десять лет запоздало попытался взяться за ремень. Пятый наорал на них, употребив почти все бранные выражения, какие пришли ему на ум, и снова заперся в ванной.

Торгуя картинами на Измайловском вернисаже, он ухитрился за один день проторговаться чуть ли не на сотню долларов. Сосед-художник, узнав об этом, вздохнул и махнул рукой. «Забудь, — сказал он. — С кем не бывает. Я по глазам вижу, что не украл, а это, брат, самое главное. Что такое сто долларов в наше время? Тьфу, и растереть. Забудь».

Пятый был благодарен соседу за понимание, но лучше ему от этого не стало. Ну, разве что чуть-чуть.

С Пантюхиным он не встречался. Тюха сидел под домашним арестом, выбираясь из квартиры только в магазин и на допросы. Тюхина маман, узнав о случившемся, отделала свое чадо ручкой от швабры. Тюха не возражал: он был рад, что дело кончилось так, а не иначе. В тот памятный вечер по дороге домой он ненадолго остановился на углу, с усилием содрал с пальца словно приросший к коже тяжелый перстень с барельефом коровьего черепа и бросил его в сток ливневой канализации. Перстень глухо звякнул, ударившись о чугунные прутья решетки, и беззвучно канул в темноту. У Тюхи хватило ума самому рассказать все матери. Мать долго молча сидела на диване с таблеткой валидола под языком, комкая на груди застиранный халатик, а уже потом, немного придя в себя, взялась за швабру. Прикрывая руками голову, Тюха терпеливо дожидался конца экзекуции, думая о том, что было бы, если бы новость принес матери кто-то другой. Тогда, пожалуй, дело вряд ли обошлось бы валидолом…

Альберт Эммануилович Морозов, философ без определенных занятий и поэт в душе, очень скоро забыл о неприятном происшествии — вернее, не столько забыл, сколько творчески переработал поступившую информацию. В результате этой переработки события, факты и собственные ощущения Альберта Эммануиловича, как всегда, смешались в чудовищный, совершенно неудобоваримый коктейль, из которого несчастному следователю так и не удалось выудить ничего, кроме нескольких мрачных, одновременно корявых и гротескных, безнадежно далеких от реальности образов. Находясь под впечатлением своего общения с каннибалом, Альберт Эммануилович написал несколько стихотворений и отнес их в редакцию заводской многотиражки единственного печатного издания, в котором ему порой удавалось пристроить свои произведения. Происходило это исключительно из-за мягкого характера главного редактора, в свои сорок два года так и не научившегося посылать людей подальше открытым текстом.

На сей раз, однако, все вышло за привычные рамки. Пробежав глазами гордо поднесенные Морозовым рукописи, редактор сначала позеленел, потом покрылся неприятной голубизной, затем посинел, как удавленник, и наконец налился не слишком красивой, но все-таки более естественной багровой краской. Посидев так секунд десять, он вдруг грохнул кулаком по столу и тихо, в своей обычной интеллигентной манере спросил: «Да вы что, обалдели?!»

Это происшествие так сильно впечатлило Альберта Эммануиловича, что через два дня он, совершенно забыв о том, что дал подписку о невыезде, в спешном порядке убыл искать успокоения на остров Валаам. Узнав о его отъезде, следователь хотел было снарядить за ним погоню, но полковник Сорокин, переговорив предварительно с Илларионом Забродовым и ознакомившись со стихами, которые Альберт Эммануилович оставил в редакции многотиражки, отсоветовал ему это делать.

Лектор общества российско-бельгийской дружбы Игорь Владимирович Запольский на допросах разводил руками и качал головой с крайне растерянным и даже обиженным видом. «Я хотел понять, — говорил он следователю, существует ли на самом деле так называемая магия или все это сплошной обман и шарлатанство». — «Ну и как, — спросил присутствовавший при допросе свидетеля полковник Сорокин, — поняли?» — «Признаться, не совсем, — ответил Запольский, он же ЯХП. — Не успел, признаться. Господина Козинцева слишком быстро арестовали».

Сорокин рассматривал ЯХП как одного из наиболее вероятных кандидатов на роль маньяка-каннибала. Он был физически крепок, проживал здесь же, в микрорайоне, и при этом не то на самом деле являлся, не то умело прикидывался самодовольным идиотом с высшим образованием. Семьи у Запольского не было, зато у него, увы, было железное алиби: в ночь последнего убийства он был в гостях на противоположном конце Москвы. Вечеринка затянулась допоздна, и хозяева оставили Игоря Владимировича ночевать, аргументировав это тем, что дома его никто не ждет и что нечего посреди ночи тащиться через всю Москву на свидание с совершенно пустой квартирой. Кроме того, друзья Игоря Владимировича были наслышаны о каннибале и волновались за ЯХП. Люди Сорокина посетили их трижды, различными способами проверяя это алиби на прочность, пока друзья Запольского, наконец, не задали вполне резонный вопрос: «Вы что, в чем-то его подозреваете?» В ответ оставалось только махнуть рукой: алиби Запольского было действительно железным.

Припыленный очкарик Морозов тоже был ни при чем: в день последнего убийства его вообще не — было в городе. В поисках вдохновения он путешествовал по Москве-реке на теплоходе. Разосланные Сорокиным сотрудники нашли не меньше десятка пассажиров того самого теплохода, и все они подтвердили алиби Морозова: неугомонный Альберт Эммануилович основательно подпортил своим попутчикам впечатление от прогулки, завладев мегафоном и устроив поэтические чтения на прогулочной палубе.

Сорокадвухлетняя Вероника Васильевна Савченко, та самая крупнокалиберная дамочка, что покинула сборище на квартире Козинцева, отказавшись пожертвовать свою кровь какому-то деревянному болвану, как удалось выяснить, тоже была одинока. Предположения Пятого, Тюхи, а заодно и Иллариона Забродова относительно причин, которые привели Веронику Васильевну в квартиру Козинцева, оказались верны: Вероника Васильевна искала спутника жизни, прибегая в этом деле ко всем мыслимым и немыслимым способам. Подтвержденного свидетелями алиби у нее не было, но Илларион Забродов утверждал, что в тот вечер она явилась на сеанс с пустыми руками, даже без сумочки, а значит, подбросить в холодильник ничего не могла. «А на теле?» — спросил полковник Сорокин. «Что — на теле?» — не понял его Забродов. «На теле она не могла пронести в дом эту штуковину?» — «Ты ее когда-нибудь видел? — ответил Илларион. — Если она попытается спрятать под своим платьем спичку или, скажем, банкноту, то всякий, у кого есть глаза, с первого взгляда скажет: вот идет дама, у которой под платьем лежит спичка. Или банкнота. И потом, какой из нее людоед? Я могу допустить, что она расправлялась с молодыми девушками из ревности, — сама-то она, конечно, не красавица. Но участковый! Как она с ним справилась, ты можешь мне сказать?» — «Электрошокер», — коротко напомнил Сорокин, но тут же безнадежно махнул рукой: абсурдность подобного предположения была очевидной.

Поиски убийцы еще не зашли в тупик, но Сорокин отлично видел, что дела продвигаются в нежелательном направлении. Он мрачнел и раздражался. Вернувшаяся с дачи супруга подлила масла в огонь, сообщив, что за время их отсутствия в дачном домике побывали воры. Взломщики унесли лопату, грабли, топор, счетчик электроэнергии и две жестяные эмалированные кружки. До крайности раздосадованная таким хамством супруга в довольно жестких выражениях указала полковнику на то, что он работает не в НИИ, а в МУРе и что другой бы на его месте… Что сделал бы на его месте другой полковник милиции, Сорокин не дослушал: он вышел из комнаты, так громко хлопнув дверью, что супруга замолчала на полуслове. Она была хорошей женой и умела понимать намеки.

Полковник ГРУ Мещеряков очень скоро выкинул из головы историю с каннибалом: у него были дела поважнее. На Ближнем Востоке набирал обороты очередной кризис, в перспективе грозивший распространиться на весь мир; подбодренный последними американскими инициативами по ПРО, Китай начал пока ненавязчиво, но вполне отчетливо позвякивать ядерной сбруей; напуганная Индия верещала на все международное сообщество, а в развороченном минометными обстрелами Грозном опять начались перестрелки. Жена полковника вернулась из Парижа и привезла ему в подарок новый галстук. Жизнь била ключом и, как выразился какой-то шутник, в основном по голове. Мещерякову было не до маньяка, да и маньяк, честно говоря, совершенно не интересовался полковником ГРУ Мещеряковым.

Маньяк — настоящий маньяк, а не прекративший свое существование Ярослав Велемирович Козинцев — перестал вечерами выходить из дому. Он подолгу гулял во второй половине дня, дышал кислородом пополам с дождем, делал необходимые покупки и вообще жил как все нормальные люди. Правда, были и отличия: он не был связан необходимостью ежедневно ходить на работу и потому не должен был ломать устоявшийся ритм жизни. Он привык ложиться под утро и вставать после полудня и не видел причины, по которой следовало бы что-то менять в сложившемся распорядке дня. С прекращением ночных прогулок у него появилось очень много свободного времени, и он с головой ушел в работу, которая кормила его в течение уже добрых десяти лет. Такое резкое увеличение производительности труда сулило в перспективе неплохой заработок, но о деньгах он не думал.

Он думал о том, как шевелятся по ночам тени на освещенной лунным светом лесной тропинке, как мрачно и таинственно шумят под ветром лохматые черные кроны; он видел мертвый ртутный блеск стоячей воды в прудах и ощущал запахи мокрой листвы и близкого болота. Он мысленно был там, на мокрых от дождя улицах, и ему стоило больших усилий гнать от себя непрошеные мысли: сейчас, когда все само собой сложилось так хорошо и гладко, он просто не имел права рисковать. Он вынужден был признать, что в последнее время несколько увлекся. Он оправдывал себя тем, что был человеком, а человек, как известно, слаб. Хищник убивает только когда голоден; слабый человек может убить ради удовольствия или же для того, чтобы доказать себе и другим, что он не так уж и слаб. Голода он не испытывал: холодильник ломился от отборного мяса. Доказывать что бы то ни было теперь не стоило: он давно доказал свою силу и значимость, заставив многомиллионный город содрогнуться от ужаса. Он вышел против города в одиночку и победил — это ли не доказательство силы? Вооруженные до зубов охотники сцапали другого безобидного психа, которого он заботливо им подставил. Их машины исчезли с улиц. Он часто думал о Козинцеве. Ему было интересно, сознавал ли этот чокнутый, что его подставили, или он с радостью принял всю вину на себя. Несчастный недоумок! Наверное, ему казалось, что, приписывая себе чужую славу, он сможет подняться в глазах окружающих, да и в своих собственных тоже. Что ж, он получил то, о чем мечтал, а заодно и выручил своего прототипа, дав ему столь необходимую передышку.

Он думал о том, что было бы, если бы под руку ему так кстати не подвернулся Козинцев. Думать об этом было тяжело и неприятно, но он заставлял себя. Теперь, когда с помощью бедного сумасшедшего ему удалось немного взять себя в руки, он понимал, что чуть не погиб, чересчур сосредоточившись на процессе, который и в самом деле был очень увлекательным. Это было опасное увлечение. Он потерял меру; возможно, это было какое-то кратковременное помешательство. На протяжении нескольких лет он действовал продуманно и осторожно и вдруг потерял голову. Правда, это оказалось просто восхитительно, словно с его глаз упала пелена, а с рук тесные путы. «Ну и хорошо, — твердил он себе. — Ну, и будет. Будет, будет. Пусть они успокоятся. Пусть они посадят своего психа за решетку, получат свои звезды, грамоты и медали, напьются на радостях водки и угомонятся. Пусть займутся делами. Должно пройти какое-то время, а потом… Потом посмотрим».

Дожди шли еще две недели, а потом вдруг прекратились, и над мокрым городом взошло умытое, яркое, как новенький пятак, летнее солнце. Кое-кто из обитателей микрорайона воспринял это как предзнаменование; остальные просто радовались возвращению хорошей погоды.

* * *

Илларион Забродов свернул на Беговую и, проехав еще немного, припарковал «Лендровер» перед входом в антикварную лавку Марата Ивановича Пигулевского. Прежде чем выйти из машины, он закурил сигарету и выкурил ее до конца, борясь с очень непривычным ощущением: Забродов чувствовал себя как малолетний правонарушитель, забравшийся в чужой огород за клубникой. Вдыхая и выдыхая теплый дым, Илларион огорченно покачивал головой: такого он от себя все-таки не ожидал. Видимо, эта история с маньяком подействовала на него сильнее, чем можно было предположить. Временами Забродову даже начинало казаться, что он чересчур вошел в роль и слегка помешался на этой почве. Во всяком случае, некоторые признаки паранойи были налицо: ему все время чудилось, что за ним неотступно следят. У встречных прохожих были цепкие и одновременно ускользающие взгляды профессиональных филеров, попутные автомобили то и дело мертво садились на хвост потрепанному «Лендроверу» Иллариона, а вид человека, на ходу жующего пирожок с мясом, вызывал у него тошноту пополам с испугом.

Сидя за рулем своей машины напротив входа в антикварный магазин, Илларион старался убедить себя в том, что нервничает совершенно напрасно. Даже если предположить невозможное и допустить, что Сорокин из осторожности пустил за ним наблюдение, это ничего не меняло. Он не был ни в чем виноват, не находился под арестом и был волен передвигаться по городу так, как ему вздумается Что с того, что Сорокин настоятельно не рекомендовал ему этого делать! Маньяка своего полковник так и не поймал и, похоже, вряд ли поймает. Вопреки высказанному Илларионом еще в марте предположению, маньяк тоже оказался прагматиком: после мнимого ареста Козинцева он моментально прекратил свои вылазки, отлично понимая, что в противном случае весь спектакль с подброшенной в холодильник уликой потеряет смысл. «Так что же мне теперь, — думал Илларион, — так и сидеть взаперти до конца жизни?! Или, может быть, переехать в другой город? Но это, в конце концов, так же бессмысленно, как и безвылазное сидение дома: Россия, конечно, больше Москвы, но где гарантия, что в каких-нибудь Чебоксарах он, Илларион, не столкнется нос к носу с тем, от кого прячется?»

Все это было совершенно справедливо, но Илларион по-прежнему испытывал легкие угрызения совести, словно, приехав сюда, нарушил какое-то обещание обещание, которого он вовсе не давал.

— Стареем, — сообщил он «Лендроверу», поскольку других собеседников у него в данный момент не было. — Стареем, нервишки шалят, комплексы какие-то появляются… Ты как, приятель, не испытываешь неприятных ощущений, стоя на мостовой рядом с каким-нибудь новеньким «Бентли»? Смущение? Зависть? Желание как следует наподдать этому задаваке бампером? А? Нет? Ну, значит, у тебя очень уравновешенная психика. Ты у меня британец, истый джентльмен и вообще молодчага. Кстати, ты знаешь, что завод, на котором тебя собрали, твою, можно сказать, родину англичане продали немцам? Продали, продали, так и знай. Ну, не переживай, у нас в Москве тоже, в общем-то, неплохо.

«Лендровер» никак не отреагировал на эту короткую речь. Под капотом у него тихонечко потрескивало и бурлило, словно машина страдала несварением желудка. Это остывал разгоряченный двигатель и стекала по трубопроводам обратно в радиатор охлаждающая жидкость.

Илларион раздавил окурок в пепельнице, ободряюще похлопал ладонью по ободу руля и выбрался из машины на асфальт Беговой.

В лавке у Пигулевского в этот час почти никого не было. Стеклянная дверь приветливо позвонила колокольчиком, и в лицо Иллариону дохнуло корицей, ванилином и еще чем-то очень вкусным и знакомым — в общем, старой, сухой, как порох, бумагой. Запах был слабым, но легко различимым, и Забродов с удовольствием вдохнул его полной грудью, смакуя, как хорошее вино.

В последнее время они с Пигулевским общались в основном по телефону. Илларион позвонил старику сразу же, как только вернулся из своей не слишком удачной «командировки». Вещи и книги, которые на время под честное слово одолжил ему Марат Иванович, были возвращены ему и его друзьям в целости и сохранности. Илларион даже предлагал выплатить нечто вроде арендной платы, но Пигулевский с искренним возмущением отверг это предложение. Возмущался он долго, громко и красноречиво — так, как может возмущаться только поднаторевший в словесных баталиях ядовитый старикан. Слушать его было одно удовольствие, но Илларион все-таки предпочитал живого Пигулевского Пигулевскому из телефонной трубки. Телефонный Пигулевский был просто голосом. С ним было приятно разговаривать, но при этом терялась половина удовольствия. Не станешь же, в самом деле, распивать чаи на пару с телефонным аппаратом!

Короче говоря, Илларион Забродов банальнейшим образом соскучился по сварливому букинисту и теперь, стоя на пороге его магазинчика, испытывал такое чувство, словно вернулся домой из долгого и полного лишений похода. В какой-то степени так оно и было: жизнь, которую вел Илларион в течение трех последних месяцев, была сытой и почти роскошной, но Забродов зверски изголодался по нормальному человеческому общению.

Девушка за прилавком подняла голову на звук дверного колокольчика, и ее лицо сразу же осветилось улыбкой — дежурной, конечно, но все равно очень милой. Девушка была новая, Иллариона она не знала, и ее улыбка предназначалась, естественно, не ему лично, а просто потенциальному покупателю. Илларион подумал, что у старика губа не дура, и приветливо улыбнулся в ответ.

— Здравствуйте, — сказал он. — Должен сразу вам заметить, что вы прекрасно смотритесь на фоне всего этого старья. Вас выгодно выделяет свежесть и оригинальность исполнения. К сожалению, во времена Рубенса и Рафаэля человеческая природа еще не достигла такого совершенства, как то, что я имею удовольствие наблюдать сейчас.

Слегка сбитая с толку этим многоэтажным комплиментом, девушка смутилась и от этого сразу же посуровела. Менее красивой она от этого не стала.

— Вас интересует что-нибудь конкретное? — строго спросила она. — Я с удовольствием вам помогу.

— Правда?! — обрадовался Забродов. — Это же просто чудесно! Кроме вас, помочь мне некому на всем белом свете, потому что в данный момент меня конкретно интересуете вы. Лично.

— Отстань от ребенка, старый негодяй! — раздался позади него сварливый старческий голос. — И не стыдно в твоем-то возрасте?

— Старый? — Илларион изобразил глубокую обиду. — Кто старый? Кто это говорит? Кто этот нахальный мальчишка, этот дерзкий юнец? — обратился он к продавщице, чем окончательно сбил ее с толку и даже вогнал в легкую краску. — Конечно, ему в его цветущем возрасте больше пристало нанимать на работу молоденьких симпатичных девушек, чем мне — говорить им комплименты. Скажите, — он понизил голос до заговорщицкого шепота и перегнулся через прилавок, — он уже делал вам нескромные предложения? Учтите, доверять ему нельзя. У него семья… или две? Марат Иванович, — обернулся он к Пигулевскому, — напомни, пожалуйста, сколько у тебя семей: одна или две?

— Четыре, — угрюмо проворчал Пигулевский, стоя в распахнутых дверях своего кабинета. — Две в Москве, одна в Твери и одна во Владикавказе. И еще одна женщина с тремя детьми в Петропавловске-Камчатском, но с ней мы не расписаны. Светочка, детка, не обращайте на этого сумасшедшего внимания, он не буйный.

— Это правда, — сказал Илларион. — Я не буйный. Я симпатичный. С первого взгляда это, может быть, и не заметно, но, если приглядеться поближе, во мне можно рассмотреть массу достоинств. Массу! — повторил он, подняв кверху указательный палец.

— Масса нетто четыре миллиграмма, — вставил Пигулевский. — Оставь в покое ребенка и пойдем пить чай.

— Он тиран и деспот, — сообщил Забродов продавщице. — Не доверяйте ему. Он пьет кровь из своих подчиненных и вообще из всех, до кого может дотянуться.

— Ой, — начиная оттаивать, довольно игриво сказала продавщица.

— Вот вам и «ой», — отходя от прилавка, ответил Илларион. — Оглянуться не успеете, как на вашей прелестной шейке мертвой хваткой сомкнутся его вставные челюсти. Тогда вы прозреете, но будет поздно. Куда, как вы думаете, подевалась ваша предшественница?

Оставив продавщицу Светочку размышлять над этим вопросом, он бодрым шагом двинулся навстречу Пигулевскому. Марат Иванович посторонился, пропуская его в кабинет, послал обескураженной продавщице успокаивающую улыбку и плотно прикрыл дверь.

— Прекрати пугать мой персонал, — строго сказал он Иллариону. — А вдруг она поверит?

— Во что, Марат Иванович? — спросил Забродов, осторожно, с должным почтением опускаясь в глубокое антикварное кресло.

— Ну, в то, что я пью кровь… В чисто фигуральном смысле, разумеется.

— В фигуральном… Марат Иванович, а ты уверен, что ей известно это слово — фигуральный?

— Перестань, Илларион. Она очень хорошая девочка, из прекрасной семьи, умненькая… Поступала в университет, но провалилась…

— Гм, — сказал Илларион. — Экзамены как будто еще не начались.

— Ну, это было в прошлом году. Ну что ты сегодня, как ежик? Вернее, как репей. Прицепился к ребенку… Расскажи лучше, как живешь.

— Да как живу… Как всегда, в общем. То так, то этак.

— Как всегда?

Марат Иванович перестал возиться с фарфоровым заварочным чайником и посмотрел на Иллариона через плечо, по-птичьи повернув голову. Его глаза поблескивали из-под косматых бровей пронзительно и остро. Пигулевский, конечно, не мог знать, как Илларион провел эти три месяца, но он был умен и наверняка строил какие-то предположения по этому поводу.

Забродов выдержал этот взгляд, не моргнув глазом. Пигулевский едва заметно пожал плечами, отвернулся и возобновил свои манипуляции с чайником.

— Признаюсь тебе, — сказал он, — что я буквально сгораю от любопытства. Ты мечешься, ты небрит и взъерошен, ты совершенно неприличным образом вымогаешь у меня кучу какого-то ни на что не годного хлама, ты заставляешь меня бегать по другим антикварам и заниматься тем же… Потом ты исчезаешь на три с лишним месяца, возвращаешься и почему-то долго прячешься от людей. И при этом выясняется, что у тебя все как всегда! Прости, конечно, но поверить в рассказанную тобой сказку о гастролях какого-то никому не известного любительского театра, для которого тебе понадобился реквизит, я просто не в состоянии. Во-первых, какое отношение ты имеешь к театру? Во-вторых, где это видано, чтобы любительский театр добывал реквизит по антикварным магазинам? А в-третьих…

— Погоди, Марат Иванович, — вздохнул Илларион. Пигулевский умолк на полуслове, но видно было, что он сказал далеко не все и продолжает тихо клокотать, как стоящий на медленном огне чайник. — Погоди. Давай по порядку. Ты ведь знаешь меня не первый год, правда? Не спорю, я немного солгал, когда просил тебя одолжить мне весь этот, как ты выразился, хлам. Но я обещал вернуть все в целости, и я сдержал слово. Я тебе очень благодарен за все, но, видишь ли, я дал слово еще одному человеку. Я пообещал ему сохранить в секрете то, чем занимался на протяжении этих трех месяцев. Как ты думаешь, хватит у меня духу сдержать слово?

— Ну, конечно, — проворчал Пигулевский, накрывая чайник сложенной вчетверо салфеткой. — Конечно! Каменные плечи, железные мускулы, стальной характер и слово тверже алмаза… Аферист.

Илларион громко фыркнул.

— Ну, Марат Иванович! Ну какой же из меня аферист?

— А вот такой! — запальчиво ответил старик и вдруг погрустнел. Аферист — это было любимое ругательство моей мамы. Она всегда меня так называла, когда я… ну, в общем, шалил. Мама, мама… Ну, ничего, осталось недолго. Скоро мы с ней встретимся. Так и вижу эту картину: приземляюсь я на облаке и вместо ангельского хора слышу: «Явился, аферист! Посмотрите на него, в каком он виде! Подойди и объясни своей глупой маме, где ты так долго бегал?»

Илларион посмотрел на Пигулевского. Пигулевский выглядел неважно. Надо что-то делать, подумал Илларион и, вынув из кармана сигарету, самым небрежным тоном поинтересовался:

— Ну, а ты как, Марат Иванович? По-прежнему толкаешь фальшивки по цене раритетов?

Старик немедленно вскипел, забыв и о маме, и о предстоящем ему в скором времени переселении в лучший мир.

— Мальчишка! — скрипучим старческим фальцетом выкрикнул он. Самоуверенный неуч, профан! Что ты понимаешь в раритетах? Здесь не курят, мог бы запомнить за столько лет!

— А я и не курю, — возразил Илларион, демонстрируя незажженную сигарету. — А в раритетах я понимаю как-нибудь побольше твоего. Ты же по близорукости не способен отличить тринадцатый век от пятнадцатого. Тебе на пенсию пора, Марат Иванович.

После этого ему оставалось только расслабленно сидеть в кресле и слушать, по возможности пропуская мимо ушей оскорбительные эпитеты, которыми разбушевавшийся антиквар густо пересыпал свою гневную, обличительную речь. «Самоуверенные ослы» и «полуграмотные сопляки» стаями носились в воздухе, рикошетируя от стен. Потемневшие портреты и гипсовые бюсты взирали на это буйство стихий с равнодушной скукой: им приходилось видеть и не такое. Илларион засек время по наручным часам, спрятал сигарету обратно в пачку и стал осматриваться. У старика появилась парочка довольно любопытных книг, судя по виду, действительно очень старых, а стену над его креслом украсил выполненный в теплых золотистых тонах осенний пейзаж весьма недурной на непритязательный вкус Забродова. Знатоком живописи Илларион себя никогда не считал, да и не очень-то стремился таковым становиться. На этот счет у него было собственное мнение, с которым тот же Марат Иванович, например, то соглашался, то горячо спорил — в зависимости от настроения.

Артподготовка длилась ровно пять минут по часам Иллариона, но до штыковой атаки дело так и не дошло. Накричавшись вдоволь, Марат Иванович замолчал, вынул из кармана мятый носовой платок и начал, отдуваясь, вытирать лоб, щеки и даже шею.

— Чай, наверное, уже заварился, — осторожно напомнил Илларион.

— Знаю, знаю, — проворчал Пигулевский. — До склероза мне, слава богу, еще далеко…

Они долго и с удовольствием пили чай, заедая его восхитительным земляничным вареньем. Попутно Марат Иванович похвастался перед Илларионом своими новыми приобретениями. Приобретения были действительно прекрасны, и Забродов даже не стал дразнить старика. Правда, они все равно немного поспорили относительно датировки одной из книг, но довольно быстро пришли к общему мнению, после чего выпили еще по чашке изумительно заваренного чая за консенсус, как выразился Илларион. От слова «консенсус» Марата Ивановича слегка перекосило, но он промолчал, понимая, что это была всего лишь шутка.

Потом разговор вскользь коснулся больной для Пигулевского темы, а именно плачевного состояния московского водо-канализационного хозяйства. Прорыва канализации Марат Иванович боялся больше, чем конца света, поскольку в подвале у него находилось книгохранилище. Привычно поддакивая старику, сетовавшему на городские власти, до сих пор использующие проложенную еще при царе Горохе канализацию, Илларион подумал, что пора закругляться. Еще чуть-чуть, и разговор снова перешел бы на его дела, а этого Забродову не хотелось. Пигулевский до сих пор сохранил довольно редкую в его возрасте черту — живое детское любопытство. Он обожал докапываться до сути вещей и явлений, а Иллариону вовсе не хотелось, чтобы неугомонный старикан ненароком выкопал благополучно похороненного Ярослава Велемировича Козинцева. Этому хромому типу в темных очках лучше всего покоиться с миром. Посему, как только в разговоре возникла пауза, Илларион со вздохом искреннего сожаления, но решительно поднялся из мягких плюшевых глубин роскошного антикварного кресла.

— Уже? — огорченно спросил Пигулевский.

— Пора и честь знать, — ответил Илларион. — Да и дела ждут. В общем, труба зовет.

— Какие там у тебя дела, аферист, — проворчал Марат Иванович.

В это время в дверь вежливо постучали. Пигулевский крикнул: «Войдите!», и дверь распахнулась, пропустив невысокого, но довольно крепкого с виду человека лет сорока пяти или пятидесяти, одетого и причесанного так, как одеваются и причесываются люди, стремящиеся подчеркнуть свою принадлежность к творческой интеллигенции. Его темные с проседью волосы были зачесаны назад и не лишенной некоторой волнистости гривой ниспадали на воротник старомодного замшевого пиджака песочного цвета. Спереди эта грива уже начала заметно редеть, образовав глубокие залысины, которые открывали высокий лоб. У вошедшего был крупный, красиво вылепленный нос и маленький твердый рот. Впечатление немного портил мелкий, по-черепашьи скошенный назад подбородок, под которым болтался дряблый кожаный мешок, какие бывают у некоторых ящериц. Под распахнутым воротом черной рубашки виднелся мастерски повязанный шелковый шейный платок нейтральной расцветки. Идеально отутюженные кремовые брюки были стянуты в талии узким кожаным ремешком и свободно ниспадали на коричневые, несколько старомодные туфли. Иллариону подумалось, что лет двадцать назад такой наряд был бы уместным и даже, наверное, роскошным. Теперь же он несколько резал глаз, подчеркивая консервативность своего хозяина.

— Здравствуйте, Марат Иванович, — тихим интеллигентным голосом произнес пришелец, протягивая Пигулевскому небольшую аккуратную ладонь. На Иллариона он при этом почему-то даже не взглянул. Забродов тут же подумал, что визитер Марата Ивановича либо болезненно застенчив, либо отвратительно воспитан… либо и то и другое. — А я снова к вам. Простите, что без звонка. Пробегал мимо и решил заглянуть, узнать, как дела.

Губы Марата Ивановича раздвинулись в приветливой улыбке, которая, впрочем, не затронула его глаз. Внешне Пигулевский был само радушие и гостеприимство, но Забродов знал старика не первый год и отлично видел, что посетитель ему, что называется, не в жилу.

Илларион очутился в довольно затруднительном положении: уйти не попрощавшись он не мог, а новый посетитель с ходу завладел вниманием Пигулевского. Кроме того, обладатель замшевого пиджака и черепашьего подбородка стоял точнехонько в дверях, загораживая Забродову выход. Илларион немного подождал, всем своим видом выражая желание выбраться из кабинета, а потом пожал плечами и снова сел.

Посетитель завел с Пигулевским какой-то деловой разговор. Илларион не вслушивался в их беседу, целиком уйдя в изучение одной из приобретенных Маратом Ивановичем книг. Книга была великолепна, и Забродов мысленно уговаривал себя, что завидовать нехорошо.

Спешить ему было некуда, но бесцеремонность обладателя замшевого пиджака вызывала раздражение. Тут Илларион очень кстати вспомнил, что у него есть к Пигулевскому срочное дело, и в мыслях поблагодарил бесцеремонного посетителя за непредвиденную задержку. Дело было мелкое, но щепетильное: нужно было отдать Марату Ивановичу деньги за подаренный Пантюхину перстень. Конечно, подарок был сделан зря. Тогда Иллариону казалось, что Тюха и его приятели могли знать что-то, что помогло бы ему выйти на каннибала. Они могли сами не придавать значения ценной информации, которой владели, могли не понимать, что держат в руках путеводную нить… Теперь Илларион убедился, что напрасно приваживал подростков, осторожно развращая их неискушенные умы варварски надерганными из священных писаний и мистических сочинений всех времен и народов цитатами: мальчишки ничего не знали, и то, что именно Пантюхин и Пятнов в марте нашли самый первый труп, все-таки было обыкновенным совпадением.

«Вот опять, — с отвращением подумал Илларион. — Сколько можно?! Хватит, хватит уже! Моя миссия закончена — пусть бесславно, но окончательно и бесповоротно. Пусть теперь у Сорокина по этому поводу голова болит. Ему, в конце концов, за это деньги платят, а я кто такой? Я — так, свободный художник, артист погорелого театра, военный пенсионер…»

— Нет уж, Марат Иванович, — внезапно проник в его сознание подчеркнуто вежливый, с оттенком превосходства голос посетителя, — это вы меня извините. Я, несомненно, уважаю ваш вкус, но, как говорится, истина дороже. Этот ваш ландшафтик — бездарная мазня, буквалистская попытка слепо копировать не поддающуюся копированию природу. Для этого, в конце концов, существует фотоаппарат. И потом, обратите внимание на гамму. Это же черт знает что! Знаете, на что это похоже? На подгорелую яичницу, плавающую в подсолнечном масле. Нет, я бы еще понял, если бы это была работа кого-то из старых мастеров, но я же отлично вижу в углу подпись и дату — девяносто девятый год! Только не пытайтесь меня убедить, что это тысяча восемьсот девяносто девятый…

— Да нет, зачем же, — подозрительно спокойно сказал Пигулевский. Тысяча девятьсот… Не знаю, право, Владимир Эдгарович, чем вы недовольны. На мой взгляд, автор — очень талантливый молодой человек, подающий большие надежды. В наше время редко встретишь молодого художника, который не гонится за внешним эффектом и не спешит, как они теперь выражаются, нашинковать побольше капусты, а пишет так, как ему подсказывает душа…

— Какая там душа! — отмахнулся посетитель со странным отчеством. Душа душой, милейший Марат Иванович, но существуют же какие-то объективные критерии!

— Черта с два, — неожиданно для себя самого вмешался в разговор Илларион Забродов. — Какие еще объективные критерии? Откуда в искусстве объективные критерии? Где вы вообще видели знатока или любителя искусства, который был бы объективным?

Посетитель не спеша повернул к Иллариону удивленное лицо, бегло осмотрел его, как водитель осматривает внезапно упавшее поперек проселочной дороги дерево, и снисходительно заявил:

— Простите, но вы явно не относитесь к категории знатоков.

Выпустив этот уничтожающий залп, он снова повернулся к Марату Ивановичу.

— Простите и вы меня, — сказал ему в спину непотопляемый Забродов, но мне кажется, что большинство сегодняшних так называемых знатоков просто болтливые дармоеды. Настоящих знатоков единицы. Ну, десятки или даже сотни. Это те, кто способен с первого взгляда отличить работу старого мастера от подделки и назвать рыночную стоимость — разумеется, только в том случае, когда вообще может идти речь о продаже. Вот они объективны. А те, кто с пеной у рта спорят о том, какой способ наложения мазка лучше, а какой никуда не годится, — просто хорошо оплачиваемые болтуны, паразитирующие на художниках. Сто раз пытался их слушать и даже читать, и ничего не выходит. Мне все время мешает один вопрос: откуда этим умникам известно, что именно хотел сказать художник? А художники не говорят, они пишут. А если художник начинает болтать, то это уже не художник, а пушкарь, как справедливо подметил один веселый сын турецко-подданного.

Последнее замечание, похоже, задело Владимира Эдгаровича за живое. Он с неохотой повернулся к Забродову лицом и сказал:

— Ну, хорошо. Допустим, объективных критериев оценки живописного произведения не существует. А какие же, по-вашему, существуют?

— Чисто субъективные, — быстро ответил Илларион. — Вам нравится, а мне не нравится, и наоборот. А окончательную точку в таких спорах может поставить только время. Халтура недолговечна. В конечном итоге техника живописи мало что решает в судьбе картины. Если вещь написана от души, она рано или поздно получит признание. А выполненная на высоком техническом уровне халтура в лучшем случае принесет своему создателю энную сумму в твердой валюте.

Владимир Эдгарович открыл рот, чтобы ответить, но вдруг захлопнул его и несколько раз быстро моргнул глазами, словно пытаясь удалить попавшую туда пыль.

— Это все, конечно, довольно банально, — закончил Илларион. — Извините за непрошеное вмешательство в разговор. Просто эта картина лично мне очень нравится, — он указал на осенний пейзаж, ставший причиной спора. — Вот нравится, и все! А то, что мне нравится, я привык защищать. Хотя эта вещь, — он снова указал на картину, — в моей защите не нуждается. Она попала в хорошие руки, и, думается мне, еще послужит доброму имени своего создателя.

Пигулевский за спиной Владимира Эдгаровича отвесил Иллариону иронический, но тем не менее довольный полупоклон. Обладатель замшевого пиджака и благородной гривы некоторое время смотрел на Забродова остановившимся взглядом, словно пытаясь поточнее сформулировать ответ, а потом холодно улыбнулся и пожал плечами.

— Извините и вы меня, — произнес он. — Мы с вами затеяли самый безнадежный спор из всех возможных — спор о вкусах. Вопреки распространенному мнению, в спорах очень редко рождается истина. В спорах об искусстве она не рождается никогда.

— Согласен, — снова поднимаясь, сказал Илларион. — Это, кстати, к вопросу о наличии объективных критериев в искусстве. Что ж, не буду мешать. До свидания, Марат Иванович. До свидания, — кивнул он своему оппоненту и покинул кабинет, мысленно ругая себя последними словами за несдержанность.

«В самом деле, — думал он, садясь в машину и поспешно открывая все окна, чтобы проветрить раскалившийся на солнце салон, — какого черта я к нему привязался? Пигулевский справился бы с ним без моего вмешательства. Что я понимаю в искусстве? Да ни при чем тут искусство, если честно. Просто мне не понравился этот тип. Тоже мне искусствовед! Владимир Эдгарович… Интересное отчество. Скажите, вы не сын Эдгара Алана По? Тьфу!

Литовец, наверное. Или латыш. Хотя на прибалта не очень-то похож. И потом, Владимир все-таки. Да ну его к дьяволу, нашел о ком думать!»

Уже подъезжая к своему дому, он вспомнил, что так и не расплатился за подаренный Тюхе перстень, но возвращаться не стал. «Успеется, — решил он. Позвоню старику, извинюсь, а в следующий раз отдам деньги».

Несмотря на стычку с Владимиром Эдгаровичем, настроение у Иллариона впервые за много дней было превосходное — совсем как у несовершеннолетнего правонарушителя, вернувшегося из удачного набега на соседский огород.

Глава 13

«Хонда» была похожа на воплощенную мечту. Она была компактная и обтекаемая и, как мокрая галька, поблескивала темно-серой с металлическим отливом краской. Передний обтекатель напоминал нос реактивного истребителя, толстая никелированная труба глушителя была залихватски задрана кверху, удобно изогнутое кожаное седло манило в дорогу. Блок цилиндров сверкал, как зеркало, на высоко поднятом заднем крыле уже красовалась новенькая табличка с регистрационным номером. Мотоцикл стоял у края тротуара, свернув набок переднее колесо с литым титановым диском и глубоким протектором непривычного рисунка.

Тюха в четвертый раз обошел вокруг «Хонды», осторожно трогая ее пальцем и изнывая от черной зависти. Это была вещь настолько роскошная, что для Тюхи она казалась почти одушевленной. Это был не просто мотоцикл, а оживший идол, посланец высшего разума, прибывший из неведомых краев, а то и вовсе с другой планеты.

Пятый стоял поодаль и, прея в кожаном мотоциклетном прикиде, с удовольствием наблюдал за Тюхой. Его раскрасневшееся от жары лицо в этот момент было довольно глупым, как у всякого, кто изо всех сил, но без особого успеха пытается сдержать расползающиеся в торжествующей ухмылке губы. Под мышкой он держал пластиковый шлем того же цвета, что и мотоцикл, с черной лицевой пластиной и выдававшейся вперед подбородочной дугой. На руках у него были тонкие кожаные перчатки с обрезанными пальцами, в зубах дымилась сигарета.

Необмятая кожанка-косоворотка и такие же штаны, заправленные в высокие мотоциклетные ботинки, стояли колом, придавая Пятому дурацкий вид провинциального манекена в универмаге. Ни Пятый, ни Тюха этого не замечали: первый был ослеплен своим триумфом, а второй — завистью.

Мимо них по дороге проезжали редкие автомобили. Многие водители и почти все пассажиры поворачивали головы направо, с интересом разглядывая новенький импортный мотоцикл и нелепую фигуру в черной коже, торчавшую на газоне. Поглощенный своими переживаниями, Тюха этого не замечал, зато Пятый чувствовал, что вот-вот лопнет от гордости. Его так и подмывало напомнить приятелю тот вечер на берегу пруда, когда Тюха так неожиданно лихо и непривычно жестоко осмеял его, но он решил проявить милосердие, дабы не ломать кайф: задетый за живое несвоевременным напоминанием, Тюха мог не стерпеть очередного унижения и сказать что-нибудь обидное про мотоцикл. Это, кстати, было вполне возможно: при всех своих достоинствах «Хонда» все-таки значительно уступала американской легенде — «Харлею».

Пятый побаивался испытывать терпение Тюхи еще по одной причине. Этой причиной был памятный ужин у каннибала, во время которого у туповатого Тюхи почему-то хватило ума отказаться от угощения, а вот у него, Пятого, — нет. Пятый до сих пор не понимал, как такое могло случиться. Ведь он сам все время поддразнивал увальня Тюху, намекая на то, что Колдун — людоед. Более того, он в этом почти не сомневался, а в тот вечер почему-то без задней мысли цапнул с блюда самый большой кусок… Словно затмение нашло, честное слово! Тюха, спасибо ему, до сих пор воздерживался от болтовни, но кто знает, сколько он еще продержится? Особенно если его как следует разозлить… Именно поэтому Пятый, зарегистрировав и всего разок опробовав мотоцикл, сразу же позвонил Тюхе, отлично понимая при этом, что совершает вульгарный подкуп.

Дело уже шло к вечеру, но Тюха оказался дома и прибежал по первому зову. Далеко бежать ему не пришлось: Пятый с шиком подкатил прямо к подъезду, самолично напялил на стриженую Тюхину башку второй шлем с черным забралом, усадил приятеля за спину и дал газ.

Они остановились на окраинной улице, которая опоясывала микрорайон, отделяя его от леса, и вот теперь Пятый дал Тюхе возможность в полной мере оценить свое приобретение.

Тюха был именно тем человеком, который мог оценить его в полной мере. Глаза у него горели, а руки, которыми он бережно поглаживал стальные бока мотоцикла и пластиковый обтекатель, заметно дрожали. Тюха был в восторге; он благоговел. На какое-то время он даже потерял дар речи и только по-коровьи вздыхал и цокал языком.

Окончательно взопревший в своей кожаной экипировке Пятнов аккуратно положил на землю шлем и расстегнул куртку. Вжиканье стальной «молнии» вывело Тюху из ступора.

— Блин, — сказал он и облизал губы. — Блин, Пятый, ну, ты даешь! Я думал, ты гонишь, а ты в натуре! Вот это зверь! Сколько стоит?

— Сколько надо, — уклонился от ответа Пятый. Он сказал так не потому, что стоимость мотоцикла представляла собой какую-то тайну за семью печатями, а потому, что чувствовал: такой сдержанный, уклончивый ответ придаст ему дополнительный вес в глазах приятеля. — Много стоит. На мороженом столько не сэкономишь.

— Ну, блин, в натуре, дает! — льстиво засмеялся Тюха. — На мороженом! Ясный хрен, на мороженом не выйдет ни хрена… Ну, зверюга! Полный атас!

Пятый выплюнул окурок в сорную траву, которой зарос газон, и прищурился на низкое уже солнце. С того самого момента, как он вывел мотоцикл из фирменного салона «Хонды», в голове у него роились планы один заманчивее другого. Кое-какие деньжата еще остались, новенький мотоцикл манил в дальнюю дорогу и, по идее, не должен был барахлить. Впереди были еще два с лишним месяца солнца, тепла и свободы. Даже три месяца, если считать сентябрь. Работа? Ну, с хозяином можно договориться. Не зверь же он, в конце концов, чтобы заставлять человека вкалывать все лето! Ну, пусть не три месяца, а две-три недели он как-нибудь потерпит!

Пятый мигом вообразил себе картину, словно целиком выдранную из какого-то голливудского фильма: берег моря, закат, ласковая прозрачная волна с шорохом лижет галечный пляж, на котором стоит новенький мотоцикл. Вдоль линии прибоя, держась за руки, идут двое: Пятый, гораздо более стройный, мускулистый и загорелый, чем в реальной жизни, и длинноногая, с головы до ног покрытая ровным золотистым загаром сероглазая блондинка с волосами до талии. На блондинке белоснежный купальник, такой маленький, что его почти не видно. Она смотрит на Леху Пятнова с обожанием и восторгом, прямо как Тюха на мотоцикл, а он снисходительно отвечает на ее болтовню, обнимая ее за горячие, покрытые крупинками морской соли плечи. С наступлением темноты Пятый разводит небольшой костерок, а потом они любят друг друга в маленькой красно-желтой палатке…

В этом месте Пятый, как обычно, пришел в себя. Лицо длинноногой блондинки расплывалось, никак не желая попасть в фокус. Причина такого странного явления была Пятому хорошо известна: в данный момент у него на примете не было ни одной длинноногой блондинки, которая согласилась бы ехать за тридевять земель, чтобы любить его, Леху Пятнова, на красном от заката пляже. На худой конец сошла бы, пожалуй, и брюнетка, но и с брюнетками сейчас было туго: напуганные людоедом мамаши сразу же по окончании учебного года разослали своих дочерей в разные концы страны, а то, что осталось, никак не вписывалось в представления Пятого о красоте и привлекательности. А что за радость кувыркаться на колючей гальке в обнимку с толстозадым крокодилом?

— Слышь, Пятый, — заискивающим тоном сказал Тюха, — прокатиться-то дашь?

— А ху-ху не хо-хо? — автоматически отреагировал Пятнов, думая о своем.

— Ну, Пятый, это уже западло! — заявил Тюха. — Крутым заделался, что ли? Морда клином, пальцы веером, да?

Пятый спохватился.

— А ты заплачь, — насмешливо сказал он и плаксивым детским голоском продекламировал:

— Забирай свои игрушки и не какай в мой горшок, папа купит мне козу, а я тебе не показу! Катайся, мне не жалко, — сказал он уже обычным тоном. Только сразу подумай, чем расплачиваться будешь, если мотоцикл расковыряешь.

— Да кинься! — радостно воскликнул Тюха, хватая обеими руками свисавший с рукоятки газа второй шлем. — С чего это я стану его расковыривать? Я осторожно, гадом буду! Отвечаю, Пятый!

Пятый пожал кожаными плечами, звякнув пряжкой свободно свисавшего пояса куртки. Он подошел к мотоциклу и кратко проинструктировал Тюху: что крутить, куда нажимать и как переключать передачи. «Да знаю я, знаю», нетерпеливо бормотал во время этой лекции Тюха. Голос его звучал глухо из-за шлема, который он уже успел напялить на голову. Наконец Пятый махнул рукой и, надеясь больше на удачу, чем на Тюхино мастерство, отступил на газон.

Тюха запустил двигатель, выжал сцепление, ногой включил передачу и плавно, как учил Пятый, дал газ. Мотоцикл сорвался с места. Он не ревел и не стрелял глушителем, как отечественные драндулеты, а мягко урчал. Его было почти не слышно, но скорчившаяся за обтекателем фигура Тюхи, похожего в старенькой футболке, линялых джинсах и закрытом черном шлеме на маскарадного космонавта, скрылась из виду с фантастической скоростью.

Пятый немного потоптался на пыльном газоне, посмотрел по сторонам и наконец присел на корточки, чувствуя себя довольно глупо в кожаных доспехах и со шлемом в руке, но без мотоцикла. Он сунул в зубы сигарету, со щелчком откинул крышечку своей латунной «Зиппо», прикурил, еще раз щелкнул крышечкой и некоторое время любовался изображенным на украшавшей зажигалку костяной накладке колючим и клыкастым китайским драконом. Мимо проехало еще несколько машин. Тюхи не было. «Козел, — озабоченно подумал Пятый. — Не дай бог, разобьет мотоцикл — укокошу идиота».

Пантюхин появился через пять минут совсем не с той стороны, в которую уехал, а с противоположной. Похоже было на то, что он обогнул микрорайон по периметру. Пятый прикинул, с какой скоростью ему для этого нужно было ехать, и решил, что давал Тюхе мотоцикл в последний раз. Впрочем, принимая это решение, он точно знал, что обязательно его нарушит: все-таки они с Тюхой были закадычными приятелями, и жадничать или, как они говорили, «жаться», в их компании было не принято. Кроме того, у Пятого вдруг родилась блестящая по своей простоте идея. Если уж обстоятельства сложились так, что подходящей блондинки под рукой не оказалось, то почему бы не пригласить с собой Тюху? Конечно, любить друг друга под шепот ласковых волн они не станут, не та у них ориентация, но не ехать же к черту на кулички одному! Вдвоем веселее, да и Тюха, если вдуматься, во многих отношениях лучше любой блондинки. Он и палатку поставит, и воды принесет, и защитит в случае необходимости. А главное — никаких проблем! Будет смотреть снизу вверх, разинув варежку, и ждать распоряжений. И никаких претензий! Никаких «проблемных дней», никаких «мне скучно», «купи мне мороженое» и, что самое приятное, никаких «ты знаешь, у меня задержка». Не хватало еще, в самом деле, после весело проведенных каникул объясняться со своими и ее родителями, платить за аборт, а то и, чего доброго, жениться!

Пятый представил себе свадьбу: он в черном костюме и при галстуке, с вымученной улыбкой, с шуршащим целлофановым букетом в руках и с дурацким белым цветком в петлице, и она — белое платье с волочащимся по полу шлейфом, заметно выпирающий живот, фата — символ невинности, — отлично с этим животом гармонирующая, великолепные светлые волосы по настоянию мамы завиты в идиотские бараньи кудряшки, в обтянутых длинными белыми перчатками руках еще один букет… Офигеть можно, подумал Пятый и тряхнул головой. Ему почему-то казалось, что это видение гораздо ближе к реальности, чем предыдущая мечта о страстной любви на пустынном галечном пляже. Это называлось «залет» и, по наблюдениям Пятого, в последние годы сделалось едва ли не единственным способом, при помощи которого девушки выходили замуж. А Тюха — свой парень, хоть и дурак. С ним и водочки можно будет выпить, а где водочка, там и девочки… В общем, все удовольствия под рукой и никаких залетов. Красота! Да и не такой уж он дурак, если приглядеться, этот самый Андрюха-Пантюха…

— Слышь, Тюха, — небрежно сказал он, когда Пантюхин слез с мотоцикла и, неуверенно держась на ногах, подошел к нему. — У меня тут возникла гениальная идея. А не махнуть ли нам с тобой верхом на этой зверюге куда-нибудь к морю?

Тюха замер, наполовину стащив с головы шлем. Идея действительно была гениальная. Это была одна из тех сумасшедших идей, которые способны воспламенить даже самое вялое воображение. Перед мысленным взором Тюхи со скоростью света промелькнула вереница заманчивых картин, немногим отличавшихся от тех, которые уже успел нафантазировать себе Пятый. В самом конце этой пестрой красочной ленты, как заставка с надписью «Конец фильма», возникло лицо матери. Заманчивые видения печально испарились, уступив место совсем другим картинкам. Тюха представил себе, как он объяснит матери, что собирается с приятелем отправиться к морю верхом на скоростном импортном мотоцикле, и сразу загрустил. Он словно наяву, во всех малопривлекательных подробностях увидел эту сцену: удивление, непонимание, парочка иронических замечаний и сразу же громкий скандал, плавно переходящий в не слишком болезненную, но весьма унизительную операцию, которую насмешливый Пятый именовал «швабротерапией».

Тюха медленно стащил с головы шлем и так же медленно и неохотно ответил:

— Идея — первый сорт. Ты бы уж сразу взял топор и меня замочил. Мне маманя такую экскурсию устроит… Стоймя ехать придется.

— Блин, — сказал Пятый. — Про твою маман я как-то не подумал… Да, это серьезно. Жалко, елы-палы!

— Погоди, — сказал Тюха. — Дай подумать.

Он сел на теплый бордюрный камень, положил на колени мотоциклетный шлем, обнял его руками, пристроил сверху подбородок и стал думать. Вид у него при этом сделался сонный и тупой, и Пятый, длинно сплюнув в сторону, решил, что Тюха вот-вот заснет. Пятнов не верил, что его приятель додумается до чего-нибудь стоящего, и уже начал прикидывать, кем бы его заменить: отказываться от задуманного путешествия все-таки не хотелось.

Тем не менее Пантюхин думал. Он пытался делать это так, как учил его Колдун. Людоед он или не людоед, а мозги у этого мужика работали как надо, и Тюха был почти на сто процентов уверен, что сумеет должным образом решить внезапно возникшую перед ним проблему.

Рассуждая логически, проблема заключалась в двух вещах: в мотоцикле и в расстоянии, которое требовалось покрыть верхом на этой прирученной японской пуле. Тюха почесал затылок и попытался представить себя на месте матери. Получалось, что сам он наверняка спустил бы собственному ребенку всю шкуру с задницы, лишь бы в корне пресечь самоубийственную затею. Затея действительно была довольно самоубийственная, но Тюха с оптимизмом молодости верил, что с ним лично ничего страшного не произойдет. Однако мать Тюхи давно уже утратила последние крупицы отпущенного ей природой оптимизма, и ее реакция на запланированное путешествие была предсказуемой и однозначно отрицательной.

«Итак, — сказал себе Тюха, — что мы имеем? Мотоцикл, да? Ну, а если убрать из этого уравнения мотоцикл? Что останется — дальняя дорога? Дорогу тоже можно сделать покороче. Скажем, мы отправляемся на электричке куда-нибудь под Покров, к Лехиной бабке… Отпустит? Должна отпустить. Вот только деньги…»

— А деньги, Пятый? — спросил он, не поворачивая головы.

— Капуста есть, — сказал Пятый.

— У меня нет, — напомнил Тюха.

— Да знаю я, что у тебя нет… Не дрейфь, прокормлю.

Тюха скривился. Он уже успел усвоить старую истину, гласившую, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

— Что я тебе, баба? — сердито спросил он. — Ты мне еще цветочки купи, я тогда подумаю, ехать с тобой или не ехать…

— Баран, — сказал Пятый. — Мне же тоже в падлу одному ехать! А палатку поставить? А в рыло дать кому-нибудь?

— Холуя нанимаешь? — окрысился Тюха.

— Баран, — повторил Пятый. — Ну, как знаешь. Мое дело предложить, твое — отказаться. Позвоню Жеке Малахову, если ты у нас такой гордый, что тебе костер разжечь в облом.

— Ладно, — сказал Тюха, — с капустой я что-нибудь придумаю. А куда рванем?

Пятый присел рядом с ним на бордюр, сделав тем самым первый шаг к превращению своих торчавших во все стороны новеньких кожаных штанов в нормальную человеческую одежду — в меру грязную, в меру потертую и повторяющую все выпуклости и впадины хозяйского тела. Так, сидя рядышком на бордюре, они обстоятельно обсудили маршрут предстоящей поездки.

От теплых берегов Черного моря им пришлось с сожалением отказаться: путешествие через всю Украину могло слишком дорого обойтись, а Черноморское побережье Кавказа пугало близостью мятежной Чечни. Кроме того, эти благословенные некогда края находились все-таки чересчур далеко от Москвы. После бурного обсуждения было решено удовольствоваться Балтикой, точнее, Финским заливом. Пятый когда-то бывал в тех краях и утверждал, что места там просто сногсшибательные, никакого Крыма не надо: сосны, дюны, чистое море, микроклимат, а если забраться подальше, скажем за Выборг, то почти полное безлюдье.

— Кинься, Пятый, там же погранзона! — сказал Тюха, демонстрируя неожиданно хорошее знакомство с географией.

— Ну и что? — проворчал Пятый, который начисто забыл об этом хорошо известном ему обстоятельстве. — У нас же не фура с водкой, а мотоцикл! В крайнем случае, лесом протащим! И вообще, сунем погранцу десять баксов — и дело в шляпе.

Такая уверенность приятеля несколько успокоила осторожного Тюху, хотя между делом он подумал, что лишние десять баксов не помешали бы ему самому.

После этого обсудили детали: что взять с собой, когда выезжать и, главное, что соврать родителям, чтобы они не путались под ногами со своими ахами, охами, запретами и нравоучениями. Врать было просто: их родители принадлежали к разным социальным группам и не только не водили между собой дружбы, но даже не были знакомы. Поэтому общую легенду сочинили просто на всякий пожарный случай. В ней без лишних затей фигурировали электричка и престарелая бабка Пятого, которая действительно жила в глухой деревушке под Покровом. Телефона у бабки, да и во всей деревне, не было, так что насчет неожиданной проверки можно было не беспокоиться.

За этим увлекательным разговором приятели не заметили, как на улице стемнело. Темнота их не пугала, поскольку вовсе не была той непроглядной темнотой, которая окружает человека в ночном лесу, в какой-нибудь пещере или в спальне с задернутыми наглухо шторами. В той темноте бродят рожденные нашим сознанием призраки; эта темнота, темнота освещенной яркими фонарями широкой окраинной улицы, настоящей темнотой не являлась.

Они еще немного погоняли на мотоцикле по опустевшей автостанции, лихо огибая брошенные здесь на ночь автобусы, а потом поехали домой. Пятый гнал мотоцикл напрямик через пустые дворы и детские площадки, перепрыгивая бордюры и выделывая умопомрачительные виражи вокруг песочниц. У Тюхи, который сидел сзади и не мог оказывать никакого влияния на ход событий, захватывало дух, как на американских горках. Они пулей проносились через наполненные эхом бетонные арки, взлетали на срезанные бульдозерами плоские пригорки и скатывались с них, как горная лавина. Один раз они даже съехали вниз по лестнице. Во время этого спуска Тюха чуть было не вывалился из седла. Цепляясь за талию Пятого, он с неожиданным здравомыслием подумал, что так мотоцикл долго не протянет.

Пятый был спокоен, потому что знал дорогу как свои пять пальцев. Он сотни раз возвращался домой этим путем, крутя педали своего горного велосипеда, и знал здесь каждый поворот, каждый столб и каждую выбоину в асфальте. Проложенный им еще в десятилетнем возрасте маршрут был настолько близок к идеальной прямой, насколько это вообще было возможно. Чтобы сделать этот маршрут еще прямее, пришлось бы снести пару-тройку жилых домов и как минимум один продуктовый магазин. Мотоцикл идеально слушался руля, тормозил где надо и отзывался приглушенным бархатистым рычанием на малейший поворот рукоятки акселератора. Поэтому Леха Пятнов не стеснялся — он отрывался, как мог, все время поддавая газу и с удовольствием слушая восторженные и одновременно испуганные вопли Пантюхина у себя за спиной.

Они вихрем ворвались на детскую площадку перед домом, в котором проживало семейство Пятновых. Проложенная Пятым траектория пролегала через средний проем тройной арки сваренного из стальных труб разновысокого турника — низенький, повыше и совсем высокий. Подняв тучу пыли и выбросив из-под заднего колеса колючую волну мелких камешков, Пятый вышел на финишную прямую, и поддал газу.

«Хонда» рванулась вперед, рассекая темноту бледным лучом передней фары. Турник стремительно несся навстречу. Он выглядел как-то непривычно, и только в последний момент, когда предпринимать что бы то ни было стало поздно, Пятнов сообразил, в чем дело: между стойками турника была натянута проволока, казавшаяся в свете фары толстой, как пеньковый канат.

Тюха тоже увидел проволоку. Он закричал, отпустил талию приятеля и вскинул перед собой руки, защищая лицо. Пятый закричать не успел. Долю секунды он смотрел расширившимися глазами на стремительно летевшую навстречу смерть, цепляясь окостеневшими пальцами за резиновые рукоятки.

Туго натянутая стальная проволока ударила его точно под подбородочную дугу шлема. Скорость была не так велика, как на шоссе, но этого хватило: Пятого со страшной силой выбросило из седла.

По дороге он сбил сидевшего позади Тюху. Они упали на твердую пыльную землю детской площадки одновременно: Тюха с глубоко рассеченным все той же проволокой предплечьем, Пятый с головой, каким-то чудом державшейся на окровавленном лоскуте кожи, и мотоцикл, вместе с седоками потерявший равновесие. Его двигатель два раза чихнул и заглох.

Одну или две минуты в пустом дворе было тихо, а потом Хлопнула дверь подъезда, и тишину разорвал пронзительный женский крик.

* * *

Побродив с полчаса по книжному развалу, что несколько месяцев назад возник в сквере недалеко от Петровки, Илларион заскучал. Смотреть здесь, в сущности, было не на что. От пестроты ярких и по большей части безвкусных глянцевых обложек начинала болеть голова. Беллетристика соседствовала с роскошно изданными энциклопедиями, а иллюстрированные журналы, полные загорелых длинноногих красоток, лежали рядышком с медицинскими справочниками и тяжелыми, как надгробные плиты, томами по астрологии и хиромантии. Лотки с букинистической литературой выглядели бледно: их заполняли в основном потрепанные издания восьмидесятых годов в захватанных грязными руками коленкоровых переплетах. Ничего нового Илларион здесь для себя не открыл: все это было читано-перечитано еще в детстве и уже успело набить оскомину.

Среди торгующих не было ни одного знакомого лица. Илларион переходил от лотка к лотку, периодически вступая в беседу с теми из торговцев, кто выглядел постарше и поинтеллигентнее, но тщетно: все они были распространителями, отлично ориентирующимися в конъюнктуре книжного рынка, и не более того. Стоило завести с ними разговор о редких и по-настоящему старых книгах, как они буквально на глазах скучнели, начинали пожимать плечами и с облегчением поворачивали свои лица к другим потенциальным покупателям.

Все было ясно. Илларион на всякий случай побродил от лотка к лотку еще минут десять, но делать ему здесь было нечего. Собственно, он знал это заранее, но, как всегда, понадеялся на слепое везение: чем черт не шутит?

Вздохнув, он двинулся к выходу из сквера и вдруг остановился, удивленно подняв брови. Он даже протер глаза, но странное видение не исчезло: возле одного из лотков с беллетристикой стоял человек, спина и затылок которого показались Иллариону подозрительно знакомыми. Пробормотав: «Странно, странно», Илларион подошел поближе и стал наблюдать. Тут его брови поднялись еще выше, потому что он увидел, какая именно литература интересует его знакомого.

Человек, которому было абсолютно нечего здесь делать, копался в разделе мистики и романов ужасов, перебирая глянцевые тома с придирчивым и недовольным видом. Даже со спины было заметно, что это занятие не доставляет ему ни малейшего удовольствия.

— Черт знает что, — проворчал он и обратился к продавцу — Вы не могли бы мне помочь?

— Слушаю вас, — с готовностью подался ему навстречу мордатый детина лет сорока, больше похожий на портового грузчика, чем на букиниста. На голове у него сидела белая полотняная кепочка, а глаза прятались за солнцезащитными очками с зелеными стеклами — Что вас интересует? Вот, взгляните, есть новый Стивен Кинг. Совсем недавно появился в продаже. А вот…

— Мне бы что-нибудь про людоедов, — сказал странный покупатель.

— Про людоедов? Это вам Жюль Верн нужен. «Пятнадцатилетний капитан», например…

— Да нет, — чувствуя себя не в своей тарелке и от этого начиная сердиться, нетерпеливо перебил его покупатель — Про современных каннибалов. Ну, знаете, маньяки всякие…

— А, вот оно что! — продавец ненадолго задумался. — Знаете, это довольно сложно. Эта тема как-то не пользуется спросом. Даже и не знаю, что вам посоветовать. Старо, навязло в зубах, никому не интересно…

— Да? — довольно агрессивно переспросил покупатель. — Значит, говорите, старо?

Илларион ухмыльнулся, подошел к нему сзади и аккуратно взял за рукав.

— Извините, — сказал он продавцу, — товарищ заблудился. Ему надо в библиотеку, а он по неопытности забрел сюда.

Продавец равнодушно пожал плечами и отвернулся.

Странный покупатель посмотрел на Иллариона, и на его лице отразилось легкое смущение.

— А ты откуда здесь взялся? — спросил он сердито.

— Это именно тот вопрос, который я собирался задать тебе, — ответил Илларион, увлекая его прочь от лотков с книгами. — Со мной-то все ясно, я же у вас чокнутый, книжный червь и так далее. А ты-то какими судьбами? Не приболел ли, часом? Или жизнь вдруг сделалась пресной, что ты решил пощекотать нервишки мистическими романчиками? Только учти, что для твоих нервишек нужно что-нибудь позабористее.

Полковник Сорокин смущенно вырвал из пальцев Иллариона свой рукав и вздохнул.

— Черт его знает, что меня сюда принесло, — признался он. — Сидел вот так, думал, думал… Дай, думаю, почитаю что-нибудь этакое… Все-таки грамотные люди писали, не милицейские полковники. Размышляли, собирали материал, изучали психологию маньяков… Тех же каннибалов, к примеру.

— Вот оно что! — воскликнул Илларион, заливаясь своим беззвучным смехом. — Ну, полковник, ну, учудил! Неужели все так плохо? — спросил он, становясь серьезным.

— Не плохо, а глухо, — морщась, ответил Сорокин. — Топчемся на месте. Этот гад залег на дно и никак не проявляется. И ни одной ниточки, ни одного следа! Это не расследование, а какой-то бой с тенью!

Илларион высмотрел неподалеку свободную скамейку и почти силой усадил на нее Сорокина. Сорокин неохотно уселся и первым делом посмотрел на часы, прозрачно намекая на свою занятость. Забродов спокойно проигнорировал этот намек.

— Ну, хорошо, — сказал он. — А зачем ты поперся сюда? Почему ты, в самом деле, не пошел в библиотеку? Почему не позвонил мне, в конце концов?

— Здравствуйте, — вежливо заговорил Сорокин, изображая, по всей видимости, свой визит в библиотеку. — Я полковник уголовного розыска. Дайте мне, пожалуйста, почитать что-нибудь про психологию каннибалов. Нет, что вы, это просто так, для общего развития…

— Да, — сказал Илларион, — никогда не думал, что ты у нас стеснительный. Ну, позвонил бы мне.

— Тебе… Знаешь, Забродов, твое дело — сторона. И вообще, напрасно я тебя в это впутал.

— Ты имеешь в виду, что я все испортил?

— Да нет, я бы так не сказал. Ты его почти нашел, но это такое дело, где «почти» не считается. В принципе, благодаря тебе круг людей, причастных к этому делу, предельно сузился, но почему-то толку от этого никакого.

— Совсем никакого?

— Абсолютно. Мы имеем пять человек, каждый из которых может что-то знать, а может и вовсе оказаться тем, кого мы ищем. И — ничего. Все чисты, как ангелы.

— Все пятеро?

— Уже четверо.

— Не понял, — строго сказал Илларион.

— Ax, да, ты же не в курсе, откуда тебе… Пятнов позавчера разбился на мотоцикле. Его приятель, этот, как его…

— Пантюхин, — подсказал Илларион.

— Да, Пантюхин. Так вот, он в больнице с сотрясением мозга и травмой руки. А Пятнова завтра будут хоронить.

— Как это вышло? — спросил Илларион, напряженно о чем-то думая.

Сорокин покосился на него и невесело усмехнулся.

— Не забивай себе голову, — сказал он. — Мы тоже решили было, что его кто-то убрал. Тем более что обстоятельства… В общем, он на большой скорости налетел на проволоку, протянутую там, где ей совершенно нечего было делать.

— И что? — спросил Илларион.

— А что бывает в таких случаях? Снесло башку к чертовой матери…

— И ты говоришь, что это не убийство?

— Понимаешь, — сказал Сорокин, — это произошло не на дороге, не в арке какой-нибудь и не в проходном дворе. Проволока была натянута между стойками турника на детской площадке, то есть там, где мотоциклисту делать совершенно нечего. Там три турника рядышком, и только один проем из трех перегородили подобным образом. Это… я даже не знаю, с чем это сравнить. Это все равно что сбросить кирпич с десятикилометровой высоты над чистым полем в расчете, что он упадет на голову совершенно конкретному человеку. Нелепая случайность, вот и все. Детишки какие-нибудь во что-нибудь играли или еще что-нибудь… Теперь разве узнаешь? А этот дурак на своей «Хонде», в темноте… Короче, стопроцентный несчастный случай. Нелепость, конечно, но факт. Так что один свидетель у нас выбыл наглухо, а другой отдыхает без сознания. Хорошо еще, что на нем во время падения был шлем. Он здорово треснулся затылком о край песочницы. Весь угол разворотил, и шлем раскололся. Плюс потеря крови — он, видишь ли, успел прикрыть голову руками, и проволока располосовала ему предплечье.

— Черт, — сказал Илларион, — как погано. Да, действительно нелепо.

Сорокин покосился на него, но лицо Забродова не выражало ничего, кроме искреннего огорчения.

— Обидно, — продолжал он. — Чертовски обидно, когда гибнут такие вот пацаны, которые еще ничего в жизни не видели и не успели. А главное, обижаться не на кого и к ответу никого не призовешь. Был человек — нет человека. И ни детей после него не осталось, ничего… Один сломанный мотоцикл.

— Да мотоциклу-то хоть бы что, — угрюмо произнес Сорокин. — Что ему сделается? Даже не поцарапался, пропади он пропадом. Знаешь, будь моя воля, я бы их запретил к чертовой матери, эти мотоциклы. Года не проходит, чтобы на них десяток человек не гробанулся. Да как гробятся! На ста километрах в час башкой в бетонный столб — это, знаешь, зрелище. Или как этот Пятнов всадник без головы…

— Да, — грустно согласился Илларион, — печально это все. Но поверь, полковник, у Стивена Кинга ты ответов на свои вопросы не найдешь. Да и ни у кого не найдешь, если уж на то пошло. Тебе не ответы надо искать, а убийцу. Наплюй на то, что он каннибал. Ищи мокрушника, а его кулинарные пристрастия пусть остаются его личным делом — во всяком случае, до тех пор, пока его не приведут к тебе в кабинет.

— Спасибо за совет, — проворчал Сорокин, мысленно проклиная себя за то, что вообще пришел в этот сквер.

Когда полковник вернулся на работу, его поджидал очередной сюрприз естественно, неприятный. Сюрпризы иного свойства случались у Сорокина на службе крайне редко, но он до сих пор не мог до конца смириться с таким положением вещей. Что это такое, в самом деле?! Человеку и без того тяжело, а тут еще все окружающие, словно сговорившись, так и норовят окончательно его добить.

У окна в коридоре, прямо напротив двери полковничьего кабинета, скучала какая-то женщина. Видимо, она стояла здесь уже давно и успела основательно пресытиться видом этого коридора и, в частности, запертой на ключ двери кабинета. Поэтому она стояла к коридору спиной и с безучастным видом смотрела в окно.

У Сорокина при виде ее возникло трусливое желание тихонечко повернуться кругом и стрекануть вдоль по коридору со всей прытью, на которую он еще был способен. Пока он убеждал себя, что такое поведение недостойно высокого звания офицера, посетительница, словно уловив его присутствие каким-то шестым чувством, повернула голову.

Полковник вздохнул — глубоко, но незаметно, — надел на лицо любезную улыбку и двинулся к своему кабинету широким шагом чрезвычайно занятого человека, каковым он и являлся на самом деле.

— Здравствуйте, Анна Александровна, — сказал он, изображая легкое недоумение. — Вы ко мне?

Анна Александровна Сивакова поздоровалась и молча кивнула в ответ на вопрос полковника. Сорокин отпер дверь, пропустил посетительницу вперед, вошел следом и предложил ей присесть.

Анна Александровна села. Полковник поинтересовался, не хочет ли она чаю или кофе, получил отрицательный ответ и, уже не пряча вздоха, откинулся на спинку кресла.

— Итак, — сказал он, — что у вас произошло?

— Мне казалось, что кое-что произошло у вас, — сказала Анна Александровна. — Что вы можете сказать по поводу гибели Пятнова?

Сорокин недовольно пожевал губами. «Это уже переходит всякие границы», — подумал он.

— Анна Александровна, — как можно мягче сказал он, — поймите, пожалуйста, меня правильно. И вы, и я — мы оба хотим, чтобы преступник был задержан. Вами движет горе, но оно… гм… не дает вам права требовать у меня отчета о ходе следствия. Методы, которыми оно производится, и его результаты не подлежат огласке вплоть до суда. Поверьте, мы делаем все, что в наших силах. Если вы хотите и можете оказать нам какую-то помощь в рамках закона — милости просим. Но это все! Вы не можете руководить ходом следствия, так же как я не могу руководить вашей школой. Мы договорились?

— В целом да, — с неожиданной покладистостью согласилась Анна Александровна. Полковнику не понравилось это «в целом», но он промолчал. А можете вы ответить мне на вопрос, не имеющий непосредственного отношения к ходу следствия?

«Новое дело? — подумал полковник. — Это еще что такое?»

— То есть на личный? — осторожно уточнил он.

— В некотором роде.

— Ну, если это будет в моих силах… Постараюсь.

— Скажите, у вас существует программа защиты свидетелей?

«Вот так вопрос, — подумал Сорокин. — Не в бровь, а в глаз. И ведь ничего не скажешь, вопрос сугубо личный. Узнав о гибели Пятнова, все, кто имел касательство к этому делу, не могли не задуматься. Интересно, подумал он, — что было бы, если бы они узнали, что маньяк, которого мы взяли, такой же фальшивый, как трехдолларовая купюра? Они все, наверное, переселились бы ко мне в кабинет и потребовали поставить у дверей двоих автоматчиков. И были бы, наверное, правы…»

— Ну, — сказал он, осторожно откашлявшись, — конечно, что-то в этом роде у нас есть. Естественно, не в той форме, в какой эта программа существует в Соединенных Штатах, но…

— Я почему-то так и думала, — перебила его Анна Александровна, — что у вас существует именно что-то в этом роде, — она покрутила в воздухе ладонью, подчеркивая расплывчатость и неопределенность данного полковником ответа. — И после этого вы приглашаете людей к сотрудничеству!

— Хотелось бы вам напомнить, — начиная понемногу свирепеть, сказал Сорокин, у которого и без Сиваковой хватало проблем, — что я вас не приглашал. Насколько я мог заметить, вы пришли сами. И вообще, я не понимаю, при чем тут защита свидетелей? — соврал он. — Мы же имеем дело не с преступной группировкой, а с маньяком-одиночкой, который уже арестован. Не пойму, что вас беспокоит.

— А вы уверены, что Козинцев до сих пор сидит в тюрьме, или в следственном изоляторе, или как это у вас там называется? — спросила Сивакова. — Он не сбежал, не отпущен под подписку о невыезде, не переведен в какую-нибудь больницу для обследования?

— Да нет как будто. Я беседовал с ним буквально полчаса назад, — не покривив душой, заявил Сорокин.

— Странно, — сказала Анна Александровна. — У меня такое ощущение, что он где-то рядом.

«Золотые твои слова, — подумал Сорокин. — Так оно и есть на самом деле. И маньяк где-то рядом, и Козинцев твой поблизости — за углом, в скверике… Вот негодяй, — внезапно распаляясь, подумал он о Забродове. Ведь было же сказано русским языком: не высовывайся! А он бродит вокруг МУРа, словно нарочно ищет встречи со старыми знакомыми…»

— Это нервное, — сказал он после неприлично долгой паузы. — Вам многое пришлось пережить, вот вам и мерещатся маньяки за каждым углом. Надо хорошенько отдохнуть, сменить обстановку, и все пройдет. Знаете, как говорят: пуганая ворона куста боится.

— Но я-то не ворона, — заметила Сивакова.

— Ни в коей мере! — поспешил заверить ее Сорокин. — Но наш с вами мозг посложнее птичьего, и всяких выдумок и беспочвенных страхов в нем помещается больше. Вот мы и шарахаемся, как та ворона, от каждого куста.

— Благодарю вас, — вставая, сказала Анна Александровна. — Вы меня очень успокоили своей лекцией по орнитологии.

Она не скрывала горькой иронии, и Сорокину оставалось только огорченно крякнуть.

— Поймите, — сказал он, — я не могу приставить к вам милицейский эскорт, основываясь на ваших ощущениях. Да что там — на ваших! Даже мои собственные ощущения не имеют никакого значения, когда речь идет о таких сугубо официальных вещах, как расследование убийства.

— А какие у вас ощущения? — с любопытством спросила Сивакова.

— У меня ощущение, что вы вот-вот опять начнете задавать ненужные вопросы, — ответил полковник. — Давайте ваш пропуск, я подпишу.

— Хорошо, — сказала Сивакова, протягивая ему пропуск. — Тогда последний вопрос. Как вы объясните тот факт, что Козинцев знал мое настоящее имя?

— Следил, наверное, — глядя на часы и проставляя в пропуске время, рассеянно ответил Сорокин. — Да успокойтесь же, Анна Александровна! Повторяю, Козинцев для вас неопасен.

— А Пятнов? — быстро спросила Анна Александровна.

— Выходит, предыдущий вопрос был предпоследним, — вздохнул полковник. — Ну что Пятнов? Пятнов погиб в результате несчастного случая. Если предположить, что он был убит, то это… это… Это какой-то дьявольский расчет! Они катались на мотоцикле, катались, между прочим, впервые, и вдруг какая-то проволока — на детской площадке, в полусотне метров от ближайшей дороги… Да нет, чепуха! Я скажу вам по секрету: в каждой сводке происшествий по городу встречается сколько угодно смертей, гораздо более нелепых, чем эта. И потом, даже если бы маньяк был на свободе, какой ему смысл убивать Пятнова? Если бы мальчишка что-то знал, он мог поделиться с нами своей информацией давным-давно. Значит, и убить его должны были давным-давно, правда?

— Правда, — согласилась Сивакова. — Поэтому я и спрашиваю, надежно ли заперт Козинцев.

«Плохо, когда у женщины мужские мозги, — подумал Сорокин. — С ней становится невозможно разговаривать, а уж спорить и подавно. Логика страшная вещь. Ты вооружаешься ею, чтобы, фигурально выражаясь, треснуть своего оппонента по макушке, а она, эта чертова логика, вдруг со страшной силой дает тебе по зубам, потому что у нее, как у всякой палки, имеется второй конец». Будь на месте Сиваковой мужчина, полковник давно выставил бы его за дверь, сославшись на необходимость работать. И он бы ушел как миленький. Конечно, выйдя в коридор, мужчина непременно в сердцах помянул бы мента поганого и мусора тротуарного, но тем бы дело и кончилось. А эта…

— Анна Александровна, — устало сказал Сорокин, — давайте говорить прямо. Я вам ничего нового сообщить не могу. Вы мне — тоже. Неужели вы думаете, что, исклевывая мою печень, вы поможете следствию?

Произнося эти слова, Сорокин чувствовал себя отвратительно. До сих пор ему как-то не приходилось просить пощады у своих посетителей, а то, что он делал в данный момент, больше всего напоминало именно это.

Как ни странно, ссылка на исклеванную печень помогла. Сивакова хмыкнула, оценив образность полковничьей речи, попрощалась и ушла. Глядя ей вслед, полковник повалился обратно в кресло, громко сказал: «Уф!» — и закурил сигарету.

Ему было не по себе. Визит Сиваковой был горстью крупной соли, высыпанной на свежую рану. Смерть Пятнова очень не понравилась полковнику Сорокину. Логика настаивала на том, что подстроить такую смерть было практически невозможно, а интуиция нашептывала, что Пятнов умер как-то уж очень кстати. «Слишком много совпадений, — подумал полковник, медленно жуя микронитовый патентованный фильтр сигареты. — Слишком много. Сначала Пятнов, Пантюхин и еще один подросток находят в лесу труп, потом те же Пятнов и Пантюхин прибиваются к подозрительному Козинцеву, а еще потом эти же двое, катаясь на мотоцикле, налетают на стальную проволоку, которую кто-то зачем-то натянул между стойками турника… И не надо забивать мне голову детишками, — строго подумал Сорокин. — Хотя, кажется, это я сам только и делаю, что забиваю всем голову… Пятнову перерезало шею, как ножом, Пантюхину чуть было не отрубило руку… Покажите-ка мне детишек, которые способны так надежно закрепить стальную проволоку, что она осталась на месте после того, как на нее на полном ходу налетел мотоцикл с двумя седоками!»

Он выкурил три сигареты подряд, размышляя над тем, откуда могла взяться проволока и как Пятнова угораздило выбрать именно тот маршрут, в конце которого его поджидала старуха с косой. Он перетасовывал факты так и этак, ища ускользавшую связь, но у него ничего не выходило: фактов было катастрофически мало. Ввинчивая в переполненную пепельницу третий окурок, полковник поймал себя на том, что вопреки логике и против собственной воли рассматривает смерть Пятнова как результат умышленного убийства. «Черт с ним, — подумал Сорокин. — Уж лучше перестраховаться, чем пройти мимо хладнокровной мокрухи, приняв ее за банальный, хотя и нелепый, несчастный случай».

Придя к такому выводу, он снял телефонную трубку и распорядился выставить охрану у больничной палаты, в которой лежал травмированный во время падения с мотоцикла Андрей Пантюхин.

Глава 14

Илларион Забродов в расслабленной позе сидел на садовой скамейке до тех пор, пока фигура полковника Сорокина не скрылась за углом. Тогда бывший инструктор спецназа отшвырнул окурок, вскочил и быстрым шагом направился в противоположную сторону.

Очутившись за рулем своей машины, он первым делом вынул из кармана телефон и набрал номер справочной. Прижимая трубку плечом, Илларион отыскал в бардачке шариковую ручку и старую штрафную квитанцию за стоянку в неположенном месте, пристроил бумажку на приборной панели и стал быстро записывать телефонные номера, которые диктовала ему строгая дамочка из справочной.

Это были номера московских больниц, в которых имелись травматологические отделения. Илларион рассудил, что с сотрясением мозга и порезом, пусть даже очень глубоким, в реанимации Тюхе делать нечего. Он попытался представить себе, как все это было, и решил, что в данный момент жизнь Пантюхина вне опасности. Хорошая все-таки штука — мотоциклетный шлем, подумал он, быстро двигая ручкой по бумаге. Ему некстати вспомнилась вычитанная где-то мрачная шутка: дескать, пока не изобрели шлемы, мозги мотоциклистов приходилось отскребать от асфальта, а теперь они, мозги то есть, аккуратно лежат внутри шлема…

Вежливо поблагодарив оператора справочной, Илларион без промедления начал обзванивать приемные покои больниц, начиная с той, что была ближе всех к месту ночного происшествия. Его расчет оказался верным: Андрей Пантюхин значился в списке поступивших. Илларион осведомился о его состоянии.

— А вы ему кто? — спросил пожилой женский голос на другом конце провода.

Илларион живо представил себе обладательницу этого голоса: хорошо за пятьдесят, крашенные в рыжий или, наоборот, в черный цвет волосы, густо подмалеванные ярко-красной помадой губы, высокий крахмальный колпак, шариковая ручка в нагрудном кармашке халата и полное сознание своей значимости…

— Отец, — нагло солгал он, отлично зная о семейных обстоятельствах Тюхи и не боясь никаких неожиданных сюрпризов с этой стороны.

— Состояние стабильное, средней тяжести, — немного смягчаясь, произнес голос в трубке. — Он в сознании. Да вы не волнуйтесь, папаша, все будет в порядке.

Илларион узнал, в какой палате лежит Тюха, расспросил о времени посещения больных и, сердечно поблагодарив разговорчивую старушенцию из приемного покоя, прервал связь.

Бросив телефон на соседнее сиденье, он повернул ключ зажигания. Стартер немного поквохтал, как курица, собирающаяся снести стальное яйцо, но не успел Забродов удивленно поднять брови, как двигатель ожил, заставив машину мелко завибрировать.

Илларион тронул машину с места, чувствуя, что надо действовать очень быстро. Сорокин упорно отстаивал версию, по которой смерть Пятнова и ранение Тюхи были результатом несчастного случая, но смотрел он при этом почему-то в сторону. Полковника явно одолевали смутные сомнения, и Забродов, знавший его не первый год, торопился: Сорокин привык доверять своей интуиции, и если охраны в больнице еще не было, то она должна была появиться там в ближайшее время.

Кроме того, Илларион побаивался за Тюху: кое у кого могло возникнуть вполне обоснованное желание довести начатое дело до логического конца.

Он гнал машину прочь от Центра, с неудовольствием ощущая, как растет и начинает ворочаться где-то в районе диафрагмы холодная и скользкая тварь. Связывать гибель Пятого со своей вчерашней вылазкой в город было глупо, но отрицать существование этой связи почему-то не получалось. В конце концов, пока Илларион дисциплинированно прогуливался в радиусе двухсот метров от своего дома, все было тихо. А стоило ему, что называется, выйти в свет, как произошел этот, с позволения сказать, несчастный случай. Совпадение? Вообще-то, Илларион верил в совпадения, но в данном случае их было как-то очень уж много.

«Черт подери, — думал он, — неужели это я убил парня? Пусть не собственными руками, косвенно, но все-таки… Неужели он погиб из-за меня? Из-за моего дурацкого упрямства, из-за моей тупой самоуверенности… Поставил на своем, сделал как захотел — и вот результат. Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел, а от тебя, Сорокин, и подавно уйду… Дьявол, до чего же это неприятно — отвечать за других, особенно когда речь идет о жизни и смерти! Как же я, оказывается, основательно от этого отвык — отвечать за других».

«Стоп, приятель, — мысленно сказал он себе. — Этак можно додуматься черт знает до каких вещей. Вот поговорю с Тюхой, расспрошу его, что да как, и тогда уж решу, стоит ли мне волноваться. Может, Сорокин все-таки прав, и эта авария произошла по чистой случайности. Мотоцикл — это же дорогостоящее и шумное орудие самоубийства…»

«И все-таки, — подумал он, — кто же мог опознать во мне арестованного милицией Ярослава Велемировича Козинцева? С кем я виделся-то? И главное, когда? Может быть, нужно было действительно уехать из города? Где я бывал за эти дни? Да нигде, кроме ближайшего гастронома да лавки Пигулевского. И я могу поручиться, что за все это время не видел ни одного знакомого лица, кроме Сорокина, Мещерякова, Марата Ивановича и, естественно соседей. Ну, плюс парочка продавщиц из гастронома, которые за много лет примелькались мне и которым, скорее всего, примелькался я. Но ни соседи, ни продавщицы не знали меня как Козинцева…»

«Есть, — вдруг осенило Забродова. Он вспомнил соседа по лестничной клетке, который выглянул на площадку в тот самый момент, когда он, Илларион, в маскарадном костюме Козинцева возился с замком своей двери. Вот он, маньяк!»

В таком предположении имелся некоторый резон, поскольку в прошлом соседа была одна темная история, тянувшаяся несколько лет. Правда, тогда сосед Иллариона оказался ни в чем не виновным, но кто мог знать, как повлиял на психику этого заурядного человечка тот мрачный период его жизни? Может, на сей раз он свихнулся по-настоящему? Может быть, он решил отомстить Забродову за смерть своей жены и избрал для этого вот такой длинный, запутанный путь?..

«Чушь, — мысленно одернул себя Илларион. — Полный бред и бессмыслица. Ничего себе, месть! Месть — это либо банальный удар ножом, либо не менее банальная анонимка, либо что-то сложное, спланированное на много ходов вперед, безотказное и изуверское — естественно, в том случае, если мститель еще и эстет. А тут нелепость громоздится на нелепость. Нет, это не версия. Изложи такую версию Сорокину, он будет хохотать до сердечного приступа».

Забродов добрался до больницы немного быстрее, чем рассчитывал, и в течение долгих пятнадцати минут вместе с другими посетителями неприкаянно мыкался в просторном, прохладном и благоухающем больничной пищей вестибюле. Поглядывая на часы и от нечего делать разглядывая информационные стенды, он украдкой косился на заполнявшую вестибюль публику, гадая, нет ли среди пришедших навестить больных матери Пантюхина. Впрочем, время было рабочее, и Забродов не видел причины, по которой мадам Пантюхиной стоило брать отгул. Жизнь ее сына была вне опасности, а необходимость зарабатывать на жизнь никуда не пропала.

Прогуливаясь по вестибюлю, Илларион сочинил более или менее убедительную легенду, которую намеревался рассказать строгой медицинской сестре. Его старания оказались напрасными: в травматологию пускали всех, кто выражал желание посетить это печальное место. Ровно в пятнадцать ноль-ноль послышался лязг отодвигаемого засова, и закрывавшие окно гардероба ставни распахнулись настежь. Сердитая старушенция с длинной седой щетиной на подбородке и под носом выдала Иллариону белую накидку, и он уверенно вошел в стеклянную дверь, украшенную сделанной по трафарету надписью «Травматологическое отделение». Навстречу ему немедленно попался гражданин в полосатой пижаме, который бережно нес перед собой закованную в гипсовую броню ногу, опираясь при этом на два облупленных казенных костыля. Илларион узнал у него, как пройти в нужную палату, свернул согласно полученным разъяснениям за угол и двинулся по освещенному люминесцентными лампами длинному коридору с цементным полом и выкрашенными в тоскливый светло-бежевый цвет стенами.

Огороженный полукруглым барьером пост дежурной сестры оказался пустым. В коридоре тоже было пусто. Теоретически охрана могла находиться внутри палаты, но Илларион в этом сомневался. Ему казалось, что он опередил Сорокина, если тот вообще имел намерение предпринимать какие-то шаги в этом направлении.

Забродов вошел в палату, держа перед собой, как пропуск, полиэтиленовый пакет с купленными по дороге апельсинами. Он улыбался, хотя поселившееся под ложечкой мерзкое холодное животное продолжало увеличиваться в размерах и проявляло растущую активность.

Палата оказалась трехместной, но две койки в ней пустовали, поджидая, по всей видимости, беспечных граждан, которые должны были в ближайшее время заработать разнообразные травмы и угодить в эту скорбную обитель. На третьей, безучастно глядя в потолок ярко-красными от внутреннего кровоизлияния глазами, лежал Пантюхин. Его левая рука была туго забинтована почти до плеча, голову тоже украшал марлевый тюрбан. В углу стояла пустая капельница, а под кроватью Илларион заметил полупрозрачную полиэтиленовую утку. Утка ему не понравилась. «Какого черта надо было делать эту хреновину прозрачной?» — подумал он, поспешно отводя взгляд от не полюбившегося ему сосуда.

Прямо над головой Тюхи из кафельной стены торчал кислородный кран с блестящим хромированным вентилем и какой-то полустертой сопроводительной надписью, сделанной по трафарету столь любимой во всех отечественных больницах красной масляной краской. Надпись была совершенно нечитабельной и сильно смахивала на брызги свежей крови, что тоже не поднимало настроения.

Помимо кроватей и тумбочек, в палате имелось два жестких фанерных стула. Илларион вспомнил, что они называются гнутоклееными, и подумал, что не смог бы придумать более смешное название даже за большие деньги.

Впрочем, смешно ему не было.

Он положил пакет с апельсинами на тумбочку, придвинул к постели Тюхи один из стульев и сел, подобрав под себя полы накидки. Тюха перевел на него безучастный неузнающий взгляд.

— Ну, привет, симулянт, — сказал Илларион самым веселым тоном, на какой только был способен. Он понятия не имел, с чего начать разговор и каким образом вести его дальше, но решил положиться на авось.

— Здравствуйте, — слабо, но вполне отчетливо ответил Тюха. — Вы кто? Из милиции, что ли? Следователь?

— Да как тебе сказать… Что-то в этом роде. Голова-то как?

— Кружится, — признался Тюха. — Болит. Говорят, сотрясение.

— Подумаешь, сотрясение, — легкомысленно заявил Забродов. — У меня этих сотрясений знаешь сколько было? И, как видишь, ничего. Но я к тебе по делу. Апельсин хочешь?

Пантюхин отрицательно качнул головой и тут же скривился — видимо, голова у него и вправду болела. Илларион испытал укол стыда, но отступать было некуда. Кроме того, нужно было поторапливаться, пока присланная Сорокиным охрана не вывела его отсюда.

— Как ты думаешь, — продолжал он, — эта авария, в которую угодили вы с Алексеем, была случайной?

— А как же, — все тем же слабым голосом отозвался Тюха. — Салажата какие-то играли. Пятый… то есть Пятнов, вовремя не заметил… ну, и вот…

— Ясно, — сказал Илларион. — А зачем его вообще понесло на эту детскую площадку, ты не знаешь? Полихачить захотелось, что ли?

— Да при чем тут полихачить? Просто так короче. Он всегда так ездит… ездил.

— А что, у него давно мотоцикл? — удивился Илларион.

— Да нет же, мотоцикл он на днях купил. Раньше он на велосипеде гонял. У него хороший велик был, горный. Пятый на нем все рекорды ставил, типа, по пересеченной местности. Он дорогу от универмага до дома называл своей трассой. А тот турник как раз на дороге стоит. Чтобы по прямой к Лехиному подъезду, надо точненько в средний пролет вписаться. Вот он и «вписался»…

— Так, — сказал Илларион и в очередной раз ощутил, как уверенно, по-хозяйски шевельнулось в груди ледяное скользкое животное. Он вдруг словно наяву увидел перед собой наглую жабью ухмылку этой твари и понял, что дело плохо — по-настоящему плохо. Он начинал бояться — не за себя, конечно, а за тех, с кем ему приходилось встречаться. Ему казалось, что кровать с лежавшим на ней Тюхой накрыта серой тенью приближающейся беды. Значит, говоришь, трасса… А кто-нибудь еще мог знать про эту его трассу?

Тюха вдруг дернулся, словно из-под кровати его ткнули шилом.

— Это вы про что? — подозрительно спросил он.

— Да ни про что, — ответил Илларион. — Так как насчет трассы? Знал про нее кто-нибудь?

— Да любая собака во дворе, — сказал Тюха. — Все же видели… Вы что? Вы думаете, его… убили?

— Я, брат, ничего не думаю, — соврал Илларион, — а вот ты подумай. Вас ведь там, на мотоцикле, двое было. Интересно было бы узнать, кому вы так сильно мешали. У тебя на этот счет никаких мыслей нет?

Тюха закрыл глаза, снова открыл и впервые за весь разговор посмотрел Иллариону прямо в зрачки. Забродов про себя порадовался тому, что Пантюхин ни разу не видел глаз своего Колдуна и даже понятия не имел, какого они цвета.

— Нет у меня никаких мыслей, — довольно грубо ответил Тюха. — У меня сотрясение мозга, какие там еще мысли?

— Ну, ну, — успокаивающе сказал Илларион. — На нет и суда нет. И вообще, тебе виднее. Охраны возле твоей палаты, между прочим, тоже нет, да и с соседями у тебя не густо. В отделение, чтоб ты знал, пускают кого угодно. Так что постарайся все-таки обзавестись какими-нибудь мыслями по этому поводу. Надо учиться думать, Андрей, каким бы скучным ни казалось тебе это занятие.

Илларион спохватился, но было поздно: роковые слова уже прозвучали. Конечно, голос Иллариона Забродова очень мало напоминал пришепетывающую речь Козинцева, но последняя фраза была Пантюхину хорошо знакома: он сотни раз слышал ее от Колдуна.

Тюха завозился на кровати и поспешно сел, опираясь на здоровую руку. Вжавшись спиной в угол между стеной и спинкой кровати, он беспокойно зашарил по лицу Иллариона широко распахнутыми, налитыми ярко-красной кровью глазами. Его собственная физиономия при этом приобрела цвет сырой побелки, и на этом грязно-белом фоне открылась черная дыра готового издать панический вопль рта.

— Тихо, — спокойно сказал Илларион. — Чего ты орешь?

— А я и не ору, — немного дрожащим голосом возразил Тюха. — А вы чего? Тоже мне, следователь. Вы что, сбежали? Как это вы ухитрились?

— Ну, ты ведь сам прозвал меня Колдуном, — ответил Илларион. — Ну, тихо, тихо. Это была шутка. Никакой я не колдун, и никакой я не людоед, и, если хочешь знать, никакой я не Козинцев. Только это должно остаться строго между нами, ладно?

— Не ладно, — огрызнулся Тюха. — Приходит тут какой-то и мозги компостирует, а я, выходит, молчать должен? Только попробуйте меня тронуть! Заору так, что вся больница сбежится!

— Во-первых, — сказал Илларион, — я могу тронуть тебя так, что заорать ты просто не успеешь. Ты об этом прекрасно знаешь, так что давай не будем, как ты говоришь, компостировать друг другу мозги. Во-вторых, я могу прямо сейчас встать, повернуться и уйти, а ты лежи тут, ешь апельсины и жди, когда тебя навестит кто-то другой.

— Какой еще другой? — все еще настороженно и угрюмо, но уже гораздо более спокойно спросил Тюха.

— Тот, кто натянул проволоку поперек трассы Пятого. Тот, кто убил всех этих людей в вашем микрорайоне. Каннибал. Кто-то из вас — либо ты, либо Пятый — что-то про него знал, и он решил подстраховаться на всякий случай.

— Ничего такого я ни про кого не знаю, — буркнул Тюха. — Если я про кого-то что-то и знал, так это про вас. Вы-то кто такой?

— Это пока что не имеет отношения к делу, — туманно ответил Илларион. — Я, как говорят в американских боевиках, работал под прикрытием, ясно? Поэтому насчет меня лучше все-таки помалкивать. Если ты начнешь трепать языком, рассказывая всем, что Козинцев, дескать, никакой не Козинцев, наш неизвестный друг может решить, что ты слишком много знаешь.

— Боитесь? — мстительно спросил Тюха.

— Да, боюсь. За тебя и за всех, кто бывал у меня в гостях. Кто-то ведь подбросил ко мне в холодильник человеческую руку… Ты об этом не знал? Ну, вот видишь, я уже выболтал тебе тайну следствия. Болтун — находка для шпиона. Так ты уверен, что тебе нечего сказать?

Тюха молчал целую минуту, переваривая полученную информацию. Он живо напомнил Иллариону компьютер первого поколения — старательный, надежный, но очень медлительный и с мизерным объемом памяти. На лице Пантюхина, как на экране монитора, последовательно сменялись выражения, отображая непосильную работу мысли. Наконец процесс, похоже, завершился. Тюха принял решение, и Илларион по его нахмуренным бровям понял, что это за решение, еще до того, как он открыл рот.

— Ничего не знаю, — буркнул Тюха.

— Врешь, — сказал Илларион и бросил красноречивый взгляд на часы. Врать, друг мой Тюха, тоже надо уметь. Я не твоя мама, чтобы делать вид, будто не замечаю твоего вранья. Кстати, о твоей маме. Представь себя на месте убийцы. Он убрал Пятого и пытался убрать тебя. Он уверен, что вы что-то о нем знали. А если ты что-то знал, то вполне мог поделиться этим с самым близким тебе человеком. Я-то знаю, что ты не делился, но убийца не может рисковать. Ну, и чья, по-твоему, теперь очередь?

— Сами вы врете, — огрызнулся Тюха, хмурясь сильнее прежнего.

— Мне всегда казалось, что ты любящий сын, — сказал Илларион, вставая. — Сегодня я в этом убедился. Что ж, выздоравливай. Может быть, ты даже успеешь поправиться.

— Стойте, — сказал Тюха. — Пятый говорил, что ходит к Кол… к вам потому, что у него там есть какой-то свой интерес. Сказал, что ему прикольно смотреть, как вы кривляетесь. Что может на вас большие деньги заработать. Он сказал; дело плевое, а бабки клевые.

— Ну, и как? — заинтересованно спросил Илларион. — Заработал?

— Так а откуда мотоцикл? — ответил Тюха. — Ясно, заработал. Предки у него в порядке, упакованы, но я не думаю, что они бы ему «Хонду» подарили.

— Действительно, клевые бабки, — сказал Илларион. — А кто ему мог эти бабки отвалить, ты не догадываешься?

— Не знаю, — сказал Тюха. — Правда, не знаю. Если бы знал, сказал бы обязательно. Но не знаю.

— Ладно, — сказал Илларион, — верю. Ну а чем вообще Пятый занимался? Я слышал, он как будто картинами торговал?

— Угу, — подтвердил Тюха. — В Измайлово, на вернисаже. Сосед у него художник. Пятый говорил, клевый мужик.

— А сам ты его не видел? Как его хоть зовут-то?

— Без понятия. — Тюха пожал здоровым плечом. — Пятый меня с ним не знакомил.

Илларион понял, что говорить больше не о чем. Ощущение, что нужно спешить, почему-то усилилось, хотя он и не мог пока что понять, чем это вызвано. Попрощавшись с Тюхой и взяв с него слово помалкивать, Забродов вышел в коридор.

Прикрыв за собой дверь палаты, он увидел, что по коридору, громко топая сапогами, идут двое омоновцев и еще какой-то тип в штатском. Охрана, понял Илларион и, вздохнув, двинулся им навстречу.

* * *

— Минуточку, — остановил его штатский. — Что вы делали в палате?

— Навещал больного, — ответил Илларион тем полным осторожного удивления тоном, которым трусоватые обыватели разговаривают с милицией, когда та неожиданно останавливает их на улице. — А что, это противозаконно?

— Все может быть, — заявил штатский. — Документы при вас?

— Нет, — солгал Илларион. — Не имею привычки таскать с собой паспорт. А вдруг потеряю?

— Резонно. А кем, если не секрет, вы приходитесь Пантюхину?

— Я его тренер по дзюдо. У нас соревнования скоро. Я хотел узнать, успеет ли он поправиться до их начала. Жаль, не успеет. Перспективный парнишка. Я могу идти?

— Не торопитесь, — сказал штатский. — Горбунов, проверь, — обратился он к одному из омоновцев.

Тот кивнул, окинул Иллариона откровенно неприязненным взглядом и просунул голову в палату, где лежал Пантюхин. Удостоверившись в том, что пациент жив, он прикрыл дверь и снова кивнул.

— Извините, — уже несколько мягче сказал штатский, — но нам придется задержать вас на некоторое время для выяснения личности. Горбунов, останься здесь. Найди какой-нибудь стул и сядь возле двери. Пойдемте, гражданин.

Илларион покорно двинулся к выходу в сопровождении штатского и второго омоновца. Эта задержка была очень некстати, но он решил, что полчаса вряд ли что-нибудь изменят. «Интересно, — подумал он, — зачем я ему наврал? Дзюдо какое-то приплел… Надо было еще сказать, что вместе с Тюхой тренирую президента».

На крыльце он неожиданно столкнулся нос к носу с Анной Александровной Сиваковой. Теща погибшего участкового выглядела встревоженной и очень спешила. Она скользнула по лицу Забродова равнодушным взглядом и прошла мимо. Илларион с облегчением перевел дух, но вдруг у него за спиной послышался негромкий пораженный возглас, и тут же раздался звенящий от волнения голос Сиваковой:

— Козинцев?! Держите его, это убийца! Он бежал из тюрьмы!

«Ах, как неловко получилось, — подумал Илларион, опрокидывая омоновца хорошо нацеленным ударом в шею. — Сорокин мне за это голову оторвет». Он нырнул под кулак оперативника в штатском и толкнул его двумя пальцами в солнечное сплетение. Под легким пиджаком и белой рубашкой оказался бронежилет, и это едва не стоило Забродову пальцев. Оперативник, который явно проводил в спортивном зале гораздо больше времени, чем у себя в кабинете, воспользовавшись возникшей заминкой, успел чувствительно съездить ему по уху и даже попытался заломать Забродову руку за спину. Правда, он не знал, с кем имеет дело, и Иллариону удалось поймать его на вульгарную подсечку. Оперативник грохнулся на выложенный плиткой бетон крыльца. Илларион прыгнул сверху и ударил его по шее ребром ладони. Оперативник уснул.

Илларион огляделся. Сивакова исчезла — видимо, побежала за подкреплением. Омоновец силился принять сидячее положение, но это у него пока что не получалось.

— Черт бы побрал этих сообразительных дамочек! — в сердцах сказал Илларион, не зная, что вторит полковнику Сорокину.

Он сбежал с крыльца и прыгнул за руль «Лендровера». Наряду с тревогой и раздражением Илларион испытывал смущение: ему почему-то казалось, что его маскарад был гораздо более удачным. Он был уверен, что никто на свете не сумеет опознать в нем Козинцева, который бесследно исчез вместе с бородой, темными очками, фальшивым шрамом и притворной хромотой. Тем не менее даже водитель Мещерякова расколол его буквально с первого взгляда. Его узнал Тюха, его узнала Сивакова, и, что было хуже всего, его узнал некто невидимый и неуловимый, некто, привыкший решать все свои проблемы с помощью электрошокера и острого ножа. Его называли маньяком, говорили, что он псих, сумасшедший, но Илларион в последнее время начал в этом сомневаться: каннибал-невидимка был чересчур хитер для сумасшедшего. Когда ему понадобилось убрать Пятнова, он не моргнув глазом отказался от привычных орудий убийства и воспользовался проволокой, чтобы придать всему видимость несчастного случая. Он рассчитал все очень тонко и провел всю операцию так четко, словно перед этим долго репетировал каждое свое действие. А ведь репетировать ему было некогда: увидев где-то в городе Забродова и опознав в нем Козинцева, которого считал сидящим либо в тюрьме, либо в сумасшедшем доме, убийца действовал без колебаний, и тем же вечером Пятнов умер, так и не успев никому рассказать о том, каким именно образом ему удалось заработать на мотоцикл…

Илларион загнал машину в какой-то двор в двух кварталах от больницы, запер дверцу и торопливо зашагал прочь. Даже если ушибленный им омоновец не успел заметить номер автомобиля, на котором он уехал, задержать беглеца было несложно: в Москве не так много старых оливково-зеленых «Лендроверов». Между делом Илларион подумал, что не в первый раз попадает в ситуацию, когда его любимый автомобиль, вместе с которым он прошел огонь, воду и медные трубы, превращается в обузу. Виноват в этом, естественно, был не «Лендровер», а его владелец, которому никак не сиделось на месте и который постоянно втягивался в какие-то темные истории.

Такси удалось поймать практически сразу — вероятно, в виде компенсации за непредвиденную встречу с Сиваковой. Илларион назвал адрес Пятнова, откинулся на спинку сиденья и попытался привести в порядок собственные мысли.

Это оказалось довольно сложно. Он понятия не имел, что скажет родителям Пятого, более того, он вообще не мог представить, как станет разговаривать с людьми, чей сын лежит в соседней комнате с наспех пришитой к телу головой. Видимо, поэтому, вместо того чтобы думать о деле, Забродов занимался в основном поисками того, как избежать этой встречи.

В голове у него все время вертелся художник, на которого работал Пятый. Какого черта, спрашивал себя Забродов, при чем тут художник? Да, руку в холодильник подбросил, скорее всего, именно Пятый, но он, вероятно, понятия не имел о том, что лежало в пакете. Кто-то попросил его сделать это, пообещал хорошо заплатить и намекнул, что в пакет лучше не заглядывать и вообще поменьше совать нос в чужие дела и болтать языком. И Пятый почему-то сделал все именно так, как ему велели: не заглядывал в пакет и не болтал языком, а пошел и тихонечко засунул «посылочку» в морозильную камеру холодильника. Правда, перед Тюхой он все-таки похвастался, но художник-то здесь при чем?

У Иллариона были кое-какие мысли на этот счет, но его версия казалась ему самому чересчур притянутой за уши. Но, сказал он себе, иногда именно самые дикие предположения оказываются ближе всего к истине. Кроме того, проверка этого предположения позволяла хотя бы на время отложить тягостный визит к Пятновым.

— Извините, — сказал Илларион водителю, — я передумал. Поехали в Измайлово.

На Измайловском вернисаже вовсю кипела жизнь. Побродив десять минут среди раззолоченных матрешек, резных безделушек, лаковых подносов, балалаек и берестяных панно, Илларион начал понимать, что узнать что бы то ни было в этом содоме будет не так-то просто. Кое-как выбравшись из рядов, где торговали псевдонациональной чепухой, он добрался до живописцев и приступил к расспросам. Он решил не полагаться на везение и обойти всех художников, реализаторов и перекупщиков до единого. Это могло затянуться на весь день, но Илларион решил, что другого выхода у него нет.

Ему снова повезло. Уже седьмой по счету торговец, к которому он обратился с вопросом, не знает ли тот Леху Пятнова по прозвищу Пятый, спокойно ответил, что Пятый обычно торговал рядом с ним, но его почему-то не видно уже два дня.

— А кто же торгует вместо него? — спросил Илларион.

— На его месте — вон тот, — собеседник Забродова небрежно махнул рукой в сторону соседнего лотка, где за прилавком стоял какой-то невзрачный тип с испуганной кроличьей физиономией. — Приезжий какой-то. Занял место, пока хозяина нет. Мне-то что, пускай стоит. Все равно торг слабый…

— А хозяин кто? — спросил Илларион. — Пятый?

— Пятый — продавец, — объяснил словоохотливый торговец искусством. — А хозяин — это тот, кто ему платил. Только он что-то давненько здесь не появлялся. Такой, знаешь, Володя…

— А! — сказал Илларион. — Это такой длинный, чернявый, в очках и с золотыми зубами?

Торговец немедленно развеял заблуждение Иллариона, сказав, что хотя Володя и носит очки, но он вовсе не длинный и совсем не чернявый. Ни фамилии, ни адреса Володи торговец не знал, а когда Илларион попросил подробно описать Володю, он подозрительно на него покосился и спросил:

— Мужик, а ты кто, вообще, такой? Чего привязался-то? Если не покупаешь, отойди и не мешай другим. Ходят тут, вынюхивают…

На Беговую Илларион отправился в метро. Художник Володя по-прежнему не выходил у него из головы. Забродов совсем недавно познакомился с одним Володей — знатоком и ценителем живописи, и произошло это знакомство в уютном кабинетике Марата Ивановича Пигулевского. Да, конечно, высокомерный Владимир Эдгарович не всплескивал руками, не тыкал в Иллариона пальцем и не кричал: «Ба! Знакомые все лица!», но буквально через несколько часов после той мимолетной встречи Пятый на всем скаку налетел на проволоку, предусмотрительно протянутую кем-то поперек его «трассы»

Тюха сказал, что художник, картинами которого Пятый торговал в Измайлово, был его, Пятого, соседом. Подстроить тот несчастный случай мог только человек, знавший о «трассе», кто-то, кто жил по соседству с Пятым и не раз наблюдал за его рекордными заездами на велосипеде. Этот кто-то был хорошо знаком с Пятым — настолько хорошо, что доверил ему одно весьма деликатное и высокооплачиваемое поручение. Этот кто-то имел на Пятого достаточно большое влияние, чтобы заставить его хранить в тайне подробности упомянутого поручения. Именно он, этот неуловимый «кто-то», настоял на том, чтобы Пятый за компанию с Тюхой посещал Колдуна. Пятый был его глазами, ушами и руками и умер, не успев превратиться в язык.

«Ну, не знаю», — подумал Илларион, глядя на свое отражение в темном стекле. Поезд метро с воем несся под землей, в открытые форточки врывался тугой, пахнущий резиной и озоном ветер. Человек, который отражался в оконном стекле, мало походил на Шерлока Холмса, Эркюля Пуаро или мисс Марпл. Он, этот человек, больше привык запутывать собственные следы, чем распутывать чужие. Расследование преступлений не было его специальностью, и сейчас, занимаясь этим непривычным делом, Илларион Забродов чувствовал себя не в своей тарелке. Собственные логические построения казались ему шаткими, как карточные домики: ткни пальцем — и они рассыплются, превратившись в беспорядочную груду пустых разговоров, дурацких совпадений и ничем не подтвержденных догадок.

Илларион с большим трудом преодолел острое желание показать своему отражению язык или скорчить зверскую рожу: у, сыщик-одиночка, кустарь от криминалистики! Больше всего ему хотелось свалить с себя ответственность, переложить ее на осененные полковничьими звездами плечи Сорокина. Вот только Пятый… Забродов не сомневался, что смерть Пятнова лежит на его совести, и этот груз не давал ему покоя. Ему хотелось оказаться лицом к лицу с убийцей до того, как он попадет в руки закона. Ему очень хотелось, чтобы каннибал попытался проделать с ним один из своих трюков. Илларион понимал, что такое желание не делает ему чести, но ничего не мог с собой поделать: у него нестерпимо чесались руки.

Марат Иванович, к счастью, еще не ушел домой. Он сидел у себя в кабинете и, вооружившись пинцетом, колдовал над какой-то толстой, предельно ветхой книгой с пожелтевшими от времени страницами. Увидев Иллариона, он очень обрадовался и немедленно принялся хвастаться своим очередным приобретением и сетовать по поводу его плачевного состояния. С трудом сдерживая нетерпение, Илларион уделил несколько минут восторженным охам и ахам. Книга действительно была хороша и в другое время наверняка вызвала бы у него неподдельный интерес, но сейчас он с трудом дождался момента, когда стало возможным повернуть разговор в интересующем его направлении.

— Кстати, Марат Иванович, — сказал он, — я к тебе по делу. Представляешь, в прошлый раз совсем из головы вылетело. Я ведь должен тебе какие-то деньги — ну, ты помнишь, за тот перстень с коровьей головой.

— Пустое, — отмахнулся Пигулевский. — На редкость безвкусная вещица Никак не возьму в толк, зачем она тебе понадобилась.

— Для антуража, — туманно ответил Илларион. — Пустое не пустое, а быть в долгу я не привык. Я бы еще в прошлый раз расплатился, да этот твой, как его… Владимир Эдгарович помешал Я на него так разозлился, что обо всем забыл Терпеть не могу всезнаек. Надеюсь, он на меня не очень обиделся?

— Да нет как будто, — пожал стариковскими плечами Пигулевский. — Мне кажется, ты заставил его задуматься. Во всяком случае, он тобой очень заинтересовался. Много о тебе расспрашивал, и… Позволь, а разве он до сих пор с тобой не связался?

— Нет, — не скрывая удивления, ответил Илларион. — А он разве собирался со мной связаться?

— Ну так мне, во всяком случае, показалось. Между нами, я дал ему твой адрес и телефон. — Марат Иванович вдруг испугался. — А что, не следовало?

— Да нет, отчего же, — подумав, ответил Илларион. — Дал и дал… А что его интересовало?

— Ну, он почему-то решил, что ты военный, или милиционер, или что-то в этом роде. Выправка у тебя действительно военная, да еще эта твоя страшная машина… Я ему сказал, что ты историк литературы, но он почему-то не поверил. Какой же, говорит, он историк, если на нем буквально написано, что он милиционер? Тут я, признаться, немного разгорячился и ответил, что в милиции ты никогда не служил, хотя имеешь там некоторые связи…

— Так, — сказал Илларион. — Ну, Марат Иванович, спасибо. Удружил.

— А что, что такое? — всполошился Пигулевский. — Что-нибудь не так? Поверь, он абсолютно безобиден. У него, конечно, есть свои недостатки, но в целом это довольно приятный человек. Любит, конечно, порассуждать о живописи, но это от комплекса неполноценности. Он, видишь ли, самодеятельный художник с довольно трудной судьбой. Мать у него украинка, отец литовец. У отца вышли какие-то неприятности с Советской властью, мать, кажется, спилась… В общем, выучиться не удалось, а способности у него, скажу тебе честно, гораздо выше средних. Ну, как-то пробился…

— Погоди, Марат Иванович, — сказал Илларион. — Откуда ты все это про него знаешь?

— Ну, был период, когда он пытался реализовывать свою живопись через мой магазин. В принципе, продавалась она неплохо, но мне все-таки пришлось ему отказать. Способности способностями, но недостаток систематического образования все-таки сказывается. В общем, его картины как-то не очень вписывались в мой интерьер. Серьезные знатоки начали… гм… высказываться по этому поводу, да я и сам прекрасно видел, что… Ну, ты меня понимаешь. Но он не обиделся. Стал торговать в Измайлово. Там у него, кажется, дела пошли в гору.

— Любопытно, — сказал Илларион. — Интересный человек. Зря я на него напустился. Слушай, Марат Иванович, а его адреса у тебя, случайно, нет? Ведь если он имел с тобой деловые отношения, вы же наверняка составляли какой-то договор, какое-то соглашение… Не знаю, как это у вас называется.

Марат Иванович снял очки, нахохлился и некоторое время смотрел на Иллариона исподлобья, поразительно напоминая старую больную ворону. Потом он тяжело вздохнул и встал, скрежетнув по полу ножками кресла.

— Ты уже немолодой человек, Илларион, — сказал он, — а врать так и не научился. Надеюсь, ты способен отвечать за свои поступки и знаешь, что делаешь. Я поищу копию договора. Надеюсь, она не пропала.

— Я тоже, — сказал Илларион.

Копия договора не пропала, хотя на ее поиски Марат Иванович потратил добрых полчаса. Наконец искомая бумажка оказалась в руках у Забродова. Илларион развернул ее, пробежал глазами и медленно встал.

— Что такое? — забеспокоился Марат Иванович. — Что с тобой, Илларион? Ты бледен.

— Все нормально, Марат Иванович, — ответил Забродов, не слыша собственного голоса. — Все в порядке. Бледен? Ерунда. Это у тебя здесь такое освещение. Спасибо. Я, пожалуй, пойду. Ах, да, деньги!

— В следующий раз, — сказал Марат Иванович, с интересом разглядывая его поверх очков. — По-моему, сейчас тебе не до денег. По-моему, сейчас ты очень торопишься. Я бы даже сказал, неприлично торопишься. Надеюсь, что в следующий раз у тебя найдется минутка, чтобы объяснить мне, в чем дело.

— Я тоже на это надеюсь, — искренне ответил Илларион и вышел.

Он действительно очень торопился, потому что в договоре, заключенном между Маратом Ивановичем Пигулевским и самодеятельным художником Владимиром Эдгаровичем Коломийцем черным по белому значился очень знакомый адрес. Владимир Эдгарович жил в том же доме, что и Пятый, и это уже никак не могло быть случайным совпадением.

Глава 15

Он пошуршал пачкой, вынул оттуда последнюю сигарету — кривую, морщинистую, как стариковский палец, — сунул ее в угол рта и чиркнул зажигалкой, между делом подумав, что опять стал слишком много курить пожалуй, даже больше, чем в незапамятные времена, когда еще не начал вести здоровый образ жизни. Все его старые дурные привычки вдруг вернулись, неожиданно властно заполонив организм. Он снова начал грызть ногти, бормотать себе под нос, ведя нескончаемый спор с невидимым оппонентом, и мастурбировать в ванной. Что ж, это было вполне объяснимо: в силу некоторых независящих от него обстоятельств о здоровом образе жизни на время пришлось забыть.

За окном по-прежнему не было ничего интересного. Пустой, все еще выглядевший необжитым двор медленно раскалялся под лучами послеполуденного солнца. На крышах припаркованных автомобилей дрожали злые солнечные блики; островки пыльной травы тихо погибали, рассеченные на части сабельными шрамами протоптанных наискосок тропинок. В покосившейся дощатой песочнице лежало забытое пластмассовое ведерко, казавшееся с высоты шестого этажа красным пятнышком на серовато-желтом фоне Угол песочницы, обращенный к тройному разновысокому турнику, выглядел поврежденным; даже отсюда, сверху, на нем был виден свежий скол.

Большое кровавое пятно под турником кто-то старательно припорошил сухой землей, но с высоты его очертания все равно превосходно просматривались. «В конечном итоге кровь всегда уходит в землю, — подумал он, нервно затягиваясь сигаретой. — Да, кровь… Кровь, плоть и кости — вот и все, что остается от человека после того, как его дух покидает тело. Именно дух, а не какие-то выдуманные яйцеголовыми кандидатами наук электрохимические процессы, делает эту груду костей и мяса живой. В один прекрасный день дух уходит прочь, ни разу не оглянувшись на свою медленно разлагающуюся тюрьму. Тогда тело превращается в пищу для мух и червей, а в конечном итоге — в удобрение для травы и деревьев, то есть опять же в пищу».

— Почему? — глухо пробормотал он, прикладывая разгоряченный лоб к прохладному пыльному стеклу. — Почему червям? Почему не мне?

Он понял, что снова разговаривает сам с собой, и скрипнул зубами. Во дворе по-прежнему было тихо и безлюдно.

Нужно было что-то делать. Вынужденное бездействие томило его и, кроме того, было очень опасным. Он прекрасно это понимал, но не знал, что именно следует предпринять в подобной ситуации. Пустая пыльная квартира давила со всех сторон, как будто это был тесный гроб — казенный гроб, в котором его, несомненно, скоро похоронят, если он не найдет выход из создавшейся ситуации.

Он замычал от обиды и отвернулся от окна. То, что он увидел, навевало дикую тоску.

Просторная, оклеенная дешевыми обоями комната была пуста, если не считать валявшихся на полу окурков, нескольких пластиковых бутылок из-под пива и стоявшей в углу продавленной раскладушки, накрытой шерстяным солдатским одеялом. Обои, судя по всему, были те самые, которые наспех налепили строители перед сдачей дома в эксплуатацию; на синем солдатском одеяле виднелся темно-бурый, почти черный отпечаток утюга. В пустой кухне натужно гудел и щелкал облупленный, побитый ржавчиной малогабаритный холодильник. Владимир Эдгарович не знал, как назывался этот древний агрегат: табличка с названием исчезла с его дверцы задолго до того, как Коломиец переступил порог этой пыльной однокомнатной норы.

Из-за отсутствия мебели побеленный потолок казался намного ниже стандартных двух пятидесяти. Временами Коломийцу казалось, что эта штуковина постепенно, незаметно для глаза опускается, как рабочая пластина гигантского давильного пресса. Из середины потолка торчали забрызганные побелкой концы оголенных электрических проводов. Никаких осветительных приборов в квартире не было, если не считать двух голых лампочек в туалете и в ванной. Посещая эти помещения в темное время суток, Владимир Эдгарович внимательнейшим образом следил за тем, чтобы горевший там свет ненароком не был заметен с улицы. По квартире он передвигался исключительно на цыпочках, чтобы не услышали соседи снизу.

Владимир Эдгарович скрывался. Он был в бегах, и это непривычное состояние доводило его до настоящего исступления. Его крепкое, налитое силой тело и беспокойный ум требовали активных действий, но он понимал, что в сложившейся ситуации любая активность может в два счета привести его к гибели. Поэтому он боролся с собой и выжидал, часами простаивая у давно не мытого окна, которое выходило во двор.

Из этого окна был хорошо виден его подъезд и даже окна его квартиры. В лоджии на веревке все еще болтались забытые им в спешке «рабочие» джинсы те самые, в которых он выходил из дома по ночам. Пока что все было тихо. Пятнов числился в мертвых уже два дня, а к подъезду, в котором проживал Владимир Эдгарович, до сих пор ни разу не подъехала милицейская машина. Коломиец внимательно наблюдал за дверями, но так и не заметил никого, кто мог бы оказаться переодетым в штатское сотрудником милиции. Однако покоя почему-то не было. Владимир Эдгарович был по-настоящему напуган. Он привык считать, что имеет дело с тупой примитивной машиной наподобие паровоза огромной, сильной, самоуверенной, привыкшей двигаться по раз и навсегда определенному маршруту, неповоротливой и абсолютно безопасной для того, у кого хватает ума не засыпать на рельсах. Он долгие годы легко и изящно уворачивался от этой стальной громадины, с иронической усмешкой наблюдая за тем, как она громыхает, лязгает, вхолостую работает поршнями. Сине-белые машины с мигалками, безостановочно топающие из подъезда в подъезд участковые с папками, шныряющие по району переодетые оперативники и вооруженные дубинками и пистолетами патрули были частью бесконечной корриды, пикантной приправой, без которой главное блюдо его меню могло со временем показаться пресным. Это были винтики, шестеренки и подшипники архаичного чугунного монстра, с которым Владимир Эдгарович давно научился играть, не зная поражений. Правила игры были просты: не хватайся за оголенные провода, держись подальше от движущихся частей, не спи на рельсах, и все будет в полном порядке.

И вдруг все изменилось. Кто-то встроил в древнего парового монстра тонкую микросхему, и железное чудище, впервые в жизни сойдя с рельсов, совершило внезапный и стремительный тигриный прыжок в сторону. Сверкающие клыки лязгнули в миллиметре от горла Владимира Эдгаровича, и он ощутил на своем лице подозрительный ветерок. Противник внезапно и необъяснимо изменил тактику, и Коломиец с ужасом понял, что к такому повороту событий не готов.

Он на цыпочках прошелся по комнате и резко опустился на раскладушку. Проклятая раскладушка ответила на это действие настоящей какофонией разнообразнейших тресков и скрипов, напоминавшей вопли обитателей ночных джунглей. Коломиец на мгновение замер, а потом злобно выругался. В этой чертовой норе можно было только торчать у окна или сидеть на раскладушке. Ну, и еще время от времени заглядывать в полупустой холодильник. Не слишком большой выбор для того, кто привык собственноручно управлять собственной судьбой! Да и только ли собственной?

Он нервным движением надорвал целлофановую обертку на новой пачке сигарет. Пива, что ли, выпить? Пиво успокаивает, навевая сладкую дремоту и ленивое безразличие ко всему на свете. Нет, нельзя! Нельзя сидеть взаперти на готовой развалиться раскладушке, сосать пиво и с блаженной улыбкой клинического дебила дожидаться своей участи.

К старику антиквару он заглянул, можно сказать, случайно. Случайно ли? Теперь Коломиец уже начал в этом сомневаться, но в тот день ему просто хотелось узнать, не согласится ли Марат Иванович снова принять на комиссию несколько его работ. Дела в Измайлово шли неплохо, но Владимир Эдгарович с некоторых пор перестал доверять мальчишке, который работал у него реализатором. Тот слишком много знал, хотя по собственной глупости даже не подозревал о том, что держит своего работодателя за глотку. Так или иначе, от его услуг пора было отказаться, тем более что парень в последнее время начал приворовывать. Был даже день, когда он за один раз украл у Коломийца почти сто долларов, сославшись на какие-то ошибки в расчетах с покупателями. Ничего себе ошибки! Сопливый негодяй просто почувствовал вкус к чужим деньгам, и это было его главной ошибкой. Еще немного, и он сообразит, что за сувенир подложил в холодильник тому психу! В лучшем случае это грозило Владимиру Эдгаровичу шантажом, в худшем — арестом и смертью. В мораторий на смертную казнь Коломиец не верил. Какой там еще мораторий! Пусть они рассказывают эти сказки Совету Европы. Им так даже проще. Не нужно громких судебных процессов, адвокатов и прессы. Короткое заседание специальной тройки, короткий приговор и короткий, очень короткий путь по глухому цементному коридору. А потом — пуля в затылок и медицинское заключение: «Подследственный К, скоропостижно скончался от свинки в тюремной больнице».

Короче говоря, от Пятнова пора было избавляться. Владимир Эдгарович пока не знал, каким образом он это сделает. Некоторые надежды внушал купленный Пятым мотоцикл: чертов сопляк мог случайно сломать себе шею без постороннего вмешательства. Так или иначе, Владимир Эдгарович начал потихонечку готовить почву для предстоящего расставания и именно с этой целью заглянул в знакомую антикварную лавку.

Видимо, это был перст судьбы. Если бы не тот визит, Коломиец и дальше пребывал бы в блаженном неведении относительно зловещих изменений, которые произошли с его туповатым и неповоротливым противником. Каково же было его удивление, когда внезапно вылезший со своими безграмотными суждениями о живописи невежа при ближайшем рассмотрении оказался тем самым хромым психом, который должен был в это время кормить вшей в следственном изоляторе! Он здорово изменился. Исчезли хромота, уродливый шрам и густая растительность на лице, пропали куда-то дурацкие темные очки, даже голос изменился, но фигура, интонации голоса, форма носа и губ — все это, несомненно, принадлежало Ярославу Велемировичу Козинцеву. Коломиец был художником и знал, что не ошибается.

Значит, все эти долгие месяцы Козинцев разыгрывал спектакль, провоцируя и выманивая его! Три месяца он бродил по району, плетя паутину, хромая, хихикая и болтая языком. Вероятно, он рассчитывал на то, что Владимир Эдгарович придет к нему сам — может быть, в поисках единомышленника, а может быть, чтобы устранить конкурента. Это был наивный расчет, достойный железных мозгов доисторического монстра, но в конце концов он таки оправдался! Ведь Коломиец сам настоял на том, чтобы Пятый ходил к Козинцеву. Он наблюдал за хромым клоуном, а хромой клоун все это время наблюдал за ним! По крайней мере, пытался наблюдать… И теперь каждый, кто вступал в контакт с Козинцевым, наверняка находился под наблюдением милиции. Их вызывали на допросы, расставляли им ловушки, изнуряли многочасовыми расспросами, проверяли на детекторе лжи и, может быть, даже пытали…

Коломиец среагировал мгновенно, и тем же вечером Пятый кувырком полетел с мотоцикла, раз и навсегда утратив способность болтать. Владимир Эдгарович наблюдал за этим последним сальто-мортале, стоя у окна с незажженной сигаретой в углу рта. К этому времени он уже перебрался из своей уютной обжитой квартиры в эту пустую бетонную берлогу, которую когда-то предусмотрительно снял у полузнакомого инженера, годами пропадавшего в Норильске, где он ковырял вечную мерзлоту в поисках никеля и других полезных минералов.

Два дня прошли в тревоге и ожидании. Его до сих пор никто не искал, а это означало, что мальчишка не успел рассказать милицейским следователям о последнем поручении Владимира Эдгаровича. Пожалуй, об этом ничего не знали даже его родители. Возможно, об этом не знал никто, и царившие во дворе тишина и покой старательно убеждали Коломийца в правильности такого предположения. Но история с фальшивым сумасшедшим напугала его так сильно, что он вздрагивал от каждого шороха в пустой квартире: ему чудилось, что охотники уже близко и только и ждут, чтобы он высунулся из своего убежища, чтобы набросить на него прочную сеть. Поэтому он не спешил возвращаться домой, хотя вернуться следовало бы: впопыхах он даже не позаботился о том, чтобы навести в квартире порядок, и кое-что из хранившихся там сувениров и замороженных продуктов могло выдать его с головой. Но дело было даже не в этом: Коломиец проголодался. Сейчас в его распоряжении имелись только те продукты, которые он мог купить в ближайшем магазине, куда выбирался, когда наступала темнота. Пельмени фабричного изготовления и блинчики с подозрительной начинкой, которую продавцы бесстыдно называли мясом, не могли заменить ему привычную пищу. Ими можно было набить желудок, но и только; настоящего удовлетворения эта питательная масса не приносила.

В волнении он вскочил с раскладушки и принялся расхаживать по квартире. Пепел падал с зажатой в зубах сигареты, оседая на одежде, как крупная перхоть. Еда! Если быть честным перед самим собой, то и дома, в холодильнике, настоящей еды осталось не много. Он не выходил на охоту с момента ареста Козинцева, а аппетит у него всегда был отменный. И потом, нельзя же вечно прятаться! Пока он сидит здесь, пуская голодные слюни и дрожа от унизительного страха, гончие псы идут по его следу. В последнее время они как-то неожиданно поумнели, и, если не принять срочных мер, его убежище скоро будет обнаружено.

Владимир Эдгарович бросил на пол окурок, растер его подошвой и немедленно полез в пачку за следующей сигаретой. Новая мысль пронзила его воспаленный мозг, и он замер на месте, глядя в пространство невидящим взглядом.

Ошибка! Он совершил непростительную ошибку, поддавшись панике и спрятавшись в этой крысиной норе, как улитка в раковине. Нужно было действовать! Нужно было сразу же, не откладывая в долгий ящик, определить круг лиц, которые могли знать или хотя бы догадываться о его второй жизни. Надо было заставить их замолчать. Впрочем, и сейчас еще не поздно. Пятнов был единственным, кто мог его выдать, и он благополучно выбыл из игры. Кто еще? Конечно же, этот его туповатый приятель со странным прозвищем — Тюха, кажется. Он чуть было не погиб вместе с Пятым, но ему повезло. Дуракам всегда везет, но это не может продолжаться вечно. Наверное, этот Тюха уже пришел в сознание. Неизвестно, рассказывал ли ему Пятнов о своей роли в аресте Козинцева, но для пользы дела лучше предположить, что Тюхе все известно. Он может сам не осознавать важности имеющейся у него информации, но ловкий следователь выудит ее в два счета. Поэтому Тюха должен быть внесен в черный список под номером первым.

Далее по праву должен идти этот мерзавец, этот фальшивый сумасшедший, этот плагиатор, шпик, дешевый клоун — Козинцев. Вернее, даже не Козинцев, а… как же его?

Он полез в задний карман брюк и вынул оттуда мятую бумажку, на которой убористым старушечьим почерком были записаны имя, номер телефона и адрес странного знакомого букиниста Пигулевского. Забродов! Историк литературы, имеющий знакомства в милицейских кругах… Ха-ха! Видали мы таких историков. Небось, кроме детективов карманного формата, сроду ничего не читал. Ну, и еще уголовный кодекс с комментариями. Историк! Кстати, Пятнов со слов своего придурковатого приятеля Тюхи рассказывал, что дерется этот историк будь здоров и что реакция у него как у накачанной адреналином кошки. Значит, привычными методами с ним не справишься. Придется придумывать что-то новенькое, предназначенное специально для него, эксклюзивное, как теперь говорят.

Кстати, добраться до Тюхи тоже будет непросто. Больница, медицинские сестры, часы для посещения, соседи по палате… Впрочем, как раз все это не так уж страшно. Можно даже не входить в палату. Можно послать ему передачу, какие-нибудь апельсины или персики, нашпигованные крысиным ядом, а еще лучше — мышьяком. Или это одно и то же? Господи, да какая, в сущности, разница! Все равно взять яд негде. И потом, это все-таки больница. А вдруг откачают?

Ерунда. Нечего выдумывать сложности, нечего запугивать себя опасностями, которых, вполне возможно, на самом деле не существует. Нужно пойти в больницу, осмотреться на местности, выбрать подходящий момент и убить. Просто убить, без затей и ритуальных плясок. Он долго изучал анатомию, долго тренировался на трупах своих жертв, а потом проверил и отточил удар на нескольких людях, которые еще были живы. Он знал, куда и как нужно ударить, чтобы десятисантиметровое лезвие перочинного ножа в мгновение ока отправило грешную душу в дальний путь.

«Все просто, — сказал он себе. — Нужны всего-навсего решимость, точный глазомер, твердая рука и стальные нервы. Нужно просто присесть у постели больного, поинтересоваться его здоровьем и сделать одно-единственное отработанное движение рукой — легкое, непринужденное движение, каким под головой больного поправляют подушку. После этого придется посидеть над трупом еще несколько минут, непринужденно болтая с ним о пустяках, заботливо прикрыть расползающееся по простыням кровавое пятно больничным одеялом, весело попрощаться и спокойно уйти. Это опасно, рискованно, но к риску он привык настолько, что порой даже переставал понимать, чего именно ему не хватает — свежего мяса или привычного риска».

Он остановился перед окном и медленно, стараясь успокоиться, докурил сигарету до самого фильтра. Это была еще одна из его старых вредных привычек — высасывать из сигареты всю дрянь до последней капли. Чтобы получить из одной сигареты больше смол, никотина и канцерогенов, оставалось разве что разжевать и проглотить фильтр.

После того как очередной окурок был растерт по замусоренному полу, Коломиец сходил в ванную и привел себя в относительный порядок перед висевшим там зеркалом — единственным на всю квартиру.

Примерно через полчаса он уже вышел из такси перед входом в больницу, где лежал Пантюхин. Было пятнадцать двадцать.

* * *

Выйдя от Пигулевского и поймав такси, Илларион подумал, что разумнее всего сейчас было бы позвонить Сорокину. Говоря по совести, дело зашло уже так далеко, что вмешательство милиции стало по-настоящему необходимым. «В самом деле, — подумал Забродов, — к чему мне лишние шишки на лбу? Пускай Сорокин твердой рукой берет бразды и правит дальше по своему усмотрению неторопливо, планомерно, в строгом соответствии с законом, неумолимо и, как говорится, на всю катушку. Пусть он упечет эту сволочь по всем правилам искусства. Пусть он сделает это так, чтобы комар носа не подточил, чтобы все улики были налицо и чтобы арестованному не на что было пожаловаться. Пусть…»

Илларион схватился за карман и вспомнил, что мобильник остался в машине. «Ну и что, — подумал он. — Вернуться на минутку к Пигулевскому и позвонить от него. Старик все поймет и, если я попрошу его ненадолго выйти, даст мне возможность сделать этот звонок без свидетелей. Сорокин не дурак, ему хватит минуты, чтобы во всем разобраться и принять правильное решение. Он будет мне благодарен за то, что я нашел этого мерзавца и не поставил его, милицейского полковника Сорокина, в дурацкое положение, собственноручно доведя это дело до конца. Ведь после меня, боюсь, допрашивать будет некого, а Сорокину опять придется спасать мою задницу от обвинения в непредумышленном убийстве. Да, Сорокин наверняка выразит мне свою горячую признательность. Но…»

Такси тем временем причалило к тротуару. Водитель, перегнувшись через пассажирское сиденье, выжидательно смотрел на Иллариона через открытое окно. «Но, — мысленно сказал себе Илларион. — Вот именно — но! В смысле, тпру. Не надо гнать лошадей. Сорокин будет благодарен, это верно. А я? А родственники тех, кто погиб? Да и сам Сорокин, если разобраться, тоже… Поймать эту тварь только для того, чтобы его признали невменяемым? А что если он уже успел уничтожить все улики? Вряд ли суд признает его виновным, основываясь только на расплывчатых показаниях Тюхи».

«И потом, — подумал он, — кто я такой? Я — пенсионер, не первой молодости человек. Не так уж много мне осталось, если разобраться. Пришло время потакать своим желаниям и капризам, пока еще есть силы получать от этого удовольствие. Имею я Право на каприз? Имею, — ответил он себе. Заслужил, черт побери. В крайнем случае, буду капризничать в тюрьме. Там тоже люди как-то живут, проживу и я».

Он плюхнулся на сиденье рядом с шофером и назвал адрес. Машина сорвалась с места.

— Скажите, — спросил через некоторое время Забродов, — вы верите в карму?

— Чего только на свете не бывает, — подумав, осторожно откликнулся водитель.

— Знаете, если она действительно существует, то мне в моем следующем воплощении мало не покажется, — пожаловался Илларион.

— Все под богом ходим, — все так же расплывчато ответил таксист. Что, обидели кого-нибудь?

— Собираюсь, — сказал Забродов и замолчал. В молчании они добрались до места. Илларион расплатился и вышел в теплый июньский вечер, золотой от лучей заходящего солнца. В ущельях между бетонными пластинами домов уже залегли глубокие синие тени, с каждой минутой делавшиеся все гуще. Небо на западе горело, как расплавленный металл, и оранжевые отблески этого пламени отражались в окнах верхних этажей. Из-за этого казалось, будто половина микрорайона охвачена пожаром. Мимо Иллариона, петляя, как преследуемый вражескими истребителями бомбардировщик, с сердитым — гулом пронесся крупный жук. На крутом вираже он не справился с управлением, с отчетливым щелчком ударился о фонарный столб и свалился на асфальт, беспомощно перебирая в воздухе лапками.

Такси укатило, на прощание обдав Забродова облаком гнусной вони из выхлопной трубы. Бывший инструктор спецназа чихнул и немного подышал ртом, очищая легкие. После этого он вынул сигареты и закурил. Воздух был наполнен вечерними ароматами, но Иллариону он показался отравленным. Над микрорайоном по-прежнему нависала смутная злобная тень, и Забродов чувствовал себя так, словно за ним сквозь занавески наблюдало множество горящих первобытной злобой глаз.

Он попытался отогнать посторонние мысли. Темная аура, сектанты-сатанисты, якобы гнездившиеся некогда в здешних местах, — все это было сущей чепухой. «Впрочем, — подумал Илларион, — возможно, не такая уж это чепуха. Просто все это не меняет дела. Есть такие двуногие прямоходящие, к которым неприменимы законы цивилизованного общества.

Высокий европейский гуманизм — вещь, несомненно, хорошая и даже ходовая, но вот что сказал бы член Европарламента, если бы некий живописец в шелковом шейном платке, похожем на несвежую салфетку, употребил за ужином его семнадцатилетнюю дочь? Что сказал бы бритоголовый буддист, понятно. Он сказал бы, что таков был предначертанный его дочери путь. Правда, не исключено, что после этих слов бритоголовый буддист удавил бы живописца с кулинарными отклонениями голыми руками, наплевав при этом на плохую карму… Но буддисты тут ни при чем, а вот Европарламент наверняка счел бы своим долгом резко осудить действия, которые намерен предпринять некий отставной вояка, вечно лезущий не в свое дело».

Размышляя подобным образом, он дошел до подъезда, в котором жил Коломиец. «Спокойно», — напоследок предупредил себя Илларион и вошел в подъезд.

Ответом на звонок в дверь была гробовая тишина. «Отлично, — подумал Забродов. — Ну а на что ты надеялся? Что он будет сидеть и дожидаться, пока за ним придут?»

Он позвонил еще дважды, а потом на всякий случай постучал по двери кулаком — не слишком сильно, но так, что по лестничным маршам пошло перекатываться гулкое эхо.

В квартире Коломийца по-прежнему царила гробовая тишина, зато соседняя дверь вдруг открылась, явив взгляду Иллариона сморщенную старушенцию лет семидесяти пяти, одетую в растянутые тренировочные брюки и полосатую вязаную кофту.

— Чего буянишь-то? — сварливо осведомилась она, сверля Забродова черными буравчиками глаз. — Чего хулиганишь? Нету его дома. Два дня уже как нету. Уехал куда-то.

— Уехал? — удивился Илларион. — А куда, не подскажете?

— Мне не доложился, — отрезала старуха и захлопнула дверь.

Илларион немного потоптался на лестничной площадке, а потом позвонил в квартиру своей неприветливой собеседницы.

— Ну, чего тебе надо, настырный? — донеслось сквозь дверь. — Ступай домой, покуда я в милицию не позвонила!

— Бабуся, миленькая, — взмолился Забродов, — пустите позвонить! Мне как раз в милицию и надо. Я не грабитель, ей-богу! Могу паспорт показать!

— А вот как дашь ты мне по голове, — ответила вредная бабка, — что толку от твоего паспорта! Может, ты и не грабитель. Может, ты людоед? Почем я, старая, знаю?

Илларион скривился, представив себе жаркое из старухи.

— Ты рожу-то не криви, — строго сказала бабка, которая, по всей видимости, подглядывала в дверной глазок. — С голодухи и такая старая вобла, как я, лучше курятины пойдет.

— Я сытый! — ударив себя кулаком в грудь, вскричал Илларион.

Дверь приоткрылась ровно настолько, насколько позволяла цепочка, и в щели возник хитрый черный глаз в окружении глубоких морщин.

— Паспорт давай, — сказал глаз.

Илларион пожал плечами и просунул в щель свой паспорт. Взамен он получил еще хранившую тепло бабкиной ладони трубку радиотелефона. Поблагодарив, он стал набирать номер Сорокина, слушая, как за приоткрытой дверью шелестит страницами паспорта и бормочет себе под нос калорийная старуха.

Сорокин ответил сразу, словно весь день сидел у телефона, дожидаясь звонка.

— Это я, — сказал Илларион.

— Головка от..! — свирепо прорычал полковник. — Что это за цирк? Что ты устроил в больнице, черт бы тебя побрал?!

— Не ори, — сказал Илларион. — Я тебе потом все объясню. Тут вот какое дело, Сорокин. Я нашел твоего человека, но он, похоже, рванул когти. Я сейчас стою у него под дверью и не знаю, что делать. Теперь настала твоя очередь!

Сорокин сразу перестал орать.

— Это точно? — быстро, без паузы, спросил он.

— Точно бывает в палате мер и весов, — огрызнулся Илларион. — Конечно, надо проверить, убедиться… гм… осмотреться… Ты меня понимаешь?

— А толком объяснить ты не можешь?

— Не могу, — сказал Забродов, покосившись на дверь. — Так продиктовать тебе адрес?

Сорокин явился через полчаса с какими-то минутами — один, но в полной полковничьей форме. Он сердито пожал Иллариону руку и негромко предупредил его, что, если тревога окажется ложной, ему, Иллариону, не поздоровится. После этого бравый полковник, сверкая орлами, звездами, пуговицами и нашивками, вынул из кармана связку подозрительных металлических предметов, просунул два из них в замочную скважину и принялся осторожно двигать ими взад и вперед, нахмурив брови и даже высунув от усердия кончик языка.

Замок сдался почти сразу, уступив, как показалось Иллариону, не столько мастерству Сорокина, сколько его полковничьему авторитету. Дверь открылась без скрипа.

— Смелость города берет, — подбодрил Илларион полковника, указывая на открытую дверь.

— Смелость и наглость — разные вещи, — огрызнулся Сорокин и ступил в прихожую.

Илларион вошел следом, закрыл за собой дверь и сразу же остановился, едва не налетев на широкую спину Сорокина. Полковник стоял посреди прихожей и откровенно принюхивался. Илларион тоже принюхался и сразу же поморщился: запах был не сильный, но весьма откровенный. Так иногда пахло в уничтоженных артиллерийским огнем аулах, где под развалинами домов и дувалов разлагались на сорокаградусной жаре трупы людей и животных, которые некому было как следует похоронить. Здесь запах был в десятки раз слабее, но ошибиться в его природе было невозможно.

Забродов огляделся. Квартира была обставлена довольно богато, хотя и не так вычурно, как логово Ярослава Велемировича Козинцева. Повсюду висели картины, принадлежавшие, по всей видимости, кисти хозяина. Видимо, это было то, что он писал для себя, не выставляя на продажу. Во всяком случае, Илларион сильно сомневался, что кто бы то ни было смог бы прокормиться, пытаясь сбыть эти унылые и мрачные абстрактные композиции, сплошь утыканные сочащимися кровью глазами и костлявыми конечностями неприятного зеленоватого оттенка.

Равнодушный к живописи Сорокин уже вовсю орудовал на кухне и в кладовой. Он вернулся через две минуты, убирая в карман носовой платок, который, судя по всему, только что прижимал к лицу. Иллариону показалось, что с возвращением полковника вонь усилилась, как будто где-то в недрах квартиры Сорокин подобрал дохлую крысу и не придумал ничего умнее, как положить ее в карман.

— Ты прав, — сдавленно сказал он. — Надо вызывать группу и объявлять этого мерзавца в розыск. Ты знаешь, что у него в кладовой?

— Не знаю и знать не желаю, — ответил Илларион. — Я, пожалуй, пойду.

— Консервация! — с отвращением произнес Сорокин, не обратив на его слова ни малейшего внимания.

Выговорившись и дав, таким образом, волю своим чувствам, он схватил трубку стоявшего в прихожей телефона и стал звонить на Петровку.

…Когда Илларион загнал машину во двор и выбрался из-за руля на еще хранивший дневное тепло асфальт, уже совсем стемнело. Он с хрустом потянулся, с лязгом захлопнул дверцу «Лендровера» и двинулся к своему подъезду, чувствуя себя как никогда усталым и разбитым. «Приму душ и завалюсь спать, — решил он. — Ну, может быть, сначала немного почитаю. Нужно же, в конце концов, чем-то перебить впечатление! А то так, пожалуй, до утра не уснешь…»

Он немного лукавил. Перебить нужно было не впечатление, а отвратительный запах мертвечины, который, казалось, прилип к ноздрям, насквозь пропитал одежду и покрыл все тело тонкой липкой пленкой. В квартире Коломийца не было спрятанных в шкафах и под половицами трупов; там просто испортился набитый мясом холодильник. Другое дело, что мясо в этом холодильнике было не совсем обычным…

Илларион поднялся к себе на пятый этаж. Лестничная площадка была ярко освещена. Вставляя ключ в замочную скважину, Илларион краем глаза покосился на чердачный люк. Обитые жестью тяжелые створки были плотно закрыты и заперты на висячий замок. Забродов невесело усмехнулся, вспомнив пуганую ворону. «Нет, — подумал он, — это исключено. Он же долго за мной наблюдал и знает, что меня голыми руками не возьмешь. Жажда мести — сильная штука, но в данном случае инстинкт самосохранения просто обязан оказаться сильнее. Мой коллега-каннибал, наверное, уже очень далеко и с каждой секундой становится все дальше. А ведь ему будет очень непросто, — мстительно подумал Забродов. — Он ведь не урка и не привык жить в бегах. Он у нас художник, корифей духа, гигант мысли. Ловить таких — одно удовольствие для железнодорожных ментов. А еще в пути ему придется питаться чем попало, ночевать где придется и шарахаться от каждой форменной фуражки. Человек, впервые в жизни подавшийся в бега, как правило, уверен, что каждый встречный и поперечный знает его в лицо и мечтает на него донести».

«Так тебе и надо, — подумал Забродов. — Чтоб ты подавился вокзальной котлетой, на пятьдесят процентов состоящей из хлеба и на пятьдесят — из панировочных сухарей. Чтоб ты сдох от этой котлеты, срань поганая! Чтоб тебя прирезали бомжи, польстившись на твой замшевый пиджак. Чтоб тебя сожрал настоящий каннибал, который разнообразит свое меню человечиной не из идейных соображений, а просто потому, что хочет есть. Вот это самый логичный конец для каннибала — быть съеденным другим каннибалом, пусть не таким идейным, но зато более проворным».

— Ом мани падме хум, — пробормотал Илларион, нырнув в прихожую, и на всякий случай осенил себя крестным знамением. — Господи, прости меня, грешного, — добавил он по-русски, — но, если быть до конца откровенным, иногда я тебя не понимаю. Куда ты смотришь?

Он немного постоял в темной прихожей, словно и впрямь ожидал получить ответ, ничего не дождался и включил свет.

Первым делом он внимательно осмотрел квартиру, заглянув во все закоулки. Как и следовало ожидать, квартира была пуста. Маньяк-каннибал трясся где-то в электричке или в кабине попутного грузовика, удаляясь от Москвы со всей скоростью, на которую был способен. Илларион попытался разобраться в своих чувствах, но не смог. Он не понимал, испытывает ли облегчение оттого, что эта история закончилась, или, наоборот, горькое разочарование. В конце концов он пришел к философскому выводу, что все делается к лучшему. Ко